Russischer Angriff: другие произведения.

АзѢ Есмь Царь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 5.49*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда-нибудь, мы услышим : "Я, Василий Ужасный, повинуясь выбору Царства Русского и Греческого..." И неважно, какой титул будет у этого Василия. Сути это не изменит. Ибо слова "Азъ есмь Царь!" он произнесет повинуясь воле своего народа.

Aj
  
  

СКРИЖАЛИ ТРЕТЬЕГО РИМА

  
  

АЗѢ ЕСМЬ ЦАРЬ!

  
  
 []
  Шапка Мономаха
  
  
ГЛАВА ПРАВОСЛАВНЫХ ХРИСТИАН.
  
   Начну с вещей всем известных. Главой всех католиков мира, является Папа Римский. Это знают все. Гораздо меньше людей знают, кто является главой всех мусульман мира. Конечно же это халиф! Правда, с 13 века, это место было вакантным, но сейчас вакансия заполнена. Об этом знают все мусульмане, и даже кое-то из христиан. Главой англиканской церкви, является сам английский монарх. И это знают многие. А вот кто является главой всех православных христиан? Ради любопытства, я опросил тех своих знакомых, кто считает себя православным христианином. Ответы поразили:
   - Патриарх.
   - У православных христиан нет главы.
   - Церковный собор.
   Вот так, люди о своей вере ничего не знают. А ведь раньше, даже самый безграмотный прихожанин, независимо от того, русский он или эфиоп, давал единственно правильный ответ: Главой православных христиан является царь! Поэтому, считать себя православным человеком и не быть монархистом - это значит впасть в ересь. Конституционная монархия - это тоже не то, что спасает православного человека от впадения в ересь. Все правильно! Глава религиозной организации, подчиняется только духовным законам, а не бумажке, над которой трудился юрист ( к тому же еще, возможно, иноверец).
   А где это записано? Такой порядок установил сам Константин Великий. Именно он, продолжая быть язычником, возглавил всех христиан Римской Империи и созвал первый Вселенский Собор.
   А как же патриархи? А их изначально было пятеро. Перечисляю их:
   - Римский
   - Константинопольский
   - Иерусалимский
   - Антиохийский
   - Александрийский.
   Именно в таком порядке. Юридически, они равны. У каждого есть свой диоцез - подведомственная территория, на которой они окормляют приписанную им паству. Если между ними возникают территориальные споры - арбитром в этих спорах выступает император (цезарь, кесарь, базилевс). Но если возникают богословские споры, то в этом случае, их авторитеты не равны. В тексте, я указал список патриархов расставив их согласно богословского рейтинга. То есть мнение Римского Патриарха ( Римского Папы) было самым авторитетным. Следовательно, Московскую Патриархию, спросят самыми последними, если вообще спросят.
   Уточняю: такой порядок существовал до 1054 года. В этом году, произошел раскол на "вселенских" ("кафоликов" или в западном звучании "католиков") и "схизматиков" - раскольников. Всех христиан Римского Диоцеза, папа Римский провозгласил "вселенскими" (то есть католиками), а всех христиан Восточных диоцезов "схизматиками" и "ортодоксами".
  В ответ, Константинопольский папа (он же патриарх), провозгласил западных христиан еретиками, а восточных "вселенскими" (то есть "кафоликами") и к тому же еще и православными. Василевс при этом, поддержал именно "своего" папу - Константинопольского.
   Отныне Римский патриарх был исключен из числа богословских авторитетов, а западные еретики из лона Православной церкви. Западным христианам от этого было ни жарко, ни холодно. Конечно, став для греков иноверцами, они лишились главного, что давало им церковное единство - защиты от врагов христианской веры, со стороны василевса. Но это их уже не волновало. Василевсы стали уже не те, чтобы иметь возможность защитить всех христиан, а папы вполне их устраивали.
   Итак, византийский император, это не просто император всех ромеев, и не только светский правитель. Это еще и защитник всех православных христиан от религиозных утеснений. А тот, кто может действенно защитить, всегда признается главой. И василевсы трудились на этой почве весьма серьезно. Пока не обмельчали. Даже когда Византия уменьшилась до размеров маленького плацдарма на европейском берегу, православные всего мира считали василевса своим главой и защитником. Правда, возможности к защите верующих, постоянно снижались. К тому же, православные подозревали, что обожаемые василевсы втайне балуются униатством. Но традиция, есть традиция. Она уже устоялась и привычное нам выражение: "Без царя в голове" - имело больше смысловых оттенков, нежели сейчас.
   Итак, царь - это славянский вариант названия правительственной должности главы всех настоящих христиан. В его обязанности входит многое. Понятно, что он светский правитель той страны, где находится его столица. Он не влезает в дела управления окрестными странами - там свои правители есть. Однако на этом его обязанности не ограничиваются.
  Царь, помимо всего руководитель идеократического проекта. Это его главная функция. Значит, он руководствуется не законами, неизвестно кем сочиненными, а нравственными империативами. Для воплощения проекта в жизнь, ему дается абсолютная власть. Но вот вносить изменения в принятую идеологию, он не имеет права. В этих вопросах, его мнение равно мнению самого последнего из поданных. Уже поэтому, царь лишен возможности быть тираном. Он не может, быть первым среди равных, как светские правители Европы, ибо на деле, это означает тираническую власть олигархата. Он над всеми, кого можно назвать единоверцами.
   Но если в других странах начали утеснять православных христиан или укореняется опасная ересь - он обязан реагировать на это. Все, что есть в его распоряжении: армия, дипломаты, шпионы, финансы... он просто обязан пустить в ход, чтобы исправить ситуацию. Это доставляет огромные неудобства его подданным, ведь за все платят они. И деньгами и кровью. Причем за благополучие чужих для них людей. Значит, править царь может только с согласия своих подданных и быть строгим в вопросах веры. Убеждать свой народ в том, что деньги и жизни он тратит не ради чьих то шкурных интересов, а ради торжества веры, приходится и словом, и делом. В отличии от римских пап, он не является безусловным авторитетом в вопросах богословия. Формально, он простой прихожанин Софийского Собора, такой же, как и последний константинопольский нищий. Его мнение в вопросах веры, всегда может быть оспорено тем же самым нищим. Его даже можно открыто критиковать. Что частенько и делалось. Но этот "простой прихожанин", имел возможности разговаривать с церковью на равных. И частенько разговаривал. Но и здесь было не все так просто. Борьба за торжество православия - это доминанта его правления. Именно поэтому церковь не отделена от государства, а даже наоборот, органично встроена в систему государственной власти. Этот симбиоз светской и религиозной власти, неизбежен в любом идеократическом государстве. Религия и светская жизнь составляют неразделимое целое в жизни такого общества и взаимно друг - друга дополняют. Рассуждать в таком обществе об отделении церкви от государства - бессмысленно. Нельзя, вот так просто разделить единый организм. Чревато неприятными последствиями для общества. И потому, такой порядок устройства своего общества, византийцы называли "симфонией". Вера непогрешима, а особа царя священна.
   А теперь поговорим о священности особы государя.
  
  
 []  []
  
 Император Юстиниан I (мозаика) и Василий I Македонянин (изображение на монете)
  
   Царем в Византийской империи мог стать любой. Юстиниан I, происходил из простых иллирийских крестьян. Его супруга Феодора - из непотребных женщин.
   Основатель Македонской династии Василий I Македонянин - неграмотный балканский крестьянин из поселившихся в славянской части Македонии армян. И византийская знать не видела в этом ничего необычного. Это старый римский подход. Занявший престол человек, автоматически становится выше сословных счетов. Так, дочери императрицы Феофано, считались слишком знатными для того, чтобы быть женами "варварских" европейских правителей. И это при том, что Феофано была дочерью мелкого кабатчика и женщиной не совсем добродетельной. Но самый последний ромей, был твердо уверен, что германский император, какую бы знатность себе не приписал, все равно, недостаточно знатен, чтобы просить руки внучки кабатчика. Ибо она порфирородна. Старый римский взгляд на священность престола, делала его местом, которое автоматически отменяет все предыдущие недостатки того человека, который его занял. Именно поэтому, при такой традиции, рассуждать о худородстве Романовых или Годуновых, высчитывать количество немецкой или татарской крови, гадать, а не затесался ли в их родню пархатый жид - занятие бессмысленное. Царский престол - это место, где подобные критерии уже не действуют. Значит, согласно византийскому порядку, царем может стать любой православный человек, не имеющий физических недостатков и претензий со стороны церкви.
   А если царь оказался ненастоящим? Что же, история Византии дает прекрасно понять, как нужно поступать с недостойными. Их могли втихую убить и возвести на престол другого кандидата. Ну а если неправедность царя была очевидна всем - отказ в повиновении, поддержанный церковью, а дальше ссылка в монастырь. Иногда еще и оскопляли. Скопец не имел вообще никаких прав на престол.
   Константин VII Багрянородный, в своих сочинениях утверждал, что царь должен править "ради истины, в согласии с законом и справедливостью", "как раб и слуга божий". Если же царь впадет в грехи и превратится в деспота, то станет ненавистен народу и должен быть свергнут.
   Представляете? В Европе подобные идеи появятся только через семь веков!
   Свержение впавшего в грехи царя, Константин Багрянородный считал не только естественным, а положительным явлением, проявлением воли Божьей!
  
  
 []
  
 Император Константин VII Багрянородный
  
   И после таких уверений, стоит ли плакаться о судьбе Николая II ? Впрочем, ни царем, ни императором, Николай никогда не был.
   Худо или бедно, но более тысячи лет, такой порядок работал. Но когда в 1453 году, турки взяли Константинополь, Православный мир остался "без царя в голове". Но ненадолго.
  
  
РОЖДЕНИЕ ТРЕТЬЕГО РИМА.
  
   Для начала, уточню один вопрос. Я вот рассуждаю о том, что царь, как и папа римский, может быть только один. А мне в ответ приведут другие примеры. Например, Константин IX и Василий II Болгаробойца, правили одновременно, а болгарские правители тоже называли себя царями.
  
  
 []
  
  Василий II Болгаробойца на медали в ознаменование греческих побед над болгарской армией во Второй Балканской войне.
  
   Начну с Константина и Василия. Они были единоутробными братьями. Разделять их и стравливать, отдавая предпочтение одному из них - считалось неправильным. В представлении людей, еще с языческих времен, укоренилось мнение о том, что единоутробные братья - суть одна плоть. Ссориться или вредить друг - другу они не будут. Они сумеют, без всяких обид, прийти к общему мнению, без ущерба для дела. Поэтому Константин и Василий, стали соправителями. Правда, Василий все равно доминировал в этом дуэте, но Константин против этого не возражал и скреплял своим согласием все решения брата.
   Теперь о болгарских "царях". Их так называли только в Болгарии, но не в других православных странах. На Руси их считали то каганами, то великими князьями. Но тогдашние болгары, чувствовали в себе силы и имели достаточно амбиций, чтобы побороться за первенство в Православном мире. Соперничество Первого Болгарского царства с Византией, шло в полный рост. Причем, византийцы, которые сомневались в православии болгарских правителей, быстро нашли себе сторонников среди самих болгар. В 1014 году, император Василий II Болгаробойца, расставил все точки над буквой "ё", сделав Болгарию обычной провинцией в своей империи. И кончились болгарские "цари"!
   Ну а теперь к основному тексту.
   Как мы с детства знаем, "свято место пусто не бывает". Так стало и с византийским царским престолом. Последний византийский император, Константин Палеолог, сумел перед своей гибелью, вывезти семью на Запад, под покровительство римского папы. И тут началось такое! Папы, быстро сообразили, в чем тут выгода. Подчинить себе Православный мир относительно легитимными способами, они пытались давно. Униатство - это одна из форм подчинения. Но что делать с теми христианами, которые живут во владениях турецкого султана? Там ведь не очень то и развернешься. Более того, православные поданные султана, помогли "неверным" отразить два крестовых похода католического воинства. А иметь "пятую колонну" в стане врага, дело соблазнительное. Тут уж, взятые в заложники Палеологи, были очень кстати. Сами они на царей не тянули, но передать свои права "по наследству" могли кому угодно. И началась торговля должностью царя. Может у католиков и выгорело бы это, если бы в игру не влез малопримечательный варварский князь: Иван Васильевич III - дед Ивана Грозного. Овдовевшему Великому князю Московскому, прислал свое посольство Рим. Цель посольства, склонить малоизвестного в Европе князя, просить руки и сердца племянницы последнего византийского императора: Софьи Палеолог.
  
  
 []  []
  
  Иван III Васильевич и Софья Палеолог
  Современная реконструкция
  
   Видимо римский папа Павел II и униатский кардинал Виссарион, надеялись, что обласкав "варварского князька" таким образом, он получит множество выгод:
  
   - ручного "православного" царя.
   - проводника идей униатства.
   - халявную боевую силу для борьбы с турками.
  
   Переговоры длились три года. Русская летопись повествует: 11 февраля 1469 г. грек Юрий прибыл в Москву от кардинала Виссариона к великому князю с листом, в котором великому князю предлагалась в невесты София, дочь аморейского деспота Фомы, "православная христианка" (о переходе ее в католичество умалчивалось). Иван III посоветовался с матерью, митрополитом Филиппом и боярами, и принял положительное решение.
   В 1469 году Иван Фрязин (Джан Батиста делла Вольпе) был отправлен к римскому двору сватать для великого князя Софию. Софийская летопись свидетельствует, что обратно на Русь c Иваном Фрязиным был послан портрет невесты, и такая светская живопись оказалась крайним сюрпризом в Москве - "...а царевну на иконе написану принесе".(Портрет этот не сохранился, что весьма прискорбно, поскольку наверняка он был написан живописцем на папской службе, поколения Перуджино, Мелоццо да Форли и Педро Берругете). Папа принял посла с великой честью. Он попросил великого князя прислать за невестой бояр. Фрязин вторично поехал в Рим 16 января 1472 года, и прибыл туда 23 мая.
   Договаривающиеся стороны ударили по рукам и 1 июня 1472 году в базилике святых апостолов Петра и Павла состоялось заочное обручение. Заместителем великого князя был Иван Фрязин. В качестве гостей присутствовали жена правителя Флоренции Лоренцо Великолепного Клариче Орсини и королева Боснии Катарина. Папа, кроме подарков, дал невесте приданое в 6 тыс. дукатов.
   Довольные католики, заключая сей договор, не обратили внимания на то, что те обещания, что они вымогали с послов, были даны именно послами, а не самим великим князем. Князь лично обещал только жениться на нареченной. Больше он НИЧЕГО НЕ ОБЕЩАЛ! А что послы обещали, так ведь мало ли что они могли по глупости своей сболтнуть!
   Так или иначе, но поезд с невестой отправился в путь. Маршрут путешествия был таков: на север из Италии через Германию, в порт Любек они прибыли 1 сентября. (Приходилось объезжать Польшу, через которую обычно путешественники следовали на Русь сухопутным путем - в этот момент она находилась с Иваном III в состоянии конфликта). Морское путешествие через Балтику заняло 11 дней. Корабль пристал в Колывани (совр. Таллин), откуда кортеж в октябре 1472 года проследовал через Юрьев (совр. Тарту), Псков и Новгород.
   Но после пересечения границы Псковской Земли, поезд с невестой подвергся нападению псковичей, обоз был разграблен, "латынская" свита царевны тщательно избита и так же тщательно ограблена, а царевну псковичи взяли в плен. Нет, ничего плохого они с ней не сотворили. Ее переодели в скромное платье, привезли в первую же попавшуюся церквушку и там, перед образами устроили ей допрос. Заданные вопросы касались одного: какой веры придерживается царевна? Для сущей убедительности, рядом находилось все необходимое, для немедленного пострига ее в монахини.
   Насилие? И что с того? Люди имеют право знать, что за "птичка" залетела к ним в гости. А царевне, пришлось думать и решать очень быстро. Встречающая сторона шуток шутить не собиралась. Быстро мысли текут. Здесь главное не ошибиться с ответом, делая окончательный выбор. Что за жизнь у нее была ранее? Приживалка при чужом дворе? Предмет купли-продажи? А что ждет ее впереди? Монастырь? Нет, только не это! Она ведь еще толком не пожила! Пусть и в варварской стране, пусть и среди этих страшных людей, но она станет государыней! А то, что подданные суровы и страшны, так это даже и лучше! Они сумеют ее защитить от кого угодно.
   И потому, Софья Фоминична Палеолог, которую при рождении звали вообще то Зоей, крещенная в католичестве, добровольно и с чистой совестью соврала, что крещена в православии и вере этой не изменяла!
   - А перед образами поклянешься?
   - Поклянусь!
   И поклялась. Даже голос не дрогнул. Мгновенно изменилось к ней отношение. Вернули все подарки и даже от щедрот своих добавили. Прилично одели и дали ей в свиту девиц из уважаемых псковских семей. А что делать с прежней свитой? Легкое движение бровей и навязанные ей Римом попутчики, были убраны с глаз долой. И правильно! Есть и без них люди, способные занять царевну беседами. А уж услужить знатной невесте, желающих полно. Псковские мужи оказались очень предусмотрительными людьми. Даже охрану выделили, чтоб с царевной чего плохого не случилось. 12 ноября 1472 г. вполне себе православная Софья въехала в Москву.
   Вы знаете, я ее не осуждаю за это лицемерие. Да и современники ее, люди неглупые, прекрасно поняли, что она врет и не краснеет. Но ведь отрекалась она от старой жизни при свидетелях. А значит, все пути назад, она себе отрезала. Софья выбирала свою судьбу до конца жизни. Ради достойного положения, ради будущего своего и своих детей. В скромной деревенской церквушке она выбрала Родину. Окончательно и бесповоротно. При жизни, ее укоряли в лукавстве и коварстве. Но никто не называл ее предательницей или шлюхой. Она стала не просто верной супругой своему мужу, она была еще и верной соратницей. И трудилась она для своего нового отечества очень даже неплохо. Воздадим должное этой замечательной женщине и простим ей описанный мною грех!
  
   Итак, Великий Князь Московский слова своего не нарушил, это послы лукавые все переврали, да дикие отморозки-псковичи непотребства творили. Он только плыл по течению. Конечно, в Европе понимали, что их нагло обманули, что варвар нашел простой способ уклониться от взятых на себя обязательств перед папским престолом, но поделать ничего не смогли.
   А что выгадал на этом Иван Васильевич III? Ведь будучи неглупым политиком, он прекрасно понимал, что Запад ему подобного не простит. Ради чего он шел на откровенное жульничество? Зачем псковичи пошли у него на поводу? А все потому, что интрига эта была не московская, и даже не общерусская. На ссору с Европой, князя толкнули те обстоятельства, которые определяли жизнь всего православного мира.
   До 1472 года, Русь была вполне себе европейской страной. Порядки и обычаи, царившие на ее землях, не были для Европы чем-то экзотическим. И не надо говорить о тлетворном татарском влиянии. Оно было не большим, чем влияние любого из соседей. Европа тоже влияла, да еще как! Через псов-рыцарей, через ганзейских и генуэзских купцов, через униатские соборы... Просто прежний порядок жизни, уже не давал защиты ни от татар, ни от турок, ни от тех же европейцев. Православный мир, бывший ранее силой, таковой быть перестал. Большинство православных людей находилось под властью турецкого султана. Северо-Восточные земли Руси, это вассалы татарских ханов, которые из покровителей превратились в хищников. И какие православные земли сохранили свободу? Великое княжество Литовское, где жило 85% русских людей, не просыхало от междоусобиц на религиозной почве. Рязань еле отбивается от степных банд. Псков не вылезает из войн с Орденом, а в Твери и Новгороде уже нет былой мощи. Присоединиться к чужой мощи? К какой? Использовать тебя будут с удовольствием, но дальше прихожей хозяева тебя не пустят. Выбор был небогат. Либо быть чьими то "послушными холопами", либо стать самостоятельной силой. А как это сделать? Ведь в Новгороде со Псковом, Твери, Рязани и Москве, проживает не более 15% русских людей. Есть еще инородцы, но их мало. Не смешно ли, имея малочисленное, раздробленное население, бросить вызов могучим соседям? Тем не менее, на это решились. Ведь кроме материального ресурса, есть еще объединяющая идея. А она может дать необходимую мощь. Каким образом? Идея способна прежде всего, дать необходимое для борьбы единство и самое главное, привлечь со стороны деятельных, талантливых, храбрых соратников. Ты просто вытягиваешь у врагов активный элемент. Ты формируешь в его рядах "пятую колонну", которая с чистой совестью бьет ему в спину и при этом предателями себя не считает. Ведь они борются за идею! А есть ли такая идея, способная дать силы тебе и лишить их врага? Да, такая идея появилась. Причем рассчитана она была не только на Россию, но и на все православные страны. И родилась она вовсе не в Москве, и даже не на самой Руси. Балканы, раздираемые между турками и католиками, породили мысль о государстве, способном накопить силы и повергнуть врагов православия в прах. Зачатки этой мысли, принес на Русь один из сербских монахов, обкатывалась эта идея при Московских митрополитах Геронтии и Зосиме, а окончательную, чеканную формулировку, ей дал монах Филофе́й (ок. 1465-1542) - старец псковского Спасо-Елеазаровского монастыря (село ЕлизаровоПсковского района).
   Свою концепцию, Филофей изложил в письмах к дьяку Михаилу Григорьевичу Мисюрю-Мунехину и великому князю Василию III Ивановичу. И заметьте, сделано это было еще тогда, когда Псковская республика была независимым государством. Идея проста: "<...> два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти". Роль Третьего Рима, по этой мысли отводится Москве.
   А как быть с легитимностью? А очень просто. По мысли этих деятелей, Ромейское царство не прекратило своего существования. Незримо оно пребывает и поныне. А Московская Русь, это просто последний, не занятый противником осколок этого царства. Именно здесь нет шатости в вере и именно здесь живет не подчиненный иноверцам митрополит. Именно поэтому, Москва должна стать плацдармом для победного наступления на захваченные иноверцами православные земли. Повторяю, мысль эта в окончательном варианте сформулирована позже. Но знакомы с ней, образованные русские люди были задолго до Филофея. А раз так, то цели определены, задачи поставлены. За работу товарищи!
   И товарищи начали работать. Да еще как! До Первого Рима добрались, чтобы обманом царевну и ее родню вывезти, подальше от цепких папских ручек. Для чего? А чтоб выбить из рук "латынцев поганых" один из легитимных козырей. А родня царевны была еще та! Все стремились свои права на место царское повыгодней продать европейским монархам. Даже в Москве, брат Софьи Фоминичны, номинальный император Византии Андрей Палеолог, затеял продажу своего титула. И продал ведь! Нашел себе друга в лице короля Франции Карла VIII, и великодушно передавал тому все свои права на константинопольский, а также на трапезундский и сербский престолы, оставив за собой только Морейский деспотат. И ведь не успокоился на этом! Позже он подписал новое соглашение, передававшее все его права испанским монархам Фердинанду и Изабелле. А младший братец Мануил? Не прошло и пяти лет со дня свадьбы, как он около 1477 года вернулся в Константинополь и уступил свои права на престол султану Баязиду II, в обмен на содержание и солидную пенсию.
   И приходилось сестрице, ставшей к тому времени великой княгиней, регулярно пороть своих непутевых братьев, причем иногда натурально. Андрей Палеолог например, был собственноручно избит Софьей за очередные свои выкрутасы в политике. Да не просто избила, а еще и некие письменные обязательства с него взяла, автоматически аннулировавшие заключенные им договоры с кем бы то ни было.
   Так что с похищения царевны Софьи и началась подготовка рождения Третьего Рима, а в день ее свадьбы 12 (21) ноября 1472 года в Успенском соборе в Москве, можно считать Днем рождения Третьего Рима. Это было еще маленькое, рыхлое образование. Его легионы еще не внушали почтения врагам. Но идея, овладевшая массами, неизбежно станет материальной силой. Женитьба на царевне, не сделала великого князя царем, до этого было еще далеко, но под знамена зарождающейся монархии, уже начали подтягиваться добровольцы-интернационалисты из сопредельных стран. И это были вовсе не любители халявы. Деятельные и храбрые, исполненные радужных надежд, они становились в строй, передавая свое настроение товарищам по оружию. Накопление сил и бои за расширение плацдарма начались!
  
  
ПРЫЖОК РУССКОГО ЗВЕРЯ.
  
   Иван III был своеобразным человеком. Спустя четыре века, его личность вызывала откровенную ненависть у Карла Маркса. Даже большую, чем личность его внука - Ивана Грозного. Иван III, это политик, умеющий отлично подготавливать и осуществлять задуманные планы. Но прежде всего - это зверь. Обаятельный и страшный. И достаточно подлый. Он никогда не говорил: 'Иду на Вы!' Не тот это был человек. Сперва идет тщательная проработка планов. Обдумывается каждая мелочь. Он не полководец, поэтому риск у него не в чести. Любой противник для него силен и грозен. Поэтому в составе плана, обязательно предусматриваются мероприятия по предварительному ослаблению противника и усилению своих позиций. Это стратегия непрямых действий в чистом виде. Не любит правитель вести затяжные кровопролитные войны. Война вообще должна идти без сражений. Значит, прежде чем выйти на поединок, врага надо предварительно накормить ядом. Но и отравленный, больной противник ему все равно страшен. Значит нужно найти того, кто ему нанесет сильный удар, до того, как ты вступишь в бой. Вот такая манера вести дела, очень сильно не нравилась Карлу Марксу. А что в этом такого? Англичане и американцы именно так и стараются делать. Но ведь это русские!
  
  
 []
  
   Именно так, Иван III и боролся со своими врагами. То поет сладким соловушкой, то змеей заползет за пазуху, то мурлычет подобно домашнему коту, а сам все норовит яду подсыпать, жилы подрезать. Он терпеливо выслушивает брань спесивых болванов, он заискивает перед ними, лебезит чуть ли не унижается, но дело свое делает. И лишь в последний момент, когда уже поздно что-либо менять, ошеломленный враг видит перед собой насмешливую рожу матерого зверя, наносящего всего один удар, но удар добивающий. Вот так он и подмял соседей. Он их не бил. Он их просто добивал.
   Правда, была у него слабость. Когда все уже готово, для того, чтобы добить врага, его охватывали нешуточные сомнения. А не окончится ли все неудачей? Сколько раз, он был готов отказаться от победы, которую сам же тщательно и подготовил. Может быть и пошли бы его планы псу под хвост, но в момент сомнений и терзаний, в момент позорного малодушия, рядом всегда оказывался верный человек, который мог придать ему решимости действовать так, как сам же и задумал. Чаще всего, этим человеком была супруга. Преподнесли католики ему подарок, да еще на свою голову.
   И венцом его трудов, стала сильная держава, возникшая внезапно. Совсем неожиданно для соседей. А сколько за этим стояло трудов!
  
  
 []
  
   А что делать соседям? Новгород и опомниться не успел, как потерял свою независимость. Большая Орда была уничтожена руками своих соседей. Даже понять не успела, куда это девалась ее мощь. А Литва? Она еще сильна, но уже клонится к упадку. Ее витязи еще долго будут прославлять себя на полях сражений, но внутри ее зреет недовольство. Это не только результаты просчетов во внутренней политике. Для ослабления Литвы, Иван III пустил в ход все, что только мог. Здесь и набеги союзных ему крымских татар, и лукавая политика поляков и конечно же вброс привлекательных идей. Ведь человек устроен так, что за идею дерется лучше, чем за материальные блага. Что могла предложить русскому человеку Литва? Вольности и привилегии? Так они и до литовского господства были у русских людей. Да и то, только на первых порах эти вольности соблюдались. А потом стали католики прижимать православных. Крестьян это еще не коснулось, но аристократия уже в раздумьях. Что делать? Можно менять веру на карьеру. Подобный процесс шел постоянно. Природная польская аристократия была вытеснена из активной политической жизни именно "русской шляхтой". Можно сохранить веру и верность сюзерену, но это приводило только к умалению значения, прежде славных родов. А можно присоединиться к Московскому проекту. Что многие и начали делать. Приток новых борцов за идею шел в основном из Литовских владений. Шли в Москву и бояре, и князья, и простые воины. Все те, кого обаяла идея Третьего Рима. Но и среди оставшихся на месте, было немало тех, кто разделял их чаянья. Придет время, и они еще скажут свое слово.
  
 []
  
   Новая держава, скрепленная из старых уделов, была по-прежнему немонолитной. Но плацдарм расширен, легионы набрались опыта. Время, когда приходилось действовать "медленным шагом, робким зигзагом" прошло. Теперь можно не бояться и открытой схватки. Но держава по-прежнему "без царя в голове". Ни церковь, ни бояре не в состоянии по отдельности управлять накопленной силой. Войску нужен Вождь, который направит его на завоевание мира. Церкви тоже нужен Воитель, который защитит веру православную везде, где она есть. Народу нужен Зодчий, под чьим руководством он построит Царство Справедливости - Святую Русь. Все это укладывалось в простое и емкое слово - царь. Приходило новое время. Страна готовилась к могучему и решительному прыжку в будущее. Осталось дождаться появление царя. А царя все не было.
  Казалось бы, какие тут могут быть трудности? Есть человек, согласный возглавить идеократический проект. Есть люди, осознавшие жизненную необходимость этого проекта. Так провозгласи, того же Ивана III царем! А вот и не выйдет! Провозгласить нетрудно, да только царь получится ненастоящий. И родство с василевсами тут проблему не решит. Монархия на пустом месте не появляется. Ее предстоит еще создать, а для этого нужно время.
   А разве на Руси не монархия? Нет, пока что не монархия. Пока что республика, причем олигархическая. То, что глава республики носит титул "великий князь" и передает власть по наследству, положения дел не меняет. Повторяю: это еще не монарх, а глава банды олигархов. Более того, он один из них. Чтобы понять, кто такой есть монарх, нужно вернуться в более раннюю эпоху.
  
  
"РИМСКАЯ ТРОЙКА".
  
  Античные философы пустым словоблудием не занимались. Их философские труды носили, прежде всего, прикладной характер. Именно из этих трудов и выросли современные науки. Строение вещества, форма Земли, вопросы политики, как внешней, так и внутренней - они писали о многом.
  Принципы организации идеального общества - об этом они тоже много писали. И ни одно устройство общества, они не находили идеальным.
  Всем хороша демократия! Древние Афины подобно нынешним США, старательно ее насаждали всеми способами, включая карательные экспедиции против несогласных. Да вот беда: она имеет свойство вырождаться! И тогда вместо демократии ( народовластия) появляется "охлократия" (власть толпы). А толпа капризна. Ей бы только какого-нибудь Ивашку с колокольни скинуть, не забыв при этом отнять и поделить Ивашкино имущество. А что дальше будет - она, толпа об этом не задумывается.
  А чем плоха аристократия? Разве плохо, когда дела, касающиеся всех, решают "лучшие люди" страны? Конечно хорошо! Но только до тех пор, пока они решают действительно общие дела, а не личные делишки. И ведь тоже сволочи вырождаются! Как только вместо забот о нуждах общества, они начинают использовать свои властные полномочия для решения проблем своего и только своего сословия, аристократии (власти лучших) приходит конец. Появляется олигархия - власть немногих, самое печальное, что это власть для немногих! Вот и приходится время от времени орать:
  - Аристократов на пику!
  И монархия неплоха. Ведь разве плох человек, взваливший на себя решение самых сложных проблем? Неплох, с этим никто не спорил. Но ведь и монархия вырождается! Была монархия, стала тирания! Это когда правитель плюнул на интересы общества и занялся исключительно своими делишками. Тут уж как и с аристократами приходится поступать: точить гильотину и с криком : "Смерть тиранам!", лечить дурную голову от перхоти.
  И где тут найти нужный идеал? Поискали люди и нашли. Причем в готовом виде.
  Устройство римского общества, весьма восхитило эллинских философов. Это надо же было до такого додуматься! Гармоничное сочетание демократического (комиции), аристократического (сенат) и монархического (консулы и диктаторы) принципов! Вот этакая "римская тройка" и служила идеалом создателям проекта "Святая Русь - Третий Рим".
  Теперь разберем подробно сочетание трех начал.
  
  Демократия.
  
  В принципе, любой народ самодостаточен и в нормальных условиях, в пастухах не нуждается. Свои дела, люди вполне способны решить на обычной сходке. Более мелкие дела, может решить и выборное лицо - староста. Вообще, как правило, старосте никто ничего не платит. Он живет со своего хозяйства. Если приходится организовывать взаимодействие нескольких общин, то и тут мало что меняется. Самые важные вопросы решаются на народном собрании, а мелкие вопросы решают выборные. Содержание аппарата управления абсолютно ничего людям не стоит. Многие древние демократии погорели на том, что начинали выбранным старостам, казначеям, судьям платить зарплату. Ничего хорошего из этого не вышло. К власти пришли люди, не умевшие толком вести даже свое, домашнее хозяйство. Возьмите например афинских демагогов - как они могли управлять государством, если сами в долгах как в шелках и живут за счет распила казенных средств? Они и доуправлялись до полного краха.
  Второй момент - власть народа, всегда является главным источником любого права. То есть, право народа, вынести на сходке приговор любой степени суровости, не должно подвергаться сомнению.
  Например, русская крестьянская община, могла вынести и привести в исполнение смертный приговор конокраду, ростовщику, разбойнику и даже помещику. А царские власти? Они конечно это не одобряли, но влезали в такие дела редко. Это если уже народный суд перерастал в открытый бунт против властей. А так, даже на каторгу не всегда ссылали.
  Возьмем американцев. В 1992 году, вопли правозащитников достигли своей цели: власти страны запретили Суд Линча. Хорошо это или плохо? Как я считаю, так плохо. Право народа на вынесение любого приговора - основа демократии. Убери это право и о демократии можно забыть. Пока американцы имели право гнать со своей земли всех, кто им не нравится - демократия была. Теперь ее нет.
  Всем хороша демократия, но эффективна она только в определенных пределах. И пределы эти точно известны. Ничем больше союза племен, античного полиса, средневековой коммуны... она управлять не может. Нужны другие, более действенные формы организации общества.
  
  Аристократия.
  
  В сложных вопросах мало кто разбирается. Обычная народная сходка, совсем не годится для того, чтобы решать воистину масштабные дела. Поэтому, еще на заре истории, общество выделило людей, которые прекрасно могли вести сложные и масштабные дела самостоятельно. Это и была аристократия. Она и занималась вопросами внешней и внутренней политики.
  Важно понять, кто такой настоящий аристократ и чем он отличается от так называемой "политической элиты".
  Прежде всего, это человек, способный добиваться поставленных перед ним целей, любыми способами: силой и хитростью, убеждением и подлым обманом, подкупом и демагогией... То есть, это не просто политик - это политик от бога. Но этого мало. Так действуют и нанятые кем-то политиканы. Чтобы действовать указанными выше способами, ему нужны кадры и ресурсы. Никто и ничего ему давать не будет. У него все должно быть СВОЕ! Свое домашнее войско, свои финансы, свои консультанты и свои источники дохода. Ведь чтобы проводить независимую ни от кого политику, нужно быть самому достаточно независимым. И настоящая аристократия все это имела. Происхождение ресурсов и родословная сути дела не меняет. Источник благосостояния аристократа мог быть любым: поместья, заводы, банки, пиратские экспедиции... Главное, что все это было для него своим. И СЛУГИ ЕГО ВЕРНЫЕ - собственный кадровый ресурс. И все это, можно было отнять только силой - если получится.
  Титул пуст, если не подкреплен материально. Семья Шуйских - это настоящие аристократы, а вот князь Суворов - аристократ лишь по названию. Почему? У Шуйских есть ВОТЧИНЫ и БОЕВЫЕ ХОЛОПЫ, а у Суворова только поместья и то войско, которое не является его личным.
  Суворова можно было отправить в отставку, а Шуйских - невозможно. Ведь их влияние на дела в государстве, не зависело от занимаемой должности.
  Вот еще пример. Его приводил писатель Стендаль. Французский премьер распускает парламент, а египетский бей, вырезал свой Диван. Принятые решения не говорят о степени цивилизованности Франции или Египта. Поменяй правителей местами и француз рубил бы головы, а египтянин распускал парламент. Просто, за мамлюками стояли такие ресурсы и возможности, что простая отставка ничего поменять не могла. А за французскими парламентариями не было ни денег ни войска. Разгони его и никто за них не вступится.
  Как я уже говорил, аристократы тоже вырождаются. Рано или поздно, они начнут действовать только в своих, чисто эгоистических интересах. А это опасно. Не только для общества. Для них тоже.
  Революция - процесс жестокий и кровавый. Оборзевшую элиту учат жестоко. Графа ставят к стенке, а графиню раком. А могут поменять их местами. Вот для того, чтобы этого не происходило, обществу нужна еще одна сила. Сила, способная отстаивать общий интерес и давить сословный эгоизм. А эту силу, так просто не создашь.
  
  Монархия.
  
  Монархия - это не просто верховная власть, передаваемая по наследству. Такое и в Европе есть, причем до сих пор. Она еще и САМОДЕРЖАВНА. Она независима от любой сторонней внешней власти, никому не платит дани, и обладает неограниченной внутренней властью.
  Настоящий монарх, не имеет никакого отношения к своей аристократии. Это очень важный момент. Если европейского короля считают "Первым среди равных", "Первым рыцарем королевства", то значит, никакой он не монарх. Это просто ставленник аристократии, целиком от нее зависящий. А уж "конституционная монархия" - это вообще нонсенс. Такой в природе не бывает.
  А зачем она нужна? А для того и нужна, что рано или поздно, народные чаянья и желания аристократии будут противоречить друг-другу. Рано или поздно, возникнет конфликт между народом и знатью. И кончится все это большой кровью. Кто бы в этом конфликте не победил - проиграет все общество.
  Нужен арбитр, которому спорящие стороны доверяют. Причем, этот арбитр должен располагать достаточными собственными возможностями, чтобы погасить возникший конфликт, на любой стадии его развития.
  Для этого, ему нужны и свои войска, и своя казна, и свои кадры управленцев. Взять все это он может у своего народа. Уже это означает, что относиться к народу он должен так же, как относится отец к своим детям. А иначе - никак. Иначе, аристократия либо подомнет его под себя, либо вообще свергнет. Сил у нее на это хватит.
  А обойтись без аристократии он никак не может? Может. Но тогда, придется весь управленческий аппарат делать чисто бюрократическим.
  Выманивать и транжирить деньги у общества, подминать общество под себя, бюрократы умеют неплохо. В итоге окажется, что процесс управления страной становится непомерно дорогим. Аристократия обходится дешевле. А значит, изводить ее под корень не стоит.
  Поэтому, монарх, для того, чтобы не быть беспомощным в вопросах управления страной, какое-то количество бюрократов при себе держит, но всей власти им не отдает.
  И складывается удивительная ситуация:
  Как бы не хотелось нашей знати всяческих республик и конституционных монархий, ей приходилось учитывать, что по единому царскому слову, мужик возьмет в руки топор и отыграется на "злых боярах" по полной программе. Почему? Да потому, что бояре и прочее начальство, это слуги царские. В услужении они не столько у царя, сколько у большой русской семьи. Конечно, слуг в доме наказывает только отец, но он может сделать это и руками своих сыновей.
  Так у нас и сложилось: Мужику нужен царь, чтобы бояре не борзели. Царю нужны мужики, ибо они дают силу всей семье. Но тогда и боярам нужен царь. Потому, что только он может их уберечь от взбесившегося мужика. Вот интересный пример: Бунтовали у нас часто. При Алексее Тишайшем, был момент, когда всех бояр на Москве могли под корень извести. Народ, дошедший до отчаянья, к этому был уже готов. Надежды на то, что войско усмирит бунт, совсем не было. Войско само было зло на бояр. Бояр спас Алексей Михайлович, вышедший к разъяренной толпе. Вот к нему у людей, никаких претензий быть не могло. А потому, он сам, его жена и дети, могли чувствовать себя в полной безопасности.
  Народ ТРЕБОВАЛ выдать бояр на расправу. "Иначе, мы поступим своим обычаем!" А почему требовал? Кто вообще может что-либо требовать от царя? Такое не позволено никому, кроме тех, кто имеет на это право. А народ, вправе требовать от царя справедливости, как сын вправе требовать того же у отца.
  И царю пришлось умолять народ! Да не о себе молить, а о том, чтобы он сам разобрался со злодеями и тиранами без душегубства. На том и порешили. И по рукам ударили, скрепляя договоренность. Как равные с равным. Сыновья поверили отцу, ведь отец не обманет сыновей. И отец не обманул народных чаяний. Виновные были наказаны чувствительно, но без фанатизма. А как иначе? Царское слово нерушимо!
  Ивану III до такой благодати было еще далеко. И придворная бюрократия еще не набрала вес, и постоянных, чисто государевых войск еще не было, да и с казной не все было в порядке. Но нужная работа в этом направлении велась и результат постепенно проявлялся. К тому моменту, когда будущему Ивану Грозному пришло время жениться, условия для установления монархии созрели. "Римская тройка" стала возможна и в России.
  
   Так уж вышло, что перед самым появлением царя, Россия испытала на себе все "прелести" первой по времени Семибоярщины. Назначенные опекунами над малолетним наследником престола временщики, хорошо погуляли напоследок! Произвол и беззаконие, творимые ими, достали людей настолько, что они быстро усвоили простую мысль:
   "Лучше один тиран, нежели семеро!" Мысль это нерусская. Высказали ее французы, за сто лет до этих событий. Но в России она была усвоена накрепко. Мы до сих пор предпочитаем твердую власть одного человека, пусть по жестоким, но понятным правилам. А вот когда начинаются разного рода "вольности", повышающие благосостояние олигархов и разоряющие народ, мы сразу начинаем понимать: самый жестокий царь, все равно милосердней самых добрых бояр.
  И еще, запомним простую вещь: давать полную власть в руки аристократии - верный путь к нищете и упадку.
  Когда либералы льют слезы по погубленным Иваном Грозным людям, они как-то забывают, что сами жертвы и сделали его таким, каким он стал. Наглость и хамство опекунов, воспитали в нем те качества, которые и требовались правителю в той ситуации. Ведь о попранной справедливости, Иван знал не с чужих слов. Сам испытал, что это такое. Когда тогдашние олигархи в открытую грабили свою страну, а наследник престола не всегда был накормлен, когда обнаглевший временщик мог разлечься на отцовской постели, пугая ребенка своими пьяными воплями, когда на глазах у ребенка убивают одного воспитателя, избивают другого, а самого отшвыривают как щенка... В общем, своего палача, олигархи воспитали сами и нечего им сочувствовать! Ведь они достали не только наследника, но и всю страну настолько, что люди, не дожидаясь совершеннолетия Ивана, ясно и четко сказали:
   - Государь! Отдай приказ! И мы исполним его со всем тщанием!
   И государь приказал. Всего лишь вывести из зала заседаний обнаглевшего олигарха. А подчиненные этот приказ выполнили и даже перевыполнили, как и обещали "со всем тщанием". И всем все стало ясно. Раз есть люди, выполняющие приказы юноши, значит юноша уже созрел для настоящих дел.
   Все это могло остаться в истории простым эпизодом, если бы не новые веянья в жизни Православного мира. Идея Третьего Рима, уже сформировалась и усваивалась рядовыми носителями ее. Именно идея, стала тем фактором, который и изменил жизнь России и не только ее.
   Вот возьмите женитьбу Ивана. По феодальной традиции, женой великого князя должна быть равная по происхождению женщина. Все Рюриковичи так и поступали. А Иван поступил наоборот, по царски. Женился вовсе не на принцессе. Анастасия Захарьина-Кошкина, это боярская дочь. Великому князю ее брать в жены зазорно. Вы можете себе представить, чтобы Людовик XIV женился на генеральской дочке? Это же такой моветон! Французское да и все европейское дворянство, такое отказалось бы понимать! А по византийской традиции, любая девушка православного вероисповедания достаточно знатна, чтобы стать царицей. У Ивана Грозного, жена была из боярского сословия. Но это не предел. Мать Петра I, Наталья Кирилловна Нарышкина, была самой настоящей "капитанской дочкой". А Екатерина I, вообще из обозных прачек. Такой вот парадокс: чтобы стать княгиней, им не хватает знатности, но для того, чтобы стать царицей - ее хватает с избытком!
   Итак, 16 января 1547 года в Успенском соборе Московского Кремля состоялась торжественная церемония венчания, чин которой был составлен митрополитом Макарием. Митрополит возложил на Ивана знаки царского достоинства: крест Животворящего Древа, бармы и шапку Мономаха; Иван Васильевич был помазан мирром, а затем митрополит благословил царя.
   А как быть с легитимностью? Не переживайте, с этим был полный порядок! Самозванства никакого не было. Царь был ИЗБРАН. Причем "волею царства Русского и Греческого". Ну, про Русское царство еще можно понять, а как быть с Греческим? Не переживайте, настоящему большевику любые неувязки до одного места. Нет тут неувязочки никакой! Ибо царство Ромейское (Греческое) вовсе не уничтожено! Подобно сказочному Китежу, оно продолжает пребывать незримо в нашем мире. То есть виртуальным оно стало! И обещано, что со временем, оно станет вполне материальным. Когда Царьград освободим! А пока, Москва за столицу сойдет! Такой вот замах. Бредово? Кому как! Православных вполне это устроило. И это не только русская мысль, на Русь ее принесли представители погибшей Византии, а мы приспособили ее к своим нуждам.
   Вот так, к уже пошитому знамени, добавили вождя мирового православия.
   А как к этому отнесся окружающий мир? Очень плохо отнесся. Вот возьмите Константинопольского патриарха. В то время, Русские земли входили в его диоцез. Кому как не ему, венчать царя на царство? Это его законное право и святая обязанность! Так нет, лишь в 1558 году Константинопольский патриарх Иоасаф II сообщал Ивану Грозному, что "царское имя его поминается в Церкви Соборной по всем воскресным дням, как имена прежде бывших Византийских Царей; это повелено делать во всех епархиях, где только есть митрополиты и архиереи". Одиннадцать лет раздумывали отцы церкви! Ну не свинство ли? Уже это породило мысль о том, что на Руси нужен свой патриарх, а то собратья по вере больно нерешительны и лукавы. И он появится, причем, тоже будет избран "волею царства Русского и Греческого". А что? Мы не Европа, у нас без демократии ничего не делается!
   А Европа? А вот она отнеслась к этому проявлению самой передовой в мире демократии очень отрицательно. В той же Польше или Литве, православных очень даже хватало. И у всех у них вдруг появился официальный защитник. А значит, любой бунтовщик может на законном основании просить Москву о защите, если докажет, что страдает за веру святоотеческую. А "пятая колонна" или агенты влияния появятся очень быстро. Католики это прекрасно понимали, поэтому признавать царский титул не спешили. А Османская империя? Там ведь тоже хватало православных. Их было даже больше, чем мусульман. Признавать за Москвой право на руководство ими? Нет, султану такой геморрой тоже был невыгоден.
   Но чем хороша серьезная идея, что она не нуждается в чужом признании. А свои за нее ухватились. Уже это сделало ее действенной. Правда, был внесен в нее и местный колорит. Вот скажите пожалуйста, имеют ли право мусульмане на царскую защиту? По византийским канонам - нет, ибо неправославны. И что тогда делать с касимовскими татарами? Гнать взашей? А зачем? Они ведь верно служат и не бунтуют. Поэтому сразу появилась первая поправка к догме: любой иноверец, честно служащий Русскому царству, имеет такое же право на защиту и справедливость, как и любой православный. И по сей день, либеральные шовинисты, упрекают нас за такой подход. Мол расовой теории он противоречит, не по европейски это. Сплошная азиатчина получилась! Кошмар! Позор цивилизованным джунглям!
   А так ли все ужасно? Не забываем, что целью идеи Третьего Рима, было обретение новых сил в условиях кадрового и ресурсного голода. Первая поправка, эту задачу и выполняла. Талантливые иноверцы стали служить не за страх, а за совесть. И сразу, поток добровольцев-интернационалистов возрос. В Казанских походах, порядка сорока процентов личного состава русской армии, составляли иноверцы, причем, как правило татарских кровей. Предатели? Считайте как хотите, но казанские и астраханские татары их таковыми не считали. А кем считали? Просто честными служаками.
   Так уж случилось, что легионы Третьего Рима, обретя вождя, пошли походом вовсе не на православные земли. Первый натиск был на чисто мусульманские земли. Ведь Поволжье тогда, христианской страной не было. А почему так вышло?
   Казанское ханство - это наследник Волжской Булгарии ровесницы Киевской Руси. И хотя, ислам там утвердился давно и прочно, непримиримой вражды между Русью и Булгарией не было. Войны конечно были, но без озверения. Обычное феодальное соперничество. Как сосед, Булгария вполне русских устраивала. Сильное, развитое и неагрессивное государство. Оно могло бы существовать и до сих пор, и вся история России выглядела бы по-другому. Но работорговля! В шестнадцатом веке, развитие галерного флота на Средиземном море вызвало огромную потребность в рабах-гребцах. И не только у турок. Европейцы тоже рабами не брезговали. А если есть спрос, то будет и предложение. И стали ходить соседушки в походы за рабами. Это и превратило респектабельное прежде государство, в опасного хищника. Всего казанские ханы совершили около сорока походов на русские земли, в основном в регионы Нижнего Новгорода, Вятки, Владимира, Костромы, Галича, Мурома, Вологды. "От Крыма и от Казани до полуземли пусто было", - писал царь, описывая последствия нашествий.
   Я не обвиняю в этом всех казанских татар. Основная масса народа, с этих походов ничего кроме убытков не имела. Народ продолжал заниматься ремеслами и земледелием. Прибыли с походов имела верхушка, но и то не вся, а только избранные. А чего это на них нашло? Ведь раньше они этим не страдали? А то и нашло, что влипли они в ту же ловушку, в которой русичи побывали еще в 12 веке.
   В конце 11 - начале 12 века, Киевские работорговцы (евреи) провернули следующую аферу:
   Великому князю Киевскому и Всея Руси, Святополку II был дан кредит еврейскими ростовщиками. Чтобы погасить задолженность, кредиторы предложили князю, провести "маленькую победоносную войну" с половцами. Взятых в плен половцев, предполагалось продавать в рабство, и полученной выручкой погасить кредит. Князь и его советники согласились с этой мыслью.
   Поначалу все шло как по маслу. Но как только половцы поняли, ЗАЧЕМ к ним пришли с войной, и что мир заключить не выйдет, характер войны изменился. Они стали драться по-серьезному. Более того, они стали делать ответные набеги на территорию Русских земель. И уже русские люди пошли в полон. Кто-бы не победил, евреи все равно были в выигрыше. Им-то было все-равно, кого продавать. Что русичи, что половцы, в их глазах были только товаром. А воюющие стороны, скупщиков добычи не трогали, так что бизнес был безопасным. Конечная точка работоргового маршрута - город Херсонес. Правителем города был крещеный (лицемерно) еврей. Он тоже был в доле и покрывал осуждаемый обществом бизнес.
   Война длилась долго. Уже умер Киевский князь и на престоле был его наследник, а конца и края этой ненужной войне не было. Спалились евреи на том, что потеряли чувство меры. Среди пригнанных в Херсонес пленников, был монах Киево-Печерской Лавры. Кто-то из евреев, ненавидящий христиан, распял православного монаха в городе, населенном православными.
   Ответ византийцев был суров. По приказу императора, правитель Херсонеса был казнен, а посольство из Константинополя, с протоколами допроса на руках, потребовало от киевлян прекратить творимый беспредел и саму войну.
   В Киеве произошло народное восстание, в результате которого, были выгнаны отечественные бизнесмены и начался еврейский погром. Спас евреев Владимир Мономах, которого киевляне пригласили на княжение. Спасти то спас, но потребовал от них, вместе с семьями и имуществом покинуть Русскую Землю. И предупредил, что если кто-то из них тайком вернется обратно, то государство не станет защищать его жизнь и имущество. Этот порядок существовал на Руси с 1113 года, по 1772 год. В это время, остаться на Руси живым, мог только крещеный еврей.
   На весь этот срок, на Руси, срастание интересов финансовых дельцов и интересов правящей верхушки, было невозможно. А вот у соседей это произошло.
   Почему Казанское, Астраханское, Крымское и Сибирское ханства вели себя агрессивно? Да потому, что еврейские работорговые компании, применяли здесь ту же схему "повязывания" правящей верхушки совместным интересом, как в свое время делалось в Киеве. Пошли войны, не нужные ни русским, ни татарам. И толку от посадки на трон, правителя лояльного Москве, не было никакого. Очередной хан, ничего не мог изменить. Пришлось завоевывать эти земли, с тем, чтобы установить на них уже свой порядок. А это уже совсем другая война, тяжелая и идущая с переменным успехом. Уклониться от этого молодой царь не мог, даже если бы и желал. Защита православия - это его прямая обязанность. А по одной из формулировок целей той войны, была такая: "освобождение люда православного из плена жидовского". Заметьте, не татарского, а жидовского. Завоевание ханств, всегда сопровождалось изгнанием и истреблением еврейских и некоторых армянских купцов. Погром Новгорода, отчасти вызван был тем, что Иван III, подозревал новгородцев в работорговле (см. походы ушкуйников) и связях с "жидами".
   При Иване Грозном был повторно запрещён въезд на территорию России еврейских купцов. Когда же в 1550 году польский король Сигизмунд-Август потребовал, чтоб им был дозволен свободный въезд в Россию, Иоанн отказал в таких словах: "в свои государства Жидом никак ездити не велети, занеже в своих государствах лиха никакого видети не хотим, а хотим того, чтобы Бог дал в моих государствах люди мои были в тишине безо всякого смущенья. И ты бы, брат наш, вперёд о Жидех к нам не писал".
   И много позже, когда Украину присоединяли, обязательно евреев выгоняли, потому, что в те времена, для русского человека понятия "жид" и "людокрад" были синонимами. Кстати, Северный Кавказ, тоже сбывал еврейским покупателям "живой товар", за что потом и пострадал.
   Упрекать тогдашних людей в антисемитизме не стоит. Крещеных евреев никто не трогал и не третировал. Евреи сами стали заложниками своей политики выживания именно как народа. Да им и деваться было особо некуда. Занятие грязным ремеслом, было единственным способом сохранить себя, как народ. А зверства окружающих их народов - неизбежная плата.
   В Казанских походах, русская армия претерпела значительные изменения. Многое делалось впервые в мире. И введение в обиход военной формы, и причисление артиллеристов к военному сословию ( на Западе, артиллеристы долгое время считались обозными служителями, а не военными людьми), и разделение артиллерии на полевую и осадную, и создание настоящих саперных подразделений. А войска связи? Созданный в то время Ямской полк трехсотенного состава, занимался тем, чем впоследствии занялась, созданная Павлом I аналогичная служба - фельдъегерской связью. И Особый отдел в этом полку имелся ("особливый десяток"). И тоже впервые в мире.
   А в других сферах?
   В 1549 году был созван первый Земский собор с представителями от всех сословий, кроме крестьянства. В России оформилась сословно-представительная монархия.
   В 1550 году был принят новый судебник, который ввёл единую единицу взимания налогов - большую соху, которая составляла 400-600 десятин земли в зависимости от плодородия почвы и социального положения владельца.
   В начале 1550-х годов были проведены земская и губная (начата правительством Елены Глинской) реформы, перераспределившая часть полномочий наместников и волостелей, в том числе судебных, в пользу выборных представителей черносошного крестьянства и дворянства.
   В 1550 году "избранная тысяча" московских дворян получила поместья в пределах 60-70 км от Москвы и было образовано пешее полурегулярное стрелецкое войско, вооружённое огнестрельным оружием. В 1555-1556 годах Иван IV отменил кормления и принял Уложение о службе. Вотчинники стали обязаны оснащать и приводить воинов в зависимости от размера земельных владений наравне с помещиками.
   Была сформирована система приказов: Челобитный, Посольский, Поместный, Стрелецкий, Пушкарский, Бронный, Разбойный, Печатный, Сокольничий, Земские приказы, а также четверти: Галицкая, Устюжская,Новая, Казанский приказ.
   В начале 1560-х годов Иван Васильевич произвел знаковую реформу государственной сфрагистики. С этого момента в России появляется устойчивый тип государственной печати. Впервые на груди древнего двуглавого орла появляется всадник - герб князей Рюрикова дома, изображавшийся до того отдельно, и всегда с лицевой стороны государственной печати, в то время как изображение орла помещалось на оборотной. Новая печать скрепила договор с Датским королевством от 7 апреля 1562 года.
   Стоглавый собор 1551 года регулировал церковные вопросы.
   О чем это говорит? Да о том, что кадровый голод был преодолен. А ведь кадры решают все! Идея начала приносить прибыток. Талантливые и компетентные люди шли служить "царю-батюшке" не только за жалование, причем очень скромное. Просто установившийся новый порядок, позволял пришельцу считать: "Это и мое царство!"
   Вот посмотрите на казанских татар. У них ведь тоже были свои амбиции. Ведь могли же они, в Смутное время, послать всех лесом и зажить по-своему. Но не стали. Благодаря первой поправке, они служат честно и верно. Уже во время Ливонской войны, они поставили в строй порядка 30 тысяч хорошо подготовленных воинов. Татарский воин - это особый разговор. Вот, в 1916 году, во Францию отправляют 400 тысяч наших солдат. Чтобы не ударить перед Европой в грязь лицом, берут только блондинов, рост выше среднего, образование не менее четырех классов (офицерский ценз). Юный в ту пору Р.Я. Малиновский, пошедший на войну добровольцем, очень хотел попасть служить в Особый корпус. Только кто его туда возьмет? Берут ведь только православных великороссов, малороссов и белорусов. А он как на грех караим. Но попал все-таки! Просто было в этом правиле исключение: казанских татар тоже брали, как воинов с безупречной боевой репутацией. Поэтому Малиновский, прекрасно владевший татарским языком, взял, да и назвался татарином. Вот что значит репутация! И в судостроении татары оказывается, очень даже неплохо понимали. Не меньше, чем архангелогородцы. Доставшиеся Ивану Грозному казанские и астраханские судовые верфи, вместе с местными кадрами, продолжали работать и при нем, и после него.
   А все почему? Да потому, что Третий Рим, был для них привлекательней Халифата.
   Обретя наконец плоть и кровь, Третий Рим менял и самих людей. Во время Ливонской войны, немцами было замечено, что сдача врагу крепости, для русского воина является настолько страшным позором, что он предпочитает погибнуть, но городов не сдавать. Невозможно с русской армией вести переговоры о капитуляции! Дикари! В то же самое время, такие же русские воины, но на службе польского короля, в безвыходной ситуации, сдают крепости на капитуляцию. Но ведь они европейцы! А обыватель? Это в Европе, обывателя не касаются войны, которые ведут короли. В Третьем Риме, все наоборот. Разница между гражданскими и военными незначительна. А в осажденном городе и вовсе исчезает. Можно сколько угодно нанести поражений русским войскам и все-равно встретишь на поле боя новую армию. Почему? Да потому, что в отличии от Европы, здесь служат все! И жизнь свою иначе чем службой не считают!
   Вот посмотрите на поход Ермака. Сперва, когда он "гулял" в Поволжье, в его банде было временами до восьми тысяч человек. Но прижали разбойничков. И что делать? Наемничать у братьев Строгановых, с Ермаком ушло порядка пары тысяч казаков. Остальные "пошли другим путем". А в Сибирский поход ушло только пять сотен человек. Строгановым пришлось даже добавить в отряд Ермака три сотни пленных немцев со шведами. Много лет спустя, прибывший в Сибирь епископ, опросил оставшихся соратников Ермака и записал их рассказы. Вот и рассказали казаки "старой сотни" об этом походе. С гордостью говорили они о перенесенных ими испытаниях, о суровой походной дисциплине. Например, уличенного в винопитии казака выбрасывали из корабля прямо в реку. Если сумел выплыть и догнать товарищей, передвигаясь по вражеской земле, значит служи дальше. Не сумел - плохой казак и в Красную Армию не годишься! Нужно проникнуться тем, что они рассказывают. В их речах нет ни обычной для казаков похвальбы, ни обычного ныне нытья. "Иной князь, собрав войско великое, считает честью, поклониться Государю и малым городком. Мы же, войском нашим невеликим, поклонились Государю землями обширными и изобильными". Вслушайтесь в эти слова последних ветеранов Железного Сибирского легиона! Это говорили люди, которые на момент опроса, были все еще "могучи телом и крепки душою". Невзирая на прожитые годы, они продолжали исправно служить и в отставку подавать не собирались.
   Но ведь они лишь малая часть собранной силы. Остальные были ничем не хуже.
  Ливонскую войну считают проигранной. Формально это так и есть. Но то, что четверть века, государство, имевшее от силы шесть миллионов населения, вело войну с целой коалицией неслабых стран (Польша -12-17 млн человек, Ливонский Орден - 2 млн человек, Швеция - 2 млн человек, Османская империя - 20 млн человек) . И даже на последнем этапе войны, русская армия частенько успешно наступала! А ведь чудес не бывает! Чудеса мы творим сами. Значит, идея, принятая на вооружение, помогала изыскивать неучтенные обычным порядком ресурсы.
   "Да, но ведь какой ценой это досталось!" - воскликнет гражданин европейской ориентации. "Всем известно, как жестоко правили вожди Третьего Рима! Ведь не просто так одного из них Васильевичем прозвали! В Европе точно знают, что за крайний садизм". И приведут письма Курбских, Воротынских и прочих Поссевино.
   Что я скажу? Судить о стране по воплям обиженных аристократов да воспоминаниям дипломатов не стоит. Они описывают историю 3% населения. А жизнь остального населения им не интересна. Это тоже самое, что судить о нынешней России по воплям Березовских, Ходарковских и прочих Собчаков, да по материалам УкроСМИ. А на самом деле, жизнь совсем другая.
   И если наш народ устраивала та жизнь, что была в реальности, если он не бунтовал, значит считал, что все так и должно быть. Сказки о рабской покорности этого народа, они сказки и есть. Спросите об этой покорности тех дураков-помещиков, которых мужики наши поднимали ежегодно на вилы. Им в последние мгновения жизни так не казалось.
   Но была в выбранной нами модели развития, одна неприятная вещь. Именно она и послужила причиной настоящих, а не выдуманных бед для нашей страны.
  
   ТАКИЕ РАЗНЫЕ ПРАВОСЛАВНЫЕ.
  
   Любая модель развития, помимо явных преимуществ, имеет столь же явные недостатки. Не лишена этого и идеократия. Страна, взявшая идеократию на вооружение, помимо обретения силы, получает в нагрузку и растрату имеющихся ресурсов. Возьмем для примера Византию. Выдержав натиск варваров в начале своей истории, она начала с помощью миссионерской деятельности, превращать врагов в союзников. Казалось, что это дешевле обойдется, нежели ведение частых войн. И пошли миссионеры пахать поле непаханое. Христианизация Балкан, Причерноморья, Северного Кавказа... избавила ромеев от необходимости вести разорительные войны. Более того, появилась возможность использовать боевую силу вчерашних врагов против мусульман. Успех? Несомненно! Вот только недолгий. Все в этом мире стоит денег. И не только денег. А главная тяжесть борьбы всегда ляжет на народ, являющийся главным носителем идеологии. Думаете, миссии дешево обходились? Ой ли? Работа с варварскими народами, требовала посылки посольств. Да не с пустыми руками послы ехали. Преподнесение дорогих подарков, было частью дипломатического этикета того времени и требовало значительных затрат. Миссионерская деятельность Кирилла и Мефодия тоже обходилась недешево. Но дело было не только в деньгах. Ведь уходили и не возвращались люди, обладающие хорошим образованием, имеющие таланты неплохих дипломатов, а главное, деятельные и энергичные. А кто оставался вместо них? Но обратить в свою веру какой-либо народ, это малая часть дел. Самое смешное в том, что затраты только начинают расти. Потом наступает пора, когда нужно отправлять туда богослужебную литературу, кадры архитекторов, художников, скульпторов... И все за свой счет! Дороги храмы, дороги книги и иконы, но еще дороже люди. А ведь отправляют не худших! Вот так страна и начинает терять свой человеческий капитал! И ведь не откажешься от этого! А что в итоге? А в итоге, Кирилл и Мефодий сработали на Папу Римского! Но и в чисто православных странах, рано или поздно, местная элита скажет: "А мы теперь и сами с усами!" И пошлет тебя подальше. Ибо не захочет постоянного контроля со стороны Константинополя. Да и зачем он им? У них теперь есть свои образованные кадры! И к тому же полностью подконтрольные! И главное, то, ради чего все затевалось, остается всего лишь благим пожеланием. Воевать с теперь уже единоверцами, пришлось все-равно. В этом плане история Болгарии весьма поучительна. А ведь силы и средства уже потрачены! И главное - тех прекрасных людей, что творили волю пославших их, уже не вернешь. Они обогатили чужие народы в ущерб своему. А дома остались одни посредственности. Рано или поздно, настанет момент, когда найти талантливых руководителей и исполнителей станет проблемой. Что и произошло!
   Но и это только часть ущерба. Посмотрите на диоцезы Антиохийского, Иерусалимского и Александрийского патриархов. Это территории занятые мусульманами. Нет, тогдашние мусульмане не геноцидили людей за исповедание христианской веры. Но ведь содержать в порядке христианские храмы и учебные заведения они вовсе не обязаны. А храмы ветшают. Книги и иконы стареют. Конечно, местные христиане как могут, так и поддерживают свою церковь, но без государственных субсидий им не обойтись. И приезжают в Константинополь послы - просители: "Братцы! Помогите Христа ради!" И помогают. Причем территориям, откуда никаких налогов не дождешься. Конечно, Византия была богата. Как писал один из крестоносцев, в самом Константинополе находится половина богатств всего мира, а вторая половина богатств в остальных странах. Но даже при такой концентрации богатств, народ ромейский постепенно беднел. Буквально все приходило в упадок. Денег не хватало ни на что. Ведь защита и поддержка православия во всем мире, съедало весь немаленький доход. Страна слабела на глазах. И без помощи со стороны уже не могла отразить натиск мусульман. А православные страны? Вроде бы обязаны были помочь, но не помогли. Потом, они об этом сильно пожалеют, но в тот момент они решили, что своих забот хватает, а ромеи как-нибудь решат свои проблемы. Короче, моя хата ближе к телу, а рубашка вообще с краю!
   А ромеи что? А того! Они были людьми храбрыми, оборотистыми и во всяком деле искусными. Им не жалко было пожертвовать на храм, который украсит свой родной город. Они были не против потратиться на укрепление крепостей, содержание могучей армии и флота, ибо польза от этого была им очевидна. Они даже не были против роскоши императорского двора, ибо понимали, что такое престиж государства. Все эти расходы они бы еще потянули. Но тянуть на себе пол-мира, не получая взамен ответной поддержки, это было для них непосильно. Рано или поздно, должен был прийти в голову обывателя простой вопрос: "Зачем, а главное кому все это нужно?" Как только такой вопрос возник, Империя зашаталась. Обыватель, ранее гордившийся своей страной, стал подумывать о том, что быть мусульманином или католиком - это менее разорительно для них. Давайте вспомним о том, что Сицилия, Калабрия, Апулия и Венеция, ранее были православными областями. Что сирийцы и палестинцы были мусульманами не всегда, что нынешние турки - это в основном потомки ромеев, сменивших и язык, и веру.
   Вот она оборотная сторона былой силы.
   А что Россия? Ведь она пошла тем же путем, что и Византия. Давайте посмотрим, что из этого вышло. Когда Москва решила стать Третьим Римом, все были только "за", ибо польза от этого была очевидна. Но начались и трудности. Любая империя - это прежде всего порядок в делах управления государством. А государственный аппарат - это прежде всего кадры управленцев. И желательно, чтобы они были компетентными. Это понятно всем. Теоретически. А на практике, начинается дурдом. К сожалению, Россия слишком долго была европейской страной. А в Европе, бароном командовал герцог или граф, но никак не наоборот. И мало ли, что барон талантлив! Да будь он даже гением, но для графа оскорбительно подчиняться какому-то там барону! И дело не только в его личных амбициях, дело в родовой чести. А вот с ней тогда не шутили. Попрать родовую честь - значит стать изгоем, причем, прежде всего в своей семье. Тебя просто посчитают выродком, опозорившим свой род.
   А как на Руси? Аналогично. Вот является на службу молодой князь Телятевский со своей дружиной. А ему говорят: служить будешь под началом воеводы Хворостина. И вот тут сопляк становится на дыбы: "Под начало худородного? Да не в жизнь!" И понимает ведь сопляк, что Хворостин и опытен и талантлив, что за неподчинение приказу, на войне его могут и казнить. Но все равно в отказ: "На дыбу пойду, но чести родовой не порушу!" И ведь не один он такой! Остальные ничем не лучше. А начнешь заставлять соблюдать служебную, а не родовую субординацию, сразу начинают с тоской вспоминать, что в Литве ихнему брату, вольностей не в пример больше. И как это лечить? Ссылки, опалы, казни, но ведь все равно не унимались. Более того, начинали заговоры плести! И как тут обойдешься без опричнины? Порядка четырех тысяч родовитых неслухов пришлось казнить, прежде чем аристократия уяснила, что на службе чин важнее знатности. Европейцам подобное было еще долго непонятно, но тем не менее, условия для формирования "аристократии таланта" тоже создали. Вот только потратили на это полтора века. Местничество просто так не уничтожишь.
   Но это препятствие главным не было. В принципе, процесс смены менталитета всегда сопровождается репрессиями. Когда при Сталине шло формирование менталитета советского общества, с репрессиями тоже был полный порядок. Да и при Ельцыне, смена советского менталитета на россиянский, тоже проходила весьма кроваво. Сколько бандюков и бизнесменов похоронили под пышными надгробьями! Прям не кладбища, а шедевры похоронного мастерства.
   Большая беда была в другом. Вся эта возня с Третьим Римом, затевалась ради приобретения дополнительных сил. Кадровый голод преодолели, завоевание новых земель, решило проблему ресурсного голода. Конечно, лежащие в земле богатства, нужно было еще суметь добыть, нужному мастерству, предстояло еще выучиться. Но это были решаемые проблемы. Тем более, России сказочно повезло: у нее появилось свое Эльдорадо. Богатства Сибири, лежали на поверхности, добывались легко и реализовывались тоже нетрудно. Это я о пушных богатствах. Мех соболя - это прекрасная валюта. Выручки с добычи, вполне хватало на то, чтобы модернизировать страну не по одному разу и при этом не разорять народ непосильными налогами. Казалось, что ничего не может помешать терпеливому и энергичному народу, добиться на этом поприще успеха. Помешать могли только враги и они мешали. Но их усилий было недостаточно, чтобы сбить Россию с избранного пути. Но тут, как черт из табакерки, выскочили друзья. И нагадили они нам больше, чем мог нагадить самый злой враг. Это я говорю о православных. Как же так, ведь они единоверцы? А вот как! Православные, они разные бывают. Я уже упоминал о воинах-интернационалистах. Они ехали в бедную страну, и все, что было у них дорогого, вкладывали в строительство здания Третьего Рима. Они погибали, так и не успев получить честно заслуженные награды. Да они им были и не так важны, ибо воевали и строили они ради дорогой им идеи. Первые, самые важные победы, наша империя одержала благодаря им. Своими талантами и умениями, своей отвагой и терпением, они закладывали фундамент нового царства. Такие люди были всегда и благодарности нашей они более чем достойны. А вот остальные...
   В схватке с миром Запада и миром Ислама, Иван Грозный опирался лишь на силы и возможности своей страны. Православный мир при этом, стоял в стороне и гадал: выйдет ли у москалей что-либо путное или нет. И не только стоял. В войсках католиков, православных воинов тоже хватало. Но царство наше не только устояло, а даже расширилось и прибавило в богатстве. И сразу Православный мир признал наших царей именно царями. А признав, не забыл напомнить о прямых обязанностях царских. Ты мол государь обязан нас защищать от утеснений! Нет, московских войск на своей земле, они видеть не желали, но на строительство новых и ремонт старых храмов денег пожелали. А еще на содержание монастырей, на иконописные мастерские, на типографии... А как же, ведь православную веру утесняют! Ну не хотят католики и мусульмане финансировать не свою веру! А тут еще эпопея с униатством. И пошло нытье иерархов о крайнем оскудении и скрытые намеки на то, что перейдя в униатство, он заживет гораздо лучше. И что с ними делать? И начинают они получать царево жалование, ничего при этом не делая для России. А ведь еще бунтовщики супротив поляков, выпрашивают жалование хлебом и солью, свинцом и порохом. И платит вождь мирового православия, хотя и кряхтит от досады. Ведь сколько полезного, можно было сделать для России на эти средства! А не выходит! Так ведь не только православные накинулись на нашу кубышку. Армяне, сообразив, что дело выгодное, тоже присоединились к хору просителей. Они конечно ни разу не православные, но ведь христиане! И конечно утеснены мусульманами. А дальше, как всегда следует знаменитая ария Кисы Воробьянинова. И ладно, если бы просители были бедны! Ведь ни украинский, ни белорусский, ни армянский крестьянин ничего у царя не просил. Он просто жил как умел. Просителями были те, кого самих пора раскулачивать.
   А кто в это время России оказывал помощь? Вы удивитесь, но помогали России мусульмане-шииты. Персия, принимала на себя часть турецкого натиска, согласовывая свои действия с действиями России. И именно она, когда Россия была разорена Смутой, помогла нам кредитами. Больше нам не помогал никто! Вот так бездарно и были растрачены те богатства, что лежали на поверхности. К концу 17 века, поголовье сибирского соболя было серьезно подорвано, что сразу сказалось на платежеспособности государства. Денег на модернизацию страны не стало. Именно поэтому Петру пришлось проводить ее за счет благосостояния своих подданных. Византийские грабли, действие второе!
   Но хрен с ним с деньгами. В конце - концов не в них счастье, и даже не в их отсутствии. Главное богатство любой державы - это люди. Правда, в отличии от Византии, снабжение всего цивилизованного мира своими кадрами нам не грозило. Самим не хватало. Кадровый голод, от которого мы ушли при Иване Грозном, вновь возник во всей своей красе. А почему? Причины две. Первая - это последствие Смутного Времени. Тогда много опытных и толковых специалистов попало под всеобщую резню или бежали вон из страны. Впрочем, это можно было преодолеть без особого напряжения. А вот вторая причина была серьезней. В 16 веке, нам отставать было не от кого. Европа была еще дремучей и те несколько десятков гениев, что были в ее распоряжении, особой погоды не делали. Весь 16 век, Европа с увлечением резала своих аборигенов (Реформация однако!), лидеров прогресса в ней не было. Поэтому, Россия времен Ивана Грозного вполне была на уровне требований того времени. В чем-то отставали (например в балете), в чем-то опережали (например в артиллерийском деле). Не лидеры прогресса конечно, но и не отсталые. А вот в начале 17 века, Европа начала пожинать плоды Реформации и эпохи Великих географических открытий. Появились лидеры прогресса. Вот тут-то отставание и возникло. Весьма опасное отставание. Тем не менее, государство наше оказалось крепким. Расширение державы на восток даже Смута не остановила, а выбранная модель развития доказала свою состоятельность. Именно Смута проверила ее на прочность. И народ наш, и аристократия с духовенством, это оценили. Правда, оценили и наши враги. Но враги были и будут всегда. Самое паршивое было то, что оценили это и друзья. Нет, становиться очередной провинцией Третьего Рима, они не жаждали. Они жаждали обрести самостийность и при этом не особо вспотеть. Короче, загрести жар чужими руками. И как это можно сделать, они прекрасно понимали. В этом плане, очень показательна история с присоединением Украинских земель.
   Нужно понимать, что под польского короля, эти земли подлегли сами. Уж больно нравились местным аристократам шляхетские "привелеи". Затем выяснилось, что "привелеи" даются не всем, а только тем, кто исповедует "истинную веру". Так в чем вопрос? Надо, значит будем! И стала русская аристократия польской. Не сразу конечно, но стала. Те, кто был с этим не согласен, "отъехали" в Москву. А что остальной народ? А их мнение никого не интересовало. Шляхта, не заморачиваясь национальным происхождением простонародья, всех записала в "быдло" и: "Арбайтен, ниггеры! Солнце еще высоко!"
   Однако свято место пусто не бывает. Место окатоличенной аристократии, было быстро занято казаками. Но ведь не бывает так, чтоб человек был всем доволен. Казаки тоже возжаждали "привелеи". А вот тут им и показали жирный кукиш с маслом: "Рожей не вышли! И вообще, самим не хватает вкусняшек, а тут еще и вы лезете!" И правда, не хватало. Ведь вон сколько шляхты наплодили! В Великой Польше шляхты было до 8% населения, в Мазовии - даже до 20%, в разных областях Великого княжества Литовского - от 3 до 6%. Это вам не Московия, где поголовье дворян не превышало 1.5% от численности населения. И куда девать 120 тысяч дармоедов, которые не платят налогов, не служат и при этом требуют, чтобы их уравняли в правах со шляхтой? Кого-то внесли в реестровые списки, то есть приняли на службу. Правда, толку от таких служак было мало, поэтому реестр постепенно урезали. А что делать с остальными? Нет, пока идет война с соседями, их можно поставить на пути вражьей силы. А в мирное время? Терпеть их разбои? Спровадить к туркам или москалям? Хорошо бы, да не выйдет, они сами туда не хотят. Вот и возись с ними!
   А так как вопрос этот не решался, то начали казаки частенько бунтовать. Неудачно конечно, ибо армия у Польши была неплоха и бунты давить умела. Но интересен мотив тех восстаний. "Хотим жить в Польше, по польским законам!" Опять о вожделенных "привелеях"! И заметим, что о национальном гнете, речи здесь не идет. Только за то, что ты не поляк, тебя никто не преследует А религиозный гнет? Разберемся и с ним. Многие из вас читали о том, как жиды-арендаторы, держали у себя ключи от храмов и не пускали туда селян до тех пор, пока подати не заплатят. И верно, что это за жизнь! Ни обвенчаться, ни покойника отпеть, ни в грехах покаяться! Унизительно! Все жиды пархатые под себя подгребли! Вот только селяне, никогда на бунт не шли. К казачьим бунтам да, присоединялись, но самостоятельно бунтовать не смели, в отличии от России. А казаков тоже угнетали? Так и представляю себе картину: решил Тарас Бульба в грехах покаяться. Подъезжает он к храму вместе с верными соратниками, а навстречу храбрый Мойша с амбарной книгой и связкой ключей! "Стоять, хамье казачье! Сперва подати мне заплатите, а потом и грехи свои вспоминайте!" И что сделают казаки с Мойшей? И какие подати они могли задолжать? Так что о религиозном гнете, казаки вспомнили, когда поняли, что самим ляхов им не одолеть. А проблемы конотопских ниггеров, панов-братков не волновали никогда.
   И пошла-поехала писать Малороссийская губерния слезницы на Москву. Мол, вступись за нас царь-батюшка, совсем пропадаем без твоей подмоги!
   А что делать царю? Страна еще сил не набрала после Смуты. Помогать тем, кто с энтузиазмом неподдельным грабил и насиловал православный люд, даже не вспоминая о родстве? Не хочется, да и бояре не советуют. У бояр свои резоны. Они прекрасно понимают, что во всей этой истории, вера - дело десятое. Просто жаждут смутьяны стать вровень с панами. Что война эта, лично им, боярам, не принесет ни поместий ни вотчин, а потому, пусть сами разбираются с ляхами! А нам своих смутьянов хватает! Так и сказали царю.
   Вообще-то, бояре были очень даже мудры. Если хорошенько разобраться, то можно было "братскому украинскому народу" не звать русские войска в свои земли. Почему? А вы посчитайте те деньги, которые были получены ими от царя-батюшки.
   В течении всего 17 века, на поддержку православной веры, было истрачено порядка 100 миллионов рублей. Оплата велась в основном "мягкой рухлядью". Львинная доля этих средств шла на Украину. Но это не все. Богдану Хмельницкому, помимо всего прочего, было выплачено порядка 40 миллионов рублей. Много это или мало? Сравним. В 18 веке, Анна Иоановна, тратя 1.5 миллиона рублей в год, содержала 200 тысячную регулярную армию. Значит, Богдан Хмельницкий и его товарищи, тратя в год два миллиона рублей, могли навербовать в Европе порядка 100 тысяч прекрасных немецких солдат, самых лучших европейских офицеров и генералов, и вооружить их самым передовым европейским оружием. Думаете, что невозможно было? Да в 1648 году, кончилась Тридцатилетняя война и массы опытных вояк остались без работы. Чем они занялись? Да разбоями и занялись. Европейские монархи, были бы только благодарны гетману, за избавление их от такого геморроя.
  Наверное, это был прекрасный выход из сложившейся ситуации. Но панове! Разве это дело такие гроши да по хуторам не растащить? И растащили. И снова песни о главном: "Помогите несчастным!"
  Для московских бояр, подобное поведение секретом не было.А потому они и не горели желанием влезать в эту историю. И что тут делать казакам? Ведь не хотят их захватывать клятые москали!
   Казаки были не лыком шиты. Враз подключили к делу Православную церковь. Вы не забыли, что Константинопольский и Антиохийский патриархи, занимают соответственно первое и третье места в ранге авторитетов? И дела им раньше не было до наших дел. Сидели себе под басурманами, как мышь под веником, призывали паству к смирению христианскому, да "гумманитарку", пришедшую из Москвы пилили. А тут разом встрепенулись. И речи-то какие повели! Мол, раз ты царь, то и воюй за "утесненный православный люд", а иначе мы тебя царем не признаем.Да еще грозили лишить его поддержки православных всего мира (в чем она только выражалась?) То есть, угрожали раздуть религиозную смуту. Видимо знатно казачки им ручки позолотили! Так что пришлось влезать в эту войну. Тринадцать лет войны с неслабым противником, стране дались тяжело. А что получили взамен? Смоленские земли вернули, и то радость. А Украина? А ее толком и не присоединили. Просто образовалась самоуправляемая область, которая целых 120 лет не платила в казну никаких податей, но жалование для своей верхушки требовать не забывала. Область, где в мирное время, царь не имел права держать свои войска (за исключением трех городов). Область, где он содержал за счет казны церковь, получив взамен постоянные смуты, среди вечно недовольной местной элиты. Вот такие разные православные! Грустно? Конечно. Но не все так просто. Третий Рим тоже был не прост и вскоре украинская старшина это поняла. Оборотной стороной жизни граждан Третьего Рима, является то, что безопасность своей жизни, они обеспечивают сами, своими личными усилиями. И называются эти усилия просто - служба. А служба, дело тяжкое. Это жизнь по указу да приказу. Какие тут вольности? "Терпи православный! Нам отдых только в Раю положен!"
   Жить по таким правилам согласны не все. И это прекрасно видно по речи Богдана Хмельницкого, которую он произнес на Переяславской Раде.
  
   "Тут которого хотите выбирайте! Царь турецкий - басурман: всем вам известно, как братья наши, православные христиане, греки беду терпят и в каком живут от безбожных утеснений; крымский хан - тоже басурман, которого мы, по нужде в дружбу приняли, какие нестерпимые беды испытывали! Об утеснениях от польских панов нечего и говорить: вы сами знаете, что лучше жида и пса, нежели христианина, брата нашего, почитали. А православный христианин великий государь - восточного единого с нами благочестия, греческого закона, единого исповедания, едино мы тело Церковное с православием Великой России, главу имея Иисуса Христа. Это великий государь, царь христианский, сжалившись над нестерпимым озлоблением православной Церкви в нашей Малой России, шестилетних наших молений не презревши, теперь милостивое царское сердце к нам склонивши, своих великих ближних людей к нам с царской милостию своею прислать изволил. Если мы его с усердием возлюбим, то, кроме его великой царской руки, благотишайшего пристанища не обрящем. Если же кто с нами не согласен, то куда хочет - вольная дорога".
  
   То есть, от безысходности выбирали союз с Россией. И похоже, что сами не поняли до конца, что они выбрали. Что делать, если польское господство даром не прошло. Вот захотели они, чтобы царь-батюшка присягу им принес! Совсем рамсы ребята попутали! Вы это за кого царя нашего приняли? Это вам не польский король, который врет постоянно в угоду своей шляхте! И русский посол, боярин Бутурлин, враз дал это понять :
  
   - Слово царское нерушимо, а вольности ваши соблюдены будут!
  
   И успокоились казаки. Вот только со временем, до них стало доходить, что договор вышел какой-то не такой. Нет, слова своего, царь не нарушал и на вольности их не покушался. Только радости с этого какие? Сохранены КАЗАЧЬИ вольности, а на хрена они казакам сдались? Они их и раньше имели. Им-то хотелось ШЛЯХЕТСКИХ вольностей! А вот этого царь им не обещал, да и не стал бы обещать. Ведь даже высшая аристократия на Руси, не имела тех прав и привилегий, что имел самый захудалый польский шляхтич. Дать им дворянские привилегии, царь тоже не мог, ибо дворянство, в те самые времена, аристократией не считалось, вольностей у них было даже меньше, чем у казаков. Вот как пример: лишить казака его звания, царь не мог, а дворянина запросто. Если в 15 лет не встал в строй: поместье долой и ступай в холопы! "Это служба, сынок!"
   А взять такую вещь как государственная служба? Это при польском короле, приходилось задницу рвать, чтобы тебя внесли в реестр. А теперь что? "Хотели службы? Получите! Причем все и без исключения! Это мы вам легко обеспечим!" И пошла служба! Да такая, что и не обрадовались. Россия - страна огромная, людей в ней мало, поэтому вакансии в гарнизоне на китайской границе, есть всегда. И с грустью подумали казаки: "А ведь у ляхов, шляхта имеет право не служить вообще". А раньше о чем думали? Вы попали в страну, где служба хоть и является каторгой, но одним из высших проявлений царского гнева является отстранение от службы. Этого здесь боятся нешуточно. Попавшие под такой удар числятся неполноценными. Уж лучше писаришкой в приказную избу, куда-нибудь в Сибирь пусть ссылают! Там хоть жалование и не положено, но все-равно государева служба!
   Впрочем, казаки, люди хоть и балованные, но не изнеженные. Многие из них притерпелись к новым порядкам. А вот как с холопами быть? Ляхов прогнали, жидов перевешали, а селянство то осталось! И не хочет быдло поганое, в качестве вольного пахаря по пять дней в неделю на пана работать! Так и норовят бежать к москалям. Там ведь хоть и крепостное право, но барщина не более двух дней в неделю, а пять дней работаешь на себя, да еще налогов не платишь! И пришлось казакам слезно просить царя-батюшку, чтобы создал он на границе с Украиной таможенную границу. А то все вольные пахари в крепостное рабство убегут. Беда ведь какая! И пошло среди казаков шатание, которое вскоре вылилось в открытый бунт. Вот вам и благодарность!
   Грустно конечно, вот только не учли казаки одного важного фактора. Украина - это вовсе не Европа. Здесь живут люди, которые исповедуют ту же веру, что и проклятые кацапы. Вы их держите за быдло, поэтому их реакцию не учитываете в своих планах. А зря! Это против короля вы можете бунтовать столько, сколько душе влезет, а бунт против православного царя - это уже религиозное преступление. Люди в селах живут верующие, за веру свою они действительно страдали и потому, такие фокусы не воспринимают положительно. Они, как и русские, прекрасно знают, что цари плохими не бывают, что бунт против царя равен бунту против бога. И кем тогда себя бунтовщики выставляют? Недоверками погаными? Вот и оторвались любители европейских ценностей от родных корней. А это смерть! И Мазепа потом на те же грабли наступил. В глазах своего народа, он враз стал святотатцем. И я не преувеличиваю. Впрочем, и казаки не все стали бунтовать. Большинство их решило, что от добра добра не ищут. А бунтовщики... Кто то из них покинул свою страну навсегда, а кто-то решил, что лучше быть сосланным в Сибирь, нежели слыть христопродавцем.
  Был еще один эффект от вхождения Украины в состав Третьего Рима. То, что местной "элите" потихоньку мошонку в тисках давили, это факт. И селян это устраивало. А еще, с приходом царской власти, началось укрепление сельской общины. А крепкая община - это основа народной самостоятельности. Крестьянин-малоросс обрел силу! Не только силу. Действенную защиту он тоже получил. И оценил это в полной мере. А как тут не оценишь, если из бесправного хлопа, ты выбился в холопы своего государя? Холоп - это не польский хлоп. Холоп это служивый человек. А кому он служит? Своей вере, своему государю и своему царству. Это в первую очередь. Служит он своим трудом на земле-кормилице. Вы в курсе, что в той России, вся без исключения земля, была в совместном владении царя и общин? Не знали? А чем владел барин? Только поместьем своим. Постройками то есть.
   Поэтому, в Малороссии, царь получил солидное подкрепление и широкую поддержку. Прежде всего среди селян. Они так же терпеливо, как и наши предки, несли свой крест. Крест пожизненной службы. И бунтовали, не в пример меньше, нежели великороссы. Много позже, уже в начале 20 века, такие организации как "Союз Русского народа" или "Союз Михаила Архангела" наиболее массовую поддержку имели именно на Украине. А это показатель.
  И как на грех, именно в эти времена, началось забвение идеалов Третьего Рима.
  
   ЦАРЕЙ ПОКА НЕ БУДЕТ!
  
   Итак, два века жизни при идеократии, изменили Россию до неузнаваемости. И если в 15 веке, страна во многом еще сохраняла черты древнерусского государства, державы в общем то европейского типа, то к концу 17 века, изменилось все. Изменились внутренние порядки. Вольностей в повседневной жизни сильно поубавилось, но зато выросли возможности населения, как личные, так и коллективные. Стоит напомнить, что многие территориальные приобретения были получены не только усилиями государства. Группы инициативных граждан в этом тоже зело преуспели. И наверное, поставь они перед собой такую цель, на карте мира могли возникнуть новые державы. И главное, что никто не сумел бы им в этом оказать помеху. Но не стали они этого делать, что говорит о прочности и гибкости возникшей системы. И система эта вовсе не замыкалась в своих формальных государственных границах. Раз за разом, наши соседи убеждались в том, что их собственные поданные, не обращая внимания на глупые формальности, выполняет волю не своих законных властей, а приказы исходящие из Кремлевских Палат. Именно тогда и произнесена была впервые, замечательная фраза о "руке Кремля". В середине 20 века она вновь войдет в обиход.
   Изменилась внешняя политика Державы. Из эпигона Византии, причем не единственного, она стала лидером цивилизационного проекта. Изменились сами люди. Участие в масштабном проекте, для них стало важней борьбы за свои права и вольности.
   Испытание Смутой показало, что сломать такую державу соседям не под силу, а значит, выбранный путь можно считать правильным.
   Правда, в отличии от Византии, у нас действовала первая поправка. Любой иноверец, честно служащий Русскому царству, имеет такое же право на защиту и справедливость, как и любой православный. И эта поправка приносила замечательные плоды! В отличии от окрестных христиан, они не вымогали с России ни денег, ни армий. Наоборот, они сами честно за все платили, храбро воевали и не ныли по поводу трудной жизни. И не стоит забывать их вклада в дело строительства нашей империи. Ведь ту же пушистую валюту, добывали в тайге не казаки с землепроходцами, а малочисленные сибирские инородцы.
   Но жизнь изменилась не только у нас. Европа, вставшая на путь колониальных захватов, тоже обрела новые силы. Более того, она стала более хитра. А это значило, что бой еще не закончен и легким он не будет. То, что религиозная нетерпимость на Западе, уходила в прошлое, еще не означало, что борьба за души людские, тоже ушла в прошлое. Просто, Запад сменил приоритеты в отношениях с нами. Убедившись, что атака на Православный мир с помощью Унии не приносит успеха, Запад сменил тактику. Зачем бороться с теми, кого можно использовать? И это стало нешуточным испытанием для царей. Их подловили на том же, на чем в свое время проституировали "утесненные православные". На прямой обязанности по защите единоверцев. Дело в том, что в 1683 году, началась Великая Турецкая война. Турки начали наступление на Вену. Наступление, начавшееся успешно, окончилось полным провалом. Коалиция католических стран Европы, сумела нанести поражение туркам под Веной и перейти в наступление. Планы европейской коалиции были обширны. Предполагалось, что совместными усилиями, разгромить и разделить Османскую империю. Но, "не смотря на достигнутые успехи...", дело застопорилось. Турция была еще сильна, война затянулась и притом турки не раз переходили в контрнаступления. Тогда Европа вспомнила о России. И как ведь изменились речи послов! Царю говорили о страданиях христиан в Османской империи, взывали его к христианскому милосердию, русских даже признали полноценными христианами! Это католики-то! А зачем они это делали? Что за смена риторики?
   Ларчик открывался просто. Невзирая на все негативные последствия проводимой политики, наши цари зарекомендовали себя, как последовательные защитники единоверцев. Авторитет царей в Православном мире, стал велик, а значит, православные поданные султана, если их призовет к этому сам царь, вместо того, чтобы чинить католикам препоны, начнут им активно помогать. Вот и вся интрига. Понимали ли в Москве, что нас собираются использовать в своих корыстных интересах былые недруги? Прекрасно понимали, но сочли, что при таком раскладе сил, можно благополучно решить "проклятый Крымский вопрос". И ввязались в войну!
   Как известно, разгромить турок окончательно не удалось. Они устояли, и потому, каждый участник коалиции стремился выйти из войны как можно быстрее. В реальности, никакой христианской солидарности не было. Сербы, греки, валахи... внявшие призыву царевны Софьи Алексеевны и оказавшие реальную помощь "христианским союзникам", горько об этом пожалели. Потому, что теперь начались настоящие притеснения. До этого, турки их особо не трогали, зато теперь, в отместку разошлись. Война закончилась, но теперь на Западе поняли, на какие клавиши надо давить, для того, чтобы использовать потенциал Третьего Рима в своих интересах. Для боев с мусульманами, нужно петь про утеснение христиан. А для использования России во время внутриевропейских разборок, придумали совсем иные песни. Например, о приобщении к высокой европейской культуре. И в обоих случаях они попадали в цель. Ведь после окончания войны с коалицией европейских стран, турки действительно ужесточили свою политику в отношении христианских поданных. А насчет культуры... Так ведь русской аристократии, начало надоедать, что от своей службы они ничего кроме ран, болезней и длительных разлук не имеют. Ей действительно, хотелось принять участие в веселых европейских развлечениях, слушать прекрасную музыку, любоваться порнографией, которую так чудесно рисуют европейские художники на своих картинах, читать литературные шедевры, посещать театры и даже некоторым из них хотелось утолить свою жажду знаний. Осуждать ли их за это? Я не возьмусь. Вот так и произошла смена политики и началась очередная модернизация всей страны.
   Петр I, повел курс на сближение с Европой. Пока еще в чисто утилитарных целях. Но старое наследие продолжало оказывать влияние на его политику. Оно спасло его державу во время нашествия Карла XII, но вскорости оно же и подвело его под монастырь. Как только, русская армия набрала силу и одержала важную для нее победу под Полтавой, так сразу, в который уже раз, произошло нашествие очередных "утесненных христиан". И вновь зазвучали арии Кисы Воробьянинова.
   Вот смотрите, был такой "выдающийся армянский патриот", которого звали Исраэл Ори. Прибыв в Москву, Ори представил Петру I обращение армянских меликов, в котором они просили, чтобы царь проникся состраданием к армянскому народу и освободил его от турецко-персидского ига. "Нет у нас иной надежды,-писали они, -мы надеемся на бога и твою страну". Петр I благосклонно отнесся к прошению армянского дипломата. Он обещал оказать помощь армянскому народу после окончания русско-шведской войны.
   В общем, ответ правильный: "Зайдите позже". Но ведь Ори не успокоился. Ему ведь нужно все сразу и сейчас! Поэтому, он решил зайти с другого фланга. Он представил Петру проект освобождения всего Закавказья от "ига агарян".
  
   Согласно этого проекта, Петр должен был отправить воинскую экспедицию по Каспийскому морю в составе 15 тысяч казаков и 10 тысяч пехоты. Экспедиция высаживается и захватывает Баку. После чего, к ней присоединятся 10 тысяч местных добровольцев. Затем, она начинает наступление на Грузию, где к ней присоединится войско из "90 тысяч храбрых грузинских воинов". Затем, вся эта сила должна бодро войти в Армению, где к ней присоединятся не менее 300 тысяч армянских патриотов.
   Красивые планы? Еще бы! А кто поручится, что так все и будет? Очередное "Мамой клянусь"? Но если столько людей готово поднять восстание, то зачем нужна небольшая русская армия? Что, при такой численности и энтузиазме сами не справитесь? А главное, за чей счет банкет? А против кого Ори подбивает Петра на войну? Думаете, что против турок? А вот и нет! Против персов. То есть, он предложил Петру, поссориться с государством, с которым существуют устойчивые торговые связи, которое союзничает с нами в борьбе с турками и которое выручало нас деньгами в тяжелые для нас времена.
   Но ведь агаряне!
   Меня удивляет то, что и Петр, и его окружение на это купились. Исраэл Ори умер в 1711 году, но своего добился: начались Каспийские походы. И сразу выяснилось, что энтузиазм закавказских христиан сильно преувеличен, что сложить свои головы предстоит русским солдатам. И зачем тогда ссорились с персами?
   Не менее сладко звучали и речи балканских авантюристов. Они тоже пели о том, что если могучая русская армия появится на Балканах, то все тамошние православные христиане встанут как один под знамена православного воинства. Прутский поход, закончившийся катастрофой, ясно показал цену таким уверениям.
   Похоже, что Петр I, досыта хлебнувший все те неудобства, что несет в себе царский титул, решил с этим делом завязать.
   22 октября (2 ноября) 1721 года Пётр по прошению сенаторов принял титул Отца Отечества, Императора Всероссийского, Петра Великого.
   Формально, этой почести он удостоен был в честь победы над Швецией. А на деле, эта смена титула, являла собой отказ от прежних обременительных обязанностей. После этой даты, больше царей на Руси не было. Были императоры и императрицы. А это совсем иной статус правящего лица. Быть главой всех православных христиан, наши правители отказались. Уж очень это хлопотно! Да и стране такое не вытянуть.
   Так что никаких царей в России после 1721 года уже не было. В частных разговорах, мы до сих пор потомков Петра называем царями. Но это просто привычка. В официальных документах царский титул не проходит, если только не считать анекдота с Царством Польским.
   Когда болгарский князь Фердинанд I, воспользовавшись моментом и по предварительному тайному соглашению с Веной, провозгласил 22 сентября 1908 года независимость княжества и преобразование его в царство, то никто не взял его за грудки и не спросил:
  
   - А не слишком ли большой вес ты набрал?
  
   К этому времени, люди уже забыли истинное значение царского титула и православный мир с той поры пребывает "без царя в голове".
   Но просто было поменять титул, гораздо сложней оказалось уничтожить Третий Рим. Вот этого не удалось никому. Царство сменила Империя, Империю Республика, Республику сменил СССР, Распался СССР ... но Третий Рим упорно держится и не сдается! И он не переставал ковать кадры новых вождей, заставляя императоров, генсеков и президентов становиться царями. Он трансформирует любую официально принятую идеологию, какая бы не была господствующей на нынешний день. Ему все-равно, во что верят его поданные: православие, большевизм, либерализм. Ему годится любая идея, способная превратить его страну в лидера мирового значения. Он сам воспитывает свою армию, как бы ее не назвали: Православное воинство, Русская Императорская Армия, Красная Армия... Любую из них он превращал в свои легионы. Его граждане, какой бы национальности не были, все равно останутся его гражданами.
   Третий Рим не исчез. Он только притаился. Ему не хватает лидера. Но придет время, и легионы обретут Вождя, церковь обретет Воителя, народ - Зодчего, а держава - Знамя. И произойдет это тогда, когда какой-нибудь Василий Ужасный, прозванный за жестокость Петровичем, явит себя миру и провозгласит:
  
   - АзѢ есмь царь!
  
   А пока Третий Рим терпеливо ждет. Ведь он вечный, а четвертому - не бывать!

Оценка: 5.49*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  П.Роман "Игра. Темный" (ЛитРПГ) | | ЛавДи "Противостояние Том II" (ЛитРПГ) | | Е.Васина "Договор на счастье" (Современный любовный роман) | | К.Снежинская "Назначьте ведьме адвоката" (Любовное фэнтези) | | Н.Сапункова "Жена Чудовища" (Любовные романы) | | С.Шавлюк "Родом из ниоткуда" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Ратникова "Обещанная герцогу" (Любовное фэнтези) | | Н.Мамлеева "Я подарю тебе верность" (Любовное фэнтези) | | Д.Данберг "Элитная школа магии. Чем дальше, тем страшнее..." (Попаданцы в другие миры) | | О.Чекменёва "Чёрная пантера с бирюзовыми глазами" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"