Russischer Angriff: другие произведения.

Победоносная "Мать Кузьмы"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новый год на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 5.00*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третья часть "Полководца" Продолжил 17.04.16 ЗАМОРОЖЕНО.

Aj
  
  

ПОЛКОВОДЕЦ ТРЕТЬЕГО РИМА

  
  

Часть третья

  
  

ПОБЕДОНОСНАЯ "МАТЬ КУЗЬМЫ".

  
  
 []
  
  

ПРЕДИСЛОВИЕ.

  
  Лариса была в отчаянии. Убедить пиндосов в том, что дальнейшее пролитие крови им на пользу не пойдет, не получилось. Складывалось впечатление, что до них так и не дошло, что эту войну можно продолжать бесконечно. Так, во всяком случае, ей говорил муж. А может быть, они считали, что им выгодней затянуть эту войну, нежели покончить с ней разом. Свои дальнейшие планы, они естественно на этих переговорах не озвучили. Впрочем, какие это переговоры? Представители Демократического Сообщества, просто тупо настаивали на том, что Русский Мир должен беспрекословно выполнять все пункты предъявленного русским ультиматума.
  Понятно, что пиндосы очень сильны. Более того, они считают, что сила их постоянно возрастает. Но разве они не видят, что сила Русского Мира растет гораздо быстрей? Что военным путем, решить "русскую проблему" уже ни у кого не выйдет?
  Вопросы, вопросы, вопросы...
  И никаких определенных ответов на них. Да и не похожи присутствующие на переговорах чиновники, на тех людей, которые в состоянии принять решение самостоятельно. Это просто передаточные устройства, чьи функции ограничены озвучиванием воли тех, кто действительно может принять решение.
  "Передаточные устройства... как там Иван их называл? Слово такое интересное, вертится на языке, а сразу не вспомнить. Что-то вроде "гомосексуалиста-ретранслятора". Нет, не вспомнить! Да и черт с ним! Пора эту комедию заканчивать. У меня, в отличии от вас господа-пиндосы, право принимать решение есть!"
  Лариса, это решение уже приняла. И можно было его сообщить вражеским делегатам спокойным и будничным тоном. В конце-концов, зал переговоров не театральная сцена. Но лучше всего, выйти из этой надоевшей ей игры так, чтобы этот момент запомнился всем. Чтоб и свои, и чужие вспоминали об этом долго.
  Хотите дальше воевать? Ради бога, воюйте! Только не скулите, когда окажется, что все идет не так, как вы рассчитывали!
  Итак, встаем из-за стола. Быстро осмотреть, себя, но так, чтобы это не бросалось со стороны в глаза. Безупречность одежды и манер, сейчас крайне важна, ведь ход переговоров транслируется чуть ли не на всю Галактику. С полусекундным опозданием встают остальные члены делегации.
  Прическа в порядке, костюм сидит безупречно, осанка ровная, движения плавные и гармоничные. Теперь речь:
  - Господа! Уговаривать глупцов, я больше не намерена. Своими нелепыми угрозами, вы сами подписали себе приговор. Не хотите мира? Значит, мы вам покажем "кузькину мать"!
  Теперь нужно глянуть на этих марионеток насмешливым взглядом. И довести до конца сцену, которую она просто позаимствовала у легендарного русского правителя древности. Красивым движением, снимаем с ноги туфельку, хлестко бьем ее каблучком по столу. Прекрасный звук! Как выстрел из старинного пистолета. Оставляем им обувку на память, одну туфельку на столе, а другую, незаметно скинутую - возле кресла. Поворачиваемся и с гордым видом выходим босиком из зала.
  Уже в коридоре, подал голос пресс-секретарь делегации:
  - Лариса Викеньтьевна! А кто такая, мать Кузьмы и какого такого Кузьму Вы имели в виду?
  "А действительно, что значило для наших предков это выражение? Жаль, что нет возможности в справочниках копаться, а отвечать нужно немедленно. Ведь мониторинг всего происходящего ведется постоянно".
  Лариса остановилась, повернулась лицом к сопровождающим ее людям и иронично глядя на пресс-секретаря, ответила:
  - Нужно знать нашу родную мифологию, товарищ Парфенов! "Кузькина Мать" - это древняя русская Богиня Победы. А кто такой ее сын, догадайтесь сами, это нетрудно!
  
  Примечание:
  
  Лариса конечно не знала, ЧТО именно она пообещала врагам. Но если знать значение имени "Кузьма", то становится понятным, какую угрозу она произнесла.
  Кузьма - от греч. Κοσμάς (Космос), которое в свою очередь - от др.-греч. κόσμος - "порядок".
  Итак, получается, что древняя богиня является матерью Космоса (Порядка). А как зовут у нас Мать Порядка? Правильно! Анархия!
   Мир Анархии? А вдруг выйдет?
  
  

ГЛАВА 46.

  
  ЦАРЕВ-ГРАД. ПОШИВ СВАДЕБНОГО ПЛАТЬЯ.
  
  Пошив одежды на любой вкус уже давно не был проблемой. В большинстве своем, люди покупают одежду фабричного пошива. Фабричная - это не значит что стандартная. Для "Рябиновской Мануфактуры" нет разницы, что шить. Перестраивать поточные линии, для того чтобы шить платья любого фасона совсем не требуется. Покупатель, которому требуется что-нибудь этакое, не такое как у всех, просто посещает один из магазинов, принадлежащий Рябиновичу, оговаривает свой заказ с местным дизайнером и уходит. Дизайнеру только и дел, что составить на основе эскиза набросок программы и переслать ее по сети в офис ближайшей фабрики. Там в отделе приема заказов, технологи составляют программу на пошив и отправляют заказ исполнителям. А дальше, все делается в автоматическом режиме. Пошитая одежда упаковывается и служба доставки доставляет ее на дом заказчику. От оформления заказа до получения готового изделия, как правило проходит не более суток.
  В принципе, Катерина могла смело заказывать свадебное платье в любом магазине готовой одежды. Но было одно "но". Состояло оно в том, что если пошив он и есть пошив, то с дизайном все сложнее. Тут уже все зависело от вкуса и фантазии художника. А они везде разные. Можно было получить в итоге отлично пошитое убожество.
  Именно этого невеста и боялась. А какая девушка захочет позориться на собственной свадьбе? Тут был выход - обратиться в студию к известному дизайнеру стилисту. Тогда ты точно останешься довольной.
  Увы! Вопрос уперся в цены. Заказ свадебного платья у признанного всеми маэстро, стоил столько что ни у Катерины, ни у Василия не хватило бы собственных средств. Конечно, родители Василия далеко не бедные, с радостью бы помогли. Но тут возникало второе "но": Василий был солдатом. А это значило, что перекинуть ему деньги на счет в Полевом банке было невозможно. И дело не только в этом. Что жених, что невеста, сочли постыдным клянчить деньги у родителей. И правда, заявлять, что являешься взрослым самостоятельным человеком, а потом: "Мама, дай денег?" Нет, так не годится! Люди точно смеяться будут. Занять недостающую сумму у друзей или подруг? Только не это! Закон запрещает военнослужащему делать долги. За это даже из армии выгоняют. А уж женитьбу любой командир запретит.
  Требовалось найти Соломоново решение. Катя обратилась за советом к подругам. В ответ, они послали ее к Соломону. И это пожалуй было то, что нужно. Соломон Халькевич, был штатным портным местного театра. Уже это говорило о том, что пошив платья любого назначения ему по силам. Помимо пошива сценической одежды для актеров, он брал частные заказы и на обычную одежду. Жалоб на его работу не было никогда, а цена за сделанную работу, была вполне посильна. Хотя и тут недешево. А ведь нужно еще и на туфельки оставить. Правда и тут мог выручить Халькевич. Только не Соломон, а его брат Моисей. Тот тоже работал в театре, но шил уже обувь.
  Вход в театральные мастерские был со стороны двора. Подойдя к обшарпанной двери, они вошли внутрь.
  В пошивочной их встретила сравнительно молодая жидовка, одетая на удивление скромно и невзыскательно.
  
  - Молодые люди хотят что-нибудь заказать?
  
  На Катерину опять напала робость. Сказать что-то внятное она так и не смогла, поэтому отдуваться пришлось Василию:
  
  - Девушка хочет пошить свадебное платье.
  - Молодой человек! Ваша девушка не ошиблась. Она пришла туда, куда и нужно было ей прийти! - лицо жидовки, бывшее до этого невыразительным, оживилось и отразило целую гамму чувств, - проходите пожалуйста, я сейчас позову Соломона.
  То, что произошло потом, вогнало Василия в ступор. Жидовка, представившаяся Розой, из сдержанной и степенной женщины превратилась в сущий метеор. Она умудрялась поспевать сразу везде. Отправив Катерину в душ, она тут же вызвала почему-то вместе с Соломоном Моисея, погнала их готовить антропометрическую камеру для клиентки, тут же, не сходя с места связалась с каким то Артуром Погосяном и велела ему мухой мчаться к ней. При этом она умудрилась успеть угостить Василия чаем с сухариками. Но это был еще не предел. Обнаружив, что с демонстрационной аппаратурой непорядок, она погнала Моисея за техником, а Соломона за планшетом и принадлежностями для рисования. При этом язык ее не отдыхал ни секунды. Задавая гостю вопросы, она не дожидаясь ответа, тут же сообщала ему какую-нибудь новость. То, что упомянутые в новостях люди были гостю не известны совершенно, ее не смущало. Потом она отправила принявшую душ Катерину в антропометрическую камеру и извинившись перед гостем за вынужденное молчание, занялась сканированием тела клиентки. Когда потерявшая дар речи Катя прошла сканирование и пошла одеваться, прибыл Моисей вместе с техником. И тут началось! На техника обрушился шквал упреков. Темпераментная дама обвинила его во всех смертных грехах и потребовала немедленно заняться своим делом. Досталось и Моисею за нерасторопность. Потом ее гнев обрушился на принесшего деревянные планшеты и треноги Соломона. Последним явился Артур Погосян, принявший на себя последний удар. Ругаясь и причитая, шустрая жидовка не забывала о деле. Расставив планшеты для рисования, она заодно заставила мужчин включить и настроить осветительную аппаратуру. Тем временем, техник наладил работу демонстрационной аппаратуры и тихо исчез. Видимо больше ничего не мешало работать дальше. Соломон с Моисеем вывели на экран математическую модель тела клиентки и принялись на основе ее создавать примерочный манекен.
  А Роза с Артуром начали мучить и изводить вопросами вышедшую из раздевалки Катерину. Сами при этом, встали к планшетам, взяли в руки карандаши и приступили к процессу творчества.
  
  ЦАРЕВ-ГРАД. В ГОСТЯХ У ЦАРЯ.
  
  - Не стоит возражать Иван Руссиянович, свою долю почестей вы все-равно получите. Поймите, что то, что было до войны и то, что будет сейчас - разные вещи.
  - Константин Ильич, я все понимаю. И про то, что политика есть политика - тоже. И все-таки мне хотелось бы реже присутствовать на подобных мероприятиях. И дело тут не в моей скромности. Все дело в обычной скрытности.
  - Вы считаете, что это кого-нибудь обманет?
  - Да уже обмануло. Хюммель мне докладывал о результатах своих бесед с теми генералами, которых мы взяли в плен. Все как один считали меня никчемным тупицей, которого выгнать уже невозможно, а поручить мне что-то важное - страшно.
  - Не всех это обмануло.
  - Вы о Сяо? Так Сяо - это не все. А судя по ходу продолжающейся войны, у пиндосов нет ему равных.
  - Кстати, разрешаю тебе и Семенычу, в частном порядке поздравить Сяо с повышением. Его все-таки оценили. Два дня назад мы узнали, что в специальном эдикте Сына Неба и Звезд, его заслуги отмечены очень высоко. И он теперь не старший полковник, бери выше!
  - Коль разрешаете, значит поздравим. Но я хочу вернуться к вопросу об основной задаче.
  - Что неясного? После свадьбы сына, ты отправляешься с супругой в Берложье. Ты остаешься там и наводишь должный порядок, а супруга следует на Сикулу и наводит там порядок.
  - Мне неясно только одно - чем плох родственник вашей супруги. До сих пор он как-то справлялся.
  
  Константин Ильич слегка помрачнел. Было видно, что ответить мне откровенно у него нет желания. Но отвечать было нужно. Он и ответил:
  
  - Князь Хвостов, это неплохой администратор. Пока дело касалось чисто административно-организационных вопросов, он неплохо справлялся с порученным делом. Но сейчас все усложнилось. Берложье из хозяйственно-политического проекта, превратилось в военно-политическое образование. А это другой уровень сложности. Там нужен уже не администратор, а правитель. Хвостов так и не дорос до уровня правителя. Много чего не понимает и упускает из виду. В результате, появились основания для тревоги.
  - Тогда почему бы его не снять с должности и не заменить более подходящим человеком? - я догадывался, почему царь этого не хочет делать. Догадывался и все же хотел, чтобы он вслух подтвердил мои догадки.
  - Я не хочу превращать титулы в пустой звук. В конце-концов наследственное правление, это не самый худший вариант. Отсутствием нужных талантов у правителя, можно скомпенсировать наличием хорошей команды у него. А вот в этом все дело. Там, в Берложье уже идет формирование дееспособной команды. Вот только меня уже предупреждают о том, что скоро интересы этой команды могут разойтись с интересами нашей державы. Именно поэтому я решил направить туда часть настоящей имперской элиты. Архиепископ Илларион займется внутренней жизнью Берложья. Ты займешься военной частью этого проекта. Твоя супруга, назначенная уже нашим официальным представителем на Сикулу - возьмет в свои руки вопросы внешней политики. А мадам Постниковская - займется финансами.
  
  ЦАРЕВ-ГРАД. ТЕАТРАЛЬНЫЕ МАСТЕРСКИЕ.
  
  Пытка продолжалась. Правда, сперва смотреть на работу мастеров было даже интересно. Как понял Василий, Роза и Артур были дизайнерами-стилистами. Переходя от планшета к планшету, они быстрыми и точными движениями, рисовали силуэт Катерины, а затем начинали 'одевать' этот силуэт в один из предполагаемых вариантов наряда. Странно, но крики и ругань сменились спокойным разбором предложенных вариантов. Отвергнув целых восемнадцать силуэтов, Артур и Роза наконец-то остановились на одном. На взгляд Василия - ничего особенного, но Катя была в восторге.
  Впрочем, расслабляться было рано. Выбор силуэта - это еще не конец работы. Мастер Соломон поколдовал и вывел копию карандашного эскиза на экран. Еще немного работы и нарисованное платье было "одето" на объемную модель Катиного тела. И тут такое началось! Роза с Артуром опять выплеснули наружу свои эмоции. Пошло обсуждение разного рода мелочей. А когда Катя, уже переставшая понимать, чем недовольны художники, заявила, что ей и в таком виде все нравится, последовала суровая отповедь:
  
  - Барышня! Дьявол таится в мелочах! Не мешайте нам бороться с этим дьяволом!
  
  После этого, разошедшаяся не на шутку жидовка, перестала обращать на смущенную клиентку внимания и занялась своим любимым делом - руганью со всеми подряд.
  
  - Вы не обращайте на это внимания, - грустно комментировал происшедшее мастер Моисей, - это все-таки театр. Розочка и Артур конечно не актеры, они их только одевают. Просто одеть актера для выступления, это приевшаяся рутина. Ничего интересного. А вы им подкинули творческую работу, вот они и обрадовались этому.
  - Мойша! Я уже жалею, что у меня есть ленивый брат! - последовал немедленный окрик, - кто будет думать о туфельках?
  
  Думать оказывается предстояло не только о туфельках. Студия как по волшебству начала наполняться другими странными людьми. Невесту теребили уже вовсю, обсуждая будущую прическу, выбирая цвет ногтей цвет ногтей и подбирая бижутерию.
  Василий уже перестал что-либо понимать:
  
  - Уважаемые! Мы пришли заказать туфли и платье! При чем тут прическа ногти и бабьи цацки?
  
  На него глянули как на святотатца. Какая-то дама с растрепанными волосами, как позже выяснилось - театральный парикмахер, уперев руки в бока, желчно ответила:
  
  - Молодой человек явно не понимает, что нет ничего в жизни девушки важней, чем свадьба. И свадьбу эту она должна вспоминать с удовольствием, а не с ужасом. Вы хотите, чтобы прическа или перчатки портили ей настроение?
  - Но зачем ей красить ногти, если она будет в чулках и перчатках?
  
  Вместо ответа, Нора Андреевна, как оказалось звали эту даму, презрительно фыркнув, вернулась к теме обсуждения.
  Итого, потратив целых шесть часов на проектирование облика невесты, спорящие добились результата. Теперь осталось оплатить заказ и дать возможность мастерам спокойно заняться своим делом.
  Увы! Плохо они знали своих мучителей. Эти фанатики еще не успокоились. Первой на Василия алчным взором глянула неугомонная Роза:
  
  - Скажите пожалуйста, а вы пойдете на свадьбу в этой форме, или закажете у нас костюм?
  
  МОРЕ, ПАЛЬМЫ, ПЕСОК.
  
  В своем советском прошлом, я частенько мечтал так отдохнуть. Чтобы рядом было теплое море, чтобы я лежал на нагретом песке, а рядом со мной была фигуристая девица. Такие мечты заманчиво выглядят тогда, когда вокруг тебя осенняя тайга, дождь льет как из ведра, а до фигуристых и не очень девиц дни пути.
  Сейчас все как в давней мечте. Получив согласие на отпуск, я с Семенычем махнул поближе к экватору на незаселенный никем остров. Вместе с нами поехали и наши жены. Семеныч хотел еще взять и дочурку, но против этого была его супруга. Мала еще девчонка для таких путешествий! Пришлось оставить ее с няней.
  Сервиса на острове никакого не было, поэтому все необходимое для жизни на нем пришлось взять с собой. Правда, количество этого необходимого определяли наши жены. А раз так, то набралось этого "самого необходимого" на целый дальнобойный фургон.
  Ничего! С разгрузкой, установкой жилья и складированием вещей управились. А потом начался самый обыкновенный отдых туристов - дикарей. Правда, местность не соответствовала прежним представлениям о тропиках. Скалы, покрытые сине-зеленым кустарником эндемика. Вместо пальм, хвощевидные травянистые растения, наподобие известной мне "медвежьей дудки". Только высота этой "травки" была порядка двадцати метров. И песок на пляже не светлый, а темно-серый. Цветы? Их еще на этой планете нет. А те, что имеют земное происхождение, остались далеко на севере. Ни меня, ни Семеныча, такое расхождение с привычными стереотипами не расстроило. А женщины... Земных тропиков они не видели даже на картинках, а потому, пейзаж их вполне устроил.
  Первая неделя заполненная активным бездельем, пронеслась быстро. Я дал Семенычу отдохнуть и развеяться. Теперь можно было затевать с ним тот разговор, ради которого мы и забрались так далеко, в места совсем не охраняемые. И нужно думать, что еще и не подслушиваемые.
  В этот день, мы сидели на камнях в маленькой тихой бухте и ловили на удочку местную живность - ленточных морских змей. С настоящими змеями, этих обитателей здешних вод, роднило только длинное вытянутое тело. А так, рыба и есть рыба. Для ухи вполне сойдет.
  
  - Как по твоему Руссияныч, долго эта война еще продлится?
  - Значит ты не считаешь, что у нас мир?
  - Нет, не считаю. Перемирие. Не более того.
  - Ты прав. Война для нас не кончилась. Нас просто оставили на время в покое. Как только кончится Большая война, за нас возьмутся вновь.
  - Кто-то из победителей? - Семеныч подсек очередную "змейку" и не прекращая беседы тянул ее на берег.
  - Не знаю, будут ли в этой войне проигравшие.
  - Поясни мне этот момент. Про войны без победителей, я знаю давно. Но войны, в которых выигрывают все воевавшие... - кинув в пластиковый контейнер добычу, Коробов сменил наживку и вновь закинул удочку.
  - Все просто. Воронов нам уже говорил, что для Сообщества и Империи, эта война является необходимым прикрытием для проведения внутренних реформ. Что там у них делается, мне не известно, но расширять свои владения они не намерены. Да им это и не нужно. Эта война ведется за уменьшение числа нахлебников.
  - Я помню. Новый рабовладельческий строй и так далее.
  - Плохо то, что мы не нахлебники, а очень даже нужные люди. Поэтому нас в покое не оставят. С точки зрения господ мира, мы их собственность.
  - Руссияныч, навряд ли этим врагом станет Империя.
  - Правду говоришь. За нас возьмется Сообщество. Сейчас ему не до нас, но все-равно мы ими не забыты. Как только закончится эта война, начнется другая. Передышки нам не дадут. Нужно пользоваться тем временем, что у нас есть.
  
  Некоторое время мы молчали. Спешить было некуда. Пойманных "змеек" уже хватало на хорошую уху, но возвращаться на стоянку нам не хотелось. Ладно, порыбачим еще.
  
  - В общем так, мне скоро лететь в Берложье и разбираться с тамошними делами. Года три, мне с тобой вот так, наедине, не встретиться и не поговорить будет. Поэтому слушай меня Семеныч внимательно и постарайся все сделать так, как я говорю.
  - Давай, излагай!
  - Ты остаешься здесь практически самым главным в нашем деле. Вся подготовка войны будет на тебе. Это официально так. На деле, ты будешь выполнять только часть этой подготовки. Другую часть, готовить буду я.
  - Кажется я понимаю тебя. Ты хочешь, чтобы основные боевые действия были не на Немезиде. И базой для подготовки следующей войны, ты видишь Берложье.
  - Правильно понимаешь! Ликвидация оставшихся "осиных гнезд" и оборона планеты - это на тебе. Моя задача - удержать Берложье и разгромить сразу две Империи.
  
  На лицо Коробова нужно было смотреть. Он ведь не верил своим ушам! До сих пор я ничего безумного ему не предлагал.
  Полюбовавшись его физиономией, я продолжил:
  
  - Ты не ослышался. Именно это я и собрался делать. Не потому, что с дуба рухнул, а потому, что это суровая необходимость. Громить империи поодиночке у нас не выйдет. Хотя бы потому, что пока мы занимаемся одним врагом, у второго руки будут развязаны. И у него будет время для того, чтобы понять, как мы добиваемся успеха. А поняв, он не только избежит разгрома, он еще сумеет не допустить нашей победы. И все тогда пойдет прахом.
  - Все-равно я тебя не пойму. Военная наука советует избегать войны на нескольких фронтах одновременно. А уж с многократно превосходящими силами противника и подавно
  - Она не советует. Тут ты прав. Но она не уверяет, что это невозможно. При жизни моего Повелителя, мы вели одновременно три войны: в Китае, на Среднем Востоке и в Европе. И противники наши были сильнее нас. Но мы везде победили.
  - А потом? Долго ли ваша империя существовала?
  - Она и не умирала. Она просто сменила хозяев. Но ты прав. Нас погубили не победы. Нас погубили захваты и стремление удержать захваченное. Вот только на этот раз мы ничего захватывать не станем. Захваты - теперь это лишнее. В свое время, пиндосы и "косые" этого не поняли. Через несколько лет они об этом пожалеют. Если только поймут.
  Сейчас я от тебя буду требовать только одного - доверия. Свой замысел во всех подробностях, я изложу тебе только через год. Сейчас тебе нужно понимать только одно: мы с тобой будем вести две разные войны одновременно. Ты будешь вести обычную войну, я - необычную. Ты будешь выигрывать сражения, я - войны. Тебе достанется вся слава побед, моей славы никто не заметит. И еще одно. Сейчас от успеха у многих кружится голова. Так вот, я хочу, чтобы у тебя не было никаких головокружений.
  А теперь слушай, что я задумал. Внимательно слушай!
  
  ЦАРЕВ-ГРАД. КОСТЮМ ЖЕНИХА К ПЛАТЬЮ НЕВЕСТЫ.
  
  - Скажите пожалуйста, а вы пойдете на свадьбу в этой форме, или закажете у нас костюм?
  
  Этот вопрос застал Василия врасплох. Та повседневная форма, что была на нем, годилась для самых разных ситуаций. Но то, что в качестве костюма жениха она неуместна - в этом проклятая жидовка была права. Вот только в данный момент Василий не знал, что ему делать. По первоначальным прикидкам, денег на костюм должно было хватить. Кто же знал, что на разного рода аксессуары и бабьи цацки, денег уйдет столько же, сколько ушло на платье?
  
  - Нет, в этой форме я конечно не буду гулять на свадьбе...
  - Молодой человек, можете дальше не продолжать. Так прямо и говорите, что у вас на костюм денег не найдется!
  - Дама! Деньги на костюм - это моя забота!
  - Нет! Вы только посмотрите на эту самоуверенность! Он считает, что сумеет найти выход! Я понимаю, что вы так действительно думаете. Но боже мой, что вы получите от этого? Вы сделаете несчастной свою красавицу-невесту, когда оденете на себя то, что не будет гармонировать с ее прекрасным платьем! Соломон! Моисей! Нора! Этот солдат не понимает, что на свадьбе должна быть прекрасна не только невеста! Он не желает делать свой праздник совсем красивым!
  
  Вставить хоть словечко в ответ не получалось. Роза трещала как жидкотопливная скорострелка. Надеяться на то, что она когда-нибудь устанет и выдохнется не приходилось
  То, что она прямо-таки жаждет слупить с молодоженов еще один заказ, это было понятно. Василий только не понял, за какие деньги. То, что у него и Кати на счету больше нет денег, Роза должна была понять после того, когда сняла с их счетов деньги на оплату заказа.
  А та продолжала и дальше, непонятно зачем разыгрывать весь этот концерт. И наконец, покрасовавшись перед публикой, она спросила:
  
  - Василий Константинович! Кажется вас так зовут?
  - Можно просто Василий, - буркнул жених.
  - Чудесно! Я правильно понимаю, что парадной формы у вас совсем нет?
  
  Вот это было правдой. Положенную ему парадную форму, он еще не получал. На войне она была ни к чему, а сейчас ему было не до нее.
  
  - Нет, я ее не получал! Только мне ее все-равно должны выдать по первому же требованию, - он начал понимать, куда клонит Роза.
  - И вы ее собираетесь одеть на свою свадьбу? Нора! Вы только подумайте! Этот юноша собрался жениться в костюме от Рябиновича!
  - Вы собираетесь предложить мне жениться в костюме от Халькевичей? - Василий уже начал звереть. Идея, обратиться за оказанием услуги к этой семейке ему уже не казалась удачной. Проблем добавилось, а денег уже нет.
  
  А неистовая Роза уже закатила нескончаемый монолог о падении вкусов и нравов в молодежной среде. Языком она чесала долго. А потом вдруг заткнулась. Но не потому, что устала, а потому, что нашла виновного в бедах жениха. Не сходя с места, она связалась с армейским интендантством и уже тамошним чиновникам закатила скандал. В итоге, тамошние чиновники, чтобы только отвязаться от этой мерзкой бабы, вынуждены были согласиться с ней, что не имеет никакого значения, где шили форму солдату. Что Модельный салон Халькевичей, сделает это ничуть не хуже гарнизонной швальни. Итогом скандала, явилось то, что выделенные казной деньги на пошив парадной формы перекочевали на счет Василия Воронова.
  Как только Роза Эммануиловна обнаружила, что клиент вновь платежеспособен, сразу все закрутилось-завертелось по новому кругу. Душ, сканирование, создание модели тела, эскиз, споры о выборе подходящих материалов...
  Только к вечеру пытка закончилась. Жених и невеста, счастливые ее окончанием, распрощались и покинули территорию этого странного "салона".
  
  - Сестра, я не могу понять, зачем мы на все это тратили время. Этот "интересный заказ" принес нам только полтора процента прибыли. Разве это гешефт? Папа в гробу перевернется от такого умения вести свои дела!
  - Соломон! Вот потому ты и не станешь никогда раввином. Потому, что дальше своей ширинки без очков ничего не видишь. Разве ты не понял, КТО эти дети? Нет, ты ничего не понял! Когда они оденут одежду пошитую тобой, они захотят, чтобы им и дальше шил одежду Соломон Халькевич . Они не захотят ходить в обуви, если ее пошил не Моисей Халькевич. Они вообще плюнут на мнение всех этих выскочек типа Рябиновичей и уважать будут только нас, Халькевичей!
  - Роза! Нью-Васюки...
  - Моисей! Я прекрасно знаю, что такого села никогда не было. Но фирма Халькевичей будет! И уважаемые люди, будут одеваться только у нас, а не у Рябиновичей!
  
  Спорить с сестрой дальше, братья не решились. Роза всегда была мечтательной и скандальной особой. Она всегда умела настаивать на своем и добиваться, чтобы это свое получилось. И лучше не стоять у нее на пути, когда она что-то задумала.
  С ней братьям и раньше было нелегко. А в последние месяцы стало еще труднее. Тот день, когда она своими руками похоронила на Семеновской Гряде то, что осталось от ее мужа, она так и не забыла. Тоска смертная поселилась в ней, и все думали что до конца жизни. Жила как будто крепко уснула. Все делала вяло, без прежнего задора. А сегодня, она ожила и стала прежней. А раз так, то о спокойной жизни придется забыть. Раз сестра что-то решила, им придется только смириться и выполнять все, что она задумала. В данный момент, это пошить лучшую в мире свадебную одежду.
  Все, кого привлекла Роза, были действительно прекрасными мастерами. А потому, выполненный ими в кратчайшие сроки заказ порадовал не только Василия и Катерину. Хвастовство и зависть - вещи до сих пор не изжитые. Уже на следующий день, после выдачи заказа на руки, в несуществующий официально салон Халькевичей образовалась очередь. Все описанное выше повторилось по-новому. Разве что теперь в более быстром темпе. Все мастерские, принадлежащие столичной театральной общине, заработали в бешеном темпе. До свадьбы оставалось мало времени, а выглядеть всем приглашенным, хотелось безупречно.
  Но и после свадьбы, забот у Халькевичей не убавилось. Роза Эммануиловна была права: аристократия державы-победительницы сочла, что теперь она имеет полное право покончить с пуританским стилем в одежде. До строительства пышных резиденций оставалось сделать всего один шаг.
  
   ЦАРЕВО. ЛЕТНЯЯ РЕЗИДЕНЦИЯ.
  
  Ивану Ивановичу Крылову, в свое время запомнилась фраза, произнесенная генералом Коробовым: "Для солдата праздник, что для кобылы свадьба - голова в цветах а жопа в мыле". Для его службы, свадьба наследника именно и была "лошадиным праздником". Это вам не прежние времена, когда подобное отмечалось просто и скромно. На этот раз родней жениха и невесты не обошлись. Подружки невесты и сослуживцы жениха - это половина беды. В отличии от прошлых времен, это событие не получилось сделать чисто семейным праздником. В соответствии с принятыми во всей Галактике этикетом, пришлось звать на это мероприятие дипломатов. Хотя, какие это дипломаты? Представитель "Суверенной корпорации Лю" и полномочный представитель Сикулы, вот и все дипломаты. Негусто конечно. Ну да что есть.
  Как и следовало ожидать, русская общественность, узнавшая о дипломатах, тоже пожелала оказаться рядом с большой политикой.
  Все это доставило большие хлопоты управителю дома. Дворцов, способных вместить такое количество народа, в наличии не было. Поэтому пришлось по срочному монтировать павильон из быстровозводимых конструкций. Здесь тоже не обошлось без анекдота. Единственным подходящим вариантом, был монтажный комплект для возведения производственного корпуса. А чем украшать сей дворец? Выкрутились и тут, срочно смонтировав театральные декорации. Получилось так себе. Но как говорили нынешние молодые аристократы: "На безрыбье и сам раком станешь!" Единственное, что не вызвало затруднений, так это накрытие праздничного стола. Не вызвали нареканий и наряды гостей.
  
  - Михаил Семенович! Как вам это торжество?
  - Вы не обижайтесь на меня Иван Иванович, но на королевскую свадьбу это не тянет. А на деревенскую, очень даже.
  - Да ладно! Дай срок, будет и толк. Просто не привык еще наш народ в роскоши жить.
  - Так в чем проблема? Дворцы ведь и недолго отгрохать!
  - Оно конечно недолго, - вклинился в беседу Порфирий Прокопьевич Ежевский, - вот только народ наш этого может не понять. Обязательно люди скажут: "Зажрались наши баре! Раньше и простому радовались!"
  - Да, народ наш такое может сказать, - согласился с Ежевским Беляев Александр Михайлович, - скажут люди, что рано мы о себе возомнили!
  
  В другой стороне собрались для беседы промышленные магнаты. К ним примкнули руководители промышленных департаментов. У них разговор о свадьбе был недолог. Пользуясь тем, что удалось наконец-то встретиться вместе, они говорили о своем, о насущном. Их больше волновали перспективы производства и сбыта продукции.
  
  - Дороговато мне обошлась эта война. Считай ничего и не заработал, прибыли никакой. А что и было в закромах, пришлось в "народную кубышку" вложить. А сейчас, хрен пойми что творится. С пиндосами не торгуем. Внутренний заказ еще не сформирован, а торговое соглашение с "косыми" еще когда будет.
  - Да и эти не спешат. Пришли, насвинячили и в кусты. А деньги как теперь зарабатывать? У меня скоро все фабрики встанут. Та же беда: сбыт в Пиндосию накрылся медным тазом, а с Косоглазией еще нет даже и намека на контракты.
  - Ты однако Василь Филлипыч выразился - Косоглазия. И правду сказал: она такова и есть. Кстати, посмотрите вон туда, - собеседник не выпуская из руки граненого стакана, до половину наполненного коньяком, указал в нужном направлении, - вон там, рядом с его косоглазым превосходительством, рыженькая стоит.
  - Ну видим. И чем тебе эта рыжая интересна стала?
  - Так это Петр Лавреньтиевич, сама Лариска Субудаева. Дочь профессора Хрущева. Так вот мужики, не проста она нынче эта Лариска. Скоро поедет нашим послом на Сикулу.
  - Стоп! Егорыч, а чем тебе интересна Сикула? Там ведь нищета сплошная живет?
  - В нищете там недолго будут жить. Мне кум шепнул, что там и будут наши те сделки проворачивать, которые здесь несподручно будет светить. В общем, будет там "серая зона". А Лариска туда едет смотрящей от нашей державы.
  - Ничего себе! Так с ней теперь дружить нужно!
  - А то! И не просто дружить, а дружить всей нашей палатой.
  - Хочешь сказать, что торговое представительство нам там нужно?
  - Так ты и сам все понял. В общем так мужики, предлагаю завтрашний "похмелятор" у меня дома справить, там и решим все ладком. Но за рыжую эту, держаться теперь нужно всеми лапами, она не только "левак" может подогнать. Считай, вся политика тамошняя теперь в ее руках. Да и мужик у нее непрост. Кум шептал, что и его туда направят, всем Берложьем заправлять, да за Сикулой присматривать.
  
  Лариса вот уже половину вечера провела беседуя со своими коллегами с Сикулы и Лю. О чем говорили? О многом разном и не о чем конкретном. Для нее это была своего рода тренировка. Впрочем, тренировалась она не одна. Вместе с ней вживались в роль ее ближайшие советники-атташе. Выведать у собеседников что-нибудь сокровенное, никто не рассчитывал. Высокие гости наверняка отдавали себе отчет в том, что соответствующие службы старательно пишут все разговоры. Так оно и было. Тайная Канцелярия, царская охрана, ГРУ, СМЕРШ и Информационная служба Департамента Внешних Сношений, включили в состав приглашенных своих сотрудников снабженных нужным оборудованием.
  Правда, мониторинг все-таки вели не зря. В один прекрасный момент, старший группы из Тайной Канцелярии оповестил Ларису по тайной связи:
  
  - Лариса! Посмотрите на три часа вправо. Видите пожилого мужчину с молодой женщиной?
  
  Моргнув глазами, Лариса еле заметным жестом ответила: "Вижу!"
  
  - Мужчина, это Томео Мори, женщина - его супруга Арису Мори. В позапрошлом году попали в наше поле зрения. Собиратели фольклора. Статуса дипломатов не имели. О принадлежности к корпорации Лю ничего известно не было. Сейчас обладают и тем и другим статусом. На Немезиде будут недолго. Уверяют, что едут транзитом на Сикулу.
  
  Улыбнувшись, Лариса продолжила слушать рассказ господина Вонг Чана о его собственной свадьбе, случившейся тридцать лет назад.
  Единственными обитателями свадебного павильона, кого не заботили сейчас проблемы вселенского масштаба, это были сами молодожены и их приглашенные на свадьбу друзья и подруги. Вот уж кто веселился от души! Радостный смех, веселая музыка, зажигательные танцы, крики "Горько!'" и легкий флирт. Они действительно пришли праздновать и ни о чем серьезном не думать. Обычная молодежная компания. Более того - большей частью "золотая молодежь". Вроде ничего необычного. Вот только большинство парней носят ладно сидящую на них форму. Парадный китель самого жениха "украшен" нашивками за ранения и Штурмовым Знаком. Впрочем, такие же "украшения" есть почти у всех парней. И девчонки не совсем обычны. У большинства из них, праздничные платья украшены Георгиевской ленточкой - знаком личного участия в боевых действиях. Прошедшая недавно война их еще не до конца отпустила. А будет ли в их жизни еще одна война - об этом они пока не думали. Они просто радовались жизни и празднику, не подозревая, что уже пошел обратный отсчет. Новая война уже зашевелилась в материнской утробе мира. Множество причастных к этому людей, внимательно следили за политикой - этой древней Матери Войн.
  
  

ГЛАВА 47

  
  И мы родимся здесь, во столько и тогда-то
  И проживем две жизни за одну
  И станут наши душеньки крылаты,
  И улетят на новую войну!
  
  (Леонид Сергеев "Последний парад")
  
  СУБУДАЕВ. БОРТ "ЛЮЧИИ"
  
  Мне часто приходится тосковать по прежней простоте нравов. Обе прожитых жизни прошли в походах и на полевых стоянках. И если мне не привыкать к собственной значимости, то к роскоши я привыкаю с трудом. И что она могла для меня значить? Тот, перед кем лебезили шикарно одетые правители разных стран и народов, частенько устраивал им приемы посреди чистого поля, благоухая собственным и конским потом, с лицом не отмытым от гари пожарищ и капель вражеской крови. Я не о своем Повелителе на этот раз, я о себе самом.
  Попав на Немезиду, я и тут не обнаружил показной роскоши и барства. Знать по внешнему облику, поведению и привычкам мало чем отличалась от своего народа. При этом она не переставала быть знатью.
  За последний месяц все резко поменялось. Успехи последних лет и выигранная недавно война, породили в обществе эйфорию. И всем разом захотелось зримого подтверждения своей значимости. Свадьба наследника это показала ясно. Стоило превратить семейный праздник в официальное мероприятие, как сразу нашлись и те, кому обычная одежда показалась недостаточно нарядной. А дальше - больше. Причем даже у меня дома. Дату отъезда приурочили к окончанию пошивки платьев для моей жены. Мол негоже посланнице великой державы ходить в затрапезных платьях. Вслед за Ларисой, пришлось озаботиться своим гардеробом всему посольству. В общем, целый месяц ожидания. И даже меня заставили обзавестись двумя комплектами парадного обмундирования.
  Но наконец-то все пошито и упаковано и даже сдано в багаж. А дальше началось первое в Ларисиной жизни и второе в моей межзвездное путешествие. Нужно сказать, что стоило только договориться с чжунхуями о мире, как сразу возникло регулярное сообщение с Берложьем и Сикулой. Чудес тут никаких не было. Оно было и раньше, только не в таких масштабах. Просто Контрабандный Флот Энтони Фроста, легализовал часть своих рейсов. Естественно, что монополистом ему быть не позволят. Хотя бы потому, что скоро на Берложских верфях будут заложены корабли Русского Торгового Флота. А пока ему составят конкуренцию парочка кораблей компании "Блистательная Лю". Вы уже догадались, чьи это корабли?
  Вместе с нами, на сухогрузе "Лючия", отправлялась тьма народа. Это сотрудники различных фирм, уже давно прописанных на Сикуле, дипломаты и офицеры Штаба ВКС.
  
  - Жаль, что на "Лючии" нет демонстрационной площадки, - это было первое, что сказала моя супруга, после того, как мы разместились в отведенной нам каюте.
  - Лариса, что требовать с этих мафиози? Думаю, что когда они приобретали этот корабль, они думали о скрытой перевозке "живого груза", а не об организации круизов.
  - И все-равно жалко. Очень хочется глянуть вживую на настоящий космос.
  - Честно говоря, давно мечтал о том же. Вот только второй раз уже лечу в консервной банке без внешнего обзора. Правда, если ты сильно хочешь, то можно устроить прогулку на узел связи. Там на экраны выводится информация с приборов внешнего наблюдения.
  - Интегрированная картинка? Спасибо, но это я могла и дома увидеть.
  - Значит не судьба. А вот мне явно этот космос успеет надоесть.
  - Значит, чаще будешь меня навещать.
  - Мне и так придется часто к тебе ездить, так что соскучиться не успеешь. Да у тебя и самой будет дел выше крыши.
  
  То, что супруге скучать не придется, я прекрасно знал по тому списку задач, которые нам предстояло выполнить совместно. В течении года, предстояло превратить эту богом забытую планету в бойкий галактический перекресток.
  Не стоит забывать о том, что война закончилась только у нас. Сообщество и Чжунхуй продолжают драку.
  Наш интерес состоял в том, чтобы эта драка затянулась надолго. Долгая драка - это гарантия того, что прежние наши хозяева не сразу сумеют уделить нам должное внимание. За время идущей войны, мы должны успеть нарастить свой боевой кулак и подготовить условия для ведения следующей войны.
  То, что драться нам предстоит сразу с двумя "хозяевами жизни" в Галактике, знаю только я и Коробов. Остальным пока об этом знать не обязательно. А то ведь могут и проявить нерешительность. Захотят чего-то выждать и выгадать.
  Наверное я и сам бы согласился так поступить, если бы не знал простой истины: если слабая сторона стремится оттянуть начало схватки - она обязательно ее проиграет.
  
  ПОЛИГОННЫЙ ОСТРОВ. ШАПОШНИКОВО. МАТВЕЕВ.
  
  - Сейчас у нас в боеготовом состоянии находятся только четыре комплекса противокосмической обороны из восьми. Но это формально. На деле и с ними есть проблемы. В первую очередь нехватка кадров.
  
  Сегодня Петр Ильич вместе с Михаилом Семеновичем работали над планом обороны Немезиды от нападения из космоса.
  
  - Я думаю, Петр Ильич, что и при работе восьми комплексов, мы прикроем только один сегмент подступов к планете. Чтобы прикрыть всю планету от высадки вражеского десанта, мы должны иметь возможность держать свои средства ПКО на всей поверхности.
  - Это нереально, Михаил и ты это понимаешь. Каждый стационарный комплекс потребляет гигантское количество энергии. Их ведь не случайно строят совместно с космопортом. Представляешь, сколько анклавов нужно заселить? У пиндосов считается, что вокруг одного космопорта должно жить не менее полумиллиона человек. Получается, что мы должны построить дополнительно порядка сорока-пятидесяти таких станций и найти для заселения пустых земель двадцать-двадцать пять миллионов человек! У нас всего пятьдесят миллионов населения!
  
  Семеныч в принципе уже знал правильный ответ на заданный вопрос. Но всегда лучше, когда собеседник своим умом придет к тому же решению, которое давно уже созрело в недрах Генерального штаба.
  Да, именно Генерального штаба! Полевой штаб Армии Русского мира - это уже прошлое. Новое время - новые задачи. А значит и новый орган управления войсками. Причем расширение функций происходит в автоматическом режиме. Это раньше они сосредотачивались на чисто сухопутных операциях. Теперь же, добавились Войска Противо - Космической Обороны и Флот. Что там у Субудаева получится сотворить в Берложье - бог весть, но созданные Матвеевым войска ПКО уже достаточно давно действуют. Боевые успехи их еще не велики. За всю войну удалось поразить всего четыре цели на орбите. Но лиха беда начало. Нужно дальше продолжать.
  
  - А что ты Петр скажешь о мобильных комплексах?
  - Смотря каких. Наземные прошу не предлагать. Тот же геморрой что и со стационарными. Космического базирования - это дело. Беда только в том, что мы их не построим в достаточном количестве.
  - А сколько их нужно?
  - Сейчас прикину и скажу.
  - Да ты не спеши, подумай взвесь и дашь мне ответ. А пока давай съездим на обед ко мне. Супруга моя грозилась роскошными котлетами меня удивить, так заодно и ты распробуешь.
  
  Спустя два часа они вновь засели в рабочем кабинете Коробова. Правда сразу вернуться к теме прерванного разговора не получилось. У подчиненных оказывается тоже накопилась куча не решаемых без начальства проблем. И пока Коробов разбирался с текучкой, Матвеев зашел в рабочий отсек, который занимали переведенные со станций ПКО офицеры.
  
  - Порядка шестидесяти орбитальных комплексов на стационарных орбитах, - ответил Матвееву на заданный им вопрос старший группы, - мы это уже прикидывали раньше. Только это не выход из положения.
  - Что вас смущает?
  - Атака "Михаила Паникахо" показала, что подобные платформы без флота не защитить.
  
  Именно с таким выводом, Петр Ильич и пришел к освободившемуся от мелких забот Коробову.
  А тот, как будто ожидал такого ответа. Во всяком случае не удивился ему. Задумчиво почесав затылок, Семеныч спросил:
  
  - А чем сейчас у тебя занят твой брат?
  - Чем он может быть еще занят? Фирмой моей заправляет.
  - И много ему работы?
  - Смех и слезы это, а не работа. Нужды в морском транспорте большой нет. Вот и с заказами не очень. Пробавляется всякими побочными заказами, которые к судостроению никаким боком... Стой! Так ты на что намекаешь? Комплексы морского базирования?
  -
   Не намекаю. Ты сам догадался.
  - Ну Семеныч, ты и жук! Ладно, с меня магарыч за умную мысль! Кстати, а ты не против, если мы с братом выделим тебе пай?
  - Это что? Взятка? Нет, спасибо, но не стоит. Не хватало еще мне допросов в СМЕРШе! Ты хоть помнишь, что воякам запрещено участвовать в коммерческих проектах?
  
  БЕРЛОЖЬЕ.
  
  

 []
  
   Панорама Берложья

  
  - Ну и свалку же тут устроили! - такими словами озвучила полученные ей впечатления Лариса.
  
  Что верно, то верно, виды самого Берложья взгляда не радовали. Жилые и производственные комплексы, составленные из списанных в утиль кораблей - неизбежный результат спешки и погони за дешивизной. Сами обитатели к этому всему уже давно пригляделись и перестали замечать творящегося безобразия.
  Мне все это совершенно не нравилось. И дело вовсе не в том, что военный человек любит все равнять и красить. Просто с древних времен, любой полководец заботится о том, чтобы войско могло покинуть свою стоянку быстро и без неразберихи. Отсюда и выровненные по линейке шатры и ровные утрамбованные дорожки.
  Второе, что мне тут не понравилось - много лишнего народа. Для военного стана, каждый лишний человек, это источник бардака, неразберихи и паники. И с этим я тоже решил покончить.
  Дело в том, что по моему замыслу, Берложью предстаяло стать базой для подготовки новой войны. А это значит, что лишних отсюда нужно гнать. Благо, что на Сикуле хватало земли для размещения тех учреждений, которым в космосе не место. Именно это я и высказал князю Хвостову:
  
  - В системе Берложья, как и на боевом корабле, лишних людей не должно быть. Я понимаю, что когда все только начиналось, людей больше негде было разместить. Только здесь. Но теперь обстановка изменилась. У нас есть Сикула, а на ней скоро появится хозяйка. Она сейчас перед вами. Знакомьтесь: Субудаева Лариса Викеньтьевна. Отныне она решает там все ваши вопросы.
  
  Обалдевший от такой откровенности, Геннадий Леонидович только и смог, что соблюсти приличия и расшаркаться перед моей женой.
  Потом, когда мы остались с Ларисой одни, она мне попеняла:
  
  - Иван, я конечно ценю то доверие, которое мне оказывают, но не забывай о том, что я дипломат, а у Сикулы есть свое правительство. Я ничего не смогу решить сама без их согласия.
  - Лариса! Мне нужно часть учреждений тыла вывести на нейтральную территорию. Для того, чтобы хозяева этой территории не мешали им работать как должно, ты должна там стать не просителем, а хозяйкой. Поставь себя так, чтобы местные правители желали выполнять любые твои капризы.
  - Как я заставлю их это делать. Не забывай, что я там буду не единственным игроком. Скоро туда кто только не набежит.
  - Значит, у тебя везде должны быть свои люди. Тут я тебе помогу. Люди, способные выполнять любые приказы, у тебя будут.
  
  Здесь ничего несбыточного я ей не обещал. Еще когда я собирался в дорогу, то вопрос о роли Сикулы в предстоящей войне, мы с Семенычем обсудили подробно. По всему выходило, что на поверхности Немезиды, для нашего ГРУ работы будет немного. А раз так, то незачем всем толпиться на одной планете. Разведка должна быть в самой гуще событий. А раз так, то и Хюммелю дома делать нечего. Пусть налаживает работу флотской и агентурной разведки.
  Сам Хюммель такому предложению был даже рад:
  
  - В наших условиях, это лучшее, что можно придумать. Сикула, это идеальное место, где мы можем дать старт для успешной работы нашей агентуры. Это и практика работы в щадящих условиях, и масштабная вербовочная работа, и плацдарм для проникновения в закрытые учреждения противника. Немезида нам такой возможности не дает.
  
  Спустя неделю после постановки задачи, Хюммель предоставил нам с Семенычем на утверждение план работы. После неизбежных криков и споров, мы его утвердили.
  
  
   СИКУЛА. РУССКОЕ ПОСОЛЬСТВО.
  
  - На нашу богом забытую планету пролилась божья благодать! - именно так прокомментировал сообщение о прибытии посла Русского Мира полковник Фердинанд Бланк.
  - Видимо мы действительно многим теперь стали нужны, - флегматично заметил вице-премьер Арнольд Баско, бывший еще не так давно начальником военной полиции.
  - Господа, но ведь все это весьма подозрительно. Мы столько лет были в подвешенном состоянии и вдруг нас все стараются облагодетельствовать. Я никогда не верил альтруистам и то, что они устроили для себя тут лежбище, меня лично это сильно тревожит.
  
  Ну еще бы, Михаэля Гарца да что-то не тревожит? То, что управляющий Сикульским Государственным банком прожженная сволочь и ловкач, на планете знали все. И все удивлялись его феноменальной непотопляемости. В принципе, любое вменяемое правительство, таких людей как Михаэль Гарц, либо сразу вешает на фонаре, либо держит на коротком поводке. С господином Гарцем не пришлось делать ни того, ни другого, ибо он в силу своей природной сообразительности, продался русским в числе первых. Теперь его судьба была вовсе не в руках господина Протектора Сикулы, а зависела от текущего настроения госпожи полномочной представительницы, недавно прибывшей к ним на планету.
  Перевесят ли его недавние заслуги прошлые грехи, Михаэль заранее не знал. А потому его и бросало то в жар, то в холод. Ведь в отличии от правителя, он прекрасно знал истинные возможности этой дамы. Удивляться такой осведомленности не стоило. Полковник Бланк еще даже не задумывался о государственном перевороте, когда под светом другой звезды на него была сделана ставка. Но пришли первые эмиссары вовсе не к бравому вояке. Сперва "благодетели" навестили Михаэля и предложили ему выбирать между сотрудничеством и гнусной смертью. Пришлось выбрать первый вариант. Вот тогда и пришел к банкиру настоящий страх. Обслуживание чужих "серых" и "черных" схем, само по себе опасное занятие. Тайны, связанные с большими финансовыми потоками всегда смертельны для тех, кто с ними соприкасается. Бежать от этих тайн было уже поздно. Присланные по его душу контролеры, отслеживали каждое его движение. Пришлось сменить стиль жизни.
  Вопреки ходившим на Сикуле сплетням, господин Гарц уже длительное время вел жизнь честного человека, научившегося жить на свое скромное жалование. Правда, возвращать ранее наворованное обратно в казну он не стал, но и тратить даже самую малость с этих сумм опасался. Какие бы соблазны он при этом не испытывал, но попасть в лапы родной полиции или в подвалы отцов-иезуитов он боялся. А тут еще новые страхи!
  То, что отсидеться тихо не выйдет, это понимали уже все члены правительства, вызванные госпожой посланницей "на ковер".
  
  - Господа! - Михаэль уже начинал нервничать, - а как вы думаете, почему посланница пригласила не весь Кабинет, а только тех, кто здесь присутствует.
  
  Задавая вопрос, Гарц теребил в руках свой деловой планшет, куда загодя закачал имеющийся у него компромат на всех тут присутствующих.
  
  - Михаэль, что вы как маленький, - в голосе Питера Борна прозвучала откровенная ирония, - госпожа посланница пригласила только тех, с кем ей есть что обсудить.
  - Я представляю, что именно она будет обсуждать с вами, - огрызнулся Михаэль, с трудом подавив новую волну паники, когда обратил внимание на то, что Питер Борн тоже явился на прием со своим рабочим планшетом.
  
  Что может содержаться в планшете директора Управления Безопасности, догадаться было нетрудно. От этой догадки у Гарца вспотела спина.
  Слава богу, долго мучить гостей неопределенностью, посланница не стала.
  
  - Полномочная представительница Русского Мира Ее превосходительство госпожа Субудаева Лариса Викентьевна! - четко и внятно объявил неизвестно откуда возникший секретарь.
  
  Присутствующие здесь члены местного правительства, в большинстве своем люди военные, сразу подтянулись.
  
  - Представитель Вооруженных Сил Русского Мира, его превосходительство генерал-майор Субудаев Иван Руссиянович.
  
  Хотя, строевая подготовка в армии Сикулы не практиковалась никогда, тем не менее все кто в погонах, вытянулись по стойке "смирно". Глядя на военных, господин Гарц последовал их примеру. И даже дыхание задержал.
  В приемную вышли молодая женщина, одетая в элегантное строгое платье и мужчина немногим старше ее, одетый в идеально сидящую на нем форму.
  Женщина глянула на оказанные ей почести с удивлением, а мужчина с веселым любопытством.
  
  - Вольно! - подал команду резким голосом Субудаев и все присутствующие с облегчением ее выполнили.
  - Господа! Я очень рада со всеми вами познакомиться. Не удивляйтесь, я сделала это заочно. И давайте не будем зря тратить ваше драгоценное время. Думаю, что свои верительные грамоты, я смогу вручить вам позже, когда будет подготовлена официальная церемония, - при последних словах, Фердинанд Бланк побагровел: он и не знал, что такая церемония полагается. И что есть на свете такая вещь, как верительные грамоты, он тоже не знал. Секретари ему об этом ничего не говорили. Правда, посланник Корпорации Лю, ни о чем подобном не напоминал. Но то корпорация, а то какое-никакое а государство. Сейчас, когда посланница считай отхлестала своим намеком на незнание дипломатического этикета, господин протектор уже готов был самолично выпороть этих невежд. Придется как-то извиниться за такой прокол. А посланница, произнеся приветственную речь, перешла к делу:
  
  - К сожалению, я не во всех вопросах компетентна, поэтому предлагаю поступить так: господа военные обсудят насущные вопросы с моим мужем. С вами господин Питер Борн, хочет поговорить майор Хюммель, это почти что ваш коллега, а вас господин Гарц я приглашаю для собеседования в свой кабинет.
  
  К ужасу Гарца, высокопоставленная дама бросила на него уже не улыбчивый взгляд. А тот тон, которым она произнесла слово "собеседование", сказал лукавому пройдохе о том, чем может закончиться это собеседование.
  
  "Господи! Почему собеседование а не деловая беседа?'" - нижнее белье под нелепо сидящим на банкире костюмом промокло насквозь. Вцепившись обеими руками в планшет с доносами, несчастный Михаэль с покорной обреченностью следовал за вершительницей его дальнейшей судьбы. Очень некстати возникло желание посетить туалет.
  
  ФЕЛЯЙН-БЕЙ. ШТАБ ОБОРОНЫ НЕМЕЗИДЫ.
  
  - Чарльз, пожалуй нам нужно на что-то решаться. Отсутствие боевых действий в наших условиях, это пожалуй не подарок судьбы.
  - Я бы не стал колебаться в принятии решения, если бы обладал нужным количеством достоверной информации. А так... - лорд Валлентайн замолчал, не закончив произносимую фразу.
  - Значит, просто сидим и ждем случая? - Лоренц Гланц, уловивший ход мыслей, вслух произнес недоговоренное собеседником.
  
  Тот в ответ утвердительно кивнул головой. Сколько ему предстоит еще проторчать на этой чертовой планете, Чарльз Валлентайн не знал. Текущая обстановка к оптимизму не располагала. После того, как русские выжили чжунхуев со своей планеты, смысла в его пребывании на Немезиде больше не было. Однако и покинуть ее он не мог. Что сейчас творилось в мире, он не знал. После уничтожения орбитальных ретрансляторов, всякая связь с командованием исчезла. Отсутствие новостей действовало на всех угнетающе. Какие-то новости приносили с собой контрабандисты, вот только достоверность полученной информации подтвердить было некому. Прослушивание русских новостных передач, тоже мало что давало. Похоже, что русские и сами не имели представления о том, что творится в мире Сообщества. В основном, сообщения касались тех событий, что происходили на самой Немезиде. Позже, появились сводки о событиях в каком-то Берложье и на малоизвестной Сикуле.
  Не радовало его и отсутствие успехов на фронте тайной войны. После успешного рейда, который провели чжунхуи, русские взяли "Свободные Территории" под плотный пограничный контроль. Все попытки поисковых групп выйти за пределы охраняемого периметра провалились. Сформированные русскими в ходе войны пограничные войска, стерегли установленную ими границу бдительно.
  
  - Сэр! Мы ничего не можем тут поделать, - докладывал ему Майкл Ингманн, - периметр насыщен не только охранной аппаратурой но и автоматическими боевыми системами. У нас уже два человека погибли. Мы не можем попусту рисковать.
  - Значит, нам доступно только пассивное наблюдение?
  - Да, сэр! Те беспилотники, что были отправлены за пределы периметра тоже бесследно пропали.
  - Значит осталось только терпеливо ждать подходящего случая?
  - Я больше ничего не смогу вам предложить.
  
  Сидеть без дела, ни на базе, ни в Одесском анклаве никто не сидел. Дело потихоньку нашлось всем. Но жить в условиях полной блокады было невыносимо. Хорошо еще то, что воздушное сообщение между последним анклавом и базой, хозяева планеты пока еще не прервали.
  Следовало принять какое-то решение. А для этого нужна была точная информация о происходящем вокруг.
  Конкретное предложение, позволяющее им хоть как-то влиять на ситуацию, как ни странно поступило от капрала Дукакиса. А предлагал он построить для русских "Троянского Коня".
  
  СИКУЛА. РЕЗИДЕНЦИЯ ЕЁ ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВА.
  
  

 []
  
  Сикула

  
  - Знаешь Иван, после разговора с этой мразью, мне срочно понадобилось принять душ, - Лариса испытывала явное облегчение от того, что собеседование с директором Сикульского Банка закончилась.
  - А чем он так тебе не понравился?
  - Практически всем. Впервые я встретила в своей жизни такое сочетание отрицательных качеств, да еще в одном человеке.
  - Думаю, что ты просто вообще ни с чем похожим не встречалась, вот потому и воспринимаешь это очень чувствительно.
  - Наверное. Но ты бы видел его в тот момент, когда я выложила передним всю его подноготную! Он чуть ли не обгадился от страха прямо не сходя с места. Пришлось отпустить его срочно в туалет. Второй раз прищлось его отпускать после того, когда я объяснила ему, что его может ожидать
  - Ну а после, он хотя бы успокоился? - меня начало уже забавлять искреннее возмущение моей жены.
  - Успокоился, но мне легче от этого не стало, ибо он продолжил гадить уже в моем присутствии!
  - ???
  - Да нет, не в буквальном смысле, еще чего не хватало! Он просто вывалил на меня целый ворох доносов на всех, кого только мог вспомнить.
  - А ты?
  - А я сидела и снисходительно улыбалась, хотя очень хотелось эту мразь придушить!
  
  Да, раньше мне не приходилось видеть, чтобы моя супруга теряла выдержку. В данный момент она выплескивала на меня все, что у нее накопилось за день. А я сидел с ней рядом и пил чай, стараясь при этом привести ее в чувство.
  День для обоих из нас был действительно нелегкий. Но он стоил потраченного времени и нервов. Переговоры, что я вел с местным правителем, тоже были нелегкие. Правда, полковник Бланк в отличии от своего банкира, был действительно достойным человеком. Но именно в этом и состояла трудность ведения переговоров.
  Наши интересы не очень то и совпадали.
  Мне нужен был на этой планете вынесенный за зону предстоящего конфликта тыл. Естественно, что размещенные здесь тыловые учреждения должны быть под нашим полным контролем. Именно последнее и не нравилось Фердинанду Бланку.
  - Вы предлагаете разместить на нейтральной территории сеть своих баз, да еще защищенные вашими войсками!
  - Что вас в этом смущает?
  - Те, с кем вы собираетесь воевать, могут не признать наш нейтралитет. В общем, это предложение нас совсем не устраивает.
  
  В итоге, мы все-таки договорились. Правда, после такой договоренности, остаться в стороне от бурных событий, у народа Сикулы не получится. Да оно и по-любому не получилось бы. Коготок уже давно попал и птичка Сикула могла лишь верещать да крылышками дергать. Полковнику Бланку пришлось это осознать и принять то решение, которое мы ему и продиктовали.
  
  ФЕЛЯЙН-БЕЙ. ШТАБ ОБОРОНЫ НЕМЕЗИДЫ
  
  - Сэр! Вам наверное известно, что в войсках специального назначения не принято преследовать людей за исповедование одиозных культов.
  - Успокойтесь, Ингманн! Я не собираюсь портить жизнь честному служаке. Более того, его отклонения от нормы мы должны использовать должным образом, - Валлентайн ничуть не кривил душой. Этому Дукакису стоило простить даже смертные грехи только за то, что он нашел выход из дерьмовой ситуации. И не просто нашел, а сам, без подсказок начальства подготовил первые шаги операции "Троя".
  - Сэр! Значит мы можем не переживать за судьбу нашего подчиненного?
  - Не волнуйтесь, я не только оставлю при себе наш маленький секрет, - Валлентайн специальным тоном подчеркнул слово "наш", - более того, я буду способствовать дальнейшему продвижению по службе столь сообразительного капрала.
  
  И тут тоже он не лгал. То, что у человека есть мозги и инициатива, это следует ценить., а не цепляться к пустым формальностям. Служба Его Величества, в отличии от Сообщества Специальных Служб, всегда отличалась способностью когда это требовали интересы дела, проявлять разумную снисходительность к дельным малым. А Нестор Дукакис похоже был из таких.
  Итак, все началось с того, что войсковая разведка, после того, как русские заблокировали все входы и выходы из анклавов, осталась без работы. А вернее, им пришлось ограничиться только инструкторской деятельностью, готовя из россиянских папуасов новые подразделения войсковой разведки. Свободного времени у разведчиков оказалось достаточно много. Поэтому они его попытались с толком использовать. Например, изучая язык аборигенов.
  Вот и Дукакис, изучая язык, начал практиковаться в чтении текстов. Для этого он вошел в планетарную информационную сеть и занялся переводом статей и комментариями к ним. Довольно быстро, он наткнулся на разделы, где шло обсуждение тем, связанных с религиозной тематикой. Тут он и обнаружил, что наиболее распространенной верой на этой планете, является ортодоксальное христианское учение. Найти единоверцев - для Нестора это было важным событием! Настолько важным, что он обратился по команде с просьбой разрешить ему общение с единоверцами.. Ему разрешили, предупредив заранее, что контроль этого общения, обязательно будет осуществляться контрразведкой.
  Вступив в контакт с участниками дискуссии, Дукакис несколько месяцев вел с ними диалоги только на религиозные темы. А потом принес Ингманну наметки своего плана.
  
  - Капитан! Хочу вам доложить о том, что люди, которых я считал вначале единоверцами, на деле таковыми не являются.
  - Капрал, это имеет значение?
  - Лично для меня имеет, а для того дела, что я задумал - нет.
  - Подробней можно?
  
  Нестор начал излагать подробней. Классическая православная вера византийского обряда, хотя и не приветствовалась в Сообществе, но никуда не исчезла. Правда, многочисленная когда-то церковь, постепенно превратилась в не слишком большую секту, состоящую в основном из маргиналов.
  Попав на Немезиду, Дукакис столкнулся с россиянцами, которые тоже считали себя православными христианами. На деле же, Нестор определил их как ультралиберальных экуменистов.
  
  - А в чем тут разница? Как я понял, обряды не претерпели изменения.
  - Огромная разница, даже слишком огромная. Святое Писание и обряды они сохранили, но этика их основана не на священных текстах, а на их толковании. В частности, они считают, что Спаситель наш был обеспеченным бисексуалом и потому алчность, разврат и содомия являются особенностями поведения, а не грехом.
  - Дукакис, вы военный или богослов?
  - Сэр! Я разведчик, а значит должен быть внимательным к мелочам!
  - Хорошо, продолжайте!
  
  Продолжение было гораздо интересней. Пообщавшись с предполагаемыми единоверцами, капрал понял, что единоверцами они ему не являются. Русские тоже оставили в неизменности и священные тексты, и обряды, но этика отличалась от оригинальной еще сильней чем у россиянцев. Основана она тоже была на толковании текстов, но в какую то другую сторону. Местные православные считали, что их вера, так же как и католичество, ислам, иудаизм и атеизм, является всего-лишь доступной для понимания частью некой Истины более высокого порядка.
  
  - Я не стал с ними спорить сэр, хотя как человек истово верующий, я обязан бороться с гибельными заблуждениями. Я прежде всего разведчик, который обязан использовать любые обстоятельства для достижения успеха.
  - Какие обстоятельства вы считаете способствующими нашему успеху?
  - Эти псевдоправославные недовольны существующим положением. В частности, своей малой значимостью в научной сфере.
  
  А дальше последовало изложение того, что сумел понять Нестор. Местная наука была создана тремя группами людей: атеистами иудаистами и иезуитами. Со временем, в науку пришли люди и других конфессий, но система уже сложилась. Возникли не только научные школы, но и научные кланы, связанные друг с другом разными нитями, включая родственные связи. А это уже означало, что при прочих равных условиях, предпочтение всегда отдадут тем, кого считают своим. Судя по репликам респондентов, сейчас в Академии Наук было сплошное засилье католиков.
  Замысел операции "Троя" в общих чертах родился в голове этого капрала.
  
  - Раз есть недовольные, значит есть и возможность к разложению общества изнутри.
  
  Этот вывод Ингманну понравился. Более того, план Дукакиса был расширен. Ставка на одного человека была сочтена им недостаточной. Следовало внедрить в стан врага целую группу эмиссаров. Так родилась идея о том, что русским стоит подсунуть целую группу ложной оппозиции.
  
  - Мы решили, что эта будет оппозиция чисто религиозного плана. Нестору я уже поручил начать подготовку к внедрению целую группу россиянцев. Часть из них, будет состоять из наивных идиотов, искренне верящих в то, что они просто возвращаются к своим единоверцам. Такие у нас есть. Их только нужно объединить в группу. Но с этим мы справимся. Меньшая часть, будет знать истинную цель наших действий. Они пройдут особую подготовку, - именно такое предложение Ингман и озвучил в беседе с Валлентайном.
  - Майкл! Все это хорошо, только вы не забыли, что у Академии Наук есть еще структуры, которые заняты ведением разведки?
  - Мы это учли. Более того, мы продумали и меры профилактики против их деятельности.
  
  Кончился доклад Ингмана тем, что план "Троя" в общих чертах был принят, а капрал Дукакис, как ключевая фигура начальной стадии операции, был переведен из войсковой разведки в агентурную. И не просто переведен, а с повышением.
  
  СПУСТЯ НЕДЕЛЮ.
  
  Нестор Дукакис уже давно привык молиться богу не вслух а молча. Не годится, чтобы самые сокровенные твои молитвы слышали уши нечестивцев. Так учили его на Эгее.
  
  "Господи! Благодарю тебя за то, что наделил меня свободною волею, позволяющей выбирать между Добром и Злом, за то что дал мне разум способный отличать Добро от Зла, за то, что дал мне силу для противостояния Злу и ясный взор различающий где есть Добро".
  
  Он приучил себя скрывать свои истинные мысли от окружающих. Когда он был последний раз откровенен с людьми? Разве что в детстве.
  Прожитая им жизнь, это жизнь обманщика и лицемера. Он устал от такой жизни, но привитое с детства терпение и выдержка не позволяли ему поддаваться усталости. Легендарный Одиссей, годами таскал по миру свое весло в поисках людей, никогда не видевших моря. Нестор таскал при себе не весло а крест и искал людей схожих верою и не бессильных при этом.
  
  Одиссей, найдя искомое, вкопал свое весло на площади людского селения, а Дукакис просто поставил богу свечу в местном храме. Одиссей видел этих людей своими глазами, а ему еще предстоит их увидеть. Похоже, что он сумел обвести контрразведку вокруг пальца. Она не сумела увидеть во внешне нейтральных фразах того, что увидели ведущие с ним беседу единоверцы. И в некоторых ответных фразах, безопасники не увидели ничего подозрительного. Зато ему было понятно, что ТАМ все сообразили правильно.
  Теперь настал черед уловить уловляющего.
  
  "Господи! Прости мне то, что жил лживо и неправедно ибо иначе невозможно было исполнить волю твою. И не было у меня иных путей для того, чтобы приблизиться к цели.
  Прости меня за кровь неправедно пролитую, ибо путь к Правде лежал через кровь. Прости меня за мерзость что пригрел я вокруг себя, ибо задумал я руками этой мерзости избавить мир от нечистот".
  
  Смущало его только то, что нехорошо он поступает с теми, с кем многое прошел. Но тут уж ничего не сделаешь. Получится, значит он убережет своих боевых товарищей от гибели. Не получится, значит такова их судьба. Жалеть понапрасну и колебаться в своих действиях, он давно отучился. Как и надеяться на награду для своей души. Бог справедлив, и не вознаградит того, кто душу свою грехами губил. Зато люди более милостивы и не проклянут того, кто "душу свою губил за други своя". Нужно ли говорить, что людьми Нестор считал тех, с кем давно расстался на Эгее и тех с кем еще предстоит встретиться здесь, на Немезиде.
  
  

ГЛАВА 48.

  
  ОТ МИРАЖА К МИРАЖУ.
  
  - Ясно, что совсем ничего не ясно, - такими словами оценил работу тайного следствия князь-кесарь.
  - Объект ведет себя крайне осторожно. Никаких компрометирующих его действий и высказываний мы за ним не заметили, - Ежевский честно говоря не разделял подозрений Крылова в том, что царица могла составить заговор против державы, - убедительных мотивов для враждебной деятельности тоже не прослеживается.
  - Значит, ничего кроме "логической паутинки" мы предъявить не в состоянии?
  - Пока нет. Мы прошлись по всем ниточкам и узелкам. Все установленные нами связи находятся внутри общей системы. Внешние связи отсутствуют. Даже в неявном виде.
  - То есть, внешняя деятельность вообще не прослеживается?
  - Вы же Ваше Величество сами видели, что это так! - Ежевский обычно титуловал Ивана Ивановича в двух случаях: либо на официальном приеме, либо выражая в такой форме свою досаду.
  
  То, что никакого заговора против России нет и не было, в этом он был твердо убежден. Прошли те славные времена, когда любой заговорщик мог организовать заговор в России и при этом не особенно скрывать свои намерения. Жестокий урок, полученный несколько веков назад, был прекрасно выучен. Первое, что сделал лидер депортированных на Немезиду участников Русского Сопротивления - создал эффективную спецслужбу, защищавшую общество от любых поползновений врагов. Сперва Тайная Канцелярия занялась выявлением намерений внешних врагов. Под внешними врагами, тогда понимались в основном подпиндосники. Весьма быстро, Тайная Канцелярия научилась не только выявлять замыслы врагов, но и срывать их. Потом, возникла еще одна спецслужба - Академия Наук. Та, свою задачу понимала очень широко - изучение окружающего мира. Мир изучался не только посредством чисто научной деятельности, воровство научно-технической информации тоже стало предметом ее забот. По мере становления и развития промышленности, сфера приложения усилий этих двух заведений необычайно расширилась. Но кто будет охранять охранителя? Создавать службы с внутренними охранительными функциями сочли нецелесообразным. И вскоре пришлось об этом пожалеть. Спустя тридцать лет после начала депортации "непримиримых", в обществе возникла смута, грозившая привести к большим потрясениям - конфликт между монархистами и республиканцами.
  Предотвратить кровавые столкновения удалось. Необходимое согласие было достигнуто. Вот только первому из князь-кесарей показалось странным, что смута возникла слишком уж своевременно: как раз началось расселение на новые территории. В этих условиях раскол общества мог легко быть закреплен расколами как территориальным, так и политическим.
  Проведенное расследование показало, что разногласия во взглядах на дальнейшее развитие, приняли опасные формы благодаря усилиям тех провокаторов, что не поленились заранее внедрить подпиндосники. И что тут делать? Заводить полицию? Можно конечно и даже нужно. Вот только это еще не гарантия, что полиция всегда будет защищать общество. Были еще свежи воспоминания о том, что среди тех, кто разрушил Старую Россию, хватало и переметнувшихся к пиндосам представителей спецслужб. Где гарантия, что враг снова не найдет новых иуд в охранительной системе? Да и непомерно раздувать штат этих служб - значит жертвовать их эффективностью. Ничего оригинального, лидеры придумать не смогли, но взбудораженное общество сумело найти выход из этого положения. Оно организовалось так, что плести против него заговоры стало бесполезно. Когда социологи приступили к изучению структуры общества, то нарисованная схема внутренних связей напомнила паутину, густо заполнившую весь объем в отведенном ей помещении. Никакой четко выявленной вертикали не было. Сложная система горизонтальных и междуровневых связей, будучи изображенной графически, напомнила бесформенный клубок.
  Чтобы эту систему разрушить, требовалось перерубить миллионы соединительных узелков. Проблема любого заговорщика состояла в том, что стоило тронуть только один узелок, как по соединительным нитям передавался сигнал на соседние узелки. Фактически страна превратилась в огромную деревню. А как известно, в деревне тайн для соседей не существует.
  Уже это создавало нешуточные проблемы даже для местных преступников, не говоря уже о чужестранных шпионах. Но опасность таилась не только в быстром разоблачении тайных замыслов. Очень быстро, любители навредить ближнему своему, поняли простую вещь: само по себе население страшней любой жандармерии. Не существовало никаких особых инструкций, которые ограничивали произвол обывателя. И уж если обыватель решил вывести чужака на чистую воду, то ограничить его в использовании применяемых методов следствия никто бы не сумел. Полицаи были первыми, кто в этом убедился. А уж право на вынесение народом приговора любой степени суровости не подвергалось сомнению изначально. И опять-таки, первыми в этом убедились полицаи. Любой заговорщик, любой преступник, в этой ситуации мог рассчитывать только на защиту официальных властей. Но и это было проблематично.
  Так что вряд ли Марина Леонидовна Воронова затевала что-то недозволенное. А интриги внутри системы - кто их запретит? Правила политических игр на местных Олимпах это допускали.
  
  - Знаете, Порфирий Прокопьевич, - князь-кесарь наконец оторвался от разглядывания высвеченной модели установленных наружным наблюдением связей субъекта, - что-то мы не понимаем в этой ситуации. Можете мне поверить, что тут не простая интрига затевается.
  - Ваше Величество, я всегда доверял вашей интуиции, но поймите и вы меня, участие спецслужб во внутренних политических играх запрещены правилами игры...
  - А сколько раз вы сами нарушали эти правила? Мне перечислить эти случаи или обойдемся без оказания давления?
  - Хорошо, я готов рискнуть и своей репутацией, и репутацией своей Конторы! Я продолжу слежку за нашей "Несмеяной"... Вы только скажите мне, что вам в ней не понравилось? Раньше она вас вполне устраивала и подозрений не вызывала.
  - Знаешь что, - Иван Иванович подошел к Ежевскому поближе, - те связи, что ты указал на своей схеме, можно разделить на две части. Первая часть - старые связи. Они подозрений не вызывали потому, что прослеживались до конца их возникновение было объяснимо. А теперь подойди к своей схеме. Сейчас я выделяю из этого клубка те узелки и ниточки, которые появились в последние три года..
  
  Крылов по колдовал с управляющими программами и сразу большая часть разноцветных нитей поблекла, а меньшая часть поменяла присвоенные ранее цвета на рубиново красный.
  
  - Итак, Порфирий Прокопьевич, что ты видишь сейчас?
  - Логический обрыв... Ёлки зеленые! Так ведь все эти нити со знаком ограничения!
  - Сообразил! А теперь вспомни, для кого поставлены эти ограничения?
  - Да понял я уже! В сфере обороны для нас есть запретные места. Копаться в делах наших вояк мы не имеем права без санкции императора. Но ведь сейчас у нас эта санкция есть!
  - Для их "Стратега" ее все-равно нет. А нет ее потому, что санкция императора не подтверждена согласием нашего уважаемого начальника Генштаба. Видишь? Дела в которые запрещено совать свой нос даже царю, не являются секретом для царицы!
  - Значит наша "Несмеяна" уже осуществляет что-то, о чем мы не имеем представления? - похоже, что Ежевский уже проникся серьезностью ситуации.
  - Это только подозрения и слабая уверенность. Поэтому, Порфирий Прокопьевич, я тебя прошу: разберись ты с этим делом как следует. Мне нужно знать точно: что эта "Несмеяна" затеяла?
  
  А ДАЛЬШЕ?
  
  Когда заканчивается война, всегда возникает вопрос: Как жить дальше? Этот вопрос естественен и касается всех. Чем бы война не заканчивалась, победой или поражением, но жизнь людскую она меняет сильно. Первой это поняла Роза Халькевич и не просто поняла, а начала жить по новому. О том, что свадьба царевича изменит стиль жизни высшего света, догадаться мог любой. Но первой сообразила все-таки Роза. А сообразив, начала ковать железо пока оно горячо. Шить праздничные одежды могла любая фабрика того же Рябиновича, но создавать новые модели одежды? Знаменитый магнат и опомниться не успел, как Роза повязала всех перспективных художников- модельеров деловыми обязательствами. Теперь любая попытка составить конкуренцию ушлой жидовке была заранее обречена на провал. Но недаром мудрые предки говорили, что "Жид в деле, как пиявка в теле". И если Рябиновича обошли на одном вираже, то это еще не значило, что у него можно было выиграть всю дистанцию. Сперва раздосадованный Моисей Соломонович хотел порушить Халькевичам весь цимес, но против этого выступила родная дочь:
  
  - Папочка! Вот только махрового антисемитизма нам не хватало. Если ты разоришь эту наглую жидовку, то тебя не поймет ни русский народ, ни высшее общество.
  - Золотце мое, разве "Русская правда" против состязательности в экономической сфере?
  - Конечно не против, но только не в этом случае. Ты хоть понимаешь, что эту... в общем ты понял меня, что бедную вдову, участницу боев на Семеновской гряде, не позволят никому обижать? Ты видимо забыл, что у этой... в общем вдовы, широкая известность в театральной среде. Уже это гарантирует тебе неприятности от злых языков. А популярность в высшем свете? Так что мой милый папочка, нужно плюнуть на эти тряпки и заняться тем, чем мы занимались всегда - одеждой для простого народа.
  
  В глубине души, магнат понимал, что его Сарочка права. Как ни дороги бальные наряды, но это мизер по сравнению с основными объемами производства. Но только мириться с потерей такого способа приобретения популярности в обществе, было выше его сил:
  
  - Сарочка, душа моя, не стоит думать что твой отец столь алчен, что удавится за копейку. Ты ведь сама знаешь, что мы ничего для России не жалели. Но престиж нашей семьи - дело совсем иное!
  - Папа! Можешь не продолжать, я все поняла. Ты просто страдаешь от того, что у нас нет в запасе того проекта, который принесет нам не только прибыль, но и славу. Только прежде чем злиться, нужно сперва посоветоваться с близкими тебе людьми, например со мной.
  - У тебя есть идея?
  - Есть! Проект "Русский Ватник"!
  - Идише коп! - мгновенно осознавший гениальную простоту этой идеи, Рябинович непроизвольно перешел на родной язык, - Шэйнкайт!
  - Вот видишь, ты уже все понял!
  - Сара! Собирайся, едем в конструкторское бюро!
  
  "Дурная голова! Мне ведь об этом говорили давно, еще когда я учился в техникуме! Ну ничего! Главное что этим давно никто не занимался! Опыт конструирования военной формы у нас уже есть. Рабочая одежда? Тут мы явные лидеры. Всесезонность мы обеспечить сможем, конструктора у нас не дурные. Без применения новых материалов тут не обойтись - значит говорим с химиками. С ними у нас связи имеются. Сразу приемлемого результата мы не добьемся, ведь речь идет о создании шедевра".
  
  Если кто-то решил, что папа и дочь Рябиновичи с дуба рухнули и решили заняться пошивом архаичной одежды, то он сильно ошибся. Просто и отец и дочь прекрасно помнили то, что им говорили во время учебы. Настоящая народная одежда, это вовсе не украшенные узорами костюмы "а-ля рюс". На самом деле, это та одежда, что равным образом пригодна и воину, и труженику, и человеку действующему в тяжелых природных условиях. В разное время эта одежда выглядела по-разному. Упомянутый Сарой ватник - это всего-лишь пример удачного сочетания перечисленных качеств.
  
  - Сарочка! Ты чего замерла? Собирайся золотце! Мы едем!
  
  " Так, испытательный полигон мы переоборудуем, это не трудно. Штат испытателей. Тут лучше всего подойдут люди, имеющие опыт боевых действий. Вот только как их привлечь? Тех кто на службе никто и никогда не отдаст. Тех кто демобилизован? А кто пойдет? Если у человека и так есть работа или свое дело, то точно не пойдет. А инвалиды? Чем они плохи? Очень даже ничего! Приобретаем не только опытных людей, но и плюсы в глазах общества. Инвалидами занята у нас царица? Значит нужно попасть к ней на прием! Еще одно - армия. Тут без согласия военных ничего не выйдет. Мне надо получить от них согласие и поддержку хотя бы на разработку моделей. Но тут все просто. Сара и Иосиф для армии не чужие люди. Коробов их знает, значит можно с ним наладить контакт".
  
  Моисей Соломонович не знал еще того, что озабоченным дальнейшими перспективами промышленникам, пришли в головы те же идеи. Старые экономические связи еще предстоит восстанавливать. Новые налаживать. А пока этого добьешься, заводы будут простаивать. Работать на склад? Увольте! Палочкой-выручалочкой мог быть только немедленный военный заказ. За его получением и начала выстраиваться очередь. Был правда еще один выход - торговые связи с мелкими государственными образованиями на карантинных планетах. Но тут не все так просто. Во-первых на это тоже нужно время, а во-вторых гарантом точного выполнения заключенных контрактов, могла быть только армия. Это понимали все заинтересованные в дальнейшей работе люди.
  А сама армия? А она уже начала готовиться к новой войне. Коробов, как грамотный генштабист уже начал разработку мобилизационных мероприятий. В его хозяйстве появился и начал крепнуть Промышленно-Мобилизационный отдел. Именно он должен решать основные вопросы подготовки страны и ее экономике к войне. А раз так, то именно ему решать, что и в каком виде будут выпускать заводы и фабрики Русского Мира. Сами того не подозревая, магнаты добровольно "ложились" под Генеральный Штаб. Пока еще никто не понял, что в жизнь общества вошла новая сила. И сила эта начнет определять вкусы и предпочтения во всех сферах повседневной жизни. Сила эта еще не обладала нужным влиянием, но это уже было вопросом времени. Теперь ни один масштабный проект не будет принят к исполнению, если не получит положительное заключение экспертов из соответствующих служб Коробова.
  Те подозрения, что возникли у Крылова, были близки к истине - система взаимного контроля, существовавшая столько времени в русском обществе начала разрушаться под воздействием внутренних изменений. Правда он еще не до конца понял, в чем тут дело и объяснял все это заговором возникшим в правящей династии.
  Ничего этого не понимал и сам Рябинович. Да ему пока что было не до таких высоких материй. Он думал о новом проекте. Том проекте, который должен прославить его самого и фирму "Рябиновская Мануфактура".
  Прибыв в головной офис, он встретился с собранными секретарем конструкторами и торжественно объявил:
  
  - Господа! Хочу вас всех обрадовать! Мы начинаем работать над новым масштабным проектом!
  
  ОТБРОСЫ И КАДРЫ.
  
  Несмотря на свое громкое название, новое ГРУ так и не вышло на тот уровень, что имела "контора" из прошлого с таким же названием. Удивительного тут ничего нет. Спешка при создании, малый срок существования и ограниченный масштаб деятельности, не породил ничего иного, кроме жалкого подражательства. Нынешнее ГРУ не стоило сравнивать даже с Тайной Канцелярией или научно-технической разведкой Академии Наук. Хотя в этих конторах служило меньше народа, чем в ГРУ, качество их работы было намного выше. Здесь сказывался в основном больший срок существования этих служб. Период становления прошел давным-давно. Наработанный опыт, хорошо подготовленные кадры и давние связи во внешнем мире, свое дело делали.
  Зато армейские и флотские разведчики ничем подобным похвастаться не могли. С большим трудом удалось наладить сносную работу войсковой разведки на самой Немезиде. Зато разведка в пространстве не могла похвастаться и этим. Сказывалась прежде всего нехватка разведывательных кораблей. Два корабля, да еще получившие серьезные повреждения в сражении - это считай, что ничего нет. А что уж тут говорить об агентурной разведке? Лучше и не говорить о том, чего на деле как не было, так и нет.
  
  - Я тебе майор не завидую. Сейчас ты у нас король без королевства, - генерал Коробов не собирался щадить самолюбия Хюммеля, - то, чем ты занимался до сих пор, это возня малыша в песочнице.
  - Михаил Семенович, но ведь на все нужно время!
  
  Попытку Хюммеля хоть как-то оправдаться, Коробов пресек мгновенно:
  
  - Игорь Севастьянович! Война и не только она, времени никому не дает. Я всегда должен от вас слышать точные ответы на заданные мной вопросы. Меня не устроят ваши жалобы на очень трудное детство. Вам голова на то и дана, чтобы находить выход из самой затруднительной ситуации.
  
  Вот как хочешь, так и поступай! Пришлось напрягать голову и искать выход. Кое что придумать уже удалось. Первое, что сделал Игорь Севатьянович, так это покончил с прежней независимостью флотской разведки. Но он не просто подчинил себе эту маленькую группу людей. Он сумел добиться того, что возможности ее увеличились в разы. Как? А просто: неделя тяжелейших переговоров с мафией и она согласилась разместить на кораблях своего Контрабандного Флота посты технических средств разведки. Зато привлечь мафиозные кадры к агентурной работе не удалось совсем. Энтони Фрост был не настолько глуп, чтобы ложиться под всех, кто этого пожелает. Да, у него были свои источники информации и своя агентура, но он предпочел торговать сведениями, а не кадрами. Пришлось согласиться с такой постановкой вопроса. Зато на Сикуле, Хюммель отыгрался по-полному. Возглавлявший местную разведку Питер Борн тоже желал продавать информацию, а не себя. Более того, он желал продавать ее не только русским. И ведь все у него могло получиться! Могло, но внезапно он получил удар оттуда, откуда не ожидал. На второй день после начала с ним переговоров, к Хюммелю зашла Лариса Викентьевна:
  
  - Игорь Севастьянович, я тут кое-что для вас принесла.
  
  Этим "кое-что" оказался компромат и на самого Борна, и на многих его помощников. В основном это был материал об участии шефа сикульской тайной полиции в коррупционной деятельности. Сведения что ни говори ценные. Кто-то дотошно исследовал все шаги этого человека и его окружения. Материал был настолько подробным и всеобъемлющим, что опираясь на него можно было в течении одной секунды превратить эту шайку-лейку в обыкновенных нищих. Чувствовалось, что над компроматом работал не один человек. Такое накопать могла только специализированная организация.
  
  - Лариса Викентьевна, а вы не могли бы передать мне в разработку этот чудесный источник? - попросил он ее, нанеся ответный визит к воистину чудесной благодетельнице.
  - Игорь Севастьянович, вы должны прекрасно понимать простую вещь: если у меня появился свой "источник" то я не могу его вам передать. Это уничтожит то доверие которые он испытывает сейчас ко мне.
  - Жаль, было бы интересно побеседовать со столь чудесным человеком, - майор совершенно искренне выразил свое сожаление.
  
  Этот разговор, происходящий во время утреннего чаепития, по идее уже стоило завершать. Хюммель так и собирался поступить, когда Лариса, попросила еще на часок составить ей за столом компанию:
  
  - У вас наверное не так уж много времени, но я попрошу все-таки задержаться. Я ожидаю визита архиепископа Симона. Не переживайте, церемоний разводить не станем. Отцы-иезуиты тоже немало сумели узнать интересного.
  
  Когда святой отец появился, его тоже пригласили к столу. Отрицательно покачав головой, он пояснил:
  
  - То, что я вам хочу показать, нужно смотреть не на полный желудок. Во избежание так сказать. Лариса Викентьевна, давайте пройдем в ваш кабинет и вместе посмотрим, о чем тут идет речь.
  
  Предупреждение отца Симона оказалось не лишним. Ларисе понадобилось пару раз отлучиться, чтобы прийти в себя:
  
  - Господи, что это за общество? Неужели такие мрази способны спокойно жить?
  - Я господа тоже был потрясен, когда впервые ознакомился с этими материалами. Увы! Это общество поражено страшным недугом.
  - Отец Симон! Но как же остальные люди? Почему такие забавы становятся возможны? Ведь у нас такая сволочь и часу не проживет, стоит только людям про это узнать! - Хюммелю после просмотра тоже было не по себе. Желание пристрелить Борна и его банду, крепло с каждой секундой. И понимал ведь, что придется с этими выродками и дальше работать. Вот только детские взгляды наполненные мукой и ужасом, крики истязаемых жертв... Это ведь не сцены жесткого допроса. Это сцены развлечений, распространенных среди местных сливок общества!
  - Успокойтесь сын мой! Вам еще долго с этими людьми предстоит работать. Вот потому мы и поддержали полковника Бланка. При нем извращенцы себя уже не чувствуют вольготно. Часть этих людей, он истребил при перевороте, а часть вынужден оставить на своих местах, потому, что их не так просто заменить.
  - А дети? Что с этими детьми? - Ларису бил нервный озноб. Она еще не совсем пришла в себя от испытанного потрясения.
  - Сейчас им ничто не угрожает. Детьми занимается наш Орден. Братья и сестры надеются с божьей помощью излечить души этих несчастных созданий. Майор! Я советую вам как следует подготовиться к предстоящей беседе.
  
  Встреча с Питером Борном состоялась вечером в рабочем кабинете Игоря. Когда проводивший "гостя" адъютант покинул кабинет начальника, Хюммель взял быка за рога:
  
  - Для начала, прочтите эти распечатки.
  - Что это? - спросил Борн глядя с недоумением на написанный в архаичном стиле тексты.
  - Это всего лишь те древние конвенции, которые наша страна когда-то подписала. Предупреждаю сразу, нас абсолютно не волнует то, что мир постарался забыть о том, что здесь написано. Для вас сейчас важно лишь то, что мы не отказывались от исполнения взятых на себя обязательств.
  
  По мере знакомства с текстами копий документов, "гость" начал чувствовать себя неуютно. То, что сейчас может с ним случиться что-то ужасное, до него начало доходить. Ему только было непонятно: почему именно он? Последнее он спросил вслух.
  
  - Потому, что мы добрались только до вас. Если вы еще неправильно поняли, то поясняю, тот материал, что мы на вас имеем, позволяет мне уже сейчас дать своим людям команду. Не обнадеживайте себя напрасно. Для таких как вы, у нас легкие формы смерти не предусмотрены. Стоит мне показать своим людям содержимое этих файлов и вы о медленном расчленении будете мечтать как о неслыханном блаженстве.
  - Вы не станете это делать! Вам это невыгодно!
  - Вы уверены? Илья! Спецгруппу ко мне - отдал команду своему адъютанту по громкой связи Хюммель.
  
  Быстро явившиеся в кабинет крепкие парни зажали Питера в "коробочку". Тут до него дошло, что это вовсе не простое запугивание. Что эти чудовища могут действительно его отсюда вынести в разобранном виде. Чувствуя, как сфинктеры готовы вот-вот расслабиться, он тем не менее еще пытался сопротивляться:
  
  - Господин протектор этого так не оставит. Вы рискуете испортить сложившиеся между нашими странами отношения!
  
  Тон, которым это было произнесено, был больше похож на скулеж и напугать или заставить одуматься уже никого не мог. Хюммель только покривился:
  
  - Не стоит на это рассчитывать. Господин Фердинанд Бланк - это порядочный человек. Он поймет, почему мы решили слегка прибраться в его доме. Особенно, когда изучит файлы в которых отражены те художества, которые творили вы со своими дружками. К тому же, он не окажется пополнить за ваш счет бюджет государства, а заодно оздоровить общество Сикулы.
  
  Кончилось все мерзко. Шеф тайной полиции сдулся. Не только в переносном смысле. Покинуть кабинет для того, чтобы привести себя в порядок, ему было позволено не раньше, чем он взял на себя обязательство, превратить свою службу в вассальное агенство русской военной разведки. Разговор был еще долгим. Не покидая кабинета Хюммеля, он санкционировал получение необходимых допусков группе кураторов от ГРУ.
  Когда ему наконец позволили покинуть кабинет своего нового начальства, майор первым делом распорядился:
  
  - Илья! Позаботься пожалуйста, чтобы киберуборщики привели кабинет в порядок. Я схожу пока в сад. Отдышаться нужно.
  
  Итак. Это был успех. В обмен на гарантии личной безопасности, а также дополнительное финансирование разведдеятельности и оказание технической помощи, Питер Борн согласился с тем, что отныне его служба использует свой потенциал в интересах ГРУ. Теперь Хюммель знал, как ему быстро наладить агентурную разведку. В этом мире много не очень крупных тайных служб, которые именно сейчас, пользуясь тем, что большим игрокам не до этой мелочи, можно подмять под себя. Конечно, придется финансировать их, но готовые разведывательные структуры этого стоят. Хорошо бы еще было, чтобы во главе их стояли приличные люди. Но это как уже повезет. Главное, что теперь можно готовить свои собственные резидентуры без всякой спешки и не в ущерб качеству работы.
  Он не знал, что умным оказался не он один. Схожая мысль посетила и начальника тайной службы "Суверенной Корпорации Лю" советника Кана. Правда, советник Кан немного опоздает. Всего на два дня. Поэтому, Питер Борн отвергнет то предложение, что сделают ему люйские эмиссары.
  
  

ГЛАВА 49

  
  НОВЫЙ ГОРОДОК.
  
  - Знаешь Юра, а мне тут даже нравится, - Жанна очень внимательно осмотрела выделенный им для проживания домик и осталась вполне довольной.
  - Главное, что дети теперь с нами, - ответил ей муж, - не нужно теперь беспокоиться за них.
  - Знаешь, я уже перестала верить в то, что мы их снова когда-нибудь увидим, - Жанна обняла Юрия и прижалась к нему.
  
  Что есть, то есть. Весь последний год Юрий часто сомневался в том, что русские когда-нибудь сдержат свое обещание насчет детей. Он конечно знал, что обычно они держат свое слово, но ведь за последний год столько всего произошло.
  Сколько раз приходили в голову мысли о том, что все его потуги, направленные на спасение семьи напрасны. Что принятое им решение искать спасение на этой стороне было ошибкой. От опрометчивых поступков бывшего капитана Гапуненко удерживало понимание того обстоятельства, что деваться ему совершенно некуда. В Сообществе он уже давно в "черном списке". Жить среди русских особого желания тоже не было. Да и навряд ли когда-нибудь они его признают своим. Та служба, которая была предложена ему и Жанне, ему тоже не особо нравилась. И дело не в перенесенных на войне тяготах. Просто она не избавляла таких как он от второсортности.
  Единственное, что не давало ему пасть духом, так это понимание простой вещи: "конторы" о своих кадрах всегда помнят. Как его будут использовать - это другой вопрос. Но использовать будут, в этом сомнений не было.
  
  - Юра, давай уж устраиваться, раз в дом зашли.
  - Давай, с чего начнем?
  - А разве у нас много вещей?
  
  Что верно, то верно. Прежние вещи пришлось бросить во время бегства в первый же день войны. Потом пришлось бросить то, что было у него в Одесском анклаве. А на войне, все, что они имели, умещалось в походных ранцах.
  Когда окончилась война, их вернули на Падлючий остров и вновь поселили в казармах. Два месяца армейской рутинной жизни, а потом их роту перебросили сюда, на Сикулу. Правда, жить теперь предстояло не в казарме. Домиками из стандартных модулей обеспечили всех, даже холостяков. Но это мало что меняло. Хоть и другая теперь планета, но жить предстояло все-равно за периметром.
  
   - Юра, как ты думаешь, мы здесь долго проживем?
  - Два года, это наверняка, а там увидим.
  
  Насчет ближайших двух лет, он конечно был неправ. Уже на следующий день, сразу после утреннего развода, его вызвали в ротную канцелярию. Прибыв туда, он увидел сидящего за столом майора Хюммеля.
  
  - Здравствия желаю товарищ майор!
  - Здравствуй боец. Присаживайся. Разговор у нас предстоит долгий.
  
  СИКУЛА. ОФИС ИНТЕНДАНТСТВА.
  
  - Доброе утро Ваше Превосходительство! - уж кого-кого, а Лару появление высокого начальства, скорее радовало, нежели огорчало.
  - Доброе утро голубушка, - у Ларисы сегодня настроение тоже было превосходным.
  - Присаживайтесь, я сейчас распоряжусь насчет легкого завтрака, - Лара принимала высокопоставленную особу без всякой суеты.
  
  Госпожа полномочная представительница уже поняла стиль хозяйки флотского интендантства, а потому не разводя лишних церемоний сразу перешла к делу:
  
  - Я начну с того, что мой муж меня заверил в том, что по ряду вопросов вы и ваша служба находится в полном моем распоряжении.
  - Меня об этом уже предупредили.
  - Меня предупреждали о том, что вы дама своеобразная, но дело у вас стоит на первом месте.
  
  А дальше Лариса начала говорить тезке о сути предстоящего дела. Иван, когда только начал вникать в дела Берложья, принял решение о том, что часть учреждений оттуда нужно убрать на Сикулу. Например, конструкторские бюро. И правда, какой смысл держать на орбитальных объектах чисто гражданских людей, и переодически устраивать им каникулы на курортах Сикулы. Но переселяться предстояло не только конструкторам. Там, в Берложье уже ютились различные учебные курсы. Расширяться им было некуда. Поэтому Иван принял решение и их отправить на Сикулу. А следом за ними попали в список и другие вспомогательные службы, включая интендантство. Естественно, что организовать исход и позаботиться о всем необходимом поручили Ларе. Как и ожидалось, глава интендантства справилась с этой задачей неплохо.
  Но мало было разгрузить базу от лишнего народа и контор. Вместе с ними располагались и другие миссии, прибывшие прямиком с Немезиды. И некоторые из них имели прямое отношение к флоту.
  Желание все это защитить было естественным. Именно поэтому Субудаев и вел переговоры с Бланком о размещении на Сикуле небольшого военного контингента. Правителя в конце-концов удалось уломать, но согласие он дал с одной оговоркой: прибывшее на планету подразделение, не должно иметь какого либо отношения к регулярной армии. Ну что-же, наши с этим согласились. Так в русском анклаве и появилась рота ЧМО. То обстоятельство, что она имеет опыт ведения боевых действий, осталось для местных властей неизвестным. Да и по той форме, в которую одели прибывших бойцов, вряд ли сразу поймешь, что это вовсе не охранная фирма. Теперь "чмошники" находились в подчинении у Лары Фишер.
  Именно это обстоятельство и послужило причиной визита Ларисы. У нее на это подразделение были свои виды.
  То, что Фердинанд Бланк сейчас лоялен Русскому Миру, не говорило еще о том, что так будет всегда. Дальнейшую лояльность местных властей предстояло обеспечивать именно Ларисе. И тут важно было иметь в своем распоряжении нужные средства воздействия.
  
  - Я хочу, чтобы вы поняли простую вещь: вы должны быть там не только послом. Вы должны уметь защитить интересы нашей державы и наших граждан. И защитить их не только болтовней и дипломатическими выкрутасами. В случае обострения обстановки, нужно суметь стать для местных не только нашим представителем, но и имперским наместником, способным быстро превратить их государство в нашу колонию.
   Она запомнила эти слова канцлера. С первого же дня своего пребывания в чужой стране, она начала плести свою паутину. Все, что годилось как инструмент влияния, немедленно прибиралось к ее рукам. Религиозные миссии и торговые представительства, учреждения культуры и финансовые центры, разведывательные резидентуры, а теперь и боевое подразделение. И это еще только начало. Если все сложится удачно, то никто на этой планете не посмеет чихнуть, не спросив сперва у нее разрешения.
  
  К НОВОЙ ЖИЗНИ!
  
  Раньше Василий имел совсем иное представление о семейной жизни. Глядя на отца и мать, он твердо знал: политика это политика, а дом это есть дом. Увы, ныне все поменялось. Кто мог знать, что мама окажется редкостной стервой? Вот уж удружила сыночку, так удружила! Такую суету создала вокруг него и Катерины, что о спокойной жизни теперь можно было только мечтать. Первой правда пострадала теща. Агриппина Ивановна была тихой и скромной женщиной. Работала она себе в коммунальной службе и горя не знала. Так нет ведь! Угораздило ее попасть в высший свет! И на просто попасть, а стать "почетной вдовой" и "основой порядка". Ну точно, маменька тут свою руку приложила!
  
  - Вася! Поговорил бы ты с мамой. Ну куда это годится? Такую славу мне раздули, что хоть из дома беги! И соседи, и на работе уже дразнить меня начинают.
  
  Впрочем, этим все не ограничилось. Свалившаяся на бедную дворничиху популярность имела и другие последствия: ее начали приглашать к себе в гости непростые люди. А ведь в чем попало не пойдешь, нынче принято одеваться очень непросто. А на какие шиши? Уж чего-чего, а жить на содержании - последнее дело.
  Недовольна была и Катерина. Свекровь совсем с катушек сорвалась, когда взялась за нее. Что только в Сети про нее не выложили, аж читать противно! Жила как и мама: тихо и не заметно, делала то, что считала правильным, а что теперь? Пропаганда превратила ее в "склад добродетелей" и как водится, согласия самой Катерины на это не спросили.
  
  - Вася, твоя мама считает это правильным, а каково мне? Уже по улице спокойно не пройти, все на меня пальцем тычут.
  - Катя, да что я с мамкой поделать могу? Говорил уже с ней, так она все-равно: так нужно для общества.
  - Ага, обществу значит куклу подай, а мне человеком уже быть нельзя. Меня подруги начали подкалывать. Особенно про "Русскую Золушку" смеются. А какая я Золушка? Я что, в помойке найдена?
  
  Как хочешь, так и разбирайся с этими бабами! Да ладно про них судачат. Поговорят и отстанут. А ему куда деваться? Сослуживцы тоже посмеиваться начинают. Ведь маменька про него еще хлеще загнула. Такого богатыря из него сотворила, что хоть людям в глаза не смотри. И что с того, что добровольно на войну ушел? Разве он один таким был? Ранения? Ну было такое, по большей части это результат собственных промахов и неопытности. Многие мужики и серьезней пострадали, не один он такой хороший. И это если не поминать тех, кто совсем не вернулся. Тот же Катькин отец, куда больший герой нежели зятек. Он ведь как погиб? Вызвался сам на задание, молодого пожалел, сказав командиру: "Ему род свой продолжать нужно, а я уже пожил".
  Пытался он с маменькой говорить, только толку никакого не добился:
  
  - Мама! Ну что ты нас на посмешище выставляешь? Это Петька таким басням верит да сестры от восторга попискивают. Малы они еще вот и верят во всякую чушь.
  - Сынок, не считай свою маму дурой. Я не для нынешних взрослых все это делаю. Когда ты заменишь отца, ты будешь опираться на тех, кто вырастет на этих сказках. Они должны верить этим сказкам, как мы верим тому, что нам рассказывают о предках. Людям всегда нужны герои. Народу нужно знать, что вожди их в случае нужды полезут первыми туда где тяжко.
  - А что, до этого не знали? Лезли раньше, лезем сейчас, полезем и в дальнейшем! Что тут особенного? Я что нерусский?
  - Знаешь Вася, - мать подошла поближе и обняла его, - я тогда сколько слез пролила, когда ты на фронт удрал. Сколько раз сердце екало, когда дурные вести приходили, а уж ночей сколько не спала... Тяжко мне было, ты даже не представишь как. Вот только все это не зря. Я теперь прекрасно знаю, что испытывали другие матери. А потому, все матери России, должны знать, что "наверху" сидят не бездушные сволочи. Смеются люди говоришь? Брось! Кто-то смеется, а кто-то и на себя это примеряет. Те, кто плакал о своих родных, теперь прекрасно знают и о моих слезах. Раз знают, значит больше веры нашим словам будет. Я ведь не только твоя мать, я еще и политик. Политики сынок, думать о многом обязаны.
  
  Злиться на мать - последнее дело, но исправлять получившиеся неудобства нужно было непременно. А как? Выход как это не странно, подсказала теща:
  
  - Смотрю я на тебя с Катькой и думаю: а ну как жизнь по-другому повернется? А что есть у вас своего, что от родителей в наследство никак не получишь? Кем вы являетесь сейчас? Завтра вдруг понадобится тебе отца заменить, а сможешь? Вы ведь оба неучи, жизни толком не знающие. Какой там править, дай бог с семьей управиться.
  - Агриппина Ивановна! - тещино занудство начинало его доставать, - что толку ныть да причитать? У вас есть что предложить? Если есть то слушаю, если нет, то лучше помолчать!
  - Учиться вам с Катькой нужно. Не след учебу-то бросать. Да и дело себе нужно найти серьезное. Уходить тебе нужно от мамкиной сиськи. Поговори со своим начальством, пусть тебе местечко найдут такое, что и полезному научишься, и себя покажешь, и люди к тебе приценятся. Да и Катьке тоже стоит через это пройти. Глядишь, среди людей потретесь, ума наберетесь, заматереете.
  - Не боитесь, что жить вам придется одной, без дочери?
  - А я и сама на месте сидеть не собираюсь. Что мне киснуть во вдовстве своем, да свадебной генеральшей быть? Отец Илларион зовет русских людей в Берложье, говорит, что мы очень там сейчас нужны. Так что подумала я и решила: отправлюсь туда, да попрошу дело мне поручить стоящее. Я ведь Вася еще не старая развалина и не дура. При желании много чего осилить сумею.
  
  После этого разговора, Василий поговорил с женой и обратился не к кому-нибудь, а к Коробову. Михаил Семенович, выслушав юношу, думал не очень долго. Просьба парня, отправить его к черту на кулички, вызывала уважение. Правда, решать это с бухты-барахты не стоило. Нужно было все взвесить, подготовиться и только тогда выдать решение. Через неделю, Василий был вновь вызван и Коробов продолжил разговор:
  
  - Ты ведь до войны учился в архитектурном техникуме?
  - Так точно! Успел окончить первый курс.
  - Значит, дальнейшую твою учебу мы организуем по тому же профилю. Только не здесь, а в Берложье. Там мы сейчас будем укреплять нашу базу. А потому решили сформировать там несколько строительных батальонов. Будешь теперь служить в стройбате. Насчет учебы можешь не переживать. Князю Хвостову уже пошел приказ про организацию нужного нам учебного заведения прямо на месте. Так что будешь учиться без отрыва от службы. Глядишь и в инженеры сумеешь выйти, если постараешься.
  - Товарищ генерал-майор, а как быть с женой?
  - Так же, как и с тобой. Медики нам там всегда нужны, а продолжить учебу она сможет и там.
  - Благодарю вас! Разрешите идти?
  - Идите солдат!
  
  Потом Василий вместе с Катериной целую неделю не знали покоя. Оформление перевода, организация '"отвальной", прощание с родными. А потом проводы и посадка на рейс. До скорой встречи, родная Немезида! Здравствуй неведомое Берложье!
  
  
  
  - Вася! А как ты думаешь...
  - Катя! Давай не будем загадывать. Все будет ясно на месте.
  
  ДЕЛА БЕРЛОЖСКИЕ
  
  Местонахождение Берложья секретом ни для кого не было. Звезда эта еще несколько лет назад имевшая вместо названия только замысловатый индекс, присвоенный ей астрономами, ничье внимание не привлекла. Трансгалактическим корпорациям здесь ничего не понадобилось. А Русскому Миру эта система оказалась весьма полезна. То, что пространство вокруг звезды было обильно замусорено мелкими небесными телами, оказалось весьма кстати. Пытаться проникнуть внутрь системы без помощи местной навигационной системы, было не только трудно, но и опасно. Миллионы астероидов различной величины распределенные по пяти поясам сильно осложняли проникновение во внутреннюю область системы. До настоящего времени, только это и защищало русскую базу от внезапного нападения противника. То, что такое положение продлится недолго, понимали с самого начала. И вот пришел момент, когда подступы к базе решили укрепить.
  Здесь мы исходили не только из желания защитить базу флота. Промышленный комплекс Берложья тоже нуждался в защите. А если учесть, что он рос как на дрожжах, то откладывать этот вопрос "на потом" было уже невозможно. Пока что, сообщение с внешним миром осуществлялось по нескольким подходящим для этого фарватерам. С самого начала их оборудовали в навигационном отношении, а сырьевые предприятия постепенно очищали его от самых опасных препятствий движению кораблей.
  Что изменилось тут с моим появлением? Прежде всего то, что я сразу дал задание группе своих штабных офицеров изучить как можно тщательней эту гигантскую свалку. Предстояло строительство пяти поясов обороны. В качестве фортов, требовалось выбрать наиболее подходящие для этого астероиды. Другая часть астероидов, должна была продолжать существовать в качестве пассивных заграждений. Все остальное, что мешало не только противнику но и нам, предстояло переработать сырьевым предприятиям. Но не в том порядке, какой наиболее удобен им, а в том, который устраивает нас.
  Заниматься всем этим самому мне не хотелось. Просто это не мой конек. Поэтому, отправляясь сюда, я прихватил с собой Сергея Юльевича Гарматова, с которым мы прекрасно сработались еще в Туркестане.
  
  - Твоей задачей будет превращение Берложья в неприступную крепость. Мы планируем построить пять поясов обороны. Понимаю, что это малореально. Но иметь хотя бы один законченный пояс, нам необходимо.
  - Руссияныч, любишь ты меня грузить потными заданиями!
  - Кто везет, на том и ездят.
  - Ладно, раз запряг, значит повезу. Только тут есть один момент: много начальства в этом Берложье накопилось и все друг от друга независимы.
  - Сергей Юльевич, этому скоро придет конец. Приму я решение кто кого и сколько раз... Ну ты понял. Сейчас тебе не в начальство нужно лезть, а прикинуть что, к чему и как... Короче, времени на раздумья я тебе отпускаю всего две недели. К этому времени я вернусь с Сикулы. Вот тогда я и жду от тебя готовый план работ. Все остальное решим по ходу дела. Действуй!
  
  ШОКИРУЮЩИЕ ИЗВЕСТИЯ.
  
  На Ларису обрушились новые заботы. Ранее она и не предполагала, что станет настолько известной и популярной деятельницей. Она-то думала, что предстоит обычная работа дипломата. Правду сказать, она и о ней не имела правильного представления. Теоретическое представление о ней она получила на основе архивных материалов. Ну а практика есть практика, она не во всем совпадает с теорией.
  На деле, пришлось быть не только дипломатом, сколько имперским наместником в вассальном государстве. Большинство вопросов приходилось решать самой, не консультируясь с правительством.
  Задолго до того, как она тут появилась, на Сикуле возникли офисы многих компаний.
   "Белоостровская Управляющая Компания" "Судостроитльные верфи Берложья", "Транспортная компания "Берложье" и "Берложская Сырьевая Корпорация"...
  Формально, эти компании были частными и управлялись на паях Ромуальдом Собаком и Энтони Фростом. Правда в состав правлений этих компаний входили и другие люди, чей суммарная доля участия была выше чем у основных учредителей. А если присмотреться внимательней, то среди этих мелких пайщиков никогда не было разногласий и споров. Странно? Для кого как, а Лариса изначально знала, что все эти 'мелкие пайщики' на самом деле являются десятками псевдонимов одного человека. В настоящий момент, она и являлась поверенным в делах этого человека. Собак и Фрост это знали, а потому относились к ней соответственно. Кстати, у них возникли нешуточные проблемы в Сообществе. Вот с ними они и прибежали к ней.
  
  - Лариса Викентьевна, случилось то, что я ожидал уже давно. В Сообществе начался Большой передел.
  - То есть, вас решили раскулачить?
  - Со мной это уже не выйдет. Мне удалось вывести свои капиталы из под контроля финансовой системы Сообщества . Так что я не сильно пострадал. Думаю, что уважаемый сеньор Антонио находится в сходном положении.
  - И что тогда является вашей проблемой?
  - Проблема не только моя, но и ваша.
  
  А дальше Собак поведал следующее:
  Война с Чжунхуем идет с переменным успехом, а начало ее было и вовсе скандальным. Флот Империи в самом начале добился внушительных успехов, нанеся внезапный удар по пунктам постоянного базирования флота Сообщества. Армия Чжунхуя тоже могла похвастаться крупным успехом. Немезидская операция хоть и кончилась печально, но цели своей достигла: 30% своего промышленного потенциала Сообщество потеряло. Выход Немезиды из этой войны, положения не поправил. Флот Империи по прежнему контролирует торговые маршруты и поэтому Русский Мир не может принять участия в восполнении понесенных потерь. В принципе, для Семей ничего непоправимого не произошло. Оставшиеся в их распоряжении ресурсы позволяли продолжать войну еще долго и закончить ее с достойным результатом. Вот только реакция населения была бурной. Первыми проявило свое недовольство население Афро-Монтаны. Планета эта была заселена представителями "депрессивных народов". Каков был их вклад в развитие цивилизации, Собак не знал. Бюджет этой планеты на 95% состоял из дотационных вложений. Война ударила по благополучию населения этой планеты очень сильно. Уже через месяц на ней начались волнения переросшие в войну всех против всех. Самоистребление, которое набирало темпы, хозяев мира особо не волновало. Но волнения и выражение недовольства возникло и на других планетах. С этим нужно было что-то делать. Нужно было найти тех, кто виноват в текущих бедах.
  И виновные были найдены!
  
  - Эти ублюдки заявили, что во всем виновата россиянская мафия! - похоже, что Собак возмущался искренне.
  - Точно россиянская? А может русская? - Ларисе это действительно стало интересно.
  - Именно россиянская! Я ничего не путаю! Да вы просто прочтите официальное сообщение пресс-службы Сената. Там именно так и сказано.
  - Минуточку! Вы можете подождать? Похоже действительно стоит ознакомиться.
  
  Минут семь, Лариса сперва читала найденное в Сети сообщение, а затем делала вид что читает, пытаясь понять, к чему бы это все.
  В сообщении говорилось о том, что продажные россиянские олигархи, долгие годы разжигали среди россиянцев сепаратистские настроения, сотрудничая при этом со спецслужбами Чжунхуя. Выждав подходящий момент, они ударили в спину войскам Сообщества, помогая врагу одержать первые победы в этой войне. В списке конкретных виновников случившейся трагедии, был и сам Собак. Кроме "продажных россиянцев" упоминался и "одиозный руководитель мафиозной структуры" Энтони Фрост.
  Но больше всего, Ларису изумило сообщение о неких "сохранивших верность идеалам свободы и демократии" РУССКИХ ОБЩИНАХ, которые "в решающий момент оказали действенную помощь войскам Сообщества". Оказалось, что эти общины "помогли разгромить и изгнать вторгшиеся на планету Немезида войска агрессора".
  
  - Ромуальд, насколько серьезно можно воспринимать такие сообщения?
  - Более, чем серьезно. Это официальная позиция правительства.
  - Ладно, об этом я еще подумаю. Что там дальше?
  
  А дальше было еще интересней. Собак и Фрост из своих источников узнали о первых последствиях, такой позиции правительства. Следом за официальным сообщением последовали практические шаги. Счета всех россиянцев были даже не просто арестованы, а еще и закрыты. Находящиеся на этих счетах средства были направлены на "частичное возмещение понесенного ущерба".
  
  - Погодите, но ведь ваши счета оказались выведены из под их контроля?
  - Да сеньора, ни я, ни мои люди не пострадали. Сеньор Ромуальдо потерял немного, но это сущая мелочь. Пострадали лишь те, кто ни о чем не знал заранее, - не смотря на сказанное, Энтони не выглядел довольным.
  - Так в чем тогда причина для беспокойства?
  
  Оказывается была причина. Все налаженные Энтони связи были теперь потеряны. Теперь освободившуюся нишу оказания тайных услуг заняли другие криминальные "семьи". А это било не только по личным интересам Фроста. Русский Мир тоже терпел ущерб.
  Что могла тут поделать Лариса? Прежде всего известить Александра Дмитриевича о том, что внешняя обстановка резко изменилась. И не понятно, к добру или к худу.
  "Кстати, мужу тоже желательно об этом узнать поскорее".
  
  ФОРТ НОМЕР ОДИН. НАСЛЕДНИК.
  
  Смена уже подходила к концу. Остался сущий пустяк: передать законченный участок следующему потоку. То, что это получится сделать без проблем, сомнений у Василия не было. Старательность и аккуратность всегда была присуща Вороновым. А упорства в достижении результата им было не занимать. Будь это иначе, удержаться у власти в такой стране как Россия, никогда бы не получилось. Тут ведь как? Мир и согласие в обществе конечно имеются, но избавляться от недотеп тоже умеют. Более того, от них в первую очередь и избавляются. Может быть это и не совсем по-человечески, но то к чему приводит излишняя жалость, в России помнили прекрасно.
  
  - Знаешь Вася, - говорил ему отец, - уважение зарабатывается годами, а теряется мгновенно. По тому, как ты справляешься с простыми вещами, люди будут складывать о тебе свое мнение.
  - Я вроде бы не позорил свою семью ничем!
  - А тут и позорить не нужно. Можно быть хорошим человеком, но при этом не иметь никакого веса. Его у тебя по сути дела сейчас и нет. А будет ли? Вот сбежал ты на войну. Поступок правильный, как не смотри. То, что ты за своих на смерть пойти не побоишься, люди уже знают и учитывают. Но этого тебе мало.
  - Так просвети!
  - А что просвещать? Бывает, что всем хорош человек, а дела ему не доверишь.
  
  Насчет доверия, Василий и сам уже понимал. Как прибыл в Берложье, да оказался в бригаде, так ему без всяких слов все и объяснили. Он пока еще никто и звать его никак. И то, что войну прошел, роли никакой не играет. Мужики в бригаде ее все прошли, но в отличии от него, у них на руках еще и ремесло полезное есть.
  Нет, встретили его нормально. Глянули на нашивки за ранения, да на штурмовой знак, понимающе переглянулись и... Поставили его уборщиком пустой породы. А что ему еще доверить? На сортировку пород ему еще рано становиться. Вести проходку в теле астероида тем более. А уж монтаж технических систем или конструкций - подавно. Вот так! Тесть покойный, да теща здравствующая всю жизнь подметалами были. Теперь и он с этого начал. Но это его работа длится не более шести часов в сутки. А дальше учеба на организованных при базе технических курсах. Тоже сил забирает немало. Что остается на Катерину? Мало честно говоря остается, правда и Катерины давно уже под боком нет. Ей тоже не след неучем быть, а потому, торчит сейчас Катерина на Сикуле. Совмещает она работу санитарки в клинике Девы Марии и учится сестринскому делу в иезуитском колледже при этой клинике.
  А так, было даже очень интересно наблюдать, как выбранный астероид благодаря их усилиям постепенно превращается в боевую единицу. Поэтому, перевод из боевой части в строительную, нисколько царевича не огорчал.
  На третий месяц его пребывания в Берложье, выяснилось, что быть таким как все, у него не получится. Нет, поблажек ему делать не стали. Наоборот, еще больше нагрузили. В один прекрасный день, вышел приказ о формировании Полевой Академии ВКС. Естественно, что Василия туда взяли слушателем Инженерного отделения вне всякого конкурса. А когда грызть гранит еще и этой науки? Естественно по вечерам. И хорошо, что при обучении использовалась обучающая система воздействия на сознание, которую слушатели прозвали точно и емко - "Гроб". Она ведь и впрямь на него походила. Вернее не вся система, а индивидуальное учебное место.
  Каждый вечер, слушатели проходили в учебный класс, заставленный "гробами", раздевались догола и ложились каждый в свою "гробину". А дальше, лаборанты накрывали их крышкой и включали систему. Пространство "гроба" полностью заполнялось какой-то вязкой хренью, напоминающей белок яйца и слушателя плавно погружали в сон. Два часа они пребывали в каком-то виртуальном мире, который представлялся им бессмысленным набором цветных пятен. Потом их вытаскивали из этого мира и отправляли в душ - смывать налипшую слизь. После душа, каждому давалось индивидуальное тестовое задание, чтобы проверить, как усвоен материал. И тут тестируемые обнаруживали в себе наличие уймы обретенных знаний. Но это было еще не все. Раз в неделю, вместо обретения знаний, они проходили тьму разнообразных тестов. Тесты эти выявляли многое. Тут и текущее состояние психики слушателя, и степень понимания вдолбленного в них материала и способность к практическому применению полученных знаний.
  Развлечения? Увы! С ними было негусто. Впрочем, терпеть было можно. Раз в шесть месяцев, всем полагался отпуск. Правда, провести его на родной сторонушке не выйдет - дорога до дома неблизкая. А рас так, то доктора прописывают всем курорты Сикулы.
  Правда, никто из сослуживцев туда еще не ездил. Хорошо там или плохо, этого никто не знал. Спросили об этом у куратора учебной группы. Так ведь не порадовал его ответ:
  
  - Знаете ребята, ничего особенного вы там не увидите. В этом плане наш Новый Крым намного лучше.
  - А чем Сикула плоха?
  - Да не плоха она. Просто она - не Россия. Гулять где захотелось не выйдет. В общем, море, пляж и прочие "пальмы" там найдутся. Сервис курортный тоже не плох. Вот только Периметр и там есть. А где Периметр, там и режим соответствующий имеется. А значит, о красотках местных не стоит и мечтать.
  - Так что, вообще без баб обходиться?
  - Ну почему? Бабы будут. Женатым жены для баловства положены, а холостым персонал женский для галантного ухаживания. Девки там все молодые, незамужние и тоже отдыха жаждут. Вот с ними и придется сговариваться.
  
  Ну да ладно. Будет день, будет и пища. А пока терпи солдат!
  
   ПЕРЕПОЛОХ.
  
  Тому, что мне срочным образом сообщила жена, я сперва не придал особого значения. В том, что хозяева решили отыграться на своих холуях, ничего необычного для меня не было. Тот кто лезет в услужение сильным мира сего, должен заранее понимать: рано или поздно, но быть ему битым. За что? А раздосадованный хозяин найдет за что. Мало ли какие упущения он найдет в работе своих слуг?
  Я продолжил заниматься тем, что и задумал ранее, как вдруг, совсем неожиданно в Берложье примчался канцлер. Именно примчался. И именно по тому делу, что обеспокоило Ларису.
  
  - Иван Руссияныч, я понимаю что ты не политик, но тогда хотя бы найди себе того, кто в этом разбирается.
  - Знаешь Александр Дмитриевич, раньше у нашего брата были такие помощники, которые нам объясняли политику партии и правительства, рассказывали о международном положении...
  - И почему тогда ты не заведешь такого человека? Мысль то неплохая. Я пожалуй заведу себе такого секретаря.
  
  Сперва я решил, что канцлер шутит, но посмотрев на него внимательно, я понял что он говорит совершенно серьезно. Он просто не понял, о чем я ему говорил.
  
  - Это были вовсе не секретари. И толку от них не было, один вред.
  - Не понимаю...
  - И не надо. Давай не будем о грустном. Лучше сразу скажи, с чем приехал.
  
  Оказывается, то от чему я не придал значении, в Царев-Граде оценили совсем по-другому. Главной головной болью правительства было состояние экономики России.
  Война лишила нашу промышленность прежних рынков сбыта. Пусть и через тьму посредников, но производимые нами товары сбывались. С началом боевых действий, торговля стала делом опасным, а потому и заглохла. Правда, не до конца. Контрабандисты Фроста продолжали торговать нашими товарами и привозить нам то, в чем мы нуждались. Это была совсем малая доля прежних объемов торговли, но она была. Правда, в это время страна работала на войну. Военные заказы не давали простаивать заводам и фабрикам, а раз так, то развитие страны продолжалось.
  Проблема возникла тогда, когда на Немезиде прекратились боевые действия. Мир по-прежнему нуждался в наших изделиях, но война между Сообществом и Империей отрезала нас от прежних покупателей.
  Что-то шло контрабандой, что-то покупала корпорация Лю, но это были кошкины слезки.
  
  - Сейчас нас выручают военные заказы. Но это работа на внутренний рынок и она не способствует процветанию страны. Нам нужно выходить на галактические рынки. С помощью Собака и Фроста, мы это уже начинали делать. Теперь об этом приходится забыть. Есть еще одно обстоятельство. С помощью Фроста, мы несколько лет назад установили контакты с остатками Русского Сопротивления. Теперь Ежевский и Беляев плачутся о том, что связь с резидентурами потеряна.
  - Погоди Митрич! Допустим, что хозяин настолько недоволен прежними слугами, что решил от них избавиться. Но ведь слуги ему все-равно нужны.
  - В корень смотришь! И кто будет этими слугами?
  - А ты жену мою спроси! Глядишь, она тебе и подскажет чего.
  - Уел! Как есть уел! Я ведь о Сикуле и не думал. Нам она нужна была только для прикрытия. А о том, что они с удовольствием подпиндосников заменят... можно конечно было понять... а говоришь не политик!
  - Ну тогда я тебе еще один подарок сделаю...
  - Неужели есть кем Фроста заменить?
  - Догадлив ты, Митрич. Но вот что мы тут придумали, ты явно не понял.
  - Давай, не томи!
  
  И я рассказал.
  
  

ГЛАВА 50

  
  ЛЕГЕНДА.
  
  - Начнем с самого начала. Главное - поменьше вранья. Тогда вам можно будет верить. Итак, чем вы были заняты накануне начала войны?
  - Накануне начала войны, я работал в Отделе Собственной Безопасности в Полицейском Управлении Подмосковного Анклава. Моей работой являлось проведение оперативных мероприятий в отношении работников полиции транспортного терминала.
  - Более конкретно пожалуйста.
  - Мы занимались выявлением недозволенных связей между работниками полиции и преступными группировками. Второй задачей, являлось отслеживание нелегальных контактов спецслужб Русского Мира с внешними контрагентами. Третья задача возникла в последний год перед началом войны: слежка за завезенной на Немезиду рабочей силой из Империи.
  - О третьей задаче подробней! Слежка за гастарбайтерами, это не ваш профиль, что вас заинтересовало?
  - Многое. Все началось с установления суммарного размера средств, потраченных на дачу взяток работникам надзорных и контрольных служб. Это не только полиция. Суммы, затраченные на разного рода взятки, были запредельны для гастарбайтеров и не типичны для фирм-посредников. Был сделан вывод, что тут работают либо крупные корпорации, либо спецслужбы государства.
  - Еще что?
  - Насторожил несвойственный гастарбайтерам уровень дисциплины. Да в общем то все это лучше изложить отдельным документом
  - Что вы делали дальше?
  - После того, как были сделаны выводы о подготовке Империей масштабной акции, а руководство Сообщества никак не реагировало на поднятую нами тревогу, я получил задание на установление контакта с руководителями русских спецслужб и поделиться с ними добытой информацией.
  - Конечная цель этих действий?
  - Спасти свои задницы, раз всем на нас наплевать.
  - Вы верили, что русские вас станут спасать?
  - Не очень, но какая-то надежда на это была. Во всяком случае, при наличии желания, они могли это сделать.
  - Реакция русских?
  - Полное недоверие и подозрения о подготовке ловушки.
  - Вас пытались вербовать?
  - Нет, не пытались.
  - Хорошо, теперь расскажите о своей жизни во время войны.
  - С началом войны, я "лег на дно". Мне ничего другого не оставалось. Ничего хорошего ни от вас, ни от русских ждать не приходилось. На третий день, разобравшись немного в обстановке, принял решение пробираться в Одесский анклав. Тогда это еще было нетрудно. Добравшись туда, я прошел стандартную процедуру первичной проверки и поступил на службу в контрразведку сектора. При первой же возможности постарался узнать, что с моей семьей?
  - Как вы получили сведения о семье?
  - Я работал на фильтрации беженцев, поэтому быстро вышел на тех, кто мог мне сообщить сведения о семье. Довольно быстро я узнал о том, что жена и дети содержатся русскими в одном из фильтрационных лагерей.
  - Дальнейшая ваша служба?
  - При создании из беженцев формирований милиционного типа, служил в штабе 2-й Милиционной бригады Россиянской Освободительной Армии, в отделе контрразведки.
  - Что побудило вас дезертировать из войск Сообщества?
  - Донос одного из моих бывших поднадзорных. Ему каким-то образом удалось раскопать сведения о моем контакте с русскими спецслужбами. Возможности для оправдания у меня отсутствовали. Никому и ничего я бы не доказал. А применяемые при таких подозрениях методы допроса превратили бы меня в безмозглое "растение'". Ждать ареста и допроса я не стал. Совершил побег и сдался первому же патрулю "лесных егерей". Скажу сразу, времени на тщательную подготовку побега у меня не было. Пришлось импровизировать.
  - Что было дальше?
  - Мной занялся СМЕРШ. На первом же допросе я "раскололся" целиком и полностью. До самого донышка. Без всякого воздействия с их стороны. Сообщил им все ценное, что знал. Мотивы просты: русские никогда не считали россиянцев людьми, а уж человека который служит в РОА, они тем более жалеть не станут. Чудом было то, что их патруль, увидевший на моей форме шеврон с этой аббревиатурой, не поступил так сразу. Но об этом я уже узнал на допросе.
  - Что послужило основным мотивом вашего предательства? Вы ведь предали.
  - Предательство? Я это не считаю предательством! А что мне было делать, если нас предало Сообщество? Нас всех использовали и выкинули. Весь россиянский народ. Им плевать на то, что будет с нами. Весь наш народ сейчас находится в рабстве у русских, у чжунхуев, у сикульских ублюдков. А что сделало Сообщество? Мы веками ему верно служили, а нас объявили преступниками и просто-напросто обчистили. А если верить тому, что говорят контрабандисты Фроста, то и тех, кто не попал в плен к врагам, сделали своими рабами уже власти Сообщества! Мы теперь все рабы! У нас нет будущего. И я должен хранить верность этим свиньям!? Русские хотя бы надежду дали тем, кто станет им служить! А у остальных нет никакой надежды!
  - Не нужно эмоций. Мы поняли ваши мотивы. Значит после этого вы решили сотрудничать со СМЕРШем?
  - Да, я согласился стать их агентом. Потому, что они обещали положительно решить вопрос с моей семьей и со мной. И они решили этот вопрос.
  - Какая была поставлена перед вами задача?
  - На первых порах, когда нас направили в учебный центр ЧМО на остров Падлючий, я и моя жена были просто рядовыми стукачами, докладывавшие особисту о поступках и разговорах "чмошников". Потом, после отправления в зону ведения боевых действий, нам расширили задачу. Приказано было осуществлять негласный контроль за деятельностью военных комиссаров и самой Ксении Собак.
  - Об этом мы поговорим позже. Как вы оказались на Сикуле?
  - Наша рота была отправлена на Сикулу для охраны и обслуживания складского хозяйства русской дипломатической миссии. На Сикуле, СМЕРШ расширил мои полномочия. В мое подчинение были переданы все негласные осведомители нашего подразделения...
  - Сколько их всего?
  - Весь личный состав разведывательного отделения, это восемь человек и по одному человеку на каждое отделение военной логистики, это еще девять человек.
  - Это слишком много для осуществления контроля за поведением одной роты. Были еще задачи?
  - Да, были. Контроль за работниками флотского интендантства и по возможности самой Лары Фишер.
  - Как это отразилось на вашем официальном статусе?
  - Никак. Более того, нам дали понять, что о гражданстве мы можем и не мечтать. Вместо русского гражданства, по окончании трех лет службы непонятный статус "вольного". И перспектива, что только наше потомство в третьем поколении может рассчитывать на получение полноценного гражданства.
  - Поэтому вы решили опять дезертировать?
  - Да, сразу, как только понял, что нас и тут обманули.
  - Как вы бежали?
  - Это было нетрудно. Русский Контрабандный Флот - это просто другое название мафии. За достаточную сумму денег, они согласятся доставить нелегально кого угодно и куда угодно.
  
  - Стоп! Пока хватит, - майор Хюммель прервал репетицию допроса Гапуненко, - значит так Юрий, пока что ты все излагаешь убедительно. Во всяком случае, я не вижу в этой "легенде" сомнительных мест. Практически все, что ты сообщишь чжунхуям, они сумеют проверить и найти нужные подтверждения твоим словам. Кроме того, что ты работал не на ту "контору", которую назвал. Мне не нравится только идея с побегом. Я бы не стал доверять человеку, склонному к дезертирству.
  - Я бы тоже такому человеку не стал доверять, - ответил Хюммелю Гапуненко, - и проверками замучают и серьезной работы не доверят.
  - Вот именно. Сейчас твоя ценность в том, что тебе якобы подчинена солидная агентурная сеть и есть выходы к серьезным источникам информации. При побеге, все это пропадает зря и вызывает повышение бдительности контрразведки. Чжунхуи это прекрасно поймут. Тут нужен другой вариант внедрения.
  - Как вариант, "самостоятельный" выход на их местного резидента и предложение о тайном сотрудничестве, - Юрий встал и прошелся по комнате, чтобы размять затекшее от долгого сидения в кресле ноги.
  - Это вариант. Для слива "дезы" вполне годится. Для масштабного воздействия на события - не очень. Тут нужно им что-то очень вкусное подсунуть. Такое, чтобы глотали и не давились.
  - Игорь Севастьяныч, а вот этого сразу делать не стоит. Уж больно подозрителен такой "подарок". Не бывает у разведки такого, чтобы все кости идеально легли. Сперва доверие нужно заслужить. На это время нужно. Кстати, сколько у нас его.
  - А вот это лишний вопрос. Но в общем ты прав. Ладно, пиши план внедрения, а там поглядим. Может что и лучше придумаем.
  
  БЕРЛОЖСКИЙ ОПЛОТ. СУБУДАЕВ.
  
  Вот уже год прошел с той поры, как я впервые появился в Берложье. С Самого начала, у меня не было никакого плана действий. Были только некоторые соображения, о том, с чего следует начинать. Все пошло не так с самого начала. Идущая в Сообществе "охота на ведьм" поломала нам много планов. Спецслужбы Сообщества зверствовали необычайно. Первыми козлами отпущения стали россиянцы и мафия. Семьи мелочиться не стали. Имеющиеся счета, вопреки обычаю даже не "заморозили", а конфисковали. И если Собак и Фрост успели заранее вывести свои средства из сферы досягаемости Семей, то остальные были ограблены подчистую. Те, кто был еще недавно богат и зажиточен, превратились в жалких нищих. Но этим дело не ограничилось. Разведка докладывала о том, что по всем планетам прошли аресты тех россиянцев, которых война застала вне Немезиды. Крылов и Ежевский с Беляевым жаловались на то, что пришлось спасать те подпольные организации, с которыми успели установить связь. Так что сведения, поставляемые Тайной Канцелярией и Академией Наук, стали редкими и теряли для нас свою значимость. Зато Хюммель был на коне! Вербуя не отдельных агентов, а целые спецслужбы карантинных планет, он быстро наладил сбор огромного числа сведений об обеих противниках. Ему даже не помешало то, что мафиозному флоту теперь путь в Сообщество стал заказан. Зря Александр Дмитриевич паниковал по поводу сбыта продукции и поставок всего недостающего. Хюммель уже имел много полезных для нас контактов в окружающем мире. В итоге, Контрабандный Флот начал обеспечивать торговлю с Империей, а мы взялись плотно за торговлю с Сообществом. Правда, пришлось пересмотреть планы строительства кораблей. Упор был сделан на ввод в строй усовершенствованных контрабандных крейсеров. Ввод в строй чисто боевых кораблей пришлось сократить. Правда, сильно это нас не ослабляло. В случае нужды, заменить грузовой модуль, на чисто боевые, для наших верфей было не сложно. Корабли так и выпускались с двумя модулями. Грузовой устанавливался сразу, а боевой отправлялся на хранение. Были сомнения в том, что это себя сумеет оправдать в случае войны.
  Когда капитан третьего ранга Гело, вместе со своими ветеранами испытал один из первых введенных в строй крейсеров сперва в боевой, а потом в конверсионной конфигурации, я поинтересовался его мнением о получившемся корабле.
  
  - Честно говоря, как боевой корабль, он ниже среднего. По моему мнению, которое разделили все мои офицеры, он не сможет вести с противником сопоставимого класса равный бой. Успех возможен только при численном преимуществе.
  - То есть, корабль плох? - от этого ответа зависело мое дальнейшее решение.
  - Не скажу, что плох. Как мобилизационный вариант, он очень даже нам подходит. Если избегать дуэльных ситуаций, а делать ставку на применение его в составе однородных отрядов, то преимущество противника в качестве кораблей не будет критичным.
  - А еще что стоит сделать по твоему мнению?
  
  Гело немного помедлил и выдал:
  
  - Я бы заранее создал чисто боевые корабли, без всяких этих фокусов со сменой модулей. Их конечно много сделать не выйдет, но это и не нужно. Достаточно того, чтобы каждый дивизион кораблей состоял из трех кораблей "мобилизационной серии" и одного корабля '"лидирующей серии". В итоге, каждый четвертый экипаж будет кадровым, а остальные будут являться таковыми лишь наполовину.
  - Гело, - ответил ему я после продолжительного раздумья, - каждый корабль является маленьким войском. Ты должен понимать, что войску нужно время для того, чтобы им стать. Поставить даже выученного человека в строй - это недостаточно. Они должны работать как пальцы одной руки.
  - Я понял вас, товарищ генерал. Думаю, нам стоит воспользоваться тем, что боевые модули не препятствуют нам готовить людей прямо на штатных боевых постах. Тут просто стоит экипажи разделить на две части: рейсовый полуэкипаж и базовый полуэкипаж. Первые совершают рейсы на гражданских линиях, вторые служат при арсенале, где и пройдут подготовку. Это не идеально конечно, но все-таки лучше, чем ничего.
  
  На этом я и порешил. Вот только все-равно пришлось "урезать осетра". Заправлявший всеми делами на верфях Ламберт ван дер Берг заявил, что совсем по-нашему не выйдет.
  
  - Иван, - возраст Ламберта делал подобную фамильярность вполне уместной, - боевые модули сложней в производстве, чем грузовые. Комплектовать все контрабандные крейсера сразу двумя у нас не выйдет. Чем-то нужно жертвовать.
  - И что ты можешь предложить?
  - Часть крейсеров так и оставить с грузовым модулем. Ну а часть мы укомплектуем двумя модулями, как и хочет наш уважаемый Гело.
  - Как это будет выглядеть количественно?
  
  Ламберт призадумался, а потом сообщил, что в настоящий момент более шестидесяти кораблей в год, производить не выйдет. Верфи конечно наращивают выпуск, но только через пяток лет они сумеют выдавать сотню кораблей в год. Больше никак не получается.
  А что касается номенклатуры, то текущие возможности таковы: каждый пятый корабль будет чисто боевым. Нужно только определиться с его назначением. Две пятых контрабандный крейсеров получится обеспечить двумя модулями, все остальное - чисто транспортные корабли.
  
  После получения такой информации, пришлось срочно пересматривать то, что мы намудрили ранее. Нужный задел для этого у нас уже был. Ранее построенные боевые корабли, составили Резервную флотилию. Этих первенцев, уже побывавших в бою, пришлось отправлять в капитальный ремонт. Слишком много недостатков было у них обнаружено. Исправить удалось не все. Поэтому их переделали в учебные корабли.
  А транспортники, все, что у нас были, мы свели в отдельные транспортные отряды. На деле, отряды эти, кроме самого первого, существовали лишь в нашем воображении. Корабли и экипажи для них еще предстояло заиметь.
  
  ТРАНСПОРТ 001. ОКРЕСТНОСТИ СИСТЕМЫ САМБЫ.
  
  Лейтенанту Федосову, повезло стать первым из капитанов Первого Контрабандного отряда, кому пришлось вести свой корабль в коммерческий рейс. Впрочем, коммерческим этот рейс можно было назвать условно. Об этом можно было судить просто по поставленной им задаче. Кроме поставки груза заказчикам, предстояло провести комплекс разведывательных мероприятий с помощью имеющихся для этого на борту корабля технических средств и специалистов. Помимо этого, приходилось учитывать, что в Галактике еще идет война между Сообществом и Империей. Конечно, с боевыми кораблями любого из противников Т-001 вести боя не мог. Да это и не входило в его задачу. Но совсем уж беззащитным он не был. Оборудование для постановки помех и борьбы с помехами, противоабордажная техника и команда, системы ближней защиты и охраны, предусмотрены были заранее. Это давало шансы на уход от погони и отражение атаки абордажной партии. Но вести полноценный космический бой "единичка" не могла. Впрочем, корабли сообщества были ей сейчас не враждебны. С кораблями империи ситуация выглядела совсем не так. Для них, любой корабль "нейтрала" доставляющий груз Сообществу являлся добычей. Правда, на этот счет существовала инструкция: в бой с патрулем Империи не вступать, работе досмотровой партии не препятствовать. И уж если прикажут следовать на свою базу - не сопротивляться. Для такого случая, на борту в качестве пассажира находился представитель Торгово-Промышленной Палаты, со всем необходимым для срочного переоформления контракта на поставку товаров. Вот он и будет улаживать возникшие недоразумения.
  
  - Командир! На экране две цели! Идут на сближение!
  - Так, а кто это такие?
  - Опознанию препятствуют, на вызов не отвечают! Дистанцию сокращают.
  
   Отдавая команду увеличить скорость, Федосов решил посмотреть на реакцию "гостей". До той области пространства, что контролируется патрулями Сообщества, еще далеко. Если "гости" являются чжунхуями - они сейчас по связи потребуют принять досмотровую группу.
  Нет, не вызывают. Тоже прибавили скорость и стараются сблизиться. Все ясно, разговаривать хотят вблизи, на слабом сигнале, чтобы не "светиться" перед патрулями. Теперь понятно, кто это такие.
  
  - "Гости" забивают связь! Глушат гражданские каналы связи.
  
  Значит том, что "единичка" хоть и транспорт, но все-таки военный транспорт, они не подозревают. Связаться с кем угодно по военным каналам, возможность есть. Прямо сейчас это ничего не дает. Ближайшие военные корабли не успеют прийти на выручку. Можно развить скорость до максимума и попытаться уйти.
  
  - Штурман! Шансы на отрыв?
  - Невысокие. У "гостей" стоят "Тайфуны".
  
  Значит действительно не уйти. "Тайфун" - это условное название движка, которым раньше оснащала свои корабли полиция Сообщества. Сейчас их уже не используют на патрульных кораблях. Но хуже от этого они не стали. Мафиозные корпорации снятые с вооружения движки потихоньку приобретали и ставили на свои посудины. Кстати, это второе подтверждение его догадки о том, кто на самом деле за ними погнался.
  Начавшаяся война нарушила всю работу Патрульных Сил полиции Сообщества. Образовалось много зон, где несение патрульной службы стало просто опасным. Уже через месяц после начала войны, начали пропадать корабли "нейтралов". Пиратство, которого раньше совсем не было, приобрело большой размах. То, что они нарвались на пиратов, было одновременно и плохо и хорошо. Плохим было то, что вести бой в пространстве они не могут. Нечем. Попытка уйти не имеет шансов на успех: те просто сойдутся поближе и повредят двигатели. И только потом проведут абордаж. А хорошим было то, что в отношении пиратов, руки у них развязаны. План действий, родился быстро.
  
   - Свободным от несения вахты членам экипажа собраться в кают-компании!
  
  БЕРЛОЖЬЕ. СУБУДАЕВ.
  
  Работа над превращением Берложья в неприступную крепость велась непрерывно. Кое-что уже у нас было в готовом виде. Например форт "Иван Грозный". Его мы старались ввести в строй в первую очередь. И вовсе не за пышное название. Просто, помимо оборонительных систем, в нем размещалась система искусственного интеллекта типа "Стратега". Именно здесь и находился Главный штаб наших космических сил. Сюда стекалась вся информация по текущей обстановке в Галактике, здесь она обрабатывалась, производился анализ и принятие конкретных решений. Рядом с "Иваном Грозным" всегда был наготове мой корабль управления. Пока что, это был старый добрый "Умка" которому неслабо досталось в первом же сражении. После капитального ремонта и модернизации, "Умка" был снова в строю и в любой момент мог отправиться в поход. И сегодня это очень нам пригодилось.
  Все началось с того, что с транспорта Т-001 поступило сообщение о том, что его преследуют два пиратских корабля.
  О том, что в Галактике есть пираты, мы знали и раньше. Нас об этом предупреждал Фрост. Сам он решал проблему безопасности своих кораблей двояко: либо обходил опасные участки стороной, либо его капитаны договаривались о внесении на указанный пиратами счет некой суммы, за то, что они не тронут корабль и груз. Правда, с последним мы никак не могли мириться. Все шло к тому, что рано или поздно, набравшие вес разбойники перейдут от разового сбора дани, к получению платежей на постоянной основе. И уж ни в какие ворота не лезло то, что дань эту платить будем мы. Как ни крути, но "единичка" числилась военным транспортом. Ключевое понятие - "военный". Платить дань или покоряться каким-то разбойникам? Этого командиру корабля не простил бы ни я, ни общество. Поэтому, как только мне об этом сообщили, я сразу вышел на связь:
  
  - Лейтенант! Доложите обстановку и ваше решение! - я не стал сразу отдавать приказ. Мне хотелось сперва оценить этого офицера. Если будет спрашивать, как ему поступить в этой ситуации, значит, о повышении в дальнейшем, может и не мечтать.
  - Товарищ генерал! Только что получено требование от преследователей на снижение скорости и прекращение всяческих маневров. Мое решение: Подчиняюсь этому требованию, Не препятствую стыковке, пропускаю на борт вражескую абордажную партию и уничтожаю ее внутри санпропускника. Там самое удобное для этого место. Затем провожу контрабордаж силами экипажа и захватываю оба корабля. По окончании операции жду подкрепление.
  
  А ведь лейтенант молодчина. Нужно еще суметь осуществить задуманное, но то что он не паникует а принимает решения сам - дорого стоит. Вот только план его стоит поправить:
  
  - Федосов, мне нужны не трупы врага, а пленники. Если совсем без трупов не обойтись - черт с ним, убивай! Но пленных возьми! Желательно тех, кто много может знать!
  - Есть! Пленные будут! Разрешите вопрос!
  - Что у тебя?
  - Ребята спрашивают, разрешено ли им будет одеть "тельники"?
  
  Вот черт! Мало того, что общество помешано на старых обычаях, так еще и флот чудит. А с другой стороны, что в этом плохого? Сразу видно, что экипаж "единички" настроен решительно. После того, как в конце войны сборная солянка с "Михаила Паникахо" приняла решение стать настоящей "черной смертью", флот возмечтал о тельняшках. Пошить их труда не составило, но с ношением возникли сложности. В нынешнем русском обществе к прославленным символам отношение было строгим: сперва докажи, что ты достоин этого символа. А потому, тельняшки имели все, кто служил на флоте, но носить их позволялось не всем. Только тем, кто прошел через бой. В качестве исключения, тем кто готовился к бою прямо сейчас. И горе было тому, кто надел ее преждевременно. Таких наглецов учили уму-разуму весьма доходчиво.
  
  - Разрешаю! Действуй! И не пуха ни пера!
  - К черту! Действую! Конец связи!
  
  Действовать предстояло не только Федосову. По сигналу тревоги начал готовиться к выходу и "Умка". Сейчас он примет в свои недра штурмовой взвод, оперативную группу "Смерша" и наспех формируемую перегоночную команду. Капитан-лейтенант Интерминелли, командовавший "Умкой", уверял, что на четвертые сутки с момента старта, они прибудут к месту событий. Вместе с "Умкой" готовился к выходу и "Левша", ибо кто его знает, какие повреждения будут на "единичке" в результате боя? Немного поколебавшись, я решил, что мне не стоит идти в этот поход. При наличии хорошей связи, я и так узнаю своевременно все, что захочу. Лучше я потрачу время на подготовку карательной экспедиции. К ней придется готовиться немедленно. Жаль, что раньше о необходимости таких операций совсем не думали.
  
  "ЕДИНИЧКА". ЛЕЙТЕНАНТ ФЕДОСОВ.
  
  Приказ Субудаева мало что менял в плане Федосова. Просто, половина людей, назначенных в контрабордажную партию, заменили летальное оружие на парализаторы. Много времени это не заняло. Гораздо больше времени ушло на подготовку двух абордажных партий. Лейтенант прекрасно понимал, что и на вражеских кораблях возможно устройство ловушки для атакующих. Поэтому, проникать туда стоило не через стыковочный узел и санпропускник, а где-то в другом месте. Проблема была в том, что проникшую на корабль штурмовую группу, можно было нейтрализовать просто заблокировав двери переходов. Взламывать переборки, как это делают штурмовики корабельной пехоты, возможности не было. Ничто не мешало пиратам после блокирования абордажных групп, просто отстыковаться и удрать. И получится, вместо захвата вражеского корабля попадание в плен части экипажа. Командир БЧ-5 мичман Свиридов, о такой возможности сразу предупредил. Но он же и предложил подходящее решение:
  
  - На всех кораблях, для замены энергосиловых установок, есть монтажная шахта, которая закрывается двухслойной панелью. У нас в комплекте есть два бота, оборудованный всем необходимым для проведения ремонтных работ снаружи. Вот с помощью их мы и пристыкуемся в этих местах и вскроем панели.
  - Хорошо, проникли вы. А дальше что?
  - А дальше мы проникаем в внутрь, захватываем Распределительный узел и прекращаем подачу энергии на все установки.
  - А если у них есть дублирование?
  - Дублируются источники энергии, а не распределительные устройства. Так что никуда они от нас не уйдут.
  
  Сказано-сделано. "Единичка" послушно снизила скорость и легла на указанный курс. Так же без всяких возражений, было произведена стыковка. Правда только с одним кораблем. Второй, к досаде экипажа пристыковываться не стал. Он шел немного в стороне, страхуя действия первого. Менять что либо было уже поздно. Так же без всяких возражений, перед "гостями" распахнули створки шлюзовых камер.
  Призовая партия пиратов шустро проскочила по переходной "кишке", прошла две шлюзовые камеры и оказалась в санпропускнике.
  
  - Время! - команда была быстрой и короткой. Так же быстро сработал и экипаж. В тесных отсеках началась схватка.
  - Вперед! - обе абордажные партии рванули к монтажной шахте пристыковавшегося к 'единичке' пирата.
  
  В санпропускнике все пошло не так, как хотел этого Федосов. Абордажники то ли почуяли подвох, то ли просто таков был их обычный порядок действий, но поразить их огнем из засады не вышло. Атакующим было где укрыться и они используя любой выступ в качестве укрытия от огня, медленно начали продвигаться вперед ведя ответный огонь. Причем вывести кого-либо из строя не удалось. Первое помещение они захватили без потерь. Экипажу пришлось отступить и отсечь себя от противника защитно-герметической дверью.
  
  - Командир, они заблокировали двери входной и промежуточной шлюзовых тамбуров!
  
  Досада! Весь план летит псу под хвост! Федотов хотел впустить этих "соколиков" внутрь и захлопнув за ними створки входа, отрезать им путь назад. Не вышло. Видимо опытные твари попались. А тут еще поступил второй доклад:
  
  - Через шлюзы прошла какая-то машинерия!
  
  Час от часу не легче! Понятно, что это может быть. Штурмовые роботы, что же еще? Сейчас начнут проламывать препятствия. И точно, с центрального поста, можно было вести мониторинг ситуации во всех помещениях корабля. Сейчас оператор транслировал командиру то, что происходило в помещении, занятом врагом. Первый робот сблизился с отсечкой и пустив в ход резак, начал вскрывать дверь.
  
  - Свиридов! Как там у тебя?
  - Нормалек командир! Оба слоя панели вскрыли, заходим в монтажную шахту.
  - Противодействие?
  - Пока нет.
  
  Итак, у Свиридова все идет по плану. Надолго ли? Заметили его группу или нет? Тут еще второй корабль, будь он неладен.
  
  - Командир! - Настя Гаврилова, тальман экспедиции, не должна была принимать участия в бою. Тем не менее, зачем то прибежала на позицию.
  - Ты что тут делаешь? Марш отсюда!
  - Командир, не гони. Я сейчас вскрыла один интересный контейнер... Нет, вскрывать конечно нельзя, рекламация будет... В общем я вскрыла и девчата наши уже несут сюда...
  - Что вы там несете и зачем? Говори ясней!
  - Формовочную пасту... Ты выслушай, не перебивай. Она принимает любую заданную форму при разгерметизации... Мы конечно не формовщики, но нам это и не надо. В общем... Главное - нарушить герметизацию капсул. А там она сама заполнит весь объем. А еще затвердеет. Они будут как мухи в клею...
  
  А мысль была хороша! Лейтенант тоже не был специалистом в этом деле, но суть понял. Формовочная паста вещь интересная. Если есть нужное оборудование, то она принимает любую заданную форму, но если этого оборудования нет, то заполнит весь свободный объем. Сколько времени нужно для того, чтобы она застыла, никто пока что не знал. Но это и не важно.
  
  - Понял тебя Настюха! Молодец! Тащи еще и побольше. Сейчас я людей в помощь дам!
  
  Конечно, после применения этого средства, санпропускник, шлюзы и переходной тоннель придется демонтировать и выкинуть. Но тут чем-то нужно жертвовать.
  
  СИКУЛА. РУССКОЕ ПОСОЛЬСТВО.
  
  Вроде бы и недавно в столице Сикулы появился Посольский квартал, а как он изменил облик города! Сперва, на берегу живописного озера, была построена резиденция генерала ордена иезуитов. Естественно, практически одновременно был построен и католический храм. Через несколько лет, рядом с католической миссией возникла православная миссия - официальная резиденция архиепископа Иллариона. Правда, сам Илларион был редким на Сикуле гостем, но тем не менее храм и Центр Духовного Развития не пребывали в праздности и безделье. Постройки обеих миссий, выполненные в архаичных стилях, прекрасно выглядели на фоне холмов Лазурной гряды и Хрустального озера. Бывший ранее пустым берег озера, теперь таковым не был. Между зданиями миссий и озером возник Парк культуры и отдыха, который горожане уже прозвали Парк Иезуитов. И стал этот парк украшением города и привычным местом воскресных прогулок для горожан. Затем появились одновременно постройки Люйского посольства и Русский городок. Последний состоял из целого комплекса зданий построенных в строгом классическом стиле. Именно в Русский городок и являлся ныне центром политической жизни Сикулы. Самого Фердинанда Бланка это совсем не радовало. О том, что его министры регулярно отчитываются перед сотрудниками русских миссий, знала вся столица. Вопрос о том, нужен ли Сикуле в таком случае сам Фердинанд Бланк, наверняка уже начали задавать. Если все важные вопросы решает Лариса Субудаева, то к чему тогда все эти игры в независимость? Да, народ Сикулы стал жить лучше, этого никто не отрицает. Вот только благодаря кому? И не выйдет ли так, что в один прекрасный день все вернется в прежнее состояние? Рано или поздно может случиться так, что покровители перестанут быть щедрыми и тогда он, Протектор Сикулы останется наедине со всеми проблемами этого мира. Эти соображения заставили Фердинанда наступить на горло своей гордости и нанести визит русской посланнице.
  К счастью его, разговор пошел без всяких дипломатических ухищрений:
  
  - Как вам известно, я являюсь супругой военного. Вы тоже носите погоны, поэтому, я предлагаю вам вести разговор так, как принято среди военных: прямо и откровенно. И по возможности "без чинов".
  
  Против этого Фердинанд возражать не стал, тем более, что разговор происходил с глазу на глаз. Поэтому, получив его согласие, Лариса ухватила быка за рога:
  
  - Честно говоря, мне следует перед вами извиниться за ту грубую бесцеремонность, которую мы проявили при наведении порядка на вашей планете. Это не игра в приличия. Это признание своей ошибки.
  
  Не смотря на решение говорить прямо и откровенно, без плетения кружев все-равно не обошлось. Но разговор о бестактном поведении самой госпожи посланницы, которая уже начала распоряжаться в чужой стране, как в собственном поместье, зашел. К удивлению Бланка, посланница не стала отрицать данного факта:
  
  - Я согласна с вами, что перегнула палку в этом вопросе. Не далее как вчера, мне на это указал мой муж. Лично он считает, что с союзником так не поступают. Хорошенько подумав, я с ним согласилась. Поэтому я понимаю всю степень вашего возмущения. Но и вам стоит задуматься над причинами сложившихся обстоятельств.
  - Если вы имеете в виду моральное разложение общества и нашей элиты, то я вам скажу так: я принимаю меры к исправлению наших бед. Но я же буду настаивать на том, чтобы оказываемая нам помощь не перерастала в диктат!
  - Диктат? Хорошо, назовем это диктатом. Но скажите мне Бланк, что вы можете этому диктату противопоставить? Есть ли в вашем распоряжении то средство, которое позволит вам избавиться от нашего диктата?
  - Вы, русские, не единственная сила в Галактике. Более того, вы тоже не самые сильные в этом мире. И найдется много желающих, способных вас вытеснить с Сикулы.
  - Браво мой генерал! - Лариса издевательски поаплодировала, - нас пока еще можно вытеснить. Но это будете не вы. И что в итоге? Диктат, но лишь другой силы? А где ваша собственная сила? Где те спецслужбы, что разгадают планы врага? Где та армия, которая встанет на пути этого врага? Вы в курсе, что даже наши "чмошники" не видят в ней достойного противника? А ведь это отбросы нашего мира, которым мы доверяем лишь охрану складов и обозов. Что уж тогда говорить о наших кадровых частях? У вас нет ничего похожего ни на нашу "черную смерть", ни на наши штурмбатальоны, ни даже на "лесных егерей". Для них захватить Сикулу так же просто, как выпить стакан воды. И наконец, где тот народ, который даст вам все необходимое для защиты страны? Я видела у вас много людей, которые желают жить хорошо, но где люди, которые пойдут на смерть? Не по принуждению пойдут, а по своей воле! Да у вас отсутствует даже понимание того, что помирать можно не только за спасение своего добра!
  
  Бланк начал багроветь, каждое слово Ларисы было пощечиной. А еще плохо было то, что крыть ему было нечем. Разыгрывать из себя обиженного гордеца? Глупей поведения не придумаешь. В Ларисином монологе правдой было все. И то, что фактический контроль за событиями вовсе не в его руках. И то, что собственные спецслужбы работают в первую очередь на пришедших издалека чужаков. Про Вооруженные Силы лучше и не вспоминать. Они создавались не столько для защиты планеты от внешнего врага, сколько для поддержания внутреннего порядка. За всю историю своего существования, они ни разу не были в бою.
  Про народ Сикулы тоже чистая правда. Все хотят хорошо жить не прикладывая к этому ни малейших усилий. Правда, благодаря работе отцов-иезуитов, появилась надежда на то, что новое поколение будет уже другим. Вот конечного результата этой работы, не увидит никто из ныне живущих. И опять-таки, это будет результат чужой работы. А где собственные усилия? Все это так, но уходить оплеванным Фердинанду не хотелось. Пришлось затратить немало сил, чтобы не сорваться. Молча проглотив нанесенную ему обиду, он постарался дать достойный ответ:
  
  - Наши беды может перечислить любой. Но друзья не только говорят о недостатках. Они еще и дельный совет дают.
  - Хорошо, будет вам совет. Любой народ от беды спасают герои. Они не только спасают, но и подают пример того, как нужно поступать остальным. У вас сейчас своих героев нет. Значит они должны появиться. Как вы смотрите на то, что мы позволим вашим гражданам, совместно с нами, принять участие в одной небольшой войне? Предупреждаю сразу: на войне убивают.
  
  Принять участие в боевых действиях? С одной стороны заманчиво. Те, кто побывал под огнем, это не только носители полезного опыта. Солдат, вернувшийся с войны не может не вызывать уважения. Но лезть в чужую драку? И с кем это интересно? Что кроме славы и трупов мы привезем с этой войны? Последнее он произнес вслух.
  
  - Генерал, у нас возникла проблема в торговле с Сообществом. Называется эта проблема - пиратство. Сейчас мой муж готовит карательную экспедицию против тех баз пиратов, которые будут выявлены.Скорее всего, это будут планеты, заселенные людьми. Что нас там встретит, мы не знаем. Боевые корабли у нас есть. Десантные силы пока малочисленны, но их мы можем нарастить и сами. Остается только проблема осуществления военного контроля на поверхности планет. Именно под это и заточена ваша армия. То есть, вы пойдете вторым эшелоном после окончания интенсивной фазы боевых действий. Так объяснил мне муж. На вашу долю достанется только вялотекущая фаза войны и добить остаточное сопротивление. Повторяю, это не война с одной из держав, а война с разбоем.
  - Госпожа посланница, вы все здорово мне тут расписали, но на вопрос так и не ответили: что кроме славы и трупов мы приобретем? Торгуете вы, но зачем нам быть защитниками вашей торговли?
  - Значит, просто наемниками вы быть не хотите?
  - Это исключено! Армия должна защищать интересы своего народа, а не зарабатывать на защите чужих интересов!
  - Что же, подобное не только у меня вызывает уважение. Как вы посмотрите на участие ваших граждан в перевозке наших товаров заказчикам из Сообщества?
  - Надеюсь вы говорите о самостоятельном участии?
  - Вы правильно догадались. Сейчас на торговых линиях места всем хватит.
  - Это щедрый подарок, но не пойдет. Своего торгового флота у нас нет. Средств на его создание у нас тоже нет. А за одно лишь право работать извозчиками на ваших кораблях, я армию в бой не пошлю.
  - Похвально. Но эти проблемы решаются гораздо легче, чем вы думаете. Во-первых, мы не возражаем, чтобы вы были независимыми перевозчиками наших товаров, а значит имели свой торговый флот. Во-вторых, за участие ... назовем это миротворческими акциями... в наших миротворческих акциях, часть трофейного тоннажа переходит в вашу собственность. В- третьих, часть тоннажа можно еще приобрести на свободном рынке...
  - Где мы на это найдем средства? Вы считаете, что мы настолько богаты?
  - Лучше всех на этот вопрос сможет ответить некий Михаэль Гарц. Я советую вам Фердинанд, проявить должную настойчивость в разговоре с ним. Не стоит стесняться, вы нас этим не обидите. Мне лично он больше не принесет пользы. А вам может принести.
  
  Вернувшись в свою резиденцию, протектор начал обдумывать те предложения, что услышал от посланницы. Оставлять без изменений все как есть, он не собирался. Первый вопрос, который следовало решить немедленно, это вопрос со спецслужбами. То, что они работают на русских, причем в полном составе, секретом не было. Но разгонять и наказывать этих двурушников не стоило. Все-таки добываемые ими сведения ложились и ему на стол. Да и опасно это делать. Значит, нужно создать совершенно новые разведку и контрразведку. В принципе он и раньше собирался это сделать. Были и те, кто по его мнению мог с этой работой справиться и не продаться при этом другим. Откладывать это больше не стоило. Друг его покойного отца, Антоний Каст, как раз подходил для этого по всем статьям. Хватит ему отдыхать от праведных трудов, пора возвращаться к той работе, в которой ему и раньше не было равных. Теперь второй вопрос: как бесконфликтно вписать ее в существующие структуры государственной власти? Хорошенько подумав, Бланк решил, что лучше и не пытаться этого делать. Раз уж есть возможность заиметь свой торговый флот, то пусть уж при нем новая разведка и состоит. И обидно никому не будет, и поле деятельности обширное.
  Кстати, посланница уверяла, что интерес к Михаэлю Гарцу ей потерян? Ну что же, пусть Антоний и начнет с этой продажной твари. И не только за настоящее спросит. Многое чего из прошлого тоже интересно. А что делать с армией? То, что в армии найдется много желающих попасть на войну, он сильно сомневался. Но посланница права - герои сейчас нужны. Значит нужно дать адъютанту задание на отбор добровольцев. Больше взвода вряд ли найдешь, но на первых порах хватит и взвода. А там можно найти добровольцев и среди гражданских.
  Тщательно все взвесив, Фердинад решил немедленно приступить к осуществлению задуманного. Но тут с ним вышла на связь госпожа посланница:
  
  - Генерал! Я решила вам сделать один подарок. Вам он будет кстати.
  - Я внимательно вас слушаю.
  - Сейчас к вам на прием приедет одна весьма перспективная дамочка. Зовут ее Ксения Постниковская. Советую не смотреть на ее молодой возраст. Она опытный солдат, имеющий опыт командования людьми в боевых условиях. И кроме того, она сведуща в финансовых вопросах. Думаю, что в качестве стажера-консультанта, она вам очень пригодится.
  
  "ЕДИНИЧКА". ФЕДОСОВ.
  
  - Капитан! Я в последний раз предлагаю вам отпустить моих людей и очистить распределительный узел. Можете не сомневаться, плохого мы вам ничего не сделаем. Я уважаю крутых ребят и потому обещаю вам, что разойдемся мы мирно.
  
  "Пой пташечка, пой!" - Федосову было просто забавно слушать эти призывы пирата. А ведь сперва не так разговаривал! Чем только не грозил. А теперь, когда понял, что сила не на его стороне и от "жертвы нападения" просто так не отделаешься, "запел" по-иному.
  "Ты еще голубчик еще не так запоешь, когда увидишь, кто скоро явится по твою душу!"
  Сейчас истекали уже третьи сутки с того момента, когда их "единичка" подверглась нападению пиратов. Абордаж, так удачно начатый "гостями" кончился неудачей. Когда абордажная группа ворвалась во второе помещение санпропускника, на нее обрушился поток формовочной пасты. Настя с девчатами и приданными им в помощь парнями, успели выставить нагнетатель и заправить его баллонами с расходником. Успели даже разобраться с управлением. Выставленное на минимальную плотность нагнетательное устройство в мгновенье ока заполнило весь свободный объем пенистым быстро твердеющим материалом. "Влипли'" все: и штурмовые роботы и группа захвата. Одновременно, команда мичмана Свиридова захватила на вражьем корабле распределительный узел. А захватив, заблокировала входы в нее и обесточила практически все потребители энергии. Правда, у пиратов были и аварийные источники энергии, но их хватило только на бытовые нужды и ближнюю связь. Свиридов ждал контратаки, но так и не дождался. Видимо у противника больше не было людей, пригодных для абордажа.
  Ожидали пакости от второго корабля, но ее не было. Пост технической разведки, доложил, что засек интенсивный обмен по системе ближней связи между кораблями. Расшифровать разговоры не вышло. Что враги задумали дальше - осталось только гадать.
  Потом, второй корабль почему то ушел. Старпом сразу высказал предположение:
  
  - Наверное у них абордажники были только на одном корабле. Будь иначе, они бы уже штурмовали бы нас.
  - Похоже на то, - согласился Федосов, - только вопрос: он совсем свалил или за подкреплением отправился?
  - Думаю, что совсем. Разбой - это коммерция. Лишний персонал держать никто не будет, а новый так просто не наберешь.
  
  Затем пираты начали ставить ультиматумы. Федосова это нисколько не пугало. Одну войну он уже проходил, поэтому прекрасно знал о том, что угрозы хороши до нападения. А когда ты попал как кур в ощип, то грозиться можешь только от слабости и безысходности. Судя по тому, что ни одной попытки атаковать группу Свиридова не было, пират просто не имел под рукой подходящих для этого людей. Вот и пусть кулачками машет до прихода "Умки"!
  На исходе третьего дня, противник скис и заявил, что согласен сдаться.
  
  - Командир, будем брать сами или хрен с ними? Завтра подойдет "Умка" и упакует голубчиков как нужно.
  - Сами берем! Ты пойми, зря что ли тельники экипаж одевал? Раз уж одели, то и конечный результат нужен. Одно дело, когда корабль и пленных взяли мы, тут никто не усомнится в наших заслугах. А другое дело, если мы сидим и ждем: кто бы за нас работу доделал? Так что Михаил, принимай капитуляцию!
  
  БЕРЛОЖЬЕ. СУБУДАЕВ
  
  Всегда хорошо, когда люди оправдывают твои ожидания. А тут вышло все даже лучше, чем ожидал. Когда Федосов доложил о том, что пиратский корабль захвачен без потерь с нашей стороны, мне оставалось только сказать:
  
  - Можете дырочки в форме сверлить.
  - Товарищ генерал, а для чего их сверлить?
  
  Да, никак не привыкну к тому, что здесь иная конструкция наград. Здесь ордена не прикручивали к форме, а накладывали и они намертво прилипали к ней. Снять их можно было только с помощью специального оборудования. Пришлось объяснить лейтенанту, что я имел в виду. Впрочем уже не лейтенанту. Приказ о досрочном присвоении ему следующего звания уже отправлен моим адъютантом по Сети. Все правильно, если капитан "торгаша'" сумел захватить вооруженный корабль, то значит он способен и на большее.
  Сутки спустя, после победного доклада, поступил доклад с "Умки" о том, что пленниками занялся флотский СМЕРШ. Допрос начался сразу после прибытия оперативников на борт "единички". Правда, абордажную группу предстоит еще долго выковыривать из санпропускника. Но это не критично. Владелец корабля и судовой экипаж вместе с капитаном в наших руках. Вот они и сообщат нам, куда отправлять карательную экспедицию, подготовка к которой шла полным ходом. Учитывая, что противник не очень серьезный, мы решили обойтись силами Резервной флотилии. Кроме нее туда пойдет транспорты Т-002 и Т- 003, которые приспосабливали выполнить роль десантных кораблей. Крупных сил корабельной пехоты у нас не было, поэтому те бойцы стройбата, что имели достаточный боевой опыт, срочно включались в состав десанта. Кроме наших, прибыли два взвода армии Сикулы. Лариса все-таки уговорила Фердинанда Бланка на участие в экспедиции. Вместе с этими взводами, прибыла особая группа, которую возглавлял некий Антоний Каст. Впрочем, как я понял, сикульская пехота тоже была под его началом.
  Когда я обращался к жене с просьбой о участии войск нейтралов в нашей операции, то она сперва не понимала, зачем мне нужны эти смешные люди:
  
  - Ваня, неужели они тебе так нужны? Разве мы без них не обойдемся? В крайнем случае, я могу тебе "чмошников" прислать. Их у меня уже целый батальон скопился.
  - Лара, я конечно могу обойтись без этих клоунов. Но есть два соображения. Первое - мне нужно постоянно держать свои войска собранными в кулак, а не размазывать их в виде гарнизонов по планетам. Второе, раз без гарнизонов не обойтись, то пусть их составят не наши войска.
  - Все-равно не понимаю.
  - Тут тоже ничего сложного нет. Помимо вооруженного противника, там будет население. Какое оно из себя, мы пока не знаем. Но в любом случае, оно будет ненавидеть не тех, кто пришел и победил их в бою, а тех, кто у них остался.
  
  Тут я нисколько не кривил душой. Войны прошлого этому свидетели. Люди склонны ненавидеть не того, кто появился и исчез, а того, кто глаза мозолит.Так что пусть Фердинанд Бланк готовится к тому, что армия его станет не только игрушкой но и боевым инструментом. Пусть учатся воевать по-настоящему. Ибо если я прав, то возня с пиратами затянется надолго. Ну а нашему флоту, будет не лишне "потренироваться сперва на кошках".
  
  

ГЛАВА 51

  
  ЦАРЕВ-ГРАД.
  
  - Знаешь Костя, происходящее вокруг нас мне перестает нравиться, - Крылов поставил кружку с чаем и продолжил, - все эти наши успехи дали совсем непредсказуемый результат. Страна наша непонятно куда катится.
  - Поясни свою мысль. Что конкретно тебе не нравится?
  - А ты сравни то, что было и то, что сейчас происходит. До войны в нашем обществе соблюдался баланс. Сильный народ, сильная элита, сильная монархия.
  - Сейчас это разве не так? - Константину Ильичу пока еще было непонятно, что так встревожило князь-кесаря.
  
  Сколько себя он помнил, в их правящем триумвирате, князь-кесарь играл роль дежурного скептика. Он всегда был чем-то недоволен, что-то ему не нравилось, в чем-то он сомневался... Вреда это не приносило, скорее наоборот. Человек способный обнаружить недостатки в планировании, догадаться о дурных последствиях затеваемого дела, всегда полезен. Если только не ударяется в крайности. Но в последнее время Иван Иванович почему-то все видел в мрачном свете.
  
  - Сейчас Костя все не так как прежде. Ты вот посмотри на свою семью: Марина твоя что-то непонятное тайком от всех затеяла. Причем шифруется так, что ни мои, ни твои люди не могут до истины докопаться. Брат твой Володя, вообще не подконтролен теперь. Мне в его дела совсем лезть запрещено. В моей семье тоже подозрительные шевеления. Канцлер наш уверяет что все чудесно, а сам главу военного департамента уже явно не контролирует. Лариска Субудаева засела на Сикуле и творит что хочет. Причем решения принимает с нами не советуясь. Мне с Дмитричем уже сикульский посол жаловался, что эта стерва ведет себя как оккупант в чужой стране. Субудаев с Коробовым, что-то масштабное затевают, но тайнами своими не делятся. И заметь, все эти люди сторонники монархии, но получается, что ни ты, ни я их не контролируем. Что хотят, то и воротят.
  
  Император понял, что вызвало у Ивана Ивановича тревогу. Возникший на заре освоения Немезиды конфликт между монархистами и республиканцами, был погашен мирными средствами. Неприкрытая диктатура монархистов канула в прошлое, но и республиканцы своего не добились. Достигнутое тогда соглашение, породило те порядки, по которым жили до сегодняшнего дня. Но если верить словам князь-кесаря, монархисты сейчас расколоты, а значит ослаблены. Но тогда должны оживиться республиканцы. Взять хотя бы его супругу. Со времен достижения общественного согласия, все царицы происходили из семей влиятельных республиканцев. Впрочем, был и обратный процесс: республиканцы тоже роднились с семьями монархистов. Так что республиканцы имели все возможности для того, чтобы направлять события в выгодном для них ключе.
  
  - А что у нас с республиканцами?
  - А с республиканцами творится тоже что-то непонятное. Мои аналитики проанализировали ситуацию и пришли к выводу, что среди них тоже происходит разброд и шатание. Твоим родственникам Хвостовым, моча в голову ударила. Жаждут установить аристократическую республику. Мол раз началась у нас космическая экспансия, то решать задачи более высокого уровня сложности народу нашему не по силам. Требуется правление более компетентных людей, а монархия тоже не может быть во всем компетентной. Короче, мечтают о олигархате. Сейчас все это пока разговоры, но могут перейти и к делам.
  - Хорошо, на Хвостовых я могу найти управу. Вряд ли их мечты понравятся нашему народу. Кто еще?
  - А еще у нас есть демократы, - брезгливая мина на лице князь-кесаря никого бы не удивила. Слово это традиционно вызывало неприязнь у всех обитателей Русского Мира. И вовсе не потому, что демократию тут ненавидели. Просто помнили, что когда-то еще на Земле, люди называвшие себя демократами способствовали гибели не только Старой России, но и самой демократии.
  - Кто это такие и чего они хотят?
  - Лидером доморощенных демократов сейчас является профессор Хрущев, а хотят они чтобы была у нас конституция и парламент. Мол Русская Правда не гарантирует прихода к власти тиранов.
  
  А вот это было гораздо серьезней. Старые предания о Никите Проклятом были еще живы. Фамилию этого Никиты помнили все и только то уважение, которое народ испытывал к семейству Хрущевых, не позволяло называть вслух того древнего правителя настоящей фамилией. Здешние Хрущевы происходили из семьи мучеников и подвижников. Участники восстания на Юконе, марша Непокорных и последние граждане Русской Аляски. Тогда из участников этой эпопеи, выжили только единицы. Основатель этой династии, Василий Хрущев чудом уцелел во время уничтожения карателями партизанского госпиталя. Плен, депортация на Немезиду и активная деятельность по просвещению народа на новом месте. Именно он являлся основателем уважаемых в народе корпораций учителей и целителей. Нынешние Хрущевы тоже были непросты. Трудясь на ниве просвещения и целительства, они не скопили большого достатка, но благодаря способности подавать личный пример, пользовались немалой славой и уважением. Что тут далеко ходить? Та же Ольга Грачева, сумевшая договориться с врагом о должном уходе за попавшими в плен русскими бойцами, происходила из этого клана.
  
  - Надеюсь, что это только верхушка наша чудит?
  - Не надейся Костя. Все намного хуже. В народе тоже пошел разброд. Одни считают, что нечего рваться к небесам пока своя планета не заселена и не освоена полностью. Тут явных вожаков нет. Так, стихийно возникшие настроения. Зато другие жаждут шагать по звездам и лидер у них имеется.
  - Ты про Иллариона? Так его сейчас нет на Немезиде. А кроме его и воду мутить некому.
  - Это пока некому. Илларион конечно застрял надолго в своем Берложье, но единомышленники никуда не делись. По мне, так лучше бы он никуда не улетал. Дружки то его недолго без вожака будут. Наверняка нового найдут. И стоит Иллариону вернуться, как сразу выяснится, что двум медведям в берлоге не жить. И по тихому тут ничего сделать у них не выйдет. Наверняка сцепятся между собой.
  - Ладно Иван, пугать ты меня горазд, вот только что предложишь сделать?
  - Коль жизнь меняется, значит нужны новые правила для этой жизни. Естественным путем этих правил вовремя не создашь. Общество наше перестает быть единым ибо общая для всех цель уже достигнута, а новой еще нет. А раз так, то смута неизбежна, а нам этого не надо. Думаю, что нам сейчас не помешает новая диктатура. Так будет намного лучше для всех. Так хоть без всякого раздрая мы сможем поменять свою жизнь к лучшему.
  
  ОКРЕСТНОСТИ РАССВЕТНОГО СКОПЛЕНИЯ.
  
  Допрос взятых в плен пиратов, дал ожидаемый результат. О том, где находится их база, мы узнали. К этому времени, мы как раз успели подготовить к походу и корабли Резервной Флотилии и десантный отряд.
  Правда, у Сергея Юльевича возникли серьезные сомнения насчет необходимости отправлять флотилию именно сейчас:
  
  - Сомневаюсь я Ваня в том, что сейчас это все ко времени. Суди сам, как могли возникнуть из ниоткуда десятки кораблей с экипажами и налаженным сбытом взятой добычи. Не верю я, что все это инициатива отдельных авантюристов, в руки которых вдруг попали корабли, приспособленные для нападения на торгашей.
  - Считаешь, что все это кто-то организовал?
  - Вот именно! Мы не знаем всех раскладов ни в Сообществе, ни в Империи. Кораблики и работа профессионалов стоит недешево. А база по любому дороже корабля. Мы уже прикидывали. Получается, что кто-то вложил в это дело порядка трехсот миллиардов кредов. Вряд ли это кто-то вкладывал все, что у него имелось. И вряд-ли этот кто-то был один-одинешенек. Скорее всего это одна из финансовых структур Сообщества.
  - Боишься, что мы впутаемся во что-то нехорошее?
  - Боюсь. И даже не хочу этого скрывать.
  
  После разговора с Гарматовым, я долго обдумывал сказанное им. С одной стороны есть риск вляпаться в крупную неприятность. Я действительно не знаю, кто все это затеял. А с другой стороны, когда эти неприятности нам устроят? Сообществу сейчас явно не до нас. Сперва, в начале войны их флот потерпел серию поражений. То, что чжунхуи не закрепили этот успех высадками десантов, благодарить нужно нас. Именно мы, ввязавшись в войну, на долгое время приковали армию Империи к своей планете. За это время Сообщество сумело восстановить свой флот и даже вернуть утерянные позиции. Вот только на этом его успехи и кончились. Собрав силы в кулак, Чжунхуй смог выиграть несколько крупных боев в пространстве и успешно провести высадку своих десантов на ряд планет.
  Сейчас воюющие стороны зализывают раны и готовятся к новой схватке. Связываться еще и с нами? Не сейчас. Сейчас мы еще очень нужны Сообществу. Настолько нужны, что оно пожертвовало своими холуями, ради возобновления торговли с нами. Так что вряд ли они станут наказывать нас сейчас, за обиды нанесенные одному из их кланов.
  Потом - да! Нам обязательно все припомнят. Только мы не рассчитываем на долгий мир. Смирно мы будем себя вести или продолжим хулиганить, Семьи это волновать не будет. Новая война обязательно придет на наш порог. Простой обороной нам ее не выиграть, а для наступления будет нужен флот. Причем, флот желательно обкатать в реальных боях.
  В этом плане, войнушка с пиратами для нас как находка. И противник не очень сильный, и опыта наберемся. А значит, отменять принятое решение не стоит.
  
  
  Первыми ушли в поход "Миша" и "Маша". Через трое суток тронулась в путь и остальная флотилия. Мы шли, старательно избегая нежелательных встреч. А они могли произойти. Была уверенность в том, что перехват и расшифровка наших передач маловероятна, но дальней связью пользоваться я запретил. Скрытность прежде всего. Переговоры велись только между кораблями отряда и с помощью систем ближней связи. Десяток раз пассивными средства наблюдения мы засекали отдельные корабли и небольшие отряды воюющих флотов. Приходилось принимать меры по снижению заметности. Так мы и подкрадывались к исходному рубежу, рискуя в любой неподходящий момент быть обнаруженными. Но обошлось, прошли чисто. Спустя неделю после старта, флотилия встретила в намеченной штабом точке рандеву ожидавшую нас "Машу".
  Явившийся ко мне на "Умку" капитан-лейтенант Крюгер, доложил мне все, что им далось узнать о противнике.
  
  "DIRTY PEARL"
  
  Как может выглядеть настоящий пират? Большинство представят себе брутального вида мужика увешанного целым арсеналом абордажного оружия поверх скафандра. Это не совсем соответствует действительности. Абордажная команда действительно может так выглядеть, но это меньшая часть экипажа пиратского корабля. Большинство пиратов практически не имеют дела с личным оружием или носят его для красоты, да и то, только тогда, когда их отпустят на 'берег'. Для большинства людей экипажа корабля, участие в абордаже или в десанте исключено. Никто не станет попусту рисковать подготовленными специалистами, которые обслуживают сложные технические устройства корабля. И носят эти специалисты обычную спецовку. Даже капитан корабля своим видом ничем не отличается от остальных членов экипажа. От прежней романтики осталась лишь привычка украшать себя татуировками, пирсингом и экзотическими прическами. Впрочем, так поступают глупцы. Умные люди не плодят индивидуальные приметы для картотеки полиции, а обеспечивают заранее свое алиби. Кроме того, им не свойственно прожигать свои "гонорары" в злачных местах имеющих дурную репутацию. Свои деньги они вкладывают в то, что принято именовать ценными бумагами. Виселица или тюрьма им тоже как правило не грозит. Хорошо оплаченному адвокату нетрудно доказать, что его клиент никакого непотребства не творил. Что он является жертвой обмана со стороны недобросовестных работодателей и сам лично даже мухи не обидел. Он просто обслуживал энерго-силовое оборудование корабля или вел расчет курса. Разве закон запрещает этим заниматься?
  Такие люди, как правило, скопив нужную сумму денег завязывают с криминальным прошлым и уходят на покой. Некоторые из них организуют бизнес или идут работать консультантами в коммерческие структуры. Такой порядок сложился давно. И кто сказал, что пиратство появилось недавно? В малых размерах оно существовало всегда. И лишь начавшаяся война способствовала разрастанию этого бедствия до угрожающих размеров.
  Но не всякий пират уходит на покой или в респектабельный бизнес. Кое-кто продолжает этим заниматься до конца своей жизни, делая неплохую карьеру. Правда, он больше не лезет в отсеки межзвездных кораблей, а заседает в уютном офисе.
  Если вы считаете, что почтенные сии клерки заняты планированием и организацией набеговых операций, то вы ошиблись. Организация нападений на мирные корабли, это наказуемое деяние. Поэтому солидные люди любезно предоставили заниматься этим делом капитанам кораблей. Да и большая часть прибыли от разбоя оседает почему-то не в карманах экипажей, а на счетах работников с виду приличных компаний.
  Главой одной из таких компаний и была Далийя ал-Летуви. Ей не приходилось ранее входить в состав экипажа какого-либо из кораблей. Вся ее пиратская карьера прошла в офисе стивидорной компании "Пирл". Дочь владельца борделя не пошла по отцовским стопам, уступив свою долю в семейном бизнесе старшей сестре. Тогда ей было 16 лет и звали ее не Далийя, а просто Далия. Отступных денег вполне хватало чтобы оплатить учебу в местном колледже. Только амбициозная Даля не собиралась всю жизнь работать рядовым клерком, хотя особых перспектив у нее не было. Обладай она красивой внешностью, можно было бы попытаться повысить свой статус с помощью удачного брака. Но с внешностью ей как раз и не повезло. Уродиной она конечно не была, но и взглядов мужских к себе не привлекала. Талантами в профессиональной сфере она тоже не смогла бы блистать. Правда, вскоре выяснилось, что она обладает хорошим чутьем. Именно этому чутью она обязана тому, что на втором курсе вступила в секту иблисопоклонников. В ту пору эта секта была малоизвестной на ее родной планете. Зато влиятельной уже была. Став рядовым адептом, она прошла обычный для иблисопоклонников тайный обряд посвящения. И нужно сказать, что прошла она его успешней других кандидатов и кандидаток. То, чем пришлось заниматься на алтаре, удовольствия ей не доставило, но шока не вызвало. Вот это и привлекло к ней внимание наставников. Поэтому Далия, ставшая после посвящения Иблису Далийей, начала сразу не с низшей, а с первой ступени посвящения. В ней увидели перспективу и занялись ее судьбой всерьез. Пришлось не прерывая учебы посещать по вечерам курсы увеселительниц, осваивая сложное ремесло охмурения особей как своего, так и противоположного пола. Ничего непристойного или неприятного делать во время учебы не пришлось. Зато после окончания обучения пришлось выполнить несколько заданий, одновременно сложных и неприятных. Пройдя все предложенные ей испытания успешней всех, она получила свое первое серьезное задание - стать одной из любовниц главы компании "Пирл", куда ее устроили работать после окончания колледжа. Сложность была в том, что Дональд Лиетува достаточно пресытился как красотками, так и красавчиками. Тем не менее Далийя решительно взялась за это дело. Для привлечения к себе внимания, она задействовала наиболее действенные методы. Первая же корпоративная вечеринка привела ее к успеху. И если Старый Дональд решил, что он сам обратил свое внимание на скромную и со вкусом одетую худощавую блондинку с мальчишеской фигурой, то у Далийи было на этот счет свое мнение. Успех однако был не совсем таким, о котором она мечтала. Капризный, как и все престарелые развратники, Дональд постоянно менял свои симпатии. Сегодняшний фаворит или фаворитка, на следующий день могли легко стать париями. Также стоило учитывать еще козни законной супруги и ее детей. Удержаться в созданном им гареме стоило большого труда, особенно если учесть гаремные интриги. А хозяева-наставники требовали от нее большего: перехватить управление фирмой. Вот тогда Далийя и призадумалась: для кого ей стоит стараться? То, что фирма занималась весьма неблаговидными делами, она поняла. То, что плодами ее трудов воспользуется кто-то другой, тоже было понятно. Опасных препятствий на этом пути предстояло одолеть много. А нужно ли ей это? Хорошо подумав, она решила что нужно, но только в том случае, если главный приз достанется ей и только ей. Чтобы стать законной владелицей фирмы, пришлось разом заняться многим. И она занялась. Если бы она рассчитывала только на свои таланты, она никогда не смогла бы справиться с этой задачей. Но она уже умела пользоваться чужим умом и красотой. Не только пользоваться, но и подчинять их себе. Управлять чужими страстями она научилась в совершенстве. Благо, что Дональд жил еще долго, но не дольше, чем это было нужно самой Далийе. Люди непосвященные в тайны, только руками разводили, глядя на то, как злой рок число наследников семейного дела. Как обитатели и обитательницы гарема занимали со временем ключевые должности в руководстве кампании. И подлинным шоком для всех была женитьба овдовевшего хозяина на несимпатичной любовнице. Но это был видимый всем успех. Могло случиться и так, что этот успех стал бы последним в ее жизни. Могло, но не стало. К тому времени, когда она стала опекуном впавшего в детство мужа, в Ордене произошли некоторые перемены. Часть наставников, учивших ее тому, что путь к просветлению лежит через сочетание суровой аскезы и безудержного разврата, благодаря ее помощи стали жертвами собственных методик. Их тела, не сумевшие сочетать не сочетаемое в разные сроки познали высшую степень просветления - смерть. На освободившиеся места приходили новые люди, которые в отличии от предшественников намного бережней расходовали жизненные ресурсы заложенные природой в организм. Вместе с этими людьми продвигалась наверх и она. Пройдя за двадцать лет путь от неофита до адепта высокой степени посвящения, Далийя умерила свои аппетиты. Не потому, что куда-то исчезло честолюбие. Просто согласно порядкам принятым у иблисопоклонников, женщина не могла достичь высшей и тайной степеней посвящения. Впрочем, имеющегося в ордене влияния вполне хватало, для того чтобы иметь его поддержку в реализации самостоятельно задуманных проектах.
  А такой проект недавно появился. Вернее, появилась возможность существенно расширить старый проект.
  
  "СИКУЛЬСКИЕ СТРАДАНИЯ" МИХАЭЛЯ ГАРЦА.
  
  Каждый вменяемый правитель знает простые способы приобретения в народе популярности. Самым быстрым и действенным из них является виселица для проворовавшихся чиновников. При этом вешают не всех, а только некоторых. Всех вешать не стоит, ибо замену казненным так сразу и не подготовишь, а среди казнокрадов хватает людей понятливых и осторожных, согласных исправить свои ошибки. Тем не менее слаб человек, а потому время от времени находятся глупые и неосторожные. Ну не доходит до людей простая истина: правительству нужно время от времени срочно повышать свой рейтинг и при этом извлечь дополнительные выгоды. И уж если на тебя не подействовала "наглядная агитация" в виде повешенных предшественников, то следующим "наглядным пособием" быть тебе.
  Михаэль Гарц как раз оказался среди этих непонятливых. Его не повесили сразу после переворота лишь потому, что он нужен был как новым властям, так и своим кураторам из русского посольства. Вполне возможно, что он бы и дальше жил долго и счастливо, если бы не совершил глупость: поверил в собственную безнаказанность и неуязвимость.
  Госпожа посланница прекрасно знала о том, что Михаэль вновь взялся за старое. Выстраивая внутри чужих "черных" и "серых" схем свои схемы, он продолжил обогащаться за чужой счет. Отщипывал он с каждого оборота совсем немного, сущие копейки, но так как операций было много, то и сумма прибыли была солидной. Правда теперь он старался держать деньги не в своем банке. Берложский банк или банки Сообщества тоже не подходили в качестве убежища для капиталов. Господин Гарц перевел свои прежние суммы в "Банк Суверенной Корпорации Лю". Туда же он отправлял и вновь поступившие средства. Вот на этом его и подловили. Нет, сикульская полиция практически ничего не знала про это, а русской контрразведке было плевать на чужое воровство. Никто не мешал проходимцу сколачивать свой первый десяток миллиардов. Просто представитель люйского банка сообщил Гарцу о простом правиле:
  
  - Господин Гарц, у нас наиболее защищенными являются вклады собственных граждан. А с иностранцами все не так просто. Если Сыну Неба и Звезд не понравится кто-либо из иностранцев, то мы ничего не сможем тут поделать. Мы всего-лишь его послушные слуги, а потому выполним любое его повеление.
  - Но ведь Сикула не враг Империи!
  - Мы не можем заранее знать, кто из слуг мэй го лао вызовет гнев нашего повелителя.
  - Разве Лю не суверенное государство?
  - Владения высочайшей Лю, это всего-лишь одно из владений Сына Неба и Звезд.
  
  В итоге, Михаэль решил обзавестись люйским гражданством. Вот тут на него и вышли люди Советника Кана. Состоялся очень неприятный разговор с ними, в результате которого он подписал вербовочное обязательство. Половину года, разведка корпорации Лю получала от него ценные сведения, а банкир продолжал переводить на свой счет новые суммы. То, что за это приходилось поставлять своим новым хозяевам некоторые сведения, его не беспокоило. Он рассуждал просто: две "крыши" лучше чем одна. Но не знал Михаэль еще одного простого правила: нельзя скрывать от старых хозяев то, что ты стал двойным агентом.
  Вопреки сложившемуся мнению, работа на две стороны не всегда считается предательством. В разведке работают отнюдь не дураки. Они понимают, что агенту и даже резиденту не всегда удается избежать перевербовки. Более того, двойной агент, может стать как источником ценной информации о коллегах с "той стороны", так и служить хорошим каналом для дезинформации противника. Раз уж так случилось, то стоит это использовать в своих интересах. Стоило Михаэлю честно доложить своим кураторам о работе на люйскую разведку и ничего плохого с ним не произошло бы. Но он до этого не додумался и потому нарвался на неприятности.
  Брала его сикульская полиция и потому, в момент ареста присутствовала тьма народа: понятые, свой адвокат и репортеры. Присутствие последних сыграло с Михаэлем дурную шутку. Видя что полицейские глухи к доводам и протестам адвоката, он стал им угрожать гневом госпожи посланницы.
  
  - Тупицы! Вы еще пожалеете, что связались со мной. Стоит госпоже посланнице захотеть, как все вы вместе с вашим "господином протектором" сгинете в подвалах иезуитов, а я стану решать, как с вами дальше поступить!
  
  Правду сказать, по Сикуле действительно ходили слухи про ужасные пыточные подвалы иезуитов. Спустя короткое время, эти слухи были дополнены страшилками про ужасные процедуры поиска истины православными изуверами архиепископа Иллариона. Никакого отношения к правде эти слухи не имели. Святые отцы умели находить истину без всякой средневековой экзотики.
  
  - Вы все уже трупы! Если вы сейчас не уйдете... Что вы делаете? Не бейте меня!
  - Заткнись урод!
  
  Право не стоило угрожать группе захвата да еще выставлять полным ничтожеством правителя в присутствии репортеров. Лейтенант Лоренцо, которому приказано было произвести арест строго по закону и чтобы при этом информация о нем не просочилась наружу, принял простое решение: за решетку отправились все, Сам Гарц вместе с адвокатом и репортеры вместе с понятыми. А как еще по-другому выполнить идиотский приказ?
  
   Подступы к "DIRTY PEARL"
  
  Я никогда не пренебрегал разведкой. Во все времена, мои компании начинались с того, что я получал сведения о противнике. Но что бы не принесла в клювике разведка, оценивать обстановку будет сам полководец. А он может ее оценить неверно. Поэтому я никогда не пренебрегал советами своих соратников. В этом походе моим ближайшим соратником был Сергей Юльевич Гарматов. Изначально он не был кадровым военным и не проходил всех ступеней военной службы. Обычный гражданский администратор, правда способный на многое. Мне в этом пришлось еще убедиться во время боев в Туркестане. Его жизненный опыт, плюс способность быстро учиться, я оценил по достоинству. Когда мне пришлось принимать флотские дела, то я настоял на том, чтобы должность начальника моего штаба занял именно он. И сейчас я об этом своем решении не пожалел. Когда экипаж "Маши" передал на "Умку" добытые в поиске сведения, именно он обратил внимание на некоторые странности:
  
  - Иван Руссиянович, сдается мне что здесь не все так просто. Наших наличных сил достаточно для захвата этого логова, но хватит ли их для окончательного устранения угрозы?
  - Говори, что у тебя вызывает сомнения?
  - У них на планете всего один транспортный терминал. Этого достаточно, чтобы неплохо кормить от полумиллиона до миллиона человек. Здесь живет порядка шестисот тысяч населения. И живут они лучше, чем живут люди на Сикуле. Наш опыт подсказывает, что для такой хорошей жизни, нужно еще не менее трех миллионов человек, занятых в производстве. А здесь только орбитальный ремонтный комплекс, на который кормит от силы десяток тысяч человек. Все остальные - это обслуга. Но чтобы снимать пенки с дерьма, нужно иметь мощное реальное производство. А этого нет. Есть лишь бизнес на перевалке грузов.
  
  Я мгновенно понял, что встревожило Сергея Юльевича. Если люди живут очень хорошо и никого это не беспокоит, значит им кто-то позволил жить хорошо. И этот кто-то настолько влиятелен, что может даже не заботиться о защите от нападения. В самом деле, околопланетное пространство ничем не защищено. Та парочка кораблей, которые в данный момент там присутствовали, не способны защитить столь бойкое место даже от простого набега. И вопрос: где остальные корабли? Кораблей торгового флота в окрестностях планеты хватало. Но ведь не ради пары пиратских кораблей все это затевалось. И не для десятка. По самым скромным подсчетам, мощности орбитального пункта базирования хватало для обслуживания семидесяти кораблей. То, что их сейчас нет, еще не говорит о том, что их нет вообще.
  Отсутствие оборонительных станций тоже объяснимо. Скорее всего, истинные хозяева этой Тортуги уверены в том, что никто не рискнет на них напасть.
  
  - Есть Руссияныч еще один момент: лично я не делал бы ставку на один пункт базирования. Нужен еще один. Ну не тащить же добычу через всю Галлактику! Думаю, что где-то есть еще базы.
  - Сергей, нам не нужно гадать. Нам нужно знать точно. А раз уж мы в это ввязались, то отступать не стоит. Узнать что-нибудь новое, мы можем только тогда, когда в наши руки попадет кто-то из местных "акул". Поэтому поступим так: сейчас мы уходим в район ожидания. "Мише" и "Маше" ставим задачу произвести более тщательную разведку. Нужно будет высадить разведгруппу - пусть высаживают. Задача - определить органы управления всем этим гадюжником. Нам нужно понять, кого брать в плен для допроса, а кого лучше совсем не брать. Срок исполнения - неделя.
  
  СТРАДАНИЯ МИХАЭЛЯ ГАРЦА.
  
  Полиция Сикулы не имела опыта противодействия вражеским спецслужбам. Люди Антония Каста, которые по идее и должны были этим заниматься, сейчас не могли приступить к своим обязанностям. Антоний, вместе со своей немногочисленной командой сейчас был занят решением чисто организационных вопросов. Поэтому, когда капитан полиции Эдуард Мельх получил приказ разобраться с темными делишками банкира, никаких материалов по шпионской деятельности в своем распоряжении не имел. Расследовать деятельность Гарца в чисто финансовой сфере, у него тоже не было никаких возможностей, ибо многое там проходило по разряду "государственная тайна", допуска к которой он не имел. Однако Мельх недаром был опытным работником полиции. Лишенный возможности действовать в одних направлениях, он взялся "копать" в доступном направлении. Сейчас ему годилось все, что попадало под нарушение закона. Даже неправильный переход улицы. Как и ожидалось, "клиент" был не совсем безупречен и не всегда осмотрителен. Давние махинации с кредитами и недвижимостью, вечеринки со слишком юными школьницами, получение подарков от клиентуры банка, незадекларированные доходы, пособничество в уклонении от уплаты налогов... Все это по отдельности не тянуло на громкое дело, но по совокупности грозило ощутимым сроком лишения свободы. Тут правда было множество лазеек, позволявших преступнику отделаться простым возмещением ущерба. Все это расследовать и собрать необходимые доказательства, труда не составило. Гарц, шокированный столь бесцеремонным с ним обращением, раскололся быстро. Часть информации удалось получить допросив его адвоката. Тот поначалу трепыхался, но после того как провел несколько часов в одной камере с сущими ублюдками, согласился отвечать правдиво. Допрос секретарши Гарца ничего не дал, хотя знала она не меньше своего шефа. Эта особа выкрутилась очень просто:
  
  - Господин капитан, сведения, разглашения которых Вы требуете, составляют государственную тайну. Сообщить их я Вам могу только с согласия господина протектора или по решению Высокого Суда.
  
  И ничего с ней поделать не удалось. Попытка ей угрожать привела к конфликту с местными охранниками, а поиск компромата на нее не увенчался успехом. Выяснилось только, что Валенсия Диас - женщина с безупречной репутацией и законопослушная гражданка. Никаких злоупотреблений служебным положение за ней не числится. Более того, с некоторых пор она и ее семья являются благочестивыми католиками, регулярно исповедующиеся в своих грехах самому архиепископу Симону. Трогать явных осведомителей чужой "конторы", капитан не стал. Пришлось оставить секретаршу в покое и отпустить восвояси, предварительно извинившись перед ней. А через неделю поступило распоряжение отпустить задержанных. Сдавая дело в архив, капитан Мельх нисколько не сомневался в том, что продолжение еще последует. Весь его опыт говорил о том, что Гарца будут сейчас держать на очень коротком поводке. Правда, лично для себя он никакой награды за это дело не ожидал. Как оказалось, напрасно. На следующий день после окончания следствия, его вызвали в резиденцию протектора и познакомили с Антонием Кастом. Тот задал простой вопрос:
  
  - Капитан, вам не кажется, что давно пора стать майором?
  
  После утвердительного ответа, состоялась доверительная беседа. После окончания этой беседы, Мельх покинул резиденцию, майором и служащим Службы Безопасности торгового флота Сикулы.
  
  А для Михаэля Гарца тоже еще не все кончилось. После освобождения из тюрьмы, он бросился в первую очередь домой, чтобы привести себя в порядок. Едва зайдя домой, он узнал от испуганных домашних, что у них сейчас гостья. И точно, в собственном домашнем кабинете, его встретила молодая особа в скромной, но хорошо сидящей на ней одежде:
  
  - Михаэль Гарц? Здравствуйте и будем знакомы. Меня зовут Ксения Постниковская. Можно просто Ксения.
  - Здравствуйте, - еле произнес приветствие Михаэль, почувствовавший, что неприятности снова начнут его преследовать.
  - Расслабьтесь и ничего не бойтесь. В настоящий момент я являюсь послушницей Святой Инквизиции. Мне поручено некоторое время заниматься вашим делом.
  
  Про инквизицию господин Гарц только одно: это такое заведение, где живьем сжигают людей, чем-то не угодивших христианам. Ему стало плохо и он потерял сознание.
  Обморок бедного Михаэля, на гостью не произвел никакого впечатления. Приведя его в чувство несколькими пощечинами, она как ни в чем не бывало продолжила:
  
  - Не смотря на то, что вера наша осуждает "Иудин грех", она же нас и учит тому что господу нашему нужен не погубленный но раскаявшийся грешник. В моем лице, Церковь наша предлагает вам встать на путь полного раскаяния и исправления. Вы ведь не против исправиться?
  
  Поняв из речи госпожи Постниковской только то, что его ни убивать, ни пытать не станут, банкир судорожно замотал головой в знак согласия.
  
  - Я не слышу ответа, - нейтральный тон гости сменился требовательным, - вы готовы к раскаянию и исправлению?
  - Д-да! - с трудом выдохнул Гарц.
  - Не поняла! Отвечайте коротко и четко: вы готовы покаяться?
  - Да!
  - Вы готовы встать на путь исправления?
  - Да!
  - Вот видите? - снова спокойным голосом продолжила беседу Ксения, - ничего ужасного не случилось, а ты боялась, а тут даже платье не помялось.
  - Что я должен для вас сделать?
  - Работать! Работать мой "юнный" друг! И делать то и так как будет мною велено. Уразумел?
  - Я все понял...
  - А раз понял, то приводите себя в порядок и мы отправляемся в ваш рабочий кабинет. Там вам все объяснят. Сразу скажу, долго вам на этом месте сидеть не придется. Ровно столько, сколько нужно для того, чтобы посвятить в курс дела свою приемницу.
  - То есть вас?
  - Нет Михаэль не меня. Я ведь не гражданка Сикулы и не имею права занимать столь ответственные посты в вашем государстве.
  
  Когда Гарц в сопровождении Постниковской и двух молчаливых сопровождающих появился в своем офисе, там его ждала весьма интересная компания. За его рабочим столом сидел прекрасно знакомый ему Эдуард Мельх. Правда, теперь он был не капитаном а майором. Неподалеку от него, сидела секретарша Гарца - Валенсия. Чуть в стороне за чайным столиком устроилась сама русская посланница. Ксения Постниковская, зайдя в кабинет скромно устроилась в уголке и больше не привлекала ничьего внимания.
  Говорил в основном майор Мельх:
  
  - Итак Михаэль, господин протектор решил, что такие типы как вы, не вправе занимать столь ответственный пост. К сожалению, мы не можем позволить себе обнародовать все то, что знаем о вас. Поэтому, судить вас будут на основании материалов официального расследования. Поверхностного весьма. Правда за это вам полагается сущий пустяк, который суд заменит ссылкой в Рассветное скопление. Но зато вы будете живы, здоровы и относительно свободны. А текущие дела банка вы передадите несравненной Валенсии. Как выяснилось, она компетентна в делах, умеет держать язык за зубами, не поддается шантажу и гнусных пороков за ней не замечено.
  
  Дальше последовал инструктаж по передаче дел своей преемнице и подготовке к открытому судебному процессу. Потом, закончив инструктаж, майор передал бывшего уже банкира посланнице и распрощавшись со всеми, покинул вместе с Валенсией кабинет.
  
  - Зарубите себе на носу Гарц, мы двурушничества никогда не прощаем, поэтому вам вынесен еще один приговор. К вашему счастью, принято решение отсрочить его исполнение. И только лишь потому, что мы приняли решение об использовании ваших контактов с люйской разведкой в своих интересах. Поэтому, вы поедете в ссылку в качестве сотрудника гуманитарной миссии. Там найдется для вас работа по вашему профилю. Контроль вашей легальной деятельности будет осуществлять знакомая вам Ксюша. Учтите, она женщина решительная и крови не боится. Свою связь с люйской разведкой, вы сохраните, но передачу интересных для нее сведений, только с нашего разрешения. Все понятно?
  - Да госпожа, я понял все.
  - Чудесно! И не забывайте, что исполнение вынесенного нами приговора не отменено, а только отсрочено.
  
  

ГЛАВА 52.
  
  ЗАХВАТ "ГРЯЗНОЙ ЖЕМЧУЖИНЫ"

  
  То, что мы отложили начало операции на неделю, принесло только пользу. Несмотря на столь короткий срок, наша разведка успела выяснить многое. Высаженные на поверхность агентурно-боевые и ударно-поисковые группы сумели прояснить немного обстановку. Планета действительно оказалась с "душком". Зачистив на Земле противников Нового Мирового Порядка, Семьи принялись обуздывать обычный криминал. Санация, которую провели на Земле, принесла поначалу несомненную пользу. Все, за кем полиция знала заметные грешки, подверглись депортации на эту планету. Порядка двадцати миллионов преступников всех мастей было завезено сюда и брошено на произвол судьбы. У них, как и у русских изначально не было нянек. Только надсмотрщики. Но результат от такой "колонизации" оказался совсем не тот, что на других планетах. Не привыкшие работать "колонисты" сбились в банды и начали борьбу за власть над ближним своим. А если учесть, что честный труд в этой среде являлся позором изначально, то что удивляться тому, что это борьба мгновенно переросла в самоистребление завезенной сюда "популяции". Конечно, крайними безумцами сосланное сюда отребье не являлось. Ума на то, чтобы остановить волну самоистребления и договориться об установлении хоть какого порядка, у лидеров банд хватило. Переговоры между группировками начались и война всех против всех начала затухать. Но хозяев мира такой расклад не устроил. Создание многомиллионного общества с криминальными традициями в их планы не входило. И тогда сюда были депортированы адепты деструктивных религиозных сект. Это было все-равно, что плеснуть бензина в затухающий костер. Процесс самоистребления продолжился. Только теперь к обычной вражде между бандами добавилась еще религиозная вражда. Вот она как раз и унесла больше жизней, нежели обычный бандитизм. Когда "колонисты" опомнились и занялись наконец налаживанием мирной жизни, численность населения к тому времени сократилась в сорок раз.
  И все-равно гибель десятков миллионов людей не подвигла их заняться честным трудом. Банды остались бандами, только называться стали фирмами. А кто работал в этих фирмах? "Чистую'" работу взяли на себя потомки выживших первопоселенцев. А для "грязной" работы существовали рабы. Дело в том, что планета по-прежнему являлась "мусорным ведром цивилизации". Как и в первые годы, сюда ссылали тех, кто сильно не ладил с законом. Вот только местные обитатели не позволяли новоприбывшим становиться членами банд. Их ожидали все "прелести" рабства. Кому то из рабов удалось бежать на свободу. Эти беглецы создавшие на окраинах ареала обитания бандитские общины, время от времени доставляли проблемы местному обществу. Но в общем то их влияние на местные дела было мизерным.
  Разведке, помимо всего удалось выяснить примерное устройство здешнего общества. Наиболее влиятельной силой на планете, была Наблюдательная Миссия Сообщества, подчинявшаяся неизвестно кому. Чем она занималась конкретно, разведчики пока еще не выяснили. Хорошо уже то, что местонахождение офисов этой миссии удалось установить и пометить на картах как объекты не подлежащие нашему воздействию. Формально, управление внутренними делами, осуществлял некий Конклав, в котором заседали представители криминальных и сектантских организаций. На самом же деле, Конклав являлся не более чем обыкновенной говорильней. Фактически, каждая группировка творила на своей делянке все, что ей было угодно. При этом, мы так и не поняли, где кончается влияние банд и начинается влияние сектантов. Средний класс был представлен служащими разного рода компаний. Рабочий класс - это рабы и их потомки.
  А за счет чего существовало это общество? Как удалось выяснить, за счет криминальной деятельности во всем пространстве. Пиратство, контрабанда, оказание бандитских "услуг" нанимателям со всей Галлактики, работорговля ...
  Хюммель, когда докладывал на совещании результаты работы разведки, высказал свои соображения по поводу предстоящей операции:
  
  - Мое мнение таково: мы слишком мало знаем о фактической стороне дела. Боюсь, что местный гадюжник - это только вершина айсберга. Расшевелив его, мы получим на свою голову намного больше проблем, чем предполагаем. Одним наскоком даже здесь проблему не решить. Ни рабы, ни их хозяева нашему приходу рады не будут. В итоге мы получим городскую партизанскую войну. Но это не самая большая головная боль. Местные секты вряд ли ограничивают свою деятельность только этой планетой. Наверняка у них есть немало выходов во внешний мир. А тайная деятельность ради самой деятельности - это абсурд. Наверняка здесь замешаны и чисто финансовые структуры. А это конфликт совсем другого уровня. Я бы не советовал влезать в эту историю.
  
  Мнение своего начальника разведки сбросить со счетов я не мог. Но были и другие мнения. Представитель ордена иезуитов рассуждал иначе:
  
  - Судя по тому, что мы знаем, до начала войны это был гнойничок, а не гнойник. Начало войны способствовало расползанию заразы. Если ждать и ничего не делать, то со временем мы нарвемся на более страшного врага. Меня беспокоит не сам бандитизм, а деструктивные секты. Наша церковь с древнейших времен имела с ними дело, а потому хорошо их изучила. Уверяю вас, они быстро станут самым опасным нашим врагом. И если эту заразу не выкорчевать с корнем, она погубит не только нас, но и весь мир.
  - Святой отец, подробней можете? Только пожалуйста без богословских штучек, - потребовал Сергей Юльевич.
  - Постараюсь объяснить попроще, - отец Фернандо прокашлялся, отпил из стакана сок и приступил к дальнейшим объяснениям:
  - Основой идеологии деструктивных сект, является явное или тайное поклонение дьяволу. И дело тут не в исполнении каких то изуверских обрядов. С этим бороться как раз нетрудно. Опасность в том, что основой их учения является некая великая тайна. А где тайна, там и дьявол. Вот только не нужно смеяться над этим. Верите вы в существование Врага рода человеческого или нет, не отменяет главной опасности исходящей от этих людей - они во всем копируют дьявола. Им нравится унижать ближнего своего и причинять ему боль. Для них радостью является чужая беда. Вот главная причина практикуемых ими изуверств и извращений. Перевоспитать их невозможно, а бороться с ними трудно. Сотрудничать с ними еще опасней. Известно, что дьявол является отцом лжи. А поклонники его считают ложь равной по ценности правде. Это так в их учениях сказано. На деле же, они ложь всегда поставят выше правды. С ними невозможно договариваться, ибо они легко дают любые клятвы и не считают грехом их нарушение. Ведь дьявол радуется обману, а они стремятся радовать его. С ними невозможно заключить мир, ибо они его заключат не ради мира. Ради своего торжества, они способны притвориться кем угодно: христианами, мусульманами, атеистами... Ведь это помогает им растечься ядовитой заразой в телах их врагов. Стоит их допустить в наш мир, и это станет началом нашей гибели. Нам повезло в том, что мы обнаружили их логово, в котором они не скрывают своих взглядов. Это огромная удача для нас и всего мира.
  - Отец Фернандо, - вся эта заумь меня раздражала, - ваши конкретные предложения?
  - Полное и безусловное уничтожение всех живущих на этой несчастной планете. Максимум, что наша церковь одобрит, так это взятие в плен самых информированных грешников. Уверяю вас, служители других наших конфессий присоединятся к моему мнению.
  - Вот так взять и всех уничтожить? Включая женщин и детей? - возмутился Хюммель.
  - Сын мой, даже их, исключая тех, кто младше пяти лет. Их души еще можно спасти.
  - Вы точно в своем уме? Или забыли о том, что такое фашизм и как у нас оценивают такие "подвиги"? - возмущение было всеобщим.
  - Я рад был бы предложить более милосердный вариант. Только его нет! - твердым тоном ответствовал иезуит, - поймите слепцы, церковь наша неоднократно пыталась корчевать эту заразу! Вот только подобные им умели не только уходить от удара, но и искусной клеветой подставлять под удар невинных. В их случае, лекарство неизбежно становилось страшней болезни. Рано или поздно, вы сами скомандуете: "Убивай всех! Господь узнает своих!"
  - Хватит! - Хюммеля аж перекосило от отвращения, - мы без вас разберемся как поступить!
  - Отставить Хюммель! Мне только склок не хватало! - прервал я едва не начавшуюся ссору.
  
  Не скажу, что сказанное отцом Фернандо было для меня откровением. Те, кого он описывал, мне встречались еще при жизни моего Повелителя. В Фараруде и Иране их в ту пору хватало. Повадки их известны были широко. Да и недоброй памяти враг Повелителя Кучлук, чем-то подобным тоже баловался. И ведь нашел этот лженесторианин себе последователей в Семиречье!
  Современным людям этого не понять, но мы-то прекрасно знали, что там, где свили свое гнездо поклонники "странных богов", там кровь лилась обильней, чем на войне. Соратник мой Джебе, был вынужден чистить от этой мрази всю местность от Семиречья до Памира. Мы их действительно не щадили. В Иране и Афганистане нам попадались подобие лжехристиан Кучлука. Только рядились они в мусульманскую веру и звались они низаритами. С пойманными низаритами у меня была одна расправа - костер.
  В глубине души я поддерживал мнение отца Фернандо. Но нынешним это не объяснишь. Вот почему я прервал склоку и приказал готовить десант.
  
  

***

  
  В назначенный час началось вторжение. Первая для нас десантная операция готовилась тщательно. Очень не хотелось, чтобы первый блин вышел комом. Если населенную часть считать лицевой стороной планеты, то точка выхода кораблей из субпространства располагалась с обратной стороны. "Потапыч" и "Топтыгин" выскочили и приготовились отразить возможную контратаку противника. Конечно, те два пиратских корабля, что находились на орбитальной базе, были им не соперниками, но береженого бог бережет. Следом выскочили "Миша" и "Маша". Помимо ведения разведки, они тоже могли вести бой в пространстве. Но сейчас бой не ожидался. "Миша" начал медленно огибать планету с одной стороны, постепенно приближаясь к границе обитаемых земель. Вслед за ним двинулся "Потапыч" прикрывавший выдвижение транспортника Т-002. Тем же порядком и с той же задачей, но в обратном направлении, начали выдвижение "Маша", "Топтыгин" и Т-003. Достигнув одновременно рубежа высадки десанта, "медведи" произвели пуск автоматических атмосферных станций глушения и подавления. Теперь, противодействовать нам могли только объекты, защищенные от наведенных помех.
  "Тешки" уже выдвинули наружу стартовые консоли.
  
  - Внимание! "Маленьким" старт!
  
  Дюжина беспилотных "Шершень - 2бис" расцепились с консолью и устремились к поверхности планеты. Стоило им войти в атмосферу, как она вокруг них озарилась пламенем и за ними потянулся огненный след - это начали испаряться предохранительные оболочки-обтекатели.
  
  - "Грачам" старт! Вслед за "Шершнями2 окунулись в атмосферу штурмовики. Это были совсем не те "Грачи", которые утюжили позиции чжунхуйских войск на Немезиде. От первой модели осталось только название. Новая модель была беспилотной и как и "Шершни" могли стартовать с орбиты, защищенные такими же обтекателями.
  
  - "Маленькие" - Первому! Эшелон достигнут, отстрел оболочек произведен. Приступаем к контролю.
  - Принято!
  
  Спустя короткое время:
  
  - "Грачи" - Первому! Верхний эшелон достигнут, отстрел оболочек произведен!
  - Принято! Занять рабочий эшелон! Десанту внимание! Авангарду старт!
  
  Теперь вниз пошли челноки с передовым отрядом десанта. Нет, это еще не живая сила, пока еще роботы, которые должны выйдя на грунт, обеспечить оборону плацдарма.
  Высадка десанта происходила без всякого противодействия со стороны противника. Я начинал подозревать, что нам просто некому противодействовать. Конечно сыграло свою роль и то, что мы подавили всю связь в жилой зоне. Не только связь. Автоматика всех более-менее сложных технических систем тоже перестала работать. Похоже что здесь совсем нет готовности к отражению агрессии. А раз так, то переходим к другому варианту действий. Как только закончилась высадка передовых групп, я решил, что осторожничать не стоит и отдал приказ операторам боевой машинерии начать брать под контроль жилую территорию. Одновременно мы прекратили работу средств подавления.
  А дальше все было неинтересно. Наше вторжение было больше похоже не на войну, а на маневры с редкими боевыми стрельбами. Как только передовые группы вторглись в жилую зону, а высаженные заранее ударно-поисковые группы взяли под свой контроль аэропорт, началась высадка основных сил десанта. Высадка эта происходила уже не по-боевому. Наши челноки просто садились на взлетно-посадочную полосу, выгружали десант и возвращались на корабли. Гораздо сложней пошли дела у агентурно-боевых групп. Те штаб-квартиры, что были намечены нами к захвату, имели как живую охрану, так и автоматизированные средства обороны. Там уже пришлось вести полноценный штурм. Собственных сил агентурно-боевым группам для этого не хватило. Пришлось ждать подхода десантных подразделений и повторять все заново. Правда, когда охранники увидели подошедшие к нашим подкрепления, трепыхаться им расхотелось и они сдались вместе с обитателями штаб-квартир. Вся эпопея с захватом планеты продлилась не более трех часов. Но радоваться я не спешил. Это сейчас враг оказался беспомощным. Серьезного сопротивления нет лишь потому, что все пребывают в растерянности. Скоро здесь все придут в себя и спокойная жизнь закончится.
  
  

***

  
  Распространять Слово Божье можно по-разному. Где-то для этого хватает одной мирной проповеди. Но так получается не всегда. Иногда этому мешают. Особенно если проповедовать приходится там, где тебе совсем не рады. И тогда с помехами приходится бороться. Если особого ожесточения нет, то вся борьба сводится к обычным диспутам, полемике в средствах массовой информации и другим мирным формам борьбы. Но есть случаи, когда проповедовать крайне опасно. Именно для таких случаев и был создан орден иезуитов. Вопреки распространенным заблуждениям, он никогда не являлся спецслужбой. Шпионаж и тайные убийства были мерой хоть и допустимой, но крайней. А значит и прибегали к ним только когда припрет. Ставка обычно делалась на явную и скрытую агитацию. Поэтому, настоящий иезуит, это прежде всего педагог. Но если возникала в том нужда, учитель мог стать и диверсантом. А вот кем иезуиты никогда не были, так это карателями. Именно об этом сейчас отец Фернандо и жалел. Вначале, когда считалось, что предстоит разгромить обычное разбойничье гнездо, священник настоял на своем участии в карательном походе лишь для того, чтобы привычными методами наставить людей на путь истинный. Вместе с ним, отправились в путь десять схоластиков ордена, считающих, что придется излечивать души пусть и заблудшим но людям. То, что разбойничий притон оказался вдобавок еще вертепом сатанистов, расстроило но не смутило. Воин Христов, как и любой воин не должен смущаться, если враг оказался не таким как ожидалось ранее.
  
  - Братья! Мы прибыли на такую войну, где не принято проявлять милосердия к побежденному. На этой войне нет слова "капитуляция". Война, где враг может выглядеть ничтожным и безобидным, но подлым он останется всегда. На этой войне нас будут не только убивать оружием. Грязью и клеветой тоже можно уничтожать. И как милосердный лекарь беспощаден к чуме, так и нам придется не щадить погубленных дьяволом. Те, кто не в силах нести на себе этот крест - могут уйти в сторону и сохранить чистоту своих одежд. Мне нужны те, кто не боится грязи и скверны. Прочие будут обузой.
  
  Двое схоластиков из десяти отказались от участия в этой миссии. Фернандо отпустил их с миром и не осуждал их выбор. Мало кому захочется жить среди нечистот, а вот им придется. И хорошо, что Субудаев прекрасно понял его тогда. Хоть он ничего и не говорил по этому поводу, но по мелькнувшей на его лице гримасе, иезуит понял: где-то он уже встречался с этой нечистью. Где только? Явно не на Немезиде. В этом он был уверен. А потому, не удивился, когда его миссионерскую группу распределили среди агентурно-боевых групп.
  Сейчас, отец Фернандо готовился к длительному пребыванию на этой "Грязной Жемчужине". Правда, большими силами он располагать не мог. Субудаев отдал в его распоряжение только два взвода сикульских вояк. Правда на боевых роботов он не поскупился.
  
  - Я не смогу долго держать тут своих десантников. Война еще не закончена и мне они могут понадобиться в любой момент.
  - Я бы тоже вам Иван Руссиянович не советовал надолго оставлять здесь своих людей. Хотя бы потому, что нельзя здоровым долго жить среди заразы.
  - А ты?
  - А я буду с этой заразой бороться. Надеюсь, что мы окажемся сильней, - Фернандо говорил это уверенным тоном, потому что действительно верил в свои силы.
  
  Правда, пока на планете было еще тихо. Но это неудивительно, ибо обилие постов и патрулей смиряло прыть местных уродов. Пользуясь этим, его люди закреплялись на местности. В качестве своей постоянной резиденции, священник выбрал здание храма иблисопоклонников. Несмотря на экзотическое название, с виду он был обычной мечетью. И службы здесь велись по обычным мусульманским правилам. Вот только внешнее сходство и было чисто внешним. По роду своей службы, святой отец прекрасно разбирался во многих нюансах даже чужой для него веры. А на "Жемчужине" чуждые исламу вкрапления виделись невооруженным взглядом. Ведь помимо явного слоя учения, имелся и тайный слой. Впрочем, что далеко ходить? Экскурсия по подвальным помещения храма ясно говорила о том, что изуверские обряды этими псевдомусульманами практикуются давно и часто. Сейчас, в тайных узилищах предназначенных для содержания жертв, находились выловленные агентурно-боевыми группами руководители разного рода деструктивных сект. Выловили не всех, только тех, кто не успел скрыться. Ну ничего! С них и начнем, а там и до других доберемся. Сперва только накормим этих уродов их же собственным варевом.
  
  

***

  
  Нападение чужаков на планету застало Далийю в загородном доме. Сначала было даже непонятно, что это напал враг. Просто внезапно взбесилась вся домашняя машинерия. Они вообще ничего тогда не поняли. При попытке вызвать техподдержку выяснилось, что во всей округе пропала связь. Далийю это встревожило не на шутку. Решив, что это какая-то диверсия ее недоброжелателей, она срочно поехала в офис своей фирмы. Спустя час она была уже у входа в свой офис, но попасть туда не смогла. Оказалось, что хитрая техника взбесилась не только у нее, но и во всей округе. Что происходит на самом деле, никому не было понятно. Хорошо, что транспортные средства еще слушались своих хозяев. Конечно, централизованная система движения и автопилоты все-равно не работали, но управлять машиной вручную было можно, только непривычно. Видимо поэтому пока она добиралась до храма, произошло прямо у нее на глазах несколько столкновений. В храм она решила ехать потому что пришла в голову мысль о том, что дом и офис фирмы теперь вовсе не самое безопасное место на этой планете. В тот момент, она придерживалась версии, что какая-то из группировок начала войну за передел собственности. Сделать это в условиях возникшего хаоса было вполне реально. В храм она ехала по двум причинам. Во-первых там удобно выдержать атаку любой напавшей банды. В крайнем случае, от храма до транспортного терминала близко. Можно в крайнем случае бежать под защиту местного гарнизона Сообщества. А во-вторых, в храме наверняка соберется вся верхушка их секты. Последнее предположение оказалось верным. Действительно, почти все адепты высокой степени посвящения прибежали именно туда. Стоило ей появиться в храме, как появилась наконец-то связь, а с ней и хоть какая-то достоверная информация. Первое сообщение которое она получила по почте, информировало о том, что она, Далийя ал-Летуви, уже целых сорок минут является вдовой. Ее законный супруг скончался из-за внезапного сбоя в работе медицинского оборудования во время прохождения очередных лечебных процедур. Обрадоваться тому, что из опекуна она стала полноправной собственницей она не успела, ибо храм подвергся нападению. Первое нападение охрана храма отбила. И это был ее последний успех. Потом пришло сообщение о том, что планета подверглась нападению извне. Кто и почему напал, об этом сообщений не было. Пока спорили о том, что делать им в этой ситуации, к напавшим подошло подкрепление и начальник охраны доложил о бессмысленности дальнейшего сопротивления. А дальше был плен и сутки проведенные в камере для жертвенного "мяса".
  
  

***

  
  Субудаева в первую очередь интересовали сведения военного характера. Чем быстрей они будут получены, тем лучше. Поэтому тянуть с допросом пленников не стали. Быстро проведенный процесс фильтрации, позволил определить насколько важен тот или иной пленник. После этого, разобравшись с персонами, приступили к допросу. Первым попал "на поток" Абдалазиз эль Асим. Этот тип являлся одновременно владельцем страховой компании, исполнительным директором коллекторской фирмы и главой службы "наказующих" у иблисопоклонников. Сперва этот тип орал почем зря:
  
  - Вы глупцы так и не поняли с кем связались? Вы уже трупы! Влиятельные и уважаемые люди, которые терпят по вашей милости неудобства, раздавят вас легким движением пальца, как давят презренное насекомое!
  - Снимите с него одежды и подготовьте все как надо, - отдал команду отец Фернандо, - может быть тогда он не будет столь высокомерен?
  
  Истошно визжавшего Абдалазиза споро лишили одежды и положив на кушетку тщательно зафиксировали его тело. Иезуит, знавший из исторических источников о способности таких типов искусно лгать, решил не применять щадящих методов допроса. Правда, своих специалистов по жестким методам, орден не имел. ГРУ и СМЕРШ тоже ничем в этом плане не могли ему помочь. В принципе, выручить могла Академия Наук, но ее спецлаборатория вместе со специалистами была далеко. Именно поэтому пришлось привлечь для допроса местные кадры, благо, что они оказались под рукой. Палачи, которым за правильное поведение было обещано, что по окончании "работы" им позволят беспрепятственно уйти туда, куда они захотят, приступили к работе. То, что они в данный момент пытали своего бывшего начальника, не влияло на качество их работы.
  Так как заказчик не требовал чтобы жертва после допроса сохранила разум и здоровье, то 'специалисты' выбрали медикаментозный способ допроса с применением сильнейших препаратов. А им было из чего выбрать. Они и выбрали "Хафав" - сложную по исполнению но эффективную методику выяснения истины. Тут требовалась действительно высокая квалификация: если с инъекцией целого букета препаратов проблем не было, то регулировка и изменение дозирования приходилось вести в ручном режиме. Каждое конкретное тело обладает индивидуальными особенностями и индивидуальной реакцией на стороннее воздействие. Все это отслеживалось при помощи диагностического комплекса и по мере надобности производилась перенастройка дозатора. Кого попало на такую работу не поставишь, поэтому набирались "специалисты" из людей имеющих специальное образование и научную степень по медицине.
  Как только тело впавшего в транс "пациента" обмякло, палачи сообщили, что можно задавать ему вопросы. Дальше процесс поиска истины шел без всякой экзотики. Представители заинтересованных служб задавали вопросы - жертва отвечала на них. Правда, не на все вопросы удавалось получить ответы. Диагностический комплекс предупредил о наличии в организме пациента дремлющих паразитических микроорганизмов. Любое слово или понятие, которое заложенная в мозг программа сочла бы ключевым, выводила их из спячки и запускала процесс самоуничтожения организма. Приходилось осторожничать и тратить время на дополнительное тестирование.
  Тем не менее, в протоколе допроса постепенно накапливались полезные сведения. Правда хватало и "мусорной" информации, но аналитики справлялись и с этим, отделяя зерна от плевел.
  И все-таки, как ни осторожничали, а "нужную" программу инициировали. Допрос пришлось прекратить, так и не добившись от жертвы всего, что собирались узнать. Пришлось с этим смириться, благо, что было еще кого допрашивать. Со впавшим в невменяемое состояние Абдалазизом поступили милосердно - просто "усыпили", как безнадежно больное животное.
  
  - Подготовьте место и ведите следующего!
  
  ГЕНЕРАЛ ОРДЕНА ИЕЗУИТОВ АРХИЕПИСКОП СИМОН. СИКУЛА.
  
  К посланию отца Фернандо, следовало отнестись со всей серьезностью. То что он сообщал, было слишком серьезным и проигнорировать или отложить решение на потом не получалось. Деструктивные культы столь же древни, как и сама вера в бога. Проблема была не в свихнувшихся интеллектуалах. Будь это так, то можно было бы ограничиться работой хороших психиатров. Но как показывала практика, сатанизмом баловались совершенно здравые люди. И дело тут даже не в тех изуверских обрядах, которые они время от времени проводили. Более того, участие в этих обрядах является редкостью для большинства поклонников врага рода человеческого. Главная опасность таилась в той морали, носителями и распространителями которой являлись эти грешники. Соблазненные призраком той свободы, которую несет подражание дьяволу, они теряли главное, что дается человеку от рождения - волю на подавление в себе губительных инстинктов.
  
  "Русские правы в том, что воля человеческая важней свободы дьявольской. Именно воля меняет наш мир к лучшему, не позволяя этому миру погибнуть. И лишь глупец считает что свобода спасет его от рабства. Те несчастные, что населяют эту планету, искренне поклоняются вседозволенности противной Господу нашему и любому разумному человеку"
  
  Судя по тому, что удалось узнать отцу Фернандо, "Жемчужина" находится под покровительством влиятельных людей Сообщества. Не просто так сохраняли это "мусорное ведро цивилизации". Если сопоставить то, что происходило там с тем что изложил в своем меморандуме Раджив Сингх, то вывод напрашивался простой - кузница подходящих кадров для очередной переделки мира. Кто-то пришел к выводу, что для преодоления застоя требуется сперва устроить гуманитарную катастрофу вселенского масштаба, избавиться от того, что они считают балластом. И вправду, там где побеждает дьявол, там исчезает жизнь.
  Отец Фернандо уверяет, что он способен с минимальными усилиями запустить на "Жемчужине" процесс самоуничтожения гнойника. Но он же считает, что гнойник этот не единственный.И это даже не эпицентр грядущей беды. Настоящая опасность исходит от носителей дьявольской морали среди представителей элиты Сообщества.
  
  "Уничтожение местного источника заразы не гарантирует того, что она не возникнет вновь и в другом месте, тем более, по имеющимся у меня сведениям, капельные источники ее разбрызганы по всему обитаемому пространству. Уничтожим здесь - она возродится в другом месте".
  
  А далее следовало конкретное предложение: возродить орден "псов господних" и направить их деятельность прежде всего на выявление и уничтожение главных затейников. Мысль конечно хорошая, но для этого одних усилий ордена иезуитов недостаточно. Раньше, для создания такого ордена требовалось одобрение Папы Римского. Но сейчас, после того, как был отвергнут тезис о непогрешимости, своего папы истинные католики не имели. Вопросы такой степени важности, решались соборно всеми католиками Немезиды. Провести референдум можно, но чтобы решение принятое на референдуме можно было исполнить, требовалось согласие большинства граждан Немезидской Руси, ведь католики были не самой крупной конфессией. Значит нужно потратить время, чтобы убедить в своей правоте хотя бы ортодоксов и мусульман. Вряд ли они согласятся с тем, чтобы "псы господние" не находились под их контролем. И если их удастся убедить в том, что этим стоит заняться, то орден получится каким-то межконфессиональным. Скорее всего, спорить с этим не стоит. Прямо завтра он проведет переговоры на эту тему с архиепископом Илларионом. Илларион, невзирая на свой шовинизм, человек неглупый. Понять суть проблемы он должен мгновенно, тем более что на стороне Симона сейчас выступают не только иезуиты, но и сам Субудаев. Пожалуй следует ознакомить Иллариона с посланием этого генерала.
  
  "Как человек военный, я обязан искать пути достижения победы. Один из способов нанесения поражения врагу, является нарушение управления войсками противника. Достигается это разными способами. В случае войны с Сообществом, классический удар по военным штабам и пунктам управления ничего не дает. Для того, чтобы добиться этого с первых дней войны, у нас не хватит ни сил ни времени. Как правило центры управления хорошо защищены, а технические возможности противника, позволяют ему восстанавливать систему управления вооруженными силами быстрей, чем мы будем ее разрушать. К тому же, любая система военного управления легко дополняется и усиливается системами гражданского управления. Органы политического управления тоже являются для нас 'крепким орешком' и тоже могут быть быстро восстановлены. Тем не менее, ключом к победе является принцип разделения сил противника на начальном этапе операции. Будущая война с Сообществом не будет сопровождаться захватом территорий или установления любых форм контроля над планетами противника. На это у нас тем более не хватит сил. Победа будет состоять не в покорении народов, а в разрушении того, что их объединяет. А объединяют их в настоящий момент только корыстные интересы правящей элиты. Внести в ее ряды такой раскол, чтобы их взаимная вражда разрушила само Сообщества - вот путь к нашей победе. Мы должны нанести только один удар. Всю остальную, полезную нам работу, враг должен сделать сам".
  
  А дальше, Субудаев писал о том, что борьба с деструктивными течениями, уже способна подготовить хороший задел для грядущей победы. Если создать силу, способную выявлять находящихся в тени главных затейников, стравливать их между собой, доводя конфликт интересов до горячей стадии, то считай половина дела будет сделана.
  
  "Если бы я был способен все это провернуть сам, то сам бы этим и занялся. Но каждый должен заниматься своим делом. Моя разведка не в состоянии разобраться в тех сортах дерьма, в котором прекрасно разбираются служащие своему богу. Поэтому я поддерживаю мнение отца Фернандо, что основу новой подрывной организации должна создать одна из действующих церквей. Свое мнение я доведу до нашего царя. Постараюсь его убедить в своей правоте"
  
  Что же, поддержка армейского и флотского руководства в этом деле является ценной. И генерал прав, военным лучше не отвлекаться на такие дела. Пусть этим делом занимаются те, кто обязан разбираться в соответствующих сортах дерьма. Выражение конечно грубое и непристойное, но суть передает верно. Надо будет запомнить его.
  
  "КРЫСИННАЯ ВОЛЧИЦА"
  
  Вообще то, с дисциплиной у иезуитов было всегда строго, но и инициатива не всегда была наказуема. Послания о необходимости иметь 'псов господних' еще только успели дойти до адресатов, а стадия обсуждения нового проекта еще не началась, как процесс рождения нового ордена запустился сам собой.
  Споткнувшись о препоны в виде поставленных кем-то блоков, отец Фернандо потребовал от привлеченных к допросу аборигенов попытаться либо обойти поставленный блок, либо снять его. К этому времени была допрошена большая часть значимых персон. Основные сведения были получены от первых пятерых пациентов. Допрос остальных ничего существенного не дал. Они просто подтвердили ранее полученные сведения. Ясно, что продолжать допрашивать их, только время зря терять. Разведчикам флотилии имеющейся информации было уже достаточно. СМЕРШ тоже удовлетворил свою жажду знаний. Но ведь кроме войны и сыска есть еще и политика! А вот тут и возник затор. По местным раскладам все было более-менее ясно. Но контакты пленников в сфере большой политики были намного важней. А вот тут и была проблема в виде поставленного блока.
  
  - Мы ничего не можем с этим поделать, - жаловались ему палачи, - только "рабочий материал" зря переведем.
  - Говорите, что проблема не решаемая? - Фернандо спросил спокойным тоном, но 'работнички' запаниковали. Насколько бывают опасны вот такие, спокойные с виду люди, они знали чем кто либо. Заявить, что ничего нельзя сделать, значит подписать себе приговор. Ведь понятно, что живут они до тех пор, пока в них не исчезнет нужда.
  - Господин, нашей квалификации действительно не хватает, чтобы решить эту задачу. Но я знаю людей, которые наверняка способны ее решить...
  - Имена и адреса!
  
  Спустя час, срочно сформированная оперативная группа проехалась по пяти нужным адресам. А потом были рейды в указанные новыми специалистами лаборатории за нужным оборудованием и препаратами.
  Это действительно были не поездки, а рейды. Русские десантники начали возвращаться на свои корабли. Почувствовав слабину, из всех щелей полезли желающие урвать свой куш. Кое где уже начали постреливать, правда нападать на конвой охраняемый боевыми машинами, пока что не рискнул никто. В самый последний день, взамен уходящих десантников прибыла рота "чмошников".
  
  - Это все, что я могу вам сейчас выделить, - сказал перед расставанием Субудаев - позже начнут прибывать сикульские добровольцы, моя супруга уже работает над этим вопросом. Вот только много их поначалу не будет, сами знаете о настроениях в их народе.
  - Спасибо и за это. Постараюсь обойтись теми силами, которые есть.
  
  И пока "чмошники" оборудовали казарменный городок и укрепляли позиции вокруг храма, прозванного кем-то "собачником", иезуит вернулся к допросу оставшихся пленников.
  Вывезенные в "Собачник" специалисты попытались решить поставленную перед ними задачу. Целую неделю они терпели на этом пути неудачу за неудачей, превращая живые носители ценной информации в бесполезные трупы, годные только для загрузки в утилизатор. Фернандо уже подумывал о том, чтобы прекратить эту бесполезную возню, усыпить намертво пленников и загрузить их телами утилизатор. К счастью для несостоявшихся жертв, они нащупали способ нейтрализовать "подсадку". А еще большую удачу это принесло Далийе эл-Летуви.
  Если бы Далийя попала на допрос в первый же день, она бы тоже как и покойный Абдалазиз выкрикивала бы пустые угрозы. Но судьба была милостива к ней. Очередь до нее дошла не скоро и время подумать и найти выход из этой ситуации у нее хватало. А выход она нашла в предательстве. Мораль, прививаемая в сектах подобного рода, не считала предательство чем-то недопустимым для человека. Всего-лишь один из приемов ведения интриги. Правда, в их среде тоже жестоко карали предателей, но ведь только тех, кто не сумел остаться неразоблаченным. Главное в этом деле, как учили ее еще в школе, строго соблюдать знаменитую Одиннадцатую Заповедь, которая гласит: "Не попадайся!"
  То, как и с помощью чего добывают истину работники пыточного цеха, она прекрасно знала. Знала и о том, чем ей предстоит стать после допроса.
  
  "Зачем мне это нужно? Ради чего я должна пойти на компост? Я ведь еще молодая! Да, я некрасивая, это действительно так. Предложить саму себя этим фанатикам не выйдет. А почему не выйдет? Им ведь нужно не мое тело, а мои возможности! Надо с ними поговорить, срочно! Они ведь разумные люди, они должны понять, что я могу принести пользу. Только какую? Что им предложить? Информацию? Они и так ее добудут".
  
  Успокоиться и все не спеша обдумать не получалось. На нервы действовало то, что охрана время от времени приходила и забирала кого-то из камер. Те кого увели, больше назад не возвращались. Что с ними делали, догадаться было нетрудно.
  То, что всех их зафиксировали в лежачем положении в специальных саркофагах, а тотм подключили питающие и очищающие организм устройства, ей говорило о многом. Где-то там наверху, в одном из ритуальных залов, уведенных подвергают страшным экзорцизмам. С какой целью это делается, догадаться нетрудно. Три дня ужаса, а потом вдруг целых два дня никого не забирали. Сперва она надеялась, что у ее пленителей возникли очень серьезные проблемы и им не до своих жертв. Даже надежда мелькнула: вот-вот и их освободят. Только недолго эта надежда ее согревала. Нравы царящие среди "единоверцев" ей были прекрасно известны. Сколько адептов низших ступеней мечтают о более высокой степени посвящения? Да ради этого они сами себя убедят в том, что пленники хоть самую малость, но согрешили.
  
  "Нет, лучше об этом не думать. В случае "освобождения" я проживу недолго. Нужно как-то договориться с этими людьми. Кажется я знаю, что могу им предложить!"
  
  А потом стражники начали снова приходить и уводить пленников. Правда теперь они стали приходить чаще. Это опять вызвало новые приступы паники. И наступил момент, когда пришли за ней. К этому времени она пребывала в прострации. Ее доставили на каталке в одно из помещений, наполненное аппаратурой. Затем ее тихо усыпили. А потом она пришла в себя. Когда ясность мысли вернулась к ней, Далийя обнаружила, что находится в хорошо знакомом ей обрядовом зале и младшие служители отстегивают ее от каталки. Беглого взгляда хватило догадаться о том, что ее сейчас ожидает.
  Процедура "Хафав" и последствия ее применения были ей слишком хорошо известны. Испытанный придал ей новые силы и повысил сообразительность. Устремив полный дикой мольбы взгляд на старшего из присутствующих здесь, она закричала:
  
  - Господин! Господин! Только не это! Не надо! Пожалуйста! Я и так вам все расскажу! Даже то, о чем вы не догадаетесь спросить!
  
  Достигнутый эти результат был мизерным. Отец Фернандо лишь бросил на нее удивленный взгляд, но не подал никакой команды, а равнодушные служители начали ее раздевать. Ей было не до того, да и появляться перед всеми полностью раздетой было не впервой. К тому же она знала, что без применения нужных методов воздействия она не вызывает у мужчин ни малейшего интереса.
  
  - Я знаю, что вы думаете. Вы считаете что нужное и так от меня узнаете. А это не так! Я могу появляться там, где не можете появиться вы!
  
  Бесполезно! Раздев, ее уложили на лежак и начали присоединять к ее телу датчики и инъекторы.
  
  - Как вы не поймете! Я могу работать на вас! Я сделаю все, что вы потребуете от меня! У вас без меня ничего не выйдет!
  
  Тщетно! Служители почти завершили подготовку к допросу. Далийя уже потеряла всякую надежду, когда услышала команду, поданную спокойным голосом:
  
  - Отставить! Отвезите ее умыться и найдите для нее приличную одежду. Мы поговорим с нашей "гостьей" в другой обстановке.
  
  Это было последнее, что она услышала перед тем, как потеряла сознание.
  
  

***

  
  Увы! Не смотря на то, что пленница охотно отвечала на все заданные вопросы, а местами даже на не заданные, удалось узнать мало чего нового. Все-таки Далийя была адептом высокой степени посвящения, а не высшей. К главным тайнам ее как раз не допустили. Правда был один положительный момент: не имея допуска к особо важной информации, она имела выход на носителей этой информации. И то что она согласилась на сотрудничество, позволяло продолжить игру в перспективном направлении. Использовать ее в качестве своего агента? Пожалуй, что стоит так поступить. Соваться чужаку в ту среду, в которой она обитала опасно, а она там своя. Но сперва нужно подстраховать себя от подвоха с ее стороны. А как это сделать?
  
  "Было бы неплохо поставить ее в ситуацию, когда назад ей хода уже не будет. Тут все просто - раз начала предавать своих, то пусть предает и дальше. Но этого мало. На выходе мы получим агента-марионетку, не способного масштабно воздействовать на ситуацию. Нам нужно большее: агент меняющий ситуацию в нашу пользу".
  
  Хорошенько подумав, Фернандо решил, что лучше всего будет, если эту сволочь как следует мотивировать. Тщеславие и жажда власти - вот что нужно использовать.
  
  "Мы дадим тебе возможность удовлетворить свои амбиции. Ты получишь власть о которой мечтала, но добиваться своего придется самой".
  
  Времени на консультацию с руководством у него не было и Фернандо решил приступить к выполнению своего замысла немедленно. По его приказу, Далийю немедленно вызвали для приватного разговора.
  Когда она вошла, то святой отец глянув на нее пришел к выводу, что пребывание в плену оказали достаточное воздействие на его ставленницу в предстоящем деле:
  
  - Слушай внимательно и запоминай, - такими словами начал он разговор, - я пришел у выводу, что ты способна на много большее, чем просто быть на побегушках у сильных мира сего.
  
  Дальше он изложил перед ней суть предстоящего дела. А суть была в том, что ей предлагалось заниматься тем же что и раньше. Только не делить власть с кем бы то ни было, а командовать самой. Но вот кем она будет командовать, выбирать будет она. На "Жемчужине" порядка полутора десятков сект подобных иблисопоклонникам. Мириться с их существованием никто не станет. Их будут уничтожать. Но не всех. Тех кто ей подойдет по всем статьям, оставят живыми.
  
  - Как я буду выбирать тех, кто мне подходит? - заинтересованно спросила Далийя.
  - Очень просто, ты сама будешь их допрашивать, склонять к сотрудничеству или принимать решение на ликвидацию тех, кто тебе не подходит. Кстати, ликвидацию неугодных ты тоже возьмешь на себя.
  - Хорошо! Допустим я согласилась на это, но что дальше?
  - А дальше, мы тебя отпустим и ты будешь делать свою карьеру тем способом, который сочтешь правильным.
  - Звучит заманчиво, но где гарантии что все так и будет? И что я должна делать дальше?
  - Мы никогда не дадим вам никаких обещаний. А разговор о дальнейшем будем вести когда на "Жемчужине" не останется ни одного выродка, кроме тех, с кем ты решишь работать дальше. Это не обсуждается.
  
  На этот раз сектантка думала очень долго. В том, что здесь таится какой-то подвох, она ни капли не сомневалась. Как и в том, что в случае отказа ей долго жизнью наслаждаться не придется. А еще то, что на ее место найдутся желающие. В конце-концов она дала свое согласие.
  
  "Что же, этого и следовало ожидать. Такие как ты, поступали подобным образом во все времена. Хочешь вывести крыс, поставь их в такие условия, чтобы они начали жрать друг-друга. Уцелевшая особь будет с радостью поедать сородичей своих, хотя вокруг будет в достатке нормальной пищи. Так что предстоит тебе "крыска", стать "крысиной волчицей". И не одной единственной. Ты сама подберешь и воспитаешь возле себя подходящую стаю себе подобных. Так вы быстро очистите "Жемчужину" от порождений дьявола. А потом мы спустим тебя и твою команду с цепи. Вас даже не придется натравливать. Предатель всегда люто ненавидит того, кого предал. Ненависть, вожделения и жажда власти, вернее всего выведут на нужную нам тропу. Вы начнете плодиться и жрать своих хозяев. Вы устроите такой хаос и неразбериху, что все народы Сообщества постараются держаться подальше от возникшего вдруг безумия среди хозяев их жизни. Вы сами в слепоте своей, разрушите тот мир, что был создан вашими предками".
  
  Теперь, когда началось осуществляться задуманное, следовало доложить об этом генералу ордена. Все-таки имеющихся у него сил маловато для такой войны. Интересно, а в Чжунхуе так же обстоят дела, или там все иначе?
  
  

ГЛАВА 53.

  
  ГДЕ-ТО В ОТКРЫТОМ ПРОСТРАНСТВЕ.
  
  А Резервной флотилии предстояла большая работа. Сведения, которые удалось получить на "Жемчужине" не располагали к оптимизму. За время войны, пиратство стало настоящей бедой для торговцев. Флотам воюющих держав было не до защиты торговых путей. Максимум что они делали, так это сопровождали отдельные караваны кораблей.
  То, что война и торговля зависят друг от друга, я знал еще с древних времен. Было у меня понимание и того, что Немезиду сейчас выручит только беспрепятственный сбыт производимых товаров. Не просто же так наши промышленники и торговцы очень шустро открыли свои представительства на Сикуле и постоянно вились около моей супруги.
  "Жемчужина" была самой крупной базой для пиратов, но не единственной. То, что в эти игры играют очень влиятельные люди, у меня не вызывало ни малейших сомнений. С чего бы иначе гарнизон транспортного терминала стал бы нам угрожать открытием огня на поражение? Правда, сейчас им не до угроз. Хорошо защищенные со стороны космоса, они были практически беззащитны от атак с грунта. Стоило нам обосноваться рядом с ними, как они занервничали и прислали парламентера с уверениями в своем нейтралитете.
  
  - Товарищ генерал, получено сообщение от разведки. Обследован сектор с условным обозначением "альфа". Прежние данные о нахождении там базы противника подтвердились.
  - Силы противника?
  - В настоящий момент восемь целей определены как боевые корабли, три цели как '"предположительно боевые" и шестнадцать как "торговцы". Помимо этого имеется в наличии две боевые орбитальные станции.
  - Что на планетах системы?
  - Пока нет данных. Разведывательный отряд не имеет возможность обследовать их скрытно. Но одна из планет явно обитаемая малозаселенная. Предположительно до ста тысяч жителей.
  
  Ну вот и появилась работа для моего штаба. Он и до этого не бездельничал, но сейчас, когда сведения начнут поступать постоянно, можно что-нибудь предварительно прикинуть. Пора и мне знакомиться с обстановкой в секторе "альфа".
  
  ИЗ ПОЗДНЕГО ТРУДА РАДЖИВА СИНГХА:
   "
  "В древних сказках, Зло всегда имело зримое сосредоточие своего могущества. Разного рода замки Кощея или цитадели Черных Властелинов, как правило были в единственном числе Если такое и происходило то только в фантазиях сказочников. Им как-то нужно было воспеть подвиг своего героя, который уничтожив главного злодея, мгновенно освобождает мир от страшной беды. Кое кто из сказителей проявлял даже такой метод борьбы со злом, как уничтожение его в зародышевой стадии. В виртуальных играх прошлых времен, выходящих под говорящими названиями: "Убить Гитлера", "Убить Сталина", "Убить Чингиз-хана"... рассматривался сценарий убийства главного злодея в тот момент, когда он молод, никому не известен и стало быть слабо защищен. Фантазия авторов сценариев была достаточно богатой. В числе вариантов ликвидации злодея предусматривался и такой: гуманист убивает грудного младенца или беременную мать. Вопрос о том, что после смерти злодея остаются злодейчики, никем особо не рассматривался. Правда, в реальной жизни такие вопросы пытались решать. Те, кто считал злом нацизм, проводили денацификацию. Те, кто видел мировое зло в коммунизме - декоммунизацию. А те, кто считал Мировым Злом русских - пытался всеми способами окончательно решить проклятый "русский вопрос". И практически никто не пытался решить вопрос одоления зла более радикально: уничтожить ту питательную среду, которая и порождает это зло. Причина такого недомыслия проста: хозяева нашего мира вовсе не хотят, чтобы их кто-то уничтожал. Они ведь считают, что заняты всего-лишь бизнесом. А если окружающий их мир противится этому бизнесу, то тем хуже для мира. Благо что средства воздействия на умы людей находятся в их власти, значит в их власти и объяснить человечеству, что является Силами Добра и кто конкретно олицетворяет Силы Зла.
  Иногда у них случаются досадные проколы. Три века назад, Русское Сопротивление в союзе с Исламским Сопротивлением и Новыми Маккавеями, сумели в течении одного дня зачистить американскую группировку хозяев мира.
  Ничего не изменилось! Оказалось, что миром правит не одна какая-то группа людей, а целая сеть конкурирующих между собой группировок. Масштабный террористический акт уничтожил только доминирующую организацию и способствовал установлению гегемонии над миром со стороны группировок второго эшелона. Правда, лидер теперь был не один. Новым властителям пришлось терпеть равных по силе конкурентов. Тем не менее, действуя согласовано, они успешно ликвидировали возникшее сопротивление и поглотили все, что только можно было поглотить. Результатом этого и явилось образование Демократического Сообщества и Империи Чжунхуй. У последней тоже были неудачи: сильные внутренние смуты привели к потере материнской территории на Земле. Правда, успешная экспансия в космосе позволила компенсировать эту потерю. Последнее обстоятельство Сообщество не очень то и беспокоило: Вселенная велика, места под звездами хватит всем, а бизнес можно вести успешно и при таком раскладе.
  Но со временем возникли проблемы. Алчности людской, существующего мира оказалось мало. Казалось бы, иди вперед и добывай богатства мира в любых количествах. Не вышло. Большинство населения предпочло не отходить далеко от сытой кормушки. Какие там звезды? "Меня и так неплохо кормят!" Вот так и образовался застой в развитии. Конечно, даже в самом прекрасном свинарнике, обязательно найдется свинья, мечтающая о подвигах. И она покинет свое комфортное во всех отношениях жилище, ради вольной жизни в диком лесу. Местный лесник даже возражать против этого не станет. Но таких была ничтожная часть поголовья. Заселенные романтиками "карантинные планеты" так и не стали локомотивами развития. Такие же свинарники, как и на прародине. Только менее комфортные. А большинство что свиней, что баранов предпочитало старые уютные зоофермы. Но скотов можно хотя бы стричь или пускать на мясо. А что делать с людьми, для которых скотство стало нормой жизни?
  Еще одна беда была в том, что и представители элиты заразились похожими настроениями. "На наш век хватит!" Уж им точно никаких беспокойств и перемен не требовалось. Все источники беспокойства они постарались локализовать. Вслед за русскими, депортации подверглись и те, кто только зря отвлекал на свое содержание имеющиеся ресурсы. Такими сочли тех, кого их предки считали "низшей расой". Именно ими заселялись планеты с говорящими названиями: Афро-Монтана, Афро-Техас, Новая Джорджия, Новая Фронтера... Фактически, эти планеты стали такими же резервациями, как и Немезида. Правда Немезиду заселяли борцы, объединенные общей идеей. Именно идея подвигла их на свершения и не дала деградировать до уровня обитателей зоофермы планетарного масштаба.
  Прочие резервации заселялись людьми иного склада. Потомственные потребители готовой продукции продолжали и там жить на пособия, правда существенно урезанные.
  Были и у них честолюбцы и смутьяны. Первые образовали местные властные структуры, а для вторых приготовили "мусорные ведра" типа "Жемчужины".
  Элита Сообщества тоже была не едина. Расплодившиеся Семьи не могли решить проблемы удовлетворения аппетитов своей многочисленной родни. Консервативная часть предпочитала мирно стричь свое стадо предоставляя своим дальним родственникам малую долю от своего жирного куска. Последние этим обстоятельством были крайне недовольны. Какие там богатства мира? Совсем рядом, только руку протяни, находятся богатства ближнего твоего! Так и возникла вражда внутри Семей. Только в одном представители элиты были едины: рядовое стадо с каждым годом все больше жрет и все меньше дает взамен. Развязанная в Галактике война, должна была создать необходимый фон для решения проблем избытка населения. Но и тут не было единства взглядов. Благополучные консерваторы видели выход в том, что бездельников нужно силой заставить отрабатывать свое содержание. Процесс этот уже был запущен. Под любым благовидным предлогом, уничтожались фирмы-посредники, сочтенные лишним звеном в существующей пищевой цепочке. А рядовых граждан потребителей власти начали под любым благовидным предлогом силком гнать в армию и на производство. Первыми жертвами такой политики стали россиянцы. Первыми, но не последними. Схожие мероприятия происходили и в Империи Чжунхуй. Мир начал вступать в новую рабовладельческую эпоху. С консерваторами были не согласны либералы. Не возражая принципиально против процесса расширения своей кормовой базы, они указывали на то, что нет смысла превращать в тружеников все население.
  "Мы согласны с тем, что потребителей стало больше, чем это нужно для развития нашего общества. Их стало столько, что общество не успевает удовлетворять их аппетиты. Но стоит ли их всех превращать в тружеников? Расчеты показывают, что нам для движения вперед нужны не все, а некоторые. Для нормального функционирования нашего общества и защиты его от внешней угрозы, хватит десятой части имеющейся у нас популяции. Прочие - балласт! Их жизнь не имеет для нас никакого смысла. Нужно сокращать этот балласт. Вся наша проблема господа, в катастрофическом избытке населения!"
  Им особо никто не возражал, ибо выполненные учеными расчеты, выглядели достаточно убедительно. Правда возник вопрос: как организовать процесс самоуничтожения "лишнего" населения? Явный геноцид мог привести к массовым беспорядкам и хаосу, а это чревато потерей всякого контроля над событиями. Так и власть можно потерять вместе со своей драгоценной жизнью.
  Требовалось, чтобы нужный процесс не выходил из под контроля и не вызывал больших потрясений. Выход нашли в том, чтобы поручить эту работу разного рода деструктивным сектам.
  Чем они привлекли к себе внимание либералов. В первую очередь общим для всех жизнеотрицанием. Объясняя профанам, что существующий мир является материальной темницей для свободного человеческого разума и души, они предлагали свой способ освобождения души из плена. Способ этот был прост и приятен - разрушение телесной оболочки с помощью безудержного получения удовольствий. В качестве средства для разрушения годилось все: безудержный секс, прием сильных наркотиков, изуверские игрища...
  "Сильное блаженство испытываемое при этом, позволяет душе и разуму легко и без страданий покинуть темницу своего тела. Жалеть о смерти тела столь же нелепо, как узнику жалеть о разрушении темницы".
   Разные секты обставляли это дело по-разному, но суть их была едина: там, где была их власть, рано или поздно возникали небитаемые земли, а цветущие прежде города превращались в развалины.
  Либералы прекрасно знали о такой сущности антисистемных сообществ. Где-то за три десятка лет до начала войны, они приступили к осуществлению своего проекта. "Грязная Жемчужина", бывшая во все времена резервацией рецедивистов, стала той клумбой, на которой прорастали нужные им сорняки. Выросли, окрепли и теперь годились для пересадки на другие поля.
  Вначале все шло для них прекрасно: зараза тихо и незаметно начала распространяться по миру. Чтобы обеспечить саморазвитие этого процесса, сектантам даже обеспечили некоторую экономическую независимость - разрешили принять участие в развитии пиратства.
  Но забыли затейники о том, какую опасность для игрока несут игры с Бездной. Руководители сект вовсе не жаждали быть чьими то марионетками. И уж тем более они не желали достигнуть "Высшей степени приобщения к Мировому Духу". Вся эта мишура предназначалась для рядовых сектантов. Новые сатанисты разных мастей жаждали приобщиться к вполне осязаемым богатствам своих нанимателей. А в Семьях хватало тех, кто видел смысл своей жизни в поиске новых, невиданных наслаждений. Именно среди них сектанты и нашли не только влиятельных последователей своих культов, но и "полезных идиотов" приводящих их к тому, о чем они мечтали: власти над миром.
  К тому моменту, когда Русский флот высадил свои десанты на "Жемчужине", зараза достаточно прочно сидела в душах большинства членов Семей. Обладая уже немалыми возможностями, они в любой удобный для себя момент могли перейти к масштабному воплощению в жизнь своего дьявольского плана.
  Но как часто бывает, помеха для них возникла там, где они не ожидали. Как благополучный мир содержит в себе зерна гибели, так и гибнущий мир может прорастить семена новой жизни.
  Эту истину затейники либо не знали, либо забыли. Зато в двух молодых державах, нашлись те, кто об этом никогда не забывал".
  
  (Из трактата Раджива Сингха. "Благодетельная "Кузькина Мать")
  
  ОКРЕСТНОСТИ АМБЕРА.
  
  - Похоже что мы можем искать пиратские гнезда только по названиям звезд, - пошутил Гарматов, когда ознакомился с данными последнего перехвата.
  - Для этого нужно сперва убедиться, что это не является совпадением, - мысль Гарматова о том, что мы имеем дело с какой-то закономерностью, была неплоха.
  - Да вряд ли эта публика долго думала, когда называла звездные системы именами камней, чувствуется, что с этой мыслью Сергею Юльевичу не хотелось расставаться.
  - Поживем - увидим, так ли это. Мы пока имеем в своем банке данных только индексы вместо живых имен.
  
  Разговор этот зашел после того, как офицерами штаба флотилии была произведена расшифровка переговоров между кораблями предполагаемого противника. И хотя в истинности, ранее полученных сведений сомнений у нас не было, но проверить их было не лишним. Следовало убедиться в том, что целью нашей атаки не станут корабли "нейтралов". Перехват и расшифровка содержания переговоров, говорил о том, что на Амбере, как и на "Грязной Жемчужине", нейтральных и дружественных целей не было. За одним исключением: транспортный терминал тоже был собственностью Сообщества и имел соответствующий гарнизон. Это обстоятельство портило нам все дело. Как и на "Жемчужине", орбитальная стоянка пиратского флота находилась в зоне действия оборонительных систем терминала. К тому же, зона поражения была увеличена благодаря наличию на ближних орбитах планеты двух боевых станций.
  Согласно той информации, что дал нам допрос иблисопоклонников, гарнизон терминала был "прикормленным". Стоит атаковать базу пиратов и мы нарвемся на противодействие систем ПКО. Конфликтовать с Сообществом нам было сейчас не с руки. Но и отступать от своих намерений мы не хотели.
  Два дня назад, "Маша" произвела скрытое десантирование агентурно-боевых групп, чьей задачей было тихо и аккуратно организовать серию аварий и отказов в энергетической системе терминала. Высадились группы благополучно. К месту проведения операции добрались все четыре группы. А потом они вдруг все разом не вышли в условное время на связь.
  Хюммель предполагал вначале, что группы либо погибли, либо попали в плен. Но будь это так, в поведении противника обязательно произошли бы изменения. А их не было. Расшифровка переговоров тоже ничего не давала. Похоже, что ни пираты, ни гарнизон тут не при чем.
  
  - Как вариант, на планете есть какая-то "третья сила". Разведчики могли нарваться именно на нее, - именно такое предположение высказал мой начальник разведки.
  - Кем может тогда быть эта самая "третья сила"?
  - Вариантов тьма: сатанисты, мафия, или какие-нибудь еще подпольщики. Больше ничего в голову не приходит, - только и смог предположить Игорь Севастьянович.
  
  Такой оборот нам портил весь замысел. Хорошенько подумав, я не нашел ничего лучшего, как приказать Хюммелю, отправить еще парочку групп в поиск. Цель - понять, что случилось с первыми группами. А флотилии пока что предстояло действовать по измененному плану. Раз с нападением на планету возникли сложности, значит начнем перехватывать корабли противника на входе и выходе из системы. Долго они там отстаиваться не будут. Пират как и всякий разбойник, работает ради добычи. Надежда на добычу рано или поздно его погонит в путь. Ну а мы пока посидим в засаде. Правда, кое-что я все-таки поменяю.
  
  - Хюммель, я думаю что тебе не стоит постоянно здесь находиться. С первой же оказией вернешься в Берложье и займешься своими обычными делами.
  - Товарищ генерал, разрешите находиться здесь до конца операции! Ну не по человечески это будет, ребята пропали а их начальник сбежал...
  - Тебе напомнить, что такое приказ?
  
  Возразить мне Хюммель ничем не мог. Да и вряд ли я его стал слушать. Кроме Амбера, у него хватало и других дел. Он конечно особенно не расслаблялся, держал связь со своей службой, но это все не то. Начальнику разведки вредно сосредотачивать свое внимание только на одной из операций. Может упустить из виду те проблемы, что возникли в другом месте.
  Похоже, что Игорь Севастьянович это понял и сам. Спросив разрешения покинуть пост управления, он пошел на выход. И тут мое ухо уловило пискнувший на планшете Хюммеля сигнал о приходе сообщения. Уже покидая помещение, он заглянул в планшет, секунд на пять замер, а потом повернулся ко мне лицом и доложил:
  
  - Товарищ генерал! Четвертая группа докладывает о том, что произведена вся необходимая подготовка к производству диверсии. Просят назначить время 'Ч'!
  
  Так, а это уже лучше!
  
  - Хюммель! Это точно твоя группа или кто-то ее изображает?
  - Моя! Условный сигнал, что она работает под чьим-то контролем, присутствует. Но он сопровожден пометкой "дружественный контроль".
  - Что сие значит?
  - Нарвались они на кого-то крутого. Только этот тип решил что мы делаем нужное для него дело. Вот и разрешил "Четвертому" продолжать в том же духе.
  - Игорь Севастьянович, я так понимаю, что от радости ты потерял последние мозги. Поэтому, пусть "Четвертый" выведет на связь с нами этого "кого-то". Я сам с ним поговорю. И второе - высадку поисковых групп не отменять. Понял?
  - Так точно!
  - Вот и чудесно!
  
  БОЛЬШАЯ ИГРА РУССКОГО МИРА НАЧАЛО.
  
  О положении дел на "Жемчужине", Константин Ильич узнал едва ли не раньше архиепископа Симона. Удивительного тут ничего не было. Ведь Субудаев не забывал оповещать о состоянии дел в вверенном ему хозяйстве всех кого должен был держать в курсе событий. Поэтому, император узнал не только про обнаруженный гнойник, но и о том, что отец Фернандо, не дожидаясь санкций свыше, самовольно начал сложную и опасную игру. А вот с этим нужно было что-то делать. Решать что-либо единолично, Константин Ильич не решился. Ну не возможно было в русском обществе затевать без его согласия столь масштабных авантюр! Любое дело требует выделения достаточного количества ресурсов. А на это люди могут и не согласиться. Для затеянной недавно галактической политики, уже не хватало средств самого императора и его деловых партнеров. Правда, деловые люди тоже начали инвестировать в эти проекты свои средства, но этого было слишком мало. Как ни крути, а кланяться всему народу, чтобы поделился трудовой копеечкой, придется. А согласится ли на это сам народ? Люди и так выложились на оборонную программу. А ведь есть еще и местные программы, куда тоже нужно вкладываться. Поначалу, император надеялся, что прибыль от галактической торговли даст ему необходимые средства. Но ведь в нее тоже нужно было вкладываться! А тут еще пиратство нарисовалось. Борьба с ним тоже требовала средств. Но это понятное для всех дело и заручиться поддержкой общества было несложно. Сложно будет объяснить всем необходимость борьбы с частью правящей элиты Сообщества уже сейчас. Отложить на потом? Не выйдет! Он уже проконсультировался с супругой по поводу антисистемных сект. Она такое вывалила на его голову!
  Если ей верить, то дела обстояли хуже, чем представлялось вначале. То, что Русский Мир был длительное время в изоляции, избавило его от этой беды. Но как сказала Марина - это ненадолго. Стоит завязать обширные контакты с внешним миром и эта беда обязательно вползет и укоренится уже у нас.
  
  - Костя! Этим ребятам без разницы под кого маскироваться. Им как паразитам годится тело любого общества. Они могут прикидываться атеистами, христианами, мусульманами... Их главное оружие - привлекательные идеи. Причем эти идеи тоже таят в себе разрушительное начало. Уж если мы наткнулись на такой гнойник, то должны постараться, чтобы он не проник к нам.
  - Что ты можешь для этого предложить?
  - Ничего, кроме инквизиции. Другим способом, кроме как костром для носителей заразы, эта болезнь не лечится.
  - Есть предложение от одного посвященного в это дело человека. Он предлагает способ, который по его мнению позволит эту заразу уничтожить саму себя.
  - Ох Костя! Опасны эти игры. Влезете вы в них и сами не заметите, что начали играть по их нотам.
  
  Вот уж озадачила, так озадачила! Впрочем, прежде, чем что-то решать, следовало узнать мнение своего ближнего круга в лице канцлера да князь-кесаря. Пришлось их собрать и посвятить в эту пока еще тайну. Сказать, что соратники чего-то не поняли, не скажешь.
  
  - Я так понял, что если сидеть на заднице ровно, то ждут нас страшные беды, - канцлера явно обеспокоила эта новость, - уклониться от борьбы уже не выйдет. Мы помешали и продолжаем мешать бизнесу весьма "уважаемых" людей. Люди эти обладают огромным влиянием и столь же огромными возможностями. Так что лучше нам будет полагать, что новая война уже началась. Нас уже не простят.
  - Поддерживаю мнение Александра Дмитриевича, - Крылов тоже не скрывал своего беспокойства, - и Марина твоя права. Одними тайными играми тут не обойдешься. Они в таких делах нам могут большую фору дать. А уж если они имеют влияние на заметную часть верхушки Сообщества, то нечего и говорить тут. Я кстати и Империю со счетов не стал бы сбрасывать. Вряд ли сатанисты и там не отметились
  - У тебя есть возможность что-то узнать про Империю?
  - Нет, Александр Дмитриевич, совсем нет. Ни агентуры, ни даже просто друзей. Ты прав, эти черти могут и там отметиться. Вот только как их искать нам?
  - Погоди Вань, если их искать еще и там, то это будет простое распыление сил. Только почему ты не хочешь завести там себе друзей. Госпожа Лю - это можно сказать наша лучшая подруга. Не думаю, что ей понравится гадость в собственном доме.
  - Можно конечно и с ней поговорить, только поймет ли она все правильно. Знаю, что не дура. Но ведь тут мало обычного ума.
  
  Император слушал рассуждения своих соратников и пока что не вмешивался. Радовало то, что они не стали прятать головы в песок. Гибель Старой России все-таки привило иммунитет против беспечности. А то, что сейчас они не могут дать конкретного совета - не беда. Подумают хорошенько, что-нибудь выдадут. Как говорили мудрые предки: "Если долго мучиться, что-нибудь получится". Найдется выход и из этой ямы. Главное, что опасность известна. Время на то, чтобы придумать, как от нее избавиться, еще есть. Нужно только его попусту не транжирить.
  
  

 []
  
  ***

  
  "Умеют однако эти черти устраиваться на новом месте! Никакого сравнения с нами. Хотя чему тут удивляться? Прежде, чем к нам пришел достаток, мы над каждой копеечкой тряслись как над дорогим дитем. Тут не до роскоши было. Целые поколения рождались и умирали в тех домах, что построили первопоселенцы. Но и потом нам было не до красот. Когда приходится делать выбор между новым заводом и новым домом, побеждал завод".
  
  А любоваться было чем. Мейксиу - столица Люйского государства имела все шансы на то, чтобы со временем соответствовать своему названию. Во всяком случае элементы 'красивого изящества' были налицо. С теми средствами, которыми располагала Правительница Лю, можно было позволить себе многое. Несмотря на то, что городу не исполнилось и десяти лет, выглядел он выигрышней чем Москва Немезидская.
  Александр Дмитриевич был прекрасно осведомлен о том, что Люйская столица сейчас единственный на планете город, который может претендовать на красоту. Прочие города и поселки, являли собой ровные кварталы стандартных домиков, казарм и просто бараков, возведенных из самых дешевых материалов и конструкций. Даже для владелицы корпорации, чей достаток превосходил общий достаток всех граждан Немезидской Руси, было неподъемно тратить значительные средства на красоты.
  Прекрасно понимая разницу между реальным и мнимым могуществом, правительница сейчас вкладывала свои капиталы в промышленность и науку, торговый и военный флот Армия и спецслужбы тоже не сидели на голодном пайке. Но главной заботой правительницы были люди.
   Это было видно невооруженным взглядом любому, кто хоть раз совершал прогулку по столице и ее окрестностям. Впрочем канцлеру про это подробно рассказал посол. По его мнению, Лю много чего позаимствовала из увиденного на Немезиде. А что не увидела она сама, то взяли на заметку побывавшие с ней на войне сотрудники корпорации.
  Ценным было не то, что она заимствовала. Понятно, что перенимая полезное, она тем не менее идет своим путем. Самым ценным была ее направленность на длительное сотрудничество с Русским Миром. Сейчас, когда нужно было стабилизировать экономику Немезиды, посредничество Лю в этом деле значило очень много. Ее страна стала не только посредником в сделках. Буквально вчера, Александр Дмитриевич подписал целый пакет соглашений о поставках для суверенной корпорации русского промышленного оборудования. А ведь еще были намеки на то, что они не прочь закупать и производимые в Берложье транспортные корабли.
  Все это было хорошо, но не за этим он сюда приехал. С этим мог справиться любой из его заместителей. Про истинную цель его визита знало только три человека на Немезиде. Но сразу поговорить на эту тему с хозяйкой планеты не удалось. Посол, уже обжившийся здесь и знакомый с местными порядками, объяснил ситуацию так:
  
  - Тут Александр Дмитриевич без сложных церемоний не обойтись. Суверенитетом суверенитетом, но делать все, что ей заблагорассудится, правительница не может. Переговоры с другими державами, она имеет право вести только в присутствии полномочного представителя Сына Неба и Звезд.
  - А если нужно что-то оговорить без посторонних?
  - Увы! Это очень сложно, - развел руками собеседник, - подобная практика считается признаком нелояльности к Сыну Неба и Звезд, а иногда трактуется как измена. В окружении госпожи Лю достаточно людей, способных сообщить об этом заинтересованным людям. А тут дело ведь такое... В общем, статус суверенной компании - редкий случай. Кому попало его не дают. При этом, компанию могут оставить в целости, а на место прежнего владельца придет совершенно другой человек. Желающих столько, что сохранить что-либо в тайне невозможно.
  - Но ведь должны быть у нее люди, которые ее никогда не предадут?
  - Таких людей немало в ее окружении, но немало и таких, от которых она рада избавиться, да не в ее это силах.
  
  Пришлось приложить немало усилий, чтобы довести до госпожи Лю просьбу об организации приватной встречи. На это ушла считай неделя. Все это время, чтобы у недругов не возникали подозрения, канцлер вынужден был участвовать в работе разного рода комиссий, решая второстепенные вопросы. Наконец согласие было получено и его с величайшими предосторожностями скрытно доставили в роскошный загородный дом на горе Нинг. Там его по системе причудливо расположенных коридоров, его провели в помещение, в котором и встретила его сама хозяйка
  
  - Странное место для встречи, - потрясенно пробормотал он оглядев комнату, - извините меня госпожа Лю за грубую откровенность, но серьезные разговоры тут вести затруднительно.
  
  Место для переговоров было действительно оригинальным. Первое что бросалось в глаза - огромных размеров роскошная кровать. Рядом с кроватью стоял столик украшенный яркими цветами, а по другую сторону кровати столик красиво сервированный разного рода закусками и напитками. Стены комнаты украшали очень уж откровенные изображения любовных сцен. Сама хозяйка встретила его одетой более чем откровенно. Александр Дмитриевич так и не понял, было ли на ней что нибудь еще под полупрозрачным халатом.
  
  - Господин канцлер, лукаво улыбнулась хозяйка, пусть вас не смущает ни эта обстановка, ни мой вид. Все, кому это интересно, прекрасно знают, что в этом доме я провожу время со своими любовниками. Поэтому, желание иметь комнату, защищенную от мониторинга выглядит естественно. Не могу же я заниматься только важными делами. Молодость и здоровье просто требуют, чтобы у меня была иногда личная жизнь.
  - Тогда все понятно. Вот только сейчас вам придется забыть о личной жизни. То, с чем я пришел, весьма серьезно.
  - Я поняла. Тогда давайте поступим так. Вон та панель - это дверь, а левая грудь нарисованной на ней красотки - обычный сенсор. Пройдите в комнату, расположенную за этой панелью и подождите меня. Мне нужно одеться более подобающе.
  
  В противоположность вычурной спальне, комната действительно больше располагала для ведения переговоров. Ничего лишнего. Два удобных кресла, низенький столик и демонстрационный экран.
  Госпожа Лю переодевалась недолго. Когда она вошла, на ней было простенькое домашнее платье. В руках она держала поднос с двумя фарфоровыми чашками и чайником. Поставив поднос на стол, она уселась в соседнее кресло, разлила чай по чашкам и попросила говорить без ненужных в тайном деле церемоний.
  
  

***

  
  - То что вы мне сообщили о событиях на этой "Грязной Жемчужине", представляет большой интерес для меня. Но Вы не сообщили мне ни одного факта о том, что эта мерзость завелась не только в Сообществе, но и в нашей Империи.
  - Знаете Лю, такими фактами мы действительно не располагаем. Мы просто предполагаем, что жизнеотрицающим учениям могут следовать и у вас. Нам, чтобы иметь полную уверенность в своей правоте, нужно иметь достоверную информацию.
  - Значит, ничего, кроме предположений у вас нет. Вы просите меня, чтобы я своими силами собрала нужную для вас информацию. Допустим я придала этому серьезное значение и решила заняться поисками. Вот только есть проблема. 'Пять великих этических учений', являются основами менталитета общества Чжунхуя. Помимо этого существует множество школ и тайных учений, которые имеют под собой общую фундаментальную основу - те же самые пять учений. Мне нужно будет поставить перед своими людьми конкретную задачу. Как они смогут найти искомое? Простое изучение догматов вряд ли им поможет.
  - Думаю, что копаться во всей этой мистике не стоит. А вот взять на заметку кое-какие подозрительные высказывания значимых лиц стоит.
  - Какого рода высказывания? И будут ли они откровенны?
  - Лю, эти люди не просто так играют в антисистемные игры. Что Сообщество, что Империя, сейчас одинаковым способом стремятся решить проблему застоя. Мысль о том, что масштабная война будет неплохим фоном для коренного преобразования общества, пришла в голову консервативной части мировых элит почти одновременно. Стоит предполагать, что вашим либералам пришли в голову те же мысли, что и либералам Сообщества - избавление от лишней человеческой массы.
  В Сообществе, продвигая свои идеи в жизнь, затейники вынуждены иногда их публично озвучивать. Вот полюбуйтесь: мы сделали подборку по публичным высказываниям 'засвеченных' адептов деструктивных культов, - Александр Дмитриевич вставил носитель в приемное устройство искина. Пару секунд искин проверял носитель на вредоносность, а затем высветил на экране принятую информацию:
  
  "1)Резолюция руководителя Подразделения Галактического Совета Сообщества по вопросам народонаселения, март 2419 г...
  
  "Что бы предпринять, чтобы ускорить сокращение рождаемости на наименее развитых планетах?"
  
  2) Раймонд Гейтс, глава "Астрософт"...
  
  "В мире сегодня 9,8 миллиардов человек, которые являются гражданами Сообщества . Численность населения стремительно приближается к 13 миллиардам. Если мы сейчас действительно хорошо поработаем над новыми вакцинами, медико-санитарной помощью, помощью в области репродуктивного здоровья, возможно, мы сможем понизить его процентов на 10 - 15".
  
  3) Джон Морган советник по науке Генерального Секретаря ГС
  
  "Было бы легче осуществить программу по стерилизации женщин после рождения ими второго или третьего ребёнка, несмотря на относительно большую сложность операции по сравнению с вазэктомией, чем пытаться стерилизовать мужчин".
  
  4) Сэмюэль Рокфеллер...
  
  "Негативное влияние роста численности населения на все наши планетарные экосистемы становится ужасающе очевидным".
  
  5) Мэрилин Кусто
  
  "Для того, чтобы стабилизировать численность мирового населения, мы должны ежедневно уничтожать 350 тысяч человек".
  
  6) Глава информационного агентства "Си-Эн-Эн" Хьюго Тёрнер...
  
  "Всё население сократить 95 % от нынешнего уровня - было бы идеально".
  
   "Мои три главные цели были бы: сократить человеческую популяцию до одного миллиарда во всём мире, разрушить промышленную инфраструктуру и увидеть пустыню с её полным набором видов, возвращающихся по всему миру".
  
  7) Принц Александер
  
  "Если бы я перевоплотился, то хотел бы вернуться на землю вирусом-убийцей, чтобы уменьшить человеческие популяции".
  
  8) Председатель галактической федерации планирования семьи Луиза Сэнджер
  
  "Высшее проявление милосердия, которое семья может оказать одному из своих малолетних детей - это убить его".
  
  - Впечатляет конечно, - прокомментировала Лю, - но болтать люди могут все, что угодно. Наверное и у нас можно найти похожие высказывания, но где доказательства серьезности озвученных намерений?
  - В нашем случае тут все серьезно. Мы уже получили ясные доказательства того, что люди из этого списка находятся под влиянием антисистемных сект. Есть сведения о деятельности этих сект. Неполные конечно сведения, мы только в начале пути. Анализ известных фактов говорит о том, что либералы рассматривают затеянную консерваторами войну, как предварительную часть имеющегося у них плана. Как только война закончится, они преступят к следующему этапу своего замысла.
  - На чем основана ваша уверенность, что все это не ограничится только Сообществом?
  - Вряд ли они решились бы на подготовку к выполнению своего замысла, если бы не были уверенны в том, что в Империи возобладают схожие тенденции. Они все-таки намерены остаться хозяевами своего мира, а не вассалами Чжунхуя. А раз так, то свою заразу к вам они уже занесли.
  
  Лю молчала долго. Верить тому, что ей сказал гость, не хотелось категорически. Нет, теперь, когда ясны критерии проверки, можно ставить конкретную задачу Советнику Кану. Уж кто-кто, но он сумеет докопаться до истины. Вот только что делать, если истина подтвердится? Русский ведь не из чистого альтруизма предупреждает ее об опасности. Наверняка ему нужна ее помощь. И не только в виде полезной информации. Многое он не сказал, но наверняка услышав поданный Священной Жареной Птицей сигнал тревоги, лаоваи разработали какую-то стратегию. Вряд ли они собираются ждать пассивно приход беды. Народ, сумевший не только пережить катастрофу и выжить, но и сохранить способность к активным действиям, уклоняться от боя не будет. Семейство Мори, как-то рассказывало, что страшный зверь Пицзецы, принесший лаоваям беду, ныне ими обуздан и посажен на цепь. Все века изгнания, они прикармливали и приручали его, чтобы в час острой нужды спустить его с цепи и указать ему на своего врага. Супруги Мори - не пустопорожние болтуны. Жизнь показала: нужно верить тому, что они говорят. А говорят они твердо и уверено: горе тому, кого Пицзецы считает добычей. Он незаметно подкрадется к своей жертве и станет большим и толстым напитавшись ужасом и болью что исторгнут пострадавшие.
  Было бы неплохо, если бы этот Пицзецы приходил время от времени и к ее врагам. Но что мечтать о пустом?
  
  - Александр, я вняла вашим предупреждениям, но продолжать разговор дальше, я не вижу смысла. Уверяю вас, что я отнесусь к предупреждению со всей серьезностью. Просто нужно немалое время для моих людей, чтобы найти черную кошку в темной комнате. Как только мы хотя бы ее следы, я встречусь с вами и мы вместе обсудим, что нам делать со всем этим.
  - Хорошо Лю, время еще есть. Хотелось бы, чтобы вам сопутствовали успех и удача. У меня пока что все. Я могу вас покинуть?
  - Можете. Сейчас вас проводят.
  
  

ГЛАВА 54.

  
  Редко бывает такое, чтобы все шло по плану. Стоило нам начать выход на исходные позиции, как из субпространства, выпала парочка кораблей прямо по курсу флотилии. На центральном посту они были определены как "легкие боевые корабли класса "Набег". Как раз те, которые любят использовать пираты. "Потапыч" и "Топтыгин" сходу атаковали их не дожидаясь ничьих команд. Бой длился восемнадцать секунд, если только это можно было назвать боем. И никому из нас не пришел в голову простой вопрос: почему мы их не засекли еще на подходе? Станции обнаружения, установленные на наших кораблях, позволяли сканировать не только трехмерное пространство. Шестимерное "пространство Шарунова" тоже просматривалось ими на значительном удалении. Возникнуть "вдруг" они могли либо имея более совершенное маскировочное оборудование, чем существовало на сегодняшний день, либо передвигаясь в пространстве с количеством координат больше шести. Это мы сообразили гораздо позже. А пока что мы досадовали на внезапно возникшую помеху, срочно уничтожали эту помеху и радовались, что все обошлось. Подать сигналы тревоги корабли противника не успели: первое что сделали искины наших кораблей, так это подавили им связь с базой. А потом выход "медведей" на позицию для стрельбы, захват целей и мощные залпы бортового оружия. Причем били не жалея, чтоб следов не оставалось никаких. Если не считать конечно бесформенных фрагментов, но в тот момент нас беспокоило не это. Станции слежения на Амбере засекли мощные выбросы энергии. Перехват сообщений говорил о том, что нас обнаружили. Спустя короткое время поступило сообщение о том, что агентурно-боевые группы, совместно с какими-то местными повстанцами обесточили центральный командный пункт местной обороны и узел дальней связи. ПКО сразу потеряла 90% своих возможностей. Правда, еще были в строю две боевые орбитальные станции, но они прикрывали обратную сторону планеты, а потому вступить в бой не могли.
  Мы продолжали сближаться с противником, а он все никак не мог даже стартовать. Все-таки на подготовку даже срочного старта нужно изрядное время. Все шло более-менее хорошо, как вдруг:
  
  - В "пространстве Шарунова" обнаружен отряд боевых кораблей! Сигналы опознания не подают.
  - Состав отряда?
  - Предположительно Ударно-Десантная Группа стандартного состава.
  
  Понятно. Десантный крейсер, авианесущий десантный крейсер и монитор огневой поддержки десанта можно не считать. Для боя в пространстве они не очень и годятся. Смотрю дальше: корабль управления, корабль технической поддержки - они нам не опасны. Восемь эскортных крейсеров II ранга - это уже серьезно. Конечно, наши "медведи" сильнее их всех вместе взятых, но одолеть их все-равно не просто. А это что? Транспорты? Похоже на то. Тогда что эта эскадра тут делает? Четыре дополнительных транспорта, это говорит о намерении высадить крупный десант. Значит ребята эти пришли не по нашу душу. Сообщество? Вряд ли. Если их адмиралы решили разместить на Амбере солидную группировку, то десантный и авианесущий крейсера здесь лишние. Как и монитор огневой поддержки. Следовательно, это чжунхуйская флотилия.
  
  - Связь с "гостями"! Срочно! Всему отряду! Курс 45!
  
  Итак, мы уходим с пути незваных гостей. Похоже, что им эта планета тоже чем-то интересна. Настолько интересна, что они решили высадить на нее свой десант. Мешать им не стоит. Получается, что своей диверсией мы облегчили им работу.
  
  - Есть связь с "гостями"! На связи вице- адмирал Вейшенг!
  
  Ну точно чжунхуи! Я представляюсь вице-адмиралу и рассказываю о цели нашего прибытия в систему Амбера. Естественно, что я бессовестно ему вру. Вру о том, что местные держат в плену наших граждан. В ответ, Вейшенг предлагает мне присоединиться к его отряду и поддержать высадку десанта на Амберу. Не дожидаясь моего согласия, он начал диктовать мне диспозицию. Завязался спор. Ну не хочу я таскать каштаны из огня для него! А уж навязываться ему в союзники, тем более неохота. В итоге мы договорились о том, что чжунхуи делают то, ради чего явились сюда, а мы займемся пиратскими кораблями и эвакуируем с планеты своих людей.
  Как они некстати явились!
  
  РУССКОЕ ПОСОЛЬСТВО НА СИКУЛЕ.
  
  Неделю спустя, события на Амбере аукнулись аж на Сикуле. Все началось с того, что после обеда секретарь доложил Ларисе:
  
  - Лариса Викентьевна, к нам в посольство прибыл с официальной миссией парламентер от Сообщества подполковник Жак Бошан.
  - А цель своего визита он не сообщил?
  - Он сказал, что о цели своего визита он сообщит лично вам.
  
  Пришлось принять этого парламентера. Прибывший в кабинет посланник, оказался военным комендантом гарнизона Сообщества, расквартированного на Сикуле для защиты транспортного терминала. Раньше, гарнизон Сообщества не лез в местные дела и не мешал перевалке грузов и пассажирскому сообщению. Лариса даже перестала учитывать его в своих планах. А тут вдруг взяли и напомнили о своем присутствии!
  Вошедший в кабинет мужчина лет пятидесяти, представился ей по всей форме и сообщил:
  
  - Мадам! Мне жалко вас отрывать от важных дел, но командование поручило мне передать вам эти два послания, - после этих слов, подполковник Бошан выложил ей на стол миниатюрный носитель.
  - Господин подполковник, как срочно я должна ответить на это послание?
  - Мое командование настаивает на немедленном ответе.
  
  То, что пиндосы прислали парламентера, Ларису не удивило. Несмотря на то, что русское государство на Немезиде существовало несколько веков, Сообщество никогда его официально не признавало. Дипломатические отношения до сего дня не были установлены. А если была нужда, то все проблемы решались через россиянских посредников. Сейчас эта "прокладка" приказала долго жить. Какое-то время, срочные вопросы решались через "сеньора Антонио", но теперь и эта возможность исчезла. "Сеньор Антонио" теперь числился в предателях и появляться на территории контролируемой Сообществом, ему и его людям было не с руки.
  
  - Подполковник, я немедленно ознакомлюсь с посланием и сколь возможно скоро дам ответ. Предлагаю вам немного подождать. К сожалению, мы не располагаем апартаментами которые приличествуют людям вашего ранга. Вы не будете против, если мы предоставим в ваше распоряжение буфет нашего посольства в качестве комнаты отдыха? Уверяю вас, там можно прекрасно провести время.
  
  Получив на это согласие гостя, Лариса вызвала одну из сотрудниц и приказала ей сопроводить "уважаемого гостя" в буфет.
   Спустившись на первый этаж, Клариче, как звали эту сотрудницу, провела парламентера туда, куда и было указано.
  
  - Люба, - обратилась Клариче к хозяйке посольского буфета, высокой и статной обладательнице выдающихся форм, - Лариса Викентьевна просила принять нашего дорогого гостя и скрасить ему время ожидания.
  - Понятно, - ответствовала Люба, - можете не беспокоиться. Я все сделаю правильно.
  
  Тем временем парламентер, забыв о солидности, прямо таки пожирал глазами буфетчицу. Разве что слюну не пустил. Люба, привыкшая к реакции большинства мужчин, приветливо улыбнулась Бошану и не чинясь задала прямой вопрос:
  
  - Подполковник! Вы будете меня взглядом пожирать или что-нибудь закажете?
  
  Бошан, пребывающий в крайнем восторге, даже не обратил внимание на то, что буфетчица почему-то прекрасно разбирается в знаках отличия. В голове у него бродили совсем иные мысли. Кое как придя в себя, он с трудом вымолвил:
  
  - Мадам... мне бы чего-нибудь.. в общем...
  - Виски? Водка? Коньяк? - Люба прекрасно сориентировалась в обстановке и решительно приступила к делу. В мгновенье ока, на столике оказались две стопки и вазочки с пирожными и фруктами.
  - Мадам! Вы прекрасно поняли душу старого солдата! Только видите ли... Я на службе.
  - Даже так? Не знаю даже чем вам помочь. Может быть кальвадос? - на столе как по волшебству появился графин с напитком цвета темного янтаря и две коньячные рюмки. Бошан судорожно сглотнул слюну.
  - Мадам! Я не знаю...
  - Подполковник! Будьте настоящим мужчиной! Этот "Dei enim donum est" - королевский напиток. Уж отцы-иезуиты знают в нем толк!
  - Мой адъютант...
  - Вы оставили его на пороге? Что же вы раньше этого не сказали? - сразу, как по волшебству на столе возникла третья рюмка, - не беспокойтесь, я уже распорядилась, сейчас он присоединится к нам.
  
  Бошан, долгие годы торчавший в этой дыре был сражен этой аппетитной шатенкой наповал. Долгое время, его общение с женщинами ограничивалось невзрачной супругой и работницами ближайшего борделя. Стоит ли его винить в том, что он поддался чарам молодой и красивой женщины. Пришедший в буфет адъютант был тоже поражен до глубины души. Правда, он пытался вежливо отказаться от участия в застолье. Напрасно!
  
  - Господин подполковник! Господин лейтенант! Вы военные или где? Решительней господа!
  
  Пришлось гостям доказывать, что решительность им присуща. Первый тост прошел на "Ура!" После этого, гости согласились, что не стоит откладывать проявления решительности надолго и с удовольствием повторили тост.
  А тем временем, вымуштрованный Любой персонал буфета, тихо и ненавязчиво выставил на стол горячие блюда. А заодно и "посадил" гостям на форму мало заметных "жуков". Простых людей в посольстве не держали. И для таких случаев, они вовсе не нуждались в особой команде от своей начальницы.
  
  АМБЕРСКИЙ "СЮРПРИЗ".
  
  Наша Амберская операция вполне могла привести нас к преждевременной войне с Сообществом. Судите сами: со стороны все это могло выглядеть так, что мы действуем совместно с Чжунхуем. Одно дело провести тайную диверсию против военного объекта, а потом высадить десант на поверхности планеты и разгромить базу пиратов. Флотское командование пиндосов конечно поняло бы, кто им подстроил мелкую гадость, но вряд ли бы оно стало раздувать скандал. Но если происходит диверсия, появление в окрестностях планеты наших кораблей и одновременно вражеский флот разносит их орбитальные станции, то как то реагировать на это приходится. Тем более, что десанты на поверхность Амбера высаживали и мы, и флот Чжунхуя.
  И ведь деваться нам было некуда. Нам нужно было непременно эвакуировать свои группы. Нужно было понять, что за союзников нашли там наши диверсанты. Нужно было проредить к чертовой матери корабельный состав пиратов...
  В общем, пользуясь тем, что чжунхуям было не до наших печалей, мы эти задачи выполнили. Две трети пиратских кораблей сбежало, но два транспортника нам в качестве трофеев достались. Не бог весть какой трофей. Джеронимо Гело, когда бегло осмотрел их, то пришел к выводу, что для нас они особой ценности не представляют. Решили сбагрить их нашим сикульским союзникам.
  Гораздо более интересный сюрприз нас ждал на поверхности планеты. Пока имперские десантники штурмовали терминал и прочесывали городки, наши челноки сели на границе обитаемых земель чтобы забрать с планеты наших ребят. Те вышли к месту эвакуации не одни. Вместе с ними шли беженцы, порядка нескольких тысяч человек. Пришлось высылать еще челноки и брать место посадки под охрану. Тем временем, командиры диверсионных групп докладывали нам о том, что произошло с ними.
  Оказывается, население этой планеты давно жило разбоем. Пока в Галактике был мир, они особо не наглели. Как правило, их нанимали крупные сырьевые компании у которых возникала нужда в устранении слабеньких конкурентов. Естественно, что нанимателям свидетели были совсем не нужны. Со взятым в плен персоналом фирм поступали по-разному. Кого-то конечно убивали при нападении. Прочих же вывозили на Амберу. С вывезенными тоже поступали по-разному. Одних заставляли выполнять непристижную работу, другим находили работу посложней, ну а прочих продавали на те карантинные планеты, где была острая нужда в переселенцах. Особых прибылей это не приносило, а неприятности уже возникли. Среди взятых в плен, были и те, кто работал разного рода охранниками. Как только их численность стала заметной, произошел бунт, который подавили быстро и решительно. Подавить то подавили, но перебить или выловить всех не удалось. Уцелевшие ушли на окраины обитаемой зоны и там закрепились. Добить уцелевших собственными силами, полиции Амбера не удалось и потому беглецы не только сохранили жизнь и свободу, но и образовали что-то вроде партизанского края. Время от времени они совершали вылазки, чтобы добыть столь необходимые им оружие и медикаменты.
  
  - И сколько они так партизанили?
  - Говорят что целое поколение родилось и выросло в партизанских лагерях.
  
  Вообще-то так и должно быть. Уж если их лагеря не были обнаружены техническими средствами разведки, то это говорит о богатом опыте маскировки. Мы во всяком случае, ничего в том месте не обнаружили. Поэтому, сочтя данную местность необитаемой, высадили там свои группы. У местных партизан на высоте оказалась не только маскировочная дисциплина. С организацией наблюдения и охранения тоже был полный порядок. Наших диверсантов они отследили быстро. А дальше дело техники. Взяли они наших соколиков, что весьма досадно. Но что есть, то есть и хорошо, что взяли живьем, а не убили на месте. Впрочем, наши тоже оказались не совсем плохи. Командир четвертой группы быстро сообразил, что на правительственные войска их пленители не тянут, а сообразив, превратил допрос в переговоры.
  
  - Как ты с ними договорился?
  - Пообещал за помощь, договориться об эвакуации с планеты тех кто пожелает. Вместе с семьями конечно. Я что-то не так сделал?
  - Да нет, все правильно. Что они еще просили?
  
  "Четвертый" немного помялся и ответил:
  
  - Им нужно еще место, где можно спокойно жить. Где можно не бояться, что придут людокрады и сломают твою жизнь. Ну и где власти не станут выдавать того, кто просил убежища и защиты.
  - И ты им рассказал о том, что есть такая райская страна - Россия. А они прониклись и прослезились! - необходимость тащить непонятно куда огромный табор народа, меня в восторг не приводила.
  
  Нужно было срочно решать, что с этими людьми делать? Запихнуть порядка семи тысяч человек в наши корабли трудно, но возможно. Тут и трофейные "калоши" будут кстати. Люди эти неприхотливы, пару недель пути как-нибудь выдержат. Вот только куда их везти? На Немезиду? А что их там ждет? Поселить их будет где. Свободных земель на востоке материка хватает. Островов в океане тоже. Вот только флотилии нашей туда сейчас не надо идти. Значит, либо Берложье, либо Сикула. Берложье отпадает. Там нужны специалисты, а этих лесовиков еще учить и учить. Сикула? Вообще-то, такой вариант гораздо привлекателен. Места для поселения и там есть. Думаю, что Фердинанд Бланк не откажется получить в свое распоряжение этих людей. Ему по-любому нужно иметь в своей армии хороший личный состав. Думаю, что и наша держава не откажется иметь на этой планете более надежный инструмент влияния. А раз так, то грузимся и уходим, пока в системе Амбера не стало слишком тесно. А все к этому идет.
  
  

***

  
  Война открыла для местных обитателей кучу возможностей для ловли рыбки в мутной воде. А когда их энтузиазм начали подогревать некие влиятельные люди, то они разошлись во всю ширь своей души.
  Именно об этом мне и рассказал присланный вице-адмиралом Вейшенгом офицер связи. Пока крупным игрокам было не до поддержания порядка, они вовсю пользовались этим.
  Сперва жертвой их нападений были небольшие независимые компании, контрабандисты и слабо заселенные планеты не входящие ни в Сообщество, ни в Империю. Постепенно от разбойного террора они переходили к сбору постоянной дани. Но тут и был положен предел их роста. Желающих жить грабежом хватало, а объектов грабежа больше не стало. На этой почве были даже конфликты между 'джентльменами удачи'. И тут к ним явился Некто, предложивший изменить жизнь к лучшему. Разведка чжунхуев предполагала, что возник совместный проект части финансистов и руководства флота Сообщества. Суть проекта была в том, что силами пиратов решили начать 'малую войну' против Империи. Об этом мне рассказывает офицер связи Кианг. Старший лейтенант флота Кианг совсем не похож на 'штабного павлина', как и его секретарь Джу - миловидная но крепенькая дама лет тридцати. Уже то, что они вполне сносно владеют не только интерлингом, но и русским о многом говорит.
  Воронов-младший как то рассказывал про одну забавную особенность спецслужб Империи. Стоит только офицеру разведки жениться или завести постоянную любовницу, как разведка немедленно вербует его избранницу. Нет, не только для контроля поведения, хотя и это со счетов не сбрасывается. Супруга или любовница обязательно проходят необходимое обучение и зачисляются в штат. Чжунхуи считают, что таким образом они получают дееспособную "боевую единицу", в которой партнеры не только прекрасно взаимодействуют при выполнении заданий, но и оказывают друг-другу необходимую поддержку морального плана. Судя по поведению Кианга и Джу, они уже давно 'взаимодействовали' между собой. Кстати это еще не говорило о том, что этот офицер холост. Спецслужбы Империи не поощряли неразборчивость своих кадров в личной жизни, но рано или поздно, человек должен был жениться. В большинстве случаев, женой офицера становилась его боевая подруга. Но были и другие случаи. Иногда, по каким-либо соображениям разведчик женился на другой. Правда, тут ему требовалось одобрение начальника. Начальники, сами имевшие к концу службы целые гаремы, редко возражали против решения своего подчиненного. Поступали они так не только из доброты. Как правило, круг общения таких людей ограничен той средой, в которой они находятся. Большую часть жизни человек общается с людьми своего круга, а потому пылкая любовь не часто возникает между малознакомыми в прошлом людьми. Женами разведчиков как правило становились дочери и сестры сослуживцев. Как они относились к наличию у мужа постоянной любовницы? Вряд ли с восторгом, но с пониманием. Просто девчонки вступали во взрослую жизнь принимая существующие правила игры. Родная служба при этом заботилась о том, чтобы новое "трио" работало не хуже прежнего "дуэта".
  Невзирая на такой подход, особой вольности нравов тут не было. Кодекс поведения был строг и глупцов карал сурово. Любая попытка местного Дон Жуана охмурить жену или любовницу товарища, рассматривалась как попытка перевербовки. И последствия были суровыми.
  Конечно, такой подход раздувал штат разведслужб необычайно и был весьма затратен. Но было одно преимущество, которое по мнению руководителей нивелировало этот недостаток - внутренняя устойчивость системы. Засунуть "крота" туда, где существует неослабный взаимный контроль даже на уровне семьи, было очень трудно. Тут стоит учесть еще силу родственных отношений между семьями. Фактически приходилось иметь дело с организацией, скрепленной не только иерархическими, но и незримыми родственными, приятельскими или любовными связями. Малейшее отклонение от нормы, с помощью "сарафанного радио" становилось быстро известно руководству. Благодаря тому же "сарафанному радио" сотрудники сравнительно небольшого ранга были неплохо информированы о многих вещах. Хорошо это или плохо - вопрос спорный. Благодаря хорошей информированности, чжунхуйские разведчики могли действовать смело и инициативно, не бегая к начальству всякий раз за консультациями. Но и выложить на допросе в случае поимки, такой разведчик мог очень много.
  Поэтому я не удивлялся тому, что какой-то старший лейтенант оказался хорошо информирован о делах, творящихся в высоких сферах.
  Судя по тому, что он говорил, предложения которые сделали местным атаманам эмиссары Сообщества, были приняты ими с восторгом. Сообщество гарантировало поставку нужных для рейдов кораблей, прикрывало места базирования своими гарнизонами, оказывало помощь в сбыте добычи и закрывало глаза на некоторые шалости.
  
  - Господин генерал, мы имеем дело со сложившейся структурой сетевого типа. Здесь завязаны все: финансисты, военные, производственные компании и тайные общества с экзотическими философскими учениями. Последние непонятно почему оказались весьма влиятельны.
  
  А дальше начались неприятности для Империи. Мелкие, но многочисленные. Космическая Полиция Чжунхуя и некоторые частные военизированные структуры конечно боролись с этим, но не очень успешно. Терпение властей лопнуло совсем недавно, когда пираты учинили бесчинства на некой планете, где располагался крупный научный полигон.
  
  - Они воспользовались беспечностью охраны полигона и сумели на время его захватить. Когда наша полиция прислала подкрепления, было уже поздно. Эти негодяи успели демонтировать и вывезти много важного оборудования и взять в плен сотрудников полигона. Попытка отбить захваченное привела к тому, что боевой отряд полиции был разгромлен самими разбойниками. Сын Неба и Звезд был в величайшем гневе и поручил флоту наказать наглецов. Обычно мы не трогаем нейтральные планеты, но тут случай иной. Как только мы выяснили, где находятся взятые в плен наши ученые, мы немедленно сюда прибыли.
  - А что будет с этой планетой? На ней сейчас находятся не только наши люди, но и наши союзники со своими семьями, - этот вопрос мне нужно было решить в первую очередь. Не хватало еще сцепиться с Империей из-за недоразумений.
  - Можете не волноваться. Тех, кто был непричастен к бесчинствам, мы отпустим. Но с остальными мы поступим так, как они этого заслужили.
  
  Да, как поведут себя чжунхуи, когда подавят сопротивление, я знаю прекрасно еще с древних времен. Вряд ли на этой планете кто-нибудь уцелеет. Слово "наказать" они понимают как "уничтожить".
  А вообще, чем быстрей мы покинем систему Амбера, тем лучше. Если я прав, то вопли о помощи уже дошли до командования Сообщества. Следует ожидать его реакции на эти события. А испытывать на чужом пиру похмелье нам не с руки. Заканчиваем срочно эвакуацию, прощаемся с "гостями" и убираемся восвояси.
  
  УЛЬТИМАТУМ.
  
  Когда Жак Бошан покинул кабинет, Лариса приступила к просмотру принесенных Бошаном посланий. А их оказалось достаточно много.
  
  "Интересно, что подумал бы Ваня о тех типах, которые передают коммерческие предложения с помощью парламентера?"
  
  Действительно, первые восемь документов оказались предложениями пиндоских фирм о прямом сотрудничестве. Правда удивляться тут не стоило. Война не только нарушила существующие экономические связи, но и похоронила существовавшую ранее систему паразитов- посредников. С кем заключать контракты - непонятно. Официально такой страны как Россия нет. А заключение сделок с несуществующими официально контрагентами отражается на страховании рисков. Какое там отражается?! Такие сделки вообще не страхуют. Коммерсанты видимо несли серьезные убытки, раз решились на установление прямого сотрудничества с "несуществующими" русскими, да еще таким экзотическим способом. Ну что же, она сможет помочь их горю, даже не спрашивая на это разрешения своего правительства. В течении часа она подготовила ответы на эти послания. "Господам уважаемым негоциантам'" было предложено выслать своих коммерческих представителей на Сикулу и встретиться с председателем Русского Торгово-Промышленного Союза, господином Ивановым. А дальше последовали объяснения о том, что "господин Иванов" имеет возможность решить положительно любые их проблемы. Здесь она конечно слегка покривила душой. Иванов действительно мог решить любой вопрос, но только в том случае, если у нее не будет никаких возражений. Честно говоря, если он проигнорирует ее возражения, то ничего ему за это не будет. Зато в случае прокола его сожрут вместе с трусами промышленные магнаты, чьи интересы он представлял. Все дело было в том, что одобренные официальной властью коммерческие сделки, обязательно прикрывались. Такой порядок сложился давно, еще с первых лет освоения Немезиды. Когда внешняя торговля еще только налаживалась, желающих "кинуть" русских на деньги хватало. Деловые люди быстро поняли, что без действенного инструмента воздействия на нарушителей подписанных соглашений, вести такие дела невозможно. Заполучить в свое распоряжение такой инструмент было совсем непросто. Нужно было убедить общество и государство в том, что заключаемая частным лицом сделка имеет важное значение для страны. Торгово-промышленные союзы возникшие для совместной защиты деловых интересов, старались использовать в своих целях возможности и общества, и государства. Уже это заставляло их плотно взаимодействовать с государством. Эффект от этого был. Стоило "кидале" причинить неприятности уважаемым людям, как им начинала плотно заниматься Тайная Канцелярия. Там, где не хватало возможностей чекистов, в дело вступали те мафиозные структуры, с которыми у чекистов было налажено сотрудничество.
  Сейчас много чего поменялось. Если на Немезиде как и встарь, гарантом соблюдения соглашений выступали люди князь-кесаря, то на Сикуле дело обстояло по другому. Тут гарантии могла дать только Лариса. Скорее всего, просители прекрасно это понимают, поэтому хотят получить от нее хотя бы намек на согласие. Иванов тоже задаст вопросы. И если он узнает, что проситель находится в Ларисином "черном списке", то однозначно рекомендует коллегам не связываться с человеком, который чем то не понравился "госпоже посланнице". Подготовив ответы просителям и послание Иванову, Лариса приступила к изучению следующего документа.
  А следующий документ был странный. К Ларисе напрямую обращалось командование Одиннадцатой флотилии Военно-Космических Сил Сообщества. Адмиралу Фрэнку Дугласу требовалось не что иное, как получить в качестве пункта базирования Берложскую базу. С похвальной искренностью, Дуглас расписывал те прелести, которые принесет положительное решение его вопроса. А обещал он прежде всего обеспечить действенную защиту силами своей флотилии этого пункта базирования от "нападения и диверсий неких политических недоброжелателей". В случае отказа от заключения соглашения, адмирал уверял ее в том, что "возникнут обстоятельства, способствующие потере этой важной в стратегическом отношении базы". Заканчивалось послание туманными рассуждениями о том, что суровые обстоятельства идущей войны, могут подвигнуть командование флота к принятию решения о "превентивной оккупации Берложья".
  
  "Это можно воспринимать как бред, если только не учитывать того соображения, что адмиралу во время войны есть чем заняться. Самостоятельно решать такие вопросы ему не по чину. Значит он просто выполняет чье-то поручение. А цель всего этого? Логичней было передать такое послание нашему канцлеру. Гарнизоны Сообщества есть и на Немезиде. Какой смысл передавать это послание мне?"
  
  Последний по счету документ немного прояснял этот вопрос. Он представлял собой личное послание некого герцога Хайдденленда. Этот непонятный герцог уверял, что выражает в своем послании мнение "уважаемых и влиятельных политических деятелей" Сообщества.
  
  "Хайдденленд... где-то я слышала эту фамилию. Нужно вспомнить, кто это такой".
  
  Этот Хайдденленд начал с перечисления тех творимых Русским Миром безобразий, которые "невозможно терпеть бесконечно долго". Список был обширным. Тут и захват чужой собственности, под которой имелись в виду транспортные терминалы на Немезиде и принадлежащее подпиндосникам движимое и недвижимое имущество. Следующим безобразием было "оккупация Сикулы и незаконный захват в зоне влияния Сообщества системы именуемой вами как Берложье". Отдельным пунктом, герцог выделил незаконные по его мнению репрессии и депортацию россиянского населения, которое находится под покровительством и защитой "цивилизованного мира". К этому он добавил незаконное удержание и эксплуатацию труда полноправных граждан Сообщества в системе Берложья.
  
  "Вот оно что! Как заговорили! Значит послание Дугласа, это всего-лишь приложение к "частному мнению" верхушки. Кстати, вспомнила! Хайдденленд является председателем Комиссии по контролю пространства. Старые знакомые! Только раньше они назывались Корпусом по поддержанию мира и порядка. Три века назад, куратор "Немезидского проекта" стал герцогом. Потом задачи этого корпуса расширились. Кроме Немезиды, предметом их забот стали карантинные планеты. Причем, первый из Хайдденлендов не только контролировал текущие дела на этих планетах, но и бюджетные средства, направленные на колонизацию планет. Выходит по всему, что это не только его частное мнение. Но опять вопрос: почему именно я? Логичней предъявлять эти претензии нашему Александру Дмитриевичу"
  
  Далее, герцог сообщал о том, что особое возмущение вызывает политика "нелегитимного правительства Русского Мира". Его возмущение вызывало и предоставление убежища лицам, которые объявлены преступниками. Имелись в виду кланы Собаков и Фростов. Отмечалось открытое и тайное сотрудничество с врагами Сообщества, и факты неприкрытой агрессии против нейтральных государств. Хайдденленд уверял, что им собрано достаточно доказательств о том, что русские осуществляют геноцид народа Жемчужины, а на Амбере открыто поддержали атаку чжунхуйского флота против гарнизона планеты.
  Список грехов был обширный и производил впечатления. Дальше шли угрозы, что по окончанию войны, "цивилизованный мир" непременно займется наведением должного порядка.
  Все это конечно было интересно и важно, но самое главное было изложено в конце. Оказывается "существует обоснованное мнение", что не все русские так низко пали. Выражалась надежда на то, что госпожа посланница, ее супруг, Собак с Фростом и даже Фердинанд Бланк, сумеют осознать опасность сложившегося положения вещей и поспособствуют исправлению допущенных ошибок. За это им обещают "бочку варенья и корзину печенья". А если серьезно, то ей предложили вместе с мужем образовать и возглавить "независимое федеративное объединение Берложья и Сикулы". При этом Сообщество обещало признать не только легитимность подобного образования, но и "защитить от посторонних посягательств".
  
  "Теперь мне все понятно. Хозяев мира встревожил не только наш выход в открытый космос, но и наши темпы роста вместе с политической активностью. Задавить нас на Немезиде очень трудно. Война с Империей это ясно продемонстрировала. Значит ставку сделают на раскол в обществе. Правда, расколоть наше общество тоже нелегко, поэтому они решили начать с наших колоний. Тут у них шансы есть. На население Сикулы надежды мало. Сосланные подпиндосники всегда поддержат своих "собратьев по разуму". В Берложье тоже есть ненадежные элементы, а про Собака и Фроста лучше и не говорить. Эти с легкостью переметнутся к пиндосам, если им пообещают полное прощение старых грехов. Смысл обращаться ко мне у пиндосов есть. Я здесь не столько посол своей страны, сколько имперский наместник. В моем распоряжении хватает явных и тайных средств воздействия на ситуацию. А если учесть, что флотом и экспедиционными силами командует мой муж, то в случае отделения от Русского Мира, мы неуязвимы для ответного удара. Кстати, наверняка и к другим людям пришли подобные послания. Вряд ли герцог привык складывать все яйца в одну корзину. К давлению на меня извне, наверняка организуют давление изнутри".
  
  Встав из-за стола и пройдясь несколько раз по кабинету взад-вперед, Лариса обдумывала свой ответ на этот ультиматум. Вряд ли посланцы рассчитывают на немедленный ответ. Такие предложения так сразу не принимают и не отвергают. Пожалуй стоит ответить нейтрально и оговорить срок, через который она ответит ясно и однозначно. В любом случае, для принятия конкретного решения ей нужно время на обдумывание и консультации с помощниками.
  
  "Вообще-то, такой шантаж рассчитан либо на слабаков, либо на беспринципных типов. Вот только сейчас вы господа властители промахнулись. Все необходимые уроки мы усвоили. Мы прекрасно знаем о том, что стоит за всеми вашими соблазнами. И даже если у нас появились такие идиоты, которые способны вам верить, то я к ним не отношусь. Вы видимо не поняли, что мне нужен весь мир, а не место прислуги в богатом доме. И если вы нам угрожаете, значит чувствуете себя не так уверенно, как хотите это показать. Раз вы нами недовольны, значит мы все делаем правильно. Вряд ли вы поймете человека, для которого уважение собственного народа значит больше, чем ваше снисходительное похлопывание по плечику. Мы стремительно развиваемся и считаем, что в те игры которыми забавлялись вы, мы способны играть не хуже вас".
  
  Снова сев за стол, Лариса начала готовить вежливый ответ с обещанием хорошенько обдумать предложения авторов писем. С этим она решила не тянуть долго. Навряд ли парламентеры смогут выпить столько, сколько им нальет Любаша, да еще удержаться на ногах.
  Оказалось, что она было права. И подполковник, и его адъютант были уже очень "хороши". Настолько "хороши", что не чуяли под собой ног и не представляли себе, на каком свете они находятся. Пришлось просить охрану посольства организовать "вынос трупов" и в нарушение принятой церемонии, вручить ответное послание их водителю. Тот впрочем не возражал, ибо вместе с посланием и двумя "трупами" ему вручили два десятка бутылок прекрасных напитков.
  
  - С друзьями после службы посидите, - подмигнула ему хозяйка буфета. Сама она держалась бодро. Ни язык ни ноги не заплетались. Впрочем, чему тут удивляться? Выпить можно сколько угодно, если предварительно "зарядить" свой организм правильным нейтрализатором.
  - Мадам, - обратился к ней смутившийся водила, - понимаете, завтра у господ офицеров будет дурное настроение.
  - Я все поняла! Один момент! - последовало краткое распоряжение и официантка принесла две красивые упаковки с тем же самым "иезуитским" кальвадосом, - вот вам утешительное средство для вашего начальства. И передайте ему, что мы всегда рады его видеть у себя в гостях.
  
  "Похоже, что Люба сумела подсечь эту рыбешку. Ну что же, с почином ее!" - Лариса, убедившись что гости отъехали, пошла в комнату дальней связи. Все-таки Александру Дмитриевичу доложиться нужно обязательно.
  Самостоятельно играть в такие игры не стоило. Пусть руководство само решит, что и как делать. Ивана тоже стоило предупредить о "грязных танцах". Пусть присмотрит за порядком в своем хозяйстве.
  
  

ГЛАВА 55

  
  НАЧАЛО "ВОЙНЫ НЕРВОВ".
  
  Меня разбудил сигнал вызова с центрального командного пункта. Взяв коммуникатор, я услышал от оперативного дежурного сообщение, что в окрестностях Берложья обнаружен крупный отряд боевых кораблей, направляющихся прямиком к базе.
  
  - Объявляй тревогу! Я сейчас буду на ЦКП! - отдав эту команду я начал быстро одеваться.
  - Ты куда? - спросила сонным голосом Лариса.
  - Вызывают на службу. Что-то срочное. Спи давай! Тебе завтра на Сикулу возвращаться.
  
  Оставив так толком и не проснувшуюся жену в своем жилом отсеке, я быстро проследовал на ЦКП. Встретивший меня дежурный, устно повторил отданный ранее по связи доклад. Итак, к нам приближается отряд боевых кораблей численностью в три десятка 'вымпелов'. Принадлежность кораблей пока что не установлена. Наши стационарные оборонительные системы в полной готовности к отражению возможной атаки. Готовность корабельного состава флота - в течении четырех часов.
  В принципе неплохо. Если форты продержатся эти четыре часа, то бой будет выигран. Сложность только в том, что мы не можем начать бой первыми. Противник наверняка это знает и постарается наилучшим образом использовать.
  
  - Выпускайте "провокаторов"!
  
  "Провокаторы" как раз для таких случаев и предназначены. Их задача - спровоцировать противника на преждевременную атаку. Это старые торговые "лоханки" переоборудованные так, что любая система опознания целей примет их за боевые корабли. Потерять их не жалко, свое они практически отработали и сейчас сослужат нам свою последнюю службу.
  Когда три месяца назад, я получил от Ларисы шифровку о том, что возможно нападение флота Сообщества на Берложье, то все возможные меры к отражению этого нападения мы приняли незамедлительно. В числе прочих, рассматривался вариант отражения атаки "неопознанных сил". Такой вариант нападения на нас имел хорошие шансы на успех. Как правило, при таком варианте, скрывающий свою принадлежность противник, рассчитывает на то, что жертва боится преждевременно спровоцировать войну и до последнего момента не решается начать активные боевые действия. Благодаря этому, нападающая сторона беспрепятственно подходит на дистанцию уверенного поражения целей и наносит мощный и сокрушительный удар.
  Мы тогда пришли к выводу, что в этом случае будет уместно заставить врага начать бой преждевременно. Мы взяли у Фроста четыре изношенные "лоханки" и основательно их модернизировали. В итоге получили дистанционно управляемые корабли, напичканные простейшими системами искусственного интеллекта. Радиус их действия был невелик. Полноценными боевыми кораблями они не были. Главной их задачей было - изображать из себя отряд боевых кораблей.
  
  - "Провокаторы" готовы! Есть выход за пределы зоны уверенного поражения!
  
  Со стороны это выглядело убедительно. Четверка боевых кораблей приняв оборонительный боевой порядок "тетраэдр" идет на сближение с противником. "Экипаж" этих кораблей находится в одном из отсеков форта "Застава-1". Сейчас эти ребята не только дистанционно управляют маневрами отряда, но и эмитируют обмен информацией между кораблями и базой.
  Противник, обнаружив "провокаторов" начинает перестроение. Его авангард начинает расходиться чтобы охватить нашу четверку, арьергард на всякий случай принимает оборонительный боевой порядок, а кордебаталия меняет курс и уходит чуть в сторону. Мы немедленно реагируем. "Провокаторы" начинают выход из захвата, стараясь оказаться поближе к кордебаталии. Судя по тому, как реагирует противник, он счел их полноценными боевыми кораблями. Корабли авангарда стараются не выпустить приманку из захвата и оттеснить их в сторону.
  
  - Пошли "горынычи"! Выход на позицию через десять минут!
  
  Ага! А "гости" это тоже заметили. Правда они вряд ли представляют, на что способен даже один монитор типа "Горыныч", но реагируют правильно: кордебаталия легла на новый курс и начала обход Берложья по дуге, арьергард начал образовывать фланговый заслон на пути "горынычей", а вот авангард их явно растерялся. Опасаясь попасть под удар, он заметался и выпустил "провокаторов" из захвата.
  
  - "Провокаторам" курс на кордебаталию!
  
  Корабли-приманки немедленно выполняют поступившую команду. Набирая скорость, они начинают не просто догонять главные силы противника. Они стараются зайти к нему с внешней стороны. Перспектива вести бой в "два огня", будучи зажатым между нашими фортами и четверкой "боевых кораблей" противнику не нравится. В какой-то момент, его главные силы четко перестраиваются в оборонительный "кристалл" и начинают отход прикрываясь арьергардом. Авангард спешит следом, легко оторвавшись от неуспевших набрать скорость "горынычей".
  Похоже, что сегодня нападения не будет. Нам просто решили устроить "войну нервов". Ну что-же, придется играть в эти игры. Думаю, что беспокоить нас будут долго и часто, до тех пор пока мы не перестанем реагировать на угрозы. А расслабляться нам не стоит. Такие имитации атак, могут внезапно смениться настоящей атакой.
  
  - Внимание! "Горынычам" заступить на постоянное боевое дежурство на ближних подступах. "провокаторам" начать патрулировать зону перестроения эскадр. "Медведям" боевая готовность номер два! "Медвежатам" - готовность к дальнему поиску!
  
  Я покидаю центральный командный пункт и направляюсь в штаб. По пути меня встретила одетая в легкий защитный костюм супруга. Все правильно, по сигналу тревоги, все находящиеся на орбитальном объекте обязаны быть одеты именно так.
  
  - Ваня, ты мне не расскажешь, что тут было?
  - Война Лариса, обычная война, только еще без стрельбы на поражение.
  
  Скрывать от нее правду не стоит. Ей лучше знать все как есть. Именно поэтому я ей приказываю сейчас идти со мной и присутствовать на совещании. Завтра я отправлю ее на Сикулу. Там наверняка потребуется жестко держать ситуацию под контролем. После того, как "Ультиматум лорда Хайдденленда" был отвергнут, несколько месяцев все было тихо, если не считать возросшей активности пиндоской агентуры на Сикуле.
  Сегодняшняя тревога ясно сказала о том, что в покое нас больше не оставят. Уж если пиндосы, не дожидаясь окончания войны с Чжунхуем, начали опасные игры с нами, значит мы им сильно мешаем. Настолько сильно, что они уже начали страшно нервничать. Вот это я и объясняю своей жене по пути в штаб.
  
  - Знаешь Ваня, вряд ли мы мешаем всей пиндоской верхушке. Будь это так, они бы не колеблясь нас атаковали по-настоящему. Сил у них на это сейчас хватает. Скорее всего, мы помешали только части пиндосов. Для того, чтобы развязать с нами полноценную войну, у них пока не хватает влияния. Тут все не просто. Среди их верхушки есть и сторонники сотрудничества с нами. Причем, они считают, что таким образом они гарантированно нас подчинят себе. Пусть это будет не очень быстро, но зато надежно.
  - Откуда эта информация?
  - От многих источников. От служб Крылова, канцлер от люйцев тоже что-то получает, да у меня тоже есть свои источники. И вот что я тебе скажу: для нас "голуби" ихние намного опасней "ястребов". Ты не согласен с этим?
  - Очень даже согласен. Поэтому, готовься к немедленному возвращению на Сикулу. Думаю, что там тебе предстоит немало поохотиться на этих "голубей".
  
  МЯТЕЖ.
  
  Правители тоже иногда путешествуют. Правда, чаще всего эти путешествия являются ничем иным как деловыми визитами. А если в них имеется нужда, то имеется и средство передвижения. Правда своих средств передвижения в междузвезном пространстве правители России сначала не имели. На первых порах, они путешествовали на обычной пассажирской оказии. Подобный способ передвижения, был не только не солидным, но и небезопасным. С первым еще можно было мириться, но второе в условиях идущей войны и разгула пиратов было недопустимо. И первыми плешь своим подопечным проела личная охрана. В итоге, было принято решение о срочном строительстве правительственных междузвездных яхт.
  Майкл Денсе, который теперь вел все проектные работы, поняв из объяснений охраны и флотских офицеров, что же они хотят получить в итоге, не мудрствуя лукаво просто переделал проект эскортного корабля в проект яхты и отдал проект в работу. Ламберт ван дер Берг, чье хозяйство непрерывно росло, когда ему отдали заказ на исполнение, возмутился только тем, что яхт заказали всего четыре.
  
  - У меня производственные потоки рассчитаны на работу шести стапелей. То есть, чтобы не было сбоя в работе, мне требуется закладывать в секции шесть однотипных кораблей. Заложу меньше - часть стапелей будет простаивать, потому, что закладывать в одной секции два типа корабля, это значит снизить темп работ по двум типам! - с занудством и упертостью Ламберта сладить не смогли и разрешили закладку шести яхт. Авось лишним найдется применение в хозяйстве. Тем более, что в основе своей, это были боевые корабли. В настоящий момент, на ходу была первая из яхт - "Алёна". "Берта", "Василисса", "Галина", "Доротея" и "Елена", были в разной степени готовности и еще даже не были спущены со стапелей.
  Для того, чтобы Лариса могла быстро и безопасно вернуться на Сикулу, Субудаев своей властью выделил ей именно "Алёну". Вообще-то "Алёна" предназначалась для отправки на Немезиду, где для нее и систершипов уже готовился пункт постоянного базирования, но как всегда, нужда оказалась сильней указа, а своя рука - владыкой.
  
  

***

  
  На долю лейтенанта Исаева войны не досталось. Так уж вышло, что призывная комиссия его направила служить на флот. Первый год, он как и все кандидаты провел на Полигонном острове. Тот курс жесточайшей муштры, которую проходили все "счастливчики" у ставшего "живой легендой" сержанта Погорелова, они запомнили надолго. Главное, чего в них вбивали: не сдаваться ни при каких обстоятельствах. Это вбивалось разными способами. Как правило, их предварительно изматывали физически до полной потери сил и сообразительности, а потом внезапно ставили новую задачу. Те, кто постоянно проявлял способности к самомобилизации, тех и оставляли во флотской команде. Прочих - в пехоту! В пехоте жизнь была не слаще, там была своя система муштры, не менее жестокая. Тем не менее, курсанты считали списание в пехоту позорной судьбой. Именно так, еще не видя кораблей в глаза, они приобретали особый флотский гонор. Потом была война, на которую их не пустили. Вместо этого, их погрузили в челноки контрабандистов, которые и доставили их на корабль Контрабандного флота. А дальше был учебный центр в Берложье. Их и там не сразу допустили на корабли. Целых полгода они сочетали теоретические занятия с жесточайшей практикой на учебных тренажерах. Основной упор делался на борьбу за живучесть корабля - дело сложное и крайне опасное. Скидок никому не делали. За малейшую ошибку или неточность наказывали так жестоко и изощренно, что прежняя "Погореловская муштра" показалась сладким медом. Тут было все очень серьезно. Двое курсантов тогда погибли. Результатом этого ЧП явилось то, что драть их стали еще более жестоко. Так жестоко, что до выпуска уже никто не мечтал дожить. Потом стало легче. Пошла практика на кораблях Контрабандного флота, на "Левше" и "Кулибине", на верфях у "дедушки Ламберта". Неизменным оставалось одно - продолжающийся отсев тех, кого по каким-то причинам сочли неподходящим. За время учебы, в их роте отсеяли порядка сорока процентов от первоначального набора. Хорошо, еще что причины эти не сочли позорными для чести флота. Просто люди не полностью соответствовали этому предназначению. Тех, кому так не повезло, с флота не выгоняли. Их просто переводили во вспомогательные службы или в десантно-абордажные команды. Уже этой меры хватало для того, чтобы оставшиеся до конца жизни зарубили себе на носу: "Помирай, но флота не позорь!"
  Война показала, что такой подход к воспитанию флотских кадров был верен. И пусть боевым кораблям не пришлось прославиться. Причину проявленной командирами этих кораблей нерешительности в бою, все видели в том, что ими командовали иностранные офицеры. Зато смелая атака "Михаила Паникахо" и дальнейший абордаж, приподняли флот на должную высоту. То обстоятельство, что кроме русских десантников в этом бою достойно приняли участие и иностранцы, работавшие ремонтниками и интендантами, флотские гордецы игнорировали. А на подковырки по этому поводу отвечали просто:
  
  - Ну и что с того, что черти нерусские? Главное, что душа у них наша. Не веришь? А поди и попробуй с них "тельник" снять! Мы посмотрим на то, что из этого у вас выйдет!
  
  Что верно, то верно. Заработать право на ношение "тельника" очень непросто. Даже ему, командиру боевого корабля. Пока нет серьезного отличия, приходится его держать в рундучке. Одеть его не по заслугам - чревато позором. Уже были такие истории, когда его с недостойных снимали. Слава богу, что это были не флотские, а щеголи из штатских. Кому-то из наемного гражданского персонала понравился полосатый прикид. И носили они их до тех пор, пока это не увидела "черная смерть". Охальников тогда не просто вытряхнули из одежки. Про отрихтованные морды незадачливых модников и говорить не стоит. Неделю десантура заставляла виновных чистить гальюны в своих отсеках, да не приспособами какими, а руками. Ветошью, порошком да пастами, чтоб блестело, как у кота яйца! Этого урока хватило всем, чтобы понять главное - на святое не замахивайся!
  Все это так, но до "тельника" лейтенанту Исаеву ох как далеко! Не повезло ему. Ребята из его выпуска шли на крейсера и транспортники. Жизнь показала, что даже на транспортнике есть шанс, что "тельник" будет твоим. А как быть ему? Его распределили на "Алену". Конечно, формально он командир боевого корабля, а на деле обычный таксист: "Куда изволите?" И стоило ради этого стараться быть в числе лучших?
  
  

***

  
   Скорость у яхты была приличной и на вторые сутки она без приключений прибыла окрестности звездной системы Сикулы. До поры до времени шли без приключений, но под конец возникли проблемы особого свойства. Сперва пришла шифровка из посольства о том, что на Сикуле начался военный переворот. Вице-премьер Арнольд Баско, возглавил этот мятеж. Об этом докладывал третий секретарь посольства. Судя по его докладу, дела обстояли не очень весело. В настоящий момент, в правительственной резиденции идет бой между охраной правителя и мятежниками. Чуть позже последовал доклад командира корабля, лейтенанта Исаева: в межпланетном пространстве обнаружен отряд крейсеров второго ранга, принадлежащих флоту Сообщества.
  
  - Лариса Викентьевна, они расположены как раз между точкой выхода в "трехмерку" и орбитальным финишем.
  - Вы считаете, что их задача - не пустить меня на Сикулу?
  
  Командир корабля лишь пожал плечами: Кто их знает этих пиндосов? Но Ларису такой ответ не устраивал. Ее присутствие на планете было сейчас крайне нужным, об этом она и заявила вслух.
  
  - Нужно, значит будете там. Как у вас со здоровьем? Перегрузки держите?
  - На здоровье еще не жаловалась, а насчет перегрузок... Не знаю в общем. Не испытывали меня. А в чем дело?
  - Все дело в ступенчатом сбросе скорости. Сейчас, в шестимерном пространстве, наша скорость порядка десять в пятьдесят четвертой степени километров в секунду. Если сейчас мы выйдем в пятимерное пространство, скорость мгновенно упадет до десяти в восемнадцатой степени.
  - Значит, в трехмерное пространство мы вылетим на скорости сто километров в секунду?
  - Именно так и будет. Но тут есть одна неприятная вещь - десятикратная перегрузка и мы остаемся в той точке, в которой начали выход в "трехмерку". Обычно мы выходим ступенчато и через рассчитанные промежутки времени. Чем больше промежуток времени, тем ниже перегрузка. На пассажирской посудине, вы практически ничего не почувствуете. Но у нас боевая ситуация и я не могу действовать предсказуемо для противника, поэтому на последних ступенях выхода, я буду сокращать эти промежутки.
  - Хорошо, я согласна потерпеть. Тем более терпеть предстоит всем, - Бодренько согласилась Лариса, - тут мне все понятно. Непонятно лишь одно: мы ведь выйдем как раз перед носом у крейсеров.
  - В том и фокус, что мы выйдем позади крейсеров и прямо над Сикулой. Мы просто слегка смещаем точки перехода на всех ступенях торможения.
  - Что мешает им это предусмотреть и правильно среагировать.
  - Теоретически это можно сделать, а на практике, невозможно на коротком плече точно выполнить маневр перемещения. Большая погрешность с определением координат точки выхода. В их ситуации можно так можно выйти в самом центре Сикулы.
  - Не скажу, что вы меня совсем успокоили, но приходится вам верить. Тогда последний вопрос: как я попаду на планету? И учтите, я женщина беззащитная, воевать не умею.
  - Штурман рассчитает точку выхода в "трехмерку" возле планеты. Можете быть спокойны, на большом плече торможения, погрешность будет небольшой - порядка десяти километров. У нас есть два посадочных бота. Они и доставят вас на поверхность. Туда, куда вам и нужно. А от хулиганов вас защитят десантники. Это серьезные ребята. Все они с "Михаила Паникахо".
  - Спасибо капитан, вы меня успокоили. И последнее: что будет с вами?
  - Мадам! Во-первых, капитаны на гражданских "лоханках", а у нас боевой корабль. Я командир корабля! - похоже, что лейтенанта Исаева последняя ее фраза чем-то сильно задела, - второе: мы военные люди, наше дело убивать и умирать как только поступит на это приказ! Третье - штурман закончил расчет маневра, а я план действий. Сейчас я подам сигнал боевой тревоги и вы обязаны в назначенное время быть там, где обязаны быть. В полной готовности к немедленным действиям. Вы свободны!
  
  Лариса не стала спорить с этим. Лейтенант прав: успех задуманного сейчас зависит от действий экипажа. Посторонним при этом лучше не путаться под ногами, а делать то, что велят. И когда был подан сигнал тревоги, она поспешила в десантный бот, где ей помогли облачиться в боевое снаряжение и закрепили ее "тушку" в ложементе противоперегрузочного устройства.
  
  

***

  
  Десантная группа на правительственной яхте, это скорее всего дань заведенному на флоте порядку, чем насущная необходимость. Когда заказывали эти корабли, была мысль заменить десантный отсек пассажирским. Денсе не видел смысла в том, чтобы лишать сопровождающих правителя чиновников привычного комфорта. Флотские рассуждали иначе: пока идет война, а собственный флот еще слаб, не стоит жертвовать боевыми возможностями корабля в пользу излишней роскоши. Кончится война - тогда пожалуйста, стройте хоть дворцы, хоть курорты. Вот потому и оказалась на яхте десантная группа. Сейчас она пришлась весьма кстати.
  За высадку десанта на корабле отвечал второй штурман корабля. Именно он должен вывести оба бота точно в указанное место. А место это указала ему Лариса:
  
  - Сейчас очень важно переломить ситуацию возле правительственной резиденции. Поэтому вы посадите нас в тылу мятежников, но так, чтобы мы могли атаковать сразу после высадки.
  - Вы тоже пойдете в атаку? - спросил ее командир десантников.
  - Пожалуй что нет. Не вижу в этом нужды. Если припрет, то я вступлю в бой, но вообще, мне гораздо важней быть на связи со всеми, кто мне может понадобиться немедленно.
  - Тогда делаем так. После посадки, вы покидаете бот вместе с Нигматулиным. Связью вас будет обеспечивать он. "Укоротом" пользоваться умеете?
  - Немного. Муж мне показал, как им пользоваться. Не волнуйтесь, я не растеряюсь.
  - Вот и ладушки! И еще одно - Нигматулин за вас отвечает. Если что, слушайтесь его как отца родного.
  - Спасибо вам!
  
  После этого разговора, командир десантников подошел к штурману, который вводил исходные данные в малый "навигатор". В экипаже все знали друг-друга хорошо и в походе дурного чинодральства не разводили:
  
  - Павел! Когда ты нас выпустишь, вам наверняка придется вертеться как уж на сковороде.
  - Придется, все к этому располагает. А что тебя волнует?
  - Так раньше, когда нас сажали, корабль шел на плавной траектории и то были ошибки...
  - Семен! Если я промахнусь, обещаю тебе немедленно застрелиться! Тебя это успокоит?
  
  Павел говорил это со всей серьезностью, и насчет "застрелиться" похоже не шутил. Поэтому Семен не стал его больше доставать ненужными вопросами, а просто сказал:
  
  - Ты уж постарайся братишка. И это, я с ребятами тут перемолвился и мы решили, что дело у вас предстоит отчаянное, поэтому можете с полным правом душу свою прикрыть. Будет бой или не будет, неважно. Мы тогда на "Паникахо" тоже до боя тельняги одели.
  
  

***

  Пока в десантном отсеке вели задушевные разговоры, в отсеке управления приступили к выходу из "пространства Шарунова" в нормальное пространство. Как только произошел первый ступенчатый переход, так сразу поступил доклад:
  
  - Командир! Пиндосы вышли на связь. Требуют чтобы вы ответили.
  - Соединяй!
  
  На экране видеосвязи возникло изображение. Глянув на него, Исаев еле сдержался, чтобы не плюнуть. В свое время, Джеронимо Гело, достаточно рассказывал о манере носить форму среди офицеров пиндоского флота. Все зависело от ориентации конкретного человека. "Нормальные парни" носили форму не глаженной и не подогнанной по фигуре. Это для того, чтобы сразу дать понять, что "они не такие". Извращенцы же, которые являлись наиболее привелигированой флотской кастой, поступали строго наоборот. Поэтому, когда первые иностранные добровольцы поступили на службу в русский флот, их с большим трудом заставили носить форму так, как принято в России. Ведь в России военные привыкли к тому "чтобы костюмчик сидел".
  Одно дело слышать про это, другое дело видеть своими глазами. А увидел лейтенант какое-то недоразумение, одетое в ослепительно белый китель сидящий в обтяжку. Швы кителя были выделены нитью золотого оттенка. И все это украшено кружевными манжетами и таким же воротничком. Назвать этот попугайский наряд формой, можно было с большой натяжкой. А если добавить к этому прическу "ирокез", серьгу в правом ухе и умело наложенную косметику... Увидев Исаева, "чучело" представилось:
  
  - Капитан! Я коммодор Военно-Космических Сил Демократического Сообщества, Джек Пристли. Хочу вам сообщить о том, что мой отряд в системе Сикулы занят выполнением миротворческой миссии. Распоряжением моего командования, вход в эту систему всем кораблям временно запрещен.
  
  Вообще то, лейтенанта подмывало либо послать этого явного извращенца подальше, либо просто игнорировать его. Он не сделал ни того ни другого. В условиях, когда на стороне врага подавляющее превосходство в силах, преждевременно грубить не стоило. Поэтому он принял решение потянуть время, заняв эту сволочь малопродуктивной болтовней:
  
  - Коммодор! Мне приказано доставить на планету посла моей державы. Я выполняю приказ!
  - Капитан! Здесь командую я и все обязаны выполнять только мои приказы! Я приказываю вам лечь на обратный курс!
  - Коммодор! Я военный человек. Я выполняю только приказы своего командования. Мне приказано доставить посла на планету и я выполняю этот приказ!
  
  Как и всякий достаточно служивший человек, лейтенант прекрасно умел изобразить перед собеседником тупого и усердного служаку. Пока это вроде бы действовало. Коммодор не воспринимал в серьез ни его самого, ни его корабль. Тут было даже немного обидно. С одной стороны пиндосов можно понять, "Алене" даже с одним крейсером не потягаться, не говоря уже про отряд крейсеров. Но с другой стороны, зря они ведут себя настолько беспечно, что даже не стали готовить корабли к бою. Обычно, после сигнала тревоги, никто не ходит по кораблю в повседневной форме. На всех как минимум защитный комплект легкого типа. Это общепринято. А этот "петух" щеголяет в парадном "прикиде"! Ну не назовешь этот "наряд" формой! Подтвердило его догадку сообщение от группы инструментальной разведки, которое высветилось на экране бегущей строкой. Судя по всему, эти олухи даже предварительную накачку излучателей не произвели. Вот уж точно дурость! Все-таки его яхта является боевым кораблем. Какими бы малыми не были его шансы на успех в бою, но "золотые выстрелы" иногда бывают. А они сейчас как раз на дистанции достаточной для успешного рывка. Так, они что-то поняли! Связь внезапно прервалась и мерзкая рожа исчезла с экрана.
  
  - Наблюдаю предварительный прогрев излучателей на кораблях противника.
  - Наблюдаю расхождение целей. Предположительно выполняется подготовка к охвату.
  
  Доклады с боевых постов посыпались один за другим. Текущее время воспринималось очень странно. Какое-то двойное восприятие. Оно одновременно тянулось непозволительно медленно и неслось слишком быстро. Необычное ощущение! И вот наконец доклад штурмана:
  
  - Всем внимание! Особый режим!
  
  Особый режим, это значит, что ступенчатое торможение начнется позже обычного и промежутки времени между этапами перехода в иные размерности будут нестандартными. Главное, чтобы противник вовремя не понял их задумку.
  А противник действительно сперва ничего не понял. Пересечение границы системы при движении в пятимерном пространстве - такого никто не делает. Но только так можно было проскочить мимо того, кто находится в трех измерениях и не попасть под удар. Как правило, в бою этот прием никто не использует. Ну может кто- нибудь использовал, но только разве что для бегства.
  А дальше на всех навалились сильные перегрузки. Никто не остался в сознании и лишь когда яхта вышла в заданное место, автоматика бесцеремонно привела весь экипаж в сознание.
  
  - Штурман! Скорость и местонахождения!
  - Девяносто восемь и четыре, уклонение от расчетного семь и восемь на семь и один.
  - Десанту - готовность к старту!
  
  

ГЛАВА 56.

  
  ГРЯЗЬ "ЖЕМЧУЖИНЫ"
  
  Новая метла всегда по-новому метет. Стоило русским войскам покинуть "ЖемчужинУ" как в ней начался кошмар называемый "перемены". Удар, нанесенный по иблисопоклонникам, привел к тому, что без защиты оказалось много очень доходных местечек. Желающих поживиться на чужом горе, оказалось тоже много. Началась война за передел собственности.
  Далийя имела все шансы на проигрыш начавшейся войны. Пока она находилась в заточении у "псов господних", конкуренты времени зря не теряли. К моменту выхода ее из пыточных лабораторий, у нее отняли и поделили все, что только можно было отнять и поделить. а затем начался пересмотр результатов передела. Начали по новому отнимать отнятое друг у друга и постепенно перешли к войне всех против всех, чтобы опять отнять и поделить. Особенно хорошо преуспел в этом деле Чарльз Фреддисон, самый влиятельный на "Жемчужине" фрахтовый брокер. Успех и безопасность его бизнеса во многом обеспечивалось собственной "охранной фирмой". Впрочем подобное практиковалось всеми местными бизнесменами. На данный момент у Фреддисона была самая мощная фирма. Конечно, при наличии денег и политической поддержки, можно было выставить и более крупную банду. Проблема Далийи была в том, что денег у нее уже не было совсем. А политическая поддержка... За Фредиссоном стояла секта "Зерна Хаоса", а за ней только жалкие остатки прежней секты иблисопоклонников. Но даже на эти остатки невозможно было опереться. Вся местная верхушка секты была практически уничтожена Конечно, в Большом мире существовали и адепты наивысших ступеней посвящения, на других планетах продолжали функционировать филиалы Ордена, но ей от этого толку никакого не было. Правда, у нее было то, чего не имели конкуренты - прикрытие со стороны "псов господних".
  Цели и задачи "псов господних" до нее не доводили. Глупо надеяться на то, что тайная организация станет откровенничать с чужаком. Просто перед выходом на свободу, с ней побеседовал глава Православной Инквизиции архиепископ Илларион.
  
  - Вы нам нужны только в одном качестве: главы самостоятельной секты. Зачем нам это нужно, не вашего ума дело. Для вас важно то, что мы позволим вам вновь из ничтожества стать сильной фигурой.
  - Я должна восстановить свою власть и влияние на "Жемчужине"?
  - Если вы ограничитесь только этим, то разделите судьбу всех остальных падших. А вот если вы пойдете дальше, то имеете шансы помереть собственной смертью.
  
  Ей стало понятно, что зачем-то "псам господним" понадобилось, чтобы она прорвалась в "клуб господ". Дело конечно хорошее, раньше она и мечтать об этом не смела, но как этого добиться? Оказалось, что на первоначальном этапе, ей окажут необходимую поддержку. Поддержка выразилась в том, что к ней прикрепили кураторов.
  
  - Знакомьтесь: Михаэль Гарц будет вашим куратором по финансовым вопросам. Скажу сразу: о том что на свете есть такая вещь как совесть, он никогда не слышал. Поэтому в сложной ситуации он вас продаст, потом купит и еще раз продаст. Но дело свое он знает неплохо. Если вам потребуется обчистить чужие счета, то заблудшая овца Гарц справится с этим делом лучше многих.
  
  Этот Гарц Далийе не понравился сразу. Разбираться в людях она давно научилась. Понять, что ей подсунули патологического труса, лжеца и предателя, труда не составило. Такого легко можно подмять под себя, но также легко его подомнут и другие. Идеальный стукач на всех господ! Значит, "псы" всегда будут в курсе ее дел. И конечно понятно, что "несчастных случаев" с их осведомителем происходить не должно. Но представили не только Гарца.
  
  - А это ваш куратор в вопросах экономики Ксения Постниковская. Она приглядит за тем, чтобы в народном хозяйстве планеты произошли положительные изменения. Предупреждаю сразу: богопротивным заведениям, которые приносили прибыль их владельцам, в ее программе реформ не место. Предприятия секс-индустрии, игорный бизнес, кровавые игрища и прочие противные господу нашему занятия, она буде безжалостно искоренять.
  - Но на чем тогда мы станем зарабатывать? Ведь на всем этом, плюс работорговле, планета жила более-менее благополучно! Лиши людей всего этого и им будет нечем заняться!
  - А вот в этом и состоит ваша задача, чтобы те, кому найдутся полезные занятия, остались здесь. Прочие - должны уйти вместе с вами в Большой мир.
  - Но что они будут делать в Большом мире?
  - Бороться за свое место под звездами. В Сообществе есть немало мест, способных прокормить беженцев с "Жемчужины".
  
  Далийя начала что-то понимать. Итак, "Жемчужина" будет для нее временным плацдармом. А дальше ее вытолкнут отсюда. От нее зависит лишь то, в каком качестве она сбежит с 'Жемчужины'. Если бежать в качестве богатенькой дамочки, то благополучие ее будет недолгим. Семьи сумеют превратить ее капиталы в свои. А если вместе с ней разбегутся по миру сотни тысяч обездоленных людей? Сообщество легко переварит и эту беду. Значит нужно объединить этих людей вокруг себя. Создать из них силу, способную не только бороться за место под звездами, но и вознести ее к вершинам власти.
  И правда, стоит ли быть на побегушках у зажравшихся господ, если есть возможность стать равной им по влиянию? Браво! Вот она прекрасная перспектива! Если эту толпу объединить привлекательной для нее идеей, да организовать соответствующим образом, то цена ее возрастет многократно. Как организовать? Да не вопрос. Просто на основе существующих сект, создать новый тайный орден со слегка модернизировав привычную для большинства адептов обрядовую и догматическую часть. И незачем лебезить перед прежним руководством. Ничто ей не мешает возглавить этот орден и самой определять степени посвящения своих помощников. Прежнее руководство? Это решаемая проблема! Имея в своем распоряжении силу, можно побороться за власть и влияние. Одних перетащить на свою сторону, других стереть в порошок!
  
  - Мне понадобится для этого силовая составляющая. Вы разрешите ее организовать?
  - Разрешим и даже поможем. Знакомьтесь еще с одним куратором: Владимир Постниковский. Он и его соратники помогут вам организовать первые силовые подразделения. А уж дальше, вы сами трудитесь.
  
  Что Постниковский, что эта "советница по экономике" Далийе не нравились. Но не так как Гарц. С ним все понятно. А вот с этими тоже все понятно: они будут служить в первую очередь своим хозяевам. Вряд ли получится их завербовать. Одна надежда на то, что долго они с ней работать не будут. Это уже хорошо.
  
  - К какому сроку я должна подготовить Исход?
  - Вам на все дается шесть месяцев. Не справитесь - мы найдем более способных и энергичных людей.
  
  

***

  
  Прошел какой-то месяц, как Далийя обрела относительную свободу действий. По совету семьи Постниковских, она создавала себе опору из людей обойденных, отверженных и обиженных. Из тех, кто сам по себе не кажется опасным. Сперва, она удивлялась такому совету, а затем поняла, что кураторы правы. Трудно сбить с толку того, кто сам, своим умом и руками строил свое счастье. Зато неудачники готовы верить любым приятным для них известиям. Те, кто терпел неудачи в своей жизни потому, что никогда не боролся по-настоящему за свое благополучие, никогда не считают, что в своих бедах виноваты они сами. Дай им возможность удовлетворить свои амбиции и они разнесут по кирпичику весь окружающий их мир. С их точки зрения именно окружающий их мир виноват в том, что им приходится пребывать в ничтожестве. Много обещать им не нужно. Просто дать возможность безнаказанно удовлетворять свои низменные инстинкты. Поэтому, то "учение" которое целую неделю стряпали специалисты из области рекламы, прямо обещало своим адептам то, о чем они втайне мечтали.
  Честно говоря, ничего оригинального они не породили. Обычные для деструктивных сект "философские размышлизмы", ни о чем и обо всем на свете. "Учение" состояло из тридцати девяти разделов. Первые три раздела "Сокровений Либера" предназначались для профанов низшей ступени посвящения. Главным их достоинством была простота изложения и предельная откровенность. Чтобы получить допуск для изучения следующих трех разделов, требовалось повысить "градус посвящения". Последние три раздела были доступны только адептам тринадцатой, высшей степени посвящения. По замыслу, таких счастливчиков должно было быть не более пяти человек. А над всеми ими, должна воспарить Излюбленная Дочь Пустоты. Само собой разумеется, что "излюбленной дочерью" стала сама Далийя. Проблем с набором адептов высшего градуса посвящения не возникло. По настоянию архиепископа Иллариона, в их число был включен Михаэль Гарц. Сперва Гарц восторга по этому поводу не испытывал, но потом войдя в курс дела, вошел и во вкус этого дела. И первое, что он сделал, так это немедленно обзавелся полагающимся ему по чину гаремом из тринадцати молоденьких наложниц.
  Чисто технические должности в руководстве нового ордена, заняли остатки уцелевших к тому времени иблисопоклонников. Тем временем, Постниковские формировали финансовую и силовую составляющую новой организации. Правда самих финансовых работников навербовал Гарц. Основной контингент его персонала состоял из проворовавшихся бухгалтеров, отовсюду выгнанных, но не утративших приобретенных навыков. Именно такие ему и были нужны. Обязанности этих ребят доходчиво растолковал их начальник:
  
  - Основной смысл вашей деятельности состоит в поиске "дыр" в финансовой системе Сообщества, а по возможности и Империи. Все что придет в ваши руки, можете считать своим, но не забывать при этом делиться пятой частью дохода со мной и еще одной пятой частью с Возлюбленной Дочерью Пустоты. Всякого, кто не проявит должного уважения ко мне и нашей благодетельнице, ожидает принесение в жертву Великой Пустоте. И не забывайте про то что всякий нарушивший священную для нас Одиннадцатую Заповедь, будет изгнан и брошен на произвол судьбы.
  
  Ксения же, чьей задачей было сохранение полезных для общества производств, говорила совсем иные вещи. Тут учитывалось то, что после того, как удалят с планеты скопившийся на ней гной, на ней останутся те, с кем был смысл работать.
  
  - Предупреждаю сразу: никаких форм сатанизма я терпеть не намерена. Поэтому, всякого пойманного на этом будет "воспитывать" наша инквизиция. Как воспитывать? Тяжелый физический труд на свежем воздухе, при спецмонастырях православной церкви.
  Если у кого-то есть потребность в духовной пище - милости просим в храм. Там вас и окрестят и просветят должным образом. Кроме православного храма, можно посещать мечеть. Мусульманская миссия здесь тоже скоро будет работать.
  Если кого тянет в политику - это к моему мужу. Либерально-Трудовая партия поможет удовлетворить ваши запросы.
  Но если у Гарца и у Ксении особых проблем с контингентом не было, то у Владимира было все наоборот.
  
  ОКРЕСТНОСТИ СИКУЛЫ
  
  Может быть штурманы пиндосов и были "дырявыми", но "деревянными" они не были. Они сумели сделать то, что теоретики считали невозможным: перейти из трехмерного пространства в пятимерное и вновь вынырнуть в трехмерном. И все это произошло за ничтожную долю секунды. Делать это на коротком плече перемещения никому не рекомендовалось. Тем не менее у них это получилось. Более того, этот маневр осуществил не одиночный корабль, а весь отряд. В тот момент, когда "Алена" выбрасывала десант, пиндосы оказались на хвосте и тут же начали осуществлять охват. Уйти от преследования было можно, если конечно бросить на произвол судьбы спускающиеся боты. Но тогда терялся весь смысл затеянного ими дела.
  
  - К повороту! - "Алена", повинуясь команде командира начала разворот в сторону противника. Нужно было продержаться в окрестностях Сикулы столько времени, сколько понадобится второму штурману для сопровождения десанта к точке посадки.
  - До входа в зону уверенного поражения осталось тридцать секунд! Готовы к открытию огня. Цели промаркированы. Очередность уничтожения есть.
  - Захват и удержание цели произведено, - доклады с боевых постов шли один за другим.
  
  Смешно конечно и грустно. Если пиндосы твердо намерены начать бой, то их расстреляют еще на подходе. Они же, смогут в ответ только вести малорезультативную стрельбу. Из трех слоев внешней защиты любого из крейсеров, им по зубам только самая первая. Да и то на ближней дистанции. Стоит ли вообще вести огонь?
  
  - Внимание! Цель номер три. "Целуемся!"
  - Расчет маневра готов! Цель в захвате!
  
  "Поцеловаться" - это идти на столкновение кораблей. А ничего другого у них не остается. Если пиндосы решились стрелять, то и этого у них не выйдет. Но если у них нет на это разрешения, то "цель" уйдет от поражения.
  Судя по тому, что "цель номер три" начала маневр уклонения от столкновения, разрешения стрелять противники не получили. Только пугать. А это уже легче. Пугать мы тоже умеем:
  
  - Цель номер один! Произвести захват и удержание цели!
  
  Стоило поменять курс, как боевой порядок кораблей противника сразу разрушился. Поняв его замысел, пиндосы начали выход из атаки, причем кто во что горазд. Видимо к такого рода атакам они были не готовы.
  
  " А мы вновь на разворот и уходим в "мертвую зону". Не хватало еще словить залп от планетарной системы ПКО. Ага! Опомнились! Снова преследуете? А мы повторим свою атаку!"
  
  Пиндосы, убедившись в том, что русские настроены более чем решительно, на этот раз вели себя осторожней. Теперь они стремились не зажать цель в "коробочку", а просто оттеснить ее подальше от планеты. Вот только показав один раз свою слабину, они сами себя лишили шансов на успех. На вторую контратаку "Алены" они среагировали даже быстрей чем на первую, но так же решительно - ударились в бегство. И дальше они не радовали разнообразием. Бой превратился в серию повторяющихся попыток вытеснения яхты и уклонения от решительных контратак русских. Двадцать минут рутины!
  
  - Сопровождение закончил, десант в точке высадки, отклонение от расчета незначительны! - доклад второго штурмана нешуточно порадовал весь экипаж.
  - Внимание! Выходим из боя! Штурману - курс на базу!
  
  Все, задание выполнено. Больше им ничего не сделать. Вряд ли пиндосы за ними погонятся. А впрочем, пусть гонятся! Если конечно догонят.
  
  "ГОЛУБИННЫЙ МЯТЕЖ"
  
  О десантировании на планете, у Ларисы не осталось никаких четких воспоминаний. Запомнились только страшные перегрузки во время торможения. Потом перегрузки исчезли, распахнулись створки десантного шлюза и десантники выскочили наружу. Сама она чуть замешкалась и потому Нигматулин ее просто выкинул наружу.
  А дальше была атака с тыла осадивших резиденцию протектора мятежников. О ней тоже не осталось практически никаких воспоминаний. Позже, она просмотрела кадры видеосъемки. Стремительный удар восьми десантников и такого же числа штурмовых роботов, привел противника в замешательство и они прорвались в саму резиденцию. Все что осталось в ее памяти, так это туман перед глазами и те пинки, которыми ее подбадривал время от времени прикрепленный к ней десантник. Прийти в себя удалось уже внутри здания, когда она наконец-то увидела Фердинанда Бланка.
  Судя по всему, тот не отсиживался в укрытии, а вел бой вместе со своей охраной. И даже был легко ранен.
  
  - Госпожа посланница! Я благодарен вам за проявленное вами мужество и оказанную нам помощь, - несколько церемонно начал разговор правитель, - но видимо у вас есть какой-то план?
  - Только один: помочь вам подавить мятеж. Но сперва я должна получить от вас официальную просьбу об оказании помощи в борьбе с возникшими беспорядками.
  - Официальная просьба будет. Но разве у вас есть свои войска на Сикуле?
  - Можете не волноваться, есть такие. Нигматулин! Связь с посольством!
  
  Новости из посольства не радовали. Мятежники оцепили и русское и люйское посольства, да еще отключили их от внешних источников энергии. Поэтому, дальняя связь теперь накрылась. По сведениям, которые получил третий секретарь посольства, были блокированы также торгово-промышленное представительства. Католическую и православную миссии тоже осадили, но пока не атакуют.
  Люба, хозяйка посольского буфета, сумела связаться по приватному каналу с военным комендантом транспортного терминала. Ответивший Жак Бошан был сильно навеселе, так как "получил очередное понижение в должности". Видимо поэтому он оказался столь словоохотлив. Правда, в основном он жаловался на то, что нет в этой жизни справедливости. Но среди всего этого потока жалоб и соплей была и ценная информация: на транспортный терминал высадились "миротворческие силы" Сообщества. Вроде и не так их много, но в данной ситуации этих сил вполне хватит.
  
  - Фердинанд! Связь готова, можете выступать.
  
  Честно говоря, рассчитывать на то, что выступление правителя услышат все граждане, рассчитывать не стоило. Хорошо, что еще не успели его заглушить. Тем не менее, посольство, представительство и миссии доложили о том, что выступление Бланка записано и готовится к повторной трансляции. Уже хорошо! Вряд ли все войска примкнули к мятежу. Те, кто сейчас выжидает окончания событий, тоже полезно поразмыслить. А теперь заходим с козыря:
  
  - Связь с флотским интендантством!
  
  Лара Фишер откликнулась сразу. Вот уж кто не теряется при любых обстоятельствах! Ей и команд особых не требовалось. Подчиненные ей "чмошники" давно были готовы к любому развитию событий. Сама Лара конечно не была великим стратегом, но ей это не особо было и нужно. Для этого у охраны интендантства есть комиссары, а ее дело обеспечить их всем необходимым.
  Нужно сказать, что интендантство тоже было оцеплено мятежниками. Но в этой ситуации одного оцепления было мало. Когда заговорщики готовили переворот, они не имели ни малейшего представления об уровне подготовки и оснащении "охранников складов". Именно эта ошибка и оказалась для них роковой. Стоило только поступить давно ожидаемой команде и "жалкие сторожа" начали ее выполнять. На стоявших в оцеплении солдат обрушился шквал огня. Сразу после нанесения огневого удара, из укрытий выскочила легкая бронетехника сопровождаемая штурмовыми роботами и мотострелками.
  Местные войска были неплохо подготовлены для подавления беспорядков, но о общевойсковом бое имели смутное представление. Именно это и определило первый успех "чмошников". Одновременно с атакой мотострелков, в воздух поднялось четыре транспортных флаера с десантом. Разделившись после старта на две группы, они направились каждая к своей цели. Первая группа, сопровождаемая ударными и разведывательными беспилотниками направилась в сторону правительственной резиденции, а вторая в сторону штаба военной полиции, где засело руководство заговорщиков.
  Настоящего боя не получилось. Противник был настолько ошеломлен натиском, что либо разбегался, либо сдавался в плен. В течении часа, посадочные десанты разблокировали Дворец Протектора и захватили штаб заговорщиков. К сожалению, в тот момент сами руководители заговора в штабе отсутствовали. Куда они девались, никто из пленников не мог сказать.
  Действия "чмошников" облегчили ситуацию, но до благополучного конца было еще не близко.
  
  - Лариса Викентьевна! - обратился по связи к ней третий секретарь посольства, - люйское посольство сообщает, что наблюдают выход войск пиндосов с территории транспортного терминала.
  
  Значит решили все-таки сами взять ситуацию под контроль? Погано. Имеющихся сил не хватит даже для организации обороны всех значимых пунктов в столице. А еще есть мятежники. Сейчас они растеряны, но это продлится совсем недолго. А еще есть колеблющаяся часть армии, которая пока сидит в казармах и чего-то выжидает. Если действовать нерешительно, то мятежники получат так необходимое им время и перетянут на свою сторону колеблющихся.
  
  "Жаль, что я мало что понимаю в военном деле. И командиров нужной величины у меня нет. Нужно просить помощь у мужа. Вот только раньше двух суток, нам подкреплений не дождаться. А если учесть корабли пиндосов то можем и позже не дождаться. Что делать? Ясно, что первые два-три дня мы должны рассчитывать на свои силы. Пару сотен ополченцев из русских граждан я смогу наскрести. Было бы хорошо, если бы кто-то из сикульцев к нам примкнул. Но это и все, что можно наскрести. Оружие для добровольцев в интендантстве наверняка найдется. Вот только кто всем этим будет командовать? Хотя, что я гадаю?"
  
  Еще немного подумав, она обратилась к Бланку в той манере, присущей молодым русским аристократам и считавшейся особым шиком:
  
  - Генерал! Вы военный или где?
  - Госпожа посланница, я вообще-то полковник, генерала мне никто не присваивал.
  - Неважно! Если я решила, что вы генерал, значит вы генерал! А теперь властью имперского наместника Русского Мира, я назначаю вас командующим объединенной союзной армией и передаю в ваше распоряжение все имеющиеся у меня силы и ресурсы.
  - Я должен командовать вашими войсками?
  - А так же теми, что окажутся у вас под рукой.
  
  Их диалог был прерван докладом посыльного:
  
  - Прибыла делегация от Христианского Союза Молодежи!
  - Что им нужно? - теперь вопросы задавал набравшийся уверенность Бланк.
  - Говорят, что пришли на защиту своего законного правительства. Просят дать оружие и поставить им боевую задачу.
  
  

ГЛАВА 57.

  
  БОРТ ЯХТЫ "ГРАЖИНА".
  
  Стоит русскому человеку оказаться в отрыве от большой цивилизации, как он быстро забывает о том, что такое роскошь и комфорт. Так было всегда и двадцать пятый век ничего в этом плане не поменял. Когда русские правители заказывали Берложским верфям корабли для деловых путешествий, они не имели перед своими глазами образца таких кораблей. В результате "Алёна" и ее систершипы от конвойных кораблей отличались лишь большим числом пассажирских кают, адмиральским салоном и наличием кают-компании.
   Семья Бенедикта Заглобы никогда не состояла в родстве с Семьями, но к простым людям ее тоже не причислишь. Длительное время Заглобы были связаны деловыми отношениями с семейством лордов Роттенстоунов. А Роттенстоуны были очень влиятельными в Сообществе людьми, так как входили в список Избранных Семей. Самому Заглобе такого положения не добиться, но его устраивало то, которое у него было. Не всякому доверено управлять делами таких солидных людей.
  Впрочем, ему хватало и своего немалого влияния, чтобы воздействовать на тех же политиков. Одним из признаков такого положения дел, была яхта "Гражина". Красавец корабль представлял собой не только летающий офис. В случае нужды, на ней не стыдно было устроить и великосветский прием. При всем при этом, это был хорошо защищенный корабль, уничтожить который было не всякому крейсеру под силу. Сейчас "Гражина" вместе со своим владельцем неторопливо плыла по пространству рядом с флагманом боевого отряда.
  Яхта только час назад присоединилась к Шестнадцатой флотилии входящей в Резерв Стратегического Командования. Капитан "Гражины" уже сообщил штабу флотилии о цели прибытия господина Заглобы и пригласил вице-адмирала Доберсона посетить борт яхты в любое удобное для адмирала время.
  Спустя два часа, Бенедикт принял Доберсона в своих апартаментах. Адмирал, прекрасно зная, кого представляет господин Заглоба, сразу заговорил о делах:
  
  - Вот уже неделю, как мы постоянно изображаем готовность к нападению на русскую базу. Русские пока что реагируют предсказуемо: постоянно демонстрируют готовность к отражению нападения.
  - Насколько решительно они себя ведут?
  - Достаточно решительно. Я бы сказал, на грани фола.
  
  Ну что же, значит они все воспринимают всерьез. И это хорошо. А раз так, то их активность в открытом пространстве должна сойти на нет. Ради этого все и затевалось.
  
  - Они требовали каких-нибудь объяснений?
  - Ни разу! - Доберсон поблагодарил Бенедикта за предложенный "Скотч" и отсалютовав хозяину рюмкой, продолжил делиться впечатлениями.
  
  По его рассказу выходило, что русские восприняли его провокации как должное и даже сами шли на обострение ситуации. Вполне ожидаемым был прорыв за линию блокады их небольшого посыльного корабля. Правда не все пошло штатно. Возле Сикулы посыльный корабль был перехвачен отрядом Пристли. Воспрепятствовать русскому капитану высадить группу эмиссаров на поверхность Сикулы, Пристли не сумел. А потом этот кораблик ушел в неизвестном направлении. Во всяком случае, в Берложье он не возвращался.
  
  - Ничего Александер, это не страшно. Что бы они не задумали, но на Сикуле они мало что смогут сделать. Мы уже заранее об этом позаботились.
  - Бенедикт, ты мне лучше скажи, неужели нам так важно именно сейчас заниматься этой мелкотой? Я понимаю, что русские кому-то испортили весь бизнес. Но в разгар войны с Империей ...
  - Всегда важно вовремя защитить свои интересы. Я подчеркиваю слово 'вовремя' Вы должны понимать, что война является удобным временем для тех, кто хочет поживиться за ваш счет. Если вовремя не обратить внимание на их шалости, то спустя короткое время мы будем иметь большую проблему.
  - Берложье стало большой проблемой?
  - Несколько лет назад, в этой системе не было ничего. Сейчас вы видите здесь крупную базу флота. И флот этот никогда не будет нам союзником. Я знаю о чем говорю. Мы имеем дело с непримиримыми фанатиками, которые всегда будут стараться разрушить наш мир. Можете мне поверить, я знаю о них достаточно, чтобы относиться к ним серьезно. И проблемы у нас не только в Берложье. В системе Немезиды они создали нам намного больше проблем. А еще они гадят нам на Сикуле, Грязной Жемчужине, Амбере.
  - Пользуясь военной неразберихой готовят себе плацдармы на будущее?
  - Все правильно адмирал! Но это еще не все. Они лезут туда, куда им лучше совсем не лезть. К сожалению у нас хватает недоумков, которые не понимают той опасности, что таится в этих русских. Это опасный народ! Опасный в первую очередь тем, что ничего и никогда не забывает!
  
  Обычно Бенедикта не тянуло на пространные речи, но сегодняшней ночью ему опять снился тот самый сон. Впервые он его увидел еще в юности, когда находился под впечатлением от посещения старинного поместья своих давних предков. Ему снилось, что он восседает на горячем вороном жеребце. Он одет в старинную, явно военную форму. Рядом с ним в строю находятся похожим образом одетые люди. Они едут по мощенной булыжником улице и красивые женщины бросают им букеты цветов. Выезжая на площадь возле древнего храма, они вдруг попадают в туман и выезжает на поляну. Поляна окружена колючей изгородью и по углам изгороди стоят деревянные наблюдательные вышки. На поляне кучкой стояли босые люди, одетые в форму, не похожую на ту, что так ловко сидела на нем. И выглядела это форма не очень красиво. Он почувствовал их взгляды и тоже пристально поглядел на них.
  Он ясно видел, как тщательно скрывают свой страх большинство из них. У пары человек взгляд был равнодушный. Но были и те, кто смотрел на него с неприкрытой ничем ненавистью. Сильнее всего его жег своим взглядом молодой парнишка. И если взглядом можно убивать, то у того это почти получилось. Бенедикт чувствовал как замирает от ужаса его сердце и останавливается дыхание.
  
  - Смелее пан Заглоба! Пусть это быдло узнает: остры ли наши сабли?
  
  Этот окрик помог ему прийти в себя. Лихо выхватив из ножен изогнутый меч, он пустил коня прямо на толпу. Толпа начала разбегаться, но тот ненавистник даже не шелохнулся. Заглоба решил начать именно с него. Волшебным образом изменился облик его. Теперь он скакал на врага, держа в руках длинную пику. И конь его, и он сам были покрыты крепким доспехом, а за плечами звенели стальные крылья.
  Но в тот миг, когда до ничтожной твари оставалось совсем ничего, он увидел вместо жалкого пленника несущегося навстречу ему на низеньком мохнатом коне врага. Враг этот, одетый в мохнатые шкуры, так же как и пленник был невелик ростом. Раскосые глаза, смуглое лицо и прядь черных волос выбивалась из-под шапки.
  Новая волна ужаса накатила на Бенедикта, когда он увидел в руках врага тугой лук уже растянутый для стрельбы. И был сильнейший удар прямо в грудь, от которого он вылетел из седла. Уже не помня себя от страха, он кое - как поднялся и глянул впереди себя. Враг стоял прямо перед ним и не спеша доставал из ножен сильно изогнутый меч.
  А потом Заглоба бежал, стараясь избавиться от доспеха. Бежал и слышал позади себя цокот копыт. Потом была яма, в которую он прыгнул. И вновь мир изменился.
  Он опять был одет в прежнюю свою форму, но руки его были связаны сзади веревкой. Какие-то высокие и крепкие парни в серой форме и стальных шлемах о чем-то говорили на незнакомом языке.
  Бенедикта, вместе с прочими несчастными загнали в откопанный кем то ров, а в руках незнакомцев появились маленькие старинные пистолеты...
  
  Когда Заглоба увидел этот сон первый раз, он не придал этому особенного значения. Но сон являлся к нему раз за разом. Это уже начинало пугать. Психоаналитик, которому он поведал о мучившем его кошмаре, практически ничем ему не помог. Правда консультация у него не была совсем уж бесполезной. Все-таки доктор Кристофер был неплохим специалистом. Он докопался до источника ночных кошмаров. Так Бенедикт впервые узнал о русских. Потом он много чего о них узнал...
  Вот и сейчас, накануне прилета в Шестнадцатую флотилию, Заглоба увидел тот самый сон.
  
  - Знаете адмирал, три века назад мы напрасно не истребили этих выродков. Ведь нетрудно было это сделать. Они все были в наших руках! Так нет ведь, решили сделать из них цивилизованных людей! Дебилы!
  Я достаточно узнал в последнее время про этот народ. Наши идиоты считали, что их портили тираны, которые ими управляли тогда. Бред! Не тираны управляли русскими, а они сами ставили над собой тиранов и заставляли тех выполнять то, что полностью русских устраивало. Сколько не пытались их обучать демократии, все без толку!
  
  Адмирал, будучи опытным командиром, прекрасно понял, что гостя что-то выбило из колеи, раз он вместо спокойного делового обсуждения насущных дел, ударился в словоблудие. То, что в таком состоянии не стоит вести серьезных бесед, он тоже понял. Господина Заглобу требовалось привести в чувство наиболее радикальным способом.
  
  - Может быть еще по одной?
  - Вы правы Александер, стоит еще немного выпить. Извините меня пожалуйста. Это все нервы.
  
  По одной не получилось. Слишком тоскливо было Бенедикту. Позже выяснилось, что и по одной бутылке - это слишком мало. Пришлось доставать из бара еще одну.
  
  ПОИСК ВЫХОДА.
  
  Пиндосы так никуда и не убрались. Практически ежедневно, они изображали готовность к нападению, а мы соответственно на это реагировали. Такие "танцы" можно было продолжать бесконечно. И чем дольше они продлятся, тем хуже будет для нас. Состав их группировки неизменным не оставался. Практически каждый день наша разведка докладывала о приходе одного-двух новых кораблей.
  Это конечно не располагало к веселью, но особых тревог не внушало. Имеющихся у пиндосов сил не хватит для успешного штурма Берложья. Что ни говори, но стройбат неплохо поработал, превращая выбранные нами астероиды в мощные крепости. Даже сейчас, когда этих крепостей было не так уж и много, прорваться к нашим верфям и базам было трудной задачей. А если учесть, что работа по совершенствованию обороны не прекращалась ни на час, то шансы на успешный штурм постоянно уменьшались. И это если не брать в расчет кораблей флота.
  Вызывало тревогу и то, что творилось на Сикуле. Вернее тревожило отсутствие вестей с Сикулы. Дело в том, что посылать свои сообщения туда мы могли, но не получать ответы. Все дело в том, что передача сообщений по системе дальней связи, требовало больших затрат энергии и сложных передающих устройств. Последнее было особенно важным. Когда пиндосы строили на планетах транспортные терминалы, то они заодно и располагали на их территории планетарные узлы связи. И естественно, что обслуживающий персонал этих узлов связи был целиком из их граждан.
  После начала мятежа, связь с посольством некоторое время еще была. Но после того, как 'Алена' высадила десант, ее вырубили. Что там теперь творится, одному богу известно. Для нас было удачей уже то, что Фердинанд Бланк сумел продержаться до прилета моей жены.
  Командир яхты докладывал, что десант был высажен в нужное место и приступил к выполнению боевой задачи. Что было дальше, он не знал, ибо после удаления от Сикулы, связь с десантниками исчезла. Впрочем, Лариса моя совсем не проста. Думаю, что у мятежников возникли нешуточные проблемы после ее возвращения в посольство.
  Тут можно разве что гадать. Как раз этим я и не стал заниматься. Нужно было решать как деблокировать нашу базу. Не думаю, что пиндосы станут лезть в бой, если наши корабли пойдут на прорыв. Дойти за четыре дня до Сикулы и высадить на ней десанты - Сергей Юльевич нисколько не сомневался в успехе подобного мероприятия. Флотские командиры считали так же. Зато я сомневался. Просто потому, что твердо усвоил истину: путь в ловушку всегда выглядит наиболее привлекательным.
  Смысла затевать всю эту историю с мятежом не было, если только не обеспечено действенное прикрытие мятежников. И это не те четыре корабля, с которыми имел дело Исаев. Нас должен ожидать еще какой-то сюрприз. Только какой? Наверняка вся эта операция задумана так, чтобы любое наше действие приводило к серьезной неудаче. Первая мысль пришла в голову, когда я слушал доклад Хюммеля о текущей обстановке:
  
  - Хюммель, смотри, на твоей схеме показано два корабля управления. Вопрос первый: зачем нужен здесь второй корабль? Дальше: второй корабль управления прибыл в начале сегодняшних суток. Вопрос второй: кто мог на нем прибыть?
  - Товарищ генерал, мои аналитики тоже задали себе похожие вопросы. Вывода два: либо это штаб, который возглавит вторую группировку, либо это смена командования.
  - И это все, что вы сумели родить. Похоже, что таких разведчиков придется первым же рейсом отправить в Шапошниково, чтобы их слега подучили. А на их место завезти людей понимающих немного больше.
  
  Мне действительно не понравились выводы аналитиков. Две группировки есть смысл создавать для решения двух различных задач. Вот тогда два штаба и будут уместны. В нашем случае, никакой второй задачи для вражеского флота тут быть не может. А ставить одну задачу сразу двум самостоятельным командирам - лучший способ сорвать ее выполнение, что пиндосы явно такого делать не станут.
  Смена флагмана? А смысл? Прежнее командование и так неплохо действует. Явных ошибок оно не допускает. То что задумано ими, успешно выполняется. Наш флот не просто прикован к базе. Он еще лишен возможности полноценно учиться. Мы вводим в строй новые корабли, но проводить боевую учебу не выходя за границы системы мы не можем. Для этого нам нужно межзвездное пространство. А нас туда не особо и пускают. Кроме того, находясь здесь, мы не можем защитить наши торговые корабли от нападения пиратов. Все это я объяснил присутствующим.
  
  - А если, на втором корабле прибыл руководитель всей операцией? - спросил Сергей Юльевич, - ведь она проводится не только здесь. Сикула и торговые маршруты тоже подверглись воздействию. Я не удивлюсь, если завтра мы услышим о том, что их корабли войдут в систему Немезиды.
  - Согласен с вами Сергей Юльевич, только Хюммель у нас почему-то так не думает.
  - Товарищ генерал, но если так, то это начальство не может находиться здесь постоянно, - Хюммель, задетый моим замечанием за живое, пытался что-то придумать.
  - У тебя майор есть предложение?
  - Еще нет. Просто неплохо было бы "побеседовать" с этим "гостем" в подходящих условиях.
  - Ты хочешь взять "языка"? - меня эта мысль слегка позабавила, хотя почему бы и нет?
  - Иван Руссиянович, - пришел на выручку Хюммелю Гарматов, - я в свое время интересовался у Джеронимо Гело возможностью взятия на абордаж боевого корабля. Он мне на пальцах объяснил, почему это невозможно. Просто не выйдет сблизиться с ним, не подавив предварительно средства активной обороны. Любого, кто задумает такое сделать, помножат на ноль еще на средней дистанции боя. Скрытое проникновение нашей группы внутрь корабля - из области фантастики. Они неплохо защищены от террористов.
  
  Возражения конечно здравые, вот только на войне здравый смысл зачастую является отцом неудач. А соблазн велик. Дело даже не только в тех сведениях, которые можно получить. Гораздо привлекательней выглядит возможность поломать противнику всю игру.
  
  - Хюммель, ты все еще считаешь, что захват этого корабля невозможен?
  - Так точно, считаю!
  - А скажи мне мил человек, как называется та служба, которой ты руководишь?
  - Главное Разведывательное Управление Генерального Штаба...
  - Достаточно Хюммель! Если ты считаешь, что эту задачу невозможно выполнить, значит нужно либо сменить название твоей "конторы", либо сменить руководителя этой "конторы". Так что или кого сменим?
  
  Сказать, что я нанес ему удар ниже пояса, это значит ничего не сказать. Игорь Севастьянович втайне гордился той судьбой, что выпала на его долю. Быть восстановителем прославленной "конторы" - многим ли достается такой почет? Сколько сил и труда он вложил в то, чтобы военная разведка была не только на бумаге - трудно учесть. Оба моих предложения его не устраивали по-любому. Уйти с позором с поста начальника ГРУ? Про пистолет с одним патроном он не забывал никогда. Сменить вывеску? А вот этого ему не простят собственные подчиненные. За такое позорище они точно подарят своему начальнику тот же самый пистолет с одним патроном. В старых легендах, о ГРУ говорилось как о организации, равной по силам иной империи. Новые мифы говорили о том, что эта империя не проиграла ни одной войны, а была разрушена только с помощью предателей.
  Те, кому выпало служить в восстановленном ГРУ, прекрасно знали и старые легенды и недавно родившиеся сказки. Люди нешуточно гордились своей службой в этом ордене. Вот почему Хюммелю сейчас деваться было некуда. Отставка или смена названия означала для него позор и смерть. Побледнев, он встал из-за стола и приняв строевую стойку, обратился ко мне официальным тоном:
  
  - Товарищ генерал! Прошу вашего разрешения лично спланировать и осуществить эту операцию.
  - Вот это другой разговор. Только учти, наших следов в этой истории не должно быть.
  
  СИКУЛА. ФЕРДИНАНД БЛАНК.
  
  А на Сикуле "веселье" было в полном разгаре. После того, как русские и пиндосы открыто вмешались в конфликт, Фердинанду Бланку стало ясно, что бои предстоят нешуточные. Дешевой ценой мятеж уже не подавить. После того, как пиндосы ввели в столицу свои войска, сторонники Арнольда Баско приободрились. Численное преимущество по-прежнему оставалось за ними. Более того, их силы значительно увеличились за счет тех частей, которые раньше были нейтральными, зато теперь решились встать на сторону мятежников.
  Пиндосы при этом в драку сами не лезли. Заняв несколько восточных районов столицы, они ограничились только наблюдением и за ситуацией. Впрочем, их дроны вели постоянную разведку в интересах мятежников. Сбивать их поостереглись, чтобы не спровоцировать войска Сообщества на активные действия.
  Правда, несмотря на оказанную "баскистам" помощь, особыми успехами они похвастаться не могли. Сказывалось в первую очередь то, что армия Сикулы применяла в боях чисто полицейскую тактику. Она вполне годилась для ликвидации массовых беспорядков, но против армейской тактики не плясала.
  
  - Так господа, давайте оценим наши шансы в предстоящей войне, - Фердинанд Бланк, ставший с легкой руки Ларисы командующим союзной группировкой, пользуясь затишьем, собрал совещание в своей резиденции, - прошу вас докладывать по-очереди.
  
  Первым докладывал командовавший "чмошниками" комиссар Оленин. По его докладу, положение безнадежным не выглядело. Имея четыре сотни человек в своем распоряжении, он сумел снять блокаду с Посольского и Русского кварталов. Примерно четвертью своих сил, он вел наблюдение за обстановкой на линии соприкосновения с войсками Сообщества. Прочие подразделения, сумели вытеснить мятежников с Юго-Востока столицы и перешли к обороне. В данный момент, на территории флотского интендантства идет снятие с консервации имеющейся там тяжелой техники.
  
  - Скоро ее доставят на позиции и тогда атаки любой силы, будут обречены на неудачу! - этими словами он и закончил доклад.
  
  Северную часть столицы, держали под контролем войска, оставшиеся верными протектору Сикулы. Правда их было немного и они не представляли собой готовых подразделений. Все эти люди покинули свои подразделения в самом начале мятежа. Возглавил их, находящийся в отставке майор Пецуэлла. До сего момента, они в бою еще не участвовали.
  
  - Господин генерал, в настоящее время, удалось только распределить всех прибывших по подразделениям и получить у наших союзников недостающее оружие. Раньше завтрашнего дня, моих людей не получится задействовать в боях. Мне необходимо хоть какое-то время на то, чтобы достичь минимальной боеспособности.
  
  Похожие проблемы были и у ополченцев из Христианского Союза. Они вообще поначалу не имели ни оружия, ни военной подготовки. Правда, святые отцы обоих христианских миссий, сумели ранее дать им неплохую спортивную подготовку, но все-равно, толку от них в бою сейчас не будет никакого. Поэтому Бланк отправил их в интендантство к Ларе Фишер. Сейчас, эта неполная сотня добровольцев числилась в резерве. Лара уже вооружила их и закрепила за ними в качестве инструкторов тех интендантов, что участвовали вместе с ней в абордажном бою.
  
  Гораздо лучше обстояли дела на западных окраинах столицы. Они были заняты ополченцами из русских граждан, называвших себя "лесными егерями". Госпожа посланница уверяла, что все эти люди опытны в военном деле и любую поставленную перед ними задачу обязательно выполнят. Их командир, занятый налаживанием обороны, в данный момент не смог прибыть на совещание.
  В итоге выходило, что положение у них терпимое. Сколько-то они продержатся, а там вся надежда на русских союзников. Вот только когда они будут? Пока что приходилось надеяться на те силы, что имелись сейчас и здесь.
  Ближе к концу совещания, их посетила госпожа посланница. Она зашла в кабинет и сразу вклинилась в разговор:
  
  - Генерал, у меня для вас есть три новости. С какой начать?
  - С самой неприятной, - буркнул в ответ Бланк.
  - Хорошо, начну с самой неприятной. Сообщаю, что на прибытие наших войск в течении двух недель мы можем не рассчитывать. Обходиться придется тем, что есть в нашем распоряжении.
  - Вторая новость получше? - то что сейчас сообщила Лариса, сюрпризом для Фердинанда не было. Он уже знал, что у русских возникли серьезные проблемы в открытом пространстве.
  - Вторая новость тоже не особенно приятная. Наша воздушная разведка зафиксировала прибытие на позиции мятежников тяжелых штурмовых и огневых систем. Скорее всего это подсуетились пиндосы.
  - А применять их кто будет? - уровень подготовки своей собственной армии, он прекрасно знал. Не было в ней подготовленных расчетов и экипажей для таких систем вооружения.
  - Мои советники предполагают, что эти подразделения будут состоять из служащих частных военных компаний.
  
  То, что этим "советником" была "обыкновенная" буфетчица, Лариса благоразумно промолчала. А между прочим, мнение Любаши стоило принимать всерьез. Начав службу в Корпусе Лесных Егерей, она успела повоевать с "косыми". Пройдя через бои в Подмосковье, она каким-то образом обратила на себя внимание военных разведчиков. Остаток войны она провела в Шапошниково. Прошла академические курсы Полевого тогда штаба и курс специальной подготовки.
  Сейчас она вовсю работала с запавшим на нее Жаком Бошаном. Старый служака, обиженный на незаслуженное с его точки зрения понижение, плюнул на все и пустился во все тяжкие. Будучи человеком неглупым, он быстро понял, чем на самом деле занимается Люба. Впрочем, ему было на это плевать. А вот то, что после каждой беседы с буфетчицей, его недавно открытый счет в Берложском банке растет, Жака откровенно радовало. Сейчас он ждал конца войны и отставки. Как только это произойдет, он поселится здесь на Сикуле. Неплохой домик в зоне южных курортов он уже приобрел. Считать, что он предает свою страну? Помилуйте! Он передает сведения про местных аборигенов, которые никак к его стране не относятся. Частные военные компании? А какое они имеют отношения к вооруженным силам Сообщества? Он вовсе не клялся оберегать секреты частных фирм!
  Успокаивая себя таким образом, Бошан с удовольствием сообщал в беседе с милой и приятной женщиной "чужие маленькие секреты".
  
  - Третья новость такая-же приятная?
  - Она действительно приятная. Час назад со мной связались лидеры переселенцев с Амбера. И они сообщили, что приняли решение поддержать вас генерал, всеми имеющимися у них средствами.
  
  А это действительно приятная новость. Когда ему русские навязали этих вчерашних террористов, он был совсем не в восторге от этого. Правда, проблем переселенцы пока не доставили. Выбрав для поселения свободные земли поближе к курортным местам, они начали обустраиваться.
  То что они решат проявить лояльность, было сюрпризом. С другой стороны, две с половиной тысячи вчерашних партизан - сила заметная. Вряд ли они будут хороши в открытом бою, но тревожить тылы противника они наверняка сумеют.
  
  - Они оговаривали условия своего участия?
  - Конечно, оговаривали. Условия простые: их устраивают те порядки, что были на Сикуле до мятежа. Но они хотят, чтобы в обмен на лояльность, им предоставили возможность составить костяк новой армии Сикулы.
  
  Вот это они правильно угадали! После подавления мятежа, старую армию придется либо чистить, либо разгонять. В любом случае ему понадобятся верные части. Амберцы это понимают и хотят застолбить себе место военной элиты.
  
  - Передайте им, что это я обсуждать даже не буду. Я просто официально приглашаю желающих, поступить на военную службу в Амберскую Гвардию. Кстати госпожа посланница, вы сможете обеспечить прибытие в мой штаб их офицеров связи?
  - Генерал, я уже послала за ними наши флаеры. Они же доставят в ваше распоряжение бойцов новой гвардии.
  
  

ГЛАВА 58.

  
  ПОДГОТОВКА ОПЕРАЦИИ "БРЕД". БЕРЛОЖЬЕ.
  
  - Это что получается? Кораблик этот неприкасаемый для всех?
  - Получается, что мы не имеем права его трогать вообще, ответил Хюммелю капитан первого ранга Ларс Делагарди, - всякий, кто его тронет, будет являться приоритетной целью для любого флота нашей Галактики.Включая флот Чжунхуя.
  
  Игорь Севастьянович задумался. Если верить Делагарди, то получается, что есть в мире корабли, которые почему-то нельзя трогать никому. Даже во время войны. Тут даже не идет никакой речи про нападение на этот корабль. Даже досмотр такого корабля почему-то считается "преступлением против человечества".
  Все началось с того, что служба технической разведки Берложской Базы, провела стандартную процедуру запроса принадлежности пиндосских кораблей. Обычный запрос, ответ на который дает корабельная автоматика. Космический корабль, в отличии от морского, свою государственную принадлежность обозначает не флагом, а кодовым сигналом. Этот ответный сигнал, в соответствии с Галактическим Сводом Сигналов, должен дать минимально необходимую информацию о государственной принадлежности корабля, сведения о регистрации и его функциональном назначении. Корабль, не ответивший на запрос, автоматически считается "подозрительным". Отключить сигнал опознания, все-равно что на морском судне убрать флаг государственной принадлежности.
  Когда подчиненные Делагарди провели процедуру опознания кораблей пиндоского отряда, никаких сюрпризов они тут не обнаружили. Все корабли подтвердили свою принадлежность к флоту Сообщества, причем в составе ответа двух кораблей, содержались метки о том, что они являются кораблями-некомбатантами. Один обозначил себя как госпитальный корабль, а второй как спасательный.
  Прибытие нового корабля, определенного вначале как корабль управления, породило немало вопросов, да столько, что его решили тихой сапой захватить. При этом планировалось, что для широкой публики будет оставлен "чжунхуйский след". А теперь, после доклада Ларса, Игорь Севастьянович не знал, как тут поступить.
  Русский Мир, до сих пор считавшийся изгоем, не подписывал соответствующую галактическую конвенцию о правилах ведения боевых действий. Тем не менее, в соответствии с указом императора, добровольно взял на себя обязательства по ее соблюдению. Согласно ей, нападение на корабли, принадлежащие стороне, не участвующей в конфликте было запрещено. Во время войны, корабли некомбатанты разрешалось только досматривать и интернировать, если обнаружены какие-либо нарушения конвенции. Досмотру и задержанию не подлежали корабли, на борту которых была дипломатическая миссия. Правда, сведения о выполнении дипломатической миссии должны содержаться в коде опознания. Тут все было понятно. Но оказывается, что есть на свете и такие корабли, которые обладают абсолютной экстерриториальностью. Таких, согласно всегалактической базе данных "Астра-Джейн" было порядка семи сотен штук. И если, "дипломату" можно было запретить посещение некоторых районов, то эти были действительно неприкасаемые. Любое воспрепятствование его рейсу, рассматривалось как акт пиратства.
  
  - А если он захочет посетить Берложье?
  - Не имеем права ему в этом препятствовать, - развел руками Делагарди.
  
  Сомневаться в компетентности Ларса Делагарди, Хюммелю не пришло в голову. Этот старый волчара еще ни разу не дал повода усомниться в себе.
  Появился Ларс в Берложье ровно год назад. Причем, никто его не приводил, сам напросился. И явился не сам по себе, а с семьей. Сперва СМЕРШ заподозрил в нем "засланного казачка" и долго держал под "колпаком" Почему? Уж больно биография у Ларса была неподходящая. Кадровый военный, четверть века отслуживший в картографической службе флота Сообщества. После ухода в отставку, приобрел недвижимость на одной из курортных планет. Казалось бы, живи и радуйся! Но вместо этого он сорвался с места сам, прихватил семью и на корабле Контрабандного флота явился в Берложье. Что его потянуло?
  
  - Уйдя в отставку, я понял, что спокойная жизнь не для меня.
  - А почему именно к нам? - спросил его контрразведчик, - вряд ли флот Сообщества откажется от ваших услуг в военное время.
  - Сынок, таких отставников как я в Действующем Флоте не держат. Только на орбитальной станции, охраняющую одну из планет. Ничего там интересного нет для человека, который всю жизнь провел в Большом Пространстве. В картографическую службу меня тоже не возьмут. Мое прежнее место занято молодым и перспективным парнем. А на боевые корабли я сам не хочу. Вы наверное уже знаете, кто там ходит в любимчиках. Эти гламурные "милые корсары" очень не любят нормальных людей. Тем более, с моим происхождением.
  
  Происхождение Делагарди действительно было интересным: титулованный аристократ из старинного шведского рода. Жена его была не менее знатна. Ампаро дель Алькасар, маркиза де Сеа, несмотря на столь пышное прозвание, высокого положения в обществе не добилась. Деля вместе с мужем все превратности беспокойной службы, она ушла в отставку в скромном звании энсина. Оба их сына хоть и были близнецами, тем не менее носили разные фамилии. Серхио носил фамилию матери, а Торвальд - фамилию отца. Связано это было с тем, что мать была последней из рода маркизов де Сеа и продолжить иначе этот род было невозможно.
  Сохранять в двадцать пятом веке память о таком происхождении, считалось оскорбительным в отношении остального населения. Находившаяся под прессом толерантности старая аристократия, род за родом сдавала свои позиции и постепенно сходила на нет. То, что сами Семьи отделяли себя от прочих, в расчет не принималось.
  Ни Ларса, ни его жену, такое положение дел не устраивало. Вот и потянуло их к тем, кто сумел сохранить свою самобытность.
  Благополучно пройдя все проверки, Ларс со своей Ампаро поступил на службу в Русский флот. Он был единственным из иностранцев, кто ушел с прежней службы в звании кэптена. Так-как на русскую службу волонтеры принимались в прежнем звании, то стал Делагарди капитаном первого ранга. Зато жену его приняли на службу сразу повысив в звании на одну ступень. Теперь она носила знаки различия старшего лейтенанта.
  Первоначально их хотели назначить в штаб флота, но тут вмешался Хюммель. По старой русской традиции, начальник разведки обладал "правом первой ночи". И не только обладал, но и пользовался им. Пропустить мимо себя людей, знавших по роду прежней службы намного больше, чем обычные офицеры равного с ними ранга, Игорь Севастьянович не мог. Ради того, чтобы заполучить в свое распоряжение это семейство, он даже вдрызг разругался с Гарматовым, который тоже присмотрел их для себя. В итоге их спор был решен Субудаевым в пользу разведки:
  
  - Игорь Севастьянович, можете их забирать себе. Я не возражаю. Но раз уж берете, то ознакомьте их с нашими порядками.
  
  В этот же самый день, Хюммель рассказал своим новым подчиненным о порядках, царящих в его службе и честно предложил отказаться от такой чести. Внимательно слушавшие его Ларс с Ампаро, и Серхио с Торвальдом, молча переглянулись друг с другом и сказали "да". Теперь Ларс возглавлял техническую разведку флота, Ампаро возглавляла в ней одно из подразделений, а их сыновья сейчас трамбовали плац на Полигонном острове в качестве обычных матросов.
  Именно с этим человеком, Хюммель и планировал операцию по захвату необычного корабля. Ничего толкового им в головы пока не приходило. Как сделать так, чтобы этот корабль бесследно исчез, и никто при этом не заподозрил русский флот. Варианты перебирали самые что ни на есть бредовые. Ни один не подошел.
  Хюммель уже собирался отложить дальнейшее обсуждение на следующие сутки, когда Ларс внезапно спросил:
  
  - Майор! А разве обязательно нападать на сам корабль в пространстве?
  - Ты знаешь, как обойтись без этого? Тогда давай, предлагай!
  
  Допивая не спеша остывший кофе, Делагарди начал рассуждать:
  
  - Вряд ли столь важный человек, которого привез этот корабль, дешево ценит свое время. Он скоро покинет этот отряд и отправится по своим делам. Проследить незаметно его дальнейший маршрут, вполне возможно. Вряд ли он проводит всю свою жизнь на борту корабля. Значит, он высадится на одной из планет. У тебя найдутся люди, которые сумеют скрытно подобраться к находящемуся у орбитального причала кораблю и организовать ему небольшую поломку. Такую, ради которой его придется ставить в ремонтный док?
  "Ага! А вот это уже теплее. Конечно, наши агентурно-боевые группы никогда не готовились к операциям такого рода, но это исправимо. Значит, просим у нашего Капруччи специалистов и включаем их в состав групп. Стоп! А что они "чинить" будут? Тут нужен еще инженер, способный быстро определить, где, что и как нужно портить. Значит, пусть Капруччи передает на время дела заместителю и отправляется с нами на задание".
  - Ларс! Ты предполагаешь, что такой человек не станет пересаживаться на случайный корабль до тех пор, пока не будет отремонтирован его собственный?
  - Не могу ничего сказать. Если время терпит, то он может и подождать. Но если приспичит - ты должен подсунуть ему такой корабль, который не вызовет подозрений ни у него, ни у его охраны.
  "Так, значит нужно рассмотреть два варианта: либо "берем" его прямо на планете, либо организуем дело так, чтобы он воспользовался нашим кораблем. Следует готовить оба варианта!"
  - Майор, я примерно догадываюсь о том, как ты поступишь. Скажу только одно: "пассажир" конечно много скажет, но архив его корабля скажет намного больше. Я бы на твоем месте готовил сразу две операции.
  - Ладно, спасибо тебе за совет, но это все нужно обдумать и хорошенько подготовить. А времени у нас не очень много. Если будут еще предложения - всегда рад тебя выслушать.
  
  СИКУДА. "ГОЛУБИННЫЙ МЯТЕЖ"
  
  - Генерал! Я совсем не понимаю этих людей. Неужели им не понятно, что они подвергают свою жизнь опасности?
  - Госпожа посланница, люди просто никогда не видели настоящей войны. Военные сериалы в Сети - это одно. А увидеть это своими глазами - совсем другое.
  - Господи, да что тут может быть интересного? Дебилы! Сплошные дебилы!
  - Скорее великовозрастные дети. К сожалению, в моем распоряжении нет достаточно сил для того, чтобы заставить гражданское население покинуть зону боевых действий. Приходится ограничиться предупреждениями и просьбами.
  
  Что верно, то верно. Сил было маловато. Против восьми с половиной тысяч солдат мятежников, Фердинанд имел в своем распоряжении не более тысячи человек. Правда, полчаса назад ему доложили о том, что флаеры перебросили в его распоряжение еще две сотни амберцев. Остальные должны были подойти только через сутки.
  Но превосходство враг имел не только в людях. Пиндосы не скупясь снабдили баскистов роботизированными штурмовыми системами. Порядка тысячи боевых роботов против четырех сотен, которые были переданы со складов интендантства. По тяжелым огневым системам, соотножение тоже не радовало. Девять жидкотопливных гаубичных систем, против сорока восьми "гауссовок". Правда, в условиях боя в городе, последнее преимущество нужно было еще реализовать.
  Преимуществ у бланкистов было всего два - в беспилотной авиации и легких скорострельных системах.
  
  - Господа командиры! - начал совещание Бланк, - проанализировав обстановку, я пришел к выводу, что в нашем распоряжении есть только один день, который и решит нашу судьбу. Сидеть и ждать удара войск противника нет смысла. Как бы хорошо мы не подготовились к обороне, нас рано или поздно одолеют за счет численного превосходства.
  
  Произнося речь, Фердинанд Бланк отслеживал реакцию на его слова у собранных здесь командиров. Результаты наблюдения радовали: ничего кроме внимания их лица не выражали. Кратко обрисовав обстановку, он перешел к изложению замысла:
  
  - Единственный наш шанс на победу - опередить противника и первыми нанести ему удар. С этой целью, все наличные войска я свожу в двадцать четыре штурмовые группы. Их состав, оснащение и боевые задачи уже определены и сейчас будут перекинуты на ваши планшеты. Начало операции в 22.00 по местному времени. Приказываю вам немедленно отбыть к своим подразделениям и начать подготовку к выполнению поставленных задач.
  
  Ну вот и все. План операции сброшен на планшеты исполнителей. Командиры распрощались и покинули кабинет. На все и про все им отведено двенадцать часов. Хочется надеяться, что удастся выполнить хотя бы треть желаемого. Все-таки войско его - "сборная солянка", как выразилась госпожа посланница. А вот кстати и она, судя по выражению ее лица, она принесла неплохие новости:
  
  - Здравствуйте Лариса! Вы принесли хорошие известия?
  - Конечно господин генерал, у меня сегодня только хорошие новости.
  - Госпожа посланница, напоминаю вам, что я не генерал. Не стоит так шутить, мне это звание никто не присваивал.
  - Хорошо, если вы это считаете шуткой, то не будем об этом. Сейчас важней другое - у нас появилась дальняя связь!
  - Берложье прислало орбитальный ретранслятор?
  - Если бы так было! Нет, из Берложья пока нет никаких вестей. Тут все проще, эта связь у нас была всегда, только мы об этом не догадывались.
  - Лариса, вы нашли бесхозный узел связи? Каким образом? - Фердинанд от волнения даже забегал по кабинету взад-вперед.
  - Нам о нем только что сообщила ваш новый директор Сикульского банка Валенсия. Только не стоит ее ругать за то, что она сообщила об этом прямо сейчас. Она все-таки женщина и ей страшно. Поэтому давайте простим ей те колебания и нерешительность, которые она испытывала в эти дни.
  - Ладно, не станем ее упрекать в этом, - протектор остановился, успокоился, подумал, а затем спросил: Я так понимаю, что через планетарный узел связи работает и банковская система. Командование Сообщества отключив от связи с внешним миром все, что они считали нужным, не решились замахнуться на святое - финансовые операции.
  - Скорее всего так оно и есть. Поэтому, мы этой линией для передачи шифрованных сообщений можем пользоваться. Но Валенсия нам подсказала еще одну вещь: оказывается мы сейчас можем использовать часть инфраструктуры платежной системы банка в качестве средств технической разведки!
  - Даже так? Каким образом?
  - Платежные терминалы. Только в столице их несколько тысяч штук. Все они оборудованы охранными системами, позволяющими вести видеонаблюдение за происходящим. Центральный пункт управления этой машинерией, находится в одном из зданий, которое контролирует охрана банка.
  - А не слишком ли много знает вчерашняя 'простая секретарша'?
  - Фердинанд, я вам это сообщила вовсе не для того, чтобы Валенсия вдруг, в один прекрасный день начала испытывать неприятности.
  
  

***

  
  С Валенсией Ларго, все действительно было непросто. Начать следует с того, что после окончания школы она не совсем честным путем поступила на работу в секретариат Сикульского Государственного Банка. Должность рядовой секретарши мог стать ее служебным потолком, если бы не произошедший в секретариате скандал. Когда полиция "копала" под предшественника Михаэля Гарца, многих секретарш уличили не только в неподобающих отношениях с директором банка, но и "в работе на посторонние организации". В общем, это была часть одного из коррупционных скандалов, которые тогда время от времени будоражили местное общество. Сама Валенсия была единственной не замешанной ни в какие "истории". Честно говоря, это произошло лишь потому, что она не успела никуда влипнуть. Поэтому ее не только оставили работать, но и поручили возглавить новый секретариат.
  Эта история послужила ей уроком на будущее. С новым шефом - Михаэлем Гарцем, у нее сложились нейтральные отношения. Тот конечно время от времени намекал ей что не против значительно улучшить сложившиеся отношения, но она уже решила: таким образом, она торговать собой не будет никогда. Тем более, что в скором времени она вышла замуж и дорожила своей семьей.
  Появление на планете первых русских миссий, изменило ее жизнь незначительно. Обычное любопытство привело ее на воскресную службу в католический храм. Спустя полгода, она приняла крещение по католическому обряду. Правда, это почти ничего не изменило в ее жизни. Она продолжала оставаться типичной "серой мышью", на которую мало кто обращает внимание. Как оказалось - зря. В те времена, она считала, что быть в тени и не вылезать на яркий свет - самая правильная политика. Вот только кое что она не учла.
  Все началось с той информации, которую Михаэль Гарц предоставил русской посланнице. Это были обычные доносы на ряд значимых на местном Олимпе персон. Сперва русские решили, что эта интересная информация собрана усилиями самого Гарца. Вернее не столько Гарцем, сколько его службой. Дело в том, что директор принес не только данные по конкретным людям, но и много той попутной информации, за которую русская разведка уцепилась обеими руками.
  Анализируя полученные материалы, люди майора Хюммеля пришли к выводу: это все собрано и обработано не одним человеком. Тут поработала какая-то служба. Такого вывода хватило, чтобы Гарцем занялись намного плотней. Увы! Как оказалось, Гарц не имел никакого отношения к сбору компромата. Он его получил в готовом виде. Как получил? Да просто дал задание своей секретарше, найти сведения по конкретным людям.
  Конечно, Гарц был хитер и даже очень, но особым умом он не блистал. Всей его фантазии хватало только на изощренное воровство. Именно в силу своей ограниченности он не понял, что своим ответом подписал себе приговор.
  Русской разведке нужна была организация, а не ее формальный начальник. Получив от Хюммеля команду, разведчики прошлись по всем служащим банка и доложили: найден "серый кардинал"! Вернее "серая кардинальша"! Зовут ее Валенсия Ларго и ключики от всех банковских тайн находятся у нее. Тут уж никто зевать не стал. Валенсию начали изучать со всех сторон. Помимо военной разведки, были задействованы иезуиты.
  И вот однажды, когда она посетила воскресную службу, к ней подошел церковный служка и пригласил ее в покои самого архиепископа. Пройдя туда, она поняла, что на этот раз влипла по крупному: кроме самого архиепископа ее желала исповедовать сама русская посланница и несколько не очень приметных людей. Трезво взвесив все "за" и "против", она решила ничего от здешних хозяев не утаивать.
  Хозяева вели себя очень вежливо и уважительно. Может быть поэтому она ответила не только на заданные вопросы но и просто выплеснула то, что скопилось у ней на душе. А скопилось у ней много.
  Шеф ее, будучи самым обыкновенным похотливым козлом и казнокрадом, в разного рода "мелочи" старался не вникать. Обычная лень и некомпетентность. Очень быстро начальники ряда служб поняли простую вещь: шеф их проблемы решать не хочет. Но ведь их нужно решать! И их решали, но не с ним. Так как секретарь обычно знает весьма много, то люди начали приходить к ней просто за советом и информацией. Стараясь всем помочь, она вникала даже в такие вещи, в которые по идее не должна и носа своего совать. Постепенно, начав с мелочей, она прибрала в свои руки управление повседневными делами. С глобальными проблемами, все по-прежнему шли к директору, а с остальными - к ней.
  Как водится, кто везет, на том и ездят. Как и всякий бессовестный паразит, Михаэль Гарц быстро учуял, кому можно сесть на шею. А раз так, то те дела, которыми ему было лень заниматься, старался спихивать на нее.
  
  - Вы бы знали, как мне это надоело! Простому человеку на Сикуле, будь он хоть трижды талантлив, занять достойное место невозможно. Переворот, который устроил Фердинанд Бланк, породил во мне большие надежды. Хоть от части паразитов удалось избавиться! Жить стало намного лучше. Вот только не все паразиты исчезли. Большинство их осталось на своих местах. Честному человеку как и раньше, никуда хода нет. Если ничего не менять, то все вернется прежним, очень мерзким порядкам, от которых лично мне хочется бежать куда угодно! Только бы не оставаться на Сикуле!
  
  Выложив все это собеседникам, она облегчила свою душу, но надежд на лучшее по-прежнему не питала. Как оказалось - зря! Архиепископ Симон, ответил ей так:
  
  - Дочь моя! Радуюсь тому, что вы были искренни и откровенны и печалюсь тому, что вы стали христианкой лишь по названию, а не в душе своей. Все в нашей жизни находится в руке господа нашего и в нашей свободной воле. Когда вы предстанете пред Ним, то держать ответ будете не только за то, что сделали, но и за то, что сделать могли но не стали. Уныние ваше будет в его глазах не оправданием, а страшным грехом. Раз предаешься унынию, значит не веришь Ему. А неверие ведет прямо в пасть дьявола.
  Советую вам набраться сил и бодрости и верить в то, что все идет к лучшему. А кто верит - тот всегда добивается своего.
  
  Честно говоря, эти слова ее так и не убедили ни в чем. Как оказалось - совершенно напрасно. Иезуиты и военная разведка взялись за Гарца весьма плотно. Спустя две недели, эти усилия привели к тому, что шеф куда-то исчез, а директором банка стала она.
  
  

ГЛАВА 59.

  
  ОПЕРАЦИЯ "БРЕД"
  
  Если руководитель крупного ранга сам берется делать ту работу, которую можно смело поручить подчиненным - до добра это обычно не доводит. Рано или поздно, но подчиненные к этому привыкнут и перестанут проявлять собственную инициативу. Вот только случай нынче не такой. Субудаев своим распоряжением не оставил Хюммелю другого выбора: либо выполнить задание, либо сменить "вывеску на дверях конторы". Именно так Игорь Севастьянович и обрисовал перед своими помощниками ближайшие перспективы. Перспектива поменять вывеску, никого не порадовала. В обществе, которое веками боролось за сохранение и восстановление старых традиций, такое воспринималось очень болезненно. Поэтому те помощники которых привлекли к разработке операции, прониклись серьезностью момента и трудились не за страх, а за совесть. Даже чужаки, не имеющие еще гражданства, такие как граф Делагарди и маркиза де Се, не пожелали своей "конторе" такого позора.
  Не смотря на предстоящие трудности, Игорь Севастьянович не сомневался в том, что его ГРУ вновь окажется на высоте. Почему? Да просто он уловил простую закономерность: Самые большие успехи выпадали на их долю тогда, когда Субудаев отдавал приказы, которые сам же называл дурными. Затевать операцию, которая наверняка окончится крупным скандалом - дурь несусветная. Гораздо лучше незаметно "присосаться" к такому важному источнику информации и "доить" клиента годами. Но приказ был четкий: доставить его для "собеседования". Вот и пришлось поступать не как лучше, а как приказано.
  Правда, отдав такой приказ, Субудаев не ограничил свою разведку в количестве привлекаемых средств. А потому в один прекрасный день, систему Берложья начали незаметно покидать корабли флота. Первыми ушли ветераны разведывательных сил флота "Миша" и "Маша". Сутки спустя ушел старый добрый "Левша", на котором уходил в очередной поход Джонатан Капруччи с целой бригадой опытных специалистов. Уходил "Левша" не один. В качестве корабля охраны с ним шла недавно введенная в строй правительственная яхта "Берта". Последним, на десантном крейсере "Михаил Паникахо" уходил сам Хюммель со штабом операции и рота "черной смерти".
  
  ОКРЕСТНОСТИ СИСТЕМЫ САМБЫ. СПУСТЯ ТРИ НЕДЕЛИ.
  
  "Принято: Пистолет "Тульский Токарев" - 1 (одна) штука. Патрон 7.62x25 ТТ - 1 (одна) штука".
  
  Именно такая запись появилась в архаичного вида "Книге выдачи оружия и боеприпасов" пять минут назад. Пистолеты ТТ были изготовлены несколько лет тому назад по специальному заказу. Как и патроны к ним. Заказывались они не как боевое оружие. Просто установленный в разведке обычай ухода от позора, требовал соответствующего инструмента для выполнения печального ритуала. Было решено, что наиболее подходящим средством ухода от позора, будет являться что-нибудь из арсенала далеких предков, чью память виновный посрамил позорным провалом. После долгих споров и рассуждений, решили, что древний пистолет ТТ подходит для этого по всем статьям. С той поры, эти пистолеты хранились в оружейных комнатах всех учреждений ГРУ. Брали их в руки весьма редко и только руководители подразделений разведки. Так было и на этот раз. Уходя на операцию, Игорь Севастьянович в числе необходимых ему вещей, взял и этот раритет. К счастью, нужды им воспользоваться не возникло, поэтому по завершении операции, оно снова вернулось на свое постоянное место в оружейной пирамиде. Стоило гордиться тем, что ни разу это оружие не было использовано по назначению.
  Чтобы обойтись без исполнения печального ритуала, Игорю Севастьяновичу пришлось очень постараться. Сперва "Миша" и "Маша" долго выслеживали "добычу". Целых полторы недели, соблюдая все возможные меры осторожности они сперва ждали старта "Гражины" из системы Берложья, а потом "вели" ее до системы Самбы. Когда разведчики убедились, что "Гражина" с ее "пассажиром" намерена провести некоторое время на Самбе, был подан сигнал к началу активной части операции.
  Получив условный сигнал, древний "торгаш" вошел вслед за яхтой в эту систему и запросив разрешение на стоянку, начал подходить к орбитальному причалу. Увы! На "торгаше" вдруг возникла нештатная ситуация и он, потеряв управление, протаранил причал аккурат рядом с кораблем Доменика Заглобы. К счастью, сам Заглоба вместе с помощниками находился в это время на поверхности Самбы. Экипаж "Красавчика" погиб вместе со своим кораблем. Этим человеческие жертвы и ограничились.
  Местная служба безопасности встала на дыбы. Спустя несколько часов после происшествия, к ее следователям присоединились безопасники господина Заглобы. Трое суток, потраченных на расследование инцидента, конкретных виновных не выявили и все было списано на почтенный возраст "Красавчика" и грубую ошибку допущенную его экипажем. Все это нисколько не утешало пострадавших от этой трагедии хозяев порта и хозяина "Гражины". Погибший корабль серьезно повредил причальные сооружения и энерго-силовое оборудование яхты.
  
  - Фрэнки, ты точно уверен, что это не диверсия? - спросил своего безопасника Доминик.
  - Господин Заглоба, следов явной диверсии ни мои люди, ни местные специалисты не обнаружили. Но то, что это был несчастный случай, я уверять не стану. Нужно более подробное расследование.
  - Ты понимаешь, что у меня нет времени ждать, когда ты докопаешься до истины. У меня нарушается весь график намеченных визитов!
  - Тем не менее, я бы рекомендовал вам дождаться когда придет наша "Катаржина" . Я ее уже вызвал.
  
  В другое время, Доминик послушался бы совета Фрэнки, вот только его одолели дурные предчувствия. Накануне он вновь увидел свой кошмарный сон и это сильно испортило ему настроение.
  
  - Фрэнки! Я знать ничего не хочу. Мне нужно убираться отсюда немедленно! На чем - это ваша забота. "Катаржина" пусть нас догоняет на маршруте!
  
  Пожав плечами, безопасник пошел к капитану порта. Нужный для путешествия корабль нашли сразу. Сутки назад, на Самбу как раз прибыла яхта для деловых поездок.
  
  - Корабль только что построен на Центаврианской верфи по заказу охранной фирмы "Вартия", - сообщил капитан порта обратившемуся к нему безопаснику, постоянного экипажа нет, только перегонный. Сокращенного состава.
  - Регистрация?
  - Только самого проекта. Ни порта приписки, ни названия корабль пока что не имеет.
  
  Вот это обстоятельство и сняло все те подозрения, которые возникли у Фрэнки. Если бы такой корабль имел полноценную регистрацию и название, следовало бы насторожиться: кто-то это все подстроил. Знать о том, что "Вартия" - это легальное название фирмы-координатора "пиратского проекта", посторонние не могли. Именно "Вартия" содержала заказанные ей корабли в "анонимном" состоянии.
  Вот только не учел Фрэнки то, что после рейда на "Грязную Жемчужину", в руки "псов господних" попали весьма осведомленные люди. Самых страшных тайн они конечно не знали, но в том, что за корабли находятся у "Вартии" они прекрасно разбирались. Так как шеф страшно нервничал, Фрэнки немедленно явился на борт оказавшейся кстати яхты. И это было ошибкой. Якобы безымянная яхта, была той самой "Бертой" что недавно прошла весь цикл положенных ей испытаний.
  Конечно, сравнивать "Берту" с "Гражиной", это все-равно что сравнивать школьный автобус с роскошным лимузином, но другого под рукой все-равно ничего не было. Капитан корабля, тоже не выглядел внушительно:
  
  "Этот сопляк наверное только что выпустился из Академии. Вакансий свободных для него не было и он с радостью ухватился за перегон".
  
  Здесь он был почти что прав. Лейтенант Омельченко действительно только что выпустился и перегон "Берты" из Берложья в Самбу было его первым заданием.
  Не откладывая дела в долгий ящик, Фрэнки начал переговоры о сдаче яхты в лизинг. На это капитан ответил, что он не вправе решать такие дела и предложил обо всем говорить с самим заказчиком. Ну раз так, то они немедленно прошли на корабельный узел связи и связались с "фирмой-заказчиком". Вот это было второй ошибкой. Если бы Фрэнки связался с "Вартией" через планетарный узел связи, то вся немудрящая комбинация русской разведки мгновенно была разрушена. Торопился, не сделал этого и в результате вместо представителя настоящей фирмы, его связали с представителем подставной. Переговоры, что велись по закрытому каналу связи, заняли продолжительное время. "Фирма-заказчик" легко согласилась на то, что вместо перегонщиков яхту поведут люди, взятые из состава экипажа "Гражины", но по цене аренды и размеру неустойки и премии для перегонщиков, торговалась долго и нудно. Но все когда-нибудь кончается. Кончились и эти переговоры. Сразу после оплаты счетов, перегонщики покинули борт корабля и больше их никто не видел. Ну а "Берта" приняв на борт пассажиров и охрану, вскорости отправилась в рейс. Спустя двое суток связь с ней оборвалась.
  
  СИКУЛА. "ГОЛУБИННЫЙ МЯТЕЖ"
  
  - Все-таки у нас получилось это! - Фердинанд радовался совершенно искренне. Когда его сбродное воинство нанесло внезапный удар по мятежникам, получившийся результат превзошел все ожидания. Противник, не ожидавший от него такого хода, в первый момент растерялся и оказал слабое сопротивление. Потери собственных войск при этом были ничтожны, зато сотни три мятежников взяты в плен и отправлены на территорию флотского интендантства. Правда, к утру он опомнился, сумел навести порядок в собственных рядах и организовать упорное сопротивление. Тем не менее, инициатива по-прежнему была в руках бланкистов и они продолжали успешно наступать.
  Большую помощь войскам оказывали те сведения, которые поступали прямо из офиса Сикульского банка. Кто бы мог предполагать, что контроль над обычными платежными терминалами может компенсировать отсутствие нормальной войсковой разведки? А вот поди же ты!
  Сейчас Фердинанд оценил возможности системы мониторинга ситуации. Специалисты Валенсии Ларго совместно с русскими специалистами сумели в короткий срок наладить снабжение его штаба ценной информацией в режиме реального времени. Благодаря этому до сих пор удавалось быть на шаг впереди противника. Несколько контратак было отражено ничтожными усилиями лишь потому, что о них заранее знали. Прада, одна вещь портила все настроение:
  
  - Жаль, что я на этот гадюжник не обращал внимания раньше, - поделился Бланк своими мыслями с Антонием Кастом, - к сожалению, сейчас такой источник ценный информации принадлежит нам лишь формально.
  - Дружище, не стоит расстраиваться так, - на правах старой дружбы, Каст мог позволить себе некоторую фамильярность, - мы конечно упустили этот момент, но во всем плохом есть и хорошее.
  - Что хорошего может быть в том, что наше государственное учреждение полностью теперь контролируют сотрудники русского посольства? Где гарантия того, что они в один прекрасный момент не начнут использовать его против нас? Там ведь даже кадровые перестановки теперь можно будет произвести только с позволения госпожи Субудаевой.
  - Думаю, что сами русские уже не в восторге от того, как она поступила. Она могла и дальше использовать без ограничений возможности Валенсии Ларго. Но вместо этого, она поступила глупо, раскрыв перед нами один из источников своей осведомленности.
  
  Антоний Каст действительно так считал. Правда, пользу из этого извлечь сумел. В настоящий момент, его оперативники тоже собирали сведения с помощью банковской системы безопасности. Правда, если Фердинанда сейчас волновали сведения военного характера, то люди Каста собирали сведения о поведении граждан своей страны. Все-таки чем больше досье в собственных архивах, тем лучше.
  
  - Так вот, возвращаюсь к мысли о хорошем: глупо будет ссориться с нашими союзниками по поводу того, что они превратили наш банк в филиал своих спецслужб. Думаю, что и на поступок Валенсии можно закрыть глаза...
  - Прощать измену? - протектор не мог понять, почему карая одних изменников, он должен прощать других.
  - Придется простить. По факту, Валенсия уже не наш человек. Ее сотрудники тоже уже не наши, да и учреждение можно перестать считать своим. Мы это момент проглядели, но это еще не все. Думаю, что филиалы Берложского банка действуют похожим образом.
  
  Вот тут Каст ошибался. Русская разведка еще не додумалась использовать Берложский банк таким образом. Этот банк работал в основном с внешней клиентурой и практически не обслуживал граждан Сикулы.
  
  - Я бы предложил тебе Фердинанд, когда все утрясется, просто тихо и ненавязчиво изменить статус Сикульского банка. Пусть он и дальше продолжает свою коммерческую деятельность, но работой с государственными финансами пусть занимается другое учреждение. И нам ничего не мешает, организовать похожую структуру по добыче информации. Пусть она заработает не сразу, но зато она будет целиком наша.
  
  Ответить Касту Фердинанд не успел. Противник вдруг открыл заградительный огонь из тяжелых артиллерийских систем.
  
  - Ублюдки! Что вы творите! Офицер! Срочно связь с огневыми!
  
  А творился сейчас сущий кошмар. В самом начале боев в столице, Фердинанд обратился к мирным гражданам с просьбой покинуть зону боевых действий. Кто-то послушался доброго совета и выехал из ставшей опасной столицы. Но таких разумных людей оказалось мало. Большинство жителей столицы остались дома и смотрели на боевые действия как на красочное и интересное шоу. Страна, никогда раньше не воевавшая, воспринимала войну как показ обычной криминальной хроники. И теперь многие за это расплатились.
  Не сумев остановить атаку бланкистов, баскисты по совету кураторов из Сообщества, попытались отбиться с помощью постановки заградительного огня. То, что при этом пострадают в первую очередь мирные жители, кураторов ничуть не волновало. Возражение самого Арнольда Баско, советники проигнорировали и преодолели простым способом: отдали артиллеристам приказ на открытие огня. Если бы расчеты орудий были укомплектованы гражданами Сикулы, то приказ могли и не исполнить. Вот только на огневых позициях находились служащие частной военной компании, прекрасно знавшие, кто им платит деньги.
  Фердинанд не успел отдать приказ на контрбатарейную борьбу. На связь с ним вышла русская посланница:
  
  - Генерал! Я прошу вас не давать команды на подавление огня артиллерии противника?
  - Что? Вы с ума сошли?
  - Выслушайте меня внимательно! Их позиции находятся посреди жилой застройки. Наши артиллеристы не гарантируют, что не заденут ответным огнем мирное население. Флаеры и беспилотники тоже не смогут точно сработать только по военным целям.
  - И что вы посоветуете мне делать?
  - Генерал! Вам не стоит пачкаться кровью невинных. Одно дело случайные жертвы, другое дело - намеренное уничтожение. Пусть ваша пехота прорвется к артиллерийским позициям! Мне говорят, что она сможет это сделать! Я сейчас высылаю отряд "черной смерти". Их командир уверяет, что с помощью какого-то там вертикального охвата, он сумеет подавить часть батарей...
  
  Фердинанд с трудом себя успокоил. Лариса была права: можно не испытывать жалости к противнику, но становиться преступником в глазах собственных граждан не стоит. Отдав войскам приказ на подготовку атаки, он связался с генеральным прокурором:
  
  - Значит так! Я приказываю вам срочно готовить обвинительный материал по совершению мятежниками преступлений против граждан Сикулы. Обвинительный материал? Отовите задницу от мягкого кресла и ступайте на улицы. Там этот "обвинительный материал" сейчас валяется с выпущенными внутренностями! Доказательств хватит на сотню процессов! Шевели ляжками скотина, пока я тебя за бездействие на фонаре не повесил!
  
  Потом он связался с государственным новостным агентством:
  
  - Вам следует организовать серию репортажей прямо с мест событий. Вы должны четко показать зрителям, что мятежники начали убивать даже тех, кого клялись защитить.
  
  Потом пошли доклады от командиров о готовности к атаке. Флаеры с "черной смертью" уже были на подходе. Приняв доклады, Фердинанд обратился по общей связи к войскам:
  
  - Ребята! Свести дело к разборке между силовиками не вышло. Мятежники оказались неразборчивы в средствах. Им уже плевать на то, кто погибнет от их огня. Мы так поступить не можем. И выбора у нас нет. Давить сопротивление врага, придется тем, что у вас есть на руках. Я знаю, что это приведет к росту потерь. Но я также знаю, что мы солдаты. Мы обязаны идти на смерть, если иначе не получается защитить беспомощных. Я посылаю на смерть не только вас. тоже пойду сейчас в бой и разделю вместе с вами те опасности, которым подвергаете себя вы. И последнее: Наемников в плен не брать и живыми их не оставлять!
  Через пятнадцать минут началась общая атака. Русские, сикульцы, амберцы сумели пройти сквозь заградительный огонь и приступили к очистке городских кварталов от войск баскистов.
  
  ВЫБОР.
  
  Допросить Доминика Заглобу оказалось очень непросто. Стандартные средства медикаментозного допроса для этого не подходили.
  
  - Ему поставили не менее девяти блоков. Как их обойти, я понятия не имею - развел руками корабельный врач с "Михаила Паникахо", - Но дело тут не только в этом. Наш пленник прошел серию сложных операций по модификации тела. Какие последствия вызовет введение внутрь наших стандартных препаратов, я не берусь предсказать.
  - А что у остальных пленников? - Игорь Севастьянович очень не хотел привлекать к допросу кого-то кроме своих специалистов. Ведь наверняка вскроется что-то такое, что даже своим лучше не знать.
  - У остальных все тоже самое, только попроще.
  - Так может все же поэкспериментируем на менее ценных пленниках?
  
  Вместо ответа, врач только пристально поглядел на Хюммеля и тому сразу расхотелось предлагать что-либо еще. Просить об этом остальных медиков отряда тоже было бесполезным делом. И вовсе не потому, что есть сомнения в их профессионализме. Просто никто из них не станет шутить с "Кодексом Целителя'" На Немезидской Руси, медики вместе с учителями стояли особняком. Что для тех, что для других, "принцип белых одежд" был свят. Любители поступаться высокими принципами кончились давно. Изгнание нарушителей высокой морали из общества было меньшей из кар. Был у целителей и свой "пистолет с одним патроном", только выглядел он как склянка с ядом.
  И ничего с ними тут было не поделать. Те моральные принципы, которые являлись частью их профессии, появились не на пустом месте. Времена, когда выгода и личное благополучие ставились выше любой морали, были временем настоящей катастрофы для народа. Те, кто не захотел становиться хрюкающим от сытости стадом, уцепились за традиционную когда-то мораль, как тонущий за соломинку. Уцепились и тем спасли себя и тех, кто хотел остаться народом, а не стадом.
  Тогда, несколько веков назад, борьба шла не только на поле боя и подполье. Не менее ожесточенная борьба шла в душах людских. В результате, сохранили себя те, кто спасение души ставил выше спасения собственной жизни. Такой подход стал одинаков и для религиозных людей, и для атеистов. Пытаться бороться с этим было бесполезно, ибо ломать пришлось бы не отдельного человека, а все сообщество стоящее за его спиной.
  Принципы гуманизма, с детства внедряемые в сознание граждан, не означали личной бесхребетности. Это было характерно не только для воинов. Ученые, считающие что наука требует жертв, добавляли: "В первую очередь от самого ученого". Учителя воспитывали детей не только словами и розгами. Умение подать пример правильного поведения в любой ситуации, считалось основой профессиональной пригодности. Актерам внушали, что положительным героем нужно быть не только на сцене. Медики в этом плане были ничем не хуже прочих людей. Следуя своей правде, они до конца боролись за жизнь и здоровье пациентов, не делая различий между своими и врагами. Но горе было тому, кто пытался причинить беспомощным людям вред. Сразу выяснялось, что защищая пациента, врачи умеют не только лечить. Убивать выродков всеми доступными средствами они тоже умеют. Решительно и без колебаний. А если нужно, то и ценой собственной жизни.
  Поэтому вступать в конфликт с людьми, на чьей стороне Правда, Игорю Севастьяновичу совсем не хотелось. Пусть они остаются такими, какими их воспитали. Чем дольше они будут такими, тем лучше для его страны. А губить свою душу придется ему. Ничего плохого в этом он не видел. Ради того, что тебе дорого, можно жертвовать жизнью и благополучием. А еще можно жертвовать собственной душой. И если верующие правы, безнаказанным для него это не будет. И пусть за это потом придется где-то "там" отвечать. Плевать! "Сперва сделаю дело, а потом за это отвечу!"
  А для того, чтобы сделать дело, пришлось взять курс на "Грязную Жемчужину". Нужные для грязных дел специалисты находились как раз там.
  Что поделать, служба у него конечно почетная, но окунаться с головой при этом приходится не только в кровь. Есть и другие, более мерзкие субстанции. А иначе не выйдет. Операция по взятию "языков" была непростой. Губить результаты общих усилий излишним чистоплюйством Хюммель не хотел.
  
  "А все-таки здорово у нас получилось! Не высший пилотаж конечно, но все-равно здорово!"
  
  То, что это не высший пилотаж, было верно. Слишком много было слабых мест в их замысле. Честно говоря, им просто повезло. Конечно, персоны такого ранга охраняют лучшие из лучших, способные не дать злоумышленнику ни одного шанса на успех. Но именно это их и подводит. Покушения на настоящих властителей крайне редки. Наверное потому, что ни один террорист не станет покушаться на того, кто его кормит. Убивают и похищают обычно чиновников разной степени значимости. От этого не застрахованы даже правители. Зато те, кто дергают правителей за ниточки, почти всегда умирают собственной смертью. Это приводит к тому, что их охрана расслабляется и допускает такие промахи, которые никогда не допустит охрана более скромных персон.
  Безопасник Заглобы мог сорвать их замысел на любой стадии осуществления. Можно было более подробно "покопаться" в биографиях "перегонщиков". Можно было выходить на связь с "Вартией" не с борта чужого корабля, а с узла связи на транспортном терминале. Возможностей обнаружить обман у Фрэнки было хоть отбавляй. Его подвела в первую очередь торопливость.
  А само путешествие на чужом корабле? Он правильно поступил, когда сменил перегонный экипаж на свой, проверенный. Вот только не учел, что опасными бывают не только люди. Если бы он поменял не только экипаж, но и корабельную систему искусственного интеллекта, то ничего плохого с ними не произошло. Но не сделал этого, потому, что спешил. Ограничился только быстрой проверкой на наличие подозрительных "закладок". Не нашел, а мог бы, ведь они были. В нужный момент они сработали, активировав "нечисть".
  Вообще-то, "нечистью" десантники называли ту машинерию, которая применяется при штурме орбитальных крепостей. Она достаточно громоздка, а потому и заметна. Но "Берта" была особым кораблем. И "нечисть" на ней тоже была особой. Она относилась не к штурмовым, а к охранным средствам. Распределенная по всему кораблю, она не вызывала своим видом никаких подозрений у непосвященных. Вот и у специалистов Френки она подозрений не вызвала. До самого последнего момента они считали, что управляют этим охранным оборудованием.
  В том, что это совсем не так, они убедились самым худшим образом. Когда на искин "Берты" пришел условный сигнал с "Михаила Паникахо", "нечисть" сочла экипаж и пассажиров вражескими диверсантами. Ну а дальше, десантникам осталось только беспрепятственно проникнуть на яхту и собрать парализованные тела.
  
  - Игорь Севастьянович, скажите мне пожалуйста честно, - прервал задумчивость Хюммеля врач, - как вы собираетесь поступить с нашими пленниками.
  - Если честно, то я все-равно буду их допрашивать. Каким образом, вам этого Иван Петрович лучше не знать.
  - Тогда как врач, я вынужден вас предупредить: вы можете в результате радикального вмешательства получить людей, чья психика претерпит необратимые изменения. Касательно моральной стороны дела, - Иван Петрович с сожалением смотрел на разведчика, - я понимаю что у вас нет выбора. Вот только предупреждаю: даром это для вас не пройдет. В один прекрасный момент вы поймете, что произошла деформация вашей личности. Да и не только вашей. Подумайте заранее о том, кем вы станете для своих родных и близких.
  - Спасибо за предупреждение, дорогой Иван Петрович. Я все это учту. А насчет моей души... Знаете, у нас для лечения душевных болезней есть свое секретное лекарство. И оно постоянно находится рядом.
  
  В который раз Игорь Севастьянович поразился мудрости далеких предков. "Лекарство", завещанное их обычаями, в данный момент находилось в комнате хранения оружия. В тот момент, когда его дальнейшая жизнь станет недопустима, он избавит себя и общество от дальнейшего позора.
  
  "Все-таки правы они были. Низко падшие, должны сами избавлять этот мир от своего присутствия. Ну а пока я еще в своем разуме, буду стараться не пачкаться в дерьме. Надеюсь, что это у меня получится".
  
  

ГЛАВА 60.

  
  ЦАРЕВО. ПОСЛЕ "БРЕДА" И "ГОЛУБИННОГО МЯТЕЖА".
  
  - Сейчас Иван Руссиянович о твоей супруге прямо-таки ужасы рассказывают. Я тут подготовил выжимку из сообщений новостных агентств. Такое расписали, что хоть сейчас отдавай ее под суд.
  
  Князь-кесарь нисколько не шутил. Подавление "Голубинного мятежа" - самая модная в Сообществе тема для обсуждений. Даже война с Чжунхуйской Империей временно отошла на второй план. Нужно отдать должное репортерам этих новостных агентств - сработали они неплохо. Я смотрел эти кадры. Корреспонденты сумели найти среди жителей столицы тех, кто главным виновником происшедшего считал Фердинанда Бланка. Именно у них и были взяты интервью. Вставленные в репортажи, они убеждали зрителя в том, что народ Сикулы поднял восстание против диктатора, который зверски угнетал свой собственный народ. Не забыты были и жертвы репрессий. Семьи пострадавших казнокрадов и извращенцев трогательно плакали, рассказывая о том, какими чудесными людьми были репрессированные. Особо подчеркивалось, что все эти гонения начались после того, как на Сикуле появились христианские изуверы самого крайнего толка. Именно католики и православные, чья деятельность запрещена на территории Сообщества, начали зомбировать местную молодежь.
  
  - Моя дочь была самым обыкновенной девочкой, - вещала сквозь слезы и дешевую косметику невзрачная тетка, - мы с мужем конечно не всегда находили с ней общий язык, но тем не менее не ссорились. Все началось с того, что дочери предложили получить качественное школьное образование. Мы тогда не раскусили коварства тех, кто все это затеял. Мы не знали, что католичество и православие является опаснейшими сектами. Когда мы спохватились, было уже поздно. Эти мракобесы зомбировали ее, заставляя заниматься точными науками, спортом и гуманитарными предметами. Она перестала быть сама собой.
  - Может быть вы расскажете зрителям, что изменилось в поведении вашей дочери?
  - Раньше она была такой же как и я в юности. Посещала молодежные тусовки и гопотеки, умеренно потребляла легкие наркотики и алкоголь, у нее был партнер... А теперь всего этого нет! Сектанты запретили ей снимать стресс таким образом! С тех пор как она стала посещать их службы, она перестала быть ребенком. Эти изуверы ее лишили детства!
  
  Слушать этот бред было бы забавно, если не знать о ком идет речь. Несколько недель тому назад, я подписал представление о награждении гражданки Сикулы Сильвии Лупяску медалью "За Отвагу". Когда в столице боевые действия превратились в сущую бойню, возникла задача по эвакуации мирного населения из опасной зоны. Отвлекать на это войска мы не могли, поэтому Фердинанд Бланк приказал заниматься этим добровольцам из Христианского Союза Молодежи.
  Благодаря стараниям отцов-иезуитов, эти мальчики и девочки обладали всеми нужными умениями для оказания помощи людям в условиях войн и катастроф. Правда, действовали они не одни. Не принявшие участия в боевых действиях полицейские, столичные пожарники, местные медики и просто сохранившие спокойствие граждане города, тоже не остались в стороне. Но все-таки, первыми были эти "зомбированные сектанты".
  Удивляться тому, что их действия "свободная пресса" выставляет как крайний экстремизм, не стоило. Нечто похожее мы видели в двадцатом веке в Боснии. Тем более, что та же Сильвия, спасая беспомощных, без колебаний отправляла на тот свет любителей нажиться на чужой беде.
  Бесчинства и мародерство есть на всякой войне. Было оно и на Сикуле. Прекращать грабежи и насилия тоже приходилось. А как приходилось прекращать, знает всякий, кому довелось в таких условиях поддерживать порядок.
  Помимо этого, особое возмущение Сообщества вызвал сам ход боевых действий. Показывая развалины домов и убитых во время обстрела мирных жителей, их репортеры скромно молчали о том, что войска бланкистов не применяли тяжелого оружия. Зато они не скупились на показ убитых бланкистами мятежников. Самые сильные вопли были о судьбе наемников из ЧВК. Их в соответствии с приказом Бланка в плен не брали. Даже те, кому удалось сдаться в плен, были потом расстреляны. Естественно, что все это подавалось под нужным для верхушки Сообщества соусом.
  Но основной героиней страшилок для публики стала моя супруга. Тут уж журналисты дали волю своей фантазии! Начать с того, что ее обвиняли в применении некого "неконвекционного оружия" которое подавило волю командовавшего корабельным отрядом коммандера Добсона настолько, что сохранением его душевного здоровья до сих пор занимаются лучшие психологи Пятнадцатой флотилии. Прибыв на Сикулу, она применила это оружие по осаждавшим правительственную резиденцию войскам мятежников. Если верить этим брехунам, то Лариса "значительно уменьшила решительность повстанцев". После этого, она так разошлась, что "потеряла всякое чувство меры". С помощью неких паранормальных способностей она превращала поддержавших Бланка людей в "тупых и исполнительных фанатиков". Видимо ей это показалось мало и она загипнотизировала несколько тысяч беженцев с Амбера.
  Вот такой "дичью" и кормили своего обывателя власти Сообщества. Ларису уже с полной серьезностью в этих передачах называли "Сикульской ведьмой". Самое смешное оказалось то, что выдумщики сами поверили в эту чертовщину. Люди Крылова уже сообщали, что пиндосы уже выделили своим ученым грант на исследование "феномена Сикульской Ведьмы".
  Вся эта шумиха была затеяна не просто так. Публику потихоньку готовили к новой войне, хотя еще не была закончена старая. Именно эти обстоятельства и призвали меня на Немезиду. Хоть и была мне предоставлена большая самостоятельность, но не все вопросы я мог решить лично.
  
  - Вот скажи нам генерал, почему они вдруг озаботились нами, да еще в разгар тяжелой войны? - таким был первый вопрос, заданный мне царем.
  - Война эта для них уже не является тяжелой. Большинство задач, которые ставили перед собой обе воюющие стороны уже решены.
  - Не стоит нас в этом просвещать, мы и так знаем, что под прикрытием этой войны, пиндосы и "косые" инициировали те преобразования, которые считали нужными. Все это так, но это не военные задачи. "Косые" могут себе позволить заключить мир хоть сейчас. Пиндосы такой возможности лишены. Прежде, чем заключать мир, им нужно иметь хоть один убедительный успех на военном поприще. А этих успехов до сих пор нет и не предвидится.
  
  Все это было действительно так. За плечами пиндосов успехов не было. В начале войны, чжунхуи внезапными ударами уничтожили линейные силы флота, высадив крупные экспедиционные силы на Немезиде, лишили пиндосов тридцати процентов промышленного потенциала. Да и в дальнейшем у них были поражения в космосе. То, что они не лишились ни одной из своих планет, благодарить следует исключительно нас.
  Приковав к себе практически всю их полевую армию, мы не позволили "косым" развить успехи флота высадкой армейских десантов. За это время, пиндосы успели достроить заложенные еще до войны боевые корабли и исправить ситуацию. Сейчас оба противника вели борьбу на коммуникациях и потихоньку наращивали силы.
  
  - Константин Ильич! Этим военным успехом, который позволит им с честью выйти из войны, должен быть наш разгром.
  - Руссияныч, а с чего ты сделал такой вывод?
  - Вот о том, что мне позволило прийти к такому выводу, я сейчас и доложу.
  
   ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

Оценка: 5.00*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Пальцева "Зима с характером" (Любовное фэнтези) | | М.Мистеру "Всё дело в традициях" (Любовное фэнтези) | | Ж.Штиль "Стервами не рождаются. Падь" (Любовные романы) | | А.Хоуп "Тайна Чёрного дракона" (Любовная фантастика) | | А.Анонимов "Второй Шанс" (ЛитРПГ) | | Лаэндэл "Заханд. Аннексии" (ЛитРПГ) | | Д.Елизарьева "Верить – не верить (Следом за судьбой - 3)" (Любовное фэнтези) | | М.Ваниль "Накажи меня нежно" (Романтическая проза) | | А.Кувайкова "Жмурик или Спящий красавец по-корейски" (Современный любовный роман) | | Ш.Лайон "Покорность не для меня" (Городское фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"