Айрес Алиса: другие произведения.

Смерть попаданкам

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 4.66*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ ПРО ДВУХ ПОПАДАНОК: Марина - возраст 25 лет. Продавец в колбасном отделе. Поправилась на 10 кг., не сумела получить высшее образование, залезла в долги. Смолит, как паровоз, ни с кем не встречается. Мариза - возраст 725 лет. Принцесса, несносная дочь черного властелина, мастерски владеет магией разрушения. Спит с орком. Должна будет сменить своего отца и взойти на трон правительницей темного королевства. Но как могут быть связанны девушки из параллельных миров? Хм.. А ЧТО БУДЕТ, ЕСЛИ ЧЬЯ-ТА ЗЛАЯ ВОЛЯ ПОМЕНЯЕТ ИХ МЕСТАМИ? Будет смешно
      Это наш совместный с Kaverella De Vine проект. Приятного времяпровождения!

  
  
СМЕРТЬ ПОПАДАНКАМ!
  
  Параллельно...
  
  
  ГЛАВА ПЕРВАЯ
  
   Холодильник тарахтел, пугая своим рыком летающих по кухне мух. Назойливая мерзость с завидным постоянством совершала посадку на мои лоб и щеки. Мне ничего не оставалось, как отмахиваться газетой, ругаться и морщиться. На столе остывший чай, в блюдце малиновое варенье - лето, а я успела простудиться. Я в последнее время вообще много болела.
   Зазвонил телефон - приятная мелодия из щелкунчика. Я потянулась к мобильнику. На конце трубки раздалось веселое 'Привет'. Эээх, Эвелина - моя подружка, не менее назойливая, чем летающие по кухне мухи.
   - Привет, - хрипом ответила я.
   - Погуляем?
   - Я болею...
   - Оооой... как жаль. Погуляем?
   - Блин, Эвелина, я же сказала, что болею. Я не хочу гулять. И идти никуда не хочу. Позови кого-нибудь другого - у тебя полно друзей.
   - Но ты моя лучшая подруга.
   - Это ты так считаешь... У меня на этот счет другое мнение.
   Эвелина забрюзжала:
   - Ты вредная. Я с таким парнем познакомилась, мне необходим твой совет. Он спортсмен.
   Я вздохнула. - А мне необходимы лекарства и доктор.
   - Ты что действительно заболела? - удивилась подруга.
   Я отхлебнула чаю и поплелась в комнату.
   - Дааа, - жалобно проблеяла я. - Эвелин, я пошла спать. Желаю удачно провести время на свидании.
   Девушка на конце трубки недовольно помычала, но после дружелюбно произнесла:
   - Ну, хорошо, я потом забегу к тебе, расскажу, как все прошло.
   Меня хватило только на:
   - Даже не думай... - захрипела я и плюхнулась на диван.
  
   Сон или наваждение терзали мою голову. Гул, стоящий под черепной коробкой издевался какофонией футбольных фанатов. Никто не любит болеть, а болеть в разгар лета особенно. Меня разбудило навязчивое чириканье. Птица говорила электронным языком, и то ли мнила из себя полиглота, то ли за то время, что я проспала, Землю завоевали пришельцы. Я оторвала голову от подушки, огляделась - никакие нанотехнологии мне не приметились. Включив резервы питания головного мозга, я быстро пришла в себя. Электронная птица, продолжающая настойчиво чирикать, оказалась дверным звонком. Я закуталась в одеяло и пошла открывать. Ели бы не слабость в ногах и громкое шарканье тапок, я бы точно притворилась, что меня нет - за дверью стояла веселая Эвелина. Уж с кем с кем, а с ней мне точно не хотелось общаться. Бывают в жизни периоды, когда тебе не хочется разговаривать даже с близкими друзьями.
   - Эвелина, - осмелилась подать голос я. - Уходи, меня нет дома.
   - Тогда кто со мной разговаривает?
   - С вами говорит автоответчик.
   - Марин, ну прекрати. Я малинки тебе принесла.
   - У меня на нее аллергия.
   Эвелина не теряла надежды:
   - У меня столько новостей, я хочу тебе все рассказать.
   - Мне все это не интересно. Я больная и ко всему безразличная.
   - Но ты не узнаешь самого интересного. Это касается Антона.
   Антон - это мой бывший парень. Мы встречались с ним до окончания школы. Потом он пошел на юриста, а я домой. Он был высоким и умным, веселым и голубоглазым, к тому же блондином. Ему всегда все удавалось, он был популярным, а я только пыталась ему соответствовать. Как-то так не получилось у меня куда-нибудь поступить, хоть как-то реализовать свои амбиции. Мне стало любопытно, и я открыла дверь.
   - Оооо, - скорчив рожу, протянула Эвелина. - Мне не малину, а косметику тебе купить стоило. Ты чё, как карга?
   Я махнула рукой и направилась на кухню.
   - Так мне давно двадцать пять. Именно с этого момента кожа начинает увядать.
   Эвелина хлопнула дверью и посеменила за мной.
   - Увядать кожа начинает, если за ней не ухаживать. У тебя яйцо есть? Огурец?
   Я усмехнулась, будто крякнула. - Была бы парнем, они бы у меня точно были.
   - Ладно, а овсянка?
   - Кажется, есть. А зачем тебе?
   Эвелина положила сумки на стул и весело причмокнула:
   - Будем делать маски!
   - Из папье-маше? Боишься на меня смотреть?
   - Дура - оздоровительные. К тому же я принесла тебе апельсины, какие-то лекарства и шампанское.
   Я плотнее закуталась в одеяло и села на стул напротив подруги.
   - А это ещё зачем? Твой спортсмен предложил тебе выйти за него замуж? Нужно отметить?
   Эвелина растерянно шлепнула себя по лбу.
   - Спортсмен!- вспомнила она. - Я же забыла про него.
   - А что радостная, тогда такая?
   - Я встретила Антона...
   - И что?
   Эвелина переложила пакеты со стула на пол, а сама села и зашептала:
   - Он говорил о тебе...
   - Гадости?
   - Тьфу, на тебя, Марина! Почему гадости? Мы просто говорили... говорили, ну... я мягко про тебя упомянула. Он заинтересовался. Спросил, как ты, что ты....
   После этих слов у меня, наверняка, подскочила температура.
   - Что? - вскрикнула я.
   Эвелина разъяснила:
   - Он спросил, как у тебя дела, чем занимаешься.
   - Да нет! Что? Что ты ему рассказала?
   - Правду... - неоднозначно ответила подруга.
   - Что? - снова вскрикнула я. - Ты рассказала, что я работаю продавцов в колбасном отделе? Что у меня полно кредитов? Что у меня три года не было секса? Что я поправилась на десять килограмм? Ты очумела? Ко всему этому списку, ты хочешь, чтобы я ещё и за убийство села?
   Эвелина удивилась. - Какое ещё убийство?
   Я скинула одеяло и вцепилась подруге в воротник. - За убийство болтушки, вроде тебя! Наговорить такое, моему бывшему парню!
   Эвелина рассмеялась. - Мариша, да успокойся. Об этом я грамотно умолчала.
   Я отпустила хорошо отглаженный чужой воротник, в который вросла секундой раньше, и обиженно спросила:
   - А тогда, какую правду ты ему сказала?
   Эвелина подмигнула. - Я сказала, что ты заболела. И знаешь, мне показалось, что он растрогался. Спросил - серьезно ли? Я сказала - да.
   Я недовольно стукнула кулаком по столу.
   - Замечательно. Я ко всему прочему ещё и больная. Тоже мне подруга...
   - Да успокойся ты, я сказала, что ты серьезно простыла. Купалась голая в холодной реке и подхватила воспаление легких.
   - Голая?!
   Эвелина заиграла тонкими бровями. - Да, голая.
   - А это ты зачем сказала?!
   - Ну, он же мужчина. Я хотела, чтобы у него при мыслях о тебе возникли приятные воспоминания.
   Я готова была разреветься. Мало того, что мне казалось, что я самая невезучая из всего нашего класса, так ещё моя подруга чуть ли не рассказала об этой правде моему бывшему парню. Мне, как и всем, хочется выглядеть в чужих глазах намного лучше, чем являюсь на самом деле.
   Я сказала:
   - Ты чокнутая. Я тебя ненавижу... Ну и что... дальше что?
   - А дальше, он попросил твой адрес и телефон. Сказал, что сегодня заглянет. Поэтому я купила тебе апельсины и шампанское.
   Я не знаю, как описать то состояние паники, которое меня охватило, возможно, если я сравню с ужасом, царившим на Титанике, это будет нечто похожее.
   - Ты чокнутая! Я тебя ненавижу! - заорала я. - Ты совсем без мозгов? Ты почему со мной- то не посоветовалась? Мне он здесь не нужен. Да у меня даже не прибрано! Куда мне его приглашать? В эту срань?
   Эвелина скорчила гримасу.
   - Вот значит как? Меня в эту срань ты приглашаешь, а кого-то другого уже не можешь. Это все ерунда. Для мужика главное чтобы пыль клубами не каталась, да в холодильнике пожрать что было.
   Я напугано открыла холодильник.
   - Видишь. Пусто у меня там. Если там будет стоять шампанское и твои апельсины, сразу будет понятно, что я его как Новый Год ждала!
   Эвелина дернула бровями.
   - А ты его разве не ждешь? - игриво спросила она.
   - Нет. Я вообще уже года три не жду в свое квартире мужчин. Тем более Антона! Эвелин, ну ты нафиг это сделала? Какой он меня увидит? Я была тогда веселой, стройной, перспективной. И что он увидит? Корову-продавца?
   - А для чего я здесь? - удивилась Эвелина. - У меня есть косметика. Я всегда ее с собой ношу. Подберем одежду, накрутимся.
   Я забрюзжала:
   - Нет, и не подумаю... я просто не открою ему дверь.
   - Тогда я буду кричать, что ты здесь и просто стесняешься ему открывать, - съехидничала Эвелина.
   - Да я тебя выгоню раньше.
   Эвелина вытянула губы трубочкой и прощебетала:
   - Тогда я дождусь его у дверей и разыграю истерику. Скажу что тебе плохо и ты, возможно, сейчас бьешься в конвульсиях. Он у нас тоже спортсмен, дверь быстренько выбьет.
   Иметь подругу блондинку - это приговор. Я обреченно выдохнула и смирилась с предстоящим мне позором. Хотя...
   Я постоянно делаю что-то не так и чувствую себя ущемленной. Но грех называть мою жизнь - роком, а судьбу - неудачной. У меня своя квартира, я жива и относительно здорова. То, что в моей жизни нет романтических отношений, так потому, что я не хожу в спортзал и не сижу на диетах, потому что у меня дряблый зад и прыщавая спина. Я не ухаживаю за собой, поэтому за мной не ухаживают мужчины. В том, что моя жизнь скучна, виновата моя трусость, а несостоятельность как собеседника виновата в очень узком круге общения. То, что я не занимаю высоких должностей, виновата моя лень, а моя глупость виновна в обилии долгов. Я это все прекрасно понимала, но мне не хватало сил все это исправить. Единственная отрада в моей жизни - сигареты. Да, я смолю, как паровоз.
   Я жила и боялась встретиться с одноклассниками, боялась быть пристыженной надменными взглядами и униженной рассказами о чужом восхождении. Эвелина, как сорока постоянно приносила приятные, но безрадостные для меня новости, о том, что наши бывшие подружки вышли замуж, завели детей, уехали за границу, купили машины, открыли фирмы - все то, что каждый прожитый мною день воспринимается, как удар под дых.
   - Ты почему, со мной никогда не советуешься? - не выдержала я.
   Эвелина возразила:
   - А зачем? Если судьба будет с тобой советоваться, то счастливый случай с ней разведется, а в твою обитель, вообще, никогда он не заглянет. Ну, ты же девочка, почему ты не хочешь быть принцессой? Носишь эти серые растянутые кофты, не красишься, не ввязываешься в авантюры?
   - Девочкой я перестала быть в четырнадцать лет, и это была моя первая и единственная авантюра. И все эти твои розовые сопли, мне хочется высморкнуть, и обтереть руку о мою серую и вытянутую, но очень теплю кофту.
   - Фи!- удивилась Эвелина. - А почему, ты ведешь себя как эмо, а розовый цвет не любишь?
   - Я тебя ненавижу, - повторила я и включила чайник. - Ну, что теперь делать? Я не готова встречаться с Антоном. Он, наверное, весь расфуфыренный придет, красивый... подонок.
   Эвелина подскочила.
   - Вот именно, поэтому, прими аспирин, который я тебе купила, дуй в ванну, мойся, я пока приберусь, а потом займемся твоей прической.
   Я насупилась и сказала:
   - Какая прическа может быть у больной девушки?
   Эвелина показала язык. - Домашняя, но очень праздничная. Все не спорь со мной и иди, мойся.
   Я затарахтела не хуже своего холодильника, но переспорить Эвелину посчитала невозможным. К тому же, где-то в глубине души, где-то, ну, очень глубоко, я все же хотела встретиться с Антоном. Он был моей первой любовью, первым мужчиной, да и вообще незабываем.
   Собрав кучу старых баночек с уже засохшими кремами, да полупустые бутыльки с гелями и шампунями, я поковыляла в ванную.
   - Ноги побрить не забудь!- прокричала мне вдогонку подруга. - И... там...
   Я смущенно выглянула из-за угла, заикаясь спросила:
   - Аааа, ттам то зачем?
   Эвелина пропела:
   - Вдрууг у вас, что будет.
   - Пошла ты! - сказала я и скрылась в ванной комнате.
   Принимать ванну, когда из твоего носа бежит больше воды, чем из крана я не привыкла, поэтому старалась сделать все по-быстрому. Правда и на это у меня ушло около тридцати минут. Побрившись, все-таки, во всех нужных местах - так, на всякий случай, и растерев по телу, кажется, просроченный крем, я выглянула в холодную квартиру. Пахло курицей...
   - Эвелина! Это чем пахнет? Курицей?- спросила я и вошла в кухню. - Батюшки, ты, что это наделала?
   От удивления с меня упало полотенце. Передо мной был накрыт праздничный стол с салатами, свечами и бокалами.
   - Та-дааам! - протянула Эвелина. - Стол для романтического ужина готов.
   Я подняла полотенце, замоталась в него и удивленно спросила:
   - Ты где все это взяла? Сказала же, что только апельсины купила.
   - Настоящая женщина из ничего умеет делать три вещи - шляпку, салатик и скандал.
   - А курицу настоящая женщина из чего делает?
   - Да это я домой себе купила. Но решила, что тебе эта дичь нужна больше.
   Я выдохнула.
   - Эвелина, ему же все сразу станет ясно.
   Подруга отмахнулась. - Он мужчина, ему это только польстит. К тому же, неужели ты не будешь рада его видеть? Это же твой первый!
   Я села на стул и сказала:
   - Буду...
   - Тогда чего расселась?! Быстро одеваться и сушить волосы!
   - Ты что разоралась-то?
   Эвелина дернула бровями. - Потому что он скоро придет...
   - А что ж ты молчишь! - закричала я и вскочила со стула. Подняла опять упавшее полотенце и побежала в комнату.
  
   После часа девичьих мытарств я, наконец, была готова: глубокое декольте, перетянутая талия, на губах красная помада, на лбу ожог от плойки и кудрявая копна волос в бабской прическе на голове.
   Я, обиженно, посмотрела на себя в зеркало. - Ты сделала из меня лохушку. Я осталась такой же, только теперь выгляжу как дешевая проститутка.
   Судя по выражению Эвелининых глаз, ей мой облик тоже не нравился, но она как могла, старалась это скрыть.
   - Ну, может, сменить цвет помады?
   - А, может, сменить подругу? - предположила я. - Давай переделывать!
   Но тут зачирикал звонок.
   - Не успеем, - виновато произнесла Эвелина. - Сотри помаду, а я пойду открою.
   - Неэээт, - зашептала я. - Не открывай. Меня просто нет дома.
   Эвелина закатила глаза.
   - Не выйдет, дорогуша, когда ты мылась, он звонил, и я сказала, что мы его ждем.
   - Тоесть, ты с нами будешь? - обрадовалась я.
   - Придется! Судя по всему, ты и двух слов связать, не сможешь. Все я пошла открывать.
   Как только Эвелина скрылась в коридоре, я схватила массажку и попыталась расчесать волосы, но на мою прическу ушло столько лака, что все мои потуги увенчались лишь формированием локонов из шевелюры Пьера Ришара в косматую львиную гриву.
   Дверь отворилась. Послышался знакомый мужской голос.
   Я в панике нашла старую растянутую резинку, собрала волосы в хвост, рукой стерла помаду и притихла.
   - Заходи на кухню. Марина там, прихорашивается, - сказала Эвелина. - Сейчас выйдет.
   -'Ненавижу тебя!' - подумала я.
   - Марина! Выходи. К тебе гости! - известил голос моей подруги.
   В попытках предугадать реакцию Антона, меня затрясло, и я быстро взмокла.
   - Маарииша!
   Сделать шаг из комнаты, для меня оказалось архисложным. Но прятаться не было смысла и я вышла в коридор. Пара метров и поворот в кухню. Сердце чаще забилось, я виновато зажмурилась и вывернула из-за угла.
   Тишина.
   - Марин, ты глаза-то откроешь? - удивленно прошептала Эвелина.
   Я выдохнула. Открыла глаза.
   На меня смотрело знакомое немного осунувшееся лицо. Антон выглядел устало, но улыбался.
   - А ты все такая же чудная, - засмеялся он. - Рад, что не изменилась.
   Что? Он сказал - не изменилась?!
   - Я вижу, и ты таким же вруном остался, - улыбнулась я.
   Антон действительно мало изменился. Нет, он, конечно повзрослел. Возмужал. Его глаза приобрели блеск равнодушия, а на подбородке появилась щетина, но он был все так же красив, широк в плечах и атлетически сложен. Рядом с ним постоянно красивые девчонки вились, а он как-то по-особенному относился только ко мне. Сначала мы, конечно, дружили, потом я окунулась в пучину любовных страстей и не заметила, как приятельство переросло в романтические отношения, а влюбленность сменилась расставанием. Спросите меня, я и сейчас не понимаю, по какой причине мы были вместе и почему расстались. Это время всегда вспоминается с приятным осадком. Тогда все было по-другому. Я была такой мечтательницей, грезила о замках, драконах, рыцарях и магах. Наверное, мне просто хотелось чуда. У меня был Антон, но я его упустила...
   - Здравствуй, что ли? - произнес Антон и встал, чтобы обнять меня.
   - Привет, - робко сказала я и утонула в приятном парфюме.
   Меня заключили в крепкие объятия и поцеловали в лоб. Знакомые губы, знакомое причмокивание.
   Антон слегка отстранился и спросил:
   - Ну, рассказывай, как у тебя дела? Эвелина говорит, ты заболела?
   - Да... так получилось.
   - А нечего голышом купаться, - сурово произнес Антон, погрозил мне пальцем и сел на стул.
   Я села, напротив, в подтверждение своего состояния шмыгнула носом и сказала:
   - Эвелина тоже, наговорит тебе. Слушай ее больше. Продуло меня и всего лишь.
   Антон заулыбался.
   - Жаль, а то я уже представил тебя голой в холодной реке.
   Под столом Эвелина ущипнула меня за коленку.
   - Кое-кто на это и рассчитывал, - созналась я.
   Не научилась я за все годы, проведенные в женском теле, какому-либо кокетству. Меня эти заморочки никогда не интересовали.
   Эвелина засуетилась.
   - Ну, что ты, Антоша, сидишь, открывай шампанское!
   И тут началось веселье.
   Антон и Эвелина шутили, смеялись, травили анекдоты. Бутылки шампанского им показалось мало, они сходили за коньяком и продолжили праздник. Мне стало обидно - бывший парень вроде как, пришел именно ко мне, а веселится с моей лучшей подругой. Хотя, по понятным причинам я ему такой жизнерадостной компании навряд ли бы составила. Зато Эвелина мастерски выуживала из Антона информацию. Мы узнали, что он не женат, детей не имеет, сейчас ни с кем не встречается у него своя фирма. Молодец, что сказать. Хорошо, что моя подруга увлекала Антона разговорами, и он не задавал ожидаемых, но компрометирующих меня вопросов.
   Три часа пролетели незаметно, но беспечный вечер спешил закончить наши посиделки. Я шмыгала носом, и меня все время клонило в сон, но я упрямо пыталась соответствовать образу хозяйки дома, предлагая гостю то ещё хлеба, то чистых салфеток или солонку с сахарницей.
   Осушив рюмку коньяка, Эвелина глянула на часы и по-быстрому засобиралась. Я лишь успела открыть рот, а подруга уже захлопнула за собой входную дверь.
   Мы остались с Антоном одни.
   Какое-то время молчали.
   - Что у тебя на лбу?- вдруг спросил Антон.
   Я выдохнула и ответила:
   - Эвелина, хотела, чтобы я была красивой и прижгла меня плойкой.
   Антон улыбнулся.
   - А помнишь в классе девятом, наверное, она хотела сделать из тебя блондинку, а ты получилась зеленая.
   - Конечно, помню. Надо мной вся школа потешалась.
   - Ну, не всяааа!
   - Хорошо. Все кроме тебя...
   - А вообще, как жизнь? Эвелина так и не дала нам поговорить.
   Я пожала плечами.
   - Да, все как у всех. Ничего сверхъестественного со мной не произошло. Обычные заботы обычной жизни. Звезд с неба не хватаю. Фирмы у меня своей нет... зато есть крыша над головой.... Вот.
   Антон кивнул, собрал со стола грязную посуду и направился к раковине.
   Я удивилась:
   - Да, оставь, я потом сама помою.
   Антон подмигнул.
   - Прекрати, дай мне за тобой поухаживать...
   - А что за мной ухаживать? Я же не твоя девушка.
   - Зато ты больна.
   Я буркнула что-то себе под нос и скрестив руки на груди, ожидала, когда Антон перестанет быть джентльменом. Слишком долго для мужчины, у которого есть своя фирма он мыл посуду и слишком тщательно вытирал руки о полотенце, мне показалось, что ему не о чем со мной говорить и он просто, не знает, как вежливо покинуть мой дом. Я решила не тянуть кота за бесполезный хвост и сказала:
   - Поздно уже....
   Антон посмотрел на наручные часы, кивнул и сел напротив меня.
   Я решила намекнуть поярче:
   - Я не хочу, даже по старой дружбе тебя задерживать...
   - Ради такой встречи я готов задержаться, - неоднозначно ответил Антон.
   Меня вдруг осенило - он и не собирается уходить! Я опять разволновалась и снова взмокла. Поток женского сознания понесся к мыслям о нижнем белье, что на мне одето, о чистом ли постельном, о том, как я буду выглядеть утром и есть ли у Антона презервативы.
   - Ааа... ууу... это, - я не знала, как спросить. - А ты надолго у меня?
   Антон виновато улыбнулся. - Я тебе мешаю да? Ну, конечно прости, я как-то не подумал. Ты видимо спать хочешь. Ты болеешь, а я тут сижу...
   - Нет, нет, нет, - испугавшись, что он уйдет, пискнула я. - Ты мне не мешаешь. Я просто подумала... может тебе куда-то надо.
   - Ночью? - засмеялся Антон.
   - Верно, - улыбнулась я, накручивая на палец, выбившийся их хвоста локон волос.
   Антон выдохнул, посмотрел на меня и тихо сказал:
   - Мне некуда идти, Мариш...
   Я, как дура переспросила:
   - В смысле?
   - В самом прямом.
   Потеряв чувство такта, я проворчала:
   - Тоесть ты сидишь здесь, только потому, что тебе некуда пойти? А как же фирма, у тебя нет денег на гостиницу?
   Антон выпрямился, его лицо сделалось серьезным.
   - Я здесь сижу, потому, что ты близкий мне человек и только из-за того, что мы не виделись столько лет, я не осмеливаюсь попросить тебя о помощи.
   Страсти в моей голове вмиг поутихли.
   - А что случилось? - спросила я.
   Антон улыбнулся. - Не спрашивай, это сложно. Сейчас, мне просто негде переночевать.
   Я пожала плечами.
   - Ну... оставайся у меня, конечно. Только у меня диван один...
   - ...посплю на полу.
   Будь на моем месте Эвелина, она бы и спрашивать не стала, почему парень задерживается в ее квартире, а быстренько бы сообразила, как уложить его на диван рядом с собой. Мне же стало стыдно, за то, что я умудрилась, пусть и на секунду, но все же предположить, что Антон хочет остаться именно из-за меня.
   - Пойду, постелю тебе, - разочарованно произнесла я, опустила взгляд, и шмыгнув носом, поплелась в комнату.
   Поливая себя вербальной грязью, я кинула на пол несколько одеял, постелила новенькое постельное белье, ещё на прошлом дне рождения подаренное мне мамой - положить Антона на застиранное, давно выцветшее, зато пригодное, на котором сплю сама, уж простите - моветон. Я вообще коллекционирую новые вещи: не одеваю новые брюки, потому что донашиваю старые, и не ем из красивой посуды, потому что берегу до лучших времен.
   В комнату заглянул Антон.
   - Можно?
   - Заходи.
   - Марин, если я мешаю....
   - Да нет, я же сказала - заходи.
   Антон сунул руки в карманы джинсов, пожал плечами.
   - Я не об этом... Мне, правда, жаль, что мы встретились при таких обстоятельствах. Я бы тебя куда-нибудь пригласил, а не заваливался в гости без джентльменского набора - конфет и цветов. У меня просто сейчас в жизни черная полоса...
   Я села на диван и сказала:
   - Антон, я понимаю. Уж кому-кому, а мне известно, что это такое. Я расстроилась немного... но больше своим мыслям. Глупости, конечно, но я рада, что у тебя не все так гладко.
   - Это ещё, что за новость? - усмехнулся Антон.
   Я посмотрела в его хитрые глаза и увидела своего старого друга. Тут же расслабившись, я разоткровенничалась:
   - А ты видишь, как я живу? Посредственно. Из нашего класса, наверное, хуже всех. Если бы ты пришел и посмотрел на меня с вершины горы, моя и так невысокая самооценка упала бы ниже плинтуса.
   Антон весело цокнул, подошел ближе и обнял меня.
   - Какая же ты дура...
   Я положила голову ему на плечо, почувствовав прилив позабытой нежности, которую, я когда-либо испытывала к мужчинам.
  Странно, конечно, жить с симпатичным тебе парнем под одной крышей, готовить ему, стирать, слушать байки о его подвигах, но при этом не иметь никаких интимных отношений. Антон жил у меня вот уже четыре дня, и все наши разговоры базировались на школьных воспоминаниях. Он мне так и не рассказал, во что вляпался, а сама я не осмелилась спросить. Мне закрыли больничный - пришлось выйти на работу. Вечером я приносила любимую моим гостем сырокопченою колбасу, ставила чайник, включала телевизор. Так и жили четыре счастливых дня. А на пятый Антон исчез, оставив мне ворох грязного белья и кучу проблем. Дело было так:
  
   Я возвращалась домой. В фирменном пакете болталась прихваченная с работы колбаса, а я почти что порхала, от одной мысли, что скоро увижу Антона. Это у меня от природы видимо, - воздвигать иллюзии на непрочном фундаменте надежды на простое женское счастье. Радует, что такой пакостью страдают ещё сотни девчонок.
  На подходе к подъезду меня словно что-то парализовало, и я замедлила шаг. На крыльце толпились странные типы в черных костюмах. Я протиснулась мимо этих здоровяков и зашла в подъезд. Подошла к лифту. Нажала на кнопку. Но, судя по звуку разъезжающихся где-то на верху дверей, лифт застрял примерно на моем этаже. Я вздохнула полной грудью и настроилась на пеший подъем. Поскольку жила я на восьмом этаже, а спортом не занималась, путь мне предстоял нелегкий. Поднимаясь все выше, я все отчетливее слышала тяжелые мужские голоса. Где-то этаже на шестом, мимо меня вниз проскочили ещё два амбала в костюмах. Я разволновалась сразу вспомнив, о проблемах Антона. Подозревая, что все эти люди пришли именно из-за него, я поднялась на свой этаж. Как и предполагалось мною ранее, лифт застрял именно здесь - двери держал высокий мужчина в белой рубашке с небрежно закатанными рукавами. Специально замедлив шаг, я осмотрелась. Дверь в мою квартиру была распахнута, а на пороге стоял рыжий тип с автоматом. Я облизала пересохшие губы, прошла мимо, продолжив свой путь на девятый этаж. Мне почему-то стало очень страшно. Если бы все эти люди были в милицейской форме, я, скорее всего, остановилась и обозначила бы свою принадлежность к квартире, в которой они бесцеремонно хозяйничали. Но поскольку здоровенные типы в черных костюмах больше походили на персонажей из сериала 'Бригада', я по-заячьи поспешила прочь. Мужчина в белой рубашке проводил меня суровым взглядом. Скажи он мне хоть слово, я бы тут же упала в истерике на лестницу и выдала ему все когда-либо хранимые мной секреты. Слава Богу, этого не произошло. Я поднялась на девятый этаж и притихла. Амбалы в моей квартире явно были недовольны чьим-то отсутствием. Могло показаться подозрительным, если бы я не позвонила ни в одну из дверей, и поскольку соседей с девятого этажа я вообще не знала, то выбрала самую дальнюю квартиру.
   'Дин-дон'
   Даже не знаю, чего я больше боялась: того что мне откроют и слишком громко удивляться моему визиту, тем самым выдав амбалам внизу. Или же наоборот, соседей не окажется дома, опять же, компрометируя моё нечаянное присутствие. Я снова нажала на звонок.
   'Дин-дон'
   Меня ожидало второе. Мысленно разыграв перед собой сценку обиженной гостьи, которая не застала хозяев дома, я решила идти обратно. Набрала побольше воздуха в легкие и быстро спустилась. На этот раз я старалась ни на кого не смотреть. Выдохнула только на седьмом этаже и ускорила темп.
   Понятия не имея, что сейчас делать и куда обращаться, я вышла из подъезда. Пытаясь не вызывать подозрений, замедлила шаг и свернула к дворовому ларьку, дабы иметь возможность поглядывать. Купила сигареты. Наблюдала.
   Минут через пятнадцать из подъезда вышел тот самый мужик в белой рубашке. Осмотрелся. Закурил. Я его сразу запомнила, потому что похож он был на моего любимого актера - Джейсона Стэтхэма. Такой же лысый, небритый, брутальный. Одним словом - жуткий. И, скорее всего, не был он столь ужасен, если бы не почувствовав мою заинтересованность, не встретился со мной глазами. Мое сердце бешено заколотилось. Я спряталась за киоск, но оценив всю абсурдность своей выходки, совершила ещё большую глупость - что есть силы, припустила в ближайшую арку. Баба - дура, что тут скажешь...
   - Стой! - прокричали мне вслед.
  Но я неслась так резво, что остановить меня сейчас могла лишь неожиданно возникшая перед носом стена.
  В моей голове промелькнула мысль:
  - 'Блин, кажется, я себя выдала'.
   Единственный человек к которому я могла обратиться в столь невероятной и экстренной ситуации - была Эвелина. Я конечно, на нее часто сетую, и назойливее блондинки может быть только навозная муха, но вернее друга - у меня нет. Хорошо, что Эвелина от меня жила на расстоянии трех автобусных остановок. Но даже эта дорога заняла больше получаса - все возвращаются с работы, час пик понимаете ли. Я ехала в переполненном автобусе и вместе со шкуркой нервно жевала колбасу. И плевать было, что на меня косились молодые модницы и старые перечницы - я по уши влипла.
  Эвелина жила в старой пятиэтажке, на последнем этаже. Пребывая в состоянии аффекта я не заметно преодолела подъем, несколько раз позвонила и нервно заколошматила в дверь. Тут же открыли. На пороге стояла Эвелина. Увидев ее лицо, я готова была расплакаться:
  - Эвелина ты не представляешь...
  - Привет Римма, - вдруг поздоровалась подруга.
  Я, аж опешила. Открыв рот, обернулась - никого.
  - Эвелин, это я.
  Блондинка не подавая виду, сказала:
  - Да, да Риммочка, я понимаю. Уж прости, что задержала. Долги нужно сразу отдавать. Не ругайся.
  Я уж было хотела треснуть подруге по лбу, чтобы та пришла в себя и вспомнила, кто на самом деле стоит перед ней, но в этот момент, у нее за спиной в коридоре возник мужской силуэт в черном костюме. Тут, я все поняла - эти типы пришли и к ней.
  Не сходя с порога, Эвелина пошарилась в кармане ветровки висевшей в прихожей, вытащила три тысячи рублей и подала их мне.
  - Риммочка, большое спасибо, что заняла мне. И спасибо, что зашла, а то у меня гости, - подруга осторожно дернула бровями, намека на здоровяка стоящего позади нее, - я ни как не могу освободиться. Но ты позвони мне завтра, Римма.
  Что за имя то она придумала - 'Римма'?
  Я взяла протянутые мне три тысячи рублей, сказала что-то невразумительное и поспешила обратно. Эвелина быстро закрыла дверь. Эх, какая же она умница - этими деньгами, она дала возможность, снять номер в гостинице, хотя бы на ночь.
  Антон, Антон, что же ты натворил? Да, иногда один старый друг, может принести в твою жизнь много новых проблем.
  Вернувшись на остановку, я поймала такси и попросила водителя отвезти меня до ближайшей гостиницы. Мысль о том, что завтрашний звонок Эвелине прояснит случившееся, тешила мое самообладание, поэтому оно всё ещё, где-то находило силы держаться.
  Я уткнулась лицом в оконное стекло автомобиля, и чувствовала, как по моим щекам скатывается слеза. Я чувствовала себя такой несчастной, такой глупой и всеми брошенной - впору волком выть.
  - Чего грустишь, красавица? - спросил водитель такси, пристально смотрящий на меня в зеркало заднего вида.
  - А что заметно? - углубившись в свои мысли я и не думала, что вызову у таксиста интерес.
  В ответ мужчина лишь покачал головой и перевел взгляд на дорогу. Я почувствовала себя неуютно. Не в моей привычке было грубить незнакомым людям. Ведь водитель просто проявил участие. Чтобы хоть как-то загладить вину, я не заметила как меня потянуло на откровенность:
  - Да не везучая по жизни я. Вот иногда и срываюсь, - я попыталась скрыть кривой улыбкой непрошенные слезы.
  - Хм...
  - Живу я, не как принцесса, мне никто не помогает, все делаю сама. К тому же, я дочь интеллигентов, приходится держать марку, а вместе с ней и лицо, - на эту реплику таксист удивленно приподнял бровь. - А так иногда хочется кому-нибудь врезать. Я даже просто пошалить не осмеливаюсь. Видимо поэтому все самое интересное, всегда обходит меня стороной. Я такая клуша - меня все обманывают. Работаю продавцом, но ни разу, даже никого не обвесила. Надоело!
  - Все надоело? - уточнил водитель.
  - Абсолютно все.
  - Хм...
  - Очень бы хотелось, отправиться куда-нибудь на курорт, чтобы со мной все сюсюкались, прихоти мои исполняли. А здесь бы все эти проблемы решал, кто-нибудь другой.
  - Кто-нибудь другой? - снова как попугай повторил водитель.
  - Да, - я сердито посмотрела на посмевшего во мне сомневаться, но спокойно сказала, - мне кажется, я заслужила это.
  - Иногда мы сами не понимаем чего желаем и каковы могут быть последствия таковых желаний, - что-то в прямом взгляде немолодого уже мужчины меня смутило.
  - Главное, чтобы сбывались, - выдохнула я, смущенно отвернувшись.
  Должна сказать странный мне водитель попался. И выглядел он, вроде, как обычный представитель данной профессии, но была в нем какая-то неуловимая черта - подозрительная особенность. И тут я поняла какая - мой взгляд зацепился за странную наклейку на боковом стекле. Я почувствовала как начинаю краснеть. Обычное обозначение места для пассажира с маленьким ребенком в общественном транспорте, в данном перевернутом виде до безобразия извращало значение. Эвелина такую позу назвала бы раком по-собачьи. Испугавшись того, что мне случилось попасть в машину к маньяку, а такое по закономерности со мной легко могло произойти, я попросила остановить такси и если что, кричать. Но водитель учтиво кивнул, остановил машину у обочины и посмотрев в зеркало заднего вида, сказал:
  - Следите за своими желаниями. И бойтесь тех, что вслух произнесли, - я наконец поняла, что меня все это время смущало. Глаза у таксиста были разноцветными: левый сверкал голубизной, а правый - каштановым блеском.
  Я буркнула 'спасибо' открыла дверь автомобиля и... выпала из кареты.
  
  
  ГЛАВА ВТОРАЯ
  
  Успокаивающе журчал ручей, вытекающий из каменных чаш небольшого фонтана. Искусственный водопад был центром зимнего сада. Высокие стеклянные стены и куполоподобная прозрачная крыша пропускали достаточно солнечного света. Буйная зелень могла соперничать с тропическим лесом. На площади размером с турнирное поле можно было найти: заросли эпифитных орхидей, которые словно податливые любовницы, ярким гирляндами обвили толстые стволы; чащобы с разлогими папоротниками и лианами, сетью оплетающие пальмовые деревья. В густой многослойной, подымающейся под купол кроне, порхали разнообразные птицы. Маленькие и неприметные - выводили заливные трели, а большие с ярким оперением - издавали кричащие неприятные звуки. Казалось дикий лес медленно, но неумолимо, поедает белые мраморные плиты, покрывающие свободные от растительности участки пола.
  Возле высоких арочных дверей, ведущих в сад под открытым небом, стояло большое кресло, обтянутое кожей снежного дракона. Ножками сему произведению искусства служили колеса: два больших изящных диска под подлокотниками и два маленьких под изогнутым подножьем. Округлые края высокой спинки, как и колеса, выполненные из белого дерева. Искусная резьба отделки была покрыта серебром и инкрустирована жемчугом. По левую сторону стоял десертный передвижной столик, изготовленный в том же стиле, что и трон. Натюрморт из фруктов искусно дополнял великолепие картины. Еще одной неотъемлемой частью этой декорации были юные пажи, выполняющие мелкие обязанности возле венценосной особы. В светлой форменной одежде, с одинаковыми аккуратными стрижками, мальчики казались на одно лицо - безликие слуги, знающие свое место.
  Просторный зимний сад был лишь малой частью сооружений королевского дворца. Роскошнейшее здание Анирана, выполненное в стиле ампир, насчитывало семьсот семьдесят пять комнат, из которых: девятнадцать залов для торжественных церемоний, пятьдесят две спальни для гостей и членов королевской семьи, сто восемьдесят восемь спален для прислуги, девяносто два кабинета и служебных помещений, а также семьдесят восемь ванных и уборных комнат. Не смотря на удобство, совмещенное с шиком, апартаментов королевского дворца, старая правительница последние десять лет предпочитала проводить все больше времени в зимнем саду.
  - Ваше Величество, морская армада приведена в полную боевую готовность! - выступая на шаг вперед, отчеканил адмирал флота - плотный высокий мужчина средних лет.
  Королева величественно наклонила голову и перевела взгляд на следующего посетителя.
  - Ваше Величество, экипировка сухопутных войск, а также техническая проверка боевых машин завершены! - сухо проговорил седой тощий старик, вот уже третий десяток лет занимающий должность генерала.
  Вслед за главнокомандующим наземными войсками доложил об обстановке дел маршал военно-воздушных сил, в подразделения которых входили: отряд Драконовых Всадников, отряд левитаторов1. После доклада начальника Службы Безопасности Анирана2 о разведывательных позициях к отчету приступил Магистр Волшебной Академии. Ровесник генерала, бойкий старик с аккуратной седой бородкой и блестящей лысиной, отчитался королеве, что вся магическая составная ее армии находиться под контролем и может быть приведена в действие в любую минуту.
  - Все свободны! - кивком головы подтвердив свои слова, королева отпустила подчиненных, - а ты, Тинар, задержись.
  Магистр слегка поклонившись, приготовился ждать. Исполнительные пажи принесли изящный стул, который как и вся мебель в этом дворце, имел вычурные украшения и помпезные формы. Присев на оббитое светлой тканью сиденье, Тинар посмотрел на королеву. Старая женщина, сохранившая тень былой красоты, имела железную хватку, которая с годами только окрепла. Болезнь тридцатилетней давности, возникшая у правительницы после смерти мужа, с годами усадила королеву в инвалидное кресло. Но это только обострило и без того пытливый ум женщины.
  - Друг мой, я в отчаянье! - не смотря на пылкость слов, на лице королевы Анирана не отразилось ни одной эмоции, скрывать свои мысли - первое чему научилась Минасия придя к власти, - от моего сына нет никаких вестей вот уже месяц. Я знала, что эта его секретная экспедиция в Дагон-Зурх ничем хорошим не закончится. Но он меня слушать не хотел! Сказал, что если есть возможность лучше изучить врага, то ее упускать никак нельзя. Один Премудрый, но он же белый маг! А они, а они...
  - Это государство выросло на развалинах Некрополя, не удивительно что они черную магию предпочитают белой, - Магистр задумчиво провел рукой по нижней челюсти, приглаживая короткую щетинистую бороду, - мы много веков ведем негласную войну. Минасия, вы действительно вознамерились выступить в открытую? - наедине ректор академии мог позволить себе фамильярность по отношению к давней подруге.
  - А у меня есть выбор? - старая женщина поднесла руки к голове, и прикрыв глаза, начала массировать виски, - мой единственный наследник исчез в стране порока и разврата, в стране черного колдовства! - на последних словах королева слегка повысила голос, выдавая скопившееся за последнее время напряжение.
  - Судя из скупых донесений Службы безопасности, кристаллы силы, питающие наши паровые машины, на территории Дагон-Зурха становяться бесполезными стекляшками, - опершись руками на волнообразные подлокотники, Тинар подался вперед, наклоняясь ближе к королеве, - если это так, наша кампания обречена, без поддержки техники нам не выстоять против их магии.
  - И, в результате, мы рискуем потерять не только военную мощь, но что много более страшно - реноме сильнейшего государства, - лишь побелевшие костяшки сжавшихся кулачков выдавали насколько сильно взволнована правительница, - мы не можем этого допустить.
  Женщина поднесла ко рту стакан с травяной настойкой, что принес один из пажей. Они, словно незаметные тени, предугадывая желания своей хозяйки, ненавязчиво исполняли их.
  - Минасия, последняя весточка от Визара пришла месяц назад, - солнечные зайчики играли в салочки на задумчиво покачивающейся гладкой лысине Магистра, - ваш сын сообщал, что нашел нечто очень интересное, как он написал: 'стратегически важный объект'. После этого больше ни один почтовый голубь не прилетал. Правильно? - дождавшись кивка головы венценосной собеседницы, Тинар продолжил, - но этому можно придумать множество разумных объяснений.
  - Ты старый хитрец! Я так понимаю, у тебя есть план? - правительница Анирана наклонилась вперед, замысловатая высокая прическа королевы качнулась в такт резкому движению, - говори!
  - Хм...
  - Не томи, Тинар, нету больше мочи пребывать в неведенье, - постучав аккуратным маникюром по деревянной отделке подлокотника, королева взяла с подноса виноградину.
  - Ну, вообще-то, есть у меня одна идейка...
  
  Удобно устроившись на мягком сидении паланкина, Магистр смотрел на медленно проплывающий за окном город. Крытые носилки были его любимым транспортом передвижения. Все эти новомодные паромобили, с чадящими черным дымом толстыми трубами, вызывали у него дурноту. И не смотря на то, что сердцем таких механизмов был магический кристалл, железным монстрам старый ректор Волшебной Академии не доверял, отдавая предпочтение традиционному транспорту. Тинар опустил шторку - радостный пейзаж вечернего города набивал оскомину.
  Только поднявшись к себе в кабинет, Магистр вздохнул с облегчением. В окружение привычной обстановки - дорогой вычурной мебели из красного дерева, шелковых портьер, мягкого ворса ковра - старик мог себе позволить немного расслабиться. Он не любил покидать стены родной Академии и делал это лишь по просьбе королевы. Откинувшись в огромном, чем-то напоминающим трон, кресле, Тинар налил себе хереса. Ломаные грани хрустального графина играли разноцветными отблесками драгоценных камней, что украшали поднос. В кабинете ректора царил идеальный порядок, что очень точно отображал суть, сидящего за огромным письменным столом, человека. Лощеный блеск стареющего джентльмена гармонично вписывался в окружающую его богатую обстановку.
  По левую руку в отполированную столешницу был вмонтирован артефакт-помощник - маленькая медная пластинка немного выступающая над гладкой поверхностью. Кроме своих основных функций, артефакт служила еще и устройством связи между ректором Академии и его подчиненными. Тинар положил ладонь на магический механизм, и произнес:
  - Валий, зайди сейчас ко мне, - не снимая ладонь с пластинки, старик обратился уже к самому магическому помощнику, - огонь в камине и настольный свет.
  Через несколько секунд в камине вспыхнула стопка дров, приготовленных предусмотрительными служителями академии, а изящная настольная лампа зажглась мягким магическим светом, придавая кабинету и его владельцу немного таинственности в тенях вечерних сумерек. Панорамное окно, занимающее противоположную от входа стену, открывало великолепный вид на парк, купающегося сейчас в последних лучах заходящего солнца. За спиной Магистра раскинулась гордость Академии: зеленные газоны, стриженые деревья, ухоженные аллеи, изящные фонтаны, галерея древних скульптур, ну и конечно - лабиринт Храбрости. Еще месяц в парке и учебных зданиях продлиться тишина и спокойствие. Потом территория Волшебной Академии будет напоминать большой улей.
  Открыв массивную, с искусной резьбой дверь, в комнату вошел секретарь. Маленький, неопределенного возраста человек, одетый в темный костюм-тройку строгого покроя, имел непримечательную внешность. Большие очки в круглой оправе, делающие его похожим на сову, и тонкая папка в левой руке, были его неизменными атрибутами. Валий был почти незаменимым помощником.
  - Аудиенция у ее Величества прошла удачно? - секретарь присел на краешек кресла, напротив Магистра, - встреча прошла как вы и планировали? - он говорил таким ровным тоном, что определить точно вопрос это или утверждение было сложно.
  - Да. Поэтому подготовишь необходимые документы, потом доложишь обо всех формальностях, - давая указания, старик крутил в руке бокал с хересом, наблюдая за игрой света, - посмотрим, что можно будет решить.
  Используя магическое перо, помощник быстро делал пометки в своем блокноте. Закончив он поднял взгляд невыразительных блеклых глаз на своего руководителя, ожидая дальнейших распоряжений.
  - И, Валий, пригласи господина а'Сирано, - на лице Магистра заиграла хитрая улыбка, - я думаю ему понравиться мое предложение.
  
  ***
  - Арг, отдай мне медальон, - голая черноволосая девушка бегала по комнате за огромным зеленым орком, - отдай сейчас же! Только попробуй мне сломать там что-нибудь!.
  Массивный представитель кочевого народа, не смотря на свои габариты, легко уворачивался от длинноногой красавицы. При каждом движении литые мускулы перекатывались под зеленоватой кожей, а по бритому черепу прыгала толстая коса длинной до поясницы. Вплетенные ленточки с деревянными колокольчиками издавали тихий перезвон, а перестук множества браслетов на руках добавляли ритма легкой мелодии. Эти детали были единственной одеждой веселящегося орка и говорили о его принадлежности к шаманам.
  - Я сейчас тебя заморожу, будешь месяц потом яйца отогревать, - девушка развернулась в сторону своего любовника и, прошептав заклинание, направила на него раскрытую ладонь, - Мое терпение на исходе - это последнее предупреждение.
  - Принцесса Мариза, - орк примиряюще поднял руки, в одной из которых была зажата цепочка с медальоном в виде небольшого ониксового черепа размером с детский кулачок, - я пошутил, мне мои яйца еще пригодятся. Да и вам, кстати, тоже.
  Загоревшееся на руке голубое пламя быстро погасло, втянувшись в центр ладони.
  - То-то же... - удовлетворенно произнесла девушка и, выхватив свою драгоценность, быстро проверила её содержимое. Из маленького пространственного кармана, вход которого находился внутри верхней крышки медальона, стали появляться и тут же исчезать мелкие магические предметы. Перед глазами удивленного орка проплыл небольшой ведьминский арсенал, начиная от мешочка с редким порошком черного лотоса и заканчивая ритуальным кривым кинжалом. Мариза еще раз посмотрела на часы, механизм которых прятался в нижней части медальона и, в очередной раз убедившись, что они не идут, захлопнула замочек, соединив две половинки черепа. Повесив украшение себе на шею, она игриво погрозила орку пальцем.
  - Хм, а с виду и не скажешь, что эта штуковина такая вместительная, - орк развалился на огромном ложе, подперев голову кулаком, - Но часы-то сломаны, зачем так волноваться?
  - Сломаны могут быть носы, ребра, судьбы, - сердито перебила девушка, и резко сменив тон, тихо добавила, - А часы? Часы просто остановились, - но затем снова продолжила с привычной повелительной интонацией, - А почему я волнуюсь, не твое орочье дело!
   - Слушаюсь и повинуюсь... - любуясь знойным телом своей любовницы, зеленокожий поманил девушку к себе.
  Мариза уже было направилась в сторону кровати, но ее остановил тихий стук в дверь:
  - Ваш-ш-ше Темнейш-ш-шество, откройте! - шипящий глухой голос возвестил о приходе камердинера.
  - Шаш, пошел вон, я еще сплю! - прокричала девушка, тыкая пальцем на одежду орка. - Быстро одевайся, - зашептала принцесса Аргу, - ну! Чего застыл?
  - Ваш-ш-ше Темнейш-ш-шество, чересс часс завтрак, - Его Наитемнейш-ш-шество рас-сердитьс-ся, - снова тихо поскреблось в дверь.
  - Принцесса сказала, орк сделал. Тебя наняли, что бы мне прислуживать, - ехидно прошептала Мариза, помогая одеть кожаный жилет, весь расшитый металлическими заклепками.
  - Охранять, а не прислуживать, - сердито уточнил орк, рыская глазами по комнате в поисках сапог. - А где сапоги?
  - Принцесса Мариза, я вхожу... - предупредил камердинер, скрепя ключом в дверном замке.
  В последний момент девушка заскочила под одеяло, а орк успел усесться в кресло. В комнату вошел Шаш. В неизменной форменной ливрее скелет смотрелся комично. Особенно, если учесть, что нижняя часть наряда отсутствовала. На голый остов был надет только коричневый с отделкой сюртук, спереди закрывающий ребра, а сзади опускающийся длинными фалдами до колен. Оттенок, подобранный Шашем, выгодно подчеркивал его пожелтевшие от времени кости. Шаш всегда гордился своим тонким вкусом, почему и служил при Темном камердинером.
  - Всста-ваа-те прин-цес-с-са, - как из пустой бочки, прозвучал голос слуги. Череп камердинера наклонился, словно косясь на босые ступни орка.
  В ответ Арг поджал ноги и клыкасто улыбнулся.
  Скелет слегка шевельнул ключицами, что в его исполнении означало пожатие плеч. Заглянув за дверь, он демонстративно вытащил из-за нее два огромных сапога.
  - Гос-сподин Арх -х забыл их на лесстнице, - надменно прошипел Шаш, ставя возле стула, на котором сидел орк, его обувь.
  - Спешил... - попытался оправдаться Арг. - Принцесса кричала.
  - Несомненно, - поклонился скелет и обратился к принцессе. - Сегодня на завтрак морские угри из ссвятого озера и апельсиновый сок. Ваш отец, просил не опаздывать.
  Следуя старой привычке, Мариза, вытянув руку из-под одеяла, нащупала стоящую на прикроватной тумбочке статуэтку какого-то старого бога и запустила ее в камердинера. Шаш, как всегда, уклонился, но снаряд нашел другую цель. Сухой звук рассыпающихся костей был тому подтверждением. Шум доносившейся из ванной комнаты говорил о том, что другие черепушки уже приготовили все необходимое для утреннего омовения.
  В обеденном зале играла органная музыка, исполняемая настоящим виртуозом. Светящийся полупрозрачный силуэт призрака был прикован к своей прижизненной копии, висящей сбоку на стене. На картине был изображен улыбающейся юноша на фоне многоуровневого духового инструмента, состоящего из набора семи тысяч деревянных и металлических труб разных размеров. Эту сложную звуковую систему в нескольких метрах над полом держали выступающие мраморные барельефы в виде многоголовой змеи. Внизу, где сейчас и орудовал призрак, на небольших подмостках находилась кафедра, состоящая из каскадной клавиатуры и множества педалей. Призрачные руки с невероятной скоростью носились по клавишам, рождая под высокими сводами волшебное звучание грустной симфонии. Тягучая мелодия проникала в душу, оседая тоской о чем-то неведомом, далеком.
  Отец Маризы обыденный процесс поглощения пищи превратил в таинство посредством музыки, витражей и помпезного убранства обеденной залы. За двадцатиметровым столом, одетым в белоснежную с воздушным кружевом скатерть и выстроенными в линейку изящными стульями, обычно сидели только два человека. Во главе стола сидел древний старик в элегантном костюме. Выцветшая пергаменная кожа покрытая старческими пятнами и блеклые водянистые глаза выдавали возраст Темного Лорда. Напротив занимала свое место Принцесса. Подобранные в аккуратной прическе темные волосы и строгое платье с длинной юбкой, узким лифом и высоким воротом идеально вписывались в общий антураж.
  - Отец, я вчера была на невольничьем рынке, - громко проговорила девушка, - с жарких равнин пришел караван. В телегах, а значит в хорошем состоянии, привезли десятка три молодых рабов.
  Привычно не дождавшись на свои слова никакой ответной реакции, тем не менее, принцесса продолжила:
  - Так вот. Я подобрала из них десяток рабов, - Мариза брезгливо оглядела костлявых лакеев, - Которые, заменят мне прислуживающих скелетов.
  Темный Лорд, отложив вилку с ножом на край тарелки, в безмолвном вопросе поднял взгляд на свою дочь.
  - А что? Они мне надоели, - наиграно протянула девушка после секундной паузы молчания.
  - Как на прошлой неделей шторы и мебель? - уголки старческих губ поднялись в ехидной улыбке. - Хотя, это как раз то количество, - отец выделил эту фразу особо слащавой интонацией, - которое мне необходимо для опытов. Это была полезная трата средств.
  - Тогда перенеси мою спальню поближе к могильнику. Или нет, повыше к черной башне.
  - Нет.
  - Тогда доверь мне экспедицию на северные болота.
  - Нет.
  - Тогда доверь мне разгромить какую-нибудь светлую деревушку.
  - Нет.
  - Ах... - задохнувшись, Мариза не нашлась сразу, что ответить, - Ты самый отвратительно-омерзительный отец из всех самых гадких!- прошипев на выдохе, она тут же набрала полные легкие воздуха.
  - Судя по тому, что я повелитель Темного королевства, могу считать это комплементом.
  Принцесса прищурила глаза. Вся посуда, мелкая мебель, в том числе и трепыхающиеся скелеты, поднялись в воздух и зависли под потолком. От переполняющих чувств руки девушки сжались в кулачки.
  - Я, вообще, что-нибудь могу сделать за пределами Шигграна?! - голос Маризы нарастал по спирали напряжения, сердце билось в такт ускоряющемуся темпу симфонии.
  Ответ отца был тем же:
  - Нет.
  Несдержанность принцессы достигла апогея на последней ноте, быстрыми снарядами полетели вниз парящие в невесомости предметы. За несколько ударов сердца обеденный зал был устелен остатками не съеденного завтрака, мелкими осколками посуды и более крупными обломками мебели. В этом хаосе незатронутыми пятачками чистоты осталась территория вокруг стульев участников спора, ни одной пылинки не проникло за неведомую границу. Темный Лорд, как ни в чем не бывало, продолжал поглощать свой завтрак.
  - Сила тебе понадобиться, когда взойдешь на трон, - равнодушие отца было последней каплей, прорвавшей плотину.
  - Скорее бы! Осыплю всю землю проклятьями! Испепелю все города! Вздерну всех светлых эльфов! Зря сидеть не буду!
  - Вот поэтому, твоя коронация и откладывается, - сухим тоном известил Темный Лорд.
  Мариза выдохнула и заныла:
  - Отец, мне скучно... надоело зубодробить скелетов, и шпынять гномов.
  - Скелеты обходятся дешево. Они преданы хозяину, не спят, не едят, и не срут. А гномов слишком много, их не жалко, - блеклые глаза не выражали ни каких эмоций, их не затронул ни утроенный скандалисткой погром, ни пылкая тирада.
  Прерванная на самых высоких оборотах, девушка больше не нашла в себе силы снова завестись и шепнула:
  - Будь ты проклят.
   Затем она принялась молча доедать остатки остывшей каши из угря, выражая свой протест громким стуком столовых приборов. Молчаливый завтрак в компании равнодушного отца под аккомпанемент органных симфоний и беззвучной костлявой прислуги - неизменное начало каждого нового дня Маризы. За последних триста лет такой традиции она не единожды пыталась придумать отговорки, чтобы не являться на совместный прием пищи, но получалось такое довольно редко. Девушка хоть никогда и не показывала, на самом деле побаивалась могущественного Темного Лорда. Маризу вот уже семьсот с хвостиком лет готовят на место ее отца, но, судя по нелестным отзывам ее учителей, этот процесс еще не скоро закончиться.
  По окончании завтрака в столовую неслышно, из-за чего девушка подозревала, что он чем-то смазывает суглобы, вошел дворецкий. Точная копия Шаша, только в белоснежной с черной окантовкой ливрее и более скрипучим голосом, скелет Хас был давним соперником камердинера.
  - Вашее Темнейшеество, васс ожидает госсподин Нерг, - слегка поклонившись произнес Хас, - вы проссили сообщить когда он придет, - в глубине черепа мерцал огонек.
  Темный лорд махнул рукой и скелеты в форме лакеев начали собирать столовые приборы. Мариза откинулась на высокую спинку с наслаждением потягивая сухое вино - сегодня завтрак закончился раньше обычного.
  - Договорим позже, - покачивая бокал с вином, старик внимательно смотрел на принцессу, - у меня гости, - на последнем слове он покачал головой.
  Вскочив со стула, принцесса смела свой поднос с тарелками на пол, и чеканя каждый шаг, направилась к выходу из зала.
  Переодевшись в свою любимую одежду - удобный узкий комбинезон с высокими сапогами, Мариза бродила улицами столицы в поисках приключений. Настроение было ниже нуля. Злость ушла, оставив вместо себя щемящую пустоту. Далекий шум водопада, сопровождающий принцессу по всему городу, был как раз под стать ее эмоциональному состоянию. Она не замечала восхищенных взглядов проходящих мимо мужских особей, которые кланялись ей до самой земли и косых женских, следовавших за почтительными реверансами. Не чувствовала она и сырости, постоянно стоящей в городе из-за близости водопада. Девушка была полностью поглощена грустными мыслями о своей скучной судьбе и подсознательно пыталась убежать от постоянно виднеющегося невдалеке замка.
  Шиггран был построен на крутых берегах быстрой реки. Стремительно несущейся от самых ледяных пиков поток воды гасил свою скорость и энергию, разбиваясь об далекие камни большого каньона. По самой границе высокого водопада к темному замку, построенному посредине реки на каменном выступе, зависшем над обрывом, тянулась длинная дорога на арочных опорах. Архитектура здания и водная пыль в виде легких облачков создавали иллюзию невесомости. Заметные с любой точки города, высокие каменные башни всегда служили безмолвным напоминанием об истинном хозяине этих земель.
  Не смотря на то, что Шиггран был столицей небольшого темного княжества, в городе за высокими стенами жили обычные люди. Темного Лорда боялись, ему кланялись, платили подать, но так относятся ко всем правителям. Людям по большей части было все равно, какой цвет у флага, трепещущего на высоком шпиле замка. Кроме постоянных жителей сквозь город каждый день проходило больше тысячи разношерстных личностей. Ворота были открыты для вех желающих, способных оплатить высокую въездную пошлину. Поэтому Шиггран, который, не считая близ лежащих земель, и являлся Дагон-Зурхом, был убежищем изгоев всех рас и национальностей. Темная жемчужина в надежно защищенной раковине на берегу реки, где сила правила балом, а гроссмейстер - Темный Лорд.
  Когда человеку плохо, его душа тянется к тем, с кем ей комфортно и где она чувствует себя нужной. Маризу же тянуло на приключения. Она заглянула в любимую таверну 'Веселый башмачник', в которой часто устраивались драки. Сколько помнила принцесса, таверна 'Веселый башмачник' никогда не пустовала. Верхняя часть двойных по высоте дверей всегда была открыта, из нее неслись лихие песни и винные пары. С силой толкнув нижние створки, девушка зашла внутрь, маятниковые петли еще несколько минут раскачивали двери, издавая противный скрипучий звук. Шепнув коротенькую формулу заклинания, Мариза подключила сумеречное зрение. Ее привычно встретили полутемное помещение с низкими потолочными лагами, вечно коптящим камином, занимающим противоположную от входа стену, и два десятка грубо сколоченных столов. В обеденном зале таверны кроме центрального входа не было других проемов, в том числе и оконных.
  Осмотрев помещение, принцесса почувствовала разочарование - в этот раз посетителей было меньше обычного.
   - Вот черт! Не на ком даже злость согнать!- выругалась Мариза, не найдя претендентов на выдергивание зубов, ломание пальцев и выкалывания глаз - все то, чем принцесса любила развлекаться.
  Компания пьяных гномов, горлопанящая похабную песенку и запивающая ее дешевым вином, и одинокий старец, поедающий скудный обед, - вот и все кто сейчас находился в таверне.
  - Эй, Гвар! Ты где? - присев за высокую барную стойку девушка позвала трактирщика, - Гвар, старый пень! Выходи!
  - Аааа, принцесса, - из боковой двери показался светлый эльф неопределенного возраста. - Давненько не захаживали. Чего изволите?
  - Гвар, эльфийская ты пьянь, - грустно вздохнув Мариза подперла ладошкой подбородок, склонив голову набок, - скажи почему у тебя народа то нет?
  - Ооо, наипрекраснейшая из наитемнейших, вы прошлой неделей взорвали большую часть постояльцев,- хриплым смехом прокряхтел трактирщик, прятавший острые уши под плотно повязанным платком, лишь серебряные кольца позвякивали в мочках. Красный распухший нос, блеклые заплывшие глаза, густая сетка морщин - ничего из измененной алкоголем внешности стареющего владельца дешевой забегаловки не напоминало эльфийской утонченности. - Оставшаяся половина теперь побаивается сюда заглядывать.
  - Надо издать указ о принудительном посещении 'веселого башмачника' - уныло протянула дочь Лорда.
  - Было бы не плохо, - отвечая, трактирщик принялся натирать потные бокалы, - А то от вас одни убытки. С вашей силой, да кровожадностью на поле боя выпускать надо.
  - Я бы с удовольствием...
  - Хех!
  - Гвар, а налей-ка мне Аниранского вина, - хлопнув ладонью по грязной засаленной столешнице, потребовала девушка, - я знаю, что тебе только вчера контрабанду доставили, - уже шепотом добавила Мариза, хитро подмигнув слегка побледневшему эльфу.
  - Для вас, моя госпожа, все что угодно, - любовь принцессы к его заведению не раз спасала Гвара от виселицы, - вас что-то терзает? - на стойке как по волшебству возникла бутылка и довольно чистый бокал.
  - Надоело мне все, - тихо проговорила девушка, сама от себя не ожидая такой серьезности, - Очень хочется сменить обстановку. Мой отец мне ничего не разрешает. Будто мне триста, а не семьсот!
  Старый эльф отреагировал еще одним бокалом новой порции вина. Мариза же почувствовала легкость и веселье только после третьей бутылки. Ведя беседу ни о чем, оба приятеля были уже достаточно пьяными. Слегка заплетающимся языком принцесса поведала трактирщику страшную тайну:
  - Нак-клонись ко мне, я тебе что-то ск-кажу, - схватив эльфа за грудки, она притянула его к себе, - знаешь, я о-о-очень сильный т-темный маг, - немного подумав, девушка, подняла палец вверх и продолжила:
   - Могу одним движением... э-э-э, о чем я? А! Мог-гу превратить в т-тлен т-твою таверну-у-у, - зловеще протянула рассказчица, - хм, вместе с посети-ти-телями, - и довольно заулыбалась
  Аккуратно разогнув цепкие пальцы принцессы и отряхнув рубашку, Гвар покачал головой, но ничего в ответ не произнес.
  - Но знаешь чт-то са-а-амое обидное, - веселая гримаса сменилась грустной, - при всем! Да-да, при всем моем могуществе, я не могу и-исполнить даже самого малюсенького своего желания.
  - Даже оно способно разнести пол королевства,- деликатное покашляв, произнес трактирщика.
  - Было бы здорово! - возразила Мариза. - Может сбежать, а?
  Одинокий старец появился у Маризы за спиной. Девушка удивленно уставилась на оборванца со странной птицей на плече. Старый огромных размеров крук косил на девушку глазом, и переминался с ноги на ногу.
  - Я могу, вам, помочь в ваших желаниях, - произнес он. - Если вы действительно этого хотите.
  - Вы? Мои?! - слегка захмелевшая девушка никак не могла разглядеть незнакомца, сумеречное зрение все окрашивало в серые тона.
  - Именно, - птица в подтверждение захлопала крыльями.
  - Ну, например? - развалившись на неудобном табурете протянула принцесса.
  - Вы мне скажите какое...
  Принцесса рассмеялась и приняла игру.
   - Нууу, - задумчиво протянула она. - Хочу избавиться от опеки отца и самой принимать решения.
  - Хорошо, - поклонившись, согласился старец.
  - А вы кто? Последний фей?
  Старик погладил сидевшего на плече ворона и улыбнулся. - Почти... только это сделка. И вы, принцесса, будете мне кое-что должны.
  - Сделка? Это хорошо, знаете, с детства не люблю подарков.
  - Вы мне будете должны ответ на загадку, - хитрая ухмылка появилась на тонких губах. Погладив рукой толстую связку ключей, висящую на поясе, старик спросил:
  - Согласны? - крук зловеще вытянул голову и несколько раз каркнул.
  - Легко! - Звонко хлопнув в подставленную ладонь, девушка изящно соскочила с высокого табурета, - Давай свою загадку.
  -Контракт заключен,- в руке старец держал новенький ключ, - Загадка такова:
  'В одном храме стояли три статуи богов-близнецов: Бог Лжи, Бог Истины и Бог Дипломатии. Бог Лжи всегда лгал, Бог Истины всегда говорил правду, Бог Дипломатии иногда лгал, а иногда был правдив. Никто не мог их опознать. Но вот однажды один человек сделал это. Войдя в храм, он спросил первого слева Бога: 'Кто стоит рядом с тобой?'
  - Бог Правды, - был ответ.
  Потом человек спросил Бога, стоящего в центре: 'Кто ты?'
  - Бог Дипломатии, - ответил тот.
  Последний вопрос был задан Богу, стоящему справа: 'Кто стоит рядом с тобой?'
  - Бог Лжи, - ответила статуя.
  - Теперь мне все ясно, - сказал человек'.
  - Чего-то я не поняла, - девушка удивленно смотрела на ключ, который старец вешал в общую связку, - и что?
  - Вопрос: в какой последовательности стояли статуи? Пока не найдешь ответ, - на мгновение старец исчез, и появился уже в дверном проеме, хотя Мариза не почувствовала и толики магии, - твое желание будет на свободе, а ключ у меня. Вернуть все обратно не получится, - и окончательно пропал.
  Сквозь пьяных хмель принцесса уловила подвох, но было поздно. Она выбежала вслед за странным незнакомцем и оказалась на шумной улице. Огромная фура резко затормозила, но все же сбила принцессу.
  
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  
  '- Следите за своими желаниями. И бойтесь тех, что вслух произнесли, - я наконец поняла, что меня все это время смущало. Глаза у таксиста были разноцветными: левый сверкал голубизной, а правый - каштановым блеском.
  Я буркнула 'спасибо' открыла дверь автомобиля и выпала... из кареты.'
  
  В недоумении развернувшись, я остолбенела. Мгновение назад я захлопнула дверцу кареты! Так, спокойно. Надо закрыть глаза и успокоиться. Но темнота облегчения не принесла - меня окружали не принадлежащие городу инородные звуки: скрип колес, ржание лошадей, шум далекого водопада и гвалт, стоящий обычно на ярмарках.
  - О, Боже! Боже! Боже мой! - кровь резко отхлынула от лица и ударила в ноги, от чего они потяжелели и подкосились.
  Я уставилась на лаковую дверцу с кованой ручкой, пытаясь сосредоточиться на чем-то, чтобы окончательно не сойти сума. Все нормально. Это только сон. Вот сейчас ущипну себя и очнусь в своей постели. Зашипев от боли, я попыталась сморгнуть слезы, но тщетно - обстановка вокруг не менялась. Карета плавно качнулась и покатилась по каменной мостовой. Я поняла, что последняя связь с реальностью под мерный цокот копыт уезжает в неизвестном направлении.
  - Постойте! - быстро вскочив на ноги, я понеслась следом, - остановитесь!
  Да, пробежаться я смогла аж полквартала, потом разрывающиеся от нехватки воздуха легкие потребовали немедленной передышки. А треклятая повозка скрылась за поворотом. Тяжело дыша, я огляделась. Стояла я посреди улицы, напоминающей средневековую Германию, с ее каменными двух- и трехэтажными домами строгих форм. Свистнувшая возле уха плетка кричащего на непонятном языке извозчика заставила меня очнуться. Отскочив ближе к обочине я натолкнулась на спешащего по своим делам прохожего, но слова извинений застряли в горле - на меня злобно смотрел низкорослый, но очень широкий мужик. Торчащий из густой топорщащейся бороды нос, сверкающие глаза и двусторонняя секира - не предвещали ничего хорошего. Я бросилась наутек.
  Лавируя в толпе, я бежала, не разбирая дороги. Истерика грозила затопить меня с головой. Стараясь не смотреть в страшные лица прохожих, я пыталась найти выход из сложившейся ситуации, в описании которой слово 'странная' было самым расплывчатым и мягким. О, и почему такое столпотворение? Завидев невдалеке свободный от людей проулок, я поспешила в нем скрыться, пока окончательно не задохнулась.
  Свернув на боковую улочку, я неожиданно оказалась в тишине, шум оживленного проспекта остался за спиной. Облегченно вздохнув, я двинулась дальше. Куда мне идти? Где я? Давно потеряв направление, я просто шла вперед. Вероломная улочка несколько раз пересекалась со своими близняшками, убегающими в сторону. Поздновато ко мне вернулось благоразумие - городской страх темных подворотней никуда не исчезал. Я затравлено огляделась по сторонам: меня окружали глухие стены с редко встречающимися закрытыми дверями. Зловоние сточной канавы вызывало головную боль, а тени по углам - дрожь в коленях. Голубое небо над головой было слегка разбавлено розовыми разводами вечернего светила, но свет заходящего солнца слабо проникал в этот каменный лабиринт. Легкие шорохи за спиной заставили меня вскрикнуть и резко развернуться. В пяти метрах от моей испуганной тушки стояло два типа, и судя по их виду, преследовали они меня уже давно.
  Кажется, мои проблемы только начинаются. Спотыкаясь, я начала пятится. Долговязые фигуры, с горящими на бледных лицах красным светом глазами, синхронно двинулись следом. Мое сердце забилось в унисон с их ускоряющимися шагами. Текущие плавные движения и фосфоресцирующие алчные взгляды выдавали в преследователях хищных зверей.
  - Ой, мамочка, демоны!
  - Аlollé-minaï-Mo-akilet, - мягкий голос достиг моего слуха раньше чем я осознала, что на мои плечи легла чья-то рука.
  Желудок подскочил к горлу, с трудом сглотнув ставшую вдруг вязкой слюну, я медленно повернула голову.
  - Ой, мамочка, ангел, - обалдело прошептали мои пересохшие губы.
  Такой идеальный профиль может быть только у ангелов. Точно! Я умерла и попала в ад. Но что тогда здесь делает ангел? Словно отвечая на мой немой вопрос, небесное создание подмигнуло мне васильковым глазом и снова перевело взгляд на демонов. Преследователи, которым оставалось до цели всего несколько шагов, удивленно замерли. С такого расстояния можно было рассмотреть шероховатую матовость прозрачной кожи и бескровные тонкие губы со слегка выступающими сахарными клыками. Как ни странно, но самой нелепой деталью в облике демонов была одежда: элегантные темные сюртуки, белоснежные рубашки с воротником жабо, высокие цилиндры и сапоги. Такие себе джентльмены-демоны, ага.
  - Аkta! Mo-dat-deno-né-zhit-afrilfelset, - ангел изящно взмахнул рукой, и демоны растворились в воздухе.
  'Извини, втянул я тебя,- легким ветерком прошелестело в моей голове, от неожиданности я вскрикнула и попыталась вырваться из крепких объятий, - не крутись, и все будет хорошо'.
  Я удивленно уставилась на красивого незнакомца - его голос звучал в моей голове? В ответ он слегка улыбнулся, но посмотрев в другой конец узкой улочки, уголки чувственных губ опустились вниз, а красивые глаза зло сузились.
  'Нет времени объяснять, - потянув меня за собой, мужчина с внешностью ангела быстро зашагал по каменному лабиринту, - делай, как я говорю, и останешься живой'.
  В ответ я лишь мотнула головой, не имея больше сил на проявление других эмоций, про себя отметив, что говорит сей божественный тип совсем не как ангел. Хотя откуда мне знать, как разговаривают ангелы?
  Мы уже почти бежали. За спиной тоскливой песней завывал ветер, тянуло могильным холодом. Да, именно могильным! Когда замерзает не только тело, но и душа. Когда, кажется, что мир потерял яркие краски, оставив лишь блеклые оттенки серого, а радость навсегда покинула его, заполнив унылой пустотой.
  'Не оборачивайся!' - а вот этого мне не следовало говорить, я тут же повернула голову. И сразу же об этом пожалела. Черные бездонные тени, перетекая одна в другую, быстро настигали беглецов, заглядывая за каждый угол, словно вынюхивая свою жертву. Что случиться, если они все-таки накроют нас? Откуда-то появилось знание, что в этих тенях человек исчезает с полотна вселенной даже как память.
  'Вот глупая, сказано же, слушаться! - в приятном обволакивающем голосе появились недовольные нотки, - приготовься!'.
  Из боковых улочек, сходящихся перекрестком, со скоростью взбесившегося табуна на нас летели пульсирующие сгустки теней, отрезая все возможные пути к отступлению.
  - К чему приготовиться? К смерти?! Так я вроде уже, - я иронично улыбнулась, решив просто расслабиться и не придавать значения происходящему, мертвые не должны ничего чувствовать.
  Но земля неожиданно быстро ушла из-под ног. В прямом смысле. Колючий ветер резко ударил в лицо, вырывая слезы и раздувая щеки. Желудок предательски сжался и упал куда-то в пятки, а сердце испугано затрепыхалось в горле, мешая сглотнуть. Не успела я пикнуть, как мы зависли в воздухе. Внизу, с силой горных потоков, схлестнулись черные кляксы теней. Темный хвост мазнул нам вслед, но достать уже не сумел - жертва выскочила из петли.
  Я испугано поджала ноги и с силой вцепилась в своего ангела. О, Боже, летим! До земли было около тридцати метров. Падать будет больно.
  'Расслабься и просто шагай, - красивый незнакомец смотрел нежно улыбаясь, у меня перехватило дыхание (потом я себя успокою, что это от высоты, а пока...), - наслаждайся полетом'.
  Зажмурившись, я постаралась выполнить рекомендации. Легко сказать - наслаждайся! Я может, первый раз летаю. Глубоко вздохнув, я открыла глаза... и навсегда влюбилась в небо. Город, раскинувшийся на склоне реки, со всеми его разноцветными крышами и башенками, казался игрушечным. Внизу на реке, над самым обрывом, застыл величественный замок, мрачная красота которого, вызывала трепет. Это непередаваемое чувство невесомости. Я забыла обо всем, кроме полета. Поддерживаемая за талию крепкой рукой я парила. Легкий ветерок развевал волосы и щекотал лицо. Если жизнь после смерти такова, то она мне нравиться.
  Но вот мои ноги коснулись брусчатки и невольный вздох разочарования вырвался из моей груди. За спиной послышался легкий смех. Боясь больше не увидеть это прекрасное видение, я быстро развернулась. Имея, наконец, возможность хорошо рассмотреть своего спасителя я принялась тут же изучать этот прекрасный образчик мужественности. Высокий, стройный, в одежде, эффектно подчеркивающей поджарую фигуру гибкого воина - это была мечта любой девушки. Но красота стоящего передо мной мужчины отпугивала холодом: прямые волосы, черным водопадом спускающиеся по спине, строгие черты лица, гордый разворот плеч, величественная осанка. И если бы не васильковые глаза, искрящиеся смехом, я, наверное, решила бы, что полет мне только снился и этот красавец не держал меня в объятиях.
  'Извини, - изящно поклонившись он посмотрел на заходящее солнце, - не ко времени и не к месту мы с тобой встретились', - и посмотрев на меня, улыбнулся такой чувственной улыбкой, что мои коленки задрожали.
  'Мне пора', - приподняв несуществующую шляпу, взмыл в небо, быстро превратившись маленькую точку, а затем совсем исчез.
  Я еще некоторое время стояла и, глупо хлопая ресницами, таращилась в темнеющее небо. Что это было? Кто он? Сначала я подумала, что это ангел, но потом эта версия отпала. Уж больно магнетизм у него был животным для крылатого небожителя. Да и крыльев у него я не заметила. Ох и проняла же меня его улыбка.
  Постепенно шум вечернего города вернул меня к реальности. Тряхнув головой, я огляделась. И не смогла удержаться от очередного печально вздоха - я снова оказалась посреди улицы. И вопросы: 'Где я?' и 'Как я сюда попала?' никто не отменял.
  Неожиданно меня дернули за руку, резко развернув и бросив в чьи-то медвежине объятия. Не успев удивиться, я уткнулась носом в кожаный жилет, обтягивающий могучую грудь. Ухо обдало горячим дыханием, а затем неизвестный душегуб что-то тихо прорычал. Мое бедное сознание, перенесшее столько потрясений за последний час, нашло спасение в темноте.
  Очнулась я от легких похлопываний по щекам. Встретившись глазами с зеленокожим мужчиной, я издала мышиный писк и свалилась с высокой лавки, больно ударившись копчиком. О, еще один демон. Только когда отползла от монстра, я поняла, что нахожусь в какой-то комнате. Низкий потолок с выступающими балками, окно затянутое мутной пленкой и скудная грубо сколоченная мебель напоминали средневековье.
  - Боже! Я больше никогда не буду курить травку, а спиртного в рот не возьму! Только, пожалуйста, развей мои галлюцинации! - но господь был глух к моим мольбам.
  - Djala-helé? - рыкнув непонятное, монстр направился в мою сторону.
  - Не-не-не-не-не! Стой где стоишь! - я отрицательно замахала руками, - если хочешь поговорить, я не против. Только на расстоянии, - если не обращать внимания на цвет кожи, прическу, клыки и рост, то можно представить, что передо мною стоит обычный мужчина. Почти. Ага, только страшно до ужаса.
  - Оjela'tot-deno-noïa-azan-a? - зеленый демон оскалил зубы в улыбке, а мое сердце пропустило несколько ударов.
  - П-пожалуйста, не т-трогайте меня, - я испугано взмолилась.
  Из глаз брызнули слезы, напряжение, в котором я все это время перебывала, вылилось в неудержимый словесный поток:
  - Я п-поняла, - обняв себя за плечи и качаясь из стороны в сторону я начала причитать, - я умерла, п-попала в ад... п-потом по не известной мне п-причине меня бросил ангел... а может он был порочным... а теперь т-ты мой надзиратель... или может...
  - И т-теперь мне вечно придется лицезреть т-твою рожу?! - на последней фразе я перешла на фальцет, осознав всю бредовость своего словесного поноса.
  В ответ на мою истерику на зеленой морде отобразилось чувство сродни удивлению:
  - Mo-djala-né-chtaman, - демон поиграл косою, от чего звон вплетенных в нее колокольчиков, послышался особенно отчетливо, - deno-eito-man-Мariza. Bom-о-deno? Chämas-deno-mina-chtaman?
  Услышав нечто созвучное с моим именем, я несказанно обрадовалась и затрясла головой:
  - Да-да, я Марина, - указав на себя пальцем я для верности еще раз покивала, - Марина я, ага.
  Демон на меня как-то странно посмотрел и вышел из комнаты. Фух. Аж полегчало. Только сейчас я вдохнула полной грудью, поняв, что все это время дышала через раз. Боже, неужели я действительно попала в ад? Но как-то я не таким представляла себе это место, горячее, что ли. Да и на черта этот зеленокожий верзила не похож. Он больше похож на... не может быть! Вот чего обычно не хватает ролевикам - натуральности! Значит это не ад, а другой мир. И эта зеленная горилла скорее всего орк, хотя может и тролль, кто их там разберет. Или все-таки я сплю и вижу дурной сон?
  Ну, почему? Почему мне так не везет? Не увлекаюсь я фэнтези, мне больше по душе историческая классика. Неожиданно в моей голове возник образ ухмыляющегося немолодого мужчины с разноцветными глазами. Таксист! Что он там говорил о желаниях? Мои глаза пробежались по комнате. Я все еще сидела на полу возле окна и с такого ракурса помещение выглядело особо убогим. Это что же получается? Меня снова надули!
  - Я хотела быть принцессой! - потрясая невидимому собеседнику кулаком, я чувствовала как начинаю закипать, - а это... это... срань господня!
  Дверь скрипнула и в комнату вошел мой давешний знакомый, но не один. По шкале Рихтера мой страх давно перевалил за восьмерку. Я больше не могла себя контролировать, и несла всякую чушь, еще больше усугубляя свое положение:
  - Что, привел подмогу? Боишься один не справиться? - я понимала двойную абсурдность своих слов, но как говориться: 'и тут Остапа понесло', - Кого ты там привел? О! Думаешь этот алконавт тебе подсобит? Ха!
  Орк с худым мужиком переглянулись. Первый что-то сказал худосочному, указывая на меня пальцем. Тощий с красным распухшим носом и заплывшими глазами алкоголик со стажем внимательно на меня посмотрел, потом пожал плечами, кивнул головой и вышел. Я снова осталась наедине с зеленой гориллой в кожаном прикиде с заклепками, который тоже принялся меня изучать. Это еще кто на кого так смотреть должен? Рокер недоделанный, блин.
  Игра в гляделки долго не продлилась - вернулся красноносый и протянул орку какой-то пузырек. Довольно заулыбавшись, изобразив на морде хищный оскал, от которого темнело в глазах, зеленый громила аккуратно разкупорил пробирку и вытрусил себе на руку ее содержимое. На нежно-салатовой внутренней стороне ладони извивался, норовя уползти... ЧЕРВЯК!
  -Аааааа! - я вскочила на ноги не зная куда бежать, на пути к дверям стояли эти двое.
  Окно! Но открыть его я не успела - сзади за талию меня схватил орк и легко оторвал от пола. Извивалась я не хуже червя, только это мне не помогало. Борьба продолжалась не долго. В результате мои ноги были придавлены коленом зеленого демона, руки завязаны узлом, а рот зажат широкой ладонью, да так, что и не укусишь. От боли в запястьях на глаза наворачивались слезы, а от страха начинало подташнивать. Скосив глаза я увидела, как тощий мужик в засаленном платке взял за кончик хвоста (а может то голова?) извивающийся шнурок и поднес к моему уху. Забившись в истерике я попыталась отодвинуться, но орчьи тиски были не хуже железных.
  Что они собираются делать?! Высосать мой мозг?! Ой, мамочка! Скользкое и холодное проникло в мое ухо, и в этот момент я отключилась, не выдержав такой изощренной пытки.
  
  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  
  Мужик зажмурил глаза, вспомнил все молитвы, какие знал, перекрестился.
  После минутного помутнения, сознание к принцессе Маризе все же вернулось. Она встряхнула гудевшей головой и вылезла из дыры в стене.
  - 'Убью!'- подумала она, пытаясь удержать равновесие.
  Водитель фуры открыл глаза и, не поверив увиденному, несколько раз моргнул - девчонка, которую он сбил, что-то бормоча себе под нос, ковыляла к грузовику. Он вроде и ехал тихо, и внимателен был, но каким-то образом умудрился впечатать бедняжку в кирпичную стену. Мужик решил ещё раз удостовериться в правдивости своих ведений и протер лобовое стекло платком - девчонка в ответ погрозила ему кулаком. Водитель расплакался и вылез из автомобиля.
  - Жива! Жива!- словно баба, встречавшая фронтовика, кричал он.
  Мариза плохо улавливала то, о чем голосит бежавший ей навстречу мужик. Голова гудела, ноги подкашивались.
  - Как ты?! Эй! Как ты?! - дрожащим голосом визжал водитель. - Ничего не сломала?Эй!
  - Deno-hamast'met, deno-ne-konkot, kiku!- поглаживая темечко, прокричала Мариза. - Topometi-mbacktan?!
  - Эй! Что? Головой ударилась? А ничего не сломала? Эй...
  Принцесса, как баран на новые ворота, уставилась на бубнящего мужика, но ничего из того, что он произносил, не понимала. Если бы не чирикающие возле ее уха невидимые птицы, Мариза бы испепелила этого хама, что в данный момент ощупывал ее тело, а так просто звезданула ему в лоб.
  Водитель закатил глаза и грохнулся к ногам принцессы. Девушка фыркнула и, держась за голову, поплелась вдоль пыльной фуры. Не дойдя до конца, остановилась. И тут принцессу темного королевства осенило: она умерла... и попала в рай. Ибо виденные ею дома, проходящие мимо зеваки, крытые железные телеги стоящие на обочине, были девушке не знакомы. Мариза посмотрела на небо - голубое. Втянула носом воздух - болотом не пахло, серой тоже. Принцесса в очередной раз встряхнула головой, попыталась сфокусировать зрение и разглядеть местных жителей - люди. Обитатели этой улицы были людьми. Точно рай! Маризе подумалось, может быть, только на этой улице слоняются человеки и в поисках альтернативного вида живности, поспешила пересечь дорогу. Прошла арку, оказалась во дворе. Осмотрелась. На детской площадке весело паслась ребятня, за которой ворчливо следила стража старух, восседавшая на лавочках, словно на тронах.
  Принцесса решила обратиться к старой гвардии - может, они и не все знают, но сидят тут точно давненько. Заприметив девицу в черном кожаном комбинезоне и в высоких сапогах, бабульки зашуршали языками.
  - Хляньте-ка... проститутка идеть... - предупредила одна из них, видимо, которая видела лучше остальных. - Хнать ее отседова...
  - Тебэ чего шалава надо?!- закричала вторая, видимо, которая говорила громче остальных - Здеся плошадка детска, имей совэст!
  Не обращая внимание на причитания, Мариза подошла к старухам и тоном, немного похожим на вежливый, спросила:
  - Kyla-tch'oum-amna-parsounanen, k-sh?
  - Кыш, кыш, - закудахтала третья бабка, скорее всего, именно она лучше остальных слышала.
  - 'Значит, здесь живут одни люди' - подумала Мариза, но тут решила спросить:
  - Аft'amitba-chämasen-deno-perod-akilet, makna-мenda, deno-afrilfelset?
  Старухи переглянулись.
  - Иносранка шоль? - удивилась самая смекалистая из старух.
  - Это к Францичу, поди? У него все дефки волютные. Покажи ей дороху, пущай не совращает деток нам, - предложила другая..
  Бабка, которая знала больше остальных, показала девушке на седьмой подъезд и сказала:
  - Иди туда, иди, тама заказщик и живеть.
  Мариза посмотрела в указанную сторону, махнула на старух и пошла дальше.
  - Хде-то я видела эту девчонку, - произнесла самая молодая из них.- Лицо о нее уш больно знакомое...Ох, батюшки! - вспомнив, воскликнула она. - Это ш Маринка из колбасного магазина! Ох, жизнь ее довела... ой довела... она и живет тут рядом, домой видать идет... с работы...
  - Не бери у нее больше колбасу, - посоветовала самая опытная из старух.
  - Точно...
  Навязчивое чириканье невидимых пташек, с самого первого момента, как только принцесса врезалась в кирпичную стену, не давало ей покоя. Мариза в очередной раз отмахнулась от назойливого щебетания и остановилась.
  - Мариин! - вдруг послышалось со спины.
  Услышав нечто созвучное со своим именем, принцесса обернулась. Перед ней стоял высокий голубоглазый блондин - человек. Мариза задорно улыбнулась.
  - Иди сюда, - поманил незнакомец.
  Не будь он симпатичным, принцесса на манипуляции пальца блондина не повелась бы. А так...
  - Sän dabur? - спросила Мариза.
  Незнакомец удивленно дернул бровями.
  - Что?
  Принцесса недовольно раздула ноздри, ей порядком надоело не только чириканье в ее голове, но и эта тарабарщина, на которой здесь говорили. Мариза точно знала, что если уж ей придется умереть, то мир, в который она попадет после, будет говорить на Экбат-де-Себате. Ну, он просто обязан разъясняться на ее любимом темном языке - она же принцесса. Но, на всякий случай, прозорливая девчонка, которая давно мечтала о приключениях, всегда носила с собой парочку червяков фифу, которые съедали языковой барьер, мешающий воспринимать новую речь. В голове Маризы, возможно, этих червей было больше чем мозговых извилин, но Темный Лорд заботился о том, чтобы его дочь была всесторонне развита. Прецедентов с взбунтовавшимися глистами-переводчиками, которые съедали весь мозг - пока не установлено. Поэтому Мариза вытянула из глубокого декольте заветные часики, открыла межпространственный карман и вытащила оттуда извивающегося розового червя.
  - Фииии, - протянул незнакомец. - Фууу, - добавил он, когда Мариза схватила переводчика за хвостик и пропихнула в левое ухо.
  Немного неприятного шуршания в голове, шлепок и принцесса была готова общаться на Великом и Могучем.
  - Ты... ты, что сейчас сделала? - застыв в брезгливой гримасе, спросил красавчик-блондин.
  - О! - обрадовалась понятной речи Мариза. - Это, чтобы я понимала вас лучше. Так, что тебе надо?
  - Сначала скажи, ты в порядке?
  Мариза потерла темечко, которым протаранила стену кирпичного дома и ответила:
  - Нет. Головеха гудит и эти птички... надоели... Хотя я думала, после смерти, в раю ничего болеть не должно.
  Блондин взял девушку за руку, привлек к себе, погладил по волосам.
  - Марин, они тебе что-то ввели, да?- заботливо спросил он.
  - Кто? - усмехнулась принцесса.
  Незнакомец виновато опустил глаза и сказал:
  - Марин...я...
  - Я Мариза, - перебила блондина принцесса. - Маризалаяни те Чиба Лортего Бар-те-Бар Убмарто Гекат... дальше не помню. У вас что, тут никаких списков?
  - Марин, я виноват, что тебя не предупредил, - продолжал блондин, - но хватит придуриваться, каких списков? Мы с Эвелиной по всему городу тебя ищем. Думали, не совершишь эту глупость, не придешь к своему дому. Но ты пришла...
  - Ааах!- обрадовалась принцесса, оглядывая двенадцатиподъездную девятиэтажку. - Так это мой дом? Большое поместье... царское... молодцы. Мне нравится. А можно мне как-нибудь весточку отцу на тот свет послать? Ну, чтобы он вздернула Арга. Плохо сплю, знаете ли, без орков.
  Блондин, осторожно коснулся губами лба принцессы.
  - Холодная... Хм... Послушай, Марин...
  - Маризалаяни те Чиба Лортего Бар-те-Бар Убмарто Гекат, - поправила принцесса.
  Блондин сглотнул.
  - Хорошо... ты что-нибудь помнишь?
  - Всю свою жизнь, за все мои семьсот двадцать пять лет. Она была однообразной, её трудно не запомнить. А ты, холоп, какое право имеешь меня допрашивать. Или у вас здесь, в раю, никакой иерархической субординации? Повелеваю - назови свое имя.
  Блондин отстранил от себя девушку.
  - Это я, Антон... ты меня не помнишь?
  Принцесса задумалась:
  - Антон.. Антон... Антон...Ах, это ты? Антоний, евнух? Это тебя я отравила четверть цикла назад? Не думала, что здесь встретимся! Не думала, что тебя мне в приспешники поставят.
  - Так, понятно, - произнес Антон, вытащил из кармана брюк телефон и набрал чей-то номер.
  Пока блондин ожидал, когда вызываемая им подруга Марины возьмет трубку, принцесса ещё раз, оглядела двенадцатиподъездное 'поместье' и подняв руки вверх, восхитилась:
  - Вот это размах! Ох-хо-хо-о!
  Антон осмотрелся и зашептал:
  - Марин, не привлекай внимание, иди сюда.
  Принцесса обернулась и грозно произнесла:
  - Я МариЗЗЗа!
  - Хорошо, Мариза... Алло? - вызываемая им абонентка сняла трубку, и Антон отвлекся от принцессы. - Эвелина привет, это Антон... Да нашел. Да шла домой. Конечно дура... нет... У нас проблемы. Да, теперь не только у меня... Потому что, Марина и твоя подруга.... Эвелина я знаю... давай меня мы обсуждать будем потом...
  Пока Антон бормотал по телефону, принцесса продолжала развлекаться и осматривать окрестности 'рая'.
  - Повелеваю - принесите мне вина!- через некоторое время, донеслось до Антона. Оглядываясь, он вышел на дорогу.
  - Да, она называет себя другим именем, - высматривая принцессу, продолжал разговор блондин. - Говорит, что ей семьсот двадцать пять лет.. да так и говорит... Мне кажется, ей что-то ввели... Нет, Эвелин... ты ее подруга, ты ее лучше знаешь... может она и всегда такой была....
  Беседуя по телефону, Антон заметил принцессу, беспощадно лупившую гастарбайтера, минуту назад преспокойно укладывавшего асфальт, оранжевой каской по всем местам, которыми бедолага не успел увернуться.
  - Сейчас Эвелин прости.... Марина! - прокричал Антон, направляясь к шумевшей принцессе. - Ты что делаешь? Отпусти его. Нас могут заметить!
  Принцесса отпустила иностранца работающего по временному найму, запустив в него напоследок каской.
  - Он отказался принести мне вина. Как он мог отказать мне? Принцессе!
  - Эвелин, я тебе перезвоню, - буркнул Антон в трубку и закрыл телефон.
  - Так, Антоний, что ты там молвил, мне о тех, кто может нас заметить? Кто они? Белые?
  - Они очень плохие люди, - взяв принцессу за локоть, ответил блондин.
  Антон старался выглядеть максимально дружелюбно и минимально настойчиво, дабы не спугнуть неуравновешенную психику принцессы.
  - Так это замечательно! - воскликнула Мариза. - Познакомлюсь хоть с кем-то нормальным. Подходящую свиту себе организую! Странно, что в раю есть место плохим людям.
   - В каком раю? - удивился блондин.
  Мариза обвела глазами все то, что ее сейчас окружало, и торжественно произнесла:
  - Вот в этом. Только не нравится мне здесь. Все такое скучное... никто не встретил... вино отказываются принести... Покойный дядька Гарагаш предупреждал, что хорошим быть плохо, потому что когда умрешь, попадешь в эту тягомотину. Вот дерьмо! Надо было больше гадить! - возмутилась принцесса, яростно топнув ногой. - А все мой чертов папашка! Не давал мне силушку-то мою использовать.
  От удара в асфальте образовалась яма, но поскольку рядом валялся побитый рабочий, что заделывал подобные дыры, значения этому факту Антон не придал.
  - Эх, гнусненько как-то это... и не правильно. Ну, разве могла принцесса темного королевства попасть в рай? - выдохнула Мариза. - Кстати, на каком языке здесь говорят?
  - На русском...
  Принцесса кивнула. - Буду знать, что в чертовом раю говорят на чертовом русском!
  Антон выдохнул и, вступив в игру, зашептал:
  - Принцесса Мариза, а с чего Вы взяли, что попали в рай? Вы, что умерли?
  Девушка задумчиво потерла ноющее темечко.
  И правда, почему она решила, что попала именно в рай. Да и вообще, с чего вдруг ей подумалось, что она умерла? Покойный дядюшка Гарагаш - родной брат ее отца, который является одним из герцогов загробного темного королевства Илиграциада, а в народе - просто ада, всегда говорил, что Маризе, как и всем членам королевской семьи, после смерти суждено оказаться именно у него в гостях. Мол, это добрая традиция, а не случайная закономерность, предназначенная каждому злодею. А то, куда сейчас попала Мариза, на владения покойного дядюшки не походило, ибо пару циклов назад, принцесса с отцом гостили у герцога Гарагаша, и девушка все отчетливо помнила. Особенно запах. В Илиграциаде воняло серой, болотами, прогорклым маслом и грязными ногами - везде, куда ни сунься. А здесь и сейчас, пахло заморским потом, причем распространитель данного аромата, избитый принцессой пару минут назад, уже куда-то уполз. Ко всему прочему над головой Маризы торжествовало голубое небо, чего в аду априори быть не могло, так как находится загробное королевство глубоко под землей. Отсюда и были сделаны поспешные выводы темной принцессой. Да и после того, что с ней произошло, Мариза просто не могла остаться в живых. Дело в том, что у неуязвимых на первый взгляд членов королевской семьи была-таки ахиллесова пята, точнее родничок. Не закостеневшее темечко приносило массу хлопот темному властелину. Например, ему все время приходилось носить шлемы и закрытые короны. Даже ночью Черный Лорд спал в железном чепце - никто же не знает, в какой из моментов судьбы, паранойя может превратиться в роковой удар по темечку. Мариза была менее обеспокоена пульсирующим во время плотских утех родничком, поэтому железный чепчик - подарок замшелых гномов, она использовала, как ночной горшок.
  - А иначе, по какой причине я оказалась здесь? - усмехнулась принцесса. - Меня сбила тролличья колесница, когда я выходила из... из таверны... я темечком протаранила стену. Данное происшествие могло завершиться только моей смертью. Или что? Ты хочешь сказать, я не умерла?
  Антон кивнул, а для верности ущипнул принцессу за щеку.
  Девушка вскрикнула.
  - Как думаешь, после смерти кто-нибудь в раю испытает боль? - весело спросил блондин.
  Мариза потерла покрасневшую щеку и тут сообразила вытащить из глубокого декольте магические часы. Большая стрелка указывала на шестерку, маленькая на девятку: все точно так же, как и семьсот двадцать пять лет назад в день, когда они остановились - в момент рождения Принцессы Темного Королевства. Это был подарок одной злой ведьмы, которая оказалась такой любезной, что с радостью прокляла новорожденную на удачу. Часы были заговорены, и дабы уберечь девочку от опасений внезапной кончины, должны предсказать принцессе дату ее смерти. После того, как время возобновит ход магических стрелок у Маризы останется всего лишь двенадцать часов жизни. Зная все это, принцесса легко могла впутываться в авантюры, как сайгак скакать без шлема и вступать в беспорядочные межрасовые связи. Могла, но благодаря зацикленности Темного Властелина на темечках, ей этого делать не удавалось. Единственной отрадой был орк Арг, которого отец Маризы нанял, в темечкохранители, чтобы в моменты, когда его дочь не носит железные чепцы, он оберегал ее родничок от внезапных посягательств. Все остальное, сопутствующее данному процессу, в договоре не указывалось, поэтому и совершалось каждую ночь, с чистыми ногами, да грязными помыслами. Никто, конечно, не знал, когда у ведьминского наговора истечет срок годности и часы возобновят ход, но пока этого не произошло, Мариза пыталась наслаждаться жизнью.
  - Часы стоят, - удивилась принцесса, - значит, я жива. Тогда не ясно, что это за место и почему я здесь.
  - А я знаю, кто знает! - воскликнул Антон.- Мы сейчас к ней поедем, и она тебе все объяснит. А?
  Невидимые птицы снова зачирикали в голове принцессы, и ей ничего не оставалось, как согласиться:
  - Будь, по-твоему, евнух, - кивнула Мариза.
  
  
  
  ГЛАВА ПЯТАЯ
  
  - С чего ты взял, что это не Мариза? Как по мне, так вылитая принцесса, - проскрипел хриплый прокуренный голос.
  - А я тебе говорю, что это не Мариза, - отвечал низкий рык, - уж поверь мне. Мариза слишком... слишком мало весит... эх, ей бы мясца филейного немного, вот как у этой... да что тут говорить, не Мариза это.
  Как сквозь толстый слой ваты в мою затуманенную голову проникали голоса. Кого там Эвелина на этот раз притащила в такую рань? Какая же она порой беспардонная. При попытке устроиться поудобней, моя спина и 'филейное мясцо' ощутили жесткость досок вместо мягкого дивана. Воспоминания, прорвав плотину небытия, рухнули быстрым потоком, ломая сложившееся годами четкое восприятие мира: 'О, Боже! Это не сон!', внутренний голос просто вопил, протестуя против сложившихся обстоятельств. Окончательно придя в себя, я замерла, боясь пошевелиться и привлечь к себе лишнее внимание.
  - ...а может это морок?
  - Какой еще морок? Гвар, о чем ты толкуешь? - прозвучало где-то слева.
  - Морок, насланный принцессой, чтобы тебя проверить, - не унимался ворчащий голос, судя по всему, принадлежащий тощему алкоголику.
  Неожиданно меня озарило, и я едва удержалась от вскрика. 'Как?! Я понимаю их?' Ведь очевидно же, что спорящая парочка - это зеленый демон и тощий мужик. Возобновившийся диалог прервал мои размышления. Тяжелая поступь приближалась, окончательно повергая меня в состояние полной заморозки.
  - Шаман я или где? Это ее истинный облик! - упрямо заявил зеленокожий, - но в этой девушке ощущается какая-то связь с принцессой, и я хочу разобраться, не то...
  - Скормят любимым вивернам Лорда, - противно хихикнул худосочный Гвар.
  - Типун тебе на язык, - смачный плевок сопроводил слова демона (или все же орка?), - подай мне мой мешок.
  Шуршание, а затем глухой звук от удара просимой вещи об пол.
  - Пожри тебя Великий Ктулху! Осторожней! - зашипел владелец пострадавшего имущества.
  'Так, а сумочка тебе, урод зеленый, для чего понадобилась? Снова мерзость скользкая?', вспомнив пережитое недавно, я не выдержала:
  - Я вам и так все расскажу, только не надо больше никаких червяков, - пропищала я, испуганно поджав колени.
  Две пары глаз удивленно уставились на псевдопринцессу: мутные от алкоголя с противоположной стороны дверей и, горящие черные, выглянули из-за мешка, в котором так увлеченно рылся их обладатель.
  - О! Наша принцесса уже проснулась, - зеленокожий затянул лямки рюкзака, выудив из его недр холщевый мешочек.
  - И готова поделиться информацией о том, что она замыслила, - на запухшей роже заиграла ехидная улыбка.
  - И правду-матушку, - красный язык острым кончиком прошелся по выступающим клыкам, открывая зубы в 'лыбе', - а для верности я использую этот порошок, - орк несколько раз подбросил на ладони мешочек, - больно подозрительно твое явное сходство с принцессой.
  Мой слегка контуженый мозг туго воспринимал быстрый поток речи, перегруженный ранее полученной информацией, он никак не мог сложить разноцветные пазлы в более менее осмысленную картину. Я, как последняя блондинка, тупо хлопала ресницами и смотрела коровьим взглядом. О, Боже! Меня убьют! Потому что от страха я онемела и мой задеревеневший язык в пересохшем рту, как выброшенная на берег рыба - бесполезно бьет хвостом.
  - Гвар, по-моему наша птичка передумала петь, - орк озвучивал своему напарнику мысли, освобождая нутро таинственного кисета в полуметре от места моей дислокации.
  Как в замедленной съемке я наблюдала за когтистыми пальцами, что быстро рисовали сложный узор. Мелкий порошок легко поддавался умелым движениям, и вскоре иероглиф обрел завершенность. Высыпав остатки пыли, шаман тихо прошептал несколько ломаных фраз, а затем подул на затейливый рисунок... Что-то произошло, пространство вокруг меня изменилось. На мгновенье кожу обложило льдом, а потом я увидела, как от истлевшего узора в воздух поднялся серый дымок. Он медленно рассеивался вокруг меня ровным кольцом из цепочки дымчатых, постоянно дребезжащих рун, что в точности повторяли орчье художество.
  - Ну вот, - зеленокожий довольно размял широченную спину и присел на соломенный топчан, заменяющий в этой убогой комнатушке кровать.
  - Я... меня зовут Марина...
  Орк в обвинительном жесте ткнул в Гвара пальцем:
  - Ну! А я, что тебе говорил?
  Невольно вздрогнув, я умолкла, так и не поняв, что больше меня испугало: резкое движение или его результат - колокольчики звенящей мелодией разбавляли глухой перестук, издаваемый широкими деревянными браслетами. В этих тихих звуках мне слышалось: 'Осссторожжной, бууудь осссторожжной'.
  - Арг, коряга ты шашелем побитая, ты напугал малютку! Смотри, какие глазищи вывалила, - последнее слово утонуло в хриплом хохоте, который оборвался так же резко, как и начался, - не бойся маленькая, дяди тебя не обидят.
  Бросив недовольный взгляд на Гвара, орк ободряюще мне улыбнулся. Получилось не очень, у меня задрожала нижняя губа - первый признак грядущей истерики.
  - Меня зовут Марина, - начала я сначала, - я из России, - мои тюремщики удивленно переглянулись, но промолчали.
  Струйка серого дыма, принявшая форму рунной вязи, водила вокруг меня хоровод. Пульсирующий ритм танца постепенно увлек меня в неведомые дали, я лишь успела проскрипеть: 'Ч-что эт-т-то?', и пространство начало медленно расплываться.
  - Она не врет, - до моего слуха доносились искаженные слова, я с трудом улавливала суть.
  - Порошок из печени младенцев не даст соврать.
  В глазах расплывались разноцветные круги. Я даже не пыталась навести четкость и сфокусировать свой взгляд. Но страха не было. Мой мозг был одурманен, и мне это нравилось. Мне нравилось не бояться.
  - Какое ты имеешь отношение к принцессе? - пророкотало мне на ухо.
  'Хм, а кто такая принцесса? Я хочу быть принцессой'.
  - Арг, по-моему ты перестарался, - фраза получилась растянутой, как на заезженной пластинке.
  - Ну-у, чуть больше, чем для расслабухи.
  А мне нравиться такая расслабуха. Этот порошок имел бы большой успех на земле: цветные и объемные галлюцинации - просто улет. Мое внутреннее я провалилось куда-то на задворки сознания. Все другие чувства отключились, и меня укачивали легкие волны нирваны. Так, наверное, чувствует себя наркоман, получивший дозу.
  - У бедняжки передоз, завтра она тебя не поблагодарит.
  - М-а-р-и-н-а, - казалось, орк смаковал мое имя, - так тебя зовут?
  'Ага, а ты морда зеленая, как я поняла - Арг'. Послышался хриплый смех. 'Ну, а этот каркающий звук, издает проспиртовавшийся Гвар, если не ошибаюсь. Хотя странно, что вы слышите мои мысли. Хм, и понимаете'.
  - Все просто. Червяк съел языковой барьер, а... э... мыслишь ты довольно громко.
  'Шкатулка чудес еще не закончилась. Теперь я мыслю вслух, потому что у меня в голове живет червяк? Скажи кому - никто и не поверит'.
  - Это астральный червяк, да и не червяк это совсем, а Фи-Фу. Эти сущности нашим зрением воспринимаются в форме червяка.
  'Э-э-м, я поняла, что ни фига не поняла'.
  И тут вопросы посыпались как из рога изобилия.
  - Где твой дом?
  'Как я теперь понимаю - далеко'.
  - Ты знакома с принцессой Маризой?
  'Нет'.
  - Как давно ты находишься в столице Дагон-Зурха?
  'А где это'?
  - Как долго ты находишься в этом городе?
  'Судя по всему, с того времени, как выпала из кареты'.
  - Где была до этого?
  'Дома'.
  - И где твоя дома?
  'В России'.
  - Как ты оказалась здесь?
  'Не знаю'.
  Сколько всего было вопросов я не запомнила, так как примерно на десятом окружающее пространство окончательно погрузилось во тьму. Проснулась я с жуткой головной болью и четкой мыслью, что моя жизнь кардинально изменилась. И чтобы сохранить рассудок и не сойти сума, все, со мной происходящее я должна воспринимать, как данность и по возможности не удивляться... Эк, закрутила, и сама не поняла. Ну, если вкратце: действуем по ситуации. И что мы на сегодня имеем: каким-то невероятным образом я попала в этот странный-город-на-реке, где за короткое время успела познакомиться с мужчиной своей мечты, заиметь в голове астрального червя (хоть бы он мозги мне не съел), и двух тюремщиков в виде алкаша и орка (хорошо, не демона), которые подозревают меня в заговоре против местной принцессы. Скажете: 'Нелепая шутка'? Я, наверное, соглашусь. Вот только не смешно мне совсем.
  Почему-то вспомнился Антон и на душе стало еще тоскливей. Забрезжившее светлое пятно в моем темном будущем снова укрылось за пеленой неизвестности, и маленький росток надежды на счастливую жизнь с Антоном умер втуне. Хотелось зарыдать, но понимание бесполезности этого действия, удерживало мой разум над пропастью отчаянья.
  - Ну все, хватит киснуть, надо действовать, - сказала я себе и резко села - зря, головная боль острыми осколками тут же впилась в мозги, вызвав громкие стенания. Закрывая себе рот рукой, я потеряла равновесие и едва не грохнулась на пол. Резкие движения привели к очередной серии болевых вспышек. Скрипя зубами, я сумела выровняться и не застонать. Эта маленькая победа немного меня взбодрила.
  - Ничего, Мариша, выкрутимся, - нащупав руками края лавки, я медленно спустила вниз затекшие ноги и, не открывая глаза, прислушалась к себе: яркие вспышке в голове немного приутихли, после онемения тело как будто бы покалывало тысячами иголок, - ну, кажется, все нормально.
  Поморгав немного, чтобы быстрее привыкнуть к темноте, я осмотрелась. Во мгле просматривались очертания знакомой убогой комнаты.
  - Значит, оставили одну до утра, наверное, - не вставая, я начала делать легкую разминку. - Хм, я выгляжу настолько беспомощной, что даже нет смысла меня связывать? Что ж, это мне только на руку. Итак, что мы имеем? Безвыходное положение? Нет, как говориться, 'сударь, даже если вас съели, всегда остается два выхода'. Остаться и ждать до утра решения тюремщиков, или попробовать убежать? - я задумчиво поджала губы, - ну, остаться всегда успею, а вот убежать, может и не получиться. Ладно.
   Подняв на ноги свое тело, я пошла ощупывать силуэты в темноте, в надежде наткнуться на что-то полезное. В комнатушке на чердаке находилось не так много мебели: лавка, на которой я спала, низкий набитый соломой топчан, горшок (скорее всего ночной), и табурет. Дверь, конечно же, закрыли, можно не напрягаться и не дергать. Так, стоять. А что это на табурете? Мои пальцы зацепились за небольшой предмет. Тактильные ощущения вызвали в памяти образ подсвечника - холодного, металлического, тяжелого. Захватив увесистую находку с собой, я продолжила обход, закончив осмотр на светлеющем квадрате окна. Изучение этой детали интерьера, привело меня к выводу, что вместо стекла здесь использовали или промасленную ткань, или пленку. Сев на лавку, я принялась нервно грызть ногти, параллельно нашептывая себе под нос:
  - Так, и что дальше? Что обычно в таких ситуациях делают героини книг и фильмов? Думай, Марина, думай!
  Надо действовать, иначе я сойду сума от страха. От переполнявшей меня досады, я сильно ударилась затылком об стенку, в надежде привести мысли и чувства хоть в какое-то подобие порядка. Но моя многострадальная черепушка отскочила от упругой оконной заслонки, которую можно было бы прорезать чем-то острым.
  - Точно! - мои слегка дрожащие пальцы начали детально изучать подарок судьбы, - черт! - находка имела довольно закругленные края.
  - Черт!
   Стиснув в ладонях подсвечник, я со всей силы начала давить на ткань. От напряжения в ушах зашумел прилив крови, делая мое лицо похожим на спелый помидор. В момент, когда я была готова сдаться, моя рука с треском провалилась наружу. Мне едва удалось удержаться от крика. Прерывисто дыша, я прислонилась к стене. Сердце было готово вырваться из груди.
  - И чего я так испугалась? - утратив целостность, материал легко поддавался моим трясущимся рукам и, вскоре, оконный проем зазиял лунным светом. Открывшееся зрелище, вырвало из моей груди вдох восхищения: тьму ночного города рассеивали, придавая ему еще большей таинственности, три мерцающих светила. Это выглядело так, словно у земной луны появилось еще два спутника поменьше, один из которых был напоен багряным светом, а другой - голубоватой дымкой.
  Полюбовавшись безумно красивой фантасмагорической панорамой я вернулась к делам насущным. Окно моей темницы, с нависшим над ним козырьком, было небольшим скворечником на пологом скате крыши трехэтажного строения. Вот это удача! Похвалив себя за сообразительность и удобную одежду (хотя другую не носила), я осторожно вылезла из окна. Куда лежит дальнейший мой путь? Задумываться над ответом на этот вопрос, я пока не спешила. Сейчас самое главное - осуществить побег.
  Оказавшись на крыше, я осмотрелась - три лампочки, ввинченных в темный небосвод, довольно не плохо освещали сотни подобных крыш ночного города. Глубокие тени, таящиеся за каждым углом, стерли налет гостеприимности и радушия, что мне привиделись с высоты птичьего полета, открыв истинный облик опасности. Город был во всеоружии. Необычная для шумного мегаполиса тишина давила мне на плечи. Здесь любой тихий шорох воспринимался на уровне взрыва бензозаправки. Стараясь производить поменьше звуков, я осторожно подползла к краю крыши. Внизу меня ждали густые шевелящиеся тени, и хотя они не имели той потусторонней силы, с которой меня познакомил ангел-красавец, но таили не меньше опасности. Вспомнив свое дневное приключение, я не сдержала печального вздоха - такому красавцу я не ровня, эх. Если здесь водятся орки и ангелы, вполне вероятно, что есть и другие представители фэнтезийного мира.
  Крадучись, я обошла крышу по периметру. Выбор у меня был не большой: единственным возможным путем моего дальнейшего продвижения была соседняя крыша, находящаяся на расстоянии полутора метра и на пол-этажа ниже. Не оставляя себе времени на раздумья, разогналась и прыгнула. Приземлившись, я не удержалась на ногах и покатилась, таким образом погасив удар от падения.
  - Фух, - распластавшись на чужой крыше под чужим небом, я не могла удержать рвущийся наружу истерический хохот, который переполнял мою грудь. Отсмеявшись, я продолжила исследование. Каждый следующий прыжок давался мне все легче, и бурлящий в крови адреналин уже не вызывал бурю эмоций. Таким образом я преодолела довольно много домов, пока не столкнулась с проблемой, которую рано или поздно следовало ожидать - расстояние до следующей крыши было непреодолимым.
  - Черт, и что делать? - от досады я топнула ногой, но посчитав этого недостаточным проявлением своего эмоционального состояния, сильно хлопнула в ладоши, сплюнув при этом под ноги.
  - Вызывали, госпожа? - в полуметре над крышей зависло небольшое волосатое существо, с маской рогатой свиной рожицы вместо лица. - Чего изволите? - в человеческих глазах полыхал дьявольский огонь.
  - Э-э-э, - в этот раз я даже толком испугаться не успела, - вы... это... у вас нет ног! - мой взгляд зацепился за, колышущуюся на ветру, струйку сизого дыма, что заменял этому рогастику задние конечности.
  - Госпожа? - пятачок ночного гостя смешно сморщился, и чертик издал несколько каркающих звуков. - Шутить изволите, - закончив хрюкать, то есть смеяться, неизменный житель преисподней, снова пытливо на меня уставился.
  - Чего?
  Луны слегка сместились к горизонту, удлинив тени в глубине улиц, только еще больше убедив меня в правильности выбора ночной 'прогулки'. Хотя сейчас, чувствуя буравящий взгляд демона, я в этом уверенной уже не была.
  - Госпожа, зачем вызывали Черза? - висящий половинчатый чертик галантно поклонился, только у него это получилось настолько нелепо, что я не смогла удержать смешка. - Мое время дорого, - не народившийся смех подавился кашлем.
  - Я? Вызывала? Черз? Час от часу не легче, - чтобы немного отвлечься, я осмотрела задержавшую меня крышу. Словно надеясь найти ответ на плоской кровле, с низким мурованным бортиком и невысоким скворечником, прячущим в себе вход внутрь дома.
  - Чего тебе надо в уплату? - понимая, что безногий джин-чертик принимает меня за кого-то другого (вполне вероятно, что за ту же принцессу), в моей голове зрела дерзкая мысль.
  - Крови, - наклонившись, рогастик жадно втянул пятачком воздух и, не унюхав желаемого, сердито свел надбровные дуги, - ты посмела меня тревожить не приготовив лакомства?
  - И много крови надо? - присев на бортик, я устало вытянула ноги, почему-то совсем не удивляясь своему равнодушию.
  - Зависит от услуги и донора, - и, словно прочитав мои мысли, продолжил, - в долг не работаю!
  - Я хочу знать, где я нахожусь? - закинула я первую удочку.
  - Капля твоей крови, - желая заполучить в оплату кровь контрактника, демон алчно облизался, не заметив, что утратил прежнюю маску почтительности, наблюдая за моими действиями горящими глазами.
  - Ну, это не много, - сейчас я так легко бы не рассталась со своей кровью, но тогда я не понимала, что черт потребовал слишком высокую плату, почувствовав, кто передним. Больно надкусив себе палец и подождав пока на кончике соберется густая капля, я тряхнула рукой. Роняя драгоценную жидкость, я надеялась, что рогатому вымогателю придется ее слизывать с пыльного настила. Но этому не суждено было случиться, капля крови скрылась за частоколом острых клыков, что усеивали распахнувшуюся красную пасть.
  - М-м-м, - демон довольно облизался, - вкуснотища.
  - Ответ! - оказывается я могу быть даже очень жесткой.
  - На крыше!
  - Что, на крыше?
  - Ответ такой: на крыше, - Черз скривил хитрую рожицу, - Ты находишься на крыше заброшенной кожевенной мастерской.
  - Что? Ах ты... - договорить я не успела, демон исчез, - чтоб тебя!
  Сколько я не чертыхалась, не стучала в ладоши, не топала ногами, сплевывая поочередно, то через левое, то через правое плечо, но джин-чертик так и не появился. Откуда-то из глубины сознания пришел ответ, что инфернального духа можно использовать только раз в месяц в ночь трилуния и только для одной услуги. Поэтому к такому действию нужно готовиться очень тщательно, заранее продумывая каждую свою фразу и действие, чтобы не получить каверзный ответ, так как эти демоны - отцы лжи.
  - Неудачница, - я больно стукнула себя по лбу.
  Усталость подкралась незаметно. Еще мгновенье назад я была полна сил, а вот сейчас с трудом могла стоять на ногах.
  - Мне бы сейчас поспать, - еще раз осмотрев крышу в предутреннем свете, я обрадовано вскричала, - а вот и место ночлега.
  Постройка, служащая выходом на крышу, была крытой. С задней стороны под широким навесом была сложена аккуратная стопка досок. Если не присматриваться, то можно было и не заметить небольшой просвет под крышей, где как раз я могла протиснуться. Устроившись с максимальным комфортом (если таков возможен в данной ситуации) и стараясь не думать о живущих в моей временной постели насекомых, я моментально уснула, так встретив свой первый рассвет в Шиггране.
  
  *******
  Моррин а'Сирано был невероятно зол. Он уже месяц находился в этом вонючем Шиггране, а дело не сдвинулось с мертвой точки ни на йоту. Провалить спланированную операцию! И почему? Из-за жалости к человеческой девчонке! Тьфу ты! Когда Магистр предложил ему сделку, все выглядело до жути просто. Слишком гладко. И вот пожалуйста, полюбуйтесь! Он умудрился запороть месячную работу, тщательно спланированную и подготовленную. Почему? Потому, что ему показалось, он услышал Зов. Хотя потом Моррин понял, что это напряжение последних дней сыграло с ним злую шутку, не может человеческая девушка Звать, но было поздно. Нужное время он упустил, след потерял, а силовой аркан уже набирал мощь, и а'Сирано оставалось только спасать свою шкуру. И вот сейчас он должен ломать голову над решением проблемы. Вернуться с провальным отчетом он не мог - Магистр по головке не погладит, а значит, он должен найти другой путь.
  Лассо-ищейка, накинутое на астральный слепок принцессы, полученный Моррином перед заданием, растворилось. Словно оригинал, питающий все свои астральные тела, исчез из этого мира. Но такое не возможно, разве что, Маризалаяни те Чиба Лортего Бар-те-Бар Убмарто Гекат де Лебре Амброта Зуб-бу-ту-Зуб Акашка умерла. Что в общем, тоже нонсенс. Значит собака зарыта в другом месте, и он его найдет.
  Дернув за кисточку тонкого шнурка и вызвав гостиничную прислугу, мужчина заказал себе горячую ванну и завтрак в номер. Потомок древнего аристократического рода, он привык жить в роскоши и даже на государственных заданиях не мог себе отказать в таком удовольствии, как дорогие гостиничные номера с шелковыми простынями и ванными комнатами. Нежась в теплой с дорогими благовониями воде, Моррин снова и снова прокручивал в голове свое вечернее приключение. Почему Зов привел его к той девушке, а затем резко исчез, оставив его лицезреть обычную картину преследования охотниками своей жертвы? Почему, когда понял, что ошибся, он не развернулся и не ушел, как сделал бы в любом другом случае? Почему?
  А'Сирано прикрыл глаза и заставил себя расслабиться. Сегодняшняя ночь завершающая в цикле. Скоро, совсем скоро он прославит свой род возродив давно утерянный артефакт.
  
  
   ГЛАВА ШЕСТАЯ
  
  
  Чем чаще Антон смотрел на принцессу, тем меньшее сходство он находил со знакомой ему Мариной. Хотя и ту он не видел несколько лет, а за те четыре дня, что прожил в ее доме, даже не пытался всмотреться в лицо девушки. И не потому, что Марина ему была не симпатична, а из-за того, что Антону было стыдно сидеть у девчонки под юбкой. Парень прятался, скрывался, как мог, где приходилось и даже у тех, с кем не был знаком. Всегда смелый, веселый и смекалистый Антон, за какие-то несколько месяцев превратился в подозрительного, трусливого и суеверного беглеца. Не осталось почти никого, кому Антон мог доверять. Совсем недавно, перебирая в памяти всех друзей и возможных приятелей, которых можно было просить о помощи, он вспомнил о Марине. О девушке, с которой встречался в последнем классе школы. Тогда Антон подумал, что мог бы к ней обратиться, и, по счастливому стечению обстоятельств, парень наткнулся в магазине на ее лучшую подругу. К Эвелине Антон всегда относился прохладно, с некоторой иронией, которую испытывал к каждой девушке с платиновым цветом волос. Но, надо признать, блондинистость Эвелины была надуманна ею же самой. Девушка говорила, что с таким цветом живется проще и ответственности меньше, поэтому и дружила с этим образом, похоже, с пеленок.
  - А как эта карета движется? Лошадей нет, виверн тоже, - удивилась Мариза, высматривая на дороге перед такси, в котором они ехали, хоть какое-то существо. - Техномагия?
  Антон посмотрел на безучастного таксиста и незаметно кивнул.
  - Что ты киваешь, евнух? Это ответ 'да', или ты просто икаешь?
  - Типа, да, - сквозь зубы процедил блондин, - и я не евнух...
  Мариза удивленно подняла правую бровь, усмехнулась.
  - Отросло что ли?
  Антон закатил глаза и заговорил тише:
  - Не кричи, пожалуйста... у меня там все в порядке, причем с рождения...
  - Ну-ка, проверим, - произнесла принцесса и полезла Антону в штаны.
  - Марина! - словно робкий девственник завопил блондин.
  - Я Маризалаяни те Чиба Лортего Бар-те-Бар Убмарто Гекат де Лебре Амброта Зуб-бу-ту-Зуб Акашка. О! Вспомнила, - удивилась принцесса и, скорчив рожу добавила:
  - Ууух, на вашем райском русском окончание моего полного имени рифмуется с не очень приятной субстанцией.
  - Хорошо, хорошо - Мариза, - поспешил исправиться Антон, осторожно убирая цепкие руки принцессы от ширинки своих брюк. - Только успокойся, пожалуйста. Будешь себя плохо вести - таксист нас высадит.
  Принцесса подозрительно осмотрелась, спросила:
  - Таксиста это что?
  Антон покосился на шофера.
  - Это ни что, а кто...
  Мариза скорчила брезгливую гримасу, кивнула в сторону водителя.
  - Извозчик что ли?
  Поскольку в машине присутствовал посторонний человек, Антон старался подыгрывать принцессе, максимально понизив голос.
  - Извозчик, извозчик... можно и так сказать, - подтвердил блондин.
  - Ха! Ха! - пародийно засмеялась принцесса. - Будут ещё всякие низы, указывать, что мне делать! - Мариза приподнялась с заднего сидения и долбанула водителю по уху.
  Сила удара была нечеловеческая - голова таксиста разбила боковое стекло, а сам он обмяк, словно мокрая курица. Машину повело влево. Такси выехало на встречную полосу, врезалось в легковушку, сделало поворот, съехало в кювет и перевернулось.
  Первой из машины вылезла принцесса. Выбив ногой дверь, она радостно выползла на зеленую траву. С другой стороны, кряхтя и что-то бормоча, показался Антон. Блондин открыл дверь, вывалился из автомобиля и, размахивая руками, пошел на принцессу.
  - Дура! Ты, дура! Ты-что-дура?! Ты, что дура? Ты что, дура?! - повторял он.
  Мариза несколько секунд пыталась отыскать правильное значение выкрикиваемого слова, но червяк в ее голове выгрызал лишь одно оскорбительное значение. Принцесса покачала головой, схватила подошедшего Антона за шею, от силы сжатия блондин открыл рот. Мариза длинными и острыми ногтями вцепилась в язык парня, вытянув его наружу.
  - Ты, евнух, и без языка хочешь остаться? А? Соображай, что голосишь!
  Блондин успокоился и попытался что-то произнести:
  -Яаа, ме йефхнухх...
  - Что-что? - переспросила принцесса.
  Антон кивнул, изобразив нечто похожее на улыбку.
  - Лабно, флооости...отфусти...
  Мариза отпустила язык блондина и повелительно произнесла:
  - Ещё раз, я не расслышала.
  Антон закатил глаза, кашлянул.
  - Хорошо... Марина, эээ - Мариза. Прости. Хватку ослабь, я задохнусь.
  Девушка усмехнулась и лишь сильнее сжала горло блондина. Мариза произнесла свой вариант извинений:
  - Принцесса, простите меня, евнуха. Я виноват и больше никогда не буду вас оскорблять.
  Но Антон не собирался унижаться.
  - Откуда у тебя... столько силы?- спросил он.
  - От отца. Магии разрушения меня обучали с детства.
  - Магии разрушения? - удивился Антон.
  - Эй! Вы! Там! Все в порядке?!- донеслось со стороны дороги. - Помощь нужна?!
  Антон поднял руку и, как мог громко, прокричал.
  - Ннет... все от...лично!
  Мариза, наконец, отпустила блондина.
  - Надо посмотреть, что с водителем, - произнес Антон и, потирая сдавленную шею, поплелся к перевернутому автомобилю.
  - А что тебе до него? Твой родственник что ли? - усмехнулась Мариза.
  - Да что с тобой? - удивился блондин. - Ты когда стала такой бессердечной и грубой?
  Принцесса задумалась.
  - В детстве, где-то после сорока, меня специально этому обучали, - ответила она.
  Антон заглянул в машину. Место водителя пустовало. Блондин посмотрел в салон - никого.
  -Странно...
  Подошла Мариза.
  - Ну, и где этот твой таксиста? - спросила она.
  Антон огляделся.
  - Понятия не имею. Может он выпал и валяется на дороге?
  Блондин взволнованно выбежал на дорогу. Осмотрелся - никого. Поскольку рабочая неделя только набирала обороты, а путь принцессы и 'евнуха' лежал к дачному поселку Веселое, дорога, по которой они ехали, пустовала. Проезжающих машин было не много, поэтому вариант, что, вылетевшее из разбитого окна тело таксиста, было случайно сбито и выкинуто чёрт знает куда, Антон сразу отбросил. Блондин подумал что, скорее всего, воспользовавшись моментом, водитель выбрался из автомобиля и уполз в лес, рядом с которым и перевернулась его машина. Ещё бы! Эта, хрупкая на первый взгляд, брюнетка, обладающая не совсем человеческой силой и адекватностью, могла напугать кого угодно. Правда, Антона ее возможности скорее удивили. Блондин спустился в кювет, замер. Такси уже было перевернуто и стояло на колесах, а в салоне сидела принцесса.
  - Как ты её перевернула? То есть это ты перевернула машину? - подходя ближе, озадаченно поинтересовался Антон.
  - Поехали уже! - возмутилась Мариза. - Мне надо узнать, что происходит. Садись, евнух, на место извозчика. Вези меня, куда обещано.
  Антон, недоумевая, обошел машину.
  - Как ты это сделала?
  - Повелеваю - вези меня! Надоели вопросы! У меня их и у самой куча.
  - Но...
  - Спеши, я начинаю злиться.
  Блондин сел на место водителя. Обернулся.
  - У меня нет прав, нас могут остановить.
  Мариза усмехнулась:
  - Зато у меня этих прав - пол темного царства, а когда сдохнет мой папашка, то мои права распространятся и за его пределы. Так что, пусть только попробует хоть кто-то остановить мою карету. Испепелю на месте.
  - Испепелишь? - переспросил Антон.
  Глаза Маризы вспыхнули синим пламенем.
  - Ага, - согласилась принцесса.
  Блондин напугано отвернулся. Посмотрел в разбитое зеркало заднего вида. Поймал полыхающий взгляд принцессы - не показалось.
  - Как скажите, - зараболепствовал Антон, - вместо извозчика, так вместо извозчика.
  Блондин завел машину.
  Мариза гордо подняла подбородок, осмотрелась. На боковом стекле, ее привлекла картинка: для нас - обычное обозначение места для пассажира с маленьким ребенком в общественном транспорте, правда неоднозначно перевернутое; для принцессы - порнографическая графика гномов.
  Мариза усмехнулась, затем коленом толкнула кресло водителя и приказала:
  - Трогай!
  Через полчаса скрипящее разбитое такси въехало в дачный поселок Веселое, ещё минут через десять остановилось у небольшого двухэтажного коттеджа. У ворот стояла Эвелина.
  - Где вас носило?- возмутилась она, как только Антон вышел из машины.
  Блондин обвел глазами развалюху, на которой приехали.
  - Не видишь, в аварию попали?
  Эвелина схватилась за сердце и запричитала:
  - О, Боже, как это? С Мариной все в порядке?
  Антон дернул бровями.
  - Сейчас сама увидишь,- произнес он, открыл оставшуюся пассажирскую дверь и подал руку сидевшей в машине девушке. - Принцесса, прошу...
  Эвелина удивленно наморщилась.
  - Принцесса? Охо-хо, похоже у вас все наладилось?
  Из машины вышла высокая стройная брюнетка.
  - Это кто?- оробело спросила Эвелина.
  - Я так предполагаю, что Марина, - ответил Антон.
  Брюнетка, что есть силы, сжала руку блондина и в который раз повторила:
  - Я Маризалаяни те Чиба Лор... тьфу! Мне уже надоело это повторять! Я просто принцесса Мариза.
  Антон вырвался из железной хватки и зашептал:
  - Вот видишь, Эвелин, я же говорил, что она не в себе. Я не знаю, что они там с ней сделали но...
  - Но это не Марина, - перебила его блондинка.
  - Что?
  - А я о чем говорю!- вмешалась принцесса. - Никакая я не Марина. Я Мари-За.
  Антон возмущенно шлепнул по машине.
  - То есть как не Марина? Вы рехнулись обе?
  Эвелина подошла к принцессе, с интересом разглядывая, обошла ее.
  - Она, конечно, очень похожа на нашу Марину. Я бы сказала, что они почти близнецы... Но это не она. Это очевидно, Антон.
  - А мне не очевидно! - возмутился блондин.
  - Да, ты посмотри. Во-первых, эта брюнетка, а наша Маринка шатенка. Во-вторых в этой килограмм пятьдесят, а в нашей... если я скажу сколько, Марина меня убьет.
  Антон пожал плечами и заерничал:
  - То, что цвет ее волос на какие-то пол тона темнее я, конечно же, заметил... это то, что первым бросилось мне в глаза! А ещё, вы девчонки, меняете внешность чаще, чем мужики носки. Да и вообще, может, она кремом каким намазалась.
  Эвелина причмокнула.
  - Если бы был подобный крем, преображающий внешность на столько... я бы о нем уже знала. А эта девушка не Марина. Вези ее обратно.
  - Эээ нет, - протянула принцесса. - Мне тут кое-кто обещал рассказать, как я здесь оказалась. Умерла ли я, и рай ли это. Если я с этим не разберусь, то я вас убью.
  Эвелина посмотрела на Антона.
  Блондин виновато пожал плечами.
  - Придется тебе все нам объяснить. Сымпровизируй хотя бы... а то она может...
  Эвелина покачала головой и открыла калитку.
  - Заходите, гости дорогие, - язвительно произнесла она, - принцесса, наверное, с дороги устала? Накормлю, напою вас. Кое-кто мне тоже кое-что объяснит. Проходите.
  Мариза гордо подняла голову и, довольная своим положением, вошла во владения родителей Эвелины.
  Небольшой двухэтажный коттедж, обшитый светло-зеленым сайдингом, в принцессе не пробудил никакого подозрения. Дом, по ее мнению, походил на хибарку какой-нибудь ведьмы, и судя по тому, что именно эта белокурая девица должна проинформировать Маризу о ее место нахождении, Эвелина ею и являлась. Сама хозяйка дачи не удержалась залепить бывшему однокласснику подзатыльник, и как только усадила принцессу за скромный обеденный стол, вытолкнула Антона за дверь и треснула ещё раз.
  - Это что такое? - негодовала блондинка.- Что за цирк ты здесь устроил? Как ты мог перепутать девушку, с которой встречаешься?
  - Встречался, - уточнил Антон, - в одиннадцатом классе.
  - Ээх! Мужики!
  - Тогда кто это, по-твоему? И почему она шла к своему дому? Ты эту... другую Марину, часто встречала во дворе подруги? Она появилась именно тогда, когда пропала наша. И не отрицай, что они как две капли воды похожи!
  - А ты что орешь-то? - блондинка захлопала ресницами.- Это ты прокосячился. Между прочим, ты так и не объяснил, что натворил и кто те люди, что меня допрашивали... и да... они с Мариной действительно похожи. Но я с первого класса знакома с Мариной и могу тебя заверить, что это не она.
  Антон цокнул.
  - Тогда кто это?
  Эвелина улыбнулась.
  - А вот пойдем и спросим, - пролепетала блондинка и открыла дверь в кухню.
  - Только будь осторожна. У нее сила, как у подъемного крана.
  - Антон, не разочаровывай меня ещё больше... девчонки испугался, эээх!
  Эвелина подмигнула и вошла в кухню.
  - И так, девушка-красавица, не объясните ли вы нам, кто вы и откуда взялись? И откуда знаете нашу Марину?
  Принцесса со злобой треснула по обеденному столу, тот хрустнул и развалился на две равные половины.
  - Вопросы здесь я задаю! - гаркнула принцесса.
  Эвелина с ужасом посмотрела на разломанный один ударом стол, сглотнула, повернулась к Антону и попыталась пошутить:
  - Стол очень старый был, разваливался на глазах....
  - Ню-ню, - кивнул Антон, подтянулся к уху блондинки и прошептал:
  - Лучше подыграй ей. Серьезно говорю...
  Эвелина раздраженно прищурила глаза, цокнула на блондина и повернулась к негодующей властительнице темной силы.
  - Многоуважаемая принцесса, - обратилась к Маризе Эвелина. - Я лишь имела ввиду чтобы мне ответить на ваши вопросы и как-то помочь вам, мне нужно знать кто вы, откуда прибыли, с какой так сказать миссией... мне нужна эта информация... ну... для более точного ответа. Вот.
  Принцесса закатила глаза, вздохнула и решила представиться, правда коротко:
  - Я принцесса Мариза, дочь Наитемнейшего Властелина Дагон-Зурха. Законная наследница Темного Королевства. Если бы я не умерла, то через шесть дней могла бы взойти на престол, а ещё через один по собственному давнему желанию пошла бы войной на Светлое Королевство.
  Блондин и блондинка переглянулись.
  - Мне кажется, она из Кащенко сбежала, - прошептала Эвелина. - Ты привел в мой дом психопатку... а у них действительно нечеловеческая сила.
  В ответ Антон скорчил ворчливую гримасу. Блондинка погрозила ему кулаком и снова обратилась к Маризе:
  - Скажите принцесса, а как вы у нас оказались? Вы сбежали из вашего темного королевства, заблудились. Почему оказались именно там, где вас нашел это... человек.
  - А я умерла, - с довольной улыбкой на губах ответила Мариза. - А как меня нашел Антоний, лучше спросить у него. Я так поняла, этот евнух мой райский слуга.
  - Я не евнух!- выпалил блондин.
  Эвелина скрутила губы в трубочку и подмигнула принцессе.
  - Да, я вот тоже так подумала: либо он евнух, либо импотент.
  - Это с чего ещё?- воскликнул Антон.
  Блондинка покосилась на парня и пробрюзжала:
  - Прожить с девчонкой в одной квартире и даже не прикоснуться к ней. Это подозрительно.
  - Это правильно!
  - Цыц! - цыкнула Мариза.- Здесь и сейчас, я - обсуждаемая персона.
  - Простите принцесса, - залебезила блондинка. - Так с чего вы взяли, что вы умерли?
  Мариза пожала плечами и честно ответила:
  - Другого варианта у меня не было. Я знакома почти со всеми уголками нашего мира, где в таком количестве проживают люди. И это место ни на одно из них не похоже. Поэтому остается только Истрай, это то, где я точно не была.
  - Истрай? - переспросила блондинка.
  - Рай иначе, - пояснила принцесса.
  - Аааа, - протянула та - Ну, все понятно. Я, кажется, знаю, что делать. Принцесса, посидите здесь.
  Эвелина рассекла воздух указательным пальцем и вышла из кухни.
  - Евнух, ты не поможешь мне, - немного погодя донеслось из-за двери.
  Блондин кивнул принцессе:
  - Я сейчас, - и вышел следом.
  Оставшись одна, принцесса потерла ноющее темечко, птицы в ее голове, кажется, перестали щебетать. Мариза начала сомневаться в своем местонахождении и подумала, что это просто захватывающее сновидение. Чтобы разбудить пьяного Арга, Мариза всегда применяла метод чрезвычайного щипка. Сейчас решила испытать его на себе.
  - Оооо, Мертвец Иннокентий! - выругалась она от нестерпимой боли.
  Мариза потерла моментально посиневшую щеку, заныла и только сейчас посочувствовала зеленокожему орку, на котором она проводила подобные щипательные эксперименты. Но в отличие от Арга на Маризу подобная проверка из возможной дремоты не вывела. Принцесса встала, осмотрелась - все та же ведьмовская лачужка.
  - Значит не сплю, - констатировала Мариза и посмотрела в окно.
  Во дворе дома, прячась за кустами, семенили двое светловолосых - Антон и Эвелина.
  - Не поняла? - во весь голос возмутилась принцесса. - Сбежать захотели?!
  Мариза сверкнула глазами, дернула закрытую на щеколду дверь кухни, та без труда поддалась рывку. Громко цокая каблуками, принцесса вышла на веранду, и, минуя в спешке подпертую с уличной стороны лавкой дверь, одним пинком пробила в стене дыру и вылезла через нее.
  - Стоять! - прокричала она.
  Веление темной принцессы громом разнеслось по дачному поселку Веселое и все, кто мог, вдруг остановились. Эвелина и Антон замерли на месте. Обернулись.
  Глаза принцессы горели синем пламенем, волосы развевались, а лицо как-то зловеще почернело. Над домом Эвелины возникли грозовые тучи.
  Блондинка снова попробовала объяснить происходящее:
  - Кажется, дождь обещали.
  Антон покосился на Эвелину.
  - Я же говорил бежать - плохая идея.
  - И так, вы, значит, захотели сбежать? - громогласно вещая, принцесса приблизилась к светловолосой парочке. - Скрыть от меня правду?!
  Огнеточащая Мариза силой своей шаловливой мысли подняла беглецов в воздух, перевернув вверх ногами.
  - Что скрываете, любовнички? - ухмыльнулась принцесса.
  - Мы не любовники!- возразила блондинка. - Нам скрывать нечего! Ты дура! Я милицию вызвала. Психопатка!
  Выразительные брови принцессы озадаченно подскочили. Ещё ни одна подвешенная вверх ногами тварь не осмелилась оскорбить наследницу темного королевства. И сей факт больше изумил Маризу, нежели хоть как-то разозлил.
  -Ох, какой тут в Истрае народ смелый, - удивилась принцесса. - Истрайцы, истрайцы, не знаете, видать, вы, чем чревато неуважение к темной принцессе. Что с вами за это сделать? Кожу содрать? Поджечь или съесть? А может быть вы друг друга?
  - Принцесса, простите нас,- покосившись на, висевшую рядом блондинку, заговорил Антон.
  - Но дело в том, что это никакой не рай, и не Истрай тем более.
  Мариза хмыкнула.
  - Хм... и где же я?
  - В России. И народ здесь русский, - пояснил Антон.
  Принцесса задумчиво почесала подбородок.
  - Вот с кем папаше-то моему войну вести следовало. А то у вас, все больно смелые и языкастые, я смотрю. И поскольку я не умерла... а ведь не умерла?
  Блондин посмотрел на Эвелину, затем на Маризу и пожал плечами.
  - Нам отсюда, не определить. Вот, если бы вы перевернули нас, да на землю поставили.
  Мариза улыбнулась.
  - Обойдетесь, русские смерды. Повисите пока... пока я не проголодаюсь.
  
  
  ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  
  Проснулась я с чувством дикого голода. Вчера мне было не до этого, и вот сегодня мой желудок начал протестовать против такого отношения, отплачивая мне жуткими спазмами. При попытке потянуться, я поняла почему так плохо себя чувствую: довольно узкий зазор между дощатым скатом и небольшой площадкой моего ночлега не оставлял много пространства для маневров. Мои окаменевшие мышцы прочувствовали этот недостаток очень даже хорошо. Скатившись с импровизированной постели, задеревеневшее тело не удержало равновесия и, с хрустом ломающихся деревьев, грохнулось на пятую точку:
  - А-та-та-та, - зашипела я, потирая ушибленное место, - до чего ты докатилась, Марина?
  На высоком лазурном небе горело солнце. Его ласковые лучи медленно, но неумолимо вымывали из подворотен зыбкие тени, окрашивая улицы в яркие радужные оттенки. В утреннем свете город снова облачался в одну из своих радушных масок. Я знала, что ночью вуаль падет, открывая истинное обличие хищника, терпеливо поджидающего очередную жертву. И вполне вероятно, что первым претендентом на эту роль является моя, изнеженная благами цивилизации, тушка. И что-то мне подсказывало (возможно, шестое чувство), что опасности привычного мне мегаполиса и города, в котором я оказалась - не сопоставимы: здесь я могу потерять нечто большее, нежели бренную жизнь.
  Немного размяв ноющие мышцы, я огляделась. Дневной свет обнажил всю неприглядность моей ночевки: запустение, грязь, плесень.
  - Ах, ну да, мне же вчера черт дал ответ, - я зябко передернула плечами, - это старая мастерская. Покинутая.
   Я подошла к краю кровли и, облокотившись на бортик, осмотрела фасад моего ночлега и ближайшие здания по улице. Горы мусора, заколоченные окна и двери, потемневшие стены, и едва уловимая тоска опустошения, подтвердили мою догадку - запустение распространялось не только на 'мой' дом.
  Лихорадочно подбежав к сарайчику, я быстро взобралась на его крышу.
  - О, Боже! - холодные когти страха сжали мое сердце, - и как меня угораздило?
  Здание, приютившее меня на ночь, находилось в средине проклятого квартала - километровая клякса на цветном полотне городского пейзажа. Я находилась в центре темного круга. Ночью я не заметила странности этого места, а сейчас мне казалось, что за мною наблюдает тысяча глаз, далеко недоброжелательных. Ощущая холодок, что пустил в моей душе ростки печали, я посмотрела на небо. Казалось, квартал накрыт невидимым колпаком, и в эту часть города нет доступа солнечным лучам, здесь всегда царят сумерки.
  - Надо отсюда убираться, - прошептала себе под нос, затравлено оглядываясь по сторонам, и совершенно не смотря себе под ноги, а зря. Зацепившись за что-то твердое, я едва не вспорола носом рубероидное покрытие (и откуда в здесь рубероид?). Посмотрев на изодранные в кровь ладошки, я не удержалась:
  - Срань Господня, вот не везет так не везет! - стараясь не зацепить кровоточащие царапины, я развернулась и села, кряхтя как древняя старуха. Обтирая ноющие раны внутренней стороной гольфа, удивленно осмотрела почти плоскую односкатную кровлю. Причиной моего падения послужила каменюка, размером с огромную тыкву.
  - И кто ее сюда притащил? - любопытство сгубило не одну кошку, но я не могла не подойти ближе.
  Монолит имел правильную форму полукруга. Темно серая поверхность гранита была исписана мелкими черными закорючками, напоминающими арабскую вязь. Всматриваясь в рисунок, я обошла странный алтарь.
  - Подумаешь, кусок гранита, - равнодушный тон скрывал волнение, только себя-то не обманешь.
  Я не могла развернуться и уйти. Написанная сажей надпись манила меня, бросала мне вызов, притягивала взгляд. Я забыла обо всем, сейчас для меня существовали только эти руны. Всматриваясь, я, наконец, нашла начальные символы вязи. И как только мой взгляд остановился на первом иероглифе, сознание провалилось в темноту, где жарким пламенем горела рунная дорога, скручивающейся спиралью уходящая вверх. Следуя слепому инстинкту выживания, я рванула с места. Каждый мой шаг гасил пламенеющий символ, за спиной алкала тьма. Но переживаний по этому поводу не было, я вообще ни о чем не думала. Ни эмоций ни мыслей, как бездушная кукла, я просто переставляла ноги. На последней руне огонек моего сознания ухнул в пропасть небытия.
  Я открыла глаза: гладкая поверхность камня стала чистой, только в центре появилась вмятина, в глубине которой лежал правильной формы, немногим больше перепелиного яйца, овальный камень. Матово-молочная поверхность мерцала мягким внутренним светом. Прежде чем включился тумблер разума, я схватила драгоценность, сильно сжав ее в ладошке. По венам пробежался электрический разряд, но вместо ожидаемой боли, он принес легкую щекотку. Покалывающие импульсы стремительно стекалась к кулаку. Вскоре кисть горела огнем, словно ошпаренная кипятком.
  - Что же я делаю? - раскрыв ладонь, я успела увидеть, как почерневший от крови камень, втянулся в руку. Через мгновенье с кожи исчезли все признаки зыбучих песков, убрав последние отголоски жжения. Несколько раз сжав кулак, я с надеждой уставилась на разодранную ладонь, но кроме царапин на ней ничего не было.
  - О, Боже! Теперь кроме глиста в голове, у меня в кисти какой-то камушек, - я осторожно пропальпировала ладошку, но не считая дискомфорта от ран, я ничего не ощутила.
  - А, по фиг! Пора отсюда выбираться!
  Вернуться тем же путем, что и пришла, не получиться. 'Мое' здание, мало того, что ниже, так еще и с полуметровым бортиком. Так и в последний полет отправиться не долго. Еще раз осмотрев окрестности, я невольно передернула плечами.
  - Ох, и плохое у меня предчувствие, ничего хорошего из путешествия заброшенными улицами не поучиться, - но вопреки неуверенности в голосе, я решительно подошла ко входу внутрь дома. Как ни странно, дверь оказалась открытой. Трухлявые доски с противным скрипом распахнули темный зев. Хлипкая лестница вела в обветшавший мрачный коридор. Вздрагивая от каждого шороха, я спустилась вниз, все больше погружаясь в пучину клаустрофобии. Очнулась я уже на улице, о том, как я прошла три этажа, в моей памяти остались только смутные образы. Тяжелое дыхание вырывалось из пересохших губ, побледневшую кожу лица, густо покрывали бисеринки пота.
  - И это только первое препятствие, - вытерев рукавом соленую влагу, я осмотрелась, и двинула в том направлении, где по-моему мнению, дорога к нормальному городу короче всего.
  Постоянно оглядываясь, я почти бежала, нервы, натянутой струной, звенели в ушах. Поворот. Прыжок. Споткнулась, но удержала равновесие. Снова поворот. Легкие работали на пределе. Дыхание со свистом вырывалось из горла, словно его толкали изношенные кузнечные меха. Но я продолжала бежать. Меня сопровождали узкие улицы, темные подворотни и полное отсутствие какой либо растительности. Заунывный ветер трепал мои спутанные волосы и шелестел мусором, пугая до полусмерти. Из пустых глазниц мертвых домов на меня взирало нечто. Эти взгляды прожигали насквозь. Вывороченная брусчатка, открывала темные провалы, которые я старалась обходить стороной. В глубине этих ям что-то постоянно шевелилось и стонало, вызывая в голове помутнение. Липкая паутина страха густой пряжей окутывала мое сознание, все больше затягивая в омут отчаянья. И когда квинтэссенция ужаса, собранного в этом месте, почти повергла меня в паническое безумие, я ощутила, что во мне просыпается какая-то чуждая сила. Она росла и крепла, а вместе с ней крепла и я. Как после глотка свежего воздуха, с каждым шагом я чувствовала: незримые тиски ослабевают и ментальное давление исчезает. Мощный барьер оградил мой разум от пагубного влияния аномального места, но не полностью. Словно сквозь толщу воды, я наблюдала за легкой рябью на поверхности, ощущая нечто, что пытается дотянуться до моего сознания. Но пока, лишь только легкое волнение достигало цели.
  Послеядерный пейзаж окрестности больше не затрагивал моих чувств, словно их кто-то отключил. Мой взгляд, независимо от моего сознательного участия, вычленял из общей картины отдельные детали, бесстрастно фиксируя информацию: облезлые, местами погрызенные (это кто здесь такой голодный?) вывески, свидетельствовали о том, что этот район в свое время был шумным ремесленным кварталом (и откуда такие мысли?); бесчисленное количество глубоких царапин, оставленных огромными когтями, что одинаково легко вспарывали и дерево, и камень (лишь бы только не встретиться с обладателем такого оружия); покрученные неведомой силой, фонарные столбы застыли в немой мольбе к равнодушному небу; выбеленные временем, человеческие кости хрустели под ногами, белесые черепа хищно скалились, провожая меня безмолвными взглядами.
  Вот он, последний поворот. Я знала, что за ним, в конце улицы, находиться конечное препятствие в моем коротком забеге - трехметровая стена, защищающая мирных горожан от... а вот и сами обитатели аномальной зоны.
  Вынырнув из-за угла дома, я оказалась на маленькой площади. Представшая передо мною картина, вырвав из груди дикий возглас, заставила меня резко тормозить. Не удержавшись, я упала на колени и, по инерции, прокатилась еще несколько метров. Они меня ждали. И как только я появилась, тут же ринулись в атаку. О, Боже! Распространяя вокруг себя невообразимую вонь, на меня несся вал полусгнившей плоти. Около десятка зомби, завывая и теряя по дороге части своих тел, резво сокращали расстояние. Неистово завизжав, я зажмурила веки и по-идиотски вскинула руки в защитном жесте. На мгновенье правую руку обдало жаром. Прошло несколько секунд, а меня все не рвали на части. Рискнув открыть глаза, я в изумлении разинула рот: тихий ветер нежно теребил горстки черного пепла - все, что осталось от нападающих.
  Не веря в свою удачу, я не стала заморачиваться 'как?' и 'почему?', так как на повестке стоял уже другой вопрос. Что-то мне подсказывало, что эти зомбики (с какими ужасами мне еще придется столкнуться в этом мире?) не последние, и нужно срочно выбираться на ту сторону. Каменный мур выглядел неприступным. От него исходили волны незыблемого равнодушия к человеческим страданиям. У меня возникло стойкое убеждение, что никаких ворот, или хотя бы малюсенькой калиточки, в этом подобии китайской стены нет, бесполезно искать.
  - И как мне попасть на ту сторону?
  От безысходности я готова была разрыдаться, но шум, слышанный мною немногим раньше, подсказал о приближении живых мертвецов, и отвлек меня от бесполезного занятия. С крайней улочки на площадь выкатилось нечто. Именно выкатилось. Копошащая масса разлагающихся тел постоянно трансформировалась, пытаясь сложиться в какую-то форму.
  - О, Боже! - я попыталась вжаться в стену, только это у меня плохо получалось.
  Так и не приняв конечную форму, шевелящийся шар покатился в мою сторону. Из него постоянно выпадали части тела, но, похоже, это ему не вредило. Эманации ужаса и боли, кругами по воде, расходились вокруг меня. Я постоянно чувствовала ментальную атаку, словно бездушный изверг пытается вскрыть мне череп без наркоза. Трепанацию не заказывала! Меня снова захлестнула паника. Развернувшись лицом к холодной ограде, я со всей силы забарабанила по ней кулаками.
  - Выпустите меня отсюда! - оглянувшись, я еще пуще прежнего забилась в истерике, гниющая масса неумолимо приближалась, - я не хочу умирать! Я еще так молода! Сволочь! Чтоб тебя!
  К кому были обращены последние слова, я так и не поняла, но это подействовало. В сердце сильно кольнуло, волна освежающей силы смыла все эмоции, и мое сознание отошло на второй план. Не то, чтобы я полностью отключилась, но своим телом больше не управляла, являясь только сторонним наблюдателем. Правая рука, которая с сегодняшнего утра заимела секрет, медленно поднялась в направлении угрозы. На тыльной стороне ладони начал вздуваться бугор, кожа натянулась. Секрет пытался вырваться наружу, и ему это удалось: лысое, без ресниц веко открылось и на меня уставился красный с фиолетовыми крапинками глаз... и мир вокруг изменился. Все мои чувства возросли стократ и даже те, о существовании которых я и не подозревала.
  Внимательно прислушиваясь к своим ощущениям, я осмотрелась, Вонючая масса, приближающаяся ко мне бесформенной тучей, приобрела фосфорическое свечение, что оставляло за собой зловонный шлейф. Теперь это подобие жизни вызывало у меня только жалость. На зданиях отчетливо проступили, как ни странно это звучит, трупные пятна. Следы тлена виднелись повсюду, даже внутренний барьер купола, ограждающего город от проклятого квартала, имела мертвый налет. Скоро, совсем скоро жители города-на-реке несказанно удивляться, если успеют.
  Пока я пыталась освоиться с новым мироощущением, завладевший моим телом нейтрализовал опасность. И по правде сказать очень неприятным способом: в какой-то момент я ощутила себя частью этого смрадного комка давно сгнившего, но почему-то продолжающего существовать, мяса. Я ощутила дикий голод, жажду теплой плоти, и ненависть. Ненависть ко всему живому.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 4.66*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Мичурин "Еда и Патроны. Прежде, чем умереть" (Постапокалипсис) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | А.Майнер "Целитель" (Научная фантастика) | | В.Конте "Omega. Инстинкт борьбы" (Антиутопия) | | Д.Гримм "Ареал Х" (Антиутопия) | | В.Фарг "Излом 2.0" (ЛитРПГ) | | Н.Шнейдер "У бешеных нет души" (Постапокалипсис) | | С.Суббота "Я - Стрела. Академия Стражей" (Любовное фэнтези) | | Д.Владимиров "Киллхантер" (Боевая фантастика) | | Ю.Бум "Я не парень!" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"