Годов Александр: другие произведения.

Живые и мёртвые и зомби

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Соавторский рассказ. Написан вместе с Василием Куклиным.
    - Лежим тихо! Сергей сильнее прижал сына. От мальчика пахло жареным луком и картошкой. Отчего-то мужчина почувствовал себя вором и ждал, когда же "осьминоги" заметят их и поднимут вой. Но роботы по-прежнему кружили вокруг их автомобиля. Темнота жутко преобразила "осьминогов" - в этот мертвый час, при свете луны, инопланетные машины напоминали части скелета доисторического животного. Сергей гадал о том, насколько сильно испугали роботы Алекса, и не побежит ли сын к матери. Мужчина облизал губы и попытался найти жену, но из-за кромешной тьмы ничего не получилось. "Если не вижу я, то не увидят и "осьминоги", - подумал он и решил, что не верит ни единому собственному слову. Ольга побежала в противоположную сторону от Сергея с Алексом, когда роботы появились на дороге. И женщине, возможно, удалось добежать до леса.


Живые и мёртвые и зомби

Куклин Василий и Годов Александр

  
   1.
   Девушка не могла отвести взгляд от прямоугольного серого ящика, размером с аптечку, -- но только это была отнюдь не она. Нечто противоположное.
   "Что есть наша жизнь? -- подумала Анна, глядя на ящик. -- Зачем мы существуем, если всё может рухнуть в один миг? Зачем люди работают, планируют будущее, если в итоге всё зря?"
   Грозная мрачная коробка.
   От неё отдавало холодом и злобой.
   "Можно всё бросить. Раз -- и ты больше не мученик. Можно уйти от судьбы, ведь есть простой выход, простое решение. Раз -- и ты один, свободен и спокоен. И никаких проблем..."
   Синеватый свет ламп поблёскивал на металлических креплениях ящика.
   "Достаточно только пошевелить пальцем... -- Она подняла руку. -- И уйти от этого бреда..."
   -- Анна, -- заговорили динамики внутренней связи. -- Ты скоро? Все уже в сборе, тебя ждут.
   -- Иду.
   Командир основного экипажа космического корабля "Праведник" Анна Борисова закрыла шкафчик, отрезав мысли о суициде. Перед зеркалом утёрла слёзы, привела себя в порядок и поплыла в кают-компанию. Там её дожидались остальные члены экипажа -- порхая в невесомости, они облепили стены, как огромные пауки.
   Анна покосилась на табло: до планеты оставалось чуть больше суток полёта. До ближайшего инопланетного корабля на пару часов меньше.
   -- Новости? -- спросила она.
   Космонавты переглянулись, кивнули друг другу. Первым начал доклад радист-координатор Рауль. В интернациональной команде приходилось говорить на стандартном международном языке, несмотря на то, что он приходился родным только для трёх из семи человек экипажа.
   -- База уже восемь часов не выходит на связь, -- сказал китаец по-английски. -- Я пытался расширить диапазон, около полудня удалось поймать любительские радиостанции, но наши сигналы никто не получает. Думаю, приблизившись к планете, мы сможем что-нибудь придумать.
   -- Я считаю, нам надо притормозить, -- прокашлявшись, перебил коллегу Владимир, русский бортинженер. Он вызывающе уставился на Анну. -- Дождёмся, пока ситуация начнёт улучшаться, будем ждать приказов с Земли.
   "Если мы занимаемся с ним любовью и оба земляки, это не значит, что я буду поддерживать его во всех серьёзных вопросах. Размечтался. Когда он, наконец, поумнеет?"
   -- Ты веришь в то, что ситуация нормализуется?! -- вспылил Боул. Англичанин многих раздражал, ведь от него на корабле не было толку и помощи. Он специализировался на геологии и прочих исследованиях поверхности Марса. Сделал своё дело на Красной планете и теперь отдыхал вот уже полтора месяца. -- Мы получали сообщения, даже видео! Что мы там видели? Военные не справляются. Противник всё пребывает и пребывает. На Земле -- сущий ад!
   -- Боул, -- строго позвала Анна.
   -- Разве вы верите ещё в то, что мы кому-то интересны? Какие-то космонавты, которые возвращаются с Марса? Да у них там проблемы в сто раз важнее! Они борются за выживание, семьи свои спасают! Плевали они на нас.
   -- Боул! -- гаркнула Анна.
   -- Мы в полной заднице, разве это непонятно? Подумайте, народ, разве вы надеетесь на спасение? Разве кому-то есть дело до нас? Они даже инопланетян победить не в состоянии, мы ведь слышали про "успехи" военных. Столько вражеской техники уничтожено -- и хрен -- они продолжают воровать людей из городов!
   -- И что ты предлагаешь, Боул? -- обиделся Рауль. -- Вернуться на Марс?
   -- По крайней мере, там остался большой сад, -- вмешалась Оми. Темнокожая индианка была ответственной за системы жизнеобеспечения, также являлась штатным психологом и медиком. -- Несколько теплиц с овощами. Возобновляемые запасы воды. Мы могли бы жить на той станции сколько угодно.
   -- Топлива до Марса хватит, но на обратный путь однозначно нет. -- Владимир задумчиво пожал плечами. -- Мы там застрянем.
   -- Будем ждать помощи.
   -- Она не придёт. Мы все это знаем.
   -- А если и придёт, то нескоро. Очень нескоро. Нас не будут искать, сочтут пропавшими без вести.
   -- Отсиживаться на Марсе -- это не вариант, ребята, -- буркнул Грег, сложив мускулистые руки на груди. -- Почему бы не прорваться к Земле? Поможем нашим!
   -- Ты шутишь?
   -- С ума сошёл, -- покачала головой Люси, второй пилот. Американка. Обычно они с Анной хорошо ладили, ведь они -- пилоты. Люси была старшей в отряде и наиболее опытной. Она годилась в матери русскому командиру. Но в последнее время они начали друг от друга отдаляться. Люси стремилась на Землю. Но Анна колебалась. Выживание экипажа являлось первостепенной задачей.
   -- Думаю, самое время для голосования. Рауль, ты первый! -- Она взглянула на него таким строгим взглядом, что он поёжился.
   -- Как ответственный за связь. -- Рауль прокашлялся. -- Думаю, нужно максимально близко подойти к планете и позвать кого-нибудь на помощь. В крайнем случае, переждём где-нибудь неподалёку, ресурсов пока хватает.
   -- Извиняюсь, -- подняла руку Оми. -- По моим расчётам, запасов пищи хватит до возвращения на Марс. И даже чуть больше. Но если мы тут проторчим какие-нибудь пару недель, Марс отпадает.
   "Круг ежесекундно сужается. -- Во рту Анны стало горько. -- Эти люди под моей ответственностью. А ситуация практически безвыходная. Вот тебе и командир космического корабля".
   -- Так что ты предлагаешь?
   -- На Марсе есть всё необходимое для жизни, -- вздохнула Оми, потупив взгляд. -- Придётся вернуться, раз путь перекрыт. В любом случае, там сейчас безопаснее. Не хочется умирать на пороге дома. Даже никто не узнает об этом.
   -- Нам нужно на Землю, а не на Марс! -- нервно выкрикнула Люси. -- Даже несмотря на то, что там повсюду война. Вы все выжили из ума! Мы летели домой. К родным. Неизвестно, какая у них ситуация, нас не информируют. Теперь каждый сам за себя, а меня, мать двух дочерей такой расклад не устраивает! Я нужна моим девочкам там, а не на чёртовом Марсе!
   -- Мы тебя поняли. Боул, твоё мнение? -- Анна повернулась к англичанину в тёмных очках.
   -- Марс! -- улыбнулся геолог.
   Все помнили, как "сумасшедший учёный" не хотел улетать с четвёртой планеты. Набрал себе камней-сувениров, сделал тысячи фотографий, намотав около ста часов под открытым небом.
   -- Грег, ты что скажешь?
   -- Не знаю, нужно подумать, -- пожал плечами американец.
   -- Времени нет. Земля или Марс?
   -- Ни то, ни другое, мэм.
   -- Но ты же хотел...
   -- Да! Мы должны атаковать инопланетян! -- оживился Грег, выплывая в центр отсека и жестикулируя мускулистыми руками. -- Как вы не понимаете? Нам легче всех подобраться к тылу противника! И плевать, что я бортинженер, а вы пилоты, бортмеханики и геологи. Некоторые в армии служили, в военной авиации, мы можем что-то сделать! Правда, Вова? Мы проберёмся на их главный крейсер и подорвём какой-нибудь центр управления, чтобы уродам жизнь малиной не казалась!
   Все разом заговорили, спорили и перебивали друг друга, Анна не находила сил заставить экипаж замолчать.
   -- Я поддерживаю Грега! -- перекрикивал остальных Владимир, ударяя кулаком по ладони. -- Если человечество и так редеет, противника не может никто остановить, то нам если и суждено умирать, то умирать надо с музыкой! Прихватим с собой побольше гадёнышей, продадим жизнь подороже.
   "Этого я не ожидала, -- нахмурилась Анна. -- Бог с ним, с Вовой. Детство в жопе заиграло, мальчишка проснулся, решил в войнушку поиграть. Но голоса разделили команду не на два лагеря, а на три. Сложная ситуация и снова придётся решать всё мне. Опять нести ответственность, сдерживать укоризненные взгляды. Ещё бунта не хватало в такой нелёгкий час!"
   Пока Анна думала о холодном манящем ящике, среди членов экипажа разразился громкий скандал. Желающие вернуться на Марс не хотели рисковать жизнью, а те, кто недавно голосовал за Землю, уже почти готовы были переметнуться на сторону "марсиан".
   -- Мы прорвёмся, найдём лазейку! Зайдём со стороны южного полюса, где врагов поменьше на орбите.
   -- Вражеские крейсеры почти равномерно окружают планету на высоте тысячи километров. Пытаться пройти через этот барьер -- самоубийство.
   -- Хватит! -- воскликнула Анна. -- Грег, Вова, объясните, почему считаете, что мы сможем незаметно подобраться к материнскому крейсеру насекомых? Разве при их "технологиях", есть шанс на отсутствие радаров?
   -- Тут спорный вопрос. Рауль, объясни ситуацию.
   Китаец поморщился, понимая, в какую сторону клонится чаша весов, но выдал:
   -- Мы заметили, что материнский крейсер окружён аномальным облаком. Наши радары его не могут прощупать, сигналы поглощаются безвозвратно. Как будто это чёрная дыра.
   -- Защитное поле? -- спросила Анна.
   -- Скорее напоминает какой-то портал, этим можно отчасти объяснить бесконечный поток инопланетной техники захватчиков, с которым так мучаются наши военные. Мы не знаем, что будет, если мы попадём в это поле, но одно скажу точно -- если мы их не "видим", то и они нас не должны.
   Воцарилось задумчивое молчание. Боул, как обычно, хитро улыбался, поглядывая на всех через стёкла тёмных очков. Он любил космос, любил приключения, любил Марс, и даже вторжение иного разума воспринимал, как подарок судьбы. Незнакомое и загадочное его привлекало. Как впрочем, и всех, кто хотел стать или стал космонавтом.
   -- Решено, -- хлопнула в ладоши Анна. -- Рауль, задай курс на материнский крейсер или на что-он-там-похож. Всем вернуться к работе, проверить все системы. Ребята, какое у нас оружие?
   -- Никакого, мэм, -- улыбнулся бортинженер. -- Придётся по-мужски, врукопашку.
   -- Есть ручные стыковочные гарпуны, -- задумался Вова, закатив глаза. -- Столовые ножи, топорики. И мы ведь верхом на бомбе! -- Бортмеханик усмехнулся. -- Наш небольшой ядерный реактор может показать им кузькину мать.
   -- Надеюсь, до этого не дойдёт, -- сказала Оми.
   -- Есть ещё кое-что. -- Анна оттолкнулась от стены и ловко прилетела к себе в каюту. Вынесла оттуда тот самый ящик. Откупорила его, взяла то, что лежало внутри. Все с раскрытыми ртами посмотрели на командира. Боул даже снял очки, не веря своим глазам. -- Это именно то, о чём вы подумали. Не спрашивайте, пожалуйста, откуда он появился у нас на корабле. Только я не уверена, насколько это эффективно будет в открытом космосе.
   В руке она держала девятимиллиметровую "беретту".
  
   2.
   -- Лежим тихо!
   Сергей сильнее прижал сына. От мальчика пахло жареным луком и картошкой.
   Отчего-то мужчина почувствовал себя вором и ждал, когда же "осьминоги" заметят их и поднимут вой. Но роботы по-прежнему кружили вокруг их автомобиля.
   Темнота жутко преобразила "осьминогов" -- в этот мертвый час, при свете луны, инопланетные машины напоминали части скелета доисторического животного. Сергей гадал о том, насколько сильно испугали роботы Алекса, и не побежит ли сын к матери.
   Мужчина облизал губы и попытался найти жену, но из-за кромешной тьмы ничего не получилось. "Если не вижу я, то не увидят и "осьминоги", -- подумал он и решил, что не верит ни единому собственному слову.
   Ольга побежала в противоположную сторону от Сергея с Алексом, когда роботы появились на дороге. И женщине, возможно, удалось добежать до леса.
   Луна светила не мягко, а резко, белым светом вместо пепельно-жемчужного. И казалось, что маленький луг был похож на тюремный двор, залитый сиянием гигантских ламп, уничтоживших каждый спасительный угол темноты. Сергей боялся пошевелиться и просил бога, чтобы сын не выкинул какую-нибудь глупость.
   Алекс не двигался.
   Пока не двигался.
   "Осьминоги" продолжали кружить вокруг машины. Мужчина с трудом оторвал взгляд от роботов и посмотрел назад. Лес. Каких-то десять шагов отделяло их от спасения.
   Можно попробовать добежать...
   Сергей сглотнул. Втянул холодный осенний воздух -- глубоко, до предела. Потом очень медленно выдохнул, стараясь хоть немного успокоиться.
   Нет. Он не может убежать. Во-первых, это рискованно. Их с сыном могут поймать. Во-вторых, нельзя бросать Ольгу.
   -- Папа... -- попытался было заговорить Алекс, но мужчина закрыл ему рот рукой.
   Узоры на "осьминогах" ярко светились в лунном свете. Перед глазами Сергея поплыло, словно спирали вращались как живые.
   -- Папа, -- повторил мальчик.
   Сирены завыли громко и неожиданно. Резкий звук обрушился, точно мощная морская волна.
   Сергей вскочил, схватил сына и побежал в сторону леса.
   На миг возникла совершенно железная уверенность, что им удастся убежать, до него оставалось совсем ничего. Мальчишка выбрался из его рук и побежал параллельно полосе деревьев.
   -- Беги в лес, дурак! -- закричал Сергей.
   Его сердце молотило в грудь, в уши, в глаза, заставляя вздрагивать весь мир вокруг. Мужчина пробирался сквозь кусты на опушке, когда под ногу ему что-то попало. Он рухнул, попытался вскочить, но подняться на ноги не получалось -- страх поглотил Сергея.
   "Надо заманить этих уродцев, пока они не поймали сына", -- решил он.
   Вой сирены усилился. И сквозь него мужчине удалось услышать женский крик.
   Крик Ольги.
   Сергей поднялся на четвереньки. Так и он и понесся дальше -- на коленях и ладонях.
   Бред! Бред! Мужчина помотал головой, поднялся и огляделся.
   "Осьминоги" мчались на его сына, подпрыгивали как кузнечики. Мальчишка не послушался отца и бежал к машине, наверное, надеясь спрятаться в ней. Сергей закричал, но инопланетные роботы не обратили на него никакого внимания.
   Расстояние между Алексом и "осьминогами" все больше сокращалось. Сергей видел происходящее словно в замедленной съемке: один из роботов увеличил скорость, лишь каких-то два шага отделяли его от своей жертвы, потом узоры на нем засветились ярким красным светом.
   -- Эй! Я здесь! -- кричал Сергей.
   Никакой реакции на мужчину.
   Мальчик добежал до автомобиля, взялся за ручку водительской дверцы... "Осьминог" ловко запрыгнул ему на голову, раздался скрежет, огни ярко вспыхнули. Вот и нету у Сергея сына. Алекс стоял, продолжая держаться за ручку дверцы. Но через несколько секунд зашевелился.
   Сергей почувствовал, как пауки страха и боли пробежали вверх по хребту и угнездились в сердце, пожирая его. Он стоял среди деревьев, наблюдая за тем, как его сын садится в машину. В этот момент с другой стороны леса появилась Ольга. Она спокойно поднималась по насыпи. Подошла к форду, открыла заднюю дверцу и села в автомобиль. У сына и его матери на головах сидели роботы.
   Ольга. Она тоже стала проклятым зомби. У него больше нет семьи.
   -- Стойте! Не надо!
   Двигатель завёлся, сын развернул форд и куда-то поехал.
   -- Пожалуйста! Прошу! -- Сергей бежал вслед за машиной, оставшиеся "осьминоги" следовали за ним по траве, но догнать уже не могли.
   Вскоре он уже обессилено плёлся по просёлочной дороге. Спотыкался, падал, но продолжал идти.
   Под ногами хрустели ветки, его, наверное, было слышно издалека, но Сергею было наплевать. Он двигался, чтобы двигаться. Никакие инопланетяне его больше не волновали. Для него война закончилась. Нет смысла противостоять. В груди мужчины защемило. Запруда в глазах не выдержала напора, слезы хлынули двумя ручьями.
   Сергей представил, что больше никогда не сможет прижать жену к себе, и от этой мысли стало еще больнее на душе. "И ты трус, -- сказал внутренний голос. -- Жалкий маленький трус". Мужчина зацепился за ветку, упал. Раздражение стало сильнее. Повеяло усталостью. Обрушились обрывки образов: знакомство с Ольгой, рождение сына, еженедельные воскресные походы в кино всей семьей, катание на велосипедах, прогулки в парке.
   Он не спас семью.
   Не уберег.
   В лесу было совсем темно. Лишь иногда прорывался яркий месячный луч. И тишина. Она давила на мозги. Сергей попытался услышать "осьминогов", но, похоже, что он ушел так далеко, что вой сирены не доходил до него. Мужчина молил бога, чтобы сейчас перед ним появилась инопланетная машина и разорвала его на части. Сначала бы проткнула щупальцами глаза, потом попыталась бы попасть в мозг. И главное, чтобы было больно -- он заслужил много страданий.
   Самая зверская смерть его.
   Мужчина поднялся и поплелся дальше. В надежде умереть.
   Прочь! Прочь!
   Из этого проклятого леса, из этого безлюдья, из этой тишины. Прочь из мертвого и холодного царства этих чертовых летающих уродин.
   ...Сергей не помнил, как он вышел на дорогу. Окружающая его реальность напоминала бредовый сон. За каждым деревом казалось прятались "осьминоги". Мужчина прыгал в их сторону, чтобы роботы могли быстрее добраться до него. Но никто не выскакивал и не завывал сиренами.
   Сергей шел. Шаг, еще шаг. И вот он на дороге. В темноте. Совершенно один.
   Вдалеке на дороге брызнул яркий луч.
   Это был свет фар. И черный силуэт машины на темном небе. Не грузовик -- легковая. "А может, это "осьминоги?" -- подумал мужчина, но сразу же отбросил эту мысль. Он замахал руками, закричал.
   Автомобиль остановился в четырех шагах от Сергея. Черный мерседес. Слишком комфортабельная машина для нынешнего военного времени. Сергей слышал от случайного незнакомца (он встретился им недавно в разрушенной деревни), что у инопланетной твари есть специальные роботы, похожие на "осьминогов" только чуть больше, которые умеют водить машины. Они специально ездят по дорогам в надежде выискать как можно больше людей.
   Но из автомобиля вышел человек в осеннем пальто. Неизвестному явно за сорок. Лицо его было крупным, с правильными чертами, какое бывает у немцев.
   -- Ты один? -- спросил незнакомец.
   Сергей кивнул. Что-то его беспокоило в поведении этого человека. Возможно то, что кто остановиться глубокой ночью, чтобы помочь? А вдруг Сергей мародер?
   -- Оружие, документы есть? -- продолжал спрашивать незнакомец.
   -- Нет.
   -- Почему?
   -- Напали "осьминоги". Жену и сына убили.
   -- Ты "крабов" имеешь в виду?
   Сергей пожал плечами.
   -- Ладно, проехали, -- сказал незнакомец. -- Как-то ты совсем неважнецки выглядишь. Кажется, не врешь.
   Сергей посмотрел в глаза незнакомцу.
   Глаза.
   Черные, как маслины, они уставились на мужчину. На миг Сергею показалось, что он проваливается в них, как в бездонные колодцы, наполненные кровью и болью. Они обжигали ненавистью. В них таилось зло. От "немца" у Сергея стыла кровь в жилах. Но еще хуже было ощутимое безумие.
   -- Где на тебя напали?
   Сергей попытался что-то сказать, но, не придумав с ответом, просто показал рукой в сторону леса.
   -- Ты выглядишь спокойным, -- заметил незнакомец.
   Сергей вновь пожал плечами. Ему хотелось попросить помощи или хотя бы узнать, где находится ближайший поселок. Но что-то сдерживало его. Мужчина физически ощущал недобрые вибрации от незнакомца.
   -- Ладно, давай сюда свои ботинки и ступай.
   -- Что?
   -- Ботинки, -- с равнодушием сказал "немец". Он держал руки в карманах пальто, немного испачканного побелкой. Скорее всего, он был вооружен, но не показывал вида. -- Ботинки снимай.
   Сергей посмотрел на туфли незнакомца, они утопали в размякшей почве.
   -- Моя жена и сын... -- выдохнул Сергей.
   -- Мои тоже, -- кивнул "немец", играя желваками. -- Я сказал -- снимай ботинки.
   Мужчина печально всхлипнул, опустился, развязал шнурки, стянул кроссовки и бросил "немцу" под ноги. Тот подобрал их, молча сел в мерседес, тронулся с места.
   У него оказались белорусские номера.
   Наверное, он спешил на помощь к своим родственникам.
  
   3.
   Американцам вечно не везло. То у них небоскрёбы рушились от терактов, то Пентагон уничтожило землетрясением, то инопланетяне начали захват человечества с их материков.
   Грег помнил собственное шоковое состояние, когда с базы приходили видеозаписи новостей, на которых инопланетный разум пытался установить контакт с американскими военными, правительством и президентом. Захватчики не знали человеческих языков, не знали людей вообще, но определёнными знаками и картинками поспешно рисовали ситуацию, как их крейсеры вскоре уничтожат Землю, и времени людям отведено мало.
   Инопланетяне протягивали руку помощи, предлагали уйти в космос с ними, оставив Дом. Всё это выглядело, как глупая шутка, дурацкий развод. И пока главы государств во всём мире размышляли над ситуацией с Незваными (так их прозвали в первое время), многочисленные протестанты начали всячески вредить инопланетянам -- сбивать мирно дрейфующие тарелки, устраивать засады на группы иноземных переговорщиков....
   Незваные заявили, что их терпение истощилось, им надоело возиться с людьми. Началась масштабная "чистка": миллионы тарелок спускались с небес на города и деревни, одни хватали людей щупальцами, другие засасывали их будто с помощью огромных пылесосов, а ещё они разбрасывали "осьминогов" -- роботов, которые подчиняли себе разум людей и направляли их к пунктам сбора.
   Военные не справлялись с бессметными количествами вражеских тарелок. Человечество редело с сумасшедшей скоростью (поговаривали, что захваченных отправляют на орбиту в крейсеры для дальнейших опытов и экспериментов, а возможно для межзвёздного рабства или "зоопарка"). Пока что американцам досталось больше всего.
   Вот и Грег долго ругался с командой, чтобы ему выдали пистолет Анны, но он всё же достался Раулю. Китаец наотрез отказывался идти наружу без настоящего оружия. И хотя ему говорили, что "беретта" вряд ли будет стрелять в открытом космосе, он никого не слушал.
   Даже проявил изобретательность. Срезал скобу, окружавшую спусковой крючок, и взял пистолет в механическую руку, которая являлась продолжением руки космонавта в скафандре. Палец из нержавеющей стали неподвижно замер на спусковом крючке. Кроме того Рауль подвёл дополнительный шланг от своего баллона с воздухом, чтобы брызгать на оружие кислородом. По мнению Владимира, для разжигания пороха кислорода в капсюле могло не хватить, ведь капсюль не был идеально герметичным.
   -- Дурацкая затея, -- цокал бортмеханик, с опаской поглядывая на пистолет Рауля, когда они выбирались из "Праведника" в нескольких десятках метров от аномального поля. -- Только своих не подстрели.
   Сам Владимир вооружился мощной электропилой для резки прочных сплавов. Хитин чужеземцев такая игрушка должна распилить так же легко, как сливочное масло.
   Грег тащил с собой увесистый одноразовый гарпун. С такой кислой миной, будто ему стала известна дата собственной смерти.
   Боул, радостно матерящийся по мере приближения к полю, взял в руки молоток и крупный нож, который использовали для разрезания арбузов и фруктов, выращенных в кислородном саду.
   Замыкала процессию перепуганная индианка Оми, с садовыми ножницами. Пилоты -- Люси и Анна -- остались на корабле.
   -- Не торопитесь, ребята. Входите в поле по одному, мало ли что там!
   -- Какая разница! Оно всё равно непрозрачное, и сигналы не пробиваются.
   -- Надеюсь, нас перенесёт через эту дыру в пространстве куда-нибудь на край Вселенной! -- восклицал Боул. -- Вы только представьте -- другие звёзды! Другие звёзды! Это же будет... Невероятно красиво!
   Космонавты подплыли к переливающейся сфере, уже можно было потрогать её рукой. Они уставились на свои расплывчатые отражения.
   -- Навстречу неизвестному! -- Боул замедленным кувырком запрыгнул в аномалию и скрылся из виду. Связь с ним сразу же пропала.
   Остальные неуверенно последовали его примеру. Оми напоследок обернулась, Люси и Анна видели её лицо на экране крупным планом. У командира заскребло в сердце, глаза повлажнели: "Во что же я их втянула!"
   Оми погрузилась в неизвестное поле.
   -- Вот и всё, -- прошептала Люси дрогнувшим голосом.
   -- Не смей так говорить!
   -- Что будем делать, если они не вернутся?
   Анна с трудом удержала банальное "Они вернутся!" и попыталась всерьёз задуматься над вопросом. Надолго её не хватило.
   -- Боюсь даже представить.
   -- Кислорода и пищи на двоих предостаточно... -- продолжала размышлять Люси, скрючившись в кресле и охватив ноги руками. -- Можно, конечно, тянуть время. Но нам всё равно придётся рано или поздно лететь на Землю... Тогда почему бы...
   -- Я не хочу об этом говорить.
   -- Как скажете, босс! -- Люси пренебрежительно отсалютовала рукой.
   Минуты текли со скоростью черепахи. Тишина и необъятность космоса навалились на женщин всей своей масштабностью. Люси иногда плакала, иногда чему-то нервно усмехалась, начинала пессимистичные бессвязные монологи. Анна даже с одним человеком из экипажа пыталась сохранить лицо командира группы -- холодное и устремлённое. Порой она ловила себя на мысли, что это никому не нужно, всем плевать на отчёты и её поведение -- да пускай она хоть на голове прыгает! -- сейчас уже никого ничего не удивит. Только это нужно было самой Анне. Так она чувствовала себя человеком.
   И боялась подумать, когда же пелена спадёт, и она увидит, что превратилась в ничтожную пылинку на лице вселенной.
   Тихо шипящие динамики взорвались воплями, разбудив задремавших пилотов:
   -- Скажите Ли, что я люблю её! Скажите Ли, что я люблю её! Вы скажете? Вова! Ты скажешь?
   -- Не отпускай дыру! -- кричал Владимир, то и дело разбавляя речь русскими матами. -- Держи пробоину, не отпускай!
   Три скафандра приближались от сферы к "Праведнику". Двое держали одного под руки.
   -- Скажите Ли! Скажите ей... господи, я ничего не могу придумать... Скажите ей, что я люблю её очень сильно! У меня её фотографии! Я всё о нас помню! Скажите ей! Боже, Вова, придумай что-нибудь. Я ведь о ней хорошо отзывался, ты помнишь? Наши разговоры о бабах! Вова! На тебя надеюсь!
   -- Заткнись! Не паникуй, Рауль! Ты расходуешь кислород!
   -- Мы не успеем, -- сказала Оми. -- Слишком быстрая разгерметизация.
   -- Аня, открывай люк!
   -- Уже сделано!
   -- Божечки... -- Люси держалась за рот. Анна проследила за её взглядом. Бортовой компьютер считывал сведения с кислородных баллонов космонавтов. У Владимира и Оми оставалось ещё семьдесят процентов. У Рауля всего четыре.
   -- Это конечная остановка! -- прохрипел Рауль.
   -- Мы уже близко!
   -- Мы ведь почти дома! -- Космонавт, который находился посередине, чуть повернулся боком. Из-за гигантской сферы Землю невозможно было отсюда увидеть. -- Почти долетели.
   Три.
   -- Увидишь ты ещё свою Ли Лу!
   -- Почти дома.
   -- Включаю торможение! -- доложила Оми, выпуская перед собой струи пара.
   -- Не нужно!
   -- Иначе кости переломаем на такой скорости!
   Два.
   -- Что же это творится! -- прошептала Люси.
   -- Быстро в стыковочный отсек, встречай их. Захвати кислород из медблока.
   -- Что же это... мамочки...
   -- Быстро встала и пошла, Люси! -- Анна врезала ей пощёчину. Второй пилот подскочила, как ошпаренная, и устремилась в коридор, даже не думая обижаться.
   Один.
   -- Ли, я люблю тебя, -- нежно прошептал Рауль, улыбаясь. Они влетали в стыковочный отсек, и в последний момент китаец увидел тонкую голубую дугу, едва проглядывающуюся позади аномального поля.
   -- Выдохни!
   Ноль.
   Он задыхался. Он улыбался. Веки то расходились из-за спазмов, то блаженно сужались. Губы то растягивались в улыбке, то расширялись, чтобы схватить последние крупицы воздуха.
   -- Выдохни, Рауль! -- заорал Вова, и со всей силы ударил по груди китайца. Но прочные слои скафандра не позволили донести живительный толчок до бедняги.
   -- Закрывай! -- кричала Оми.
   -- Закрываю, закрываю, быстрее не получится, -- докладывала Анна.
   Не дожидаясь, пока закроется люк, космонавты уже стягивали скафандр с Рауля. Эфир сотрясался от мольбы, плача и криков. Только ответственный за связь не произносил ни звука -- его канал утопал в вакууме.
   Владимир разрезал скафандр Рауля электропилой, Оми стянула с него шлем. Китаец ещё цеплялся за жизнь -- тело судорожно тряслось, выгибалось дугой. Сосуды взрывались один за другим, лицо невозможно было рассмотреть -- по отсеку расплывались багровые остекленевшие пузыри. Едва включился обогрев и начали стабилизироваться давление и кислород, внутреннюю связь сотряс оглушительный и протяжный вопль. Рауль умирал быстро, но чертовски мучительно.
   Оми рыдала -- кровь окружала её, словно она зарылась с головой в пышный букет роз. Влетевшая в отсек Люси тоже плакала; она держала в руках маску, прикреплённую к баллону с кислородом. За ней спешила Анна, тоже не могла сдержать слёз.
   -- Я же говорил выдохнуть. -- Вова отступил к закрывшемуся люку. -- Я же говорил ему.
   -- Что случилось с ним? -- сорванным голосом хрипела Анна, держась подальше от разрастающегося облака крови.
   Оми молча толкнула к ней шлем Рауля. Командир поймала его и с удивлением обнаружила в стёклышке кусок "беретты" -- мушкой наружу.
   -- Взорвался при выстреле, -- пояснил Владимир, отстранённо уставившись на подрагивающие ноги погибшего товарища. Люси продолжала с рыданиями прикладывать к лицу трупа маску, будто это ещё могло помочь. -- Мы позабыли про давление газов.
   "Я виновен в его смерти! -- подумал Владимир, вспомнив, что предложил брызгать на пистолет кислородом. -- Если бы не это, ничего, возможно, и не произошло бы".
   "Я виновна в его смерти, -- подумала Анна. -- Это был мой ствол".
   -- Да сделайте вы что-нибудь! -- плакала Люси.
   -- Ему уже не помочь! -- крикнула на неё Анна, возвращаясь в образ командира "Праведника". -- Что с остальными?
   -- Бездушная стерва! -- прорычала Люси.
   -- В этом поле находится огромная хреновина, -- начал рассказывать Вова, снимая шлем. -- То ли чёртов крейсер, то ли целая планета. Скорее напоминает гигантский улей, или муравейник; в общем, весь испещрен тоннелями-лабиринтами. Там мы и повстречали этих тварей. Грег попал в одну из гарпуна. Она похожа была на гигантского паука. Он не отпускал оружие с тросом, поэтому мразь утащила его куда-то в глубину пещер. А Рауль тогда пытался стрелять, ну вот мы его и потащили назад к кораблю, когда он начал терять кислород.
   -- А что с Боулом?
   Оми и Владимир переглянулись.
   -- Он куда-то исчез.
   -- Пошёл своей дорогой. -- Оми скривилась.
   -- Вова, что у тебя с лицом? -- воскликнула Анна. Все устремили на него взгляды.
   Владимир и сам растеряно трогал себя за неопрятную пышную бороду.
   -- Когда это она успела вырасти?
   -- Чёрт побери, будто я знаю.
   -- Оми, и у тебя... у тебя морщины... откуда столько?
   Индианка повернула в руках свой шлем и уставилась в светоотражающее стекло. Безусловно, она постарела лет на десять. Как и Владимир.
   -- Вы с ума посходили? -- зашипела Люси, отплывая от Рауля -- вся измазанная кровью. -- У нас тут гибель товарища, а вы морщинки считаете!
   Вова дёргал себя за растительность на лице, пытаясь понять, насколько она реальна. Оми даже перестала плакать, растерянно моргая и глядя в отражение. Анна пребывала в ещё большей растерянности.
   -- Так Грег и Боул погибли?
   -- Да, -- вздохнула Оми.
   -- Неизвестно, -- сказал Владимир. -- Когда мы отступали, вопли Грега всё ещё слышались. Но кричал он не от боли. Просто тварь тащила его всё дальше и дальше.
   -- Мы летим за ними. -- Анна решительно направилась в кабину пилотов.
   -- Не смей даже думать! -- завизжала Оми, плюясь слюной.
   -- Аня, не делай глупостей! -- подхватила Люси.
   -- Молчать! Это приказ! Один труп есть, мне не нужно ещё два!
   -- Ты подвергаешь всех опасности! -- Люси пыталась схватить командира за одежду, но старшая по званию яростно отбивалась.
   -- Мы состаримся там и сдохнем! Подумай, что ты делаешь, дура!
   Анна влетела в кабину пилотов и затворила за собой люк. Люси и Оми заколотили по нему кулачками, их речь превратилась в неразборчивый визг.
   "Праведник" включил турбины и ворвался в аномальное поле...
  
   4.
   Сергей сидел на обочине и думал, что делать дальше. Мужчина не понимал, почему он убежал в лес вместо того, чтобы бежать спасать сына и Ольгу. Он поступил мерзко. И ничего было поделать нельзя. Семьи нет. Мысли Сергея сталкивались с силой и грохотом разбивающихся танков. Воздух свинцовым колпаком давил на голову.
   Рассветало. Солнце багряной каплей поднималось из земли. Начинался новый день.
   Мужчина с трудом поднялся. В солнечном свете мир не казался таким мрачным и опасным. Листья деревьев слабо шевелились на ветру. По асфальту катилась взад и вперед бутылка из-под пепси, неизвестно как здесь оказавшаяся.
   Все было нормально. Никаких "осьминогов".
   Впервые Сергей понял, что одиночество давит. Одиночество присутствует ощутимо.
   Мужчина сразу заметил людей, бредущих по дороге. Их было... много. Казалось, они выходили из леса.
   Покрывшись холодным потом, Сергей сделал шаг в сторону людей. Разглядеть мужчине их не удавалось, но что если это -- инопланетяне? На юге их, конечно, не было. Войскам удалось отодвинуть их на север... Однако "осьминоги" напали именно на южной трассе.
   Люди приближались. Только сейчас Сергей рассмотрел огромные штуковины на их головах. Мужчина вздохнул и побежал к толпе. Звук каждого его шага несколько раз отлетал от высоких деревьев, не желая умирать.
   Толпа не обращала на него никакого внимания. Их взгляд был устремлен куда-то вдаль, туда, где их, видимо, ждали.
   -- Эй! Что с вами? -- закричал Сергей.
   Но зомби продолжали молча идти, теперь уже по дороге в сторону Краснодара. На широкой магистрали они слились с ещё большим потоком зомбированных людей -- все с "осьминогами" на головах. Или "крабами", как называл их подлый белорус.
   Здесь были люди всех возрастов -- от маленьких детей до еле плетущихся стариков. Вот мальчишка в школьной форме с большим квадратным портфелем, разрисованном цветастыми трансформерами. Вот полностью обнажённая девица с исцарапанной грудью и поломанной ступнёй, которая при каждом шаге ненормально подминалась. Вот один из солдат, который оказался недостаточно проворным ("осьминог" сидел на нём довольно криво), солдат стучал сапогами, как на военном марше. Вот зомби на велосипеде -- мужчина среднего возраста; он даже иногда позвякивал в звоночек, чтобы другие зомби посторонились.
   "Это глупый сон, -- думал Сергей, глядя на хитиновые штуковины со светящимися красными узорами. -- Этого просто не может быть".
   Один из зомби посмотрел на мужчину. Его взгляд оказался полон тумана и боли. Зомби протянул к Сергею руку.
   До мужчины начало доходить, что лучшим вариантом было убежать от толпы, пока та его не заметила, а не бежать прямо к ней в руки. Но было уже поздно. Если бы зомби кинулись на Сергея, то он бы умер быстро. Из оружия у него только кулаки да зубы.
   Мужчина уже собрался крикнуть, но передумал. Решил, что его вопль никак не отразится на сложившейся ситуации.
   Мимо промчался зомби-мотоциклист. Из спины у него торчал мясной тесак.
   И тут Сергей решился на безрассудный поступок: он протянул руку к металлической штуковине на голове одного из зомби. Красный свет усилился.
   Зомби остановились.
   Сергей услышал механический писк, который, нарастая, переходил в мерное гудение. Мужчина огляделся. К толпе медленно подъезжали военный "Урал".
   Ольга и Алекс...
   Имена родных вспыхнули в мозгу мужчины. Он попытался собраться с мыслями, но в голове заворочалась тупая кричащая боль.
   Ольга и Алекс.
   Грузовик военных остановился. В открытом кузове сидели люди с автоматами.
   "Сейчас они откроют огонь по толпе, -- подумал Сергей и невольно встал за спиной зомби. -- Может быть, оно и к лучшему. Убьют. Надеюсь, что пуля попадет прямо в голову, и я не буду долго мучиться. И тогда, возможно, увижу жену и сына".
   Мужчина вспомнил лицо Ольги: курносый нос, пухлые губы, яркие зеленые глаза, черные ниспадающие до плеч волосы.
   Ольга и Алекс. "Осьминоги". Можно ли их ещё спасти?
   К толпе "Урала" вылез полный мужчина. Фигура его напоминала грушу. Лицо было неприятным из-за густых бровей, тонких губ и красного цвета кожи. Не человек, а ходячая матрешка.
   "Груша" приблизилась к толпе.
   -- Кто-нибудь понимает меня? -- крикнул полный мужчина.
   Ответом ему была тишина.
   Сергей углубился в толпу. Чутье подсказывало ему, что лучше не давать о себе знать.
   -- Я повторяю: кто-нибудь понимает меня? -- "Груша" замахал руками солдатам.
   Сергей пригнулся. Как по команде инопланетные штуковины на головах зомби ярко засветились зеленым, а потом включились сирены. Звук оказался настолько сильным и неожиданным, что Сергей упал на землю, зажимая уши.
   Толпа зашевелилась. Мужчина попытался подняться, но вой сирен вгрызался в мозг и обездвиживал.
   "Груша" отбежал к грузовику.
   Сергей пытался справиться с болью. По его животу и голове словно били молотками. Мужчину вырвало. Он взглянул на небо в надежде, что ему станет полегче.
   Откуда-то слева донеслась вспышка стрельбы, часто захлопали приглушенные разрывы гранат. Вой сирен усилился.
   В глазах у Сергея потемнело. Это была настоящая атональная музыка ада. Кости ломило, сердце бухало с огромной скоростью.
   Зомби начали падать.
   Казалось, солнце на мгновение погасло. Сергей понял, что теряет сознание, когда вой резко прекратился.
   Как будто издалека доносилась стрельба. А потом и она смолкла. Сергей посмотрел на стоящего над ним зомби. Попадание одной из автоматных пуль разнесло всю его голову, от самых зубов. Разлетелся на куски и инопланетный "обруч". Самое страшное было то, что этот зомби в отличие от других по-прежнему стоял.
   -- Аккуратнее! -- закричал кто-то. -- Это же люди, твою мать!
   Сергей присел. Возможно, он должен что-то крикнуть воякам, чтобы не схлопотать пулю в голову. Хотя, мужчине было все равно. Последние два дня напоминали ему один бредовый сон.
   Щелкнул негромкий выстрел. Еще один зомби осел на асфальт. Туманные глаза поблекли, погасли.
   -- Прекратить! -- продолжал кричать неизвестный. -- Я щас тебе яйца оторву и съесть заставлю, идиот.
   Подул прохладный ветер. Сергей поднялся, замахал руками.
   -- Я нормальный! -- сказал он. Горло нещадно жгло и вместо крика вырвался сдавленный хрип.
   Кричащим оказался тощий мужик с густой бородой и хитрыми глазами. Сергею он напомнил Кузьмича из фильма "Особенности национальной охоты": то же телосложение, та же форма лица, даже голос был похож.
   "Кузьмич" подходил к толпе. В руках у него не оказалось оружия. Складывалось ощущение, будто бы мужик не боялся зомби и знал наверняка, что те не нападут.
   Сергей на дрожащих ногах вышел к нему навстречу.
   -- Я нормальный, -- сказал он.
  
   5.
   Словно в каком-то ужастике лоб медленно-медленно серел и проседал. Из-за густых бровей глаза уже почти не было видно; по бокам от них расползались морщинки, будто они щурятся. Под глазами надувались мешки, щеки впадали внутрь, облепляя скулы и очерчивая человеческий череп. Губы становились более грубыми и чёрствыми; он облизнул их, и увидел, что зубы по цвету сровнялись с желтком из куриного яйца, а теперь ещё покрываются чёрной гнилью.
   -- А ты чего сидел? -- Люси гневно смотрела то на Владимира, то в зеркальце. -- Ты же механик! Мог какие-нибудь кабеля обрубить, систему управления разрушить! Мы же погибнем здесь!
   Люси тоже стремительно менялась. Женщина прилипла спиной к потолку. У неё менялась осанка, рос горб, рыжая краска сошла с растущих грязных волос на самые кончики. Она походила на ведьму.
   Оми обзавелась заметными тёмными усами. Владимир вспомнил, как они спорили с Грегом -- бреет ли она себе усы или ещё что-нибудь. В отсутствии Боула она даже сейчас была самой молодой на борту.
   Они парили в кают-компании, поглядывали в зеркала и горевали. Анна, наконец, вернула внутреннюю связь и объявила по динамикам, что поймала сигнал Грега. Попросила подготовить стыковочный отсек для него. Оми и Люси разразились матами, продолжая бунтовать. Но Вова послушался командира и свою девушку. Он перетащил тело китайца в медблок, прибрал за ним, потом задраил внутренний люк, и тогда Анна открыла внешний.
   Грег полностью облысел и постарел лет на двадцать пять. Лицо ещё больше погрубело, нижняя челюсть с бородой немного выступила вперёд.
   Первое, что он спросил: "Что случилось с Раулем?" Получив быстрый пересказ от Вовы, кивнул, и моментально забыл о Рауле, принявшись рассказывать:
   -- Во-первых, я убил эту тварь! Она сама себя загнала в тупик, остановилась, я подлетел к ней, достал альпинистскую кирку и начал бить её. Столько зелёной дряни из неё вывалилось, а я всё бил и бил! Во-вторых, ребята, вы не поверите, что я нашёл! Там где-то ближе к центру этой хреновины есть колоссальная полость, в которой закреплён на стебельках какой-то белый шар. Похоже, на миниатюрную звезду. Ну, знаете, такая последняя стадия, когда дальше становится либо чёрной дырой, либо сверхновой -- выглядит именно так.
   -- Как ты смог добраться до центра? -- удивилась Анна. -- Тут же размеры сравнимые с Луной!
   -- А я и не летал туда. Я видел по одному из экранов инопланетян -- у них там много экранов в этих пещерах. Так вот, это не совсем звезда. Это больше напоминает какой-то волшебный камень. Очевидно, это он отвечает за ускорение времени!
   -- С чего ты взял?
   Пожилой Грег просиял белоснежной улыбкой: его искусственные зубы не гнили.
   -- На экране, где была изображен этот обелиск, бежали знаки. Чем-то отдалённо напоминающие римские цифры -- палочки там всякие.... По всей видимости, это числительные Незваных. Интересно, что рядом была изображена наша планета, там сменялись кадры -- показывались различные столицы мира, и те же циферки текли во много раз медленнее.
   -- И зачем инопланетянам ускорение времени? -- удивилась Анна. -- Чтобы люди у них на борту старели? Защита такая?
   -- Однако, не совсем! -- радостно потирал жилистые руки Грег. -- Видите ли, я откопал ещё кое-что. Эти экраны рассказали многое! На инопланетян ускорение времени действует, ещё как действует! Тот паук, с которым я дрался, видимо, живёт столько же, сколько мы, если не больше. А вот всякие мелкие твари, которые тарелками управляют, или сами полуорганические тарелки -- все они живут намного меньше, возможно, от силы пару наших лет жизни. Дохнут, как хомячки. Но появляясь на свет из своих коконов и, быстро вырастая, уродцы садятся в созданные вместе с ними тарелки и устремляются к Земле! Поэтому их такие бесчисленные полчища! Они не жалеют свои количества, потому что они бесконечно возобновляемые! Мы тратим впустую оружие -- они всё равно будут прибывать и забирать людей!
   -- То есть ты хочешь сказать, что воевать с ними нет смысла? Их короткие жизненные циклы позволяют быстро воспроизводиться и пополнять ряды армии?
   -- Я видел по экранам не только их инкубаторы и взлётные полосы, я видел наших! Всех, кого перенесли на орбиту! Тысячи и тысячи людей находятся на крейсерах, окружающих Землю. Их держат на огромных огороженных полях! Там целые сады, ребята! Инопланетяне предоставляют им пищу и кислород! Не знаю, что они задумали, но люди ещё живы, все, кого похитили инопланетяне! Это немыслимо!
   -- Их наверняка держат просто как скот, -- сказал Вова. -- Вполне возможно, насекомые питаются человечиной. Вот и будут теперь разводить, фермы построят. Женщин вдобавок будут доить. Из кожи делать сумочки и ботинки. Из волос ковры и шарфы плести. А глаза в виде сувениров продавать.
   -- Не было сообщений, что инопланетяне жрут людей. Они вообще никого не убивали, даже военных! Хотя своей мощью могли бы затоптать любое сопротивление. Вместо этого просто воруют людей с Земли...
   Владимир почесал затылок. Вырвал клок поседевших волос, усмехнулся.
   -- В общем, что делать будем? -- спросила по динамикам Анна, подслушивающая разговор.
   -- Убираться прочь! -- взревела состарившаяся Люси.
   -- Бросим всё! Летим домой! -- поддержала американку Оми.
   -- Мы диверсанты! -- стукнул кулаком себя в грудь Владимир. -- Мы узнали, что похищенные с планеты люди ещё живы и здоровы! Так как мы не можем их освободить с тех крейсеров, мы должны каким-то образом ослабить противника, чтобы уже наши военные занялись спасением заложников!
   -- И у нас на это не так много времени, -- вздохнул Грег, держась за сердце. По виду ему уже можно было дать лет пятьдесят пять.
   -- Какие вы тупые! Нет сил терпеть. Нужно уничтожить обелиск, управляющий временем! -- сказала Люси. -- Раз не хотите сваливать из этого дурацкого поля, то хотя бы отключите его! Мне недолго осталось.
   -- Однако это не только остановит наше старение! -- улыбнулся Вова. -- Без ускорения времени твари перестанут появляться так быстро! Военные смогут дать отпор и нанести ответный удар!
   -- Хорошая идея, но как вы собираетесь её реализовать? -- спросила Оми.
   -- Мы уже подлетаем к "ядру" материнского крейсера, -- доложила Анна. -- Если Грег ничего не перепутал, обелиск должен быть уже совсем рядом. Я уничтожу его, а вам лучше всего покинуть корабль.
   -- Какого чёрта ты делаешь? -- ужаснулся Владимир.
   -- Я даю вам пять минут на сборы, -- строго произнесла Анна. -- Потом открываю все люки, кроме своего. Вас выбросит в космос.
   -- Я тебе не позволю, дура! -- заорал Владимир. Он подхватил топор и двинулся в техноблок. -- Я сломаю электронику, клянусь! Не смей так со мной поступать!
   Грег догнал Владимира и заломил ему руки. Два пожилых мужчины ревели от натуги, бортмеханик разбил затылком нос американцу, но тот продолжал его удерживать.
   -- Четыре минуты, -- сказала Анна. -- Прости, Вовка. Нам было хорошо вместе.
   -- Дура! Дура! -- кричал Владимир. Грег, Люси и Оми натягивали на него скафандр. -- Тупая дура! Тупая безмозглая дура! Ненавижу тебя!
   -- А взрыва ядерного реактора будет достаточно? -- спрашивала Оми.
   -- Мне сложно представить масштаб обелиска, -- пожал плечами Грег. -- Но настроение это инопланетянам точно подпортит. Мы имеем, что имеем.
   -- Аня! -- кричал уже по рации в шлеме Владимир. -- Аннушка, одумайся! Прошу тебя, милая! Зайка! Что ты делаешь?
   -- Прости, Вов.
   -- Я люблю тебя, Аня! Не поступай со мной так!
   -- Прости.
   Люки открылись раньше. Космос высосал все незакреплённые объекты. Четверо космонавтов держались за руки и медленно двигались в пространстве. "Праведник" быстро скрылся в глубине пещер.
   -- Анечка, что же ты делаешь?
   -- То, что должен был сделать на моём месте каждый из нас. Я вижу обелиск. Всем удачи! Надеюсь, она вам поможет.
   -- Аня... Давай я заменю тебя! Анечка!
   -- И вам удачи, мэм. Вы были хорошим командиром.
   -- Не надо лести.
   -- Аня, мы любим тебя! -- восклицала Оми. -- Ты прекрасный командир!
   -- Хорошо.
   Рация затрещала и замолчала. Линия "Праведника" оборвалась. Где-то в глубине материнского крейсера инопланетян что-- то тяжело ухнуло -- пространство дрогнуло.
   -- Всё?
   -- Похоже на то.
   6.
   Ботинки для Сергея отобрали у одного зомби-гота. Высокие громоздкие "стилы".
   Люди в грузовике представились. Только двое из них были военными по профессии -- спецназовцы Дмитрий и Алиса. Оба в бронежилетах, с ног до головы обвешанные оружием, пулемётными лентами и гранатами. "Кузьмич" своё имя не назвал, но его и так все звали Кузьмичом -- уж больно похож был на известного персонажа. Только тот спокойный был, а этот -- гиперактивный, всё об инопланетянах говорил. То и дело стрелял из чего-нибудь по зомби.
   Грузовик ехал по магистрали. Зомби расходились в стороны, как море перед Моисеем.
   -- Мы уничтожаем их точки сбора, -- объяснял Кузьмич. -- Подлецы выпускают по всей территории своих роботов, те ищут людей и впиваются в мозг. Получившийся зомби идёт на зов к ближайшей огромной станции инопланетян. Оттуда зомбированных переправляют с другими людьми на орбиту планеты.
   -- Ольга и Алекс тоже стали зомби, -- сказал Сергей. -- Их уже не вернуть?
   -- Боюсь, что нет, дружище, -- Кузьмич взял Сергея за плечо и крепко понимающе сжал его. -- Все мы кого-то потеряли.
   -- А если снять "осьминогов"?
   -- Человек умирает, -- покачал головой "Груша", которого звали Артуром. У него был гранатомёт. -- Поговаривали, что иногда "осьминоги" сами отлипали, но это всё сказки. Если это дерьмо уже на голове и светится красным, человека больше нет. Его, как и других похищенных, будут изучать инопланетяне. Проводить свои чёртовы опыты.
   -- И запомни, парень, -- Кузьмич придвинулся к новичку и всмотрелся в глаза. -- Стрелять надо в голову! Иначе могут не умереть, и навредить тебе, когда отвернёшься!
   -- В голову, -- тупо повторил Сергей.
   -- Ну, ты ведь смотрел фильмы про зомби?
   -- Смотрел.
   -- Ну вот.
   -- Я семью хочу спасти, -- вздохнул Сергей. -- Они уехали на нашей машине к точке сбора. Мне нужно спасти их.
   -- Ты поможешь им только пулей, -- нахмурился Кузьмич. -- А если не сумеешь, то поможем мы.
   Возле салона водителя сидели ещё две фигуры -- одна крупная, с ярковыраженными мускулами, а рядом щуплый паренёк. Первый чистил огромный увесистый пулемёт, у второго руки сжимали АКМ.
   -- Деревенские, -- пояснила Алиса, поморщившись. -- Те ещё сволочи. Крупного зовут Паша, мелкого -- Славик.
   Примерно через час все расслабились и разговорились.
   Артур рассказал, что он из Питера. Возвращался домой на поезде, когда всё началось. "Тарелки-пылесосы" высасывали людей из вагонов. Толстяку пришлось прыгать с поезда на ходу, как и многим другим пассажирам. Он показал гематому и ссадины на левом боку.
   Спецназовцы описали то, как были на учениях в лесу, а когда возвращались в город, видели тысячи беженцев. Люди просто обезумели, друг у друга отбирали оружие, машины, сбивали один одного. Царили паника и хаос. Со стороны Москвы доносился непрекращающийся грохот, в небе ревели истребители, воюющие с бесчисленными тарелками захватчиков. Не придумав ничего лучшего отряд молодых спецназовцев, присоединился к общему бегству. Но вскоре "осьминоги" атаковали деревушку, в которой они засели, пытаясь связаться с командованием. В пылу битвы выжили только Дима и Алиса. Это они вывели из пекла грузовик с боеприпасами.
   Кузьмич ничего не говорил, только продолжал палить из винтовки по зомби, мимо которых они проносились. Сергей тоже умолчал свою историю, хотя ему было что рассказать о начале вторжения. Каким чудом им удалось вырваться тогда из Москвы? Уму непостижимо.
   Молчали и остальные -- Павлик и Славик. Только хмуро смотрели на окружающих.
   -- У вас столько оружия... -- сказал Сергей. -- Да вас, наверное, не победить!
   -- Ошибаешься, нас было вдвое больше. Теперь бы ещё одну точку сбора уничтожить, и тогда можно с военными объединиться. Говорили по радио, что они тоже туда продвигаются.
   -- А как вы собираетесь точки сбора уничтожать?
   Кузьмич похлопал по одному из ящиков с боеприпасами.
   -- Есть тут у нас для гадов подарочек небольшой.
   Это были тротиловые кубики с фитилями.
   Недолго повстанцы наслаждались покоем.
   -- Тревога! - Кузьмич подорвался, поднимая винтовку.
   Тарелки атаковали с двух боков, когда грузовик проезжал через лес. Вражеские объекты выплыли из-за макушек деревьев, резко спикировали на дорогу, выпуская длинные блестящие щупальца, покрытые слизью.
   -- Подкрались, крысы! -- взревел Артур, вскидывая гранатомёт.
   Ракета вырвалась с оглушительным хлопком, но промазала, улетела вдаль. Толстяк принялся перезаряжать оружие, но щупальца дотянулись до него, впились в ключицы и в голову. Он завизжал, не от боли, а от страха, когда тарелка подняла его и начала снижать скорость.
   -- Посторонись! -- Кузьмич припал на колено, целясь через оптический прицел охотничьей винтовки. Пулей попал Артуру прямо в сердце. -- Я надеюсь, так сделает каждый, будь я на его месте.
   "Это дурацкий кошмар, -- Сергей моргал, пытаясь поверить в ситуацию. -- Это просто дурацкий сон!"
   Грузовик набирал скорость, некоторые зомби не успевали уйти с пути, их отбрасывало ударом.
   -- Сзади! -- запоздало возопил Славик, вздымая "калашников". Пули при выстреле улетели в "молоко", так как щупальца всё же дотянулись до него. -- Ай! Ай! Ай! -- Он извивался, как червяк, и вдруг вырвался из цепкой хватки, успел улыбнуться и крикнуть: -- Есть! -- до того, как упасть и разбить голову об асфальт.
   -- Славик! -- взревел Павел, переводя пулемётный огонь на новую цель. -- Ах ты мерзость! Получай! Жри, сука! Жри!
   -- Один слева, другой справа, третий сзади! -- кричала Алиса. -- Разделяем мишени, беру правого!
   Павел поливал огнём заднюю тарелку, остальные занялись левой. Она подобралась к грузовику слева и пустила щупальца в салон грузовика. Вырвала сначала дверь, которой начала заслоняться от пуль. Скользкие щупальца в это время проникли внутрь. Дед в грязной кепке поднял двустволку и отстрелил одно из них. Но остальные вытянули его из грузовика. Кузьмич, Сергей и Дмитрий так обильно угощали инопланетную технику пулями, что кто-то из них случайно задел деда, кепку ему сорвало вместе с башкой. Щупальца отбросили ненужное тело и потянулись к водителю, продолжая заслоняться дверью, изрешечённой пулями. Хватательные "лапки" лязгали возле лица водителя и разрывали кожу правой руки, которой он пытался отмахиваться. Мужик повёл машину по встречной полосе, тарелка поднялась на дорогу из кювета, и тогда водитель снова крутанул руль, ударяя боком грузовика по вражескому объекту. Тот сразу же отстал, вращаясь в воздухе как юла.
   Всё происходило на бешеной скорости -- грузовик мчался, срубая ряды зомби, потрескавшееся лобовое стекло снова и снова орошалось кровью и мозгами. Водитель догадался включить дворники и через первый же просвет увидел новую тень, надвигающуюся на грузовик спереди.
   -- Прямо по курсу! Эй! -- попытался он предупредить своих, но из-за шума стрельбы его никто не слышал.
   Тарелка поравнялась с грузовиком, зависнув над ним. Щупалец не было.
   Кузьмич поднял голову, озадаченно уставившись на широкий тёмный диск.
   Нижняя плоскость тарелки, нависшей над грузовиком в десятке метров, заискрилась красными электрическими всполохами. И в следующий миг всё полетело вверх. Автомат вырвался из рук Сергея, также как и остальное оружие у солдат. Магнит притягивал всё металлическое. Взмывали в воздух ящики с боеприпасами, затем ломались при столкновении с тарелкой, отчего на отряд сыпались доски.
   -- Проклятье! Что за херня?! -- кричала Алиса. Они вместе с Димой поднялись вслед за оружием, будто их поднимали невидимые клешни. Врезались в днище тарелки, закричали от боли: они ударились спинами -- конечности не притягивались.
   -- Снимайте бронежилеты! Скорей! -- кричал Кузьмич.
   Но спецназовцы не слышали. Дима запаниковал, охватил голову руками, крича что есть мочи. Алиса же пыталась подобрать соседствующий с ней дробовик, но оторвать от мощного магнита не могла.
   Задние колёса грузовика то и дело поднимались над асфальтом -- мощности притяжения почти хватало, чтобы подобрать такую махину.
   Сергею пришлось выудить ремень из брюк -- железная бляха с символикой "Metallica" не желала оставаться в грузовике. Как и крестик Кузьмича, сорвавшийся с его шеи вместе с цепочкой. Он не заметил этого, выкрикивая команды.
   -- Я не могу удержать их! -- донеслось сзади. Павел изо всех сил тянул на себя чехол с закреплёнными на нём боевыми гранатами. Его руки дрожали, вены пожирали мускулы. -- Отпускаю! Берегись!
   -- Стой! Я держу! -- Кузьмич подскочил к нему. -- Теперь отпускай!
   Чехол взлетел и ударился о магнитную плоскость между Димой и Алисой.
   В руке у Кузьмича остались кольца от гранат.
   -- Славная вечеринка! -- улыбнулся старик.
   -- Ну ты пида... -- проговорила Алиса, выпучив глаза.
   Взрыв пронзил тарелку насквозь. Горящие осколки оружия и кусочки спецназовцев прошлись градом по кузову грузовика. Тарелка, охваченная огромными клубами красного огня и чёрного дыма, медленно обрушилась на вереницу зомби у обочины, подминая их под себя. Взорвалась снова, и снова, и снова... Волна жара накрыла остатки отряда.
   -- Кузьмич! Ты убил их! -- ужаснулся Павел. -- Сучий потрох, ты убил их!
   Он набросился на старика, потянулся ручищами к его лицу, намереваясь выдавить глаза. Тому не хватало сил сопротивляться гиганту.
   Сергей не обращал на них внимания, пытаясь сбросить с ноги чьи-то кишки, рыдал, валялся по кузову, собирая на одежду ещё больше крови и дымящихся ошмётков. Голоса своего и творящегося вокруг хаоса не слышал -- в ушах стоял пронзительный свист после взрывов.
   -- О господи! Нет! Дай закончить! Дай убить этого мудозвона! -- Клешни ещё одной тарелки вцепились Павлу в спину и подняли в воздух. Грузовик вильнул, и силачу удалось вцепиться руками в деревянный борт кузова. -- Кузьмич! Кузьмич! Сука! Спаси меня! Кузьмич!
   Кузьмич, спотыкаясь и поскальзываясь на крови, побрёл к единственному уцелевшему ящику.
   Сергей набрался мужества и подбежал к Павлу, протягивая руку. Мускулистый гигант схватился за неё и Сергей уже подумал о том, что идея была очень неудачной, теперь им обоим грозил плен.
   -- Саня! -- радостно воскликнул Павел, морщась от боли. -- Санёк! -- говорил он Сергею, в то время как щупальца тянули его вверх. -- Дружище! Не бросай меня! Не дай помереть!
   -- Поберегись! -- крикнул Кузьмич.
   Сергей обернулся, пыжась от натуги -- он упирался ногами в борт, а кости в руке уже начинали хрустеть. Посреди кузова Кузьмич замахнулся и что-то бросил в тарелку. "Тротил!" -- вспомнил вдруг Сергей. Он проследил за траекторией и увидел сползающий по округлой поверхности тарелки кубик, от которого тянулся едва заметный дымок.
   Бабах! Тарелка разлетелась в щепки, Павел завыл пуще прежнего. Сергей всё ещё держался за него, но не мог из-за вспышки открыть глаза, долго-долго моргал, лёжа на спине. Потом увидел, что держит в руках оторванные по плечи руки Павла. А кричит не Павел, а он сам.
   -- Да заткнись ты уже! -- вопил Кузьмич, продолжая поджигать и швырять в последнюю тарелку взрывчаткой. Но тарелка оказалась умнее собратьев, виляла из стороны в сторону, "кубики" пролетали мимо и взрывались далеко позади на дороге, разбрасывая людей с "осьминогами".
   Сергей брезгливо отбросил от себя руки Павла и попятился на четвереньках от них подальше.
   -- Осторожно! У нас тут старушка-зомби прямо по курсу! -- крикнул водила.
   Удар. Скрежещущий звук и потухающий женский вопль. Первый толчок (под передним колесом), второй толчок (под задним). Руки Павла из-за этого поползли на Сергея, и тот в панике заелозил ногами, пытаясь от них отбиться.
   Кузьмич склонился за новым кубиком тротила, но последняя уцелевшая тарелка в этот раз нанесла опережающий удар.
   -- А! Долбанные тянучки! Я так просто не дамся! -- Кузьмич извивался в клешнях, одежда рвалась вместе с кожей, но выскользнуть не получалось -- хватка оказалась сильна. -- Псы позорные! Страшилища поганые! Ублюдки недоделанные! Убью всех, мрази паршивые!
   Грузовик продолжал гнать, тарелка с Кузьмичом отстала. Щупальца перехватили его поудобней и лихо забросили матерящегося старикашку в открывшийся люк: в глубокой гладкой впадине со скользкими покрытыми слизью стенками теснились несколько пленников. Кузьмич рухнул им на головы, разрушив очередную попытку построить "живую лестницу", чтобы кто-нибудь выбрался на крышу тарелки. До того как закроется люк. Снова не вышло.
   -- Не дамся живым, ничтожные гадёныши, ой не дамся! -- ошалело хрипел Кузьмич, трясущимися руками зажигая фитиль на взрывчатке, которую всё ещё сжимал в кулаке. Партизан обвёл взглядом других пленников -- измученные грязные люди. Два мужика, четыре женщины разных возрастов, пацан лет шести с огромным фингалом под глазом, и годовалый ребёнок неизвестного пола. Пленники с ужасом уставились на горящий фитиль. -- Я оказываю вам услугу! -- торжественно объявил Кузьмич. -- Мы не только не позволим тварям пытать нас! Мы вдобавок уничтожим ещё одну вражескую посудину!
   -- Ты сдурел! -- загремели пленники. Десяток рук потянулось к нему, старик подался назад, оберегая огонёк.
   -- Мы умрём героями! -- восклицал он, а на лице застыло помешательство.
   -- Не надо! Нет! Пожалуйста! -- кричала мать годовалого ребёнка.
   -- Ну-ка отдай сюда цацку... -- грузный мужик, навалившийся на Кузьмича, уже дотянулся до взрывчатки и попытался затушить огонь пальцами. Но он опоздал: заскрёб ногтями о крошащуюся поверхность тротила; фитиль уже догорал изнутри.
   Осколками взрыва накрыло сосновый бор, который в скором времени разгорелся, и огонь этот не угас, пока не выжег его целиком.
   -- Гони, гони! -- кричал Сергей, отчаянно хлопая ладонью по крыше салона грузовика. -- Пока не прибыли новые тарелки! Скорее!
   -- Может, ещё успеем в МакДрайв заскочить? -- хохотал исцарапанный клешнями водитель.
   Кузов был заляпан кровью, зелёной слизью и горелыми пятнами. Руки Павла катались из стороны в сторону. Ноги не удерживали Сергея, он рухнул на пятую точку, в глазах помутнело. Ещё совсем недавно кузов заполняли ящики с оружием и отряд сопротивления. Теперь остался только он -- обессиленный и опустошённый, как последний бомж. Грузовик подфутболил очередного зазевавшегося зомби, Сергея тряхнуло, и он, выйдя из оцепенения, яростно воткнул себе указательные пальцы в виски и завыл от гнева и нервов.
   -- Небо уронит!.. ночь на ладони! -- ревел водила.
   Сергей выглянул из кузова и увидел, что зомби стало ещё больше. Неподалёку от них в паре сотнях метров от дороги на холме расположилась огромная инопланетная тарелка, которая вполне могла сойти за здание, построенное людьми. Какой-нибудь буржуйский стадион. Здесь было ещё больше зомби -- они стекались к пункту сбора со всех направлений.
   -- Нас не догонят! Нас не догонят!
   Грузовик затрясся, заскакал по колдобинам. Водила рулил теперь по травянистому лугу, прямо к парадным воротам тарелки. Зомби с "осьминогами" останавливались и поворачивались, шли в сторону людей. Скорость сильно уменьшилась -- сбивать зомби уже не получалось, они столпились на пути грузовика и позади него...
   -- Я сошла с ума! Я сошла с ума! -- водила уже сорвал голос, слышно было, как он захлёбывается слюной.
   Сергей бросил в толпу кубик тротила и после взрыва выпрыгнул из кузова и побежал, маневрируя между ходячих мертвецов.
   -- Мне нужна она! Мне нужна она! -- водила выбрался из грузовика с револьвером. Пристрелил одного зомби, второго, третьего, четвёртого. Ещё раз четвёртого. И ещё раз, теперь уже наверняка. Перехватил оружие и начал рукояткой бить зомби по одному. Они медленно обступали его со всех сторон, а он продолжал хохотать и петь, сквозь смех и слёзы. Руки тянулись к нему...
   Сергей не оборачивался. Продолжал бег, свою последнюю дистанцию. Выходил на финишную прямую.
   Возможно, он тоже уже обезумел. Но ему начинало видеться, что зомби не останавливают его, наоборот -- расходятся в стороны, уступают дорогу. Некоторые даже манили рукой.
   Идём с нами. Идём.
   И он продолжал бежать.
   Семейный "форд" стоял бок о бок с другими машинами прямо у входа в инопланетную тарелку. Сергей даже не заглянул в автомобиль, он знал, что там никого нет.
   Промчался сквозь расступившуюся толпу людей с "осьминогами", бежал в полутьме, вглядываясь в лица.
   -- Алекс! -- кричал он. -- Алекс! Оля! Отзовитесь! Алекс!
   Зомби расступаются. Он видит их двоих вдалеке. Они идут ему навстречу, тянут к нему руки. Будто и нет войны, будто и нет "осьминогов" на головах.
   -- Алекс! Ольга! -- плачет Сергей.
   И сотни окружающих его лиц накрывает непроглядная тьма.
   Врата закрываются. Снаружи докатывается грохот пальбы, сотрясание почвы и рокот приближающихся вертолётов.
   Танки валят молодые берёзки, прорываясь через подлесок с тыла. Снаряды бьют точно в цель, но особого вреда инопланетному титану не наносит. Оборонительные башни на крыше тарелки выпускают широкие огненные струи, моментально выжигая глубокие рвы на пути танков. Но и эту преграду преодолевают могучие "Владимиры". Только сделать уже ничего не могут, тарелка взмывает в небо всё выше и выше.
   Оставшиеся зомби печально смотрят ввысь, потом синхронно поворачиваются и все вместе бредут к новой точке сбора. Теперь уже где-то далеко на севере.
   Танки давят зомби, едут напролом, в поисках новых вражеских единиц техники.
   -- Я жив! -- вскакивает водитель грузовика, щупая себя за грудь и живот, хохочет. --Я, мать вашу, жив!
   Он бежит к ближайшему танку, размахивая руками. Стрелок на его "башне" поворачивает пулемёт и расстреливает мужчину. Считает в уме: "плюс один".
   Вертолёты "Черные акулы" принимаются за обстрел гигантской тарелки, но это не приносит успеха.
  
   7.
   -- Как там дела с течением времени?
   Владимир ничего не слышал. Он безучастно парил рядом с командой, словно тонул. По щекам текли слёзы, а на душе было горько-горько.
   -- Моя борода вроде уже не растёт, -- заметил Грег. -- Люси, что скажешь?
   Люси молчала. Оми и Грег подлетели к ней, проверяя жизненные показатели. Отодвинули светоотражающее стекло. В скафандр была облачена мёртвая посиневшая старуха, отдалённо напоминавшая Люси.
   -- Чуть-чуть не дотянула, -- заплакала индианка.
   -- Это не важно, -- сказал американец. -- Наша судьба тоже под большим вопросом. В общем, если взрыва было достаточно для остановки потока времени, нам нужно найти какой-нибудь экран и убедиться в этом.
   Оми и Грег поплыли в ближайший тоннель. Владимир медленно плёлся за ними. Труп второго пилота остался висеть в пространстве. С него сняли кислородные баллоны.
   Спустя час, когда кислорода израсходовалось около половины, Грега сразил сердечный приступ. Оми не могла помочь ему через скафандр, только кричала "Успокойся! Дыши!", будто он не умирал, а рожал. Он мучительно стонал, и, ничего не сказав, умер с неприятным гортанным хрипом. Владимир молча снял с него кислородные баллоны.
   Они с Оми достигли огромного экрана, перед которым плавал инопланетянин -- такой же осьминог, как все -- только облачённый в какое-то подобие скафандра. Он не атаковал людей. Наоборот, жестом пригласил их к экрану.
   -- Человечество. Отличается. Сообразительностью, -- раздалось по внутренней связи на английском языке. Голоса были человеческие, но разные. Будто каждое слово было вырезкой из чьей-то речи по радио или телевидению. -- Сарказм. Поздравляю, вы сделали. Отличный. Поступок. Сарказм. Теперь. Ваша планета. Умрёт. Погибнет. Будет уничтожена. Мы пытались помочь вам! А вы. Дураки. Сопротивляетесь. Уничтожаете нас. Уничтожили. Камень. Времени.
   -- Вы же похищаете людей! -- кричала Оми. -- Сколько семей вы разрушили!
   -- Это. Спасательная операция. Без нас вы. В будущем. Мертвецы.
   -- О чём вы говорите? -- вскипел Владимир, чувствуя, что вот-вот набросится на Незваного.
   Инопланетянин пробежался щупальцами по клавишам сбоку экрана и перед космонавтами возникли незнакомые крейсеры, идущие к Земле со стороны Солнца. Экран изменился, показал масштабы: финский самый крупный нефтяной супертанкер в мире казался крошкой рядом с такими гигантами. Экран показал схематичное расстояние до вражеских объектов. Оставались одни сутки.
   -- Вы не враги? -- непонимающе захлопала ресницами индианка.
   -- Нет. Вот наши с вами противники. Они сильны.
   -- Почему тогда вы занимаетесь спасением нас? -- удивился Владимир. -- Почему не атакуете их?
   -- У нас своя политика. Мы за справедливость. За равенство. За свободу. За мир.
   -- Сарказм?
   -- Нет.
   -- Вы идиоты! -- Владимир истерически захохотал. -- Вы идиоты! Вы похищали обитателей Земли, чтобы спасти побольше людей с планеты и снова отступать? И давно вы столько по галактикам гоняетесь?
   -- Несколько. Триллионов. Поколений.
   "Ну, не так много, с учётом Камня Времени", -- подумал бортмеханик.
   -- А слабо было объяснить это людям?
   -- Мы пытались. Вы не хотели слушать. Проявление агрессии.
   -- И ваша антивоенная политика не позволяет дать отпор ублюдкам?
   -- Человечество. Отличается. Сообразительностью. Не сарказм.
   -- Почему бы тогда не изменить вашу политику?
   -- Ни к чему хорошему это не приведёт.
   -- На время! Всего на один раз!
   -- Нет. Потом захочется так делать снова и снова.
   -- Так мы теперь союзники?
   -- Если вы готовы к этой тяжёлой ноше.
   -- Тогда вы можете предоставить своим союзникам ваши технологии?
   -- Можем.
   -- Вы можете восстановить тот камень?
   -- Создадим новый. Это недолго.
   -- У наступающего противника есть похожие ускорители времени?
   -- Нет. У них сравнительно примитивные технологии.
   -- Вы поможете нам в войне?
   -- Мы не будем воевать. Какого рода помощь вам требуется?
   -- Тогда похищайте вражеских инопланетян!
   -- Мы подумаем.
   -- Восстановите ускорение времени и тесните их своими тарелками. Берите огонь на себя, если вам так не жалко свои ресурсы.
   -- Мы понимаем, к чему вы клоните. Это интересная мысль.
   -- Дайте мне возможность связаться с военными! -- потребовал Владимир.
   -- С какими?
   -- С русскими, мать вашу!
   -- Говорите.
   -- Прямо сейчас?
   -- Да. Мы связались с. Главным штабом. Сопротивления. Мы давно прослушиваем их переговоры. Знаем. Где их. Базы. Не сарказм.
   -- Так теперь можно говорить?
   -- Вас слушает вся Россия. Все радиоприёмники. Не сарказм.
   -- Внимание! -- крикнул Владимир, прокашлявшись. -- Внимание! Народ! Внимание, земляне! Слушайте! С вами говорит бортмеханик космического корабля "Праведник" -- Свастеев Владимир! Мы летели с Марса и совершили диверсию на материнский крейсер инопланетян, остановив бесконечный поток их тарелок! Но это было ошибкой! Оказывается, они пытались помочь! Со стороны солнца подходит новый противник -- хренова куча крейсеров! Они пребудут в считанные часы. Поберегите боеприпасы. "Осьминоги" предоставят нам свои технологии.
   -- Слышим вас, Владимир! -- сквозь помехи прорвался чей-то бас. -- Это полковник Иванов. Пожалуйста, повторите всё поподробней! Возможно, мы что-то не так расслышали!
   -- Тарелки и все эти "осьминоги" -- не враги нам! Они союзники! Они бегут от других инопланетян, я видел их огромные крейсеры! Враги уже на подходе! Тарелки похищали людей, переносили их в кислородные сады на орбите! Все живы и здоровы! Нас пытались вынести с планеты, которой грозит уничтожение! Но теперь мы можем объединиться и дать отпор врагам!
   -- Вас поняли, Владимир. Скажите, как мы можем вам доверять?
   -- Мы летели с Марса! Остальной экипаж погиб в схватке с инопланетянами, остались только я, бортмеханик, и Оми Марьос из Индии, ответственная за системы жизнеобеспечения. "Праведник" тоже уничтожен.
   -- Как мы можем вам доверять?
   -- Человечество. Отличается. Сообразительностью. -- Инопланетянин не сказал, сарказм это или нет.
   -- Отзовите тарелки, -- скомандовал Владимир. -- Отключите роботов. Отпустите пойманных людей.
   -- Ваше слово -- закон.
   Спустя некоторое время полковник Иванов снова заговорил:
   -- Мне докладывают, что тарелки отступают. Хорошая работа, Владимир. Что дальше?
   -- Не знаю. Это уже вам решать.
   -- Внимание! -- воскликнул инопланетянин, повторив голос Владимира и зашлёпав по экрану щупальцами. Появилась новая картинка -- от крейсеров новых противников отделились огромные ракеты и устремились к планете. -- Боеголовки противника. Вашей техникой. Сбить. Практически нереально. Они упадут. На планету. Через час. И. Сорок три минуты.
   -- Мы мобилизуем войска, -- сказал полковник по рации. -- Попробуем ударить истребителями, самыми стойкими к охлаждению, но только в пределах орбиты. С земли прикроют мощные ПВО. Этого, надеюсь, хватит?
   -- Россыпь. Ракет. Вполне может. Уничтожить. Третью планету от Солнца.
   -- Вы можете сбить эти ракеты? -- спросил Владимир инопланетян.
   -- Мы уже пытались. Спасая. Свои. Планеты. Это трудно. Но потребуется время на создание. Ускорителя. Времени. Скорее всего, мы. Не успеем. Успеем только к прибытию. Крейсеров. С ракетами. Придётся. Бороться. Текущими. Силами. Их у нас недостаточно. Только с вашей поддержкой. Можно создать. Нормальную. Оборону.
   -- Вова, у нас кончается кислород! -- воскликнула Оми.
   -- Пройдёмте со мной. Я отведу вас в. Кислородный сад. Мы немного. Позаимствовали. Вашей природы. Она красивая. Она успокаивает.
  
   8.
   Тьму разорвали красные всполохи. Тишина взорвалась невыносимым лязгом. И опять Сергея окружала чернота... Но появились новые звуки: зашептали, застонали, закричали люди, когда-то бывшие зомби.
   -- Всё хорошо! -- врал Сергей, крепче обнимая жену и ребёнка. -- Всё хорошо.
   -- Что происходит? -- спросила Ольга.
   Вздрогнул Алекс, крепче сжал руку отца.
   -- Где мы? -- спросила женщина.
   -- Папа? -- спросила темнота голосом Алекса.
   -- Милые мои! -- прошептал Сергей, тронул их за влажные волосы, покрытые слизью. Никаких "осьминогов". Отвалились уроды.
   -- Папа, это ты?
   -- Серёжка! -- воскликнула жена, вцепившись ноготками ему в щёки.
   -- Алекс! Любимый! -- отец опустился на колени, не стыдясь слёз.
   В темноте ничего не было видно, поэтому он на ощупь опознавал лицо сына.
   Люди оживали, приходили в себя и начинали паниковать. Плакали, ревели.... Где-то началась драка, завизжали женщины и дети. Несколько сотен человек теснились в темноте.
   -- Внимание! -- заорал Сергей, зажигая над головой огонёк зажигалки. -- Успокойтесь! Я буду говорить! Всем успокоиться!
   -- Тихо, тихо, шшш! -- передавали друг другу люди в темноте. -- Он будет говорить!
   Полной тишины добиться было нереально, поэтому Сергей закричал как можно громче:
   -- Чувствуете, пол вибрирует? Мы взлетаем, покидаем Землю! Вы были обманом притянуты на инопланетный корабль! Теперь вы снова соображаете! И нам нужно любыми способами найти отсюда выход! Иначе нас унесут на орбиту!
   Люди снова запаниковали. Оратор из Сергея получался ужасный.
   -- У меня есть взрывчатка! -- заорал он ещё громче, подняв один единственный прихваченный с собой кубик тротиловой смеси. -- Но она не сильно мощная! Если я не ошибаюсь, окна пилотов были в той стороне! -- Он двинулся через огромную толпу людей, держа над головой зажигалку. -- Мы попытаемся пробить стену и захватить управление над тарелкой!
   Ольга и Алекс не отставали от него ни на шаг, цепляясь за одежду. Люди на пути расступались, но не сильно, потому что остальная толпа наоборот навалилась на них, все тянулись к огоньку. Слышались взволнованные вздохи, кто-то панически вскрикивал, но никто не мешал объявившемуся спасителю.
   -- Посторонитесь! -- закричал Сергей, отталкивая Ольгу и Алекса. -- Все назад! Сейчас я взорву эту стену!
   Он склонился, поджег фитиль взрывчатки, погладил стену, испещренную неизвестными знаками, и побежал прочь. Толпа подалась в стороны, женщины повизгивали, мужчины кричали -- ложись!
   Громыхнуло. Эхо усилили полукруглые стены, будто в соборе. И красные закатные лучи солнца осветили людей. Даже сквозь дым.
   -- Ура! -- взорвалась радостными криками толпа. И рванула в образовавшуюся расщелину.
   -- За Россию! -- кричал кто-то.
   В проёме появился бесформенный силуэт инопланетного пилота. Его естественные щупальца извивались, он выставил их перед собой, раскрыл вертикальную пасть и зашлёпал губами, пытаясь что-то сказать. Народ накатил на него волной, повалил. Мужчины били его кулаками, топтали ногами, отрывали щупальца. Брызгала зелёная слизь. Чудовище издало печальный утробный звук и замолчало.
   -- Господи, ну и высота!
   Все прильнули к окнам: поля и леса казались далёкими кляксами, дороги и ручьи -- трещинами на лице Земли.
   -- Здесь рычаги! -- кричала одна женщина. -- Кто умеет управлять этой штуковиной?
   -- Давайте я попробую! -- какой-то мужчина надавил на рычаг и все попадали на колени.
   Нос космического корабля опустился, целясь в землю.
   -- Не так сильно! -- кричал Сергей, помогая настроить нормальную траекторию.
   Космический корабль оказался не такой сложной игрушкой.
   Сели в поле пшеницы, довольно грубо, буравя почву носом. Но сели.
   Люди выбирались из тарелки с радостными криками, выносили на руках Сергея и его семью, как героев.
   Сергей улыбался Ольге, улыбался Алексу, и ощущал себя в раю.
   Пока на горизонте не полыхнуло: невероятно гигантский купол огня разрастался где-то на севере... Первая взрывная волна раскидала кричащих людей, повырывала с корнями деревья в ближайшем лесу.
   И дрогнула русская земля.
  
   9.
   В четыре часа дня по московскому времени тысячи истребителей и бомбардировщиков России и близлежащих стран устремились в верхние слои атмосферы, чтобы отбить космический удар. Инопланетные тарелки состояли из последних нескольких партий выращенных особей Незваных, а также остатков тех тарелок, которые на момент установления мира между бывшими захватчиками и людьми, работали на поверхности Земли. Вся эта чудовищная масса устремилась навстречу приближающимся ракетам.
   Тарелки всячески пытались помешать им, лезли под удар, но ракеты были так огромны, что тарелки взрывались, но вреда не причиняли. Они начали цепляться щупальцами и менять траектории некоторых ракет. Пару штук даже удалось разобрать и взорвать, прихватив соседние. Но этого всё ещё было недостаточно. Люди наблюдали за процессом по возобновлённой работе телевидения -- картинка передавалась с уцелевших автоматизированных спутников на орбите.
   В пол шестого ракеты начали входить в земную атмосферу, которая тоже сыграла на руку человечеству. Некоторые, более мелкие ракеты не выдержали таких температур и тряски. Видимо, с другими планетами бороться захватчикам было проще.
   Разгорелась нешуточная потасовка в верхних слоях атмосферы. Самолёты класса "Ту-22М3" бомбили ракеты, истребители "Су-27" обстреливали их боеголовками и из пулемётов. Ракеты взрывались, сотрясая небо, с Земли можно было наблюдать фантастически необычные фейерверки.
   Лишь пару инопланетных ракет добрались до планеты из общего количества. Прорвав две линии обороны и все слои атмосферы, они врезались на территории Беларуси и под Москвой, охватив вместе областью поражения несколько тысяч километров.
   Тем не менее, удар считался отбитым. И пришло время для контратаки.
  
   Два русских космонавта сидели в прекрасном зелёном парке, слушали щебетание птиц, наслаждались теплом искусственного солнца. Здесь настроили гравитацию, как на их планете. Позже выяснилось, что такие "живые уголки" использовались инопланетянами как тренировочные полигоны. Так они познавали наши условия жизни.
   Инопланетянин, возникший из зарослей, заговорил:
   -- Наши инженеры. Докладывают. Что. Ускорители. Времени. Готовы к работе.
   -- Сколько их?
   -- Пока что. Две штуки.
   -- Вы отлично потрудились, -- искренне заявил Владимир. -- Но зачем так много?
   -- Мы делимся. Технологиями. Забыли?
   -- Интересненько, а как мы, люди, можем использовать такую фантастическую штуку?
   -- Это вам решать.
   -- Сколько живут те, другие инопланетяне? -- спросила Оми.
   -- Относительно вашего. Отсчёта. Времени. Приблизительно. Около двух-трёх лет.
   -- И они тоже появляются из коконов или типа того? -- оживился Владимир, на лице впервые за долгое время появилась улыбка.
   -- Не совсем так. Они. Рождаются и растут. На своих. Планетах. И только некоторые из них. Идут. В космос. Воевать. Захватывать миры. И уничтожать всё живое у себя на пути. Путём. Сворачивания материи. Они быстро перемещаются. Между. Системами.
   -- А вы можете на время отключать, а потом включать Ускоритель Времени?
   -- Это. Реально. Устроить. Мы как раз ищем. Нашего главного. Архитектора. Только он умеет. Регулировать. Выключать. Ускорители. Без. Архитектора. Выключить на время. Камни. Не получится. Только он. Подозрительно. Долго. Не выходит на связь. Но мы найдём его.
   -- Отлично. Снарядите мне тарелку, под моё управление! -- просиял Владимир. -- И дайте Ускоритель! И объясните, как им управлять! И готовьте другие тарелки! Мы атакуем врага на подходе, вылетим навстречу!
   -- Человечество. Отличается. Сообразительностью. Не сарказм.
  
   10.
   Зелёная слизь растянулась паутиной от стены к стене. Тоннель, в котором не так давно велось побоище, походил на сюрреалистичную картину -- ужастик какого-нибудь безумного художника. Повсюду -- кусочки щупалец и "капуста" из внутренностей инопланетян. Среди трупов осьминогообразных -- большая овальная, покрытая длинными шипами, тварь, вся изрезанная и избитая -- это инопланетный Архитектор, создатель первого Ускорителя Времени. Посреди этого хаоса болтаются три инородных предмета. Нож. Молоток. И неподвижный космонавт в скафандре. На его плече -- красуется флаг Великобритании.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"