Гор Александр: другие произведения.

Остров Сокровищ

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.05*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иная планета, осваиваемая в рамках сверхсекретного проекта Россией. Точнее, небольшой континент или очень большой остров. Пару десятилетий назад аборигены практически полностью вырезали друг друга в ходе войны всех со всеми. Но с ними ещё предстоит наладить контакт. Обновление от 26.11.22

  1
  Осенью дни короткие, и даже несмотря на то, что троица возвращалась в военный городок под бодро-пьяное исполнение любимой песни уже при тусклом свете едва проглядывающей сквозь тучи луны, из увольнения они не опоздали.
  Три танкиста, три весёлых друга,
  Экипаж машины боевой.
  Хорошо, хоть старая бетонка была без особо глубоких колдобин, а вдоль неё ровным строем высились деревья высаженной давным-давно лесополосы. Так что не заблудишься, если хоть что-то ещё соображаешь.
  Будь они на срочной службе, по возвращении из увольнения в таком виде с Лёшки, Ваньки и Сашки спустили бы по три шкуры, но сегодня, отпуская парней в близлежащий большой посёлок, подполковник прямо сказал:
  - Настаивать на том, чтобы вернулись, как стёклышко, не буду. Главное - вернитесь без травм. Это ваше последнее увольнение, после чего отбываете на 'точку'. А там на ближайшую пару лет никаких развлечений вам не светит. Зато предстоит, как говорил товарищ Ленин, работать, работать и работать.
  - Так вроде, Владимир Ильич по-другому формулировал задачи коммунистической молодёжи, - не удержался Лёха. - Учиться, учиться и учиться...
  - Это, грамотный ты наш, он ставил задачи коммунистической молодёжи, - выделил 'подпол' слово 'коммунистической' и усмехнулся. - А у нас те времена прошли. И поскольку ленинское учение не догма, а руководство к действию, то, переосмыслив классика, допустимо выражаться именно так, как я сказал. Целый год вас учили, поэтому пришло время и поработать на благо Родины. Хотя, конечно, и про учёбу вам забывать не придётся.
  Про год обучения он не соврал. Так оно и было: учили их действительно целый год. После военного автомобильного училища, а до этого - года срочной службы. Да так учили, что свободного времени не оставалось - ни вздохнуть, ни пукнуть.
  Основной упор делали на материальную часть, так что теперь каждый из троицы не просто знал устройство бронемашины 'Тигр' (кличка 'танкисты' к ним прилепилась в военном училище, когда взводный, разыскивая их, спросил: 'Где эти три весёлых друга?'), а прощупал всё до гаечки, до самой мелкой шаёбочки, мог собрать-разобрать несколько разновидностей устанавливаемых на неё двигателей, трансмиссий и систем управления боевыми модулями. Не говоря уже про оружие, как установленное в модуле, так и личное. Да что там техника и оружие? На занятиях по выживанию учили их слепить из подручного дерьма даже не пулю, а чрезвычайно эффективные для диких условий средства убийства себе подобных.
  Гнали, гнали, гнали. Как будто некий шибко большой начальник дал команду превратить лейтенантов Лепёхина, Булатова и Опарина в этаких универсальных солдат, умеющих всё, кроме управления сверхзвуковым истребителем. Да и то - взлёт, посадку и несложные полёты на автожире пришлось по-быстрому осваивать. И все не по разу прошли какое-то очень уж мудрёное психологическое тестирование.
  Лёшка Булатов, высказавший эту мысль, обратил внимание и ещё на один нюанс: ни у кого из троих нет родственников. Сашка с Ванькой детдомовцы, а у него самого родители погибли, пока он служил срочную. В 2014 году из-под обстрелов в районе Должанска нормально ушли, а уже после того, как всей семьёй получили российское гражданство и отправили Лёху служить, решили наведаться к родственникам в ЛНР. И влетели под грузовик, в котором водитель уснул за рулём. Санёк в Подмосковье вырос, а Иван родился в Курганской области.
  На удивление, на КПП дежурный по части ничего не сказал, почуяв исходящий от троицы перегар. А с той стороны проходной их уже ждал 'подпол'. Удовлетворённо глянул на часы, просветил рентгеном взгляда троицу поддатых гуляк и скомандовал:
  - Пять минут до вашего домика, пять минут на вечерний туалет, и отбой. Зайду - проверю. Очень настоятельно рекомендую не шарогатиться, а сразу лечь спать: день завтра будет очень нелёгкий и нервный. И когда в следующий раз ляжете спать, даже мне неизвестно.
  
  2
  Не соврал подполковник про трудный день. Подъём, усиленная часовая зарядка, пятнадцать минут в ду́ше, завтрак, построение возле домика, где жили 'три весёлых друга'. Приказ - собрать мыльно-рыльные принадлежности, потом бегом в штаб за документами, после чего забрать вещи и грузиться в 'Патриот'. Тянуть время некогда - военный 'борт' ждёт.
  - Куда летим? - поинтересовался Иван.
  - В сторону 'точки', - усмехнулся подполковник. - Приказываю выключить телефоны и не включать их до прибытия на новое место дислокации.
  Как будто Ванька не знает, что вытащить какую-то информацию из-под 'конторских' нельзя в принципе!
  Проверка документов на въезде в 'военные' ворота аэропорта, ещё одна - при пропуске на стоянку, где 'экипаж машины боевой' передали майору из той же организации, что и подполковник. Чуть в стороне толпятся два десятка солдатиков срочной службы, но они со своим сопровождающим. Минут пятнадцать ожидания, и все потопали к транспортнику Ан-26.
  Пасмурно, а самолёт забрался выше облаков, поэтому только по солнцу можно определить, что летели куда-то на восток. Посадка для дозаправки на неизвестном военном аэродроме, во время которой никого так и не выпустили на лётное поле. И ещё два часа лёта. Снова военный аэродром, где троицу в сопровождении 'гэбэшника' загнали в уже ожидающий 'под парами' Ми-24.
  Посадка в сумерках на площадке на окраине какого-то военного городка. На удивление, здесь их ждали прямо на краю посадочного поля. В который раз за день проверили документы, майор передал 'подконвойных' уже вооружённым бойцам в спецназовском обмундировании, и дальше они покатили в 'Тигре'.
  Ванька снова попытался заговорить с сопровождающими, но старший из них, сидевший с каменным лицом, тут же отрезал:
  - Все вопросы по прибытии на место после оформления документов.
  - Как с заключёнными, - вполголоса прокомментировал свою неудачу Лепёхин.
  И снова какой-то глухой забор, только повыше, чем в воинской части, да ещё и с 'колючкой', натянутой перед ним. И команда 'выйти из машины с вещами для прохождения контроля'.
  Что-то среднее между военной частью и промзоной. В очередной раз проверили документы перед входом в офисное двухэтажное помещение, к которому примыкает огромный ангар. Через дорогу наискосок - четырёхэтажка 'общажного' типа. Ну, строились такие в 1960-е: комнаты на четыре рыла, два туалета на этаж по разным концам коридора. Сейчас такие, разве что, при очень уж запущенных региональных вузах уцелели, да и то основательно переделанные. Не пустует общежитие: две трети окошек светится. И группа мужичков толпится на крылечке возле курящего 'секьюрити' с 'демократизатором' на поясе.
  - Глянь, этих прямиком на отправку, а нам уже неделю мозги е*ут! - донеслась от общаги недовольная реплика.
  - А тебе-то чего неймётся?
  - Так ведь пока мы здесь, всего 1/5 от контрактной суммы на счёт 'капает'!
  Спецназовцы остались снаружи ангара, лишь получив подпись в какой-то бумажке. Видимо, подтверждение о сдаче сопровождаемых с рук на руки.
  Новый сопровождающий, одетый в цивильный костюм, приказал оставить личные вещи в комнатке, напоминающей камеру хранения, и приказал топать за ним в сторону двери с надписью 'Медблок'.
  - Да сколько же можно нас гонять?! - возмутился Сашка Опарин. - Дайте хоть пожрать! Мы же двенадцать часов назад в последний раз ели!
  - Понимаю, - кивнул 'цивильный'. - Но анализы надо сдать натощак. А уже после этого я отведу вас в пищеблок.
  Пришлось терпеть ещё пятнадцать минут, пока медсёстры ковыряли вены и пробивали ланцетами пальцы, чтобы добыть из 'трёх танкистов' кровушку для анализов. Зато в 'пищеблоке', оказавшимся очень даже приличной столовой, ребят накормили 'от пуза'. Причём, приготовлено всё было весьма качественно, и имелась возможность выбора из трёх-четырёх блюд.
  Только у Ивана опять случился облом. Он попытался завязать знакомство с официанткой, принёсшей заказы, но та сходу отрезала:
  - Я замужем.
  А едва сытые и успокоившиеся парни вышли из столовой, тут же нарисовался 'цивильный'.
  - Поскольку никто из вас не курит, не будем тянуть время. Вас снова ждут в медблоке.
  Оказалось, что всё левое крыло двухэтажного здания занимает прекрасно оборудованная поликлиника. Именно по её кабинетам и погнали троицу. Флюорография, УЗИ внутренних органов, установки магнито-резонансной и компьютерной томографии, куча оборудования для проверки зрения и слуха...
  - Как для зачисления в отряд космонавтов, - усмехнулся Саня, пересёкшись в коридоре с Лепёхиным.
  И что самое любопытное, все описания, которых в обычной поликлинике приходилось ждать дольше, чем длилось какое-либо обследование, к завершающему приёму терапевта уже были готовы.
  - Ну, что же, могу констатировать, что все вы абсолютно здоровы, находитесь в прекрасной физической форме, - объявил он. - Принятый вчера алкоголь из организмов практически выведен, следов наркотиков и других сильнодействующих средств в анализах не обнаружено. Осталось поставить прививки, и можно отправляться на оформление документов.
  'Цивильный' провожал только до поста в фойе второго этажа, где в который раз пришлось предъявлять документы. А потом ждать минут десять в небольшом 'классе', рассчитанном на полтора десятка человек.
  Почему в 'классе'? Да просто там перед рядами стульев стоял стол, за который и уселся гражданин, одетый в полевую военную форму без знаков различия. Представился он Николаевым Николаем Николаевичем. Ну-ну! Хорошо, что не Ивановым Иваном Ивановичем.
  - Заполните, пожалуйста, подписки о неразглашении, - едва поздоровавшись, потребовал он, передавая нам стандартные бланки.
  Ой, сколько уже подобных было заполнено с тех пор, как все трое оказались в армии! Единственное... Срок неразглашения был определён как 'пожизненно'! Похоже, троицу собираются использовать в каких-то очень дурно пахнущих операциях, имеющих международное политическое значение. Ничем другим такую секретность просто не объяснить.
  - А отказаться ещё можно? - спросил Иван, занося ручку над строчкой 'Фамилия, имя, отчество, подпись'.
  - Можно, - совершенно равнодушно произнёс мужчина в возрасте чуть за сорок, крепко сложенный и умело носящий форму. - Хотя я и не рекомендую. Вы уже столько всего знаете, что эту подписку вам всё равно придётся дать.
  И никакой настороженности, никакого беспокойства. Значит, прекрасно знаком с психологическим портретом Ваньки, вечно ерепенящимся, но делающим это 'для порядка'. Кстати, Иван был первым, кто вернул подписанный документ.
  - Отлично. Теперь перейдём собственно к инструктажу по режимным вопросам. Первое. Пока вы находитесь на территории данного объекта, вы не имеете права задавать обслуживающему персоналу вопросы, касающиеся назначения самого объекта, его местонахождения, планировки, инфраструктуры, находящегося на его территории оборудования и техники. Второе. Вообще стараться поменьше задавать вопросов и вести личные разговоры с персоналом. Если только это не касается непосредственно поставленных вам задач. Третье. Строго выполнять то, что вам приказали, не проявлять излишней инициативы, но и не пытаться сачковать. От того, насколько чётко и своевременно вы исполните указания, зависит не только ваши жизни, но и жизнь и здоровье других людей. Четвёртое. Ваши настоящие паспортные данные не выйдут за порог этого помещения. В дальнейшем обращение к вам и вас друг к другу будет либо по позывному, либо по новым именам, фамилиям и отчествам. Поскольку людям, знакомым друг с другом не первый день, перестроиться очень сложно, имена вам сохранин. А вот отчества, фамилии и позывные будут у вас другие.
  Вот так и стал Ванька Лепёхин Иваном Александровичем Шевелёвым, 'Шмелём'. Булатов - Алексеем Юрьевичем Санниковым, 'Совой'. Саня - Александром Дмитриевичем Кузнецовым, 'Типуном' (видимо, за любимую сашкину поговорку 'типун тебе на язык', и это тоже показывало, что 'Николаев' хорошо знаком с личными делами новых подопечных).
  - Возражений нет? Тогда через пятнадцать минут после окончания инструктажа полу́чите в канцелярии новые удостоверения, а все старые документы сдадите. Все документы! Там же сдадите на хранение смартфоны и ноутбуки. И не забудьте записать все пароли, чтобы наши программисты не мучились при переносе информации на планшеты и компьютеры, которые вам выдадут взамен. И не морщься Шмель, никого твоя переписка с женщинами не интересует.
  - Да я не про то. Больно уж мне нравится мой ноут.
  - Ничего, новый по производительности и объёму памяти будет не хуже, зато имеет куда бо́льшую батарею и защиту от ударных нагрузок. Ну, и плюс в них уже загружена масса информации, которая вам понадобится на месте.
  - А разве мы ещё не в точке назначения?
  - Пока нет, Типун. Но окажетесь там уже через несколько часов. Если техника не даст никаких сбоев.
  - А когда их получим?
  - На месте. Всё уже там, за исключением обмундирования и некоторого снаряжения.
  'Николаев' глянул на часы.
  - Время. Из канцелярии вас проводят на вещевой склад.
  
  3
  Судя по тому, что каптёрщик принялся метать на стол всё, от 'форменного' нижнего белья до средств индивидуальной защиты (каски, бронежилеты, наколенники-налокотники и т.п.), включая комплекты одежды и обуви на три сезона и 'ремонтные' спецовки, груз должен получиться немаленький. И как всё это тащить?
  Любопытно, что летняя форма 'степного' камуфляжа, в которую их сразу же переодели, не имела знаков отличия. Просто крепящиеся на липучке таблички с группой крови и такие же планки с позывными. Даже шевроны принадлежности к Российской Армии отсутствовали.
  - Всё подходит по размерам? - поинтересовался 'кусок' (а кого ещё назначат заведовать каптёркой?). - Тогда вперёд, в оружейку.
  - А с этим как? - поинтересовался 'хомячистый' Сашка.
  - Ты что, пиндос, чтобы всё своё имущество на собственном горбу таскать? - скорчил презрительную физиономию кладовщик. - Всё упакуем, и уже ТАМ получите.
  А вот в оружейке ребят удивили. Калибром автоматов, которые им полагались. Не российские 5,45 и 7,62, и даже не натовские 5,56, а 6,5х39. Причём, конструктивно автомат полностью соответствовал АК-19, с которым их уже знакомили во время учёбы. Помимо автоматов, полагались пистолеты-пулемёты 'Витязь' под парабеллумовские 9-мм патроны и пистолеты ПЛ-15 под такой же боеприпас. Всё - в максимально возможном полезном, но без излишеств, 'обвесе'.
  - Распишитесь, - коротко объявил оружейник, когда парни наигрались со 'стрелялками'. - Всё будет упаковано вместе с вашими личными вещами.
  Передохнуть не дали даже после этого. Снова заслали к медикам, которые меряли давление, просматривали состояние слизистых оболочек во рту и носу, заглядывали на самое дно. Имеется в виду глазное дно. Резюме - реакция на прививки нормальная.
  После повторного посещения столовой 'цивильный' передал их 'Николаю Николаевичу', вручившему каждому пластиковую карту-пропуск, по которой они и прошли гигантский ангар, где вполне мог разместиться 'Боинг-747'. На удивление, ангар оказался забит всевозможным оборудованием, смонтированным не только вдоль стен, но и на 'антресолях' под потолком. Возле некоторых из стоек с аппаратурой на сварных мостках возились техники в зеленоватых комбинезонах, схожих цветом с одеждой хирургов. Что-то гудело с частотой промышленной сети, жужжали вентиляторы, посвистывали высокооборотные электромоторчики, гулко щёлкали силовые реле мостового крана, ползавшего за пятиметровой перегородкой из профилированного листа.
  По гулким мосткам с перильцами 'Николаев' провёл всю компанию за забор (с очередной проверкой документов, разумеется). Тут, как и перед входом в ангар, дежурила уже парочка охранников в спецназовском 'прикиде', вооружённая пистолетами-пулемётами.
  Оказалось, что это - вовсе не вторая половина ангара, а выгородка его средней части. Метров двадцать, и следующая зона, также отделённая забором с воротами. Только там ещё присутствовали и железнодорожные пути. Слева и справа от прямоугольной платформы, покрытой чёрным матовым материалом - то ли резиной, то ли пластиком. И посредине платформы стоял огромный ящик, довольно грубо собранный из 'сэндвич-панелей' - пары листов профнастила, промежуток между которыми залит теплоизолирующей пеной. Судя по шляпкам болтов, торчащих из 'сэндвичей', панели крепились к спрятанному внутри каркасу. Одна из торцевых панелей железного 'гроба' была откинута наподобие аппарели. Ещё десятка два таких же самодельных и вполне себе стандартных морских контейнеров расставлены вдоль стенок ангара.
  - Ваши компьютеры, - протянул ребятам компьютерные сумки худощавый очкастый парень. - Батареи полностью заряжены, пароли во вкладыше, который найдёте в инструкциях по эксплуатации. В той же папке перечень установленных специальных программ и FAQ по этим программам.
  Программист, взглянув ни 'Николая Николаевича' и не дождавшись никакого последующего указания, вышел из каморки с огромным витринным стеклом, отгораживающим служебное помещение от внутреннего пространства ангара.
  - Начинайте, - кивнул 'Николаев' нестарому, но начавшему седеть невысокому мужчине в белом халате.
  - Прошу запомнить, господа, что после закрывания замков контейнера и включения аппаратуры всё происходит автоматически. Процесс может остановиться лишь в случае полного отключения электропитания на объекте, что просто невозможно. Поэтому внутри контейнера вам необходимо будет сесть на откидные сиденья и пристегнуться ремнями. В этом нет ничего сложного, обыкновенные автомобильные ремни безопасности, знакомые каждому современному человеку. В процессе перемещения возможны небольшие рывки, удары снизу, кратковременное ощущение падения, лёгкая тошнота, головокружение. Бояться этого не стоит, мы уже установили, что никакого вреда здоровью человека данная процедура не наносит. У меня всё. Ваше слово, товарищ полковник.
  Полковник? Причём, даже не главный в этой конторе, поскольку самый большой начальник не будет бегать, чтобы проводить каких-то летёх на объект. Так кто же тут тогда командует? Какой-нибудь генерал-майор или даже генерал-лейтенант?
  - Прогноз не поменялся?
  - Никак нет. М-параметр очень нестабилен. Так что следующую партию экстренно необходимых специалистов тоже будем отправлять по второму варианту, а плановым группам придётся сидеть здесь до того момента, как показатели не придут в норму.
  - Придётся. Людьми, в отличие от барахла, мы рисковать не можем. Насколько велико будет отклонение у этих ребят?
  - По нашим расчётам, около двадцати километров к западу. Это неподалёку от базы геологоразведки. Так что ими займётся тамошняя спасательная группа, и ей понадобится какое-то время, чтобы добраться до места заброски.
  - Что там с рельефом? Сигнал маячка нормально будет приниматься?
  - Трудно сказать. Слабохолмистая равнина, настолько крутых склонов, чтобы мог перевернуться контейнер, нет. Рек, глубже полуметра нет, скальных выступов, способных повредить не только панели, но и силовой каркас нет. Но если контейнер угодит в ложбинку, возможен экранирующий эффект для маяка, излучающего в верхнем УКВ-диапазоне, а это дополнительное время поиска. С грузовыми контейнерами ничего не случится, а людям в этой клетке сидеть, даже полчаса, будет очень тоскливо.
  - Тогда слушаем сюда, товарищи бойцы. После прибытия на место вам нужно будет выждать некоторое время, чтобы определиться, не угрожает ли вам что-либо в непосредственной близости от контейнера. Вооружиться. Оружие находится в тюках личных вещей. И только после этого изнутри открыть аппарель. Она будет закрыта на крюки, наподобие деревенской щеколды. Вон, их даже отсюда видно.
  Все обернулись, чтобы глянуть через стекло.
  - Аварийный набор закреплён резиновыми жгутами на одной из стенок контейнера. В нём вы найдёте фонарь, который будет вам необходим, чтобы разобрать тюки с личными вещами и оружием, запас воды, сухие пайки, сигнальные ракеты, дымовые шашки и разную мелочь, необходимую, чтобы продержаться до тех пор, пока вас найдут. После того, как откроете аппарель, желательно подать сигнал дымовой шашкой, чтобы вас поскорее нашли. Желательно - с возвышенного места. Можете не опасаться любой автотехники: никакой другой, кроме нашей, там быть не может. Опасность может представлять только местная живность. Поэтому близко к себе её не подпускать. Все остальные инструкции получите уже на месте. Ясно? Тогда вперёд, за орденами!
  А спать-то когда? Почитай, уже почти сутки на ногах.
  - Не задохнуться бы здесь, - пробормотал Алексей, когда рабочие в синих комбезах захлопнули единственную открытую стенку железного 'гроба'. - Нас что, на парашюте в этой дуре будут сбрасывать?
  - А хрен его знает, - подал голос Ванька. - Сейчас узнаем. И не задохнёмся: вон, по стыку панелей свет сквозь щели пробивается.
  Трижды взвыла сирена, после чего платформа, на которой стоял контейнер, дёрнулась и медленно поползла вниз. Спуск продолжался менее полуминуты, после чего платформа встала с ощутимым толчком. Опять проверещала сирена, но уже дважды. Вверху что-то зашумело, явно перекатываясь на роликах или металлических колёсиках, и свет, пробивающийся сквозь щели, почти померк. Третий, уже длинный вой сирены сменился разнотонным гудением аппаратуры, всё нараставшим по интенсивности. И вдруг...
  Всё, как и обещал 'высоколобый': кратковременное ощущение падения, лёгкая тошнота, головокружение. И удар снизу. Не сказать, что слабенький: если бы ребята не были пристёгнуты ремнями, наверняка свалились бы с каркасных брезентовых седушек. Контейнер накренился, часть груза, стоящего в нём, угрожающе сдвинулась с места, едва не придавив Саньку.
  Пока выгребали Типуна из-под навалившихся на него тюков, было не до разговоров, а когда 'Кузнецов', наконец, выскребся, не удержался, чтобы не задать вопрос:
  - Что это было? Авария, что ли?
  - Да какая авария? - осмотрелся Лёха. - Похоже, мы уже на место прибыли. Вон, смотрите, сквозь щели явно солнечный свет пробивается. И, кажется, ветер свистит.
  - Да брось ты! - не поверил Иван. - Мы же минуту назад в какой-то яме посреди ангара сидели.
  - Минуту назад сидели в яме, а теперь - хрен знает где.
  - Да как такое возможно? - фыркнул Шмель.
  - Значит, возможно. Думаешь, зря с нас пожизненную подписку о неразглашении брали? Я так понимаю, влипли мы в испытания какого-то сверхсекретного оборудования для мгновенного перемещения в пространстве. Представляете, как пиндосы усрутся, если мы сможем без всяких ракет им на территорию ядрён-батоны закидывать?!
  - Ну, ядрён-батоны потом, а сейчас-то нам что делать? - кажется, пришёл в себя после героической борьбы с тюками и ящиками Сова.
  - Действовать по инструкции! - бодро произнёс Алексей. - Где тут спасательный комплект?
  
  4
  Корпус контейнера слегка перекосило из-за того, что он встал наклонно, так что с крюками 'калитки' пришлось повозиться. Но, несколько раз ударив по каждому автоматным прикладом, их удалось всё-таки выбить из пазов. В результате закрывающаяся стенка с грохотом рухнул, а следом заорал торчавший без дела Сашка. Метрах в десяти от них, прямо напротив входа в контейнер, низко наклонив голову, стояло чудовище. Массивное тело, достигающее в холке примерно 180 сантиметров, столбообразные ноги, низ которых терялся в траве. Крошечные налитые кровью глазки и три пары рогов. Две верхние острые, как иглы, торчали позади ушей. Средние, расположенные чуть выше глаз и между ними, обтянуты кожей и заканчиваются шарообразными наростами на концах, как рожки у жирафа. Передние, практически треугольные, но тоже острые, вырастают прямо над широкими ноздрями. А из верхней челюсти торчат двадцатисантиметровые острые клыки.
  Три автомата ударили почти одновременно, пулями вырывая из морды, туловища и ног чудовища клочки мяса и брызги крови. Каждый с перепугу сжёг по полтора десятка патронов. Этого, к счастью хватило, чтобы животное рухнуло на месте.
  - Что это было? - мёртвой хваткой вцепившись в оружие, нервно спросил товарищей Иван.
  - Понятия не имею, - опустил автомат Лёха. - Только, кажется, зря мы животинку затиранили. Не хищная она была.
  - Ну, да? А клыки? - засомневался Ванька.
  - Да ты глянь, между ними трава торчит. Или, ты думаешь, он перед тем, как нас схомячить, решил приправой воспользоваться? Кроме того, на ножищах никаких когтей, просто твёрдая подошва, как у слона.
  Как бы то ни было, а зверюга уже прекратило дёргать в агонии ногами-столбами, но подойти к ней всё равно никто не решался. Просто стояли на откинутой стенке контейнера и обозревали окрестности.
  Честно говоря, не так уж и много было видно. В тридцати-сорока метрах впереди начинались кусты незнакомого вида, сквозь которые проглядывала вода неглубокого ручейка. Судя по обломанным веткам, именно оттуда и вышло чудовище, ныне лежащее возле контейнера. За ручьём плавно поднимался склон невысокого холма. С тыльной стороны контейнера заросшая травой земля тоже медленно поднималась, и горизонт сливался с небом примерно в трёхстах метрах. Вниз и вверх по течению ручья пространство просматривалось намного дальше, километра на три-четыре в каждую сторону. Всё та же трава, уже кое-где начинающая желтеть, изредка перемежаемая небольшими рощицами неизвестных деревьев или кустами, растущими у воды.
  - Я, конечно, не большой специалист в растительности и животном мире заграничных степей, но что-то не узнаю́ ни траву, ни кусты, ни, тем более, подобную живность, - мотнул головой в сторону валяющегося саблезубого травоядного Сова. - Да и вон та гиена, подкрадывающаяся к антилопам не похожа ни на кого, кого я когда-либо видел хотя бы по телевизору.
  Действительно, менее чем в километре вниз по течению паслось стадо крупных антилоп в полтора десятка голов, а к ним короткими перебежками приближалось нечто похожее на гиену. Только с полутораметровым кабаньим телом и вытянутой головой, длиной почти в треть туловища.
  - Да, не хотел бы я с такой познакомиться поближе, - покачал головой Шмель.
  - Типун тебе на язык! - отмахнулся от него Саня.
  Тем временем охотник, стараясь вжаться в траву, уже подкрался довольно близко к стаду. Из травы виднелась только его тёмно-бурая спина, по которой вдоль хребта тянулись две более светлых полосы. Вдруг плотное тело рванулось вперёд, а антилопы, за исключением одной, чуть запоздавшей, бросились врассыпную. Три-четыре прыжка, и зверь чудовищной пастью вцепился в шею жертвы. Оба покатились по траве, но 'гиена' так и не разжала челюсти, пока раненое животное не затихло. И лишь после этого принялась рвать зубами добычу.
  - Заменю-ка я магазин перед тем, как идти на холм, - покачал головой 'Санников'.
  - Зачем на холм? - не понял Шмель.
  - Подать дымовой сигнал поисковикам.
  Сова, как 'пришибленный мешками', остался караулить контейнер, а Иван с Алексеем, прикрывая друг друга, двинулись вверх по склону холма. Хищников им не попалось, а вот змеюку, длиной метра три, они спугнули.
  - Интересно, она ядовитая? - задался вопросом 'Кузнецов'.
  - Проверить хочешь? - отшутился Ванька.
  - Типун тебе на язык! А вообще - странное дело: после того, как мы сутки не спали, я думал, сдыхать буду, а вроде ничего себя чувствую. И в горку подниматься несложно, будто килограммов семь-восемь сбросил. Это что, свежий воздух на нас так действует?
  - Наверное. Только свежим я бы его назвать не решился. Всё-таки жарковато тут. А вот чистым - да, назвал бы.
  На вершине холма или, что было бы точнее, холмистой гряды, редкими порывами дул тёплый ветерок. Даже, наверное, жарковатый. Километрах в четырёх-пяти, за широкой долиной, поднималась новая такая же гряда. По нетронутой траве бродили травоядные нескольких видов: те же антилопы с тонкими длинными рогами, невысокие странного вида лошади, ещё один вид пятнистых антилоп без рогов, но с короткими 'крыльями' на носу. Заметили пару 'гиен', объедающих остатки мяса на чьей-то туше, из которой торчали белые длинные рёбра. Едва удалось разглядеть какую-то гигантскую (если судить по пропорциям её тела с размерами антилоп) кошку, медленно бредущую в стороне от дичи. Сзади, за ручейком, такая же степь с пологими волнами холмов. И тоже обилие непуганой живности.
  - Ибрагим, поджигай!
  Иван вырыл ножом ямку, прикопал в ней нижнюю часть фальшфайера и запалил его. От пластикового цилиндра потянулся оранжевый хвост густого дыма. Пока горела 'дымовуха', пронаблюдали охоту мелкого хищника на огромную змеюку. Может, именно ту, что они спугнули при подъёме на холм. Хищник выглядел мелким лишь в сравнении с 'гиеной' и 'кошечкой'. На самом деле - помельче волка, но крупнее лисы. Шустрый зверёк с тонким хвостом и куньей мордочкой шустро бежал по траве, время от времени останавливаясь и столбиком поднимаясь на задние лапки. Потом резко метнулся на противника, и над травой стали подниматься и опадать кольца змеиного хвоста. Иван решил посмотреть, чем закончилась схватка, но зверёк, уже обгладывающий добычу со стороны почти отгрызенной головы, оскалил на него мелкие острые зубы, зашипел, и Шмель решил не мешать пиршеству столь полезного животного.
  - Едут! - заорал Типун так, что в его сторону оглянулся даже 'стоящий на шухере' Сова.
  
  5
  Первым вопросом подъехавших был 'а зачем вы диноцерата грохнули?'.
  - Кого? - не понял Иван. - Этого саблезубого бегемота, что ли?
  - Не бегемота, а, скорее, носорога. На Земле похожие твари, вымершие сколько-то десятков миллионов лет назад, были предками именно носорогов. Вот мы и зовём их так, как там учёными принято.
  - Постой, а мы не на Земле, что ли? - опешил Алексей.
  - А ты ещё не догадался? Неужто не чувствуешь, что здесь даже воздух другой?
  - Ну-у-у...
  - Вот тебе и 'ну'! 27% кислорода, 3% аргона, 0,5% криптона, 0,38% углекислого газа. В сравнении с земными 21% кислорода, 0,5% аргона и 0,4% с хвостиком углекислоты. Не чувствуешь, что здесь дышать намного легче? И сила тяжести минимум на десяток процентов ниже.
  - А раз сила тяжести ниже, то берём то, что вместе с вами в контейнере пришло, и грузим в кузов! - распорядился водитель. - Да поживее, а то скоро вечер.
  Развезло их уже, когда заканчивали погрузку мелочёвки в двухосный Камаз. Пожалуй, только около четверти всех коробок, ящиков и тюков, натолканных в контейнер.
  - Да что ты шевелишься, как беременный таракан?! - прикрикнул на Сову водитель, стоящий 'на стрёме'. - Ждёшь, когда падальщики потянутся пробовать пристреленного вами 'саблезубого носорога'? Это они живо: как солнышко сядет, так и явятся...
  - Посмотрел бы я на тебя, если бы ты сам больше суток не спал, - огрызнулся тот.
  - Потерпи уж, браток. На базу геологов приедем, там выспитесь, - хлопнул Сашку по плечу мужик лет тридцати с табличкой 'Осман' над карманом формы. - А нам действительно надо уже заканчивать. Серёга, задние ноги диноцерату отруби и в кузов забрось, пока мы контейнер закрываем.
  Вчетвером захлопнуть на защёлки дверь 'гроба' было не сложно.
  - Всё, в темпе прыгаем в машину, чтобы стрелять не пришлось, - скомандовал водила, всё время погрузки просидевший на крыше машины. - Остатки завтра вывезем.
  Он лично проверил, как закрыт задний борт, нарощенный сверху 'лесенкой' из двух дюймовых водопроводных труб.
  Темнело стремительно, что ещё раз подтвердило догадку Алексея об их пребывании в довольно южных широтах. Грузовик-вездеход довольно резво бежал по целине, ребят в кузове мотало, но не сильно. Любоваться пейзажами сквозь щели в тенте не было ни желания, ни возможности: много ли можно разглядеть в сгущающихся сумерках? Благо, дорога заняла всего минут двадцать.
  Камаз остановился, заскрипели железные ворота, после чего машина малым ходом куда-то подъехала, вписываясь в узкие проходы между времянками из сэндвич-панелей.
  - Живые? - весело окликнул полусонных парней водитель, откинувший задний борт кузова. - Подайте мясо, и можете выгружаться сами. Только оружие не забывайте.
  Территория базы, обнесённая пятиметровым забором из профнастила, на удивление, была неплохо освещена светодиодными уличными фонарями.
  - Василь Гаврилыч, принимай пополнение! - крикнул водитель подходящему мужчине в возрасте под пятьдесят. - Правда, полуживое...
  - При переброске, что ли, что-то не так пошло?
  - Та не! Говорят, что больше суток не спали.
  - Ну, если их Николаев отправлял, то у него вполне такое может быть. Не любит он, когда срочные транзитники по секретному объекту топчутся. Жрать хотите? - обратился он уже к вновь прибывшим.
  - Да хрен его знает, - за всех ответил Лёха. - Нам бы лучше поспать, чем пожрать.
  - Поспите ещё. Пошли вон в то здание. Пока перекусываете, чем бог послал, я ваши данные перепишу. Серёга! - окликнул он бригадира тех, кто сейчас топтался возле грузовика. - Отнесёте мясо на кухню, и забросьте вещи ребят в гостевой бало́к. Только сильно много места не занимайте: туда сегодня ещё людей подселят.
  - Среди ночи?
  - Ага. Только что по рации передали, что с пятого объекта выехали к нам на усиление. Какая-то хрень в атмосфере творится, поэтому завтра будем в поте лица пахать, разыскивая по степи заброски.
  - Как бы утром самим не пришлось косточки этого усиления разыскивать...
  - Эти точно доедут! Безбашенные, не кто-нибудь.
  - Ну, тогда вопросов нет! - засмеялся Сергей.
  Пока полусонные новички вяло поглощали разогретое в микроволновке картофельное пюре с гуляшом, Василий Гаврилович с позывным 'Лука́' не только переписал их данные из удостоверений, но и кратенько проинструктировал.
  - По территории ночью постарайтесь не шляться. Био-сортир и душевая в балке́ встроенные, так что без особой нужды наружу не выходить. Да и, как мне кажется, в вашем состоянии вам не до того будет. Воду тоже особо не транжирьте. Бак на крыше хоть и пополняется из скважины, но она в скважине холодная. Если ночью услышите стрельбу или взрывы, не суетитесь. Это нормально. Позже в наших порядках сами разберётесь. Такое в последнее время нечасто случается, но всё равно бывает. Отдыхайте, пока вас не поднимут. А поднимут - явитесь в балок номер один, где я закончу с вами все бумажные и организационные дела.
  - А это правда, что тут не Земля, а другая планета? - задал волнующий его вопрос Сова.
  - Правда, - кивнул Гаврилыч. - И мы её пытаемся исследовать и даже использовать в своих интересах. В частности, здесь на базе бурим скважину на нефть. Ну, и ещё несколько разведочных партий работает по округе. Как уже установлено, плотность пород, слагающих планету, составляет что-то около 6,2 тонны на кубометр при плотности на Земле чуть больше 5,5, что говорит о большей концентрации тяжёлых металлов. При этом диаметр планеты процентов на семь ниже, сила тяжести ниже процентов на 10-12, год длится примерно 305 дней. Зато сутки - чуть-чуть, всего на несколько минут, больше 26 часов. Поэтому вам придётся привыкать к новому режиму дня. А вот к другому составу атмосферы и её плотности легко привыкаешь. Ну, если не обращать внимания на то, что сила ветра больше при той же его скорости. Беспилотники лучше в воздухе держатся, а вот пули хуже летают. Но у вас прицелы на автоматах уже должны быть отградуированы по местным условиям.
  - Как хоть планету назвали?
  - Да не извращались, выдумывая что-либо новое. Просто Земля-2. И светило Солнцем называют. И естественный спутник Луной. Правда, здешняя Луна несколько дальше тамошней, всё ещё вращается вокруг собственной оси, плотнее и больше по размерам. Но из-за удалённости выглядит несколько меньше.
  - Живность-то мы уже немного видели, - не унимался Алексей. - А с людьми тут как? Или они ещё с пальм не слезли?
  - Да слезли уже, - немного нахмурился Лука. - Потом разъясню. Топайте лучше отдыхать.
  Гостевой балок оказался собранным из тех же сэндвичей, но несколько более аккуратно. В частности, щели между панелями залиты пеной, в стены врезаны пластиковые окна, к середине длинной стены пристроено крылечко, а прямо напротив входа сделана выгородка с дверями в душевую комнату и туалет. Дверные коробки в отсеки, рассчитанные максимум на пару человек, уже установлены, а вот сами двери не навешены. Зато на их месте болтается что-то вроде плотных штор.
  - Не успели, - пояснил сопровождающий. - И кровати пока не сколотили, так что придётся спать просто на матрасах, брошенных на пол. Светильники тоже пока только в санузле. Просто не ожидали, что гостиница так скоро понадобится: если б вас через Центральную Базу забрасывали, то вы бы к нам только послезавтра нарисовались.
  - Не сахарные, не растаем, - отмахнулся Саня, которому хотелось просто поскорее упасть и вырубиться.
  Их вещи определили в левую половину вагончика. И правильно, если учитывать привычку мужиков ходить 'налево'.
  Мылись и 'знакомились с белым фаянсовым другом' в темпе. И засыпа́ли, едва голова касалась подушки.
  Как крепко они ни спали, а Лёха всё же 'подорвался' от рычания спускаемой в унитазе воды. Нет, не подскочил, как ошпаренный, а проснулся и настороженно прислушался к доносящимся звукам (привычка со времён срочной службы). Негромко шумела 'лейка' ду́ша, по полу отдавались лёгкие шаги, щёлкнула дверь туалета. Кажется, чуть дрогнула занавеска в дверном проёме, и раздался едва слышный смешок. А спустя несколько секунд послышался громкий шёпот:
  - Бабы, на той половине парни ночуют. Тоже трое.
  - И что?
  - Вы как хотите, а я на разведку схожу. Один, вроде, не спит.
  - Бл*дства нам ещё не хватало!
  - Не хотите - как хотите. А я так по мужику соскучилась, что аж зубы ломит!
  Несколько секунд спустя смутная тень выскользнула из-под занавески и присела возле Алексея, ночевавшего в одиночку.
  - Можно к тебе под бочок?
  Не дожидаясь разрешения, девушка нырнула под спальник.
  - Я Ленка. А тебя как звать?
  - Лёха.
  На ней были только 'форменный' армейский топик и плавки, положенные женщинам-военнослужащим. Небольшая рука быстро пробежала по груди парня, животу, бедру.
  - А ты ничего. Как относишься к тому, чтобы 'этим' заняться?
  Лёшка даже растерялся.
  - Вообще-то..., - засомневался он.
  - Что, 'если красавица на х*й бросается, будь осторожен - триппер возможен'? Так должен уже знать, что сюда заразных не отправляют.
  - Откуда бы я знал? Нас только сегодня забросили.
  - Тем более! Давай! Просто с ума схожу, как хочется.
  Ленка сдерживала себя от воплей, как могла: закусывала губу, чуть слышно стонала, всхлипывала, пока не рухнула на грудь любовника, тяжело дыша. И пока она приходила в себя, Лёха прислушивался. На той стороне оживлённо перешёптывались и хихикали её подружки, за перегородкой время от времени нервно крутился на матрасе, похоже, тоже проснувшийся Иван.
  Когда в соседнем кубрике окончательно затихли, Ванька поднялся и двинулся к санузлу.
  - Ты? - прозвучали из коридорчика слившиеся мужской и женский голоса.
  - Ой, Ваня...
  - Танька!
  - Отпусти, медведище! Рёбра переломаешь! - сменился громким шёпотом приглушенный счастливый смешок.
  - Ух, ты! Похоже, Танюха своего бывшего кавалера, про которого она нам все уши прожужжала, встретила, - оторвала Ленка голову от лёшкиной груди. - Значит, и Ирку пристроим... О, уже целуются!
  - Это какая Танюха? Инструкторша с полигона военного училища, что ли?
  - Ага. Она говорит, что до заброски сюда там служила. Мы с Иркой, в общем-то, тоже инструкторы, но на других полигонах.
  - А здесь вы кто? - поинтересовался у неожиданной любовницы Сова.
  - Операторы башенного вооружения. Башенные, как у нас на полигоне говорили. Но совершенно безбашенные! - захихикала Лена.
  Где-то Алексей уже это слышал...
  
  6
  Взглянув на масляные физиономии некоторых завтракающих, Василий Гаврилович усмехнулся.
  - Вижу, слаживание экипажей уже частично произошло...
  - Каких экипажей? - удивился Иван.
  - Плавающих бронемашин 'Стрела'. Командиров экипажей и операторов башенного вооружения. Причём, без распределения в приказном порядке. Тогда, девушки, после завтрака передаёте свой 'Тигр' тем, кто пригнал 'из столицы' ваши 'Стрелы'. А после того, как я закончу дела с вашими... командирами экипажей, вместе принимаете новую технику. Ну, Безбашенные, - покачал он головой. - Ну, заразы! Теперь-то, надеюсь, хоть угомонитесь?
  - Смотря в чём, - засмеялась Ленка, единственная не смутившаяся из всех шестерых. - Или вы, Василь Гаврилыч, думаете, что мы теперь превратимся в домашних квочек?
  - Не думаю. Но хотя бы перестану опасаться вопиющего разврата среди вверенного мне личного состава.
  - Надо просто требовать, чтобы сюда побольше баб забрасывали, - мгновенно 'назначила лечение' девушка.
  - Уже, - кивнул Лука. - Вот после обеда кто-то из вас и поедет забирать группу забрасываемых сегодня женщин. Пока с магнитным полем ситуация не наладится, контейнеры оттуда будут наобум швырять. С чисто грузовыми - чёрт бы с ними, а вот с теми, в которых люди, надо поскорее оборачиваться.
  При свете дня удалось рассмотреть базу геологоразведки получше. Десятка четыре балков, собранных из тех же самых 'сэндвичных' панелей. Похоже, так было задумано изначально: контейнеры, вроде того, в котором сюда закинули 'троицу', служат 'заготовками' для строительства на базе. Их пересобирают на приподнятых над землёй 'санях', сваренных из водопроводных труб. Бросается в глаза 'складская зона', где в качестве складов используются уже стандартные контейнеры, применяемые в железнодорожных перевозках. Единственное 'капитальное' сооружение - полукруглый ангар механической мастерской и авторемонтной базы. 'Автопарк' - просто выровненная и отсыпанная песком площадка. Несколько в отдалении от всего этого - ажурная конструкция буровой вышки. И если буровая стояла в низинке, то на самом высоком месте вздымалась ввысь мачта радиоантенны.
  Вся территория обнесена высоким, около пяти метров, забором из профнастила с натянутой поверху колючей проволокой. Причём, 'колючка' на изоляторах, опоры её наклонены наружу. По углам периметра над забором возвышаются караульные вышки. Не пустующие. Около столовой стоит несколько металлических мисок, возле которых ребята уже видели снующих 'мангустов'.
  - Приручили, чтобы они нас от змей защищали, - пояснил кухонный работник, вынесший зверькам остатки какой-то еды.
  Лука сидел в административном здании за дверью с табличкой 'Начальник базы' и уже ждал новичков. От них требовалось исполнить процедуру 'сдал-приня́л-опись-про́токол'. Правда, среди 'приня́тых' вещей оказались и очень полезные. Включая подробные карты окрестностей, памятку с описанием и фотографиями известной живности, инструкции по использованию сетки радиочастот и работе с 'радионавигатором' (ну, нету тут ещё ни ГЛОНАС, ни GPS). А ещё - электронные часы, перепрограммированные на местные 26-часовые сутки. Как объяснил Гаврилыч, за счёт того, что реально не точно 26, а на несколько минут больше, здешний час немного длиннее земного, но это не чувствительно.
  - Так вот, про людей, - вернулся ко вчерашнему разговору Василий Гаврилович. - Есть тут уже они. Нельзя сказать, что точно такие же, как мы, но тоже с руками, ногами, глазами и ушами. Причём, относительно высокоразвитые.
  Он выложил на стол несколько фотографий.
  Смуглые, черноволосые, с волнистыми шевелюрами. Можно было бы принять их за негров, если бы не тонкие острые носы и изумрудные круглые птичьи глаза с вертикально вытянутыми зрачками. Уши расположены выше, чем у человека, и имеют треугольную, 'кошачью' форму. Пальцы на руках длинные, тонкие. Да и вообще эти существа все, как один, худощавые и, кажется, рослые. И одежда у них имеется - не набедренные повязки и куски шкур, а вполне себе 'земные' жилетки, штаны и что-то похожее на онучи. В таких крестьяне в Европе вплоть до века семнадцатого или даже восемнадцатого щеголяли.
  - Далеко не дикари, - подтвердил Василий Гаврилович. - По уровню развития общества находятся где-то на уровне Средневековья. Основная масса оружия - холодное, но на месте сражений и в разрушенных деревнях и стойбищах находили простенький огнестрел. Судя по найденным следам, лет двадцать-двадцать пять назад резались они тут страшно! Почти самоистребились. Но сейчас уже подрастает поколение тех, кто родился после этой войны, так что в скором времени следует ожидать их распространения на ранее брошенные территории. На одной из которых, кстати, теперь живём мы.
  - В контакт пробовали вступать?
  - Намеренно - нет. Просто не было специалистов, которые могли бы разобраться в совершенно чуждом языке. А мимолётные случайные встречи случались. Откуда бы мы, по твоему, взяли эти фотографии? Теперь же, если сегодня с эвакуацией заброшенных всё пройдёт нормально, будут у нас и лингвисты для таких контактов.
  - А сами они к нашим не лезут? В степи же обычно как раз самые агрессивные обычно живут.
  - Не в нашем случае. Тут такая резня была, что народу почти не осталось. То ли друг с другом степняки рубились, то ли оседлые их усердно крошили... Ну, а после того, как людей мало осталось, их очень даже охотно принялась кушать мгновенно размножившаяся местная хищная фауна. Видно, большими кочевьями ещё могли отбиваться от крупного хищного зверья, а после того, как кочевников отгеноцидили, защищать баб и детишек стало некому. В общем, мы несколько раз находили кочевья, подчистую выжранные саблезубыми котиками и, как ты их называешь, 'гиенами'. Одни раздробленные кости по округе валяются. Авиаразведка показала, что остатки кочевников теперь обитают только на равнине, расположенной к востоку от Большой пустыни, - пояснил Лука. - Ладно, хватит лясы точить! Топайте на стоянку. Примете технику - доложитесь.
  Иван всю дорогу бухтел про то, что их 'натаскивали' на работу на 'Тиграх', а теперь вдруг сажают на какую-то 'Стрелу'. Но оказалось, что не так страшен чёрт, как его малютка: при передаче техники водитель, пригнавший машину с Центральной Базы, даже назвал 'Стрелу' младшей сестрой 'Тигра'. И действительно: более лёгкая, более компактная, с тем же ярославским многотопливным двигателем и прочими основными узлами. С уже знакомым по 'Тигру' боевым модулем, включающим пулемёт винтовочного калибра и 30-мм автоматическую пушку. Плюс возможность плавания. А что? Только за счёт уменьшенной силы тяжести машина 'экономила' полтонны веса, а демонтированные не нужные здесь противотанковые ракеты с лихвой компенсировали вес массивного 'кенгурятника', прикрывшего и лебёдку, и нижнюю часть передка. Учитывая же, что 'противоминное' V-образное днище здесь ни к чему, свободное место под кузовом заняли дополнительные топливные баки и пластиковые 'поплавки' для увеличения плавучести. В результате возможность плавания не пострадала, а пробег на полной заправке вырос практически до двух тысяч километров.
  На одно место пришлось уменьшить пассажировместимость: нужно же где-то крепить коробки с запасом патронов и снарядов, а также НЗ. Теперь в 'Стрелу' можно впихнуть не восемь, а только семь человек. И у ПК в боевом модуле заменили ствол на калибр 6,5, но уже с винтовочным 'длинным' патроном. С учётом меньшей силы тяжести и более высокой плотности воздуха баллистика должна выйти 'так на так' с 'родным' патроном 7,62х54R, если даже не лучше.
  Рации в машине оказалась две: КВ и УКВ. Причём, вторая - обычная 'ходиболтайка', но намертво закреплённая на торпедо. Там же два планшета: один 'радионавигатор', а второй - прибора управления огнём дистанционного боевого модуля. Плюс ПНВ, плюс видеорегистратор, плюс компактный, но тоже неплохой электронный бинокль с дальномером и переменным увеличением в фиксируемом на стенке чехле, плюс гнёзда для крепления личного оружия, плюс кондиционер, плюс аудиоподготовка... В общем, сплошные плюсы. Минус только один: слишком мало времени, чтобы до выезда на первое здание освоить незнакомые 'навороты', вроде навигационной системы. Одна надежда - девчонки уже с ними сталкивались и помогут, если что.
  Башенные-Безбашенные уже лазили по машинам, обследуя подведомственное им хозяйство, а парни полезли под днище проверять, как затянуты гайки и болты. Благо клиренс в 25 сантиметров позволял это сделать без подъёмника, эстакады или смотровой ямы. Всё-таки они придерживались старого принципа: отечественной сборке следует доверять, но при первой же возможности проверять. Поскольку, как они убедились ещё вчера, от состояния техники впрямую может зависеть их жизнь.
  Там же на стоянке их и нашёл Василий Гаврилович Еланцев.
  - В общем, так, товарищи бойцы и командиры! Подтверждение того, что заброска произойдёт вот в этот район, получено, - обозначил он тупой стороной карандаша круг на карте окрестностей. Это будет подальше, чем вчера 'приземлились' вы, но всё равно ближе, чем с Центральной Базы. Поэтому Сова и Типун отправляются на поиски контейнера, где будут люди, а Шмель сопровождает автокран и трейлер, которые привезут сюда ваш контейнер с остатками груза. Как говорят те, кто сегодня там занимался выгрузкой, из-за пристреленного вами диноцерата все окрестные падальщики туда собрались, ребятам больше приходилось от них отбиваться, чем разгружать контейнер.
  - А сразу нельзя было загрузить контейнер на трейлер? - как всегда, нашёл, как выразить недовольство, Иван.
  - Нельзя. У нас тут, к сожалению, не 'Комацу', а всего лишь кран 'Владимирец', который тот контейнер при полной загрузке не сможет поднять. Кроме того, вы же видели конструкцию этих...
  - Гробов, - подсказал Ванька.
  - Ну, примерно так, - согласился Гаврилыч. - Так вот, каркас контейнера не выдержит такого веса.
  - Так их же там перед заброской ставят на платформу мостовым краном, - не унимался 'Шевелёв'. - Я сам видел!
  - Не путай кислое с плоским, - поморщился Лука. - Там кран по рельсам бегает, а не наперекосяк стоит. И вообще, прекращай пререкаться со старшим по званию!
  - Так откуда же нам знать ваше звание, Василий Гаврилович? Ни вы, ни кто-то ещё нам не просветил.
  - Если для тебя так принципиально, то подполковник запаса. Пусть и всю жизнь занимался геологией, но не простой, а военной геологией.
  - Это как? - удивился Сашка.
  - А вот как хочешь, так и понимай, - отрезал Гаврилыч. - Но дело даже не в звании, а в должности: я - начальник базы, и вы находитесь в моём непосредственном подчинении, командир экипажа бронеавтомобиля лейтенант Шевелёв! Поэтому извольте исполнять мои приказы без обсуждения.
  - Есть! - недовольно козырнул Иван.
  - Так-то лучше. Теперь ваша задача, - обратился начальник базы к Сове и Типуну. - Отыщете контейнер, сообщите сюда на базу его координаты по навигатору, обеспечите безопасность выхода находящихся в нём людей, разместите их в своих машинах, закроете контейнер и доставите людей на Центральную Базу. После этого вернётесь сюда. С теми, кого на Центральной Базе посчитают необходимым направить к нам. Старший группы - Санников. Всё ясно?
  - Так точно.
  - Тогда вперёд, в столовую, и через час все три бронемашины должны стоять у административного здания в готовности ? 1.
  
  7
  Пока Алексей занимался проверкой уровня рабочих жидкостей, давления в колёсах, наличием инструмента, Ленка сбегала в гостевой балок, откуда примчалась загруженная, как лошадь.
  - Я притащила оружие, спальники, средства от насекомых, питьевую воду, патроны к личному оружию и сухие пайки.
  - Зачем столько-то? - удивился Сова.
  - Знаешь поговорку 'едешь на день - бери запасов на неделю'? Мы с девчонками за два с половиной месяца пребывания здесь усвоили, что она очень актуальна.
  Так вот откуда у них такой загар!
  - А ещё дала указание рабочим, занимающимся оборудованием нашего балка, в первую очередь навесить нормальные двери. Я, хоть и самая безбашенная из Безбашенных, но не сторонница доггинга.
  - Не сторонница чего? - не понял Лёха, у которого на иностранное словечко сразу возникла ассоциация с английским словом 'дог'.
  - Получения удовольствия от публичного секса, - фыркнула Лена. - И раз уж Василий Гаврилович принял решение поселить 'бронегруппу' вместе, то лучше, если мы будем жить попарно, а не 'мальчики налево, девочки направо', и выстраиваться в очередь, чтобы потрахаться без свидетелей. Так что нам нужны будут три изолированных и одна общая комната.
  - Ну, это если ещё Сашка с Ириной общий язык найдут...
  - Ещё как найдут! Сашу, как мне показалось, Ирка заинтересовала, а она на него точно уже глаз положила. Первое время, конечно, покочевряжится для порядка. Ирка - она такая! Ну, а когда закончит ему мозги компостировать, мы в четвёртой комнатке устроим себе небольшую кухоньку. Девчонки давно мечтают о возможности что-нибудь готовить своими руками вместо того, чтобы жрать из общего корыта.
  - Да нас, вроде, и в столовой неплохо кормят.
  - Относительно неплохо, - согласилась подруга, на груди которой красовалась наклейка с позывным 'Белка'. - Но собственного приготовления - всё равно вкуснее.
  'Вот и охомутали нас', - невесело подумал 'Санников'.
  Первыми на задание уехали Иван с Татьяной-'Ветерком', сопровождая кран и тягач МАЗ с платформой-трейлером. Их задача была полегче: дорога к контейнеру известна, даже уже колею Камазом накатали. А минут через пятнадцать на крылечко выскочил Еланцев.
  - По машинам! С Центральной передали, что контейнер отправлен. Расчётные координаты заброски примерно те же. Но, как и с вами вчера было, радиомаяк надёжно не пеленгуется.
  На въездных воротах дежурный проверил путевые листы, получил подтверждение с наблюдательных вышек о том, что вблизи ворот всё чисто, и лишь после этого нажал на кнопку, приводящую в действие электродвигатели системы открывания-закрывания.
  Помимо глухой стены из профнастила, базу геологоразведки окружали ещё два ряда растянутой по земле 'егозы', отстоящие друг от друга и от забора на три-четыре метра. Чтобы живность не могла через забор перемахнуть, пояснила Лена.
  - Через шестиметровую ограду сигануть? - удивился Лёха.
  - Крупный саблезубый тигр сможет, если постарается.
  Это не те ли 'кошечки', которых накануне издалека видели ребята? Жаль, Сова так и не успел перелистать памятки с описанием здешней живности.
  - Там ещё, говорят, управляемые минные поля с противотанковыми и противопехотными минами между рядами колючки.
  - А противотанковые-то зачем?
  - От крупных зверюг, вроде диноцерата, с которым, говорят, вы уже сталкивались, и индрикотерия весом до 15 тонн. Против такой махины жестянка забора точно не устоит!
  Парочку идрикотериев им довелось увидеть километров через пять, возле рощицы, растущей в низине между холмами. Ну, что о них сказать? По форме головы и туловища - что-то напоминающее ламу с короткой шеей. Только ростом больше четырёх с половиной метров и с голой, как у слона, серой кожей. Такой, бляха, если случайно на капот бронемашины наступит, то у неё не только двигатель будет всмятку, но и колёса отвалятся!
  Ехали напрямую в сторону точки с заданными координатами. Белка действительно уже на ходу объяснила, как пользоваться навигатором, использующим в работе сигналы от трёх стационарных антенн, выдающих в эфир только несущую частоту. Направление приходилось менять только для того, чтобы объехать группы животных, настороженно взиравших на машины, катящиеся со скоростью километров сорок-пятьдесят в час (мчаться быстрее Алексей, пока ещё не знакомый ни с местностью, ни с поведением 'Стрел', не решался). Даже пологие холмы позволяли не выбирать дороги.
  Войдя в зону, очерченную на карте кружком, разъехались с экипажем 'Кузнецова' и стали останавливаться на вершинах холмов, чтобы обозреть открывающиеся просторы в бинокль. Наконец, по УКВ донёсся голос Сашки:
  - Сова Типуну. Нашёл. От вас на десять часов, дальность три.
  - Принято, Типун! - нажал Лёха на тангенту гарнитуры.
  Лево на борт!
  Алексей не только никогда не стоял на мостике корабля, но даже ни разу не выходил в море. Тем не менее, эта равнина с колышущейся на ветру травой, вызывала у него чёткие ассоциации с морской романтикой: безбрежный океан, покачивающаяся на волнах шхуна, парящие в вышине чайки...
  Только парящие в вышине птицы великоваты для чаек. Размах крыльев - побольше трёх с половиной метров. Тело по пропорциям крупнее, чем у земных стервятников, обожающих, как эти 'чайки' кружить в восходящих потоках. Впрочем, оно и понятно: плотность воздуха выше, а сила притяжения ниже. Так что местный Алексей Максимович Горький имеет все шансы когда-нибудь написать: только жирный буревестник, чёрной молнии подобный, гордо реет над волнами.
  Лёшка заржал над своими мыслями, и пришлось объяснять подруге причину смеха. Та тоже несколько раз хихикнула, а потом заявила:
  - Зря смеёшься. Тераторнис - очень неприятная птица. Наглая, упрямая, агрессивная. Хоть и питается падалью или мелкими животными, но норовит у людей что-нибудь спереть. Да ещё и отбивается клювом, крыльями и когтями, если начинаешь гнать.
  Впрочем, для разговоров уже не было времени: подъехали к контейнеру, у которого, держа автомат наизготовку, через закрытую 'аппарель' разговаривал с заброшенными Санька.
  - Встань с другой стороны от контейнера, - скомандовала Белка. - У Стрелки там мёртвая зона, и если кто-то будет подкрадываться оттуда, она не заметит.
  
  8
  Перед своей 'башенной' Сашка 'Кузнецов' несколько тушевался. Нет, она ему понравилась: симпатичная, черноглазая, черноволосая. Как раз в его вкусе - невысокая, стройная. Можно даже сказать, с претензией на миниатюрность. Но уж донельзя серьёзная, когда дело касается службы. Это Лёха со своей Леночкой только ла-ла-ла, чмоки-чмоки, уси-пуси, Ванёк с Танькой друг с друга глаз не сводят и млеют от счастья, что они, наконец-то, друг друга нашли, а Стрелка тут же всунула ему инструкции по аппаратуре и сидела над душой, критически рассматривая командира экипажа, пока он штудировал брошюрки. Уж что она при этом думала, одному богу известно. И когда бронемашины разошлись цепью для поиска контейнера, постоянно приказы отдавала, будто это она тут главная: этих антилоп лучше справа объехать, к той рощице не суйся, чтобы саблезубых тигров не злить, для обзора окрестностей остановись не на этом холме, а вон на том. На том, чтобы не напрямую ломиться к обнаруженному контейнеру, а сначала объехать его по дуге, тоже она настояла.
  - Под ноги внимательнее смотри! Змея тяпнет, и где я тогда вместо тебя нового командира экипажа найду?
  Только командира экипажа?
  Звук мотора подъезжающей машины люди из контейнера расслышали, и когда 'Сова', внимательно рассматривая густую траву на предмет отсутствия змей, добрался до 'гроба', изнутри уже колотили по сэндвич-панели:
  - Мы здесь! Люди, выпустите нас отсюда!
  - Минуточку подождите, надо разобраться с живность, которая поблизости бродит.
  В подтверждение сашкиных слов боевой модуль 'Стрелы' рявкнул парой коротких очередей. Ага! 'Гиена', которую он и не заметил, метнулась прочь, припадая на правую переднюю лапу.
  - Что значит 'с живностью разобраться'? А мы что, должны здесь в духоте задыхаться?
  Вот и Лёха подъехал, но с другой стороны от контейнера встал. И боевой модуль на крыше его машины тоже та-та-такнул, после чего (Сашка не поленился выглянуть из-за сверкающего на солнце 'ящика') буквально в трёх метрах от него начали мять траву бьющиеся в агонии кольца змеиного хвоста.
  - Прекратите стрелять! Вы же нас сейчас поубиваете!
  А женский истеричный голос всё тот же.
  - Минуточку!
  - Белка, Стрелка, как с обстановкой? Можно людей выпускать?
  - Стрелка Сове. У меня на двести метров всё чисто.
  - Белка Сове. Ситуацию контролирую, и если что - прикрою.
  - Ну, давай, Саня, тяни первый крюк.
  Заскрипело железо по железу, и правая часть 'аппарели' рывком отошла от боковой стенки.
  - Осторожно, сейчас упадёт вся торцевая часть контейнера, - крикнул Сова. - Открывай второй крюк Санёк, и сразу отскакивай, а я подстрахую.
  - От подстрахуя слышу, - буркнул Типун.
  Но вот удержать стенку ему не удалось. Как только освободилась её вторая сторона, кто-то изнутри долбанул по ней плечом, и Лёха, бросив панель, отскочил в сторону. А по 'аппарели' кубарем покатилась довольно крупная молодая женщина.
  - Бл*дь, какого х*я?! - рявкнул 'Санников', запутавшийся в траве и хлопнувшийся на задницу.
  - Что вы себе позволяете? - вставая на четвереньки, возмутилась 'нервная' (Сашка узнал голос той, что требовала её немедленно выпустить).
  - Извините. Я же предупреждал, что сейчас стенка откроется...
  - Вы уже пять минут нас своими обещаниями кормите, а мы могли бы там задохнуться!
  - Хватит разговаривать! Всем быстренько взять свои вещи и грузиться в машины. Четыре человека в эту, три в ту.
  - Я вам не ломовая лощадь, чтобы тяжести таскать!
  - А я вам не грузчик-потаскун, чтобы прислуживать. У меня и свои дела есть.
  По Типуну было видно, что дамочка его довела чуть ли не до белого каления.
  - Не хотите брать вещи? Поедете без них. Когда контейнер доставят на Центральную Базу, получите их.
  - А когда его доставят?
  - А хрен его знает! Может, завтра, а может, послезавтра. Когда очередь дойдёт. За последние дни этих контейнеров уже десятка три накидали, куда попало.
  Пока дамочка препиралась, остальные женщины, присутствующие в железной коробке, безропотно вцепились в тюки с написанными на охватывающие их ленты позывными, пытаясь выволочь их из 'гроба'. Получалось у них не очень хорошо. Так и у единственного в компании хиленького, хотя и рослого парня. Тем более, даже внешне выглядело так, что его 'баул' явно тяжелее, чем у остальных.
  - Саня, открывай багажник! И всё-таки помоги кому-нибудь, - скомандовал 'Кузнецов', хватаясь за тюк самой тщедушной из заброшенных.
  Скандалистка, на которую больше никто не обращал внимания, тоже потопала внутрь контейнера.
  Первая партия багажа перекочевала в багажники 'Стрел', а первые пассажирки начали выбирать места на сиденьях, как Татьяна снова открыла огонь. Сашка бросил мимолётный взгляд в ту сторону, где пулемётные пули взрыли землю. Ага! Ещё одной змеюке писец пришёл!
  - Воздух на два часа! - зашипела 'ходиболтайка' голосом Ленки, и она открыла огонь короткими очередями.
  - Молодец, завалила 'мессера', - похвалил её в рацию Лёха, когда монстр с размахом крыльев в шесть метров врезался в землю.
  Это ж, бляха, сколько та птица весит? Никак не меньше девяноста кило! Ту девчонку, что Типун только что в машину впихнул, спокойно бы утащила!
  Скандалистка, несмотря на то, что сразу же сцепилась с Лёшкой, а его 'Стрела' была чуть подальше санькиной, тянула свой тюк именно к машине Совы. Ну, да. Поняла ведь, что в ней свободнее буде сидеть. Тянула, скорчив обиженную физиономию. Остальные выглядели, скорее, ошеломлёнными, чем напуганными: от контейнера хорошо было видно стадо очень крупных антилоп, а из кустов возле протекающей в полукилометре речушки выглядывала жуткая морда 'саблезубого носорога'.
  - Дмитрий, вы едете со мной в другой машине! - властным голосом распорядилась 'мамзеля', когда парень уже протащил половину расстояния в сторону 'Стрелы' 'Санникова'. - А место этой дамочки в той!
  Это она уже Типуну, решившему помочь следующей девчонке.
  Сова молча потянул баул в другую сторону, хотя, вроде как, по умолчанию установилось, что каждый помогает тем, кто едет в его машине. Зато на обратном пути поспешил не к дамочке, а помог покрасневшему от натуги 'дрыщу'. Потом, конечно, и ей помог...
  - Я поеду только на переднем сиденье! - заявила скандалистка, когда за её грузом захлопнулся багажник бронемашины.
  - Лена, справа! - заорал Лёшка, меняя положение автомата, висящего на шее.
  Твою мать! Если бы такое мчалось на 'Кузнецова', он бы точно усрался. Страуса видели? А теперь представьте его высотой под четыре метра, но с короткой шеей, лошадиной головой и, в соответствующей пропорции, мощным клювом птички-тукана.
  Пулемёт загрохотал длинной очередью лишь на секунду позже автомата, но Алексей после первой очереди успел распахнуть боковую дверь своей машины и пихнуть к ней свою скандальную пассажирку. От 'курочки'-переростка (судя по крошечным крыльям, птица была явно нелетающая) летели выбитые перья и ошмётки мяса, но она всё равно по инерции успела пробежать метров десять, и к тому моменту, когда, наконец, свалилась, скандальная баба уже сидела внутри машины.
  - Запомните: на переднем сиденье ездит только оператор вооружений, - внешне спокойно произнёс Лёха, захлопывая дверцу, но когда вместе с Типуном закрывал 'аппарель' контейнера, руки у него тряслись.
  
  9
  С каким бы удовольствием Иван сейчас поменялся сиденьями с Татьяной! А когда 'Стрела' приблизится к какой-нибудь группе зверья, лупанул бы длинной-длинной очередью по этому стаду. Ну, или прайду. Кажется, так у кошачьих называется группа особей, живущих и охотящихся вместе? Пока они на полигоне любоффф крутили, такая милая девочка была, а тут, как ясно стало, что никуда он от неё не денется, сразу и началось. Всё ей не так, всё не по-её. Просто достала уже его эта башенная-безбашенная! Однажды попытался огрызнуться, когда она докопалась до того, что Иван не точно по проложенной ранее колее едет, а забирает то влево, то вправо. Мол, не тебе учить профессионала, который должен был после училища занять место командира взвода, что делать для организации дозора. И тут такое началось!
  - А меня, значит, ты даже за человека не считаешь, если я всего лишь младший сержант-инструктор?
  Монолог на пять минут о мужском шовинизме, придуманной тупыми солдафонами субординации, поголовном отупении каждого, надевшего погоны с просветами и портупею.
  Потом пауза и совершенно неожиданное:
  - Вань, ты такой смешной, когда злишься! Ну, не обижайся. Это же не со зла, просто наболело за время, пока я на полигоне пацанов стрелять обучала. Ну, Ва-аня. Ну, чего ты молчишь? Разговаривать со мной не хочешь? Тогда и я с тобой разговаривать не буду.
  На две минуты молчания её хватило. А потом заново:
  - Куда ты повернул? Вон же брод, через который машины уже проезжали.
  - Там двухосный Камаз проезжал, а трейлер, когда вписываться будет, может задними осями засесть. Ты, что ли, тогда его выдёргивать из грязи станешь?
  - Я, между прочим, женщина, и если ты этого не замечаешь, то грош тебе цена, как мужчине! В общем так...
  Цитировать смысла нет, но окончание в том же духе, что и предыдущий наезд:
  - Нет, я, конечно не говорю, что ты полное ничтожество. Даже наоборот, очень даже ничего. И внешне, и в постели, и характер мне твой по душе. Но и ты тоже должен понимать, что любая женщина требует к себе внимания, её расположения надо добиваться. В первую очередь - уважением и почитанием женщин, а также непрерывным самосовершенствованием.
  У-у-у-у-у-у-у-у! Нет, это не про то, что песня о необходимости почитания и самосовершенствования хорошо знакома, это так Ванька воет на луну от нравоучений, которые, похоже, у Танечки запасены на каждый случай жизни. И самое главное - со временем, похоже, ему придётся их все выслушать.
  Но в остальном поездка прошла без особых приключений. Так, постреляли чуть-чуть, разгоняя падальщиков, доедающих убитого вчера 'саблезубого шестирога'. Потом кран поставил на платформу сильно облегчённый контейнер, и двинулись назад.
  По возвращении на базу геологоразведки она помчалась проверять, готов ли домик, который Василий Гаврилович ещё утром распорядился закрепить за 'бронедивизионом'. Пока Шмель возился с осмотром машины, со стороны 'жилсектора' слышны были крики Татьяны, наводящей порядок в бригаде строителей.
  - Ты представляешь? Они всё ещё не закончили ставить двери в комнаты! Сказали, что будет готово только через полчаса. И послали меня... Нет, не матом. Если бы матом послали, я бы даже не стала ждать, пока ты примчишься, чтобы меня защитить, а сама бы им вломила по первое число! Обедать послали, чтобы я у них над душой не стояла. Ваня, ты должен пойти и разобраться, почему они так долго возятся!
  - Чтобы они вместо получаса на целый час работу затянули?
  - Ах, так, да? Да что ты за мужик такой, если я, женщина, должна всё сама делать? Даже со строителями разговаривать!
  - Тань, давай действительно сходим пожрать. А после этого я выясню, в чём проблема. Может, ещё и что-нибудь нужное для хозяйства у них выцыганю, а то Сашка будет жутко недоволен, если мы ничего не захомячим.
  Выцыганить удалось моток провода и пару розеток для будущей кухни. А ещё мужики помогли затащить в балок деревянные кровати и матрасы к ним, которые привезли на развозной 'Газельке' со склада. На ней же Ванька перевёз из 'гостиницы' вещи 'танкистов' и 'Безбашенных'.
  Его и своё постельное бельё Татьяна тут же застелила на кровати, заставив Шмеля сдвинуть их кровати вместе.
  - Ой, хорошо-то как! - с размаху шлёпнулась она на спину на получившийся 'сексодром' и раскинула руки. - Своё жильё! Хоть крошечное, но всё равно своё.
  Среднего роста, чуть склонная к полноте, светловолосая, голубоглазая. Нос прямой, губы пухленькие, розовые. Брови тёмные. Может быть, когда-то были более широкими, но теперь, судя по слишком уж ровной их линии, девушка их выщипывает. Бёдра крепкие, не спички, грудь второго... Нет, наверное, даже третьего размера. Хороша, зараза! А взгляд такой томный...
  - Ну, чего ты стоишь? Иди ко мне. Надо же опробовать новую кровать...
  
  10
  Пока Сова связывался с базой геологоразведки и передавал координаты контейнера, Ленка наблюдала за той самой скандалисткой, с которой Лёшка собачился там, возле выхода из железного ящика. У неё, похоже, начался отходняк после пережитого ужаса: сама побелела, посиневшие губы трясутся.
  - Молодой человек, - окликнула она единственного парня во всей компании, вынутой из контейнера. - Посмотрите, там среди сложенных наших вещей где-то была канистрочка с водой. Дайте попить женщине.
  Алексей, закончив переговоры по радио, тоже повернулся назад.
  - Что там ещё?
  - Боюсь, как бы не сердечный приступ.
  - Дима, там, на стенке, закреплена аптечка. Найди в ней валидол. Да быстрее ты! Ленка, смотри за обстановкой. Пока этот валенок возится, я в два раза быстрее сделаю!
  Суета длилась пару минут. Наконец, женщину напоили водой, всунули ей в рот таблетку валидола, и она начала розоветь.
  - Дмитрий, выйдите, пожалуйста, из машины, - едва оклемавшись, потребовала скандалистка.
  - Сидеть! - рявкнул на засуетившегося было парня Санников.
  - Ну, пожалуйста. Не могу же я разрыдаться на глазах у подчинённого, - шмыгнула носом дамочка.
  - Сидеть, я сказал! Потерпите. И он, и вы. Здесь вам обоим будет безопаснее.
  И тут у стервозной бабы задрожали губы, по щекам поползли слёзы, и она, всхлипывая, уткнулась в броник Совы.
  - Ну, всё, всё! - от неожиданности отмяк Лёха, принявшись гладить женщину рукой по забранным в 'хвост' волосам. - Успокойся, всё уже позади. Здесь вам уже ничего не угрожает.
  - Сова Типуну, - донеслось из укавэшки. - Почему не едем?
  - Типун Белке, - вместо командира экипажа ответила Лена. - Технические проблемы у пассажиров. Решим - сообщим.
  - Принято.
  'Технические проблемы' продолжались пару минут, и когда закончились, Алексей пересел за руль.
  - Лёш, ты прости меня за то, что я келекена зевнула, - погладила Ленка руку любовника.
  - Кого?
  - Ну, этого петуха-переростка.
  - Да ладно... Выкрутились же...
  Белка со Стрелкой уже не раз видели Центральную Базу, а для Совы и Типуна она была в новинку.
  Если городок геологов и по своей сути, и внешне являлся полевым лагерем, хоть и крупным, то Центральная, занимающая площадь в добрых полтора квадратных километра, производила впечатление настоящего города. С бетонными строениями, с промзоной, с жилым городком, застроенным двух-трёхэтажными домами. Причём строительство продолжалось и сейчас. Правда, забор из профнастила отсутствовал, но заграждения из сетки-рабицы и колючей проволоки были куда более развитыми.
  - За два года было время, чтобы построить, - прокомментировала лёхино удивление Елена.
  Если геологоразведчики поставили свою базу на берегу небольшого ручейка, то Центральная примыкала к вполне себе настоящей реке шириной этак за пятьдесят метров. Несколько правее Базы высился обрывистый холм, сложенный из какой-то светлой-серой породы, к нему и от него, нещадно пыля, по дороге катились грузовики-самосвалы.
  - Сырьё для цементного завода возят.
  - А газ для прокалки породы где берут?
  - Не знаю. Я слышала, что, вроде, всё на электричестве от атомного реактора подводной лодки.
  В промзоне Алексей, не единожды видавший подобные сооружения, узнал в вертикальной железной трубе, возле которой стоял кран, ректификационную колонну. Значит, когда найдут нефть, прямо здесь её и будут перерабатывать на топливо. А мазут пойдёт как топливо на котельную: электричество электричеством, а ведь в зимний период ещё и отопление домов нужно.
  Скандальная пассажирка после случившейся с ней истерики проблем больше не создавала. Сова время от времени поглядывал на неё в салонное зеркало, но дамочка сидела молча с потухшим видом, лишь время от времени поглядывая в узенькие окошки из бронестекла. В отличие от двух других пассажиров, на которых местные пейзажи и живность, похоже, произвели ошеломляющее впечатление. Особенно на очкастого парня, кажется, подчинённого скандалистки.
  Как и инструктировал Василий Гаврилович, едва Центральная База показалась на горизонте, с ней опознались на заранее условленном канале УКВ. И 'Стрелы' сразу же впустили в 'отстойник' за первыми воротами. Пришлось доставать пластиковые карточки удостоверений, с которых дежурный по КПП сканером считал QR-код, после чего указал, куда надо подъехать, чтобы сдать с рук на руки пассажиров.
  К удивлению Лёхи, к скандальной барышне проявили повышенное внимание: 'Нина Алексеевна, то, Нина Алексеевна сё'. А она, обретя при этом относительно гордый вид (с поправкой на припухшие после рыданий глаза, нос и губы), улучила несколько секунд, чтобы обратиться к Санникову.
  - Спасибо вам.
  - За что? - удивился Алексей.
  - За то, что мне жизнь спасли от того чудовища. И... извините.
  - Да ладно. Сочтёмся при случае, - улыбнулся тот.
  Из семерых заброшенных на Центральной остались пятеро, а двоих пассажирок, ехавших в машине Типуна и Стрелки, нужно было везти дальше, на базу геологоразведки. Но уже после того, как Алексей и Санька написали подробный отчёт и пообщались с военным комендантом Центральной.
  - Вообще-то вы должны были попасть мне в лапы сразу после заброски. Но раз уж так случилось, что вашу группу оказалось проще доставить в посёлок геологов, куда и предполагалось потом переправить, в виде исключения решили не переигрывать.
  - То есть, всех, вызволенных нами из контейнеров теперь придётся возить сюда?
  - Вряд ли, Алексей Юрьевич. Прогноз изменений отклонений М-параметра неплохой, поэтому, как мне кажется, в ближайшие день-два людей 'мимо цели', посылать не будут. Подождут до возобновления работы в штатном режиме.
  - А в дальнейшем? Никто же не гарантирует, что в атмосфере опять что-то пойдёт не так.
  - В дальнейшем всё будет нормально. Как мне передали, учёные уже разработали и даже изготовили более мощную аппаратуру, корректирующую флуктуации магнитного поля. Понимаете, все эти отклонения в точности приёма недопустимы, чтобы какой-нибудь контейнер не 'приземлился', например, на жилую зону или в реку. До определённого порога отклонений параметра действующая аппаратура прекрасно обеспечивает необходимую точность заброски, а когда порог оказывается превышен, грузы 'летят' на приличное удаление от приёмной площадки, по принципу 'на кого бог пошлёт'. В ближайшие несколько дней - разумеется, когда наладится штатная заброска - новую аппаратуру переправят сюда, смонтируют, и нам не будет страшна даже самая мощная магнитная буря. Так что на ближайшие дни будете заниматься поиском грузовых контейнеров или охранной мест их погрузки на трейлеры. Понятно?
  Сова с Типуном дружно кивнули.
  - Так что у вас там произошло с лингвистами?
  - А эта барышня лингвистка?
  - Ну, да. Какая-то там кандидат наук из лингвистического университета имени Мориса Тореза, которую сюда отправили, чтобы разобраться с языком аборигенов. А при ней - младший научный сотрудник, вчерашний студент, но подающий большие надежды.
  - Да ничего страшного, - поморщился Лёха. - Ну, приключился у неё нервный срыв: всё-таки женщина, а когда на неё то 'мессер' с размахом крыльев в шесть метров пикирует, то мчится трёхметровая курица-переросток, у какой угодно гражданочки могут нервы не выдержать.
  - Как ты сказал, лейтенант? Мессер? - захохотал Леонид Андреевич. - Это аргентавис, что ли? Ну, гигантская летающая птица. Надо запомнить, а то язык поломаешь, пока это научное название выговоришь. То-то она требует, чтобы именно твой экипаж выделили ей для охраны, когда нужно будет отправляться к аборигенам.
Оценка: 8.05*13  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"