Алишкевич Ольга Ивановна: другие произведения.

"Приют менестреля": Портрет четы Дэй

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Покой "Приюту менестреля" только снится. Даром, что ресторан находится в маленьком эльфийском городке. Даже здесь порой случается такое... В руках героев оказываются странные картины, а через некоторое время горожане Ардлаира с удивлением понимают, что даже в их городе может произойти самая настоящая кража, да не откуда-то, а из городского музея!

  1
  
  Какие ассоциации вызывает у вас слово "эльф"? Наверное, большинству представляются этакие высокие, худощавые блондины и блондинки с постными, бледными из-за низкокаллорийной диеты лицами треугольной формы, огромными задумчивыми глазами, в которых чуть ли не по годам отражаются все их прожитые столетия и, конечно же, обязательный пункт - занудность и высокомерие. Угадала?
  
  Как бы ни так!
  
  Да будет вам известно, уважаемые, эльфы бывают разные. Причём настолько, что глаза разбегаются. Бывают типичные для человеческого восприятия светловолосые ясноглазые красавицы и красавцы, высокие, но не худые, а стройные, с тонкими изящными чертами лица. Бывают эльфы темноволосые с чуть смуглым оттенком кожи. Бывают не очень высокие да и не такие уж стройные, ибо питаются эльфы не солнечным светом и сырой капустой, а тем же, чем и обычный человек. Бывают круглолицые, курносые, лопоухие. Бывают даже рыжие с обязательными веснушками на носу... А бывает Рэйка.
  
  Если на длиннющий, покрытый чёрным лаком ноготь механически накручивается такая же длиннющая, но уже розовая прядь, это отнюдь не означает, что остальные ногти тоже чёрные, а пряди длинные и розовые. Безусловно, эльфы - зануды и консерваторы, сие есть правило. Но что это за правило такое, если в нём нет исключений?
  
  Корреспондент единственной в Ардлаире газеты "Поздняя весна" Рэйкиниэль тяжело вздохнула, выпуская воздух через накрашенные малиновой помадой губы, и отсутствующим взглядом воззрилась на поданый ей кофе.
  
  - Ну что за город такой, а?
  
  - Ардлаир, - насмешливо подсказала Рита. Брюнетка изо всех сил старалась удержать расползалющуюся на губах улыбку. Вид у Рэйки действительно был в высшей степени экстравагантный. От желания посмеяться и меня и Риту удерживало только полное отсутствие настроения у эльфийки. - Ты тут лет пятьдесят живёшь, вроде?
  
  Эльфийка оторвала взгляд от кофе и хмуро посмотрела на барменшу. Ресницы и брови матово сверкнули фиолетовым.
  
  - Восемьдесят два года.
  
  Она покосилась на длинную прядь, которую всё это время наматывала на ноготь, вновь вздохнула и отпустила её в радужное великолепие на своей голове. Сегодня волосы Рэйки представляли собой всю палитру от насыщенного фиолетового, до бледно-розового цвета, а стрижку словно делал вдрызг пьяный однорукий, беспалый гоблин самыми тупыми на Альмарне ножницами, да ещё и в полной темноте. Впрочем, зная Рэйку, я понимала, так и было задумано. Чуть больше месяца назад голову этой эльфийской неформалки украшало ровное каре ядовитого синего цвета, сама она носила тёмный кожаный костюм и накрашена была, как бы сказали на Земле, ещё по-божески. Всего-то синяя помада да синий карандаш для глаз. Настроение у эльфийки, помнится, тогда тоже было синим - спокойным и решительным. Но вот то, что явилось в "Приют менестреля" десять минут назад, тяжело и горестно вздыхая попросило чашечку кофе без сахара, пока и для меня, и для Риты было загадкой.
  
  Эльфийка принялась размешивать в чашке несуществующий сахар, попутно разглядывая свои ногти. Маникюр был таким же креативным, как и вся Рэйка. Я всерьёз задалась вопросом, удобно ли это, когда все ногти разной длины.
  
  - Я тут засохну со скуки, - провозгласила Рэйка глядя в кофе. - Это не город, это какая-то темница для журналиста. Здесь совсем ничего не происходит. Вообще!
  
  "И слава богам! Местным и не только", про себя закончила я. Меня спокойный городок уже три года устраивал на все сто процентов.
  
  - Ну как же не происходит? - увещевала гостью Рита. - Да вот совсем недавно новый мебельный магазин открылся. Гномья работа. Это тебе чем не новость? Ты вникни в суть: гномы делают мебель!
  
  Рэйка скептически поджала малиновые губы.
  
  - Только не говори, что ты в это веришь. Марго, это глупость. Гномы может и умеют делать мебель, но пока они могут нанять для этой цели людей, пальцем о палец не ударят.
  
  - Так, выходит, они что, врут? - неподдельно удивилась Рита. - А рекламу себе сделали - будь здоров! Так себя похвалить могут только гномы.
  
  - Они только и могут, что себя хвалить, - отрезала Рэйка. Эльфийка перестала бездумно болтать ложечкой в чашке и, наконец, отпила. Я надеялась, горячий горький напиток её взбодрит, однако, если настроение эльфийки и стало лучше, вида она не подала. Поставив чашку на блюдце, Рэйка подпёрла кулаком подбородок и вновь вздохнула.
  
  - Гномы-шмомы. Ерунда всё это. Не интересно совсем. То ли дело "Сияние звёзд", - Эльфийка мечтательно улыбнулась. - Вот это, я понимаю - газета! Каждая новость - сенсация, каждая статья - шедевр, каждая фотография - произведение искусства. Вы читали про дочь гномьего посла и гоблинов? А, как вам?!
  
  Я пожала плечами. Статья на мой взгляд была самая обычная и очень напоминала мне статейки жёлтых газетёнок Земли, в которых со смаком и подробностями мусолили жизнь известных людей. Мне даже было жаль гномью девчонку: угораздило же связаться с вечнозелёными жителями Альмарны. Но такова уж женская натура, и не важно, человеческая ты особь дамского пола или гномья. Исход один - не можем мы долго быть в одиночестве. Не найдётся тот самый, единственный и неповторимый, мускулистый красавчик на белом коне, найдётся кто-нибудь попроще, зелёный и на "возилке". Вот и эта Поббли вляпалась, бедняжка, по глупости. Но кому это интересно. Все хотят пикантных подробностей.
  
  -...и перестрелку устроили! - сверкая темными серыми глазами вещала Рэйка. Оказывается, кофе всё-таки оказал бодрящее действие на эльфийку. И пока я думала о тяжкой женской доле и нелёгком хлебе журналистской братии, Рэйкиниэль взахлёб рассказывала о том, о чём благодаря "Сиянию звёзд" и так все знали. Но рассказывала так, словно сама принимала непосредственное участие и в погоне за гоблинами-террористами, и в перестрелке, и в задержании. - Вот это я понимаю, новость! Сенсация! Повезло тем журналистам, которые первыми приехали на место происшествия. Получилось даже сделать несколько фотографий прежде чем полиция всё там оцепила. А этот Аллион очень даже ничего. Отважный, симпатичный. Хотя, конечно, со вкусом у него проблемы...
  
  - Всегда было любопытно, - сказала я, - как вы умудряетесь оказаться в нужное время в нужном месте? Это чутьё какое-то? Вас этому специально учат что ли?
  
  Рэйка чуть улыбнулась и пожала плечами.
  
  - Понятия не имею, - проговорила она. Теперь разной длины ногти чуть слышно барабанили по поверхности барной стойки. - Говорят, у хорошего журналиста всё получается само собой. Приходит, например, хороший журналист выпить кофе в ресторан к друзьям. И, бац, встречает сенсацию!
  
  Я, Рита и Рэйка несговариваясь посмотрели в зал: эльфийка намереваясь обнаружить ту самую сенсацию, за которой хороший журналист приходит к друзьям на кофе, мы с Ритой в надежде, что этого не произойдёт. В "Приюте менестреля" было занято три столика. За одним пили кофе с пирожными две эльфийки. По внешнему виду понять, кем они приходятся друг другу было практически невозможно, но за время работы в ресторане Земли, а позже и в "Приюте менестреля" я кое-чему научилась. В том числе, подслушивать. В конце концов, именно благодаря этому навыку я сейчас на Альмарне, занимаюсь любимым делом и наслаждаюсь жизнью. Эльфийки были матерью и дочерью. Первая вызвала вторую поговорить на тему "Я слишком стара и хочу, уже няньчить внука. А ты всё тянешь". Вторая в свою защиту приводила железобетонный аргумент - ей было чуть за четыреста тридцать и они с мужем хотели бы ещё немного пожить для себя. Думаю, не стоит уточнять, что выглядели и мама и дочка как ровестницы, а диалог вели спокойно, не повышая голоса. Я мысленно содрогнулась, представив, что было бы, если бы подобную тему подняли родительница и чадо человеческого происхождения. Наличие других клиентов их бы точно не смутило. Другими клиентами, к слову, была компания из двух эльфов парней и одного гнома, которые за своим столом обсуждали работу, связанную с постройкой дома и необходимостью привоза строительных материалов из Вестерстэда. Перспектива ведения дел с людьми Земли по какой-то причине не устраивала гнома, он хотел доставить необходимые материалы из своих источников, и эльфы всячески пытались его переубедить. Под словом "всячески" подразумевалась литровая бутыль коньяка, заказанная эльфами и опустошённая несговорчивым гномом уже наполовину. За третьим столом разместился одинокий эльф. Он ел пиццу с грибами и читал книгу. Мне лично он напоминал студента перед экзаменом, в принципе, подготовленого, но не желающего терять время праздно. А то мало ли что. Радовало одно: никто из гостей не походил на сенсацию. Впрочем, радовались, конечно, не все. Рэйка, поняв, что поход к друзьям на кофе не стал для неё судьбаносным, вновь приуныла.
  
  - Ну что это за город? Невыносимо!
  
  Эльф-студент захлопнул книгу и поднял голову. К столику тут же подошла Лиза. После короткого "Вы чего-нибудь ещё хотите?" И ответного "Нет, благодарю, счёт" Лиза протянула эльфу чек. Получив плату, официантка попрощалась с гостем и подошла к нам.
  
  - Здравствуй, Рэйкиниэль, - улыбнулась она. - Отлично выглядишь. Как дела?
  
  Журналистка скривилась.
  
  - Вот, сижу, пью кофе и жалею себя. Лиз, почему мне так не везёт?
  
  Лиза вздёрнула бровь и вопросительно посмотрела на меня. Я поджала губы и покачала головой. Мол, всё равно не поймём загадочную эльфийско-журналистскую душу.
  
  - Девочки, - ни с того, ни с сего вдруг просияла Рэйка, - а давайте я напишу про вас!
  
  Мы трое разом застыли. С толку сбивало как неожиданно изменившееся настроение эльфийки, так и то, что она сказала.
  
  - Про нас? - осторожно уточнила Рита. - В смысле, про "Приют менестреля"?
  
  Рэйкиниэль недовольно тряхнула фиолетово-розовыми волосами.
  
  - Нет же! Причём тут менестрели? Я говорю о вас! Вас, женщин, которые сменили привычный образ жизни, оставили дом, родных и переселились не просто в другой город, а в другой мир! - Тёмные серые глаза возбуждено сверкали, а фиолетовые ресницы то и дело опускались и поднимались, выдавая эмоции эльфийки. - Да я могу целую колонку завести! Женщины Земли - волшебницы другого мира! Буду собирать интересные истории, биографии!
  
  От природы невысокая, Рэйкиниэль словно подросла на своём стуле, расправила плечи, и даже разноцветные волосы будто приобрели какой-то живой блеск. Мне же стало совсем нехорошо от мысли, что эта приставучая эльфийка-неформалка собирается рассказать о моей бурной юности всему Ардлаиру. Рита, чья жизнь на Земле хоть и не была связана с наркотиками и алкоголем, но тоже прилежанием не отличалась, поспешила остановить пока ещё не полностью разошедшуюся Рэйку.
  
  - Послушай, - вкрадчиво проговорила барменша, - Рэйкиниэль, я не думаю, что это хорошая идея.
  
  - Почему? - Фиолетовые брови удивлённо поползли вверх.
  
  Мы с Ритой переглянулись. Лиза хранила молчание, лишь с любопытством смотрела то на нас, то на журналистку.
  
  - Ну, понимаешь, - всё также осторожно продолжала Рита, - может случиться так, что не каждая захочет рассказывать о себе всему городу. Я даже думать, таких будет большинство. Видишь ли, Рэйка, людям свойственно совершать ошибки. Особенно часто это происходит в молодости. И вряд ли те, кто пережил в своей жизни нечто, связанное с собственной глупостью, осмелятся говорить об этом во всеуслышание. Тем более, в другом мире.
  
  Рэйкиниэль сощурила глаза.
  
  - У тебя есть такая тайна? Ведь есть же?!
  
  Брюнетка прищурилась в ответ.
  
  - Кто знает, кто знает.
  
  Эльфийка вновь облокотилась на стойку.
  
  - Нет, ну это невозможно, - пробормотала она. - Как это у вас получается? Живёте всего ничего, но успеваете столько, сколько эльф и за пару тысяч лет не сделает. Вот тебе, Марго, тридцать?
  
  - Чуть больше, - усмехалась барменша.
  
  - Ерунда, - отмахнулась Рэйка. - Важен сам факт. Тебе нет и ста, а уже имеются в биографии моменты, о которых не хочется говорить. Как у вас это получается?!
  
  - Стараемся, - подала голос Лиза. Она умудрялась следить и за темой разговора, и за гостями в зале. В частности, официантка первая приметила, что эльфы всё ещё не уговорили гнома поехать в Вестерстэд, а бутылка уже почти пуста, и обратила на сей факт внимание барменши. Рита предусмотрительно поставила коньяк поближе. - Но тут ведь есть существенная разница между нами. Вы, эльфы, располагаете огромным резервом времени и можете позвонить себе потратить десятилетия просто так. У нас счёт идёт на минуты. А иногда, на мгновения.
  
  Мы замолчали. Наверное, девочки погрузились в философские размышления о быстротечности времени и жизни. Лично я тихо радовалась тому, что, кажется, Рэйкиниэль передумала брать у меня интервью.
  
  - А не для газеты, - сказала эльфийка, водя кончиком ногтя по краю пустой кофейной чашки. - Марго, как ты жила на Земле? Почему пришла сюда?
  
  Даже не знаю, как бы повела себя я, задай она мне этот вопрос. Наверное, всячески постаралась бы вывернуться. Рита усмехнулась, посмотрела на столик где эльфы спаивали гнома, и налила себе воды.
  
  - Да ничего особенного, - сказала она. - Обычная для Земли история. Родилась, ходила в детский сад, потом в школу. В пятом классе впервые поцеловалась, в восьмом закурила, в десятом...ну, вы понимаете, - она многозначительно усмехнулась, и мы разом кивнули, давая понять, что уточнения излишни. - Ну а потом училище. На большее не потянул мой аттестат. Да и не хотела я вершить судьбы, мне бы со своей в те годы разобраться. Не всем дано быть великими, некоторым уготовано на этих великих работать. В общем, пошла учиться на бармена, а заодно прошла курсы официантки. Кстати, мне всё это реально нравилось.
  
  - А заметно, - кивнула Рэйка. - Заметно, что работу свою любишь.
  
  Рита улыбнулась, неопределенно пожала плечами. От необходимости отвечать на комплимент её избавил один из эльфов-увещевателей, который-таки подошёл за второй бутылкой. Конечно, он узнал Рэйкиниэль - личность в Ардлаире достаточно популярную, но попыток познакомиться не предпринял: может быть из-за нас троих, может быть из-за своего друга, брошенного наедине с выпившим гномом. Рэйка не удостоила эльфа и взгляда. Она нетерпеливо стучала ногтем по стойке в ожидании, когда же мы вновь останемся наедине. И стоило эльфу удалиться, прошептала:
  
  - А что было потом?
  
  - А потом мне стукнуло девятнадцать и меня изо всех сил стукнула по голове любовь.
  
  Рита отпила воды. Я, да и Лиза тоже знали историю жизни подруги, как и она много знала про нас. Но сейчас, стоя у барной стойки, я поймала себя на мысли, что мне очень хочется, чтобы она не останавливалась. Наверное, влияние Рэйкиниэль. Эльфийка превратилась в слух, она не просто слушала, а буквально впитывала информацию. От неё исходила какая-то нереальная аура детского нетерпения и любопытства, но при этом и зрелой рассудительности. Одно из двух: либо Рэйка обладает каким-то специфическим магическим даром, позволяющим ей управлять вниманием окружающих, либо так, в предвкушении сенсации, ведут себя, а заодно заставляют вести себя других, все журналисты во всех мирах.
  
  - Дима был старше меня всего на год, но казался умнее в десять раз, - продолжала рассказ Рита. - Он был из династии военных и продолжал дело семьи. Лиза и Катя меня поймут - на Земле встречаться с мужчиной в форме считается очень круто.
  
  - Ну, не так, чтобы очень, - вспомнив недолгий опыт романтического общения с молодым французским полицейским, усмехнулась я, - но что-то в этом есть. Мужчина в военной форме да с военной выправкой - это красиво. К тому же, военные умеют ухаживать.
  
  - О, ухаживал он изумительно! - согласилась Рита. - В общем, за два месяца до двадцатилетия я вышла замуж и уехала с Димой из родного города туда, куда его позвала родина.
  
  - Зачем? - не поняла Рэйка. - Обязательно нужно было уезжать из дома?
  
  Мы трое переглянулись. На самом деле, вопрос от Рэйкиниэль был вполне уместен. Несмотря на достаточно успешную карьеру в "Поздней весне" и популярность в городе, в сущности эльфийка была ещё молода. Ей было сто сорок семь лет, что даже по эльфийским меркам означало раннюю юность. Я бы сказала, что Рэйке сейчас как раз и есть те самые человеческие девятнадцать - возраст, в котором пора совершать глупости. Разумеется, влюбиться до безумия она ещё не успела, и не совсем понимала, что значит за любимым на край света.
  
  - Видишь ли, - нашлась Рита, - у нас такой порядок. Если мужчина связал свою жизнь со службой государству, он обязан жить отдельно. Место, где живут военные называется военный городок. Естественно, если ты хочешь видеть своего мужа каждый день, ты поедешь жить туда вместе с ним. Согласна?
  
  Рэйкиниэль чуть дёрнула плечами. Выглядела эльфийка озадаченной, словно услышала нечто очень важное для себя и теперь тщательно это обдумывала. В "Приюте менестреля" ни для кого не было тайной, что Рэйка испытывает некоторую слабость к Эльдану, и вроде бы, он тоже непрочь романа. Но то ли чувства между ними были слишком слабыми, то ли это такая эльфийская традиция - встретив объект воздыхания ещё лет пятьдесят ходить вокруг да около, прежде чем начать встречаться. А может быть, проблема была как раз в юном возрасте Рэйки. Так или иначе, несмотря на обоюдную симпатию, Рэйкиниэль и Эльдан держали дистанцию. Слова Риты что-то задели в молодой журналистке. Она невидящим взглядом смотрела на пустую чашку и молчала. Несмотря на экстравагантный вид, мне в какой-то момент она показалась в разы старше и серьёзнее.
  
  - В военном городке мы прожили четыре года, - продолжала Рита. - А потом Диму предложили отправиться на службу сюда. Люди начали переезжать на Альмарну массово, развилась торговля, добыча полезных ископаемых, налаживались межнациональные связи. Появились посольства и города землян. Всё это, конечно же, вызвало необходимость в охране. Хорошо вооруженную армию эльфы и гномы людям с Земли создать не позволили, но полностью запретить охрану не могли. Так, на Альмарне стали появляться наши, так сказать, наёмники. Это были уже не благородные служители отечества, а те, кто продаёт свои навыки тому, кто заплатил. Городам землян, а в особенности, их правителям спится спокойнее, если неподалеку не спят бывшие морпехи или, например, спецназовцы. Диму распрелили в Вестерстэд и он позвал меня. Уже потом, спустя год, когда мы расставались, с огоньком и спецэффектами, мой муж в гневе крикнул, что не хотел брать меня с собой, - брюнетка грустно улыбнулась. - Сказал, руководство настояло на наличие у военнослужащих жён. Это, мол, было требованием эльфов. Твои соотечественники, - она посмотрела на Рэйкиниэль, - посчитали, что женатый солдат более собран и ответственен. К тому же, здесь ячейки общества в почёте. Мой муж взял меня на Альмарну не потому, что нуждался во мне. Если бы в нашей жизни не случилось это переселение, мы бы вскорости развелись. Впрочем, мы и так развелись, просто ещё год мучили друг друга.
  
  Рэйка подняла на Риту взгляд.
  
  - Вы перестали любить?
  
  - Я думаю, мы и не любили никогда, - просто проговорила Рита. - Это была та самая глупость, которую по молодости и нехватке мозгов непременно совершаешь, которая оставляет след на всей твоей жизни и которую так хочется скрыть ото всех.
  
  - Если ты не любила, зачем же бросила ради него свой мир? - допытывалась журналистка.
  
  - Сама сто раз задавала себе этот вопрос, - сказала Рита. - И до сих пор не знаю ответа. Конечно, на Земле меня ничего особо не держало, но всё же... Может быть, мне просто стало интересно. Или я рассчитывала на нечто большее, чем работа буфетчицы в солдатской столовой. Или же надеялась, что в новом мире мы сможем начать всё заново, - она вздохнула. - Скорее уж последнее. Но главное заблуждение людей в том, что они ждут, когда же окружающие начнут изменяться. Хочешь изменить мир - начни с себя. До меня смысл этого выражения дошёл только здесь, на Альмарне. После того, как Дима каким-то образом организовал нам официальный развод, он благородно оставил мне квартиру в Вестерстэде и укатил работать в столицу гномьей державы Ундерберг. Больше я о нём ничего не знаю. Ну а я, оставшись в гордом одиночестве, без мужа, друзей и поддержки принялась крутиться. Работала в барах Вестерстэда, сдавала комнату, немного скопив, продала квартиру и приобрела маленькую в Ардлаире, в которой живу до сих пор. Оставаться в Вестерстэде я решительно не собралась. Мне хотелось открыть свой собственный бар и я купила это помещение, - брюнетка окинула взглядом зал. - Понятия не имею, что здесь было ранее, но здание собирались снести, чтобы не портило панораму. Я купила его за копейки, но с условием, что за год приведу в подобающий вид. Пять месяцев я билась над этим, но у меня ничего не получалось и все мои старания, как и деньги, вылетели бы в трубу, если бы в один прекрасный день ко мне сюда не заглянула Екатерина Дмитриевна.
  
  - Такая вот история, - проговорила я, желая отвлечь от своей персоны внимание. Не хватало ещё, чтобы пребывающая под впечатлением от услышанного Рэйка и с меня, не для газеты, конечно же, стребовала правдивую историю жизни. - Ни добавить, ни отнять. Но вообще, не думай плохого. Не все отношения заканчиваются через пять лет. У вас, эльфов, наверное вообще нет понятия развод? Лично я никогда не слышала о подобны хслучаях.
  
  - Верно, - поддержала Рита. - Это сугубо человеческое качество, живя под одной крышей доводить друг друга до белого каления. Эльфы терпимее и рассудительнее. Так что, не обращай внимания на чужие драмы, пиши свою историю. С хорошим сюжетом.
  
  Рэйкиниэль прикусила малиновую губу и задумчиво накручивала на ноготь прядь, на этот раз сиреневую. Лиза сходила к эльфийским матери и дочери, чтобы забрать у них плату, а затем поспешила к пришедшим эльфу и эльфийке, судя по всему, супругам. Очень вовремя они явились - живой образец того, как должна выглядеть семейная пара.
  
  - Да я не беспокоюсь, - проговорила Рэйка, наблюдая, как Лиза принимает у пары заказ. - Просто странно это. Сейчас люблю, потом не люблю... Наверное, логичнее было бы, если бы разводы были у эльфов. Мы живём долго, и, наверное, можем себе позволить ошибиться в выборе. А у вас такая короткая жизнь, но даже в ней вы умудряетесь и сглупить, и обмануться. А ведь люди с Земли не то, что наши. Вы разумная раса, столько всего изобрели, эльфы и гномы многое у вас переняли. Но почему же у землян не получается устраивать семейную жизнь?
  
  - Ну отчего же не получается? - как можно более оптимистично произнесла я. - Подумаешь, один, - "два" поправила про себя, - неудачный пример. Ты обрати внимание на Лизу. Жена, мать, работник, хозяйка. Дом недавно купили за городом и участок рядом. Дом, правда, совсем старый, там ещё ремонт делать нужно, капитальный. Но всё же факт. Молодая счастливая семья. Уж если и писать в "Поздней весне" о ком-то, так о Лизе и Владе. Рассказывать во всеуслышание нужно о тех, кто вызывает восхищение, а не сочувствие.
  
  - Кстати, Рэйка, - вспомнила Рита, - мы завтра в "Менестреле" объявили день кофе. Подаваться будет только кофе, чай и выпечка. Как в старые добрые времена, - она подмигнула мне. - Наш коллектив частично отправляется помогать Лизе и Владу разбирать завалы в их новом жилище. Лиза сказала, там кучи хлама внутри и вдвоём им будет трудно всё разгрести, а друзья-коллеги Влада заняты. Так что, мы с Катей, Захаром и Эльданом вызвались помочь. Не хочешь присоединиться?
  
  Эльфийка вскинула фиолетовые брови.
  
  - Вы четверо уезжаете на весь день? Кто же будет работать?
  
  - Сильвио, миссис Грэйс и Вера, - сообщила я. - К тому же, Вера и Лиза учат Карису ремеслу официантки и у нашей гоблинской девы очень даже неплохо получается.
  
  - А справятся? - усомнилась Рэйка.
  
  Мы с Ритой обменялись понимающими взглядами - взглядами тех, кто прошёл и огонь и воду.
  
  - И не таким составом справлялись, - хмыкнула я. - Сильвио хоть и не любит это дело, но если надо, варит обалденный кофе с корицей. Миссис Грэйс как всегда будет на десертах, а Вера и Кариса, уверена, управятся с залом.
  
  - Но вы же потеряете в деньгах, - напомнила Рэйкиниэль. - Целый день только кофе и десерты - это ведь не выгодно.
  
  - На друзьях не экономят. Ну так что, придёшь помогать?
  
  Несговариваясь мы трое уставились на необычный маникюр эльфийки.
  
  - Я подумаю, - с улыбкой молвила журналистка и постучала разнодлинными ногтями по гладкой поверхности стойки. - Но координаты дайте. Может и загляну, если в ближайшее время не встречу свою сенсацию. Ну а пока, пойду её искать. А всё-таки обидно, что задумка с колонкой о земных женщинах провалилась. До встречи.
  
  Когда за Рэйкиниэль закрылась дверь, а эхо от цокота её невозможно высоких каблуков наконец перестало метаться по залу, Рита обернулась ко мне.
  
  - Вообще, я думаю, что Эльдану с ней светит разве что в глаза, да и то, короткими вспышками. Но порой она меня удивляет своей серьёзностью. Сложно всё-таки понять эльфов, исходя из возраста. Тут определённо что-то большее. На каком-то другом уровне. Для нас недосягаемом.
  
  - Мы для них тоже недосягаемы, - в ответ усмехнулась я. - Они у нас столько переняли, а как мы умудряемся за какие-то несчастные восемьдесят лет жизни накосячить на пару тройку тысяч лет, так и не поняли.
  
  Мы с барменшей переглянулись и тихо рассмеялись.
  2
  
  Двухэтажный особняк обнаружился в трёх километрах от гоблинского посёлка. Это было большое мрачное строение, больше всего напоминающее дома с привидениями из второсортных голливудских ужастиков. По сюжету таких фильмов группа не особо одарённых в плане интеллектуальном, зато обладающих воистину безграничным любопытством подростков забредает в подобное место с целью, скажем, проверить себя или, например, попугать друг друга. Само собой, действия развиваются глубокой ночью, в пятницу тринадцатого, при свете полной луны с неправдоподобно кровавым оттенком. А если это ещё и ночь накануне Хэллоуина - вообще отлично. Ну а дальше всё очень предсказуемо. В доме обнаруживается орда неупокоенных призраков, голодных зомби, кровожадных вампиров и чупакабра впридачу. И вся эта замечательная компания на протяжении полутора часов фильма для зрителя и одной единственной ночи для персонажей гоняется за этими самыми персонажами по всему дому под лозунгом "Сбежать не успели и вас уже съели!". Потом каким-то образом на одного из подростков снисходит понимание: эти призраки/зомби/вампиры/чупакабра в сущности неплохие ребята. Ну, подумаешь, сожрали семьдесят процентов компании. Ну так что же - все хотят кушать. Важно другое - когда-то давно, то ли во времена святой инквизиции, то ли тиранозавров эти нынешние пожиратели ищущих приключения детей были прокляты какой-то невообразимой бякой и заперты в сим строении, пока не найдётся достаточно храбрый и в меру безмозглый чудак, который всех расколдует. Из оставшихся тридцати процентов компании чудак, конечно, находится. В финале, потеряв ещё процентов десять от того, что осталось, выжившие герои, с ног до головы покрытые разной степени серьёзности травмами, выбираются из дома и поджигают его при помощи очень кстати обнаружившегося в подвале склада с канистрами бензина. Не иначе, как со времён тиранозавров здесь хранился. Дом красиво горит на фоне занимающегося рассвета, из клубов дыма вылетают освобождённые чудаком души, а рядом со всем этим великолепием обнявшись стоят оставшиеся в живых проценты компании, как правило, парень и девушка. Может быть, не совсем happy, но однозначно end. И вот как раз к такому замечательному особняку в девять утра подрулил Ленд Ровер с Эльданом за рулём и нами всеми в качестве пассажиров.
  
  - Какой сегодня день? - поинтересовалась я, глядя на мрачное строение. - Не пятница тринадцатого, часом?
  
  - Вторник восьмого, - хмыкнула Рита. Брюнетка так же внимательно смотрела в окно на особняк. - Но вообще, навевает. Я бы сказала, слишком. Эх, где мои пятнадцать лет! Мы с ребятами мечтали забраться в подобное здание. Но таких в нашем захолустье не водилось.
  
  Эльдан припарковался рядом с Шевроле Корвэйр Влада, мы четверо выбрались на воздух.
  
  - Не хлопай дверью, - раздражённо бросил эльф. Захар ответил тому мрачным взглядом и не менее мрачным:
  
  - Да иди ты.
  
  Депрессия Захара длилась уже вторые сутки. Ровно два дня назад с его Тойотой произошло нечто, заставившее автомобиль остановиться прямо на дороге между Ардлаиром и пригородным посёлком гоблинов. После нескольких безрезультатных попыток завести двигатель, пришлось вызывать эвакуатор. Машину отбуксировали в Вестерстэд, Захар целый вечер и полночи ковырялся то в ней, то под ней, но толку от этого не было никакого. Тойота упрямо отказывалась подавать признаки жизни. В конце концов, скрепя зубами и сердцем, Захар сдал машину в местный автосервис и целые сутки слонялся без дела. Оказалось, что с отсутствием любимого занятия, характер человека портится прямо на глазах. Заглянув вечером к Захару в гости, справиться о том, как дела у него самого и его машины, я в благодарность за заботу получила кучу едких комментариев и замечаний касательно всего, чего бы ни говорила, и утвердилась в мысли, что ситуацию надо спасать. Если машину в автосервисе задержат ещё на день, или, не дай боги, на два, быть беде. Даже моё беззаботно-безобидное "Да успокойся ты, починят твою возилку. Не сегодня, так завтра" возымело обратный эффект. Вместо того, чтобы внять голосу разума, согласиться и успокоиться, Захар окончательно распсиховался и даже, попросил меня уйти, сославшись на усталость и отсутствие настроения. Я, конечно, знала, что мужчины любят свои машины, но никогда не приходилось сталкиваться с проявлениями этой любви лицом к лицу. Тем более, не ожидала подобного от Захара - человека уравновешенного, умеющего на любую проблему посмотреть под таким углом, что проблема эта теряла как минимум пятьдесят процентов своей серьёзности. В общем, утром, до того, как пойти на стоянку такси, я вновь заглянула к другу и сообщила, что завтра мы приглашены на уборочные работы в дом Лизы. Явка для него лично обязательна, ибо нам нужна мужская сила. Захар энтузиазма не выразил, но и отказываться не стал, что меня конечно же порадовало. И вот, оговоренный день настал, мы на месте.
  
  На пороге никто не встречал и мы всей компанией направились в дом без приглашения. Дверь оказалась не заперта, Эльдан первым шагнул в помещение. И едва не был свален с ног налетевшим непонятно откуда маленьким блондинистым вихрем.
  
  - Эльдан, ты приехал! - радостно пискнул вихрь тонким девчачьим голосом. - А мама сказала, что ты приедешь! Я тебя ждала!
  
  Эльфу пришлось опуститься на корточки, чтобы, шестилетняя дочь хозяев дома, наконец смогла его обнять. И девочка воспользовалась возможностью - обвила ручками эльфа за шею и прижалась так крепко, насколько хватало сил.
  
  - Элис, что это такое? - всплеснула руками появившаяся в гостиной Лиза. - Как ты себя ведёшь? Немедленно отцепись от Эльдана.
  
  Девочка, которую Эльдан взял на руки, счастливо улыбалась матери с высоты немалого эльфийского роста и выполнять требование не спешила. Когда я познакомилась с Лизой и её семьёй, имя Элис показалось мне через чур странным и я рискнула спросить, с чем связан столь интересный выбор. Лиза в ответ принесла свой паспорт и водительское удостоверение мужа. Оказалось, что при наличии самых что ни на есть русских родителей с самыми что ни на есть русскими именами девушку звали Элиза Сергеевна, а её суженого - Владлен Андреевич. Пришлось согласиться, какая-нибудь Маша у таких папы и мамы родиться никак не могла.
  
  - Ничего, Элизиэль, мне совсем не тяжело, - успокоил её эльф. - Тем более, мне приятно, что меня так ждали.
  
  - Эльдан, я тебе люблю, - сказала Элис. - Когда я вырасту, мы с тобой поженимся?
  
  - Ну, я же буду совсем старым, - совершенно серьёзно сказал эльф. Остальные же старались скрыть улыбку. О привязанности шестилетней девочки к двухсотлетнему эльфу каждый из нас прекрасно знал, и все относились к этому легко, считая, что через десять лет Элис и думать забудет о детской влюбленности.
  
  Элис цокнула языком и покачала головой.
  
  - Эльдан, разве бывают старые эльфы? - недоверчиво спросила она.
  
  - Вообще-то бывают. Только живут они в основном отшельниками. А лет им столько, что ты себе и представить не сможешь.
  
  - Да? - Глаза девочки вспыхнули как два маяка. - А столько? Ну сколько? Миллион?! Сто миллионов?! Миллион миллионов миллионов?! А ты тоже столько проживёшь?!
  
  - Вот они, последствия воспитания детей на Альмарне, - вздохнула Лиза. - Совершенно отсутствует ощущение возраста. Надеюсь, хоть с годами понимать начнёт. Элис, немедленно отстань от Эльдана.
  
  - Ну я же его люблю, - насупилась девочка и крепче обхватила эльфа за шею. - Я его очень-очень ждала.
  
  - А нас что же, никто не ждал? - Рита покосилась на Элис и притворно надула губы. - Нам что, уйти?
  
  - Нет, нет, нет! - заверещала девочка и принялась приплясывать на руках эльфа. - Маргарита, не уходи! Я тебя тоже ждала! И Катю, и Захара! Хорошо, что вы приехали! У нас тут такое!
  
  Такое обратило на себя внимание, едва я переступила порог дома. Немаленькая гостиная была полностью завалена всевозможным хламом. Складывалось впечатление, что дом принадлежал какому-то местному Плюшкину, и он только и делал, что волок к себе всё, что плохо лежало. Впрочем, разбитое пианино, три дивана, восемь кресел, два комода и бесчётное количество стульев свидетельствовали о том, что Плюшкину с грузоперевозками кто-то помогал.
  
  - Нравится? - насмешливо произнёс Влад. - Это вы ещё комнат на втором этаже не видели. Да и на первом мы далеко не всё разобрали.
  
  Мужчины и эльф поздоровались друг с другом за руку, нам с Ритой досталось устное приветствие. Владу недавно стукнуло двадцать восемь, он на три года был старше своей жены, работал водителем в транспортной компании гнома Нилия и очень часто надолго отлучался из Вестерстэда, оставляя семью. Сейчас у него был десятидневный отпуск после достаточно длительного рейса, они с Лизой собирались в этот срок расчистить завалы в доме и на участке, а также распланировать ход ремонта. Однако, друзья отца семейства были в рейсах, и рассчитывать приходилось лишь на нашу скромную поддержку.
  
  За утро Влад и Лиза успели расчистить только проходы к лестнице наверх и к кухне. Готовить там пока было невозможно, но зато кухня со слов хозяев оказалась самой незахламлённой комнатой во всём доме. В остальных же в прямом смысле слова было не переступить.
  
  - Что здесь вообще было? - поинтересовалась я, разглядывая пианино. - Сомневаюсь, что здесь жили. В таких условиях жить невозможно.
  
  - Понятия не имею, - вздохнул Влад. - Здешние так сказать риэлторы ничего про дом не знают. Или не хотят говорить. Единственное, что известно, до того, как стать заброшенным, он принадлежал здешним людям.
  
  - Здесь вообще почти вся территория принадлежала людям, - подал голос Эльдан. Элис всё ещё пребывала на руках эльфа и всячески старалась обратить на себя его внимание. Девочка на мой взгляд была примером того, какими должны быть дети, рождённые и воспитываемые в любви. От своих родителей она унаследовала только самое лучшее, и выглядела как скопление достоинств. Белокурый, сероглазый ангел с пухлыми губками, розовыми щёчками, чуть вздёрнутым носиком и премилой улыбкой. Впрочем, когда я сказала Лизе, как мне видится её дочь, девушка рассмеялась и сказала, что это как раз тот самый случай, когда внешность ну очень обманчива.
  
  - Чуть больше двухсот лет назад земля, на которой сейчас стоит Вестерстэд полностью принадлежала людям, - продолжал эльф. - Какой-то достаточно богатой фамилии, то ли графов, то ли герцогов, не знаю, какие титулы у них были в моде. Их основное место жительства, к слову, было у реки, там, где сейчас находится посёлок гоблинов. Но у людей Альмарны своеобразные взгляды на дипломатию. В общем, соседи хозяев земель объявили теории спорными и принялись готовиться к вооруженному конфликту.
  
  - И что, конфликт был? - спросила Рита.
  
  - Был, - кивнул Эльдан. - С очень неудачным результатом для этих то ли графов, то ли герцогов. Им пришлось спешно покидать свои владения, чтобы не попасть в плен. Был брошен основной замок в посёлке, да и несколько поместий тоже. Этот дом, кстати, может оказаться одним из них. Слишком уж хороший участок.
  
  Действительно, расположение дома было очень хорошим. Вдали от посёлка, окруженный большим участком земли, сейчас запущенной, но было заметно, когда-то ей занимались. За участком был луг и лес. На мой взгляд, для полного счастья не хватало только реки или озера. Но с другой стороны, наличие водоёма ставило бы под угрозу спокойствие семьи, в которой есть ребёнок. Это место вполне могло быть местом отдыха для графов-герцогов. На земле слуги выращивали овощи, на лугу паслись принадлежащие хозяевам животные. Сами хозяева приезжали сюда отдохнуть, но как и у себя, в своих крепостях, дни напролёт проводили дома, от безделья придумывая всевозможные бессмысленные занятия, как, например, вооруженный поход на соседа.
  
  - Земля эта сменила хозяина около ста семидесяти лет назад, - тем временем вещал Эльдан. - Всё, что мне известно из рассказов, новые владельцы решили избавиться от всего, что принадлежало предыдущим. Много вещей было сожжено, но кое-что слуги умудрились спрятать, в надежде потом присвоить. Я думаю, этот дом как раз и является одним из таких укрытий. Он далеко от посёлка и с точки зрения слуги, новый хозяин угодий вряд ли начнёт изучение владений с какого-то домика на окраине. Так оно, судя по всему, и случилось. Вещи на месте. Единственное, что мне непонятно, почему хитрые слуги не забрали припрятанное. Может быть, территории вновь кто-то перезахватил.
  
  - Как же здесь появился Вестерстэд? - спросила я.
  
  - Эльфы купили землю у последних владельцев чуть меньше сотни лет назад, - просто ответил Эльдан. - Купили и оставили до поры, с расчётом, что здесь будет построен город. В то время уже было известно о Земле и многие из нас считали общение с землянами полезным. Разумеется, стоило позаботиться о том, где будут жить наши гости. К себе вас пускать мы остерегались, всё-таки было не совсем понятно, насколько вы схожи с нашими местными людьми. Решено было дать пришельцам землю и возможность устроиться на ней так, как сами захотите. Так появился Вестерстэд и множество других городов землян.
  
  - Значит, этому дому не менее двухсот лет? И почти всё это время он пустовал?
  
  - Повезло, - кивнул Эльдан. - Практически все старые постройки после покупки земли были снесены. А этот дом то ли долго не замечали, то ли посчитали, что может пригодиться. Так оно и случилось.
  
  Он всё-таки поставил недовольную сим фактом Элис на пол и ещё раз окинул взглядом гостиную.
  
  - Но, поработать тут, конечно, придётся.
  
  - Верно, - согласилась Рита и ударила ладонью о ладонь. - Ну что, ребята, впрягаемся?
  
  И мы впряглись. В самом прямом смысле слова. Первоначально Влад, Захар и Эльдан выволокли наружу грозящее в любой момент развалиться рассохшееся пианино. Инструмент издавал протестующие не шибко музыкальные звуки, однако, ничем больше несогласие с выселением выразить не мог. Пианино погрузили на арендоваеный Эльданом прицеп и автомобиль под управлением Риты умчался в гоблинский посёлок. Гоблины на своей территории наладили неплохую систему утилизации мусора. Деревянные вещи они отправляли на растопку печей, всё остальное аккуратно сортировали и так же, находили, куда применить. С гоблином-сортировщиком Всёхватуном о том, что мы собираемся привезти кучу древнего деревянного барахла Эльдан договорился заранее; тот в свою очередь взял в помощники двух гоблинов грузчиков. Так что, проблем с доставкой из нашего пункта А в их пункт Б не было. Когда гостиную покинули комоды и диваны ходить стало намного удобнее, и мы с Лизой и Ритой, дав парням передохнуть, кресла и стулья погрузили сами. Затем пришла очередь мелкого мусора. Скорее всего, все эти черепки, вилки, ложки, тряпки, и даже несколько книг были когда-то содержимым комодов, но при спешной транспортировке высыпались, благополучно ветшали и ржавели в разбросанном состоянии сто семьдесят лет. Гостиная была полностью освобождена от мусора к полудню. Глядя на результаты нашего труда я, однако, не могла отделаться от мысли, что это только начало. В голове настырно жужжала фраза Влада о том, что мы ещё второго этажа не видели.
  
  Предложение перекусить было принято единогласно. Мы с подругами постелили на траве рядом с домом два покрывала, небольшую скатерть, обсуждая проделанную и, главное, предстоящую работу, принялись сервировать пикник. Увлечённые разговором, мы ни на что особо не обращали внимания. Для наблюдения за окружающим миром у нас была Элис.
  
  - Кто-то едет, кто-то едет! - запищала девочка и кинулась было к дороге, но была остановлена грозным окликом матери. Вообще, дорога эта существовала только с целью подъезда к дому. Ничего другого на расстоянии в три километра здесь не было, как не было у непосвящённых необходимости ездить в этом направлении. Это тоже плюс, учитывая наличие ребёнка. Однако, до нашего слуха доносился шум двигателя, означающий, что действительно приближался какой-то транспорт. Вскоре, из-за поворота показался тёмно-синий Мини Купер; автомобиль аккуратно припарковался рядом с Ленд Ровером и автомобилем хозяев. Зная пристрастия в одежде, причёсках и макияже владелицы, многие удивлялись тому, насколько простая у неё была машина. На ней не отразилась даже современная эльфийская мода на роспись. Контраст между хозяйкой и транспортным средством был разительный. Впрочем, могло случиться, что так и было задумано.
  
  - Рэйка? - удивилась Лиза. - Откуда она здесь?
  
  - Я позвала, - отозвалась Рита. - Хотя честно говоря, не думала, что она приедет... Нет, ну вы на неё посмотрите!
  
  Рэйка в кипельно белой спортивной форме с огромной корзиной для пикника бодро шагала в нашу сторону. Её невообразимого цвета и длины волосы были собраны в хвост на затылке, а особо короткие пряди убраны заколками, что позволяло лучше рассмотреть лицо эльфийки, и, в особенности, её уши. Чуть больше человеческих, слегка заостренные, они были увешаны небольшими серёжками-колечками. Впрочем, держались они за ушную раковину на магнитных застёжках, что позволяло не пробивать дырки. Рэйкиниэль водрузила на покрывало корзину и провозгласила:
  
  - Мне стало скучно и я решила с вами пообедать. Вижу, приехала как раз ко времени.
  
  - А поработать с нами ты не хочешь? - насмешливо спросила я.
  
  Рэйка, однако, и глазом не моргнула.
  
  - Смотри! - И выставила напоказ обе руки. Вчерашнего экстравагантного маникюра как ни бывало. Ногти были аккуратно коротко подстрижены и накрашены розовым лаком.
  
  - Вот это жертвы, - прокомментировала Рита. - Сразу видно, эльф к работе готов! Особенно это видно по костюму.
  
  - А что не так с моим костюмом? - неподдельно удивилась эльфийка.
  
  - Видишь ли, - мягко проговорила Лиза, - если ты впрямь решишь нам помогать, твой белый костюм испортится. Для физической работы следовало бы подобрать что-то менее красивое.
  
  - Ерунда! Подумаешь, костюм, - отрезала Рэйка. Она опустилась на покрывало и принялась выкладывать еду из корзины. - Девочки вчера сказали, на друзьях не экономят. Полностью согласна, поэтому и приехала помогать. На самом деле, с утра было чем заняться в редакции. Естественно, когда я на месте, у нас там со скуки помереть можно. Даже если ты бессмертный. Но стоит только захотеть отлучиться, как начинается: сделай то, съезди туда, поговори с тем, - Эльфийка скорчила рожицу. - Только сейчас и выбралась. Элис, а это тебе.
  
  Рэйкиниэль протянула девочке коробку шоколадных конфет "Ягодные ноты". Белокурый ангел, однако, особой радости не выказывал. Девочка исподлобья посмотрела на эльфийку, медленно подошла и словно нехотя взяла коробку.
  
  - А сказать что надо? - напомнила Лиза.
  
  - Благодарю, - пробубнила Элис и поспешила отойти.
  
  Рэйка, однако, не обиделась.
  
  - Милая у тебя дочка, Лиз. Когда у меня будет дочь, назову её как-нибудь по земному. В честь кого-нибудь из вас, например.
  
  - Кого я вижу! Неужели местная пресса заинтересовалась, наконец, тем, как живёт простой народ? Рэй, ты что же, уже не гоняешься за сенсациями?
  
  Захар, Эльдан и Влад подошли к организованному для принятия пищи месту. Эльфийка снизу вверх посмотрела на Захара.
  
  - Я не против, если люди сокращают моё имя с десяти букв до пяти. Но три буквы - это перебор, не находишь?
  
  - Ну, ты же любишь выделяться, - парировал мужчина. - Кстати, о нестандартности. Скажи честно, как ты это делаешь?
  
  - Что?
  
  - Вот это, - Захар потрогал длинную фиолетовую прядь волос. - Ведь месяц назад у тебя было короткая стрижка. Когда они успели отрасти?
  
  - О, ну это женские штучки и немножко эльфийской магии! - усмехнулась Рэйка. - Но если ты тоже хочешь выделиться, так и быть, я с тобой поделюсь. Только предупреждаю, цвет будет такой же. - И она потеребила фиолетовую прядь.
  
  Эльдан и Влад сдержанно поприветствовали прибывшую и разместились на покрывалах. Элис вернулась оттуда, куда сбегала, и втиснулась между Ритой и Лизой, как раз напротив Эльдана. Рэйкиниэль оказалась между Захаром и Эльданом, и, была очень довольна этим фактом. Эльфийка явно была настроена пококетничать, поэтому то и дело старалась прикоснуться к Эльдану или что-нибудь ему подать. При этом Рэйкиниэль не обращала внимания на угрюмый взгляд шестилетней Элис и не переставала говорить.
  
  - Тэлинэл не хочет меня отправить на стажировку. Сколько ни просила, говорит, что мне это не нужно, я, мол, и так профессионал. А мне нужно. Я хочу научиться писать так, как пишут в "Сиянии звёзд". И для этого мне необходимо туда попасть. Они ведь берут на обучение молодых специалистов. Да у них редакторы всех изданий королевства практику проходили и половина журналистов тоже! А мне, видите ли, туда не надо!
  
  - Тебе придётся уехать в столицу, - заметил Эльдан. - И надолго.
  
  - Это плохо, - согласно вздохнула Рэйка и как бы невзначай, по-дружески, прислонилась к его плечу. - Но профессионализм требует жертв. Хотя, если Тэлинэл не даст рекомендации, ничего и не будет... Кстати, - она отодвинулась от эльфа, но только для того, чтобы как бы между делом, положить ему в тарелку очередную порцию жареных колбасок, - я ведь сегодня была в "Приюте менестреля". Девочки, я погорячилась, когда сказала, что вы потеряете в деньгах! Народу с утра было полно. Все столики заняты. А ваша Кариса такая смешная в форме официантки!
  
  - Кариса ещё себя покажет, - сказала Лиза. - Она - девчонка талантливая, даром что гоблинша.
  
  - Да я не спорю, - тряхнула головой Рэйка. - Но всё-таки зрелище презабавное... Ой, я же у них кофе на всех взяла. В термосе, в корзине. Элис, будь добра, принеси.
  
  Девочка запихнула в рот кусок пиццы и направилась за корзиной. Получив желаемое, Рэйкиниэль вытащила большой термос, бумажные стаканчики и небольшой пакетик яркого красного цвета.
  
  - Горящий перец? - вскинул брови Эльдан.
  
  Эльфийка улыбнулась.
  
  - Люблю, когда кофе жжётся.
  
  - Ты осторожнее, - предостерегла Лиза. - Эта штука очень острая. Сильвио как-то в соус шесть гранул вместо четырёх бросил. Испытания новых приправ проводил. Испортил блюдо.
  
  - Перед тем, как посадить семена горящего перца в землю, их надо поджечь, - таинственным голосом произнесла Рэйка. - Поливать исключительно кипятком, а собранные стручки в течение пяти минут должны оказаться на раскалённой поверхности и пробыть на ней не менее получаса. Выращивать эту приправу очень хлопотно. Но оно того стоит. Я кладу в кофе одну гранулу. Ощущения непередаваемые! Кто-нибудь хочет попробовать?
  
  Мы дружно отказались от сумасшедшего эксперимента. И лишь Элис тихо пискнула:
  
  - Я... - Лиза так посмотрела на дочь, что девочка поспешила поправиться: - Нет, кофе не хочу. Рэйка, а можно я тебе помогу наливать?
  
  Рэйкиниэль благодушно улыбнулась и протянула девочке термос.
  
  - Держи.
  
  Элис разместилась между эльфийкой и Захаром и принялась аккуратно разливать кофе по расставленым в ряд стаканчикам. Рэйка выбрала один с жёлтыми полосками, положила в него перец и убрала пакетик в корзину.
  
  - Зря оказываетесь, интересный опыт. Кстати, я не спросила, как тут ваша работа? - она кивнула на дом.
  
  - И не спрашивай, - ответил Влад. - Я не знаю, что бы мы делали без ребят. Тут за полжизни не разобраться, что к чему.
  
  - А ты останешься помогать? - спросил Захар. - Или приехала проинспектировать?
  
  - Посмотри на меня внимательно, - Рэйкиниэль погладила белоснежный материал штанов. - Разве не видно, что я готова к работе?
  
  - Честно говоря, не очень, - усмехнулся мужчина и посмотрел на свои старые, предназначенные исключительно для уборки в двухсотлетних домах джинсы.
  
  - Мне просто не идут старые вещи, - наморщила носик Рэйка. - И вообще, оставьте в покое мой костюм! Подумаешь, белый!
  
  - Как скажешь, - пожал плечами Захар и взял из ряда стаканчиков один.
  
  - Эй, это мой! - крикнула Рэйка, но было поздно. Мужчина сделал большой глоток. Никогда не видела, чтобы люди краснели с такой скоростью. В считанные секунды Захар стал насыщенного бардового цвета, и прежде чем кто-то из нас сообразил, что произошло, зашёлся надрывным сухим кашлем. Причём, судя по всему, воздух получалось только выдыхать, обратное действие организм совершить был не в силах.
  
  - Я же только одну гранулу положила, - испуганно прошептала Рэйка. - Не может быть такой реакции...
  
  Несмотря на своё состояние, Захар попытался ответить на замечание Рэйкиниэль, причём ответ обещал быть очень содержательным, однако сумел выдавить лишь глухое сипение, после чего закрыл лицо руками и вновь закашлялся. Мы почему-то разом уставились на Эльдана.
  
  - Эльдан, что делать?
  
  - Это опасно?
  
  Захар вновь что-то просипел, но на этом его речь успешно оборвалась очередным приступом.
  
  - А тут ничего не сделаешь, - сказал эльф. - Пробовал я как-то горящий перец. Когда начинал учиться готовить. Просто так пробовал, без кофе. Было почти то же самое. Пройдёт. Разве что дня два вкуса еды не ощущается. Вот только, Рэйкиниэль, сколько же ты положила гранул?
  
  - Одну, - повторила эльфийка. - Я же себе не враг.
  
  Слова Эльдана о том, что ничего страшного не произошло, меня порядком успокоили. А то в первые мгновения показалось, что Захар сейчас задохнётся. И в груди стало как-то пусто и холодно, словно из меня тоже вдруг вышел весь воздух. А ещё я очень испугалась.
  
  Эльдан взял стаканчик и принюхался.
  
  - Да тут полпакетика.
  
  Рэйкиниэль уже вытащила из корзины злосчастную приправу и внимательно разглядывала упаковку.
  
  - Было больше. Но я столько не сыпала, клянусь.
  
  Захару, наконец, удалось сделать вдох. Он, правда, тоже сопровождался кашлем, но уже не настолько страшным.
  
  - Ну что, жить будешь? - спросила я, протягивая ему упаковку салфеток.
  
  - Не дождёшься... - просипел тот, взял салфетки и принялся приводить себя в порядок.
  
  - Захар, прости, - сказала Рэйка. - Но ты сам виноват. Смотреть надо. Это был мой кофе.
  
  - Ничего, там ещё осталось, можешь допить, - огрызнулся мужчина.
  
  - Так кто всё-таки насыпал Рэйке в кофе перца? - Рита внимательно посмотрела на Лизу. Та нахмурилась.
  
  - Элис. Элис, где ты? - подозрительно спокойно позвала она дочь.
  
  Девочки в поле зрения не оказалось. Зато все сразу поняли, что случилось.
  
  - Ну она у меня отхватит, - пообещал Влад. - Маленькая негодяйка. И когда успела?
  
  - Пока кофе разливала, - догадалась Рита. - Услышала, что Рэйка любит жгучий кофе и решила устроить ей настоящую огненную феерию.
  
  - Ребята, извините, - проговорила Лиза. - Обещаю, это ей с рук не сойдёт. Приревновала она, невеста этакая.
  
  Рэйкиниэль нахмурилась, но промолчала. Кажется, до эльфийки дошло, что не только она имеет виды на Эльдана, и что соперница несмотря на юный возраст, не остановится ни перед чем.
  
  - Любви все возрасты покорны! Не при детях будет сказано,- сказала Рита. - Эльдан, ты у нас завидный жених. Такая битва за твоё расположение.
  
  - Только почему в этой битве жертвой должен быть я? - то ли сказал, то ли прокашлял Захар.
  
  - Ты благородно пожертвовал собой, чтобы защитить Рэйкиниэль! Думаю, об этом стоит написать в "Поздней весне". Покушение и спасение самой популярной эльфийки Ардлаира!
  
  - Ребята, а всё-таки, где Элис? - задалась вопросом я.
  
  - Спряталась где-нибудь и рассчитывает отсидеться, - сказал Влад. - Думает, мы забудем.
  
  - Как бы не заблудилась.
  
  - Нужно её найти и поговорить, - сказал эльф. - Объяснить, что она поступила неразумно. Элис понятливая девочка, просто нужно правильно ей всё растолковать.
  
  Эльфы не наказывали своих детей за шалости. Все проблемы решались при помощи разъяснительных бесед с приведением весомых аргументов. Что удивительно, это работало, и раз накосячившее эльфийское чадо этот косяк не повторит больше никогда. Эльдан поднялся и решительно отправился на поиски девочки. Мы последовали за ним.
  
  Спустя восемь минут поиска на территории вокруг дома мы уже начинали паниковать, однако стоило войти в помещение, и паника сменилась откровенным ужасом. Сверху, возможно со второго этажа, доносился приглушённый детский рёв. Один за другим мы бросились по лестнице наверх. Влад не солгал, второй этаж представлял собой ту ещё свалку. Однако, разглядывать её у нас не было времени. Петляя между разбросанными стульями и кучами тряпья мы мчались на отчаянный плач. Я в веренице спасателей была последней, и когда бегущая впереди меня Рэйка неожиданно затормозила, едва на неё не упала. Перед нами была стена, зато в потолке был проделан люк на чердак. У края люка на коленях стояла Элис и размазывая по лицу слёзы взирала на нас сверху вниз. Лестница, по которой девочка забралась на чердак, валялась на полу.
  
  - Элис, зачем ты туда полезла? - нахмурился Влад.
  
  Девочка громко шмыгнула носом и вновь заплакала.
  
  - Яяяя не хотелаааааа! - рыдала она. - Я больше не будууууу!
  
  - Она больше не будет, вы только её послушайте! - поджала губы Лиза. - Элис, успокойся. Сейчас слезешь оттуда и извинишься перед Рэйкиниэль и Захаром.
  
  Влад подставил лестницу к люку и собирался уже лезть за дочерью, но та неожиданно вскочила на ноги.
  
  - Пусть меня Эльдан снимет! - И слёз в голосе как ни бывало. - Хочу, чтобы Эльдан!
  
  - Элис, не зли... - начала было Лиза, но эльф положил ей руку на плечо и едва заметно покачал головой. Затем спокойно стал карабкаться по лестнице. Окончательно успокоившаяся Элис нетерпеливо приплясывала у края люка, стоило эльфу взобрался наверх, схватила его за руку и потащила куда-то в сторону.
  
  - Эльдан, иди скорее сюда! Смотри, что я нашла!
  
  Эльфу постоял немного у края, загораживая от нас девочку, а затем оба шагнули куда-то из поля зрения. Сверху раздался шум, как если бы эльф что-то вытащил из кучи мусора. Затем зашелестела ветошь.
  
  - Что вы там делаете? - не выдержала Лиза.
  
  У края люка появилась опухшая от слёз, но очень довольная мордашка Элис.
  
  - Эльдан картинки смотрит. Я их нашла!
  
  - Картинки?
  
  Мы недоумённо переглянулись. Влад решительно полез наверх. За ним последовали Рита, Лиза, Захар и Рэйка. Я попыталась не думать о том, что это всё мне совершенно не нравится, и тоже полезла на чердак.
  
  Сказать, что это было красиво - не сказать ничего. Мне приходилось бывать в картинных галереях во Франции, да и среди друзей-раздолбаев попадались достаточно талантливые ребята, которые организовывали выставки у себя на квартирах. Но ничего подобного я не видела никогда.
  
  Картин было восемь. Семь из них были написаны на холстах, восьмая на деревянной поверхности. Все картины были в потемневших от времени металлических рамках, не покрытые тканью или бумагой, словно их просто сняли со стены и как есть, бросили на чердак, набросав сверху тряпок. Эльдан аккуратно расставил работы у стены, чтобы мы могли разглядеть как следует. Судя по тому, что никто до сих пор не проронил ни звука, под впечатлением была не только я. На самом деле, сюжеты, изображённые на холстах были простыми. На пяти картинах пейзажи, на двух натюрморты. Но дело было не в том, что, а в том, как всё это было нарисовано. Я смотрела на изображение реки и представляла себе, как стою на берегу, слышу журчание потока, ощущаю ветер на лице и в волосах. И даже запах пресной речной воды присутствовал в этой моей иллюзии. С усилием я отвела от картины взгляд.
  
  - Это невообразимо, - нарушила тишину Рэйка. Она присела на корточки перед картиной, на которой мастер изобразил застеленый зелёной скатертью стол, с разбросанными на нём яблоками. К слову сказать, далеко не идеальными, присмотревшись я обнаружила одно червивое и меня тут же пронзило чувство брезгливости.
  
  - Я такого не видел никогда, - сказал Захар. - Словно попадаешь в саму картину.
  
  Влад осторожно потрогал лесной пейзаж пальцем.
  
  - Кто-нибудь разбирается в живописи? Что это за краска?
  
  - Может, масло? - предположила я. - У меня на Земле приятель писал маслом. Вроде похоже.
  
  - Вроде, да не похоже, - отозвалась Рита. - Картины маслом требуют определённых условий хранения. А эти почти двести лет валялись на чердаке.
  
  - Значит, масло с поправкой на Альмарнский климат, - подвёл итог Захар. - На гуашь или акварель это не похоже вообще.
  
  - А её зовут Илона, - выдала Элис. Девочка стояла у картины, написанной на доске размером примерно полтора на два метра. На фоне золотого восходящего солнца стояли двое: мужчина и женщина. Они были молоды, красивы и очень счастливы. Это читалось в ясных глазах, в тёплых улыбках, в том, как эти двое держали друг друга за руки. Я присмотрелась к женщине и поняла, что это именно Илона. Не Маргаретт, не Ирина, не София. Только Илона.
  
  - Вы все ей нравитесь, - продолжала вещать Элис. - Она счастлива сама и рада видеть рядом с собой других счастливых людей. У некоторых из вас в сердце грусть, но это не страшно. Грусть из-за любви бывает светлой.
  
  Несмотря на то, что люди на картине казались реалистичными, никаких голосов я не слышала. И судя по недоумённым взглядам остальных - они тоже.
  
  - А его как зовут? - спросила я, указывая на мужчину.
  
  Девочка нахмурилась.
  
  - Вы ему тоже нравитесь, но имя своё он не говорит.
  
  - Какой не общительный, - пробормотала Лиза. - А с виду приличный мужчина.
  
  - Лиза, ты с ума сошла? - бросила Рита. - Ждёшь, что с тобой заговорит картина?
  
  - Но ведь девушка не солгала, - вступилась за подругу я. - Посмотри на неё, - ткнула пальцем в картину. - Она ведь Илона.
  
  Рита зажмурилась и тряхнула головой.
  
  - Чёрт знает что. Но это потрясающе.
  
  Влад вытащил из-под кучи тряпок ещё одну работу. Она так же была написана на доске, и на ней также были изображены Илона и её молчаливый мужчина. Только на этот раз фон был закатно-алый, а сами они уходили в этот закат, повернувшись к нам спиной. От картины веяло тоской и какой-то обречённостью. Но в то же время, она не казалась тяжёлой. Словно художник хотел передать, что изображённые люди приняли свою судьбу и ничего не боятся. Однако, картина выделялась не только этим. У неё не было рамы и, главное, она была не закончена.
  
  - Кем бы ни был мастер, он точно не был эльфом, - сказал Захар. - Эльфу хватило бы времени дописать шедевр.
  
  - Что со всем этим великолепием будем делать? - спросил Эльдан. - Полагаю, вариант утилизации отпадает?
  
  - Разумеется, никто это не выбросит, - согласилась Лиза. - Но вот что делать, это действительно вопрос.
  
  - Оставьте у себя, - предложила я. - Сделаете ремонт, повесите на стены.
  
  Лиза с сомнением покосилась на Илону.
  
  - Ну, во-первых, до конца нашего ремонта ещё очень далеко. Он ведь даже не начат. А во-вторых, я бы не хотела, чтобы моя дочь разговаривала с картиной, - тихо добавила она.
  
  - Поступим так, - встряла Рэйкиниэль. - Сейчас я отвезу все картины в Ардлаир. В музей. У меня там есть знакомые. А перед этим загляну в редакцию, чтобы сделать несколько фотографий. Я напишу отличную статью о найденных землянами произведениях искусства.
  
  - Не забудь рассказать, какие события предшествовали находке, - ехидно напомнила Рита. - О покушении и пострадавших в итоге.
  
  Элис посмотрела на мать и поёжилась. На всякий случай, девочка чуть выпятила нижнюю губу, готовая в любой момент воспользоваться излюбленным оружием детей всех народов и миров - зареветь.
  
  - Мы с тобой ещё поговорим, - пообещала Лиза.
  
  - А эту вещь я заберу в "Приют", - неожиданно объявила Рита и положила руку на край недописанной картины.
  
  - Это ещё зачем? - недоумённо поинтересовалась я.
  
  - Повешу в баре объявление, что ищу художника, который смог бы закончить картину, начатую около ста семидесяти лет назад. Мне кажется, это правильно, если картина будет завершена.
  
  - А нового мастера обязательно ждать у нас в ресторане? - поморщилась я.
  
  Рита пожала плечами.
  
  - Я бы отвезла домой, но у меня и без того мало места. Мне некуда её поставить. К тому же, если в "Приют менестреля" заглянет заинтересованный художник, я смогу сразу же показать, с чем ему придётся работать.
  
  Аргумент пришлось принять, хотя меня не покидало чувство, что это всё не к добру и скоро размерянная жизнь "Приюта менестреля" вновь будет потревожена очередным необычным происшествием.
  
  - Что-то мы засиделась, - произнёс Захар и я вздрогнула. Слишком уж сильно фраза совпадала с моими мрачными мыслями, намекая на те самые происшествия, которых я боялась. - У нас ещё куча работы. Давайте, поможем Рэйке упаковать шедевры и за дело.
  3
  
  "...Земной философ Георг Вильгельм Фридрих Гегель сказал "Каждое художественное произведение своему времени, своему народу, своей среде". Безусловно, художественные шедевры развиваются вместе с расой, к которой принадлежит творец. Но чем являлось время для неизвестного художника, автора столь пронзительных, завораживающих полотен? Какому народу он принадлежал, в какой среде творил? К сожалению, он не оставил после себя никаких сведений, и лишь картины, его безмолвные дети, одним своим существованием говорят о том, насколько он был талантлив. Талант может одолеть время, у него нет расы, и даже окружение, как бы враждебно оно ни было настроено, не в силах уничтожить его до конца. Величие таланта, способного творить шедевры, над которыми нет власти внешнего мира, сложно переоценить. Подаренное всем нам его проявление - переплетение материального и духовного - существует для того, чтобы душа из глубины своей непременно откликнулась на его зов".
  
  Рита сложила газету, положила её на стойку и произнесла:
  
  - Не сенсация, конечно, но новость интересная. Думаю, Рэйка довольна.
  
  До открытия "Приюта менестреля" было ещё двадцать минут, которые мы тратили, изучая привезённый Эльданом свежий номер "Поздней весны". Эльф по обыкновению перед работой заезжал в редакцию, где Рэйкиниэль всегда снабжала его последним номером издания. Почту же по городу обычно доставляли часов в двенадцать-тринадцать, и к тому времени, когда все только начинали ахать и охать над прочитанной новостью, "Приют менестреля" был полностью в курсе происходящего. Вот и теперь, собравшись в зале почти полным составом, мы слушали статью корреспондента Рэйкиниэль о найденных в старом доме близ гоблинского посёлка картинах и вспоминали события, в которых принимали непосредственное участие.
  
  - Хотя мне кажется, высказывание в заключительной части она поняла не совсем верно, - проговорила я.
  
  Рита воззрилась на меня, как епископ на еретичку.
  
  - А сам факт того, что Рэйка читала труды Гегеля тебя не смущает?
  
  - А всё-таки интересно, кто автор картин, - задумчиво проговорила Вера. - В статье сказано, полотна неизвестного художника.
  
  - Точно, - согласилась я, - картины не были подписаны. Хотя, если честно, на это внимания как-то не обращалось. Мы все смотрели на сами работы. Поверь, это зрелище.
  
  - Рэйкиниэль показала картины Тэлинэлу, - сообщил Эльдан. - Редактор считает, при написании использовалась магия. Вот только он не эксперт в живописи и не берётся утверждать, какая именно.
  
  - Судя по красоте работ, эльфийская, - пожала плечами Лиза.
  
  Кариса развернула газету и посмотрела чёрно-белые снимки картин.
  
  - Шаман постарался, - уверено заявила гоблинша. - Вы говорить, что рисунки живые. Оживить только шаман.
  
  - Гоблины так не пишут, - несогласно покачал головой эльф.
  
  Кариса внимательно посмотрела на вечножителя Альмарны, пожала широкими плечами, и промолчала. По выражению лица гоблинши было понятно, она от своего мнения отступать не собирается, просто считает лишним тратить время, что-то доказывая упрямому эльфу.
  
  - Да и вряд ли писал эльф. Последняя картина была не закончена, значит, скорее всего художник умер, - вспомнила я. - Кстати, Рита, где твоё объявление?
  
  - Вот оно, - брюнетка вытащила из-под стойки листок. Аккуратным - никакого сравнения с моими каракулями - почерком на нём было написано следующее:
  
  "Уважаемые гости "Приюта менестреля"! Если среди вас найдётся художник, способный не только написать картину от первого штриха до последнего, но и закончить уже начатую другим мастером работу, дайте мне знать. Для вас имеется очень интересное дело. Условия оговорим при личной беседе. Хорошего всем вам настроения и приятного аппетита! Бармен "Приюта менестреля" Маргарита Вельская".
  
  Я сама не заметила, как во время прочтения брови мои медленно ползли вверх пока не достигли критической точки. Рита говорила, что отличницей в школе не была, но сочинения она точно писала на пятёрки. Лично моё объявление было бы примерно такого содержания: "Ищу художника. Обращаться к администору заведения. Катя". Рита, заметив моё выражение лица, снисходительно улыбнулась.
  
  - Эльфы любят красивые витьеватые фразы. Поверь мне, я знаю, о чём говорю. Я живу в их городе.
  
  - Верно, - согласился Эльдан. - Был бы я художником, я непременно отозвался бы на подобную просьбу.
  
  - Ну что ж, - сказала я, наблюдая, как Рита к полке с бутылками клеит на липкую ленту своё сочинение, - да будет так. Может, правда, найдётся кто-нибудь, способный закончить картину. Почему-то мне тоже очень этого хочется. И очень хочется убрать её отсюда поскорее.
  
  Дверь кухни громко распахнулась, выпуская в зал запах еды, выпечки, и, самое главное, сердитого Сильвио.
  
  - Эльдан, Сильвио долго будет ждать, пока ты наговоришься?! - набросился на эльфа настоящий итальянец. - Сильвио вчера весь день работал без помощи! Совсем один! Мама мия! И что же? Вместо того, чтобы сегодня дать пожилому сеньору отдохнуть, вы вновь сваливаете на него всю работу! Катарина, Маргарита, вам нечем заняться? Так не отвлекайте от дел других людей!
  
  Высказавшись, настоящий итальянец развернулся и исчез на кухне, не забыв снова громко хлопнуть за собой дверью. Мы переглянулись и отправились на рабочие позиции.
  
  Почтальон явился ровно в тринадцать часов, минута в минуту. Уж если где и существуют сверхточные часы, так это не в какой-то там Швейцарии, а здесь, на Альмарне. Ни разу за три года мне не попадались спешащие или отстающие приборы. На Альмарне время вообще штука очень интересная. С одной стороны, часы и минуты не особо волнуют эльфов, у которых понятие времени ассоциациируется как минимум с днями, а то и с неделями. С другой, время ценят местные бизнесмены-гномы, способные работать сутками напролёт, но с условием, что каждая минута будет оплачена немедленно или принесёт обязательную прибыль в ближайшем будущем. Терять время впустую гномы ни за что не будут. Гоблины к прибору, измеряющему жизненные отрезки, относятся по-разному, но в основном так же следят за скоростью передвижения минутной стрелки по циферблату. Однако, равнодушные к стремительности жизни эльфы, тем не менее, в большинстве своём ужасно педантичны и уж если им нужно быть в определенном месте в определенное время, они не придут заранее, но и не опоздают.
  
  Эльф-почтальон вручил Рите газеты, прочитал объявление, и отправился по своим делам. Я хотела уйти из зала на кухню, немного подействовать на нервы Сильвио и обсудить с миссис Грэйс заказ на джемы и сухофрукты для начинки её пирогов и тортов, но заметила, как из пачки газет Рита вытащила большой изумрудного цвета конверт. Естественно, позволить барменше вскрыть послание в одиночестве я не могла.
  
  - Это что? - в притворном ужасе спросила, подойдя к стойке. - Неужели какие-то нарушения? Нас сносят?
  
  Рита усмехнулась шутке и помахала конвертом у моего лица.
  
  - Как считаешь, эльфы предупреждают о нарушениях и сносе при помощи писем, которые запечатывают в такие конверты?
  
  Конверт оказался не просто изумрудный, плотная бумага была полностью покрыта разноцветными чёрточками, кружочками, точками. Поверх всего этого абстракционизма аккуратным почерком был выведен адрес "Приюта менестреля". Фиолетовыми, к слову сказать, чернилами. Мы понимающе переглянулись.
  
  - Рэйка.
  
  Рита открыла конверт и извлекла пачку одинаковых глянцевых флаеров.
  
  - Что это? - удивилась я.
  
  Рита пробежала глазами написанный на блестящей поверхности текст. Губы барменши расползлись в широкой улыбке.
  
  - В своём репертуаре. Рэйка решила приобщить нас к высокому, просвятить тёмных. Это билеты в музей. Действительны в течение недели.
  
  Рита передала мне стопку и вновь заглянула в конверт.
  
  - О, тут ещё что-то... - Вытащив листок бумаги голубого цвета зачитала: - Привет "Приюту менестреля"! Вы уже видели мою статью, но пока не в курсе, что помимо похвалы от уважаемого главного редактора газеты Тэлинэла, меня похвалил ещё и директор музея Нодолон. Он очень доволен новыми экземплярами, в благодарность хотел даже выписать мне премию. Но я посчитала, что это будет выглядеть не совсем честно. В конце концов, картины нашла не я. Поэтому, попросила для всех вас билеты на выставку. Давно пора вытащить вашу компанию из ресторана и показать окружающий мир, сами это сделать вы ни за что не догадаетесь. И проживёте свои восемьдесят лет, а Альмарну толком не увидите. В общем, билеты у вас, находите время и приходите. Там есть даже для ваших гоблинов, пусть тоже прогуляются. Обязательно передайте билеты семье Лиз, и, главное, любителю горящего перца. Я всё ещё чувствую себя перед ним виноватой. Ваша Рэйка.
  
  Закончив, Рита показала мне листок. Под текстом письма от руки был изображён весьма карикатурного вида гоблин с гитарой в руках. Он сидел за столом, играл на своём инструменте и пел, скорее всего дурным голосом и непременно нечто похабное. Потому, что по краю листа были нарисованы ноги разбегающихся в разные стороны слушателей. Сие творение явно было призвано донести до нас, что менестрель менестрелю рознь. Я покачала головой.
  
  - Рэйка. И этим всё сказано.
  
  Предложение пойти в музей работниками ресторана было встречено благодушно. Даже Сильвио не стал кричать и возмущаться, а первым делом поинтересовался у миссис Грэйс, не составит ли она ему компанию в этом мероприятии. Посовещавшись, мы решили не устраивать массовую экскурсию, а разделиться на группы, каждой из которых выделялся бы определённый день. Так нам не придётся закрывать ресторан, просто немного подкорректировать меню и график с учётом отсутствующих. К тому же, у нас работало железное правило взаимовыручки. Разумеется, никто из работников не посмел бы сказать, что незаменимых нет, особенно в присутствии Сильвио, но в критический момент кто-то из нас мог взять на себя функции товарища. Я, например, подрядилась встать в баре, когда уйдёт Рита. Жонглировать бокалами или бутылками я, конечно, не умею, но как правило, в обычные будние дни этого и не требовалось. А подать гостю сок или пива я вполне способна. После недолгого обсуждения группы были распределены, а дни расписаны. Мне выпала честь быть первой в веренице просвящаемых. А в компанию мне был выделен Захар, чему, неожиданно для себя самой, я очень обрадовалась. Осталось только обрадовать спутника.
  
  В одиннадцать часов утра следующего дня Тойота цвета серый металлик подъехала к зданию музея Ардлаира. Я была в прекрасном настроение, ведь наконец-то выспалась и смогла позволить себе неспешно собраться, Захар - потому, что накануне забрал из автосервиса свою ненаглядную возилку. А ещё мне очень хотелось думать, что он так же, как и я, доволен возможностью провести время вместе. По дороге ничего особенного не произошло: мы обсуждали недавние происшествия и будущее развлечение. Оказалось, что за три года проживания на Альмарне ни я, ни Захар ни разу не были на местных выставках, в музеях или театрах. Жизнь пришельцев из другого мира ограничивалась обустройством быта. Мы искали жильё, потом работу, и были совсем непрочь найти способ разбогатеть. В сущности, занимались тем же, чем и дома, на Земле, поставив перед собой банальные цели и стремясь к ним, ни на что больше не обращая внимания. Даже осознание того, что мы находимся на другой планете достаточно быстро притупилось, эльфы и гномы из персонажей сказочных историй превратились в друзей и коллег, чистый воздух стал обычным делом, а отсутствие таких благ цивилизации, как мобильный телефон или интернет успешно компенсировала магия. Мы были пришельцами, приспособившимися к новым условиям жизни, но так и не научившимся жить. У нас появился целый мир, а мы знали о нём лишь то, что можно было выгодно использовать в повседневности. И рамки, которыми люди Земли были ограничены, в большинстве своём, создали себе сами.
  
  Музей Ардлаира занимал трёхэтажное здание почти в центре города. Как и все сооружения, спроектированные эльфами и построенные гномами, музей невообразимым образом сочетал в себе вычурность и лёгкость с массивностью и величием. Даже стандартные колонны у входа - неизменный атрибут храмов искусства всех миров, здесь выглядели не банально. Тойота остановилась на парковке рядом с большим чёрным автобусом, на котором были хаотично нарисованы разнообразные геометрические фигуры, Захар вышел из машины и прежде, чем я успела сделать то же самое, открыл для меня дверь. И без того хорошее настроение взлетело до недосягаемых высот. В холле музея одетая в синюю юбку-карандаш, белую блузку и жилетку в тон юбке эльфийка с толстой пачкой каких-то буклетов вежливо поприветствовала нас и попросила билеты. Убедившись, что мы действительно пришли впечатляться произведениями искусства, а не, к примеру, ищем туалет, эльфийка вручила Захару буклет из своей пачки и пожелала приятного времяпрепровождения. Как оказалось, буклет был кратким путеводителем по музею; по всей видимости, предназначался этот минипроводник для тех, кто пришёл поглазеть спонтанно и не оговорил заранее услуги экскурсовода. Я была довольна. Безусловно, просвящённый музейный работник может много и содержательно говорить о том или ином экспонате, но я ещё со школьных лет терпеть не могла экскурсии. Заученные наизусть и бесстрастно выдаваемые в толпу факты сводили на нет атмосферу происходящего. Невозможно по-настоящему проникнуться аурой творения, почувствовать его древность и значимость для истории, спокойно подумать о том, чем руководствовался творец, создавая свой шедевр, предполагал ли вообще, что столетия спустя на его картину или скульптуру будут ежедневно смотреть сотни пар глаз, когда рядом кто-то автоматически тарабанит о семейном положении и материальном состоянии автора в годы создания работы. Гораздо больше мне нравится неспешно бродить по выставочному залу, переходя от картины к картине тогда, когда сама захочу, а не вдогонку за своей группой, читать таблички, вспоминая, что я знаю об исторических событиях того времени. Разумеется, мне было неизвестно о произведениях и сотой доли того, что может сообщить экскурсовод, но и он своей болтовнёй не в силах дать мне те эмоции, которые я получаю, глядя на картины в тишине и покое.
  
  На первом этаже располагались небольшое кафе, куда мы решили заглянуть на обратном пути, и зал, в котором были представлены произведения искусства людей Альмарны. Туда мы с Захаром и отправились в первую очередь. О здешних людях я знала немного. Живут обособленно, уровень развития вроде бы что-то между семнадцатым и восемнадцатым веками. Хотя, с появлением землян, местное человечество определённо сделало эволюционный шаг вперёд. Те, с кем мне приходилось иметь дело, были может быть не такими умными и продвинутыми, как эльфы и гномы, но отличались сообразительностью и умением схватывать на лету. Они достаточно быстро научились вести с пришельцами торговлю и другие финансовые дела, до меня даже доходили слухи, что были случаи заключения браков между землянами и людьми Альмарны. Теперь, помимо всего прочего, мне выпала возможность узнать кое-что о культуре здешнего человечества.
  
  Оказалось, люди Альмарны - мастера рукоделия. В зале в изобилии были представлены вышитые в самых изощрённых техниках картины, скатерти, даже гигантские гобелены. Изображения в основном носили либо нежно-домашний, либо агрессивно-эпический характер. Картина, на которой вроде бы крестиком были вышиты трогательные целующие клювиками ласточки соседствовала с огромным полотном, где гладью мастер изобразил конного рыцаря в тяжёлых доспехах, весьма успешно тыкающего копьём в недружелюбно настроенного дракона. Помимо вышивки нитью присутствовала вышивка бисером и даже камнями, так называемая алмазная техника. Мне показался очень интересным сюжет одной из таких работ. В этой самой алмазной технике синим и голубым камнем было выполнено панно - женщина с большим кувшином стояла у озера и смотрела на воду. И женщина, и озеро, и фон - всё это играло в солнечных лучах и красиво переливалось всеми оттенками синего. Захар заинтересовался кованными приспособлениями обихода: столовые приборы, стулья, столы, подсвечники, подставки под цветы и трости были созданы не просто для ежедневного применения, но и для эстетики. Всё было сделано очень красиво и аккуратно, хотя Захар посетовал на отсутствие в экспозиции оружия. Он рассчитывал увидеть мечи, щиты и латы не только изображёнными на гобеленах.
  
  Второй этаж был целиком и полностью посвящён гномьему творчеству. И вот тут мы в полной мере ощутили разницу между тем, как работают с металлом гномы и люди. Безусловно, человеческие творения были красивы, но всё-таки красота не была основным их предназначением. В первую очередь эти вещи должны были приносить владельцу пользу. Гномы же могли позволить себе роскошь сделать что-то просто так, и судя по количеству металлических предметов в зале, с удовольствием себе эту роскошь позволяли. Гномы ковали всё: от необходимых в обычной жизни орудий труда, до невообразимо тонкой работы украшений интерьера. Из тончайших металлических нитей вырастали деревья, расцветали цветы, замирали в естественных позах животные, застывали ставшие на крыло птицы. Были здесь женские украшения из серебра и золота, тоже необычайно тонкие и невероятно изящные. Украшения в основном предназначались для простых гномок; те же, что изготовлялись для более известных представителей народа, были представлены рядом больших цветных фотографий, где обозначеные украшения красовались на своих владелицах. Глядя на всю эту металлическую сказку я думала о том, что с этого дня буду реже ссориться с Туином, хозяином транспортной компании "Ранан низбад", из-за того, что он как минимум раз в неделю пытается обойти условия договора и поднять расценки на доставку продуктов. Если его народ способен творить такие чудеса, наверное, не такие уж они жадные и нахальные.
  
  - Кстати, заметила, рабочий день в разгаре, а здесь не то, чтобы полно народу, но и немало тоже?
  
  Мы шагали по лестнице на третий этаж и в полголоса делились впечатлениями. Захар был прав, эльфов, бродящих по зданию музея, оказалось больше, чем я ожидала увидеть. Причём, насколько успела заметить, они тоже не особо жаловали экскурсоводов.
  
  - И это характеризует нас не с самой лучшей стороны, - заметила я. - Видишь, эльфы даже в рабочий день находят время для того, чтобы приобщиться к прекрасному.
  
  - И гномы тоже, - Захар кивнул на двух барышень гномьего происхождения, направляющихся в зал творчества своего народа.
  
  - А вот это уже интересно.
  
  Зал третьего этажа занимала картинная галерея. Эльфов-посетителей здесь было особенно много и едва переступив порог зала, мы сразу поняли, почему. Живопись без сомнения была прерогативой вечножителей Альмарны. Девяносто девять процентов картин принадлежали кисти эльфийских творцов и представляли собой большущие полотна, выполненные в классическом стиле. Изображались на них или природные пейзажи или портреты других эльфов. Очень редко пейзажи были городскими, а на портретах красовались другие жители Альмарны. И вот тут мы наконец-то наткнулись на организованную экскурсионную группу. Стандартно-неопределённого возраста эльфы и эльфийки, которых лично я в Ардлаире никогда не видела, окружили сотрудницу храма искусства и внимали её прекрасно поставленной речи.
  
  - Перед вами картина известного не только в Ардлаире, но и во всём королевстве Малевиона. Вы все конечно же знаете его не только как талантливого создателя полотен, но и как модного художника, проявившего себя в художественной росписи автомобилей. К слову сказать, автобус, на котором проходит ваша экскурсия, был оформлен одним из учеников мастера, так же очень уважаемым художником. Малевион известен в первую очередь серией изображений геометрических фигур, отрисованных по всем правилам живописи стиля супрематизм - очень тщательно соблюдены пропорции линий и углов, переходы света-тени, отношения плоскостей друг к другу. Особенно выделяется его картина "Парящие треугольники". Серия находится в главном музее королевства и доступна для всеобщего обозрения. Мы же в данный момент можем видеть один из созданных мастером пейзажей. Картина была написана четыреста семьдесят восемь лет назад, когда Малевион ещё не был знаком с творчеством земных художников-супрематистов, но уже в то время его полотна отличались присутствием в сюжетах чётких линий и геометрических фигур.
  
  Творение называлось "Генсальская башня зимой". На холсте была изображена окружённая зимним лесом странная коническая постройка - по всей видимости, та самая башня. Чуть в стороне располагалась частично покрытая льдом река. Как таковых, геометрических фигур здесь не присутствовало, если не считать башню, но всё-таки было в атмосфере картины нечто правильное, я бы даже сказала, точное. Именно такие же эмоции у меня всегда вызывали изображения фракталов.
  
  - Дурное влияние человеческой культуры на эльфийскую, - прокомментировал увиденное Захар. - Какая-то пугающе точная картина. Смотри, на деревьях ветви расположены не хаотично, как положено в природе, а на одинаковом расстоянии друг от друга.
  
  - А по-моему интересно, - не согласилась я. - Этакая гремучая смесь классической живописи и математики. Но на то они и эльфы, то у них всё сдержанно и по правилам, то вопреки любым канонам. Вспомни Рэйку. Это же катастрофа для чувства прекрасного! Но никто её не упрекает в отсутствии вкуса. Потому, что на самом деле, всё, что она на себя надевает, каким-то образом выглядит гармонично. Эльфы, на мой взгляд, ценят гармонию больше, чем красоту.
  
  Захар с сомнением посмотрел на творение эльфийского Малевича, видимо, пытаясь узреть гармонию, но кажется оной не нашёл, потому, что быстро потерял интерес к картине.
  
  - Идём дальше.
  
  Следующая долгая остановка с обсуждением состоялась у картины, на которой изображена была гоблинша. Вот только понятно это стало только после прочтения названия. Творение именовалось "Партрет вяликалебной шаманши Пузоглазки". Название было аккуратным почерком выбито на металлической табличке, помимо него там же содержалась стандартная информация о том, что автором является гоблинский художник Красколяп, дата его рождения, и часы, потраченные на создание шедевра. Один час двенадцать минут. Забавно, учитывая, что судя по другим табличкам эльфы на свои шедевры могли потратить несколько лет.
  
  - Вяликалебное исполнение! - скептически похвалил Захар, разглядывая картину. - Интересно только, какая из этих клякс Пузоглазка? И почему эльфы не исправили название?
  
  - Возможно, Красколяп настоял, что картина называется именно так и никак иначе, - предположила я. - Но вот насчёт Пузоглазки, даже не знаю. Может, самое большое посередине пятно и есть эта уважаемая дама?
  
  Самое большое пятно действительно располагалось почти в центре холста, было насыщенного зелёного цвета с чёрными точками и линиями в верхней его части. Скорее всего, где-то здесь располагалась голова. Остальные части тела художник не стал как-то выделять, решив, видимо, что тут и так всё ясно.
  
  - Целый час потратил, надо же. Наверное, большую часть времени Красколяп устанавливал холст и распаковывал краски.
  
  - Тоже мне, ценитель творчества, - насмешливо заметила я. - Ничего ты в гоблинской живописи не разумеешь, тёмный!
  
  - Куда уж мне, я слишком стар для новомодных направлений в искусстве, - притворно горестно посетовал Захар. - Кстати, Кэт, ты заметила, что наших картин в зале нет?
  
  - Мг, - кивнула я. - Тоже об этом подумала.
  
  Захар решительно направился к одиноко стоящей у портрета неизвестной эльфийки сотруднице музея. К слову, ну очень похожей на ту самую неизвестную.
  
  - Вчера в "Поздней весне" была статья о картинах, найденных где-то за городом и переданных музею, - сказал Захар после приветствия. - Мы думали, что найденные произведения уже выставили для посетителей.
  
  - Это так, Рэйкиниэль действительно привезла в музей восемь полотен, - подтвердила эльфийка. - Но перед руководством встала серьёзная проблема. Нам не известен автор произведений. Поэтому, пока мы не можем выставить их в зале. Сейчас они находятся в хранилище. Но, не беспокойтесь, картины тщательнейшим образом изучаются искусствоведами музея. К тому же, мы подготовили запрос в Аленваль, возможно, нам смогут помочь столичные специалисты. В скором времени картины будут украшать зал.
  
  - А если случится так, что вы не сможете узнать имя художника? Что же, картины останутся пылиться в хранилище? - удивилась я.
  
  Эльфийка покровительственно улыбнулась.
  
  - Поверьте, ничего подобного не случалось ранее, не произойдёт и теперь.
  
  Мы поблагодарили эльфийку, ещё немного побродили по залу, затем спустились в кафе, где я призналась Захару, что за три года проживания на Альмарне ни разу не была ни в одной эльфийской харчевне. Так, мой выход в свет ознаменовался к тому же знакомством с Ардлаираскими заведениями быстрого питания. Захар кивнул и сообщил в ответ, что нам непременно следует выбираться куда-нибудь ещё, чтобы не позволить сбыться пророчеству Рэйки и не прожить даром свои восемьдесят лет. А ещё мы решили обязательно съездить в Аленваль, столицу королевства, и полюбоваться на тамошние достопримечательности. Я не знала, получится ли вообще даже подумать об этом, когда окажусь за пределами крохотного музейного кафе, но в тот момент казалось, что рамки повседневности исчезли и больше меня ничто не ограничивает.
   4
  
  Яркой фиолетово-розовой молнией в зал ворвалась Рэйкиниэль. Она едва не сбила с ног заканчивавшую вытирать полы Карису, в последний момент невероятным образом обогнула гоблиншу, чудом ни во что не врезалась, и затормозила аккурат у стойки.
  
  - Оштрафую за превышение скорости! У меня здесь вообще-то хрупкие вещи, - пригрозила хозяйка бара Рита и поставила на стойку только что до блеска натёртый стакан.
  
  - Ты откуда в такую рань? - ошарашенно спросила я, разглядывая массивный Nicon F3P, который эльфийка умудрялась носить на шее. Плёночная камера с планеты Земля - очередная прихоть Рэйки. Причём, бунт был не только против магических фотоприспособлений Альмарны. Рэйкиниэль не раз хвасталась тем, что даже на Земле эта её камера была изготовлена ограниченным тиражом и в свободную продажу не поступала. Как она раздобыла сей раритет и, главное, откуда вообще узнала о его существовании журналистка, тем не менее, распространяться не торопилась. Видимо, несмотря на стремление постоянно обращать на себя внимание, на этот раз Рэйка не хотела шокировать общественность, называя сумму, в которую обходятся некоторые капризы.
  
  Дверь вновь, на этот раз аккуратно, открылась и в "Приют менестреля" вошёл Эльдан.
  
  - Всем доброго утра, - поприветствовал присутствующих. Мы рассеянно закивали. Взгляды всех, за исключением разве что Карисы, были устремлены на журналистку-неформалку.
  
  - Рэйка?
  
  - Вы не поверите! Это просто... Сенсация!
  
  Рита в надежде на разъяснение посмотрела на Эльдана, но тот хранил молчание. А может быть, тоже пока ещё не был в курсе происходящего. Я подавила вздох. Если от слова "сенсация" из уст Рэйка становилось просто не по себе, то отсутствие информации об этой сенсации у других эльфов откровенно пугало.
  
  Рэйкиниэль шумно перевела дыхание и выпалила:
  
  - Наш музей обокрали!
  
  Сказано это было таким тоном, словно эльфийка сообщала нам самую замечательную новость в своей жизни и мы сейчас просто обязаны были её с этим событием поздравить. Её глаза возбуждено сияли, на щеках играл румянец, короткие ногти выбивали по стойке дробь не хуже гномьих барабанов. До меня же дошла только интонация, но никак не смысл сказанного.
  
  - Чего? - выразила своё непонимание Рита.
  
  Рэйка охотно повторила:
  
  - Ограбили городской музей. Ночью. Выяснилось же это только утром и мне даже удалось побывать на месте преступления до появления полиции. Я кое-что даже сфотографировать успела, - она погладила корпус верного раритетного фотоаппарата. - Вы только вникните, ограбление в центре города!
  
  Вникать лично мой разум отказывался наотрез. Разумеется, я понимала каждое слово, но никак не могла уяснить, каким образом связать понятие "обокрали" с нашим городом. В Ардлаире преступлением можно было бы назвать разве что глупость гоблинов да наглость гномов. Первые в пылу праведного гнева из-за какой-то очередной ерунды могли что-нибудь сломать, вторые в погоне за наживой стремились всех и каждого обсчитать. Но ни те, ни другие не отличалась склонностью к воровству. Тем более, в музеях.
  
  - Рэйка, ты шутишь? - задала вполне уместный вопрос Рита.
  
  - Не похоже, - не согласился Эльдан. - Рэйкиниэль вполне серьёзна. Вот только...
  
  - Вот только вы меня не слышите! - нетерпеливо перебила его Рэйка. - Ограбили наш музей! Угадайте, что забрали?
  
  - Портрет "Вяликалебной шаманаши Пузоглазки"? - нервно хихикнула я. Ситуация всё больше отдавала абсурдом и это, почему-то, вызывало у меня желание расхохотаться.
  
  Рэйкиниэль недоумённо нахмурилась.
  
  - Какой портрет?
  
  - Вяликалебный! - Я больше не в силах была сдерживать рвущийся наружу смех. Кажется, начиналась истерика, чего в данный момент позволить себе я никак не могла. Рита, Эльдан и Рэйка забыли, о чём вообще шла речь и смотрели на меня, как на умалишённую, лишь Кариса, не обращая внимания на припадки работодательницы, добросовестно занималась своим делом. Нечеловеческим усилием мне удалось взять себя в руки. Шумно выдохнув я проговорила: - Простите, не понимаю, что нашло... Ох, Рэйка... Прости. Просто ты заговорила о краже в музее, о том, что что-то забрали. Ну я и представила, как банда непонятно отчего взбеленившихся гоблинов громит музей, чтобы торжественно вынести оттуда портрет вяли... О, боги!
  
  Я зажала рот рукой, предотвращая новый взрыв смеха.
  
  - Ну какие у нас тут могут быть ограбления?
  
  Рэйка покачала головой, сняла с шеи камеру и положила на стойку.
  
  - Если бы гоблины, да если бы громили. Не всё так просто. Дверь открыли аккуратно, внутри помещения ничего не испортили, знали, куда идти и где искать. Даже музейные работники не сразу поняли, что что-то пропало. Ну так как, будут предположения, что украдено, или нет?
  
  Рита пожала плечами.
  
  - Вариант с гоблинами и портретом шаманки был вполне реалистичным.
  
  - Нет, - Рэйкиниэль хлопнула ладонью по стойке, - это невозможно! Неужели вы не догадались?! Пропала Илона!
  
  - Какая ещё Илона, - начала было Рита, но Рэйка так неё посмотрела, что до брюнетки сразу же дошло. - Картина, которую мы нашли? Пропала?
  
  Эльфийка кивнула.
  
  - Именно.
  
  - Погоди, - вмешался Эльдан, - говоришь, что пропажу заметили не сразу? Но ведь картин было восемь. Их отсутствие трудно не заметить.
  
  Рэйка помахала указательным пальцем перед носом Эльдана.
  
  - А я и не говорила, что унесли все восемь картин. Пропал только портрет Илоны и её несговорчивого друга.
  
  - Ничего себе, - присвистнула я. - Может, воры чего-то испугались и вынуждены были бежать, схватив первую попавшуюся картину?
  
  - Ага, так испугались, что цапнули самую большую, - скептически хмыкнула Рита. - Нет, определённо, воры знали, что брать.
  
  - Картины в хранилище скорее всего были упакованы. Как же воры могли знать, что там нарисовано? Вдруг на огромной доске красуется очередная Пузоглазка?
  
  - Решили, что чем больше, тем ценнее.
  
  - Измеряют ценность произведения искусства в килограммах?
  
  Рэйкиниэль схватилась за свою цветную голову.
  
  - Неужели не ясно?! Воры знали, что это за картина! Они её знали и пришли за ней! Для статьи в газету я сделала три снимка пейзажей, о том, что среди найденных работ есть портрет сказано одной единственной фразой. И тем не менее, кто-то, прочитав мою статью, узнаёт, что в музее появились новые интересные работы и желает их украсть. Он идёт в музей днём, где выясняется, что полотна не будут вывешены в зале, пока эксперты не узнают имя автора. Этот кто-то не желая оставлять картины в музее пробирается туда ночью, проникает в хранилище и...забирает огромную, о которой ничего не слышал!
  
  Эльфийка окинула нас победоносным взглядом.
  
  - Значит, вор или воры был в курсе, что рядом с найденными пейзажами должен быть и портрет? - подытожил Эльдан.
  
  Рэйка вновь хлопнула по гладкой поверхности стойки.
  
  - В точку! Они знали! Осталось только выяснить, откуда. Если предположить, что автором работ является человек, он давно мёртв, как мертвы и те, кто мог быть свидетелем создания шедевров. Значит, это точно не кто-то из них.
  
  - Ну почему же? - не согласилась я. - Свидетелем могли быть эльфы. Для вас сто семьдесят лет - пустяк. Да и гномы живут прилично.
  
  - Эльф не стал бы воровать, - сказала Рэйка. В голосе её я услышала обиженные нотки. - Мы слишком ценим красоту, чтобы скрывать её от других. Есть в мире вещи, которые должны быть показаны как можно большему количеству зрителей. Другое дело гномы, эти любят обладать чем-то прекрасным единолично. Но и они не стали бы утруждаться воровством. Тем более, гномы, знавшие художника лично. Они бы просто попытались заявить права на картины, и при условии предъявления доказательств, не исключено, что дело было бы решено в их пользу. Нет, здесь определённо что-то другое. Только я никак не могу понять, что именно.
  
  Журналистка принялась раздражённо барабанить пальцами по стойке.
  
  - Не одна ты не понимаешь, - желая приободрить эльфийку сказала я. - Полиция, уверена, тоже в замешательстве. Я тут три года живу и ни разу не слышала о грабежах и кражах.
  
  - Вот именно! - буркнула Рэйкиниэль. - Это моя сенсация, мой билет в Аленваль, на стажировку в "Сияние звёзд". Если бы только мне удалось найти этих воров. Тэлинэл не отвертелся бы.
  
  Она взяла свой фотоаппарат, рассеянно перебросила его в другую руку и обратно.
  
  - Рэйкиниэль, искать преступников дело полиции, - нравоучительно заметил Эльдан. - Ты не должна вмешиваться в это дело. Вполне может оказаться, что преступники умеют не только воровать картины. Ты же понимаешь, как опасно хвататься за дело, если ничего в этом не смыслишь.
  
  - Почему это я ничего не смыслю? - вновь обиделась Рэйка.
  
  Эльдан, однако, и бровью не повёл.
  
  - Напомни, как много преступников ты нашла и задержала?
  
  Эльфийка упрямо вздёрнула подбородок.
  
  - С чего-то ведь нужно начинать. В общем, я у вас тут засиделась. Мне пора в редакцию, да и вам открываться.
  
  - Рэйка, Эльдан прав, не надо лезть куда не просят, - сказала Рита. - Полиция разберётся, а твои музейные друзья подскажут, когда следует появиться, чтобы получить качественную информацию.
  
  Когда за Рэйкиниэль закрылась дверь, я тяжело вздохнула.
  
  - Мне кажется, она нас не услышала. Рэйка - и этим всё сказано. А ведь у меня было дурное предчувствие из-за этих картин. Надо как можно быстрее избавиться от нашей, пока и нас тоже не ограбили.
  
  Однако, вопреки предчувствиям ничего дурного в течение дня не произошло. Гости приходили и уходили, Кариса не уронила ни одного подноса и жалобную книгу заводить вновь не пришлось. К Рите на зов о помощи отозвалось целых четыре творчески одарённых эльфа, однако, стоило им взглянуть на картину, желание творить мгновенно куда-то исчезало. Эльфы как сговорившись, утверждали, что при написании картины использовалась какая-то специфическая магия, и как бы они ни старались закончить работу, ничего из этого не выйдет. Ибо, если маг взялся что-то делать, должен завершить сам. Мы все поначалу недоумевали, ведь сразу отмели вероятность создания картин эльфом, но после ухода четвёртого творца приуныли. Разумеется, эльф не оставил бы работу незавершённой, тем более, эльф, обладающий магическими способностями. Но ведь с ним вполне могло случиться что-нибудь нехорошее. Эльфы, конечно, обладают огромным резервом времени, но во всех мирах и среди всех народов никто не застрахован от случайной гибели. И если так случилось, что художник действительно эльфийский маг, которого уже нет в этом мире, картине по всей видимости суждено остаться незавершённой. Тогда, следовало бы отвезти её в музей, где ей самое место. Лично я не хотела бы, чтобы этот незаконченный шедевр оставался в "Приюте менестреля" дольше, чем требовалось. Остальные согласились, решено было дать картине последнюю возможность найти своего художника и оставить её в ресторане до конца недели. Хотя, после утверждений редактора "Поздней весны" Тэлинэла и четырёх художников я, признаться, потеряла всякую надежду увидеть картину в завершённом виде.
  
  На следующий день Рита и Вера укатили любоваться местными произведениями искусства, а моим рабочим местом стал бар. Мне уже приходилось несколько раз заменять барменшу и ничего страшного в этом я не видела. К тому же, из-за стойки очень удобно было следить за залом. До открытия оставалось ещё полчаса, я занималась наведением порядка в баре, когда в ресторан вошла Лиза.
  
  - Привет, - бодро поприветствовала я. - Как вчера погуляли? Элис понравились картины?
  
  Лиза рассеянно кивнула.
  
  - Хотя, больше ей приглянулись побрякушки гномьей работы. Всю дорогу домой просила купить ей такие же украшения. А Влад сдуру возьми да брякни: "Вырастешь, замуж выйдешь - муж тебе всё купит". Как бы она теперь при первом удобном случае не пристала с подобной просьбой к Эльдану.
  
  - О, Элис вполне способна, - усмехалась я. - А что, серьёзный разговор не дал результатов?
  
  Девушка поморщилась.
  
  - Честно говоря, не знаю даже, что там Эльдан ей вообще наговорил. Вроде бы притихла и даже обещала извиниться перед Рэйкиниэль. Но что-то мне не верится, что она вот так возьмёт и оставит свои притязания. Не в её стиле... Катя, ты знаешь, у нас в доме кто-то был.
  
  - Ну да, Элис девочка настойчивая... В каком смысле, кто-то был?
  
  Лиза чуть дёрнула плечом.
  
  - Мы вчера после музея решили заглянуть в наш новый дом, проверить, как он там. Так вот, в доме определённо кто-то побывал.
  
  - Как вы это поняли?
  
  - Разбитое окно подсказало.
  
  - И что, взяли что-нибудь?
  
  Лиза рассмеялась.
  
  - Если бы! Да я бы даже приплатила, лишь бы этот хлам кто-нибудь украл. Нет, все вещи как и прежде валяются на своих местах. Просто они разбросаны. Словно в этом хламе рылись, что-то разыскивая.
  
  - Гоблины? - почему-то предположила я.
  
  - Вряд ли, - с сомнением произнесла Лиза. - Гоблины не ограничились бы разбитым окном, а вырвали бы вдобавок и дверь.
  
  Что верно, то верно, если гоблины ломают, то от всей души и на совесть. То, обо что они чесали руки, потом очень сложно починить.
  
  - Как ты думаешь, - Лиза посмотрела на меня внимательно и напряжённо, - что они искали?
  
  Мне бы очень хотелось сказать какую-нибудь глупость, типа "Три магнитофона, три кинокамеры заграничных, три портсигара отечественных, куртка замшевая... Три. Куртки". Однако, вместо этого я в полголоса проговорила:
  
  - Картины.
  
  Он вошёл в зал без двадцати семнадцать и сразу же привлёк моё внимание. Гости "Приюта менестреля" в большинстве своём были заняты либо едой, либо разговорами, если кто-то из них и посмотрел на вошедшего, вряд ли этот человек их заинтересовал. Я же по какой-то причине не могла оторвать от него взгляда. Причём, дело определённо было не только в том, как выглядел гость. А выглядел он, надо сказать, великолепно. И это при том, что передо мной точно был не землянин. Но я никогда не видела таких людей на Альмарне. Это был молодой мужчина возможно, чуть старше меня, среднего роста, хорошо сложенный, одетый в чёрные брюки, белую рубашку, поверх которой был повязан матово-золотистый шейный платок, и пиджак. В добавок к этому, на нём были начищенные до зеркального блеска туфли и, самое интересное - у него в левой руке была трость. Она вовсе не предназначалась для помощи в передвижении - с походкой у мужчины всё было в высшей степени в порядке. Такой осанкой могли похвастаться разве что эльфы. Трость из какого-то темного материала с золотистым набалдашником в виде розы носила функции аксессуара. Мужчина не стал осматривать зал, а целенаправленно шагнул к бару.
  
  - Добрый день, - поприветствовал он меня. Я на мгновение зажмурилась, чтобы, наконец, прекратить на него пялиться, и улыбнулась:
  
  - Добрый день. Что будете пить? У нас широкий ассортимент напитков.
  
  Мужчина даже не взглянул на бар.
  
  - Воды, пожалуйста. - Молча дождался, когда я выполню просьбу. И только когда перед ним появился стакан воды, вновь заговорил: - Скажите, Маргарита, ваше объявление - на него кто-нибудь уже отозвался?
  
  - Объявление? - Не сразу сообразила я. Затем посмотрела на приклеенное к полке с бутылками сочинение Риты и совсем невпопад брякнула: - Маргариты сегодня нет. Я - Катя...Екатерина, администратор. Просто временно её заменяю.
  
  Мужчина заметно напрягся. И он по-прежнему не притронулся к своей воде.
  
  - Простите, я думал... Дело в том, что я художник. Имя моё не гремит по Альвенталии, но, поверьте, я кое-что умею. Мы с супругой путешествуем, в городе проездом, остановились в гостинице "Первоцветы". Там до меня и дошёл слух, что в ресторане "Приют менестреля" бармен Маргарита, - он с бумажки зачитал фамилию, - Вельская ищет художника, который смог бы закончить некую картину. Мне стало любопытно взглянуть. Но видимо, я пришёл не вовремя. Скажите, Екатерина, Маргарита будет работать завтра?
  
  - Будет, - кивнула я. - Но вам не стоит ждать до завтра. Я покажу вам картину, она здесь.
  
  Я установила на стойке табличку "Перерыв" и мы с гостем отправились в подвал, где небольшое помещение было отведено под кабинет.
  
  - Я не представился, - произнёс мужчина, когда мы спускались вниз. - Моё имя Дамиан. Дамиан Дэй.
  
  - Дэй? - Я открыла дверь в кабинет и хотела впустить гостя, но он жестом дал понять, что дама вперёд. - Где-то я эту фамилию определённо слышала...
  
  Мужчина чуть улыбнулся.
  
  - Ещё две сотни лет назад эти земли принадлежали фамилии Дэй. Но моих предков прогнали их более сильные в плане вооружения соседи, а спустя некоторое время продали землю эльфам. Может быть, вы слышали эту историю.
  
  - Может быть, - кивнула я. - На самом деле, историю эту я слышала несколько дней назад. Но фамилии рассказчик не называл. Так что, скорее всего, это было намного раньше. Кстати, вы ведь художник. Возможно, я слышала о ваших картинах? Или даже видеть вас в газетах? Вы кажетесь мне знакомым.
  
  - Исключено, - проговорил Дамиан Дэй. - Я уже триста лет не выставляюсь.
  
  Он вздрогнул и как-то странно посмотрел на меня, словно ожидая, что я сейчас начну придираться к его словам. Но я решительно не понимала, что было сказано не так. Чтобы разрядить обстановку, я подошла к стоящей у стены картине и принялась снимать бумагу.
  
  - Вот. - Отошла в сторону, позволяя Дамиану как следует рассмотреть портрет. - К нам уже приходили художники. Эльфы. Они смотрели на картину и отказывались с ней работать. Говорили, что художник при написании использовал магию.
  
  Дамиан Дэй смотрел на картину так, словно ничего прекраснее в жизни не видел. Впрочем, я понимала его чувства. Картина обладала почти той же притягательностью и реалистичностью, что и другие восемь найденных работ.
  
  - Они были правы - это без сомнения магия. Магия таланта художника, магия чувств, которые он вложил в картину. Это высшая степень волшебства.
  
  - Хм, эльфы имели ввиду несколько другой вид магии, - непонятно зачем ляпнула я.
  
  Дамиан Дэй снисходительно улыбнулся.
  
  - Эльфы. Эльфы безусловно великий народ. Люди Альмарны, к коим я отношусь, им в подмётки не годятся. Но есть у этого народа очень серьёзный недостаток. Они слишком долго живут.
  
  - Разве это недостаток? - Я, как и Дамиан Дэй, рассматривала картину, медленно погружаясь в пронизывающую её тоску. - Иметь возможность жить так долго, что перестаёшь обращать внимание на время.
  
  - Как вы думаете, почему люди на этой картине изображены спиной к зрителю? - неожиданно сменил тему Дамиан.
  
  - Они уходят в закат, - выдала очевидное я.
  
  - Они явно молоды, хоть я не вижу их лиц, рискну предположить, что они красивы и любят друг друга. Так зачем им уходить в закат? Не лучше ли было бы им остаться в солнечном дне или даже в занимающемся утре?
  
  Мне стало как-то неуютно. Захотелось немедленно закрыть бумагой картину, чтобы никогда больше не смотреть в спину уходящим от света прекрасным и влюблённым людям.
  
  - Вы считаете, на картине изображена смерть? Но они слишком молоды чтобы умирать.
  
  Дамиан Дэй не ответил. Он подошёл к картине и принялся закрывать её бумагой.
  
  - Я возьмусь завершить эту работу. Вы позволите?
  
  - Я? Конечно же позволю! Но...неужели вас ничего не смущает? Эльфы отказывались...
  
  Дамиан флегматично пожал плечами, при этом старательно и профессионально упаковывая работу.
  
  - А как насчёт оплаты? - вспомнила я. - Сколько будет стоить ваш труд?
  
  Мужчина закончил перевязать картину верёвкой и обернулся ко мне. На губах и в глазах его была лёгкая улыбка.
  
  - Как насчёт романтического ужина для меня и моей супруги в вашем чудесном заведении?
  
  Я моргнула. Определённо, сказывается регулярное общение с хитрыми наглыми гномами, которые то и дело пытаются найти способ вытрясти из клиентов как можно больше денег. Потому, что Дамиану я не поверила.
  
  - И всё?
  
  - Я думаю, что этого вполне достаточно. В конце концов, я получу гораздо больше - возможность закончить начатый воистину талантливым художником шедевр.
  
  Мужчина при этом как-то особенно улыбался. Мне показалось, что улыбка эта была насмешливая, но я не поняла, над чем или кем он смеётся.
  
  - Вас мои расценки не устраивают?
  
  - Нет, что вы! У вас и вашей жены будет незабываемый вечер, обещаю. Мы обо всём позаботимся...
  
  - После того, как я верну вам готовую картину, - решительно закончил Дамиан Дэй. - А теперь, не могли бы вы пригласить грузчика, чтобы он помог отнести картину в автомобиль?
  
  - Вы заберёте её сейчас? - удивилась я.
  
  - Ну да, зачем тянуть. Сегодня же приступлю к работе. Снаружи у меня арендованая машина. Я словно чувствовал, что возьмусь за эту работу.
  
  Тяжкостук легко, безо всякой помощи, вынес картину из ресторана и погрузил в кузов небольшого грузовичка. Я так же вышла проводить Дамиана к машине. По пути мы обсудили гостиницу, в которой проживает чета Дэй, и возможность кого-нибудь из нас, нынешних владельцев картины, заходить в гости, дабы убедиться, что с ней всё в порядке, хотя лично я твёрдо знала - несмотря на то, что картина даже в незавершённом виде прекрасна, скучать по ней не буду. Дамиан разрешил приходить когда нам будет угодно, клятвенно обещая закончить работу как можно скорее. Как раз в этот момент к ресторану подъехал маленький круглофарый Мини Купер. Из водительского места вывалилась хохочущая Рэйка, место пассажира покинул улыбающийся Захар. Я удивлённо уставилась на парочку, недоумевая, что это они делали вместе такое, что Рэйкиниэль задыхается от смеха. Эльфийка выпрямилась, посмотрела в сторону грузовика в то мгновение, когда Дамиан закрывал дверь водительского места. В какой-то миг в боковом зеркале отразилось лицо мужчины и острого эльфийского зрения хватило, чтобы его разглядеть. Рэйкиниэль изменилась в лице, перестала смеяться, застыла, как вкопанная. Дамиан завёл двигатель.
  
  - Это же он... - прошептала эльфийская журналистка. А затем повторила громко: - Это он! Остановите его!
  
  Крик возымел обратный эффект. Вместо того, чтобы попытаться остановить Дамиана, я отшатнулась от тронувшегося с места грузовика.
  
  - Стой! - закричала Рэйкиниэль. - Остановись!
  
  Она бросилась вдогонку набирающему скорость автомобилю, прежде чем тот успел выехать на дорогу, умудрилась его настигнуть. Под нашими с Захаром ошарашенными взглядами Рэйкиниэль вцепилась в кузов и с лёгкостью перемахнула через невысокий борт. Грузовик выехал на асфальт и скрылся за соседствующим с "Приютом менестреля" жилым домом, увозя и картину, и Рэйкиниэль, а я всё продолжала тупо пялиться им вслед.
  
  Захар метнулся к Мини Куперу, посмотрел на место водителя и раздражённо хлопнул дверью.
  
  - Забрала ключи... Катя, не стой! Зови Эльдана!
  
  Я скорее по инерции, чем осознанно, кинулась выполнять приказ. Не особо заботясь о том, что подумают гости ресторана, я промчалась по залу и вбежала в кухню. Не дав возможности Сильвио наорать на меня за столь резкое появление, я прямо с порога выдала:
  
  - Эльдан, Рэйку похитили...
  
  Никогда бы не подумала, что мне в лучших традициях старых добрых голливудских боевиков придётся запрыгивать во внедорожник на ходу. Но жизнь в принципе любит подбрасывать сюрпризы.
  
  Ленд Ровер Дискавери 3 нёсся по дороге Ардлаира, с трудом вписываясь в скоростные рамки, однако, грузовик мы всё-таки потеряли. Я не без усилия смогла заставить заторможенный мозг работать и выдавать информацию, которая могла бы помочь в поисках. Но, самое ужасное ждало меня после того, как я поведала Эльдану и Захару имя того, кого нам нужно было найти. Эльдан был непоколебим в своей уверенности - Дамиан Дэй умер, давно и безвозвратно. Близ гоблинского посёлка сохранилось старое кладбище бывших владельцев земли и их слуг. Гоблинам разрушать могилы строго настрого запретил местный шаман, который боялся возможной кары от духов того места. Кладбище благополучно заростало травой и медленно разрушалось самостоятельно. Но всё-таки там ещё можно найти склеп, в котором уже более четырёхсот лет покоится умерший в тридцатишестилетнем возрасте князь Дамиан Дэй. Сам эльф эту информацию почерпнул недавно - заинтересовался после обсуждения в доме Лизы и планировал блеснуть перед нами знаниями при первом удобном случае.
  
  - А может быть, это был зомби? - предположил Захар. - Как он выглядел?
  
  - Как обычный человек! - нервно бросила я. - Проклятие, я никогда не видела местных зомби! Мне не с чем сравнить!
  
  - Не кричи, - осадил мужчина. - Лучше вспоминай. Внешность, поведение. Что-нибудь показалось подозрительным?
  
  Эльдан подрулил к "Первоцветам" и мы всей толпой кинулись к администору. Минуты хватило, чтобы узнать, никакого Дамиана Дэя и его жены здесь не было и нет, да и человека, подходящего под описание - тоже. В машину мы трое возвращались так же бегом, правда, не особо понимая, что нам теперь делать.
  
  - Именно эту гостиницу Дамиан Дэй или кто он там, назвал не просто так, - стал рассуждать Захар. - Он действительно поехал в этом направлении. Вряд ли, чтобы нас запутать. Он украл картину и ему некогда петлять, нужно сматываться.
  
  - Поправка, - сказала я. - Картину он не крал. Я сама её отдала.
  
  - Я имею ввиду картину из музея.
  
  - Думаешь, это сделал он?
  
  - Не сомневаюсь. Рэйка, перед тем, как броситься в погоню, сказала "Это он". Наверное, каким-то образом ей удалось что-то разузнать о грабителе.
  
  - Я же её просил, - процедил Эльдан. Я впервые видела его таким раздражённым. Наверное, следовало бы сказать что-то ободряющее, но так уж случилось, что мне самой не помешала бы рюмка валерьянки. Или водки.
  
  - Эта дорога ведёт из города, а гостиница единственная на этом промежутке. Более того, она единственная на промежутке отсюда, до музея. Дамиан Дэй назвал её потому, что часто видел, но не жил, - продолжал Захар.
  
  - Выходит, он вообще не жил в городе, - подключился к рассуждениям эльф. - "Первоцветы" - гостиница при въезде в город. Дальше до музея нет ни одной. И если он никогда не жил в городе, значит где-то неподалёку. Ведь нужно было приезжать в Ардлаир несколько раз, может быть даже на дню.
  
  Эльф завёл двигатель и Ленд Ровер припустился из города. Я сидела на заднем сиденье ни живая, ни мёртвая. В голову настырно лезли мысли о маньяках родного мира, которые подбирают на дорогах голосующих девчонок, отвозят их в укромное местечко, где в лучшем случае держат до момент внесения выкупа, после чего отпускают, велев помалкивать. Худший случай взбесившееся воображение тоже пыталось обрисовать, но я всячески старалась взять себя в руки и успокоиться. Автомобиль мчался вперёд, скоро будет развилка. Одна из дорог ведёт в Вестерстэд и дальше, другая к реке, ею же и оканчивается. Нужно будет выбирать, куда ехать. Мы и так потеряли слишком много времени впустую.
  
  - Приём! Эльдан, приём! - тяфкнула автомобильная рация голосом Рэйкиниэль. - Эй, меня хоть кто-то слышит?
  
  Нужно отдать должное выдержке эльфа. Я бы точно съехала в кювет после такой заявочки.
  
  - Рэйкиниэль? Приём, слышу тебя! Где ты? С тобой всё хорошо?
  
  Рация разразилась противным треском и щелчками, а потом в салоне раздался насмешливый голос Рэйки:
  
  - Ну наконец-то! Я уж подумала, что вы решили меня не спасать. Со мной всё прекрасно. Я вам такое покажу... На перекрёстке сворачивайте к реке и езжайте в гоблинский посёлок. Ищите двухэтажный дом в конце посёлка, дальше всех от воды. Ребята, вы не поверите! Это сенсация!
  5
  
  Спустя тридцать восемь минут дезориентированные до состояния бандерлогов, которым старина Каа велел подойти ближе, я, Захар и даже Эльдан стояли в небольшой, но вполне просторной гостиной и от удивления не могли произнести ни слова. Стены помещения, а так же лестница, ведущая на второй этаж, были увешаны картинами. Пейзажи и натюрморты - разнообразие, способное составить конкуренцию экспозиции в музее Ардлаира. Да и столичный, уверена, не отказался бы заполучить всё это великолепие.
  
  - А? Как вам?!
  
  Рэйкиниэль скрестив на груди руки победоносно взирала на нас, стоя под недавно украденным портретом Илоны и её спутника. Компанию эльфийке составляли вполне себе реальные персонажи картины. Дамиан Дэй и красивая молодая женщина не были просто похожими на изображённых. Это были именно они - люди с картины, написанной не менее ста семидесяти лет назад.
  
  - Ваша подруга оказалась очень быстрой, - усмехнулся Дамиан Дэй, обращаясь, видимо ко мне. - А ещё у неё прекрасная память.
  
  Камень, вполне заслуженно брошенный в мой огород. Теперь стало ясно, где я видела мужчину. Конечно же, на картине. Но в отличие от Рэйкиниэль, я очень быстро забыла лица с найденного портрета.
  
  - Я работаю в газете, обращать внимание на детали - моя прямая обязанность, - не без удовольствия произнесла Рэйка.
  
  - Чьи это картины? - спросил Захар, рассматривая гостиную. - Ваши?
  
  Несмотря на то, что выглядели и Дамиан Дэй, и его спутница немногим старше нас, не только у одной меня не возникло желания обращаться к ним на ты.
  
  - Мои, я ведь художник, - кивнул мужчина. - Видимо, теперь придётся всё вам рассказать. Потому, что насколько я вижу, вам пока совсем ничего не понятно. Но сначала я хочу представить вам мою супругу - Илону Дэй.
  
  - До замужества Илона Вернвен, по первому мужу Илона Флаен, - выдал Эльдан. - Умерла четыреста восемь лет назад в возрасте двадцати восьми лет. А вы Дамиан Дэй. Ваше княжество занимало территории, граничащие с Альвенталией. Умерли вы четыреста восемь лет назад и было вам на тот момент тридцать шесть лет.
  
  Я ошарашенно уставилась на эльфа, потому, что ничего подобного услышать не ожидала. Мужчина и женщина, однако, вроде бы даже обрадовались осведомлённости вечножителя Альмарны.
  
  - Могли бы мы узнать ваши имена?
  
  Я, Захар и Эльдан покорно представились, Рэйка, видимо, сделала это чуть раньше. Илона Дэй пригласила нас присесть и поинтересовалась, не хотим ли мы чаю. Чаю никто не попросил, и женщина так же разместилась в кресле напротив сидящих на диване нас. Стоять остались Дамиан Дэй и Рэйка.
  
  - Итак, - проговорил мужчина, - ваша замечательная подруга, - благодушный взгляд на эльфийку, -пригрозила, что не уйдёт, пока не узнает, что на самом деле происходит вокруг найденных вами на днях картин. Я расскажу, тем более, что вам уже кое-что известно. Началось это давно, четыреста восемнадцать лет назад, когда жизненный уклад людей Альмарны несколько отличался от нынешнего. Каждый богатый человек имел свою армию и мог воспользоваться ею, чтобы истребитель слабейшего собрата. Вооружённые стычки тогда были обычным делом, и, наверное, это и погубило наш род. Людей на Альмарне теперь едва ли больше эльфов. Но, вернусь к рассказу. В то время я познакомился с Илоной Флаен - дочерью князя богатого княжества по соседству с владениями моей семьи. Ей было восемнадцать, мне двадцать шесть. Надо ли говорить, что мы полюбили друг друга. Но люди Альмарны не очень-то беспокоятся о чувствах даже в нынешнее время. Тогда же о такой ерунде, как любовь, не могло быть и речи. Илону ждал выгодный брак, да и у меня намечалась хорошая партия. Несмотря на соседство, фамилии наши враждовали, а причиной вражды были как раз те территории, на которых сейчас расположен Вестерстэд и его окрестности. Земля принадлежала семье Дэй, но Флаен имели на неё виды, о чём не раз вполне доходчиво намекали. Жгли лес и расположенные здесь деревни, устраивали вооружённые набеги, убивали скот, уводили в плен крестьян, даже пытались отравить реку. В результате, люди стали отказываться жить в подобных условиях, спорная территория пришла в запустение. Мой отец понимал, что именно этого и добивался сосед, но уступить уже по сути бесполезный участок отказывался принципиально наотрез. В подобных обстоятельствах не могло быть и речи о какой-то там любви детей противоборствующих сторон. Илона вышла замуж, я женился и вскоре уже мы, наследники фамилий, под руководством неугомонных родителей и с поддержкой супругов продолжили вражду за пустующую землю.
  
  - Монтекки и Капулетти, - пробормотал Захар. - Хотя, нет, тут хотя бы понятно, в чём суть ссоры.
  
  Я ткнула мужчину локтем в бок, чтобы не перебивал. Но если Дамиан Дэй и обратил на слова Захара внимание, вида не подал.
  
  - Я не мог принять происходящее, - продолжил он. - Всё это вызывало злость и отвращение не только по отношению к зачинщикам конфликта - нашим родителям, но и к самому себе. Я мог распоряжаться жизнями людей своего княжества, но только не своей собственной. Тогда я принялся искать способ освободиться и освободить любимую, чтобы мы, наконец, могли быть вместе. Моя жена стала подозревать меня то ли в какой-то лишающей разума болезни, то ли в одержимости. Мне было всё равно. Я пробовал договориться с отцом и мужем Илоны о прекращении вражды, пробовал убедить своего отца отдать эти проклятые территории, пробовал самостоятельно передать их соседям. В конце концов, отец запретил мне даже близко подходить к документам на землю, а нашим управляющим - вообще со мной разговаривать. Мне ничего не оставалось, как уехать вместе с женой из дома и поселиться где-нибудь подальше от людей. Мы купили небольшой дом и участок земли неподалёку от приграничного эльфийского города, и приготовились провести здесь всю оставшуюся жизнь. Мне было тридцать два года, Доре двадцать четыре. Недовольная сложившейся ситуацией, она, однако, не пыталась упрекать или убеждать меня, видимо считая, что спорить с сумасшедшим бесполезно и даже опасно. Как бы то ни было, я благодарен ей за её молчание. Она не мешала мне заниматься тем, что я любил лишь немногим меньше, чем Илону - писать картины. Я мог сутки напролёт проводить у холста и мне ничего не было нужно. Возможность заниматься любимым делом - это счастье. К тому же, у меня очень неплохо получалось. Недостатка в средствах мы не испытывали: отец, несмотря на мою несговорчивость, не бросил меня на произвол судьбы и помогал деньгами. Мне кажется это было сделано с расчётом, что увидев, насколько он терпелив и милосерден, я приму, наконец, его взгляды на жизнь. Однако, несмотря на отсутствие нужды, меня посетила мысль писать картины на заказ для соседствующих с нами эльфов. Именно это моё решение и стало по-настоящему судьбаносным. Спустя год в городе я познакомился с эльфийской колдуньей. Она была наслышана о моих способностях к живописи и предложила написать её портрет. Я согласился и почти год работал над картиной. Результат понравился заказчице настолько, что она решила отблагодарить меня по особенному. Эльфийка спросила, чего я желаю всем сердцем, но, возможно, в силу обстоятельств или по какой-либо другой причине не могу получить. Я честно рассказал ей свою историю. Эльфийка выслушала, после чего пообещала найти меня, когда ей будет что сказать, и ушла. Я уже не смел надеяться на какой-то хороший для меня исход и не ждал. Однако, эльфийка вернулась и вернулась не одна. С ней был гоблинский шаман - очень недовольный, однако, не возмущающийся. Эти двое дали мне вот это, - Дамиан показал нам сосуд, на мой взгляд, объёмом около стакана, на дне которого плескалось немного прозрачной жидкости. - Они сказали, что этот эликсир - результат соединения двух видов магии: эльфийской и гоблинской. Такое возможно, хотя случаи, когда магические способности эльфов гармонировали с шаманизмом гоблинов можно пересчитать по пальцам рук. Слишком много факторов должно быть учтено, иначе ничего не сработает. Предназначался эликсир только для меня и без третьего компонента абсолютно бесполезен. Третьей же составляющей являлся мой талант к живописи. Эльфийка назвала его моим личным магическим даром. Так вот, несколько капель эликсира нужно добавить в момент смешивания красок перед работой и все эмоции, желания, мечты, которые я испытываю, полностью отразятся на полотне. Но не в этом была его основная задача. Я должен был изобразить наш с Илоной портрет. Такими, какими я хотел бы видеть нас в жизни: влюблёнными и счастливыми, при этом обязаны быть соблюдены два условия. Во-первых, на портрете мы должны изображаться держащимися за руки, во-вторых, обязательный атрибут картины - восходящее солнце. Эльфийка и гоблин пояснили, что когда я закончу работу, эльфийская магия остановит возраст изображённых на картине людей, а гоблинская - сделает их неуязвимыми. Так мы с Илоной получим столько времени, сколько будет нужно для того, чтобы воссоединиться и прожить вместе сколь угодно долго. И я написал эту картину.
  
  Мы разом перевели взгляды на висящий на стене портрет. Люди, находящиеся с нами в гостиной были точно такими же, как и на картине. И от этого становилось настолько не по себе, что я непроизвольно придвинулась ближе к Захару. Даже Эльдан нервно потирал руки, и лишь Рэйкиниэль, кажется, ничем невозможно было пронять.
  
  - Невероятно! - восхищённо выдохнула журналистка. - Выходит, вы оба стали зомби при жизни?
  
  Илона слегка поморщилась.
  
  - Не люблю это слово, но оно как нельзя лучше подходит к нашей ситуации. Мы действительно живые зомби.
  
  - И сколько же вам лет?
  
  - Мне четыреста тридцать шесть, Дамиану четыреста сорок четыре.
  
  - Вы настолько старше меня! - ахнула Рэйка.
  
  - И меня, - глухо отозвался Эльдан.
  
  - А что было потом? - спросила я. - Ведь вы не могли оставаться со своими семьями. Люди бы заметили, что вы не стареете.
  
  - Дамиан дал мне знать о том, что сделал, как только закончил работать над картиной, - на этот раз заговорила Илона. - Вы, наверное, подумаете, что я разозлилась, ведь он принял решение за двоих, не спросив меня. Однако, это не так. Даже сейчас воспитание женщины Альмарны подразумевает покорность мужчине; тогда же у женщин вообще не было никаких прав. К тому же, я любила Дамиана и понимала, он сделал это для нас двоих. Я приняла произошедшее безо всяких возражений и ни разу об этом не пожалела. У меня была дочь, но воспитывалась она в основном свекровью, ибо я в семье мужа считалась белой вороной и доверия не вызывала. Мы с Дамианом сделали то, на что не решились десять лет назад. Бросили всё и сбежали.
  
  - Но вас обоих ведь похоронили, - напомнил Эльдан.
  
  - Это сделали наши родственники, - пояснил Дамиан Дэй. - Объявили о наших смертях, устроили похороны и благополучно зарыли в землю пустые гробы.
  
  - Они сделали это не только для того, чтобы не опозорить фамилии, - подтвердила Илона. - Думаю, в первую очередь это было послание нам, где бы мы ни находились. Мы для наших семейств отныне мертвы. К тому же, им было чем заняться. Время шло, а спорные территории всё ещё не были поделены. Для нас же время застыло. Мы отправились путешествовать по Альмарне. Держались подальше от людей и поближе к эльфам, у которых многому научились. В частности, приспосабливаться к изменениям в мире. Но даже им мы не выдавали нашей тайны. За четыреста восемнадцать лет о том, кем мы являемся на самом деле, помимо эльфийки и гоблина, которые изготовили эликсир, узнали только два эльфа: Эваниэль и Меларос. Но они кажется, не очень-то нам поверили, - смеясь подытожила она.
  
  - А вы верите?
  
  - Конечно! - выразила общее согласие Рэйкиниэль. - В это невозможно не поверить! Хотя, и поверить тоже... Я поняла, в чём смысл этой, - она кивнула на висящий портрет, - картины. А другая? Которую вы забрали у Кати, зачем она нужна?
  
  - Чтобы умереть, - просто ответил Дамиан.
  
  Рэйкиниэль застыла с открытым ртом.
  
  - Умереть?
  
  Я опустила голову и уставилась на свои руки. Оказывается, уже некоторое время держала на коленях сжатые до белых костяшек кулаки. Всё-таки картина действительно была о смерти. Двое, молодые и счастливые, рука об руку идут от рассвета к закату. От начала к завершению. Закон природы или прихоть Вселенной, но это правильно, так и должно быть. Так и никак иначе. Есть у эльфов очень серьёзный недостаток. Они слишком долго живут. Несколько часов назад я удивлялась словам Дамиана. А что теперь? Захар положил свою руку поверх моего кулака.
  
  - Я вижу, меня понимают не все, - мягко улыбнулся Дамиан Дэй. - Но это не страшно. Люди и эльфы - разные по природе своей существа. Мы научились взаимодействовать, но не научились понимать друг друга. Сам факт смерти у эльфийского народа вызывает долгую и глубокую скорбь, а возможность жить вечно считается великим даром. Но подходит он не для всех.
  
  Он внимательно посмотрел на нас с Захаром.
  
  - Как вы считаете?
  
  Мы промолчали. Жить так долго, что перестаёшь обращать внимание на время. Я ведь тоже считала эту способность даром. Наверное, я в чём-то завидовала эльфам. Так много времени, можно столько всего успеть сделать...
  
  - Вам стало трудно приспосабливаться? - спросил Эльдан.
  
  - Это определённо требует усилий, - согласился Дамиан. - Но дело не только в этом. Нам стало одиноко.
  
  И вновь тишина. Даже Рэйкиниэль притихла. Она подошла к дивану, села на подлокотник рядом с Эльданом.
  
  - Одиноко...
  
  Я криво усмехнулась, поняв, что всё ещё смотрю на свои руки. Забавное создание - человек. Всё ему не то и не так. Короткая жизнь - мало, бесконечная - одиноко. И ничего с этими противоречиями не поделаешь, так уж мы созданы: то ли закон природы, то ли прихоть Вселенной. Наверное, они неспроста сделали нас такими. Чтобы вечноживущие эльфы смотрели и удивлялись тому, как за такой короткий промежуток времени люди умудряются не только наделать глупостей, но даже их исправить.
  
  - Сто семьдесят три года назад мы с Илоной вернулись сюда, на родину. С нашего исчезновения прошло двести сорок пять лет, о нас конечно же давно забыли, но это было очень даже неплохо, - сказал Дамиан. - Время изменило многое, но не всё. Территория, из-за которой началась давняя вражда, всё ещё принадлежала семье Дэй и не давала покоя семье Вернвен. Потомки фамилии упрямо дрались за этот клочок земли уже из принципа, нежели по необходимости. Я сказал, что являюсь незаконнорожденным потомком фамилии по линии Дамиана Дэя. Историю моей жизни нынешние представители фамилии, конечно же не знали, зато внешнее сходство признали сразу благодаря семейным портретам, - Дамиан вздохнул. - Прошло два с половиной века и от моей фамилии практически ничего не осталось. Впрочем, такая же участь за эти годы постигла почти всё человечество Альмарны. Люди в никому не нужных битвах, воинах, вражде просто уничтожили сами себя. Наверное, в падении фамилии была моя личная вина: вместо того, чтобы в своё время заниматься делами семьи, завести и вырастить сыновей, я писал картины и страдал от несчастной любви. Но, видимо, такова судьба рода. Два с половиной века ничего не оставили от былого достоинства семьи Дэй и мне, как неизвестно откуда взявшемуся наследнику, были даже рады. Мы с Илоной поселились в замке у реки и принялись наводить порядок на уцелевших территориях княжества. А вместе с этим я начал писать картину. Эликсира оставалось только на последний магический шедевр. Я почти завершил работу, оставалось, как вы сами заметили, всего ничего. Но нам не повезло, на замок напали стремящиеся раз и навсегда уничтожить остатки семьи Дэй соседи. К тому же, они узнали о моём появлении и возможно, их эта новость вывела из себя. Пришлось спешно покидать свой дом, оставив все вещи. В том числе, в замке осталась и картина. Единственное, что я успел прихватить - эликсир, в надежде написать работу заново. Однако, очень скоро понял, на ещё одну картину здесь, - он поднял к глазам ёмкость, - не хватит. С тех пор мы не покидали окрестностей Ардлаира, и искали картину. Поначалу не было возможности даже приблизиться к захваченному замку, позже, когда земли были куплены эльфами, такая возможность появилась. Но в замке картины не оказалось и честно говоря, я был неуверен, что она всё ещё существует. Как и многие другие вещи предыдущих хозяев, её могли сжечь. Оставалось лишь ждать и наблюдать. Времени для того у нас было достаточно. И вот, сто шестьдесят восемь лет спустя в местной эльфийской газете я прочитал о том, что земляне нашли мои работы среди которых был какой-то портрет. Возможно, тот самый, который и был нам нужен.
  
  - Так выходит, вы искали незаконченную работу? - спросил Захар. - Зачем же украли из музея вот эту? - он кивнул на висящий на стене портрет.
  
  - Воровство - не мой профиль, - хмыкнул Дамиан Дэй. - Но никакого другого способа забрать картину и не выдать эльфам себя я не придумал. К тому же, картина большая и в помощники пришлось брать гоблина. А это, как вы понимаете, риск. Мы проникли в музей, затем в хранилище, где, как я выяснил днём, и находились картины. Они были упакованы, и у меня не было времени разбираться, что находится под бумагой. Совпадал размер и я понадеялся на удачу. Однако, картина оказалась не той.
  
  - И вы отправились искать в дом Лизы?
  
  - Так зовут новую хозяйку моего поместья? Ну что ж, мне жаль, но пришлось немного испортить окно. К сожалению, в доме картины тоже не было. И лишь каким-то чудом до меня дошли сведения, что в ресторане "Приют менестреля" работник бара ищет художника, который сумел бы закончить некую картину. Мы сразу поняли, что нашли то, что так долго искали.
  
  - А дальше вы знаете, - сказала Илона. - Дамиан забрал картину, Рэйкиниэль успела забраться в машину, а вы приехали её выручать.
  
  - Что произойдёт, - подала голос я, - когда картина будет завершена?
  
  - А что вы предполагаете? - насмешливо произнёс Дамиан. - Что мы тут же рассыплемся прахом там, где стоим? Нет, ничего такого. Мы просто получим обратно свою возможность состариться и умереть.
  
  - И вам не жаль своей жизни? - спросила Рэйка. - У вас впереди столько счастливых лет!
  
  - Да, но мы одиноки, - сказала Илона. - У эльфов есть другие эльфы, у людей, какими бы они ни были, другие люди. Мы же ни те и ни другие. У нас нет даже постоянного дома. Наверное, мы оказались не готовы к тому, что ждёт тех, кто вопреки природе получил дар, который им не полагается, и устали. Но теперь картина у нас и всё наконец-то закончится. Вот только, - она чуть помолчала, затем посмотрела прямо на Рэйку, - я хочу попросить вас, Рэйкиниэль, не писать о нас в своей газете.
  
  Эльфийка грустно улыбнулась.
  
  - Я уже поняла, что моя сенсация ускользнула прямо из рук. Но эта история не для газеты. О вас нужно писать книгу. Может быть, когда-нибудь, лет этак, через тысячу-другую...
  
  - Рэйка! - нахмурилась я.
  
  - А что? - неподдельно удивилась та.
  
  - Через тысячу-другую лет вы можете делать, что хотите, - снисходительно разрешил Дамиан. - Но я не могу оставить вас, Рэйкиниэль, без сенсации. Пожалуйста, подождите.
  
  Мужчина подошёл к небольшому книжному шкафу, взял папку и извлёк оттуда лист жёлтой от времени бумаги. Затем подхватил с комода чернильницу, из которой торчало самое настоящее перо, разложил всё это на журнальном столике, откупорил ёмкость с заветным эликсиром и добавил одну каплю в чернила. Затем Дамиан принялся что-то быстро и аккуратно писать. Текст мне был не виден, зато я прекрасно разглядела, как едва оказавшись на бумаге, чернила выцветали и становились почти незаметными. Окончив писать Дамиан оставил внизу размашистую подпись и протянул лист Рэйкиниэль.
  
  - Это не совсем сенсация, но лучше, чем ничего.
  
  Эльфийка пробежала глазами написанное. Затем удивлённо уставилась на мужчину.
  
  - Эти картины, - она перевела взгляд на стену за спиной Дамиана, - вы все их оставляете?
  
  - Точно, - кивнул мужчина. - Все, до одной. Как только я закончу работу, мы с Илоной вновь уедем, в этот раз действительно навсегда. А картины пусть остаются. Вы сможете передать их в музей или раздарить друзьям. Это только ваше право, Рэйкиниэль. Письмо, в котором четыреста восемнадцать лет назад князь Дамиан Дэй рассказывает своей любимой, но недосягаемой Илоне о том, как трудно ему без неё и что единственная отрада его жизни - живопись, у вас. Это письмо подтверждает моё авторство всех работ. На них всех след магии и определить точно дату написания невозможно. Даже эльфам-магам придётся поверить письму. Прошу лишь немного времени, чтобы завершить начатое.
  
  Они проводили нас до машины. Удивительно, почему гоблинов, нынешних соседей четы Дэй, не насторожило, что живущие рядом с ними люди не изменяются. Впрочем, может быть, не так это и удивительно. У относительно маложивущих гоблинов ведь тоже есть гоблины. А кому интересны два человека, живущих на окраине посёлка? Что в них такого, ради чего стоит тратить своё время, отвлекаться от себя, своих родных, друзей, детей? Уже сидя в машине я вспомнила:
  
  - Дамиан, не забудьте, "Приют менестреля" должен вам ужин.
  
  На обратном пути никто из нас не разговаривал, хотя, наверное, история была достойна бурного обсуждения. Однако, каждый размышлял над ней наедине с собой. Не знаю, о чём думали Эльдан и Рэйка, однако, ощущения того, что эльфы осуждают чету Дэй не было. Может быть, не понимают, но не осуждают. Наверное, эта история лишь укрепила эльфийскую уверенность в том, что люди - народ в высшей степени странный. Впрочем, всё может быть. Я положила голову на плечо Захара думала о том, что не могу отделаться от назойливой мысли о Дункане Маклауде. Забавно, такая философия жизни и смерти пронзает рассказ Дамиана и Илоны, а у меня в голове старый сериал о бессмертном шотландце с мечом наперевес, который из серии в серию рискует в прямом смысле потерять голову. Почему-то мне его проблемы вдруг показались каким-то глупыми и наигранными. В чём была суть этого его бессмертия? Изо дня в день, из года в год, из века в век бороться за него с такими же вечноживущими мечниками? А что потом? Остаться в одиночестве, не способному состариться и умереть, среди простых людей, срок жизни которых ограничен самое большее, столетием? Наверное, сериал закончился как-то приторно-правильно, чтобы не оставлять осадка в душах зрителей. Мне в своё время не хватило терпения досмотреть, и сейчас я этому искренне радовалась. Чем бы ни закончилась история Маклауда, вряд ли это было похоже на финал истории четы Дэй. Зато теперь я твёрдо знала, бессмертие существует не для одиночек. Дар такого масштаба должен быть преподнесён всем или не доставаться никому. Убаюканная размышлениями я не заметила, как задремала и проснулась уже в Вестерстэде.
  6
  
  - Не может быть! Вы меня разыгрываете!
  
  Захар положил развёрнутую газету на стойку и с подозрением посмотрел на меня.
  
  - Не может этого быть, - повторил он.
  
  Две трети листа разворота газеты "Сияние звёзд" занимала статья под названием "Бессмертные шедевры". Треть отводилась цветной фотографии: рядом с картиной, на которой мастер изобразил лесной пейзаж, стояла миниатюрная эльфийка с длинными светлыми волосами. На эльфийке было прямое светло-серое платье в пол, тонкая серебряная цепочка на изящной шее, такая же на запястье левой руки. Лёгкий макияж завершал образ и выгодно подчёркивал тёмные серые глаза. Подпись под фотографией гласила: "Рэйкиниэль. Корреспондент газеты "Поздняя весна". Город Ардлаир".
  
  Ресторан закрылся полчаса назад. Я, Рита, Лиза, Эльдан и Захар сидели за столом, пили чай и изучали последний выпуск "Сияния звёзд".
  
  - Детская головоломка - найди десять отличий, - понимающе усмехалась Лиза. - Рэйка очень красивая даже в своём стиле. А тут от неё вообще глаз не отвести.
  
  - Тут проще найти одно сходство, - Захар всё ещё недоверчиво смотрел на снимок. - Глаза действительно Рэйки. С чёртиками. Кстати, кто-нибудь в курсе, она вообще вернётся?
  
  - А что, есть сомнения? - спросила я.
  
  - Ну, вроде того. Я вчера подвозил Тэлинэла - их редактора. Он сказал, что написал Рэйкиниэль рекомендацию для прохождения стажировки в "Сиянии звёзд". Сдался, так сказать, под гнётом обстоятельств. Так что, после того, как Рэйка отвезёт картины в Ленасмальт, она имеет право рвануть в Аленваль на свою стажировку. В общем, не исключено, что Рэйка уехала надолго.
  
  - Не так уж и долго, - заметил Эльдан. Даже если новость его огорчила, эльф не подал вида. - От двадцати, до тридцати лет. Конечно, может случиться так, что ей предложат остаться в Аленвале...
  
  - Судя по написанному, музей Ленасмальта очень рад новым экспонатам, - проговорила Рита, задумчиво глядя на газету. - Рэйка отвезла туда все картины? И почему Ленасмальт, а не Аленваль?
  
  - Все, кроме портретов и тех картин, что уже находились в хранилище музея, - ответил Эльдан. - Дамиан и Илона были очень довольны тем, что какая-то память о них всё-таки останется в городе. В конце концов, здесь когда-то была их родина. А Ленасмальт в качестве нового хранителя работ Дамиана был выбран в первую очередь потому, что там живёт очень много эльфов, гоблинов, людей. Это ведь портовый город, к тому же, там находится ещё и аэропорт. Так, по всему выходит, что картины в Ленасмальте увидит большее количество народа, чем в нашей чрезмерно тихой столице. А именно этого Рэйкиниэль и добивается.
  
  Дамиан и Илона Дэй уехали из гоблинского посёлка почти три недели назад. Картина была закончена, оправлена в раму и добавлена в домашнюю галерею художника. После чего уже не бессмертные супруги воспользовались приглашением и наведались в "Приют менестреля". В честь таких гостей мы, памятуя, что на друзьях не экономят, даже закрылись раньше обычного. Организованный ужин обоим очень понравился, на прощание Дамиан попросил напомнить Рэйкиниэль о том, что в доме на окраине посёлка её ждут картины, в том числе та, которая была украдена и другая, которую он дописал. Рэйка "нашла" работы только через три дня после отъезда художника и его жены. Лично я была удивлена тому, что эльфийка тянула с поездкой за город. Мне казалось, стремление поскорее обрести свою сенсацию погонит туда неугомонную журналистку, едва за окном рассветёт. Но, Рэйкиниэль опять удивила: она придумывала какие-то дела, не вылезала из редакции, взяла, наконец, интервью у гномов - владельцев нового мебельного магазина. Однако, после тонкого намёка на то, что картины вполне себе могут обнаружить гоблины, они всё же были найдены, письмо тоже, после чего, посовещавшись с директором музея, Рэйка собрала найденные работы и отправилась в командировку в Ленасмальт. Там она пребывала уже почти неделю, и вот, в сегодняшнем выпуске самой популярной газеты королевства мы узрели её в самом неожиданном образе.
  
  В дверь громко и настырно постучали. Мы переглянулись.
  
  - Постучат и перестанут, - сказала Лиза. - Мы закрылись.
  
  Однако, стук не прекращался, он даже стал как будто громче и настырнее. Эльдан поднялся и отправился открывать. Ему стоило только повернуть ключ в замке, как дверь распахнулась и на шее эльфа повисла Рэйкиниэль.
  
  - Я так соскучилась!
  
  Эльфийка отпустила Эльдана прежде, чем он успел обнять её в ответ, и бросилась к столу, за которым сидели опешившие мы.
  
  - Всем привет, а вот и я! Скучали? - и эльфийка насмешливо прищурилась.
  
  Захар меланхолично перевёл взгляд на фотографию.
  
  - Я так и знал, что это розыгрыш.
  
  Рэйкиниэль была одета как стиляга. По крайней мере, именно это слово мгновенно пришло мне в голову при виде белоснежного платья с пышной юбкой до колен, которое словно бы какой-то художник использовал в качестве палитры. Писал же он по всей видимости огонь, так как мазки, щедро украшавшие платье, в основном были красного, оранжевого, зелёного и жёлтлго цветов. Вдобавок к этому, талию Рэйки охватывал широкий алый ремень, а на ногах были такого же цвета туфли. Длинные светлые волосы эльфийка заплела в косу и небрежно забросила на спину. Рэйкиниэль взглянула на газету и широко улыбнулась.
  
  - Как вам мой унылый образ?
  
  - И вполне себе не унылый, - не согласилась Рита. - Ты бы попробовала этот, - она кивнула на фотографию, - стиль. Тебе очень идёт.
  
  Эльфийка без зазрения совести уселась на стул Эльдана и притянула к себе газету.
  
  - Идёт. Только мне очень быстро надоест. А когда надоедает, - она подняла на нас страдальческий взгляд, - ведь не красиво?
  
  - Когда ты успела приехать? - сменила тему Лиза. - Мы уж подумали, что ты там останешься. Или ты за вещами?
  
  - А, Тэлинэл всё уже разболтал! - притворно нахмурилась Рэйка. - Эх, я-то хотела сделать сюрприз.
  
  - Уезжаешь? Ой, да на кого же ты нас! - не слишком убедительно запричитал Захар.
  
  Рита пнула его ногой под столом и проговорила:
  
  - Сбылась твоя мечта, Рэйка...
  
  - Я никуда не поеду!
  
  -...поздравляю и... Как это, не поедешь?!
  
  - Ага, как это, не поедешь? - насмешливо удивился Захар. - Я что, зря вчера Тэлинэлу намекал, чтобы он взял меня на твоё место?
  
  - А он согласился?
  
  - А ты поезжай, с Тэлинэлом я договорюсь!
  
  Эльфийка вздохнула.
  
  - Не успела отлучиться, меня уже подсидели.
  
  - Ты почаще в свои командировки катайся, вообще без дома останешься! - поддела я. - Земляне - не альмарнцы, мы народ предприимчивый!
  
  - Не сомневаюсь. Кстати, я летала в Ленасмальт самолётом компании "Эвани-Аэр". Так что, пришлось просить друзей дотащить и меня, и картины до аэропорта в город за триста километров от Ардлаира. Но это ерунда. Я узнала кое-что интересное. Оказывается, сия авиакомпания принадлежит тем самым Меларосу и Эваниэль! Тем, о которых упоминал Дамиан. Так вот, эти двое поженились!
  
  - Ого! - проговорила Рита. - И пожениться успели, и дело своё открыли. Не только земляне, выходит, предприимчивые.
  
  - У них очень хорошо налажена работа с клиентами, - сообщила Рэйка. - Я беспокоилась за картины, но по окончании полёта мне их вернули в целости и сохранности. В общем, с авиацией у нас всё в порядке, я проверяла!
  
  - Эльф - не эльф, если не всё идеально, - подытожил Захар. - А вообще, любите вы всякие новые игрушки. Следующим этапом наверняка будет полёт в здешний космос.
  
  - Так ты правда отказалась уезжать? - спросила Лиза.
  
  - Правда, - подтвердила Рэйкиниэль. - Мне, конечно, хотелось бы поработать в "Сиянии звёзд", но это отъезд на целых пятьдесят лет. Ерунда для эльфа, но для человека...
  
  - А причём тут человек? Погоди, ты что же, остаёшься из-за нас?..
  
  - Скорее из-за того, что не хочу застать вас старыми и маразматичными по приезде!
  
  Мы недоумённо уставились на Рэйку. Та ещё мгновение держала серьёзное выражение лица, а затем не выдержала и расхохоталась.
  
  - Вы бы себя видели! - она шумно выдохнула и проговорила: - На самом деле, это не совсем шутка. Просто подумала... Я вернусь, а вам по восемьдесят. Получается, я пропущу так много из вашей жизни. Вы ведь очень мало, но очень интересно живёте. И я решила, что стажировка подождёт. Я ещё не готова работать в такой известной газете, замахиваться на общекоролевский уровень. К тому же у меня есть кое-какие мысли касательно новой рубрики в "Поздней весне".
  
  - Страшно представить, - честно призналась я, всерьёз опасаясь, что журналистка вернулась к идее написать о женщинах с Земли и начать планирует с меня.
  
  - О, это совсем не страшно, - заверила Рэйка. Затем посмотрела на Захара: - Помнишь, в день, когда мы познакомились с Дамианом и Илоной Дэй, ты в машине рассказывал мне короткие нелепые истории о землянах?
  
  - Рэйка, это называется анекдоты.
  
  - Точно! - Эльфийка в предвкушении потёрла руки. - Это очень смешно! Я планирую в ближайшее время уговорить Тэлинэла завести колонку, где пару раз в неделю будут публиковаться анекдоты! Поначалу про землян, а потом я думаю, можно писать подобные истории про гоблинов и гномов.
  
  - Кажется, Тэлинэл крепко пожалеет, что не выслал тебя из города, когда ты сама того хотела, - смеясь сказала Рита. - Теперь ему будет трудно отделаться от твоих идей.
  
  - Тэлинэл ещё не понял, какое сокровище в моём лице приобрёл! - фыркнула эльфийка. - Я сделаю "Позднюю весну" самой популярной газетой в западной части королевства! И плевать, что я не стажировалась в столице. Плох тот журналист, который не видит сенсации у себя под носом!
  
  Мы разбрелись по машинам и отправились по домам. По дороге, о чём-то несуразном болтали с Верой и Захаром, смеялись над анекдотами в исполнении мужчины и даже выбрали несколько на пробу для Тэлинэла. Вдруг идея с колонкой человеческого юмора действительно придётся по вкусу в Ардлаире. Тогда, наверное, это будет ещё один шаг двух народов навстречу друг другу. В конце концов, Рэйкиниэль отказом уезжать в столицу показала, что ценит время, которое отведено её друзьям больше своих амбиций. Может, когда-нибудь мы, ничего не видящие дальше своего носа пришельцы, всё-таки станем друзьями не только отдельным эльфам, но всему этому миру. Хочется верить, что этот день наступит раньше, чем мне перевалит за восемьдесят, я стану старой и маразматичной. Непременно ведь стану, с моими-то нервишками. Однако, отрицать неизбежность завершения того, что когда-то началось, не имеет смысла. Будет старость и будет смерть, поэтому нужно с умом использовать каждый миг короткой, но очень интересной жизни. Я усмехнулась собственным мыслям. Вот именно этим мы сейчас конечно же и занимаемся, с умом тратим миги жизни на анекдоты. Человек определённо очень странное создание. Но... наверняка у Вселенной есть какие-то планы и на наш счёт.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) В.Соколов "Фаэтон: Планета аномалий"(ЛитРПГ) В.Кощеев "Тау Мара-02. Контролер"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Боевик) К.Вэй "По дорогам Империи"(Боевая фантастика) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)"(ЛитРПГ) А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) М.Боталова "Беглянка в империи демонов 2. Метка демона"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Малышка. Варвара ФедченкоПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. ИрунаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиПеснь Кобальта. Маргарита Дюжева��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаОфисные записки. КьязаЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Офсайд. Часть 2. Алекс ДПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"