Андреев Дмитрий: другие произведения.

Российская контрреволюция-1917

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 3.42*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что было бы, если бы весной 1917 года в России победили те, кто в нашей истории "проснулись" лишь осенью? Каким путем пошла бы мировая история? Эти вопросы интересуют многих из нас. Предположим, что российских военные, дипломатические и финансово-промышленные круги объединились в начале 1917 для того, чтобы взять в свои руки власть, выпадавшую из рук прогнившей монархии? (с)Дмитрий Андреев.

Альтернативная история XX века:
победа контрреволюции в России, год 1917.
 

Что было бы, если бы весной 1917 года в России победили те, кто в нашей истории "проснулись" лишь осенью? Каким путем пошла бы мировая история? Эти вопросы интересуют многих из нас. Предположим, что российских военные, дипломатические и финансово-промышленные круги объединились в начале 1917 для того, чтобы взять в свои руки власть, выпадавшую из рук прогнившей монархии?

Осень 1916 года, Петроград.

"Господа! Наша страна проигрывает Великую войну. Несмотря на успех наступления войск господина Брусилова этим летом, у нас нет хлеба, войска не хотят сражаться и нет воли к победе у высших кругов. Мы должны спасти страну, пока она не погрузилась в хаос.", - сказал Милюков, стоя за столом в темной комнате, собравшей высший свет Новой России, людей управляющих Империей: военных, банкиров, промышленников, депутатов Государтсвенной Думы от Прогрессивного Блока.

........

"Итак, мы пробьем назначение генерала Деникина командующим запасными частями в Эстляндии и перебросим к нему его 4-ю "Железную" стрелковую дивизию на отдых.", - пробормотал Брусилов....

23 февраля (8 марта по новому стилю) 1917 года, Петроград.

"Опять!!! Мы опять опоздали!", -пробомотал Гучков, пробираясь по растревоженному забастовками городу. "Если власти задавят бунт, мы проиграли. Если бунт перерастет в революцию - мы проиграли. Хоть бы работал телеграф!",- почти вслух сказал будущий премьер-министр Российской Республики, крадясь вдоль Невского проспекта. На улице звучали лозунги и выстрелы.

25 февраля (10 марта по н.ст.) 1917 года, вечер, Тарту.

"Быстрее!", - прокричал Деникин, презжая мимо эшелона. Офицеры засуетились и стали буквально запихивать солдат по вагонам. Эшелоны, сбитые из товарных и пригородных вагонов, отправлялись к Петрограду. По последним данным, в городе началось братание солдат с бастующими массами, а на линейных кораблях Балтфлота в Кронштадте начались расправы над офицерами. Ставка приказывала подавить беспорядки, и Деникин выполнял ее приказы. Пока выполнял.

27 февраля (12 марта по н.ст.) 1917 года, Петроград

"Исполнить повеление о восстановлении порядка в столице не мог. Большинство частей одни за другими изменяли своему долгу, отказываясь сражаться против мятежников... К вечеру мятежники овладели большей частью столицы", - из донесения генерала С.Хабалова Государю.     "Да здраствует Временное правительство!!!" - гласили лозунги, быстро наносимые на кумачовые полотнища в подсобных помещениях ГосДумы. ГосДумы, лишившейся большей части членов Прогрессивного Блока. Пройдя последнию треть пути пешком, части Деникина разворачивались для штурма своей столицы.

3 марта 1917 года.

"В связи с отречением Великого Князя Михаила Александровича от престола, мы вынуждены взять власть в свои руки. Да здраствует Великая, Могучая и Неделимая Россия и ее Великий Народ!!!", - сорвавшись на крик, заявил лидер нового кабинета министров Российской Рспублики, Гучков, входя  в зал заседаний Государственной Думы. Оглядевшись, он упал на колени и стал блевать. Размазанные по стенам кровь и внутренности жертв обстрела трехдюймовками не способствовали душевному равновесию. На улицах казаки Краснова и железные стрелки Деникина с интересом наблюдали дворников, согнанных для уборки тел германских шпионов и врагов свободы. Тела не считали, но в последующие две недели на кладбищах выжившие бунтовщики здорово потрудились, закапывая тысячи трупов. Попадались и депутаты.

Март 1917 года.

На фронтах было спокойно. Уставшие солдаты все еще выполняли приказы офицеров - для них ничего не изменилось, только некоторые слишком одиозные офицеры были сменены на других, довольствие улучшилось (правительство стало использовать последние резервы). Генералы Эверт и Куропаткин отправились на Восток руководить тыловыми округами. Главкомом стал Брусилов, Юго-Западным фронтом командовал Деникин, Румынским - Сахаров, Западным - Корнилов, подавивший выступления в Москве железной рукой. Северо-Западный фронт получил Краснов. Должность начальника Генерального Штаба при Ставке продолжал исполнять Алексеев. Близилась весна, а значит голод в городах, отложенный карточной системой и повышением цен, отступал. Голодные бунты происходили во многих городах страны, но они быстро подавлялись вызванными с фронта кадровыми частями. Тыловики сотнями тысяч отправялись на фронт. Министр иностранных дел Милюков обещал союзникам "войну до победного конца".

11 апреля (по н.ст.) 1917 года, Петроград.

"Мы должны провести земельную реформу! В городах голод, поместья горят, крестьяне сбиваются в шайки.", - запальчиво говорил генерал-майор Врангель, ставший известным в последнии две недели после назначения на пост руководителя "Комиссии по земельному переустройству". Сидевшие в зале представители дворянства стали понимать: реформа неизбежна, раз военные и крупный капитал за нее.

23 апреля (по н.ст.) 1917 года.

Текст "Приказа о земле" был прост и понятен даже неграмотному крестьянину: "Приказ Правительства, облеченного всей полнотой власти, передает землю трудящимся хозяевам в вечную наследственную собственность, но не даром, а за выплату государству стоимости ее для расчетов с собственниками отчуждаемых земель....". Дьявол был в мелочах - особо культурные и промышленно важные владения не отчуждались, а максимальный размер поместья определялся для каждой губернии отдельно. Закон был действителен только на территории великороссийских, сибирских, дальневосточных, белороссийских и малороссийских губерний. Бунты стихли, но с середины лета на юге и западе запылыхали вновь - там находились большинство "культурных и промышленных" владений... Но Империя, ставшая Республикой, не имевшая Гимна и жившая под торговым трехцветным флагом , получила столь нужную передышку.

16 июня (по н.ст.) 1917 года, Париж.

"Чего они требуют?", - спросил в телефон Пенлеве. "Мира", - ответил командующий 5 Армии. "Вы командир или кто? У Вас бунтуют части, распропагандированные бошами, а Вы идете на переговоры?!! Дайте два залпа - они разбегутся.", - разьяренно проорал "кровавый Пенлеве".

26 июня (по н.ст.) 1917 года, Ставка Русской Армии.

"Что таму наших союзников?", - бодро спросил Алексеев у адьютанта. "Революция, в Париже Коммуна, до 100000 солдат дезертировали или перешли на сторону коммунаров", - ответил Павлов. Алексеев грузно сел на стул. "Наступление Юго-Западного и Румынских фронтов опять отложили, а теперь у лягушатников революция. Успеем мы разгромить австрийцев до подхода подкреплений с Западного фронта?", - подумал начальник Генштаба.

Июль-Август 1917 года.

День и ночь южнее Полесья тысячи людей убивали друг друга. Российская Армия совместно с румынами взяла Бухарест и Плоешти, ворвалась во Львов, вышла на подступы к Карпатам. Сформированные из четвертых полков обычных дивизий новые дивизии 5-ой очереди дрались неплохо, а уменьшение размера дивизий улучшило их управляемость. К началу сентября немцы перебросив с Западного фронта 27 дивизий и большое количество авиации и артиллерии серией контрударов остановили русские войска. Тем временем во Франции самодемобилизовалась армия, востал флот и к 1 сентября 1917 года Коммуна контролировала Париж, Юг и Центр Франции и, заключив с немцами перемирие, перебрасывала наиболее сохранившиеся части французской армии с южного участка Западного Фронта на Север, в Нормандию, где верные Петену части защищали тылы английских и бельгийских войск, все еще сражавшихся во Фландрии и на Нижней Сене против германцев.

28 сентября 1917 года, Париж.

"Товарищи, к нам прибыли русские эмигранты, имеющие большой опыт подпольной борьбы. Мы решили использовать их опыт для организации разгрома Южной Армии Петена в Бордо. Садитесь, товарищи Ульянов и Троцкий! Как вы там говорили: "заградотряды"? Мы должны использовать все возможные якобинские методы с варварским капиталистическим режимом. Давайте обсудим эту идею.", - лидер Совета Коммун Франции говорил быстро и решительно. За ним была уже почти полумиллионная революционная гвардия и до трехсот тысяч бойцов новой Французской Красной Армии, спешно формируемой из дезертиров и остатков регулярных частей. Флот посылал лучших своих матросов для борьбы на сухопутных фронтах и ржавел в Марселе и Тулоне.

1 октября 1917 года, Берлин.

"Мы должны наступать! Русский паровой каток мы остановили просто чудом. Блокада все сильнее бьет по нашей экономике, наши войска в Эльзасе заражены коммунарскими идеями. На Севере Франции все еще остается почти 60 английских и бельгийских дивизий, сражающихся с нами, и до 30 регулярных французских, борющихся с коммунарами.", - сказал Людендорф. "Мы должны высадится в Петрограде", - высказался Гинденбург. "Что Вы говорите!! Мы не можем рисковать крупными кораблями в этом мелководье!", - почти прокричал Шеер. "А что еще? Наступать на Москву? Или добивать англичан и французов, усиливая социализм?", - ответил Гинденбург.

.................

"Мы можем выделить для наступления в Прибалтике до 45 дивизий, еще 5 - для десантов на Моонзунд и Аландские о-ва, и еще 10 кадровых с Запада для удара в сердце России!", - высказался Людендорф. "В голову... Сердце в Москве.", - подумал Кайзер Вильгельм Второй, но промолчал.

7 октября 1917 года, Кронштадт.

Ругань переполняла порт. На корабли грузили топливо, припасы, странным образом перемещали боезапас - сверху были немногочисленные учебные, а снизу - максимально безопасное количество бронебойных. Адмирал Непенин ругался. Он получил от своей и британской разведки сообщения о странной активности Флота Открытого Моря, о переброске за последнюю неделю в Балтику огромного числа тральщиков, эсминцев и транспортов, что означало одно - вторжение. Но куда? "Скорее всего Моонзунд.", - подумал адмирал и доложил в Ставку. Ставка долго ругалась, но вот сегодня пришло сообщение о резком усилении Северо-Западного Фронта и 6-ой Армии, стоявшей в Петрограде. Сам Непенин должен был эскортировать 132 пехотную дивизию, посаженную на 11 транспортов, на Моонзунд. План был прост - только оборонительное сражение давало какие-то шансы, поэтому все 5 броненосцев вместе со старыми эсминцами, минзагами и "Авророй" ушли к Моонзунду еще вчера, а сегодня Непенин выходил в море с главными силами - четырьмя "Гангутами", броненосным крейсером "Рюрик", 4 обычными, уже успевшими устареть крейсерами и "Новиками" отправляясь к знаменитом полуострову Гангут, чтобы крейсировать там, представляя "фланговую угрозу для сил вторжения".

8 октября 1917 года, Берлин.

"Они узнали, герр Людендорф", - молодцевато отчеканил адьютант. "Передайте Шееру - план Albion вступает в действие на  неделю раньше, 14 октября. На следующий день после высадки в атаку пойдут войска группы армий Эйхгорна. Хоть бы успеть до сосредоточения русских войск.",- хмуро ответил фельдмаршал.

11 октября 1917 года, Бордо.

Бронепоезд командующего Южным Фронтом Коммуны Франции Троцкого со свистом остановился. У доков еще шел бой - остатки сенегальцев грузились на английские корабли, а 3-я и 7-е дивизии Французской Красной Армии пытались им в этом помешать. "Товарищ комфронта!!! Остатки 24й дивизии противника прорвались на Юг!!!", - в кабинет ворвался разгоряченный посыльный. "Ну и пусть, баски не дадут им уйти.", - ответил Троцкий. "Это не коммунисты. Они были против предоставления независтимости баскам. Они не понимают идей Мировой Революции. Их пришлось устранить, отправить в Париж. Теперь баски восстали и здесь, и в Испании, режут буржуев, пока по национальному признаку, но скоро мы по настоящему разогитируем их, они перебьют и своих феодалов. Но это будет потом, а пока нужно, чтобы петанисты ушли в Испанию. Нам нужен повод для освободительного похода.", - думал Троцкий. В этот момент снаряд с британского броненосца разорвался рядом. Бронепоезд тряхнуло, машинист срочно дал задний ход и устремился на Север. Подоженные два дня назад подпольщиками нефтяные склады все еще горели и не давали возможность морякам вести прицельную стрельбу. Это и спасло жизнь комфронта. В ходе боев за Бордо англичане потеряли два эсминца от огня бронепоездов, и поэтому сейчас охотились за ними особенно сильно.

13 октября, 2 часа 30 минут, Балтика, юго-восточнее о-ва Борнхольм, борт ПЛ "Барс".

- "Вижу на зюйд-весте крупную группу кораблей противника, курс на Восток, скорость 12 узлов, дистанция 50 кабельтовых!!!"

- "Курс зюйд-ост, полный ход!! Сколько их?"

- "Больше тридцати, как минимум 10 дредноутов!"

- "Радист, передавай в штаб:..."

13 октября, 3 часа 7 минут, Балтика, юго-восточнее о-ва Борнхольм, борт ЛКР "Гинденбург"

- "Торпеда по левому борту!!"

- "С B-109 передают что в них попала торпеда, на борту пожар, хода нет!"

- "Расшифрована фражеская радиограмма - они знают, где мы!"

- "С A-14 передают что атаковали неизвестную субмарину!"

- "B-109 оставлен экипажем!"

- "Неизвестная субмарина потоплена!!"

- "Отмена боевой тревоги!"

"Все, теперь мы идем к подготовленному противнику. Проверим, чему их обучила Цусима!", - сказал Хиппер сам себе.

13 октября, 12 часов 30 минут, Балтика, район Аландских о-вов.

Совещание капитанов кораблей Северной Боевой Группы и Штаба на борту "Полтавы" продолжалось уже полчаса. На кораблях эскадры чинили оборудование, попорченное недельным маневрированием в холодной Балтике, проводили учебные тревоги и всматривались в горизонт - там был Флот Открытого Моря, которого они боялись всю войну, отсиживаясь за минами. 4 линкора шли под прикрытием 8 эсминцев типа "Новик", 5 крейсеров маневрировали отдельно, а 4 эсминца, включая сам знаменитый "Новик", были развернуты на 10 миль западнее. Авиатранспорт "Орлица" поднимал каждые 3-4 часа по гидроаэроплану в воздух, обеспечивая штаб флота информацией обо всех кораблях, замеченных к югу и западу, сам скрываясь в шхерах у Гангута. 

Южнее, в проливе Моонзунд, размещалась Южная Боевая Группа - 4 броненосца, включая ветерана Порт-Артура "Цесаревича", 18 старых ЭМ постройки 1905-1907 годов, а также учебный артиллерийский корабль "Император Александр II", ранее броненосец и множество тральщиков. Все остальное, мало пригодное для боевых действий, было сосредоточено в Ревельском порту. "Аврора" и "Диана" крейсировали вдоль Центральной Минно-Артиллерийской Позиции в Финском Заливе.

13 октября, 13 часов, Балтика, южнее Гогланда.

Флот Открытого моря шел огромной эскадрой, прикрытый четырьмя флотилиями миноносцев (всего 43 штуки), тремя десятками тральщиков с выделенными для разведки двумя Разведывательными Группами: Второй (легкие крейсера "Кёнигсберг", "Карлсруэ", "Нюрнберг", "Франкфурт" и "Данциг") и Шестой (легкие крейсера "Кольберг", "Страссбург", "Аугсбург", "Блитц" и "Наутилус").  Линейные крейсера "Гинденбург" и "Дерфлингер" под флагом самого Хиппера шли немного впереди основных сил - Третьей и Четвертой Эскадр линкоров, состоящих из 10 современных дредноутов, включая "Байерн". 63 парохода с четырьмя дивизиями на борту - 3 для Моонзунда и одна для Аланд, шли в хвосте, прикрытые Седьмой Полуфлотилией миноносцев из 7 вымпелов и дюжиной тральщиков. Развернутые в Балтике пять субмарин должны были уничтожить русские корабли.

13 октября 1917 года, Ставка Русской Армии.

"Нанести удар до сосредоточения вражеских сил? Интересно. Но мы рискуем.", - сказал Брусилов. "Да, да, конечно!", - поддержал Алексеев. Кутепов оглядел своих визави и усталым голосом сказал: "У нас нет ресурсов для долгой войны с Германией один на один. Нам нужна победа. Если немцы сумеют разгромить нас в Прибалтике, они не дадут нам настпать весной на Балканах. Страна все еще бурлит, взрыв подготавливается. Необходимы решительные меры. Если мы даже ценой собственного Балтийского Флота сумеем нанести немцам чувствительное поражение, они задержат наступление, а затем будет поздно - наши новые конно-механизированные корпуса и артиллерия уничтожат Австрию и Болгарию, мы войдем в Германию с Юга."

14 октября 1917 года, 2 часа 34 минуты, Балтика, южнее Аландских о-вов, борт ЭМ "Новик".

"Ваше высобродь!!! Видны огни на зюйд-весте!", - доложил впередсмотрящий. "Полный ход, курс зюйд-вест, доложите адмиралу - мы атакуем", - приказал капитан. Четыре эсминца как один стали разворачиваться, пока их могучие машины разгоняли их до тридцатипятиузлового хода. 

14 октября, 2 часа 35 минут, там же, борт КРЛ "Кёнигсберг".

Контр-адмирал Рейтер хмуро взглянул на старшего офицера и отдал приказ: "Боевая тревога, курс на Восток, открыть огонь по кораблям противника!". 

14 октября, 3 часа 7 минут, там же.

"Новик" шел тяжело. Так казалось всем, хотя он летел со скоростью 37 узлов, уходя от огня вражеских крейсеров на Запад, отвлекая их от трех других эсминцев дивизиона, медленно уходивших на Северо-Восток. Залп из 32 торпед оказался неожиданностью для врага - один из его крейсеров тонул, другие тоже получили повреждения - два из них резко отстали и повернули на Юг. Обе стороны оказались неготовы к такому развитию событий, и посылали свои корабли случайно.

14 октября 1917 года, Балтика.

Огромное морское сражение, не имевшее ничего общего с Ютландским, завершилось к вечеру. У Аланд к "полю боя" последовательно подходили: Шестое разведывательное соединение немцев,  Крейсерская Группа русских, линейные крейсера Хиппера, линкоры русских, Четвертая Эскадра линейных кораблей немцев. На базы не вернулись с немецкой стороны легкие крейсера , "Карлсруэ", "Нюрнберг" и "Данциг", 11 миноносцев, а линейные крейсера "Гинденбург" и "Дерфлингер", линкор "Кёниг Альберт",  легкие крейсера "Кёнигсберг", "Франкфурт", "Аугсбург", "Блитц" и "Наутилус" и семь миноносцев были тяжело повреждены, остальные корабли получили повреждения менее значительные, позволившие им добраться до портов без помощи буксиров и судов-мастерских. Русские потеряли "Рюрик", крейсера "Олег", "Богатырь" и "Аврора", пять эсминцев типа "Новик", включая сам "Новик", выбросившийся на шведское побережье. Остальные корабли получили тяжелые повреждения, "Гангут" и "Полтава" не были введены в строй вплоть до конца войны. Немцы не решились высаживать войска на Аландах почти без прикрытия, план был переработан и 18 пароходов повернули к Моонзунду.

Южнее, у Моонзунда, высадка превратилась для немцев в сущий кошмар. Русские не стали открывать огонь по линкорам, а сосредоточили огонь на тральщиках и транспортах. В результате Германия потеряла тысячи лучших своих пехотинцев еще до высадки, превратившейся в долгую и кровопролитную "Кампанию на Моонзунде". Русские лишились линкоров-додредноутов "Цесаревич" и "Слава", трех эсминцев и двух тральщиков. Остальные линкоры и "Алесандр Второй" убрались из пролива вечером, оставив немцев без возможности по настоящему расквитаться за два миноносца, 7 тральщиков и 19 транспортов, потерянных от огня береговой обороны, мин и атак русских судов. Получившие повреждения немецкие дредноуты неделю проторчали у острова Эзель оказывая огневую поддержку своим войскам и убеждая самих себя в победе. Они поплатились за это, когда 20 октября подводная лодка "Пантера" сумела добиться одного торпедного попадания в "Маркграф". На следующий день Шеер запретил использовать линкоры Флота Открытого Моря на Балтике "в связи с уничтожением главных сил русского флота".

Октябрь-Ноябрь 1917 года.

Тяжелые бои шли на Восточном фронте - немецкие войска наступали в Прибалтике. Они захватили Ригу, затем Двинск и Якобштадт. К началу ноября, завязнув у Пскова в тяжелых боях, они начали наступление на север, достигнув Ревеля 11 ноября. Бои на острове Эзель закончились только к 12 ноября, а завершить захват островов Моонзундского архипелага позвролила только эвакуация русских войск из Западной Эстляндии и островов Даго и Вормс в Финляндию. Потеряв почти 350 тыс человек убитыми и ранеными, немцы взяли до 150 тыс пленных и нанесли русским потери в 250 тыс убитых и раненных. Новая линия фронта прошла по р. Нарва, Чудскому озеру, р. Великая до г. Опочка и затем поворачивала на Юго-Запад, продолжаясь до г. Друя. На Юге русские готовились к десанту на Босфоре и решительному удару по Австро-Венгрии.

Под Капоретто 15 переброшенных из Франции немецких дивизий прорвали фронт итальянцев, положив начало Венецианской катастрофе. К декабрю в Италии не было боеспособных войск и она пошла на заключение перемирия с Центральными державами. Французские коммунары, разгромив контрреволюцию на Юге и стабилизировав фронт на Севере, готовились к экспорту революции в соседние страны. Британские войска провели серию ударов по немцам во Фландрии, применив в большом количестве танки и истребительную авиацию. Американские войска стали прибывать на фронт и стало ясно, что нанеся удар на Востоке, Германия лишь продлила свою агонию - война на два фронта продолжалась и перебрасываемые из Италии немецкие и австро-венгерские части не могли кардинально усилить положение на растянутых фронтах.

6 декабря 1917 года, Франко-Итальянская граница.

Колонны пехоты, сотни орудий, обозы, кавалерия - все двигалось к границе. Передовые отряды уже практически уничтожили посты пограничной стражи, а после перемирия у Италии не было боеспособных войск, за исключением нескольких слабых дивизий в районе Турина. В первом эшелоне коммунаров шли 6 полностью укомплектованных дивизий, матросские отряды, тяжелая артиллерия, всего до 150 тыс человек. Перебрасываемая из Бордо 7-я пехотная дивизия и стотысячная группировка Революционной Гвардии вместе с частями специального назначения должны были поддержать армию вторжения. Бои были беспорядочны и быстры - итальянская армия бежала. Согласно сообщениям от агентов в Риме, группировка социалистов под руководством Бенито Муссолини готовилась поднять восстание в городе при подходе частей Красной Армии к городу. Мировая Революция разгоралась...

15 декабря 1917 года, Рим.

Стук пулеметов разбудил американского посла. Карабинеры и полиция вели бой с восставшими, пока оставшиеся верными присяге войска эскортировали королевскую семью и правительство в Неаполь. К середине дня по городу прошел слух, что в Таранто восстал флот, а к вечеру в город стали прибывать беженцы с Севера. Посол дал телеграмму с описанием обстановки в Вашингтон и приказал служащим посольства вывозить из города женщин и детей. Морская пехота США заняла оборонительные позиции около здания посольства, в котором жгли бумаги и грузили ценности на грузовики.

31 декабря 1917 года, Петроград.

"Господа, дозвольте мне объяснить сегодняшнюю обстановку в мире.", - начал заседание Правительства министр иностранных дел Милюков, - "В Италии под контролем правительства осталась лишь Сицилия. Комиссариат Италии заключил договоры о взаимопомощи и дружбе с Коммуной Франции. На Корсике и Сардинии сейчас полный хаос: местные сепаратисты, остатки правительственных частей, дезертиры, высаженные неделю назад французские десанты. Правительство Петена не может разгромить Коммуну, а США и Великобритания предпочитают не вмешиваться, чтобы не прибавить к силам Центральных Держав еще и социалистов. Испания сотрясается восстаниями басков и анархистов. По последним данным, королевская семья уже покинула страну. Еврей-эмигрант Бронштейн по кличке Троцкий судя по всему мечтает повторить Аппенинскую кампанию на Пиренеях." Собравшиеся кисло улыбнулись - кроме кайзеровской Германии России теперь грозила и прежде союзная Франция. 

..........................

"Итак, на сегодня Германия из своих 230 пехотных дивизий имеет 50 на Западном Фронте, 30 разбросаны по Австро-Венгрии, Италии или находятся в стратегическом резерве. 40 дивизий входят в состав группы армий Эйхгорна в Прибалтике. 40 дивизий составляют группу армий Линзигена в Польше и 25 дивизий распределены по австрийским армиям фронта эрцгерцога Иосифа. В группу армий Макензена в Румынии входит около 15 немецких, 4 австрийские и 3 болгарские дивизии. Еще до 10 дивизий сосредоточены в Османской Империи, Болгарии и входят в состав 11 Армии на Балканском Фронте. Около 20 дивизий сосредоточены в районе Варшавы, что дает нам возможность предпологать, что немцы готовятся нанести удар где-то севернее Полесья. Австро-Венгерская Армия располагает более чем 80 дивизиями. Из них 20 все еще размещены в Тироле и Венеции, а оставшиеся размещены на Восточном Фронте (45 дивизий), в группе армий Макензена (4 дивизии) и в 11 Армии на Балканах. Крупных резервов Австро-Венгрия не имеет. Болгарская армия сражается на Балканах и в Румынии. Она состоит из 12 дивизий. Османская Империя выставила 45 пехотных дивизий - 15 корпусов. 25 дивизий все еще сражается против нашей победоносной Кавказской Армии генерала Юдовича. 6 дивизий размещены в районе Проливов, 4 находятся в Месопотамии, 10 размещены на Палестинском фронте..... Англия имеет 85 дивизий, из них 60 размещены во Фландрии вместе с 6 бельгийскими и дивизией "Америкал" из США. Оставшиеся войска разбросаны по Балканам, Ближнему и Среднему Востоку. На Салоникском Фронте у них есть 8 их, 10 сербских и 3 греческие дивизии, подкрепленные 2 нашими бригадами. В Палестине англичане 9 декабря овладели Иерусалимом. 21 румынская дивизия входит в состав нашего Румынского Фронта. На сегодня Россия имеет 243 пехотных и стрелковых дивизий. Из них 47 входит в состав Северо-Западного Фронта и 6 размещены в Финляндии и районе Петрограда. Западный Фронт имеет 35 дивизий, Юго-Западный - 68, Румынский - 25. На Кавказе у нас 12 дивизий, в Крыму готовится к десанту Десантная Армия также из 12 полнокровных дивизий. Еще 6 дивизий разбросаны по побережью Черного моря. 32 дивизии - в резерве. 17 в районе Тарнополя (1-я Резервная Армия), 3 у Киева и 12 у Минска (2-я Резервная Армия). Это все.", - таков был доклад Брусилова о состояние дел на войне. Решающий год Великой Войны наступал. В России меняли календарь и создавали пять конно-механизированных корпусов и первую в мире моторизованную дивизию. Мир готовился к решающей схватке.

 1 января 1918 года, Берлин.

Совещание высшего военного и политического руководства Германской Империи было долгим. После выступлений Гинденбурга и Людендорфа многие поверили в возможность наконец в этом году закончить войну одним ударом. Кайзер одобрил план нанесения удара в Западной России для привлечения туда русских резервов для их уничтожения с последующим наступлением либо из Прибалтики на Новгород-Тверь с выходом к Москве, либо в Галиции, с выходом к Киеву и Днепру, чтобы наконец уничтожить Русскую Армию и закончить войну на Востоке до того, как американские войска не увеличат силы Союзников в Северной Франции до величины, позволяющей наступать к Рейну, то есть до августа. Наступление в Белоруссии было назначено на середину марта.

11 февраля 1918 года, 5 часов утра, аэродром рядом с Минском.

"Илья Муромец" модели Г-4 прогревал двигатели. Капитан воздушного корабля ротмистр Иван Подгорный уверенно сидел в кресле пилота, думая о предстоящем задании. III отряд воздушных кораблей, 6 "Муромцев" под прикрытием пяти C-XVI, вылетал на бомбежку железнодорожного узла Барановичи. Командование, встревоженное концентрацией немецких дивизий на железнодорожных станциях, решило сорвать замыслы противника серией мощных ударов с воздуха. Отряд где служил Иван уже потерял 4 машины и еще 2 в срочном порядке ремонтировались прямо во временном матерчатом ангаре - немецкие истребители, особенно новые Фоккеры, переброшенные с Западного Фронта, представляли большую опасность. Превосходство в водухе, с таким трудом завованное в прошлом году сменилось неустойчивым равновесием, и ротмистр с ужасом думал, что будет, если окажутся правдой слухи о свежих эскадрах разведчиков и истребителей, подготавливаемых в Германии, ходившие в штабе.

11 февраля, 7 часов 39 минут, восточнее Барановичей.

"Муромец" натужно гудел, пытаясь развить скорость большую, чем те 128 верст в час, что была указана в его характеристиках. Два триплана с черными крестами уже поплатились за свои попытки помешать бомбежке - горящие самолеты добавили хаоса на земле, упав среди разрывов бомб и горящих вагонов. В ходе короткого, но яростного воздушного сражения самолеты держались вместе, прикрывая друг друга, но сразу после сброса бомб германская зенитка уничтожила самолет штабс-капитана Веселова, лучшего друга Ивана, а затем загорелся и стал падать еще один "Муромец". Отряд разбился на две группы - в одной три целых "Муромца" на полной скорости уходили на Восток, а в другой четыре оставшихся истребителя прикрывали поврежденный бомбардировщик командира отряда. От полного истребления отряд спасли еще несколько групп русских бомбардировщиков, подошедших к цели почти одновременно. Ротмистр успел подумать, что их использовали для "разведки боем", но в это время самолет тряхнуло, крайний правый двигатель чихнул и загорелся. Ивану стало не до размышлений о подлости генералов - его самолет дотянул до аэродрома лишь чудом. На следующий день остатки Третьего Отряда Воздушных Кораблей перелетели на переформирование в Воронеж. Четыре поврежденных Муромца отправились ремонтироваться на эвакуированный в Нижний Новгород РБВЗ.

11 марта 1918 года, штаб группы армий Линзигена, Варшава.

Командующие 17-й, 18-й и Бугской армий сидели за столом вместе с офицерами штаба группы армий и недавно прибывшими из Берлина представителями Генерального Штаба. План наступления предусматривал мощный удар на Минск силами 17-й армии генерала пехоты Белова. Южнее наступала Бугская армия генерала пехоты Линзигена, одновременно исполнявшего обязанности командующего группой армий, а севернее наносила вспомогательный удар 18-я армия генерала пехоты Отто фон Гутьера. Протянувшийся от Двинска до Пинска фронт должен был быть взломан по методу генерала Брусилова - одновременной атакой. Предполагалось, что к началу распутицы будет взят Минск и созданы условия для перехода группы армий Эйхгорна в наступлении от Пскова на Тверь. Группа армий имела 75 дивизий, из них 26 в резерве, против 35 (по последним данным 41) второсортных дивизий русского Западного Фронта. Шанс был.

19 марта 1918 года, западные окраины Минска.

VIII Сибирский стрелковый корпус в составе 23, 24 и 25 сибирских стрелковых дивизий после двухдневного марша по таящему снегу вышел в район боев. Еще неделю назад это был почти уже глубокий тыл. Сейчас грохот немецкой тяжелой артиллерии был превосходно слышен. Командир корпуса генерал-лейтенант Слащев был явно не в себе, но связи с войсками еще не потерял и пытался выполнить приказ Корнилова о нанесении контрудара в полосе обороны 10-й армии, с огромными потерями отходившей на восток под напором немецкой 17-й армии. 2-я Резервная армия уже была раздергана по корпусам и корпус Слащева был последним резервом командования фронта.

22 марта 1918 года, Берлин.

"Линзиген сменил направление главного удара...", - сказал сам себе Людендорф. В принципе менялся весь план операции - сильное сопротивлении под Минском остановило наступление 17-й армии, а 18-я все еще наступала, опережая график. Людендорф одобрил решение передать все резервы группы армий Гутьеру и дал телеграмму Эйхгорну, чтобы 10-я армия приступила к штурму Пскова 25-го, а недавно переброшенная из Франции 5-я армия наконец начала наступать, прикрывая левый фланг 18-й. В Генеральном Штабе готовились к превращению этой изначально практически локальной операции в решительное сражении, где призом был уже не Минск, а Смоленск.

30 марта 1918 года, Петроград.

Брусилов нервно вышагивал по комнате. Обстановка на фронтах продолжала ухудшаться. Немецкие войска, остановленные под Минском, продолжали наступать по обоим берегам Западной Двины, бросая в бой все новые резервы. Под Псковом наметился прорыв обороны и нарастала угроза окружения оборонявшихся в городе частей. Все это очень напоминало Горлицкий прорыв весной 1915 года. Решающее наступление на юге могло начаться лишь в середине мая, а столь долго планируемая Колчаком Босфорская операция в одиночку не могла ничего решить и была обречена на провал без одновременных решительных действий Юго-Западного и Румынского фронтов. Выбор был тяжел - использовать резервы сейчас и затянуть войну или рисковать поражением, пытаясь удержать немцев силами Северо-Западного и Западного фронтов. К вечеру было решено создать правее Западного фронта 15 армию, подчинявшуюся Ставке, и включить в нее все имеющиеся резервы, не требуемые для решающего наступления - срочно формируемую из моряков поврежденных линкоров Балтфлота Первую Морскую Стрелковую Дивизию, Гвардию и ополченцев.

1 апреля 1918 года, Полоцк.

Немецкие драгуны первыми ворвались в город. Встреченные жидким огнем тыловых частей, они спешились и получив подкрепление в виде еще двух кавалерийских полков и батальона самокатчиков после нескольких часов уличных боев выбили остатки 529-го Ардатовского пехотного полка из города. К вечеру в город стали прибывать другие части 18-й армии, измотанные почти двухнедельным наступлением. Некоторые из них решено было остановить для отдыха и пополнения, предоставив недавно вступившим в бой резервным дивизиям честь продолжать преследование отходящих русских.

7 апреля 1918 года, Камбре.

"Это будет наш самый мощный удар!!", - восторженно проговорил вомандир танка Mk.V, двигавшегося в предрассветном тумане к передовым позициям немцев. Шум моторов должен уже был указать на их присутствие, но немцы все еще не открывали огонь. В этот момент наконец началась союзная артподготовка - собранные со всего фронта полторы тысячи орудий в течении 15 минут стреляли без перерыва, перейдя после этого к контрбатарейной борьбе и поддержанию огневого вала перед наступающими частями. К вечеру фронт был прорван на  участке шириной почти шесть километров, а к концу трехдневного наступления немцы отступили на пять километров. 11 апреля собранные со всего фронта немецкие части перешли в контрнаступление и за неделю боев фронт был восстановлен. Но три дивизии, подготовленные к отправке на Восточный фронт были практически уничтожены в недельных контрударах по укрепившимся англичанам.

17 апреля 1918 года, Минск.

Дравшиеся почти без снабжения войска Корнилова все еще удерживались в районе Минска, практически уничтоженного артобстрелами и пожарами. Город все еще был в руках русских, несмотря на двухнедельный штурм частями 17-й армии. Корпус Слащова уменьшился почти в три раза, снарядов не хватало как и в 1915 - немецкая кавалерия оседлала железную дорогу Смоленск-Минск в районе Орши, по последним данным был взят Невель, но солдаты все еще сражались и отбивали атаки столь же измотанных, но прекрасно снабженных немецких частей. В предыдущую ночь серией коротких штыковых ударов сибиряки откинули противника почти на две версты. Сейчас Железная Баварская дивизия бросалась вперед, чтобы восстановить фронт и продолжить продвижение к Минску. Этот город стал решающим пунктом Восточного фронта - взяв его, немцы ликвидировали остатки Западного фронта и им открывалась дорога на Москву. В районе Смоленска срочно сформированная 16-я армия окапывалась и готовилась к худшему, не делая попыток помочь отрезанным от нее частям Корнилова.

19 апреля 1918 года, Минскаб штаб 8-го Сибирского Корпуса. 

(эту часть писал не я, а некий "Редкий гость" на "Альтернативе")

-Господин генерал, еще две такие атаки и от моей дивизии ничего не останется, мы должны отступить!, - в серцах воскликнул командир 25-ой сибирской.
Однако эта реплика не произвела никакого впечатления на Слащева. Всего несколько часов назад генерал-лейтенант получил четкое предписание Корнилова не отступать даже в случае угрозы полного уничтожения корпуса.
- Ничем не могу помочь, Федор Алексеевич, - тихо ответил Слащев - мы не можем отступать, так что возвращайтесь к своим полкам и крепите оборону.
Остатки 25-ой занимали позиции в комплексе зданий у площади имени "1812 года" в самом центре Минска и потому именно на нее обрушивались наиболее мощные удары противника. К текущему моменту от полноценной стрелковой дивизии не осталось и полка, солдаты были измотанны, а боеприпасы на исходе.
Минск, позиции 25-ой дивизии.
Твою мать, когда же это кончится, - сквозь зубы прошипел капитан Карпов. Уже целый час немецкая артиллерия методично обстреливала площадь и прилегающие кварталы, с истинно прусским упорством сравнивая их с землей. Впрочем, разрушать было уже практически нечего - все каменные здания были уничтожены еще в ходе предыдущей атаки и теперь представляли из себя лишь груды щебня, а деревянные сгорели еще раньше.
Наконец огонь немцев ослаб, а вскоре и вовсе прекратился.
- Сейчас начнется, - подумал Карпов. И действительно, почти сразу же из облаков пыли и дымовой завесы появились фигуры в серых шинелях.
Вот вам, лапушки, - рыкнул Карпов, спуская курок. Винтовка привычно ухнула, ткнулась в плечо и выплюнула кусочек свинца, который со скоростью 120 метров в секунду понесся в сторону врага. Капитану некогда было наблюдать результаты своего ратного труда, он тут же перевел прицел на следующую цель.
Где-то рядом наконец проснулся пулемет и тут же заполнил окружающее пространство радостным треском. Группу пехотинцев, наступавших прямо на позицию капитана мгновенно срезало точно косой.
- Слава тебе господи, пулеметную точку не разбило, значит еще покрутимся, - подумал Карпов, в очередной раз спуская курок.
Тем временем немецкие стрелковые цепи успели преодолеть две трети площади, но, не выдержав плотного огня, теперь остановились и залегли.
- Сейчас обратно поползете, - хмыкнул Карпов.
Но на этот раз он ошибся. Как раз в этот момент из-за спин залегших выскочили свежие части и бросились вперед. Огонь русских стрелков выкашивал огромные зоны в рядах наступающих, но это их не останавливало. Наконец немцы достигли самой линии обороны и бросились в рукопашную.
Прямо перед Карповым появилось двое. Мгновенно вскинув винтовку, капитан выстрелил - пуля ударила прямо в переносицу бежавшему слева и он, обливаясь кровью, рухнул на кучу щебня. Второй немец выстрелил в ответ, что-то обожгло бок Карпова. Но он не обратил внимания и бросился прямо на врага. Капитан ушел слегка в бок и выпад штыком, сделанный немцем не достиг цели. Второго шанса Карпов ему не дал. Его собственный штык-нож вошел прямо в пах фрицу. В следующее мгновение он уже высвободил его и побежал дальше.
Еще трое выскочило на него. Карпов ударил прикладом, и череп одного из нападавших раскололся точно гнилая тыква, в следуещее мгновение капитан нагнулся и штык другого немца пронесся прямо над его головой. Ответный удар русского распорол живот бюргера, и сизые внутринности полезли наружу. Тут выстрелил третий. Он стоял почти вплотную, но слабые нервы и гибель товарищей не позволили ему точно прицелиться. Пуля ударила в руку Карпова, но не помешала ему вогнать штык прямо в сердце неудавшегося стрелка.
Рукопашная схватка длились лишь несколько минут, а затем немцы начали пятиться. Не дожидаясь приказов командиров, русские рванулись вслед за отступающим врагом, смяли его и погнали назад. Очередная атака 335 баварской пехотной дивизии закончилась провалом.
Минск, позиции 335-ой баварской пехотной дивизии.
Полковник Вебер еще раз приник к оккулярам бинокля. С единственного уцелевшего в округе здания он осматривал площадь, на которой полегла уже половина его подразделения. Дым недавнего сражение только что рассеялся и оголил неприглядную картину. Вся территория вокруг строения была завалена трупами немецких и русских солдат. Особенно много тел было на другой стороне площади, там, где среди гор щебня и битого кирпича до сих пор держали оборону подразделения русской пехотной дивизии.
Наконец он оторвался от бинокля и повернулся к своему адьютанту.
- Сообщите майору Тремоффу..., - фразу закончить он не успел. Кусочек металла размерами всего несколько миллиметров врезался прямо в голову полковника, и заставил его мозги растечься по противоположной стене.
- Чертовы русские снайперы..., - успел подумать адъютант, прежде чем другая пуля ударила ему в глаз.
Минск, позиции 25-ой дивизии.
-Ложись! - рявкнул Карпов и сам распластался на земле. Сделал он это как раз вовремя, так как в следующую секунду все окружающее пространство заполнилось свистом и разрывами падающих мин. Батарея немецких минометов вела беспокоящий огонь.
Бойцам ,находившимся рядом с Карповым, не повезло - ни один из них не обладал столь молнийносной реакцией, как капитан. Все они погибли, буквально изрезанные на куски осколками снарядов.
Все стихло также внезапно, как и началось. Карпов поднялся, брезгливо морщась стряхнул с формы куски мяса и грязи и двинулся дальше. Он старался не обращать внимания на тучу неизвестно откуда появившихся крыс, тут же с наслаждением начавших терзать еще не остывшие тела. Не было ни времени ни сил отгонять их.
Карпов подошел к небольшому полуразрушенному домику, у дверей которого стояла на часах пара стрелков.
- На совещание. - буркнул он в сторону охранников и вошел внутрь.
Последнии бои выбили практически весь офицерский состав части, поэтому народу в штабе было мало. Присутствовали лишь Федор Алексеевич Картов - командующий дивизии, его начальник штаба и несколько незнакомых Карпову офицеров - видимо командиры соседних полков, которые в результате тяжелых боев сократились до батальонов. Сам Карпов только что был назначен командиром 44-ого пехотного полка, держащего оборону непосредственно на площади. Впрочем "полка" - это громко сказанно, на самом деле в его подразделении оставалось всего лишь 536 относительно боеспособных солдат и ни одного пулемета.

25 апреля 1918 года, Париж.

Троцкий бегло говорил по-французски. Смысл его речи состоял в том, что нужно было вторгнуться на территорию охваченной гражданской войной Испании пока в Европе идут активные боевые действия между капиталистическими хищниками. Молодой начальник Красного Флота предлагал перенести революцию в Африку - высадить десанты в Алжире и Тунисе, убедить Муссолини как можно скорее выбить остатки королевских войск с Сицилии и овладеть Ливией. После долгой дискуссии было решено не начинать наступление на Севере до окончательной подготовки свежих частей, а до этого создать "Испанское Революционное Правительство" где-то на Юге Франции, быстренько его признать и оказать помощь в борьбе с контрреволюцией. Флот получал все возможные ресурсы - уголь, боеприпасы и материалы для подготовки высадки в Северной Африке. Активные действия было решено начать в июне.

26 апреля 1918 года, Петроград.

Совещание правительства было тяжелым. Кутепов из Смоленска телеграфировал о аресте командующего 16-й армии и обещал начать наступление на Запад через два-три дня. Все понимали, что только мощное наступление на Юге могло спасти страну. Поэтому Брусилову пришлось согласиться на перенос начала наступления на Юго-Западном фронте на 1 мая. Высадка под Царьградом должна была состояться 5-6 мая, как и прорыв на Румынском фронте. Положение под станцией Дно было наконец стабилизировано, и было решено, что вновь сформированные ополченчесие части заменят оборонявшие Петроград и Нарвский фронт обычные дивизии, высвободив силы для мощного контрудара в районе Луги. Срочно формируемые из рабочих невоенных заводов и служащих ополченческие части (дивизии из ополченцев не формировали: полки либо вводились в бой по отдельности, либо подчинялись штабам пехотных дивизий) были плохо вооружены и почти необучены, несли огромные потери, но они позволяли выиграть время для формирования ударных кулаков из сохранившихся фронтовых частей. Распутица замедлила наступление немецких дивизий и особенно движение их обозов, в результате чего командиры германских корпусов заваливали свое командование просьбами об остановке наступления чтобы подтянуть тылы, и видимо (судя по сообщениям разведки) у русского ГенШтаба впереди было два-три дня на усиление обороны .

28 апреля 1918 года, Белград, штаб Группы Армий Макензена.

Легендарный генерал-фельдмаршал нервно вышагивал по комнате. Последние сведения от разведки давали понять, что Сахаров готовит наступление. Но где? У Антанты были русские 4 и 6 армии и две вновь созданные румынские - 46 дивизий. И это против измотанных частей Центрального Блока! Всего 22 дивизии, великолепных конечно, но как мало! Единственный шанс - упредить. "Срочно вызовите ко мне командира XXI резервного корпуса. Передайте офицерам штаба и представителю от Болгарии чтобы собрались к трем часам. Мы завяжем бой первыми.", - практически прокричал барон своему молодому адъютанту. "Да... За два дня собрать ударную группу - это Вам не англичан гонять."

1 мая 1918 года, 8 часов, Тарнополь, штаб Юго-Западного фронта.

"Господин командующий фронтом!!, - прокричал телеграфист, - Пришли первые сведения от войск - первая линия обороны прорвана везде, кроме участка Особой Армии! Каледин передает что завязан бой за вторую линию обороны, танки вносят колоссальную панику в ряды врага!". Деникин улыбнулся. Пришли первые сведения с поля боя. Похоже ему улыбнулась удача - если до вечера ввести в прорыв новые конно-механизированные корпуса, то ему может быть удасться захватить перевалы в Карпатах и отрезать кайзеровцам путь отхода на Венгерскую равнину. "Извините! Сахаров передает - у него начались массированные атаки немцев в направлении Бухареста!", - прервал блаженные мечты генерала адъютант.

2 мая, Вена, кабинет Императора.

- Неужели все так плохо?

- Да. Войска не хотят сражаться. Русские делают то же, что и в два предыдущих года. Но в этот раз многим нашим частям не перебраться без потерь через Карпаты. А в резерве у нас чехословаки, думающие лишь о том, как перебежать к "братьям-славянам".

- Может быть нам попросить о помощи Германию?

- Уже попросили. Как всегда - обещают. Может быть пошлют несколько дивизий, но они там все ждут падения Москвы со дня на день и считают что это мелкий кризис.

- Надо срочно прозондировать через Швейцарию возможность перемирия. Империю надо спасать.

- Англия не против, но вот Россия... Она потребует независимость для всех славян, мадьяры отделятся и мы останемся с одной Веной.

- Все равно, прозондируйте и передайте на фронт - пусть сохраняют войска. Если нужно - я разрешаю отход за Карпаты.

- Мой Император! Генеральный Штаб уже отдал такой приказ!

- Как? Я правитель или кто?!!

- Германский Генеральный Штаб.

5 мая 1918 года, мостик линкора "Императрица Екатерина Вторая", южнее Севастополя.

- Приказ зачитан?

- Так точно, Ваше-ство!!!

- И как реакция?

- Рвутся в бой Ваше-ство! Дух очень силен. Мы ждали этого часа всю войну.

- Хорошо. Курс зюйд-зюйд-вест, скорость 12 узлов.

Адмирал Колчак как всегда был великолепно выбрит. Могучий Черноморский флот вместе с первым эшелоном десанта, посаженным на десятки транспортов и десантных судов, шел к вековой мечте русских патриотов - к Царьграду.

5 мая, вечер, Берлин.

На юге было плохо. Очень плохо. Линию Карпат, где Центральный блок намеревался задерживать наступление русских, можно было считать потерянной. Теперь все зависело от того, кто первым закрепится на Дунае - русская конница, теперь усиленная броневиками и пехотой на грузовиках, или отходящие немецкие части. Последние резервы бросались туда же - 7 пехотных дивизий. Из австро-венгерской армии боеспособными оставались лишь венгерские части, но и они были заражены революционными веяниями. К северу было лучше - по последним данным наконец был взят Минск, но попытки отдохнувших дивизий наступать севернее провалились, а преследование частей Корнилова вылилось в наступление по выжженой земле. Части Кутепова рассеяли немецкую конницу вдоль железной дороги и практически уничтоженный Западный фронт стал получать снабжение в нужном объеме. Гинденбург посмотрел на вошедшего адъютанта и спросил: "Что еще?". "Господин фельдмаршал, по сведениям полученным из надежного источника, Черноморский флот вчер вечером покинул Севастополь." "И что это меняет?" - "Весь флот, вместе с транспортами." - "Ужас!!! Вы уже телеграфировали Сушону?" - "Да. Он считает, что можно удержать Станбул, но только сухопутными войсками."

7 мая 1918 года, 4 часа 11 минут, борт ЛКр "Гебен", восточнее Босфора.

- Видны огни на Севере!

- Боевая тревога! Курс норд-ост, скорость - двадцать пять, эсминцам приказ - торпедная атака, лидирует "Бреслау"!

7 мая, 5 часов 52 минуты, борт ЛКр "Гебен", Босфор.

Эскадра погибла. "Гебен", буквально изрытый снарядами с русских линкоров, принявший полторы тысячи тонн воды, яростно отстреливавшийся из единственно рабочей башни ГК, медленно полз к проливу. Минуту назад он напоролся на мину, но капитан не имел выбора - если он пойдет по протраленным фарватерам, русские эсминцы добьют его. А так он был под обстрелом русских ЛК почти с максимальной дистанции. В этот момент шедший позади "Бреслау" тряхнуло, из-под его бака вырвался столб воды и легендарный легкий крейсер стал заваливаться на правый борт. Севернее и южнее была слышна канонада русских броненосцев, подавлявших береговые батареи с корректировкой от гидроаэропланов. Шли к берегу тральщики, а за ними первые "Эльпидифоры" с десантом из пластунов и кавказских стрелков.

19 мая 1918 года, Петроград.

"Господа!! Последние известия! Царьград взят! Прорыв под Лугой удался! В Венгрии колоссальные продвижения наших войск!!", - мальчишка-газетчик надрывался изо всех сил. Милюков не отказал себе в удовольствии и купил газету. Несмотря на крикливый тон заголовков и ужасный стиль изложения, в целом она не врала. В приподнятом настроении министр иностранных дел шел на свою работу. "Похоже что наступление немцев на Петроград и Москву отражено?" - сказал подошеший к нему молодой человек в форме прапорщика. "А кто Вы будете такой?", - удивленно спросил Милюков. "Народный мститель!", - громко выкрикнул прапорщик и выхватил револьвер. До того как он был скручен жандармами из охраны министра, он успел всадить в него две пули. Жизнь Милюкова была спасена, но ведомые лично им через посредников переговоры с Германией о мире "без аннексий и контрибуций" прервались.

1 июня 1918 года, Брест.

- Испания?!!!

- Так точно, господин генерал-майор!

- Мало им моей родины и Италии, пролитой крови моего народа, поражения в войне с бошами, так они еще и весь мир хотят этим заразить?! Мы должны любой ценой помочь Испании. Передайте ВСЕМ офицерам штаба, чтобы собрались к полудню.

- Так точно, господин генерал-майор!

- Пшел вон, и так тошно, развелось вас тыловиков.....

3 июня 1918 года, восточные окраины Будапешта.

Броневики ползли по разбитой дороге на Север. 8 Армия в ходе колоссального броска через фронт, горы, Венгерскую равнину вышла к своей цели. Вернее не вся вышла. До города дотянулась лишь небольшая группа русских войск - 1-я Донская кавалерийская дивизия, несколько кавалерийских полков, "потерявших" свои дивизии, и 3-й Бронедивизион, имевший несколько полугусеничных бронеавтомобилей. В двух переходах позади осталась мешанина из механизированных бригад и кавалерийских частей, продиравшихся через отступающие австро-венгерские части. Немцы уже оттянули остатки своих дивизий на левый берег, готовясь создать новую линию обороны, так что отрезанным от снабжения остаткам австро-венгерских войск приходилось выбирать между пленом и дезертирством. Первое предпочитали славяне, часто поворачивавшие оружие против своих офицеров, второй путь был популярен среди мадьяр - отличить вчерашнего солдата от местного жителя русские не могли. Австрийским немцам приходилось либо умирать, либо сдаваться в плен, либо, рискуя жизнью, прорываться к своим, на Запад. Пехотные соединения, артиллерия и тылы завязли в территории и пленных и меньше чем через неделю в районе Будапешта не могло появиться много руссских войск. А в самом городе почти не было защитников и судьба всего южного фланга Восточного фронта, судьба армий Макензена, сумевших приостановить продвижение Антанты от Бухареста, судьба Болгарии зависела от тактического искусства командующих небольших групп голодных и уставших солдат с обеих сторон.

- Ваше благородие! Нашли цистерну газолина пудов на двести, но полупустая!

- Здорово! Где она? Ходовая часть в порядке?

- Да тут версты полторы, казаки обнаружили, колес нет, лежит рядом с дорогой.

- Ладно,поворачиваем! Эй казачки, ведите!

Штабс-капитан Дмитриев оглядел колонну своего бронедивизиона - семь полугусеничных броневиков (из 24 по штату), два трофейных, вооруженных Максимами, автомобиля и три Форда. В одном из них, самом надежном ехал он сам. Сумасшедший бросок по вражеским тылам полностью растроил его великолепную часть - ремонтная мастерская осталась у Карпат, в городке с непроизносимым мадьярским названием, несколько грузовиков стояли в десяти верстах позади линии фронта из-за недостатка бензина, и теперь для полного счастья он имел по два-три пуда топлива на машину. Подвернувшаяся цистерна спасла его от необходимости по прибытию к району сосредоточения искать бензин или его заменители и оставлять измученных драгун без огневой поддержки. Надежда получить некоторые из одиннадцати поломанных в ходе марша бронемашин все еще не оставляла его.

4 июня 1918 года, Кадис.

Разливая вино, контр-адмирал Альфонсо Колон смотрел в окно. Союзники выгружали оружие и боеприпасы с нескольких транспортов, два британских эсминца уже неделю торчали в порту, держа под прицелом доисторический хлам, гордо называвшийся "Силы охраны морской базы Кадис". Внезапно появившиеся из ниоткуда контрразведчики уже сняли с его кораблей почти четверть матросов - опыт Франции и Италии убедил все страны мира в революционной опасности, исходившей от бездельничающего флота и "чистки" шли на всех флотах Европы. Контр-адмирал чувствовал усталость - за последние два дня ему пришлось много поработать - прибывшие в порт английские офицеры заставили его вспомнить о своих обязанностях и он с трудом понимая суть дела пытался помочь деловитым англосаксам выгружать грузы для Испанской Королевской Армии. Город за последнии месяцы потерял почти всю свою элиту - эмиграция набирала обороты. Крестьяне уже в открытую делили землю помещиков, а армии Троцкого наступали на Мадрид. Республика Басков уже объявило себя независимым государством и заключило договор о Взаимопомощи и Сотрудничестве с Коммуной Франции, которая передала ей территории на юге Франции, заселенные древним народом. Андорра исчезла с карты мира неделю назад.

5 июня 1918 года, рейд Константинополя.

"Сука!!! Ты чего тут творишь!!! Ты русский офицер или кто?!", - проорал Колчак на генерал-майора Шкуро, устало сидевшего за столом в кают-компании броненосца "Ростислав". "Да пошел ты... Пограбить что ли нельзя - это ж нехристи. Чего их жалеть.", - пьяным голосом ответил прославившийся своими грабежами командующий 3-й Кубанской казачьей конной бригады, уже две недели ведшей бои севернее города. Адмирал нахмурился. Еще никогда русский офицер ТАК не оскорблял своего товарища. "Поппрошу извиниться, уважаемый", - выдавил из себя Колчак. Шкуро неожиданно вскочил и пьяно шатнувшись попытался вытащить наган, но его собеседник оказался быстрее - мощным ударом в челюсть он поверг казака на пол и усевшись сверху на него, крикнул: "Денщик! Тащи ремень - вязать генерала!"

13 июня, Будапешт.

Горящий город как магнит притягивал к себе войска. С северо-востока к нему подходили русские и югославские части, а с юго-востока подтягивались остатки Группы Армий Макензена. Берлин судя по всему поняв, что Балкан ему не удержать, выводил оттуда остатки немецких и австрийских частей. 

Обер-лейтенант Шойбен сидя в комнате бывшей некогда залой ресторана, устало оглядел своих спутников - штаб 11-й пехотной дивизии.  В город пока прибыли только они и несколько рот пехоты, а оставшиеся части были разбросаны по всему пути следования дивизии из Румынии - остальные части и обозы отстали от них на несколько дней, один из полков был изъят из из дивизии приказом Макензена и включен в арьергард Группы Армий. Как сообщил представитель штаба корпуса, им предстояла переправа на левый берег Дуная через неделю. Пока некие австро-венгерские части там присутствовали, но было непонятно, будут ли они там завтра, и в кого они будут стрелять. А пока штаб дивизии наслаждался вином.

21 июня, Гдов.

Входившие в город части Первой Морской Стрелковой Дивизии были воодушевлены - за неделю боев они откинули немцев на юг и как сообщало командование, "дорога на Берлин была открыта". Высыпавшие на улицы горожане смотрели на своих освободителей, одновременно с грустью смотря на разрушенную артогнем железнодорожной артиллерии церковь. Согнанные солдатами пленные немцы медленно, словно нехотя, вытянулись в колонну и зашагали к северу. К столице России. 

23 июня, Лондон.

- Мы развернем наступление в начале августа. Скорее всего нам не светит прорыв к Рейну, но на границу Бельгии мы можем выйти вполне. А русские и так наступают.

- Что там происходит на юге?

- В Испании, судя по всему, Мадрид можно списать. Связи уже нет, а учитывая, что последняя просьба генерала Рамиреса была о "тысяче аэропланов", там и командования-то нет.

- У нас там есть хоть какие-то части?

- Во всей Испании у нас тридцать тысяч солдат и матросов, господин премьер-министр, из них на Севере - восемнадцать. А посланный в Мадрид полк морской пехоты уже разбит.

- А в Африке что?

-  Алжир, Тунис, Оран - все в руках коммунистов. В Марокко восстание местных племен. Реально под контролем верных правительству частей только Касабланка и Танжер. Ливия уже оккупирована фашистами.

- Вы можете захватить оставшиеся итальянские колонии?

- Скорее всего Эритрею оккупирует Эфиопия, а Итальянское Сомали... Мы можем создать группировку из кенийских и индийских частей к сентябрю.

- Вспомните Наполеона III - "если итальянцы закончили войну на той же стороне, на которой они ее начали, значит они переменили сторону четное число раз". Пусть министерство иностранных дел прозондирует возможность договора с местными колониальными властями.

- Это все?

- Нет, не все. Все силы - на укрепление на Ближнем Востоке!! Где наши части? Быстрее наступайте на Анатолию, нам надо упредить местных националистов и русских. 

- Так точно, господин Премьер-министр!

24 июня, Будапешт.

"Вперед, сволочь, вперед!!", - кричал штабс-капитан Павел Румянцев, пригибаясь под свистящимя пулями. Бегущие за ним солдаты нестройно кричали "Ура!!", временами переходящее в некий утробно-смертный звук, ужасно напоминавший волчий вой. Кексгольмский Гвардейский Пехотный Полк штурмовал центр города. Ныне исполняющий обязанности командира первого батальона Павел, еще два года назад прапорщик был просто испуган, но месяцы боев вышибли из него всякую возможность мыслить, и он действовал почти инстиктивно. Увидев в верхнем окне одного из зданий пулемет, он завопил: "Ложись!" и сам первым бухнулся в грязь и битое стекло улицы. Застрекотавший пулемет ударил по одной из штурмовых групп, но прапорщик Леготаев своим "Льюсом" виртуозно всадив целый диск в оконный проем заставил его замолчать. Секунду спустя батальон поднялся и с новыми воплями кинулся вперед. В этот момент что-то ужалило Павла в грудь и он полетел вперед, неуклюже распластавшись над мостовой. Последней его мыслью было: "Возьмем или не возьмем?"

27 июня 1918 года, Константинополь.

Шпалеры солдат, стоявших по обе стороны  узкой улицы были одеты в парадную форму, но как не шла эта форма к темным лицам измотанных неделями боев с фанатично оборонявшимся противником солдат и офицеров. Несмотря на попытки за несколько часов создать из отдыхавших солдат и казаков некое подобие Гвардии мирного времени, прибывшие с грязных кораблей моряки казались на фоне "сухопутных" некими людьми из счастливых мирных времен. Митрополит в храме Святой Софии служил службу - после 465 лет исламской оккупации в град Императора Константина возвращалась христианская религия. 

1 июля 1918 года, Варшава. (продолжение следует).

 

Примечание. Редкий гость пишет: А у вас неплохо получается...

 


Так держать! Должен отметить, что меня настолько впечатлила ваша альтернативка, что я не удержался и наклепал небольшой эпизодик.
*************************************************
Минск, апрель 1918 года.
Штаб 8-ого Сиб. Корпуса.
-Господин генерал, еще две такие атаки и от моей дивизии ничего не останется, мы должны отступить! - в серцах воскликнул командир 25-ой сибирской.
Однако эта реплика не произвела никакого впечатления на Слащева. Всего несколько часов назад генерал-лейтенант получил четкое предписание Корнилова не отступать даже в случае угрозы полного уничтожения корпуса.
- Ничем не могу помочь, Федор Алексеевич, - тихо ответил Слащев - мы не можем отступать, так что возвращайтесь к своим полкам и крепите оборону.
Остатки 25-ой занимали позиции в комплексе зданий у площади имени "1812 года" в самом центре Минска и потому именно на нее обрушивались наиболее мощные удары противника. К текущему моменту от полноценной стрелковой дивизии не осталось и полка, солдаты были измотанны, а боеприпасы на исходе.
Минск, позиции 25-ой дивизии.
Твою мать, когда же это кончится, - сквозь зубы прошипел капитан Карпов. Уже целый час немецкая артиллерия методично обстреливала площадь и прилегающие кварталы, с истинно прусским упорством сравнивая их с землей. Впрочем, разрушать было уже практически нечего - все каменные здания были уничтожены еще в ходе предыдущей атаки и теперь представляли из себя лишь груды щебня, а деревянные сгорели еще раньше.
Наконец огонь немцев ослаб, а вскоре и вовсе прекратился.
- Сейчас начнется, - подумал Карпов. И действительно, почти сразу же из облаков пыли и дымовой завесы появились фигуры в серых шинелях.
Вот вам ,лапушки, - рыкнул Карпов, спуская курок. Винтовка привычно ухнула, ткнулась в плечо и выплюнула кусочек свинца, который со скоростью 120 метров в секунду понесся в сторону врага. Капитану некогда было наблюдать результаты своего ратного труда, он тут же перевел прицел на следующую цель.
Где-то рядом наконец проснулся пулемет и тут же заполнил окружающее пространство радостным треском. Группу пехотинцев, наступавших прямо на позицию капитана мгновенно срезало точно косой.
- Слава тебе господи, пулеметную точку не разбило, значит еще покрутимся, - подумал Карпов, в очередной раз спуская курок.
Тем временем немецкие стрелковые цепи успели преодолеть две трети площади, но, не выдержав плотного огня, теперь остановились и залегли.
- Сейчас обратно поползете, - хмыкнул Карпов.
Но на этот раз он ошибся. Как раз в этот момент из-за спин залегших выскочили свежие части и бросились вперед. Огонь русских стрелков выкашивал огромные зоны в рядах наступающих, но это их не останавливало. Наконец немцы достигли самой линии обороны и бросились в рукопашную.
Прямо перед Карповым появилось двое. Мгновенно вскинув винтовку, капитан выстрелил - пуля ударила прямо в переносицу бежавшему слева и он, обливаясь кровью, рухнул на кучу щебня. Второй немец выстрелил в ответ, что-то обожгло бок Карпова. Но он не обратил внимания и бросился прямо на врага. Капитан ушел слегка в бок и выпад штыком, сделанный немцем не достиг цели. Второго шанса Карпов ему не дал. Его собственный штык-нож вошел прямо в пах фрицу. В следующее мгновение он уже высвободил его и побежал дальше.
Еще трое выскочило на него. Карпов ударил прикладом, и череп одного из нападавших раскололся точно гнилая тыква, в следуещее мгновение капитан нагнулся и штык другого немца пронесся прямо над его головой. Ответный удар русского распорол живот бюргера, и сизые внутринности полезли наружу. Тут выстрелил третий. Он стоял почти вплотную, но слабые нервы и гибель товарищей не позволили ему точно прицелиться. Пуля ударила в руку Карпова, но не помешала ему вогнать штык прямо в сердце неудавшегося стрелка.
Рукопашная схватка длились лишь несколько минут, а затем немцы начали пятиться. Не дожидаясь приказов командиров, русские рванулись вслед за отступающим врагом, смяли его и погнали назад. Очередная атака 335 баварской пехотной дивизии закончилась провалом.
Минск, позиции 335-ой баварской пехотной дивизии.
Полковник Вебер еще раз приник к оккулярам бинокля. С единственного уцелевшего в округе здания он осматривал площадь, на которой полегла уже половина его подразделения. Дым недавнего сражение только что рассеялся и оголил неприглядную картину. Вся территория вокруг строения была завалена трупами немецких и русских солдат. Особенно много тел было на другой стороне площади, там, где среди гор щебня и битого кирпича до сих пор держали оборону подразделения русской пехотной дивизии.
Наконец он оторвался от бинокля и повернулся к своему адьютанту.
- Сообщите майору Тремоффу..., - фразу закончить он не успел. Кусочек металла размерами всего несколько миллиметров врезался прямо в голову полковника, и заставил его мозги растечься по противоположной стене.
- Чертовы русские снайперы..., - успел подумать адъютант, прежде чем другая пуля ударила ему в глаз.
Минск, позиции 25-ой дивизии.
-Ложись! - рявкнул Карпов и сам распластался на земле. Сделал он это как раз вовремя, так как в следующую секунду все окружающее пространство заполнилось свистом и разрывами падающих мин. Батарея немецких минометов вела беспокоящий огонь.
Бойцам ,находившимся рядом с Карповым, не повезло - ни один из них не обладал столь молнийносной реакцией, как капитан. Все они погибли, буквально изрезанные на куски осколками снарядов.
Все стихло также внезапно, как и началось. Карпов поднялся, брезгливо морщась стряхнул с формы куски мяса и грязи и двинулся дальше. Он старался не обращать внимания на тучу неизвестно откуда появившихся крыс, тут же с наслаждением начавших терзать еще не остывшие тела. Не было ни времени ни сил отгонять их.
Карпов подошел к небольшому полуразрушенному домику, у дверей которого стояла на часах пара стрелков.
- На совещание. - буркнул он в сторону охранников и вошел внутрь.
Последнии бои выбили практически весь офицерский состав части, поэтому народу в штабе было мало. Присутствовали лишь Федор Алексеевич Картов - командующий дивизии, его начальник штаба и несколько незнакомых Карпову офицеров - видимо командиры соседних полков, которые в результате тяжелых боев сократились до батальонов. Сам Карпов только что был назначен командиром 44-ого пехотного полка, держащего оборону непосредственно на площади. Впрочем "полка" - это громко сказанно, на самом деле в его подразделении оставалось всего лишь 536 относительно боеспособных солдат и ни одного пулемета.

 


Оценка: 3.42*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"