Alternatiwa: другие произведения.

Десять лет, которые потрясли мир

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:




1913. Освобожденный Константинополь.
 
 
- Гроб Господень ждал тысячу лет. Константинополю пришлось ждать ровно четыреста шестьдесят. Ожидание завершилось, господа. Сегодня последний штурм. Сегодня мы войдем в освобожденный Константинополь!
 
Болгарский царь Фердинанд улыбнулся и обвел взглядом своих гостей, заполнивших штабную палатку. Гости - союзные офицеры, военные агенты нейтральных держав, журналисты - не скрывали своих эмоций. На их лицах отображались самые разнообразные чувства. От светлой радости до черной зависти.
 
Где-то на заднем плане гремели осадные орудия. Царь Фердинанд прикрыл глаза. Сегодня. Это должно случиться сегодня...
 
Кто-то осторожно тронул его за локоть. Властелин Болгарии обернулся.
 
- Ваше Величество, - зашептал на ухо флигель-адьютант, - прибыли турецкие парламентеры.
 
- Опять?! - воскликнул Фердинанд. Некоторые из гостей царской палатки обернулись, и царь понизил голос. - Где они?
 
- Ожидают снаружи.
 
На выходе Фердинанд столкнулся с генералом Стефановым, начальником болгарского Генштаба.
 
- Ваше Величество, мы должны принять их условия, - быстро заговорил генерал.
 
- Я же сказал - "нет"! - почти взревел царь. - Как вы не понимаете! Мы не молжем теперь отступить. Не сейчас, когда победа так близка! Мы должны завершить войну в освобожденном Константинополе! Не для того наши солдаты проливали кровь! Если мы не войдем в Царьград сегодня, придется делить его с греками и сербами! Да еще русские наблюдатели все уши прожужжали своими намеками... Что это? - внезапно остановился царь, увидевший НЕЧТО на горизонте.
 
Генерал Стефанов молча протянул ему бинокль.
 
- Что это? Кто это?... - прошептал Фердинанд, не веря своим глазам. - Чьи это корабли?...
 
- Парламентеры пришли не одни, Ваше Величество, - тихо ответил генерал.
 
Турецкие посланники скромно стояли в стороне. Они действительно были не одни.
 
- С кем имею честь? - поинтересовался царь Болгарии.
 
- Контр-адмирал Монтуорри, Ваше Величество, - доложил красавец-офицер в белом мундире. - Имею честь сообщить Вам, что турецкий гарнизон Константинополя капитулировал и сдал город Итальянскому Королевскому Флоту.
 
- Но вы не имеете права... - почти прошипел ошеломленный Фердинанд.
 
Итальянец вскинул брови.
 
- Простите, Ваше Величество? Я выполняю приказ своего повелителя, Виктора Августа, короля Италия и римского императора. Константинополь - древняя восточная столица Империи, и теперь она вернулась к законному владельцу...
 
- Убирайтесь, - прервал его неудачливый покоритель Царьграда. - Убирайтесь. Не желаю ничего слушать.
 
Контр-адмирал Монтуорри пожал плечами, отдал честь и направился в сторону древней имперской столицы.
 
Что ж, этого следовало ожидать. Война шла слишком хорошо до этого самого дня. Одновременное нападение Италии и балканских союзников застало Османов врасплох. Итальянцы заняли Триполитанию и острова Додеканес, в то время как греческие и славянские армии очистили от турецких солдат европейские провинции. Тогда султан решил сделать ход конем... Следует признать, очень хороший ход. Слишком многие претендовали на Константинополь. И болгарский царь Фердинанд, мысленно примерявший византийскую корону. И греки - ведь когда-то они владели этим городом. И даже не принявший участие в войне император Николай Второй.
 
А в итоге Город достался наследникам римлян. Не было более надежного способа поссорить вчерашних союзников. Судя по всему, новая война не за горами.
 
Но она начнется не сейчас. Завтра... через неделю.. может быть, через месяц...
 
А сегодня...
 
А сегодня на стенах и башнях освобожденного Константинополя развевались древние имперские флаги с девизом "S.P.Q.R." - "Сенат и Римский Народ".
 
 
1914. Вавилонская Башня.
 
 
- Не ожидал встретить в этом проклятом месте белых людей, - рассмеялся господин в черном костюме. - Вы не поверите, как я рад вас видеть!
 
- Мы тоже не ожидали, - улыбнулся в ответ загорелый археолог, носивший некое подобие военной формы и пробковый шлем. - Кроме бедуинов к нам никто в гости не заходит. Простите, не расслышал вашего имени, мистер...
 
- Морт. Энжел Морт к вашим услугам, - поклонился заплутавший путешественник.
 
- Очень приятно, мистер Морт, - протянул руку ученый. - Доктор Бентли, Кембриджский университет. Приглашаю вас отобедать в нашем лагере.
 
- С удовольствием приму ваше предложение, - снова поклонился Морт.
 
- Что вы здесь раскапываете, если не секрет? - спросил Морт некоторое впемя спустя. - Шумеров или ассирийцев?
 
- Берите выше. Вавилонскую Башню, - доктора Бентли распирало от гордости.
 
- Вавилонскую Башню? - удивился мистер Морт. - Но ведь это всего лишь красивый поэтический образ...
 
- Разумеется, древние жители Вавилона не собирались подниматься на небо, - пояснил археолог, - и Башня была всего лишь храмом одного из древних богов. Но это было внушительное сооружение, не уступавшее по грандиозности египетским пирамидам. Память о нем сохранилось в веках и стала основой для билейского сказания...
 
- А, вы об ЭТОЙ Башне... - протянул Морт. - Конечно, конечно, как сейчас помню... Великий царь Тераммакенн после своей очередной победы над врагами решил заложить великий храм в честь своего бога. Это был не Мардук и не Ваал, и даже не светлая Иштар. Это был гораздо более древнее и могущественное божество. Столь могущественное, что имя его нельзя было произносить вслух... И потянулись в столицу Тераммакенна караваны верблюдов и рабов-строителей. Грандиозное строительство продолжалось долгих двадцать лет и два года, но не было завершено. Старый царь умер, а с востока пришеол новый враг и разрушил великую империю...
 
- Вы как будто сами присутствовали при этом, - прошетал удивленный рассказом Бентли.
 
- Нет, разумеется, - улыбнулся Энжел Морт. - Это просто мои фантазии. Не обращайте внимание.
 
Дальнейший путь протекал в молчании.
 
Они достигли лагеря археологов через полчаса. В лагере царило необычное оживление. Коллеги доктора Бентли столпились в центре палаточного городка и очем-то оживленно спорили.
 
- Что-то случилось за время моего отсутствия, господа? - поинтересовался доктор Бентли, слезая с лошади.
 
- Плохие новости, док, - прогудел толстяк-австралиец в несерьезном ковбойском костюме. - Как бы нам не пришлось сворачивать работы.
 
- Что произошло?!
 
- Джеффри вернулся из города, привез почту и последние новости. Похоже, в Европе вот-вот разразится война. Почти все великие державы объявили мобилизацию. И если Британия и Турция окажутся по разные стороны, нам придется убираться отсюда.
 
- Война? - переспросил Бентли. - Почему? Что послужило причиной?
 
- Застрелили какого-то австрийского политика, как его... Такое длинное немецкое имя. Австрия обвинила Сербию. Россия вступилась за Сербию, Германия вступилась за Австрию, Франция вступилась за Россию и пошло-поехало...
 
- Какого австрийского политика? - поинтересовался до сих пор молчавший мистер Морт.
 
- Наследника престола, Франца-Фердинанда, - поведал другой археолог. - Его застрелили в городе под названием Сараево.
 
- В Сараево? - удивился Энжел Морт. - Не может быть. Это какая-то ошибка. Сегодня вечером я назначил ему свидание в Самарре.
 
 
 
1915. Перемены на Западном фронте.
 
 
Пережившие очередной артобстрел французские солдаты выбирались из окопных щелей и блиндажей. Потери были невелики - не в первой. Теперь следовало ожидать немецкой атаки, поэтому опытные солдаты, не дожидаясь приказов начальства, потянулись к винтовкам и пулеметам. Если алеманны снова пустят вперед пехоту, пулемет себя обязательно покажет.
 
Французы ждали, немцы не появлялись. Вместо них появилось нечто другое. Ветер дул с востока, и некоторое время спустя французы увидели, как со стороны немецких позиций надвигается плотная стена дыма. Дыма?!
 
- Что это такое? - спрашивали удивленные и немного испуганные солдаты друг у друга.
 
- Это новая дымовая завеса! - объявили офицеры, поскольку других идей у них не было. - Немцы собираются атаковать под ее прикрытием. Всем приготовиться к отражению атаки!!!
 
Несколько минут спустя плотное белое облако обрушилось на французские окопы, и все поняли, что дымом тут и не пахнет.
 
- ЯДОВИТЫЙ ГАЗ!!!
 
Многие солдаты упали прямо на том месте, где их настигла Белая Смерть. Новое немецкое оружие било безотказно. От него не спасали пулеметные щитки, стрелковые ячейки и блиндажи. Газ проникал всюду, в любую щель. Для него не было препятствий. В белом тумане были слышны только вопли ужаса и предсмертные хрипы. Многим хватило одного глотка. Никто не мог задерживать дыхание бесконечно. Через несколько минут все было кончено. Целый дивизия прекратила свое существование.
 
Еще через полчаса облако рассеялось, и с востока показались цепи германских пехотинцев. Они снимали на ходу теперь уже бесполезные противогазы. Кавалеристы-разведчики, первыми осмотревшие французские позиции, не спешили снимать противогазы со своих лошадей. Если придется пускать газ снова, мороки не оберешься.
 
Пехотинцы дошли до французских траншей и остановились, как вкопанные. Открывшийся перед ними пейзаж производил впечатление. Окопы были завалены телами сотен и тысяч солдат, которые не успели произвести ни одного выстрела.
 
- Вот это я понимаю, мне такая война по душе, - мечтательно протянул один из немецких пехотинцев. - Еще две порции такого газа и можно возвращаться домой!
 
- Не расскатывай губу, Тьяден, - пробурчал его пожилой товарищ.
 
- Вечно ты настроение испортишь, Катчинский, - надулся Тьяден. - Да еще в такой день! Интересно, а нельзя ли здесь поживиться чем-то съедобным? - и он первым спрыгнул в окоп.
 
- Это само собой, - коротышка Кропп подобрал офицерскую фляжку, отвинтил крышку и принюхался. - Похоже на коньяк.
 
- Гуляем, братцы! - толстяк Мюллер распорол трофейный вещмешок и обнаружил в нем добрую дюжину консервных банок.
 
- Вторая рота! - над бруствером появился лейтенант. - Немедленно займитесь делом! Собрать оружие французов и выставить посты. Скоро они начнут просыпаться.
 
- Все-таки хорошая штука - этот снотворный газ, - пробурчал Пауль Боймер. - Интересно, что мы будем делать с таким количеством пленных французов?
 
 
1916. Брусиловский прорыв.
 
 
- Огромные потери, господин генерал.
 
- Да, я знаю, - устало кивнул Брусилов, снял фуражку и перекрестился. - Господи, упокой душу рабов твоих.
 
Главнокомандующий вышел из палатки и в очередной раз окинул взглядом поле битвы.
 
- Пленных немного, - продолжал докладывать альютант. - Они не любят сдаваться в плен.
 
- И это мне известно, - кивнул генерал. - Что еще?
 
- Великая победа, - скучным голосом произнес адьютант. - Честь Империи востановлена. Враг посрамлен.
 
- Ну-ну, выше нос, голубчик! Поверьте, эти жертвы были не напрасны. По крайней мере, мне хотелось бы в это верить, - внезапно упавшим голосом закончил полководец. - Так или иначе, Порт-Артур снова наш!
 
 
1917.  Прощай, оружие!
 
 
- Пиани! - сказал я.
 
- Я здесь, centurione. - В толчее он немного ушел от меня вперед. Никто не разговаривал. Каждый старался перейти как можно скорей, думал только об этом. Мы уже почти перешли. В конце моста, по обе стороны, стояли с фонарями офицеры и преторианцы. Их силуэты чернели на фоне неба. Когда мы подошли ближе, я увидел, как один офицер указал на какого-то человека в колонне. Преторианец пошел за ним и вернулся, держа его за плечо. Он повел его в сторону от дороги. Мы почти поравнялись с офицерами. Они всматривались в каждого проходившего в колонне, иногда переговариваясь друг с другом, выступая вперед, чтобы осветить фонарем чье-нибудь лицо. Еще одного взяли как раз перед тем, как мы поравнялись с ними. Это был подполковник. Я видел звездочки на его рукаве, когда его осветили фонарем. У него были седые волосы, он был низенький и толстый. Преторианцы потащили его в сторону от моста. Когда мы поравнялись с офицерами, я увидел, что они смотрят на меня. Потом один указал на меня и что-то сказал преторианцу. Я увидел, что преторианец направляется в мою сторону, проталкиваясь ко мне сквозь крайние ряды коллоны, потом я почувствовал, что он ухватил меня за ворот.
 
- В чем дело? - спросил я и ударил его по лицу. Я увидел его лицо под шляпой, подкрученные кверху усы и кровь, стекавшую по щеке. Еще один нырнул в толпу, пробираясь к нам.
 
- В чем дело? - спросил я. Он не отвечал. Он выбирал момент, готовясь схватить меня. Я сунул руку за спину, чтоб достать пистолет. - Ты что, не знаешь, что не смеешь трогать офицера?
 
Второй схватил меня сзади и дернул мою руку так, что чуть не вывихнул ее. Я обернулся к нему, и тут первый обхватил меня за шею. Я бил его ногами и левым коленом угодил ему в пах.
 
- В случае сопротивления стреляйте, - услышал я чей-то голос.
 
- Что это значит? - попытался я крикнуть, но мой голос прозвучал глухо. Они уже оттащили меня на край дороги.
 
- В случае сопротивления стреляйте, - сказал офицер. - Уведите его.
 
- Кто вы такие?
 
- После узнаете.
 
- Кто вы такие?
 
- Преторианская гвардия, - сказал другой офицер.
 
- Почему же вы не просили меня подойти, вместо того чтоб напускать на меня эти самолеты?
 
Они не ответили. Они не обязаны были отвечать. Они были преторианская гвардия.
 
- Отведите его туда, где все остальные, - сказал первый офицер. - Слышите, он говорит по-итальянски с акцентом.
 
- С таким же, как и ты, сволочь, - сказал я.
 
- Отведите его туда, где остальные, - сказал первый офицер.
 
Меня повели мимо офицеров в сторону от дороги на открытое место у берега реки, где стояла кучка людей. Когда мы шли, в той стороне раздались выстрелы. Я видел ружейные вспышки и слышал залп. Мы подошли. Четверо офицеров стояли рядом, и перед ними, между двумя преторианцами, какой-то человек. Немного дальше группа людей под охраной преторианцев ожидала допроса. Еще четыре преторианца стояли возле допрашивавших офицеров, опершись на свои карабины. Эти легионеры были в широкополых шляпах. Двое, которые меня привели, подтолкнули меня к группе, ожидавшей допроса. Я посмотрел на человека, которого допрашивали. Это был маленький толстый седой подполковник, взятый в колонне. Офицеры вели допрос со всей деловитостью, холодностью и самообладанием итальянцев, которые стреляют, не опасаясь ответных выстрелов.
 
- Какого легиона?
 
Он сказал.
 
- Какого полка?
 
Он сказал.
 
- Почему вы не со своим полком?
 
Он сказал.
 
- Вам известно, что офицер всегда должен находиться при своей части?
 
Ему было известно.
 
Больше вопросов не было. Заговорил другой офицер.
 
- Из-за вас и подобных вам мы потеряли Константинополь.
 
- Позвольте, - сказал подполковник.
 
- Предательство, подобное вашему, отняло у нас плоды победы.
 
- Вам когда-нибудь случалось отступать? - спросил подполковник.
 
- Римляне не должны отступать.
 
Мы стояли под дождем и слушали все это. Мы стояли против офицеров, а арестованный впереди нас и немного в стороне.
 
- Если вы намерены расстрелять меня, - сказал подполковник, - прошу вас, расстреливайте сразу, без дальнейшего допроса. Этот допрос нелеп. - Он перекрестился. Офицеры заговорили между собой. Один написал что-то на листке блокнота.
 
- Бросил свою часть, подлежит расстрелу, - сказал он.
 
Два преторианца повели подполковника к берегу. Он шел под дождем, старик с непокрытой головой, между двумя преторианцами. Я не смотрел, как его расстреливали, но я слышал залп. Они уже допрашивали следующего. Это тоже был офицер, отбившийся от своей части. Ему не разрешили дать объяснения. Он плакал, когда читали приговор, написанный на листке из блокнота, и они уже допрашивали следующего, когда его расстреливали. Они все время спешили заняться допросом следующего, пока только что допрошенного расстреливали у реки. Таким образом, было совершенно ясно, что они тут уже ничего не могут поделать. Я не знал, ждать ли мне допроса или попытаться бежать немедленно. Совершенно ясно было, что я шпион в итальянском мундире. Я представлял себе, как работает их мысль, если у них была мысль и если она работала. Это все были молодые люди, и они спасали родину. Вторая армия заново формировалась у Анкары. Они расстреливали каждого десятого. Старая добрая децимация. Если итальянцы взялись восстанавливать Римскую империю, они принялись также возраждать древние военные традиции. Мы стояли под дождем, и каждого десятого выводили на допрос и на расстрел.
 
 
1918. Мятеж чехословацкого легиона.
 
 
- Господа, это неслыханно! Они велели нам сдать оружие! - воскликнул полковник Словачек.
 
- В конце концов, они имеют на это право, - осторожно заметил поручик Франтишек. - Они здесь хозяева, и им неприятно, когда вооруженная до зубов чужая армия разгуливает у них на заднем дворе...
 
- Поручик, я хотел бы с вами согласиться, но кто виновен в том, что "чужая армия" все еще находится здесь? Наши добрые хозяева должны были выпустить нас из страны много месяцев назад. Вместо этого нас продолжают удерживать в этом лагере, кормят черт знает чем... Кормят обещаниями! А теперь они собираются нас разоружить! Интересно, почему? Кто знает, что взбрело в голову этим варварам? Отправят еще в рабочий лагерь или обратно на Восточный фронт. Или того хуже...
 
- Что вы предлагаете, полковник?
 
- Мы немного расшевелим наших "добрых хозяев". Пока мы держим оружие в руках, они нечего не смогут поделать. А затем мы начнем переговоры. С позиции силы. Дикие люди, они понимают только язык силы.
 
Через сорок восемь часов чешские легионеры полностью контролировали железную дорогу Нагасаки-Токио, и собирались штурмовать Большой Императорский Дворец. Сопротивление японцев было незначительным. Почти все боеспособные части находились на материке.
 
 
1920. Даешь Варшаву, даешь Берлин!
 
 
- Товарищи! Варшава в наших руках! Ура, товарищи! Да здравствует Мировая Революция! Да здравствует победоносная Красная Армия! Да здравствуют наш великий вождь товарищ Ленин!
 
- УРА! УРА! УРА!
 
- А теперь - на Берлин! На Берлин, товарищи! Принесем знамя революции в самое сердце Европы!
 
Но недолго товарищ Тухачевский наслаждался триумфом.
 
- Берлин взят, товарищ командарм, - шепнул ему на ухо заместитель.
 
- Как? Когда они успели?
 
- Вчера. Мы только сейчас получили подтверждение.
 
- Жаль, очень жаль... Делать нечего, продолжим митинг.
 
- Товарищи бойцы! - снова возвысил голос завоеватель Варшавы. - Мы только что получили сообщение, что Берлин пал! Революционные отряды Американской Красной Армии вошли в столицу империалистической Германии! Ура, товарищи! Да здравствует Мироваая Революция! Да здравствует братский американский народ! Да здравствует наш верный союзник, Коммунистические Штаты Америки и великий вождь американского народа товарищ Бронстайн! Ура, товарищи!!!
 
 
1921. Триумф Майкла Коллинза.
 
 
Площадь была забита до отказа, яблоку негде упасть. Вообще-то за последние дни Майклу Коллинзу изрядно поднадоели митинги, но это был особенный митинг.
 
- Братья! - начал вождь ирландского народа. - Великая победа, братья-ирландцы! Многострадальная земля Эйре свободна от английских захватчиков! Долгие годы - долгие века борьбы не прошли даром! Мы свободны! Ирландия свободна!
 
Трафальгарская площадь огласилась победными воплями торжествующих бойцов Ирландской Республиканской Армии. Где-то на заднем плане с пъедестала свалили символ британского имперализма, памятник адмиралу Нельсону.
 
 
1922. Ленинская конституция.
 
 
Мы, народ Советского Союза, дабы образовать более совершенный Союз, установить правосудие, гарантировать внутреннее спокойствие, обеспечить совместную оборону, содействовать общему благоденствию и закрепить блага свободы за нами и потомством нашим, провозглашаем и учреждаем настоящую Конституцию для Союза Советских Социалистических Республик.
 
Статья I
 
Раздел 1. Все законодательные полномочия, сим установленные, предоставляются Верхлвному Совету Советского Союза, который состоит из Президиума и Палаты Народных Депутатов.
 
Раздел 2. Палата Народных Депутатов состоит из членов, выбираемых раз в два года населением в отдельных республиках; избиратели в каждой республике должны отвечать требованиям, предъявляемым к избирателям более многочисленной палаты законодательного собрания республики.
 
Не может быть представителем тот, кто не достиг возраста двадцати пяти лег, не был в течение семи лет гражданином Советского Союза и не является на момент избрания жителем той республики, в которой выбирается.
 
Представители и прямые налоги распределяются между отдельными республиками, которые могут быть включены в настоящий Союз, пропорционально численности населения, каковая определяется посредством прибавления ко всему числу свободных лиц - включая тех, кто находится в тюремном заключении и исключая не облагаемых налогом народов Севера трех пятых всех прочих лиц.
 
Всеобщее исчисление населения будет произведено в течение трех лет после первой сессии Верховного Совета Советского Союза, а затем через каждые десять лет в порядке, установленном законом. Число представителей не должно превышать одного на каждые тридцать тысяч жителей, но каждая республика должен иметь, по меньшей мере одного представителя, и пока таковое исчисление не будет произведено, республике Белорусия положено выбрать трех представителей, Украине - восемь, РСФСР - одиннадцать, Армении, Грузии и Азербайджану - по два представителя...
 
 
 
1923. Двадцатый век продолжается.
 
 
Генри Баллард, капитан Австралийского Королевского ВМФ и командир эсминца "Супериор" еще раз посмотрел в бинокль и устало опустил его.
 
- Штурман, принимайте командование. Я буду у себя в каюте.
 
Спускаясь вниз, капитан, вопреки всем военно-морским традициям, попытался подсчитать дни, которые остались до конца патрулирования.
 
За последние годы зона ответственности Королевского Австралийского ВМФ заметно увеличилась. Кстати, и сам флот вырос примерно в три раза. Неудивительно, если вспомнить, что столица Британской империи перехала в Мельбурн. Лондон тем временем стал резиденцией Верховного Комиссара Английской Республики. Революция, принесенная из-за океана на американских штыках, успешно продолжалась. На всех материках, кроме Австралии.
 
Впрочем, коммунистическая пропаганда не признавала Австралию материком и вернула ей статус острова. Все учебники географии были спешно переписаны. Тогда как Антарктида сохранила гордое звание континента. Ведь там успел побывать крейсер Революционного Американского Флота и водрузить красный флаг. Пингвины и морские леопарды не возражали. Следовательно, в Антарктике революция уже победила. О чем торжественно объявил комрад Бронстайн, вождь американского народа и всех Коммунистических Штатов, число которых давно перевалило за сто двадцать. Штат Южная Калифорния, штат Сонора, штат Альберта, штат Манитоба, штат Гондурас, штат Сальвадор... Две недели назад в состав КША вошел штат Панама. В Восточном Полушарии тем временем росло число советских республик...
 
С этими мыслями капитан уснул.
 
- Сэр, вы просили разбудить вас в случае чрезвычайной ситуации, - тряс его за плечо матрос.
 
- А?.. Да... - Баллард сел на койке и протер глаза. - Что случилось?
 
- Справа по борту неопознанный дирижабль.
 
Через три минуты капитан был снова на мостике.
 
- Нам удалось познать его, сэр, - доложил старший помощник. - Это русский дирижабль.
 
- Русский? В этих краях? Далеко он забрался от дома...
 
- Извините, сэр, но кажется вы не поняли. Это русский, а не советский дирижабль.
 
- Вижу. Теперь вижу, - ответил капитан, регулируя бинокль.
 
На борту плывшего в небе воздушного корабля красовался герб Дальневосточной Республики.
 

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"