Alternatiwa: другие произведения.

За Царя и Волю

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ написан для конкурса "ХХ век начался".


За Царя и Волю

  
   Тяжелый четырехмоторный ИМ-4 казался грозной машиной любому кто не знал что собран он восновном из клееной фанеры. Пилоты немецких истребителей похоже знали это отлично, поэтому их ничуть не смутил огонь дюжены зенитных пулеметов "Илья Муромца"-четвертого. Тут надо сказать что истребители все-таки противника недооценили. 12 пулеметов это 12 пулеметов, особенно когда стрелки хорошие, и обломки двух "мессершмитов" украсили собой малороссийский пейзаж до того как простреленая вдоль и поперек туша ИМ-4 медленно упала в лес. Упала но не взорвалось. Бомб на борту не было а горючки оставалось кот наплакал. Огромный самолет один из последних дальних бомбардировщиков остававшихся у главковерха на киевском направлении вез специального и полномочного представителя Ставки генерала Деникина официально дабы поддержать боевой дух окруженных войск, а на самом деле для смещения с должности совсем зарвавшегося и по слухам расстрелявшего уже половину собственного штаба генерала Тухачевского. Собственно особого смысла в этом уже не было. В данной обстановке никто бы не смог спасти положение, но Деникин был личным другом Госудяря Алексея и перечить ему не стали. Не пожалели даже последнего ИМ-4. Про себя Деникин думал что не пожалели потому что очень хотели чтобы этот старый пердун убрался со своими советами куда подальше...
  
   Когда Деникин пришел в сознание он увидел над собой качающуюся зеленую листву. Еще через некоторое время он понял что его несут на носилках по лесу.
   -Похоже свои,- решил генерал и уснул.
   Второй раз он очнулся на привале у костра. Вокруг костра сидели солдаты и офицеры. Часть из них имела форму без погон и красные звезды вместо русских кокард. Увидя что генерал очнулся к нему подошел человек в кожаной куртке и фуражке с красной звездой.
   - Георгий Жуков - командир партизанского отряда имени товарища Троцкого.
   Значит все-таки в плену. - подумал Деникин. И сказал собрав волю в кулак чтобы голос не дрогнул
   - С предателями Отечества не здороваюсь.
   Жуков рассмеялся.
   - Ага ваши летчики тоже вон в позу стали. Один даже за наган хвататься начал - Жуков указал на сидевшего с другой стороны костра офицера с перевязанной рукой.
   - Успокойтесь, вашбродь, мы с русскими не воюем. Даже наоборот. Наши с вашими договорились, царь амнистию всем выдал. РВС тоже директиву прислал что за невозможностью сейчас заниматься пропагандой среди несознательного немецкого пролетариата прийдется их пока пострелять малость чтобы разум у них проснулся.
   Жуков широко улыбнулся. А Вы меня не помните, вашбродь?
   Деникин напрягся но так и не вспоимнил этого офицера.
   -Понимаю, куда уж Вам унтерофицеров помнить... А ведь Вы меня от петли спасли в 1918 в Москве. Сказали что поскольку хороший унтерофицер то вешать его не слудует, лучше шомполами его и в холодную, а там глядишь разум у него проснется и Отечеству еще послужит если выживет конечно.
   Деникин снова напрягся но так и не смог вспомнить Жукова. Хотя Москву 1918 он помнил хорошо. В ноябре-декабре 1917 Питербург стараниями Корнилова с Крымовым уже успокоился. Учередительное собрание как и следовало ожидать расклада февраля 1917 не изменило и Михаил Романов так и остался регентом при малолетнем царевиче Алексее. Николай Романов тогда уже давно жил в монастыре. Точнее тогда об этом еще никто не знал. Царь ушел никому кроме семьи не сказав куда, а семья хранила таину. Весной 1917 министры временного оправительсва разными путями пытались выведать где же царь, но не получилось. А армия наоборот тумана подпускала. Постоянно начинали курсировать слухи что бывший царь инкогнито посетил то гвардию, то крымских матросов, а то и Кронштадт. Деникин точно знал что никого царь не посещал, генералы сговорившись сами организовавали эти "визиты инкогнито" чтобы поддержать моральный дух в войсках. Да и министров особо ретивых приструнить. Боялись министры что этот "инкогнито" в любой момент может войти в Петербург во главе гвардии. Особенно тогда боялись Синод обижать, даже когда восстановили патриорхат и ставший патриархом митрополит Антоний обьявил о разграничении власти церковной и государственной, даже это тогда проглотили. Правда потом еще было отступление на Украине, когда стоявшая без движения германская армия вдруг рванулась вперед двумя клиньми и окружила ту все еще неорганизованную массу что некогда была армией российской. Фронт тогда удалось стабилизировать только под Курском да и то только по причине того что Германия тогда уже проигровала войну на западе и изо всех сил пыталась подписать перемирие на востоке. Вот тогда, весной 1918 и вспыхнул мятеж московских полков которые Ставка лихорадочно пыталась перебросить под Харьков. Им удалось захватить Кремль и держать его почти неделю умело отражая атаки казаков. Пушки Деникину Патриарх применить запретил и повесить разрешил потом лишь каждого десятого. Несмотря на значительные потери и ненависть обращенную к предателям Деникин тогда самолично спас от висилицы нескольких молодых красных офицеров и унтерофицеров, которые попали в 10% смертников. Не хотелось губить военный гений людей так толково организовавших оборону. Навероно и этот Жуков был среди них. Лиц и фамилий генерал не запомнил.
   - Ну не вспомнили и ладно. Мы вообще-то и потом виделись, но этого Вы точно не вспомните.
   - Это где же интересно?-генерал потихоньку осваивался в новой обстановке
   - Да когда Перемышль брали в сентябре 1939. Я тогда в саперной команде был. Мы как раз мост поставили а Вы изволили на белом коне по нему торжественно со свитой и с музыкой значит.-Жуков снова заулыбался.
   Деникин вновь постарался вспомнить этого вездесущего офицера. Перемышль он помнил как будто дело было вчера. Это были хорошие воспоминания. Сначала поляки дрогнули и все-таки пустили русские войска на свою территорию не оказывая им сопротивления. А потом и немцы столкнувшись с новыми русскими танками стали быстро отступать. Перемышль взяли с ходу захватив даже немецкий обоз. В городе устроили праздник. Даже обласканый властью Зворыкин приехал чтобы транслировать картинки взятого Перемышля по своему радиовизору прямо во дворец. Это потом уже узнали что только угрозы англичан оставить их в Польше заставили польское правительство перед самой эвакуацией открыть границу на востоке.
   - А потом началась, как говорят англичане и американцы, "странная войная". - последние слова Деникин произнес вслух.
   -У нас по-другому говорят, но это не для благородных ушей.-снова заулыбался Жуков.
   - Да? А я думал что это господа большевики не хотели воевать с "братьями по классу"?-Генерал не собирался скрывать свой сарказм.
   - Ну не без этого конечно. Однако в 1939 вы нас не сильно спрашивали или нет?
   Деникин не стал вступать в полемику с этим самозванным командиром партизан.
   - Если я не в плену то прошу вернуть мне оружие, кроме того я хочу видеть кого-нибудь из старших офицеров.
   - Оружие это завсегда пожалуйста,-Жуков быстро извлек непонятно откуда потертый "наган". Вы уж извините, вашбродь, пока Вас обыскивали Ваша драгоценная пистоля куда-то сама собой подевалась.-сказал Жуков хитро подмигнув.- А вот со старшими офицерами у нас напряженка. Был у нас генерал от инфантерии, но он подговорил десяток ваших офицеров и они дней 5 назад слиняли из отряда. Так что не знаю что и делать. Зато у нас есть батюшка, целый архирей!
  
   Батюшка действительно оказался киевским архиреем. Несколько следующих дней он провел рядом с носилками Генерала отлучаясь лишь по церковным делам. Вначале Деникин все больше спрашивал Батюшку о положении на фронтах и ситуации в отряде. Информация с фронтов в отряд приходила самая противоречивая. Немецкие радиостанции все хвастались что еще в июле захватили Петербург и даже перехватили царский поезд на пути в Москву захватив молодого русского царя в плен, русские радиостанции передавали что Государь Император Алексей все еще в осажденном Петербурге руководит героической обороной столицы и при этом выступает перед всей страной посредством радиовизора Зворыкина. Последнее проверить было сложно по причине наличия в России всего пары десятков этих самых радиовизоров, вдобавок работающих только возле транслирующей станции которых до войны было две - в Петербурге и в Москве. Но Деникин знал что в плен царя захватить никак не могли равно как и не мог он руководить героической обороной по той простой причине что в Петербурге его давно не было, Ставка и царская семья еще в июле были тайно эвакуированы в Москву. Однако если окруженный в конце июля Петербург уже пал, то потеря столицы должна была больно ударить по и без того неспокойной России. Генерал украдкой оглядывался по сторонам сжимая под плащпалаткой револьвер. Думал что большевики поняв что у российской армии дела совсем плохи вот вот начнут снова как в 1917 резать офицеров и сдавать города немцам. Однако обстановка в отряде была спокойная и постепенно Деникин перестал жечь глазами каждого проходящего мимо солдата с красной звездой на фуражке. Постепенно каждодневные разговоры с Батюшкой перешли к делам давно минувшим. Батюшка как-то проговорился что он сын одного из архиреев отправленных на покой за связь с Распутиным в начале февраля 1917. Этим он привлек живое внимание Деникина который руководя генеральным штабом и сам сыграл немаловажную роль в событиях 1917 года. Батюшка вначале не хотел вспоминать былое но постепенно разговорился найдя в Генерале отличного собеседника.
   - Митрополит Антоний, тогда еще метрополит а не патриарх, был великим человеком. батюшку моего он конечно отстранил, на все воля Божья, но за Россию он болел душой. Я ведь знаю как это было. Мал тогда был, но разговоры дома помню. Совсем думцы хотели царя Николая отстранить чтобы раз! и отрубить голову российской монархии. Не в сентябре когда они республику провозгласили, тогда в феврале основные дела разворачивались! Мало кто знает. А ведь стучал тогда Антоний кулаком по столу в царевом кабинете и "гражданином Романовым" царя обзывал. Упрекал Самодержца что за то что помогая вырвать корни распутинщины в церкви отказывается от помощи церкви в выдерании этих корней в Думе. И пал после слов этих обидных Николай на колени... - Архирей на полуслове замолчал сообразив что сболтнул лишнее.
   - Да знаю я эту историю сказал Генерал. Правда Ваша. Было дело так или почти так. Помог ему тогда Патриарх правильный акт об отречении написать в пользу цесаревича Алексея, до совершенноетия под охраной Великого Князя Михаила, и спрятаться в монастыре тоже помог. Вот только с Михаилом у Антония сразу не заладилось не захотел он послушаться воли брата, настоял он тогда чтобы акт Николая стал законом только после учередительного собрания, а пока по сути передал всю власть этим "временным" министрам. Тут уже и Антоний ничего не смог сделать, выторговал только две строчки в указе Михаила, что вмешается Великий Князь если жизнь цесаревича или сама церковь православная будут в смертельной опастности.
   - Не так уж мало и выторговал! Церковь под охраной строчек этих в 1917 свое слово сказала, поддержала народ и армию в трудную годину. В сентябре когда временное правительство наплевало на царский указ и обьявило Российскую Республику без всякого учередительного собрания помните кто к солдатам пошел? Антоний лично тогда обошел десятки частей, получил в конце концов пулю в легкое, но Корнилов с Крымовым город взяли почти без стрельбы.
   - Петербург они конечно взяли а вот остальную Россию...
   - А крестный ход к Великому Князю с депутатами учередительного собрания? Ведь даже некоторые большевики пошли! А Великого Князя кто все время поддерживал чтобы он еще раз не отрекся когда ему второй раз власть передали? Нет Антоний дейтсвительно был святой, жалко пожил мало...
  
   Следующие 2 недели отряд с боями прорывался на восток. Жуков показал себя отличным командиром которму удавались самые дерзкие и с точки зрения Деникина немыслемые операции. Отряд постоянно пополнялся окруженцами. Часть из них открыто носила красные звезды или ленты. Из радиосообщений Деникин знал что теперь это не возбронялось даже в действующей российской армии. В отряде не было радиопередатчика, был только приемник по которому Деникин узнал что он геройски погиб командуя обороной Киева. Радио было вечером и ночью. А днем были леса и казалось постоянный лязг гусениц. Это ползли непрерывной чередой немецкие танки. Тысячи и тысячи танков. Деникин давно уже не пытался считать. Он шел вместе с солдатами на ходу вспоминая как осенью 1939 он сам расхваливал русские императорские бронесилы в "Петербургских Ведомостях". И ведь нигде не наврал! Действительно и качественно и количественно русские бронесилы превосходили и Англию, основательницу танкового оружия, и Францию считающую что у нее наиболее боеспособная армия в Европе, не говоря уже про всякие Америки. А Германия... Что Германия? Если у Германии по договорам до 1935 года танков не было да и не могло быть! Кто же будет равняться на проигравших? Министерство обороны внимательно следило за развитием бронедела, правда постоянно подвергаясь нападкам "конных" генералов. Деникин и сам несколько раз делал министру замечания упрекая что 1 танк стоит армии как 100 отличных кавалерийских скакунов, но танки он тоже в обиду не давал. Русские танки не уступая количественно армиям Англии и Франции вместе взятым вдобавок были лучше по качеству. Тяжелый "Святогор" преврсходил по всем параметрам свои прототипы - французские Шар-1В и 2В выпускаемые французским "Рено", средний "Цесаревич" в российских условиях эксплуотации на всех испытаниях побеждал свой английский прототип "Матильду", ну а "Алеша Попович" или "Русский Кристи" был несравненно лучше того американского "Кристи" с которого он начинался. С 1918 когда англичане привезли в Россию первые танки Ставка внимательно следило за развитием бронедела. Каждые 3-5 лет проводились грандиозные конкурсы-испытания в которых соревновались представители лучших фирм. Российских рынок был огромен и, например, заводы русского "рено" превосходили по обьему производства "рено" французское. В конкурсах принимали участие не только иностранные и смешание компании но и чисто руссские общества и просто левши-индивидуалисты. Конечно ничеого путного и годящегося для серийного производства они предложить не могли, но не позволяли заснуть крупным фирмам. Деникин вспомнил как криво сваренный средний танк некой "артели Кошкина" неожиданно победил по проходимости и бронепробиваемости последнюю модель "Цесаревича". Кошкина этого конечно тут же выкупил "русский-рено" где он вроде послностью забросил свою странную машину с баками открыто висевшими по бокам и полностью ушел в работу по улучшению трансмиссии "Святогоров". Хотя жалко. Если бы денег этому Кошкину тогда в 1939 найти чтобы рекламу машине сделать, чиновников подмазать, возможно лучше бы были наши средние танки. Вот и с путилловскими танками не заладилось всех подмял "русский-кристи".
   И ведь "Кристи" этих у нас должно сейчас быть не менее 2000 штук. Точнее должно было быть в июне.-поправил сам себя Генерал. Действительно брошенные по причине поломок или подбитые "Поповичи" попадались партизанам давольно часто. А вот "Цесаревичей" они почти не видели, и "Святогоров" встретили всего один, причем в окружении двух подбитых немцев. Примерно 1000 "Цесаревичей" и 400 "Святогоров" вспоминал Деникин расклад июня 1941...
  
   Постепенно старый генерал привык к Жукову и даже перестал обижаться на то что Жуков его постоянно в шутку называл своим комиссаром. Деникин видел что Георгий прирожденный полководец с природным даром командира и удивительным чутьем. Конечно хорошей академии Жукову не хватало. Иногда Деникин вмешивался когда Георгий допускал грубые тактические просчеты, но вмешиваться приходилось все реже - Георгий учился быстро. Постепенно размер отряда и успехи Жукова стали так велеки что немцы всерьез занялись партизанами. В один из дождливых сентябрьских дней отряд попал в ловушку где его окружило не мение полка противника. Бой длился трое суток. Партизаны не сдавались но с каждым часом их становилось все меньше...
  
   Вечерело они лежали рядом в выротом наспех окопе. Перед ними на поле темнели холмики тел солдат противника. Много холмиков. Жуков был удивительным пулеметчиком.
   -Все отбой. Немец сегодня больше не полезет.-Жуков отполз от пулемета. Деникин тут же принялся укладывать оставшиеся ленты в промасленный мешок. Людей в отряде, точнее в группе уже пятый день прорывавшейся по болотам из устроенной нмцами ловушки, осталось семь человек. Большевиков из них был один Жуков но он по-прежнему оставался для бойцов командиром.
   - А вот мы тогда, вашбродь, про Польшу не договорили...-Жуков снова начинал разговор "за политику" ловко имитируя выговор простого солдата, выходца из крестьян. Бойцы отряда подобрались ближе чтобы послушать ставший ежевечерним диспут.
   - Вот все таки почему в 1939 была с немцем не война а ..... ,- Жуков назвал "странную войну" популярным народным выражением, чем вызвал улыбки на уставших лицах солдат.
   -А ты помнишь 1914?-Спросил Деникин.-Я вот помню. И 1904 с 1905 и 1914 с 1917. Понимаешь что бывает со страной которая неподготовленной бросается в войну только за тем чтобы союзники не упрекнули в излишней медлительности?
   - Ну и что бывает? "Бросились" бы вместе с англичанами и французами если не в 1938 то в 1939 от немцев бы через 2 недели ничего и не осталось.
   - В 1938 не пустили поляки. А в 1939... В 1914 тоже думали что "через 2 недели" и что "вместе" а оказалось 4 года и в конце все-таки врозь.
   - Почему врозь? Войну же выиграли.
   - Ну это смотря кто. Россия потеряла Финляндию, Польшу и еще по мелочи типа Мемеля. Остались огромные долги...
   - Ну так кто же вам виноват, вашбродь? Профукали Польшу...
   -Да никто не виноват. Только вот ты про Польшу вспомнил, так в 1920 я там с кем переговоры вел? С лордом Керзоном, который должен был бы быть союзником и помочь нам полякам хвосты накрутить, а он наоборот приехал с предложениями от Пилсудского. И на мой законный вопрос ответил он тогда что у Англии постоянными бывают только интересы но никак не союзники. Я ему потом эти слова напомнил летом 1940...
   - То есть не хотели вы лезть впереди англофранцузов?
   -Нет не хотели, да и готовы не были. Танковые заводы на Волге тогда еще только строились, пулеметов нехватало, фуража...
   -Нет ну Перемышль же взяли как-то. Почему потом остановились?
   -Мы-то дейтсвительно оставновились, а франзузы как мы Перемышль у немцев отбили сразу назад за линию "Мажино" отошли, типа воюйте с русскими а мы тут подождем. Англичане полякам в сентябре вообще ничем кроме обещаний не помогли. При этом с подачи САСШ весь мир кричал что Российская Империя - тюрьма народов, только только из долгов вылезла, так снова захватила Польшу и готовиться напасть на Финляндию.
   -Так может и надо было напасть на Финляндию?-Жуков любил вопросы с подковыркой. Если бы финны не пропустили немцев весной 1941, Петербург бы наверняка удалось удержать. Когда немцы перешли финскую границу генерал Маннергейм застрелился перед эти написав Деникину письмо в котором просил прощения за то что зимой 1939\40 не согласился самовольно открыть границу для русских дивизий...
   -Наверно было надо.-устало согласился Деникин.-только мы, русские, не умеем против своих воевать. Это вы красные умеете...
   -Ничего, вашбродь, в 1921 в ДВР вы нам тогда показали что вы тоже быстро учитесь. Но я все-таки о 1939.-Жуков увел разговор со скользкой темы.
   - А что 1939? Мы свои обязательства по совместному плану дейтсвий выполнили. Это англофранцузы ушли в кусты.
   - Ну хорошо, допустим выполнили. Но почему стояли в 1940 когда немец француза бил?
   - Да не стояли мы, до Варшавы дошли.
   - ... но особо не спешили.
   - А зачем было спешить? Мы бы все успели в свое время, если бы англичане и французы опять на попятную не пошли. Мы же не собирались Берлин брать.
   - А почему не собирались.
   - Потому что по планам летних переговоров 1939 мы должны были освободить Болгарию, часть Румынии, всю Польшу и Чехословакию не заходя на территории Австрии и Германии. Причем Чехословакию потом должны были вернуть а по Польше мы с англичанами тогда до конца так и не договорились, хотя в целом она скорее вся к нам отходила. Зоны оккупации, понимаешь?-Деникин сейчас выдавал секретную информацию рассудив что сегодня вся эта мышиная возня 2х летней давности уже не имеет никакого смысла...
  
  
   Чавк... Чавк... Только грязь чавкает под тяжелыми сапоками да скрипят колеса пулеметного станка.
   - Нет но Вы мне ответьте вашбродь, - не выдерживает этого звука Георгий снова заводя тот же разговор, - Польшу же Вы же отпустили в 1920. Ведь уже в Варшаве была конница! Причем это же лично Вы с Керзоном переговоры вели. Я помню!..
   Генерал тоже помнил. Помнил все, и развалины сгоревшего Кракова в котором казалось сохранился только королевский замок и невообразимо чистый и опрятный костюм лорда Керзона и себя усталого, пропахшего порохом (тогда все еще модно было приезжать к солдатам на передний край прямо под артподготовку). Помнил жесткий приказ Колчака, помнил и секретную телеграму Великого Князя Михаила о которой лучше бы не вспоминать. Тогда он действительно все взял на себя закрывая собой регента. Не он первый не он последний. Вот и дозакрывались... Но оправдываться перед красным Деникин не собирался.
   -Да отпустил. "Конница до Варшавы дошла". Конница то дошла, а обозы, а пушки? А ты помнишь что ваши в тылу делали в 1920? Помнишь такого вашего командира Нестора Махно который развликался срубая с двух рук на скаку по четыре головы сразу, причем только офицерам - унтерами он брезговал? Сам то где был в 1920?
   - Да там и был. Из Москвы тогда сбежал, да под Харьковом вновь забрили, хорошо хоть про Москву не прознали. Только мы сразу тогда обьявили "ни мира ни войны" ну и...
   - Разоружили вас казаки и отпустили?
   - Ага "отпустили"! Батогов дали каждому. Унтерам по 50, солдатам по 25. А потом согнали на железку пути восстанавливать. Я сам через 2 дня сбежал. А так не отпускали никого. Брехня это все.
   - Вот ты как я увидел, отличный командир, взял и сбежал, а меня упрекаешь что Польшу сдали...
   Георгий хотел было ответить Генералу но не найдя не ранящих старого офицера фраз решил замолчать. Еще через пол-часа молчание нарушил Генерал.
   - Ты вот мне про 1920 напомнил, так скажи мне раз уж разговор зашел, на что расчитывали ваши красные в этой своей ДВР в 1921?
   - Во-первых поддержка народом самого прогрессивного общественного строя, во-вторых...
   - Ты давай без агитации тут! По делу говори. Сколько там было ваших? Под ружьем ну допустим 20000? Верно? А у нас тогда уже с беспорядками в армии покончили, с поляками замирились, чехов в Сибири приструнили, ханов всяких и гетьманов почти побили и имели мы чтобы не соврать миллиона 3 штыков тогда. Ну и зачем было своих губить?
   - Товарищ Троцкий...
   - Да погоди ты о своих покойниках! Зачем дрались спрашиваю?
   - Думали удержим "линию Троцкого". Там же всего-то 6 км между гор...
   - А про пушки шестидюймовые вы там у себя в ДВР слышали? Про корабли байкальской флотилии, про аэропланы? Про конницу Семенова в Монголии?
   Георгий снова промолчал. Ну где было понять этому старому генералу что могут сотворить пламенные борцы за рабочее дело. Борцы которые никогда не отступают. Только погибают не сойдя с места и забрав на тот свет много, много врагов. Где ему понять, он же не был на той стороне среди 5 полос по 3 линии окопов блиндажей и колючки где он, Георгий, несколько раз контуженный тяжелыми снарядами поставленных на железнолорожные платформы корабельных пушек вновь и вновь ложил пулеметным огнем цепи солдат в серых шинелях. И отбились бы тогда если бы не полезли одни офицеры. Эти пулемета не боялись. Когда раскаленный ствол отказался стрелять Георгий забрался под трупы. Ему тогда снова повезло...
  
   К рассвету они вышли к развалинам кирпичного завода стоявшкго у дороги. Остатки некогда высокой трубы разрушенной практически до основания, сразу привлекли внимание Генерала.
   - Вот это позиция.
   Георгий с сомнением осмотрел трубу.
   - Танк ее конечно не возьмет если внутрь снаряд не залетит, но отступать будет некуда.
   - Да куда мне отступать. Все равно вот вот свалюсь, ты оставь пулемет и беги дальше.
   -Да из Вас, вашбродь, стрелок сейчас простите как из говна пуля. Нет уж будем помирать вместе. Как раз место нашлось красивое птички поют, трупы не воняют, не то что тогда на Байкале...
   Через 20 минут пулеметная позиция была готова, а еще через 2 часа как по заказу на шоссе появились немцы. Сначала мотоциклисты, потом танки и только через час показались грузовики. Но генерал все медлил. Он с хищной улыбкой смотрел в бинокль. У Георгия занемели руки сжимающие пулемет.
   -Ну!!!-спросил он в 10 раз.
   -Да погоди ты! Не видишь дивизия идет. Ну где же штабные машины... Ага!
   - Вот теперь давай патронов не жалей вон по тем черным авто!
   В следующие 20 минут думать было некогда. Георгий ни патронов ни ствола не жалел понимая что ни отбиться ни убежать нет никакой возможности. Генерал только успевал менять ленты...
   - Ну все Георгий последняя...
   - Молитесь, вашбродь, пора.
   -А ты сам как? Не хочешь?
   -А я....
   В этот момент немецкие танки наконец пристрелялись и положили снаряд точно в середину остатков трубы...
   Минут через 10 осторожные танкисты добрались до двух засыпанных обломками кирпичей тел.
   - Ты смотри еще один золотопогонник. И навешано на нем сколько. Дай-ка я срежу парочку. В Гамбурге за русскй орден дают не мение 20 марок. Эти дикари на золоте и алмазах не экономят.
   - Не думаю что ты сегодня на таком ордене заработаешь более пяти марок. Предложение знаешь ли возрасло...
   Двое танкистов дружно рассмеялись, они продолжали зубоскалить пока их не оборвал подошедший майор. Он с недовольным видом обыскал трупы забрав только документы. Один из унтерофицеров, знающий майора еще по австрийскому походу рискнул спросить
   - Герр майор что Вас так беспокоит? Всего лишь еще два русских, один похоже из генералов, а второй тот в коже наверно его шофер.
   - Нет, Шмульке, не все так просто. Вопервых это не просто генерал. Судя по знакам это генерал генштаба. Что меня поидее должно только радовать. Но второй рядом с ним это не адьютант и не шофер. Это красный комиссар, причем именно он был за пулеметом.
   -Ну наверно генерал был совсем слепой, видите какой он старый.
   - Возможно... Просто я подумал что если царские генералы начнут служить красным комиссарам то что красные устроили нам в 1918 покажется просто драчкой с перепившимися студентами.
   - Да не успеют они, герр оберлейтенант, мы же их всех...- и Шмульке улыбнулся радуясь что смог разрешить проблему беспокойства своего любимого командира.
   - Да пожалуй ты прав Шмульке. Теперь уже им это не поможет. По машинам!
   И колонна танков поползла дальше на восток...
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"