Альбе: другие произведения.

Проявитель

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.49*28  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ПРОЯВИТЕЛЬ , -я, муж. Химический состав, раствор для получения явного изображения из скрытого (в кино-, фототехнике и некоторых других производствах) "Толковый словарь Ожегова и Шведовой"

  Ринат смотрел на бумаги, лежащие перед ним, и ничего не видел.
  Сегодня он убил своего сына. Просто убил. Да, он прекрасно понимал, что это необходимость: жить младенец с такими врожденными патологиями и заболеваниями не сможет, но факт в том, что убил. Разрешил отключить от аппаратов жизнеобеспечения, что равносильно убийству. Он понимал все сложности и бессмысленность дальнейшего промедления, но это ведь сын. Его сын...
  Наверно, это превратилось в навязчивую идею: дети, сын, дочь. Не важно. Он хотел оставить частичку себя. Хотел продолжить свой род. Но диагноз 'индивидуальная несовместимость' врачи поставили еще двадцать лет назад. И с тех пор ничего не поменялось. Хотя последняя жена, найденная именно исходя из индивидуальной совместимости, смогла забеременеть и даже родить, природу не обманешь. Сын родился нежизнеспособный, с целым букетом болезней. Его жизнь была скорее мучением, а смерть стала избавлением.
  Ринат поднял глаза и подошел к окну. Город. Его город. Он достиг всего, о чем мечтал. Он стал человеком, с чьим мнением считаются. По сути, он смог почти всё! Ему сорок два, у него огромная бизнес империя. Он достаточно умен, чтобы не лезть в большую политику, а мелкую делает сам. Его знают и с ним считаются, но... у него нет детей. И эта полная несостоятельность как мужчины убивала.
  В принципе, с другой стороны, нет проблем с дочками знакомых и партнеров. Они перестали кого-то навязывать, стоило только узнать о бесплодии. Ринат женился бы на любой, способной родить, и обеспечил её до конца жизни. Это не важно, совсем не важно - главное дети. Ребёнок. Его ребёнок.
  Ольга, мать умершего сына, была замужем, но муки совести мучили ее недолго. Ринат решил проблемы и ее, и ее мужа, в обмен на ребенка и возможность завести еще детей. Не получилось, но рассчитался он сполна. Так будет правильно. Может позже он попробует еще, хотя это, скорее всего, бессмысленно.
  Ринат понимал, когда этот самый пресловутый ребенок появится, он станет назойливым и обеспокоенным отцом, поэтому изначально планировал двоих, а лучше троих, чтобы контролировать паранойю. Еще хорошо бы вменяемую мать, но это уже нечто фантастическое.
  Раздался стук в дверь, и появился его помощник и незнакомый мужчина под сорок, хотя нет - смутно знакомый. Следом вошел Лютый, начальник его СБ. Уже интересно.
  - Ринат Евгеньевич, вам важное известие.
  - Какое? - Слегка удивился Ринат и посмотрел на посетителя.
  Что настолько важное он мог сообщить, что пришёл Андрей.
  Посетитель выложил бумаги и несколько фотографий на стол. Хм, смешная брюнетка, гостиница, год назад. Он усмехнулся, это была странная партнерша, но он помнил, что уже показательно.
  - Слушаю.
  - Я работаю в гостинице, где вы тогда встретились с Юлией.
  - Так. Встречу помню. Что дальше?
  - Она приезжала на следующий семинар через полгода. Беременная. А месяц назад на очередном семинаре ее знакомые разговорились, сплетничали, как всегда, и сказали, что Юля забеременела от кого-то, встреченного в гостинице. Я позвонил вашим людям...
  - И?
  - Тест на отцовство, - подал голос Лютый. - У тебя сын, четыре месяца. Поздравляю.
  Ринат сел, просматривая фото. Встреча, Юля через полгода с животиком. Потом профессиональные фото, сделанные, видимо, людьми Лютого. Две девушки, коляска, фото сына и тест на отцовство. Вероятность 99%.
  - Спасибо, - поблагодарил Ринат, поднимая глаза. - Что ты хочешь?
  - Квартиру. Трешку. В Москве.
  - Хорошо. Андрей, займись этим вопросом, - и снова добавил. - Спасибо.
  Они вышли, только Лютый сел в кресло и закинул ногу на ногу.
  Давний товарищ прекрасно знал о мечтах Рината, и сейчас улыбался. По-доброму.
  - У тебя все-таки будут дети.
  - Да.
  Ринат откинулся на спинку и попробовал осознать услышанное. У него сын, его сын. Сын...
  - Как его зовут?
  - Илья. Родился четвертого апреля. Вес три сто пятьдесят. На данный момент здоров. Никаких отклонений. Никаких осложнений. В графе отец в документах - прочерк. Отчество деда. Мать Ильская Юлия. Тридцать один год, недавно исполнилось. Юлия экономист в газораспределительной компании. Не замужем. Последнее время живет вместе с младшей сестрой. Кстати, именно с ней она тогда общалась по телефону. Ни в чем не замечена. Ни привлекалась. Обычная жизнь, обычная работа. Сестры выплачивают ипотеку на трехкомнатную квартиру. Из близких родственников никого нет. Их мать умерла пару лет назад, попав в аварию. Пьяный дурак за рулем. Отец еще раньше, он работал в милиции, но умер от сердечного приступа. Ничего из ряда вон.
  - Хорошо. Очень хорошо. Сын точно мой?
  - Когда этот позвонил, - взмах головой. - Олег выслушал и решил подстраховаться. Сам знаешь, несколько дней работы и точные сведения. Ребята пошли к врачихе и сказали как есть - нужно узнать отцовство, не поднимая шума. Все нормально - появится родитель, нет - никто ничего не узнает, никто ни о чем не волнуется. Двести тысяч, и вопрос был решен. Единственное, им хотелось знать, что ребенка не похитят. Ребята пообещали.
  Ринат кивнул. Зачем похищать сына, когда можно решить все полюбовно с его матерью, матерью его будущих детей.
  - Анализ перед тобой.
  - Почему мне не сказали?
  - Не было необходимости. Ты бы ничего не изменил. А так знаешь точно.
  - Не нравится мне такая самодеятельность.
  - Учту. Кстати, могу порадовать, после той ночи Юля пошла в местный кожвен и сдала анализы на все. Она здорова. И, судя по всему, диспансер посетила тогда первый раз.
  - Что значит, тогда? - не понял Ринат.
  - Чтоб ты знал, обычные женщины при беременности регулярно сдают анализе там.
  - А...
  Хм. Ольга никуда не ездила, все анализы брали в клинике, где она лежала на сохранении.
  - Самолет готов?
  - Да. Но только до Москвы. У них аэропорт не рабочий.
  Ринат ругнулся. Вот глушь, хотя и рядом со столицей. Даже аэропорта нет.
  - Поехали, что сидим.
  Ринат вышел из кабинета, по телефону давая указания домработнице. Потом поймал секретаршу и велел:
  - Инесса, я вернусь с женой и сыном. Организуйте все, что нужно.
  - Хорошо, Ринат Евгеньевич, - тут же кивнула она.
  Всю дорогу он работал, требовалось освободить время для знакомства с семьей. К тому же так меньше глупостей лезло в голову.
  
  Леся прикрыла глаза, щурясь от яркого солнца. Илюша спал непробудным сном, что очень хорошо. Впрочем, она тоже не отказалась бы от сна, или просто позагорать на солнышке часок - другой.
  По аллейке шел Человек. Вот сразу видно - важная шишка, что он интересно тут забыл? Рядом с ним шагали еще двое, которые вроде и интереснее, и необычнее, но внимание привлекает именно этот большой начальник. Даже издалека его аура подавляла. Леся подумала свернула на боковую тропинку. Не будем мешать важным людям, со смешком подумала Леся, что бы они ни делали в парке мамочек в это время.
  - Добрый день, - раздалось рядом.
  - Добрый.
  Леся повернулась и застыла. Большой начальник стоял около коляски.
  - Можно посмотреть?
  Леся даже опешила.
  - Можно, но он спит.
  - Ничего.
  Начальник наклонился к коляске и видимо стал рассматривать Илюшу.
  - А вы кто? - поинтересовалась Леся.
  Не то что бы ей было интересно, но надо что-то спросить. Парочка, стоявшая рядом, никакого интереса к коляске не проявляла.
  - Его отец, - отозвался начальник.
  - Да?
  - Не узнали?
  - Ха-ха, - иронично заметила Леся. - Судя по всему, вы тоже.
  - То есть?
  - Либо вы перепутали меня с Юлькой, либо вообще никакого отношения к нам не имеете. Так что подвиньтесь, пожалуйста.
  Мужчина отодвинулся и пристально стал изучать девушку. Она же смотрела на него. Обычный мужчина, лет сорока: короткая стрижка, серые глаза, обычное телосложение и даже без пивного животика, что уже показательно.
  - Олеся, надо полагать?
  - Именно.
  - Ринат, - представился тот. - Где могу найти Юлю?
  - Дома. Но она сейчас занята.
  - Чем? - удивился он.
  - Работой, - хмыкнула Леся. - Не хотите пройтись? Кстати, Вы с какой целью появились?
  В ответ ее окинули тяжелым подавляющим взглядом, на что Леся только хмыкнула. Три года работы в салоне сотового оператора - и на взгляды она уже не реагирует.
  - Полагаю, это будет удобнее обсудить всем сразу, - отозвался он нехотя.
  - Да? Ладно.
  Вытащив телефон, Леся набрала сестру:
  - Жужик, работу закончила? Не хочешь спуститься?
  - Закончила. Не хочу.
  - А придется.
  - Лифт сломался?
  - Неа. Интересней. Сползай.
  - Иду, изверг. С Илюшей все в порядке?
  - Спит. Так что сложно сказать.
  - Все с тобой ясно.
  Леся убрала телефон и кинула:
  - Сейчас спустится.
  - Хорошо.
  Они развернулись и направились к дому. Начальник шел рядом, посматривая в коляску. Вот спрашивается, что он мог там увидеть?
  Юлька появилась через несколько минут и быстрым шагом направилась к ним. По лицу сестры ничего нельзя было прочесть, но что ей не нравится компания около ее сына, было ясно.
  - Добрый день, - холодно поздоровалась Юля.
  Сестра всегда была такой. Снежной королевой. Интересно, как они в одной кровати умудрились оказаться? Кстати, они весьма неплохо смотрятся вместе.
  - А где крики радости и неприличные сцены? - поразилась Леся. - Я прям опасалась за свою неокрепшую психику.
  Лицо Юльки приобрело скептически-язвительное выражение, всё же мимика у неё всегда была богатая.
  - Я серьезно. Уже собиралась закрывать глаза и прятаться, а тут такой облом. Кстати, если ты вдруг не узнала, а ты не узнала, это - отец Илюшки. Правда, здорово, что он решил нас навестить?
  Все. Сказка закончилась - появилась модель для сфинкса. Юля выразительно посмотрела на начальника, тот ответил спокойно и невозмутимо, изучая Юльку. В целом, неплохо, конечно, немного лишнего веса есть, но за счет увеличившейся груди, а у неё что-то среднее между пятеркой и четверкой, почти не привлекает внимание. Сарафан обтягивает грудь и облегает попу. Конечно, на модель девушка не тянет, но так, в целом, весьма неплохо.
  - Почему вы пришли к выводу, что Илья ваш сын? - спросила Юлька невозмутимо.
  - Анализ ДНК. Бумаги у меня с собой.
  - Не помню, чтобы давала согласие на подобный анализ.
  - Я решил не создавать суету, поэтому не акцентировал Ваше внимание.
  - А правда, каким образом взяли образец? - влезла Леся.
  Понятное дело, что сами по себе эти двое долго могут ходить кругами. Отозвался не начальник, а стоящий в паре шагов черноглазый брюнет:
  - Бумажные платки или салфетки. В поликлинике нет проблем прихватить парочку из мусора.
  У Леси отвалилась челюсть. О такой возможности она даже не думала. Кстати о думанье.
  - Погуляем еще или пойдем домой. Заодно узнаем, а что Вы хотели? - спросила Леся у начальника.
  - Сына.
  - Скромно, - язвительно заметила Юля. - Приехать за моим сыном?!
  - И погромче, погромче, - поддакнула Леся. - Тогда пошли домой, устраивать семейный скандал. Ни разу не видела.
  Сестра недовольно посмотрела на нее.
  - Ладно. Поняла. Вы будете ругаться без нас. Тогда мы с Илюшкой гулять, ему рано слушать скандалы, ты права. Потом кричите, кому будет требоваться помощь.
  - Какая помощь?
  - Труп закапывать, - пояснила Леся и, развернув коляску, пошла в обратную сторону.
  Через пару минут рядом шел высокий брюнет, с пристальным взглядом.
  - Думаешь, поладят? - спросил он неожиданно.
  - Теперь точно да. Юльке будет неудобно за мою выходку, и она станет нормальной. Тебя как зовут?
  - Роман.
  - Олеся.
  - Знаю.
  - Понятное дело. Ты Большому Начальнику кто?
  В ответ раздался смешок:
  - Служба безопасности.
  - Вау, круто. Он хочет забрать Илюшку, да?
  - Нет. Он хочет забрать вас всех.
  - Это как? - удивилась Леся.
  - Вот так. Семья, - невозмутимо пояснил Роман.- Он давно мечтал о детях.
  - И в чем проблема?
  - У него генетическая несовместимость. Поэтому детей до сих пор не было. Вот он так и обрадовался сыну.
  - Давно сказали?
  - Вчера.
  - Добрые такие.
  - Зачем волновать по пустякам?
  - Точно добрые.
  И тут зазвонил телефон.
  - Жужик?
  - Возвращайся.
  - Идем. Почти бежим.
  И Леся развернула коляску.
  - Мы домой, копать умеешь? - спросила она Романа.
  - Умею. Но думаю, все живы.
  - Значит, сами прибьем, чтобы было кого закапывать.
  Он рассмеялся.
  
  Юля смотрела на гостя, устроившегося за кухонным столом, и мыла посуду. Может не самое лучшее занятие в ее положении, но что поделать, придется терпеть.
  Та странная ночь, словно стоит перед глазами. Когда после очередного семинара ни о чем, куда ее отправляли как незамужнюю и не обремененную детьми, исполнила свое желание и пошла в большой пустой зал с окнами во всю стену, посмотреть на ночной город. Естественно, туда тут же кто-то вошел. Юля направилась к выходу и в дверях столкнулась с этим мужчиной. Она говорила по телефону и мало что запомнила - никакого дела до него ей не было. Потом, получасом позже, она снова увидела его в лифте, и на предложение поехать к нему ответила согласием, по-прежнему разговаривая по телефону. Уже в его номере задумалась о своем поступке.
  Но властный мужчина, два года воздержания и нудный семинар. Ах, была - не была. И девушка рискнула. Как ни странно, получилось смешно, а не страстно. Бурного секса, так чтобы завидовали соседи, не вышло. Он ждал ее действий. А она просто не знала, что делать. В смысле знала, но не с незнакомцем. В общем, девушка утроилась сверху, немного поскакала, поласкала себя. Хотя возбуждение это и вызвало, но слабое. И как только партнер кончил, сползла с него на пол, с твердой уверенностью - случайный секс не для нее. Ни удовольствия, ни позитива, только смущение и недоумение.
  - Камеры не смущали? - спросил он, когда она одевалась.
  - Камеры?
  Она рассмеялась.
  - Порноактриса из меня никакая, но как эксперимент буду помнить.
  Она ушла и, придя в свой номер, рассмеялась. Такой дурой себя не чувствовала уже давно.
  Вернувшись домой, она сдала все анализы на всевозможные болячки. Все-таки презерватив важная вещь, а она не подумала, даже мысли такой не мелькнуло. Зато появились другие, когда она осознала, что беременна. Конечно, это было не вовремя. Она как раз взяла ипотеку и поменяла на большую квартиру старую родительскую. Сестра жила в доставшейся от бабушки.
  Но ребенок, ее ребенок, в ее возрасте... Естественно, она решила рожать. И родила, сынишку Илюшу. К счастью, мелкая обрадовалась и переехала, чтобы помочь с ребенком. Оказывается, дети - это правда тяжело. К тому же, стало несколько напряженно с деньгами. Она подрабатывала, Леся зарабатывала, к тому же сдавали квартиру Лесе. Все бы ничего, на жизнь хватало, просто ипотека немного давила психологически.
  И тут очередной выверт судьбы. Юля повернулась и посмотрела на гостя:
  - Чай? - вспомнила она о приличиях.
  - Нет, спасибо. Перейдем на ты?
  - Хорошо. Как тебя зовут?
  Он хмыкнул:
  - Ринат.
  - Юля.
  Он кивнул и продолжил:
  - Предлагаю попробовать договориться.
  - Ты хочешь забрать моего сына. О чем тут договариваться?
  - Все не так категорично. Просто у меня - сын, - он неожиданно улыбнулся. - И, естественно, я хочу принять участие в его жизни.
  - Пока его жизнь на редкость однообразна.
  - Потом станет интересней.
  - Чем вызван этот интерес?
  - У меня специфическая совместимость, и это первый ребенок. Я хочу детей, но до появления Ильи думал, что у меня их, скорее всего, не будет.
  - Сыновей?
  - Детей. Я не категоричен, и так же радовался бы дочери.
  - Ясно. И что ты хочешь от нас? Я не против твоего появления и не собираюсь мешать вашему общению. Но полагаю, тебя это не устроит?
  - Не устроит. Я хочу видеть сына каждый день.
  - Переезжай. Я не против общения, - повторила она.
  - Это проблематично - мой переезд сюда. У меня бизнес, который в такой городок нельзя перевести.
  - И? Это означает, мы должны бросить все и перебраться непонятно куда? Я против.
  - Твои предложения?
  - Пока оставим все как есть. Когда Илюша подрастет, будем решать. В принципе, в целом... - Юля задумалась. Она не хотела, но если так будет лучше Илюше. Что ж...
  - В целом, если ты настаиваешь на воспитании сына, я отдам тебе Илюшу. Когда он станет постарше: года два-три. Я верю, что ты сможешь о нем позаботиться. Я хочу получать отчеты о его делах и навещать пару раз в год. Чтобы он знал о моем существовании и о моей любви. Но это все можно будет обсудить точно позже.
  - Ты готова вот так расстаться с ребенком? - со странной интонацией спросил он.
  - НЕ ГОТОВА! Но понимаю, что особого выбора нет. Ты, в любом случае, сможешь его забрать. Так или иначе.
  Юля отвернулась, стараясь успокоиться. Она не боялась, она просто не была готова к таким известиям. Ее сына, ее крошку придется отдать. Но если он правда позаботиться об Илюше, если даст ему нормальную жизнь - лучше так, чем могила. В том, что этот сможет с легкостью избавиться от них с сестрой, Юля не сомневалась. Она позвонила Лесе с просьбой прийти и повернулась к гостю.
  Молчание было долгим. А потом:
  - Я не причиню вам вреда. И не хочу отнимать сына, хотя, да, могу это сделать. Поэтому предлагаю компромисс. Вы с Илюшей и сестрой, как я понимаю, переезжаете ко мне. Допустим на упомянутые тобой два года. А дальше - посмотрим. Я не буду заставлять силой. Я хочу нормальную семью сыну. Если сможешь ужиться со мной хорошо, нет - уйдешь. Об Илюше буду тебя информировать.
  - Как будет выглядеть жизнь сейчас? Я, скорее всего, не смогу.
  - Да?
  - Не злись. Я тоже нервничаю. Но говорю объективно. Я не могу сидеть дома с сыном, просто не могу - не домохозяйка. Нет у меня этой жилки. Ты же не дашь нам с Лесей возможность жить втроем на квартире?
  - Не дам, - подтвердил он. - Что тебе нужно для жизни? Я не понимаю, но готов сделать нужное. Вы будете жить у меня дома. Если хочешь или захочет твоя сестра, она сможет жить в квартире в городе. Я не буду ограничивать вашу свободу. Чем ты будешь заниматься, - тут он подал плечами. - Не знаю. Просто не представляю, чем занимаются в такой ситуации. Работа? Если объяснишь, что ты делаешь и хочешь делать, я это организую. Общение? Хобби? Не знаю и поэтому не могу сказать.
  Тут открылась дверь и вошла сестра. Как всегда веселая и активная.
  - А вот и мы! Не ждали? Кого закапываем?
  Юля улыбнулась, что-то в жизни остается неизменным:
  - Тебя, мелкая.
  Тут она спохватилась:
  - Извини, просто...
  - Ничего. Так, даже интересно.
  Ринат улыбнулся и тоже вышел в коридор. Пока Юля занималась сыном, на кухне шло активное громкое обсуждение. Покормив Илюшу она с ним на руках пришла к что-то очень активно обсуждающим.
  - И цветочек. Такой синенький или красный, ну, в целом красивый, хорошо?
  Судя по выражению лица Рината, она получит черный ситец. И гроб. Дешевый. Но задарма.
  - Что обсуждаем?
  - Переезд. Мы же переезжаем. Представляешь - Сибирь, север.
  - Два белых медведя делят кусочек твоей берцовой кости, - закончила Юля.
  - Ты думаешь, там везде медведи? Да? - Леся повернулась к спутнику Рината.
  Тот покачал головой.
  - Там медведя сложнее найти, чем здесь.
  - А что значит север? - вдруг сообразила Юля остановившись.
  Илюша тут же завозился.
  - Как, ты не знаешь? Мы переезжаем на север. Там правда холодно, да?
  - Нет, - отозвался Ринат. - Теплее чем здесь, нет такой влажности, - и повернувшись, к Юле пояснил. - Основа моего бизнеса на севере. Есть офис в Москве, но там не живу.
  - Так, мне надо подумать. Север.
  Юля прислонилась к подоконнику. Тут поднялся Ринат и спросил:
  - Можно?
  - А, да, конечно.
  Она осторожно подала сына, и мужчина бережно подхватил его. Он стал покачивать Илюшу. Тот застыл - то ли чувствуя незнакомый запах, то ли по какой-то еще причине.
  - Смотри, мы переезжаем на два года, - влезла Леся. - Кстати, почему на два? Ладно, не важно. За это время Ринат закрывает твою ипотеку. И когда вернемся - а ты планируешь вернуться? - она будет только твоя. Это, конечно, плюс. Но что я буду делать в незнакомом городе? К тому же, у меня работа?
  - Устроишься там, ты же хотела поменять сферу деятельности. А вот я?
  - Найдешь что-нибудь, у вас там есть какие-нибудь курсы?
  Ринат не отвлекался от сына, так что ответил его спутник:
  - Что-то есть, нужно уточнить.
  - Он заснул. Его куда-то положить? - подал голос Ринат.
  - Да, в кроватку. Пойдем.
  Кровать сына стояла рядом с ее. Спальня была аккуратной и хорошо оформленной. Как раз под вкус Юли.
  - Вот. Осторожно.
  Сына бережно и аккуратно положили в кроватку, и Юля укрыла его одеяльцем.
  Мужчина стоял и смотрел на ребенка с мягкой доброй улыбкой, а потом подошел к Юле и обнял опешившую девушку:
  - Спасибо. Большое спасибо.
  Это было странно, стоять в объятиях этого мужчины. Но приятно: теплый, живой, улыбнулась она.
  - Не за что. Поздравляю, у тебя сын.
  - Спасибо.
  Объятия стали крепче. Вроде не качок, но дышать сложно. Сколько они так простояли, Юля не знала, но расслабилась и не вырывалась, не мешая осознанию счастья.
  Потом они вернулись на кухню, где Леся записывала под диктовку в тетрадку.
  - Простите, а как вас зовут? - уточнила Юля.
  - Роман, - представился он.
  - Ромка, - добавила Леся и закивала. - Он сам разрешил.
  - Ясно. Что пишешь? Умные мысли?
  - Не язви, записываю, что нам нужно собрать.
  - Надо подумать.
  - Ты пока думаешь, мы все соберем. Мы когда выезжаем? - спросила сестра у Рината.
  - Как только вы соберетесь. Сегодня - завтра.
  - Мне нужно уволиться, а это две недели. Плюс бумажки на Илюшу.
  - Я все решу, - отмахнулся Ринат и повернулся к Юле. - Собирайтесь. Все остальное сделаю я.
  - Хорошо, - пожала плечами Юля.
  Хочет взвалить на себя такой геморрой - кто она такая, чтобы мешать?
  Ринат узнал, какие бумаги, где, что и как, и отъехал через час общения.
  - Чего сидишь? Давай собираться.
  Леся подскочила и начала собираться, создавая суету на пустом месте.
  - Если не против, я Женьку пущу к нам пожить.
  - Не поняла?
  - Помнишь, я говорила про коллегу, у которой...
  - Это я помню. Ты хочешь, чтобы она жила у нас?
  - Да. Присмотрит за квартирой, будет платить коммуналку. А как сможет и что-то за квартиру.
  - Ладно. Просто все быстро...
  - А ты не любишь стихийные действия, - закивала Леся. - Я помню. Иди осознавай, а я пока займусь остальным.
  - Договорись, мелкая. Хотя раскомандовалась, слов нет.
  - И не говори.
  Юля вошла в комнату и пробовала сообразить, а что она собственно забирает? Какие вещи ей нужны?
  Начала она с детских, потом перешла к своим. Потом ноутбук, косметика...
  Она сидела посреди бедлама и думала, а чего она вообще согласилась на этот дурдом?
  - ВАУ! - воскликнула Леся. - Это что?
  - Вещи?
  - И нам все это нужно? Надо спросить они на КАМАЗе приехали, или как? Кстати, как мы поедем?
  - На машине, наверно. Не знаю.
  - Надо спросить. У тебя телефон Рината есть?
  - Есть, звони.
  Леся тут же ухватила телефон и набрала сохраненный номер.
  - Привет, это я. Тут мы малость собрались, и барахла у нас на грузовик. А мы как поедем?
  Юля не слышала ответ, зато Леся помрачнела и отключилась.
  - Сейчас придет и все организует. Просил не забивать голову мелочами, - пояснила она. - Ты тоже думаешь, что это мелочи?
  - Не знаю. Я вообще не думаю.
  Сестры вместе упаковали вещи, потом забежала лесина знакомая, взять ключи и ахнуть при виде квартиры. Она согласилась на все и пообещала, как только ситуация выровняется начать платить за жилье. Потом девушка снова побежала на работу, а сестры продолжили паковаться.
  Вечером, когда уставшая Юля играла с сыном, появились Ринат и Роман. Последний хмыкнул при виде чемоданов, пакетов и коробок.
  - Вы готовы? - уточни Ринат.
  - Да. Во сколько едем?
  - Сейчас.
  - КАК СЕЙЧАС? - поразилась Леся. - А посуда?
  - Твоя знакомая помоет. Нужно упаковать последнее и поменять постельное бельё, - медленно поднялась Юля.
  Ей было все равно, она устала физически и морально. И как назло, не могла выпить даже валерьянки, дома ничего не было.
  - А на чем мы поедем? - влезла неугомонная Леся.
  - Сейчас на машинах.
  - А вещи поместятся?
  - Олеся, - чуть повысил голос Ринат. - Я со всем разберусь. Как поместится, что поместится и так далее. Если будет нужна ваша помощь, я попрошу. А теперь возьмите то, что может понадобиться под рукой. Хорошо?
  - Ладно. А помочь советом? Или помешать советом?
  - У нее всегда по ночам приступ активности начинается, - пришлось вмешаться Юле. - В отличие от меня, так что чем быстрее мы устроимся, тем лучше.
  - Сейчас. Лютый, машины на тебе.
  - Конечно, - кивнул Роман, доставая телефон.
  - Можно снова вмешаюсь? - показалась Леся с Илюшей на руках.
  - По существу, - предложил Роман.
  - Тогда она будет молчать неделю, - усмехнулась Юля. - Я вроде все.
  - Что забыли, то забыли, - согласилась Леся.
  - Девушки, - вдруг выглянул в коридор Роман и показал два футляра.
  - И? - удивилась Юля. - Проблемы?
  - Юлька у нас гроза всех крякающих уточек в парке - она злобный снайпер. И больше всего ее смущают пластмассовые уточки, Юлька нам два страшных уродца выиграла. Подарить? - тут же пояснила Леся.
  - Не надо, - отмахнулся Роман.
  Юля повернулась к Ринату:
  - Это проблема? Я не хочу оставлять оружие здесь.
  - Оно зарегистрировано?
  - Да, конечно.
  - Никаких. У нас есть тиры и стрельбище, Лютый как раз увлекается стрельбой.
  - А охотой? - влезла неугомонная Леська. - Юлька фанатик грязи по колено и такая счастливая приходит с драным зайцем и тощей птичкой.
  - Ты не жаловалась, когда их ела, - недовольно отозвалась Юля.
  - У нас есть, где поохотиться, - пояснил Ринат. - Я не любитель, но у нас есть такой клуб.
  Через какое-то время все спустились вниз и стали рассаживаться. Юля потребовала, чтобы Леся сносила крышу пассажирам в другом авто. В итоге она ехала в компании Рината и пары ребят на передних местах, ну и, конечно, с Илюшей. Леся с Романом и еще парой мужчин поехала следом.
  Опасения Юли, что их барахло не поместиться, не оправдались, машины были достаточно вместительными.
  Юля поерзала, устраиваясь поудобнее. Детского кресла не было, поэтому Илюшу она положила на колени.
  - Давай я возьму.
  - Хорошо. Если что, буди. Я посплю?
  - Конечно.
  - Нам долго ехать?
  - Нет. До Москвы, оттуда на самолете.
  - А...
  - Что?
  - Вещи в самолет?
  - У меня свой. И, Юля, если я сказал, то выполняю обещания.
  - Ясно. Я попробую привыкнуть. Просто непривычно.
  - Понимаю. Говори, если что-то не так.
  - Все в порядке. Я учту.
  Юля повернулась на бок и стала смотреть, как мужчина нежно и бережно поглаживает крошечные кулачки Илюши. Так они и ехали всю дорогу. Несмотря на усталость, Юля не смогла заснуть. Ринат молча изучал сына с почти незаметной улыбкой. Хотя в голове была пустота, она отметила, что сейчас он, похоже, полностью расслаблен и умиротворен.
  Потом был аэропорт. Для Юли было новостью, что можно просто въехать на полосу к самолету без всяких проволочек. Они с неугомонной Лесей поднялись на борт, где их встречала улыбающаяся молоденькая девушка. Она тут же устроила небольшую экскурсию и помогла Юле устроиться в большом широком кресле. Потом принесла плед, поставила их сумки в ящичек. Полностью устроив Юлю, пошла отвечать на многочисленные вопросы Леси.
  Ринат устроился напротив.
  - Ты как?
  - Нормально. А ты?
  - Ничего, - слегка удивленно отозвался тот.
  - Для тебя это было не меньшим потрясением, - пояснила Юля.
  - Ты не поверишь! Тут нет джакузи?! Вообще нет. Только маленький душ. Вообще никаких условий. Никакой отделки золотом и серебряных вилок. Ну просто нет слов... как можно так бедно жить... А еще мне не дают порулить, - тут же пожаловалась Леся, появившаяся откуда-то.
  - Лесь, ты даже в компьютерных играх разбиваешься через десять секунд после взлета, - парировала Юля. - К тому же мы с барахлом в самолете с джакузи просто не поместимся.
  - А это настоящий. Здесь я не разобьюсь! Точно - точно....
  - Именно. Не стоит рисковать нами. Ты потом найдешь клуб самоубийц.
  - Это не серьезно. В кои-то веке выдалась такая возможность, и тут облом. Это нечестно, - сказала Леся Ринату.
  Тот откинулся на спинку:
  - Ты когда-нибудь устаешь?
  - Да. А что?
  - После чего ты устаешь?
  - Лесь, давай ты найдешь себе занятие, а? - попросила Юля, понимая, что надо вмешаться.
  - Хм... жестокие вы. Уйду от вас.
  - К пилотам? - хмыкнула Юля. - Главное, чтобы мы нормально долетели.
  - И ты туда же, Брут.
  - Мелкая, успокаивайся, пока не стала Йориком.
  - Ты монстр, - с трагичностью в голосе сказала Леся и, повернувшись, натолкнулась на Романа. - Пошли, будешь меня развлекать, а то эти такие скучные.
  - Пошли? - от тона Романа Юля поежилась.
  Зато Леся подпрыгнула и повисла у него на шее:
  - Суслик, ты же не бросишь меня тут одну, среди этих каменных идолов?
  Роман опешил, Ринат усмехнулся:
  - Лесь, что тебе нужно чтобы не скучать?
  - Даже не знаю. Интернета нет, книжки нет, поговорить не с кем.
  - Тут есть интернет, - обрадовал ее Ринат.
  - Ура. Тогда я ушла. Как приедем, свистните.
  И Леся пошла терроризировать стюардессу.
  - Это мелочи. Я с ней, сколько лет общаюсь, - рассмеялась Юля. - Потом вырабатывается иммунитет.
  Роман покачал головой, Ринат улыбнулся, а Юля, подняв ноги, свернулась калачиком, прижав к себе ребёнка. Кормление сына, смена подгузников, сон, снова кормление - как ни странно, мальчик спокойно перенес полет. В какой-то момент Юля отдала сына Ринату и заснула.
  
  Ринат устроил Илюшу на руке и посмотрел на спящую напротив женщину. Теперь без защитной брони она была теплая, мягкая, домашняя, заботливая. Она не спорила, не доказывала свое превосходство, не играла, да и вообще, воспринимала его как странную часть своей жизни. Не мужа, не отца сына, а скорее дальнего родственника. Но ничего, у него будет время переубедить. Скоро появился Лютый и сел рядом.
  - Как она?
  - Смотрит какой-то японский сериал. Сто восьмидесятую серию.
  Ринат рассмеялся. Занятно.
  - Остальные?
  - Нормально, отходят от дороги. Она говорила все три часа, - пожаловался Лютый.
  - Бывает.
  - Это точно. Как она? - кивок на спящую Юлю.
  - Нормально. Спокойно.
  - Хорошо.
  - Проблемы?
  - Нет. Все как обычно.
  - Про оружие узнал?
  - Да. Правда стрелковый тир и охота. Особенно нигде не светилась.
  - Займешься?
  - В смысле?
  - Поводишь по нашим местам. Может в 'Стрелок'
  - Туда так просто не попасть, - заметил Лютый.
  Это сообщество было закрыто, и попасть в него было проблематично. К тому же Лютый не собирался рекомендовать жену Рината просто на этом основании.
  - Не настаиваю, просто посмотри, чтобы ей было не скучно.
  - Не будет. С такой сестрой нигде не бывает скучно.
  И мужчины переглянулись.
  При подлете обнаружилась проблема. К Ринату подошел командир, специалист с огромным летным опытом. Он был с Ринатом давно, уже лет пятнадцать, а до этого послужил на благо родины за штурвалом истребителя. Его мнению по вопросам авиации он полностью доверял.
  - Ринат, в аэропорту задымление.
  - В чем проблема? - они уже не раз садились в таких условиях.
  Не то чтобы это было приятно, но ничего кардинально страшного не случалось.
  - Сегодня видимость хуже. Но сесть можно.
  - В чем проблема? - все так же не понимал Ринат.
  Командир помолчал, а потом сказал:
  - Ты с женой и сыном. Лучше не рисковать.
  Хм.
  - А куда? Второй все еще закрыт?
  Там один дурак новую смесь применил на полосе, в итоге колеса лопались. Только когда все снимут и восстановят, запасной аэродром откроют. Следующий в паре часов езды.
  - Если нужно сядем, но я бы ушел на запасной, - высказал свое мнение командир.
  - Два часа езды.
  - Или попросить у Шамана на его полосе сесть.
  Тоже дилемма: Шаман не откажет, но потом быть должным. Или два часа ехать, а Юля с Илюшей итак устали. Вариант садиться среди дыма Ринат не рассматривал. Раз подошел пилот и предупредил, не стоит нарываться.
  - Ладно. Сейчас узнаем. Уходи на полосу Шамана и запасного аэродрома.
  Звонок знакомому закончился ожидаемым согласием. Через полчаса самолет приземлился на небольшой частной полосе. Помимо подъехавших за ними машин, появился и сам Шаман, а это уже не хорошо. Пришлось здороваться и представлять Юлю с сыном.
  - Моя жена, Юля, и сын, Илья.
  Шаман. Крепкий мужик лет шестидесяти с небольшим улыбнулся.
  - Рад знакомству. Поздравляю.
  - Спасибо, - прощебетала Леся, выходя на землю. - Так приятно, когда тебя встречают с цветами...
  - Правда без цветов, - хмыкнула Юля. - Это....
  - Любимейший родственник Рината, - перебила Леся и махнула головой в сторону Юли. - Её сестра, Олеся. Очень приятно познакомиться.
  Ради возможности увидеть удивленного Шамана стоило у него приземлиться. Олеся, улыбнувшись, обошла встречающих и воскликнула:
  - Я за рулем!
  - Нет.
  Юля пошла следом и, остановившись около застывшего мужчины, пояснила:
  - Я себя успокаиваю тем, что родня - это святое. Всего хорошего.
  - И все-таки я за рулем.
  - Потом, без нас. Мелкая, ты в трех соснах с навигатором теряешься. Так что подвиг а-ля Сусанин будет потом.
  - Я прекрасно ориентируюсь.
  - Не будем вспоминать прошлые опыты по ориентированию, когда тебя искали спасатели, идет?
  - Кто знал, что ты такая злопамятная. Я не терялась, а просто не торопилась обратно.
  - Ага, задержавшись на сутки в лесу.
  Сестры шли дальше переговариваясь. Ринат поблагодарил Шамана и тот дружески похлопал по плечу:
  - Удачи. Родня - это действительно святое.
  - Спасибо.
  
  Два дня спустя.
  Юля вошла в кабинет Рината и осмотрелась. Красиво. Стильно. Дорого. Не то чтобы ей нравилось, но что-то в этом есть. Ринат оторвался от бумаг и поднялся:
  - Рад, что приехала.
  - Это было не сложно. Заодно Леся развеется. Правда с Илюшей осталась Маргарита Павловна, - негромко сказала Юля.
  Не сказать, что ей не нравилась няня, приятная женщина в возрасте, но пока Юля не особенно ей доверяла. Незнакомый человек, как ни крути.
  - Она под присмотром, - кивнул Ринат.
  - Хорошо. Ты просто так предложил приехать?
  - Нет, хотел уточнить ситуацию. Тебя не устроил никто из трех охранников, представленных Лютым. Познакомься с парнями здесь. Все-таки мне спокойнее, если рядом с вами будет профессионал.
  - А, в этом дело. Хорошо, сейчас Лесе позвоню.
  - Пойдем, провожу.
  Ринат открыл дверь, пропуская ее, и пошел рядом, показывая свои владения. Не то чтобы была какая-то гордость, он просто рассказывал, что есть что, как повел себя и в доме. Юля слушала, запомнила и здоровалась с немногочисленными встречающимися сотрудниками. Точнее отвечала на их приветствия.
  Лифт, коридор, лестница и тяжелая металлическая дверь, около которой уже стояла Леся:
  - Это чтобы службу безопасности не унесли? Ну, у вас и нравы, - поразилась она.
  
  Получасом раньше. Территория СБ.
  Лютый стоял перед полутора десятком человек и прикидывал, кого же взять, если Юля снова откажется от кандидатов. Проблема личной охраны неожиданно стала весьма остро, хотя никаких предпосылок для этого не было. Но Юля забраковала троих отобранных лично по непонятной причине 'Не подходит'. Теперь пришлось собрать всех более-менее подходящих, включая парочку знакомых, не работающих у него в данный момент.
  - Значит так, дело простое. Как вы знаете, у босса появились жена и сын. Им нужна охрана. Зарплата от сотни и выше. Работа два через два, как обычно, причем парно. Если ситуация будет как сейчас, то вы будете получить за деньги за освоение новых уровней в компьютерных игрушках.
  - А ребята не подошли? - удивился кто-то.
  Сделанный им выбор не был тайной.
  - Не подошли. Почему не знаю, поэтому предлагаю выбрать из всех желающих, то бишь из вас. Кто не хочет - не заставляю. Согласны, значит ждем появления.
  Несколько человек, махнув рукой, ушли. На них Лютый и не рассчитывал - женатики, причем с крепкими семьями. А такая работа не даёт много свободного времени.
  - В чем конкретно работа будет?
  - Отвезти - привезти. Большую часть времени она дома с ребенком. Охрана на всякий случай.
  Тут дверь отворилась, и вошли Ринат с Юлей и Лесей.
  
  Юля.
   Собственно Леся вошла первой.
  - Вау, и я буду выбирать среди такого количества?! Вот это да. Это почти мечта.
  - Она осуществилась, - улыбнулась Юля. - Выбирай.
  - Круто.
  И схватив за рукав ближайшего Леся улыбнулась:
  - Поговорим? Я беспокоюсь за сестру, тут, говорят, опасно, белые медведи чуть ли не по улицам ходят.
  Она утащила жертву в коридор, и Юля тоже развернулась к двери.
  - Юля, ты выбрать никого не хочешь? - обратился к ней Лютый недовольно.
  - У нас Леська выбирает.
  - Объясни, что было не так? - попросил Ринат недоуменно. - И почему она?
  - Леся лучший показатель отношения. Все, с кем она говорила, меньше чем через час были готовы ее удавить. И зачем мне это нужно?
  - Не понял, причем тут это? Я тоже думал, придавлю, но сдержался, - спросил Лютый.
  Юля тяжело вздохнула и начала рассказывать:
  - Но ты сдержался, хотя три часа в ее обществе с непривычки - это много. А теперь представить, я только с первым говорила, остальных отдала на откуп Лесе. Он через полчаса нервно барабанил по столу. Я все понимаю, и Леська - это нечто, но вот поедем мы с ней куда-то, абстрактно, допустим три часа в машине. Я, Леся и охрана. От меня она отстанет быстро, мы слишком давно знакомы, да и в чем-то похожи. Зато будет доставать охрану, которая никуда не денется из машины. Только пешком, или Леську высадить. Я не говорю, что они так поступят, но мы приедем, и вместо спокойных сосредоточенных охранников будет раздраженная пара человек, которая просто в силу отношения чего-то не увидит. Или, банально, полдня за покупками - на больше меня не хватает, но часов пять бывает по настроению. Леся не будет молчать, и говорить только с продавцами, она будет общаться со всеми. Или самое простое: сейчас, пока ехали, Леська десять раз дернула водителя и дала кучу советов, как правильно водить и лучше доехать. А дорога заняла всего двадцать минут. Доводить людей до нервного срыва только потому, что сразу не обсудили этот вопрос, глупо. Мне все равно, кто будет охранять. Я в этом не разбираюсь и полагаюсь на твое мнение. А как индикатор отношения Леся - идеальный вариант. Вот и все.
  Тут дверь распахнулась и вошла ушедшая парочка. Мужчина, скривившись, сказал:
  - Пас. Я эту просто придушу.
  - Меня за что? Мы пять минут назад познакомились?! - возмутилась Леся. - Это нечестно. Ну, ладно, бывает. Поговорим?
  И она улыбнулась следующему.
  Ринат кивнул:
  - Логично. Если пяти минут с Олесей достаточно, то это надо учитывать. Потом скажешь о результате. И может Филину позвонить? Если согласиться, тест 'Леся' он пройдет точно.
  - Может и придется, - кивнул Лютый.
  
  Ринат с Юлей вышли, а Лютый посмотрел на остальных.
  - Да мужики, это будет непросто. Что она тебе рассказывала?
  - О медведях и тараканах.
  - Не понял.
  - Сначала просто о медведях. Потом, как отношусь к тараканам. А потом, что я буду делать, если на меня нападет таракан размером с медведя. И снова, и снова, и снова.
  Лютый выругался.
  Через три часа он откровенно матерился. Никакой речи о четырех охранниках уже не было. Хоть бы двоих найти. Леся не достала всего парочку человек, их очередь не подошла. Остальные срывались, кто раньше, кто позже, Леся доводила всех.
  К Лютому подошел его зам и серьезно предложил:
  - Звони Филину.
  - Придется, - он до последнего надеялся, что обойдется без этого.
  - И еще. Насчет бывших не думал.
  - Ты о ком? - Спросил Лютый.
  В ответ получил фото и скривился. Он понимал, что зона в стране не показатель, так же хорошо зная, что нормальными оттуда возвращаются не многие. Конкретно этих людей он знал, и даже порой подкидывал им работенку, но взять в охрану Юльки? Непонятно, как к подобному отнесется Ринат. Хотя эту парочку действительно вывести из равновесия невозможно.
  - Спрошу. Черт, не знаю.
  - Они если возьмутся, то сделают. Как тогда.
  - Да, знаю, но сработаются ли они с Филином и Лисом.
  - Тоже позвал?
  - Да.
  - Сложно сказать.
  - Ладно. Пошли радовать.
  Ринат не обрадовался новостям, но согласился, что проблемы надо решать сразу, а не когда станет поздно. Потом 'обрадовался' известию о возможных кандидатах в охрану. Но подумав, согласился на личную беседу.
  В остатке, вечером Ринат смотрел на четверых мужчин прошедших через все мыслимое и не мыслимое в этой жизни и молчал. Лютый стоял в стороне. Он признавал их превосходство в личных конфликтах, но хорошо знал себе цену, как специалиста другого уровня.
  - Нет смысла тянуть. Как вы слышали, у меня появились жена и сын. Им нужна охрана. Единственным требованием Юли стало умение поладить с ее сестрой. Все вы познакомились с Олесей. Да? Вы прошли самый сложный этап. Лесю. Если согласны, я предлагаю работу по охране Юли и сына.
  - Нам тоже? - удивился Север.
  - Да. Как вы видели, люди Лютого к этому не подготовлены. Зарплата - сотня в месяц для начала. Работа обычная, работать нужно будет парами, как вам будет удобно. Собственно все. При необходимости делаете все, чтобы они остались в живых. Подумайте, потом скажите Лютому, к какому выводу придете.
  Ринат вышел, зато Лютый сел на его место.
  - Добавлю то, что не сказал босс. По деньгам вопрос можно будет решить, он согласен с доплатами за вредность.
  Мужики ухмыльнулись. Нож, поигрывая любимым оружием, уточнил.
  - Понимаешь, что получишь в результате?
  - Да. Почти полную безопасность для Юльки. Условия нормальные: два через два, проживание рядом, можно в рабочие смены, можно постоянно. Снабжение всем. Разрешения и лицензии я сделаю. Необходимо поладить с охраной самого Рината, но думаю это меньшая проблема. Тренироваться можно с моими, можно самим.
  Эта четверка подобными делами не занималась. Обычно.
  - Пока это выглядит следующим образом: отвезти их в клинику на массаж, прогулка по городу и в магазины на обратном пути. Все остальное время сестры дома. Точнее Юля, Леська когда как, так что возможно придется вытаскивать ее. Но пока не ясно.
  - Не слишком ли дорого выходит? - спросил Лис. - Его обходится дешевле.
  - Он готов платить за безопасность своей семьи. Да, его охрана обходится дешевле. Но и Леси рядом нет.
  Все снова усмехнулись.
  - Поговорите, посмотрите...
  - По слухам, она скоро уедет, - вдруг сказал Филин. - Год - два.
  - Надеюсь дальше слухи не пошли? - уточнил Лютый.
  Кивок.
  - Это официальная точка зрения. Два года, пока сын подрастет и гуд бай. Но если появится еще ребенок, то срок увеличится. А потом чем старше дети, тем больше проблем, и нужен кто-то вменяемый, чтобы останавливать Рината. Так что предположительно срок работы не ограничен. Но начинается все с двух лет.
  Кивнули, поняли и будут молчать.
  Лютый ушел, чтобы не мешать выяснять отношения. Как он слышал, там были свои старые счеты. Через сорок минут они вышли. Договорились. Умение собирать на черный день редкое качество, и деньги никогда не бывают лишними, особенно если уходишь от основного профиля.
  - Можно радовать Леську? Она получит возможность рассказать сериал аниме в сто восемьдесят серий, - хмыкнул Лютый.
  И себя заодно, эта проблема решена.
  
  Через полгода.
  Юля вошла в спальню Рината, услышав крики Леси. Судя по всему, там разгорелся крупный скандал, и кто скандалил, можно было догадаться с одной попытки. За это время сестра сблизилась с Ринатом, но тот старался контролировать себя - все еще лелея мысль построить семью с Юлькой, не смотря на мнение последней. Конечно, у него ничего не вышло, но сам факт упорства вызывал восхищение.
  Юля для приличия стукнула по двери и вошла. Как она и ожидала, голая Леся кричала на Рината, целомудренно прикрытого простыней. Их чувства не были тайной ни для кого, кроме них самих. И, хотя это противоречило принципам Юли, пришло время вмешаться.
  - Лесь, сядь, ты начинаешь не с того. Я рада, что вы пробуете договориться, а то мы гадали, сколько времени это займет. Давай начнем сначала, - и обратилась к раздраженному Ринату. - Не перебивай, тогда в отеле была не я, а Леська, и забеременела тоже она. Хотя, начнем не с этого. Эти дурацкие семинары - ненужные и бессмысленные. Но карточкой фиксируется время, проведенное в зале за прослушиванием очередной мути. Нельзя ни почитать, ни поиграть в телефон, ничего. Не знаю, чья жена их ведет, но видимо значимого человека, раз уже десять лет проводятся семинары. Отделаться от участия не удалось, и тогда я пожаловалась Лесе. Собственно жаловалась я постоянно, но тут в очередной раз меня осенило - я предложила ей поехать вместо меня. У нее как раз попадали выходные. Леська с ее авантюрностью согласилась. Потом ты, потом беременность, а тут еще одна особенность. В тот год у нас вышла урезанная социальная сфера. В ноябре начальство посмотрело цифры и поняло, что за эти показатели их не похвалят. В итоге родился гениальный документ - о возможности улучшения материальных условий для беременных сотрудниц. На сумму в миллион. Конец ноября, многие были бы рады, но уже не успеть. Как всегда, все должно быть оформлено до нового года, до конца квартала. И честно скажу, мне пришла эта идея. Я выдала Леськину беременность за свою. Она сначала возражала, а потом согласилась. На учет она стала под моим именем. Мы похожи, а для незнакомых людей вообще на одно лицо. Особенно если сравнивать с фотографией в паспорте. Я принесла документы на работу. Мы поменяли родительскую двушку в хрущевке на окраине на большую трешку в центре. Доплата с моей работы, плюс ипотека в миллион, из которой мы взяли меньше шестисот тысяч. Суть не в этом. Я взяла больничный, потом отгуляла отпуск и ушла в декрет. Больше трех месяцев на работе не появлялась, поэтому мое состоянии никто не видел. К тому же зима, шубы. Леська на седьмом месяце уволилась. Если посмотрите ее данные, то увидите, что она сменила работу в это время, и сферу, уйдя бухгалтером в небольшую фирму. Я может и не фантастический специалист, но, благодаря работе и подработке, знаю бухучет. На новое место уже устроилась я. В общем, нам удалось убедить всех в моей беременности, хотя мало кто интересовался. Дальше мы планировали, что я-Леся уволюсь, когда Илюше будет год. Я вернусь на свою работу, а Леська полностью официально сама сядет с ребенком. У меня зарплата выше, а материнский инстинкт почти отсутствует. Бывает. Чтобы полностью вернуть все в норму, я напишу отказ от Илюши, а Леська его усыновит. Мама почти всю жизнь проработала в соцзащите, так что ее знакомые помогли бы все это оформить. Потом я бы уволилась, и устраивалась в новое место уже как бездетная.
  Юля замолчала. Ринат сел:
  - Ты хочешь сказать, что вы обвели вокруг пальца всех? И никто не догадался?
  - Никто. Когда ты появился, Леська отреагировала, я подстроилась под ее линию.
  - Все занятно, но это выдумка, чтобы пристроить сестру.
  - Ты идиот. Если думаешь, что таким образом я буду ПРИСТРАИВАТЬ Лесу. Ты не замечал, что она проводит с Илюшей больше времени, чем я? Или, что я ни разу не кормила его грудью? Максимум из бутылочки.
  Судя по скептическому взгляду, он не поверил.
  - Ладно. Самое действенное.
  Она нехотя сняла кофту. Грудь и живот Юли покрывала тонкая сетка шрамов. Самый неприятный эпизод в ее жизни, оставшийся не только на теле, но и душе.
  - Ты уверен, что спал со мной?
  Ринат опешил, это было видно по его обычно бесстрастному лицу. Юля оделась и кивнула сестре:
  - Все. Не буду вам мешать.
  Вот и все. Это давно следовало сделать, но Леська боялась. Причем не за сына, а реакции Рината на обман. Чем он ей приглянулся тогда, в первый раз, Юля могла понять, властность притягивала как огонь. Но потом, что разглядела в этом замкнутом деспотичном человеке Леся, Юля так и не поняла. Но что-то нашла. Он тоже что-то разглядел в сестре, так пусть будут счастливы, Юля была за них рада. В самом деле рада.
  
  На следующий день Ринат приехал с Лютым. Правда, поймав Лесю в объятия, на пару минут отвлекся от действительности, поэтому Юля спросила:
  - Вы просто так?
  - Нет. Мы с той занимательной историей, что Илья сын Леси, а не твой.
  - Ринат рассказал?
  - Да. Пересказал. Но есть у меня некоторые сомнения.
  - Бывает. Киношку видел?
  - Да. Но если была не ты, откуда знаешь?
  - Думаешь, Леська промолчала бы? - поразилась Юля.
  Лютый хмыкнул. Уж в чем, но в молчаливости Олесю упрекнуть было невозможно.
  - Хорошо. Простейшее доказательство.
  Юля сняла платье, Лютый ругнулся. Парочка отвлеклась друг от друга, и Ринат язвительно спросил:
  - Ничего, не хочешь объяснить?
  - Нет.
  Юля оделась и заметила ни к кому не обращаясь:
  - Я вообще людей не люблю.
  Как ни странно, ответил ей Лютый:
  - Это заметно.
  
  Жизнь почти не изменилась. Юля все так же занималась с Илюшей. Леська все так же общалась со всеми, но атмосфера поменялась, потеплела. И хотя мало что общего имела с календарной весной, все радовались. Ринат оттаял, смягчился, очеловечился, как сказала сестра. Он расслабился и позволил своему отношению к Лесе проявляться. А Юля на полном серьезе смогла свалить большую часть родительских обязанностей на сестру.
  Одновременно Ринат изменил документы, и замужней дамой оказалась Леся, а не Юля. Говорят, кто-то где-то умер, и некая неявная опасность пропала. Поэтому было открыто объявлено о настоящем родстве и отношении. По поведению Рината и Олеси это было заметно и практически не вызвало вопросов. А Юля наслаждалась жизнью.
  Она переехала в городскую квартиру Леськи. Наконец-то тишина и покой. Она искренне любила сестру и племянника, но порой от них уставала. В последнее время все сильнее и сильнее.
  Она растянулась на диване и тут позвонил телефон. Жужик.
  - Лесь, я очень тебя люблю, но...
  - Приезжай, - истерично сказала Леся. - Он мне изменяет.
  Слыша рыдания сестры Юля моментально вскочила на ноги.
  - Не истерии. Что случилось?
  - Он мне изменяет?
  - Ринат? С ума сойти. Я сейчас.
  Дорога заняла полчаса. Обеспокоенная Юля вошла в дом. Лютый улыбнулся с заметным успокоением. Разъяренный Ринат ходил кругами около Леси, свернувшийся в кресле, и размазывающей слезы по лицу.
  - Лесь?
  Юля тут же обняла сестру.
  - Ты чего?
  - Он...- она снова всхлипнула.
  - Тебе изменяет. Я слышала.
  - Я не понимаю этот бред, - разъяренно взревел Ринат.
  Юля стала тормошить сестру, но отвлеклась на ее мужа.
  - Тихо, пожалуйста! Лесь, он сказал, а потом другое и оно не сошлось? Так?
  - Да, - всхлипнула она.
  - Давай подробней. Что с чем не сошлось?
  И Леся рассказала, о разговоре, случившемся на прошлой неделе, про поездку с главным экономистом, потом вчерашний разговор. И сегодняшнее объяснение, из которого выходило, что Ринат едет куда-то с любовницей.
  - А ты не думала, что это другая поездка? - предположила Юля и обвиняющее сказала Ринату. - Можно было рассказать подробно.
  Он опешил, слушая размышления Леси. Потом подхватил ее на руки и сам устроился в кресле, прижав жену к себе.
  - Маленькая, я не подумал, что ты так поймешь.
  И Ринат стал рассказывать по порядку, с подробностями и объяснениями.
  Юля кивнула Лютому, и они вышли. Тот задумчиво посмотрел на нее.
  - Ты такая же. Вы замечаете мелочи, слишком много мелочей.
  - Мы просто видим больше. Как и ты, но ты тренировал и развивал эту способность, а у нас она врожденная.
  Они вышли на улицу. Где на застеленной пледом скамейке обнаружился Нож, его смена. Он отвлекся от электронной книги, Юля мимоходом заметила его, а потом остановилась.
  - Новая книжка? Последний месяц ты использовал другую.
  - Та сломалась, - отозвался он задумчиво.
  - Ты замечаешь, - констатировал Лютый.
  - Вижу, - поправила Юля. - Как и Леська. Она поэтому и не смогла наладить свою жизнь. Трудно сойтись с человеком, когда постоянно подмечаешь его недоговорки и нестыковки. И да, головой понимаешь, что есть что, большая часть объяснима, но когда приходится еще и объяснять! Это перебор.
  Неожиданно Иван, точнее Филин, спросил:
  - Ты все еще опознаешь людей?
  - Почти нет. Пару лет назад свела к минимуму. Слышал?
  - Да.
  - Поясните тем, кто не в курсе? - с заметным недовольством спросил Лютый.
  Филин пожал плечами, Юля недовольно скривилась:
  - У нас был отец, впрочем, как и у всех. Милиционер - призвание такое. И работал в органах он как раз во времена перестройки. Отец был на редкость принципиальным человеком: защищал людей, служил справедливости, и все такое прочее. Он был такой не один, и худо - бедно им удавалось контролировать ситуацию. Может не идеально, но явного беспредела у нас в области не было. А потом когда все утихло, лихие времена прошли, он помогал восстанавливать систему, находил энтузиастов. В общем, положительный человек был. Во всяком случае так говорят. Мы же его практически не видели. Может, раз в неделю, в выходной - у него же работа, всегда работа. И эта его работа серьезно угрожала нам, семье. Конечно, он оберегал, как мог, учил по-своему и чему считал нужным. Неплохой в целом человек, не говоря только о том, что отца у нас фактически не было. Зато достались его черты - неестественная наблюдательность.
  Когда он умер, мы жили нормально, собственно для нас не многое изменилось. До определенного момента. Как вы помните, была у нас такая забава, умереть и воскреснуть с новым лицом и новыми документами. Лет десять назад я встретила одного такого возвращенца. Мы запоминаем по-другому, и я его узнала, позвонила знакомым отца. Его помнят, о нем рассказывают, им гордятся. Индивидуума, естественно, посадили, потом начали выяснять, что и как. В это время он благополучно помер при попытке побега - выпрыгнул с четвертого этажа. Неудачно. С тех пор я порой помогала узнавать людей. Когда-то органам, когда-то частным лицам. Некоторые частные лица были, да и до сих пор заинтересованы в поиске 'друзей'. Об этих меня просят сообщать в любое время.
  - Не понял. Вдруг встретишь на улице? Но кого ты так можешь узнать? - уточнил Лютый.
  - Ты не прав. Я редко кого встречаю на улице, но как-то в салоне смотрела новости, где показывали замечательного благодетеля одного небольшого городка, в прошлый жизни успевшего натворить дел. Пара звонков, и его нашли 'друзья', ждущее встречи даже через столько лет. А потом он пропал, наверно его похитители инопланетяне. С тех пор у меня есть некоторый архив видео с разными людьми. Относительно кого-то я говорила сразу, а кого-то просто запомнила. Хотя, конечно, стопроцентную гарантию я даю только на лично увиденных, но и работа с видео дает нормальный результат. Как правило, достаточный для более вдумчивого изучения личности.
  Лютый хмыкнул:
  - Ясно. А Леся?
  - Это мое хобби. Хотя она тоже замечает и запоминает, но обычно это ограничивается жизнью.
  Кивок. Запомнил и учел.
  Юля вернулась в кабинет, где семья достигла понимания. И было заметно, что до окружающих в данный момент дела нет. Попрощавшись с Лютым, Юля поехала обратно. Веселая жизнь.
  Ей, в принципе, здесь нравилось. Неплохое место, приятные, по большей части, люди. К тому же, есть где пострелять: тут было организовано стрельбище, куда Лютый периодически возил Юлю, и даже обещал брать с собой дальше.
  Местный стрелковый клуб оказался занятным местом, точнее занятными были члены этого клуба. Юлю изучили, познакомились, оценили и перестали обращать внимание, не сочтя достойной более пристального внимания. Нельзя сказать, что это обрадовало или огорчило, хотя конечно неприятное впечатление осталось. Там были весьма интересные люди с крайне занятным оружием. Но учитывая, что влиться в коллектив Юле не удалось, она ничего толком не видела. Поэтому просто приходила и стреляла.
  Юля, будучи по природе закрытым человеком, не испытывала недовольство малым кругом общения - он и в родном городе не был велик. Пара знакомых с института девчонок, искренне поздравляющих ее с рождением сына не в счет.
  Юля заехала в магазин - раз уж выбралась из дома можно купить продукты. Выбор весьма существенный. Что бы ей хотелось? Сложно сказать.
  Через какое-то время выходя из магазина с двумя пакетами Юля пробовала понять логику своих поступков. Нет, она помнила, что и зачем купила, но вот почему? Пока было не ясно, такой объем продуктов она будет есть долго. Пакет в багажник, сама за руль и домой.
  Въезжая в арку, Юля не успела затормозить и столкнулась с выезжающей машиной. 'Повезло', конечно, нет слов. Девушка осмотрелась и вышла из машины, навстречу недовольному водителю пострадавшей машины с московскими номерами.
  - Ты вообще что творишь? Куда лезешь?
  - Не видела Вас из-за угла.
  Он возмущался, хотя и старался себя сдержать, а память Юли работала. Где-то она его видела, но вот где? Размашистые движения, низкий голос, хорошая одежда, дорогая машина. Девушка без возражений показала документы на машину, которой управляла по доверенности. Потом не возражала на вызов полиции. Минут через пять она поняла, и улыбнулась. Говорящий по телефону мужчина осекся. Юля просто отвернулась, сделала пару шагов в сторону, достала свой телефон и набрала номер по памяти.
  - Добрый день, дядь Миш. Не помнишь, кто интересовался неким гражданином.
  Юля назвала номер записи, и описала личность. Потом рассказала, где его увидела и назвала номер машины, попрощалась. Как раз приехала полиция. Оформление документов, недовольный взгляд на машину, невозмутимое пояснение, да Ринат ее родственник - муж сестры. Энтузиазма стало еще меньше. Потом отделение, оформление акта ДТП, справка, штраф - Юля невозмутимо выполнила все и всего через три часа поехала домой. Она сообщила Лютому об аварии, но не своих выводах. Не зачем беспокоить человека пустяками.
  Плотный ужин, телевизор, и понимание - да, это ее жизнь. И как бы грустно от этого не было, ничего другого ей не светит.
  Юля прекрасно понимала свои комплексы и проблемы, но резонно полагала, что лечить их будет дороже, чем оставить все как есть. Кроме случая изуродовавшего ей жизнь физически, был другой - нанесший моральные травмы.
  Юлю похитили, когда ей было шестнадцать. И нет, это не было связано с работой отца. Просто милый местный маньяк, который, оказывается, развлекался лет десять, но его никак не могли поймать. Эстет, а не маньяк, но бывает.
  Юля мало что понимала. Больно почти не было, ей вкололи убойную дозу наркотика. Она вообще плохо осознавала действительность. Реальность появилась только через несколько дней в больнице, как, впрочем, пришла и боль.
  Эстет-маньяк ее порезал, сильно порезал. На теле Юли тонким ножом были вырисованы полосы, тонкие длинные полосы, идущие от груди до ног. Прямые, параллельные, на равном расстоянии друг от друга. Когда девушка поправилась, они немного разошлись и интересно обрисовали ее силуэт. Хотя, если она однажды наберет килограмм пятьдесят, будет жутко.
  Оценить красоту она смогла только через пару лет. Сначала было больно, страшно, жутко. И даже мысль, что отец застрелил маньяка, утешала слабо. Хорошая женщина психолог, мамина знакомая, помогла сгладить острые углы и принять внешность как данность, как отличительную черту, как изюминку.
  После смерти отца - грустного и трагического события - и начала условно самостоятельной жизни Юля поняла, что ей надо изменить, чтобы принять себя такой, какая она есть. Нужно сделать грудь. Может это и не так важно, но полное отсутствие собственной накладывало отпечаток на ее личность. Операция стоило не дешево, но деньги были, пришли после смерти отца.
  Московская клиника, найденная по рекомендациям маминых знакомых, молодой хирург. Юля доверились ему, и, в целом. не прогадала. Хотя, она не хотела такую большую грудь, но врач изменил размер имплантатов. Ясно это стало только через полгода, когда Юля окончательно поняла, что объяснять размер отеком больше не получиться. Она съездила к хирургу, тот оценил свою работу и признал, да, счел, что такая грудь девушке подойдет больше. Она разве сама не видит?
  Юля многое видела. И грудь четверка не была ее мечтой, но потом, махнув на все, она смирилась. В целом с сеточкой шрамов было действительно хорошо.
  Жизнь продолжалась. Она закончила учету, устроилась на работу, с помощью старых знакомых отца. И наслаждалась...
  Пока три с небольшим года назад не столкнулась с Арсением. Лучше бы просто прошла дальше, но нет, не судьба. Арсения прислали к ним из столицы для стандартной проверки. Из отдела, естественно, делегировали Юлю, за годы работы всем стало ясна ее хорошая память на обязательные формы и цифры.
  Месяц сотрудничества, и молодой обаятельный веселый мужчина запал ей в душу. Юля немного посомневалась, а потом нырнула, как в омут с головой. Первая влюбленность, наступающая в двадцать семь, это плохо. Это страшно, это эмоции, которых не было раньше. Это гормоны, которые никогда до этого не вырабатывались. Это целый мир необычных и непривычных ощущений.
  Казалось, Сеня разделял ее чувства и эмоции. Три месяца вместе пролетели незаметно. Юля раскрывалась и расцветала, была счастлива. Она смеялась, радовалась, что у нее личный кусочек рая... Однажды рухнувший. Приехала жена Арсения - милая, хорошая девочка из приличной академический семьи, которая просто отдыхала с родителями, и всегда с пониманием относилась к коротким интрижкам мужа. Он же ее любил, а остальное - просто возраст, темперамент.
  Сеня подтвердил слова жены и добавил с улыбкой несколько фраз. Про уродство Юли, холодность, фригидность моральные и физические недостатки.
  В этот прекрасный момент Юля ощутила, каково это с размаху мордой об стол. Рай разлетелся в одночасье. Она просто поднялась и ушла, под насмешливые реплики супругов, что Юлечке лучше смирится и осознать свое место, он действительно был сыном одного из топов компании, к тому же с такими родственниками со стороны жены.
  Юля ушла, и неделю потратила просто ни на что. Кроме того момента, как в новостях увидела разыскиваемого человека. И тогда, вернувшись домой, она точно знала, что и как сделает. Семья ее полностью поддержала, а остальное дело техники. Юля видела многое и запомнила еще большее. Особенно, когда город упорно ищет педофила убившего семерых детей, и как раз за последние несколько месяцев, просто грех им не помочь. Ключ от его квартиры у Юли остался, поэтому ничего удивительного, что в небольшом тайнике под ванной оказались улики с мест преступления. Подумаешь камушки, бывает, их много. Но они разные. И да, записи гелиевой ручкой от разных дат. Юля запоминала все, в том числе и подчерк, а три строчки для экспертизы это не лист. К тому же графология такая неточная наука.
  А потом простой разговор с давним знакомым отца, и мелочи, замеченные ею за эти месяцы. Обыск, арест, допросы. Пойманный маньяк, успокоивший население. Камушки, записи... Юля не фигурировала нигде, хватило показаний других людей. И кто-то кого-то видел, кто-то что-то додумал.
  Арсений попал в СИЗО, бывает, а там он заговорил. Но не о себе, а о тесте. Мелочь. Но... уважаемый академик действительно оказался маньяком, классическим. С собиранием сувениров, с долгой историей.
  Скандал был знатный: семейство маньяков поймано, показали даже по центральному телевидению. А Юля смотрела эти передачи и улыбалась. Она отомстила: ей стало легче, спокойнее.
  А через неделю мама попала в аварию, обычную аварию. Никакого злого умысла, банальность, предотвратить которую нельзя. Смерть настолько близкого человека, жестокая нелепая смерть, окончательно ее подкосила. Да, они стали ближе с сестрой, но лишь потому, что больше ничего не осталось.
  Личный рай не обернулся адом - он стал безжизненной пустыней существования.
  А потом семинар, беременность сестры, рождение Ильи, появление Рината...
  Странная штука - жизнь.
  
  Следующим утром.
  Около десяти позвонил Лютый и попросил приехать в офис. Странное дело. Юля согласилась, потом она планировала навестить сестру и племянника, так что можно заехать.
  В отданной на откуп СБ части было тихо и спокойно. Лютый нервно ходил по помещению контроля с десятком мониторов. Увидев Юлю, он вышел и пригласил в свой кабинет.
  - Юля, ты в курсе, что человеком, с которым ты вчера стукнулась, сегодня заинтересовались ФСБ?
  - Нет. ФСБ? Занятно.
  Она, правда, не знала.
  - Пришло такое распоряжение из столичного управления.
  - И?
  - Твоя работа?
  - ФСБ - нет. Узнавание - да, моя. А что?
  - Это партнер Рината.
  - Сочувствую. И?
  - Кто он такой?
  - Понятия не имею. Я узнала по видео, поэтому не могу сказать.
  - Юль, ты понимаешь, что ты сделала?
  - Оказала услугу. Лютый не вижу проблему, или вы так серьезно связны?
  - Тобой заинтересуются.
  - Пусть интересуются, я проста как рубль.
  - Ха-ха, оценил шутку. Знаешь, сколько мне пришлось задействовать связей, чтобы узнать о твоем прошлом? Точнее о шрамах?
  - Много?
  - Очень много. И единственная причина, по которой интерес условно поняли - родственность с Ринатом.
  - И что ты хочешь услышать от меня?
  - Не могла бы информировать о подобных ситуациях заранее?
  - Нет. Лютый не обессудь, но не такого ты ранга фигура, чтобы я ставила тебя в известность.
  Лютый нахмурился.
  - Давай без распальцовки и угроз. Ты видел меня, и понимаешь, что есть что. Я не задаю лишних вопросов, о тех, кого просили узнать. И тебе рекомендую подобную тактику.
  - Спасибо за совет.
  - Мое дело дать. Все прочее на твое усмотрение. Это все?
  - Все.
  - Тогда проведаю сестру, что-то я по ним соскучилась. Странно, да? Они как наркотики, вызывают привыкание. До встречи.
  Юля уехала.
  
  А Лютый показал запись этого разговора Ринату. Тот не оценил самодеятельность родственницы, но влезать в это действительно не хотел. Если Юля убеждена в своем посреднике, и это никак не отразиться на его семье, пусть.
  
  Ринат вошел домой. Он был просто счастлив оказаться в родных стенах, если бы не одно но. Необходимость решить пару вопросов, из-за которых с ним приехали партнеры. Ринат не сомневался в этих людях, но и сотрудничать с ними желания не испытывал, не доверял. А ему было что терять. Нет, если все пройдет нормально, то Ринат останется в выигрыше, но гарантий этого дать не мог никто. А его партнеры не те люди, с которыми легко будет договориться. Собственно, он и сам не испытывал желания ввязываться в совместное предприятие, но его обстоятельно к подобному решению подводили. Либо так, либо политика, что неприемлемо.
  Лютый, в последнее время сблизившийся, вновь отдалился, не просто заняв свое место, а умудряясь сливаться с интерьером. С одной стороны неплохо, а с другой глупо: не поможет ведь.
  Они направлялись к кабинету, когда из открытых дверей послышались женский голоса. Леся с сестрой. Возмущенная жена и что-то негромко отвечающая Юля.
  - И вообще, это он виноват!
  - Ты там как бы тоже участвовала.
  - И что из-за этого? Почему все опять мне?
  - Это риторический вопрос?
  - ЮЛЬ! Да, отойти ты от бутылки!
  - Лесь, видишь, я даже не касаюсь валяной оленины, не надо нервничать.
  - Я не нервничаю. Просто ты пьешь!
  - Третий глоток за час. Лесь, я тебя сейчас сама придавлю.
  - Ага. За что?! Это ты пьешь пиво.
  - Насладись вкусом.
  - Пива.
  - Могу водкой. А руки распускать зачем? Появится Ринат, его бить будешь.
  - ЮЛЯ!
  - Все. Достала.
  Двери распахнулись, и показалась Юля. Ринат опешил. Нет, он представлял, как выгладила свояченица, но не такое. Грудь, талия, зад, белый строгий купальник, загоревшее тело. Хорошо заметные шрамы.
  - Добрый день, - невозмутимо сообщила та, словно не в купальнике стояла перед толпой, а в шубе. - Лесь, твоя мечта близка к осуществлению.
  Вбежала Леся, тоже в купальнике, с недовольством заметил Ринат. Жена так по дому ходить не должна, он ей позже скажет. Леська подбежала, потом скривилась, не доходя, и кинулась в сторону.
  - Токсикоз, - пояснила Юля, пожимая плечами. - Но она все равно выскажет, что думает о тебе.
  - ОНА?
  Ринат не мог поверить.
  
  Минуту спустя Ринат тоже ушел, а Юля осталась в компании его гостей.
  - И снова день добрый, проходите, наверно Ринат сейчас появится. В любом случае рано или поздно он вспомнит.
  - Это точно. Скорее поздно, чем рано.
  Хм... где-то видела. Высокий, статный, подтянутый. Какая-то местная кровь, занятно получилось: глубоко посаженые глаза, черные волосы с сединой, резкие черты лица. За сорок. И судя по поведению Рината не стоит забываться в такой компании. Хотя если судить по вещам, не так чтобы ах - Ринат одет дороже. Как, впрочем, и третий господин, типичный европеоид. Второй человек в местной верхушке официальной власти, и представитель нефтяного магната.
  Остальные - сопровождающие и охрана.
  - Как повезет, - согласилась Юля и гостеприимно добавила. - Располагайтесь.
  Все, будем считать долг выполненным. Она развернулась и ушла к бассейну, пока можно позагорать в тишине.
  Если повезет.
  - Вы на редкость некультурны, - заметил выведенный таким поведением из себя зам.
  - Это мнительность.
  - Не опасаетесь ответной реакции?
  - Рассказать одну интересную историю, про ответную реакцию? Случилось это семнадцать лет назад....
  И Юля рассказала то, что узнала об этом милом представителе власти. То, что дойдя до ушей его основного работодателя, будет стоить головы, если легко отделается. Мужчина слушал не перебивая. Потом поднял брови.
  - Занятная история.
  - Да. Еще занятнее круг людей ее знающий. Не находите? - спросила Юля Шамана.
  За что его так прозвали, девушка до сих пор не поняла, но рано или поздно узнает.
  - Много знаний - много печалей, - кивнул тот, из соседнего шезлонга.
  Он знал, и эта новость оказалась неприятным сюрпризом для зама. Налет крутизны слетел, как шелуха, явный показатель ложности данного состояния. Зато с Шамана снимать ничего - все свое, родное.
  - Юлия, если не секрет, ваши дальнейшие планы включают наши края?
  - Да, конечно.
  С чего интерес? Ничего личного в этом вопросе не было, Шаман давно и счастливо женат. По слухам. Значит что-то тут другое, но вот что?
  - А семья в планах значится?
  - Естественно, как только встречу подходящего кандидата. У вас есть кто-то на примете?
  - Возможно, - улыбнулся тот.
  - Занятно. Буду ждать знакомства.
  - Оно обязательно состояться, - заверил Шаман.
  Тут, к счастью, появился Ринат, и компания переместилась в кабинет. Юля смотрела на воду и думала. Зам не опасен, теперь он десть раз подумает прежде чем что-то предпринять. А вот Шаман....
  Юля не любила таких людей. Он не лгал, не скрывал, не притворился - он просто был собой. Но это полбеды. Такие встречались, и, к счастью, не редко. Проблема в сути того, кто оказывался рядом. Бабушка - божий одуванчик, любящая мир и любимая им - это одно, а зубастый монстр из кошмаров - совершенно другое. Может, его суть Юля предпочла бы не видеть.
  
  На следующий день, приближаясь к дому, девушка испытала смутное беспокойство. Хм... любопытно. Она остановилась, подняла глаза к окнам и улыбнулась. Она оставляла окно приоткрытым - проветривала. Кто его закрыл, спрашивается?
  Но любопытство кошку сгубило, поэтому Юля повернулась и пошла обратно, по пути доставая телефон.
  - Лютый, добрый день, в гости ко мне заехать не хочешь?
  - А надо?
  - Надо. А то другой мой гость будет скучать в одиночестве или компании, кто знает?
  - У тебя гости?
  - Да. В квартире кто-то был, а может и есть сейчас.
  - Ты где?
  - Села в машину.
  - Езжай в офис.
  - Еду.
  Юля вырулила со двора и через некоторое время остановилась на стоянке перед зданием офиса Рината. Миленько, чисто, светло, а главное, для нее всегда есть место на парковке. Девушка вошла в помещение СБ и стала ждать результатов. Через час Лютый появился лично.
  - Все чисто. Гости были, но ограничились бутылкой шампанского.
  - Ты ее забрал?
  - Нет, оставил.
  - Зря, я такое не пью.
  - Да, да, помню, - отмахнулся он.
  - Раз все спокойно, я домой.
  - Тебя проводят, на всякий случай.
  - Хорошо.
  Но все обошлось без происшествий.
  
  И обходилось еще две недели. Юля подумала и стала искать работу. Ринат позвал ее к себе, но она благоразумно отказалась. Пришлось ходить по собеседованиям, правда, пока ничего не вышло. Узнав, кто она такая, в обоих местах ей вежливо пообещали позвонить. Потом. Когда-нибудь...
  Вечером, по дороге домой, Юлю похитили, оглушили ударом по голове. Что за проклятье...
  
  Юля приходила в себя медленно, с трудом открывая глаза. Голова нечеловечески болела. Что за?
  Она лежала голая на кровати со столбиками, привязанная к ним за руки и ноги. Девушка подергалась, слегка шевеля связанными руками, путы оказались не прочными. Юля, плохо соображая, крутила руками, пробуя освободиться.
  Неожиданно открылась дверь, и показался похититель, обычного вида мужчина под тридцать или чуть за тридцать. Раньше они не пересекались.
  - Привет. Очухалась? Это хорошо. Меня зовут Стас, и ты составишь мне компанию на ближайшее время. Я много о тебе слышал и хотел узнать каково в кровати. Что молчишь? А мольбы о свободе?
  - Развяжи, придурок, мне в туалет надо.
  Он на мгновение растерялся, а Юля смотрела и понимала. Она не первая здесь в таком положении, и он привык быть хозяином. Любопытно. Страха не было, она вообще редко боялась за себя. Та ночь многое изменила в ее восприятии жизни.
  - Ладно.
  Стас вышел, зато через пару минут появился другой мужчина с сальным взглядом. Но осторожный.
  - Не рыпайся, и все будет нормально.
  - Что со мной будет, когда этот наиграется?
  - Или отпустит, или убьет. Веди себя хорошо, тогда отпустит.
  Он лгал. Это было видно по поведению и голосу.
  - И часто так играет?
  - Достаточно часто.
  - А он вообще кто?
  - Сын важных людей.
  - А сам?
  - Так себе, - отмахнулся провожатый.
  Юля сделала свои дела под внимательным взглядом провожатого, потом вышла в комнату и уточнила:
  - А вас тут много? В смысле только этот или все будут?
  - Как повезет.
  Судя по его тону, повезет не ей.
  - Нет, не много: трое с боссом. А ты будешь устраивать побег?
  - Обязательно.
  - Вокруг лес.
  - Тайга и белые медведи.
  - Типа того.
  Он провел рукой по спине Юли и поморщился. Шрамы нравились не всем.
  - Больно было?
  - Да.
  И ударила. Самозащитой заставлял заниматься отец, а потом его друзья помогали поддерживать форму. Юля понимала, что супер бойцом ей никогда не стать, но тренировки помогали думать, будто она контролирует свою жизнь и безопасность. И теперь, глядя на обездвиженного мужчину, пришло понимание, что, кажется, начинает наслаждаться этим самым контролем.
  Домик был одноэтажным. Голоса раздавались из одного места, значит подождем. Через пару минут вышел незнакомец, он удивился голой Юле, правда, не долго. На кухне обнаружился Стас.
  - Ты чего тут забыла?
  - В гости зашла.
  И подошла. Он не ожидал от Юли нападения и даже не защищался. Потом было самое сложное - связать охранников, приковать найденными наручниками Стаса к интересному столу явно пыточного назначения со следами крови. Потом она обошла дом и нашла кладовку. С женским изувеченным трупом в полиэтиленовом мешке. Ясно. Это такое будущее ее ждало?
  Найти телефон Стаса было не сложно. Номер Лютого Юля знала наизусть, и не только его.
  - Привет.
  - Ты где?
  - Понятия не имею. Меня пригласил в гости настойчивый мальчик по имени Стас. По словам одного из его подчиненных кругом лес и медведи. По телефону отследишь?
  - Да. Ты как?
  - Все под контролем. Я пока немного развлекусь, до вашего приезда. Как Леська?
  - Нормально. Волновалась о тебе.
  - Я в порядке. Скоро увидимся.
  - Передам. Телефон засекли, далеко вы оказались.
  - Да? Жду.
  - Если что...
  - Телефон будет рядом.
  - Звони.
  Юля вернулась к столу и улыбнулась пришедшему в себя Стасу. Выслушав занятную тираду о себе, вместе с угрозами будущего, девушка заклеила рот и взялась за скальпель.
  - Начнем, пожалуй?
  Девушка резала живое извивающееся тело и понимала, что удовольствие не получает. Значит садистское удовольствие не для нее, что грустно. Юля вышла из 'пыточной' и поднялась наверх. Надо попить чая.
  Чай был только в пакетиках, причем не качественный, так что пришлось травиться кофе. Гости приехали через полчаса, правда появились не только Лютый и Ринат, хорошо хоть без Леськи, но еще и незнакомый заросший мужик в толстой куртке. Следом вошло еще несколько человек.
  - Все в порядке? - уточнил Ринат у Юли.
  Та стояла напротив с кружкой кофе.
  - Да, в полном. Только вы вещи не захватили? А то эти не по размеру.
  - Не захватили.
  - Где Стас? - недовольный голос гостя, о котором забыли.
  - Там, - махнула рукой Юля.
  - Он цел?
  - Хм... он жив, - подумав, уточнила она.
  - Что за... проверить, - скомандовал он.
  Пара мужчин с автоматами скрылась в доме.
  - Здесь не от кого защищаться. Я просто так не нападаю, а остальные обездвижены.
  - Замечательно, - рыкнул гость, и прошел на кухню.
  - Чай в пакетиках, кофе растворимый, гадость если честно.
  - Ты кто?
  - Юля.
  - Сестра Леськи, - пояснил Ринат. - Раз все разрешилось, мы уезжаем.
  - Не торопитесь, надо поговорить.
  - О чем? О развлечениях твоего братца?
  - Скорее твоей родственницы.
  - Это не мои развлечения лежат запакованные в мешок в кладовке, - сообщила Юля.
  В ответ послышалась интересная тирада. Все заглянули в кладовку, полюбовались на изувеченный женский труп. Лютый хмыкнул.
  - Молчи, - скомандовал гость или хозяин, судя по тону.
  - Коль, вы обещали держать его под контролем, - ледяным тоном сообщил Ринат.
  Снова недовольный рык. И тут прихромал Стас.
  - Солнышко, очухался? - улыбнулась Юля.
  Стас отпрыгнул и моментально спрятался за спинами недоуменных бойцов.
  - Что за хрень?
  - Или сюда, лапочка, - позвала Юля.
  Стас с опаской стал пятиться к двери, но наткнулся на преграду и застыл.
  - Объясни, - потребовал хозяин.
  Точно хозяин.
  - Этот... не будем выражаться некультурно, обещал мне столько разнообразного секса, а я девушка одинокая, обделенная мужским вниманием, прям обрадовалась. Правда, по мне отношение не ахти. Поэтому объяснила, как не надо обращаться со мной. А потом решила порадовать Стаса, мне не жалко, хотя, конечно, причинение боли ради боли я не понимаю, но если ему так нравится, мне не сложно. Он был в восторге, буквально в восторге. Он даже кричал, недолго, пока кляп не вставила. А мы ведь только начали... отдайте его мне. Пожалуйста...
  Мужик опешил. Зато Лютый отреагировал смехом:
  - А это типа ролевые игры?
  - Похоже да, в догонялки играем. И когда я его поймаю... - мечтательно протянула Юля.
  Тут вывели освобожденных охранников. Николай хмыкнул и махнул головой в сторону двери, видимо этого оказалось достаточно. Тех немедленно вывели на улицу. Потом хозяин снова посмотрел на Юлю:
  - В целом идея хорошая. Но просто так осчастливить Стаса я не могу. Отец не поймет.
  - А если, допустим, приедет он сюда с ... друзьями. И тут появляюсь я, как сюрприз. Гуляла по лесу, там же лес? И зашла в гости.
  - Гуляла?
  - На охоту ходила.
  - Охотишься? - удивился он.
  - Да, когда Лютый берет с собой.
  Николай повернулся к Лютому, тот кивнул, подтверждая.
  - Ладно. Если решись зайти сюда в гости, я буду не против.
  После чего развернулся и вышел. Ринат подхватил Юлю под локоть и вывел на улицу. А там стояло шесть машин: две Рината, остальные, видимо, местных. Но основное - это десяток вооруженных мужчин, серьезно вооруженных, парочка даже с автоматами. Девушка удивленно осмотрелась. Вот это да...
  Юлю усадили на заднее сидение, Лютый сел в другую машину.
  - Это что было? Почему-то мне казалось, что автоматы разрешены только армии и силовикам.
  - Это силовики, местная полиция так сказать, - недовольно сообщил Ринат.
  - Да? - поразилась Юля.
  - Да. Это территория Николая, тут поблизости шахты. И все здесь принадлежит ему, включая полицию, которой он доплачивал во все времена. Тут, безопасно, если не дурить и не требовать немыслимого. Тихо, спокойно, безопасно.
  - Типа кладбище.
  - Нет. На самом деле нет.
  - До города далеко?
  - Шесть часов езды.
  - Сколько?
  - Столько, - рявкнул Ринат.
  - И это все территория Николая? А он, кстати, кто?
  - Сын Шамана. Младший.
  - А, значит,... зачем ты поехал сам?
  - Чтобы в такой ситуации все разрешилось мирно. Если бы знал, что ты сама справишься, хватило бы звонка.
  - То есть вы ехали меня отбивать? Спасибо, - Юля улыбнулась.
  Это было неожиданно и приятно.
  - Не за что. Но ты зря сказала про охоту, - помрачнел Ринат.
  - Почему? Меня не воспринимают всерьез в местном сообществе.
  - Это сообщество не серьезное. Здесь разные организации: в городском важнее связи, но есть и просто любители пострелять в дичь.
  - Понятно, буду знать.
  - Знай.
  Разговор на этом прекратился. Юля смотрела в окно на сплошной лес и думала о жизни, себе, времени. О многом и разном.
  Единственное, о чем она не думала - это сестре, зато, когда приехала Леся с лихвой компенсировала все.
  
  Через две недели Лютый позвал Юлю на охоту. Все это время она провела у сестры, наслаждаясь ее 'выкрутасами'. Леся во время беременности менялась в худшую сторону. Это замечали все, кроме Рината. Тот в упор не видел недостатков в жене. И все ее капризы, истерики и запросы воспринимал как норму, как изменение гормонального фона. Леся, видя такое, при Ринате утихала, успокаивалась и почти ничего не выдумывала. Еще с Ильей она была спокойна и собрана. А вот все остальное время было весело, даже непробиваемая охрана начала огрызаться. Правда их с действительностью примиряла премия, подписанная Ринатом, и осознание, что еще пара месяцев, и все закончится.
  На этой фоне охота показалась идеальным вариантом. Лютый организовал охоту в стороне, так что выехать пришлось в два ночи. Зато уже в шесть утра они были на месте, небольшой обустроенной базе отдыха.
  - Хорошая база. Все продумано, и места отличные, - пояснил Лютый. - Распаковываемся или прогуляемся?
  - Прогуляемся. Что тут есть?
  - Чуть дальше озеро, а так хорошее место.
  - Это видно.
  День пролетел незаметно. Сегодня они не стреляли, просто осматривались, вечером поужинали и рано легли.
  
  На следующий день вышли в пять утра. Юля давно не ощущала такого подъема: природа, живность, охота. Он не знала, почему спуск крючка вызывал такой восторг, такой выброс адреналина, тир не давал и десятой доли этих ощущений.
  Юля привыкла ходить одна, но тут пришлось приноравливаться к Лютому. Роман не мешал, он не был заядлым охотником, хотя и понимал это занятие. В чем-то было удобно, в чем-то - нет, но в целом неплохо.
  Ближе к обеду они вернулись на базу, там Лютый отдал подстреленную птицу на кухню, а Юля пошла переодеваться.
  Через полчаса она устроилась на открытой веранде. Как же хорошо: приятно пахло лесом и деревом, порой доносились запахи с кухни, но сейчас этого не было.
  - Какая встреча, - раздался знакомый голос.
  Юля открыла глаза и посмотрела на стоящего чуть поодаль мужчину. Где-то она его видела, и точно слышала. Николай.
  - Да, встреча интересная. В гости или как? - отозвалась девушка.
  Он усмехнулся:
  - Это ты у меня в гостях.
  - Ясно. Из серии 'вы не ждали, а мы приперлись'? - хмыкнула Юля.
  - Можно и так сказать.
  Он вошел на веранду и сел напротив. Занятный мужчина: с аккуратной бородкой он выглядел на порядок лучше, чем обросший как медведь. Он молчал, рассматривая Юлю, в ответ девушка изучала его. Лет тридцать пять - сорок, непонятная примесь кровей, не красавец, далеко не красавец, но что-то в нем было. Хотя возможно это просто властность, черта сама по себе украшающего любого в глазах большинства. Темные волосы с легкой сединой по вискам. Шаман носил длинную прическу, собирая волосы в хвост, зато Николай обладал аккуратной короткой стрижкой.
  Темные глаза, темно - карие, наверняка при другом освещении почти черные, загорелая обветренная кожа на лице и руках, и серьезность, сосредоточенность во взгляде и движениях. Юле было сложно судить, только по Ринату, он такой же, но в обществе Леси и Илюши тот менялся, оттаивал. Так может и этот дома совершенно другой.
  - О чем думала?
  - О человечности. Вы дома другой или такой же?
  - Какой?
  - Жесткий, властный, серьезный.
  - Ринат меняется?
  - Да. И ощутимо, заметно даже для невнимательных.
  - Хм...
  И снова тишина, Юлю она не напрягала. Девушка отвернулась и посмотрела на природу.
  - Не нравлюсь?
  - Не люблю людей.
  - Почему вдруг?
  - Много и разного.
  - А если коротко?
  Юля повернулась к собеседнику и, поднявшись, сняла футболку. Брюки прикрывали нижнюю часть, но и на виду оставалось достаточно.
  - Хм... занятно...
  - Это точно.
  Юля оделась и снова села на скамейку.
  Тут появился Лютый:
  - Сегодня вечером будем есть твоих птичек. Привет.
  - И тебе не хворать. С добычей?
  - Не моя, я больше на медведя, это Юлька.
  - И как? - вопрос непосредственно к ней.
  - Не с пустыми руками.
  Лютый рассмеялся:
  - Она как ты - с незнакомыми об охоте не говорит. Зато потом не остановишь, сразу видно, кто кому родня. Кстати, Николай может ответить на твои вопросы по поводу местных птиц.
  - Буду знать, к кому обратиться, - согласилась Юля.
  - Весело вы. Юльку интересовало вот что...
  И Лютый несмотря на недовольство Юли принялся повторять ее вопросы. Девушка прекрасно понимала, что многие из них глупы и выдают в ней дилетанта. Не то чтобы это сильно задевало, но все же было неприятно. Она понимала свой уровень и обычно не лезла выше головы, просто к Лютому она привыкла и, как ни смешно, он единственный в ее окружении, кто понимал и в чем-то разделял ее интересы.
  Как ни странно, Николай принялся отвечать. Подробно и детально. И Юля, несмотря на свое недовольство, запоминала и училась. Как ни крути, но пояснения хорошего охотника, знающего эти места, значили много.
  Через какое-то время наступила заминка: Николай не понял, что именно интересовало Юлю, точнее не понял в пояснениях Лютого. Юля рассказала, все равно не понял. Пришлось тащить обоих мужчин и показывать метки, чтобы узнать, какая птица их оставляет. Николай ответил, а потом показал и другие следы.
  Как-то постепенно они углубились в лес. Недалеко, но достаточно чтобы видеть. Лютый махнул рукой чуть раньше, охота на птиц его мало интересовала. Идиллия продолжалась какое-то время, пока у Николая не зазвонил телефон.
  - Да? Случаю. Ясно. Скоро приеду.
  Потом с извинением пояснил:
  - Дела.
  - Понятно. Спасибо за рассказ.
  Юля повернулась и пошла в сторону базы, Николай последовал за ней. На попытку уступить ему путь ведущего последовал отказ. Уже на территории базы Николай неожиданно заговорил с ней.
  - На вечернюю охоту пойдешь?
  - Пойду. Когда?
  - Сегодня. Часов около девяти, как освобожусь.
  - Хорошо, буду ждать.
  Николай сел во внедорожник и уехал, следом направилась вторая машина. Юля нашла Лютого и остаток дня провела в его компании, а вечером стала собираться. К половине девятого она была готова, но ни в девять, ни в десять Николая не было. Юля сидела на веранде и наслаждалась природой. Лютый нашел себе компанию с одной поварихой и хорошо проводил время.
  Человек Николая приехал в начале двенадцатого и сообщил, что начальник сегодня не появится.
  - Я догадалась, но все равно спасибо.
  И Юля продолжила любоваться ночью. Посланец немного помялся в стороне, но потом все же уехал. А Юля усмехнулась: такие ребяческие выпячивания собственной значимости не вызывали у нее понимания, вроде бы взрослый состоявшийся человек, а тут такое поведение. Глупость, но это ее восприятие, люди все разные. Значит, в Николае она ошиблась.
  
  Стук в номер раздался в пять утра. Недоумевающая Юля выглянула, за дверью стоял Николай:
  - На птицу пойдешь?
  - Пойду. Мне нужно десять минут.
  - Жду.
  Юля моментально собралась и в процессе позвонила Лютому. Тот спал и звонку не обрадовался, а узнав о приглашении, пожелал хорошо провести время и завершил разговор. Ладно, значит Лютый не идет, но хотя бы будет в курсе ее местонахождения.
  Через десять минут Юля вышла из комнаты. Николай обнаружился на веранде с кружкой травяного чая, судя по запаху.
  - Готова? Пошли.
  - Иду.
  Как ни странно, но они подошли к машине. Юле хотелось уточнить, куда они едут, но она промолчала. Подождем, посмотрим.
  Дорога была лесная, то бишь ухабистая, хорошо машина могла проехать почти везде. Через час, подъехав к небольшому деревянному срубу, Николай остановился.
  - Приехали, дальше пешком.
  - Хорошо.
  Николай уверенно пошел по тропе, девушка молча пристроилась следом.
  
  Николай оказался великолепным проводником и специалистом по местной живности. Тут оказалось намного интереснее, и охота прошла продуктивнее, ближе к обеду Николай привел их обратно. Руки Юли оттягивали три птицы. Ее переполняла эйфория. Да, бурелом, да, насекомые, да за подстреленной птицей приходилось лезть невесть куда, но как же здорово! Николай подстрелил всего одну птицу и в остальное время ненавязчиво подсказывал ей.
  На обратном пути Юля начала задавать вопросы по окружающему лесу. Совместная охота сблизила и позволила девушке избавиться от отчужденности. Рассказчиком Николай тоже оказался замечательным. Дорога пролетела незаметно.
  Николай высадил Юлю у базы, отдал ей всех птиц и уехал, не став выслушивать благодарности. Потом был детальный пересказ Лютому, собирающемуся обратно. И дальше Юля осталась одна. Она планировала провести на базе еще пару дней, поохотиться в одиночестве.
  На следующий день Юля сходила на рыбалку, а потом пошла, побродить по лесу. Как ни странно, но компанию Юле охотно составлял Николай. Узнав, что девушка осталась одна, он пару раз заезжал и звал с собой. Как-то незаметно они стали разговаривать, сначала просто общаться о местной добыче, а потом пошел обычный треп за жизнь. Как-то так получилось, что поздно вернувшись с охоты, Николай остался на ужин из пресловутой птицы.
  Тогда же обнаружилось другое. Юля не любила шампанское, как, впрочем, и вина, она предпочитала водку или хороший самогон. Почему этот факт вызвал такое удивление, было не ясно, но Николай поразился ее пристрастиям.
  Конечно пьянка до выяснения 'уважаешь ли ты меня' не дошла, но тоже сломала барьер в отношениях. А когда на предложение переспать Юля покрутила пальцем у виска, Николай окончательно поразился. И даже поделился причиной.
  - Знаешь, Юль, у нас частенько появляются 'охотницы', все как положено чуть-чуть стреляют, чуть-чуть увлекаются охотой, чуть-чуть пьют водку и даже ходят в баню попариться, а не сделать косметическую маску. А потом выясняется, единственное на кого реально охотятся такие дамочки - сами охотники. Причем просто работяги никакого интереса не вызывают. Вот и все.
  - Николай, уж не обессудь, но я тебе не навязывалась, если мешаю, можно было просто сказать. Показал места и рассказал - большое тебе спасибо, но считать себя мечтой - это перебор. Я честно думала, здесь по-другому, но оказалось это не так. Знаешь, как в городе, охотничьи сообщества, куда ввел меня Лютый удивительное дело все шли как под копирку: пока меня считали женой Рината, я была самым желанным гостем, как оказалась свояченицей, знать никто не знает. Причем самое смешное, плевать мне на это, я просто хочу отдохнуть, и не нужна компания из тебя или кого-то из них, без вас хорошо. Я вообще людей не люблю, буквально не люблю. Никаких. Как же достало. Здесь охота как у нас фитнесс, просто возможность поддерживать нужные социальные связи. Но как быть, если я просто социопат, и не нуждаюсь в обществе себе подобных? Ладно, прости, достало все это, вот тебе и высказала. Извини.
  Юля ушла и позвонила Лютому с просьбой забрать ее отсюда. Наохотилась по самое не хочу. Через час появилась машина, Юля загрузила вещи, прихватила пару птиц, попрощалась с Николаем и хозяином базы и уехала. Больше сюда она не вернется.
  
  Николай посмотрел на отъехавшую машину, где один из его людей увозил Юлю и спросил у сидящего рядом Лехи, друга детства и, по совместительству, хозяина базы:
  - Что думаешь?
  - Занятная баба. Похоже, правда, без задних мыслей. Что она подразумевала под 'не люблю людей'?
  - Она в семнадцать попала в руки любителя поиграть с ножами, и была у него с неделю. Нигде не упоминалось, но похоже ее не только резали, но и насиловали.
  У Николая было ее полное досье, его мужики тесно общались с людьми отца и брата.
  - Тогда понятно. Вряд ли охотница на мужа.
  - Про Людку я тоже так думал, а вышло иначе.
  Жена Николая тоже была страстной 'охотницей', но как потом оказалось - на него. Чтобы понять это потребовалось пять лет, ровно столько времени ушло на то чтобы услышать отца. Как, впрочем, и понять способ контроля жены.
  Правда закончилось все смешно до нельзя - Людка решила от него уйти и поехала к отцу. А того как раз хотели убить - даже не пожалели денег на хорошего специалиста. Но случай, рок, судьба, кто его знает - вместо губернатора умерла его дочь.
  Николая сразу заподозрили в убийстве жены, и поверить в его непричастность так никто и не захотел. Но это было не важно - в тот момент у него на руках осталось двое детей, и остальной мир интересовал постольку поскольку.
  Теперь причины перебираться в большой город просто не было.
  Юлька ему нравились как хороший товарищ, как женщину он ее не воспринимал, но охотилась она страстно. Для Николая это было важно, как впрочем, и отсутствие брезгливости при рыбалке. Искреннее удивление на предложение налить шампанского, и удовольствие от бани, куда она ходила исключительно одна.
  Странная женщина. Она вызвала интерес, но не достаточно сильный, чтобы отвлечься от других дел и проблем.
  
  Юля вернулась домой, в привычную жизнь и поняла, она все-таки хорошо отдохнула. Сестра не вызывала того постоянного раздражения как раньше, Илюша вообще был потрясающим ребенком, и даже Ринат оказался вполне сносным родственником. Тем более, когда подкинул ей работу, попросив провести небольшую проверку в компании аудитора. Просто чтобы проверить работу специалиста.
  Юля охотно согласилась. Это оказалось интересно и занятно. Особенно когда начались нестыковки в работе профи. Люди часто не замечают привычных многим мелочей, а они играют важную роль, слишком важную. Когда отчет о проверке был готов и рассказывал лишь о нескольких недочетах в работе дочерней компании, Ринат спросил мнение Юли и та честно рассказала. О нервозности аудитора, интеллигентного мужчины за пятьдесят, о не сходящихся цифрах, о небольшой корректировки отчетности - мелочи. Мелочи, способные погрузить в болото любого. Дальше проверку осуществляла Юля в компании Олега, помощника Лютого, и результат оказался неприятнее.
  Людям всегда мало - именно эта строчка начинала отчет Юли. Директор компании считал, что его заработок недостаточен, поэтому нашел способ увеличить свой доход. А аудитор тоже человек, он не пошел на большой риск, но не заметить пару мелочей может любой. Люди не совершенны и допускают ошибки.
  Результатом стала новая интересная работа. Юля проверяла фирмы Рината. Все фирмы. Ее заинтересованность была кровной: сестра и племянник достойны лучшего. Конечно, пришлось подучиться, как ни крути, но до этого девушка занималась иной деятельностью, но желание узнать больше вкупе с хорошей памятью сыграли свою роль.
  Лето закончилась, наступила осень. Юля, закончив очередную проверку, взяла пару недель передышки и оправилась поохотиться. Правда, не в компании Лютого, а воспользовавшись услугой организации занимающейся таким отдыхом. Лютый, как ни странно, несколько изменил свои взгляды на жизнь и начал вить гнездо в компании поварихи с базы отдыха. Юля, узнав об этом, долго хохотала. Нет, она была не против - ее это мало интересовало, но женщина, прыгающая в кровать к первому встречному через час после знакомства, не вызывала теплых чувств. К счастью, Юлю не спрашивали, и, вообще, обо всем она узнала от Леси. Та успела познакомиться с избранницей начальника СБ и, не стесняясь, ему высказала свое мнение по поводу состоявшегося знакомства. Мнение было нелицеприятным, Лютый обиделся и перестал появляться у Рината дома. Юля никак не ожидала таких страстей по этому поводу.
  Охота, организованная турфирмой, ей понравилась. Да, это было не так занятно, как в компании Лютого или Николая, зато отношение было другим. Нет, сначала и ее приняли за дамочку, ищущую мужа таким замысловатым методом, но, убедившись, что муж для нее не цель всей жизни, народ подобрел. И последние несколько дней Юля ходила только в компании проводника. Домой она приехала отдохнувшая, посвежевшая и счастливая донельзя. Даже дурные комплименты, сказанные в последний день, не испортили настроения.
  А дома вовсю шла вторая часть марлезонского балета, 'большая любовь' Лютого в самом деле оказалась дамой свободного поведения и во время отсутствия избранника дома нашла компанию в лице соседа. Лютый мгновенно узнал об этом от самого любовника, его собственного сотрудника, который крайне удивился, осознав, с кем связался. Леська восторженно пересказывала произошедшие разборки.
  Как итог, дама сердца была отправлена обратно автобусом. Лютый, оправдывая кличку, вовсю лютовал доводя до раздражения даже Рината. Все в фирме ходили на цыпочках, и даже охрана сестры стала вести себя неприметнее. В день приезда Юли Лютого выгнали в отпуск, несмотря на его возражения.
  - Привет, - улыбнулась Юля, рассматривая вошедших мужчин.
  Ринат тепло улыбался Лесе, зато Лютый смотрел зверем, причем страдающим от бешенства и готовым загрызть любого.
  - Лютый, ты пока ничем не занят?
  - НЕТ, - рыкнул тот в ответ.
  - Хорошо. Как насчет поохотиться?
  - Слушай ты...
  - Я тебя слушаю. Внимательно.
  Закивала головой Юлька.
  - Заберу завтра.
  И Лютый вышел, грохнув дверью на последок. Супруги не видели никого кроме друг друга, так что Юля провела вечер в компании племянника. Илюшка рос как на дрожжах, он становился взрослее, самостоятельнее, интереснее. Впервые за долгое время девушка начала серьезно подумывать о детях, собственном малыше. Конечно, муж ей был не нужен, а вот ребенок - другое дело. И раз так...
  Ночью Юля продумала возможные варианты, и самым простым ей показалось переспать с Лютым. Тому сейчас не до охоты, пара дней и начнется пьянка, а доказать свою состоятельность таким способом вернейшее подтверждение для любого мужика. Значит, не будет большой разницы, как все получится. А если что, все можно будет свалить на алкоголь. Забеременеет - хорошо, нет - ничего страшного. Решено.
  
  Юля не ошиблась в своих расчетах, и на следующий день Лютый привез ее на какую-то незнакомую базу, как она поняла, принадлежащую какому-то его знакомому. Самого знакомого Юля не видела, зато охотников было достаточно, с десяток человек, в том числе и пара женщин, но после общения с ними стало ясно - их целью было замужество и своего они добились. А теперь ездят для пригляда за второй половинкой. Грустная история на ее взгляд, но кто такая Юля, чтобы судить?
  Лютый пару дней пострелял, без особого успеха, и действительно начал пить. К нему охотно присоединилась парочка знакомых и праздник пошел по накатанной. Юля же с удовольствием полностью переключилась на охоту, Лютый теперь под присмотром. Здесь было четкое разделение на пьющих и стреляющих: те, кто оставался на базе убирали оружие в общий сейф, ключи от которого хранились у директора, и спокойно развлекались. Мордобой редко заканчивается необратимыми последствиями, что бывает при наличии под рукой оружия, так что пусть отдыхают.
  Однажды вечером после бани Юля заметила нервозность в поведении дамочек. С чего бы это? Никто новый не приезжал, значит что-то другое? Ей было малость скучно. Мужская часть компании откровенно ее игнорировала, воспринимаю как охотницу за мужем, женская избегала видя отличие от себя. Персонал держал дистанцию со всеми особенно отличающимися от привычного контингента. Так что Юле было скучно и даже разговоры с сестрой не спасали. Конечно, охота выматывала, вернее даже не столько охота, сколько приличные расстояния по лесу. Баня позволяла расслабиться, но чего-то не хватило. Человеческого общения что ли? Смешно сказать.
  Да добыча тут была интереснее и сложнее, но организованный тур дал возможность насладиться отдыхом, а тут подобное не выходило. Рамки мешали и раздражали. В общем, Юля решила посмотреть, что и как, благо одна из дам остановилась в соседнем номере.
   И посмотрела... и даже записала увиденное на телефон. Непрофессиональная порнушка ничего кроме недоумения не вызвала. Смотрелось страшненько и неприятно, несмотря на трио участников. Зато разговоры после секса заставили задуматься.
  На следующий день случилось гораздо более занятная история. Очередной раунд порнушки, записанный на телефон, приставленный к окну. Хоть бы окна зашторили. А потом девушки открыли дверь в комнату Лютого, пребывающего в состоянии беспамятства с самого обеда. Телефон всё ещё у окна. Разговоры в полголоса и такое шоу...
  Съездив пару раз по физиономиям друг друга и малость поцарапав Лютого, не реагирующего ни на что, дамы порвали пару тряпок и ушли. И тишина.
  Юля немного недоуменная решила подождать развития событий, но на всякий случай скинула записи сестре.
  На следующий день, вернувшись пустая и злая застала мрачную атмосферу на базе.
  - Что-то случилось? - спросила Юля у Игната, директора базы.
  - Да, проблемы. Ты же с Лютым приехала?
  - Да. А что?
  - Пошли.
  В столовой была толпа народа, причем часть Юля видела раньше - охрана Николая, и опять с оружием. Относительно трезвый Лютый сидел на стуле с рассеченной скулой и слушал разглагольствования разъяренного мужика. Чуть поодаль находился Николай в компании чем-то похожего мужчины. У Шамана вроде два сына, значит брат. Или еще какой-то родственник.
  - А в чем дело? - удивилась Юля.
  Ей рассказали, не стесняясь в выражениях, что думают о Лютом и какое счастье ему светит, несмотря на работу. Юля слушала, кивала, потом вышла и вернулась с телефоном и проводом к ноуту.
  - Посмотрим киношку?
  Киношку посмотрели. Даже три штуки: две про дам и одну, про самого разговорчивого.
  - Лютый, теперь ты мне веришь? Третья, б...ь, база отдыха Николая, и все три бордель на свежем воздухе. Надо четко понимать, что есть что, и, если за столько лет до тебя не дошло, ты дурак.
  - Юль...
  - Я тебя с первого дня предупреждала, а ты не верил. Теперь понятно? Или чтобы дошло надо обязательно по морде получить?
  - Понял.
  - Юля, ты о чем?
  - Я? О простом. Эта хрень с 'изнасилованием' была придумана еще до нашего появления этой милой семейкой. Не замечали? Люди редко слышат свои оговорки, зато я хорошо запоминаю.
  И Юля пересказала не стыкующиеся фразы, недомолвки, недоговоренности. Все то, что сразу же насторожило. А потом укрепило в своей точке зернения. С особенным удовольствием она обрадовала Николая мнением о нем, типа дурак, все равно поверит давнему другу.
  Минут через десять в столовой царила тишина, которую прервал Лютый поднявшись со стула и потянувшийся всем телом.
  - Машину вызвала?
  - Да. Еще вчера. Отдохнул?
  - Это точно.
  - До свидания, - махнула рукой Юля, выходя из столовой.
  Сборы заняли пять минут, столько времени ушло у Лютого. Юля была готова еще с вечера.
  Правда, уехать далеко им не удалось, вообще ничего не удалось. К машине подошел улыбчивый парень и попросил задержаться, с ними, дескать, хотят поговорить. Лютый ругнулся, но из машины вышел, а Юля осталась ждать, пока через пару минут не пригласили персонально ее.
  Николай с братом и Лютый обнаружились в беседке. Пьющими. Вот оставь на две минуты без присмотра.
  - Садись.
  - Что надо?
  Ей налили рюмку.
  - Пьем.
  - Вот и пейте, мне домой пора.
  - Юль, - с угрозой начал Николай. - Пей.
  Выпила. Потом потянулась за мясом.
  - Какая гадость, ничего получше не было?
  Николай повернулся и махнул рукой одному из парней:
  - Принеси, пожалуйста, фляжку из бардачка.
  - Ага.
  Родственник Николая внимательно рассматривал Юлю:
  - Знаешь, это моя база. Точнее на моей земле.
  - И?
  - Они все работают по принципу борделя. У каждого свой отдых.
  - Желание клиента закон?
  - Типа того. Правда такой ерунды обычно не бывает.
  Юля просто пожала плечами. Тут вернулся парень с фляжкой и Николай разлил самогон. Свой, домашний. Юля еще в прошлый раз была от него в восторге.
  - Это я понимаю, другое дело. За вас!
  Все выпили. Закусили. И девушка поинтересовалась:
  - Вам компании не хватало или как?
  - Или как, - отозвался Николай.
  И замолчал, Юля тоже не стала больше спрашивать. Снова выпили. Девушка наложила полтарелки еды и махнула на все рукой. Разговора все не возникало.
  Через пару рюмок Юля задала давно интересующий ее вопрос:
  - Тебя как зовут?
  Все хмыкнули.
  - Чего раньше не спросила? - уточнил Лютый.
  - Все равно было. Оно и сейчас не принципиально, но хотела попросить подать картошку и не обращаться 'эй, ты там'.
  - Егор.
  - Будем знакомы. Передай, пожалуйста, картошку.
  - Держи.
  - Вы как тут оказались? - поинтересовался Лютый.
  - Вчера вечером Игнат позвонил. Рассказал о 'изнасиловании', - отозвался Егор. - И твоем участии. Вот и приехали.
  - А ты как догадалась? - спросил Николай.
  - Да с самого начала было понятно, что-то не так. А потом все стало проще. Захожу я как-то к Лютому с неприличным предложением, а он бревно бревном, ну, естественно я расстроилась. Зато утром слышу щебетание дам о том, как хорошо, когда в кровати бревна. Тут стало ясно, что дело темное. Это должна быть совсем извращенная любовь, чтобы радоваться почти трупу.
  - Ясно.
  - А что ты такое неприличное придумала? - засмеялся Лютый. - Я в такие игры, как ты любишь, не играю.
  - Это в какие? - не понял Егор.
  - Это как Стас, - пояснил Николай.
  - А, это тебе его обещают отдать в случае чего? - понял Егор. - Да, игры на любителя.
  - Да что вы понимаете в играх, - возмутилась Юля.
  - В таких ничего, - согласился Лютый.
  - А ты серьезно боль любишь? - спросил вдруг Егор.
  - Нет. Не люблю, но причинить могу, если нужно.
  - Насколько причинить?
  - Как требуется. Не понимаю такие расплывчатые вопросы.
  - Многие полагают, что могут причинить боль, и даже сделают, но защищая.
  - И я такая, просто под понятием защита может подразумеваться многое.
  - Например?
  - Мой сегодняшний монолог. Я влезла высказаться не потому, что ощутила в себе оратора, а из-за необходимости Лютого для обеспечения покоя мой семьи.
  - Это сестры?
  - И племянника. И даже Рината, в его компании Леся резко меняется в лучшую сторону. Куда-то не туда разговор у нас пошел. С чего такой пристальный интерес к моей персоне?
  - Ты меня заинтересовала.
  - Вау, ты меня пугаешь. Позвать для компании кого? - усмехнулась Юля.
  - А сама?
  - Не люблю людей, - тихо отозвалась Юля.
  - Вообще?
  - Вообще.
  - А как же неприличное предложение для Лютого?
  - Не знаю, кто о чем, но мое неприличное предложение было пойти поучить меня играть в бильярд.
  - Почему неприличное? - не понял Егор.
  - Потому что мое умение играть, можно охарактеризовать только неприличными словами, - пояснила Юля.
  Раздался смех.
  - Ясно. А как насчет других неприличных предложений?
  - Егор, если оно тебе надо, найти тут, желающую составить компанию, не сложно. Меня не интересует.
  - Вообще секс или только со мной?
  - Вообще, - и видя недоумение собеседников, решила пояснить.
  Наверное, будь Юля потрезвее, она реагировала бы адекватнее. Как, впрочем, если бы пообедала до начала пьянки. Так совпало, что с завтрака прошло шесть часов, которые она провела, выслеживая оленя, потом стресс вызванный разборками, и алкоголь на пустой желудок. Вроде и заела сразу, но это уже не помогло. В отличие от почти трезвых мужчин, которым банально требовалось для опьянения намного больше в силу комплекции.
  Юля прикрыла глаза, поэтому не заметила переглядывания собутыльников. Лютому эта ситуация не очень нравилась, но решил разобраться позже, наедине. Юля начала рассказывать: немного о детстве, немного об окружении, а потом о неделе плена, о лечении после освобождения, смерти отца. И полностью изменившемся мировосприятии.
  - Я всегда замечала мелочи, но после той недели они не просто воспринимались, они буквально бросались в глаза. Если Леся развивала внимательность, то я наоборот училась притуплять восприятие. Большая часть нестыковок вызвана не ложью, а личным мнением. Если с утра нравился белый хлеб, а вечером уже нет, это обычно не ложь, а реакция на слова встреченной за день знакомой. Паранойя это тоже неприятно. Причем для меня лично, и в меньшей степени для окружающих.
  - А секс? Ты по-прежнему воспринимаешь как насилие? - удивился Лютый.
  - На самом деле нет. В период моей влюбленности секс был даже ничего, ощущения идут от головы, и меньше от тела. Правда потом я узнала, что в кровати фригидная сука, и общее восприятие в лучшую сторону не сдвинулось. Собственно маньяк не был насильником, точнее был, но не был сексуальным маньяком. Просто так совпало: это был первый раз, и я всегда знала, что будет больно. Это было против моей воли, следовательно, снова должна быть боль. У него был большой член - и снова боль. Я знала, что будет больно втройне, и мне было так больно. Хотя по гинекологии серьезных повреждений не было. Никаких разрывов, травмированность в пределах нормы. Он меня резал, и это был его кайф, а половой акт был просто еще одним способом утвердить свою власть и силу. Не покажи я, что боюсь насилия, вполне возможно он бы не трогал меня. Мир состоит из мелочей. Все остальные вопросы проработал мой психолог, хорошая женщина, но по каким-то личным причинам вопрос сексуального насилия она старалась обойти стороной. Может, считала, что так лучше мне, может, не хотела заниматься этим сама, но как-то так получилось, что возникло табу. Боль, бессилие, насилие - мозг выстроил свою цепочку и придерживался ее. Потом, намного позже, влюбившись и получив возможность сравнить, я поняла, как любовник маньяк был даже не плох. То есть, абстрактно, если бы первым стал избранник, получилось бы хуже. Но тогда большую роль сыграл антураж. Как-то так. Вот скажите, почему всех так сильно интересует именно эта часть моей жизни?
  - Мало кто из жертв насилия может спокойно обсуждать случившееся, - пояснил Лютый.
  - Я жертва садиста, а не насильника, поэтому рассказать могу только о своем опыте. Чем вызван такой интерес именно к жертвам насилия? Что-то я не пойму. Жестокость в семье накладывает отпечаток значительнее. А сексуальное насилие вообще вопрос специфический. Даже в семейной жизни запросто возникают ситуации с условным насилием.
  - Это как? - не понял Николай.
  - Банально. Приезжаешь ты домой и ловишь жену, требуя исполнения супружеского долга. А она не хочет. Пусть без трагизма и криков 'насилуют', в лучшем случае смотрит в потолок и думает о ремонте. А возможны ситуации и хуже, с сопротивлением и мордобоем. И получается та самая пресловутость, пойти заявить об изнасиловании мужем у нас это крайняя черта. Одно дело поступить с побоями, когда отношение нормальное, а другое прийти своим ходом и сказать - меня муж изнасиловал. И мозг в этом случае выносит основательнее психологическая составляющая, а не физическая.
  - Откуда такие познания? - удивился Егор.
  - Хобби у меня такое, в смысле помогаю жертвам насилия в качестве общественной помощи пару дней в неделю. Женщины приходят разные. Кому-то хочется помочь, а есть те, для кого это тоже что ли хобби. Как в анекдоте, если третий муж бьет...
  Юля посмотрела на собутыльников и задумчиво спросила:
  - И какого лешего вы меня споили? Поговорить захотелось?
  - Ты о чем, Юль? - удивился Лютый.
  - Про тебя не говорим, ты неделю пьешь и чтобы довести тебя до аналогичного состояния, нужна не пара рюмок. Вы может, и не пьете, но даже на пустой желудок вас не могло так развести, разница в массе значительна. Вот и возникает вопрос от паранойи - зачем?
  - Хотелось тебя понять, - отозвался Николай задумчиво.
  - И как удалось?
  - Что-то вырисовывается.
  - Как нарисуется, расскажешь о получившемся?
  - Посмотрим.
  - Все с вами ясно. Тогда я отсыпаться, с чего меня настолько-то развезло, а? Странно.
  Юля покрутила головой, поняла, что сделала это зря и пошла в свой номер. Вырубилась она мгновенно.
  
  Мужчины переглянулись и разлили еще по рюмке.
  - Ну как тебе? - осведомился Николай у брата.
  - Да, мужики, это что было?
  - А что? - сделал недоумевающее лицо Николай.
  - Я эту химию помню. Как и то, что после нее любой крепкий алкоголь противопоказан - развозит моментально. Юлька еще хорошо держалась, я думал, ее из-под стола выуживать придется, - пояснил Лютый. - Она молодец сама сообразила, только вот про это изобретение не в курсе.
  На столе стояла начатая бутылка водки. Пару лет назад один местный умник стал гнать паленку, но с добавлением химии выходило более - менее. Если не запивать чем-то сильнее. Лавочку прикрыли, а запасы оставили, на всякий случай. И видно случай настал.
  - Лютый, не кипятись. Я рассказал своим о Юльке, Гор захотел познакомиться лично.
  - Ты бы слышал, как он ее описывал, - засмеялся Егор. - Я, правда, думал, он для себя присматривает, а оказалось, нет.
  - Милая девочка, но неохота возиться, - отмахнулся Николай.
  - И решил порадовать брата? - хмыкнул Лютый.
  - Типа того. А тут звонок по поводу тебя, насильника, - отозвался Николай. - Это судьба. Ты кстати точно подумал? А то пока на секс раскрутишь, сколько времени пройдет.
  - Подумал. С одной стороны, вроде как правда возиться. А с другой, она, верно, заметила - все в голове. И можно будет спокойно уезжать, не решая еще эту проблему.
  - Это точно, - кивнул Лютый.
  Они снова выпили. Егор женился продуманно, несмотря на слова родителей - о выборе сердцем. Его жена была красивой, в меру умной, хозяйственной и домашней. Сказать, чтобы возникли какие-то чувства - нет, не было такого. Удобная женщина без лишних запросов. Одно плохо выбор разумом не всегда долог. Во время вторых родов, несмотря на все усилия Егора, она умерла.
  Приехавшая мать просто напомнила о нем самом. Силу, сущность этот выбор не устроил.
  Сначала с детьми помогала мама, потом научился справляться сам. А тут еще и брат лишился жены. И отец просто спросил 'Кого вы слушали, принимая решения? Себя или вселенную?'
  Егор подумывал о необходимости женщины в доме, но вопрос решился наймом домработницы. И вот теперь он начал прикидывать подойдет ли на эту роль Юля. Бред, да и только... как будто одной ошибки было мало.
  Нельзя сказать, что Егору было жалко умершую жену. Откровенно - нет, было жалко себя и пацанов, это да. А она...
  Сила. Воспитание. Окружение. Он не знал, что именно, но сострадание у него не выходило за рамки семьи.
  
  А тут все брат виноват. Именно с подачи Кольки стала возникать мысль о желании познакомиться с этой неординарной женщиной. Хотя сам брат считал ее очередной охотницей за мужем, да, получше и поопытней остальных, но не более того. И сегодняшний рассказ лишь убедил его в собственной правоте. Хотя стоит ли связываться? Егор еще точно не решил, да плюсы были, но и минусы тоже. Надо подумать.
  
  Лютый молчал. Он понимал мысли братьев, но не вмешивался. С одной стороны, не его это дело, а, с другой, хотел посмотреть, как их обломают. Это полезно - знать, что не все в жизни так легко дается. Лютый сам пробовал начать отношения с Юлькой, но та сразу рассказала о минусах положения с собой рядом. Леська была попроще, да болтливее, но проще. Юлька сама у себя на уме, и, что там в голове возникало, лучше было не знать.
  В отличие от братьев, Лютый точно знал, охота - это единственное что позволяет Юльке расслабиться. Для нее моменты, когда добыча падает сраженная пулей, самые лучшие, сравни оргазму. Все прочее - просто жизнь. Проблема в том, что жизнь Юлька воспринимала иначе, по-своему, и эта свойственность была опасна. У Лютого ушла масса времени и денег, чтобы раскопать полную биографию Юльки, и если бы он сразу знал это, вполне вероятно, не сообщил бы Ринату о сыне или настоял на уничтожении матери.
  Пойманный маньяк, который, возможно, и не был маньяком, но теперь этого никто не узнает: Юлька добилась его ареста, а остальное менталитет. Да, колония была серьезная, под контролем не зеков, а руководства, но педофилов одинаково не любили нигде, и смерть незадачливого возлюбленного Юльки была, мягко говоря, неприятной. Не верил Лютый в его виновность, вот никак не верил, причем, из-за самой Юльки: если бы все так и оказалось, она просто потихоньку придавила бы сама. А в том, что ей хватит на это ума и знаний, он не сомневался. К тому же дальнейшая история вышла мутноватая. Мало того, что тесть оказался маньяком, бывает, это как раз сомнений не вызывало, но жена и теща вовремя скрылись, а потом пропали. Окончательно. Кто именно сообщил безутешным родственникам, где надо искать, догадаться не сложно. И даже если это поняли в органах, то промолчали. Отец - герой, дочь, пережившая жуткую драму, помогает искать 'давно умерших'. А семьи психов у нас мало кто любит.
  К тому же, выяснилась одна любопытная особенность - это ее узнавание по видео - попытка прикрыть эту лавочку вызвала негативную реакцию с разных сторон, причем ни он, ни Ринат не могли ничего сделать. Со всеми участниками просто культурно побеседовали - лично Лютого пригласил на рыбалку глава местной полиции, настоящий, а не бумажный, и объяснил, что кто бы что бы не думал, но силовики нужны не только для разгона гопников и сбора денег на дорогах, но и для борьбы с криминальными элементами. С Ринатом, насколько знал Лютый, беседовали эти самые криминальные элементы. Хотя, можно ли так называть людей, ведущих серьезный бизнес и даже влияющих на политику страны, сказать сложно.
  Оказалось, Юля узнавала не только мелкую шушеру, но и сопоставляла лиц другого уровня. В общем, прикрывать лавочку не советовали, даже настоятельно отговаривали. С другой стороны, пообещали всяческую поддержку и помощь. Юлю оставили в покое, и даже подарили пару больших плазм со сложнейшим компьютерным обеспечением, для организации работы. Еще и Ринат, и Лютый разумно решили не проявлять интерес к результатам ее деятельности, просто хобби такое, им какая разница.
  Братья о таком пока не знали: видимо, Шаман не поделился с отпрысками, он-то точно был в курсе. По словам Юльки, она опознала пару человек по его просьбе, и он был немного должен, не так, чтобы серьёзно, но устная договоренность имела место быть. Юля могла обратиться к любому, кто пользовался ее услугами, с просьбой, с любой просьбой. По словам одного из источников, она обращалась, один раз, когда побеспокоилась о смерти родственников изувечившего ей жизнь. От того же источника стало известно, что ждали второй просьбы, по поводу Рината. Да, как ни грустно это осознавать, но их легко могли остановить. Шаман, может, и не стал бы, но Юля могла попросить и других лиц, не связанных с этим регионом, для кого организация несчастного случая в диких лесах просто обошлась бы в энную сумму.
  Собственно, именно это ощущение собственного бессилия и останавливало Лютого от рассказа. Он честно с ноткой злорадства осознавал, что хотел бы посмотреть, как любого из братьев поставят на место. Он признавал их умение и хватку - да, Шаман дал сыновьям дорогу в жизнь, но свое место они выгрызли сами, кровь не водица. Хотя, если судить по Стасу, и природа порой отдыхает. Но желание увидеть, как те, кто всегда знал себе цену и хорошо осознавал собственную значимость натолкнуться на тех, кто крупнее, побеждало.
  Поэтому Лютый молчал, разлил еще по одной, и за столом снова завязался разговор. Больше Юльку не обсуждали, каждый пришел к своим выводам, к каким - покажет время.
  
  Юля вернулась в город, к обычной жизни: проверка очередной фирмы, общение с сестрой, просмотр киношек. Последнее занятие Леся не понимала, но это позволяло Юле расслабиться. Да, звучало глупо, но рассматривая видео, она расслаблялась. Глаза высматривали детали, запомнили образы, а потом при выполнении домашних дел возникало понимание: видела, знаю, было.
  Дважды в неделю Юля тренировалась с охраной сестры. Как ни странно, но мужчины были не против потренироваться, и били как положено, по полной, не увернулась - твои проблемы.
  Два вечера Юля посвящала помощи другим. Честно говоря, почему этим занималась, она и сама не знала, придя в первый раз и поговорив трех участниц, ей хотелось плюнуть и, заявив 'сами дуры' уйти. Катя, тоже постоянно приходящая помочь, как-то смеясь пояснила:
  - Все понимаю. Утром просыпаюсь с мыслью - больше ни шагу сюда, а снова прихожу. Наверно это зависимость.
  Да, как ни странно, но именно эта общность дала ей Катю, единственного человека, которого можно назвать подругой в полном смысле этого слова, точнее того, как этот смысл понимала Юля. У Кати были свои проблемы, и жертвой насилия она не была, оказавшись здесь однажды по случайности. И осталась, потому что поняла, порой требуется просто выслушать.
  Катя работала массажисткой, очень хорошей массажисткой, как выяснила Юля на личном опыте. Сегодня должен был состояться второй сеанс. Подруга пришла точно по времени.
  - Привет.
  - Привет. Заходи. Ты потом еще куда-то?
  - Нет. Ты последняя.
  - Это хорошо. Чай?
  - Если не сложно.
  - Не сложно.
  Пока Катя переодевалась, Юля заварила чай и принесла все необходимое в зал. Там ее уже ждала Катя.
  - Устраивайся. Помолчим? Поговорим?
  - Поговорим, ты мне еще не все рассказала.
  - Буду молчать как рыба подо льдом, - рассмеялась подруга.
  - Ясно. Если я буду задавать вопросы, тебя это не сильно отвлечет?
  - Вообще не отвлечет, задавай свои вопросы.
  Юля легла на одеяло. И Катя начала массаж.
  - У тебя божественные руки, - призналась Юля со стоном.
  - О да, я такая, - рассмеялась Катя. - Я богиня.
  - Именно. Почему ты носишь пластинку на нижней челюсти. Она же тебе не нужна?
  Катя рассмеялась:
  - Все просто. Во мне две божественные части: руки и голос.
  И Катя начала рассказ. Она родилась в обеспеченной семье, распавшейся, когда ей было пятнадцать. В детстве из-за неправильного роста зубов, почему-то родители упустили этот момент, она носила брикеты, долго носила - сняла только перед самым выпускным. И тут выяснилось, что у Кати потрясающий голос. Выяснилось это не самым приятным образом, когда ее зажали в туалете, чтобы услышать ее стоны.
  На следующий день девушка сидела в кресле стоматолога и объясняла свою проблему. Ей повезло, мужчина оказался понимающим и сделал съемную пластинку, достаточно сильно искажающую голос.
  Потом был экономический вуз, по настоянию отца, растирание спины мамы - так родилось понимание, чем именно она хочет заниматься. Курсы массажа, местное медучилище и работа. Катя долго искала свое призвание: работать медсестрой в детской поликлинике ей не понравилось, потом была больница, потом реабилитационный центр, и салон красоты, где девушка и задержалась. Отсутствие мужчин клиентов, никаких детей, только женский контингент и стремление удержать красоту. Постепенно появлялись свои постоянные клиенты, к которым она ходила на дом с другими болячками - боли в спине, шее, руках - ногах, растяжения.
  Работа, дом, мама, наладившая личную жизнь и переехавшая к новому мужу, отец с новой семьей. И Катя со своим одиночеством - старые комплексы давали о себе знать. Попытки наладить серьезные отношения и создать семью обычно рушились, стоило ей только снять пластину. Ее работа не вызывала непонимания, пока не раздавался голос, почему-то у всех мужиков сразу возникало 'понимание', что массаж Катя делает исключительно тайский переходящий в обычный секс. Это было бы смешно, если не оказалось так глупо.
  Юля загорелась желанием услышать пресловутый голос. Катя посмеялась и обещала показать. Массаж, длившийся чуть меньше часа, принес такую негу и расслабление, что Юля почти заснула, но тут как обычно случилось неожиданное - раздался звонок в дверь. Катя мыла руки и не слышала, к тому же маловероятно, что стала бы открывать в гостях, так что пришлось подниматься самой. На пороге обнаружился Егор.
  - Добрый день. Можно?
  - Заходи.
  - Юль, я... - подруга осеклась.
  Голос у Кати, правда, оказался потрясающий: низкий, грудной, женственный и даже страстный. Легко можно было представить, как будут звучать стоны страсти. Судя по выражению лица Егора, он не только представил, но и практически услышал. Юля словно воочию видела, как быстро происходит корректировка цели.
  Если смотреть объективно Катя выглядела хорошо, лет на двадцать пять из-за стройной фигурки, приятное личико, аккуратные, ухоженные, но сильные руки.
  - Знакомьтесь. Это Катя - моя хорошая знакомая и потрясающий массажист, Егор - знакомый охотник.
  - Очень приятно, - улыбнулся Егор.
  Катя ограничилась кивком.
  - Проходи. Кать, ты что говорила?
  - Не важно.
  Она ушла в зал, Егора словно на веревочке потянуло за ней.
  - Стоп, - Юля выставила руку. - Я, конечно, все понимаю, ты появляешься с целью покорить такую необычную меня, а тут выходит Катя с голосом сирены. Егор я многое понимаю и хорошо обычно отношусь, но Катя не этот случай.
  - Ревнуешь? - с интересом спросил он.
  - Нет. Знаю тебя, точнее могу просчитать. Сейчас ты ломанешься напролом, соблазняя Катю и обещая золотые горы, а потом выясниться, что горы остались, но не золотые, а мусорные. А ей придется восстанавливаться и жить дальше.
  - Как категорично, - с насмешкой сказал он.
  - Да, категорично. Если ты не заметил, Катя сразу же сделала попытку уйти, как только увидела твою реакцию на ее голос. И она точно поняла, зачем, точнее к кому, ты явился. Она не хочет вмешиваться в наши отношения, как и не проявила никакой положительной реакции при виде тебя. Даже если она тебя не знает, то ощущение властности осознала в полной мере и догадалась, что ты не местный дворник. Итог, девушка не желающая привлекать к себе твое внимание, ни под каким видом, как впрочем, и активно конфликтовать. Это раз. Теперь к самой Кате. Голос слышал? Сам понимаешь, было бы желание, она вся в золоте ходила бы, вместо этого пробует построить жизнь как обычный человек. Правда с мужиками ей не везет, почему-то, узнав о ее работе и услышав голос, все приходят к выводу - занимается Катя тайским массажем. Да, именно так. Поэтому спасибо за птичку, приятно было тебя видеть, может, поохотимся как-нибудь. А на Катю можешь не заглядываться, она хорошо подойдет Лютому и скоро они в этом убедятся. С тобой у нее совместимость намного хуже, сам понимаешь. Пока!
  Юля выставила гостя за дверь и занесла птицу на кухню.
  - Кать!
  Она пришла на кухню и села за стол.
  - Слышала?
  - Откуда знаешь?
  - У меня дверь издает скрип, когда полностью закрывается, и надо чуть посильнее подтолкнуть.
  - Ясно. Что за Лютый?
  - Начальник службы безопасности у мужа сестры. Неплохой мужик и готов остепениться. Если хочешь, познакомлю.
  - Не поняла.
  - Если захочешь, это твое решение. Но не могла, же я сказать такое Егору. Он, как танк, прет напролом, поэтому и говорю как свершившийся факт. Но если хочешь, могу свести. Про него точно не знаю, но его брат натуральный бабник, как из анекдотов. Егор, насколько поняла, по недомолвкам такой же. Правда, Николай женат, а Егор вдовец.
  - Слишком много всего и сразу, - засмеялась Катя. - К тому же...
  - Толпа мужиков рядом - это разве плохо? Почти воплощение мечты.
  - Плохо. Очень плохо, - хмыкнула Катя.
  - Да, догадываюсь. Спорим, многие из слышавших твой голос, искренне возмущаются - мне бы такой, и почему ты им не пользуешься?
  - Ты права, - рассмеялась Катя. - Таких слишком много, как будто голос это эквивалент счастья. Самое смешное, что красивая внешность воспринимается как одна из составляющих, но не гарантия успеха. А голос все, сто процентов.
  - К красавицам у нас привыкли. Их намного больше, чем обладательниц красивых голосов. Давай честно, немного людей, которые говорят, и ты понимаешь - нравится. Да, есть хорошие певцы, но одно дело петь, а другое просто говорить.
  - Юль, я все понимаю. Но как видишь, счастье мне голос не принес. Хотя мама и твердит 'чуть больше инициативы, пара улыбок и пара фраз, и вот ты замужем', - невесело закончила она.
  - Тебе так хочется выйти замуж?
  - Мне хочется стать счастливой. Быть счастливой рядом с другим человеком, - поправила она себя моментально. - Сейчас мне хорошо, меня все устраивает. Не беру события последних десяти минут, но в целом я счастлива. Просто порой накатывает, и понимаешь, как устала от одиночества. Нет, не устала, а просто хорошо бы, чтобы был кто-то рядом. Кто бы понял, поддержал, выслушал, утешил...
  Юля внимательно слушала и офигевала. Честно. Катин голос завораживал и так, но когда она начала перечислять мечты и желания, тон и тембр немного изменились. Паузы, интонации - обычные составляющие речи, но будь здесь Егор, он бы просто не удержался от желания осуществить ее мечты. Вот серьезно, даже Юлю проняло, хотя, казалось бы, девушка. Но такой голос вынести было проблематично. И эта девушка утверждала, что у нее проблемы? Да с таким голосом проблем в принципе быть не может, честно. Но если честно, Юля не желала себе такого голоса, и будь обладательницей, тоже, вероятнее всего, изменила до неузнаваемости, но уж точно научилась бы распоряжаться таким достоинством.
  - Ты тоже не понимаешь? - неожиданно спросила Катя с некоторой агрессией.
  - Неа, - рассмеялась Юля. - Ты когда начала рассказывать мечты, у меня волосы чуть дыбом не встали. Это такой голос! Вот честно, не обижайся только - почему от тебя мужики уходили? Достаточно было сесть так рядом и перечислить мечты, не важно, какие хоть про ремонт ямы во дворе, и все. Никаких уходов, никаких претензий.
  Катя невесело рассмеялась:
  - Знаешь, почему я ношусь со своей обыденностью и всякими 'полюбите меня такой, какая я есть'...
  - Катюш, не обижайся, но эту фразу тебе лучше не говорить, - перебила Юлька. - Точно не так поймут.
  И обе рассмеялась. Неожиданно серьезно Катя продолжила:
  - Понимаешь, я осознаю, что голосом могу добиться многого. И ты права от меня никто не уходил, это я бросала. Я делала две попытки наладить серьезные отношения, вот только когда условные половинки слышали мой голос... Сначала все было хорошо, приятно: расскажи что-нибудь, скажи - все как всегда. Потом возникали претензии - а чем это ты там занимаешься на работе, хотя все прекрасно знали, что работаю я в салоне красоты, где контингент исключительно женский, да еще и пластинка. Потом шли требования - а не сидеть ли тебе дома. Но это еще ничего, дальше было веселее: и похвастаться перед друзьями хочется, и показывать никому не буду, и молчи, и говори. Потом всплывал тайский массаж. На этом моменте я собирала вещи и хлопала дверью. Мои проблемы, мои комплексы, к тому же есть вот какая дилемма - а если я потеряю голос. Не вообще, а просто, переболев тем же бронхитом. То есть главное достоинство пропадет, и что дальше? Меня выставят за дверь?
  Юля повернулась и поставила чайник. Ей так хотелось рассмеяться, но она понимала жестокость подобного поступка.
  - Кать, вот скажи, получается, ты у себя никаких больше достоинств не видишь. Голос и руки. И все.
  - Да.
  - Ну и дура.
  - Вот спасибо, - начала подниматься возмущенная подруга.
  - СЯДЬ, - рявкнула Юля. - А теперь поговорим. Люблю я копаться в душах других, это позволяет не так пристально рассматривать свою. Возьмем простейший вариант. Девушка симпатичной внешности знакомится с парнем. Она хорошо понимает свои достоинства в виде фигурки, допустим, и этим привлекает внимание. Потом общение, интересы, совместный досуг - суть не в этом. Она ловит на внешность, полагая, что дальше в процессе общения выплывут другие черты личности: ангельский или дьявольский характер, кулинарный талант, умение собирать оригами. Большая часть понимает - главное привлечь внимание. А дальше уже показать, какая на самом деле. Если ничего кроме внешности нет, то именно в этом случае возникает замена на такую же, но поновее. Причем ничего нет, с точки зрения самой женщины, и она сама передает свое видение мужчине, и он начинает воспринимать так же. В твоем случае ты признаешь у себя наличие голоса, как фактора привлечения внимания, но полагаешь, без голоса больше ничего нет. Убери, получится пустота, верно? Хотя если подумать логически, как-то ты привлекала внимание противоположного пола с пластинкой на челюсти? Не замечаешь некоторую нестыковку?
  - Замечаю. И понимаю. Но голос только мешает, - возмутилась Катя.
  - И тут снова нестыковка. Если бы он действительно так мешал, испортить не так сложно. Ледяная вода на морозе, илиЮ на крайний случай, раствор уксуса, заодно говорят, худеть помогает.
  Катя посмотрела с неприятным выражением лица:
  - Думаешь, я не пробовала? Уксус? Слабые кислоты? Ледяная вода в жару. На голос это влияло слабо, пролечилась и вперед. Это не жеманство - я не такая, я жду трамвая. Раз такая умная, подскажи, как избавиться от голоса без серьезных увечий?
  - Кать, ты сама себя слышишь? Ты пробовала избавиться, и ничего не помогло, но при этом волнуешься, а вдруг потом неожиданно это случится? Да, произойти может все что угодно - пойдешь, поскользнешься и сломаешь шею. И никаких драм из-за голоса не будет. Ясно тебе?
  - Не ори.
  Действительно, с чего это так завелась? Юля задумалась, замолчав, и паузу заполнила Катя:
  - Юль, я, правда, понимаю, что с голосом мне повезло. И да, наверное, можно построить на этом семью, но будет ли такой брак удачным?
  - Кать, это ты куда-то не туда полезла. Причем тут голос? Не надо путать мягкое с горячим, да, именно этим ты и занимаешься. Голос может быть подспорьем в жизни, а может грузом, но заменить жизнь он не в состоянии. Семья это отношения с человеком, это работа, если тебе так удобнее воспринимать. Семья, по сути - психология, замешенная на физиологии, и все. Голос составная часть физиологии, не более того. Так же как мои шрамы, есть любители и на такой товар. Да, я, как и ты, не афиширую эту часть, но по иной причине. Способ их появления накладывает определенные рамки восприятия окружающими. В смысле все понимают, это не просто экзотическое украшение, набитая на заднице татушка. Твоя проблема, как и большая часть психологических заскоков, при детальном логическом рассмотрении не более чем гипертрофированная реакция на что-то. Ты так отреагировала из-за выпускного и отношения окружающих, насколько я поняла. Я так реагировала на непроработанный комплекс насилия. Означает ли это что мои проблемы важнее или незначительнее - нет, у каждого своя система ценностей. Если брать твою ситуацию, даже не знаю что можно с ходу посоветовать. По идее - окунутся с головой. Вытащить пластинку и распрямить плечи, но полагаю, в таком случае проблем станет больше. Ты привыкла быть незаметной, а так не будет. Красавицы идут к пониманию границ дозволенного постепенно, вырабатываемые рамки частями. Так что надо подумать.
  - Подумай. Как надумаешь, скажи, и заодно познакомишь с тем твоим знакомым?
  - С Лютым? Хорошо. Сейчас позвоню.
  - Почему сейчас, - растерялась Катя.
  - Зачем откладывать в долгий ящик?
  Юля набрала номер Лютого, но тот скинул звонок. Через пару секунд пришла СМС-ка: 'Занят. Позже перезвоню'
  - Тебе повезло, сегодня знакомство не состоится.
  - Ладно. Тогда я домой.
  - Ты на машине?
  - Нет, такси вызову.
  Заказ такси, сборы, договоренность, что послезавтра состоится очередной сеанс массажа и Катя уехала, пообещал позвонить, как доберется домой. Юля посмотрела в окно на машину такси и усмехнулась. Да, в городе проблемы со стоянками, поэтому вон тот внедорожник Егора больше некуда было приткнуть. Город, что поделаешь.
  
  Катя в расстроенных чувствах села в такси. Она молчала, смотря в окно, и даже адрес подтвердила кивком. Да, глупо, да, Юля права - надо меняться, но вот так сразу и резко было не комфортно. То есть умом девушка признала правильность чужих поступков и логики, но признать и поступить, как советовали - разные вещи.
  Неожиданно машина резко вильнула. Таксист выругался и пояснил:
  - Колесо спустило. Вы в порядке?
  - Да.
  - Сейчас вызову другую машину.
  - Хорошо.
  Таксист только вышел посмотреть, что с колесом, как рядом остановился черный внедорожник, и показался незнакомый парень.
  - Помочь?
  - Не надо, колесо спустилось черт знает с чего.
  - Да. Чего только на дороге не валяется.
  Таксист с парнем отошли чуть в сторону. Катя вышла из машины и осмотрелась. Почти центр, тут всего три остановки до дома, но привлекать внимание, объясняя свое желание уйти, не было. Что за черт, и пластинку не поставишь - она в пакете, а Катя несколько брезговала. То немногое, что хорошо вбили в медучилище - это любовь к стерильности. Мужчины продолжали свой крайне занимательный разговор о колесах, по-видимому, девушка мало что понимала в этом эмоциональном обмене мнениями. Запасную машину ей так и не вызвали. Что делать?
  Неожиданно открылась пассажирская дверь, и показался знакомый Юли, Егор.
  - Вот так встреча? Откуда если не секрет? Неужели столько времени общались с Юлей?
  - Да. Немного поболтали, - согласилась Катя.
  - Подвезти? - предложил Егор.
  - Спасибо, я подожду другую машину, не буду мешать.
  - Это глупости. Вы совершенно не помешаете. Позвоните Юле, если хотите.
  - Не вижу необходимости.
  - Как хотите, Лех, ты еще долго?
  - Иду, - отозвался парень.
  Потом что-то посоветовал и сел в машину.
  - До свидания, - попрощался Егор.
  И они уехали. Таксист посмотрел вслед отъехавшему внедорожнику и сказал:
  - Правильно сделала, девочка, не стоит с такими связываться. Спешишь?
  - Нет.
  - Тогда сейчас доделаю и отвезу.
  Пока он прикручивал гайки, Катя стояла рядом. Только сев на свое место таксист заметил:
  - Опасные знакомства.
  - В смысле?
  - Думаешь, просто так колесо спустило? Нет, они постарались.
  - Но как? - опешила девушка.
  - Меньше знаешь, лучше спишь. Я сорок лет за рулем и точно знаю, как оно бывает. Не повезло тебе с голоском, хотя, как посмотреть. Если с таким как этот свяжешься, то может и ничего будет, никого к тебе не подпустит, но и тебе спокойнее жить станет. Или есть кто?
  - Нет.
  - А чего так?
  - Ношу пластинку, она пережимает язык, голос меняется на нормальный.
  - Ах, вот оно как. А сегодня что так?
  - У подруги сняла, а обратно одевать не стала, все равно домой.
  - Это ты зря.
  - Теперь поняла.
  Таксист продолжил поучения, но девушку они не раздражали. Не было затаенной злости, или недовольства, или еще чего, чем любят делиться старики. Наоборот, таксист давал на редкость мудрые житейские советы.
  Доехали слишком быстро, на взгляд Кати. Расплатившись с таксистом, девушка поднялась домой и осмотрелась. Дом, родной дом, родное привычное одиночество. Сейчас, в этот самый момент, ей не хватало кого-то рядом. Любого человека, просто чтобы услышать чей-то голос, ощутить живое тепло.
  Бред, слишком много психологии, вот она и устала. Но, даже переодевшись и растянувшись на кровати, Катя все еще ощущала одиночество. И, смешно сказать, в этот момент не была против Егора рядом. Позвони он...
  Негромко рассмеявшись, Катя поднялась на ноги. Дура, просто дурра, он ей не понравился: слишком властный, слишком сильный - не ее полета птица. В квартире у Юли она банально растерялась, потом на дороге удивилась, а теперь, значит, была бы рада его компании. А почему именно его, а не водителя, как его Леша?
  Властность притягивает и привлекает как магнит. Сама по себе внешность у Егора обычная: среднего роста - повыше ее на голову, средней комплекции, темные волосы, темные глаза. К тому же бородка, не любила Катя мужчин с бородами, пусть Егору она и шла.
  Леша был интереснее: моложе, спортивнее, живее. Ан нет, ей подавать именно самого-самого. А что у такого любовницы чередом, так это мелочи. И что сама больше, чем на пару ночей рассчитывать не можешь, тоже. Слишком вы разные. Даже с ее голосом больше, чем статус постоянной любовницы, ей не светит. Достаточно пожила и видела, как любят одних, а женятся на других, таких, как ее клиентки в салоне, чьим главным достоинством являются родители. И как бы они не выглядели, и сколько бы лет им не было, будущая родня перевешивает достоинства любой красавицы с улицы и без связей.
  Катя зло посмотрела на себя в зеркало и нехотя растянула губы в улыбке. Все будет хорошо. И она даже знает, как этого добьется.
  Взяв телефон, Катя позвонила Юле и, рассказав о дорожном приключении, попросила у той по возможности узнать номер Алексея, водителя. Юля поохала, узнала подробности и пообещала достать нужный номер, подколов любовью с первого взгляда.
  Через десять минут пришла СМС-ка с номером и Катя, набравшись решимости, позвонила.
  - Алексей, привет это Катя, может, помнишь пробитое колесо. Не отвлекаю?
  - Нет, - растерянно отозвался он. - Конечно, помню, вас сложно забыть.
  - Ты мне льстишь, - рассмеялась девушка. - И не надо выкать, ощущаю себе лет на сто.
  - Да, ты что, как можно? Ты просто так звонишь?
  - Да, хотела познакомиться, если не против?
  - Я не против, - со странной интонацией отозвался Алексей. - И с удовольствием пообщаюсь, но дело в том, что я женат.
  - Ах, прости. Не обратила внимания, я немного растерялась, - с легким смешком отозвалась Катя. - Тогда не буду навязываться, не то чтобы я категорично общаюсь с холостыми, - снова рассмеялась она. - Просто не хочу вмешиваться в чужие отношения, почему-то жены начинают ревновать, услышав мой голос. Понимаю, по голосу складывается одна картинка, а вживую я совершенно другая, но в любом случае бывают недоразумения. В общем, прости за навязчивость.
  - Ничего, ты не навязчивая, мне приятно, что ты позвонила, просто сама понимаешь...
  - Да, да, конечно. Пока.
  - Секундочку, а ты откуда номер узнала, не скажешь?
  - А, элементарно, позвонила Юле, может, ты ее знаешь?
  - Знаю.
  - Вот у нее и попросила, она узнала. Откуда, к сожалению, не скажу. Или это важно?
  - Нет, я понял, Юлия могла узнать.
  - Ладно, всего хорошего.
  - Пока.
  Катя выключила телефон и истерически расхохоталась, а потом просто разрыдалась. Господи, она вела себя как дура, хихикая пол разговора. Сама таких терпеть не может, со стороны звучит жутко, а туда же. Она даже не спросила у Юльки, женат ли он, сразу кинулась, вот мой уровень, хочу, а тут такой облом. Вот дура...
  Накапав успокоительного, Катя приняла душ и завалилась спать. Хватит с нее общения, наобщалась выше крыши. Нет, ну дура...
  
  Леха отложил телефон и протер лоб. Вот так влип. Не узнать такой голос было просто невозможно, но он наивно подумал, что Катерина интересуется Егором Степановичем, а никак не им самим. Да, внешне она конечно миленькая, но голос улетный. А какой смех ... Леха облокотился на руки. Нет, он правильно сделал, что сразу отказался. Приятно, конечно, такая женщина. Надо сказать Егору Степановичу. Или промолчать? Нет, надо сказать, сразу же видно запал мужик, да и как раз по нему дамочка, подходит. Эх, опять переведут куда подальше, но если промолчать, то всплывет позже, будет еще хуже. Леха тогда еще не работал, но знал о загадочных смертях жен Егора и Николая. Может они и правда ни при чем - но чем черт не шутить, риск того не стоит...
  
  Юля ждала звонка от подруги, но вместо нее позвонила соскучившаяся сестра. Через час наобщавшись по самое не хочу, Юля поняла, захотела бы Катя, позвонила сама. Значит, не хочет, вместо этого копаясь в себе. Ее жизнь, и ей решать.
  Но, надо признать, решать недолго - охотничья стойка Егора буквально бросалась в глаза, а уж когда Юля ему позвонила. Сложно так с лету понять, что именно подумал мужчина, но что-то приятное для себя точно, да и телефон продиктовал без проблем, видимо ожидая интерес со стороны Кати, проявленный через третье лицо. Водитель наверняка получил четкие инструкции, как правильно расхваливать. Или нет, Егор мужик умный, он скорее сказал, о чем говорить не стоит ни под каким видом, а остальное на усмотрение сотрудника.
  Вот весело будет, когда ему расскажут, кто именно вызвал Катин интерес. Вероятность молчания водителя была минимальной, раз держат так близко, значит достаточно умный и преданный. В отличие от Кати, Юля уточнила, свободен ли Алексей и, услышав ответ, поняла точно, дружбы у них не выйдет.
  Ладно, посмотрим на развитие событий. Но вот любопытно, почему именно водитель? Почему не Егор? Да, старше, но и солидней, влиятельней, видно - состоявшийся человек. Но зная Катю, не сложно предположить, что она увидела и поняла, а так же, к каким пришла выводам. Скорее всего, что-то типа 'не пара, просто девочка на пару ночей', и голос тут не причем.
  В чем-то Катя весьма неглупый человек, но временами дура дурой, и слишком серьезно воспринимает услышанное в салоне. Понятное дело, работа накладывает отпечаток, но деление на элиту и холопов - не верно. Может, суть верна, а вот исполнение подкачало. Катя упорно считает, что на такой, как она, жениться может только ее круга человек, поэтому и попытки построить семью провалились. Умные мужики быстро понимали, стоит появиться кому-то лучше и Катя уйдет. Нет, не прыгнет в другую койку, погнавшись за богатством или статусом, а просто её уведут. По-хорошему или по-плохому - это уже другой вопрос. Так что изначально параметры поиска заданы неверно, вот и результат нулевой.
  Что касается глупостей из салона, то салон на то и салон - умное там есть, но еще найти требуется. Большая часть договорных браков мало что общего имеет со стереотипной картинкой. Чаще всего, люди просто сосуществуют рядом, а то и этого нет. И уж точно никакого существенного влияния такие жены на половин не оказывают, тесть или теща - да, играют роль, а жена редко, крайне редко, если судить по кругу Рината. Там, кто бы что себе не фантазировал, жена обычно просто так, элемент декора. И даже к красавицам, выбранным самостоятельно, лучше относятся и больше прислушиваются, но, конечно, далеко не всегда. Семья семье рознь.
  А Лютого жалко, Юля действительно собиралась познакомить его с Катей, они бы подошли друг другу, может не идеально, но достаточно хорошо. Теперь стравливать почти что друга с Егором глупо. Сначала придется дождаться итога, а там видно будет.
  Катя проснулась от звонка в дверь. Господи, кто мог прийти в такую рань? У нее же выходной, а еще и девяти нет.
  Посмотрев в глазок, девушка ругнулась - конечно, экономная консьержка уже выключила свет, чтоб ее.
  Распахнув дверь, Катя шокировано смотрела на облокотившегося о стену Егора.
  - Э...
  - Прости за ранний визит, что-то со спиной, даже разогнуться не могу. Не поможешь?
  - А...
  Да, с утра она соображала так себе, как, впрочем, и выглядела.
  - Заходи, а почему не в травмпункт?
  Егор медленно с явным трудом вошел в квартиру.
  Катя же пошла умываться и одеваться. Вот и халатик удачно оставила.
  Незваный гость обнаружился в зале.
  - Сам разденешься?
  Негромкий смешок.
  - Это будет последнее действие в моей жизни.
  Пришлось помогать: пальто, свитер. А у него красивое тело. По роду деятельности Катя видела немало тел, и таких почти не встречалось. Видно Егор не пренебрегал нагрузками, хотя Юля же говорила, что он охотник. Она вроде бы смеялась, что охота получается как марш-бросок по лесу ради полудохлого кролика.
  - Где болит?
  Катя провела по его спине, пробуя найти напряжение. Нашла - стон Егора подтвердил догадку.
  - Так, сейчас.
  Большое одеяло с кровати, помощь, чтобы лечь на пол, и уверенные сильные движения. Привычная работа: просто мышечный спазм, о чем девушка тут же и заявила.
  - Вчера неудачно повернулся, - отозвался Егор привычным голосом. Понятно, явно стало получше.
  Еще немного размять это место, потом пройтись по всей спине. Да, постоянное напряжение.
  - Ты слишком напряжен. Не только сейчас я вообще по жизни, попробуй относиться ко всему проще. Расслабься. У тебя замечательное тело, редко в таком возрасте встречается, но все мышцы постоянно напряжены. Это плохо и психологически и физиологически, мышцам нужен отдых.
  Катя закончила массаж.
  - Вот, пожалуй, и все. Походи на массаж курсом, как положено.
  Потом Катя сбежала мыть руки и ставить чайник. Заодно расчесалась. Так гораздо лучше.
  Гость смог одеться самостоятельно и прийти на кухню.
  - Завтрак? - предложила девушка.
  - Не откажусь. Теперь можно жить нормально.
  - Да, при таких болях остальное отступает. Побереги спину, чтобы не стало хуже.
  О чем еще говорить она не знала.
  - Учту. Ты где работаешь?
  - В салоне красоты, а что? - не поняла Катя.
  - Займись мной, а? - спросил он. - Для нормального эффекта нужно сколько сеансов, с десяток?
  - Желательно да. Но я этим не занимаюсь. Практикую антицелюллитные массажи.
  - Но со спиной вышло очень хорошо, - заметил Егор.
  - Егор, простите, не знаю как вас по отчеству.
  - Обойдемся без отчества. Я вас просто по имени называю и если не сложно предлагаю перейти на ты.
  Катя отрицательно покачала головой. Егор откинулся на спинку стула и задумчиво принялся рассматривать девушку.
  - Ты меня боишься, - сделал вывод он через пару секунд тишину.
  - Нет.
  - Точно?
  - Да.
  - Тогда почему не хочешь помочь?
  - Это нецелесообразно.
  - Хм... занятный довод, поясни?
  - Думаю, для вас не составит проблем найти массажиста.
  - И?
  - Я не хочу становиться вашей любовницей! - воскликнула Катя.
  - А я предлагал? - улыбнулся он.
  Девушка смутилась, потом налила себе чаю и спокойно попросила:
  - Покиньте мой дом, пожалуйста.
  - Даже так?
  - Именно.
  - А завтрака я не дождусь?
  - Думаю, с голода вы не умрете.
  - Это хамство, - с неприкрытой угрозой сообщил он.
  - Возможно.
  - Чем я тебе так не нравлюсь? - удивился Егор.
  - Статусом.
  - О, как. Это впервые на моей памяти.
  - Все бывает впервые.
  - Верно. У тебя очень красивый голос, - заметил он. - Но ты его скрываешь. Почему?
  - Перестала скрывать, и появились вы, не заметили?
  - Это плохо?
  - А разве нет?
  - Не понимаю.
  - Что именно? - удивилась Катя.
  - Почему ты так настроена против меня?
  - Что вы хотите от меня? - встречный вопрос.
  - Курс массажа.
  - Будете приезжать каждый день?
  - Хм... ты не хочешь поехать со мной? Неудобно будет мотаться сюда, - заметил Егор.
  - НЕТ.
  - Категорично. А если мы сойдемся в цене?
  - У меня своя жизнь, которую я не могу прервать на две недели, - примирительно сообщила Катя. - Сожалею...
  - Что настолько важного нельзя отложить? - перебил он.
  - Вы издеваетесь? - возмутилась Катя и, отвернувшись к холодильнику, принялась готовить завтрак.
  Омлет лучший вариант. Особенно с отдельно поджаренными гренками.
  Пока девушка суетилась у плиты, гость молчал, чем порядком нервировал. Поэтому тарелка опустилась на стол с грохотом. Получилось случайно, но извиняться в ответ на удивленно приподнятые брови Катя не стала.
  Ели в тишине. Только отставив посуду, Катя снова вернулась к прежней теме.
  - Я понимаю, Вы привыкли добиваться своего, но, думаю, Вам уже пора.
  - Довольно категорично. Катя, что я сделал тебе плохого?
  - Почему обязательно сделали, я просто не вижу смысла продолжать.
  - Почему? Ты так категорично настроена против. Я ни к чему тебя не принуждаю, ничего не требую, просто прошу помочь. Заодно отвлечешься: пара недель на природе, прекрасный отдых и смена обстановки.
  - Я планирую поехать в отпуск, - сообщила девушка.
  - Ты когда-нибудь видела настоящую тайгу? - тут же уточнил Егор. - Сейчас лес необычно красив.
  - Верю, но не хочу.
  - Ты боишься меня? Думаешь, наброшусь и изнасилую? - с усмешкой спросил он.
  - Нет, но...
  - Не понравится, уедешь в любой момент.
  - Я не могу, у меня работа, фонд.
  - С работой я могу помочь, а фонд какой?
  - Где я работаю волонтером.
  Только про фонд ему рассказывать не хватало.
  - Помочь?
  - Справлюсь сама, - возмутилась Катя. - И вообще, мне надо подумать!
  - Я не тороплю, но дня для раздумий хватит? Я поеду домой вечером.
  - Не знаю.
  - Просто на машине будет удобнее, чем автобусом или поездом. Своей машины у тебя нет.
  - Откуда вы знаете?
  - Ты вчера ехала на такси, - заметил Егор.
  - Да. Нет. Я позвоню.
  - Хорошо. Запиши мой номер.
  Катя принесла телефон, записала номер и набрала, чтобы высветился ее. Зачем? Дурь все это. Зато после гость спокойно собрался и ушел, на прощание спросив сколько должен. Катя категорично отказалась от денег и, только закрыв дверь, почувствовала себя в безопасности.
  А потом ринулась к телефону, ей нужно было посоветоваться.
  Юля отозвалась сразу и, выслушав сумбурный пересказ, задала основной вопрос.
  - Чего хочешь ты сама?
  - Не знаю.
  - Тогда и я не знаю, что советовать. Если ты готова хоть на полногтя рассмотреть Егора в качестве временного любовника - это одно, если, в принципе, нет - никуда не езжай.
  - Я не хочу...
  - Но обсуждаешь и думаешь, готовишь завтрак. Ты меня обманываешь или себя?
  - Себя, - усмехнулась Катя. - Я просто не знаю.
  - Нужно чтобы кто-то подтолкнул в спину? Я согласна. Иди. Развлечешься, отдохнешь, заведешь короткий роман с Егором и через две недели вернешься отдохнувшая и довольная обратно. Если вдруг что - звони. Выучи мой номер на всякий случай и звони, я помогу.
  - Спасибо.
  - Не за что.
  - Ладно, позвоню на работу, посмотрю, отпустят ли меня.
  - Неверная постановка вопроса - позвони и скажи, что надо, упомяни Егора. И как крайнее средство звони самому Егору - пусть поработает.
  Звонок на работу не обрадовал, ее не отпустили. Значит не судьба, обрадовалась Катя и позвонила Егору.
  - И снова добрый день, это Катя.
  - Я понял.
  - У меня не получится поехать, меня не отпускают на работе, - пожаловалась Катя негромко. - Поэтому извини, ничего не выйдет.
  - Где ты работаешь? Давай я займусь этим вопросом, если это единственное препятствие.
  - Единственное, но существенное. Если ты вмешаешься, меня точно уволят. Поэтому прости, но...
  - Катюша, давай я сам разберусь?
  - Хорошо. Салон 'Амели'
  - Ясно. Собирайся. Я заеду после шести, устроит?
  - Да.
  - До встречи.
  - Пока.
  Катя отложила телефон и задумалась, вот во что она решила ввязаться?
  Чтобы понять, что взять с собой снова пришлось звонить Юле. Та была не против подсказать. Полчаса переговоров, и подруга приехала лично, теперь уже собирали вдвоем. Тут Кате позвонили с работы, ее отпустили, благословили и пожелали всего наилучшего.
  А через десять минут позвонила Лена - второй массажист и обрадовала:
  - Тебя уволили.
  - ЧТО? Но как?
  - Вот так. Раз ты связалась с Гором, работа точно будет не нужна.
  - Не поняла?!
  - Ты с Гором?
  - Это кто?
  - Это сын Шамана.
  - Да? - поразилась Катя. - Не знаю. Юль, а Егор сын Шамана?
  - Младший, - невозмутимо отозвалась Юля. - А что?
  - Он сын Шамана?! - Катя была в ступоре, так что, не сопротивляясь, отдала телефон.
  - Добрый день, это Юля, подруга Кати, а Вы? Да, приятно познакомится. Значит Катя почти безработная? А кто принял это решение? Ясно. Вы там ненавязчиво намекните, если что с отсылками на меня, дескать, Шаман не оценит такое отношение, не говоря уже о Горе. Да, да... да, я в курсе, кто владелица, но и вы прекрасно понимаете - ее муж, в случае чего, будет подпрыгивать по команде Егора. И любимое хобби - маленький салон - запросто поменяет владельца. И не только? Думаете, не услышат? Да, бывает. Тогда не забивайте голову. Катя вернется, и посмотрим, что выйдет, если нужно - разберемся. Будет нужно? Значит, я подумаю. Да, понимаю. Да, обязательно. Запишите мой телефон. Именно. До свидания.
  Юля отложила телефон в сторону и сообщила:
  - Не паникуй, сейчас это просто эмоции. Пока никто тебя не увольнял, просто стали искать второго массажиста, но странное дело: число желающих работать в таком гадюшнике не велико. А как приедешь, будет видна расстановка сил.
  - Я просто в шоке.
  - Ничего, бывает, не обращай внимания. Значит, мы почти все собрали. Мне, единственно, не нравится этот страшный халатик и твоя пижама. Давай поприличней посмотрим?
  - Эти еще ничего, я никого там не планирую соблазнять! - возмутилась Катя.
  - Вот и замечательно. Катя, закон подлости: ты идешь в туалет в этом халате и встречаешь толпу народа. А когда у тебя будет новое очаровательное нечто, никого не встретишь. Верно?
  Катя рассмеялась.
  - Точно.
  - Пошли за халатиком.
  Покупка халата, ночной рубашки и нового крема заняли три часа. Потом в гости к Кате приехала мама и Юля попрощалась, отправившись на работу.
  
  Юля.
  Юля вышла на улицу и достала телефон. Егор отозвался сразу.
  - Да?
  - Это Юля. Обидишь Катю, и ты - труп, - пообещала она.
  - Даже так? И что сделаешь?
  - Егор, мне должны несколько одолжений серьезные люди уровня твоего отца, и он, кстати, тоже. Чисто для информации сообщаю.
  - Что надо? - жестко спросил Егор.
  - Сейчас ничего. Знаешь, у вас с Катей может сложиться, а я желаю ей счастья, просто предупреждаю, на всякий случай. И еще, не перегибай палку, а то сломать можно: если захочет уехать - отпусти.
  - С чего бы это?
  - Она подумает и вернется. Катя из тех людей, которые могут уйти, хлопнув дверью, но через пять минут проскользнуть обратно. Не стой на пути, и все будет хорошо.
  - А как же Лютый?
  - Найду другую. Вы уже знакомы, не то что бы я верила в судьбу, но вчера Лютый не смог даже на звонок ответить. Посмотрим, что выйдет у тебя.
  - Надо понимать, это твое благословение? - усмехнулся он.
  - Именно. Удачи. И еще с тобой водитель не говорил?
  - Об интересе Кати? Знаю, и что? - снова сталь в голосе, Юлька усмехнулась.
  Уже воспринимает ее своей, ревнует и четко показывает границы допустимого, запал по самое некуда. Но так ему и надо, сначала он будет держать ее, охраняя от всех и каждого, а потом она станет настолько нужной, что никуда не уйдет.
  - Ничего, - отозвалась девушка. - Уточняю обстановку. И, наверное, последний совет - держи ее подальше от брата.
  - Колька не полезет, - голос не просто стальной, а с алмазными вставками.
  - Потом - может быть, но сейчас она будет восприниматься им как просто занятная игрушка.
  Звук похожий на скрежет зубами: достала, до печенок достала. Юля улыбнулась. Все, рыба проглотила не только наживку, но и удочку с рукой рыбака.
  - Спасибо.
  - Не за что. Удачи.
  Юля шла по улице и улыбалась. Она точно знала, что между братьями прекрасные отношения, и Николай ни под каким видом не будет претендовать на Катю, раз она вызвала интерес Егора. Но реакция Гора была доказательством ценности и неуверенности. А главное стимулом - одно дело быть самым крупным хищником в округе, и другое, когда рядом стая еще таких же бродит. Причем свободно бродит.
  Следующий звонок Шаману. Тот даже если и удивился, никак этого не показал. Выслушав рассказ о Кате, собеседник спросил только одно:
  - Что ты хочешь от меня?
  - Ничего сложного. Съездите, посмотрите сами, вдруг я ошиблась.
  - И?
  - Захватите с собой Николая.
  - Зачем?
  - Конкуренция.
  - Они не будут конкурировать, - сказал, как отрезал.
  - Да, хорошее воспитание, но я и не предлагаю ничего подобного. Это просто осознание факта, что в округе не один крупный хищник. Уссурийский тигры не мешают друг другу, но наличие условных соперников не дает расслабиться, не так ли?
   - Ты права, наличие хищников - это фактор. Посмотрим. Что ты хочешь?
  - Пока ничего. Потом, если все выйдет, я хочу сходить с вами на охоту.
  - Зачем?
  - Получить подтверждение своим предположениям.
  - Посмотрим.
  - Посмотрим, - согласилась Юля.
  Все, свое дело она сделала.
  
  Катя.
  Мама поддержала идею смены обстановки, дала совет внимательнее смотреть по сторонам: пусть не сын Шамана, но наверняка там будут интересные мужчины. Катя пообещала. Потом она долго думала, надевать пластинку или нет? Учитывая, что общалась с Егором только нормальным голосом, смысла уже нет, да и с ним проблем должно стать меньше.
  К тому же, кто знает, а вдруг повезет?
  Машина приехала без пятнадцати шесть. Егор поднялся сам, познакомился с мамой, взял сумки и сказал, что будет ждать внизу. Мама обняла и пообещала присмотреть за квартирой.
  Катя медленно с необъяснимым смущением спустилась вниз. Как будто в ЗАГС собирается, честное слово. Да, она, скорее всего, поедет одна в машине сопровождения, как верно заметила сегодня Юля.
  Но, как оказалось, ехала Катя с Егором, причем вдвоем - он сам был за рулем.
  - А где Алексей? - удивилась девушка.
  - Во второй машине. Иваныч неудачно упал и потянул руку.
  - Что-то серьезное?
  - Растяжение. Но за рулем несколько часов не выдержит.
  О том, что во второй машине едут еще пара человек, Егор умолчал.
  - Понятно. А ехать долго?
  - Часов пять - шесть.
  - Сколько? - поразилась Катя, такого она никак не предполагала.
  - Много?
  - Просто не ожидала. Ничего, что я говорю?
  - Ничего.
  - От дороги не отвлекаю?
  Он бы предпочел отвлечься иначе, но был согласен и на такой вариант.
  - Нет. Звонила Юля с угрозами.
  - ЧТО?
  - Именно.
  - И что она сказала?
  - Обидишь, убью.
  - Она не такая, - принялась защищать подругу Катя, правда в полсилы.
  - Такая, но, полагаю, до подобных крайностей не дойдет, - хмыкнул Егор. - Рад, что ты не передумала.
  - Если решила, то смысл поворачивать обратно?
  - Резонно.
  Как-то незаметно они проговорили все полчаса, пока выбирались из города. Дальше машина поехала быстрее и увереннее, Егор признался, что теперь не может запруженный город, в отличие от родного, похожего на большую деревню, поэтому и ездит с водителем. Зато на трассе, при возможности разогнаться, чувствовал себя намного свободнее.
  Потом на полпути Катя вообще пересела на переднее сидение, и общение продолжилось. Они не обсуждали ничего серьезного, так жизнь: Катя рассказывала о работе, фонде и семье, Егор - о своей, он гордился сыновьями, и тайге. Ее мужчина воспринимал как живую.
  
  Во второй машине атмосфера была тоже ничего, хотя поначалу мужики не оценили, когда начальник обрадовал совместной поездкой. Потом Леха рассказал про звонок, о Екатерине они знали, и всем все стало понятно.
  Немного пошутив на тему быстрого карьерного роста туда и обратно, все утихомирились. Тут, как раз, выехали на трассу и перестали плестись. А затем Иванычу, которому было уже под шестьдесят, единственному, кто лично хорошо был знаком с Шаманом, Шаман и позвонил. Остальные притихли. Разговор обо всем, а потом вопрос, от которого Иваныч застыл и, пожав плечами, начал рассказывать о интересе Катерины к Лехе. Леха побледнел: сталкиваться с Шаманом он не рвался совершенно, как и случайно заблудиться в трех соснах, насмерть. Потом разговор заканчился и Иваныч с заметным облегчением убрал телефон.
  - Не паникуй. Шаман просто предложил тебе перебраться или к нему, или к Николаю.
  - Обязательно?
  - Да. Сам посуди, даже если она просто забудет, то Гор может на всякий случай... отправить тебя подальше. У нас все на виду. Оно тебе надо?
  - А там?
  - А там устроишься на новом месте, и все будет нормально. Если останешься - кто знает. Решай, и быстро.
  - Ладно. Уеду.
  - Правильно.
  Дальше атмосфера была уже мрачной.
  
  Они приехали почти в полночь. Машина остановилась около какого-то здания на въезде в город и Егор с извинением сказал:
  - Мне надо показаться на глаза.
  - Ничего.
  - Я быстро.
  Катя посидела пару минут, но потом не выдержала и тоже вышла, ноги размять. Машина конечно удобная, но за столько часов насиделась. Потом, подумав, достала телефон и набрала маме и Юле СМСку 'Добралась'.
  Юля ответила мигом: 'Зажги там!'. Катя рассмеялась, как у нее просто.
  - Девушка, вы меня ждете?
  Судя по пропитому голосу и внешнему виду ждала его тюрьма и давно.
  - Не вас, - отозвалась Катя и мысленно застонала.
  - Точно меня, - обрадовался тип. - Какой голосок, как стонать будешь!
  Катю аж передернуло.
  - Иди сюда, не ломайся.
  Катя промолчала. Она не понимала, где Егор и его люди. Впервые за долгое время ей стало очень страшно: одна, ночь, она непонятно где.
  Катя мигом достала телефон и набрала Егора. Тип тут же оказался рядом.
  - Отпустите, - завизжала Катя.
  - Молох, мать твою, - заорал Егор где-то рядом.
  Катю тут же поставили на ноги. Рядом оказался Егор, и девушка прижалась к нему. Она не вслушивалась в матерный разговор Егора с типом, которого мигом кто-то увел, и начала приходить в себя только поняв, что её обняли и гладят по спине:
  - Все в порядке, тихо, все хорошо. Ты в безопасности.
  - Не уверена, - шепотом сказала Катя.
  - Ты точно в безопасности, клянусь.
  - А этот?
  - Больше не появится.
  - Хорошо.
  - Поехали домой.
  - Домой?
  - Да. В гостинице ты не останешься, - с легким недовольством сказал Егор.
  - Спасибо.
  - Не за что.
  Через десять минут они оказались около большого деревянного дома, Катя даже опешила от такой красоты, и как-то естественно испуг прошел. Именно дом, а не успокаивающие слова Егора, сыграл свою роль.
  - Как красиво.
  - Да, мне тоже нравится. Пойдем.
  - Не злись, все нормально, - неожиданно сказала девушка.
  - Не буду, - пообещал Егор.
  Дома была тишина, относительная. Через пару минут после прихода в гостиную вошли два мальчишки лет десяти и принялись изучать Катю. Ей стало немного неуютно под такими взглядами.
  - Пап привет.
  - Привет.
  - Привет, не спите? - улыбнулся Егор. - Это Катя, она у нас пока погостит. Катя, знакомься: Денис и Игнат.
  - Приятно познакомится, - улыбнулась девушка.
  - Клевый голос, - сказал Игнат.
  - Да, мне говорили.
  - Завтра поговорите, - прервал напряжение Егор. - Пошли, покажу твою комнату. Утром я обычно в офисе, как проснешься - позвони, парни учатся.
  - А массаж?
  - Вечером. Завтра решим.
  - Хорошо.
  - Есть или пить будешь?
  - Да, чай. Можно?
  - Можно. Кухня на первом этаже, здесь.
  Катя посмотрела, как Егор включает чайник, достает кружку и бросает какую-то траву. Через несколько секунд чайник вскипает.
  - Пошли. Пока заварится, пока остынет, попозже выпьешь.
  Упоминать, что она хотела просто зеленого чая, Катя не решилась.
  Ее комната оказалась на втором этаже, уютная и удобная. Все было, но ничего лишнего и захламляющего. Егор рассказывал и показывал, потом, узнав все ли в порядке, попрощался.
  Катя подала голос.
  - А ты где? Если вдруг что?
  - В другом крыле.
  Длинный коридор, широкое пространство у лестницы и такой же длинный коридор, заканчивающийся окном во всю стену. Четыре двери, как и с той стороны.
  - Это Игната, это Дениса, это моя.
  - Понятно. Спокойной ночи.
  - Спокойной.
  Катя пришла в свою комнату, убедилась, что замок на ней есть, и, вытащив самое необходимое, пошла в душ. Через двадцать минут девушка вернулась в спальню, выпила неожиданно вкусный травяной чай и заснула.
  
  Егор спустился вниз. Сыновья, как обычно, сидели в кабинете, ждали.
  - Что натворили?
  - Ничего, - отозвался Денис. - Кто она?
  - Надеюсь, станет моей женой.
  - Она знает? - правильный вопрос.
  - Нет, и вы не говорите.
  - Ладно, - согласился Денис.
  - А наше мнение учтешь? - спросил Игнат.
  - Да. Она пробудет здесь две недели, будет делать мне массаж. Познакомьтесь, а потом скажите, что думаете.
  - А ты уже решил?
  - Она моя. Но если вас не устроит, буду думать. Надеюсь, не придется усложнять, - сказал Егор.
  - Посмотрим, - отозвался Денис. - Голос, правда, клевый.
  - Точно, но она его стесняется, - сообщил Егор.
  - А чего? - не понял Денис.
  - Липнут к ней всякие уроды, - с прорвавшимся раздражением отозвался Егор. - Ладно, мне пора, нужно разобраться с делами.
  - Молох? - спросил Игнат.
  - С чего? - поразился Егор.
  - Видел сегодня, он все, не жилец, - сказал старший сын.
  Егор развернулся и пристально посмотрел в глаза:
  - Ты как?
  - Паршиво.
  - Дождитесь меня, постараюсь быстро. Как все не вовремя.
  Егор вышел из дома и направился к машине. Пробуждение дара у сына наступило ну совершенно не к стати. А еще Молох...
  О том, что Молоха не любили все, Егор прекрасно знал, но пока тот был полезен, закрывал глаза на отношение остальных. Но, увидев кричащую от страха Катю в руках Молоха, буквально озверел. Каких трудов ему стоило удержать себя в руках, никто не поймет. Только мысль, что так напугает Катю сильнее, удержала от убийства на месте. Но ничего, теперь разберется.
  
  Катя не поняла, от чего проснулась. Она испытывала странное смутное беспокойство: что-то не так, не в порядке. Осмотрелась, взглянула на часы - два ночи, спать легла час назад. Так в чем дело? Несколько минут полежав, она решила спуститься и выпить еще чаю. Просто новое место, новая обстановка, нервы, да мало ли что?
  На лестнице ей стало еще неприятнее. Что за черт? Ничего страшного: да, полумрак, но от уличных фонарей достаточно света. На первом этажа сердце заколотилось еще сильнее. Страха, как такового, не было, просто подспудное ощущение неправильности.
  - Паранойя, - сказала Катя, и мигом стало легче. - У меня паранойя.
  - Это Игнат, - раздалось рядом.
  Катя подпрыгнула. Денис, сын Егора.
  - Что Игнат? А вы почему не спите? - удилась она.
  - Говори, - раздался голос Игната. - Пожалуйста, говори.
  - Хорошо, давай поговорим. Я хотела выпить еще чаю, а то как-то не по себе. Новая кровать, новое место - знаете, как бывает. Впрочем, вы, наверное, отнеслись бы к этому как к приключению, но я уже старовата стала. А где ваш отец?
  - Скоро приедет, - отозвался Денис. - Я принесу чай.
  Катя вошла в гостиную и в отсветах догорающих углей в камине смогла рассмотреть Игната. Тот сидел бледный, а руки мелко подрагивали.
  - Что с тобой? Ты как?
  - Нормально. Это пройдет. Просто ночь такая.
  - Поэтому ждешь Егора? Это точно нормально? Такое уже было?
  - Да.
  - Хорошо, давай посмотрю.
  И Катя принялась разминать сведенные судорогой руки. Мышцы были деревянными.
  - И как тебя угораздило? - удивилась Катя. - Больно?
  - Нееет... - хриплый выдох.
  - Точно, ты в порядке?
  Рука на лоб, и Игнат неожиданно упирается головой. Катя чуть не упала, но тут же села удобнее.
  - Тихо, все хорошо. Вот придет ваш отец, я ему все выскажу, как по любовницам шляться, когда дома дети.
  - Он не у любовницы, - сказал появившийся Денис и поставил кружку с чаем.
  Запах был другим.
  - А это точно тот же чай? Как-то он пахнет иначе? Нет, я в тебе не сомневаюсь, просто сама в травах не разбираюсь совершенно. Хотя говорят, бабушка по линии матери была травницей, представляете?
  - Да? - удивился Денис. - И где она жила?
  Катя принялась рассказывать все, что знала о бабушке Полине, при этом продолжая разминать руки Игнату. Сам он сидел рядом, согнувшись, и упирался ей в плечо лбом. Тяжелое хриплое дыхание весьма нервировало Катю.
  Она рассказала о бабушке, потом о маме, потом о папе, потом о Юльке, потом не выдержала и позвонила Егору, но телефон оказался вне зоны действия сети. Когда Катя поняла, что хочет в туалет, она извинилась, и осторожно отодвинув дрожащего Игната, поднялась наверх.
  Стремительно переодеваясь, она набрала номер Юльки. Звонить в четыре утра, конечно, зверство, но иначе никак. Парни упорно отказывались называть номера деда и дяди, говоря, что все, как и должно быть, и отец скоро появится.
  - Привет.
  - Катя? - мгновенно бодрый голос. - Что случилось?
  - Ты не знаешь, как позвонить Шаману? Егор куда-то пропал, телефон не отвечает, а Игнат сидит и трясется как в припадке. Они ничего не говорят, вроде как все нормально, скоро вернется отец.
  - Стоп еще раз?!
  - Я проснулась ночью, не по себе было. Спустилась вниз, а там сидят сыновья Егора. С Игнатом что-то не то, он то трясется, как в лихорадке, то судороги скручивают руки. Я не знаю, что делать? Они говорят, никакая помощь не нужна, все нормально. И ЕГОР ПРОПАЛ, ЧТОБ ОН СДОХ! ТЕЛЕФОН ОТКЛЮЧЕН, ЧТО ДЕЛАТЬ НЕ ЗНАЮ.
  - Не ори. Иди к детям, я сейчас все организую. Без паники, найдут Егора и притащат, где бы он ни был.
  - Спасибо.
  Когда Катя спустилась по лестнице, Игната всего трясло.
  - Может в больницу?
  - Не надо. Говори, пожалуйста.
  
  Юля ошалело потрясла головой и выглянула в окно. Полнолуние на них так влияет? Телефон Шамана был недоступен, хорошо так может быть. Звонок его помощнику принес неутешительную информацию, что до утра начальника не будет, ушел по своим шаманским делам. Звонок Николаю - тот просто не ответил. Звонок подручному Николая, наконец-то принёс результат.
  - Где твой шеф?
  - Дома, наверное, а что?
  - Он мне срочно нужен.
  - Сейчас не стоит, - осторожный ответ.
  - Речь о его брате и племяннике. Точно не стоит?
  - Две минуты.
  Телефон действительно зазвонил через две минуты. Николай.
  - ЧТО?
  - Там сейчас Катя, она в панике, что-то с Игнатом: его трясет как в лихорадке, мышцы сводят. Катя сидит с ними всю ночь. Они говорят, что все в норме, Егор ушел по делам, и до сих пор его нет. Где этот идиот, который твой брат? До Шамана не дозвониться.
  - Отец всегда уходит, это норма. Телефон Кати?
  Юля продиктовала и добавила:
  - Она думает Егор у любовницы.
  - Какие бабские глупости, но спасибо.
  Странный низкий, даже вибрирующий голос, Юля такого еще не слышала. Интересно. Она допускала, что слухи о возможностях Шамана имеют под собой объяснение, но одно дело предполагать, а другое знать.
  
  Катя рассказывала ребятам о работе, как зазвонил ее телефон:
  -Да?
  - Катя? Это Николай, брат Егора, можно трубку Денису?
  - Можно, но Игнат...
  - Денису...
  Катя протянула телефон. Денис взял трубку и стал рассказывать. Второй раз, сильнее чем обычно. Симптомы? Катя, ее голос, бабушка травница, отсутствие отца - тот где-то рядом, но непонятно.
  Потом Денис вернул телефон Кате.
  - Да?
  - Бери машину, внедорожник, детей, и выезжайте из города - они покажут куда. Я скоро буду. С Егором что-то случилось, но он жив. Найдите его.
  - Но я плохой водитель...
  - Ничего, езжайте. Сейчас!
  Катя закрыла телефон и поднялась. Потом тряхнула головой:
  - Мы поедем, но в больницу.
  - О, как! - восхищенно присвистнул Денис. - Круто ты!
  - А ты как думал. Пошли?
  - За отцом, - прохрипел Игнат и снова прижался к Кате.
  Та утешающее погладила его по голове:
  - Ты как?
  - Ничего, днем пройдет.
  - И часто такое бывает?
  - Нет, всего три раза.
  - То есть третий? И часто повторяется? Нужно просто подобрать лечение, - решила девушка.
  Парни рассмеялись, и Денис пояснил:
  - Повторяется трижды, как растем. У Игната сейчас второй раз.
  - И где только ваш отец, я, правда, плохой водитель.
  - Ничего.
  В гараже, стоящем чуть поодаль, было две машины: обычный джип и что-то переделанное с большими колесами, какой-то трубой выступающей над крышей и, как будто, чугунной мордой. Денис принес ключи от одной из них, естественно от монстрообразной.
  - Неа, - заявила Катя решительно. - На такой не поеду.
  - Ее вести проще, - заявил Денис.
  - Давай, а? - Игнат тяжело дышал.
  Эти триста метров дались ему с огромным трудом.
  - Хорошо, - решила Катя. - Едем в больницу. Дорогу знаете?
  - Да.
  Дальше было самое интересное: забраться в монстра - с этим она справилась сама. Рядом с помощью брата сел Игнат, а потом забрался Денис. Денис посмотрел на Катю и пересел назад, и оттуда помогал выполнить следующие шаги: найти замок зажигания, завести монстра, найти включение фар и с третей попытки тронутся с места. Когда Денис открыл ворота, Катя не поняла, но сейчас искренне радовалась, о чем и сказала.
  Машина вела себя безобразно: она легко реагировала на педали и хуже на руль. Но самым слабым звеном оказался водитель - Катя. По дороге они что-то зацепили, но Денис махнул на это рукой.
  - Ничего, скажем, это мы сломали.
  - Все сломали? По пути в больницу. А кстати куда ехать?
  - Кать, расслабься, ты слишком напряжена. Все будет хорошо.
  И тут машину занесло в кювет, где она и заглохла.
  - Всё хорошо, заводи.
  - Может, мы нормального водителя найдем?
  - Сейчас найдем, - пообещал Денис.
  Как ни странно, но монстр спокойно выбрался на дорогу. И дальше Катя ехала, следуя указаниям Дениса. Игнат положил руку ей на плечо, то ли поддерживая, то ли держась сам.
  А потом вдруг неожиданно скомандовал:
  - Поворачивай.
  - Куда? Здесь нет дороги.
  - Так короче, - пояснил Денис.
  - Вы развлекаетесь за мой счет, да?
  - Есть немного, а что заметно?
  - Да, немного, - парировала Катя.
  Но машина, подпрыгивая на ухабах, ехала куда-то по полю. Повороты, низины, хорошо хоть деревьев было мало. Как они до сих пор не застряли, Катя не понимала.
  - Надо было ехать по дроге. А чем воняет? Тут завод есть?
  - Нет, - напряженно отозвался Денис. - Нету.
  Очередной холмик и дорога, как же Катя ей обрадовалась!
  - Направо, - Денис.
  - Налево, - Игнат.
  - Куда едем?
  - Налево, - подтвердил Денис.
  - Точно? Вы решили повторить подвиг Сусанина? Не стоит.
  Катя повернула, машина подпрыгнула, и нога слетала с педали - они снова заглохли. Катя завела двигатель и медленно поползла дальше. Вдруг справа оказался остов машины, еще дымящийся.
  - Что случилось? - забеспокоилась девушка.
  - Не знаю, - отозвался Денис.
  - А мы точно туда едем?
  - Да, - отрезал Игнат. - ТОРМОЗИ!
  Катя затормозила так резко, что всех выбросило вперед.
  - ИГНАТ!
  - Здесь.
  - Здесь больница? - не поверила Катя.
  - Здесь отец, - пояснил Денис, выпрыгивая из машины. - ПАП!
  Катя тоже вышла и скомандовала:
  - Игнат ты остаешься. Почему мы без фонарика? И без подкрепления? Где его охрана? ЕГОР, ТЫ ГДЕ? ИДИОТ?!
  Игнат в машине засмеялся:
  - На это он точно отзовется.
  И тут послышался какой-то звук.
  Денис тут же ломанулся туда, Катя медленнее пошла следом:
  - Денис, не убегай. Мы без фонарика и даже без оружия.
  - КАТЯ! - крик Дениса.
  - Я тут.
  Тут она поняла, что Денис нашел отца, и желание кричать мигом пропало. Егор лежал весь бледный, в крови и с трудом, с хрипами дышал. Он пытался что-то сказать, но Катя не дала.
  - Тихо. Егор, ты идиот, ты знаешь? Что ты тут полез делать ночью? Картошку воровать? Почему один? Не шевелись. Денис, помоги, я училась оказывать первую помощь. И вообще, как ты так смог? Это просто немыслимо!
  Катя что-то говорила, чтобы не было так страшно, а руки работали, снять вещи, осмотреть раны, прижать ткань, чтобы уменьшить ранение.
  - Катя, звони, - прохрипел рядом Игнат. - У тебя телефон должен работать.
  - Ты как? - хрипло с кровью выдохнул Егор.
  - Лучше тебя, - проскрипел Игнат, пробуя рассмеяться.
  Катя судорожно доставала телефон.
  - Номер?
  Денис мигом продиктовал и, вообще взяв трубку, рассказал куда приехать. Катя говорила, что-то требовала, чтобы Егор не умирал, отвлекалась на Игната. И тут неожиданно рядом оказалась скорая.
  Мигом появилась масса народа. Егора уложили на носилки и унесли в машину скорой помощи. Серьезная врачиха лет шестидесяти заверила:
  - Раз жив, остальное подлатаем.
  - Посмотрите Игната, - тут же влезла Катя, успокоившись насчет Егора. - Ему плохо.
  - Симптомы?
  - Это наше, природное, - отмахнулся Денис. - Днем пройдет.
  - Но все равно посмотрите, чтобы мне было спокойнее, - пояснила мальчишкам Катя.
  - Приезжаете в больницу, а то задерживаем скорую.
  - Точно, езжайте, мы сейчас.
  Обратная дорога почти не запомнилась. Теперь за рулем сидел как-то мужчина, и машина прилетела к больнице моментально.
  Туда Катя пошла с Игнатом, отказывающимся от помощи, но, несмотря на сопротивление, ребенка осмотрел врач. Они как раз обсуждали с Катей результаты, как началось непонятное шевеление.
  - Где все? - В кабинет ввалился смутно похожий на Егора мужчина. - Игнат?
  Он тут же сел рядом и, взяв руки Игната, приложил к своим вискам:
  - Все в порядке?
  - Да, Катя помогла.
  Девушка села рядом:
  - Игнату нужна помощь, а я не знала, что делать, и Егор пропал. Он просто идиот. Зачем нужно было ехать куда-то глубокой ночью, да еще и одному?
  - Чтобы убить кого-то, - пояснил брат Егора.
  - Точно идиот, его посадят.
  - Нет, давай обсудим другую тему. Ты кто?
  - Катя.
  - Она наша, - негромко сказал Игнат.
  Катя поморщилась - как наждаком по стеклу.
  - Молчи, нужен леденец от горла. Я сейчас, не обижайте ребенка.
  - Не буду, - пообещал он.
  Катя вышла в коридор и поймала медсестру, миловидную блондинку лет тридцати с профессионально серьезным выражением лица.
  - А где Денис? - вырвалось у Кати, и только потом она сообразила, что его могли не знать.
  - У отца, - отозвалась та.
  Катя удивилась отзывчивости.
  - К нему уже можно?
  - Да, пули достали.
  - Хорошо, а леденец для горла можно?
  - Да, сейчас.
  Медсестра принесла пластинку леденцов.
  - Спасибо, - Катя мигом пошла обратно.
  Игнат по-прежнему сидел рядом с Игнатом.
  - Держи.
  Ее руку перехватил мужчина:
  - Не надо, будет мешать.
  - А... ладно. Егора прооперировали, Денис у него.
  - Пойдемте, навестим, - решил мужчина.
  Он помог подняться Игнату. Катя обошла с другой стороны и взяла за свободную руку:
  - Это точно нормально? Судороги прошли?
  - Да, - отозвался Игнат.
  Недлинный коридор, и только теперь Катя заметила, что местная больница была весьма приличной. Не новый, но чистый качественный ремонт, новая, в том смысле, что не советского времени мебель.
  Реанимационная тоже была на высоком уровне. Катя удивленно посмотрела на оборудование: в больницах, где она проходила практику, ничего подобного не было. Если ремонт еще можно объяснить, то такое оборудование уже сложнее.
  Егор лежал с капельницей в руке и слушал Дениса, сидящего рядом. Заметив вошедших, Денис тут же подскочил:
  - Ты как? - вопрос к брату.
  - Норма.
  - Если это норма, то как выглядит не норма? - поразилась Катя.
  Игнат сел на место Дениса и положил руку на кисть Егора. Девушка подошла и села с другой стороны:
  - Ты как, герой?
  Егор ответил что-то одними губами.
  - Норма. - Тут же перевёл Денис.
  - То есть весь синий с ранами в больнице - это нормально? - поразилась она.
  Все, кроме Егора, рассмеялись.
  - Тебе нужно спать, - через пару минут сказала девушка. - Не будем мешать.
  - Остаемся, - тут же сообщил брат Егора. - Так надо, - пояснил он.
  - И кому станет лучше? - не поняла Катя.
  - Всем: и Игнату, и Егору. Остаемся.
  - Не надо командовать, - Катя тряхнула головой и повысила голос, но спохватилась. - Ой, простите, чего я кричу?!
  - Хм... - брат Егора удивился, а потом сказал. - А вам повезло.
  - Точно, - согласился Денис.
  - Ладно, оставайтесь, пойду поищу кружку кофе. Кто-нибудь будет?
  - Не надо кофе, - сказал Денис. - Я чай принесу.
  - Но...
  Поздно, убежал. Катя повернулась к брату Егора и все-таки спросила:
  - Как вас зовут?
  - О! Даже так? Николай.
  Игнат рассмеялся.
  Катя смутилась, хотя почему, не ясно. Тут вернулся Денис с кружками на подносе.
  - Вот, заварил. Угощайтесь.
  Девушка потянулась к ближайшей, но ее руку перехватил Николай и подал другую кружку.
  - Это выборочные чаи, что ли? А если мне тот по запаху больше нравится?
  - Кать, этот, правда, для тебя.
  - Ладно, уговорили.
  Девушка сидела, обняв кружку, и молчала. Что делать дальше, она так и не поняла. Неожиданно к ней обратился Денис.
  - Расскажи что-нибудь, ты про учебу не договорила, и про бабушку Полину они не слышали.
  - Как радио буду вещать до утра? - рассмеялась Катя устало. - Хорошо. С учебой самое простое.
  И Катя снова принялась рассказывать. Она посматривала на Егора, ожидая, когда тот заснет, но стоило чуть замолчать, как раненый открывал глаза и смотрел на нее. На вопрос Кати о сне, отозвался Николай, заявив, что сейчас восстановление идет быстрее.
  Постепенно Катя принялась не только говорить, но и задавать вопросы. Нехотя, но Денис и Николай стали отвечать. Вопреки опасениям девушки Игнату стало лучше, точнее не хуже в компании родни. Разговоры не умолкали, пару раз заглядывал персонал, проведать состояние больного, уходил Денис, чтобы вернуться с очередным чаем, и беседа продолжалась.
  Уже утром, с рассветом в палату вошла еще толпа: седовласый старик и пара подростков. Им представили Катю, ей их - Шаман, в смысле Степан Бахтиярович, и сыновья Николая, Илья и Сергей. Когда вся эта толпа оказалась рядом, Катя ощутила себя некомфортно, хотя на нее особого внимания не обращали. Шаман, как и Николай парой часов раньше, смотрел в глаза Игнату, а парни что-то эмоционально обсуждали.
  Катя оказалась чуть в стороне и подумала, что пора уходить. Осуществить план не удалось, ее тут же схватил за руку Егор и что-то сказал одними губами. Что? Кто знает, но не Катя точно. К счастью, Николай перевел:
  - Не уходи. Сейчас дети успокоятся, и ты будешь нужна тут.
  Через пару минут Николай отошел к Шаману и Игнату, Егор прикрыл глаза, а парни встали около Егора и взявшись за руки, что-то пропели. Не то 'ОММММММ', не то 'ЕММММ'. Сзади громыхнуло и что-то посыпалось. Катя взвизгнула и упала на Егора, не удержавшись. По ее рукам прошла судорога.
  - Вы думать не пробовали? - раздался низкий тягучий голос.
  Катя повернулась, рядом стоял недовольный Шаман, парни выглядели смущенными. Пахло горелой проводкой.
  - Можно отодвинуться, - хмыкнул Николай, обращаясь к Кате. - Опасности нет.
  - Я....
  Она не знала, как сказать, что просто неудачно повернулась, а не закрывала Егора собой. Шаман тем временем жестами показал на выход, и парни, за исключением Игната, нехотя поплелись за ним.
  - Что это было? - почти без интереса спросила девушка.
  - Благие намерения, - пояснил Николай, рассматривая аппаратуру. - Егор, придется покупать снова. Повезло тебе.
  - Они не специально, - негромко сказал Игнат.
  - Никто и не спорит, - хмыкнул Николай. - Но результат каков? Егор как был, так и остался, Катя сняла воздействие, аппаратура накрылась, силы ушли - смысл? Одна глупость.
  Катя села на стул, посмотрела в потолок и негромко сказала:
  - Я очень хочу знать, что здесь происходит.
  Николай хмыкнул и показал головой на Егора:
  - Придет в себя - объяснит, не будем лишать такого удовольствия.
  - Хорошо, я подожду.
  Потом вернулись Степан Бахтиярович, который попросил называть его Шаман, дескать, так привычнее, и дети. Они извинились за причиненный ущерб, и на этом все закончилось. Как будут объясняться с персоналом больницы, никто не сказал, а девушка благоразумно не спросила.
  Она успела понять, тут лучше лишний раз ничего не спрашивать. Нормально не отвечают, а выслушивать мало логичные бредни смысла нет. Может Юля и поняла бы, что к чему, но она-то не Юлька.
  Буквально через десять минут началась какая-то суматоха. Катя отметила это краем сознания - у нее болела голова. Нет, не так, покалывало кожу головы. Сначала она свалила все на стресс, потом на лесной мусор, а потом уже ничего не могла понять, так как кожу начало буквально жечь. Поэтому она удивилась перемещению Егора домой, но ничего не сказала, просто удивилась, как легко его смогли отпустить после таких ранений?
  Уже в доме, устроив Егора на разложенном диване в гостиной, укрыв пледом из непонятной шерсти и обложив подушками донельзя, Катя смогла уйти.
  - Пойду, душ приму, - сказала она Егору.
  Тот пусть молчал, но все время пребывал в сознании, хотя и странном: зрачок был расширен почти на весь глаз, завораживая чернотой. Реакция на наркоз, но очень необычная.
  Катя провела рукой по голове и непроизвольно начала освобождать волосы. Вдруг Егор напрягся и помахал здоровой рукой, подзывая.
  - Надо тебе колокольчик найти, а то как собаку получается, - усмехнулась Катя и селя рядом. - Что?
  Он что-то пробовал сказать, но Катя е поняла, зато осознала, это нечто важное.
  - Секунду.
  Все остальное семейство обнаружилось на улице, они стояли рядом с колодцем и что-то обсуждали.
  - Простите, там Егору что-то нужно и, похоже, это важно, а я не понимаю.
  Шаман кивнул и вошел в дом, не разуваясь. Кстати, странная обувь, как самодельная из кожи, Катя засмотрелась на узор, но снова стала беспокоить голова.
  - Я наверху буду, - она подошла к лестнице, но не успела сделать и пары шагов, как рядом оказался слегка встревоженный Шаман.
  - Болит голова?
  - Нет, кожа. Неверное что-то в лесу попало, или такая аллергическая реакция странная.
  - Можно?
  - Но...
  Катя отстранилась. Волосы были, с одной стороны, ее гордостью, с другой - разочарованием. Вот почему она не брюнетка или блондинка, а обычно русая, причем непонятного цвета. Но каждый раз, когда она хотела подкраситься, что-то останавливало.
  - Катя.... - от голоса шамана хотелось встряхнуться, что Катя и сделала.
  Хотя и вышло некультурно. Полураспущенные волосы рассыпались, она их толком не переплела. Вот, блин, русалочка.... Волосы были длинные, до пояса, и очень нравились маме, именно поэтому она еще не с каре. К тому же с длинными проще: заплела и не мешают, а короткие могут попасть на клиенток, те подобного терпеть не могли.
  - Хм... красиво. Пойдем.
  Он взял за руку, вроде и осторожно, но касание было неприятным. В отличие от прикосновений Егора, касания Шамана вызывали желание отойти подальше и ... спрятаться за того же Егора. Бред.
  - Ты же понимаешь, здесь все не так, как кажется, - вдруг сказал Шаман, заставляя сесть на край дивана, а потом подтолкнул так, что Катя упала на Егора.
  Волосы рассыпались по нему, и, вопреки ожиданиям, Егор обнял здоровой рукой, а не оттолкнул.
  - Я...
  Катя попробовала подняться, но Шаман приблизил лицо и тихо выдохнул:
  - Спииии....
  Что за, опять желание встряхнуть волосами и возмутиться...
  
  Егор укоризненно посмотрел на отца. Тот все прочел, но вместо обычного 'Думай сам' счел нужным пояснить:
  - Тебе повезло. Голос, руки, волосы лишь атрибуты, не упусти суть.
  - Моя, - тихо на выдохе отозвался Егор.
  - Пока нет, но может стать. Отдыхай, мы присмотрим.
  - Да...
  Егор, в отличие от Кати, не нуждался во внешнем воздействии, чтобы заснуть. Как только она оказалась рядом, навалилась усталость, значит именно ее не хватило. Хорошо, что нашел...
  
  Катя проснулась от того, что кто-то перебирал волосы и поглаживал голову. Странное, приятное, заботливое прикосновение. С чего бы мама такое делает? Мама?
  Она открыла глаза и от резкого рывка удержалась с трудом.
  - Тихо, тихо, - негромко сказал Егор. - Тебе лучше?
  - Да. Спасибо за все.
  - Не за что.
  - Ты точно лучше? Дай встать.
  - Лежи. У тебя красивые волосы.
  - Егор, - протянула Катя.
  - Да?
  - Мне неудобно так говорить.
  - А мне удобно. Ладно.
  Он позволил отодвинуться и перевернуться на живот. Теперь Катя могла на него посмотреть. Рука Егора все еще касалась ее волос, но уже было какое-то пространство между ними.
  - Выглядишь лучше. Я так долго спала?
  За окнами обнаружилась глубокая ночь.
  - Весь день, сейчас половина девятого.
  - А где все? Почему не разбудил?
  - Тебе нужно было отдохнуть. Они пошли с отцом в лес, а Колька занимается делами.
  - Твоими?
  - Своими, ты их всех сорвала, но отец ничего не начинал, а брат не почувствовал. Да, я тоже.
  - Ты о чем?
  - Ты же сама догадалась, - тепло улыбнулся он. - Отца не зря называют Шаманом.
  - Но... ты тоже? И дети?
  - Мы все, но до его силы нам далеко. Она приходит с возрастом и пониманием, не бойся.
  - Я не боюсь, - Катя все-таки села. - Просто это как-то дико. И что ты можешь?
  - Придет в норму, покажет, - от голоса Николая Катя даже вздрогнула, настолько неожиданно тот прозвучал.
   Николай вошел в гостиную и устроился на низкой скамейке, вытянув ноги, и, судя по выражению лица, тема беседы ему нравилась.
  - Не понимаю сарказм, - осторожно заметила Катя.
  - Это не сарказм, а братская забота, - отмахнулся Николай с улыбкой и пояснил. - Егор всегда был против фокусов, он категорично не признавал необходимость подобного, хотя отец и предупреждал, но все мы самые умные, пока не прижмет. Правда?
  - Да, - судя по голосу Егора, тот был не в восторге от разговора.
  Быстрый взгляд, и Катя в этом убедилась, заметив интерес к себе. Егор попробовал расслабиться и объяснил:
  - За сорок лет у нас выработались свои шутки. Еще увидишь.
  - А... логично. Не знаю, как вы, а я умираю от голода. Вы есть будете?
  - Не откажемся, - отозвался Николай.
  И Катя благополучно сбежала на кухню. Кружка воды, короткое изучение содержимого кухни, и девушка решила приготовить что-нибудь на скорую руку. Судя по всему тут питались бутербродами, правда, не с колбасой, а интересным мясом домашнего копчения. Но суть от этого не меняется.
  Через час на кухне собрались все. Катя отнесла мясную лапшу Егору и села рядом, подстраховать если что. Николай, увидев это, усмехнулся и ушел.
  Разговоры, суета, радость общения, все это казалось настолько непривычным для Кати, что она устроилась под боком у Егора и отмалчивалась. У них никогда такого дома не было, даже до развода родителей. У сборов в одном месте родственников атмосфера была совершенно иная. А тут...
  Все еще размышляя о необычной семье, Катя перебралась наверх, приняла душ, полюбовалась на любимый травяной чай, опять кем-то заботливо заваренный, и хотела лечь спать, как появился Денис.
  - Катя, пойдем, попрощаемся, а то наши уезжают.
  - Как? В двенадцать ночи?
  - Да, у них дела.
  - Но на ночь глядя?
  - Ты же знаешь, - укоризненно сказал Денис. - Так они быстрее домой попадут.
  - А подробности можно?
  - Давай завтра?
  - Давай.
  В результате Катя вместе с детьми провожала родственников Егора и даже помахала им рукой с крыльца. Дожили, называется. Потом дети пообщались с отцом и пошли по комнатам - завтра им надо было в школу. Попытки освободить еще день наткнулись на полное непонимание со стороны Егора.
  Катя тоже к нему заглянула:
  - Тебе ничего не нужно? Телефон рядом? Если что, звони.
  - Останься со мной, - вдруг попросил он.
  - Но... тебе же будет неудобно, - Катя даже растерлась от такой просьбы.
  Одно дело заснуть рядом от усталости и гипнотического воздействия Шамана, а другое просто так.
  - Пожалуйста.
  - Ну... хорошо, но если буду мешать разбуди, ладно?
  - Хорошо.
  Егор видимо не ожидал ее согласия, но спустя мгновение просиял, мигом став намного моложе и приятнее.
  Он выделил подушку, один из пледов, и Катя, как была в халате, устроилась рядом. Странное это ощущение, лежать так с мало знакомым мужчиной. Странное, но, наверное, приятно.
  Егор не обнимал и не приближался, но слушая его спокойное размерное дыхание, Катя снова заснула, хотя и не ожидала от себя подобного.
  
  Утро началось с неги, Катя медленно выплыла из сна. Как хорошо, тепло и уютно. Она приоткрыла глаза и пару минут пробовала понять, что видит. Потом медленно приподнялась. Так и есть, она спала, уткнувшись в подмышку у Егора. Вот как это называется?
  - Доброе утро, - чуть хриплый голос Егора вызвал смущение.
  - Доброе.
  Катя попробовал сесть, но он легко удержал.
  - Полежи еще немного, только семь утра.
  - А... мне надо.
  Он понял и позволил освободиться. Катя выбралась из кровати и убедилась, что халат она сняла, оставшись в очаровательной и слишком открытой рубашечки, купленной перед объездом. Как неудобно... Где халат? Катя осмотрелась, но ничего не увидела.
  - Егор, ты не видел халат? - наконец спросила она.
  Мало того, что перед больным ходит, как невесть кто, так еще и дети увидят.
  - Не знаю, - Егор откинулся на подушках и с явным мужским интересом рассматривал Катя.
  Как только она поняла значение его взгляда, смутилась и принялась переворачивать подушки.
  - Зачем тебе халат? - вдруг спросил он. - Так лучше.
  - Ну, спасибо, а дети...
  - Спят, как убитые. Тебе придется их будить.
  - Да? Ладно, тогда пойду переоденусь.
  - Может не стоит?
  - Егор, у тебя уже стоит? - раздраженно спросила Катя.
  Черт и кто за язык тянул? Егор широко улыбнулся:
  - Проверишь?
  - Ты ранен.
  - Эта часть не пострадала, - заверил он с ухмылкой, а потом добавил. - Ладно, прости, ты мило краснеешь.
  Катя встряхнула волосами и замерла. Провела рукой по волосам и устало спросила:
  - Тоже сами расплелись?
  - Зачем ты их прячешь?
  - Покрашусь в блондинку, не буду, - заверила Катя. - Знаешь, сколько мороки расчесать?
  - Да? Давай помогу.
  - Сейчас.
  Она, как была, поднялась наверх, приняла душ, переоделась в аккуратные спортивные брючки и закрытую маечку. Да, дома она любит удобные вещи. Подумаешь, хорошо в этом смотрится, что здесь такого? Это вовсе не желание подразнить Егора, а исключительно для ее удобства.
  Катя взяла расческу, резинку и спустилась вниз. На лестнице она застыла. Егор тоже поднялся и сейчас стоял около окна. Она уже видела его полураздетым, но тогда впечатление было другим, не таким сокрушительным.
  Егор был красив и пропорционален, его тело, несмотря на повязки, вызывало желание коснуться, провести рукой. Он принялся разминать шею.
  Катя медленно приблизилась:
  - Давай разомну, - предложила она.
  - Кать...
  Он обернулся. Красив как языческий бог, поняла она вдруг. Не какой смазливости, просто первозданная мощь и неукротимость природы.
  - Катя, - он хрипло протянул ее имя.
  - Да?
  Егор вдруг прикрыл глаза и улыбнулся, а потом тепло сказал:
  - Катя, еще немного такого призывающего взгляда и мы до вечера из кровати не выберемся.
  - Да?
  Даже на ее собственный слух вопрос прозвучал слишком низким голосом.
  Егор хмыкнул:
  - Все с тобой ясно. Давай расчешу.
  - Давай.
  Катя даже немного расстроилась, но попробовала объяснить себе, что он прав, это все глупости. Они знакомы пару дней, а она уже домогается. Дожили...
  Снова устроившись на диване, Егор принялся аккуратно распутывать пряди, Катя не особенно любила это делать, точнее ей не хватало терпения на все, и потом она начинала рвать кончики. Егор прочесал все и даже осторожно заплел косу.
  - Не убирай, - попросил он.
  - Хорошо.
  Ладно, походит с косой.
  - Завтракать будешь?
  - Конечно. Приготовишь?
  - Да.
  Они перебрались на кухню, и Катя принялась сооружать завтрак.
  - Дети что едят?
  - Что приготовлю, - отмахнулся Егор.
  - Ага.
  И Катя начала замешивать сырники. Егор подсказывал, что где находится, потом попросил подать травы и стал собирать чай. Катя впервые видела подобное. По щепотке одного, второго, третьего. Разные кружки разные концентрации, разные запахи.
  Кофе здесь был, но судя по пыли на баночке пользовались им не часто. Как и просто черным чаем. Надо будет себе зеленый в пакетиках купить, решила она. А Егор продолжал смешивать травы, теперь в небольшой чашке.
  - Термос подай, пожалуйста.
  - Ага. Какой?
  - Большой.
  Егор заварил все чаи, потом попросил Катю попробовать разбудить детей, дескать он сам присмотрит за завтраком.
  Попробовать - это самое верное определение. Дети не просыпались, они сонно обещали встать, не просыпаясь в принципе. Катя прошлась пару раз, потом поняла - еще немного и сюда придется подниматься Егору. Он, конечно, хорошо чувствовал себя, но лестницы не лучший вариант. И Катя решила прикрикнуть:
  - ПОДЪЕМ!!!
  Денис мигом вскочил, из соседней комнаты выскочил заспанный Игнат.
  - Что случилось?
  - Вам в школу пора просыпаться, - пояснила Катя, смутившись.
  Что о ней подумает Егор? Так будить его детей?
  - Давай завтра отец разбудит, - пробурчал Денис. - Так нельзя.
  - Простите, вы не просыпались. Я там завтрак готовлю.
  - Ага.
  Все еще пребывающие в прострации дети расползлись по комнатам, а Катя спустилась вниз.
  - Егор, прости...
  - За что? - усмехнулся он. - Даже у меня не выходит так быстро до них добудиться.
  - Да, но...
  - Не расстраивайся. Думаю, завтра проблем будет меньше.
  - Неудобно получилось.
  - Неудобно получается, когда мне звонят без пятнадцати девять со словами 'дети все еще спят', так что все нормально. Я пожарил сырники.
  - Спасибо. Омлет? С мясом?
  - Не откажусь.
  Пока Катя готовила им более сытный завтрак, спустились дети. Поздоровавшись с отцом, взяли по кружке чая и Игнат заявил:
  - Так нельзя, вообще-то.
  - Можно. Зато проснулись быстро.
  - Ха...
  - Сырники?
  - Омлет можно? - влез Денис.
  - Можно.
  В итоге дети умяли по большой порции омлета с мясом, три сырника и выпили по кружке чая. Куда столько лезет?
  Потом махнув рукой со словами 'мы пошли', они подхватили вещи и вывалились на улицу.
  - Это так каждое утро?
  - Да, кроме выходных. Утром в пять на охоту они сами встают.
  - Ты берешь их на охоту?
  - Да, лес, зверье, простор.
  - Хорошо, наверно.
  Хотя Катя никогда не любила природу, но слушая Егора, захотела увидеть мир его глазами.
  - Я покажу тебе. Давай в субботу сходим.
  - Ты же не в состоянии?
  - В следующую. К этому сроку точно оклемаюсь.
  - Давай.
  Она потом подумает, почему хочет задержаться здесь? Почему так грустно при взгляде на этот дом и эту семью? Почему возникла зависть?
  - Кать?
  Егор поймал ее за руку и неожиданно усадил себе на колени, он довольно усмехнулся:
  - Я теперь продолжим утро...
  И Егор ее поцеловал. Страстно. Жадно. Захватывающе.
  Сколько они так просидели на кухне Катя не поняла, но прийти в себя смогла только услышав голоса в коридоре:
  - Гор? Ты тут?
  - Тут, - нехотя отозвался Егор. - Что случилось, Вась?
  - Ты нужен.
  Гость заглянул на кухню, но Катя не могла посмотреть, рука Егора зафиксировала ее голову.
  - Егор? - тихо спросила она.
  - Да, - и чуть громче. - Сейчас приду.
  Гости удалились, Егор позволил освободиться.
  - Кать, не в грудь. Больно.
  - Ой, прости.
  Она непроизвольно уперлась ему в грудь руками, забыв о ранении.
  - Ничего, прости, мне нужно заняться делами.
  - Ты ранен.
  - Будет плохо, вернусь домой. Иначе вся это толпа пойдет сюда.
  - Понятно.
  Егор позволил ей встать и сам поднялся. Потом обхватил и стал рассказывать.
  - Это твой чай. В термосе тоже для тебя. Будет крепкий, разведи по вкусу.
  - Я зеленого куплю...
  - Нет, - категорично отрезал Егор. - Не надо травиться невесть чем.
  - Но...
  - Катя!
  - Хорошо, но...
  - Договорились. Если что, телефон у меня с собой. Дети придут после двух. Найдешь чем заняться?
  - Да.
  - Хорошо.
  Егор собрался и ушел. А Катя все-таки позавтракала, потом посмотрела телевизор - гигантскую плазму, почитала. И поняла, что прошло всего два часа. Дальше был разговор с мамой, объяснения, что все в порядке, и долгая беседа с Юлей. И подумав, Катя начала готовить есть, с такими аппетитами дети сметут все.
  Юля расспрашивала о впечатлениях, Катя отвечала. Поняв, что дома нет необходимых специй и кое-каких продуктов, она направилась искать магазин, все так же разговаривая. Дойти до центра поселения было не сложно, минут двадцать неспешной прогулки.
  Юля попрощалась и отключилась, а Катя набрала номер другой подруги, беседа продолжилась. На местном рынке и в магазине, кстати, очень недорогом, набрала два пакета продуктов.
  - Да, Вик, представляешь?
  Тут перед ней остановилась машина:
  - Давайте подвезу.
  - Спасибо, я пройдусь.
  - Давайте хоть пакеты отвезу. Гор не оценит.
  - Да, ничего...
  - Зря.
  И машина тронулась. Через две минуты раздался входящий звонок.
  - Вик, на минутку отключусь.
  Вторая линия:
  - Да?
  - Кать, ты чего пакеты носишь? - недовольный голос Егора.
  - Да, купила кое-что, а что?
  - А самой тащить зачем? - устало спросил он. - Сейчас заберут.
  - Но... я гуляю.
  - Гуляй, а руки рвать не смей. Не хватило тебе тяжести таскать.
  - Ладно, - Катя даже растерялась.
  Поэтому когда давешняя машина вернулась, без возражений отдала пакеты. Правда, странно все это, о чем девушка тут же сообщила подруге. На обратном пути на глаза попалось объявление о силовой аэробике как раз сегодня в шесть часов. Может сходить? Дома некогда было.
  Добравшись до дома, Катя забрала пакеты с крыльца и продолжила готовить. Включив музыкальный канал, решила чуть прибраться. Как-то незаметно втянулась и не заметила, как прошло полдня. Неожиданно вернулись дети, что-то активно обсуждая. Катя как раз домывала окна в гостиной и думала, как бы вытрясти шкуры с пола.
  - Всем привет, - крикнула Катя.
  - Привет.
  Дети заглянули и оценили масштаб разрушений.
  - Убираюсь, - извинялась Катя. - Обед на плите, птица в духовке, торт в холодильнике. Только салат не порезала, сами сделаете?
  - А...
  Игнат открыл и закрыл рот. Денис просто посмотрел по сторонам и потом неуверенно спросил:
  - Может тебе помочь?
  - Буду рада, нужно шкуры вытряхнуть. А ещё, чем бы полы помыть? Я даже не знаю.
  - Сейчас заварим, - пообещал Денис.
  - Спасибо.
  - Не за что.
  И дети ретировались. Через какое-то время на кухне раздались звуки открываемых шкафчиков. Да, Катя немного убралась, а то местами пыль лежала. Кое-что нужно было выкинуть, правда кофе Катя себе заварила, кстати, о кофе...
  Девушка перебралась на кухню, пожелала приятного аппетита и потянулась к кружке. Пустой и вымытой.
  - А кофе?
  - А, я подумал, надо вылить, - отозвался Игнат. - Прости.
  - Ничего, еще заварю.
  - Отец же сделал чай, - влез Денис.
  - Да, вкусный, но я привыкла к кофе. И куда я его убрала?
  Катя задумчиво изучала полку, ведь точно сюда поставила. Странно, наверно, куда-то еще сунула. Зеленый чай тоже отсутствовал. Маразм крепчает. Пришлось наливать себе травяной. Подумав, Катя села рядом с детьми и стала расспрашивать как дела, как школа, друзья, лес...
  Дети отвечали, но больше всего их завораживал лес, они обрадовались решению Кати сходить с ними и отцом в следующие выходные. Потом все переместились в гостиную и уборка продолжилась. Потом случилось неожиданное, купленный Катей стиральный порошок был вышвырнут, а на ее возмущение пояснили, в машинку добавляют вот такие мешочки с травами при стирке. Девушка не то чтобы не поняла, хотя все же не поняла как так. Дома практически не было химии, даже посуда мылась чем-то типа жидкого хозяйственного мыла. Даже окна Катя протирала уксусным раствором. Вся купленная ей химия ушла в мусор сразу же.
  Причем ни у кого не было аллергии или еще чего-то, просто не принято. Попытка Кати узнать больше натолкнулась на пожатие плечами и объяснение 'так надо'. Чем мешает средство для мытья посуды и не мешает плазма в полстены она так и не осознала. Но, несмотря на такую странную особенность, дома было чисто. И приятно пахло чем-то неопределенным. Катя с самого утра никак не могла понять, откуда запах, водимо от всего дома. Травы, дерево, нагретый камень и множество других запахов. Приятно.
  По рассказам ребят так странно совпало, что их домработница три месяца назад уехала к родившей младшей дочери - помочь. И с тех пор нанять новую не получалось, теперь решение принимал не только отец, но и они, а договориться никак не удавалась. Поэтому и дом в таком состоянии - вроде все чисто, но до полной уборки руки никак не доходили.
  Уборка, стрика и мытье завершились ближе к пяти, когда все поняли - на сегодня хватит. Дети пообещали завтра помочь продолжить, а пока отправились по своим делам. Катя приготовила ужин из остатков обеда и, позвонив Егору, узнала, что тот еще занят и придет ближе к вечеру. Чтобы не слоняться по пустому дому девушка непонятно с чего решила пойти на тренировку. Может за две недели тело чуть подтянет, хуже не будет. Никаких мыслей поразить Егора фигурой не было, просто занятия полезны для здоровья, да и время пока есть, почему бы не заняться собой?
  Ее приходу невероятно удивились, но никто не возражал. Катя скромно устроились в сторонке, но это не помогло. Инструкторша чуть что оказывалась рядом и помогала, подсказывала. Остальные знали, что делать, а Катя впервые пришла на тренировку. Через час с небольшим она с трудом выбралась на улицу, попрощавшись с дамами, оставшимися на растяжку. На улице, на скамейке - целой, кстати, здесь все было цело и чисто, сидел Егор:
  - Привет, ты как? - тут же спросила она.
  - Это у тебя надо спросить, - улыбнулся он. - После Инги все удивляются, сколько мышц есть в теле.
  - Это будет, наверно, завтра, а пока мышцы основные, - рассмеялась Катя.
  - Ясно.
  Они медленно пошли домой. Катя рассказывала о своем дне и пробовала узнать о самочувствие Егора. Тот просто отмахивался, но о ней слушал с интересом. Потом Катя осторожно спросила про странное отношение к химии, на что Егор просто рассмеялся.
  - Эти запахи мешают, они сбивают и нервируют. Слышал, ты что-то купила?
  - Я так понимаю, ты слышал обо всем?
  - Еще нет.
  Катя хмыкнула:
  - Это как большая деревня. Я, когда покупала продукты, хотела выбрать, но мне показывали, что надо - странное дело.
  - Непривычно, наверно. Но, в целом, у нас как?
  - Хорошо, мне нравится. Чувствую себя живой и свободной, - неожиданно вырвалось у нее.
  Катя поняла, что сказала, и осеклась, но Егор никак не прокомментировал, вместо этого заметив:
   - Это хорошо, что нравится. Дети не сильно мешали?
  - Наоборот помогли, мы немного дома убрались. Ничего?
  - Замечательно. Или ты думаешь, я буду против?
  - Ну...
  - Не против.
  - Хорошо. Давай я сегодня сделаю массаж, а то...
  - Кать, - перебил он.
  - Да?
  - Давай без глупостей. Будет желание - сделаешь, пошли посмотрим, что дома творится.
  - В смысле творится?
  - Сейчас и глянем.
  А дома творилось. В гостиной устроилась группа подростков и комментировал ужастик. С ними поздоровались, Егор разрешил продолжить и увел Катю на кухню.
  - А?!
  Она опешила, заметив полностью пустую посуду. Целый день готовки и это результат? Егор, увидев ее выражение лица, рассмеялся.
  - Ты как?
  - Но...
  Нет, ей было не жалко, но она рассчитала, что даже с аппетитами детей еды хватит на неделю. А тут?!
  - Садись, давай я что-нибудь соображу.
  - Я сделаю, но тут было много?!
  Катя все еще была в шоке.
  - Здесь десяток вечно голодных подростков, это нормально, - с усмешкой пояснил он.
  В итоге, вытащив не замеченные печенья из духовки, девушка ссыпала их в вазочку, угостила Егора и остальное отнесла в гостиную. Там еде обрадовались, и Денис тут же заверил:
  - Кать, мы уберемся.
  - Ага.
  Вернувшись, девушка снова начала готовить. Правда, продуктов почти не осталось.
  - Кать, - позвал ее Егор.
  - А?
  - Не расстраивайся.
  - Я не расстраиваюсь, просто думаю, ты только на еду работаешь, да?
  Егор расхохотался:
  - Нет. Не настолько все плохо, но готовить приходится постоянно.
  - Ясно.
  Катя осмотрела запасы: из здорового мороженого куска мяса мало что можно сделать, но можно придумать. Завернуть кусок мяса в фольгу, присыпав специями, и запихнуть в духовку на невысокую температуру.
  - Я обычно в печи такое делаю, - сообщил Егор, доедая суп, единственное что осталось.
  - Печи? - удивилась она.
  Егор показал на каменную стену.
  - Это печь?
  - Да, видишь задвижку? Это для готовки, а так она в основном для бани.
  - У тебя баня?
  - С другой стороны, не видела?
  - Нет.
  - Посмотреть не хочешь?
  - Да, я как-то не особо. Не люблю бани, - пожала плечами Катя.
  - Ты просто не попадала к хорошему банщику.
  - Это к тебе? - улыбнулась она.
  - Например. Или к отцу, он лучше, - пояснил Егор.
  - А... ну вряд ли попаду.
  - Не зарекайся. Давай в субботу попарю, - предложил Егор.
  - Давай, - отмахнулась Катя. - Надо мыть посуду, но к такому подвигу я не готова.
  - Оставь, дети обещали же.
  - Да, но...
  - Кать, не надо, - серьезно сказал Егор. - Это будет перебор.
  - Да? Ладно. - Она снова попробовала найти зеленый чай, и опять безрезультатно. - Черт.
  - Помочь?
  - Купила чай, вроде бы поставила сюда, но не могу найти.
  - Тебе не нравится заваренный мной? - тон Егора насторожил.
  Катя обернулась и серьезно пояснила.
  - Нравится, приятный на вкус, я почти весь выпила, но понимаешь, за столько лет привыкла к кофе и зеленому чаю.
  - И?
  - Вот и завариваю по привычке свои чаи. Точнее заварю, если найду. Думаешь, дети могли выкинуть?
  - Нет, вряд ли. - Отмахнулся Егор.
  - Да, ладно завтра найду.
  Егор снова покрутил головой, и Катя, обойдя его, стала разминать шею. Только сейчас занявшись этим, она поняла, что забыла о массаже. Она привыкла к своей работе, но вот уже два дня вспоминала о причине приезда моментами.
  - Пошли наверх, будет удобнее, - предложила Катя.
  - Пойдем.
  Вопреки ожиданиям Кати комната Егора была ...никакой. В смысле спальня - это просто спальня. Низкая деревянная кровать, занимающая почти все пространство. И дерево: пол, стены, потолок. Светильник один на подоконнике. И все, ничего больше, вообще ничего, голое окно, даже без штор, правда за ним на улице дерево, но все равно.
  Егор прошел к окну и включил светильник.
  - А где все остальное? - не поняла Катя.
  - Что?
  Егор открыл дверь в соседнюю комнату, девушка ее даже не заметила. Небольшое пространство, как гостиная, одна стена напротив входа сплошь шкафы, противоположенная увешена оружием, внизу деревянные шкафчики. Посреди комнаты странный, наверное, диванчик, круглый, мягкий, покрытый сверху шкурой. По всему дому везде шкуры. У окна пара стульев на которых висит одежда. Жилая комната, сразу видно.
  Здесь есть люстра, оценила Катя.
  - А почему такой выбор?
  - В смысле?
  - Там спальня, а это гостиная?
  - Спальня - это спальня, а тут просто вещи, - и видя недоумение Кати, пояснил. - Так надо, чтобы нормально отдыхать. Попадешь к отцу, поймешь, у меня все рядом - у него вообще спальня пуста и рядом ничего, отдельная часть дома.
  - Необычно.
  - Ко всему привыкаешь. Видела, как дети разграничивают пространство? Мы уже говорили, летом придется делать перепланировку, чтобы освободить место, хотя это больше психология.
  - Не поняла?
  - Это мой дом. Построенный мной для себя. Когда детям понадобится настоящее место для отдыха, они будут ставить свои дома.
  Егор разделся до трусов и невозмутимо перебрался в спальню. Он поставил на пол небольшой керамический пузырек и пояснил для Кати.
  - Масло для массажа.
  - Хорошо.
  Она взяла масло: приятный запах и подходит Егору. На ощупь масло оказалось необычным, чуть текстурным. Катя расслабилась и полностью отдалась массажу. Как и в прошлый раз, ощущение Егора под руками немного заворожило, такие тела приятно массировать.
  Катя осторожно обходила пластыри и бинты, но и по остальному было, где разгуляться. Спина, ноги, руки. Перевернуть. Руки, ноги, грудь, лицо.
  Егор расслабился и даже задремал. Катя осторожно укрыла его пледом и вышла. Ей почему-то было приятно, и, даже мелькнувшая в процессе мысль, что масло испачкает постель, не мешала. К тому же масло впиталось в кожу, порядком удивив Катю.
  Внизу было необычно тихо, только Денис с Игнатом мыли посуду. Причем не просто мыли, но еще привели в порядок остальную часть кухни. Чуть ощутимо пахло мысом. Катя заглянула в духовку, убедилась, что процесс будет идти еще долго, и поставила таймер.
  - Где отец? - поинтересовался Денис.
  - Спит. Так что наверху не шумите.
  - Спит? - поразились оба.
  - Да, а что? - не поняла Катя.
  - Да так...
  И снова тишина. Все так же в молчании они все вместе закончили уборку и переместились в гостиную, тут оказалось неожиданно чисто и свежо.
  - Отец не любит чужие запахи, - пояснил Игнат прикрывая окно.
  - Понятно. Посмотрим кино?
  - Да не хочется что-то.
  - Ясно. Ну... хотите массаж сделаю? - предложила Катя.
  Братья переглянулись, потом Денис уточнил:
  - Сделаешь?
  - Да, а что?
  - Да так...
  - Мне не сложно, давайте по очереди. Только надо масло принести, - вспомнила Катя.
  - Отцовское не надо, я сейчас.
  Игнат ушел в сторону кладовой, а Катя, пояснив, где лечь, стала разминать тело Дениса на сухую. Все бы ничего, но малость костляв, Егор на ощупь приятнее будет. Вскоре вернулся Игнат и сел рядом, пару раз утонив, точно ли не мешает, он стал задавать вопросы. Катя отвечала, что, почему и как. Игнату, в самом деле, было интересно. Катя массировала спину и показывала активные и болевые точки, объясняла про реакции.
  Закончив массаж спины, предложила заняться ногами, но братья воспротивились и поменялись местами. Теперь Денис смотрел, завернувшись в плед, и уточнял.
  В начале одиннадцатого закончив с обоими, Катя испытала странную сонливость. Немного посидев, все разошлись. Дети улеглись спать, и Катя после ванны забралась на кровать, поворочалась немного, но, несмотря на устлалось, не заснула. Чуть прикинув, пошла к Егору, авось не выгонит? Не выгнал и даже не проснулся, но привлек к себе и спрятал под рукой. Оказавшись в своеобразном коконе, девушка мигом заснула.
  А утром все реагировали, как будто так и надо. И Егор, и дети, которых разбудил он. Потом снова были покупки, правда теперь на деньги Егора, оставленные перед уходом, и категоричным наказом самой ничего не таскать - ее будет ждать машина. Готовка, уборка, дети и уроки, которые те категорично отказались обсуждать, заверив, что сами справятся. А вечер прошел вместе, Катя нашла себе занятие - зашивать порванное. Егор объяснял детям особенности камней, те слушали и задавали вопросы. Потом был массаж с объяснениями и травяной чай, собранный Егором.
  И потрясающая ночь, вызывающая волнение и нервотрепку, но оказавшаяся божественной.
  В выходные они ненадолго выбрались за город, просто пройтись, Кате показали лес. Потом демонстрировали травы, камни, дали свое ощущение. Это оказалось нечто неожиданное. А вечером ее ждала баня. Парни попарились сами, Катя тоже просто посидела в парилке, Егор был еще не в состоянии париться.
  Следующая неделя пролетела так же спокойно и умиротворенно. Дом, готовка, дети, Егор. Тепло и уют. Кате понравились тренировки, пусть после них и болели мышцы, но тут она сама выступила учебным пособием для детей. И Денис, и Игнат с интересом учились прислушиваться к ощущением ее тела. Как ни удивительно, но они, поняв суть, тут же смогли разобраться в остальном. И знали, как и где нужно воздействовать.
  Все бы ничего, если не считать уходящего времени, но звонки родителей напрягали. Подруги и Юля поддерживали, а отношение родных было не понятно: не то были за, не то против. Катя находилась в раздумьях. Она как-то поняла, что Егор ее отпустит, если решит уйти, но они все будут рады, надумай Катя остаться. Постепенно в планах на будущее все чаще фигурировала Катя, особенно у детей. Те рассказывали, как красиво бывает у деда, интересные места у братьев, они были готовы принять Катю полностью. И это тоже немного напрягало. Она сомневалась и никак не могла решиться ни на что. Поняв, что нервничая сама, нервирует остальных, Катя сделала гениальный вывод и позвала в гости Юлю. Та, удивившись, согласилась приехать, к тому же на этих выходных планировали собраться все. Шаман с женой, дети часто упоминали бабушку, и даже Егор периодически стал говорить о матери. Николай с семьей. Причем оказалось странно молчание о бабушке было обусловлено ощущением личного, только своего, но если говорили то с нежностью, заботой и любовью. Двоюродных братьев тоже любили, но рассказывали о них много и с оживлением.
  Юля приехала в пятницу вечером, и ее встречали все, кроме Егора, уехавшего еще в четверг и не вернувшегося к этому времени. Юлька произвела неизгладимое впечатление на детей внимательностью и умом. Катя лишь посмеивалась, она замечала некоторое пренебрежение к женщинам в целом, где были исключения, такие как она сама или бабушка, а тут такой феномен.
  Потом был ужин, после которого парни ушли гулять, а Катя, сев на кухне, стала изливать душу. Поначалу она еще пробовала сдержаться, но поняв, что подруга не против, полностью отдалась во власть эмоций. Юля слушала, задавала вопросы, подсказала мелочи и сумела вернуть спокойствие. Катя вдруг осознала, что просто боится сделать шаг и ошибиться, хотя так же сильно боится не сделать этого шага. Слова, услышанные от вменяемого человека, мигом расставили все по своим местам.
  Потом приехал Егор, и на какое-то время воцарилась суета. Но тут Юлька вытянула детей на проводы - она уезжала. Катя простилась с подругой, почувствовав себя свиньей - дернула человека просто так, но тут отвлеклась на Егора и смогла просто обнять его. Егор опешил и вдруг спросил.
  - Ты решила?
  - Да, я останусь?
  - Наконец-то.
  Он привлек к себе Катю, и они с упоением принялись целоваться.
  Тут на кухню вошла статная женщина лет под шестьдесят. Она производила странное впечатление - величественное что ли. Быстрый взгляд на них и укоризненно:
  - Егор!
  - Мам, здравствуй.
  Мама Егора задумчиво рассматривала Катю так, что той стало некомфортно. А потом вдруг улыбнулась.
  - Добро пожаловать в семью. Меня зовут Антонина. Можешь называть меня бабушка Тоня.
  - Катя, - пискнула она.
  - Приятный голос.
  Катя кивнула. Тут Егор прикрыл ее плечом.
  - Мам, не пугай, - негромко попросил он.
  - Не пугаю. Сынок сходи к остальным, что они там делают.
  - Мам.
  - Егор.
  Катя чуть подтолкнула в плечо.
  - Иди. Все будет в порядке.
  - Точно?
  Егор внимательно изучил Катю и негромко сказал.
  - Я рядом.
  - Хорошо.
  Он ушел, а Катя растерялась, она понятия не имела, как себя вести.
  - Ужин? Чай? Правда, только травяной, почему-то тут не любят другие чаи.
  - Это у них от меня, - улыбнулась Антонина. - Что они тебе заваривают?
  - Вот.
  Катя достала термос и передала маме Егора. Потом, подумав, начала собирать на стол.
  - Наверное, все проголодаются, а дети едят много.
  - Это точно. Мальчишки всегда много едят, - с улыбкой отозвалась та. - Как вы познакомились с Егором?
  - У Юли...
  Катя, вздохнув, принялась рассказывать, Антонина помогала с готовкой. Когда первоначальная неловкость прошла, девушка вдруг осознала, что ей спокойно, Антонина не подавляла и не мешала, она была правильной и ... теплой, что ли. Доброжелательность, понимание, отсутствие осуждения.
  Катя разговорилась и расслабилась. Через какое-то время на кухню ввалились все, причем довольные и воодушевленные. За столом все поместились, пусть и с трудом. Судя по тому, как копалась в еде Антонина, ее чем-то не устроила готовка, но вслух ничего сказано не было, остальные ели и нахваливали. Правда все снова смели, но Катя уже почти привыкла к таким размахам.
  После ужина толпа переместилась в гостиную. Ну, кроме Николая, тот что-то ушел проверять. Дети принялись обсуждать массаж, и ощущение 'принятия' братья не поняли. И тут Егору страшно повезло - он стал подопытным кроликом.
  Катя подсказывала, Денис и Игнат демонстрировали навыки. Шаман сидел и что-то мастерил, а Антонина, устроившись рядом и положив голову мужу на плечо, наблюдала за всей этой суетой.
  Николай вышел на улицу. Катя немного растерялась.
  - Катя, - позвала ее Антонина. - Чаю?
  - Да, спасибо.
  Катя села рядом и, взяв кружку, подала ее Денису. Тот просто кивнул.
  - Ой, простите, я уже привыкла, в этом доме все остальные знают лучше, что мне пить, - смущенно пояснила Катя. - И кофе найти не могу, хотя все поклялись, что не выкидывали. Странно да.
  Антонина рассмеялась и укоризненно заметила:
  - Так нельзя.
  - Вы о чем? - не поняла Катя.
  - Я об отводе глаз, который они сделали.
  - То есть я просто не вижу? - сообразила Катя. - ЕГОР!
  - А что Егор? - возмутился тот. - Тебе надо было отучаться от кофеина.
  - Но не такими же методами! А зеленый чай? Там было две пачки.
  - Мусор, а не чай, - отмахнулся он.
  - Но...
  Катя повернулась к Антонине:
  - Вот видите, это просто немыслимо.
  - Бывает, - посочувствовала Антонина. - Давай я сбор сделаю. Тебе что-то не нравится, раз хочется кофе.
  - Все нравится.
  - Но?
  - Утром он приятный, а вечером хочется более терпкого, но самой мне ничего добавить не дают.
  - Не стоит, травы надо знать, - пояснила Антонина. - Я посмотрю.
  - Спасибо.
  Вернулся Николай и без возражений занял место Егора, доверившись в руки детей. Правда, пришлось вмешаться Кате, вместо массажа там началось поглаживание.
  - Тут не так. Видите, все мышцы напряжены, значит сначала нужно расслабить мышечный каркас, пробить эту сжатость. Тут силы рук уже не хватает, у меня точно, поэтому я использую свои кости. На точки напряжения нажать.
  Катя показала давление локтем. Николай чуть дергался, действовало. Катя снова отошла, и на спину Николая обрушились более острые детские локти. Кстати, эффект был лучше, пусть и более болезненным. Остальные взрослые посмеивались, глядя на эту экзекуцию. Катя прижалась к Егору и изредка поправляла. Когда странный сеанс массажа закончился, желающих насладиться не осталось, все разошлись. В смысле, дети ушли по своим важным делам, взрослые остались в гостиной, но ненадолго. Вскоре все перебрались на террасу.
  Катя просто расслаблено слушала семейный разговор. Она убедилась, что оба брата нежно любят мать и уважают отца. Не было напряженности или неловкости.
  Николай вроде бы был рад, но словно излучал напряжение. Катя не понимала этого, но ощущала, как впрочем и остальные.
  - Спрашивай, - вдруг сказала Антонина и улыбнулась.
  - Почему они так? - не выдержала Катя.
  - Они братья, и оба похожи, а тут появилась ты и привычное равновесие нарушилось, - не очень довольно отозвалась Антонина.
  - Вам это не нравится?
  - Это не может нравится, Коле нужно найти свою женщину, а он тратит время впустую.
  - Ну... это его жизнь, - отозвалась Катя. - Но это вряд ли хороший пример для детей.
  - Не надо судить о том, в чем не разбираешься, - резко сказал Николай, выходя из дома.
  - Коля, - чуть недовольно протянула Антонина. - Катя права, но ты не желаешь этого признать.
  - И в чем это выражается? - недовольно уточнил Николай обращаясь к Кате.
  Та чуть помялась, но пояснила:
  - В отношении к женщинам. Не знаю как твои сыновья, но Денис и Игнат довольно четко выражают свое мнение. А сегодня они познакомились с Юлей и были в шоке. Но она просто развлекалась, а мешай они ей - не знаю, что было бы.
  - Ничего не было бы, - разозлился Николай.
  - Брат, - вдруг сказал Егор.
  - Да... прости.
  Тут вернулись дети и наперебой стали уточнять, куда завтра пойдут. Вариантов была масса, Егор отрезал:
  - Завтра показываем Кате лес.
  - Но... - возмутился Денис и осекся.
  - Давайте вы сами сходите, - тут же предложила Катя. - Все равно такой толпой смысла нет.
  - Именно. Идите, а по лесу мы сами пройдемся, - сказала Антонина.
  - Катя? - уточнил Егор.
  - Хорошо.
  Потом было долгое и активное обсуждение маршрута. Катя смотрела и поражалась, как активность подростков увлекла всех, сначала Егора и Николая, а потом и Шаман стал добавлять замечания.
  Антонина принесла еще чаю, который мигом выпили, Катя достала печенье. Беседа затянулась почти до полуночи, пока Шаман не отправил всех спать.
  
  Утром в пять часов Егор разбудил Катю поцелуем и ушел. Катя спустилась вниз, попрощалась со всеми - довольными, собранными и жизнерадостными - и снова вернулась спать. Антонина тоже вышедшая проводить, заверила, они пойдут позже.
  Так что второе утро началось в девять. Приятный чай, чуть-чуть изменившийся вкус, легкий завтрак и прогулка по лесу. Антонина никуда не спешила, и они спокойно, завернув за дом, пошли в лес. Катя послушно шла седлом.
  - Не быстро?
  - Нет, самый раз. Но если хотите, могу идти быстрее.
  - Не стоит, нам некуда спешить. Расскажи о себе, с чего все началось?
  - Началось?
  - Да, начало. Что это было?
  - Ну...
  Катя задумалась и начала с пластинки, о которой она забыла за последние две недели напрочь. Вот бывает же такое...
  
  Юля.
  Юля вернулась в город с улыбкой на лице. Все получилось, маленькая маскирующаяся мышка забыла о маскараде: пластинка, волосы, мимика - Катя расцвела и засияла. Вот именно этого ощущения чужого счастья она и ожидала, сияния, как у сестры. Она была рада за Катю и, в принципе, Егора, но за Катю точно. Приятно ощутить себя этаким купидоном.
  Осталось осчастливить себя и все, можно считать ному на этот год выполненной.
  
  Жизнь продолжалась, Юля навещала сестру, родившую малютку дочь Ксению. Ринат сиял от счастья, мало нужно человеку. Теперь все хлопоты, связанные с младенцем легли на плечи заботливого родителя. Тот появлялся в офисе на пару часов, чтобы подчиненные не забыли его, и возвращался домой. Леся сначала отнеслась к такой заботе с опаской, а потом расслабилась и с радостью свалила на мужа обоих детей. Ну, не только на мужа, там была еще няня, домработница, охрана, Лютый. В общем, народу много. Сама Леся заинтересовалась судьбой ежемесячного городского женского журнала. Собственно интересовалась она давно, но только теперь занялась этим более активно, как отдых от домашних хлопот. Каких именно хлопот, явственно объяснить не могла, хотя Юля соглашалась, что чересчур заботливый муж тоже проблема.
  Время шло вперед. Работа, ставшая интересней: кое-кто, решив, что Ринату не до этого, начал наглеть. Центр помощи, где Юля по-прежнему появлялась и проводила беседы, на самом деле выслушивая семейную грязь. Общение с Катей и периодические поездки в гости, полюбоваться на другую жизнь. Юля попала в трясину рутины и обыденности. Даже любимое хобби мало отвлекало. Нет, оно вносило определенный интерес и чуть пополняло банковский счет, почти все платили. Пара опознаний вживую. Рутина.
  Можно было бы перебраться к сестре, но смотреть на чужое счастье не хотелось, да и она была бы там лишней, это Юля понимала осознано.
  Рутину нарушило приглашение от Кати приехать на выходные. Не просто от Кати, та передала приглашение от Шамана по поводу совместной охоты. Таким нельзя пренебречь.
  
  У Кати обнаружилась целая толпа. Ее семейство, Николай с сыновьями, Шаман с женой.
  Она вообще об этой женщине никак не могла составить впечатление, но ничего, увидит сама - поймет. Слишком много противоречивых фактов. Не то тихая и забитая домохозяйка, не то серый кардинал, хотя по Шаману не скажешь, что им может кто-то руководить.
  Первый шок был даже не от Антонины, как называла ее Катя, а от мужчин. С Шаманом Юля пересекалась несколько раз, Николая неплохо знала, Егор тоже был более-менее понятен. Но дома они совершенно изменились, словно из ежей стали птицами. Не просто другие черты или нюансы, Ринат тоже менялся, но не настолько радикально. Как два разных человека. Это было странно, это было впервые.
  На этом фоне знакомство с Антониной прошло незаметно, куча подростков относящихся с заметным любопытством, как к зверю из зоопарка, тоже чуть порадовала. И все, Юля изучала знакомых незнакомцев.
  Первой не выдержала Катя, поздно ночью на террасе она спросила:
  - Юля, все в порядке?
  - Да.
  - А что не так? Ты весь вечер не сводишь глаз, - поддел Егор.
  - Вы изменились, - пришлось пояснять, видя непонимание. - Вы полностью изменились. Я запоминаю людей целиком - не тот тип в красной шапке, а все. Движения, мимику, образ. И, даже когда люди меняют образ, всегда остается что-то свое - личностное. Даже у хороших актеров, перевоплощающихся в роль, есть свой костяк. Вы полностью изменились. Идешь за ежом по следу, а в какой-то момент следы меняются на птичьи. Это как понимать?
  - Ежика украли, а птицу подсунули? - предположила Катя.
  Все рассмеялись.
  - Вам смешно, а я пробую понять, что есть что, - пожаловалась Юля.
  - А можно поподробнее? - попросила Катя.
  - Да можно... - Юля приподнялась. - Николай можно тебя? Будешь манекеном.
  - Прошлый раз в таком качестве запомнился надолго, - буркнул он, поднимаясь и подходя ближе.
  Все наперебой принялись уверять, что результат того стоил. И совместно объяснили Юле, в чем суть шутки. В свою очередь Юля показывала перемену поведения, манеры держаться, даже разворот грудной клетки.
  Николай не очень охотно позволял играть с собой, как с куклой, и постепенно начинал злиться. Юля, поняв, что сейчас для одного раза достаточно, прекратила показ. Все были удивлены, на первый взгляд. На второй - по-настоящему удивлялись только Катя и дети. Егор что-то обдумывал, видимо определял причину такого изменения. Шаман продолжая мастерить, улыбался, как каменный идол. Антонина смотрела задумчиво, а потом кивнула - поняла. Сам Николай, вернувшийся за стол, надел маску спокойствия. Его, похоже, задал тот факт, что Юля смогла прочесть. Никак не ожидал подобного и теперь переосмысливал все.
  - А это что? - спросила Юля у Антонины.
  Та протянула кружку травяного чая с резким запахом, но приятного на вкус. Николай принюхался и вопросительно посмотрел на мать. Не ожидал? Но что с этим связано? Пока не ясно.
  Внутренняя динамика этой семьи пока была недостижима. Они в очередной раз ставят ее в тупик, а тупиковые ситуации Юля не любила. Собственно тупик был только один - она сама, гостья которой не рады. Но ее приняли, пустили во внутренний круг и показывают настоящие отношения. Почему? Все, что Юля знала об этой семье, мужчинах этой семьи категорично твердило противоположное. Ни Шаман, ни его сыновья, ни внуки - никто из них не допустил бы Юлю на это семейное сборище. Ни под каким видом, и ни в каких условиях. Остаются Антонина и Катя, но подруга пусть и рада ее присутствию, тоже немного удивлена и растеряна. Значит она ни при чем, да и не могла бы настоять - авторитета пока не хватит. Следовательно, Антонина? Да, она может, судя по отношению сыновей и внуков. Они не скрывают своей привязанности и ... любви? Это еще более удивительно, учитывая возраст сыновей. В сорок лет подобное дико. В десять - пятнадцать, как у внуков нормально. Но в сорок? У состоявшихся мужиков, твердо уверенных в собственном Я?
  Ну, а Шаман вообще отдельная история. Как будто мало того, что он почти не читаем - каменный идол, что там читать? Интереснее отношение к жене, хотя здесь и нет отношения как к жене - вообще никакая модель из виденных за столько лет не подходит. Здесь нет разделения он - она, есть только целое - они или даже оно. И этот симбиоз вызывал некоторую настороженность.
  Пока Юля размышляла, прихлебывая чай, Антонина ответила:
  - Ты видела их по отдельности.
  - Поведение меняется в разных условиях, но основа остается неизменной. Ежик может идти, может бежать, может подпрыгивать, но не стать птицей и полететь.
  - Ты не учитываешь Силу, - заметила Антонина.
  - Поподробнее можно? А то отдельные нехорошие личности ничего не пояснили, - и Юля укоризненно посмотрела на пасынков Кати.
  Те просто усмехнулись и на недоумение остальных Денис ответил:
  - Юлиане было любопытно, что мы можем, ну мы и ответили...
  - Точнее послали - к Шаману, - фыркнула Юля.
  Все улыбнулись. Антонина продолжила:
  - Люди разные один на улице, или зажатый в автобусе, или в окружении семьи.
  - Да, это учитывается, но еж он и есть еж, а не птица.
  - Сила, - пояснила Антонина.
  - Поясните? - попросила Юля.
  - Ты до этого видела детей в чистой среде. А здесь есть Степа и малышня, - улыбнулась она.
  Как ни странно, ни дети, ни малышня не возмутились. Чудны дела твои Господи.
  - Смотри, допустим, Коля сине-зеленое пятно, Егор тоже, но чуть другого оттенка. Ты видела их вместе, но без Степы, верно? Его синева не откладывала отпечаток. А сейчас получается Степа и четыре пятна детей.
  - Зелень вас и что-то не знаю, золотистое от Кати? - закончила Юля.
  Учесть Силу, которую она не видит и не различает, сложно. Придется вводить какой-то совсем непонятный фактор.
  - Почему зелень? - удивилась Антонина.
  - Если ваши дети сине-зеленые, а Шаман синева, значит вы зелень, так?
  - Так, - подал голос Шаман. - А Катя не золотая, а серебристая. Она разбавляет и Егора и детей, уже заметно.
  - Надо же... серебристый, - задумчиво сказала Катя.
  Юле хотелось спросить, какого цвета были покойные жены Егора и Николая, но она поняла - сейчас этот вопрос будет неуместен. Но Антонина неожиданно сказала:
  - Есть люди с цветом, а есть просто предметы. Те, которые приходится обтекать, препятствия на пути, не вносящие пользы, но порой приносящие вред.
  - Стоячая вода? - кивнула Юля. - Понятно.
  - Кто о чем, - недовольно заметил Николай.
  - О вечном, но раз отвлеклись и почти разобрались. Завтра на охоте посмотрю еж или птица.
  - Или мутант - еж с крылышками, - предложила Катя.
  - Добрая такая, - хмыкнул Егор.
  - Да, такая.
  И Катя снова стала излучать сияние, его буквально увидела Юля, даже несмотря на отсутствие способностей. Потом началось обсуждение завтрашнего маршрута, тут активно включились подростки, а Юля снова поняла, что ничего не понимает. До этого они молчали, хотя для их возраста, характеров и воспитания подобное должно быть не характерно. Но такое впечатление, что дети слушали, и запоминали, а теперь вопрос, непосредственно касающийся всех, вызвал обсуждение и оживление.
  Уточнив главный вопрос, кто идет - прояснился маршрут: раз Катя и бабушка не со всеми, значит Черная скала. Уточнив, что можно ждать от Юли все успокоились, предположение, будто она самое слабое звено вызвало недоумение, мягко говоря. Катя негромко хихикала, понятно, что дети судили по ней, но так категорично?
  Вечер прошел быстро, к тому же в одиннадцатом часу все разошлись, завтра будет насыщенный день. Юле выделили гостевую спальню с собственной ванной. Катя призналась, дом не рассчитан на такое количество гостей, как и у всех. И у Николая и у Шамана большие дома, но при сборах всех приходится потесниться. Правда у Шамана проще - дети ночуют в шатре из шкур и Катю обещали взять с собой в следующий раз. Юля еще посмеялась, это и есть признание.
  В начале пятого началась организованная суета. Быстрый завтрак, сборы, готовность. Как оказалось, до начала маршрута будут добираться на вертолете. Две машины ждали на краю поселка. Тряска, болтанка, никакого удовольствия, сразу чувствуется военные пилоты, только они так могут относиться к пассажирам. Высадка, это прыжок с полутора метров. Юля все не могла понять, это специально или для нее старались? Судя по выражениям лиц детей - для нее.
  Но самым неожиданным стало поведение Шамана, судя по его движениям, навык выпрыгивать из вертолетов вошел в кровь. Занятное прошлое, еще бы узнать, какое? О шамане все узнали лет двадцать назад, что было раньше тайна. Никто ничего внятного не говорит, кроме убеждения, что он местный, никакой определенности нет. По бумагам тот всю жизнь проработал лесничим в отдаленной местности. Но у лесничих не бывает навыка десантироваться из вертолетов. Николай и Егор пошли по стопам отца и возникли вместе с ним. Что было раньше?
  Юля размышляла об этом по дороге. Первым шел Шаман, за ним Денис и Игнат, потом Юля, следом Илья и Сергей. И где-то там, в конце, Николай и Егор, судя по негромким отголоскам братья что-то обсуждали. К удивлению Юли подростки хорошо чувствовали и знали лес. Это девушка поняла, задав пару вопросов идущему следом Сереже. Тот отвечал, легко ориентируясь в растениях и следах животных. Постепенно около Юли собрались подростки, и тут она смогла отвести душу, начав выяснить все о Силе. Просто рассказывать они не могли, понимая многое интуитивно, или не хотели, зато, перейдя на конкретику, стало проще.
  Неожиданно все резко остановились. Перед ними стоял невозмутимый Шаман, он дождался пока подойдут все и веско сказал:
  - Так, мы либо охотимся, либо идем домой. Кружки по интересам организуете дома. Ясно?
  Все мигом согласились. А дальше случилась рокировка, Егору в напарники достался Илья, Шаман забрал с собой остальных, а Юля пошла с Николаем. Некоторое время они шли молча, перекинувшись парой фраз, потом Юля не выдержала:
  - Это нормально? Такое распределение?
  - Отцу виднее, - отозвался Николай.
  - Уверен? У тебя руки чешутся меня задушить, причем буквально.
  Николай резко остановился и сжал руки, а потом прорычал:
  - С твоим появлением вся жизнь пошла наперекосяк.
  - А?
  Юля была в шоке. Причем тут она? Они же никак не пересекались. Но Николая уже понесло, и он высказывал все что накипело. Оказывается, прямо или косвенно Юля умудрилась затронуть основное и самое ценное - семью, показав, какими могут быть нормальные женщины. Пониманием чужих слабостей, появлением Кати, показавшей детям, что может быть иначе. И сыновья впервые за столько лет спросили - почему? Его собственная мать начала давить - Коля одумайся, еще не поздно. А мать - ворожея это сила, которой сложно противостоять. Отец обычно поддерживающий, сказал 'твое решение - отвечай сам'. Вчерашнее общение и никакого страха, когда в руках Илюшки загорелось печенье. Просто смахнула, накрыла тарелкой и начала выяснять, где мазь от ожогов. Ну, Юля несколько удивилась этому факту, но еще больше заинтересовалась, о чем сегодня и спросила. Оказывается, ее интерес к Силе тоже вызвал негатив. Ее вопросы заставляли детей задумываться, они редко выясняли свои возможности, принимая их как данность, а тут стали прикидывать, что можно и что нельзя. У Николая и Егора это осознание тоже пробудила мать. И вся эта смесь эмоций переполняла.
  Юля слушала и поражалась, умный, вроде, мужик, но такие глупости. Как в детстве: захотел, увидел, а нельзя.
  Шаг вперед и поцелуй. Резкий. Отрывистый. Страстный. Пара мгновений ушла у него, чтобы осознать, что к чему, а потом Николай ответил. Порывисто и жарко. Никогда не понимала прелестей мужчин с бродами, но ощущения оказались неожиданно приятными. Юля расслабилась. Поэтому не возражала против дерева, к которому ее прижали, и даже сама обхватила ногами его за талию. Напор. Агрессия. Страсть. Юля, чуть потершись грудью, смогла убрать ненужную агрессивность, краем сознания усмехнувшись глупости. Вот что он мог почувствовать через ее и свою одежду, но зафиксировал движение и ослабил напор.
  Секс облокотившись о дерево в лесу - первый раз в такой обстановке. Не то чтобы фантастически приятно, но довольно занятно. Вопреки своим ожиданиям Юля тоже достигла разрядки.
  Потом она слушала, как медленно восстанавливается надсадное дыхание у Николая. Он вдруг усмехнулся.
  - Ты совершенно другая.
  - Фиолетовая в крапинку? - предположила Юля.
  - Нет. Ты прозрачна, как проявитель, но умудряешь показать все худшее. Наверно, и лучшее можешь, но и этого достаточно.
  - Проявитель? Не уверена, что это комплемент.
  Он вдруг расхохотался, Юля шевельнулась, пробуя освободиться, но он не пустил. Второй раз был медленнее и приятнее, хотя по-прежнему экзотично: лес, дерево, птички, романтика.
  О чем Юля тут же и сообщила. Николай вдруг на редкость серьезно спросил:
  - Уйдем?
  - Не поняла?
  - Уйдем вдвоем?
  Вдруг она осознала, для него это много значит - некий рубеж, показывающий дальнейшее. И так же отчетливо поняла, все дальнейшее - ее решение. Может пойти и остаться с Николаем, попробовать построить жизнь вдвоем, или отказаться и каждый пойдет своей дорогой. Николай станет временным любовником.
  Чего она хочет? И Юля вдруг растерялась и испугалась, она не готова, не ожидала, что это будет так. Ни подумать, ни проанализировать, просто сделать шаг. Она никогда ни шагала, не рассчитав вероятности приземления.
  Николай ждал, давая ей время, но немного.
  Лес. Природа. Мужчина. Выбор.
  - Пойдем...
  Он просто улыбнулся. А потом, непонятно почему, стал скидывать часть амуниции.
  - Коль?
  - Убирай ненужное, - отозвался он и помог Юле разоружиться.
  Оружие, припасы, неприкосновенный запас - все осталось на полянке.
  - А... - начала Юля недоуменно.
  - Пошли. Ты мне веришь?
  - Да.
  - Идем.
  И они налегке пошли в лес, насколько ощущала Юля в сторону от основного маршрута. Через несколько сотен метров Коля пояснил:
  - Наши заберут вещи, не волнуйся.
  - А можно вкратце объясниться?
  - Мы идем ко мне домой.
  - Через лес?
  - Да.
  - Это шесть часов езды?
  - Или полтора на вертолете, - согласился он.
  Юля расхохоталась, но пошла следом.
  
  Когда из леса вернулись не все, Катя даже опешила:
  - А где остальные? Нет, я понимаю Юлька, она довела своими просьбами превратиться в туман, ежика, птичку или таракана, но Николай? Он-то что сделал?
  Дети засмеялись, но пояснила, как ни странно, Антонина.
  - Они пошли домой.
  - Не понимаю.
  - Они замечательно друг другу подходят, - улыбнулась почти что свекровь. - А лес позволил осознать это. И теперь они вместе через лес пошли домой.
  - К Николаю, это куда ехать шесть часов?
  - Да, за несколько дней дойдут. Им нужно побыть вдвоем.
  Катя в растерянности посмотрела на Егора, но тот просто пожал плечами.
  - А вы не думали, что после общения с фиолетовой Юлей, Николай станет в полосочку? - не удержалась Катя.
  - Юля бесцветна, она проявитель, показывая лучшее и худшее, в человеке, - невозмутимо отозвался Шаман и напомнил. - Надо разделать добычу.
  Он и дети ушли, Антонина, захватив посуду, пошла следом. Только Егор остался, он обнял все еще растерянную Катю:
  - Ты чего?
  - Юлька, она специфическая...
  - Именно такая Кольке и нужна, чтобы не он дергал за поводок, а его, - усмехнулся Егор.
  - Добрый ты.
  - Может злой, но брат стал меняться не в лучшую сторону, надо полагать теперь это остановится, а может и обратится вспять. Да и ребятам с ней хорошо.
  - Да, но... я как-то не думала об этом. Из моих знакомых Юле никто не подходил, - призналась Катя.
  - Ты так хорошо знаешь Кольку? - поддел ее Егор.
  - Нет, просто не ожидала. Хотя твоя мама сегодня сказала то же самое. В смысле она попросила меня собрать вещи Юли.
  - Вот видишь, мама лучше знает.
  - Наверно.
  Потом была готовка дичи, голодные охотники смели все. Разговоры о Юле и ее вопросах, что заставило задуматься и насколько поняла Катя, вызвало готовность попробовать. Только сейчас она поняла, что толика подспудного напряжения присутствующая всегда на семейных сборах пропала. Видимо нотку диссонанса вносил Николай, а теперь, когда его нет, это стало заметно. И, похоже, не только Кате...
  
  Юля.
  Неделя в лесу стала лучшим событием за всю ее жизнь, и Юле не очень хотелось возвращаться в реальность. Судя по Кольке, он полностью разделял ее мнение. Он мимоходом демонстрировал как навыки выживания, так и способности, вроде разведения огня от пальцев или подманивание дичи. А еще он прекрасно знал направление и смеялся, к дому у него как компас настроен, так же точно мог показать нахождение дома Егора или отца.
  Они то разговаривали, не умолкая, то просто наслаждались тишиной. С ним не надо было что-то строить и корректировать свое поведение, можно было просто быть собой. На третий день пути Николай тоже скинул шелуху. Уже под конец пути Юля осознала, что он изменился, став проще и понятнее. А может моложе, ушел груз статусности, и появилось нормальное поведение адекватного человека.
  Кстати именно сейчас Юля получила ответ на давно интересующий ее вопрос - кто такой Стас? Вроде в прямом семейном древе такого человека не наблюдалось, но он был и пользовался авторитетом Шамана.
  Оказалось все элементарно и просто - Стас внук сестры матери Антонины. Так вышло, что в пятнадцать он остался один и Антонина взялась его опекать, несмотря на сопротивление своих мужчин. Но пока из-за ее отношения жалости или еще чего Стас жил, прикрываясь именем Шамана. Коля нехотя признал, что родственник давно у них поперек горла, но сделать пока ничего нельзя.
  Юля почувствовала, но кажется, поняла, зачем это нужно. Терпение и человечность не были основными достоинствами мужской половины семейства, а тут приходилось проявлять нехарактерные для себя черты. Умная у нее свекровь, Юле повезло.
  
  Они вышли у небольшого декоративного каменного заборчика, высотой по пояс. Занято. Колька перепрыгнул и подал руку Юле, та легко соскочила следом. Тут нарисовалась два волкодава и, припав на передние лапы, принялись выражать радость от встречи с хозяином. Значит пришли. Юля осмотрелась, но ничего не разглядела из-за густого тумана - причем в одной стороне. Везде в остальном была хорошая видимость.
  - Это маскировка такая? - задумчиво спросила она.
  - Это дети одни дома, - хмыкнул Коля. - Пошли порядок наведем.
  - Одни?
  - Родители такого бы не допустили. Да, что за чушь?
  Он стал размахивать руками, разгоняя туман. Тот нехотя расползался. Юля шла следом и старалась не рассмеяться. Дом появился неожиданно, вырос из тумана, как в ужастике.
  - Вы что творите? - рявкнул Коля, входя в дом.
  В большом светлом пространстве на полу был нарисован круг мелом со свечами-таблетками, стоящими на равном расстоянии. Внутри сидели Илья и Сергей и смотрели на чашу с водой, откуда выползал туман...
  - Блин, народ, рада вас видеть, но если это маскировка туманом, то она не удалась, - сообщила Юля.
  - В смысле? - подал голос Серега.
  - В прямом. Туман клубится по забору, не выходя дальше. А везде рядом солнечный день. Сказать честно - похоже на ужастик. Но если это вы нас так встречали, то получилось классно.
  - Спасибо, - поблагодарил Илья. - Мы репетировали.
  Коля, вернувшись откуда-то с пучком трав, поджог их и обкурил детей и круг ароматным дымком. Туман рассеивался.
  Юля разулась и сняла куртку.
  - Вы мои вещи не захватили? И Леське не позвонили?
  - Вещи привезли, - отозвался Сережка, наводя порядок. - А твоей сестре звонил дед, потом она нам перезванивала.
  - Она всегда такая разговорчивая? - удивился Илья.
  - Да. Но обычно разговорчивее.
  - Так бывает?
  - Поедем в гости, убедитесь сами, - отмахнулась Юля. - А где бы найти ванну?
  Тут вернулся усмехающийся Колька.
  - Ну, устроили, пол участка разворотили.
  - Тренировались становиться ежами? - заинтересовалась Юля.
  - Маскироваться. - Пояснил Коля. - Юль, пошли в баню. Спасибо, что натопили.
  - Да ладно, - отмахнулся Илья. - Мы вас ждали.
  - Почувствовал?
  - Неа, - рассмеялся Илья - Бабушка позвонила.
  - А так вообще предчувствия на что работает? - спросила Юля. - На жизнь? Учебу?
  - Юль... - позвал ее Коля.
  - Да?
  - Успеешь выпытать все, никуда они не денутся, - рассмеялся он. - Пошли, помоемся.
  - Ладно, уговорил. Я мигом, - заверила она усмехающихся детей.
  Те заверили, что пару часов переживут сами.
  Большая продуманная удобная баня, Колька, в качестве банщика и удовольствие. Несколько часов пролетели незаметно. Потом они выбрались в дом, где поужинали приготовленным детьми, и стали рассказывать о пути. Дети слушали и задавали вопросы, потом вопросы начала задавать Юля. Разговорить детей было сложно, но она справилась. Постепенно напряжение, возникшее еще в самом начале, сошло на нет. Потом дети принялись рассказывать о своих успехах в осознании Силы, Колька пару раз хмыкнул, но, получив локтем по ребрам, затих, лишь издалека поправляя и подсказывая. К ночи все расслабились...
  Потом было суматошное утро, сборы в школу и на работу. Юля почему-то тоже оказалась втянутой в этот привычный, видно, бедлам. Осмотр дома, покупка продуктов, готовка, уборка, Юля смеялась, вспоминая распорядок Кати в первое время.
  Правда, у нее было интереснее - подавали голос любовницы Коли. Недолго, пару дней, пока, выслушав аргументированное мнение о себе, они не пошли жаловаться Коле. Тот разъярился, и на пару дней утихло всё и все. Местное общество еще не раз и не два пробовало ее на зуб, правда, результат был неожидан для большинства, Коля не мешал развлекаться.
  Юля перевезла свои вещи и оборудование, постепенно переходя на удаленную работу по проверке фирм Рината. Потом посмотрела кое-что у Коли, нашла пару несоответствий в отчетностях, кто-то застрелился. А Юлю сочли стервой, на порядок опаснее самого Николая, чем невероятно ей польстили. Отдельное развлечение доставляли пасынки и сестра. Леська почему-то решила, что ее удерживают силой и приехала спасать, вооружившись, как положено. Конфликт не разгорелся благодаря вмешательству Коли и появлению самой Юли. Нельзя сказать, что муж, а роспись он организовал за три дня, как и усыновление сыновей, был в восторге, но согласился с доводом о разной родне, к тому же, как понимала Юля, но возможно не осознавал он сам, ему понравилась такое стремление помочь, даже созданием вооруженного конфликта.
  Потом Леся приехала в гости с детьми на недельку, пока Ринат улаживал дела в Москве, и привнесла суету в обыденность семьи. Два маленьких ребенка, неугомонная тетка и охрана, расползшаяся как тараканы кто куда, это впечатлило парней. А довод: 'Привыкайте, рожу вам сестру, что делать будете?' оказался лишним. Подростки уехали к деду, подумать.
  Правда в ответ появилась Антонина, сумевшая навести немного порядка и принесшая в порядок большой травяной сбор для Леси. Не то, чтобы сестра кардинально изменилась и стала воплощением умиротворения, но порой начала сдерживаться. Периодами, когда сама считала нужным. К тому же Антонина подтвердила словами Юли о дочери, она уже была беременна.
  К счастью тут вернулся Ринат, и Леса укатила домой, зато в гости приехала Катя с детьми. У Егора намечалась долгая рабочая поездка, и чтобы было веселее, они перебрались на пару недель. Коля лишь усмехался и не возражал против гостей, в самом деле, не возражал, чем заметно удивлял окружающих. Правда, выяснилось, что у него были свои планы уйти с Юлей в зимний лес на пару дней. Та пришла в восторг от этой мысли: палатка, муж и лес, как мало надо для счастья. Оказалось ничего, и четыре дня пролетели моментально, потом пришлось возвращаться. Правда дом был на месте и даже без спецэффектов: Катя спокойно управлялась со всеми детьми, которые полностью погрузились в изучение собственных способностей. Такой удачный момент - отсутствие тотального контроля и мягко сдерживающий фактор - Катя. Оказалось, Шаман тоже отбыл по своим шаманским делам, и детям представилась полная свобода. Юля порадовалась за детей, до вечера. Пока не заметила, что у псов глаза светятся. Коля опешил от этого и главное никто ни он, ни парни не смогли объяснить, как так получилось и можно ли это отменить. Было решено подождать возвращения Шамана, который точно в состоянии ответить на этот вопрос.
  Юля с удовольствием выслушала Катю, медленно отбивающую свой уголок самостоятельности, Егор, нехотя скрипя сердцем согласился с ее работой детским массажистом. К счастью у Юли таких проблем не было, муж понял необходимость разграничения пространства и выделил кабинет под ее нужды.
  Домашние хлопоты, повседневные проблемы, пусть и приправленные налетом необычного. Муж, дети, псы со светящимися глазами, сестра, периодически выдающая гениальные идеи. Обычная жизнь обычной женщины, поняла Юля, устроившись в гамаке с кружкой очередного травяного чая. Как мало надо женщине для счастья.
Оценка: 6.49*28  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"