Вихарева Анастасия: другие произведения.

Когда у Золушки критические дни (глава 1 - 5)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Любовь есть, и любовь взаимна, вот только одной любви мало, когда одну ненавидят и мечтают удачно сбыть с рук, а второго желают заполучить в мужья толпы охотниц за принцами... https://litnet.com/ru/book/kogda-u-zolushki-kriticheskie-dni-b123491

  Глава 1
  - Золушка, несносная девчонка, куда ты опять пропала, немедленно явись в кабинет отца! - надрывно кричала мачеха на весь замок.
  Ага, сейчас!
  Три косяка за вчерашний день! Тарелку разбила, когда посуду мыла - раз. Задумалась. Перепутала лист багряника с листьями ядовитого плюща, добавив вместо приправы - два. Лица у всех все еще опухшие и перекошенные. Тут даже гадать не надо, кто подменил подписанные крышки на банках, чтобы меня подставить. Платье у сестрицы сожгла - три. Любимое. Новое. Очень уж захотелось восстановить справедливость.
  - Золушка, если сейчас ослушаешься, тебя еще больше накажут, - саламандр Иксер залез на мою лапу, хрумкая принесенные с кухни угольки.
  - Ну и пусть! - я утерла лапой крупную слезу, скатившуюся по моей несчастной морде. - Как только закончу эту бесполезную Академию, улечу далеко-далеко отсюда, - замечталась я, глядя за вершины окружающих нас гор. - И не называй меня этим противным именем!
  - Нормальное имя, - Иксер потянулся к блюду с угольками лягушачьей лапой, прихватил длинными пальцами горсть черных комочков, кинул в рот, заработав челюстями. Из пасти с широкими зубами, способными перемолоть самый твердый камень, посыпалась черная крошка. - Хочешь, я буду называть тебя Лавой или... Вулканицей?
  - Не хочу, - буркнула я. Дело не в имени. Для всех я полукровка, рожденная матерью-кукушкой непонятно какой расы и сразу после моего рождения подброшенная отцу с запиской: "Поздравляю, у тебя дочь!". Пеленки, в которые меня закутали, я сожгла, поэтому лежала в золе - отсюда и имя.
  Нет, все было бы не так плохо, если бы в доме ко мне относились, как к члену семьи. Среди драконьего народа рождение полукровок даже приветствовалось. Новая кровь, новые грани магических способностей, новые члены общества, которые, в общем-то, рождались редко. Но из меня дракон получился так себе - неказистый недомерок, не способный как следует дымом плюнуть. Дома я - прислуга, отрабатывающая хлеб, в Академии - белая ворона, объект для насмешек и издевательств. Все, кому не лень, практиковали на мне огненную магию. И правила Академии этого не запрещали - дракон должен уметь постоять за себя. А мне драконья магия давалась тяжело, особенно, боевая. Вместо огненных шаров - радужные сферы, взрывающиеся праздничным салютом, вместо огненной стены - радужное сияние, через которое даже человек мог легко переступить. Лучше, чем у других, у меня получалось только лечебная магия, чтоб уж совсем не признали непригодной к обучению.
  Мачеха меня ненавидит. Она гордилась, что она с отцом - истинная пара, от других партнеров детей быть не должно, а тут я, как гром среди ясного неба, разрушительница семейной идиллии и статуса добропорядочного семейства.
  Отец чувствовал себя перед мачехой виноватым. Он и думать не думал, чем обернется ему маленькая интрижка в человеческих землях, во время карнавала, устроенного в честь прибывшей делегации из драконьего государства. Танцы с незнакомкой в таинственной маске, выпитые бочонки хмельного эля, полная голубая луна над озером, укромная беседка, увитая цветущими и возбуждающими лианами архимунки - он просто не смог ей отказать. Когда меня подбросили, он даже пытался отказаться от отцовства, но маги Высшего Совета, проведя соответствующие исследования, подтвердили - я его дочь.
  Отца мачеха простила. Идти-то все равно некуда. Если жена разводится с мужем, должна вернуть свадебные дары - замок с участком земли на склоне одной из гор на драконьих землях, где поселилось ее многочисленные родственники. А меня, естественно, прощать никто не собирался. Пытаясь от меня избавиться, она еще лет семь назад уговорила отца пообещать меня в жены старому прижимистому вдовцу, пережившему четырех драконниц. И родители с радостью избавились бы от меня в тот же день, если бы не единственная заминка: нельзя отдать драконницу замуж, пока она несовершеннолетняя - а таковой я буду до окончания Академии.
  Дни летели неумолимо, приближая страшный день, когда старый муж запрет меня в каменном замке в самой дальней провинции, и моя жизнь превратится в нескончаемую череду одинаковых дней и ночей со старческими ревнивыми нравоучениями, хриплым кашлем и храпом. Свадьба была уже назначена - через месяц после окончания Академии. Но, вместо смирения, я решилась на побег, складывая в небольшой пещере - удлиненный грот, ставший моим укромным местечком - все, что могло мне пригодится. Магические книги, в надежде, что однажды смогу усовершенствовать свою магию, найденные в горах камни, которые ценились в человеческих землях - жалованье мне, как получала прислуга, никто, естественно, не платил, человеческую одежду, ставшую ненужной моим сестрам. И часто пряталась, чтобы в замке привыкли к моему долгому отсутствию, не хватившись меня сразу после побега.
  А поиски будут, драконья королевская служба не успокоится, пока не вернет назад...
  Это только считалось, что драконницы свободны, а на деле, переходили из рук в руки - отец, муж, братья. Если таковые отсутствовали, опекуна назначал Совет. И все это ради процветания расы.
  Например, по закону, драконы не имели права вливаться в общество людей, чтобы однажды не стать им чем-то обязанным, а это непременно произойдет, если драконы начнут селиться в человеческих землях. Это люди служили драконам, и даже самый нищий из нас имел деревеньку с крестьянами и ремесленниками, которые платили земельную ренту, выращивали скот, обрабатывали добытые в горах камни, выполняли работы по замку. Нас с рождения приучали к мысли, что короткоживущие расы - низшие существа, с ними нельзя иметь дело, они лживы, жестоки и алчны, и опасны, поскольку плодовиты. Но мне, выполнявшей работы по хозяйству наравне с ними, было доподлинно известно, что не все они таковы, что среди них есть добрые, честные и очень порядочные, готовые делиться последней краюшкой хлеба. Люди-друзья сочувствовали и помогали мне, рассказывали, что творилось за драконьими землями, о своих обычаях и традициях, и о том, что даже самый слабый маг в человеческих землях мог неплохо устроиться, и уж мне, которой лучше, чем другим, давалась лечебная магия, по их словам, цены не будет, и я охотно расспрашивала их, что сколько стоит, где и что можно купить, много ли разбойников и на что они способны, и какие там есть учебные заведения и чему учат.
  Что ж, мне подходит.
  Одно огорчало, я больше не увижу своего принца. В Академии он был самым лучшим. Высокий, сильный, темноволосый, со смеющимися искрами в зеленых глазах. При одной мысли об нем, извергались потоки слез, с которыми я ничего не могла поделать. Даже одним глазком увидеть его - стоило того, чтобы весь день терпеть унижения в Академии. Один мимолетный взгляд - и сердце еще долго восторженно замирало и билось, рисуя в воображении яркие картины, как мы держим друг друга за руки, смотрим друг другу в глаза, как он дарит мне долгий и страстный поцелуй. Я представляла это так явственно, как будто все происходит на самом деле. А перед сном послушно закрывала глаза и с улыбкой уносилась в миры Морфея, когда в ушах звучал нежный бархатный голос, желавший мне "Спокойной ночи, воробушек!".
  Увы, не я одна мечтала о принце: вся девушки Академии факультетов среднего уровня вываливалась на переменах во двор, в надежде, что элитным группам факультетов высшего уровня, в которых получали образование отпрыски знатных родов и королевские стипендиаты, понадобится перейти из одного корпуса в другой. Нас с ними объединяло лишь громкое название "Королевская Академия Драконов имени короля Мартина Первого" да преподаватели, успевающие вести предметы и там, и там. Они, скорее всего, даже не замечали нас, притаившихся за невысокой каменной оградой. Так что иллюзий я не питала, понимая, что мои мечты останутся мечтами, тем более, стать невестой принца можно было только через жесткий отбор невест, который проходил раз в пятьсот лет и осуществлялся по каким-то древним правилам. А учитывая то, что на отбор невест слетятся принцессы со всех земель и государств, шансы падали до нуля не только у меня, но и у первых красавиц королевства.
  На этот отбор приглашали не только драконниц. Мать принца, наша королева, была чистокровной демоницей, принцессой нижнего мира. Когда-то этот союз положил конец многолетней вражде, дав начало крепким отношениям между верхними и нижними мирами. Вот уже пятьсот лет часть наших земель принадлежала расе демонов, а драконы получили богатые ресурсами земли в нижнем мире, а принц, будучи наполовину демоном, а наполовину драконом, гарантировал защиту и процветание обеим расам.
  Я для себя уже все решила: как только получу диплом - а до его получения оставался месяц - отправляюсь в человеческий мир. Если мачехе нужны земли старика, пусть выдает за него моих сестер, Ядвигу или Огневицу, а я осмотрюсь и попробую отыскать свою мать. Обычные человеческие женщины, вынашивая драконов или демонов, как правило, умирали еще на начальных этапах беременности, но моя мама, судя по ее магии, которая досталась мне от нее, была не просто человеком, а очень сильной ведьмой, так что мысли о ее смерти я не допускала. Пусть она отдала меня, но обиды у меня на нее не было. Существовал закон, по которому она обязана была это сделать, а иначе и ее, и государство, скрывшее факт рождения дракона, подлежало жестокому наказанию. Маленькие дракончики жгли все вокруг, драконья ипостась, набирая вес и силу, требовала много пищи, и пока не существовало этого закона, дракончики часто погибали от рук напуганных человеческих обывателей.
  - Золушка, а когда мы полетим в человеческие земли, ты меня в лапах потащишь? - спросил Иксер, уставившись туда же, куда смотрела я. - Привязаться веревкой будет надежнее. На границе купим лошадь. И глубокую телегу. Крестьянскую. Она внимания меньше привлечет. И все влезет. Спать будем в ней, а если дождь, пологом накроемся.
  - Иксер, тебе нужно держаться ближе к вулканам, - вздохнула я. Мне было трудно представить, что я окажусь далеко-далеко без единой знакомой живой души. Особенно без Иксера, который успевал все продумать наперед.
  - Можно, - уверенно заявил Иксер. - Я уже год сплю в камине. А еще я могу греться в костре. Пара часов, и я как новенький. Кстати, я достал карту человеческих земель, - мой друг проковылял к ящичку, достал оттуда свернутый лист, развернул передо мной. - Там тоже есть и горы, и вулканы, где я смогу раздобыть себе еду. Мы можем поселиться неподалеку.
  - Там нас станут искать в первую очередь.
  - Если догадаются, что ты не одна. Вытащим из тебя ипостась твоей мамы, перекинешься, тогда нас никто не найдет. Я уверен, она не человек. Среди людей нет магов с радужной магией. Твоя магия особенная - живая, и мы однажды узнаем, какая раса ею владеет.
  - Ты думаешь, в мире людей много тех, кто дружит с саламандрами? - я вернула себе человеческую ипостась, сев на камень рядом, почесав Иксеру за ухом.
  - Мы тоже немного владеем магией, - Иксер немного изменил форму, оброс длинной шерстью. Теперь он походил на здорового горного пса, которых люди использовали для перемещения грузов в горах.
  - А если в человеческих землях не живут саламандры? Ты будешь там совсем один.
  - И ты тоже. Вообще-то, мы родом из нижнего мира. Не думаю, что мой вид осел только в землях драконов. И я буду первый, кто это выяснит. Не уговаривай, я уже все решил, - не дал он мне возразить. - Кто-то должен тебя охранять!
  Я обняла Иксера за шею.
  - Золушка! - истошный крик с балкончика моей комнатушки резанул уши. - Немедленно явись в кабинет отца!
  - Золушка, если нас отправятся искать, найдут и наше укрытие, и наши запасы. Тогда они все поймут, а тебя запрут под замок до свадьбы, - Иксер взглянул на меня с сочувствием, но твердо.
  Он был прав. Теперь, когда к побегу почти все было готово, не стоило раздражать мачеху.
  - Иди, - напутствовал он меня. - А я спущусь на нижние уровни, попробую еще найти ценных камней в дорогу. Эх, добраться бы до жилы! - помечтал он. - Но она очень глубоко. Пока я добрался только до боковых ответвлений. Но, если попросить мою родню, за пару недель откопаем. Я прямо чувствую, как они там растут и растут! - Иксер потянул воздух носом, прислушиваясь к себе.
  - Ты чувствуешь камни? - догадалась я - у Иксера был отменный нюх на камушки.
  - Это наша тайна, иначе драконы заставят на них работать. И... прощай свобода! Так что я тебе ничего не говорил, - трусливо спохватился он.
  Я защипнула губы двумя пальцами, показывая "молчок". Проскользнула в боковой проход грота, выйдя у разрушенной временем и талыми ледниковыми водами каменной кладки замка, юркнула в дыру, спрыгнув на каменный пол забытой всеми кладовки. Прошла потайным ходом, которые разветвлялись по всему замку.
  Отец купил этот замок уже построенным, лабиринт потайных ходов, скорее всего, в документах отсутствовал. Иначе он знал бы, как легко подслушать разговоры в его кабинете. Так я узнала о моей свадьбе с родовитым и богатым стариком, живущем на куличках драконьих земель, и о том, что главная цель этого события "оставить в семье", а по-простому, захапать его земли и замок, выдав меня замуж после смерти жениха за одного из мачехиных братьев. Мачеха распланировала все до мелочей, не учтя только одного - ни в какой замуж я не собираюсь, даже если потащат на аркане. И когда мне, еще малолетке, сообщили о помолвке, представив "жениху", я отреагировала спокойно.
  Нет, ну нельзя же трепать себе нервы по пустякам.
  Вышла в общий коридор в одной из глубоких ниш через потайную отодвигающуюся в стене дверь. Зажав книги подмышкой, прошла по коридору. Мачеха и сестры уже вышли из моей комнатушки, бывшей в прошлом кладовкой, направляясь к себе. Заметив меня, остановились. Мачеха с перекошенным от ярости лицом, сестры с выжидательно-ядовитыми усмешками.
  Учатся у матушки изводить домашних.
  - Где тебя черти носят? - мачеха грозно сдвинула брови, уперев руки в бока.
  - Простите, матушка, готовилась на берегу к экзаменам, - я низко присела в книксене, склонив голову. - Уснула нечаянно.
  - Уснула?.. Уснула она! - мачеха взбесилась, схватила за шиворот и потащила в кабинет отца, толкая впереди себя.
  Сопротивляться бесполезно, мачеха на две головы выше и физически сильнее. Драконы вообще отличались высоким ростом, это мне не повезло с наследственностью. Сестры с радостными лицами поперлись за нами.
  Перед кабинетом мачеха обернулась, шикнула на них и захлопнула перед носом дверь.
  - Немрут, эта несносная девчонка спала, пока я искала ее по всему замку! - с ходу начала жаловаться она. - Ты только представь, что натворила эта неблагодарная тварь! Она сожгла платье Ядвиги! Платье, которое я планировала на выпускной бал! Теперь придется покупать новое. Она специально это сделала! Ей не жалко чужое добро! И разбила тарелку из нашего любимого сервиза. Который родители подарили! И отравила нас тоже она!
  Отец устало вышел из-за массивного лакированного деревянного стола, заложив руки за спину, подошел ко мне, нависнув грозной тенью.
  - Зачем ты все время перечишь матери? - сдвинул брови, глядя сверху вниз. На меня все родственники смотрели сверху вниз.
  - Я нечаянно, правда, я ведь тоже ела вместе со всеми, но моя магия... - последнее обвинение было серьезным. Отец махнул рукой, отвернулся. Спросил, возвращаясь за стол: - Что ты предлагаешь?
  - Я бы закрыла ее... - она торопливо поджала губы, а спустя мгновение выпалила: - Я бы выпорола ее, как следует! Во дворе перед слугами, чтобы знали, как потакать ей.
  - Ингира, ты же знаешь, мы не можем этого сделать, - мягко остановил ее отец. - Что о нас подумают? Может, мы закроем ее... в комнате, с книгами... пусть готовится к экзаменам.
  - Вот еще, - фыркнула мачеха. - Немрут, не иди у этой скверной девчонки на поводу! Она только того и ждет! Через два месяца у нас торжество, приедут гости, - взглянула на меня. - Пусть хорошенько отмоет правое нежилое крыло, где мы планируем разместить гостей. Сверху до низу, все шесть этажей! И не кормить! Посидит на воде выходные, чтобы знала, кому обязана сытой жизнью! И носит воды, не обращаясь в дракона, сама, в человеческом теле... из реки!
  - Ингира, если она упадет в голодный обморок или свалится без сил, за выходные она не успеет отмыть гостевые комнаты, - призвал отец мачеху к здравомыслию. - Десять ведер. А на воде до утра. С лепешками. У нее всего три дня, чтобы справиться с твоим наказанием. В понедельник она должна быть в Академии, иначе нам придется объяснять директору ее отсутствие.
  Мачеха поджала губы в тонкую ниточку, наказание показалось ей мягким.
  - Иди за мной, мерзавка! - процедила она сквозь зубы.
  Глава 2
  - Мой воробушек опять наказан, - принц Максимилиан сдвинул брови, глядя в хрустальный кристалл. - Будь моя воля, я казнил бы ее родителей. Жаль, не могу услышать, о чем там говорят. - Ее мать - монстр.
  - Макс, если ты на ней женишься, у тебя будет самая трудолюбивая женушка в королевстве, - два друга и брата, демон Денир, сын дяди со стороны матери, и дракон Варт, сын дяди со стороны отца, возлежали на широкой кровати принца, дожидаясь, когда он налюбуется своей крошкой. - Почему бы тебе, твое высочество, не открыть ей чувства? Она уже почти совершеннолетняя, в ее возрасте многие девушки распрощались с невинностью, пробуя плотские утехи на вкус.
  - Хотите, чтобы ее съели живьем? - покривился принц. - Мой воробушек не доживет до того светлого дня, когда я смогу взять ее на руки и утащить в свою берлогу. Но через месяц она будет моей! - он хищно облизнулся и расплылся в улыбке, проведя ладонью по животу.
  - Макс, почему она? Помнится, про принцессу Энн Дюрт из нижнего мира ты говорил то же самое, и про драконницу Лаю Вертон с острова Рамор.
  - Да он много о ком говорил то же самое! - рассмеялся Варт.
  - Сложно сказать, - на мгновение принц задумался, прислушиваясь к себе. - Сердце. Когда я случайно поймал ее взгляд... Это огромные синие глаза напуганной лани... Все перевернулось! Ее запах... медовый пряный запах сводит с ума, а точеная фигурка так и просится в объятия. И магия светлых альвов... Мой воспитатель прорицатель Август предсказывал мне девушку с радужной магией.
  - Макс, не стоит воспринимать серьезно слова сумасшедшего старика. Он все время придумывал для нас сказки. Мне он предсказал старуху-оборотня!
  - Светлых альвов? - Варт заинтересованно привстал. - Почему ты решил, что ее магия - магия светлых альвов? Мало ли как природа тасует колоду, у твоей Золушки много отклонений от стандартов наших народов. Это всего лишь легенды. Во время нападения демонов и темных, не осталось ни одного. Они вымерли тысячи лет назад, как доисторическая живность.
  - В наших легендах не сказано, что их убили, - заспорил с ними демон. - Возможно, ушли в другой мир, запечатав его изнутри. Мой народ не планировал их убивать, мы воевали за клочок земли в верхнем мире. Другое дело, темные. Они могли бы, со светлыми у них вражда была еще со дня сотворения, но, в таком случае, куда делись трупы?
  - Макс, когда ты узнал о ее магии?
  - Недавно. Пытался понять, почему ее магия не похожа на магию драконов. Только магия светлых способна сделать огонь живым. Вы же видели, как по полигону бегали огненные снеговички, - вспоминая, принц рассмеялся. - Еще немного, они обрели бы плоть. Сдается мне, боги смилостивились над нами, вернуть их магию в наш мир.
  - Максимилиан, ты веришь, что этот недокормыш - твоя истинная? - скептически поморщился блондинчик Варт, отпрыск ледяных драконов. - А не боишься куколку раздавить? Она ж против тебя... - махнул он недвусмысленно рукой.
  - Мой воробушек, что хочу, то и делаю! - торопливо ответил принц, сердито взглянув на друга. - Она моя половинка, значит, у нас все будет идеально, я в этом уверен! Август-прорицатель предсказал мне истинную с радужной магией, когда я качался в люльке. Кстати, матушка согласилась, что нам стоит к ней присмотреться... Ну вы посмотрите, что творят! - указал он ладонью на шар. - Родители заставили ее таскать воду из реки, которая течет рядом с замком... Это бессмысленно, неужели у них нет колодца? Иногда мне кажется, что они пытаются сжить воробушка со свету.
  Варт встал с кровати, подошел к столу, заглянул внутрь магического хрустального шара.
  - Макс, неужели мы позволим твоей избранной набивать мозоли на нежных ручках? - он лукаво ухмыльнулся. - Если она твоя истинная, ты вправе ее опекать. Я бы не допустил, чтобы мою любимую равняли с простолюдинкой.
  - Ради твоей любимой, ваше высочество, я готов перетаскать всю реку, - лениво поддержал демона Варт. - Тут не так далеко, может, развлечемся?
  - Да, пожалуй, пора бы намекнуть ей о моих чувствах. Скоро наступит день ее совершеннолетия, когда она сможет, наконец, почувствует меня. Я должен быть рядом, чтобы ни с кем меня не перепутала. Воробушек, я иду! - принц поцеловал палец и дотронулся до хрустального шара. Миниатюрная девушка в шаре на мгновение замерла, оглянувшись, а после зачерпнула из реки воду огромной деревянной бадьей и поволокла ее вверх по каменной лестнице, ведущей к замку через луг.
  Но покинуть покои его высочество и их светлости не успели. В дверь постучали. Принц с друзьями тревожно переглянулись. Не дождавшись приглашения, в спальню принца вошла пожилая, но еще красивая статная темноволосая женщина, с красноватыми глазами.
  Денир и Варт вытянулись в струнку, склонили головы.
  - Ваше величество... - принц шагнул к матери, поцеловав ее руку.
  - Доброе утро, сын. Тебя вчера не было на Совете, я переживала, - глубоким грудным голосом произнесла королева.
  - Матушка, я знаю, о чем там шла речь, в моем присутствии не было необходимости.
  - Сын, когда станешь королем, ты не сможешь увиливать от своих обязанностей.
  - Матушка, это будет не скоро! - взмолился принц. - Я желаю долгих лет вам и моему отцу!
  - Знаю я, чем ты был занят, - королева шагнула к шару, заглянув в него. - Ты опять подглядывал за Золушкой. Ты в курсе, сын, что это противозаконно? До того дня, как ее объявят твоей невестой, ты не вправе даже взглянуть на нее. Я прикажу забрать у тебя все хрустальные шары. Конечно, мы с отцом благодарны этой девушка, что ты наконец-то созрел, чтобы остепениться, но ты должен быть готов к тому, что победа в отборе может достаться не ей. Даже прорицатели не смогут сказать наверняка, кто твоя пара, пока истинная не проявит себя в испытаниях.
  - Ваше величество, это исключено... Если это будет другая, внука вы не дождетесь! - пригрозил принц.
  - Если она твоя истинная, она победит, если нет, ты должен смириться. И пока она не победила, ты не имеешь права ее компрометировать. Со своей стороны, могу пообещать, что мы не станем настаивать на женитьбе, если твоей пары не окажется на отборе. Мы с отцом желаем тебе счастья.
  - Матушка, у моей Золушки радужная магия!
  - Никто не знает, как должна выглядеть и проявлять себя радужная магия, - парировала ее величество, заглянув в шар. - Это что? - она нахмурилась. - Ее родители сошли с ума, так издеваться над ребенком? Они хотят, чтобы она нажила себе грыжу? Куда смотрит Совет?
  - Матушка, мы хотим слетать и убедиться, что шар не врет, - принц слегка покраснел. - Или, на худой конец, проверить, что для наказания были основания. Мы не можем обратиться в Совет, если Золушка не подаст на родителей жалобу.
  Ее величество сцепила ладони, прищурив глаза.
  - Я знаю тебя, как облупленного. Я тебя выносила, выкормила, воспитала...
  - Хорошо, есть еще причина... - сдался принц. - Если мы с Золушкой ни разу не пообщаемся, я не смогу разобраться в своих чувствах. Я уже влюблялся, и мне каждый раз казалось, что это и есть любовь, а потом оказывалось, что это не более чем мимолетное увлечение. Подойти или даже взглянуть на нее в Академии я не могу, меня сразу раскусят, а на Золушку устроят настоящую охоту. Матушка, я просто хочу разобраться в себе... Понять, что думает сама Золушка. Если она моя истинная, она не может совсем меня не чувствовать, она стоит у черты, когда вот-вот падет завеса. И вы, матушка, должны быть на моей стороне, как единственная женщина, которая может пожелать мне счастья с другой.
  - Ты прав, - мрачно согласилась королева. - Но, если я увижу, что ты дал хоть малейший повод думать, что Золушка твоя избранная, я отправлю ее за тридевять земель... Дайте-ка его мне, - королева подхватила хрустальный шар. - Помните, я за вами присматриваю! - ткнула двумя пальцами себе в глаза, перевела их на троицу.
  - Ваше величество! - поклонились все трое мужчин.
  Глава 3
  Четвертое ведро... Надрываясь, тащу неподъемную бадью с водой вверх по выщербленной лестнице. Есть же в замке колодец, из которого можно накачать воды, но мачеха решила заставить меня почувствовать всю тяжесть наказания.
  Сама бы попробовала!
  Конечно, можно намагичить ведру огненные ножки - я уже научилась справляться с недоразумениями моей магии, и ведро само поскачет вверх по лестнице, но мачеха надзирает с балкона, наслаждаясь зрелищем. О моих способностях ей лучше не знать, а то у нас слуг не останется, загрузит и в хвост, и в гриву - продыху не будет, прощайте экзамены! Она на мне и так прорву денег сэкономила. Иногда мне кажется, что эта ядовитая змея мстит моей матери, посмевшей возлечь с ее мужем.
  Над головой внезапно просвистело, и меня обдало ветром крыльев, накрыв тенью. Я безотчетно вздрогнула и машинально отскочила, обернувшись.
  На мирной зеленой цветущей лужайке, сминая травку-муравку с белыми ромашками и сине-розовыми колокольчиками, заложив крутой вираж и едва коснувшись земли когтистыми лапами, в преклоненной позе, оперевшись одной рукой на землю, второй на колено, перевоплощались один демон и два дракона.
  Впечатляет.
  И не поверила глазам.
  Принц!
  Принц в замке. В нашем. Охренительная честь.
  Обомлев и забыв про ведро, замороженным снеговичком с вытаращенными глазками, застыла соляным столпом, ни живая, ни мертвая, а трое молодых людей - вожделение всех красавиц брачного периода - небрежной и развязной походочкой направляются в мою сторону.
  Денир - чистокровный демон, он на голову ниже Варта и на полголовы принца. Черные, как смоль, волосы, смуглый цвет кожи. Варт - блондин, породистый ледяной дракон. Принц - что-то среднее между ними. Кожа смуглая, но вряд ли ее можно сравнить с цветом кожи демона, скорее, загорелая. У всех троих благородные аристократические черты лица - продукт многовековой селекции и отбора, хотя Денир отличается, у демонов свои стандарты красоты, он коренастый и шире своих спутников. Его взгляд - красные угли, у принца радужка зеленая с красноватым отсветом, у Варта глаза голубые.
  Все трое с налитыми кубиками стальных груди и пресса, с мощным разворотом плеч, с поджарыми упругими бедрами и подтянутыми ягодицами. От вида этой троицы девушки в Академии писались кипятком. У каждого на правом предплечии рунические татуировки, указывающие на принадлежность к королевскому роду. На груди принца атрибут королевского наследника -крупный медальон с драконом.
  Денир и Варт приветливо улыбаются, но от их улыбок холодок бежит по коже и хочется провалиться под землю, у принца взгляд холодный и тяжелый, как будто пытается им меня раздавить, но у меня от близости с ним начинает сводить сладкими спазмами живот, коленки подкашиваются - вот-вот упаду, а сердце бьется в груди трусливым зайчиком. Принц так близко, что я могу вдыхать едва уловимый запах соснового леса после летней грозы.
  - Леди, вам помочь? - демон остановился в шаге.
  Молча испуганно, облившись испариной, таращусь на окружившую меня сногсшибательную троицу. Кому рассказать, не поверят, жаль, что я - мелкая шелупня, про которую вспоминают, когда запнутся.
  - Показывай, куда нести, - голос у демона глубокий, бархатный.
  - Э-э-э... - сглотнула я, пошевелив языком. Испуганно склонилась в поклоне, как учили в Академии. - Ваше... ваша светлость, нельзя...
  - Что, значит, нельзя? - принц удивленно выгнул бровь.
  - Если мачеха увидит, ругаться будет, - невнятно и торопливо бормочу я. - Я к экзаменам готовилась... заснула. Десять ведер... Я почти выполнила, шесть осталось, - не смея взглянуть в самые любимые глаза, опускаю голову ниже, уткнувшись взглядом на свои грязные ноги, только что вытащенные из глины и песка на берегу.
  Принц смотрит пристально и... хищно.
  - Мачеха?
  - Да, ваше высочество, - чувствую, как краска заливает лицо, ладони вспотели. Принц, мой принц - рядом, можно дотронуться рукой... Дыхание перехватывает, руки подрагивают от волнения, от макушки до мизинцев покрываюсь мурашками и гусиной кожей. Он протягивает ко мне руку...
  Ах!
  - Варт, помоги, что стоишь? - берет ведро и передает Варту. Тот тащит бадейку по лестнице.
  Боясь споткнуться, поднимаюсь следом. Принц за мной, дышит в макушку.
  - Золушка, и часто тебя наказывают? - он хоть и мрачен, голос мягкий, добрый, завораживающий.
  - Бывает, - еле слышно шепчу губами.
  Он знает мое имя! В меня словно кипяток залили - жар из живота расползается по всему телу. Хочется порхать по каменным ступеням, но в ногах слабость, в голове ужас - как я выгляжу? Я мечтала, что встретимся, когда я буду красивая, в бальном платье, а не в штопанной рубашке с плеча служанки, заношенных брюках, закатанных до колена и на босу ногу.
  А матушка уже исчезла с балкона. Эта гарпия, наверное, уже несется к нам закатить скандал. Представляю, как она тарахтит, рассыпаясь в любезностях и выставляя меня навязанной ей ничтожной мерзавкой, обездолившей семью, как это она всегда делала перед гостями. От стыда хочется застрелиться.
  - В наказание только десять ведер воды входит, или что-то еще, - интересуется принц, поравнявшись со мной.
  Украдкой кошу в его сторону.
  Какой же он красивый! Открытый лоб, темные брови, густые ресницы, будто подведенные углем, прямой нос, мужественный подбородок с мягкой, едва заметной выемкой.
  Млею.
  - Шесть этажей отмыть... для гостей, - краснею. Не говорить же ему, что меня собираются выдать замуж за старика. - До занятий в Академии.
  Принц хмурится. Торопился куда-то, недоволен, что пришлось задержаться.
  - Вы, правда, зря... Я справлюсь, - останавливаюсь и поворачиваюсь к принцу, набравшись смелости и заглянув в глаза. Неудобно его задерживать. Он смотрит в ответ так пристально, что невольно облизнула пересохшие губы. Как же хочется потрогать его, почувствовать его тепло, убедиться, что он не снится!
  - Воробушек, неужели у вас нет слуг? Мы видели три селения возле замка, - голос прозвучал мягко, а в глазах засветилась нежность.
  Он назвал меня "воробушком"? Сердце остановилось, а спустя мгновение забилось, как только что пойманная птица, громко и неистово долбясь в грудную клетку.
  - Но это же наказание... - бормочу я и пробую улыбнуться, но как-то плохо получается. Поворачиваюсь, делаю шаг, и спотыкаюсь о ступеньку, как неуклюжая корова.
  Ну блиииин! Почему под ноги не посмотрела?! Уши и щеки начинают гореть. Еще растянуться на глазах принца не хватало!
  Принц успел подхватить под руку и, не выпуская из рук, посторонился, дав Дениру нас обогнать, ведет меня по ступенькам, как ребенка, крепко придерживая за локоть.
  Чувствуется, как он напряжен. Пальцы обхватили мою луку, как железные тиски. Нет, все-таки недоволен. Наверное, друзья предложили помочь, а он не смог отказать. Но как же хочется, чтобы он никогда не отпускал мою руку.
  - Мы пришли, дальше я сама, спасибо, - останавливаюсь у двери. Пытаюсь забрать ведро, но Варт и Денир смеются и начинают со мной играть.
  - Давай, показывай, куда нести, отработаем за тебя наказание, - предлагают они. - Сколько там еще осталось?
  - Шесть, - отвечаю я и едва успеваю отскочить. Дверь распахивается, на пороге мачеха и мои сестры, одна с веником, вторая с тряпкой.
  - Золушка, что ж ты так долго? - масляный голос, обращенный ко мне, звучит фальшиво, в глазах беснуется радость. Сестрицы делают вид, что удивлены. Все трое в праздничных платьях, нацепили украшений, как будто собрались на бал. Они в этих нарядах собрались полы мыть?
  - Ваше высочество, какая честь для нас! - все трое делают реверанс, наклонив головы.
  Принц, наверное, заметил матушку еще на балконе, он ничуть не удивлен. Денир подмигнул мне, рассматривая моих сестер и мачеху со снисходительной ухмылкой. Не дождавшись разрешающего жеста, мачеха и сестры выпрямились, улыбаясь широкими белозубыми улыбками.
  А мне неудобно. Я мечтала о романтической встрече, где-нибудь наедине, только я и принц, а тут такое! В чувствах полное смятение, хочется, чтобы он остался, но понимаю, нужно как-то его выпроводить, пока мачеха не успела вылить на меня ушат грязи.
  - Так куда нести ведро? - спрашивает Варт, приподняв его.
  - На верхний этаж, - указываю рукой на лестницу.
  - Что вы, ваша светлость, как можно?! Мы сами справимся! - приторно щебечет мачеха.
  - Мадам! - Варт протягивает ей ведро с водой. Та принимает его и отставляет в сторону, но принц слегка рассержено напоминает:
  - Мадам, вы что-то оставили, - и выразительно смотрит на бадью.
  Мачехе ничего не остается, как взять ведро и тащить его на верхний этаж впереди всех. За нею неотступно следует Варт, за ними я, вровень со мной принц, продолжая поддерживать за руку, а за нами сестры, пытающиеся привлечь его внимание. Замыкает процессию Денир.
  - Ваше высочество, а как вы здесь оказались? - с елеем в голосе интересуются сестры.
  - Мимо летели, случайно увидели, как драконница таскает воду. Стало любопытно, или тренируется, или отлынивает от подготовки к экзаменам. Оказалось, Золушка за что-то наказана. Вы не озвучите свою версию, мадам? - металлическим тоном обращается он к мачехе.
  - Ну что вы, ваше высочество, как вы могли подумать! - расстроенно, привычно, как отцу, жалуется она. - Вы же видите, мои дочери ничуть не меньше ее выполняют работы по дому. Молодым полезно приучаться к труду. Когда-нибудь у них будут свои замки, свое уютное гнездышко, все это им пригодится, - оглядывается на принца, остановившись на ступеньке. - Я ведь Золушку люблю, как родную дочь. Воспитываю с младенчества, уделяю внимания больше, чем своим дочерям.
  - Мадам, вы не ответили, за что конкретно вы наказали Золушку, - с нажимом повторяет Варт, не позволяя мачехе увильнуть от ответа.
  Какое-то время матушка молчит, возобновив движение.
  - Простите, ваше высочество, я не знаю, что вам наговорила Золушка, но вы же видите, я и мои дочери делаем ту же работу, - повторяется она. - В эту часть замка очень скоро съедутся гости. Мы с отцом подыскали Золушке очень хорошую партию, уважаемый и достойный дракон. Стараемся ради нее, трудимся, ради ее счастья, и вместо благодарности я получаю упреки! - голос у мачехи надтреснутый, несчастный. Она оборачивается и уже с упреком смотрит на меня.
  Я не реагирую, мне все равно. Когда сюда съедутся гости, меня уже не будет. Пожимаю плечами, заметив потемневший, прожигающий взгляд принца. Мне даже показалось, он побледнел. Впрочем, на этой узкой лестнице мало света, мне, скорее всего, показалось.
  - Кто он? Кто эта достойная партия? - принц до боли сжал мой локоть, и я едва удержалась, чтобы не вскрикнуть. Чего он так взбесился, не его ведь замуж собрались выдавать.
  - Господин Сигхур Драг Горамир в Восточной провинции.
  Какое-то время поднимаемся молча.
  - Это не тот ли герцог Сигхур, что служил при дворе еще при моем дедушке? - принц хищно улыбнулся, слегка ослабив железную хватку.
  - Да, он очень уважаемый дракон. Вы, ваше высочество, и ваши друзья несомненно приглашены на свадебную церемонию, - щедро раздает приглашения мачеха. - Для нас это будет высочайшая честь.
  - Ваше высочество, мы будем так рады, если вы почтите эту церемонию своим присутствием, - наперебой вторят матери сестры. - Жених Золушки староват, но не беден, и часто посылает ей подарки. Поверьте, она будет с ним бесконечно счастлива!
  Подарки? Первый раз слышу! По себе не надо судить. Нравится, вот и выходили бы за него сами.
  - И когда назначена свадьба? - он заметно взбешен. Он снова сдавил мой локоть.
  - Ровно через месяц после выпускного бала, - отвечает мачеха. - У нас уже все готово. Мы ждем герцога со дня на день. Он обещал позаботится обо все сам.
  Мы, наконец, поднялись на шестой этаж. Гостиная с широким окном во всю стену, из гостиной выход в три спальни, санузел и купальню. Ковры свернуты, мебель и картины закрывают белые покрывала. Все шесть этажей гостевой части замка устроены одинаково. Иногда матушка сдает эти комнаты постояльцам, но сейчас они пустуют - наш замок расположен далековато от столичной суеты и массово застроенных территорий,
  Матушка вылила воду в бочку в закутке, грохнув ведро об пол.
  - Отсюда и начнем, - ядовито предложил принц. - Ты, Варт, составишь компанию мадам, которая наносит нам воды. В твоем обществе ей не будет скучно. Леди начнут уборку с той комнаты, - жестом указал он. - Денир, ты составишь им компанию. А Золушка и я будем убирать в этой...
  Мачеху перекосило.
  - Ваше высочество, не пристало молоденькой девушке оставаться наедине с мужчиной, тем более, когда у нее есть жених, - не терпящим возражения тоном пристыдила она принца. - Вам лучше составить компанию моим дочерям, а Золушка и одна справится. В крайнем случае, я могу позвать мужа, он поможет ей. И потом, ваше высочество, нет никакой необходимости торопиться с уборкой этих комнат, я отложу ее до следующих выходных, а сейчас я приглашаю вас на обед! А пока слуги накрывают на стол, мои девочки покажут вам замок и окрестности.
  - Мадам, вы забываетесь! - принц сверкнул красным демоническим взглядом, голос прозвучал холодно, жестко и грубо. - Я наследник престола! Вы хотите обвинить меня в том, что я могу скомпрометировать леди?
  - Простите, ваше высочество, - испугано присела мачеха.
  Варт поднял ведро и всучил ей в руки.
  - Но... - замялась мачеха, - я совсем забыла сказать Золушке, что не обязательно таскать воду так далеко, есть кран, достаточно его открыть...
  - Мадам, помещениями давно не пользовались, вода могла застояться, уборку нужно проводить свежей водой. Не будем пререкаться, прошу вас! - с неприязнью, принц жестом указал мачехе на лестницу.
  - Пойдемте, мадам, пойдемте! - поторопил мачеху Варт.
  - И вы, леди, берите ведра, тряпки...
  - Но, принц... - наморщив носы, застонали Ядвига и Огневица.
  - Возможно, через час, возможно через два, составлю вам компанию, - принц мило улыбнулся моим сестрам. - Давно хотел расспросить Золушку о ее магии. Поэтому, извините, - он взял в руку ладонь Ядвиги и поцеловал запястье, - в настоящее время я занят. Денир, оставляю леди на твою ответственность.
   На лицах мачехи и сестер дикий восторг, неуемная радость, Ядвига прижимает поцелованную ладонь к сердцу, все трое смотрят на ее руку, как на сокровище.
  - Да, ваше высочество, - слегка наклонил голову демон, ухмыльнувшись.
  Глава 4
  От дворца до замка Золушки было минут пятнадцать лета. Я так волновался, будто у меня никогда не было свиданий. Были. Едва успевал отбиваться от потенциальных невест, которых мне пытались подсунуть высокопоставленные родственники и прочие интриганы, желающие подобраться поближе к трону родителей. И предсказания магов-прорицателей я воспринимал с иронией, не доверяя им ни на ерик.
  Девушка с живой сияющей магией, утерянной многие тысячелетия назад...
  Ха, обтекаемые фразы, не более того.
  Пока однажды меня не ткнул мой близкий друг, которого я считал братом, кивнув на окно.
  Лекция была до невозможности скучная, преподаватель близорук, тема избитая. За окном - полигон, на котором практиковали магию студенты среднего уровня. Там, на полигоне, творилась какая-то феерия. Группа студентов сбилась в кучку, наблюдая за тем, как их сокурсница пытается скатать огненный шар - элементарная для драконов и демонов магия. Хрупкая девушка с большими синими глазами старательно проделывала пасы руками и что-то бубнила под нос, но вместо огня у нее получались цветные шары, которые взрывались огненными разноцветными всполохами.
  Уже не только мы с Вартом и Дениром пялились в окно, все мои однокурсники прыскали в кулачки, пытаясь рассмотреть, что происходит на полигоне.
  Не знаю, чем зацепил меня этот воробушек, но спустя неделю поймал себя на том, что я жду, когда снова ее увижу. И снова мы не могли оторваться от окна, созерцая совсем другую огненную магию. Ее фигуры из жидкого радужного огня на какое-то время оживали, бегая по полю, она устремлялась за ними, то пытаясь их напугать, заграждая им путь, то достать молниями из жидкого радужного огня, которые разлетались по полю, ударяясь в объекты на пути, но не поджигая их, а поглощались объектом, а когда пытались поджечь ее саму (в Академии это была допустимая форма дуэли, но сурово наказывали за рукоприкладство), ее окутывала все та же радужная магическая энергия.
  Вся наша группа, включая преподавателя, умирая от смеха, лежала под столом. У преподавателя был еще и чисто научный интерес, он проделывал пасы руками, пытаясь на расстоянии поэкспериментировать с огненными фигурками.
  Не знаю, наверное, только мне пришло в голову проверить спустя время, что стало с теми пнями и бревнами, которые нам завозили на полигон для практических занятий. Я не поверил глазам! Они укоренились и дали свежие ростки!
  А ее миниатюрная форма радужного дракончика, в половину меньше формы ее сверстников, сияющего на солнце, как граненный алмаз? Она словно воробушек сновала между парящим клином драконов своих одногруппников, пытаясь найти себе место в строю.
  Нет, она не плакала, но по ее лицу, по ее расстроенному виду, по тому, как она старается уединиться, было заметно, что она очень переживала, а я даже не мог подойти, чтобы ее утешить, за каждым моим шагом следили тысячи глаз - и очень опасных глаз. Но все же, однажды я смог приблизиться настолько, чтобы рассмотреть ее - и потерять голову окончательно. Точеная фигурка, остро торчавшие плечики, огромные синие глаза, русые волосы, собранные в косу, вздернутый курносый нос, ямочки на щеках, соблазнительно опухшие от прикусываний губки, простенькое платье без украшений.
  И ее запах... Весенний запах подснежников и чего-то еще. Меня повело, словно я опьянел.
  Это была она - моя половинка.
  Я уже не помню, как прибежал во дворец, схватил магический хрустальный шар, заставив его показать мне воробушка. Ее имя узнал мой друг и брат Денир, расспросив ее сокурсников, второй брат Варт, проследил до ее дома, узнав, где она живет.
  Впервые в жизни во мне проснулись две ипостаси одновременно: хотелось по-драконьи утащить ее в пещеру и спрятать ото всех, чтобы только одному мне любоваться моим сокровищем, и, как демону-искусителю, хотелось залюбить ее до смерти, заласкать и заполнить собой все ее пространство. Но я даже взглянуть на нее не мог себе позволить. Во-первых, она была несовершеннолетней драконницей, во-вторых, ради ее же безопасности: любой мой взгляд в ее сторону мог спровоцировать войну, когда ее начнут убирать, как соперницу.
  Вечерами я убаюкивал ее через магический кристалл, а после терзал себя полночи, вспоминая ее сладкие губы, огромные синие глаза, впивался зубами в подушку, представляя, как мои руки скользят по ее хрупкому телу, прижимая к себе, как я вхожу в ее лоно, заставляя стонать от удовольствия. А утром, лишь только солнце касалось подушки, удивляя родителей и приближенных, вскакивал и несся в Академию, чтобы не пропустить момент, когда она легко, стуча каблучками по каменным плитам, войдет на территорию Академии. Стоял с друзьями чуть в стороне от дорожки, еще на подходе наслаждаясь ее неповторимым ароматом. На переменах искал взглядом в стайках девушек, толпившихся во дворе, и расстраивался, когда не находил ее, пока однажды не заметил, как она сидит на окне, читая книгу.
  С тех пор это окно стало мне родным...
  Два года...
  Еще месяц - и я, наконец, смогу открыть ей свое сердце.
  Но сегодня я хотел разобраться, почему ее родители с такой безответственностью относятся к своей дочери. Иногда я ненавидел их. Когда я увидел, как она тащит неподъемное ведро с водой по крутым ступеням, чаша терпения переполнилась. Складывалось впечатление, что ее готовят в служанки. Ей доставались обноски после сестер, она готовила, стирала, убирала, как простолюдинка, у нее не было друзей из семей драконов, все ее друзья - люди и саламандры, и ее постоянно за что-то наказывали. При этом ее родители не были бедны, имея и замок, и угодья, и крестьян, но их не волновало, что дочь прячется от всех, словно дикий зверек.
  Заметив нас, мой воробушек испуганно вскинулся, а меня опять накрыло с головой: стою рядом, чувствую ее дыхание, наслаждаюсь запахом, могу даже протянуть руку и откинуть с лица выбившуюся прядь русых волос. И тону в ее испугано распахнутых глазах, словно в синих бездонных озерах.
  Забрал у нее это проклятое ведро, передал Варту. Вызвался помочь - тащи!
  Похоже, мой воробушек потерял дар речи.
  Краснеет...
  Ага, да я тебе нравлюсь, малышка! Сердцу становятся жарко.
  Что, наказание... Десять ведер?! Они что, с ума сошли? Вот оно что, мачеха...
  Мачеха стоит на балконе, наблюдая за нами. Мой и Варта драконы имеют характерную королевскую расцветку, а с нами рогатый и крылатый монстр-демон. Сложно не узнать королевского сына и его спутников. Сейчас побежит за дочерями, чтобы представить мне. Одно и то же, где бы я ни появился - это мой крест.
  - И часто тебя наказывают? - мой воробушек так напуган, что боится дышать.
  Шесть этажей вверх...
  Еще и отмыть?!
  Взгляд воробушка скользнул по мне, задержался на груди и животе, она едва заметно облизнулась, зрачки расширились., на щеках заиграл румянец.
  Смотри, смотри, милашка, скоро это все будет твоим!
  От этой мысли все напряглась, в штанах тоже. До нестерпимо и сладко ноющей боли в определенном месте. Хочется прижать ее к себе, сорвать эту простенькую рубашку, впиться губами в розовые губы, прижать ладони к округлым упругим грудям.
  Интересно, какие у нее соски, темные или светлые?
  Не могу ни о чем думать...
  Пытаюсь сосредоточиться и подавить желание. Иду за ней, а взгляд упирается в затылочную горбинку, скользит вдоль позвоночника и опускается чуть ниже. Под рубашкой не видно, но воображение прорисовывает картину, как будто я же отправил эту поношенную рубашку в огонь. Знаю, матушка подглядывает сейчас, посмеивается, но, если я сделаю хоть одно неверное движение, угрозу выполнит - воробушка до отбора я точно не увижу. Мысленно молюсь всем богам: споткнись, ну споткнись же! Готов даже сделать подножку, чтобы воробушек упал в мои руки. Сейчас, когда Золушка так близко, мне трудно сдерживать их.
  И, о, чудо, Золушка оборачивается, нога скользит по мокрой каменной ступеньке с пробивающейся между плиткой травой. Как коршун, жадно хватаю свое сокровище за руку.
  Господи, какая у нее нежная кожа! Палец скользит, словно по азиракскому атласу. Наконец-то моя рука обнимает ее сбоку за тонкую талию, другой рукой крепко держу за локоть, в штанах становится тесно и больно от перевозбуждения. Судорожно сглатываю слюну, представив, как мой язык раздвинул ее губки, скользнув за жемчужно-белые зубки.
  Денир за нами понимающе посмеивается.
  Оборачиваюсь, угрожающе сдвинув брови. Тебя еще не хватает подсматривать, иди вперед, придурок! И пропускаю его, попридержав воробушка. И в этот момент как бы невзначай опускаю руку с талии на бедро.
  Мм, какие упругие бедра! Воображение рисует картины, от которых хочется стонать.
  Золушка краснеет, отодвинув мою руку.
  Да что ж это дверь-то так быстро нарисовалась?!
  Чуть не сбив Золушку, дверь распахивается. На пороге, чуть охладив мой пыл, возникает властная высокая драконница и ее дочки, разодетые, как будто собрались на бал. Ослепительно сияют драгоценности на их пальцах, шее и в волосах. Глаза жадно облизывают меня, как сладкую конфету. Я привык к таким взглядам. Переглядываюсь с друзьями, понимающими меня с полуслова. Варт берет на себя злую мачеху, Денир сестер Золушки.
  Спасибо, что вы есть!
  Заставили мачеху тащить ведро наверх. Пусть сама попробует, каково это.
  Оправдывается.
  Что-о-о-о?! Свадьба?!
  В сердце будто воткнули острый нож. Темнеет в глазах от бешенства. Из живота наружу рвется зверь. Кто этот соперник? Кто покусился на мое сокровище? Я убью его прямо там, где найду! Смотрю на Золушку. Она равнодушно пожимает плечами, как будто ни при делах, в лице только досада и горечь.
  Имя, мадам, имя!
  Напрягаю память. Что-о?! Да он старше моего деда, Мартина десятого...
  Снова смотрю на Золушку. Ярость еще не улеглась, но Золушка точно не при чем. Она не могла полюбить такого старика. Ясно, замуж ее собираются выдать насильно. Придется подключить матушку. А мачеху и женишка, которому захотелось молодого тела, покусившихся на мое сокровище, хочется растоптать, раздавить как комаров, вместе с ее дочками, бесстыдно пытающихся облапать меня снизу. Одна из них уже раза три провела ладонью по моей заднице.
  Эй, поскромнее, леди, не для вас берегу леденец!
  Денир, куда ты смотришь?! Не видишь, одна вцепилась в мою штанину, и вот-вот стянет с меня брюки, и обе урчат от удовольствия, как коты обожравшиеся сметаны.
  Варт, ты берешь на себя злую мачеху! Заставишь натаскать ее эту бочку до краев, и чтобы ей хватило таскать эту воду до утра! Ты, Денир, устраняешь этих расфуфыренных и раздувшихся от вожделения кукол. И, да, ваше величество, лучше я не увижу моего воробушка до отбора, чем позволю какому-то старому сморщенному баклажану присвоить мое сокровище - руки я сегодня распускать буду!
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Ч.Маар "Его сладкая кровь"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Kerry "Копейка"(Антиутопия) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"