Малахов Артемий: другие произведения.

Камни. Часть первая: Италия.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пять миров. Пять Камней обладающих неизвестной силой. Пять повелителей Камней попавших в одну большую передрягу. Италия. Россия. Древний Китай. Англия времен римской империи. Доисторическая Южная Америка. Что-то происходит, но мало кто понимает что.

  ИТАЛИЯ. ГЛАВА 1 (15 318)
  
  Августо Рапоне шел по виа Фани. В простой холщовой рубахе и широких черных штанах он напоминал фермера, случайно забредшего в город. Те кто, глядя на него, считали именно так, были недалеки от истины. До семьдесят четвертого года Августо, его жена Элеонора и дочь их Лаура жили в маленькой деревеньке Сиена, стоящей на побережье Тразименского озера. В семьдесят четвертом грянул нефтяной кризис. Цены на бензин выросли до небывалых высот. Сельское хозяйство пришло в упадок. Семейству Рапоне и без того едва сводящему концы с концами, ничего не оставалось делать, как продать ферму и переехать в Рим. Августо устроился на работу электриком, Элеонора подрабатывала уборкой в богатых домах, а Лаура мыла посуду в небольшом баре.
  
  Оставив за спиной перекресток виа Фани и виа Стрезе, Августо углубился в район частных застроек. Вскоре он увидел конечную цель своего утреннего путешествия - огромный старый особняк с множеством террас и ажурных арок, утопающих в зелени плюща и акации.
  
  - Живут же люди... - пробубнил Августо, пытаясь разглядеть фасад дома сквозь заросли аккуратно подстриженного кустарника. - Вот бы хоть одним глазком взглянуть, что там внутри.
  
  Дойдя до угла ограды, он свернул в небольшой переулок, являющийся проездом для обслуживающего персонала виллы. Неработающие фонари висели вдоль высокой железной ограды. Установив лестницу, Августо поднялся наверх и отыскал среди листвы распределительную коробку. Ему хватило беглого взгляда, чтобы понять, что с коробкой все в порядке. Значит, придется последовательно, шаг за шагом проверить целостность каждого фонаря. Отключив питание, он спустился вниз и передвинул лестницу к ближайшему плафону.
  
  В нескольких кварталах от места, где Августо Рапоне поднимался по лестнице, из дома на Корсо Трионфале вышел высокий сутулый человек с портфелем под мышкой. Выглядел он неважно. Серое осунувшееся лицо говорило о том, что он слишком мало времени уделяет сну. Вряд ли в Италии жил хоть один гражданин, который не узнал бы в пожилом мужчине Альдо Моро: главу действующего правительства Италии и председателя национального совета ХДП. Неспешной походкой Моро подошел к "Фиату" стоящему прямо напротив парадной, открыл дверцу и сел на заднее сиденье.
  
  - Доброе утро, синьор Моро, - приветствовал его начальник охраны марешалло Оресте Лео.
  
  Каждое утро, садясь в машину, Моро неизменно находил там телохранителя: гладковыбритого, приятно пахнущего, с неизменной улыбкой на губах. Кроме Лео в машине находился Доминико Риччи - личный водитель Альдо.
  
  - Доброе, - отозвался Моро, неуверенный, что утро действительно окажется таковым. Какая-то зыбкая тревога поселилась в его душе с самого подъема и не давала покоя.
  - Что-нибудь не так? - Лео уловил тревожные нотки, прозвучавшие в голосе патрона.
  - Предчувствия...- мрачно ответил тот, злясь, что не смог скрыть эмоций.
  - И у меня... - начальник охраны похлопал по плечу сидящего за рулем водителя.
  
  Машина плавно тронулась с места, а следом за ней, соблюдая дистанцию, пошла и машина сопровождения.
  - Я получил ответ на запрос о белом "Фиате", который следил за нами последние два дня, - начал обычный утренний отчет Лео. - Машину проверили - с ней все в порядке. Но если честно, я не очень доверяю этой бумажке. Я дал задание нашим ребятам провести небольшое расследование. Думаю, вам стоит попросить у парламента разрешение на приобретение бронированного автомобиля. Обстоятельства таковы, что...
  Моро внимательно слушал доклад, делая пометки в блокноте.
  - Хорошо, - сказал он, как только Лео закончил выкладывать соображения. - Я дам распоряжение секретарю, он подготовит прошение.
  
  В этот момент машина проезжала перекресток виа Фани и виа Стрезе.
  - Черт тебя подери!!! - закричал водитель. Вывернув руль, он резко затормозил.
  
  Прежде чем машину развернуло, Моро успел увидеть белый "Фиат", перекрывший дорогу. Все остальное произошло в считанные секунды. Из "Фиата" выскочила пара широкоплечих молодчиков в черных масках. В руках каждый держал по тяжелому автоматическому пистолету "Беретта-92". Воспользовавшись для упора крышей автомобиля, нападающие открыли огонь. Риччи и Лео умерли мгновенно. "Неужели все?" - подумал Моро, падая на сползающее с сиденья тело начальника охраны. Над правой бровью Лео зияло небольшое круглое отверстие. При одной только мысли, что пройдет несколько секунд, и его постигнет та же участь, внутри все сжалось. Мир потускнел. Звуки выстрелов стали глуше, цвета смазались, а предметы потеряли четкость линий. Только сердце бешено клокотало в груди, отдавая болью в висках. "Но кто? Кто заказчик?" - пронеслось в голове.- "Бежать, только бежать, иначе смерть! Смерть! Смерть!".
  Августо восемь раз залезал на лестницу и откручивал плафон; восемь раз чертыхался, не находя неисправности, и восемь раз спускался вниз. Открутив девятый плафон и увидев обгоревшие провода, он разразился такой витиеватой фразой в адрес злополучного осветительного прибора, что общий ее смысл безвозвратно растворился в череде ругательств. Когда фонтан красноречия иссяк, он тяжко вздохнул, достал из висящей через плечо сумки плоскогубцы и принялся за дело. Увлеченный работой, близившейся к завершению, он не заметил притормозивший неподалеку темно-синий "Фиат". Только заслышав звуки шагов, Августо понял: поблизости кто-то есть. Вглядевшись в прорехи зелени, он увидел стоящий у обочины "Фиат". Заинтригованный происходящим он стал наблюдать. Несколько секунд спустя в поле зрения показался молодой человек среднего роста, русоволосый, одетый в дорогую кожаную куртку и узкие стильные штаны. Он подошел к машине, нагнулся и с кем-то уважительно поздоровался. Подавшись вперед, Августо сосредоточился на разговоре.
  
  - ... Выйдет из дому около десяти, - говорил в машину незнакомец. - Мы готовы. Четыре человека с автоматами в палисаднике у перекрестка. Я с Огюстом пойду на перехват, у нас пистолеты. Думаю, управимся минуты за две-три, встреча в условленном месте.
  
  Пот тонкой струйкой сбежал по спине Августо. Ноги предательски задрожали, грозя неминуемым падением. Схватив прутья ограды, он как зачарованный змеёй кролик продолжал наблюдать за происходящим. Между тем незнакомец стал отходить от машины. Августо собрался перевести дух, как вдруг из окна машины высунулся человек, схватил парня за рукав и сказал:
  - Запомни. Моро нужен нам живой. Он должен быть казнен!
  Слова человека подействовали на Августо как удар молнии. Ноги подогнулись, а потерявшая равновесие лестница начала падать. Отпустив прутья решетки, он кубарем скатился вниз. Вскочил на ноги. Огляделся, словно затравленный зверь и побежал прочь.
  
  Августо постепенно приходил в себя. Он лежал посреди огромной кучи полиэтиленовых мешков источающих удушающее зловоние. Темнота удивила его. Он никак не мог понять, где находится и как сюда попал. События (сегодняшнего?) утра всплывали в голове дурным сном. С каким-то отчуждением вспоминал он темно-синий "Фиат" и молодого парня обсуждавшего с кем-то в машине похищение одного из лучших людей Италии. Вспомнил Августо и человека, высунувшегося из машины. Августо не мог не узнать генерала Гарсию Караси - главу СИСДЕ - человека, чьи фотографии часто мелькали на страницах газет и журналов.
  
  Сейчас, прокручивая в голове эпизод за эпизодом, он вспоминал все более мелкие подробности утренних событий. Он словно вновь вернулся на виа Фани.... Вот он, дрожащий от страха, напряженно всматривается в густые заросли плюща. Вот человек у машины поворачивается и делает шаг в сторону. Какие-то доли секунды провал окна остается пустым, и в полумраке салона, прежде чем его заслоняет фигура Караси, мелькает знакомый силуэт. Превозмогая жгучую, неизвестно откуда навалившуюся, боль в груди, Августо попытался разглядеть человека в машине...
  
  Когда он пришел в себя, обстановка вокруг ни капли не изменилась. Августо сел. Было тихо. Похоже, без сознания он пролежал не более пяти минут. Грудь ныла от нестерпимой боли. Рефлекторно приложив к ней руку, он с удивлением обнаружил под рубашкой нечто горячее. В ту же секунду в голове мелькнула яркая картина-воспоминание. Он узнал человека, сидевшего рядом с Караси, это был генерал Пенлози - глава комитета секретных служб. Августо вспомнил еще одну важную деталь: на груди у Пенлози висел редкой огранки камень, желтого цвета в серебряной оправе. Точно такой же Августо сжимал в руке, чувствуя в нем непонятную пульсацию и тепло. Интуитивно взяв направление, он принялся разгребать полиэтиленовые мешки с мусором. Несколько секунд работы, и его тело грузно вывалилось на мостовую, под беспощадно яркий свет уличных фонарей.
  
  Оглядевшись, Августо понял, что находится в Ченточелле - родном квартале - в пяти минутах ходьбы от дома. Место, откуда он только что выбрался, оказалось небольшим заваленным мусором тупиком между домами. Возращение в реальный мир подействовало отрезвляюще. Августо вспомнил о семье. Чем бы ни закончилось сегодняшнее покушение на Альдо Моро, его близким угрожает смертельная опасность. Их будут искать. Значит нельзя терять ни минуты.
  
  Элеонора Рапоне открыв дверь, не сразу узнала мужа. Бледный, с растрепанными волосами, остатками мусора на одежде и неестественно широко раскрытыми глазами - Августо походил на бомжа.
  
  - Что случилось? - спросила она, открывая дверь шире и отходя в сторону.
  - Собирайся, мы уезжаем, и не задавай лишних вопросов, собери все самое нужное. Где Лаура? - голос Августо звучал спокойно и тихо, как будто он говорил с женой об элементарных житейских вещах.
  - Да но...
  - Никаких но! Собирайся! - прикрикнул он на жену. - Ты не ответила, где Лаура?
  - Она пошла к подружке, с минуты на минуту должна прийти.
  - Да не стой ты! Давай собирай вещи и не спрашивай меня ни о чем! Мне нужно немного подумать.
  - У тебя неприятности на работе? - робко поинтересовалась жена.
  - Боже мой, Элеонора, причем здесь это... Речь идет о наших жизнях! Кажется, мы попали в страшную заваруху...
  - Не мы, а ты!
  - Заткнись и слушай меня! Сегодня с утра я работал неподалеку от перекрестка виа Фани и виа Стрезе! Тебе это хоть о чем-то говорит?!
  
  Произнеся последнюю фразу, Августо внимательно наблюдал за реакцией жены. Сначала Элеонора, готовая сцепиться с ним, стояла, вызывающе упрев руки в бока. Однако постепенно, по мере того, как смысл сказанного начал до нее доходить, воинственность ее пошла на убыль. Руки непроизвольно опустились, а тело, словно потеряв значительно в весе, все сжалось и напряглось. Заглянув в глаза жены, Августо прочитал в них неподдельный ужас и понял, их точно ищут.
  
  - Может нам стоит пойти в полицию? - робко спросила Элеонора ослабшим голосом.
  - Боюсь, именно она нас и ищет, - обречено ответил Августо. Он хотел снова прикрикнуть на жену, но этого не потребовалось. Элеонора с ловкостью кошки скользнула к платяному шкафу и с грохотом раскрыла створки.
  
  Вечер, пришедший на смену теплому весеннему дню, за несколько минут неузнаваемо преобразил Рим. Бесконечные шеренги однообразных домов, увешанные гирляндами сохнущего белья и гордые особняки, утопающие в диковиной зелени; большие фонтаны с мраморными чашами и маленькие струйки воды, бьющие из медных трубок в стенах; витрины роскошных магазинов и остатки древних крепостных стен - все это, в свете электрических фонарей и неоновых вывесок как по мановению волшебной палочки приобрело новые, сказочные очертания.
  
  Лаура Рапоне не спешила возвращаться домой. Ее, словно бабочку, манили неоновые огни ночного города. Молодая кровь восемнадцатилетней красавицы, за которой табуном бегали мальчишки всего квартала, взывала к соблазнительным огням, символизирующим бесшабашное веселье и эйфорию танца.
  
  Не раз, проходя мимо ближайшего к дому клуба "Тореадор", Лаура видела, как ее фривольные подруги с завидной легкостью подсаживались в дорогие машины и отправлялись кутить на всю ночь. Порой её так и подмывало плюнуть на все и с головой окунуться в ночное безумие. Но каждый раз, готовая сорваться, она вспоминала отца. "Ты хочешь учиться, Лаура - хорошо", - сказал он, узнав о ее намерении стать врачом. - "Но ты должна знать - учеба стоит больших денег и нам с матерью придется многим пожертвовать, чтобы накопить нужную сумму". Лаура пообещала помогать родителям, чем сможет.
  
  Поднявшись на второй этаж, Лаура выжала кнопку звонка. Несколько секунд по ту сторону двери стояла гробовая тишина. Затем в пустоте квартиры раздался дрожащий от волненья голос отца:
  - Кто там?
  - Это я, пап!
  Августо тяжело выдохнул и открыл дверь. Ничего не успев сообразить, Лаура оказалась на кухне, втянутая сюда за руку отцом через чуть приоткрытую дверь.
  - Садись, - сказал он тоном, исключающим неповиновение, и указал на табурет.
  Лаура рефлекторно выполнила приказ.
  - Лаура, выслушай меня. У нас нет времени на долгие объяснения. Сейчас мы выйдем из дому и отправимся на вокзал "Термини". Мы уезжаем из Рима. Обстоятельства таковы, что мы не можем задержаться ни минуты. Ты поняла меня? Забудь обо всем, о работе, подругах, - все это сейчас неважно. Сейчас нам нужно уехать. Ты понимаешь?
  Слова отца испугали девушку. Она никак не могла понять, что происходит. Почему так взволнован отец? Зачем им необходимо столь поспешно уезжать?
  - Да... - произнесла она, тревога отца передалась и ей.
  - Вот и хорошо. Если хочешь что-то взять иди в комнату, там мать заканчивает упаковывать вещи. Через две минуты мы уходим.
  Поднявшись с табурета Лаура, подобно сомнамбуле, направилась в комнату.
  - Подожди! - отец остановил ее у порога. - Мне кажется, я должен поступить именно так.
  
  Августо подошел к дочери. Сняв с груди семейный амулет, он повесил его ей на шею. К своему удивлению даже через плотную блузу Лаура почувствовала теплую пульсацию, излучаемую камнем. В дверь позвонили. В квартире Рапоне как по команде установилась гробовая тишина.
  
  - Откройте, полиция!
  - Они уже здесь... - произнес отец севшим голосом.
  Где-то за стеной послышался вскрик и глухой стук о пол. "Элеонора!" - полыхнуло в голове у Августо. За дверьми тоже услышали шум. Больше звонить они не стали. Мощный глухой удар чуть не снес дверь с петель.
  
  Августо кинулся к кухонному окну, откинул щеколду и распахнул обе рамы. Обернулся. Лаура стояла на прежнем месте. Глаза широко раскрыты от ужаса и непонимания. Очередной удар сотряс дверь.
  
  Августо схватил со стола шкатулку и сунул в руки дочери.
  - Держи крепче! - крикнул он, скрывать свое присутствие не имело никакого смысла.
  Подхватив Лауру на руки, отец посадил её на подоконник и столкнул вниз. Увидев, что дочь благополучно приземлилась, слава богу, жили они на втором этаже, Августо бросился в комнату к жене. Но не успел.
  
  Инстинкт самосохранения заставил Лауру выйти из шока. Изогнувшись, она приземлилась на ноги, больно ударившись подбородком о колени. Вскочила. С нижней губы сочилась кровь. Окно кухни зияло провалом пустоты. Лаура стояла в нерешительности. Что ей делать? Бежать? Но куда? Вернуться домой? Треск автоматных очередей и предсмертные крики родителей расставили все по местам. Ноги сами, хотела она того или нет, понесли ее прочь от родного дома.
  
  Поздним вечером в здание вокзала "Термини" вошла молодая девушка, лет двадцати. В руках она держала дивную шкатулку из слоновой кости. Выглядела вошедшая неважно: растрепанные волосы, помятые, со следами уличной пыли блуза и юбка, раскрасневшееся лицо и заплаканные глаза. Войдя в зал ожидания, девушка была преисполнена надежды. Но стоило ей окинуть взглядом малолюдный в столь поздний час зал, как на глаза навернулись слезы. Присев на край ближайшего кресла, она прижала руки к лицу и беззвучно заплакала.
  
  
  
  ИТАЛИЯ ГЛАВА 2 (15 530)
  
  Лаура проснулась рано утром. Голова была тяжелой, но ясной. Оглядевшись, она вспомнила, где находится. Небольшая комнатка в захолустном отеле на окраине Сан-Лоренцо. Серые обои, в тон им занавески на окнах, зашарпанный пол, тумбочка в изголовье допотопной кровати, добротный светильник в розовом абажуре, плоский стенной шкаф и небольшое зеркало у дверей - вот почти полный перечень вещей, составлявших интерьер временного жилья.
  
  Лаура не спешила вставать. Легкие покалывания в животе, появившиеся вчера вечером, теперь превратились в постоянный ноющий зуд. Она не помнила, когда ела в последний раз, но это неважно. Сейчас, пока голова ясна, а чувства не проснулись, нужно хорошенько все обдумать. Сегодняшний день, третий после убийства родителей, а она до сих пор не знала, кто и почему их убил. Наверное, нужно заявить в полицию, - подумала Лаура, и тут же вспомнила последние слова отца, которые он прошептал ей на ухо, прежде чем спихнул с подоконника. - "Только не вздумай искать помощи в полиции". На глаза вновь навернулись слезы.
  
  Глубоко вдохнув, она сосчитала до десяти и выдохнула - стало чуть легче. Плакать сейчас нельзя. Слишком много времени потрачено на слезы в предыдущие два дня.
  - Значит так! - сказала она, пытаясь приободриться. - В полицию я не пойду, пока не прояснится обстановка. Если нужно, они сами меня найдут. Домой возвращаться тоже нельзя...
  
  Лаура замолчала: на этом месте ход мысли зашел в тупик. Она подошла к той части плана, где большими красивыми буквами должно быть написано " Значит, я...". Но ни одной толковой мысли в голову не приходило. Время тянулось секунда за секундой. Вдруг ее осенило, конечно, как она могла забыть! Шкатулка! Возможно, в ней хранится нечто важное. Лаура оглянулась. Шкатулка стояла у изголовья кровати на тумбочке.
  
  - Хм-м-м - удивилась девушка, приподняв шкатулку. - Увесистая вещица.
  Как она раньше этого не замечала? Поставив шкатулку на колени, девушка попыталась её открыть. Крышка не двигалась. Попробовала еще раз, приложив максимум усилий - безрезультатно. Шкатулка была заперта. Лаура принялась вертеть её в руках и только теперь заметила на поверхности стенок диковинную, едва различимую резьбу.
  
  Красота рисунка захватывала воображение. На рисунке открывалась панорама небольшого озерца усыпанного несметным количеством водоплавающих птиц. Дивясь мастерству неизвестного резчика, Лаура перевернула шкатулку и взглянула на крышку. Ее взору предстал изумительнейший по красоте цветок. Любуясь великолепными геометрически правильными формами лепестков, Лаура обнаружила между ними ряд ровных еле видимых окружностей. Приглядевшись, она заметила - это не круги, а правильные линзообразные выемки - пять штук, расположенные по дуге вокруг центра цветка.
  
   Поддавшись непонятному порыву, девушка поднесла руку к крышке. Расположив пальцы по одному в каждой выемке, она слегка нажала на поверхность. Раздался легкий щелчок, и невидимая, но мощная пружина откинула крышку.
  
  Лаура сидела перед раскрытой шкатулкой, с трепетом разглядывая содержимое. Сверху лежала массивная пачка денег банкнотами по пятьдесят и сто тысяч лир. Деньги - это хорошо - подумала она, небрежно кинув пачку на покрывало. Следующим из шкатулки появился ее паспорт с вложенным в него медицинским полисом, аттестатом об окончании школы и свидетельством о рождении. Но она ожидала большего - послания, записки, которую, может быть, успел написать перед смертью отец.
  
  Пролистав документы, Лаура отложила их в сторону, вновь запустила руки в шкатулку и извлекла две костяные рукояти. "Странные вещицы. Зачем они здесь?", - подумала она. - "Никакой явной пользы от костяных болванок нет, следовательно, и хранить их не имеет смыла".
  
  Последней вещью извлеченной из шкатулки стала старая пухлая книжка в потрепанной кожаной обложке. Сердце Лауры замерло - это последняя надежда узнать правду. Первые страницы книги расстроили и удивили - древние, почти истлевшие листы папируса, заполненные причудливой вязью. Аккуратно, боясь повредить страницы, она перекинула сразу четверть книги - папирус сменила бумага. Изменилась и письменность - латинские буквы, но язык по-прежнему незнаком. Лаура смогла прочесть лишь арабские цифры в правом верхнем углу - 1748. Интересно - подумала она - это дата заполнения или способ нумерации страниц? Заинтригованная, она перекинула еще несколько десятков страниц. Открывшийся разворот был заполнен мелким ровным почерком отца. Лаура ахнула и чуть не выронила книжку из рук.
  
  " Августо Рапоне. Родился 1932г. 12 сентября. Получил от отца своего Витторио Рапоне в 1952 году 12 сентября. Обязуюсь, заполнив дневник, передать его первенцу своему в день, когда исполнится ему год девятнадцатый, с наставлением хранить и оберегать документ. Книга Зеленого камня является напоминанием о том, что обладатель Камня есть помазанник божий на Земле...".
  
  Лаура отложила книгу, аккуратно откинула волосы и сняла с шеи кулон. Положив его на ладонь, поднесла к лицу. Ничего особенного, бледно-зеленый камень, вмонтированный в серебряную оправу, инкрустированную более мелкими прозрачными камешками. Цепочка тоже серебряная, но более грубой выделки с крупными плохо обработанными звеньями. На обратной стороне кулона обнаружилось небольшое шероховатое пятнышко, отличающееся от остальной поверхности более темным цветом. Скорей всего раньше амулет был брошью, которой кто-то из древних предков застегивал плащ. В голове Лауры царила полная сумятица.
  -Боже мой, чем я занимаюсь, - тяжело вздохнула она.
  Девушка повесила кулон обратно на шею и собралась закрыть дневник, как вдруг ее внимание привлекла соседняя страница. На ней по-прежнему был почерк отца. На этот раз более размашистый и менее аккуратный.
  "...Лаура, я знаю, ты обязательно прочтешь дневник, или я расскажу тебе обо всем сам. Сегодня я работал на виа Фани. И случайно услышал один разговор. Речь шла об убийстве Альдо Моро. Поверь, я говорю серьезно. Это были генерал Караси и генерал Пенлози - ты знаешь, кто они. Я убежал, но думаю, меня ищут, а значит, ищут и вас. Мы должны срочно уехать. Да, и еще... у генерала Пенлози был кулон, копия моего. Поверь мне, эти камни имеют какую-то силу... Но об этом я расскажу тебе чуть позже - надеюсь... В дверь звонят, думаю это ты... Береги камень".
  
  Отложив дневник, Лаура принялась усиленно массировать виски, по которым горячим свинцом, разливалась дикая боль. Она встала с кровати, накинула блузу и подошла к огромному, почти во всю стену окну. Откинув щеколду, распахнула створки настежь.
  В лицо подул теплый весенний ветер, пахнущий молодой травой, выхлопными газами и свежим хлебом. В доме напротив располагалась небольшая пекарня с фамилией хозяина на вывеске - "Тавиани". Лаура сделала глубокий вдох - выдох. Выдержала паузу. Вдох-выдох. Для начала необходимо решить, насколько она может доверять записям отца про Камень. С логической точки зрения все написанное сплошной абсурд. С другой стороны родители убиты. Убийцы явно никого не боялись, действовали открыто полностью уверенные в безнаказанности.
  
  - И так сеньорита Рапоне, - сказала она. - Возьмем за аксиому, что все написанное отцом, правда.
  Оттого, что она приняла наконец-то хоть какое-то решение, Лаура почувствовала себя уверенней. В желудке снова заурчало. Преодолевать дальше зудящее чувство голода было выше её сил.
  
  Выйдя из гостиницы, Лаура зашла в булочную, ту самую, что располагалась напротив окон её номера и купила несколько трамедзини, решив утолить голод на ходу. Заходить в кафе она опасалась. На углу стоял небольшой киоск. Лаура повернула туда. Ещё издали она смогла прочитать кричащие заголовки первых полос газет. Все они имели примерно одно и то же содержание. "Красные бригады поразили Италию в самое сердце", "Убийство Альдо Моро - дело рук ЦРУ?", "Италия в черном - траур по Моро". Купив пару газет, Лаура обошла несколько дворов, подыскивая укромное местечко, где она могла бы спокойно перекусить, а самое главное почитать.
  
  Трамедзини произвели неизгладимое впечатление. Первый же рогалик, достигнув желудка, попытался низвергнуться обратно. Только неимоверным усилием воли она сумела удержать его внутри. Несколько секунд возмущенные, привыкшие к отдыху внутренности недовольно урчали, но затем, смирившись, принялись за обычную работу. Решив не торопиться, Лаура отложила трамедзини и взялась за чтение.
  
  Пролистав свежие номера еженедельников "Эспрессо" и "Панорама" она пришла к выводу: авторы статей, высказывая совершенно разные версии похищения Альдо Моро, сходились в одном - правительство и полиция бездействуют, а значит, они заинтересованы в происходящем. Отложив газеты, она взяла оставшиеся трамедзини, предварительно с чувством откусив от одного из них чуть ли не половину, и вышла на проспект Леонардо. Сейчас ей нужен небольшой бутик по распродаже одежды. Заходить в огромные универсамы опасно - там обычно дежурит охрана.
  
  Решив не испытывать судьбу, Лаура вошла в первый попавшийся магазин. На вывеске значилось: "Летняя распродажа! Одежда на любой вкус по приемлемой цене". "По приемлемой цене" оказалось гораздо дороже, чем она привыкла одеваться. Ей сразу понравился белый костюм, висевший на самом видном месте. Ярлык, пришитый к его рукаву, скорее указывал год далекого будущего, нежели цену. Полюбовавшись костюмом, девушка направилась к стеллажам с дешевой одеждой. Выбрав несколько летних моделей, она уединилась в примерочной.
  
  Ей понадобилось полчаса, чтобы убедиться, что никакие юбки, джинсы и брюки не смогут помочь ей изменить внешность. В любом наряде из зеркала на неё по-прежнему смотрела: "та самая Лаура Рапоне, которую разыскивают на каждом углу". Круглолицая родавщица, приносившая вещи, была порядочно раздражена привередливой покупательницей.
  - Девушка, почему вы не хотите купить эти брюки, они вам идут,- убеждала она. "Потому что к ним я не смогу надеть высокие туфли, которые изменили бы хоть немножко мой рост!" - подумала про себя Лаура, а вслух сказала:
  - Нет, вы знаете, мне кажется, они сидят немного мешковато.
  - Фи! - произнесла круглолицая, демонстративно выпятив нижнюю губу. - По-моему, вы преувеличиваете.
  
  Действительно, голубые джинсы сидели как влитые, но пренебрежительное отношение продавщицы вызывало волну негодования. Лауре захотелось хоть как-то пробить эту демонстративную надменность.
  - Знаете, пожалуй, я примерю вон тот белый костюм, - сказала она, небрежно указывая в сторону прилавка. Наблюдая, как округляются глаза продавщицы, девушка ликовала. Однако истинной причиной покупки костюма была все-таки не месть, а холодный расчет. Красивая и дорогая одежда - один из лучших способов маскировки.
  - Хорошо. Теперь будьте добры, принесите мне вон те черные туфли и шляпку с самой верхней полки.
  
  -Я все беру! - заявила Лаура стоя посреди магазина перед самым большим зеркалом.
  Продавщица, до сих пор не верившая в платежеспособность молодой замухрышки, от неожиданности изобразила на лице такое неподдельное удивление, что Лаура чуть не рассмеялась. Опомнившись, Стелла - именно это имя значилось на бирке, висевшей на необъятной груди - быстро сменила удивление на безукоризненную улыбку работника торговли.
  
  - В таком случае могу ли я посоветовать вам приобрести вот эту сумочку? Думаю, она как раз подойдет к вашему костюму, - слащаво произнесла она, указывая на витрину.
  Сумочка? Ну, конечно, как она могла забыть о ней. Растяпа! Именно о сумочке ей стоило подумать в первую очередь.
  - Да, пожалуй, - ленно произнесла Лаура. - И еще я возьму очки, что за четыре с половиной тысячи лир.
  
  Из магазина, что по виа Леонардо, вышла молодая стройная женщина. Большую часть её лица скрывали огромные темные очки "бабочки". Белый брючный костюм из дорогой ткани, элегантные черные туфли на высоком каблуке и модная шляпка в купе с немного большой сумочкой красноречиво говорили о том, что их обладательница является дамой хорошо обеспеченной. Подойдя к краю тротуара, дама небрежно подняла руку, останавливая проезжающее мимо такси.
  
  Сев в такси, Лаура поехала в ближайший ресторан, где впервые за последние три дня по-настоящему поела. Пища придала сил. Девушка почувствовала себя гораздо уверенней и даже решилась на пешую прогулку. Вернувшись в мотель, она направилась к стойке портье, если конечно так можно назвать толстого синьора в грязной нестиранной рубахе.
  
  На полдороги она остановилась, вспомнив, что утром забрала ключ с собой, так как за стойкой никого не было. Ее неуверенность не прошла незамеченной. Толстый человечек, Берни услужливо подсказала память, оторвал взгляд от старенького черно-белого "Филипса", сглотнул набежавшую от жвачки слюну, и нарочито громко спросил:
  - Могу я вам чем-нибудь помочь синьора?
  - Нет, спасибо, я знаю дорогу, - холодно ответила Лаура после некоторого замешательства. Портье ее не узнал, получается, с маскировкой она попала в самое яблочко.
  
  Поднявшись на второй этаж, Лаура направилась к своему номеру, располагавшемуся в конце коридора. Нечто теплое, почти горячее, коснулось груди. От неожиданности она чуть не вскрикнула. Приложив руку к груди, с удивлением нащупала под блузой кулон - подарок отца. Камень кулона был действительно горяч. В нем чувствовалась мощная почти живая пульсация. Подумать о том, почему камень нагрелся, она не успела. Мир заволокло густым туманом.
  
  Когда, спустя мгновение, туман рассеялся, Лаура оказалась в своем номере. В комнате царил полумрак, но девушка прекрасно видела непрошеных гостей. Один сидел на стуле прямо напротив дверей. На коленях у него лежало нечто опасное и холодное, прикрытое газетой. Пистолет - догадалась девушка. При мысли об оружии по телу пробежала волна холодной дрожи. Второй незнакомец стоял у окна. Чуть отодвинув плотно задернутые шторы, он смотрел на улицу. Девушка инстинктивно почувствовала, что он самый опасный противник. Не успев удивиться происходящему, Лаура вновь оказалась посреди коридора. От неожиданности она покачнулась и чуть не упала. Тяжело дыша, оперлась спиной о стену и попыталась сосредоточиться. Камень нестерпимо жег грудь. Девушка достала его из-под блузы. Яркое свечение разлилось по коридору.
  
  - Боже! Что за дерьмо... - простонала она, стащила горящий ядовито-зеленым светом Камень с шеи и засунула в сумочку.
  
  Туман в голове, вызванный странным видением быстро растаял. Вскоре она снова могла соображать. Идти в номер расхотелось, даже если предположить, что все увиденное лишь игра расстроенного воображения. Сняв туфли, девушка на цыпочках вернулась к лестнице и спустилась в холл.
  
  Лаура вышла на улицу. В голове кружил целый рой мыслей. Ее вычислили, но как? Где она допустила промашку? Кто они, эти люди в номере? Тайные агенты или наемные убийцы? В любом случае люди Пенлози и Караси. Просто удивительно, как быстро они ее разыскали. В Риме тысячи и тысячи гостиниц. Выходит, дело обстоит гораздо серьезней, чем она предполагала.
  
  Эти двое просидят в номере еще пару-тройку часов, а потом спустятся вниз и хорошенько насядут с расспросами на портье. Почти наверняка, поднатужившись, тот сведет концы с концами и опознает в молодой леди - поднимавшейся на несколько минут наверх, девушку, поселившуюся в мотеле двумя днями ранее. Следовательно, в запасе у нее не более трех-пяти часов. Нужно как можно быстрей убраться подальше. Вот только подальше от чего? От этого квартала, от Рима, от Италии? Куда? Куда нужно уехать, чтобы ее оставили в покое? Что нужно сделать, чтобы о ней забыли раз и навсегда? Ответ напрашивался сам собой - нужно умереть. Однако такой расклад не входил в её планы.
  
   Значит, для начала необходимо срочно покинуть Рим. Где она сможет затеряться? Мадрид? Феррари? Неаполь? Неаполь! Именно Неаполь - портовый город, где она зайцем проникнет на какой-нибудь корабль и покинет Италию.
  
  ИТАЛИЯ ГЛАВА 3 (13 173)
  
  Приехав в Неаполь, Лаура сняла небольшую комнатку в Басси - районе для бедноты. Басси считался самым криминальным районом города. Ходить по его улицам даже при свете дня было небезопасно. Однако только здесь, где полицейский департамент не имел силы, она могла какое-то время находиться в безопасности.
  
  Первую неделю она практически никуда не выходила, сиюминутно ожидая, что в двери ворвутся здоровенные молодцы с автоматами. Лишь изредка она осмеливалась на короткие вылазки за едой и свежими газетами. Шумиха, поднятая репортерами вокруг убийства Моро, не утихала. Время шло, деньги оставленные отцом таяли на глазах, а она ни на шаг не продвинулась в решении проблем.
  
  К концу первой недели Лаура решилась на первую долгую вылазку. Но куда пойти? - размышляла она - У кого узнать нужную информацию? Идти в порт бессмысленно, там она привлечет внимание расспросами. Тогда куда? В ближайший бар - нужное решение как всегда оказалось до смешного очевидным.
  
  Делая вылазки за продуктами, девушка не раз видела молодых матросов-американцев, слоняющихся по улицам в поисках развлечений. Матросы посещали бар "Гавань" находящийся всего в двухстах метрах от её убежища. Туда-то Лаура и решила пойти воскресным вечером.
  
   "Гавань" оказался небольшим баром. Шесть столов, барная стойка в десять стульев, приглушенный зеленый свет и тихая спокойная музыка - вот и весь антураж. Обычная пивная. Несмотря на поздний час и выходной день, посетителей было немного. Лаура подошла к стойке.
  - Что будете пить? - осведомился бармен, пожилой мужчина лет сорока с острым орлиным носом. Судя по акценту, родом из южных областей Италии, возможно даже с Сицилии.
  - Кьянти, - ответила Лаура, первое, что пришло в голову.
  - Один момент, - широко улыбнувшись, бармен отошел к дозатору.
  
  Лаура огляделась. Справа за небольшим столиком весело гуляла небольшая компания: три матроса-американца и две девушки-итальянки. В дальнем углу, слева, сидели двое. Молодой изящный юноша, с правильными точеными чертами лица и полная пожилая женщина, явно не пара своему спутнику.
  "Соблазненный начальницей подчиненный или альфонс?" - подумала Лаура - "Впрочем, какое мне дело, они вряд ли смогут мне помочь".
  
  В этот момент на её плечо легла чья-то тяжелая рука.
  - Что-то я раньше тебя здесь не видела, крошка. Хочешь подработать?
  Перед ней стояла ярко размалеванная полногрудая крашеная блондинка лет тридцати пяти. Внешность незнакомки не оставляла сомнений относительно рода её занятий.
  - Я просто шла мимо, и решила зайти... - попыталась объясниться Лаура.
  - Шла мимо! Ха! Так и шла бы. Не надо прикидываться крошка! Таких как ты, я чую за километр. Только вот что я скажу тебе, девочка, здесь у тебя ничегошеньки не выйдет. Бар мой. Хочешь работать - плати.
  - Я...я...ищу здесь одного человека, - выпалила Лаура.
  - И кого же ты ищешь? - тон блондинки не оставлял сомнений - она ей не верит.
  - Не знаю... мне нужен человек... я хочу уехать из Италии.
  
  Не зная, как соврать, Лаура сказала правду, а сказав, прикусила губу. - "Безумство.Что я наделала? Проговорилась первой попавшейся шлюхе! Дура! Дура! Дура!"
  
  - Из Италии? - недоверие и цинизм мгновенно улетучились с лица блондинки.
  - Да...
  Незнакомка на секунду задумалась.
  - Знаешь, подруга, нам, пожалуй, стоит пересесть за столик, подальше от чужих ушей, - сказала она, покосившись в дальний угол бара.
  Лаура недоуменно вскинула брови.
  - И не забудь свое кьянти.
  
  - Мерлин, - представилась блондинка, как только они уселись за стол.
  - Лаура, - скрывать настоящее имя не имело смысла.
  - Так ты хочешь уехать? Уехать навсегда? - спросила Мерлин, понизив голос, и чуть подавшись вперед.
  - Да, но не знаю к кому обратиться.
  - Возможно, я смогу помочь тебе. Но сначала я должна знать, во что ты вляпалась, крошка.
  Лаура облегченно вздохнула. К этому вопросу она была готова. Настало время трогательной истории о том, как бедную и скромную девочку обвинили в убийстве вечно пристававшего к ней хозяина бара, которого она, конечно же, не убивала. Но в полиции ей никто не поверил и теперь она вынуждена скрываться.
  
  "Поверила ли?" - подумала Лаура, закончив рассказ. - "Должна. Она почуяла возможность подзаработать и теперь ее не упустит".
  - Хорошо, - сказала Мерлин. - Я знаю человека, с которым можно договориться.
  - Да? А когда? - Лаура не могла поверить в реальность происходящего.
  По спине побежали мурашки а щеки залил румянец.
  - Рано радуешься, тебе это будет дорого стоить.
  - Сколько? Я заплачу.
  - Подожди меня здесь, крошка, мне нужно кое с кем переговорить, - с этими словами Мерлин встала из-за стола, и похотливо покачивая бедрами, направилась к стойке.
  
  Лаура ликовала - ей несказанно повезло. Она вытащила счастливый билетик, может быть один на миллион. Только бы хватило денег. Сколько стоит такая услуга? Наверняка с неё сдерут втридорога... а если обманут и просто обворуют? Почему она не подумала об этом раньше. Они могут воспользоваться её положением для шантажа. Нужно бежать и бежать прямо сейчас.
  
  Усилием воли она заставила себя остаться на месте. Взяв бокал, сделала большой глоток вина - руки заметно дрожали. "Куда ты побежишь, дурочка," - сказала она сама себе. - "Сколько можно прятаться. У тебя нет выбора, рано или поздно тебе всё равно придется кому-то довериться. Сиди девочка, сиди".
  
  Пока Лауру мучили сомнения, между Мерлин и барменом состоялся небольшой разговор.
  - Маурицо, ты видел девчонку, с которой я только что говорила? - полушепотом спросила Мерлин, грузно облокотившись на стойку.
  - Да, она заказала кьянти, - равнодушно ответил остроносый. - Думаю, собралась подзаработать.
  - Я тоже, сначала так подумала, но, похоже, у девчушки проблемы. Она не в ладах с копами.
  - Не в ладах? - удивился Маурицио. - И что у неё стряслось, украла подгузники в супермаркете?
  - Не знаю, не знаю. Мне она сказала, что ее ложно обвиняют в убийстве... Правда, сдается мне, потаскушка врет. Скорей всего влипла в историю с наркотой, и теперь скрывается и просит помочь.
  - Как?
  - Хочет найти человека, который поможет ей перебраться через границу.
  - Ну?
  - Я и пообещала.
  - Ну ты и дура! Ты же никого не знаешь!
  "Какой же он мудак, Вечно ему надо все разжевывать", - подумала Мерлин.
  
   Лет десять назад, когда она только начинала работать на улице, она совершенно случайно забрела в недавно открывшуюся "Гавань". К своему удивлению Мерлин обнаружила, что бар "стоит под парами". Здесь было много американской матросни, напичканной зелеными бумажками и ни одной проститутки. Тогда-то она и заключила договор с Маурицио, пообещав приличный процент от заработка, если он позволит ей работать в баре.
  
  - Как ты не понимаешь, - сказала Мерлин, переходя на шепот. - Ты посмотри на неё! Она красива, молода, она может принести большие деньги.
  - Да, но согласится ли она?
  - У неё нет выбора, согласится как миленькая. Сейчас ты подойдешь к телефону и сделаешь вид, что разговариваешь с кем-то и вернешься ко мне.
  - И что будет дальше?
  - А дальше не твое дело, - отрезала Мерлин.
  На сердце Маурицио отлегло. Он, конечно, имел неплохие деньги, но ввязываться в грязные авантюры потаскухи не хотел.
  - Договорились, - сказал он, направляясь к телефону. - Мою долю обсудим позже.
  
  - В общем, так, - сказала Мерлин, вернувшись за столик. - Маурицио, бармен и мой хозяин. Он сделал звонок своему другу - тот согласился помочь.
  - Сколько это будет стоить?
  - Не спеши, крошка, есть один момент. Маурицио не собирается помогать тебе просто так.
  - Я заплачу?
  - Да, но...
  
  Лаура лежала на кровати в своей комнатке и рыдала. Да, ей согласились помочь, но потребовали взамен слишком высокую цену. Этот ублюдок Маурицио согласился помочь только в том случае, если она переспит с одним из его клиентов. Это было невозможно. Она никогда не согласится. Не в этой жизни. Лучше попасть в руки к псам генерала Пенлози, чем терять девственность с совершенно незнакомым человеком. Хорошо хоть отец и мать никогда не узнают об этом. Нет, такой вариант её не устроит. Она будет искать других людей. Она сама найдет друга Маурицио и поговорит с ним. Отдаст ему все деньги, но никогда, никогда она не сделает того, о чем попросил этот скот.
  
  Лаура не заметила, как уснула. Ей снился отец.
  - Почему ты плачешь дочка, - ласково спросил он.
  Они сидели на кухне в их старой квартирке в Ченточелле.
  - Папа они хотят, чтобы я поступила нехорошо, - рыдая, ответила Лаура.
  Отец протянул руку и вытер слезы с её щек.
  - Знаю детка, но ты должна. Тебя ищут, и я чувствую, они близко. Совсем скоро они придут за тобой. Я знаю, как тяжело сделать выбор, но ты должна согласиться, ради меня, ради матери, ради Камня.
  - Камня? Папа расскажи мне о нем.
  - Не могу. У меня слишком мало времени. Запомни одно: Камень всегда поможет тебе. А теперь дочка давай прочитаем нашу детскую молитву. Надеюсь, ты не забыла слова?
  - Нет.
  - Тогда начинай.
  - Святая Мария, сестра моя, - прошептала Лаура.
  - Ты защити от невзгоды меня, - подхватил отец.
  - Душу мою от греха ты спаси.
  Лаура проснулась. Яркий утренний свет бил в глаза.
  - Сердце в покое моё сохрани, - донесся до неё отдаленный, как отзвук эха, голос отца.
  - Папа?
  
  Лаура вскочила с кровати, огляделась, в комнате пусто. Грудь нестерпимо жгло. Камень вновь действовал. Его жгучая пульсация расходилась по всему телу, принося нестерпимую боль. Лаура нащупала цепочку, сняла кулон и положила на ладонь. Что скрыто в зеленом кристалле? Какие тайны хранит он в себе? Каким образом он помог ей связаться с отцом? Или это был всего лишь сон?
  
  Лауру терзали сомнения. Её совесть никак не хотела подчиниться принятому решению. К полудню она не выдержала. Дойдя до ближайшей лавки, Лаура купила две бутылки самого дешевого вина. Вино помогло усыпить бдительную и занудную совесть. Допив к четырем часам первую бутылку, Лаура почувствовала, что пьяна. Небывалая легкость и беззаботность поселились в теле. Она по-прежнему боялась идти в "Гавань", но теперь события предстоящего вечера не казались ей столь драматичными. В назначенный час Лаура появилась в "Гавани". Кроме Маурицио и Мерлин в баре еще никого не было. Хозяин стоял спиной к входу и протирал бокалы белоснежным полотенцем, перекинутым через плечо, а Мерлин сидела за стойкой, беззаботно покачивая полными ногами в ожидании клиентов. Заметив Лауру, она приветственно помахала рукой.
  - Привет!
  - Я согласна, - подойдя к ней вплотную прошептала Лаура.
  - Я скажу ему, - Мерлин бросила полный притворной ненависти взгляд в спину Маурицио. - Какой у тебя адрес.
  - Винсенте 5-53.
  Мерлин точно оценила состояние девушки - сейчас не стоило её задерживать.
  - Иди к себе. Скоро он приедет. Его зовут Адамо Пиннети. Советую по дороге прихватить вина.
  - У меня есть...дома...
  Мерлин утешительно погладила девушку по плечу.
  - Ступай, и не принимай близко к сердцу.
  Когда Лаура вышла из бара, Мерлин широко улыбнулась.
  - Всё Маурицио, детка клюнула - она наша.
  - Чего? - непонимающе переспросил бармен, оторвавшись от своего занятия.
  - Да ничего, звони Пиннети.
  
  Небольшой розовый торшер, стоящий в углу, едва освещал полумрак душного помещения. Лаура лежала на кровати, широко раскинув ноги, и безразлично смотрела на вращающийся под потолком вентилятор. Грузное тело человека, по имени Адамо, елозило взад-вперед, принося тупую, саднящую боль в промежности. Ей было противно решительно все в этом некрасивом самоуверенном человеке: слащавый, чуть хриплый голос, лысина, захватившая большую часть черепа, наглые бегающие глаза, двойной подбородок, вибрирующий в такт движениям, и даже капля пота, повисшая на кончике носа.
  
  Достигнув критического размера, капля сорвалась вниз, и разорвалась на губах девушки подобно авиационной бомбе. Огромный ком, родившийся где-то внизу живота, подкатил к горлу, стремясь вырваться наружу. О, Боже!
  - Не забывай о молитве, когда будет трудно - вспомнила она слова отца.
  Губы её чуть шевельнулись.
  - Святая Мария, сестра моя.
  - Ты защити от невзгоды меня, - послышался далекий, как шорох опавшей листвы голос отца.
  "Отец! Отец! Ты слышишь меня?"
  
  - Ты что-то сказала крошка, - спросил, чуть приостановившись Пиннети. В следующую секунду он почувствовал невыносимую боль в паху, словно его член сунули между двух раскаленных наковален.
  - Ах ты, сука! - заорал он изо всей мочи и наотмашь ударил девушку по лицу.
  Но Лаура не почувствовала удара. Её сознание сжималось в тугой непроницаемый кокон.
  Рыча от боли, Пиннети сполз на пол и стал нашаривать рукой штаны, оставленные на спинке стула.
  - Ну, подожди сука! Сейчас, только я встану, и ты у меня получишь ...
  
  Однако вся решительность пропала, когда он все же поднялся с пола. Девушка лежала на кровати, обхватив руками колени, лицо её было мертвенно бледно, а глаза закатились, обнажив белки.
  - Эй, ты чего, - спросил Пиннети, боязливо ткнув ее пальцем в бок. Тело оказалось совершенно холодным.
  "Кажется, я убил девчонку", - с ужасом подумал он. - "Черт, ну зачем мне всё это. Надо убираться прочь". Накинув рубашку и кое-как втиснувшись в модные тугие туфли, Пиннети выскочил на площадку и опрометью бросился вниз.
  
  Лаура не понимала, что происходит. Она словно проваливалась в черную бесконечную бездну. Лишь маленькая, едва заметная голубая звездочка была свидетельницей падения, и именно оттуда доносился голос отца.
  - Святая Мария, сестра моя!
  - Ты защити от невзгоды меня.
  Подхватив молитву, Лаура рванулась к голубой звезде всем естеством.
  - Душу мою от греха ты спаси.
  Сердце в покое моё сохрани
  И тьма отпустила...
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"