Астафьев Игорь Владимирович: другие произведения.

90 градусов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:


От автора

  
   Не знаю, как правильно назвать то, что последует ниже. Может быть - повесть, может - роман, а может, и еще невесть что. Некоторые называли это фантастикой, а есть даже и те, кто узрел во всём этом женский роман.
   По мне, так ни того, ни другого здесь и близко нет. А что есть - не знаю.
  
   ОбложкаМалая [Астафьев И.В.]
  

Часть первая

П Е Р П Е Н Д И К У Л Я Р

  
   Трудно сказать, создал ли человека труд или неуставные взаимоотношения инопланетян с нашими пращурами, но в этой стране трудиться желательно непрерывно. Потому как если перестанешь что-нибудь делать, начинаешь думать.
   А думать вредно. И для общего тонуса и вообще по-жизни. Меньше думаешь - лучше живешь, и наоборот. Это еще с древнегреческого Диогена замечено. А как подумаешь, так в голову сразу лезут мысли о бренности нашего бранного бытия, и в организме резко появляются большие позывы что-то обязательно изменить к лучшему в этой жизни.
   Но, как впрочем и всегда, они очень скоро превращаются в осознание полной невозможности сотворить нечто глобальное. А энергия выливается в какое-либо очередное улучшение мелкой детали личного быта (стирка носков, как правило...). Что весьма слабо отражается на состоянии общества в целом. И все это традиционно заканчивается дурным самочувствием.
   Приступ интеллекта у русского интеллигента называется.
   Племя масаев живет в вулкане, бедуины - в пустыне, а мы, русские, живем вот так. Избранный народ с национальной особенностью в виде блаженного мазохизма.
   И вообще, если есть (а куда ж они денутся-то?!) параллельные миры, то наш внутренний мир сугубо перпендикулярен. "Чему?" - можно спросить. А всему, что ни на есть! Нечто вечно торчащее. И не всегда вверх.
   Что же может нас соединить с параллельными мирами? Ясно что - перпендикуляр. Всех надежнее и короче. Главное - найти точку пересечения и покрепче за неё ухватиться.

I.

*Действующие лица с бездействующими

телами * Гимнастика для

астрального тела * Индекс интеллекта *

Позывное имя

   У сна есть что-то общее с двоеженством. С той лишь разницей, что второе запрещено, а первое не возбраняется во внерабочее время. И то, и другое параллельное существование. Только в одном случае в разных семьях, а в другом - в разных мирах.
   Так вот, иду я как-то во сне на лыжах. Зима, жарко. Песок под лыжами скрипит, барханы поют... Один одинешенек. Вдруг чья-то жена сзади и говорит: "Снял бы трубку, а то уже час как звенит, выкипит ведь!"
   Я говорю: "Не выкипит. Я его на предохранитель поставил." Оглянулся, а она на заднем сиденье телевизор смотрит. Я разозлился: "Чем магнитофоны слушать, запросил бы посадку, а то уже ночь на дворе и керосин на исходе". А он мне - раз в ухо!
   В общем, побил я их всех, и вот меня судят...
   Вдруг слышу: "Перестали бы Вы эту ерунду смотреть, пообщались бы лучше со мной".
   "Странно", - думаю. Голос явно не из сна, потому как нелогичный какой-то. Может, проснулся я уже? Да нет, гляжу, еще сплю. Даже прихрапываю немного. Что же это такое?!
   Выглянул я из зала суда, дверь тихонечко за собой притворил и спрашиваю:
   - А Вы кто?
   - Интересные вы существа, люди, - отвечают мне, - Это все равно что спрашивать у ребенка почему он родился именно мальчиком, и не двести лет назад.
   - Но я же не могу общаться, не зная с кем, - сонно возразил я.
   - Вы меня поражаете, - сказал Некто, - Во-первых, мы не политические анекдоты при диктатуре собрались рассказывать, во-вторых, сейчас у вас можно всё, что угодно, и наконец, в-третьих, если Вы даже во сне предпочитаете выяснение личности интересному общению, то что же от Вас ожидать когда проснетесь?!
   - А можно узнать, как Вас хотя бы зовут?
   - Куда?
   - Вообще. Имя-то у Вас есть?
   - А зачем оно мне?!
   - Хм... А как же мне с Вами общаться, без имени, без отчества, без ничего? Трудновато.
   - Ну насчет "без ничего" это Вы зря, - обиделся мой непонятный собеседник, - Сплошные стереотипы в Вашей голове. Не аура у Вас, а круглая печать какая-то. Впрочем, ладно, - как бы вздохнул Некто, - скажу сразу: у меня нет имени, фамилии, места жительства, паспорта, прописки, национальности...
   - А что же есть?
   - Я сам! Это у вас сплошь и рядом: фамилия, отчество, должность, власть есть - а человека-то и нет. А у нас как раз наоборот. Скажу больше. У меня и тела нет. Вернее, оно астральное.
   - А откуда же Вы к нам прилетели, с какой планеты?
   - Опять стереотип мышления. Во-первых, ниоткуда. Непланетянин, так сказать. Во-вторых, не прилетел. Живу я здесь, в этой Вселенной-матушке. Кстати, надо еще разобраться, кто у кого в гостях. Если уж на то пошло, не я к вам прилетел, а вы у нас завелись (простите, если не так выразился).
   По-вашему говоря, я - астральная сущность. Существую параллельно вам, а сегодня вот пересечься решил. С Вами лично. Вдруг подумалось, почему бы не пообщаться с коллегой по разуму? Вы, кстати, не против?
   - Пересечься?
   - Пообщаться. Если получится.
   Я согласился, и проснулся.
   Где только не знакомятся: на работе, в гостях, на отдыхе, в автобусе, в постели, по переписке... А вот оказывается с астральными личностями лучше всего знакомиться во сне. Во всяком случае они утверждают, что это именно так. Говорят, что во сне мы значительно умнее.
   Впрочем, это мы и сами замечаем. Смотришь на иного, когда спит на работе - такой классный, век бы не просыпался! А разбудят - дурак дураком! Но это я так, к слову.
   В тот же день, когда я ехал с работы в общественном транспорте и о чем-то задумался, услышал всё тот же голос:
   - Вижу, что у Вас есть немного свободного времени и предлагаю свое общество.
   - А я "грешным делом" думал, что Вы мне все-таки приснились.
   - Ну да, верно, в прошлый раз приснился, сейчас послышался. Могу еще представиться, почудиться, прикинуться. Вот только показаться и привидеться не могу - астральный я всё же.
   - Ну что ж, с Вами интересно. И языком Вы владеете неплохо.
   - У меня же нет ни рта, ни, тем более, языка!
   - Да нет, нашим русским языком, средством, так сказать, межнационального и межпланетного общения. Считается, однако, что он велик и могуч!
   - Так и в этом смысле языка у меня нет. Ни русского, ни английского - никакого.
   - А как, и чем же мы с Вами сейчас говорим?
   - Так мы вообще не говорим, а общаемся разумами. Головой по-вашему. Обмениваемся мыслями на небольшом расстоянии. Язык для нас лишнее звено.
   - Однако, удобно вам - никаких переводчиков не нужно.
   - Не скажите. Есть специфические трудности. С теми, кто работает головой, легко, а с теми, кто может только языком, с теми просто невозможно. С женщинами, например, большие проблемы. Хотя, и с мужиками тоже. Хотел я тут недавно с одним скреститься мыслями, а их у него и нет! С виду, вроде, солидный, предприятием руководит, говорит много, а в голове абсолютно чисто. С такими без языка никак нельзя, а у меня-то его и нет! Так и разлетелись.
   - А со мной как, можно?
   - Да пока ничего, получается. Только вот Вам бы, на будущее, немного научиться не отключаться от действительности при нашем общении. Опять же, не отвечать вслух, а то не так поймут. Вон ведь: глаза стеклянные, рот приоткрыт, на вопросы окружающих не реагируете. Давайте-ка сделаем перерыв, а то проедете свою остановку.
   После этого события прошло около двух недель, а мой новый знакомец не объявлялся ни разу. Пропал. А без него вдруг стало как-то скучновато. Редко встретишь такого неординарного собеседника. На улице не валяются, на службе не попадаются.
   Однажды даже с упреком подумал про него, что вот мол, раззадорят человека на предмет всяких там НЛО, а потом сразу и в кусты (или в космос).
   А то может быть, нашел другого какого, более умного? Так хоть бы попрощался! Или у них там это не принято?
   - Вообще-то, действительно не практикуется, - прозвучало вдруг в моей голове, - но я и не собирался прекращать знакомство. А что, уже соскучились?
   - Да есть немного, - признался я (что толку скрывать, мысли-то от него не утаишь!),- а где это Вы пропадали?
   - Да всего лишь слегка отлучился зарядку сделать.
   - И чем же заряжаетесь?
   - Исключительно бодростью. Гимнастику делаю. Астральному телу без гимнастики никак нельзя.
   - Вот как? И зачем? Оно же не материальное, а, в некотором смысле, идеальное!..
   - Так потому и идеальное, что мы тела в отличной форме держим! А то так и материализоваться можно - греми потом костями... Никакой легкости не будет.
   - Любопытно, в чем же заключается гимнастика для астрального тела?
   - Нет ничего проще. Для начала несколько раз вспыхнуть и погаснуть. Потом задержать пульсацию, и не возникать сколько сможешь. Это для разминки. Затем прыжки из одного измерения в другое и обратно. Опять же, для гибкости - достать голову кончиком хвоста.
   - А у Вас есть хвосты?!
   - Конечно есть. У каждого нормального, уважающего себя существа должны быть голова и хвост.
   - А у нас нет...
   - Неправда! Хвосты есть у всех!
   - Да нет же у людей хвостов!
   - Ну так: Если у человека есть левая рука, то должна быть и правая?
   - Должна.
   - Головы у вас есть?
   - В общем, у многих.
   - А значит, коли есть голова, то стало быть, есть и хвост! Кстати, если народная мудрость называет кое-кого "вертихвостками", то чем же они вертят?!
   - Убедил. Раньше у наших предков были длинные хвосты, а сейчас совсем-совсем махонькие.
   - Естественно! Коэффициент интеллекта выше.
   - Это как?
   - Очень просто. Чем у вас измеряются умственные способности?
   Я призадумался. А действительно, чем? Количеством прочитанных книг? А тогда как оценить "умность" книги? Или обратно пропорционально стоимости личного имущества? Но ведь есть немало исключений!.. Вопрос не для слабоумных.
   - Человечество еще не решило этой проблемы, - уклончиво ответил я, - А у вас с этим как?
   - У нас очень просто и достоверно: соотношение величин головы и хвоста. У кого по объему, у кого по весу. Та часть существа, которая думает (или думает, что думает) - голова, всё остальное - хвост. Делим голову на хвост - получается индекс интеллекта. Вот так, дарю идею!
   - Благодарю! Значит, получается, что собака с обрубленным хвостом становится умнее?
   - В каком-то смысле, да. Хотя бы потому, что больше скрывает свои чувства.
   - А если я спортом занимаюсь, то...
   - ...Увеличиваешь объем хвоста!
   "Так-то оно так, - подумал я про себя, - но ведь красивый хвост тоже дорогого стоит! И еще неизвестно чем легче пробить себе дорогу: головой или ...наоборот. Хотя, ясно чем. Одно охвостье вокруг...".
   - А у Вас самого какой индекс? - осторожно спросил я.
   - Вообще-то, это нетактично. Я же не спрашиваю Вас о Ваших доходах. Впрочем, по дружбе скажу. Сейчас 50, а скоро, может быть, удастся получить 200.
   - ?!
   - Ну это смотря как считать. На усмотрение комиссии...
   - И у вас протекционизм?!
   - А что же Вы хотели?! Блат - явление вселенского масштаба! Вот был случай. Прилетел тут один на комиссию, умолчав о том, что у него есть большой волосатый хвост. Из сильных Вселенной сей. Забыл, может быть... Так ему присвоили индекс как положено, 0.0000001. По факту.
   Что тут сразу началось! Комиссии сразу пригрозили уходом на пенсию. Без сохранения индексов! Они поджали головы и стали думать, что же делать. Манускрипты-то уже заполнены! И придумали вот что:
   "Ввиду невозможности точно установить, - записали, - какая часть экзаменующегося принимает окончательные решения, согласно презумпции разумности считать индекс интеллекта обратной величиной".
   И получилось 10.000.000! Так и живет в почете. Единственное неудобство - в официальных церемониях ему приходится выставлять вместо головы... в общем, зад по-вашему. И им же произносить речи. Но ничего, приспособился. А Вы говорите...
   - Нашел чем удивить! Кстати, может быть, будем на "ты"?
   - Давай. Хуже от этого не будет.
   - Послушай-ка, вот ты сейчас улетишь, или как там, отключишься от меня, а как мне с тобой в случае чего связаться? Ты на меня выходишь свободно, у тебя телепатия, а у меня кроме отечественного телевизора ничего от "теле" нет.
   - Можно и окликнуть, и позвать, только надо настроиться на моё биополе.
   - Так нас же этому не учили! Не умею я!
   - Правда? Как же быть, как же быть... Неравноправие получается!
   - А можно я все же придумаю тебе имя, и буду тебя им звать? А ты найдешь как его улавливать, и будешь на него отзываться!
   - Давай попробуем. Я подумаю как увязать моё поле с определенным звукосочетанием, которое ты будешь мне мысленно кричать, а ты придумывай это самое сочетание. Имя по-вашему.
   На этом и разлетелись. Вернее, он улетел, а я пошел обедать.
   Не просто придумать кличку домашнему животному. Совсем не просто дать имя ребенку. И уж весьма сложно впервые в истории придумать имя астральному существу. Чтоб было красивое, не обидное и со значением.
   В таких делах без системного подхода не обойтись.
   Итак, есть имена, отчества, фамилии, прозвища, псевдонимы и, наконец, клички. Каждый вид идентификатора имеет свои законы, принципы, правила применения. Будем разбираться. Для начала отсеем лишнее.
   Отчество - это почти то же самое, что и имя, но относящееся к родителям. Поэтому им можно пренебречь. Кстати, если бы у Остапа Бендера была дочь - учительница начальных классов, то пока какой-нибудь мальчишечка произнес бы: "Марья Остаповна-Сулеймановна-Бертовна-Мариевна-Бендеровна-Беевна, можно выйти?", то выходить бы уже не понадобилось.
   Хорошо, что у Остапа Бендера не было дочери - учительницы начальных классов.
   Ладно, ближе к делу. Фамилия обозначает принадлежность к семье (роду) и в нашем случае не имеет принципиального значения.
   Имя. Имя - это звукосочетание, чаще всего из определенного перечня, которым обозначается тот или иной разумный субъект (хорошо сказал!).
   Хотя насчет традиционного перечня... Если дающий имя желает выделиться, выслужиться, выпендриться, или просто дурак, то истории известны в качестве имён немало словесных перлов. Возьмем хотя бы не столь отдаленные времена.
   Представьте себе русского советского мальчика первой трети ХХ века, обыкновенного такого, в веснушках. Хочется дать ему конфетку и спросить: "Крошечка, как тебя зовут?"
   А мальчишечка-то обернется и скажет вежливо: "Даздрарев! А мою сестру (которая тоже любит конфеты) - Тракторина!"
   Умильная улыбка на вашем лице вдруг стала бы судорожной, появилось бы нестерпимое желание дать мальчику много шоколада и денег, и вы как-то бочком отойдете, бормоча: "Ну да, конечно, был бы человек хороший... Дай тебе Бог!.. И сестренке твоей, когда вырастет, хорошего Коленвала..."
   Да, такая вот история с историей. Однако, в нашем случае может быть этот подход в чем-то и оправдан?
   Попробую.
   "Да здравствуют параллельные миры!" Варианты: Дазпармир, Даздрапм (экое-то кожно-дерматологическое).
   "Привет пришельцам!" Варианты : Припр (древнегреческим напахнуло), Привприш (что-то из индийских фильмов).
   "За дружбу между народами!" Вариант : Задмежнар.
   Все, "приплыли"! Некрасиво и неблагозвучно. Правда, со значением. Но за такое значение можно чем-нибудь материальным и по голове получить. Ладно, объявляю данный метод "лысенковщиной" от словотворчества и отрекаюсь от него. Воображаю себе отчества от этих имен...
   Итак, продолжим.
   Фамилии, имена и отчества предназначены, так сказать, для официальных обращений. Они значатся в документах, и к ним можно присовокупить что-нибудь почтительное. Например, "сэр", "фрау", "батоно", "амиго". В самом деле, с кличками, например, так нельзя. "Сеньор Козёл", "Товарищ Прыщ"... Не то, правда? Хотя некоторые известные личности вообще вошли в историю по псевдонимам. Или кличкам, что иногда трудно различить.
   Кличка. Неофициальное для людей и официальное для домашних животных имя. У людей часто совпадает с прозвищем. Как правило, подчеркивает какой-либо недостаток, создавая тем самым довольно действенный стимул его исправить. Или уничтожить кличущего - это уж от возможностей.
   Область применения: в детстве, в мафии, в политике, в животноводстве.
   Псевдоним. Та же кличка в литературе, эстраде и прочем искусстве. Может звучать благородно, может вызывающе, может сбить с толку. Для чего и предназначена.
   Так, разберемся, что нам нужно. Кличка? Обидно. Псевдоним? Зачем нам псевдоним, когда перед нами и так аноним?
   Остаются имя и прозвище. Надо бы изобрести нечто среднее между ними, обязательно благозвучное и со значением.
   Что интересно, благозвучие в именах связывают у нас, русских, с иностранным происхождением. Например, пресловутый Конрад Карлович Михельсон и Епифан Пафнутьевич Раздрюфякин. Первое всегда воспринимается с неким приседанием, правда? Это у нас еще с крепостного права в подсознании.
   Настала пора раскрыть правду о так называемой "изысканности имен", сорвать с них покров, так сказать. Если переложить некоторые иноземные фамилии на наш язык, то получится примерно следующее:
   Клаус Мауль - Коля Мордоворотов;
   Петер Шайсер - Петя Дристогонов;
   Леон Хинтербак - Лева Задов и так далее.
   Вот оно как! Навоз - он и на Западе навоз. Только, может быть, немного почище нашего. Ну, самую малость. И не валяется где попало. А так - никакой разницы. В общем, говорю иностранщине решительное "нет"! Пусть сами ищут иноземных контактов, нечего на них работать.
   Есть еще, так сказать, научно-математическое происхождение имён. Правда, по большей части литературных. Интегрон, Аппроксимант... Икс Игрекович Зетов.
   А почему, кстати, именно Зетов? Пусть выбирает сам: Зетин, Зетия, Зетян, Зетишвили, Зетко, Зетман. Зет-заде.
   Вообще-то, все как-то не то. Видимо, для неординарного случая нужен и подход нестандартный. Что-то от души, звезд, бесконечности. Астродух, Астрон, Галактион.
   Галактион, Галактион...
   Предложу-ка на выбор Галактиона и Астрона. Пусть решает сам. Наверное, взрослый уже.

***

   Следующая наша встреча по понятным причинам носила деловой характер.
   - Ну как насчет кода-имени? - сразу поинтересовался он, - Я, между прочим, времени зря не терял. Исследовал зависимость человеческого языка и биополя.
   - И какие результаты?
   - Излученьице-то у вас относительно слабое. Да это и понятно, вы ж его не тренировали, незачем было.
   - А что, есть зависимость между языком и биополем?
   - А как же! Конечно есть, как у всех разумных говорящих существ. Каждое слово несет определенный смысл, следовательно влияет на силу эмоций. А эмоции непосредственно формируют величину биополя.
   - Значит в чем-то и особенности языка определяют силу биополя?
   - Вот именно!
   - Что, и тут англичане с немцами нас обскакали?!
   - Да нет, скорее наоборот. Латинские языки примерно одного уровня. Но русский намного сильнее. Верно ты говорил, что велик и могуч ваш русский язык, хотя и биополей не знал.
   - А чем же он могуч?
   - Ну как же, есть слова, которые если утонченную женщину, так сразу наповал свалить могут, опять же, количество смысловых оттенков. Такие всплески эмоций вызывают - далеко по Галактике разносятся!
   - Вот обрадовал! Значит, чем богаче эмоции, тем сильнее биополя? Интересно, у каких языковых существ еще слабее поля, чем у нас, и на сколько?
   - Ну, таких много! Вот, скажем, есть в созвездии 921 планетка, населенная небольшим племенем мелких пакостников. А и что бы им не пакостить? Природные условия у них хорошие, обеспечивают им, так сказать, прожиточный минимум. Комфорта. И позволяют жить без особой борьбы за существование. Иные бы разумные существа, имея все это, занялись бы самосовершенствованием, раз такое дело, в люди... тьфу, в космос бы вышли, а у этих всего две задачи:
   1) обеспечить свои первейшие жизненные потребности ;
   2) напакостить соседям.
   В общем, все свободное от еды время они ругаются промеж собой. Естественно, развития никакого.
   Так вот, у них любое слово в языке имеет только шесть падежей и больше ничего :
   Размножательный;
   Ругательный;
   Жрательный;
   Плевательный;
   Пустой и
   Надувательный.
   По этим падежам и живут. Они у них и за образование и за Конституцию. Был еще седьмой падеж - убивательный, но они его решили упразднить, а то некому будет пакостить.
   Вот у них совсем чахлое излученьице.
   - Ладно выдумывать-то. Ведь неправда же!
   - Ну подумаешь, пошутил немного. Но не соврал, а только слегка приукрасил! Так какое позывное ты мне решил порекомендовать?
   - Есть два подходящих имени: Галактион и Астрон. Первое из них реально применяется, второе скорее литературное. Какое больше нравится?
   - Лично мне больше нравятся нечетные десятизначные порядковые номера, оканчивающиеся на 9. Например, 5352714909! Красиво звучит?! Ну в крайнем случае, единицу можно заменить шестеркой - тоже неплохо. А ваши имена мне ни о чем не говорят.
   - А у нас наоборот. Красота имени - это еще понятно, а красота чисел - нет. Разве что эта сумма была бы в валюте... Тогда было бы красивей 9999999999.
   - Фу какая неблагозвучная цифра!
   - Это по-вашему. А по-нашему чем больше тем лучше. Против твоего любимого номера я ничего не имею, но, во-первых, я его буду год разучивать, чтоб без запинки, а во-вторых, пока я тебя им дозовусь, уже и надобность отпадет.
   Да вот, представь-ка: "Эй, Пять миллиардов триста пятьдесят два миллиона семьсот четырнадцать тысяч девятьсот девятый, а Пять миллиардов триста пятьдесят два миллиона семьсот четырнадцать тысяч девятьсот девятый, лети-ка сюда!" Как тебе нравится?!
   - Да уж, это долговато выходит. Язык цифр, пожалуй, не для вас.
   Ладно. Давай символами! Что означают твои Галактион с Астроном?
   - Ну, что-то вроде "Обитающий в Космосе". А что, имена благозвучные, их трудно спутать, опять же, без уменьшительно-ласкательных форм.
   - А это еще что?
   - Это когда полному или официальному имени соответствует другое, обозначающее, что к собеседнику обращаются не как-нибудь, а ласково. Иван - Ваня - Ванечка. Например, "Ванечка, поди-ка сюда, я тебе всю рожу разобью!"
   - Так совсем же другое звучание! Все равно что сотню уменьшительно-ласкательно назвать семеркой! Обидится, однако!
   - У тебя совсем другая логика. На самом деле это экономно и выгодно. Чем говорить: "Внимание, ласковое обращение, "Иван...""- и далее по тексту, говорят просто "Ваня", экономя целых три слова. Не считая знаков препинания.
   - Ну, допустим, я буду Галактионом. Тогда по-уменьшительному будет как, Галя?
   - Гм, Гм... Это мы потом обсудим. Так что, договорились насчет имени?
   - Насчет полного - пожалуй. Если что, потом заменим на другое.
   - А меня, между прочим, зовут Игорь...
   - Ну что ж, теперь тебя не только люди будут звать. Приятно было познакомиться, очень рад!
   И он засмеялся. Как это у него получилось - до сих пор понять не могу.
  

II.

* Естественные и неестественные

потребности * А не "квакнуть" ли нам

по чуть-чуть гипсового бюста под хорошую

репродукцию? * " Да Вам, батенька, надо срочно в Президенты!" * "Познакомлюсь с

инопланетянином без вредных привычек"

   Дружить с астральным существом - это совсем не одно и то же, чем, скажем, с человеком, женщиной, не говоря уже о домашних животных.
   Во-первых, по вполне понятным причинам нельзя его не только ни с кем познакомить, но даже и рассказывать про него нежелательно. Сложностей возникнет больше, чем при поисках любовницы из другого измерения.
   Так уж мы устроены.
   Во-вторых, принципиально не годятся такие совместные мероприятия, как походы в кино, на природу, на теннисный корт и т.п.
   Вообще ходить с ним не имеет смысла. Наша ходьба для них совсем не перемещение. Что-то ему показывать - бессмысленно: бывал даже там, где мы и не знаем, что можно бывать. Утверждал например, что гулял по ту сторону добра и зла, заглядывал за грань возможного, видел точку пересечения параллельных прямых и даже посидел на ней немного...
   Для дискотек, спорта, гурманства и прочих земных радостей астральное тело не годится. Для этого нужно обыкновенное, земное. Кино вместе смотреть можно, но я этого не переношу. Нужно синхронно переводить мысль, да еще желательно объяснять смысл. А это почище, чем работа пиратского переводчика ширпотребных видеофильмов. Так они за немалые деньги работают, и то у них выходит примерно так:
   "А-а-а! Мать твою по-о...шел знаешь, куда да ... с тобой нам ... надо. Бы. Мать твою... . Пошел!.. Иду..."
   Ну и так далее. Причем, во всех фильмах одинаково. Будто переводчик сразу переводит много фильмов одновременно. Универсально выходит.
   Мне до таких спецов далеко.
   Так что всё в нашем с Галактионом общении совсем по-особенному. Зато есть и очевидные преимущества. Можно разговаривать когда угодно и, в принципе, где угодно, не опасаясь что тебя услышат.
   Можно вместе книги читать. Двойная польза: и ему, и мне, очень успешно получается. Можно философствовать, обмениваться впечатлениями, опытом, поплакаться в жилетку. Да вообще-то, многое можно делать мысленно, правда?
   Галактион оказался неназойливым, довольно интересным собеседником. За год нашего знакомства он усвоил столько информации, что, материализовавшись в русского человека, почти не отличался бы от нас. (Другой вопрос - зачем ему это делать).
   Прочитав за компанию со мной множество исторических романов, где процесс развития человечества трактовался десятками самых различных вариантов, Галактион счел уместным пополнить их еще одним, неземным, взглядом.
   - По моему мнению, - вслух мыслил он, - история вашего человечества - это неестественный отбор на почве удовлетворения естественных потребностей. И наоборот.
   Витиеватая формулировка этой смелой гипотезы нуждалась в некоторых пояснениях, которые в устах Галактиона выглядели так:
   "Жизнь разумных существ материального мира поддерживается с помощью обмена веществ. То есть люди в процессе жизнедеятельности постоянно вступают в обмен с окружающей средой, именуемой у вас природой, забирая из неё одно и отдавая совсем другое. Причем, забирают получше, отдают похуже, существуя за счет разницы в качестве получаемого и отдаваемого продукта.
   Этот обмен обусловливает естественные потребности.
   В то же время, между собой люди тоже пытаются вступать в такие же отношения. То есть отдать похуже, получить получше. Это потребности неестественные".
   - Что-то вроде неестественной потребности справлять естественные нужды на коллег и нижестоящих сотрудников? - уточнил я.
   - Вот-вот, примерно так. В результате выходит, что кто больше справит в отношении других этих самых неестественных потребностей, тот обеспечил себе естественный отбор. Причем, обрати внимание, что если ты в этой формуле поменяешь местами частицу "не", то смысл нисколько не утратится!
   Возражать на это было трудно, да и незачем - слишком красивая выходила теория. Однако Галактион пошел в своих рассуждениях еще дальше. "Мне кажется, - продолжал он, - что по мере развития человеческого общества неестественный отбор всё больше вытесняет естественный. Хороших людей совершенствует естественный отбор, плохих - неестественный. Первое проявляется в том, кто сделает больше, лучше и сам. У вторых это наоборот - кто подлее, гаже, хуже и через других. Если первый способ отбора распространен больше, то общество нормальное, если второй, то дурное, а точки пересечения - это революции".
   - Ну да, хорошая и плохая власть в основном чередуются.
   - А здесь ты не прав! Власть может быть только нехорошей!
   - Всегда? А если к власти пришел хороший человек?
   - Значит, одним таковым стало меньше. Суди сам: власть - это когда не сам, а через других. А это неестественный отбор в чистом виде. Впрочем, наверное, бывают исключения...
   - Очень хотел бы жить при исключении! Но пока, к сожалению, встречаются только правила. Все знают, что власть должна существовать для людей, а не люди для власти, но как, чем определить, что мы имеем в действительности?
   Японцы вот предлагали измерять вес начальников до и после вступления на должность. Если похудел, значит для людей работал, потолстел - для себя.
   Что-то рациональное в этом есть, конечно. Вообще, по этой идее все руководящие посты должны бы прописываться врачами для избавления от избыточного веса!
   Например, заходит кто-нибудь с третьей степенью ожирения, а врач ему и говорит :"Ну-у, батенька мой, да Вас надо срочно выдвигать в Президенты - вон ряшка-то какая!"
   Больной робко возражает: "Доктор, а может быть, для начала в мэры Москвы или хотя бы в премьер-министры?"
   "Нет, нет, друг мой! И не мечтайте - только в Президенты! У Вас очень тяжелый, запущенный случай. И давайте-ка поскорее баллотироваться, а то у меня на очереди еще двадцать желающих. Больных много, а такой пост всего один. Каково им будет в ожидании перевыборов маяться!"
   "А как же насчет способностей?" - может быть, ещё спросите? А при чем тут они? Кто и когда в России на них смотрел или, упаси Бог, проверял?! Способности нужны для того, чтобы ухитриться хорошо жить среди рядового населения, а там они вовсе ни к чему.
   Так что перечисленные руководящие должности - сугубо лекарственные. И не выбирать, и не назначать на них надо, а отпускать! Строго по рецепту врача.
   - Наверное. Вам с Земли виднее. Слушай-ка, дружище, а не найдется у тебя чего пожевать?
   - Не понял...
   - Ну из духовной, конечно, пищи.
   - А что ты предпочитаешь?
   - Люблю десерты. Байки, анекдоты всякие. Картины не дурак посмотреть, которые со смыслом.
   - Значит, тебя можно угостить пейзажем?
   - Пейзажем нет. Это все равно что тебе в гостях предложат нечищеной сырой картошки, пусть даже и хорошей. Пейзаж - это просто отображение. В картине должен быть сюжет, тогда это для меня готовое блюдо.
   - Абстракционизм устроит?
   - А это наоборот - сплошные специи, концентраты мыслей. С них толстеют. Лучше когда в блюде всего понемногу.
   - Учтем, в следующий раз что-нибудь специально нарисую. А кстати, если ты можешь "есть", значит нам с тобой можно иногда и "квакнуть" по маленькой, да? У нас для этого применяются спиртные напитки, а что бы тебе употребить?
   - Почему бы и нет? Можно принять по чуть-чуть мыльной оперы, пошлого детектива. Если захочется чего-нибудь покрепче, можно "дерябнуть" типового бюста какого-нибудь вождя, или его сочинений. Правда, это сразу же желательно закусить чем-нибудь хорошим. Либо классикой, либо английским юмором.
   Тут и тонкости есть. Например, под классный английский анекдот хорошо идет сладенький женский роман, а материалы каких-нибудь пленумов надо закусывать исключительно Рембрандтом или Ван-Гогом, иначе в голову сильно ударит.
   Знавал я тут одного нашего, так он цитатников и политических статей экстремистов нанюхался. Так теперь голову с хвостом путает. А отстать уже не может, втянулся, запоем их читает.
   "Вся власть Межгалактическому Совету!" - кричит, -"Каждому пролетающему пролетарию отдельную планету со всеми удобствами!" Исповедует новый принцип распределения: "От каждого (по возможности), каждому - по морде".
   Красная горячка, говорят. Так что много этого употреблять никак нельзя. А в меру - пожалуйста, в меру всё полезно.
   - Ну и давай-ка, примем по маленькой. Для меня "Столичная" с колбаской, а для тебя... для тебя вот тут где-то у меня была... А, вот она - "Целина" называется, великого русского писателя Брежнева.
   - Ею закусывать?
   - Нет, её пить. А для закуси - вот, репродукция художника Саврасова "Грачи прилетели".
   - Ну давай, наливай.
   Я развернул книжицу наугад на шестнадцатой странице, выставил репродукцию и налил себе немного водки.
   - За точку пересечения параллельных миров! - провозгласил Галактион, залпом прочитал всю страницу и попросил придвинуть ему картину ближе к окну, где светлее.
   - Ну как, хорошо пошла? - поинтересовался я.
   - Ух, крепка книжка! Сивухой так и шибает! Самое время поговорить о женщинах.
   - Да? А я-то думал, что для астральных сущностей эта тема закрыта.
   - Сейчас нет закрытых тем! - с пафосом воскликнул Галактион.- А для меня - тем более.
   - Кстати, раз уж на то пошло, давно хотел поинтересоваться, как у вас, астральных, организовано размножение и как насчет семей?
   - Мы размножаемся исключительно тиражированием по переписке.
   - Ну и ну! Надолго удивил. Давай-ка еще по одной.
   Галактион опрокинул семнадцатую страницу и закусил парой гнезд с дальним планом.
   - Вот теперь поясни. Почкование знаю, бесполый и половой пути знаю, тиражирование - это что-то новое в сексе.
   - А у нас секса нет!
   - Знаем, знаем, уже проходили! У нас долгое время его тоже "не было", а потом такой обнаружили, самим страшно стало.
   - У нас точно нет, проверяли. Мы составляем любовные послания с изложением своей концепции будущего существа, обсуждаем их, а потом партнеры составляют потомство.
   - Вдвоем?
   - Вовсе необязательно, можно хоть всемером.
   - А почему тогда не в одиночку, если секса нет?
   - В одиночку запрещено. Во избежание субъективизма. К тому же, под концепциями имеются подписи сторон. Так что в случае появления недоброкачественного существа его создателям будет стыдно.
   - А под нашими актами никаких подписей, к сожалению, нет, не предусмотрено. И за брак можно не отвечать.
   - Да уж, иметь дело с вашими женщинами, это надо пуд накомодных слоников пересмотреть!
   - А ты откуда знаешь, неужели общался?
   - Представь себе. Был такой факт. Читал как-то один мужик газету с брачными объявлениями, а я мимо пролетал и услышал. Он громко читал, хотя и про себя. Чего там только нет! Вплоть до того, что еще нестарый порядочный мусульманин ищет себе тридцать вторую жену не старше 15 лет для счастливой совместной жизни.
   И было там еще такое: "Мол. симп. дев-ка 20/165/56 познакомится с инопланетянином без вредных привычек для нечастых встреч на его территории".
   Я, конечно, заинтересовался. А что, по нашим меркам вполне ничего: длина 20 километров, возраст 165 лет, удельный вес головы 56 %. Дай-ка, думаю, познакомлюсь.
   Галактион отчитал полвосемнадцатой страницы, не заглядывая репродукцией.
   "Да уж, - представилось мне, - ничего себе сценка со стороны! Сидит мужик один в комнате, перед ним бутылка, закуска, репродукция и раскрытая книжка "Целины". Как раз картина под названием "Крыша поехала"!
   - Единственное, что мне было непонятно в объявлении, - продолжал Галактион,- так это что считать вредными привычками, а что не считать. И какие для этого применять критерии.
   Вот например, откручивать хвосты у комет, это вредная привычка или нет? А то вот мне еще нравится перед сном нараспев считать астероиды, это как, вредно?
   В общем, слетал, пообщался (Галактион нервно хихикнул), больше на женщин не потягивает.
   - Чем же она тебя так доконала? - удивился я, - ты же не материальный, с тебя и взять-то нечего.
   - А очень просто. Иметь дело с ей подобными все равно что изысканно обращаться к злющему псу на всех европейских языках по очереди. Кончится одинаково: убежишь, задрав штаны.
   Короче, подлетел я, здороваюсь, а сия барышня, не оборачиваясь (хотя что толку), говорит: "Олежик, если это ты, то можешь убираться, у нас всё кончено". Я, конечно, говорю: "Нет, это не он."
   "А с тобой, Димочка, - отвечает, - у нас точно ничего не получится, век мне верхом на "Запорожце" ездить!"
   "Я,- объясняю, - по объявлению."
   "Что ты мне тут блудного пришельца корячишь?!" - оглянулась, а сзади-то никого и нет!
   Тогда она одновременно за сигарету-бутылку схватилась и тихонечко так говорит: "Ну что ж, покажись, покажись-ка мне, зелененький-ушастенький. Мог бы и фотографию сперва прислать".
   Объясняю деликатно так, что внешности у меня, как таковой, нету. Общения, дескать, желаю.
   "Так, - говорит, - внешности нет - не проблема, у многих случается, а размеры хоть есть?"
   "Есть, - говорю, - 25." (Она что-то на линейке откладывает.)
   "Такой, что ли? - спрашивает, - А не врешь?"
   "Да нет, - отвечаю, - не вру, только у нас все размеры в километрах..."
   В общем, летел я от нее... Под конец еще спросил: "Так что же тебе от инопланетянина-то надо?!"
   "А по улице, - говорит, - пройтись белым днем, чтобы Нугзарчик посмотрел, какого я черта ему предпочла!"
   После этого я начал понимать, почему вас на Земле сильным полом называют. Общаться с такими, это ж какую силу надо иметь!..
   И Галактион уткнулся в книгу, пока я отдувался от хохота.
   - Давай-ка лучше чайку попьем, - утирая слезы, предложил я, - а то за один раз прочитаешь всё, на потом не останется. Нечем опохмуряться будет. Как насчет Булгакова на десерт? На-ка вот, попробуй.
   Галактион отглядел кусочек и похвалил:
   - Совсем неплохо! Даже слюнки из глаз.
   - Ну и хорошо, кушай на здоровье. Между прочим, как у вас самих обстоит дело с искусством и что оно из себя представляет?
   - Интересный вопрос. Если я скажу, что у нас нет никакого искусства, то ты мне наверняка не поверишь, а если скажу, что всё наше существование представляет из себя сплошное искусство, то это будет не совсем точно.
   - Зато в отношении нас - на все сто процентов, - встрял я, - Прости, я тебя перебил.
   - Ну так вот, суди сам. В сущности, искусство - это любая прекрасно выполненная работа, ведь так? Это просто в вашем обиходе укоренилось называть этим словом результаты исключительно творческого труда, да и то не всякого. Но ведь, согласись, разве не искусство на маленьком клочке земли, на котором ничего нет, построить процветающее государство? Или сделать так, чтобы все окружающие, органически тебя не переваривая, пели тебе дифирамбы и выполняли все твои прихоти? Или, наконец, спереть бумажник из заднего кармана подштанников у трезвого человека, одетого в длиннополую шубу?
   Так что искусство бывает в самых различных проявлениях. И в жизни, по большому счету, всё делится на искусство, так себе, и "ни себе - ни людям".
   Ты, конечно, можешь спросить, почему тогда я не в состоянии отведать в качестве духовной пищи прекрасно выполненную табуретку, например? Очень просто. Потому что мне нельзя оценить ее качеств, поскольку не могу на неё сесть. Нечем.
   Другое дело - предметы, заключающие в себе пищу для ума. Вот такое для нас все равно что для людей ананас (извини за рифму).
   - Ничего, бывает.
   - А вместе с тем, есть прекрасное высшего порядка. К сожалению, для вас такие вещи пока недоступны. Например, рисунок пространства на стыке измерений, или вид бесконечности сверху. А что такое цвет времени, тебе, наверное, даже не представить.
   - Да уж, - подтвердил я, - не те у нас масштабы. Зато мы ближе вас к микромиру. (Хотя что с того?) Больше чем знание внешности блох и иных паразитов это нам ничего не дает. Бледно живем, расстроил ты меня.
   - Ладно, не жалуйся. Везде хорошо, где нас нет. Зато нам недоступны так называемые "земные радости", опять же общения мало, да и не такое оно, как у вас.
   Затем мы с Галактионом плавно перешли к диспуту о смысле жизни вообще, и в России в частности, что соответствует второй степени охмурения по утраченной шкале Распутина-Сократа.
   Вообще-то, утверждение кого-то из великих о том, что пьянство - это добровольное сумасшествие, не совсем верно. В самом деле, когда начинаешь беседу с доктором философии или "втеревшим пузырь" забулдыгой на научные темы (к чему они в равной степени чрезвычайно склонны), то испытываешь абсолютно одинаковые ощущения!
   Этакая сложная смесь желания уйти, полного бессилия, снисходительности, сочувствия и соучастия неизвестно в чем.
   А между тем, сходство это глубоко не случайно. И тот, и другой выходят за рамки привычного мышления (правда, иногда в разные стороны). Причём, разница между доктором философии и пьяным мужиком заключается только в том, что для выхода за эти рамки второму надо крепко "надраться", а первому не требуется ничего, это его обычное состояние. За что ему и степень ученую присвоили.
   Чувствуете, какая экономия денег и здоровья?! А то кое-кто сомневается, зачем, да зачем заниматься наукой?
   Так вот, можно даже сравнительную таблицу привести для наглядности (см.ниже).

ТАБЛИЦА (без номера - а на кой он нужен?)

  
   Степень
   Утомлен-
   ности

Внешние и внутренние признаки пограничных состояний, достигаемых с помощью:

  

употребления спиртных

напитков

бесед на философские

темы

I

   Покраснение кожных покровов, замедленная реакция, подъем настроения.
   Высказывание собственных версий решения глобальных вопросов бытия (первичность материи-сознания, курицы-яйца, начальника-подчиненного, "быть или не быть", и т.д.)

II

   Нарушения речи, координации движений, жажда деятельности, рост желаний, падение возможностей.
   Обсуждение мировых проблем в свете цен на местном базаре, кривизны пространства, поиск и успешное нахождение смысла жизни, выработка научных определений для любой отрасли знаний.

0x08 graphic
III-IV

   Исчезновение болевых ощущений и некоторых первоочередных рефлексов, частичная или полная потеря сознния,
   убежденность в своей полной трезвости и повальной пьяности всех окружающих.
   Недержание мысли, частичная или полная утрата либо материи, либо сознания, приход к выводу о том, что все, кто находился у власти до сих пор - слабоумные кретины, что весь мир ждал только Вашего появления на свет; и вообще непонятно, как Человечество смогло существовать без Вас! Выдача бесплатных рецептов на все случаи жизни.
  
   Вторая степень охмурения для нас с Галактионом выразилась в попытке анализа русской души и места России в пространственно-временном континууме. Кстати, довольно странно, почему до сих пор к первому и второму основным вопросам философии не был добавлен третий, "российский", вопрос.
   Почему 1) самая богатая, 2) самая большая, 3) самая интеллектуальная, 4) самая... (и т.д.) страна практически хуже всех живет?
   Вопросец не для слабого мыслеварения, этакая общественно-политическая теорема Ферма. А то "материя"!.., "сознание"!..
   Поскольку обсуждающих было двое, то вариантов ответа получилось три: мой, его и совместный. Совместный был отвергнут с ходу.
   Земной выглядит так:
   Россия - как слишком здоровая, непутевая (но порядочная) баба. Ей бы хотелось, чтобы ее завоевали для совместной жизни, да вот накладочка выходит: при сем процессе порядочной женщине сопротивляться надлежит. А она как сопротивляться начнет, так все претенденты помереть норовят. Надо бы вполсилы сопротивляться, так природная порядочность не позволяет.
   Так и живет одна до того как на всё плюнет, сойдется со всеми прохиндеями сразу, всем всё своё раздаст, поревет и опять по новому кругу.
   ВЫВОД : слишком много здоровья и поэтому мало толку.
   Мой астральный оппонент со мной не согласился.
   - Это противоречит важнейшему постулату форм разумной жизни (он же принцип существования кота с продбазы): "Слишком много хорошего и денег никогда быть не может", - говорил Галактион, и придерживался точки зрения о том, что русский народ - не народ вовсе, а промежуточное звено между земными и астральными существами.
   Подтверждением этому служат, например, чрезвычайная парадоксальность логики (пообещай что-нибудь мысленное - голову за тебя сломят, попробуешь дать задаром нечто материальное - тут же обвинят что недодал, и обзовут посмертно матерным словом); способность компенсировать духовностью провалы материального бытия, а также повышенная приверженность к перпендикулярам. Например,
  
   - памятникам типа
    []
  
   - искусству типа
    []
  
   - колесам типа
    []
  
   - квадратно-гнездовому методу, и т.д.
  
   Одним словом, не страна, а указующий перст, постоянно на что-либо указывающий человечеству. Либо на то, как НЕ надо делать, либо (что чаще) на то, что делать никогда, НИКОГДА! не следует.
   Естественно, часто попадаем этим самым пальцем в небо, так ведь именно там и место всяким астральным субстанциям, не правда ли?!
   Торчим, братцы, торчим! Торчим-с...
  

III.

Утилизация бычков * Свободно

конвертируемые слова * Прогулка по стыку миров * Отпуск без сохранения благодарности * Принцип научного стыка * Мошки, не

говорящие по-английски * Вечный двигатель на разнице потенций

  
   Чем больше Галактион познавал нашу земную русскую жизнь, тем реже стал находить свободные часы для праздного общения со мной.
   Странности нашего бытия так сильно увлекли его, что он даже учудил номер: самостоятельно отыскал в какой-то казенной (по-моему даже военизированной) конторе временно вакантную должность заведующего курилкой, и сумел устроиться туда по конкурсу на работу с целью дальнейших научных изысканий.
   А где лучше всего проходит неформальное общение? Разумеется, в курилке!
   Ближайшие конкуренты Галактиона были убедительно побиты его неоспоримыми преимуществами типа: не пьет (нечем), не курит (нечем), не ворует (нечем и незачем), не требует жилплощади (а на кой?!).
   Опять же, из двух известных нам видов стимулирования труда решительно выбрал моральное за полной ненадобностью материального.
   Оплату труда ему определили как повременно-похвалебную. 25 числа каждого месяца начальник в качестве аванса хвалит Галактиона в узком кругу, а каждого 5 числа, "под расчет", объявляет ему благодарность в приказе.
   Иногда бывают и премии - выдвижение в депутаты, почетные председатели или президенты.
   "Работенка не пыльная, но грязная, - жаловался в последней телепатограмме Галактион,- вменили мне в обязанность затушивать и утилизировать бычки, давать закурить и прикурить за счет конторы. А так как материальную работу мне выполнять "несподхвостно", то пришлось ввести самообслуживание.
   Но самое главное состоит в том, что я должен задавать тон и вести беседы на любые, не противоречащие Конституции, темы. А какой из этого получается богатейший материал!"
   Недавно Галактион выпросил у шефа отпуск без сохранения содержания и смысла похвал, и мысленно погостил у меня парочку суток.
   Уж не знаю, что выльется в прозе из этих его перекрестных исследований, но Галактион при этом вдруг начал писать еще и стихи. Совершенно дурные с точки зрения классической поэзии и напоминающие сонеты эпохи деграданса.
  
   "Дама, дама, ты прекрасна! -
   Я хочу тебя ужасно ..." ,
   или
   "Добрый день, моя царевна,
   Вы круты неимоверно!"
   Если я трактовал сие творчество как упадок сил или сумерки таланта, то Галактион был уверен в том, что подобные вирши являют собой концентрат эмоций, и поэтому прекрасны.
   Что ж, в астральном мире не всё так, как у нас, и никогда не следует трактовать любые слова в наихудшем смысле. Вот например, если вы услышали отрывок из разговора типа "...три звездочки, четыре, лучше всего, конечно, пять звездочек...", то не надо сразу думать, что идет разговор про коньяк или прочую выпивку, поскольку речь-то как раз идет о велосипедах!
   Надо искать точки пересечения, компромиссы, стыки граней. Не каждому дано делать свою игру на стыке разных игр, на различиях в их правилах. Выйти за рамки привычного мышления - вот самая трудная вещь.
   Банкир, торговец, промышленник годами бьются над снижением затрат, изучением спроса, урчат над гроссбухами. А в то же самое время, но в другом месте, папуас вполне спокойно и, как он считает, с немалой выгодой для себя меняет золотые самородки на цветные стеклышки. Что ж, это понятно, один желтый цвет надоедает...
   И папуасиха восхищенно глядит на своего скоропостижно разбогатевшего мужа. А в каком-нибудь Манхэттене штабелями валятся сраженные наповал жалкие конкуренты.
   А всё дело в стыке миров.
  
   Из протокола перекура N 62:
   "...Прилетели мы к ним, посмотрели, обсудили. Протоколы намерений, расчеты, чертежи всякие, бизнес-планы и бизнес-факты...
   Практически договорились. А под конец пригласили нас на ужин. Ну и Егорыч безо всякой задней и передней мысли, как обычно, смачно почавкивая, засандалил парочку анекдотов, а в конце, сытно рыгнув, заметил, что у нас не хуже гостей принимают.
   В общем, через неделю нам сообщают, что не будет контракта. Расчеты там, говорят, какие-то не совпали."
  
   Стык миров...
   Вот бьёмся над конвертируемостью валюты. Курсы покупки, продажи, стабилизация, бартер, и тому подобные наивные вещи.
   А кто сказал, что конвертироваться может только валюта? А слова?! Кто-то очень мудрый впервые понял, что просто Матрешки - это обыкновенные северно-папуасские штучки, а вот та же самая лысая Матрешка с надписью "GLASNOST" на попе - это уже писк.
   Или яйца, расписанные надписями "PERESTROYKA" и "USKORENIE". Свободная конвертируемость слов.
   И когда наконец введут экспортные пошлины за использование русского мата внутри других, более худосочных языков? Эх, разбазариваем мы свое национальное богатство зазря...
  
  
   Из материалов перекура N 17:
  
   "...а Семеныч всю жизнь плохо играл в шахматы. Ну никак не получалось, а хотелось очень. Даже биографии всех гроссмейстеров наизусть изучил, а всё равно стабильно получал "детский мат". К тому же постоянно слыша его и на улице.
   А в карты, особенно в "дурака", играл классно. Сеансы одновременной игры мог давать.
   И вот как-то его осенило. Он придумал новую синтетическую игру. Играют вроде бы в шахматы. Но чтобы получить право на ход, надо выиграть партию в "дурака". Причем, делать столько ходов подряд, сколько карт остается на руках у соперника. А за каждую проигранную фигуру игрок платит штраф, как в троллейбусе.
   Долго он думал, как назвать это единоборство.
   "Карматы", "Дурахматы", "Профуранс", "Штрафматы"... Наконец назвал просто и элегантно: "Похер".
   А играл Семеныч исключительно черными фигурами. Фору давал. Бывало, белые как стояли, так и стоят. А Семеныч разыгрывает перед ними то испанскую партию, то сицилианскую защиту, то гамбит ферзевый затеет... Часы у противника так и не останавливались, пока флажок не падал. Так Семеныч и выигрывал.
   Сейчас, говорят, на выигрыши открыл шахматный клуб-кабаре на Гаваях под названием "Шахмать".
   Пишет редко..."
   Таким образом, первым земным открытием Галактиона был "принцип научного стыка". Стык миров, стык правил, стык наук.
   Самые громкие диссертации всегда рождаются на стыке наук, это даже можно понять из названий.
   Например, при чтении заголовка "Выведение слабодифференцированного интеграла из гротескного биквадратного уравнения методом регрессионного возведения в степень" так и видится-чудится многоумный, узко специализированный интеллигент, родившийся в очках и с махонькой скрипочкой.
   У такого два удела - либо сойти с ума здесь, в российских хамстве и нищете, либо эмигрировать на Запад и свихнуться уже там. Впрочем, говорят, бывают и более счастливые исходы.
   Чтобы суметь применить результаты подобных трудов на практике, требуются еще три-четыре таких очкарика.
   А вот типичное название и смысл научной работы шустрого практика, аранжирующего подобные изыскания для прозы жизни: "Извлечение максимального маржинального дохода из государственной экономической политики методом превращения уравнения в неравенство и сплошного возведения в ученые докторские степени соответствующего руководящего аппарата".
   Или на местном провинциальном уровне: "Взаимосвязь и взаимозависимость яйценоскости пернатых и размера денежного содержания руководящего состава птицеферм в условиях смазки и подмазки нового хозяйственного механизма".
   За одно название можно степень присуждать. Кстати, так оно и есть.
   Не те способы применяем, не на те кнопки нажимаем, не на те рычаги воздействуем, убедительно доказывал Галактион.
  
  
   Из материалов перекура N 19а (внеочередного):
  
   "Вот еще никто и никогда не задумывался над тем (а Семеныч - так тот задумался), что экономических способов процветания существует всего-то несколько, а вот видов насекомых - много сотен тысяч. Почувствовали разницу?!
   Насекомые бывают вредные, бесполезные и полезные. А Семеныч открыл существование еще и класса "ужасно полезных"!.
   Вредные кусаются или просто мешают нам жить. Портят эстетику помещения.
   Бесполезные - это бывшие вредные, уставшие от борьбы с человеком.
   Полезные - это враги вредных.
   А вот ужасно полезные могут почти всё, и их надо только отыскать. Или получить искусственным путем.
   Они могут добывать полезные ископаемые, поедать вредные. В общем, кушать отходы и превращать их в доходы. В отличие от нас.
   Артист оригинального жанра если и съест какую-нибудь разнесчастную шпагу, то на этом всё и закончится. И ничего, кроме аплодисментов.
   А насекомые так устроены, что если какого-нибудь завалящего жучка уговорить съесть порох, то на выходе получится по-меньшей мере необогащенный уран! А уж обогатить его - это мы и сами сможем!
   Слава Богу, почти весь ХХ век напролет этим занимались. На Западе в основном обогащались сами, а мы обогащали исключительно уран. Поди-ка теперь, отними у него наше кровное...
   Так вот, Семеныч "на кончике пера" установил, что если очень удачно скрестить пчелу с пауком, то их потомство сможет производить съедобную ткань очень высокого качества! Правда, если их об этом хорошо попросить по-английски (русского языка они почему-то пока не понимают).
   Надоели тебе брюки из этой ткани - выстирал их, и съел на обед, или ...угостил ими гостя! Воображаю себе меню XXI века :
   "Тушеные трусики под маринадом",
   "Суп-харчо с модной дубленкой",
   "Киселек клубничный из купальничков" и т.п.
   Жаль, не удалось ему довести до конца этот глобальный эксперимент. Скрестить-то он их скрестил (всегда был мастер по этой части), а вот обучить английскому языку как ни бился - не смог. Может быть, потому, что сам его толком не знал?..
   - Но сдается мне, - говорил, - что чем экономические эксперименты на нас ставить, лучше бы в нашем правительстве начали обучать мошек английскому языку. Результаты появились бы гораздо быстрее!".
  
   Да, кстати, так кто же такой, собственно, Семеныч? И благодаря чему он стал легендарной личностью (хотя бы даже и в узком кругу)?
   Банкир, крупный промышленник? Ничуть не бывало.
   Видный военачальник? Да вроде, нет.
   Артист, известный мафиози? Как-то не замечалось...
   Знатный токарь, политик? Да упаси Господь!
   Ну в таком случае - герой анекдотов, скажете вы и будете частично правы. Потому как это единственная оставшаяся причина известности человека.
   Стать при жизни героем хотя бы одного единственного анекдота - это не каждому дано, не всякому выпадает такая честь. Ученым еще предстоит выяснить парадоксальные законы кадрового формирования личного состава героев анекдотов. Ведь уму непостижимое соседство!
   Здесь в одном ряду (представьте-ка это!) стоят:
   - герой гражданской войны Василий Иванович (в комплекте с Петькой, Фурмановым и Анкой-пулеметчицей);
   - герой народного детского мультфильма Крокодил Гена (в комплекте с Чебурашкой и старухой Шапокляк);
   - герой невидимого фронта Максим Максимыч Штирлиц (он же Макс Исаев);
   - главы государств, правительств, вперемешку с лицами животного и растительного происхождения;
   - сантехники в обнимку с тещами, и так далее и далее.
   Ничего себе групповой портретик?
   Так вот, из того немногого, что нам известно про Семеныча, это то, что он с самого детства подался в военные, но (по плохо и некачест-венно проверенным данным) был из рядов уволен "за чрезмерные успехи в службе, отягченные склонностью к науке и философии".
   Для маловеров и скептиков поясняю, что для вооруженных рядов каких-либо сил и то и другое является ужаснейшим дефектом наряду с пожизненным энурезом и отсутствием всех конечностей.
   Утверждали, что в канун увольнения, когда отмечали круглую дату - полгода со дня выдачи последней зарплаты - сослуживцы в благодарность за совместно прожитые годы составили ему не совсем серьезную характеристику, которую пьяненький кадровик всерьез подшил к всамделишному личному делу.
   В ней значилось :

" Х А Р К Д Е Р И С Т И К А

   Шнапс-капитан Бляхер (Леон Семеныч - прим.авт.) - на фото лучше не смотреть - слывет в коллективе старшим таксидермистом и специалистом по эпидермиям.
   С товарищами по работе абсурден, всегда пользуется ими. Активен, посещает платную группу риска, является её постоянным членом.
   Неодержим при исполнении.
   Обладает твердым шанкром, имеет несколько образований, чему способствовали многие увлечения. Может дать по очку вперед.
   Отличный спортсмен, занимается какофонией и полигамией.
   Здоров, силен, прожорлив, настоящий полиглот.
   Акупунктуарен и педерантичен. Свои супружеские права и чужие супружеские обязанности исполняет только во внерабочее время.
   Соблюдает породу, из любви к животным воспитывает двух ваучеров.
   Является изобретателем, придумал вечный двигатель на разнице потенций.
   Настоящая характеристика является сугубо положительной (на него), и дана для немедленного использования в месте отправления".
  
   При увольнении "из рядов", бегло просмотрев этот документ, ответственное лицо сказало ему на прощание:
   - Изобретатели нам не нужны. У нас сполняют, понимашь, а не изобретают. Изобретатель, понимашь!.. Мог бы свой наработанный годами твердый шанкр употребить и с большей пользой для службы!
   Вот такой он, наш Семеныч! Жаль, на Гаваи подался...

--------------------

   Так, будучи в некотором роде "пассивным курильщиком", Галактион вплотную подошел к открытию новых законов пространства-времени-сознания на примере трехмерно-четырехмерной земной жизни.
   Как-то воскресным утром, когда я, скромно открыв баночку овощных консервов "Завтрак налогового инспектора", намеревался слегка перекусить, ко мне подключился радостный Галактион и поделился двумя его последними концепциями законов жизни, почти готовых к употреблению.
   1. Универсальный закон наивысшей эффективности воздействия,
   и
   2. Закон разумно-беспредельной наглости.
   Закон наивысшей эффективности воздействия напоминал аналогичный закон управления и отличался от него лишь астральным уклоном и не вполне привычными формулировками типа: "Для скорейшего достижения глобальной цели в одноименном измерении необходимо выйти в такое количество других измерений, во сколько раз глобальность цели превосходит стереотипность мышления в данном измерении".
   - Например, - пояснял Галактион,- если я захочу превысить скорость света в вашем пространстве, то я просто перешагну в другое измерение времени.
   - А если я захочу превысить свой максимальный должностной оклад, то тоже должен просто использовать другое измерение. Например, не рублевое, а, скажем, гривновое или лировое, - охотно подхватил я.
   - Если мне понадобится что-то утаить или спрятать, то я просто положу предмет в другое измерение, и не скажу, в какое, - продолжил Галактион.
   - Это мне известно, - кивнул я, - у меня есть знакомый, так у него и дом, и дача совершенно в другом измерении. Абсолютно в другом!
   - В то же время, - развивал свои мысли Галактион,- нельзя применить комплексный подход к глобальному решению, так как наивысшая эффективность действия находится только в какой-нибудь одной области. Надо только определиться в какой.
   Например, лучшее средство от перхоти
   - в области радикальной хирургии - гильотина;
   - в области парфюмерии - шампунь "Wash E Go";
   - в области одежды - костюм аквалангиста;
   - в военно-исторический области - снятие скальпа;
   - в области политики и управления страной - частичное или полное облысение, и так далее.
   Главное - это правильный выбор.
  
   Из материалов перекура N 569 (творческого):
  
   " ...А Семеныч как-то на досуге взял, да и установил зависимость между уровнем рождаемости и уровнем интеллекта!
   - Ну прямо как есть обратно пропорциональная! - возгласил он при этом, как Архимед (выходя из ванны),- Эврика, товарищи!
   В самом деле, сколько обычно детей у обычного среднего профессора? Где-то почти около одного. А у таракана средних способностей? Примерно несколько тысяч. Чувствуете, как сами собой напрашиваются гениальные выводы?! Например про то, что источник у интеллекта и плодовитости (сексуальности) скорее всего один и тот же! Про то и в народной мудрости есть упоминание.
  
  

СВОДНАЯ ТАБЛИЧОНКА

различий пословиц и поговорок

   Для мозгодумов
   Для членисто-ногих
   Не числом, а умением!  
   Не умом, так сексом!
   Не имей сто рублей, а имей сто друзей!
   Не имей сто иен, а имей сто измен!
   Ученье - свет, а неученье - тьма.
   Что тьма, что свет - ума-то нет!...
  
   Так зачем же морить тараканов?! Достаточно всего лишь поднять уровень их убогого интеллекта, введя среди них всеобщее высшее бесплатное образование. Только обязательно бесплатное (а то у них пока нет денег). И всё будет нормально. До самой старости будут взвешивать, сколько им детей завести, девятьсот или восемьсот девяносто двух.
   И тогда когда-нибудь единственный оставшийся самый умный из бывших насекомых напишет прощальную книгу-бестселлер "Последний из таракан". По которой в университетах будут преподавать этику и психологию семейной жизни".
   Идея же закона разумно-беспредельной наглости возникла у Галактиона под впечатлением конкретной ситуации, а точнее - по причине назойливой идеи, не могущей не посетить любого инопланенянина, оказавшегося в России.
  
   А задумал Галактион абсолютно беспрецедентную по своей глобальности вещь - избавиться в своей отдельно взятой курилке от нецензурных выражений ее посетителей и обитателей.
   Зная наши нравы, обычаи и привычки, я бы трактовал этот беспредельно наглый проект как абсолютно нереальный, но Галактион по-астральному отважно начал претворять его в земную жизнь.
   Для начала он попросил развесить на стенах плакаты с тем, что мы называем обычно наглядной агитацией. Это было в виде речитативов, частушек, призывов, здравиц и прочих атрибутов заочного нравственного воспитания, типа:
  

"Чем красиво материться - лучше вовсе не родиться!"

"Чем кого-то "обложить", лучше подвиг совершить!"

"Если учишь политес, мат сведет на нет прогресс!"

"Если хочешь быть солдатом - никогда не "бОтай" матом!"

"Нецензурные слова - как жилетки рукава!", и т.п.

  
   Но этот прием как-то сразу провалился, так и не начавшись, ибо, пытаясь пришпилить эти изыскания к бетонной стенке, добровольные помощники Галактиона выдавали такие рулады, что он сразу понял, что война приобретает затяжной позиционный характер и легкой победы не будет.
   "Мухобойка тут, пожалуй, не поможет...",- как сказал бы хозяин собаки, у которой завелись блохи.
   Однако Галактион был явно не из тех, кто отступает на полпути. Он прочитал кучу учебников по психологии, этике, эстетике, политесе и даже деревообработке (поскольку убедился в полной неотесанности своих коллег), после чего публично поставил себе цель: "Или я, или он!" Он - это мат.
   Началась жуткая борьба.
   Галактион:
   - начал сквернословить и скверномыслить в ответ - никакого эффекта;
   - попробовал установить штрафы - сплошные неплатежи, да и налоговая инспекция заинтересовалась новым видом крупных доходов...;
   - метал молнии и бил током - устал, энергии не хватило.
   Так бы и потерпел полную конфузию, если бы не последний, абсолютно парадоксальный прием. Он преобразовал курилку в элитарный клуб для некурящих с выдачей бесплатного пива.
   Результат превзошел всё, что делалось до сих пор. Курилка стала местом отправления самых изысканных оборотов речи, еще сохранившихся в последней версии русского разговорного.
   Послышались отголоски давно забытых эпох, причудливо вкрапленные в современность.
   - Мужики, всемилостивейше прошу подвинуться и соблаговолите выразить ваше отношение к последнему матчу "Торпедо-Локомотив".
   - А и соблаговолять не хочется! Век этикету не знать! Да за такие фолы надлежит лишать дворянства, загранкомандировок и ссылать в низшую лигу в шашки играть!
   Вот такого общения добился Галактион в курилке с помощью закона разумно-беспредельной наглости (далее - ЗРБН).
   Впрочем, из истории и просто из практики известны и другие проявления данного закона, участники и очевидцы которых, однако, не претендовали на первенство в его открытии, потому как не все, пья пиво (так вначале говорил Галактион), задумываются о химизме воздействия дрожжей.
   Например, с вами невежливо обошлись в магазине. Что можно сделать традиционными методами?
   - Обхамить в ответ;
   - Молча утереться рукавом жилетки и уйти, теша себя тем, что Вы внутренне выше, хотя с внешней стороны слегка и оплеваны;
   - Прикинуться глухонемым;
   - Поплакаться в жалобную книгу и т.п.
   Ну не примитивно ли все это?! А последователь закона РБН спокойно выяснит имя обидчицы, заработает капитал, выкупит магазин, затем вызовет ее и взыщет весь свой моральный ущерб в сугубо материальном виде.
   Впрочем, возможны и другие решения в рамках того же закона:
   - жениться (или выйти замуж) на директоре магазина, а затем вызвать обидчицу...;
   - выдвинуться и избраться в депутаты, принять решение о закрытии (сносе, перепрофилировании магазина в муниципальный туалет), а затем вызвать обид...;
   - стать "крутым" мафиози, затем вызвать об...;
   - стать известным тележурналистом, сделать "мочительный" репортаж, а затем вызв...;
   - и наконец, эмигрировать в Бахрейн, стать там султаном, а затем вызвать ее к себе... Стоп! А зачем она тогда вообще нужна?! Назло персонально не вызывать и письменно известить ее об этом!!! Что дескать, мог бы пригласить на пикничок в пустыньку, но вот из-за того случая принципиально не буду! И сразу по факсу вызвать ей скорую, чтоб не увяла с тоски.
   Вот так можно и нужно жить по законам пространственно-временного сознания, открытых Галактионом и незаслуженно покрытым массами!
   Между прочим, можно было бы и самим догадаться, что и Семеныч не остался в стороне от практического применения этих законов, как и от всего глобального.
   Как-то послали его. (В санаторий, по разнарядке.) А надо вам сказать, что во всех строгих и серьезных ведомствах в принципе возможно, и даже считается в порядке вещей, делать и поощрения и наказания по разнарядке.
   Это дрессирует.
   Так вот, как-то дождливым вечером и в отсутствие женщин (это Семёныч всегда особо подчеркивал) он решил посмотреть телевизор. А наручных телевизоров тогда еще не было, да и с обычными было не густо.
   Поэтому выбирать Семёнычу пришлось не между марками аппаратов, а между двумя концами коридора. Северным или южным, правым или левым, тем или другим.
   В южном (он же правый, он же "тот") все сидячие и даже стоячие места были уже заняты.
   Тогда Семеныч не поленился пройти весь коридор обратно и был страшно удивлен, обнаружив там всего лишь одного зрителя (мужика) и кучу свободных кресел.
   Ничего особо могучего в облике этого мужика не чувствовалось. Разве что, может быть, кик-боксер на пенсии? Но тогда почему до этого не слышалось никаких гулких и звуков как в индийских фильмах???
   В общем, обуреваемый загадкой, Семеныч взял, да и сел неподалеку. Мужик только удивленно на него взглянул и спокойно отвернулся.
   Через минуту Семеныч обнаружил, что к звукам аппарата примешивается какой-то фон, доносящийся откуда-то сбоку. Не сразу он разобрался, что это было непрерывное бормотание его партнера. Но, как оказалось, на это можно было бы и не обращать внимания, так как в следующее мгновение этот человек начал кашлять.
   Невозможно описать с какими звуками уместно было сравнить это явление, но их громкость заставляла вибрировать стекла на окнах и даже в очках.
   Попытки Семеныча призвать к зачаткам культуры субъекта путем легкого и многозначительного покашливания привели к тому, что, обернувшись на эти робкие звуки, гражданин кашлянул прямо ему в нос.
   Смачно почавкав после этого и закурив, он нашел что-то смешное (по крайней мере для него) на экране и принялся гоготать, пуская клубы дыма и стуча об пол ногами. Наконец он звучно зевнул, изобразив при этом нечто вроде фрагмента арии Мельника из оперы Даргомыжского "Русалка" (вряд ли о том подозревая).
   Семеныч наскоро прикинул, что применять против него приемы служебного многоборья довольно нерационально, а продолжать сидеть потеряло всякий смысл. Поэтому он применил третий вариант.
   Перешел в другой (он же правый, он же южный) конец коридора, скромно встал там у стеночки и для начала громко чихнул...
   Так что, ребята, следовать параллельным курсом - малодушие, встречным - можно лоб повредить или испачкаться в оппоненте.
   Перпендикулярно живите, ребята!
  
  

IV.

Вселенский моцион * Виза на существование *

Полеты мыслей * "Помыть Вам образ?" *

"Мне нечего больше рулить!.." * Болезнь, передаваемая умственным путем *

  
   Разные бывают линии на Земле. Параллели, меридианы, административные и государственные границы, черты бедности, линии стартов и полных финишей, линия Маннергейма и всякие прочие другие борозды.
   Любопытно было бы знать, что особенного испытывают люди, живущие на экваторе, Гринвичском меридиане или под сенью границы Европы с Азией, наконец?
   Интересно, отличаются от нас эти люди чем-нибудь или нет?
   В чем-то они, безусловно, выгодно отличаются от нас. Например тем, что могут находиться сразу в обоих полушариях или в двух частях света одновременно. Сразу. Это не каждому дано!
   Левой половиной гм... тела, скажем, на юге, а правой - на севере. Или еще вычурнее: лицо в Европе, а все остальное в Азии. Захочешь, можешь повернуться наоборот, независимо от текущей политики.
   Другой вопрос - кому от этого жарко или холодно (включая вас самих). Стоит человек на Северном или наоборот - Южном полюсе. Ко всей планете и лицом и задом одновременно. Ну и что с того?! Ни на курс доллара, ни даже на климат это никак не повлияет. (Только на одного дурака станет больше.)
   А вот если человек стоит на черте бедности, так это сразу заметно. И ему самому, и окружающим. Хотя эту черту в виде линии никто и не видел.
   Впрочем, чем стоять на черте бедности, лучше лечь на курс доллара или иной другой твердой валюты.
   Мне же, как и всем нам, перпендикулярам, практически совершенно не пришлось попутешествовать. То нет возможности, то денег, то желания. А то вдруг смотришь, а той страны-то уже и нет.
   Впрочем, желания не бывает довольно редко, чаще не бывает денег. Путешествовать же по телевизору все равно что заниматься любовью по переписке. Или рыбачить в аквариуме. Наловить полтора килограмма аквариумных рыбок, поджарить их и лузгать как семечки.
   Хотя, я слегка отвлекся от темы. (Вы не заметили?) Скучно все же никогда и нигде не побывать кроме своей Родины. Не представляю себе, как это отдельные перпендикуляры всю жизнь пересекаются с одной и той же точкой.
   Лучший способ путешествия - это, конечно, загранкомандировки по своим личным делам. Однако никто меня в таковую не посылает. Не догадываются, наверное.
   Более того, даже намеков не воспринимают.
   Поэтому нам, простым недепутатам и к тому же абсолютно не членам, может помочь исключительно медитация.
   Медитация, как способ путешествия, бывает двух видов.
   1. Украсть много-много меди и вместе с ней уехать из страны.
   Либо продать ее, разбогатеть и ездить по свету.
   Либо продать ее, разбогатеть и потерять всякий интерес к путешествиям.
   2. Собственно медитация.
   Здесь ты сам себе и пассажир, и пароход, и самолет, и автомобиль. И даже, если угодно, стюардесса. Да.
   А можно, мысленно перенесясь в нужное место, представить себя, например, лошадью, но лучше - птицей. Сначала домашней, а затем и перелетной.
   Но этого мало. Птица, как известно, существо довольно глупое. На пляжах не загорает, достопримечательностями не интересуется. Поэтому вы должны стать очень разумной птицей, которая понимает толк в политике, футболе, женщинах и крепких спиртных напитках.
   Для медитации второго типа кроме вашей собственной головы ничего не нужно. Даже меди. Собственно, и тела вашего не нужно, да куда ж его денешь...
   Однако и тут есть препятствие - лень. Как заленишься, какая уж тут медь!...
   Вот и я, как захочу мысленно попутешествовать, так сразу апатия одолевает.
   Вообще, что такое апатия? На этот вопрос однозначных ответов еще не придумали. Есть только неоднозначные мнения.
   Кто-то подумает и скажет, что апатия - это когда прямо перед вами в эротическом танце, умоляюще простирая руки, кружится десяток лучших красавиц мира (каждая из которых непременно входит в первую пятерку!), наперебой предлагая экзотические фрукты, напитки, на худой конец себя с виллой на Капри, а у вас пульс не более 45 ударов в минуту при абсолютно неподвижном взгляде, устремленном к тому же в потолок.
   Кто-то, не задумываясь, скажет, что апатия - это такая разновидность ткани. Но он, видимо, будет не совсем прав. Думать надо, прежде чем отвечать!
   Кто-то вместо ответа на вопрос не удостоит вас даже взглядом, пребывая в этой самой апатии. Если он, конечно, не глухонемой.
   А вот лично я думаю, что апатия "по реальной жизни" - это когда прямо под вашими окнами продают совершенно без очереди очень чудные ананасы по цене паршивых конских яблок, а вам все равно! Ну абсолютно наплевать, и ничего не хочется. (Ну разве что девочек из первого примера...)
   Вот это и есть либо настоящая, жуткая апатия "по жизни", либо ...полное отсутствие денег.
   Как же бороться против апатии?
   Вы скажете, что можно с головой уйти в работу, заняться всякими там "хоббями". Боюсь, что нет. Ведь на то она и апатия, что ничего делать не хочется.
   Лучший способ - путешествие. Потому что путешествие это и не отдых, и не работа. А вообще не поймешь что. Вроде бы и ничего не делаешь и в то же время дел невпроворот, да и устаешь страшно, будто поработал.
   Путешествие - это состояние человеческого существа. Как три состояния вещества, твердое, жидкое, газообразное. И у людей состояний три: работа, отдых и путешествие.
   Это я всё к тому, что однажды Галактион решил пригласить меня в путешествие. И не куда-нибудь на жалкие Канарские острова, а прошвырнуться по Вселенной.
   Думаю, что не так уж и много можно встретить людей, особенно на территории бывшего СССР, побывавших дальше, чем в верхних слоях атмосферы. А тут! Поплевать на раскаленный Меркурий! Поваляться в космической пыли, покидать кометки в черную дыру!..
   Куда уж тут всяким "крутым"! Пусть слушают, завидуют и лихорадочно записывают на манжетах. Соплями!
   Впрочем, это я несколько перегнул. Хватит с них и Канарских островов. А рядовому жилсоставу - простой романтики названий.
   Что я имею в виду? Да просто неброскую экзотику повседневности. Наш скромный северный российский посткоммунистический космос!
   Разве трудно отыскать частную конторку по имени "Альфа-Центавра"? Ничуть! Или, на худой конец, "Большая Медведица"? Элементарно. Можно такие созвездия откопать, от которых великий Бруно подпрыгнул бы в гробу (если таковой имелся бы), и о которых нынешние астрономы даже не догадываются.
   Подкараулить когда они направятся в какой-нибудь ресторанчик, присесть неподалеку, заказать чего-нибудь легонького, и всё. И в вашей биографии уже есть несгораемый и неподражаемый эпизод. Из будущих мемуаров: "...за соседним столиком сидели два бухгалтера из Альфа-Центавры, лениво потягивая неразбавленную соляную кислоту..."
   Ну пиво, кого это интересует, что они потягивали?! Эх, всему-то надо учить!..
   Короче говоря, меня ожидала перспектива неслыханного круиза в пространстве и времени. Причем, Галактион заверил меня, что не придется даже отпрашиваться с работы!
   Во-первых, путешествие будет сугубо мысленным, так что тела и даже головы не потребуется. Когда я выразил легкое сомнение по поводу головы, Галактион пошутил: "Ну разве что голова тебе дорога как память, тогда можешь захватить ее с собой. Только она здорово будет мешаться, особенно при поворотах. Еще ударишься ей, да - не приведи Господь! - забудешь где, или потеряешь."
   Во-вторых, среднюю скорость полета можно рассчитать так, что мы вернемся в то самое мгновение, из которого улетели. Можно даже на секундочку раньше. Это Галактион брал на себя.
   Короче, со стороны все будет выглядеть примерно так, как если бы человек просто громко икнул и после этого часа этак два сидел в глубочайшей задумчивости (переваривая впечатления). Но уж переварить-то их можно и на работе, правда?
   Далее выяснилось, что астральные полеты по Вселенной вовсе не отпущены на самотёк. Так что вместо изобретения велосипеда на паровом ходу мне предлагалось ознакомиться со спецификой вселенского движения.
   Если по Земле ездят в автомобилях, то по Вселенной перемещаются в каком-либо образе.
   Если автомобиль создает образ владельца, то здесь наоборот, владелец формирует образ.
   - А каким же образом летают в образе? - поинтересовался я, - и почему нельзя летать без образа?
   - Ну, во-первых, летать без образа все равно что ездить без автомобиля. Во-вторых, кто когда-нибудь видел мужика (пусть даже русского), летящего по космосу в десять раз быстрее света? Без образа можно лететь только с лестницы. Без него никак не выйдет, да и безобразие это. Лучше подумай, какой именно образ тебе лучше принять.
   - А какие бывают?
   - Да бывают-то любые, но летают быстро не все. Что толку лететь в образе шкафа или куска фанеры? Можно принять образ нейтрино, волны биополя, вот тень отца Гамлета довольно быстро летает...
   - А ты в каком образе летаешь?
   - Да я-то в своем собственном. Мне чужого не надо. А тебе, конечно, для начала рановато входить в быстрый образ. Сначала можно прикинуться кометкой, метеоритиком, затем какой-нибудь элементарной частицей, ну а дальше уже оформить визу.
   - ?!
   - Ну визу на появление.
   - Где?
   - Как где? Везде! Ведь в образе ты можешь возникать где угодно! А на появление где угодно всюду нужна виза. Если каждый будет возникать без визы, где заблагорассудится, да еще и не в своем образе - это будет хаос и сумятица. А в природе все закономерно и каждый образ зарегистрирован.
   - И где же, у кого его регистрировать?
   - У самого себя! А зачем содержать лишний персонал?!
   - Тогда кто же будет меня проверять, контролировать?
   - Опять же сам! Ты же сам себя не будешь обманывать!
   - Так зачем тогда вообще регистрироваться?!
   - Фу, утомил! А вдруг потеряешься, кого тогда искать? Да еще если с испугу забудешь свой изначальный образ? А так если надо будет найти тебя во Вселенной, настроишься по следам памяти на зарегистрированное тобой голубенькое нейтрино с белым помпончиком - и сразу отыщешь тебя. Например, увязнувшим в какой-нибудь черной дыре. Вот так.
   Все это мне напомнило месячник безопасности дорожного движения в условиях становления рыночных отношений. Или нет, не так: "Месячник по соблюдению правил дорожного движения в рамках Программы борьбы с преступностью и ...дефицитом госбюджета".
   Война с нарушителями правил перехода улиц! Переодетые и замаскированные стражи порядка на дорогах! На каждые сто метров по три-четыре сотрудника! Не считая внештатных!
   Переодетый агент специально переходит улицу в неположенном месте, пытаясь увлечь за собой некоторых доверчивых прохожих, которых тут же на месте штрафуют два замаскированных в кустах налоговых инспектора.
   Даже мафиозные перестрелки на улицах не могут их отвлечь от выполнения профессионального долга.
   Впрочем, мы несколько отвлеклись от темы.
   После усвоения общих понятий Галактион начал учить меня принимать образ.
   - Принцип здесь довольно прост, - говорил он, - Надо закрыть глаза, уши, нос и, конечно, рот. Остальное не обязательно. Главное - отключить органы чувств. Затем представить себе нужный образ во всех деталях. Форма, цвет, вес, объем температура, ну и т.п. И, наконец, отдать себе мысленную команду слиться с ним, типа "Он - это я". Проверить правильность очень легко: после слияния попробовать поперемещаться в этом образе на небольшие расстояния. Сразу определишь, отождествился ты или нет.
   - А обратно выходить как?
   - Это немножко труднее. Главное - не забыть тот облик, из которого ты изначально вышел. Как говорится, помнить имя свое, свои корни! Нейтрино-то ты нейтрино, но не забудь, что у тебя еще родственники есть, да и кошка дома не кормлена. Так что летать летай, да не залетай, как говаривала одна моя знакомая... Звезда на небосклоне.
   Получив все эти первоначальные знания, пройдя, так сказать, курс молодого летунца-перемещенца, я вплотную приблизился к первому тренировочному полету мысли.
   Вначале мы с Галактионом приступили к выбору образа и вхождению в него.
   Это, естественно, оказалось не таким простым делом, как казалось на первый взгляд. Учебный образ должен летать не очень быстро, не очень далеко и быть знакомым "водителю" до такой степени, чтобы сразу отождествить себя с ним. Приравнять себя к нему. И быть достойным его!
   Впрочем, это я "лишканул", последнее, наверное, уже чересчур. Обойдемся без дутых авторитетов и излишней патетики и патетизации полетов.
   Ну кого же, кого или что же, что выбрать? Что у нас летает?
   Футбольный мяч? Но тогда если хочешь летать, надо чтобы тебя постоянно пинали. Как-то не вдохновляет... Самому себе внушать, что тебя постоянно лупят!..
   Самолет? Надо, чтобы он был пустой, без людей (они-то тут при чем?). И при этом летал. А так не бывает.
   Птицы? Птица - живое существо и может не дать согласия на то, что в ее образе кто-то будет летать, да еще очень неумело при этом.
   Что же, что? А может быть, облако, туча? Да больно уж медленно. Ветер? Это не предмет, а явление. Запах? Так ведь он рассеивается. Неприятный держится дольше, но тоже развеивается. К тому же запах не летает, а распространяется.
   Экая проблема! Так. Что у нас еще летает кроме птиц и искусственных летательных аппаратов?
   Слава, молва, мгновения... Все не то. Ничем из всего этого я представить себя, вероятно, не смогу.
   Вот если бы все же хотя бы простейший летательный аппарат... Так и они должны быть с человеком. И дельтаплан и даже воздушный шар. Стоп! Воздушный шар, воздушный шар... А воздушный шарик?! Надутый воздушный шарик! Именно надутый. Как жертва финансовой пирамиды. Для него уже как бы ничего и не нужно. Надули - и слава Богу! И как бы уже сам по себе. Ну совсем как мы. И представлять-тужиться не надо.
   Решено! Беру! Пробую. Буду делать, как учили.
   Сел на диван, отключился. Как мне показалось. Но как бы не так. Вода из крана капает, где-то кот орет как в марте. Хотя что у нас там на дворе? Точно, март! Чтоб персонально для него ноябрь наступил!
   Позвал Галактиона.
   - Что-то, - говорю, - отключиться никак не могу. Не поможешь ли?
   - Так ты уж больно скор на руку, то есть на голову, - отозвался он. С первого раза и "Жигули" не всякий раз заводятся, а ты сразу отключиться захотел! Во-первых, не надувай щеки, ты же не шар!
   - Именно шар!
   - Да какой же из тебя шар с четырьмя-то конечностями! Размечтался! Кстати, в этом-то и ошибка. Не мечтать надо, а входить в образ. И одновременно выходить из себя. Давай пробуй.
   Пробуй, пробуй... Насчет "выйти из себя" просто, выйдешь тут, а вот войти...
   Сел, закрыл глаза и не стал расслаблять руки-ноги. Оставил их в покое, пусть сидят себе на диване. А мое сознание, моя мысль - это шар. Даже неважно какого цвета. Цвет это для тех, кто на шарик смотрит. А я на него не смотрю. Он - это я и есть. Вот. Именно так.
   Грязноватое у меня, однако, окно снаружи. И подкрасить бы не помешало.
   Стоп. Кажется, я заснул. И приснилось мне ...мое окно. Снаружи. Странный, однако, сон.
   Вдруг слышу хохот Галактиона.
   - Да это не сон странный, а ты смешной. Вылетел, повисел перед окном и опять юркнул назад. С первой прогулочкой Вас!
   - Так, стало быть, я не спал?
   - Ну, может быть, и спал, я не знаю, но был в это время самым настоящим воздушным шариком. Маленьким таким, величиной с орех, черного цвета и почему-то квадратным. Воздушный шарик в виде куба! Это что-то новенькое в дизайне. Да Вы эстет, сударь!
   Не знаю, как сложится дальше принятие мною образов, но кое-что уже можно считать достигнутым. Не каждый человек, даже большой начальник, может похвастаться тем, что побывал воздушным кубиком и повисел в воздухе безо всякой перекладины и абсолютно попирая гамаки!
   Понятно, что многие сугубо приземленные индивидуумы могут посчитать это абсолютно лишним в своей жизни. Таким трудно объяснить, зачем человеку летать куда-то совершенно без заключаемого контракта и чековой книжки. Да еще и без секретарши.
   Им это так же незачем, как майору из генштаба должность нянечки в дошкольном учреждении, как вахтеру электронные пропуска, как самодержцам парламент, как заместителю начальник, и, наконец, как рыбе тампон "Тампакс".
   Одним словом, ничего интересного, кроме тривиальной земной жизни им не видать.
   Артисты - другое дело. "Отвяньте от меня, я уже в образе!...", "абсолютное и относительное перевоплощение", "жизнь на сцене"... Но это, как вы сами понимаете, совершенно не тот уровень. Тень отца Гамлета, заключенная в оковы сценария, или надуманный инопланетянин с бумажными ушами - вот потолок этого удела.
   Куда там до моих с Галактионом возможностей! Если бы в этой сфере велись трудовые книжки, то там все было бы намного репрезентавительнее... Или репрезервативнее...
   " 23 часа 17 мин. 15 сек. 12.03.96 г. - принят на вакантный образ атома двухвалентного кислорода (в составе молекулы углекислого газа).
   23 часа 17 мин. 68 сек. 12.03.96 г. - выведен из образа атома кислорода по собственному желанию в связи с распадом молекулы ввиду фото-синтеза.
   3142 год - переведен на должность кометы Галлея.
   5908 год - сокращен из образа по статье XXVI, "в" "Прекращение существования"".
   И так далее.
   Ну хватит, а то что-то я слишком возомнил о себе. Подумаешь, какой-то жалкий, квадратный, придуманный шарик, целиком зависящий от направления и скорости ветра. Пора подумать о переходе в элементарные частицы. Галактион утверждал, что это можно считать существенным повышением.
   Получилось это у меня, конечно, не сразу. Ведь можно подумать, что уменьшиться легче, чем увеличиться. А это отнюдь не так. Это вам не служебная карьера!
   Стать атомом - это не хухры-мухры!. Думаете, это только уменьшиться в миллион раз? Так ведь это лишь с одной стороны. А с другой-то стороны надо увеличить окружающий тебя мир во столько же раз! Это даже потруднее будет, чем мусор вынести.
   Первый тренировочный "большой" вылет мы совершили на Марс - скромную планетку все той же Солнечной системы. Двигался я еще не очень уверенно, часто останавливался. А останавливаться нежелательно. Как только, недалеко отлетев от Земли, остановишься, так сразу слышишь со всех сторон "А не помыть ли Вам образ?", "Молодой-красивый, можно тебя спросить?..", и так далее.
   Так что вблизи Земли лучше не останавливаться.
   Первое время полета я никогда не забуду. С непривычки боишься, например, что откажут двигатели, разгерметизируется кабина, нагрянут террористы с настоятельной просьбой подбросить куда... Покрываешься холодным потом, обнаружив вдруг, что ты абсолютно без скафандра (да и вообще без ничего). Хотя в ту же секунду осознаешь, что ничего из всего этого для тебя просто не существует. Да и какой к черту пот?!
   Постепенно привыкаешь.
   А еще вначале я не мог правильно перемещаться. Перед вылетом думал: "Вот сейчас полюбуюсь неповторимым пейзажем удаляющейся Земли. Дома, дороги, реки становятся все меньше и меньше, все плавно сжимается, постепенно подергиваясь дымкой облаков. Стратосфера, голубая оболочка планеты..."
   Как бы не так! "Щелк!" (если можно так сказать), и я вдруг оказался в черной пустоте. Огляделся - батюшки! Вокруг только мириады звезд.
   - А-а-а-а! - заорал я, - А-а-а-а-а!
   - Ты чего орешь? - раздался спокойный голос Галактиона,- Имя моё с перепугу забыл? Какой я тебе "А"?
   - Где это а-а я?!
   - Как где? Где, где... В космосе! Примерно 210 тысяч километров от дивана.
   - Так быстро?
   - А ты что, думал, пока скорость переключишь, двигатель прогреешь, да? Ты, милый мой, сейчас не пузырь резиновый и даже не Юрий Гагарин на колесе обозрения. Ты - э-лек-трон! Скорость света у тебя, родной! А это чуть быстрее "Запорожца", даже реактивного.
   - Ну вот... А я-то хотел пейзажем полюбоваться.
   - На обратном пути посмотришь. Я вот догонял тебя и думал, глядя на Землю, до чего же наивны люди в своем стремлении к славе! Вот императоры римские. Сражались за право назвать своим именем месяц, причем, обязательно летний. А южное-то полушарие не учли! Там-то этот месяц зимой! Так стоило ли копья ломать?!
   - Это лишний раз подтверждает, что лучше биться за место в середине. А первое - оно же и последнее. Например, первый весенний месяц - он же на обратной стороне первый осенний. И так и так хорошо. Мудрые были мужики по имени Сентябрь и Март. Евреи, наверное.
   Пожалуй, единственная нация без повального СПИДА - синдрома приобретаемого интеллектуального дефицита. Болезни, передаваемой исключительно умственным путем.
   Вот примерно такой понос из головы частенько шел у нас во время путешествий, несмотря на всякое отсутствие тел.
   Только в таком бестелесном состоянии чувствуешь преимущество идеального над материальным. Понимаешь, как тяжело душе вынужденно быть привязанной к этой приземляющей гире - телу. Постоянно и неуклонно стареющему и требующему непрерывного ухода. Ах если бы не потребность в обмене веществ...
   Как приятно, не прилагая ни малейших физических усилий, порхать по звездам, ничего не опасаясь, кроме встречи с антивеществом. (Хотя хотел бы я повидать существо, принявшее образ, либо воображающее себя куском антивещества. Если встретите - покажите мне его.)
   Довольно хорошо освоившись в образе электрона с беленьким помпончиком и напевая про себя
   "...Ямщик, не гони лошадей,
   Мне нечего больше рулить...",
   мы не спеша (мелкими зигзагами) подлетали к Марсу.
   Марс нас встретил дурной погодой.
   Впрочем, почему это я вдруг решил, что эта погода дурная? И для кого дурная? Может быть, для отдыхающего на Ямайке она и дурная, а вот для коренного жителя марсианского канала или сточной трубы - в самый раз. Может, у них это как раз купальный сезон? Или самое время в пыли поваляться.
   Хотя что-то я никого из этой канализационной цивилизации пока еще не встретил. А что если их и нет вовсе? Тогда и погоды, как таковой, нет. Тем более хорошей и плохой. Есть только климат, до которого также никому нет дела.
   Вообще, доложу я вам, планетка так себе. Ничего нет, кроме самой планеты. Водопровода - и того нет. Один пейзаж, больше напоминающий вид из иллюминатора на местность после набега налоговых инспекторов.
   Вот уж поистине "хорошо там, где нас нет". Сидишь на родной Землице в своей квартирке, попиваешь чай, посиживаешь на стуле и сдуру мечтаешь: "...А вот если бы на Марс, Венеру или, на худой конец, на Сатурн... Вот было бы интересно!.."
   Наивные инфанты! Шлепогубые заумники! Никчемные романтики от теории! Ах, космос..., дали... Ну и что?!
   Да будет достаточно одной минуты пребывания, чтобы понять, что делать там абсолютно нечего. То есть абсолютно. Что любой, даже самый захудалый, городишко на Чукотке - и тот в сто тысяч раз получше будет!
   Прилететь на этот самый Марс, выйти вразвалочку в своем презервативе с прорезью для глаз и ...вспомнить о бедных налогоплательщиках, которые, будучи поумнее, остались дома. С нетерпением ожидать, пока их денежки благополучно и согласно расписанию сгорят в плотных слоях атмосферы.
   А этот, шибко вумный их посланец, вынув космическую кирку и обыкновенную лопату, и героически закопав капсулу с посланием "на деревню марсианскому дедушке", сунет в карман скафандра горсть грунта и заковыляет обратно.
   А капсул, наверное, будет две. Одна - от соцстран с пламенным призывом: "Трудящиеся бактерии Марса! Объединяйтесь в профсоюзы и стройте коммунизм! Успешной вам коллективизации вашей канализации!"
   А другая - от капстран. С коммерческими предложениями. "Весенняя распродажа! Цены действуют в течение месяца!", "Памперсы для скафандров!", "Жевательная резинка для клювов, хоботков и даже вообще безротых!", "Крем при прыщах для любой формы жизни! Существо отмирает, а прыщи остаются жить!".
   Нет, что касается антенн, локаторов всяких и прочих полезных вещей - в этом смысле космос можно и поосваивать.
   Но что касается сугубо романтики...
   Ведь, если вдуматься, повезло нам несказанно! Во вселенских Гаграх живем! Угораздило нашу матушку-Землю иметь благоприятный климат и забеременеть разумными формами жизни. В отличие от других примитивных планет-катышей с какофонией таблицы Менделеева. А людишкам-эгоистам все мало! Плохо им там, где хорошо. На Уран хочется!
   А хотите побывать на Венере? Безо всякой медитации и космических кораблей? Пожалуйста! Потребуется только скафандр. И даже не весь, а только одна его часть - шлем для головы. (Мотоциклетный тоже подойдёт!) И русская печь.
   Хорошенько растапливаете печку, затем всыпаете туда полведра гальки, поливаете все это соляной и серной кислотой, добавляете по вкусу щепотку магния и хлора. Затем головой в печку (желательно не забыть надеть скафандр и сказать "Поехали!"). Вот и все, Вы на Венере!
   (Не вздумайте повторять без сапера!! Шутка! А то еще печку испортите!- Прим.авт.)
   Даже еще и лучше. С настоящей Венеры обратно еще скакать и скакать, а здесь вытащил голову - и дома. Опять же тюбики с котлетами и суточные при вас останутся.
   Впрочем, есть немного и недостатков. Официальным Героем России можно после этого и не стать. К тому же, космическое питание придется за свои покупать. На базаре. Но в целом - одни плюсы.
   А кого не проймет или мало покажется, тем можно в жерла отечественных вулканов прогуляться. Вот они, окна-то в космос, под боком!
   Короче, у себя-то дома, на Земле, еще не разобрались, плюемся в автобусах, в подъездах писаем, а туда же - в Космос!..
   - Да, - сказал я Галактиону, - самое смешное в том, что после возвращения спросили бы меня "Ну как там? Садись, рассказывай. Ведь на Марсе был!" И приготовились бы на сутки слушать, бутерброды бы припасли. А рассказывать-то, практически, и нечего!
   Вот приехал бы из Мексики или из Африки, так неделю бы мемуарил. А здесь только одно предложение "Все красно-желто-коричневого цвета". И больше ничего.
   - Естественно, - ответил он, - ничего другого и не могло быть. А чего еще можно ожидать от созерцания неживой материи? Ведь основные-то впечатления бывают от жизни людей и природы. А на неживую материю достаточно один раз взглянуть - и все. Так же как и на фотографию.
   Забавно, когда люди показывают фотографии мест, где они были, не подозревая, что это интересно только им самим. Ибо подкрашивает воспоминания. А люди, которые смотрят на эти фотографии, испытывают то же самое, как если бы им показывали изображение экзотического блюда, которое они никогда не ели. Да еще, тыча пальцем в бумагу, говорили им: "Взгляните-ка, вот это - самое вкусное! А это - ужас как пикантно!"
   Однако, зачем мне теперь медитации, образы, столько усилий?
   Галактион был не согласен.
   - Ну во-первых, наверное уже жалко расставаться с твоим вторым "я"? А во-вторых, то, где мы были - всего лишь как бы прихожая той по-настоящему бесконечной и грандиозной Вселенной. Вселенной разума, ко-торая вовсе не напоминает набор космических тел в пространстве-времени. Параллельной Вселенной, а может быть, просто второй ее частью.
   - А ты там был?
   - Нет. Говорят...
   - А она, эта вторая часть, точно есть?
   - Коллега, она есть точно так же, как коррупция в правительстве. Никто ее не видел, но все точно знают: е-е-есть! Ну посуди сам, стал бы я возиться всего лишь из-за какой-то пошлой прогулки в пространстве?
   Это была только прелюдия, увертюра, анонс, аванс, задаток, предисловие или, если угодно, презентация твоих путешествий по Вселенной.
   Что ж, может быть, может быть...
  
  

V.

* Двоежитие в пространстве и времени *

Вирус с высшим образованием * Раком во власть * Продукт нашего времени * Паспорт с диагнозом * Нищий с кассовым аппаратом * Биокомпьютер и биотуалет * Философия грибника * Душа в отпуске *

  
   Стояло жаркое, душное лето. Воробьи купались в пыли, нехотя бродили загорелые коты, везде продавали квас. Если вместо кваса везде будут продавать семечки, то это уже будет не лето, а по меньшей мере осень.
   Правда, для Галактиона нет никакой разницы между временами года, как впрочем и между квасом и семечками.
   Если невзначай кто подумает, что, общаясь с астральными приятелями, человек практически полностью прекращает земную жизнь, то он будет не совсем прав. Астральный мир на то и параллельный, чтобы не пересекаться с нашей так называемой жизнью. Тем более не унизится до того, чтобы как-то мешать ей.
   Хотя сказать, что подобное вообще никак не сказывается на человеке, тоже нельзя. Ведь память-то остается. Интересная вещь: жизнь как бы удваивается (если не удесятеряется).
   В малый миг земной жизни умещается целый кусок астральной. И получается, что человек, проживя довольно насыщенной астральной жизнью определенное время, возвращается практически в тот же самый момент, из которого "вышел на секунду".
   С другой стороны еще забавнее. Живет-живет человек и вдруг за одно какое-либо мгновение резко как бы сам собой умнеет. Но не так, как в сказке - дубиночкой по темечку и по древнеегипетски заругался, а полностью все понимая, помня, но получая при этом впечатления как бы ниоткуда.
   К этому долго привыкаешь.
   А между тем, жизнь идет своим чередом, ничего необычного окружающие не видят. Только у тебя иногда ненароком вырвется какой-нибудь не совсем привычная всем фраза типа: "Что вы уставились на меня, как Альфа на Центавру?", или "Мне бы нужен шарфик цвета Туманности Альбиона".
   А еще начинаешь по другому воспринимать жизнь. Не в отношении мелких деталей, а в целом.
   Я уж не говорю о так называемой бренности бытия. Бренность бытия это как бы бранность какая-то, нечто уничижительное, вроде как про бактерию. Прожила - как сделала свое дело. Родилась, поела, покакала, размножилась и померла.
   У людей, конечно, тоже так бывает, это им еще от бактерий досталось. Но появляется еще и философия бытия.
   В отдельные периоды жизни нам кажется, что важнее того, чем ты озабочен в настоящее время, вряд ли существует. И ты или явно, или на уровне подсознания, слегка удивляешься людям, спокойно проходящим мимо красивой девушки или совершенно равнодушным к сумме на своем и вашем счете в банке.
   А между тем, ничего, совершенно ничего необычного здесь нет. И вы сами будете потом ловить себя на этом и в свою очередь удивляться. Просто каждому времени свои проблемы.
   Еще бытие от типа самого существа зависит. Зачем, например, даже очень разумной рыбе финский душ? Президенту "страны-изгоя" - зарплата? Крестьянину - дача? Автору бессмертного произведения - признание при жизни? (Имеется в виду жизнь его самого.)
   А вирусу, к примеру, совершенно не нужно высшее образование у "подхватившего" грипп человека. И внешность его роли не играет, и возраст, и пол. Вообще крайне неразборчивы эти вирусы! Все им по фигу.
   Устроиться поудобнее в соплях - и порядок.
   А мы думаем: "Вот какие примитивные эти вирусы! Ни обоняния, ни слуха, ни зрения, не говоря уж о нежных чувствах. Рефлексов - и тех нет".
   И гордимся своими превосходствами.
   А может быть и напрасно гордимся. Может эти самые бактерии с вирусами воспринимают окружающую температуру так же, как мы художественное произведение?
   А ну, слабо вам увидеть красоту давления воздуха, силы излучения? А они вот воспринимают, абсолютно не нуждаясь при этом в изобразительном и прочем искусстве.
   Другая шкала ценностей, вот и всё.
   Путешествуя по неорганической, неживой части Вселенной, остро начинаешь ощущать примитивность, хаотичность наших взаимоотношений в обществе. Чем разумнее существа, тем менее логичны и справедливы отношения.
   Вот если планета большая, то и притяжение у нее больше, и масса больше и другие объективные характеристики. А если планетка поменьше, то она и не стесняется спутником чьим-нибудь побыть. Временно. Ведь кто-то и спутником должен побыть, и астероидом. Не каждому же Солнцем работать! До Солнца еще дорасти надо.
   Всё как-то справедливо, веет стабильностью и спокойствием.
   В муравейнике, к примеру, уже гораздо больше хаоса и случайностей. Но еще сохранена жесткая система, доставшаяся ему от неорганических веществ.
   У пчел уже появляются трутни - эмбрионы чиновничьего аппарата.
   У людей же всё не по-людски. Чем ничтожнее - тем больше напыщенности, гонора, апломба. Главная цель - выдать себя не за того, кто ты есть, а за того, кто престижнее. В том числе замуж.
   Какой Луне придет в голову выдавать себя за Юпитер? Да и зачем?!
   А у людей - запросто. Девы у нас все сплошь под Венер косят, Козероги Марсов из себя корчат, обыкновеннейшие Весы все Меркуриями себя мнят.
   Посмотришь на иного - Овно Овном, а туда же - во власть. Раком! Сделают пользы на копейку, а требуют себе на фунт стерлингов. А у планет такого нет. В них от природы столько фунтов, что стерлинги им вовсе даже ни к чему.
   В общем, жизнь у меня настала совсем другая, хотя и осталась той же самой. Спокойнее как-то стал.
   Идешь по улице. Видишь - первоклассники стоят, курят. Мальчики табак, девочки - марихуану. Раньше вскипел бы, начал бы руками махать, ртом кричать. А теперь как-то философски вспомнишь про динозавров вымерших... Что делать, кому-то и вымирать надо. Ну хочется, так что ж...
   Или смотришь - накакали в подъезде. То ли собачка, то ли ее хозяин, неважно. Ну так что ж, сделанного, как говорится, не воротишь, тем более в данном случае... Все мы на этой Земле временные гости. Что это в масштабе города, планеты? Да ничто! Хотя и пахнет...
   Какое дело великому космическому вакууму до того, что на какой-то там мелкой планетке матерится русский младенец? Ведь в природе всё уравновешено. Зато наверняка в то же самое время в другом месте какая-нибудь старушка вслух стихи Пушкина читает! Неприличные. Да... Времечко...
   Не каждому на этой Земле выпала честь быть русским. Это слово в действительности не название национальности, а скорее самое настоящее прилагательное. И зачем только его в паспортах пишут? Это слово должно служить диагнозом.
   Из описания по приметам: "... роста среднего, темноволосый, русский, одет в ..."
   Едет Россия на импортной машине с ограничением педали газа. Все ее обгоняют, обгоняют, а она жмет изо всех сил на педаль, а быстрее никак. Что надо сделать? Ясно, что. Остановиться и спокойно убрать ограничитель. Русь с онемевшей ногой выходит из машины, ...выламывает все тормоза и спешит дальше. Других догонять. Мягкой посадки!
   А я то русский, то электрон. То электрон, то опять русский.
   Очень скоро такая раздвоенная жизнь привела меня к неизбежному вопросу: Как связаны между собой перевоплощения сознания в образы и наше земное существование?
   Если я когда-либо не смогу вернуться из образа в самого себя, то что тогда будет с моим земным телом? Как долго оно сможет жить без меня, а, может быть, сразу умрет? Тогда в какой момент и от чего? Нет, по медицинскому заключению понятно, что от ОРЗ, я имею в виду в действительности.
   С другой стороны, когда я умру (надеюсь, всё же естественной смертью - от старости...). Интересное сочетание "естественная смерть". Разве она может быть вообще естественной? А может, она любая естественна?.. Умрет ли мое сознание или автоматически куда-либо перейдет? В образ кого (чего)-нибудь или в некое хранилище? Само или согласно какой-либо закономерности, либо "по разнарядке"? И можно ли перед самой физической смертью "сбежать" навсегда в электрон?
   Галактион сказал, что его радуют такие мои вопросы. "Растешь на моих и в моих глазах," - сказал. Но ответить на них не смог.
   - Если бы знал точный ответ на такие вопросы, то я был бы тем, кого вы называете Богом. А я сам всего лишь одна из множества мыслящих субстанций. Может быть, мы вместе поищем разгадку душ-сознаний? Вдвоем нам легче, ведь мы разнородны и должны взаимно дополнить друг друга.
   Дело начало принимать любопытный оборот. Одно дело - порассуждать об инопланетянах и НЛО с профессиональным уфологом (бывшим комсомольским работником, обремененным заботами о хлебе насущном), и совсем другое - поговорить о потустороннем мире с Галактионом.
   Жаль, что я не ученый-биолог. И не философ, и не медик. А заодно и не физик, не геолог и не астронавт. Тогда от меня было бы, наверное, больше пользы.
   И главное - совсем нет времени поступать и заканчивать МВТУ им. Баумана.
   А может быть и неплохо, что я не ученый-фундаменталист? Никаких шор на мозгах. Скажут тебе, что надо слетать ненадолго на Марсик и привезти немножко Венерианских облачков к обеду - ты и полетел. Никаких глупых технических или медицинских вопросов. И к тому же не знаешь о чем спрашивать.
   Это как ребенок убежден в том, что он будет работать только Президентом. Сразу же, как только ему родители купят часы, галстук и ядерный чемоданчик. Заметьте, что "когда вырасту" при этом добавляется далеко не всегда.
   Самое интересное, что подчас именно так и случается. Все дело в папе. Или "пахане".
   Шла то ли поздняя осень, то ли ранняя зима. Потому что дни были заметно короче рабочих. В Западной Европе, наверное, готовились к Рождеству. В Австралии - к лету. На Экваторе вообще не к чему готовиться.
   А в России традиционно спорили о том, кто из достойнейших ее граждан гаже всех и за кого по этой причине надо отдать свои налоги и голоса на выборах.
   Пресловутая "русская душа". А что если... Души обыкновенные и русские..
   Господи, чушь какая. Господи!! Ка-ка-я чушь!!! Неужели ты этого не видишь?!..
   Фу, нервы сдали. Все. Меняю русскую душу на финский дом. С придачей. Если найду желающих. Ведь душа поет исключительно когда молчит желудок, и непременно наоборот.
   Параллели, меридианы... И Перпендикуляр. Каждой плохой стране кажется, что именно ей подложили его под... территорию.
   Семеныч обычно представлял трагедию России XX века в виде трех чашек кофе. Запивая обычно эту аллегорию водкой.
  
   "Народ в России был и есть один и тот же. Но царская Россия имела безупречную репутацию, пользовалась неограниченным доверием западных банков, по темпам роста была выше Америки, Англии, Франции (про Японию и Южную Корею тогда даже и не знали) - и это не Жюль Верн, а исторические факты!
   А почему? Ведь качественный состав населения был тогда ничуть не лучше. А, может, и похуже - в смысле всеобщей грамотности.
   Дворяне, блестящие ученые, политики, офицерство - люди высочайшей еврокультуры (как могли бы сказать сейчас) составляли не более трех процентов русского общества.
   Но ИМЕННО ОНИ были у власти. Сверху. Определяли лицо государства. Как красивая ароматная пенка в чашке с довольно посредственным кофе. И все смотрели на пенку, и было к чему стремиться.
   Затем эту пенку сняли и съели. А вместо нее создали относительно многочисленную так называемую "советскую интеллигенцию". Которая очень скоро от известного к ней отношения просто выпала в осадок.
   Представляете эту чашечку? Сверху мутная жижа, а интеллигенция - в осадке.
   Сейчас мы в третьей чашке, которая получилась из второй когда ее сильно взболтали. Ни пенки, ни даже осадка. Одна мутная жижа, растекающаяся по миру."
  
   Интересно, связано ли место на планете с его обитателями? Почему из любого взрослого, вполне сложившегося и почерневшего американского негра, Русская равнина с легкостью за пару лет делает русского цыгана?
   Да... Но почему же тогда пара русских корешей превращает целый американский квартал, где они живут, в шматок России, а не наоборот?
   Много еще загадок у Перпендикуляра. А нам хотя бы немного приблизиться от материи к сознанию.
   Для начала нам с Галактионом надо было бы понять, где между ними граница. Разделимы ли существо и душа вообще и если да, то как войти в контакт непосредственно с душой разумного существа независимо от его тела.
   - А когда ты сейчас общаешься со мной, с чем ты контактируешь, разве не с душой? - заранее предполагая ответ, поинтересовался я. - Ведь тело-то непосредственно в разговоре не участвует.
   - Это как сказать! Боюсь, что ты не прав. В данный момент тело и душа (разум) - это единое целое. У них единое биополе. Ты говоришь, тело не участвует в разумном общении? А язык, звуки, жестикуляция, мозг, наконец? Это же все от тела. Ну хорошо, я с тобой общаюсь как бы телепатически, и в этом смысле уровень непосредственного контакта с душой на порядок выше. Но даже в этом случае твой разум отождествлен с тобой, как с человеком.
   - А когда я в образе электрона?
   - Думаю, это тоже не более чем переход на следующий уровень. Но не полное обособление разума. Во-первых, это просто как бы "прогулка души" в искусственной воображаемой ею же оболочке, к тому же с возвратом.
   - Что ж, получается, что надо побеседовать с ...кем-нибудь из мертвых?! Спиритизм какой-то.
   -Может быть, может быть... Только почему обязательно с мертвым? Разум мертвым быть не может, а скорее освобожденным от биомассы. Спиритизм - это не для нас. Это больше подойдет для любителей алкоголя.
   Мы помолчали. За окном визгливо оглашали окрестности новые нерусские собаки "новых русских". Им вторили русские собаки "старых русских". Цели и результаты их прогулок, однако, полностью совпадали. Причем собак было явно больше, чем их владельцев.
   - А что если разума, как такового, просто не существует? - слушая эти звуки, грустно предположил я.
   - В каком смысле?
   - А что если то, что мы называем разумом, - всего лишь биологический компьютер, отличающийся от аналогичного устройства животных всего лишь повышенной сложностью? - я кивнул головой на газовую плиту и микроволновую печь.
   - А на что же направлена тогда цель работы такого компьютера? Работа любого устройства имеет цель.
   - Она очевидна. Максимальное приспособление к окружающей среде, чтобы продлить свой род. Причем сделать это с минимальными усилиями, получив при этом как можно больше благ. И как нельзя больше - тоже.
   - Хорошо, может быть. А как же сфера искусства, фундаментальные науки, благотворительность?
   - А может быть, то же самое, только более изощренными средствами? Плюс неизбежные исключения, издержки, парадоксы.
   - Это ты про благотворительность, конечно?
   - И про нее тоже. Вот задумайся, почему люди подают нищим? Я хоть и не жил на Земле, не могу ни подать, ни руку протянуть, да и в дальнем Космосе нищих пока не видал, но могу предположить.
   Казалось бы, парадокс: все знают, что их подаяние ничего по сути не изменит, ничего не улучшит, но пока есть человечество, будут и нищие, и клопы. А почему?
   Потому что в их существовании тоже есть смысл. Тончайшая психология, заключенная в грязные обноски.
   Вот они, участники процесса:
   1. Дети, которым искренне кажется, что они делают доброе дело. Учатся жить.
   2. Взрослые, которые так и не смогли повзрослеть. Так им и надо.
   3. Собственно нищие - индикатор глупости общества.
   Интересно, каков будет эффект, если написать на табличке: "Подайте простому хорошему русскому инженеру-еврею на покупку автомобиля. Всю жизнь мечтал честно заработать и купить. Не дайте погибнуть мечте всей жизни!"?
   Вряд ли сработает. Все любят честность только на словах.
   А если так (с расчетом на парадокс): "Ничего мне от вас не нужно!" И сидеть с двумя протянутыми руками и тремя шляпами.
   А вот еще варианты :
   "Подайте в долг под проценты!"
   "Поем и выпью на ваши деньги".
   "Подайте нумизмату!"
   А вот последний писк. Нищий с кассовым аппаратом. Каждому пробивается чек: "Взнос на благотворительность. Вычитается из налогооблагаемого дохода. Привет Минфину!"
   И, наконец, апофеоз: "Люди добрые! Подайте бывшему главбуху! Налоговых инспекторов (настоящих и бывших) прошу не беспокоиться!"
   А пока же все тривиально, старо как мир. И работает как песочные часы.
   Так что же есть разум? Биокомпьютер? И что тогда есть отсутствие разума? Биотуалет?
   Мы с Галактионом выдвинули сами себе гипотезу, что разница между обыкновенным биокомпьютером и одушевленным разумом (сознанием) состоит в том, что первый можно рассматривать только как отдельное существо, не связанное с общественным опытом (хранилищем знаний).
   Душа же - это часть разумной материи. У нее другой принцип работы. Может, это поле. Может, все человечество - это один и тот же набор душ в разных биокомпьютерах, имеющих намеренно небольшой срок службы? Тогда переселения душ естественный процесс. Но только внутри человечества.
   А что если не только внутри человечества? Тогда единый вселенский разум пополняется опытом всех биологических существ. "И не только биологических," - добавил Галактион.
   Правда, здесь я все же склонен предположить наличие наряду с биокомпьютерами разных уровней также и душ различных уровней.
   Здесь два варианта. Либо уровней душ (сознаний) животных и людей, либо уровней душ людей умных и людей глупых. Хотя, безусловно, каждый выполняет необходимую, отведенную ему роль.
   Относительно ума - все, конечно, относительно. Так что кто себя узнал во второй категории - пусть не обижаются. Это ведь с какой стороны посмотреть.
   Что значит "глупый" человек? Ну и что же, что он так и не смог понять в школе, что такое синус? Зато у него есть такие кулачищи, что любого синусоведа сразу перекосинусит. Да и "Мерседес" его кого угодно скосинусить может...
   Нельзя не обратить внимание на практически полное отсутствие развития животных и стремительное развитие человека. Так в чем же различия между душами разных уровней? Или наличие души означает разум, а ее отсутствие - только инстинкт?
   Вот такую, ни много ни мало, выдвинули мы с Галактионом сами себе гипотезу. Которая ввиду своей грандиозности порождает намного больше вопросов, чем ответов.
   Да чего уж там, одни вопросы! Тьма вопросов и ни одного ответа.
   И вот на эти глобальные вопросы мне посчастливилось искать ответы вместе с Галактионом.
   А если не найдем? Ну и что? Поиск философских ответов как поиск грибов. Тихая охота.
   Да и редко она совсем уж безрезультатна. Уж что-нибудь да найдешь. Если не гриб, так либо денежку, либо новую тропку, либо старый башмак.
   Вы скажете, а на кой нужен старый башмак? А кто говорит, что нужен? Так ведь тоже находка, хотя и ненужная.
   Это как Колумб. Искал Индию, а нашел Америку. Чем хуже?
   Алхимики искали философский камень, а нашли кучу удобрений, минералов и ядохимикатов.
   А Семеныч как-то на досуге искал ответ на извечные вопросы ("Быть или не быть?", "Что делать?", "Кто виноват?"), а нашел потерянную справку в бассейн и старую запонку. И все возмущался, почему так устроена жизнь, что ищешь одно, а находишь совсем другое. И сделал предположение, что если хочешь найти ответ на какой-нибудь извечный вопрос, то нужно искать старую запонку или, на худой конец, потерянную справку в бассейн.
   Мы с Галактионом решили последовать этому мудрому правилу. Для начала неплохо было бы выявить и доказать хотя бы один реальный пример переселения душ. Или, научно выражаясь, смены биопроцессора.
   Легко сказать, а как же это зафиксировать? Согласно правилу Семёныча - ищи совсем другое. Согласно старинной французской мудрости - шерше ля фам. Значит, надо искать женщину.
   Вопрос интересный со всех сторон. Во-первых, что (кто) такое женщина, просто биопроцессор или у нее присутствует душа (как частица глобального разума). Так ведь и мужиков глупых полно.
   Тогда как же души ориентируются в телах, то есть людях? Наудачу? Попадается тебе (в смысле - душе) противненький такой еврейский ребенок, а из него затем получается Маркс, Энгельс, или, скажем, Спиноза. А потом, с сожалением оставив такой инструмент, попадаешь в голубоглазенького ангелочка, который превращается в какого-нибудь вечно пьяного проглота дядю Васю, или юношу Педрито, представляющего ценность для мировой науки только в качестве объекта наркологического исследования.
   Никак не угадаешь. Да и зачем? Время не ограничено, будет и другой объект. Тем более, что особых долгожителей среди нашего человечества нет. Гораздо труднее, чем дядю Васю, выдержать какую-нибудь безграмотную Авдотью Полиэвктовну, живущую долго, нудно, однообразно, истово. А главное - безо всякого научного эффекта. Ну, ничего. Зато она может трех Эйнштейнов родить. Если захочет. От местного ветеринара.
   А может, души сами кузнецы тел? У искусной души получаются ученые, инженеры, у никчемной - новые русские бизнесмены.
   Или душ-нерях "ссылают" на исправление в соответствующих людей? Отбыл ссылку в каком-нибудь принце, и пожалуйте снова в скромного умного русско-советского инженера.
   За что же зацепиться? У кого спросить? Похоже, об этом знают только сами души.
   Это и понятно. Если хочешь узнать, какой автомобиль лучше, то надо обращаться не к автомобилю, а к опытному водителю. А если тебя разбирает интерес, при каком правительстве лучше живется, то с самим Правительством на эту тему говорить без толку.
   К кому надо обратиться? Правильно, к скромной буфетчице Дома Правительства. Ах, оставьте про народ...
   А интересно, все ли души постоянно размещены в разумных существах? Или есть "временно свободные"? Находящиеся как бы в отстойнике, накопителе. Да, наконец, просто в отпуске.
   "Граждане души! Не толпитесь, проследуйте в накопитель!"
   Ладно, будет ерничать, дело серьезное.
   - Галактион, что делать-то будем? Как души отследить?
   - А я знаю?! Думаешь, раз я астральная сущность, так у меня все в кармане и на все есть ответ? Думаешь, мимо меня то и дело снуют праздные души как девицы на пляже?
   - Ну ты все же менее материален, чем я, согласись.
   - И что же из этого?
   - Ну выдвинь хотя бы несколько предложений. Если этим буду заниматься я, то это будет напоминать врача-гастролога, пристающего к шеф-повару с рецептами переваривания пищи. Я же нигде, кроме этой страны (да Марса) не бывал, а ты летаешь по измерениям, пространствам, временам...
   - По временам нельзя. Я тебе не Эйнштейн.
   - Все равно должен иметь намного больше, чем у меня, кругозор. Короче, не ломайся, а напряги голову. Могу дать наколку, может, пригодится. Вот я, к примеру. Живу на Земле уже давно...
   - Да полноте-ка!
   - ...Ну, по нашим меркам, и ни одной души пока не видел. Так?
   - Думаю, да. Надеюсь.
   - Теперь ты. Ни планетой, ни страной обитания не связан, летаешь быстро, видишь сквозь предметы...
   - Прямо сержант Интерпола!..
   - Я не о том. Ты хоть одну душу встречал?
   Галактион подумал.
   - Вроде, не встречал, и не провожал.
   - Понял?
   - Нет.
   - А где же они по-твоему? Где-то они должны быть! Где?
   - Если они вообще есть.
   - Это - дополнительная трудность. Нужно отыскать пропавшего кота. Или попугая. Не будучи уверенным в том, что они вообще были.
   - Да. С тех пор, как я тебя повстречал, мне еще отдыхать не приходилось.
   - Так мне этим гордиться или считать себя занудой?
   - Гордиться будешь, когда с душами по-душам поговорим.
   - Как думаешь, сможем?
   Риторический вопрос. Кого искать? Души умерших? Галактион немного подумал, недели две, не больше.
   - Лететь надо, - Сказал.
   - Что? Куда?
   - Лететь надо, - Повторил Галактион.- Куда, пока не знаю. Но зато знаю точно, что, лежа на диване, ничего не найдешь. Даже кошки с попугаем, не говоря уже об обиталище душ.
   Значит, опять командировка. Вот он, первый вылет с конкретной, четко обозначенной целью. И какой!
   Мне вдруг стало жутковато. Все, что было до сих пор, казалось ни к чему не обязывающей игрой, абстрактным диспутом на изысканные темы.
   А сейчас мне стало ясно, что это уже не просто буйство фантазии, а попытка прикосновения к высшему - разуму во Вселенной.
   Грандиозность цели холодила пятки. Мой электрон показался мне вдруг таким большим, неуклюжим, хрупким. Как велосипедик среди большегрузных самосвалов. Да еще с неуверенным водителем.
   А что если я не вернусь? Потеряюсь, трансформируюсь, утрачу свое "я"? Это вам уже не шуточки! Найдут соседи мое тело без признаков насильственной смерти, поставят пошлый диагноз "скончался от ОРЗ", и никому в голову не придет, что владелец тела жив и летает где-то элементарной частицей, совершая научный подвиг. И некуда ему будет вернуться.
   Вот будет парадокс: квартира есть, а тела нету. Обидно.
   А вот это совсем серьезно!
   - Ничего, - сказал Галактион,- я буду лететь впереди тебя и, если что, подстрахую.
   Я подавленно молчал.
   - Что, убоялся?! Своих же вопросов?
   - Тебе хорошо говорить. Всю жизнь летаешь. А я простой, отдельно взятый человек. В смысле, гражданин. Боязно.
   - Зато представляешь, если нам удастся что-нибудь найти?! Это же!.. А ты, между прочим, вообще можешь стать бессмертным. Как личность. Твоим именем будут называть рейсовые автобусы!
   - Да ну тебя к черту!
   - Его тоже можно поискать.
   - Скажи, а ты того... Не сделаешь мне чего-нибудь дурного?.. Как-никак знакомы всего несколько дней (в астральном измерении).
   - Понимаю тебя. Гарантии никакой, кроме моего слова. Но разве наличие документа, это полная гарантия?
   Действительно, в нашей стране гарантированно можно только быть ограбленным и обманутым. Всё остальное - вряд ли.
   Галактион улетел собираться в дорогу, а я пошел спать. Души... Что ж, попробуем поискать где их можно найти.
   Шла то ли поздняя осень, то ли ранняя зима... Вообще-то, было лето. Но, как и всегда, не у нас.
  
  

VI.

Забудьте о плоскостопии и импотенции! *

Сугубо материальные субъекты * Духовные

привычки *Нормальный мужик

в кривом пространстве * Дыра в дыре*

Потомственный вредитель * Всё впущать

и ничего не выпущать! *

  
   Как чувствует себя человек перед тем как отправиться в неизведанное? Естественно, находится не в самой лучшей форме. Примерно так же, как перед визитом к нашему российскому зубному врачу (особенно образца советского периода - авт.) Кто знает, может, они со временем все же станут стоматологами?..
   Это состояние проявляется в подавленной задумчивости, пониженной реакции, рассеянности и усиленном интересе к популярной медицинской литературе. Ну и конечно, в полном отсутствии интереса к своей основной работе. Если таковая имеется.
   Я не явился исключением. Да и как же, явишься тут исключением перед тем, что тебе предстоит. Это даже не Юрий Гагарин, а скорее Белка со Стрелкой. С той лишь разницей, что сами по себе Белка и Стрелка не ставили перед собой научные и философские задачи.
   Крайняя нетрадиционность и, мягко говоря, необычность даже слегка раздражали. С одной стороны, величие задачи давило со страшной силой и требовало основательной подготовки, а с другой стороны, готовить-то как бы и нечего. Ни чемоданы собирать, ни термос с бутербродами запасать, ни за билетами бежать в кассу (нижние места клянчить).
   Лучше бы уж всё это делать, а то никакого отвлечения.
   Остается нездоровый интерес к популярной медицине. Что ж, в моем случае он представляется абсолютно здоровым. Да еще не мешало бы проявить здоровый интерес к популярной юриспруденции насчет двойного гражданства или, не дай Бог, завеща...
   Пока Галактион готовил общую теоретическую базу для экспериментального вояжа, я в отведенное мне время принялся за медицинскую, психологическую и юридическую подготовку.
   Юридическая подготовка представляла собой дружеские или просто платные консультации на предмет наследования имущества.
   На стенах адвокатских контор висели объявления об оптовых скидках заказчикам юридических услуг, проходящих одновременно по пяти и более уголовным делам.
   "А что, - хитро спрашивал я, - если вдруг какой-либо гражданин сменил бы вдруг свою натурально-вещественную форму, будет ли он являться по-прежнему тем же субъектом гражданского права?"
   "Скорее всего, - отвечали мне служители нашей Фемиды, - поскольку такой случай законодательно не предусмотрен, то все имущество трансмутирующего субъекта после полной уплаты им налогов перейдет в собственность государства".
   С медиками беседы были более обстоятельными. На стенах поликлиник наперебой красовались рекламы чудовищных по эффективности препаратов.
   "ЗАБУДЬТЕ О ПЛОСКОСТОПИИ И ИМПОТЕНЦИИ ОДНОВРЕМЕННО! ПРИ ПОКУПКЕ БОЛЕЕ ДВУХ УПАКОВОК - СКИДКА 10%! ПРИ ПОКУПКЕ БОЛЕЕ 10 УПАКОВОК -СКИДКА 20%!!"
   Кто-то от руки дописал: "А кто вообще не купит эту дрянь, получит скидку 100%! Плюс сохраненное здоровье".
   - Такие случаи медицине известны, - буднично отвечали мне служители нашего Гиппократа, - После курса платного медикаментозного лечения, как правило, движимое и недвижимое имущество больного переходит в собственность государства, - бодро заканчивали они.
   С психопатологом и вообще разговаривать было неинтересно, до того он был умный.
   - Спокойней надо быть, батенька, - устало сказал он сразу, едва увидев меня, - Все равно в этой стране рано или поздно все отходит лично государству, откуда и разворовывается. Станьте вы хоть двуглавым орлом.
   Тут я понял, что наконец-то полностью получил русскую истину в последней инстанции и вряд ли кто сможет сказать мне больше.
   - Спасибо за скромную оценку моей высокой персоны, - рассеянно сказал психолог после того как я с благодарностью стал прощаться, - Передайте от меня привет всем разумным эманациям по ту сторону добра и зла.
   Странные, однако, люди эти психологи - философы от человеческого сознания. Никогда не поймешь, то ли они действительно шибко умные, то ли прикидываются дураками.
   Так завершился мой нездоровый интерес к социальным наукам, результаты которого лишний раз подтвердили, что лучше всего ответы на вопросы, касающиеся тебя лично, искать самому.
   Галактион не заставил себя долго ждать. Скоро он появился со своим планом трансвселенского полета.
   - Как готовность, как настроение? - по-отечески осведомился он.
   - Да как тебе сказать... Наверное, как перед первым прыжком с парашютом. Неизвестной системы.
   - Ну это пройдет.
   ("Пройдет-то, конечно, пройдет, только каким образом и не вместе ли с моей жизнью...,- мрачно подумал я про себя.)
   Я уже научился думать про себя так, чтобы Галактион не услышал. Для этого надо думать без слов, а только смыслом. Это не так сложно, как кажется.
   - А как готовность? - переспросил Галактион,- Готов ли к выполнению задачи?
   - Сначала прошу уточнить пути и способы её выполнения. С чего начнем, и как вообще будем действовать?
   - Полагаю, что для начала нам надо побыть в свободном полете в нескольких измерениях и поискать границу между живой и неживой материями. Или, если угодно, попробовать попасть во Вселенную Разума. Возможно, при этом потребуются некоторые качественные изменения, но нам ведь не привыкать менять образы.
   - На лету менять образ я еще не научился.
   - Ну, до этого нам еще далеко. Во-вторых, если будет действительно нужно, еще и не то сделаешь. А в-третьих, мне тоже придется делать то же самое. Если мы действительно попадем в параллельную Вселенную, то будем полностью в равных условиях. Для нее мы оба - сугубо материальные субъекты, что ты, что я.
   Мы вылетели 2 апреля, где-то около часу дня. Я специально не стал ни писать завещаний, ни уходить в отпуск, ни ставить квартиру на сигнализацию.
   Во-первых, потому что надеялся на лучшее, а во-вторых, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания.
   Отправляться в полет я решил только из своей квартиры, чтобы в случае непредвиденной задержки на неизвестное время мое оставленное без присмотра тело не давало повод для нежелательных действий в отношении его. Пусть себе лежит на диване.
   Телефон был поставлен на автоответчик, газ, вода и холодильник отключены, на себя я надел теплый свитер и лыжную шапочку, чтобы в случае чего не замерзнуть пока меня нет.
   Может, все это и лишнее, но кто его знает... Я даже надел купленный заранее памперс (вот они, издержки материального обмена веществ!), надеясь, что физиологические рефлексы без меня останутся на месте.
   На этот раз преобразился я довольно уверенно, не спеша. Попробовал скорость, облетел Землю пару раз, вернулся в себя и позвал Галактиона.
   - Готов. Ну что, вперед?
   И мы отправились в неизведанное.
   Сразу бросается в глаза, что так называемая материальность нашего мира довольно условна. В нем царствует Пустота, наполненная полями и пронизываемая излучениями. Излучения я как бы чувствовал, но не видел.
   Вообще одно время я думал, что в образе электрона окружающий мир мне представится в виде элементарных частиц. То есть я начну видеть атомы, продираться сквозь кристаллические решетки, в общем видеть мир, увеличенный для меня в тысячи раз.
   Этого не произошло. Во-первых видимо потому, что непосредственно у электрона никаких глаз нету и он видит как бы моими, а во-вторых, электроном было не мое тело, а мое сознание вместе с некоторыми чувствами.
   Я располагал зрением и слухом. Естественно, осязания, обоняния и вкуса не было. Впрочем, так же естественно, если бы не было всего остального. Ведь мои уши, глаза, рот и нос остались дома. Но зрение и слух почему-то были.
   Сначала я заключил было, что с переходом в образ остаются чувства, связанные непосредственно с головой, как частью тела и хранителем разума. Но ведь вкус ощущается ртом, а рот - на голове. То же и с запахом.
   Потом пришло другое, наверное более правильное объяснение. Если представить себе как бы спектр Вселенной от материального к духовному, то сначала идут материальные тела (предметы), затем, наверное, поля, ну а еще выше совершенно нематериальные субстанции. Галактион по этой классификации являлся разумным полем. Поскольку я нахожусь в образе электрона, как бы тоже на второй ступени, то у меня и остались чувства второй ступени. Воспринимающие поля: зрение и слух. Все остальные чувства, как непосредственно связанные с материальными веществами, остались там, "внизу". Наверное, у существ, постоянно обитающих на второй ступени, есть и другие неизвестные нам чувства, что и подтвердил Галактион.
   - Действительно, - сказал он, - есть еще "огибание" - чувство кривизны пространства, "обдувание" - чувство неискренности, "обалдение" - чувство эмоциональности и настроений. Это из нетипичных для вас чувств.
   - Я тоже знаю совершенно нетипичные для человечества, как биологического вида, дополнительные чувства, которыми в совершенстве обладают отдельные группы людей. Вам, астральным, такое и не снилось!
   К примеру, у чиновников есть "отшивание" - шестое чувство на ненужных им посетителей, "огребание" - седьмое чувство левого вознаграждения и "опускание" - -восьмое чувство отторжения хороших специалистов, чтобы не создавать ненужного фона для себя.
   Есть еще чувство юмора, чувство прекрасного. А еще у некоторых есть "обсир...", в общем, редкий талант обгаживать всех, кроме себя. Причем что удивительно, этот "дар" дается пожизненно, не поддается никакому излечению и никоим образом не зависит от каких бы то ни было фактов.
   Знавал я тут одну благочестивую семейку с такими способностями. Жаль, не научилось еще человечество использовать эту энергию в прикладных целях. Для уничтожения домашних вредителей, например.
   А что, получается эффект почище дихлофоса, когда тебе с заботой и участием с высоты незаконченного начального образования каждый день настоятельно рекомендуют носить другую обувь, одежду, сменить мебель и жену. И когда ты вежливо отказываешься, безапелляционно констатируют какой ты неблагодарный, глупый и невоспитанный мерзавец.
   После чего еще добавляют, что ты еще и редкий нахал, поскольку так ни разу и не поблагодарил за бесплатные советы и бесплатно же выданную тебе вышеописанную объективную характеристику.
   Жаль, что у домашних насекомых нет ни интеллекта, ни таких благочестивых семеек.
   - Куда летим? - спросил я.
   - Для начала, к стыку трех ближайших измерений.
   - А как мы их почувствуем, увидим или услышим?
   - Наткнемся.
   - А это не больно? И как ты вообще ориентируешься в нашем пространстве, ведь стык измерений это не государственная и даже не административная граница.
   - Самая настоящая граница, только "прозрачная". Как между Россией, Украиной и Белоруссией.
   - С таможней?
   - Не спрашивал. Может, и с таможней. А только что с нас взять, ты ведь не редкоземельный металл и даже не палка колбасы. Да и карманов у тебя нету.
   - Ладно, успокоил. И далеко это?
   - Не очень. Повсюду.
   - Зачем же тогда было лететь?!
   - Ну как бы тебе объяснить... Где у вас стоят дома со всеми удобствами?
   - Как где, везде.
   - Но тебе ведь нужно идти, чтобы войти в другой дом?
   - Да, но я по крайней мере знаю куда иду.
   - Так и я знаю как лечу. Мне не надо знать куда, важно как лететь.
   - Ну и как мы летим? По-моему, просто по прямой в неизвестном направлении.
   - Не совсем. Мы летим к ближайшей черной дыре, чтобы легче получить спиральное ускорение. Там это намного удобнее.
   Мы помолчали. И вдруг я поймал себя на мысли, что когда мы не разговариваем, я совершенно не имею представления где Галактион и есть ли он рядом вообще.
   - А ты не находишь, что мне тебя нужно все-таки хотя бы немного видеть? А то тебе придется постоянно вопить, чтобы я летел на звук.
   - Об этом я как-то не подумал. Мне ведь светиться нечем. Хорошенькое дело! Видеть и постоянно слышать друг друга нельзя, а всё известное остальное - от материального. Ни пощупать, ни понюхать.
   Но не может быть, чтобы не нашлось решения проблемы. Галактион есть, я -есть, мы общаемся. Стоп! Говорим-то мы не звуками, а разумами. Значит, это не слух, а другое чувство. Может, оно способно дать мне ощущение астрального существа?
   - Галактион, а как ты меня находишь?
   - Так ты же белковое существо!
   - Я понимаю, а когда я электрон?
   - Тоже не трудно. Подумаю и вижу.
   - Тебе хорошо, знаешь о ком и как думать. А я же не представляю как о тебе думать, ни разу не видел. Только слышал, причем с какой стороны - определить невозможно.
   - Значит, тебе следует не просто думать обо мне, а думать очень точно. Так же, как когда ты думаешь о ком-нибудь из твоих знакомых. Он при этом, наверное, как бы стоит перед глазами.
   - Так у него же есть внешность.
   - А у меня есть личность, характер, привычки.
   - Вот если бы у тебя были привычки разбрасывать вещи, гладить шнурки, есть шкурки от бананов, тогда это было бы легче. "Тот, кто ест шкурки от бананов" - и этого бы уже хватило. А то у тебя привычки сугубо духовные. Думать о вечном, искать истину, общаться с человечеством. Как-то неконкретно, общо.
   - А по-моему, вполне достаточно. Астральная сущность, которая общается с человечеством, ищет истину и думает о вечном. Это я. Кто еще соответствует этому описанию?
   - Пожалуй, только призрак коммунизма. Но надеюсь, что он не будет отзываться.
   - Так попробуй. Как по-твоему, где сейчас я?
   Я подумал.
   - Справа!
   - Нет, сверху. Давай еще раз.
   - Теперь снизу!
   - Да нет, впереди. Что-то не выходит. Надо как-то по-другому. Может, попробуешь цифрами?
   - Я попробую иначе. Вот. Сейчас ты, кажется, пересекаешь мне дорогу.
   - Верно. И при этом у меня было ощущение мурашек по всему полю. Что это ты применил? Десятое чувство открыл?
   - Да в общем, ничего особенного. Просто мысленно про себя "покрыл" тебя непечатным ласковым словом. Получилось как эхолокатор.
   - Вот видишь, все гениальное просто. Теперь нам будет легче летать по измерениям. Но предупреждаю, что во время перехода тебе придется "крыть" меня непрерывно, потому как малейшее отклонение, каких-нибудь 200-300 километров, может затянуть тебя в черную дыру. А оттуда ничто не может вырваться. В том числе звук, свет и другие поля. Чего уж там какому-то госслужащему в образе - даже Государственная Тайна даже путем утечки информации, и то не может выйти оттуда.
   - Да уж постараюсь. А насчет Государственной Тайны ты что, проверял что ли?
   - Проверять не проверял, иначе не летел бы тут, а только ни одна известная мне разумная субстанция ничего не знает о том, что там внутри. Значит информация тоже не может преодолеть этот барьер.
   Мы летели по материальной неорганической Вселенной. Это слегка напоминало подводное плавание ночью. Созвездия и планеты проплывали мимо светящимися пузырьками. Дальние галактики, как неподвижные косяки рыб, висели в пустоте. Я чувствовал волны излучений, муть космической пыли.
   Океан без берегов.
   - Галактион, а как увидеть черную дыру, она же, я думаю, действительно черная. А черное на черном фоне выделяется слабо.
   - Верно. И поэтому ее надо увидеть на фоне какой-нибудь звезды или галактики. Кстати вон, видишь? В небе звездочка погасла. Тьфу, земная привычка! В каком небе?!.. Частушка какая-то. Так, вроде действительно исчезла. Сейчас проверю, просто так она погасла, сама по себе или ее дырка заслонила. Подожди, слетаю.
   Я выругался и увидел стремительно удаляющегося по спирали Галактиона. Гулкая тишина Вселенной завораживала. Я завис в пространстве и, кажется, слегка задремал. Мне приснился Семеныч (да, это был точно он!), летящий почему-то в импортном, чуднОй формы ночном халате со стороны Земли. А вдруг, не дай Бог, Семеныч умер и я видел его летящую в рай душу? Мне бы окликнуть его, да ведь во сне это редко кому удается. Приснится же такое...
   - Нет, - вернувшись сказал Галактион,- дырка здесь ни при чем. Просто действительно погасла. У вас на Земле говорят, что у каждого человека есть своя звезда...
   Я вздрогнул.
   - К чему это ты?
   - Просто так. Вдруг вспомнилось. А что?
   - Да так, ничего. Я вот тут без тебя вздремнул...
   - Однако, ты виртуоз. Спать в образе еще никому не удавалось. Полетели-ка на мое старое место. Там точно дырка была.
   - А где это?
   - Да тут недалеко. Минут двести лету. Вон смотри, слева-сзади треугольник крупных красных звезд. Так вот там, внутри него.
   - А почему же мы полетели от него?
   - Ошибаешься. Мы летим как раз к нему, причем кратчайшей дорогой.
   - Кривизна пространства в действии?
   - Верно.
   - Но неужели она проявляется так буквально?
   - Поясню на примере. Допустим, есть на свете нормальный мужик. В смысле правильный. Ну или женщина. Хотя для примера пусть будет мужик, причем женатый. Это как бы середина. Свекор и свекровь, допустим, сверхэкономны и гипербережливы. А жена, скажем, довольно легкомысленна. Транжира, если сказать прямо. Это полюса. Как думаешь, кто к кому ближе? Казалось бы, "правильный" мужик. Но это при прямом пространстве (которое есть только на картинке). А на практике свекровная сторона пилит мужика за то, что он мот, жена пилит его за то, что он скряга, в результате полюса сближаются, жмут друг другу руки, лобызаются, а середина остается в дураках и дальше всех отодвинутой. Вот она, кривизна пространства. В форме подковы счастья.
   - Смотри-ка, треугольник нас, вроде, догоняет и обходит.
   - Все правильно. Только больно ты нужен ему, чтобы он тебя еще догонял... Он как висел, так и висит. Просто это значит, что мы летим к нему верной дорогой.
   - А если бы мы летели по прямой, долетели бы?
   - Естественно. Только в два раза дольше. А вот и она, кажется, чернеет. Теперь стоп. Давай остановимся и обговорим детали. Ты должен лететь точно за мной, никуда не отклоняясь. Благо, киосков с мороженым и пивом здесь не бывает. Если потеряешь меня из виду, то назад не поворачивай, продолжай движение с той же скоростью. Целься всегда на полрадиуса мимо дыры. Точно расстояние объяснить трудно, здесь надо держать равновесие. Если отойдешь слишком далеко, круговое ускорение будет маловато и ты останешься в этом пространстве. Слишком близко - затянет и пикнуть не успеешь.
   Ориентируйся по вращению звезд вокруг тебя. Они должны слиться в один розоватый фон. Потом раздастся вспышка с характерным хлопком. После этого резко забирай в сторону от дыры и замедляйся. Ты будешь в смежном пространстве.
   - Именно в том, в котором нужно? А если ты попадешь в одно, а я в другое?
   - Возможно, хотя и маловероятно. Зависит от направления спирали, а его-то задам тебе я.
   - А вдруг придется лететь обратно одному? Всякое бывает. Тогда тебе нужного направления не найти. Заблудишься в пространствах. Но у тебя всегда есть запасной вариант, в отличие от меня. Ты всегда можешь выйти из образа, и оказаться на своем диване. В этом твое преимущество передо мной. А вот если я промахнусь, то мне уже из черной дыры никогда не выйти.
   - Да уж, будь, пожалуйста, поосторожней, чтобы мне не пришлось искать тебя по дырам!
   Мы сгруппировались. Галактион отсчитал старт с большой точностью (один, девятьсот тысячных, восемьсот тысячных,..., двести, сто, С БОГОМ!) и мы устремились вперед что было сил, держась от дыры на полрадиуса.
   Звезды затеяли вокруг нас бешеный круговорот, сливаясь все больше в один тусклый фон. Нас захватила центростремительная сила. Это напоминало то, как если бы мы неподвижно висели внутри равномерно светящейся прозрачной ягоды с аспидно-черной косточкой. Как космические белки в колесе.
   Необычная красота окружающего так поразила меня, что я буквально на мгновение забыл про Галактиона.
   "Газуй, недо...!!"- только и успел я расслышать обрывок вопля Галактиона и наступила темнота.
   Весь мир слипся в один вязкий комок черной пустоты, которая стиснула меня со всех сторон.
   Я почувствовал себя эмбрионом, у которого нет никаких чувств, кроме чувства отсутствия свободы.
   Наверное хорошо, что у обычных эмбрионов нет разума, а то им было бы совсем невесело. Теперь я знаю, что значит чувствовать себя эмбрионом.
   Еще ничего не понимая, я окликнул Галактиона, но мысль, затрепыхавшись, как бабочка в сачке, так и увязла во мне. Никто не ответил.
   Наконец до меня окончательно дошло, что я никуда не перелетел, а банально был затянут и поглощен черной дырой из-за того, что потерял скорость и бдительность. Не справился с управлением.
   Полный коллапс. Почему-то вспомнилось, как меня в детстве заперли в темной кладовке. Там было тепло, темно и пахло нафталином. Самое интересное, что при этом совершенно не хотелось кричать и звать на помощь. Казалось, что если я закричу, то вся окружающая темнота навалится на меня и задушит, как подушкой.
   Крик был диким диссонансом в этом царстве неподвижности. Так и просидел в одной позе, пока меня не позвали ужинать.
   Такое же оцепенение было и сейчас с той лишь разницей, что ужина, скорее всего, не предвидится.
   Сколько времени прошло, я не знаю. Вдруг мне послышался лязг засова, тяжелый скрип металлической двери и невнятные голоса. Затем промелькнул яркий свет сквозь дверной проем и снова все стихло.
   "Очень странно, - подумал я, - Откуда в открытом космосе закрытая металлическая дверь? Бред, наверное".
   Эй! - Громко подумал я. - Есть тут кто-нибудь?
   - Да не кричите Вы так, - сказал усталый голос, - Конечно же, есть. Причем не просто есть, а отдыхают. Хотя что толку... Ну ладно, давайте знакомиться, раз уж разбудили. Вы кто?
   - Электрон.
   - Очень приятно. Иосиф Виссарионович Сталин.
   - Здравствуйте, товарищ Сталин!
   - О Господи! Неужели непонятно? Я же хотел сказать, что если Вы электрон, то я - непосредственно Иосиф Сталин. Вы, я извиняюсь и надеюсь, нормальный в смысле медицины? Электроны обычно не думают и уж тем более не говорят. Вон они на дворе кучами лежат. Их периодически лопатами отгребают.
   - Хорошо, кто же я по-вашему?
   - Ясно кто. Такой же, как и я, зэк.
   - И за что меня?
   - Странный вопрос. Не за что, а как всех. Вы же в черной дыре. Всё впускать и ничего не выпускать.
   - А Вы кто?
   - Моя фамилия Бляхер. Я вредитель.
   - Леон Семеныч?!
   - Ну да, я.
   - И какой же Вы вредитель, домашний, огородный или, извиняюсь, из человеческих паразитов?
   - Потомственный. И напрасно смеетесь. Если они узнают, что Вы или я не вредители, то сильно побьют.
   - Помилуйте, за что, почему и, в конце концов, по чему?!
   - По мозгам. Это больно. Так что советую сразу принять эти правила. Лично я - потомственный оппортунист, родился в ревизионистской семье. Папа - врач-вредитель, еврей, мама - вейсманистка-морганистка, полька. С глубокого детства был приучен к вредительству. Считал и считаю, что кирзовый сапог на босу и немыту ногу уступает лаковым туфлям. Что бездельник и иждивенец хуже чиновника. Поэтому меня надо расстрелять.
   - Что-то уж больно спокойно Вы про это говорите.
   - А чего волноваться? Расстрелять-то меня должны не сегодня. А завтра здесь никогда не наступит. Это же черная дыра, временнОе болото. А в них время стоит, помните, в школе учили? Так что сегодня меня могут только побить. Вот этого я и боюсь, а расстрела - нет.
   - Леон Семеныч! Что Вы такое говорите?! Вы же родились уже после развенчания культа личности! И вообще, Вы-то как здесь очутились?
   - А Вы? Судя по разговору, Вы тоже из настоящего времени.
   - Я электрон. То есть, я в его образе. Меня затянуло. По глупости.
   - Понятно, хотя и не очень ясно. Космическим путем. А я еще страннее, хотя и тоже исключительно по глупости. Жил себе на Гаваях, спокойно владел своей шахматной школой, все хорошо. Но подвела старинная русская привычка (а вне России все евреи, как известно, - русские). Если все хорошо, то на душе становится неспокойно. И так я был доволен всем, что как-то на досуге решил представить как бы я жил, если бы родился лет этак на пятьдесят раньше.
   Лежу я как-то вечером и представляю, что вот арестовали бы меня, придумали бы мне обвинение, ну и так далее. Дурак самодовольный. Теперь-то я знаю, что вредно иметь слишком сильное воображение. И вот, довоображался!
   Закрыл глаза, представил себя в камере во всех подробностях, а когда их открыл, то я уже здесь! В камере.
   Поначалу думал, что с ума сошел, а потом понял - и верно сошел. Только не с ума, а со своего времени. Теперь вот зэкс-символ, так сказать...
   - Так это не так страшно, Леон Семеныч. Это же как я, понарошку, мысленное путешествие!
   Раздался скрип двери, вспышка света и я получил сильный удар по голове, которой как бы и не было.
   - Ну как "понарошка"? - тихо осведомился Семеныч когда я вновь стал соображать.
   - Этого не может быть!.. Мы же оба там, на Земле, в нашем времени! Здесь же только наши мысли!
   - Вот именно. А насчет их они как раз большие мастера.
   - Так я возьму, да и выйду сейчас из образа!
   - Не хотелось бы Вас огорчать, коллега, но боюсь, что ничего у Вас не получится. Мы в черной дыре. А отсюда ни свет, ни мысли выйти не могут. Железный занавес. Время стоит. Срок, к сожалению, тоже.
   - Это что, пожизненное заключение, что ли?!
   - Хуже. Боюсь, что вечное.
   Так я оказался с легендарным Семёнычем в одной камере (или палате, это уж кому как). Сидеть пришлось долго. Вот так и бывает: заснул якобы человек летаргическим сном и все думают, что он спит. А он в это время, поди, томится каким-нибудь древнеримским рабом в одном из космических осколков прошлого...
   Может, это и есть ад? А если все-таки расстреляют?
   - К сожалению, никак не расстреляют, - говорил Семеныч,- завтра здесь наступить не может.
   - А интересно, где оно, здешнее завтра? Небось, в другой черной дыре? Сколько же их должно быть!
   - Так ведь на то и бесконечна Вселенная, что много. Какие-то, наверное, лопаются со временем, как мыльные пузыри, другие возникают. Радуйтесь еще, что мы не в том "завтра", а то здесь вечное сидение, а там - вечный расстрел.
   Раз в день (если это можно назвать днем) нам приносили в буквальном смысле одну и ту же баланду, которая была абсолютно без надобности, будь она даже черепаховой котлетой.
   Попытки что-либо выяснить у охранников были так же тщетны, как перешивание старых носков в модный купальник.
   - У этих же до души не доплюёшься, - обреченно заключил Семеныч и как бы махнул далекой рукой.
   И тут я вспомнил про единственный способ, который мог нам помочь. А способом этим был открытый Семенычем же ЗРБН - закон разумно-беспредельной наглости. Ведь это только уголовные и административные законы действуют исключительно в рамках одной отдельно взятой страны, а, поскольку ЗРБН претендовал на глобальный статус (наряду с законом всемирного тяготения), то он должен действовать и тут!
   Раз по уголовным и административным законам Черной Дыры нам ничего хорошего не светило, осталось уповать только на собственные.
   Вообще, если какой-нибудь юрист надумает заниматься законотворчеством, то ему следует знать, что лучше работать над глобальными законами, а вовсе не муниципальными или, упаси Фемида, над федеральными! И все равно любой, самый завалящий физик уж если откроет какой-либо закон, то его никакая ведомственная инструкция не переплюнет. Хоть её сто раз переутверждай!
   - Ну всё, - сказал я Семенычу, - это для твоего закона будет самое генеральное испытание. И уж если он сработает здесь...
   - А если не сработает?
   - Должен сработать. Иначе зачем же мы его открывали!?
   Осталось найти действенный способ применения ЗРБН в суровых условиях дальнего космоса и местного политического устройства.
   Идею нашли после того, как Семеныч случайно упомянул в наших философских беседах универсальное доказательство отсутствия Бога, которое использовали советские преподаватели научного атеизма. А именно: "Сможет ли Бог создать камень, который не сможет поднять?" Отсюда делается только два возможных вывода, на которых и существовал советский "атеизм": "1. Сам дурак!; 2. Если все же не дурак - см. п.1."
   "Сможет ли, да сможет ли создать камень?.." Естественно, не сможет. Потому что не захочет! Не захочет повторять ошибок Джинна, которого точно таким же способом загоняли обратно в бутылку из-под джина. "Если ты такой всемогущий, - говорили ему востроголовые сказочные атеисты, - то сделай так, чтобы ты стал недееспособен! Юркни-ка обратно в бутылку!"
   А у того Джинна, видимо, были определенные проблемы с головой. Потому что на такую удочку может попасться только детсадовец очень и очень средних способностей.
   Впрочем, вернемся к идее. Мысль была красивая и до беспредельности наглая! А шли мы к ней так.
   Черная Дыра все поглощает и ничего не отдает. Сажает всех. А сможет ли она посадить того, кого не сможет посадить? Кого? Само Светило! Ведь если Черная Дыра переест, то она лопается. Значит, надо подкинуть ей такую возможность.
   Посадить само Солнце! Нагло! Беспредельно!!! Но только так можно победить. Обыкновенные планетки Дыра будет щелкать, как орешки.
   Эта идея была верна и в социально-политическом плане! Когда государственная система основана на том, что посадить могут всех кроме Самого Главного, то чтобы система захлебнулась, нужно именно его и посадить. Написать, что он является агентом враждебной инопланетной цивилизации.
   При этом все должно быть наверняка, потому как во второй раз могут и не поверить. А другого крупного обвиняемого можно и не найти.
   Мы начали готовиться к операции. Поскольку письменного доноса мы сделать не могли, то оставалось устное заявление. Делать его должен был Семеныч, так как его голос здесь уже знали, а меня как бы и не было в камере.
   Текст предполагался таким: "Я, потомственный вредитель Л.С.Бляхер, искренне раскаиваясь в своей контрреволюционной деятельности, считаю своим долгом высказать свои предположения относительно политической неблагонадежности нашего Светила..."
   - Постой-ка, - прервал я его, - какую конкретно звезду Вы имеете в виду?
   - Как какую? Наше Солнце, например.
   - А Вы подумали об экологических последствиях? И куда же после этого мы вернемся? С экологией шутки плохи!
   В текст была внесена поправка.
   "...неблагонадежности Солнца в созвездии Лебедя".
   - А если там есть жизнь?
   - Ну, знаете! По теории вероятности её там нет, впрочем, как и альтернативы тоже. Везде есть риск!
   - А как они его будут брать? - засомневался Семеныч.
   - А уж это не наша забота. Не таких брали. Ну, с Богом!
   И мы хором заорали: "На допрос хочу!!"
  

VII.

* Отдам ребенка 35 лет в хорошие руки * Температура сердца * Виртуальный туалет * Прическа "Лысый Джо" *Компьютерный вирус беременности

  
   А в это время Галактион, сам не свой, нещадно ругал себя за допущенное им недопустимое легкомыслие. "Какое я имел право, - сокрушался он, - рисковать жизнью и разумом друга, сам при этом находясь в относительной безопасности?!"
   Неизвестно зачем пометавшись вокруг поглотившей меня дыры, и, естественно, ничего не дождавшись, он хотел было уже с отчаяния сам залететь туда, но вовремя остановился. Здравый рассудок подсказал ему, что кроме уменьшения шансов на спасение обоих, это ничего принести не может.
   Здесь надо было действовать наверняка и не наугад. Для начала Галактион понесся на Землю посмотреть, в каком состоянии находится моё оставленное без присмотра тело, а заодно и в глубине души надеясь на то, что мне удалось выйти из образа и вернуться.
   Но в моей квартире он застал совершенно жуткую для непосвященного человека картину. Поскольку мой разум (личность) находились далеко отсю-да в черной дыре, перестал действовать отрыв во времени путешествия и земного времени. Поэтому тело оказалось вынужденным начать существовать автономно.
   Тело взрослого человека без разума - что может быть ужаснее? Впервые в своей жизни Галактион по-настоящему испугался. Ведь неизвестность и бессилие являются самыми главными причинами испуга. Причем когда не знаешь, что происходит, это еще полбеды, а вот когда знаешь, но ничего не можешь предпринять - вот тогда и начинается настоящий страх.
   Галактиону пришлось убедиться в том, что перед ним находится совершенно физиологически взрослый человек в состоянии новорожденного младенца. Единственным плюсом являлось то, что ни ходить, ни сидеть этот человек еще не умел.
   "Сейчас он захочет есть и заорет благим матом, - с ужасом подумал Галактион,- А что я смогу сделать своим астральным телом?! Ведь его надо кормить с ложки, переодевать!.."
   Тут я открыл глаза, тупо посмотрел вокруг и начал потихоньку покрикивать.
   Сначала вполголоса, а затем все громче и громче. Галактион заметался по квартире.
   "Что же делать?" - лихорадочно думал он. Во-первых, ясно, что надо обратиться за помощью. Куда, к кому и главное как? Кто реально сможет понять ситуацию? Пожалуй, только психиатр, да и то по-своему. Но ведь это означает, что будет поставлен крест на всей моей последующей жизни!
   Можно вообразить себе будущий диагноз: "ОРЗ с полнейшей амнезией, утратой рассудка и жизненных навыков". Таких, пожалуй, не только в космонавты не возьмут, но даже и лопату могут не доверить. Разве что клеить картонные коробочки.
   Это если сознание, то есть он сам, вернется... А если нет?
   А если нет, то новое сознание, которое будет развиваться на месте старого, уже не будет представлять никакого интереса. Потому как в условиях русской психбольницы..., начиная со средних лет..., какая школа, институт?!.. В общем, всё!
   Да к черту! Вернется, обязательно вернется! Ну, хватит блажить, надо действовать. Звонить в скорую психиатрическую помощь? Но как? Придется вылетать на место и подключаться к сознанию.
   Галактион поднялся над городом, отыскал станцию скорой помощи по скоплению медицинских машин, влетел в дежурку и попытался вступить в переговоры.
   Дежурная медсестра работала в автоматическом режиме. Телефон звонил почти непрерывно, так что встрять в разговор Галактиону было очень непросто. При этом нужно было что-то сказать не в промежутке между телефонным разговором, а во время него, так как телепатический вызов сестра вряд ли приняла бы.
   Звонок.
   - Скорая!
   - Слушаю.
   - Бабушка, моей девушке очень плохо!.. То есть наоборот.
   - Очень хорошо, что ли?
   - Да нет! Плохо! Бабушке! Приезжайте скорей!
   - Сколько лет?
   - Пятьдесят.
   - А вам?
   - Тридцать два. Какое это имеет значение?!
   - А такое, что вряд ли Вас родила Ваша бабушка. Говорите точный возраст больной.
   - Ну, восемьдесят три. Прошу Вас, быстрей!
   - Что у вас случилось?
   - Наверное, сердце!
   - Какая температура?
   - Сердца, что ли?!
   - Бабушки Вашей!
   - Боже мой, пока я сейчас от автомата побегу домой и буду мерять температуру...
   - Стул нормальный, пульс?
   - Дева Мария! Стул учащенный, пульс нормальный! То есть наоборот! С сердцем плохо!!
   - Ах да... Сообщите рост, вес, цвет и разрез глаз, форму носа, ушей, вид прически, род занятий.
   - Вы... Ты... Да я... А ну вас к черту, вон моя бабушка меня с балкона зовет. Говорит, что ей уже лучше. Чтоб вы сдохли!
   В такого рода диалог Галактиону было совершенно невозможно вклиниться. Что же делать? Ждать ложного звонка? Скорее, придется его организовать самому.
   Если телепатически сказать взрослому человеку: "Наберите из автомата 03, не вешайте трубку и идите себе дальше", то он, скорее всего, испугается. Что у него что-то с головой. Для таких дел, наверное, лучше всего подойдет ребенок. Мальчик.
   Галактион, немного пометавшись, нашел парнишку лет семи, который развлекался тем, что задумчиво плевал на припаркованные автомобили.
   Поскольку направленность его собственных мыслей совпадала с целью Галактиона, то он воспринял его телепатограмму как свою собственную, очень неплохую идею.
   Подойдя к телефону, и по пути плюнув на скамейку, он набрал 03. И когда ему ответили, он сказал: "Вас беспокоит Нью-Йорк. На Брайтон-Бич у русских тараканов эпидемия гриппа!", и бросил трубку мимо рычага.
   "Творческий мальчик" - Подумал Галактион, перенесся на Скорую и торопливо продолжил разговор.
   - Простите, это мой племянник озорничает. Могу я вызвать врача?
   - Возраст больного?
   - Двадцать минут. Уши квадратные, виски прямые, полная амнезия с утратой рассудка и жизненных навыков.
   - И все это у Вас, как я понимаю?
   - Не совсем. У моего друга.
   - Сколько и чего выпили?
   - Нисколько. Мне вообще нечем пить. Девушка, это серьезный, а вовсе не ложный вызов. Взрослый человек впал в полное детство, утратил все жизненные навыки и потому долго без помощи не протянет.
   - А раньше припадки какие-нибудь были?
   - Так вся наша жизнь - сплошной припадок. Им и страдал. А больше, вроде, ничем.
   - Ну что ж, боюсь, что придется выслать к вам бригаду. Но если Вы сделали ложный вызов, то Вам не поздоровится. Ваша фамилия, имя, отчество, год рождения и место работы.
   - Галактион Астронович ...Звездинский. Работаю в эфире.
   - Прямом?
   - Всяком.
   - Так и запишем. Но если Вы нас разыграли...
   - И в мыслях не было. Жду бригаду. Пи, пи, пи...,- попытался изобразить повешенную трубку Галактион, но у него вышло совершенно непохоже. К счастью, дежурная уже отключилась сама.
   Скорая приехала довольно быстро. Не позднее чем через час после прибытия съемочной группы отдела горячих новостей местного коммерческого телеканала, и за полчаса до прихода милиции. Все поднялись к нашей квартире и начали звонить в дверь.
   Излишне говорить, что с таким же успехом можно стучаться в запертый сейф, ожидая, что кто-нибудь изнутри спросит "Кто там?", а затем откроет и пригласит войти на чашечку кофе.
   - Так я и знал, - сказал врач, - опять ложный вызов.
   Галактион обмер. Этот вариант он не успел продумать. Открыть-то действительно некому. Но тут вмешался корреспондент.
   - Господин доктор, а Вы уверены в том, что дома никого нет или специально не открывают? Ведь случай-то экстраординарный.
   - Допустим, - возразил врач, - а кто же тогда вызывал Скорую?
   - Но ведь всякое могло случиться у человека, который вас вызывал. Тем более, что звонили наверняка из телефона-автомата, который довольно далеко.
   Врач задумался. За дверью было тихо. И тут к счастью я (то есть мое тело-"младенец") закричало. Наверное, от голода. Причем, видимо, в какой-то извилине что-то сохранилось, и я кричал не "А-а-а!", как обычные младенцы, а почему-то "Атас!"
   Тут у бригады отпали все сомнения и, условившись со съемочной группой, что они если надо выступят свидетелями, дверь была открыта нехитрым инструментом без помощи ключа.
   Первым в образовавшийся пролом устремился телеоператор, за ним все остальные. Участковый тоже зашел.
   Что было дальше, телезрители увидели в этот же вечер. Программа местных новостей посвятила этому десятиминутный репортаж. На экране несущаяся по улицам Скорая и материально озабоченное лицо врача.
   Диктор: "Сегодня днем бригада Скорой помощи выехала по очень необычному вызову. У одного из преподавателей нашего университета (имя мы пока называть не будем по этическим соображениям, да и просто из приличия) случился приступ довольно редкого психического заболевания: впадения в младенчество. Причиной этого некоторые специалисты считают хроническое недоедание из-за низкого уровня невыдаваемой зарплаты..."
   На экране пошли виды моей квартиры.
   "... На что врачи, правда, возразили, что если бы причина была именно в этом, то все они уже несколько лет как не вылезали бы из пеленок. Что же думает наш доктор по этому поводу?"
   Доктор: "Окончательные выводы делать пока рано. Если это и симуляция, то исполнение ее безупречно и ничто не выдает подделки. Однако есть непонятный момент. При наружном осмотре на пациенте участковым был обнаружен памперс. Причем взрослый. Как он оказался на больном? Если он надел его сам, то откуда он узнал о предстоящей болезни? А если его надел ему кто-то другой, то почему его сейчас нет рядом с больным? На эти вопросы нам еще предстоит ответить."
   Диктор: "Некоторые политические деятели говорят по этому поводу, что мы имеем дело с экономической диверсией коварного Запада. Они предположили, что подлые капиталисты подсунули в Россию партию специальных радионуклидных памперсов для взрослых, при использовании которых встроенный в них вирус определенным, характерным для специфики памперса путем проникает в мозг и стирает там всю информацию. Набело и без замачивания..."
   Доктор: "Мы готовы оказать помощь и этим деятелям, всегда рады их видеть у себя в клинике!" На этом репортаж кончился и пошла реклама памперсов.
   Устроив таким образом тело друга в психушку и убедившись, что там оно находится в безопасности и надежных руках, Галактион занялся непосредственно моим спасением.
   При этом он совершенно не имел представления о том, живо ли еще вообще мое настоящее сознание в хрупком образе электрона и о способе, которым он смог бы мне помочь.
   Посоветоваться он ни с кем не мог, никто из его знакомых из черных дыр не возвращался. Для начала Галактион попытался смоделировать мою ситуацию.
   Что мы имеем? Раздвоение сознания? Да пожалуй, нет, ведь второго "я" не наблюдается. Скорее, временное отделение сознания от материи и перевод ее в другое измерение. Наиболее подходящей аналогией оказалась так называемая виртуальная реальность. Тело остается там, где (или в чем) оно и было, а органы чувств уводят сознание человека совершенно в другой мир. В данном случае - компьютерный.
   Там тоже еще далеко не все совершенно. Как у меня из чувств остались только зрение и слух, так и там из-за несовершенства датчиков человеку предоставляется далеко не полный набор ощущений.
   В отличие от меня, к зрению и слуху добавлено только усеченное осязание. В общем, каковы датчики - проводники в другой мир, таковы и ощущения.
   Если к шлему с наушниками, телевизором и спецперчатками добавить еще шлем на язык, датчики в нос, ну и еще куда-нибудь, то ощущение реальности станет еще полнее.
   То есть, на компьютерном языке, все зависит от периферийных устройств, от их качества и собственно наличия.
   В самом деле, основа компьютера (процессор) может много и быстро считать по заданной логике, и все. Этакий сдвинутый на арифметике и логике параноик. И поэтому он мог вначале только считать. Потом с появлением мониторов и принтеров компьютеры научились писать. Добавили сканеры и звуковые устройства - и компьютеры принялись рисовать и музицировать.
   Ну а далее, рассуждая по такому же принципу, видно, что возможности компьютеров ограничены практически только способностями периферии. Как в нормальном государстве.
   Например, компьютерный шлем-парикмахер. Не какой-то пошлый сушуар, а именно парикмахер. Надевает его дама, набирает на клавиатуре название прически, её максимальную стоимость, смотрит на экране как это будет выглядеть в жизни и - вперед!
   А подлый компьютерный вирус под названием "Дорогой Никита Сергеевич" (он же "Лысый Джо") может иногда внести элемент неожиданности в однообразие дамских буден.
   Вообще ужаснейшая это вещь - компьютерные вирусы. Некоторые самобытные ученые (закончившие аж по три начальных школы) уже предостерегли наивное человечество от этой страшной опасности.
   Они, например, отследили не только случаи массового вывода из строя вирусами бытовых телевизоров, но и случаи вызванных ими эпидемий человеческого гриппа. И даже нашли примеры нежелательных беременностей, подстроенных компьютерными порно-спецвирусами через Интернет, домашние компьютеры и пылесосы.
   Рассказывают, что некоторые дамы, изнасилованные больными компьютерами, рожали мышек с четырьмя кнопками.
   А Семеныч, так даже на себе испытал действие одного такого вируса. Заразился как-то им его карманный калькулятор. Видимо, после того, как вблизи телевизора полежал, да еще рядом с телефоном и севшей батарейкой. И вот после этого началось: то кухонный комбайн перестанет работать (до этого времени сколько ни роняли со стола - работал, а тут стоило уронить с пятого этажа, так сразу сломался), то смывной бачок перестал воду держать, то собаку вытошнило... Газовая плита - и та чуть не заболела, да ее вовремя основательно прогрели.
   Пришлось Семенычу выбросить этот свой зараженный калькулятор и купить утюг с паром. Хотя ничего не считает, зато здоров, как бык. Жаль только, ничего виртуального в нем нет. То есть абсолютно.
   А как хорош может быть виртуальный обед в любом ресторане мира! Сначала глотается зонд с датчиками, в рот кладется такая же жевательная резинка из проводов - и виртуальный официант к Вашим услугам!
   И при этом после обеда ни виртуальный, ни реальный туалеты не потребуются, все блюда бесплатно и без пищевых отравлений. Правда, и без пищи тоже.
   В общем, налицо сходство путешествий в образе с виртуальной реальностью. А теперь попробуем смоделировать все происшедшее со мной.
   Обычному человеку дальний космос недосягаем. Поэтому допустим, что все ставшее мне доступным в образе существует как бы в компьютере. А проникли в этот мир только мои сознание, зрение и слух. Все это очень напоминает надетый на голову компьютерный шлем.
   Но на этом сходства кончаются и начинаются сплошные различия.
   Первое различие в том, что виртуальный мир в реальности не существует и даже если компьютер "завис" или выключился, достаточно снять шлем.
   В нашем же случае было бы достаточно прекратить медитацию, если бы не черная дыра, захватившая и не выпускающая мое сознание, материализованное в виде поля.
   Тогда где же находится моя душа? Логично было бы предположить, что если душа - это и есть сознание, которое находится далеко от Земли, то тело не должно подавать признаков жизни. Ведь считается, что если душа покидает тело, то это и означает смерть.
   Значит, душа моё тело не покинула? Но тогда неужели она никак не связана с сознанием?
   Может быть, по аналогии с компьютером, тело - это все детали, душа - это системная программа, а сознание - это вся хранимая в машине информация? Тогда происшедшее подобно тому, как если бы из компьютера по сети удалили бы (стерли) всю накопленную информацию, оставив только систему. Но тогда такой компьютер, будучи вполне исправным, постепенно наработает новые данные (если не вернуть старые) и тогда в определенный момент изменения станут необратимыми, так же, как невозможно соединить в единое целое цветок и выросший самостоятельно когда-то отделенный от него отросток.
   Но все это были пока только предположения. Надо было действовать. Но как? Галактион все же решил, что ему не обойтись без советов своих собратьев, особенно более старших. Может быть, кто-нибудь из них либо что-то видел, либо слышал, либо знает.
   И Галактион быстро полетел за советом бывалых, досадно предвкушая немые (и не только) укоры в дружбе с простейшим белковым существом. Да к тому же еще и русским...
  
  

VIII.

* Вселенские бомжи * Сам себе папа *  

* Головам - дело, а хвостам - кресла *

* Условно смертные существа с душком *

* Почему иногда не поднимается тесто *

   Астральные сущности, как уже упоминалось, живут жизнью, которая даже отдаленно не напоминает жизнь планетарных материальных существ. У них нет имен, домов или квартир, машин, одежд, семей, мест работы или учебы, рас, и уж тем более лиц кавказской или еврейской национальности.
   Этакие бомжи во Вселенной, состоящие почти из одного разума. Но несмотря на эту бомжеватость (или бомживость), у них есть традиционное место. Но не сбора, а как бы кучкования. Нечто вроде Бермудского тетраэдра в Космосе.
   Без этого вообще могло бы не быть их популяции, ведь даже вечные странники должны иметь свой причал. Откуда-то они, собственно, должны начинать свои странствия! Да и родиться, в общем-то, не помешает где-нибудь. А то ведь, не родившись, путешествовать довольно затруднительно.
   А облюбовали астральные сущности довольно живописное местечко на границе нашего измерения со временем.
   Чистый вакуум, здоровая пища для ума, отлогий спуск к плавно текущей в этом месте реке времени. Что еще нужно для хорошего существования?
   Поскольку время под боком, некоторые любят в нем поплавать, понырять, поплескаться, а отдельные любители устраивают даже заплывы. Впрочем, есть и такие, кто не умеет плавать, да и вообще не считают за удовольствие выходить за естественное течение времени, предпочитая неизменную череду событий.
   А среди любителей заплывов нередко в пылу полемики можно услышать диалоги типа:
   - С кем ты споришь?! Да я вообще имел вас составлять! Вместе с девятьсот тысяч сто пятьдесят пятым!
   - Ха, это еще надо проверить! Если я не ошибаюсь, Вашим третьим составителем был натуральный логарифм ста миллиардов?
   - Ну и что?
   - А то, что я его составил в компании трех квадратных корней во время марафонского заплыва против течения за пару столетий до этого! Так что кто чей папа еще надо долго разбираться! Кстати, Вы сразу как только создались, не произвели впечатления шибко одаренной астральной сущности.
   - Это еще почему же?!
   - А потому, что среднестатистическая астральная субстанция возвещает миру о своем появлении на свет, как известно, либо называя свое имя в тысячеричной системе счисления, либо вопросом о смысле всего сущего, либо уж, на худой конец, доказыванием теоремы Ферма.
   - Ну а я что же?
   - А Вы почему-то спросили, когда будет обед!
   - Так вероятно, весь в своих пап!
   - Ну во-первых, природа на детях гениев обычно отдыхает, а во-вторых, выходит, что Вы сами себе папа!
   В общем, сплошной астральный инцест устроили эти пловцы.
   А в целом можно сказать, что астральные сущности жили абсолютно счастливой жизнью. В самом деле:
   - естественных врагов в природе нет. Впрочем, и искусственных тоже;
   - различия полов нет (а значит, девять десятых известных нам причин для конфликтов полностью исключены - а Фрейд сказал бы, что и все сто);
   - материальных проблем нет (как и материальных потребностей);
   - зависти нет (потому как нечему завидовать);
   - и наконец, ни государства, ни налогов, да и вообще на работу летать не надо.
   Вы спросите: так что же они там в сплошной лени и праздности живут? Не совсем. Они думают. А мыслить (для тех, кто умеет) - это и работать, и веселиться, и развлекаться, и все что угодно. Что же касается отсутствия отдельных радостей, порождаемых несуществующими здесь пороками (например, победа над твоим злейшим недругом, маленькие радости большого секса, табак, алкоголь, деньги и т.п.), то это с лихвой компенсирует отсутствие самих источников таких радостей. Что наверное и есть наивысшая радость.
   Для тех, кто может быть не совсем понял смысл этой прихотливой сентенции, скажу проще: вместо радости по поводу удачно запломбированных зубов или вылеченного геморроя гораздо приятнее вообще не иметь ни зубов, ни жо..., то есть пищеварительных трактов (без ущерба при этом для здоровья). Большие виртуальные уши с фотоэлементами и солнечными батареями - и больше ничего в жизни не надо.
   Впрочем, мы несколько отвлеклись.
   Вернувшись на свою историческую родину, Галактион первым делом принялся за розыск старых приятелей, объединенных в полузакрытый элитарный клуб любителей практической философии. Его члены увлекались не просто выведением законов существования живой и неживой материи, но и их практической проверкой на своих родственниках. Или иногда на себе. А если закон был совсем новым, то пытались его внедрить.
   Маловеры от здравого смысла могут сразу не принять положение о внедрении в реальность, и тем более быт, объективных законов природы. "На то законы и объективны, - скажут они, - что должны существовать независимо от всего".
   Но они будут не совсем правы. И опровергнуть их можно их же оружием. Как известно, в природе все должно быть логично, и построено в соответствии со здравым смыслом - одним из законов бытия. А мало ли у нас глупостей в жизни и законах? Сколько угодно, особенно в России. А можно ли бороться за здравый смысл? И даже нужно!
   Отсюда два вывода. Первый - искомый: о том, что законы природы можно и нужно внедрять, защищать и даже за них бороться. И второй - о том, что русские более чем другие живут вопреки не только своим законам, но и законам природы! Чувствуете гордость?! (Я - нет...)
   Галактион, не теряя времени, принялся за подготовку собеседников к известию о своей дружбе с русским белковым, относительно разумным существом второго порядка (по астральной градации).
   Здесь нам потребуется некая условность, для чего опять сделаем отступление. Дело в том, что, как уже упоминалось, имена у астральных существ представляют собой довольно длинные для нас колонки цифр и повествовать о них, используя эту систему, довольно трудно. Поэтому я предлагаю (а вы естественно соглашаетесь) называть их вообще не именами, в т.ч. астральными, а условными земными отчествами. Тилипатьевич, Козерогыч, Прибамбасыч, ну и так далее. Можно и реальными, ведь за это на нас никто не обидится.
   Когда Галактион приблизился к обитателям клуба, они были привычно заняты обсуждением вечного вопроса о смысле жизни вообще, и их собственной в частности. Этот диспут длился уже очень давно, практически с основания клуба, но смысла жизни в бесспорном его понимании они так пока и не нашли.
   В конце концов самый прагматичный из них (назовем его условно "Петровичем") потребовал в ультимативном порядке отыскать этот самый смысл не позднее самого ближайшего времени (или в земном эквиваленте - примерно в течение месяца). "Ибо в противном случае не топиться же нам, чтобы не продолжать наше бессмысленно существование!" - веско и резонно заключил он.
   - Вот ведь, Галактион, - приветствовал его "Иваныч", один из основателей клуба, - Обидно! Жить хочется, а смысла нету. Вернее он, конечно, обязательно должен быть, иначе было бы совершенно нечем объяснить наше появление. Оно противоречило бы тогда закону неизбежной рациональности всего сущего. Но мы пока не смогли этот смысл найти, и это нас беспокоит.
   - Не знаю как вы, - ответил Галактион,- а вот мне недавно удалось приблизиться к пониманию. Правда, объяснить еще не удалось - возможно мы сделаем это вместе с вами - но понять, согласитесь, уже большое дело!
   - А кто это "мы"? - спросил основательный "Степаныч", - значит ли это, что ты намерен пополнить наш клуб еще одним существом? И где же оно?
   - Вопрос уместный, - сказал Галактион,- И трудный. С одной стороны, действительно есть человек, претендующий на членство в клубе, а с другой стороны, его как бы сейчас и нет.
   - Что такое "человек" и почему его здесь нет?
   - Человек - это разумное белковое существо с одной их малых планет.
   - Белковое?! И не стыдно тебе? Общаться с материальным существом!.. Они же привязаны телами к своим планетам как события ко времени! Не говоря уже о подверженности скорой смертности. Теперь понятно почему его здесь нет, да и быть не может.
   - А вот здесь ты не прав. Именно этот человек вполне мог бы сейчас быть здесь вместе со мной, если бы его по моей халатности не поглотила черная дыра пока мы сюда летели.
   - Это что-то новое, - заинтересовалось общество, - белковое существо вместе с астральным в открытом космосе... Без воздуха, воды и еды. При этом еще куда-то летит. Безо всякого футляра с ракетой. Не отстает. Попадает в черную дыру (это вам не в Белый дом!). Да к тому же еще, судя по выражениям Галактиона, после всего этого еще и имеет какие-то шансы на существование! Похоже на одно из двух-трех: либо Галактион нас разыгрывает, либо он свихнулся. Либо, наконец, мы являемся свидетелями эпохальной революции в естествознании живой материи.
   Таким образом, первая задача оказалась Галактионом успешно выполненной. Если ему удалось заинтересовать его видавших виды собратьев всерьез, то можно рассчитывать по меньшей мере на их участие в моем спасении.
   - Боюсь, коллеги, что в данном случае вы имеете дело именно с последним вариантом, качественным скачком в вашем естествознании. - Ответил он. - Если бы я просто сдвинулся индексом, то никакой сверхзадачи у вас бы не возникло. Дело совсем в другом.
   Галактион в максимальных подробностях описал свою земную жизнь, историю человечества вообще и нашего с ним знакомства в частности, а также все, что произошло во время экспериментального полета. На это у него ушла не менее чем неделя в пересчете на земное время.
   Было довольно непросто посвятить клуб во все нюансы земной жизни. То, что Галактион постигал вместе со мной около двух лет, членам клуба надо было понять в считанные часы, да еще заочно.
   И хотя все присутствующие избороздили не одно измерение, видели множество самых разных форм разумной жизни на самых разных уровнях развития, все это было как бы со стороны и без непосредственных контактов. Понимание многих земных проблем давалось им с большим трудом.
   "Проблема наркотиков? - Удивленно переспрашивал "Иваныч", - Только не смешите меня, коллега! Вы не обидитесь, если я скажу, что такой проблемы в природе не существует. Есть проблема паразитов, желающих иметь все и не делать для этого ничего. И есть проблема как им этого не дать. И это единственные настоящие проблемы.
   В этом смысле примечателен курьез, произошедший на одной планетке в созвездии Пахана. Там тоже поначалу шла "жаркая" борьба против наркомании: диспуты до посинения, строжайшие запреты, истошные крики гуманистов о подлой социальной болезни. Пока они все же не додумались до простейшего вывода, что те, кто наиболее яростно борется с одной стороны и занимается "гуманизмом" с другой и есть та самая обыкновеннейшая наркомафия.
   Нет, были, конечно, и раньше одиночные робкие высказывания, что, дескать, пить дихлофос и закусывать целлофаном никому не запрещено, так и не больно-то пьют, потому целлофан и недорог, так может быть...
   "Упаси Бог! Рятуйтэ! - Вопили мафиози.- Нации каюк! Люди вповалячку будут наркоманить! Тотальный запрет!!! Больше денег на борьбу!"
   До тех пор это было, пока остатки живых не заметили, что чем истошней борьба, тем выше цены за "дозу" и больше наркоманов, а мафия с миполицией от избытка денег уже в космические коттеджи переселилась.
   И тогда пустили в ход последнее средство. "...Разрешить!" Но тут началось невероятное. Мафия отчего-то вовсе не вскричала "Ура!", а наоборот, стала лихорадочно прятать наркотики. Дефицит-то под угрозой. А дефицит-то во все времена и есть главный мафиозный товар!
   Наконец, на десятый раз построили под охраной остатков армии огромный завод по производству общедоступных наркотиков (девять раз его мафия взрывала). Запустили в продажу в обычные аптеки по цене пакета молока за дозу. И ...началось выздоровление. Ну, через кризис, естественно.
   Желающие поначалу, конечно же, нашлись. Все они в момент обрыгались, искорчились и обделались. Их потом наградили за нагляднейшую пропаганду здорового образа жизни. Посмертно...
   А детишки спрашивали у мамаш: "Что это за странные уроды, мамочка?" "А это, деточка, любители дешевеньких зелененьких упаковочек с героинчиком в аптечке. А вот это - алкаш обыкновенный. Может, хочешь попробовать?"
   " Да нет, мамчик, как-то не очень потягивает...- гундосил бывший потенциальный "косячник", прыгая через блевотину, - Мне бы лучше чайку."
   "Ишь чего захотел, чайку! Да моего годового заработка на него не хватит! Обойдешься кофием с какавою!"
   Для тех, кто еще не понял, поясню, что мафия на Пахане лишний раз подтвердила, что она, во-первых, помирать не собирается, а во-вторых, не так глупа как хотелось бы. Она просто заключила тайный уговор с правительством. Сказала: "О кей! Додумались, наконец, сволочи! Но оставьте нам хучь какой-то запретнейший плод! Не такой вредоносный как наркота. А доходы пополам. Идет?"
   И исчез чай. Неформалы за вознаграждение раскрутили чифир как наикрутейший отвяз. А правительство объявило за его распитие административную ответственность. Цены на чаек подскочили в десять раз.
   "Маловато, - сказала мафия, - раньше больше имели!"
   Тогда вместо административной ввели уголовную ответственность, а за повторное распитие - с конфискацией имущества. И наступил на Пахане мир. Мафия осталась при больших, но разумных доходах, правительство - при до-полнительных налогах. А пацаны кто в школьных туалетах чай в смывных бачках кипятильником заваривает, кто ксерокопиями картины "Чаепитие в Мытищах близ Москвы" приторговывает. И все при своих.
   Вот такой компромисс получился на Пахане... Говорят, с уровнем жизни там теперь гораздо лучше."
   "Петрович", так тот так до конца и не понял, и не признал вечности русской проблемы дорог и дураков. А также разницы между классическим социализмом и капитализмом. Он все время норовил перевести эти земные обозначения на свой понятийный аппарат. И у него выходило, что капитализм - это когда малочисленные головы живут за счет множества хвостов, а социализм - это наоборот, когда многочисленное охвостье живет за счет малочисленных голов. Испытывая при этом постоянный дефицит удоев.
   "А нужно, - говорил "Петрович", - чтобы просто каждый делал свое дело в рамках единого организма. Голове - мысли, рукам - дело, а хвостам кресла... То есть я хотел сказать - сиденья в месте отправления. И все дела".
   Покончив с введением в русский земной быт, Галактион перешел к рассказу непосредственно о цели и способе нашего с ним совместного путешествия.
   О душах астральные существа услышали впервые. Поскольку они были пОлевыми телами, вопросы жизни и смерти, а следовательно, и душ, перед ними попросту не стояли.
   Надо сказать, что астральные существа не были ни смертными, ни бессмертными. Они были, если можно так выразиться, условно смертными. То есть астральная сущность может теоретически существовать как угодно долго, а умереть может, в отличие от людей, не от старости или болезни, а только в результате физического уничтожения (например, каким-нибудь сильным агрессивным полем, излучением или антивеществом). Были, правда, еще и отдельные случаи добровольного отмирания по причине низкой самооценки, но это нетипично.
   Поэтому, заслушав вторую часть доклада Галактиона, общество сразу не осознало грандиозность задачи.
   - Я прошу тебя, Галактион, уточнить, - сказал "Иваныч", - поисками кого (чего) именно вы заняты и стоит ли из-за этого рисковать вашим собственным существованием. У меня, например, сложилось впечатление, что вы пытались пуститься в поиски своих гипотетических нематериальных двойников, не будучи вообще уверенными в их существовании.
   Пришлось Галактиону устроить фундаментальный теоретический коллоквиум астрального клуба по данной теме. В случае его неуспеха он точно знал, что на помощь со стороны своих собратьев в непонятном и бессмысленном для них деле рассчитывать не придется.
   - Итак, уважаемые коллеги по полю, - открыл диспут "Иваныч", - Мы собрались сейчас здесь в своем практически полном составе (от слова "практически" Галактион внутренне возликовал, ибо имелся в виду, конечно же я), чтобы заслушать и обсудить гипотезу человечества и Галактиона о существовании так называемых "душ" - нематериальных бессмертных двойников (или дублеров) земных разумных существ. Попрошу тезисно обозначить проблемные вопросы.
   "Петрович": - Почему речь идет только о душах земных разумных обитателей?
   "Степаныч": - Только ли разумных? Только ли земных?
   "Григорьевич": - В чем смысл и принцип их существования? Есть ли доказательства? И почему у нас нет душ (или они есть)?
   На этом регистрация тезисов была временно прекращена ввиду явного перебора их количества. Галактион опять приступил к докладу.
  

ДОКЛАД ГАЛАКТИОНА

О ПРОИСХОЖДЕНИИ ДУШ И ИХ ВОЗМОЖНЫХ ВИДАХ

  
   Уважаемые коллеги! Прежде всего, прошу учесть, что предлагаемый вашему вниманию доклад является по существу лишь рабочей гипотезой, нуждающейся в фактическом подтверждении. Хотелось бы надеяться на вашу помощь в поисках этого нового вида разумных субстанций.
   Итак, как вам уже известно, речь идет о предполагаемом симбиозе на планете Земля белковых материальных организмов, именуемых людьми, и разумных нематериальных субстанций, именуемых душами.
   Есть предположение, что разум, отличающий человека от животного, и есть душа. Но тогда возникает вопрос, что же такое разум? И если он соответствует понятию души, то связан ли он непосредственно с конкретным белковым существом? Или является частью так называемого "коллективного разума", суммы знаний и опыта, накопленного какой-либо цивилизацией (в данном случае - земной).
   Приведу классический пример: одинокий компьютерщик, попавший на необитаемый остров. Каким образом? Ну, допустим, сбежал от российской действительности, да неудачно выбрал место.
   Его профессия находится на острие всех накопленных человечеством знаний. Его эрудиция впечатляет. Он способен в одиночку (с компьютером, разумеется) решать за минуту задачи, над которыми безуспешно бились ученые прошедших веков. Но на острове он полностью утрачивает возможность применения своего интеллектуального потенциала и опускается по ступени развития на уровень пещерного человека. Потому что в отрыве от суммы знаний, умений и возможностей общества он оказывается как бы на исходной ступени развития цивилизации. И даже вряд ли сможет добыть огонь, хотя прекрасно знает как это можно сделать на уровне молекулярной физики.
   Он превращается как бы в Эйнштейна, появившегося на свет в одиночку, и в каменном веке. Путем фотосинтеза. Что он сможет изобрести в такой ситуации? Разве что рецепт приготовления мамонта в собственном соку или птицы на собственном суку. И никакой относительности. Какая вообще может быть относительность безо всякого "Абсолюта"?!
   Так вот, имеется три гипотезы:
   - Душа вечна, но принадлежит (или соответствует) одному материальному существу вне зависимости от его вида;
   - Душа вечна и принадлежит всякому способному мыслить существу;
   - Одна вечная душа на множество сменяющих друг друга людей (переселяющаяся);
   - Одна единственная душа на все человечество (так называемый коллективный разум).
   Мы сделали попытку хотя бы частично подтвердить или опровергнуть эти гипотезы. Как видите, пока без особого успеха. Вполне может оказаться, что и мы, астральные сущности, имеем подобие душ. И уж если мы не совсем душевные, то хотя бы с душком, если можно так выразиться.
   Доклад Галактиона был выслушан очень внимательно. Его не перебивали даже аплодисментами. Тем более, что у астральных сущностей нет рук.
   После этого общество некоторое время хранило молчание, обдумывая сказанное. Наконец "Петрович" прервал его.
   - Если мы хотим подтвердить или опровергнуть существование так называемых душ, - -сказал он, - то мы, как минимум, должны их отыскать. Не будем пока говорить как, неплохо бы определиться где. Хотя бы примерно.
   - Поскольку никто из нас даже приблизительно этого не знает, - отозвался "Григорьевич", - давайте применим испытанный метод мыслеробота. Попробуем описать, каким по-нашему должно быть место обитания душ? Все мы помним, как прекрасно сработал этот метод при поиске затухающего пульсара, на котором подогревался наш ужин, оставленный без присмотра и забытый "Степанычем". Никто не знал, где он может быть и есть ли он теперь вообще. Но мы начали его тщательно описывать и когда, наконец, растяпа "Степаныч" закончил его описание точными координатами, то тут-то его сразу и нашли! Правда, уже сгоревшим (я имею в виду ужин).
   - А если бы "Степаныч" не вспомнил координаты?
   - Ну и что, тогда нашли бы другой пульсар... Может, на нем тоже что-нибудь варилось бы...
   - Итак, для начала скажу, что, поскольку души должны быть бессмертны, это должно быть абсолютно спокойное и стабильное место, - резонно заметил "Иваныч".
   - А что понимать под абсолютным спокойствием? - спросил Галактион,- Вообще, спокойствие бывает, по-моему, только относительное. Это вытекает из незамкнутости мира. Скажем, спокойнейший аквариум, стоящий забытым в доме, подлежащем сносу? Можно ли назвать тот благополучный рыбий мирок оплотом стабильности? Вряд ли. Или спокойствие летнего луга. Находясь на нем в тихий теплый день, кажется, будто время застыло и ничто не может прервать эту благостную стрекочущую тишину. И всего лишь через несколько недель, когда наступит зима, даже не поверится, что все это было. На этом самом месте. И так много раз.
   Вечное лето бабочки. Вечная красота Земли для человека, вся "вечность" которого заключена в мгновение его жизни. А ведь рано или поздно на том же самом месте, где, скажем, идет лыжник, любуясь зимним лесом, будет какая-нибудь мертвенная красно-черная пустыня, где фиолетово будет поблескивать азот, стукаясь о шарики света... Жутко! И оттого, что это действительно неизбежно будет так - еще жутче.
   Похоже, что наша жизнь, особенно когда она комфортна и без существенных проблем, подобна вольготной жизни дрожжевых грибков в тесте незадолго до духовки или сковороды. Единственное, что может обнадежить, так это то, что мы, в отличие от дрожжей, наделены интеллектом, которого хотелось бы чтобы хватило для сохранения нашей жизни в космосе или на других планетах. Марсиане, похоже, в отведенное для них время не уложились... А может, и уложились. И живут теперь в благоустроенных кораблях где-нибудь в другой галактике.
   А люди вместо того, чтобы пестовать науку и достижения цивилизации, грызут друг друга за место на планете, которая все равно должна умереть. Глупо и смешно. И расплата за это придет в виде сковороды-апокалипсиса. Неужели это трудно понять?!
   А что, представляете: вы, заботливо замесив тесто, в предвкушении пирожков поджидаете, пока оно поднимется, а дрожжи-то взяли, да и улетели на крохотных вертолётиках! В кастрюльку с компотом, супом или еще куда подальше. Может, в этом-то и есть истинная причина того, что тесто иногда не "поднимается"? А то хозяйки недоумевают: вот мол, все сделали по рецепту, а оно не поднялось. А невдомек им то, что дрожжи "шибко вумные" попались!
   Неужели мы будем хуже тех дрожжей, ведь к крышке кастрюльки мы уже как бы подлетали...
   Так что же понимать под абсолютно спокойным местом?
   - Вполне вероятно, - полагал "Иваныч", - что абсолютное спокойствие и материальный мир вообще несовместимы. Это понятие скорее всего из сферы нематериальной Вселенной.
   - Верно, - поддержал "Степаныч", - в материальном мире душам делать нечего.
   - Ну положим, в отношении "выживания" ты не прав, - возразил Галактион,- Мало ли примеров успешного выживания живых существ в казалось бы невыносимых условиях. Есть, например, вулканические рыбки, живущие в кипятке, крысы и тараканы, которым нипочем радиация, кишечная флора, наконец... Да что говорить, как-то один мужик спьяну упал с девятого этажа и отделался легким испугом. Правда его жене при этом отделаться не удалось.
   - Испугом?
   - Да нет, от мужа.
   - А при чем же тут души?
   - Да при том, что наряду с критерием спокойствия (с чем я полностью согласен), при поисках их обиталища надо учитывать тот как бы факт, что с материальным-то миром они все же тесно связаны (хотя бы через разумных существ), не испытывая при этом никаких угроз своему бессмертию. К тому же проведенный людьми эксперимент по сверхточному взвешиванию умирающих показал, что предположительно душа имеет массу аж около 6 граммов! Кстати, "Степаныч", это примерно в сто раз больше твоей собственной физической массы.
   - Да, - несколько смущенно заметил "Степаныч", - если это действительно так, то не хотелось бы мне с нею столкнуться на полном лету!
   Что ж, суммируем все вышесказанное: вечное, абсолютно свободное от материальных катаклизмов и проблем место, но в то же самое время непосредственно связанное с Землей и человеком. Уже кое что. Однако, этих признаков пока еще крайне мало, чтобы данное место отыскать. Этим признакам удовлетворяет практически любое рабочее место, даже вахтера.
   Надо думать дальше. Как они там могут жить и каким образом возвращаются обратно? И возвращаются ли туда вообще?
   - Неплохая мысль, - подхватил "Петрович", - Если предположить, что души представляют собой носителей частиц коллективного разума, накопленного человечеством, а у каждого человека есть только индивидуальная душа (то есть если переселения душ вообще нет), то может быть так, что есть два места обитания.
   Первое - это место, где находятся не прожившие земной срок души, ожидающие появления на свет "своих" людей (правда возможен вариант одновременного возникновения человека и его души) и второго места - собственно хранилища коллективного разума, куда душа впоследствии улетает, перенося, как пчела в улей, свою порцию опыта, накопленного жизнью очередного человека.
   Эта гипотеза показалась всем довольно красивой. Но из нее вытекал дополнительный вопрос: "Зачем?" Ведь, как известно, в природе все рационально и ничто не существует просто так. Кому нужно накопление этого коллективного человеческого разума, кто и как может им воспользоваться и для кого он предназначен?
   Еще один, дополнительный вопрос: если души есть только у разумных существ, то кто определяет тот этап в эволюции, когда наступает пора наделить существ душой? Если души есть у всех живых существ, тогда они есть и у насекомых, и у растений. Параллельный нашему мир? И множество перпендикуляров между ними в виде живых существ?
   А вот еще тест-загадка на тему природы душ. Как известно, человек подобен компьютеру, то есть наоборот. Разница пока только в том, что биопроцессор человека (имеется в виду не желудок, а мозг) состоит из органического вещества, а процессор компьютера в основном пока из неорганического.
   Вполне реально в недалеком будущем наладить связь между этими процессорами, усовершенствовать органы чувств и механических действий компьютера и систему энергоснабжения. И тогда можно скопировать всю память человека в память компьютера. Реально? Вполне.
   И вот представим, что в компьютере вся ваша память, абсолютно вся. Он видит, слышит, чувствует и так далее. Так что, это ваше бессмертие? А вот и нет! Получится только нечто вроде клонированного разума. А видеть мир вы продолжите своими далеко не бессмертными глазами. Может быть, дело как раз в душе, которая неразрывно связана с одним биопроцессором?
   Для истинного бессмертия нужно, чтобы вы стали им, то есть компьютером, а это-то и невозможно. Считать и скопировать информацию - пожалуйста, а вот перенести самому себя - нет. Ну можно, конечно, сначала скопировать в компьютер свою память, а потом уничтожить оригинал, стукнув кирпичиком по темечку, но это будет, во-первых, больно, во-вторых - вульгарно, а, в-третьих, просто методологически неправильно. Потому как что это за бессмертие, связанное с умерщвлением?!
   Зато компьютер продолжит автономное развитие копии вашего разума. А вот будет ли у него душа? Будет ли она у клонированного человека? И если да, то клонирование - это одновременно и искусственное размножение душ? Или их "распиливание"?
   А естественное размножение людей - это в то же время и естественное размножение душ, или только их носителей?
   В общем, на этом относительно спокойной жизни элитарного клуба все же пришел конец. Уместнее даже сказать, что она разделилась на две части и получила новую точку отсчета.
   До загадки душ и после.
   Вообще рубежи, водоразделы, границы эпох бывают разные. Точки отсчёта в жизни тоже. До и после школы. До и после свадьбы. И наконец, до и после пенсии. Существует ли еще одна: до и после жизни?
   И почему душами нерационально используется время жизни человека? Долгий, мучительно (для родителей) растянутый период детства, например. Зачем он? Отчасти понятно:
   Во-первых потому, что в противном случае человек достиг бы невесть каких высот. А как же? У Ньютонов рождаются готовые Ньютоны и уже через пару лет появляется телевизор "Грюндик", и так далее. Здесь было бы уже развитие не от слесаря до генерального директора, а от гения до самогО... В общем, так нельзя. Тем более, что у преступника родился бы суперпреступник, и пошло бы и поехало.
   Во-вторых, младший обслуживающий персонал существовал бы только в первом поколении. Во втором были бы уже как минимум генеральные конструкторы. Как стали бы жить? Все бы стали только изобретать, а строить кому? Дискриминация...
   В-третьих, должна быть возможность смены профессий, для чего знания при рождении и обнуляются. Почему у музыканта должен быть обязательно супермузыкант? Может, ребенок захочет в сторожа или пожарные!?
   А в-четвертых, исчез бы естественный отбор и появился бы вечный двигатель прогресса. А вечных двигателей в материальном мире не бывает.
   Ясно было только одно. Одному из белковых разумных существ, то есть мне, удалось отделить разум от живого тела и сделать первый шаг в неизвестность. И элитарному клубу ничего не оставалось, как включиться в этот глобальный эксперимент вселенского масштаба. Иначе можно было перестать себя уважать. А члены клуба этого бы не перенесли.
  
  

IX.

* "Выигрывают все!"

* Незаконные обороты вокруг чужих осей *

Текущий момент *

Космополитинформация * Последний подполковник * Разновидности Ниагарского водопада *

Вселенские дальнобойщики *

Облезьяний царь Акакий *

Вечное не нуждается в еде!

  
   Мы с Семенычем то задумчиво, то оцепенело сидели на нарах и играли. Вернее, я сидел, а он лежал. Или наоборот. Трудно сказать, когда нет тел. Одно ясно: без тюремных игр нам было бы совсем невмоготу. Прошло уже добрых два десятка допросов, результатов пока никаких, и конца всему этому не было видно.
   Поэтому мы в промежутках между допросами, не имея возможности даже спать, будучи в образах, вынуждены были играть.
   Вы спросите, во что же можно играть в такой тюрьме, где нет ни своего тела, ни тела соперника, ни каких-либо подручных предметов? Как же (и чем) морду-то бить? Но как ни странно, без этого нам вполне удалось обойтись.
   Перечень так называемых интеллектуальных игр оказался много шире, чем казалось. Например общеизвестно, что можно в уме играть в шахматы. Единственное что для этого нужно, так это исключительная память. Даже шахматная доска проигравшему ни к чему, ведь лица-то соперника все равно нет.
   А Семеныч был вынужден творчески переработать и расширить возможности этой сугубо нематериальной игры. Как уже известно читателю, он на Гаваях побывал владельцем шахматного клуба, но играть в шахматы по прежнему мог только с помощью карт, выигрывая право на ходы. Поэтому естественным развитием наших с ним воображаемых шахмат стали сначала карточные игры в уме, затем крестики-нолики, морской бой и так далее.
   Популярной среди нас стала также придуманная заново, или независимо открытая мною, комбинированная игра в слова. Помните, когда один из игроков называет город, а другой - тоже город, название которого начинается на последнюю букву предыдущего? Антананариву - Урюпинск и так далее...
   Так вот, не менее интересна такая игра с разными темами у каждого игрока. При этом часто получается довольно забавно. Например,
  
   Тюрьма - Адвокат;
   Театр - Режиссер;
   Рукопись - Стенографист;
   Табак - Крестьянин;
   Наган - Наездник;
   Кремль - Лоббист...
  
   А еще
   Варшава - Ананас;
   София - Яблоко;
   Осло - Огурец;
   Цюрих - Хурма
  
   И наконец,
   Блюхер - Рабинович;
   Чкалов - Вернье;
   Ельцин - Натансон;
   Нетаньяху - ...Нетаньяху.
  
   У игр в уме есть и еще одно чрезвычайно важное преимущество, случайно открытое нами. Затянулась как-то у нас с Семенычем очередная партия.
   "G:5 - A:1"- говорю я.
   "E:2 - C:3"- отвечает Семеныч.
   "H:1 - A:7"- возражаю я.
   "D:4 - B:2"- защищается Семеныч.
   Наконец я говорю: "Все, Семеныч, ладья на В5 - мат! Я выиграл!" "Ничего подобного" - возмутился Семеныч,- "F2, убил, и я выиграл!"
   Проверили все ходы, все правильно. Оказалось, что мы оба одновременно выиграли одну и ту же партию. Только Семеныч в морской бой, а я в шахматы. Может ли такое быть на Земле? Вряд ли. А у нас - может!
   А еще, устав от игр, мы предавались психоаналитическим воспоминаниям. Что значит психоаналитическим? Ну например, вот такой анализ на основе моих воспоминаний о лыжной прогулке.
   Не задался как-то у меня день. Такое бывает часто. Даже у самих президентов. Все как-то не так. И погода не та, и поел как-то не так и автобуса прождал час. Ну в общем, все противно и никого не люблю, включая себя. Ничто не в радость, иду, источая злость и мерзость.
   Смотрю - еловая лапка. Красивая такая, а на конце ее - маленькая такая бомбошечка снега. Остановился по привычке, любуюсь, а на душе все равно противно. Высморкался (по лыжному, профессионально - это когда вместо платка один палец). Да так удачно, что не только нос полностью очистился, а эту самую бомбошечку точнёхонько сбил. Случайно, конечно.
   Иду себе дальше. Но почему-то вокруг все сразу стало гармонично и хорошо! Поездка была спасена. Стыдно сказать чем. Вот так.
   А Семеныч вспомнил, как он в школе сочинения писал. Не давалась ему литература, и все тут. Ну прямо как шахматы! Про что не напишет маленький Семёныч, про смысл ли жизни, про лужу ли у подъезда, про людские ли взаимоотношения - сплошные двойки.
   Один раз даже "кол" от возмущенной "словесницы" схлопотал. Даже два кола. Один по литературе, другой - дома. За честность. Все писали сочинение на тему "Как я провел лето". А у маленького Семеныча это лето получилось неудачным, непутевым каким-то. И он так и написал. И озаглавил соответственно: " Как я прос... ал лето". Дословно.
   Плакал маленький Семёныч. Это только спустя много лет он понял, что чтобы получить пятерку, надо было писать "деревья надели белые шубы и белые шапки". Но было уже поздно это писать. Да и ни к чему...
   Что же касается нашего освобождения, то емкость черной дыры оказалась намного большей, чем мы ожидали. Несмотря на то, что мы оклеветали уже все известные нам по школьным курсам астрономии космические тела и все их пересажали (По крайней мере, так утверждал следователь).
   А дыра все не собиралась лопаться!
   Если бы не активная помощь нашего прокурора, едва успевавшего подсказывать нам все новых фигурантов тайного ордена "Дураков-шахматистов", наша фантазия давно бы иссякла.
   Правда без атласа планет, в который постоянно заглядывал наш прокурор, ему тоже пришлось бы затруднительно. А так - все просто и быстро:
   Прокурор: "Планетка такая-то!"
   Семеныч: "Виновна в правом уклонизме от орбиты и нескромно большой атмосфере!"
   Прокурор: "Планетка такая-то!"
   Я: "Виновна в незаконном обороте вокруг чужой оси!"
   И так далее. В день по сорок-пятьдесят доносов. Сколько же надо пересажать, думали мы, чтобы масса посаженных превысила критическую? Никто не знал ответа. Поэтому единственным способом освобождения для нас стало занятие вселенским доносительством и повышением его эффективности. Мы старались не размениваться на всякую космическую пыль, мелкие астероиды, кометы и мешки с мусором. Надо было ориентироваться исключительно на светила из разных областей материальной Вселенной.
   Периодически нас мучили приступы совести. Что вдруг все происходит совсем не понарошку и ради нашего освобождения мы губим целые галактики и планетные системы вместе с их обитателями.
   "А разве доносить на кого-нибудь можно понарошку? - как-то вдруг тихо сказал Семёныч,- Ведь даже если ничего из-за нас не гибнет, подлецы-то ведь мы с тобой при этом самые настоящие!.."
   Это переполнило чашу терпения.
   - Может быть, нам с тобой на всякий случай прекратить это хотя бы на время и попробовать что-нибудь другое? - предложил я, - А то неровен час, некуда будет и возвратиться отсюда, освободившись."
   - У тебя есть другой план? - вяло осведомился Семеныч.
   - Есть одна задумка. Мы же с тобой для здешних обитателей как бы из будущего. Нельзя ли как то этим воспользоваться?
   - И как же? Рассказать им, что у них его нет?!
   - Не совсем, но в частности и это. Мы знаем, что будет для них потом, можем многое им рассказать. Может быть, удастся раскрыть им глаза? И к тому же, кажется, мой дед когда-то служил в НКВД. Почему бы мне не попробовать его разыскать? Вдруг кто-нибудь из них его знает, служил вместе? А вдруг я его встречу?
   - Ничего себе, встреча... Деда со внуком одного возраста. Причем, один - надзиратель, а другой - зэк в виде духа, залетевшего в каземат по недоразумению!
   И все же на следующий "день", или уместнее сказать, в следующий раз я попросил следователя о небольшом перерыве в нашей благородной миссии. Чтобы собраться с мыслями, отдохнуть, а главное - (неотразимый аргумент!) повысить свой идейный уровень.
   - Ведь подумать только: целый месяц без политинформации или хотя бы лекции о международном положении! Так и свихнуться можно! Может притупиться революционная бдительность и классовое чутье! А этого допустить никак нельзя!
   Против таких доводов устоять здесь не мог никто. В принципе. Поэтому слушания дела "О космических телах-вредителях" были отложены до окончания краткого курса политинформаций.
   Тема курса называлась восхитительно, в полном соответствии со спецификой течения времени в черной дыре: "О текущем моменте".
   Во-первых, гениальна была сама постановка вопроса о течении момента. Если эти слова рассмотреть отдельно, то они как бы несовместимы. В нашем обычном понятии течь (протекать) может жизнь, год, день, минуты в конце концов, но уж никак не моменты (они же мгновения), которые воспринимаются нами как элементарные частицы времени.
   Во-вторых, поскольку в черной дыре время вообще не течет, единственной временнОй категорией может быть исключительно момент.
   Поэтому точность формулировки темы впечатляла.
   Так как здесь тек (протекал) всего лишь один единственный момент, то информация, доводимая до нас, содержала события, различающиеся только географически, но не по времени. И нам с Семёнычем очень долго не удавалось определить хотя бы приблизительную дату нашего местонахождения.
   "...сталепрокатчики Урала перевыполнили план в 150 раз!..."
   "...трудящиеся Америки протестуют против рабства и угнетения!..."
   Слова "вчера", "сегодня", "завтра", "скоро" и им подобные отсутствовали напрочь. Поэтому период пребывания мы определяли по частям. Поскольку мы были в НКВД - то это были, скорее всего, 30-е годы. Большей точности нам добиться не удалось. Да нам, пожалуй, ее и не требовалось. Любопытно только было бы знать, в каком городе мы пребывали.
   При следующей политинформации мы с Семенычем попросились на беседу со следователем. Причем, беседу личного характера.
   - Не секрет, - говорил я, - что под благотворным влиянием высочайшего интеллекта ваших следственных работников, особенно на фоне благородства и самоотверженного служения нравственным идеалам, у каждого подследственного неизбежно должно возникнуть естественное, непреодолимое желание быть во всем похожим на них, что побуждает их с новыми силами разоблачать сверхплановых вредителей и врагов народа. А это неизбежно ведет к повышению благосостояния трудящихся и росту объемов производства!
   После этой тирады (а произнеся ее, я был некоторое время без сознания от притворства и переутомления), я был признан твердо вставшим на путь исправления и мне было разрешено иметь свободные беседы в форме диалога, а не допроса.
   В качестве собеседников мне предложили выбрать одного из целого списка сотрудников следственного аппарата. Он был довольно разнообразен:
   - полковник Иван Иванович Иванов;
   - полковник Петр Петрович Петров;
   - полковник Сидор Сидорович Сидоров;
   - полковник Федор Федорович Федоров;
   - полковник Сергей Сергеевич Сергеев;
   - полковник Михаил Михайлович Михайлов;
   - полковник Николай Николаевич Николаев, и так далее.
   Одни полковники. Всего более ста. Очень разнообразный выбор. В списке нельзя было найти ни Моисея Моиеевича Моисеева, ни Зураба Зурабовича Зурабова, ни даже Рамазана Рамазановича Рамазанова. Только чисто русские клички.
   Я выбрал Анатолия Анатольевича Анатольева. И знаете почему? Потому что он оказался единственным подполковником в списке!
   Мы встретились буквально в следующий раз.
   - Здравствуйте, гражданин подполковник! - приветствовал я его.
   - Зовите меня просто Володей, - дружески сказал Анатолий Анатольевич. - Для конспирации.
   - Хорошо, Анатолий Анатольевич. Скажите, Володя, а могу ли я узнать название города, в котором мы находимся?
   - Конечно, можете. Город Энск.
   - Энск? Что-то не припомню такого на карте...
   - Как же, как же? Очень известный город, по многим произведениям. Центр одноименного района, и даже области.
   - Володя! Ну почему мне нельзя знать мое настоящее местонахождение? Разве это что-то может изменить?
   - Наверное, может, раз спрашиваете. А вообще, зачем это вам знать? Ведь письма здесь все равно не положены.
   - Да вот хотя бы затем, чтобы спросить вас про своего деда.
   - За что сидит? Политический или уголовный? И кто такой дед?
   - Да не сидит, а служит. Как раз у вас, в НКВД. А дед - это не кличка, это просто отец моего отца.
   - А кто такой отец?
   - Гм, гм... Я что-то не совсем понимаю. У вас что, нет никаких родственников?
   - Никаких. У нас, у чекистов, нет и не может быть родственников. У нас есть только начальники, подчиненные, коллеги и подследственные (они же враги народа).
   - Позвольте, но ведь в Вашем имени есть отчество! Что же тогда оно означает?
   - Как что?! То, что имя моего начальника - Анатолий!
   - А вот и не может быть! - Обрадовался я, - Ведь если у вас отчества по именам начальников, то у всех должно быть одно единственное отчество. Самого большого начальника! А у вас они разные.
   "Ишь ты, какой умный выискался!", - тихо пробурчал Володя, а вслух сказал:
   - Кто Вам сказал? Они и есть одинаковые.
   - И какие же?
   - А вот этого Вам знать не положено!
   - А что же мне можно знать?
   - Да как Вам сказать... В общем-то, ничего. У Вас очень свободный выбор.
   - ???
   - И не делайте удивленных глаз. Ведь у человека, который не может знать ничего, всегда самый широкий выбор. Что именно не знать из моря информации, и что при этом воображать себе.
   И с этим трудно было не согласиться.
   После беседы Семеныч мне сказал: "А что ты хотел?! Какие деды-дочки-матери? Время-то у них не течет. А значит, и родственников быть не может. Ни тех, кто "до", ни тех, кто "после".
   Уже потом я обратил внимание, что у них в бланках анкет в графе "Родственники за границей" было напечатано типографским способом "не имею" и, следовательно, эта графа заполнению не подлежала.
   Такие вот нюансы Черной Дыры...
   Со временем нас все больше стало интересовать глобальное будущее. Наше и самой оболочки, дыры. Мы уже начали постепенно свыкаться с тем, что стали неотделимы от нее, но ведь что-то должно быть дальше! Если не по отношению к пространству, то хотя бы ко времени.
   "Все зависит от того, - говорил Семеныч, - существует ли бесконечность. Если исходить из того, что все на свете имеет конец, будь то Вселенная, чье-то существование, веревка или еще кто-нибудь, то рано или поздно дыра должна взорваться.
   А если все же бесконечность существует, то наверное, это и есть ад, коллега. Ибо бесконечное однообразие, причем даже во дворце (Черт возьми - Особенно во дворце!), это самый дикий кошмар".
   0x08 graphic
Утешались тем, что по известным законам современной нам физики (в рамках среднего высшего образования) черные дыры не относятся к категории вечных объектов. Но мы-то находились во временнОй дыре! Если она и должна взорваться, то рассуждали мы, то и взрыв должен быть временной.
   Гравитационная черная дыра взводит пружину притяжения, после чего взрывается. Здесь же постоянство времени взводит его пружину и после взрыва мы должны будем перенестись настолько вперед, насколько отстаем во времени сейчас. А может быть, даже и чуть вперед, за счет инерции пинка. (Ты слышишь, Россия, нас с Семёнычем?!)
   А с другой стороны, если все-таки бесконечность существует? Ведь за концом обязательно что-то должно быть... (Извечная глупая навязчивая массовая мысль.) А если ничего нет, то это "ничего" - тоже нечто, за которым должно быть чье-то начало. А если все движется по кругу, то что-то должно быть за пределами круга.
   Вообще, мы с Семенычем пришли к выводу, что если бесконечность есть, то она скорее всего вовсе не одна, а множество, да еще наверное и нескольких типов.
   На первый взгляд может показаться, что разновидностей бесконечности не бывает и быть не может, так же как, скажем, разновидностей Ниагарского водопада или американского доллара.
   Но при детальном умственном анализе (а нам с Семенычем в нашем положении только это и оставалось делать) выяснилось, что бесконечностей оказывается уйма, их просто как грязи в России, они окружают нас повсюду.
   Во-первых, "простая" линейная бесконечность. Это первое, что приходит на ум всякому, кто хотя бы раз задумался о том, что же дальше, и за тем, что дальше. Суть ее состоит в предположении о том, что если вечно лететь (ехать в телеге не годится) в одном направлении, то Вселенной не будет конца и попадающиеся навстречу звезды и миры никогда не будут повторяться.
   Эта трактовка бесконечности - самая простая и понятная. И одновременно самая трудно постижимая. Если это так, то во Вселенной нет и не может быть никаких абсолютных пространственных координат, поскольку для них необходима какая-то стационарная точка отсчета. Есть только довольно ненадежные относительные. От границы мира оттолкнуться нельзя (потому что ее просто нет), поэтому можно "привязаться" и отсчитать координаты от какого-нибудь конкретного объекта. Местного продмага, или на худой конец нашего Солнца, например. Но ведь положение звездных систем друг относительно друга постоянно меняется (не говоря уже о торговых точках)...
   И поэтому улететь на сверх далекое расстояние, скорее всего, придется при этой теории без возврата, в один конец. А назад не вернуться просто потому, что не найти точку вылета.
   А это неприятно. Хорошо только тем, что в один конец всегда дешевле. Все остальное плохо. Такие вот проблемы.
   А кому нужно путешествие в один конец, какая от него может быть польза? Либо набраться никому не нужных впечатлений-знаний и вместе с ними кануть в лету, либо в лучшем случае, встретив других каких-либо разумных обитателей Вселенной, стать персонажем их народного эпоса или (избави Бог!) анатомических исследований.
   Возможен, правда, и иной вариант. Дальновидный исследователь бесконечности сколотит экспедицию из семейных пар и в случае выживания достигнет по меньшей мере одной реальной пользы - организует дополнительный очаг разумной жизни из частицы своего общества. (Будь оно неладно!)
   Возможно именно таким образом возникло на Земле ныне вымирающее племя русских интеллигентов. Не смогли их гены прижиться в местных обезьянах! Несовместимость получилась.
   Ведь как было-то? Прилетели русские интеллигенты на землю - планету облезьян, пришли к ихнему вождю (а его, кажется, Акакием звали) и говорят:
   "Послушайте, Акакий, мы вот прилетели донести до вас сладкие плоды нашей цивилизации. Техническими секретами, к сожалению, снабдить вас не можем (сами их забыли), а вот ценности высокой культуры общественного бытия и просто высокой культуры довезли до вас в целости и сохранности."
   А Акакий-то подумал-подумал (а насчет себя лично он как раз думать уже давно умел) и решил, что лучше остаться вечно первым среди облезьян, чем первым кандидатом на сложение полномочий спикера Госдумы.
   И тогда он (вслух, конечно, выразив восхищение и безмерную признательность) постепенно, как тараканов, извел русских интеллигентов по всей России. Одних убили на дуэли, других пошло расстреляли, третьих выслали в солнечный Магадан.
   Кто-то, у кого еще осталась некая грамотность, может слегка усомниться в этой версии. Мол при чем тут облезьяний царь Акакий, если от князя Владимира Мономаха до самого последнего Президента десятки человеческих правителей в России сменилось?
   А я вам отвечу! Что это только по официальной истории нами правили то Иваны Грозные, то Владимиры Ленины. Все так думают. А на самом-то деле это все он - облезьяний царь Акакий. Ну а мы, соответственно...
   А то еще могут подумать, что например в извечных кавказских неприятностях России скорее виноваты другие обезьяны... А вот и нет! Причиной тому - все тот же интернациональный облезьяний царь Акакий. Крепко он засел в нас! Как только его скинем, так сразу же все и исправится.
   Второй вид бесконечности условно можно назвать уровневым или масштабным. Смысл этого вида бесконечности в том, что существует бесконечное множество конечных миров, составляющих и представляющих собой разные уровни, или вложенные один в другой.
   По этой версии Вселенные нашего уровня являются атомами других Вселенных, а каждый атом веществ нашего мира - Вселенные микро уровня. И так до бесконечности как вверх, так и вниз.
   Параллельные миры - это другие Вселенные этого же уровня, а время в каждом атоме течет по-своему в зависимости от его свойств, внутренней энергии. А наше Солнце, к примеру, это электрончик нашего вселенского атома. Один из многих, естественно.
   Третий вид бесконечности - разновидность второго, только без множества уровней. Мир - это бесконечное множество конечных Вселенных одного уровня. Как безразмерная куча шариков. Каждый же шарик тоже бесконечен. Но это бесконечность окружности, а не прямой линии. Кривизна и замкнутость пространства.
   Четвертый вид бесконечности пространственно-временной. Чем дальше от центра Вселенной (или ближе к краю), тем время течет медленнее, а у края - останавливается вовсе. Поэтому и нельзя достичь края Вселенной, несмотря на его относительную близость. И временнАя (на самом деле) бесконечность кажется пространственной.
   Скажем проще, хотя куда уж тут... Едете вы, например, не спеша к краю света на велосипеде. С моторчиком. Шумно, правда, но зато недорого. Внутри космолета.
   А ученые подсчитали, что при вашей скорости до конца и края света вам потребуется всего-то пару часов пути. Даже проголодаться не успеете, да и бензина должно хватить. И вот вы это проверяете.
   Все сидят у мониторов, идет всемирная теле трансляция. А ваша скорость все уменьшается и уменьшается. Как при приближении к всеобщему равенству и братству. Сигналы от вас приходят все реже и реже, увязая во времени. Почему-то от сеанса к сеансу понижается частота вашего голоса, который неизменно сообщает: "Все в порядке, расход бензина в норме, иду по графику".
   И наконец, ваша точка на дисплее практически остановилась, а сигналы, посылаемые вам, перестали возвращаться. При этом вы ничего не замечаете, для вас все бортовые часы в норме и путешествие продолжается. На Земле уж десятое поколение сменилось, а вы все едете и едете молодым.
   И никогда не доедете, несмотря на близость цели. Потому что скорость - это километры в час, а этот час для вас никогда не кончится.
   Вот такие разновидности бесконечности, вероятно, могут иметь место быть как все вместе, так и в сочетаниях, или каждая в отдельности. Где же во всем этом наше место? Скорее всего, где-то посредине уровней в бескрайней пустыне Пространства находится и песчинка нашей Вселенной.
   Но бесконечность только половина глобальной проблемы. Есть еще ее вторая половина - вечность. Что и почему в океане бесконечности является вечным, а что наоборот - непрерывно меняется? Все знают расхожую фразу о том, что "ничто не вечно под Луной". И это совершенно верно. Но только по отношению ко всему, что находится именно "под Луной", либо под другим локальным материальным телом.
   На высшем же уровне пространства-времени бесконечность должна быть слита с вечностью. Это вообще одно и то же. Если что-то бесконечно, то оно должно быть, естественно, вечно. Но не неподвижно!
   А раз есть движение, значит, оно уже предполагает не вечность того, что движется. Не вечность хотя бы состояния. На каком-то уровне вечность должна переходить в невечность. Это очень напоминает наш с Семёнычем случай.
   Что значит "вечное соприкасается с конечным"? Как это? Например, вечное учреждение, в котором постоянно меняется состав чиновников?
   А может быть, вечность тоже состоит из уровней? "Более вечное" состоит из множества "менее вечного" и так далее. На самом верху бесконечная вечность, а в самом низу - краткость на грани небытия (которое смыкается с вечностью). Замкнутый круг.
   Из всего вышесказанного вывод, что вечное не может двигаться, оно олицетворяет собой полную неподвижность. Бесконечный покой. А чем активнее движение, тем меньше живет объект. А есть ли в черной дыре движение? Какое-то точно есть. Хотя бы потому, что в ней появляются новые объекты. А раз так, то она не может быть вечной! Ура!
   Вот не ела бы дыра никого, еще могла бы с натяжкой претендовать на вечность, а так - извините! Никак не получается.
   Это мы и сказали нашему следователю-политинформатору. Так и сказали: "Готовьтесь-ка к неизбежным переменам, Анатолий ...Акакиевич!"
   Володя изменился в лице и промолчал. Больше мы его не видели.
   Стал ли он когда-нибудь полковником - не знаем. Впрочем, какая выслуга, если время не течет...
   А нашим новым куратором назначили генерал-майора Прохора Акакиевича Прохорова.
  
  

X.

* Особо умные существа * Синий крокодил в красных ботинках * Луна в багажнике * "Для отдания чести приставить хвост к голове!" * Электрон со справкой

об освобождении *

  
   Элитарный клуб Галактиона не более чем за земной месяц скомплектовал мобильную поисково-научную экспедицию со спасательным (имея в виду меня) уклоном.
   В состав экспедиционной группы вошли: Галактион (за старшего); "Степаныч" - в качестве аналитика-естествоиспытателя; "Петрович" - в качестве исследователя и пресс-секретаря, а также "Фигарович".
   На нем следует остановиться подробнее. Он был взят в группу, как незаменимая астральная сущность при необходимости установить с базой, то есть клубом, срочную связь.
   "Фигарович" обладал свойством самого быстрого перемещения в пространстве среди всех астральных сущностей. Он настолько быстро летал, что даже слегка опережал естественный ход времени, отчего постоянно становился относительно моложе своих сотоварищей.
   К тому же "Фигарович" имел повышенные телепатические способности, с помощью которых в полете мог действовать не хуже чем межгалактический телефонный кабель.
   Однако повышенные способности в чем-либо одном, как правило, не способствуют всестороннему развитию. "Фигарыч" не являлся исключением. Считалось, что по интеллектуальному развитию он несколько отставал от своих собратьев, больше тяготея к балагурству и легкому общению, чем к умственному анализу и созерцанию. А любимым выражением отрицания у "Фигарыча" было, естественно, показывать собеседнику виртуальную фигу.
   Такую вот команду сформировал Галактион для моего спасения. План действий был такой. Вначале попытаться найти и извлечь мой образ из плена черной дыры, затем вместе со мной вернуться на Землю проведать меня самого, проверить, жив ли, а потом всей командой продолжить экспедицию за душами.
   В случае если мою личность так и не удастся вызволить из ловушки, то Галактион решил искать души с утроенной силой и уже не из праздного любопытства, а с целью вернуть меня посредством моей же души, либо с помощью других душ.
   Спасатели, ведомые Галактионом, полетели к нашей Дыре, чтобы для начала проникнуть через нее обратно в наше измерение (Галактион полагал, что именно из него лучше начинать попытки моего освобождения). Подлетев к ней, Галактион с удивлением обнаружил, что Дыра, во-первых, резко увеличилась в размерах, а во-вторых, довольно заметно сместилась в сторону ближайшей туманности.
   "Вот это да!.." - подумал он. Что это, скорее всего, как-то связано с моим "падением" туда и попытками освободиться самостоятельно, он предположил сразу. Потому как сколько раз он пролетал здесь, и практически ничего не менялось, а тут вдруг раз - и на тебе!
   Но что именно происходило внутри и что предпринять, чтобы не навредить - эту задачу предстояло решить безошибочно.
   Группа встала лагерем около Дыры и стала вести наблюдения. Через пару "недель" их глазам предстала удивительная картина: от Дыры тихонько отделилась небольшая часть и стремительно унеслась прочь. Не прошло и минуты, как она же, только заметно увеличившаяся в размерах, вернулась и слилась обратно с основной.
   Спасатели были обескуражены. Да и Галактион был поражен не меньше. Такое поведение черных дыр еще никому не было известно.
   Что это, размножение или данная Дыра представляла собой не единое целое, а некое сообщество?
   - Никогда не видел ничего подобного, - сказал "Степаныч", - Черная дыра на охоте?!
   - Для начала нам надо выставить пост постоянного наблюдения (поручим это "Петровичу"),- ответил Галактион,- Ибо где гарантия, что в следующую минуту такая же "дырка захвата" не двинется в нашу сторону?
   - А почему именно я? - спросил было "Петрович", но не успел он договорить, как ему стало стыдно и он быстро добавил: "Пост принял!"
   - Если это охота, то понятно, - продолжил свой анализ "Степаныч", - а если размножение, то более странного способа я пока не встречал. Единственный случай, отдаленно напоминающий этот, встречался мне в тридцать седьмом измерении, считая от нашего. Там живут особо умные существа. Они настолько умные, что размножаются исключительно делением ума. То есть делятся умом. С кем попало.
   - Довольно опасные существа, - заметил "Петрович", - с кем попало делиться умом, это, знаете ли, весьма опрометчиво. А вдруг то существо окажется злым и коварным?
   - Не совсем так. Умники вовсе не делают из дураков умных, а скорее наделяют умом других, доселе неразумных материальных существ. И, наделяя их своим умом, сами физически становятся ими. Но не в каждом случае это осуществляется успешно.
   Ну например, наделил умник, не подумав, своим разумом какую-нибудь собаку. Ну а дальше-то что? А ничего кроме трагедии. Представляете: разумная собака, а вместо рук - лапы, вместо рта - пасть, хвост мешается... Стоит она, бедная, глаза источают разум, а применить его никак. Мертворожденное дитя Умника.
   Но иногда размножение осуществляется успешно. Обезьяны, попугаи всякие...
   Вообще уникальный вид эти умники. Обычно живые существа одного вида одинаковы, да? А здесь прилетаешь в тридцать седьмое и видишь: идет изысканно одетая пара. Попугаиха с павианом. Мило беседуют на одном языке. И при этом кормят из соски абсолютно голого (не считая перьев) вороненка, сидящего в клетке.
   Для нас такая картина - театр абсурда. А на самом деле - всего лишь бездетная чета Умников решила завести птичку. Вдруг сынок получится? Или дочка.
   А здесь с Дырой... Почкование? Нет. Зачем тогда почки залезают обратно в маму? Деление? Опять нет. Одно только увеличение с непонятной целью.
   - Что бы это ни было, - резонно заметил Галактион,- размножение, почкование, или еще что, такое агрессивное поведение черной дыры не может не настораживать. Ведь каждое ее увеличение означает поглощение ею какого-либо объекта или существа нашего с вами мира. И если раньше это происходило на одном месте, то сейчас - и на расстоянии. Значит нужно попытаться понять, с чем связана такая опасная мутация дыры и желатель-но логику этого процесса. И как это может быть связано с проникновением в нее человека в образе.
   - Действовать, как всегда, придется по-русски, то есть исключительно логикой и безо всяких инструментов? - спросил догадливый "Петрович".
   - А что нам еще остается? Никаких естественнонаучных инструментов в нашем распоряжении быть не может. Тем более в случае со всепоглощающим объектом. Мы не так богаты...
   - Все вон!!! - вдруг завопил "Фигарович". Поскольку о сигнале опасности Галактион не договорился, "Фигарыч" крикнул первое, что пришло ему на ум, близкое по смыслу.
   Спасатели едва успели заметить стремительно надвигающуюся на них черную бездну и бросились врассыпную. Прямо мимо них пролетела часть Дыры размером с приличный астероид и, набирая скорость, скрылась из виду.
   Когда группа снова собралась вместе, и все убедились, что пока обошлось без потерь, появилось специфическое чувство общей опасности. А оно способно резко активизировать разум и концентрировать внимание.
   Галактион объявил мозговой штурм проблемы проникновения в Дыру.
   - Поскольку непосредственно внутрь Дыры залезать нельзя, то для начала следует организовать наружное наблюдение за перемещением сгустков Дыры. Кто это сможет лучше сделать? Конечно, "Фигарыч".
   ("Фигарыч" сказал: "Я сделаю её!" и немедленно умчался вдогонку за Дыркой)
   - Как можно освободить мой образ? 1) дождаться ли разрушения Дыры? 2) что-либо иное.
   - Что такое разрушение Дыры? Это мощный взрыв. Вряд ли кто при нем останется в живых (а ведь мы-то с Семенычем именно этого и добивались из-нутри!..).
   - Поэтому надо вытащить меня оттуда без (до) разрушения Дыры.
   - Как?
   Пока это был вопрос без ответа.
   Снова раздался вопль "Фигарыча": "Атас!!!" Это он, из последних сил опережая сгусток, возвращаясь обратно, спешил нас предостеречь.
   - Ничего хорошего я вам, коллеги, не скажу, - мрачно доложил он. -Этот колодец довольно резво слетал в другое измерение до ближайшей звезды, проглотил ее и принес сюда в сжатом виде. Если так пойдет и дальше, то можно лишиться многих космических тел. Да и наших собственных, каких-никаких, возможно, тоже.
   Галактион почти совсем упал духом от сознания своей беспомощности. Такое чувство появилось у него всего второй раз в жизни (первый раз когда он на Земле пытался заставить людей бросить курить).
   Надо было непременно проникнуть в Дыру, а Галактиону еще никогда в жизни не приходилось нелегально проникать куда-либо путем взлома. Надо было подобрать логический ключ к пространственно-временному объекту.
   Спасатели снова начали мозговой штурм. Наиболее активно в этом деле неожиданно проявил себя "Фигарыч", ибо он, как выяснилось, более других подходил на роль генератора умных и всяких идей. На каждую идею других у "Фигарыча" приходилось по две-три.
   Вот для начала он и предложил сразу две:
   - официально спросить у Дыры чего она хочет;
   - выразить публичный протест и негодование против ее недружественного поведения.
   Практичный "Степаныч" предположил, что если предложить Дыре взять взаймы столько пространства, сколько она захочет (на определенный срок и обязательно под проценты), и так несколько раз, а потом добиться возврата долга обратно, то владения Дыры должны ощутимо уменьшиться. Поскольку сама Дыра ни пространства, ни времени не производит и не генерирует.
   "Петрович" молчал, сосредоточенно ведя наружное наблюдение. Он все еще чувствовал неловкость за то, что не он первым предупредил группу о надвигающейся Дыре.
   Галактион выдвинул отчаянную идею обмена меня на кого-либо (что-либо) другое. И сам же безнадежно махнул на нее хвостом.
   "Фигарыч" предложил провести кампанию безудержного восхищения и восхваления деятельности Дыры, например, как совершеннейшего пылесоса Вселенной. (Может быть, она лопнет от важности?...)
   - Нельзя же допускать взрыва! - напомнил Галактион.
   Тогда "Фигарович" заметил, что для того, чтобы поглощать какие-либо объекты (за исключением космических кроликов вроде меня), Дыра вынуждена порой высылать за ними гонцов. Что если вступить в контакт с этими частями ЧД?
   И тут молчавшему до сих пор "Петровичу" пришла в голову гениальная мысль. Он объединил две последние идеи "Фигарыча" в одну и получил блестящий результат.
   Зачем маленькой Дырке вечно работать на "хозяина"? В то время как она сама может поглощать добытое, расти, и в будущем (кто знает) сравняться по мощи, а то и обойти самого "босса". Со временем получился бы конкурент Большой Дыры, завязалось бы противостояние, во время которого, возможно, и удалось бы вызволить меня.
   Все бы хорошо, да вот только как же вступить в контакт с абсолютно бессловесным и возможно даже неразумным объектом? Да еще астральным существам, которым недоступны ни язык жестов, ни плакаты, ни даже азбука Морзе.
   Способ для них мог быть только один - телепатический контакт. А для этого необходимо четко представлять, с кем общаешься. Вплоть до размера ортопедической обуви. Идентифицировать существо. А здесь, кроме того, что перед тобой комок всепоглощающей черноты, ничего не было известно.
   - Вспомни-ка, "Фигарыч", как ты прокололся с теми же умниками! - напомнил "Степанович".
   - Да, было дело, - согласился тот.
   А было так. Полетел он как-то к одному хорошо знакомому существу из цивилизации умников. Однако их встреча так и не состоялась, не нашел его "Фигарыч", хотя знал про него казалось бы всё.
   Уже спустя годы, изрядно подзабыв друг друга, они случайно встретились вновь. Кажется, на каком-то бомондном юбилее. Или похоронах... Помнит только, что цветов и речей было много. Разговорились.
   "Что-то Ваша внешность кажется мне слегка знакомой, - заметил "Фигарыч", - мы не могли видеться ранее?"
   "Не знаю, - ответил умник, - вообще-то у меня тривиальная и заурядная внешность. Чего не скажешь о моих мыслях, - скромно продолжил он, - А впрочем, раньше я выглядел еще обыкновеннее".
   "Постойте, постойте, - вскричал "Фигарыч", - такой синий крокодил..."
   "...В красных ботинках?"
   "Да!! С прыгающей походкой, в темных очках".
   "Верно! У меня еще третий глаз чуть-чуть косил".
   "И красивая такая серьга в правом ухе!.."
   "Нет. Нет и нет! Значит, Вы меня с кем-то похожим путаете. Я никогда не отличался экстравагантностью и носил серьгу исключительно в носу. С детства".
   "Вот-вот! - обрадовался и перешел на "ты" "Фигарович", - Вот почему я тебя тогда не встретил. Как я не подумал про твой особый консерватизм в отношении внешности! Ты бы меня хоть окликнул!"
   "Не мог. Зацепился серьгой за нижнюю губу - рта не мог раскрыть".
   Они обнялись, поцеловались и долго общались.
   Вот так даже мелкая неточность в описании объекта может сорвать и телепатическую и всякую другую встречу. На любом уровне. Опишут вам человека как какого-нибудь президента, а он окажется простым бандитом. Вот и не состоится встреча. Или наоборот - состоится...
   А еще надо правильно обратиться к собеседнику. Это важно. Это нисколько не менее важно, чем правильный выбор языка. Звукового, светового, жестов, образного, Эзопова или, к примеру, латинской "Фени".
   А то может быть, что ты обращаешься к пришельцу (приплывцу, прилетельцу) аж на десятке известных тебе языков, включая китайский, а он неотрывно смотрит на ваши совершенно неподвижные уши и никак не поймет, что же вы все время молчите?! Он-то вам уже целую речь ушами отмахал, и никакого толку.
   Или разговор человека с чиновником. Человек ему все слова, слова... А чиновник-то понимает только цифры, причем большие и в валюте. Так и не договорились.
   - Вижу объект, - не без удовлетворения крикнул "Петрович".
   Объектом была относительно небольшая ЧД неправильной формы, отдалённо напоминающая старый советский автомобиль "Победа".
   Галактион пристроился сбоку и принялся выходить на контакт. Для начала он просто крикнул. Потом начал генерировать позывные различного свойства.
   "Эй! Любезный! Товарищ... генерал! Амиго! Генацвале! Пройдемте гражданин! Ваше Благородие!"
   Никакого эффекта. Только в ответ на "Ваше Благородие!" Галактиону послышалось знакомое по земной военной службе "Пошел ты на..."
   "Фигарыч", пометавшись вокруг дырки с околосветовой скоростью, также был вынужден признать полную свою неспособность вступить в какой-никакой контакт.
   Тогда Галактион решился на последний, отчаянный шаг. Это было единственно возможное, оно же самое рискованное решение. Галактион нырнул в Дырку.
   В тот момент он не подумал ни о своем образе, ни о том, что может быть это был последний его поступок, ни о чем вообще. Просто отчаянный импульс.
   Раздалась тишина. Сначала Галактион, выражаясь материально, потерял сознание. Потому что внутри Дыры его полуматериальная личность сплющилась со страшной силой и чудом не разложилась от давления.
   Когда он очнулся, то увидел, что сидит на заднем сиденье земного автомобиля "Победа" и куда-то едет по Космосу в наручниках в окружении четырех людей, включая водителя. И почему-то дожевывает яблоко.
   Причем картины из окна автомобиля чрезвычайно его поразили. Они напоминали сны, были то цветные, то черно-белые и как бы накладывались на звездное небо или проступали сквозь него.
   То машина едет по большому городу. И люди, опуская глаза, как бы её не замечают. То вдруг, как всегда во сне, безо всякого перехода - по проселочной дороге, деревне. И встречные мужики снимают шапки и кланяются в пояс. Бабы приседают. Причем мужики одеты кто в кирзовые сапоги, телогрейки и кепки, кто в джинсы или двубортные костюмы, а кто - в лапти и зипуны. Они все рядом, одинаковы они. И кланяются одинаково (бабы приседают).
   Галактион попробовал пошевелиться. Не получилось. Было ощущение полного отсутствия тела. Сознание шевелилось медленно, натужно, как сильно пересохший язык во рту.
   - Где я? - проскрипел Галактион.
   - Где надо, - был ответ.
   - А кто вы?
   - Кто надо.
   - А куда мы едем?
   - Куда надо.
   У этих людей на все вопросы был ответ. Один. Универсальный. На который и возразить-то было весьма и весьма затруднительно. Однако Галактион умудрился спросить такое, что впервые за всю их обширную практику поставило хозяев дырки в тупик. Он спросил:
   - А куда нам надо и кому, собственно, это надо?
   Опять наступила жуткая тишина (даже мотор замолчал). После чего Галактион получил такой ответ, что взвыл от боли и опять потерял сознание.
   Очнулся он, когда машина подъезжала к Луне. Во всяком случае, земная картина из окна, которая была более четкой, чем космическая, выглядела именно так. Будто бы машина по проселочной дороге едет посредине ржаного поля. Вечереет. Вдали виден лес, над ним большая круглая Луна. И машина едет к ней.
   Но Луна при этом не висит неподвижно, как на Земле, а приближается вместе с лесом (как если бы вы приближали свое лицо к картине на стене). И даже как бы опускается все ниже. Как приседает.
   Перед силой всё приседает.
   В то же время, присмотревшись, можно разглядеть другую картину. На месте Луны почти такая же, только другая планета, на фоне леса проступают звезды, самые яркие из которых совпадают со звездочками на погонах и пилотках встречных солдат.
   И он, этот космический фон, как-то очень отчетливо подчеркивает глубокое детство, даже младенчество, в котором пребывает все человечество.
   Господи, что за проблемы, которыми озабочено большинство людей в течение всей своей коротенькой жизни?! Размножение, власть, богатство... Ну прямо как дрожжи в кастрюльке. Успеем ли поумнеть, пока горелку не зажгут?..
   До сих пор люди судят о том, как прожили жизнь, по размеру нажитых доходов. Но шанс не погибнуть во младенчестве появится только тогда, когда люди постоянно будут вопрошать себя: "Что ты сделал для познания и совершенствования мира?" Тогда будет шанс.
   Шанс, шанс...
   Автомобиль подъехал к Луне. Человек, сидящий спереди, не выходя из машины, сказал:
   - Ну что, опять сегодня не серпом, а круглая?! И где рядом молот?! Ведь последний раз тебя две недели назад предупреждали! А ну - в багажник! Живо!
   Шофер открыл багажник, и Луна этак бочком-бочком обреченно сползла в багажник. Стало совсем темно, водитель включил фары.
   - И как же теперь все жить-то будут без Луны? - спросил Галактион.
   - Так же и будут. Днем и так светло, а ночью лампочки есть. Нам такая абстрактная педерастическая Луна не нужна.
   Тут машину сильно тряхнуло на ухабе, Галактион увесисто ударился головой об крышу и снова отключился.
   Пока он был без сознания, в его голове проносились парадоксальные мысли. Ему вдруг подумалось: "Что есть сила и власть?" А подумалось это ему в связи с сопоставлением масштабов только что им пережитого.
   Люди и планеты. Планеты и люди. Планеты, люди и Вселенная. Люди - миг, планеты - время, Вселенная - вечность (пусть даже относительная).
   Власть. Над кем? Над людьми?! Но люди - миг! Власть над мгновениями?
   Многие, находясь то на природе, то на старых улицах, ловят себя на одних и тех же мыслях. Когда-то за одними и теми же стенами (вот этими самыми!) местные обитатели думали о том, как заполучить расположение или хотя бы благосклонность то стрельца Сидора, то городничего Дмухановского, то заместителя секретаря райкома Птицына. За одними и теми же стенами! На берегу одной и той же реки! И все это казалось им (да и на самом деле было) очень важным, от этого многое зависело для них.
   А сейчас, сидя своей джинсовой задницей на крепкой кирпичной стене, трепетно и тщательно выложенной давным-давно не существующим мужиком для Его Благородия стрельца Сидора, мы даже не можем вспомнить о нем, поскольку нельзя вспомнить то, не знаю что.
   Впрочем, изобретателя Кулибина всё еще помнят, хоть и не все. В отличие от того же заместителя секретаря райкома Птицына.
   Так кто же и над кем властен?
   И если в физике работа есть произведение силы на расстояние, то власть это скорее произведение силы (влияния) на время? И чтобы выиграть, иногда вовсе не обязательно применять силу, а лучше просто выждать время?
   Так в древние времена мудрецы вели себя по отношению к царям.
   Точно так же мудрый правитель по возможности не будет воевать с властителем-деспотом другой страны, а надежно от него отгородившись, подождет, пока его неизбежно скинет сам народ (либо он сам помрет).
   Точно так же умненький пацанчик-интеллигент, временно и вполне естественно отстающий в физическом развитии от его более стандартных сверстников, интуитивно знает, что не стоит убиваться по поводу того, что его в школе унижает физически скороспелое хулиганье, а даже далеко не самые лучшие малолетние кокотки смотрят на него, как на не более чем невзрачный цветок в горшке. (Хотя все же обидно!) Он не станет лихорадочно и безуспешно качать свои хилые мускулы, а будет терпеливо ждать. Активно, но ждать! И обязательно дождется. Только надо уметь ждать. Всего-то каких-нибудь лет двадцать-тридцать. И пройдут они. Пролетят. И большинство из тех уличных атаманчиков, унижавших его когда-то, будут значиться на бирже труда, и ходить в рваных штанах мимо его офиса. А дочери их и тех самых кокоток только будут безуспешно мечтать о нем.
   И кто сказал, что рассуждать так - это плохо?! Хотя согласен, для человечества в целом это не имеет глобального значения... Да, при этом бывает, что году этак на двадцать восьмом - двадцать девятом подобного ожидания тебя собьет автомобиль или болезнь какая...
   Но такой случай относительно простой. В том смысле, что речь идет об ожидании ближайшего обозримого и достижимого будущего в пределах жизни одного поколения. Гораздо большее уважение вызывают те, кто, заведомо зная, что результат их ожидания могут увидеть в лучшем случае внуки, тем не менее продолжают ради этого поступаться своими сиюминутными насущными интересами.
   Любопытное преломление этого явления постоянно наблюдается в России. Все ее правители спокойно и беззастенчиво грабили свой народ, смело и решительно поступаясь его любовью и уважением. Наверняка при этом зная, что, в отличие от других народов, результат русского народного гнева может проявиться только после их пышных похорон, на их внуках. Которые к тому времени уже давно будут являться богатенькими и влиятельными гражданами других, менее парадоксальных, более тривиальных и богатых государств.
   Так что Россия - вечный и обильнейший экспортер природных богатств, мозгов, денег, идей и ...самых бессовестных и поганых людишек. В нагрузку к полезным ископаемым. Нате вам!..
   Так значит похоже, что деятельность Дыры, основанная на принципе людской власти, легко поглощающая целые планеты-представителей другой вечностной категории, не может быть вечной, более того, очень длительной?
   И если Луна до того как настанет час ее освобождения естественным путем, может распасться на атомы и перестать быть самой собой, то электрону (то есть мне) это не грозит.
   Галактион очнулся. Так что же, ждать? Нет, ждать нельзя. И он применил ЗРБН (для тех, кто начал читать книгу с этого места - закон разумно-беспредельной наглости).
   Припомнив остатки знаний российской истории и свой собственный опыт земной службы в военизированной конторе, Галактион неожиданно сказал:
   - Разрешите представиться. Полковник особого отдела собственной безопасности (под словом "собственной" он, как впрочем, и все обычные русские, имел в виду свою личную безопасность, естественно) Десятый. Ноль Семёрович. Нахожусь здесь при выполнении особого задания по наружной проверке благонадежности.
   - Чего он там замолол? - спросил впередисидящий.
   - Заткнись, скотина. - Не повышая голоса, и в том же темпе ответил Галактион.- Благодарю за хорошую службу, мерзавцы. Но если еще раз услышу к себе такое обращение, то по возвращении (а меня ждут с докладом - учти, гнидовоз!), то тебе вместо очередного звания присвоят зэковский номерок. Как понял? Приём.
   - Проверим, - процедил впередисидящий.
   - Не "проверим", баран, а "так точно"! - развил наметившийся успех Галактион,- И это еще не все. Для выполнения следующего задания...
   - Особого?
   - Обособленного. ...мне нужен с Большой Дыры один зэк. Электрон в шапочке с помпончиком. Это только его образ. По жизни он генерал-лейтенант, мой начальник. Ясно? Он мне нужен здесь. Под мою ответственность. И так, чтобы об этом никто не знал.
   - Такие вещи без письменных приказов не делаются, - сказал все никак не потеряющий головы впередисидящий.
   - Верно. Службу знаешь. Но еще не знаешь нашего Отдела. Наше слово хуже письменного приказа. Хотя, если не веришь, можешь поступать как хочешь. Только на следующий же день (Галактион не мог знать, что в Дыре нет понятия времени) тебя заберут. И вовсе не для поездки в санаторий имени Бидэ.
   - Что это за "следующий день"? - спросил старшой.
   - Следующий - это когда следует! - нашелся Галактион.- Выполняйте приказ!
   И Галактион устало откинулся на спинку сиденья. Но подремать ему не удалось. Вскоре впереди показалась Базовая Дыра. Она накладывалась на изображение большого здания земной тюрьмы старой постройки, у ворот которой стояли три угрюмых мужика, которые почему-то не поклонились. Галактион сразу же узнал в них "Петровича", "Степаныча" и "Фигарыча".
   А эти почему не кланяются?! - Удивился старшой, - Взять их немедленно!
   - Это мои ...люди, - сказал Галактион,- Высадите-ка меня здесь и мы будем ждать тебя с нашим зэком.
   Старшой некоторое время колебался. Но затем, взвесив все "за" и "против", приказал:
   - Выходите, товарищ Десятый.
   Открылась дверь машины, раздался хлопок и Галактион оказался в открытом космосе. Земная картинка исчезла. Болело все, и голова и хвост. Тут же подлетели клубовцы.
   - Живой!!! - Вопили они.
   - Да я-то живой, а вот вы-то чудом остались живы.
   - Это почему же? - удивились клубовцы.
   - Потом расскажу. А сейчас учтите: если от Большой Дыры отделится часть и направится к нам, то не улетайте, а просто слегка отлетите в сторону и отдайте честь.
   - Чего отдать?
   - Ничего не отдавать. Просто приставьте на секунду хвост к голове.
   - Чьей?
   - Каждый к своей! Я понимаю, для вас это звучит нелепо, но так надо для дела!
   Ждать пришлось недолго. Вскоре от Дыры отделилась та же часть и, подлетев к группе Галактиона, остановилась.
   Галактион слегка выступил вперед и небрежно "козырнул". Оглянувшись, он с ужасом увидел, что клубовцы, никогда не служившие в армии, выглядели великолепно: "Фигарыч" приставил хвост к голове сверху, "Петрович" - сзади, а "Степаныч" - с левой стороны.
   Некоторое время длилось замешательство. Вдруг раздался хлопок дверцы автомобиля и Дырка стремительно унеслась прочь. Вместо нее на том же месте висел я. Сильно похудевший и небритый электрон. С грязно-белым помпончиком.
   Пока все приходили в себя, "Петрович", как пресс-секретарь, отправил "Фигарыча" в клуб с отчетным посланием-репортажем. Оно было такое:
   "В результате долгого переговорного процесса в дыре сторонам удалось договориться о дальнейшей совместной работе. В качестве жеста доброй воли из дыры был освобожден один электрон. Освобождение состоялось без всякого выкупа с нашей стороны. Полет продолжается."
   Полет действительно продолжался.
  
  

XI.

* Синдром малой нужды * Нецензурное

па-де-де из выступления депутата Госдумы Фифософского * Мир минуты * Марш в тело! * Страна бюджетников * Бесплатная медицина, испорченная платным

квартирным вопросом *

Шахматные меньшинства

  
   Увидев меня, Галактион от неожиданности поначалу потерял дар мысли, и даже виртуально прослезился. Когда встречаешься с кем-нибудь долгожданным после продолжительной и тягостной разлуки, всегда испытывается синдром малой нужды в незнакомом присутственном месте. То есть ощущается тяжесть накопленных эмоций и ожиданий, от которых невозможно избавиться сразу.
   А хочется. И начинается томительная суета. Не знаешь, куда усадить, чем накормить и с чего начать. Хочется выплеснуть все сразу, а никак.
   Сначала от долгого воздержания начинается выход эмоций по капельке, потом тонкой струйкой, и так далее по полной аналогии. Трудный процесс.
   И даже в конце точно такое же ощущение не спокойного облегчения, а черт те знает чего, что можно примерно выразить словами: "Фу ты, блин!.."
   Так и здесь.
   - Ну как ты? - пошла первая капля.
   - Да ничего, как видишь. Жив.
   - Трудно было?
   - Да как сказать...
   - Ну ты молодец!
   - Старался...
   - Ну ладно, - вмешался "Степаныч", - обменялись междометиями - и будет для начала. Давайте-ка все-таки отлетим куда-нибудь подальше, да там и поговорим. А то придется снова честь отдавать...
   Мы отлетели слегка и там Галактион представил меня спутникам, а их мне.
   Прилетел "Фигарыч" и передал нам ответную мыслеграмму Клуба: "Спасибо. Удовлетворены."
   Когда мы с Галактионом вновь пришли в себя, я рассказал обо всем, что пришлось повидать. Клубовцы только успевали охать и поражаться. А "Фигарович" даже ахать иногда не успевал от удивления, поэтому периодически ахал за двоих.
   И все равно никак невозможно передать словами то, что можно наблюдать лишь будучи очевидцем (свидетелем) или участником (потерпевшим). Хотя все же лучше свидетелем. А иначе это напоминает попытку словесного пересказа музыки, вкуса пищи или ...балет.
   Я никогда не мог переносить балет и долго не мог понять почему. Вроде все на месте - и мастерство, и труд, и красота, а смотреть более трех минут не могу. А потом понял почему. Ведь балет (особенно классический) - это все равно, что пытаться пусть красивыми, пусть изысканными но только жестами, например, картину Ван Гога, Левитана или, тем паче, Дали. Бог, конечно, в помощь! Но танец он и есть танец. И может быть, не стоит титаническими усилиями делать из него ни прозу, ни живопись, ни котлету по-киевски... Впрочем, это сугубо мое, астральное, мнение.
   А кстати, неплохо было бы ввести в нашей Государственной Думе язык балета как единственный метод дебатов! Куча пользы!!!
   Во-первых, все депутаты, а то и президенты, были бы воплощением стройности, красоты и здоровья;
   Во-вторых, все речи стали бы славиться невиданной лаконичностью, никакого регламента не надо (тело-то не казенное...);
   В-третьих, никто бы из посторонних ничего не понял, а придраться журналистам было бы абсолютно не к чему, даже если кто-нибудь станцует матерное фуэте.
   В этом случае думский спикер, наверное, не сказал бы "Отключите микрофон, я лишаю Вас слова!", а в изящном прыжке вылил бы на выступающего графин с трибуны и не больно связал бы его микрофонными шнурами. Со стороны это выглядело бы всего лишь как антитеррористическая операция, а не драка среди депутатов.
   Дарю идею.
   К сожалению, мое богатое событиями приключение ничего не смогло добавить к нашим познаниям о душах и месте их пребывания. К тому же члены Клуба не могли остаться равнодушными к проблеме бедного Семеныча, томящегося в застенках.
   Однако, надо было вспомнить и о моем собственном физическом теле, оставшемся на Земле. Тут уж Галактиону было о чем рассказать, что он и сделал весьма подробно.
   Мы решили на время прервать экспедицию, чтобы проведать мою материальную земную оболочку. А то ведь кто знает, на какое время рассчитан мой образ...
   Спасатели и я (Галактион впереди) полетели к Земле. По пути я рассказывал клубовцам о Семеныче, его удивительных открытиях и о том, что, наверное, как много еще неизвестных человечеству Семенычей живет и прозябает невостребованными и не известными науке, и как еще мало полетов мысли у нас на Земле.
   Так незаметно мы подлетели к нашей планете. Глядя на этот удивительный шарик в голубоватой оболочке, висящий посреди космической черноты, я вдруг подумал о том, что наша Вселенная напоминает колоссальный черный бархат, по которому там и сям разбросаны камешки. Драгоценные и не очень.
   В этой связи наша Земля - безусловно бриллиант. Крошечный, но именно бриллиант с бесконечным множеством цветов-миров внутри.
   Каждый человек - свой мир-цвет;
   Каждая страна;
   Каждый дом;
   Каждое дерево;
   Каждая книга;
   Каждый город;
   Каждая прожитая минута;
   Каждое окно, особенно вечернее и ночное...
   И весь этот концентрат миров-цветов плавает в абсолютной черноте космического вакуума. Кто же держит эту бархатную коробочку в руках?
   Оказавшись на Земле, мы сразу же направились в психбольницу. (Символично, черт возьми!)
   Галактион первым делом выяснил у дремавшего вахтера, какое сегодня число и время (прикинувшись персонажем из его сна, естественно). Оказалось, что наше путешествие длилось в земном исчислении около недели. Всего около недели. Целую неделю!
   За это время я, как ни странно, успел поправиться, Впрочем, ничего удивительного: кормят с ложки, лежачий образ жизни. Так что тем, кто хочет поправиться - рекомендую.
   Галактион вернулся к клубовцам, которые тихонько висели в больничном сквере над скамеечкой и доложил, что, к счастью, никаких глобальных катаклизмов не произошло (не считая смены трех правительств). И что я по-земному жив, здоров и даже довольно упитан.
   - Давай-ка, возвращайся к материальной жизни, а то небось соскучился?
   - Не соскучился, а отвык. И по Семенычу скучаю.
   - Не забыл еще кто ты есть? Ну-ка, скажи.
   - Как кто? Потомственный вредитель, естественно.
   - Так, у нас проблемы. Ну-ка ты, вредительское потомство, перестань притворяться! Насколько я представляю, с рассудком у тебя пока еще все в порядке.
   - Ладно, пошутил. Помнить-то я все помню, только отвык я уже от материального-то мира малость.
   - Понятно, к хорошему быстро привыкаешь. Однако учти, что мыслеобразы еще совершенно не изучены. И ты все-таки на самом деле пока еще не разумный электрон, а человек. Хотя и в образе. Смотри, как бы чего не случилось с твоим безнадзорным телом, а то как бы и тебе не стало худо. Ишь, раззадорился! То в образ было не вогнать, то из образа не выгнать! Марш в тело!
   - Послушай-ка, а как? Боюсь я что-то...
   - А как ты был когда-то квадратным шариком?
   - Так тогда я сидел на диване и как бы на мгновение отключился. А сейчас, после Дыры, я как бы отделился от тела. Ведь, обрати внимание, органы моих материальных чувств были отключены целую неделю. И я тела-то своего не чувствую, а существую как бы автономно.
   - То-то и оно, что "как бы"! Всё! Данный полет мысли объявляю законченным. С прибытием Вас на родную землю, коллега! Давай-ка, представь... Да и представлять-то нечего - так оно и было! - что тебе приснилось удивительное путешествие, во время которого ты был без сознания. А теперь сознание возвращается.
   - Что-то не выходит. Эх, скорости в движении не будет!..
   - Эй-эй! Тебе таракан в нос ползет! Ну-ка, смахни его, - закричал Галактион.
   Я дернул рукой, чихнул и ощутил себя лежащим на кровати. Хитрость Галактиона удалась, и я вновь стал самим собой.
   Слияние было довольно болезненным. Мозг выдавал мне разом накопленные за неделю материальные ощущения. Болела голова. На космические впечатления накладывались какие-то странные воспоминания о пинках под зад (земной зад, материальный!), заталкивании в рот каких-то таблеток, уколах и других нескромно-медицинских прикосновениях к моему телу.
   В палату вошли две медсестры.
   - Боже, как меня утомил этот мужик! - говорила одна, - Вот смотри, как надо устраиваться в жизни! Урчал себе раньше на своей скуднооплачиваемой работе, как мы. Надоело, поди, и вот тебе раз! - прикинулся дураком, и всё. И накормят тебя, и уложат, и все такое...
   - ...И уколов вколют, и дряни всякой насуют, - продолжила другая, - ходить под себя... Нет, не хвали. Я бы так не смогла.
   - А вообще-то он в нормальном состоянии был бы, наверное, неплохой парниша, - продолжила первая,
   - Так бери, пользуйся, - полусерьезно предложила вторая, - а я на стреме у двери постою.
   Та задумалась, но тут, посмотрев на меня, остолбенела.
   - Гляди-ка, - крикнула она, - он покраснел! Здесь что-то не то. Доктора сюда давай, живо!
   Пришел врач. Посмотрел на меня и сразу понял, что ко мне вернулось сознание. Это же по глазам сразу видно.
   - Здравствуйте, уважаемый! - Приветствовал меня доктор, - С возвращением вас! А я ваш лечащий врач. Меня зовут Сергей Акакиевич.
   Я заметно вздрогнул.
   - Ну-ну, батенька, не надо так волноваться. Что Вас так напугало?
   - Здравствуйте, полковник, - медленно, с трудом проговорил я (язык после недельного бездействия шевелился с трудом).
   Теперь передернуло врача.
   - Прошу прощения, доктор. Насчет полковника я слегка пошутил. Сон мне был, армия снилась.
   - Ну вот и хорошо, - сказал доктор, - Пациент уже шутит. Это очень хороший симптом. Значит, дело идет на поправку.
   - А что, собственно, со мной было и почему я здесь?
   - С Вами ничего страшного. Скажем так. Временное расстройство памяти (желудок в порядке). Это, видимо, из-за нарушения мозгового кровообращения. Это сейчас бывает часто, особенно у бюджетников.
   - Сейчас в России все бюджетники, - вставил Галактион.
   - Да-да, в каком-то смысле, - согласился врач, не заметив, правда, что я ничего не говорил.
   - Что же дальше? - спросил я, - Когда меня отпустят?
   - Да как Вам сказать... Все относительно. В каком-то смысле Вы уже свободны, а в каком-то - не освободят уже никогда.
   - Домой-то меня отпустят? - уточнил я.
   - Ну батенька, это Вы хватили! Пять минут как пришли в себя и уже домой! Надо Вас еще хорошенько обследовать, вдруг это временное улучшение? А там посмотрим. (К тому же в Вашей бывшей квартире уже живут...)- уже тихонько, про себя закончил врач.
   - А как же мои дела, работа?
   - Об этом не беспокойтесь. Незаменимых людей нет, работа - не волк, и так далее. Да и к тому же, чем Вам у нас-то плохо? Отдельная пала... то есть номер, питание, общение, телевизор, радио поставим: живи - не хочу!
   "Так... Влип капитально", - понял я, а вслух сказал:
   - Ну что ж, всё ясно. Что-то устал я немного от разговоров. Вздремнуть бы мне, если медицина не против.
   - Отчего же, отчего же! От сна еще никто не умирал, только польза. Спи спокойно, дорогой товарищ! - странно пошутил он и все вышли.
   Остался только я и члены клуба. И если троица астралов ничего из нашего разговора не поняла, то Галактиону, как и мне, все стало ясно. Что, освободившись от проблем, так сказать, космических, я порядком увяз в земных.
   - Похоже, сударь, что Вы снова в дыре, - сказал Галактион,- что будем делать?
   - Думаю, что для начала неплохо было бы освободить Семеныча.
   Я рассказал клубовцам про моего "образного" друга и напарника по ЧД Семеныча и почему его обязательно надо освободить.
   "Такими людьми не бросаются!" - согласились клубовцы, я уже привычно вскочил в свой образ поправил шапочку и мы помчались на Гаваи.
   Вошедший через часик ко мне в палату врач не без удовлетворения констатировал, что просветление было временным и недолгим.
   - Чудес не бывает, коллеги, - потирая руки, сказал он, - Хотя поди ж ты, во сне... Итак, умственные болезни, хотя и не передаются ни воздушно-капельным, ни иным путем (кроме как по наследству), но зато действуют необратимо. Почти всегда. Медицина у нас в основном бесплатна, а квартиры - наоборот, платные. Так что будем лечить!
   Что (кого) именно лечить, пациентов, госсистему или себя самих, он, правда, не уточнил. А переспрашивать мы не стали, потому как находились уже в пути.
   Долететь до Гаваев нам было недолго. Где-то секунды две-три. Сложнее было найти само место назначения - шахматную школу Семеныча. По его рассказам она называлась "Шахмать", находилась на самом берегу голубой лагуны ("полупрудья" как говорил Семеныч), неподалеку от нудистского пляжа. Больше про нее нам ничего не было известно. А подробнее я как-то не догадался уточнить.
   Теперь пришлось компенсировать это упущение беспорядочным метанием по Гавайским островам. "Дурная голова хвостам покоя не дает!" - проворчал Галактион. Пришлось клубовцам и мне рассредоточиваться по островам для ускорения поисков.
   Стремительный "Фигарыч", не успев еще толком подлететь к "своему" острову еще издали закричал:
   - Проблем не будет! На этом острове вижу кучу машин с шахматными досками по бокам и даже на крышах!
   Пришлось его разочаровывать разницей между такси и древней игрой.
   "Степанычу" тоже не удалось наткнуться с ходу на гавайских картежников-шахматистов.
   - Вижу, - говорит, - только двух картежников на пляже, сидящих на шахматных досках, так это не то...
   А вот "Петровичу" повезло. Он прилетел как раз туда, куда нужно. Поскольку он, конечно, не знал земного русского языка, и прочитать довольно крупную вывеску "ШАХМАТЬ", естественно, не мог (а то бы поиски закончились едва начавшись), "Петрович" был вынужден использовать дедуктивный метод.
   Роскошный дворец Семеныча на берегу лагуны был украшен рекламой, на которой были изображены в обнимку шесть голых королей (два шахматных и четыре карточных), в двух лестницах к парадным входам было по 32 или 64 ступенек (по числу карт и шахматных фигур).
   К тому же территория усадьбы составляла ровно 64 гектара. Все эти факты говорили только об одном. Что это тут. "Петрович" так и крикнул нам: "Здесь!"
   А нудистский пляж оказался частью семенычевского игрового комплекса, куда после игры с ним очень уместно вписывались его клиенты.
   Кроме пляжа в комплексе были еще "Парк самоубийц" (через каждые пятьдесят метров будка санитара), одежно-обувной супермаркет Семеныча "Second Hand" (проигранная одежда с чисто символической наценкой), клуб любителей поддавков ("шахматных меньшинств" как называл их Семеныч) и другие подсобные заведения.
   Дело, судя по всему, было процветающим.
   Однако мы с Галактионом не могли не заметить некоторых деталей, говорящих о долгом отсутствии хозяина клуба. Во-первых, одежда и обувь в супермаркете в основном была по парижской моде двух-трехнедельной давности, а новых поступлений практически не было.
   Во-вторых, на воротах было мелом написано (почему-то по-русски) "Пожалуйста, заплатите налоги!"
   В-третьих, в главном игровом зале игры в "похер" стол N 1 был закрыт "на учет по техническим причинам".
   - Знаем мы эти "технические причины", - проворчал Галактион,- давай искать тело.
   - Господи!! - зажал я рот рукой (тьфу, не рот и не рукой, короче, ясно...) Только бы его уже не похоронили!
   Галактион среагировал мгновенно.
   - Быстро все на кладбище! "Фигарыч", ищи кладбище! Тьфу ты, пока объясняешь тебе, что это такое, сам быстрее найдешь!
   Но Галактион не оценил "Фигарыча", который от последних событий резко пополнил свой багаж знаний. Через пару секунд он уже кричал откуда-то сбоку: "Нашел! Хоронют кого-то!"
   Да. Всё так и было. Хоронили Семеныча. В гробу лежал связанный "покойник", за гробом шла молодая смазливая мулатка - будущая богатая вдова - рыдающая от близости счастья. Несли венки.
   От одесских шулеров: "Спи спокойно, дорогой коллега!" От служащих казино: "На кого ты нас оставляешь?!" От российского правительства: "Помни, что ты русский! Мы-то помним!" И от жены: "Спасибо! Большое спасибо!"
   Бедный Семеныч! Мы подоспели как раз вовремя. Но как вернуть его сознание в тело именно сейчас?
   Семеныч дернулся и что-то промычал. Вдова закрыла ему рот рукой. Это привело меня в бешенство. "Фигарыч!" - завопил я, - либо ты - либо никто!"
   - Конечно я, - сказал "Фигарыч".
   - Дуй к Дыре! Найди того курьера и скажи, что ты от Десятого. Да честь, честь отдать не забудь!
   - Слушаюсь! Пусть берут!
   - И потребуй немедленно выдать потомственного вредителя Бляхера!
   - Мотив?
   - Для расстрела с пожизненным заключением! Ты еще здесь?!
   - Уже к Марсу подлетаю...- донеслось издалека.
   Тем временем церемония похорон проходила своим чередом по обычаям местного племени (к которому принадлежала последняя жена Семеныча), щедро сдобренным реалиями современной жизни.
   Провожающие сплясали несколько танцев, спели песню под условным названием "Ты ушел, а мы остались: в этом мы не сомневались".
   "Фигарыча" всё не было.
   Следующая церемония состояла из пляски должников, которые проиграли лично Семенычу и шахматному клубу в несколько раз больше, чем имели. Их танец напоминал смесь лезгинки с гопаком. Солировал бывший шахматный гроссмейстер, проигравший в "похер" всё, не сделав ни одного хода.
   "Фигарыча" опять не было.
   Наконец приступили собственно к захоронению тела. Мы с клубовцами тщетно метались вокруг, вопя всякие глупости. Но нас никто не слышал. Да и не хотел слышать.
   Но когда гроб уже закрывали крышкой, Семеныч вдруг громко сказал:
   - Немедленно развяжите меня для дальнейших следственных действий! На допрос хочу!
   Вот тут-то и начались у гавайцев настоящие похороны. Жену сразу унесли, должников прослабило, а кладбищенские гавайцы ругались русским матом.
   Плясал только один. "Фигарович". Плясал и пел, что, в общем-то, для клубовца вовсе не характерно.
  

XII.

* "Хорошие люди должны сидеть в тюрьме!"

* Тушеные финики * Чем можно "надраться" электрону

* Тараканы, бегающие строем *

Осторожность при стирке носков

  
   События, непосредственно последовавшие за воскрешением к жизни Семеныча, мы опустим, как представляющие интерес исключительно для знатоков и исследователей семейных сцен и уличного мордобоя. Сугубо материальные вещи.
   Мы дали Семенычу несколько дней для адаптации и приведения в порядок своих земных дел. Все это время мы праздно болтались по Земле, поражаясь обилию и разнообразию жизни на ней. Клубовцы разок даже нырнули в океан. Я, правда, не рискнул. Не смог преодолеть земного инстинкта самосохранения.
   Вдруг, думаю, затянет меня в себя какая-нибудь океанская молекула на предмет совместной жизни.
   Это вам не ЧД, это похлеще будет. Никакой Галактион не найдет. Может, напрасно боялся, а может и нет, кто знает.
   Через неделю мы, как и обещали, прилетели обратно к Семенычу. Как бы в гости. Дела в "Шахмати" (или "Шахматери") наладились. Вернее их, конечно же, наладил Семеныч. И шли по-прежнему неплохо.
   Со всеми своими женами, настоящими и мнимыми, Семеныч развелся и выделил им в собственность по участку в "Парке самоубийц".
   Все бы хорошо, да только за эту неделю Семеныч уже успел слегка заскучать. А как не заскучать, когда некому с ним ни сыграть в морской бой, ни в названия, ни на допросы сходить.
   А тут и мы прилетели. Семеныч был мне так рад, что приказал накрыть роскошный стол, забыв, что всем его гостям есть-то нечем, да и незачем. Растрогавшегося Семеныча больше всего огорчало, что нам опять, как и в Черной Дыре, нельзя ни обняться, ни расцеловаться, ни даже руки пожать.
   Клубовцы начали знакомиться с Семенычем. С "Фигарычем" они уже были знакомы. Познакомились при освобождении и по дороге на Землю. Остальных же, в том числе и Галактиона, он слышал впервые.
   Для начала Семеныч рассказал нам про процесс его освобождения. Особенно ему запомнился прощальный знаковый разговор с начальником тюрьмы полковником Григорием Акакиевичем Григорьевым. Он все уговаривал Семеныча, не останется ли тот в их заведении, не посидит ли по собственному желанию еще парочку лет.
   Семеныч благодарил и отказывался.
   "Ничего Вы, Бляхер, не понимаете! - говорил полковник, - Вредитель и есть вредитель... Как же Вы не можете уразуметь, что в тюрьме должны обязательно сидеть хорошие люди!!!"
   "?!"
   "Да, да! Вы не ослышались! И особенно в русской тюрьме! Ну представьте-ка себе, что в русской тюрьме сидят одни подонки! Мы ведь, российские бюджетники, не в состоянии, как на презренном Западе, предоставить каждому зэку, отдельную однокомнатную камеру со всеми удобствами. А это значит, что они вынуждены жить в заключении все вместе.
   И что будет, если туда попадет случайно пара хороших людей?! Ведь сожрут же их в буквальном смысле! Больше, больше хороших людей надо сажать! Чтобы один подонок приходился на пять-шесть нормальных мужиков! Тогда будет и порядок, и перевоспитание.
   Опять же наши сотрудники станут тоньше, лучше, интеллигентнее, образованнее...
   Несознательный Вы, Бляхер, мужик! Ладно, блин... Выметайтесь! Передумаете - возвращайтесь. Место для хороших людей у нас завсегда найдется."
   Вот так тепло прощались в Дыре с Семенычем. Странное свойство русской души: три тонны плохого готовы забыть, если после них ему дадут пять граммов хорошего. Или просто лишний раз по башке не дадут.
   Так что с освобождением Семеныча одним хорошим человеком в русской тюрьме стало меньше. По этому поводу мы с Семенычем и клубовцы устроили хорошую попойку.
   Её, конечно же, стоит описать подробно, ибо фактически (с земной точки зрения) пил только один Семеныч. Местную пальмовую водку, закусывая тушеными финиками и жареными ананасами. Остальные собутыльники, включая меня, были с самого начала попойки не вполне материальны и потому пришлось здорово повозиться, подбирая для них достойную выпивку и закуску.
   То есть на выпивку требовался кич самого высокого пошиба и в достаточном количестве. А на закуску - общедоступное высокое искусство.
   В качестве крепленого винца для астралов Семеныч выставил колоду хулиганско-эротических карт, где в качестве королей и тузов выступали известные политические и государственные деятели (естественно, в обнаженном виде). А на закуску для их и себя предложил действительно замечательный вид на океан из окна своего замка. Надо сказать, действительно неплохая закусь.
   Правда, для меня, привычного к таким вещам, да к тому же в образе бесполого электрона, эта выпивка была абсолютно безалкогольна.
   Требовалось что-нибудь другое, покрепче.
   И Семеныч не был бы Семенычем, если бы не нашел. Он показал мне свою коллекцию актов Российского Законодательства и случаи из его правоприменительной практики, вырезанные из газет.
   От одного только взгляда на наши законы мне сразу шибко захорошело. Поэтому Семеныч наливал (читал) мне постепенно. Сначала жилищное законодательство, затем налоговое. После правовых актов о браке и семье я почувствовал, что мне уже хватит.
   Захмелевшие клубовцы пытались раскладывать пасьянс из вышеописанной колоды, стараясь, чтобы короли с тузами покрывали именно тех дам (валетов), которые стали объектами их сексуальных скандалов.
   В общем, вечер удался на славу. Семеныч с клубовцами под утро уснули, а я, не имея такой возможности, будучи электроном, все думал и думал о том, как бы убрать сивуху из наших законов. Как сделать так, чтобы ими можно было даже закусывать выступления наших руководителей, от которых косеют все подряд.
   Думал-думал, да так ничего и не придумал. Видимо, слишком много выпил.
   Утром, пока клубовцы опохмурялись очередным мексиканским телесерью..., то есть телесериалом, я решил поговорить с Семенычем об очень серьезном деле. Самый для русского человека подходящий момент. Я решил предложить ему подумать о том, чтобы перейти, как и я, в состояние мыслеобраза и присоединиться к нам. Может быть, навсегда.
   Здесь надо оговориться, что мое земное положение и положение Семеныча очень существенно различались.
   Фактически меня к этому решению уже давно подготовила жизнь никому не нужного и всем мешающего русского псевдоинтеллигента-неудачника конца XX- начала XXI века.
   Семеныч же был по сути преуспевающим эмигрантом последней волны, и ему было что терять, в отличие от меня. Но Семеныч неожиданно к этой идее отнесся очень заинтересованно.
   - Почему бы и нет, - сказал он после долгого (не меньше минуты) размышления, - Только как же быть с моей мечтой?
   - А у тебя есть мечта, которую ты еще не купил? И какая же?
   - Мечтаю когда-нибудь стать хотя бы шахматным перворазрядником... Настоящим! Да и к тому же, если меня не будет, кто же закончит опыты с моими мошками?
   Оказалось дело в том, что Семеныч, уже давно мысленно открывший на кончике пера существование класса ужасно полезных насекомых, проводил на Гаваях практические опыты по его теоретическому описанию, а также пополнению за счет вредных насекомых.
   Он под условием страшной тайны рассказал, что уже вывел породу оздоровляющих гавайских комаров, кусающих человека исключительно в биологически активные точки, декоративных тараканов, умеющих маршировать строем под гимн Гавайских островов.
   А еще, оказывается, были у Семеныча им же выведенные уникальные аквариумные рыбки-прачки. Засыплешь им в аквариум мыла или порошка, опустишь бельишко или носовые платки, четыре-пять раз сменишь воду, и всё. Рыбки все постирают и прополощут (только вот отжать и просушить не смогут - Семеныч думает над этим).
   "С носками только поосторожней, - говорил Семеныч,- не больше одного-двух за раз, а то рыбкам может стать дурно."
   Так что Семеныч после моего предложения находился перед сложным выбором. Ему приходилось выбирать между хорошо налаженным бытом смертного человека и совершенно незнакомым ему тонким миром с чуждым земным проблемами.
   - Ну во-первых, какое-то время спустя еще не поздно будет вернуться, - успокаивал я Семеныча,- во-вторых, здесь ты уже практически всего достиг.
   - А шахматы?
   - Перестань! Это частности. Шахматы - всего лишь одна из множества земных игр.
   - Мудрая...
   - Ну одна из множества мудрых игр. Самых мудрых, если хочешь.
   - Хочу!..
   - Да земных же, земных игр! Нигде, кроме Земли, в шахматы не играют! На других планетах есть другие мудрые игры, все не освоишь. И вообще это не лучший способ самоутверждения.
   - Да не самоутверждение это, а мечта.
   - Да Бог с ней! А там - открыты границы бесконечности! Вечный покой, безграничная мудрость, освобожденная от всяких материальных катаклизмов, которые ты, однако, сможешь наблюдать, не со стороны, а как бы свысока. Опять же, общество абсолютно материально независимых, высокоинтеллектуальных приятелей. Друзей даже, можно сказать. При практически полном отсутствии возможных поводов для ссор. Ни женщин, ни футбола...
   - ...ни шахмат...
   - О Господи! Ни денег, ни квартир, ни карьер...
   - Вот видишь, ничего-то там нет!
   - Так и проблем соответствующих тоже нет! Единственное, из-за чего можно слегка повздорить, так это из-за различных теоретических воззрений на какую-нибудь проблему.
   - Так ведь это и есть довольно веская причина для мордобоя! И к тому же ты только что говорил, что там нет никаких проблем. Тогда непонятно: проблем нет, а теоретические воззрения на них - есть.
   - Нету у них морд! Нету! И рук тоже нету, которыми бить! то тебе не парламент! А проблемы там сугубо интеллектуальные, и вообще не лови на слове. Бывший сокамерник (а это как родственник) предлагает тебе верное дело, не имеющее аналогов в мире, а ты раздумываешь!
   - Послушай, - после долгого молчания тихо сказал Семеныч,- Я, наверное, еще не готов присоединиться к вам. Прости, но я пока не могу расстаться со своими земными русско-гавайскими привычками. Все вы мне очень симпатичны, я прекрасно понимаю и догадываюсь о преимуществах этой астральной жизни. Но ведь это уже другая жизнь... Величие бесконечности - это прекрасно, кто спорит. Но... Погладить любимого кота, посидеть в мягком кресле, ощутить аромат кофе, вдохнуть запах моря. А свежий хлеб, а розы? А поплавать в море и поваляться в песке? А лес?! Ведь этого может больше никогда не быть!
   - И через несколько земных лет (миг по вселенским масштабам) умереть? И потерять вообще все ощущения?
   - Но ведь, возможно, на этом кончится не все. И потом, я, наверное, смогу еще раз сделать попытку уйти в ваш ...мир-клуб еще до моей физической кончины.
   - Может быть. Как знать...
   - А вы ведь будете меня навещать, правда? Адрес знаете: Наше измерение, Солнечная система, планетка Земля, Гаваи, Семенычу.
   Нам стало совсем грустно.
   - Да и правильно, Семеныч,- раздался голос неслышно подлетевшего Галактиона,- во всяком случае, после любой отсидки в тюрьме, да еще космической, любому человеку по меньшей мере нужен отпуск. Да и к тому же не больно то слушай всяких там электронов. Совершил всего лишь первое большое путешествие, залетев при этом в черную дыру, чудом спасся, а туда же - других с собой подбивать. Куда ж я с двумя-то денусь?!
   Галактион говорил разумные, логичные вещи, но по его тону я понимал, что ему тоже, как и мне, было жаль расставаться с Семенычем. Да и Семеныч-то чуть не плакал.
   Но как бы то ни было, нам пора было улетать.
   Клубовцы на прощание пожелали Семенычу крепкого гавайского здоровья, ясного ума и твердой памяти, а "Фигарыч" даже подарил ему виртуальный букетик фиалок.
   - Никогда не слышал такого чудного аромата, - сказал Семеныч, и все-таки прослезился.
  
   А мы полетели в сторону Клуба.
   Открытый космос уже давно не пугал меня, я привычно летел в окружении клубовцев, постоянно чувствуя каждого из них, мы спокойно беседовали на отвлеченные темы, и на этот раз я довольно уверенно перелетел в другое измерение. Правда, на этот раз мы все-таки воспользовались другой черной дырой (для верности).
   Меня так и подмывало заглянуть туда, но я отогнал от себя эти мысли. В конце концов там может быть всего лишь один момент времени. Пусть даже хорошего, но только один статичный момент.
   А составить представление об окружающем мире можно только перемещаясь во времени. Растрачивая или, вернее, утрачивая его. Это неизбежная жертва познанию. К сожалению, этот мир устроен так, что обязательно нужно приносить какие-то жертвы. Большие или поменьше, но обязательно жертвы. Всегда и за все надо платить.
   Какая-то товарно-рыночная Вселенная. Может, в других измерениях по-иному?
  
  

XIII.

* Думай вообще! * Следствия и последствия *

Присутственное пустое место * Специально

отведенные места * Истинная причина

апокалипсиса * Независимые

вселенские эксперты

   Впервые в жизни я летел в элитарный астральный клуб. Будучи много о нем наслышан, я заметно волновался. Ведь до сих пор моя космическая жизнь так или иначе была связана с земными событиями. Настоящими, прошедшими или воображаемыми - но все же земными.
   А теперь мне предстояло встретиться с существами, которые с рождения не знали, да и не очень-то стремились узнать мой мир.
   Для них, обитающих на берегу реки времени, сам ход моих мыслей будет, наверное, непостижим. Точно так же, как для нас, к примеру, был бы непонятен привычный ход мыслей дикого зайца или придорожного куста.
   - Будь проще! - наставлял меня Галактион,- Не думай вообще о том, как ты будешь выглядеть со стороны. Это сугубо земная привычка. Не думай вообще ни о чем!
   - А как же тогда думать?
   - Думай вообще!
   - Это как?
   - Ну, приблизительно это можно представить как "думать, не задумываясь о последствиях". Ведь последствия (неважно какие) - это сугубо материальные, земные категории. Потому что все последствия так или иначе связаны с чем-нибудь материальным, верно? Увольнение с работы, повышение зарплаты, продажа квартиры, разводы-женитьбы и так далее. И даже такое, казалось бы по земному, сугубо нематериальное последствие, как мнение о тебе окружающих, и то непосредственно связано с материальным его воплощением. Не так посмотрели, не пустили без очереди, обозвали. Или наоборот, почтительно поздоровались. В астральном же мире последствий нет вообще, так как в личностном плане никто ни от кого никак не зависит. Есть только следствия чего-нибудь. Ну и причины, соответственно.
   - Какая разница: следствия или последствия?
   - В астральном мире - никакой. В том плане, что ни эти причины, ни эти следствия не влекут за собой никаких последствий для тебя лично. Ты как бы над ними. Или, если угодно, параллелен им. В этом смысле какая тебе вообще разница как и что о тебе подумают? С тобой могут согласиться или не согласиться (это уже другой вопрос). Что по большому счету тоже неважно, ибо от этого для тебя ничего не изменится.
   - А признание, уважение? Этого там тоже нет ?
   - А давай разберемся, что есть то, что ты называешь признанием и уважением? Признание - это всего лишь когда результат твоего труда оценят не ниже, чем ты сам его оценил. А что такое общественная оценка? Это и есть то, что вы называете уважением. Его атрибуты - это деньги, должности, разные материальные блага и повышенная соглашаемость с вами окружающих. Даже если вы сморозили какую-нибудь глупость или уворовали что-либо крупное.
   - Звучит довольно цинично.
   - Цинизм и реализм в астральном смысле одно и то же. А значит, что любой не циник либо лицемер, либо глубоко заблуждающийся.
   - А как же тогда ваши вечные споры и даже некоторые обиды?
   - Ну разве самую малость... Все же мы представляем из себя разумные поля. А поле - это все же материя, хотя и очень тонкая. Но насколько она тонка, настолько и всё материальное у нас эфемерно. Так что не расстраивайся зря.
   Вдруг я почувствовал, что мои спутники резко затормозили.
   - Что такое, - спросил я, - опять дыры?
   - Да нет, - ответил "Петрович", - просто мы уже прилетели. В Клуб.
   - А почему я никого не вижу? - растерялся я.
   - А что же Вы ожидали увидеть, - прозвучал незнакомый мне мыслеголос с сильным иностранным акцентом, - дворец с колоннами, швейцаром и таки залом заседаний?
   - Это председатель клуба. "Иваныч" по-нашему, - шепнул Галактион.
   - Добрый день! - поздоровался я.
   - Добрый что? - переспросил "Иваныч".
   - Гм... Приветствую Вас! - поправился я.
   - Привет, привет, привет...- раздались со всех сторон мысли.
   Только тут я понял, что действительно нахожусь в астральном присутственном месте и вокруг меня в казалось бы черной пустоте вовсю кипит жизнь.
   - Так это и есть, Галактион, твой знаменитый разумный мыслеобраз? - важно спросил председатель.
   - Конечно, - сказал я, - это я и есть. Извините, что умыться и почистить зубы не успел с дороги.
   - С иронией, однако, дружок-то твой, - удивился "Иваныч", - индекс, наверное, немалый?
   - Индекса у него пока нет. Как, впрочем, и астрального имени. Есть предложение: все это ему сейчас же присвоить.
   - Это за какие же заслуги?
   - Ну, во-первых, это первое планетарное разумное существо, которое в состоянии претендовать на членство в нашем клубе. Во-вторых, он первым побывал в Черной дыре и вернулся оттуда. Согласитесь, не каждый может этим похвастать. А в-третьих, что вам, жалко, что ли?!
   - Резонно, конечно. Но сначала хотелось бы все же пообщаться с новоиспеченным астральным существом. Клубу хотелось бы иметь представление о его взглядах на мир. К тому же любое новое предложение должно "отлежаться под сукном" во избежание скоропалительства.
   Собрали комиссию из трех астралов пенсионного возраста.
   - Уважаемая комиссия! - обратился к ним "Иваныч", - Вашему вниманию предлагается разумное существо с малоизвестной планетки "Земля", представленное в виде мыслеобраза квазиэлектрона. Вам бы следовало по возможности присвоить ему индекс интеллекта, соответствующий его положению и возможностям. При этом учесть следующее: индекс должен быть точно такой же, как у астрала с соответствующим умом, но в полтора раза ниже (как у начинающего). У нас все по справедливости. Повторяю: абсолютно идентичный, но одновременно в полтора раза ниже. А Вы, уважаемый, - обратился он уже ко мне, - обещайте Комиссии говорить правду и только правду.
   - Ладно. Что же им еще, кроме правды-то, говорить?! - согласился я.
   - Нуте-с, приступим, - начал председатель Комиссии, - Сначала визуальный осмотр. Покажите голову и хвост.
   - Как?
   - Очень просто. Здесь и сейчас. Но для начала встать! С Комиссией можно разговаривать только стоя!
   - А я что, лежу, что ли?
   - Прекратить оскорблять Комиссию!
   - А кто оскорбляет?!
   - Я лишаю Вас слова! Сесть!
   Наступило длительное молчание. (Вокруг были слышны сдавленные смешки.) Я потихоньку спросил Галактиона: "Слушай, а ты уверен, что с комиссией все в порядке?" "Конечно, уверен, - шепотом ответил он, - как были дураками, так и есть" "А как же они могут судить о... Однако, кажется, понял!.. А проходить через это обязательно?" "А что, убудет от тебя, что ли? - резонно возразил Галактион,- Сейчас "Иваныч", как всегда, выведет их из стопора и продолжим."
   - Ну, и долго будем молчать?! - послышалась мысль "Иваныча".
   - Продолжаем заседание Комиссии, - как ни в чем не бывало сказал председатель, - какие будут предложения?
   - Осмотреть голову и хвост, - сказали члены.
   - Но для начала надо встать, - сказал я.
   Комиссия встала. Вокруг покатывались от смеха. "Иваныч" тоже сдавленно похрюкивал.
   - Кроме шарика ничего не видим. - сказали члены.
   - А что вы хотели увидеть?! - удивился я, - Электрона с торчащим из-под штанов хвостом, что ли?
   - Если Вы еще раз оскорбите су... то есть Комиссию, то я удалю Вас из пространства Клуба! - Вскричал председатель. - Вы еще меня вздумаете учить человеческой анатомии! Хвосты могут торчать только из рукавов, а из штанов - только руки! Это я повторяю для ду... то есть для начинающих интеллектуалов!
   "Он что, людей ни разу не видел?" - спросил я. "Естественно, не видел!" - ответил Галактион.
   - Уж не хотите ли Вы сказать, что состоите из одной головы?! - спросил один из членов.
   - Похоже, что так...
   - Так Вы что же, умнее САМОГО ПРЕДСЕДАТЕЛЯ КЛУБА?!!!
   - Друзья мои!...
   - Встать!
   - Да стою я, стою. Уважаемый председатель, уважаемые члены. Зачем же ставить вопрос именно так?
   - Вопрос тоже должен встать!
   - Да, конечно, он тоже стоит, только зачем его ставить именно таким образом? - мягко удивился я, - В каждом отдельном случае критерии ума могут быть совершенно разные. Взять хотя бы вашу оценку: соотношение головы и хвоста. Но я вот, например, вообще не существо, а мыслеобраз. В моем случае надо еще определиться с тем, что именно понимать под головой и хвостом. Как таковые, и то и другое в материальном виде остались лежать на моей планете. Если же рассматривать эти понятия чисто логически, то за мной, например, тянется громадный "хвост" нерешенных проблем. Его трудно объективно измерить. Точно так же, как моя мыслящая часть, хотя и виртуально, но явно во много тысяч раз больше собственно электрона. Поэтому предлагаю присвоить мне особое имя и особый индекс. Например, имя (поскольку я среди вас первый такой) можно мне дать "1". Просто "1". Я не обижусь, да и запомнить легко. А индекс... Буду согласен с любым, который вы сочтете уместным. К примеру, 0,5, 50 на 50... Чтоб никому не было обидно.
   - Садитесь! Определять такие вещи вправе исключительно Комиссия! Это никак недопустимо, потому что...
   "А что, довольно не без смысла." - тихонько одобрительно промыслил "Иваныч"
   - ... потому что так мы и сделаем! - бодро закончил председатель. - Комиссия самостоятельно пришла в заключению, что в отсутствие объектов индексирования (а именно, головы и хвоста одновременно), присвоить Первому существу индекс 0,5 со свободным коэффициентом, значение которого Председатель Клуба может выбрать самостоятельно.
   Таким образом, общим решением Комиссии мне было присвоено астральное имя "1" и индекс интеллекта 0,5. При этом имя было истинным значением, а индекс - мнимым.
   С этого времени меня стали узнавать на улице другие астральные сущности. Все они по стилю существования напоминали кошек. Сами по себе. Когда нужно - вместе, когда хочется - поодиночке. У кошек нет стай. А сообщество есть! Прогрессивные животные, однако, эти кошки.
   Позже, когда я по своему обыкновению сидел на своем излюбленном месте - точке пересечения параллельных прямых - я часто возвращался к теме нашего места (места русских) в людском обществе на Земле. И в дополнение ко всем описанным выше теориям (теории непутевой бабы, теории чашечки кофе, концепции блаженного мазохизма и пр.) у меня появилась еще одна гипотеза.
   Это теория количества специально отведенных мест.
   В соответствии с этой гипотезой интеллектуальный уровень живых существ может быть косвенно определен как прямо пропорциональный количеству специально отведенных мест для достижения различных целей, возникающих в процессе жизни. Результаты данного анализа меня в очередной раз не порадовали.
  

Наименование цели

(от простого к сложному)

Наличие специально отведенных мест у

  

Развитых

народов

Слаборазвитых

народов

Животных

   1. Удовлетворение естественных потребностей

Есть

В основном есть

Нет

   2. Помывка

Есть

Есть

Нет

   3. Сбор мусора

Есть

Практически нет или есть, но очень условно

Нет

   4. Вредные привычки или сомнительные удовольствия

Есть

Нет

Нет ни мест, ни привычек

   5. Занятия искусством, спортом

Еще как есть!

Еще чуть-чуть осталось. Но очень мало

Нет

  
   Из всего этого следует неутешительный вывод о том, что те, кто сейчас населяет территорию, называемую Россией, представляют собой лишь относительно разумных существ с низкой организацией, занимающих промежуточное положение между животным и человеком цивилизованным.
   Кухаркины дети. В худшем смысле этого слова.
   Кухарки и кУхари ходят по улицам с кухаркиными псами. Прохожие с опаской жмутся по сторонам дороги. Кухарки довольны: Власть. Земля, вроде, общая, и де-юре все равны. Де-факто же властвуют кухарки, псы и их отходы. Они смердят.
   Одной кухарки, отмечающей какой-то кухаркин праздник в многоэтажке, достаточно, чтобы сотни жителей в округе не спали ночь. А их много. Власть и закон - кухаркины. КУхари же должны охранять нас от кухарок.
   Но дело даже не в неудобствах от кухарок. А в том, что реакция кухарки на человеческие стандарты такая же, как у животного. Они одинаковы! Кто видел стыд в глазах испражняющейся или совокупляющейся на улице собаки? У кухарок и кухарей такие же глаза!
   Кухаркины дети курочат лифты и взрывают петарды под окнами, где живут малые дети и больные старики. А это даже хуже, чем у животных.
   Быдло. Тщательно выселекционированное и сорвавшееся с поводка быдло! Размножающееся, как и всякое быдло, со страшной силой. Их много во власти. Власть быдла... Так ведь это и есть отдельно взятый апокалипсис!
   "Свобода человека кончается там, где начинается свобода другого человека." Эта фраза из другого мира. Из мира людей. Из мира, где даже не принято ночью пользоваться шумящими смывными бачками...
   Скоро, скоро подожгут горелку. Кухарки, вы слышите? Или нет, где вам услышать - вы государством российским управляете...
   Русские кухарки делятся на четыре вида: которые управляли государством; которые управляют государством; которые будут управлять государством; и на тех, которым не хватило руководящих постов. Последних больше всего и они самые злые.
   И вообще, в недрах нашего народа (как известно, одного из самых хитрых на плохие выдумки) уже давно изобретен альтернативный путь чувствовать себя начальником, не будучи номинально таковым. Если не удалось уворовать, обольстить, застрелить, обмануть и стать формальным начальником над нормальными людьми, то можно безнаказанно обхамить, унизить, навредить, подгадить и чувствовать себя неформальным начальником. Над еще немногими оставшимися в стране нормальными людьми.
   Не огорчайтесь, если вам не удалось стать олигархом, вы всегда сможете стать простым рядовым русским хамом. И чувствовать себя примерно так же.
  

Русское начальство первого уровня (формального, официального статуса)

Русское начальство нижнего уровня (неформального, неофициального статуса)

   Правительство всех уровней
   Русский "собачник"
   "Олигархи"
   Чиновник на выдаче разрешений
   Мафиози
   Хам
   Руководящие высшие чиновники
   Вахтер
  
   А кстати, почему в России все мечтают управлять государством?! Вы не находите это странным? Ведь управление государством - тяжелейший, зачастую вовсе неблагодарный труд, в развитых странах далеко не каждый хочет управлять государством (зачем?...), а у нас - все "спят и видят".
   А наверное как раз потому, что у нас никто по настоящему, как следует государством-то и не управлял. Ради людей - не управлял. Ради личного обогащения - очень даже управляли, ради самой власти - сколько угодно управляли, а ради собственно населения - нет. Практически никогда. Потому-то у нас власть воспринимается не как бремя, а исключительно как кормушка. И прут туда для того, чтобы кормиться. А не кормить.
   И хватит все валить на менталитет. Какие сами - такая и власть.
   Власть, как деньги - штука заразная и устроена наоборот. У кого она (они) должны бы быть - так тем они и даром не нужны, а кого к ней (к ним) и близко подпускать бы нельзя - у тех как раз есть и то и другое. Вот тут-то и проявляется народная мудрость (или ее отсутствие): найти и выбрать именно тех немногих, у кого власть и деньги есть по праву. И возвысить их. Чтобы они возвысили народ.
   Это не так трудно, как кажется. Просто надо крепко подумать. Если удастся себя заставить это делать. И если осталось чем. Пока еще не все сохранившиеся мозги самотеком не утекли туда, где их и так достаточно.
   В астральном мире все не совсем так. Здесь управление кем-либо воспринимается скорее как интеллектуальная игра, в которую можно поиграть, а можно и выйти из нее. И ни к каким глобальным последствиям это не приведет. Что ж, они могут себе это позволить.
   А главное преимущество астралов перед нами - это возможность чистого восприятия окружающего мира. А не через призму материальных проблем, как у нас.
   Ведь как земной человек воспринимает мир? Сначала, в детстве, -как непознанный источник всевозможных опасностей и ограничений. Потом - как окружающую среду, в которой надо получше приспособиться к жизни и решить свои материальные проблемы. А потом, к концу жизни, ты, вполне способный понять все как есть, вынужден воспринимать все вокруг уже как прощальную красоту того, с чем скоро надо расставаться... Через призму старческих болезней. Вот и весь спектакль.
   А астральные сущности целиком состоят из восприятия. Будучи, правда, лишены возможности каким-либо существенным образом влиять на окружающее, они зато почти не испытывают обратного влияния. Этакие независимые вселенские эксперты мироустройства. Никем не нанятые, никем не подкупленные, никем не опровергнутые и всеми игнорируемые. Пока.
   Но в природе ничто не существует просто так. А это значит, что когда-нибудь их обо всем этом спросят. Кто-нибудь. И получат обстоятельные, заранее подготовленные ответы.
   Готовьте вопросы и занимайте очередь за ответами.
  
  

Э п и л о г

( вполне способный при желании сойти за пролог )

  
   Я живу при элитарном клубе уже около земного года. Жизнь течет как река, как свет. Вроде бы нет врагов. Как впрочем, и друзей. Вроде бы нет проблем. И все-таки...
   И все-таки наша "группа спасателей" после известных событий стала держаться как-то особняком от других. Нас перестало устраивать только созерцание окружающего мира, превалировавшее в клубе. Вечная жизнь разумного космического растения оказалась не для нас.
   Мы стали посещать островки разума во Вселенной и искать единомышленников по разуму. Мы пытаемся понять природу разума и смысл его существования.
   Мы - добрые странствующие монахи Вселенной. (А вы кто?)
   Что же было потом?
   Многое.
   Воспоминания Семеныча были изданы отдельным подарочным изданием, имели большой успех и по ним был даже написан сценарий спектакля, который был таки поставлен одним неслабым режиссером.
   Говорят, что иногда после особенно удачного его исполнения на поклон к зрителям вместе с актерами выходит призрак в образе Семеныча с шахматной доской подмышкой и истово кланяется залу.
   При этом изредка (под настроение) анонсирует свой будущий сборник лирических матерных стихов про русскую демократию, а если залу особенно повезет, то "на бис" читает из него отрывки.
   Я задумчиво сижу на точке пересечения параллельных прямых в объятиях вечности. Мимо меня, не спеша, проплыло облачко странствующих дрожжей. Я встряхнулся и полетел дальше по течению времени.
   Жив ли я сейчас на Земле и долго ли я прожил там - не знаю. Время и официальная причина моей смерти меня совершенно не интересовали.
  
   1993-01.01.2000 г.
   Игорь АСТАФЬЕВ
  

Часть вторая

П А Р А Л Л Е Л Ь Н Ы Й

Р А З У М

  
  

I.

Страна в климаксе * Дураки на дорогах * Чем город

отличается от деревни * Журавлиная тайна *

Полный транш * Чаепитие в Пенисове близ

Костромы * Яйца на экспорт * "Чтобы смочь"

  
   Смеркалось. Убелённый годами кряжистый Никифорыч раздумчиво сидел на крылечке, тяжело опершись на суковатую палку. Было тепло, стайки комаров весело порхали над землей, радуясь лету.
   Со своего крылечка Никифорычу как на ладони была видна вся деревня. Все пять домов, утопающих... , утопающих... В зелени. Скажем так.
   "Две проблемы в России-матушке: дураки и дороги. Дороги и дураки, - каждый день думал Никифорыч одно и то же в одно и то же время. - Всего-то две, а всё никто и никак не может их разрешить. Одно непонятно. И жить-то не умеем, и работать-то не хотим, и земли-то свои бездарно раздаем, и вообще постоянно дурью маемся - а всё самая большая страна в мире! Парадокс!"
   Непонятно было Никифорычу. Всё было непонятно. И гадко было. И жалко было. И обидно было. А больше у него ничего не было. Кроме старой избы.
   Вдалеке, нещадно пыля, пыталась ехать какая-то залетная легковушка.
   "Вон еще один дурак едет... - продолжал думать Никифорыч, - А что, по таким дорогам дураки только и могут ездить! Умные-то сидят все. Дома. Или повывелись. Куда-то".
   Так думал Никифорыч. А вслух сказал:
   - Эх ма... Охо-хонюшки!..
   Вслух-то все эти мысли выглядели гораздо короче.
   Как отличить русскую деревню от русского города?
   В деревне грязь, скажут. Так и в городе грязь!
   В деревне мухи и комары, скажут. Так и в городе комары и мухи!
   В деревне лифты не работают, скажут. Так и в городе не работают!
   Так что, совсем не отличить, спросят?
   Да нет, отличить, конечно же. Всё проще. Если одновременно в одном и том же месте грязь, лифт не работает, и только комары и мухи, то это, скорее всего, и есть русская деревня. А если то же самое, но не в одном месте, а рядом друг с другом - то это наверняка русский город. Поняли разницу?
   У Никифорыча это всё было в одном месте. И одновременно. В общем, он жил в деревне. Хотя и неподалеку от города.
   Жил уже долго, лет десять - десять с половиной. Только не подумайте, что Никифорыч еще мальчик! Нет. Это он последние лет десять - десять с половиной жил в деревне. А до этого пятьдесят лет в городе. Жил, учился, работал. На оборонном заводе главным конструктором.
   Работал хорошо. Почетными грамотами мог оклеить весь коттедж генерального директора. Успешно оборонял нас от нормально живущего окружающего мира. А потом стал никому не нужен. Ни этому самому окружающему миру, ни заводу, ни стране, ни, тем более, Пенсионному фонду.
   Ведь Пенсионному фонду живется, в общем-то, хорошо. Только вот пенсионеры шибко мешают.
   Поэтому, чтобы никому не мешать, Никифорыч, получив право на льготную пенсию (имени "Пошел на фиг!"), решил уехать в деревню. Как истинный представитель древнесоветской интеллигенции.
   Долго не мог выбрать в какую именно, все они были примерно на одно лицо и имя. Криворуково, Косорожево, Полоуменки, Вшивобрюхово... Непролазки, Глиногрязевка, Заплуталовка... Почти во всех названиях видны хронические русские проблемы.
   А эта деревня вдруг почему-то красиво называлась Пенисово. Тихо и благозвучно. Никто не мог объяснить природу этого названия. То ли сов здесь было много, и они много пели ("пение сов"), то ли здешнему князю или помещику древние мытари насовали много пеней, а только никто точно не знал.
   Из тогдашних коренных аборигенов в деревне остался только один журавль. Но он говорить не умел. Так и стоит с тех пор у колодца, храня эту тайну.
   Некогда, раньше, а вернее - давным-давно, Пенисово было большим русским селом. Но в полном соответствии с советским понятием "сельской жизни", подобно шагреневой коже, превратилось в остатки деревушки.
   Как и сам журнал "Сельская жизнь".
   Как цепочки в духовной жизни русского села: храм, приход, сельский Дом Культуры, кинопередвижка, самогон.
   Как в сельской медицине: уездная больница, фельдшерский пункт, самогон.
   Как в сельском производстве: зерно на экспорт, колхоз, битва с погодой за урожай, шефы из города, самогон.
   Самогон у Никифорыча был. Но он его так и не научился употреблять. Гнал как средство платежа.
   Если денег в России населению не дают, то оно начинает их гнать само. Генерировать, так сказать. Только не настоящие, понятно (от них проку нет), а суррогатные. Настоящие, как и положено, все украли, а вместо них население создает свои.
   Мафия деньги рисует сама. У горожан вместо денег бартер. А на селе вместо денег - самогон и навоз. Его проще выгнать, чем сто долларов топором вырубить.
   Жены у Никифорыча не было. Вернее она была и есть, но осталась в городской квартире. Во-первых, не смогла отказаться от водопровода с канализацией, а во-вторых, должен же кто-то за внуками-то ухаживать! А Никифорыч их всех молочком и яйцами снабжал.
   Так что женщин в Пенисове не было. Куры одни, да корова.
   Женщины - индикатор. Как бы слабый русский суперпол. Как крысы на корабле (феминистки отдыхают, я не то имел в виду). Есть крысы - есть корабль, нет крыс...
   Нет женщин - нет села. Либо одни старики, либо вместо женщин - самогон. Третьего не дано. А уж если жена-самогон, то мужик может быть только голубым. Вернее, синим. От пьянства.
   Людей в Пенисове было по числу домов - пять. Кроме Никифорыча были еще бывший второй секретарь райкома КПСС, бывший начальник милиции, бывший зэк и бывший завполиклиникой. И все это в бывшем селе. Срез бывшего общества.
   И были еще домашние животные. Корова (у Никифорыча), куры, поросенок (у бывшего второго секретаря), да газель. "Газель" - это машина. У бывшего зэка.
   Электричества в Пенисове уже не было. Провода давно сперли в металлолом. Поэтому так вышло, что пора электричества совпала в Пенисове со временем советской власти. Ильич дал лампочку, Ильич и взял...
   Так что спать пенисовцы ложились рано и все дела по хозяйству старались сделать засветло.
   Правда, Никифорыч, как бывший оборонщик, мозги которого успели затвердеть еще до того, как смогли бы утечь на Запад, соорудил себе ветряной минигенератор. Но погода сегодня стояла тихая. Так что телевизор ему "не светил".
   Задав корма курам, петуху Ваське и корове Альтернативе, он решил было еще немного посидеть на завалинке при свете взошедшей полной луны, но она вдруг погасла. А невдалеке от деревни раздался громкий хлопок, напоминавший тихий взрыв или очень громкий стук закрываемого багажника автомобиля.
   Никифорычу все это не понравилось. Он хотел было сходить посмотреть, что там произошло, но почти полная темнота не дала ему это сделать. Встревоженный Никифорыч долго прислушивался, но вокруг все было тихо. Звук не повторился. И ему ничего не оставалось, как ощупью пробраться в дом, кое-как раздеться и улечься на продавленный диван, много лет простоявший в его заводском кабинете.
   Спал плохо, чутко и тревожно. Снились ему проклятые империалисты, захватившие в России власть (свободным доступом и по просьбе трудящихся). Они прямо прошли в его кабинет, встали на этот самый диван и прямо без переводчика на ломаном русском сказали:
   "Мистер Никифоровьич! Ввиту того обстоятельств, что оброньять Вам больше не от кого, не на что, да и не за фигом, ваше предприятиЁ подлежит сдача в металлолом вместе с вашим напольный компьютер. А для Вас у нас имейся персональный пенсия в размере десять талон на мыло в месьяц."
   Никифорыч проснулся в холодном поту, долго вспоминал, где он находится и какой день на дворе. А вспомнив, побежал за околицу посмотреть, не произошло ли там чего-нибудь страшного.
   За деревней буднично щебетали птицы, издалека слышался гул проезжающих по шоссе машин. Ничего необычного.
   Никифорыч хотел было уже вернуться, как его внимание привлек легкий дымок, поднимающийся к небу над ржаным полем со стороны проселочной дороги, по которой вчера вечером ехал какой-то дурак на легковушке. "Опять мафию взорвали, что ли?"- подумал Никифорыч и прибавил шагу. - "Может, хоть мобильным телефоном разживусь на старости-то лет?"
   Дойдя до того места, он с удивлением увидел посредине дороги оплавленное место в виде правильного круга. И в этом круге исчезали следы шин вчерашней легковушки. И самое странное, что не было видно ни следов людей, ни обломков автомобиля, ни воронки от взрыва, ни членов комиссии по расследованию.
   "Опять без телефона остался...",- почему-то сказал сам себе Никифорыч и повернул было обратно. В НЛО он, как и положено ученому-оборонщику верил слабо. Как и в светлое будущее всего прогрессивного человечества. В целом.
   Но сейчас волей-неволей надо было во что-нибудь поверить. Либо в инопланетян, либо в новое секретное оружие соседского фермера, либо в неизвестное доселе науке природное явление.
   Тупо простояв около часа, и так ни во что определенное и не поверив, уставший от жизни и утраты бывших идеалов, Никифорыч понуро поковылял домой.
   А что ему еще оставалось делать? Связи нет. Да и кому звонить по подобным случаям, кроме как в НАСА? Так Никифорыч, как и положено советскому оборонщику, английского языка не знал. Бежать в город? А как же куры с Альтернативой? И уж если бежать, то, по крайней мере - в Австралию...
   В общем, плюнув на землю и задумчиво поглядев, как плевок высох, Никифорыч вернулся к себе и включил телевизор (дул ветерок).
   По телевизору в очередной раз бодро передали, что из страны утекли очередные миллиарды долларов, и что это нормальное и естественное явление для периода прогрессивных реформ. Что Международный Валютный Фонд, благодаря мудрости наших министров, согласился дать взаймы на бедность (наших олигархов) еще парочку миллиардов (все это Никифорыч называл "полным траншем"), а погода на Дальнем Востоке ожидается в полном соответствии с климакте... то есть климатической нормой.
   Ни про какие НЛО ни слова.
   Упомянули еще только, что где-то в Костромской области потерпел аварию пассажирский трактор пригородного сообщения с двадцатью пассажирами на борту. Все граждане России, все остались живы, только еще больше испачкались, а черный ящик был найден у тракториста дома.
   Ничего интересного.
  
   А через пару дней обитатели Пенисова стали замечать странные вещи. Первая странность заключалась в том, что вовремя привезли пенсию.
   Вторая - что после некоторого отсутствия Луна над Пенисовым появилась в довольно странном виде. После полнолуния она вдруг стала сразу сильно ущербной (как после похмелья)- в виде узенького серпа - а на ее фоне появилась странная звездная туманность, напоминающая молот.
   Третья странность проявилась в том, что бывшему начальнику милиции и бывшему зэку (а звали их соответственно Михалыч и Эдуардыч) одновременно приснились вещие сны. Вернее даже у Михалыча это трудно было назвать сном, потому что изображения у этого сна не было вовсе. А звук был. И совсем не тот, как обычно во сне. И даже вообще не звук, а телетайпограмма какая-то. И она гласила, что "подполковнику Пятакову настоящим предписывается ждать дальнейших указаний". И всё. И подпись: "Ноль Семёрович Десятый, генерал".
   Никогда раньше Михалыч таких странных предписаний не получал. Вернее получал, и даже более глупые, чем это, но в них обычно содержались конкретные инструкции, упоминались возможные наказания за неисполнение, а также непременно сроки доклада о выполнении.
   Например: "Силами отделения предписывается в месячный срок покончить навсегда с наркоманией и самогоноварением в отдельно взятом вашем регионе. За неисполнение - штраф 2 рубля".
   Все четко и понятно. Вот такие четкие были глупые указания. А вот странных до сих пор не было.
   Эдуардычу же приснился полноценный цветной широкоформатный сон. И даже с субтитрами для плохо слышащих. Правда, тоже не совсем обычный. Титры представляли собой краткую биографию самого Эдуардыча в виде всплывающих строк (как и положено в титрах "не наших" фильмов).
  
   Родился 1950
   Исключен из школы Такого-то
   Родители:

Мать Такая-то

Отец Такой-то

Жена Такая-то

   Первая ходка 1975, статья такая-то
   Вторая ходка 1975, статья такая-то

. . .

И так далее вплоть до надписи

КОНЕЦ ЖИЗНИ

(T h e E n d)

   А перед титрами вместо фильма Эдуардычу приснилось, что сидит он в одиночной камере (чего с ним никогда не случалось), а к нему подсадили ...Землю!
   - Чево, чево?! - спросите вы.
   Да Землю, Землю нашу! Настоящую. Планету, как она есть!
   Эдуардыч еще пытался протестовать: "Что это вы, и так тесно, а тут еще какого-то голубого ко мне поместили! Да большого какого! Протестую..."
   А ему в ответ (предварительно для порядка треснув по балдочке): "Ты не очень-то! Протестант нашелся! А то сейчас враз вместо голубой получишь что-нибудь красно-коричневое! Где там у нас красный карлик с Марсом сидят?"
   В общем, "подарили" Эдуардычу Землю. И вот он, в обычной жизни, в общем-то, не свирепый, начал над ней издеваться. То северные реки на юг повернет, то пустыню Сахару кукурузой засеет, то арктические льды утюгом растапливать начнет. А то, когда особенно рассвирепеет, землю крестьянам раздаст.
   А в конце сна она, Земля-то, ему и скажет, что она была вовсе не настоящая, да и не Земля вовсе, а его собственная жизнь в образе Земли. И что он получит то, что и посеял.
   Наутро и Михалыч и Эдуардыч проснулись в наижутчайшем виде. И сразу, не сговариваясь и не опохмеляясь, пошли к Никифорычу, чтобы обсудить с ним их необычные сны.
   Никифорыч принял их по обыкновению, сидя на крылечке в валенках на босу ногу. И без галстука.
   - Денег и самогона взаймы не дам, - приветствовал он их.
   - А чего? - отвечали ему гости.
   - А всё то же. Валютный фонд траншу не дал. Что случилось то, мужики? Вид у вас - словно коньяка без кофе выпили.
   - Не знаем. С одной стороны вроде бы и ничего не случилось. А с другой - все хреново. Странности какие-то последнее время, сны, предчувствия. Ты сам-то ничего не замечал?
   - Может, и замечал, да толком не пойму что.
   И Никифорыч рассказал мужикам про свои наблюдения.
   - А мне сегодня сон приснился, - сказал Эдуардыч. - будто сижу я в одноместной палате... То есть лежу. А в одиночных палатах я еще никогда не сидел. То есть не лежал. А ко мне вдруг подсаживают... То есть подкладывают... Тьфу ты, в общем подсаживают мне в камеру Землю, твою мать!!!
   - На носилках что ли привозят?
   - Да нет, приводят и все. Как обычно. Лицом к стене, ноги в стороны...
   - Какое лицо, руки, ноги?! У шарика-то?
   - А я знаю?!
   - Ну и зачем?
   - На перевоспитание, наверное. Для лечения.
   - Ну и что дальше?
   - И стал я её лечить, представляете?
   - И куда ты ей градусник вставлял? - грубо пошутил Михалыч.
   - Какой градусник?! - даже не заметил шутки Эдуардыч, - Я ей всякие процедуры делал, припарки всякие, реки осушал. Земле, представляете?! В натуре, голубоватой такой, круглой.
   - И какая только дрянь не приснится! - сказал Никифорыч.
   - Да не дрянь, мужики, не дрянь! - запротестовал Эдуардыч, - Что-то тут не то. Какой-то тут подтекст есть, тайный смысл какой-то. Что-то мне не по себе, мужики. Вот и ты, Никифорыч, то Луну политическую видел, то машину испарившуюся. Да и ты, Михалыч, поди что-нибудь чувствовал.
   Михалыч замялся. Разглашать секретные сведения он не привык. Хотя с другой стороны, подписки о неразглашении этого приказа он не давал.
   - Не без того, вообще-то, - нехотя пробормотал он, - Тоже вот, приснилось сегодня... Про службу...
   - Ну, не тяни!
   - Что пришел мне... Приказ!
   - И какой? От кого?
   - Да в том-то все и дело, что ни о чем и от кого - непонятно. Приказ серьезный, а ни о чем и ниоткуда.
   - Разве так бывает?
   - То-то и оно, что быть не должно, а было.
   Про Ноля Семеровича и про его воинское звание Михалыч все же на всякий случай умолчал. Мало ли что...
   Никифорыч сходил к своим животным, покормил их, взял у кур в ответ несколько свежих яиц, и вернулся к мужикам. Приготовил нехитрую снедь.
   И устроили они маленькое чаепитие. Вошедшее в историю как ...пятый парадокс пенисовских событий.
   - Может быть мне кажется, но что-то грядет, - задумчиво произнес Михалыч, хрустя еще советской карамелькой. - Такие же предчувствия были у меня аккурат накануне перестройки.
   - А теперь что?
   - Ох, не знаю, мужики. Думаю, что второй такой "стройки" нам уже не пережить.
   В дверь постучали. Это пришли остальные двое пенисовцев. Бывший второй секретарь Николаич и бывший завполиклиникой Палыч. По их визиту и виду нетрудно было догадаться, что и с ними не всё в порядке. Так оно и было.
   Николаич принес два литра самогона, а Палыч - пол литра чистого спирта. Закуски не принес никто, потому что её гнать еще не научились.
   - Мужики, вы кончайте так шутить! - возмутился Никифорыч, - гоните закусь!
   - Из чего? - удивились все.
   - Тащите жратву, бездельники! - возвысил голос Никифорыч, - Не доводите до принуждения к фактам!
   Фактами Николаича были запасы тушенки из госрезерва, которых хватило бы ему одному лет на двадцать усиленного питания. Фактами Палыча были аналогичного размера запасы коробок конфет.
   Сроки годности продуктов пенисовцев не смущали: и то и другое делали в бывшем Союзе на века. Николаичу с Палычем пришлось сделать еще одну ходку.
   - Ну и что же с вами приключилось? - Спросил Никифорыч у обоих последних, заев конфетой добрую порцию тушенки.
   А с Палычем этой ночью случился дефолт, причем суверенный. Для тех, кто еще не знает, что это такое, могу пояснить на всякий случай, что это разиков этак в двадцать пострашнее ОРЗ, раза в два круче аппендицита и всего лишь раз в пять лучше, чем СПИД.
   Дефолт Палыча продолжался часов восемь-десять и был по своим симптомам самым что ни на есть классическим. А именно: никакой связи с внешним миром за пределами двора; никакого товарооборота; никакого производства и никаких взаимных платежей.
   Полная изоляция. Только запасов самогона лет на пять, конфет лет на десять, да воды два ведра. Никаких инвестиций, никаких новых технологий. "Да ведь это же дефолт!"- с ужасом понял Палыч.
   Даже его куры объявили полный суверенитет в рамках курятника и захотели сами торговать своими яйцами с заграницей.
   - Ишь ты!.. - хмыкнул Эдуардыч.
   В общем, то ли приснилось все это Палычу, то ли взаправду было, а только прожил он в полном дефолте целую ночь. А наутро, не выдержав этого кошмара, побежал к соседям глотнуть воздуха свободы и демократии. А вдруг и еще чего.
   - Может, мужики, мне все это и привиделось, - рассказывал он, - только наутро я впервые не нашел в курятнике ни одного яйца! А петух (собака!) смотрю - украдкой коробку кошачьего корма "Вискас" доклевывает. Ох, неспроста все это. Небось, все мои яйца на экспорт пустили!
   - Твои пустишь... - пошутил Эдуардыч (в деревне и шутки-то деревенские).
   - Ну а с тобой-то, Николаич, что случилось? - посмотрели все на бывшего второго секретаря, - Уж с тобой-то что могло случиться? С работы уже сняли, пенсию дали ("Дали, да не выдали"- подумал Никифорыч). Что вообще после этого может случаться с человеком?!
   - А ничего, вроде, и не случилось, - отчитался Николаич. - Только тоска мне что-то. В аккурат как перед путчем 1991 года. Вроде бы и всё ничего, а вроде и ждешь чего-то. Большого, страшного и непонятного.
   Выпили.
   - А я вам так скажу, братцы, - сказал Никифорыч, - это либо ручка, либо точка.
   -??? - вопросили все.
   - А вот именно те ручка и точка, до которых нам довелось дойти. Дожить. И до которых нас довели. Дальше либо должна начаться новая жизнь, либо кончиться старая. Потому что так дальше жить нельзя. То есть можно, конечно, но не хочется.
   Выпили.
   - Так понятно, что нельзя, и не хочется. Лет тридцать уже понятно, а что делать? Что конкретно? - с тоской спросил Эдуардыч, - Ведь всё уже, вроде, испробовали. И сажали, и сидели, и лишали, и сулили, и не выпускали - а всё никакого толку.
   - И разоблачали, и снимали, и переизбирали, и перестраивали, и опять ничего...- продолжил Николаич.
   - А работать пробовали? - не к месту спросил Никифорыч.
   Выпили.
   - Все дело в том, - предположил бывший "второй" Николаич, - что в отдельно взятом ничего изменить нельзя. А во взятом в целом - не получается.
   - Значит?
   - Значит, либо изменить целое до приемлемых размеров...
   - Ушить шапку по размерам сенькиной головы?
   - Вот, вот. ...либо увеличить отдельно взятое хорошее до целого. Чтобы смочь. Ведь весь вопрос в том, что считать отдельно взятым и что принять за целое, чтобы увеличить одно до размеров второго.
   - Зачем?
   - Чтобы смочь.
   Выпили.
   - Можно увеличить деревню до города, - предложил Палыч.
   - Можно, но бессмысленно. Отдельно взятый город ничто. Без деревни.
   - Можно увеличить отдельно взятый район до страны, - предложил Николаич, вдруг захотевший побыть Президентом.
   - Пробовали некоторые. Трудно. Не дадут.
   Так все на этом и уснули. Кроме Никифорыча. Который пил чай с молоком без заварки и продолжал думать, что:
   "... а ведь можно и увеличить ...самого себя. До размеров ...целого мира! И в нем жить. Но исключительно в одиночку. Что непривычно и скучно. И придется все равно из него частенько отлучаться. Чтобы поесть и помыться однако. И скотину (скотину-петуха!) накормить.
   А если бы можно было... Не в одиночку, но в то же время автономно... Страна миров... Но как же тогда без труда, без продукции, без обязанностей? Чистый разум? Но ради чего?"
   Бывший советский интеллигент-оборонщик Сергей Никифорович Иванов. Да и не кряжистый был он вовсе. Добрый, худощавый, жилистый и усталый человек в очках.
   Деревня Пенисово. Наши дни.
   Про Галактиона и астральный клуб он еще ничего не мог знать.
  
  

II.

Истоки одного открытия* Формула жизни *

Фоторобот души * О порядке вещей *

Кто написал диссертацию *

Похитители знаний * Вынужденная посадка *

Перпендикулярный мир

  
   Я с клубовцами (и с нами Галактион, конечно) возвращались из путешествия по очередному измерению, не отыскав и на этот раз обиталища душ.
   Зато мы отыскали четкий, универсальный и убедительный ответ на все вопросы типа "Кто?" и "Где?". Этот ответ мы подглядели у правоохранительных органов. Звучит он так: "Ищут!.." И всё. Только этот ответ должен обязательно произноситься с определенной интонацией и мимикой. С сурово сдвинутыми бровями, серьезно, озабоченно и устало. Только тогда он имеет свой глубокий смысл.
   Людишки бегают, лопочут, кудахчут "Когда найдут, кто убил, где спрятали, что своровали?"
   А им в ответ веско: "Ищут!.." И всё. Тому, кто нашел формулу этого ответа, я на месте высокого начальства большую премию бы дал. (Ну, или освободил бы досрочно.)
   Впрочем, отсутствие результата поиска нас уже не сильно угнетало, ибо если бы вдруг мы разгадали все тайны мироздания, то, как ни странно на первый взгляд, оказались бы в глупейшем положении.
   (Да?!)
   Именно! Ведь для чего познают? Чтобы изменить. В лучшую или худшую сторону - это уже дело вкуса. Либо обратить себе на пользу. Либо из-за глупого маниакального тщеславия. Типа "Всё знаю - и всё тут!"
   А представьте-ка, что все тайны мира стали для вас известны, но при этом вы не Господь Бог, чтобы манипулировать всем. Глупейшее положение, не правда ли?! Впрочем, кому как...
   Вот оппоненты, к примеру, могут возразить: дескать, мол, зачем Дарвин (на всякий случай для тех кто не знает: Чарльз Дарвин - это древнеанглийский ученый, занимавшийся естественными науками, а вовсе не поп-дива) интересовался происхождением видов? Уж не новый ли вид человека собирался вывести?
   Кстати, очень и очень немногие знают (даже Семенычу это было неизвестно), что изначальное название основного дарвинского научного труда звучит так: "О происхождении видов на жительство", и был он наполнен совсем другим смыслом. Это уже после редакторской правки данный труд приобрел широко известный человечеству вид и содержание.
   И никто не знает истинных истоков интереса ученого к этой проблеме. А вдруг у Чарльза были определенные проблемы с видом на жительство? Говорят, что в Англии тоже иногда бывают проблемы. И вполне естественно ("естественно"!), что его очень заинтересовало происхождение видов.
   И уже затем (это, кстати, новое открытие Семеныча) совершенно случайно, и где-то даже попутно, человечество узнало тайну своего происхождения. Это у людей, кстати, часто происходит случайно.
   Так вот, Семеныч предположил, что открытие Чарльзом Дарвином тайны происхождения видов случилось с ним вовсе не на Галапагосских островах при виде тамошних ящериц (их увидишь, так дверь головой откроешь, а не то что какой-то там закон!). Просто у молодого ученого в Англии был сосед по нелегально снимаемой им квартире, который пил до скотского состояния. И юный Чарльз с удивлением часто мог наблюдать эволюции от человека к скотине и обратно (через обезьяну).
   А уж потом увидал на Галапагосских островах ящериц. И при этом у него еще часто мелькала навязчивая мысль: "Это как же надо лопать, чтобы до состояния ящерицы?! А инфузории?!!!"
   Но это так, к слову. Кстати, происхождение видов на жительство, особенно в Москве, до сих пор неизвестно... А Семеныч до сих пор считает, что Энгельс не учел российский труд (в смысле, работу). Который на территории нашей страны создал из обезьяны не человека, а всего лишь ответственного квартиросъемщика.
   О Семеныче. Путешествуя по измерениям, мы с клубовцами обратили внимание на наличие у всех материальных разумных существ игр, напоминающих шахматы. То есть суть этих игр была общей: поля, различные фигурки, расставленные на них по определенному правилу, большое количество возможных комбинаций и попытки максимально их предугадать.
   Модель материальной жизни. Мудрая. Всегда удобнее соревноваться не в том, кто как живет, и кто что в жизни сделал, а кто кому поставил "мат". То есть добился права иносказательно дать понять: "Я - умный, а ты-то, братец, - дурак!". А кто-то сугубо материальный (из плохо игравших в шахматы) взял, да и придумал пистолет - универсальное оружие против шахматных и всяких "матов". А кто-то заработал или украл много-много денег. А кто-то выиграл их в карты (как когда-то Семеныч). Поэтому каждому свое, да и только.
   К чему это я, эволюция, соревнование... А вот к чему.
   Думается мне, что механические поиски обиталища душ в пространственно-временном континууме в виде определения координат их местонахождения обречены на неудачу. Поясню.
   Что такое, собственно, процесс эволюции материальных живых существ? Как есть - соревнование! Виды, соревнуясь между собой за право на выживание, непрерывно совершенствуются, отбрасывая отставших обратно. В неживое. И совершенствуясь, приобретают все большие возможности активного воздействия на окружающую их среду. Иногда даже слишком активного.
   Но ведь на таком уровне определенно можно говорить о том, что цель и средства ее достижения - это единое целое! Они, сливаясь, непрерывно пешком ходят один в другой и обратно, постоянно меняясь местами. К примеру, строительство завода - это цель или средство достижения цели? А и то, и другое. Приспособление природы под себя с тем, чтобы самим лучше приспособиться к ней.
   О нас, людях. Зачем мы совершенствуемся (если вообще совершенствуемся...)? Затем, чтобы было больше денег. (В переводе на язык эволюции - чтобы лучше выжить.) А в чем выражается это совершенствование?
   Либо в приобретении возможности (если лень), либо в конкретных попытках что-то изменить в окружающем мире. В переводе на язык жизни "в окружающем мире" - значит "дома", "в быту", "на работе", "на садовом участке". Пример: "Мама мыла раму" - дома (и на работе одновременно);
   "Маша ела кашу" - тоже работа по-своему;
   "Изя выбил визу" - а чего тут добавить?..
   "Батя ладит баню" - газ, электричество, воду отключат, а они опять живут! Вот она, эволюция!
   "Чиновник запретил!" - гм, гм... И не в склад, и не в лад. Зато правда. Очень сложный случай! Так сразу и не ответишь, что это. Вообще-то, это отдельная тема. Скажу только, что некоторые ученые и многие граждане всерьез колеблются, можно ли вообще относить чиновников к живым, более того, разумным существам? Или же все-таки к неживой, довольно вредной материи. Вопрос пока открыт.
   А если гипотетически, как в свое время и предлагал Семеныч, причислить их к классу растений (беспозвоночно-хищных), то всё сразу становится на свои места.
   А растения, как известно, могут не работать. Могут только плоды давать. Не всегда съедобные. Нам же надо, очень надо работать. Хоть и не хочется. Но надо. И что-то обязательно сделать в результате. Полезное. Чтобы выжить.
   Вот она - формула жизни правильного разумного материального существа.
   А теперь мысленно представим себя абсолютно идеальным (в смысле нематериальным) существом. Сначала жуть охватывает, верно? НИ-ЧЕ-ГО НЕ надо! Ничего! Ни денег, ни жены, ни славы, ни детей, ни работы.
   Зачем жить? Но стоп! Они ведь и не живут в нашем понимании. Они существуют (сделаем такое допущение). В общем, представьте-ка такой "прикол": Летит измотанная вечным бытием душа, вся в тоске. И ноет: "Вот существуешь, существуешь... А на кой?! Все знаешь... А на кой?! Хоть бы убил кто!.. Так никак!"
   Ужас!
   Но всё это опять не то. Во-первых, идеальные субстанции тосковать в принципе не могут. По причине полного отсутствия причин. И возможностей. Во-вторых, что такое знания? Это опыт. А если ничего и никогда нельзя сделать? Тогда и опыта никакого нет. А, стало быть...
   Так они, ко всему, еще и ничего не знают?!! Ну всё, полный финиш.
   Клубовцы долго смеялись над изгибами этой мысли. Но, тем не менее, продолжили вить мою запутавшуюся нить.
   - Здесь вот, наверное, в чем штука, - сказал Галактион,- Во-первых, еще не факт, что человек при рождении "сбрасывается на ноль". Это только так поначалу кажется. Первые три года, когда он прикидывается маленьким. (Кто знает - тот поймет!) Но если присмотреться... Коллективные знания социума частично восполняют потерю темпа. Повертел-повертел погремушку-колесико, да и "пролетел" пару тысячелетий эволюции сразу!
   - Посмотрел по телевизору сериал, да и отъехал на пару столетий назад. - Вставил умница "Фигарыч".
   - Суть в другом, - не заметил шутки Галактион,- Эволюция все же дает шанс сообществу людей, как разновидности разумных материальных существ, как бы пульсирующими толчками (каждое новое поколение - удар пульса) продвигаться все выше.
   - Куда, а главное зачем? - спросили все.
   - Вот тут-то и ключ к загадке, - сказал "Петрович",- и дело-то всего лишь в том, чтобы его отыскать.
   Как-то заключительно получилось у "Петровича".
   - Постой-ка, постой, "Петрович",- разошелся "Фигарыч",- этот разговорчик на сегодня еще не увял. Как говорят чайники, финальный свисток еще не прозвучал. Давайте-ка подумаем, может мы действительно напрасно ломимся по измерениям? Как начинающий "опер" бездарно бегает по улицам с фотороботом, приставая к женщинам. Может быть, надо как опытный "опер"?
   - А как делает опытный "опер"?- спросил никогда не работавший в земной милиции "Степаныч". "Фигарыч" тоже не работал, но знал.
   - Посидит, выпьет, закусит, прикинет, у кого завтра спросит, да и всё.
   - Устами младенца...- хохотнул Галактион,- ...глаголет "Фигарыч". Всё-то это верно, но ведь когда у тебя... Нет, скорее у тебя, - обратился он ко мне, - куда-нибудь запропастятся тапочки, то ведь ты вначале не будешь писать диссертацию о том, где они могут быть, а просто полезешь на балкон, или на худой конец, в духовку и наверняка в конце концов отыщешь их. Так и мы. Прежде чем разрабатывать сложную теорию, сначала, наверное, надо просто порыскать вокруг.
   Я, впрочем, не стал распространяться о том, что кое-кто из наших общих знакомых (не будем уточнять отчеств) как-то именно таким образом сгоряча и написал самую настоящую диссертацию "О порядке вещей". За один присест. Вернее, приляг. А еще точнее - так и не вставая с дивана.
   Правда когда в результате этого пятисотстраничного монументального труда стало окончательно ясно, что потерянная Семенычем зажигалка должна быть исключительно под диваном, она вдруг нашлась непосредственно под подушкой... Но труд-то уже был написан! И не выбрасывать же его! А зря написан или нет - это уже другой вопрос.
   К тому же я, кажется, проговорился о том, кто именно написал её, эту диссертацию.
  
   Но всё-таки возвратимся к формулам жизни. Для разумного материального существа "работать, чтобы выжить". А для разумного идеального существа? "Существовать для того, чтобы существовать?" Глупо. Как же тогда быть с целесообразностью всего сущего? Скорее всего, вряд ли РИСы вообще существуют автономно, поскольку в их существовании вряд ли может быть какой-нибудь смысл. Хотя бы только поэтому.
   В самом деле: 1) изменить ничего не могут; 2) узнать что-нибудь тоже. По причине п.1. Значит, остается только два возможных варианта. Либо РИС существует всё же в непосредственной связи с РМС, либо РИС - это часть совершенно, принципиально иного нематериального мира. Или служит связующим звеном между нашими мирами.
   Что понимать под нематериальным миром? Уж не тот ли это мир, где мысль материальна, и ее можно пощупать? (Мысленно, конечно.)
   А почему бы и нет? Кто сказал, что-то, что нам трудно понять, не существует? К примеру, фотосинтез у растений. Каждый школьник знает, что растения фактически питаются светом, и что корни нужны им только чтобы стоять, да пить. Воду.
   Знать-то каждый знает, но представить нам себе это довольно трудно. Как трудно представить среднего русского человека, вот уже много лет живущего за чертой бедности на суммы, которые накрепко ниже прожиточного минимума. Поняли?! Фотосинтез!!!
   Опять же воздух. Воздух, которым мы дышим, при определенных условиях может стать не только жидким, но и твердым. (Особенно в торговле.) Факт?
   Тогда почему не может быть мира, где условия таковы, что мысль это предмет? Причем, твердый. ("Гранит науки" там - понятие конкретное.) И наоборот, предметы нашего мира в нем прозрачны, легко проницаемы и нематериальны, как сама мысль для нас.
   - Да, но какое может быть дело тому, диаметрально иному миру, до нашего? резонно спросил "Степаныч".
   - Пока не знаю, - сказал Галактион.- Давайте пока отложим этот вариант про запас. И разработаем пока версию взаимодействия в нашем мире РМСов и РИСов.
   - Высказываю гипотезу! - подключился "Фигарыч",- Разумное материальное существо - это способ! Единственный способ проникновения РИСов в наш сугубо материальный мир, исследовать его и совершенствовать свои знания. Ибо без опытов (а почти всякий опыт в естествознании это какое-либо материальное действие) преумножать свои знания невозможно. Если только пассивно подглядывать за лаборантками.
   - Стало быть, сказал я, - ты хочешь сказать, что РМСов как таковых не существует вовсе? Что есть просто живые материальные существа, которые служат всего лишь средством для познания нашего мира нематериальным разумом?
   - Почему бы и нет?
   - А почему тогда именно люди, а не скунсы, скажем, или дельфины?
   - Ну хотя бы потому, - предположил Галактион,- что только устройство человека наиболее приспособлено для познавания (или специально так устроено). Речевой аппарат, руки. Хвостом или плавником, скажем, на пианино не сыграешь и брюк не сошьешь.
   - Да и мелочь из кошелька не вытащишь, - добавил умница "Фигарыч".
   - Кстати о мелочи, - пришла мне в голову забавная мысль, - Если все так, то весь большой запас опыта и знаний человеческих можно условно разделить на две части. К первой можно отнести всё, что касается самого человека как материального существа. Его жизни, воспроизводства, развлечений. К примеру, товарно-денежные отношения, медицина, юриспруденция и т.п.
   - Политика, - вставил умница "Фигарыч".
   - Именно политика! А ко второй - собственно естествознание. Физика, химия, математика, астрономия и т.п.
   - Кибернетика, - вставил умница "Фигарыч".
   - Именно кибернетика! (Ай да "Фигарыч"!) Поэтому, следуя этой теории, нет для РИСов более бесполезного материального существа, чем банкир, например. Результатом жизни которого, как известно, является много денег. А самыми полезными - физики, летчики, ...писатели...
   - Кроме пошлых детективщиков и женских романистов, - подхватил Галактион.
   - Пожалуй, да. И чиновников.
   - И медиков, и юристов, и полицейских? - спросил "Степаныч", втайне мечтавший поработать полицейским, - И продавцов, и артистов?
   - Ну, в общем-то, и банкиры для них не совсем бесполезны, - задумался Галактион,- Они обеспечивают материальную составляющую жизни "познавальщиков"...
   - Пусть живут?
   - Пусть. Как и медики. Но наиболее полезны для РИСов всё-таки жизни людей, добывающих новые знания об окружающем мире.
   - И ощущения, - добавил вообще сверх всякой меры разумневший "Фигарыч".
   - И опыт их добывания. - (Это уже Галактион.)
   - Да, да, да и еще раз да, - сказал я. - Да... А кто же тогда я сейчас? А, Галактион? В моем-то нынешнем положении?
   - Думаю, - не раздумывая, ответил тот, - что если всё то, что ты сейчас нам напредполагал, правда, то ты всего лишь мелкий воришка. Похититель опыта. Собрал его весь, как пожитки, в свой образ, да и дал тягу из тела. Оставив твоему РИСу на Земле совершенно пустую голову.
   - Ну мелкий или крупный воришка это еще вопрос...- слегка обиделся я, - И вообще я всего лишь сделал предположение. Одно из возможных.
   Помолчали.
   Вот так спонтанная и поначалу как бы невинная гипотеза "Фигарыча" при ближайшем рассмотрении оказалась довольно жутким сценарием человеческой истории. Фантастический триллер какой-то. Интеллектуальные трансвселенские паразиты. (Это души-то!) Комедия вдруг сразу превратилась в трагедию, минуя стадию трагикомедии.
   Опять помолчали.
   - Господи! Чего только не тащат!!! Как это по-русски! Тащат все, и всё! И куда только у них всё убирается! - заблажил я.
   - Так безгранична Вселенная-то!... - задумчиво сказал "Фигарыч".- И с чего ты, собственно, решил отделить русских от человечества?
   Снова долго летели молча.
   - А знаете что? - предложил Галактион,- полетели-ка на Землю, к Семенычу. Развеемся, в шахматишки сгоняем...
   - А что, пожалуй, - согласились все. Ибо после таких мыслей требовался перерыв и смена занятий. А еще лучше - отпуск.
   А что может быть лучше отпуска на Гаваях? Только два отпуска на Гаваях. А что может быть лучше отпуска на Гаваях с Семенычем? Только двадцать отпусков на Гаваях без Семеныча. Да что там говорить, без Семеныча везде пустовато.
   После этого предлагаю читателю вопрос из теста для дождевых червей на присутствие у них разума. Угадать с трех раз, куда мы полетели.
   В клуб? Неправильно. На Марс? Теплее. В магазин? Да ну вас, не угадали. Мы полетели на Гавайи, к Семенычу! Попутно и непринужденно еще раз доказав отсутствие разума у дождевых червей.
   Долетели без пересадок и приключений. И как всегда неожиданно, как снег на гавайскую Семенычеву голову. А как известно, снег на Гаваях бывает нечасто, поэтому Семеныч очень обрадовался.
   Мы нашли его в добром здравии, его клуб по-прежнему давал неплохие стабильные доходы. Семеныч не был бы Семенычем, если бы не занялся кроме шахмат еще и литературой. Написал трактат о русской демократии в оригинальном стиле (с использованием ненормативной лексики гавайских племен, а также русской).
   Кроме того, он за время нашего отсутствия изобрел несколько новых блюд. "Нову хаву", как по-американски называл их он. Жареные бананы с луком, блины с ананасом, а также кофе с коньяком. "Что же нового в кофе с коньяком?"- спросите вы. Недооцениваете вы Семеныча! Нового то, что он в чашку коньяка добавляет две чайные ложки кофе. И получается принципиально новый кофе с коньяком. Вот так!
   А еще Семеныч ...немного научился играть в шахматы! И даже одержал несколько побед.
   Поскольку для Семеныча последнее обстоятельство имело эпохальное значение, он завел список побежденных, имена которых выбивал на гранитной плите, установленной в его кабинете. К нашему прилету на ней значились уже четыре имени.
   Под номером один: гавайский повар Джо (правда, будучи в сильном подпитии)- так и было выбито в скобках. Семеныч во всем был исключительно честен.
   Под номером два: собачка повара Джо.
   Под номером три: жена повара Джо.
   Под номером четыре: Повар Джо. Трезвый.
   Так и было выбито: "Повар Джо. Трезвый". Потому как пьяный и трезвый повар Джо - это два разных человека. У пьяного повара Джо максимум первый разряд. А вот трезвый повар Джо!.. Это уже повар шестого разряда! Самого высшего.
   И вот его-то и смог победить Семеныч. В шахматы. Победил в дополнительное время. За это он на радостях назначил гавайскому повару Джо пожизненную пенсию за свой счет (вернее, за счет своего казино).
   Правда, желтая гавайская пресса выдвинула обидную для Семеныча версию, что пьяный повар Джо проиграл Семенычу по глупости, а трезвый - по расчету. Но умный Семеныч на них не обижается, потому что понимает, что политики на Гаваях мало, а кушать прессе тоже хочется.
   Всеми этими новостями угощал нас счастливый Семеныч.
   А в конце еще добавил, что зато жалкая желтая пресса, в отличие от нас, никогда не узнает о перпендикулярном мире. Его наличии и существовании прямо у нас, на Земле. Среди нас!
   В этом мире реки текут снизу вверх и сверху вниз и похожи на удивительной красоты столбы, соединяющие верх и низ. А деревья в этом мире все растут лежа. А те, что упали в нашем мире - встали в перпендикулярном. И наоборот.
   А жить в этом мире могут только удивительные существа, у которых глаза сбоку и ноги тоже сбоку. Только им открыт путь в этот удивительный мир.
   А попасть в этот мир очень просто. Но плохим людям и желтой прессе туда не проникнуть. Не дано это им, даже за очень большие деньги.
   Сам Семеныч открыл этот мир среди нас просто и случайно. Когда лежал на пляже, поворачиваясь с боку на бок. А позже увидел этот мир еще и с дивана. Главное - это уметь видеть! При жизни.
   Теперь Семеныч живет сразу в двух мирах, обычном и перпендикулярном, запросто ходя туда и обратно по нескольку раз на дню. И уверяет, что в перпендикулярном мире иногда даже лучше. Вот так!
   Погостив у Семеныча пару недель и довольно хорошо отдохнув, мы собрались обратно в клуб. "Уплатить членские взносы",- как пошутил "Петрович". Он тоже иногда шутил.
   Душевно распрощавшись с Семенычем, мы отправились в обратный путь. Но перед тем, как покинуть Землю, я попросил коллег залететь домой, в Россию. Нет, не к своему телу, по нему я давно уже не скучал, а просто хотелось посмотреть на родные места, как живут русские люди. По-прежнему ли у них только две проблемы, дороги и дураки? Может, еще какие проблемы добавились?
   Клубовцы мне в этом, конечно, не могли отказать. Тем более, что сделать лишний крюк в пределах одной планеты для них всё равно что для нас лишний раз шевельнуть пальцем.
   И мы направились в гости к русским. В русском полушарии было лето. Сверху мне сразу стало ясно, что и дороги, и дураки остались на своем прежнем месте. Только дураки стали жить еще лучше, а дороги стали заметно хуже.
   Но природа была еще вовсе недурна. Местами. Красота, одним словом! К тому же ни жара, ни мухи с комарами по известным причинам меня не беспокоили. Это существенно усиливало и без того удивительную красоту мест.
   Небольшая извилистая речка, в которой, наверное, еще водилась живая рыба, пять деревянных домишек, прилепившихся к ее излучине. Судя по их виду, они были обитаемы. Неподалеку остатки некогда большого собора, хлебное поле, рассеченное пополам проселочной дорогой.
   В общем, если бы я летел на самолете или вертолете (или бы шел пешком по лесу и имел надобность "по-большому"), то произошедшее в следующую минуту можно было бы назвать вынужденной посадкой. Если бы я ехал на машине - то вынужденной остановкой. Если бы плыл на судне (речном, разумеется), то не знаю, как называлось бы.
   Короче, заглядевшись на окрестности, я просто треснулся об землю. Моим столкновением с планетой Земля это тоже можно назвать. Но если честно, я элементарно, как элементарная частица, врезался в плотные слои почвы.
   Если бы я был в теле, то последствия были бы печальны. Но ломать мне было уже нечего. Только помутнение сознания. Ощущение как будто тебя сильно ударили по лицу мешком с ватой.
   Очнулся я на той самой проселочной дороге. От смеха. Смеялись клубовцы. Надо мной. Особенно заливались "Петрович" со "Степанычем", которые впервые наяву увидели проявление глубокой земной задумчивости.
   "Сначала, слышь, бац, бац помпончиком по деревьям, а потом ряшкой!.."- веселились они.
   - Эх вы, глупые! - урезонил их Галактион.- Вам этого не понять. У вас же нет ни родины, ни дома.
   - А зачем они нужны? - все еще смеясь, спросил "Петрович",- чтобы крышу ремонтировать или чтобы вот так же мордой?
   - Да, "Петрович", не был ты ни материальным, ни русским, - медленно поднимаясь над землей, сказал я, - И не будешь уже никогда.
   - Это точно! - ответил тот, - Да и не больно-то надо.
   - Ну, тебе-то, видимо, и не надо. А я как-никак возник в этих местах, думать научился. Ты ведь, "Петрович" и в речке-то, поди, никогда не купался, да и плавать-то, наверное, не умеешь.
   - Зато я, во-первых, летаю, а это гораздо быстрее, а во-вторых, не потею. Зачем мне купаться?
   - То-то и оно, что не понять тебе.
   - А ведь это судьба, - неожиданно сказал Галактион.
   - Что судьба, по лицу мне получить?
   - Это тоже. Но я о другом. Ведь это то самое место, по которому я в черной дырке с конвоирами ехал! Вот, вот то самое место, где они Луну арестовали.
   - Так надо установить здесь памятный знак. "Здесь во время массовых репрессий в 1937 году была арестована планета Луна - спутник Земли по обвинению в правом уклонизме". Только кто ставить-то будет?
   - Как кто? Местные жители! Это место станет знаменитым на весь мир, начнется паломничество туристов, и эта уже бывшая деревня снова будет процветать.
   - Боюсь, что никому это здесь не нужно. Ни памятники ставить, ни процветать. Тем более, что арестовали-то только русскую Луну, а французам, например, этот исторический факт вовсе даже неприметен.
   - Нет, нет! - загорелся вдруг Галактион,- Нельзя же быть таким безнадежным пессимистом! Надо открыть людям глаза!
   - Так ведь уже сто раз открывали.
   - Тогда протереть!
   - Да им не глаза открывать надо, а пинка давать. А это не для нас.
   - Ничего не хочу слышать. Всё это отговорки! - отрезал Галактион и полетел в деревню искать контактов.
   Что ж, и мы за ним.
  
  

III.

Невидимый агент * Сколько истин в политике *

Транссексуальная операция в сельских условиях *

Танцуем балет * Коммунизм в отдельно взятой

избе * Космолет с удобствами во дворе *

Граница между космосом и деревней

  
   Деревня представляла собой особое зрелище. Клубовцы сразу отметили несколько примечательностей. Без "досто-", правда.
   Первое. В деревне не было женщин. Вообще. Нигде не висело выстиранное белье, да и их самих вовсе не было видно.
   Второе. В деревне не было детей. (Наверное, потому что не было женщин.)
   Третье. По меньшей мере, один из жителей был полностью трезвый. Его таким видели. Что, в общем-то, совсем странно.
   Четвертое. Его дом был оборудован ветряным электрогенератором (ничего себе!).
   Странная деревня.
   Галактион решил пробовать начать контачить по порядку расположения домов. Первым (по течению реки) был дом бывшего завполиклиникой Палыча. Клубовцы тихонько залетели в дом и расположились на печке (наложившись друг на друга и оставив хвосты во дворе).
   Сначала Галактион, как водится, осмотрелся. Стены избы были обиты пустыми коробками из-под конфет разных лет, вместо вязанки дров возле печки лежала охапка тех же пустых коробок. Хозяин спал на переделанном из кушетки диване. Простыни, наволочки и пододеяльники были сшиты из белых халатов. В избе стоял непроходящий запах коньяка, но клубовцы его чувствовать не могли.
   "Здравствуйте!"- для начала тихонько промыслил Галактион, адресуясь к голове Палыча.
   "Проходите, раздевайтесь, карту, коньяк и конфеты на стол," - автоматически прозвучало в ответ.
   - Ничего себе, как изменилось колхозное крестьянство! - сказал Галактион.- Вместо надоев и урожайности - все тебе три удовольствия, и сразу!
   - Да не крестьянство он. - Успокоил я. - Вон смотри. - Я кивнул на стол.
   На столе вместо ножа лежал скальпель со следами конфеты.
   - Врач он. Настоящий или бывший не знаю, но точно, доктор.
   - А как с врачами лучше всего разговаривать? - спросил Галактион.
   - С врачами лучше всего разговаривать языком жалоб на здоровье, - предположил "Фигарыч".
   - Так мне жаловаться не на что, - озадачился Галактион.
   - Ну какая тебе разница, - посоветовал "Степаныч", - пожалуйся что хвост плохо сгибается (вилять и честь отдавать трудно).
   - Да ну тебя, "Степаныч"! Врачи, чтоб ты знал, умеют лечить всё кроме хвостов. Если он не ветеринар, конечно.
   - Сомневаюсь, что они и головы умеют лечить...- заметил я.
   - Вот-вот! Скажу-ка я ему, что у меня болит голова, - придумал Галактион.- А она у меня действительно болит. За людей!
   "Разделись? - Прозвучало со стороны дивана. - Покажите-ка голову, откройте рот..."
   Всё это Палыч промысливал во сне, не открывая глаз. Привычно, как когда-то на работе. Только руки его двигались так, как будто он быстро-быстро что-то писал в карте.
   "Доктор, может, Вы меня всё-таки осмотрите?"- вежливо поинтересовался Галактион, надеясь, что Палыч откроет глаза.
   "А что ты, женщина, что ли, чтобы тебя смотреть?"- про себя промыслил Палыч, а вслух промычал:
   "С удовольствием. Только через недельку. После того как Вы сдадите все анализы, пропьете вот это (он вновь быстро заработал воображаемой ручкой), вот это и еще, пожалуй, это. Два раза в день до еды, пять раз в день после еды и через раз во время еды".
   "Я столько не ем!..",- заметил Галактион, а "Фигарыч" немедленно перегрелся от расчетов. Он впервые увидел земного русско-советского врача.
   А Палыч повернулся на другой бок и продолжал спать, не прекращая шевелить пальцами правой руки. Галактион поскучнел.
   - Тут что-то тяжеловато, ребята, - сказал он, - полетели-ка дальше.
   В следующем (по Гринвичу) доме жил Михалыч. Его профессионализм, который не пропьешь, чувствовался уже на дальних подступах к крыльцу. К калиточке была ненавязчиво привязана тонкая бечевочка, тянувшаяся к связке пустых консервных банок из-под тушенки. В каждом окне виднелась милицейская фуражка, лежащая на подоконнике (впоследствии выяснилось, что это были всего лишь приклеенные к стеклу картинки), а на двери краской было написано "Стой кто идет" (без знаков препинания).
   Наверное, это были далеко не все хитрости старого мента Михалыча. Если бы у клубовцев были тела, то они заметили бы ими наверняка гораздо больше.
   - Послушай, Галактион, здесь тоже не колхозник живет! - предупредил я.
   - Ты кого учить вздумал?! Забыл, что я сам нахожусь в звании младшего сержанта по особым поручениям? - напомнил тот. - Здесь у меня проблем не будет.
   Михалыч, как и Палыч, спал, укрывшись шинелью. Здесь все было из шинелей. Скатерти, одеяла, занавески, полотенце, половые тряпки и даже пуфик оригинальной конструкции.
   "Приветствую Вас, подполковник!"- уверенно сказал хозяину Галактион (в погонах он еще не разучился разбираться).
   "А ты кто?"- поздоровался в ответ Михалыч.
   "Ноль Семерович Десятый. Генерал-майор тайной налоговой полиции". Михалыч, не пошевелившись, резко открыл один глаз, повращал им и спросил: "А где же Вы, собственно, генерал? Что-то я никого не вижу. Допился что ли?"
   Поскольку мы слушали непосредственно все мысли подряд, то ответы были полнее, чем следовало бы.
   "Нет, наверное, еще не совсем допились, подполковник, - успокоил его Галактион,- просто я, как истинный боец невидимого фронта, остаюсь незаметен для собеседников."
   Михалыч, покряхтывая, сел, пощипывая себя за щеки, и удивленно сказал: "До чего же техника дошла! Невидимых агентов научились производить! Эх, жаль в мое время такого не было. Мы бы не только не допустили всего этого безобразия, но и бросили бы через бедро всех капиталистов!..."
   "Может быть, может быть, - не стал разочаровывать его Галактион,- Могу ли я рассчитывать на Ваше традиционное милицейское гостеприимство, полковник? Кстати, а как Вас, собственно, зовут?"
   "Да ради Бога! Зовите меня просто Михалычем. - сказал Михалыч, - Присаживайтесь."
   "Спасибо, я повишу... то есть так побуду, - поблагодарил Галактион,- Мне стула не надо. И стола, и кровати тоже."
   "Так я извиняюсь, чего же, собственно, надо-то? - удивился Михалыч, - Самогону, что ли?"
   "Упаси Бог! Я вообще не пью и не ем".
   "Господи, ну и дела!.. Агент-невидимка, без тела вообще, в еде и прочем не нуждается, видит и слышит насквозь. Поди и денег-то ему не надо!"- оробел Михалыч. А вслух сказал:
   "А Вы, товарищ генерал-майор, я очень извиняюсь, на Россию ли работаете? А то мне на старости лет еще не хватало измены Родине..."
   "Считайте, что на Россию, - успокоил его Галактион.- На Россию и всю Вселенную-матушку одновременно".
   "Значит, и на Америку тоже?"- подозрительно спросил Михалыч.
   "На Америку как на государство - нет".
   "А как же тогда? Впрочем, - немного подумав, сказал Михалыч, - какая разница?... Секретов я уже никаких не знаю, а то бы, может, и продал. А то что было в мое время секретом... Так сейчас этому школьников учат. Насильно. Так что продавать Родину мне не за что, а покупать Америку - не на что".
   "Да и незачем," - сказал Галактион.
   "Может быть и незачем, - согласился Михалыч, - А только все равно обидно! Слушаю Вас, товарищ Десятый".
   "Михалыч, расскажи-ка мне о вашей деревне. Кто в ней живет и почему как-то пустовато у вас?"
   "Так везде у нас, в общем-то, пустовато. - заметил Михалыч, - От нас мало что зависит".
   "Так ли уж мало? И если не от вас, то от кого же, в общем-то, зависит?" - удивился Галактион.
   "Так ведь, Ноль Семерович, уважаемый, от простых людей в России разве что зависит? Зависит от власти, от погоды, от международной обстановки, от цены на нефть сырую в конце концов..."
   "А если от вас ничего не зависит, - продолжил Галактион,- то в чем же смысл вашей жизни?"
   "Это в каком же смысле?" - насторожился Михалыч.
   "Да в прямом, конкретном, применительно к Вам." - настаивал Галактион.
   "Так в разные годы и смыслы были разные".
   "Ну, детство и раннюю молодость сразу пропустим. - сказал уже поднаторевший в земной жизни Галактион,- Начнем сразу с ранней зрелости."
   "Если со зрелости, то служение идеалам марксизма-ленинизма".
   У "Фигарыча", "Степаныча" и "Петровича" сразу опять перегрелись мозги.
   "Нет, я о реальном смысле",- поправил Михалыча Галактион.
   "Если о реальном, то получить очередное специальное звание",- снова подумав, сказал Михалыч.
   "А еще?"
   "Ну, чтобы взысканий не было, а зарплата наоборот - была".
   "А еще глобальнее?"
   "Глобальнее? До льготной пенсии дослужиться".
   "А еще глобальнее?"- допытывался Галактион.
   "А что может быть глобальнее-то?!"- удивился Михалыч.
   "Подполковник!..- укоризненно промыслил Галактион,- Разве во всех этих частностях может быть смысл жизни?!"
   "Что-то я все же не пойму, к чему Вы клоните, товарищ Десятый, - обиделся слегка Михалыч. - А вот у Вас, к примеру, в чем может быть он, этот самый смысл? Тела у Вас нету, желаний - тоже, ради чего Вам-то работать?"
   "Отвечу, - не смутился Галактион,- ради истины".
   "О-о-о!.. - улыбнулся Михалыч, - Истин у нас много! Ради всех не переработаешь. Трех жизней не хватит".
   "Вообще-то, истина как бы одна..."- поправил Галактион.
   "Это, может быть, в математике одна, да в разговоре с начальником. В биологии уже, как минимум, две, в юриспруденции - пара десятков, а в политике - и не сосчитаешь",- засмеялся Михалыч.
   "Ну вот сейчас, подполковник, Вы - подполковник на пенсии. То есть, как бы целей достигли. Дальше-то что? Зачем Вы сейчас-то живете?"
   "Сейчас уже не "зачем", а просто так".
   "А если просто так, то зачем?"
   "Ну не удавиться же в самом-то деле!!!"
   "Конечно, нет, - подтвердил Галактион,- Надо жить, непрерывно совершенствуясь самому и, по возможности, совершенствуя окружающий мир".
   "Это Вы не к новой ли революции призываете, товарищ Десятый?! У нас это сейчас запрещено, между прочим!"
   "Наоборот, к эволюции. Активной и радикальной эволюции!"
   "В нашу задачу, товарищ Десятый, эволюция никогда не входила. Не ставили нам такие задачи, да и приказа соответствующего не было. Эволюцией у нас занимался Ч.Дарвин (английский революционер), революцией - В.И.Ленин, а мы занимались Конституцией, да проституцией".
   "Средствами Конституции боролись с проституцией, что ли? Или наоборот?"- пошутил Галактион.
   "А хоть так, хоть так поверните, а всё равно в наше время жилось спокойнее".
   "На штыках!"- напомнил Галактион.
   "Может быть. Но это лучше, чем на шприцах, как сейчас, - справедливо заметил Михалыч. - И вообще, чем вооружат, тем бы и работали. Конституцией, так конституцией. Или еще чем. Моё предназначение было охранять, соблюдать, да не допускать. А изменять, улучшать - это не мое дело. Это дело народа".
   "А разве вы - не часть народа?"
   "Конечно, нет".
   "А кто же вы?"
   "Сейчас - пенсионер".
   "И всё?"
   "И всё".
   "А если прикажут?"
   Михалыч задумался.
   "Если прикажут, то, может быть, и сделаем. Только некому теперь. Приказывать. А без приказа никак нельзя. Да и толку нет".
   "Ну что же, жди приказа, Михалыч!"- попрощался Галактион.
   "И Вам того же, товарищ Десятый,"- ответил тот.
   На том и расстались.
   - Да... - Сказал Галактион,- Нельзя все же с солдатом говорить о глобальном! Вообще наша с тобой Россия напоминает кучу разрозненных и частично вполне годных еще деталей, из которых никто не может, да и не хочет собрать хороший механизм.
   - Может быть, - согласился я, - всё вроде есть, а вместе - куча какая-то.
   - Да. И куч, и кучек у вас хватает, - приглядевшись, заметил "Фигарыч",- Ну что, полетели дальше?
   Мы заглянули в избу к Николаичу, бывшему второму секретарю райкома. Тот не спал. Он ...произносил речь. Так что переброситься мыслями нам с ним не удалось. Да и, собственно, не потребовалось, так как монолог Николаича представлял большой интерес сам по себе.
   Нет, Николаич не свихнулся и не хватил лишнего. Просто он сидел и думал. А поскольку мысли для клубовцев и меня все равно, что речь, то и получалось, что Николаич произносил речь.
   Да не одну, а целых две. Одновременно. "Как это так?! - спросите вы, - Свихнулся, наверное, все-таки Николаич!" Да нет. Не свихнулся. Всё гораздо проще.
   Вы никогда не замечали, что думаете и говорите кому-нибудь вслух об одном и том же совершенно по-разному? При разговоре вы произносите только какую-либо одну, наиболее выгодную вам, позицию, а вторая остается "про себя".
   Или когда человек проигрывает про себя какую-нибудь воображаемую ситуацию, то он мгновенно становится то оппонентом, то снова самим собой, то третьим оппонентом, то опять собой. Только так формируется его собственный взгляд на проблему.
   Так что Николаич вовсе не свихнулся. Он думал. А мы просто его слушали. Поскольку Николаич думал, будучи единым только в двух лицах (большего ему не потребовалось), то и речи было две. Я приведу их сразу в разделенном виде, а то боюсь, что вы их не поймете с непривычки.
   Что? И так поймете? Ну-ка вот, попробуйте.
   "Первый луч три указательных пальца озаряющий вытянулись мрак и заливающий по направлению к рейду. Ослепительным светом голландский барок тьму коей пришел вечером."
   Ну как, ничего? Воспринимаете? То-то же. А это всего лишь два (а не три или больше) произведения, причем известнейшие. Так что не будьте излишне самоуверенными, а доверьтесь моему опыту.
  
   Первая речь Николаича:
   "Дорогие товарищи! Разрешите мне, как старому коммунисту, поделиться с вами некоторыми размышлениями о проблемах развития и совершенствования нашего развитого (несмотря ни на что) социалистического общества.
   Под незримым, но по-прежнему чутким руководством КПСС наша страна добилась значительных успехов в деле построения капиталистического общества. Не только не утрачен, но и удвоен, нет, кажется, утроен (!) паритет с империалистическими державами в военной области. Общеизвестны наши успехи в области освоения космического пространства, а также балета.
   Но наряду с этими очевидными и безусловными успехами имеют место и отдельные огромнейшие недостатки, товарищи. Несмотря на Указания ЦК КПСС, по-прежнему остается значительный разрыв между городом и деревней. Производительность труда в промышленности и сельском хозяйстве еще более отстала от развитых капиталистических стран. Хотя благосостояние народа и растет. Да... Кажется растет. Растет, товарищи!
   Какие же экстренные действенные меры следует предпринять для устранения причин, по-прежнему активно мешающих нашему поступательному движению вперед, товарищи?
   Во-первых, усиление идеологической составляющей в воспитании человека труда. Только вооруженный идеями марксизма-ленинизма и пролетарского интернационализма рабочий класс сможет построить сначала "в основном", а затем и развитое капиталистическое общество. И непременно с человеческим лицом.
   Во-вторых, усиление морального, да и (что скрывать) материального стимулирования качественного производительного труда.
   В-третьих, повышение роли науки в усилении эффективности производства.
   Некоторые заблуждающиеся товарищи все чаще предлагают пересмотр основ перехода к капитализму нашего глубоко социалистического общества, наивно полагая, что существующие являются тормозом развития производства. Это ерунда, товарищи. Только благодаря социалистическому укладу экономики наш капитализм под мудрым незримым руководством КПСС и лично товарища... Товарища окончательно преодолеет последствия Гражданской, Великой Отечественной войн, послевоенной разрухи и перегонит всех кого можно. И нужно, нужно, товарищи! Очень нужно...
   Ведь мы первыми вышли в космос, пляшем балет, в конце концов! Наша страна добывает всех больше угля, руды, нефти, газа, ядерных отходов и прочих полезных ископаемых. А вы говорите - какая-то воровская частная собственность!
   Во всем мире частная собственность порождала только классовую ненависть, угнетение пролетариата, власть денежного мешка и... но и мы так сделаем! Только в нашей советской капиталистической стране человек всегда может быть уверен в завтрашнем дне! Что он будет такой же, как и сегодняшние. Или даже лучше. Да точно лучше! Может быть...
   Под знаменем марксизма-ленинизма вперед к окончательной победе социализма, коммунизма и капитализма, товарищи! Вернем всё на круги своя, твоя и моя (твою мать)!"
  
   Это была первая речь Николаича. Которая была выслушана им с большим вниманием и неоднократно прерывалась бурными и продолжительными аплодисментами, едва не перешедшими в финале в овацию.
   А теперь
  
   вторая речь Николаича:
  
   "Старый ты дурак! Ведь до того заболтался, что и сам во всё поверил. И профукал всё, что только можно и нельзя. Как в пресловутой секте, которые верят в голубоватое сияние вокруг пупка. Уставятся на него сутками, и видят. Коммунист пупочный! И поделом тебе (тут Николаич применил к себе жесткую ненормативную критику), сиди вот теперь тут в этой глуши со всеми удобствами во дворе. Ведь сколько раз намекали тебе про гибкость и особую тактику в деле построения коммунизма в отдельно взятом личном подсобном хозяйстве... Ничего не понял! Дождался пока... Даже Петька, блин, вожак комсомольский хренов - и тот сетью автозаправок владеет. (Автоматически заправляет киллерАм патроны в магазины.) Да что там Петька... У какого-то рядового инструктора, не говоря уже о завотделом, и то по-меньшей мере свой магазин. С продуктами.
   Ну, ничего. Вот погодите, вернутся старые времена, мы еще поговорим о ревизионизме с правым уклоном! Мы еще реквизируем ваши коттеджи под общественные бани! Мы еще!.. Хотя..."
  
   Тут Николаич обреченно махнул рукой и ...зааплодировал. Потому что в первой речи как раз начались бурные и продолжительные аплодисменты. А их срывать было никак нельзя.
   Под эти звуки мы и покинули избу Николаича. У него был свой мир, и нам там делать было нечего. Этот мир был замкнут сам на себя и с ним всё было ясно.
   Всё ясно было и с Эдуардычем, на дверях которого было мелом написано: "Я тебя не трогаю - и ты меня не трожь! Сукой буду!"
   Галактион даже не стал стучать. Только обстоятельный "Петрович" на потеху нам с Галактионом всё пытался понять значение последней фразы из объявления Эдуардыча.
   "С одной стороны, наверное, в этой избе идет важная транссексуальная операция, - рассуждал про себя "Петрович",- но тогда почему не видно никакого оборудования, да и репортеров тоже?.. С другой стороны, может быть, автор указывает возможным посетителям на то, что если его помимо его желания каким-либо образом тронуть, то он может превратиться в животное определенного другого пола. Странно... И ничего смешного! (Это он нам с Галактионом.)"
   Мы ничего не стали объяснять "Петровичу". Во-первых, из-за душившего нас веселья, а во-вторых, зачем объяснять необъяснимое?
   В деревне Пенисово осталось последнее место, которое нам предстояло посетить. Это двор Никифорыча.
   Галактион обратил внимание на ветровой минигенератор, стоявший как раз около навозной кучи.
   - Думаю, однако, что здесь обитает человек чуть более сложной организации, чем то, с чем мы тут до сих пор общались, - предположил он.
   - И истинно русский, - добавил я.
   - А, понимаю, - согласился уже ставший практически русским Галактион,- только у нас можно увидеть космический корабль, из которого космонавты бегут в сортир с выгребной ямой. Или уникальный телескоп, смонтированный на куче мусора.
   Мы заглянули внутрь дома. Никифорыч сидел за своим персональным компьютером, ни с чем в мире не совместимым (ни с чайником, ни с русской печью), который ему на память о долгой совместной работе при уходе на пенсию собрал из выброшенных деталей заводской электрик. И играл с ним в шахматы.
   Компьютер пока выигрывал. Но Никифорыч был спокоен. Он знал верное и безотказное средство для относительного укрепления своего ума. У него на столе под рукой лежала наготове отверточка, которой Никифорыч мог, когда нужно, подкрутить парочку подстроечных резисторов-конденсаторов. И тогда компьютер обычно предлагал ничью или "сдавал" партию.
   "Неважно кто как действует, важен результат!"- бормотал в таких случаях про себя Никифорыч, принимая от компьютера поздравления и возвращая резисторы-конденсаторы в прежнее положение. Он, как и Семеныч, был очень объективен и пунктуален.
   Галактион из вежливости подождал, пока Никифорыч разделается с этой мыслящей смесью железа и электричества, и деликатно покашлял. На мысленном уровне это выглядело примерно так: "Простите великодушно, не позволите ли Вас чуточку побеспокоить, что, собственно, я уже и сделал безо всякого позволенья (еще раз простите) ".
   Никифорыч, как нормальный человек, очень испугался и резко обернулся. Так в Пенисове еще никто ни с кем не разговаривал. Не увидев сзади никого, Никифорыч слегка успокоился, подумав, что эта неземная вежливость ему почудилась. Однако от такой предупредительности с непривычки у него стало приторно во рту, и Никифорыч потянулся к кружке, стоящей возле бадейки с колодезной водой.
   "Да, такую водичку, поди, и кипятить-то не надо",- подумал я.
   Кружка тотчас громко упала на пол и закатилась под лавку, а Никифорыч так и остался стоять со слегка вытянутой вперед правой рукой. Такой же вид мог бы быть у него, если бы его неожиданно (за пять минут) заставили вместо Президента встречать у трапа самолета самого Папу Римского. Который уже начал спускаться по трапу.
   "Зачем напугал человека?"- укорил меня Галактион.
   "А сам-то!.., - парировал я, - Вон, кружка-то валяется..."
   "Хватит пререкаться, - вмешался "Фигарыч",- пора уже приступать к знакомству".
   Никифорыч, слыша этот сугубо миролюбивый разговор, снова слегка отошел от столбняка, но, пока еще ничего не понимая, молчал. И вслух, и мысленно.
   "Уважаемый! - снова замыслил Галактион,- Нельзя ли с Вами побеседовать?"
   "Кто это все время со мной говорит? - подумал Никифорыч, - и зачем они прячутся?"
   "А мы вовсе не прячемся. Мы все тут, перед Вами. И вообще, мы никого не боимся, - запальчиво сказал "Фигарыч",- Кроме черных дыр",- подумав, добавил он.
   "А кто это "мы"?",- задал уместный вопрос Никифорыч.
   "Мы - это члены межгалактического Вселенского Клуба разумных астральных сущностей, - представился я, - Нас пятеро. Галактион, "Фигарыч", "Петрович" и "Степаныч". А Вас как зовут?"
   "Меня зовут Никифорыч. Палата номер шесть," - грустно сказал он.
   "Спокойно, уважаемый! - вступил обстоятельный "Петрович",- Мы, конечно, понимаем неожиданность и некоторую необычность нашего визита, и мы, строго говоря, можем как прилетели, так и улететь. Но ведь неужели Вы упустите возможность пообщаться с целыми пятью немало повидавшими и не самыми глупыми трансвселенскими существами?!"
   "Для трансвселенских существ вы все как-то уж очень по земному разговариваете."
   "Ничего удивительного, - сказал "Степаныч",- Это потому, что двое из нас долго жили в России, а один из этих двоих вообще здесь родился!"
   "Коллеги! - подключился Галактион,- всё равно Никифорыч сразу ничего не поймет. Давайте-ка я, как и всегда в подобных случаях, расскажу ему хотя бы некоторые детали".
   Они с Никифорычем поведали друг другу о себе, рассказав то, что читателю уже известно, поэтому эту часть опускаем. В самом деле, не переписывать же заново первую часть книги!
   Нельзя сказать, что Никифорыч, этот старый советский оборонщик, сразу поверил в то, что услышал. Хотя и проникся к нам некоторой симпатией. (Ни самогону, ни денег взаймы не просим.)
   Пришлось приводить ему, как закоренелому материалисту, веские доказательства того, что он всё же еще не сошел с ума, несмотря на сплошные потрясения нашей жизни.
   И я придумал, как это сделать.
   - Послушайте, Никифорыч, - предложил я, - вот Вы, в отличие от нас, никак не можете видеть через стены...
   - Верно. Ни летать, ни видеть сквозь стены, ни становиться миллиардером за неделю не могу. И не хочу.
   - Вот-вот. Сам такой был. А я вот сейчас, не выходя из дома, скажу, сколько у Вас, к примеру, куриц в сарае!
   - Так я это и сам знаю. Десять!
   - Эх, зачем сказали?.. Я-то не знал... Так! Зато Вы, наверное, не знаете, что две из них сейчас роются в огороде на грядках!
   - Так с этого и надо было начинать! - всполошился Никифорыч, вскочил и побежал в огород.
   - Действительно, - сказал он, вернувшись, - Калитку я накануне плоховато притворил. А что вы еще можете?
   - Наши возможности безграничны. В пределах... В пределах..., - Галактион задумался, - В пределах наших возможностей, что ли. Вот, например, "Фигарыч", так тот даже на чуть-чуть в будущее может заглянуть, до того он быстро летает. Покажи-ка ему, "Фигарыч",
   - Не могу, - сказал "Фигарыч",- я, разогнавшись, могу только на несколько секунд время за раз обгонять. Пока начнешь рассказывать, они уже пройдут.
   - Да и хватит, наверное, всяческих доказательств. Пора переводить наше знакомство в спокойную и размеренную беседу, - сказал рассудительный "Петрович",- А то залетели сюда, вроде, на часок, а вот уже целых три часа торчим.
   - А действительно, чем обязан, как говорится? - спросил Никифорыч, - Или, может быть, чем могу?
   - Да вот как раз насчет мОчи...,- сказал Галактион,- Что-то у меня такое впечатление, судя по увиденному вокруг, что вы уж больно немного можете и хотите. И вообще непонятно чем живете (извините, конечно).
   - А Вы, я тоже извиняюсь, можно подумать, русский инопланетянин?
   - Почти. А вот он (Галактион кивнул на меня) полностью русский.
   - Господи, куда только сейчас не эмигрируют, даже в Космос...,- пробормотал Никифорыч, - А если всё знаете, зачем же тогда спрашиваете? Вам же здесь уже не жить.
   - Как знать... Вот, интересуемся истоками этой безграничной, как наши возможности, безысходности. Откуда она? Вот недавно возле вашей деревеньки аж Луну арестовали, а народу хоть бы что.
   - А-а. Арестовали? Ну тогда всё понятно, а то я думал что и её сперли, - сказал Никифорыч.
   - Да ничего не понятно! - возразил Галактион, - Почему у других стран-народов не сперли, то есть не арестовали, а у вас арестовали? Почему другие могут нормально жить, а вы - нет?
   - Не знаю как Вам, молодой человек (Вы не обидитесь, если я Вас так назову?),...
   - Не обижусь, - сказал Галактион,- Тем более, что у нас старости, как таковой, нету.
   - Ну да, вам же пенсии не нужны... Так вот, молодой человек, не знаю как Вам, а мне уже давно всё понятно. Хотите расскажу?
  -- Хотим. - сказали мы. Даже я тоже сказал: "Хочу".

Монолог Никифорыча

  
   Так вот, друзья мои. Всё проистекает, как и всегда, от комплекса причин. Но есть среди них и главная. А главное то, что русские никогда не были (и не есть) патриотами своей страны. Им чужда государственность, и государство есть у них (нас) только в силу естественной необходимости. И Родину свою в виде государства они никогда не любили и не любят. Этакие вечно оседлые и недружные цыгане.
   Да, да! И не делайте удивленных выражений лиц! Вроде бы в учебниках по истории совсем по-другому сказано. Ну что ж, на то они и учебники. Почему-то есть стереотипы (которые сами же русские и придумали), что русские очень любят свою страну, что широта и щедрость русской души безмерны, что трудная жизнь у России в силу каких-то вечно объективных причин, какой-то особой миссии... Нечто вроде тернового венца.
   Сказки всё это! На самом деле всё гораздо проще, грубее, прозаичнее. И глубже, и хуже. И вот вам немудреные доказательства.
   Попробуйте-ка в какую-нибудь другую страну (из так называемых "благополучных", или даже не очень благополучных, восточных) залезть со "своим уставом"! В лучшем случае вежливо выведут, пребольно прищемив пальцем ухо (это в "благополучных"), и дав украдкой пинка, в худшем случае. А у нас в России?!.. Какие "уставы" только не действуют! Воровские, цыганские, кавказские, еврейские, корейские, вьетнамские, все и не перечислишь... (Русского только нет среди них.) Только не надо, пожалуйста, про интернационализм! Его мы уже проходили. Мы, русские, всегда только с "интером" оставались. А остальные - со всем остальным. Национализмом.
   Про выигранные нами войны, пожалуйста, тоже не надо. Они все, эти "выигрыши", напоминают мне самоспасение собаки, зажатой в угол. Когда только два варианта, либо пан без ноги, либо пропала собака.
   Каждый год День Победы над Германией празднуем. Нет, всё правильно, конечно... Только не напоминает ли это вечный праздник драного холопа, живущего в конуре, рядом с дворцом своего хозяина, и истово празднующего выигранный когда-то его дедом у деда барина какой-нибудь судебный процесс, к примеру? Дожили!..
   Попробуйте только предложить, только намекнуть (!) какой-нибудь приличной стране про покупку-продажу ее территории! Тут даже в благополучных странах сразу вежливо получишь по морде. Мы же - пожалуйста!.. (Это я хотя бы про Аляску).
   Где, в каких странах правительства так обирают и обворовывают свой собственный народ?! Может быть, на каких-нибудь Голозадовых островах и ...в России!
   От того и набегов пришлось слишком много пережить. На слабых всегда лают.
   Даже больше скажу: и само государство-то образовалось у нас как бы не само собой, а в качестве вынужденной меры защиты от набегов. Создается впечатление, что не было бы на Русь набегов - и государства бы не было. Нет у русских желания самоорганизовываться.
   Вы спросите: А как же Ермак Тимофеевич, Джугашвили-Сталин (кстати, самый наирусский правитель из всех правителей)? Во-первых, были и исключения, а во-вторых, может быть у Тимофеевича "шершеляфамило" шибко?
   Отсюда всё остальное. Территория большая, народу пока много, а порядка нет ни в чем. Напоминает из-под палки созданную семью, у которой всё вроде бы есть, а как-то всё не так.
   Про особую талантливость русских и обилие гениев - это тоже все мифы. Не больше их и не меньше в среднем, чем у других. Просто шуму и гаму вокруг них больше. И пыли. Пыли у нас на всех хватит. Вот и всё.
   Вот, смотрите еще. Кто и когда в России вставал, слыша звуки государственного гимна? (Не на публике, а добровольно, как американцы, даже в туалете.) Никто. Никогда.
   Люди не любят свою страну и себя в ней. Отсюда все беды. А кто управляет государством? Люди. Те же люди. Которые его не любят. А кто их избирает? Люди. Те же люди, которые не любят государство.
   Ну и чего же вы хотите?! В такой стране могут быть только деспотизм и воровство. Что и есть на самом деле. Потому и липнут к ней то всякие революции, то всякие контрреволюции, то перестройки с монетаризмами.
   Кто сам себе природу травит и в собственном доме гадит? Кто забывает про своих граждан? Где государство может разом отобрать у всего народа вопреки всему честно (в кои-то веки!) заработанные деньги?
   Русские.
   Кто "выигрывает" войны, забрасывая врага трупами самых лучших своих соотечественников? Кстати, если считать по трупам, то победили в последней войне вовсе не мы.
   Кто может, продав Аляску по цене средней руки завода, через каких-нибудь сотню лет потешать мир бесплатной раздачей денег? Сначала "на поддержку мировой революции", а потом "себе любимому от русских налогоплательщиков". При этом, купаясь по уши в долгах и извиняясь перед всеми направо и налево.
   В такой стране можно только воровать или влачить жалкое существование. У кого нет совести, но есть сила - воруют. Остальные - влачат. Это расплата за нелюбовь к государству и стране.
   Что говорите? Почему же тогда вообще существует такое государство как Россия? А это еще одна трагедия. Слишком многовато сил и слишком много излишней ненужной гордости. Непонятно за что. Это как больной раком, у которого очень хорошее сердце. И не помирает, и не живет. А только мучается.
   Ведь это только кажется, что в России всё часто меняется. На самом деле как раз наоборот. Ничего не меняется. Многие сотни лет.
   Царь, Генеральный секретарь, Президент - какая разница?
   Иван Грозный, Петр I, Ленин, Сталин, Ельцин - это все одно и то же лицо.
   Опричники, жандармы, комиссары, налоговики - они же все одинаковы!
   И, наконец, быдло, крепостные, зэки, "дорогие россияне" - чем они отличаются? Да ничем!
   Можно долго гадать почему "у них" лучше живут. Работают лучше? Демократии больше (меньше)? Или климат лучше?
   Да просто люди любят свою страну. А, стало быть, и себя, как её частичек. А мы, русские, - нет. Вот и всё. Как просто!
   А выход? А вот его-то и нет. Нет выхода-то.
   Что, заставить всех людей скопом "воспылать любовью"? Глупо. Только кнутом, по всем законам мыльного сериала.
   Кстати, а разве можно в принципе любить такую большую страну, а? Это все равно, что любить всех женщин (мужчин) мира на предмет создания семьи и детей. Любить можно Австрию, Чехию, штат в Америке (из которых она и состоит). А одну пятую всей суши... Да еще русским... Да с таким-то, извините за выражение, менталитетом...
   Так что вот они - корни русского "садомазохизма". И с радостью поставлю бутыль самогона, если я не прав".
  
   Никифорыч вышел на крыльцо. Покурить. Небо было тихое, в звездах. Стрекотали кузнечики, далеко впереди был виден убегающий вчерашний день. На фоне которого четко проступала черная кромка леса, напоминающая звуковую дорожку.
  
   - И давно Вы к таким выводам пришли? - поинтересовался я.
   - А что к ним приходить-то? - спокойно сказал Никифорыч,- Они все на поверхности. Имеющий уши да услышит, имеющий глаза да увидит, имеющий мозги да уедет.
   - А Вы-то что не уехали?
   - Куда, молодой человек, куда?! Это только так кажется, что мир велик. А мир совсем не велик. Он тесен. На всех русских нормальных стран не хватит. Свою надо иметь.
   "Да-а-а-а, сво-о-о-ю-ю-ю-ю!"- подтвердили вдали лягушки.
   - А Вы, вроде, противоречите сами себе, - заметил Галактион,- Говорите, что свою страну надо иметь. Стало быть, это дело каждого, вносить свою лепту в улучшение жизни, а сами, между тем, ничего не делаете.
   - Все вроде бы верно, молодой человек. Только, во-первых, я не приношу вреда (что в нашей стране уже хорошо), а во-вторых, от одного человека тут ничего не зависит. Если уж на то пошло, лично я уже отдал все силы несуществующей стране. Несуществующей сейчас, да и не существовавшей, по сути, тогда. Кто сейчас это вспомнит?... Была только кучка паразитов, живших только для себя, да наш народ. И сейчас всё то же, только хуже. Раньше срам хоть красивой вывеской был прикрыт, да и самого-то сраму было поменьше. А сейчас и её, маску, сбросили. Оно и понятно. Такой большой срам прикрыть никакой вывески не хватит.
   Новые воры "в законе". Написал Закон - уворовал по нему. Еще Закон - еще украл. В полном соответствии с Законом.
   А народ только одним отвечает - снижением рождаемости. "Назло "папе" отмораживает уши". Так скоро и вымрет. Народ, в смысле.
   - Опять безысходность?
   - Так не опять, а по-прежнему. Делиться надо.
   - В смысле "размножаться" или территории раздавать?
   - А почему бы и не раздавать, если толку нет?! Вон, "прибалты". Страночки-то размером с офис нашего госмонополиста, а зато как сплочены, как дружны! Поэтому и живут лучше. Вот, к примеру, есть у тебя стокомнатная квартира. А на кой она тебе? Даже полы все не вымыть.
   - Продам!
   - Хм... Правильно. Продать. Только выручка-то кому достанется? Еще раз повторяю: нет у нас государства! Как общности людей. Нету. И, может быть, не было никогда. Если бы за всё, что продается, выручка доставалась народу!..
   - Опять выходит, народ плохой?
   - Конечно плохой! "Не бывает хороших и плохих народов"!... Да еще как бывает! Это очередной миф о том, что не бывает хороших или плохих народов, а бывают только хорошие и плохие люди. Верно, в каждом народе бывают хорошие и плохие люди. Но они что, делятся ровно "50 на 50", что ли? Нет, конечно. А значит, если народ состоит из хороших и плохих людей, то есть народы, где хороших людей большинство, а есть где их от силы, скажем, 20 %. Наверняка есть аналогичные показатели по всем остальным человеческим качествам. Может быть, это именно то, что называют менталитетом нации.
   - Ну Вы, Никифорыч, прямо национал-мазохист какой-то.
   - Вовсе нет. Всего лишь реалист.
   - Значит, по-вашему, у русских нет никакой надежды на будущее?
   - Надежда есть даже у таракана, убегающего от тапки по гладкому столу. Хотя бы на то, что в этот момент возьмет, да и перегорит лампочка или свет отключат. Стало быть, и у нас есть.
   - И на что же? На то, что свет отключат?
   - На то, что грамотно разделимся. Может, по территориям, а может на хороших и плохих. Даже примеры такие есть. Вот духоборы, например. Что, не русские они, что ли? Самые что ни на есть русские. А живут почти как немцы. Это потому что отделились и создали свою субкультуру.
   - Разве секта это хорошо?
   - А и не всегда плохо. Если нет агрессии, есть свободный выход и вход, то почему бы и нет? Но только не смешивание.
   - Кстати, есть у меня один знакомый, - сказал я, - так тот, наверное, вывел бы еще один закон природы. Социальный закон преобразования общества путем деления.
   Я уже начал работать под Семеныча.
   - Вот смотрите, Никифорыч, что будет, если, к примеру, часть этих 20-ти процентов условно называемых "хороших людей" отделится на манер духоборов и начнет относительно обособленно жить, не пуская к себе всякую шелуху? Думаю, что при этом часть "отбросов", оставшихся извне, среди себе подобных, выделит из себя еще группы примерно таких же "переродившихся" в хороших. Тех тоже отделить. И так далее.
   - Фантастика.
   - Кто знает? Вся жизнь фантастика...
   Светало. Я еще раз посмотрел на речку, лес, домишки. Через какие-нибудь пару тысяч лет здесь будет... Так стоит ли?..
   "Петрович", "Степаныч" и "Фигарыч", которым наше занудство надоело еще вчера вечером, слетали тем временем наперегонки на Марс, побродили там по каналам. И, между прочим, нашли там пустую бутылку. То ли от исчезнувшей марсианской цивилизации, то ли русские и там намусорили.
   Мы с Галактионом еще немного посидели с Никифорычем на крылечке. Спокойный, неглупый, прилежный, нормальный человек. Один из тех, которому выпало невезение родиться, талантливо и много работать, но при этом абсолютно бездарно прожить в несуществующей стране. Которая, к тому же, еще и отняла у него даже те крохи, которые позволила взять. И унесла всё это с собой в никуда. Даже не сказав "спасибо".
   - А что, Никифорыч, организовали бы Вы закрытое поселение, набрали бы туда хороших людей... Хотелось бы?
   - Нет. Во-первых, законы не позволяют. А во-вторых, это уже частично было. Вот "оборонка"-то наша и состояла вся из таких островков. Так её больше нет. А из так называемого нашего "бизнеса" долго еще таких островков не получится. Это только так кажется, что утюг там, кофеварку или пылесос сделать проще, чем луноход, например. Вовсе нет. Над хорошей вещью, чем бы она ни была, надо напряженно работать годами. Как у нас раньше над ракетами. А у нас не принято так работать для отдельных людей.
   Милая старая деревенька. Как старый, добрый пес она доживает последние годы. Если что и будет на ее месте, то это будет уже нечто совсем другое. Лучшее или худшее, но другое. Так мир детства уходит навсегда.
   Не разрушайте миры. Храните их в себе. Помните о них. Берите из них всё хорошее. Пропускайте мимо плохое. Если научиться видеть эти малые миры, то обязательно будешь их любить. А если будешь их любить, то может, и страна, сотканная из них, получится на славу.
   Опять мне показалось, что запахло дрожжами.
   - Что-то вот тесто поставил, а оно всё не подымается...- сказал Никифорыч.
   Прощай, Пенисово, Никифорыч!.. Найду ли я это место когда-нибудь еще? Вряд ли. Ни координат, ни адреса не знаю. Хотя таких деревенек у нас еще много.
   "Да, не стерты еще границы между космосом и деревней!"- сказал "Фигарыч", пролетев пару галактик.
   Помудрел наш "Фигарыч", помудрел.
  
  

IV.

Почему материя оживает * Что первичнее:

человек или его моча * Безумная версия

цели создания человечества *

Классификаторы материй * В чем причина

ограниченности грибов * Строение мироздания

* Следы снежного человека *

Группа поддержки штанов

  
   Отдохнув у Семеныча на Гаваях, наша группа была полна сил продолжить исследования, зашедшие было в тупик из-за отсутствия всяких данных. Нужен был новый ход, новая идея. И она нашлась.
   Мы решили подойти к разгадке с другого боку. Как-то "Петрович" спросил у Галактиона, где по его мнению проходит граница между живой и неживой материей.
   "Где границы галактик понятно, где административные и государственные границы тоже. Где границы между измерениями известно: вот, вот и вот. А вот где проходит граница между живой и неживой материей, граница живого и неживого?..."
   Галактион поначалу принялся было рассуждать (по прочитанным им когда-то книгам) о вирусах, сине-зеленых водорослях, мочевине и тому подобных всем известных вещах. Но потом сам наткнулся на ряд вопросов.
   - А зачем вообще Вселенной потребовалась живая материя?
   - Возникла она спонтанно, с какой-либо целью? Случайно или закономерно?
   - Кому это надо? И надо ли?
   Он вспомнил классический школьный опыт по получению мочевины в школьной пробирке из школьных же неорганических веществ. В этой связи вспоминается извечная дискуссия на тему: "Что появилось раньше, курица или яйцо?". Вареная курица или вареное яйцо? И еще пока никто, несмотря на классические школьные опыты, не задался вопросом: "А что, собственно, появилось раньше, человек или его, скажем так, продукты жизнедеятельности?".
   Вопрос не праздный. Если ту же мочевину можно спокойно получить даже в обычных школьных условиях, то зачем был нужен столь длительный процесс эволюции для того же самого результата, да еще отягощенного всевозможными ядерными и промышленными отходами, выхлопными и всякими другими газами и прочими атрибутами людской цивилизации?
   Зачем было создавать сложнейшее пьющее разумное существо, оснащенное почками, если достаточно просто смешать...
   А может быть... Тс-с-с! Тихо! Может быть, об этом более легком пути получения мочевины тогда никто просто не знал?! А сейчас, когда самС человечество продемонстрировало этот альтернативный способ... Более прямой путь. Не отпала ли надобность в нас самих, как в ставших ненужными посредниках?! Ой! Что-то стало неуютно как-то...
   Хотя нет. А кто же тогда ингридиенты-то всякие готовить и смешивать будет?! Неувязочка.
   Но нет. Так просто и вульгарно быть не должно. Эволюция, сотни тысяч лет!.. И все ради... Хотя кто его знает? Бывает, что ходит какой-то незнакомый всем человек по коридорам какого-нибудь учреждения. Ходит и ходит. Ходит и ходит. И в кабинеты заглядывает. Все косятся на него и гадают, то ли ворюга какой, то ли наоборот, мент? То ли псих? А спросить как-то неудобно.
   А человек просто туалет ищет, да и всё! Так что бывает всяко. И гораздо проще, чем ожидалось.
   Из всего вышесказанного "Петрович" сделал вывод, что материя бывает органической и неорганической. "А еще живой и неживой",- справедливо напомнил "Фигарыч".
   "Надо сделать классификацию материй! - предложил "Степаныч", - И поручить это дело Галактиону и Первому (то есть мне). Потому что они имеют наиболее тесные связи с живыми материальными существами."
   Всех нас, правда, несколько смущало то, что мы в своих исследованиях были подобны грибам. (??) Да, да. Грибам. Пытающимся понять и разгадать, почему люди совершают набеги на них с ярко выраженной периодичностью в семь дней.
   Грибы уже давно это заметили. Что если сегодня в лесу грибников столько же, сколько самих грибов, то следующего набега надо ждать на шестой и особенно на седьмой день. Вот заметили они это, и решили постичь природу данного явления. (А вы разве не знали, что грибы общаются? Еще как! Посредством радио- и биоволн. А антенна - это и есть сам гриб!)
   И вот стали грибы думать. Почему их так не любят именно на шестой и седьмой дни? Версий выдвинули множество, одна другой смелее и умнее. Вот только некоторые из них:
      -- Цикл размножения (или жизненный цикл) людей составляет семь дней. Вот каждый раз в пору своей зрелости они и ходят по грибы.
      -- Все люди обитают на расстоянии трех-четырех дней пути до места сбора грибов, чем они и занимаются непрерывно.
      -- Зрение у людей работает только в эти дни.
      -- Всё это не более чем совпадение.
      -- Инолесяне (то есть люди) похищают грибы для проведения сексуальных опытов, каждый из которых длится от 5 до 6 дней.
      -- Люди - это тоже грибы. Только подвижные. Они тоже хотят жить в лесу и избавляются от конкурентов. Правда, почему они это делают с периодичностью в семь дней, данная теория не объясняет.
   Вот такое глобальное исследование нас учинили эти самые грибы. Но до истинной причины они так и не доискались. И доискаться не могли в принципе. И дело-то вовсе не в слабом уме грибов (нет!), а в том, что откуда им, никогда в своей жизни не работавшим и не работающим до сих пор, знать про человеческие пяти и шестидневные рабочие недели?
   Так и мы в своих исследованиях подобны грибам. Ну и ничего. Ну и ладно. Исследования ради исследований тоже имеют свой глубинный смысл. Оттачивание механизмов познания.
  
   Итак, мы приступили к классификации материи. Субъективной, естественно. Пока субъективной. Потому как (и тем более что) самой материи от нашей классификации ни жарко ни холодно. От этого она другой не станет, а исправлять нам ее уже поздно.
   Между прочим, грибы делят всё человечество не на расы, нации или, скажем, по половым признакам, а на
  -- людей с корзинками;
  -- людей с полиэтиленовыми пакетами;
  -- людей вообще без корзинок и пакетов, и наконец,
  -- зашедших в лес по нужде.
   Вот так нас классифицируют грибы. Вот так мы для них выглядим. Но ведь от этого мы не стали однополыми, правда? Проверьте на всякий случай.
   Сначала мы условно разделили всю материю на органическую и неорганическую.
   Под органической мы договорились иметь в виду все вещества, поля и энергии, существование которых непосредственно связано с живыми организмами (отсюда и вся органика). Точнее, которые входят в состав этих самых живых организмов. А еще точнее - являются их постоянной составной частью. Это условие исключает причисление к органическим веществам например воду (Н2О), сероводород (H2S), кислород (О2), углекислый газ (СО2), поваренную соль (NaCl,KCl), а также пресловутую мочевину (забыл формулу). На том основании, что все эти вещества лишь обеспечивают жизнедеятельность живых организмов (являются её продуктами), но никак не являются самими их составными частями. Как, к примеру, бензин не является составной частью автомобиля. Хотя и постоянно в нем присутствует. Если цена позволяет.
   Потом мы подразделили неорганические вещества на низкомолекулярные и высокомолекулярные (или маломолекулярные и многомолекулярные).
   За этим мы расчленили органическую материю на живую и неживую. Причем признали, что органическая материя может быть только в живом состоянии, а неживая - это уже состояние её перехода либо в неорганическую материю, либо в другой вид органической.
   И наконец, последним шагом мы безжалостно раздробили органическую материю в живом состоянии на разумную и неразумную. Критерием разумности органической материи мы провозгласили наличие способности сознательно воздействовать, изменять окружающую среду с целью приспособления её к своим нуждам.
   Слово "сознательно" использовано для того, чтобы исключить из разумной органической материи, например, ту же воду. Которая хотя и гасит пламя, но делает это абсолютно бессознательно (да и не с пользой для себя). А также собачек. Которые, какая и писая где попало, хоть и изменяют окружающую среду вполне определенным образом, но делают это абсолютно не с целью дальнейшей её постановки себе на службу.
   А вот, например, облезьяна, ломающая палку для того, чтобы разбить стекло у автомобиля - это явно разумная органическая субстанция. Хотя и не самая приятная и полезная. (Из-за палки, а вовсе не из-за машины, между прочим!)
   "Фигарыч" предлагал в связи с последним примером ввести еще одно подразделение живой разумной органической материи. На глупую разумную органическую материю и умную разумную органическую материю. Но клубовцы большинством голосов (то есть мнений) сочли это уже излишним. Слегка.
   При всём этом мы вовсе не исключили возможность существования разумной неорганической материи. (Почему бы нет?!) Добавить к компьютеру недостающие органы чувств, манипуляторы, способность воспроизводить себе подобных - вот и всё! И нас уже не нужно. Правда, нужен еще стимул к выживанию... Компьютеру-то ведь всё равно жив он или нет. Ни гордости, ни зависти, ни Фрейдизма... Зачем трудиться над потомством когда и так неплохо?... Наверное, потому и не выжили они в свое время. Если, конечно, существовали.
   Таким образом, у нас получилась схема мироздания, с которой можно соглашаться, можно не соглашаться. А можно просто в ней жить.
  

УКРУПНЕННАЯ СХЕМА МИРОЗДАНИЯ

(по интеллектуальному астральному Клубу)

Нематериальная

Вселенная

Материальная Вселенная

Неорганическая материя

Органическая

материя

Высокомолекулярная

Материя

Низко-

молекулярная

материя

Неразумная органическая

материя

Разумная

органическая материя

Разумная

Высокомолекулярная

Материя

Неразумная

Высокомолекулярная

материя

Там может быть всё что угодно!

Почему бы и нет ?

   Целлюлоза, ботинки из натуральной кожи, кипяченое молоко, пластмассы.
   Вода, соль, золото, камни, газы и другие подобные вещества
   Растения, бактерии (за исключением некоторых видов дрожжей), рыбы, животные, пресмыкающиеся (неприменительно к людям). Чиновники.
   Почти все люди, некоторые представители обезьян, астральные сущности, гипотетическая разновидность дрожжей.
  
   По результатам этой классификации мы отчетливо увидели, что скорее всего местом обиталища душ является именно нематериальная Вселенная. Она же представляет для нас наибольший интерес. Но заглянув в нашу таблицу, мы именно о ней не обнаружили ничего. В классификации так и записано: "Там может быть всё что угодно!".
   Надежда была только на то, чтобы попробовать найти взаимодействие между нематериальной Вселенной и известными нам материями. Чтобы по их характеру и виду узнать хоть что-нибудь о самом объекте.
   Подобный опыт уже есть. Мы давно не удивляемся тому, что по отпечатку лапы и хвоста наши малобюджетные и низкообеспеченные научные работники свободно могут нарисовать нам всего доисторического зверя, которому некогда принадлежали эти самые лапа и хвост. А если еще и экскременты найдутся!..
   Вот только платить за это научным работникам никто не хочет. Ведь платит-то тот, кто в чем-то заинтересован. Государству нужны чиновники. Очень. Вот оно им и платит. За их особняки. А биологи кому нужны? Только может быть самим динозаврам. Но они почему-то не платят. (Вот кто виноват-то в плохом финансировании науки!)
   Впрочем, и я могу кое-что в этой области. Даже без особой подготовки. Например, много чего рассказать, глядя на след какого-нибудь "навороченного" джипа.
   Что родитель его владельца воровал скромно, тайно стыдясь своего материального благополучия перед товарищами по заводу. И что сам владелец, развив успех, наворовал уже столько, что не сумел даже всё с собой унести за границу. Кое-что даже здесь осталось. И что все мы с вами, щедро обворованные, всё это дружно заслужили. Одно из свидетельств чему этот самый джип. Или след от него и рядом от ваших стоптанных ботинок.
   Вот сколько всего можно рассказать по следам. Чего уж тут какая-то Вселенная!.. Мелочь. Да еще к тому же нематериальная. Что с неё взять? Ни дани, ни налогов.
   Но как раз по части нематериального мы с вами традиционно особенно сильны. Если что материальное, то мы, простые люди, как-то теряемся, не знаем куда его деть... Непривычны мы к этому. А вот если что-то нематериальное, неосязаемое, да еще если неконкретное, то нет бСльших специалистов по этой части, чем у нас в России. По части свободы, равенства и братства, давно обещанных нам, мы крупные спецы. А по поводу всяких атрибутов благополучной жизни у нас не очень. Нам было некогда. Мы были заняты свободой, равенством и братством.
   Стало быть, мы ищем следы присутствия у нас нематериальной Вселенной. Легко сказать "ищем". А как искать? Представляете объявленьице такого рода в газете: "Ищу, дескать, следы нематериальной Вселенной. Нашедшему гарантируется полное отсутствие вознаграждения." Боюсь, что кроме напрасной траты денег такое объявленьице ничего не принесет. А вы как думаете?
   Но ведь если говорят, что есть следы снежного человека, значит обязательно где-то должен быть и он сам! В противном случае это уже вовсе не следы снежного человека. А кого-то другого. Либо он был, но умер. От отсутствия пенсии, например. Либо стал носить ботинки. Либо ездить на лыжах или машине. Ну уж если вам скажут, что он летает на дельтаплане, то вы не верьте. Потому что это вряд ли.
   Так что если есть (а она должна быть) нематериальная Вселенная, то и следы её присутствия обязательно должны быть. Может быть, это сны? Мысли? Чувства, эмоции? А может быть, сказка всё это?
   - Если она всё-таки есть, эта нематериальная Вселенная, то я, кажется, знаю по меньшей мере один здоровый след её пребывания, - задумчиво сказал я.
   - Какой? - резко повернулись ко мне все.
   - Да вся наша материальная Вселенная-матушка, вот какой! Только ничего это нам, боюсь, не даст.
   - Значит ты считаешь, что материальная Вселенная произошла от нематериальной, что ли? Или более того, является всего лишь её следом? - спросил Галактион.
   - Может быть и так.
   - А почему не наоборот? Почему не материя породила мысли, разум и в конце концов целый нематериальный мир?
   - И так может быть тоже. Только в этом случае придется допустить, что мысли неотрывно привязаны к определенной материи, и без нее существовать не могут. Тогда и душ никаких нет. Да и загробной жизни тоже. Но только зачем материи порождать разум, если она и без него спокойно обходиться могла, может, да и в будущем вполне смогла бы обойтись?
   - А зачем чистому разуму порождать материю?
   - Пока не знаю, - чистосердечно признался я, - Может быть затем, чтобы посредством её развиваться самому?
   - Очевидно одно, - предположил Галактион, - что материя без разума вполне может просуществовать. Сама по себе. Значит, вряд ли материя породила его на определенном этапе. Похоже, что либо разум породил материю, либо как-то присоединился к ней.
   - А кто сказал что нематериальная Вселенная состоит именно из разума? - спросил "Фигарыч".
   - А из чего же еще?! - удивился "Петрович".
   - А что если!.. - возбужденно сказал "Степаныч", - Если разумные материальные существа - это и есть окна "туда", связь между этими Вселенными? Ведь материя, если вдуматься, сама по себе мыслить не должна. Правда ведь? Она может лишь выполнять функции передачи сигналов, хранения информации, формировать ощущения... А разум - это нечто встроенное, стоящее "над".
   - Может быть, может быть, - одобрил Галактион.- А как же тогда быть с нами? Кто же тогда мы?
   - Ну а мы тогда щелки, - саркастически констатировал "Степаныч".- Никем не запланированные и не предусмотренные щели в стенах между Вселенными. Не заделал бы нас кто в один не прекрасный момент.
   - Что-то я не пойму, - сказал "Петрович",- Вы говорите, что наделенные разумом существа - части и материальной и нематериальной Вселенных одновременно? И мы, значит, тоже?
   - А почему бы и нет, - ответил Галактион.- Всякое нетипичное, выдающееся явление практически всегда находится на стыке чего-нибудь. Или на грани чего-то с чем-то. Вот, к примеру, члены-корреспонденты академий всяких разных наук. Они с одной стороны корреспонденты, а с другой... Неудачный пример. Вот другой. Генерал-лейтенант. С одной стороны - генерал, а с другой... Тьфу ты, черт! Всё какая-то ерунда лезет в голову!
   - Это с тобой случилось так же как нам Семеныч рассказывал. Помнишь
   - Это про телефон что ли?
   - Именно. Кстати, выдающаяся в своем роде вещь. И тоже на грани.
   "Ну уж рассказывайте всё как есть, раз начали!" - потребовали остальные клубовцы.
  
   Эту историю Семенычу поведал его приятель, перешедший со службы прямо в бизнес. Переводом. Был у них там в бизнесе такой парень, Вован. И зашла у них речь как-то в бане о телефонах. Мобильных, разумеется. Немобильные у них и телефонами не считаются. Так вот, все с телефонами, у кого подвязаны к щиколоткам на веревочках, у кого на шее болтаются, а Вован - "без ничего". Ну прямо как в обычной бане. Все удивились такому обстоятельству, смотрят как бы с неким укором.
   А Вован-то и говорит "А мне в фирме как-то не досталось обычного телефона, так я на базаре телефон-автомат взял. С ним и хожу."
   Ну все, конечно, обалдели еще больше, хохочут, веселятся. Уточняют в каком кармане он его носит и что вместо антенны использует. Да как и чем на ходу в него жетоны заталкивает, ну и так далее.
   До того его довели, что Вован обиделся. Да так крепко, что притащил из предбанника этот самый автомат, да и перестрелял всех. В шутку. Патронами с перцем. А потом по этому же автомату вызвал всем группу поддержки. Штанов. Потому как похудели все резко.
   А всё дело было в том, что мобильник-то у него был в прикладе автомата. Новое экспериментальное изделие оборонки. Вот такой был у Вована телефон-автомат!
  
   Как ни странно, примеров предполагаемых граней между материальной и нематериальной Вселенными мы нашли довольно много.
   Вариант "Фигарыча":
   Мечты и реальность. Стык - художественная литература.
   Мой вариант:
   Реальный и виртуальный мир. Стык - компьютер.
   Вариант "Петровича":
   Наука и практика. От нематериального наука, от материального практика. Стык - диссертация.
   Вариант "Степаныча":
   Физика и лирика. Стык - медицина. Причем, практическая психология. Да, пожалуй, только она.
   И наконец, вариант Галактиона:
   Пространство и время. Стык - энергия.
   Всех особенно привлек последний вариант. Он сочетал в себе неожиданность, парадоксальность, и в то же время какую-то неуловимую пока логику.
   "Пространство материально, это очевидно. Пока, - объяснял ход своих мыслей Галактион,- оно измеряется единицами объема, веса. Все, что оно содержит, имеет массу. Время - характеристика сугубо нематериальная. Она определяет (или отражает) состояние пространства. А энергия... Это то, что обеспечивает движение, изменение пространства, интенсивность таких процессов. Хотя... Время и энергию можно, наверное, поменять местами."
   - С одной стороны, время действительно определяет состояние материального пространства, - рассуждал я, - А с другой стороны, только отражает его. Зато энергия делает возможным изменение пространства во времени, но вряд ли сама управляет этим. Хотя почему бы и нет?
   - С другой стороны, те же души - это скорее всего время или энергия? - спросил "Петрович",- Скорее ведь энергия, чем время, правда?
   - Может быть, может быть. А может быть, и нет. Может быть и временнАя энергия. Двойственная природа, как у света, - продолжил эту мысль Галактион.- Может быть даже так, что это неизвестный нам вид энергии: мысленная или мыслительная.
   - Тогда кто её генерирует, откуда она поступает и куда потом уходит? - поставил вопрос "Степаныч",- И с какой целью это всё происходит?
   - А вполне может быть так, как в моторе обычного земного автомобиля с двигателем внутреннего сгорания, - сказал я.
   Кроме Галактиона, имевшего хотя бы общее представление об устройстве земного автомобиля, никто не понял о чем идет речь. Пришлось мне пояснять.
   Аккумулятор в машине - источник первоначальной, стартовой энергии и единственный её постоянный обладатель и хранитель. Но при этом он периодически нуждается в подзарядке от того двигателя, который он сам запускает. Без подзарядки аккумулятор неминуемо разрядится. А для того, чтобы получить подзарядку, ему надо сначала поделиться энергией, "вложить" некоторый её запас в двигатель, который затем отдаст ему потом всё с процентами.
   Возможно, точно так же и нематериальная Вселенная в виде наполняющего (населяющего) её разума. Обладая мыслительной энергией, она сначала отдает её, делится ею с материальными живыми существами, а затем от них получает новый запас разума и знаний. И так по циклам.
   - Не от всех, правда, получает, - заметил я.
   - Ну так что ж, - ответил Галактион,- не бывает инвестиций без риска. От каких-то вложений есть отдача, от каких-то одни убытки. А от каких-то сверхприбыли.
   - Значит, мы с вами самые доходные и ценные вложения Нематериальной Вселенной? - как-то смачно, с расстановкой вслух промыслил "Степаныч",- Минимум материи, максимум ума. Золотой запас, так сказать!..
   - Концентрированно! - поддакнул "Петрович".
   - Ну, это еще доказать надо, - напомнил Галактион.
   - Докажем!
   - Докажете? - переспросил я, - Я даже не спрашиваю вас как, я спрашиваю кому?!
   - Думаю, что вырожу общее мнение, что...- вдруг заговорил стилем председателя земного русского колхоза "Петрович".
   - Вырежу, - подправил его "Степаныч".
   - Изложу, - продолжил "Петрович",- Что истины в доказательстве не нуждаются!
   - Это смотря какие, - заметил Галактион,- абсолютные или относительные. Абсолютные действительно ни в чем и ни в ком не нуждаются, даже в тех, кто их знает. А относительные на то и относительные, что справедливы только по отношению к чему-то (кому-то) конкретному, и надо знать, к кому именно их относить.
   - Так ты что, не согласен с тем, что мы "золотой запас"?!
   - Да я-то, может, и согласился бы. Только боюсь, что кроме нас больше никто об этом и не подозревает. И к тому же, знаете ли вы о том, что доказывать дураку что ты умный - глупо, бессмысленно по существу, да и доказать невозможно в принципе?
   - Как это, почему? - не понял "Петрович".
   - А вот так. Умному ничего и доказывать не надо. А дурак на то и дурак, что ничего умное доказать ему невозможно, даже теоретически. Вот смотрите. Дурак вооружен и оперирует глупостями. Их, глупостей, у него неограниченное количество. И даже если терпеливо опровергать их одну за другой, он будет сыпать всё новыми и новыми. В лучшем случае это закончится его полной победой и вашим полным поражением. В худшем - вас либо просто не станет, либо отвезут в психушку. Вывод: никогда ничего не доказывать дуракам.
   - Что, неужели они так непобедимы?! - недоверчиво подумал "Степаныч".
   - Демонстрирую, - сказал Галактион,- Предположим, сидит дурак, ничего не делает, и при этом утверждает, что все существуют только благодаря ему. К нему подходит не самый умный умник и пытается доказать обратное. Это выглядит примерно так.
   "У": Что же ты, Д..., ничего не делаешь?!
   "Д": Я?! Да я самый трудылюбивый человек на свете!!! Ты мне в подметки не годишься!
   "У": А что же ты сделал?!
   "Д": А ты еще спрашиваешь, нахал?!
   "У": Да вот, спрашиваю!
   "Д": А ты не спрашивай, а на себя посмотри!
   "У": Так все-таки, что ты сделал полезного?
   "Д": Всё! И вообще, только благодаря мне ты существуешь!
   "У": Как это?!
   "Д": Так. Я тебе рупь когда-то давал?
   "У": Ну давал, так я тебе десять давал!
   "Д": Твои десять ничего не значат, а вот если бы не мой рупь!!!
   "У": Так ведь я тогда тебе же на этот рупь хлеба купил!
   "Д": А это неважно! Мне - не мне, купил - не купил, а рупь-то был мой!!! Так что всё, что ты сделал, исходит от меня. Поэтому ты ничто, а я - самый трудылюбивый человек на Земле! А ты-то - дурак!
   "У": А почему это я дурак?!
   "Д": А потому что я вот сейчас сижу и знаю, с кем дело имею!!!
   "У": А я вот сейчас как дам!
   "Д": А права не имеешь, дурак!

И так далее, до бесконечности.

   Поэтому дураки непобедимы. И доказывать можно только теоремы. Себе самому. А всё остальное доказывать кому-либо бессмысленно и глупо.
   И вообще, не кажется ли вам, что когда ты пытаешься что-то кому-то доказать, то это ты при этом прежде всего пытаешься доказать то же самое самому себе? Нет? Ты это и сам знаешь? А если знаешь, тогда чего споришь?!
   Ведь абсолютная истина, как известно, в доказательстве не нуждается, не так ли? А бороться против дураков можно. Но только одним способом. Совершенствоваться самому и не обращать на них внимания. И не пытаться пригнуть их. (Ну, иногда можно чуть-чуть... Для сугреву.)
   - Ну как, "Петрович", не отказался ты еще от намерения кому-то что-то доказать?
   - Я подумаю, - уже не совсем уверенно ответил "Петрович".
   - И то хорошо. Давайте-ка лучше думать о главном. Как нам ухватить след этой гипотетической нематериальной Вселенной.
   - Между прочим, среди нас, возможно, уже есть представитель этой Вселенной, - проговорил "Фигарыч".
   - И кто же это? - вопросил "Степаныч".
   - Как кто? "Первый"! (Я, то есть.)- показал на меня "Фигарыч",- Он же у нас кто? Электрон. Но электрон-то виртуальный! Стало быть, нематериальнее его среди нас никого нет, да и наверное быть не может!
   - Но у меня же на Земле есть тело, - возразил я, - к которому я может быть еще привязан.
   - И всё же, и всё же! Согласись, что в данный момент ты бестелеснее всех нас, - не унимался "Фигарыч",- и при этом чего-то еще думаешь.
   - Ну и что с того?
   - Как это что?! Кому, как не тебе, быть послом, засланцем, в общем, первопроходцем в неизведанный мир чистого разума?
   - Ну да... А куда лететь-то?
   - Пока не знаю, - честно признался "Фигарыч",- Но знаю точно, что эта высокая честь выпадет именно тебе. Должна выпасть. В общем, я бы тебе её отдал.
   - Кого?
   - Высокую честь. Чувствуешь её?
   - Нет. Откровенно говоря, совсем не чувствую.
   - А это значит, что тебе до нематериальных ощущений еще далеко. Представитель нематериальной Вселенной должен уметь потрогать любой привет, ощутить высокую честь, принять и положить в карман устную благодарность и тому подобное.
   - Это мы уже проходили, - сказал Галактион,- Ничего общего с нематериальной Вселенной эти вещи не имеют.
   - Почему же? - удивился "Фигарыч".
   - Потому, что это всего лишь попытки выдать нарисованное яблоко за настоящее. Или описание хорошей жизни за саму жизнь. Всё это абсолютно земные вещи.
   - Да, да, - подтвердил я, - это как попытки земных кандидатов в депутаты представить в материальном виде абсолютно нематериальные результаты своей деятельности. И наоборот. Представить в нематериальном виде абсолютно материальные вещи, появившиеся у них за это время. Как говорил один кандидат в депутаты, "Моя деятельность и доходы будут абсолютно прозрачны для моих избирателей!".
   - Ну и как, удалось ему это? - поинтересовался "Петрович".
   - Что "это"?- не понял я.
   - Материализовать и наоборот?
   - Если принять во внимание результаты деятельности, то они действительно были прозрачными. Изначально, по своей природе. Во всяком случае, никому ни увидеть, ни пощупать, ни ощутить их не удалось.
   - А в смысле самСй деятельности?
   - А в этом смысле у нас в стране прозрачными бывают только сопли. Да и то не всегда. Те, кто очень интересуется деятельностью депутатов, сильно рискуют своей материальностью.
   - Смотри-ка, очень похоже на нашу ситуацию, - заметил "Степаныч",- Мы тоже в последнее время что-то слишком много интересуемся. Как бы нам не пришлось за это поплатиться...
   - Но мы же не властью интересуемся, - возразил Галактион,- а естествознанием.
   - Весь вопрос в том, что считать естествознанием, а что "независимым расследованием",- сказал я.
   - И от того, кто это будет определять, исследователь или исследуемый, - добавил "Фигарыч".
   - И кто за это будет платить, - прибавил "Степаныч".
   - И что нам в покое не висится?.. - вздохнул "Петрович",- чего нам не хватает?
   И на этот вопрос тоже никто не смог ответить. Вдруг мимо нас неожиданно прошел лыжник. Он тихонько ворчал "Ну где же эта деревня, наконец?! Иду, иду в указанном направлении, а её всё нет и нет! Да и лыжи что-то совсем не скользят. Совсем. На одних руках и честном слове иду. Вы не подскажете, который теперь час?"- обратился он ко мне.
   "Не знаю, я не взял часов," - машинально ответил я.
   Да!.. Космос порой чертовски обитаем. Вы не находите?
  
  

V.

Бесполезная зима в Пенисове *

"Союз нерушимый !.." (REMAKE) *

Форменное безобразие министра *

Универсальный культиватор *

Послание потомкам

  
   В Пенисове, между тем, наступила зима. Собственно, зима наступила во всем северном полушарии Земли, и в Пенисове всего лишь "в том числе". Можно было бы даже сказать так: "Во всем Северном полушарии вообще, и в русской деревне Пенисово в частности, наступила зима".
   Зиму в Пенисове не любили. Во-первых, за холодную погоду, морозы. И неуместные оттепели. Во-вторых, за снег. Или его отсутствие. А в-третьих, за то, что каждую зиму пенисовцы превращались в Робинзонов. И Пятниц. А по-русски говоря, в Робинзонов и Понедельников. (Никифорыч за Робинзона, остальные за Понедельников.)
   Единственное достоинство русской зимы в том, что она как бы очищает местность и создает иллюзию ухоженности. И хотя никто уже давно не ждет никаких чудес, и все знают, что весной снег, скорее всего, снова растает, и глазам вновь предстанет традиционный пейзаж российской тематики на мотивы помойки, но всё же где-то в подсознании у каждого русского всякий раз зимой нет-нет, да и обязательно проскользнет шальная мыслишка о том, что "а вдруг!..".
   Вдруг однажды снег растает, а под ним обнажатся ...шведские дороги, немецкие поля, английские газоны. Ну вдруг?!!
   Или иначе. Как было бы хорошо, если бы всё случилось именно так!
   Но проходит год за годом, а так всё никак не случается, и не случается. На месте английского газона по весне обнажается всё та же куча гов..., простите, отходов, на месте немецкого поля - прошлогодняя картошка или капуста, а уж на месте шведской дороги такое вытаивает, что и говорить не хочется.
   Так что зиму в Пенисове не любили еще и за то, что она пока ни разу не оправдала возлагавшихся на неё тайных надежд. Вот и на этот раз наступила очередная бесполезная русская зима.
   Никифорыч, одетый в валенки на босу ногу и шапку на лысу голову, позевывая, выглянул из избы на улицу. Был легкий немецкий мороз. Ветряной генератор, слегка посвистывая подшипником, неторопливо крутился, перекачивая воздух с северо-восточного направления. Ветер был небольшой.
   "Охо-хо!.."- огляделся по сторонам Никифорыч,- "Ни дорог, ни дураков! Одна зима вокруг. Скоро еще один Новый год".
   Он вернулся в избу, переключил генератор с зарядки в режим работы, растопил печку и хотел было уже задать корма своей домашней живности, но вдруг услышал краем уха по радио давно забытое:
   "Союз нерушимый республик свободных!.."
   Никифорыч подумал, что ослышался. Это было похлеще Галактиона. Тени прошлого? Мелодия, правда, не сопровождалась никакими словами, но их было и не надо. Никифорыч грузно сел на табуретку и опустил голову на руки.
   Нет, он не обрадовался, и не испугался. Возраст был уже не тот. Ему вспомнился родной завод. Непритязательная обстановка его родного рабочего кабинета, чуть подхриповатое радио, самодельный телевизор с сенсорными кнопками ("последний писк" по тому времени) и его верные логарифмическая линейка и арифмометр, напоминающий механический кассовый аппарат с ручкой.
   Удивительное дело: почему-то не припомнилось ничего дурного из той поры. Ни дубоватого секретаря парткома-месткома, умевшего связно говорить только две фразы: "Дорогой Леонид Ильич" и "В соответствии с указаниями ЦК КПСС". Ни всеобщего дефицита, ни уравниловки, ни КГБ-шных нюансов, пронизывающих всех и вся. Всё это почему-то не вспомнилось.
   А вспомнились бескорыстная жажда новых научных открытий, радость от очередного успешного запуска в производство нового военного прибора, аналогов которому, конечно же, не было ни в одной "стране империалистического лагеря".
   Естественно, всякий такой успех был запланированно приурочен парткомом-месткомом к какой-нибудь идеологической дате. Но это, опять же, теперь как-то не всплывало в памяти, а сразу вспомнилась та хорошая радость, которую ни к чему приурочить просто невозможно.
   Вспомнились походы в лес на деревянных, вручную просмоленных лыжах, отечественные шоколадные конфеты "Ассорти" (которыми все тайно гордились, не меньше чем полетами в космос), "палки" полукопченой колбасы, выдаваемые во вторую очередь передовикам производства, а в первую - партхозактиву (от чего они не становились менее вкусными). Но опять почему-то вспоминались только те, кому всегда доставалось "во вторую очередь".
   Наверное, это было естественно для таких людей.
   Из забытья Никифорыча вывел громкий и какой-то радостный стук в дверь. Он вздрогнул, медленно поднялся, привыкая к действительности, и отодвинул засов, сделанный из металла, предназначенного исключительно для спутников и подводных лодок.
   На крыльце стояли Михалыч и Николаич. Николаич впереди, Михалыч чуть сзади. Вид у них был такой, будто им неожиданно и сразу открылись все тайны мироздания, и к тому же они находятся сейчас в ожидании всего лишь формального подписания уже подготовленного приказа об их назначении. Одного наместником Бога на Земле, другого - его заместителем. Кого именно кем - понятно.
   - Ну здравствуй, товарищ Никифорович! - неестественно поздоровался Николаич, а Михалыч сказал нейтрально: "Здравия желаю".
   - Здорово, мужики, - ответил Никифорыч,- заходите, раз пришли.
   Николаич по-хозяйски зашел в комнату и вдруг каким-то театральным движением плеч сбросил с себя драненький тулупчик, который сразу же на лету успел подхватить Михалыч. Под тулупчиком обнаружился костюм, сидевший на Николаиче как на хроническом сколиознике из-за несимметрично навешанных на него множества металлических побрякушек.
   Среди них можно было заметить все советские "юбилейные" медали, значки "Участнику всесоюзного съезда служебных собаководов-любителей", "Заслуженный врач-гинеколог", и даже пришпиленный видимо по недосмотру значок рок-фестиваля 1970-х годов "Тебе, Партия, наши песни!".
   Пейзаж дополняли отглаженные брюки, заправленные в валенки.
   Михалыч выглядел не хуже. Старая парадная форма подполковника милиции, вероятно, уже не была предназначена к её прямому назначению, и поэтому Михалыч смотрелся в ней как отставной Дон-Жуан на пенсии, облачившийся в свой первый свадебный костюм пятидесятилетней давности.
   Валенки, подобно генералитету, он позволить себе никак не мог. Поэтому был обут в форменные черные туфли, в которые по пути набилось изрядное количество снега. Из-за того, что Николаич шел по узенькой тропке впереди, а Михалыч семенил сбоку и сзади.
   Все сели. Никифорыч согрел чаю. Помолчали.
   - Ну, как дальше жить будем? - нарушил тишину Николаич.
   - Это в каком смысле? - не понял Никифорыч.
   - Ну как в каком?! Хватит этого раздрая и беспредела! Необходимо срочно восстановить законность, правопорядок и наладить идеологическое воспитание трудящихся масс.
   - Так точно, - сказал Михалыч.
   - Что это с вами? - удивился Никифорыч.
   - Ничего, - фальшиво сказал Николаич. - Просто мы решили, что пора налаживать нашу жизнь.
   - И каким же образом?
   - Как каким? Давно известным, испытанным, можно сказать, пролетарским способом. Для начала сформировать первичную партячейку, сделать её председателем самого уважаемого и достойного жителя нашего села. Из местных, так сказать.
   - Ну и кого же? - спокойно спросил Никифорыч.
   - Народ выберет, народ не ошибается, - обиженно ответил Николаич.
   - А потом?
   - А потом восстановим местный колхоз, назначим тебя его сопредседателем, повысим удои, организуем привесы и жизнь сама войдет в нормальное русло.
   - Райотдел милиции! - прошептал Михалыч.
   - Да, - продолжал Николаич, - Для поддержания шта... то есть социалистической законности организуем Пенисовский райотдел внутренних дел. Тем более что начальник уже есть.
   Михалыч встал и снова сел.
   - А в колхозе кто работать будет? - поинтересовался Никифорыч.
   Николаич отхлебнул чаю и долго его жевал. Действительно, об этом он еще не успел подумать. Он, казалось, продумал всё: и кто начальником милиции будет, и кто завполиклиникой. А вот про рабочих не успел. От очевидного упоминания единственного не охваченного реформами Эдуардыча Николаич всячески уклонялся, зная его тяжелую руку и необузданный нрав.
   Михалыч, сидя, молча прогрызал себе глазами в погонах по третьей дырке.
   - Вьетнамцев и китайцев привезем! - нашелся он. - Братских товарищей. Двойная польза от них. Народ всё больше мелкий, неприхотливый, опять же рис добывать умеют. А болот у нас еще, слава Богу, хватает. Заодно и клюквы наберут.
   Тут Никифорыч не выдержал. Он, сославшись на то, что не успел задать корму корове и курам, согнувшись, как при несварении желудка, выбежал в сени и, зажав рот рукой, сдавленно немного похохотал.
   А потом, внезапно помрачнев, накормил таки животных и вернулся к столу переговоров.
   - Вот и первые колхозные животные у нас уже есть! - радостно встретил его Николаич.
   - Про кого это ты? Ах, да...,- догадался Никифорыч,- И первая ферма тоже есть. Твой, Николаич, дом как раз подойдет.
   - Неправильно понимаешь! Мой дом как раз подходит под первый райисполком.
   - А твой, Михалыч, дом - под райотдел милиции?
   - Так точно, - скромно сказал Михалыч.
   - Дом Палыча - как раз поликлиника и склад коньяка, а дом Эдуардыча - общежитие для вьетнамцев?
   - Почему бы и нет? - оживленно заметил Николаич, - Перспективно!..
   - Да. Но думаю, что из этого ничего не выйдет, - как можно серьезнее сказал Никифорыч,- Потому что раз вдохновляющей и направляющей силой является партия, то для начала любого дела необходимо начать с нее. Верно?
   - Очень правильно. Растешь на глазах. Благодарность. С нее начинается, ей же и заканчивает... То есть именно так.
   - Но в этом-то вся и загвоздка, - грустно сказал Никифорыч,- Первичная партячейка должна состоять из пяти человек. А без Эдуардыча, который убежденный атеист, нас всего четверо.
   - Не проблема. Из этого есть, по меньшей мере, несколько выходов, - не смутился Николаич. - Вот, пожалуйста:
      -- Ввиду чрезвычайных обстоятельств жизни сократить минимальный нормативный состав первичной партячейки до трех или даже двух человек;
      -- Принять в почетные члены первичной партячейки (без права голоса) Маркса, Энгельса, Ленина-Сталина и так далее. В крайнем случае - Розу Люксембург;
      -- Зачислить туда же будущих китайцев-вьетнамцев;
      -- Принять туда Эдуардыча обманным путем, выдав нас за партию любителей пива.
   В этом направлении гибкости ума и фантазии Николаича не было равных, и ему в этом смысле могли позавидовать братья Гримм и Жюль Верн вместе взятые. Он мог бы говорить на эти темы еще очень долго, как вдруг до него по радио донеслись обрывки фраз об утверждении герба новой России.
   Заслышав про орла, Николаич как-то осекся на полуслове, лицо его приняло обычное будничное выражение (только несколько задумчивее, чем всегда) и он, помолчав с минуту, сказал Михалычу.
   - Пойдем-ка домой. Помечтали, и будет, полковник.
   - Не понял, - удивился Михалыч, - А как же протокол учредительного собрания?
   - А его, майор, составите тогда, когда радио как следует почините, и оно не будет самопроизвольно включаться и так же спонтанно отключаться. А то ишь: "Советский гимн!, товарищ Десятый!, Трубы зовут!.." Не те трубы, лейтенант, и не туда зовут. Все, кто можно, уже вокруг труб собрались и больше у них места, похоже, нет. И в ближайшее время, боюсь, не будет. В общем, пойдем-ка, сержант, домой. Пошутили, и будет.
   Это был последний раз, когда в деревне Пенисово видели призрак коммунизма. История, как известно, имеет свойство повторяться. Сначала в виде трагедии, потом в виде фарса, затем - в виде фильма и, наконец, в виде учебника истории.
   Поэтому второй трагедии как-то не вышло. Но на очереди был фарс. Ах, какой мог бы быть фарс!
  
   В отдельно взятом Пенисове провозглашается Советская власть. Никифорыч добровольно и с песнями раскулачивается, и становится вновь инженером-оборонщиком. Таким образом, границы Пенисова оказываются на надежном замке. Николаич опускает навозный занавес и деревня начинает процветать по бессмертному учению Ленина.
   Вьетнамцы с китайцами восполняют собой беспартийный и безлошадный народ, Николаич с Михалычем - Партию рабочего класса и колхозного крестьянства (причем Михалыч представляет собой её вооруженный отряд, Палыч - бесплатную (и бесполезную) медицину, а Эдуардыч, этот заблудший люмпенизирующий пролетарий, олицетворяет собой "отдельные, кое-где еще имеющиеся недостатки", с которыми идет вечная и беспощадная борьба).
   Жизнь в Пенисовском государстве была бы счастливой и зажиточной. Зажиточной потому, что слишком долго пенисовцы зажились на этом свете, а счастливой потому, что каждый знал, что уж на крайний случай помереть-то всегда можно!
   Палыч всем делал мгновенный бесплатный медосмотр и каждый раз завершал его словом "Годен!".
   Михалыч самоотверженно совмещал должности министра внутренних дел, министра обороны и председателя КДБ - комитета деревенской безопасности. Иногда на него дополнительно возлагали функции министра по делам национальностей и министра путей сообщения тайной информации.
   Бедняга Михалыч иногда переодеваться в соответствующую форму не успевал. Бывало, исполнит работу министра МВД, и сразу срочная работа по делам национальностей подвернется. А после, или даже во время её - опять надо "МВДшить".
   А форма-то еще не готова! Не выстирана, да и просохнуть еще не успела! Иногда и на ходу переодевался. Замучался, страсть!
   А Николаич тем временем и за Генерального секретаря, и за премьер-министра, и за министра культуры мается. Не успеет написать Указ (а за секретаря-писаря тоже сам), как надо читать народу лекцию "О роли великого русского писателя Ван-Гоголя в мировой живописи".
   А тут еще непрерывным потоком приглашения, приглашения... То в почетные доктора Оксфорда не приглашают, то в заслуженные артисты не позовут. И сразу вслед за этим абсолютно не расщедрятся на Нобелевскую премию Мира. Кошмар!
   Никифорыч, как и всегда, весь в научных поисках, ему не до общественной жизни.
   А Эдуардыч, как и обычно, сидит. Его это положение в принципе устраивает. Сиди, да сиди. Дома. Еду принесут, печку истопят, иногда по праздникам вьетнамские танцы спляшут. Красота!
  
   Вот такой мог бы быть фарс. Но его не случилось. Не получилось фарса! Да может, и хорошо, что не получилось. В России и так слишком много фарсов для одной страны. Капитализм был, социализм был, фарс на капитализм есть. Неужели еще одного фарса не миновать? Кто знает?
   А этот фарс закончился, так и не начавшись. Он как-то весь съежился, изображение исказилось, звук пропал, пространство вокруг Пенисова сомкнулось в пузырь, который оторвался от Земли и стремительно унесся в Вакуум, сохраняя свое состояние в виде осколка пространства-времени, одиноко блуждающего в Бесконечности.
   А на Земле продолжала свое существование обычная русская деревенька с тем же названием, но безо всяких фарсов.
   Вы скажете, что вот все бы фарсы вот так же быстро и бесследно улетали в Космос как этот! Да, конечно, неплохо было бы, но не все вот фарсы улетают. Некоторые остаются с нами.
   А может быть, и не остаются вовсе, а улетают всё же, и мы улетаем вместе с ними? А всё что нормально остается? Вот живешь, живешь, вроде всё обычно, а попытаешься, например, съездить в ту же Америку, или хотя бы Польшу, а и никак. Потому что в пузыре ты улетевшем.
   Может быть, все мы с 1917 года давно в пузыре живем, кто знает?
   Итак, время выдуло свой очередной пузырь из кусочка пространства, и он улетел, переливаясь всеми своими двумя цветами (серым и коричневым), событиями и проблемами вдаль, чтобы сразу уступить свое место другому.
   Гости от Никифорыча уже давно ушли. Николаич, заправив в валенки костюмные брюки, а Михалыч - слегка подволакивая правую ногу, с непривычки сильно натертую форменным ботинком.
   Да и то сказать, зачем в Пенисове райотдел милиции? Чтобы лишних пенсионеров-льготников плодить? Наркомании нет, проституции (прости Господи!) - тем более, а воровать нечего, да и не у кого.
   Жизнь, как ни странно, продолжалась. И продолжалась по прежнему. Николаич с Михалычем продолжали выдавать себя за простых сельских жителей, втайне мечтая об улетевших навсегда пузырях. Палычу уже давно (еще со времен Советской власти) всё было по фигу, даже при какой власти жить. Потому что как заниматься медициной, даже бесплатной, он уже давно забыл, а платной в Пенисове не было.
   Никифорыч в свободное от хозяйства время занялся разработкой домашнего культиватора, предназначенного для населения. Этот культиватор должен был способствовать отбиванию некоторых вредных русских привычек. Таких как: не вспоминать о соседях, когда захочется ночью в своей квартире сплясать гопака; уважать своего пса больше, чем окружающих его людей; пользоваться окружающей средой как одноразовым изделием, и некоторых других специфических русских свойств.
   Правда, Никифорыч никак не мог придумать принцип работы этого культиватора. Фактически замышляемый прибор должен был быть в состоянии сделать из среднего русского если не немца или англичанина, то хотя бы чеха или поляка. А если применить этот прибор, например, к павиану-гамадрилу, то предположительно можно было бы надеяться на получение среднего русского обывателя.
   Хотя... Может, лучше надо оставить павианов в покое, пусть всё останется как есть?
   Никак не мог Никифорыч без глобальных научных задач. Ну прямо как Семеныч.
   А Эдуардыч тоже не терял времени даром. Он ...трудился над посланием потомкам! Как-то (от безделья) ему пришла (в голову) мысль о том, что потомки многое могут потерять, не получив от него, как от предка, никакого послания.
   Как жили предки, над чем работали, как и против чего боролись - откуда они это могут узнать? Не из учебников же истории! Только из прямых посланий "из рук в руки". Без продажных историков-посредников.
   Пока известны два вида передачи информации потомкам. Это папирусы, книги и замурованные послания. Папируса в Пенисове не достать, а поскольку книги писать Эдуардыч не умел, то выбора у него практически не оставалось.
   Он начал готовить масштабное послание потомкам. Для начала Эдуардыч припомнил, что ему вообще известно про замурованные послания. Выяснилось, что познания эти были не более чем обрывки информаций типа
   " ...и вновь вывел на околоземную орбиту бронзовый бюст...";
   " ...несгораемая капсула с посланием трудящихся...";
   " ... и лично закопал...";
   "...на сорока наиболее распространенных языках...".
   Вот и всё, как выяснилось, что знал Эдуардыч о посланиях.
   Утомительная перспектива выбивать вручную текст послания на металлической пластине из нержавейки, да еще на сорока (!... !!! ... !) языках его не очень вдохновляла. Поэтому ему ничего не оставалось, как пойти альтернативным путем.
   Естественно, он им и пошел, не очень понимая, что он "альтернативный". А то бы загордился.
   "Во-первых, стекло практически не подвержено коррозии, - логически рассуждал он. (Вы подумали, уж не на стекле ли задумал Эдуардыч тексты выбивать? Нет, вы о нем слишком плохого мнения.)
   "Во-вторых, бутылок у нас хватает Даже занимать не надо. - Продолжал он мыслить. - Остается три проблемы. Чем закупорить бутылку, чем и на чём написать послание и из-под чего лучше всего взять бутылку, чтоб потомки, не дай Бог, чего не подумали.
   Первую проблему он решил неожиданно быстро и радикально. Когда нужно, техническая смекалка русских работает лучше суперкомпьютера. Эдуардыч придумал герметичную двухслойную пробку повышенной укупористости, состоящую из пропитанного воском смятого газетного клочка и куска старого каблука.
   Само послание Эдуардыч решил написать белой краской на куске старой велосипедной камеры, разрезанной вдоль. Это было тоже принципиально новое решение, придающее посланию дополнительное качество. Оно было способно автоматически сворачиваться в трубочку. Труднее всего было с третьей проблемой. Почти все бутылки были из-под вина или водки, а Эдуардыч никак не мог скомпрометировать себя перед потомками. Наконец он нашел единственную пустую бутылку из-под подсолнечного масла. Ей-то и предстояло выполнить историческую миссию.
   Оставалась мелочь. Написать само послание. Его текст. Написать надо было кратко, самое важное.
   "Что же, что же я хотел бы сказать потомкам?" - мучительно думал Эдуардыч. Отказаться от проекта было уже обидно. Как же?! Все технические проблемы уже решил. Зря, что ли?!
   Что же сказать, что... О ценах на местном рынке? О том, как обманным путем можно получить больничный лист? О том, как уклониться от армии? Всё это казалось мелким, локальным и не на всю жизнь.
   Послание должно содержать кредо всей жизни, быть способно сберечь драгоценное время потомков для дальнейшего прогресса. Это должно быть простое и доходчивое правило, которое делает жизнь лучше.
   И вот на этом месте, правильно поставив себе задачу, Эдуардыч сформулировал текст послания. Он налил в крышечку немного белой краски и, макая в неё остренькую палочку, написал на камере:
   "Потомки! Никогда не разбавляйте пиво самогоном!"
   Потом еще подумал и приписал:
   "И никогда не растапливайте печку сырой осиной".
   Эдуардыч дал краске просохнуть, потом отпустил резинку, которая немедленно послушно свернулась в трубочку, деловито запихал её в бутылку и запечатал сначала газетной пробкой, а затем кусочком каблука.
   Снаружи бутылки он написал: "Благодарным потомкам". Сначала он хотел написать это изнутри бутылки, чтоб не стерлось, но так и не сумел это сделать.
   Вечером Эдуардыч незаметно вышел за околицу, просверлил рыбацким коловоротом углубление в земле, осторожно опустил туда завернутую в тряпицу бутылку и присыпал её сначала песком, а затем грунтом.
   После этого жизнь Эдуардыча приобрела какой-то смысл и некую завершенность. Просветленный, он вернулся в избу, поужинал и лег спать. Ему снилось будущее. Но утром он всё забыл.
   Жизнь в Пенисове продолжалась.
  
  

VI.

Что надо человеку * Три окна *

Марсианский исполнительный лист *

Присутствие на собственных похоронах *

Гавайский пикник * Та самая Точка

  
   А в это самое время на Гаваях проснулся Семеныч. Его нынешнюю жизнь вполне можно было бы назвать заслуженным отдыхом, которого так и не смогли дождаться многие поколения в России. Заслуги у многих из них были. Отдыха - не было.
   На Гаваях же не было понятия "заслуженный отдых". Там это называлось просто обычной жизнью. Понятия "заслуженный отдых" не было, а сам он был. Вот такие дела.
   Семеныч, не спеша, встал, выпил бокал мангового сока, и ему вдруг стало противно. Не от сока, нет. Сок был чудный. Не слишком холодный, янтарного цвета. Без консервантов.
   Противно ему стало от собственного гавайского благополучия, от той статики, в которой он пребывал. От состояния окончательного финиша. Пусть успешного, но финиша.
   Ему часто снилась тюремная камера в Черной Дыре. Просыпаясь, он поначалу радовался тому, что это был только сон. А потом почему-то втайне жалел об этом.
   На первый взгляд это было необъяснимо. Казалось бы, что человеку еще надо? А действительно, чего?
   Славы, богатства, комфорта, уважения, почета? Любви? Знаний? Искусства, зрелищ? Всего этого вместе и бесплатно?
   Работы, власти? Сколько людей, столько и потребностей.
   А еще люди делятся на три категории. Нет, не по полу. И не по состоянию расчетных счетов. Они делятся на тех, кто смотрит вперед, назад и вбок.
   Это особенно заметно в автобусах, трамваях, электричках. Как известно, в них есть три вида окон. Передние, задние и боковые.
   Когда человек смотрит в боковое окно, он просто созерцает. Вид из бокового окна не может дать полного представления ни об окружающей местности в целом, ни о направлении движения. Человек, смотрящий в боковое окно, скорее, наблюдает картину. Движущуюся и непрерывно меняющуюся картину в рамке оконной рамы.
   Когда человек смотрит в заднее окно, он уже имеет возможность анализировать. Он видит полную картину остающегося позади. Но анализировать при этом он может лишь "постфактум". Лишь то, чего уже не воротишь. Это пассивный анализ.
   Человек, смотрящий в переднее окно, предводительствует. Он устремлен вперед, в будущее. Он видит перспективу, то, что перед ним, и не оглядывается назад. Это ему неинтересно.
   В детстве все мы смотрим во все виды окон, постигая разницу между ними. А потом начинаем отдавать предпочтение каким-то одним.
   Если передним, то вождизм, "первопроходство".
   Если боковым - созерцание.
   Если задним - анализ, систематизация, опыт, полная картина прошедшего, история.
   Вожди смотрят вперед. Историки - назад. Люди искусства - вбок. Остальные либо смотрят на билетного контролера, либо читают газеты. Либо спят.
   В передние окна Семеныч любил смотреть только в детстве, стоя радом с кабиной водителя в автобусе или троллейбусе. Потом очень долгое время был поклонником тамбура последнего вагона поезда. Имел много ненаучных открытий (см. выше), что было неоднократно документально подтверждено в матерных для ученого ума выражениях типа "никакой научной ценности не представляет".
   А в последнее время что-то частенько стал Семеныч вбок посматривать. Да...
   Были ли у Семеныча дети? Это почти как вопрос "Есть ли жизнь на Марсе?" Одни утверждают, что нет, другие свято верят, что есть. Очевидцев ни того, ни другого не существует.
   Точно так же и с детьми Семеныча. Сам он не отрицает возможность их существования, но научных доказательств не имеет. Не поступало на Гаваи никаких исполнительных листов на его имя.
   Вот если бы с Марса пришел бы хоть кому-нибудь хотя бы единственный исполнительный листок (хотя бы и не по установленной форме), тогда бы сразу появился ответ на вопрос про то, есть ли жизнь на Марсе и кто в этом виноват. Но никто на Марс алиментов не платит, поэтому вопрос так и остается пока без ответа.
   К чему еще стремится человек? К высокому уровню потребления. Но заметьте, как это ни странно звучит, не столько ради самого потребления, а ради самоутверждения, престижа, которые из этого непосредственно проистекают.
   А ведь это всё очень относительно! Могу подсказать нехитрый рецепт абсолютно не затратного процветания. Для этого надо всего лишь примириться со временным сдвигом и определить для себя его оптимальную величину.
   Не поняли? Да все же очень просто. Простейшая теория относительности применительно к потреблению.
   Катушечный магнитофон в хорошем состоянии 10-15-летней давности (80-х годов, если угодно), немецкая или югославская пишущая машинка тех же времен, "вареные" джинсы. Всё это совсем не так давно было "последним писком" и стоило очень больших денег. И всё это у вас сейчас есть! (Пускай с небольшим опозданием.) И практически даром. Почему же вы не счастливы?! Ведь вещи-то те же! Ах, мнение окружающих?.. Вот оно-то вам и нужно!
   Да что там, любая, абсолютно любая вещь в свое время обязательно являлась предметом роскоши. Вопрос только в том, в какое время.
   Даже обыкновенный молоток был бы для первобытного олигарха (который, наверное, потому и первобытный, что первым завел и наладил свой быт) тем же, чем для олигарха нынешнего является, к примеру, энергосистема страны или островок на Канарах.
   Вот и весь принцип. Надев обычнейшие сегодняшние кроссовки, вы спокойно можете ощутить себя первейшим русским парнем 80-х годов. Надев часы - средневековым императором. Сев в старенькую "Волгу" - лауреатом Госпремии 60-х годов. И всё это будет правдой! Только они в свое время за это "упирались" неимоверно, а вы то же самое спокойно и практически даром можете испытать сейчас.
   Великая штука - время!
   Да, вам еще аханье окружающих надобно? Ну тогда через тернии, интриги - вперед! Только имейте в виду, что через каких-нибудь пару десятилетий (возможно еще при вашей жизни) каждый первоклашка будет ходить с сотовым телефоном и карманным компьютером. А бомжи - с пейджерами. Так что подумайте, стоит ли "рыть землю" только престижа ради?
   Да ведь и престиж-то разный бывает. Тоже от времени зависит. Да нет, не времени года, от эпохи. Был когда-то у Семеныча приятель-сослуживец. Служил хорошо. Так потом всю его судьбу Семеныч смог уложить всего лишь в одно четверостишие:
   Иваныч был парень не хилый,
   Врагов он закона "мочил",
   Потом ему дали медальку,
   И с нею он в бозе почил.
   Да... Между прочим, говорят, что Почетные Грамоты двадцати-сорокалетней давности лет этак через пятьдесят сойдут за какие-то там облигации. Интересно, правда или врут?..
   Семеныч вышел на балкон и сделал легкую пробежку трусцой. (Балкон у него тоже был гавайский.) После пробежки он принял душ, облачился в белый махровый халат и поел немного фруктов. Он вдруг снова поймал себя на мысли, что ест фрукты с таким же ощущением, как баклажаны на колхозном поле или баланду в тюремной камере.
   Кто-то сразу предположит, что вот, мол, заела Семеныча пресыщенность зажравшегося капиталиста. Да нет же, говорю я вам, не было у него никаких мук праздности, ни терзаний, приписываемых так называемым "акулам капитализма", ни кризиса никакого. Даже расстройства кишечника - и того не было. Была нормальная хорошая жизнь.
   Но не было цели, да и смысл жизни просматривался слабовато.
   Чего он достиг в жизни? Что сделал для человечества в целом? Глобального. Да хоть бы и не очень глобального. Мыслей, смелых идей - вагон, а результатов...
   Тут Семеныч мысленно очутился на своих собственных настоящих похоронах. В его ушах раздалось:
   "Сегодня мы прощаемся с выдающимся мыслителем нашей эпохи, писателем, художником, публицистом, естествоиспытателем, фотографом, шахматеристом и, наконец, бизнесменом
   Л-Е-О-Н-О-М С-Е-М-Е-Н-О-В-И-Ч-Е-М Б-Л-Я-Х-Е-Р-О-М ! Ура, товари...!" Стоп! Не то.
   "... Наша утрата безмерна, горечь - безгранична, память - вечна и бесконечна!"
   Семенычу стало смешно.
   "А что, - с внезапной грустью подумал он, - ученый-то во мне действительно умер, писатель, художник и поэт - тоже. Так, впрочем, и не больно-то родившись. Так что похороны эти вполне уместны".
   И он продолжил своё присутствие на них. Среди присутствующих Семеныч увидел всех своих недругов, недоброжелателей, да и просто врагов. Они шли в первых рядах, горько рыдая, и таща огромный венок с аршинной надписью: "Осознали, да поздновато будет!"
   За ними тянулась колонна, выстроенная строго по профессиональному признаку. Ведущие ученые мира, писатели, поэты, художники (авангардисты отдельно). Возглавлял колонну Леонардо Да Винчи со своим другом Джо Кондой. Джо кричал: "Только он, Семеныч, догадывался про меня!"
   На подушечках несли разные памятные вещи. Значки, зажигалки, шоколадные медали, добрые дела Семеныча. Старушку, когда-то переведенную им через дорогу (она улыбалась, разметавшись по подушке), несколько машин, вытащенных из грязи с его помощью. Были приложены также справедливые, но не сказанные им нехорошие слова (в мешочке, завязанном черным ботиночным шнурком) и наоборот, незаслуженные, но все-таки сказанные хорошие слова (в открытой банке из-под клубничного варенья).
   Процессия прошла мимо запертого окошечка кассы, над которым было написано "Прием и выдача соболезнований" и удалилась в колонный зал.
   На трибуну попеременно выходили простые люди из толпы и покаянно, но очень спокойно и как-то даже дежурно удивлялись, как могло случиться, что такая глобальная личность, как Семеныч, оказалась не замеченной ими и не оценена по достоинству широкой публикой. (При этом под "достоинством" имелись в виду духовные ценности.)
   В заключение на трибуну взобрался игрушечный заяц из Семенычева детства и строго сказал: "Хватит шалить, а то сейчас маме скажу. Ишь, распомирался!"
   И все присутствующие тотчас обернулись и дружно посмотрели на Семеныча.
   Семенычу стало стыдно. Он смущенно сказал: "Уж вы простите меня, уважаемые за такую минутную слабость. Признания вот захотелось при жизни, вот и помер я слегка. А у нас не принято при жизни-то. Перерасход почета, да гонораров всяких получается. Понимаю. Извините, больше не повторится."
   Он огляделся по сторонам. Погруженный в мысли, Семеныч не заметил, как дошел до океанского берега и оказался на пустынном гавайском пляже.
   Семеныч присел на скамейку-качели, подвешенную на пластмассовых, экологически чистых цепях, и подумал о том, что, в сущности, нет никакой разницы между им - детсадовцем на качелях и им - нынешним.
   Вернее, разница, конечно, есть, но она слишком мала по сравнению с прожитым временем. Точнее сказать, разница в основном (да вся, практически) количественная. Количество килограммов, морщин, долларов. Вот и всё.
   Как маленький таракан и большой таракан.
   Он опять вспомнил чернодырскую тюремную камеру. Вот где простор-то был! Простор мысли. Обостренность разума.
   Чем замкнутее и ограниченнее физическое пространство вокруг человека, тем шире горизонт его мысли. Почему убогая, нищая, грязная, утопающая в воровстве Россия так богата интеллектом? Его откачивают, уничтожают, гнобят, а он всё есть и есть. И почему такая богатая и благополучная Америка так, извините, дебильна? (Относительно своих собственных мозгов, конечно.)
   Наверное, потому же, почему в тюрьме лучше думается. Слишком хорошо, видно, у них. А у нас наоборот. Потому-то и простор мысли получается.
   Семеныч встал и побрел дальше.
   Можно отметить, что вот как это так, мол, гавайский Семеныч, а всё о России? Так ведь, наверное, понятно, что глубоко русский человек Леон Семенович Бляхер останется таковым хоть на Марсе. Поживший в России навсегда остается русским.
   Тюрьма народов. Заповедник мысли. Страна непуганых чиновников.
   Семеныч незлобиво выругался по гавайски. Он не заметил, как его босая нога задела что-то, слегка выступающее из земли. Семеныч нагнулся и увидел что-то, слегка напоминающее горлышко закопанного в грунт сосуда.
   Сначала он подумал, что это, наверное, бутылка с пивом, закопанная каким-нибудь туристом для охлаждения и после забытая. Но потом вспомнил, где находится, и подумал: "На кой леший закапывать, когда карманных холодильников полнС?"
   Семеныч присмотрелся. Горлышко было явно не современного происхождения, потому как было испещрено мельчайшими трещинками, запечатано каким-то воском, да и к тому же безо всякой акцизной марки.
   Он, покряхтывая, проверил, нет ли какой минной растяжки (хотя на кой в пустынном гавайском пляже ставить мину?) и принялся осторожно разгребать грунт.
   Горлышко оказалось длинным, как почти у всякого древнего сосуда, и Семеныч изрядно расцарапал себе все пальцы, пока вырыл его до половины. Он уже несколько раз порывался сбегать за лопатой, совком или каким-нибудь гавайским слугой, но его охватил какой-то тупой азарт. Он не мог оторваться от своего занятия.
   Семеныч не надеялся ни на чудо, ни на какое-нибудь открытие, он просто копал и копал руками. Так собака, повернувшись хвостом к следам своего пребывания, тупо работает задними лапами, как бы что-то закапывая. Безо всякого, впрочем, эффекта и нимало не интересуясь результатом.
   Из гавайского грунта показалась, наконец, ручка сосуда. Он весь был то ли из блестящей глины, то ли из матового стекла. Семеныч осторожно потянул непонятный сосуд вверх, и он с неожиданной легкостью подался.
   Но в руках Семеныча оказалась только верхняя часть. Та самая, которую он откопал. А под ней не было видно ничего. Один песчаный грунт. Видимо, сосуд раскололся уже давно, и со временем отделился от донышка.
   Семеныч осмотрел то, что было в его руках. Обыкновенный полукувшин, запечатанный чем-то вроде окаменевшего воска. Никаких надписей не было видно ни внутри, ни снаружи.
   Семеныч поднялся и пошел назад, домой. За лопатой. Ему подумалось, что вторая часть сосуда должна быть тут же в земле, неподалеку от первой.
   Дома он, никому ничего не сказав, нашел в гараже небольшую раскладную лопату, захватил с собой термос с кофе и, не спеша, пошел обратно. Но то ли Семеныч был в слишком большой задумчивости, когда он брел на то место в первый раз, то ли мало смотрел по сторонам, когда шел назад, а только найти то место во второй раз ему так и не удалось.
   Что было в том сосуде, монеты, вино, древнегавайское послание к потомкам или российские облигации внутреннего безвозмездного займа Юрского периода, так и осталось для всех тайной.
   Семеныч даже не стал никому рассказывать об этом, чтобы не огорчать. Этот случай стал для него наглядной моделью несбывшихся надежд, пустых ожиданий, напрасности бытия и даже... В общем, пессимизм один.
   А через пару дней он пошел с приятелями на пикник. Надо сказать, что Семеныч относился к пикникам, равно как и к приятелям довольно странно. Примерно как к болезням.
   Их как бы не жалуешь, но они все равно у тебя есть. Вот и у Семеныча были приятели, которые любили пикники. Без пикников Семеныч чувствовал себя как обычно, а на пикниках - отвратно. Потому что он беспрерывно задавал себе вопросы, на которые не мог найти вразумительных положительных ответов. А все такие вопросы сводились, в общем, к одному: "Да на фига мне всё это надо?!.."
   Гавайские пикники не очень отличались от русских, турецких, итальянских, французских и многих других. Думаю, если бы нам были бы известны марсианские пикники, то от них гавайские пикники не особо отличались бы тоже.
   Разве что от эскимосского или аборигенского чуть-чуть отличались бы. А от других - нет, не очень.
   Сначала в большие сумки складывались традиционная еда и питье. Эти сумки навешивались на пикниковских мужиков, и вся группа праздношатающихся, в состав которой (на правах сумок) обязательно входили несколько субретко-гризеток самых различных возрастов, отправлялась в то место дикой или полудикой природы, которое они намеревались осчастливить своим пребыванием.
   Дальнейший сценарий гавайского пикника предусматривал традиционные и неизбежные неудобства и неловкости обжорства в неприспособленных для этого условиях. А также подобие музыки, именуемое "музоном", заменяющее собой неуместный для такого рода пикников природный фон, располагающий вместо традиционных глупостей в лучшем случае к философическому созерцанию.
   Непременными пикниковскими атрибутами являются также костер и танцы-пляски под девизом "Эх, была тут раньше травка!"
   Этот ранний гавайский вечер как всегда не блистал оригинальностью. Своих пикниковских спутников Семеныч про себя уже давно не различал по именам, а воспринимал по типам.
   ТИП 1. "Портос Эпикурейский". Смачно пожрав, и наскоро крепко напившись, размазывая вокруг себя сальные шуточки и анекдоты, он, обозначив интерес к женскому полу какими-либо незатейливыми вульгарностями, как правило, скоро засыпает в самых удивительных положениях до конца мероприятия.
   ТИП 2. "Сиси Донжуанский". Пьет и умен в меру, непосредственно "в деле", как правило, не силен, но весь состоит из прелюдий и танцев. Такое впечатление, что он всегда слегка подтанцовывает, даже сидя на известном санфаянсовом изделии.
   Вокруг него постоянно парфюм и это: "Ум-ца, ум-ца, ум-ца-ца!".
   ТИП 3. "Фигура". Его роль - заполнение пустого пространства вообще и за столом в частности. Он аморфен и постоянно примыкает то к первому, то ко второму типу, везде играя при этом второстепенные эпизодические роли.
   Ну и, наконец, ТИП 4. Женщина. И этим всё сказано.
   Очередной пикник начался. Женщины, Фигура и Семеныч разложили снедь. Сиси сразу же включил музон, звучавший на любом языке так: "...Я тебе спою, а ты меня пю-пю!..", и принялся павлином ходить кругами.
   Портос сразу же начал жрать, пить и травить сальные анекдоты. А Женщины сразу же начали тихо ненавидеть Семеныча за то, что он при их виде сразу же не распустил слюни с соплями, не терял головы и ну никак не включался в ритуал. Всё было как всегда.
   Почему Женщины стали ненавидеть именно Семеныча? Да потому, что они на самом деле прекрасно знают, чего им в действительности надо. А когда всё идет не по их плану - это их просто бесит.
   В такие моменты пикников Семеныч обычно искал повод куда-нибудь потихонечку смыться. Так, чтобы как бы не насовсем, но всё-таки...
   И так каждый пикник.
   На этот раз он тоже под каким-то очень уместным предлогом удалился в заросли. И тут он почти сразу увидел Его. Нижнюю полузакопанную часть того самого кувшина.
   Семеныч сразу узнал его по характерному сколу. Обуреваемый любопытством, он, даже не думая о всяких предосторожностях, запустил руку внутрь и нащупал нечто твердое, напоминающее кафельную плитку.
   Примерно так оно и оказалось на самом деле. Это была квадратная глиняная плиточка, довольно гладкая с одной стороны. На другой её стороне был как бы рисунок. Но это не был в полной мере ни рисунок, ни узор. В середине плиточного квадрата был выпуклый кружочек. Вот и всё.
   Если бы это изображение Семеныч увидел на чем-нибудь современном ему или на каком-нибудь соответствующем такому изображению предмете, любой древности (отделочном камне, к примеру), то он бы не удивился и в лучшем случае отнес бы находку в музей. Или положил бы на место.
   Но плитка лежала в древнем кувшине. Одна, без всякой пояснительной записки или инструкции. Это заставляло Семеныча задуматься о глубоком тайном смысле, заключенном в этом изображении.
   Ему сначала интуитивно показалось, что он сразу всё понял, только не может объяснить словами, как-то сформулировать этот слишком глубокий смысл.
   Смысл был настолько глубок, насколько простым был символ.
   Когда Семеныч попытался выразить словами его впечатление, то у него получился только ряд разрозненных мыслей: "Квадратура круга", "На круги своя", "Окончательная точка".
   "Может, это и есть та самая последняя точка, к которой приходит всё и вся?"- думал Семеныч,- А может быть, это наша планета? Солнце? Луна?"
   "А вдруг это изначальная Черная Дыра? - вдруг громко подумал он, - изображение сгустка пространства-времени, из которого всё и возникло".
   Семеныч очнулся от раздумий и обнаружил, что уже очень поздно, в лесу тихо и не слышно уже никаких звуков пикника, который, наверное, уже закончился.
   Он, не спеша, вышел из леса на берег океана, присел на какой-то бугорок. В одной его руке по-прежнему была плитка, а пальцы другой машинально поглаживали границу круга, как бы пытаясь что-нибудь прочитать вслепую.
   Что хотел сказать этим предметом неизвестный предок? А может быть, и не наш предок вовсе.
   Такие однозначные послания не могут содержать никакой развернутой информации или литературного произведения. В них должен быть заложен какой-нибудь основополагающий принцип. Но чего?
   Устройства мира? Принцип построения человеческого (или нечеловеческого) общества? Какой-нибудь технический секрет? Формула строения чего-нибудь?
   А вдруг это магнитный или действующий на каком-либо ином принципе носитель большого количества информации? Тогда как его использовать? Да и вообще Семеныч пришел к выводу, что процесс составления всякого рода посланий к потомкам абсолютно не отлажен. И никак законодательно не отрегулирован.
   Давайте-ка разберемся поподробнее. Наверное, страстью к составлению таких безадресных посланий "на деревню правнуку" страдают прежде всего:
  -- Люди, не имеющие своих прямых и непосредственных потомков (а поучать кого-то надо!..);
  -- Особи, зашедшие в развитии своего разума так далеко вперед (по их мнению), что нет никакой надежды на то, что ближайшие современники способны их понять. Хотя бы в общем и целом. Некоторые из таких говорят: "Ну и шут-то с ним!" А другим из таковых непременно надо, чтобы кто-нибудь далеко потом отрыл закопанное ими и сказал нечто похожее на "Эвон как!!!"
   И невдомек им, что лучшее послание потомкам - это их собственные потомки, а не их жалкие письмена. Ведь большинство из расшифрованных древних посланий содержат такие особо ценные для нас "мудрости" типа "Дождь оплодотворяет землю!".
   Безусловно, на уровне знаний написавшего это было величайшим откровением, вершиной естествознания. Но для нас это звучит всего лишь как "вода мокрая".
   Другое дело - исторические летописи. Умный любит учиться, а дурак учить. Это всем известно. (Не к профессиональным преподавателям будет сказано.) Вот исторические летописи и предназначены для того, чтобы на их примере учиться. А послания, как правило, всегда от дураков.
   Правда, подумал Семеныч, надо учесть, что всё вышесказанное надо понимать с определенной долей условности. Иначе получается, что умные люди постоянно учатся у дураков на всём протяжении человеческой истории.
   А умные, поумнев вопреки своим учителям, уходят в глубокое подполье и там, заткнув все щели тряпочками, продолжают упорно совершенствоваться, не выдавая никому своих знаний.
   Однако применительно к зарплате русских учителей, эта поговорка тоже весьма и весьма правильна - продолжал рассуждать Семеныч - За такую зарплату учить полюбит только дурак...
   Он посмотрел в черноту, состоящую из ночного неба и океана, и у него создалось впечатление, что он сидит на берегу Вселенной. Или верхом на крошечной планетке, подперев голову рукой, и смотрит вдаль, в бесконечность.
   Где-то там клубовцы, думал он, что видят, что ищут?
   Семеныч встал, подошел ближе к воде и как в детстве, широко горизонтально размахнувшись, запустил кафельной плиткой в бесконечность.
   "Чик, чик, чик, чик, плюх!"- сказало на прощание послание.
   Может быть, это и было его истинным, и довольно мудрым содержанием? Собственно, так мы все и живем!..
  
  

VII.

Новое открытие "Фигарыча" *

Точка невиданных размеров * Те еще типы *

Обмен палками * Когда мешает ум *

* О пользе мусора * Проводы интеллигента

  
   Мы с "Фигарычем" заболтались о чем-то и не заметили, как удалились от остальных клубовцев довольно изрядно. Это было неподалеку от перекрестка пяти измерений, одного нашего и четырех других. За это время ничего особо нового у нас не произошло. Хотя, всё относительно... Наверное и Господь Бог после сотворения Земли на вопрос "Что новенького?" мог бы ответить таким же образом.
   Вдруг "Фигарыч" обратил внимание на необычное поведение небольшого облачка звездного газа, слабо мерцавшего тусклым металлическим цветом. Оно в своем движении как бы прошло сквозь игольное ушко. Это "Фигарычу" не понравилось. Он заподозрил, что в этом месте может находиться недавно зародившаяся и потому особо опасная черная дыра, которую пока трудно заметить.
   - Полетели-ка отсюда подальше, - предложил он.
   "Действительно, - подумал я, - с черными дырами лучше иметь дело на расстоянии. Только почему же тогда облачко не исчезло безвозвратно?"
   - Не знаю почему, только не нравится мне всё это, - ответил "Фигарыч",- В любом случае надо позвать остальных. Хоть будет кто-нибудь знающий, где нас искать в случае чего.
   Я согласился, и мы быстренько слетали за подмогой, запомнив предварительно расположение звезд.
   Никто из клубовцев про такие космические дела ничего не знал. Поэтому слишком близко к обозначенному нами месту приблизиться никто не решился. Надо было понаблюдать и подумать.
   Однако, как известно, космический вакуум тем и отличается от обеденного стола, к примеру, что в нем намного реже встречаются различные предметы. Намного реже. В этом смысле там заметно хуже, чем в сельском магазине эпохи тоталитаризма. Намного хуже.
   Так что мы столкнулись с большой проблемой. Как обнаружить в космическом вакууме невидимый объект, не имея в распоряжении ничего кроме собственного ума. Нельзя ни кинуть в него чем-нибудь, ни фон какой-никакой организовать. Ни даже пожаловаться на него в крайнем случае кому-нибудь нельзя. Да и жалобу написать нечем и не на чем.
   "Зачем же жаловаться?"- спросите. Как зачем?! Если хочешь кого-нибудь найти (так, чтобы побыстрее, и чтоб непременно нашли) - напиши на него жалобу про то, что он, к примеру, недоплатил налогов государству. Его сразу и найдут. А если побежит - повестка догонит. Только сумма должна быть не слишком велика. А то не найдут.
   Здесь же ничего подобного не получится. Как ни старайся.
   - Мужики, - по земному предложил я, - А что если нам всем вместе?
   - Что?
   - Туда. Нырнуть. Пролететь сквозь это явление? Тем более, что иного выхода узнать, что это такое, у нас, кажется, всё равно нет.
   - А если это будет наш последний опыт? - спросили "Петрович" со "Степанычем",- Ты-то и в самой черной дыре посидел, оттого и смелый такой. А нам боязно.
   - Ну, раз боязно, - сказал Галактион,- то оставайтесь здесь. В качестве стоп-сигналов. Если что, расскажете Большому Клубу про наш научный подвиг. А ты, "Фигарыч", как? Идешь с нами или с ними останешься?
   Фигарыч некоторое время взволнованно полетал вокруг нас со световой скоростью и наконец сказал:
   - Ладно, шут с вами!
   Никто не понял. "Шут с вами - летите, а я остаюсь", "Шут со всем, я, "Фигарыч", лечу с вами" или "С вами может лететь только шут, а я, "Фигарыч", погожу снаружи".
   - Поясни, - сказали все.
   "Фигарыч" опять полетал немного.
   - Ладно, полетели вместе. - Решился он.
   Мы наскоро сгруппировались в кучку, сказали "Три-четыре!" и...
   ...оказались внутри очень странного мира. Мира не мира, пространства не пространства. Чего-то замкнутого, наполненного неярким светом и множеством живых существ.
   Эта "точка" изнутри оказалась довольно больших размеров. И существ там было очень много. И людей тоже.
   Сначала мы ничего не поняли, что и как. Никаких предметов, местности, планет вокруг нас не было напрочь. Только люди и всякие там диковинные существа. Все они как бы висели в серой пустоте и общались.
   - Что это? - спросил "Фигарыч",- Неужели души?
   - Не знаю, - ответил Галактион,- Похоже на то.
   - Если это души, то при чем здесь всяческие тела? - присмотревшись, усомнился я.
   Мы начали летать среди существ. На нас никто не обращал внимания. Мы заметили, что качественный состав людей по сравнению с Землей был как бы неестественно высок. То есть явное преимущество составляли люди, знаменитые в самых разных отношениях.
   Ученые, политики, цари, короли, вожди племен, зубные врачи, юристы.
   И все они общались между собой самым хаотичным образом. Вернее, они даже не общались, а были как бы "в себе". При этом разговаривая и жестикулируя. Некоторые даже периодически сплевывая или покашливая.
   Я сразу заметил Петра I. Его сразу можно было выделить по росту, характерной внешности, да и просто по портретам. Он "беседовал" с Тетей Соней из Одессы.
   - Евроокно в Евроевропу! - кричал он, сверкая глазами, - Общий рынок! Шведов вон!
   - Та шоб я так жила! - соглашалась с ним Тетя Соня, - Всего по пять тысяч за штанину! А их сразу целых три! Вам как раз впору!
   Чуть подальше немецкий фельдфебель "обращался" к Егору Гайдару:
   - Und wieviel kostet das... die russische Reformen?
   - Да как вам... чам, чам... Всё от денег... Чав. Нашего населения. Чам. А народу у нас!... Чав, чам... На все реформы хватит!...
   Неподалеку Альберт Эйнштейн молча курил свою трубку. А ему часто-часто что-то непрерывно говорил грузчик из продмага.
   Тут же напротив друг друга мирно висели пещерный вождь и милиционер-"гаишник" нашего времени. Оба ничего не говорили, а только слегка мирно помахивали палками. Гаишник - суковатой дубиной, а вождь - полосатой палочкой. Видимо, как-то умудрились обменяться когда-то.
   Я обратил внимание, что окружающее пространство было наполнено отнюдь не только звуками человеческой речи. То, что первоначально показалось мне пением райских птиц, оказалось звуками речи всяких существ явно неземного происхождения. Они тоже разговаривали самыми разнообразными звуками и жестами.
   - Послушай-ка! - воскликнул Галактион,- Я, кажется, начинаю понимать!
   - Что, неземную речь?
   - Да нет, где мы очутились.
   - Ну же! - сказали мы.
   - Мы - в хранилище Типов! Это не души, это типы!
   - Типы кого? - уточнили мы.
   - Типы живых разумных существ! Мы во вселенском типохранилище. Теперь понятно, почему облачко звездного газа прошло через это место насквозь. Точно так же через него прошли бы стол, шкаф, либо мусорное ведро, окажись они случайно тут. Всё неразумное это место не интересует. Нам крупно повезло. Это открытие, между прочим!
   - Пожалуй, - согласился я, - Смотрите-ка, я тоже, кажется, начинаю понимать. Практически нет женщин. Только Тетя Соня (она же баба с пустым ведром), да вон там, кажется, Екатерина II.
   - Вот именно. Правда, я еще приметил, кажется, Мадам Помпадур, - подтвердил подкованный в земной истории Галактион.
   - А это значит, что все земные женщины укладываются в эти три типа. Легко!
   - Добавь еще Марию Склодовскую-Кюри, - заметил Галактион,- Просто мы на неё еще не натолкнулись. Да и в лицо, если честно, знаем слабовато. Но она обязательно должна быть здесь.
   - Наверняка. Теперь понятно также, почему тут собраны в основном знаменитые люди. Потому что практически каждый из них представляет собой яркую индивидуальность. Особый отдельный тип. А вот, скажем, один слесарь или один обыватель представлены здесь собирательными образами. По одному на несколько тысяч.
   "Фигарыч" едва не натолкнулся на какого-то смешного червячка в пенсне и шляпе.
   - Смотрите-ка, - воскликнул он, - Сколько же здесь доселе неизвестных нам существ! Это сколько же много планет населено разными разумными тварями!
   - Да. Жаль только, что нам никак не расспросить и не узнать кто они и откуда. Ведь это только типы.
   - Интересно, кто же их сюда помещает? - спросил "Фигарыч".
   - Известно кто. Тот, кто всем этим управляет, - ответил Галактион.
   - А мы-то сидим, сидим на Земле, живем себе, и ни о чем подобном не подозреваем, - сказал я.
   - Мало ли о чем мы и не подозреваем! - Вспомнил Галактион свою человеческую работу, - Ведь сколько у нас есть контор разных. "Главлеса", "Главрыбы", "Главморя"... А спроси-ка у любой рыбы, знает ли она их! И лес-то как был, так и есть, и думаю, что не знает, что у каждого его участка свой начальничек имеется.
   - А еще есть у людей фраза "Тот еще тип!",- припомнил я, - Интересно, откуда она произошла? Может быть, изначально этой фразой пользовались те, кто?...
   - Кто его знает...- задумчиво сказал Галактион,- Вот ведь люди собирают гербарии всякие, насаживают на иголки букашек. А почему они сами должны быть исключением? Думаю, что вполне закономерно то, что и они сами, подобно давешним букашкам, представляют для кого-то подобный же интерес.
   - А кто из вас догадывается о пользе таки мусора? - поинтересовался я, поглядев на Тетю Соню.
   - К чему это ты? - подозрительно спросил Галактион.
   - А к тому, что вот встречаете вы, например, утром бабу с пустым мусорным ведром, да и пожалеете, что оно без мусора.
   - Шутишь всё!..
   - Ну а что еще остается?
   - Ну а теперь пора нам, видимо, улетать отсюда, - осторожно напомнил нам "Фигарыч", а то неровен час, заметит нас хозяин коллекции...
   - Резонно.
   Мы попытались с разлету выскочить из оболочки. Но не тут-то было. Попробовали все вместе и поодиночке - никак.
   - Ум мешает (в смысле разум), - сказал "Фигарыч",- А оставлять жалко.
   - Ну-ка, давайте попробуем еще разок, - предложил я, - Вон там, кажется, между Чингачгуком и большой крысой есть какое-то слабое местечко...
   Мы разлетелись и с разгону увязли в мягкой, упругой, но прочной оболочке типохранилища, как в пуховой перине с резиновым наматрасником.
   - Да, стены здесь попрочнее, чем в музее Мадам Тюссо, - невесело заметил Галактион.
   - И к счастью, гораздо мягче, - добавил "Фигарыч".
   - Ну что ж, видимо, придется констатировать, что эта коллекция типов пополнилась еще тремя единицами, - мрачно сказал я.
   - Да еще живыми, - прибавил Галактион.
   Где-то здесь наверняка есть и Семеныч с Никифорычем. В виде типов, конечно. А может быть, и я тоже? Интересно было бы посмотреть. Ну да разве найдешь их тут? Да впрочем, и зачем?
   "Вперед, только вперед, товарищи!"- вдруг услышали мы за своей "спиной", сзади то есть. Все вздрогнули и оглянулись.
   Оказалось, что это всего лишь Владимир Ильич Ленин говорил призывы в сторону небольшой группки каких-то задумчивых ящериц. Но те, казалось, больше тяготели к жгучему брюнету, который приговаривал: "А ну, девочки, кто гранат забыл купить? Все в масле, только что со склада, взрыватели отдельно".
   - Вот если бы нам каждому прикинуться чем-нибудь неважным для этого местечка, - вслух размышлял "Фигарыч".
   - Ну да, например, лишней шляпой Петра I, - активно подхватил Галактион.
   - Или, на худой конец, ведром Тети Сони, - попытался я развить эту мысль.
   Но всё это были, понятно, только шутки. Надо было искать более реальный выход. Или вход. Должен же где-то быть вход сюда! Ведь с появлением (или созданием) нового типа личности разумного существа здесь должен был каким-то образом появляться соответствующий тип.
   Этой мыслью я поделился со своими спутниками.
   Галактион сразу всё понял. Только не надо пытаться проследить, кто пришел (всё равно не уследишь), а надо попробовать отыскать того, кто уходит. И лететь за ним.
   - А кто должен исчезнуть как тип? - спросил "Фигарыч".
   - Должны-то многие, - не сговариваясь, ответили мы с Галактионом,- Да только мало ли кто чего должен...
   Начали рассуждать на эту тему.
   Кому среди нас, земных русских людей, не место? Преступникам, ворам всяким, ну, в общем, тем, кто в основном нами управляет. Но они не только не исчезают, а более того, здравствуют, плодятся и размножаются. Да это и понятно, для них условия гораздо лучше.
   Бездомные, одичавшие всякие тоже как бы должны исчезать. Но тоже не тут-то было. Кто не становится первым, как правило, пополняет ряды последних.
   Вон, мужик стоит, вернее, висит с расстегнутой ширинкой, вон вор с кем-то по мобильному треплется. Улетать и не думают. Этих нам долгонько ждать-то придется.
   И тут послышался тихий, вежливый голос:
   - Будьте добры, пожалуйста, разрешите пролететь. Спасибо, пролетел. Как бы мне Вас не побеспокоить? Покорнейше благодарю.
   Мимо нас, постоянно повторяя эти слова, плавно перемещался скромно одетый человек в очках, галстуке и стареньких, но аккуратно начищенных ботинках.
   - За ним!!! - вскричал Галактион.
   И мы устремились за интеллигентом. Мы летели мимо царей-королей, подонков, хамов, великих ученых, писателей, инопланетян. Он никого умудрился даже не задеть, этот типичный русский интеллигент, он просто следовал своим путем, предначертанном ему эволюцией.
   Лететь пришлось долго, и мы порядком устали среди сотен тысяч фигур. Главным было не упустить из виду своего проводника.
   И вот наконец вдали мы увидели черный круг с характерным мерцанием звезд. Это и был выход. Скорее даже не выход, а клапан. Клапан для удаления отработанных, ненужных материалов.
   Он был всё ближе и ближе. Мне показалось, что я заметил Семеныча с Никифорычем. Они висели рядом совсем близко от выхода, обнявшись и кажется махали нам вслед.
   И вот мы, как бы даже без особых усилий, снова оказались в родном космосе. А пространство типохранилища позади нас снова немедленно превратилось в точку.
   Мы снова были на свободе, но выглядели очень уставшими и какими-то опустошенными. Даже не сразу обратили внимание на подлетевших к нам "Петровича" со "Степанычем".
   Мы все задумчиво смотрели вслед заметно увеличившей скорость, одиноко удалявшейся скромной фигуре. Может быть, этот тип еще вернется к нам? Или он больше нужен в иных, неведомых нам мирах?
   Сделанное нами последнее открытие произвело, однако, на нас неожиданное действие. Мы поняли, что нельзя посягать на несоразмерное себе.
   Ведь что такое абсолютная истина? Это самое великое, что есть. Её нельзя постичь по частям, только полностью.
   И мы вдруг поняли, что нам и так позволили узнать слишком много. Намного больше, чем нам положено по рангу.
   Мы малость отдохнули, сделали зарядку и полетели обратно в Большой Клуб. А потом непременно решили завалиться к Семенычу на Гаваи. Всем Большим Клубом. Развеяться, да забот ему прибавить.
  
   Эпилог эпилогов
  
   Вот так и живу я в этой Вселенной. Впрочем, может быть, это только моя Вселенная? В смысле придуманная мною? Может быть, она такая только в моем представлении?
   Ну и что с того? В конце концов, от этого никому хуже не стало, верно?
   "Ишь ты, - скажут, - Его Вселенная! Собственник какой нашелся! Приватизатор, понимаешь! А нам?!"
   Так и вам! Пожалуйста. Нисколько не жалко. Что придумаете - всё ваше. У каждого своя Вселенная. Каждому по Вселенной, в конце концов. А уж кому какую - это от владельца зависит. Кому в виде денег, кому в виде банка, кому в виде кресла, кому в виде власти.
   А кому - просто Вселенная. Каждый имеет право на свою. Каждый, каждому, от каждого по Вселенной!
  
  
   По Космосу летели детские качели. Не те, которые подвешены. А именно те, которые для самых маленьких, которые как старинное пресс-папье. Сваренные из гнутых круглых металлических прутьев с кое-где еще сохранившимися следами от краски.
   Это именно те качели, на которых вы качались в детстве. Да, именно те, на которых именно вы. Узнаете? Вот, вот, и досочка слегка отколота.
   Качели неподвижно висели в вечном вакууме. Их можно было бы принять за деталь какого-нибудь космолета. Наверное, инопланетянину ничего другого и не останется, кроме того, что именно так и подумать.
   А это - ваши качели. Вот так. Это ведь глобально, согласитесь...
  

Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Соколов "Фаэтон: Планета аномалий"(ЛитРПГ) А.Респов "Небытие Демиург"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-4"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) К.Вэй "Меня зовут Ворн"(Боевое фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) К.Вэй "По дорогам Империи"(Боевая фантастика) A.Mangust "Эволюция одного зомби. Том 1. "(Постапокалипсис) О.Герр "Соблазненная"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Песнь Кобальта. Маргарита ДюжеваЛили. Сезон первый. Анна ОрловаТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Королева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаНе та избранная. Каплуненко НаталияНевеста двух господ. Дарья ВеснаМалышка. Варвара ФедченкоОтдам мужа, приданое гарантирую. K A AОфсайд. Часть 2. Алекс ДДурная кровь. Виктория Невская
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"