Атомный Владимир: другие произведения.

Бастион. Поступление.Часть 1 и 2(без третьей)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Оценка: 3.56*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда ты простой ученик лучшей старшей школы Империи, то меньше всего ожидаешь встретить на месте нового друга, небесной красоты девушку, ещё и откликающуюся на его имя. Но попытка прояснить ситуацию, лишь приоткрыла полог иного и не самого доброжелательного мира. Читать проду на: Автор-Тудей Либстейшн

  Часть I
  
  Глава 1
  
  Ладонь медленно скользит по ткани школьной формы, чёрной с льдисто-синими вставками. Как большую ценность храню её на особых деревянных плечиках, в шкафу. Ещё месяц назад, облачиться в форму 'Бастиона' было журавлиной мечтой.
  Любимая комната превратилась в трудовой лагерь, где происходила тяжкая осада крепости, а именно - подготовка к экзаменам. Рассветы и закаты под аккомпанемент книг, ресурсов в Сети и прочих источников, помогли увеличить шансы на поступление. Даже рацион пришлось поменять, ведь при поступлении сдавали нормативы по физподготовке и анализы крови. Требовалась диета для лучших показателей, и вот - форма на мне, а её надменные льдистые контуры, создают впечатление причастности к образу офицера или стражу.
  Взглянул на часы - можно не спешить. Смутно вспоминаю, как просиживал такие минуты за ПК, до того, как ящик благополучно утилизировали, заменив ноутбуком. Сейчас даже крышка ноута опущена и он чернеет на светлом фоне компьютерного стола. Подготовка к поступлению в старшую школу 'Бастион' сильно изменила комнату - кровать по-солдатски заправлена, разглаженное покрывало сверкает гербом Ружияра. Книжные полки теперь, действительно, можно назвать книжными, хотя ближе к концу всё ещё есть игры и комиксы из золотого запаса. Вдобавок, разобрал три коробки 'нужных вещей' и выкинул-раздал большую часть. Хотя, если объять все перемены, не скажу, что поменялся кардинально, скорее произошла оптимизация.
  - Рыжик, пошли кушать! - крикнула с первого этажа мама.
  Меня зовут Матус, но цвет волос оказался сильнее, что даже папа перенял стиль и зовёт Рыжиком. Поправив покрывало поспешил вниз.
  Кухня у нас просторная, да ещё совмещена с гостиной, окна в последней почти до пола, с декоративным изыском в виде решётки внутри стеклопакета. Уютный тюль и стены в тёплых тонах желтого и розового. Мебель добротная, с аристократической тенью. Когда мы только переехали из краевого селения Симфонии в столицу, и я первый раз вошел в дом, восхищение поглотило по самые уши. В селении мы жили в простом деревянном доме, оттого проще, что зимы там мягкие и стены в толщину доски. И вот, родители сменили работу, получили от Империи прекрасный дом в столице, пусть и нижнего уровня соцжилья.
  К счастью, завтрак от мамы остался прежним после переезда - очень вкусным и желанным, но в то же время простым. Пища приятно улеглась в желудке, без того хорошее настроение подскочило до небес, и потому школьную форму надеваю с огромной радостью. Она поистине завораживает и преображает - в зеркале вижу не обычного подростка, а бравого героя комикса. Ну, точно костюм некоего поборника справедливости! Плечи широкие, мускулатура хоть и не впечатляет, но для юноши весьма жилист. На голове содержу огонь беспокойных волос, при голубых глазах.
  Заработок семьи чуть ниже среднего и соответствует скромному типовому домику, все же госслужба родителей только началась, ещё и года не прошло, поэтому я даже велосипеда пока не имею. Можно было взять старый из Тохи - нашей деревни, но он уже маловат для 'ледяного' героя.
  - Я ушел! - напоследок огласил я дом.
  Дверь мягко закрылась и взор с удовольствием лёг на ярко-зелёную лужайку и белый штакетник в пояс. Неспешно иду по брусчатой дорожке к дверке, за которой поворот налево и путь к школе.
  Услышал, как в стороне шепчутся две школьницы:
  - Смотри, 'черно-синий' идёт!
  - Бастионовцы все высокомерные и надменные!
  Смущение обожгло лицо. Наверняка я стал красным, пришлось сделать вид, что не заметил. Внутри разгорелось желание достать смартфон и посмотреть на себя - неужто и прям надменный? Девчонки очень симпатичные, и с некой тенью разочарования я пошёл дальше, а чтобы больше не слышать подобного, надел наушники.
  Мимо проплывает квартал частных домов, от которых веет уютом. Участки красуются аккуратными изгородями. Это край частного сектора. Дальше, уже со стальным деловым прищуром, смотрят административные строения, впрочем, и там, наверняка, хватает красивых мест - те же школы и парки. Многоквартирные массивы тоже берегут свои островки природы.
  Когда до перекрестка, за которым уже забор и территория школы, оставалось шагов тридцать, меня вдруг затошнило, а в ногах появилась слабость. Движимый наитием, поднимаю голову и вижу мутную лиловую хмарь. Она перетекает, меняет очертания, и в конце концов, приобретает форму молота. Раздался резкий звон. Сознание стремительно померкло, будто кто накинул тряпку на светильник.
  Пытаюсь поднять свинцовые веки и пошевелиться. В уши всё так же льются гитарные переливы, а извне доносятся испуганные высокие голоски девушек. Наконец разомкнув веки, вижу взволнованное, с пятнышками румянца, лицо одной из тех девчат, что недавно шептались. Миленький нос усыпан веснушками, а из-за склонённой головы, огненно-рыжие волосы спадают почти до моего лица и даже чуть-чуть щекочут. Доносится приятный травяной аромат и немного розового шлейфа. Под головой что-то тёплое и мягкое, с волнением и резко забившимся сердцем, понимаю, что это её ноги. Выходит, она села прямо на асфальт и, подвернув их, так заботливо положила шальную мою голову, где сейчас лютует ураган обрывков дурацких мыслей? Я не помню, почему оказался лежащим здесь, но безумно благодарен этому счастливому стечению обстоятельств.
  - Пришёл в себя, Лен! - проговорила рыжеволосая нимфа. - С тобой всё хорошо?! Мы увидели, как ты упал и подбежали помочь... вот.
  Мне просто прекрасно, потому отвечаю:
  - Чувствую себя замечательно, спасибо!
  Возникла неловкая пауза, ведь вставать я совсем не хочу, но вижу, как зарделось и без того украшенное красным лицо спасительницы. Собрав всю волю в кулак, приподнялся и встал. Состояние нормальное, голова удивительно ясная, а в теле даже ощущается некий звон, ободряющий и сподвигающий.
  Я поклонился и постарался заключить в простые слова благодарности всю ту бурю, что создала во мне ситуация. Девушки переглянулись, и рыжая отвечает:
  - Будешь должен, мы потом подумаем, - говорит она голосом с игривыми нотками, - как сможешь вернуть долг.
  - Хорошо...- успел вымолвить я, вслед убежавшим и заливисто смеющимся спасительницам. Мысли взяли новый виток 'возврата долга' и лишь отогнав этих настырных чаек, позволил себе отряхнуться.
  Пытаясь восстановить хронологию недавних событий, вдруг обнаружил, что воспоминания связанные с падением отсутствуют, и только симпатичные лица девушек, да звонкие голоса звучат приятным эхом в голове. Губы понемногу растянулись в улыбке от всей этой странной, но прикольной ситуации. Я продолжил путь.
  Перед аркой входа на территорию школы, что возносится ввысь подобно сводам храма, пришлось остановиться - из роскошного автомобиля выходит девушка, в столь же эффектной форме 'Бастиона', только женской. Я понимаю, что не могу отвести взор от её небесной красоты. Глубокие озёра глаз манят и чаруют, тёмно-русые аккуратные брови словно росчерки пера. Я с замиранием сердца скольжу взглядом по контуру профиля под медленное течение секунд. Волосы по стандарту школы собраны в шишку и скрыты сеточкой, моё же воображение уже рисует этот гладкий и обильный водопад.
  Вся суматоха перед входом из-за красавицы, уж не знаю, что это за предмет воздыхания для остальных, но я восхищён до глубины души! Ноги наконец обрели способность идти. Только собрался сделать шаг, как ухватил толику хрустальных нот - девушка обернулась и бросила на меня лёгкий взгляд. Её взор тут же метнулся на место, но я ощутил внутри пробуждение вулкана.
  Наконец удалось войти. Старшая школа 'Бастион' поистине олицетворяет монументальность - территория огромна, более квадратного километра. Тут и спортивный комплекс, и библиотека, и комнаты для кружков. Над всем этим высится учебный корпус, почти замок - Бастион. В современном стиле, без башенок и флагов производит мощное впечатление, эдакий волнорез черного цвета. Я был здесь несколько раз, пока шли экзамены, но до сих пор нутро трепещет.
  Перед тем как войти, ещё раз оглядываю двор, только уже с высоты парадной лестницы. По бокам ряд флагштоков: знамя Империи Симфония, полотнище столицы - Ружияра и в конце - Бастиона. Здесь, на маслянисто-черном поле изображён средневековый шлем с острыми краями и крыльями, я бы даже сказал драконья морда. По коже пробежали мурашки, словно подул северный ветер - весьма подходящий школе штандарт.
  Раздевалка с личными шкафчиками встречает теплом и уютом. Школа лишь внешне может отпугивать. Внутри же царит забота о воспитанниках, где отличительной чертой организации управления, служат традиции и власть учеников. Директор и глава преподавательского состава обладают правами не большими, чем Учебный Совет. Выделяя из классов самых ответственных и склонных к организации, ученики творят быт и суть, что меня, если на чистоту, особо не волнует - в управление не рвусь и на роль пай-мальчика не подхожу. Чур меня! Даже поплевать через плечо захотелось, но лишнее - я точно в учсовет не попаду!
  На сегодня запланированы два мероприятия: приветственная речь и знакомство с классом. Я на память иду по коридору, поворот направо и лестница вверх. На втором этаже вновь коридор, где справа окна с видом на изобилующий зеленью двор, а по левую руку - череда раздвижных дверей в аудитории. Иду уверенно прямо, только вот коридор кончается. На стене слева - информдоска с путями эвакуации. С правой же - череда окон кончается, уступая место двери. Если в аудитории ведут раздвижные, ну или попроще, эта прям аристократическое полотно - шпон морёный под красное дерево, инкрустация иными породами, лак блестит так, будто маляр только ушел. Неожиданно дверь со всей массивной медлительностью открылась, в просвете виднеется столь же роскошная обстановка кабинета, из которого грациозно выходит недавняя красавица. Рядом четыре ученика, словно свита королевы. Наши взгляды встретились. Я чувствую, как растёт напряжение. Слова же, как назло застряли в горле от удивительной красоты девушки и её особенных глаз. Да и что говорить? Двое парней и пара девушек тоже молчат, все разные, но лица собраны и чуть суровы.
  - Ты ко мне? - выпустили слова губы прекрасной незнакомки.
  - Э-э, нет, - выговорил я. - Кажется заблудился. Мне нужно на Приветствие в актовый зал.
  Веки девушки чуть приподнялись, очаровывая большими фиалковыми глазами.
  - Нам тоже туда, пошли вместе.
  Она говорит мягко, чарующе-приятным голосом. Я немного выпал из мира под впечатлением и девушке пришлось повторить. Один из парней, что заметно выше, а шириной плеч соперничает с дверьми, нахмурил брови. Итак грозный взгляд обрёл угрожающие тона.
  - Ой, извини... спасибо большое! - выпалил я.
  - Пошли, - спокойно ответила она.
  Одно из правил предписывает обращаться только на 'ты'. Однако находясь рядом со столь красивой особой, одёргиваю себя, порываясь 'выкнуть'.
  Идём по коридорам и переходам, впереди - Она. По левую сторону шагают две девушки, очень симпатичные и разные, как лед и пламя. Справа - парни. У меня вдруг появились догадки, что рослый это ответственный за спортивную деятельность школы, а второй, чей вид более скромен и ростом пониже меня, наверняка за научную сферу. Типичный ботан, разве, что очков не хватает, но в Бастион берут лишь со стопроцентным зрением. Стоп! Ладно с другими, но тогда само очарование и трепет сердца моего - председатель учебного совета?!
  - Простите, - осилил обратиться я, - то есть, прости, а ты случайно не председатель?
  Голова поворачивается и под сеткой качнулись обильные тёмно-русые волосы.
  - Да, - вновь спокойный и ровный ответ. - Исинн Вероника, глава учебного совета школы Бастион.
  Поражённо спешу произнести:
  - О-очень приятно, меня зовут...
  - Драй Матус, будем знакомы, - оборвала глава, безмерно удивляя.
  - Но, откуда ты знаешь?! - удивлённо поинтересовался я.
  - Лично курирую поступление в школу. Итак, - оповещает Вероника, - мы пришли.
  Пока я утопал в мыслях и догадках, а глаза лицезрели, почти впитывали идеал девичьего образа, мы проделали значительный путь. Конечно, полностью его не запомнил, лишь несколько поворотов, коридоры и лестницы. Вот уже высятся створки входа в актовый зал, а там - гудящая на все лады и ноты толпа учеников, сверкающая льдинками на форме. Традиционно собрались все четыре группы, считая по году обучения: старших видно издали - рослые, лица собранней, разговоры ведут тихо и обстоятельно, хотя есть исключения, зато младшим завидуют сами бесы - основной галдёж оттуда.
  Стоило Веронике войти, как зал утих. Мне посчастливилось идти вместе с ней почти до подиума. Взгляды учащихся грозят смолоть в порошок, ведь я - словно из окружения Вероники, а дело-то всего в том, что первогодки должны стоять перед подиумом, остальные же рассаживаются в кресла вокруг. Актовый зал невероятно огромен. Первогодки вроде именинников и поэтому стоят ближе всего к очам управленческого состава.
  Вероника со свитой поднялась на трибуну, а я остался. Огляделся. Рядом стоит парень с неестественно чёрными волосами. Лицо простое и открытое, располагает к себе. Цвет глаз зелёный с примесями, вроде малахитового, средне широкий нос и слегка пухлые губы.
  Как и все, он провожал взглядом мой путь в обществе Вероники, и сейчас продолжает разглядывать. Неожиданно на его лицо выскочила улыбка.
  - Сапа! - представился черноволосый.
  - Матус! - ошарашено жму руку.
  - Ну ты даёшь! - сделал парень большие глаза. - Уже успел войти в окружение Вероники. Да это же... о Боги! Наикрутейше!
  - Что?! Нет, всё не так...- было возопил я, но договорить не успел.
  - Тс-с! - прошипел Сапа. - Потом обсудим, да и ясно уже.
  С трибуны заговорил директор - мужчина в годах, седой до последнего волоса, телосложение астеническое, я бы даже сказал сухое. Рядом стоит женщина, весьма молодая лицом и телом, однако что-то подсказывает, что выглядит дама моложе своего возраста. Видимо, это глава преподавательского совета.
  Речи взрослых особой долготой не отличились и вот, к микрофону подходит Вероника, моё сердце зашлось. Забыв про дыхание, смотрю, как она разглаживает невидимые складки на форме. Хорошо, что стою совсем рядом с трибуной, а подиум не особо высок - удалось разглядеть, как пушистые ресницы красиво сыграли, прикрыв опущенный взгляд. Но вот, глаза вновь взвились, оглядели первогодную стаю. Я ощущаю магнетизм скользящего взора. Либо кажется, либо заметив меня, Вероника задержала его. Сознание тут же подкинуло холодный и противный ответ, что, мол, стою-то последним, но сердце легко отмахнулось от этих припудренных логикой бредней; даже захотелось обернуться, как бы доказывая себе, что смотрела красавица именно на меня. Тут же стало как-то досадно, ведь точно таким же восхищением светятся лица других учеников и ничем я от них не отличаюсь. Нутро взбрыкнуло, дернулось, фига с два буду теперь переживать из-за Вероники, отныне мне безразлично, смотрит или нет в мою сторону!
  Пока через динамики изливались блаженные волны голоса председателя, приходилось бороться с собой и мысли водить вокруг иного, впрочем, речь длинной не была и уже скоро мы оказались в своей аудитории. С удивлением обнаруживаю, что учимся мы с новообретённым знакомым, Волох Сапой, в одном классе, ещё и сидим рядом. Парты одноместные, но удобные и широкие, аудитория тоже не стесняет размерами, позволяя вольно обучаться пятнадцати ученикам, иметь личные шкафчики и прочий инвентарь. Одна стена занята окнами.
  Наш классный руководитель и куратор обучения - Лило Кремния, женщина с весёлым характером, тут же заявила, чтобы звали только по имени, а тем, кто особо полюбится позволит даже уменьшительно-ласкательно. Мы рассмеялись и тут же сердце раскрылось навстречу, а через полчаса ознакомления с правилами поведения, описания системы обучения и указанием на рубежные даты экзаменов, в дверь постучали. К очередному удивлению - это Вероника и ребята из учсовета.
  - Здравствуйте! - произнесла она. - Как уже знаете, я - Исинн Вероника, председатель ученического совета.
  Стулья зашумели, класс встал, и мы поклонились.
  - В начале каждого года обучения, - продолжает говорить девушка, - нужно выбирать старосту. Кто-то уже хочет занять этот ответственный пост?
  - Можно я? - руку вытянул парень, будто окутанный аурой серости. Короткие волосы уложены гелем.
  - Как тебя зовут? - обратилась председатель.
  - Александр, - представился одноклассник, - Литян Александр.
  По лбу председателя пробежали легкие волны. Бровки мило сдвинулись, а в глазах мелькнула отстранённость. Пришлось одёрнуть себя от восхищения.
  Вероника холодно произносит:
  - Твой отец - Литян Сайфулла?
  Александр заиграл желваками, глаза сузились.
  - Именно! - подтвердил одноклассник. - Это что-то меняет?
  - Конечно, - было ответила она, но почти сразу продолжила, - нет. Кремния, предоставь пожалуйста, три кандидатуры от класса к концу недели.
  - Да, обязательно, - отозвалась наша весёлая куратор, - если ребята быстро подготовятся, может и скорее выйдет.
  Вероника с улыбкой обратилась к классу:
  - Голосуйте честно!
  Я понял, что немного не в теме и растерянно проводил взглядом выходящих членов совета. Произошло что-то не то, на лицах одноклассников, кроме покрасневшего Александра, видно замешательство.
  Кремния спешит с пояснениями:
  - Ребятки, как раз хотела рассказать принцип выбора в старосты. Если единогласно не получается, то нужно провести голосование. Вам надо подготовить коротенькое резюме о себе и описать организаторские навыки. Лучше будет каждому это сделать. Попробуйте тезисно рассказать, как видите будущее класса, нашего ученичества и Бастиона в целом. Результаты мне на почту кидайте.
  - Вопрос только один, а почему не единогласно? - высказал Александр, явно досадуя.
  - Какое уж тут единение, вы только увидели друг дружку, - ответила Кремния.
  Я вновь подумал, что не хочу быть старостой. Возможно, если напишу, что и с этой стороны хорош, и с другой великолепен - могут выбрать, а по мне, так лучше пусть Александр, коль так рвётся. Надо будет сдобрить резюме дёгтем.
  
  Глава 2
  
  Дорога домой промелькнула, тем более, Сапа составил компанию. С ним приятно и легко общаться. К вящей радости, ещё и обладатель классного байка или велосипеда, ежели литературно. Это синий красавец с обоими амортизируемыми колёсами - всё лучшее, аж в руки просится! Пока шли я разглядывал, трогал и даже парочку раз прокатился. Вздумалось подыскать подработку, чтобы рассекать на таком же, но это потом, пока лучше комиксы почитаю.
  Кровать словно ждала меня. Завалился с чистой совестью и чувством выполненного долга. Уже давно слюни текут на двухтомник с комиксами, что ещё до подготовки к поступлению был куплен, дабы мотивировать.
  Свет за окном быстро слабеет. Солнышко бросило последний взгляд в комнату и вот уже шуршит гравий под служебной машиной - родители вернулись, как обычно к восьми. Уделят полчаса себе и можно будет спуститься к столу. Я стараюсь ужинать с ними, хотя оторвать руки и глаза от комикса всегда трудно.
  Быстро сбежал по лестнице, а они уже накрывают на стол, воркуя о своём. Во всех красках и глубокой контрастности, принялся описывать день. По окончанию, мама спрятала улыбку в ладонь, а отец просто рассмеялся.
  - Чего вы, а?! - воскликнул я.
  - Рыжик, ты столько нам рассказал о Веронике, что её фиалковые глаза затмили собой Бастион. Вот я и улыбаюсь, - отвечает мама, сверкая зелёным взглядом.
  - Да ладно?! - уцепился я за соломинку надежды. - Пап, что правда?
  - Ну, почти так.
  Вскоре, тему перевели, и я облегчённо выдохнул. Ох, уж эта председатель учебного совета! Следует взять ситуацию под контроль.
  Ужин же продолжается под аккомпанемент рассказов родителей. Госслужба полна интересностей и событий, хотя среди обывателей слывёт скучной. На данный момент, родители работают напрямую с населением: принимают жалобы, проводят консультации или просто успокаивают особо впечатлительных. С их слов это необходимость, ведь перед тем, как занять любую из других должностей, сотрудник отрабатывает минимум год в оперативном отделе. Несмотря на трудности, моим предкам по душе эта работа и мама даже хочет остаться.
  Просто некоторым бывает трудно выстроить контакт, вот и бегут в кабинеты, а я легко вижу, мою светленькую маму, в отделе. Средняя и ростом и комплекцией, с прекрасным характером и мягкими чертами лица - она идеально подходит для такого дела. Может быть, только папа слегка не вписывается - грубоватый лицом, рослый и с массивной мускулатурой, зато в плюсы можно записать неконфликтность и светлый облик, в частности в волосах.
  К себе поднялся в районе десяти. В соседском окне, громко смеясь, опять носится по комнате пара девочек-близняшек. Недавно они пошли в начальную школу, но домашки там нет, вот и стоят, как прежде, на ушах. Рассмеявшись, задёрнул шторы и вернулся к тому комиксов.
  
   Смутно помню, как смартфон пытался разбудить, но разве ж можно победить утренний сон? Лёг я поздно. До рези в глазах вчитывался в комикс, с бушующей штормом душой и периодически замирающим сердцем. Потом полез на сайт издателя, через автора нашел страничку и, о, радость, известие о близящемся продолжении - какой восторг! Ну и, конечно, фан-арты поглядел.
  Теперь бегу собираться в упрощенной форме. Поцелуй-благословение мамы, папа похлопал по плечу. В сумку сунул предмет заботы и любви в контейнере - завтрак с обедом - всё, бегом к школе!
  Сегодня нет обсуждений за спиной и неожиданных падений, что очень хорошо. Только и порадоваться не могу - мысли всё об одном, - не опоздать бы на второй день учёбы. И вот, подлетаю к арке входа, а тут вчерашнее представление - сердце школы, истинный идол Бастиона - Исинн Вероника, выходит из машины. Скоро начало занятий, поэтому ребят, что стремятся пропустить её, меньше вчерашнего. Тяжело, но стараюсь не смотреть в сторону причины стонов сердца. Надо только протиснутся между восхищёнными и благоговеющими школьниками - сегодня я не один из них.
  С трудом и под недовольные взгляды, оказался под аркой - всё, вперёд! Время благосклонно показало пять минут до начала, и я чуть сбавил темп. Кольнула досада, - Вероника ведь ничего плохого мне не сделала. Мало того, ещё и помогла вчера. Из-за страхов перед новыми переживаниями, напридумывал врагов, чёрт бы побрал эти эмоции!
  - Ты сегодня спешишь, - буднично констатирует она, вдруг поравнявшись.
  - А-а-а... э-э-э...- забыл язык слова, - Да, проспал немного, думал не успею.
  Вероника осторожно окинула фиалковым взором.
  - Неужто до ночи перечислял достоинства в резюме?
  - Ха-ха, нет конечно, - смеюсь в ответе, но вдруг дошло, - чёрт!.. Я же не написал его. Эх, растяпа, лентяй!
  - Можешь прийти ко мне в кабинет и там написать, - произнесла легко девушка, отчего я заполыхал:
  - Что, правда можно?!
  Грациозно поднимаясь по ступеням крыльца девушка кивнула. Перед ответом я тряхнул головой, как пёс, ибо вокруг Вероники вдруг почудился тёмный, фиолетово-красный ореол со всполохами. Видимо из-за впечатлительности привиделось и прошло почти тут же.
  - А ничего, что...- начал было я.
  - Всё нормально, - слегка улыбнулась она.
  - Спасибо большое, я обязательно приду! - пылко пообещал я.
  Беседуя, мы уже оказались в фойе перед шкафчиками для обуви. Председатель помахала рукой, а я стою со сменкой в руках возле своего ящичка - счастлив и доволен, уж не знаю на сколько люмен у меня светимость, но много. И ведь даже мысли не возникло, что можно коротенькое резюме и со смартфона отправить.
  Сигнал звонка вырвал из ступора, я опомнился и побежал в класс. Дверь с визгом отлетела в сторону. Остановился на пороге и пытаюсь отдышаться, жадно хватая воздух. Поклон в пояс учителю.
  - Прошу извинить за опоздание, - пояснил я и слышу, как класс ржет.
  - Заходи Матус, всё нормально. Председатель предупредила, что задержит тебя немного, - буднично отвечает Кремния.
  
  Глава 3
  
  Это двойной удар. Во-первых, по смеющимся, ибо кто ж знал, что сама Вероника попросила и, во-вторых, по мне, правда в хорошем смысле, только не могу понять в чём дело - как такое может быть? В лёгком опьянении сажусь на место и Сапа показывает аж два больших пальца вверх, подкрепляя широченной улыбкой. Отмахиваюсь - я не при чём.
  Занятия - моё вожделение и ипостась - начались, а с ними в голову постучались воспоминания. Когда встал вопрос о выборе старшей школы, родители сказали: 'Матус, весь Ружияр открыт тебе, выбирай любую, хоть Бастион'. Всем известно, что даже средние в успеваемости "чёрно-синие" выпускники - наиболее широко развиты и владеют сильным аналитическим аппаратом, а если стараться, брать дополнительные часы обучения, можно достигнуть больших высот. Я твёрдо намерен успевать, более того, показать результат на отлично.
  После первых двух уроков, идёт получасовой перерыв, наружу уже рвётся радость, ведь сейчас пойду к Веронике, и улыбка так раскрасила лицо, что Сапа косится с удивлением. Спрашивает в итоге:
  - Ты чего? Голодный такой?
  Сам уже бокс с едой достаёт.
  -Да нет, просто, - отвечаю я, - день хороший.
  - Хах, ну конечно! - рассмеялся он, делая намекающее выражение лица. - Если б меня задержала такая красавица, день был бы лучшим.
  - Эй! Всё вообще не так, - и видя, что слова не вразумляют, на отмашку добавляю, - ладно, я скоро.
  - И что, есть не будешь? - он аж руки опустил.
  - Буду конечно, но позже.
  Удивлённый одноклассник остался за спиной, а память легко указывает дорогу к прекрасной двери, ведущей в кабинет Вероники... Эх! вот ведь произведение искусства, а не полотно. Так же радует, что с председателем мы на одном, втором, этаже и даже в пределах одного коридора.
  Примчался быстрым и лёгким шагом, поглядывая то на приближающуюся картину, увиденную вчера в конце коридора, то в окна, где раскинулся внутренний двор, а чуть дальше - спортивная площадка и яркая девичья команда по волейболу на ней. Во всю цветёт весна и через открытые створки в коридор забегает мятежный дух.
  На картине, маслом изображена поверхность какой-то планеты без растительности, где стоят двое человек в костюмах, а вдалеке монументальная громада похожая на Бастион. Я довольно сильно фанатею от космической темы, поэтому полотно пришлось по душе.
  Только хотел постучать в дверь, как из кабинета донесся голос, слов не разобрать, но это явно Вероника. Прошло секунд тридцать, как дверь распахнулась и меня чуть не снёс тот из свиты, что показался ответственным за спорт - лицо полыхает, а в глазах молнии. Я ели успел отойти с пути этого бронепоезда, взгляды пересеклись и стало ясным, что ничего хорошего обо мне он не думает.
  - Можно? - стучусь в оставленную открытой дверь, под удаляющийся звук шагов.
  Девушка стоит у окна, как и кабинет, поражая изыском и стилем. Темно-русые волосы распущены и взлетели, стоило Веронике обернуться, успеваю заметить затухающие искры гнева под сенью выразительных, богатых ресниц.
  - Конечно, заходи, - девушка направилась к небольшому буфету и столику с сервизом. - Если хочешь сразу начать, то садись туда.
  Я после пары шагов стою в немом удивлении, разве что дверь закрыл. Кругом царит классика рабочего кабинета: деревянная, под орех, мебель, в том числе массивный деловой стол и роскошное кресло рядом - сюда показала председатель, а на столешнице большой монитор и беспроводные клавиатура с мышью. В окружении шкафов с книгами и документами, ближе к центру кабинета, располагается низкий столик. Вокруг него кресла попроще, видимо, на случай собраний учсовета.
  - Тут так... круто!..- сумел вымолвить я.
  - Бастион хранит кабинет от председателя к председателю, временно здесь я, - ответила Вероника, уже заканчивая с приготовлением кофе и сладостями.
  - Мне почему-то кажется, - проговорил я, - что ты очень гармонируешь с ним. Это 'временно' как-то, э-э-э... не вяжется что ли.
  Девушка обернулась, в руках маленький поднос - две чашки кофе, молочник, корзинка с конфетами и печеньем. Взгляд поймал мой, и фиалковые глаза на миг затмили мир, лишь слова простого разговора возвращают обратно:
  - Спасибо. Ты, наверное, не завтракал, хочешь кушать?
  Вопрос озадачил меня, словно я в теме форума, где собрались одни гики. Просто, этого не может быть, что бы великолепная председатель школы Бастион, предложила мне есть.
  - Не знаю даже, пришел ведь за другим... У тебя же дел куча, да и вообще...- осекся я в итоге, ибо прекрасные брови Вероники сошлись.
  - Матус, ты хотел бы поесть?! - ещё раз спросила она.
  - Да.
  - Минутку...
  Председатель мягко ставит поднос на столик переговоров, возле коего я всё же решил сесть. Наблюдаю, как неспешно открывает дверцу шкафчика, оказавшегося холодильником, на свет появляется бокс для еды, а термос взят с полки рядом. Смотрю во все глаза, как передо мной сервирует стол красивейшая девушка - Богиня, что не преувеличение и хочется ущипнуть себя, проверить не сон ли, только боюсь обидеть Веронику.
  - Вот, приятного аппетита, - смотрит, что не шевелюсь и добавляет следом, - мне с ложки покормить?
  Щеки пылают, а руки предательски дрожат. Выталкиваю из непослушного рта слова:
  - Прости, всё это так...- вымолвил я и сунул в рот ложку с едой, - м-м-м!.. Как вкусно! Спасибо, я первый раз пробую настолько вкусную еду!
  Пока я с нескрываемым удовольствием ем, набирая то с одного отсека бокса, то с другого, председатель молча наблюдает. Здравый смысл бежал прочь, подвывая и поджав хвост, да и мне совсем не хочется конца волшебного видения, неожиданного и сладкого действа. Лишь когда последний кусочек растаял во рту, вдруг спохватился:
  - Ой, я ведь съел всю твою еду!
  - Ничего страшного, - мягко улыбнулась девушка. - Было вкусно?
  - Да, - заверил я.
  - Хорошо, - спокойное выражение лица Вероника немного протаяло румянцем. - У меня есть ещё чай, хочешь?
  - А можно кофе? - спросил я.
  - Конечно.
  Мы молча отпили, а в голове, скоростью гепарда, проносятся мысли - ищу тему для разговора.
  - Хороший какой вкус, да и аромат, - нашёлся я. - Почти не горчит, да?
  - Это сорт такой, - охотно поясняет красавица, - один из лучших в мире. Ты разбираешься в кофе?
  Скорее уж я разбираюсь в деревенских жуках и травах, чем в кофе, но хозяйке кабинета отвечаю:
  - Ну, не то что бы... Наверное, в этом я лузер, а ты разбираешься?
  Взгляд Вероники устремился вдаль.
  - Это сродни обязанности.
  - В смысле?! - недоуменно воззрился я.
  - Мой отец часто проводит встречи и приёмы для высокопоставленных особ, - отстранённо вымолвила Вероника. - У нас достаточно персонала, но в качестве особой чести готовлю я. Чаще всего, им нравится тот, что прежде чем быть собранным, съедается мусангом, зверьком-куницей.
  - А как же тогда собирают зёрна, если те съедены? - простодушно поинтересовался я.
  Вероника слегка улыбнулась, до меня же стало доходить как. Вспомнились птицы, что поедают ягодки.
  - Фу, блин! Он и здесь есть?!
  - Да, хочешь попробовать? - она уже откровенно смеётся.
  - Не-е-ет! Чего-то не хочется совсем, - чуть не сплюнул я. - Бр-р...
  - А зря, говорят вкус хороший.
  Смех у председательницы приятный и звучный, сразу запал в душу. Мы уже допили напиток, и я киваю в сторону компьютера:
  - Пойду, быстренько напишу.
  - Хорошо, - одобрила она. - Можешь не торопиться.
  Счастье плещет из ушей - так могу описать самочувствие. Сегодня произошло и происходит столько всего необыкновенного, что тянет на безумства. Быстро открыв почту, вбил логин и пароль, глаза с удовольствием гуляют по огромной площади монитора, где зерно мелкое, контрастность отличная, а цвета сочные настолько, что потом всё на обычном мониторе будет казаться монохромным.
  Создаю письмо, в поле адреса ввожу Кремнии, взялся за тело письма и вдруг понесло:
  'Хочу стать старостой. Каждый день проводить с председателем учебного совета Исинн Вероникой, помогать ей во всём. Дела класса меня волнуют мало, но ежели такая забота позволит больше видеться с Вероникой, я согласен.'
  Это абсолютно глупый текст, полнейшее баловство и, нажав на кнопку отправить, утешаюсь лишь тем, что подавляющее большинство разделяет восхищение председателем. Порыв уже не остановить, он, в итоге, сработает, как хотелось, ведь прочитав такое меня заминусуют, вот и ушла ложка дёгтя без мёда.
  - Что-то хорошее произошло? - спросила Вероника, коснувшись любопытным взглядом. Она только закончила кристаллизировать порядок на столе и полках.
  - А-э-э... ну да, - отвечаю в попытке унять рвущиеся к улыбке губы.
  - Расскажи.
  Вероника садится, укладывая ногу ну ногу, а в руке чашечка чая на красивом блюдце. Прекрасный вид, деловая эстетика с уникально красивым лицом и воплощенным изяществом в теле.
  - Ой, да всё хорошо! - увиливаю я. - И день, и погода, и тут хорошо. Это...
  - Прости, - прервала она, когда заиграла музыка звонка и уже приняв вызов, - да!
  Я слышу собеседника, говорит мужчина:
  - Привет, Ника!
  - Привет, пап!
  - Ты на уроке уже?
  В голове родилось откровение - девушка тоже ученица.
  - Нет, - отвечает 'новоиспечённая' второгодка.
  - Почему?! - повысился тон её отца. - Обещала быть ещё после первого.
  Я с любопытством пытаюсь найти эмоции на лице Вероники, но всё спокойно. Девушка отвечает:
  - Появились неотложные дела.
  - Ника! - раздалось из смартфона. - Какие ещё дела?! Мне звонит Максим и сетует на тебя.
  Выражение лица остаётся неизменным и расслабленным. Даже удивительно, ведь у самого уже крутится ад.
  - Пап, я председатель и могу приоритетно распоряжаться временем в Бастионе. Или ты полагаешь, что смогу завалить экзамены?
  - О, ну конечно нет! - тут же заявил голос из микрофона. - Моя доченька самая-самая, нямняшечка моя. Ну, удачи тебе в делах, целую.
  - Целую, пап! Спасибо, что заботишься.
  Я уже стою, а внутри готовность скорее бежать, ведь из-за меня Вероника пропустила занятия или отвлекаю от важных дел, каких-нибудь. Осознавать такое мучительно, хочу возместить всё.
  - Ты чего, Матус? - удивлённо спрашивает она, убирая тонкую пластинку смартфона.
  - Вероника, почему ты делаешь это?! - выпустил я криво сложенные слова.
  - То есть? - недоуменно уточнила она.
  - Пренебрегаешь важными делами, учёбой и вообще, - произношу, сдерживая эмоции, но пропасть внутри ширится. - Я тут со своими проблемками, съел твой завтрак... Отец звонит, ругается.
  Глаза Вероники расширились, взор глубокий и всеобъемлющий. Словно загипнотизированный, смотрю, как она встала и подошла, близко и, может быть, слишком, даже слышно потрясающий запах волос и духов.
  - Прости, - ответила девушка дрогнувшим голосом, постепенно приближаясь. - Ты же понимаешь, что для председателя, дела учеников важнее личных. Обещаю, на учёбе это не отобразится.
  Я даже не могу предположить, что могло произойти дальше, наверное, просто рухнул бы без чувств, но раздался стук в дверь и вошли две девушки из учсовета. Улыбочки тут же вскочили на лица, стоило увидеть нас, а потом слетели, подобно листьям по осени - Вероника смела их взором.
  - Прошу нас извинить, - залепетала та, что с медными волосами. - Насчёт третьегодок...
  - Я это, пойду, - спохватился я. - Спасибо за помощь с анкетой.
  Девушка кивнула и лишь взгляд служит более красочным ответом.
  
  Глава 4
  
  Ватные ноги и отсутствие в памяти пути к аудитории - норма, когда Богини нисходят до тебя, вот и я, лишь спустя минут десять начинаю воспринимать речь учителя. Мозг с трудом успокаивается, хватаясь за привычный режим учёбы, где всё такое понятное, ведь я вообще люблю новые знания, но сейчас это скорее способ отвлечься.
  Сапа, ещё недавно усердно записывающий, вдруг оказался спящим. Тычу пальцем в бок, а дурак ещё кивает - чего, мол? Хорошо, хоть понял вскоре - это мой первый знакомый в Ружияре и школе, внутри чувство, что почти друг. Тохийская деревенская школа запомнилась в том числе и разными разгильдяями-друзьями, но разве мог я предположить найти здесь такого же?! Учитывая жесткие условия поступления, как минимум, ожидал класс, глядящий учителю в рот. Ладно, надеюсь Сапа пройдёт тестирование.
  До конца занятий, почти удалось думать обо всём, кроме Вероники. Такое ощущение, словно я электрон, убегаю и убегаю, а ядро удерживает на орбите. Наступила очередь физкультуры, во всю прыть мы гоняем мяч по полю, и я несусь к футбольным воротам, внутри предожидание гола. Вратарь безнадёжно опаздывает - дурак, выбежал из ворот. Оглядываюсь, взгляд цепляется за окно на втором этаже, где неожиданно оказалась председательница. Смотрит, как я играю, что ли? Блин, тогда мне стоит ещё напрячься!..
  Секунды медленно тают. Вспоминаю финт и решаю загнать мяч в девятку, к досаде, возникает противник - лицо на изморе, как и моё, тянет ногу к мячу. Есть возможность как-бы пропустить, по инерции игрока бросит мимо, но ведь Вероника смотрит, и я делаю что-то невообразимое в воздухе, мяч прокатывается меж ног у соперника. Тут приходит понимание, что я обо что-то споткнулся, время вновь ускорилось, и я кубарем влетаю в ворота. Огорчённый же мяч укатывается в аут.
  Сначала адреналин и лёгкое шоковое состояние, вышибленные вон мысли, начинают тихонько возвращаться, а с ними досада и ссаднение локтей с коленями. Вот уже одноклассники подбегают. Пытаюсь подняться, даже блеклую улыбку выдавил, только ступня болит сильно и не наступить толком.
  - Ты как?! Всё нормально?! Можешь дальше играть? - посыпались вопросы.
  - Да вроде, нога только вот...- отвечаю я, осторожно пытаясь наступить.
  - Разойдитесь, пропустите меня, - скомандовал преподаватель-тренер. - Что, ногу подвернул? Давайте носилки!..
  - Нет, зачем?! - я аж попятился. - Давайте посижу лучше?
  - Вдруг что-то серьёзное - лучше проверим, - настаивает он. Вскоре ребята прибежали с носилками. - Та-а-ак... аккуратней... ложись... да не кривитесь вы - не так уж и тяжело.
  В общем, отнесли меня четверо одноклассников в медпункт, попутно перешучиваясь и подбадривая, что быстро поправлюсь. Медработников оказалось двое - это супружеская пара, что, быстро проведя осмотр заключили - лёгкое растяжения связок. На лодыжку был наложен эластичный бинт, а в целях лечебного эффекта - час постельного режима. За белыми занавесками и весенним ветерком из окна, я даже дремать начал. Однако из сна вырвали голоса:
  - О, здравствуйте, председатель, - вроде бы, говорит девушка медработник.
  - Доброго дня. Слышала ученик пострадал. Что-то серьёзное? - спрашивает Вероника, явившись сюда и к моему великому удивлению. Слова произнесла спокойно и ровно.
  - Да, но всё уже хорошо, - вступил мужчина. - Травма незначительная - лёгкое растяжение. Мы оказали необходимую помощь.
  - Благодарю. А пострадавший ещё здесь? - вдруг поинтересовалась председатель.
  - Да, вот там, ближе к окну. Мы назначили один час покоя, так что, возможно, он спит. Это Драй Матус.
  - Хорошо. Тогда я только загляну.
  Трудно сказать, чего больше хочу, с одной стороны - вновь увидеть Веронику, поговорить, да хоть бы о видах из окна, ведь кровать крайняя и можно наблюдать улицу. С другой - есть какое-то желание притвориться спящим и приоткрыв веки подглядывать, только второе, почему-то, смутно пугает. Совсем уже ум набекрень от этой Вероники.
  Впрочем, всё решилось само - пока метался на перекрёстке мысленного выбора, девушка отодвинула занавеску и наши взгляды соединились. В улыбке поджимаю губы и лицом итожу - вот, мол, попал в медпункт.
  - Уже не болит? - спрашивает она.
  - Ага, почти сразу прошло. Даже как-то стыдно, с такой ерундой, - признался я.
  - Пока ты на территории Бастиона, мы отвечаем за безопасность, потому и оказался здесь, - сказала она.
  Меня взяла улыбка и с ней отвечаю:
  - Хорошо. Ощущаю себя под надёжной защитой.
  - Будь осторожнее, Матус, ладно? - требовательно обратилась она, с полыхнувшим фиалковым взглядом.
  Горло сжалось - смог лишь кивнуть, а Вероника присела на край кровати, взор устремлён в окно, блуждая по далям, я же не могу оторвать свой от открывшейся картины профиля, не земных чёрт точёной шеи и целостного образа девы старшей школы Бастион, чёрно-льдистой, аристократичной. Наверное, мы бы так и глядели, но в медкабинет кто-то пришёл.
  - Здравствуйте, - прозвучали слова парня, - нам нужна Исинн Вероника.
  - Да, конечно, она здесь.
  Образ моего воздыхания встал, мы ещё раз встретились взглядами, и девушка вышла. Нутром разлиты тепло и радость, с улыбкой откинулся на подушку. Сон пришёл тихо, почти незаметно.
  Так хорошо, словно плыву в ласковых волнах, игриво окатывает негой, покой разлит во всей полноте и даже голоса птиц слышно, уж не чаек ли? Всё так призрачно и мягко...
  - Ма-а-атус, проснись! - прорвался голос. - Вот уснул крепко, да?
  - Ага, - отвечает ещё кто-то.
  Наконец глаза распахнулись, закатное солнышко вовсю светит в окно, а из приоткрытой створки рвутся весенние трели птиц. Разбудившими оказалась пара медработников.
  - Мы уже всё, уходим. Тебе ключ оставить или тоже пойдёшь? - спрашивает девушка.
  - Ой, нет! Мне тоже надо, - ответил я, но пришло осознание времени. - Видимо, домой уже.
  - Только не спеши, нога ещё не восстановилась, - предостерегает парень.
  - Да-да, конечно, - вспомнил я о причине попадания в медкабинет. - Спасибо вам.
  - Не за что, Матус, береги себя, - ответил он. - Кстати, Вероника ещё в школе, в кабинете.
  - А-а, хорошо, - отвечаю немного удивлённо, выходя следом.
  Нога слегка заявляет о себе, поэтому путь к аудитории тянется долго и неспешно, нужно забрать вещи перед уходом. Справа по коридору, друг за дружкой, идут окна и в каждом - вечерний пейзаж с вкраплениями строений, слева же, с меньшей периодичностью, - двери аудиторий, а между ними информационные доски и портреты выдающихся деятелей. Так выходит, что, зная о присутствии председателя, мне вновь надо решить - зайти или нет, я, конечно, увидеть Веронику желаю сильно, но какова же будет причина? Что сказать, зачем пришел?..
  Одно из окон открывает вид на ворота, перед коими уже стоит роскошный транспорт - лимузин председателя школы и, возможно, скоро она пойдёт домой. Если нам удастся встретиться где-нибудь по пути, то уже случайно, а было бы хорошо пройтись вместе до ворот... Чёрт! Всё же я распустился - где напор, где характер?!. Только образ Вероники слишком силён и всё решит случай.
  С трепетом вгляделся в наш коридор, но здесь только очарование увядающего дня. Взял сумку и к выходу - переобуваться. С неким разочарованием закончил и осталось лишь выйти, оглядываюсь, одновременно стараясь услышать шаги, но в ответ тишина. Пришлось идти вперёд, да и чего я хотел? Хочешь увидеться - делай, а вот так, измучившись мытарствами, потом ещё и досадовать...
  В тоске взгляд уцепился за авто. Всё же удивительно, что Вероника добирается на таком транспорте, ведь обычно ученики стараются быть как все, что значит либо велосипед, либо общественный транспорт. Бывает, что родители подвозят, но редко - так не принято. И, конечно, когда видишь в распоряжении собственный лимузин...
  Правда версия укороченная, ближе к представительскому седану. Сперва думал, что он чёрный - просто не приглядывался, цвет же оказался много глубже, подойдя ближе, вижу сапфировый отлив и блёстки 'металлик', видимо, как с председательницей, так и с машиной - всё не так просто.
  Неожиданно дверь автомобиля распахнулась и глазам предстаёт виновница переживаний. Неожиданно мир подернулся рябью, дальше, я словно смотрю обратную перемотку на пару секунд, а потом сразу вперёд. Всё тут же восстановилось, и я переступил с ноги на ногу, на короткое время мы вновь встречаемся взглядами и одновременно на лицах возникают улыбки.
  - Долго ж ты спал, Матус, - сказала она, изящно вскинув бровь.
  - Хех, это да, - растерянно ответил я, а рука уж к волосам - провести на автомате - кто-то чешет затылок, а я так. - Сам не понимаю, почему. А ты, эм-м... чего так долго задерживаешься, много работы?
  Всякие ощущения от недавнего сбоя растворились, и я решил не обращать внимания, потому как жизнь в Бастионе перевернула мой уютный мирок. Вероника, тем временем, отвечает:
  - Пожалуй, но обычно раньше, всё же в задачи председателя входит больше контроль и управление, а непосредственную работу делают другие ответственные ребята.
  Я словно прозрел, оказалось, что девушка уже переодета в платье, когда она поправила складки - это привлекло внимание к выполненной в стиле 'льда и ночи' одежде. Те же грани и полосы, глубокого черного цвета ткань по длине закрывает колени, платье выполнено в стиле рубашки и этим удалось воссоздать атмосферу формы Бастиона.
  - Как платье хорошо вышло - и похоже, и своеобразно, - угловато сделал я комплимент.
  - Спасибо, - ответила она и осторожно коснулась взглядом. - Может подвезти?
  - Меня?! - аж глупость сморозил.
  - Конечно, присаживайся, - с улыбкой отвечает она.
  - А ничего, что так...
  - Всё нормально, - прервала она.
  Никогда в жизни не видел подобных машин изнутри - мы словно в иной мир переместились. Стоило двери закрыться, звуки с улицы как отрезало, обволакивающая мягкость сидения соперничает с роскошью отделки и предельной насыщенностью цифровой аппаратурой. Я сел справа, Вероника слева, но в отличии от статусного автомобиля, девушке эпитет 'роскошная' не подходит совсем, про себя зову - Божественная.
  - Потрясающе, непередаваемые ощущения, - попробовал выразить впечатления я. - Хоть мы и едем, а чувство, что летим. Класс!
  - Рада, что нравится, Матус. Хочешь, я попрошу заезжать за тобой утром? - вдруг спросила она.
  И без того 'пьяное' сознание совсем лишилось логической связи с миром. Как?! Как такое может быть?!
  - А-э... прости, но-о... почему ты мне... ну, предлагаешь? - еле вымолвил я, но тут же понял, что этого мало. - Просто так неожиданно всё.
  - Полагаешь, есть что-то предосудительное? - Вероника сама невозмутимость.
  - Конечно нет, просто...- было отозвался я, заканчивая почти не слышно, - всё это как-то нереально...
  - Я не вижу ничего плохого в том, чтобы подвезти ученика до учебного заведения, где мне выпала честь выполнять обязанности председателя. Это даже хорошо, ведь сей автомобиль оснащён системой безопасности сравнимой с императорским эскортом. А, ведь, ввиду интенсивности дорожного движения, - вещали губы девушки, - опасность пешего передвижения велика.
  Я мог лишь кивнуть и отдаться наслаждению поездки в лучшем автомобиле на свете, да ещё и в обществе прекрасной Вероники. Сон этого дня продолжается, я всем существом ратую за его бесконечность.
  Вскоре показался дом, и, надо ж было тому случится, что как раз приехали родители - ситуация в моей-то голове не умещается, тем более, представляю их шок: перед аккуратными двухуровневыми домами для госслужащих останавливается вип-авто, сын недавно переехавших соседей вдруг оказывается внутри - это один ракурс. Иной, что в заходящих лучах солнца, уставшие родители выходят из машины, мама возвращается за оставленным смартфоном, отец открывает дверь, удивлён, ведь обычно я уже дома. Раздаётся звук близящегося автомобиля, что притормаживает напротив, удивлённые взгляды начинают блуждать по 'причалившему кораблю', дверь вдруг мягко открывается и показываюсь я - что-то тут явно не так...
  - Ты не против, если познакомлюсь с твоими родителями позже? Было бы неуважительно делать это в уставшем состоянии и не подготовившись, - озвучила очередное удивительное изречение председатель.
  - Конечно! - встрепенулся я, готовый сейчас сказать 'да' на любую просьбу от Вероники. - Всё нормально.
  - Тогда до завтра, Матус, - попрощалась она, одаривая лёгкой улыбкой. - Мне заезжать?
  - Можно пока погодить? - вымолвил я тяжёлые слова. - Итак всё уже слишком хорошо!
  Вероника рассмеялась и отвечает:
  - Как скажешь.
  'Лайнер' уплыл, а я стою под перекрёстным огнём двух взглядов, прямо-таки источающих любопытство, но где взять ответы?
  
  Глава 5
  
  Глаза распахнулись, а сон, неожиданно быстро, сбежал под утренним гнётом. Со смесью надежды и опаски гляжу в окно - лимузина нет... уф-ф! хорошо, хотя и рано ещё говорить.
  Вероятно, в чём-то я хороший человек, раз уж имею столь понимающих родителей - после вчерашнего, вопросы довольно быстро прекратились, мне даже не пришлось вдаваться в подробности, лишь двусмысленные улыбки бродили по лицам, вот и сейчас, стоило спуститься на кухню, ещё там же.
  - А у вас что на работе? Как успехи? - родилась мысль в голове. Параллельно усаживаюсь за стол.
  - Я там же, в оперативном, -ответила мама и призадумалась, - ну-у... в целом, всё хорошо - клиенты приходят сдержанные, улыбчивые. Недавно, правда, была скандалистка, но не у меня.
  - Да, знатный крик поднялся, - подтвердил папа, прихлебнув горячий кофе из большой чашки. Он любит чёрный, либо с сахаром, либо вприкуску со сладким. - Хорошо, что быстро закончилось, бывает и дольше.
  - Ага, уж сколько рассказов выслушали на тему, - посетовала мама.
  Завтрак благополучно прошел под фон обсуждений исключительных случаев. После коротких сборов, быстро одеваю обувь, ручка вниз и очень осторожный взгляд наружу - машины нет, что ж, огорчение и облегчение начали раздваивать мир, а оставшееся от меня идёт в школу, сегодня, кстати, должны вывесить резюме на роль старосты, будет голосование. Надо обдумать кандидатуры, кого вижу на этом посту, но мы знакомы-то совсем чуть-чуть, разве поймёшь тут? И вообще, если смотреть прагматично, то староста по сути 'козёл отпущения', эдакая жертва на заклание, участник повседневной общественной рутины, хотя, чего это я опять всё обостряю - школьная пора - одно из самых романтических и увлекательных явлений в жизни, все стороны коего хороши.
  Выворачивая из-за угла вижу, как вдалеке отъезжает 'лайнер' Вероники, а существенная группа учеников втягивается в здание, время начинает поджимать, надо прибавить ходу. Напоследок бросаю эпический взгляд на двор перед главным входом: реют флаги и красиво клубятся громады облаков в небесных просторах, Бастион встречает новый день, а вместе с ним и я.
  
  Время показывает четырнадцать тридцать пять, а я переобуваю сменку на кроссовки, что ж, в багаж знаний лёг основательный груз, да и с выбором старосты определился, отправив письмо на почту Кремнии. Выбор пал на улыбчивого Алексея, в резюме коего привлекла некая открытость и вера в лучшее. На меня же косились, посмеиваясь над текстом резюме, пришлось терпеть - сам виноват. После всего этого можно топать домой, тем более пара встреч с Вероникой тоже имеется.
  - Эгей! Постой, Матус! - окрикнул Сапа, уже перед дверями. - Вот ведь, первый раз удалось перехватить тебя.
  Одноклассник быстро сменил обувь, и мы вместе идём к выходу с территории школы.
  - А чего меня перехватывать-то? - парировал я.
  - Ну, знаешь-ли, а как же в магазин комиксов зайти? - совершенно искренне интересуется он. - С девчатами в караоке или кафе?.. Да, в конце концов, обсудить всякое наикрутейшее надо!
  - Согласен, - поддержал я, - а куда можно рвануть?
  - Ну ты даёшь, - удивился друг, словно я что-то не так сказал, - давай в 'Тоннель'?
  Я удивлённо глянул на Сапу, идущего мимо флагштоков.
  - Даже не знаю такого, - признался я.
  - Что?! - бурно отреагировал он. - Ты разве не из Ружияра?
  - Я недавно переехал, ещё не успел освоиться. А что, неужели Тоннель такой знаменитый? - внутри уже заискрил интерес.
  - Хах, то-то у меня смутные подозрения насчёт тебя были, - покивал с прищуром Сапа, отвечая. - Это же наикрутейше, Матус! Я теперь могу примерить перс гида и показать тебе Ружияр во всей мощи.
  Сапа воодушевлен как шар - вот-вот взлетит.
  - Договорились, - я уже тоже загорелся, - начнём с Тоннеля?
  - Хм-м, конечно, весьма попсовое место, но побывать нужно - это развлекательный центр, в виде большущего тоннеля под землёй. Есть всё: комиксы, кафешки, рестораны, караоке, автоматы, гейм клубы. Короче, вся возможная хрень для любых возрастов, - сообщил охотно он.
  - О, а если дети забредут туда, куда не следует? - поинтересовался я.
  - Не-е, такого не может быть потому, что их даже с родаками не пропустят. В этом плане зорко бдит око правопорядка. Мы с тобой, вот, можем теперь куда угодно заходить, - заблестел плотоядной улыбкой Сапа. - Старшая школа - это пропуск.
  - Согласен, - поддержал я радостно, - что ж, тогда отзвонюсь родителям, раз такое дело...
  
  Из живописной зоны Бастиона, что утопает в зелени, мы двинулись к стеклу и бетону. Примечательно, что 'Высокая' часть столицы принципиально не имеет даже кустика, эдакий техногенный рай. Тут обитает администрация Империи, головные офисы служб и прочие жизненно важные органы страны. Над архитектурой Высокого района трудится один человек, со слов Сапы, задача стоит тяжёлая - совместить уникальность каждого здания с общей концепцией, да ещё не испортить транспортную систему и, на мой взгляд, архитектор пока превосходит условия, ибо издалека-то я видел некий общий образ космического крейсера, но и вблизи он сохраняется. Это тяжело выразить, словно едешь среди громадной базы колонизаторов космоса: стекло, легкие сплавы и яркая светодиодная подсветка кругом.
  - Станция 'Парадигма'. Будьте внимательны и держитесь за поручни, - объявил женский голос в вагоне метро.
  - Наша, пошли, - сообщил друг.
  Далее спустились с надземной платформы и путь продолжается под гид-озвучку Сапы:
  - Это, - указывает рукой, - улица десять, дробь два или, по-нашему, Тоннельная. Первые этажи у всех высоток вокруг, чаще всего магазинчики, разномастные услуги и кафе. С последними нам следует познакомится ближе, ха-хах, - плотоядно рассмеялся друг, прибавляя, - есть такие классные, что уходить неохота.
  Сапа сыграл бровями, как заправский мим, они у него русые, в отличии от окрашенных волос.
  - А этот дом, - показывает на рвущуюся к небу громадину слева, - кажется, Главное Управление Электроснабжением. Глянь как-нибудь ночью, просто наикрутейшее зрелище!.. Во-от, справа же... хотя ладно - мы почти пришли, вход в Тоннель следующем доме.
  Нужная высотка, ничем особо не выделяется, я же представлял, что будет нечто поражающее воображение, поэтому надпись Торгово-Развлекательный Центр 'Тоннель', среди прочих названий, выглядит слишком серо. Стандартный широкий вход в здание, первые два этажа как аквариум прозрачны, можно видеть, что делают на другом конце.
  - Это вход? - выдал я и удивлённо воззрился на Сапу.
  - Ага! Но весь шик там, - откликнулся он, показывая пальцем в землю.
  За доставку людей в центр отвечают четыре эскалатора и два лифта, по обоим направлениям двигается масса людей и я даже опешил от такого количества, видимо, центр и правда популярный.
  Сейчас вечер, конец рабочего дня и начало времени для досуга, вниз направляется несколько больше людей, чем вверх и, обозревая это действо, хочу быстрей узнать, что же влечёт стольких граждан.
  Спустились. Первое впечатление - громадный! Это какой-то ангар для самолётов, ярко освещённый и полный людей, как средний аэропорт, хорошо работает вентиляция и по воздуху разлиты приятные ароматы кофе и еды. Посетители гудят и галдят на все лады, с периодическими воскриками детей.
  Сначала мы вышли на втором уровне, верхнем, над головой чуть ли не метра четыре до скруглённого потолка, а поглядев в обе стороны, пришёл к выводу, что Тоннель в длину равен футбольному полю.
  - Здесь типа входная часть, - продолжает выполнять обязанности гида Сапа, - пришел, расположился... Если надо покушать или просто перекусить, пожалуйста, выбор есть. Для детей - игровые площадки, а для взрослых бутики любого рода. Рисков никаких, продаются только проверенные товары, впрочем, для нас это малоинтересный этаж. Пошли ниже.
  Сапа зашагал влево, а я с недопониманием окликаю:
  - Эй, а лифт?
  - На первый этаж Тоннеля, можно лишь через специальные входы - помнишь говорил о возрастных группах? - риторически уточнил друг.
  Вскоре спустились по лестнице, где у нас попросили удостоверения учащихся, зона оказалась средней по возрастному цензу - от десяти до пятнадцати. Я в очередной раз озираюсь, объятый просто оглушающим удивлением, под высоченным потолком расположились и блистают ярчайшими красками магазинчики, ларьки и бутики. Есть отделы для любительских комиксов, всевозможные сувенирные полки и любые товары для торжества подростковых стремлений. И девочкам, и мальчикам тут предложено всё популярное, но и фанатам редких произведений можно найти что-нибудь интересное. Это многообразие перемежается закусочными и кафе, тут я понял, что выберусь отсюда с полным пакетом комиксов и игр, причём поздно и с опустевшим кошельком.
  По возвращению домой, тут же нашел место для каждой новинки и, уже после, оглядываю прекрасную рукотворную картину - разложенные по полкам тома комиксов и несколько фигурок героинь. Я по-паучьи отложил 'обед' на потом - пусть комиксы пока хранятся там, а читать буду частями. Сапа же больше на игровые автоматы залипал, таскал по кафешкам, фанатичного задротства перед стеллажами с рисованными историями, друг не разделяет, комиксы читает мало и купил только пару.
  Время почти двенадцать ночи и родители уже спят. Вспоминаю сегодняшний день и думаю, что это вообще-то не похоже на меня - в Тохе таких походов не случалось, в силу отсутствия Тоннелей, во-первых, и по причине спокойствия деревенской жизни, во-вторых. Хотя, нутро до сих пор гудит от возбуждения, всё случившееся плотно отложилось внутри, бередя разум. Как теперь спать? Сыграю-ка лучше в симулятор свиданий.
  С приходом утра и восходом солнца, настроение выбралось на высоту, пусть поспал мало, но энергия бродит под кожей. Заканчиваю быстрый семейный завтрак, под приятный весенний ветер из окон - путь к школе открыт. Лёгкой походкой, с закинутой на плечо сумкой, иду знакомым путём, кругом деревья в цвету, а трава такого сочного цвета, что глаза пьют его, жаждущим в пустыне.
  Вчера, уже под занавес похода в Тоннель, договорились с Сапой о встрече возле школьной арки, однако, даже при учёте, что я припозднился, его нет. Оглядываюсь, вдруг где за деревом стоит, тут взор неожиданно споткнулся, прямо вкопался в землю - передо мной блистает мягким светом красоты девушка. Я раньше не встречал её, но это точно ангел, неведомо зачем явившийся ко входу на территорию Бастиона. Русые до плеч волосы, луговой волной ласкают взор, большие, впечатляющие глаза цвета серебра и мягкое милое лицо, я теряю самообладание, забывая о времени, секунды медленно струятся, и ангел заспешил в школу.
  
  Глава 6
  
  Тем временем, моя истерзанная бурями лодка спокойствия, попадает под новый вал - чинно и величественно, ко входу подъезжает автомобиль Вероники. С натужным предожиданием наблюдаю, как появляется из салона председатель и лёгкий ход взгляда останавливается на мне, её лицо украсилось улыбкой, я с готовностью улыбаюсь в ответ.
  - Привет Матус, - зазвучал чарующий голос, - что-то случилось?
  Беру обыденный тон:
  - Доброе утро, вроде бы нет.
  - По тебе не скажешь, - раскусила меня Вероника и тут же продолжает, - пойдём на учёбу?
  - Можно и так, - выдал я в шутку.
  - Или... куда-нибудь ещё?.. - спрашивает она с волнующей ноткой в голосе. Меня тут же обдало жаром, лучше не глядеть сейчас в фиалковые глаза.
  Буркнул в ответ:
  - Лучше на учёбу.
  - Кстати, хочу поздравить, Матус, - улыбнулась красавица. Мы уже двинулись к Бастиону и красивый корабль лимузина мягко отчалил.
  - С чем? - удивился я.
  - Ты староста первой параллели, первого года обучения, - торжественно огласила девушка.
  - Да ладно?! Но откуда ты... хотя ясно, - догадался я. - Блин! Как неожиданно-то...
  - Я прочла все резюме, - сообщила Вероника, делая акцент на слове 'все'. - Насчёт твоих пожеланий...
  Вход в школу всё ближе и флаги с боков скоро вновь будут за спиной, решаюсь коснуться великолепного лица взглядом, а Вероника словно ждала - встретились глазами и в её фиалковых озёрах зажёгся огонь.
  - Полагаю их можно удовлетворить, - дополняет она, вздымая во мне волнение. - Как раз требуется помощь.
  Ощущаю лицо краснючим помидором, это ж надо было написать такое!.. О чём вообще думал?! Хотя знаю, только вот ни о чём, а о ком.
  - Спасибо, - ответил я, по возможности спокойно. Собрал силы и мысли в кучу. - Можешь положиться на меня.
  Вскоре мы попрощались, направившись к аудиториям, голова в общем пустует, а редкие мысли похожи на перистые облака. Может внимательность подвела, а может ещё что, но налетаю в проёме аудитории на девушку, реакция сработала тут же - хватаю её за плечо и после за талию, ведь мои восемьдесят с половиной килограмм могут запросто лишить равновесия.
  Немая сцена на несколько секунд, кто-то обернулся на шум, но я просто завис - это та самая девушка-ангел, что упорхнула в школу от ворот.
  - Ой, прошу извинить... как же я так... извиняюсь... - затараторил, разжимая пальцы.
  - Да не стоит, всё нормально, - тихо произнесла она, отводя взгляд.
  - Ещё раз простите, то есть прости, я не хотел, - продолжаю говорить я.
  - Конечно, - ангелок выставила ручки, - всё уже хорошо.
  Муза души направилась в глубь класса, потирая след от моей хватки на плече.
  - Ну вы и устроили, - шепнул Стив, что сидит за крайним столом, - ха-ха, вроде ж всю неделю общались с Сапой.
  - Да, вот, как-то так...- отулыбался я.
  Смысл дошел не сразу - при чём здесь друг и эта красавица? Ладно, потом спрошу, наверняка напутал чего, а тем временем в аудиторию вошла Кремния, будто торжество стиля и зрелой женственности. Взгляд шелестнул по нам, слегка остановившись при виде меня и, преподаватель, взялась говорить:
  - Всем доброго утра. Садитесь... Смартфоны ставим на беззвучный и убираем, - произнесла она и дождалась требуемого. - Сегодня у нас важное объявление: обязанности старосты принимает Драй Матус, поздравим его.
  Класс зашумел, кто-то хлопает, кто-то вслух поздравляет, а я не в силах сдержаться улыбаюсь во всю ширь, аж щеки болят. Несколько парней пожало руки.
  - Однако, -произнесла она и повторила, когда шум стих, - однако, хочу заметить, Матус, столь опрометчивых заявлений насчёт дел класса, я не потерплю.
  На лице Кремнии заиграли торжество и улыбка.
  - Так и быть, научу тебя любви и заботе о параллели в этом году, - сообщает она, с возрастающим торжеством в голосе, - но, думается мне, что понадобится всё это тебе и в будущем. Поди сюда, рыжая ты голова!..
  Я в полной растерянности выхожу к столу Кремнии, с одной стороны, гневается, с другой - взъерошила и обнимает совсем по-матерински... В итоге я расслабился и сам рассыпал благодарностей, минут десять мы шумели и смеялись, а после потекла учёба.
  К концу пары уроков, наконец, в мозг начала проникать осмысленность, что-то смущало и отщипывало от сосредоточенности на впитывании знаний, но я отмахивался, теперь же понял - девушка-ангел сидит сбоку, на месте моего друга Сапы, да ещё и откликается на его имя. Что тут вообще происходит, чёрт возьми?!. И никто даже ухом не поведёт, будто всё нормально. Внутрь закрадывается холодок беспокойства, пусть мы и знакомы без году неделя, всё же я привязался и вообще - люди просто так не пропадают!
  Видимо, на моём лице всё написано, раз вначале Кремния, а позже и Вероника обратили внимание - я зашёл к председателю после уроков, сразу попав в хозяйское кресло по приглашению самой девушки.
  - Какой-то ты озадаченный, переживаешь из-за обязанностей? - спрашивает она, разливая кофе по фарфоровым чашечкам.
  - Нет, - было дал я ответ, но передумал. Пока рано что-то рассказывать. - Хотя, наверное, всё же в первый раз я староста.
  Задумчивость сыграла плохую шутку, блуждая в мыслях, совсем не слежу за глазами, а те, по вольности, весьма красноречиво провожают Веронику, с легким румянцем, девушка вскинула бровь, а из фиалковых очей уж заструился пламень, столь обжигающий, что я поспешил упрятать нахальный взор. Неведомые чувства, живут в том огне, пока неизвестные.
  Смущающий момент потускнел и иссяк, а мы взялись за кофе. Вкушаем прекрасные булочки, тающие в сладости вафли и мягкое, песочное печенье, стало интересно, где же делают такую вкусноту.
  - Это из дома, - пояснила девушка, - готовит кондитер, но булочки мои. Под его руководством.
  Я возвёл очи горе, добавляя комментарий:
  - Потрясающе, очень вкусно!
  - Благодарю, Матус, - сказала она, вновь одаряя взглядом. - Может заедешь как-нибудь ко мне домой? Я бы с Виктором приготовила обед по такому случаю. Это наш повар-кулинар.
  Я от неожиданности, чуть печенье не выронил, тут же соглашаясь:
  - Да, можно, конечно. А когда?
  - Как будет время свободное, но только предупреди заранее, - попросила Вероника.
  Хоть согласие и дал, но внутри каша-мала - попасть к Веронике в дом, да ещё и по личному приглашению круче, чем выиграть в лотерею. Как же вести себя в столь обеспеченной семье? Не опозорю ли я любимых тохийских жителей собой?
  - Хорошо, - всё, что в итоге нашелся ответить.
  Мы продолжаем отпивать из чашечек и угощаться сладостями, председательница рассказывает о требуемой помощи, кою, к смеху, я бы окрестил минимальной, просвещает о роли старосты для класса и школы, стараясь показать, что всё довольно просто. За разговорами минула большая перемена и я дернулся было уходить, но Вероника останавливает:
  - Старосте можно задерживаться по уважительной причине до десяти минут, а сейчас как раз такая.
  Меня полностью устраивает это правило, отмеренный срок мы ещё посидели. Следом вновь занятия и если обычно я сразу домой, то сегодня половину часа помогал Кремнии - проветривал и закрывал аудиторию, всё это под массой впечатлений от "новенькой Сапы", что остальным кажется "старенькой".
  Единственная отдушина - председательская комната во главе с Вероникой, куда опять с радостью устремился после всего - там удаётся отвлечься или, скорее, увлечься. Мы пробыли вместе где-то с час, причём делами занималась в основном девушка, я порывался оказать помощь, но в итоге пил кофе со сладостями, отвлекая разговорами. Заходили те девушки, что были в первый день в четвёрке, вопросы касались Бастиона и параллелей, с очень серьёзным тоном обсуждения. С удивлением заметил проскальзывающий в голосе Вероники металл - удивительный человек, столько граней в характере, помноженных на умения. Ко всему прочему - красавица, отчего восхищение лишь крепнет.
  
  На следующий день, жизнь столкнула с непростой ситуацией - я уже в Бастионе, в коридоре перед аудиторией, во дворе утреннее солнце играет всеми оттенками зелёного на листве, тут, Сапа, девушка-ангел, подошла с разговором:
  - Привет, Матус, - произнесла она своим чудным голоском. - Как там покупки из Тоннеля? Читаешь уже комиксы?
  - А-э-а, - мысли, как осколки от гранаты, вылетели из головы.
  - Неужели забыл о них? - этим голосом можно лечить души и латать сердца.
  - Н-нет, - сумел вымолвить я. - Просто оставил на потом.
  - Тогда понятно, - легко украшая улыбкой образ, ответила она. - Ладненько, удачи в учёбе.
  Сапа ушла в аудиторию, а я растерянно стою там-же, чуть не забыл, под впечатлением, о просьбе Кремнии подготовиться к началу занятий, пришлось размышления отложить на потом. Однако всё это не может продолжаться дальше, и я буду предпринимать решительные действия.
  Уроки идут чередом, оставляя в голове лед знаний, миновал благополучно обед - кушали привычным квартетом, хотя Сапа и нарушает мои представления о привычности. Я всё ловлю момент, когда можно вызвать на разговор девушку. Первый раз оказался провальным, стоило выйти вслед за ней в коридор, как встречаю главу преподавательского совета - пока выполнил поручение, Сапа уже вернулась, а урок во всю разливается речами учителя. Жду дальше.
  В последний перерыв между занятиями, вижу, как русоволосый ангел выпорхнул за дверь, и я тут же следом, близко подходить не стоит, но и удалятся нельзя, ведь можно момент проглядеть. Девушка всё же заметила, не придав значения. Идём дальше, внутри бьётся о грудь сердце, волнением стуча в ушах, вокруг коридор, ученики, проёмы раздвижных дверей - всё проплывает мимо, как и виды из остеклённой стены справа. Напряжение растёт и вдруг итог: Сапа свернула в уборную. Чёрт побери, да что же такое происходит?! Я маньячу за одноклассницей выходит? С досадой и злостью возвращаюсь в класс, не хватало ещё возле уборной поджидать Сапу.
  Шанс выпал неожиданно, да так, что я чуть не упустил возможность. Кремния просит навести порядок в лаборатории, выбрав помощника.
  - Да я сам бы м...- вовремя хватаюсь за язык, - хорошо, если можно, то пусть Сапа будет.
  - Ну, - отвечает куратор, - сам попроси, я не против.
  Легко сказать, блин, тут же столько факторов в одном месте. Сжимаю волю в кулак и вперёд, к готовящейся на выход однокласснице.
  - Сапа, ты мог... кхм-м... Могла бы помочь сегодня? - чуть не раскрылся я.
  - Да, наверное, только не слишком долго, - отвечает она, к счастью, не заметив погрешности.
  - Нужно в лаборатории порядок навести, небольшой, - заверил я, - думаю от силы час-полтора займёт.
  - Хорошо, - быстро соглашается ангелок, - уже идём?
  - Ага, минутку...
  Чуть ли не вприпрыжку устремился к столу, вещи в сумку и всё, можно в лабораторию. Сапа ожидает перед выходом, что-то читая со смартфона, аппарат, кстати, тот же, только чехол сменился - теперь со стилистикой леса и дерева, а того Сапы, что парень, был сделан под биомеханического робота.
  Лаборатория расположена в крыле здания, этажом выше. Бастион уже наполовину пуст, занятия идут только у третьегодок, а четвёртый год на спортивном поле активно совершенствует тело.
  Идем в молчании, что вводит меня в неловкость и лишает покоя.
  - Хорошая погода, согласись? - начал я.
  - Да, - прозвучал короткий ответ, на банальность.
  - Кстати, - озвучиваю неожиданно пришедшую мысль, - в Тоннеле ты предлагала мне три комикса - "Семь Звёзд Школы "Олимп", "Бригстом" и "Таинственный Блеск", почему они? Что именно понравилось?
  - Ну-у, - видно, как озадачилось личико Сапы, лёгкая морщинка залегла на лбу, - разве я советовала?
  - Вот ты даёшь, - рассмеялся я. - Знаю конечно, что не шибко жалуешь комиксы, но позавчера это было настойчиво и ещё таким голосом: "Матус, вот эти даже я прочла несколько раз. Возьми, не пожалеешь." Понятно, что я их до дыр прочёл, но хотелось бы узнать твоё мнение.
  Расчёт оправдался, хоть и стыдно за проверку, Сапа-девушка начала с эмоциями рассказывать о названных комиксах и, несмотря на то, что радость от её слов неподдельная, я обрёл твёрдую уверенность, что ангел во плоти, не Сапа, ведь мой новоявленный друг не предлагал никаких комиксов.
  Лаборатория на время оттеснила проблемы с идентификацией, ибо бардак внушает ужас, и я извиняющимся взглядом посмотрел на одноклассницу.
  - Если уйдёшь сейчас, то буду не против, - вымолвил я.
  - Это было бы не очень хорошо, - отвечает она. - Сделаем уборку вместе!
  Посланница небес подняла руку со сжатым кулачком.
  - Спасибо, - осветился я под действием умиления и согласия помочь.
  В лаборатории чёрт ногу сломит: во-первых, разномастный инвентарь лежит на столах в том состоянии и виде, в коем оставили, уж и не знаю при каких условиях ученики допустили такое непотребство, местами, даже, разлиты результаты химических опытов, а позже ещё и истоптаны. Часть высохших луж обошла такая участь. В целом, в воздухе слышны слабовыраженные химические запахи.
  Во-вторых, полностью исписана доска, раскрыты шкафчики, забит доверху мусорный бак, и чтобы руки не опустились, мы спешим начать уборку.
  
  Часы отмерили почти два часа, когда в лабораторию вернулся порядок, мы, с повязанными головами, сидим перед распахнутым окном. Квакнули, принесённые мной, банки с соком и кофе, разбавляя усталость приятными яркими вкусами. Выбившийся из-под головного убора Сапы русый локон, трепещет на сквозняке, а манящий профиль зачаровал душу, я бесконечно скольжу взглядом по ровному лбу, пушистым кустикам бровей, что совсем светлые, любуюсь уникальным оттенком серых глаз, обрамлённых в опахала ресниц, чью длину видно лишь вблизи, ибо тоже русые. Аккуратный носик, словно вызов богу умиления, приятно круглый, гармонично широк и достаточно остёр, под ним такая важная и трогательная линия верхней губы, эдакий штрих кистью, дополняющий средне-полные розовые губы, слегка обветренные, что прекрасно сочетается с вьющимся локоном и ветерком. И, в довершение, - упрямый подбородок и изящная, трепетная шея, умея рисовать, я бы тут же запечатлел эту красоту.
  - Сапа, хочу спросить кое-что, - наконец решился я на разговор.
  - Давай, - легко отозвалась она.
  - Ну, только не подумай чего, просто я знаю ещё одного человека под логи... тьфу, - ошибся я, - под именем Волох Сапа и это парень.
  Девушка вздрогнула и очень медленно поворачивает голову - на лице такая буря эмоций, что меня бросает в жар.
  - Прости, - спешу сказать я, - понимаю, что звучит дико, но...
  - То есть ты помнишь его?! - поражённо переспросила она. - Ты помнишь того Сапу, мальчика?
  Я кивнул, на что она вдруг взяла меня за руку.
  - Не может быть, Матус... Честно?! - всё ещё не верит одноклассница. - Как он выглядит?
  - Окрашенные в чёрный волосы, вот такого роста, - показываю я, - любит говорить 'наи...
  - Я просто... это так... Ах... - слезы потекли по щекам и Сапа отвернулась.
  Растерянность грозит раздавить, вместе с досадой, хочу утешить, но боюсь ещё больше обидеть.
  - Прости, чем-то могу помочь? - в попытке отыскать метод, спросил я.
  - Это от радости, - ответила девушка, повернув уже улыбающееся лицо и сверкая мокрыми дорожками. - Так хорошо, что ты знаешь.
  - Что с вами случилось? - тут же, с жаром спросил я, отмахнувшись от какого-то жучка, залетевшего в окно.
  - Это длится давно, - начала Сапа рассказ, - уж сколько лет, то я поживу, то брат, но окружающие этого вообще не замечают - проклятье такое. Я, кстати, серьёзно, нас прокляли, лет десять назад, что-то связанное с врагами родителей, - рассказала она, устремляя взгляд вдаль, к громадам Высокой части города.
  Рассудок ищет на что бы опереться, поэтому спрашиваю:
  - А мама с папой тоже не замечают?
  - Да, - на лицо ангелочка легла тень давней боли, - в этом-то вся тяжесть. И я, и брат, пытались достучаться - эффект нулевой, ты сразу выдумщик, фантазёр... хватит дурачится... но мы привыкли уже. В конце концов пол жизни - тоже жизнь.
  Я словно оглушённый слушаю исповедь, вокруг класс и массивная громада Бастиона, но всё туманно, видно лишь образ Сапы. Остро отзвучали слова и, конечно, от них внутри буря чувств. Какая великая несправедливость - быть запертым и дышать в половину вдоха, смотреть в полглаза, слышать лишь часть... Обуревает жгучее желание помочь.
  - Неужели нет способа снять проклятье? Вы пытались узнать что-нибудь? - горячо интересуюсь я.
  - Да, но результат почти никакой, - сообщила она. - Чаще всего это вымышленные истории из книг или комиксов, чего-то более серьёзного не встречалось.
  - Тогда я обязательно разузнаю всё и помогу! - заявил я твёрдым голосом.
  - Матус, ты хороший человек, - покачала Сапа головой, с очень проникновенным взглядом, - но, правда, это граничит с невозможным. Может оставить всё как есть?..
  - Нет, Сапа...- возразил я, собираясь дальше вещать.
  - Агния, - прервала она меня.
  - В смысле? - опешил я.
  - До проклятья меня звали Агния, - с приятной улыбкой сообщила девушка.
  - О, какое красивое имя, - отметил я, с удовольствием повторяя его про себя, - теперь буду звать так.
  - Только наедине, при людях я Сапа, - попросила посланница небес.
  - Договорились. Слушай, - я принял самый серьёзный вид, - если информация о проклятьях существует - я найду её.
  - Спасибо, - тихо и с затаённой надеждой, прошептала Агния.
  
  Часть II
  
  Глава 1
  
  Минуло несколько дней и на горизонте замаячили события - в Бастионе существует традиция праздновать первого июня день основания. Вот уже сто пятьдесят три года стоит школа и в этот день открывает двери для посетителей, так как к любому празднику нужна подготовка, на параллели, то есть классы учащихся, возлагается ответственность. Случайным методом и решением совета, каждой достаётся участок школы - это может быть, как помещение, так и территория. Потом Администрация доводит до старост общую концепцию по украшению и подготовке к празднованию, а мы, старосты, уже следим за фантазией класса.
  Куратор Кремния, как раз посвятила меня в детали события, оставив после уроков.
  - Я всё ещё плохо представляю, что нужно сделать, - сетую в итоге ей.
  - Да это проще простого, - наставляет она, подняв палец. Аудитория уже опустела. - Главный принцип - приключение! Вы с классом будете заниматься созданием увлекательного приключения и никаких "нужно", ведь праздник - это развлечение. Выставки, кинопоказы, чтение литературы, конкурсы, рисование и многое другое, а вечером выступят школьные музыкальные коллективы и даже два приглашенных. Будут работать лавки и закусочные, кулинарный клуб, скорее всего, станет имитировать ресторан с какой-нибудь кухней.
  - Надо же, как интересно, - тут же представил я и остался довольным увиденным. - Хорошо, сделаем. Я, кстати, не состою пока ни в одном из клубов интересов.
  - Это дело добровольное, хотя почти все в итоге вступают. В клубах можно, как отдыхать, так и развиваться. Они ведь разные есть, я, кстати, была в кулинарном. Рекомендую начать выбор после Дня Основания, что тоже традиция первогодок, - со смехом поведала куратор. - Но старостам бывает не до клубов, учти это.
  - Хорошо, спасибо, - поклонился я.
  - Как получишь результаты по распределению участков, проведи общеклассное собрание и утвердите план. С ним потом ко мне.
  Я поплёлся к своему месту за вещами, в голове образовалась проблема - когда Кремния недавно грозилась, что научит любить класс, я не придал этому значения, теперь же, надо делом подтвердить чин старосты, а мне, сказать по правде, лишь бы чаще видеться с Вероникой. Кстати, надо навестить председателя.
  Я успел не раз встретиться с членами ученического совета, поэтому открыв дверь на "войдите", узнал собравшихся: рослый и мощный Сиг - отвечает за спорт и безопасность, "окладистого" зовут Роберт, из пояснений понял, что зона ответственности - научные исследования. За общую успеваемость отвечает Светлана - худощавая девушка с пепельными волосами, моё комиксное эго встрепенулось, почуяв своего, кажется, она тоже увлекается. И последняя участница - Регина, мой темноволосый непосредственный руководитель - стар-координатор, отвечает за согласованность действий старост.
  - Я тогда позже зайду...- быстро сказал я, кинув взгляд на Веронику.
  - Всё нормально, останься, - молвила красавица, приглашая рукой.
  Председатель сидит за своим столом, остальные по креслам и стульям. Роберт со Светланой играют в шахматы, словно подтверждая стереотип заучек. Кроме Сига, перед каждым чашка с кофе, он же пьёт воду.
  Место нашлось у стола Вероники, и я приложил много усилий, чтобы не сдвинуть роскошный стул ближе ко "всем". Воцарилась секунда тишины в окружении кабинетной классики и смешанных запахов от книг и кофе.
  - Ты что-нибудь будешь? - спросила Вероника.
  - Предпочёл бы кофе, если кто-нибудь покажет, как пользоваться машиной, - ответил с улыбкой.
  - Давай я налью! - вызвалась вдруг Светлана.
  Когда все вновь расселись и пара шахматных фигур сменили расположение на доске, Вероника заговорила:
  - Продолжим о Дне Основания. У тебя, Сиг, нет вопросов по рекомендациям? - и после того, как парень мотнул головой, председатель продолжает. - Роб, ты как обычно сделай короткую презентацию. Только не затрагивай пока темы Живых Стен.
  - Хорошо, тогда и сделать надо будет немного - картинки поменять, да текст малость, - отвечает парень.
  - Да, нам это полностью подходит, - подтвердила Вероника, переводя взгляд. - Свет, что касается учебного процесса - следи, чтобы ученики не впадали в крайности. На время подготовки, будем как прежде сокращать часы обучения. Пусть ребята стараются соблюдать распорядок.
  - Сделаю, председатель.
  Я украдкой окидываю взглядом лицо девушки - это официальное, страстно-исполнительское отношение удивляет, Светлана явно в восхищении от Вероники, хотя, чего я - весь Бастион чуть ли не молится на неё.
  - Так, теперь о старостах, - вещает дальше председатель. - Тебя не было Матус, поэтому повторю кратко основные требования к мероприятию. Есть даже такие слова: "Честью и славой он окружён, на чёрном поле, из льда Бастион!" Во-первых, флаги и цвета школы - настоятельно рекомендуется использовать. Пусть чёрный и не такой радостный цвет, но мы празднуем и утверждаем свои качества - это, во-вторых. Суровый соборный лик старшей школы Бастион сразу пусть объяснит гостям - никаких слабостей. Однако, если получится, нужно и теплом поделиться - творчеством, увлечениями и видами отдыха.
  - Вроде бы понятно, только как совместить плюс и минус? - задумчиво озвучил я.
  - Вот, кстати, Регина, - указала на меня Вероника, - практический пример, какие могут возникнуть трудности с донесением концепции.
  Председатель взялась за ручку фарфоровой чашечки с кофе, что изяществом может соперничать только с хозяйкой и после маленького глоточка, продолжает:
  - Патриотизм, как проявление любви к школе, - изрекла она со значением. - Конечно трудно говорить о нём, когда ты учишься первый месяц, поэтому и важен праздник. Мы вместе готовимся, веселимся и творим, предвкушаем результат, Администрация же окажет всю необходимую помощь и в результате случится большое событие, в масштабе Ружияра. Это действительно плюс, как ты говоришь Матус, но база, платформа, место действия - наша школа. Посему мы точно сможем создать этот сплав.
  - Хорошие слова и объяснение! - коротко восхитился я, но во взгляде передал значительно больше. - Теперь вроде ясно.
  Девушка отвела свой, слегка смутившись.
  - Что ж, постараюсь донести мысль до старост, - подытожила следом Регина, та что стар-координатор.
  Светлана слегка рассмеялась на её слова.
  - Говоришь так, будто в первый раз. Это нужно объяснять лишь первашам.
  - Согласна, - откликнулась Регина, - но всегда волнуюсь. И такие слова из уст Вероники услышала впервые, аж понятней стало.
  Регина раскраснелась щеками.
  Я вновь плаваю в дурманящем океане чувств. Председатель сама от похвалы смутилась и вид имеет потрясающий, глаза ещё полыхают огнём воодушевления и мне особенно приятно смотреть в их фиалковый океан. Вероника - человек глубоко любящий Бастион, чем щедро поделилась со мной.
  - Кстати, участки будем распределять на равных условиях или как в прошлом году? - вернула она меня в реальность.
  Все голосуют за прошлый, только я спрашиваю:
  - А в чём разница?
  Вероника взялась объяснять:
  - У нас шестнадцать классов обучения - по четыре на каждый год, следовательно, зон будет столько же. Однако, не все места подходят для первого года, в силу большой ответственности. Например, концертная площадка или площадка перед фасадом школы. Дабы не отягощать первогодок, сложные зоны распределяются между остальными параллелями. Ещё есть уточнение, что лучше давать зоны ближе к непосредственной для класса аудитории, чтобы не бегать.
  - Это правильно, как мне кажется, - соглашаюсь я.
  - Тогда решено, - подвела итог председатель. - Регина, сделай сегодня распределение и вышли мне, хорошо?
  - Вечером будет, - отчеканила темноволосая девушка.
  
  Дом, моя комната с погашенным светом, лежу на кровати, тело полностью расслаблено, а в голове мысли о предстоящем. Вскоре, после разговора, мы разошлись, и Вероника вновь подвезла. Перед этим, Сиг опустил медвежью лапу на плечо, и мы немного поболтали, оказалось, что он хороший парень и ничего худого против меня не замышлял, просто ему всегда было тяжело подружиться, поддерживать беседу и совершать прочие дела с улыбкой на лице, а узрев, что председатель доверяет мне, Сиг тоже проникся.
  Уже дома, был ужин с родителями, где я рассказал о случившемся и получил гранитную поддержку, видимо, чин старосты и возросшая ответственность, впечатлили предков, что после их слов у меня поселилось чувство гордости, вперемешку с желанием действовать.
  И вот, лежу на кровати, вдруг, темнота метнулась под светом вспыхнувшего экрана смартфона - смска от Регины, моего координатора по чину старосты: 'Привет. Результаты распределения у тебя на почте. Спокойной ночи.'
  Ответное сообщение умчалось к адресату, а я прыгаю на кресло и с шумом к столу - вот уже проверяю ящик - нашей параллели достался коридор второго этажа и, собственно, аудитория. В тот же миг, как прочёл, перед глазами всплыла картина возле кабинета Вероники - иноземный пейзаж, пара человеческих фигур и нечто схожее с Бастионом, казалось бы, причём тут она, однако мысли начали бег, и я уже представил некую галерею - пейзажи со всех планет солнечной системы и, обязательно, строение схожее по контуру с Бастионом. Нутро аж полыхнуло в предвкушении, буду завтра знакомить класс с порученной зоной и оглашу идею.
  
  Глава 2
  
  Хорошее утро начинается хорошо: просыпаешься до будильника, сон быстренько отходит в сторону, а в теле уже зарождается бодрость и сила. Далее - спуск вниз, на запах омлета и кофе, взгляд привычно бежит по периметру окон, что от пола до потолка, созерцает виды соседских домов, с зеленью на участках и кусочками неба между. Довольный увиденным, устремляю взор далее, к кухне, и тут начинается необычная часть хорошести этого утра - мама и папа завтракают с Вероникой. Я застыл с целой бурей чувств внутри: и радость, и удивление, и оторопь. Как она здесь оказалась?! Может я ещё сплю? Хорошо хоть одет, пусть и в домашнее.
  Тем временем, взор Вероники касается лишь моего лица и смущение быстро ушло.
  - Э-э, доброе утро, - растерянно протянул я, поднимая в приветствии руку.
  - И тебе Рыжик, - ответила мама с чуть виноватой улыбкой. - Присаживайся, мы тут знакомимся с Вероникой...
  - Приношу извинения, Матус, - проговорила председательница, - но перед уговорами твоей мамы невозможно устоять. Я лишь хотела дождаться тебя в машине.
  Я понемногу пришёл в себя, могу нормально ответить:
  - Да ладно, прекрасно понимаю - мама владеет техникой общения последнего уровня и прокачала харизму до ста.
  - Матус, ты чего сейчас про меня наговорил, такого? - отшутилась виновница.
  - Это всё специфика работы, - продолжаю рассказывать, пока солидный кусок омлета перемещается в тарелку. Внутри всё ликует и пытается ходить на ушах в радости от присутствия девушки.
  - А где Вы работаете, Ансельма? - спрашивает Вероника, тоже угощаясь утренним блюдом.
  - Мы с Ивером трудимся в Центре Социальной Помощи, оперативный отдел, - отвечает мама, тепло и открыто улыбнувшись. - В общем, госслужащие.
  - Прекрасный выбор, - с восхищением отозвалась Вероника.
  - Ой, спасибо, очень приятно, - мама уже вовсю расцвела румянцем и блеском в глазах.
  - А ты Вероника, думала о будущем месте занятости? - перевёл я внимание.
  - Скорее всего где-нибудь в Администрации, - кисло сообщила гостья. - Но ещё посмотрим, всё же только второй год обучения. Да и потом можно ещё потянуть с выходом.
  - Неужели руководить так скучно? - вновь я с вопросом.
  - Ой, это такая долгая история...
  - Матус, не приставай к девушке с расспросами, - шутливо нахмурилась мама.
  - Всё-всё, вот выйдем из дому, там уже ты мне не помешаешь, - к всеобщему смеху сообщил я.
  
  Завтрак слишком быстро закончился, и мы поехали в школу. Я замечаю прекрасное пение птиц, встречающих рассветное солнце, свежий, немного влажный воздух, приятно пахнущий весной. Обворожён красотой хозяйки и самим королём асфальта. Во всём приятный контраст и глубокая гармония.
  - Не то, чтобы скучное, - отвечает всё же Вероника, - просто предсказуемость будущего немного портит впечатление от жизни. Вот если бы ты со мной пошел в Администрацию, можно ещё подумать.
  Она сыграла идеальной линией бровей.
  - Хах, разве ж я против, только сейчас мне если чего и доверят, так только карандаши точить, - посмеиваясь, проговорил я.
  - Скажешь тоже - какие карандаши, там все уже давно цифровое.
  Глянул в лучащиеся озорством глаза и отвечаю:
  - Тогда буду ответственным за протирание экранов техники: смартфоны, планшеты и прочие сенсорные дополнения.
  Свёл брови и изобразил служение на лице, мол, очень ответственная работа.
  - Брось, Матус, - уже серьёзно начала девушка, - конечно, образование Бастиона даёт сильный инструментарий, но без умелых рук и головы - это ничего не значит. Могу заверить, что с этими пунктами у тебя всё хорошо.
  - Спасибо, - расплылся я в счастливой улыбке. - Тогда можешь на меня рассчитывать.
  - Смотри, я запомню, хи-хи, - пригрозила Вероника и кивая за окно добавляет, - пошли, уже приехали.
  Сегодня пятница и осталось примерно два-три дня до возвращения Агнии, сестры моего первого друга в школе - Сапы, честно сказать, под впечатлением от навалившихся событий я даже не заметил, как он начал избегать встречи, в итоге, выловил друга на спортивной площадке. Вокруг высятся сетчатые стенки, улавливающие мчащийся спортивный инвентарь, приятным зелёным отдаёт покрытие поля и матовыми красным и синим дорожки вокруг него. Мы поговорили с Сапой, сначала было тяжело обсуждать тему проклятья, но потом характер одноклассника взял вверх и даже рассмеялись. Отличие в отношении к общей беде всё же есть, если Агния до сих пор живо переживает, Сапа постарался забыть или смириться. Вроде того, как люди уживаются с родимым пятном. Закончили на положительной ноте.
  После решения важных вопросов, перешли на повседневные:
  - Говорят, сегодня ты на машине председателя приехал? - прищурил глаз Сапа.
  Я вспомнил этот эпический момент, когда выходил из линкора и воздыхатели девушки просто рты разинули.
  - Было такое, - попробовал изобразить спокойствие я, - а что уже говорят?
  - Ну, дружище, такие вещи у всех на слуху, не удивляйся. Везёт тебе, - произнёс он мечтательно, - это ж просто наикрутейше! В чём секрет, поделись?
  - Ой, Сапа, скажешь тоже. Самому бы узнать, как так вышло, - отмахнулся я.
  Друг прищурился.
  - А моя сестра?
  - Что твоя сестра? - уточняю в ответ, а взгляд в сторону.
  - Ты и на неё своё 'не знаю, как так вышло' применишь? - друг явно торжествует.
  - Блин, ну ты и вопросы задаёшь, осёл!
  Дал ему слегка кулаком в плечо.
  
  После физкультуры, во время перерыва, пригласил одноклассников на собрание в аудитория нашего класса. Многие уже голодны, поэтому решили кушать и слушать, Кремнию же предупредил, что можем задержать начало следующего занятия.
  Ребята рассаживаются радостные, лица украшены улыбками и смотрят на меня внимательно, с ожиданием. Заготовленная речь тает, рассыпаясь на отдельные слова, оказывается, волнительно вот так, перед аудиторией стоять.
  Стереотипно прочищаю горло и вперёд:
  - Друзья, скоро в Бастионе праздник - День Основания, ну, да вы знаете... Предстоит подготовка к событию и поэтому я попросил внимания. По результатам случайного распределения нам достался коридор второго этажа основного здания. То есть наш, что за стенкой.
  - Постой, - обрывает Александр, - ещё же нет объявления о распределении, откуда информация?
  - Хм-м, - молвлю немного растерявшись, но тем не менее продолжаю, - на то я и староста, информация стопроцентная.
  - Хорошо, тогда ещё вопрос, - продолжает Александр.
  - Давай.
  - Ты говоришь, что распределение случайное, почему же первогодкам никогда не доставалась главная площадь, холл или конференц-зал? - поинтересовался он.
  - Странно, что ты спрашиваешь такое, - отвечаю с удивлением, но оглядывая лица остальных вижу кое-где интерес. - Хорошо, если вы не знаете, то поясню. Бастион, не просто образовательное учреждение - это атмосферный, с характером, информационный модуль, концептуальная единица нашей Империи. Поэтому и требования к ключевым объектам школы немного выше, такую ответственность было бы несправедливо возлагать на первогодок, согласись?
  Возникла короткая пауза, пока ответ улёгся в головах.
  - А, ну в этом свете да, всё верно, - ответил Александр обескуражено.
  - Что ж, - возвращаю я внимание к теме, - кто из вас видел картину в конце коридора? Ту, что перед дверью в кабинет председателя?
  Часть учеников подняли руки, но меньшинство.
  - Хорошо, рекомендую сходить познакомиться. Изображена там поверхность некой планеты, два космонавта и строение, напоминающее Бастион. Я предлагаю устроить галерею в коридоре, с изображениями людей на поверхности всех планет солнечной системы, если такая имеется. А сзади, пусть высится громада Бастиона... Нашу аудиторию, - неожиданно родилась мысль, - переоборудуем в отсек космического судна. Основные цвета чёрный и льдисто-голубой, можно склонять к синему... Как вам идея?
  - А если всё же нет поверхности, ну или как минимум, нам она неизвестна? - спросил один из сидящих.
  - Понимаете, - с готовностью поясняю я, - важно создать атмосферу присутствия и, самое главное, вектор устремлений Бастиона - вверх, в космос. Пусть в картинах будут солидные доли фантазии, творческого преувеличения и прочее.
  - Понял, - откликнулся удовлетворённо одноклассник.
  - И всё же, друзья, - взялся уточнять я, - рисовать лучше тем, кто любит это дело. Основных задач, кроме картин, значительно больше. Администрация идёт на встречу и сокращает образовательную нагрузку, на время подготовки, вдвое. Так что времени на раздумывания, придумывания и обдумывания предостаточно. Жду ваших предложений.
  Класс удивлённо и радостно загудел, у многих зажглись глаза в предвкушении процесса подготовки. Внутренне я выдохнул - трудная задача выступления решена. В итоге мы договорились собраться завтра, выслушать другие идеи, проголосовать и первично прикинуть план действий. Начинается третий урок и все в лёгком возбуждении возвращаются к обучению.
  Сапа уже на следующем перерыве подходит с разговором:
  - Слышь, Матус, сестра у меня наикрутейше рисует - настоящий цифровой художник. Твоя идея ей точно понравится, - с горящим взором вещает друг. - Короче, я придумывать ничего не буду, голосую за твою идею и даже кого смогу, подобью тоже тебя выбрать.
  - Ничего себе! - радостно воскликнул я. - Спасибо большое, даже как-то неудобно.
  - Брось, - пылко отозвался он, - идею-то придумал наикрутешую, грамотно реализовать и будет супер. Я аж предвкушаю уже!
  Мы обменялись рукопожатием, и я пошел к Веронике с большим воодушевлением. Вновь коридор, теперь вижу его как площадку для воплощения задумок, фантазия, конечно, гребёт дальше и выше, только дай волю. Собственно, если закрыть глаза на магнетическую тягу увидеть председателя, то сейчас я иду узнать касаемо бюджета - будем из него исходить.
  Я засмотрелся в окно, крайнее перед кабинетом, там весна в страстном буйстве разлилась по миру, а боковым взглядом заметил что-то тёмное и неясной формы в тупике коридора. Резко повернул голову, ощущая, как холод потёк по спине и сердце принялось гулко, быстро и с натугой стучать. Перед глазами привычный ракурс на информдоску, картину и дверь, медленно успокаиваюсь, в голове мысли попытались понять случившееся, но ничего кроме извечной моей впечатлительности на ум не приходит, тем паче недавний разговор с Агнией очень взволновал.
  Махнув рукой на отвлекающее, стучусь в прекрасное полотно двери. Знакомый и приятный сердцу голос в ответ:
  - Входите.
  - Такое ощущение, что ты всегда здесь, - посмеиваясь, сообщаю я.
  - Ну скорее да, чем нет, - призналась девушка, так удивительно притягательно восседая за рабочим местом. - Большую часть провожу в кабинете.
  - А учёба? - вспомнилась мне основная наша задача.
  - Здесь есть небольшое преимущество - я специально освоила программу на каникулах, чтобы больше уделять внимания обязанностям.
  - Серьёзно?! - дико удивился я.
  - Да, - обыденно сообщила председатель, - здесь нечему удивляться. Кому-то это вообще повод для грусти, ведь вместо ежедневной учёбы, можно пойти развлечься и повеселиться.
  - А тебе? - решил уточнить я.
  - Учёба нравится - моё основное занятие.
  Наблюдая за действиями Вероники, что встала приготовить чашку кофе, я решаюсь произнести:
  - Ты просто потрясающий человек. Как вообще возможно, сочетать столько качеств?..
  - Поосторожней с комплиментами, Матус, иначе звездной заболею, - засмеялась она, заражая смехом.
  Вскоре, изящные ручки с прежним мастерством, приготовили кофе. Мы расположились напротив друг друга за малым столиком и отпили.
  - Прекрасный вкус, впрочем, как и всегда, - заключил я.
  - Спасибо большое, но, думаю, пока рано использовать слово 'всегда'. Вот попей моего кофе с год другой - будет в самый раз, - ответила она, а веки слегка притушили фиалковый огонь и оттого взгляд стал лишь более манящим.
  - Согласен пить даже больше, - живо согласился я.
  Молчание и тишина сплелись с ароматом напитка, аккомпанируя кабинетному духу. Я вновь возношусь к вершинам блаженства, утопаю в пьянящем обществе божественной председательницы, брежу в мерцающей грёзе. Так бы и плыл к берегам неги и блаженства, созерцая лучшую работу Творца, само его воплощение.
  - Матус, под твоим взглядом можно плавить алмазы, я же из плоти и крови, понимаешь? - произнесла Вероника, слегка краснея.
  - Ой, - смутился так, что чуть чашку не выронил, - ну я это, кстати, хочу обсудить вопрос касаемо празднества и подготовки. В какой бюджет нам следует укладываться?
  Тему нашёл удачно, притушив было разбушевавшийся огонь чувств внутри.
  - Вообще, на параллель закладывается бюджет в пятьдесят тысяч, - назвала председатель весьма существенную сумму. - Для особых зон - в пределах ста пятидесяти, но ежели будет письмо от старосты и классного руководителя, поднимают и тем, и тем. Ты что-то грандиозное задумал?
  - Ну, сейчас рано говорить. Завтра будем голосовать за окончательный вариант, - поведал я. - Свою идею уже предложил ребятам, теперь посмотрим, что придумают они. Просто, фантазия у меня гуляет, знаешь ли...
  - Представляю себе, - хихикнула девушка.
  Я слегка смутился.
  - Всё так плохо?
  - Нет, конечно, Матус. Минутку, - попросила она, - сформулирую мысль.
  Вероника слегка задумалась, приложив указательный палец к губам.
  - Главных задач праздника три, Матус, - наставляет красавица. - Встретить гостей, сохранить традиции и получить море радости от подготовки и празднования. Могу обещать, что любые твои запросы будут удовлетворены. Смело составляй сметы и неси мне, главное, при этом, сделай красиво и внушительно.
  - Похоже, вопросов, которые ты решить не можешь, просто не существует, - скромно выразил обуявшее меня восхищение. - Даже не знаю, что сказать... Спасибо.
  - Опять ты смущаешь, но мне хочется бы иметь такие возможности...- закончила девушка с ноткой тоски.
  Собравшись и сдвигая брови молвлю:
  - Можешь просить о любой помощи.
  - Теперь моя очередь благодарить, Матус, - Вероника проникновенно и долго посмотрела на меня.
  
  Солнце окрашивает в вечерние тона очередной день взбалмошной жизни, время провёл продуктивно и теперь можно окунуться в мир комиксов. Положил на прикроватный столик три тома 'Бредовых Дней' - культовой истории о трёх друзьях-школьниках. Я конечно читал её раньше, пока шёл выпуск, но следует освежить в памяти события.
  Часы ускоряют бег и, стоило отложить средний том, на них уже десять и за окном ночь.
  В дверь стучится мама.
  - Открыто, - крикнул с кровати.
  - Вот, Матус, покушай. Мы к себе пошли, чуть почитаем и спать. Ты тоже давай, пораньше...
  - Хорошо, спасибо.
  Мама поцеловала перед тем как уйти, а я взялся за поздний ужин, желание читать пересилило, так что соединил приятное с приятным.
  
  Глава 3
  
  Наверняка, любой на моём месте, глянул бы в первую очередь в окно, как проснулся - увы, автомобиля Вероники нет, а подскочил я аж за полчаса до привычного. Тут же устыдился - это время принадлежит девушке, эгоистично желать таких радостей каждый день.
  Всё же, ещё раза два поглядывал на парковочную зону и с лёгким разочарованием возвращался к сбору в школу. Родители, если о чём догадываются, то делают незамечающий вид, я могу долго говорить насколько они круты, вот и сейчас подтверждение.
  Чёрно-синяя форма привычно легла на плечи, а следом сумка, оставив за спиной дом, хрущу камушками дорожки до калитки - приятный звук, как и щедро разлитое утро вокруг. Неожиданно подплывает автомобиль Вероники - будто я управляющий крупной компанией и это личный транспорт, удивление плеснуло из меня, некоторое время завис вообще, лишь хитрая улыбка хозяйки вывела из ступора, и я сажусь в салон.
  Конечно, сначала изверг возникшие эмоции и только потом беседа вошла в спокойное русло, с Вероникой очень легко поднимаются темы, проходит обсуждение и даже дискуссия. Председатель может проявить эрудированность во многих вопросах, но прежде внимательно выслушивает, даже когда я начинаю говорить о комиксах или играх, ей интересно. Более того, нашлись общие любимые истории, и мы повспоминали моменты.
  Так бывает, что, когда идея только врывается в голову, чувствуешь огонь и уверенность, ведь она великолепна, готовность воплощать окрыляет, но стоит рассказать в подробностях и пройти времени, как былой свет меркнет. Сейчас кажется, что украшать аудиторию и коридор в стиле, описанном классу, будет плохой идеей и, к началу второго собрания, я уверенно настроен отыскать, уже среди возможных вариантов одноклассников, лучший.
  Выхожу на середину подиума, где слева, если смотреть от учеников, стол Кремнии. В аудитории весь класс, кто-то опять решил подкрепиться, впитывая, к тому же, целебные солнечные лучи, падающие из окон.
  - Ну что, приступим? Кто чего придумал?
  Вижу две робких руки, киваю.
  - Может нам сделать информационную выставку, типа достояние и важные даты школы? Хотя, мне твоя идея тоже нравится, - высказался Стив.
  - Отличная мысль, принимаем на голосование. Давай теперь ты, Мария.
  Высокая и чуточку полная девушка встала.
  - Я долго думала и вот пришла мысль сделать выставку школьной формы Бастиона. Известно, что она менялась три раза и, наверняка, в будущем, это тоже будет. Давайте пофантазируем и представим какой она может быть.
  Многим идея пришлась по вкусу, как и мне.
  - Замечательно, тоже принимаем. Кто-нибудь ещё? - удивлённо вижу руку Сапы. - Давай.
  - Ну, - потянул друг, - мой выбор ты знаешь, просто подумал, что можно включить идею Марии в твою - пусть герои картин будут в разной форме.
  Удивительно гармонично вписалось предложение Сапы во внутреннее видение преображений коридора и аудитории.
  - Классная мысль, - сделал одобряющую морду я, а следом перевёл взгляд на Марию, - а ты не против совмещения?
  Девушка смущённо улыбнулась и отвечает:
  - Нет, но можно я придумаю модели?
  - Конечно, - живо подхватил я, сам ощутив, как горло слегка сжалось. - Если кто ещё захочет заняться разработкой новых форм 'Бастиона' - подходите к Марии. Итак, - оглядываю класс, - кто за идею с выставкой с историей школы, поднимите руки?
  Всего три руки, как итог, но я продолжаю:
  - Теперь голосуем за идею с картинами, кораблём и формой, - обратился я, а в ответ уже лес рук. - Что ж, решено, спасибо. Будем детализировать?..
  Выбор одноклассников и ошеломил, и поддержал меня, может идея и не так плоха, как я думаю.
  В течении двух часов класс гудел и считал. По началу было предожидание тяжёлого процесса расчётов и выбора материалов, планирования работ и распределения обязанностей - всё оказалось проще, ведь вместе мы щелкали эти вопросы, как орешки. Вскоре первая смета о материалах была готова и осталось только позвонить Кремнии.
  - Добрый день, - выдаю я в микрофон. - Мы выбрали, что будем делать!
  - Долго рассказывать, да? - классный руководитель, как всегда 'в теме'.
  - Ага, может потом? Да и Вероника одобряет...
  - Тогда удачи ребят, я тоже разрешаю, - охотно заявила классная.
  - Спасибо! - выдохнул я, стараясь передать большую радость. - До свидания.
  Настроение подпрыгнув зависло где-то между отлично и замечательно, смартфон потушил экран, и я отправил гаджет в карман. Одноклассники уже разошлись, только две девушки в конце коридора шепчутся, мне же в другую сторону - к Веронике. За окнами продолжает буйствовать лето, растекаясь жарким светом по миру, но мысли в русле предстоящей встречи, и я просто не могу найти объяснения для этой мании, стоит осознать, что скоро увижу председателя, как внутри растёт напряжение, а теперь ещё Агния добавилась - со дня на день будет замена с братом, и я уже сильно скучаю по ангелу во плоти.
  Дверь оказалась чуть приоткрытой, пожалуй, войду без стука. Вероника стоит у окна, за рабочим столом, к уху приложен телефон, шум привлёк внимание, девушка оборачивается, и я ловлю тревожный, серьёзный взгляд - первый раз является передо мной Вероника в таком образе. Конечно, был случай горячей беседы с учсоветом, но там иное, сейчас же, глубокая задумчивость и забота, что слетели, как листья по осени, стоило увидеть меня, но в моей памяти происшедшее отпечаталось глубоко.
  - Располагайся, Матус, - произнесла она, - хочу сегодня угостить тебя особенным кофе и таким же десертом.
  - С большой радостью, - отозвался я, выбрав кресло возле низкого столика. - У нас какое-то событие?
  Вероника стоит спиной, кофемашина инженерит над чашкой, я, тем временем, удивлённо скольжу взором по оголённым плечам, затылку и части спины - девушка одета в аспидно-синий сарафан - где я был до этого?! Почему только сейчас заметил? Но всё больше внимания привлекает напряжённая спина, Вероника явно переживает. Пока не буду спрашивать о причинах.
  Очень скоро отпил из кружки, перед этим полной грудью затянув умопомрачительный аромат. Руки Вероники изящны и тонки, при этом большие мастерицы, такого напитка мне ещё не приходилось пробовать. Затем пришла очередь вкусить красивое пирожное, украшенное фруктами, джемом и кремом, я даже удивлённо обнаружил, как сводит языковую мышцу - такой потрясающий вкус оказался у десерта. Всё время глаза председателя наблюдают за процессом, словно созерцая огонь или воду.
  - Чтобы выразить впечатление, мне бы пришлось изучить ещё пару языков, потому как...- прервался я, видя глубокую задумчивость Вероники. - Что-то случилось?
  - Ой, - очнулась она, тут же очаровав улыбкой, - ничего страшного.
  - Всё-таки да. Расскажи, может смогу чем-то помочь, - даже наклонился я.
  - Пока не могу, Матус, - произнесла она трогательным и грустным голосом. - И рада бы, но это из того ряда дел, что имеет секретность. Касается папы и Империи.
  - Эх, ну ладно. Тайны мне без надобности, но помочь хотелось бы, - ответил я, поджав губы с лёгкой досады.
  - Спасибо большое, знаешь, ты уже это делаешь, - с волнующим теплом в глазах произнесла девушка. Восхищение очередной раз всколыхнулось во мне, призывая воспеть всеми возможными способами величие и красоту особы напротив.
  Сжал кулаки и волевым усилием перевёл мысли на более приземлённое:
  - А пирожное?
  - В смысле? - опешила Вероника.
  - Ты сама делала или кондитер?
  - Это моё - вычитала недавно рецепт.
  - Знаешь, первый раз такое ем, - с жаром сообщил я. - Вкус просто дурманящий, спасибо.
  - Ой, - лицо ожило краской, - скажешь тоже. На здоровье.
  Мы рассмеялись и отправили в рот последние кусочки предмета восхищения, а после на столик лёг план расчётов. Девушка удивлённо пробежала глазами список.
  - Надо же - самые первые в школе! За сегодня что ли успели?
  - Ага, все вместе. Как думаешь, укладываемся в рамки бюджета? - я даже дыхание задержал.
  - Вполне, конечно я бегло просмотрела, но вроде да. Может устроит такой вариант? - Вероника встала и прошла к столу, вернулась уже с банковской карточкой. - Тут как раз нужный баланс.
  Я глянул на инициалы и удивлённо спрашиваю:
  - Это же твоя - разве не со средств школы закупаем?!
  - Так и есть, - кивнула председатель, - я позже спишу нужную сумму.
  - Спасибо, конечно! - радостно отозвался я. - А ничего, что твоей картой буду рассчитываться?
  - Пин - три шестёрки, девять, - вдруг сообщила она, - хотя обычно ничего не требуют.
  - Ну-у, Вероника, ты воистину волшебница, - произнёс я с большим восхищением.
  - Не только я, Матус, - ответила девушка в купе с опаляющими нотами фиалкового взора. - Тебя подвезти?
  - Ну, - озадачился я, - вообще, к Сапе собирался зайти.
  - Который Волох? - уточнила она, вновь удивляя осведомленностью.
  - Ага!
  - Поехали вместе? - произнесла вдруг девушка.
  Предложение вторглось в голову будоража, и всё же уточняю:
  - А тебя никто не хватится?
  - Всё уже, основные дела позади, - сообщила Вероника с довольным лицом.
  - Тогда я всеми конечностями за совместную поездку к Сапе.
  
  Глава 4
  
  Пока мы идём от дверей школы к машине, я восхищённо парю в неге, если Агния - ангел, то Вероника - демон, тёмное торжество красоты, обаяния и харизмы. Её женственность, подчёркнутая сарафаном, несёт меня, как океан рыбацкую лодку, приотстал на полшага и украдкой созерцаю совершенство ног, лёгкое, едва заметное, покачивание бедер, гордую и статную осанку, подчёркнутую выразительным бюстом. Мне стоит большого труда сохранять внешнее спокойствие и ровность походки.
  Тяжёлую дверь лимузина, водитель, открыл заранее, мы сели, Вероника сообщила адрес и Бастион за окнами поплыл назад. Внутри играет и переливается радость, ибо всё необходимое для подготовки к празднованию теперь будет, ещё, при обсуждении, я указал укрывной материал, дабы ученики других параллелей не видели перемен в коридоре - пусть наше творчество будет сюрпризом.
  Ружияр за окнами 'линкора' сверкает огнями, солнце только скрылось, но освещение уже начинают включать, и я чувствую, что влюбляюсь в этот технологичный цветок Империи, светодиодно-стеклянную жемчужину. Здесь, в центре, мы словно взбираемся выше и выше, к самим звёздам. Оказавшись же в секторе загородных домов, видим, как преобладает зелень, но даже среди них, дом семьи Волох подобен островку джунглей, просто заросший всевозможной флорой.
  - Удивительно да, Матус? - произнесла Вероника.
  - Ага, ты где-нибудь видела такие одуванчики или вот такую травищу? - указываю пальцем, когда подъехали ближе.
  - Нет, в раза два или три больше обычных, - подмечает она.
  Мы, поглощённые удивлением, выходим из машины, за виднеющейся из-под листвы оградкой, цветёт и пахнет мир дома Сапы. Пчёлы до сих пор гудят в нём, опыляя неисчислимые цветы, а воздух неожиданно свеж и прохладен, полон красочных запахов прелости и влаги.
  Зашуршал гравий и вышел Сапа.
  - Нифига себе!.. Ой, председатель! Добрый вечер.
  Я рассмеялся, увидев, как меняется лицо друга.
  - Здорова, не ждал, да? - откликаюсь я.
  - Ага.
  - Привет, - сказала Вероника, улыбнувшись уголками губ.
  - Зайдём в дом? - тут же предложил он.
  Мы неспешно вступили на территорию участка-сада, одноклассник всё понял и немного рассказал об окружающем нас буйстве зелени. Вскоре вошли в двухэтажный дом и наконец прояснился усиливающийся запах грибов - я чуть не снёс головой несколько, к первичному страху, а потом удивлению, дом семьи Волох зарос грибами, не то, чтобы совсем, но часто. Я ошалело разглядывал разнообразие, трогал особо красивые или большие экземпляры.
  - Зачем вам столько грибов? - спрашивает Вероника.
  - Ну, - отозвался Сапа, - теперь это стало семейным делом. Почти все лучшие рестораны Ружияра берут у нас овощи, фрукты, зелень и грибы.
  - А раньше что? - продолжает интересоваться девушка.
  - Приходилось уживаться с таким многообразием в доме, что вовсе не круто, - ответил, рассмеявшись, Сапа.
  Вскоре традиция гостеприимства усадила нас за стол, а со второго этажа спустились родители одноклассника. Меня с самого вступления под сень дома обуяло спокойствие и умиротворение, ну, вроде на лужайку под дубком прилёг, в приятный весенний день. Мы легко начинаем общение и знакомство, обсуждая то буйство зелени, то Бастион, на столе быстро оказалось многообразие свежих продуктов, несколько салатов и овощных горячих блюд. Сама кухня - тот ещё экземпляр, но не в броском современном гарнитуре и даже не в декоративной штукатурке, - тут грибочки, там грибище, за полками укроп, сбоку петрушка - кругом разносад. Отделка была лишь подобрана под эту изюмину.
  Весёлый вечер кончился лишь с приходом темноты, и семья Волох вышла нас проводить, таких раскрасневшихся и уникально-сытых. Лёгкое и теряющееся за листвой освещение двора, плавно переходит в уличное, а транспорт Вероники направляет нас габаритными огнями. Немного смутило, когда родители Сапы поклонились, но слова прощания сказаны и я с председателем сажусь в машину.
  Вновь роскошный мир салона сомкнул крылья и внешние звуки утихли, сегодня увидено столько необычного, что даже не знаю с какого края обдумывать, ещё и Вероника перевела освещение салона в приглушенное, поэтому вопросы утихли сами собой. Мост через реку, прекрасная сверкающая громада Ружияра всё больше рассеивает внимание, лёгкая сонливость и покачивание лимузина, веки сами-собой смыкаются. Сон мягко и вкрадчиво укрывает сознание.
  
  - Матус, - позвал приятный голос. - Матус.
  Я всю жизнь просыпаюсь довольно хорошо, с видом родной комнаты или дома, иногда дедушкиного с бабушкой и вот сейчас понимаю, что до сего момента не знал всей полноты счастья. Перед глазами Вероника, на расстоянии руки, её волосы стекают по плечам красивым, волнующим покрывалом, глаза в неясном освещении тёмные, обсидиановые, некая ночная томность скользит в чертах девушки. Обрываю любования поняв, что мы в лимузине и за окнами ночь.
  - Чёрт, я что уснул? - риторически вопрошаю, поднимаясь.
  - Да и крепко, извини, что разбудила, - тихо произнесла она.
  - Тут мне надо просить прощения, как бы... а мы сейчас...О! Мой дом.
  - Именно, - тихо соглашается Вероника очень приятно улыбаясь.
  Я растерянно собираю мысли и решаю предложить остаться, ведь поздно. Запоздало понимаю, как глупо звучит:
  - Может тогда переночуешь у ме... у нас - поздно уже так?
  - Хорошо, - легко соглашается она, - только водителя отпущу.
  Ноги ватные, голова в мыслях, как улей в пчёлах. К дверям мы подошли слишком быстро, я не успеваю даже немного сориентироваться под внезапно обрушившимся согласием. Прихожая освещена только светодиодным огнём модемов и прочих устройств, включаю свет, что ложится тёплым оттенком, переходим в кухню-гостиную:
  - Э-э, будешь что-нибудь? - спросил я, но тут же вспомнил о приличиях. - Санузел там, если понадобиться полотенце - в шкафу слева стопка чистых.
  - Спасибо. Можно тёплой воды попить? - обратилась гостья.
  - Секундочку.
  Девушка утолила жажду и ушла. Оставшись один, пошел подготовить гостевую комнату - в доме их две, ибо расчёт идёт на многодетную семью. Мама недавно мечтательно улыбалась и по разговорам с папой я понял - близится пополнение семьи.
  Сделав необходимое, вернулся, а ночной график игр и чтения убедил желудок требовать еды. В холодильнике взгляд быстро нашел тарелочку с надписью: 'Матус' - шлю воздушный поцелуй маме, далее - быстрая трапеза и ожидание гостьи. Сегодняшний день словно выписан из детской сказочной книги, правда, председатель в доме - уже подростковая история. Ещё в Тохе, наш дом всегда был полон друзей, шум не стихал даже ночью, в Ружияре же, круг знакомств только зарождается, но даже будь он широк, Вероника - совершенно иное. Появилось и крепнет желание иметь её фото на смартфоне, может даже осмелюсь попросить.
  - Вот и я, - раздался небесно-хрустальный голос.
  Вероника стоит почти на границе освещённости в белом пушистом халате до пола, на голове - капюшон с кошачьими ушками и хвост сзади. Я забыл дышать и думать, на короткий миг время просто встало и вместе со мной смотрит на явление высшего очарования и умиления. Хочу что-то ответить, но лишь немного открыл рот, восхищение грозит свести с ума и это меньшее, чего достойна Вероника.
  - Д-да, проходи...- осилил ответ я.
  - Это довольно тяжело сделать под таким взглядом, - девушка смущённо замялась.
  - Прошу извинить, просто я... в смысле ты в этом халате...
  - Что-то не так? - озабоченно поинтересовалась она.
  - Нет-нет, всё более чем так, - поспешил заверить я. - Вообще, его никто не надевал никогда, и я даже забыл, что такая милота есть в доме. Тебе очень, э-э... идёт и, как говориться, был бы я художником, то...- осёкся, скорее даже оборвал.
  - То, что? - невинно поинтересовалась она.
  - Ну, нарисовал бы.
  Разглядываю ножки стула.
  - Сейчас не обязательно, - говорит Вероника, подходя, - рисовать, можно сделать фото.
  Аж головой дёрнул в удивлении, ведь совсем недавно такие же мысли были.
  - Я только за, - спешно ответил и потянулся к плитке телефона.
  - Что ж, приступай, - огласила Вероника, словно отпустив мне все грехи.
  Кручу головой в поисках достойного места - всё же, кухонный гарнитур не самое лучшее, голова отказывалась верить в происходящее, да и фиг с ней, но напряжение от поиска растёт и лишь в последний момент успеваю выбрать - окно. В нашем доме они до пола и воображение уже рисует будущий образ.
  - Можно попросить встать у окна?
  Вероника пересекла комнату, створка открыта и можно, прислонившись к раме, любоваться небом и двором. Именно такое положение приняла гостья.
  - Так? - уточняет она.
  - Ага, - пришлось сглотнуть, чтобы хоть слово выдавить. - Великолепно! Я фотографирую...
  Серия уникальных изображений попала в память телефона - это такое великое богатство, что я уверен, в любой ситуации маленькое солнце будет согревать. Позже обработаю их ещё, дабы передавали всё волшебство момента. Отныне я самый богатый мужчина, после отца Вероники.
  - У тебя такое лицо, Матус, - проговорила девушка, - будто стал свидетелем чего-то необыкновенного.
  Опасное высказывание, я прям ощущаю грань, по которой нужно пройти, но и отказать не могу, ведь девушка, наверняка, в той же ситуации.
  - Может потому, что я немного впечатлительный, - произнёс в ответ, допустив толику молчания следом, для выразительности. - Но мы уже давно живём в этом доме и, вероятно, причина не в нём.
  - Ясно.
  Вероника произнесла слово улыбнувшись, легко и мягко, в почти незаметном трепете губ я прочёл нечто волнующее. Мою грудь явственно распирает, а в ушах немного шумит.
  - Тогда, наверное, - взялась говорить гостья, - вид из окна. Смотри, сегодня безлунная ночь и звёзд просто миллион.
  - Потрясающе, - подтверждаю я, подойдя. - Эти маленькие огоньки, словно свет из окна далёкого дома. Перемигиваются и зовут... И мы обязательно вернёмся...
  Девушка ничего не ответила, лишь рукой прикрыла рот, я заметил, как напряглись жилки на шее и заблестели глаза. Мы ещё немного полюбовались небосводом, а потом я проводил до комнаты, теперь душ принял уже меня и, конечно, заснуть удалось не сразу, часа два только огранку фотографий делал, зато, когда смыкал веки, в теле струилась не кровь, а дистиллят счастья.
  
  Глава 5
  
  Я сразу нашел взгляд Вероники, стоило ступить в гостиную, совмещённую с кухней. Вновь за столом завтракают родители и она, воздух аппетитно пахнет пищей и кофе, мой желудок с интересом оглядел стол оценивая ароматы: омлет, тосты с вареньем и свежий овощной салат, но эстетика подачи блюд идёт вровень с аппетитностью. После улыбок и приветствий, мама добавляет:
  - Рыжик, ты знаешь, что Вероника потрясающе готовит?
  - Э-э, думаю, что сия тема требует большего изучения, хотя некие познания имеются, - ответил к общему смеху.
  - Ой, - хихикнула девушка, - не стоит столько похвалы сразу. Вы, Ансельма, мастер на этой кухне. Я видела, как ловко у Вас всё получается, - девушка приподняла изящный пальчик. - А вот у меня дома творит шедевры повар очень высокой квалификации, но могу сказать, что ловкость у вас на одном уровне. Это чувствуется.
  Мама раскраснелась и даже глаза увлажнились.
  - Спасибо, Веронишенька, так тронуть похвалой меня лишь Иверу удаётся. Он тоже великий мастер, но лишь в некоторых блюдах. Например, - расхохоталась тут же мама, - никто так не умеет жарить картофель.
  - Боже, леди, - отозвался папа, - вам мало друг друга в краску вогнать, ещё и меня хотите?!
  Утро закончилось прекрасно: добрый смех, весёлое настроение и лучезарное солнце. В автомобиле заметил, что на председателе уже надета школьная форма, наверное, наше отношения к ней похоже - я всегда разглаживаю складки, убираю мелкий мусор. У Вероники так вообще - блестит, как новая.
  По приезду, занятия увлекли открытиями и задачами - этом тоже выражается любовь к Бастиону - в прилежной учёбе.
  Наша аудитория полна живого общения и эмоций, думал поручить закупку материалов кому-нибудь из одноклассников, хоть того же Сапу подрядить, но все с очень большими глазками уверяют, мол, я справлюсь лучше - негодяи! Друг же сегодня отсутствует, ибо пришла Агния, давно не виделись и я восхищённо застыл, взгляд быстро сбросил оковы рассудка, скользит по ангельскому образу девушки: блистающие платиной волосы так гармонируют с формой, что теперь ясно для кого шили, а большие серые оконца в рай, поймали мой взгляд, запал и страсть начинают таять, но по телу, под кожей, потёк жар. Стенки класса и одноклассники темнеют, превращаясь в пятна, будто капнули краску в воду.
  - Матус, Ма-а-атус!.. Вот дурень, да что с тобой?! - Кремния трясёт за плечо.
  Мы с Агнией выныриваем вдвоём, конечно, тут же в краску и, конечно, стыдливо глаза в пол, к нашему облегчению, учитель внимания более не обращала, голова же теперь гудит от мыслей, что я за впечатлительный болван такой, могу от одного вида девушки в форме зависнуть. Допустим, Агния - ангел, но всё же!..
  Одноклассники сегодня словно взбесились - спросил у них, кто со мной поедет, мол, ориентируюсь плохо, а те посовещались и на тебе - Агния.
  - Что ещё за чертовщина, блин, - тихо произнёс под нос. - Ну, пойдём тогда!
  - Хорошо, - спокойно отозвалась девушка, благо, не услышав первой части.
  Даже прямого взгляда побаиваюсь, хотя мне кажется, что будет уже попроще, мы ведь общались почти свободно, может, просто нужно время, чтобы привыкнуть, а в груди радостно и приятно - глупо отрицать благость от общества Агнии. Рука так и тянется погладить по голове милейшее создание.
  Ехать решили автобусом и на метро, узнаю, что Агния конкретно сферой строительства не занимается, но уже была в огромном торговом центре. Как и говорил Сапа, Агния рисует, причём всем чем угодно, в основном - цифровые арты, однако для лепки фигурок и разного рода 'десертиков' нужна глина, краски и куча всякого.
  - Хотя знаешь, - с запинкой произнесла спутница, - всё же это другое - нужно всё пощупать, увидеть. Сам процесс прогулки среди сотен товаров для творчества, приносит удовольствие. Только сейчас подумала, что для выполнения строительных работ, материалы можно было и онлайн заказать. Всё привезут в указанное место.
  - Хм, тоже верно. Ну, можно вернуться, - двинул было я бровями и добавляю, - хотя нет, тоже хочу и пощупать, и в живую увидеть.
  - Ладно, - просияла она.
  - Кстати, Агния...
  Девушка вздрогнула, и я понял, что от звука своего имени.
  - Да, - вымолвила в ответ.
  - Прости, лучше не обращаться по имени, да?
  - Нет, можно, просто так непривычно, всё же столько лет прошло...- ангелок приспустила взгляд.
  - Вот и хорошо, - весело отозвался я, - мне проще так, ведь Сапа больше ассоциируется с твоим братом. А ещё, Агния - очень красивое имя.
  Девушка вскинула головку и снова долгий, чувственный взгляд серых глаз.
  - Во-от, - протянул я, - хочу попросить об услуге. Ты могла бы нарисовать несколько рисунков для праздника?
  - Брат говорил, что обратишься. Это на День Основания? - уточнила девушка, получая мой кивок. - А что именно?
  Быстро пересказываю задумку, пока подходим к остановке. Мимо промчал велосипедист, невольно приковав внимание.
  - Это восемь работ, - сосчитала Агния. - А начать можно даже сегодня, ведь эскиз одной формы есть.
  - Хорошо, спасибо. Но, - понесло меня, - если можно, то ещё бы несколько и будет отлично.
  - Ой, это уже тяжелее. Две недели и более десяти рисунков, могу, конечно, попробовать...
  - И художественное руководство при оформлении аудитории и коридора, - произнёс я и ужаснулся себе.
  - Прошу не подумай, что отказываюсь, - дрожащим голоском отозвалась она, - просто боюсь подвести. Такая ответственность...
  Меня охватил стыд. Такой жгучий, мучительный и тяжёлый, как можно нагружать столь нежное существо? Пользоваться расположением и давить... мельчаю что-то, мельчаю.
  - Прошу прощения, чего-то меня занесло, - произнёс и с трудом поднял взор. - Забудь всё, что сказал.
  - Постой, Матус, я же не отказываюсь! - голосок девушки стал тоньше.
  - Стыдно теперь просить помощи. Вывалил сначала нагрузку, а если ты возьмёшься, то будешь помнить о ней. То есть, попробуешь выполнить, - подытожил я.
  - И что нам делать? - растерянно спросила она, останавливаясь. Мы не дошли по тротуару несколько десятков шагов до остановки.
  Я заглянул в лучащиеся доверием серые озёрца, сейчас нужно принять решение, ведь никого другого у нас нет для рисования. Можно изменить план подготовки, но от одной такой мысли воротит и руки опускаются, что ж, попробую поступить правильно.
  Беру серьёзную и проникновенную ноту:
  - Главное требование к артам - качество и атмосферность, да, к тому же, ещё и масштабность. Невозможно нарисовать такие вещи за две недели в таком количестве. Я хочу, чтобы ты рисовала каждый именно по этим критериям и пусть их будет в итоге даже два. Не изнуряй себя и не спеши, - твёрдо и со стальной серьёзностью договорил я, глянув по ходу на экран остановки, с информацией об автобусах.
  Мысли, толпятся следом, перепрыгивая друг дружку, так что я спешу добавить:
  - Проси всего, что пожелаешь, Агния. Может нужна студия?.. Или освободить от уроков вообще?!
  - Ой, нет, что ты! Это же запрещено! - девушка аж ручками замахала. - Хорошо, я сделаю как ты говоришь, обещаю.
  - Спасибо, но я буду следить и контролировать, - поднахмурил я лицо, вещая. - Нужно соблюдать норму сна, питания, а что касается учёбы - не переживай. Я всё могу, даже позаниматься с тобой после празднования.
  - Ладно, - протянула она счастливо.
  Ещё покопавшись в голове, спрашиваю:
  - Может нужен этот, эм-м... который для рисования?
  - Планшет, что ли? - догадалась художница. - У меня есть, старенький, но работает хорошо.
  - Всё, тогда ещё и его возьмём, - пообещал я.
  Агния сделала большие глаза, по природной скромности, боится даже думать о таком, но всё же я успел увидеть мигнувший огонёк.
  - Нет, Матус, не надо. Я постараюсь успеть так.
  - О, - опустил я тему, - наш автобус, поехали.
  Пока ходили по торговому центру и обедали в ресторане рисовых роллов, в голове вызревал план, хотя и сложно выделить достаточно внимания, ибо сознание озарилось целым миром всего и вся. Восемь высоченных этажей разделены перекрытиями на бутики, можно найти всё - от мельчайшего гвоздика и шурупа, до малых самоходных бетономешалок. Любой инструмент представлен к продаже, начиная с бюджетных моделей и заканчивая специальным, во всём многообразии имеются материалы, а для решившихся на строительство или ремонт - электронная база строительных бригад и компаний.
  Но, важно всё же иное - дизайн, каждый владелец бутика оформляет и располагает товар в исключительном виде, словно в строительном музее оказываешься, вкупе с высочайшим уровнем сервиса и комфорта. В каждом нам предлагали чай и сладости, но вовремя попался ресторан, где мы и предпочли утолить голод.
  Агния набралась смелости испробовать все ручные перфораторы на стенде, а также станки для распила и отделки дерева, признаться, давно так не веселился: и сам протестировал инструмент, и понаблюдал за резвящейся одноклассницей.
  Наконец, первое впечатление схлынуло, материалы мы заказали, и администратор оповестил о завтрашней доставке - всё упакуют, компактно уложат в грузовик, далее приезд по адресу и разгрузка в указанное место. Немного потирая щёки, что уже болят от смеха и улыбок, выходим наружу.
  - Нам ещё кое-что нужно, - и добавил, уточняя, - тут, неподалёку.
  - А разве ещё не всё? - Агния смешно подняла бровки.
  - Да, там пара мелочей осталась.
  Я заранее позвонил Веронике и спросил о дополнительных тратах, ведь суммы на карте хватало только на материалы, председатель же туманно заверила, что скорее всего там больше и вообще карта с открытым кредитным балансом. Я, удивлённо поблагодарил.
  Уличный трафик усиливается, а солнце уже склонилось над горизонтом - очень приятно смотреть, как всё благолепие неба отражается в тысячах стёкол небоскрёбов, а здесь, на земле, робко зажигается освещение улиц. Нам нужно пройти пару кварталов и в голову проникла приятная, но смущающая мысль, что мы словно на свидании. Гуляем по прекрасному городу Симфонии, на встречу идут красивые люди, кругом множество ярких, интересных мест досуга и отдыха. Настроение пропитано грёзой и романтикой.
  В сети написали, что если нужен самый широкий выбор всяческой электроники, то 'Восемь Бит' единственный такой комплекс, можно найти, как самые эксклюзивные вещи - для ограниченного спроса, так и редкие, устаревшие. Массовый же товар представлен в широком ассортименте. Я задумал сделать подарок Агнии от лица школы - творческую жилку следует любить и холить, как инструментом, так и трудом.
  - О, может зайдём в эту кофейню? - предложил я.
  - Матус, мне кажется, что после сегодняшнего дня я растолстею, как воздушный шар, - девушка жалобно смотрит. - Но и подкрепиться хочется.
  - Рекомендую последнее, тем паче оглянись, - сказал я и, к смеху, девушка крутанула головой, - хех, имею ввиду вспомни - сегодня столько исхожено, что вся еда давно испарилась. Пошли.
  - Ну, ладно, - голоском феи согласилась Агния.
  Когда официант ушел, я отпросился якобы позвонить, а сам бегом в магазин. Времени мало, хорошо, что успел почитать мнения, а также полистать список продуктов в онлайн-магазине, оказалось, что лучшим выбором будет перьевой планшет. Выбрал с самой большой диагональю, может и дилетантский выбор, но мне кажется, что больше - лучше. Плюс монитор из той же концепции и с самым маленьким зерном экрана.
  Улыбка вползла на лицо ещё на кассе, пытался убрать, да словно приросла. Возвращаясь в зал, вижу, как Агния отпила из чашки, положив в ротик немного пирожного. Оглянулась и наши взгляды встретились, потом заметила коробки - планшет распознала сразу, но я понимаю, что нужно быстрей всё озвучить:
  - Агния, от лица старшей школы Бастион, я, староста Драй Матус, вручаю тебе эти два подарка. Мы очень надеемся, что ты примешь их. Пожалуйста.
  В серых озёрцах заискрились звёзды, ну а моё впечатлительное нутро тут же задобрело теплом. Девушка-ангел, подобно ребёнку смотрит на коробки, лишь скромность мешает протянуть руки и взять.
  - Вот, забирай, - вновь заговорил я, передавая подарки. - Надеюсь, поможет в творчестве и хочу строго наказать тебе - это ни к чему не обязывающие дары, просто так. Да, я очень хочу увидеть твои рисунки на стенах, но даже если ничего не получится, - улыбаюсь открыто и ясно. - то и ладно. Хорошо?
  - Ага, - счастливо кивнула девушка. - Спасибо большое, я давно присматривалась к нему, только размером меньше. Хотела попросить родителей, но всё откладывала. Теперь, наверное, получится нарисовать всё.
  Радостно взялся за кофе и сладости, автоматом отмечая, что у Вероники получаются лучше. Сегодняшние утро, день и вечер полны очень приятными событиями, на душе легко, а в теле мягкая усталость и, вскоре, мы поехали по домам. У себя оказался к десяти, где мама, заглянув в глаза, всё поняла и предложила принести еду в комнату. Чуть было не согласился, ведь мамина еда великолепна, только сегодня мы и вправду съели уйму всего.
  Устало падаю на кровать, на глаза попадается журнал комиксов - я, недавно, специально читать не стал кульминационную главу, оставив на потом. Может сейчас?.. Или приберечь?.. Тело настойчиво заявляет, что время больше подходит для сна, даже душ манит с заниженной силой. Хрен с ним, завтра всё будет, а пока отдых.
  
  Глава 6
  
  Утро без Вероники привычно, но пропитано грустью. Я быстро одолел завтрак, оделся и вперёд, глаза пробежались вдоль обочины - председателя нет, что ж, сегодня пойду один. Мимо потянулись частные дома с похожими газоном и планировкой, полутораметровые каменные заборы отделяют соседей, кто хочет, наращивает выше, только уже материалами, пропускающими свет. Многие же просто высаживают деревья, живую изгородь и подобное.
  Уже в классе наблюдаю приятную картину - Агния с Марией сидят за последней партой, рядом несколько любопытных ребят. В руках у сестры Сапы новенький планшет, а кисть с пером летает над экраном, до сего момента я не замечал столь увлечённого, даже отстранённого выражения на лице девушки. Ещё не видя работы, уже разделяю восхищение, что испытывают одноклассники. Правая кисть, а временами левая, как стихия порхает и стрекозкой касается сенсора, я подошел ближе и стало ясно, почему Мария рядом - девушки советуются и переговариваются, а на экране возникает образ школьной формы Бастиона. Не знаю сколько уже готово, но мотивы явно из будущего.
  - Ничего себе у вас тут, - выразился я.
  - Да, Матус, Сапа просто мастер рисования, - отозвался один из парней.
  Ребята дружно подняли большие пальцы, одобрительно гудя.
  - Салют, девчонки, - уже персонально творческому дуэту.
  - Привет, хорошо, что ты пришел, - у Агнии даже взор чуть прочистился. - Маша, вот, нарисовала старые образцы, но с новыми проблемы. Может поможешь? Это как-бы образец.
  - Ребят, - оглядываюсь на парней, - включайтесь!
  Фантазии подростков переплелись в мощный вектор, а мастерство художника идеально воплощает образы в цифре. Мария умело и метко дополняет угловатость мальчишеских выдумок плавным чувством стиля, и мы так увлечены, что не заметили Кремнию.
  - Ребятушки, - огласила она, - всё понимаю, но у вас будет время после занятий.
  - Да, конечно, - отвечаю за всех, разделяя огорчение. - Кремния, можно на минутку?
  - О, Матус, интригуешь прям, - учитель сыграла бровями.
  - Да ничего такого, просто, - понижаю голос, - вчера Сапа согласилась нарисовать всё необходимое и оказать поддержку по иным вопросам. Если можно, пусть у неё будут особые условия в плане учёбы - если что пропустит, я потом позанимаюсь.
  - Для тебя Матус - можно, но только для тебя, - Кремния чуть плотоядно улыбнулась.
  - Спасибо, - осторожно ответил, смутившись от повышенного внимания.
  Уроки понеслись рысью, старательно запоминаю материал, аккуратно записывая, конечно, у меня всегда ответственное отношение, но увиденное сегодня усложняет задачу: Агния планшет не убирала, творческий запой лишь усилился и вот, посреди урока, девушка берёт инструмент и за дверь. Кремния было открыла рот, но я сделал большие глаза поведя головой, одноклассники тоже единодушно прониклись моментом.
  Последнее занятие окончено, и мы дружно взялись трапезничать - впереди несколько весёлых рабочих часов, поэтому желудки наполняем туго. Доставка приехала в условленные одиннадцать тридцать, встречать мне, но ребята уже руки потирают, предвкушая работу. Три улыбчивых крепыша взялись таскать в аудиторию, я же озадаченно чешу затылок, ибо 'наброску' плана работ нужно 'обвести контур'. Созвал одноклассников и по теме:
  - Давайте ещё раз. Аудитория у нас - командная рубка космического крейсера. Нужно сделать фальшокна с панорамным видом на космос везде, кроме задней стены. Углы аудитории будем скруглять или пусть так будет?
  Все только за полное подобие.
  - Хорошо, - говорю я дальше, - нужно снять всё со стен и начать монтировать профильную конструкцию. Распечатка проекта уже есть?
  - Да, вот все расчёты по монтажу и материалам, - ответил Дмитрий, что отвечает за создание компьютерного проекта.
  - Отлично, - довольно проворчал я, разглядывая прекрасную ровность линий. - Теперь пошлите со мной на склад, принесём необходимый инструмент.
  И начался процесс создания нового образа аудитории. Насколько я знаю, в правилах разрешается лишь 'незначительное изменение элементов дизайна'. Мы же взялись за масштабный передел, ответственность лежит на мне и, если результат окажется не впечатляющим - будут проблемы. Осознание, что идёт нарушение, пришло только сегодня, возможно, пойми раньше и я бы внёс изменения, но сейчас путь лежит только вперёд.
  Выхожу в задумчивости в коридор. Опёрся на подоконник так, чтобы видеть через проём, как ребята дружно работают, весело переговариваясь. Из открытого окна слева, дует летний ветерок, ноздри блаженно ловят цветочные ароматы, свежие нотки и густой запах скошенной травы. Справа мелькнула фигура, повернувшись, удивлённо вижу Агнию, что тоже примостилась на подоконник, рисуя. Приятная глазу картина - ангел творящий красоту, желание окликнуть подавил - отвлекать лучше не надо, а увидеть прогресс могу вечером.
  Тем временем, в школе начинается процесс подготовки и в иных параллелях, к тому же, преподавательский совет тоже взялся готовить нам праздник. По коридору ходят группки учеников с отпечатком забот на лицах, в руках, чаще всего, разный инвентарь, инструменты и материалы. Только что приехал высокий грузовик с пятью работниками и сразу на спортивное поле, из недр кузова показались формы, тумбы и мелкие предметы, отсюда не различимые. Тоже из разговоров с одноклассниками, знаю, что будет концерт двух-трех коллективов - это только приглашённые, а остальные наши, при наличии программы.
  Телефон завибрировал - входящий от Вероники и память тут же провоцирующе нарисовала недавние картины с фотосессии.
  С полыхающими щеками принимаю:
  - Да, Вероника.
  - Хм, странный голос, - отметила она с любопытством.
  - У меня, что ли?
  Туплю, конечно, но председатель отвечает:
  - Именно.
  - Ну, тут вспомнил кое-чего волнительное, - чуть виновато признался я.
  - Понятно, - с тенью смеха ответила девушка. - Сможешь сегодня заглянуть?
  Сердце радостно застучало.
  - Конечно! Может сейчас?
  - Лучше всего, - тепло подтвердила Вероника.
  Идти недалеко, но я всё равно спешу. Примчался в конец коридора и три раза костяшками о дверь, девушка открывает, освещая улыбкой не только лицо, но и мою душу. Взором жадно объял прекрасный облик председателя - убранные в сеточку на затылке волосы, открывают всё великолепие шеи и маленькие искорки сапфиров в ушах. Строгость, подчёркнутая формой, сегодня особенно приятна глазу.
  - Очень хорошо выглядишь, - нашел силы сказать, хотя скорее выпалил.
  - Благодарю, ты тоже, - ответила она мягко. - Хочешь покушать или перекусить?
  - Последнее, если можно.
  Пока девушка занята, я могу вновь созерцать прекрасное, не пристально, конечно, украдкой, но бывает просто невозможно отвести взгляд. Сам кабинет мало-помалу стал привычным, есть стойкое ощущение домашнего уюта и комфорта.
  Мысли понемногу раскрутили таившийся вопрос:
  - А всё же зачем, в смысле, есть ли какая-то тема для обсуждения?
  - Да, но это простое любопытство, - отзвучал ответ председателя.
  Вероника села в кресло напротив и синхронно со мной делает глоток. Клонящееся к закату солнце бросает изысканный свет на её лик.
  - Вчера ты ездил за материалами, да? - спросила она буднично.
  - Ага, но понадобилась ещё кое-какая цифровая техника, - пояснил я.
  - А в спутниках была Волох Сапа? - поинтересовалась Вероника, удивляя.
  - Да, оказывается она часто бывает в том магазине.
  Я прогнал мелькнувшую мысль о ревности.
  - Вы, кажется, - продолжает спрашивать девушка, с неким внутренним замешательством, - хорошо общаетесь, с самого поступления?
  - Ну-у, да вообще, - ответил, как можно нейтральней, борясь с вернувшейся мыслью.
  - И как она в общении? Нет ли каких-нибудь странностей?
  Бросило из огня в полымя - думал ревность, а тут вплотную к тайне Сапы и Агнии подошли... Или я всё путаю, надумывая очередных страхов, всё же, Вероника имеет чин председателя.
  - Да всё хорошо, - ответил уже легко и с улыбкой. - Девушка нормальная и талантливая, это ей вчера достался графический планшет и монитор.
  Председатель заметно расслабилась, интересуясь с живым интересом:
  - Сапа рисует?
  - О, как бог... кхм... то есть богиня. Ну, или я такой впечатлительный, - вместе рассмеялись. - Она сейчас готовит несколько артов ко Дню Основания. Увлеклась процессом полностью.
  - Молодец, я уже жду, когда вы закончите и можно будет посмотреть, - сообщила Вероника.
  Я мягко рассмеялся.
  - Это приятно, но впереди ещё много работы. Ребята очень активны и настрой строго боевой. Кстати вот, - выложил на столик я банковскую карточку.
  - Хорошо. Смотрю у тебя выходит быть старостой. Может в совет хочешь? - с великолепной улыбкой вопрошает Вероника.
  - О, нет! - внутренне отшатнулся я от такой идеи. - Тут бы раскидать дела с классом, но спасибо за доверие.
  - Понимаю. Впрочем, можно после Дня Основания это устроить, - улыбаясь сообщила она.
  Смотрю на председателя с восхищением и очень большой благодарностью - эта красивая, статная и божественно обаятельная девушка, уже одарила стольким, что душа каждый день купается в океане радости и счастья. Сама возможность созерцать прекрасный облик Вероники - богатство, а недавно вообще случилось чудо и теперь на телефоне бесценные фото, но, главное, в голове живёт образ в халатике, с ушками и хвостиком, со звёздами и ночным ветерком. Я и сейчас не могу наглядеться, то в фиалковый огонь глаз окунусь, то светодиодики сапфиров в ушах привлекут, а там и фарфор шеи, как шедевр изящества. Красота Вероники гармонирует с классикой кабинета, но выделяется молодым огнём и нежностью бутона розы. И даже аромат кофе лишь украшает, своеобразно оттеняя блеск женственной натуры.
  Наконец, собираю слова в кучу:
  - Наверное, если уж и вступать, то в следующем году. Это разумно, ибо опыта наберусь. Ответственность, всё-таки. Ну и в целом понятней будет.
  - Хорошо Матус, я буду ждать, - отзвучали обычные слова, но полные великой подспудной страсти.
  В такие моменты ощущаю себя героем обороны, ибо пробуждённый внутри огонь бросается львом на хрупкую стенку самообладания. Глаза Вероники будто надеются, что она рухнет и мозг впопыхах находит тему для разговора:
  - Помнишь, ты говорила, что расскажешь о семейных проблемах, - кивает и я дальше, - может сейчас?
  - Это важно для тебя?
  - Конечно, даже очень! - яро трясу головой я.
  - Даже и не знаю...- на личико пала тень заботы. - Просто и сделать-то ничего не сделаешь.
  - Вероника, расскажи, - вымолвил я со всем возможным участием. - Держать в себе такое нельзя, а когда выговоришься - уже легче. Ну и потом, если что, сможешь позвонить - без лишних пояснений получить поддержку.
  - Хорошо, - Вероника в задумчивости сдвинула брови. - Мой отец, глава семейства Исинн, весьма влиятельный человек в Империи. Конечно, он любит меня, но есть обстоятельства, что вынуждают поступать жестко. Мы часто спорим и, хотя понимаю, что к чему, соглашаться я не буду. Папа же думает, что я не знаю всей ситуации и просто вынуждает поступать "правильно".
  Лицо Вероники затвердело под гнётом чувств, что вписывается в стиль кабинета ещё лучше. Я и восхищён, и терзаем душевной мукой сочувствия.
  - Быстро удалось узнать всё о самых значимых лицах Симфонии, как на светлой стороне, так и противников, - вещает девушка дальше. - Тот же Сайфулла, отец нашего Сергея - мерзавец, наживавшийся на Бастионе. Это мне удалось вскрыть его деятельность, а потом анонимно сообщить в Администрацию.
  - Постой! Он за решёткой благодаря тебе?! - удивление готово рваться наружу.
  - Да, - делает глоток, - только не в камере, а на общественных работах. Двадцать лет ещё будет.
  - Нифига себе! - выдал я, пребывая в диком удивлении. - Ну ты даёшь, а почему анонимно?!
  - Если бы все узнали, то, во-первых, отец бы психовать стал, во-вторых, враги начали бы открытое противостояние. Пока никто даже близко не понял, как удалось раскрыть Литяна.
  Я ложу в рот кусочек печенья, а потом глоток кофе. Вероника посмотрела с туманным взором и продолжает, под блеск сапфиров в ушах:
  - Есть ещё пара ключевых моментов, но об этом потом - не могу пока рассказать. В общем, папа любит и беспокоится, но под властью обстоятельств. Я тоже его люблю и тоже веду тайную деятельность. Поговорить на чистоту не выйдет - отправит куда-нибудь в глушь, где и электричества нет... Так и живём.
  - Да-а, - протянул я ошеломлённо, - ситуация тяжелая, но поверь, раз уж любите друг друга - всё наладится. Я помогу, чем смогу.
  - Спасибо, Матус. Ты первый, кто слышит это и действительно, на душе полегчало. Я твоя должница.
  - Ой, нет-нет, - махаю руками, - никаких долгов.
  Вместе смеёмся, а кофе незаметно исчезает в чашках, и Вероника наливает ещё. Печенье тоже быстро теряет в количестве, но в запасах оказывается ещё и ещё. Я начал рассказ о жизни в деревне, щедро приправляя образ Тохи нежностью и светом, там живут бабушки и дедушки, один прадед и аж две прабабки. Девушка слушает с большим интересом и распахнутыми глазами, фиалк уже не обжигает, а горит спокойным и прохладным огнём.
  Пошла вибрация от телефона - звонят с класса:
  - Матус, мы всё на сегодня. Зайдёшь, глянешь?
  - Ага, чуть позже, удачного пути и спасибо. Завтра увидимся, - ответил я и перевёл взгляд на председателя. - Хочешь пойти посмотреть, что уже сделано?
  Вероника, сверкнув огоньком в глазах, закивала. День склоняется к вечеру и учеба закончена, где-то ещё группки учеников продолжают подготовку или сидят в клубных комнатах, но Веронике можно уходить. Закрыв кабинет, неспешно движемся к аудитории, теплый жёлтый свет струится сквозь окна, через открытые створки забегают струйки ветра и несутся по коридору, девушка снимает резинку-сеточку с волос и волны прекрасных темно-русых волос низпростёрлись до пояса, и я чуть в правую руку левой не вцепился, ибо потянулась к прекрасному атласу. Последним штрихом мастера стал трепет локонов на гуляющем сквозняке. Я боготворю отца и мать Вероники за великий дар этому миру, что бы ни было, но я помогу вернуть лад в семью Исинн.
  Мы подошли к аудитории и на полу уже видны признаки строительной деятельность - мелкий сор и пыль, хотя ребята и прошлись веничком, такое теперь до конца. Нос удивлённо отметил новый запах вырвавшийся из открытой двери, слышится целый букет: строительные материалы, пыль и такой особенный, от электроинструмента.
  Вероника с большим удивление и сильным интересом оглядывается - привычной аудитории уже нет. По стенам и потолку появилась первичная профильная конструкция. В углу вскрыт пол - мы решили посмотреть какое основание. Стало чуть не по себе, вдруг председатель не одобрит масштаб.
  - Как неожиданно, Матус, - потрясённо отзвучал её голос, отражаясь лёгким эхом в пустом помещении, - такой серьёзный подход. Удивительно даже!
  Чуть выдохнул.
  - Ну, мы что-то разошлись, надо признать.
  - А я думаю - классно. Теперь ещё больше хочется увидеть результат, - залила она мёда в уши.
  - Тогда будем очень стараться! - сказал я с жаром.
  - А ребята не обижаются, что ты не помогаешь?
  - Пытался - выгнали. Типа, моё дело руководить и организовывать, итак, говорят, много сделал, - посетовал я, вспоминая момент.
  - Это хорошо, - согласилась она. - Что планируешь на вечер?
  Задумчиво глянул в окно, где один откос уже оброс профилем.
  - Ну-у, почитать комиксы, в сети полазить...- было начал я, но спохватился. - Нет, нужно посмотреть, как успехи у Сапы - сегодня весь день рисовала.
  - Может лучше заедем? - спрашивает Вероника, коснувшись фиалком взора.
  - Давай, хорошая идея, - с энтузиазмом поддержал я. - Предупрежу только.
  
  Глава 7
  
  Встречают нас родители Агнии. От приглашения к столу отказываемся, далее на второй этаж - к комнате одноклассницы, вот и нужная дверь - самая обычная, хотя я уже напредставлял, но за ней началось: постеры, наклейки, комиксы, фигурки героев, сувениры, мягкие игрушки, следом игры компьютерные, два ноутбука и персональный. Огромный шкаф с зеркалом, яркое постельное бельё и покрывала на двух кроватях. Надеюсь, Вероника не обратит внимание на их количество.
  Художница рисует, глядя в ширь нового монитора, планшет подключен к ноутбуку и работает в обычном режиме. Правая ручка ангелочка носится над сенсором, левая - периодически жмёт на беспроводную клавиатуру. Я с восхищением уставился на изображение, где уже можно видеть ландшафт Марса и контуры фигур. Сам арт большой, можно будет хорошо распечатать.
  - Сапа, привет, - позвал я.
  - Ой! - девушка дернулась закрыть монитор руками. - Пока не готово.
  - Понимаю, - отвечаю смеясь, - но уже восхищает. Правда же?
  Вероника кивает, а я замечаю незнакомый, но удивительный огонёк в глазах председателя.
  - Ну, спасибо, конечно, однако лучше будет законченный арт оценивать, - робко сказала Агния.
  - Хорошо, как скажешь, - спешу согласиться и поддержать я. - Рад, что успехи есть и много. Прям восхищаюсь твоим умением художника.
  - Ещё раз благодарю, - лопочет одноклассница, - хотя мне всегда кажется, что плохо.
  Пока я старательно убеждаю Агнию, председатель села рядом с девушкой. Взгляд невольно касается красоты Вероники, но и ангел-светоч влечёт меня, как мотылька. Уникальный момент созерцания двух воплощений торжества и величия дев, они разные, но похожие в главном - душа полна восхищения, в сердце щемит от чувств, а горло перехватывает. Я парю в небесах и на лицо прокралась улыбка.
  Художница урывками-урывками, но вновь вернулась к процессу. В принципе, нам нет причин оставаться - результат виден, всё у Агнии хорошо, вот только посмотреть за рисованием хочется, в итоге, показываю Веронике знаками "я за кофе'.
  Приходиться уклонятся от торчащих грибов и, признаться, сегодня их значительно меньше - кое-где видно недавно срезанные или сорванные ножки.
  Кухня встречает вместе с родителями Агнии, улыбаясь, начали беседу, пока готовлю кофе - от порывов помочь отказываюсь, есть просьба лишь о вкусняшках. Наконец осознаю, что болтаем уже долго, а кофе-то остывает и под смех ретируюсь.
  Наверху ничего не изменилось, Вероника тепло улыбнулась, обдавая самой лучшей благодарностью и мы взялись за напиток. Пирожные с заварным кремом и клубникой тают во рту взрывным вкусом - переглядываемся довольные, но больше внимания на монитор: картинка то появляется, то пропадает при смене слоя. Девушка рисует с таким чувством, что мотивирует на подвиги и свершения, ведь по сути нет разницы в чём ты мастер, важна страсть.
  Спустя минут сорок, Агния устало откинулась на кресле, сначала взглянула на Веронику, теперь на меня. Лицом заиграла лёгкая и волшебная улыбка от которой начинаю улыбаться сам.
  - Сегодня дорисовать не выйдет, извините, - виновато сообщила девушка.
  - Да всё нормально. Просто так увлекательно наблюдать, правда же? - взгляд на председателя.
  - Именно, - Вероника блеснула живостью в глазах. - Мне вообще необычно - к цифровой графике отношение было скептическим, но теперь иначе. Оказывается, и труда столько же, и красоты.
  - Ну всё, - щёки Агнии запылали, - засмущали совсем.
  
  За окнами густеет вечер, подталкивая время к ночи и нам пора возвращаться, хотя уют и необычность дома семьи Волох располагают остаться, я делаю усилие и всё же начинаем прощаться. Параллельно, пока одноклассница провожает, и мы машем руками, пока садимся в лимузин Вероники, в памяти сверкает картина - всё не могу успокоиться - это сегодняшний вечер и такая яркая комната Агнии-Сапы, словно всплеск экспрессии. В ней, две прекраснейших девушки, два бутона дивной красоты, в полумраке, почти чёрные волосы Вероники и кремово-белое лицо с фиалковыми глазами. Спина статная, прямая, кровь вскипает от восхищения, ножку положила на ногу, а сверху точёные фарфоровые ручки, далее, прекрасная школьная форма и вечная свежесть образа, холодный отпечаток силы и безмерное очарование женственности. Но восхищение на этом не заканчивается.
  На картине мы наблюдаем за Агнией, что есть гений-творец, с упоением созидающий миры, такой страстный и быстрый, она - ветер, мчащийся над морем, срывает гребешки с волн, взметает брызги ввысь и крутясь бежит дальше. Мой воплощённый ангел, священный знак свыше. Белокурая головушка и милый вздорный носик, упрямый подбородок и цвета серебра глаза, такие выразительные, с тёмным ободком, а взгляд глубокий и небесно-милый настолько, что нежность растекается в груди. Я был покорён образом Агнии в тот же миг, как увидел, милота девушки просто зашкаливает, и форма Бастиона на впечатляющей фигуре смотрится очень хорошо.
  - Такой мечтательный и счастливый вид у тебя, Матус, - вернул в реальность салона лимузина, голос Вероники.
  - Ох, прости, задумался чего-то.
  Щеки предательски зажгло.
  - Наверное о хорошем?
  - Э-э, да, очень, - энергично закивал в ответе.
  - Замечательно провели вечер, - произнесла она, устремляя взгляд к горизонту. - Я очень впечатлена Сапой.
  - Согласен, столько чувств, - вновь киваю я.
  - Может, - голос Вероники дрогнул, - возьмёшь меня за руку?
  Я медленно опускаю взор на красоту покоящейся кисти, сердце словно выпрыгнуло из груди и начало биться возле ушей. Запылало уже всё лицо, но самое удивительное, что у меня самого секунды назад было желание взять руку девушки. Медленно опускаю ладонь сверху, чуть охватывая, такая длинная, изящная кисть, почти полностью скрылась под моей огромной, невыразимо приятно чувствовать бесконечную мягкость кожи и тепло руки. Вначале была прохладной, но теперь потеплела.
  Я чуть не дёрнулся, когда Вероника сжала пальцы, жест взаимности грозит свести с ума и я начинаю говорить, ибо напряжение слишком велико.
  - К-какой всё же красивый Ружияр...
  Едем через мост и вид действительно прекрасен.
  - Да, согласна, - голос тих, но полон чувств.
  - Когда мы только собирались переезжать, - вспомнилось мне, - с друзьями пересмотрел сотни фотографий. Уже тогда, наверное, город полюбился.
  - Понимаю...- мягко проговорила она. - Я тоже росла вне Ружияра, причём мы часто путешествовали и даже на конях удалось покататься.
  - О! Ты умеешь ездить верхом? - спросил я, понемногу успокаиваясь.
  - Умела раньше, но это было давно.
  - Наверняка, детство было интересное? - сделал я допущение.
  - Может и так, хотя уже говорила где провела больше времени, - хихикнула она.
  - Помню - в библиотеке, - откликнулся я. - Может, как-нибудь поучишь меня езде? Наверное, тут же упаду, стоит коню сдвинуться с места.
  - Хорошо, - рассмеялась она.
  - Но и у меня есть пара умений, - шуточно признался я. - Например, наесться зелёных яблок и чтоб живот не болел. Или парного молока выдуть литр. Как тебе такое?
  - Яблоки я тоже ела, - взгляд фиалка блеснул озорством. - А вот молоко да - круто.
  Мы рассмеялись, а скреплённые руки уже не перемешивают мысли, только отпускать нет никакого желания - отказаться от такой приятности невозможно. Беседа, зародившись, продолжается, но я вдруг понял, что мы стоим возле дома, причём уже минут десять, как-то само собой повисло понимающее молчание. Кому-то нужно первому разомкнуть ладони, и я решаюсь. Вероника чутко раскрывает свою.
  - Вынужден попрощаться, - говорю с улыбкой и долей грусти.
  - Я тоже, - вторит мне девушка. - Надеюсь, не навсегда?
  - Только до завтра.
  - Тогда ладно. Пока.
  - Пока, - откликнулся я.
  Иду к дому, ощущая, как внутри царят радость и счастье, а слегка увлажнившаяся кисть, ещё помнит прикосновение и её холодит на воздухе. Прекрасный день понемногу уходит, словно линкор Вероники отъезжающий в ночь, я провожаю взглядом его то вырисовывающийся под фонарём силуэт, то пропадающий в сумраке. Лишь надёжный и ровный свет красных габаритных светодиодов внушает покой, а вот дурное сердце готово бежать следом.
  
  Глава 8
  
  Время понеслось быстрей, мелькая часами, днями и сутками, учёба отошла на второй план, не сбавляя в эффективности, авангард же понятен и ясен - подготовка ко Дню Основания, то есть наша маленькая стройка. Нет-нет, а выхвачу шуруповёрт подкрутить "как надо" или рулеткой перемеряю что-нибудь, ребята молодцы, недостаток знаний возмещают статьями из сети, а отсутствие умений компенсируется осторожным, размеренным темпом. Аудитория быстро обрастает новой 'шкурой', и мы плавно начинаем преображать коридор, конечно, ученики других параллелей горят любопытством, только сюрпризу должно быть сюрпризом - работаем за ширмой, а шибко любопытных отгоняем. По Бастиону же везде видны перемены: украшения и информативные доски-зазывалки, частые репетиции коллективов, аппетитные ароматы из комнаты кулинарного клуба - тут будешь возбуждён и весел.
  Возникла идея, что гостям, по нашему кораблю-классу, надо будет устраивать экскурсии и мы решили, что на роль гидов подойдут больше девушки и мне стоило больших трудов отговорить класс от выбора Агнии - сослался и на усталость творца артов, и что мне будет нужна. Момент стал критическим, когда девушка сама чуть не согласилась, у меня аж пот на лбу выступил, но обошлось, потом уже поговорили, что вдруг оборотится Сапой не вовремя, а форму сошьют на девочку. Согласилась.
  Насчёт формы отдельная тема - есть в школе клуб моды, шитья и косплея, так, как девушки обязательно будут в "чёрно-синем", мы решили внести разнообразия - по одному из эскизов будущего сшить форму. Вначале думалось обратится в ателье, но кто-то вспомнил о клубе, а те только рады помочь.
  Агния начала рисовать картины с такой скоростью, что я диву даюсь, ну точь роботизированный конвейер и, конечно, не преминул узнать почему. Мы в своей аудитории, каждый за своим столом.
  - Просто первый - пробный, чтобы руку набить, - принялась рассказывать девушка. - Я, больше по растительности и воде специализируюсь, а тут пейзаж и архитектура, причём всё из будущего. Поэтому первый арт три дня рисовала.
  - Круто, ты всё равно умница и молодец, - нахваливаю я, - столько работать не каждому под силу. Если вдруг выдастся минутка, потом как-нибудь, то помоги ещё с оформлением?
  - В классе имеешь ввиду? - уточнила она.
  - Ага, - кивнул я.
  - Ну, это не сложно, в принципе... А-э...- чуть смутилась девушка-ангел, - можешь напомнить, что будет? Совсем вылетело из головы.
  - Хех, - расхохотался я, - конечно.
  В итоге вышло даже лучше - Агния достала планшет и тут же начала делать эскиз, теперь мы имеем цветной вариант будущего проекта.
  Немногим позже, в кабинете председателя собрался Ученический Совет, за окном властвует день и солнышко уже нагнало крепкую жару, в помещении же веет прохладой трудами кондиционера. Я каким-то случаем вновь оказался у Вероники, в порывах "не мешать" и "выйти" было отказано, поэтому присутствую на совещании. Девушка ещё и усадила на своё место, мол, "совету удобнее будет беседовать за столиком".
  Когда всё закончилось, и мы остались наедине, Вероника спрашивает:
  - Матус, давно хочу спросить кое-что, насчёт твоих родителей...
  Грациозно присаживается ближе, я невольно залюбовался, но тем не менее поддерживаю:
  - Так.
  - Я могу через отца повлиять на руководство отдела, где они работают и будет повышение. Прошу, не подумай плохого, я осталась очень высокого мнения о них и хочу оказать помощь. Твои мама и папа очень славные, - Вероника волнительно сдвинула бровки.
  - Хм-м... да, непростой вопрос...- призадумался я, потянувшись к рыжему затылку. - Ну, во-первых, спасибо большое, вне сомнений - это приятно и вновь ты меня удивляешь, - улыбнулся самой тёплой из улыбок. - Во-вторых, думаю, что не стоит - работа им по сердцу, да и процесс роста тоже. Пусть уж сами справляются.
  - Очень мудро, Матус. Благодарю, и за похвалу, и за решение вопроса.
  Под ясным взором девушки чувствую смущение, да и от слов тоже. Пришлось сменить тему:
  - Много навалилось дел с этой подготовкой?
  - Пожалуй, кое-что даже дома доделываю, но это нормально. Просто ещё нужно написать отчёт для Докладной Комиссии, - закончила она удивительной новостью.
  - А что это ещё за Докладная Комиссия? - тут же поинтересовался я.
  - Имперский орган, следящий за выполнением, так называемой, Воспитательной Концепции, - отвечает Вероника. - Раз в год проходят выступления докладчиков со всех старших школ. К тому же сдаём отчётность. Матус, в связи с этим, хочу попросить поехать вместе.
  - На выступление? - ошарашено вскинул брови.
  - Именно, - кивнула она с проникновенным взором. - По регламенту, положено являться вдвоём - парень и девушка. Ещё формат мероприятия подразумевает обеды, просмотр пьесы, прослушивание имперского оркестра и хора, костюмированный бал, - закончила перечислять Вероника с трогательной ноткой надежды в глазах.
  - Что?! - удивление бьёт как из брандспойта. - Это всё ради отчётности и докладов?
  - Не совсем, - повела головой девушка. - Выступающие - члены учебного совета, причём один - обязательно председатель. Симфония ценит, уважает и поощряет наш труд. Ведь общее настроение и положение вещей в школах создаём мы, а учителя - второй эшелон.
  - Выходит, это типа праздника, совмещённого с отчётом о проделанной работе?
  Я пребываю в крайнем удивлении, распахнув глаза настежь. Даже кофе остыл, забытый.
  - Да, только добавь, что само поощрение в виде мероприятий относится к типу 'высококультурные'. Это прямое указание чего от нас ждут. Между прочим, Комиссия может там же лишить чина председателя.
  - Ох, ну ничего себе! Вообще о таком не слышал, - признался я, всё ещё исторгая эмоции. - Офигеть!
  - Понимаю. Нам рекомендуется не распространяться, хотя и не тайна, - добавила она серьёзно.
  - В общем, - взялся отвечать я, - поехать готов, но ведь в учсовете не состою. Разве можно пользоваться всем перечисленным незаслуженно?
  Вероника по-доброму усмехнулась. Забрав недопитую чашку, пошла налить ещё и уже возле кофемашины отвечает:
  - Матус, ты уже служишь и мыслью, и делом Бастиону, я вижу. К тому же, имеешь чин старосты, а это часть учсовета. И третье - они знают, что День Основания празднуется совсем рядом с поездкой на комиссию. Нам тяжело совмещать одно с другим и пусть только попробуют придраться!
  Глаза председателя полыхнули таким гневом, что меня прошибла дрожь.
  - Я поеду, Вероника.
  Взгляд фурии пал на меня и тут же растворился в фиалковом тепле.
  - Прости, чего-то разозлилась. Спасибо огромное.
  Я кивнул, но внутри созрело восхищение. Созерцать стихию - счастье, но, когда это ещё и девушка - неописуемое блаженство. Молнии в глазах, мрачность грозового фронта на лице, обострённые черты, словно готовая к смертельному полёту стрела или тигрица на защите котят.
  Тут вспомнились перечисленные мероприятия и с озабоченностью говорю:
  - Блин, я танцевать не умею. Правил этикета не знаю, даже костюма нет! Совсем неудачный кандидат, - виновато закончил я.
  - Не переживай, Матус. Это ведь организовано для молодёжи, за столом веди себя привычно и раскованно. Костюм - по желанию, можно носить школьную форму - это даже хорошо. Ну а насчёт танцевать, - улыбнулась с озорством Вероника, - тут уж сам думай. Скажу лишь, что на балу будут пары-актеры, а мы можем просто прохаживаться и любоваться действом.
  - Понятно, - откликаюсь я, - успокоила прям. Что ж, тогда последний вопрос - когда мы едем?
  - Послезавтра.
  
  Глава 9
  
  Хожу по комнате, как зверь по клетке, родителей ещё нет, а мысли грозят превратить голову в шипящую магму. Как же быть?! Вероника вроде успокоила, что всё будет просто, еду спутником, читай сопровождающим, но если пары с других школ будут танцевать, а мы нет, то это позор. С другой стороны, какое мне дело до них? И всё же, Вероника говорила о танцах с неким выражением, вдруг нужно будет станцевать? Я просто не могу ощущать слабость на этом поприще! Нужен совет родителей.
  Еле дождался приезда. Бегом вниз и с порога:
  - Пап, мам привет!
  - О, здравствуй Рыжик, ты чего это? - с удивлением первой отозвалась мама.
  - Да вот, проблема есть, ждал посоветоваться.
  - Ну пойдёмте, присядем, - ответил уже отец.
  Хорошо, что в доме прихожая, зал и кухня совмещены, диваны, кресла, низкие столики - это уютный уголок для бесед. Вскоре я рассказал о предстоящем и, затаив дыхание, наблюдаю, - отец стал серьёзней, соединив брови в нависающую линию, а мама очень взволновалась.
  - Рыжик, так у тебя даже костюма нет, - всплеснула руками она. - И вообще, какой молодец - взяться за такое ответственное дело.
  - Вот именно, - поддержал папа, - недавно поступил, а уже вон куда едешь!
  - Блин, а танцевать? - напомнил им о проблеме.
  - Это после, Рыжик, - решительно отмахнулась мама, - сейчас поужинаем и сразу за костюмом. Ну а потом уже научу танцевать.
  - О, ты умеешь - круто! - воскликнул я.
  - Ой, там всё просто, - сообщила мама и добавляет, - бутерброды будете?
  Мы, ессно, согласились, что послужило поводом отправить нас нарезать ингредиенты.
  Вышли минут через сорок. Служебный автомобиль родителей хоть и отличается от комфортабельного "лайнера" Вероники, тоже хорош: простой и надёжный транспорт, всё необходимое в комплектации - идеальная вещь для служащего. Статусные же автомобили, часы, телефоны и прочее, нужны для людей, занимающих некий чин, обязывающий, а порой и навязывающий.
  Торговые комплексы работают обычно до одиннадцати, увеселительные - до часу, ну, а так, как всё в одном здании, приходит много народа. Мы выбрали ближайший - "Бризмарт".
  Начав новую жизнь в Ружияре, очень полюбился ночной вид города, вот и сейчас, полный ночной темноты вечер и сверкающие, как после дождя, здания. Кругом продуманный электрический огонь, искусно упрятанный в подсветках дорожных полос, тротуаров, фонтанов, скамеек и остановок. Каждый высотный массив заряжен светодиодами, особенно снизу, где рестораны, бутики и кафе.
  "Бризмарт" тоже сияет, первые пять этажей прозрачны и зовущи, напоминают аквариум или стеклянный куб, на коем сверху более тёмная громада высотки. Сквозь стекло видны сотни людей, бесконечное многообразие красок реклам и информдосок. Стою и любуюсь на желтоватую громадину, начищенную настолько, что похожа на хрусталь, мы ещё только подъезжали, а я уже попросил высадить до подземной парковки. Договорились встретиться на первом этаже, возле лифтов.
  Конечно, одним бутиком торгующим классической одеждой было не обойтись, тем более, что ценз - мама, поэтому полтора часа я мерил костюм за костюмом, но, признаться, был готов - родители хотят видеть меня в лучшем виде, тем более, на Докладной Комиссии. Детали-то остались неизвестными, но суть они уловили верно и, в итоге, вернулись в третий по счёту, выбрав чёрный классический. По мне, так все они похожи, но вот сочетание с синей шелковой сорочкой и красной бабочкой понравилось. Никогда не носив классику, вижу в зеркале новый образ - серьёзный, строгий, деловой, а рыжую шевелюру можно и лаком пригладить.
  
  Уроки танцам были перенесены на следующий вечер, день же пронёсся сумбурно и смято - занятия ещё ладно, но потом разверзлись ворота ада - из-за отъезда нужно всё предусмотреть. Конечно, есть проект подготовки и ребята на два раза пересказали, что будут делать, только чувство ответственности носило меня по аудитории ещё долго. Терпение первым кончилось у Дмитрия - взял под руку и к председателю в кабинет. Многоуважаемая глава совета стоит возле стола, но я подумал, что до стука в дверь положение было иным. Вот, например: возле окна, с парящей кружечкой и задумчивым фиалковым взглядом - очень живое видение.
  - Здравствуй, Вероника, - вошел в кабинет Дмитрий, оглядев быстро шкафы, полки и прочую 'классику'. - Вы с Матусом собираетесь ехать куда-то?
  - Добрый день, Дмитрий, - ответила девушка, переведя смеющийся взгляд на меня. - Уже завтра.
  - Ну, мы дальше сами справимся и Матус свободен. Я побегу, - договорил уже в дверях Дмитрий.
  - Аха-хах, - рассмеялась Вероника, - ты чего там наделал?
  - Да видимо перебеспокоился.
  Смех и до меня добрался, гидравлически раздвигая губы, девушка, так вообще, закатилась хохотом и в такие моменты душа у меня трепещет.
  Немного успокоившись, вновь заговорила:
  - Забота, беспокойство, ответственность - хороши, но в меру. Это часто повторял отец и, наверное, забыла бы, если б не часто. Твои ребята справятся с задачей, - уверенно заявила она. - Если слишком волноваться, то могут подумать, что не доверяешь. Ну и в конце концов - любой результат приемлем.
  - Спасибо, - с чувством ответил ей, наконец присаживаясь к столику. - Я действительно забыл, что большую часть проекта расписали одноклассники. Всё, извинюсь и буду больше доверять.
  Девушка мягко улыбнулась, сея в сердце глубокое чувство.
  - Завтра я заеду за тобой в семь утра. Отец настаивал на другом, но я убедила взять нам билеты на поезд, - в улыбке добавилось озорства, а на лице мечтательности. - Это немного интереснее и быстрее. Ты знал, что санаторий 'Живица' расположен в диких и первозданных северных землях Симфонии?
  Вероника садится, напротив.
  - Нет, - раскрывая удивлённо глаза, отвечаю ей, - а разве север не закрытая территория?
  - Согласно закону, - взялась охотно за пояснения собеседница-красавица, - на территории этого природного заповедника запрещена добыча природных ископаемых, охота, рыбалка, порубка леса и сбор трав. Находиться без разрешения тоже нельзя. Всё действительно закрыто, но Живица - громадный лечебно-профилактический комплекс, специально построенный для отдыха. Мне отец рассказывал, что Симфония напрягла все силы, дабы создать этот бриллиант.
  - Обалдеть. И мы туда едем? - радость смешалась с неверием в такую удачу.
  - Именно!
  Воодушевление течёт по венам, словно огоньки фонарей по реке и пока Вероника дарит своё общество, я кое-что вспомнил - в Империи есть свои особенности и легенды. После смутных десятилетий прошлого, Симфония сложилась и окрепла, обретя ясный, но не конечный облик. Северные земли были закрыты по не совсем понятным причинам и только поверья пугали историями, одна страшнее другой, холмы и горы, с тех пор, заросли елями до самых кончиков, а все города и производства основаны в южных областях, что удовлетворяет требованиям.
  Вскоре председатель предложила отвезти домой и, не задерживаясь, отправилась к себе - всё же собираться надо обоим, хотя, девушки в этом плане предусмотрительнее, наверняка ещё вчера подготовилась. Я же, как и всегда, откладывал на потом и теперь врубаю ускорение - пакую рюкзак. Ехидно и торжествуя, в голову забралась мысль о костюме, в сторону чемодана и глядеть не хочу, но видимо придётся - не тащить же в руке. Благо, нашлась дорожная сумка, чуть больше ноутбучной, положу основное в рюкзак, а костюм и оставшееся в неё.
  Мама зашла в комнату с решительным и серьёзным выражением лица, ну, прям офицер перед строем.
  - Хе-хе, ты за мной? - поинтересовался я.
  - Конечно. Пора танцевать.
  - Блин, мам, я буду смеяться, сбавь серьёзности, - уже подхохатываю.
  - Ладно, - смилостивилась она.
  Отец с кружкой ароматнейшего чая сел в кресло - хорошо ему, наблюдать такое веселье, ну, а мы с мамой начали могучее и старое 'раз-два-три', 'раз-два-три'. Конечно, всё просто, после одного двух раз кажется, что научился, но это не так, под мелодии случайных вальсов, кружась и плывя, я разучиваю движения до автоматизма - пусть станут естественными. Мама раскраснелась и лицо ещё более зацвело красотой и силой, отец подменил, а я уже без смеха любуюсь на гармоничные движения, на лучащуюся из глаз родителей радость. Приглушённый свет в нашей теплой и уютной гостиной, словно погружает в транс, тёплые тона в отделке и сонные клубы теней добавляют шарма действу.
  
  Глава 10
  
  Предвосхищая приход, солнце озарило горизонт, купол небес мягко меняет цвет в начале набирая серого и прощаясь с сочным, глубоким чёрно-синим, а потом голубеет и подмешивает белого. Лёгкие пёрышки облаков, что ещё недавно спали, неслышно зависнув в вышине, начинают лететь быстрее, но раньше всех встречают утро птицы.
  Лежать и смотреть на это благолепие очень приятно, сон сбежал, оставив глаза распахнутыми, а до будильника ещё долго, впрочем, комиксы ещё никого не убили, поэтому часик можно и почитать.
  Вспомнилось, как рассказал родителям, что еду в Живицу и получил новую порцию 'охов-ахов' - это я не знал про санаторий, но взрослые чаще всего слышали, а кое-кто даже посещал. На самом деле, вход открыт любому, но при условии успехов в жизни общества или проблем со здоровьем - место уникальное и очень сильное в плане оказываемого эффекта, всё пропитано запахом смолы, кристальный воздух, журчание чистейших ручьёв, с вкусной и полезной водой... Родители собирались пересказать всё, что слышали, но я остановил - лучше сам почувствую.
  Рюкзак и сумка уже стоят возле входа и это навевает атмосферу путешествий, вместе с грустью расставаний. В дорогу надел лёгкую рубашку с коротким рукавом и принтом орла на спине, снизу - шорты из плотной милитари ткани со множеством карманов. Родители к проводам отнеслись спокойно, что и понятно - три дня слишком малый срок, но в дорогу всё же получил коробочку с едой и бутылку компота. Когда снаружи остановился длинный автомобиль председателя, я пошел к родителям обниматься. Почти тут же раздался звонок в дверь.
  - Привет, Вероника, - с букетом радости и тепла встречает мама. - Хочешь чайку попить?
  - Здравствуйте, - сказала всем нам девушка. - К сожалению, у нас поезд и принять приглашение не могу. Пожалуйста не волнуйтесь, поездка безопасна, как и само мероприятие.
  - Ой, ну спасибо, умничка! - звонко голосит мама. - Буду спокойна.
  - Да ты и не переживала, - добавил папа.
  - А вот кто-то сейчас схлопочет, - потрепала его в шутку за ухо мама. - Ладненько, дети, счастливого пути.
  - Спасибо, - ответили мы в один голос.
  Линкор тронулся, плавно набирая ход, утреннее небо вовсю сверкает голубизной, припудрившись облачками, но большую часть атмосферы создаёт Вероника, что сама небесных цветов - в простой тонкой кофте до середины бедра и джинсы. Я только в машине понял, что же так впечатлило меня - новый образ. Кофта длиннее обычного, что добавляет лёгкости, некой детскости, как и белые кеды. Совершенная Вероника предстала в ином облике, без присущей школьной форме строгости и сделала это непринуждённо и нежно. Волосы заплетены в косу и открытые ушки поблёскивают серьгами - здесь я вижу островки императорской серьёзности и надменности - украшают уши две серебряных кошки с голубыми глазками-камушками. Очень внимательные кошки.
  - Твой взгляд, Матус, - тихо произнесла девушка, с забившейся на шее жилкой, - такой...
  - Ой, прости, там кошечки просто... и вообще... Так выглядишь хорошо, необычно, - выдал я.
  Смущение подкатило жаром к лицу, девушка повернулась и фиалковые глаза настойчиво нашли мои, теперь уже волна огня, могучего пламени заструилась по жилам. О, эта фиалковая сила, разумение отступает под её напором, такая красота и величие женственности, утончённые черты слабостей моего сердца и души. Вероника взглядом распалила неистовство внутри, опасную стихию страсти, невозможным усилием я схватился за веточку здравомыслия и костяшки побелели от напряжения, ибо руки рвались коснуться бархата кожи. Оторвать взгляд было легче и скоро воздух смог ворваться в лёгкие, одномоментно мы приспустили стёкла и сформировался важный момент. Я хочу рассмеяться, веселье возьмёт в себя остатки напряжения, только боюсь обидеть этим, но и гнетущее молчание выходом из ситуации не является.
  Улыбка взяла своё, а следом раскаты хохота, что уже в голос вырываются из горла. Вероника чувствовала тоже самое, начав заливисто смеяться.
  - Жарко что-то сегодня, - сквозь смех проговорил я.
  - Верно заметил.
  - А кстати, в Живицу можно только на поезде доехать? - уже уверенней остываю я.
  Вероника призадумалась и отвечает:
  - Путь один, но в двух видах - индивидуальном и общественном. Сверху многоместный состав, а снизу кабинки до четырёх человек. Идут над землёй параллельно друг другу.
  - Над землёй?! - удивился я.
  - Да, потрясающие, говорят, виды открываются. Будем фотографировать, - машет смартфоном.
  - Неужели ты не была ещё? - удивился я.
  - Была.
  - Но говоришь так, будто лишь наслышана, - продолжаю рассуждать я.
  Вероника перевела взгляд в сторону.
  - Совсем давно, уже ничего и не помню.
  Почти поверилось и вдруг вспомнил:
  - Постой, это должно было быть в прошлом году! На Докладной Комиссии.
  - Ну и что, - повержено отвечает девушка, - разве это важно, Матус?
  - Ой, извини, - смутился я. - Конечно нет, тем более природа никогда не бывает прежней. Я помню, как по три раза в одно тайное место наведывался - в лесу, на холме, а там всё по-новому. Дивился так.
  - А что это за место? - коснулась Вероника любопытным взором.
  Пока лимузин доезжал к точке назначения, рассказал со всеми красками о своей базе в лесу, пока жил в Тохе. Всё же трудно сохранить волшебную ауру, что исходит от всего в детстве, но есть те, кто умеет её создавать, Вероника и Агния, например.
  Внимание привлекла громадина вокзала, ближе к восточному краю города, как спрут или гигантский зверь - построен самый крупный транспортный узел Империи - железнодорожный вокзал 'Ксенон'. Мы изучали масштабные проекты в Империи на уроках истории, помню, что здесь сразу расположен автовокзал с городским и междугородним транспортом, таксопарк и крупная станция метро. Сюда же приходит путь и надземного струнного рельса - новинки, только строящегося по городу. Высится стеклянная громадина гостиницы, а у подножия пахнет на все лады комплекс общественного питания. 'Ксенон' гармонично вписан в общую архитектурную концепцию Ружияра и являет собой хвостовую часть 'корабля'.
  Лимузин прижался к тротуару на обозначенном участке, для столь же впечатлительных, как я - место очень интересное. Здесь реализована система с расчётом на высокую нагрузку потока легкового транспорта, поэтому подъезд к вокзалу выполнен в несколько радиальных полос движения, разделённых пешеходными платформами, к каждой из надземного тоннеля спускается эскалатор. Мягкое утреннее солнце поблёскивает на хромированной стали и стекле, переливается миллионами зайчиков на теле Ксенона, а свежий прохладный ветер взялся трепать рыжую шевелюру, обдавая дурманящим ароматом. Сложно передаваемый запах, но уже узнаваемый - это букет многообещающих перемен и путешествий.
  - Матус, - коснулась плеча Вероника.
  Вздрогнул, выныривая в реальность.
  - Ух, аж унесло! Какой же Ружияр красивый, просто взрывной!..
  - Понимаю тебя, - отзывчиво улыбнулась девушка. - Надо решить, как быть с вещами - сами донесём или водителя попросим?
  Рюкзак, сумка и чемодан уже стоят на платформе. Оглядев багаж, отвечаю:
  - Конечно сами, тут немного. Спасибо Вам, - обернулся к ожидающему мужчине, - дальше мы справимся.
  Кивнув, водитель попрощался и вскоре линкор выехал на шоссе. После маленького спора, уступил Веронике дорожную сумку, и мы взошли на эскалатор. Окажись я в Ксеноне без дела и со свободным временем - обошёл бы всё, что возможно, сейчас же, жадно разглядываю каждый уголок, каждую информпанель. В надземном тоннеле-переходе, экраны в основном указывают направление, они сенсорные, так что можно получить исчерпывающую информацию о любом месте и способах добраться - это очень актуально если потерялся или для, прибывающих в большом количестве, гостей столицы. Тут же, в стеклянной трубе перехода, есть скамейки, напротив которых сверкают полурекламным содержанием мониторы.
  - И на чём мы поедем? - спрашиваю я, пока преодолеваем переход.
  - Самая дальняя и самая новая платформа - пятнадцатая, - начала рассказывать спутница. - Я мало знаю о характеристиках, но это пока верх совершенства технологий Империи. 'Рельсовая дорога струнного типа в эстакадном исполнении' - так говориться в описании. Но важно, что состав развивает скорость свыше пятисот километров в час.
  Я с восторгом смотрю на Веронику, даже остановился, видимо это правильная реакция, ибо она засмеялась.
  - Вот, поэтому я и предпочла индивидуальному общий, тот развивает только половину этой скорости.
  Мой ответ - большие пальцы вверх, а что её скажешь?
  Труба перехода кончилась, и мы вошли под циклопический купол транспортного узла, для удобства, большую часть перемещений пассажиры осуществляют над уровнем платформ, поэтому наш переход лишь потерял крышу, но мы также идём по надземной платформе к дальнему краю.
  Каждый день 'Ксенон' принимает массу пассажиров, поэтому и путей под гигантским стеклянным куполом много, здесь и обычные, и скоростные, далее магнитные, а следом наш. Правда есть ещё один, но не рабочий и кажется его разбирают, также заметил две шахты лифтов, оканчивающиеся в неком сооружении под потолком.
  - Что там такое? - решил поинтересоваться у спутницы.
  - Ресторан. Он полностью прозрачный, поэтому не многие отваживаются покушать, но всё же клиентов хватает.
  - Вот ведь чёрт! - воскликнул я. - Это ж метров тридцать, но и вид какой! Потрясающе!
  - Хочешь, когда вернёмся, зайдём пообедать? - шикарно улыбнулась девушка.
  - Ага, очень, - охотно согласился я.
  - Ты, как ребёнок, - уже смеётся.
  - Это да... и мама часто о том же говорит. Правда это скорее качество характера, а в детстве вообще был огонь. Говорят, увижу, чего нового, так крику на полдня.
  На хохот красавицы обернулись несколько пассажиров, невольно заулыбавшись и я вижу в глазах блеск восхищения, разделяя его.
  Наконец, удалось разглядеть то, что влекло ещё издали - супербыстрый поезд, ждущий нас для отправки, я глажу взглядом это произведение аэродинамического искусства, гладкий и блестящий, словно мокрый, а цвет чарующий - жемчужно-белый. Форма весьма необычная - похож на каплю, сначала растянутую в длину в широком месте, потом приспустили круглый нос и острый хвост к рельсам, но любопытнее то, что платформа двухуровневая и к нашему даже спускаться не придётся, а вот кабинки для индивидуальной поездки ждут пассажиров ниже на уровень и похожи на старшего брата во всём, кроме длинны.
  - Мы же сможем наблюдать природу за стенами? - с оторопью спросил я.
  - Ты, в смысле, почему не видно окон? - догадалась девушка. - Они есть, приглядись. Выше, на сантиметров двадцать от низа, краска будто просвечивается.
  - Ага, вижу. Это окна?!
  - Именно, - кивнула Вероника. - Не знаю, что за технология, но видно через них хорошо. Солнце почти не слепит, да и степень прозрачности можно изменить.
  - Слушай, - догадался я, щедро добавляя в голос громкости и эмоций, - выходит они чуть ли не до пола?
  - Тоже верно, ну да скоро всё увидишь, - одарила улыбкой она.
  Слова Вероники оказались сущей правдой, СС 001 - верх достижений имперской науки, я просто впился взглядом в него: уровень платформы идеально выверен и зазор до вагона составляет сантиметра три, вблизи, покрытие поезда выглядит даже более потрясающе - эффект жемчужного перелива казался не просто эстетической ноткой, здесь явно скрыт функциональный смысл. После сдачи коричневого чемодана председателя служащему, входим внутрь, а билеты послужили электронным пропуском.
  Отделка строга и минималистична, сидения расположены парно - напротив друг друга, а между - удобный столик, всё же душа исполнена торжества и счастья, ведь я так и представлял интерьер. Есть полочки для малогабаритной клади, над каждой парой кресел светятся цифры, наши - шестьдесят пять и шесть, хорошо, что по ходу движения получилось.
  - А ведь правда - стены прозрачные, но при этом яркость входящего света затонирована, - с удивлением воззрился на девушку.
  - Да, это восхитительно, - поддержала Вероника. - Нажми вон туда, на квадратик.
  - Здесь? - показываю на стекло, вместе с напылением.
  Вероника кивнула, а в глазах вижу озорство. Палец коснулся обозначенной зоны и появились знаки: можно включить зональное кондиционирование, свет и регулировать степень прозрачности стекла. Ткнул в стрелочку, открылась вторая страница услуг: вызов персонала, управление режимами кресел, в том числе массажный и включение голографической мультимедийной системы, жму на последнее, хотя есть и третье меню.
  Раздался приятный женский голос предупреждающий освободить стол в районе двух прямоугольных выступов, ну и, конечно, я только сейчас их заметил, ещё сигнал и выступы приподнялись на сантиметров пять, после недолгих преображений, из них выступили черные модули и воздух засветился. Восхитительно и грандиозно, прекрасно и завораживающе, прямоугольник пространства над столом горит ярким и сочным светом, отображая меню: можно выбрать видео из обновляющейся базы с широким жанровым разнообразием, послушать любую музыку, окунуться в новости или художественную литературу. Отдельно стоят игры - от шахмат, до онлайновых.
  Ошеломлённо поворачиваюсь направо, в поисках взора Вероники - это невообразимо круто, даже в самых смелых мечтаниях не представлял. Девушка отвечает глубоким пониманием момента, словно знала о силе оказываемых впечатлений и тут пришло озарение:
  - Так ты всё продумала, да?
  - Что именно? - лукаво улыбнулась она.
  - Ну, что я буду вот так глазеть и восхищаться, удивляться каждому болтику, - пояснил я.
  - Скорее предполагала.
  Глянул в распахнутые просторы фиалка и сердце сжалось в истоме.
  - Спасибо, - искренне произнёс я. - Всё воистину так. Столько действительно интересных вещей, что даже не знаю, как буду спать сегодня.
  - Матус, ты меня смущаешь, - отвечает Вероника, розовея щеками. - Надеюсь, что это ещё не всё. Впереди ждут не менее сильные впечатления.
  - Вот же круть! Ну всё, жду с нетерпением.
  
  Глава 11
  
  Перед отправлением прошли мимо несколько пассажиров и даже целая семья, но передние сиденья так и остались свободными. Я дождался, пока электропоезд тронется, с радостью ощущая силу ускорения, уши ласкает едва доносящийся гул мотора, хотя звукоизоляция практически всё поглощает. Так здорово видеть всё убыстряющийся город за окном, а когда начался затяжной поворот, то вообще класс - состав кренится и кажется, что висишь над землёй.
  По заявленной информации, скорость уверенно перевалила пятьсот километров, с периодическими пиками аж в шесть сотен - по началу даже страшно, а затем приходит восторг. Вскоре запустил многопользовательскую бродилку и с Вероникой взялись её проходить. Обжитые земли за окнами быстро кончились, сейчас тянется к солнцу бескрайнее море елей и, если, прислонившись к окну, посмотреть вниз, становится видно нижний уровень струнных рельс и проносящиеся назад кабинки, смешно, ведь кажется, что они стоят, хотя на самом деле тоже не слабо несутся.
  Прошёл час с небольшим, скорость немного упала - движемся вверх, а пейзаж сменился на предгорья, опоры эстакады заметно прибавили в высоте, но бывают низкие и тогда за окнами появляется хвойная стена. Вероника с улыбкой произносит:
  - Мы почти на месте, скоро начнём замедляться.
  Чувства под действием сегодняшних факторов обострены и образ девушки сильно взволновал. Солнце уже уверенно изливается на мир, краски природы под ним сочные, яркие и глубокие, я выставил полную прозрачность окна, поэтому света проходит много и лицо Вероники напитано этой небесной силой. Кожа ласкает взгляд, гладко мерцая, но даже издали ощущается мягкой, фиалковые глаза - всегда отдельная песня, каждый раз удивляют и волнуют тонкие ноты души. Так же долго могу созерцать узор на радужке, эту роспись мастера.
  Улыбнулся в ответ широко и открыто.
  - Хорошо. Всё же, как быстро доехали. Сколько километров позади, семьсот где-то?
  - Больше - почти тысяча, - выразительно ответила она.
  - Что?! - переспросил потрясённо я. - Хотя да, всё логично, ведь СС-001 такой быстрый.
  - Есть ещё одна вещь, которая может быть интересной, но расскажу об этом позже, - заговорчески закончила девушка.
  - Хм, - глянул с любопытством, - уже пытаюсь догадаться. Что-то с поездом связанное?
  - Подожди немного, на самом деле уже скоро.
  Взяв вещи, пошли к выходу, почти тут же мягко зазвучал женский голос, объявляя скорое прибытие, благодарность и пожелания приятного отдыха. Пока состав неспешно подъезжает к станции, я уже поглядываю в окна, противоположные нашему, разглядывая её. Станция выполнена в столь же современном и прозрачном дизайне, что и Ксенон, только приятной компактности, с расчётом всего на один путь. Крыша стеклянная, в форме лепестка или листика, а на перроне уже стоит человек десять, видно, как многие только идут к платформе по дороге, ведущей к Живице.
  Сам санаторий оказался выше вокзала, но за счёт пологости и величины холма, можно видеть всю громадную инфраструктуру оздоровительного комплекса. К нему идёт ещё череда опор с фермоподобной конструкцией между - нечто вроде уменьшенного варианта того пути, что привёл нас сюда от Ружияра.
  Пока можно лишь догадываться о назначении группы домиков, что выше и слева, думаю, жилые, справа тоже есть, ещё ближе к вершине, но уже двухэтажные и в ином стиле, в целом, облик строений тёплый и немного старинный, в чём-то даже приземистый и мощный. В том же Ружияре, высотки, как берёзки - изящны и тонки, полные электрических волокон, стекла и светодиодов, а в Живице выдержан стиль отдыха, медленного течения времени, настроя на гармонию и лад с тысячелетними процессами природы.
  - Вижу, ты впечатлён, Матус? - спрашивает Вероника, встав рядом так, что я ощущаю тепло.
  - Безусловно, - немного напрягшись вымолвил я. - И везде ели, ели, ели... Смотри, где бы не стоял дом или строение, деревья словно впритык. А запах какой?
  С шумом втягиваю воздух и неожиданно понимаю:
  - Да они же кругом!
  - Аха-хах, - хрустальным ручейком рассмеялась красавица, - неужели только заметил?
  - Ну блин! - оглядываюсь, ибо и вокруг вокзала вплотную деревья.
  Между стволов аккуратный заборчик - от зверей, наверное, но по умыслу проекта, выходя из поезда ты смотришь сначала вперёд, на санаторий, что в километрах двух отсюда и за счёт ландшафта хорошо виден.
  - Можем поехать тоже на струнном транспорте, - показывает на замеченную ранее слева череду опор и маленькую станцию. - Но можно на автомобиле и это более вероятно, ведь нас встречают.
  - Ну-у, - протянул я, - будет неправильно отказываться от сопровождения?
  - Если захочешь, - легко обратилась она, - окажу на них убедительное воздействие.
  - Не, лучше не надо, - ухмыльнулся я. - Спасибо, Вероника.
  - Пожалуйста, - обычное слово, но меня пробрала дрожь от особой нотки.
  Получив чемодан, вошли в здание станции, и я по привычке оглядываюсь в поисках закусочной или магазинчика, но всё строго и функционально. Девушка будто мысли прочла:
  - Нас ждёт вкусный обед в санатории. Хотя, если хочешь, то у меня есть печенье.
  Со стыдом и смехом мотаю головой.
  - Оно вкусное, - добавляет она.
  - Я в этом уверен, но всё же потреплю до обеда. А вот потом, с твоим кофе, можно.
  - Я как раз взяла с собой зёрен, - подмигнула девушка.
  Окидываю её радостным и восхищённым взглядом.
  - Ты воистину колдунья!
  Нас встречают двое мужчин одетых в поло и шорты, эдакие игроки в гольф, только слегка массивные. Одаривая друг друга улыбками, мы принимаем приглашение сесть в автомобиль, серый, той же марки и класса, что у родителей - видимо стандарт для служебного транспорта. По пути любуемся живыми и красочными картинами за окном, стекла опущены, дабы ненасытно дышать хвойным букетом. Мужчины приятно шутят, расспрашивают, как добрались и немного повествуют о санатории, что удивительно, им известны наши чины в школе и имена, то ли я неопытен в таких мероприятиях, что вероятнее всего, то ли особый приём. Спрошу потом у Вероники.
  Для проведения Докладной Комиссии, в Живице арендуют наиболее комфортные номера - дань уважения труду ученических советов, так же чуть сдвинуто расписание концертов оркестра и хора, изменено время работы зала приёмов и подготовлена отдельная, специальная театральная постановка. Естественно, что все имеющиеся объекты отдыха в распоряжении гостей - от этих новостей меня не покидает чувство ирреальности происходящего.
  Мужчины проводили до ресепшиона главного гостиничного здания, не забыв представить.
  - Здравствуйте, уважаемая Вероника, здравствуйте, уважаемый Матус. Вот ключи от вашего номера. Пожалуйста распишитесь здесь, - протянул нам планшет мужчина. - Багаж можете оставить, его принесут.
  - Да ладно, тут немного, - отмахнулся я.
  - Приятного отдыха, - добавил он со всей услужливостью.
  Я с горящими щеками, на деревянных ногах к лифту. Зашли, сказать что-либо тяжело, для начала повернул голову - девушка тоже покраснела. Губы словно срослись, но первой всё же Вероника заговорила:
  - Там несколько кроватей и комнат.
  - А-а, тогда хорошо, - блекло ответил я.
  Девушка спешит добавить:
  - Но если хочешь, можно отдельный номер.
  - Да нет, зачем, всё нормально. Просто, так неожиданно.
  - Прости, - шепнула она.
  Я вообще смутился и уже выходя из просторного и красивого лифта, отвечаю:
  - Да не стоит, так даже лучше. Я тут впервой, поэтому давай держаться вместе. Доверяю тебе.
  - А ведь и правда, - облегчённо выдохнула Вероника, - спасибо.
  Тут пришло время оглядеться.
  - Хм, - озадаченно осматриваю единственную дверь в небольшой комнате. - А где коридор и ещё номера?
  - Это самый верх гостиницы, - взялась буднично пояснять председатель, но странно отведя взор, - и здесь расположен единственный номер, так называемый 'императорский'.
  - Э-э, - мозг впал в ступор, - не могу понять - всем такой полагается? Или мы по очереди будем тут жить?
  - Хах-ха, - рассыпала неожиданно девушка колокольчики смеха. - Всё просто - отец считает, что мне нужно жить здесь. Для всех остальных представителей школ полагаются обычные номера. В сравнении с этим, конечно.
  - Обалдеть просто! Блин, это какой-то сон...
  - Давай зайдём, а то здесь всех красот сна не увидишь? - со смехом предложила она.
  
  Глава 12
  
  Можно долго рассматривать каждый элемент 'императорского', но проще сказать, что тут есть всё: прекрасная классическая мебель в гостиной, большие, украшенные портьерами окна, подернутые дымкой тюли. Организован умный и мягкий свет, три санузла, причём в одном джакузи и небольшой бассейн с ледяной водой - 'Для принятия контрастных процедур' - пояснила Вероника. Также есть кабинет, кухня, зал для конференций, две спальни и детская комната, везде свой стиль, простор и роскошь, также, в распоряжении вытянутый, широкий балкон с панорамным видом на санаторий и хвойные дали.
  - Смотрю, у тебя даже аппетит пропал. Может по чашечке кофе?
  Слова девушки немного вернули в тело.
  - Я и забыл совсем про голод, тогда, давай уже поедим всё-таки?
  - Согласна.
  Оказывается, можно даже заказать продукты в номер и приготовить самим на кухне, но мы предпочли общий зал, тем паче, там будет приветственная речь, знакомство и обед. Мы вышли из одного сосредоточения роскоши и, спустившись на лифте, попали в просторный, приятный глазу, роскошный зал.
  Среди усаживающихся за ломящийся яствами стол, удивлённо отмечаю ехавших с нами в поезде, не все, конечно, но много. Улыбка тут же выскочила и прочно обосновалась на моём лице, аж щеки подламывает.
  Томить никого не стали, поэтому сначала можно предаться пищепоглощению, благо, что разнообразие позволяет получить изысканное удовольствие. Меня беспокоил внешний вид - шорты и рубашка не совсем подходят для приветственной речи, но и Вероника, и остальные одеты также, желудок же устал ждать пока ум решиться взять в руки ложку, властно переведя управление на себя.
  Когда первый голод ушёл, понемногу уступая место сытости, зазвучал голос:
  - Уважаемые председатели и члены ученических советов, здравствуйте. Кто ещё не знает, меня зовут Себастьян Савельевич, - с микрофоном в руках, представился седой мужчина.
  Пока глава Докладной Комиссии продолжает речь, я могу сыто оглядеться - большой прямоугольный зал для приёмов и торжеств, сегодня вместил чуть более ста человек, со слов Себастьяна. По ощущениям, здесь можно хоть самому Императору справлять события: высоченные потолки украшены лепниной, мозаикой и росписью, только речь из скрытой акустики удерживает от погружения в целый мир изображённый выше, колонны и ниши в стенах, сочетаются с современным умным освещением, а в дополнение - красивые, роскошные ткани на окнах, стенах и столах.
  - Итак, с приветствиями и разъяснениями закончили, - вещал Себастьян. - Сегодня у вас свободное времяпрепровождение, а завтра уже доклады. Завтрак с восьми тридцати, до девяти тридцати, ну, а потом в бой. Не забудьте на столе буклетик с планом мероприятий.
  
  Гуляем с Вероникой по аллее, прозванной Малой, есть и Большая, но это путь на километров десять вокруг холма, что служит постаментом для санатория, меньшая же представляет собой серпантин со множеством скамеек, фонарей, мест для кемпинга и площадок для игр. Уже вечереет и на дорожке довольно людно, есть даже очереди в три-пять человек возле лотков со сладостями, напитками и фастфудом, а по велосипедной части пронеслись пара ребят. Я взял нам по яблоку в карамели и медово-мятной воды.
  - Как тебе Себастьян? - бросила Вероника любопытный взгляд.
  - Вроде нормальный дед, - пробурчал я, - правда строгий, как мне показалось.
  - Это очень верное замечание - завтра ещё покажет себя. А в прошлый раз чуть волосы рвать не начал, так мы спорили.
  Я аж прервался от лицезрения красот, повернувшись к спутнице.
  - Постой-постой, кто говоришь спорил?
  - Я и Себастьян, - с улыбкой встречает мой ошалелый взгляд девушка. - Мы ведь не только читаем доклады, если у комиссии будут вопросы - нужно достойно ответить. Мог бы, кстати, сегодня ознакомиться с нашим?
  - Хм, - озадачился я, - а что, могут чего спросить?
  Девушка чуть смутилась и с тенью вины отвечает:
  - Прости, Матус, эгоистично было втягивать тебя в это. Себастьян, скорее всего, спросит. Но ты и так во многом разбираешься, если пробежишься взглядом по докладу - всё будет хорошо.
  - Да ладно уж, - поспешил успокоить я председателя. - И вообще, ты столько для меня сделала, что даже не знаю, как благодарить теперь. Вот придём, возьмусь за доклад и всё запомню!
  - Большое спасибо, мне теперь спокойней.
  Когда Вероника говорит - каждое слово отзывается в душе и груди, понять это невозможно, слова благодарности устраивают революцию в голове и моё существо бунтует. Как в замедленной съёмке, вижу плавные движения губ и чувственный трепет крылышек носа, но обрываю любования - опять в неловкое положение попадём.
  - Тогда, может, доедим яблочки и назад? Если можно, то хотелось бы твоего кофе и уже печенье, - с надеждой обратился я.
  - Это можно. Надеюсь, - с напускной надменностью начала она, - что не найдётся в мире более вкусного, кроме моего.
  - Смею Вас уверить, госпожа Императрица - это невозможно.
  
  Да, обещания давать легче, чем претворять в жизнь - в электронном докладе уйма цифр, сравнений с прошлыми годами, а это опять цифры и планируемый успех по основным направлениям школьной деятельности. Пока Вероника принимает ванну, сел в гостевой, полагая быстро прочесть, но это просто нереально. Что ж, предстоит долгая осада...
  Начинаю погружаться в доклад и вдруг:
  - Как успехи? - девушка стоит напротив, в белом махровом халате.
  - Вроде бы всё понятно...- задумчиво отозвался я. - Пока только треть освоил.
  После взгляда на председателя, буквы на экране планшета начали сливаться, а цифры скакать, но, если и стоят на месте, никакого смысла в голову не попадает. Поднимаю голову, вновь окунаясь в милейший образ Вероники с влажными волосами: из-под халата видны изящные ступни, как верх творческого стремления и в том же ключе величия мысли, воплощением лаконичности и совершенства - линии ключиц и жилок на шее. Теперь понятно, почему буквы с цифрами затеяли танцы.
  - Кажется, тебе что-то непонятно? - спросила, подходя, девушка.
  - Ну-у, э-э-э...- совсем растерялся я. - Да, наверное, но вот чашечка кофе может помочь.
  - О, конечно, погоди минутку!..
  Вероника отошла, напоследок одарив прекраснейшей улыбкой, выдыхаю с облегчением, конечно, впечатления только приятные, но вот мощь образа лишает каких-либо возможностей осваивать доклад. Сердце, словно в рывке на рекорд, бешено колотится - это я вдохнул аромат свежести и нежности, когда председатель подошла. Аве мозгу, смог найти выход!
  С каждой новой страничкой, открывается часть скрытой жизни Бастиона, 'кухня', так сказать, любой старшей школы, но мне информация идёт на пользу. Мечта быть чаще с Вероникой сбылась, ведь именно за этим шел в старосты, разве можно теперь отвергать сопутствующую ответственность? Да я и не хочу, зато теперь, когда столько статистики кирпичиками укладывается в памяти, могу глубже понимать процессы и, более того, ярче вижу роль Бастиона, как ведущего локомотива Империи в сфере моделирования будущего. Мы, черно-синие - главные в заявке на его наличие.
  Чашка с ароматным напитком пришлась кстати, да ещё и вприкуску с долгожданным печеньем, председатель, словно поняв причину 'неуспеваемости', переоделась в строгий национальный костюм. Любое одеяние на Веронике будет прекрасным и от любого буду восхищаться, однако этот больше подталкивает к деяниям.
  - Что можешь сказать о манере изложения, сложная? - девушка села рядом.
  - Сам формат сложный: статистика очень сухая и, я бы сказал, трудная в доступном изложении. В принципе, сравнивая с похожими вещами - хорошо изложено. А почему ты спрашиваешь?
  - Интересно, как читается мой доклад, - проговорила она буднично.
  - В смысле его писала ты?! - исторгая изумление и восхищение, уставился на Веронику.
  - Да. Там на главной, снизу написано.
  - Круто! Я просто пролистываю обычно первую страничку.
  Вышел в меню читалки и на главную - точно, снизу мелкими буквами написан автор.
  - Собственно, такие дела, - смущенно перевела она взгляд на печенье.
  - Потрясающе, когда же успела написать такое? - скорее спросил я, стремясь утолить жажду любопытства.
  - Ой, да пустяки! - отмахнулась Вероника. - Просто откладываешь понемногу приходящую информацию - разные сводки, отчёты. За два вечера воедино собрала и всё.
  - Не зря председательство за тобой, Вероника... Точно знаю - не зря!
  Девушка улыбается, задумчиво глядя в окно. От доклада уже остаётся немножко и здесь больше текста, чем цифр, вскоре нажал на кнопку блокировки, откидываясь на диван. Пусть теперь Себастьян подберёт достаточно острый вопрос, иначе для ответа мне не придётся напрягаться.
  
  Глава 13
  
  В конференц-зале все те же участники - чуть более ста, но помещение почти пустое, ведь расчётная вместимость значительно выше, наши места оказались во втором ряду, за комиссией. Из одеяния - школьная форма, но отдельного внимания заслуживает Вероника, когда я увидел выходящую из комнаты девушку - забыл где нахожусь и что происходит вокруг. Яркая, как звезда, образ настолько сильный, что хочется кричать в попытке выразить бурю эмоций. Блестящий поток темно-русых волос, строго убран в шишку, сбоку эффектно и женственно оставлен вольным локон, что чуть прикрывает верх ушка. Сам кулачок волос спрятан под черную сетку вуали, с блестящими искорками сапфиров.
  Вероника слегка подвела глаза и два фиалковых озера теперь ещё более выразительные. Также, с льдисто-синими вставками на форме, сочетаются серьги в ушах - два призматических сапфира. В итоге получился очень ясный и строгий облик, с чуть ли не физически наблюдаемым свечением. И вот, пока идём к местам, взоры участников пышут восхищением - тяжело даже поверить в такую красоту.
  Докладная Комиссия началась, из колонок звучит голос ведущей, как и ожидалось, мы на острие, поэтому идём первыми. Хочу поддержать председателя, итак почти всё лежит на хрупких плечах, поэтому иду на упреждение, дабы подать руку помощи на ступеньках и встать по правую сторону от трибуны. По быстрому и скользящему взору понял - Вероника ценит. И всё же, выступать под взором стольких глаз тяжело, волнение пытается пробить брешь.
  - Представьтесь пожалуйста, - произнёс Себастьян, видимо, в скрытый микрофон.
  - Исинн Вероника, председатель старшей школы 'Бастион' и староста Драй Матус.
  - Староста?.. - поднял бровь глава, подняв легкий шум по рядам.
  - Простите, - профиль девушки заострился в гневе, - но Вам следует более внимательно относится к подготовке. В списках спикеров указаны не только имена, но и чин. Его ведь одобряете Вы?
  Зал отреагировал более сильным шумом.
  - Ах, да, прошу прощения, - дернул Себастьян уголком губ в улыбке. - Начинайте.
  - Благодарю.
  Понятно, что, если каждый представитель школ будет читать доклад до конца или вообще читать - времени не хватит, поэтому, формат упрощён до устного пересказа основных положение и ответов на вопросы. Вероника красочно и ёмко взялась повествовать, поначалу, я смотрел только в зал, но сейчас с интересом повернулся, надо отдать должное председателю - аудиторию захватить может, ведь, казалось бы, информация известная, однако и я увлечён.
  Себастьян к концу даже улыбнулся и говорит:
  - Спасибо за увлекательный рассказ о Бастионе. Позже мы внимательно ознакомимся с докладом. Драй Матус, можете ответить, что же привлекло Вас в столь удалённую от родных мест школу?
  - Можешь не отвечать, - шепнула Вероника, - если не хочешь. Это не обязательно - вопрос личного характера.
  Я кивнул, но намерения тверды.
  - Если говорить в общем, то причины две - переезд родителей по работе и авторитет Бастиона.
  - Ясно, - кивнул глава. - Но, ведь в Ружияре есть почти не уступающие заведения - 'Три Звезды' или 'Росток' - каждая в чём-то лучшая.
  Я набрал воздуха в грудь и начал повествовать:
  - Из перечисленных, я был лишь в последней. Хочу сказать всем, что несомненно ваши школы хороши и следующими словами лишь опишу субъективные впечатления. Чтобы понять, какой классный Бастион, надо туда прийти. В раз полюбившейся атмосферой там пропитано всё. Даже тяжёлая подготовка не смогла приглушить этот шарм, а когда началось обучение - всё лишь усилилось. И я думаю, что Исинн Вероника доказывает это.
  Зал проникся и с лёгким эхом началось аплодирование. Девушка на самом деле представляет Бастион лучше всего - талисман воплоти. Себастьян даже руками развёл.
  - Спасибо ребята, больше нет вопросов.
  Мы поклонились и вскоре за трибуну встала новая пара. Мероприятие продолжается, а Вероника нашла мой взор и с эмоциями показывает склонить голову. Горячий шепот чуть не лишил сознания:
  - Спасибо, Матус. Ответил очень впечатляюще. Я еле с места сошла от смущения. Коварный.
  - Прошу простить, - моя очередь обдать ухо и шею жаром чувств, - но иначе я бы не смог описать всё величие и красоту нашей школы.
  Даже в слабом свете, видно забившуюся жилку, я физически ощущаю, как от Вероники идёт волна, сводящая с ума, застывшая, напряжённая осанка и, видимый даже в профиль, шторм в глазах. Уж не перестарался ли с выражением страсти?
  К счастью, всё обошлось, хотя я точно знаю - ничто не остановит Веронику на таком подъёме, спустя несколько минут, мы уже стараемся вникать в слова докладчика, полыхая щеками. Делать это не сложно, ведь каждый председатель и спутник рассказывают о любимой школе, я так вообще в первый раз слышу о большинстве, открывая и географию Симфонии, и сами заведения. Ещё посмеиваюсь, сравнивая 'своего' и других председателей, хотя понятно кто чемпион.
  Постепенно приходит понимание, что все собравшиеся - соратники. Образовательная система Симфонии служит важному и нужному делу - претворению в жизнь главного принципа - обновления, хотя ещё слабо, но я улавливаю общий дух стремления вверх. И любые преграды будут преодолимы, ведь цель находится за ними.
  Докладная Комиссия длилась до четырёх дня, выступить успели все, два раза мы прерывались на отдых и еду. Сейчас тоже общий полдник, столы усыпаны десертами и салатами, для желающих - всё разнообразие напитков и я сразу предложил набрать сладостей, да подняться к нам, ведь лучший кофе - у Вероники.
  Расположились в тени лоджии на плетённых из ротанга стульях с таким же столом. Дует свежий еловый ветерок, небо частично заняли кучевые облака, ещё с детства завораживает эта потрясающая палитра - слепяще белые клубы сверху, с лишь обозначенными краями и мрачный свинец понизу. Знаю лишь две красоты, могущие соперничать с этой - Агния и Вероника.
  - Вроде бы смотришь на облака, а смущаюсь я, - сказала Вероника, переведя взгляд на небо.
  - Хех, - хихикнул я, отвлекаясь от созерцания, - но почему?
  - Очень знакомый взгляд.
  - А-э, ну да, - всё, что осталось ответить.
  Дабы разбавить неловкость, решил рассказать:
  - Как необычно, всё же... Комиссия кончилось, а внутри до сих пор словно звенит. Не думал, что буду так переживать.
  - Понимаю, Матус, - ответила Вероника. - Спасибо огромное - поддержал вначале, хоть старалась и не показывать, но поволноваться пришлось.
  - Пожалуйста, - охотно откликнулся я, - хотя почти ничего не сделал. Ну, а вообще - можешь на меня рассчитывать.
  Я тепло и открыто улыбнулся, а следом уж мчат мысли:
  - Знаешь, это, наверное, трудно - представлять целую школу, да ещё перед Себастьяном. Сейчас только понимание пришло.
  - С нами ещё мягок оказался, а вспомни Катерину из 'Ростка' - думала вообще отчислит или до слёз доведёт.
  - Это да! Меня аж вступиться подрывало. Хорошо, что обошлось, - облегчённо закончил я.
  - Согласна, - ответила она и положила кусочек пирожного в рот. - Кстати, сегодня концерт, ты пойдёшь?
  - Ага, очень хочется послушать и хор, и оркестр. Написано, что будут неожиданные вещи.
  - Вот и хорошо, - осветилась Вероника улыбкой. - Просто я люблю такое.
  - Может тогда отдохнём перед этим? Я а-аж, - произнёс сквозь зевок, - спать хочу.
  Вскоре девушка пошла к себе, а я завалился на роскошнейший диван в гостиной.
  
  Глава 14
  
  Вот и настал час для костюма, мне из всей тройки больше хочется надеть сорочку, уж, очень цвет нравится - такой насыщенный, блестит и полностью отвечает ледово-синей концепции школы. С красной бабочкой долго не мог решить, надевать или нет, в итоге нацепил - смотрюсь ярче, а это желательно, ведь председатель наверняка будет сиять в миллион люмен.
  Ничто не способно затмить очарования Вероники, даже предожидание, когда я вышел, девушка была ещё не готова, поэтому сажусь в кресло дающее лучший обзор. Ручка повернулась, секунды словно зазвучали, но дверь пока закрыта, чувствую, что сердце начало разбег и дернулось при возникновении света в проёме. Председатель вышла ровно и спокойно, почти буднично, если бы не кошачья грациозность и великолепие форм фигуры. Первое впечатление - гармоничное восхищение, всё в образе дополняет друг друга: чёрное платье в пол из матового материала, далее - открытые плечи и декольте, обольщающие изяществом, общий вид строг и лаконичен, где богатство волос вновь скрыто под сеточкой, а лицо без макияжа. Лишь две детали блистают ярко, с глубинной силой - глаза и колье на шее и если первый элемент уже знаком, то второй вижу впервые. Тонкая цепочка из очень мелких звеньев, что на свету переливается сапфировым цветом, держит многогранный и прекрасный, бережно охваченный белым золотом, камень, размером с крупную виноградину. Похож на аметист или даже сапфир, но всё же с очень мистическим цветом.
  - Мне даже неловко за свой вид, уважаемая Председатель, - поклонился я, не заметив даже как встал.
  - Боюсь, что ощущаю схожие чувства, бесценный староста первой параллели.
  - Ну раз так, то могу признаться в оглушающем восхищении, - продолжаю я робкие попытки описать творящееся внутри.
  - А вот если будешь и дальше говорить такое, поход на концерт может быть сорван.
  Девушка обожгла фиалком, пройдя так близко, что ощущаю тепло и благоухание, к этому тонкому и богатому аромату, тяжело даже близко подобрать описание, ибо так могут пахнуть лишь богини.
  Выступление состоится в современном концертном зале и, как я понял, в нём можно устраивать мероприятия любого формата, вместе с тем, допустимое количество посетителей не очень велико, ибо ограничено вместимостью Живицы. Расположен слева от гостиницы, после всех иных зданий. На улицу уже опускаются сумерки и приятное тёплое освещение сеет уют, идем по аллее, рядом и в том же направлении, другие жильцы, кое-кто из представителей школ. Взгляды быстро сконцентрировались на нас, спасает лишь поддержка председателя, иначе сгорел бы со стыда, ведь с такой совершенной спутницей может идти рядом лишь достойный.
  Перед входом в зал стоят, по пять в ряд, люди в чёрных одеяниях и факелами в руке, маски на лицах едва видны из-под опущенных капюшонов. Идем сквозь, хотя это настораживает, на лицах других людей такое же недоумение, поэтому вспоминаю приписку о сюрпризе.
  Помещение зала если и было нормальным, сейчас очень похоже на древний храм, где вот-вот начнётся священнодействие. Мистически горят свечи, а драпировка стен добавляет мрака, плюс, кругом стоят идолы разномастных существ. В оркестровой яме вообще, чуть ли не алтарь, каждый музыкант в темных балахонах, напоминая скорее служителя. Хор полукругом выстроился на сцене, оркестр - на танцевальной площадке, перед ней. Сидячие места быстро заполняются, но для участников Комиссии забронированы первые ряды.
  - Как это необычно...- озадаченно сказал я оглядываясь.
  - Согласна, но, кажется, знаю к чему такой антураж.
  - Расскажи...- оборвал просьбу, ибо заметил странность с камнем на шее председателя. - Смотри, Вероника, он светится!
  - Да, - спокойно подтверждает она, - это люцифер - искусственный минерал. Недавно синтезирован в Симфонии и может накапливать энергию.
  - Круто, первый раз такое вижу. А где такой можно взять?
  Беседуем направляясь к местам, даже атмосфера зала отступила на второе место.
  - Пока только через меня. Люцифер - побочный материал, полученный в результате экспериментов с новыми носителями информации. В продаже его нет и вряд ли будет - баснословно дорогой в производстве.
  - Я в масштабнейшем удивлении, - вырвалось из меня угловатое откровение. - А ты просто кудесница.
  - Спасибо, Матус. Постараюсь достать тебе такой, как вернёмся.
  - Не-е, - замахал я руками, - не надо. Просто думал маме подарить, но раз всё так сложно, то лучше воздержаться.
  Глаза председатели осветились.
  - Давай сделаем это вместе?
  - Подарок? - переспросил я.
  - Именно, - грациозно кивнула она.
  - Хорошо, но, если с люцифером не выйдет, просто подберём что-нибудь ещё.
  На том и порешили. Я внутри просиял, всё же встретить Веронику - чудо, каждодневное и приятное.
  Вдруг вспомнилось:
  - Так почему, говоришь, концерт украшен словно храм?
  - Это лишь предположение, но озвучить уже не успею - смотри, скоро нам всё расскажут.
  Большая часть мест уже занята, время начала пришло и на сцену вышел человек в сером одеянии. Покрой грубый и простой, от остальных отличается лишь цветом, с переднего ряда видно, как мужчина оглядел зал из-под массивных бровей, да и вообще, сам очень высок, фигура крепкая. Лицо выдаёт возраст, но длинные волосы ещё терпкого темного цвета, без грамма седины. Мясистые губы разомкнулись, растительность на лице двинулась.
  - С чем будете, гости? - будто сам воздух звучит. - Так приветствовали людей издалека, на земле Симфонии раньше. В те далёкие и тёмные времена, нужно было быть уверенным в человеке, прежде чем впускать. Сегодня вы узнаете былину, одну из многих, но самую знаменитую. 'Битва Сгущенного Мрака'.
  Эхо наполнило зал и в затихающих звуках голоса слышны крики и лязг, кожа мигом сжалась и по спине скользнул холодок, стало даже темнее, а слышно словно сквозь вату. Девушка сзади шепчет молитву.
  - Но, - возник на сцене жрец, - сказители говорят, что действо началось с повеления Владычицы, Верховной Жрицы культа. Так что нам нужно найти её.
  По залу начали раздаваться вскрики, темные фигуры служителей снуют меж рядами, заглядывая в лица. Один неслышно подходит к нам и хриплым, тихим голосом:
  - Простите, прикоснитесь к нему.
  В пугающе длинной кисти зажата цепь, что держит шар размером с яблоко. Вероника сидит ровно и не опуская надменного подбородка вытягивает руку для касания, неожиданно ярко и мощно внутри шара засветился голубой огонь. Остальные служители мигом обернулись, прекращая поиск.
  - Владычица, - склонился человек в балахоне почти до пола, - прошу Вас дать повеление к началу ритуала. Позвольте я провожу.
  Девушка уверенно встаёт и человек в балахоне провожает в центр круга, образованного служителями. Сижу онемевший от происходящего, логика давно сложила обязанности.
  Тем временем, шар подвесили к некому скипетру, огонь неуверенно мигнул, но сила вернулась и свет усилился. Вероника стала напевно читать слова заклинания, по три слова в строчке - тут я вообще выпал из реальности. Последний звук мощно отразился эхом, а по залу вдруг задул ледяной ветер, мигом вынимая тепло, особенно впечатлил реальный запах снега. Шар сверкнул молнией, на миг освещая зал, и пал мрак.
  Тянутся секунды, а я сижу зависший, мыслей нет. В голове словно тот ветер, что недавно пронёсся, вдруг, кто-то вцепляется в колено, почти вырывая истошный крик. По горячему шепоту понял - Вероника, чувствую, как весела и полна энергией.
  - Всё хорошо, - шепчет она, - это и есть сюрприз. Ты живой, Матус?
  - Пока не знаю.
  - Хорошо, - продолжает она, - понимаю.
  Концерт начался со вспыхнувших свечей, осветивших служителей с инструментами в руках. Из вокальной партии мы узнаём, как в прошлом, жителям было тяжело под гнётом монстров и бандитов, ещё маленькая страна, отчаянно цепляется за жизнь. Наконец, в народе возникают пять магических кланов и щедро обагряя путь кровью последователей, даруют Симфонии жизнь. Битва Сгущенного Мрака - финальное сражение, где верховные маги и Владычица применяют сильнейшее, молодое заклинание, ужасные монстры погибли, но сами волшебники тоже расстались с жизнью, истратив силу без остатка. Вся история изливается под невероятно энергичную и эпическую музыку, с разнообразным вокалом, но особенно впечатляют бас и электрогитара - настоящая рок-эпопея.
  
  Глава 15
  
  Трудно сказать, когда я пришел в себя. Конец помню смутно, дорога обратно в тумане, сопровождаемая то какими-то тенями на границе зрения, то шёпотом, переходящим в низкий хриплый голос. Я улавливал некоторые слова, но всё же было непонятно, что именно он говорил. Прийти в себя помогла Вероника, очень озабоченно посмотревшая на меня, стоило пересказать эффекты. После удивительного массажа головы и шеи, под запах кофе, оклёмываюсь. Девушка напротив и взор неспешно бродит по моему лицу, трудно разобрать эмоции, но даже в таком состоянии восхищение пульсирует в груди.
  - Ух! Это что-то! Даже слов нет, - удалось выудить из связок.
  - Ты хорошо себя чувствуешь? Голова не кружится, может не надо кофе? - с видимым беспокойством спросила она.
  - Нет-нет, он как раз помог... и массаж, - отвечаю я, приложившись к чашке. - Спасибо, всё вроде нормально.
  - Наверное это реакция на какой-нибудь газ, - предположила Вероника. - В постановке применили много разных эффектов.
  - Всё-таки постановка... - тяну то ли с сожалением, то ли удивлением. Захотелось рассказать, что подобные аномалии со мной начали происходить довольно часто.
  - Да, Матус, но очень качественная и, между прочим, это наследие Симфонии. Фольклорное произведение 'Битва Сгущённого Мрака'.
  - Кажется, что никогда теперь не забуду. Это настоящее потрясение, словно оказался свидетелем событий, - выразил я тот невообразимый объём эмоций, оставшийся внутри.
  - Понимаю, - произнесла она, присаживаясь рядом и положив кисть рядом с моей. - Я тоже под сильным впечатлением.
  Жизнь всё мощнее прорывается, реальность сильна и могучей эмоциональной рукой гонит кровь быстрее, от председательского массажа не то, что ожил - воскрес. Смущение от близко находящейся Вероники мешает связывать мысли.
  - Ну-у, я... то есть ты... вроде бы совсем не боялась, - с запинками произнёс я.
  - Пришлось подыграть, - сообщила она, - хотелось произвести впечатление.
  Сердце берёт очередной рубеж.
  - Это удалось на все сто, даже двести процентов! - решаюсь накрыть кисть своей.
  - Я... я рада, - молвит она, захватывая мой взор.
  Фиалковые глаза обладают магнетической силой, ведь могу любоваться игрой цвета бесконечно, в обычной жизни, смотреть собеседнику в глаза подолгу неприятно и невежливо, но сейчас - это источник жизни. Мягкое пламя очей Вероники занимает весь мир, погрузиться в приятные волны - наивысшее счастье, но всё же это опасная игра с могучими силами, и поэтому произношу:
  - Надо сказать, что я даже подумал о тебе иначе. Мол чародейка и вся моя жизнь лишь чары, иллюзия, а сейчас, вот, маски сброшены, - поведал я и с нервным смехом добавляю, - представляешь?
  - Ах-хах, - тоже нервно рассмеялась девушка, - ну ты даёшь, Матус.
  - Всё актёрские навыки одной очень способной председательницы, - поднял я указательный палец кверху.
  - Так, - шутливо сдвинула брови Вероника, - хватит про меня, давай о тебе, в общем, выступление понравилось?..
  - Ага, я в принципе живое звучание в первый раз слышу, а тут ещё с такими спецэффектами, - охотно поделился я.
  - Это радует, - улыбнулась она довольно. - Помнишь, как переживал, что тут 'мадамы и мусье, будут поправлять пенсне'?
  - Ха-ха-ха, - расхохотался я во весь голос, - какой смешной стишок! Откуда он?
  - Папа иногда выдаёт.
  - Остряк, конечно, - улыбка всё ещё сдавливает щёки. - А так да, было дело, переживал. Но даже примени я фантазию на всю, то не представил бы такого...
  - Понимаю, - поддержала она и вдруг добавила, - так, минутку...
  Вероника подошла к панели на стене, у освещения здесь можно менять режимы, и она выбрала дежурный, в комнату проник полумрак, сея умиротворение и романтический настрой. Аккомпанементом задувает прохладный ветерок с балкона, ему также помогает электроника - вытяжка набрала обороты. Я переместился с дивана на кресло, что дает возможность любоваться панорамой из окон, а Вероника садится рядом, и я с умиление наблюдаю, как подбирает ножки под себя - столь изящное зрелище невозможно пропустить.
  В едва заметные из-за абсолютной прозрачности окна, можно видеть 'кровеносную систему' санатория, выделяемую светом: это и аллеи с дорожками, мысли о коих будят светлую грусть прогулок, объекты инфраструктуры выделяются среди них, как артерии и сосуды, и далёкие огни вокзала, что как маяк для убегающего вдаль струнного пути. Нас завлёк вид мчащегося по бездонному мраку огонька - над сплошным покровом леса приближается к вокзалу индивидуальный транспортный модуль, словно метеор он пересекает тьму. Ну и, довершая картину, - голубой кусочек открытого бассейна справа, можно даже расслышать редкие радостные возгласы.
  - Недавно обедали с семьёй, - тихо и приятно начала девушка, - разговор зашел о Живице. Папа вспомнил случай из моего детства, конечно, давно забытый. Мы были где-то в столь же прекрасном и живописном месте. Он тогда произнёс что-то типа: 'Нам следует сохранять и оберегать природу для будущих поколений.' Ну, а я, - хихикает Вероника, - спросила 'Зачем?'. И вот, что он ответил: 'Созерцание природы способно дать хорошего пинка там, где мы готовы упасть. Лишив будущих людей этого стимула, можем лишится и будущего.'
  - Смешно и, вместе с тем, впечатляюще, - сказал я вовсю улыбаясь.
  - Ну мне они тогда влетели в одно ухо, недолго побыли внутри, да исчезли через другое, - откровенничает прекрасная собеседница.
  Я поразмыслил и произношу:
  - Это нормально для ребёнка.
  - Спасибо, Матус. Сейчас я благодарна всем жителям Симфонии за подарок.
  Глаза предательски намокли.
  
  Глава 16
  
  Утро второго, номинально третьего, дня наступило. Впереди многие часы кристального елового воздуха, освежающей мощи родниковой воды и увлекательной программы, буклет вещает, что после завтрака нам представят короткое по времени театральное действо, далее - свободные минуты и небольшой перекус. На дообеденный промежуток намечен просмотр фильма или любое деяние в рамках возможных, когда же половина дня осядет в животах, то до восемнадцати ноль-ноль опять вольное плаванье, а потом бал и я от одного слова чувствую, как сводит живот.
  Следует сказать, что театр для меня почти не интересен. Лучше утонуть в увлекательном комиксе или азартно продавить четыре клавиши, играя, но и этому выступлению следует отдать должное - малость увлекло. Прежде всего - актёрская игра, столь ярких чувств и эмоций увидеть не ожидал, поэтому сорок минут прошли в напряжении, а Вероника даже с места привставала в особо острые моменты. Потом мы вновь утащили десерт в номер, живо обсуждая события.
  - На просмотр собираешься идти? - поменяла тему девушка.
  - Фильма?.. Не, чего-то не хочется... А ты? - интересуюсь я, охотно доедая лакомство.
  - Аналогично. Что же будем делать?
  Девушка воззрилась на меня вопрошающе.
  - Ну-у, я бы хотел сходить на профилактические процедуры.
  - Серьезно? - вскинула она бровь. - Здоровье пошаливает?
  - Да просто, говорят, что очень приятно и ощущения потом классные.
  - Это верно, - сказала Вероника уже серьёзней, - в полном курсе ты ощутишь всю созидательную силу водной стихии.
  - Может вместе? - с надеждой задал вопрос. - Я в этом пока не разбираюсь.
  - Приглашаешь?
  - Конечно, - поднял я большой палец вверх.
  Вскоре выяснилось, что полный цикл занимает около трёх с половиной часов, там и баня, и массаж, и купальни разные. Выходит, что обед придётся пропустить, однако здесь сомнений почти нет - перекусили довольно плотно.
  Если смотреть со стороны станции монорельса, то комплекс СПА начинается от гостиницы влево - массивное, но в целом приземистое строение, во многих местах крыша сверкает стеклом, а видимый из номера бассейн - часть комплекса. Хотя в Живице всё пропитано оздоравливающим духом, именно СПА оказывает самый мощный эффект.
  По дороге встречаются уже знакомые участники комиссии, улыбаемся и приветствуем, только нам в разные стороны. Путей к цели два - с выходом из гостиницы и без, видимо, дабы зимой не было угрозы переохлаждения.
  Начались одни из самых приятных и запоминаемых часов в жизни. Следовало бы под 'во-первых', указать благолепие массажей и бань, но Вероника затмевает даже это, сверкает и окутывает величием красоты. Ещё с первого взгляда запомнилось совершенство форм девушки, гармонично дополняющие душу и образ характера, достаточно вспомнить эталон искусства - фотографии в банном халатике, сейчас наряд такой же, поэтому я сильно увлечён.
  Но и тело всё больше тонет в нектаре удовольствия, программа сначала водит тебя через прогревающие процедуры, потом закалка и мягкое расслабление. Румянец украшает щёки, а мышцы радостно теряют напряжение.
  К концу мозг снизил загрузку к минимуму, в тяжёлой голове вяло текут мысли и всё больше о кровати. Теперь стало понятно выражение лиц некоторых отдыхающих, что, еле волоча ноги, выходили из СПА. Я точно так же иду в наш номер и лишь Вероника держит образ статично. Вскоре лифт поднял нас к верху гостиницы, пальцы нащупывают смартфон в кармане - надо выставить будильник. Сейчас два с небольшим, на бал к семи, значит лучше выбрать пять дня.
  - Я к себе - разбудишь потом? - девушка воззрилась фиалком с поволокой.
  - Конечно, так пойдёт, - показываю изображение будильника.
  - Вполне. Приятного сна.
  Пожелав схожего, захожу в комнату и одежду долой. Ложиться после такого в кровать, когда от постельного белья исходит благоухание чистоты и свежести - блаженство, глаза закрываются сами, а мозг ныряет в сон мощно, как кит в океан. Мысли замерзают в гаснущем свете реальности и на смену спешат образы снов.
  Всегда трудно подобрать музыку на будильник, но даже отыскав, скоро приходиться повторять действие. Ещё понял, что лучше не ставить любимую - может опротиветь напрочь, сейчас звучит нечто танцевально-островное, кстати, дольше обычного оставаясь будильником. Раскрыв веки вижу живописную роспись на потолке - лужайка в окружении леса и юная девушка, в светлых волосах цветочки, что дополняют узкий травяной венок. Из одежды - платье простого кроя, красавица как раз нагнулась за ягодкой, спугнув несколько бабочек. Так же сверкают красотой облака, отражаемые в озерце неподалёку. Насколько же идеалистическая картина и как умиротворяюще действует.
  Первые ощущения в теле - лёгкость и гибкость, будто могу гнуться молодой берёзкой, хотя я и так не испытываю каких-то особых проблем с этим, но сейчас легче, проще и охотнее. Энергия течёт по жилам, в каждой клеточке умеренность и возможность - хороший задел на вечер, стоит признать.
  В широкое и высокое окно заглядывает солнце, с чуть закатной нотой и склонённым ликом. Любоваться в Живице можно буквально всем и стоило прийти мыслям о восхищении, как сразу голова оживилась, напряглась, быстро вспоминаются события дня, что Вероника попросила разбудить. Неужели увижу председателя спящей?! Это просто выбивает из-под ног прочное межэтажное перекрытие императорского номера, выбраться бы теперь из комнаты.
  Выбор если и был, то в прошлом, посему, деревенея иду к двери, далее к ещё одной - в комнату Вероники. Ручку вниз и даже закрыл глаза.
  С первым же вдохом расцветает красочный мир: немного горечи шоколада, льдистой свежести свежего снега и мягкий душистый шлейф. Раскрыв глаза, вижу знакомые роскошные апартаменты, вместе с ощущением уюта, дверь расположена по центру, напротив кровать. Остальные предметы мебели есть, но внимание приковала спящая девушка - трепет и восторг перехватывают горло, я весь в созерцании. Насколько же потрясающей красоты может быть человек! Чаще всего, Вероника предстаёт в строгом, активном или деловом образе, но сейчас, волнительно и трепетно, волосы рассыпаны на подушке, девушка спит на спине, головой склонившись на бок. Крылышки носа чуть вздымаются на выдохе и утончаются на вдохе, лицо спокойное, как гладь горного озера, наверное, мог бы любоваться хоть до конца дня, ибо даже с места сходить желания нет, но обещал разбудить и значит:
  - Вероника... вставай, - нелепость слов смущает.
  Веки дрогнули, открываясь, сразу же нашла меня взглядом и лицо осветилось улыбкой. Руки пошли к верху в потяге, но легкое одеяло плавно сползает ниже начального положения возле горла, мои глаза, как губка впитывают возникающий образ. Черный шелковый пеньюар натянулся на выдающейся груди и мне аж плохо стало, сердце стучит и бухает в ушах канонадой далёких взрывов. Лицо полыхает и всё, что могу сделать - ретироваться.
  Слышу в след:
  - Спасибо Матус, скоро буду.
  
  Глава 17
  
  Часы обыденно отсчитывают минуты после пяти дня. 'Мотор' понемногу сбавляет обороты и кровь от лица схлынула, всё же, впечатлительность иногда мешает жить, даже стыдно. Обычное действо превращается в некий шторм эмоций, да и Веронике, наверняка, неприятно, если заметила столь пристальный взгляд. С досады сжимаю кулаки.
  - Как хорошо выспаться, такая ясность в голове, да? - выходит со словами председатель.
  Одета уже в серый спортивный костюм.
  - Это да. У меня схожие ощущения.
  - Что-то случилось? - заметила отведённый взгляд и скованность интонации.
  - Ну-у, приношу извинения, за... за случившееся.
  Вероника удивлённо сыграла бровями, но тут же лицо разгладилось:
  - Не переживай, Матус, всё хорошо. Будешь кофе?
  - Ага.
  - Знаешь, - руки уже творят над чашками, - побывать вдали от всех ответственностей перед семьёй, Бастионом и прочим - счастье. Действительно следует отвлекаться. Новые идеи появились, воодушевление и силы тоже.
  - Понимаю, - вытянул в ответ. - Я не настолько занят, но действительно - смотришь на мир иначе. Пусть даже чуть-чуть, но это есть.
  - Именно, - подтвердила девушка. - Держи, приятного кофепития.
  - Хех, спасибо.
  По крупинке, по килобайтику, внутри нарастает предожидание - скоро бал. Всё пережитое, все эти полные до краёв события, могли затмить сегодняшний вечер лишь ненадолго, даже сказать не могу, почему придаю столь большое значение грядущему. Если взяться вспоминать, то все моменты яркие и памятные, но суть здесь в том, что сравнивать их нельзя, каждый - нота в общей симфонии поездки с Вероникой. Поэтому, слушаю отзвук былых, прекрасное колебание нынешнего тона и томлюсь в ожидании грядущих.
  На переодевание и подготовку ушло минут пятнадцать, закончил первым, и вновь гостиная принимает статус арены или даже помоста театрального действа. Роскошная обстановка замерла, как аристократия в ожидании выхода императорской особы, даже пытаться не буду унять сердце. Проём двери сейчас - врата в рай, где я, смиренный верующий, впитываю очами каждый лучик света.
  Вероника - тёмное солнце, а значит я всё же тёмный оккультист, на ней то самое платье до пола, изящный и томный вырез на декольте, где сверкает манящий люцифер, но сегодня волосы распущены и тёмно-русой волной стекают по спине. Образ предстаёт настолько сильным, что даже пошевелиться тяжело.
  На одной струне воли встаю, подавая руку. Покидаем покои императорского номера, путь к залу проходит торжественно и величественно, отдыхающие в удивлении провожают взглядами, в коих явственно видно восхищение. В холле гостиницы встречаем и других участников - тоже ярких, красивых, элегантных. На прощальный вечер Докладной Комиссии словно съехалась знать из прошлого Империи, а не руководящая верхушка учеников.
  - Прекрасно и восхитительно, - шёпотом выразил совокупные впечатления, как вошли под свод зала.
  - Поистине, Матус, - отвечает она голосом, что звучит семью небесными арфами.
  - Ты говорила, что для Империи очень значима комиссия - я в этом убедился окончательно.
  Наконец мы влились в торжественную и вместе с тем праздничную, атмосферу бала. Яркое освещение изливается из люстр, дробясь на миллионы блёсток в хрустале, мощённый гранитом пол, удивляет гладью, цветами и внушительным орнаментом, середина - для танца, а ближе к стенам - столики с закуской и напитками. Есть места для уединённой беседы, также, красуются стеклом высокие створки выхода в сад. Чувствую себя околдованным.
  - Приветствую всех красавиц и красавцев сегодняшнего вечера, - появился с речью Себастьян, ближе к центру зала. Свет слегка померк. - Этот вечер не последний в истории Докладной Комиссии, но затмить его удастся едва ли. Империя и раньше очень щедро относилась к затратам на проведение мероприятия, на масштабность, но могу вас уверить, молодые люди, всё было строже. Я бессменный руководитель со дня учреждения и взялся руководить практически в вашем возрасте. Не хочу судить, ведь всё меняется и за пролетевшие десятилетия наша любимая страна тоже, но...
  Взгляд Савельева обежал притихших в полумраке школьников, упершись в нас.
  - Но хочу, чтобы вы понимали - я подошел к делу ответственно, с пылающим, как звезда, огнём внутри. Всегда был строг, таков сейчас и верю, что буду. Со многими из вас мы увидимся следующим летом и не в качестве угрозы, а как стимул говорю - готовьтесь!.. Перед нами стоит громадная задача - из всех возможных дорог, выбрать путь процветания и развития!.. Давайте же начнём завершать, - широко раздвинул губы в улыбке Себастьян, - у нас на балу можно вести себя свободно и даже не танцевать, но я призываю всё же попробовать.
  На приглашающий жест вышла дама из комиссии и взрослая пара, словно приглашая, закружилась в танце, свет вновь озарил каждый уголок и ансамбль взялся за инструменты. Я ощутил порыв пригласить Веронику, внутри смешались многие чувства - тут и Себастьян речью затронул душу, и за Бастионом первенство водиться, и председатель, уверен, сама бы предложила. Проявлю решительность:
  - Вероника...- протягиваю руку.
  Лицо девушки осталось спокойным, лишь уголки губ наметили улыбку. Мы делаем шаг, второй и вот долгожданный момент настаёт, пол просто уходит из-под ног от волнения, мягкая гладь кисти, дополняется силой чувств от ощущения талии под рукой, а следом ширится мощь близости тел. Во все органы чувств стучится и проникает прекрасный образ Вероники, завораживают движения танца, в купе с постоянно лучащимся фиалком из глаз и удивительным ароматом. Я готов подписаться под словами Себастьяна, что этот вечер выдающийся и особенный.
  Отзвучала первая мелодия, а следующая лишь зарождается, мы отошли к столику на двоих, пребывая в схожих чувствах. Девушка берёт бокал с водой, я же предпочёл апельсиновый сок, лишь после нескольких глотков, голос возвращается.
  - Благодарю за танец, - учтиво произнесла Вероника.
  - Взаимно, это было очень...- все эпитеты могут вогнать в краску, поэтому беру пообразней, - впечатляюще!
  - Согласна.
  Улыбки выскочили одновременно. Я уже смелее:
  - Можно и повторить.
  - Да.
  Вскоре атмосфера бала преобразилась, из официально-торжественной перешла к увеселительно-маскарадной. Ансамбль играет композиции уже в более современной обработке, освещение ярко лишь по периметру, характер танцев тоже сменился, и пары-актёры усиленно вовлекают публику, демонстрируя движения. Час или два промелькнули незаметно, лица всех участников украшают яркие улыбки и краска.
  Отдышаться получилось в саду - загадка и таинственность гуляет среди стен живой изгороди и высоких, шпилеподобных деревьев. Под ободком месяца и звёздным сиянием нашли скамейку.
  Вероника произносит:
  - Вот и подходят к концу три насыщенных дня, Матус.
  - Точно, даже как-то не верится, - поддержал я, глубоко вдыхая богатый аромат глубокого вечера.
  - Это почему? - удивилась девушка.
  - Ну... в смысле всё настолько ярко и необычно...
  - Пожалуй так. Даже про День Основания совсем не говоришь.
  Я с неким откровением перевел на Веронику взгляд, что мерцает ещё и люцифером на шее.
  - А ведь точно! Теперь, наверное, начну...
  - Говорить или думать? - уточнила она улыбаясь.
  - Думать скорее, - рассмеялся я.
  Бал кончился к одиннадцати. Счастливо и с мягкой усталостью мы идём к себе, стоит заметить, что лица представителей других школ стали знакомыми, многих уже знаю поимённо. По приезду чувства были далеки от нынешнего сопричастия, я даже щёки потёр - слегка ноют зубы, ибо стал чаще крепко сжимать - это началось с выступления, напряжение передалось на лицо.
  Вероника мягко и легко пожелала спокойной ночи, оставляя живой шлейф в гостиной, вдыхаю и ощущаю его, взгляд устремлён за окна, в ночную глубину. Как же прекрасен мир и сколь много в нём занимает Вероника.
  
  Глава 18
  
  Размеренно и обстоятельно началось утро, с малым количеством спешки. К нашему удивлению, консьерж осторожно постучал в дверь, сея вокруг свет вежливой улыбки и строгого стиля, предложил к завтраку десерты от мастера-кондитера Живицы. Поочерёдно назвал каждый, что источают аромат неги и радуют глаза сочными цветами фруктов, крема и глазури - администрация делает нам подарок и это безусловный успех.
  Девушка вновь в белой кофточке и джинсах, под мелодии птиц из окон, кофейный дух и прекрасный образ - собираю немногочисленные вещи. Часы близятся к отметке в девять часов, поезд же прибывает к десяти с половиной. С великим наслаждением вкушаем сладкий кондитерский дар, периодически прерывая сборы, каждая ложечка и кусочек может обогатить мир тысячей новых граней и это рукотворный шедевр, вне всяких сомнений.
  С лёгкой тоской позади остался 'императорский', ставший чуть ли не родным. Двери лифта сомкнулись без звука, отдавая матовым золотом, кабинка нежно и бережно несёт вниз, понять, что движение началось можно лишь по цифрам на дисплее справа и ощущениям в животе. К выходу улыбки всё же взобрались на лица, ведь Живица полна радости, приятных ощущений и веселья.
  Холл весьма оживлён - в основном снуют наши, ресепшионист и заходивший с утра консьерж, отдали шуточно честь, широко улыбаясь. Вероника взяла вдруг за руку и потянула к ним, по жилам качнулась кровь, обдавая щеки.
  - Здравствуйте, - произносит мой председатель.
  - Доброе утро! Сударыня... сударь...- в поклоне приветствует консьерж.
  - Желаем выразить глубокое восхищение всем увиденным и отведанным здесь, особенно - сегодняшними десертами, - сказала она, пуще прежнего смущая, но всё же я подписываюсь под каждым словом.
  - Делаете нам честь. Могу ли попросить оставить отзыв здесь? - достал планшет улыбающийся мужчина.
  - Конечно, - как императрица, улыбнулась спутница. - Матус, давай ты первый.
  Мы коротко выразили впечатления, расписавшись рядом, с большой радостью, увидел изящный, как танец лебедей, почерк Вероники, а следом, кисть выписала аккуратный 'кораблик' росписи - просто мёд для глаз. Служащие отеля в этом моменте особенно впились глазами в перо - на экране зерцает фамилия Исинн.
  - Прошу, передавайте большой привет отцу и матери, Вероника, - сказал он через поклон.
  - Да, благодарю.
  Двигаемся дальше, в голове ворочается несколько вопросов, и председатель это поняла.
  - Кажется я уже говорила, что папа проявил участие в организации строительства Живицы и, собственно, поселении нас в тот номер, - взгляд нашел мой.
  - Про номер вспомнил. Ну, - продолжаю я, - это безусловно приятно, такое обращение... просто необычно и неожиданно.
  Вероника прыснула смехом и отвечает:
  - Сейчас ещё всё успокоилось, раньше-то с родителями везде была - невыносимо! Узнают, кланяются, множество знакомых и пожеланий, каждый обязательно выскажет с десяток восхищённых эпитетов в мой адрес. Сплошное беспокойство...
  - Понимаю, в Бастионе почти так же, - улыбаюсь я шуточным сетованиям.
  - Но там я всё же отдыхаю, просто глоток воздуха какой-то, - возведя очи к небу, рассказала девушка.
  Идём по дороге к вокзалу, еловый аромат чарует и провожает. Скамейки, парковые дорожки и декоративные светильники - образ атмосферы вечерних прогулок, он навсегда останется в памяти, с удовольствием скольжу по ним взглядом. На асфальте много сухих иголок, особенно ближе к бордюру.
  Решил озвучить забредшую мысль:
  - Почему же ты не отказалась от председательства, там ведь тоже сплошь беспокойство?
  - Ты мастер вопросы задавать, - отвечает она, бросая ещё взгляд, но уже с огоньком. - Да и говорила, кажется, раньше - это интересно, важно и необходимо. Сейчас, после отдыха, чувство особенно сильно - хочу делать, творить, создавать.
  Смотрю с восхищением во взгляде и показываю большой палец вверх, ведь прекрасно понимаю председателя, аж руки чешутся взяться за дела.
  Мы почти подошли, почти не заметив расстояния, к станции уже режет воздух стрела состава. Яркой звездой сверкает носовая часть и это не утреннее солнце, в вокзальной суете не получается обсудить явление, оставляю вопросы на потом. Покидают Живицу не все участники Комиссии, во всяком случае на этом рейсе, всего около двадцати, остальные пассажиры - отдыхающие. Лица счастливые, подтянутые и даже те, чей возраст принято называть почтенным - выглядят бодро и молодо, сказывается целебная сила санатория.
  На сей раз, оставшиеся два места оказываются занятыми - напротив сидит пара из старшей школы 'Росток', Карл и Лидия. Мы знакомы, хотя и не беседовали: темноволосый, с обычной стрижкой, коренастый парень занимает чин председателя, Лидия же из ученического совета - приятной наружности, светловолоса. Над губой справа - маленькая родинка, глаза цвета серой глины при небольшом аккуратном носе.
  Взгляд Карла естественно суров, как и грубоватое лицо, но нрав добрый:
  - Рад встречи здесь. Очень приятно познакомиться.
  Мы отвечаем взаимностью.
  - Знаете, - продолжает, - я сначала тоже хотел в Бастион поступать. Отец убедил всё же в Росток, сам-то его закончил.
  - Это достойный выбор, - одобряет Вероника.
  - Спасибо. Ну, Матус уже поведал о причинах выбора, а ты почему? - спросил он Веронику.
  - Это моё решение, - спокойно пояснила она, - впрочем, интересам отца не противоречащее. Ты же второкурсник?
  - Ага.
  - А я на первом, - вступает Лидия.
  - И я, - подключаюсь.
  - Может расскажем кто в какие клубы вступил? - спросила Лидия.
  Мы улыбнулись её предложению.
  - С председательством совсем нет времени, - высказалась Вероника.
  Отвечаю после:
  - Я пока не определился, но скоро собираюсь.
  - Ой, скорей надо, - оживлённо комментирует Лидия. - Мне сразу приглянулся волейбольный - очень люблю в него играть. А Карл тоже пока никуда не вступил, но я почти уговорила к нам.
  - Это да, вот поистине 'почти' и решусь, - парень широко улыбается.
  - Бросай думать и пошли. Тем более, мы сможем больше проводить времени вместе, - раскраснелась собеседница.
  Карл аж поперхнулся, тоже впадая в смущение.
  - О, так вы пара не только по Комиссии? - удивлённо переспрашивает мой председатель.
  - С недавнего времени да, - серьёзность ненадолго вернулась на лицо Карла.
  Его девушка добавляет:
  - Пришлось повоевать за сердце этого сверх популярного парня в Ростке.
  От добродушной бесцеремонности Лидии мы грохнули смеяться. Стоило чуть успокоиться, как она продолжает:
  - Ну, вы же тоже?
  Это был коварный, хоть и не специально, вопрос, ощущения такие, будто уши сейчас заполыхают, взгляд тут же умчался прочь, в окно. Вероника наверняка ощущает схожие чувства и с большим усилием беру контроль над голосом:
  - Н-нет.
  Лидия исполнилась изумления и хочет вновь что-то спросить, хорошо Карл вступает раньше:
  - Знаете, нам нужно укреплять взаимодействие между школами. Как насчёт матча по волейболу - спортивного и между членами ученических советов?
  - Очень хорошая идея. Согласна организовать её у нас, - голос Вероники лишь чуть дал слабины.
  - Замечательно, давайте решим со сроками, - обрадованно, ответил Карл.
  Тем временем состав тронулся, между делом я снял эффект затемнения с окна и для благодарных взглядов открылась картина бескрайних лесов, с другой стороны прохода можно видеть начавший удаляться санаторий, навсегда поселившийся в сердце. Мы даже приостановили беседу и единодушно проводили взорами Живицу, но струнный рельс понес всё быстрее, и теперь только хвойная зелень плещет за окнами.
  
  Глава 19
  
  После обсуждение всех нюансов с матчем, мы ещё немного поболтали и вскоре перешли уже на парное общение. Лидия что-то показывает на смартфоне Карлу, и ребята тихо смеются или в удивлении вскидывают брови, мы тоже взялись обсуждать планы приезда и в частности школы. Позже сфотографировались, благо есть кому.
  Я вспоминаю о явлении блеска:
  - Слушай, ещё на перроне, когда состав только показался - носовая часть как-то необычно сверкала. Ты знаешь что-нибудь об этом?
  Девушка на миг призадумалась и отвечает:
  - Не так давно, в одном из наших исследовательских центров, была найдена, воссоздана технология, что в частности применяется в специальном покрытии. Называется Жидкими Электронами, хотя, по сути, - это не верно. Путём технологических приёмов, жидкая, холодная плазма наносится на специальный слой обшивки, когда состав ускоряется и трение о воздух поднимает температуру некоторых частей - плазма устремляется туда и за счёт свойств снижает практически к нулю сопротивление. В пределе, мы можем теперь перемещаться в средах на совершенно новых, высоких скоростях.
  Вероника делает паузу и после нескольких секунд добавляет:
  - Хотя, в плане струнного транспорта, это не сильно повлияло на затраты в преодолении сопротивления воздуха. Само устройство пути снижает этот коэффициент, по отношению к тому, что имеется при движении по полотну, в разы.
  Я восхищенно слушаю, удивляясь вдвойне - самой технологии и познаниям Вероники, впрочем, вспомнилось, что семья Исинн руководит несколькими лабораториями и стал понятен истинный смысл слова 'наших', но к рассказу прислушались и попутчики. Карл сидит, удивлённо распахнув глаза, а Лидия вообще исток эмоций, тут же заявляет:
  - Обалдеть, ты столько знаешь, Вероника... Круто!
  - Спасибо, но право - это общеизвестно.
  - Нет-нет, ты правда очень умная! Настоящий гений, - в святой простоте вещает Лидия. Впрочем, я готов подписаться под каждым словом.
  - Я сейчас начну смущаться, прекращай, - осветилась улыбкой Вероника.
  - Кстати, - добавляет Карл, - не сказать, чтобы я прям следил за открытиями в науке, но часто читаю сводки. Жидкие Электроны назывались перспективными, но нигде не было столь подробной информации и сведений о применении.
  - Хм, - смутилась Вероника, - сейчас и не вспомнить где узнала.
  Я улыбнулся в себя, понимая откуда дочь семьи Исинн знает подробности, но, тем не менее, возможности современной науки приводят в восторг. Порасспрашиваю потом Веронику о ещё каких-нибудь новинках.
  
  Поезд мягко причалил и выходя я вновь окинул взглядом СС-001 - предмет технического совершенства нашего времени, а после любований, настало время для дел. Как и хотели, мы собрались в ресторан над вокзалом, возникло два вопроса - багаж и новые друзья из Ростка.
  С ребятами всё решилось быстро:
  - Спасибо, но мы спешим, - тут же сообщил Карл. - Давайте как-нибудь в будущем встретимся в подобном месте?
  Пообещав осуществить, попрощались. С вещами, впрочем, тоже получилось шустро - Веронику встречает водитель, что и позаботился о багаже. Вот мы подходим к стеклу лифта.
  - Страшновато взбираться на такую высоту? - спрашивает председатель, нажимая на кнопку.
  - Пока нет, но думаю будет, - ответил я с нервным смехом.
  Впрочем, нутро уже заворочалось и есть от чего, ведь лифт практически весь прозрачный, с иной стороны, страхов перед высотой раньше не было. Отправив кабину вверх, мы взялись за перила, Ксенон торжественно отдаляется, являя всю грандиозность, дух захватило не от вдруг исчезнувшего пола, а от вида технического монстра: по одному пути прибывает темный удав состава, живой рекой идут люди со станции метро, желтые жуки такси снуют от шоссе и обратно, всё объято стеклом и мне просто кружит голову. Возносимся выше и теперь уже Ружияр показывается с нового ракурса - оглядываю масляно-темнеющие высотки со сверкающими гранями в местах, где падает солнце. Взгляд на Веронику, в порыве поделиться чувствами, но становиться понятным иное.
  - Что такое, - с тревогой вопрошаю я, - у тебя лицо какое-то неестественное?! Из-за высоты?
  - Да, но всё нормально, - без всякой уверенности отвечает она.
  С лёгкой опаской глянул под ноги.
  - Может давай обратно?
  - Нет, я справлюсь.
  Лифт уже тормозит, ресторан совсем рядом. Мысли в спешке ищут выход, ибо мучить Веронику не желаю, одна задержалась - взять под руку, но тут ринулись сомнения и страхи, хуже высотных. Двери открываются и особо думать некогда, осторожно подхватываю локоть, проникаясь уникальностью момента. Вероника одаряет тёплым взглядом, и мы ступаем на прозрачный пол, где уже встречает улыбчивый персонал. После приветствий узнаём, что вошли в часть не уехавших сразу и, продолжая сверкать улыбкой, официант провожает до столика.
  Раскладываю меню, произносит:
  - Первое время лучше не смотрите вниз. Попробуйте сосредоточиться на меню и видах сбоку.
  - Хорошо, спасибо, - отвечаю я.
  - Я буду рядом, - добавляет он. - Как определитесь - поднимите руку. Хочу лишь упомянуть, что чай у нас бесплатный. Можно выпить по чашечке и уйти.
  - Круто, - обрадовался я. - Но сегодня мы поедим.
  Веронике заметно лучше, даже румянец наметился. Под пушистыми ресницами светятся фиалком глаза, старательно избегающие опускаться вниз и, после некоторых колебаний, даже открывает меню, приподняв, чтобы читать прямо.
  Мы пробежались по внушительному ассортименту. Председатель от горячего отказалась, остановившись на мороженном и кофе, я же кушать хочу всё сильней, поэтому выбрал и первое, и второе. Времени минуло почти ничего, как на столах уже стоят блюда.
  Председатель произносит:
  - Теперь ты знаешь мою слабость.
  - Ну, я бы не стал называть это так, - ответил я. - Скорее некой особенностью, что даже радует.
  - Это как? - встрепенулась она.
  - Приятно знать секретные стороны личности председателя, - сообщил я под лёгким смущение.
  Начал звонить телефон Вероники и почти тут же мой - родители проверяют, как добрались, стоит признать, что за три с лишним дня успел соскучиться по родным голосам. Они на работе, выдался перерыв и поэтому в лёгком виде трапезничают, обменявшись теплыми словами, попрощались и мазнув пальцем по красному кружку обращаю внимание на спутницу. Улыбка начинает гаснуть, Вероника больше слушает, слегка кивая, под рукой оказалась салфетка, палец теребит её уголок.
  Молчаливо вопрошаю глазами, стоило Веронике закончить, задумчивый взгляд нашел моё лицо, быстро очищаясь.
  - Да не обращай внимания, - сообщила девушка умеренным голосом, - семейные дела. Хотя, наверное, я когда-нибудь о них расскажу.
  - Звучит впечатляюще и немного беспокоит - может помощь нужна сейчас?
  Я тут же отвлёкся от еды, устремляя всё внимание на спутницу.
  Вероника отвечает:
  - Прости, это из-за эмоциональности, на самом деле всё нормально, - и для пущей убедительности добавляет, - у нас всегда так. Давай поскорей доедай и поедем.
  Настроение хотело упасть, но я не дал, путь к автомобилю, а позже к дому, прошёл в более-менее весёлом виде. Вот уже родные улица и дом, лайнер мягко причаливает к тротуару. На светлом и мягком лице Вероники улыбка, осенённая легким пёрышком грусти.
  - Вот и закончилось наше приключение, - проговорили её губы.
  - Я бы сказал заканчивается.
  - Почему? - блеснула она взором.
  - Наверное потому, что часть меня всё ещё там, а во-вторых, сейчас тоже прекрасный момент, - ответил я, вкладывая в последующую улыбку всего себя.
  - Да ты прав и весьма романтичен.
  
  Глава 20
  
  Возвращение в Бастион наполнено красками также, как экспрессия импрессиониста, кто-то обстоятельно разворошил наш 'муравейник' и теперь мне впервые предстал образ школы перед празднованием Дня Основания. Впрочем, перенять настрой удаётся быстро и катализатором здесь работает пара оставшихся дней до празднования - каких-то сорок восемь часов и начнётся действо, а нам нужно успеть. Я, когда только на второй этаж поднялся и увидел всё ещё висящую ткань, что скрывает наше творчество, то чуть не осел с досады. Дурная башка чуть не наделала делов, хорошо вспомнил - мы так и задумывали, сердце понемногу начало успокаиваться и можно идти в класс.
  Взгляды ребят быстренько остановились на мне, мол, какая будет реакция? Наверное, только лицо может передать впечатления, ибо слова пока подобрать трудно - аудитория полностью закончена и теперь мы в рубке управления космического крейсера. Стало заметно темнее, но многие участки подсвечены и свежая краска особенно сочно раскрывает всю космогоничность, а также это всё благодаря мастерской работе участников. Агнии удалось блестяще подобрать гамму, да так, что с разных ракурсов можно даже фотографии делать - немного обработки и уже будет действительно корабль.
  - Ахренеть просто, ребята!..- высказал я возникшие эмоции. - Как же сильно и убедительно!.. Молодцы!
  Начался крик и гвалт, всё радуются и смеются, спрашивают о Комиссии, Кремния наравне с воспитанниками хлопает по плечу и повышает голос, дабы сказать что-нибудь. С пол часа мы беззаботно болтаем и просто наслаждаемся готовым проектом, коридор тоже почти закончен - Агния сейчас рисует и, к небольшому огорчению, в классе отсутствует, её осталось докончить последний арт, потом заключим в багет и повесим. Форму для экскурсоводов дошьют завтра и, ввиду почти достигнутого финиша, нас освободили от уроков, правда, никто домой не идёт, ведь нужно ещё унести оставшийся строительный инвентарь и вообще - тут очень весело.
  Довольно быстро всё необходимое расположилось на складе, а обед, во всей аппетитности, в желудке. Я уже довольно сильно соскучился по Агнии, ребята сказали, что точно не знают где она рисует, но в школе с утра видели. Первым делом иду на крышу, что сейчас ближе, там, на одной скамейке четверо девочек о чём-то шумно щебечут, на других немного обедающих школьников. Поспрашивал, но здесь одноклассница не была замечена.
  Следующее место - парковая зона вокруг школы, возможно, где-то под деревом на травке Сапа-девочка нашла рабочее место? Поиск вновь не дал результата, слегка уставший, возвращаюсь к наполовину опустевшему классу. Почти дежавю, но войдя под скрывающую декорации стен ткань, в конце коридора вижу Агнию - рисует, а под ней какой-то забытый богами табурет.
  - Привет, - тут же сказал я, с распирающей улыбкой.
  - О, и тебе...- словно тень ответила, а не живой человек.
  Девушка с трудом возвращается в реальность, добавляя:
  - Вы уже приехали? Как дела?
  - Да всё в порядке, поездка прошла хорошо, но в двух словах не расскажешь, - ответил я, разведя руками. - Давай сходим куда-нибудь, в столовую или кофейню вообще?.. Можно даже к Веронике - вон дверь.
  - Ой, ну я рисую, надо закончить, - Агния так мило наморщила лоб, что мои переживания тут же испарились.
  - Ну, знаешь, мне совсем не по душе, что ты так много работаешь, - всё же отчитал я. - Отдых необходим. Часик-другой не повлияют на сроки, пойдём!..
  Пока девушка вяло пыталась противиться, дверь к председателю открылась и через ткань безошибочно вижу силуэт Вероники. Правда не только её - видимо весь Ученический Совет в сборе.
  - Я щас, - сообщил и нырнул под полог.
  Вероника оборачивается на шум и серьезные грани лица преображаются в лёгкой улыбке, мы здороваемся, и я осторожно интересуюсь насчёт 'попить кофе'.
  - Мне жаль, Матус, но сейчас очень занята - столько всего накопилось! Может позже?
  - Нет-нет, занимайся делами сколько потребуется. Извиняюсь, даже не подумал о них, - скороговоркой выпалил я, смущённо пятясь.
  - Ну вот, теперь я чувствую огорчение.
  Губы председателя сжались, я заставил мозг думать так, как он никогда не думал - найти нужные слова поддержки:
  - Вероника, испить кофе я могу в другом месте, тем более - пригласил Агнию, но... такое, как готовишь ты - только здесь! - начал излагать я. - И для этого нужна атмосфера, обстановка... как можно просить об организации этого действа, когда на тебе ответственность неотложных дел?.. Прошу прощения и смею уверить, как только всё будет улажено - тут же явлюсь!
  Лицо председателя сыграло многими гранями эмоций и в итоге, со смехом, слышу:
  - Благодарю. Ты всегда, как скажешь...
  Счастливо ныряю обратно за ширму, вдруг засмущавшись, что диалог слышала Агния. Удивление и восхищение всё вымели из груди, ведь художница вернулась к экрану и вся в творчестве. Немного даю себе полюбоваться и уже настойчиво, осторожно обхватив плечи, поднимаю с шаткого сидения.
  - Пошли, небесных дел мастер.
  - Кто-кто? - пролепетала она.
  - Ангел, плоть обретший - вот кто!
  Любуюсь изумлённым глазам светловолосой художницы.
  - Хм... но я человек, Матус.
  - Ты просто ещё не знаешь, - произнёс я, таинственный вид на лик опуская.
  - Смешной ты такой.
  Агния заискрила смехом в голос.
  Уже по дороге к школьной столовой передумал туда идти - лучше в какое-нибудь заведение. Девушка из творческого запоя вынырнула и, желудок, издал весьма прозаичный звук, так что решение я принял верное, а то с такой увлечённостью, она может и в обморок упасть.
  Кофеен рядом не оказалось - это не плохо, ведь нам бы поесть. Смартфон показывает в полуквартале ресторан 'Семь Блюд'.
  - А мы туда, кстати, продукты поставляем, - рассказала Агния, стоило сообщить направление.
  Удивлённо смотрю на спутницу.
  - Так блюда будут ещё и 'с огорода'?
  - Ну да.
  - Класс, - выдал я с поднятыми большими пальцами.
  У меня особого голода нет, поэтому перекусываю салатом, зато какая радость наблюдать, как ангел напротив аппетитно кушает. Маленькие порции исчезают за розовыми губками, далее сосредоточенное пережёвывание и процесс повторяется. Вид имею может и глупый, но умиление зашкаливает. На внутренней стороне указательного и среднего пальцев девушки - красные пятна от пера, видимо, держать вилку больно, и Агния взяла её в кулачок. Я сейчас просто расплавлюсь... Голод же так терзает художницу, что глаза от тарелки вскидывает редко, но и в эти мгновения моё сердце замирает.
  Получил такую порцию радости, что готов просто оставить все имеющиеся деньги, да ещё обнять каждого работника, однако официант отказался брать плату, поясняя:
  - Мы хотели бы сделать вам подарок, если разрешите.
  Агния после пояснила, что возможно они узнали её, ведь обычно представитель ресторана сам приезжает за продуктами. В это можно поверить, но я, кажется, предела счастья и радости на сегодня достиг, просто улыбаюсь всему миру.
  
  Глава 21
  
  По большому счёту, можно идти домой - основные работы закончены, из одноклассников только Агния осталась, что вновь рисует на табуретке в конце коридора. Я отошел поодаль и наблюдаю: она то губку закусит, замирая дланью над экраном, то подожмёт их и лёгкими штрихами нанесёт линию. Старательно не смотрю на результат творчества, хотя и подмывает, готовых распечатанных артов на стенах пока нет - стоят рядком, прикрытые тканью. В их сторону поглядываю с трепетом, как на святыни, уверен, перед каждой буду стоять подолгу - особенно там, где будущее, потому и жду, чтобы скопом, сразу, всей мощью...
  Стою почти к другому концу коридора - там, где дверь в нашу аудиторию. Между мной и оставшейся для прохода других учеников частью коридора, ширма из белой ткани, поэтому, в общем, видно, когда кто-нибудь идёт. Из кабинета выходит Вероника, по отсвету в руке понимаю - смотрит в смартфон, с озорством решаю чуть-чуть напугать. Если внимание также будет прикованным к экрану, моё положение останется незаметным, немножко готовлюсь, удачей служит место - ткань здесь внахлёст и можно свободно выйти. Вот уже председатель рядом, глушу смех, чтобы не испортить план. Изящная и прекрасная, поблёскивая льдом на вставках, проходит мимо - всё, пора! Резко подаюсь вперёд и слегка тыкаю в спину пальцем.
  Наверное, так у рысей или леопардов происходит - шипят, вздыбив шерсть, конечно, Вероника человек, но ощущение схожее, меня аж пот холодный прошиб и горло сжалось, потому как фиалк в глазах прожигает до основ существа. Напугать фурию невозможно, а вот вызвать гнев вполне! С кошачьей же скоростью схватывает за руку и сейчас ладонь председателя горяча, как пламя, если б не это, точно упал бы, ведь сейчас Вероника совершенна. Стремительно сходящий с лица воинственный блеск и этот образ девы битв, просто запали в душу, волна восхищения захлёстывает, даже глаза щиплет.
  - Матус! Ты чего?! - выпалила Вероника. - Ой, прости... чего я так!.. Хотел меня напугать? - закончила уже с нотами огорчения.
  Я же вновь проталкиваю слова через горло, а глаза жадно скользят по капелькам пота на лбу девушки:
  - Да ничего, всё хорошо...
  Как под гипнозом достаю платок и тяну руку промокнуть капельки, Вероника позволяет. Уже подугасшие глаза, приобретают новый огонь, тот самый, опасной страсти, но я продолжаю, пока не вытер насухо, причём левую руку девушка всё так же держит своей.
  - Вот, теперь хорошо, - произнёс я всё ещё под дурманом от увиденного. - Чего-то не удалось толком напугать, да?
  - Отнюдь.
  Так и стоим, глядя в глаза - я, с перехваченной рукой и председатель, сжимая моё запястье. Некий шум вывел из ступора и наконец, лица осветили улыбки, прошла ещё пара минут в словесной попытке сгладить неровности ситуации, и мы разошлись. Я иду к Агнии, попрощаюсь и домой, а Веронике предстоит ещё порешать задач, всё же нагрузка на председателя выше, ввиду надвигающегося празднования.
  
  Следующий день зачинается странно, ведь обычно представляю его в школе, учебную нагрузку, там, план занятий, сегодня же всё иначе - Бастион, словно ледовый карниз, замер готовый сорваться в грядущие мероприятия. Уроки отменены, однако и с подготовкой к празднованию закончено почти по всем параллелям, есть несколько мелочей, но лично мы быстро развешали готовые картины, забрали форму из швейного клуба и немного подремонтировали участок стены. И, как бы всё на сегодня. С часок порубились в мультиплеере игр для мобильных, а потом ребятам стало скучно, и я отпустил по домам и делам.
  А вот самому нравится, видеть школу в таком виде не приходилось, всё в новинку. на месте стадиона выросла концертная площадка - гуляю перед ней, наблюдая за двумя работниками, может делают проверку или просто следят за инвентарём. Далее пара кругов по парковой части, летний день, на небе лёгкая хмарь, будто в акварельный голубой подмешан белый. Ещё хочу по этажам погулять, с выходом на крышу, но перед этим звоню Веронике и после приветствий:
  - Не отвлекаю?
  - А можешь?
  Смеёмся.
  - Ну просто, вдруг у тебя собрание или ещё что важное, - пояснил в итоге.
  - Ты можешь звонить в любое время, Матус, и приходить тоже.
  Вдруг понял, что интонация и голос в такие моменты особенные, уже знакомый, но столь таинственный, полный силы, что тяжело описать. Здесь и глубина, и легкая томность, и скрытая страсть, будто едва ощутимые колебания от далёкой грозы.
  - Кхе, - аж горло сжалось, - это очень важно для меня, спасибо.
  - Всегда пожалуйста. Может вернёмся к вопросу, по которому ты звонишь?
  Можно найти в словах нотки укора, но в интонации их нет в помине - Вероника всегда изящна и мягка.
  - Да вот, хочу узнать где ты и чем занимаешься? - озвучиваю я.
  - В кабинете, пишу письмо директору и главе преподавательского совета. Зайдёшь? - моя визави безошибочно считала намерение.
  - Да, буду через пару минут.
  Вот уже больше месяца прошло, как я в школе и как повстречал Веронику. В первый раз, кажется, по какому-то делу с чином старосты, я шел чуть ли не вприпрыжку, но и сейчас тоже самое - кабинет председателя и сама девушка, подобны ветру и земле на горизонте, для измученного штилем корабля. В груди томление, почти бегу, ведя рукой по белой ткани в коридоре.
  Дверь поддалась легче обычного, вижу, как Вероника опускает протянутую было к ней руку.
  С улыбкой спрашиваю:
  - Надо идти куда-то?
  - Нет, просто. Не обращай внимания, - тут же ответила она и, сыграв тонкой мимикой лица, спрашивает, - кофе?
  - Ага. Прям соскучился.
  - По моему кофе?
  Это прозвучало хотя и обычно, но внутри всё странно сжалось и чуть перехватило горло.
  - Ну-у, - запнулся я с ответом, - да. И вообще.
  Вероника одарила фиалковым взором, умолчав про 'вообще', впрочем, я и сам пока точно не знаю, что в него заключил.
  Тем временем, с теплым взором бегу по обстановке кабинета, отскакивая от блестящих лакированных деталей и замедляясь на коричневом кожи... ах! эти, где-то потрёпанные, книги и уже глубинно-родной запах кабинета, смешанный с терпким ароматом кофе - такая прелюдия нужна для того, чтобы с желанием и тягой оглядеть образ девушки: волосы в сеточке, серьги, форма на прекрасном теле и крепкие линии икр в тёмных колготках - классика, смело дающая фору классике кабинета.
  Я замер, пока голос председатель не вывел из транса:
  - Проходи, Матус, а то как в первый раз.
  - А что, я тогда также стоял? - переспросил, сдвигаясь наконец с места.
  - Хих, - сверкнула зубами председатель, - не только тогда. Ну это не беда вовсе, давай лучше решим, что будешь из сладкого?
  - Всё, если только у тебя не очень большой ассортимент, - заявил я в стиле 'гулять, так гулять'.
  - Мне нравиться твой подход, - хихикнула Вероника.
  Через пару минут низкий столик уже хвастает разнообразием сладких угощений. С воодушевлением отпиваю из чашки, чуть обжигающий кофе вызывает бурю вкусовых ощущений и пытливый взгляд председателя оценил реакцию, плавно сместившись вниз, ну, мне скрывать нечего и вдогонку посылаю пирожное - теперь по лицу точно видно блаженство.
  - Вероника, - начинаю чуть погодя, - как успехи, дел много осталось?
  - Уже всё почти, если говорить о времени 'до празднования', - сказала она, тоже делая глоточек. Алые губы едва-едва касаются тонкой грани фарфора. - Про отчёты уже сказала, ну и там в зависимости какой ответ придёт.
  - Это письма которые? - по-дилетантски уточнил я.
  - Да, финотчёты по теме подготовки к Д.О.
  - Свои траты указала в них, помнишь, когда ещё карту давала?
  Вероника приятно рассмеялась и отвечает:
  - Спасибо, Матус, здесь нет проблем.
  - Ну и хорошо.
  Возникло молчание. Допивая кофе, гляжу в окно - летняя сытая зелень под жаркими лучами и голубеющие кусочки неба сквозь листву. Вдруг мозг взбудоражился от мысли, кою спешу озвучить:
  - Слушай, а ведь завтра праздник и мы тоже можем в нём поучаствовать, отдохнуть, повеселиться!..
  - Да, - отвечает она, как бы подталкивая дальше.
  - Может тогда, ну, вдвоём, - делаю непонятные движения руками, - пойдём? А то всё подготовка, да подготовка, надо и плоды вкусить.
  - Я согласна.
  Уста Вероники могут произносить обычные слова очень волнующе. Нутро подскакивает и кувыркается от них - крайне эмоциональные моменты.
  А девушка размыкает их вновь:
  - У тебя есть планы на вечер, Матус?
  - Да особо никаких, - быстро ответил я.
  Девушка окинула интригующим взором.
  - Предлагаю съездить в одно очень интересное место.
  - Давай, а куда? - я уже загораюсь.
  - Хотелось бы сделать сюрприз, ты не против?
  Её глаза теперь искрятся весельем и озорством.
  - Я за, можно прям сейчас, - сообщил я лихо.
  - Что ж, поехали.
  Исказил лицо в раздумьях - что-то стучится в сознание, Вероника уже пошла собирать вещи, как мозг озарился:
  - Стой, а письма?
  - Ну вот, не даёшь по-безрассудствовать, - сказала она, великолепно улыбаясь. - У меня на смартфоне синхронизация школьной почты, прошу, не волнуйся.
  Со смехом отвечаю:
  - Тогда ладно, хотя кто здесь ещё не даёт безрассудству дороги, надо приглядеться.
  - Хм, я могу поставить его на автономный и всё, - покручивает мобильным в руке.
  - Не, не надо! Я понял уже, что ты решительная девушка.
  Мы выходим, оставляя позади великолепную дверь, а диалог продолжается:
  - Говоришь решительная...- протянула Вероника задумчиво.
  - Ну да.
  - А для девушки это хорошо или плохо? - спросила неожиданно она.
  - Хм, - даже удивляюсь таким словам, - думаю, что это вообще не корректный вопрос. Решительность - свойство характера, набор врождённых или наработанных черт поведения.
  - Хорошее изложение, но всё же, Матус, в обществе есть убеждённости касаемо полов. Ты наверняка слышал фразы, типа 'поступил по-мужски' или 'ведёт себя как девочка'?
  Вопрос лёгким эхом отражается от стен лестничного марша, улыбка на лице Вероники мягкая и приятная, располагает к содержательному ответу.
  - Ну, если можно, то я выражусь философски, - вопросительно взглянул я. Вероника кивнула. - Думаю, причина не в решительности, просто, люди чаще всего очень неохотно впускают в жизнь новизну. Чего бы та не касалась, каждый человек выставляет свой белый список - это ещё одобряю, но всё остальное прочь. Вроде бы нормальная реакция, все так делают...
  Прочистил горло, а мысли успели собраться в дальнейшие цепочки.
  - Вместе с тем, всегда есть такие, что думают иначе, смотрят с другого ракурса, слышат по-другому... Тоже, казалось бы, знакомое дело. Большая часть - иммунная система, что не даёт всякому легкомыслию пошатнуть основу организма, а меньшая - развивает эту самую иммунную систему!.. Только я не люблю позицию 'как бы мне не запустить лишнего, сделаю-ка щелочку поменьше'. В ней нет развития, ибо вектор стремления направлен в сторону сужения вариантов.
  Девушка внимательно слушает, а мы уже по дороге к лимузину, что поблескивает в нашу сторону жемчужным отсветом.
  - И всё же есть основные силы армии, а есть разведка, - прибёг я к очередному сравнению, пытаясь выразить соображения. - Нельзя всей гурьбой шастать на право и лево. Нужно разведать, проанализировать, а потом уже решать куда направить всю мощь народа.
  Вот уж и двери машины мягко прихлопнули звуки с улицы и в ощущении концентрата комфорта и роскоши я продолжаю:
  - Мы вновь можем видеть понятие гармонии - идеальная пропорция, - проговорил я, поднимая указательный палец. Вижу, что Веронике интересно, но речь идёт о каких-то очень далёких понятиях, надо переходить ближе. - Всё это в плане обсуждения характера поведения парней и девушек имеет важно значение. Очень многое мы знаем о мире от прошлых поколений людей. И часто эта информация принята безоценочно. Решительность - инструмент для любого человека и потому вторичен. А вот к чему он его применяет - важнее всего.
  Возникла лёгкая пауза, после которой Вероника начинает говорить:
  - Спасибо, Матус, прекрасные рассуждения. Думаю, ты прав.
  - Кхех, - засмущался тут же я, - тебя надо благодарить. И за похвалу, и за поднятую тему. А вообще, если проще - женственность она не в характере. Её видно во всём. Девушка может стараться и говорить по-особенному, и кушать, и рассуждать, но как сядет на стул - всё! Сразу всем понятна наигранность. А в иной лишь слепой и глухой может не ощутить женственности, утончённости, благочестия.
  Слова отзвучали, и председатель вновь поддержала их справедливость, мы сместили акцент на более простые темы, но беседа вскоре истончилась.
  
  Глава 22
  
  Прошло часа два, как Вероника предложила попутешествовать, я сижу в наушниках и читаю со смартфона комикс. Спутница дремлет, источая манящий и приятный образ в купе с потрясающим самообладанием, ведь даже сейчас видны штрихи осанки и мышцы шеи держат голову прямо. Как же хорошо, что удалось повстречать такого выдающегося человека, прекрасного во всём, счастливо любуюсь ещё раз на великолепный профиль, скользнув по деталям, но отдернул себя и глаза вернулись к экрану. Казалось бы, созерцай спящую вволю, вот только совесть наставительно качает пальцем.
  За окном холмистые луга с темными участками пашней, то тут, то там радуют глаз домишки или склады. Автомобиль начал торможение перед съездом с трассы - сворачиваем на дорогу, что лениво изгибается меж двух полей и растущих у обочины деревьев, а уже после - дом с большим двором. Оставив всё это позади, едем по прямому участку, но скоро вновь изгиб, уже к лесу, где зеленеют и качают кроной преимущественно лиственные, с темнеющими местами сосен. Пока любуюсь красотами, председатель уже проснулась и вовремя, ведь среди лесного массива показался целый комплекс. Во все глаза разглядываю открывающийся вид, верным будет сказать, что система зданий средняя по размеру и хорошо видно работу мастеров, создававших проект - всё скомпоновано и выстроено с высшей эффективностью. Хорошо ощущается гармония цвета, где выбрана пастельная палитра, преимущественно в голубую и синеватую области. Вид очень технологичный, с множеством стекла и алюминия и воодушевление набирает обороты, ведь это точно научный объект.
  Поворачиваюсь к Веронике с вопросом:
  - Ух, какое! Что это за комплекс?
  - Помнишь, я рассказывала об экспериментах с новыми носителями информации - это здесь, - взялась рассказывать она. - Руководит отец, поэтому я могу проезжать на территорию.
  - Круто! Покажешь мне всё? - тут же попросил я.
  - Ну, на сколько получится, - пообещала она с улыбкой.
  - Блин, как классно!
  Я ещё раз оглядел близящийся научный объект.
  - Также, - говорит спутница, - предлагаю выбрать люцифер для твоей мамы.
  Я, ещё слабо веря в услышанное, воззрился на девушку.
  - Да ладно? Что правда можно?
  - Конечно, - серьёзно кивнула она.
  - А у тебя потом не будет проблем?
  - Нет, - заверила она, помотав головой. - Давай к отцу зайдём и спросим, но я уверена, что разрешит.
  Душа рванулась к пяткам и надёжно там осела - встретиться с отцом Вероники представляется также, как встреча едва взятого на службу юнца, с выкованным многими битвами воеводой. С большим трудом беру себя в руки и сглатываю.
  Девушка в изумлении спрашивает:
  - Ты чего, Матус? Он вовсе не страшный... Но, если хочешь, одна схожу.
  - Нет, всё нормально, это я так. И вообще, извиняюсь за подобное поведение, - хмуро добавил я. - Так что пошли, заодно познакомимся.
  Девушка идеально опустила случай в небытиё, и мы дружно вышли из лимузина. На стоянке, аккуратными рядочками, припаркованы автомобили персонала, так же видна часть белого грузовика, что стоит с левого бока здания. Пропускной пункт остался позади, где линкор Вероники узнали ещё издали.
  Вокруг царит благодать, что состоит из птичьего пения, игривого свежего ветерка и шепчущихся деревьев под солнцем, идём ко входу, Вероника чуть впереди и стало интересно, а меня пропустят, всё же объект-то важный? Хотя, зная возможности председателя, легко вериться в положительный результат.
  И действительно, потребовалось лишь расписаться в расположенном на стене экране журнала. Пока обстановка напоминает офисную, после узкого прохода с журналом, мы оказались в просторном холле, где стоят диваны и кресла возле окон, имеются столики, понимаю, что здесь зал ожидания, всё же мы не на заводе или шахте.
  - Официальное названии НИПК 'Ореол'. Большую часть комплекса занимают испытательные и производственные части, как наиболее требовательные к площади. Есть и административный отдел. Ближе к лесу отстоят вспомогательные здания, в том числе жилые. Давай сейчас в кабинет к отцу, а потом куда захочешь.
  - Давай, - со смехом согласился я. - Так рассказываешь, будто есть опыт гида - хорошо получается.
  Вероника бросила выразительный взгляд.
  - В точку попал - иногда вожу гостей.
  - Блин, да быть не может?! - не поверил я.
  - Может, Матус, может, - констатировала она. - Персонал то для этого есть, просто папа считает, что у меня лучше получается.
  - Интересный человек, твой отец, - заключил в ответ, не особо поняв смысл этого.
  Девушка повела меня вправо по коридору, мы прошли небольшой участок остеклённого коридора, что соединяет разнофункциональные части комплекса. Решили идти по лестнице, хотя лифт в наличии. Ещё с коридора я увидел, что здание в три этажа, пусть и повсеместная прозрачность позволяет подсчитать это чаще привычного. Лестница тоже даёт панорамный вид, есть выходы на балконы и даже на крышу, ну, пол, потолок и стены конечно нормальные, в смысле прозрачности.
  Обстановка очень приятна чувствам: зрительно, хорошо подобраны зелёный цвет ковролина, светло салатовых стен и освещение, в отлично вентилируемом воздухе витают приятные нотки лугов и леса, в целом, административная часть вписана в окружающее пространство природы и это весьма впечатляет.
  Площадь этажа малая и мы быстро оказываемся перед ещё роковой дверью и надписью: 'Исинн Георг'.
  
  Глава 23
  
  - Привет пап, - зашла Вероника без стука.
  Я вторю, но официально.
  - Добрый день ребята, - отвечает встающий мужчина, протягивая руку. - Исинн Георг.
  - Драй Матус, - с трепещущим нутром представился я.
  Впечатлений просто море: это и кабинет, что бьёт минимализмом, такой светлый, с оттенками серого, синего и росчерком элементов в тёплых тонах, и сам хозяин тоже - смутил и восхитил одновременно - высокий, в меру спортивный, но скорее быстрый, чем мощный, глаза серо-голубые, острые, ум, что скрыт за ними, титанически силён. Я даже не знаю, как это пришло, просто понял вдруг - передо мной стоит обладатель выдающегося интеллекта. Волосы у Георга того же тёмно-русого цвета, что и у дочери, а на лице красиво отпущена щетина. По приглашению садимся на диван.
  - С чем пожаловали? - сразу за дело взялся он.
  - Нужен люцифер, сравнимый по весу с моим, - так же с места рванула Вероника. Я ожидал некоей беседы, что-нибудь из ряда семейных вопросов, но деловой тон взял обороты.
  - Огранённый, - скорее утверждая, чем спрашивая произнёс Георг.
  - Именно.
  Взгляды дочери и отца пересеклись, готов утверждать, что это скорее напоминает дуэль, мужчина отвел первым.
  - Вероника, ты же понимаешь...
  - Пап! - сыграла голосом девушка.
  - Хочешь сказать, что...
  - Да.
  Лицо директора претерпело мимические метаморфозы и как итог - кивок. После слов благодарности, попрощались и выходим, яснее ясного, что глубина недоумения и смятения готова поглотить моё сознание - вообще непонятная сцена и точно не ожидаемая.
  Останавливаемся на лестнице, ведь я уже не могу держать в себе:
  - А-э, как бы... Что это было?
  Вероника торжествующе улыбается, причём явно давно.
  - Ну, я выиграла дуэль и это прекрасно.
  Я чуть за голову не схватился.
  - Вообще не врубаюсь о чём ты? Какой-то спор на люцифер?
  - Хе-хе, - торжествующе рассмеялась она, - нет, Матус. У нас с отцом есть давнее соперничество - он считает, что умнее и сообразительнее. Сегодня я продумала все возможные лазейки для отказа и закрыла их. Это победа.
  Я попробовал сбросить напряжение в нервном смехе.
  - Выходит тебе важнее было одержать интеллектуальную победу, чем получить люцифер? - уточнил следом.
  - Не совсем так, просто знаешь какой он иногда заносчивый? Конечно, сколько бы не проходил тестов - высший бал... Фотографическая память... потрясающая смекалка и работоспособность... А тут раз и проиграл!
  Вглядываюсь в искреннее выражение радости на лице моего идола. И в ответ:
  - Теперь понятно. Ну, что ж, поздравляю и спасибо.
  Девушка заискрила глазами.
  - Пошли, сначала выберем камень, а потом уже благодари. Там есть очень впечатляющие.
  Вновь начался путь открытий и, через знакомый холл, мы идём прямо, в отделке превалирует серый цвет с гладкими поверхностями - либо кафель, либо сталь, либо стекло. Справа и слева открываются лабораторные отделы, где все сотрудники в спецодежде, многие за мониторами, остальные возле непонятного оборудования, приятно видеть частые улыбки на лицах и слышать доносящийся смех в разговорах. Вероника ведёт дальше, к компактной камере хранения.
  - Здесь и временно, и на постоянной основе содержат образцы, - рассказывает дочь Георга. - С люцифером уже всё, то что сейчас покажу - наверняка последние из синтезированных. Во всяком случае в рамках нынешнего проекта комплекса.
  - Звучит как-то грустно, - отметил я.
  Вероника обернулась, под шорох закрывающейся стеклянной двери.
  - Да, пожалуй. Ну может ещё найдут куда применить.
  Камера хранения - столь же холодное цветом место, ибо кругом чернеет пластик отсеков, тёмно-серая сталь ручек и накладок. Пол в тех же тонах, а на одной из стен есть монитор, председатель быстро нашла на экране нужный номер и ввела код доступа. Справа, по окантовке, высветился один из ящиков, я прямо залюбовался на это действо - казалось, что внешняя часть монолитна, а теперь там бегают огоньки - прекрасное решение.
  Вероника выдвинула блок, подобный полке в шкафу, только в раза три длиннее, в нём, под стеклянными крышками, лежит несколько десятков камней. Глаза впиваются в неземную красоту и глубинное мерцание - словно колдовство какое-то.
  - Здесь уже огранённые, - поясняет Вероника, - чуть меньше размерами, конечно, но они прекрасны. А там в начале - оригинальный кристалл, каким он синтезируется в результате побочного эффекта. Тебе они больше нравятся, что ли? - спрашивает она, видя, как больше смотрю на первородные образцы.
  - Да, - с воздыханием отвечаю я, - вон тот, похожий на корону.
  - Кальдерический?
  Интересное слово возвращает к действительности.
  - Это как?
  - Ну, в виде кальдеры, тоже, что кратер, только больше и выглядит примерно так, - отвечает она, грея улыбкой.
  - Ну да, наверное, - согласился я, обретая первое знакомство с кальдерами. - Его можно взять?
  Изящные пальчики вероники вытащили кристалл, и я, увидев ближе понял, что же в нём нравиться - дикая, математически выверенная красота. Основание круглое и плоское, как таблетка, по контуру вздымается шесть конусов, ограниченных окружностью, но краёв острых нет, всё словно из мельчайших кубиков-кристаллов и струящийся изнутри свет рассекается на мириады блёсток.
  - Раньше и не замечала его, - заворожённо покручивает девушка кристалл, размером с ноготь.
  - Хех, а меня сразу привлёк.
  Обращаю внимание на восхищённый блеск в глазах Вероники и сердце защемило - прекрасная девушка и великолепный венец технической мысли, подходят друг другу идеально.
  Со всем чувством обращаюсь:
  - Тогда забирай себе, а маме другой выберем.
  - Хм, - лицо Вероники обрело таинственность и глубину, - нет, Матус, именно его и следует дарить. Как самый дорогой в плане личных предпочтений.
  Такое признание и слова очень сильны, они с трепетом отзываются в душе.
  - Что ж, тогда спасибо. Ты вновь творишь чудеса.
  День почти кончился, когда мы вновь оказались на стоянке 'Ореола', дочь Георга сумела показать каждый заинтересовавший уголок в подответственном ему комплексе и я очень доволен. Впечатление от люцифера оказалось сильнее всего и мысли периодически возвращаются к коробочке с камнем, но и научный концентрат впитывал глазами жадно. Такая масштабная система умещается в столь компактном месте, что диву даюсь, сколько сил вложено в реализацию. Плюс к тому, гармоничное соитие нескольких принципов и концепций, с какой стороны не подойди, а Научно-Исследовательский Производственный Комплекс 'Ореол' великолепен.
  - Тебя домой? - уже в машине спрашивает девушка.
  - Ага, - счастливо ответил я, прибавляя следом, - было классно, Вероника. Знаешь, как порадовать и впечатлить.
  - Мне и самой приятно, что удалось, - озарилась она улыбкой. - Может расскажешь, как планируешь его подарить?
  - Пока особых идей нет, - сообщил я, вспоминая даты. - День рождения у мамы зимой... поженились они весной, так что вручу просто так.
  - А ты, когда родился? - спросила Вероника.
  Я вдруг понял, что не могу точно ответить.
  - Хм-м... двадцать второе, а месяц то ли июнь, то ли июль.
  - Не помнишь точно дату рождения? - со смехом переспрашивает спутница.
  Подкатило даже смущение.
  - Ну-у, как-то всегда путался в этих датах.
  - Насколько помню из резюме - шестёрка была, а это значит уже скоро. Подарить матери подарок на свой день рождения - очень достойно.
  Я аж зажёгся.
  - Слушай, ведь точно - праздник-то больше у родителей! Ну так, с точки зрения здравомыслия.
  - Именно, - кивнула девушка.
  - Вот ведь крутая идея, спасибо. Надо подумать теперь, что отцу подарить.
  Губы девушки изогнулись в улыбке, в купе с загадочным выражением лица.
  - Можешь не напрягать голову, твоему папе это не нужно. Вот увидишь.
  - Да ну? - удивлённо воззрился я. - Ну ладно, раз ты говоришь не надо, то и не буду.
  Я откинулся на сиденье, слегка сползая, а в голове ещё гудит недавняя экскурсия.
  Решил поделиться:
  - Ух, сколько всего сегодня случилось...
  Председатель отвечает улыбкой, а за окном уже фоном проносится лес и поля следом. Впереди ждёт пара часов пути в компании с поднебесным образом красоты и величия, а роскошная обстановка салона, в купе с максимальной цифровой вооружённостью, готова мгновенно предоставить все имеющиеся удобства. Например, реши я зайти в Сеть - пожалуйста, никаких проблем с местностью, а скорость транспорта не будет влиять на качество доступа, скорее всего даже поиграть можно, хватит и производительности, и, возможно, есть установленные игры. Акустика бы ласкала уши всей богатой атмосферой приложения... Только это лишнее, даже тени желания нет.
  В груди приятное томление, а горло иногда поджимает - пытаюсь взять барьер разговора - это странно, сколько уж всего приключилось и бесед проведено уйма, но когда созерцаешь лик Вероники, когда взгляд ведомый истомой находит изгибы фигуры, краски и грани школьной формы, то словно паришь и по венам бежит кровь с эмоциональной вестью в каждую клеточку, а органы и их системы, превращаются в бродячих музыкантов и куражатся, кто во что горазд. Как тут слово вымолвить?
  - Наверное я всё-таки попрошу Сапу нарисовать этот взгляд, - огласила Вероника.
  В словах девушки прозвучала затаённая стихия, но ангельский образ Агнии вдруг умиротворил нутро.
  - Какой такой? - переспросил я.
  - Твой, Матус. Это можно запечатлеть лишь руками мастера.
  - Кхе, - смущённо прочистил горло, - ну, вот хочу всё спросить - правда, что люцифер очень дорогой?
  - В финансовом плане? - уточняет она.
  - Да.
  - Правда. Сумма очень большая, но никто в 'Ореоле' даже не думает продавать - бессмысленно. Это отец ради интереса подсчитал затраты на производство.
  - Ну, а как можно выразить эту сумму? - пытаюсь получить больше точек опоры я.
  - Та-а-ак... примерно четыре-пять таких автомобилей, - ответила она, обводя перстом полукруг. - С учётом того, что это не стандартная модель, а спецзаказ.
  - Впечатляет, конечно...- поползли брови на лоб.
  - Но, Матус, - взялась пояснять она, - ценность его выражается в красоте и это главный критерий.
  - Согласен, - живо закивал я, - просто очаровательный.
  Зачавшись, беседа продолжается и лёгкие темы всплывают сами, как облачка, к дому подъехали привычно незаметно, и я постарался вложить в слова благодарности весь букет чувств и эмоций, что накопил за день. Вроде бы получилось, так как щёки Вероники порозовели, ну и мои следом. В наилучшем расположении духа вошел домой, а рука в кармане крепко держала коробочку - соблазн тут же вручить подарок маме оказался силён, уже у себя в комнате выдохнул - удалось сдержаться, подарить люцифер на день рождения, хоть и свой, мне больше нравится.
  Радостно падаю на кровать, до полки с комиксами можно дотянуться лёжа, и я планирую отдаться новым мирам, жгучей тоске по путешествиям и душевным песням перед костром. Кто встретиться сегодня на привале не знает ни один бродяга, но жаждет этого снова и снова.
  
  Глава 24
  
  
  Пробуждение идёт тяжело и без особого желания, как оно обычно бывает, под действием силы впечатлений увлекаешься, а время всё жадней вгрызается в ночь и, когда наконец ложишься, то все сроки давно позади. Но сегодня Бастион празднует День Основания, поэтому сила, медленно набирая скорость, рванулась по венам, бог с ними, с обещаниями больше не засиживаться - толку в том меньше нуля, лучше начищу форму, облачусь в сей предмет восхищения и в очередной раз впитаю полюбившийся образ.
  Уже на кухне, в окружении ароматов завтрака и уютного тепла, слышу от мамы:
  - Рыжик, с шевелюрой будешь что-нибудь делать? - после поцелуя спрашивает она.
  - Ну как бы уже - расчесал вроде...
  - Оставь, Анса, его волосы имеют свой взгляд на порядок, - высказался папа.
  Мама со смехом обернулась к нему и говорит:
  - Ладно уж, пусть наш огонёк сегодня позажигает на празднике.
  - Эй, вы там о чём думаете - я, между прочим, староста! - в шутливом гневе сказал я.
  - Ну, знаешь, - тон в тон отвечает мама, - если только ответственность, да дела - воистину станешь старостой, в понимании старый.
  - Принято, - кидаю руку к виску, - буду ещё и веселиться!
  Папа приподнял взгляд от планшета, добавляя:
  - Тут есть двое ребят, что тоже любят здорово провести время. Может, возьмёшь с собой?
  Я распахнул глаза в удивлении.
  - В смысле на празднование? А кто это?
  - Ну, мы с мамой, - пояснил сквозь рвущуюся улыбку он.
  Хохот вырвался из моей груди словно гром.
  - Блин! Я уже гадать начал, ха-хах!.. Ладно, подваливайте, место найдём.
  - Ив, ну не настраивай Матуса, - с ноткой серьёзности сказала мама, - только если работа позволит.
  Папа, нисколько не смутившись, отвечает:
  - Супротив наших уговоров разве ж устоишь? С твоим и моим опытом социального общения, можно солнце убедить встать немного попозже.
  Веселое утро продолжает озаряться смехом и улыбками, как всегда вкусный, завтрак улёгся в желудке и ноги сами тянут на выход, уже взял задор - хочу побыстрей начать этот большой школьный день.
  Вообще есть объявление, что приходить можно позже, только непосредственные участники мероприятия приходят в привычное время или раньше, но я даже мысли не имел припоздниться.
  Как оказалось, несколько одноклассников тоже, и мы быстро снимаем ширму, наконец, коридор обрёл новый, доступный общему взгляду, вид. Сейчас - это часть корабля, конечно без такой внушительной декоративности, как в аудитории, но и акцент на другом - всем ясно, что главное зрелище в картинах от Агнии и я с жаждой прыгаю в море восхищения и впечатлений.
  Сто пятьдесят три года назад начали строить Бастион и спустя почти две зимы случился первый набор учеников. Школьной формы в Империи ещё не существовало и лишь во вновь построенном учебном заведении было придумано её ввести - простая, почти рядовой костюм, но всё же собственная - в такую и одеты несколько учеников, нарисованного в ретро стиле, арта, что весьма хорошо передаёт атмосферу. В руках у многих лопаты, а те дубы, что сейчас шумят огромными кронами, за спинами только посажены. Справа вздымается здание школы, и я, несомненно, удивлён, ведь по уговору этого и последующих двух артов не было, похоже Агния нашла где-то фотографии школы из далёкого прошлого и в моей груди теперь ностальгично тепло.
  Подошёл Дмитрий и, тоже расцветая в улыбке, присоединяется к просмотру. Далее ещё пара картин, с временным шагом в пятьдесят лет, видно, как обретает силу Бастион: появляется цвет, суровеет форма и если сравнить с нынешней, то явно серьёзней и агрессивней - это след беспокойного времени в Империи. Становится понятным через сколько испытаний прошел народ Симфонии, чтобы стать единым и здоровым организмом, потому на лицах учеников, в особенности председателя, вижу мрачную решительность и силу.
  Настала очередь смеха и переглядываний, ведь Агния запечатлела наш класс, учсовет и Кремнию - этот арт посвящён настоящему. С радостью вижу Веронику в окружении совета, далее идут одноклассники, что стоят каждый по-своему, тонкой рукой мастера отображены характер и увлечения, а ребята словно и не нарисованы вовсе. Я на переднем плане, руки сложены на груди и с таким серьёзным видом, аж смех берёт, важный, в общем, человек.
  На картине мы перед главным входом и здание видно хорошо, тем паче время дневное, солнечно. Позади всех выглядывает Агния, мило и смешно состроив мордашку. Одна рука поднята и держит пальцы рогаточкой, но улыбка слетает с моего лица, когда среди трёх, как бы случайно, попавших в кадр школьников, вижу Сапу: в окна второго и первого этажей, высунулись ребята и тот, что в середине - мой друг. Готов сейчас же вознести художницу на руки и радостно кружить, аж глаза увлажнились, настолько неожиданный, верный и красивый ход.
  Дмитрий что-то спросил.
  - А? - переспросил я.
  - Что с тобой, говорю, вид какой-то ошалелый?
  - Да нормально всё, пойдём дальше, - немного смутившись, ответил я
  И вот наступила очередь новой и всё более приятной темы - космического будущего. Первый арт - Меркурий, где два космонавта решили высадиться на ночной стороне скалистой планеты. На скафандрах эмблемы Бастиона, а шлемы пестрят светодиодами камеры, датчиков и внутренних индикаторов. Один землянин показывает другому что-то за кадром, а на заднем плане освещает всё это красивый корабль, небо - смолянисто-черное, а звёзды, в отсутствии атмосферы, яркие и колючие.
  Отдельно любуюсь кораблём - без лишних инженерных реалий - Агния создала прекрасный и обтекаемый перевозчик: компактный, вытянутый и сверкающий в неоновых голубом и белом диапазонах, даже рубка управления видна за прозрачной стенкой. Прекрасно.
  - Я и не знал, что Сапа такое может, - выпятил губу Дмитрий,
  - Потрясающе, - подтверждаю я, трепеща от восторга. - Тоже удивляюсь и ведь раньше только в Сети видел подобные. Да и то, не дотягивают.
  - Корабль классный, да?
  - Ну.
  Идем дальше и здесь уже Венера. Оземления планеты ещё не произошло и поэтому бастионовцы взирают на молочную атмосферу из корабля. Красиво вьются затемнения на сплошной поверхности облаков. Всё это мы видим из рубки того же перевозчика, что транспортировал ребят на Меркурий. Присутствует очень приятная искушенному глазу аппаратура - всё же дизайнерская жилка сильна в Агнии. Команда космического транспорта состоит уже из пяти человек - собралась перед прозрачной стеной и без скафандров. Здесь можно разглядеть крутую форму будущих представителей Бастиона и предмет творчества наших ребят из швейного - любуюсь прям, оставлены столь приятные вставки льдисто-синего цвета, но уже по-технологичней, с подсветкой. Штрихи тоньше и принципиальный образ заложен в ультра-научном направлении, с уклоном в научную фантастику.
  С каждым новым рисунком открывается самобытная часть Солнечной Системы. Небольшим артом отмечена Земля, что голубеет в иллюминаторе, с общим радостным фоном. Понимаешь, что вернёшься, но сейчас впереди путешествие.
  Далее во всей красе предстал Марс: оземлённый, с мощной инфраструктурой базы и уже формирующейся атмосферой. Следом - пояс астероидов, с просто дико прекрасными и будоражащими комплексами на поверхности, видимо, добыча ресурсов. Конечно, следом Юпитер и его 'глаз', тут в кадр попадает один из спутников, с освещённой базой на поверхности и ребята на корабле живо обсуждают увиденное.
  Следом идёт система Юпитера - великолепна и красива, но не освоенная, в вот потом, очень необычное, но впечатляющее сооружение - парящий в сине-зелёном тумане огромный сверкающий корабль-комплекс. По цвету, я догадался, что парит комплекс в атмосфере Урана и, в целом, рисунок вышел величественным и мрачным.
  Вскоре мы пересмотрели все арты. Стою ближе к концу коридора приходя в себя, в голове пустота и лёгкий звон, а мысли далеко за границей сознания, ведь Агния просто сразила психику, впечатлила картинами так, что я иссушен. Но счастлив. Холодная и таинственная Солнечная Система стала чуточку ближе, на космических объектах, с жестокими условиями, теплятся очаги жизни и пристанища, мы обживаем неописуемо изобильный, возбуждающе красивый край. Как же хорошо.
  
  Глава 25
  
  Пришел в себя уже в аудитории, да и то, с нынешними декорациями это весьма тяжело. Одноклассники почти в сборе, нарастает шум общения, что хорошо бодрит, зачатки стимула проснулись и растекаются по жилам.
  Нужно отдать распоряжения:
  - Ну что, давайте ещё раз по плану. Вы, девчата, выберите, кто будет до обеда, а кто после. Форма гляжу подошла...- последние слова протянул залипая.
  Выходя к столу Кремнии - носовую часть корабля - особо не обратил внимания на женскую часть коллектива, а вот теперь любуюсь в восхищении: и статная, и строгая, вместе с тем подчеркивает женственность и околдовывает эффектными вставками. Отдельно хорошо получились бионические интерфейсы, хотя и муляж.
  Мой взгляд уже смутил всех девушек, беру себя в руки и продолжаю:
  - Да... В общем всем большущее спасибо, всё великолепно. Ходите, бродите и отдыхайте!.. Вечером встретимся на концерте.
  Ребята дружно и шумно встречают слова, сверкая улыбками и задорно смеясь - дела закончены и можно теперь посмотреть, как там у других классов. Дальше по коридору есть две аудитории, куда сам желаю попасть в первую очередь, ну, или после беседы с Агнией, внутри уже кипит желание высказать накопившееся.
  - Привет, - нашел ангелочка возле выхода.
  - Привет.
  Серые глаза обдали очарованием.
  - Куда направляешься?
  - Пока не знаю, - ответила девушка, отходя вместе со мной - пропускаем выходящих. - Может в парк.
  - А по этажам пройтись, глянуть чего там другие ребята приготовили? - предложил я энергично.
  - Потом, наверное... я немножко устала, - трогательно посетовала она.
  - Пошли на крышу? - тут же заявил я, проникаясь глубоким чувством.
  - Ну давай.
  Наверху никого не оказалось, и мы смело выбрали скамейку с обзором на двор и спортивную площадку. Мягко греет солнце, а юный ветерок приятно носится туда-сюда.
  - Агния, знаешь, мне надо кое-что тебе сказать, - бросаю взгляд вправо, на неё.
  - Плохо нарисовала? - тут же отозвалась одноклассница. - Да, знаю... переоценила себя что-то и взяла слишком много...
  Я, с оборвавшимся сердцем вижу, как приобретает грустные оттенки выражение личика, чувства, с силой вулкана, толкают к горлу слова поддержки и восхищения:
  - Эй, ты что?!. Они же прекрасны!
  Даже со скамьи встаю объятый чувством.
  - Знаешь, всё, что я до этого видел в сравнение не идёт. У тебя глубже, сильнее, краше! И масштабность присутствует, и атмосферность. Удивительно, как ты смогла вникнуть в тонкости темы, выбрать самые интересные, самые сочные ракурсы... Ведь многие неделями только с основами космогонии знакомятся.
  - Спасибо, конечно, - щеки ангела подёрнулись розовым. - Просто, знаешь, можно было и лучше сделать. Хотя раз ты говоришь, что хорошо, то ладно.
  - Да там у всех такое-же впечатление, вчера ещё по лицам видел. А как ты Сапу нарисовала, тут вообще нет слов... Спасибо! Просто восхищён таким решением.
  - Хех, ну ладно тебе. Вот придёт завтра и порадуется, хорошо же?
  Чувства аж клокочут у горла.
  - Конечно! - выдал я, но вдруг озадачился. - А что, уже завтра у вас... Как сказать?.. Пересменка?..
  - Ха-хах, ну ты сказал, - рассмеялась девушка. - Да, у него вселение, у меня наоборот. Я тебе очень благодарна, этот раз был интересным.
  Умилительный взор серых озер нашел мой и нутро засветилось.
  - Это благодаря тебе, Агния, многое случилось. Ещё раз спасибо. Может, пойдём найдём кто сегодня делает кафе или закусочную? Что-то проголодался.
  - Ну давай, - в итоге соглашается она. - А разве такое есть?
  - Ага, кулинарный клуб точно представит нам что-нибудь, однако есть и другие, во всяком случае, так говорят.
  Мы направляемся к входу, и я с радостью вижу возникшую улыбку на лице спутницы.
  Тут же вопрос:
  - А родители как восприняли творческий запой?
  - Они знают - я обычно всегда так, но берут слово, что буду кушать нормально. Хотя тут есть проблемы.
  Я сразу вспомнил недавнюю ситуацию и отвечаю:
  - Да, помню. Теперь, наверное, долгий перерыв будет в творчестве?
  - Нет, если бы, - шире улыбнулась Агния. - Обычно, когда я живу в теле, то занимаюсь чем-нибудь очень увлекательным. Это могут быть книги, комиксы, игры или творчество. И если чего-то из первой категории не увлекло, то жажда рисовать будет толкать к перу.
  Любуюсь рассказчицей в той же мере, как слушаю, её нежный ротик красиво излагает, играя изобилием мимики, но и глаза тоже дополняют букет невербального спектра, а белёсые бровки периодически подпрыгивают в такт вспыхивающим эмоциям и словам.
  - Так это же трудно, - с искренним удивлением говорю я, - столько требуется усилий, что изобразить хоть какую-то объёмную сцену.
  - Да, ты прав, но только по началу. Потом само собой втягиваешься и уже под вдохновением продолжаешь. Хотя, бывают случаи, когда ну совсем не идёт. Тогда я просто ищу что-нибудь интересное и отвлекаюсь.
  Мы идем по коридору верхнего этажа, здесь, в основном расположился четвёртый год обучения, надписи и яркие картинки в честь праздника, чаще научного и культурного характера - делают выставки, кое-где проходят чтения лекций на темы, что в школьную программу не входят и, судя по времени, - это первый раз из многих запланированных на сегодня. Можно прийти позже и успеть прослушать, ведь когда только поступал в Бастион, возгорелся побывать на подобных - это хорошо расширяет кругозор. Всё же хорошо, что с Агнией пошли через четвёртый этаж.
  Впрочем, помещение кулинарного клуба тоже здесь. Решаю не рыскать зазря и пойти к спецам.
  - Давай сюда, - показываю на аппетитно оформленный вход. - Это и есть кулинарный клуб.
  - Да, - пискнула девушка, - вон даже написано.
  Шеф-поваров оказалось аж три и каждый предлагает собственное блюдо, мы не долго выбирали из короткого меню и под радостное взгляды принялись есть. Всё же прикольно - ты вроде в заведении, но кругом знакомые лица персонала стараются и, стоит признать, выходит хорошо, ты тоже играешь посетителя, ведь это очень веселит.
  Над дизайном ребята поработали хорошо: шесть столиков огорожены переносными стенками, такая же разделяет зоны кухни и зала. Высота примерно по плечо и, при желании, можно понаблюдать, как проходит готовка, ну и, конечно, мы выбрали столик возле окна, являясь пока единственными посетителями. Еда очень вкусная, поэтому скоро, я уверен, здесь будет много народа.
  Глава 26
  
  - Ты сейчас куда? - спрашивает ещё более повеселевшая Агния.
  Мы только вышли из кафе, и, пока длилась трапеза, школа заметно оживилась - сегодня день открытых дверей, даже на верхнем этаже появились ученики и гости.
  - Погуляю пока, а ты? - сообщил я.
  - К нам пойду - интересно посмотреть на производимое впечатление, - пояснила девушка, увлекая идеей.
  - О, ну я тоже тогда, только позже.
  Агния помахала рукой, очень похоже состроив личико, как на своём рисунке в галерее. Я во всю улыбнулся, стараясь уместить в это и гамму чувств, и реку эмоций, а потом, по традиции, постоял ещё, приходя в себя, и двинулся навстречу открытиям.
  День открытых дверей означает, что в Бастион могут прийти гости, после короткой регистрации, как ученики иных старших школ, так и простые граждане, начинают знакомиться с нашим бытом. Есть те, кто приходят на лекции, причём уже не первый раз.
  В целом, если брать учеников и гостей, набирается приличная толпа, поэтому всюду царит шум голосов и смеха.
  Что касается аудиторий, то не каждая задействована в празднике. С четвёртым этажом понятно, а вот третьегодки что-то вообще ничего не устраивают, разве что коридор украсили и, наверное, доставшиеся участки, припоминаю, как видел нескольких с материалами для украшения. Неожиданно ловлю приятный запах ароматических палочек и, направляясь по шлейфу, пришёл в весьма экзотическое место.
  - Привет. Можно тебя пригласить? - возник голос справа, из аудитории.
  Спрашивает парень, виделись несколько раз, но имени не знаю, кажется, второй год обучения, да и аудитория их же. Дверь полностью сдвинута, а проём модернизирован квадратной аркой в виде прямоугольной же конструкции - это для надписей, картинок и цен. Салон магии 'Сияние' - только сейчас замечаю указатель сверху, нарисованный на тряпке. Трущобный стиль поддерживает какой-то деревянный настил, что накидан поверх пола, ближе к окнам - старая бочка с табуретками, а возле арки - конопляные мешки. Нос ловит запахи сена и аромопалочек.
  - Привет, - поглядываю в проём, но там черная штора. - А что у вас?
  - Гадаем на хрустальном шаре, открываем дорогу, читаем линии жизни и проводим лечебный массаж. Прейскурант вот, - охотно поведал он.
  Улыбка уже заползла на лицо, быстро пробегаю взглядом по цифрам и зазывале:
  - Мне, чур, всё, - заявил я, доставая купюры.
  - О, замечательно, - блеснул жирным блеском в глазах тот. - Прошу, входи.
  За тканью света особо нет - крепкий полумрак, легкая дымка от курящихся благовоний и несколько людей в одеяниях.
  - Проходи сюда, Матус, - раздался голос от девушки, что за низким столиком с шаром и в капюшоне.
  Тут же стоят свечки, что хоть немного раздирают тьму. Сам инструмент тоже излучает бледный свет.
  - Вижу-вижу, много вопросов у тебя, да на все я ответы знаю. Покажи ручку, - просит она и я тяну правую, - левую лучше, левую и ладошкой вверх. Садись.
  Рядом со столом мягкий коврик, куда я побыстрей приземлился. Девушка взяла ладонь и чуть приподняла капюшон. Наконец я понял, где слышал голос - Светлана, ответственная за успеваемость, наверняка она.
  - Да-а, жизнь у тебя длинная будет, очень длинная, но счастливая. Вот, смотри, видишь рядом идут и бугорок где - это к счастью. Давай первый вопрос.
  - Ну-у, - было растерялся я, - смогу ли закончить обучение в Бастионе и как хорошо?
  - Так-с, здесь уже шар нужен.
  Светлана начинает водить руками над хрусталём, свет мерцает мерно, магически, движения все медленнее.
  Через секунд пятнадцать ответ готов:
  - Да и с очень положительным баллом.
  - Ух, классно. А байк у меня будет в этом году? - вспомнил я о важном.
  Вновь серия манипуляций над шаром.
  - Многое зависит от тебя, Матус, но пути для реализации этой вещи открыты.
  - О, ну ладно, - обрадованно заявил я.
  - Ещё вопросы? - подхватывает удила действия 'гадалка' Светлана.
  - Неа, вроде нет больше.
  - Тогда сядь ровно, буду ауру тебе чистить.
  Я поперхнулся смешком:
  - А она что, грязная?
  Светлана пронзила взглядом из-под капюшона и весьма эффектно.
  - Это нужно делать регулярно. Так же, как мыться.
  - Понял, спасибо, - смутился я, словно и вправду отчитал старшеклассник.
  Теперь руки колдуньи плавают над моей головой и плечами, закрываю глаза, чтобы глубже расслабиться и прочувствовать момент. От ладоней идёт лёгкое тепло, а сознание уже вовсю плывет - ароматерапия и атмосфера делают своё дело.
  Потом был массаж, но уже от двух помощников, минут десять моё сознание блаженно летало рядом, а шея, спина и плечи наслаждались моментом. Вставать не хотелось, что предусмотрено и я только радостно киваю, на реплику:
  - Можешь ещё полежать.
  Спустя минут тридцать, по-медвежьи выбрался из 'Сияния'. Дневной свет бьёт в глаза и открыть получается далеко не сразу, прислоняюсь пока к подоконнику, а рот уж тянет зевок. Мало-помалу мир возвращается на место, а вместе с ним ощущения: коридор ещё больше оживился и моё сонное, разомлевшее лицо вызывает, как восклики, так и рекламирует заведение. Сразу двое ребят подходят к зазывале и быстро решаются 'на всё', улыбка вновь растягивает мои губы, ведь задумка у второгодок великолепная.
  Больше разведывать не хочется, теперь интересней наша аудитория. Иду на второй этаж и в родное крыло, народу везде уйма, причём большая часть незнакомые, уже в нашем коридоре - по два-три возле каждого арта, также просто бродят туда-сюда, озираясь, а стоило мне зайти в 'рубку', так вообще - ловлю взгляды девчат-экскурсоводов - все в лучах славы и внимания. Стоит весомый шум от голосов и меня уже распирает чувство гордости, всё же и ребята подобрались толковые, и замысел удался на славу.
  Присаживаюсь в сторонке, счастливо наблюдая за действием - очень приятное зрелище, да и после массажа нет желания на большую активность, созерцание самое то.
  - Доволен? - это Дмитрий вынырнул из толпы.
  - Ага, а что видно?
  - Ну есть чуть-чуть, - ухмыльнулся он. - Благо, причина достойная.
  - И то верно, - хохотнул я.
  - Вероника заходила, кстати.
  Я вцепляюсь взглядом в лицо одноклассника, стараясь спрашивать спокойно:
  - И как, понравилось?
  - А то, очень! И мне кажется, что ты ей тоже был нужен, хотя и не спрашивала.
  - Да? - напрягся от новости я. - Ну тогда пойду схожу, узнаю...
  - Увидимся, - бросил вслед Дмитрий.
  Я же мчусь в кабинет, но в рамках шага. Вот ведь дела, уж сколько минуло событий, а эмоции, как в первый раз, хотя, Вероника этого достойна, стоит лишь помянуть прекрасный образ, как хочется услышать голос.
  Дверью в председательскую тоже любуются двое гостей в костюмах, я извинился, с просьбой посторониться и стучусь, но чуть берёт робость, вроде как свидетели личного или что-то подобное. Сознание часто находит нелепые причины для переживаний, понимать понимаешь весь смех, да только сделать ничего нельзя.
  Спасает Вероника:
  - О, староста, - неподражаемо встречает дива очей моих, - проходи.
  Лица гостей удлинились от стольких впечатляющих факторов, и я облегчённо оказываюсь под сенью кабинета. Дверь мягко отсекла шум и судорожно носившиеся мысли начинают утихать, вот уже мир принимает нормальный вид.
  - Многовато народу сегодня, больше обычного, - произносит хозяйка.
  - Думаешь? - искренне поинтересовался я. - Добрый день, кстати, и спасибо.
  - Привет, Матус. Да, у меня это второй День Основания, но есть информация и по предыдущим. Бастион набирает популярность, в том числе, благодаря тебе.
  Усаживаюсь в кресло у столика и с явным удивлением вопрошаю:
  - Это как так?
  - Докладная Комиссия публикует свои рецензии на старшие школы и мы в верху списка, - торжественно сообщила она.
  - Ну, хорошо бы так.
  Бровка Вероники шутливо приподнялась.
  - Сомневаешься?
  - Ой, нет, - замахал я руками, - просто неверно выразился. Конечно, наша заслуга здесь есть.
  - Вот вечно норовишь рассмешить, - сообщила она, улыбаясь и поправляя форму. - У тебя дело ко мне?
  - А да, просто Дмитрий рассказал, что ты заходила.
  - У вас очень хорошо получилось! Такой эффект мощный, будто корабль космический, - со сверкающими глазами сказала она. - Молодцы, наверняка гостей море и это, к слову, ещё больше прославит школу.
  - Приятно получать благодарность от самого председателя, - сообщил я, с ощущением приятного тепла. - Можно попросить, потом, после празднования, ещё раз, но для всего класса.
  Вероника смотрит с чувством, чуть приглушив огонь фиалка.
  - Хорошо, но только ради одного старосты.
  - Твои слова и уста делают честь моему чину, благодарю, - склонил я голову.
  - Как и твои, Матус.
  Обдав огнём взгляда, председатель встала обновить содержимое чашек. С чувством оглядываю родную кабинетную обстановку и кресло становиться уютней: этот низкий столик и поднос сверху, что запомнился с первого раза, когда Вероника угостила обедом, печенье и прочие сладости, тоже вошедшие в обиход, но не потерявшие и доли вкуса. Всё завершает запах в кабинете - о нём могу говорить много, но это будет словесным хождением округ.
  - Ты свободен? Не отвлеку, если ещё поговорим? - вдруг поинтересовалась девушка.
  - Ой, конечно нет. А о чём?
  - Насчёт картин Сапы.
  С удивлением вглядываюсь в лицо собеседницы, что слегка омрачилось.
  - Неужели плохие?
  - Нет, что ты, в плане мастерства только восхищение вызывают!.. Блестящее исполнение... Просто я больше земной, эм-м... земной человек и столь яркие картины Космоса даже пугают. Неужели Солнечная Система именно такая?
  Сердце защемило, горло отказывается пропускать слова, но желание открыться сильнее:
  - Вероника, она даже глубже, больше, величественней, холодней и прекрасней. Околосолнечное пространство может напугать до глубокой дрожи, но и восхитить также. Это бездонный мир, полный чудес, прикрас и открытий. Можно? - протянул я руку накрыть ладонью ладонь, девушка кивает.
  - Знаешь, это ведь путешествие и первооткрывательство. Здесь, на Земле, мы уже многое изучили. Тоже интересно, но там, - указываю я вверх, - нас ждут неизведанные пространства. Понимаешь?
  - Кажется да. Очень романтическая перспектива, но и опасная, - произнесла Вероника ещё робким голосом.
  - Вот именно, опасно и есть риск не вернутся. Это подстёгивает быть ещё смекалистее, быстрее, умнее. Но, знаешь, - разгоревшись, вещаю я, - первая задача - мощная инфраструктура на луне. Это многие года масштабных вложений и творчества, представляешь себе вид из окна на Землю?
  - Пока не очень, - произнесла она прекрасным голосом, - может ещё потому, что жар от твоей руки немного путает мысли.
  Голос Вероники полон будоражащей энергии, меня сковывает ответным внутренним напряжением, но ладонь снимаю. Взгляды переплетаются и фиалк грозит заполнить мир блаженным свечением, лик девушки манит и гипнотизирует, а сознание плывёт в облаках безвременья.
  Ответственность возобладала над океаном эмоций, пытаюсь улыбнуться и пошутить, с явной хрипотцой:
  - Вот видишь, какое впечатление оказывают картины Сапы.
  Вероника залилась хрусталём смеха.
  - Это верное замечание. Ты видел её сегодня?
  - Да. Сейчас, наверное, в аудиторию пришла.
  - Может, как-нибудь, втроём погуляем? - вновь неожиданный вопрос от председателя.
  - Мне нравиться идея. Я предложу. Ты, кстати, хочешь на сегодняшний концерт? И вообще, вчера ведь договорились вместе провести день.
  - Веди, раз уж обещала, - шутит председатель, одаривая светом из глаз.
  И праздник закрутил по новой. Словно пара танцоров, мы мчимся среди ярких платьев и лоскутков этого дня, солнышко мерно катится к горизонту и всё ближе намеченный грандиозный, в рамках школы, концерт. Одним из особых событий была встреча двух нежданных сторон и оттого ставшая дважды неожиданной - родители таки заехали на День Основания, мы с Вероникой давай проводить экскурсию, делиться местами восхищения и радостно созерцать восторг на лицах. Вдруг звонок - оказалось Георг тоже нашел возможность приехать - так и произошло важное, на мой взгляд, событие. Контакт быстро наладился и взрослые принялись обсуждать школу и хорошую организацию, далее беседа плавно начала смещаться на обстановку в Империи, и я потянул Веронику прочь. До начала концерта оставалось ещё пара часов.
  Позже пришёл звонок, что наши родители вдруг решили побеседовать в более спокойной обстановке. Мама упомянула, что они могут ещё заехать потанцевать, так что, мол, ожидайте.
  - Ну всё, отец завербует твоих, - изрекла Вероника, после пересказа разговора.
  - Это как? - опешил я.
  - Будет уговаривать перейти работать в одну из управляемых им структур.
  - Думаешь? Ну они любят нынешнюю работу, да и плюсы есть уникальные в социальной сфере.
  - О, - девушка выразительно состроила личико, - ты ещё не слышал, как он делает предложения. Очень вероятно, что скоро родители сменят место работы.
  - Надо же, - искренне подивился я, - ну ладно, будет даже интересно.
  И мы пошли на долгожданный, эпичный итог сегодняшнего события - выступления наших музыкальных коллективов и двух приглашённых. Со сцены уже доносятся звуки последних донастроек гитар и барабанов, в темнеющем небе мечутся лучи прожекторов, вместе с летучими мышами. Очень скоро потоки весёлой, бравой и будоражащей музыки вознесли наши души на стратосферные высоты.
  
Оценка: 3.56*9  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Грин "Горничная особых кровей" (Любовная фантастика) | | А.Тарасенко "Замуж не предлагать" (Попаданцы в другие миры) | | Ф.Вудворт, "Особые обстоятельства" (Любовное фэнтези) | | Я.Безликая "Мой развратный босс" (Современный любовный роман) | | М.Генер "Волк для Шарлотты" (Романтическая проза) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки" (Любовное фэнтези) | | Е.Мелоди "Тайфун Дубровского" (Современный любовный роман) | | О.Адлер "Сначала кофе" (Женский роман) | | М.Коган "Цена жизни" (Боевая фантастика) | | О.Обская "Проснуться невестой" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"