Авербух Наталья Владимировна: другие произведения.

Мастер снов

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В жизни может всякое случиться. Например, вы можете искать тайные заклинания, запрещённые в этом мире. А ещё вы можете ловить тех, кто ищет тайные заклинания. И если вы встретитесь, будет очень интересно - потому что рано или поздно вы проснётесь. Оба. И что тогда?..


Мастер снов

  
   Я спустилась по витой лестнице и толкнула дверь. Всё решено, всё уже утвердили. Пусть я не рада приказу, но официально я обязана одобрять решение руководства. Назад пути нет. Что ж, пойдём вперёд.
   В каморке, которую пышно назвали кабинетом, сидит маленький сморщенный старичок. Ведун. Не думала, что мне придётся просить такого о помощи!
   - Ты пришла, дитя, - его голос противно скрипит. Рад, небось. Ещё бы!
   - Да, - просто отвечаю я и кладу на стол бумагу. Приказ.
   Старичок читает, а потом радостно хихикает.
   - Ты-то, детка, читала?
   - Да.
   - И согласна?
   - Да, и с каждым словом!
   Старичок смеётся.
   - Нелегко тебе будет. Ты об этом подумала?
   - Да. Старик, не медли! Я спешу!
   - Хорошо, деточка, хорошо.
   Он подписывает бумагу и встаёт.
   - Вы, офицеры, не уважаете таких, как я. А потом приходите просить помощи. Да, много таких вот решительных мальчиков и девочек спускалось ко мне за последние годы. Ты понимаешь, что назад пути нет?
   - Да.
   Вёдун опять захихикал.
   - Ты со всем соглашаешься, дитя.
   Я киваю. Я больше не сержусь, я его понимаю. Мы действительно слишком надменны... Потому что слишком сильны. Но шила в мешке не утаишь, и когда надо идти в мешок, мы идём к ведуну.
   - Прости меня, - говорю я, наконец. - Я, правда, спешу.
   - Это уже другой разговор.
   Старичок больше не хихикает. Он указывает мне жестом, и я встаю в центр круга. Старик гасит свечи и принимается кружить вокруг меня. Сила в обмен на слабость. На простую, недоступную мне, человеческую слабость. У старика немного силы, почти нет. Пройди он за стеной или даже за тонкой бумажной ширмой, я не замечу. А вот меня видно далеко. Сквозь стены, сквозь скалы, сквозь километры. И сейчас это недостаток.
   Но не поэтому я просила дать это задание кому-нибудь другому.
  
   Я стучусь в дверь. Меня впускают. Это приёмная. В ней сидят девушки, такие же, как я. То есть, нет: я такая же, как они. Это разница.
   На меня посматривают с неприязнью. Ещё бы: конкурентка!
   Как получить это место, если я ничем не лучше других? А получить - надо.
   Безумная мысль охватывает меня. Что, если я провалю конкурс? Меня не возьмут, это так естественно, а моему, начальству придётся искать другие подходы.
   Нет, нельзя, я дала присягу. Сяду и подожду. Может быть, повезёт.
   Нас вызывают по одной. Полагаю, процедура стандартная. Несколько вопросов, ответы и - подождите в приёмной, вам сообщат. Хорошо.
   Вот и моя очередь.
   Дверь. Вхожу.
   Он молод, очень молод. Примерно, как я. Говорят, так оно и есть. Внешность? Не хочу говорить. Он может принять любую внешность, хотя говорят, что-то всегда остаётся. Кто-то говорил мне, что уши, кто-то - что нос. Или подбородок. Не знаю.
   Я хочу, чтобы это были руки: по ним всегда можно узнать человека. Или глаза. У него замечательные глаза...затягивающие, манящие...
   Он усмехается. Он читал мои мысли. Много ли прочёл? О глазах наверняка прочёл. Сколько раз он узнавал, что у него красивые глаза? Десять? Сто? Тысячу? А за сегодняшний день?
   Он снова улыбается. Теперь я бы хотела, чтобы настоящей была улыбка.
   - Вы ошибаетесь. Такого комплимента мне ещё никто не делал.
   - Правда? - я выражаю вежливое недоверие.
   Он снова улыбается, и я забываю обо всём. Наверно, улыбка не настоящая, раз вызывает такое действие. Ему интересно, кто я такая. Что ж, смотри. Во мне нет магии, я пуста. Рука непроизвольно тянется к кулону. Чёрт, надо было сдержаться!
   - Откуда он у вас?
   - Подарок. То есть, нет, простите, купила.
   Он смотрит мне прямо в глаза и вызывает воспоминание: сморщенный ведун протягивает мне маленькое украшение в виде сердечка. Имело бы смысл сделать его в виде яйца с иглой внутри, но это же не моя смерть. Скорее наоборот. Я не боюсь думать об этом: часть моего разума замаскирована.
   С его лица не сходит улыбка.
   - Амулет?
   - На счастье.
   Я вовремя потупилась. Сердечко на счастье. Вот дура! Что он обо мне подумает?
   Он смотрит. Магии во мне нет никакой. Разве что обычная, фоновая. Фоновая магия красивой девушки. Хотя не так уж я и красива...сейчас. Эх, дружок, ты не видел меня раньше!
   Он задаёт мне ещё несколько вопросов. Я отвечаю, словно в трансе. То есть, я и есть в трансе. Он просматривает моё сознание. Боюсь, я показалась ему поверхностной.
   Знания, опыт, сила в обмен на простую женскую глупость.
   Как мне их не хватает!
   Я пытаюсь кокетливо похлопать глазами. Я читала, что это помогает. Он смеётся.
   Идиотка!
   Сначала сердечко, потом ещё это.
   Вопросы о моём опыте работы. Он даже не даёт мне прийти в себя: экономит время. Когда мы в силе, мы забываем, что у людей есть чувства.
   Опыт! Я отвечаю на этот вопрос, но втайне думаю о другом опыте. Мне далеко до ведуна, но к его возрасту кое-что забывается. Потому-то офицеры так молоды. Кроме самых старых. Но мы ещё можем учиться во сне.
   Того опыта, о котором он спрашивает, у меня нет. Но меня хорошо учили, долго и старательно. Внезапно мне приходит в голову мысль: может, он знает, что я тоже не настоящая? Нет, вряд ли. В худшем случае, он знает, что одна из нас (я имею в виду девушек в приёмной) пытается вкрасться к нему в доверие.
   Говорят, три - счастливое число. Именно поэтому трое из нас (не считая меня) тоже подосланы моим начальством. Две видны за километр, да что там, за десять! Одна тщательно замаскирована. Но он и её разоблачит. Он не может пойти на игру и взять кого-нибудь из тех. А похищение офицера чревато. Обо мне не знает никто, меня готовили в тайне.
   Кого же он наймёт, ведь в приёмной так много девушек, и многие даже красивее меня... Хотя что это я! При чём тут красота? Молодой человек нанимает себе секретаршу, хотя убей меня бог, если я понимаю, зачем такому сильному магу секретарша!
   Его улыбка становится настороженной. А до того он ухмылялся, читая у меня в голове о том, что в приёмной много красивых девушек.
   - Откуда ты знаешь, что я, - он цитирует, - "сильный маг"?
   Плохая работа, дружок, ты слишком упиваешься своей силой!
   Я опускаю глаза и нехотя бормочу:
   - В городе все говорят, что вы страшный колдун.
   - А ты веришь?
   - Да.
   - И не боишься? - его это всё забавляет. Кстати, когда это мы перешли на "ты"? И почему не взаимно?
   - Немного, - бормочу я чуть слышно.
   - Что?
   - Немного...
   - Хорошо, но почему "сильный маг"?
   Вот ведь прицепился!
   - А то нет, - отвечаю угрюмо. - Вы на мои мысли отвечаете, разве просто?
   Он улыбается. Я ему польстила. Он кивает:
   - Подожди тут, - и выходит в приёмную.
   Как сквозь сон я слышу, что место занято, и остальным возместят потерю времени. Не могу сказать, то ли чары всё ещё действуют, то ли я в шоке. Я получила место, оно моё!
   Мне немного грустно от моей удачи. Кто мог знать, что он так молод?
  
   Я работаю секретаршей. Мне не поручают сложных заданий. Мой наниматель знает, что я глупа и поверхностна.
   Ну, может быть, не очень глупа.
   Я им восхищаюсь. Искренне. И он это знает, хотя больше не читает моих мыслей. Все секретарши восхищаются своими хозяевами, и я не выпадаю из образа.
   Но я не притворяюсь.
   Я спрашиваю, как мне к нему обращаться. Он задумывается. Ему не хочется называть своего имени, и не хочется врать.
   - Называй "Хозяин", - отвечает он, широко улыбаясь.
   Я киваю в ответ. Трудно сдержать улыбку. Да у тебя, дружок, мания величия. О моём имени он не удосуживается спрашивать. Здесь не любят такого любопытства, вот и отделываются дурацкими кличками. "Старик", "ведун", можно ещё "толстяк"... И вот теперь - "Хозяин". Грандиозно, что и говорить. А вот я могла бы и представиться...
   Ладно.
   Он весь сидит в "офисе". Что он там делает, я не понимаю. Что-то читает, потом, наверное, колдует над чем-то. В мои обязанности, по идее, должно входить отвечать на письма, но ему никто не пишет. Ха! Хотела бы я посмотреть на письмо, которое здесь можно прочитать. Здесь почти никто не умеет читать, и дело не в неграмотности. Но я умею... то есть раньше умела. Умела, пока была умела.
   Каламбур.
   Ещё я должна приносить кофе. Кофе... по-своему это даже смешно. Но он пьёт кофе вместе со своими друзьями, или кем он их считает. Он мне не говорит.
   Должна покаяться: я не умею варить кофе. Особенно, если нет ни посуды, ни самого кофе, ни плиты. Когда я впервые задумалась над этой проблемой, мой кулон в форме сердечка сделался тяжёлым и горячим. Но варка кофе - недостаточная трудность, чтобы использовать эту возможность.
   Не дождавшись кофе, он подошёл ко мне. Запинаясь, я призналась, что не знаю, как приступить к выполнению его просьбы... приказа. Я даже немного испугалась. С такого волшебника станется превратить секретаршу в мышь за несваренный кофе.
   Он улыбнулся. Оказывается, он сам виноват, что не подумал. По-своему он очень даже благороден. Вот только не считает меня человеком. Да и с чего ему меня уважать? Когда я была, как он, я не уважала таких, как я. Смешно.
   Он предлагает научить меня маленькому волшебству. Маленькому и совсем не опасному. Уговаривает, будто я маленькая девочка и могу убежать. Мне хочется закричать: "Да, конечно! Обязательно научи!!!"
   Но я молчу. Отвожу глаза. Мнусь. Потом соглашаюсь. Если он подумает, что я соглашаюсь из страха перед ним (или чтобы сделать ему приятное), то я хорошо играю.
   В его "кабинете" тоже есть круг. Это другой круг. Круг силы. Я бы почувствовала силу, будь я волшебница. Но я не могу. Я встаю в центр круга, и он колдует. Не такое уж и сильное колдовство, но оставляет сильный след. Он сделал меня волшебницей... снова.
   Теперь я очень слабенькая волшебница, но не такая, как все. Такие слабые волшебницы обычно лечат бородавки, наводят куриную слепоту и делают модные стрижки. А я... я готовлю кофе из воздуха. И чашки добываю из воздуха. Он немного подумал, и решил избавить меня от повседневной рутины. А ещё я умею читать. Вот.
   Мне смешно и немного грустно. Пока я несу кофе, я думаю о своём.
   Дружок, ты оказал мне большую услугу... Даже две.
   Во-первых, я снова могу видеть волшебство и следы волшебства. А это уже приятно, теперь, хотя бы, я не буду захвачена врасплох. Вряд ли, конечно, на меня нападут в офисе самого сильного колдуна в городе, но мало ли что...
   А, во-вторых... Дружок, ты крупно подставился!
   Если он - тот, кто нам нужен, он должен уметь учить магии. Даже тех, кто к ней в принципе не способен. Я и была не способна, ведь ведун замаскировал не только мою силу, но и малейшие остатки способностей к волшебству.
   А он (не ведун, а тот, Хозяин) сделал меня волшебницей заново. Но этого недостаточно. Нужен ещё один знак... Или два.
   А я не знаю, какие и как их добыть.
   Но, добыв один, я добуду и второй.
   Как говорил попугай из мультика: "главное, поверить в себя! А я в себя уже поверил!"
   Лучше, конечно, добыть один-единственный знак, определяющий. А то косвенных может и не хватить. Ладно, об этом позже.
   Только меня беспокоит: вдруг, если он смог сделать меня волшебницей, он может и узнать, кто я? А если уже узнал?
   Я не боюсь думать о таких вещах: ведун устроил всё так, что никто не замечает мысли, относящиеся к заданию. Это очень слабая магия, мой "Хозяин" (нет, каково, а?) мог бы снять её за две секунды... если бы увидел. Но ему бы пришлось работать с микроскопом. Мне смешно: микроскоп в этом мире магии и волшебства!
   Подумав, я спрашиваю его, везде ли можно приготовить кофе с помощью волшебства, или только в здесь, в "офисе". Он смеётся. Он думает, что я дурочка (работа ведуна) и с интересом ждёт, что я скажу в следующий раз.
   - Как же, - отвечаю я, - в городе говорят, что ваш дом построен на волшебстве, и дом сам готовит для вас и убирается сам.
   Он улыбается. Осмелев, я продолжаю:
   - И пыль у вас в доме не ложится.
   Его улыбка становится чуть настороженной. Он думает, я дурочка и не замечу. Но я не только волшебница, я училась улавливать любую гримасу. И это тоже замаскировано.
   Он кривится и спрашивает меня:
   - Неужто меня обсуждают на каждом углу?
   Я молчу, опустив голову. Я стараюсь выглядеть виноватой и не понимающей, в чём моя вина.
   - Ты, видно, справлялась обо мне. Прежде, чем пойти наниматься?
   Я поднимаю голову.
   - Немного.
   Он, видимо, успокаивается. Похоже, что ему просто не понравилось, что он - предмет досужих сплетен. Кстати, так и есть. Я пришла сюда с полным набором всех городских слухов. Сейчас они, правда, устаревают: он не даёт мне выходного.
   Мысль о выходном он уловил. А я и не заметила, когда его испытующий взгляд начал читать мои мысли. Хотя стоило бы: теперь я это умею. Снова умею. С его помощью. Он смеётся.
   - Рано тебе ещё выходной получать. Ты ещё попроси отпуск.
   Я делаю вид, что не понимаю: таким, как я, нечего знать об отпусках.
   Он открывает дверь. Раньше я не замечала здесь двери, а потом уловила, что в стене много волшебства. Но не успела сообразить, что это значит потайную дверь. Да, мне не отпуск пора просить, а пенсию. Правда, не у него.
   Он подталкивает меня в спину и входит сам. Судя по виду, это архив или библиотека. Да, в этой комнате не скажешь, что дом ("офис", как я его называю) сам с себя (в себе) стирает пыль. Здесь пыль, похоже, копилась годами, если не веками. Своим появлением мы поднимаем пыль в воздух. Я чихаю, и поднимаю новую порцию.
   - Апчхи!
   Он смеётся.
   - Здесь дом не "убирается сам", как ты говоришь. Здесь слишком много ценных книг. Если хочешь, можешь здесь прибраться.
   - Апчхи! - я согласно киваю.
   Он делает руками какие-то пассы, и излечивает меня от аллергии.
   - Спасибо!
   Я разочарованна. Так я тоже могу... то есть могла бы. От него мне нужно другое.
   Он продолжает объяснение. Он старается снисходить к моей глупости. Я стараюсь не схватывать всё налету, чтобы он не заподозрил подвоха. Что мне это напоминает? Что-то очень знакомое... Ах, да, Пушкин. "Барышня-крестьянка".
   Я обижаюсь. Неприятно повторять чужие идеи. Правда, мне сейчас не до того.
   - Сам я слишком занят, - объясняет он. - А в эту дверь может пройти только волшебник, так что, видишь, я не мог никому поручить здесь прибраться.
   Я киваю.
   - А теперь есть ты.
   Что-то мне не нравится в его словах. Мне почему-то кажется, что он пытается оправдать моё присутствие здесь... причём именно в моих глазах.
   У меня начали зарождаться неясные подозрения. Ведь у меня почти нет работы.
   Ладно, это потом. Потом, потом...
   А сейчас у меня удача. Я и не думала, что мне так повезёт.
   Он испытующе смотрит на меня и спешит меня разочаровать: оказывается, прибираться придётся по старинке, руками. В этой комнате (то ли библиотеке, то ли архиве) не должно происходить ничего волшебного. Она только для чтения.
   Огорчил, нечего сказать.
   Дружок, ты меня недооцениваешь.
   Спешу выразить своё расстройство. Пусть думает, что я согласилась, считая, что он научит меня специальному, убирательному колдовству.
   Он смеётся и делает новые пассы. Я понимаю, что он выполнил мою невысказанную просьбу и научил "убирательному колдовству". Что ж, спасибо.
   Я поднимаю на него полные благодарности глаза. Он трепет меня по волосам и говорит:
   - Только здесь убирай без магии.
   Я послушно киваю. Ладно. Без магии, так без магии. Думаешь, дружок, мне, отказавшейся от силы, которая не меньше твоей собственной (хотя и немного другой природы) будет трудно отказаться от простенькой способности вытереть пыль без воды и тряпки?
   Он строго смотрит на меня, видимо, пытаясь прожечь меня взглядом. Я ёжусь, будто бы мне страшно. Но я не боюсь никого и ничего... в этом мире. Мне твёрдо обещали, что воскресят, если я погибну "при исполнении". Если, конечно, я смогу доказать, что сделала всё, что могла и что это было немало.
   В общем, на воскрешение рассчитывать глупо. Но и это не страшно.
  
   Вот я и добилась своего. Но, сказать по правде, я немного побаиваюсь. Всё-таки это неприятно, если тебя превращают в мышь. И не факт, что меня расколдуют.
   Прежде чем приступить к работе, я тщательно огляделась. Да, дружок, ты попал. Нельзя же быть таким небрежным. В пыли была протоптана дорожка, судя по всему, здесь ходили не раз и не два. Я осторожно прошла по ней. Да, возле одной из книг на нижней полке кто-то смахнул пыль. А сама книга и вовсе не запылилась. Хотя на вид она очень и очень старая. Видимо, это то, что я ищу...
   Вот смешно-то будет, если окажется, что это старинный сборник поэзии, которую этот хвастун раскопал у местного букиниста.
   Но пока не стоит спешить.
   Я стараюсь запомнить: пятая с левого края на нижней полке в четвёртом столбце. Не перепутать бы. Я стараюсь запомнить обложку. Надеюсь, это её настоящий вид, хотя, что это я! Я спохватываюсь и смотрю внимательнее. Нет. Над ней никто не колдовал. Значит, не изменится после полуночи. Ха!
   За три дня я умудряюсь привести библиотеку в порядок.
   Мой наниматель так добр, что не забывает поблагодарить за это. Но вот выходного не даёт. Впрочем, чепуха! Когда у меня будет что докладывать, я найду способ об этом сообщить.
  
   Должна признаться, что меня гложет любопытство. И нетерпение. Надеюсь, если у него и были подозрения, они утихли за прошедшее время. Ночью я не ложусь спать и проникаю в потайную комнату. Зажечь бы свет, но как? В темноте я не вижу, да если бы и видела, эту способность тоже пришлось бы скрыть. Девушка с кошачьими глазами нанимается в секретарши к волшебнику! Если вы - этот самый волшебник, вы согласитесь, что это подозрительно.
   Кулон на шее нагревается и тяжелеет. Он предлагает мне использовать его, вскрыть и использовать весь сокрытый в нём запас магии...
   Я сдерживаюсь. В любом случае, здесь нельзя колдовать. К тому же, я всё-таки не такая дура, даже без магии...
   Я зажигаю потайной фонарь. Конечно, странно для скромной секретарши (которая практически ничем не занята) держать у себя такие вещи. Будем считать, это связанно с продолжительным бездельем. Как говорится, дьявол ищет незанятые руки. Надо будет снова спросить о моих обязанностях.
   Я подхожу к четвёртому столбцу. Нижняя полка. Пятая книга. Я внимательно смотрю. Да, это та самая. Её не успели заменить. Затаив дыхание, я открываю книгу и подношу к фонарю. Что за шутки! Это действительно сборник поэзии! Наверное, куплен у букиниста.
   Так, что дальше? Надо сматываться. Если меня здесь застукают, вряд ли я сумею доказать, что на меня среди ночи напала любовь к поэзии. К тому же он прочитает мои мысли. О задании он не узнает, но и не найдёт подтверждение моей лжи... любой лжи, которую я состряпаю на ходу, застигнутая врасплох. Есть, конечно, запасной вариант, но тратить его на сборник поэзии!
   Я злобно захлопываю книгу... слишком громко, пожалуй, и пихаю её на место. Книга за что-то цепляется. Почему так? Конечно, я толкнула неровно, но этого недостаточно, чтобы...
   Мне приходит в голову мысль. Книгу можно снимать с полки не только для того, чтобы читать. Ещё за ней можно устроить тайник. Я направляю свет фонаря на полку. Вот оно! Здесь тоже не было магии, была только работа чьих-то искусных рук. За книгой, оказывается, прятался тайник, узкий, как корешок самой книги. Сверху привязана тесёмочка. Я тяну... тайник открывается... ещё одна книга!
   Вот это да!
   Я беру книгу в руки... что-то проносится в воздухе, я оглядываюсь, но уже поздно. Дверь захлопнулась, я в ловушке. На книге была магия! Сторожевая...
   Могла бы и сообразить, голубушка.
   Но не будем тратить время. Посмотрим, ради чего я рискую.
   Вот будет умора, если это ещё один сборник поэзии! Особенно редкий и дорогой сердцу хозяина.
   Ладно, хватит болтать.
   Я не совсем ошиблась. Это действительно сборник поэзии, но поэзии особенной.
   Я быстро проглядываю содержание. Да! Это то, что я искала. Я так и думала, что найду её. И не говорите, что минуту назад я и не знала, что искать.
   Я видела эту книгу раньше. В кабинете своего начальника. Кстати, там она тоже хранится в тайнике. Мне показывали одно-единственное место из неё. Чтобы я поняла, что время есть, но надо спешить.
   Кстати, мне тоже надо спешить... Хотя бы успеть убрать книгу на место и принять невинный вид...
   Я ставлю книгу на место, но, кажется, опоздала.
   Всё, поздняк метаться.
   Он врывается в комнату, страшный, как дьявол из преисподней.
   Нет, он не кричит, не ругается. Он заглядывает мне в глаза и шипит:
   - Кто тебя послал? Говори!
   Я мотаю головой.
   - Я просто хотела почитать ваши книжки!
   - Не лги, - всё, вижу, он решает не тратить время на слова. Я и раньше говорила, что он не считает меня за человека. Что ж, его можно понять. Однако мне не до того, чтобы его понимать.
   Он весьма бесцеремонно вмешивается в мои мысли и даже умудряется найти до того незаметную перегородку в моём сознании.
   - Ловко, - он продолжат шипеть.
   Дружок, ты не знаешь, что это твоё присутствие создало эту перегородку и то, что ты видишь за ней. Он вызывает в моей памяти воспоминание: мне предлагают проникнуть к нему в дом и украсть... эту книгу. Книга только сейчас подставилась в мои воспоминания, как значение неизвестной поставляется в уравнение. Хорошая работа, надо будет передать ведуну спасибо. Эх, дружок, до чего невежливо ты себя ведёшь!
   Мои глаза полны боли и страха. Я съеживаюсь на полу, как собака. Ты доволен? Внутренне я ликую, но и боюсь тоже. Мне не хочется превращаться в мышь. Да причем тут эта мышь, вот привязалась!
   Он кровожадно улыбается.
   - А ты, видать, смелая. Но разве тебя не предупредили? Это правда, я могу превратить тебя в мышь. А ещё в жабу.
   Я содрогаюсь, жаба - это не наш метод. Всё-таки не очень эстетичное создание, хотя я преувеличиваю.
   - Или в улитку, - продолжает он. - В слизняка. А могу превратить в пыль. Пуф, и тебя нету, - он показывает, будто дует на ладонь. Я холодею. Он не шутит. Я не хочу, чтобы меня делали пылью. Я вообще не хочу ни во что превращаться. Я не выдерживаю, хотя мне следовало бы его довести до белого каления, заставить его раскрыться. Книга - недостаточное доказательство... того, что мне нужно. Но я пугаюсь.
   - Не надо, - выдавливаю из себя мучительный стон. Надеюсь, я не перестаралась, ведь мне не больно, только очень-очень страшно.
   Он берёт меня за руку и помогает мне встать.
   - Я мог бы, - говорит он холодно, - но мне жаль тебя. Я понимаю, тебя обманули, запугали, наверное. Что они тебе посулили?
   - Деньги, - признаюсь я стыдливо. - Много денег, - поспешно добавляю я, поймав его недоверчивый взгляд. Да... лопухнулась. Деньги - этого явно недостаточно. Сглупил ведун, ничего не скажешь. Я и не знаю, кстати, до конца всего, что ведун напихал в мою память. Надо было бы ознакомиться, но я торопилась.
   - Так ты воровка? - грубый вопрос, что и говорить.
   - Нет, - отвечаю я оскорблено. - Я искала работу.
   - Вот как! - он не верит.
   Мне что-то не нравится ситуация. Что-то мне кажется, что он не изменил своего отношения ко мне, рассердился, но не изменил. А это вряд ли связанно с тем, что я ему особенно приглянулась. Кажется, я ошиблась. Что-то говорит мне: он не будет превращать меня в пыль. Но в мышь - вполне может.
   Он вталкивает меня в другую дверь. Так... понятно. Размеры четыре на четыре метра, на окнах решетки. Мебели нет. Негостеприимно.
   - Жди здесь, - цедит он сквозь зубы и захлопывает дверь. Придётся сидеть на полу.
   Интересно, я ошиблась, или этой двери (и комнаты-тюрьмы, которую так любезно предоставили в моё полное распоряжение) раньше не было? Но я могла бы не заметить. За мою ненаблюдательность меня пора выгонять с работы.
   Интересно, что он делает сейчас?
   Впрочем, не важно. Да, хорошо, что я вспомнила! Я подхожу к двери и пытаюсь её открыть. Не то, чтобы я хотела сбежать. Как раз наоборот. Но что это за пленник, который будет сидеть в открытой клетке? Мои опасения оказались напрасными. Дверь заперта. На всякий случай я толкаю её от себя, тяну к себе, дёргаю в сторону. Нет, не поддаётся. Дверь вообще выглядит так, будто её нарисовали на стене и ради хохмы прикрутили ручку. Мда, если он меня здесь торжественно забудет...
   Я сажусь на пол и представляю себе этот ужас.
   Хотя я-то выберусь. А вот он - пожалеет о своей подлости. Я немного построила планы мести за несовершённое ещё прегрешение.
   Ладно! Хватит грустить и предаваться печальным раздумьям! Я встаю с пола... а мышцы-то, мышцы уже затекли, ужас! Реализм, как говорится, на уровне. Это чем-то обоснованно, как я слышала, вот только приятного мало. Я подхожу к окну. Хорошая, крепкая решетка. Я выглядываю на улицу. Знакомый двор. Как раз в этом месте я остановилась и зачем-то оглядела окна. Вот только этого окна с решеткой я почему-то не припомню... Нет, я уверена, что окна здесь не было. Но, к сожалению, и это не доказательство. Может, он колдует на скорости, а может, она была замаскирована. Если так, то в том, что я её не заметила, нет ничего удивительного: дом буквально пропитан магией. Хотя мне кажется, что не было раньше ни этой комнаты-тюрьмы, ни двери, ни решетки. И не колдовал он, вот что я вам скажу. Но всё равно, этого не достаточно. В любом случае. Я отхожу от окна. Немножко думаю. Скучно здесь, очень скучно. Как там у Пушкина?
   - Сижу за решеткой в темнице сырой. Вскормлённый в неволе орёл молодой, мой грустный товарищ, махая крылом, кровавую пищу клюёт под окном...
   Я честно пыталась дочитать "Узника" до конца, но мне не дали. За окном послышался шум крыльев. Да, до орла я ещё не доросла. Вы не думайте, это не заклинание. Просто условный знак. В окно протискивается птица неизвестной породы. А вы думали, что офицеров моего уровня отпускают без связи? Ха!
   Наклонившись к уху птицы, я шепчу:
   - Всё в порядке. Меня задержали. Следи за мной, есть подозрение, что объект будет уходить. Думаю, меня здесь не оставит, условный сигнал тот же. До связи.
   Птица кивает и протискивается между прутьями обратно. Уф, успела! Самое опасное сделано, осталось самое трудное. Ждать. Нет, конечно, он не оставит меня в этой комнатушке. Но всё-таки страшно. Выбраться-то я отсюда выберусь, вот только задание будет провалено. Да...
   Мне скучно. Я сажусь обратно на пол. Тра-ля-ля, тра-ля-ля. Нет, не умею я петь. Да и не то настроение. Сказку, что ли, рассказать? Смешно, конечно... А ведь я помню одну, очень подходящую к случаю. Итальянскую, если не ошибаюсь.
   - Было ли, не было, - тихо начинаю я, - Жил на свете один принц. И всё бы было у него хорошо, да только мучили его страшные сны. Иной раз заснёт, и видит: скачет на него ужасный конь. Вороной, изо рта пламя, из ноздрей дым валит. Копытами искры высекает. И отскочить некуда. Да... - я ненадолго замолкаю, как бы предлагая отсутствующим слушателям вдуматься в трагизм истории. - Или, в другой раз заснёт - и попадает в лабиринт. Ходит бедняга, ходит, нет из лабиринта выхода. А лабиринт-то ещё сверкает, ведь он из чистого золота. Да... Мучался принц, мучался, мучался-мучался. И вот приходит к нему однажды кудесник и говорит: "Твоей беде нетрудно помочь. Есть на свете заклинание, ты произнеси его, прикоснись к тому, что видишь во сне - и это сразу твоим наяву станет". Да... Принц поблагодарил кудесника, вызубрил заклинание, и лёг спать. И вот снится ему тот самый конь: вороной, из-под копыт искры сыплются, изо рта огонь, из ноздрей дым. А принц прочитал заклинание, дотронулся до коня и проснулся. В другой раз засыпает. Снится ему золотой лабиринт. Идёт принц, идёт, а выхода всё нет и нет. И когда ему это гуляние надоело, - похоже, я выбиваюсь из сказочной стилистики, - он произнёс заклинание и дотронулся до стен лабиринта. И опять просыпается. Выходит из дома, заходит в конюшню: там стоит вороной конь. Идёт в сокровищницу: там золота видимо-невидимо. Это золотой лабиринт лежит разобранный. Ладно, походит принц, походил, а потом сморило его, он и снова спать лёг. И снится ему, что явился к нему Царь снов и говорит: "Вы, - говорит, - Ваше высочество, с Вашей магией меня совсем разорили. Вы, - говорит, - украли моего лучшего жеребца, на котором я сам езжу, и всё золото нашей страны. Это, - говорит, - не дело. Давайте, - говорит, - с Вами договоримся: мы не будем Вам присылать кошмары, а Вы не будете читать своё заклинание. А то, что Вы уже взяли, пускай у Вас и останется". На том и порешили. Не мучают больше принца кошмары, не боится он спать. Снятся ему чудесные сны, один лучше другого. И вот однажды принцу приснилось, что он гуляет по цветочному полю с девушкой, красивее и добрее которой он ещё никогда не видел. Идёт он и вздыхает. А она и спрашивает: "Что, мол, вздыхаешь, любовь моя?" Принц ей и отвечает, дескать, вот догуляют они до конца поля, он проснётся, и больше её никогда не увидит. Разве только заклинание использовать, но этого он сделать как раз не может, потому что дал слово Царю снов. А девушка улыбается и говорит ему... не помню я, что она говорит. Что-то в том смысле, что любовь важнее. А может быть, и вовсе ничего не говорит девушка, только улыбается. А конец поля всё ближе, ближе... Принц не выдержал, произнёс своё заклинание и взял девушку за руку. Просыпается: а эта девушка его жена. Но снов принцу больше не снилось вообще, хотя ему это и не было нужно. Вот так-то.
   Я опять встаю и прохаживаюсь по комнате, насколько позволяют её размеры. Да... Красивая сказка. В жизни всё не так... Кстати, как я приплела туда царя - в итальянской-то сказке? Уметь надо. Хотя, это не важно. Всё равно на самом деле никакого царя не было.
   А вот принц у нас, кстати, есть. Скоро, ой скоро наш принцик начнёт применять своё заклинание. Не такое, кстати, простое, как в сказках. Да... Вот только заклинание он узнал во сне, а не наяву. Это успокаивает.
   Но не очень.
   Мои раздумья были прерваны. Сегодня меня почему-то все прерывают. Наверное, именно так муравей слышит приближение слона. По количеству волшебной силы мы с ним как раз как муравей со слоном. Может ли слон увидеть муравья? Это вопрос. Наверное, да: если будет знать, куда смотреть. Есть другой вопрос: может ли муравей увидеть слона? Человек, например, не видит Земли (я имею в виду, всей Земли), когда на ней находится. Он слишком близко. Но мне не надо видеть его силу полностью, так что сойдёт и так. К моей импровизированной тюрьме подходит волшебник страшной силы. На расстояние двух километров я скажу вам, какой именно. Дверь исчезла. А я даже не успела придумать, с каким видом я его встречу. У меня есть горячее желание держаться с вызовом, но мне, с моей легендой, скорее положено испуганно съёжиться на полу. Я не успеваю сделать ни того, ни другого (я уже жаловалась), но ему, похоже, это и не нужно.
   - Я уезжаю, - сообщает он мне (а я и так догадалась, бе-бе-бе!). - Ты едешь со мной.
   Вот эта новость поважнее будет, я всё боялась, что он меня здесь бросит.
   Подумав, я послушно киваю:
   - Да, Хозяин.
   Его это обращение смешит. Что ж, рада, дружок, что ты успокоился.
   Мы выходим на улицу. Нет, меня не пришлось тащить вниз силой. Я печальна и изображаю полную покорность судьбе. У дверей нас ждёт вороной конь. По-моему, тот самый. Или очень похожий. Чисто инстинктивно я пячусь назад, а мой наниматель рывком вскакивает в седло (кажется, это так называется) и поворачивается ко мне. Я с перепугу пытаюсь вжаться в стену. Мой кулон опять тяжелеет (и нагревается), предлагая мне мою же силу для успешного вжимания. Нет-нет-нет, я ни на какой лошади не поеду, ни за какие коврижки! Отродясь не ездила верхом, вы меня за кого принимаете? За спятившую любительницу вестернов?! А тут ещё это чудовище!
   Нет, он выше того, чтобы со мной спорить. Он просто погружает меня в транс, и я без споров подчиняюсь. Видите, как просто быть колдуном?
   Кстати, я бы не стала возиться с упрямой девчонкой (то есть со мной). Можете говорить, что эта ситуация немного другая, но ведь я-то знаю, что он не считает меня за человека. Так зачем я ему понадобилась?
  
   Когда мы тронулись в путь, только-только светало. Уже темнело, когда мы остановились у какой-то двери.
   Одни двери в этой истории, даже скучно!
   Мы проехали день без остановки, а лошадь ни капельки не устала. Да, дружок, ты невнимательно читал романтическую литературу. Так не бывает. По-моему.
   Впрочем, я напрасно возмущалась: только мы слезли, лошадь уже исчезла.
   - И учти, - до чего же ты невежлив, дружочек! - если тебя послали, чтобы я сделал тебя волшебницей, а ты бы потом убежала, - (какая сложная фраза, вы только подумайте!) - я контролирую каждой твоё магическое движение, и без моего позволения ты не сможешь сделать что-нибудь, чему я тебя не учил.
   - Да, Хозяин.
   Он хмыкает, но, кажется, доволен. А мне надоела эта ситуация, когда меня шпыняют, а я и ответить не моги. Подожди, вот выполню задание, ты у меня попляшешь!
   Мы заходим в прихожую. Мой наниматель кивает женщине, которая распахивает перед ним следующую дверь. Опять дверь!
   Мы с женщиной остаёмся в прихожей. Она удивлённо смотрит на меня. Она, похоже, тоже волшебница, ведунья. Только очень слабая. Наверное, местная. Слишком слабая. Вот ведь незадача!
   - Ты какая-то странная, дитя, - медленно произносит ведунья. - Ты как тайник с секретом. У тебя есть тайны. Что ты прячешь в своей голове, детка?
   Я отшатываюсь. Я сильнее её, но как наложить чары забвения, если умеешь только варить кофе и убирать пыль? Она настолько слаба по силе, что может увидеть следы слабеньких чар моего ведуна. Если она меня разгадает, будет плохо. Очень плохо. Хотя нет, хуже всего будет, если она поделится своими подозрениями с ним.
   Я не успеваю ответить. Приходит Хозяин (нет, вот имечко!) и выводит меня на улицу. Мы ещё немного проходим. Ну и ну! Мне бы никогда не пришло в голову! Я видела такие строения только на картинке, но вряд ли ошибусь. Обсерватория!
  
   Вот уже несколько дней мы живём в обсерватории. Он по-прежнему поручает мне готовить кофе. Письма ему не приходят. Иногда мне хочется самой отправить ему письмо, чтобы было хотя бы чем заняться. Целыми днями он сидит в своём "кабинете" и читает свою книгу, за попытку украсть которую, мне так здорово досталось. Читает, конспектирует, что-то рисует на чём-то среднем между бумагой, пергаментом и папирусом. Производит какие-то расчёты. По ночам возится с какими-то приборами, с помощью которых разглядывает небо. По-моему, в жизни таких приборов не бывает, но у него они работают. Ещё бы!
   Под замком меня больше не держат, но вход в обсерваторию наглухо закрыт. Вроде как сбежать не удастся. Больно надо!
   В первый же день я подхожу к окну (на нём тоже решетки), и шепчу в ясное небо о том, как я сижу за этой самой решеткой, а темница сырая (вот уж неправда), а также за окном клюёт кровавую пищу молодой орёл (ныне отсутствующий). В общем, читаю Пушкина, условное стихотворение "Узник".
   Шум крыльев, всё как положено. Даже птица та же (то есть опять не орёл).
   - Всё в порядке, - шёпотом докладываю я. - Я под замком. Выйти не могу, проблем нет. Думаю, надо подвести сюда хотя бы один отряд - на всякий случай.
   Птица кивает и вопросительно наклоняет голову набок.
   - Нет, чёткого плана пока нет. Буду действовать по обстоятельствам.
   Птица издаёт какой-то неприятный возглас, что-то среднее между карканьем и чириканьем.
   - Всё идёт по плану, - говорю я с нажимом. - И не надо меня подгонять. И вовсе я не боюсь! У меня свои соображения. Да, и давить на себя я не позволю! Объект под тщательным наблюдением. Подведёте отряд, доложите. Да, после задания приду с докладом. Тогда и объясню свою позицию. Всё, отбой, конец связи.
   Птица издевательски хихикает и улетает.
   У связи свои минусы. Например, когда тебе в середине работы начинают передавать запоздалые советы, приказы, указания и требования.
  
   Что меня удивляет, так это изменения в настроении моего нанимателя. Он почему-то грустит целыми днями. Что, кстати, не мешает ему продолжать свои расчёты. Временами у него кружится голова, и, когда это проходит, он обязательно проверяет, не пропала ли я за время его головокружения. И почему-то страшно радуется, когда видит, что нет, не пропала.
   Да, головокружения - обычная наша болезнь. У меня тоже часто кружится голова. Не самое хорошее качество для офицера на задании. Во-первых, это может быть опасно, а во-вторых, может меня раскрыть. Мне даже предлагали избавиться от головокружений на время задания, но я отказалась. Мне ещё не хватало после выполнения проснуться в больнице под капельницей и узнать, что я была в коме! Вот спасибочки!
   Вечерами он предлагает научить меня какому-нибудь новому колдовству. Всякие смешные фокусы вроде танцующей ручки (хотя к обстановке больше подходило бы перо), летающие по кухне чашки и прочая чепуха. По-моему, этому и учиться не стоит, но я всегда соглашаюсь. Мне его почему-то очень жалко, хотя я и не знаю, почему.
   Кроме этих уроков, он настаивает на том, чтобы разговаривать со мной. Нет, я не понимаю, что он во мне нашёл! Я веду себя, как дура, и выгляжу полной дурой! Не говорите мне, что ему нравится слушать мой голос! Мне бы стоило спросить его о том, чем он занимается, но я думаю, что это находится за пределами моих умственных способностей дуры. Поэтому я сдерживаюсь. Может быть, он что-то чувствует во мне - бессознательно? Не знаю.
   Недавно, когда я заносила ему кофе, (он пьёт этот самый кофе галлонами) я услышала, как он грустно бормотал что-то вроде: "как жаль, что ты не настоящая".
   В общем, невыносимо скучно.
   Хотя... кажется, у меня есть идея! Идея, как заставить его раскрыться.
   Да... Не очень-то благородно с моей стороны, но ничего умнее мне в голову не приходит, а сроки поджимают.
   Вызывая птицу-курьера (связиста?), я чувствую себя вдоволь мерзко. А, ладно, сам напросился!
   Я тихо шепчу:
   - ... и учти, что дверь закрыта, так что им придётся её ломать. Нет, я не могу её открыть сама, неужели не ясно?! ... Завтра, в полдень, поняла? Всё, отбой.
   Да, дружок, у меня для тебя сюрприз, причём на редкость неприятный. Поверь, мне очень стыдно!
   В полдень я выглядываю из окна. Да, они на месте. Я осторожно семафорю им, чтобы начинали. Немного колдовства, и вот дверь открыта, а я, как сомнамбула спускаюсь по лестнице. Ребятам немного неловко выполнять такое задание, но я украдкой делаю зверское лицо, и они подчиняются. Один достаёт откуда-то длинный мясницкий нож, другой грубо хватает меня и тащит прочь. Нет, голубчики, я вам всё припомню!
   Жуткий визг в моём исполнении вспарывает тишину улицы. Да, голос я, похоже, сорвала.
   Он, наконец, удосуживается выглянуть из окна своего кабинета. Ну, как, дружок, оценил наш спектакль?
   На всякий случай я гляжу на него с самым умоляющим видом, который только могу изобразить и, поднатужившись, издаю ещё один визг. Ещё громче первого. Ай да я! До него, кажется, доходит (и хорошо, а то ребята не знают, куда меня волочь), он распахивает окно... то есть окно просто исчезает (вместе с решеткой, которой он снабдил даже свой собственных кабинет). Он выпрыгивает из окна и, как кошка, приземляется на ноги.
   Ребята воодушевляются, и тот, который с ножом, принимается энергично размахивать этим самым ножом в районе моего сердца. Это я тоже припомню; думаете, мне не страшно?
   Мой спаситель (я так понимаю, что меня уже спасают?) пугается ещё больше меня (надо будет ребятам поставить высший балл по актёрскому мастерству) и со страшно искажённым лицом кричит:
   - Нет, этого не может быть, этого нет!!!
   В этот момент я чувствую, как какая-то сила вырывает меня из рук моих ребят, а самих ребят зашвыривает куда-то очень далеко. Вот это они мне припомнят. Я не успеваю упасть на пол, то есть на землю: мой благородный спаситель меня подхватывает.
   Заботливым голосом он бормочет бессвязные вопросы о том, не ранена ли я и как я себя чувствую. По пути он вылечивает мой сорванный голос (а он умней, чем я думала) и проверяет, не надо ли вылечить что-нибудь ещё.
   Слабым голосом (я не притворяюсь, честно!) я говорю ему, что со мной всё в порядке, и что ранить меня не успели.
   Облегчение, возникшее оттого, что я цела, выливается у него, как и у многих людей в раздражение. Прекратив меня поддерживать (впрочем, меня уже прекрасно держат мои собственные ноги), мой спаситель сообщает мне, что он же запретил мне выходить из дома, так что я должна в срочном порядке идти к себе.
   Понуро пошатываясь, я исполняю приказ. Я снова ликую. Пока он вытворял все свои штучки (с выламыванием решетки, прыганьем из окна, освобождением меня и даже с излечением моего сорванного голоса), и я, и ребята тщательно следили за уровнем магии. Так вот: её не было! Не было, и всё. А, значит, он действительно Мастер снов - человек, способный по собственному желанию менять ткань сновидения. Надо сказать, редкий дар. Сегодня он проявился в полной мере, и был надлежащим образом запротоколирован. Но задание выполнено только наполовину.
   Пожалуй, пора доложиться. И, к тому же, узнать бы, что там с ребятами. В какой-то мере они неуязвимы (как и я, кстати), но вот протащить их могло капитально.
   - Проверка "вооружённое нападение" дала результаты, объект действительно является Мастером снов, - быстро шепчу я на ухо птице. Не дай бог, если в комнату войдёт "объект" - в самый разгар разговора! - Как я уже докладывала, он готовится к волшебству с условным названием "Принц-27". Посему не могу оставить объект; буду здесь для завершения операции.
   Птица больше не издевается надо мной, в центре довольны, завершение операции передают на моё усмотрение.
   - Как ребята хоть? - спрашиваю я, махнув рукой на остатки субординации (впрочем, у нас вообще субординация очень неординарная).
   Птица насмешливо клекочет, затем чирикает
   - В порядке? - радуюсь я.
   Птица кивает, и вдруг срывается с подоконника. Так... похоже, мой благородный спаситель решил, наконец, проведать спасённую. Его магическая сила буквально сотрясает здание, так что я успела принять надлежащий вид.
   Он стучит в дверь, потом входит. Вид у него какой-то странный. Ой, что-то не нравишься ты мне, дружок...таким.
   Он избегает смотреть мне в глаза (почему?) и говорит, что понял, что дверь открыли, и меня выманили с помощью магии, так что он собирается защитить обсерваторию от магического и физического вмешательства. Скоро это, дескать, станет ненужным, а пока это вынужденная мера предосторожности. И если я что-то имею против, я могу ему сказать об этом прямо сейчас.
   Ол-ля! Вот теперь я попала. Связь обрывается, на поддержку из центра рассчитывать нечего. А я-то думала, может, его с поличным ребята возьмут. Конечно, если я прикажу, и вообще, это был запасной вариант, на крайний случай, а вот выходит, что теперь и на помощь-то звать некого. Конечно, я возражаю! Вот только шестое чувство мне подсказывает, что стоит мне начать рыпаться, как мой благородный спаситель станет чуть менее благородным, и напомнит мне, что это я проникала в его дом, что это я пыталась его ограбить, и что это меня пытались прикончить не иначе как мои сообщники. В общем, во-первых, сама виновата, а во-вторых, это для твоей же безопасности. Так что я не стала спорить.
   И всё-таки, в нём есть что-то странное. Он как будто стесняется того, что беспокоится за меня. Интересно, стала бы я беспокоится в такой ситуации? Но мне кажется, что я нужна ему отнюдь не бескорыстно. В смысле, не только потому, что я ему нравлюсь (если нравлюсь, конечно). И это тоже заставляет его смущаться.
   Да...
  
   Он укутывает дом в магию, как в кокон. Теперь остаётся надеяться, что в центре не решат, что я пропала, не вышлют сюда группу спасения.
   Птица, расстроенная куда больше меня, пытается пробиться внутрь, но волшебство не пускает. Хуже того, обнаруживается, что защитная плёнка звуконепроницаема. Я кое-как объясняю знаками, что не стоит волноваться, что я живая, и что всё идёт по плану. Хотела бы я быть в этом уверена. Птица улетает, а когда возвращается, принимается объяснять (тоже знаками, что для птицы в полёте не так-то просто, послали бы пчелу!), что они будут следить за ситуацией снаружи, визуально, так что если события примут угрожающий оборот, они обязательно вмешаются. Я устало киваю. Пусть. Я-то знаю, что здесь есть помещения вообще без окон, да и окна всегда можно завесить.
  
   Стало окончательно скучно.
  
   Проходят ещё два дня невыносимой скуки. По-моему, он просит кофе только затем, чтобы меня развлечь. А то, скажите, почему он поливает моим кофе цветы, которые я с его позволения выращиваю в его кабинете. К счастью, кофе им не вредит.
   На третий день он предлагает мне пройти в "лабораторию". У него вообще получается сборная солянка из разных эпох и культур.
   Я соглашаюсь (а что мне ещё делать?). Раньше здесь не было никакой "лаборатории". Понятно.
   Мне внезапно становится очень стыдно. Всё-таки я сыграла с ним злую шутку. И так долго его обманывала...
   - Ты - мастер снов, - сообщаю я, остановившись на пороге.
   - Да? - похоже, он не слушает, а только досадует на задержку.
   - Ты - мастер снов и можешь управлять реальностью.
   Нет, он меня не слышит. Подталкивая меня в спину, он заводит меня в лабораторию. Угадайте, что я вижу в центре лаборатории? Ещё один круг.
   Повинуясь знаку моего Хозяина (теперь я понимаю, почему он назвался именно так), я встаю в центр круга. А он достаёт откуда-то ножницы. У меня мелькает неприятное воспоминание о том, как в недавно снятом фильме главного героя чуть не убили ножницами. Нет, если бы он решил меня прикончить, он выбрал бы более простой способ, тем более что нет такого обряда, где жертву убивали бы именно ножницами.
   Все эти мысли вылетают у меня из головы, когда он осторожно срезает с этой самой моей головы несколько прядей (со лбы, с висков с темени и с затылка). Да, ну и видок у меня, наверное.
   А он кидает мои волосы на край круга, и сразу же круг заключается в кольцо огня. Мама дорогая, неужели он решил меня спалить? Я сдерживаю дыхание, даже во сне неприятно задохнуться. Нет, кажется, дыма нет, угара тоже. Он сыпет в огонь какие-то порошки из заранее приготовленных баночек. В некоторых я узнаю соль, корицу, молотый перец. Нет, он, что, решил меня зажарить? Я чихаю: даже без аллергии расчихаешься тут, когда в воздухе витают сильнопахнущие пряности. Мои чихания его чем-то радуют, и он принимается нараспев читать какие-то заклинания. Кажется, я понимаю, зачем я ему нужна и зачем он учил меня магическим фокусам: в этом колдовстве катализатором служит волшебница очень определенной силы. Такой, как моя. При этом волшебница должна стать волшебницей лишь недавно. Вот гад! А я-то думала, зачем ему секретарша! Провёл, как первоклассницу! Только не так уж тебе это поможет, дружок.
   Теперь он перешёл со знакомых трав на незнакомые, и очень волшебные. Не удивлюсь, если там есть толчёный цветок папоротника. От их дурманящих запахов мне становится плохо. Кулон опять тяжелеет и нагревается, чувствуя моё желание оказаться где-нибудь подальше и желательно на свежем воздухе.
   Уф! Он закончил своё колдовство, и даже помог мне дойти до стула и сесть. Я в этом нуждалась.
   В качестве жеста доброй воли (то есть это так видится с моей стороны), он делает воздух в лаборатории чистым, а потом куда-то скрывается.
   Да... боюсь, благодарность начальства мне не заслужить. Содействовать такому колдовству... за это лишают погон (хорошо, что мы не носим никакой формы). Но разжаловать-то могут... впрочем, кого я обманываю? Если я провалю задание, меня в любом случае разжалуют. А если справлюсь... что ж, победителей не судят.
   Да, кстати, о победителях, а куда он пошёл?
   Если рассуждать логически...
   Если вспомнить то, что я знаю об этом колдовстве...
   Вроде как оно действует всего одну ночь, потом надо проводить обряд снова. Навсегда оно подействует, если провести аналогичный обряд наяву. А мы спим. И видим сны. Когда у него последний раз кружилась голова? А у меня? Гм, кажется, скоро утро... Значит, ему надо торопиться, если он хочет что-то сделать явью. И что же он выберет в первый раз? Да уж, наверное, книгу, в которой всё подробненько изложено. Чтобы лишний раз с обрядами не мучится...
   А тут ещё одна загвоздка, даже две. Провести-то этот обряд может любой колдун, но только с этой стороны, со стороны сна. В смысле, если он колдун со стороны сна, то и обряд пойдёт только со стороны сна. А наяву никакая книга не поможет. Но Мастер снов может провести обряд с любой стороны, на то он и Мастер снов. И, что ещё хуже, Мастера снов нельзя лишить сновидений, как того принца из итальянской сказки. Он сам найдёт сюда дорогу, сюда, в страну снов, сюда, в страну снов, в страну снов...
   Ой! Я прерываю свои тягучие размышления. Идиотка! Он же за книгой пошёл! И скоро проснётся. Так чего же ты сидишь?!!
   Я вскакиваю и бегу наверх, в кабинет.
   Три этажа и длинный, длинный коридор.
   Не знаю, каким чудом, но я успеваю.
   Мышкой прошмыгнув мимо него, я закрываю собой дверь приваливаюсь дверь в кабинет, тяжело дыша, я прислоняюсь к двери.
   Кажется, он удивлён.
   Ещё бы!
   Хотя я и не стала распаковывать свой кулон (ну не хочу я раскрываться!), но выгляжу совсем по-другому. Я больше не строю из себя вечно запуганную дурочку, я гордо выпрямилась (отдышавшись), глаза блестят (клыки сверкают, шерсть дыбом...нет, это не отсюда).
   При этом я судорожно соображаю, что бы такое крикнуть, запрещающее. Почему-то мне всё время лезет на язык фразочка из того же фильма: "Ночной Дозор, выйти из сумрака!"
   Но это точно не в тему. Хотя интересно, как бы он отреагировал?
   Он смотрит на меня очень удивлённо. Пытается прочесть мои мысли, объясняющие моё поведение. Их нет. (Ещё бы, ведь они относятся к заданию). Пытается найти следы магии, которая подчинила меня своей воле. Её тоже нет!
   Мы, наверное, пять минут (хотя время здесь весьма относительно) стоим, глядя друг на друга, и молчим.
   В его глазах что-то мелькает: не знаю, что он чувствовал раньше, а вот теперь он в меня точно влюблён. Видимо, правильно говорят, что в женщине должна быть загадка.
   Наконец, окончательно отдышавшись (звучит как-то зловеще, не находите?), я говорю:
   - Послушай, не надо больше колдовать. Пожалуйста, не надо.
   Глупо как-то выходит.
   У него, похоже, в мозгу что-то щёлкает, и он говорит мне:
   - Отойди!
   Я качаю головой и остаюсь.
   Что-то подсказывает мне, что, влюбившись в меня, он будет лезть к цели с ещё большей энергией.
   Тут он решает меня с дороги сдвинуть (мне ещё повезло, что не отшвырнуть метров так на сто, как ребят). Когда понимает, что я прочно прилипла к двери, он решает отлепить меня с помощью магии.
   Как бы не так! - решаю я. - Я на задании.
   И раскрываюсь. И, конечно, легко отбрасываю все его усилия.
   В первую минуту он решает, что я использую его магию (ну, которой он меня научил) и пытается взять под контроль.
   Не на такую напал! Я в два счёта отбрасываю и эти попытки, и присоединяю полученную от него силу к своей. Кстати, спасибо.
   Всё, он в ступоре. Бороться со мной магически нерационально: силы-то у нас примерно равны. Да и времени на это сколько уйдёт (а мне бы продержаться, пока он не проснётся... вот только завтра выходной). Да и не хочется ему со мной драться, как-то не по-джентельменски это выйдет. А использовать против меня свою силу Мастера снов он боится. Боится, что я исчезну.
   Главное, не дать ему до меня дотронуться, а то вдруг ему придёт в голову шальная мысль вытащить из своего сна именно меня?
   Он делает ко мне шаг. Мама родная! Если он вытащит меня из своего сна, то я-то утром не проснусь!
   - Подожди! Стой!
   Он послушался.
   Меня тянет проснуться прямо сейчас, пока не произошло непоправимое.
   Нет. Надо поспать ещё. Надо закончить задание.
   Мастера снов не арестуешь, но...
   - Послушай меня, - говорю я, вжимаясь в дверь посильнее. - Не двигайся и послушай.
   Он кивает. Хорошо.
   - Ты - Мастер снов, - сообщаю я. - Ты можешь изменять здешнюю реальность. А я - офицер службы безопасности.
   - Что?!! - он удивлён. Ещё бы! Из фантазийного средневековья сон превратился в какую-то пародию на американские боевики. Особый отдел и всё такое.
   - Меня специально подготовили, чтобы... - я запинаюсь. Как бы это поизящней выразить?
   Но он не слушает. Я вообще заметила, что многие молодые люди по-настоящему заняты только собой.
   - Так ты человек? Ты с Земли?
   Странное определение для яви (не может же это быть уснувший инопланетянин), но ничего. Почему-то во всех фантастиках о параллельных мирах наш мир называют Землёй.
   - Да, - соглашаюсь я. - Я человек. Как и ты.
   Говорят, от счастья не умирают.
   Но я не закончила.
   - И теперь, как офицер безопасности, я прошу тебя отказаться от твоего замысла. Оставь книгу здесь!
   Мне в некотором смысле повезло, что он в меня влюбился. Иначе бы ему хватило бы ума сообразить, что если офицер просит, то, значит, он не может приказать. Ну что, скажите, что я могу сделать с Мастером снов? Он может взять книгу, не заходя в кабинет. Но его заколодило, и он полон решимости именно войти и именно через дверь.
   К тому же он не понимает меня.
   Он пытается уговорить меня "войти в долю" - как я это называю. И вообще, он полон искренней убеждённости, что если он что-то возьмёт во сне, это не будет кражей. Я горячо отказываюсь от его предложений.
   - Но почему?
   Что я могу ему сказать?
   - Пойми, - отвечаю я, - не надо грабить страну снов!
   Нет, он меня не понимает.
   - Подумай, если ты что-то возьмёшь во сне и сделаешь это явью, ты лишишь этого страну снов!
   - Ну и что?
   Нет, вот придурок!
   У меня руки чешутся зашвырнуть его куда-нибудь подальше или, используя свои полномочия, просто выкинуть его из сна. Но я боюсь. Во-первых, он может потом повторить всё сначала, и тогда мы ему не сможем помешать. Во-вторых, он может и не выкинуться, а неиспользованное волшебство весьма ощутимо бьет по своему хозяину. То есть, в данном случае, по мне.
   - Послушай меня, - продолжаю я, - если ты лишишь страну снов какой-нибудь вещи, она больше никому не приснится! Ты обкрадываешь других, ни в чём не повинных людей.
   А это уже патетика. Игра на нервах. Но что я могу поделать? Уже утро, уже меня будят, уже пора вставать. Силы покидают меня, и я во сне сползаю по двери на пол.
   - Пойми, не надо грабить страну снов, - прошу я.
   Сейчас меня разбудят.
   Почему это меня так тревожит? Я ведь и раньше просыпалась, и потом засыпала, и оказывалась в том же месте. Да, но не сейчас! Сейчас он сможет отсрочить моё появление и унести книгу раньше.
   Он подходит ко мне.
   - Не бери книгу, - умоляю я из последних сил.
   Вот сцена-то получилась!
   Неожиданно он улыбается и помогает мне встать.
   - Ладно, - говорит он. - Тогда дай мне свой телефон. Я позвоню тебе там, в реальном мире.
   - В яви, - поправляю я.
  
   Эпилог
  
   Он всё-таки позвонил мне. Сразу же, как проснулся.
  
   А когда я снова уснула, я пошла доложить начальству об успешном выполнении задания. А ещё я подала в отставку. Второго такого задания я не выдержу.
   Награда?
   Нет, таким, как я не полагается награда. Достаточно самого факта, что мы видим яркие сны и знаем, что события в них происходят по-настоящему, хотя и не наяву.
   Мне даже позволили сохранить все свои волшебные способности, которым меня научили, когда готовили к выполнению специальных заданий. В обмен на то, что я останусь в запасе. Я согласилась, хотя могла бы и отказаться: ему было бы не трудно вернуть мне все эти способности, если бы их отобрали в центре.
  
   Мы решили обязательно найти такое волшебство, которое сделало бы нас волшебниками наяву, не только во сне. Поскольку это не угрожает безопасности страны снов, нам вряд ли будут мешать, но на всякий случай мы держим это в тайне.
   Мало ли что?
   Постскриптум
  
   Вчера он мне подарил кулон в виде сердечка. Говорит, на счастье.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"