Беляцкая Инна Викторовна: другие произведения.

Свидетель. (написано в 2019 году)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 9.40*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Детектив, фэнтези с ЛЛ, миди.

  Свидетель.
  Аннотация: фэнтези, немного детектива, немного боевика, иногда расследовать преступление лучше в качестве свидетеля, никто не путается под ногами и начальство не торопит, но случается, что тщательно спланированная легенда может обернуться против "свидетеля".
  ПРОЛОГ
   Самое страшное, что может произойти с разумными существами, достигшими высокого технического прогресса - война. Война, когда врагу не нужны даже рабы, в этом случае у поверженных был бы шанс остаться в живых, пусть жить в унижении и под властью тиранов, но жить, выживать, существовать (отметить нужное). Но захватчикам нужны были только территории и ресурсы, у них хватало разумных, которых следовало накормить и устроить с комфортом за счет тех, кого они уничтожат.
   И война началась. Государство, заселенное людьми, образованными, технически подкованными, создавшими большое количество смертоносного оружия напало на другое государство. Тоже заселенное людьми, образованными, тоже технически подкованными, тоже создавшими большое количество оружия. Возможно, они были не такими кровожадными. Мирно жили на своей земле, работали, растили детей, создавали комфорт и уют, продвигали идеи любви и братства, чтили своих предков, любили проводить время в кругу семьи или исследовать свое прошлое. Предпочитали театры или кино, интеллектуальные игры или экстремальный спорт и внешне ничем не отличались от захватчиков, но это никак не повиляло на политиков и генералов. Война длилась семь долгих лет, захватчик почти достиг своей цели, но вмешалось третье государство, где жили не совсем люди - сильные страшные звери, если читать сказки о них, написанные очень давно и уже неактуальные.
   Оборотни пришли на помощь проигравшим войну, на своих условиях. Им тоже нужны были земли и ресурсы, но они не желали иметь рабов или как-то ущемлять людей, страдающих от захватчиков. Хотели расширить свои территории, получить некоторые технологии и разбавить свою кровь человеческой, в общем, по их словам, получалось так - жить вместе с людьми на одной земле, работать, создавать семьи, обеспечивать комфорт и совместно пользоваться всеми благами. И, главное, как вовремя они пришли с этим предложением, именно в тот момент, когда захватчики уже доставали бочки с вином, чтобы праздновать победу, а побежденным оставалось только молиться о том, чтобы их смерть была быстрой и не мучительной. Был заключен договор, который и положил конец войне, не сразу, но стал, как говорится, началом конца. Оборотни помогли освободить территории от захватчиков, уничтожить промышленные объекты противника, существенно проредить ряды наемников и их командиров, уничтожить кровожадное правительство и установить на границе с враждебным государством эффективные защитные сооружения. Ещё два года пришлось воевать почти поверженному народу, пока они освободили свою землю от убийц. Однако другой сосед, согласно договору, занял пустующие территории, государство оборотней и людей объединились, теперь на материке было два государства, побежденное и разоренное, и победившее, но не менее разоренное, потерявшее в войне более половины своего населения, половина из которых были мирные жители, дети, старики, женщины. А оборотни? О, они прекрасно устроились! Благодаря ускоренной регенерации и высокой живучести, их потери были несущественны для дальнейшего процветания расы. В итоге, они вступили в драку последними и получили все дивиденды. Но люди, оставшиеся в живых, были благодарны за спасение, они потеряли близких и, самое главное, надежду на будущее, а оборотни подарили им жизнь, за что им большое спасибо. Спустя год, оборотни стали обыденностью. Они были везде, занимали высокие посты и трудились на тяжелых работах, работали в полиции и служили в армии, заседали в правительстве и работали на секретных предприятиях. А что же люди? Они оплакивали родных и близких, строили свою жизнь, влюблялись, делали научные открытия, изобретали, внедряли и просто трудились на благо государства, жизнь пошла своим чередом, однако война, прошедшаяся по душе каждого окровавленными ногами, не могла не породить монстров.
  Глава 1
  Столица объединенного государства, оборотней и людей мегаполис Гэрет. Динара - 24 года.
   Служебная рация запищала, когда я собиралась насладиться чаем с вкуснейшими конфетами, которые прислал мой тайный поклонник. Он думает, что его имя неизвестно и я пока ещё не впечатала его в стену в благодарность за вкусные сюрпризы, пусть будет интрига, вот потолстею от сладкого, тогда и поплатится, а сейчас пусть живет спокойно, не ведая, что раскрыт.
   - Слушаю, Грант, и у меня выходной, законный!
   - В соседнем дворе работал снайпер, прогуляйся, осмотрись, может, детективам нужна помощь.
   - Этим детективам помощь если и нужна, то они никогда не признаются, зря прогуляюсь.
   - Динара, погода хорошая, воздух чистый, прогуляйся инкогнито, найди место, откуда работал снайпер, они же не справятся.
   - Только из уважения к тебе, напарник, - отключаю рацию и начинаю искать свои бутафорские очки, летний берет и растянутую длинную кофту - мой камуфляж случайного свидетеля преступления.
  Беру блокнот, ручку, смешную сумку на длинном ремне и выхожу из квартиры, можно прикинуться свидетелем, который при тщательном опросе ничего не видел, но таких граждан на местах преступления почти все, а те, кто что-то видел обычно рядом с местом происшествия не остаются, это психология и я мало знаю об этой науке. Если же легенда свидетеля вызовет напряжение у детективов, у меня есть другая легенда, я начинающий писатель детективных романов, и мне обязательно нужно узнать о работе полиции. Но второй легендой я почти не пользуюсь, обычно я так называемый профессиональный свидетель на местах преступления, где работал стрелок. Обычно удается остаться незамеченной и осмотреться, но вторую легенду я всегда держу про запас. Хотя, все сотрудники органов правопорядка - дилетанты, молодые, дерзкие, желающие славы и признания, но дилетанты. Все опытные детективы и другие служащие правоохранительных органов погибли на войне. Те, кто был ранен, покалечен и остался жив, ушли на заслуженную пенсию и проживают за городом. Одинокие - в специальном санатории для инвалидов и участников войны, кому повезло с живыми родственниками - в загородном поселке в небольшом доме с садом, предоставленном правительством за боевые заслуги. Спокойствие, хорошая пенсия и отсутствие канала криминальных новостей.
  Признаю, что они заслужили, все, что у них сейчас есть и даже больше. Когда началась война, всех детективов мобилизовали на поимку вражеских диверсантов, разведчиков и шпионов. Преступники в те годы были тише воды, ниже травы, даже они поняли, что их ожидает в случае поражения, и пошли воевать и, надо отметить, воевали хорошо. Хотя, если рассудить, другого выбора у них не было, не убили в бою - в случае поражения уничтожат победители, значит, выход один - отстоять свою землю. Служащие же органов правопорядка сначала уничтожали, диверсантов и шпионов, потом встали в ряды защитников, все, кто мог держать оружие, воевали, кто остался в живых, сейчас на заслуженном отдыхе. А с появлением оборотней, преступники сменили тактику, сейчас холодным оружием не убивают, если, конечно, это не пьяная драка, семейная разборка или ревность одного из супругов. В этом случае преступников находят быстро, оборотни по запаху найдут жертву даже под землей, можно стереть отпечатки пальцев, избавиться от обуви, поменять несколько машин, но очень сложно скрыть свой запах, оставшийся на месте преступления. В запахах оборотни сильны, унюхав один раз, они запоминают его на всю жизнь и, почуяв во второй раз, опознают и вспоминают, где унюхали в первый раз. Преступники сейчас другие. Те, кто выжил в войне, пересмотрели свои приоритеты. Они сильны, умеют тактически мыслить, планировать, готовить отходы, заметать следы и применяют тактику дистанционного убийства. Если убийство заказное, то это всегда снайпер, бывший военный, безжалостный и в крови по самую макушку, он знает запах смерти, он ходил по лезвию бритвы, умеет маскироваться, вовремя покидать поле боя и не оставлять запах на месте преступления. Место, откуда работал снайпер можно найти, но опытные убийцы заливают его кровью животных и тогда оборотни теряются, запах крови сбивает их со следа, вот так просто, наши враги выяснили это в конце войны, но было уже поздно, их победили. И, если снайпер не дилетант, которые обычно исполнители одноразовые, то найти его можно только по почерку, неопытные детективы, рассчитывают на свой нюх, зрение, слух и кучу прочитанных детективных романов, вот и вся практика.
  Полицейские уже огородили место преступления, но можно разглядеть под специальным пакетом, в какой позе лежит тело, как оно упало после выстрела, а это очень важно. Два детектива, один брутальный оборотень-волк, второй - человек, молодые и рослые обходят тело по кругу. Оборотень принюхивается, человек осматривает ближайшую урну, кусты, сломанную лавочку, что-то подбирает и кладет в мешочки для улик. Все это пустышки снайпер был далеко, рядом с местом убийства его не было с неделю, а то и две, так нужно, чтобы не обнаружили его запах. Я прижимаю блокнот к груди и начинаю обходить ограждения. Стараюсь незаметно оглядеть ближайшие здания и определить, откуда стрелял снайпер, но пока не уберут тело, и я не встану в центр места падения убиенного, мои расчеты будут с погрешностью. Придется ждать, когда увезут тело и детективы покинут место преступления. И тут случается неожиданное. Оборотень-детектив меня замечает, это совсем некстати, и обычно я избегаю внимания на зевак, считающих себя свидетелями почти не обращают внимания, но если внимание привлекла, то всегда есть вторая легенда, придется хлопать глазами, мило улыбаться и врать оборотню, что совсем непросто.
  - Зачем у вас блокнот? - Оборотень грозен, сдвигает густые брови и подходит ко мне.
  - О, детектив, вы не расскажете, что здесь произошло и почему убили этого беднягу? - Так, что-то я сказала не то, брови оборотня полезли на лоб. - Вы поймите меня, я начинающий писатель детективных романов и хочу увидеть, как работают настоящие детективы. Я хочу, чтобы в моих книгах все было правдоподобно, - хлопаю глазами, поправляю очки, берет, пытаюсь махать руками перед лицом оборотня, чтобы сбить его концентрацию.
  - Вы слышали выстрелы? - Не сбила, он сосредоточен, жаль.
  - Нет, я шла в магазин за соком, понимаете, когда я пишу, мне нужно обязательно пить сок, это очень помогает собраться с мыслями, и тут я вижу полицейскую машину и огороженное место преступление и сразу достала блокнот, чтобы сделать заметки. Нечасто в нашем районе случаются преступления, - чушь горожу, но оборотень, кажется, начинает мне верить, хорошо, ещё немного восторга их работой, и он примет меня за чокнутую. - О, детектив, вы не могли бы представиться, я бы назвала вашим именем главного героя, отважного детектива, который борется с преступниками, не зная сна и покоя, - похоже, я перегнула палку, оборотень морщит нос и, резко разворачиваясь, отходит от меня.
  - Фанатка? - Спрашивает второй, детектив-человек, подходя к оборотню.
  - Чокнутая дамочка, которая хочет быть писательницей детективных романов, - оборотень даже не понижает голоса. Нетактичный. Или он решил так меня отвадить? Не прокатит, милый.
  - Детектив, может ваш напарник хочет стать героем моей книги, пусть назовет свое имя, и я напишу о его тяжелых буднях!!! - Специально громко кричу, - вы совсем не хотите поговорить со мной?!
  - У нас работа, - рычит оборотень.
  - Если вы так разговариваете со свидетелями, понимаю, почему у вас на лицах разочарование. Вы грубияны, и никто не хочет делиться с вами информацией.
  - Мы и без свидетелей все знаем, - человек более тактичен, и не такой грубый, он даже улыбнулся и подошел ко мне, - все, что могут сказать свидетели, они слышали звук выстрела, одного, и это нам ничего не дает, мы и так знаем, что покойник убит одним выстрелом в сердце с дальнего расстояния.
  - Так поэтому ваш напарник рычит, интересно от злости или от бессилия?
  - Мы найдем убийцу, - отвечает оборотень.
  - Сначала найдите, откуда он стрелял.
  - Ты думаешь я не знаю, как вести расследование, дамочка, - оборотень разворачивается и выпятив грудь прет на меня, но его останавливает напарник.
  - Дан, успокойся, она же пишет детективы поди начиталась книжек, вот и задает глупые вопросы.
  Имена детективов мне известны, оборотень Дан, его напарник Вир, их начальник Адис, а вот с судмедэкспертом Гадой я знакома очень хорошо, она снабжает меня информацией на общественных началах.
  - Это было грубо, - надуваю губы и ухожу, за ближайший угол дома, сажусь на траву и начинаю рисовать в блокноте план двора, чуть позже найду лежку снайпера.
  ***
   Когда увозят труп и патрульные сворачивают пластиковое ограждение, я выхожу из своего укрытия и подхожу к месту преступления, ещё видна краска, которой обрисовывали труп, запекшаяся кровь, чистильщики приедут через пару часов, зарисовываю положение трупа на своей схеме и встаю в самый центр рисунка, закрываю глаза и начинаю медленно поворачиваться. Очень медленно. Я мысленно представляю себе двор, все дома и другие постройки вокруг, количество этажей, расположение чердачных окон, пожарные лестницы, вентиляционные шахты на крыше, антенны, выступы парапеты, окна на последних этажах, карнизы, форточки, балконы, небольшие выступы над крышей. Кое-где сохранилась старая лепнина, когда дом ремонтировали, её не стали сбивать, зачем? Это не вопрос дня, сейчас нужно определить в какой стороне лежка снайпера. Есть!!! Открываю глаза и смотрю на закрытое чердачное окно, нет, снайпер стрелял с крыши, на чердаке он ждал, посмотрим. Перекидываю ремень сумки через одно плечо и быстрым шагом направляюсь к дому, у меня есть универсальный ключ от всех дверей, хакер подарил в благодарность. Прямоугольную карточку просовываю в щель для ключей домофона нужного подъезда, набираю комбинацию из трех цифр, и дверь с тихим щелчком открывается, легко. Лифтом не пользуюсь, лишняя тренировка не помешает, а то зарасту жиром от сладкого (шутка), медленно поднимаюсь на чердак, так же с помощью карточки открываю дверь и сразу чую запах крови, снайпер не дилетант, жаль, тогда бы детективы его нашли. Достаю из сумки пластиковые галоши, надеваю их на ботинки, и можно осматривать лежку убийцы.
  Глава 2
  Динара. Час спустя.
   - Гада, дорогая, как твое здоровье? - Слышу, как она тихо смеется в трубку.... - Ну хорошо, я перейду сразу к делу, убиенный снайпером уже у тебя? Нет, я понимаю, что у него теперь два пути: к тебе и на кладбище, но вдруг машина по дороге сломалась? А когда детективы вашего управления спать уходят? .... - Что они совсем не спят? Вот же работяги, и как на ногах держатся? .... - Дежурный остается обязательно ждать результатов вскрытия? Трудоголики горжусь нашей полицией, а пулю ты уже вынула из трупа? ... - Необычная пуля? ... - Вытянутая и со смещенным центром? .... - Мне нужно обязательно осмотреть рану покойника! ... - Нет, пуля меня не интересует, ты же сфотографировала её, фотографии будет достаточно, меня больше рана интересует, как пройти в морг незамеченной? ...- Не знаешь? Жаль. ... - А родственники уже приходили на опознание? ... - Документы были при покойнике, но так все равно по процедуре тело нужно предъявить родным. ... - Детективы решили пропустить эту формальность? Как интересно! А с чего вдруг такая тактичность? ... - Супруга покойника от отчаянья расцарапала лицо детективу? Вот это страсть, понимаю, а кому конкретно? ... - Дану, так не интересно на нем эти царапины за минуты заживут, а супруга оборотниха? ... - Нет, человек, и такой взрывной темперамент? ... - Они обвинили её в убийстве, решили, что она заказала мужа? .... - Что? Они идиоты? Я правильно расслышала? Правильно. И я так же считаю, жаль, что царапины быстро зажили. ... - И тебе жаль? Так как подобраться к покойнику? ... - В мешке для трупов? ... - Не самый удобный способ, но не вижу другого выхода, в какой больнице работает твой племянник? .... - О, это совсем близко, предупреди его о новом покойнике. Спасибо, ты лучшая.
   Положив трубку, я начала собираться, термобелье, теплая куртка, шапка, перчатки, теплые штаны, в холодильнике для покойников прохладно, но ничего, я и не в таких условиях крепко спала, хотя на снегу мягко, а на металлической полке жестковато, нужно прихватить специальное одеяло и достать из шкафа мой походный рюкзак.
  ***
   Переодевалась в кладовой больницы, где санитаром работает Бадир, племянник Гады. Он - ученик медицинской школы, мечтает стать судмедэкспертом как любимая тетя, но для этого ему нужно пройти долгий путь. Медицинская школа, работа санитаром в больнице, медицинский университет, работа медбратом в больнице, специализация криминального судмедэксперта, работа стажером в морге и, через двенадцать лет, он дипломированный судмедэксперт. Но разве считаешь годы на пути к мечте?
   - Ты полностью готова, - Бадир обходит меня, поправляет воротник на куртке и жестом указывает на каталку с мешком для трупов, - там есть дырки, не задохнешься.
   - Зачем в мешке для трупов дырки?
   - Иногда покойники оживают, с оборотнями такое случается и два года назад начали выпускать мешки для трупа с дырками. - Когда я укладываюсь в мешок, Бадир накладывает мне на лицо специальную маску. Она пластиковая, обтянута искусственной кожей, которую применяют для трансплантации на ощупь, цвет, запах не отличить от настоящей. На маске очень художественно из все той же кожи и искусственной крови сделаны жуткие раны, будто лицо обезображено ножом, смотрится страшно, художник несколько увлекся, создавая эту маску. Но так даже лучше - мало кто пристально разглядывает такой ужас, сразу отворачиваются и не замечают деталей. - Поездка будет некомфортной.
   - Не первый раз, переживу.
   Сначала меня везли по коридорам больницы, Бадир уверенной рукой направлял каталку, умело поворачивал, берег мое тело, а вот когда загрузили в машину, и она тронулась, я ощутила некоторыми частями тела все прелести ещё не до конца отремонтированных дорог и темперамент лихача-водителя, тот несся, включив мигалку. Не понимаю, зачем? Трупу некуда торопиться, все самое страшное с ним уже произошло. Наконец машина резко затормозила, мне пришлось схватиться за каталку, чтобы не слететь с неё, а если бы в мешке был покойник?
   - Приготовься, - прошептал Бадир, меня выгрузили из машины, потом каталка поехала по плиткам, ещё немного, и я в морге, но осмотр трупа придется отложить, слышу голос Вира, лучше бы в кабинете отчеты писал, детектив-трудяга.
   - А это ещё кто? - он открывает мешок, я задерживаю дыхание, - ужас какой, кто это так с ней? - Мешок застегивается, прекрасно теперь можно осторожно дышать.
   - Это жертва насилия, умерла в больнице, меня попросили осмотреть тело, - Гада врет настолько умело, что уверена, даже оборотень не заподозрит, - помоги положить тело в холодильник, - меня грубо запихивают в ячейку для трупов и закрывают дверь хорошо, что в холодильниках имеется вентиляция, чтобы запах не застаивался, можно расположиться с комфортом. Расстегиваю мешок, расправляю под спиной покрывало, легкое нажатие на клапан, и оно чуть надувается, теперь будет удобно, закрываю глаза, можно и поспать, прохладно и тихо, все, что нужно для здорового сна.
  ***
   - Вставай, соня, - Гада, осторожно дотрагивается до моей ноги, - пришлось усыпить детектива слабым снотворным, он накачался энергетическими напитками и стоял над душой, проспит не более двух часов, но, я думаю, тебе времени хватит.
   Пока я осматриваю убиенного, измеряю его рост, так нужно, ширину грудной клетки, ощупываю грудь, Гада складывает в мой рюкзак, что лежал на дне мешка, покрывало. Потом я передаю ей маску, она отдаст её племяннику в следующий раз пригодится. В процессе осмотра я разделась, одежду автоматически сворачиваю в плотный валик и укладываю в рюкзак, потом достаю свой фотоаппарат и начинаю фотографировать рану от пули со всех сторон. Гана протягивает мне перчатки, я расправляю кожу и мышцы вокруг раны и опять фотографирую, а дальше скальпелем надрезаю кожу и отгибаю, рассматриваю мышцы вокруг раны и опять фотографирую, потом первый слой мышц, потом, второй, раздвигаю сломанные пулей ребра и фотографирую дырку в сердце.
   - Ты сегодня долго, - шепчет Гада.
   - Я должна быть уверена.
   - Так это давний знакомец?
   - Догадливая, настолько давний и настолько неожиданный, что я должна все перепроверить несколько раз, а больше меня к трупу не подпустят. Что ты знаешь о покойнике, детектив, надеюсь, болтлив?
   - Не то слово, его просто не остановить, покойный женился третий раз, взял молодую танцовщицу, глупую, но хваткую, живет в шикарной двухуровневой квартире, дом с подземной стоянкой, современной системой безопасности, в общем его недавно реконструировали для таких вот богатых мужчин и их жен.
   - Насколько он богат?
   - Достаточно, чтобы платить алименты двум женам обеспечивать шестерых детей, двое из которых зачаты не в браке и содержать молодую, алчную танцовщицу, у неё украшений столько, что за две жизни не сносить. Так детектив сказал.
   - А он отличает настоящие камни от искусственных кристаллов?
   - Думаю, нет.
   - Тогда не стоит оценивать богатство покойного по его словам. И ты права. Детективы - идиоты, третьей супруге совсем невыгодна сейчас его смерть. Покойный ещё не успел оценить всю прелесть жизни с ней, и не составил завещания, может, через пару лет, сейчас же ей достанутся только украшения, и я уверена, что две трети из них - дорогая бижутерия, которой цена три монеты в базарный день.
   - Они просто закинули удочку, так Вир сказал.
   - И сами же напоролись на крючок, надеюсь, у вдовы был качественный маникюр?
   - Более чем. Она не сломала ни один ноготь, хотя шкура у оборотня достаточно прочная.
   - Плохие из них рыбаки, - складываю фотоаппарат в рюкзак, - Гада, подари фотографию пули?
   - Я специально отпечатала лишнюю, - она протягивает мне фотографию, некогда рассматривать, детектив скоро проснется, и я убираю её в рюкзак.
   Достаю из потайного кармана рюкзака мешочек с травами и протягиваю Гаде:
   - Пол чайной ложки на литр и только во время экзаменов, не чаще, чем раз в полгода, лучше сама все сделай.
   - Спасибо Динара, мальчик так старается, он живет мечтой.
   - А потом поработает пару лет и разочаруется.
   - У него будет прекрасная профессия.
   - Разумный подход, до встречи, и продезинфицируй помещение, Дан нюхал меня.
   - А вот это совсем неразумно.
   - Так получилось, - я выхожу через помещение, где трупы отдают родственникам, закрывая дверь слышу, как включается система дезинфекции во всем морге, кроме комнаты отдыха, где уже проснулся детектив, надеюсь, что оборотень не появиться в морге с пару недель, а позже он меня не унюхает, эти граждане не любят запах покойников, он напоминает им о том, что несмотря на их живучесть, они все же смертны.
   Грант ждет меня в двух кварталах от морга, неприметная машина на стоянке около большого магазина, в самом темном углу парковки, добропорядочные граждане обычно не ставят туда машины, боятся угона, уж очень в тех углах темно и тихо, а это всегда подозрительно.
   - Плохие новости, напарник, стрелок знакомый, и я очень расстроена, что слухи о его смерти оказались ложными.
   - Сколько же он был покойником?
   - Пять лет, но в архивах уточню до месяца, я все ещё не уверена, и нужно проверить. И, самое интересное, лежка стрелка была залита кровью оборотня.
   - Плохо, если об этом узнают вожаки стай, они будут мешаться под ногами.
   - Будут, но откуда они узнают, что мы расследуем это дело?
   - Стрелок ещё не раз отметится, поверь мне, раз он восстал из мертвых, значит, убийство будет не одно, ради пары десятков крупных монет не стоит оживать, только большие деньги способны поднять профессионала или могут быть другие личные причины, но они должны быть очень вескими, чтобы такой стрелок вышел из тени.
   - Лучше бы тебе быть неправым, напарник.
   - Но я прав, и ты об этом знаешь.
   Киваю головой, Грант - бывший офицер разведки, прошел всю войну, с десяток раз был ранен, врачи несколько раз вытаскивали его с того света, у него прекрасная школа жизни, он профи и с огромным военным опытом.
   - Тебя домой отвезти? - Опять киваю головой. - И завтра не отвлекать от отдыха?
   - Я буду просматривать архив, какой тут отдых, но лучше не отвлекать. И сначала завези меня в продуктовую лавку на соседней улице, куплю мяса, организму нужен белок для продуктивной работы.
   - И я мяса хочу, поехали в лавку...
  Поздний вечер этого же дня.
   - Грант, я почти сплю, - жалуюсь в микрофон рации, что запищала так не вовремя.
   - В соседнем дворе работал снайпер.
   - Он что, решил перестрелять всех жителей этого двора?
   - Этот двор справа от тебя, а тот был слева.
   - Значит, третье убийство произойдет в моем дворе, плохие новости, Грант, но я прогуляюсь в соседний двор, перед сном полезно.
   Камуфляж надеваю на автомате, сумочку на плечо и выхожу за дверь не быть мне сегодня свидетелем, детективам я известна как начинающая писательница детективов. Может, стоит сменить квартиру? Что-то много богатых граждан живет вокруг. Того и гляди шальная пуля прилетит, в бедных кварталах снайперы почти не работают, там если и убивают, то в пылу драки, ножом, кулаком, бутылкой. Бывает экзотическое оружие, например, женская заколка для волос, если правильно применить - убийственная вещь, однако снайперы в тех кварталах ещё экзотичнее, чем заколка.
  Глава 3
  Динара.
   Сейчас я хожу на расстоянии от ограждения нельзя, чтобы детективы меня заметили, они же так и не нашли лежку стрелка с прошлого убийства, оборотни не взяли след, значит их кровь более эффективно действует, чем кровь животных и полностью дезориентирует оборотней, а стрелок это знал. Осматриваюсь и уже собираюсь спрятаться за углом, чтобы нарисовать схему двора, как меня замечает Дан, очень неосмотрительно с моей стороны ветер подул в его сторону, чтобы не вызывать подозрений подхожу ближе к ограждению.
   - Детективы, вы опять работаете у моего дома? Это так ужасно, второе убийство! Может мне стоит сменить район?
   - А ты опять пошла за соком? - Ухмыляется оборотень.
   - Нет, у меня пропало вдохновенье, и я решила прогуляться перед сном, захожу в соседний двор, а тут машина, патрульные... Разве писатель может пройти мимо такого? - Хлопать глазами устала, а оборотень уже что-то подозревает, думаю, что мне опять в мешке для трупов ехать. Ох, как не хочется.
   - Ну-ну, - качает головой оборотень и отходит от ограждения, я же внимательно осматриваю тело, его ещё не прикрыли специальным мешком и можно рассмотреть в подробностях положение убиенного, и я подозреваю, что стрелок то же, Грант прав, как и всегда.
   - Патрульные! - Кричит Вир, - уведите зевак отсюда, они мешают нам работать.
  Если бы вы работали, а то нарезаете круги возле трупа. Лежку стрелка искать нужно, а не покойного обходить, патрульные надвигаются на нас, расставив руки в стороны, пока народ возмущается и медленно двигается назад, я ухожу за угол дома, сажусь на траву и начинаю рисовать двор.
  ***
   Труп увозят через час, патрульные собирают ограждения, народ расходится, я же возвращаюсь на место убийства, совсем стемнело, так даже лучше, свидетелей меньше. Встаю в центр и, закрыв глаза, начинаю медленно поворачиваться, дома прекрасно подсвечены. У нас благополучный район, раньше был, сейчас уже сомневаюсь. Тротуары, подъезды и парковки у домов освещены хорошо, на самих зданиях слабое освещение, прекрасно видно и окна, и чердак с крышей, вывеска прачечной выделяется, ещё одна вывеска, небольшой продуктовый магазинчик, расположенный прямо в доме, это для тех, кто забыл купить что-то из продуктов, очень удобно, часто пользуюсь его услугами. Стрелок не мог работать с крыши она покатая, не устроишься, значит, чердак, но он закрыт в этих домах чердак очень низкий и вход один, дверь металлическая, расположена в последнем подъезде, рядом с квартирой управляющего домом, один из них педант и проверяет замки каждый день по нескольку раз. Два других управляющих тоже ответственные люди и, уверена, замки проверяют ежедневно. Снайпер не мог так рисковать, значит, квартиры, которые сдаются, и опять нет, стрелок не станет светить лицо, его запомнит управляющий. Поддельные документы он, конечно, не распознает, но копии с них снимет, а фотография обязательно должна быть стрелка, иначе ему откажут в найме, опытный профессионал никогда на такое не пойдет. Любое описание, даже устное - ключ к скорой поимке. Фоторобот составить не проблема уже давно, система распознавания лиц работает по всей стране, это первое, что наладили после войны и, надо заметить, что, благодаря этому, нашли много дезертиров и оставшихся на нашей территории шпионов и диверсантов. А зачем им возвращаться в свое разоренное государство? Восстанавливать его? Да никогда! Такие люди не умеют работать, они привыкли жить на всем готовом и за чужой счет, когда стало понятно, что войну не выиграть, многие из стана противников проникли на наши земли, затаились и ждали удобного момента, чтобы легализоваться. И многим удавалось. До того времени пока ни были восстановлены охранные системы. Часть преступников была выловлена в первый же год после войны, часть в следующие полгода. Задержанные легко сдавали своих знакомых, чтобы и тем было так же плохо, не одним же им мучатся.
  Но оставались одиночки, те, что перебежали одни, и ни с кем из своих не контактировали и ещё те, что жили в нашем государстве до войны. Шпионы, а их было немало, они были легализованы давно, и после войны им оставалось только подделать документы, правдиво рассказать, как они защищали свою землю, малая часть на этом погорела, однако ещё оставался враг на наших землях.
   Ну и задал мне задачку, стрелок! Я уже верчусь на месте по второму кругу и замечаю закрытый балкон на последнем этаже, все просто, квартира пустует, сигнализация включена, а на балконе сигнализации нет, с крыши спуститься на балкон не составит труда. Можно открыть его даже проволокой и сколь угодно долго ждать жертву, ночи ещё теплые, даже одеяла не нужно. Интересно, он и там залил все кровью оборотня? Нужно звонить Гранту, пусть организует анонимный звонок в участок, и, пока детективы будут осматривать лежку стрелка, я осмотрю покойника в морге, прекрасный план, быстро домой реализовывать его, а то до утра не управлюсь.
  ***
   Машина детективов с включенными мигалками скрылась за поворотом, я вальяжно вышла из своего автомобиля, припаркованного напротив полицейского участка, рядом с жилым домом, огляделась и направилась в небольшой скверик, оттуда можно незаметно подобраться к криминальному моргу.
   - Кто бы сомневался, что это будешь именно ты, - Гада улыбается, провожая меня в анатомичку, - когда детективы сорвались, как бешеные, я пошла открывать запасной выход.
   - У меня не больше часа, - подхожу к покойнику и начинаю фотографировать рану, - Гана, вкратце расскажи о покойнике.
   - Он конкурент первого убиенного, но никто не замечал между ними вражды, в бизнесе они конкуренты, но на приемах и в общественных местах при встрече мило улыбались друг другу, никто не замечал напряжения между ними, сотрудники недоумевают, жены в печали.
   - У этого тоже молодая супруга?
   - Нет, он был мужчиной постоянным, женат более двадцати лет, любовницы бывали, но редко и ненадолго, бизнес процветает, имеется наследник, работает в той же фирме и, по словам сотрудников, справляется, покойный хотел передать ему бизнес через пару лет.
   - Пуля идентична?
   - Один в один.
   - Мне нужно все внимательно осмотреть, стрелок винтовку не сбросил, значит, уверен, что его не найдут, или ещё не выполнил заказ.
   - А если убийца привык к этому оружию? Снайперы очень бережно относятся к своим винтовкам.
   - Нет, профессионалы к оружию относятся, как к расходному материалу, что пули, что винтовка, для них ничего не значит, - беру скальпель и начинаю срезать кожу на груди покойного, что-то не так с этой раной, вроде на первый взгляд выглядит идентично, но у меня сомнения и я всегда прислушиваюсь к ним.
   - Я пойду постою на стреме, - улыбается Гада.
   - Спасибо, а то я могу увлечься.
  ***
   - Детективы приехали напряженные, - Гана вбегает в анатомичку.
   - И куда мне?
   - Как обычно в холодильник для покойников, нужно забронировать для тебя место.
   - Не смешно, но в этот раз я не одета для этой экстремальной спальни.
   - Одеяло для оттаивания трупов, оно с подогревом, давай быстрее, - Гана расправляет одеяло в пустой ячейке холодильника, я забираюсь туда, заворачиваюсь в него, нажимаю кнопку подогрева, дверца ячейки захлопывается, и я слышу, как включается дезинфекция помещения, плотный, белый, дезинфицирующий газ наполняет анатомичку, два часа будет длиться полная дезинфекция, значит, я застряла в холодильнике, что-то часто отдыхаю здесь, может стоит оформить себе бронь.
  Два с половиной часа спустя. Динара.
   - Выходи, - Гада открывает дверцу ячейки.
   - А ты не могла бы подарить мне это одеяло, не знала, что трупы оттаивают в таком комфорте.
   - Все для клиентов морга, забирай, я выпишу новое, у тебя не более получаса, Дан умчался к вожакам стай, ничего не объяснил, был зол и на все вопросы только рычал. Вир, выпил немного спирта и сладко спит у меня в кабинете.
   - Стрелок залил место лежки кровью оборотня, и про первое место им сообщили, значит убито два оборотня.
   - Вир, про два места говорил, пока ни отрубился.
   - Пока грелась в одеяле, просмотрела фотографии, стрелок сбросил первую винтовку, вот, что меня смущало, но на месте стрельбы он её не оставил, он....
   - И куда он её оттащил?
   - Думаю недалеко, до ближайшего коллектора и вторая винтовка тоже в коллекторе.
   - Почему там? Речка недалеко от твоего района, вода смывает и следы, и запах.
   - Нечистоты лучше всего смывают следы, особенно для оборотней, его запах кому-то знаком, и он опасается. - Сворачиваю одеяло и кладу его в рюкзак, - ты же не пошутила насчет клиента морга?
   - С тобой можно разговаривать, остальные клиенты убийственно молчаливы, так что одеяло твое и спори с него знак полицейского управления, так, на всякий случай.
   - Все сделаю, никаких следов, и никаких связей с тобой, даже при встрече пройду мимо будто незнакома.
   - Хорошо, не хотелось бы перед Адисом оправдываться и изворачиваться, никакого преступления я не совершила, но стоит вызвать подозрения и градус доверия резко понизиться.
   - Как у вас строго. Не забудь провести повторную дезинфекцию.
   - Я придумала лучше, разолью жидкость для бальзамирования органов.
   - Очень изобретательно Гада. До встречи.
   - А она состоится?
   - Обязательно, в ближайшие дни. - Выхожу через второй выход и сворачиваю в сквер, немного посижу на лавочке и домой. Мою машину Грант уже отогнал к дому.
  Полдень следующего дня. Динара.
   От некоторых рефлексов не избавишься до конца жизни. Выстрел был глухой, будто стреляли через глушитель, но снайперы так не работают, глушитель часто становится, помехой и с первого выстрела жертву можно не убить. Однако выстрел я услышала, и мое тело отреагировало автоматически, секунда и я под столом. Интересно, каким приспособлением пользовался преступник, чтобы заглушить выстрел? Вылезаю из-под стола и бегу одеваться. Мой район становится очень опасным, три трупа за три дня, стрелок нагл и уверен в себе, что иногда помогает его найти.
  Глава 4
  Динара.
   Выходя из подъезда, сразу вижу труп, мужчина, одет хорошо, в руке ключи от машины, видимо, шел с парковки, и я почти уверена, что стрелок стрелял с крыши моего дома. Бегу за угол, пожарная лестница на другой стороне дома, но стрелок уже ушел, однако лестница измазана кровью, он ждал жертву, валяясь в крови оборотня, знал, что у него не будет времени заметать следы. Иду по следам до ближайшего канализационного коллектора, люк сдвинут, отсюда он пришел и сюда же вернулся, уверена, если поискать мы найдем три винтовки и плавающую в городском дерьме одежду и обувь. Умно. Вздыхаю, нужно звонить Гранту, пусть вызывает спецов по поиску улик, только следов на этих уликах нет, но кое-что они нам разъяснят, мы узнает точный рост и вес стрелка, а это уже немало.
   - Так-так, - за спиной раздается голос Дана, - и что это писательница детективных романов делает у коллектора, куда сбежал преступник?
   А он прав, ситуация выглядит подозрительно, разворачиваюсь и натягиваю на лицо улыбку.
   - Я пошла по кровавому следу детективы, и он вывел меня сюда, думаю, что и вы заметили кровавые следы, раз мы встретились?
   - Как вы вообще здесь оказались? - рычит Дан, он зол и не склонен мне верить, я на всякий случай нажимаю на своем браслете кнопку пульта, который блокирует мою квартиру, теперь она превратилась в сверхпрочный сейф, открыть, конечно, можно, но только не силами патрульных.
   - Живу я детектив в этом дворе, слышала выстрелы, выбежала из подъезда, увидела труп.
   - А за домом как оказалась? - Дан рычит. Какой он милашка, когда злится!
   - Я проводила исследования и обнаружила, что снайперы часто работают с крыш домов, подумала, что и этот убийца мог стрелять с крыши моего дома, а пожарная лестница только одна, дальше я рассказывала.
   - Патрульный! - кричит Вир полицейскому, - заберите эту подозрительную дамочку в участок, пусть посидит в допросной, подумает.
   - На каком основании вы собираетесь меня задержать, детективы? Или вам обидно, что я первая нашла следы преступника, так в этом только вы и виноваты, делай полиция свою работу хорошо, третьего убийства бы не произошло.
   - Хватит!!! - Рычит оборотень, - патрульный, в участок её.
   Патрульный молодой парень, нежно берет меня за руку и ведет к полицейской машине, он пытается быть дружелюбным, понимает же, что детективы сорвались на мне от бессилия. В углу машины, отведено место для преступников. Комфортно, и я там одна. Удобно устраиваюсь на жестком сиденье и нажимаю на своем браслете кнопку вызова Гранта. Он подключается быстро. А дальше патрульный думает, что я, нервничая, постукиваю пальцами правой руки по запястью левой. На самом деле я передаю напарнику сообщение, а фотографии раны убитого придется делать Гане, но я бы предпочла увидеть дырку от выстрела своими глазами, так надежнее, на войне доверяли только своим глазам, ушам и носу, ни приборы, ни приспособления не спасали тех, кто был невнимателен и неосторожен. Заканчиваю переговоры с напарником, машина останавливается у участка, патрульный выводит меня из машины и мы направляемся внутрь здания. Вижу в окне морга Гану, она все поймет и сделает работу, меня же заводят в комнату для допросов и указывают на жесткий стул, отсижу причинное место, но удобного кресла нет. Эх, где наша не пропадала, пытаюсь устроиться удобнее и на некоторое время даже нахожу удобную позу, закрываю глаза и начинаю вспоминать последнее место убийства, как лежал убиенный, его поза может многое сказать, а, главное, я его знаю. Он живет в моем доме в соседнем подъезде, немолодой мужчина бизнесмен, разведен супруга проживает, где-то на Юге в небольшом городке, уехала в места своего детства и юности. Помнится, пожилая соседка из его подъезда, громко рассказывала своей подружке, что мужчина плохо отзывался о супруге, мол он её в столицу привез на все готовое, обучил, на престижную работу устроил, а она как была провинциалкой, так и осталась. Как говорил мой отчим, обычно так говорят мужчины потерпевшие в любви фиаско, их гложет злость и обида, как же так, они красивы, успешны, богаты, а их никто не любит, наверное, есть за что не любить. Жаль, я не знаю, каким бизнесом владел покойный, но Грант выяснит, что-то объединяет трех покойников, ну, кроме того, что они живут в одном районе. А убийств больше не будет, интуиция подсказывает, а она не подводила ещё никогда и, надеюсь, в дальнейшем сбоев не будет. Можно даже подсчитать, сколько получил стрелок за три убийства. Заказ сложный, район считается тихим, для богатых граждан, пост полицейской охраны в пяти минутах ходьбы, дома реконструированы недавно, хорошее освещение улиц, подъездов и подсветка фасадов самих зданий, управляющие - люди ответственные не стяжатели, взяток и подарков не берут, чердаки закрыты и часто проверяются, на крыши домов незамеченным попасть можно, но сложно. При первом убийстве стрелку повезло, замок на двери чердака был врезной современный кодированный, стрелок подобрал код, значит, он неплохой хакер или нанял кого-то, второй вариант можно исключить, преступник - одиночка и, уверена, он не легализовался после войны его документы поддельные, и их нет ни в одной базе данных нашей страны. На чердак он попал по счастливым обстоятельствам, но со вторым и третьим убийством пришлось попотеть, на втором убийстве крыши всех домов покатые, зацепиться не за что, но опять же стрелку повезло, и он обнаружил пустующую квартиру на последнем этаже. В таких квартирах установлена сигнализация, но балкон закрыт только решеткой с простым замком, смысл охранять его, он пустой. Все, что должен сделать взломщик, это попасть на него. В квартиру ему не проникнуть, сработает сигнализация. Но стрелку проникать в квартиру смысла не было, он лежал на балконе и ждал жертву, потом залил балкон кровью оборотня и, забравшись на крышу дома, ловко перебрался на другую сторону и спустился по пожарной лестнице. Уверена, детективы обнаружили его следы, которые вели в коллектор, где мы так неудачно встретились. Это значит, путь отхода у стрелка был один при всех трех убийствах, что очень рискованно и неразумно, или он так уверен в себе, хотя, имея в противниках детективов этого участка, преступник почти не рисковал. Третье убийство осуществить сложнее - в нашем доме чердака, как такового, нет. Есть небольшое пространство между крышей и панелями перекрытия верхнего этажа, но туда никто не заходит, потому как продвигаться возможно только ползком, и стрелок мог оставить много следов и свой запах. Потому он выбрал крышу и заранее подготовил место для лежки. На нем был костюм из тонкого пластика, который используют чистильщики, непромокаемый и защищает тело от слабых химических веществ. Никаких крошек, ниток и других деталей по которым можно опознать этот материал. Но у этого материала есть недостаток: внутри костюма хорошо сохраняется запах, потому стрелок утопил его в нечистотах. Костюм обязательно найдут в коллекторе, если хорошо постараются. И я бы на месте стрелка разрезала костюм на тонкие полосы, чтобы он лучше пропитался нечистотами и разбросала бы по коллектору.
   Дверь допросной комнаты открылась, и вошли хмурые детективы, что-то от них неприятно пахнет. Неужели сами полезли в коллектор? Оу! Может, стоит начать их уважать за рвение в работе.
   - А теперь поведай нам, Динара, - ухмыляется Дан, - что ты делала на всех местах преступления?
   С уважением я поторопилась, ухмылка оборотня мне не нравится, он уверен, что поймал меня на горячем, наивный.
   - Моя вина лишь в том, что я живу рядом с местами, где были совершены убийства, детективы.
   - Сейчас обыскивают твою квартиру и уверен, там найдут много интересного, а может, не будем терять время, и ты расскажешь нам, как зовут стрелка?
   У оборотня было такое серьезное лицо, что я просто не могла сдержать смех. Меня прорвало, и я начала громко смеяться. Они обыщут мою квартиру? Сказочники! Выяснили мое имя и надеются, что я тут же сломаюсь и признаюсь в соучастии. Идиоты! Гада, ты права во всем, дилетанты и выпендрежники.
   - Может, я поговорю с девушкой? - В допросную заходит немолодой мужчина с планшетом, за ним патрульный заносит стул и ставит его с другой стороны узкого стола. Мужчина удобно устраивается, тянет время, чтобы я лучше рассмотрела и поняла всю серьезность его намерений. Дознаватель Ахад пожаловал. Он, конечно, хорош в своем деле, но уважения не вызывает. Когда все полицейские ушли воевать, его прикрыл отец генерал, оставив при военной прокуратуре ловить дезертиров. Не спорю, те, кто увиливал от службы, должны понести наказание, но когда на кону стоит жизнь всего народа страны и, в том числе дезертиров, которых противник бы зачистил как всех нас, разумнее будет взять оружие и идти воевать с захватчиками. После войны Ахада и его отца отправили в отставку, генералу повезло, он получил приличную пенсию и живет в пригороде, припеваючи. А заслуги его сына не оценили, и пенсию он не получил, ему отказали с мягкой формулировкой, мол выслуги лет недостаточно для выхода на пенсию. И пришлось дознавателю возвращаться к прежней работе, и опять ему повезло "старая гвардия полицейских", те что прошли войну уже не вернулись в полицию, а молодые о его военных подвигах не знают, в противном случае он мог рассчитывать только на должность охранника пустующего склада. Никто из бывших полицейских не стал бы с ним работать, он не преступников допрашивал, а тех, кто поддался чувствам, рефлексам, струсил и побежал. А кто не испытывал страха на войне? У кого не возникало мыслей сбежать с поля боя? Нет таких среди солдат! Большинство не поддались страху, не отступили, но встречались те, кто поддался. И те, кто не прошел войну, не вправе требовать смертной казни для них, с каждым могло произойти, обстоятельства, психология войны, физическая боль все это вместе и по отдельности могли сломать любого из солдат, и тогда бы побежали и они. И нет, я не оправдываю дезертиров, но не считаю, что они достойны смерти за свой поступок, да достойны наказания, но не смерти и ещё они достойны второго шанса часть дезертиров могли бы вернуть на фронт и они бы доказали, что тот первый раз был ошибкой и они докажут это в бою с противником. Что касается Ахада, он был одним из тех, что подписывал смертные приговоры во время войны, наверное, так было нужно, по мнению военных и политиков, чтобы оставшиеся на поле боя не поддались страху и не побежали. Однако не страх быть казненным останавливал солдат от бегства, совсем не он, они были обречены умереть в любом случае, бойцы хотели дорого продать свою жизнь, только это чувство побеждало страх, и они кидались на противника. Во время войны не было предателей и перебежчиков, (вот кто заслуживал смертной казни!) Противнику не нужны были ни те, ни другие, у него была широкая сеть шпионов и диверсантов, потому дознаватель ловил только сломленных войной людей, и я не считаю его работу достойной уважения, не во время этой войны.
   - Ну, раз у нас случилась минутка для раздумий, то продолжим допрос, - тихо произнес Ахад. Киваю головой, продолжим, а то скучно просто сидеть и играть в гляделки с детективами. - В коллекторе, у которого вас, Динара, застали детективы, были обнаружены три снайперские винтовки. Уверен, баллистики подтвердят, что именно ими были убиты три достойных гражданина, и мы предполагаем, что это вы их сбросили туда. Что на это скажете?
   - Ничего не скажу. На винтовках обнаружены мои отпечатки? - Все молчат, - я так понимаю, что нет, может, мой запах внутри коллектора, может части тканей с моей одежды на лестнице, ведущей под землю? - Опять молчание, - ну хоть следы от моих ботинок на крышке коллектора? - Молчат, - значит, ничего, что могло бы указывать на меня. А что так, детективы? Разве вы не тщательно искали улики, указывающие на меня? Или рядом с коллектором нельзя ходить, это секретный объект? Или аномальная зона? К чему такие вопросы? Вы подозреваете меня в пособничестве и не можете предъявить ни единой улики. Или надеетесь, что ваши хмурые рожи напугают меня?
   И тут оборотня прорвало, он приблизился ко мне и зарычал, он просто душка, когда скалится.
   - Дан, ты очарователен, когда злишься, может, пригласишь меня на свидание, ты же не связан обязательствами? Или связан? Не молчи, не хлопай глазами, девушка напрашивается на встречу, а ты стоишь как замороженный.
   - Будет сложнее, чем я думал, - тихо произнес Ахад.
   - Все было бы легко и просто, если бы вы не искали улики против меня, а направили свою злость и обиду в другом направлении, я живу рядом с местами убийств, пишу на досуге женские детективные романы. Как и большинство женщин, я любопытна и не могла пропустить такое действо как убийство. Понимаю, что звучит жутко и некрасиво, смерть гражданина от пули в мирное время - это страшно, но действия полицейских вызывает больше вопросов и недоумения, чем сочувствия и желания помочь.
   - Ты права, Динара, у нас нет доказательств твоего соучастия в преступления, но может ты, как писатель, поделишься своими наблюдениями?
   - Нет наблюдений. Я не успела ничего увидеть, выбежала из подъезда, когда услышала выстрел, забежала за угол дома, увидела на пожарной лестнице кровь, дошла по кровавому следу до люка коллектора и была поймана детективами, которые, не слушая моих доводов, отправили в участок.
   - Ты обманываешь! - Ухмыляется Ахад.
   - Это ваши догадки, дознаватель.
   Он уже открыл рот, чтобы обличить меня, как дверь допросной открылась. При этом сделали это с такой силой, что она ударилась о стену, в комнату вбежал Адис:
   - Всех отправлю улицы охранять! Вы просто сопливые идиоты! - Остановился около меня, посмотрел на мои запястья, увидев, что на мне нет наручников, с облегчением выдохнул, - Динара, ты свободна и более никто тебя не побеспокоит.
   Мило улыбаюсь детективам, посылаю воздушный поцелуй Дану и, не взглянув на Ахада, покидаю комнату для допросов, уверена, у соседнего здания в машине ждет Грант с данными по осмотру третьей жертвы стрелка. Прошло ровно столько времени, сколько ему потребовалось, чтобы проконтролировать работу Гады, сфотографировать рану покойника и позвонить тому, кто сможет быстро охладить пыл детективов.
  Глава 5
  Детектив управления северо-западного района столицы - Дан, оборотень-волк возраст до тридцати лет, воевал год, но не успел отличиться, не хватило времени. Как детектив проявил себя с положительной стороны, сдержан, разумен, иногда бывает нетерпелив, показатели раскрываемости выше среднего, пока свободен, но родители подыскивают невесту, и очень щепетильны в этом вопросе.
   - Вир, ты понял, что сейчас было? - Ахад вышел из допросной, напарник порывался пойти за ним, но я его придержал за рукав.
   - Честно? Нет, но хотел бы получить объяснения, очень хочется узнать по какой причине меня могут сослать патрулировать улицы, я не против, если виновен, но хотелось бы знать в чем моя вина.
   - Пошли к начальству, пусть объяснит, что с этой дамочкой не так.
   Дверь кабинета начальника была заперта на ключ, подергав ручку и громко постучав, но не получив ответа мы приуныли и уже повернулись в сторону своего кабинета, как из соседнего помещения показалась Лила, очаровательный архивариус и делопроизводитель нашего управления, по совместительству дочь Адиса, и потому особа неприкосновенная.
   - Папа знал, что вы обязательно придете за объяснениями и не оставите его в покое пока он не выложит всю информацию, проходите в комнату для совещаний, - улыбнулась Лила.
   - Все так серьезно? - Тихо спрашиваю её, она кивает головой и прикладывает палец к губам.
   В комнате для совещаний собираются крайне редко по рабочим вопросам и часто используют её как комнату отдыха, там есть прекрасная кофеварка, холодильник, бар для хранения напитков, не горячительных, конечно, но такие там почему-то не хранятся и мягкий уголок: удобный диван и два кресла. А ещё это помещение защищено от прослушки, так на всякий случай. Наверное, чтобы сотрудники могли обсудить начальство, пожаловаться на своих жен и любовниц. поделиться впечатлениями об очередной интрижке, мы живем на работе или точнее Работа - наша жизнь, и потому все, что происходит с нами вне работы, можно обсудить только с коллегами, а больше не с кем. Все сотрудники управления в одинаковом положении, так уж сложились обстоятельства.
   - Проходите, детективы, наливайте себе кофе немного отдохнем от работы и обсудим мою обиду, - Адис закрывает за нами дверь, - начальство недовольно работой управления и только что высказало свое недовольство в грубой форме и, скажу вам, я краснел, как школьник, не выучивший урок, и это обидно. Я старый солдат и побывал не в одной переделке, но выслушивать такое и в таких выражениях очень напряжно для моей потрепанной психики.
   - Босс, начните с того, кто такая Динара? - Спрашивает Вир.
   - Инструктор по стрельбе в офицерской школе.
   - Очень интересно, сколько же ей лет?
   - Двадцать четыре.
   - И она уже инструктор? Ещё интереснее. А офицерская школа готовит разведчиков?
   - Бери выше, Вир.
   - Диверсантов? - Адис кивает головой, - она, что так хороша в стрельбе? - Опять кивок головой.
   - Да кто она такая? - Не выдерживаю я, - босс, вы же знаете нас, мы надежные и неболтливые и потом, думаю, это не секретная информация.
   - Не секретная, но распространять её нежелательно. Динара и её напарник - консультанты полиции по преступлениям, совершенным снайперами. Работают по совместительству и с широкими полномочиями.
   - Ну, нагородил босс, так бы и сказал, что они разыскивают военных преступников, что остались на нашей территории.
   - Это только часть их функций.
   - А вторая часть?
   - Ликвидация стрелков. Их трупы исчезают чудесным образом, преступления остаются нераскрытыми и через пару лет сдаются в архив, через год на эти дела накладывается гриф секретно, и они навсегда исчезают из полицейских архивов.
   - Но почему они не работают с полицией, зачем изображать из себя писательницу, прикидываться недалекой девицей, можно же предъявить документы и получить доступ на место преступления, к отчетам криминалистов и судмедэкспертов.
   - Они получают доступ, только вы об этом не знаете, а действуют в обход, чтобы никто не путался под ногами. Оборотни уже заинтересовались убийствами?
   - Вожаки стай выразили свою заинтересованность в поимке этого преступника, готовы помочь, если не будет подвижек, начнут давить на полицию, и у них есть такая возможность.
   - А ты удивляешься, почему Динара действует скрытно?
   - Понял, босс. Поимка снайперов не терпит суеты и огласки, все правильно, чем меньше народу знает, тем больше вероятность, что до стрелка не дойдут слухи, и он будет спокойно тратить деньги, полученные за убийства, расслабится, уверится в неуязвимости, и в итоге попадет в ловушку.
   - У тебя, Дан, есть шанс продвинуться по службе, с логикой все в порядке.
   - Не переводите разговор в другое русло. Кто такая Динара? Если она и воевала, то её призвали в конце войны, и не могла молодая девица достичь высоких результатов за столь короткий срок.
   - Её и не призывали, она наемник.
   - Этого не может быть! В нашей армии не было наемников, - возмущается Вир, - у меня брат служил в разведке, он побывал в таких местах, что страшно даже называть, и никогда не говорил о наемниках.
   - Так случилось, что она воевала с самого первого дня и до самого конца, хотя в последний год войны редко выполняла боевые задачи, больше консультировала, расследовала и ликвидировала вражеских снайперов.
   - А последнее к боевым задачам не относится? - Усмехаюсь я, - сколько же ей было лет, когда она взяла оружие?
   - Ну, об этом она не распространялась, а вот воевать начала в четырнадцать, и к этому времени была подготовленным бойцом.
   - Не может быть, босс, она же была убита, - шепчет Вир.
   - В какой по счету раз детектив? - Улыбается босс, а я ничего не понимаю, кто убит и почему не один раз, ещё никто не поднимался из могилы.
   - В пятый или шестой, - отвечает Вир, - я могу уточнить у брата, он встречался с ней пару раз, до сей поры восхищается её работой.
   - Да объясните о ком вы говорите? - Возмущаюсь я, - с кем встречался твой брат, напарник?
   - Дан, оказывается, Динара - легендарная личность, она снайпер-профессионал, её позывной: "пташка". Мой брат рассказывал о ней, он сомневался, что она человек, уж больно хороша в своем деле.
   - Она пахнет человеком, но полукровки оборотней тоже пахнут человеком, если не знать нюансов, встречающихся в их запахе, то можно принять их за людей. При следующей встрече могу обнюхать и скажу точно.
   - Даже не подходи к ней! - Заявляет Адис, - её новоявленный папаша поднимет такую волну, что мы захлебнемся.
   - Что значит новоявленный?
   - Она незаконнорожденная, её биологический отец был женат, семья достойная, меценаты, политики, супруга стремилась в правительство, и тут у мужа случилась интрижка. Дело замяли, любовницу припугнули, она уехала в приграничный город, там и жила, а потом пропала вместе с дочерью. И кто бы её искал? Думаю, достойная семья вздохнула с облегчением. А потом война, пташка объявилась в первые месяцы, было много подвигов, несколько фиктивных смертей, признание её заслуг, награды... После войны папаша вдруг объявил о себе, в достойной семье обязательно должен быть герой, а что незаконнорожденный, так кого это уже интересует, после таких потрясений приоритеты меняются.
   - И она признает родителя? - Мне стало обидно за девушку.
   - Нет, конечно, девушка с характером, но семье нужен герой и генерал считает, что главное - он признает их родство, а остальное приложится.
   - Одно могу сказать, генерал далек от своих солдат.
   - На то он и генерал его не интересуют мысли и желания простых солдат, он мыслит другими категориями, высоко стоит и не может разглядеть, что творится на земле. Но мы засиделись, я прошу вас не распространяться о нашем разговоре, к Динаре и близко не подходить, пусть проводит свое расследование.
   Оставив босса заливать обиду горячительным напитком, мы с напарником отправляемся в свой кабинет, Вир молчит, но глаза у него горят азартом, уверен, он сразу побежит к брату. И я слышал о пташке, только она не работала в том квадрате, где стоял наш отряд, девушка вообще редко работала с оборотнями, но разведчики были от неё в полном восторге, филигранно проводила небольшие группы разведчиков и диверсантов на вражескую территорию, прикрывала их и расчищала дорогу. Помнится один офицер разведки, воевавший с первых дней войны, рассказывал, что она ставила маячки на трупы врагов, которых убивала, расчищая путь для солдат. И охоту на снайперов вела успешную, было только несколько снайперов противника, что смогли уйти от неё и позже они уже не воевали, видимо, не решались испытывать судьбу. Но брат Вира прав, не мог человек быть настолько успешен, какова бы ни была у него подготовка, не мог за все время не ошибаться, люди отважные, смелые и стойкие, но они не могут жить, не ошибаясь. Пусть в малом, но ошибки случаются. На войне даже мелкие ошибки обычно стоят жизни. А наши враги не знали, как выглядит пташка, хотя охотились за ней несколько лет, пока она ни организовала свою фиктивную смерть. Уже в конце войны нами был захвачен раненный вражеский офицер. Умный мужчина понимал, что война проиграна, и не строил из себя героя, он долго и в подробностях рассказывал об операциях, проводимых его отрядом диверсантов и разведчиков, в том числе им была поставлена задача уничтожить пташку, но они её даже не обнаружили. Офицер был уверен, что это мужчина, вернее молодой парень, удачливый и осторожный. Она не оставляла врагам следов, хотя лежки снайперов успешно обнаруживают охотники за ними. У неё даже лежек не было, ни запаха, ни ниточки с одежды, ни следов, будто это призрак, враги первое время так и считали, они не верили, что существует такой снайпер, пока не перехватили одно сообщение, краткое и непонятное для них, но там звучало слово - пташка. И не придали этому значение, но через полгода была перехвачена часть разговора, где разведчикам сообщалось, что их отход будет прикрывать пташка, позже отряд разведчиков был обнаружен, но те, кто ушел на его ликвидацию найдены мертвыми, выстрел точно в правый глаз, а разведчики удачно возвратились в расположение своего отряда. И только после гибели небольшого отряда ликвидаторов вражеские аналитики начали собирать информацию о снайпере, и как потом выяснилось, её оказалось очень мало, обрывки разговоров, частично расшифрованные шифрограммы, стоны умирающих солдат и много трупов с простреленным правым глазом, наши захватчики так и не узнали, что пташка была ребенком, вступившим в войну со взрослыми.
  Глава 6
  Тренировочный полигон в пригороде столицы, закрытая территория с множеством небольших серых зданий, которые невозможно идентифицировать, взгляд обывателя не зацепится ни за одну деталь, серый кирпич, черная крыша узкие окна и подстриженная трава, ничего примечательного.
  Динара.
   - Грант, ты прекрасно справился с осмотром трупа, - просмотрела фотографии на фотоаппарате, пока напарник выбирал менее загруженные машинами дороги, чтобы добраться до тренировочного полигона в пригороде.
   - Это Гада, думаю, её следует включить в нашу группу. Или тебе очень нравится спать в холодильнике для покойников?
   - Давно пора подобрать нам опытных судмедэкспертов, и я не расстроюсь, если потеряю это спальное место.
   - Завтра я переговорю с начальством, оно нам не откажет.
   - Зачем мы едем на полигон?
   - Винтовки стрелка и его костюм разрезанный на ленты и разбросанный по коллектору привезли сюда, эксперты уже очистили все улики от нечистот и даже склеили полоски, полностью собрав костюм, и подобрали патроны для винтовок. Не хочешь пристрелять оружие?
   - Очень хочу, Грант, манекены будут?
   - Обязательно куклы из мяса животных, обтянутые искусственной кожей для полной правдоподобности при рабочем эксперименте.
   - Рауф рассчитал расстояние и траекторию полета пули?
   - Наш баллистик - гений. На войне он был не самым удачным стрелком, но исследователь из него прекрасный, ты не рассказывала, как с ним познакомилась?
   - Его подстрелил охотник за снайперами, Рауфу сказочно повезло, за секунду до попадания в него пули он отклонил голову вправо и вниз, чтобы почесать нос, пуля задела только верхнюю челюсть, пройдя через мягкую ткань щек, я услышала выстрел и вовремя подоспела на помощь, охотник обязательно добил бы его. После лечения Рауф служил простым пехотинцем, и опять ему повезло, он остался в живых и, когда через полгода после войны мы с ним встретились, я глазам не поверила, живой, улыбается, а шрам только добавил ему мужественности.
   Мы зашли в третье по счету серое здание и спустились на лифте на минус четвертый этаж, на этом полигоне все самое интересное под землей, а на поверхности неприметные строения и подстриженные газоны.
   - Вы долго добирались! - Рауф уже почистил и собрал винтовки, повесил на них опознавательные бирки и приготовил, манекены.
   - Час пик, Рауф, ты в город уже год не выбирался и забыл, какой поток машин бывает вечером.
   - А что мне делать там в огромном городе? Я деревенский житель, и мегаполис меня пугает, здесь все есть, жилье, продукты, сауна и даже массажное кресло.
   - А семья, Рауф, ты вообще думаешь продолжить себя в детях? Или пусть только оборотни размножаются, сидишь как крот в норе, и о будущем даже не мечтаешь, а оборотни быстро заполонят пустующие земли, они никогда на одном ребенке не останавливаются, минимум три, но в среднем четыре-пять, скоро людей будут в музее показывать, как исчезнувший вид.
   - И мы сами поспособствовали этому, обрати в свое время пристальное внимание на соседей, начни подготовку к сражению, может, не довели бы себя до такого.
   - Вот тут ты прав даже за полгода до начала войны наши политики и военные думали, что все обойдется, паниковать не стоит, а соседи просто развлекаются, создавая новые виды оружия, проводя военные учения, устраивая провокации на границе, ни у кого в голове не загорелся тревожный сигнал. Уверен, оборотни все знали и все просчитали, и они единственные победители в этой войне.
   - Ты прав, но от этого не легче и, главное, ничего не исправить, хватит о грустном. Где нашел пули для винтовок?
   - Склад трофейного оружия такие боеприпасы были довольно популярны у стрелковых частей противника, подходят не только к винтовкам, но и трем моделям автоматов.
   - Оружия в стране много и трофейного в том числе, не один год пройдет пока мы подчистим запасы, оружие имеется не только у бандитов и киллеров, большую часть припрятали добропорядочные граждане. Боятся, и их можно понять. - Грант осматривает винтовки, я же в это время внимательно изучаю костюм стрелка, аккуратно спаянные между собой полоски тонкого пластика, техники постарались тонкая работа, но собран идеально. Ботинки, стрелок тоже разрезал, но техники их собрали, как пазлы, и склеили специальной лентой.
   - Сделаем по выстрелу, а потом будем анализировать улики? - Грант протягивает мне винтовку с первого места преступления, я прицеливаюсь в манекен под номером один, стук сердца - выстрел, винтовка дает небольшую отдачу в плечо, но это приятная и почти забытая боль.
   - Точно в сердце Динара, - восклицает Рауф, - ты даже не целилась.
   - Целилась, ты просто не заметил, в помещении стрелять всегда просто, солнце в глаза не светит, ветер не раскачивает деревья, движения воздуха нет, идеальное место для стрельбы.
   Грант подал мне вторую винтовку и вернул на место первую, удар сердца - выстрел, отдача в плечо, винтовка тяжеловата для снайпера, на вражескую территорию я бы с такой не пошла, но как разовое оружие подойдет.
   - Все хочу спросить, Рауф, что ты делаешь с подстреленными манекенами?
   - Парням из охраны барбекю жарю, мясо там свежее от местного фермера, не пропадать же добру, пулю вынимаю, искусственную кожу снимаю и устраиваю парням в выходной день праздник желудка, прекрасно идет под горячительные напитки.
   - А они в курсе, что мясо подстреленное?
   - Даже если и знают, то никогда не спрашивали.
   - Пригласи на барбекю, Рауф, - Грант подает мне третью винтовку, - надеюсь, сауна готова?
   - Все для лучшего мыслительного процесса! И сауна, и бассейн с прохладной водой, легкий ужин и номера с ортопедическими матрасами, - улыбается Рауф, - сейчас сфотографирую все улики с нескольких ракурсов и можно отправляться на рабочее совещание.
   Внимательно осматриваю винтовку, прижимаю приклад к плечу, удар сердца, выстрел и приятная боль в плече, больше нам в этом тире делать нечего.
   - Поднимайтесь в сауну, я принесу вам планшеты с фотографиями улик и моими расчетами, - мы с Грантом направляемся к выходу.
   - Что скажешь, Динара? - Грант нажимает кнопку минус второго этажа, там располагаются жилые помещения, сауна, бассейн и комната для рабочих совещаний с огромными мониторами на которые можно вывести любой секретный документ. Сначала мы посетим сауну, потом поужинаем, а потом немного посовещаемся и завершиться все сном в уютном номере на удобной кровати.
   - Предварительно ничего не скажу, нужно ещё раз все проверить.
   - Тогда до встречи в комнате совещания. - Грант сворачивает в мужскую сауну. Я прохожу дальше, в женскую. Тренировочный полигон - военный объект, никакого разврата, все по уставу мальчики налево, девочки направо, гигиенические процедуры раздельно проживание на отдельных этажах казармы и даже если мы с Грантом одни в этом здании, обязаны соблюдать устав. Вообще-то мне лучше думается в одиночестве, я большую часть своей жизни провела одна, и привыкла к этому, причин менять привычки, пока нет. И появятся ли?
   Одежду загружаю в стиральную машину, утром она будет чистая и отглаженная, а пока я похожу в военном комбинезоне, выданном мне дежурным охранником, но это все потом, сейчас я направляюсь в сауну, погрею косточки, потом разомну мышцы в бассейне и подумаю.
  ***
   Ужин нам принесли в комнату для рабочих совещаний. Рауф вывел на мониторы фотографии всех собранных улик, сделанные с разных ракурсов схемы, которые он построил и привязал к местности. Мы удобно устроились перед мониторами за длинным столом и, медленно пережевывая легкий ужин, рассматривали картинки.
   - Может, поделитесь мыслями, - Рауф нетерпелив, потому и снайпер из него не получился, не умеет ждать, что очень важно для достижения результата в стрельбе.
   - Если ты правильно определил расстояние до жертвы, а я уверена в твоих подсчетах, то убийца - оборотень.
   - У меня была такая мысль, - кивает головой Грант, - пятьсот метров и точное попадание в цель, а у винтовок нет оптического прицела, человек, наверное, сможет попасть, но будет действовать вслепую, при хорошем зрении он увидит только силуэт - для точного прицеливания маловато.
   - Но оборотни были на нашей стороне, - не верит Рауф.
   - Это не означает, что среди них нет предателей или просто меркантильных особей и, судя по костюму и обуви, оборотень не волк, не койот, не лис и не гиена. Семейство кошачьих, это объясняет его выбор места для стрельбы - кошки прекрасно держат равновесие и любят быть на высоте. А перебраться с крыши на балкон без страховки и снаряжения для них не составляет труда. Я ликвидировала пару снайперов-оборотней, от выстрела в глаз они уже не поднимаются, если патроны разрывные. Наши захватчики были заинтересованы в оборотнях и до войны искали среди них единомышленников, соблазняли деньгами и благами, обещали золотые горы, и некоторые соблазнились. Однако коты - не преданные животные и покидают своего хозяина в случае опасности, они не станут защищать, а попытаются спасти себя, этот снайпер давно предал наших врагов, он перебрался на нашу территорию, стоило только политикам заключить союз с оборотнями. Захватчики не сразу поняли, что проиграли, они первое время отчаянно сопротивлялись, а оборотень знал все сильные и слабые места своих сородичей и сразу понял кто выйдет из войны победителем. Думаю, он даже свою фиктивную смерть не организовывал, не видел смысла напрягаться, просто покинул поле боя и больше его никто не видел. Стрелка никто и не искал, тогда шли ожесточенные бои, противник терял позиции, отходил с захваченных территорий, и ему было не до поимки дезертиров. И я встречалась с ним, вернее находила его лежку, но он уже покинул это место, мы не противостояли друг другу, иначе один из нас был бы мертв, и я не уверена, что во время войны мы выполняли задания в одном квадрате, но в разное время. Когда я пришла туда, он уже выполнил задание и покинул место боя, а может, это был его последний бой, но его запах знаком оборотням или одному оборотню, и нам нужно его найти.
   - Задача не из легких, Динара, - Грант наливает мне травяной чай, - но мы постараемся, а сейчас спать, если утром будут новые мысли, поделимся ими за завтраком.
   - Ты прав, Грант, нужно отдохнуть день был насыщен событиями.
  ***
   У меня уютный номер квадратная комната с широкой кроватью, узким платяным шкафом и пушистым ковриком, душевая, совмещенная с санузлом и больше ничего - стиль минимализм. Оставляю включенным тусклый ночник, надеваю пижаму и ложусь поверх одеяла, спать не хочу, в такой обстановке хорошо вспоминаются события из прошлого. А ведь я с этим снайпером встречалась не один раз вначале войны, вернее, находила его следы. Год прошел, как началась война, я тогда вела диверсантов на вражескую территорию, убила двух наблюдателей, отключила сигнальные мины и наблюдала за территорией, сидя на высоком дереве. До подхода диверсантов было ещё два часа они шли по моим маячкам, и им было приказано не торопиться, я видела тень, она спрыгнула с дерева напротив, встав на четвереньки замерла, потом встала в охотничью стойку, долго принюхивалась поворачивая голову и ловя потоки воздуха и, спустя минуту, скрылась в густом кустарнике. Немного подождав, я проверила дерево, где видела тень и нашла ветку на которой сидел зверь, чуть дальше от дерева на земле нашла следы человека, стрелок используя свою звериную ипостась, проводил разведку и искал место для стрельбы. Два снайпера-оборотня, что были ликвидированы мной во время войны, не были котами и не использовали своего зверя для разведки и поиска позиций для стрельбы, безусловно, они использовали свой звериный слух, обоняние и зрение, чтобы успешно выполнять задания, но в зверя не обращались, видимо, не считали необходимым. У них преимущество перед людьми они были ловчее нас и живучее. Мы слабые люди, но и нас имеются секреты, и потому я сумела их ликвидировать, кота же я только видела один раз, два раза находила места, где он прятался, но мы никогда не противостояли друг другу либо так сложились обстоятельства, либо кошак избегал встреч. У меня есть секрет, иначе я не смогла быть так удачлива. На войне удача быстро покидает бойца, всегда есть шанс, что найдется противник изворотливее и хитрее. Стрелок не хотел раскрывать мой секрет, не испытывал судьбу, берег себя, избегал опасных ситуаций. Он затевал бой только в том случае, когда был полностью уверен в своем превосходстве над противником, мертвые же оборотни были уверены в своей неуязвимости и потому не использовали своего зверя, а ещё они не считали нужным просчитывать шансы на победу. Не спорю, уверенность в себе - половина победы, но не брать в расчет противника глупо и чревато смертельным исходом. Если диверсантов и разведчиков у противника было много, и он в первые годы войны буквально разбрасывался ими, посылая на заведомо провальные задания, то снайперов-профессионалов после первого года войны можно было пересчитать по пальцам. Неопытные и неосторожные снайперы доживали максимум до третьего задания и уходили в небытие в первый год войны. В последующие годы нашим снайперам противостояли профессионалы, их было немного, но мне довелось сталкиваться со всеми. Кого-то ликвидировала я, кому-то изменила удача, и он был убит во время боя или диверсионной операции, кого-то ликвидировали другие охотники, но как минимум пятеро остались в живых и затаились. Сколько из них на нашей территории - неизвестно, однако уже известно, что кошак здесь, и убивает за деньги или нет? С кошаками нельзя быть ни в чем уверенной, могут и быть и личные причины для стрельбы. Он стрелок и больше ни к чему не приспособлен, да и не желает менять профессию, убийства приносят неплохой доход или чувство удовлетворения, если дело не в деньгах. После войны и переселения оборотней на пустующие территории быстро возродилась конкуренция, и не всегда игра бывает честной и по установленным правилам. Оставшиеся в живых потеряли страх, они не боялись смерти, потому что смотрели на неё и ждали её прихода, а избежав, стали жестокими и безжалостными к своим противникам и конкурентам, соседям и ветреным любовницам. Непредумышленных убийств меньше, чем запланированных и тщательно организованных, психологи говорят, что это поствоенный синдром, им виднее, люди непредсказуемы и нелогичны в своих поступках, избежав смерти один раз, они почему-то желают увидеть её снова и своими действиями приближают собственный конец.
   Но пора спать, завтра возобновятся поиски стрелка, мы знаем кого искать, и это немало.
  Глава 7
  Утро следующего дня. Динара.
   Завтрак был простой и сытный, вспомнились военные годы, армейские повара не жалели мяса и масла для солдат, нам принесли сухой армейский паек на два дня, видимо, Грант что-то задумал.
   - Рауф выведи на монитор карту боев первых месяцев после вступления в войну оборотней.
   - Ты что-то задумала? - Рауф стучит по сенсорным клавишам, - тогда бои были очаговыми, оборотни присматривались к противнику, изучали его, и в штабах только планировались наступления по всему фронту.
   - Может и так, я не сильна в стратегии, а может, оборотни делали вид, что присматривались, они не могли не знать о тактике противника, тем более, захватчики действовали по большей части шаблонно и только в исключительных случаях придумывали что-то новое.
   - Ты не веришь в благие намеренья оборотней?
   - Не верю. И не я одна, но я благодарна им за спасение людей, не преследуй они свои цели, нас бы не было в живых. Но мы отвлеклись, выведи на карту районы боевых действий в лесных массивах. Чудненько, всего несколько квадратов, значит, нам будет легче найти оборотней, воевавших здесь, кто-то из бойцов должен учуять запах кошака, и будем надеяться, что это был опытный оборотень, способный по запаху определить его примерный возраст и вид кошачьих. Определи координаты этих квадратов, привяжи их к местности и перекинь карту на мой планшет. Все-таки придется привлечь оборотней к расследованию, без них мы не доберемся до бойцов.
   - Но сначала мы съездим в тюрьму, где содержаться пленные офицеры противника и найдем командиров диверсионных отрядов, может, они что-то знают о стрелке, - сказал Грант.
   - Так вот зачем паек, но я не знала, что пленных содержат в тюрьмах, враги не были к нам снисходительны. Почему же мы проявили благородство?
   - Может потому, что ещё много врагов осталось на нашей территории, и пленные могут быть полезны при их поимке.
   - Ты прав, напарник, я поддалась эмоциям.
   - И ты права, Динара, мы с тобой свидетели жестоких убийств и казней мирных граждан, я до сих пор кричу по ночам и поддаться эмоциям самое безобидное, чего можно от нас ожидать. Нам нужно выезжать, до места доберемся только к полуночи следующего дня.
   - До встречи, Рауф, и выходи на поверхность хотя бы через день, дыши свежим воздухом, наслаждайся мирной жизнью.
   - Ну, если ты советуешь...
   - Я настаиваю, Рауф, не хорони себя под землей успеешь ещё там оказаться, люди рождены чтобы жить под небом и ходить по траве, а не зарываться в землю, как черви.
   Захватив пайки, мы направились к лифту, скорее на поверхность! Подземная жизнь меня напрягает, я люблю просторы, леса, уличный шум за окном, большие окна и высокие этажи, под землей мне становится неуютно и тесно.
  ***
   Мы ехали на север страны, дорога пустынная. В это время года северные районы непопулярны у жителей, а летом туда стремятся попасть те, кто не хочет зажариться под летним солнцем, в те месяцы на севере умеренно тепло, сейчас же там дожди и сильные ветра, в первом же городе нужно купить куртку, сапоги и перчатки.
   - Остановимся ближе к ночи в городе, поужинаем, снимем номер в гостинице и купим одежду. - Грант сворачивает вправо.
   Поедем по дороге для грузоперевозок, она скоростная и широкая, машин много, но водители грузовиков - работники ответственные от их расторопности и профессионализма зависит целостность и свежесть груза. Они не останавливаются просто прогуляться по траве, не превышают скорость на опасных участках и вежливы с другими водителями, ехать рядом с ними одно удовольствие.
   - Я могу сменить тебя за рулем.
   - После полудня сменишь, а сейчас я хотел бы поговорить. Мы встретились с тобой во второй месяц войны, ты уничтожила засаду, в которую прямиком направлялся наш разведывательный отряд по приказу надутого идиота-командира, потом мы часто воевали вместе, ты столько раз спасала жизнь мне и моим бойцам разведчикам, что после второго года войны я устал считать. Четыре раза я оплакивал тебя, думая, что ты погибла, но ты чудесным образом воскресала, и я был очень рад этому, но я до сей поры не знаю, как ты жила до войны.
   - С чего вдруг тебя одолело любопытство?
   - Звонил генерал, ты не отвечаешь на его звонки, хотя он каждый раз звонит с разных телефонов, с тобой связаться могу только я, а он, вроде, был обеспокоен.
   - "Вроде" или был?
   - Интонации были беспокойные.
   - Значит, нашел мне очередного жениха, нужно срочно обручиться с оборотнем, тогда он отстанет.
   - Почему с оборотнем?
   - Он не посмеет расстроить свадьбу с оборотнем, струсит. У оборотней семья - святое, невеста, супруга оборотня неприкосновенна и даже генералу этого не переломить. Дан, вроде, симпатичный, вот с ним и обручусь.
   - А он согласится?
   - Так я не собираюсь его спрашивать, поставлю пред фактом, начнет выпендриваться - соблазню, а потом он никуда не денется.
   - Динара, так браки не совершаются.
   - А как они совершаются? По любви? Мама пыталась, и что из этого вышло? Расчет - самая толстая скрепа, а потом я не собираюсь выходить за него замуж, только фиктивная помолвка, чтобы генерал отстал, а через пару лет я перееду в милый городок у границы и буду писать мемуары.
   - Ты ни разу не назвала его отцом?
   - А он и не отец, разве биологическая клетка с половинным набором хромосом может считаться отцом? Не благодаря ему я осталась в живых на войне, он желал, чтобы я не родилась или умерла во младенчестве, а его милая супруга - меценат и политик даже приложила некоторые усилия, чтобы так и произошло, но выбрала плохих исполнителей.
   - У тебя есть доказательства?
   - Только покаянный рассказ смертельно раненого человека, которому она заказала убийство меня и мамы, он не врал, да и смысла в этом не было, просил, чтобы привели меня, хотел облегчить душу и дождался видимо было суждено услышать его исповедь, после окончания рассказа я закрыла ему глаза. Видимо, перед смертью у него проснулась совесть, а может, подействовало то, что его семью заживо сожгли в их доме. Доказательств нет, но я знаю, и нет, я не собираюсь мстить, все произошло не так, как задумала эта женщина, в итоге мама была по-своему счастлива, а меня подготовили к войне, оказалось все к лучшему.
   - Но и "спасибо" ты не скажешь?
   - Лучше мне с ней не встречаться, а то сболтну лишнего, обижу мецената и политика. Грант если ты хочешь услышать мой рассказ, то услышишь, нужно же чем-то занять себя в дороге. Думаю, ты знаешь, что собой представляет семья генерала - крайне амбициозные потомственные политики, всегда на слуху и только положительные примеры, хотя, уверена, они тщательно скрывали свои грязные секреты, идеальных не бывает, но бывают те, кто умеет тщательно заметать следы, имея для этого возможности. Генерал приложил много усилий, чтобы попасть в эту семью, и его карьера сразу пошла в гору, супруга возомнила себя политиком и по головам двигалась к вершине политической карьеры. А мама была очень красивой девушкой с хорошим образованием, престижной работой и неплохим приданым. Генерал не смог устоять, увидев её, хотя по рассказам мамы он боролся с соблазном, полгода ходил вокруг, не предпринимал никаких действий, не могу сказать, чего ждал. Думал вывести маму на чистую воду, раскрыть её грязные секреты? Он даже детектива нанимал, чтобы тот порылся в прошлом её семьи, но, увы, ничего компрометирующего не нашлось. Родственники мамы были работягами, они заработали блага тяжелым трудом в политику не лезли, показным меценатством не занимались, помогали людям, но не давали им денег, чтобы потом хвалиться этим, а давали работу, оплачивали учебу их детей, помогали сделать карьеру умной и образованной молодежи и никогда не выпячивали себя. Не было у них грязных секретов, женились по любви, не смотрели на происхождение своей половинки, учились, работали, весело отдыхали и уходили на покой, передавая свое дело детям. Генерала хватило на полгода, потом он пошел в атаку, шел напролом, преодолевал препятствия нахрапом, и мама сдалась, она призналась мне, что все было как в тумане, отрезвление пришло, когда генерал потребовал, чтобы она сделал аборт. Он был так напуган перспективой появления бастарда, аж колени тряслись, требовал, настаивал, угрожал, мама вышвырнула его из дома и наняла телохранителей, потом знакомый дедушки, не гнушающийся грязной работой, собрал на семью генерала досье, и этим мама обезопасила себя на некоторое время. Понятно, что супруга генерала с самого начала знала об интрижке мужа, но ничего не предпринимала, надеясь, что все закончиться быстро, однако не ожидала, что будут такие последствия. Маму начали постепенно выдавливать из города, подальше от глаз политических конкурентов семьи генерала, и она уехала, не потому, что испугалась, хотя страх за меня был, а чтобы забыть о своей ошибке. Мама прекрасно устроилась в небольшом приграничном городке в доме своей покойной прабабушки, мы проживали вместе с престарелой дальней родственницей, милая старушка образованная и начитанная, я любила слушать её рассказы о прошлом. Когда мне исполнилось семь лет, у супруги генерала начался новый виток политической карьеры, и меня с мамой заказали, но исполнитель, проследив за объектом заказа, решил получить дополнительный доход, молодая красивая ухоженная женщина, ребенок семи лет, нас похитили для подпольного борделя. Этот бизнес процветал в портовых городах, работниц держали в цепях, их продолжительность жизни была не больше года, умирали от болезней, от жестоких клиентов, от истощения или накладывали на себя руки. Но нам повезло небольшая банда, грабившая по обе стороны границы, остановила грузовик, где везли нас и ещё с десяток молодых женщин, бандиты думали, что в нем перевозят контрабанду и решили поживиться. Расстроились бандиты, девушек отпустили, а я с мамой осталась в банде. Она догадывалась, кто организовал похищение, и понимала, что пока нас не изведут, семья генерала не успокоится. Мы не знали, что нас приговорили к смерти, а исполнитель оказался жаден и решил получить дополнительный доход, думали, что так было задумано. Мы бы исчезли навсегда, тела бы не нашли и нас посчитали бы пропавшими, но не мертвыми. Главарем банды был кадровый военный, сбежавший со службы после конфликта с молодым перспективным офицером, он не стал дожидаться трибунала, организовал свою фиктивную смерть и уехал далеко от своей части. Он полюбил маму, с ним было спокойно, меня воспитывал как свою дочь. Отчим был неглуп, и видя, что происходит в соседнем государстве понимал, что война неизбежна и начал готовить меня к тяжелым испытаниям, снайперскую подготовку выбрал не случайно. В этом деле всего два варианта: либо тебя ликвидируют охотники за снайперами, либо ты останешься в живых, и, чтобы случился второй вариант, нужно стать профессионалом. В девять лет я ликвидировала главаря банды, что поставлял девушек в нелегальные бордели, это на его грузовике нас пытались вывести и его люди похищали молодых девушек и женщин. Выстрел был точен, и я не испытала угрызений совести, через год от банды не осталось и следа, а нашу территорию стали обходили стороной все нечистые на руку люди по обе стороны границы. В двенадцать лет во мне открылись новые таланты, и шансы выжить на войне увеличились. Когда началась война, мы быстро поняли, что захватчикам пленные не нужны и у нас нет шанса спрятаться и переждать. Банда стала диверсионной группой, я же работала одна, так больше шансов выжить. Маму убили через полгода, после этого отчим попрощался со мной и стал искать смерти, искал недолго, через месяц погиб, прихватив с собой десять вражеских солдат, судьбу остальных бандитов не знаю, не довелось нам встретиться во время войны. А после встречи с твоим отрядом у меня открылись новые перспективы успешного сотрудничества с нашей армией. Я оттачивала свои навыки во время войны, отступала вместе с бойцами, наступала с ними, устраивала диверсии, прикрывала разведчиков, проводила небольшие группы в тыл противника, работы было много, шансов погибнуть ещё больше, но я выжила и благодарна отчиму за науку. В конце войны я получила легкое ранение, царапина, но командир части настоял на лечении в госпитале. Тогда же генерал и взял мой биологический материал и провел тест ДНК, это потом я узнала, что он следил за моими боевыми успехами уже пару лет. Внешне я мало похожа на маму, так получилось, что я почти копия бабушки - маминой мамы, а генерал, хоть и не был с ней знаком лично, несколько раз её видел ещё до встречи с мамой и, увидев меня, вспомнил, где встречал схожие черты. Когда же окончилась война, он признал меня дочерью, чем безмерно удивил и озадачил. Даже пытался поговорить о моей перспективе вхождения в его семью, был послан в грубой форме и после этого я с ним не разговаривала. Однако это не мешает ему прилюдно говорить обо мне как о героическом члене семьи хорошо, что без подробностей, воевала, награждена, и не более.
   - Надеюсь, когда ты начнешь писать мемуары, подробностей будет значительно больше.
   - Подробностей не на один том хватит, скоро город нам нужно купить одежду, перекусить и определиться с маршрутом. Может, сменим транспорт? На поезде гораздо комфортнее, пусть немного дольше, но пленные офицеры от нас никуда не денутся, темы для разговоров у нас исчерпаны, а в купе можно поспать.
   - Ты права, так и поступим, не вижу причин отказывать себе в комфортной поездке.
  Глава 8
  Поздний вечер этого же дня. Динара.
   Мы расположились в двухместном купе, официантка ресторана принесла нам легкий ужин термосы с горячим напитком и, пожелав удачной поездки, удалилась.
   - Ты заметила женщину, что пристально тебя разглядывала? - Спросил Грант, разливая напиток.
   - Очень странно, что рассказав тебе о прошлом, спустя несколько часов я встречаю человека из моего прошлого. Орил - сводная сестра отчима, она не поверила в его первую смерть и нашла брата спустя пару лет. Образованная, хитрая и изворотливая женщина, возглавила отряд диверсантов, когда отчим погиб, я обязательно поговорю с ней чуть позже, удивительно, что мы вообще встретились, столько лет не знали друг о друге и случайно столкнулись в вагоне поезда.
   - Судьба...
   - Её пути нам неведомы, и сколько ещё неожиданных встреч ожидает нас. - Смеюсь я, - прочитала это в каком-то романе пока лежала в госпитале, там была большая библиотека, но книг для чтения мало, беллетристика, исторические детективы, женские романы, немного об истории нашего государства, но книги о прошлых сражениях не пользовались популярностью, бойцы отдыхали от войны и не желали читать о ней. Ужинаем, и я хотела бы ещё раз просмотреть фотографии улик и расчеты Рауфа, может что-то новое в голову придет.
   - И я посмотрю фотографии на сон грядущий, может во сне придет ответ, где найти стрелка?
  Два часа спустя. Динара.
   - Здравствуй, Орил, рада видеть тебя в добром здравии, - захожу в её купе и закрываю дверь.
   - Ждала тебя, пташка, - улыбается женщина, - мой брат воспитал героя, слышала о твоих ратных подвигах. Служишь в армии?
   - Инструктор по стрельбе.
   - Наши генералы наконец-то научились не разбрасываться ценными кадрами, слышала, отец тебя признал?
   - Только вот незадача, я его не признала, твой брат был лучшим отцом.
   - Он любил тебя как родную дочь, жаль, что война отняла у него шанс стать настоящим отцом.
   - Расскажи, кто ещё выжил?
   - Никто, наш отряд попал в засаду, парни прикрыли меня раненую, и мне удалось сбежать, я полгода пряталась на вражеской территории, меняла убежища, питалась травой и ягодами, иногда удавалось добыть мелкого зверька, иногда забрать у покойника сухой паек, один раз я видела, как ты работала, но не открылась, не стала отвлекать ты вела в тыл врага группу диверсантов, по их следам я и вышла в расположение наших войск, можно сказать, ты спасла меня.
   - Ты сама себя спасла Орил. А потом?
   - Работала в госпитале, я неудачно вытащила пулю, занесла инфекцию и только благодаря тому, что в рюкзаке одного покойника нашла антибиотики не умерла от заражения крови, пришлось долго лечиться и потом осталась в том же госпитале санитаркой, после войны получила пенсию, живу на севере, замужем за оборотнем, есть сын.
   - Значит, тебе не на что жаловаться?
   - Кошмары приходят во сне, вижу, как парни умирают, а больше никаких проблем, муж любит, сын немного хулиганит, все прекрасно.
   - Орил, когда ты пряталась, не видела оборотня-кошака, вражеского снайпера или, может, слышала, как говорили о нем или последствиях его стрельбы?
   - Когда наблюдала за твоей работой, за сутки до этого видела тень, мне показалось, что это дикий зверь. Но все крупные животные покинули леса, значит, это был оборотень, и воевал он на стороне наших врагов, оставь свои координаты, мой муж - ученый он занимается изучением истории оборотней, расскажет, все, что знает о котах.
   - Давай свой планшет я запишу свой номер для сообщений.
  ***
   Перед тем как попрощаться мы крепко обнялись. Орил прослезилась, у нас много хороших воспоминаний, мы помним соратников живыми и веселыми.
   Вернувшись в свое купе, я застала Грната за просмотром фотографий.
   - Что-то новое обнаружил?
   - Нет, но время провел не зря, ловкого противника нужно изучать очень тщательно.
   - Давай спать, может завтрашний день принесет нам хорошие новости.
  Полдень следующего дня. Динара.
   Начальник тюрьмы прислал машину, молодой шофер пристально рассматривал нас, удивился, что без багажа и вежливо открыл дверцы машины. Начальника нужно поблагодарить за заботу, на улице сильный холодный ветер мы только вышли из теплого вагона поезда, как сразу замерзли нос и уши, даже пришлось закрыть уши руками, чтобы не продуло.
   - Суровая погода, - тихо прокомментировал Грант.
   - Это только осень, - отозвался шофер, - дальше будет только хуже.
   - Могу только посочувствовать.
   - Мы привычные, - улыбнулся он, выворачивая со стоянки у вокзала.
  ***
   Начальник тюрьмы, бывший военный офицер в отглаженной форме и с прямой спиной, встречал нас в своем кабинете, предложил горячего напитка и указал на три папки, что лежали на столе:
   - У нас только три офицера-диверсанта, попали в плен ранеными, обычно диверсанта живым не взять.
   - А может и хорошо, кормить меньше, - я открыла первую папку, там была фотография пленного его звание во вражеской армии, где был захвачен и какие сведения сообщил при пленении. - и больше с пленными не работали?
   - Их захватили в конце войны информация, что они могли рассказать уже не актуально. Мы знали о планах противника наперед, да и не было у него планов. Вражеская армия отступала, так они думали, а с нашей стороны было видно, что враг неорганизованно бежал, наши диверсанты уже взрывали их военные заводы в глубине страны, их командиры и оголтелые политики пускали себе пули в висок, полная деморализация.
   - Странно, что этих фанатично преданных идеям вояк не расстреляли?
   - И я задавался этим же вопросом, - ответил начальник, - но мы люди военные приказы не обсуждаем, а выполняем.
   В этот момент помощник начальника тюрьмы принес нам горячего напитка и корзиночку со свежими булками.
   - У нас своя пекарня, там работают два армейских пекаря, мастера своего дела, - похвалился начальник, - попробуйте, таких булочек в магазине не купишь.
   - Обязательно попробуем, - беру ароматную булочку и откусываю от румяного бока, - как же вкусно! Только при штабах были пекарни, а в сезон ягод пекари пекли пироги с лесными ягодами, сладкий сок тек по подбородку, а ты не мог оторваться от пирога. Как же было вкусно!
   Смотрю, начальник тюрьмы удивленно хлопает глазами.
   - Она служила в армии снайпером, - поясняет Грант, - так мы и познакомились.
   - Неужели пташка! - Мужчина выпучил глаза, - слышал, она погибла в конце войны.
   - Как и четыре раза до этого, когда меня переводили на другой участок, всегда распускались слухи о моей гибели, секретная служба считала это целесообразным. А в конце войны моей задачей была только охота на вражеских снайперов, так что я больше проводила следственные действия, вычисляла снайпера и ликвидировала его.
   - Как-то очень просто это звучит, - удивляется мужчина.
   - Звучит просто, а выполнить работу совсем не просто. В конце войны остались снайперы с огромным боевым опытом, но я почти со всеми сталкивалась, видела, как они работают, находила их лежки и схроны, и могла предположить, как стрелки будут действовать, если их взять в кольцо, вынудить бороться за свою жизнь, а не выполнять боевую задачу. Стрелок почти не изменяет своим привычкам, потому как обучение военных снайперов не индивидуальное, их стригут под одну гребенку. В основном учат действовать на рефлексах, и они обязательно попадаются, нельзя доводить свою работу до автоматизма, нужно каждый раз импровизировать, меня учили не по методикам, учили не вырабатывать в себе рефлексы, а каждый раз придумывать что-то новое. И я работала не одна, была целая группа охотников за снайперами, солдаты с большим боевым опытом, смелые и изобретательные.
   - Как приятно поговорить с боевыми товарищами.
   - Но, к сожалению, мы тут по делу, а значит, с разговорами придется повременить, - Грант встает, - мы будем разговаривать с каждым диверсантом по отдельности.
   - Я провожу вас в специальную комнату, - начальник берет папки и направляется к двери.
  ***
   Первый пленный мне не понравился, я специально не стала читать его имя, много чести, он зашел с наглой улыбочкой на лице сел на стул и стал нас разглядывать.
   - Что ты можешь рассказать о снайперах оборотнях, служивших в вашей армии? - задал вопрос Грант.
   - А почему я должен рассказывать? - Ответил он.
   - Может, потому, что ты всё ещё жив.
   - Разве это жизнь, - усмехнулся он.
   - Многие погибшие от вражеских пуль не согласились бы с тобой, - тихо сказала я.
   - Была война, - пожал он плечами.
   Грант нажал на кнопку вызова охранника, больше с ним не о чем разговаривать, когда пленного увели напарник, отложил в сторону его папку:
   - Прежде чем покинуть тюрьму я напишу ходатайство о переводе этого пленного в катакомбы, для работы по добыче руды для наших электростанций, он сдохнет через пару месяцев, но перед этим принесет нашей стране пользу. И я прослежу, чтобы ходатайство было удовлетворено.
   - Поддерживаю.
   Второй пленный не производил впечатления фанатика войны, хоть и рассматривал нас, но без наглой улыбки, ему было интересно и мне показалось, что он меня знает.
   - Приятно увидеть тебя второй раз, - тихо сказал он, смотря на меня.
   - Мы знакомы?
   - Я раненный лежал под трупами своих солдат, когда ты спустилась с дерева и направилась проверять убежище подстреленного тобой снайпера. Только за спиной у тебя были серые крылья, мелкие перья плотно прижаты друг к другу, очень хорошо это запомнил, они мне снились несколько раз, оборотней-птиц не бывает, но я увлекался историями рас, проживающих на нашем континенте, ты перевёртыш.
   - Полукровка, потому только крылья, настоящие перевертыши полностью обращаются в птиц.
   - Ты сова?
   - Только совиные крылья.
   - Сова - красивая птица, сильный ночной хищник, обращайся ты полностью в птицу, нанесла бы нам больше урона.
   - А может, я бы просто улетела на вашу территорию и подождала окончания войны, одну треть вашей страны занимают высокие горы, прекрасное убежище для хищной ночной птицы.
   - Нет, ты бы воевала, пташка, но я думаю, вы не об этом хотели со мной поговорить.
   - Что ты знаешь о снайперах-оборотнях?
   - Их в нашей армии было семеро, но у меня неточная цифра, двоих ты ликвидировала, два снайпера были взорваны вместе со штабом за год до окончания войны, одна из успешных диверсионных операций вашей армии, много генералов погибло, об остальных четырех я не знаю.
   - Кот?
   - Был такой, он работал со своим посредником, перед тем как покинуть поле боя убил его, единственного человека, кто видел кота в обеих ипостасях. Оборотни были секретным оружием наших генералов, они получали задания только от своих посредников, их палатки всегда были закрыты, и покидали они их только ночью, кроме посредника их никто не видел.
   - А посредники других оставшихся в живых оборотней?
   - Погибли в боях.
   - Почему ваши генералы скрывали оборотней, они же внешне ничем не отличатся от людей, кто бы из простых солдат их опознал?
   - Оборотни не желали огласки.
   - Значит, знали, что их сородичи вступят в войну.
   - Мне приходила такая мысль. А может, они планировали вернуться в свою страну?
   - И надеялись, что там не заметят их отсутствия и не поинтересуются, чем же они занимались? Исчезновение оборотня в стаях заметят обязательно и будут тщательно искать.
   - Значит, не хотели, чтобы их нашли, оборотни были не только снайперами, диверсантов было больше.
   - И они тоже скрывались от своих боевых товарищей?
   - Не все, но были и такие, хотя диверсанты не работают в одиночку и остаться неопознанным труднее.
   - Мы отошли от темы, что можешь сказать о кошаке?
   - Он только один раз прикрывал мой диверсионный отряд, сам проверял местность, уходил за несколько часов, маршрут строил в обход наблюдателей и разведчиков противника стрелял только в крайнем случае.
   - Осторожен до паранойи.
   - И он никогда не использовал короткие маршруты, мы помниться долго петляли и пару раз возвращались в одно место я тогда чуть не психанул, но кот нас вывел на точку вовремя, хотя и пришлось побегать.
   - Много интересного узнала, - Грант нажал кнопку, и охранник вывел из комнаты пленного.
   - Третьего будем спрашивать?
   - А смысл? Если оборотня никто не видел, он расскажет тебе только о его тактике, и ничего нового не узнаешь. А потом, третий пленный диверсант - самый молодой из офицеров, и был призван на службу за полтора года до окончания войны. Кошак покинул противника примерно в это же время, не думаю, что они встречались. Ты пообедай с начальником тюрьмы, пока я решаю вопрос с первым пленным.
   - Мне будет приятно пообщаться с боевым офицером. Ты заказал нам гостиницу?
   - Самую лучшую из имеющихся.
  Глава 9
  Вечер этого же дня. Динара.
   Цвет стен в номере гостиницы не в моем вкусе, я люблю более светлые тона, но в номере тепло, хотя за окном ураганный ветер. В такую погоду хочется сидеть на толстом пушистом ковре с кружкой горячего сладкого напитка и слушать ветер, но Грант пришел ко мне в номер с бутылкой вина и тарелкой с вяленными фруктами, фирменная северная закуска к вину.
   - Знаю, зачем пытаешься меня напоить, ты очень любопытен, напарник и все потому, что у тебя нет личной жизни, живешь работой и моей жизнью, ты же не старый, боевой офицер с хорошим доходом, почему бы не найти милую женщину и не зачать с ней пару детишек.
   - Ну пока я её не нашел, хочу услышать о перевертышах.
   - История этого явления умалчивает, откуда появились перевертыши, но в мамином роду они периодически появлялись, однако её прабабушка была последняя, которая верила в это. Следующие поколения считали легендой и потому уже не выбирали себе супругов из дальних родственников.
   - Так это наследственное?
   - Как выяснилось да, но при анализе ДНК никаких отклонений не обнаруживается. Оборотни могут менять ипостась по желанию, ещё они подвержены влиянию луны в ночь полной луны зверь берет верх над человеком, и оборотень может натворить бед, хотя они уже давно научились с этим справляться. Что касается перевертыша, то нужен толчок, это может быть все, что угодно: звук, слово, эмоция, запах, действие, любой фактор извне. И можно за всю жизнь не дождаться такого толчка и остаться в неведенье, что ты не совсем обычный человек. В один из летних дней в тот год, когда мне исполнилось двенадцать лет я, мама и отчим собирали в лесу травы и ранние ягоды, мама прекрасно варила травяные отвары, ягодные компоты и различные полезные напитки, потому почти все лето мы вели заготовку трав и ягод. Не знаю, почему я раньше не натыкалась на этот сладко пахнущий цветущий куст, он так манил, хотелось наклониться и втянуть запах мелких белых цветочков, что я и сделала.
   - А дальше?
   - А дальше был шок и испуг, когда у меня появились крылья, я от неожиданности упала на спину, потом вскочила потому, что стало очень больно, из глаз полились слезы, а мама и отчим стояли с открытыми ртами и от шока не могли и звука издать. Мама отошла первой, осторожно обняла меня, поправила перышки на крыльях и отвела подальше от цветущего куста, отчим ещё несколько минут приходил в себя, но потом начал думать, как использовать это явление в мою пользу. В тот день мы пришли из леса в полночь, и я уже была без крыльев. Мама оборвала все цветы на кусте и сварила цветочное масло, от его запаха крылья и появлялись. Пузырек с этим маслом запаян в мой браслет, - протягиваю правую руку и показываю простой браслет с тремя выпуклыми прозрачными стекляшками, - внутри стекляшек масло, нужно чуть нажать на одну из них и капля масла окажется на коже, отчим придумал, и браслет сам сделал.
   - Ты умеешь летать?
   - Нет, только планировать, использовать крылья для балансирования, при сильном ветре ловить ими потоки воздуха в этом случае могу пролететь небольшое расстояние.
   - Так вот почему никогда не находили твои лежки, ты всегда стреляла с высокой
   точки.
   - Обычно с дерева, когда война пришла в города с крыш домов, промышленных зданий и даже вышек связи.
   - И тебе достались только крылья?
   - А этого мало?
   - Конечно, на войне это преимущество.
   - Нет против пули преимуществ, но если правильно использовать свои умения, то можно прожить дольше, я хорошо вижу ночью и могу определить размеры живых существ на больших расстояниях, мне доступно видеть тепло излучаемое телами теплокровных.
   - Странно, что только вражеский диверсант знает твой секрет.
   - Сестра отчима и парни из банды знали, остальным незачем.
   - Подожди, а как же одежда? Оборотни после оборота остаются голыми?
   - Не зря ты был разведчиком! Обязательно нужно докопаться до сути, этим перевертыши и отличаются от оборотней. Их зверь внутри, при обороте тело полностью меняется: сдвигаются и изменяются кости, нарастают мышцы, вырастает шерсть, зубы, ногти превращаются в когти. У перевертышей все по-другому: наш зверь снаружи он покрывает тело человека, будто заключая его внутрь себя, и одежда остается целой, как костюм зверя надел. И происходит все это мгновенно, вот нарисован на листе человек, толчок, перевернул листок, а на другой стороне животное, оборотням же нужно время для обращения, и оно всегда сопровождается звуками, слышно как кости трещат и двигаются, как шерсть вырастает, если стоишь рядом даже громко. И не смотри так пристально на меня, отращивать крылья я не буду, сразу возникает желание расправить их и, поймав поток воздуха, спланировать вниз, просто непреодолимое желание, как рефлексы у оборотней.
   - Не прокатило, но я ещё не удовлетворил свое любопытство, - Грант добавляет в мой бокал вина и улыбается, - получается, твоя прабабушка могла быть птицей?
   - Об этом уже давно некого спросить. Но почему птицей? Мог быть любой зверь. Все зависит от характера человека и обстоятельств, в которых он растет, меня учили выслеживать и нападать потому и хищная птица, долго высматривающая свою добычу, потом тихо планирующая на неё, захват, и получает ужин. Живи я в других обстоятельствах, мог быть пушистый кролик.
   - Кроликам на войне тяжко. А птицей ты бы не смогла держать винтовку, крылья самый лучший вариант.
   - Бабушка и мама разбавили кровь, и потому мне досталась только внешняя часть от животного и органы чувств, но оборотней этим не удивишь, они и в человеческой ипостаси видят, слышат и чувствуют лучше людей, я же получаю обостренные чувства только когда отращиваю крылья. Мама потом изучала этот вопрос нашла в прабабушкином доме старые книги гены перевертышей сильны и при первом разбавлении крови полукровок не получается, а вот после второго разбавления способности ослабевают. Мои дети не получат даже крылья, не определилась ещё, плохо это или хорошо.
   - А я бы на твоем месте поэкспериментировал, нашел бы дальних родственников мужского пола...
   - Грант, найди себе милую девушку и экспериментируй сколько душе угодно.
   - От моих экспериментов только дети родятся.
   - А этого мало? Милые детки, продолжение тебя, что нужно для счастья.
   - Ликвидируем снайпера, и подумаю о продолжении себя в милых детках.
   - Не слышу в твоем голосе энтузиазма. И стрелок не один бродит по нашей стране, если их было семь, остановимся на этой цифре, двоих я ликвидировала, двое погибли при взрыве штаба, минус четверо. Остается трое и один из них - кошак, осторожный до паранойи, два других рано или поздно объявятся, если, конечно, они не за границей, могли уйти на территорию противника. Думаю, блага они заработали и тихо живут, наблюдают, как побежденный агрессор пытается восстановить разрушенное государство.
   - Блага рано или поздно заканчиваются.
   - С этим не поспоришь, а значит, они тоже могут стать нашей головной болью, но пока наша цель - кошак, и я не хочу даже думать, что цифра семь не точная.
   - Не будем думать о плохом, допиваем вино и ложимся спать, поезд у нас после полудня, спим пока бока не заболят, начальник тюрьмы обещал прислать машину, до вокзала доберемся быстро.
   - Разливай остатки вина и расходимся по номерам, напарник.
  Вечер следующего дня. Динара.
   Мы уже собирались ложиться спать, а что делать в поезде отдыхай пока в дороге, как на мой планшет пришло сообщение от Орил она переслала диссертацию мужа о различных видах оборотней, историю их эволюции, поведенческие различия, иерархия в стаях и семьях, нюансы проживания в социуме, просто огромный документ, занимательное чтиво, скопировав его на планшет Гранта я погрузилась в изучение.
   - Какой ценный источник информации, - тихо сказал напарник, удобно устраиваясь на полке, - а оборотни не особо любят делиться информацией о себе, ты поблагодарила женщину?
   - Поблагодарила и пригласила в гости, нам есть, что вспомнить за бутылочкой вина.
  ***
  Вечером следующего дня мы прибыли в город, где оставили машину, поужинали в ресторане и пошли ночевать в гостиницу, до столицы добираться полдня, Гранту нужно сделать пару звонков нашему начальнику, сообщить, что мы прибываем и продолжаем поиски.
  ***
  Час до окончания рабочего дня полицейское управление северо-западного района столицы. Начальник управления Адис.
  - Детективы, нам всем следует задержаться на работе, остальных отправим домой, - парни отрываются от бумаг и вопросительно смотрят на меня, - больше никакой информации мне не предоставили, добавили только, что это касается расследования трех последних убийств.
  - Неужели не могут обойтись без нас, простых детективов? - Улыбается Вир.
  - Вообще-то, им нужен Дан, подозреваю, только потому, что у него отец служил при штабе и занимал довольно высокую должность, про тебя, Вир, разговора не было, и ты можешь идти.
  - Ну, уж нет, я останусь, очень хочется узнать, что такого накопали консультанты с широкими полномочиями, и почему им нужен бывший заместитель начальника штаба армии оборотней?
  - Могу только предположить, что стрелок - бывший вражеский снайпер, отметился на территории, где воевали оборотни.
  - Очень близко к истине босс, - Дан убирает бумаги в папки и складывает их в шкаф, - у нас никаких новостей о стрелке, а консультанты, видимо, что-то раскопали, землю носом рыли все эти дни.
  - Детективы! - В кабинет входит Динара и мужчина лет за тридцать, - познакомьтесь, мой напарник Грант бывший командир разведгруппы, кадровый офицер и просто хороший человек. Дан, - обращается она к оборотню, - нам бы хотелось поговорить с твоим отцом.
  - Могу организовать ужин.
  - Сейчас, позвони ему, пусть приедет. Оборотни заинтересованы в поимке преступника? Пусть подключаются, а пока его ждем, мы покажем фотографии улик, что были найдены в коллекторе и расчеты нашего баллистика, - Динара развернула демонстрационный экран и подключила к нему свой планшет.
  - А выводами поделитесь? - спрашивает Вир.
  - Всему свое время, детективы, вы и сами могли пошевелить мозгами и сделать выводы.
  - Мы пошевелим, - возмущаюсь я, - пришли к нам за помощью ещё и с претензиями.
  - Господин Адис, без обид, одно дело делаем, только у нас опыта в поимке стрелков больше потому и продвинулись, но у ваших детективов есть шанс поучиться у опытных консультантов.
  - Да какие уж тут, обиды, консультанты, - брюзжу я.
  Глава 10
  Динара.
   Кафил отец Дана прибыл в участок через двадцать минут, мы уже просмотрели фотографии, выводы пока не озвучивали, детективы напряженно думали, анализировали, с выводами спешить нельзя такое дело не терпит суеты.
   - Господин Кафил, - ставлю для оборотня стул, он вожак стаи фигура уважаемая, а для дела я могу и уважение проявить. - Меня зовут Динара, мой напарник Грант, мы - консультанты с широкими полномочиями, работаем над поимкой стрелка, и от вас мне нужно только две вещи, первая: информация, вторая: объявление о моей помолвке с вашим сыном.
   Монолог удался на славу рты открыли все, и только Грант еле сдерживает смех.
   - У меня три сына с каким именно? - Сразу видно вожак, быстро пришел в себя.
   - Дан подойдет...
   - Что?! - Рычит детектив.
   - А ты против?
   - Нет, - отвечает он спокойно.
   - Что?! - Это уже рычит его отец, даже на ноги вскочил.
   - Господин Кафил, я, наверное, забыла уточнить, что помолвка будет фиктивной, а то один генерал уж очень рьяно взялся устраивать мою личную жизнь, а это мешает расследованию, отвлекает от поимки преступника в которой, несомненно заинтересованы и оборотни, пусть генерал немного охладиться, а мы пока стрелка поймаем.
   - А я бы и нефиктивно попробовал, - говорит Дан.
   - Не шокируй отца необдуманными словами.
   - Он обдумал, - устало сказал Кафил, - в завтрашней газете будет объявление о помолвке, ох и достанется мне от супруги! Дан, сам будешь маму успокаивать.
   - А вот это обидно. Я что, недостойна вашего сына?
   - Фактура подкачала, маленькая, тощая, округлости еле просматриваются, женщина должна быть в теле и с видными формами, это залог здорового потомства.
   - Как кобылу на скачках выбираете, фактуру вам подавай, не сложилось у меня с ней, но я в другом хороша. Так один вопрос решен, теперь об информации, наш стрелок - оборотень из семейства кошачьих.
   - Этого не может быть! - Возмущается Кафил.
   - Полноте, вожак, у захватчиков на службе состояли оборотни. И не делайте вид, что вам об этом неизвестно, в основном они были диверсантами, но и снайперы из них получались хорошие, двух волков я лично ликвидировала, разрывная пуля в голову и никаких шансов на исцеление.
   - Ты ликвидировала? - Рычит он, расстроился, что вывели его сородичей на чистую воду.
   - Отец, это пташка, - Кафил уставился на меня,
  - Так это ты курсантов диверсионной школы заставляешь прыгать по деревьям как белки.
   - Волки не любят высоты, но могут это преодолеть ликвидированные мной снайперы тоже не любили высоту, предпочитали работать с земли, и только поэтому они ликвидированы.
   - Хорошо стрелок - кошак, но их сложно даже подсчитать, они не образуют стай, до совершеннолетия живут в семье, а после покидают её и пускаются в свободное одиночное плаванье и невозможно отследить.
   - Его запах. Он покинул вражескую армию в первые месяцы после вступления в войну оборотней, кошак тщательно маскирует свой запах, значит, кому-то он знаком, нужно найти оборотня, который обнаружил либо его лежку, либо его следы, учуял его запах. Мы знаем, в каких квадратах стояли ваши отряды, смотрите на экран, наш сотрудник привязал их к местности, в этих местах велись бои в те месяцы, когда стрелок уходил на нашу сторону, нужно найти бойцов, воевавших в этих квадратах и опросить их.
   - А если боец погиб? До окончания войны оставался год.
   - Он жив, и стрелок об этом знает, иначе он бы не сбивал со следа детективов кровью оборотней, это большой риск. Кошаки - не самые сильные оборотни, они прыгучие, изворотливые, хитрые, коварные, но по силе уступают другим. И этот не самый сильный оборотень рискует быть убитым, добывая кровь оборотня, и все для того, чтобы сбить со следа детектива-оборотня, замаскировать свой запах, как-то такое не вяжется с хитростью и изворотливостью больше похоже на необоснованный риск, что нехарактерно для кошек.
   - С выводами согласен, бойцов найду, - Кафил встал, - Дан, пошли успокаивать маму и придется её пока не обнадеживать, что помолвка фиктивная, я уже понял, что для тебя фактура - не главное.
   Они вышли из кабинета, я отключила свой планшет, перекинула Адису все фотографии, пусть детективы подошьют в дело, наконец-то дойду до своей квартиры, ещё продуктов нужно купить.
   - Может, стоило попросить помолвку тактичнее, - тихо сказал Адис, подходя ко мне.
   - Может и стоило, но и так прокатило, оборотни крепкие, их так просто не расстроишь. А потом у него ещё два сына имеются, найдут себе фактурных дам и заведут с ними здоровое потомство.
   - Не хватает тебе воспитания, Динара, - вздыхает он.
   - А кто бы меня воспитывал? Маму через полгода убили, отчим за ней отправился, а генерал признал меня только после войны, когда заслужила. Некому было меня воспитывать, первые годы поспать толком не удавалось, мозоли на пальцах от винтовки не проходили, ноги в кровь стирала, тут уж не до воспитания, жить хотелось.
   - Ты выжила, а многим так не повезло...
   - До сих пор в кошмарах лица убитых детей вижу, до конца жизни от этих страшных картин не избавиться.
   - Прости, Динара, не мне укорять тебя, ты ребенок войны. Жива, и хорошо, а воспитание дело наживное.
   - Поздно меня воспитывать надеюсь, и такую замуж возьмут.
  ***
   В квартире тишина, пыльно только, ну так я сейчас уборку организую, легкий ужин приготовлю, приму ароматную ванную и почитаю диссертацию ученого оборотня для общего развития. Завтра у меня выходной день, Грант будет докладывать начальству о результатах, у него хорошо получается, он может спокойно выслушивать претензии о нашей медлительности или, того хуже, о специальном затягивании расследования - и такие слова начальство в запале произносит, извиняется потом, но сначала говорит. На то оно и начальство, иногда кажется, что начальство и существует, чтобы кричать, обвинять, требовать, а получив результат, бежать к своему начальству и говорить, что это только его заслуга. Как говорит Грант: "не нравится начальник - сам становись начальником, а если нет у тебя таких амбиций, терпи". У него амбиций нет, он на войне накомандовался, от его компетентности и опыта зависели жизни бойцов, на его плечах висела большая ответственность, и не желает больше напарник ни того, ни другого. А мне, даже признанной генералом, начальственная должность не светит, я школу не окончила, все что у меня есть - боевой опыт, это пока о нем помнят. А пройдет с десяток лет, люди успокоятся, война начнет постепенно забываться, вперед выйдут другие мирные проблемы, и так должно быть. Нельзя жить воспоминаниями о войне, нужно идти вперед, строить свое будущее, не забывая при этом уроки прошлого.
  Вечер следующего дня. Динара.
   Звонок от Гранта поступил после обеда, он сообщил, что Кафил солдат нашел, предварительно с ними поговорил, отобрал троих и просит через пару часов подъехать в участок, чтобы мы могли побеседовать с потенциальными свидетелями. Почему так долго? Он поведет оборотней на обед, они с утра сидят в участке в неведенье так поступать с ними несправедливо, с этим я согласна, они на нашей стороне.
   В кабинете детективов сидят три немолодых оборотня, рассматривают на экране карты боевых действий, Кафил уехал по делам, да он нам и не нужен спасибо ему за работу, дальше мы сами.
   - Господа оборотни меня зовут Динара, - представляюсь я, - у меня только один вопрос кто из вас и когда почувствовал запах оборотня-кота на вражеской территории.
   - Мы втроем нашли его лежку, - произнес седой мужчина на вид самый старший, патрулировали нейтральную полосу утром, сменили ночной патруль и чуть свернув в сторону наткнулись на замаскированный шалаш, так хорошо он вписывался в ландшафт, что даже с острым зрением невозможно обнаружить. Этот шалаш весь пропах котом, он несколько суток наблюдал за нашими отрядами, видимо изучал движение патрулей, передвижение разведчиков, но как ни странно, запаха оружия в шалаше не было, как и запаха военной формы, пахло мирным оборотнем, что в те дни выглядело подозрительно.
   - Что можете сказать о звере по этому запаху?
   - Он не матерый, но был близко к этому, - ответил второй оборотень, - я жил рядом с семьей кошек, - и он в двух местах пометил территорию, не удержался, что в тех условиях выглядело очень неразумно и тому есть только одна причина у кошака начинался первый большой гон.
   - Точное число вспомните?
   - А тут и вспоминать нечего, первый день осени, - ответил он.
   - Очень интересная информация, а вид кошачьих?
   - Лесной кот, обычно они серые в черную полоску, изящные, в человеческой ипостаси высокие, субтильные с тонкими запястьями и длинными пальцами, размер ноги небольшой, грудная клетка узкая, мышцы на теле не выделяются.
   - Точное описание нашего стрелка, спасибо, господа оборотни.
   - Чем могли, - ответил первый, и протянул мне ремешок с синим камешком, - мой пасынок сказал, что ты вспомнишь.
   - Региль? Он выжил?
   - Выжил. Нашел мать, которая была ранена, но наши отступающие бойцы вынесли её из города до конца войны работал с ней в госпитале, сейчас уже взрослый, работает медбратом в больнице, раненая нога иногда беспокоит, но это мелочи.
   - Конечно, я помню его, он был таким тихим, когда я перевязывала его ногу, так храбро держался! Рада, что он выжил, когда разведчики уносили его из убежища парень, был без сознания, и я не надеялась на хороший исход.
   - Он не помнит, как покидал убежище, очнулся в госпитале с зажатой в руке подвеской.
   - Он случайно её сорвал с меня, когда пытался перетерпеть боль, я думала, что потеряла не сразу и заметила.
   - Возвращаю, спасибо Динара, - оборотень положил подвеску на мою ладонь.
   Оборотни ушли, а я все смотрела на подвеску, что-то в последнее время стали встречаться люди из страшного прошлого. Может, стоит уйти из консультантов, остаться только инструктором по стрельбе, домой приходить вечером отдыхать в выходные, в отпуск ездить в санаторий, жить мирной жизнью без тяжелых воспоминаний. Однако есть и положительные моменты, Региль жив, я случайно обнаружила его раненого в подвале одного из домов, война уже шла в городах, как могла, перевязала, в пустующей квартире дома нашла воду и сухари, перетащила подальше от выхода и сутки не подпускала к дому вражеских мародеров. Потом возвращающиеся с задания разведчики унесли его к своим, я зря попрощалась с парнем, он боец, выжил.
   - Динара, - Грант осторожно дотронулся до моего плеча.
   - К делу, детективы, подведем итоги, - я удобно устроилась на стуле Дана, оборотень никак не отреагировал на это, взял себе другой стул и сел рядом со мной. - у кошаков большой гон происходит раз в три года, нехитрые подсчеты показывают, что преступления он совершил через неделю после гона, нужно искать женщину с которой он провел гон. Не просто так он начал стрелять после такого события в своей жизни, за эти убийства он не получил денег, получил удовольствие, а это для кошаков иногда важнее материальных благ. А может эта женщина его давняя любовница, что тоже нельзя исключать, и он решил сделать ей подарок. Как одна из версий вполне логично вырисовывается, значит ищем женщину.
   - В мегаполисе? - удивляется Вир.
   - Она должна быть связана со всеми жертвами или их близкими, обычно во время гона кошаки предпочитают зрелых женщин с большим интимным опытом, но наш стрелок может быть оригиналом, так что не следует исключать женщин любого возраста, но с большим опытом. Вы уже выяснили, что конкуренты не могли заказать этих мужчин, значит, были личные причины или наследство, или месть. Заказчик - женщина, удовлетворившая кошака, разве он мог отказать ей в такой малости, как свершить для неё месть или преподнести наследство.
   - А если это неверное направление? - спрашивает Дан.
   - Будем искать верное, но пока нужно проверить эту версию.
   - Согласен с Динарой, - подвел итог Адис, - работаем, детективы, все базы данных для вас открыты, а консультанты проверят базы, к которым у вас нет допуска.
   - Я останусь в участке, - сказал Грант.
   - А я домой, почитаю диссертацию, подумаю, посмотрю материалы военных лет, может, промелькнет имя или фамилия жертв, как-то они должны быть связаны между собой, или их родственники связаны.
   Выхожу и кабинета, мне нужна передышка, дома я быстро переключусь на рабочий лад. Слышу, как Дан идет за мной и замедляю шаг.
   - Ты читала объявление о нашей помолвке, - он прижимает меня к стене и нагло обхватывает мои груди руками.
   - Как тебе фактура?
   - Как раз по мне, уменьшаются в ладони, очень удобно, - шепчет он в шею и проводит языком по коже - потом перемещает руки на ягодицы, - и эти формы мне нравятся, - чуть сжимает ягодицы и, медленно оглаживая бока, поднимает руки до талии, - ты очень вкусно пахнешь, сладкая карамель и хмель, голова кружиться.
   - Что происходит? - Раздается голос Адиса, я выглядываю из-за плеча Дана, босс с выпученными глазами рассматривает спину оборотня, пытаясь понять, что он со мной делает.
   - О, мой жених такой шалун, - хватаю Дана за главный мужской орган и чуть сжимаю, тот напрягает спину и замирает.
   - Но не в управлении же полиции шалить, - возмущается Адис.
   - Ваша правда, босс, - улыбаюсь и крепче сжимаю пальцы, Дан тихо стонет мне в шею, Адис резко разворачивается и практически убегает в свой кабинет, - я так понимаю, женишок, что ты живешь с родителями?
   - Но я решаю эту проблему.
   - Значит, ко мне и по дороге в магазин в моем холодильнике еды хватит только на одного человека.
   - Много мяса - и я приготовлю фирменное рагу.
   - Если справишься с главным мужским органом, который будет отвлекать.
   - Я приготовлю рагу в перерывах между отвлечениями.
   - Хочу это увидеть, - отпускаю оборотня и чуть отталкиваю, - быстрее, пока босс не призвал тебя к работе.
   - Бегом, - Дан хватает меня за руку, и мы выбегаем из участка, - поедем на моей машине, и я сам выбираю продукты в магазине, так будет быстрее.
   - Конечно, быстрее, пока я читаю надписи на этикетках, ты по запаху определишь, свежий продукт или нет, иногда хорошо быть оборотнем.
  Глава 11
  Утро следующего дня. Динара.
   - Какой завтрак тебе приготовить? - Дан подхватив меня за талию, сажает на свой живот. Уж очень ему нравится, что меня можно переносить как куклу подозреваю, получает от этого большое удовольствие.
   - А есть варианты?
   - Есть, плотный завтрак или легкий завтрак.
   - А что-нибудь фирменное с отвлечением.
   - С отвлечением? Признайся, тебе понравилось быть со мной.
   - Не буду отрицать, но дифирамбы петь рано, надеюсь это не все, на что ты способен?
   - Твои завышенные требования под силу только оборотню, - Дан садится вместе со мной и, обхватив за талию двумя руками, ставит меня на ноги у кровати.
   - Потому я с тобой и обручилась, здоровяк.
   - Мама со мной не разговаривает, она таких девушек на смотрины приводила формы впечатляющие красавицы, скромницы, хозяйственные, а я выбрал тощее недоразумение, как отец сказал.
   - А ты не признался, что тебе впечатляющие формы глаза намозолили?
   - Не могу обидеть родителей, они же старались, выбирали, договаривались с вожаками стай, родителями девушек.
   - И ты сразу ухватился за мое предложение.
   - Признаюсь, я обрадовался, когда отошел от шока, и у нас не фиктивная помолвка.
   - А я пока не решила, вот узнаю пределы твоих возможностей, тогда и подумаю.
   - С пределами придется повременить, Адис второго прогула не простит, сбросил на напарника дела и сбежал с невестой, детективы так не поступают.
   - Я тоже на напарника сбросила дела, но Грант любит работать с базами, если бы не война он бы стал прекрасным аналитиком. И совесть меня не мучает, но ты переживаешь, и поэтому завтракаем и на работу.
   - Тогда плотный завтрак и бутерброды с собой.
   - Ты пока командуй на кухне, а я в душ.
   - Вот так слабые женщины побеждают сильных мужчин, не опоздай к завтраку, пташка.
  ***
   В участок мы приехали через час, Грант был свеж и бодр, видимо ему удалось поспать, Вир выглядел немного потрепанным, но вполне работоспособным.
   - Можно и не спрашивать, какие новости? - Улыбается Грант, - их нет.
   - Не угадал. Новости есть - наша помолвка перестала быть фиктивной, и мы думаем над датой свадьбы.
   - Дан, поздравляю, - Вир поставил перед ним чашку с горячим напитком, он правильно поступает, не предлагая напиток мне. Оборотень не позволит другому мужчине оказывать знаки внимания своей женщине, видимо Вир просвещён в нюансах взаимоотношений оборотней с женщинами, (поправка со своими женщинами), а к ним относятся все близкие родственницы, невесты и, конечно, жены.
  Я достала из сумки бутерброды и разложила их на тарелке, с благодарностью приняла кружку с напитком у Дана, и сев за его стол, достала свой планшет. Я могу подключиться к любой базе в любом месте, только ввести десятизначный код.
  - А у нас есть новости, - Грант передает мне распечатанные листы, - это список всех родственников трех жертв я подчеркнул несколько имен, повторяющихся трижды.
  - Думаешь это связь?
  - Все три семьи были в дальнем родстве, родственных отношений не поддерживали, бизнес их развел. Но общие родственники умерли ещё до войны, нет, это тупик. И никаких опытных женщин, ныне живущих, в родственниках нет, и опять тупик.
  - Я не утверждала, что моя версия верная, а кому выгодна смерть этих мужчин?
  - Если цинично рассматривать этот вопрос, то многим и более всего близким, мы проверяем их связи.
  - А любовницы? У каждого женатого мужчины есть или были любовницы.
  - Я бы попросил не обобщать, - возмутился Дан.
  - Оборотни тоже не все моногамны, есть и развратники.
  - Очень малый процент, и их поведение не одобряют.
  - Но любовниц в базах нет - тупик, - расстроилась я.
  - Совсем нет, - Адис, молчавший все это время, отставил кружку с напитком, отложил бутерброд и вышел в центр кабинета, - все жертвы были из богатых семей, а значит, любовниц искали не в простых барах.
  - А где они их искали?
  - Нигде, любовницы сами их находили, до войны, будучи молодым детективом, я работал с опытным наставником, и он знал трех столичных женщин, что за деньги устраивали молодым алчным девушкам случайные встречи с богатыми мужчинами. Понятно, что на этих сводниц работала небольшая команда, они следили за мужчинами и определяли, в каком месте меркантильная дама может случайно столкнуться с ним и, главное, он должен обратить на неё внимание, оценить и заинтересоваться. Оплата по факту, а дальше любовница должна завлечь мужчину в свои сети и вытянуть из него как можно больше денег.
  - Нужно найти этих женщин. Они ещё в деле? - Спрашивает Грант.
  - Я узнаю у своего информатора, - Адис выходит из кабинета.
  - Как тяжело быть богатым! Столько охотников желают облегчить кошелек. - Открываю в планшете документ и углубляюсь в чтение. У нас перерыв, и мы опять в тупике. Но я уверена, обязательно найдем этого стрелка, и не таких ловили.
  ***
   - Жива только одна сводня, - Адис зашел в кабинет. - Мой информатор говорит, что она сидит без работы, сейчас богатые мужчины пополняют свои кошельки и им не до женщин и, если вдруг кто-то решает расслабиться или отдохнуть от супруги, то выбирают женщин по рекомендации знакомых и сводня не входит в их число, а с оборотнями её фокусы не работают.
   - Опять тупик? - Спрашивает Грант.
   - Не думаю. Если это месть, то история давняя, может, он пошел воевать к врагам чтобы отомстить, но на войне погибли не все его враги, и кошак решил покончить с ними после войны. А среди оборотней встречается сумасшествие?
   - Бывают отклонения, но они проявляются несколько иначе, чем у людей, - отвечает Дан, он единственный оборотень из присутствующих и только ему известны такие факты.
   - Адис, давайте адрес сводни мы с Грантом поговорим с ней. - Прохожу мимо Дана и незаметно кладу ему в карман ключ от квартиры, тот кивает головой.
   - Я еду с вами, - заявляет Адис, Грант только пожимает плечами мы всего лишь консультанты.
  ***
   Сводня живет в престижном пригороде в одноэтажном доме с садом и высоким забором, соседи тоже небедные, встречаются дома и в три этажа, сады, клумбы, высокие заборы, камеры наблюдения, хорошо освещенные тротуары, снайперу будет трудно подобраться к жертве, все подходы к домам просматриваются. Почему я так подумала? Все просто, дом сводни выглядит нежилым, ставни закрыты, все камеры включены, на воротах забора замок, дверь дома показательно закрыта два огромных замка, которых очень хорошо видно, зачем так явно показывать, что в доме никто не живет? Современные замки почти незаметные, кодовые и если недешёвые, то взломать их сложно здесь же замки механические из прошлых десятилетий, они тогда были эффективными, а эта показуха для чего-то нужна, и хозяйка дома не переживает за свое имущество, значит боится за жизнь. Только такой вывод напрашивается после увиденного, однако в доме кто-то есть и я это чувствую, а значит и убийца знает.
   - И как покорить эту крепость? - мы выходим из машины и начинаем обходить дом.
   - Взломаем замки, - отвечает Грант.
   - И ты так просто говоришь об этом при начальнике полицейского участка, проникнуть в дом добропорядочного гражданина на глазах полицейского?
   - Адиса похоже правовой аспект не волнует, он молчит, а вот тебя волнует с чего бы? - Смеется Грант, - детектив на тебя плохо влияет, совесть просыпается.
   - Твоя правда, плохо влияет, но какими приятными способами он это делает, тебе не понять напарник.
   - Конечно, не понять, я с оборотнем не обручен.
   - Так хватит хохмить, расслабились, граждане опасаются за свою жизнь, а вы...
   - У сводни бизнес был опасным, и она должна понимать, что рано или поздно один из обиженных ею богачей захочет отомстить. Вы же не все нам рассказали, Адис, сводня не только сводила меркантильных дам с богатыми мужчинами, она занималась шантажом, шпионажем в пользу конкурентов, из-за неё распадались семьи, порядочные родители отказывали уличенным в измене женихам, рушился бизнес, и ещё много бед принесла людям.
   - Откуда?
   - Не только в столице до войны были сводни, в каждом городе была пожилая женщина, за деньги берущаяся за любые аморальные дела. Они сами не убивали, но из-за их действий погибали, умирали и сводили счеты с жизнью. Так чем они лучше стрелка? Только тем, что сами не нажимают на курок?
   Мы обошли дом и подошли к узкой калитке, такие делают для выноса мусора, чуть поодаль стоят контейнеры для мусора хорошо отмытые и плотно закрытые крышками, чтобы ни одно насекомое ими не заинтересовалось, может купить дом в этом районе? Красивое место тихое. Грант взламывает замок калитки, и мы заходим в сад, второй выход из дома тоже показательно закрыт на два больших механических замка, но за дверью кто-то стоит, я не слышу его дыхания, но чувствую человека.
   - Адис самое время продемонстрировать свой полицейский значок?
   Но дверь неожиданно открывается, а замки-то бутафорские, дверь закрыта изнутри на кодовый замок самой новой модели.
   - Командир, вот так встреча, - в объятья Гранта падает молодой парень, хлопает его по спине, прижимает к себе.
   - Аюп! - восклицает Грант, - рад тебя видеть в добром здравии.
   - Ну без потерь не обошлось, - парень отстраняется и показывает протез на левой руке у него полностью отсутствует кисть, но протез механический, качественный и если не приглядываться от настоящей руки не отличишь. - Если бы не ты, командир, я бы дверь не открыл, мы в засаде снайпера ловим.
   - И вы тоже? Как интересно! Может, объединимся?
   - И вы за этим снайпером охотитесь?
   - Ну, может и не за этим, какая разница стрелка нужно ликвидировать и неважно этот он или не этот.
   - Тогда проходите. - Аюп пропускает нас внутрь, закрывает дверь на замок. Потом нажимает кнопку у двери, и тяжелые пуленепробиваемые жалюзи закрывают не только дверь, но стену. Мы проходим по небольшому коридору и попадаем на кухню. Стены кухни тоже закрыты пуленепробиваемыми жалюзи, у плиты стоит пожилая женщина, довольно бодро помешивает в кастрюле мясное рагу, в углу за столом сидит мужчина постарше, он внимательно рассматривает нас, узнает Адиса, все-таки начальник полицейского участка, пусть одного из нескольких сотен в мегаполисе, но фигура хоть немного заметная.
   - Ванат, это мой командир Грант и сопровождающие его, они тоже за снайпером охотятся.
   - Значит, следы снайпера ведут ко мне, - говорит женщина, закрывая кастрюлю крышкой и присаживаясь за стол рядом с Ванатом.
   - А это для вас неожиданно?
   - Я от дел отошла за полгода до войны. Политики народ обманывали, трещали, что войны не будет, но люди не дураки, многие чувствовали приближение катастрофы. А богатые - все параноики потому они заранее начали прятать деньги, и им было не до интрижек, во время войны все боролись за жизнь, а после я уже сама не
  захотела, возраст и денег мне хватит.
   - Снайпер примерялся к этому дому, я почувствовал наблюдение, - продолжил Ванат, - все-таки боевой опыт и приобретенные на войне рефлексы не обманешь, мы закрылись в доме и на чердаке я соорудил лежку. И я даже ранил его прошлой ночью.
   - Очень интересно, пошли боец покажешь свою лежку, а Грант пока с целью побеседует.
   - Не думала я, что на старости лет стану целью для стрелка, - вздыхает женщина, - но ведь тебе меня не жалко?
   - Нет, не жалко. Рано или поздно кто-нибудь пришел по вашу душу, вы же не цветочки в палисаднике выращивали, а людские судьбы разрушали.
   - Да, был грех, зарабатывала на чужих слабостях.
   - Знаю, что страх за жизнь стимулирует раскаянье, только приходит оно всегда поздно.
   На чердак мы попали через бронированный люк в коридоре, окон на чердаке не было, но по всему периметру вырезаны небольшие бойницы. Первое, что я увидела это две винтовки, одна очень знакомая идентичная тем, что мы нашли в канализации, вторая винтовка военного образца с потертым прикладом служила верой и правдой своему владельцу.
   - Мы встречались на войне?
   - Нет, я охотился на вражеских снайперов на других участках фронта, но про тебя слышал, ты была хороша, твою тактику изучали молодые снайперы, но не все могли применить в бою.
   - Как ты обнаружил снайпера?
   - Блики от оптики, последний луч заходящего солнца и я выстрелил.
   - А где оптика? - беру винтовку снайпера в руки и рассматриваю её, - из неё и выстрела не сделали.
   - Не успел, а оптику можно снять.
   - Стрелок - оборотень лесной кот, ему не нужна оптика, а идя на охоту опытный снайпер всегда пристреливает винтовку, тебе ли не знать.
   - Давно понял, что не все просто он хотел, чтобы увидели, как его ранили, но я надеялся, что стрелок человек. Значит, оборотень, что воевал на стороне врагов, на войне встречался с одним, но тот по деревьям не лазил, с земли работал.
   - Волк или гиена?
   - Гиена, не убил его, живучий.
   - Кровь стрелка обнаружил?
   - Обнаружил, соскреб с дерева, землю и траву собрал, но что-то мне подсказывает, это была не его кровь.
   - Что подсказывает, не тяни резину, у нас одна цель.
   - Не пахла она как свежая, запах свежей крови никогда не забуду, а эта была другая более темная и запах не такой. Я сомневаться в себе начал, подумал, может, подзабыл.
   - Не думаю, что ты забыл. Такое долго не забывается, стрелок специально разлил кровь, чтобы усыпить бдительность охраны, он же не знал, что ты бывший охотник на снайперов и что всегда сомневаешься, потому и жив остался. - Беру винтовку Ваната, - покажи на каком дереве он сидел?
   - Большое дерево в саду соседа напротив, за домом с него видно наш дом, я даже залез на ту ветку, где стрелок сидел, хорошая позиция.
   - А соседи?
   - Их вчера дома не было, уехали к родне.
   А дальше я начинаю рассматривать местность через оптику винтовки Ваната, знаю это оружие, у меня таких винтовок пять было надежная и мало шума издает, отдачи практически нет, и работает в любых погодных условиях.
   - Ну что скажешь? - Ванат смотрит в полевой бинокль.
   - Я бы не стала с той позиции стрелять, и он не собирался этого делать, уж очень удачно от этого места солнце садиться спектакль разыграл, думал, вы купитесь.
   - Не купились, что дальше?
   - Поджечь дом, вы внутри как в консервной банке, если обеспечить хороший огонь сваритесь в тушенку.
   - Снайпер не опустится до поджога.
   - Это на войне он снайпер, элитная профессия, а в мирное время он преступник, как и тот, что в драке пырнул ножом своего противника, он мразь и способ убийства не делает из него борца за справедливость.
   - Значит, нужно уходить.
   - Нужно, стрелок поймет или уже понял, что вы не купились, а по нашим данным он осторожен до паранойи, значит, подумает, что раскрыт и убьет всех проживающих в доме. Он так тщательно скрывался несколько лет, ни одной даже призрачной ниточки к нему не вело, поверь мне, он обрубит концы даже не будучи уверенным, что его раскрыли.
   - Потому что осторожен до паранойи?
   - Именно поэтому, а потом ему никого не жалко и не было жалко никогда, он монстр и может даже с психическими отклонениями.
   - Оборотни бывают психами?
   - Иногда случается и проявляется это не как у людей, так мне сказали, но я обязательно уточню детали.
   - Ты хочешь использовать сводню как живца?
   - Умен боец, я-то хочу, но совестливый Грант и не менее совестливый Адис не позволят.
   - Ты знаешь, мне тоже её не особенно жаль, но она единственная родственница моей супруги.
   - А супруге тебя не жаль?
   - Она просто не знает о всех рисках, я уйду сегодня же, супруга поймет не стоит менять жизнь аморальной родственницы на жизнь супруга.
   - Аюп?
   - Он племянник сводни и холостой, не оставит тетку в беде.
   - Значит, будем готовить эвакуацию на конспиративную квартиру полиции, через несколько часов в этом доме никого не должно быть.
   - Оставите засаду?
   - А смысл? Оборотень не купится, да и я бы не купилась, он скорее всего ещё утром проверил и, останься вы, сегодня ночью сгорели бы заживо не удивлюсь, если мы неподалеку найдем схрон горючих химикатов. А оставь мы засаду, тоже сгорели бы заживо, нет он второй раз с винтовкой не пойдет, действовать будет по-другому наверняка.
  Глава 12
  Динара.
   Спускаемся с крыши, а в кухне оживление, Грант упаковывает в коробку бумаги сводни, а она дневники вела, наверное, мемуары писать хотела, или думала, что эта информация может принести ей доход, запасливая женщина. Адис же пишет на своем планшете сообщения, да так увлечен, что головы не отрывает.
   - Адис вызвал специальный отряд пожарных. Если схрон горючих веществ существует, то его обязательно найдут, - отчитывается Грант, - мы решили закамуфлировать эвакуацию под арест.
   - Стрелок знает, что сводня отошла от дел. И за что её арестовывать?
   - Найдем в её доме оружие и патроны.
   - Хорошая легенда и вокруг полицейского участка много укромных мест для снайпера.
   - Ты думаешь, он рискнет? Она уже поделилась информацией, зачем так подставляться.
   - Месть и не его месть, женщины, что доставила ему удовольствие и не один раз, инстинкты, иногда оборотни слепо следуют им.
   - Вы нас слушали? - Интересуется Ванат.
   - Только Грант, - показываю на небольшую брошку, прикрепленную на кофту с правой стороны, - он расскажет только самую суть, все личные разговоры ему неинтересны.
   Ванит вздыхает с облегчением, не хочет выставляться перед сводней неблагодарным родственником. Его можно понять, гнев супруги - страшная вещь.
   - Вы пока готовьте эвакуацию, а я поговорю с женщиной.
   - Хорошо хоть целью не назвала, не напомнила о моем бедственном положении, - фыркнула сводня и направилась из кухни.
   - Нервы, мадам, беречь нужно, ваши психи никого не зацепят, - мы проходим в спальню, миленько, если бы не пуленепробиваемые жалюзи.
   Спальня несколько претензионная, кровать с балдахином, узкий диванчик, туалетный столик с круглым пуфиком, пушистый ковер, просто принцесса эта сводня. Устраиваюсь на диванчике, женщина садиться на кровать и смотрит на меня.
   - Почему только сейчас снайпер добрался до главного свидетеля, я правильно понимаю - его подруга бывшая подопечная?
   - Аюп мой единственный близкий родственник, как и я у него, супруга Ваната мне только внучатая племянница, и когда парню предложили механический протез и потом реабилитацию, я поехала с ним, жила при реабилитационном центре снимала комнату у одной из работниц, помогала племяннику приспосабливаться к протезу, так год и провели. Реабилитационный центр расположен рядом с военной частью, закрытая территория, города нет, вокруг военные, стрелок не идиот, чтобы там убивать. Его бы сразу приметили, там к чужакам особое внимание, за мной все время наблюдали.
   - В военной части люди служат?
   - Оборотни.
   - Понятно, почему он не сунулся.
   - А если бы люди?
   - Думаю, рискнул бы и когда в столицу перебрались?
   - Две недели назад, дом я укрепила ещё до войны, когда поняла, что эта нимфоманка повредилась психикой.
   - Теперь подробнее.
   - Стелла, она так представилась в первую нашу встречу, подозреваю, что имя вымышленное. Её мать вышла замуж за богатого старика, но того больше интересовала её дочь, когда Стелле исполнилось тринадцать он отравил мать, заплатил семейному врачу, который написал в карточке покойной тяжелые хронические болезни, вскрытие было формальным, на яды никто не проверял. Старик же занялся дочерью, развращал и пользовал, через три года умер, перенапрягся, наверное. Дети старика от первого брака выкинули Стеллу из дома, не дав ей и мелкой монеты, и она пошла на улицу потому как больше ничего не умела. Там я её и приметила, молодая, выносливая, не по годам опытная и хитрая, могла прикинуться хоть кроткой овечкой, хоть разъяренной хищницей, недовольных клиентов не было. Я взяла её к себе знакомила с нужными людьми, она приносила неплохой доход. Но спустя пару лет девочка начала требовать свою долю, и я купила ей дом в пригороде, но она украла у меня некоторые бумаги и начала шантажировать и тогда я предложила в обмен на бумаги выгодное замужество.
   - Как я понимаю, вы сошлись в цене.
   - Её это устроило, она успешно вышла замуж, но спустя три года на одном из приемов её узнал бывший клиент, и муж, не устраивая скандала, который повредил бы его процветающему бизнесу, развелся с ней, при этом заплатив приличные отступные.
   - Какая по счету жена первого убиенного?
   - Первая.
   - А вот и женщина, остальные покойники спали с ней?
   - Она кувыркалась со всеми друзьями, партнерами и конкурентами мужа, и не скрывала этого, даже хвасталась и не стеснялась жен своих постельных партнеров.
   - А женушки об этом молчали стыдно им, терпели измены мужей ради красивой
   жизни.
   - После войны я потеряла её из вида, хотя слухи до меня доходили. Нескольким информаторам я до сей поры приплачиваю, и они хороши в своем деле, знаю, она жива, все так же ненасытна и хорошо выглядит, конечно, за юную её можно принять только в темноте, но она в самом расцвете. Слышала, что у неё во время войны появился тайный любовник, но его никто не видел. Сразу после войны она исчезла из столицы, появилась только три месяца назад, свою старую квартиру продала давно и где теперь живет, не знаю.
   - С чего бы ей отстреливать своих бывших любовников? Она же веселилась за их счет и, кстати, сколько ещё у неё было партнеров и живы ли дети развратного старика?
   - Ну, всех партнеров я не знаю, но те, что были на слуху умерли во время войны, эти трое выжили и прожили недолго, дети старика тоже погибли на войне, её уже забыли в кругах бизнесменов. Столько изменилось в сознании общества, кого сейчас интересуют прошлые грехи.
   - Если бы не интересовали, то стрелок бы не пришел по вашу душу, она мстит за исковерканную жизнь, всем, кто принимал в ней участие. Странно, почему сейчас? Во время войны убить было проще, и никто бы не стал искать стрелка, почему спустя несколько лет?
   - Потому, что выжили, встали на ноги и начали мечтать о будущем.
   - Согласна, очень изощренно и жестоко, но месть не бывает сострадательной. И у женщины действительно не в порядке с психикой. И все-таки причина в женщине, я была права. Нам пора, мужчины уже организовали ваш арест.
   Арест был проведен по всем правилам, сначала вынесли улики и уложили их в специальный отсек полицейской машины, потом вывели подозреваемую, потом её охранников, их отпустят, как только приедем в полицейский участок, но Аюп уже отказался покидать тетю, значит будет сидеть с ней в камере. Полицейская машина уехала, Адис поехал с задержанной. Я и Грант отправились на другой машине и по другой дороге.
   - Мне нужна моя винтовка.
   - Я и везу тебя на склад, - ответил Грант, - и себе прихвачу, прикрою тебя.
   - Дан не позволит, так что придется тебе корректировать наши действия.
   - Тяжело с оборотнями у него опыта мало, разумно было уступить мне.
   - Тяжело да не всем, ты прав опыта мало, но он живучий.
   - Не знаю, компенсирует ли это отсутствие опыта.
   - Вот ликвидируем стрелка, узнаем, прихвати со склада переговорные устройства и патронов побольше.
   - Раньше тебе хватало одного.
   - Это не для меня, Дан будет загонять его, я стрелять.
  ***
   Дан нервно расхаживал по кабинету Вир тихо сидел за своим столом и наблюдал за ним Адис увлекся бумагами сводни, и я почитаю на досуге интересно узнавать о человеческих пороках, и как они приносили деньги таким как сводня.
   - Дан, мы с тобой в команде, - протягиваю ему ружье, - знаю, в каждом управлении имеется тир, там и поговорим, Грант наш координатор, остальные сидят тихо и не подходят близко к окнам.
   - А граждане? Недалеко от участка жилые дома.
   - Стрелок придет в сумерках, а при первых выстрелах жители затаятся, ещё не забыты военные годы. Если предупредим - спугнем он затаится и нанесет удар, когда мы не будем готовы. Кстати, схрон горючих веществ нашли?
   - Нашли, в контейнерах для мусора, три банки горючей смеси и две бутылки автомобильного топлива, костер долго не смогли бы потушить.
   - Я предполагала, что он не благородный мститель, просто получает удовольствие от убийства. Пойдем, Дан, нам нужно разработать стратегию.
  ***
   Тиром пользовались нечасто, жаль, что детективы пренебрегают боевой подготовкой, но, может, у них нет времени.
   - Дан, я буду гнать стрелка сверху, ты снизу, стреляй в его сторону, но не целься. Ты должен двигаться, иначе он подстрелит тебя.
   - А тебя, он и тебя подстрелит.
   - Я тоже буду двигаться. - Вывожу на планшет карту вокруг участка, - камера для задержанных в участке одна, единственное окно выходит на жилой дом с деревьями во дворе. За домом вышка связи, я буду сидеть там, ты же спрячешься за угол здания участка и будешь стрелять по любой тени, которая появиться на дереве или на крыше жилого дома, выстрел - и ты перебегаешь за дерево, что высажены у участка, ещё выстрел - и ты опять меняешь место. Он должен вступить в игру, после войны с ним ещё никто не играл, надеюсь, что стрелок соскучился по погоне. Убивать мирных граждан для него просто забава, он дольше готовил позицию и избавлялся от улик, мне нужно, чтобы он пошевелился, тогда я его увижу в прицел, придется ликвидировать. Живым или раненым мы его не возьмем, да и опасно, ему в отличии от нас, терять нечего.
   - Значит, ты думаешь о нашей совместной жизни?
   - Иногда, но ликвидируем стрелка, буду думать часто.
   - Хитра, пташка, знаешь, как успокоить мужчину.
   - Не отвлекаемся через полчаса выходим на позиции.
   - Долго ждать придется.
   - Дольше ждешь, живее будешь, так говорил тот, кто научил меня стрелять, и он оказался прав. Изучай карту местности, отметь для себя деревья, где может поместиться человек с габаритами стрелка, все выступы на крыше, но я больше ставлю на деревья.
   - А ты уже изучила?
   - Осмотрюсь с позиции и да, я несколько раз просмотрела карту местности и отметила для себя места, где может быть стрелок. Ещё тебе нужно пристрелять винтовку, моя пристрелянная я ещё на войне ею пользовалась.
  Два часа спустя. Динара.
   Стрелка первым заметил Дан, он выстрелил, я же, надавив на стеклышко в браслете, капнула каплю масла на запястье, и поднесла руку к носу, секунда и появились крылья, глаза перешли на ночное зрение теперь и я вижу стрелка, но с этого места можно и промахнуться, чуть спускаюсь, отклоняюсь в бок, с помощью крыльев держу равновесие. Дан стреляет ещё раз, а стрелок вступил в игру, выпустил пулю в него и перепрыгнул на другое дерево, вот сейчас у меня хорошая позиция. Выстрел! Я попала прямо в центр позвоночника, хоть он и оборотень, но такие ранения сразу залечить не сможет, кошак обездвижен на несколько минут, он не удержался и упал с дерева, вижу, Дан бежит к нему, но не успевает стрелок уже начинает двигаться, раскрываю крылья и планирую на крышу дома, стреляю ещё раз в позвоночник, кошак дергается и Дан прыгает на него, придавливает своим весом, прижимает лицо к земле и коленями сжимает бока, когда я опускаюсь на землю и подхожу к оборотням у стрелка уже сломана половина костей, регенерация не справляется с множественными ранениями, Грант бежит со специальной цепью для оборотней и электрошокером.
   - А у наших детей тоже будут крылья, - улыбается Дан, разглядывая меня.
   - Это будет что-то непонятное и противоречащее природе - волки с птичьими крыльями. И тебя только это волнует?
   - А меня не волнует, я просто из любопытства интересуюсь, но ты права волки с крыльями перебор.
   Грант и Дан надевают на стрелка цепь фиксируют и руки, и ноги, потом специальный ошейник и успокаивают его электрошокером.
   - Адис уже вызывает охрану для оборотня, - говорит Грант, - почему ты не убила его?
   - Он же меня не убил, вот и я пожалела.
   - И сделала только хуже пташка, - хрипит стрелок, - я не хотел облегчать жизнь работодателям, а ты из чувства справедливости, но в твоем поступке не было сострадания.
   - Не было и я не стыжусь этого. Так тебе мало платили или ты априори не любишь командиров?
   - Платили хорошо, гонору в них было много, я мог бы уничтожить их много раз, и война бы все списала, но и вам я не хотел облегчать жизнь.
   - Кошки всегда сами по себе, никого не любят ни чьих авторитетов не признают, умирают в одиночестве, и никто по ним не плачет.
   - По мне заплачут.
   - Нет, она будет плакать по себе и недолго с заказчиками убийств не церемонятся, суд будет закрытым и быстрым, приговор известен.
   Подъехала машина, три здоровенных оборотня ловко выпрыгнули из нее и побежали к нам, двое схватили кошака, третий проверил как надета цепь, затянул наручники и ошейник, а потом электрошокером вырубил стрелка.
   - Он ваш, господа, - Адис протянул третьему оборотню бумагу.
   - Было приятно познакомиться, - усмехнулся тот, забирая бумагу, и, подхватив бессознательного кошака, понес его к машине, грубо запихнув тело в багажник, охрана уехала.
   - Ликвидация стрелка всегда проходит так быстро? - Шепчет Дан, обнимая меня, он чуточку расстроился, что крылья исчезли.
   - Ну не играть же с ним в кошки-мышки! Много чести, каждый стрелок должен знать, что он приговорен к ликвидации и только дело времени, когда приговор будет приведён в исполнение. Пойдем домой, я устала, ты мне массаж сделаешь, рагу свое фирменное приготовишь.
   - А ты чем ответишь на мою заботу?
   - Ты не будешь разочарован.
   - Разве я сомневаюсь, просто хочу знать, к чему готовиться...
   - Идите уж домой, влюбленные, - улыбается Грант, - а то завидовать начну.
   - А ты начни, быстрее личной жизнью обзаведешься. Дан, может твою маму попросить, она женщина деятельная быстро ему фактурную невесту найдет.
   - Чуть позже, пташка, мама ещё в депрессии.
   - Придется ему самому постараться, до встречи, напарник.
  ЭПИЛОГ
  Месяц спустя.
   - Динара мама вышла из депрессии и желает с тобой познакомиться.
   - Извини, но это событие придется отложить, у нас будет двойня, врач сказал лежать, лежать и ещё раз лежать, кушать, кушать и ещё раз кушать, и полностью исключить даже минимальные волнения.
   - Первое назначение врача ты выполняешь, - Дан поправляет подушку и накрывает меня пушистым пледом, - я в магазин за продуктами, чтобы выполнить второе назначение врача, мама из-за нашего отказа опять впадет в депрессию, но в этот раз она продлиться не более недели, потом родительница со всей страстью примется готовить нашу свадьбу и подыскивать дом с большим садом в тихом районе, где проживают только приличные граждане и ей будет не до нас. Полгода мы проживем спокойно, а дальше придумаем, чем занять маму.
   - Дан вся надежда на тебя, я стала так уставать, что даже думать не могу от усталости.
   - Хитра ты, пташка, крутишь мной, а я знаю это и все равно поддаюсь.
   - Ты лучший мужчина, я же выбирала. КОНЕЦ
Оценка: 9.40*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"