Беляков Дмитрий Олегович: другие произведения.

Большой Мир. Книга 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я очнулся в неизвестном ночном лесу после чудовищных событий, которые разорвали в клочья мой прежний мир. Всех, кого я знал, испарила странная Сфера, в том числе меня. Где я? Куда я попал? Верните меня назад!

Большой мир. Книга 1

 []

Annotation

     Я очнулся в неизвестном ночном лесу после чудовищных событий, которые разорвали в клочья мой прежний мир. Всех, кого я знал, испарила странная Сфера, в том числе меня.
     Где я? Куда я попал? Верните меня назад!


Большой мир. Книга 1

Глава 1 - Ад?

      Глава 1
      Подземный бункер. Центральное помещение.
      Двадцать пятый день после падения на землю метеорита.
      ***
     Я вижу, как его рука уходит в сторону, и как в замедленной съемке на конце дула пистолета появляется яркая вспышка. Рядом вскрикивает Сая и, прижав руку к животу, падает на колени. Я хочу броситься к ней, но он направляет дуло на меня, и снова раздается выстрел. Эмма толкает меня, и я падаю на пол почти рядом с Саей.
     - Сая! - раздается вопль Мэгги.
     - Господи, Сая! - навзрыд закричал Барри, бросившись к дочери.
     - Мама, нет! - плачет сестра, сидя рядом с лежащей на полу Эммой.
     Я посмотрел на мать и увидел под ней красную лужу.
     Сфера разгорелась еще сильнее, и от нее стали вытягиваться тонкие жгуты. Один жгут направился прямиком к Барри и, столкнувшись с ним, буквально распылил его. Второй полетел к Присцилле и сделал с ней тоже самое. Так же исчез Филипп.
     Сфера как спрут распустила щупальца, которые испаряли всех в комнате. Бело-голубые, тонкие щупальца.
     Может, так даже лучше?
     Исчезли Мэгги, Рич, Кернис. Еще одно забрало тело мамы.
     Я посмотрел на бездыханную Саю и заметил, как бело-голубая красота приближается ко мне.
     Распыли меня.
     - Брат! - позвала меня Лизи и протянула руку.
     Я хотел протянуть свою, но почувствовал приятно обжигающую боль.
     Последнее, что я увидел, был беззвучный крик сестры и ее красивые, но такие красные от слез глаза.
     Затем настала темнота.
     Простите меня...
     На мгновение меня поглотил густой мрак и сознание угасло.
     ***
      Где-то в глубине леса. Ночь...
     - Простите меня! Прости меня, Сая, мама! - услышав свой голос, я вздрогнул. Сфокусировавшийся взгляд представил передо мной не сестру, а серое дерево с торчащими маленькими сухими ветками.
     Я резко огляделся по сторонам в поисках Лизи, но увидел лишь густой лес. Верхушки деревьев еще горели красным, поглощая остатки заходящего солнца, но в самом низу уже не было цвета, а лишь серый брат темноты.
     - Где я, черт возьми? - спросил я в пустоту, и мне, конечно же, никто не ответил.
     - Лизи! - позвал я, что есть сил. - Мама! Са...
     Мой голос оборвался. В горле застрял комок, а живот скрутило. Я схватился за голову и завыл как раненный зверь.
     Он убил Саю.
     Я не понимал, что происходит и как оказался в чертовом лесу. Вот я был в убежище, и вот я здесь. Почему рядом больше никого?
     Пробежав вокруг дерева и прокричав имена, я наткнулся лишь на сгущающийся мрак. Хотелось вернуться назад. Хотелось дотянуться до сестры. Хотелось повернуть время вспять и уничтожить эту мразь. Почему я остановился? Почему я не добил тварь?! Раз за разом в моей голове пробегали последние минуты в убежище, будто я несусь на карусели, вокруг которой оживают сцены. Зашатавшись, я понял, что карусель не только в моих воспоминаниях, а и перед моими глазами. Меня начало качать из стороны в сторону, и в голове зазвучал низкий свист.
     - Черт! - выдавил я. - Верните меня назад! ВЕРНИТЕ НАЗАД!
     Я почувствовал, как силы покидают меня и тело заваливается вбок. Дошатавшись до дерева, оперся об него спиной и съехал вниз по колючим маленьким сучкам. Боль обожгла спину, но сквозь призму непонятного обморока я не ощутил всей радости этого события. Силы покинули меня окончательно...
     Я резко открыл глаза, и меня снова накрыла волна сосущей пустоты в груди.
     Я не хотел подниматься. Не хотел шевелиться. Хотел снова уснуть.
     Собравшись с силами, я попытался подняться на ноги, но у меня это получилось не с первого раза. Пальцы рук не хотели как следует сгибаться, а колени разгибаться. Наконец подняв себя на ноги, я понял, что полностью голый. Меня трясло, и конечности не хотели двигаться. Сделав несколько шагов, я снова упал. Уперев левую ногу в сырую землю, я попытался подняться, но она ушла вниз, и мое лицо соприкоснулось с пахнущими гнилью листьями.
     Над головой что-то пронеслось.
     Я сделал еще один рывок. В этот раз, скрючив пальцы на ноге и почувствовав опору, выпрямился. Не понимая, куда идти, я просто двигался вперед. Пробираясь между колючими ветками каких-то кустарников, я чувствовал, как мое тело обрызгивало ледяной утренней росой. Спина горела, стопы горели, остальное тело трясло от холода. Перестукивая зубами, я задрал голову вверх и увидел желтеющие кончики деревьев, значит, должно стать теплее. Хотелось в тепло. Хотелось в убежище. Хотелось убить мразь. Хотелось обнять Саю, Лизи, маму...
     Хотелось сдохнуть.
     Обойдя очередные заросли, окружившие несколько деревьев, я наткнулся на земляную насыпь и сильно усомнился, что смогу обойти эту кучу, тем более подняться.
     - Черт! - рыкнул я сухим хрипом.
     Я тяжело прислонился голым плечом к дереву и постарался просто не упасть.
     Думай, думай, думай.
     Не о чем было думать. Я не представлял, как мне выжить в этом чертовом лесу абсолютно голым с перемерзшим за ночь телом. Сомневался, что смогу даже палку раскрутить своими деревянными пальцами.
     Палка.
     Обшарив взглядом вокруг себя, я нашел то, о чем подумал. Скрюченный кусок толстой ветки валялся почти рядом со мной. Поспешил поднять его и направился в сторону насыпи, так как перспектива обходить была более туманной.
     Солнце почти коснулось зеленой травы, покрывающей лысую возвышенность, и мою макушку начало слегка разогревать. Мой слух уловил щебет птиц и шуршание крыльев, на мгновение оторвав меня от депрессивных и тяжелых воспоминаний. Я задрал голову и в этот раз увидел синее небо и пролетающие надо мной черные точки.
     - Ненавижу вас, - выдохнул я.
     Вталкивая в землю свою новообретенную трость, я карабкался наверх, изнывая от боли в ногах. Мне было страшно даже попытаться осмотреть свои стопы, учитывая количество красных следов, которые оставались после меня.
     Я не понимал, где нахожусь, и осматриваясь по сторонам, натыкался лишь на деревья с вездесущими кустами. Возвышенность, на которую я наткнулся, была единственным голым от деревьев местом, и у меня была надежда, что за ней, возможно, будет что-то другое, кроме чертового леса.
     Пока я взбирался наверх, я передумал много вариантов о том, где оказался. Первый и самый правдоподобный был связан с теми, о ком говорилось в сообщении от сопротивления. Мне подумалось, что нас просто вырубили какой-то неведомой технологией Сферы и вытащили из убежища. То, что наши тела испарялись, было моей галлюцинацией. Сфера все-таки оказалась каким-то шпионским прибором и вывела на нас тех существ.
     - Черт. Дерьмо! - я наступил на очередную острую ветку и череда обжигающих стопу ощущений дополнилась еще одним огненным уколом.
     А что со мной?
     Возможно, я выпал из какого-нибудь летающего перевозчика. Отсутствие одежды обосновано желанием не допустить на перевозчик оружие или другие опасные предметы. Может быть, меня выбросили, как ненужный материал. Может быть, где-то в этом лесу, так же, как и я, бродила Лизи. Израненная и холодная. Уставшая и беспомощная. Моя сестренка.
     Подначив себя эмоциями, я попытался ускорить подъем. Эта насыпь, высотой с дом и шириной с футбольное поле, казалась непреодолимой в моем состоянии.
     Я мечтал о том, что за этой ненавистной горой появится особняк Барри и, найдя вход в убежище, я найду там заплаканную сестру. И тело Саи...
     - Сая.
     Сая черт побери!
     Этот ублюдок убил ее. Эта мразь не должна была рождаться.
     - Сая... - снова прорвался мой голос.
     В этом огромном лесу слышать себя было особенно неуютно.
     Может быть, это был сон, и я не попал ни в какое убежище Келванов, а случайно выжил после падения метеорита? Может быть, не было никакого падения, и я просто настолько ушел в запой, что оказался в этом богом забытом месте!
     - Да! Не было никакого метеорита! - хрипло заорал я в землю, опершись об импровизированный посох. - Сая жива, а Лизи и отец сейчас ждут меня в нашем особняке!
     Я воодушевился этой идее и с новой силой зашагал вверх. До вершины оставалось несколько шагов, и возможно...возможно...
      - Я в аду.

Глава 2

      Глава 2
     Мои надежды развеялись, как дым костра, который взлетел слишком высоко от своего источника. И так же неизбежно.
     Стоя на вершине насыпи, я смотрел на очередной лес. Я находился слишком низко, чтобы увидеть желто-зеленое море, но вида окружающих меня деревьев было достаточно для отчаяния. Хотелось зарыдать.
     Упав на пятую точку и, опершись руками о корявый посох, я все-таки посмотрел на свои стопы. Это был ужас, и мне от этого вида стало еще больнее. Нужно было идти. Нужно было вставать и выбираться из этого дерьма. Я должен найти сестру.
     Я должен уничтожить мразь, которая убила Саю.
     Я должен.
     Собравшись с силами, моя голая задница оторвалась от земли, и исколотые валежником стопы снова отправились в мир боли. Спускаться с насыпи оказалось легче, по крайней мере, с точки зрения дыхания.
     Левая нога. Правая нога. Левая нога...Правая нога...
     Представ перед стеной лесного массива, я задумался о направлении.
     - Оууууу, - раздалось справа от меня.
     Очень знакомый вой, который нельзя спутать ни с чем другим. Знакомый, но пока еще далекий. Я, не глядя, ломанулся вперед в гущу леса, и периодически цепляясь плечами о стволы деревьев, кривился от боли в ногах.
     - Оууууу, - раздалось уже за моей спиной.
     - Нет! - выдавил я и ускорил шаг.
     Над головой зашуршали деревья, заглушая мое неспешное бегство от неизбежного. Я понимал, что раненый и с одной невзрачной палочкой не смогу ничего противопоставить даже одному зверю. Мое ближайшее будущее - быть разорванным на части дикими животными.
     Лес вокруг стал враждебным и гнетущим.
     - Оууууу, - зазвучал боевой клич нескольких особей.
     Я обернулся и увидел несколько смазанных движений среди деревьев.
     - Черт.
     Я почти побежал вперед, забыв о боли в ногах, вялых конечностях и отсутствии сил. Деревья вокруг были слишком толстыми, чтобы забраться на них, да и забравшись, я не смогу сидеть там вечно. А звери будут ждать.
     Оглядываясь по сторонам, я искал еще какое-нибудь оружие, еще одну палку.
     - Оууууу, - снова раздался вой.
     Силы подходили к концу, дыхание участилось. Я почувствовал себя загнанной дичью, на которую с улыбками и пьяным весельем охотились в старину. Мои уши словно улавливали громкое дыхание десятка глоток, и капающие от предвкушения слюни хищников отзывались в голове эхом. В глотке стало холодно от учащенного дыхания, в груди сдавило, и ноги начали подгибаться. Мне показалось, что по ноге ударило что-то мягкое.
     Это ведь была ветка или я схожу с ума?
     - Гхрррх, - услышал я справа рычание, но даже не повернул голову.
     Впереди блеснул яркий свет, но сил ускориться уже не было. Я понимал, что плотность леса становится меньше, и возможно, там будет спасение. Возможно, там будет нечто, что позволит мне выжить. Нужно только успеть.
     Что-то попыталось схватить меня за ногу, я резко развернулся и увидел дикие черные глаза на серой морде. Эти глаза смотрели на меня со спокойной уверенностью в своей победе. Справа и слева появилась еще пара глаз. Мой собственный взор был залит потом, и я чувствовал себя бегущим в темном тоннеле с сужающимся кругом обзора, как гаснущий ламповый телевизор. Глядя по сторонам, я заметил, что твари идут спокойным, уверенным шагом, и это значило лишь одно - я передвигаюсь как улитка.
      - Нет! Мне нельзя! - выкрикнул я хриплым голосом.
     Внезапно лес оборвался, и буквально вывалившись на светлую поляну, укрытую зеленым покрывалом, я почувствовал, как мне в спину что-то врезалось. Я хотел удержаться на ногах, но это было физически невозможно. Падая, я перекрутился лицом вверх и, выставив палку вперед, словил чью-то пасть, которая вырвала ее у меня из руки и вцепилась в пальцы.
     Хруст.
     Я никогда даже не представлял себе, что услышу хруст моих выдираемых пальцев. Как кто-то с рычащим удовольствием будет пожирать мою плоть. Визжа и хрипя от боли, я машинально прикрывал свободной рукой лицо, чувствуя, как тяжелые острые зубы цепляются за нее.
     Внезапно я перестал чувствовать боль. Перед моим взором дергались облака, и вместе с этим трепыханием внутри стала угасать ноющая пустота.
     Да, так даже лучше.
     - Та-а, сон-на! За кем'е баэк т-тэ! Гхену химаэ! Гхену!* - услышал я взволнованный девичий голос.
     Сая...?
     Я встречу Саю...
     *******
     - *Отец, скорее! Ты должен помочь ему! Прочь твари! Прочь! - голосила завернутая в короткое зеленое пальто светловолосая девочка. Большущие черные ботинки резко выделялись на ее тонких ногах, а ладони были спрятаны в перчатки с обрезанными пальцами.
     - Я и так спешу, как могу, дочь! - ответил ей запыхавшийся, немолодой мужчина.
     Двое бежали по красивому полю к стае голодных сероволков, пирующих на теле атлана.
     - Леа, выпусти волну, скорее! - скомандовал мужчина.
     Девочка, не добежав до цели добрых пять шагов, взмахнула ладонями сверху вниз, и сероволки, заскулив, пригнули головы, почувствовав волну острого пронизывающего ветра. Издав недовольный гортанный рык, трое хищников нехотя попятились от добычи и, развернувшись, скрылись за стеной деревьев.
     - Ох ты ж, папа. Это ужасно! - взглянув на то, что сотворили сероволки, Леа не знала, к чему прикасаться на этом истерзанном куске мяса.
     Запыхавшийся мужчина подбежал к нужному месту и расстегнув свое коричневое пальто, уверенными движениями перевернул тело атлана на спину.
     - Черт, - округлив глаза, сказал он, оценив повреждения взглядом бывалого целителя. - Я...не уверен, Леа.
     - Нет, папа, ты сможешь. Я знаю! Мы не можем бросить его, он ведь еще дышит! - эмоционально выпалила девочка.
     Мужчина нервно вытер рукавом со лба пот и, расположив ладони над горлом полутрупа, начал вливать ману. На глазах, рваная рана начала закрываться, а хрипы, исходящие от разорванного горла, затухать. Затем мужчина, затаив дыхание, перевел взгляд на виднеющиеся белесые кости на руках и начал вливать ману в места лишенные мяса и мышц.
     - Хорошо. Вот так. Ты выживешь, - ласково говорила девочка, поглядывая на работу отца.
     Тем временем, мужчина нацелился на вывороченную печень и, запихнув ее вовнутрь, начал восстанавливать орган, попутно осматривая тело, чтобы быстро решить, куда передвинуться дальше.
     - Все, я выдохся, - сказал целитель. - Теперь надо отвезти его в избу, а там и мана восстановится. Думаю, к вечеру верну ему пальцы.
     - Хорошо, папа, - улыбнулась Леа. - Ты отлично справился.
     - Ага, надеюсь не зря, - тихо сказал целитель и, поднявшись, направился к оставленному колесному тягачу с валежником.
     Пока мужчина ходил за приспособлением, Леа пыталась рассмотреть лицо спасенного парня, но это давалось ей нелегко, учитывая залитую кровью кожу. Она скромно отводила взгляд от его промежности и задавалась вопросом, как вообще он мог оказаться в этом месте в таком виде.
     - Давай погрузим, - сказал подошедший целитель, притащив за собой узкое устройство на одном колесе.
     Леа кивнула, и они вместе аккуратно расположили тело на тягач, крепко обмотав его веревкой.
     Подняв довольно легкую ношу, отец девочки тяжело вздохнул, переживая о возможных неприятностях, связанных с найденным атланом, но все же побрел в сторону дома. Если бы он был один, он бы прошел мимо, но при дочери он не мог так поступить. Ради дочери он бы спас самого Са-арга.
     - Повезло же тебе, атлан, - недовольно проворчал себе под нос целитель, оглянувшись на счастливчика.
     ...
     В один миг мир приобрел краски. Я открыл глаза и спокойно огляделся. Было неприятно и даже больно вертеть головой, поэтому осмотр, в основном, ограничился глазами.
     Помещение, которое предстало перед моим взором, напоминало избу из исторических фильмов и, насколько хватало угла обзора, имело довольно скудное убранство. Дверь, стул, кровать и маленький столик под окном. Самого окна я не видел, но белый дневной свет нельзя было ни с чем спутать. На прибитом к двери крючке висело непривычного вида тряпье: подобие толстого свитера с меховым воротником, меховая шапка и варежки.
     Как я здесь оказался?
     - А? - зазвучал удивленно мой голос.
     Я? Кто я?
     Я занервничал и сквозь боль и дискомфорт сильнее завертел головой. В мозгу что-то щелкнуло, и я замер, стараясь не двигаться. В комнате друг стало душно.
     Покопавшись в воспоминаниях, я не смог в них найти себя, хотя и знал, что такое дом, дерево, люди, животные, смартфон.
     Как меня зовут? Как я здесь оказался?
     Почему я не помню себя?!
     Мне стало страшно, и я захотел подняться с постели, но тело было ватным и плохо слушалось. Еле выбравшись из кровати, я почти рухнул на деревянный пол и на коленях добрался до двери. Не успел я схватиться за ручку, как дверь резко убежала назад, и мои глаза наткнулись на чьи-то ноги, завернутые в подобие домашних тапочек.
     - Т-те? Т-те за макту?! Марсо ке паисту! Сон-на, сон-на!** - взволнованно проворчал кто-то сверху.
     (**- Что? Что ты делаешь?! Вернись в постель! Быстро, быстро!)
     Я резко задрал голову и увидел мужика с недельной щетиной и круглыми толстенными очками, прикрывающими выпученные глаза. В моих же глазах начало темнеть, и я погрузился в небытие...
     Второй раз я очнулся уже не так спокойно, мгновенно вспомнив о проблемах с памятью. Открывать глаза не хотелось, и я просто неподвижно лежал, прислушиваясь к окружению.
     В комнате было тихо и только за окном, справа от меня, я слышал привычные голоса природы: щебет каких-то птиц, порывистое дыхание ветра и шелест листьев, в ритм накатыванию мягких порывов. Все было таким знакомым и одновременно новым. Я знал названия процессов, которые происходили за окном, и помнил связанные с этим ощущения, но это была просто память. Я не помнил, как чувствует себя кожа, когда ее касается ветер, или как в точности выглядит птица. Память выдавала разбросанные детали, которые я не мог сложить в цепочку, которая была бы безоговорочно принята сознанием.
     - Та-а, пере т-тэ буда?*** - услышал я приглушенный дверью девичий голос.
     - Леа, нага сон-на! Т-тэ кем'е легка. Нага поран! - прозвучал басистый мужской голос.
     - Па та-а! - разочарованно протянула девушка.
     - На'! - отрезал мужской бас.
     На каком языке они говорят, черт возьми?
     ---------------------------
     ***- Отец, можно его разбудить?
     - Леа, нельзя спешить! Он должен выздороветь. Нельзя тревожить!
     - Но папа!
     - Нет!

Глава 3

      Глава 3
     Слова и интонации незнакомцев не были похожи ни на один язык, который я изучал в университете. Я снова машинально подумал о том, чего не мог объяснить словами. Я не понимал, что такое университет, но раз сознание автоматически выплюнуло это сравнение, значит, я должен был быть хорошо знаком с этим понятием.
     - Саэ... - вяло протянул девичий голос.
     За дверью стихло, и я снова стал окружен лишь звуками за стеклом и своим мерным дыханием. Спать не хотелось, но попытавшись двинуться, я понял, что привязан к кровати. Видимо, прошлая попытка выбраться из комнаты была достаточным основанием, что обездвижить мое тело. Что ж, все равно я не представлял, куда идти и где я вообще. Может быть, я в каком-то забытом богами поселении в лесах Амазонии?
     Ладно, нужно подвести хоть какие-то итоги.
     Для начала, я не помнил свое имя, внешность и биографию. Я мог называть некоторые вещи, события и процессы, описать действие которых не получалось. Есть ли у меня семья? Жена? Дети, в конце концов?
     Пусто. Очень странно знать и не знать.
     Я очень хорошо помнил города, дороги и транспорт. Мог прямо сейчас вызвать такси и отправиться в кафе на парк Сайн (там всегда был отменный десерт). Но я не мог описать, как выглядит такси. В целом, я понимал, что это транспортное средство, перевозящее людей, оно состоит из металла и колес, гудит и пылит, но эти детали не складывались в общую картинку. Мозг - странная штука.
     Захотелось почесать нос, но руки были привязаны вместе с телом. Изогнув шею, я посмотрел на узлы и вяло ухмыльнулся: детский лепет. Тут же поворочав немного запястьем, моя правая рука обрела свободу, и я с удовольствием прошелся ногтями по коже шнобеля.
     Нащупав приличную бороду, я задумался о количестве времени, проведенного в этом месте. Такая борода растет не за месяц. Черт. Неужели я так долго в виде овоща провалялся в этом месте? Вот мужик-то удивился, наверное, когда открыв двери, увидел ползущего меня.
     Покрутившись еще какое-то время, я решил попробовать поспать. Ко мне никто не заходил и не тревожил, что меня в принципе устраивало, ведь я мало того, что не помню себя, но еще и слаб, и не понимаю речь этих людей. Я решил, что будет практичнее набраться сил, не привлекая к своему пробуждению внимание.
     ...
     - Кома, - сквозь дрему услышал я мужской голос. - Кома гинэ, кома!*
     (*Проснись парень, проснись!)
     Неохотно разлепив веки, я увидел уже знакомого мужика, который тормошил меня за плечо. Заметив мое пробуждение, он взял тканевый жгут, который я сбросил с правого запястья и потряс им передо мной.
     - Ке за н'фира? - вопросительно кивнул он мне.
     Я помотал головой давая понять, что не понимаю его речь. Хотя намек на веревку до меня, безусловно, дошел.
     Небритый мужик недовольно вздохнул. Отбросив бесполезную вещь, он придвинул стул и, поправив толстенные, круглые очки, начал меня бегло осматривать. От его ладоней, которыми он вдумчиво надо мной водил, исходило тепло и слабое свечение. Я дернулся, заметив это, но он благополучно прижал меня рукой к постели и хмуро зыркнул.
     Это что сейчас было? Я продолжал молча наблюдать за его действиями и не мог поверить в то, что вижу и чувствую. Даже в состоянии амнезии, а у меня именно она, я мог сравнить этот процесс с каким-то энергетическим или магическим сканированием, коих в кино было показано предостаточно. Поводив руками, он удовлетворенно кивнул и, молча поднявшись со стула, покинул помещение.
     Я остался в одиноком исступлении, с отвисшей челюстью. Это определенно было что-то из разряда фантастики Земли. Амнезия или нет, но то, что на моей техногенной планете о таком в реальности не было известно, я знал. Снова обшарив глазами комнату, в которой находился, я только сейчас обратил внимание, что на потолке не было ничего напоминающего люстру или голую лампочку. Выключатели на стенах тоже отсутствовали. Конечно, это могло быть обусловлено удаленностью дома от цивилизации, но в копилку необычности упала монетка, с одной стороны которой был мужик с непонятным умением, с другой - отсутствие моей памяти. Вариант, что моя память изменена и знания о Земле ненастоящие, не прошел даже стадию проверки.
     Захлопнув челюсть, я почувствовал в груди трепет.
     Если это другой мир или земное будущее или прошлое, то меня ждет невероятная авантюра!
     Но что со мной произошло и почему у меня амнезия?
     -Тук-тук, - скромно постучали в дверь.
     Я уже не видел смысла притворяться спящим и громко "кхмкнул". Тем более что посетителем будет не мужик, а девушка, голос которой я недавно слышал.
     Через секунду дверь распахнулась, и в комнату почти влетела девчушка, на вид лет пятнадцати. В коричневом платье, усыпанном заплатками, и такого же цвета колготами. Светлые волосы были собраны в прическу, как говорится, творческого беспорядка, что сразу дало понять о беспокойном характере юной гостьи. Тонкая, как тростинка, с большими голубыми глазами и... и наполовину изуродованным лицом. Я старался не пялиться на сплошной шрам на пол-лица, на первый взгляд от огня, и смотреть только в глаза.
     Девчушка сверкала белозубой улыбкой и излучала жизнерадостность. Я даже не пытался сдержаться и тоже улыбнулся в ответ. Не знаю, была ли это магия или еще что-то, но от нее исходили волны добра и весны, будто сама жизнь заскочила ко мне на чай.
     - Здаро! - продолжая улыбаться, пропела она. - За буда!
     Я кивнул. Нельзя было не кивнуть. Чтобы она ни говорила, это были не вопросы, а утверждения.
     - Ге Леа, Синэлеадора! То пере Леа! - затараторила она, указывая на себя пальцем.
     Намек понят, но я не знал, кто я, поэтому замотал головой.
     - Хм, - сдвинула светлые брови на переносице девчушка, но потом снова засияла.
     - Нон за ге шуй'ка?** - спросила она меня.
     (**Как ты себя чувствуешь?)
     Я снова помотал головой.
     - За на' знавед ге? - снова ткнула она в себя пальцем.
     Я вздохнул и снова дал понять, что не понимаю ее. Леа помрачнела, но это продлилось так же долго, как удар молнии.
     - Рода, - кивнула она, снова улыбнувшись. - За на' знавед йон ямен'а.***
     (***Ладно, ты не понимаешь наш язык.)
     Сказав это, Леа волнительно встала и выскочила из комнаты, не закрыв за собой двери. Я успел разглядеть часть другого помещения и приятно удивился, что там все выглядело более обжито чем место, где лежал я сейчас обитал: теплый желтый свет, черный мохнатый ковер на полу и край деревянного стола, с крепким на вид широким стулом, задвинутым под него. По-видимому, это был их дом, а не какая-нибудь лечебница.
     Девушка так же быстро заскочила обратно, как и выскочила. В руках у нее было что-то похожее на доску для письма, размером с ноутбук, и чашка, судя по всему, с каким-то питьем. Только увидев чашку, я понял, что вообще не хотел пить и есть. Это было странно.
     Она уселась на стул рядом с кроватью и, сосредоточившись, принялась что-то чертить на доске. Я разглядывал ее лицо, пока она не смотрела на меня, и кроме приобретенного уродства обратил внимание на странную форму ушей: они были вытянуты вверх и на конце немного заострены, как уши сказочных фей или эльфов. Заметив эту странность, я вспомнил лицо мужика и понял, что его уши выглядят так же.
     Очередной раз удивившись увиденному, я задумался о том, что нахожусь в странном месте и видимое отсутствие техники, как и эта обжитая, но не по меркам Земли "изба", были лишь первым камешком в фундаменте этой истины.
     Леа, видимо, дочертила то, что хотела, и повернула письменную принадлежность. Странный предмет - внешне был похож на обычную нарезную доску, но с лицевой стороны я обнаружил белое полотно.
     Светловолосая затейница схематично изобразила на нем двух людей, которые отличались наличием условной юбки, что, по-видимому, указывало на нее. Рядом с фигуркой были начертаны какие-то каракули, возможно, означающие ее имя. Я не идиот, хоть и с амнезией, и я прекрасно понял наше предполагаемое представление друг другу с первого раза, но я не помнил своего имени, а говорить что попало мне не хотелось. Разглядывая ее художество, я думала над тем, как себя обозвать. Начертить я свое имя, конечно же, не мог, но голос везде голос, нужно просто придумать что-то созвучное с их наречием.
     - Каин, - ткнул я пальцем в схематичного себя, на волшебной доске. Не знаю почему, но в уме раздалось именно это имя. Имя первого убийцы из религиозного мифа.
     - Леа, - указала она на доску, потом на себя и радостно заерзала на стуле.
     Признаться, мне тоже было волнительно. Я придумал себе имя и разговаривал с девушкой, уши которой заявляли о ее принадлежности к одноименной расе мифических существ.
     - Ге, - она снова ткнула в себя пальцем.
     Я кивнул.
     - За, - перевела стрелку на меня.
     Я улыбнулся и повторил за ней:
     - Ге, Каин. За, Леа.
     Леа радостно хлопнула в ладоши и ее глаза загорелись. Она отложила доску и, удерживая подбородок, призадумалась.
     - За Атлан? - решившись, спросила она.
     Не понимая, что такое атлан, я махнул головой из стороны в сторону.
     - Хм, - нахмурилась Леа. - За сак'хеди Атлан.
     Вместе с этим, Леа обвела ладонями свою голову и фигурально тело.
     Понятно, атланами здесь называют похожих на меня. Но я не знал, как выгляжу, и это создавало определенные неудобства. Вдруг я оказался в этом мире в теле какого-нибудь чудика. Внимательно оглядев свои руки, я решил, что остальное тело не может физически сильно отличаться от конечностей, по структуре кожи как минимум. Да и ощупывая свое лицо, я не заметил ничего странного, что не укладывалось бы в образ человека из моего мира, который был в моей памяти.
     - Да, - кивнул я.
     - Тер, - серьезно поправила меня Леа.
     Она хотела было снова что-то сказать, но раздался звук удара закрывшейся двери. Девочка моментально схватила доску и, подорвавшись со стула, вылетела из комнаты, в этот раз не забыв прикрыть дверь.
     Почувствовав слабость, я решил, что на сегодня хватит умственной деятельности и, перевернувшись на бок, закрыл глаза. За дверьми басил мужской голос, перерывая тонкий девичий писк, но не скандальный, а скорее взволнованный. Видимо, отец просто отчитывал глупышку за своевольство. Я улыбнулся и от души зевнул, почти мгновенно начав засыпать...

Глава 4

      Глава 4
     Черпая из памяти все, связанное с понятием амнезии, я убеждался лишь в том, что ничего не могу с этим поделать. Какие-то детали складывались в целостную информацию, и я резко вспоминал что-то из земной жизни, но ничего связанного лично со мной. Это происходило спонтанно, и мне не удавалось найти в этом закономерность, так как все, что меня окружало, не вызывало абсолютно никаких ассоциаций. Может быть, это уже не первый раз, когда я пробуждаюсь и просто не помню этого? Не представляю, сколько времени я уже нахожусь здесь, и меня напрягает перспектива зависнуть в этом состоянии на годы.
     Пожевывая кусок белого мяса, похожего на куриную грудку, я старательно держал тарелку у рта, чтобы не мусорить на постели. Не хотелось обременять моего лекаря еще сильнее. Проведя несколько дней в сознании, я успел понять, что за мной постоянно ухаживали, пока я был овощем, и подчищая все съестное, что мне приносили, я надеялся подняться на ноги как можно скорее. К слову, естественные нужды меня не тревожили, что было более чем странно, но в условиях присутствия непонятных для меня умений и окружения, я все списал на удивительные лечебные практики этого мира.
     Лея прибегала ко мне каждый раз, когда ее отец покидал дом. Указывая на разные предметы в комнате, она старательно произносила их название, а я вдумчиво повторял. К сожалению, Сорас, так звали целителя, не часто пропадал, и спонтанно начавшееся обучение продвигалось довольно медленно.
     Запоминая лексику, я повторял названия в одиночестве, чтобы не забыть. Да и других занятий у меня не было, особенно по вечерам, когда дневной свет пропадал, и в комнатушке эстафету моих спутников принимал мрак. Не знаю почему, но Сорас, видимо, считал, что я вижу в темноте. Или это намек на отдых, вместо ночных гляделок на какой-нибудь трепыхающийся огонек свечи.
     Опустошив деревянную тарелку, я поставил ее на тумбочку и повторил название обоих предметов.
     - Партиса, дуорчек.
     Эх, поскорее бы уже выйти наружу.
     Я снова улегся на подушку, и поглощенная пища дала о себе знать приятным, теплым комочком.
     Для меня вопрос удивительных способностей мужика все еще оставался загадкой, так как я не мог напрямую спросить "что это такое". Он использовал свои умения так обыденно и просто, что у меня руки не поворачивались попытаться объяснить свой вопрос на пальцах. Я боялся, что буду выглядеть слишком странно даже для не знающего языка больного, и от меня захотят избавиться от греха подальше. Нужно было сначала встать на ноги, чтобы в случае чего выжить, где бы я из-за последствий этого вопроса ни оказался.
     - Рода (хорошо), - тихо сказал сам себе.
     Завтра попробую нормально встать, чтобы Сорас сильно не пыхтел, разглядывая мои несчастные попытки.
     Дверь резко открылась, и как по мановению волшебной палочки, в комнату вошел целитель. Почему целитель? Да потому что он каждый раз осматривает меня, как врач: цепко, молча, хладнокровно. Но я решил, что слова врач и лекарь не совсем подходят к моему окружению.
     Сорас как всегда молча сел на стул и начал вдумчиво водить надо мной руками. Я продемонстрировал ему движение пальцев рук, и он, удовлетворенно кивнув, выдавил подобие улыбки.
     - Рода. За кон'дар гинэ, - тепло сказал он и, поднявшись, собрался уходить, но остановившись возле двери, развернулся. - Леа, дорани за каис'та ямен'а. Ге т-тон. *
     (*- Хорошо. Ты выздоравливаешь парень. Леа хочет тебя учить языку. Я разрешил.)
     Я, конечно, ничего не понял, но спокойный голос не предвещал беды.
     Оставшись в одиночестве, я приподнялся и повернулся к окну, чтобы разбавить картинку мира чем-то кроме потолка и стен. К сожалению, смотреть было особо не на что, так как огромное дерево перекрывало почти весь вид. Здоровое, с серой потрескавшейся корой, оно выглядело так, будто вылезло из старинных мифов, в которых на вот таких вот исполинах селились лесные духи или еще какие-нибудь феи. За ним, иногда разбиваясь на пары, тянулись более мелкие представители местной флоры, заканчивая свой редкий бег стеной леса. Серое небо, к сожалению, не порадовало тонких струн моей души.
     Разглядывая всю эту холодную красоту, мне стало не по себе, и завернувшись плотнее в одеяло, я поджал колени и попытался уснуть.
     - Мареа, - прошептал я слово, обозначающее сон...
     ...
     - Ге дорани готра, - сказал я Сорасу, стоя перед ним ровно и почти не колыхаясь.
     Он придирчиво посмотрел на меня и нахмурил густые брови.
     - Готра? - спросил он недоверчиво.
     - Дэк! - уверенно подтвердил я.
     Мне действительно надоело камнем лежать и жутко хотелось начать делать хоть что-то, кроме дыхания, питания и сна. Для начала, неплохо было бы получить разрешение от целителя на то, чтобы передвигаться по дому. Разумеется, я мог бы передвигаться по комнате, пока он не видит, но не хотелось испортить его лечение своим нетерпением. Он и так по непонятной для меня причине выходил меня и даже не намекнул, что мне следует в скором времени покинуть этот дом.
     - Хм, - Сорас окинул меня взглядом и кивнул. - Рода, за кон'дар. Ге т-тон за ат'о переса. **
     (**- Хорошо, ты здоров. Я разрешаю тебе покидать комнату.)
     На радостях я чуть не подпрыгнул, но удержался от бурной реакции. Все-таки борода не маленькая, а значит, я не могу вести себя как подросток. Да и споткнуться на месте, свалившись под ноги Сорасу, было бы верхом фиаско.
     Целитель покинул комнату, и я спешно натянул выданные мне серые, из довольно плотной ткани, штаны и такого же цвета рубашку. К слову, материал, несмотря на плотность и неказистость пряжи, был удовлетворительно мягким и приятным на касание.
     - Ктааа! - закричала девушка, врываясь в комнату.
     Как всегда улыбчивая и жизнерадостная, Леа начала тараторить так быстро, что я не успевал различать паузы между словами, чтобы уловить хоть что-то.
     - Тер, - улыбнулся я ей в ответ.
     Эта девочка никогда не переставала раскидывать вокруг себя волны добра, не давая в ее присутствии замкнуться на своих проблемах. А если принять во внимание уродство ее ожогов, то становилось даже стыдно думать о себе многострадальном. Амнезия - это плохо, но я жив, и мои конечности на месте.
     А ведь могло оказаться иначе, если верить тому, что пыталась мне рассказать Леа.
     За неделю, что я бодрствую, мне удалось запомнить приличное количество слов и начать потихоньку разговаривать. Более того, насколько я могу судить, их язык до ужаса простой, и его грамматику по сложности можно сравнить с шинглийским. Может быть, даже проще. Я заметил только временные склонения. Оставалось расширять лексикон и не тупить.
     - Сон-на, готра те туоса! - потянула меня за руку непоседа.
     - Рода, рода, - крякнул я сквозь смех.
     Меня самого переполнял энтузиазм и предвкушение. Эта комната мне порядком осточертела, и хотелось выйти хоть куда-нибудь. Я не думал, что увижу за стенами дома что-то сверх того, что видел через окно или на Земле, но все равно был в предвкушении. Ведь перед моими глазами предстанет другой мир.
     Раскручивая голову как юлу, по ходу продвижения к двери, я рассматривал остальной дом Гостиная была приличных размеров с высоким потолком и несколькими квадратными окнами. Отделка была не лучше выделенной мне берлоги, но украшения в виде разных картин и каких-то ручных поделок безусловно добавляли изюминку и радовали глаз. В центре находился большой квадратный обеденный стол, из темного дерева, на ровных ножках. У противоположной от входной двери стены стоял широкий шкаф с посудой. Привлек внимание большой пылающий камин и пара кресел рядом, видимо, для вечерних историй перед сном.
     Поймав что-то, напоминающее пальто, я накинул теплую вещицу на плечи и вывалился в предбанник следом за Леа, где нас ждала уличная обувь.
     Я оглядел местную природу и поразился ее обычности. Те же деревья, та же трава. Ветер, трепещущий волосы и норовящий пробраться под пальто. Запах растений и звуки хлопающих крыльев. Два еле заметных круглых спутника и... Стоп!
     Два спутника?
     А вот это уже было интересно. В небе при дневном свете мутно виднелись да спутника. Один был размером с солнце в период перигелия, а другой в несколько раз больше. Картина складывалась невероятная: светило с одной стороны и два огромных блина с другой. В голове пронеслись кадры из фантастических фильмов, где высадившиеся на неизведанной планете люди поражаются необъятной и грандиозной картиной.
     - Ко, т-те и за, Каин? - услышал я взволнованный голос Леа.
     - Кен'а, Леа, - улыбнулся ей. - Кшоти эна на'ра руоса.***
     (*** - Эй, что с тобой, Каин?
     - Ничего, Леа. Просто давно не был снаружи.)
     Я и правда очень давно не был на открытом пространстве. Особенно, учитывая то, что потеря памяти, судя по всему, вырезала львиную долю ближайших лет моей жизни, оставив лишь клочки воспоминаний. Было приятно вдохнуть свежий воздух и всмотреться дальше, чем находится стена комнаты или граница оконного обзора.
     Но это все было ничем, по сравнению с видом на огромные спутники. По крайней мере, для меня. Тем не менее, девочке было незачем об этом знать.
     Внимательнее осмотрев местность вокруг дома, я понял, что здание находится на широкой вырубленной поляне, усыпанной не выкорчеванными пнями. Что ж, возможно, я нашел себе фронт работы. Надо ведь как-то начинать благодарить этих людей.
     От двери в сторону леса бежала утоптанная дорожка, врезаясь в лес и раздвигая его плотный строй, как Борисей разделил море. Никаких ограждений, заборов или ворот. Лишь пустое вырубленное пространство, окутанное морем деревьев. Подойдя ближе к живой стене, я понял, что толстяк за моим окном не такой уж и толстяк, а обычная местная растительность.
     Все это время Леа молча шла рядом со мной и, поглядывая на мою выразительную реакцию, довольно улыбалась.
     - Нарит'а? - спросила она негромко.
     - Тер, - ответил я в тон.
     И я не солгал, мне действительно нравилось находиться здесь. В моей памяти было достаточно воспоминаний об увиденных мною фотографиях с такими уютными и дикими видами. Но к сожалению, городскому жителю почти не суждено выбраться и остаться навсегда в такой местности. И дело не в отсутствии физической возможности или финансах, а в банальном комфорте и досуге. Поэтому когда человек оказывается в безвыходной ситуации и вынужден уединиться в подобном месте, часто бывает так, что он подсознательно этому рад. Если, конечно, сложная ситуация не сопрягается с опасностью для жизни.
     Я же сейчас в предельно безвыходной ситуации, так что получать удовольствие вполне приемлемо.
     - Дорани с'каер туар-а инус'ат?**** - спросила Леа, демонстрируя белые зубки.
     - Тер, некоро.
     (****- Хочешь, покажу кое-что интересное?
     - Да, конечно.)
     Леа повернула ладони к небу и, что-то быстро шепнув, свела их вместе. В этот момент я увидел, как от ее рук отделилась почти незримая искажающая воздух волна и, в мгновение ока ударив по деревьям впереди нас, подняла к небу массивную тучу разноцветных листьев. Но я не увидел, как буквально волшебный листопад осыпал деревья, я смотрел на руки Леа, и мое сердце трепетало как у влюбленного подростка.
     Вот она, магия?

Глава 5

      Глава 5
     - Мало! - выкрикнул я, оторвавшись от подушки.
     Меня трясло и заливало потом. Казалось, произошло что-то ужасное и бесповоротное. Хотелось убежать, спрятаться, повернуть время вспять.
     Дурной сон испарился из памяти, как выпущенная из лука стрела. Тяжело выдохнув, я лег на подушку и, пытаясь удержать крупицы сумасшествия, которое преподнес мне разум, ломал голову добрых полчаса, но ничего. Пусто.
     - Что ж, видимо, еще не время.
     Последние дни мне часто снилось что-то жуткое, но я не мог вспомнить ни деталей, ни общей картины. Все, что мне оставалось, это страх, тягучая пустота и сожаление, которым я не мог найти четкого объяснения.
     Отбросив попытку что-то вспомнить, я повернулся на бок и постарался уснуть. Впереди ждал новый день, и я не хотел чувствовать себя тухлым овощем, когда Леа будет смеяться с моих потуг натянуть тетиву.
     Я решил, что новому миру новый я, а значит нужно научиться чему-то, что будет более актуально, чем мои лингвистические навыки. Да и кунг-фу не поможет поймать вкусный ужин.
     Свою боевую подготовку я оценил, когда окончательно пришел в себя и начал приводить мышцы в норму. Слабый и тощий я не нравился себе.
     Делая разминку, я обнаружил, что тело машинально выполняет строгий порядок движений, которые можно сравнить с тренировками воинов из Чинайских боевиков. Опробовав навыки на привязанной к дереву подушке, я убедился, что мне не показалось. Движения будто сами вырисовывались в моем сознании, несмотря на то, что я не мог даже вспомнить, как называется это размахивание конечностями.
     Нужно было спать, но как всегда в таких ситуациях, господин Морфей отворачивал от меня свой туманный лик и предоставлял самому себе.
     Я зажег выделенную мне масляную лампу, и уставился в потолок.
     После моего выхода наружу многое изменилось. Занятия с Леа встали на поток, и я уже мог спокойно объяснить, где стоит тарелка или назвать части тела. Ввиду этого прогресса, я узнал, где и как меня нашли, а так же сколько я пролежал без сознания на этой самой койке. Без малого тридцать дней я мертвым грузом висел на плечах этих людей. Но самым странным оказалось то, что физически я был здоров уже на вторые сутки после моего обнаружения, даже отгрызенные пальцы вернулись на место. Леа сказала, что на меня было страшно смотреть после работы сероволков, и даже Сорас не был уверен, что удержит меня в мире живых. Но удержал.
     Это поражало. Нет, не то, что я был на грани смерти, ведь я этого не помню. Поражала работа чар Сораса, ведь физическое восстановление конечностей за сутки, да еще и с органами в придачу - это блаженный сон любого жителя Земли. Части моего тела буквально нарастили. Одновременно с этим, меня беспокоило наше местоположение и отшельнический образ жизни целителя. Кто же бродит по этому миру, если такой остроухий чудотворец живет в глуши, окруженной деревьями?
     К сожалению, я еще не мог понять туманные объяснения по поводу работы чар, так как сложно найти примеры, на которые можно ткнуть пальцем, а закорючки, которые Леа назвала общей письменностью, мне никак не давались, что усложняло процесс. Но обозвать это магией было самым простым решением.
     К слову, язык, на котором мы общались, также общий.
     Как я понял из наших с Леа разговоров - я атлан, и это, в придачу к заостренным ушам девушки и ее отца, говорило о разнообразии разумных существ в этом мире. Как минимум мой слух уловил еще два слова, которые я определил как названия рас: фойре и грендар.
     Несмотря на заботу и терпение, которое проявили мои спасители, я опасался открыто расспрашивать об обитателях этого мира, его истории и, самое важное, о магии. Мне было комфортнее позиционировать себя не знающим языка атланом, который потерял память о произошедшей трагедии, и я не представлял, что будет, когда я попытаюсь объяснить свое происхождение.
     - Надо спать, - пробубнил я себе.
     Подгребая одеяло, мой взгляд уловил темное пятно на простыне. Я сначала не придал этому значения, но пролежав с полминуты, пытаясь уснуть, меня словно ударила молния. Подорвавшись, я соскочил с кровати и, схватив лампу, приклеился глазами к своей находке.
     Темно-коричневое пятно, как если бы к простыни прижали разогретое железо, выделялось так же четко, как припаленный сигаретой белый лист. Только его форма была отпечатком моих скрюченных пальцев.
     По-видимому, мой сон был настолько волшебным, что я от ужаса прижег горячей рукой плотную ткань.
     Воодушевившись проявившимися способностями, я часто задышал и хотел было направиться к Сорасу, но одернул себя. Спина покрылась потом, а сердце разогналось аки резвый жеребец на выгуле, отбивая ритм по внутренней части груди.
     - Неужели это мои чары? - спросил я у простыни дрожащим голосом.
     Вдох. Выдох.
     Мне нужно было срочно придумать логичный способ оправдать свои расспросы о магии или, лучше всего, ее полное непонимание. Но какой?
     Промучившись пару часов, я решил, что если Сорас не излечил мою амнезию, его магия не действует на мышление. Значит, есть шанс, что он может не знать, как именно работает потеря памяти. Мог ли я выборочно потерять память о магии, но не забыть свое имя? Теоретически, мог. Но будет ли для него достаточно этого объяснения, вот в чем вопрос.
     Та простота, с которой они творят магию, уже давно вышибла возможность округлять глаза при каждой возможности, и пора было исправлять это дело. Или хотя бы оправдать.
     Конечно, было неприятно обманывать Леа, ведь девочка так добра и открыта, что сложно представить себе ее с факелом в руках, отмахивающейся от меня, как от прокаженного. Да и вообще, отец с дочерью проявили невиданную для меня заботу, безвозмездно исцелив и занимаясь моей реабилитацией. Но вариантов не так много.
     Заучив, как мантру, слезливое обращение к целителю, я все-таки заставил себя уснуть.
     ...
     - Сорас, прости, что скрыл это, но я забыл не только о том, что со мной случилось.
     Целитель нахмурил тяжелые брови, и его вены на лбу вздулись.
     - Видишь ли, я совсем недавно это понял. Но кажется, я не могу вспомнить ничегошеньки о магии, - пропел я.
     - Маг'хи? Что это такое, Са-арг тебя забери? - спросил недовольно Сорас, закидывая зайца-рогача в сумку.
     Я начал сомневаться в своем решении подойти к этому разговору во время охоты и неуверенно объяснил:
     - Ну, это когда ты лечишь или Леа создает ветер.
     - Хм, ты имеешь в виду эйк'таш? - удивленно спросил он и провел ладонью над моей грудью.
     Я почувствовал тепло и кивнул.
     - Маг'хи...Странное слово, Атлан. Ты вообще странный, - задумчиво сказал он, поправив очки.
     Я напрягся, но старался выглядеть спокойным и наивным.
     - Ну, там, откуда я родом, мы иногда называем эйк'таш магией. Это не слишком распространено на Фариде.
     - О как.
     Он резко пригнулся, и я последовал его примеру. Впереди мелькнула белая шерсть рогача, и я затаил дыхание.
     Никак не привыкну к охоте.
     Сорас передал мне лук и указал на замершего пушистика.
     Я молча натянул тетиву и, прицелившись, выпустил стрелу. Она прошла над головой белого рогача, естественно, спугнув его.
     Целитель проворчал себе под нос что-то про Са-арга и, хлопнув меня по плечу, сказал:
     - Ничего, скоро научишься.
     - Научусь, - подтвердил я уверенным тоном.
     Подойдя к месту, где сидел предполагаемый ужин, я подобрал стрелу и закинул ее в запасной колчан.
     Лес вокруг шумел и трещал без умолку, а запах зелени и влаги заставлял ноздри чесаться. Солнечные лучи, пробиваясь через плотно раскинувшиеся кроны, создавали атмосферу волшебства и спокойствия. Мне нравилось быть в этом лесу.
     - Так вот, - негромко сказал я, догнав целителя. - Я почему-то не могу вспомнить ничего об эйк'таш, словно из меня вынули это знание.
     Сорас сузил взгляд, всматриваясь между деревьями и, видимо, ничего не заметив, сказал:
     - Я не знаю, как тебе помочь с этим Каин. Покажи мне, где нарастить мясо, кости и ткань - я сделаю это, если хватит моих способностей, но разум для меня загадка. На Фариде нет таких практиков. На это способны только Шиадан.
     Видимо, я слишком заметно скривился от очередного незнакомого слова, что Сорас сжалился надо мной и, не дожидаясь вопроса, пояснил:
     - Шиадан - это высшие маги. Те, кто стоит рядом с правителями.
     - Ясно. Но если это не исправить маги... эйк'таш, может быть, ты сможешь научить меня заново? - наглости моей не было предела.
     Криво ухмыльнувшись, Сорас сказал:
     - Хах. Этому нельзя научить Каин. Для этого нужно золото!
     Я переспросил тупо:
     - Золото?
     - Ох, ну и повредило же тебя мальчик, - жалостливо потрепал он меня по плечу.
     На какое-то время мы стихли, так как Сорас увидел рогача. Подобравшись немного ближе, он снова передал мне лук и кивнул.
     Я натянул тетиву и, задержав дыхание, отпустил стрелу. Та со свистом пульнула вперед и, пролетев плюс-минус сотню шагов, пробила тонкую шкурку рогача.
     - Вот так, парень, - удовлетворенно кивнул Сорас.
     Я почувствовал себя непомерно мерзко, выдумывая истории про потерю знаний о магии и притворяясь в целом. Во мне была почти стопроцентная уверенность, что этот человек не отвернулся бы, узнай, что я, мягко говоря, не местный. Но все равно не мог открыто все рассказать.
     - На сегодня хватит, - закинув третьего рогача в мешок, задумчиво сказал целитель. - Пора возвращаться.
     И я не был против.
     - Сорас, что на счет эйк'таш?
     Целитель скривился:
     - Ай, Каин, прекрати издеваться над древним словом! Говори лучше это, как его "маг'хи". Твой акцент ужасен.
     Я весело улыбнулся:
     - Что поделать, старик, что поделать...
     - Я не старик! - прищурился он.
     - Нет, не старик, но реагируешь как старик! Ума не приложу, откуда у тебя такая юная дочь, - театрально задумался я.
     Сорас фыркнул и снисходительно сказал:
     - Эх, мальчик, видимо память тебя подвела со всех сторон. Но я не стану рассказывать, как появляются дети!
     - Ну, спасибо, - вяло улыбнулся я, чуть не споткнувшись о камень.
     Целитель посерьезнел:
     - А на счет эйк'таш разберемся. Думаю, дочка будет рада поводу рассказать что-нибудь.

Глава 6

      Глава 6
     - Хм-м, - приложила палец к подбородку Леа. - С чего бы начать...
     - Ну, для начала, расскажи, как работает магия.
     Я и Леа сидели на скамье у двери и потягивали травяной чай. Как и ожидалось, девочка была предельно рада просветить меня и после обеда сразу же потащила на улицу.
     - Как работает... Странно, я никогда не задумывалась, как она работает, - глядя в небо, сказала Леа. - Ты просто думаешь про структуру, и она активируется.
     - Структуру? - мои брови подскочили.
     Леа кивнула:
     - Ага. Так эльфы изначально называли заклинания.
     - Но твой отец сказал, что для этого нужно золото.
     - Золото нужно не на структуры, глупый, а на плету, - заважничала она, подняв палец. - А для сотворения, нужна к'ташу.
     - К'ташу, - повторил я.
     Леа улыбнулась и продолжила:
     - К'ташу - это тесто для структур, материал для сотворения. Без к'ташу - нет магии.
     Я решил, что так они называют ману, которая, помимо игр и книг, в мифах какого-то народа, насколько я помню, означала то ли удачу, то ли благосклонность божеств.
     - Чтобы получить структуру, нужно купить плету, - обыденно сказала Леа.
     - Что такое "плету"?
     - Плету... Хм, это как моя письменная скрижаль, только тонкая и мягкая.
     Значит, будет свитком.
     - Принято. И что же происходит дальше? - спросил я.
     Сделав последний глоток, Леа поставила чашку рядом с собой и вытянула вперед руку.
     - Дальше ты читаешь свиток и понимаешь структуру. Потом думаешь о ней, структура формируется, и ты можешь сделать, что пожелаешь.
     Над ладонью девочки мгновенно проявился полупрозрачный шар размером с футбольный мяч. Она покрутила его и швырнула в сторону леса. Через шагов десять я перестал его видеть, и лишь когда он добрался до деревьев, заметил еле видимое колыхание листьев.
     - И что же, кроме свитков структуры никак не выучить? - разочарованно спросил я.
     Леа вздохнула и грустно сказала:
     - Нет, Каин. Это опасно.
     - Опасно?
     - Мы разве не учили с тобой слово "опасность"? - удивилась она.
     Я запыхтел.
     - Я не об этом, - терпеливо начал объяснять, - почему опасно?
     - Если пытаться создавать структуры без свитка, ты можешь погибнуть. Мало того, погибнуть могут все, кто окружает тебя в этот момент, - сказала она поучительно. - Очень многие сгорели от отдачи, пытаясь сделать это сами.
     - Но как тогда создаются свитки? - резонно спросил я.
     Леа поерзала на скамье и недовольно сказала:
     - Их создают Шиадан, архимаги. Для других на это знание наложен запрет.
     После слов о запрете, я предвкушал пару половников дегтя в мире, где магией можно восстановить вырванное сердце.
     - И для чего наложено это ограничение? - машинально спросил я, почесав бороду.
     - Это долгая история, - послышался бас Сораса от входной двери.
     Я повернулся к нему:
     - А если вкратце?
     Сорас поправил жилет и присел на корточки.
     - В кранце? Ладно. Тысячу лет назад могущественные маги, соревнуясь в силе, уничтожали целые города. Даже планеты были под угрозой. Собравшись вместе, разумные смогли избавить наш мир от этих безумцев. Впоследствии в обжитых уголках сок'ариа, куда простираются руки таодан, установили закон о предании забвению искусства создания структур. С тех пор никто кроме Шиадан не владеет сотворением без свитков, - безэмоционально проговорил целитель на одном дыхании.
     - Что значит сок'ариа?
     - Великая пустота, которую ты видишь на ночном небе, - моментально ответила Леа, будто готовилась к моему вопросу.
     Они имеют в виду космос? Вселенную?
     Я постарался не ронять челюсть и сейчас еле сдерживался, чтобы не начать расспрашивать об этом. Это было бы слишком. Я и так слишком много свалил на амнезию.
     - Достаточно кратко? - ухмыльнулся Сорас.
     - Ага, - ответил я как можно спокойнее, но внутри все гудело. - И где же покупать эти свитки? Они дорогие?
     - Структуры то? Малые не очень, а на всё, что выше малых, простым смертным придется горбатиться полжизни.
     - Понятно... - протянул я, думая совсем не о свитках, а про обжитую вселенную.
     - Кстати, Каин, - ожила Леа, - мне вот интересно, какими структурами ты владеешь. Ты еще ни разу не показывал свои умения.
     Я натянуто улыбнулся и постарался ответить как можно безопаснее:
     - Я уже говорил Сорасу, что не помню магию. К сожалению, это относится ко всему, что с ней связанно. Поэтому, болтушка, твоему языку сегодня будет работа.
     Посмотрев на довольно улыбающуюся Леа, я подумал о том, что скрывается за ее жутким шрамом. Почему Сорас не вылечил его магией? Я не хотел поднимать неприятные темы ради своего интереса, поэтому мне оставалось только гадать или ждать откровений.
     - Тогда давай после стрельбы я расскажу тебе все кааак можно подробнее. Всё, что знаю. Но с условием: если ты меня перебьешь! - предложила чертовка.
     Сорас хрюкнул, забавляясь заведомо нечестной сделкой.
     - Но Леа, я ведь лук пару недель в руках держу, а ты с детства! Как я тебя перебью? - абсолютно честно возмутился я.
     Я действительно сомневался, что это случится в ближайшие годы. Тем не менее, девочка все равно всё расскажет, ей лишь бы поболтать.
     - Ну, если проиграешь, тогда с тебя одно желание! - подняла она палец.
     Сорас заступился за меня:
     - Если? Леа, не мучай парня, он ведь не помнит ничего.
     - Ну и что! Зато будет мотивация стараться получше, чем обычно! - хихикнула девчушка.
     На том и порешили...
     Я завалился на кровать и, закинув ногу на ногу, думал о планетах и вселенной. Земная технология была достаточно развита, чтобы видеть, но не посещать. Мысли наполнились кучей безумных фантазий и теорий, но всех их перекрывал один вопрос: если этот магический мир вышел за пределы этой планеты, то почему мы сидим в избе посреди леса?
     Этот дом абсолютно обычный без каких-либо намеков на технологию. К тому же, фраза "обжитая вселенная" подразумевает перелеты на сотни световых лет. Это корабли, сверхсветовая скорость, какие-нибудь "кротовые норы" или ретрансляторы.
     В моем представлении космическая цивилизация должна быть совсем иной: летательные аппараты у каждого разумного, принтеры еды, видеосвязь, какие-никакие андроиды...
     Я же возлегал на обычной деревянной кровати с пуховым постельным бельем. Носил привычные, на мой взгляд, брюки из натуральной ткани, похожей на местный лён, и ел из деревянной посуды приготовленную мной же пищу.
     - Ничего не понимаю, - перевернулся я на бок.
     А еще магия.
     Когда я закончил мучить лук, Леа, как и ожидалось, все равно поведала мне всё, что знает о работе чар и известных ограничениях.
     Из ее слов получалось, что вселенную наполняет некая изначальная субстанция "Кель", которую я для себя прозвал Эфиром. Кель (или Эфир), проходя сквозь живых существ, оставляет в них ману. Эта мана и воздействует на реальность, представляя из себя материал, имитирующий любые процессы и структуры доступные пониманию разумных.
     И это не все. Издавна известно, что в каждом существе есть Сосуд, который и является как бы фильтром Кель. Этот Сосуд нельзя увидеть глазом или почувствовать маной. Он дает разумному возможность прикоснуться к возможностям Кель через ману, но также и ограничивает доступ к полному объему доступного материала. Эти ограничения называют замками. Несмотря на то, что замки можно "снять", никто не знает, почему так происходит и для чего стоит ограничение, но так есть и так было всегда.
     "Избавляясь от замков, твой Сосуд развивается", - продекламировала Леа поучительно.
     Разумные условно поделили ступени развития Сосуда на пять уровней: Белый, Желтый, Синий, Красный и Черный. Конечно, цвета условные, ведь неизвестно как в действительности может выглядеть Сосуд. Да и не нужно это простым смертным, их сила зиждется на свитках.
     При рождении Сосуд каждого разумного может иметь разные ступени. Зачастую это Белые, реже Желтые. Синие - безумная удача. Ну, а рождаются ли выше ни Леа, ни старик не знали. Так же, часто бывает так, что сам Сосуд имеет ограничение в эволюции. Предел развития.
     "Допустим, ты родился Желтым, но стать можешь только Синим или максимум Красным", - объяснила Леа, поигрывая ветряной сферой в руке.
     На мой вопрос о способе развития Сосуда, ответом снова были вездесущие "свитки".
     "Видишь ли, Каин, Сосуд не отдает нам всю ману. Один Са-арг знает почему, - периодически давал о себе знать Сорас. - То ли оберегает, то ли жадничает. А для того, чтобы поднимать ступени, его нужно как раз-таки полностью обнулять.
     Шиадан создают свитки, способные обнулить Сосуд, но и здесь не все просто. Если ты родился с первой ступенью, обнуления тебе не видать, как своего затылка. Шиадан не делают свитки для первой ступени, оправдываясь тем, что это слишком опасно и требует контроль высшего мага как минимум четвертой ступени.
     Очень похоже на продажу кислорода.
     Как я понял, в этой вселенной магия - естественная часть всех живых существ, и ее ограничение, лично для меня, выглядело как абсолютно искусственная помеха для разведения серой массы. В связи с этим, я задал резонный вопрос о будущем разумных с первой ступенью Сосуда.
     "А нет никакого будущего, Каин. Первая ступень - приговор, - спокойно ответил Сорас. - Если ты Белый, ты никто и звать тебя никак".
     Получалось, что если я окажусь Белым, то мне не видать настоящей магии, и мой удел быть простым работягой на деревне.
     Конечно, теоретически, Белые могли бы высвобождать доступную ману и пользоваться магией, но для этого нужны свитки. Слабые структуры мог позволить себе почти каждый, и в принципе, так и получается, но дальше - только развитие. Само же разнообразие структур, для первой ступени, заканчивается чуть ли не над двух видах, и судя по пренебрежению, с которым об этом упомянула Леа, самыми полезными Белыми могут быть только огненные маги, разжигающие костер.
     Так же, Сосуд "определяет" какую особенность будет иметь твоя мана.
     Насколько я понял, разумные не могут в равной степени влиять на все подряд, ограничиваясь в первую очередь дарованными свойствами маны. По сему, кто-то рождается магом стихий, крови, тверди, кто-то целителем, а мана некоторых может разрушать созданные структуры. Желтый маг воды, допустим, может создать структуру огня, выучив соответствующий свиток, но эта структура будет в лучшем случае пламенем свечи.
     Но как бы то ни было, все структуры и умения замыкаются на свитках. Никто, кроме Шиадан, не знает, по какому принципу создаются структуры, а те, кто пытается понять, либо умирают от Отдачи либо сходят с ума.

Глава 7

      Глава 7
     На своем примере Сорас пояснил, что, будучи Желтым, знает достаточно структур, чтобы в течение суток вернуть пострадавшему пальцы, стянуть глубокие раны или нарастить двадцать процентов поврежденного органа. А тот же Белый после изучения свитка способен только исцелить порезы - на большее не хватит как маны, так и ее насыщенности. Сутки, кстати, это сильнейшее ограничение для исцеления. Всё, что пролежало поврежденным больше суток - не восстанавливается.
     Насыщенность маны это еще одна деталь, которая меня смутила. Получалось, что даже если у тебя на руках будет сильная структура, и ты, будучи Белым, каким-то чудом выклянчишь у Сосуда на нее ману, ее концентрированности не хватит для сотворения. К тому же, при попытке тебя может убить отдача.
     Отдача весьма неприятная штука, которая приветствует тебя с распростертыми объятиями каждый раз, когда ты решаешь создать структуру без изучения свитка. Леа и Сорасу не было известно, как она работает и почему накрывает только магов испытателей, но для смельчаков смерть от отдачи - закономерный исход.
     Было интересно услышать о магах крови. Из рассказа было ясно, что эти ребята весьма жуткие и неприветливые, ведь они создают из крови мертвых, которые сражаются за них. С кислым лицом Леа сказала, что создать можно только тех, кто уже мертв и кого маг помнит.
     Маги тверди создают структуры из металла или любой породы. Зависит от выученного свитка. Так же, они могут облачать себя в твердую броню.
     Что касается стихийников, то здесь все просто: разряды молний, огненные сферы, ветряные смерчи и все в этом духе.
     К сожалению, мои спасители знали и видели не так много, чтобы провести полный ликбез по чарам и их вариациям, ну или Сорас просто не хотел рассказывать. Я же в свою очередь не понимал, что нужно спрашивать, и оставил это дело на потом, когда обмозгую уже имеющиеся данные.
     Я тяжело вздохнул, вспоминая разговор, и скосил глаза на темный, оставленный моей рукой, отпечаток на простыне.
     Маги разрушители единственные, кому не нужны свитки для физического проявления своего умения. Но это касается только ослабления. Теоретически, если я все-таки маг разрушения, мне удалось бы ослабить любую структуру, но все упирается в затраты маны и, соответственно, ступень развития Сосуда.
     В этом мире разумные исчисляют ману в "ферах". На любое проявление магии ты тратишь энное количество фер, а магам разрушения необходимо затратить фер больше, чем затрачено на структуру. Получается, Белый маг может ослабить только самую слабую структуру как магическую, так и природную.
     Я поднялся и снова уселся рядом с темно-коричневым отпечатком. Не хотелось даже думать о том, что я могу оказаться на первой ступени, а без особого прибора этого никак не узнать. Сорас и Леа не обладали этим механизмом, который по их описанию напомнил мне шар гадалки.
     С одной стороны, опасно идти к людям, которые могут прочитать тебя. С другой, если каким-то образом заработаю золото на свиток обнуления, то могу тупо себя погубить.
     Пытаясь понять, как я высвободил ману на ослабление структуры этой тряпки, я положил руку и проговорил всевозможные, значащие разрушение слова, на известных мне языках. Пытался представить, как плавится и сгорает ткань, как моя рука нагревается докрасна и прожигает в простыне дыру.
     И ничего.
     Думая об этом, я вспомнил, что мои способности пробудили эмоции во время сна, но Леа и Сорас ничего не говорили о связи эмоций и магии.
     Огонек в лампе дрогнул, и я, встрепенувшись, поднялся закрыть окно. Здесь странный климат. Днем бывает очень жарко, а по ночам очень холодно. Ветер, пробираясь на поляну, где стоит дом, очень даже неприятное явление, особенно по ночам.
     Прикрыв форточку, я поставил лампу на стол и, укутавшись потуже, закрыл глаза. Очень хотелось творить магию, но нужны знания и деньги. Уж не знаю, как Шиадан создают свитки, но если они могут, значит, должны мочь и другие. Они ведь как-то достигли своих ступеней, понимая суть сотворения структур, не лишившись во всех смыслах головы от отдачи? Смогли. Значит, и я должен смочь.
     С этими мыслями я погрузился в сон. Рано утром охота, потом тренировка с луком. Нужно отдохнуть.
     ...
     Разбудили меня мужские голоса. Не только бас Сораса. Я медленно поднялся с постели, натянул одежку и высунулся из двери. До сих пор в этом мире я видел только двоих разумных, которых я решил прозвать эльфами, но по рассказам Леа, выходило, что разумных видов четыре.
     - А я говорю - тридцать! - хмурился Сорас.
     Напротив него за столом сидел смуглый мужик, и мой взгляд сразу же приковался к его мохнатым ушам. Они торчали немного в стороны и отличались от эльфийских, больше напоминая звериные. Оторвавшись от странного зрелища, я обратил внимание на его ручищи с длинными когтями и внушительным шерстяным покровом. Именно шерстяным, а не густыми волосами.
     Голова была увенчала широкополой коричневой шляпой, в поля которой упирались уши, и выбивающимися из-под нее черной шевелюрой. Легкая куртка из такого же цвета кожи и рядом со стулом, где он сидел, здоровый вещевой мешок.
     В общем, недолго думая, я нарек его зверолюдом.
     - Сорас, ты ведь знаешь, что я не могу дать больше, - скривился собеседник целителя. - Шкуры рогачей не так ценны, как тех же лис и черного вепря.
     Целитель недовольно вспомнил Са-арга и сказал:
     - Когда это предпочтения на мягкий белый мех успели измениться?
     - Давно, Сорас, давно. Ты просто не выходишь из своей берлоги в большой мир, вот и не знаешь ничего, - спокойно ответил зверолюд.
     Его акцент был необычным: тягучим и выделяющим шипящие. При произношении некоторых звуков, обнажались непривычно длинные нижние клыки.
     - Да что я там не видал в вашем большом мире, особенно у жадных атланов, - недовольно проронил целитель.
     Клыкастый сказал, ухмыляясь:
     - У атланов, к которым ты сбежал от своих.
     - Ай, Ройан, - махнул Сорас. - Был бы выбор.
     - Вот именно, Сорас, выбор не всегда есть. Как и сейчас с твоим товаром, - пододвинул горстку желтых монет к целителю Ройан.
     Забавная была картина, что важнее, информативная.
     Сорас покачал головой:
     - Фойре, вы иногда ничем не отличаетесь от атланов.
     - Я один такой, целитель, на всю Фариду, - довольно скалился Ройан, наблюдая, как собеседник принял монеты.
     Сделка завершилась, и я решил дать о себе знать слегка кашлянув. Оба повернулись ко мне, и на лице Ройана застыло удивление.
     - Это Каин, - небрежно указал на меня целитель
     Я подумал, что не знаю, как здесь здороваются при знакомстве и застыл истуканом.
     - И ты мне здесь про атланов рассказывал? - поднял бровь Ройан.
     - Ай, это другой случай, - отмахнулся Сорас.
     Брови Ройана взлетели еще выше:
     - И какой же?
     - Тебе то что?
     - Да просто так, - прищурился Ройан.
     Сорас ухмыльнулся по-доброму:
     - Просто так даже шкуры рогачей нынче не продашь!
     - Да что ты со своими рогачами, в самом деле! - театрально заворчал фойре.
     - Ай, - махнул рукой Сорас. - С Леа нашли мальчишку в лесу, когда сероволки от него уже по кусочку откромсали.
     Ройан спросил, передернув плечами:
     - Ууу! Сочувствую. Больно было?
     - Не помнит он, - ответил за меня целитель. - Память отшибло, бедолаге.
     - Говорить он тоже забыл как?
     - Да нет, помню, - подал я голос. - Просто после травмы проблемы с социализацией.
     - Сос...соц...с чем? - скривился фойре смакуя, видимо, непонятное словечко.
     Сойрас довольно хрюкнул:
     - Эт, наверное, на атланском, я их язык тоже не понимаю.
     - Да я, как раз таки, немного понимаю, но такое, эм-м, причудливое, слышу впервые, - почесал затылок Ройан.
     - Ай, я уже давно перестал удивляться. Кстати, - повернулся он ко мне, - тебе, Каин, сегодня будет поручение.
     - М? - удивился я неожиданности.
     - Пойдешь с Ройаном в Пантоа, ближайшую деревню. Там у бакалейщика нужно кое-что прикупить. Я напишу список.
     - Эм, Сорас, я не понимаю ваши закорючки, - напомнил я.
     Он поправил очки и сказал поучительно:
     - Не закорючки, а общее письмо. Это, между прочим, одно из важнейших достижений разумных! В частности эйнфейлен! Мои предки изобрели его, чтобы сблизить нас и позволить понимать друг друга.
     - Ладно, Сорас. Но все же будет лучше, если ты скажешь, а я сам запишу, - предложил я аккуратно. Не хватало еще, чтобы Ройан понимал письмо атланов и решил сравнить.
     - Ладно, - отмахнулся целитель. - Но я все равно не понимаю, как ты умудрился не выучить общий, когда его с самых яслей в головы вливают.
     Я вздохнул и развел руки.
     - Не помню. Хоть убей, не помню.
     - Не надо тут убивать, я тебя и так на этом берегу еле удержал. А то давно бы уже в чертогах вашей Марэ почивал.
     - И я безмерно благодарен тебе за этот дар, целитель, - уважительно сказал я.
     Он небрежно махнул рукой и повернулся к фойре.
     - В общем, прихватишь его с собой, Ройан? Он не будет мешать, просто дороги не знает.
     - Ну, если мешать не будет, прихвачу, что уж, - кивнул тот.
     - Когда выходим? - спросил я.
     - Я с милашкой Леа еще не поздоровался, да и поесть тебе нужно. Путь не близкий. Где это она прячется, кстати? - спросил фойре и глянул в сторону комнаты Леа.
     - Да спит еще, - проворчал целитель. - Я как мальчишку на охоту брать стал, так она моду взяла до обеда из постели не вылезать. Надо бы исправить это дело.
     Ройан расхохотался, хлопнув себя по груди:
     - Ну, девочка у тебя не промах! Нашла, где выиграть!
     - Ай. Ладно уж. В общем, Каин, давай поешь, и мы составим список.
     Я кивнул и пошел умываться.
     К слову, бумага у них тоже нашлась, а та скрижаль, которую притащила Леа, что-то типа домашнего магического блокнота. Для экономии.
     Я еще не совсем понял, как у них совмещается магия и техника, но по-видимому, это какой-то симбиоз. На ум пришли образы фэнтезийного стимпанка, вот только они еще и в космос летают.
     Пока я разогревал завтрак, из комнаты вышла Леа и, моментально раскрасневшись, убежала обратно, чтобы потом появиться уже не в ночнушке, а в своем любимом темно-синем платье по колено и высоких черных чулках.
     Они с Ройаном весело щебетали, как старые приятели, и было заметно, что фойре не притворяется в своем веселье. Он смотрел на Леа нежно и по-отечески. Хотя, кто я такой, чтобы разбираться в мимике впервые увиденного существа. Если уж Сорас спокоен, я и подавно...
     ...
     - Каин, не задерживайся, ладно? - пропищала нам вслед Леа.
     Мы с фойре подошли к границе леса, куда я до сих пор ходил только с целителем.
     - Постараюсь! - крикнул я в ответ, обернувшись и помахав рукой, догнал фойре.

Глава 8

      Глава 8
     Лес Гора, в котором ютилась хижина Сораса, на юге граничил с морем Трёх, и если бы я захотел увидеть местный водный мир, мне достаточно было пройти около сорока километров вниз. Мы же направлялись на северо-запад в деревню Пантоа, до которой, если верить фойре, расстояние в два раза больше, и учитывая лесную местность, идти нам предстояло не меньше двух суток.
     Как и ожидалось, за пределами известных мне охотничьих угодий, дорога была предельно условной и все чаще сопрягалась с переходами сквозь бесформенную чащу, изредка пересекаясь со звериными тропами. Мы несколько раз натыкались на обглоданные кости, крупные норы или истерзанные молодые деревца, стараясь поскорее убраться подальше. Не очень хотелось нарваться на местного хищника, учитывая, что я буду почти бесполезен в этой схватке, несмотря на выданные мне лук и охотничий нож.
     Какой магией обладал Ройан, меня не уведомили.
     Фойре был молчалив и держал уверенную скорость, ловко переступая ветки и выбирая известное только ему направление. Я же старался внимательно следить и запоминать путь. После нескольких недель беганья с Сорасом по этим местам, таясь и выслеживая рогачей, я неплохо натаскался в ориентации по лесной местности и, как минимум, мог определить стороны света.
     Поздняя осень в этом лесу была достаточно атмосферна, и мне нравилось чувствовать запах листьев, влаги и слышать под ногами хруст сухих веток. Красные и оранжевые цвета пересекались как наверху, так и внизу, создавая волшебное контрастное море огня. Это был необычный лес. Такие на Земле можно было увидеть только на отредактированных фото или в кино.
     Спустя несколько часов быстрого шага окончательно исчезнувшая тропа вынудила нас в очередной раз углубиться в заросли, и я подумал о том, что вряд ли на Земле преодолевал подобные расстояния и, несмотря на бодрую физподготовку, объективно опасался опозориться перед Ройаном. Доступные мне воспоминания свидетельствовали только о городской жизни.
     Внезапно Ройан остановился и, осмотрев местность вокруг толстого дерева, похожего на дуб, бодро сказал:
     - Ладно, атлан, сделаем остановку. Я ведь слышу, как ты дышишь.
     - Эм, спасибо, уважаемый фойре, - поблагодарил я честно, так как действительно устал.
     Он ведь собирался не задерживаться из-за меня, видимо, в этом мире люди странно добрые.
     - Огонь разводить не станем, - сказал он, усевшись на бугрящиеся корни вокруг дерева. - Просто отдохнем несколько минут, погутарим.
     Я кивнул. Можно и погутарить, что уж. К информации я голоден.
     - Ты и правда память потерял, юный атлан? - спросил он без прелюдий, но без враждебности.
     - Ага, - кивнул я.
     Он спросил, подняв густую бровь:
     - Как-то избирательно ты ее потерял, мальчик.
     Я напрягся.
     - Это был не мой выбор, Ройан.
     - Ясно уж, что не твой. Леа очень детально описала, в каком состоянии тебя нашли, - кивнул он.
     Я пожал плечами. Это был не вопрос. Его подозрения заставили меня задумываться над своими ответами.
     Ройан сказал как бы невзначай, глядя в сторону:
     - Ты ведь не затеял чего против этих людей?
     - Странный вопрос, уважаемый фойре, - постарался я ответить как можно спокойнее.
     - Не страннее, чем твоя потеря памяти, мальчик. Видишь ли. Я не родился на Фариде и никогда не слыхивал, чтобы атланы не знали общий язык, как и все из разумных в известных Пределах, -сказал Ройан, проницательно глядя на меня.
     - В том-то и дело, Ройан, что я не помню, почему так. Я ведь даже не помню свою внешность и имя, - сказал я честно. Мне подумалось, что этому фойре стоит поменьше лгать.
     Он сказал, не отрываясь от моего лица:
     - Ты ведь назвал свое имя.
     - Назвал. Но назвал спонтанно и первое, что пришло в голову, - почти честно признался я.
     - Почему не сказал Сорасу и Леа?
     - Испугался, - выдохнул я, - а потом уже не к месту как-то было. Я ведь не знаю, навсегда ли я потерял себя.
     Он кивнул:
     - Понятно. Что делать планируешь?
     Вот это допрос. Но напряжение вокруг ослабло, и я внутренне выдохнул.
     - Не знаю. Сорас учит меня охоте, Леа языку. Когда рассчитаюсь с ними за все, наверное, уйду, - сказал я честно. - Но рассчитываться, думаю, придется очень долго и упорно.
     - И то правда, мальчик. Сорас хоть и Желтый, но дело свое знает. А набор структур в его арсенале удивит любого целителя. Тебе крепко повезло, - убежденно сказал Ройан.
     - Несомненно, - поджал я губы.
     И он был действительно прав. Я не помнил, как я сюда попал и что со мной приключилось, но это определенно был нелегкий опыт, учитывая мое голое тело в меню у сероволков. К тому же, я еще не рассматривал версию о времени моего пребывания в этом мире. Сколько я здесь находился до смертельной опасности?
     - Ладно...Каин, - опершись руками в колени, поднялся фойре. - Будем выдвигаться. Нам еще около шести часов ходьбы до ночной стоянки.
     Я кивнул.
     Двигаясь след в след за Ройаном, я присматривался к его движениям и поражался их естественной мягкости. Несмотря на массивные ботинки, шаг фойре был легким и свободным. Не имея понятия о происхождении расы зверолюдов, пытался соотнести его звериные внешние проявления с известными мне животными. Семейство псовых, наверное, самое подходящее, но очень примитивное сравнение, ведь оценке поддавались только длинный плотный хвост и работающие как локаторы уши.
     Он будто и не чувствовал дискомфорта, вышагивая по густому лесу, в то время как я в незнакомой местности постоянно пригибался и спотыкался. К тому же, во время охоты с Сорасом, мне не приходилось таскать рюкзак с припасами на более чем четверо суток, что доставляло неудобства.
     Добравшись до места ночевки, которая предстала передо мной тремя очень близко растущими деревьями, я пробежался вокруг и собрал топливо для костра. Ройан в это время ловко забрался на одно из деревьев и спустил вниз скрученный в рулон кусок плотной тряпки, надежно обмотанный листьями и веревкой. Затем, умело соорудив из ровных веток прямоугольную решетку, он покрыл ее листьями и подвязал между двумя стволами, видимо в качестве укрытия от дождя. Для себя.
     Все это происходило в полной тишине ровно до того момента, как послышался жуткий хриплый вой. Ройан поднял руку, и я замер, вглядываясь по сторонам.
     - Все нормально, - выдохнул он. - Он далеко и движется не в нашу сторону.
     - Кто это был? - спросил я дрогнувшим голосом. И было от чего дрогнуть.
     - Кродас, мальчик. Альфа сероволков, - ответил фойре, будто про сорт картофеля рассказал.
     Я не на шутку встревожился и занервничал, учитывая, что темнело на глазах. В угодьях Сораса ничего подобного не давало о себе знать.
     Ройан сказал, будто прочитав мои мысли:
     - Кродас - опасный хищник, но просто так не нападает. К тому же, сейчас он не на охоте и движется от нас.
     - Как ты это понял?
     Фойре указал на свои мохнатые уши:
     - Если захочу, я могу услышать даже биение твоего сердца. Которое, кстати, сейчас смахивает на брачные танцы грендар. Эти мерзкие коротышки обожают бить ногами пол.
     На Земле коротышек грендар скорее всего назвали бы дворфами, но из того описания, что мне удалось вычленить в разговорах с Леа, я не мог точно сказать, пока не увижу сам.
     Я уже собирался достать местный вариант огнива, который состоял из двух наперстков на большой и указательный пальцы, как Ройан махнул в сторону костра рукой, и возникший сгусток огня, врезавшись в хворост, моментально поджег его. Мои глаза уже привычно округлились, ведь я еще не видел проявления магии огня. Поразительное зрелище.
     Как и целитель с дочерью, Ройан не развлекался магией как новым смартфоном, он просто воспользовался ей, как человек пользуется своими конечностями. Без пафоса или особых приготовлений. Не сосредотачиваясь, напрягая вены на лбу. Просто. Использовал.
     Каждый раз, наблюдая за проявлением структур, я воодушевлялся возможностями, но вскоре осаживал себя, вспоминая, что не все так просто.
     Мы сидели молча, неспешно разжевывая сухой паек. Я зыркал по сторонам, вглядываясь в густой мрак, ткань которого изредка разделялась пролетавшим светляком или другой пакостью, название которой я еще не слышал. Костер трещал, и языки его пламени отделяли нас от остального леса еще сильнее. Но мне даже нравилась эта атмосфера, несмотря на опасность. Может быть, из-за того, что рядом был фойре. А может, я просто дурак.
     Ройан глотнул из своего бурдюка и нарушил тишину:
     - Не часто выбираешься в ночь?
     - Не часто, - ответил я.
     - Леа сказала, что ты забыл структуры.
     - Ага. И не только их. Я не помню даже теорию, - сказал я с надеждой услышать что-нибудь интересное.
     Ройан хмыкнул и, зевнув, начал устраиваться на своей тряпке-лежаке.
     - Встаем рано. Советую отдохнуть.
     Я всегда за поспать, но меня интересовал вопрос безопасности.
     - А что на счет ночных хищников?
     - А что с ними? - спросил он удивленно.
     - Ну, типа, могут напасть, - иронично заметил я.
     Ройан махнул рукой, и костер еще раз вспыхнул.
     - Мои уши еще никогда не подводили. А этот костер будет гореть до утра или пока я не захочу, чтобы он погас.
     Я кивнул и, придвинувшись поближе к огню, укутался в свое одеяло. Ночи здесь холодные.
     Как это бывает, в новом месте сон пришел далеко не сразу, и вслушиваясь в ночную жизнь этого леса, я периодически вздрагивал, машинально хватаясь за охотничий нож. Но в тоже время, слыша громкое сопение Ройана, успокаивался. В конце концов, я убедил себя, что если этот фойре, путешествуя в одиночестве, может позволить себе спокойно спать, кто я такой, чтобы держать это жалкое подобие обороны...

Глава 9 - Чудный мир

      Глава 9
     Утро встретило меня весьма необычным образом: клыкастый пнул меня в бок и, ухмыляясь, кивнул на уже собранный лагерь.
     - Ты крепко спишь, Каин, - сказал он, хмыкнув. - Даже не представляю, как ты будешь добираться назад в одиночестве.
     Я растер заспанное лицо и сказал недовольно:
     - Уж как-нибудь доберусь.
     Мне снова что-то снилось, чувство чего-то знакомого, но как и прежде воспоминания выбросило из головы, как водителя через лобовое стекло при столкновении.
     - Как-нибудь не вариант. Не знаю, о чем думал Сорас, когда отправил тебя со мной, но видится мне, что твой второй шанс может бесславно исчезнуть в этих лесах, - он терпеливо ждал, пока я соберу свои манатки, и попутно выкладывал свои мысли.
     - На дереве заночую, - поднял я вверх палец.
     Только что проснувшийся человек - не лучший собеседник. Особенно, когда дело касается чего-то важного.
     - Заночуешь уж. Куда деваться, - буркнул Ройан. - В любом случае, когда мы войдем в Пантоа, наши пути разойдутся.
     Я молча кивнул.
     Собрав свои пожитки, я взял его скорость и старался не отставать.
     К обеду мы добрались до широкой тропы и прилично ускорились. Несмотря на позднюю осень, солнце припекало, и передвигаться без прикрытия вездесущих веток с оставшимися на них листьями было не так комфортно. Но все-таки дорога есть дорога. Даже средневекового качества.
     Как я понял, мы вышли на тропу прямого сообщения между целью нашего пути и восточным портовым городишкой с кричащим названием Сирена. Уж не знаю, совпадение это или нет, но меня определенно задело. Тропа была достаточно широкой и ровной, чтобы провести по ней легковой автомобиль, не говоря уже о предполагаемых повозках и местных ездовых животных, которые, кстати, на Фариде пестрили разнообразием.
      Леа пыталась проявить свой художественный талант, вырисовывая на скрижали все виды ездовых, которые когда-либо видела, но в итоге мы все свели к слову "разные". Ездовых животных, в том виде, в котором я привык видеть их на Земле, как я понял, на Фариде нет. Всё, на чем здесь передвигаются - приручаемо. Ну, за исключением рогатых волов и коней, которых завезли сюда в самом начале заселения Фариды.
     Думая о своем, я привычно шел след в след за Ройаном и как он резко замер заметил не сразу, почти впечатавшись в его широкую спину. Он поднял правую руку, и я перестал дышать. Последний раз, когда это случилось, мы слышали хриплый вой Кродаса, но сейчас было не время и не место для этого хищника.
     - Слушай внимательно, Каин, - сказал клыкастый ровным голосом, не оборачиваясь. - Впереди отряд разумных, и я не уверен, связано ли это с ними, но ветер принес недобрый запах крови с той стороны.
     Я занервничал. Сорас коротко упоминал, что Фарида опасное место не только из-за необузданной фауны. Эта планета как огромный Дикий Запад, на который слетались и слетаются все, кому не лень. Там, где обжились разумные, они же и создали угрозу друг для друга. Мне очень не хотелось встречаться с подобным контингентом до того, как я буду иметь в своем арсенале больше, чем охотничий лук и нож. Даже беря в учет рукопашный бой, который, предположительно, мое подсознание хорошо помнило, я сомневался, что выстою против магии.
     - Что будем делать? - спросил я, к сожалению, дрогнувшим голосом.
     - Ты - ничего, - твердо сказал Ройан. - Ты сейчас слаб и будешь только мешать. Уж не знаю, какой была твоя жизнь до потери памяти, но твой юный возраст говорит о многом.
     - Я не останусь в стороне, - сказал я уверенно.
     И не лгал в этом. Несмотря на страх и нежелание ввязываться в неприятности, я не хотел прятаться за спиной.
     Фойре звучно ухмыльнулся.
     - Как знаешь, мальчик. Но поверь, - он повернулся ко мне и положил на плечо когтистую лапу, - я был на твоем месте и знаю, о чем говорю. Птенцы должны наблюдать и учиться. Ты - птенец. Может быть, ничего и не произойдет, но если будет бой, что вполне в духе этого проклятого места, я не хочу, чтобы старания Сораса остались на кусках острого металла. Какого Са-арга он вообще отправил тебя со мной?!
     Последнее фойре почти прорычал.
     - Может, нам пойти через лес? - с надежной спросил я.
     Фойре задумался. Не знаю, что у них за раса такая, но по какой-то причине решение ему давалось нелегко.
     Внезапно он округлил глаза и буквально прибил меня к пыльной земле. Над головой тут же пролетело что-то горячее и свистящее.
     - Лежи! - рыкнул Ройан. - Твари с метками.
     "Какие к черту амулеты?" - только и успело пронестись у меня в голове, как фойре словно пушинку приподнял меня и толкнул на обочину дороги. Я благополучно споткнулся и завалился в ближайший куст.
     - Не высовывайся, пока не скажу. Это самонаводка. На мой, мать его, запах! - зло мелькнули клыки.
     Сорас нечасто сквернословил, но это слово я смог сопоставить с земными аналогами.
     Я молча кивнул.
     Через пару минут затишья я услышал рев, который не мог принадлежать разумному.
     Я надеялся на это.
     - Ну и ну! Нас предупреждали, что ты ловкач, но почувствовать стрелу огня на таком расстоянии...Похвально, похвально!
     Я прижался к земле и повернул голову в сторону хриплого голоса.
     В ста метрах от уже поднявшегося фойре появилась группа атланов. Я насчитал восемь человек. Семь шли пешком, и только один восседал на какой-то пернатой утке. На ездовом была классическая упряжка и седло. Он постоянно крякал и нервно вертел мордой. Несмотря на ситуацию, я почти маниакально разглядывал эту диковинку.
     - Я надеялся сделать все быстро, но видимо, моим парня придется поработать, - сказал красномордый мужик.
     Атланы поголовно были одеты в темную кожу, стянутую ремнями, и на поясе каждого висели ножны. Шли уверенно и спокойно. Предводитель так же не светил оружием, но держал свободную руку у пояса.
     На его голове была широкая шляпа, похожая на ту, что носил Ройан, и круглые темные очки.
     - И кто же вас предупреждал? - рыкнул Ройан, сбросив мешок со шкурами.
     - А вот это трупу знать не обязательно, - кисло рявкнул главарь. - Рокар, разберись.
     Из группы выделился рыжий атлан и я уже решил, что они сойдутся в ближнем бою и задумался, где все это время фойре мог прятать свой меч. Но внезапно махнув рукой, Рокар выпустил в сторону фойре прозрачную иглу размером с рог быка.
     Не успел я запечатлеть момент их возникновения, как с громким шипением они врезались в какую-то невидимую оболочку вокруг Ройана, проявившуюся только в момент столкновения, и почти мгновенно растаяли, не добравшись до тела.
     Рокар выпустил еще такую же, но ее постигла та же судьба, что и предыдущую.
     - Ну и ну, - хрипло выдал главарь банды. - Карос, подсоби Рокару.
     Из толпы вышел еще один небритый атлан и мгновенно создал перед собой несколько ледяных ножей, которые почти сразу свистнули в сторону фойре. С еще более громким шипением они так же растаяли, не коснувшись даже его кожаной куртки.
     - Если вы все такие, - прорычал Ройан, - я даже разочарован.
     - Не все, фойре, не все, - хрипло сказал главарь.
     Он кивнул головой еще одному из толпы, и вперед бойко выскочил усатый мужик, поигрывая кинжалом.
     В этот момент Карос создал еще один нож, и усач, подойдя ближе, махнул рядом с ним руками. Нож обдало полупрозрачным, крутящимся ветром, и он почти сразу устремились к Ройнау.
     Фойре не сдвинулся с места и скучающе наблюдал, как, столкнувшись с его защитой (наверное, все-таки магической), сначала выдохся ветер, развеявшись в стороны, а потом до своей конечной добрался и лед.
     Главарь на секунду скривился и хотел было кивнуть еще одному, но Ройан резко перебил его:
     - Хвати игр. У меня нет времени на вас, идиотов.
      Перед фойре возникла тонкая сеть из огня, длиной с дверь. Мой слух уловил короткий "пф", и не успевшие среагировать Рокар и Карос завизжали, подожженные смертоносным пламенем. За считанные секунды крики агонии заполнили дорогу. Рыжий Рокар упал первым и, разрывая глотку от боли, пополз к своим. Атланы не сдвинулись с места.
     Моя спина покрылась потом. Только что умерло два человека. Куда я попал?
     -Урод, - гаркнул главарь.
     По-другому перевести его "ш'кана" было невозможно.
     Он махнул рукой, и еще трое атланов начали формировать структуры, выпуская весь этот поток в Ройана. Несколько разных шаров, ножей, и полупрозрачных клинков со скоростью теннисного мяча метнулись к фойре. Он успел отпрыгнуть в сторону и, кувыркнувшись, выпустил еще одну тонкую сеть огня.
     Красномордый главарь на этот раз не стал отсиживаться и, видимо, уже ожидая чего-то подобного, моментально выставил перед умением фойре такое же. Обе структуры развеялись, столкнувшись друг с другом.
     Все это произошло в считанные секунды, и моя челюсть буквально оказалась на земле.
     Фойре драматично ударил ладонями по земле, и как будто из каждой его руки высвободилось по сгустку пламени. Пламя обернулось волками размером с кота и понеслось на толпу.
     Два атлана рубанули мечами, но огненные волки продолжили путь и накрыли бедолаг. По лесу снова пронеслась волна диких воплей сгораемых заживо разумных.
     К моей вспотевшей спине присоединилась задница.
     Я уже решил, что такие жертвы будут достаточны для того, чтобы банда отступила, ведь огонь клыкастого не погасить. Но внезапно главарь заревел и послал в Ройана уже знакомый мне нож, только огненный.
      Фойре не остался на месте и кувыркнулся в сторону, но нож последовали за ним. На секунду его охватило пламя, которое тут же было погашено его собственным.
     - Это тебе не поможет, тварь, - гневно рявкнул главарь, и четверо атланов снова отправили поток магических структур в фойре.
     Ройан выпустил в их сторону сеть огня и, зыркнув в мою сторону, бросился в противоположную от меня стену леса.
     Что он делает, черт возьми?
     За ним вдогонку поспешили оставшиеся бандиты, и когда на дороге стихло, я остался совсем один.
     Я еще не оставался в этом мире один. Предоставленный только самому себе. Да еще и после такого боя, в котором, как и сказал фойре, мне не место.

Глава 10

      Глава 10
     Я не знал, что делать - бежать за ними или оставаться на месте?
     И что, черт возьми, значил этот взгляд!
     Нервно выдохнув, я не решался встать, пытаясь придумать хоть какой-то план.
     - А это что за крысеныш здесь притаился? - шугнул меня голос слева.
     Я развернулся и наткнулся на сощуренный взгляд мужика, одетого так же, как те, что рванули за фойре. Пара выпученных глаз и кривая ухмылка не сулили ничего хорошего. В общем, как и вся ситуация.
     Откуда он появился, они ведь все погнались за Ройаном!
     Внезапно, черная подошва понеслась к моему лицу, и я резко откатился назад.
     Адреналин наполнил и без того дымящуюся кровь, и подорвавшись, я ломанулся в гущу леса.
     - Куда же ты, крысеныш! Ты ведь не думаешь, что я тебя отпущу? - крикнул мне вслед Шерлок и прыгнул за мной.
     Сердце стучит как пулемет и норовит выскочить из груди. Я бегу, не оглядываясь, но несущийся за мной, как кабан, бандит быстро сокращает дистанцию. Я слышу его громкое дыхание и глухой топот ботинок.
     Внезапно слева что-то пыхнуло. Бок обдало жаром, и я непроизвольно ухожу правее. Пронесло. По лицу хлещет очередная ветка, но я не обращаю внимание.
     Это сейчас неважно. Нужно бежать.
     - Стой...су-ка! - запыхавшись, орет преследователь.
     На мгновение его топот стих, но я не останавливаюсь.
     Перепрыгиваю колючий куст и глупо спотыкаюсь обо что-то тяжелое. Зарывшись в листву, перекатываюсь вбок и сталкиваюсь спиной с деревом.
     Черт!
     Я хочу быстро подняться, но будто из ниоткуда, по ребрам прилетает тяжелый ботинок. Меня снова прибивает к стволу, и в груди запирает дыхание.
     - Не уйдешь, крысеныш! - рычит надо мной преследователь. - Я на тебя и так амулет потратил.
     Он отправляет ботинок мне в лицо, но я успеваю прикрыться руками и, перекатываясь, вскакиваю на ноги.
     - Шустряк значит, да? - скалится он. - Это поправимо.
     Короткий клинок звонко покидает ножны и направляется в мою сторону.
     Я машинально сдвигаюсь вбок и пропускаю мимо себя темный металл. Бью рукой по кисти, но к сожалению, противник крепко сжимает эфес и, рубанув наотмашь, вспарывает мою кожаную куртку.
     Почему он не использует магию?
     Пытаясь выиграть время, я хватаю горсть листьев с землей и бросаю ему в лицо. Это срабатывает. Бандит отшатывается назад, и я, недолго думая, со всей дури бью ему между ног.
     - Су-ка... - заскулил он, сдвинув колени.
     Тело реагирует мгновенно, и его нос встречается с моей пяткой. Бандит, хрюкнув, заваливается назад и роняет на землю меч. Я, не раздумывая, прыгаю ему на грудь и несколько раз впечатываю наглую морду в землю.
     Он замолкает.
     Я перевел дыхание и, скатившись с тела, медленно выпрямился. Сердцебиение еще не выровнялось, и болели ребра, но нужно было уходить. Пробежавшись глазами вокруг, я нашел свой лук и, подобрав его, спешно поковылял подальше от места событий.
     Отдалившись на метров двадцать, я все-таки остановился. Разум немного прояснился, и я решил, что у побежденного могут быть полезные вещи. Раз уж на Диком Западе я остался один, обшарить врага было не лишним.
     Пока я шел назад, в голове прокручивались произошедшие события, и я пытался понять, почему он не забросал меня структурами, а решил поиграть с клинком. Вспоминая рассказы Сораса и Леа, ответ был только один. Мана. У него тупо закончилась мана.
     Насколько мне было известно, единицы маны в этом мире исчисляют в "ферах", и условно, за полминуты восстанавливается всего 1 фер. Структура размером с теннисный мяч затрачивает около 10-11. Если он Желтый, то по словам Леа, у него не может быть больше ста фер, а значит, если он еще на второй ступени, после боя с фойре у него не могло остаться много маны.
     Но я не видел их обоих во время боя!
     Тем не менее, на другие варианты у меня не хватало информации и знаний.
     Еще он что-то сказал про амулет, и видимо, активация амулета тоже затрачивает ману. Но Леа ничего не рассказывала про амулеты, поэтому я не был уверен на все сто.
     - Хряк! - внезапно услышал я голос.
     Резко припав к земле, я высунул голову из-за куста и уставился в сторону валяющегося тела. Возле него ко мне спиной сидел белобрысый мужик и тормошил моего противника. Повезло, что я услышал его раньше, чем он меня.
     - Хряк, кто ж тебя так, друган, - драматично пищал прибывший.
     Я затаил дыхание и лихорадочно обдумывал, как быть.
     Если белобрысый растормошит Хряка или подлечит какой-нибудь магией, вместе они смогут найти меня. К тому же, маны у белобрысого может быть под завязку. Черт!
     Пока я паниковал, Хряк очнулся.
     - Пип, это ты, братан? Отлично... - обрывисто выдохнул Хряк, выплюнув сгустки крови. - Дай амулет, скорее.
     Амулет? Серьезно?
     - Э...Хряк, амулеты нынче дорогие... - начал было мямлить Пип, но Хряк оборвал его.
     - Дай чертов амулет! Я тебе алмидом отдам! - закашлялся Хряк и еще раз сплюнул. - Нужно найти пацана.
     Черт, и еще раз он же! Я уже жалел, что поплелся назад, но теперь все стало еще хуже.
     - Что за пацан? - начал вяло рыться в сумке Пип.
     - Да тот, который меня приложил. Я... эту тварь найду и выпотрошу как... погана*, - прорычал Хряк, закашлявшись. - Но сначала брошу в клетку к мортам**, которые очень давно не видели самок.
     Я не видел лица Хряка, но Пип мерзко захихикал и начал шустрее рыться в сумке. Уж не знаю, что его мотивировало больше - расправа или некий "алмид", но мне нужно было что-то делать. И быстро.
     Выдохнув, я медленно снял лук со спины и достал две стрелы, положив на землю рядом с собой. Я очень надеялся, что их магические щиты не активированы либо слабее, чем у Ройана.
     В голове гудели два голоса - за и против. И если бы это была Земля, где есть полиция и место, куда сбежать, я бы просто убрался подальше.
     "Но это другой мир, - мотивировал я себя. - И посреди этого леса нет законов. Меня убьют или растерзают, а потом убьют".
     Между нами было шагов тридцать. Я оперся об дно колено и поднял первую стрелу. Концентрация была ни к черту. После удара по ребрам нормально выпрямить спину было больно. Руки дрожали. Насколько я помнил, я еще не убивал людей.
     Медленно вдохнул и выдохнул, врем шло, и рисковать жизнью, поддаваясь соплям, очень не хотелось.
     Я оттянул тетиву до знакомого треска и почувствовал приятное натяжение. Нацелившись в затылок Пипа, я задержал дыхание и молился убить его одним попаданием. Не хотелось, чтобы он корчился, умирая медленно.
     Тетива тихо хлестнула, и свистнув, стрела вошла Пипу не в затылок, а в шею. Я чертыхнулся, глядя на деяния своих рук, и спешно поднял вторую стрелу.
     Пип, хрипя, завалился на бок и пытался ухватиться за стрелу, но ослабевшие руки не могли схватить тонкое древко, соскальзывая с него, перемазанные в бордовой крови.
     - Ты! - выкрикнул Хряк, когда я поднялся и вышел на открытое место. - Да я тебя...
     Вторая стрела свистнула и, не дав договорить Хряку, вонзилась в глаз.
     Все.
     Я часто дышал. Руки выронили лук, и спавшее напряжение расслабило мои ноги.
     Хотелось упасть на задницу, но внезапно Хряк с диким воплем выдернул стрелу из глаза и направил на меня руку.
     Я понял, что сейчас произойдет и, прыгнув в сторону, почувствовал знакомый жар. Не теряя ни секунды, я обогнул Хряка и выхватил охотничий нож. Он перевалился на бок и, завывая от боли, пытался найти меня оставшимся глазом.
     Не мешкая, я прыгнул к нему и слету вогнал острый металл прямо в грудь. Неприятно чавкнуло, и мне в лицо брызнула кровь. Не из новой раны. Изо рта Хряка.
     Наступила тишина, и первое, что прозвучало в моей голове: "Я убил их".
     Адреналин все еще бурлил в крови, и меня трясло. Отпустив рукоятку ножа, я откатился от трупа и залитыми кровью глазами смотрел на чистое, синее небо. В высоте летали черные точки, даже не подозревая о том, что теперь их может увидеть на два человека меньше.
     Рядом со мной лежало два мертвых тела, которые каких-то полминуты назад разговаривали и думали о будущем. У них были мечты и желания. Пусть мерзкие, но это были разумные - такие же, как я.
     Я замычал и схватился за голову, потирая виски. Но почувствовав, как пальцы скользят по испачканной кровью Хряка коже, с отвращением убрал руки и хотел вытереть их об одежду. Но передумал.
     Здравый смысл понемногу возвращался, и я знал, что запах крови привлекает хищников.
     Собравшись с силами, я поднялся на ноги и подошел к бездыханному Хряку. Расстегнув его куртку, спешно вытер руки об серую рубашку, и начал торопливо обшаривать карманы.
     Два серебра. Нож. Какие-то желтые безделушки.
     Не густо.
     Пип лежал немного в стороне, и первым делом я достал из его сжатого кулака вожделенный Хряком амулет, который выглядел как мешочек размером с большой палец. Сумка Пипа оказалась более внушительным вознаграждением: вода, сухой паек, три серебра и скрученная в рулон бумага. Бумага была желтоватого цвета, словно ей не один десяток лет.
     Может, вожделенный свиток?
     Долго задерживаться на этом месте не стоило. Собрав нужное, я снял с Хряка ножны и прихватил валяющийся на земле одноручный клинок.
     Я помнил, в какой стороне та дорога, но не хотел возвращаться, ибо там могли ждать дружки убитых мною ребят. Возвращаться к хижине Леа тоже не хотелось, ведь я мог случайно привести за собой банду, поэтому, решив взяв курс на Пантоа, я выдвинулся по лесной местности. Да, были шансы нарваться на зверей, но выбирая между атланами и лесными хищниками, я выбрал второе. Они хотя бы не разбрасываются структурами, защиты от которых у меня нет.
     Только оказавшись в получасе от района стычки, я замедлил шаг и, ступая по мягкому ковру из листьев, начал прокручивать в голове бой. Осознание того, что мне крупно повезло, пришло почти сразу. Но не только это.
     Магия не универсальна. От нее можно уклониться и сбежать, если у тебя достаточно сноровки. Но в тоже время, есть какие-то самонаводящиеся структуры, о которых упомянул Ройан. Конечно, не прямо, но мне было достаточно фразы "по запаху", чтобы уловить этот нюанс.
     ---------
     *Свиноподобное животное. Искусственно выведенное для мяса и выделки кожи.
     **Гориллоподобный монстр. Ноги короткие, руки длинной почти до земли. Сильный, тупой и травоядный.

Глава 11

      Глава 11
     Подвигаясь глубже в лес, я очень надеялся, что за мной никто не попрется, а насчет фойре я почему-то особо не волновался. Судя по тому, что я видел, лес для него - как дом родной, и сейчас думая об этом, я начал понимать брошенный в мою сторону взгляд. Жаль только сумку его не прихватил. Не уверен, предусмотрел ли он этот момент или ему было все равно на свои пожитки.
     Сделав скорую остановку, я обтер себя смоченной водой тряпкой из бурдюка, стараясь избавиться от запаха крови. Не хотелось быть огоньком в ночи для тех же сероволков или Кродаса, чтоб его.
     Время близилось к вечеру, и следовало искать место для ночевки. Но как назло, деревья вокруг были высокие и лысые снизу. Это ставило меня перед серьезной задачей подъема наверх. Только когда багровый диск спрятался за верхушками деревьев, я обнаружил оптимальный ствол и, забравшись наверх, привязал себя поясом.
     Сидя наверху, не без удовольствия наблюдал, как на лес быстро и уверенно опускается ночь. Затем начали выделяться два белых блина, которые планомерно замещали полный мрак серой пеленой, и когда небо стало полностью черным и звездным, я не мог оторвать от этой картины глаз. Сидя на верхушке дерева, я чувствовал себя на вершине мира. Из-за величины спутников небо ощущалось так низко и доступно, что казалось - можно погрузить в него руку.
     Спать не хотелось, и когда я налюбовался видами, в голову снова начали лезть ненужные картинки. Чувствовал себя дерьмово и грязно. Хотелось удалить из памяти чавкающие звуки выплескивающейся крови, когда Пип пытался вытащить стрелу. Взгляд ненавидящих глаз Хряка, который до последнего не хотел подыхать и пытался забрать меня с собой.
     Неужели на Фариде такая жизнь?
     Вытолкав из головы мысли об убитых, я вспомнил волшебный щит Ройана. Ледяные структуры врезались в него и просто таяли. Или это исчезала мана? Тогда почему он отпрыгнул от огненных структур главаря?
     Хотя стоп. Когда столкнулись их структуры, они так же развеялись, и еще Ройан погасил на себе чужой огонь. Но те же Рокар и Карос горели до последнего. Вероятно, одинаковые структуры гасят друг друга или заменяют. Или все зависит от Сосуда?
     Дьявол. Слишком мало знаю.
     Проверив стяжку ремнем, я уткнулся головой в ствол дерева и закрыл глаза.
     
     *****
     
     Том резко проснулся под звуки избиения двери его комнаты и, не успев как следует открыть глаза, подорвался с постели.
     
     - Бах-бах-бах-бах-бах!
     
     - Том, просыпайся! Срочно! - голосила Сая.
     
      Испугавшись за сестру, парень вскочил с кровати и бросился к двери, заранее выставив вперед руку, чтобы дверь открылась на мгновение раньше, чем подбежит тело.
     
     На пороге стояла Сая с курятником на голове, но глаза уже подведены.
     
     "Девушки", - мысленно выдохнул Том.
     
     - Оу, - выставила Сая руку вперед. - Не настолько срочно, чтобы спускаться вниз голым.
     
     - А?
     
     Том комично прикрылся руками и, не подумав закрыть дверь, бросился к шкафу в поисках трусов. Сая же старательно смотрела в сторону от двери.
     
     "Мило", - ухмыльнулся парень, заметив ее скромность.
     
     Натянув боксеры и брюки с рубашкой, застегнув только одну пуговицу, Том бросился на выход.
     Сая схватила его за руку, и они, мигом домчавшись до лестницы, спустились на первый этаж. Возле кухонной столешницы собрались почти все обитатели убежища, и ничего не понимая, Том молча вглядывался в лица собравшихся.
     
     Филипп и его отец стояли в пижамах, как и Барри. Эмма, Лизи и близняшки были одеты обычно, но заметно, что очень торопились.
     
     - О, господи! - воскликнула спускающаяся по лестнице Присцилла. Только она, как всегда, была с иголочки.
     
     - Да в чем, нахрен, дело! - не выдержал Том и сдуру ляпнул, раскрыв миру, что умеет ругаться.
     
     Сая, тронув его за плечо, направила свою руку в центр амфитеатра, и недоумевающий парень послушно проследил на ней.
     
     Сфера.
     
     Цвета чистого весеннего неба, переливающаяся синими прожилками сфера. Размером с баскетбольный мяч, она висела прямо по центру амфитеатра, в пяти футах над полом.
     
     - Что за хрень? - обронил Том.
     
     - И не говори, - поддержал сына Рич.
     
     "Что ни день, то новая херня. Я только с матерью отношения налаживать начал, думал - вот, скооперируемся и найдем выход. А здесь - Это", - раздраженно подумал Том.
     
     - Это какая-то шутка? - Присцилла стояла возле лестницы, прикрывая ладонью рот. Она боялась приблизиться и одновременно хотела быть первой, кто поднимется наверх.
     
     - Если так, то очень не смешная, - поддакнул мистер Келван.
     
     Даже Мэгги и Кернис стояли с разинутыми ртами, в кои-то веки не рассматривая пол. Причем стояли рядом.
     
     Сердце Тома сейчас бы трепетало, радуясь за брата, если бы не странная Сфера посреди центрального помещения убежища.
     
     - Кто-нибудь знает, что это может быть?
     
     В ответ тишина.
     
     Лизи вцепилась в руку Эммы, и ей было в целом все равно, пока мать стояла рядом.
     
     - Как думаешь, что это? - прошептала стоящая рядом с Томом Сая.
     
     - Откуда мне знать, - так же шепотом ответил парень.
     
     - Ну, ты же умный.
     
     Он повернулся к ней и поднял брови.
     
     "Это что еще за новости".
     
     - Да ладно, глазеть на меня, мы все давно поняли, что твоя голова варит вкусные блюда, - авторитетно заявила Сая. - Просто не всем это нравится, - сказав это, она оглянулась в сторону Присциллы, своей мачехи.
     
     "Ну не знаю, не знаю. Я бы поспорил", - подумал Том, разглядывая, будто не из этого мира, светящуюся Сферу...
     
     
     *******
     
     Пробуждение оказалось не самым радужным. Голова была тяжелая, словно всю ночь не спал, а до раннего утра смотрел сериалы. В груди томилась ноющая пустота, и хотелось закричать на весь лес.
     К полудню я решил выйти на дорогу. Примерно понимая, в какую сторону двигаться, оставалось лишь высматривать недоброжелателей и хищников. Вообще, мне везло на самом деле, так как я еще не встретил ни одного зверя, который смог бы полакомиться мной. Пара сероволков, конечно, пробежала неподалеку, но выпустив одну стрелу в их сторону, я дал знать, что смогу постоять за себя. Красные лисы, рогачи, олени и прочая живность вообще не приближались. Хищники на Фариде довольно умные ребята и не прут на рожон, если, конечно, не изголодались. Хотя, и на Земле так же. Просто здесь хищники каким-то образом оценивают степень угрозы еще и по внешним признакам.
     Двигаясь рядом со звериной тропой, я выбрался к небольшому ручейку. Несмотря на позднюю осень, днем в этих местах достаточно тепло, и смело стащив с себя одежду, я хорошенько вымылся. Вода, конечно же, была почти ледяной, но очистить себя от крови хотелось основательно. Вероятно, это психологическое, но по ощущениям я был залит ею с головы до пят. Еще и вонял.
     Я едва ли успел натянуть штаны, как сверху послышался странный шум. Я машинально задрал голову и с открытым ртом наблюдал падающий летательный аппарат.
     Нет. Шаттл.
     Сердце забилось, и по спине пробежали мурашки.
     Определенно, конструкция напоминала шаттл или челнок из фантастических фильмов. Хотя на вид угловатый и грубый. Никаких обтекающих поверхностей или блестящего серого металла. Красно -коричневая конструкция, больше напоминающая минивэн, выбравшийся из-под руки стимпанковского художника.
      Я как статуя наблюдал за дымящимся хвостом падающего аппарата и спешно застегивал ремень.
     О чем я думал? Не знаю. Но пропустить падение челнока мне точно не хотелось.
     Натянув куртку и подхватив мешок, я бросился в сторону падения. В безветренную погоду дымящийся след был мне маяком, так что заблудиться невозможно.
     Вот оно, черт возьми. Это определенно было проявлением продвинутой цивилизации. Не хижина в лесу. Не серебряные монеты с клинками и луками!
     Без сомнений, магия этого мира была поразительна, и я вожделел владеть ею, как никогда. Я хотел узнать, как разрушать структуры и владеть хоть чем-то, что позволит мне не прятаться по углам, пока остальные разбрасываются фаерболами или ледяными сосульками. Да и признаться честно, меня не тянуло назад, на Землю. Мне нравилась атмосфера магического средневековья, ну за исключением брызгающей тебе в лицо крови.
     Но этот летательный аппарат был тоже частью этого мира, и игнорировать его было бы форменным преступлением. Наверное. Поэтому я бежал. Мчался, не отрывая взгляд от начавшего таять дымка, втаптывая листья и спотыкаясь об всякий мусор.
     На каком топливе они летают?
     После получасовой пробежки я замедлил шаг и притаился. След резко ушел вниз. Значит, место падения совсем близко. Определенно не стоило выскакивать из-за куста, как абориген с мечом наперевес, подставляя свое незащищенное психокинетическим полем тело плазменным лучам какого-нибудь бластера.
     Хух.
     Адреналин после безумной пробежки разбавил кровь, как впрыск закиси азота. Часто дыша, я еле заставил себя упасть на листву и подползти ближе. Уже в который раз за эти дни прятался за кустом и высматривал очередное безумие.
     Коричнево-красный дымящийся челнок покоился в неглубоком кратере, диаметром с половину баскетбольного поля, и кроме шипения не подавал никаких признаков активности. Я пролежал минут пять. Ничего. Никаких разумных, выбирающихся из аппарата, или попыток поднять его в воздух.
     Еще через пять минут было принято решение приблизиться к этому стимпанковскому минивэну.
     Я согнулся в три погибели, наложил стрелу на тетиву и попер в кратер. Оказавшись совсем рядом, прикоснулся к металлу и, пробежав по нему пальцами, добрался до иллюминатора кабинки, если я не ошибся, пилота. Как самый, что ни есть, настоящий абориген, убрал лук и приставил ладони, пытаясь высмотреть, что там внутри. Черное стекло было абсолютно непроницаемым, и я разочарованно бросил это дело.
     Обойдя челнок на другую сторону, меня ждал сюрприз в виде открытых настежь ламбо-дверей. Я чертыхнулся и, зашуршав ногами по сухой земле, хотел было забраться внутрь, но взгляд наткнулся на кучку какого-то шмотья в десяти шагах от дверей.
     Осмелев, я приблизился к находке и приподнял концом лука летный костюм. Без сомнений, это был либо летный костюм, либо облегченный скафандр. Не уверен, можно ли в таком выйти в открытый космос, но чем черт не шутит в этом мире?
     Будучи камуфляжного цвета, костюм можно было бы с легкостью сравнить с формой каких-нибудь коммандос, рыскающих по джунглям в поисках хищника. Я прощупал его рукой и почувствовал привычное ощущение синтетики, но ... крепче, что ли. Маску или шлем я не обнаружил, но зато наткнулся на следы крови. Красной крови.
     Тот, кто здесь экстренно приземлился, определенно ранен и, судя по подсохшим следам, убрался отсюда сразу же, как только выбрался из челнока. Я оглянулся и, подняв голову, всмотрелся в небо.
     Пусто.
     Но все же решил последовать примеру пришельца.

Глава 12 - Воровка

      Глава 12
     Идти по следу беглеца было просто, даже когда кровавый след обрывался. Сломанные ветки, беспорядочно взбитые листья, третья нога, роль которой, судя по вспоротой канавке, играла какая-то палка. В общем, всё, что не мог оставить после себя зверь. Ну и конечно же, если на земле не было следов, то кровавые отпечатки пальцев на древесной коре очень даже хорошо выделялись. Нечасто, но это сильно облегчало задачу.
     Первыми признаками сближения оказались громкие звуки мокрого кашля. У меня и самого, скорее всего, в ребрах трещина, но моему неизвестному летчику досталось, видимо, серьезно. Такими звуками выплевывают либо кровь, либо легкие старика-курильщика. Почему-то я сомневался, что в этом мире на таких челноках летают существа, всю жизнь потягивающие табак.
     Пригнувшись, я как можно тише приблизился к источнику звука и, за неимением лучшего варианта, встал за толстым стволом какой-то лиственницы. Потом, дождавшись затишья в кашле и звуках шарканья, сменил дерево, и так далее.
     Двигаясь во время шагов преследуемой, а судя по обтянутой каким-то водолазным костюмом фигуре - это было существо женского пола, я подобрался максимально близко и спрятался за очередным серым стволом, фактически, шагах в десяти. Не знаю, почему я до этого времени не окликнул ее и старался скрыть свое присутствие. Очевидно, она была ранена и серьезно.
     Возможно, это из-за слабости, и я хотел проследить за ее действиями, чтобы обезопасить себя от столкновения сразу с несколькими существами. Может быть, подсознательно я хотел дождаться ее смерти и обобрать труп. Кто она мне? Правильно.
     Но чего я не учел, так это ее слуха, скорости и силы.
     - Кра-а ши мо-орэ! - выкрикнула девушка мне в лицо, при этом крепко сжимая горло, казалось бы, тоненькой рукой.
     Ее кожа была настолько белой, что могла поспорить с первым снегом. Черные, как вороново крыло, длинные волосы ниспадали на плечи и были перепачканы красным. Уши походили на эльфийские, но с длинными кисточками на конце. Глаза отблескивали синим льдом, а бледные губы скривились в рычащей манере.
     Это было прекрасным и чудовищным зрелищем.
     Я не понимал, что она говорит, но на всякий случай отрапортовал:
     - Да я это, просто увидел след падения и...это, подумал, вдруг помощь нужна.
     Я хотел поднять руки в знаке примирения, но она еще сильнее сжала шею, и они просто бессильно упали. От удушья я начал терять сознание и материть себя за любопытство. Очевидно же, что такому слабаку не стоит преследовать неизвестного, который свалился с неба на космическом челноке.
     В глазах начало темнеть, голова наполнилась туманом, пропало ощущение тела. Я вспомнил малышку Леа и Сораса - единственные, кто не попытались убить меня, а вытащили с того света.
     Внезапно хватка ослабла, и белокожая девушка отшатнулась назад. Она схватилась за живот и, тяжело кашлянув, выплюнула очередной сгусток крови. Прижав ладонь к губам, она посмотрела на меня, сползающего по шершавому столбу, и мой туманный взор уловил ее не верящий, молящий взгляд.
     Почти шёпотом она сказала "помоги" и, запрокинув голову, завалилась назад.
     
     - Помоги? - повторил я, когда восстановил дыхание. - Ты так шутишь?
     Не знаю, к кому я обращался, ведь она походу была в отключке. Просто такая наглость меня застала врасплох, и хотелось смеяться от ироничности сложившейся ситуации.
     - Да мне проще уйти и оставить тебя здесь! - сказал я, поднявшись. - Ты меня чуть не убила. Ни за что! А я просто хотел поговорить. Узнать!
     Возмущение из меня перло, как река через прорванную дамбу.
     - Что с вами всеми не так!
     Я потирал горло и искал лук, который выпал из обессиленной руки. Найдя его взглядом, я поднял вещицу и уже развернулся уходить, но ощутив гладкую древесину, я подумал о том, кто дал мне этот лук и как меня вытащил с того света его владелец. Просто так. А ведь я мог оказаться каким-нибудь маньяком или убийцей, который сбежал из местной тюрьмы. Может, каменоломни, не знаю.
     А еще Ройан, который не выдал меня и увел врагов в лес. Да, он скорее всего сделал это не ради моего спасения, а потому, что там ему было удобнее сражаться. Но это не сильно меняет дело.
     - Черт! Черт! Черт! - рыкнул я самому себе и бросив лук, развернулся к черноволоске.
     Она лежала на листьях, как белая кукла, только без платья, а в обтягивающем темно-синем костюме. Беззащитная и истекающая кровью. Только что желала задушить меня, а потом просила помощи.
     Женщины. Везде одинаковы.
      Пробежав глазами по черноволоске, я нашел сбоку что-то вроде липучек и, потяну, обнаружил, что костюм состоит из частей. Как раз нужная мне часть прикрывала торс, и отбросив руку девушки, я отлепил от живота дырявую ткань. Именно отлепил, так как под этим куском была голая кожа, и кровь склеила их вместе. Скривившись от весьма неприятного зрелища, я открыл бурдюк с водой и облил предполагаемую рану.
     - Черт... - буркнул я, выдохнув.
     Дырка была сбоку и весьма приличной. Уж не знаю, что там у нее пробито и почему она плевалась кровью, но отлепив грудную часть костюма, я больше ран не обнаружил.
     Может, у нее органы не так расположены?
     Изнывая от мук жадности и совести, я нашарил в кармане амулет Пипа. Очевидно, я не в силах спасти ее своими руками, и оставался только вариант магии. Единственной магии, которая была мне сейчас доступна. Прожженная простыня не в счет, это почти мифическое событие, которое я не в силах повторить.
     Главная проблема, ну кроме взбрыкивающего хомяка, оказалась в том, что я не знал, как воспользоваться амулетом. Ни Сорас ни Леа мне о таком не рассказали. И что бы я делал, если бы был ранен сам?
     Я вкладывал ей его в руку и ждал. Тер об рану. Водил над ней. Закрывал глаза и просил сработать. И ничего.
     Сдавшись, я уже решил, что не спасу её, и готовился уходить, убиваясь муками совести, наряду с подпрыгивающем от радости хомяком.
     - Хух, - выдохнула девушка.
     "Черт", - поругал рогатого я.
     - Эй, черноглазая, - потрепал ее за челюсть. - Черноглазая, открой глаза. Это важно.
     Несколько секунд мычания, и она еле-еле раскрыла свои черные, как ночь, глаза, невнятно разглядывая мое, наверняка невероятно глупое в этот момент, лицо.
     - Видишь это? - показал ей амулет. - Моргнешь один раз - "да", два раза - "нет".
     Моргнула.
     - Знаешь, что это?
     Моргнула два раза.
     - Что б тебя, - ругнулся я сквозь зубы.
     Девушка застонала и снова начала терять себя.
     Я заговорил громко:
     - Слушай! Это чертов амулет, который должен вылечить тебя. По идее. Но я не знаю, как он работает!
     До нее доходило несколько секунд, а потом левая рука дернулась, и я, надеясь, что это намек, вложил амулет в ее белую ладонь.
     Она сдвинула черные брови, и тело покрыло голубоватое свечение. Еле различимое. Прямо на моих глазах рана начала стягиваться, и в конце не осталось даже шрама.
     Действо длилось где-то минуту, и в конце девушка обмякла.
     Я приложил ухо к месту, где у людей обычно сердце, и уловил слабый, но равномерный стук.
     - Ну, все, - буркнул я себе. - Пора и честь знать.
     Тяжело опершись о колени, я поднялся и, к радости моей совести, понял, что темнеет.
     Красное солнце уже спряталось за кроны высоких деревьев, и лес начал заполнять вечерний свет. Оба спутника еще не проявили себя, но это было не за горами, и я понимал, что оставить ее сейчас одну равносильно тому, если бы я просто так выкинул амулет. Ее бесславно загрызут.
     Постанывая от присевших на уши совести и хомяка, которые в этот раз были за одно, я оттащил тело черноглазой к ближайшему дереву и стал собирать хворост и ветки потолще. Ночи здесь холодные, а звери могут попасться очень голодные.
     - Ну вот, нарвался на неприятности, - бубнил себе под нос. - Сначала два трупа, потом самого чуть не задушили, теперь, вот, спасаю своего же возможного убийцу.
     Говорить с самим собой - не самая полезная привычка, но последние дни я, видимо, просто нуждался в этом.
     Собрав достаточно древесины, я еще раз проверил незнакомку и, устроив костер поближе, начал шарить в сумке в поисках местного огнива.
     Слева замычали.
     Я обернулся и наткнулся на пару удивленных глаз. Не говоря ни слова, мы посмотрели друг на друга, и я, отвернувшись, приблизил наперстки к деревяшкам.
     Щелк. Искры. Пусто.
     - Черт, - буркнул я под нос.
     Щелк. Искры. Пламя.
     Довольно хмыкнув, стал устраивать себе ночлег. Логичнее было бы расположиться ближе к черноволоске, но я опасался ее реакции да и все равно не планировал спать. Не уверен, что смог бы, как Ройан, почуять опасность и уж тем более удерживать огонь своей магией.
     - Почему не поджег маной? - нарушила молчание девушка.
     Я повернулся к ней и заметил уже полностью вменяемый взгляд.
     Голос у нее был приятный. Не высокий, как у девочек, а достаточно взрослый. В мою голову пришел образ какой-нибудь актрисы, озвучивающей роли уверенных в себе женщин.
     Я пожал плечами:
     - Не умею.
     - Как это? - заинтересованно спросила она.
     "Знал бы я", - хотелось сказать.
     - Ну как же, свитки нужны. Да и не огненный я.
     - Свитки... - будто пробуя слово на вкус, протянула она, - огненный...
      Странный разговор. Складывалось ощущение, что мы говорим о разных вещах.
     Акцент у нее кстати был так себе. Еще хуже моего. Хотя, о себе всегда в лучшем.
     Я ковырнул ветку и возмутился:
     - Хотя бы поблагодарила, что ли.
     - За что? - спросила она.
     Я возмущенно повернулся в ней, а она уже смотрела в сторону от костра.
     - Хочу напомнить, что ты чуть вусмерть не задушил меня. А потом попросила помощи! - сказал я с вполне искренним недовольством.
     - Ааа, - пропела она, - так это я шутя. Припугнуть хотела.
     Я чуть не вскочил от такой наглости, но сдержался, хотя и запыхтел как паровоз.
     - Припугнуть? - уверен, что голос отразил всю бурю реакции на такое заявление.
     - Ага, - так же спокойно ответила она. - Просто я не ожидала, что ты такой слабый окажешься.
     Вдох. Выдох.
     Сколько наглости нужно иметь на такое?

Глава 13

      Глава 13
     Девушка не выглядела тупой, а значит специально разводила меня на эмоции.
     Я сказал, театрально кающимся голосом:
     - Ну прости уж, что не угостил твою спину парой стрел.
     - Прощаю, - извинила гадина.
     Вдох. Выдох.
     - Как бы то ни было, ты была при смерти, и я использовал свой единственный амулет, - сказал я ровным голосом, пошерудив еще одну ветку. - Так что, как бы ты ни увиливала, кое-кто из нас двоих мой должник. И я уверен, что запомнил бы, если бы им был я.
     - Ааа, вот ты о чем, - протянула наглая черноглазая. - Но ведь я сама излечила себя. Твой амулет был очень слаб и дал лишь нужный толчок. Безделушка, в общем.
     Выдох... не дышать. Не дышать. Медленный вдох.
     - Видишь ли, как я сказал, это был мой единственный амулет... - начал я, но она оборвала меня.
     - Но ведь ты не знал, как им пользоваться. Да и вообще, если бы я не потратила на тебя силы, не оказалась бы в таком положении, - теперь, видимо, ее очередь была возмущаться. Только слишком театрально.
     Она реально издевается?
     Лежа возле дерева, она смотрела на меня честными черными глазами, попутно перепрыгивая на лежащие со мной рядом лук и меч в ножах.
     Это была конечная в путешествии с совестью за руку.
     Я молча закинул лук за спину и, подняв меч, поклялся больше не общаться с черноглазыми женщинами и всячески избегать их.
     - Эй, ты куда? - спросила девушка, когда я отошел на шагов двадцать.
     Нужно было срочно найти высокое дерево да подальше отсюда и устроиться на ночлег. Ночь приблизилась еще на шаг, и признаться, я бы хотел все-таки выспаться.
     - Эй, куда ты пошел! Эй!
     Пантоа уже не за горами, и завтра следовало бы добраться до деревни. Там закупиться по списку Сораса, и думаю, можно возвращаться в хижину. Вряд ли банда так долго вела бы меня, только ради того, чтобы найти мое жилище. Давно бы напали уже. Да и следы, если что, приведут к черноволосой ушастой особе, что мне было только на руку. Без сомнений, они обратят на нее внимание.
     - Эй. Ладно! Ладно! - услышал я уже приглушенный крик. - Я беру свои слова назад. Твой амулет. Ты спас меня. Я твоя должница. Ладно?
     Плевать. Мне проблем больше. У нее все равно ничего нет при себе, иначе заметил бы.
     - О, а вот и деревце, - направил я свой взор на серое дерево, ствол которого был покрыт ветками, до которых можно допрыгнуть.
     - Пожалуйста! - крик души был слышен даже сюда.
     Выдох...
     
     Неужели я такой слабак?
     Топая назад, я ругал себя и слабоволие. Я ведь уже помог ей. Но в отличие от меня, искренне благодарного Сорасу, черноглазая хотела перекрутить все, не оставив себя в должниках.
     Я думал о том, зачем иду назад, и скорее всего меня заинтересовала та силища, с которой она меня схватила, будучи смертельно раненной. Разумеется, я слышал и помню истории с Земли, когда у людей в смертельных ситуациях активировались все ресурсы организма. Но эта дамочка была ослаблена нехилой раной, какие там ресурсы. К тому же ее светящиеся синим льдом глаза не совсем обычное зрелище, мягко говоря.
     В общем, причины были. Не такие, чтобы остаться и надрывать глотку, доказывая важность своего участия в ее спасении, но достаточно занимательные, чтобы вернуться после такой молебной тирады.
     Да и что-то было во мне, что отяжеляло мои стопы, когда я пошагал прочь от черноглазой.
     Молча усевшись у костра, я поднял веточку, которой играл до этого, и снова сунул ее в огонь.
     - Мне нужна твоя помощь, - сказала она смиренно.
     - С чем?
     Она тяжело перевернулась и показала мне покрытый кровью бок.
     - Магия не полностью залечила меня. Скорее всего стянулись только мышцы, но нужно обработать и сшить края раны.
     Я почесал бороду и, намочив тряпку, присел рядом.
     - Я сейчас вытру кровь, чтобы увидеть, что там. Не дури.
     Черноглазая кивнула, глядя в темный лес.
     Рана была не глубокая. Все как она и сказала: мышцы стянулись, осталось стянуть кожу. Тем не менее, без обработки скорее всего будет воспаление, а там по накатанной вплоть до перитонита. В общем, нужно обрабатывать, и желательно сшить.
     - У меня есть игла для одежды и нить. Простерилизовать нить не в чем, - сообщил я, насмотревшись на рану. - И да, я никогда не сшивал...кожу.
     Она посмотрела на меня вполоборота и удивленно подняла бровь.
     - Ладно... - снова смиренно сказала девушка.
     Я кивнул и, достав нож, подошел к костру.
     Спирта, как и других антисептиком, у меня, конечно же, не было. Я даже близко не знал, что применяется на Фариде и есть ли здесь привычная мне медицина, помимо магического исцеления. Если есть, насколько она развита и как используется. Очевидно, что простые селяне вряд ли после каждого пореза кухонным ножом бегут к целителю, но даже это для меня было загадкой.
     В местной траве я разбирался настолько же хорошо, как и в Земной - никак. Значит, нагреть металл и прижечь края раны было единственным выходом.
     Черт, что бы я делал, если бы сам оказался в таком положении?
     Пока нож краснел, я достал иглу и нить из неизвестного мне материала. Стерилизовать иглу также было нечем, так что, положив ее на покрасневшее лезвие, я стал ждать.
     - Где ты этому научился? - спокойно спросила девушка.
     - Не помню, - почти честно ответил я, стараясь не трясти рукой, чтобы не потерять иглу в пепле костра.
     - Как это, не помнишь?
     - Знаешь, что такое амнезия? - ответил я вопросом.
     Она кивнула.
     - Вот так и не помню.
     Когда игла достаточно покраснела, я отвел нож от костра и дал ей остыть.
     - Тут вода, - кинул я бурдюк дамочке. - Омой руки хотя бы ей и подержи иглу.
     Она выполнила указание, и я снова вернулся к костру и ножу.
     Я и правда не помню, откуда знаю, что нужно делать с раной, но как по мне - это должен знать каждый второй человек с Земли. Скорее всего, так и есть, но откуда это известно мне, я не помнил.
     Закончив приготовления, я поднес лезвие к ране и кивнул черноглазой. Она сцепила зубы и отвернулась.
     Зашипело. Кожа покраснела. Девушка застонала, но не отключилась.
     Пока я штопал горячую кожу, я сомневался, что это все не сон. Я оказался в мире меча и магии. Почти стал едой сероволков. Убил двух человек. Прижег раскаленным ножом рану и сшивал ее иглой. Ах да, меня чуть не задушила та, которую я спас уже дважды.
     Закончив с раной, я выудил из мешка кусок тряпки и, приложив ко шву, захлопнул часть ее комбеза. Привалился к тому же дереву, что и черноглазка, и выдохнул.
     Это было не круто. Совсем не круто. Нужны амулеты и побольше.
     После проделанного в воздухе повеяло средневековье, и я осознал, что нахожусь не просто в волшебном мире, а в обычном мире с магией. Здесь вовремя необработанная рана могла превратиться в гангрену или смерть. Ручные целители здесь вряд ли водились, а если и водились, то их круглосуточные услуги стоили очень дорого.
     - Жива? - спросил девушку после пары минут молчания.
     - Ага, - выдавила она.
     Я поднялся и подкинул дров в костер. Ночь уже давно вошла в свои права и очень не хотелось случайно потерять огонь. Звезды, как всегда, превратили небо в усыпанную бриллиантами черную ткань, а два белых огромных блина, исчерченных линиями и кратерами, не мигая, разглядывали ничтожных существ, разбегающихся при их взоре.
     - Ты откуда такая прилетела? - спросил я.
     - А ну, сбежала я. Из дома, - ответила черноглазка неуверенно.
     - А че сбежала, замуж не захотела? - усмехнулся я классике.
     - Ага. Именно, - ответила она вполне серьезно. - Отец хотел отдать за нелюбимого, вот я и сбежала.
     Мы говорили так спокойно и неспешно, будто два приятеля на ночевке у костра. Ощущение противоречия заполнило мои чувства.
     - А что с челноком? - спросил я.
     - Чело...нком?
     - Да, шатл твой. Корабль для перелетов.
     - Аааа, ну это. Подбили, эти, наемники жениха, - снова как-то невнятно сказала черноглазка.
     Я удивился такому повороту:
     - Неплохо так женишок обиделся, видимо.
     - Ничего, переобидится, - усмехнулась она.
     На пару минут повисла тишина. Я снова пялился в небо и прислушивался к лесным звукам. Признаться, даже не представлял, что делать, если в такую вот ночь появится стая голодных сероволков или Кродас. Я его еще не видел, но раз Ройан тогда остановился, значит бояться стоит. Других хищников я не опасался. Насколько мне было известно, в этих лесах в свое время первые поселенцы вырезали почти все, что рычало и нападало. Вся монстрятина осталась на неизведанных территориях. А здесь так, мелочь, по меркам прошлого. Тем не менее, спящего путника может и местная лисица погрызть. Да и лисицами их сложно назвать, просто самое подходящее по виду животное с Земли. Они здесь более дикие, крупные и агрессивные, чем на Земле. На Фариде, вообще, все звери намного крупнее.
     - Так и почему ты не разжег огонь магией? - внезапно спросила вяло девушка. Видимо, падала в сон. И не мудрено, после пережитого-то.
     - Не умею, - выдохнул я.
     - Как это?
     - Ну как-как, не знаю структур, - как с ребенком разговаривал я.
     - Аааа, ясно. А почему не знаешь?
     "Дура что ли?" - хотелось спросить.
     Мне даже подумалось, что снова издевается, но глянув в ее сторону, понял, что это был бы верх тупости с ее стороны.
     Я глубоко вдохнул:
     - Не выучил свитки еще. Амнезия отбила память, и я забыл, что знал. Все забыл о магии. Да и не огненный я.
     - Ну, создай снова, - просто ответила, следом зевнув от души.
     Я завис.
     - Нет свитков, говорю тебе.
     Треснул костер.
     Она спросила:
     - Зачем вообще эти свитки нужны?
     - Ну, во-первых, - тяжело выдохнул, - чтобы поднять ступень Сосуда, а потом учить структуры по ним.
     - Это я поняла, - невнятно сказал девушка, - но я не понимаю, зачем для этого нужны какие-то свитки, если... есть контроль маны и...знание...устройства ми..рра...
     Последний зевок отправил ее в сон, а меня в стратосферу. Как обычно бывает во время каких-то откровений: мурашки проскандировали революцию по спине, а в груди заполыхало пламя похлеще костра. Я повернулся к девушке, но она спала, как в не себя. Хотелось разбудить, растормошить, как следует встряхнуть и заставить сказать больше. Вынудить рассказать и разъяснить каждое слово, которое покинуло ее наглый ротик.
     Но я сдержался. Я медленно вдохнул и сдержался. Завтра будет день. Сейчас же ей нужно было отдохнуть и выспаться. А потом...потом я взыщу с нее все долги.
     
     

Глава 14

      Глава 14
     Уснуть, конечно же, после такого я бы не смог. Даже если бы вокруг был не густой лес, а бетонные стены однокомнатной квартирки где-нибудь в центре Вайнхентена. Вопрос был слишком будоражащим сознание.
     Тем не менее, то и дело пробивающиеся позывные местного зверья сквозь мягкий шепот ветра не давали мне нормально сосредоточиться. Шелест листьев говорил о чьем-то присутствии за границей прыгающего света костра, и мне приходилось быть настороже, держа под рукой лук и обнаженный клинок Хряка.
     Незнакомка сопела в обе ноздри, а меня так и порывало сделать что-нибудь громкое, чтобы "случайно" разбудить.
     Какого черта она вообще уснула?
     Ладно. Я подбросил веток в костер да потолще и решил все-таки рискнуть отвлечься.
     - Устройство мира, да? - тихо пробубнил я под нос.
     По рассказам Леа и Сораса, мана - это всего лишь производное Кель. Кель же, в свою очередь, нечто первозданное, что было до всего. Благодаря ему, по легендам, началось упорядочивание хаоса, что бы это ни значило.
     Я не помнил, чтобы когда-то задумывался о сотворении вселенной, большом взрыве или божественной руке. Размышлять об этом в мире без магии было уделом людей науки или религиозных сект. Я же точно не знал ни одного псалма и не помнил никаких деталей устройства мира, вследствие большого бума. Кроме общих знаний о наличии этих доктрин.
     Но одно я знал точно: все в мире состоит из атомов. Атомы из ядер и электронов, а сами ядра из более мелких частиц - протонов и нейтронов. Что мне это дает в этой вселенной?
     Хм. По идее, мана, как и Кель, тоже должны из чего-то состоять, а значит, либо это те же, но какие-то другие атомы, либо что-то абсолютно новое.
     Что-то мельче ядра атома и его составляющих.
     - Черт, не туда, - закряхтел я, когда голова начала дымиться от попыток представить себе это вещество.
     Контроль маны.
     Мана это магия, которая выходит из существ. Если она также состоит из каких-то частиц, значит она должна быть осязаема, что подтверждается тем же Сорасом, руки которого испускали голубоватый свет. Удивительное совпадение. Мана из Земного фэнтези тоже зачастую синего оттенка.
     Но цвет, по сути, это лишь воспринятые глазом волны света разного спектра. Конечно, в земной физике понятие цвета намного глубже, но сейчас это не так важно. Надеюсь.
     Разные живые существа Земли видели цвета по-разному, и если следовать логике этой вселенной, которая породила таких же двуногих, как и я - цвет маны не имеет значения.
     Ладно, приму эту теорию как базу и не буду беспокоиться о своем представлении о ее цвете.
     Я уже достаточно видел, как колдовали другие, и мог точно сказать, что они делали это с абсолютной легкостью. Значит ли это, что все эти существа контролируют свою ману?
     Если верить сопящей наглой девице - да. Но ни Сорас, ни Леа и словом не обмолвились об этом нюансе. Они мне недоговаривали? Вряд ли. Леа попрыгунчиком скакала вокруг меня, ожидая, когда я начну проявлять структуры. Может, они считали, что я все это помню? Но я точно дал понять, что забыл магию и ее теорию.
     Скорее всего, я просто не задал нужные вопросы.
     Значит, теоретически, они этого не знают. Как же они тогда создавали структуры без контроля маны и "знаний устройства мира"?
     Свитки. Черноглазая сказала, что не понимает, зачем они нужны. Да и я отнес их к контролирующему звену над разумными. Что это значит?
     Правильно. Свитки как-то обходят контроль маны, позволяя создавать структуры автоматически. Леа говорила, что достаточно просто прочесть свиток, чтобы овладеть умением. Если привести аналогию с земным программированием, это напоминает прописанный в систему скрипт.
     Свиток забивает нужный скрипт в подсознание нашего родненького дурачка, и разумный, по сути, не понимая нюансов, творит структуры. В этом уравнении не нужны знания ни о мире, ни о контроле над маной.
     Воодушевившись этой теорией, я повёл плечами даже улыбнулся.
     Что ж, как и говорила Леа, Шиадан знают обо всем этом, но для остальных это знание табу.
     Черноглазая перевернулась на другой бок и продолжила раздражающе сопеть. Я рассматривал девицу и только сейчас задумался о том, кто же она такая и от какого жениха сбежала, раз раскидывается такой информацией. Я даже предположил, что она одна из Шиадан, но отбросил эту версию в топку, так как вряд ли бы такое существо оказалось в такой ситуации. Может, дочь одного из Шиадан, или одной.
     В таком случае, мне следовало бы прямо сейчас встать и убираться подальше от этой бомбы без циферблата и смертельного отсчета.
     Замотав головой, я решительно испарил трусливые мыслишки.
     Либо я буду рисковать и получу шанс стать кем-то, либо моя жизнь в этом мире не будет отличаться от земной, за исключением отсутствия антибиотиков и нужды махать, судя по средневековым пейзажам, вилами.
     Ладно. Мана.
     Вспоминая рассказы Леа о смерти или сумасшествии, при попытках создать структуру без свитка, для меня начала проясняться суть контроля маны и ограничений Сосуда.
     И это логично. Младенца тоже порой пеленают, чтобы не вывихнул себе руки, бесконтрольно размахивая ими. Никто в здравом уме не станет впервые делать сальто на голом асфальте, без тренировок на мягких матах и минимальном владении своими конечностями. Аналогий с телом и мозгом, в общем, можно привести тонну, но суть получается одна: тренировки и контроль.
     Понимание устройства мира и создание структур, на основе этих знаний уже второй вопрос. Для начала - мана. А значит...
     - хруст-
     Я резко развернулся в сторону звука и увидел несколько светящихся желтым пар глаз за границей света. Эти глаза неотрывно смотрели в мою сторону, и мне стало сильно не по себе. Я не был готов сейчас сражаться с местными жителями. Закинув в полыхающий костер еще пару веток и наложив на тетиву стрелу, я почти молился, чтобы мои гости не поспешили рвануть на меня прямо сейчас.
     Нужно было разбудить спящую девушку, но я не мог отвернуться от следящих за каждым моим движением глаз.
     - Эй. Черноглазая, - сказал я громко. - Проснись.
     Ноль реакции. Она только сильнее засопела и снова перевернулась. Может быть, после лечения амулетом непробиваемый сон - это побочный эффект? И именно поэтому она просила меня вернуться.
     Вот чертовка. Использовала меня вслепую.
     Я поднялся в полный рост и направил лук в сторону наблюдателей, но желтые светляки висели в темноте словно приклеенные.
     - Уходите отсюда, - рыкнул я в темноту, стараясь, чтобы голос звучал уверенно. Хотя, на самом деле, спина уже была мокрой.
     Как и ожидалось - никто меня просто так не послушал.
     Дрогнуло пламя вслед за ветром и качнувшимися деревьями. Зашуршали листья, и нарисовалась еще одна пара желтых огоньков.
     Я нервно чертыхнулся и, встав на одно колено, порылся в сумке, не отворачиваясь от пришельцев. Выудил тряпку и, спешно намотав ее на наконечник, поджёг её и выпустил стрелу в сторону желтых глаз. Буквально на секунду тусклый свет окрасил тьму, и мои глаза запечатлели три взрослых особи сероволков, которые, шугнувшись горящей стрелы, отпрыгнули назад.
     - Гхрррр, - дал о себе знать один из хищников и снова скрылся во мраке.
     Где-то каркнуло пернатое несчастье и, захлопав крыльями, убралось подальше от места разборки. За ним последовало еще, на вскидку, не меньше десятка хлопков, и мы с моими новыми-старыми друзьями снова остались наедине.
     - Кыш, сказал! Сейчас я здоров и полон сил! И больше вы, твари, не отгрызете мне пальцы! - прорычал я в ответ.
     Я подпалил еще один наконечник с тряпкой и выпустил стрелу. Сероволки сделали еще один прыжок назад и снова застыли. Огонь быстро тух, ведь тряпка не была пропитана ничем горючим, но даже такой огонь их отпугивал, что немного успокаивало.
     Сменив тактику, я выхватил ветку из костра и швырнул ее в сторону сероволков. Потом еще и еще, пока не создал маленькую границу перед хищниками.
     Пытаться их убить стрелами, было бы равносильно смертному приговору. Так как в этому случае они просто напали бы все вместе, и я просто не успел бы, с моими навыками владения луком, подарить стрелу каждому. А то и пару, ведь они достаточно живучие. Единственной возможностью в этой обстановке было заявить о себе, как о равноценной угрозе, сыграв на инстинкте самосохранения.
     Раскидав еще пару горящих веток, я обновил дрова в костре и поблагодарил вселенную за свою запасливость. Сероволки ретировались на приличное расстояние и через пару минут вовсе скрылись, избавив меня от гипноза своих светящихся желтым глаз. В этом мире вообще многое светилось и заявляло о себе. Ничего не выглядело "обычным", словно магия, наполняющая все живое, таким образом проявлялась.
     Постояв еще пару минут, я убедился, что вокруг пусто, и снова умостился под дерево, продолжая вертеть головой по сторонам.
     Черноглазая резко заговорила во сне, что-то на своем, непонятно каком, и до чертиков напугав меня, чуть не схлопотала луком по голове.
     - Дьявол тебя забери! - выругался я, глядя на ни о чем не подозревающее белокожее создание. Спящей она даже не выглядела такой гадиной.
     Пытаясь успокоить сердцебиение, я присмотрелся к ее лицу повнимательнее и пытался понять, к какой из четырех рас она принадлежит.
     Чернющие волосы, бледная кожа, острые уши, с двухсантиметровыми кисточками на конце и светящиеся голубым черные глаза. Глаза, по-видимому, светились не всегда, а только во время проявления каких-то способностей, так как после ее пробуждения они были просто черными.
     Может, какая-то помесь. Типа фойре с эльфом? Возможно. Слишком мало я видел еще в этом мире разумных. Могло оказаться все, что угодно.
     Отвлекшись, я достаточно успокоился и продолжил думы думать.
     Сосуд, как говорил целитель, ограничивает выпуск маны. И как я предположил, ограничивает он ее именно для защиты самого разумного и, вследствие чего, самого себя. Это если придать сосуду образ некоего симбионта с запиленными в него правилами пользования, а не просто бездушного бурдюка с синей жидкостью.
     Я сухо сглотнул, будто приблизился к чему-то важному.

Глава 15

      Глава 15
     Неужели контроль маны нужен не только для того, чтобы создавать структуры, но и для обнуления Сосуда? Если это так, то все становится на свои места.
     Как Сосуду понять, что ты чему-то научился?
     Так же, как и ребенок дает понять родителям, что он взрослый, своими действиями.
     Если Сосуд не дает ману, ее нужно взять, а для этого - контролировать настолько, чтобы почувствовать, за что хвататься.
     - Фууф, - выдохнул я с дрожью. Не от холода, но от волнения.
     Как все складно. Неужели все действительно так просто?
     Тогда получалось, что из сотен тысяч разумных на этой, как и на других планетах, не могло не рождаться догнавших до этой идеи так же, как и я. Это значит, что обязательно должны быть какие-нибудь тайные общества, изгнанники или сбежавшие от мирского просветленные. А за ними, вдогонку, должны скакать спецслужбы по выявлению и нейтрализации опасных элементов, могущих пошатнуть устои общества и власть правящей элиты. Классика же.
     Пошуршав палкой в костре, я посмотрел на девушку и довольно улыбнулся. Если черноглазая какая-нибудь местная принцесса или дочь Шиадан, то простота ее непонимания касательно свитков может быть вполне объяснима, но от этого не легче, ибо мне связываться с такими ребятами еще очень рано, мягко говоря.
     И даже так, наконец начало проявляться хоть что-то, что могло бы смахивать на превосходство. Я ухватился не просто за идею, я чувствовал, что зажал в руке что-то незыблемое. Нечто настолько весомое, что ради этого стоило рискнуть. И если я хотел стать чем-то большим, нежели простой рубака или фермер, то просто обязан хотя бы научиться подпрыгивать, хватая со шкафа все, до чего дотягивается рука.
     Насколько я понял местную политическую географию, все было предельно просто: четыре территории на каждую расу. Атланы, фойре и грендар на одном континенте. Эльфы на огромном острове. У атланов и грендар король. Фойре правит вождь. Эльфы склонились к чему-то наподобие республики, если я правильно интерпретировал ломанные объяснения Сораса. Он не очень жаловал рассказывать о своей расе, а я не мог слишком сильно интересоваться, чтобы не скидывать еще одну странность моего незнания на амнезию.
     Обдумав ситуацию, я составил ближайший план действий: закупиться по списку в Пантоа, вернуться в хижину и прокачиваться до посинения. Выучить или выдумать несколько мощных структур и, набрав приличный багаж умений и силы, заявить о себе. Затем прибиться ко дворцу, и с моими знаниями о политических дрязгах Земли, я смог бы ассимилироваться и забраться как можно выше. А там и другие планеты будут ждать меня.
     Довольный возможными перспективами, я забыл о заглядовавших на огонек сероволках, двух трупах на моей совести, черноглазой наглости и опасном лесу в целом.
     Нужно было только понять, с чего начать свой путь к освоению контроля над маной.
     До Кель мне точно было не достучаться, слишком сложно. Но после него в цепочке связей идет Сосуд, о котором гораздо больше известно и который следовало бы понять. Но что он из себя представляет?
     Под треск пожираемых огнем сухих веток, я прикрыл глаза и попытался представить себе этот фильтр эфира. К сожалению, ни Леа, ни старик целитель не объяснили мне, как он выглядит, поэтому мне оставалось только фантазировать. Как может выглядеть Сосуд, который наполнен субстанцией, позволяющей творить чары?
     Первым в мою голову ворвался образ склянки, но усмехнувшись, я отбросил его. Затем появился кожаный бурдюк, в котором античные люди хранили вино и другие жидкости. Нет, не то. Может, у сосуда форма шара?
     Я представил себе пустой стеклянный шар, наполовину заполненный синей жидкостью. Образ был слишком зыбким и постоянно меняющим свои очертания, чтобы я смог сконцентрироваться не на удержании его формы, а почувствовать эту жидкость.
     Открыв глаза, я тяжело вздохнул и потянул шею. Дьявол, по ощущениям я просидел каких-то пять минут, и мне уже хотелось смеяться над этой глупостью. Но у меня не было выбора. Этот мир наполнен магией, и я должен научиться ее использовать.
     Снова зажмурившись, я увидел мерцание звездочек и постарался успокоить свое разочарование.
     Как выразился целитель, Сосуд дается каждому живому существу во вселенной, значит это должна быть естественная формация. Форма, которая должна быть универсальной для всех.
     Пытаясь выковать идею на основе земной памяти, я вспомнил про теорию о фрактальной структуре вселенной. Если это так, значит все должно быть подобно всему. Шар я уже испытал и не почувствовал никаких волнений или отзыва Сосуда, хотя, насколько мне известно, все космические тела имеют форму шара или около того.
     Ощущая тепло костра и его успокаивающий треск, я расслабился еще сильнее, и как это бывает в минуты предвкушения, в моем животе запорхали бабочки. Проникнувшись волнением юного первооткрывателя, я почувствовал, что не просто хочу понять свой Сосуд - я должен это сделать.
     Но что может быть так же естественно для вселенной, как шарообразные формы, если следовать теории фрактальности?
     Потянув носом запах костра и ночной прохлады, я посмотрел на свои руки. Разглядывая структуру кожи, ее линии и легкие очертания вен на запястье, я подумал о живых существах, населяющих как Землю, так и эту планету. Что между нами общего?
     Может быть суть не в идеальной форме для всех, а в уподоблении любой форме?
     Тяжело выдохнув, я залип на пляшущие языки пламени и почему-то вспомнил рисунок Витрувианского человека.
     Может быть, Сосуд повторяет форму живых существ? Тогда вопрос насчет наполняющей его маны остается еще более непонятным.
     - Черт, что я вообще пытаюсь сделать? - спросил я себя.
     - Сделать из себя идиота, - ответил на свой же вопрос.
     Рядом со мной спала девушка, которая могла ответить на все мои вопросы. Мне нужно было просто растормошить ее и заставить говорить.
     Заставить? Хм...
     Вспомнив ее силищу, я засомневался, что вообще смогу ей что-то противопоставить кроме стрелы или ножа в грудь прямо сейчас, пока она спит. А ведь она еще даже не проявляла своих магических способностей! Если, конечно, сила не окажется одной из них.
     Но конечно же, я не мог так поступить. Да и смысл? Убить единственную, кто может что-то разъяснить и кто вообще хоть что-то прояснил для меня, ради чего? Страха? Нет уж.
     В этом мире я должен отложить эту эмоцию в долгий ящик. Запереть и закинуть так далеко, куда смогу дотянуться только в самых критичных ситуациях.
     Я решил дождаться ее пробуждения и вежливо указать на свое важнейшее участие в ее спасении. Несколько раз.
     - Ладно, продолжим, - сказал себе.
     Поежившись, я закинул последние дрова в костер, понимая, что утро не за горами и через час-два можно будет расслабиться.
     Сосуд - определённо, форма иного порядка. Но в то же время он каким-то образом выводит ману в физический мир, заставляя создавать невообразимые для человека из техногенного мира вещи.
     Выбросив из головы идею формы Сосуда, я сконцентрировался на своем теле.
     Набрав в грудь воздух, задержал дыхание и, медленно выпуская его, попытался ощутить хоть что-то. Представил, как дымчатая субстанция пробегает по моей груди и рукам. Воображаемый синий дым цеплялся за каждый волосок на моем теле, заставляя его вздыбиться. Повторяя каждый изгиб, заполняя собой каждую пору на коже, дымок добрался до кончиков пальцев рук и отпустил себя в неизвестность.
     В животе снова затрепетало, и я продолжил представлять себе этот процесс, пока на кончиках пальцев не почувствовал маленький электрический укол, который можно сравнить с разрядом статического электричества между людьми. Мне вдруг вспомнилось, как на уроке физики мисс Кален привела пример статического разряда через поцелуй. Тогда весь класс слащаво улыбался, как объевшиеся сметаны коты. Я невольно улыбнулся, вспомнив детали из детства, но радоваться было рано.
     Продолжая эксперименты, я все чаще ощущал этот маленький разряд и очень надеялся, что двигаюсь в нужном направлении. А что это еще может быть? Не статическое же электричество в лесу, в мире магии.
     Меня переполнила детская радость от осознания контроля над вызываемыми ощущениями. Раз за разом призвать разряд становилось проще. В конце концов, мои старания вышли на тот уровень, где воображаемый голубой дымок пробегал по коже в считанные секунды и почти выстреливал из кончиков пальцев.
     Затем я представил дымок белым и получил тот же эффект. В общем, ни один цвет радуги не отпугнул ни ману, ни Сосуд. Все замыкалось только на моих мыслях, а значит - это самое важное.
     Получалась вполне логичная и простая картинка.
     Неважно, как ты видишь ману и воспринимаешь Сосуд, важно, насколько реально ты их чувствуешь, как часть себя. Ведь человеку не нужно знать, как работают его мышцы, он умеет двигать конечностями настолько умело, насколько он себя натренировал. В ту же степь уходит увеличение мышечной массы, растягивание мышц и их гибкость.
     Всего-то следует почаще сознательно пробуждать и использоваться ману, пока я не смогу выполнять с ней любые трюки на автомате. Научиться чувствовать ее количество не по использованным заклинаниям, а по сознательному опыту. Обращаться с ней как со своими руками и ногами.
     Идея выглядела весьма простой.
     Я снова вызвал разряд на кончиках пальцев и попытался ощутить изменения в своем состоянии. По телу пробежала странная дрожь через мгновение после затухания эффекта. Снова попытка и снова дрожь. Еще одна и дрожь снова дала о себе знать.
     Потирая виски, я пытался понять разницу, но все последствия разряда были одинаковыми - еле заметная дрожь. Но обдумав ощущения лучше, я решил, что дрожь все-таки не физическая и не совсем по телу, а скорее где-то на ментальном уровне. И снова все замкнулось на сознании.
     Не замечая течения времени за раздумьями, я пропустил, когда начало подниматься солнце, и крон полуголых деревьев коснулся желтый свет. Утро наступало так же уверенно и неизбежно, как и ночь, разгоняя окружающую меня серость и наполняя лес красками. Я зевнул и с удовольствием потянулся, приветствуя новый день.
     Воодушевившись своими умозаключениями и тем, как в целом прошла ночь, я протянул руку к уже почти затухшему костру и представил срывающуюся с пальцев белую дымку.
     Я чуть не подпрыгнул от радости, когда костер пыхнул и разгорелся сильнее. Потом еще раз и еще, пока не закончился эффект. Или, лучше сказать, мана.
     Повернувшись к спящей черноглазой девице, я хотел было ее разбудить, решив, что она достаточно проспала, но никого не обнаружил.
     А потом мой мир внезапно погас...

Глава 16

      Глава 16
     Я тревожно раскрыл глаза, и первое, что почувствовал, это как кто-то облизывает мою ладонь. Резко дернувшись, глянул в сторону и наткнулся на пару абсолютно невинных глазенок маленького лисенка. Ну, или Киару на общем. Он невинно пискнул и рванул подальше от меня.
     В голове творилась неразбериха, и первые мгновения в памяти мелькали какие-то мутные очертания людей, событий. Тягостные эмоции указывали на непростой сон, который, как обычно бывает, растворился сразу же после пробуждения. С самого первого дня в доме Сораса я часто просыпался в таком состоянии, но вспомнить хоть одно сновидение так и не смог.
     Проверил руки и ноги. Целы. Лук на месте. Меч... вот гадина.
     Конечно же, рядом со мной не оказалось ни черноглазой гадины, ни меча Хряка. Чертыхнувшись, я пробежался по своим пожиткам и подметил отсутствие сухого пайка и всего серебра.
     - Вот сучка! - выдавил сквозь зубы.
     Мало того, что я ради нее потратил ценный амулет, зашил ей бок и всю ночь охранял, так она еще и обчистила меня!
     - И бросила на произвол судьбы посреди, мать его, леса! На съедение тем, от кого я ее берег! - снова вырвалось вслух.
     Попинав листья, потоптав ветки и прорычав все ругательства в сторону этой особы, я, выдохшись, упал на задницу. Взгляд упал на лук и колчан стрел, который видимо пришелся не по душе неблагодарной остроухой.
     Ну спасибо, что хоть вообще голым не оставила, хотя бросить посреди леса в бессознательном состоянии тоже такое себе снисхождение.
     Без денег на закупки по списку мне в Пантоа делать, по сути, нечего, и стоило бы вернуться сразу в хижину. Рассказать Леа и целителю все, что я узнал о магии, и вместе решать трудные вопросы. Эти ребята уж точно меня не прокатили бы, учитывая, что только благодаря им я дышал. Вот только...
     Только стыдно было так возвращаться.
     Я решил, что все-таки пойду в Пантоа и как-то заработаю денег на состав списка. Медяки, что мне дал Сорас, не должны быть такой уж крупной суммой, чтобы горбатиться на нее месяцами. Окончательно решившись, я затушил дымящиеся угли и, подобрав лук, потопал в сторону дороги.
     Когда волны гнева и разочарования прилично осели, я начал выпускать ману, как ребенок, радуясь покалываниям пальцев. Разбирал ментальную дрожь и пытался уловить какое-то различие. В общем, дорога была не такой скучной. Впереди, из-за всех моих остановок, был день пути, и я предполагал, что подойду к границе Пантоа едва ли к вечеру.
     Все-таки потеря меча и добытого серебра не такая большая плата за полученные знания. К тому же, она меня не убила, да и вообще, вдруг ее кто-то выкрал, а меня вырубил. Но даже если так, мне было не до этого, да и в целом плевать. Слишком наглая и неблагодарная.
     Я топал по мягкой листве, приближаясь к дороге, и мечтал о тех днях, когда приведу свои умения в нормальный боевой вид и смогу заработать намного больше, чем жалкое серебро. Тем не менее, без еды и денег долго не прожить на одном энтузиазме.
     Подумав о еде, у меня потекла слюнка, и я вспомнил, что не закидывал в желудок ничего с той самой минуты, как перекусил после сна на дереве. Впереди был целый день пешего шага, и стоило бы чем-то порадовать организм.
     Высмотрев на дереве какого-то мелкого зверька, похожего на белку, я потратил пару стрел, чтобы лишить жизни пушистого. Убийство лесной живности оставляло ощущение не из лучших, все-таки человек города, и обращению со свежим, в полном смысле слова, мясом пришлось научиться совсем недавно. Тем не менее, либо я либо они, и в этом мире этот закон, по-видимому, особо актуален.
     Я поблагодарил пушистого за его жизнь и извинился, что отобрал ее, как учил Сорас. Почему-то, пока я этого не сделал, руки не поднимались работать с дичью. Да и вообще, сравнивая ощущения после убийства Хряка и Пипа, к неразумной живности сочувствия было больше. Все-таки выбор убить или быть убитым принимается нами. Самое главное потом - убедить себя в безвыходности положения.
     Завернув остатки мяса в тряпку, я закинул сумку за спину и продолжил путь к дороге. За эти пару дней мне надоело топать по листве. Хотелось перестать спотыкаться через каждые двадцать шагов. Да и однотипный пейзаж уже приелся.
     - Как же быстро меняются взгляды разумных, - сказал я, задумчиво глядя на клин каких-то пертаных.
     Добравшись до дороги, сразу почувствовалось облегчение. Все-таки, какая-никакая цивилизация. Идти проще, думать легче. Единственное - не хотелось нарваться на какую-нибудь банду по типу той, что напала на Ройана.
     Позади послышался резвый тяжелый топот и, обернувшись, я уставился на волокущего за собой повозку местного ватусси. Без сомнений, это был родственник вымершего на Земле тура: рога полтора метра, весь черный и мощный, как танк. Вот только он не плелся, как улитка, а несся аки конь.
     Я отошел в сторону и замахал руками, одновременно привлекая внимание и давая понять, что в них нет оружия. Из повозки послышалось "тпррр", и ватусси начал недовольно тормозить. Кой он остановился, я и устройство на деревянных колесах, обитых металлом, поравнялись.
     - Куды прешь? - спросил рябой мужик в соломенной шляпе, пожевывая зеленый стебель какой-то травинки.
     Я чуть не прослезился от восхитительно характерной, по моему представлению о здешнем обществе, картины.
     - В Пантоа, вестимо, - брякнул я в тон и кивнул вперед, - если не ошибаюсь, эта дорога ведет только туда. Говорят, прекрасное местечко!
     Рябой заржал как конь и кивнул на телегу:
     - Прюкрасное, говоришь? Ну седай тогда, подвезу, че уж.
     Обдумывать предложение, конечно же, я не стал и сразу же запрыгнул на свободное место. Мужик, все еще всячески измываясь над словом "прекрасное", хлопнул поводьями и запустил повозку. У него был забавный акцент, и мой мозг просто отказывался переводить его речь нормально.
     Попытаться же осмыслить и как-то упорядочить то, что я еду на запряженной ватусси телеге после осмотра летательного минивэна, было вообще нелепо. Эти парадоксальные события были невероятно странными.
     Хотя, после увиденного шаттла, средневековый колорит уже своим наличием разъедал глаза. Как, в общем, и деревянный лук за моей спиной.
     - А че забыл-то там? - спросил мужик, видимо решив, что достаточно наигрался со словом.
     - Да за покупками отправили, список дали, - ответил я честно.
     Он присвистнул.
     - А не мал ешо за покупками по дорогам в одиночку шастать? Зверье тута лихое бывает.
     - Да я, вроде как, и не сам был, - ответил я вяло, почесав бороду. - Бандиты по дороге на провожатого моего напали.
     Он снова присвистнул. Видимо, это его любимый жест удивления, так как другая мимика на лице отсутствовала. Он даже ржал только ртом.
     - Не повезло. Я за жизть свою только два разу натыкался на иродов. И оба, благодаря Ландушке, отделался медью да синяками.
     Видать, не такие бандиты ему попадались, раз медь и синяки только оставили. Ну точно, Ройана заказали. Больно своевременно они появились перед нами, да и самонаводку отправили сразу, что говорило о подготовке. Здесь и думать не о чем.
     - Но ты уж не серчай, не в Пантоа мой путь лежит, - поправил шляпу мужик, - Я в Урудьку, родненькую, спешу.
     - И как далеко от Пантоа я снова на своих двух останусь? - спросил я, расстроившись.
     Он прищурился, видимо, прикидывая расстояние, и выдал:
     - Мянут тридцать, и будешь там к полуночи. Мой поворот немного раньше.
     - И не страшно вам по ночной дорог-ге? - телега подпрыгнула на камне, и зубы чуть не прикусили язык.
     - А чего тут страшнаго. Коли зверье, так роги Ворса кого хошь отпугнут. Это сейчас он такой мирный, а в опасность кого хошь в страх загонит, - гыгыкнул одними губами рябой мужик и снова поправил шляпу.
     - А бандиты?
     - Бандиты... Бандиты хоть днем, хоть ночью, да ночью все ж сами боятся вылазиеть. Здесь даже плюс имеется, - ответил он резво.
     Какое-то время ехали молча. Я думал о своей магии разрушения и как раздобыть побольше информации. Любой.
     Рябой заговорил, облегчив мне задачу:
     - А откудава прешь?
     - Да из леса, хижина там отцовская, - ответил я, внутри радуясь его вопросу. В голове тут же нарисовалась обоснованная причина для расспросов.
     - Уууу, лесной значить. И давно вы там света белого не зрите?
     Я ответил максимально грустно:
     - Да я то с детства самого, а батя еще раньше.
     - Ох ты, Ландушка пресветлая, лоб такой, а окромя белок да сероволков не знаешь ничего, небось! - задрал мужик соломенную шляпу выше лба.
     Я подтвердил уныло:
     - Ну да, наверное...
     Рябой спросил, прищурившись:
     - И как же он тебя-то отпустил-то? Неужто ты маг сильный?
     - Да не-е, это своего рода проверка такая. Да и не один я был вначале, говорил же, - поправил я.
     - Ах, да-да. Было такоя.
     - Слух, а не расскажешь мне, что по миру творится? - спросил я воодушевленно.
     Он кивнул.
     - Да че ж не рассказать-то, раз такое дело. Но учти, я хоть и с цевилизанцеей живу, но тоже не все ведаю.
     Я улыбнулся довольно. Сходства между деревенскими Земли и Фариды проявлялись для меня все сильнее. Конечно, язык на слух ложился плохо, но чем больше я говорил, тем лучше усваивались слова в голове. Разница в произношении выделялась ярче, в сравнении с целителем и Леа, но благодаря его интонации, мой мозг сам формировал эдакий говорок.
     И вместе с этим забавным сходством, я сильнее обращал внимание на контраст между понятием "обжитая вселенная" и этой деревянной телегой, запряженной ватусси. Мужик в шляпе ну никак не походил на космического переселенца, пару десятков лет назад выскочившего из транспортного шаттла. Я не знал историю переселения, но судя по его поведению и внешнему виду, его поколение даже не третье по счету, и что-то с Фаридой очень не так, раз переселенцы так деградировали. Да, Сорас дал понять, что здесь очень дикое место, но все же я не думал, что встречу такого колоритного представителя.
     - Ты много где бывал? - начал я с простого.
     - Не особо. Кружусь с Ворсом по трем деревушкам: Урудька родненькая, Калинка да Ряшма. Перевозим то да се. В Урудьке родненькой, кузнец хороший, в Клинке лекарь каку травку потереть знает. Ну и Ряшмуша, в Ряшме семья сестры, заглядываю, коли проижжаю.
     Да, не это я ожидал услышать.
     - А по миру как дела идут, знаешь? Как у других рас жизнь идет? - спросил я.
     - Да что по миру. Фойре, проклятые, никак с коротышами не на воюютцо да на нас прут. Вот-вот вдарим уже ответную.
     - В смысле, вдарим? - спросил я тупо.
     Рябой потянул носом и сплюнул в землю.
     - Ну а как вдаряют? Батя слова такого не пояснял что ль? Эка, что значить лесные. Учить вас надобно! Война грядеть, малой, война!

Глава 17

      Глава 17
     - Война? - переспросил я тупо.
     Рябой ответил:
     - Ага. Пора уже мохнатым показать! А то ишь, отговорки одни, а атланы стродають.
     Он не на шутку распалился и стал чаще сплевывать вбок. Я понимал значение слова "фрак-ге", но было сложно вот так внезапно воспринять такую новость.
     - А что они сделали? - спросил я.
     - Оха, лесной-лесной. Да бродють отряды тута да нападают на деревни. Жгут, жизни лишают, истязают, - ответила он гневно.
     На душе стало тяжело.
     - Сам лично видел?
     - Да какой там. Ежели б видел, то не трепался бы с тобой сейчас. Заезжие говорят да торговые, кто в город наведывается, - ответил рябой, как глупому.
     Понятно. В одной стороне чихнул, в другой помер. Когда нет прямой связи, сложно увидеть картину в целом. Может отряд бандитов, где много фойре, разгуливает по местности да творит всякое.
     Я успокоился даже от такой неясности. Не хотелось попасть в мир с таким количеством рас и сразу же вляпаться в глобальную войну.
     - А что на других планетах? - перевел я разговор.
     - А кто их знает, к нам никто не захаживает, а кто прибывает, тот уже не отбывает, - закряхтел свистящим смехом рябой, потрепав край шляпы.
     - А что так? - спросил я.
     Рябой, отсмеявшись, цокнул недовольно и замотал головой:
     - Ну и лесной же... Дык все ж знают - кто к нам сойдет, назад не вернется. Ты совсем ничего не знаешь, что ль?
     - Не, батя мало рассказывал. Хорошо, что такого ведающего встретил, а то б и помер так, незнаючи, - ответил я в тон.
     Рябой ухмыльнулся, и в глазах загорелся огонек превосходства. Снова потрепал шляпу и выплюнул бедную травинку. Видимо, приготовился основательно разговориться, что меня очень даже устраивало.
     - Вот что, малой, - затянул он. - Раньше Фарида была тихим местом, пока не завезли мохнатых. С них-то все и началось. Они ж дикие! Только и знают - чуть что, да в зверье обращаться. Звери, что с них взять! Да, без них тоже напастей хватало, но еще мой батя говаривал, что любой монстр в поле лутше мохнатого фойре. Когда первые поселенцы сошли на Фариду, тут было не протолкнуться от зверья такого, что сейчас только за каменной границей водится, да подальше! Потом недорослики и остроухие сошли на готовенькое. Но от них шуму нет, живут сами по себе. Наша территория была очищена первой и, почитай, стала плосцдармом для остальных!
     Рябой резко замолчал и, пыхтя в обе ноздри, о чем-то глубоко задумался. Я молча ждал. Меня устраивал его словесный поток.
     - После фойре все пошло к Са-аргу. Забрасывать сюда стали всякое отребье. Кто сам бежит, от кого избавляются. В общем, вместо новой надежды Фарида стала ссыльной планетой. Батя говаривал, что ево дед говаривал, как ево прадед сетовал, что само название планеты с какого-то седого языка значит "надежда". Во как! - выпалил еще одну тираду рябой, подняв палец.
     - Невероятно! - вполне честно округлил я глаза. - И ты столько знаешь, хоть и живешь в глуши!
     Рябой нахохлился:
     - Да эт все знають. Просто никому не надобно это знание, чтобы помнить ево.
     Внезапно раздался вой, и рогатый замычал в ответ, хрипловато, но гулко. Мне слегка заложило уши, а рябой залыбился довольно.
     Солнце уже покраснело и начало движение вниз. Слегка усилился ветер, в воздухе запахло вечером, и подняв к небу глаза, я заметил набегающие тучи. Было не холодно, но сама картина приближающегося дождя заставила поежиться и подтянуть куртку. Было чудом, что непогода не застала меня в лесу.
     Время за беседой бежало слишком быстро. Сейчас мне хотелось выжать рябого до последнего слова.
     - А про другие планеты тебе батя не сказывал? Откуда первые поселенцы прибыли?
     - Да сказывал что-то, но я не помню уж, да и не надобно оно мне. Что мне те планеты, когда под ногами работы - только успевай вертеться, - махнул рукой мужик.
     - А почему Фариду заселили, раз тут живность такая бойкая? - спросил я.
     Рябой хрюкнул, усмехаясь, и сказал:
     - Ты не просто лесной, ты чудной. Вы там с батей поменьше бы с белками болтали да к людям выходили. Жить на Фариде и не знать историю дома своего, это ж... это ж...
     - Невежество? - помог я. А что, я сейчас и правда невежда, особенно с его колокольни.
     - Ага, оно самое. Невенжанство, - кивнул он с полной серьезностью. - На Фариде сурьезные залежи алмида. Вот за ним то и сходили сюда. Но потом чуть не передрались там, наверху, и во благо поделили.
     - Как же получилось так, что здесь ни кораблей, ни космопортов? В твоей деревне какие дома стоят? - не удержался я.
     Рябой нахмурился.
     - Консмор...твов?
     - Места, где сажают летательные аппараты с других планет, - проговорил я медитативно.
     - Ааа. Дык договорились так сразу, как поделили. Чтобы все было честно, только магия и металл. Есть, конечно, исключения, но только те, которые есть у всех.
     Ничего не понял.
     - Какие исключения? - я начал нервничать. Темнело, и быстро, а это значило, что наши пути скоро разбегутся.
     - Какие, какие. Считыватели разные. Когда я был малой, мой Сосуд считывали, как и у всех. Раньше с этим строже было, не то, что сейчас, - рябой недовольно рукой махнул, - вот из лесу даже такие как ты выходють. Небось, даже цвета своего не ведаешь?
     Я помахал головой.
     - А что, еще есть?
     - Что, что. Переходы, белый свет, штроки разныя, - загибал пальцы рябой. - Годов двадцать назад я даже воздухоплаватель видал! Раньше, говорят, небо ими полнилось.
     - А что за переходы? - спросил я с отбивающим чечетку сердцем.
     Рябой набрал воздух:
     - Переходные переходы! Совсем, что ли? В одной стороне вошел, с другой вышел. Только там маны уйма нужна, так что не для Белых это дело. А нам и не надобно. Куды нам переходить то? К мохнатым? Пф.
     Телепорты, мать твою. Чертовы телепорты! Почему ни Сорас ни Леа об этом мне ничего не рассказывали? Хотя, если даже этот...рябой спокойно говорит об этом, значит это настолько общеизвестная и простая истина. Да что уж, я еще не могу спокойно слушать слово "мана", особенно от кого-то вроде этого мужика. А он упоминал ее так, будто о руке своей левой разговаривал.
     - Как выглядят штроки, знаешь? - спросил я.
     - Штроки... Батя говаривал, что из них монстряков легче всего валить. Стоишь себе на посту да валишь издали все, что движется за стеной Каменной Границы.
     Рябой цокнул черному ватусси, как коню, и тот прибавил ход. Видимо, тоже дождя испугался. Может он тоже в Пантоа заглянет?
     - А ты это, дождя не боишься в дороге? Тучи вон какие набегают, - кивнул я в небо.
     Рябой махнул рукой и прищурился одним глазом.
     - Не будет ничего. Ты ж лесной, знать должон!
     Почему из головы в такие моменты все вылетает? Вот бродишь по лесу другого мира, смотришь на два огромных спутника, и столько вопросов, да все кажутся важными. Дай только шанс задать их кому-нибудь. А потом не можешь выбрать, о чем хочешь узнать в первую очередь.
     Я медленно вздохнул и решил расспросить о чем-то более приземистом. Вряд ли рябой знал о магии больше, чем Леа или черноглазая гадина.
     - А законы? Законы не изменились? Какие сейчас самые важные законы? - выпалил я несдержанно. - А то батя совсем не рассказывал ничего.
     - Батя у тебя конечно еще тот ...кхм. Звиняй уж, - сказал он досадливо. - Хм, законы значитцо. Если на шахтах работаешь - налог плати. Если на земле - дань за защиту от монстряков на Каменной Границе. Воинский долг по способностям, но за плату. Ежели задолжал кому, и расплаты не видать шибко долго - шею готовь.
     Не понял здесь. Какую еще шею? За долги голову с плеч?
     - Что значит шея? - спросил я, сухо сглотнув.
     Рябой снова помотал головой и цокнул.
     - Лесной... Кроком станешь, что ж еще! Ну это там, ближа к центру, где народ позажиточнее да наглее. Здесь в округе такого не бывает.
     - Вот блин! Батя совсем меня дураком вырастить решил! Я даже не знаю, кто такой крок! - проронил я дрожащим голосом. И признаться, дрожал совсем не театрально. Уж больно предчувствие плохое было.
     - Ох, ну и дела с тобой. Хорошо, что я тебе встретился, а не губитель какой. Не зря с тобой провожатаго отправляли, - покачал головой мужик. - Крок - это когда на шею цепляют ошейник, и ты не можешь что против сказать, пока не отработаешь или не отпустит хозяин. А здесь тупик. Ежели повесили, никто тебя не отпустит. Даже батя мне не рассказывал, чтобы такое на Фариде случалось. А он служивый был, много где бывал.
     - А как же магия, почему не сорвать и не уйти в леса, например, или еще куда сбежать?
     - Ох, и юморист ты, лесной! - криво усмехнулся мужик. - Ошейник - это как раз одна из разрешенных побрякушек. Он не дает тебе структуры творить. Как только думаешь о структурах - сразу разряд получаешь, и чем больше думаешь, тем сильнее разряд.
     Рабство. Долговое рабство, чтоб его! Только не фигуральное, а буквальное.
     Чем больше я узнавал о мире, в котором оказался, тем меньше мне нравилась его общественная система: банды, средневековые крестьяне, продажа магии, рабство, в конце концов! И ведь наверняка, воруют людей и цепляют ошейник не только за долги!
     - Слух, а как же это происходит? Вот просто так берут и на шею цепляют? - спросил я взволнованно.
     Рябой зыркнул на меня недоверчиво, мол, ну и дурак же попался.
     - Да...Ландушка милосердная мне точно пожалует за просветительство, - вздохнул рябой.
     Я криво усмехнулся и кивнул благодарно.
     - Здесь розрешение надобно, да побрякушку купить. Она тоже не медяк стоит. Поэтому и не водится такое в наших местах.

Глава 18

      Глава 18
     Я обдумывал слова рябого, пока тот кривился, всматриваясь вперед, и не знал, какие эмоции меня сильнее одолевают: облегчение или страх. Страх того, что меня могут поработить, или облегчение, ведь это дорогостоящее увлечение не доступно каждому встречному. Страшно было представить, что я могу однажды проснуться с ошейником и не в состоянии сказать владельцу вещицы "нет". Остальное меня уже не так интересовало, но узнать больше все-таки следовало.
      - Слух, а как сейчас с управленцами дела обстоят? Кто правит на местах? - спросил я максимально небрежным тоном, на который был способен после услышанного.
     - Кто-кто, Герсы на местах, кто ж еще. Ну а наверху король Вариорд Стальной, да благословит Ландушка его душу.
     - И все? - удивился я, задрав брови.
     - Как же ж, все, - хмыкнул рябой. - Под королем Мейсы ходють, под Мейсами Герсы, под Герсами Боарак, ну а там Цутусы все стерегут.
     - А что император?
     - А что нам анпиратор твой? Он там, на большой Атлане, а мы здесь, - развел руками рябой. - Вот когда за данью отряд в Урудушку заходит, мне на анперантора еще больше чхать.
     Мужик задрал свою желтую шляпу, потер нос кулаком и чихнул, словно показывая, как именно ему чихать.
     В целом, это была не шибко удивительная картина. На местах всегда опасность идет не от сидящего где-то там владыки всея и всего, а о того, кто под боком живет. Кто дань собирает да клинком у носа помахивает.
     Расспросив рябого еще немного о титулах, я сопоставил их с земным средневековьем, раз уж здесь все так похоже. Получалось, что Мейс это типа Граф. Герс - барон. Ну а Боарак - рыцарь. С Цутус немного сложнее, они вроде как элитная гвардия, и в пору было бы назвать рыцарями, но их было слишком много, чтобы обозвать их так. Так или иначе, я остановился на гвардейцах.
     Когда впереди появилась развилка, я даже решил проехаться с ним еще немного, чтобы узнать больше, но передумал, все же в Пантоа тоже есть люди, и с ними так же можно пообщаться. Рябой дал мне отличную маскировку "лесного", и я планировал воспользоваться ею по полной.
     Рогатый начал притормаживать, а я благодарить мужика. Кем бы он ни был в этом мире, оценить его помощь в понимании местных обычаев и истории было сложно.
     - Благодарствую, господин хороший! - сказал я весело, спрыгнув с телеги. - За дорогу и за рассказ. Ты мне очень помог. Если встретимся ещё, и я буду в силах, помогу и тебе чем смогу.
     Рябой заулыбался, довольный собой:
     - Да что уж там. Языком трепать, не мечом махать.
     - Все равно, спасибо! - улыбнулся я снова.
     Рябой кивнул и повернув рогатого влево, хлопнул поводьями. Ватусси рванул аки конь, только пыль под ногами сверкала в свете двух лун. Я уже направился к Пантоа, но внезапно спохватился.
     - Эй, рябой! Как звать-то тебя?! - крикнул я мужику вслед.
     Выражение лица я уже не мог различить, но что он развернулся в пол-оборота, понял.
     - Аруном можешь звать меня, малой! - крикнул он в ответ.
     Арун. Интересное имечко.
     Солнце зашло около часа назад, и мне хотелось поскорее добраться до деревни. Арун, конечно, смелый мужик, и ему виднее, что здесь да как, но мне на темной дороге было не по себе. Топая в одиночестве, я постоянно оглядывался и держал наготове стрелу. Лес давно перестал сопровождать дорогу, постепенно редея, пока по краям не остались одни редкие кустарники да высокая трава. Пока не стало темно, с высоты телеги глаз то и дело натыкался на пеньки, что сигнализировало о близости поселения разумных. Сейчас же, в темноте, мне слышался лишь шум немногочисленной листвы и травы, по которым пробегал прохладный ветер. Странно, но в лесу я не чувствовал себя так зябко и неуютно. Даже встреча с волками, когда я сторожил черноглазую, не была такой... жуткой. Пустырь по бокам дороги навевал какое-то отчаяние, что ли.
     Впереди проявились огни, и я начал почти бежать, лишь бы поскорее убраться с дороги.
     Снаружи деревня оказалась весьма шаблонной: редкий частокол метра полтора в высоту, бегущий вширь дальше, чем я смог увидеть в темноте, и хлипкие деревянные врата, обитые металлом. Над вратами и по обеим сторонам дороги около них горели большие факелы, хорошо освещая место прохода.
     Шагов пять не дойдя до врат, я остановился и завис, разглядывая всю эту колоритную красоту. Раздумывая о том, как в этой деревне живет народ, я глазел по сторонам, пытаясь высмотреть поля и луга, но оба спутника освещали только высокую траву.
     Я постучал металлическим бруском по толстой пластине, на вид тоже из металла, и стал нервно ждать какого-нибудь охранника или около того. Спустя минуту небольшое глядело скрипнуло, и на меня уставился красномордый мужик, судя по перекошенному на голове кожаному шлему либо привратник, либо охранник.
     - Кто? - рявкнул он.
     - Путник, - ответил я, разведя руки и лыбясь во все белые.
     - Путники по ночам не ходют, - рявкнул он снова и икнул.
     Я занервничал. Перспектива остаться снаружи, добравшись до ворот, была так себе.
     - Вот я и хочу внутрь, чтоб не ходить, -сказал я миролюбиво и быстро добавил, - я лесной, спешил как мог.
     Привратник скривился:
     - Лесной он... Много вас тут, лесных, ходит. Одни лесные вокруг!
     - Лесных может и много, но я-то сейчас один здесь стою, - я покрутил головой, мол, нет больше никого.
     - И что же ты, лесной, в Пантоа забыл? - прищурился красномордый.
     - Дык это, от целителя я. Сорас звать. Обычно он сам приходит, но сейчас занят другим делом, вот и послал меня, - я решил больше не мурыжить, а то вдруг глядело захлопнет и уйдет восвояси.
     - Сорас говоришь... Знаем такого, он моей племяшке ножку поцелил месяц назад, - кивнул серьезно охранник. - Как выглядит, скажешь?
     - Скажу, чего ж не сказать. Остроухий, очки на глазах, волосы черные и вечно небритый, как забулдыга, - выпалил я.
     - Ты сам небритый как забулдыга, - кивнул красномордый. - Скажи еще что-нибудь, а то так любого описать можно.
     - Дочь у него есть. Светленькая, худая как трость.
     Охранник еще раз прищурился и резко захлопнул глядело. Представив, что придется снова ночь не спать, охраняя ворота снаружи как бездомный пес, я начал рассматривать вариант с незаконным проникновением на загороженную территорию. Я стал вглядываться в щели частокола, и домишки заманчиво притягивали взгляд, словно говоря мне: "Эй, внутри нас тепло и безопасно, айда скорее к нам". Я уж было рыпнулся в сторону от ворот, но через полминуты дверная часть дрогнула, и красномордый, просунувшись в щель, кивнул мне.
     - Заходь, лесной.
     Я облегченно выдохнул и прошмыгнул в проем.
     - Благодарю, - сказал я, когда оказался внутри.
     - Ага. Сорас, хоть и остроухий, но мужик что надо. С кем попало водиться не станет.
     Молча подтвердив его слова кивком, я пошагал от ворот.
     Вообще, на моем месте мог оказаться кто угодно, начиная от убившего Сораса бандюги до простого воришки, который понаблюдал за целителем, обворовал и пришел сбывать краденное. Но с другой стороны, я пришел один, и судя по тому, как легко меня подобрал рябой Арун, выгляжу не опасно. Тем не менее, я бы не поставил красномордого на охрану врат своего замка.
     Пройдя по широкой улице, вдоль которой и по всему радиусу ограждения виднелись дворы, я вышел к площади. Здания вокруг выглядели добротными, некоторые двухэтажными, но вся эта красота была на переднем плане, дальше же, я уверен, были менее привлекательные строения. Тем не менее, было весьма атмосферно: ночь, повсюду живой огонь и запах горящего дерева, улетающего столбами белого дыма в звездное небо.
     Мимо меня пробежало несколько человек, направляясь, видимо, по своим неотложным делам, и я решил, что мне тоже не стоит задерживаться на виду и привлекать лишнее внимание.
     Я сделал круг по всей площади, выглядывая что-нибудь напоминающее таверну или кабак. Вокруг было достаточно тихо и светло, как от факелов так и от ночных соглядатаев, так что шумное место вряд ли можно пропустить. Но когда наткнулся на здание с кричащей вывеской кружек и тарелок, вспомнил, что одна черноглазая гадина меня обчистила. Чертыхнувшись, я развернулся и под шумные выкрики из-за стен таверны побрел искать ночлег.
     Решив, что вглубь идти смысла нет, так как в этом месте вряд ли есть дома для бесплатной ночевки, я направился к воротам. Хотелось уже упасть куда-нибудь и спокойно прикрыть глаза. Прошлая ночь была без сна, и меня начало даже пошатывать немного. Усталость брала свое. Я добрел почти до самых ворот и столкнулся с красномордым охранником.
     - Чего бродишь, лесной? - спросил он подозрительно.
     - Да ночлежку ищу, - ответил я честно. На самом деле, в голове было так туманно, что у меня просто не было умственных сил на выдумывание историй. Я просто надеялся на его помощь.
     - А чего к Горяку не пойдешь? У него всегда места найдутся, - кивнул в сторону таверны охранник.
     - Да ограбили меня по дороге, вот и не иду. Без монет кто ж мне комнату сдаст, - вяло признался я.
     - Вона как, - протянул охранник.
     Мне оставалось только плечи опустить.
     Он задумался на добрых полминуты и махнул мне рукой:
     - Ну, раз такие дела, айда в охранке переночуешь.
     - Эм, благодарствую, - удивленные брови привычно взлетели.
     - Да мне не в тягость, - развернулся он, кивнув мне. - Все равно ночная сегодня, а комнатушка пустует. Там, правда, не вытянуться как следует и ничем не отапливается, но зато крыша над головой. А завтра дуй обратно в свой лес! Нечего здесь с пустыми карманами да мешком шастать.
     Я поплелся за охранником.
     Он указал на дверь какого-то маленького сарая, почти у самого частокола, и хлопнув по плечу, пошел нести ночную вахту. Я ввалился в комнатушку и упал на какую-то солому.
     - Мда... воздухоплаватели, телепорты, межпланетные перелеты и деревянная доска, покрытая сеном, - бурчал я, устраиваясь.
     Хоть я и жаловался, но объективно понимал, что мне повезло. Крыша над головой и пусть жесткая, но кровать, а не земля покрытая листьями.
     Сосредоточившись, я начал высвобождать ману, чувствуя привычное покалывание на пальцах, и выпускал ее до тех пор, пока не потерял себя во сне...
     
     ******
     
     - Бах-бах-бах, - столкнулись кулаки Тома с дверью комнаты Керниса.
     - Лизи, ты здесь? - крикнул он, что есть сил. - Лизи, нам нужно срочно поговорить!
     - Кернис, сынок, открой дверь, - взволнованно крикнула рядом Эмма.
     Тишина. Том приложил ухо к двери и услышал громкое мычание.
     - Почему дверь не открывается? - спросил он у отца.
     - Не знаю, может, сломалась?
     - Какой, к черту, сломалась! - раздраженно рявкнул парень и хотел было рвануть в комнату с инструментами, но дверь внезапно сама открылась.
     Перед взволнованными людьми предстала картина, которую, наверное, никто из них никогда не сможет забыть.
     Связанная по углам кровати Лизи лежала почти звездочкой. В комнате горел только светильник и несколько свечей, расставленные по кругу спального места. Кислый запах семени ударил в нос.
     Кернис стоял у изголовья кровати и, словно не заметив появившихся родителей и брата, продолжал мастурбировать. Лизи дергалась и изгибалась, пытаясь освободить привязанные руки и ноги.
     В голову Тома ударила ярость.
     Такую ярость парень не испытывал никогда. Жар пробежал по коже и, рухнув к ногам, наверное, прожег дыру на том месте, где он стоял мгновение назад.
     Его кулак, словно беснующийся демон, радостно столкнулся с челюстью Керниса, и тот, как пуховая подушка, отлетел к стене. Не раздумывая ни секунды, Том подбежал к нему, и со злым свистом его правая нога проверила на прочность мягкий живот парня.
     Том услышал, как тот жалобной пискнул, но ему понравился этот звук. Он поднял мразь, которая еще пятнадцать минут назад была его братом за волосы, и с удовольствием впечатал его щеку в стену.
     Раздался хруст. Но Том хотел большего. Ему было мало.
     Мало!
     Рич опомнился и, обхватив Тома со спины, пытался удержать, но тот отмахнулся от помехи, как от пушинки. Отец не сдался и, обхватив его снова, отбросил парня в сторону двери.
     Внезапно придя в себя, Том замотал головой и вспомнил о сестре.
     - Томи! - будто из другой реальности его достиг голос матери. - Томи, хватит, остановись, прошу тебя!
     Эмма сидела на полу, и ее лицо было обезображено диким ужасом.
     Том молча поднялся и медленно подошел к кровати. Лизи яростно сдирала с себя последнюю одежду и безудержно рыдала.
     - Лизи, - выдавил он, протянув руку.
     Рич набросил на нее одеяло, и она намертво укуталась в нем.
     - Папа, Том. Заберите меня отсюда, - сказала она.
     Том кивнул и, опередив Рича, бережно подхватил сестру на руки. Сая встретила их на выходе и, прикрыв ладонями рот, часто всхлипывала.
     - Я не хочу в свою комнату, - сказала Лизи.
     Первым порывом Тома было подняться к себе, но в глаза бросился один из ближайших диванов в амфитеатре, и он направился к нему.
     - Что произошло? - встревоженно спросила Присцилла. - Почему Элизабет в покрывале?
     Сая отвела ее в сторону и что-то быстро объяснила.
     - Что?! - взвизгнула Присцилла. - Как это понимать! Барри, ты кого привел в наше убежище, черт возьми?!
     - Ну, я же не мог знать.
     - Ты должен был!
     Том не слушал их и гладил Лизи по волосам. Он просто не знал, что сказать, чтобы утешить сестру, все было слишком дико.
     - Он не успел прикоснуться ко мне, - сказала тихо Лизи. - Он только...только...
     - Я понял, сестренка, понял. Теперь все позади, - Том поцеловал ее в лоб и огляделся.
     Барри с Присциллой ругались слева от него, Эмма сидела в ногах Лизи и гладила ее по дрожащему колену. Рич что-то нервно обсуждал с Филиппом с другой стороны Сферы.
     - Это я виновата, - внезапно проскулила Мэгги. - Он убедил меня, что хочет только помочь ей успокоиться. Сказал, что ей нужно поспать. Я не знала, что он собрался делать. Когда я услышала, как вы кричите у ее двери, я открыла ее из рубки так быстро, как смогла.
     - Что? Ваш гаденыш еще и дочь мою заставил что-то сделать? - взбесился Барри.
     - Барри, ты же слышал...
     - Да я достаточно уже наслушался, особенно тебя, Эмма, - оборвал он ее. - Я хочу, чтобы вы сегодня же покинули мое убежище!
     - Этому не бывать, - поднялся резко поднялся Том. - Извините, мистер Келван, но сейчас не самое лучшее время для этих игр.
     - Каких игр, ты, гребаный сосунок. Тебя я вышвырну отсюда в первую очередь! - плевался пеной Барри.
     - Папа, нет! - подошла к нему Сая. - Я не позволю.
     - Молчать! - гаркнул он на нее. - Не позволит она.
     - Разрешите поинтересоваться, мистер Келван. Как вы собрались меня вышвыривать? - с вызовом спросил Том.
     У парня не было никакого желания играть в игры с воображаемой властью. Тем более, что Сая открыто заступилась за него. И так как мать сейчас была с Лизи, он решил не молчать, вымещая нахлынувший на него в комнате Керинса гнев.
     Амфитеатр заполнил мягкий свет Сферы, оборвав крики и причитания.
     - Что за нахрен?
     - Не знаю.
     - Снова из-за вас что-то происходит!
     - Том! Мразь! - Выкрикнул появившийся со стороны своей комнаты Кернис. В его правой руке был черный Глок.
     Его лицо было полностью покрыто кровью. Глаза навыкате, на губах пузырилась слюна вперемешку с кровью, а рука дрожала от тяжести металла.
     - Ты думаешь, что я просто так сдамся? Думаешь, я позволю тебе отобрать МОЮ ЛИЗИ?! - выкрикнул он.
     - Сынок, что ты делаешь. Опусти это, - поднялась с дивана Эмма и закрыла Тома собой.
     - Что я делаю?! Что ты делаешь, мама! - скривился Кернис. - Он не твой настоящий сын, но ты защищаешь его, а не меня!
     - Кернис, мальчик мой, опусти оружие, мы все решим. Том уйдет наверх, и мы будем жить только вчетвером. Правда, Том? - Эмма повернулась к нему, и парень прочитал на ее лице мольбу.
     - Да. Я уйду, сегодня же, - спокойно подтвердил ее слова Том.
     "Как только ты положишь оружие, ты будешь сидеть взаперти до конца жизни, получая еду по расписанию через гребанную щель", - следом подумал он.
     Сфера стала еще ярче, и Гурлоу серьезно вздрогнул.
     - Кернис, ты видишь, что происходит?! - крикнула Присцилла. - Посмотри на Сферу, сейчас не до этих глупостей!
     - Нет. Так не пойдет, - сказал Кернис, даже не посмотрев в сторону уже яркого шара. - Я покажу всем, насколько мне дорога Лизи и как жестоко вы поплатитесь за то, что мешаете нам.
     Рука Керниса сдвинулась в сторону, и как в замедленной съемке, Том увидел яркую вспышку на конце дула пистолета. Рядом с ним коротко вскрикнула Сая и, прижав руку к животу, упала на колени. Том хотел броситься к ней, но Кернис направил дуло на него, и снова раздался выстрел...

Глава 19 - Ну, здравствуй Я

      Глава 19
     В который раз сны были беспокойными. Я несколько раз просыпался и в полубреду засыпал снова. Морфей принимал меня в свой мир сразу, только чтобы снова окунуть в какое-то безумие.
     Когда меня разбудили крики местных домашних пернатых, мои глаза долго не хотели разлипаться. Тело было мокрым и горячим настолько, что вряд ли я страдал от холода всю ночь. В памяти, как всегда, был бардак, но вместе с этим появилось странное чувство приближения к чему-то. Будто я пересек какую-то черту и должен сделать последний шаг. Но несмотря на подбадривающие вопли болельщиков, спортсмен падает перед финишем, и его время замирает.
     Я машинально выпустил поток маны и еще какое-то время не двигался, освобождая свой доступный запас. Было отрадно, что это давалось весьма просто и быстро. В отличие от первых попыток, сейчас я уже мог почувствовать количество освобождаемой маны и ее плотность. Будто я и есть некий сосуд, из которого выпускают жидкость. Странное и зыбкое чувство. Но вместе с тем присутствовало ощущение освобождения. Оно не было приятным или тягостным, ведь мана не доставляла дискомфорт либо удовольствие, проявляясь, фактически, только в момент работы с ней. Тем не менее, психологически чувствовать, что твой запас исчерпан, было в радость, особенно, когда это происходило так живо и легко. Словно выплескиваешь кастрюлю воды черпаком, а не ложкой.
     На улице было еще сумрачно, а дыхание вырывалось из горла еле заметным паром. Но местные петухи надрывали горло так, словно вся деревня заспалась до обеда. Ну или местная природа-мать заложила в их инстинкт стремление не давать спать всему живому дольше, чем на это способны сами крикуны. Вообще, вся живность, которую я успел приметить на Фариде, была очень схожа с земными аналогами, и ориентироваться между ними было предельно просто.
     Складывалось впечатление, что вселенная вообще однообразна в своих творениях, ну или бог. Кому как. Разумные - двуноги и двуруки. Живность на двух или на четырех лапах. Крылатые - определенно без третьего крыла. Конечно, я не видел еще всего и вся, но уже сомневался, что будет какое-то кардинальное отличие, по крайней мере на Фариде. Например, те же самые рогачи - всего лишь зайцы с маленькими рогами. Сероволки - те же волки, но крупнее и умнее. Даже огромная утка была двулапой, с короткими, покрытыми перьями отростками, и чертовски походила на какого-нибудь пернатого велоцираптора.
     Отвлекшись от посторонних мыслей, я постарался сосредоточиться на мане и почувствовать, как она восстанавливается. Но как вообще можно почувствовать работу фильтра-сосуда? Представить, как капельки воды сцеживаются и капают в... меня? Или может, работа Сосуда похожа на процесс фильтрации через респиратор?
     Разглядывая через маленькие щели стен строения светлеющий мир, я прислушивался к своим ощущениям, пытаясь понять, что именно мне нужно уловить.
     Сердце уже успокоилось и билось равномерно. Дыхание тоже неизменно.
     Я прикрыл глаза и представил, будто меня окружает не деревянная кибитка, а белая пустота. В этой пустоте мое тело было не из плоти и крови, вен и мышц, а из желтого, пульсирующего света. Расставив руки и ноги, аки Витрувианский человек, я замер в этой пустоте и, оторвав сознание, отдалился от себя, взглянув со стороны. Я представил, что через эту пульсирующую формацию проходит черная волна, оставляя внутри голубую дымку. Это вещество начало оседать в стопах, с каждой новой волной поднимаясь все выше.
     Но внезапно, добравшись до середины голени, голубой дымок остановил свой подъем, и как бы я ни старался, черные волны больше не поднимали его вверх.
     "Но ведь это моя фантазия, черт возьми, и я здесь пытаюсь понять кое-что важное, а не соревнуюсь с подсознанием!" - мысленно гаркнул я.
     Но все было тщетно. Я помнил слова Сораса о том, что Сосуд не позволяет опустошать себя полностью. Если перевести на земной язык, то его наполняемость изначально не опускается ниже десяти процентов от общей емкости. Но ведь я представлял себе даже не опустошение, а наполнение!
     Может, все дело в этих условных замках, и на самом деле Сосуд не столько жадничает ману, сколько не наполняется ею полностью? Но какой тогда смысл в обнулении?
     - Стоп! Я иду не в том направлении, - сказал я себе.
     Да и причем здесь эволюция Сосуда и опустошение его имеющейся емкости.
     Я уже решил, что Сосуд и мана тесно повязаны с сознанием, а значит, моя фантазия оказалась настолько глубока, что дело вовсе не в замках и запретах, а в не полном опустошении Сосуда. То есть, фактически, он мне показал границу своей наполненности.
     Никто не знает, как выглядит Сосуд и может ли он вообще как-то выглядеть, в понимании объекта или хотя бы сгустка оптического излучения. Возможно, Сосуд - это всего лишь мысль, идея. Но если он оберегает живых существ от себя самих же, может быть, у него есть какие-то эмоции? Ну, или что-то, что может позволить ему одобрить вариант своего образа в фантазии разумного. Даже если Сосуд - нечто запредельное для нашего представления о формах бытия, этот симбионт должен как-то реагировать на тех, к кому пристроен.
     - Хах, - нервно выдохнул я, проникнувшись трепетом этой идеи.
     Внезапно раздался громкий треск ломающегося дерева, потом еще один, и в утреннюю перекличку петухов и другой домашней живности ворвался рев десятков глоток разумных.
     Рядом с моим пристанищем пронесся топот сапог, и резкие шипящие выкрики на неизвестном языке заставили меня вжаться в кровать. Я затаил дыхание, будто его может услышать неизвестный враг. В голове пронеслись образы ворвавшейся в поселение банды, ярко выраженные, благодаря трудам земных режиссеров исторических кинолент, и моя поясница покрылась потом.
     Через пару минут по округе разносился не только боевой рев, но и пронзительные крики, плач. Местные поселенцы были выброшены из собственных домов, теплой постели, объятий друг друга. Несколько раз я услышал звон железа.
     Нападение на деревню, а именно это оно и было, произошло настолько внезапно и молниеносно, что ворвись в эти считанные мгновения кто-то в мое убежище, у меня не было бы ни малейшего шанса на сопротивление.
     Под женские визги и детский плач я скатился с кровати и подполз к двери. Дышать было тяжело, а в груди стоял мерзкий ком. Одна часть меня, слыша отчаянную песнь насилия, хотела вырваться из-за стен этой клетки и уничтожать всех, кто выглядит опасно. Другая назойливо твердила, что меня будет ждать лишь бесславная смерть от первого встречного мага или мечника. Сомневаться в том, что среди нападающих окажутся маги намного сильнее меня, было бы верхом глупости. Даже если среди ублюдков будет больше половины простых Белых, с мечами наголо, мне все равно несдобровать.
     С ненавистью к своей слабости я приблизил глаз к щели между досками, и внезапно перед взором блеснул металл. Я отскочил назад, и в этот момент, без лишних звуков, в дверь врезалось что-то тяжелое. Раздались мужские резкие выкрики, и после пары звонких ударов, обмазанное кровью широкое лезвие с хлопком влетело в комнату через щель межу досками.
     - Арргх, - раздался глухой предсмертный вскрик.
     Следом прозвучал хриплый твердый голос:
     - Шиатс-са крошта хи-ша!
     Красное острие рвануло назад, и тело убитого тихо съехало наземь.
     Я подождал полминуты, снова неуверенно подполз к двери и глянул наружу. Прямо перед входом лежал ночной страж. Лежал, скрутившись, на боку и смотрел в ту же щель, из которой выглядывал мой глаз. Он был еще жив, несколько раз моргнул и губы дрогнули в немом изумлении. Я, почувствовав себя еще большей мразью, снова отскочил от двери, прижавшись к дальней стене сарая.
     Плач не стихал, а я дрожал как последний трус и ненавидел свою слабость.
     Собравшись с мыслями, я начал искать способ выбраться из строения незамеченным. Насколько я помнил, сараюшка был почти у самого частокола, а значит, его задняя стенка - единственный безопасный способ покинуть это место.
     Нашарив нож, аккуратно просунул его между хлипкими досками и надавил. Первая дощечка легко поддалась и с тонким скрипом отвалилась от связывающей верх и низ пятерки. Следующая упала с такой же легкостью. Создав проем сантиметров в двадцать, я протиснулся и выплюнулся наружу.
     На улице быстро рассвело, и ветер пронесся по нестриженным волосам. Вместе с прохладой он принес запах крови и отчаяния. Плач не стихал и лишь на время прерывался, после гневного рыканья, чтобы снова разбавить короткие перекрикивания налетчиков.
     Я хотел разогнаться и просто перелезть через забор, но нужно было глянуть на банду, чтобы определить безопасное окно для маневра. Подобрался к углу здания и очень быстро зыркнул в сторону основного шума.
     В поле зрения оказалась куча людей, собранных в центре улицы. Женщины сидели на коленях с детьми на руках и просто смотрели в землю. Вокруг валялась куча мужских трупов. Присмотревшись внимательней к головорезам, я заметил мохнатые уши.
     Ясно. Фойре.
     Целая ватага фойре кружила рядом с вздрагивающими женщинами и плачущими детьми. Они тыкали в них блестящим металлом и мерзко хохотали, наблюдая реакцию.
     Я спрятался за угол и до скрипа сжал зубы.
     Страшно быть слабым. Ужасно быть трусом. Но еще хуже, быть трусливым слабаком. До этого момента я не считал себя трусом, даже когда бежал от Хряка и Пипа. Мне было страшно, ведь я столкнулся с такой легкой смертью впервые в жизни, ну, как минимум, той жизни, которую помнил. Но сейчас я чувствовал в себе трусость. Не от того, что боялся выйти и прыгнуть на меч или магию, а от того, что отвернул свой взор. Я боялся всматриваться в лица будущих трупов, рабов, изнасилованных и покалеченных. Этот мир, несмотря на чудесную магию, обезображен и жесток. Это чертово средневековье, Дикий Запад, в самом ужасном его представлении. Вспомнились истории о племенах шириканских индейцев, которые постоянно сталкивались и убивали друг друга за охоту на чужой территории. Разрисованные, дикие, безумные.
     Но там был каменный век. А здесь. Здесь есть король, император, космические полеты, телепорты и еще черт знает что!
     Я еще раз глянул за угол и попытался сосчитать количество ублюдков фойре. Пятнадцать. Обождав еще пару минут, решил, что больше никто не появится, и подгадав нужный момент, собрался рвануть к забору.
     Опередив меня буквально на секунду, раздался девичий вскрик. Этот крик заполнил мою голову, выдавив все остальные мысли, и колющая боль, казалось, сотнями игл пронзила череп. Я схватился за голову и обессиленный повалился на землю.
     Туманным взором я повернул голову в сторону звука и между домов увидел здоровенного, мерзко хохочущего фойре, который тащил за рыжие волосы рыдающую от бессилия девушку.
     Внезапно перед глазами появилось женское лицо, и в этот момент я знал ее имя - Сая. Убитая братом Сая... Затем - Эмма. Моя мать.
     Пласт воспоминаний Ниагарским водопадом ворвался в мое сознание, и я вспомнил себя. Свое имя. Вспомнил свою жизнь, летящий на Землю метеорит, чертово убежище и брата. Брата который убил Саю и мать.
     Увидев в руках фойре Лизи, меня будто пронзило током.

Глава 20

      Глава 20
     Я чувствую, как мои мышцы за мгновение наполнились силищей. Отталкиваюсь от земли, как от батута, и срываюсь вперед словно дикий зверь.
     Жалкие тридцать метров через секунду остаются позади, и мое колено слёту врезается в клыкастую челюсть. На лице ошеломленного громилы непонимание, но мне не это хочется увидеть.
     Словно не чувствуя сопротивления воздуха, правая нога вырывается вперёд, и ботинок пробивает его грудь. Фойре хрюкает и делает еще пару шагов назад, но я не даю опомниться, и сблизившись с громилой, бью правым хуком по виску.
     Он, как тяжелая колода, валится на землю.
     Я прыгаю сверху и начинаю методично вминать кулаки в его лицо, оно же, как песок, принимает в себя все мои удары.
     Кровь брызгами разлетается в разные стороны, и мне нравится это чувство...
     Внезапно, по мне что-то прилетело и отбросило на пару шагов с тела фойре. Я, хрипло дыша, зыркнул в сторону нового неприятеля и увидел еще одного ушастого, который стоял в пяти метрах от нас. Он выполнил пасс руками, и на меня сверху упало что-то тяжелое, прижало к земле и полностью обездвижило.
     Я зарычал как пойманный зверь, но под давлением магии не мог пошевелить ни одной мышцей.
     - Ну, и что здесь у нас такое? - спросил мягким голосом кто-то.
     Рядом со мной остановились чёрные высокие сапоги.
     - Что ты сделал с Бораком, атлан? - спросил он безэмоционально. - Отвечай.
     И я ответил:
     - Тупой вопрос, мразь. Я убил его.
     Смысла деликатничать я не видел, результат был налицо, и моя смерть в этой ситуации была лишь вопросом времени.
     - Какой дерзкий, - сказал он холодно и пнул меня в живот. - Но это не имеет значения, ты все равно сейчас умрешь.
     Я промолчал.
     - Но ты не умрешь быстро, я раздавлю тебя как насекомое, слабак, - провозгласил он пафосно.
     Мне хотелось сказать ему, что если бы не его магия, мы бы еще посмотрели, кто из нас насекомое и слабак. Но это было бы актуально там, на Земле, а здесь магическая сила так же естественна, как мышцы тела. Конечно, дискутировать про везение родиться не Белым тоже можно, но по понятным причинам, сейчас это было бы просто нелепо.
     На меня навалилось еще большее давление, и стало сложно дышать, не то что говорить или огрызаться.
     Я определенно не был готов к смерти, тем более когда вспомнил себя и нашел сестру...
     Сестру?
     Моментально вспомнив ситуацию, до меня дошло, что это была точно не Лизи. Завыв внутри, я почувствовал горечь и облегчение. Не хотелось умирать, но от осознания, что это была не сестра, стало легче. Сейчас это было так же очевидно, как магия ветра, прижавшая меня к холодной земле.
     Магия.
     Подумав о магии, я сосредоточился на мане и стал высвобождать ее так обильно, как только мог. Вне всяких сомнений, этот фойре, лицо которого я не успел рассмотреть, был сильнее меня, и сейчас тягаться с ним было так же тщетно, как котенку с котом. Но я не хотел уходить настолько тихо и безропотно. Как-никак даже в таком виде моя магия способна ослаблять структуры.
     Я крепко зажмурился, и перед глазами возник Витрувианский я, только состоящий из желтого света. Отчаянно потянувшись к нему, я представил, как голубая дымка начинает покидать светящееся тело. Только не с середины голени, где граница дозволенного Сосудом, а с самого низа.
     Желтый свет стал заполнять стопы и, толкая ману наверх, поднимался выше. Будто широкий шток шприца, выталкивающий воду. Объем голубой дымки стал уменьшаться, оставляя привычную ментальную дрожь.
     Давление фойре усилилось, и вдохнуть полной грудью стало невозможно.
     Я ухватился за сформированный образ и усилил давление на ману, она рванула вверх и, истончившись, полностью исчезла. Этого было недостаточно.
     Сцепив зубы от боли и отчаяния, я хватался за любые варианты. Удерживая в памяти воспоминание ментальной дрожи при высвобождении маны, я начал сознательно вызывать его. Раз за разом, я вызывал это ощущение, будто оно и не пропадало вовсе. Думал о каждой детали этого состояния. Как оно начинается и как заканчивается.
     Мне даже начало казаться, что дрожь появилась на самом деле. Я поднимал ее выше и выше, бережно удерживая, как воду в ладонях, стараясь не отвлекаться на боль.
     Появилась тоненькая синяя полоска на каждой ноге светящегося меня. Она стала расширяться и по мере давления снизу истончаться. Спустя несколько секунд, мысленное давление практически не давало полоске расшириться, и желтый свет покрывал ману по мере ее тончащего проявления.
     - Что ты... - ворвался голос из реальности. - Какого хера происходит?
     Фойре усилил давление на меня, а я на свою ману, стараясь не упускать чувство ментальной дрожи.
     Внезапно, меня начало тошнить и выкручивать. По всему телу разбегались волны тягучей боли, отличающейся от сдавливания тела магией фойре.
     - Да ты гребаный разрушитель! Гребаный, мать его, разрушитель, - расхохотался фойре.
     Прессинг его чар резко ослаб, и я часто задышал, хватая воздух, как рыба на берегу. На самом деле, это произошло очень вовремя, ибо мой воображаемый шток уперся во что-то непреодолимое, и голубая дымка перестала появляться.
     - Слышь, Коир? Это гребаный разрушитель! - словно балдея от своего голоса, вопил фойре.
     Я разлепил глаза и заметил еще одну пару черных сапог.
     - Ага. Редкие птицы. Слабые, но полезные, особенно для наших дел, - прозвучал тихий, растягивающий слова голос.
     Первый голос вкрадчиво предложил:
     - Слышь, атлан... А давай к нам! Я, канеш, понимаю, что ты за своих, все дела, но черт, ты же гребаный атлан! Вы предаете и убиваете друг друга больше, чем все остальные расы, вместе взятые! Я даже эту девку тебе отдам нетронутой, раз ты за нее так впрягался.
     Отдаст? Лизи?
     Нет. Стоп. Это же не Лизи.
     Я всерьез задумался о его предложении. Решив, что при первой же возможности тупо сбегу, я даже открыл рот, чтобы ответить, но вспомнил про ошейник. Вряд ли бы они дали мне возможность расхаживать без ошейника. Даже если бы затолкали в голову кучу свитков со структурами разрушения, подняли мне ступень Сосуда - я бы пользовался всем этим только когда им будет нужно. Все остальное время - я обычный раб без права голоса.
     Конечно, есть шанс, что их поймают и убьют. Но где гарантии, что освободитель не станет угнетателем?
     Дерьмо.
     - Пошел...ты, - прошептал я.
     - А? Повтори, атлан, - театрально громко спросил первый фойре.
     - Я сказал, - шепотом, - ПОШЕЛ НАХЕР!
     Да лучше, мать его, сдохнуть и встретиться с Саей...мамой... Ну, а если не встретимся, то по крайней мере я не буду жить с чувством вины за их смерть. Кернис убил Саю, чтобы отомстить мне. Он же убил маму, защитившую меня.
     Слишком много. Я и так был не самым лучшим человеком на планете.
     Вспомнив свою жизнь, начиная с исчезновения матери, в моей душе появился камень, который тянул мою шею к земле похлеще магии ветра фойре.
     А Лизи?
     Лизи сильная девочка, и если ей хоть чуточку повезло больше, чем мне, она выберется из любого дерьма.
     Пока я лежал и настраивал себя, вокруг стоял задорный смех.
     - Слышь, атлан. Тогда, пожалуй, я не стану тебя убивать сейчас. Мы наденем на тебя один из ошейников, которые так любит твоя раса, и продадим какому-нибудь уроду.
     И снова раздался всеобщий смех.
     Я представил себе такую перспективу и неистово искал способ убить себя до того, как на меня наденут эту жуткую вещь. Было ясно, что первым же приказом владельца будет "не вредить себе".
     Как правильно откусить язык, я не знал да и сомневался, что у меня хватит духу сделать это. Без психологической подготовки такие вещи практически не выполнимы. Да и шансы на удачный "перекус" ради смерти от кровопотери тоже не стопроцентные. Кроме того, если среди головорезов есть целитель - смерти мне не видать.
     Сказать, что мне было страшно - ничего не сказать.
     Безумно хотелось, чтобы это был всего лишь один из тех снов, после которых ты долго лежишь в постели и благодаришь вселенную за то, что все это было нереально.
     Сердце колотилось, как не в себя. Тело покрывала мелкая дрожь, но я не мог даже закричать из-за прессинга магии зверолюда.
     Смех толпы фойре резко стих, и я почувствовал, как с меня слетела воздушная плита, прижимающая к земле. Я медленно поднял голову, и мои глаза наткнулись на кучку обездвиженных зверолюдей, с торчащими из горла, испускающими дымок, широкими черными клинками. Едва я осознал это зрелище, как словно по указке, мои барабанные перепонки начали ловить предсмертные хрипы и чавканье крови, обильно вытекающей из молча открывающихся ртов. Не самая лучшая сцена, которую мне довелось видеть за свои почти двадцать четыре года, но мне понравилось.
     Я начал искать глазами виновника торжества справедливости и наткнулся на стоящего посреди толпы фойре атлана, который со скучающем видом осматривал деревню. Светловолосый, в черном пальто ниже колена, коричневых брюках и такого же цвета жилете.
     Эта одежда так отличалась от всего, увиденного мной до сих пор, что моя челюсть отвисла, несмотря на дичь, что творилась буквально полминуты назад. Парень атлан больше походил на человека с Земли, который улизнул с вечеринки, не забыв прихватить пиджак. Выдавал его лишь осознанный взгляд и отсутствие любых признаков испуга.
     Он только что убил минимум пятнадцать человек, а выглядел так, будто высматривал нужную маршрутку.
     Сейчас, когда я вспомнил себя и недостающий Каину жизненный опыт, вселенная магии снова впечатлила своим... наличием.
     Чары этого мира безмерно поражали и пугали.
     Нет. Не так.
     Пугали не чары, а мир. Чары - всего лишь нож, которым ты можешь нарезать салат, а можешь нарезать прохожего. Или обоюдоострый клинок.
     Я еще не успел встретить достаточно разумных, чтобы начать вести статистику и делать решающие выводы. Не видел городов и бурлящей в них жизни. Прыгающих по полю довольных спиногрызов, радующих родительский глаз. Влюбленных парочек, прогуливающихся вдоль пирса местного морского побережья.
     Да я, по сути, вообще нихрена еще здесь не видел.
     Тем не менее, впечатления за эти несколько дней сложились весьма определенные.
     Нужно срочно становиться сильнее. Намного сильнее. То, что выдал этот парень наверняка не предел.
     

Глава 21

      Глава 21
     Разглядывая внезапного спасителя, я все же лежал молча и старался не двигаться. Что он станет делать дальше? Может он и не спаситель вовсе, а местный потрошитель, который сначала спасает, а потом наслаждается, наблюдая за реакцией жертв, когда те осознают, что это такая игра.
     Сначала парень стоял, просто оглядываясь по сторонам, затем, по прошествии минуты, резко сунул руки в карманы пальто, и скучающее выражение лица сменилось брезгливостью. Нос то и дело морщился, будто он оказался в пахучем туалете сельской глубинки, а глаза нервно помаргивали.
     Фойре уже не издавали никаких звуков. Все до единого были мертвы, а черные клинки, торчащие из шеи каждого, испарились, словно черный дым горящей резины. Под каждым телом была лужа крови, а лица с глазами навыкате выражали полное неверие. И я вполне себе понимал их непонимание.
     Люди, сидевшие в центре улицы, начали медленно подниматься и неверяще оглядываться. В основном, все были женщинами и детьми, так как фойре повырезали почти всех атланов мужского пола. Остались только подростки, которых не убили либо из-за отсутствия сопротивления, либо, что вероятнее, ради продажи в рабство. Это именно то, чего я боялся, узнав об ошейниках от рябого Аруна.
     Рабство - самое мерзкое из выдуманных разумными издевательство над свободным от рождения существом. Безусловно, ситуации бывают разные, и в обеих вселенных есть те, кто отказался от ответственности и переложил свою жизнь на другого. Но даже это близко не сравнится с невозможностью повернуть назад.
     Тем не менее, я еще слишком мало знал о жизни и технологиях на Фариде, чтобы рассуждать о безысходности всех и каждого, отталкиваясь только от своих возможностей.
     Пока я напрягал извилины, одна из женщин подбежала к светловолосому парню и, упав на колени перед ним, ухватилась за ноги. Он к этому времени вышел к середине улицы, видимо, устав созерцать частокол, единственный двор, из которого громила и тащил девушку, и мою ночлежку.
     На меня же он не обратил никакого внимания, посчитав, видимо, одним из местных.
     - Спаситель! Избавил от душегубов! - начала причитать она, почти целуя его ботинки.
     Меня сначала скривило, а потом я представил, что было бы с этой женщиной, если бы парень не появился. Вряд ли бы она стала поварихой кружка любителей "убивай атланов как баранов". Да и я, собственно говоря, был не в самом лучшем положении. Если не сказать больше. Так что, переборов высокомерие, я понял ее эмоции и отнесся с пониманием к выражению даже такой благодарности.
     - Д-да ничего... - неуверенно сказал парень и попятился. - Я здесь чисто с-случайно.
     Женщина не стала преследовать его и просто сидела на земле и разглядывала спасителя, как уверовавшая.
     Тут подбежала вторая, третья, четвёртая, и вот уже целая толпа одиноких, теперь, женщин рванула к белокурому. Они просто оседали перед ним на колени и рыдали, утирая лица рукавами испачканной одежды. Совсем маленькие дети бессознательно следовали примеру и, глядя то на мать, то на парня, утирали свои слезы и пузырящиеся сопли.
     Конечно, не все женщины подбежали к нему. Многие горевали возле трупов своих мужчин, безудержно утыкаясь в их холодные тела лбами, теребя одежду и моля, чтобы тот поднялся.
     И несколько действительно зашевелились. Один даже перевернулся на спину, держась рукой за бок.
     Так же среди выживших оказалось несколько стариков, неизвестно зачем оставленных в живых. Может фойре не доглядели, а может быть, и на это есть спрос.
     - Господин искатель! Господин! С вами, случайно, нет целителя? Прошу вас...господин искатель! - завопила одна из тех, чей мужик еще дышал.
     Что за искатель?
     - Ээм...нет, простите. Я... эм, случайно здесь, - снова неуверенно отступил парень.
     - Как же так! Что же нам теперь делать? Как мне спасти моего Кринка?! - опустила она голову.
     Остальные дамы, чьи мужчины зашевелились, тоже смотрели на него с надеждой.
     Вспомнив про себя, я поспешил обследовать свое тело, попеременно дергая конечностями и обшаривая все руками. Поднялся на ноги и тут же чуть не осел. Сил почти не было, но кости, по-видимому, целы.
     Я доплел до моей ночлежки и присел рядом с ночным стражем, который в той же позе лежал у двери. Возможно, он спас меня. Если бы я не завалился в этот сарай, мне пришлось бы ночевать на улице или бегать от дома к дому, пока хоть кто-нибудь не отопрет. И тогда, скорее всего, я очнулся бы не от хренового сна, а от клинка в горле. Очнулся и назад.
     Прикрыв его испуганные глаза, я шепотом поблагодарил уже не красномордого мужика, и как последняя мразь, пробежался по карманам. Мародерствовать в планы у меня, конечно, не входило, но так как к нему до сих пор никто не подбежал, значит либо никого нет, либо убили. Ему уже не надо, а мне пригодится.
     Нашарив небольшой мешочек, я, не глядя, перекинул его к себе в карман и поднял с земли клинок. Качество, на вид, так себе. Местами затупленный, да и звук у него глухой, но все же лучше, чем ничего.
     Так же ковыляя, я доплел до фойре, который прессовал меня ветром. Посматривая на причитающую вокруг спасителя толпу, я обшарил тело ушастого и выудил еще один мешочек. Глаз упал на его меч, и щелкнув по нему ногтем, я быстренько заменил им клинок стража. Хоть он и не от моей руки пал, я посчитал, что заслужил награду за то, как держался.
     Так же поступил с громилой. Тут все честно.
     Тем временем на площади развернулась серьезная драма. Женщины продолжали вымаливать у белокурого целителя, а тот пятился назад. Глаза бегали туда-сюда. От одной просящей к другой.
     Он резко остановился и поднял руки.
     - Так. Стоп! Остановитесь, прошу вас, - крикнул недовольно он. - Я же сказал, что оказался здесь по чистой случайности, и со мной нет целителя! Хватит меня просить о невозможном!
     Здесь не поспоришь, парень и так втащил нас из задницы.
     - Но как же мне спасти моего Рюшка! - слезно не отступала одна из женщин.
     - Не знаю! Я не знаю, как вам помочь!
     Женщины, чьи мужья были мертвы, не совались в это, а просто молча наблюдали. Им уже некого было спасать. Скорее всего, для них сейчас оставался только вопрос выживания. Людей стало меньше, и без физической силы в такие времена было очень нелегко.
     - Как не знаете, господин искатель! Вы же член гильдии и много знаете! Наверняка есть какой-то способ помочь моему Рюшке... - женщина, выговорившись, снова всхлипнула.
     Парень нервно закрутил головой и, порывшись в карманах, достал горстку амулетов.
     - Вот, если это чем-то поможет... - начал он, но его перебили.
     - Спасибо. Спасибо вам, господин искатель! - ближайшая к нему женщина хватанула из его руки амулеты и, подняв подол платья, бросилась к мужику.
     Тот все время корчился и стонал. Она вложила ему в ладонь амулет и сжала кулак. Мужик перестал завывать и спустя пару секунд отключился.
     Вспомнив, как незнакомка из леса использовала тот, что достался мне из сумки Пипа, я задумался о том, как он работает. Если ману можно в чем-то удерживать, значит вариантов работы с чарами намного больше. Но все равно здесь не все ясно. Как целитель заряжает и настраивает амулеты, чтобы ими мог воспользоваться обычный крестьянин, который скорее всего Белый?
     Пока я вспоминал рассказы Леа о магии, на площади все немного разбрелись. Глянув на уже одиноко стоящего парня, я хотел было подойти к нему и поблагодарить за спасение. Пожать руку, что ли.
     Как здесь принято?
     Но вовремя заметил его кислое и недовольное лицо. Будто откусил пол-лимона. Задрав подбородок, он осматривал суетящихся женщин и пыхтел ноздрями. Пожимать руку перехотелось.
     Внезапно он развернулся и широким шагом удалился через открытые врата. Я подскочил к забору и стал выглядывать, куда он рванул.
     Белокурый отошел от деревни метров на двадцать, и мой взор наткнулся на его ездового питомца, а глаза вылезли из орбит. Парень подбежал к огромной коричневой ящерице с крыльями и, поднявшись по подставленной лапе, расположился на ее шее. Зверь звучно зевнул и, махнув несколько раз кожистыми крыльями, легко оторвался от земли.
     Я уцепился руками за частокол и с тарабанящим сердцем неотрывно следил за каждым движением... виверны? Ящерица звучало слишком глупо, а дракон грозно. Слово виверна само выскочило из памяти и безоговорочно укрепилось в сознании.
     - Чтоб меня, - промямлил я, затаив дыхание.
     Виверна набрала хорошую высоту и понеслась вперед. Быстро.
     Я постоял еще с минуту, пытаясь усмотреть что-то в небе, но теперь, за исключением мелких пернатых, там было пусто.
     - Эм..., - раздался неуверенный голос из-за спины.
     Я резко развернулся и столкнулся взглядом с рыжеволосой девушкой.
     - Спасибо вам, - поклонилась она, придерживая разорванное на груди платье. - Если бы не вы...если бы не вы...
     Я проморгался и, подвиснув на пару секунд, вспомнил ее.
     - Да не за что, на моем месте так поступил бы каждый...наверное, - промямлил я какую-то чушь и почесал затылок.
     Что я несу? Мне вместе с памятью вернулся идиотизм?
     Она грустно улыбнулась.
     - Мое имя Норса, - резко представилась она, и щеки покрылись румянцем.
     - То..., - начал было я, - Каин.
     - Токаин? - подняла брови рыжеволосая.
     Я замахал руками:
     - Ам, нет. Просто Каин.
     - Я поняла, просто шучу, - улыбнулась она и, красуясь, отбросила с плеча прядь волос.
     Солнце уже давно восседало на небесном троне, и его лучи выгодно осветили начинающую обольстительницу, над которой совсем недавно хотел надругаться громила. По всей площади валялась куча трупов, с молчаливой отреченностью туда-сюда ходили женщины с детьми, а редкие веснушки рыжеволосой молодицы подпрыгивали в такт ее прищуру.
     Норса не сдвинулась с места, теребя края грязного серого платья, она определенно чего-то от меня ждала.
     Я молчал. Она смотрела на меня - я на нее. Стало неуютно.
     - Эм, я хотела спросить, - начала все-таки она. - Ты ведь не местный? Я тебя раньше не видела. Куда направляешься?

Глава 22

      Глава 22
     Куда я направлялся... План вернуться в хижину и поднимать уровень Сосуда, конечно, хорош, но увидев этого парня и его летающего зверя, мне перехотелось просто сидеть на месте.
     - Я, это, искателем хочу стать. Можешь мне рассказать что-нибудь о них? - спросил я в лоб.
     Норса недоумевающе нахмурилась и перестала теребить платье:
     - А что о них рассказывать-то? И так все известно же.
     - Видишь ли, я память потерял и многое забыл, - сказал я печально. - Вот теперь пытаюсь вспомнить о мире все, что знал раньше.
     Она снова затеребила подол.
     - Память, это плохо. Я могу рассказать, что мне известно.
     Я выдал самую дружелюбную улыбку и сказал:
     - Отлично! Где бы нам присесть? Я ночевал в охранке, - ткнул пальцем в сарайку. - Так что могу предложить только это место.
     Норса усмехнулась, прикрыв ладонью рот.
     - Давай, лучше я тебя как следует отблагодарю и накормлю хотя бы, - сказала она по-хозяйски, уперев кулаки. - Но сначала, нужно помочь женщинам.
     Я проследил за взглядом и опомнился.
     Понурые жительницы маленького Пантоа даже не пытались организоваться и начать подготовительные работы к похоронам. Мне не были известны местные погребальные обычаи и связанные с ними ритуалы, но то, что трупы даже под осенним солнцем скоро начнут вонять, было очень даже ясно. А учитывая их количество, ситуация складывалась хреновая. И это не учитывая местных насекомых, которые обязательно начнут кружиться вокруг тел.
     Я насчитал около пятнадцати домов, а значит, трупов не меньше, что для такого маленького поселения сравни катастрофе.
     По идее, следовало отправить посыльного к местному феодалу или другому управленцу, чтобы тот отправил помощь выжившим или типа того. Я не очень-то разбирался в средневековых взаимосвязях между крестьянами и знатью.
     - Слушай, Норса. А как вы обычно решаете вот такие вопросы? - спросил я аккуратно, кивнув в сторону улицы. Бегло осмотрев, я насчитал семь тел. Сколько лежало между домами и по улице, я даже не представлял.
     - Как... в прошлый раз... В прошлый раз было не так, и... и я даже не знаю, как сейчас быть, - ее глаза покраснели. - Тогда банда атланов показательно убила пятерых, и все было ужасно, но сейчас...сейчас...
     Норса быстро утерла рукавом слезы и неровно улыбнулась.
     Ясно. Понятно.
     В такие времена, когда нет фабрик и супермаркетов, в деревнях разделение обязанностей между мужчинами и женщинами упиралось в физические возможности. Сейчас здесь остались почти одни женщины, и убитые горем, они не могли собраться с мыслями и действовать решительно.
     - Так, ну-ка бабы. Собрались. Ать-два! - гаркнул каркающим голосом какой-то старикан.
     В центре улицы показался дед и, упираясь тростью в землю, начал раздавать указания. Видимо, один тех, кого не тронули фойре.
     - Римка, хватит хныкать. Осмотри раненных, ты же дочь лекаря, как-никак, - подозвал он курносую брюнетку. - Давай, потом будем оплакивать.
     Он по-отечески погладил девушку по волосам, и та, кивнув, всхлипнула и, утершись, пошла выполнять распоряжение.
     - Макша, собери баб и подсчитайте потери, - и мягко добавил после паузы, - да-да, я знаю, что звучит не очень, но мы должны знать точно.
     Девушка, к которой он обратился, прерывисто вздохнув, молча кивнула.
     - Дед Акир выжил, - с надежной в голосе сказала Норса.
     Я глянул на нее и запечатлел слабую улыбку.
     Она пояснила:
     - Он старейшина деревни. Думаю, с ним дело пойдет быстрее. Мы ведь люди простые, и долго горевать не позволительно в этих местах.
     - Ты извини, если спрошу что-то странное, я вообще лесной. Отец растил вдали от поселений, а потом еще и по голове прилетело, отшибив память, - подложил соломку. - Скажи, а как вы здесь выживали до сих пор? Вас же очень мало.
     Норса медленно кивнула на мое объяснение и ответила:
     - Пантоа образовалась не так давно, я одна из первых, кто родился именно здесь. Обосновывались изначально вдоль торгового тракта, который идет от берега залива Четырех и до Каменной Границы. К тому же, рядом река Рорга.
     Она указала на другую сторону деревни.
     - А местный феодал как-то отреагирует на происшествие? - спросил я.
     - Фе...ондал?
     - Местный герс.
     - Ааа, - скривилась она, - господин Крешда волнуется только когда деревня вовремя не выплачивает налог.
     Я округлил глаза:
     - Неужели никак не отреагирует? У вас ведь вырезали почти под ноль всех мужчин!
     - Хм... Может быть, в этот раз... - сказала она неуверенно. - Когда два года назад банда атланов терроризировала нас, убив мое...пятерых человек, он ничего не сделал. Прислал смотрителя, и тот, оценив ущерб, просто выдал всем по два серебряных.
     - То есть, получается, сейчас вы фактически остались одни. Без мужчин, с детьми на руках, и кучей трупов на земле - констатировал я.
     Она серьезно кивнула.
     - Слушай, Каин. Давай поможем остальным, а продолжим говорить позже. Там сейчас очень понадобится мужская помощь.
     Я поежился. Помощь означала рытье могил и перетаскивание трупов. Из стоящих на ногах взрослых мужчин, кроме себя, я больше никого не заметил. Может где-то были подростки. В таком месте и времени люди очень быстро взрослели.
     Появилось даже желание молча уйти, как тот белокурый. Кто они мне? Никто. А мне нужно срочно становиться сильнее и искать сестру.
     И брата. Хочу убить тварь.
     Здесь меня ничего не держало, и я должен был сбежать еще во время нападения, но моя память решила иначе. Лучше бы она вообще не восстанавливалась. Жил бы себе в неведении, может даже счастливо. Может.
     Тем не менее, быстро все обдумав, я решил остаться и помочь этим людям. Ради Сораса и Леа, что вытащили меня с того света. Да и ночной страж косвенно уберег меня.
     - Да, ты права. Я тогда пойду.
     Норса кивнула и пошла за мной.
     Я направился прямо к старику, чтобы узнать фронт работы.
     - Уважаемый, чем я могу помочь? - просил я громко. Вдруг у него проблемы со слухом?
     - А? Ааа. Оооо, - заголосил он. - Мужик! Здоровехонький мужик!
     - Эм, да, - неуверенно подтвердил я. Вообще-то, мне двадцать четыре, и мужиком еще называть рановато, но спорить не стал. Вряд ли здесь кто-то обращает внимание на такие детали.
     Борода растет? Мужик. Сопли не жуешь? Мужик. Все просто.
     - Дуй, значица, за Макшей, она покажет где инструмент. Темку и Вяшку прихвати с собой.
     Я замотал головой в поисках моей гидессы.
     - Дед Акир, не нужно занимать Макшу, я сама проведу его, - отозвалась Норса.
     - А? Аааа. Оооо, - под копирку заголосил старикан и, ухмыльнувшись, добавил. - Ну давай, девчушка. Проведи.
     Норса взяла мня за руку и повела вглубь поселения. Мы петляли по узким проходам между участками, пока не дошли до скромного дома без земельного надела и чего-либо, напоминающего домашнее хозяйство.
     - Это дом дядьки Марка. Он наш...был нашим кузнецом, - поправилась она. - Думаю, позаимствовать инструменты у него будет лучшим решением.
     Да уж, гидесса оказалась так себе. Чего вызвалась то?
     - А какие у вас погребальные традиции? Есть какие-то предпочтения? Верования? - как бы невзнячай спросил я.
     Вряд ли эти люди стали бы меня подозревать в попаданчестве, но легенду на всякий случай лучше держать впереди себя.
     Норса прищурилась, разглядывая дом кузнеца:
     - Да все, как везде. Погребальный костёр да в небо, к Ландушке в руки.
     Она сложила ладони лодочкой и раскрыла к небу.
     Ясно. Значит лес рубить.
     - А где материал брать? - спросил я. - Дерево, в смысле.
     - А я проведу. Справа от Пантоа берет начало лес Гора, так что есть, где развернуться... - задумчиво закончила Норса.
     Только вот некому теперь разворачиваться, хотелось закончить за ней.
     ...
     Закончили мы к ночи.
     Когда я и пара подростков под чутким руководством старикана Акира доложили кострище, уже прилично воняло, и перетаскивая трупы, я обмотал нос тряпкой, с удивлением наблюдая отсутствие ярко выраженного дискомфорта у окружающих меня людей. Либо они уже привыкли к подобному, либо я настолько щегол из каменных джунглей. Сам лично я склонялся ко второму варианту.
     Да и вообще, до Хряка и Пипа я и трупов-то вблизи не видал, не то что перетаскивать и обшаривать. Уж не знаю, что во мне сломалось после убежища, но если не учитывать вонь, давалось это весьма просто.
     Костер запылал. Женщины зарыдали.
     В общем, от рук фойре погибло двадцать человек. Не так уж много по меркам средневековых болезней и бандитских набегов, но для Пантоа, как оказалось, весьма достаточно.
     Выжившие возносили ладони к небу и просили Ланду, богиню перерождения атланов, о принятии погибших в свои земли. Как я понял, в этом мире господствовал политеизм, но тихо расспросив Норсу об отсутствии часовен, был удостоен поднятых бровей и задумчиво сморщенного лба.
     У атланов не было принято ставить места поклонения в виде зданий. Присутствовали лишь маленькие капища каждому из четырех богов, но не в центре поселений, а как кому хочется и на своей земле. Меня это весьма удивило, ведь опиум для народа - самый действенный рычаг в отсутствие науки.
     Послушав Норсу, я понял, что эти люди не знали даже такого понятия как "религия". Тем не менее, вера в разных богов присутствовала, но не как часть общественного строя, а как индивидуальный элемент. Когда Норса рассказала о богах, она дополнила, что сама лично не верит в них как в личностей или отдельную силу, а скорее, как в способ успокоить себя или переложить ответственность. Забавно было слышать это от деревенской девушки. На Земле в средневековье религия была основополагающим фактором при любых обстоятельствах. Но видимо, присутствие магии, Кель и знаний о космосе все-таки накладывают свой отпечаток на образ мышления.
     Вообще, она оказалась весьма разговорчивой и умной, учитывая место, где она проживала. Я скорее ожидал глуповатую пастушку, чем рассуждающую о вере юную красавицу.

Глава 23

      Глава 23
     Когда прощание с погибшими закончилось, все разбрелись по домам, а я поплелся за Норсой. Она провела меня в тот же дом, куда ее хотел затащить громила фойре. Совсем недалеко от моей ночлежки, и как оказалось, он принадлежал ей. Вернее, не только ей, а ее матери, ей и ее младшему брату Паку.
     Проходя по тихим улицам Пантоа, я не чувствовал вчерашнего восхищения атмосферой и, честно признаться, хотел поскорее убраться оттуда. Ночь была глухой и темной. Холодной и неприятной. Будто кто-то в один миг сгреб рукой весь сказочный налет и оставил одну мрачную темноту.
     Тем не менее, в доме меня ждало тепло, мягкий свет масляных (или жировых) ламп и улыбка матери Норсы.
     - Ну здравствуй, спаситель, - мягко сказала она.
     На вид ей было лет сорок. Стройная. Темные волосы собраны на затылке в пучок, а карие глаза глядели с какой-то хитринкой. Приплюснутый нос и пухлые губы создавали образ классической деревенской женщины.
     - Добрый эм... вечер, - сказал я неуверенно. - Меня зовут Каин.
     Она усмехнулась моей скромности и кивком пригласила за стол.
     - Тут уж как посмотреть, спаситель. Давай, поешь, а то намахался там руками, небось. Меня Мариа звать. Можешь так и обращаться.
     - Ага, спасибо.
     Я был очень даже за и, вымыв руки, прыгнул за стол. Норса и ее брат уселись напротив и чинно ожидали мать.
     Как и в доме Сораса, здесь было прилично и уютно. Атмосфера внутри складывалась не деревенски беднятской, а больше походила на уютный домик, как на одном из тех фантастических фото, отражающих прелести современной хижины где-нибудь в загородных районах.
     Высокий потолок, аккуратно отделанные стены, широкий стол, большой горящий камин в стене - все, как на картинке.
     - И откуда же ты такой взялся? - напомнила о себе женщина и вывела меня из режима наблюдения.
     - Да так, мимо проходил, - начал было я, но потом спешно добавил. - Вообще, я искателем хочу стать!
     Она задумчиво глянула на Норсу и сказала:
     - О как, искателем, значит... И что же в жизни гильдийца тебя привлекло? Сила? Женщины? Власть над слабыми?
     Ого! С чего зашла сразу.
     Я от неожиданности завис и перестал жевать. Мне очень сильно стало казаться, что этот дом принадлежит не людям типа рябого Аруна. Говор чистый, а вопросы у хозяйки острые. Да и Норса весьма сознательная девушка.
     Стоит быть аккуратнее и следить за словами.
     - Пока ничего такого! - замахал я руками. - Видите ли, я лесной с рождения. А пару месяцев назад меня пришибло, да так, что память отрезало. Как звать, не помню, жизнь не помню. В общем, себя забыл и много чего о мире нашем.
     - Ну и ну, - кивнула женщина и доложила в тарелку, судя по всему, местного картофеля. - И чем же приложило то?
     - Да сероволки погрызли. Целитель Сорас с дочкой вовремя нашли и вытянули с того света.
     Пожалуй, упоминать о том, что я был голый и появился из другого мира, не стоит.
     Норса ахнула и прикрыла рукой рот. Малой сидел молча и уплетал поздний ужин.
     - Вот так на... Не повезло же тебе, Каин, - покачала головой хозяйка. - А имя-то, получается, не настоящее?
     - Ага. Но пока я себя не помню, оно для меня самое, что ни есть, настоящее, - максимально честно ответил я.
     Да в общем-то, я не планировал его менять в ближайшее время. Мало ли. Вдруг какой-нибудь чародей по моей памяти об имени проследит мое прошло?
     Мариа налила мне в деревянную кружку что-то горячее и бодро сказала:
     - Ясно. Ну, как бы то ни было, падчерицу ты мою действительно спас. Это многого стоит.
     Ого, значит, не родная мать? То-то я заметил явные различия.
     - Я тебе постелила в гостевой, так что располагайся, как закончишь. За стол не переживай, я сама посуду соберу.
     Я кивнул.
     Она встала и, приманив мелкого, повела его в соседнюю комнату.
     - А где твой отец? - спросил я Норсу, только сейчас опомнившись. Когда она не рыдала горючими слезами во время похорон, я решил, что среди погибших его нет.
     - Он погиб, - грустно сказала она. - Несколько лет назад, во время налета банды атланов.
     - Извини, если растревожил старое, - сказал я, коснувшись ее плеча.
     - Да ничего, старое еще не такое уж старое, чтобы его тревожить.
     Дальше сидели молча. Она медленно клевала из своей тарелки, видимо, чтобы не закончить раньше меня, а я уплетал за обе щеки добавку. Когда закончили, девушка отвела меня в комнату и оставила наедине.
     Я упал в мягкую постель и, пролежав недвижимо пару минут, тяжело выдохнул. Это был чертовски сложный и утомительный день со всех сторон. Мало того, что я вспомнил себя, я убил разумного, мародерствовал, укладывал для кремации трупы. Этого было более чем достаточно для человека из каменных джунглей. Подумав о городах, я вспомнил Землю и убежище.
     Странная штука - амнезия. Вроде бы я вспомнил себя совсем недавно, и мои эмоции должны быть более яркими, так как для Тома события в убежище должны быть совсем свежими. Но они не такие. Словно, живя без памяти все эти месяцы, моя психика залечивала себя и притупляла чувства.
     Пробежав глазами по темной комнате, я подумал о своем перемещении в этот мир. Не помня себя, я не мог оценить всю важность этого события и его мистерию. Вот я был на Земле, и вот я здесь. В мире, где есть субстанция, которая позволяет восстановить человеку орган за минуту. Создать из ничего кусок льда и с огромной скоростью выпустить его в оппонента. Приручаемые звери, которые были описаны только в фантазиях авторов книг и сценариев кинолент, игр. Что меня ждет еще? Дракон? Темные маги, поднимающие мертвых?
     И все это вкупе с космическими полетами, телепортационными вратами, зверолюдьми, эльфами и, судя по всему, дворфами.
     Если меня переместила сфера, значит она переместила и всех остальных. Вероятность этого очень высока. Но есть одно "но".
     Я мог умереть и попасть сюда случайно. Моя память о встрече с существами, которые посодействовали этому, могла быть так же легко удалена, как и восстановлены отгрызенные сероволками пальцы. Меня могли призвать, пересобрать. В конце концов, это может быть загробный мир, мой личный ад или рай.
     Здешнее общество и существа так похожи на фантазии земных выдумщиков, что складывается впечатление о попадании на Землю разумных из этой вселенной. Иначе как можно объяснить такие сходства? Ну разве что, если этот мир - плод моего подсознания.
     Если на разных планетах есть мана и магия, Земля не могла как-то отделиться от этого богатства, учитывая, что Кель, по словам Сораса, наполняет всю вселенную. И ведь это не его личные идеи.
     Возможно ли, что родоначальники мифов о разных существах, магии, мане и других, присутствующих здесь реалиях, вплоть до космических одиссей, на самом деле либо потомки, либо сами попаданцы? Возможно ли это, учитывая то, что я лежу на кровати в деревне с названием Пантоа, с восстановленной магией печенью? После нападения самых настоящих зверолюдей! Да, черт возьми, я жил с двумя эльфами и путешествовал с одним из хвостатых!
     Вполне вероятно, что один из таких попаданцев сейчас сидит возле проезжей части и не понимает, почему его руки не покалываются маной, а фаерболл не формируется! И что это за железки проносятся мимо, оставляя какую-то отраву после себя?!
     - Черт, это слишком жестко, - мой лоб даже покрылся испариной от волнения.
     Как бы странно это ни звучало, с возвращением своей личности все окружение приобрело дополнительные краски.
     И все же, хотелось бы знать, как я сюда попал. Если это не Сфера, то возможно...все остальные мертвы.
     Принимая это предположение за аксиому, мои мысли застревали, и в горле образовывался комок, не позволяющий вдохнуть воздух. Я вспомнил лежащую на полу маму и лужу крови под ней. Вскрик Саи, когда Кернис выстрелил в нее. Представил себе эмоции отца, на глазах которого его сын застрелил ни в чем не повинную девушку, после того как сексуально извращался над собственной сестрой. Да, он не насиловал ее физически, но не потому, что не хотел или не мог - он не успел. Представить сложно, что в это время чувствовала Лизи.
     Как я мог быть так слеп?
     Сейчас, вспоминая прошлое, я отчетливо видел ненависть в глазах Керниса. Его недовольство от моего присутствия. Гнев и раздраженность. Вспомнился случай с вертолетом и Сферой. Тогда он явно хотел убить меня, подтолкнув игрушкой прямо в уничтожающий органику неизвестный предмет.
     Воспоминание, пронесшееся в голове за доли секунды испарилось, оставив только тягучий остаток сожалений.
     Я в полной мере осознал смысл его проникновений в комнату сестры и отношения с ней в целом. Может быть, она чувствовала его ненормальность? Он ведь был психически болен! Все это время!
     И дело не просто в вожделении сестры, а в ТАКОМ абсолютно сумасшедшем вожделении. Маниакальное стремление владеть кем-то. Его слова перед выстрелом в...Саю очень ярко показали истинные желания.
     Меня начало одолевать отчаяние и ярость. Не имея возможности направить эти эмоции, я постарался переключиться на что-нибудь другое, что не имеет отношения к тем событиям.
     Вспомнил о воровке, знаниях, что она мне невольно передала. О прорыве, что случился во время атаки фойре. Сосуд не дал мне больше маны, даже перед приближением физической расправы. Я подумал о той ментальной дрожи, удержание которой помогло мне выудить больше, чем дозволено по умолчанию.
     Я закрыл глаза и представил светящегося себя. Образ сформировался мгновенно, и если бы в этой фантазии я имел глаза, они бы выкатились от удивления.
     Мой Сосуд был заполнен голубой дымкой больше, чем наполовину. А это значит, что обнуление происходит не за раз, а по мере осваивания контроля над маной. Возможности обнадеживали. Но как мне двигаться дальше? Неужели удержание в памяти ментальной дрожи - это единственный способ высвобождать запретную ману?
     Представив, как мысленно хватаюсь за ману, я стал опустошать себя. Да так напористо, что исчерпал имеющиеся объемы быстрее, чем за две минуты. Я захотел, чтобы мана просачивалась через каждую пору на моей коже, и она исполнила мою волю. Чувствуя легкое покалывание по всему телу, я улыбался, как дурак.
     Тем не менее, как бы я ни старался, взять больше не мог. Сосуд словно уперся ногами в край и не пускал выше.
     Пропыхтев около часа, я так и не понял, как действовать дальше, и завернувшись в покрывало, постарался уснуть...

Глава 24

      Глава 24
     На следующий день я скромно предложил Мариа свою помощь по двору. Оказалось, что дел скопилось прилично, и покрутившись весь день за рубкой дров, починкой крыши и внутренней отделки дома, я с чистой душой отужинал и настроился расспрашивать Норсу об искателях.
     Местная еда, кстати, довольно вкусная. Я понаблюдал за Мариа и оценил ее манипуляции с разной травой и всякими порошками, которые, видимо, являлись специями. Она забавно ухмылялась, но не отгоняла.
     Мариа была не юной девицей, но выглядела отлично. Невероятной красавицей я бы ее не назвал, но было что-то в ней... естественное, что ли. Притягивающее. Женственное.
     Укутавшись в одеяло, Норса вытащила меня на крыльцо и, сунув в руки кружку горячего напитка, кивнула.
     - Ладно, с чего бы начать... - задумался я вслух.
     - Ну, ты уж придумай, - хмыкнула она.
     В общем, не сильно утруждаясь логикой, я начал заваливать ее вопросами:
     - Кто был тот белокурый крутыш? И кто такие искатели? И почему фойре на вас напали? Где охрана поселения...
     - Эй-эй, полегче, герой, - замахала Норса руками, - я тебе не Вилла, чтобы ответить на все сразу. Давай по порядку.
     - Кто такая Вилла? - спросил я тут же.
     - Это не тот порядок, - улыбнулась Норса. - Вилла - дух дерева. По легенде знает все о мире, и если ее отыскать, ответит на любые три вопроса.
     Что-то знакомое.
     - Спасибо, - вернул я улыбку. - Продолжай, пожалуйста.
     Она покрутила пальцем у подбородка:
     - Искатели - это наемники Гильдии. Они выполняют поручения по всему миру, как самой Гильдии, так и тех, кто делает запросы.
     - А Г...- начал я, но она прервала меня.
     - Не все сразу. Я поясню, беспамятный ты наш.
     Норса отпила горячего и потянула ночной воздух.
     - Мы, сельские, много чего не ведаем по миру, но что такое Гильдия, знают все. Гильдия - это самая влиятельная организация в Пределах, которая напрямую никому не подчиняется. Многие мечтают работать на нее, - она грустно выдохнула, - но не всех берут, и если ты родился Белым, туда тебе путь закрыт.
     Я кивнул, дав понять, что впитал информацию.
     - Именно Гильдия предоставила возможность снова покорять космос и новые земли. После войны с магами все расы были разгромлены и опустошены настолько, что население сократилось вплоть до родных планет. Долгое время не было ни разумных, ни ресурсов, чтобы снова покидать родные планеты. Даже эльфы потеряли слишком много.
     Война с магами?
     Я помнил, что Сорас говорил мне об этом, но тогда не придал этому такого значения.
     Норса продолжила, отпив еще горячего и, поежившись, скрутила одеяло потуже.
     - Гильдия заключила пакты неприкосновенности со всеми расами разумных и предоставила ресурсы и транспортеры. Так началось второе заселение планет. Так была заселена, в том числе, Фарида. С этого времени ставки Гильдии имеют право находиться на любой планете и являются неприкасаемыми для закона напрямую. Искатели не участвуют в войнах или переворотах. Они просто гильдийцы. Каждый ребенок в Пределах мечтает работать на Гильдию!
     Ее глаза загорелись, но потом погасли. Я уже понял, что она Белая, и лишь надеялся, что мне повезло больше. Намного больше, раз уж я не местный.
     - Значит, тот белобрысый тоже искатель, - констатировал я. - Искатели все такие...хм, надменные?
     - О да, уж поверь! Они еще те хвастуны и заносчивые ублюдки! - скривилась она. - Тем не менее, они на самом деле помогают. Отец рассказывал, что место, в котором он родился, постоянно подвергалось нападкам вакаш, и только группа гильдийцев помогла освободиться от этого ужаса.
     - Кто такие вакаш? - спросил я и поторопился оправдаться - Ну, в лесу ничего такого не было, а целитель не объяснял. Память подводит в неожиданных местах.
     - Память, говоришь? - прищурилась рыжеволосая.
     Я скромно кивнул.
     - Вакаш - это полуразумные зеленые коротышки. Мерзкие твари. Вечно бегают толпой и нападают на беззащитных. На вид слабые и тупые, но очень шустрые и подлые, - последнее она почти рыкнула, аки зверь. - Я встречала их единожды. Пять лет назад. Двадцать этих уродцев прорвались через Каменную Границу и как-то добрались аж до нас. Похитили девочку, Милду. Ее нашли потом в лесу, истерзанную.
     Она поежилась и придвинулась ближе ко мне.
     - Мне отец ничего не рассказывал, но я подслушала их разговор с Мариа. Он говорил, - ее голос задрожал, - что они насиловали ее пока она не умерла. А потом питались ее телом.
     Меня передрогнуло от такого финала юной жизни. В голову заползли мысли о том, что Лизи могла оказаться в руках этих гоблинов, и внутри поднялся жуткий страх. Страх от невозможности на это повлиять.
     - Это был не последний раз, когда о них слышали на освоенных территориях. Поэтому опасность встретиться есть всегда, так как за Каменой Границей много чего жуткого. Хорошо, что до нас редко доходит, да только чем выше на юг и ближе к границе - тем чаще всякая жуть появляется. Говорят, многих создали древние маги, как и еще немало чего ужасного, - последнее девушка сказала почти шепотом.
     - Нда, Сорас не рассказывал мне всего этого, - сказал я больше себе. - А что насчет фойре?
     - Для меня это тоже загадка. Нажитого у нас не так много, да и время не для караванов... - протянула она задумчиво.
     - Ну, как я понимаю, вас в рабство забрать хотели! Небось, за раба много дают! - удивился я. Мне казалось это самым очевидным.
     - За нас? Тьфу ты. За нас гроши! Кому нужны простые крестьяне? Корми, пои - ошейники дороже стоить будут! Нас скорее убили бы всех.
     Я удивился.
     - Ну и зачем же тогда им сюда переться? Неужели ради развязки войны?
     - Да кто их знает. Но не были они похожи на солдат. Особенно тот...фойре, - сказала девушка и уставилась в темное небо. - Ты ведь правда спас меня, Каин. Уж не знаю, что ждет меня дальше, но я благодарна тебе.
     Я грустно улыбнулся и интуитивно потянулся приобнять ее, но одернул себя. В голове возник образ Саи, а в груди ноющая пустота. Не хотелось превращать этот разговор во что-то другое, тем более, что завтра меня уже не должно быть в этом месте.
     Хотелось еще много чего узнать, но как и в случае с рябым Аруном, я не понимал, что именно спрашивать.
     Но все же нашлось кое-что важное для меня на данный момент.
     - Слушай, а как нанимаются в Гильдию?
     - Да в общем-то, просто. Приходишь в ближайший штаб, и тебя проверяют на цвет. Если Желтый и выше - ты принят. Больше я не знаю.
     - А где ближайший штаб? - спросил я.
     - Каира. Вверх по торговому тракту, не ошибешься, - грустно сказала она и глянула мне в глаза. - Я знаю, что это прозвучит глупо, но ...ты уверен, что хочешь уйти? В такое время здесь будут очень нужны мужчины...
     - Уверен, Норса. На все сто.
     Хотел бы я ответить иначе, но не мог. Я уже жил в одном месте, в одном мире. И насмотревшись на здешние крестьянские реалии, очень не хотелось прогибать спину перед каждым сопляком, которому повезло родиться Желтым. Тем более, что впереди ожидало еще больше неизвестного и...Лизи. Я должен найти сестру.
     И брата, который должен умереть.
     К тому же, если Гильдия такая могущественная, значит есть шанс, что через них можно отправиться на другие планеты. Это мой единственный шанс. Даже беспамятный Я решил так.
     - Извини. Я понимаю, что вам сейчас будет нелегко, но от того, что здесь появится еще один слабак - проще точно не станет, - сказал я уверенно. - Кстати, ты не ответила на вопрос на счет поддержки. Местный барон ведь должен выслать помощь и как-то отреагировать на все это!
     - Должен, но кто к нему пойдет? Коршак сидит себе в замке и просыпается, только когда нужно налоги собирать. Сейчас даже послать некого, - пожала она плечами.
     Ясно. Намек понят. Если не останусь, то хоть забегу предупрежу.
     - Я зайду, если его обитель по пути в Каиру.
     - По пути. И караван останавливается у него, - уверенно сказала она.
     - А откуда знаешь-то? - спросил я.
     Норса вздохнула и задумчиво ответила:
     - Отец возил в Гильдию, чтобы проверить цвет.
     - Ясно.
     - Ага.
     Мы посидели так еще около часа. Просто глядя в ночь.
     Меня поразили эти люди. Поразило их отношение к смерти и продолжению жизни тех, кто остался. Может, и у нас так было? Когда каждый человек мог умереть от простой царапины или другой случайности. Когда жизнь крестьян напрямую зависела от того, у кого в руках клинок или власть. Или и то, и другое. И это не мифическая опасность, которая может подстерегать каждого за углом большого города, а вполне реальная смерть от всего подряд. Они привыкали к таким сюрпризам, и смерть была не таким потрясением, каким стала для живущих после появления пенициллина, антисептиков, развития медицины в целом...
     Женщины и девушки Пантоа похоронили своих мужчин, но не впали в безумие от потери. Я видел их глаза, и в них было море печали и грусти, но не отчаяния. Страх от того, что они остались беззащитными, перекрывал боль потери. В их глазах был поиск надежды выжить. Думаю, выжившим мужикам придется не скучно во всех смыслах.
     Но мне не по пути с этими людьми, ибо самому нужно разгрести кучу дерьма.
     - Почему среди них нет ни одного целителя? - спросил я себя, когда остался в выделенной мне комнате один.
     Да потому что Гильдия забирает всех. Точнее, все спешат отдаться Гильдии и уходят. И все вполне объяснимо, мало кто на заре своей юности захочет выживать в деревне, тем более Желтых рождается не так уж и много.
     Вообще, я так понял, рождение со второй или третей ступенью Сосуда достаточно редкая штука, чтобы сделать таких людей привилегированным классом. И если бы я не насмотрелся в своем мире на искусственные ограничения, я бы, может быть, и не заподозрил в местной системе свитков ничего ужасного. Но теперь, когда я ко всему прочему узнал про контроль маны и ненужность этих бумажек, все стало предельно ясно.
     Вздохнув, я поднялся с постели и покинул комнату. Доплелся до двери девушки и тихо постучал. Дверь скрипнула, и взъерошенная Норса высунула голову в приоткрытую дверь.
     - Нужно поговорить, - сказал я шепотом.
     Она удивленно кивнула и скрылась в комнате.
     Время близилось к утру, и мои вещи были уже собраны. Заплечный мешок, который мне выдал Сорас, охотничий лук, меч фойре, постиранные вещи и тонна лени. В этот момент хотелось вызвать такси и рвануть в аэропорт. Перспектива шагать пару недель по бугристым дорогам и спать непонятно где не очень-то привлекала, учитывая то, что каждый раз есть риск нарваться на хищников или местных отморозков. Я как человек города просто не был готов к такому пути, но выбора не было.
     Когда завернутая в плед Норса появилась, мы вы вышли на улицу. Несколько раз крикнул местный будильник, и заспанные глаза девушки, заметив мою готовность к дороге, покрылись влагой.
     Я не стал тянуть резину и устраивать объясняшки. Роль человека, который постоянно сбегает, мною уже давно обкатана, и сейчас я хотя бы прощался по-человечески.
     - Слушай, - сказал я, глядя в ее темно-карие глаза. - Перед тем, как уйти, я хочу кое о чем рассказать тебе.
     Она молчала.
     - В лесу я встретил человека, который сказал мне, что свитки для изменения ступени Сосуда не нужны. Нужно научиться контролировать свою ману. Сосуд поймет, что ты готова, и не будет сильно сопротивляться, отдавая ее тебе. Так ты сможешь обнулять себя без свитков. Понимаешь меня?
     - Д-да, наверное, - кивнула она резко.
     - Я не знаю, как учиться контролю маны, но это ключ ко всему. Я стараюсь чувствовать ее и понимать, сколько уходит и восполняется. Стараюсь представлять себе ману и мысленно прикасаться к ней. Постоянно выпускать ее и сознательно наблюдать за этим процессом. Я маг разрушения и, опустошив себя наполовину...
     - Как... - вырвалось у нее.
     - Опустошив себя наполовину, я смог ослабить его структуру, - закончил я. - Я бы не хотел брать ответственность за твою жизнь, но в тебе еще горят амбиции, и возможно, у тебя получится. Только не спеши. Не умри, прошу тебя.
     Я крепко обнял Норсу, так напомнившую мне сестру и, резко развернувшись, пошагал прочь. Не оглядываясь.

Глава 25 - Спутники

      Глава 25
     Покинув территорию деревни, я сделал полукруг и вышел на тракт, ведущий на север.
     Обочины дороги снова начали покрываться густой растительностью, переходя в почти лишенный листьев лес, и под тяжелое колыхание высоких крон я задумчиво поплелся вперед. В целом, было не холодно, но ветер то и дело предпринимал попытки пробраться под куртку. Я ежился и недовольно бурчал.
     Несколько раз попадались возницы, но несмотря на мои добросердечные улыбки и размахивания руками, никто не останавливался. Погрешив на выглядывающий меч, я тем не менее не нашёл, куда его спрятать. Кожаная куртка была чуть ниже пояса, и запихнув клинок в штаны, я сомневался, что смогу идти, не сгибая колено одной ноги.
     Когда остался один, в голове начали крутиться мысли о семье, из которой у меня осталась сестра и отец, которые неизвестно где. Перед глазами то и дело мелькало лицо Эммы - матери, которая внезапно исчезла на шесть долгих лет, бросив нас. И которая так внезапно появилась в самый дерьмовый день, который только можно было выбрать. Где она была? Почему придумала ту сказку об амнезии? И зачем пообещала решить вопрос с братом?
     - Такое себе обещание, мама, - сказал я, глядя в даль. - Учитывая, что он убил тебя.
     По дороге я то и дело подбирал валяющиеся на пути камни и ветки, выпуская в них ману. Вспомнив стычку с фойре, до меня дошло, что я не использовал никаких структур, чтобы ослабить его чары, и видимо, моя мана действует разрушительно сама по себе. Но не бывает все так просто, и если бы разрушители так легко уничтожали чужие структуры, они бы автоматически выпали из прослойки, нуждающейся в свитках. Видимо, здесь нечто иное.
     Вливая ману в очередной стебель какой-то травинки, я наблюдал уже привычную картину желтизны, но не разрушения. Даже самый махонький листок только коричневел. Вывод: либо моя мана не способна неосознанно разрушать структуры, либо ее концентрация слишком слаба для этого. Но здесь же следует все тот же пример со свитками и разрушителями. Если бы все упиралось в ступень Сосуда - разрушители были бы на ступень выше любого мага, ибо ломать не строить. Значит, все-таки необходимо осознанное воздействие, а не бесконтрольный выпуск.
     Время за испытаниями бежало быстро, и я опомнился, только когда красное солнце коснулось верхушек деревьев, на левой от дороги стороне леса. Нужно было выбирать место стоянки, и здесь я завис. Когда бегал по лесу, выбора не было, но сейчас мне попросту не было известно, где лучше оставаться. Забраться на дерево или разжечь костер вдоль дороги?
     Решил все-таки развести костер, так как спать еще точно не хотелось, но под деревом, на которое можно будет в случае чего забраться.
     Свернув направо, я стал углубляться в лес и услышал звон стали вперемешку с криками людей.
     - Черт, этого еще не хватало, - пробубнил я себе, но все-таки пригнулся и пошуршал в сторону звуков боя. Ведь это были именно они.
     Подобравшись ближе, я затаился неподалеку и стал присматриваться. Классика, в общем: две повозки с запряженными в них ревущих ватусси. Пара костров и толпа разумных, вальсирующая в танце смерти, звеня сталью.
     Единственное, обо что сразу споткнулся глаз, - это три уже знакомых мне пернатых велоцераптора, привязанных недалеко к деревьям и спокойно наблюдающих за боем.
     Конечно, можно было пройти мимо, но путешествие на колесах или живности, в благодарность за помощь, - весомый аргумент.
     Я не мог знать, кто есть кто, поэтому искал сходства. По идее, банда должна выделяться чем-то, каким-нибудь опознавательным знаком. Так было принято среди земных группировок во все времена, но в глаза бросилась более очевидная подсказка.
     Трое трясущихся мужиков забились под колеса одной из повозок. Трое рубились против пятерых. Вряд ли бандиты напали бы в меньшинстве - напрашивался логичный вывод.
     О моем присутствии пока никто не знал, и приготовив лук, я решил помочь охранникам парой стрел, ну а потом, наверное, бежать, ибо мечом я размахивать не умею от слова совсем. Вообще не знаю, зачем я его прихватил.
     Я поднял лук и под треск тетивы навелся на грудь одного из бандюг, но тут же сильно засомневался в своем решении.
     "Я ведь собрался лишить жизни разумного!" - эхом отозвалась мысль в голове.
     И ради чего? Ради удобной дороги?
     Я с такой легкостью решил помочь защищающимся, и до меня не сразу дошло, что нужно будет убивать.
     Совесть настойчиво запротестовала против этого решения, и поддавшись моменту, я решил просто сбежать.
     Внезапно, пара мечей, насевших на одного охранника, все-таки дотянулись до него, и вечерний лес пронзил крик боли. Раненный попятился назад и, выпустив из рук оружие, махнул рукой. Каменный шип мгновенно вспорол шею его противнику. Тут же появился второй такой же и точно так же прошил брюхо следующего разбойника. Затем он обессиленно рухнул на спину и, завывая, скрутился.
     Черт! Черт! Черт!
     Стараясь не смотреть в лицо будущей жертве, я снова поднял лук и отпустил тетиву. Тихо свистнув, стрела проткнула грудь замахнувшегося мечом мужика, и он машинально схватился за торчащую из груди смерть. Тут же сталь чужого меча под рычащий хрип прошила ему брюхо.
     - Ааркош, здесь...луч...ник, - хлюпая кровью выдавил падающий разбойник.
     Ааркош развернулся в мою сторону, но вторая стрела уже была наготове и, опередив его выкрик, устремилась к цели.
     Бандит вовремя присел, и наконечник проскочил прямо над головой. Он тут же рванул ко мне, и я уже собрался бежать, но один из охранников, словно появившись из ниоткуда, подставил ногу, и тот вспорол носом землю.
     Сверху прыгнул другой охранник и, не мешкая, выдохнув "ха", вогнал в грудь лезвие.
     Я нервно выдохнул и заметил, что остальные члены банды уже лежат с красной лужей под телами.
     - Эй, неизвестный союзник, выходи. А то мы и так на взводе, - рявкнул тот, что сбил с ног Ааркоша, вглядываясь в темноту. Это мне было нормально видно, что к чему, он же находился со стороны света.
     - Выхожу, только не надо нервничать. Все стрелы в колчане, - отозвался я громко и вышел из тени леса.
     - Ладно, - выдохнул охранник и, обтерев клинок о тело бандита, сунул его в ножны. Второй поступил так же. - Ты откуда такой появился?
     Я кивнул в сторону Пантоа и сказал:
     - На ночевку устраивался да возню вашу услышал.
     - Возню, говоришь? - хмыкнул второй. - Как звать тебя?
     - Каин, - представился я и подошел ближе.
     - Я Ворак, - сказал плечистый и кривоносый охранник. - Тот, что корчится, Карис.
     - Я Сокш, - сам отозвался второй. Он был высоким и худощавым, с редкой светлой бородкой и маленькими хитрющими глазенками.
     Торгаши выползли из под телеги и подобрались.
     - Мы купцы-караванщики, - прокряхтел самый старый на вид. - Держим путь из Титану в великий город-защитник Фроу. Спасибо за помощь, незнакомец.
     - Да не за что, каждый на моем... месте... - начал было я, но меня уже никто не слушал.
     Кривоносый подошел к воющему Карису и сунул ему в руку амулет. Через минуту охранник стих и вырубился. Затем они с напарником прошлись по трупам банды и профессионально обшмонали всех. Не тронули только того, в ком торчала моя стрела. Я понял намек и сделал свое дело - не глядя, выудил горстку каких-то монет, не спуская глаз с остальных.
     Все еще очень мерзко и жутко ощупывать бездыханное тело совсем недавно живого разумного. Да и вообще, трупы живых существ. Но выбора не было, поэтому, не кривя лицо на публику, я хладнокровно обыскал мертвеца.
     - Каин, - окликнул меня кривоносый, - помоги оттащить трупы, а то лесные зверушки придут на пирушку.
     Долговязый поддакнул рифмоплетцу своим карканьем, и мы принялись относить трупы вглубь леса, сбрасывая в маленький овражек.
     Я молчал, не рискуя нарваться на какие-нибудь подозрения этих рубак. Сомнений, что они не станут церемониться, почему-то не было. Да и нечего было говорить. Устраивать с ними задушевные разговоры, как с рябым Аруном или Норсой, не было никакого желания.
     Когда с трупами было покончено, мы затащили раненного в крытую повозку и отвели стоянку еще дальше. Костры снова запылали. Я уселся возле одного в ожидании расспросов, которые однозначно были неизбежными, и периодически косился в сторону молчаливых ездовых, так напомнивших мне пернатых велоцерапторов.
     - Ну, что, - как по часам, подсел ко мне кривоносый Ворак, - рассказывай.
     Я вопросительно поднял брови.
     В свете костра его лицо выглядело очень смуглым, и кроме кривого носа в глаза бросился длиннющий шрам, падающий от лба к подбородку. Глаз, тем не менее, выглядел абсолютно нормальным.
     - Куда путь держишь и почему один по лесу шастаешь, - протянул Ворак и, вытянув клинок, начал его старательно протирать какой-то тряпкой.
     - В Каиру иду, хочу в искатели податься, - ответил я приготовленной фразой.
     - Искатели, гы-гы, а цветом-то вышел? - уселся с другой стороны Сокш.
     Я ответил спокойно:
     - Вот и узнаю. Я лесной, вообще, - на всякий случай подстелил соломку.
     - Для лесного стрелы пускаешь хреново, - хмыкнул Ворак.
     Сокш снова поддержал поэтические стремления соратника громким карканьем. А его, в свою очередь, поддержали то ли вороны, то ли еще какие пернатые, мною доселе не видимые. Но было очень похоже.
     - Не всем быть стрелками. Рогача или сероволка подстрелить могу да и вам подмог, - прокомментировал я внятно.
     Трое торгашей расселись у второго костра и принялись что-то тихо обсуждать.
     Спешить и напрашиваться в попутчики я не торопился, не желая, в случае чего, зря расставаться с монетами. Если уж до утра не предложат, выбора не останется.
     - Пошутил я, не обижайся уж, - поправился кривоносый Ворак. - Твоя помощь действительно оказалась к месту.
     Я кивнул.
     Голоса у них были ровные, а речь, снова же, в сравнении с рябым Аруном, чистая.
     - А вы, стало быть, охранники торговцев? - спросил я, глядя на второй костер.
     - Стало быть, - подтвердил Ворак, не отрываясь от меча.
     - И часто на вас вот так вот нападают в пути?
     - Бывает. Но сегодня сами сглупили. Расслабились, - фыркнув, ответил Сокш. - На этом пути обычно ничего серьезнее Белых рубак не попадается, а нам они на один зуб. Наш Карис - Жёлтый, и обычно хватает выпустить одну ледышку, чтобы всякое отребье не цеплялось.
     - Сегодня было не так? - поддержал я.
     - Еще бы! Наши, - перешел на шепот, - наниматели решили, что переплачивают нам, раз даже мечи не вынимаем. Вот и получилось.
     Недовольно кивнув на троих торгашей, он сплюнул в сторону.
     - Но, видать, Марэ сегодня на нашей стороне, - тяжело поднялся Ворак и пошел к крытой повозке со спящим Карисом.
     Сокш повернулся ко мне.
     - Слышь, а ты чего один-то идешь в самый Каир? Туда пешим не меньше недели топать, а если учесть всяких недоумков, сидящих по лесным лагерям, то можно вообще не добраться.
     - Вышло так. Не с кем мне идти, а платить за перевозку нечем. Я ж лесной! - выдохнул я и театрально развел руками.
     Сокш втянул носом и, хлопнув меня по плечу, расхохотался.
     - Ну тогда, тебе, считай, повезло, парень. Если не будешь отсиживаться, в случае чего, можешь позади плестись, не прогоним!
     - Да-да, молодой человек, - вклинился в разговор старик торгаш. - Если не будете отсиживаться, не погоним. А сегодня уж, за оказанную услугу, дозволяем вам заночевать в нашем лагере.
     - Благодарю, - сказал я сухо.
     Хотелось сказать еще что-нибудь, но промолчал. Если бы я не появился, не факт, что они бы справились, и можно было бы завернуть в эту сторону да выразить недовольство. Но к сожалению, за моей спиной нет силы, и я не знаю местных дорожных обычаев.
     Да и вообще, каждый раз убеждаюсь, что я нихрена не знаю. Кто такой Марэ? Кто такой Са-арг?
     Следует плотнее заняться местной мифологией.

Глава 26

      Глава 26
     Пока я размышлял о высоком, появился Ворак и под карканье товарища установил над костром вертел. Молча подвязал тушку рогача и плюхнулся на камень.
     - Угостим тебя сегодня, - сказал он и, опрокинув бурдюк, занюхал рукавом. - Будешь?
     - Нет, благодарю, - отказался я от протянутой, по-видимому, выпивки.
     Он снова опрокинул бурдюк и, удовлетворенно причмокнув, занюхал.
     - А зря. Сильная вещь. Хух. Говорят, - перекинул Сокшу, - делают по рецепту неприкасаемых коротышек. Но знаешь, нам в самый раз. Ахахаха.
     Сокш, прыснув, поддержал его своим карканьем и снова прильнул к бурдюку.
     - Ты это, не серчай на торговых, они даже внутри себя такие хитрющие и вечно всех хотят оболванить. Такие уж порядки на Фариде. А мы наемники простые. Ежели б не торговые, то разделили бы с тобой всю дорогу, как полагается.
     - Да я понимаю, не первый день живу, - успокоил я его.
     - Вот и ладно, - кивнул Ворак и снова принялся за переданный ему бурдюк.
     Я посидел с ними еще немного, в ожидании баек или еще чего просветительного лично для меня, но так ничего и не дождавшись, отчалил к ближайшему дереву. Собрал по кругу сухих веток и, позаимствовав горящую палку, поджег свой костер. Добавив в огонь своей маны, в очередной раз уловил слабую ментальную дрожь.
     Что у нас получается?
     От города к городу бегают торгаши и нанимают Желтых магов. К тому же не Гильдейских, ибо парочка у костра прожужжала бы мне об этом все уши.
     Да и банда, что напала на Ройана, тоже была забита Желтыми. Видимо, вторая ступень Сосуда здесь весьма распространенная.
     Может, Гильдия не так уж и хороша, а я прусь туда, как идиот?
     Я глянул в сторону обсуждающих что-то очень веселое, судя по гыгыканью, парней.
     Нет. Все проще. Просто этим ребятам от космоса и других планет ничего не нужно. Вероятно, возможность выбраться с Фариды - одна из основополагающих причин присоединяться к Гильдии.
     Чтобы зря не тратить время, я выпустил всю ману, взяв в руку горсть еще зеленой травы, и сбросил уже коричневую.
     Слишком долго. Слишком много телодвижений. Пока я буду выпускать ману, меня попросту изрешетят всем, чем угодно.
     Но как обезопасить себя от внезапных и быстрых атак? Чем защищаются обычно в бою?
     Бронежилет, щит, скорость, повышенные чувства.
     Как защищают себя обычно маги? Магическим щитом.
     Вспомнив бой Ройана, собратья которого натворили столько бед в Пантоа, перед моими глазами возник образ тающих ледяных конусов прямо рядом с его телом. Что это может быть ещё, как не магический щит?
     Значит, мана может останавливать чужие структуры.
     Возможно, здесь вся сольеё специфики. Сорас говорил, что мана у всех разная, именно так получаются маги разных видов. Ройан уклонился, когда в него полетел огонь. Потому что у него закончилась мана? Возможно. А может быть потому, что его огненная мана не могла блокировать другую такую же.
     Но как он затушил чужой огонь на себе, в то время как несколько атланов беспомощно сгорели?
     Привычно пошерудив костер, я достал из мешка покрывало и хорошенько укутался. Ночи с каждым днем становились все холоднее, и я серьезно опасался начать чихать.
     Вероятно, здесь повязаны все факторы. Насыщенность маны, ступень Сосуда, уровень структуры и, конечно же, сама стихия.
     - Черт, - вспомнил я рогатого.
     Если мне этого никто не расскажет, придется провести тонну экспериментов с возможностью убить себя.
     Тяжело выдохнув, глянул на темное небо, и мне снова вспомнилась черноглазая воровка. Ее уверенные и простые слова о ненужности свитков, возможно, изменили все мое будущее в этом мире. С ее слов это звучало как простая истина, как если бы кто-то сказал, что для дыхание нужны только легкие, которые есть у каждого.
     - Эй, парень, - махнул рукой Воран, выудив мой разум из тяжких дум, - отведай с нами рогача. Я ведь обещал, что угостим.
     - Да, давай, лесной, - поддакнул Сокш и смачно вгрызся в бедро.
     Поужинать было бы неплохо, поэтому я не стал отказываться и, сбросив покрывало, направился к костру.
     Мы просидели еще около часа, и набив желудок на удивление годно прожаренным мясом, я поплелся к своему потухшему костру. Влил в него ману и почти моментально впал в мир грез.
     ...
     - Слышь, лесной, а слышал историю про мага каменщика? - спросил Сокш, и его Мямля гортанно крякнул рядом с ухом.
     Я вздрогнул от неожиданности и, вздохнув, повернулся к охраннику:
     - Нет, Сокш. Но ты ведь с удовольствием поведаешь мне.
     - Ага, надо же просвещать молодых, - оскалил зубы охранник.
     Передвигаться на крытой повозке было определенно лучше, чем своими ногами, и когда я не услышал предложения от торговцев, подошел сам и расстался с целым серебряным. Ворак и Сокш были определенно не против такого расклада, так как лишняя стрела всегда в помощь.
     - Значица, был один древний маг каменщик... - начал Сокш и выжидательно зыркал на меня своими маленькими гляделками.
     - Почему каменщик? - спросил я, заставив его немного понервничать в ожидании моего, казалось бы, закономерного вопроса.
     - Потому что в его голове были такие же камни, как и у Сокша, - раздался голос Ворака с другой стороны.
     Я сидел в задней части первой повозки и, свесив ноги, мерно покачивался из стороны в сторону. Вытянуться, к сожалению, возможности не было никакой из-за нагроможденных сундуков и мешков, но все остальное меня устраивало.
     Осеннее солнце совсем не жгло, наоборот, было приятно ощущать на себе его слабые лучи в такую прохладную погоду.
     - Ворак, ты создаешь неправильное впечатление обо мне у нашего спутника! - надулся Сокш, но глазенки все равно смеялись.
     - Ты создаешь его перед каждым встречным, когда открываешь свой клюв, - довольно оскалился Ворак.
     Сокш заржал, и пернатый Мямля поддержал его своим кряком. Я снова спонтанно дернулся от этого звука, так как все еще никак не мог привыкнуть к такому близкому контакту с этими каатор, как их называют местные. В памяти то и дело всплывали наброски новоявленных пернатых велоцерапторов, с которыми я так лихо их сравнил. Снова эта вселенная подбрасывала мне нескромные намеки на свое творческое однообразие.
     - Ладно, шутки шутками, а легенда и правда существует, - отсмеявшись продолжил Сокш.
     - Да знаю я твои легенды, - хмыкнул Ворак, - ты сочиняешь на ходу, дай только свободные уши.
     Сокш возмущенно замахал длинными ручищами и поспешил объясниться:
     - Не-не, на этот раз по-настоящему! Мне ее перед этим заказом рассказал старик Кранк за кружкой браги в Черном Жереке! Ты же знаешь, что этот старый дуб шастает по Фариде столько, что с него вот-вот труха начнет сыпаться.
     - Знаю, кто ж его не знает, - вполне серьезно ответил Ворак. - Ну давай, и я тогда послушаю, раз такое дело.
     - Господин Ворак, вам не кажется, что вместо баек вам следует осматривать местность и вести разведку? - раздался голос одного из торгашей.
     Вроде бы его имя Марикаш, хотя за эти полдня я с ними еще толком не общался, чтобы запомнить каждого. Все трое обычно не высовывались из второй повозки, за исключением смены управления вожжами первой. Ну и конечно же, внимательно следили за тем, чтобы я чего не стащил у них. Как будто мне делать больше нечего, чем взваливать на себя кучу барахла, в стоимости которого я не разбираюсь, да и попросту не дотащил бы на своем горбу до ближайшей торговой точки.
     - Господин Марикаш, давайте каждый будет заниматься своим делом и не учить, как работать, профессионалов! - гаркнул Ворак, не оборачиваясь.
     Они вообще особо не церемонились с заказчиками и могли откровенно грубить торгашам. Видимо, в таких ребятах, как эти охранники, был хороший спрос, а предложений слишком мало.
     Марикаш закряхтел что-то напарнику и не стал комментировать ответ кривоносого Ворака.
     - Давай, Сокш, не томи, а то эти выкидыши погана так и будут глазами спину сверлить.
     - Хе-хе, ладно. Слушайте, значица. В древние времена жил один маг тверди по имени Каменщик. Никто не знал его настоящего имени, поэтому Каменщиком он и остался в легендах, - начал Сокш.
     - Ворона ты бескрылая, не нужно столько деталей! Я же сказал - не томи! - нервно вздохнул Ворак.
     - Не получится не томить, гоблин ты кривоносый. Старикан Кранк так рассказывал, и я половины уже не помню! - праведно возмутился долговязый.
     Ворак что-то прорычал несвязное, но не стал отвечать. Видимо, решил, что спор займет больше времени, чем его рассказ.
     - Так на чем я... а, но это был не простой древний маг, а маг - коротышка. Смышленый был гаденыш, и как каждый из этих ушлых выкормлешей погана, дни и ночи возился с камнями. Мечтал он, значица, сотворить жизнь из камня!
     - Тьфу ты. Какой ж он древний маг, если големов даже Желтые сотворить могут? - удивился Ворак.
     - Да не голема, кривоносый ты забулдыга, а жизнь! Не чуешь разницу? Голем - это ж просто тупой булыжник, а он хотел сотворить именно жизнь. По крайней мере, старикан так сказал, - гаркнул Сокш и запыхтел.
     Его Мямля, словно чувствуя недовольство хозяина, нервно замахал зубастым клювом и пару раз крякнул. К слову, кааторы Ворака и Кариса не были такими разговорчивыми, а тот, что принадлежал раненному охраннику, вообще плелся, привязанный к задней повозке, где отдыхал его хозяин.
     - Ладно, не гуди, продолжай, - примирительно сказал кривоносый.
     Сокш поправился на спине Мямли и, пару раз кашлянув, продолжил:
     - Жаждал он создать каменную жизнь, значит. И настолько ему посерел весь остальной мир, что ушел от коротышек и забился в какую-то пещеру посреди Серых песков. Только тогда они еще небыли Серыми. Он не выбирался под солнце, от слова вообще, и думал только о своей маниакальной мечте. Так прошли сотни лет, и имя Каменщика превратилось в обычную сказку про безумца, который настолько заигрался чарами, что сошел с ума. История множилась и обрастала новыми подробностями, в конечном итоге добравшись даже до атлан...
     - Хе-хе, - снова перебил Ворак и похлопал по бурдюку с пойлом, поклажей висевшем на боку каатора. - Видимо, мы и раньше перенимали от коротышек все самое дурное.
     Сокш начал было весело скалиться, но опомнился и нахмурил брови.
     - Все-все. Молчу-молчу, - поднял кривоносый примирительно руки. - Это я просто лесного просвещал. Продолжай.

Глава 27

      Глава 27
     В общем-то, я был согласен с недовольством Сокша, ибо эта история мне начинала нравиться. И вообще, я готов был слушать любые легенды и мифы. Довольно часто они рассказывают больше правды, чем слова ученых историков, отрабатывающих гранты и политические заказы.
     - Но уже немолодой маг сам себя не считал сказкой и все эти десятилетия пытался найти путь. Так и не добившись успеха своими силами, он предпринял немыслимое - вызвал соре'кхи из самих чертогов Са-арга! - округлил свои хитрющие глаза Сокш и потряс руками, видимо имитируя, сам призыв. - Соре'кхи-то только повод дай заявиться сюда! Договорившись о плате, рассказали они ему как сотворить то, что он желал, и стали ждать.
     - Кхм, - привлек я внимание, решив, что соре'кхи - местный вид чертей или демонов, - извини, что перебиваю, но мне интересно - какую плату они запросили у Каменщика.
     Повозка хорошенько скакнула, и я, еле удержавшись, чуть не вывалился на пыльную дорогу.
     - Это тебе за то, что перебиваешь, - самодовольно буркнул Сокш. - А запросили они его самого! Пообещали прийти через сто лет да только обманули. Как только исполнил маг свое желание, демоны мигом перебросили безумца в чертоги Са-арга!
     - Утащили! Дубина ты долговязый, - раздался тонкий голос плешивого торгаша.
     - Че? - обернулся Сокш.
     - Говорю, не перебросили, а утащили! - повторил торговый, чья очередь сейчас была упряжь держать. - Если уж тратишь впустую наши деньги, так хоть пересказывай нормально.
     - Я нормально пересказываю. Все, как Кранк говорил! Думаешь, я идиот? - гаркнул Сокш в ответ и, повернувшись к нам, добавил. - Я сам поправил его, а он как зыркнул на меня своими белющими, как Ночные Свидетели глазами, что перехотелось зубы от кружки отрывать.
     - Ладно уж, не все ли равно, что они там с ним сделали? Давай, заканчивай, да надо местность разведать, а то и правда нарвемся на кого-нибудь, - махнул рукой Ворак.
     Сокш поиграл скулами и продолжил.
     - В общем, забрали они его, а чудище его осталось! Да так осталось, что чумой по Фариде прошлось, уничтожая все на своем пути. И все из-за того, что хозяина его - тю-тю - забрали. А когда упокоили его, все изничтожить смогли, да только сердце оказалось нерушимым, как сам мир, - закончил он пафосно.
     С полминуты я ждал продолжения, и когда уже решил задать вопрос, снова дал о себе знать плешивый торгаш:
     - А концовку-то чего не рассказываешь? Не так ведь заканчивается легенда Каменного!
     - Как не так? - изумился Сокш.
     - А вот и не так, дубина ты, - отозвался второй торгаш, глотнув воды. Вроде бы его звали Родерик.
     Долговязый охранник открыл рот, но видимо, передумав спорить, захлопнул.
     - Ну, если не так, то расскажи как!
     Родерик надменно фыркнул:
     - Да больно нужно басни травить тут.
     Сокш оскалился довольно:
     - Ну вот, значит и не надо влезать, раз не собираешься договаривать.
     Несмотря на гонор нашего рассказчика, что-то в его поведении выдавало неуверенность. Глазенки бегали, а грудь вздымалась слишком часто для уверенного в себе человека. Подозрение на то, что он тупо забыл концовку, росло как на дрожжах. А ведь какая-то недосказанность в легенде и правда чувствовалась.
     Ворак молча дал по крупу каатора, и тот, вильнув длиннющим хвостом, моментально рванул вперед, оставив за собой пыль.
     - Пора осмотреться, - бросил нам охранник. - Сокш, не отставай.
     Долговязый мгновенно посерьезнел и двинул следом за соратником.
     Когда топот лап зверей стих, я от нечего делать решил испытать удачу переговорщика.
     - Господин Родерик, простите, что отнимаю ваше время, - сказал я вежливо, - но ваши слова сильно уж заинтересовали мой несведущий лесной ум. Мне кажется, что Сокш, в отличие от вас, мог прослушать несколько деталей, отвлекшись на закуску.
     Родерик, услышав меня, надул грудь и важно зацокал, усердно кивая:
     - Да и еще раз да, молодой человек. Эти наемники вообще помнят только как железками размахивать, что, безусловно, бывает полезным в наше непростое время, но разумные атланы всегда должны уделять внимание деталям!
     - Вашими устами словно сама истина глаголит, - восхитился я театрально.
     Плешивый тем не менее, недовольно сжал губы и замотал головой. Видимо его моя игра не проняла.
     - Ну, если вы так просите, уважаемый Каин, я так уж и быть поведаю вам известную мне концовку, - набрал воздуху Родерик. - На самом деле, это действительно небольшая деталь, но как бывает, она оставляет после себя еще больше вопросов и тревожит умы гильдийцев и артефакторов.
     Я натянул на лицо воодушевление после услышанного и закивал в согласии.
     - Видите ли, сердце, о котором упомянул этот узколобый рубака, считается очень сильным артефактом, которое, не сумев разрушить, воины прошлого, спрятали в месте, неизвестном доселе, - поэтично протянул Родерик. - Считается, что с помощью него можно снова призвать демонов, создать жизнь из любой магии и еще много чего удивительного! Но это учение было забыто со смертью самого Каменщика. Никто после него так и не смог достучаться до чертогов Са-арга. Я уже молчу про создание жизни.
     - Удивительно! Вот это действительно интригующая концовка, - сказал я вполне честно. - Вы великолепный рассказчик, господин Родерик.
     - Вы правы, молодой человек, - довольно кивнул торгаш и добавил, - вообще, любая история должна заканчиваться интригой и надеждой, какой бы темной она ни была. Будь то надежда на жизнь или ее уничтожение.
     Я молча кивнул.
     Дальше дорога была молчаливой. Только хруст деревянных колес по утоптанному тракту, сливаясь с голосами природы, создавал какофонию звуков. Ватусси, казалось, неутомимо тянули всю эту тяжесть, лишь добавляя дороге ездовой прочности.
     По бокам тракта все еще бежал густой лес, поддерживая ветер шелестом неопавшей листвы и едва слышимым скрипом голых веток. Мои ноздри то и дело ловили запах гнилых листьев, трухлявости и мокрой земли. Таким лиственным лесам вообще свойственен запах смерти и преходящести жизни. Тем не менее, сейчас, сидя в сухости и относительной безопасности, мне нравилось находиться здесь. Даже увядающий осенний лес был полон жизни, а постоянные перекрикивания пернатых и четырехлапого зверья не давали об этом забыть.
     С самого утра Сокш не давал мне покоя, рассказывая интересные, по его мнению, истории про разносчиц из Черного Жерека. Одна была слишком заносчива, другая податлива. Третья больно необъятна даже для его длинных лап. Это было настолько увлекательно, что я не знал, куда прятаться.
     Тем не менее, общий взгляд на быт этих людей снова подтолкнул меня к мыслям о Земном средневековье и общем представлении о нем. Расписанные в сотнях и тысячах книг, будь то исторические романы или художественные выдумки, образы в голове разительно совпадали с этой реальностью.
     Да и еще, благодаря этому болтуну, мысли о событиях в убежище не так плотно заполняли мою голову. Хотя, сознание так и норовило погрузиться в угрюмые и депрессивные думы.
     Оставшись в тишине, я поддался этому позыву и принялся копаться в тягостных воспоминаниях.
     Перед глазами тут же предстал улыбчивый образ Саи, девушки, которая умудрилась пробраться мне в душу. Я вспоминал нашу первую встречу возле внедорожника, во время поисков Лизи и Керниса. Стоя под проливным дождем, я думал, что нам всем конец, а она просто смотрела на меня и улыбалась. Если бы я в тот момент знал, что все закончится именно так, я бы свернул шею ублюдку и оставил тело валяться посреди дороги. И плевать, как на это отреагировали бы родители.
     Приемные родители.
     Я не злился на них ни сейчас, ни тогда. Да, узнал я это весьма дерьмовым способом, но они сделали все, чтобы мое детство было достойным, и винить их попросту не за что. Пока Эмма не исчезла на долгие шесть лет, я был счастливым ребенком, как и Лизи с Кернисом.
     С тварью.
     Поежившись, я сжал кулаки до хруста костяшек от бессилия и фатальности произошедшего, а в теле, вместе с участившимся сердцебиением, поднялась волна кипящего, как жерло вулкана, гнева. Взгляд затуманился, а сознание начало уплывать, словно погружаясь на дно самого глубокого океана.
     - Эй, лесной, хватит спать - впереди Двор, - одернул меня голос Ворака. - Внутри отоспимся, да кружку местной кислятины опрокинем. Если у тебя, конечно, монетка-другая завалялась.
     Я махнул головой и спрыгнул с повозки.
     Уснул я или просто потерялся в воспоминаниях, а судя по солнцу, стрелка земных часов должно быть уже перебралась бы ближе к пяти вечера.
     Перед моим взором предстало двухэтажное деревянное строение, первый этаж которого спрятался за высоким и по виду крепким забором. Телеги подползли ближе, и Ворак, подъехав вплотную к воротам на своем кааторе, несколько раз мощно ударил дверным молотком и стал ждать.
     Спустя полминуты открылось знакомое мне окошко, и Ворак переговорил с привратником, лица которого я не видел.
     Ворота дрогнули, и здоровенный бритый налысо атлан неспешно отворил сначала одну скрипучую створку, затем вторую. Мы втащились внутрь, и я, зайдя последним, старался не выпучивать глаза, рассматривая постоялый двор.
     Сразу напротив врат располагался хлев, в котором уже пожевывали какую-то солому ватусси. Отдельной пристройкой стоял зверинец для ездовых животных, но там сейчас было пусто. Сам двор был не слишком широким, но почти до самых врат устлан длинными балками, исключая стоянку для повозок и подход к хлеву и зверинцу.
     Трое торгашей вышли вперед и сразу направились к дверям главного здания, я же старался не отставать и выглядеть скучающим.
     Внутри все выглядело совершенно ожидаемо и волнующе одновременно.
     В главном зале было тихо, а из десятка крепких на вид столов, было занято только три. В глаза сразу же бросился большой камин с железными решетками, а теплый воздух моментально расслабил тело. Ноздри уловили запах чеснока и жареного мяса, да так хорошо уловили, что в желудке громко забурчало.
     Я плелся следом за торгашами и старался не пялиться, как на экскурсии, но взгляд то и дело приклеивался к колоритному интерьеру. Впереди за широкой стойкой с полотенцем на плече стоял плечистый мужик да две бочки, выступающие из стены позади него. Видимо, здесь наливали только один вид горячительного.

Глава 28

      Глава 28
     - Вечер добрый, путешественники! - басовито выдал мужик за стойкой. - Я Корчаж, и это мой Двор.
     Корчаж выглядел на лет пятьдесят. Здоровый и на вид крепкий, как дуб. Каштановая шевелюра с седыми проблесками переходила в баки и мощные усищи. Подбородок выбрит под ноль, но чернота щетины все равно выделялась даже на смуглой коже.
     - И тебе добрый, Корчаж! Давно не виделись! - прокряхтел Марикаш и развел руки.
     - Марикаш, старый ты пройдоха, давно не бывал у меня! - светанул зубами Корчаж и, потянувшись через стойку, хлопнул того по плечу.
     Марикаш от такого приветствия пошатнулся и вцепился в стойку.
     - А ты все не меняешься, как был здоровым, как жерек, так и остался, - проскрипел торгаш скривившись.
     Корчаж ухмыльнулся и кивнул на нас:
     - Твои новые подельники?
     - Не подельники, сколько можно объяснять, а партнеры! - вяло поправил его торгаш.
     Корчаж загыгыкал от души, да так, что уши заложило.
     - Да ладно, шучу ж я, шучу, - он снова рванул через стойку, да Марикаш весьма ловко уклонился.
     - Не надо по старым костям хлопать, а то нарушишь чего! Где я потом целителя искать буду? - обвиняюще возмутился Марикаш.
     Снова раздался басистый смех хозяина Двора.
     - Это Родерик и Панкар, - указал он на торгашей, - мои партнеры. А это наш случайный попутчик, который весьма кстати помог нам с какой-то шайкой расправиться.
     - Я Каин. Хорошее у вас местечко, - доброжелательно улыбнулся я.
     - Лучшее из лучших в лесу Гора! - гаркнул он и снова загоготал.
     Я кивнул и усмехнулся максимально понимающе.
     Входная дверь скрипнула, и раздался голос Ворака:
     - Корчаж, здарова! Как ты, дуб столетний?
     - Привет, Корчаж, - отозвался Сокш.
     - Приветствую, - раздался неизвестный голос, и обернувшись, я увидел наконец поднявшегося Кариса.
     У третьего охранника было вполне приличное лицо, без шрамов и деформаций. Тонкие губы, унылый взгляд и явно выраженная лопоухость. Единственное, что в нем было как будто не к месту, это ярко-голубые глаза.
     - И вам добра, рубаки недалекие, - гаркнул в ответ хозяин Двора. - Сразу предупреждаю, кто к дочери или жене моей руки протянет - руки потеряет. Потом яйца и только в самом конце голову.
     Его тон был полностью серьезным и даже угрожающим, что мои руки машинально спрятались за спину.
     - Да ладно тебе, Корчаж, мы ж не первый день знакомы! - возмутился Ворак. - Я ведь дочурку твою на руках держал, когда ты с женой еще в Гвине жил.
     - То было тогда, а это сейчас. Ты просто давно не видел Ларочку, - наставительно поправил его хозяин. - Потому и предупреждаю вас, лиходеи, уберегаю от смерти, можно сказать.
     - Ладно, Корчаж, мы поняли, - примирительно сказал Ворак.
     Они еще долго о чем-то гудели, но я не стал ожидать и, узнав стоимость койки, выложил медь и поднялся наверх. Как оказалось, я мог себе это позволить вполне легко, учитывая, что с тел мертвых фойре я обогатился на целых три золотых и двадцать серебряных.
     До этого дня я не особо задумывался о ценности монет на Фариде, да и вообще о денежной системе рас. Очень сомнительно, что та часть разумных, которая не заперта на Фариде, а свободно перемещается по планетам, использует монеты в качестве денежной валюты. Здесь же, судя по всему, только монеты. Ну, еще некий алмид, о залежах которого упомянул рябой Арун. Я тогда не стал расспрашивать, усугубляя представление о своем лесном детстве, но очень интересно узнать, что из себя представляет местная нефть.
     Оказавшись в довольно маленькой комнатке, я зажег жировую лампу и упал на узкую, но мягкую кровать.
     - Да... Вот и мой первый постоялый двор в этом мире, - сказал я сам себе, вяло улыбнувшись.
     Вытянув, как следует, гудевшие ноги, я вспомнил свое пробуждение в день падения метеорита. Что бы я подумал, лежа в своей постели, если бы знал, где мне придется ночевать?
     - Черт, - ругнулся я.
     Вспомнив Землю, мне голову услужливо залетели воспоминания с убежища, и в груди стало холодно и тяжело. Отсутствие возможности что-нибудь исправить или хотя бы отомстить просто разрывало мой разум.
     Не в силах контролировать разгоняющуюся депрессию, я решил переключиться на более важную сейчас действительность. А важно было то, что я слаб по всем параметрам и моя никчемность никак не поможет мне отыскать сестру.
     - Нужно помыться и подстричь бороду, - сказал я деревянному потолку. - Ну, и заодно постираться.
     Кивнув себе, поднялся с постели и поплелся снова вниз, чтобы узнать о возможностях местных купален или что тут у них.
     Соскочив с лестницы, я заметил за ближайшим столиком весь наш отряд, но проигнорировал их и бодро спросил у хозяина:
     - Господин Корчаж, я хотел бы помыться, что может предложить ваша таверна?
     - Во-первых, не таверна, а Двор Сумрачная Дархе, - поправил он меня спокойно, не отрываясь от протирания гладкой столешницы. - А во-вторых, купальни находятся во дворе.
     - Ясно, прошу извинить, - кисло улыбнулся я.
     - Ничего. Ларочка! - резко гаркнул он на весь зал. - Иди сюда, ласточка моя!
     Из правой двери кухни выскочила чернявая девчушка лет двадцати. Низенькая, круглая, как бочонок, но симпатичная. Я вспомнил угрозы касательно этой девицы и решил, что Корчаж не зря запугал охранников.
     - Да, папа, - мягко и приятно прошелестела Лара.
     - Доченька, - нежно сказал Корчаж, - нужно господина постояльца проводить в купальни да проследить, чтобы он разобрался, где холодная и горячая водица.
     - Да, папа, - со скромностью воспитанной принцессы склонила голову Лара и, кивнув мне, направилась к выходу.
     Милая девочка оказалась великолепно воспитана. Хотя в такие времена дочери ее возраста, если я правильно оценил, уже бегали в женах.
     Я двинулся следом за мерно плывущим бочонком и диву давался легкости ее шагов.
     Мы прошли почти через весь двор, раздражая тихую ночь топаньем по деревянному настилу, и Лара остановилась перед прилично сложенным сараюшкой. От купальни исходил приятный запах горящей древесины и чего-то душистого.
     - Вот, господин, - мягко указала рукой на дверь Лара. - Наша купальня рассчитана на нескольких человек, но сейчас, насколько мне известно, вы единственный.
     - Благодарю, а что насчет стирки одежды? - спросил я, решив, что могу себе это позволить.
     - Постирать тоже можно, но это обойдется вам в дополнительный медяк, господин, - прошелестела она.
     - Конечно, без проблем. Я тогда оставлю одежду у входа. Что насчет чистого полотенца?
     - Я сейчас же принесу вам, господин, - сказала она и развернулась.
     Я провел пышку взглядом и, поежившись от прохладного воздуха, запрыгнул в двери купальни.
     В предбаннике все оказалось довольно прилично, что приятно удивило. Светлые стены, скамейка и ящик для одежды выглядели новыми и чистыми. Внутри самой купальни меня встретил теплый пар, две большие деревянные бадьи и между ними глубокая емкость, полная горячей воды. Я обошел этот высокий таз, но не нашел места, где он пополняется и способ его разогрева.
     - Я же в мире магии, черт возьми, - пробормотал себе и продолжил беглый осмотр.
     Над каждой бадьей возвышался громоздкий металлический кран, вода из которого лилась такая же холодная, как в том ручье, где мне пришлось мыться перед крушением шаттла воровки.
     В общем, меня удивила техническая составляющая купальни, ведь я ожидал чего-то менее инновационного.
     Разбавив себе воду, я забрался в горячий рай и откинул голову. Тут же меня поглотило великое блаженство.
     - Прекрасно, - выдохнул с удовольствием.
     - Вас все устраивает, господин? - пропела Лара над ухом.
     Я дернулся так, что долбанулся лбом об кран.
     - Ч-что ты здесь д-делаешь? - проблеял я, как трусливый школьник. Перед глазами тут же возник здоровенный Корчаж и его кулаки-кувалды.
     - Я принесла вам полотенце, - прошелестела Лара.
     - Ага, с-спасибо, - нервно повернулся я и наткнулся на взгляд Лары.
     - Вам потереть спину? - спросила она мягко и, переведя взгляд на середину бадьи, добавила, - или вас помыть полностью?
     Ее розовые щеки налились красным, а грудь поднималась с такой же частотой, как стучало мое испуганное сердце.
     Я поспешил отказаться:
     - Н-нет, Лара, благодарю за предложение. Я позабочусь о себе сам.
     - Но я бы могла помочь вам позаботиться о себе, - настаивала она вполне уверенно.
     - Нет, спасибо. У тебя наверняка куча дел в зале. Наверное, сейчас все начнут ужинать, и отцу понадобится помощь.
     Она замотала головой в стороны и глаза запылали фанатичным светом.
     - Нет-нет, матушка начнет готовить примерно через час, так что у меня есть время, чтобы помочь вам.
     - И все же, я хотел бы остаться в одиночестве, - деликатным тоном сказал я и постарался мило улыбнуться.
     - Но я...
     Она не успела договорить, так как с улицы раздался многоголосый ропот и ржание каких-то зверюг. Занервничав, Лара завертелась на месте, разрываясь между долгом и, судя по всему, более личными целями. В конце концов, она выбрала первое и, резко поклонившись, выскользнула из купальни.
     Я нервно выдохнул и нырнул в бадью с головой.
     "Это было весьма опасно", - проскользнула в голове мыслишка.
     Тем не менее, когда опасность миновала, я даже улыбнулся глупости ситуации. Вряд ли на Земле со мной могло бы произойти что-то подобное.
     Понежившись еще минут двадцать, я хорошенько распарился и отмылся.
     Чувствуя себя заново родившимся, я накинул, к сожалению, грязную одежду и, не чувствуя вечерней прохлады, медленно поплелся в главное здание.
     Внутри меня ждал сюрприз в виде забитых до отказа столов и стоящего гомона мужских голосов. Новоприбывшие были поголовно снаряжены в пластинчатые доспехи из красноватого металла и с одноручными мечами, сейчас покоившимися рядом со столами.
     - Каин, давай к нам! - махнул мне рукой долговязый Сокш.
     Видимо, торгаши уже отужинали, так как за столом сидели только трое охранников. Я упал на скамейку и, подозвав Лару, заказал поесть. Девушка спокойно кивнула, приняв заказ, и быстро уплыла. Было видно, что с пополнением Двора и кучей голодных ртов ей было не до посторонних мыслей. Оно и к лучшему.
     - Ты где пропал, лесной? - спросил Сокш, опрокинул деревянную кружку и, скривившись, добавил, - ну и гадость разливает Корчаж.
     - Купальни посетил, освежает, - ответил я честно.
     - Купальни...А захрена тебе купальни, когда завтра все равно снова в пыли будешь? - удивился Сокш.
     Ворак и Карис молча слушали нас.
     - Ну, в радость просто, наверное. Привык, - поднял плечи я.
     Сокш выразительно удивился и спросил:
     - Откуда привык-то? Ты сказал, что лесной!
     - Ну, лесной не значит, что только под дождем да в ручье холодном мыться должен, - поучительно поднял я палец.
     Сокш махнул рукой, и Лара к этому моменту принесла ужин: похлебка, что-то похожее на черный хлеб и на отдельной тарелке хороший кусок прожаренного мяса.
     - Что-нибудь еще? - пропела Лара.
     - Благодарю, этого достаточно, - я остерегся смотреть ей в лицо.
     - Слышь, лесной, видал, сколько постояльцев набежало? - не успокаивался Сокш. Видимо, остальные его уже послали куда подальше, остался только я. - Говорят, в Пантоа беда случилась, да какой-то Искатель порешал там все, ну и заскочил к Коршаку, предупредил.

Глава 29

      Глава 29
     Я все же мельком оглянулся и пробежался по лицам воинов. Невзрачные, тощие и на вид никчемные молодые парни, тем не менее, держали себя аки цари. Груда металлических колец и пластин придавала их внешности серьезный вид, но сомнения в том, что они смогли бы отбить хоть какую-нибудь атаку тех же фойре, были вполне обоснованными.
     - Думаешь, их теперь оставят для защиты? - спросил я с набитым ртом.
     - Шутишь что ли? Какие из них защитники! - фыркнул Сокш. - Сомневаюсь, что они себя защитить смогут. Кстати, ты ведь сам из Пантоа шел.
     Я досадливо кивнул и зачем-то солгал:
     - Да. Но я подошел к деревне только в ночь после нападения.
     Сокш пытливо уставился на меня:
     - И что там случилось-то? Вояки деталей Корчажу не рассказали.
     - Местные рассказали, напала банда фойре. Почти всех мужиков вырезали, почитай, одни женщины, девки да дети остались, - ответил я грустно и кивнул на солдат. - А что ж они там делать собрались, если не защищать?
     - Ну как тебе сказать, - прищурился Сокш, ковыряясь кинжалом в зубах. - Скорее всего, по приказу этот молодняк действительно отправили какое-то время предоставлять защиту, чтобы отчитаться перед верхами. На деле же, местные бабы теперь свободны аки ветер, да только лететь некуда. Вот половина из этих сопляков там и осядет. Тех баб, что помоложе, замуж возьмут, а к тем, кто постарше, бегать по ночам будут. Красота.
     - Ага, красота, - вклинился Ворак, показав руками, зачем именно они будут бегать.
     - Да только не всем по душе такой расклад. Их же туда не на месяц отправляют, а на полгода точно, чтоб уж наверняка, - забормотал Карис. - Этим бедолагам даже возможности не дали стать чем-то большим, чем обычный пахарь или охотник.
     - Карис, дружище, - хлопнул его по спине кривоносый, - чем большим они могут стать? Все поголовно Белые, как молоко матушки Сокша!
     Сокш перестал издеваться над зубами и выразительно посмотрел на кривоносого.
     - Да все равно, просто не нравится, когда по принуждению, - невесело ответил Карис, будто не заметив подколки Ворака.
     И я полностью поддерживал его слова, никому не нравится, когда его лишают выбора.
     - Слышь, кривоносый любитель самок поганов, ты когда это успел проверить какого цвета молоко у моей матушки? - раздул ноздри Сокш.
     Мои губы растянулись в улыбке, но я сунул в рот кусок мяса и живо поднялся со стола. Желания присутствовать во время обсуждения молока матери Сокша не было никакого.
     - Ладно, - кивнул я спутникам, - спасибо за компанию, пожалуй, я пойду отдыхать.
     - Давай, лесной. Завтра подъем с петухами. Долго стучать не станем! - скалясь Сокшу, бросил мне Ворак.
     Карис тоже поднялся:
     - Я, пожалуй, поддержу Каина, чувствуется еще слабость после ранения.
     - Ну, как знаешь, - хлебнул из кружки кривоносый, - ты последнее время вообще слабенький какой-то стал. До этого заказа вечно пропадал где-то да в Черный Жерек перестал наведываться.
     - Звиняйте уж, дела были, - мрачно улыбнулся голубоглазый охранник.
     Терпеливо дослушав их диалог, я спокойно направился к лестнице.
     - Итак, долговязый любитель мортов, видимо, мне придется просвещать тебя, а то позоришь нашу команду тупыми вопросами, - долетел самодовольный голос Ворака, когда я ступил на лестницу.
     - Пара кретинов, - глухо произнес за спиной голубоглазый.
     - Не всем быть учеными, - иронично заметил я.
     Карис раздраженно фыркнул и, быстро проскочив мимо меня, поспешил к своей двери.
     Я в свою очередь заскочил в свою комнатушку и, упав на кровать, растянулся. По телу пробежала нега, и мир стал выглядеть немного приветливее. Определенно, вымыться и набить желудок было правильным решением.
     Когда ощущение удовольствия притупилось, реальность встретила меня с новыми силами, и я стал усиленно ломать голову над своим продвижением в чарах.
     Черноглазая воровка, ко всему прочему удивлению насчет свитков, ничего не зная о моей магии, удивилась, почему я не разжег костер маной. Что из этого следует?
     Правильно.
     Для нее любой маг может разжечь костер, равно, как и создать ледышку или булыжник. И учитывая отсутствие знаний о нужде свитков, можно сделать вывод, что она сама же пользуется любыми чарами.
     Неужели элита Фариды и других планет знает о контроле маны, а свитки продают только низшим слоям?
     Сорас говорил, что маги не учат чужие свитки, потому что они будут непомерно слабыми и фактически бессмысленными. Но все же это возможно! По этой логике та же Леа могла бы создать ледышку размером с иглу и лишить противника зрения. Почему же тогда она не показывала ничего, кроме своего ветра?
     - Леа, - возник в голове образ остроухой малышки с изуродованным лицом. Следом за ней хлынули воспоминания о сестре и Сае. Маме.
     Твари...
     В груди сдавило, и я застонал от нахлынувших эмоций.
     Даже судьба отца не беспокоила меня настолько сильно. Возможно, это из-за того, что он мужчина, и уж повелось, что мужские страдания не так задевают нашу психику. Про остальных жителей убежища я вообще молчу. Какое мне дело до Барри, Присциллы, ее брата и даже Мэгги?
     - Хватит уже думать о том, на что не повлиять, Том, ты же, мать твою, реалист! - процедил я сквозь зубы самому себе. - То есть, Каин. Перед тобой, черт возьми, мир магии!
     Ладно.
     Что там сказал фойре? Я редкая, но слабая птица, а значит рассчитывать на то, что магия разрушения вытащит меня из задницы,не стоило. Нужно было что-то более явное и мало-мальски смертоносное.
     Вот бы магию крови и толпу зомби перед собой, чтобы не своими руками лишать жизни. Что, по-видимому, сделать придется еще не раз.
     Или стальную броню, чтобы не получать урон и размахивать огромным мечом, аки берсерк.
     Снова вспомнились дымные мечи белокурого Искателя. Большими они не были, но тем не менее, проделали дырки в горле всех фойре в Пантоа. Возможно, это был эффект неожиданности, а может быть мана Искателя была просто сильнее и пробила щиты зверолюдов. Также следует учесть то, что бандиты могли не владеть этим умением, ведь здесь всё учится через свитки. А свитки стоят денег.
     До белокурого я тоже видел атакующую магию в действии, но почему-то именно его дымчатые клинки законсервировались в памяти.
     - Клинки, - буркнул я раздраженно и сел в постели. - Черт, я даже не представляю себе, как такое сотворить.
     Тем не менее, нужно было пробовать.
     Дым - это производная горящих материалов, значит самая близкая стихия к нему - это огонь. Наверное.
     - Но как огонь породит дым, если в нем ничего не сгорает? - спросил я деревянную стену.
     Мана.
     Мана это основа любой структуры и формы структур. По словам Сораса, мана это производная Кель, а Кель находится в основе всего сущего. Значит Кель это и есть та мякоть, из которой лепится все.
     То, с какой легкостью маги формируют структуры, дает понять, что мане не нужен ни процесс окисления, ни другие заготовки для формирования готовой или промежуточной стадии любого умения.
     Но ведь недостаточно просто представить себе черный дым, чтобы сформировать его. Иначе каждый житель этой вселенной с легкостью делал бы все, что желалось его чистой и не очень душе. По лесам и дорогам метались бы толпы мертвых, а каждый встречный мог разрядить в тебя молнию. Так ведь?
     Но что стоит за созданием структур?
     Воровка сказала лишь фразу "понимание устройства мира", но как бы я не надумывал, это могло ни к чему не привести, ведь миллиарды людей моего мира могут с легкостью разжечь огонь или создать слабое электричество, в сущности, понимая лишь фундаментальность этого процесса.
     И тем не менее, что я знаю об устройстве мира?
     Если сильно упростить, получается, что атомы соединяются в молекулы, молекулы образуют вещества, а вещества наполняют нашу материальную реальность.
     Но все это касалось моей вселенной и научных исследований моего мира. Возможно, в этой вселенной все абсолютно иначе, и мир наполнял лишь Кель, а разумные состояли из неизвестных моему миру частиц. И даже если из известных, я ни черта об этом не знал.
     - Но что это может мне дать? - снова спросил я у стены. Было бы здорово, если бы она смогла предоставить мне нужные ответы.
     Может получиться так, что мана создаст все необходимые элементы процесса автоматически или вообще пропустит их, сформировав желаемое.
     А может быть не стоит вообще пытаться понять эти процессы? Кто, в принципе, может понять, как все на самом деле работает?
     - Дерьмо, черт! - выругался я раздраженно. Огонек жировой лампы слегка дрогнул, будто среагировав на мою эмоцию.
     Плохо, когда ничего не понимаешь. Еще хуже, когда некому тебе это объяснить. Но самое поганое, если не с кем обсудить надуманное.
     Глубоко вдохнув, я закрыл глаза, для верности, и представил светящегося себя с голубой дымкой, заполнившей мое тело. Представил, как тяну оттуда тоненькой струйкой ману, и словно в графическом редакторе, дымка поддалась моему желанию, вытягиваясь длинной нитью. Ощутив покалывание на кончиках пальцев, я снова убедился в реальности моей фантазии. С каждым разом это давалось на порядок легче.
     Решив повлиять на результат, я сконцентрировался на своих ощущениях и возжелал почувствовать покалывание не на кончиках пальцев рук, а в ногах.
     Тонкая нить голубой дымки снова потянулась ко мне, наблюдателю, и спустя мгновение я ощутил желаемое.
     Впервые я проделал этот процесс со всеми конечностями тела, и с каждым разом мана справлялась с работой намного быстрее. Я почувствовал покалывание в правом глазу почти так же быстро, как если бы возжелал сжать кулак.
     Это был невероятный опыт, и горечь от незнания сути происходящего немного угасла.
     Мое земное мышление привыкло к тому, что можно выведать почти все известные разгадки секретов вселенной, забив в поиске нужный запрос, и философствование, в попытке узнать больше, руководствуясь только личным опытом, - было серьезным вызовом. Если не сказать больше. Я метался из угла в угол, от идеи к идее, как мышь в коробке. Бездарно и пусто.
     Но что мне еще оставалось?
     - Ладно, двигаемся дальше, - выдохнул я спокойно.
     Как, наверное, и у большинства парней, мое я сильнее тянулось к атаке, нежели к защите, поэтому, собравшись с мыслями, я начал представлять, как выходящая из меня дымка становится черной.
     Почувствовав привычное покалывание, открыл глаза и увидел - ничего.
     "Это было бы слишком просто", - проскочила невеселая мысль.

Глава 30 - Подарок Пипа

      Глава 30
     Бросив нерешительный взгляд на жировую лампу, я задумчиво наблюдал за пляской огонька.
     В голове возник образ упавшего шаттла и защитного комбеза, который сбросила с себя воровка. Такой контраст как и прежде поражал мой разум. Люди, живущие на этой планете, знают о технологиях и космосе. Многие пробовались в Искатели и не понаслышке знают о магии. Даже не имея возможности ею воспользоваться, местные не видят в этом ничего сверхъестественного. И вместе с этим, в моей комнате горела обычная жировая лампа. Фитиль уверенно выдавал пламя, в то время как другой его конец свободно плавал в широкой глиняной миске.
     Да и вообще, чем больше я сталкивался с новым, тем сильнее бросалась в глаза неравномерность прогрессивности общества.
     Я интуитивно поднял руку и медленно провел пальцем над огнем. Приятное обжигающее чувство напомнило о школьных годах, курсе химии и ее волшебстве. А ведь в свое время первых алхимиков называли колдунами и прислужниками Люцифера. Сейчас, понимая все эти простые вещи на уровне школьных знаний, нам невдомек это мракобесие. Но фактически, так называемые прислужники тьмы рубили окна в светлый мир науки. Нет, в моей голове не было идеализации этих людей, но чем бы они ни руководствовались, это привело нас к познанию не только самих себя, но и мира.
     Что это были за люди? Попаданцы из этой вселенной, которые пытались найти способ "колдовать" без магии, или естественное развитие немагической вселенной?
     - Чтоб меня, - выругался я и бросился к лежащему на единственном в комнате стуле мешку. Выудил причудливый пергамент и уставился на него, не решаясь раскрыть и увидеть непонятные символы.
     Когда я пришел в себя после исчезновения воровки, я решил, что она забрала из сумки все имеющие ценность вещи, оставив мне только лук и нож. Даже не проверил наличие свитка. Что уж там, я просто забыл о нем, на фоне прорыва в понимании магии.
     Отбросив неуверенность, я развернул свиток и нервно выдохнул.
     Нет, там не оказалось местных каракулей, но понятнее от этого не стало.
     В центре свитка был начертан шестиугольник, края которого переливались черно-фиолетовым цветом. Его внутреннее заполнение оказалось еще более чудным: снизу вверх пробегала черная полоска, оставляя после себя цвета-названия степени Сосуда.
     Белый-Желтый-Синий-Красный-Черный.
     Что с этим делать?
     Единственное логичное решение - это коснуться, но я сомневался в безопасности этого действия. Если бегающая полоска окажется разновидностью местного определителя цвета мага, есть шанс, что свиток меня отвергнет и убьет. Или владелец вещицы выйдет на след предмета.
     - Когда восстанет из мертвых, - грустно поджал я губы.
     Хотя, чем черт не шутит в этой вселенной.
     Плюнув на опасность, я ткнул пальцем в шестиугольник и моментально почувствовал покалывание, которое пробежало по руке и буквально врезалось в мозг. Ощущение не самое приятное. Голова чертовски разболелась, и я осел на пол. Мысли хаотично метались и никак не желали структурироваться. Тошнота то подкатывала, то бесследно исчезала.
     Усталость навалилась тяжелым грузом, и не понимая, что происходит, я из последних сил дополз до кровати, но так и не смог затянуть туда все тело.
     ...
     Стук в дверь оборвал мой глубокий сон, и вздрогнув, я машинально откликнулся:
     - Да-да, иду, Лизи, скоро буду.
     - Какая Лизи, лесной! Нам пора выходить, и ты, боюсь, остался без нормального завтрака, - гаркнул и следом заржал Сокш.
     После этого заявления сонливость испарилась за секунду, и снова подняв голову, я обнаружил себя в полусидящем состоянии. Все тело затекло, а голова, казалось, весила целую тонну.
     Я поднялся на ноги тут же захотел лечь в постель и нормально выспаться. А еще лучше, продолжить удивительный сон, где мы с семьей отдыхали на озере. Лизи с Кернисом были еще совсем дети и бегали друг за другом, накручивая круги рядом с покрывалом. Бабушка Элизабет о чем-то щебетали с мамой, а мы с отцом обсуждали рыбалку и удочки. В этом сне я был уже не ребенком и, поглядывая на семью, радовался такой картине еще сильнее. В этом творении господина Морфея не было ни исчезновения Эммы, ни катастрофы, ни чертового убежища.
     Кто знает, что было бы с нами, если бы мама не пропала на долгие шесть лет. Может быть, Кернис не превратился бы в маньяка, и мы спаслись бы в одном из убежищ страны. Сая была бы жива и встречалась с очередным красавчиком из университета, а не получила бы пулю в живот.
     Кто знает...
     - Дерьмо, - я опустил голову и начал спешно собирать вещи.
     Спустившись вниз, я тут же наткнулся на Лару, которая нервно покусывала пухлую губу. Ее белое круглое лицо наполнилось печалью и грустью, когда мы встретились взглядами. Определенно девочке здесь одиноко, и присутствие таких постояльцев, как охранники нашего каравана, не добавляло радости в ее скучную жизнь. Возможно, какой-нибудь молодчик из направившейся в Пантоа гвардии скрасил ее прошлую ночь. И выжил.
     - Лесной, у тебя есть пять минут, - гаркнул Сокш, отвернувшись от стойки. - Потом будешь догонять.
     Видимо, Ворак и Карис были уже на улице и запрягали повозки.
     - Хорошо, спасибо, что разбудил, долговязый, - я осмелел и хлопнул его по спине.
     Тело Сокша слегка шатнулось, и он, обернувшись, оскалился. Я понял, что сделал ошибку.
     - Давай, в общем, догоняй, - весело хлопнул он меня по плечу в ответ.
     Сокш развернулся и вышел на улицу, а я остался материть себя за оплошность, которой открыл доступ в их панибратский клуб. Конечно, они и до этого не очень-то деликатничали в разговоре, но теперь к этому прибавятся все виды похлопываний и соответствующих поддразниваний.
     - Господин Корчаж, я хотел бы заказать что-нибудь поесть в дорогу, - обратился я к хозяину.
     - Ларочка, ты слышала, - сказал он дочери.
     - Да, папа, - прошелестела Лара и, присев чуть ли не в реверансе, уплыла за занавеску кухни.
     Корчаж стоял недовольный и даже злой, нервно постукивая пальцами по стойке.
     - Каин, - обратился он ко мне внезапно. - Ты, случаем, с Ларочкой моей ночью не встречался?
     Я вздрогнул и хотел было тупо бежать, но потом до меня дошло, что это был вопрос и касался он именно ночи.
     - Нет, господин Корчаж, я всю ночь спал, как младенец, - ответил я, стараясь чтобы это звучало буднично и непринужденно.
     Хозяин вгляделся в меня и заиграл желваками, но потом резко выдохнул и расслабился.
     - Ладно, - махнул он рукой, - удачной дороги, в общем.
     Я кивнул и стал ждать завтрак.
     В главном зале не было ни души, и все столы, соответственно, пустовали. Вспомнив, сколько вчера было народу, из памяти выбрался образ трех столиков, за которыми тихо сидели мужики. Я тогда не обратил на них внимания, но сейчас стало интересно, кто это был.
     - Ваш Двор рано опустел, - спокойно сказал я. - Или здесь все ранние пташки?
     - Не обязательно, но в этот раз все разбежались засветло, - ответил хозяин.
     - У вас действительно популярное место, - зашел я со стороны лести, - вчера, почитай, торговцев было столько же, сколько и вояк.
     Корчаж довольно улыбнулся, а в конце удивленно поднял глаза:
     - С чего вдруг? Вчера из торговцев был только Маркаш с подельниками.
     - О-о, - удивился я театрально. - Я думал, те атланы, что сидели за столиками, тоже из торговцев.
     Хозяин Сумрачной Дархе схватился за живот и захохотал:
     - Ну даешь, Каин. Сразу видно, молодость и не наметанный глаз. Эти балбесы обычные путешественники, не больше. Один из них сказал, что их деревню разграбила ватага фойре, и они единственные, кто выжил. Вот теперь ищут, куда бы податься. Может, как раз в Пантоа и подались, вместе с вояками.
     Я хотел было засомневаться вслух, ведь я видел, что делала банда фойре во время атаки, и сомневался, что такой куче мужчин удалось выжить.
     - Ваш заказ готов, господин, - прервала мои нарастающие сомнения Лара. Она протянула мне мешок из серой ткани и незаметно провела по руке своими пухлыми пальчиками, когда я взялся за мешок.
     Я вздрогнул, но быстро спохватился и, распрощавшись с хозяином, вылетел наружу. В лицо ударила утренняя свежесть и вместе с ней осенний холод. Тем не менее, солнце уже полыхало достаточно ярко, чтобы не сомневаться, что день будет теплым, если не набегут дождливые тучи.
     Повозок во дворе уже не было, так что я, не глядя, выскочил через ворота и быстро набрал скорость. Когда вдали показалось облачко пыли, а затем очертания повозок, я мысленно выдохнул и нагнал караван.
     - О, Каин, а мы уж решили, что ты остался жить у Корчажа, - заржал Сокш, и его Мямля, словно поддакивая, громко крякнул.
     - С милой Ларочкой, - добавил Ворак и поддержал товарища.
     Кариса видно не было.
     - Стало быть, Лара вас приглашала остаться? - спросил я ухмыляясь.
     Сокш бросил горделиво:
     - Еще как приглашала, но, как ты помнишь, Корчаж больно трепетно относится к этой сочной чертовке.
     Сочной? Я чуть не поперхнулся.
     - А мне показалось, что он наоборот ищет повод, да только отцовская ревность мешает, - мудро заметил кривоносый.
     Я решил сменить тему, а то недалек час, и в порыве возбуждения Сокш начнет вслух рассуждать о цвете ее молока. Если Ворак не успел его как следует просветить прошлым вечером.
     - Карис на разведке?
     - Ага. Он вызвался проехаться на своем Шажке с самого утра, мы и позавтракать не успели, - кивнул Ворак. - Сказал, что ему не понравились ребята, что сидели вчера в зале.
     Решив, что ходьбы и бега с утра уже достаточно, я кивнул и, проскользнув мимо каатор, уселся на бортик первой повозки.
     - Приветствую вас, господа торговцы! - махнул я рукой Родерику и Марикашу.
     - И ты здравствуй, - сказал второй угрюмо. - Мы уж решили...
     - Что я остался жить у Корчажа, - закончил я за него и улыбнулся. - Нет, господин Марикаш, я стану Искателем!
     - Ну коли так, нам же лучше, стрела лишней не бывает! - в тон блеснул зубами Марикаш.
      - И то верно, - согласился я и, устроившись поудобнее, зевнул от души.
     Торгаши принялись что-то обсуждать, а я вспоминать вчерашний день и подводить итоги. Благо охранники были заняты, активно и весьма определенно жестикулируя. До ушей долетело имя дочери хозяина Сумрачной Дархе, и тема обсуждения стала ясной, как это утро.
     Итак, что это черт возьми вчера было?
     Я достал из сумки свиток и, развернув его, увидел пустой пергамент. Ни шестиугольника, ни мерцающих цветов - ничего. Волшебный свиток превратился в простую желтую бумажку. На всякий случай сунув его обратно, я стал рыться в памяти и разбирать цепочку вчерашних событий.

Глава 31

      Глава 31
     Логичнее всего выглядел вариант, где я выучил какое-то заклинание, и свиток просто опустел. Ведь было бы странно и не прибыльно, если бы они были многоразовые. Но стоило рассмотреть все варианты, перед тем как пробовать что-нибудь воспроизвести.
     Мог ли я повесить на себя какое-то отслеживающее заклинание? Да.
     Возможно ли, что это были чары, настроенные на постепенное убийство прочитавшего? Да.
     Могу ли я с этим что-нибудь поделать? Нет...
     Но за исключением головной боли, которая, возможно, является нормальным следствием поглощения свитка, я чувствовал себя превосходно. Особенно после пробежки. Все-таки, по моей теории, свиток прописывает в подсознании цепочку действий, необходимую для создания выученной структуры. Но это в том случае, если это нормально - вырубаться после такого.
     Закрыв глаза, я моментально увидел нужную проекцию и потянул за ману. Тонкая ниточка устремилась ко мне, прошмыгнула по руке, и я ощутил все то же покалывание. Затем все мое тело пропустило через себя ману с тем же эффектом.
     Ничего нового. Но вместе с чувством облегчения, я все же опечалился. Было бы приятнее ощутить что-то необычное.
     Леа говорила, что нужно всего лишь подумать о структуре, и она проявляет себя. Но я не знал, что за структуру выучил, и это все усложняло.
     Я стал перебирать всевозможные названия и слова, олицетворяющие в моей голове магическое умение: огненный шар, ледяной штык, пепельный меч и все в таком роде...
     Ничего.
     Наверное, для торгашей, ведущих вторую повозку, я, положивший на колено ладонь, словно держу апельсин, и маниакально глядящий на нее, выглядел как умалишенный. Но мне было все равно. Появись там ледяная сфера или еще что чародейское, это не вызовет в них суеверного страха, а лишь вопросы к моей магии и ступени Сосуда.
     - Стоило больше читать фэнтези, - буркнул я под нос, - а не играть в игры.
     В играх все просто, включил скилл - умение сработало. В книгах же автор может выдумать и описать все стадии развития умений, и это хотя бы дало бы мне сейчас какой-то толчок. Вдруг один из авторов оказался бы попаданцем на Земле и заделался писателем, а я наткнулся именно на его работу.
     - Мда, даже самому смешно, - сказал я, рассматривая зеленый пейзаж вдоль дороги.
     Мы уже покинули лес, и вокруг, по сути, нас окружало травяное поле с редким кустарником. Солнце начало прогревать воздух, и запах утренней свежести давно исчез. Но взамен ему ноздри втягивали не гнилостный душок увядающего лиственного леса, а густой и тягучий букет травяного сбора и сухой земли.
     Я потянул носом и с удовольствием уловил всю гармонию девственных земель, и вместе с яркой картинкой для меня, жителя каменных джунглей, все выглядело сказочно.
     Оторвав взор от прекрасного, я вернулся в жестокую реальность, в которой, если я не стану сильным, эта красота станет для меня единственным, что я буду наблюдать, пока не придут какие-нибудь маги, бандиты и нашинкуют меня чарами.
     Все как в средневековье, только вместо дорогущего меча и доспехов - магия.
     Должен быть способ создать структуру, не зная названия умения. Начнем с воды, пожалуй.
     Я уставился на руку и глубоко вдохнул. В груди отозвалась щекочущая волна энергии, и я возжелал увидеть магию в своей руке.
     Я представил, как шумит маленький ручей, затем могучий водопад. Увидел, как прозрачная, чистая, живительная влага устремляется вперед, обтекая все препятствия, и оставляет после себя жизнь. Мне было легко ощутить холод воды на моем лице, ведь раньше это было первое, что я делал после сна.
     Я открыл глаза. Ничего. Ладно, дальше.
     Мои уши словно наяву уловили треск расколовшегося льда, его обмораживающий и липкий холод. Шорох скатывающегося с крыши снега и приятный мягкий хруст, оставляющий после себя следы. Я вспомнил, как гипнотически здорово мять в руке комочек снега и выпускать вперед уже почти ледышку. В детстве мы часто ездили в горы кататься на лыжах, и я хорошо помнил знакомство с зимой.
     Мои глаза открылись, но в руке снова было пусто.
     Наверное, странно было надеяться что-то именно увидеть, ведь если появится структура стихии, я должен ощутить телом ее проявление. Если только структура работает против создателя, что было бы естественно, но неудобно.
     Что же касается магии крови или тверди, то я даже не представлял себе, как это в принципе может работать, и если это умение относилось к этим видам чар, то здесь точно будет глухая стена.
     Я расслабился и представил костер. Тот костер, который спасал меня от сероволков, когда воровка спала. Языки его пламени плясали и стремились превзойти друг друга. Треск горящего дерева заманивал и очаровывал, заставлял задуматься о глубоком и вечном. Будто наяву, я увидел его смертельную защиту и представил, как он обжигает мою кожу, намного жестче, чем вчерашняя свеча.
     Для верности, потянулся к Сосуду и провел по руке ману, хотя и понимал, что скрипт в подсознании должен сделать это сам.
     Сердце застучало быстрее, в горле появился комок, а по сознанию пробежала ментальная дрожь.
     Я возжелал увидеть огонь. Яркий, переливающийся желтым и красным, как яркая елочная игрушка. Вместе с этим обжигающий и опасный.
     Вдруг ладони стало тепло, и в то же мгновение я осознал, что потерял около шести фер маны. Это произошло настолько внезапно и... обыденно, что удивление меня накрыло несколькими секундами позже.
     Я открыл глаза и наткнулся на комочек пламени, пульсирующий в ладони. Он был размером со сливу, не больше мандарина, и левитировал, не касаясь кожи. Комочек огня постоянно вертелся, и его поверхность вспыхивала, как маленькое солнце.
     Со священным трепетом я поднял руку выше и поднес к нему ладонь. Ощутив жар, я убрал руку, и до меня начало доходить, что это не сон.
     - Мать твою, - выдохнул я прерывисто.
     Магия в моей руке. Моя магия. Мой огонь.
     - Мать твою, - повторил кто-то над левым ухом. - Да ты чертов маг огня!
     Я обернулся и увидел Ворака, восхищенно наблюдающего за моим огоньком.
     - Почему ты не сказал об этом раньше? Мы бы так не ржали с твоего желания пойти в Искатели. Какой у тебя цвет? Наверняка Желтый. Твою мать, Сокш выпадет в осадок, - растрещался Ворак, не отводя взгляда от огня.
     Я молчал, стараясь не загнать себя в угол неправильными ответами или комментариями, но рука то и дело подрагивала от нервного напряжения, а в горле просохло, как в Сахаре.
     - Откуда ты взял свиток, лесной? Хотя, видно, что это какая-то мелочь. Стоит недорого, но даже такая мелочь может испортить жизнь любому, у кого нет оболочки маны, - не замолкал он. - Кстати, почему ты не использовал его в тот вечер? Мы бы справились с уродами еще быстрее.
     Похоже, на него напал словесный понос, но я не понимал почему, ведь среди них самих Желтый маг.
     Я снова вспомнил банду атаковавшую Ройана, где чуть ли не все колдовали аки черти, и решил аккуратно спросить, пока никого не было:
     - Почему ты так удивляешься? Отец говорил, что Желтых в мире полно.
     - Ха? Полно? - вытаращил он глаза. - Твой батя видать шутник из шутников. Нет, ну старикан Кранк, конечно, однажды выдал, что в давние времена Желтые маги под каждым кустом валялись, но это было давно и неправда. В наше время, особенно на Фариде, если ты Желтый, считай, ты выиграл у судьбы в шайк! Ну и не стоит забывать, парень, что мы не в центре королевства атланов, а бродим среди вонючих деревень, и даже если ты родился со второй ступенью, ты можешь об этом не узнать до конца своих дней.
     Ясно, значит все-таки не настолько редки, а то я уж было волноваться начал. В Гильдию-то белым не примут.
     - Ого, - честно поразился я и решил закинуть удочку. - Наверное, батя из ума выжил. Я ведь поэтому в Искатели и хочу податься. Жизнь с выжившим из ума стариком - то еще удовольствие. Не зря мне его рассказы казались бредом умалишенного.
     Ворак оторвал наконец взгляд от огонька, а я продолжал держать его в руке, отслеживая ощущения. Сколько он продержится?
     - Что он еще тебе наплел, колись, давай, - весело спросил Ворак и, надув грудь, добавил. - Господин Ворак направит господина Искателя на путь истинный.
     Я не стал сдерживаться:
     - Ну, он сказал, что раньше алмиды были дешевой игрушкой и ничего не стоили.
     - Э-э? Алмиды? Ахаха, ну он реально умом тронулся. Извини уж. Он хоть чему-то реальному научил тебя или только рогачей стрелять? - зафыркал Ворак, неверяще глядя на меня. - Ладно. Ты хоть знаешь, как переводится алмид с первого языка? "Собирающий Кель". Откуда я знаю? Долгая история, но вкратце, мне просто повезло с учителем. Этот кряхтящий дед больше любил рассказывать истории, чем учить тонкостям жизни.
     Учитель...Учитель... При упоминании этого слова на краю сознания, как надоедливая муха, зажужжала какая-то странность, связанная с этим.
     - Но батя говорил, что это просто дорогая побрякушка, - выдал я, округлив глаза.
     Ворак еще больше осел на своем кааторе, кличка которого Чавк, и животное непонимающе завертело клыкастым клювом.
     - Во дает, - наконец сказал он. - Слухай, я, конечно, могу много чего рассказать, но раз уж ты собрался в Гильдию, денег у тебя в будущем будет предостаточно. Если расстанешься с парой серебряных сейчас, все равно вспомнишь меня добрым словом, когда вступишь в Гильдию.
     Я даже думать над ответом не стал и, потянувшись внутрь куртки, где отложил пяток серебра, чтобы не щеголять с горсткой, выудил две монеты. Звонко бросил одну Вораку, а вторую сунул в другой карман.
     - Согласен, - сказал я живо и вкрадчиво добавил. - Только давай оставим это пока в тайне, а то денег у меня еще и на басни Сокша никак не хватит.
     Ворак весело оскалился и кивнул.
     На волне уговора, я добавил спешно:
     - Касательно магии огня тоже. Пусть пока будет между нами.
     Кривоносый охранник оглянулся на торгашей за упряжкой второй повозки. Родерик и Марикаш были так увлечены беседой, что, лишь изредка поглядывая на дорогу, по-видимому, не замечали важных для меня событий. Что вполне меня устраивало. Был бы я местным магом, я бы запросил еще и денег за совместную дорогу, но так как я черт, ничего не ведающий, для меня - чем меньше глаз, тем лучше.
     Охранник прищурился и кивнул:
     - Лады. Но только до Каира, не люблю секреты, и друганов своих за нос водить тоже не хочу.
     - Договорились, - выдохнул я удовлетворенно.
     Учитель...
     - Итак, насчет алмида, - видимо, не стал тратить время Ворак, почувствовав в руках серебро. - Уж не знаю, как до такого додумался твой старик, но алмид - это ценнейший товар во вселенной. Ну по крайней мере, большая его часть. На Фариде водятся только простые, а вообще, насколько мне известно, их четыре вида, и самый огромный стоит больше, чем ты сможешь заработать за всю свою жизнь. Простой же, в принципе, можно отнести к разряду дорогой безделушки, но даже он может спасти тебе жизнь. Ты знаешь, что мешочки-амулеты целителей хранят в себе простой алмид, обработанный их маной?
     Я замахал головой, запоминая каждую деталь его слов.
     - Во как! - поучительно поднял палец охранник. - Поэтому никакой идиот не вскрывает их амулеты. Никогда не знаешь, кто вспорет тебе брюхо. Но не надейся на многое. Есть, конечно, умельцы, которые, пользуясь настроенной целителем маной алмида, подмешивают к ней свою и даже залечивают органы, но я даже не представляю, сколько стоит такой свиток. Да и сделать это не так просто, даже выучив свиток. Короче, забудь об этом, слишком муторная и непонятная тема даже для среднего гильдийца, а уж если ты прорвешься выше, тогда тебе мои советы будут уже нипочем. А еще ими восполняют потраченную ману.
     Он рассказывал даже больше, чем я мог спросить, в силу непонимания, что именно спрашивать.
     Рассказывал... Учитель...
     "Мы говорим на общем языке", - наконец сформировалась в голове навязчивая мысль.

Глава 32

      Глава 32
     Я вспомнил всех атланов, с которыми встретился, начиная с Хряка и заканчивая моими спутниками, и понял, что они все говорили на общем! Почему не на своем? Ведь я по виду атлан, а значит, ко мне должны были обращаться на языке атланов. Может, так принято на Фариде из-за смешанности рас на одной планете?
     Нужно не забыть разобраться с этим вопросом, пока я не наткнулся на местных любителей говорить на родном языке.
     Внезапно я ощутил странную пустоту в груди и, посмотрев на руку, не увидел там желанной структуры.
     - Все, - отреагировал Ворак, - закончилась мана. Наверное, чувствуешь внутри пустоту или голод, кто как описывает. Карис вот говорил про голод. Хотя я слыхал, что некоторые чувствуют сильную жажду. Нам, Белым, этого никогда не понять, ведь наш сосуд не дает столько маны, чтобы сотворить даже простейшую независимую структуру.
     В его голосе чувствовалась неприкрытая зависть и горечь. И не мудрено. Весьма дерьмово знать что у тебя есть сила, но ты не можешь ею воспользоваться из-за косяков древних маньяков.
     Охранник "эйкнул" своему Чавку и молча рванул вперед, видимо, слишком разнервничавшись, наблюдая за недостижимым.
     Но сейчас мне было не до него.
     Самое удивительное в моем состоянии было не чувство пустоты. Я подсознательно очень четко понимал, что сейчас мне не хватает на эту структуру именно фер. Мне было ясно, что структура стоит пять фер, но мой Сосуд сейчас был пуст. Точнее, доступная его часть. Это понимание было настолько же естественным, как знание о сгибаемых пальцах на руке, даже если твои глаза закрыты.
     Я представил нужную проекцию и даже не увидел, а скорее понял, насколько я пуст. Если описать это в процентном соотношении, то мой Сосуд ограничил доступ к мане на семидесяти процентах. Прогресс в отношениях с Сосудом был налицо. Снова же, если сравнить с пониманием своего тела, это как естественно осознавать, в каком положении находится рука.
     Чертовски удивительное чувство. Словно в сознании прописалось ощущение новой части тела. Неужели все это благодаря воздействию свитка на подсознание? Это действительно гораздо проще, чем долго и упорно учиться всё контролировать.
     - Черт, - вспомнил я рогатого, когда до меня доперло, насколько велик соблазн иметь всё, ничего не делая.
     Повсеместность свитков была обусловлена не только ограничением правящих, но и легкостью в изучении чар. Это невероятно просто и соблазнительно.
     Но смог бы я понять столько всего без изучения хотя бы одного свитка? Вряд ли.
     Без учителя, описания процессов и профессиональных советов, я бы собирал знания по крупицам до конца жизни, даже зная то, что мне рассказала воровка. Если бы не убил себя во время испытаний.
     Мои метания в попытке понять неизвестное настолько нелепы и хаотичны, что сложно даже представить, сколько времени уйдет, чтобы все структурировать.
     Слабость бесит.
     На Земле, когда тебя со всех сторон окружал закон и полиция, были хоть какие-то границы для преступников. Да, если кто-то захочет убить - он убьет, и никто тебя, кроме себя самого, не вытащит из этой петли. Ни полиция, ни закон, ни вера.
     Но здесь опасность неприкрытая и дикая. Может быть, в городах все иначе, но как говорится, силу цепи оценивают по ее слабейшему звену, и в данном случае слабейшее звено - это куча убитых мужчин в Пантоа.
     По телу пробежала дрожь.
     Я понял, что думая о смертях, не испытываю священного трепета. Боги, я даже забыл лица Хряка и Пипа - моих первых жертв!
     Слишком быстро пропало чувство угнетения и вины за отнятые жизни. Я больше не испытывал желания просить прощения и вернуть все назад.
     Да я испытывал больше печали, когда свежевал рогача, чем за смерть разумных, павших от моих рук.
     Что со мной не так?
     Мысли наполнились страхом, что я уже не я. И вообще, возможно в этом мире появился не Том Макбир, а его копия с внедренными воспоминаниями и коррекцией эмоционального опыта.
     Повозка резко подпрыгнула на кочке, и мои тяжелые думы оборвались. Я бегло осмотрелся, и перед глазами предстала все так же картина еще зеленого поля. Позади тащилась вторая повозка с двумя торгашами, увлеченно обсуждающими что-то. Над головой хлопала толстая ткань крытой повозки, поддеваемая ветерком, а на небе маячил и слепил желтый диск.
     За спиной послышался кряк одного из каатор охранников, и я машинально обернулся.
     На скорости к каравану несся Карис и активно размахивал руками. Ворак и Сокш выехали к нему на встречу и, о чем-то переговорив, так же спешно направились к нам.
     - На следующей развилке сворачиваем. Придется ехать в обход! - без прелюдий скомандовал Ворак.
     - А что случилось? - беспокойно спросил Марикаш.
     - Карис заметил отряд головорезов на пути, - кивнул в сторону голубоглазого Ворак. - Думаю, ни у кого нет желания испытывать судьбу!
     - Да-да, господин Ворак. Вы очень правы, лучше объехать, - загорланили торговцы одновременно.
     Я вспомнил улизнувших раньше нас посетителей Сумрачной Дархе и свои подозрения насчет них.
     - Господин Карис, - окликнул я голубоглазого, - они случайно не смахивали на тех, что сидели вчера в Дархе?
     Он задумчиво нахмурил брови, глядя вдаль.
     - Возможно. Мне не удалось разглядеть их лиц, но если это были они, то у нас проблемы. Вчера по приезду было занято три стола, за которыми сидело как минимум по четыре атлана.
     Я кивнул.
     Все-таки охранник знает свое дело и присмотрелся к окружению, несмотря на вялое состояние после работы амулета. Я вообще ничего не заметил, хоть и вертел головой по сторонам.
     - Не как минимум, а точно по четыре, - добавил Ворак. - И среди них было три бабы.
     - Итого двенадцать рыл, - закончил Сокш, подъехав с другой стороны повозки.
     - Хорошо, что вы выехали на разведку, господин Карис! - деловито заскрипел Марикаш. - Уж не знаю, что бы мы делали без вас.
     Было определенно ясно, в чей огород полетел камень.
     Порешив с этим вопросом, все снова разошлись по интересам. Ворак и Сокш снова принялись обсуждать сочность Лары, изредка произнося ее имя громче, чем следовало бы, а Карис упер вперед, отдалившись от первой повозки на десяток шагов.
     Оставшись наедине с собой, я принялся копаться в послевкусии проявления структуры.
     Я попробовал потянуть манну, не представляя себе никаких образов, и ощутил покалывание. Вместе с этим сознание услужливо подсказало, сколько примерно фер ушло на это действие. Теперь время отзыва сократилось почти до секунды.
     Это был важный бонус, но я прекрасно помнил слова воровки о контроле маны и понимании устройства мира.
     С устройством мира у меня все плохо. Я так и не пришел к определенному выводу интерпретации этого понятия. Если в этой вселенной основой веществ так же выступают атомы и молекулы, должен ли я знать, как формируется каждое вещество и процесс, чтобы воспроизвести его?
     Черт, а ведь есть еще газ! И что, если я захочу создать клинок из сухого льда?
     Да и вообще, чтобы из водной стихии создать лед, нужно для начала сформировать ситуацию, при которой вода замерзнет. И чем в этом случае нужно воспользоваться? Как опустить температуру структуры?
     Я очень, очень сильно надеялся, что решение будет гораздо проще. Ведь из Кель состоит все, а значит, можно и сотворить все, и если на Земле это было бы забавной шуткой, то здесь все реально.
     С контролем маны проще. Уже сейчас я чувствовал разницу с тем, что было, когда я только задумался над этим в ту ночь у костра, и что у меня получалось даже перед прочтением свитка.
     Но нужно больше контроля. Я должен показать Сосуду, что умею манипулировать маной так же естественно, как своим телом.
     Снова мысленно потянув ману, я пустил ее по руке и резко оборвал поток, не допустив ее выхода с пальцев. Затем заставил двинуться в обратном направлении. От натуги мысленной концентрации шестеренки в голове будто заскрипели. Мана неохотно поддавалась моей воле, ведь ее естественным порывом был выход из тела.
     Я сосредоточился и, как в самом начале своего познания Сосуда, представил голубую дымку, которая слово в отмотке видео двигается назад. Образ постоянно обрывался, но я настойчиво возвращал его на место и продолжал двигать ману назад в себя.
     Не знаю, сколько это длилось, но в конечном итоге я почувствовал, как Сосуд пополнился, и это была не фильтрация Кель. Чувствовалась разница между вернувшейся маной и естественно возобновившейся.
     Вернувшаяся мана чувствовалась инородной. Словно побывав снаружи, она нахваталась всякой ерунды и внесла суматоху в ряды изначальной.
     Я осмотрелся и, не заметив странностей в реале, снова погрузился в себя. Пусть торгаши смотрят и гадают, чем я занимаюсь. Да пусть все, кто рядом со мной, вообще думают, что угодно.
     Проделав снова путь маны наружу и внутрь несколько раз, я почувствовал уверенность в своих силах. Мана поддавалась легче, а концентрация держалась крепче. Мое сознание словно адаптировалось к новой действительности, стремясь выжать из себя все.
     Таким же способом я прогнал ману по всему телу, и с каждым новым опытом возвращал ее назад намного быстрее.
     Воодушевленный прогрессом я неосознанно заулыбался и почувствовал прилив надежды.
     Если я стану сильнее. Нет. Когда я стану сильнее, я найду сестру.
     Я спрыгнул с повозки и, подождав, когда вторая обгонит меня, продолжил экспериментировать.
     Будучи полным маны, подумал о сгустке огня, и нужная структура тотчас же сформировалась в руке. В этот раз, рассматривая процесс во все глаза, я увидел процесс образования умения, и это придало событию еще больше волшебства, чем оно было.
     Вот над моей ладонью ничего нет, и тут же, за секунду, исказив воздух, как проявляющийся мираж в пустыне, вспыхнул шарик огня.
     Я повертел рукой, и он, словно удерживаемый невидимыми нитями, неуклонно следовал за ладонью. Правда, с маленькой задержкой, но смотрелось еще эффектнее. Направив взгляд в поле, я подметил маленький куст и захотел, чтобы структура направилась к нему. Тут же шарик рванул с огромной скоростью и, врезавшись в зелень, окутал все алым пламенем.
     - Шикарно, - улыбнулся я.
     "Потухни", - послал я мысленный сигнал, но ничего не произошло. Огонь продолжал пожирать зеленый куст.
     Ожидаемо.
     Грустно вздохнув, я снова создал над ладонью шарик и, пройдя мимо горящего куста, представил его и, вытянув руку вбок, отпустил пламя. Структура метнулась назад, издав едва слышимый "пах", и спустя секунду, обернувшись, я застал многострадальный куст полыхающим еще сильнее.
     Помнится, в играх подобное называлось автотаргетом.
     - Замечательно, - хрустнул затекшей шеей и продолжил.
     Тем не менее, дальше меня ждало разочарование, так как реакция структуры на мысль о не тронутом кустике, который я запечатлел в памяти, была нулевой.
     Мой разум уверенно подсказывал мне, что на данный момент я способен сотворить еще четыре таких структуры. Это значит, что полная емкость моего Сосуда примерно 50 фер, учитывая доступность маны в районе семидесяти процентов от общего объема и затрат фер на эту структуру.
     Сейчас я понимал, что создать даже такую маленькую структуру у меня бы не вышло, если бы не увеличил доступ к мане, так как изначально мне было доступно процентов десять, а это всего три фер.
     Удивительно, сколько всего я стал понимать, когда выученный свиток прописался в подсознании.
     Но что, если я захочу создать другую структуру огня? Например, метательный нож или несколько горящих сосулек. Как мне заставить ману принять нужную мне форму используя такое же или меньшее количество фер?

Глава 33

      Глава 33
     Я создал структуру и, глядя на полыхающий шарик, начал думать о том, чтобы он вытянулся и принял форму конуса.
     Ничего. Как бы я ни выкручивал эту мысль, структура не меняла свою форму.
     - Значит, нужно пробовать на этапе формирования? - спросил я, отскочивший от ботинка камень. - Но как?
     Время перевалило за полдень, и следовало бы перекусить, но уж больно не хотелось терять настрой, и я продолжил отставать от повозок.
     Материалом для структур является мана, а значит форму нужно было придать именно ей, а не конечному результату. Это звучало вполне логично и естественно, так что дело было только за испытанием.
     Я замедлился и, закрыв глаза, представил, как мана вытягивается из Сосуда и пробегает по руке. Затем, когда в голове возник образ, толщиной с большой палец, ребристой сосульки, я представил ее над ладонью и мысленно, замедлив течение маны, разделил поток голубой дымки на две тонкие нити. Мана с легкостью поддалась моей воле.
     Струйки дымки рванули вперед и начали обвивать представленный образ фигуры. Когда они встретились на острие сосульки, я подумал об изученной со свитка структуре и резко раскрыл глаза. На ладони вспыхнув алым появилось именно то, что я хотел. Но намного меньше, чем ожидал.
     В это же мгновение по моей голове будто что-то прилетело, и острая боль заполнила разум. Будто десятки игл вонзились в череп одновременно. Меня затошнило, и скрутившись на месте, я свалился на пыльную дорогу.
     Боль покинула меня так же внезапно, как и пришла. Перестало тошнить, и в голове прояснилось.
     - Что, черт возьми, это было, - прорычал я, поднимаясь с земли. Ощущалась небольшая слабость, но в целом, состояние было удовлетворительным.
     Я всмотрелся вдаль и, не заметив повозки ускорил шаг, а потом и вовсе перешел на бег.
     Неужели я вырубился?
     Когда дорожная пыль, взбиваемая копытами ватусси и колесами повозок, появилась на горизонте, мне стало немного спокойнее. Перспектива остаться посреди этого поля в одиночестве выглядела, мягко говоря, тревожно. Пробежав еще немного, я остановился в шагах пятидесяти от последней повозки и, отдышавшись, пошел следом.
     Мысли устаканились, и из памяти выплыло слово "Отдача". Вот что по мне прилетело.
     Отдача может убить или лишить разума, и ощутив всю полноту атаки на мозг, я поверил в эту угрозу.
     Тем не менее, со мной было все в порядке, а значит мой эксперимент сравнительно безопасный. Конечно, я мог ошибаться, и шанс на смерть маячил совсем недалеко. Но с таким же успехом этот шанс держится рядом с каждым встречным магом этого мира. И не только магом. Кулаки не выстоят перед стрелами или клинком.
     Мечом, кстати, тоже стоит поучиться махать. Все-таки, я всегда был бойцом ближнего боя и держать в руке крепкую сталь было бы не лишним. Стрелы всегда могут закончиться, но даже тупым металлом можно убить.
     Убить.
     Убить тварь.
     - Стоп, - оборвал я поднимающийся гнев.
     Вспоминая о том, чье имя не было сил произнести без сжимающихся до хруста кулаков, я терял контроль над любыми мыслительными процессами.
     Я хотел сформировать структуру и выпустить ее по ближайшему кусту, но ничего не произошло. Занервничав, я начал повторять процесс раз за разом, пока алая сферка все-таки атаковала ничем не заслужившее моего гнева растение, и огонь поглотил куст.
     И снова в голове один вопрос: что это было?
     Обмозговав ситуацию, единственным выводом напрашивался - откат. Когда впервые идешь в зал и начинаешь рвать мышцы, не поднимая до этого ничего тяжелее мышки или своего верного друга, случается так, что через день на ногах стоять нормально не можешь. Видимо, я "надорвал мышцу", и Сосуд заблокировал выход маны. Наверное.
     - Одни догадки, черт возьми, - фыркнул я и пнул подвернувшийся камешек.
     Я обратил внимание, что мои коричневые ботинки за время бегания по лесу порядком износились, и тут же, вспомнив, как Сорас презентовал дареную мне одежку, на душе стало холодно. Леа и целитель были невероятным чудом, которое свалилось на меня сразу после попадания в этот мир. Мне было дорого все, что я получил от этих эльфов, и очень не хотелось расставаться ни с чем из этих вещей. Я потрогал болтающийся за спиной лук и словно почувствовал заряд энергии.
     Без колебаний, я зарекся навестить старика и Леа, как только встану на ноги, и отплатить им за спасение. Знаниями. Если выживу.
     Если это был откат, то он длился около трех минут. Бежал я недолго, и вплоть до выпуска структуры не могло пройти больше времени.
     Но что являлось причиной пойманной отдачи?
     Переворошив воспоминания о проделанных опытах, я не заметил ничего странного, вплоть до попытки создать огненную сосульку. Причем саму структуру-то я создал и увидел её своими глазами! Но что произошло потом и почему меня накрыла отдачей - вот вопрос.
     Уже не закрывая глаза, я представил себе ту же картинку и с вылетающим из груди сердцем наблюдал за сотворением конусообразного оружия. Как и в случае со сгустком огня, его очертания сформировывались, искажая воздух, как раскаленный песок.
     По мне снова прилетела Отдача, и прогулка по дороге с названием "боль" повторилась. Меня скрутило, и я, не в силах устоять, завалился на землю. По прошествии нескольких секунд, весь эффект Отдачи как рукой сняло и, поднявшись на ноги, я зашагал с прежней скоростью.
     Чертовски больно и удивительно скоротечно. Так ли это происходит всегда, или меня щадит ничтожность используемой маны?
     Я замер на месте, оценивая зацепившуюся за сознание идею и воскликнул, когда до меня наконец доперло:
     - Мана! Какой же я идиот все-таки.
     Новая структура была визуально определенно меньше, чем выученная со свитком, а я влил в нее маны столько же. Логично ведь, что чем больше структура, тем больше требуется маны, и Отдача - это возврат нереализованной маны. Видимо, когда направляешь ее в дело, а не просто выпускаешь вникуда, остатки возвращаются, да с музыкой.
     Но как Шиадан определяли нужное количество маны для создания структур? Метод проб и ошибок очень даже не подходит, ибо есть структуры посильнее, и отдача у них наверняка не такая щадящая. Вряд ли Шиадан представляют собой расходный материал, трупы которых только и успевают сжигать по мере новых испытаний.
     - Контроль чертовой маны, - ответил я сам себе. - Что-то сегодня я разговорился в одиночестве. Может это подступающая шиза?
     Усмехнувшись, я немного пробежался и, нагнав повозки, решил пробовать дальше. Раз отдача меня пока не убивает, значит должна сделать сильнее.
     Затраты на изначальную структуру равны пяти ферам, и если представить огненный конус в половину ее размера, получится два с половиной фер. Но как рассчитать, когда прекратить поток?
     Да и вообще, зачем уменьшать сосульку?
     - Эй, Каин, - услышал я голос Сокша. - Ты чего весь в пыли и плетешься за повозкой, как раб на привязи?
     - Прогуляться решил, - буркнул я, удержавшись от более едкого ответа.
     Мой творческий полет был прерван подскочившим Мямлей и его долговязым наездником.
     - Ааа, ну ясно. А мы тут запереживались все, знаешь ли. Ты ж лесной, вдруг заблудился по дороге, - заржал Сокш.
     - Не переживайте, господа хорошие, я потеряюсь только трупом, - гордо сказал я и ухмыльнулся. Даже если шутит, все равно приятно, искать ведь поплелся.
     - Давай, в общем, не отставай сильно, - сказал Сокш и направил мямлю назад.
     Я провел его взглядом и тут же услышал гневные крики пустого желудка.
     Да, поесть, впрочем, стоило, а то так и вусмерть наэкспериментироваться можно. Впереди еще не один день дороги, и какое-никакое время есть.
     Вырванный из своих дум, я заметил изменения в погоде. Стало темнее, а ветер усилился. В воздухе запахло озоном, что предвещало грозу и неприятности. Быть застигнутым посреди средневекового путешествия ливнем - весьма дерьмовая перспектива. И несмотря на то, что это был мой первый опыт, я хорошо понимал, что нас ожидало.
     В который раз мои мыслительные изыскания отстегивали меня от реальности так лихо, что я терял не только ощущение времени, но и окружающих изменений.
     Нагнав повозки, я запрыгнул на свое местечко и, порывшись в мешке, достал завтрак, приготовленный Ларой.
     Эта пышка определенно знала толк в еде. Холодный, но все так же пахучий рогач выглядел превосходно. Запеченный до коричневой корочки, он даже испускал сок, когда зубы рвали мягкое мясо. Фляга с местной брагой была менее привлекательным продуктом, но все же, в благодарность за старания, я ее пару раз опрокинул. Скривившись, закусил мясом и коркой хлеба. Или не хлеба. В общем, чем-то напоминающим выпечку.
     Хотя, почему Лара-то, скорее всего это готовила ее мать, которую я даже краем глаза не увидел. Но пышка постаралась и набила мешочек. Было сомнительно, что металлическая фляга, обитая кожей, входила в состав порции за медную монету.
     - Спасибо, пышка, - сказал я вслух, улыбнувшись.
     - Ты тут про Ларочку что ли мечтаешь? - захохотал Ворак.
     Как же они любят неожиданно подскакивать, черт возьми!
     - Ага, мечтаю, - ухмыльнулся я. - Батя говорил, что лучшая баба та, кто умет готовить. А матушка Лары определенно научила дочь всем премудростям кулинарии.
     - Куле...что? - склонил голову Ворак.
     - Кулинарии, - поправил я. - Это та же самая готовка, только с пристрастием.
     Ворак поморщился, видимо обдумывая мои лингвистические навыки.
     - Батя у тебя очень странный. Вроде и мудрость изрекает, но тут же всякой глупости учит. Ты лесной с рождения, как я понимаю?
     - Ага, с самой утробы, - бодро солгал я.
     - Утр...Тьфу, - сплюнул охранник. - Иногда вообще не понимаю, что ты несешь. Ну, да ладно. Впереди развилка, и дальше снова лес, но до ближайшего Двора допрем уже только завтра, так что ночевать снова среди деревьев. И под дождем.
     По голосу был ясно, что эта перспектива его тоже никак не радовала.
     - Слух, Ворак, а что такое Отдача? - спросил я, сменив тему. Уж больно интересно было узнать мнение другого атлана по поводу этого устрашающего всех разумных эффекта. А ночевка в лесу не впервые, даже дождь не так пугал, сколько мучал интерес к чарам.
     - Отдача... - протянул охранник. - Это такая баба, которая приходит ко всем идиотам, которые решаются играть с созданием структур. Но готовит она не еду, а превращает твой мозг в кашу. Так говорил наш учитель. А что, решил опробовать ее на себе?
     Я замахал руками:
     - Да нет, просто интересно, почему от нее не умирает каждый второй. Ясно ведь, что идиотами полнится мир.
     Ворак всмотрелся в хмурящееся небо и, негодующие замотав головой, пробормотал:
     - А здесь еще знать нужно, что делать. Не каждый идиот догадается, как к этому прийти.
     - А как к этому прийти? - спросил я, не сдерживая волнение.
     - А я покуда знаю? - весело удивился он. - Думаешь, я достаточно нормальный, что знай способ поиметь шанс изменить жизнь, не опробовал бы его?
     Я хмыкнул удивленно и возразил:
     - Но ведь это опасно и всех ждет только смерть!
     - Ждёт, да не ждет. Некоторым удается, да только если не смерть, так их разум более не остается нормальным, - философски затянул кривоносый охранник. - Так говорят!

Глава 34 - Одна должна выжить

      Глава 34
     - Ну дела... А ты бы решился на это? - спросил я серьезно.
     - Конечно, - ответил он в тон. - Я еще тот идиот!
     - Но как же потом, если бы даже выжил?
     - Да как и все.
     - Это как?
     Он скривился и вздохнул:
     - Ну, лесной, батя твой не перестает меня удивлять. Да и вообще, как вы умудрились столько прожить вдвоем?
     - Ну, не вдвоем, - быстро ответил я. - Сначала была матушка, потом она ушла от нас, и мы остались вдвоем. Конечно, я порой ходил в ближайшую деревню, но меня сторонились, и поговорить было не с кем.
     - Понятно, - покрутил головой охранник. - Бедолага ты. Вот что я тебе скажу: если бы ты не был Желтым, посоветовал бы тебе осесть в ближайшей деревне да бабу найти. А насчет "как" - да как дикие маги. Знаешь, кто такие? Конечно, не знаешь. Это те, у кого по слухам получилось, и они бежали в неосвоенные земли. Почему бежали, спросишь? Спросишь, конечно. Потому что не любят таких. Говорят, они все того, кукушкой едут, да основательно.
     - Прям не любят? - спросил я опасливо.
     - Боятся, если точнее, - серьезно сказал Ворак. - Сумасшедшие маги однажды чуть не погубили всех разумных в Пределах!
     - Об этом батя рассказывал. Как так вообще могло получиться, ты же сказал, что дикие маги скрываются от людей?! - спросил я наивно.
     Ворак глянул на меня с жалостью к убогому с высоты своего каатора и изрек:
     - Мне кажется, что два серебра маловато для работы учителем юного Искателя.
     Я уже хотел было потянуться за еще одной монетой, но он махнул рукой и надул грудь.
     - Ну, ладно. Все равно с тебя серебро драть, что Ландушке в душу плевать, - усмехнулся Ворак. - Не было раньше никаких диких магов, а были просто - маги. Все были маги. Каждый мог творить, что желал, да только вседозволенность развращает и губит разум. Не у всех, конечно. Мой бы точно не сгубила. Но многие маги в течение нескольких сот лет воевали друг с другом и житья другим не давали. Помнишь легенду Каменного, что Сокш рассказывал?
     Я живо кивнул.
     - Вот из-за таких умалишенных магов Фарида и обзавелась Серыми Песками. Еще их называют Мертвыми. Там же сейчас, говорят, пустыня одна. Горы, камень да песок, - мечтательно затянул охранник, только я не понял, в чем романтика. - Редкий лес так редок, что выживают только самые нетребовательные твари. А еще куча артефактов.
     Ворк замолчал, словно обдумывая фантастические возможности закопанных там артефактов и, тяжко вздохнув, продолжил:
     - Да только, не попасть туда.
     - Почему?
     - Да потому, что сначала нужно через неосвоенные земли пройти, где разного зверья столько, что тебе и не снилось, а потом уж туда. Только силенок хватить должно! - наставнически пояснил он, и его ездовой питомец громко крякнул.
     - А диких магов много? - задал я волнующий разум вопрос.
     Ворак ответил задумчиво:
     - Этого я не заю, но отряды Псов постоянно шарятся по Фариде.
     Видимо, я совсем растерял навыки сдерживания эмоций, потому что глянув на меня, Ворак выругался и, замотав головой, сказал:
     - Как ты планировал добраться до Каира, Каин? Вот смотрю я на тебя и диву даюсь от твоей зелености. Ты ж о мире ничего не ведаешь! Стрелять, конечно, вроде как умеешь, да и Желтый к тому же. Свиток структуры выучил. Но как ты планировал добраться до Гильдии? Если бы вместо меня был какой хитрый жук, а не доброй души атлан?
     - Ну, думаю, мне было бы сложно, - честно признался я и ушел в сочинительство с головой. - Батя готовил только к жизни в лесу, а когда я случайно свиток у него нашел да выучил, он понял, что я Желтый и отправил в Гильдию.
     Что я несу?
     - Мда... Ну, коли ты уже уплатил, я постараюсь не удивляться вопросам, - покачал головой охранник. - Только не уверен, что терпения у меня хватит столько рассказывать.
     Я театральной тяжело вздохнул .
     - Бородища у тебя - во, - показал он рукой, - а знаний - во, - выставил мизинец.
     - Есть такое...- снова с грустью потянул я холодный воздух.
     Было странно стыдно ощущать себя дурачком, но так как по прибытию путеводитель мне никто не выдал, так оно, по сути, и было. А ведь информация - самая важная часть выживания в незнакомом месте.
     - Ладно. В общем, Псы - это имперская поисковая шайка, основанная на всех планетах. Они, как и Гильдия, имеют некоторый иммунитет на местах, так что в случае столкновения с этими уродами рассчитывать на безоговорочную помощь даже от самого короля будет сложно, - Ворак договорил и раздраженно скривился. - Я однажды имел удовольствие встретиться с ними, и результат налицо, как говорится. Еле выбрался. На самом деле, им плевать на всех, кроме диких магов, но если подвернешься под руку - считай, пропал. Единственные, с кем они стараются не конфликтовать, это Гильдия, да и то, если ты гильдиец высокого ранга. С мелочью они могут и вусмерть поцапаться.
     Ворак остановился и, потрогав свой кривой нос и шрам через глаз, о чем-то задумался.
     У меня же не было слов. Все, как я и предполагал. Отряды разумных, которые выискивают, по сути, таких как я, и отправляют к праотцам? Это звучало еще опаснее, чем встреча бандюг на дороге. Тех можно убить и двинуть дальше, а что делать с имперским спецотделом?
     Еще одна причина не трепаться о себе. А ведь я Норсе рассказал про контроль маны! Я лишь очень надеялся, что она в курсе про Псов и не станет делать глупости. Как и я.
     Прикрыть свои умения выучиванием свитков, думаю, будет несложно, если, конечно, не ведется учет проданных умений по именам покупателя. Придется зарабатывать много и покупать много. Но чтобы найти Лизи, мне по-любому нужно забраться на вершину пищевой цепочки!
     - Ладно, - все еще задумчиво сказал охранник. - Утомился я языком трепать. Надо бы заняться делом, а то Сокш больно расслабился.
     Он пришпорил каатора и выехал вперед.
     Лес постепенно нарастал и сгущался вдоль дороги, пока я не увидел привычную картину оголевших веток и почувствовал запах гниющей листвы да влажной трухи. Дождь еще не начался, судя по тому, что мы еще не остановились на обочине, охранники вели торгашей до какого-то определенного места. Может, вырубка какая, может, готовые укрытия для таких случаев.
     Перестав рассматривать угрожающие облака, я пробежался по густо бегущим по бокам дороги стволам и заметил какое-то движение. Для мелкого животного слишком высокий, а для крупного - длинный, силуэт мелькал со скоростью повозок.
     Карис говорил о банде, ожидающей добычу вдоль прямого пути, значит здесь их не должно было быть, но надеяться на удачу при таком расчете не тянуло.
     Я соскочил с повозки и осмотрелся в поисках охранников. Впереди всех ехал только Сокш, а Ворака и Кариса было не видать.
     - Господин Марикаш, далеко ли до стоянки? - спросил я торгаша, когда вторая повозка поравнялась со мной.
     - Нет, Каин, - устало проскрипел он. - Через минут тридцать будем. Она почти вдоль дороги.
     - Я тогда поохотиться! - не стал я их заранее пугать и, схватив лук с колчаном, прыгнул на обочину.
     Свою безопасность отдавать в чужие руки я не собирался.
     Погрузившись в стену леса, я пригнулся и, осмотревшись, погнал медленно вперед.
     Листья шуршали под ногами, ветер то и дело скрипел голыми ветками и шелестел кустарником, но вычленить посторонние звуки было реально. Чутье подсказывало мне, что мелькнувшая тень принадлежала не зверю.
     Серость цвета, идущего от неба, немного туманила дальность видения, но не критично, и вскоре я заметил цель.
     Следующая за повозками женщина была одета в шкуры и разное тряпье, которое больше походило на рванье аборигена. Собранные в косу каштановые волосы были грязными и неухоженными. Со спины она выглядела даже крупнее меня, и если бы не коса, я бы может и не признал в ней женщину. Двигалась достаточно коряво и грубо, но все же прослеживалась слабая манерность. Я даже пожурил себя, что не заметил ее раньше, учитывая, что она шумела аки кабан.
     Я наложил стрелу и, скрипнув тетивой, сказал громко:
     - Стой!
     Она резко замерла и расставила руки.
     - Медленно обернись, - приказал я.
     Она развернулась и светанула кривой ухмылкой с рядом подгнивших зубов.
     - Кто такая? - спросил я грубо.
     Она молча разглядывала меня исподлобья, потом смело опустила руки и пошла вперед.
     - Стой, говорю! -рыкнул я.
     Ноль реакции.
     Я отпустил тетиву, и стрела со свистом впилась в землю прямо перед ее ногами. Она резко остановилась и удивленно зыркнула на меня.
     - Ты тупая, что ли? - спросил я, быстро наложив другую стрелу. - Я спросил, кто ты и зачем следуешь за нами!
     - Ты не спрашивал, зачем следую, - ухмыльнулась она, спрятав нелицеприятный вид на зубки.
     - Неважно, - сказал я нервно. - Сейчас спрашиваю. Отвечай. Не то, следующую выпущу в горло.
     - Не выпустишь, - уверенно сказала она. - Хотел бы убить - убил. Может, ты хочешь воспользоваться моим телом? М?
     Она пробежала грязными пальцами по такой же щеке и опустила руку к промежности. Меня чуть не стошнило от видка, но она была в чем-то права. Я не был готов ее убить.
     - Не интересует, - выдавил я с отвращением. - Отвечай на вопрос.
     - Нет.
     - Что нет?
     - Говорю, нет.
     Я молча выпустил еще одну стрелу в листву перед ней, но она только ухмыльнулась и медленно пошла на меня.
     - А вот я не стану церемониться, мальчик, - хохотнула она, достав клинок. - Выпотрошу, как погана. Таким слабакам все равно не место на Фариде.
     Резкий шорох справа заставил меня обернуться и интуитивно уйти вбок. Мимо свистнула стрела и, судя по глухому стуку, вошла в ближайший ствол.
     Перед глазами появилась еще одна женщина и, спешно наложив следующую стрелу, снова выпустила ее в меня. Я еле успел кувыркнуться и упасть за ближайшее дерево. Не успел перевести дух, как раздавшийся шорох заставил меня согнуться и кубарем уйти в сторону.
     - Шустрый, - прошипела женщина, выдирая из дерева меч. - Но ненадолго.

Глава 35

      Глава 35
     Под скрипучий хохот я вскочил и понесся вперед, мелькая между деревьями.
     Спрятавшись за очередным широким стволом, мельком глянул назад и тут же спрятал лицо, услышав следом глухой стук вонзившегося в ствол наконечника.
     - Куда же ты, стрелок! - крикнула та, с которой говорил.
     Лучница бежала молча и, судя по реакции на мою морду, была наготове.
     - Черт, - поругал я рогатого.
     Нужно было что-то делать и быстро.
     От нервов и страха пот покрыл все тело, а сердце ломало грудную клетку.
     В таком темпе мне не суждено отыскать сестру!
     Я медленно вдохнул и, мотнув головой, собрался. Вытянул из колчана стрелу и наложил на тетиву.
     Выглянул.
     Две фигуры уже не бежали, а медленно и уверенно шли. Лучница через пару секунд выпустила стрелу, и спрятавшись, я услышал знакомый стук.
     Медленно. Я быстрее.
     Приметив следующее укрытие, я пригнулся и резко рванул, по ходу прикрываясь деревьями. За спиной несколько раз стукнуло, но я не оглядывался и двигался к намеченному укрытию.
     Добежав до места, я спрятал себя любимого за деревом и, быстро выглянув, приметил женщин. Они все еще не спешили, словно я был рогачом, а не атланом с луком.
     Пропустил стрелу мимо дерева, метившуюся мне в лицо, я натянул тетиву, резко выглянул и... и снова спрятался.
     - Дебил, Том, ты же сдохнешь сейчас! Кто будет искать сестру и мстить твари! - зарычал я сам на себя.
     Вспомнив Керниса, я словил волну злости и раздражения. Долбанулся затылком о ствол и действительно зарычал.
     В висках пульсировало, и глаза заливало потом.
     - Нельзя умирать, - сказал я себе и на волне решимости высунулся из-за дерева полностью.
      Время будто замедлилось, и работая на опережение, я навелся на лучницу и отпустил стрелу. Рядом с ухом щёлкнуло, и через мгновение раздался вскрик.
     Не став смотреть результат, спрятался за укрытием и, создав шарик огня, я снова выступил за ствол дерева. Когда мой взгляд наткнулся на схватившуюся за древко стрелы смуглую девушку, структура, издав еле слышный хлопок, послушно метнулась к цели.
     Раздался еще один вскрик, но более дикий, с примесью ужаса.
     - Мразь, так ты маг! - взвизгнула мечница. - Да я тебя...
     Она не успела договорить, потому что я взял еще оду стрелу и наложил на тетиву.
     - Ты меня что? - склонил я голову.
     Картина была впечатляющей и ужасающей.
     Лучница, разрывая горло, корчилась на земле, а вся ее голова была покрыта огнем. Видимо, шарик попал прямо в лицо. Она осыпала себя листьями и землей, и это помогало, но не лишало боли. Пламя уже перескочило на одежду, но гасло, касаясь земли. Видимо, мое пламя не было таким мощным, как у Ройана, чтобы продолжать гореть, невзирая ни на что.
     - Я тебя...тебя... - брызгала пеной мечница, тяжело шагая ко мне и размахивая мечом.
     Вид на корчащуюся лучницу сжал сердце, но я снова поднял воспоминания об убежище и упущенной возможности убить тварь.
     Стрела вошла лохматой женщине в грудь, и та, сделав пару шагов назад от неожиданности, неверяще вытаращила глаза и захрипела.
     Я снова наложил стрелу и, подойдя ближе, избавил от мучений лучницу. Она, кстати, не была такой же огромной, как мечница. Более женственная.
     Сердце снова сжалось, но я подобрал сопли и, забрав ее колчан, поспешил вперед.
     - Хах, - внезапно раздалось позади. - П-постой! Прости м-меня. С-спаси... Я не хочу у-умира-ать...
     Мечница лежала на земле и протягивала вверх руки. Она даже не пыталась подняться.
     - Прошу. По-мог-и!
     Я разрывался между желанием убежать подальше от этого ужаса и человечностью.
     - Хорошо, - тяжело выдохнул я, склонив голову.
     Я медленно подошел к ней и вздрагивая при каждом звуке, подобрал ее меч. Встал на колени, рядом с корчащейся и молящей женщиной и, сжав зубы, вонзил клинок в сердце.
     Хрустнуло. Чавкнуло.
     Мечница сипло выдохнула и, задрожав, опала.
     Сознание плыло, а в груди было страшно и холодно. В голове, перекрикивая друг друга, звучали голоса обожженной лучницы со стрелой в плече и корчащейся на земле мечницы.
     Пытаясь выгнать из разума эти крики, я вспомнил несколько строк из стиха неизвестного автора и раз за разом вслух повторял их, двигаясь в сторону повозок:
     - Весна не настанет.
     Судьба не настигнет,
     Уста не устанут
     Того, кто погибнет...
     Прошло минут десять, но слова не особо помогали избавиться от изничтожающей мой разум совести, лишь заглушали гул десятков женских голосов, просящих о помощи, и беспомощные крики охваченной огнем.
     Мог ли я их спасти? Нет.
     Стоило ли дать ей шанс выжить? Да.
     Мог ли я просто убежать? Нет.
     - Чертов мир за неделю превратил меня в убийцу! К черту магию, к черту эту вселенную! - завыл я вслух.
     - ...ахер!
     Мои стенания оборвал донесшийся до слуха громкий голос. Я машинально припал к земле и затаился.
     Слышно было плохо, поэтому я пополз ближе к дороге, ведь именно оттуда прилетел звук.
     Очевидно, что впереди наш маленький караван ждал сюрприз, а эти двое просто вели нас. Неумело вели.
     Влажные гнилые листья были мерзкими и скользкими, а маленькие сухие обломки веток кололи и цеплялись за куртку. Вонь от земли щекотала ноздри и заставляла вертеть носом. Но это помогло отвлечься от тяжелых мыслей больше, чем всё, что все я перепробовал.
     Я полз на брюхе так быстро, как мог, опасаясь даже сесть на корточки. Если это люди из таверны, то их должно было быть около двенадцати, как сказал Карис, а значит, теперь осталось десять.
     Начало вечереть, и как будто дерьма, в которое я вступил, было недостаточно, мне на нос упало несколько холодных капель. Потом еще пара. И следом заморосил мелкий дождь. Голые деревья не задерживали стихию, и она тихо, но смело, застучала по моей куртке.
     К этому времени я дополз почти до голого зазора между пустой от зелени дорогой и стеной леса. Примерно в двадцати шагах замаячили фигуры, и голоса стали достаточно четкими, чтобы разобрать всю речь.
     - Нет, я не могу этого принять, - жалко выдавил Сокш.
     - Ну что ж, мне, в общем-то, все равно, - безучастно ответил Карис.
     - Но почему? - завыл как сероволк Сокш.
     - Байт, почему они еще живы? - вместо ответа спокойно спросил Карис.
     - Весело, - зычно захохотал Байт.
     После его смеха воскликнула какая-то птица и захлопало несколько крыльев.
     - Давай заканчивать это дерьмо, - не отставал Карис. - Они мне поперек горла уже сидят.
     - Карис, мы же с тобой с сопливого детства вместе, почему ты так... - не успел договорить Ворак. Его оборвал удар по лицу, звук которого я узнал бы в любой ситуации.
     - Заткнись, мразь. Как же вы меня достали! - завизжал Карис. - Сопливого детства? Это когда вы двое меня к Селике отвели?! Этой старой корове! Я потом год по ночам спать нормально не мог! А может, когда ты, гнида, мою Веронику увел?! Или когда вы уговорили меня не идти в Гильдию, и я как баран потратил с вами столько лет! Да я мечтал, когда подвернется шанс избавиться от вас...
     Его голос сорвался до хрипоты и раздраженно дрожал. Видимо, и правда долго копил.
     - Вероника? - переспросил Ворак. - Она ведь сама выбрала меня.
     - Да мне насрать, что она выбрала. Она была моя! - снова послышался удар, после гневного возгласа. - Знаешь, как тяжело было копить деньги на свиток, когда вы двое меня постоянно таскали в этот вонючий кабак? А теперь, я, сука, Желтый маг, стану Искателем. И когда вернусь в Гвин, буду иметь мою Веронику столько, сколько моей душе будет угодно, или пока она не признается мне в любви. Как думаешь, сколько она продержится?
     "Мою. Веронику." - громом отозвалось в голове.
     - Тварь! - беспомощно завыл Ворак. - Не смей! Не смей!
     - Ахаха, - от души рассмеялся Карис.
     - Но почему ты не сказал, что хочешь уйти, а столько терпел? - резонно закричал Сокш, но я уже слабо понимал суть их разговора.
     Мое, видимо, уже пошатнувшееся сознание, вместо криков тех женщин, загудело двумя словами.
     Моя. Вероника.
     "Ты думаешь, что я просто так сдамся? Думаешь, я позволю тебе отобрать МОЮ ЛИЗИ?!" - заглушил все остальные звуки голос Керниса.
     Меня замкнуло.
     Мир стих. Я словно оказался в вакууме и ни один звук больше не тревожил мой разум. Как внешний, так и внутренний.
     Я спокойно встаю, накладываю стрелу и прицеливаюсь. Дыхание ровное, ничто не мешает мне сделать то, что должно.
     Ветки деревьев, словно понимая мое желание, раздвинулись, позволяя четко видеть цель. Ветер стих, чтобы не отвести стрелу, а солнце, проникнув сквозь грозные тучи, осветило дорогу, как прожектор.
     Без сожалений я отпускаю стрелу, и она беззвучно уносится вперед.
     Карис хватается за торчащее из горла древко и поворачивается в мою сторону. Его глаза, наполненные ужасом, смотрят на меня, а мои на него. Его губы в молчаливом движении пытаются поймать воздух, а мои растекаются в довольной улыбке.
     На одну мразь меньше.
     Мой вакуум распался, и первое, что я услышал, треск ломающихся веток.
     - Кто здесь у нас! - раздался грубый голос, и по голове прилетело.
     Я не вырубился, но свалился на землю, и в глазах запрыгала картинка.
     Меня схватили за ноги и потащили вперед.
     "Хорошо, что не лицом вниз", - проскользнула бесполезная сейчас мысль.
     - Так, так, - прогремел Байт, когда меня вытащили на дорогу. - Вот и лесной крысеныш нарисовался. А где девочки?
     Меня подняли и поставили на колени, рядом с Вораком и Сокшем.
     Похоже в банде никого не волновал захлебывающийся кровью Карис. Он был еще жив и корчился на земле, издавая вместо слов булькающие звуки. Черный дублет залился красным, и лужа на земле становилась все больше. Даже напустившийся дождь не успевал смывать этот цвет. Я очень надеялся, что у них нет амулетов.
     Мокрое лицо Ворака было обращено к извивающемуся на земле бывшему соратнику и, судя по разговору, другу детства. На нем не было эмоций, лишь холодный и острый взгляд.
     По голове снова прилетело, но уже не так сильно, и Байт снова задал вопрос:
     - Я спросил, где девочки.
     Ничего не ответив, я бегло осмотрелся и заметил три трупа, разбросанных по дороге. Судя по одежде, это были головорезы. Но и живых торгашей я тоже нигде не наблюдал.
     Значит, их осталось семь.

Глава 36

      Глава 36
     - Он глухой, что ли? - удивился Байт и пробежался глазами по своим.
     - Нет, не глухой, просто не знаю ответ на твой вопрос, - сухо сказал я, выплевывая дождевую воду.
     Нужно было тянуть время.
     Но для чего?
     - А мне кажется, знаешь, - спокойно сказал Байт и зло оскалился. - У тебя куртка в крови.
     Я посмотрел на свою грудь и заметил засохшую и перемазанную в грязи кровь. Дождь еще не успел ее размочить и смыть.
     - Ну, это я на рогача охотился, да буйный попался, - в ответ оскалился я.
     Тут же сзади прилетело по затылку, и я упал лицом в грязь.
     Затем кто-то схватил за волосы и поднял назад.
     - Аааа, - зарычал я. - Больно же! Я совсем недавно постригся!
     Байт зычно захохотал над ухом, и мне на секунду показалось, что это был гром.
     - Смешной крысеныш, - и резко замолчав добавил холодно. - За девочек трех парней вы все просто так не умрете. Я позволю своим ребятам делать с вами все, что душа пожелает.
     - Да! - раздались голоса.
     - Вот так вот. Ну а теперь, когда ты услышал перспективу, я сделаю предложение, но только тебе, как юмористу, - вкрадчиво сказал Байт, махнув рукой остальным. - Ты умрешь быстро, если скажешь, где тела девочек.
     Дождь бил по лицу, и я не мог нормально смотреть вверх, чтобы увидеть выражение его глаз, но был уверен, что он лжет.
     - Ладно, скажу. Только убейте быстро, - выдохнул я нервно. - И еще. Пожалуйста. Дайте богине мольбу вознести!
     - Э-э? - воскликнул Байт, и толпа хором заржала. - Ну что ж, хорошо. Я всегда считал себя добряком. Да, парни? И Макиа, конечно же!
     За этим не последовало такого же довольного и радостного восклицания, но общий посыл был ясен.
     - Минута. И если ты не скажешь, я скормлю тебе твои же яйца, - наклонился Байт и, глядя мне в глаза, уперся своим лбом в мой.
     Я не отвел взгляд, и когда он отвалил, закрыв глаза, молча кивнул.
     Единственный шанс выбраться из этого дерьма - магия. Но как?
     Белокурый Искатель выпустил сразу пятнадцать структур, значит это возможно. Смогу ли я так красиво всех уложить - очень сомнительно, но обдать огнем и дать охранникам время действовать - еще бы. Осталось только понять, как выпустить сразу несколько структур. А именно семь. Хотя бы пять.
     Даже если я выпущу пару, они нехило остолбенеют.
     Выпуская структуру по кусту и по ...лучнице, я понял, что магия любит хорошую цель. А хорошая цель, это видимая цель. Вряд ли они успеют среагировать, если за несколько секунд я обведу их взглядом.
     Осталось дело за структурами.
     Из памяти вылез кадр битвы Ройана и шайки, которая ждала на дороге именно его. Тогда парень по имени Карос в мгновение ока создал два ледяных ножа, а потом, когда они атаковали все вместе, вся банда плевалась магией. Они не были гильдийцами, но пользовались чарами и были, по-видимому, все Желтыми.
     Если бы Ворак узнал, что я видел целую банду Желтых, он бы вряд ли поверил. Наличие целительского амулета у Пипа и обещание Хряка отдать алмидом тогда не вызвало у меня никаких мыслей, но сейчас, когда я узнал важность этих вещей, те двое вызывают много вопросов, как и вся ситуация с Ройаном.
     - У тебя полминуты, крысеныш, - напомнил мне Байт.
     Смогу ли я создать несколько структур в один миг, или выпускать по одной?
     Я сосредоточился и представил, как дымка отрывается от моего тела. В моем арсенале были только небольшие огненные шарики, поэтому фигура была самой, что ни есть, простой. Пытаясь контролировать движение маны, вытянул шесть нитей и, зафиксировав их перед собой...
     - Пятнадцать, - сказал над ухом Байт.
     ...зафиксировав их перед собой, начал наматывать клубки, как пряжу...
     - Десять.
     Первый клубок.
     - Восемь.
     Второй клубок.
     - Шесть.
     Третий клубок - нить порвалась.
     - Четыре. Поддержите парни! - гаркнул весело Байт.
     Четвертый клубок.
     - Два! - крикнуло несколько голосов хором.
     Пятый клубок - нить растаяла.
     - Один!
      Шестой клубок - нить оборвалась.
     - Ну что, крысеныш, готов жрать свои яйца, или все-так и решишь сдохнуть быстро? - спросил Байт.
     Я открыл глаза и сквозь дождь высмотрел перед собой троих, включая Байта. Они были прямо передо мной, а значит цели очень даже хорошие.
     - Хочу кофе, - негромко ответил я, крепко удерживая в голове образы клубков маны.
     - Эм, что? - удивился Байт.
     
     - Ворак, Сокш, ПОДЪЕМ! - гаркнул я и, сформировав прямо перед собой три огненных шарика, выпустил их по целям, целясь в лица.
     Тихо хлопнуло "пахп", будто кто-то шлепнул по подушке, и три алых точки одновременно, прорезая дорожку в стене дождя, шипя, рванули вперед. Два атлана, включая Байта, завопили и, схватившись за лица, упали на колени.
     Перекатившись назад, я высмотрел еще двоих и снова выпустил структуры. Попробовал сделать это еще раз, но наткнулся на пустоту.
     Охранники не сразу поняли, что происходит, но в последствии среагировали надлежащим образом: Ворак прыгнул в сторону и, подняв с земли клинок, крутанулся и вспорол горло подбежавшему мужику. Кровь брызнула, и в серости непогоды ее алый цвет кляксой мазнул по воздуху, будто ребенок, который добрался до черно белой фотографии с красной краской.
     Сокш не отставал и, подбегая к орущим головорезам, которые как сумасшедшие катались по грязи, отточенными движениями пробивал клинком грудь.
     Охранники, не задумываясь, делали, что нужно, с беспомощными бандитами, и бойня продлилась максимум полминуты.
     - Сокш, стой! - крикнул я, когда заметил занесенное лезвие над третьей девушкой из банды.
     Зачем? Не знаю, но одна девушка должна была сегодня выжить.
     - А? - выдохнул он, глянув на меня.
     - Что не так, лесной? - взволнованно спросил Ворак, подбежав ко мне.
     С меча в его руке капала кровь, а лицо было искривлено в жестокой гримасе. Кожаный дублет обильно заляпан кровью, как и лицо, но дождь быстро справлялся со своей работой, оставляя длинные красные потеки.
     Жуткий, в общем, вид.
     - Ничего, - сказал я громко и пояснил. - Девушку не нужно убивать.
     - Это почему? - удивленно спросил Сокш, прижимая к земле испуганную и замершую работницу ножа и топора.
     Ворак тоже поднял брови.
     Я серьезно посмотрел на Сокша:
     - Хочу так.
     - Ничего не понимаю, но будь по-твоему! Это твой бой, - громко сказал долговязый и отступил.
     - Су-ки, - промычал кто-то.
     Я узнал голос Байта и высмотрел его глазами. Он лежал на спине с обгоревшим лицом и красным пятном на груди. Видимо Сокш успел постараться.
     - Кобели, - поправил я.
     Ворак подошел к нему и, присев, молча перерезал горло. Так же молча встал и встряхнул меч.
     Затем, не теряя времени, мы обшарили карманы трупов и, сбросив их на обочину дороги, перевели дыхание.
     - А где торгаши? - спросил я, подойдя к все еще лежавшей девице.
     Она смотрела на меня с испугом и не попадающими друг на друга зубами.
     - Мы оставили их позади, - отозвался Ворак. - Сокш почуял неладное, когда Карис слишком долго задержался в разведке. Да и ты куда-то испарился. Марикаш сказал на охоту, но мы все же не первый день живем и заподозрили подставу.
     - А-а? - удивился я, все еще разглядывая женщину. Или девушку. Измазанное в грязи лицо не опознавалось, как следует.
     - Что "а", мы охранники как никак, и подозревать - наша работа. Кто ж знал, что это Карис окажется ублюдком? Мы сначала решили, что он что-то заметил, и твои подельники его прихлопнули или в плен взяли. Оставили торгашей на дороге и выехали вперед.
     -Чтоб его, - выругался Сокш, подойдя к нам. - Мы ж втроем первую чарку вместе пили. И баб вместе... Ну ты понял. Почему?
     - Хер его знает, - сплюнул Ворак и поплелся в сторону повозок.
      Я присел рядом с дамой азиатской наружности и спокойно сказал:
     - Слушай сюда. Ты мне ни к чему, и дел с тобой я иметь не хочу. Чего я хочу, так это чтобы ты убралась отсюда. Считай, что сегодня твой счастливый день, а я Санта. Понимаешь?
     Она нервно закивала.
     Огнем я ее не ошпарил и видимых увечий не обнаружил, так что выживет, если доберется до ближайшего поселения. Отвечать за нее дальше я не собирался.
      Я поднялся и уже собрался уходить, но на языке крутилась фраза, которую так и тянуло оставить после себя:
     - Сегодня ты получила вторую жизнь. Воспользуйся шансом.
     Женщина ничего не сказала, да и я не был особо заинтересован в благодарности. Конечно, она сама вышла на этот опасный путь, и умереть от рук тех, кого планировала ограбить и убить, весьма закономерный результат, но сегодня я успел убить достаточно тех, кого в моем мире учился защищать. И вообще убил...
     Добравшись до повозок, Ворак сразу скомандовал вперед и заставил торгашей выжать из ватусси всю мощь. Дождь не сбавлял обороты, и будучи промокшими до нитки, мы гнали без остановки к ближайшему укрытию. Было ясно, что на прямом пути не было никакой банды, а нас сюда тупо завели в ловушку, но деваться уже некуда. Если бы еще не было дождя - другой разговор. Но делать еще больший круг было бы вдвойне дольше, чем пронестись по этому лесу, не сбавляя скорость.
     Остановились уже ночью. Сбоку дороги, немного углубившись в стену леса, была вырублена небольшая подсека, на который был сбит длинный навес. Как раз чтобы расположить пару повозок и зверье. Мы расселись как раз между ними, прикрывая себя от ветра хотя бы с двух сторон. Сокш собрал мокрых веток, и под пытливые взгляды я поджег мокрое дерево сгустком огня.
     Чарам было неважно, сухая древесина или состоит почти из воды. По сути, насколько я понял, с помощью магии огня вместо костра можно использовать, что угодно. Но дерево предпочтительнее, так как оно еще и само горит.
     Ройан сказал, что его огонь может гореть, пока он не решит его потушить. Стоило попробовать.
     Я выпустил в разгоревшееся пламя ману, и костер весело вспыхнул.
     Никаких новых ощущений. Может, это из-за того, что я не маг огня?
     Мгновенно создав нить маны, я представил, как она перенеслась к костру и погрузилась в него. Огонь снова вспыхнул, но меньше. Удерживая нужную картинку, я возжелал, чтобы нить никуда не девалась, и расслабился.
     На первый взгляд не было никаких новых ощущений, но сконцентрировавшись, я просканировал свое ментальное состояние и заметил изменения.
     Вообразив светящегося себя, сознание подметило убегающую, как в песочных часах, ману. Тут же подключились другие образы, и тонкая голубая нить проявилась, будучи подсоединенной к моей проекции. Сравнение с кабелем питания было самым близким, о чем я подумал.
     
     
     
     
     

Глава 37

      Глава 37
     Я оборвал нить и почувствовал, что мана перестала покидать меня. Странное и одновременно знакомое чувство. Как будто задерживаешь дыхание, но от этого не было дискомфорта, просто на уровне инстинктов осознавался сам факт происходящего.
     После сегодняшних боев и моего спешного прорыва в формировании структур, уровень понимания Сосуда и маны снова поднялся. Я манипулировал нитями и их движением почти так же быстро, как своими конечностями. И мне все больше стало казаться, что сама мана - поток мыслей. Не посторонняя голубая или фиолетовая дымка, а часть меня, часть моего сознания. Понятие маны и дымки помогало управлять этим неконтролируемым потоком, придавая ему форму, чтобы сознание могло уследить за ним. Контролировать его.
     Но так ли это?
     Когда я впервые увидел Сораса, он сканировал мое физическое состояние, и от его рук исходило тепло и голубоватое свечение. Мысль не может иметь цвет или температурное состояние, насколько мне известно. Но это могло быть не проявление маны, а эффект умения, которое имеет физическую проекцию.
     Или мана все-таки состоит из частиц, но настолько крошечных, что Бозон Хиггса или гипотетическая длина Планка могут тоже состоять из нее. И если это так, то это могло бы объяснить магию в этой вселенной на логическом уровне, а не только в понятии магии. А мыслью может оказать сама Кель, фильтруя которую Сосуд продуцирует ману.
     Что бы сказали ученые Земли, если бы узнали, что недоказанная длина Планка может оказаться не самой маленькой частицей. Пусть даже в другой вселенной.
     Когда-то Лизи мне все уши прожужжала про эти неописуемые величины и научные открытия.
     "Сестра, где же ты? Хотел бы я изложить тебе все свои бредовые теории, которые бьются друг о друга, отталкиваясь от угловатости моей логики и отсутствия знаний в области фундаментальных наук".
     Ладно. Даже если Кель это идея-мысль, а мана ее невидимое дитя, то атомы и молекулы вполне физические частицы, и они являются основой всех веществ во вселенной. Конечно, есть темная материя, вернее гипотеза о том, что из нее состоит более девяноста процентов массы всей вселенной. А еще темная энергия. Да и сам атом, считай, пуст.
     Но все же.
     Я уже предполагал возможность того, что эта вселенная состоит не из известных земным ученым веществ, но все же это сомнительно. Вокруг был абсолютно привычный мир, и живые существа ничем не отличались от земных, ну за исключением разнообразия видов и форм. Значит, здесь все тоже самое, и единственное отличие - это Кель и мана. Хотя, по сути, это одно и тоже, только вторая производное первого, если верить знаниям разумных этого мира.
     Да все, черт возьми, во что упирается мое представление о магии, основано на нескольких словах целителя о древности этих знаний!
     Боги, если бы мои мысли слышал кто-нибудь с Земли, меня запихнули бы в психушку. Ну, или я завел бы блог и лечил людей маной за ежемесячные взносы.
     Я невольно улыбнулся и, подобрав мокрую ветку, ткнул ею в костер.
     Но у меня нет другого выбора. Мне просто необходимо создать стройную теорию, от которой я буду плясать, ведь воображаемая форма Сосуда и наполняющая его дымка вполне оправдали
     себя, а значит все, что связано с образами в сознании, может быть реализовано. Сомнительно, что Шиадан спустились бы на Фариду и по моему крепчайшему желанию поведали секрет создания умений.
     - Ну нахер, - буркнул я.
     - А? Ты пришел в себя, лесной? - зевнул Сокш и хмыкнул. - Или лучше сказать, маг огня.
     - Да я и не уходил никуда, так, мозгами подраскинул, - подцепил я заразу зевка.
     Послышалось еще несколько пострадавших от этого вирусного вздоха, и последовали смешки.
     Все эти многострадальные умозаключения я проделывал под рассказы торгашам о случившемся. Ворак, судя по всему, и словом не обмолвился, пока мы не добрались сюда, и естественно на него посыпалась куча вопросов. Особенно, когда я распалил костер.
     - Что ж вы, молодой человек, не сказали, что владеете умениями? - проскрипел Марикаш, заискивающе глядя на меня.
     - Да не было нужды как-то, - уклончиво ответил я. - Я просто лесной и не знал, что о таком нужно сразу говорить.
     Объясняться, честно говоря, не было никакого желания, но было бы невежливо проигнорировать закономерные вопросы.
     - Ну, теперь-то ясно, почему вы возжелали стать Искателем! - эмоционально заключил Родерик.
     Я кивнул:
     - Честно говоря, это никак не связано, но в чем-то вы правы.
     - И многими структурами вы владеете?
     - Нет, только одной, самой махонькой, - я за мгновение скрутил перед собой комочек маны и, подумав о структуре огня, поджег его. Сгусток огня, издав еле слышное "пф", исказив воздух, проявился и привлек к себе внимание.
     Конечно, я мог не проделывать все эти манипуляции и просто создать умение, подумав о нем, но мне хотелось пользоваться маной как можно чаще.
     - Но как же, - удивился обычно молчаливый Панкар. - Господин Ворак сказал, что вы атаковали сразу несколько иродов, а это можно сделать, только изучив свиток разделения!
     Пять пар глаз уставились на меня, и я понял, что прокололся. Но к счастью подловивший меня - сам же и спас.
     - Эм, структурой то одной, - начал я жевать слова, - но пассивное умение само по себе не структура. Так ведь? Батя говорил так.
     - Впервые слышу такое определение. В Гильдии такие умения называют вспомогательными, - заявил Марикаш и, заметив молчаливый вопрос на лицах собравшихся, добавил. - Так мне рассказывал племянник. Ему повезло родиться с третьей ступенью!
     Все, кроме меня, ахнули.
     - Третьей! - всплеснул руками Родерик.
     Остальные тоже занервничали от таких новостей.
     - От чего же, господин Марикаш, вы здесь с нами, а не в светлейшей Атлане под боком такого великого человека? - волнительно спросил Панкар. Самый молодой из торгашей.
     - Кхм. Как бы это... кхм, - закашлялся Марикаш. - Видите ли, он, ну знаете. Все же знаю, как бывает со счастливчиками! Он, как бы это, слишком, это... отдалился со временем и...перестал видеться с нами.
     - Нос задрал, - уточнил Ворак.
     - Зазнался, - добавил Сокш, переломив небольшую ветку.
     - Возгордился ваш племянник, значит, господин Марикаш, - добил плешивый Родерик.
     Старик опустил голову и закивал.
     - Все так, господа, все так. А ведь я его как родного любил! Ни одного дня рождения он не остался без подарка от меня! Брат мой не то чтобы состоятельный человек - простой охотник.
     - Что ж, надеюсь вам повезло не меньше, господин Каин, - хитро ухмыльнулся Сокш.
     - И я надеюсь, - выдохнул я, - очень надеюсь.
     На этой ноте все снова стихли.
     Ливень, будто заметив наше молчание, напустился еще сильнее, отбивая каплями по бревенчатой крыше навеса. И хотя бревна лежали вплотную друг к другу, вода то и дело просачивалась и падала на макушку или за воротник.
     Я поежился и выпустил немного маны в костер. Он слабо пыхнул и немного оживился.
     Когда мы с Ройаном покинули хижину целителя, я даже не представлял, что будет дальше, и вопрос одежды не стоял ребром. Но за эту неделю погода резко ухудшилась, и вопрос простуды и переохлаждения был очень актуальным.
     Из всей одежды, что выдал мне Сорас, тепло держали только ботинки, да и те уже порядком износились. Нужно было срочно раздобыть нормальную одежку и перестать дрожать от холода.
     Глянув на торгашей, я в который раз поразился своей тупости.
     - Господин Марикаш, простите, что отвлекаю, - заговорил я. - Вы ведь везете какие-то товары, верно? Нет ли среди них теплой одежды для меня. Я, конечно же, заплачу вам.
     Торговец по-торгашески прищурился:
     - О, господин Каин, этого добра у нас хватает! Мы ведь плетемся в Каира именно за этим, - медленно потирал ладони торговец. - Знаете, ведь это город наводнен трофеями, Искателями, оружием и прочими безделушками, но с простой одеждой там не очень!
     Я усмехнулся, наблюдая за огоньком прибыли в глазах Марикаша.
     - Тогда давайте подберем мне что-нибудь теплое, пожалуйста.
     - Конечно, конечно! - зачастил он.
     Он резко подорвался и хотел было рвануть к повозке, но его одернул Ворак:
     - Марикаш, надеюсь, в порыве жадности ты не забудешь, что благодаря Каину цел ваш товар и жизни. К тому же, господин маг будет еще какое-то время путешествовать с нами, и будет нехорошо, если он сляжет с соплями!
     Охранник определенно наслаждался неохотным признанием своей правоты торговцем. Старик опустил плечи и поджал губы. Складывалось ощущение, что я собрался выгрузить на себя сундук вещей, бесплатно.
     - Этого не случилось бы, если бы нас не предал ваш друг, господа охранники, - праведно возмутился плешивый Родерик.
     - Да кто ж знал... - рыкнул Сокш, сжав кулаки.
     - Как раз вы, господа охранники, и должны были знать, - упрекнул Родерик. - Тем не менее....
     - Тем не менее, мы живы и не покалечены, - примирительно закончил я за него. - И если бы вы наняли других людей, не факт, что на вашем пути никто не встретился бы. Это случайность, господа наниматели, а от случайностей никто не застрахован.
     - Для лесного вы слишком мудры, господин будущий Искатель, - едко заметил Родерик.
     - Ладно, ладно, - дал о себе знать Марикаш. - Давайте не будем нагонять суету, мы и так все устали. К тому же, Каин прав - мы живы и при товаре!
     Этой ночью я избавился от потрепанной одежды и обзавелся шерстяной накидкой-плащом, из этого же материала штанами, черной курткой из замши, рубахой и прочными сапогами. Кроме рубахи, вся одежда была черной. Торгаш предлагал мне более светлые тона, но наблюдая окружающую меня грязь, я решительно отказался от предложения и расстался с двумя серебряными. Марикаш добросовестно уверял меня, что сделал великую скидку на такую шикарную и качественную одежку, а мне, в общем-то, было все-равно. Я просто хотел быть в сухости и тепле.
     ****
     В мрачной тёмной комнате, которую освещали только горящие свечи, стояло пять человек. Один из них был одет в черный костюм и упирался рукой на трость. Но все в комнате знали, что эта трость была лишь предметом стиля, а не физической нуждой.
     Одежда четверых была изорвана и истрепана. Лица выражали крайнюю усталость, но глаза были живыми и испуганными.
     - Что все это значит? - властно спросил мужчина с тростью и в черных перчатках.
     - Г-господин, - краснолицый мужчина снял широкую шляпу, - мы сделали все, что смогли...
     - Всё, что смогли, это не вернуться в живых, а ты и трое твоих идиотов стоите и дышите, как псы, - рявкнул мужчина с тростью.
     - М-мы п-преследовали его весь день, но вы же знаете, как эти фойре двигаются в лесу, - оправдывался краснолицый мужчина, и трое стоявших с ним кивали в такт его словам. - К тому же, он принял звериную форму и...
     - Отымел вас, как детей? - скривился мужчина.
     Трое переглянулись с унылыми лицами.
     - Да, господин Фенкс, - ответил краснолицый.
     - Что же получается? Я выдал вам, кретинам, деньги чтобы нанять людей, закупить чертовы алмиды и поймать Ройана Гарба, а вы возвращаетесь спустя две недели с пустыми руками? Еще и просрали моих соглядатаев! Да вы хоть представляете, во сколько мне обошелся один слепок его маны?
     - П-простите, господин Фенкс, мы его найдем, обещаю...
     - Не нужны мне ваши обещания, кретины, мне нужен был Ройан Гарб, Са-арг вас забери! - гаркнул мужчина и хлопнул по полу тростью. - И мало того, что ты дикого упустил, ты впустую спустил вложенное в тебя золото! Где делись два идиота, которые должны были следить за вашей работой?
     Мужик затрясся и торопливо ответил:
     - Пропали они! Мы когда рванули за диким, они были позади нас....
     - И снова чертовы оправдания! - прошипел мужчина с тростью.
     - Господин Фенкс, мы понимаем, что налажали, но у нас есть для вас подарок, - краснолицый нервно кивнул одному из своих людей, и тот вышел за двери комнаты.
     - Воркс, ты ведь понимаешь, что никакие подарки не спасут ваши шкуры? - поднял бровь мужчина с тростью и прошелся пальцем по аккуратной бородке.
     - Сейчас, господин Фенкс, возможно вы измените свое мнение, - кивнул краснолицый как раз в тот момент, когда дверь открылась.
     В комнату вернулся человек краснолицего, таща за собой связанную девушку с мешком на голове.
     - Вот, господин Фенкс, мы поймали ее по возвращении в город. Она собирала ягоды возле деревни Сивора. Красива и чиста. Невинна и молчалива, - краснолицый снял с головы девушки мешок и провел рукой по бледной щеке. Девушка вздрогнула и зажмурилась. - Всё, как вы любите. Такие красавицы редкость в наших краях.
     - Да, личико милое, - пригляделся мужчина, - но зачем мне это мясо после вас?
     - Нет, нет, мы ее не трогали, - замахал Воркс руками. - Более того, мы проверили ее на ступень! Третья!
     Мужчина с тростью округлил глаза.
     - Третья?
     - Да, господин Фенкс, третья. И она еще не знала мужчину! - закивал краснолицый.
     - Это-то ты как узнал? Руки свои грязные совал? - скривился мужчина с тростью и снова стукнул ею по полу. Свечи дрогнули от этого движения, и остальные разумные вздрогнули вместе с ними.
     - Нет, что вы, господин Фенкс! Ее проверили амулетом диагностики! - краснолицый достал коричневый мешочек. - Чиста, как фея!
     Мужчина с тростью присел перед стоящей на коленях девушкой и долго всматривался в лицо.
     - Ладно, беру, - сказал он резко. - Воркс, возьми девку и со мной на пару слов. Остальные ждать здесь.
     Все в комнате выдохнули.
     Краснолицый Воркс поднял девушку под локоть и потащился следом за господином с тростью.
     - Эта девка в обмен только на твою жизнь, - негромко сказал мужчина с тростью, когда они отошли от двери по коридору.
     Краснолицый побледнел, но согласно закивал.
     - Зачистить, тела убрать.
     - Да, господин Фенкс, - выдохнул Воркс, следуя за ним.

Глава 38 - "Прекрасный город Каира..."

      Глава 38
     На следующий день мы выехали с самого утра.
     Дорога была молчаливой и унылой. Дождь за ночь прошел, но серость погоды и всепоглощающая грязь слишком хорошо портили настроение.
     Ближе к обеду, когда распогодилось, Сокш подобрался ближе ко мне и, топая на своем Мямле рядом с повозкой, принялся жаловаться на судьбу.
     - Вот как, объясни мне, Каин! Как он мог так поступить с нами? Ты слышал, что он говорил кривоносому? - плескал руками охранник.
     Ворак в это время двигался далеко впереди, осматривая дорогу. Вчерашняя стычка словно пробудила в нем сверхмерную ответственность. А может он хотел остаться наедине с собой.
     - Слышал, Сокш, слышал, - согласно кивнул я.
     - А ведь мы вместе с самых соплей грязь босыми ногами месили! - наверное в десятый раз повторил долговязый.
     Предательство Кариса, очевидно, сильно повлияла на него. Но в отличие от более серьезного и молчаливого Ворака, он не держал в себе эмоции и пользовался моими ушами на полную.
     - Я прекрасно понимаю тебя, Сокш, - кивнул я досадливо.
     - Как, ты ж в лесу с батей рос? - удивился он.
     - Ну, батя не единственный разумный, с которым я сталкивался за свою жизнь, - ответил я уклончиво. - Сам понимаешь, всякое случается.
     - Ну да, ну да, - пробурчал он.
     ...
     Остальной путь был сравнительно спокойным.
     На следующий день мы заночевали уже во Дворе под странным названием Райская Медовица (а может, я неправильно сопоставил перевод) и, хорошенько отоспавшись, набрались сил. Выбравшись из зоны, по которой прошелся ливень, движение ускорилось, и ноздри снова наполнились чарующими ароматами окружающей травы и сухой земли.
     Затем ночь под укрытием в подсеке и снова Двор. И так день за днем.
     Торгаши хотели как можно быстрее добраться до места назначения и, почти не останавливаясь днем, гнали ватусси как могли. Я то и дело наблюдал маленькие поселения подобные Пантоа, и так как не все из них были ограждены частоколом, разглядывал дома и дивился их однообразию.
     Несколько раз пришлось столкнуться с сероволками и наблюдать здорового жерека. Первая встреча со стаей обошлась крикам, парой стрел и пятью звериными трупами. Во второй раз, в придачу к ним из-за здорового пригорка выбрался жерек. Земной медведь выглядел бы рядом с ним как дитя. Не столько из-за величины, сколько из-за внешнего вида: шерсть черная как смоль, на горбу острые иглы, когти на лапах сантиметров по десять. Нам повезло, что он столкнулся со стаей и даже не посмотрел в нашу сторону. То ли мы не казались ему отличной пищей, то ли сероволки более ненавистный враг.
     С трепетом слушая рассказы о Каира, втором самом ближайшем к каменной границе городе, я все равно не смог нормально подготовиться к увиденному.
     Чем ближе мы продвигались, тем чаще стали появляться другие разумные, особенно росло количество разных народностей, принятых на Земле считаться отдельной расой. Чернокожие атланы были неотличимы от аналогичных представителей моего мира, как, в общем, и азиаты. И ведь в этом мире научники Земли оказались бы абсолютно правы, в конечном итоге отказавшись от выделения рас. Если бы люди увидели, как действительно разнятся настоящие расы этой вселенной, куча предрассудков тотчас улетело бы в форточку истории.
     Ландшафт начал приобретать причудливые формы, поднимаясь и падая вниз, словно проектировщик земли не знал значения слова "ровно".
     Кареты, телеги и прочие ездовые приспособления встречались через каждые пару часов. Во время одной из таких встреч, я во все глаза разглядывал возницу шикарной кареты, который по всем параметрам походил на дворфа: низкий, широкий, с длинной густой бородой и в коричневом котелке, смахивающем на моду мужских шляп Земли девятнадцатого века.
     Ворак поведал, что земли атланов самые гостеприимные для всех существующих рас. Сюда бежали или перебирались все кому не лень: изгнанники фойре (чтобы это ни значило), безродные дворфы, предприимчивые эльфы. Ну и все, кому просто хотелось.
     Задав вопрос насчет войны с фойре, я услышал только фырканье и тонну сомнений в таком развитии событий. Ворак рассказал, что мохнатые и так в постоянном конфликте с грендар (или дворфами) на смежной границе и сочень сомнительно, что они захотели бы прижать себя еще и со стороны атланов. Глупо, в общем. Даже для такой агрессивной воинственной расы.
     По рассказам Ворака фойре - самые дикие из всех рас, и с ними сложнее всех договариваться и вести дела.
     Дикая местность сменилась засеянными и окультуренными полями, окружающими фермерские усадьбы, а дорога наполнилась еще большим движением.
     Я перепрыгнул на место второго извозчика первой повозки и вместе с плешивым Родериком встречал новые для меня места.
     Серые каменные стены внутреннего города показались спустя десять минут движения по пригороду. Деревянные домишки окраины, раскинувшиеся по бокам главной дороги, смотрелись сюрреалистично на форе высоких заградительных стен Каира. Атланы сновали туда-сюда, таща за собой строительные материалы, мешки, ручные телеги и прочие житейские предметы. То и дело подбегали одетые в хламье бомжи и выпрашивали монеты. Изредка поступали предложения купить фрукты, шкуры или тело.
     Очередь к главным вратам в город была приличной. Двигались медленно и скучающе. Вокруг стоял шум и суматоха, а спешащий в город люд пытался пропихнуться вперед очереди и занять более выгодную позицию. Ворак и Сокш постоянно рычали, засвечивая из ножен клинки.
     Вместе с этим, некоторые товарищи проходили вполне спокойно и, не обращая внимания на длинную колонну, проскальзывали в город. По вездесущим цыканьям и возмущенным взглядам я понял, что это были Искатели, которым, по-видимому, вход в город был вне очереди.
     Молодые парни и девушки в разноцветных доспехах проходили мимо нас спокойно и уверенно. Кто-то был облачен в цельные латы, кто-то в пластинчатые доспехи, а кто-то в кожу. Один парень выглядел весьма потрепанным, и когда прошел рядом со мной, от него пахнуло кровью и потом, но и он протиснулся вне очереди.
     Когда подошел наш черед, торгаши долго вымаливали стражей сбросить таможенную плату за товар, но те, нахмурив брови и перекрестив тяжелые копья, стояли на своем. В результате с них содрали один золотой, который дрожащей рукой отсыпал Марикаш в виде десяти серебра.
     - Причина визита? - устало спросил привратник в вендельском шлеме и тяжелой пластинчатой броне.
     Первым порывом было сказать правду, но привычка таиться сохранилась во мне даже в лишенном памяти состоянии, так что я честно солгал.
     - К дяде в гости, - улыбнулся я и протянул серебро. Очень сомнительно, что в этом мире не принимают такие пожертвования.
     Двое стражей быстро переглянулись и, выхватив монету, пропустили в город. Не останавливаясь, я проскочил под массивной решеткой и оказался в мире камня.
     Меня сразу же встретила маленькая площадь, от которой расходились десяток улиц, усыпанных двухэтажными домами из желтого камня и с двускатными крышами из красной черепицы. Дымоход почти каждого здания выдыхал поток белого дыма, а из окон то и дело выглядывали разноцветные лица атланов. Они высматривали новоприбывших и перешептывались, указывая на кого-нибудь.
     Архитектура была настолько неоднородной, что складывалось ощущение работы мастеров из разных эпох земных цивилизаций, будь то античный или шинглийский стиль.
     В целом, картина не была впечатляющей своим величием или грандиозностью, но я был очень воодушевлен. Это был мой первый город этого мира.
     - Ну, что рот раскрыл, лесной, - хлопнул Ворак меня по плечу.
     Я захлопнул варежку, которая и правда раскрыта, и повернулся к нему:
     - Посоветуешь, где остановиться? - спросил я охранника.
     - Смотря сколько серебра ты готов отдать, - криво усмехнулся кривоносый.
     Я вспомнил, что не отдал ему вторую часть уговоренной суммы и протянул монету.
     Он убрал мою руку и завертел головой:
     - Ну ты че, совсем что ли! Я ж не настолько жадный, чтобы после того, как ты нас из задницы вытащил, еще и деньги брать с тебя.
     - Ну, как знаешь, - улыбнулся я.
     Он кивнул и указал рукой на улочку, уходившую почти вдоль городской стены:
     - Если мне не изменяет память, там есть одна неплохая таверна под названием Желтый Цапх. Хозяин - бывший гильдиец и сдает комнаты только бывшим соратникам. По приятным ценам.
     - Ага, благодарю. А Гильдия в какую сторону, подскажешь? - спросил я с надеждой.
     Он указал прямо и вверх:
     - Подними глаза. Видишь два высоких здания?
     Я кивнул.
     Одно здание выглядело сложенным из красного кирпича и такого же цвета крышей, а второе больше походило на средневековый замок с кучей шпилей, остроконечных конусных крыш, завершающих круглые башни.
     - То, что красное - Гильдия. Второе - резиденция местного Графа - Гаришака Маира. Говорят, та еще жадная скотина, но, - Ворак зыркнул по сторонам, - об этом лучше вслух не болтать.
     - Ладно, спасибо вам за все! - протянул я руку. - А где, кстати, Сокш подевался?
     - Этот долговязый дурень, как только проскочил через врата и вырвал из рук у торгашей вторую часть денег, побежал в Кабанью Будку, - он указал на улочку, идущую на десять часов от врат. - Сказал, что нужно срочно напиться да разносчиц пожамкать.
     Стало даже обидно, что со мной прощаться не стал.
     - Когда отбываете назад?
     - Завтра, с другим заказом. Больше нас здесь ничего не держит.
     - Что ж, бывай тогда, и успехов! - сказал я, улыбаясь.
     - И ты не скучай, - сказал кривоносый, усмехнувшись. - Удачи с Гильдией. Главное, не забудь о простых смертных, когда возвысишься.
     - Не забуду, - махнул я рукой и развернулся в сторону красного здания.
     Пройдя шагов десять, меня что-то перемкнуло и, резко пошагав назад, я догнал охранника и, хлопнув его по плечу, тихо сказал:
     - Скажу это только один раз. Научись контролировать свою ману и ты поймешь, как перейти на вторую ступень без свитка обнуления. Я опустошил свой Сосуд больше, чем наполовину. По идее, это же касается и структур, но я еще не разобрался во всем. Удачи.
     Я оставил Ворака с округлившимися глазами и зашагал прочь.
     Проскочив по центральной улице, я вышел на широкую площадь, по краям забитую открытыми торговыми лавками с зазывающими продавцами. В нос ударил запах фруктов, кислой браги и жареного мяса. Кто-то призывал купить рог ске'халии, наполненные особой маной, а кто-то кинжал из кости ваар'ексшу.
     Разодетые в пестрые тряпки люди сновали туда-сюда, а посреди всего этого разноцветного моря возвышался высокий двухъярусный фонтан с огромной статуей какой-то женщины на вершине. Я окунулся в эту толпу и, нацелившись на красное здание, как бык на тряпку, протискивался вперед.
     - Пошел отсюда, мохнатый урод! - гаркнул какой-то узкоглазый мужик.
     Я уже выбрался на другую сторону прямой улицы и машинально развернулся на гневный возглас.
     - Но господин, я ведь просто хочу купить мясо, - тихо сказал фойре в потрепанной одежде.
     - Да мне плевать, что ты хотел. Твои сородичи убили моего брата в деревушке Каристаль и еще десяток здоровых мужчин! - тыкнул в него рукой худощавый торговец.
     - Но ведь это был не лично я, - отступил назад фойре. Видимо, понял, что теряет зря время.
     - Ты не ты, все вы на одну шерсть! - выплюнул торговец. - Пшел отсюда.
     Фойре подошел к другому, но услышал почти то же самое. И так далее.
     Не забивая себе голову, я развернулся и направился к цели.
     Перед зданием была длинная жердь, похожая на стоянку велосипедов, к которой были привязаны десятки зверей: кааторы, похожие на грифонов пернатые, зеленокожие ящеры, словно выбравшиеся из юрского периода, и, в кои-то веки, я увидел коней, количество которых превышало более экзотические виды. Единственным отличием от Земных видов лошадиных были короткие прямые рожки, хвост, заканчивающийся круглым уплотнением, и крылья.
     - Ну, вот и нормальные животные нарисовались, - буркнул я, с удовольствием слушая редкое фырканье.
     Добравшись до огромной двустворчатой двери, я остановился и выровнял дыхание. Это был мой час пик, и все должно было решиться именно здесь. Тряхнув головой и почесав бороду, я приоткрыл створку и протиснулся в проем.
     Меня встретил большой шумный холл с каменным полом в виде шахматной доски из черного и белого камня, похожего на гранит, и десятком широких столов, забитых людьми в разного вида доспехах.
     На меня никто не обратил внимания, и я спокойно осматривался.
     Атланы, фойре, дворфы и эльфы активно обсуждали свои дела, разбившись на маленькие группы. Кто-то всматривался в развешенные на большой доске рядом с административной стойкой листки с каракулями, похожими на те, что начертала Леа. Кто-то общался с девушкой администратором, а некоторые просто молча сидели за столом, словно ожидали чего-то. Искатели, а это были они, вели себя абсолютно непринужденно и по-деловому.
     Когда возле стойки стало почти пусто, я набрался смелости и подошел.
     - Добрый день, господин, - поприветствовал молодой белокурый парень с ухоженным чистым лицом и в синем костюме тройке без пиджака. - Чем могу помочь?
     - Эм, э... ну, - замямлил я, но тут же собрался и затараторил, - я хотел бы сотрудничать с вашей организацией!
     Парень неуверенно улыбнулся:
     - То есть, вы хотели бы стать Искателем.
     - Да, - кивнул я не менее серьезно.
     - Что ж, давайте тогда перейдем к делу? - он указал мне в другую часть административной стойки, и я последовал к месту.
     Он достал квадратную доску, похожую на ту, что была у Леа, и положил ее на стойку. Только у этой "экран" был не белым, а черным, и посреди вдавлена пятипалая ладонь.
     - Первым делом нам следует определить ваш цвет. Прикоснитесь пожалуйста ладонью к рено'сэ и удерживайте несколько секунд.
     Я протянул потную руку и, нервно натягивая улыбку, плюхнул ладонь в выемку.
     Секунды длились как часы, и я успел заметить, что определитель цвета не похож на тот, что описывала Леа с отцом.
     - Ну что ж, мы закончили, - сухо сказал парень и, спешно убрав за прилавок доску, поправил жилет. - К сожалению, вы нам не подходите.

Глава 39

      Глава 39
     - Н-не подхожу? - тупо переспросил я. Глупая привычка, ведь все было предельно ясно.
     - Да, простите, но ваш Сосуд первой ступени, а наша Гильдия не принимает Белых магов в свои ряды.
     Сказать, что я был потрясен - ничего не сказать. Что-то доказывать или предъявлять рабочую структуру огня, конечно же, было самым глупым в этой ситуации. Еще не хватало, чтобы на меня спустили псов, в прямом и переносном смысле.
     Я устало потер глаза, пытаясь выудить из этого разговора что-нибудь полезное:
     - Скажите, а как вы работаете? В смысле, как проходят смены вашей должности?
     Он быстро заморгал и поправил светлую шевелюру, видимо, не понимая, что я от него хочу. Может быть, я неправильно перевел некоторые слова, а может быть проблема в моем говоре. Полтора месяца учебы не так уж и много, даже с таким простейшим языком.
     - Эм, два через два, - наконец родил парень и, оглядевшись по сторонам, странно улыбнулся. - А что вы хотели? Сегодня моя первая смена.
     - Работу ведь надо искать теперь, - выдохнул я, и под скисшее выражение лица парня, развернулся на выход.
     Глубоко вдохнув осенний вечерний воздух, я завернулся в плащ-накидку и, накинув капюшон, пошел искать место для ночлега. Холодно в принципе не было, но хотелось спрятаться от всего мира и побыстрее начать работать над Сосудом. Парень администратор сказал, что только заступил свою смену, а значит, у меня было полтора суток, чтобы поднять вторую ступень и снова прийти в это здание. К другому человеку.
     Конечно, если не выйдет завтра, я все равно доведу дело до конца, пусть и через неделю. Но затягивать не хотелось от слова совсем.
     Лизи где-то в этой вселенной, и мне нужно было ее искать. Тратить время на повышение силы и изучение мира это одно, а сидеть на первой ступени, не поступив даже в Гильдию, совсем другое.
     Проходя по одной из улочек, я наконец наткнулся на гротескное каменное здание, с изображением вилки и ножа на колыхаемой ветром вывеске. Посеревшие от времени выпуклые кирпичи невыгодно выделялись на общем фоне, но я решил не судить по внешнему виду, тем более, что мой бюджет ограничен, а стоимость комнат в таком городе может быть поболее, чем в постоялом дворе среди леса.
     Отворив скрипучую дверь, я переступил высокий порог и очутился в довольно приличном помещении, каменные стены которого были завешан гобеленами со сценами охоты на тварей, которые могут только присниться. Деревянные столы из темного дерева были расположены по кругу и заполнены посетителями, а посреди комнаты в квадратном углублении горел огонь. Несмотря на наличие круглой, низкой люстры на потолке с парой десятков свечей, этот огонь и давал свет всему помещению.
     На второй этаж вела деревянная лестница, начиная свой разбег справа от входной двери, видимо, чтобы пьяные посиделки не превратились в сломанные шеи из-за крутого подъема.
     Я подошел к стойке, за которой протирала стеклянные бокалы пышногрудая молодая женщина, и спросил насчет комнаты.
     - Тридцать медных за сутки. Помыться и постираться включено, - устало продекламировала дама, сдув упавшую на лицо прядь кудрявых каштановых волос.
     - Сколько раз в день питание и можно ли заказать в номер? - спросил я в лоб.
     Она оторвалась от стекла и, выразительно подняв бровь, сказала:
     - Если медяк сверху докинешь, можно и к комнате поднести, я предупрежу диконов.
     - Согласен, - быстро согласился я и, выложив шестьдесят две медных монеты, сгреб предложенный ключ.
     - Второй этаж направо, пятая дверь слева. Не жечь, не ломать, не насиловать, не убивать, - серьезно добавила женщина.
     Я улыбнулся, услышав простые правила:
     - Ясно, все будет в лучшем виде.
     - Не сомневаюсь, - сказала она спокойно мне в след.
     Я поднялся по лестнице и, пройдя в нужном направлении, завалился в свой номер. Именно номер, так как в сравнении с комнатушками постоялых дворов на пути в Каир здесь чувствовался дух развитой цивилизации.
     Каменные стены поштукатурены в белое и украшены гобеленами. Отдельная комнатушка с умывальником и унитазом. Теплый желтоватый свет давала не жировая лампа, а несколько настенных, размером с кулак, стеклянных колб. Я осмотрел эти светильники и, не обнаружив никаких признаков пламени или другого источника самого света, решил, что это какой-то техномагический прибор, так как колбы были наполнены светом равномерно. Чтобы выключить свет, оказалось достаточно прикоснуться к темному квадратику с левой стороны колбы и выпустить ману. Справа при потушенной лампе выделялся белый квадратик.
     Наигравшись со светильниками, я умылся и завалился на мягкую постель.
     - Интересно, как там Норса, - задумался я вслух. - И целитель с дочерью...
     Но грустить было некогда да и незачем, ибо если запустить эту волну, то подцепятся все остальные причины впасть в депрессию, а там не за горами и апатия с рассуждениями о бессмысленности бытия.
     По привычке закинув ногу на ногу, я уставился в потолок и в спокойной обстановке подвел итоги прошедших дней.
     Фарида - очень странный мир. На этой планете совсем не далеко друг от друга, по меркам логистики и способах передвижения Земли, существовали разные цивилизационные эпохи. С одной стороны, средневековая крестьянская жизнь, с другой - знания о вселенной и других планетах.
     Одни разумные мечами и магией режут друг другу глотки за товар и золото, другие падают с неба на космическом шаттле.
     Совсем недавно, я отдыхал в деревянной хижине на постели, набитой какой-то соломой, и вот я уже в комнате, которую на Земле можно было бы обозвать стилизованным античным стилем, на пуховой постели при свете чуть ли не магического электричества. В комнате Сумрачной Дархе я мог только спать, все остальное - за пределами главного здания. Исключением был странный подогрев воды и замечательная купальня. Здесь же у меня есть металлический умывальник с краном и какой-никакой унитаз из неизвестного мне материала и принципом работы, так как все чистилось само собой.
     Есть дикие маги, которые так же, как и я, заигрывают с маной и пытаются уйти из-под власти свитков. Сколько таких разумных - можно только догадываться, но думаю, не так много, ибо Отдачу никто не отменял.
     За этими ребятами охотятся правительственные ищейки с прозвищем Псы, сомнительно, что это их официальное название, но Ворак знал только это. Они прореживают и так не густую прослойку свободных магов, заставляя их покидать обжитые места и искушать судьбу на неосвоенных землях. Псы любят выхаживать без опознавательных знаков, убивая внезапно и кроваво, так что никогда не знаешь, кто идет рядом с тобой. Да и награда за выданного мага заслуживает внимания, потому огорченные цветом разумные могут с легкостью сдать тебя за деньги.
     Фактически, можно сказать, мне повезло, что Норса и Ворак не оказались этими ищейками, ведь я, считай, признался в том, что дикий маг. Вариант с тем, что они меня сдали за золото я, не рассматривал, ибо из разговоров было ясно, что они сами готовы пойти на многое, чтобы вырваться из болота первой ступени. Но впредь нужно внимательнее выбирать тех, кому доверять подобное.
     Далее.
     Власти атланов не очень-то заинтересованы в продвижении магов, ведь чтобы узнать свой цвет нужно переться в ближайший город, где есть филиал Гильдии. Или ждать так называемых "жрецов", которые каждые полгода делают рейд по деревням, предлагая возможность узнать свой цвет. И снова же - это услуга Гильдии.
     Местное самоуправление хоть и присутствует, но за все время приближения к Каира я не заметил ни единого отряда, кроме тек молодчиков, которых выслали в деревню Пантоа, и неслабой охраны города. Да и то, как я понял, больше ради занятия местных баб, чем охраны. Им там действительно без мужчин пришлось бы не сладко, ведь в таком мире физическая сила решает многие вопросы, но вопрос охраны, по факту, останется открытым, и в следующий раз будет все тоже самое.
     Как бы странно это для меня ни выглядело, но те женщины очень быстро стали поглядывать на меня, едва закопав своих мужей. Но в таких условиях работает принцип выживания, и выработанный годами рефлекс поиска пары перекрывает заботу о моральном виде и в целом привязанности. Уверен, не всё так однозначно, как мне показалось, но общая картина ясна.
     Далее.
     Есть некая Каменная Граница, которая, по рассказам Ворака, представляет собой высокую стену, по легенде выстроенную первыми поселенцами. Эта граница отделяет освоенные территории от диких мест, в которых водится всё, что угодно, начиная от гоблинов с орками и заканчивая драконами. Ареал обитания последних, к счастью, достаточно далеко от границы, и они сюда заглядывают очень редко, но если заглядывают, то шуму наводят на десятилетия обсуждений и легенд.
     Я не мог расспрашивать Ворака откровенно и лишь наводил на нужные мне ответы, надеясь на развернутые варианты, но кое-какие справки навести все-таки удалось.
     По ходу размышлений, я заставлял ману курсировать по телу, подводя ее к выходу и возвращая назад в Сосуд. Это давалось просто.
     Вызвать сгусток пламени получалось еще легче, и количество единиц было ограничено лишь имеющейся маной. И сейчас я понимал это на интуитивном уровне.
     Очередной раз спрятав огонек, я вытянулся на постели и хотел было приступить к борьбе с Сосудом за ману, но меня внезапно одернула простая мысль.
     "Я ведь, черт возьми, не маг огня".
     Последний раз, когда я проявлял магию разрушения, был вечер знакомства с моими спутниками до Каира.
     Пробежав взглядом по комнате, я наткнулся на вазу с какой-то зеленью и, оборвав листочек, превратил его из зеленого в коричневый. Затем таким же образом испортил цвет небольшой площади борта кровати, оставил отпечаток пальца на стене в ванной комнате и металлического умывальника.
     Грустно вздохнув, я вернулся в постель и задумался о покупке свитка для разрушителя. Но здесь возникало две проблемы.
     Во-первых, представать в образе мага разрушения я не хотел, ибо неизвестно, как себя покажет это умение в бою, и смогу ли я выполнить хоть какое-то задание. Потом покупать и светить магией огня будет уже нельзя. В то же время, чары разрушения не бросаются в глаза, как другие структуры, и держать умение в секрете будет просто.
     Во-вторых, головорез фойре сказал, что маги моего типа редкие, а значит к ним больше внимания, что мне было абсолютно ни к чему.
     - Тук-тук, - скромно постучали в дверь, прервав мои размышления. - Господин, ваш ужин.
     Я услышал, как заурчало в желудке, и метнулся к выходу.
     Парень моего возраста передал мне поднос с яствами, сводившими с ума мой разум, и поклонившись, молча ушел.
     - Вовремя, - сказал я бедру какой-то животинки с золотистой корочкой и, снова услышав урчание, принялся ужинать.

Глава 40

      Глава 40
     Ужин был на удивление не только вкусным, но и напичкан кучей приправ, что в отличие от еды за пределами города, снова контрастировало.
     Отложив поднос с тарелками, я принялся за Сосуд. Вопрос с магией разрушения был не таким актуальным на данный момент, как вступление в ряды Искателей.
     В прошлый раз я смог вытянуть недоступные мне феры, сконцентрировавшись на ментальной дрожи, ощущающейся всегда, когда использовалась мана. Это был настолько далекий и незаметный, на первый взгляд, эффект, что сравнить его можно разве что с биением сердца. Оно бьется на протяжении всей нашей жизни, и мы настолько привыкаем к этому, что попросту не замечаем его работы. Но ментальная дрожь - это не физическое ощущение, а событие на уровне подсознания, которое мозг упорно игнорирует.
     Тогда я решил, что это мой предел, из-за несовершенства техники, но так ли это? Может быть, вопрос был не в способе, а в управлении маной, которое сейчас у меня на порядок выше.
     Я представил Сосуд и потянул несколько нитей маны, спешно освобождая светящегося витрувианского меня. Голубая дымка послушно испарялась, а я прислушивался к ментальной дрожи, на которую уже перестал обращать внимание.
     Когда Сосуд - светящийся я - был пуст в районе грудной клетки, поступление маны резко остановилось, но нити, за которые можно было тянуть, остались в моих "руках". Правда, только огрызки.
     Дернув за них, словно за поводья, я не почувствовал никакой тяги. Казалось, словно это были влитые в стену цепи, а я как маленький щенок, пытающийся вырваться на свободу, вместе с куском бетона.
     Промучившись, я понял тщетность этой методики и решил действовать иначе, представив, что мана в Сосуде - это рыба, а мои огрызки синих нитей - леска.
     Я ослабил давление и представил, как невидимые руки отпускают теперь одну нить. Странный остаток маны тут же хотел вырваться наружу, но я остановил этот порыв и волей заставил двигаться к Сосуду.
     Опыты по возвращению маны для меня были пройденным этапом, но здесь была немного иная задача.
     Приблизив свою "леску" к Сосуду, я погрузил один конец в закрытую область и начал представлять, что нить медленно удлиняется. По миллиметру или, может быть, меньше.
     Опасаясь, что рыбка сорвется, я периодически давал послабление и возвращался на несколько шагов назад, тем самым укорачивая длину лески. И это работало. Два шага назад, один вперед.
     Я настолько глубоко погрузился в свою фантазию, что забыл, где нахожусь, и не замечал ничего, кроме этой странной рыболовли. Все ресурсы разума были задействованы только в одном направлении. Леска-нить то удлинялась, то укорачивалась, но я был терпелив, так как отчетливо видел прогресс.
     Вместе с этим, ментальная дрожь усилилась, и я ощущал ее отклики яснее, чем когда-либо.
     Напряженная борьба продолжалась до тех пор, пока леска не оказалась почти на таком же расстоянии как обычно, только не огрызком, а полноценной, связывающей меня с Сосудом нитью. И когда я это осознал, тянуть стало намного легче, будто сила, удерживающая ману с той стороны, перестала играть со мной в перетягивание каната и полностью отпустила.
     Сделав последний рывок, я внезапно почувствовал сильнейшую слабость, стало почти невозможно удерживать картинку, и вернулось ощущение тела. Я будто выбрался из глубокого сна или комы, как показывают в кино. Тело плохо слушалось, а сознание уплывало.
     Разлепив глаза, я тут же их зажмурил, не в силах смотреть на слишком яркое освещение в комнате.
     Несмотря на сравнение с пробуждением, самочувствие было дерьмовее некуда, и поддавшись слабости, я погружался в сон. С улыбкой. Ведь я определенно обнулил Сосуд и прорвался на вторую ступень.
     ...
     Так уж, видимо, судьба раскинула карты, и стук в дверь будит меня слишком часто, чтобы не замечать этой закономерности.
     В этот раз мне снова снилась семья, но это был не счастливый сон, хоть и начинался очень приятно.
     Я был уже взрослым, но все остальные считали это нормой и фразы были сформулированы как обращение к ребенку.
     Мы приехали в гости к бабушке Элизабет, и дедушка Байрон был еще жив. На столе стояла индейка и другие яства. Элизабет неустанно нахваливала идею матери наготовить блюда разных народов и вместе с этим забавно ругалась, когда та обращалась к ней не по имени. Они пили белое вино и слушали Синатру. Отец с дедом Байроном смотрели футбол, а я приглядывал за Лизи с Кернисом, которые были совсем детьми и бегали вокруг стола.
     Все было радужно, и ощущая себя сравнительно осознанно, я не хотел просыпаться. Ровно до того момента, как Кернис увеличился в размерах до подростка и стал заманивать маленькую сестру в комнату. Я кричал, надрывая связки, но губы лишь безмолвно раскрывались. Никто не обращал на это внимание, а мое тело не хотело двигаться.
     Вяло поднявшись, я подошел к двери с мыслью послать подальше, кого бы там ни прислал мне мир.
     - Что надо, - резко буркнул я, выглянув через щель.
     Паренек вздрогнул и, быстро заморгав, ответил:
     - Ох, господин, вы наконец отозвались.
     - Отозвался, но хотел бы не отзываться, - сказал я какую-то чушь и хотел уже захлопнуть дверь, но тут наконец проснулся мозг.
     Я дернулся и спросил, сколько был вне зоны доступа.
     - Эм, двое суток, господин, - вежливо ответил парень в костюме дворецкого и фартуке. - Мы со всей ответственностью оберегаем личное пространство наших посетителей, но оплаченные вами двое суток закончились и...
     - И вы пришли за деньгами. Секунду, - буркнул я и, захлопнув дверь, отсчитал нужную сумму. - Держите, здесь еще на пару дней. И пожалуйста, принесите мне еды. Быстро и много. Не жирной.
     Белолицый брюнет поклонился и поспешил выполнять заказ.
     Я снова упал на кровать и, несмотря на все еще испытываемую слабость в теле, мгновенно создал сгусток огня.
     Как и прежде, шарик появился со слабеньким "пахп" и по моему желанию замер прямо передо мной. Я хотел вглядеться в структуру и приметить какие-нибудь изменения, ведь мой Сосуд эволюционировал, а значит, мана тоже изменилась. Но прежде чем что-то увидеть, я почувствовал. Призвав структуру, я осознал, что она стала гуще и плотнее.
     А еще уменьшилось количество затрачиваемых на структуру фер. Мозг машинально выдал цифру равную четырем.
     Отозвав умение, я вгляделся в Сосуд и понял, что дымка, наполняющая его, стала темнее. Без моего сознательного влияния. Мозг сам выдал мне эту картинку.
     Но вместе с радостью прорыва меня настигли и плохие новости.
     - Вот дерьмо, - выругался я, поняв, что смотрю не на полный маны Сосуд, а на ту же картину, что предстала передо мной впервые, когда я вообразил емкость с маной.
     Сосуд снова был не полным, и я удостоверился в этом, вытянув всю ману, движение которой перервалось, достигнув уровня голени.
     Парень принес еду, и пока мой желудок радовался, как оказалось, обеду, я прогонял ману по телу и издевался над потоками как мог, пытаясь понять, не изменилось ли что-нибудь в контроле над ней. Если не изменилось, значит проблема с повышением ступени - не проблема, а если изменилось - нужно было думать, как двигаться дальше.
     Все оказалось, как обычно бывает, двояко. С одной стороны, я делал с уже темно-синей дымкой все, что делал до этого, но давалось это не так легко, как раньше.
     Нити вытягивались как обычно, и я закручивал их в разные фигуры, но приходилось постоянно концентрироваться на процессе, а не формировать за секунду времени. Это раздражало. Напоминало обращение с ноутбуком для серфинга в сети после игровой машины.
     Но больше меня напрягало не это, а наличие всего десяти фер. С таким успехом я мог создать только два сгустка огня и уйти в тираж. Немного мощнее, но всего два.
     Закончив с едой, я потянулся нитями к Сосуду и проделал то же самое, что и два дня назад. Наблюдая, как нехотя поднимается уровень, я облегченно выдохнул и остановился только когда уперся в тот же блок на уровне груди, что и в прошлый раз.
     - Ну, что ж, - расслабившись, сказал я себе, - по крайней мере, Том, то есть, Каин, у тебя сейчас даже больше маны, чем было бы с полным Белым Сосудом.
     Интересно, у всех ли одинаковая емкость Сосуда, или здесь как с телом - кто-то больше, кто-то меньше?
     Прописавшийся в подсознании, вместе со структурой огня, счетчик подсказывал мне, что сейчас я смог бы сотворить около четырнадцати сгустков огня, а значит, в наличии плюс-минус семьдесят фер.
     Что ж, неплохо.
     На время отбросив попытки поднять уровень маны еще выше, я походил по комнате и нашел небольшой кусочек тряпки.
     Сосредоточившись, сжал ее в кулаке и, выпустив ману, сбросил на пол уже лишь пепел. Довольная улыбка посетила мои губы, и тихо посмеиваясь как психбольной, я превратил в пепел каждый кусочек бесхозного мусора в своем номере. Коего, на удивление, было не так много.
     В эти минуты меня не тревожила Гильдия и вопрос о том, почему моя мана вместо ослабления поддерживала костер, когда все остальные предметы, которые я ею обдавал, проявляли признаки ослабления.
     Я просто наслаждался возможностью владеть разной магией.
     Но к сожалению, все было не так радужно, как хотелось, ведь мана закончилась слишком быстро. По ощущениям намного быстрее, чем если бы я кастовал свой огонек.
     Видимо, наряду с отсутствием прямых атакующих умений, быстрый расход маны на разрушение входит в список слабостей моего типа магии. Или вопрос в другом?
     Спустя пару часов, когда я выжал сосуд досуха несколько раз подряд, я попотел над мышцами и спустился узнать, где помыться.
     Женщина за стойкой, которая оказалась хозяйкой этой гостиницы, удивленно выслушав меня, позвала знакомого уже парня. Служащий отвел меня на мой же этаж и вежливо ткнул носом в дверь с какими-то каракулями в конце моего же коридора.
     - Я принесу вам чистое полотенце и оставлю на вешалке у входа, - поклонился он и уже хотел было отчалить.
     - Эй, дружище, - окликнул я его. - У вас новое нижнее белье найдется?
     - Да господин. Покупка обойдется вам в две медных, - услужливо отрапортовал парень. - И прошу вас, можете звать меня дикон.
     - Лады, дикон, - сказал я, и мы разошлись.
     Я снова подметил, что этот постоялый двор больше походил на привычную гостиницу, чем на средневековые ночлежки, а диконами здесь звали служащих.
     Ванная комната оказалась душевой с несколькими кабинками. В каждой лежало мыло, щетки и какие-то камни. Разбрызгиватель был на потолке и запускался маной так же, как светильники в комнате, только вместо простой активации и деактивации, я увеличивал или уменьшал поток горячей воды.
     Воспользовавшись благами цивилизации, я оделся в чистое белье и, завернув себя в купленную у торгашей одежду, спустился на нижний этаж.
     Внизу, так же как и в прошлый раз, было пусто. Огонь в центре освещал большое помещение и давал тепло, но этим теплом пользовались только мебель, стены здания и женщина за стойкой.
     - Мадам, я прогуляться, - сказал я хозяйке высокопарно. - В какой час закрываются ваши двери?
     - Наши двери никогда не закрываются, - ответила она, выгнув бровь. - Надеюсь, твое "мадам" не какое-нибудь новомодное оскорбление?
     - О нет, - выдавил я милую улыбку, в который раз ругая себя за использование земных словечек. - В моем городе так обращаются к самостоятельным женщинам. Обычно его добавляют к имени, но я вашего, к сожалению, не знаю.
     Она вернула улыбку и представилась, женственно поправив длинные кудряшки на плече:
     - Маргарет.
     - Каин, приятно познакомиться, - склонил я голову. Вежливость никогда не бывает лишней, а перейти на ты, брань и оскорбления никогда не поздно.
     - Ну что ж, Каин, как тебе наш Двор? - спросила она, плеснув в бокал что-то красное, и пододвинула его мне.
     Я выставил ладони:
     - Нет, благодарю...
     - За счет заведения, - настойчиво кивнула она на бокал.
     Я вздохнул и пригубил.
     Вино оказалось вкусным. Намного лучше, чем то кислое пойло, что предлагали по пути в Каира.
     - Интересный вкус, - оценил я напиток.
     Последний раз я пил что-то нормальное в убежище, и это был мандариновый ром, один из моих любимых горячительных напитков. Вообще, я не то чтобы ценитель и алкоголь употреблял довольно редко, но обжигающий горло коньяк или ром были приятной компенсацией за насилие над организмом.
     - А что насчет моего Синего Демона? - спросила хозяйка про свой Двор, оглянувшись вокруг.
     - Лучшее, что я видел за свою жизнь здесь! - абсолютно честно признался я и поставил пустой бокал на стойку.
     Интересно здесь ведут бизнес. На Земле хозяин гостиницы, даже маленькой, вряд ли будет стоять на ресепшене и встречать посетителей. Да и судя по тому, что она протирала бокалы, хозяйка работает на себя в полном смысле слова. Точно так же, как Корчаж и хозяева других Дворов, в которых мы останавливались.
     - Приятно слышать, - улыбнулась она моей правдивой лести. - Как видишь, к нам не часто заходят. Я открылась совсем недавно и привнесла немного новшеств из своих путешествий. Не всем по душе мальчики разносчики и разбрызгиватели воды.
     - Душ, - хмыкнул я. - На моей родине такие купальни называют "душевыми".
     - Интересное название, но я решила дать им другое имя, более привлекательное и понятное! - загорелись глаза у Маргарет. - Волшебные разбрызгиватели Маргарет Бомс!
     Я кашлянул, прикрывая прорвавшийся смех, и заметил, улыбнувшись:
     - Великолепное название!
     - Льстец! Я просто пошутила, - прищурила она карие глаза, аккуратно подведенные фиолетовым цветом. - Но я не обижаюсь, лесть - тоже полезная штука. Особенно для женщин!
     Мы обменялись понимающими улыбками.
     - И как же вы его назвали на самом деле? - спросил я.
     - Да никак. Но твой вариант мне понравился, хоть и бессмысленный набор звуков, - указала на меня хозяйка. - Коротышки, идею которых я позаимствовала, называют это дождевыми купальнями...
     - Эй, Маргарет! - раздался позади меня зычный мужской выкрик и хлопок двери. - Я ведь сказал тебе, сучка, чтобы катилась из нашего города!

Глава 41

      Глава 41
     Я развернулся и увидел трех мужчин, которые стояли на пороге. Рука каждого лежала на ножнах, висящих на поясе.
     - Заен, - с презрением отозвалась хозяйка. - Катись отсюда подальше и дружков прихвати.
     - Покачусь, - хмыкнул рыжий мужик с густыми усами, - но после того, как обрежу твою хваленую шевелюру, отымею и вышвырну из города. Ты, шлюха, должна носить чертов ошейник и раскрывать рот только по приказу.
     От таких внезапных событий, я застыл как вкопанный. Героем, защищающим дам, быть хорошо, но не все дамы хотят, чтобы их защищали, и мне показалось - Маргарет как раз из тех, кто не прячется за мускулы самцов.
     - Заен, прошло столько лет, а ты все еще злишься, что я тебе отказала? - театрально удивилась хозяйка, но я уловил не только нотку раздражения, но и страха.
     - Я пользовался тобой пять лет, шлюха, как и куча других мужиков, но все равно предложил свой дом и честную жизнь. Ты же укатила в "путешествие", плюнув мне в лицо! А теперь появилась как ни в чем не бывало и завела Двор! О да, я злюсь. Очень злюсь и сегодня я не уйду просто так. Я напомню тебе, каким плохим я могу быть! - выплюнул гневную тираду Заен, и его меч звонко вынырнул из ножен.
     - Именно поэтому я и уехала, урод, - отчаянно сказала Маргарет. - Когда я была с ошейником, ты и не подумал выплатить мой долг, а просто пользовался мной, как и остальные! Вы, грязные вонючие слабаки с маленькими отростками, не могли продержаться со мной и двух минут, а потом избивали, чтобы выместить обиду! Ты хоть знаешь, сколько раз меня лечил целитель госпожи Файрен после тебя?
     События набирали обороты, и моя задница предчувствовала неприятности.
     Маргарет вышла из-за стойки с тонким изогнутым мечом, чем-то смахивающим на кайтану нихонцев. Взмахнула им несколько раз и нацелила на пришельцев.
     - Видят боги, я не хотела этого, - сказала уверенно хозяйка. - Скорее всего, после вашей смерти меня точно загнобят, и придется переехать дальше, но видимо выбора нет. Думаешь, я столько лет путешествовала просто так? Теперь ни один урод не коснется меня.
     - Посмотрим, шлюха, как ты заговоришь с занятым ртом, когда мы закончим, - захохотал Заен.
     - Уходи, Каин, - сказала она ровным голосом. - Тебе незачем здесь оставаться и ...
     - Кхм, - прервал я начало драматичной речи.
     Она что, шутит?
     В ту же секунду я создал три сгустка огня и медленно переместил яркое пламя к мужикам.
     - И что нам твои огонечки, идиот. Лучше бы послушал шлюху и свалил отсюда, - зло оскалился Заен. - Я и сам такие сделать могу.
     - Что ж не сделал, - спросил я, подняв брови, и переместил огоньки еще ближе к пришельцам.
     Нити, питавшие и связывающие со мной огненные структуры, были натянуты до предела, и мана расходовалась прилично. Внезапная идея переместить структуры максимально близко к противникам, как дуло пистолета у виска, кажется, дала свои плоды.
     Подонки переглянулись и опустили мечи.
     - Мне плевать, кто ты. Твоя голова будет на том же месте, что и этой шлюхи, - сплюнул на пол Заен и, кивнув своим, покинул здание. При этом не забыв открыть дверь ногой.
     - Зря ты влез, Каин, - плечи Маргарет упали, как и ее меч. В комнате раздался тихий звон металла о камень.
     - Мое дело, - сказал я спокойно.
     У самого же лоб покрылся испариной от напряжения и нервов, но я старался выглядеть уверенно.
     - Так-то оно так... - начала она, но я прервал.
     - И никак иначе, - в этом я не лгал. Случись такое где-то в стороне, наверное, прошел бы мимо, но не перед носом. - В качестве небольшой услуги я хотел бы попросить кое о чем.
     Маргарет снова напряглась. Видимо, когда мужчины говорили об услугах в ситуациях, в которых она чем-то обязана, означало совсем не рубку дров.
     - Ответь на вопрос. Зачем вернулась, если здесь все было плохо? - спросил я, не заставляя ее накручивать себя.
     Она выдохнула и поплелась на стойку. Налила пару бокалов того, что предлагала уже, и мы одновременно осушили их.
     - Везде не сладко, Каин, - сказал женщина. - У карликов нет рабства, но есть низшие касты, что сравни рабству. У мохнатых порабощать запрещено, но покупать рабов - нет. К эльфам дорога вообще закрыта, если ты нищий или простой работяга. Эти умники то и дело создают всякие устройства, и им в целом плевать на мир. И уж тем более там нет места для таких как я, как и для большей части этого города. Почему этот город? Да не знаю. Может, хотелось что-то доказать. Себе.
     Я молча кивнул.
     - Странно получилось, - грустно улыбнулась она. - Я открылась всего несколько недель назад, и ты мой пятый посетитель, но уже такие проблемы. Сегодня утром, как жадный грендар, я хотела выселить тебя, и вот ты, возможно, спас мне жизнь и подставил свою. Ты ведь еще так молод.
     Я поднял брови.
     - Ой, меня твоя борода не обманет, - устало махнула она рукой. - Вчера я разменяла шестой десяток и повидала, поверь мне, достаточно, чтобы разбираться в возрасте.
     "Шестой десяток?!" - хотел заголосить я.
     Эта женщина выглядела максимум на сорок, но никак не больше: гладкая светла кожа, густые длинные волосы, стройная фигура и шикарная осанка. Ее темные обтягивающие брюки и белая блузка отлично демонстрировали все, о чем мечтали земные домохозяйки.
     Вспомнив лица мужиков, я подметил, что они тоже выглядели достаточно свежо, хоть и неухоженно.
     - Маргарет, а сколько тебя не было в этом городе? - спросил я.
     - Наверное, лет двадцать, - задумалась она, прикрыв глаза. - И лучше бы не было вообще никогда. Да, я точно зря вернулась. Завтра же начну сборы и покину это проклятое место, если дадут уйти, конечно.
     Я сочувствующе вздохнул. Мне не хотелось углубляться в чужие разборки. Этот мир жил как-то без меня и дальше проживет. Если впрягаться за каждого слабого или лишенного, никакой жизни не хватит. Тем более у меня была определенная цель, ради которой я был готов пойти на многое, если не на все.
     Единственное, что огорчало, это потеря неплохого жилья. А может я просто убеждал себя в этом.
     - Слушай, а если я помогу тебе остаться? Могу я рассчитывать на хорошую скидку, как постоянному клиенту? - спросил я, то ли все-таки влезая не в свое дело, как когда-то зарекался поступать, то ли решил убить двух зайцев: найти дешевое комфортное жилье и проучить тех, кто и так будет поджидать меня в темном переулке.
     Маргарет задумалась ненадолго и задумчиво сказала:
     - Ты знаешь, я была бы благодарна, правда, но я тоже сомневаюсь, что твои чары сильно помогут. Они ведь не дураки и теперь не станут переть в лобовую. Скорее всего наймут какого-нибудь гильдийца, и ты даже не успеешь что-то предпринять.
     Я удивился:
     - Наймут гильдийца? Искателя?
     - Ну да, - ответила она так, будто я спросил холодная ли вода в зимнем ручье.
     - Так просто?
     - А что здесь сложного?
     - Да ничего. Просто я не местный, у нас не так, - уклончиво сказал я. Странно, она ведь даже не спросила, работаю ли я на Гильдию. Неужели так уверена, что нет?
      - А как? - спросила она выжидающе.
     - Ну, это... В лесу я родился, там Искателей не нанимают на охоту.
     Маргарет мотнула головой и снова плюхнула вино в оба стакана.
     Признаться, я тоже немного окосел. Видимо вкусное вино не только вкусное, но и дающее хорошенько в голову.
     Время близилось к вечеру, и мне хотелось еще осмотреться в городе. В Гильдию еще сутки вход для меня закрыт, пока работает тот парень администратор, но просиживать это время в комнате не хотелось.
     - Что ж, Маргарет. Пожалуй, я все-таки сделаю то, что планировал, и осмотрюсь в городе. Не подскажешь, куда заглянуть и чего посмотреть?
     - Когда-то - да, сейчас сама не знаю. После переезда, я ...ик, прости, - прикрыла ладошкой рот, - никуда не выходила, все время работая над зданием. Даже не представляешь, сколько мороки было с рабочими. Они ж все тупые ...ик, что-то я переборщила с эльфийским снадобьем.
     - Снадобье? - удивился я, может перевел не так.
     - Это местные так называют вино фойре, - пояснила хозяйка. - Не спрашивай, я и сама не знаю, откуда это пошло.
     Я усмехнулся и, кивнув, пошел на выход, чуть не споткнувшись на ровном месте. Видать, все-таки второй бокал залпом был лишним.
     Было еще достаточно светло и, выбравшись с маленькой улочки на центральную площадь, я более внимательно разглядывал местные достопримечательности. Карта города, которую не заметил в прошлый раз, находилась прямо у круглого фонтана с каменной статуей женщины и довольно детально указывала все нужные и важные места: кузни, таверны, торговые площади, рынок рабов, несколько зданий аукционов, боевые школы и еще пара странных рисунков, смысл которых я не понял. Да, все было обозначено картинками над каждым зданием.
     Сам фонтан был отделан породой, похожей на красный мрамор, испещренный белыми прожилками, и имел два яруса. Брызги воды то и дело холодными каплями падали на лицо, а я стоял, пошатываясь, и не мог толком решить, куда пойти.
     Каменная женщина возводила ладони к небу и смотрела туда же, словно ожидая чего-то. Скульпторы очень детально изобразили ее сосредоточенное выражение лица, верхнюю одежду, смахивающую на античный пеплон, диадему на волосах и даже серьги. Материал скульптуры посерел и сильно разнился с выглядящим новехонько фонтаном, словно ей уже сотни лет, но я не заметил ни единой трещины.
     Вокруг шумела толпа, женщины и мужчины торговались, обсуждали местные новости, и было в этом что-то живое, аутентичное и выразительное. Среди торгашей было приличное количество бородатых грендар, которые подпрыгивали на носочках, пытаясь выделиться среди рослых атланов. Эльфов или фойре во всей этой гуще я не заметил.
     Одежда городских жителей хоть и не выглядела боевой формой, но за поясом почти каждого висел меч, кинжал или дубина. Как и мужчины, многие женщины носили брюки, сапоги и пальто. Тем не менее платья все же преобладали среди прекрасного пола: стянутые ремешками и шнурками фигуры, длинные и короткие подолы с неровными вырезами. Цвета одежды были блеклыми и невзрачными, но спектр варьировался между красным, синим, черным и коричневым, изредка женщины пробегали в оранжевой накидке с капюшоном.
     Торгаши уверяли, что здесь плохо с обычной одеждой, но я видел совсем иную картину.
     - Масштабно, правда? - сказал кто-то справа от меня. - Сто тысяч разумных, жужжащих как пчелы в улье, только не собирающих, а пытающихся украсть друг у друга капельку меда.
     Я повернулся и увидел атлана, который смотрел то на меня, то на карту. На вид моего возраста. Выше на полголовы, пухлощекий, голубоглазый, с длинным носом и блондинистыми волосами, затянутыми на затылке в хвост. Одет в коричневый кожаный дублет и темный плащ-накидку.
     На вид одни его сапоги выглядели дороже чем все, что я выкупил у торгашей.
     - Наверное, - уставился я снова на карту. - Мой первый большой город.
     - Первый? - весело переспросил он. - Тогда я сочувствую тебе, парень! Каира не тот город, с которого стоит начинать знакомство с цивилизацией нашей захудалой планетки. Тебе бы лучше в Титану податься, Кила, Морсак. Шэрма, в конце концов, хоть и у самого забора с фойре, но разумные там куда приветливее, чем здесь. Даже учитывая последние новости по поводу зверят.
     - А что за новости? - навострил я уши.
     - Ну дак это, говорят, посылают они отряды, вырезают деревни, в общем, всяким непотребством занимаются. Наше посольство, конечно, отмахивается и заявляет, что их вождь сам взбешен этими вещами. Не мудрено, они ведь с коротышками постоянно бодаются, куда им еще и нас с другой стороны? - крепыша блондина понесло. Он лихо жестикулировал, когда пояснял все эти премудрости, и голос его совсем не был тихим, напротив, он перекрикивал гудящий народ на площади.
     - И что будет д-дальше? - запнулся я, когда кто-то задел меня плечом. А может из-за насевшей икоты. Алкоголь в крови не сбавлял обороты и только нагонял муть в глазах.
     - А черт его знает, - он перешел на шепот, наконец. - Вариорд Тупой, как всегда, прячется за совет. Который разделился на два фронта. Гильдия в стороне. Коротышки подначивают нас, называя слабаками, им-то выгодно. А эльфы - эльфам всегда на все насрать.
     Я только и успевал кивать в такт его утверждениям.
     - Разве не Вариорд Стальной? - спросил я так же шепотом и поглядывая по сторонам, будто мы два заговорщика.
     - Так-то стальной, но на деле тупой, - тихо ответил блондин и хохотнул. - Ну, впрочем не нам, крестьянам, в эти дела влезать...

Глава 42 - Добрые горожане

      Глава 42
     Парень деловито отряхнул плечи и хотел сказать что-то еще, но его позвали.
     - Дерек, чтоб тебя шкаары в берлогу утащили, - гневно развернула его к себе темноволосая девушка в доспехе из тяжелых пластин, с щитом за спиной и мечом на поясе. И плащ. Темно-синий, как океан, плащ.
     Миловидное смуглое лицо выражало крайнюю степень гнева: карие глаза сверкали молниями, тонкие губы сердито сжаты, а нос то и дело трепыхал ноздрями. Каштановые волосы девушки покоились на затылке, скрученные в тугой пучок, и в целом она производила впечатление строгого командира. На первый взгляд, я не дал бы ей больше двадцати пяти.
     Я заулыбался такой неожиданной картине, как дурак, но под извергающим молнии взглядом опомнился и спрятал эмоции.
     - О, Саманта, красавица, ты ли это? - выставил он руки и драматично обиделся. - А я тебя ищу, бегаю по всему городу, вот, даже к карте подошел и расспрашивал незнакомца, не видел ли он прекрасную девушку с огнем в глазах и льдом в сердце!
     - Что ты несешь, идиот! - забавно рычала паладинша (наверное).
     - Эй, друг, - он посмотрел на меня, открыто подмигивая, - скажи же? Я ведь спрашивал. Так?
     Я не успел даже прочистить горло, как паладинша снова зарычала:
     - Ох, и клоун же ты!
     - Эй, эй, не надо так строго, красавица. Я все понял, - примирительно посерьезнел Дерек. - Больше никаких шуток про ледышку в твоей груди!
     Девушка хотела снова высказаться, но посмотрев на огромные часы на высокой башне, вздохнула и молча потянула парня за собой.
     - Нет времени. Твари выползают в полночь, а нам нужно еще до места добраться.
     Я снова остался в тишине, недоумении и с острым желанием быстро протрезветь.
     Проведя взглядом ушедших атланов, я увидел группу из трех человек, к которым они подошли: коротыш с секирой за спиной и так же, как паладинша, в тяжелой броне. Фойре с тяжелым на вид черным луком и каких-то тряпках. Худенькая темнокожая девушка атлан с парой коротких клинков на поясе и в панцирных доспехах.
     Когда Дерек и Саманта подошли к ним, вся группа быстро зашагала к улице, ведущей на выход из города.
     - Что это вообще было? - спросил я то ли у толпы разумных, снующих туда-сюда, то ли у самой матушки-вселенной.
     Ребята определенно гильдийцы и спешили на какое-то задание. Все при холодном оружии и, видимо, исполняют разные роли в бою. С другой стороны, так как они все маги, оружие не должно играть принципиального значения.
     Бандиты, напавшие на Ройана, творили структуры, используя оружие.
     - Стоп, кретина я ...ик, кусок, - поругал себя за тупость.
     Почему я до сих пор не попробовал использовать магию огня на луке или мече? Хотя бы на луке, так как мечом еще не пользовался толком.
     Воодушевившись, я хотел было рвануть в снятую комнату, но решил пока повременить и все-таки сходить куда-нибудь.
     Первым на очереди для разведки я выбрал непонятный фиолетовый значок.
     Запомнив и посчитав количество нужных поворотов, я смело пробирался по улочкам и дивился чистоте, несвойственной представлению о городах средневековья Земли и подобных местах. Никто не выкидывал мусор из окна, не выливал мочу или другие человеческие отходы. Каменная брусчатка была выложена ровно и стилистически приятно. Стены домов чистые и ровные, за исключением серых кирпичей, которые то ли от старости почернели, то ли уже были такими.
     Но все это закончилось достаточно быстро. Оказалось, что чистота города была только в районе врат и там, где стояло учреждение Гильдии, замок местного управленца и остальные административные постройки. Дальше же начинался настоящий город.
     Мужчины и женщины в лохмотьях, менее привлекательные таверны, грязные дороги, но слава богам, без дерьма и прочей херни. Улочки переплетались все чаще, становились уже и, в конце концов, лишились брусчатки. Каменные дома редели, уступая место деревянным, и вскоре вовсе перестали выныривать, как скалы, в море темного дерева.
     - Вот это я понимаю - лицо города, - сказал я себе, нервно оглядываясь.
     Где-то рядом резко забрехал пес, и от дома к дому пробежал черный кот. Странно, но я впервые встретил здесь этих животных, хотя Леа упоминала подобных, от чего я и использовал соответствующие названия. Она говорила, что оба вида домашних питомцев вывели из диких образцов, но увидев виляющего хвостом кота, мое сердце заколотилось, ибо никаких отличий от земного варианта я не увидел. Насколько же слабая фантазия у мира!
     А может я не в другой вселенной, а все-таки в прошлом или будущем?
     Атланы проходили мимо и подозрительно поглядывали в мою сторону. Некоторые нагло оценивали.
     Сюда меня загнал подначиваемый алкоголем интерес, но выбраться, да побыстрее, захотел уже я, тем более, что интересующим меня зданием оказался всего лишь бордель.
     Пара дуболомов на ступеньках у двери последнего в районе обзора трехэтажного строения выглядела угрожающе и постоянно зыркала на всех прохожих. Такое чувство, что их туда поставили, чтобы отпугивать посетителей, а не просто охранять вход.
     Да и кому туда заходить? Куда ни взгляни - одни бродяги в сером тряпье и замотанные плащами.
     Зажглись фонари, и место, где я оказался, словно засветилось фиолетовым и красным цветом.
     Белое здание борделя было увешано гирляндами и всячески мигало и светилось. Это была настоящая новогодняя картина. Только вокруг не было снега, и это была не елка. Но можно было с уверенностью сказать - это настоящая магия.
     И когда все это чудо засветилось, до меня дошло, что уже прилично посерело. Решив не испытывать судьбу, я спешно потопал к своему пристанищу, но не успел завернуть за угол, как голову пронзила резкая боль, и мой мир погас...
     ...
     - Прысни-ка на него еще воды, Холар, - будто сквозь сон услышал я знакомый голос.
     - Дык, зачем ее тратить, может лучше того, помочиться? - спросил мужчина.
     - Я тебе помочусь, придурок! - рыкнул знакомый голос. - Где ты потом его отмывать будешь? Или тебе приятно к своей же моче прикасаться?
     Голоса становились все громче и четче, пока я не стал слышать как обычно. На затылке чувствовалась пульсирующая боль, а рук ниже локтя я вообще не чувствовал. Словно их не было.
     Запаниковав, я дернулся и открыл глаза. В этот момент лицо обдала ледяная вода. Я зафыркал от попавшей в нос влаги и присмотрелся к похитителям.
     - Ну вот, наконец, очнулся парниша, - довольно оскалился Заен. - Как себя чувствуешь? Нормально? Будет еще лучше.
     Его кулак со всего маху ударил меня в нос, и спустя секунду, я почувствовал теплую кровь.
     - Так-то лучше, - улыбнулся Заен. - Ты, наверное, гадаешь, как здесь очутился?
     Я молчал и просто приходил в себя. Голова болела, руки онемели так, что я испугался за свои конечности. Сильно они меня стянули.
     - Чего молчишь? Язык проглотил? - издевательски похлопал Заен меня по щеке.
     - А может его того, сильнее мотивировать? - спросил подельник Заена, судя по голосу Холар. - Только сначала бороду сбреем, а то не люблю я так.
     - Ты совсем тупой, Холар? Забыл уже, что господин Фенкс сделал в прошлый раз? - Заен хлопнул по уху губастого мужика лет тридцати пяти на вид. - Если как-то повредишь товар, нам останется его только убить, даже без шанса заработать!
     - Ну ладно... - тупо насупился Холар. - Можно тогда я его хотя бы ударю?
     - Валяй, - кивнул Заен. - Надо показать максимальный уровень гостеприимства.
     Холар подошел и резко заехал мне в живот. Я заведомо выпустил воздух, и он, недовольно скривившись, угадал по челюсти.
     - Ну вот, так-то лучше, - хмыкнул Холар и поправил упавшую на глаза челку. - А то ишь, чего удумал, не реагировать на мои удары!
     Я огляделся.
     Комната. На вид отделана деревом. Окон нет, из мебели только стул, к которому я был привязан, и небольшой столик у двери. На столе несколько жировых ламп, хорошо освещающих маленькую комнатку и маленькое железное ведро.
     - Что вы задумали? - спросил я, стараясь говорить ровно.
     Банальный вопрос, очевидно ведь, что продадут некому Фенксу, но лучше пусть говорят, чем бьют. Силы мне будут нужны и скоро.
     - О-о! Чего мы только не задумали, - потер ладони Заен. - Но сначала попробуем тебя продать, ну а если не выйдет, то сначала повеселимся хорошенько, а потом закопаем где-нибудь.
     - Меня будут искать, - очередная глупость покинула мои уста, но снова же, пусть говорят.
     - Ха! Насмешил, - оглянулся Заен на Холара, и тот тоже мерзко заулыбался. - Мы вели тебя, как только ты покинул Двор шлюхи, так что прекрасно знаем, что ты впервые в Каира! Хорошо прогулялся, да?
     Оба заржали от души, а мне стало нехорошо.
     Лишним был второй бокал. Да и первый. Маргарет ведь предупредила, что они просто так не отвяжутся.
     - Ага, здорово, - ухмыльнулся я в ответ. - И что будет дальше, кому вы меня продавать собрались?
     - Скоро сам узнаешь, - кивнул Заен. - Сегодня у нас как раз была назначена встреча, так что ты очень даже вовремя!
     - А что на счет Маргарет? - спросил я, сплюнув кровь со слюной.
     - А что с ней? - театрально удивился Заен. - Как только закончим с тобой, придем и за ней. Эта шлюха зря вернулась. Лучше бы раздвигала ляжки там, куда укатила! Тем более, что господину Фенксу понадобилось это здание. Если бы она согласилась сразу, может быть мы бы и пропустили ее мимо глаз, но теперь, увы!
     Ясно. Значит не только обида.
     "Если сомневаешься в мотиве, подумай о деньгах, и сразу станет ясно, зачем человек так поступает", - услышал я в каком-то фильме. Видимо, это работает во всех мирах.
     - Мы ведь хотели тебя сначала просто убить, а потом присмотрелись поближе и решили, что ты можешь понравиться господину Фенксу. Есть что-то в тебе, хм, нездешнее. Господин Фенкс любит всякие диковинки, особенно насиловать, - закончил Заен с мечтательной ухмылкой, и Холар поддержал его, показав соответствующий жест.
     Холодный пот пробежал по спине, и я еле сдержался, чтобы не рыпнуться. Связан был очень крепко, и руки все еще были онемевшие, так что не было смысла, только порадовал бы их своей паникой. И было от чего паниковать!
     Вместо этого, я сосредоточился и выпустил манну, окутав ею свои руки по локоть. Возжелал разрушить все, что там было.
     - А ты достаточно спокойный, как для атлана в шаге от рабства, - всмотрелся в меня Заен. - И не просто рабства! Видишь ли, господин Фенкс обеспеченный мужчина со связями и может достать все, что угодно. У него есть одна интересная вещица, с помощью которой, он как бы откатывает события в памяти разумного. Понимаешь, что я имею в виду?
     Чувствительность рук понемногу возвращалась, но я еще не был готов действовать. Можно было выпустить в них огонь, но что-то меня останавливало. Предчувствие, может быть.
     - Нет, - махнул я головой.
     - Ну, тогда господин Заен тебя просветит, - подтянул урод пояс и зафиксировал там большие пальцы, аки ковбой. - Он запишет состояние твоего разума и будет откатывать назад каждый раз после того, как отмымеет. К сожалению, это действует не так долго, и накапливаясь, воспоминания перестают полностью стираться, так что, когда ты будешь помнить слишком много, ему станет скучно.
     - Ага, скучно, - хохотнул Холар. - А когда господину Фенксу наскучивают игрушки, он их скармливает своим зверушкам. Живьем. Даже не знаю, что лучше: быть сожранным зубастиками или превратиться в шлюху такого атлана, как господин Фенкс?
     - И надеюсь, что не узнаем, - серьезно кивнул Заен.
     Я нервно дернул щекой и хотел начать действовать, но в дверь внезапно постучали.

Глава 43

      Глава 43
     - А вот и он, - шепнул Заен. - Веди себя смирно, если конечно не хочешь отправиться к зубастикам сразу.
     Холар открыл дверь, и в комнату вошел мужчина: на вид лет пятьдесят, седина проскальзывала в черных волосах, аккуратная бородка и монокль в левом глазу. Правая рука упиралась на трость, а левая покоилась за спиной.
     - Ну, и что тут у нас? - спросил он обоих глубоким командным голосом.
     - Э... эм, господин Фенкс, - занервничал Заен. - Мы, конечно, не договаривались, но у нас для вас есть товар...
     - Мальчики у меня уже есть, - оборвал его Фенкс.
     - О, господин Фенкс, это необычный мальчик, - замотал головой урод.
     Было весьма неприятно чувствовать себя словно кусок мяса на рынке. Мое мнение никого не интересовало, я просто товар.
     - И что же в нем необычного? На вид обычный, да и борода не очень смотрится. Мне не нравятся бороды на мальчиках, - скривился Фенкс.
     - Господин, этот, с позволения будет сказать, атлан, говорил на странном языке, когда был в отключке. И поверьте, я слышал языки всех четырех рас на Фариде, но это было что-то необычное! - торопливо объяснился Заен, и я занервничал еще сильнее. Нужно было что-то делать и срочно, но меня смущал фактор Фенкса. Что если он сильный маг? В таком помещении даже отпрыгнуть некуда, не то, что убежать.
     - Структурами владеет? Какой Цвет? - заинтригованно спросил мужчина.
     - Огненный, вероятно Желтый, но в арсенале только простые капли, - ответил Заен, размахивая руками.
     Тем временем мужик в черном костюме медленно подошел ко мне и начал разглядывать, как какую-то вазу на барахолке.
     - Кто же вы, - странно спросил он и, резко отвернувшись, указал уродам. - Не прикасаться, не калечить, не портить. Ясно?
     - Д-да, господин, - закивали оба.
     - У меня с собой нет ошейника, нужно время, - задумчиво сказал Фенкс. - Подержите его здесь денек, а потом отвезите ко мне в особняк. И еще. Это место спалить. Мне доложили, что зданием заинтересовались ищейки Корвана.
     - Да, господин, - в этот раз сказал только Холар, а Заен просто кивнул.
     Мужчина спешно открыл дверь и, переступив порог, крикнул в коридор:
     - Ко мне.
     Кто-то мягко подбежал к нему, но я ничего не увидел за дверью.
     - Мне нужно по делам, - мягко сказал Фенкс. - Езжай домой и распорядись к ужину. Выполнять. Заен, за мной.
     Два человека покинули комнату, и дверь закрылась.
     - Ну, вот мы и одни, - сказал Холар, мерзко улыбаясь толстыми губищами. - Думаешь, господин Фенкс заметит, если я немного, совсем чуть-чуть, попорчу тебя?
     - Ну, ты и дебил, - усмехнулся я.
     - Эй, кто тебе разрешал меня оскорблять, раб? Ты хоть знаешь, что я...
     - Ничего ты не сделаешь, тупой идиот. Вам ведь ясно дали понять, что меня трогать нельзя. А если я случайно язык прикушу себе? - продолжал заговаривать зубы, медленно разминая руки. Лучше пока без магии, надежнее. Из-за огня он только орать начнет.
     - Ха! Вот тут ты прогадал, будущая шлюха, - он достал нож и, порезав себе руку, тут же на глазах стянул рану.
     Целитель.
     - Ты не сможешь навредить себе так, чтобы я не исцелил, - довольный произведенным впечатлением заулыбался Холар. - Заен, конечно, поругается, но не критично.
     - А если я расскажу Фенксу? Что будет с вами, когда он узнает, что товар прошел через ваши руки? - спросил я, обдумывая, как развернуть его к себе спиной.
     Холар запнулся и почесал затылок. Неужели этого еще не случалось?
     - Бля, - только и сказал он. - Ладно, видимо, в этот раз не выйдет.
     Складывалось ощущение, что я говорил с умственно отсталым.
     - А принеси-ка ты мне воды, - сказал я нагло и кивнул на дверь.
     - Что?
     - То! Воды, говорю, принес мне и быстро, - повторил в том же тоне.
     - Ты ваще того? Какая вода, да я тебя...
     - А если я расскажу Фенксу, что ты не только товаром пользовался, но и избивал и всячески измывался? - прервал я его. - Воды!
     Холар завис на секунду и крепко задумался. Потом плюнул и развернулся к двери.
     Как только он оказался ко мне спиной, я вскочил и ребрами ладоней долбанул ему по шее, но он не захотел просто так вырубаться. Быстро зажав ему ладонью рот, другой рукой я придушил шею и удерживал трепыхающееся тело добрую минуту, пока оно полностью не расслабилось. Затем, оттащил вбок, вытер оплеванную руку об его тряпье и, медленно приоткрыв двери, выглянул в коридор.
     По направлению обзора через щель было пусто, но Фенкс говорил с кем-то по другую сторону, значит, коридор вел и туда. Прислушавшись, я медленно открыл предательски скрипнувшую дверь и, приготовившись создать несколько сгустков огня или, как их назвал Заен - капель, вышел из комнаты.
     Пусто.
     Заперев комнату, я поспешил направо по коридору, вдоль которого было еще несколько таких закрытых комнат, но заглядывать туда не хотелось. Атмосфера вокруг была тягостная, словно в каком-то триллере. Все мои чувства подсказывали, что нужно валить и побыстрее.
     Добрался до поворота и, прислонившись к стене, аккуратно выглянул.
     Дьявол. Заен возвращался назад с еще каким-то мужиком, и они были очень близко. Только второй не выглядел тупым, напротив, взгляд целеустремленный, уверенный. Одет прилично, и вообще, заметил бы на улице - принял бы за интеллигента.
     Я заторопился обратно, но успел добраться только до комнаты, из которой только что вышел.
     - Как так-то, а? - буркнул я, понимая, что уже не успею никуда спрятаться, и приготовился драться.
     Разговаривать с ними уже не было смысла. Меня хотели продать и использовать как вещь, что неприемлемо для любого разумного. Не хотелось настраивать себя биться насмерть, но реалии этого мира были таковы, что в таких ситуациях это единственный исход. Но даже так, мне было сложно настроиться на убийство разумных, которые не атакуют меня, ведь это не естественная защита в горячих условиях, когда либо ты, либо противник, а сознательное нападение с определенной целью.
     Нервничая, как на первом свидании, я втянул фигуральные сопли я решил действовать.
     Представив три закрученных в клубок шарика маны, я сформировал пламя, и как только два атлана появились из-за угла, атаковал. Три огненные капли, вспыхнув, понеслись к целям.
     - Эй, ты же... - начал орать Заен, но в этот момент структуры добрались до обоих.
     Одна капля влетела уроду прямо в лицо и зашипела, тот, облокотившись спиной о стену, начал хлопать по коже, но огонь теперь тух не так просто. Мана гуще - структуры выносливее.
     Второй мужик остался стоять, как ни в чем не бывало. Обе мои капли просто растеклись по его щиту.
     Ругнувшись про себя, я сформировал снова тройку, и со слабым "пхп" капли огня метнулись в будто ничего не понимающего джентльмена. Но снова распластавшись по невидимой оболочке, умения просто исчезли. И без того дерьмовые обстоятельства на глазах превращались в адски дерьмовые.
     Заен тем временем потушил пламя и просто валялся, постанывая, с обугленной кожей лица. Глаз почти не было видно, а изо рта капала слюна как у психбольного.
     - Ну и ну, кто это заглянул к нам в гости? - весело заговорил мужчина. - Неужели это и есть наш товар? Видимо, не зря я решил заглянуть к этим идиотам. А где же Холар? Неужели ты его уже убил?
     Мои мысли заметались аки тараканы от внезапно зажженного света, и одна самая громкая вопила "Беги!".
     Резко рванув вдоль коридора, куда ушел Фенкс, я завернул за угол и помчался вперед. Преодолев шагов десять, наткнулся на стальную дверь, которая оказалась наглухо заперта.
     - Черт, черт, - я как безумец кусал губы, не представляя, куда деваться, учитывая, что этому мужику мои структуры нипочем, а других в арсенале у меня не было.
     В спешке, я начал дергать каждую дверь, и с каждой запертой комнатой страх захватывал сознание.
     Наконец ручка последней повернулась, и прыгнув внутрь, я прижался спиной к хлипкой защите.
     Бежать было некуда, он обязательно пойдет сюда и будет проверять каждую комнату. Возможно, позовет на помощь. Что у него за магия? Как мне избежать боя?
     Отдышавшись, я решил осмотреться.
     Темно.
     Зажег одну каплю.
     Помещение выглядело заброшенным и грязным, будто здесь жили бомжи.
     - Дерьмо, - не удержал я рот на замке, когда мой взгляд наткнулся на кровать и вяло рассматривающего меня парня.
     Я приложил к губам палец и прошептал:
     - Не шуми, пожалуйста.
     Парень вяло кивнул и потерял ко мне интерес, уставившись в стену. Странный.
     Движимый глупостью, я переместил огонь ближе к кровати, сам не сходя с места, и отшатнулся.
     - Эй, парень! Куда же ты подевался? - голосил мужчина из коридора.
     Яркий желтый свет открыл мне то, чего бы я не хотел видеть, ведь после этого я не мог просто так сбежать.
     Это был мальчик, а не парень, как показалось в полутьме. На вид лет пятнадцать - семнадцать. Светлые волосы. Лицо в синяках и кровоподтеках, не критично, но заметно. Я выглядел так после тренировок у мастера Гана, как и все ребята.
     Но не это вызвало пробежавший по телу холодный пот.
     Грязная кровать. Грязное полуголое тело, покрытое синими отпечатками мужских пальцев. Особенно на бедрах и шее. Из одежды только серая, расстегнутая рубашка и носки. Руки перевязаны спереди лодочкой, ноги - на лодыжках. Рядом с кроватью ведро, раскиданные вокруг скомканные бумажки и запах отходов человеческого организма. И кислятины.
     Я беззвучно открывал рот, не в силах издать ни звука. В горле застыл комок, а в сознании на смену паники и желанию скрыться, пришла ярость. Точно так же, где-то в этом мире может лежать сестра, Эмма, Мэгги, Присцилла. Возможно, они уже побывали здесь. Или до сих пор находятся.
     Дыхание участилось, и скрипнув зубами, я решил убить мразей. Затем обыскать каждую комнату и спалить это место дотла.
     Прикусив губу, я отрезвил себя, и шестеренки со скрипом стартанув, завертелись на полную мощь.
     Капли огня ему нипочем, но у меня есть только это умение. Варианты? Создать более сильное. Больше маны, крупнее структура, да и форма нужна другая. Почему тот белокурый Искатель использовал именно мечи из дыма, а не шары, например? Да, у него такие свитки, но ведь это разнообразие чем-то должно быть обосновано, не ради красоты ведь!
     - Ну вот, осталось всего две комнаты, и мы встретимся, - весело сказал мужчина, громко топая по деревянному полу и заставляя меня нервничать еще сильнее.
     Скорость, легкость, проникающий эффект, долговременность воздействия, урон - все это должно влиять на физические структуры, ведь мои огненные капли шипели под дождем и "пыхкали", стартуя в цель. Значит, окружающий мир влияет на структуры и их поведение в нем, и если мана, копирующая вещества, подвержена влиянию природных явлений, возможно, она имеет все эти слабости перед лицом такой же структуры.
     Что если щит маны легче пробить острием, а не шаром? Может быть, именно поэтому гильдиец в Пантоа атаковал фойре именно клинками, дабы наверняка преодолеть защиту!
     "Но почему тогда умения бандитов, что напали на Ройана, не пробивали его щит?" - капризничала логика.
      Но в отсутствии других вариантов я все-таки уцепился за свою идею. В конце концов, у фойре мог быть более мощный щит, не зря же его хотели убить внезапно.

Глава 44 - Мышке некуда бежать

      Глава 44
     - Что ж, - буркнул я нервно, облизав сухие губы, - будем рассчитывать на Госпожу Удачу.
     Мальчик на кровати не проявлял никакого интереса к моему присутствию и лежал, не издавая ни малейшего звука.
     - Но что насчет Отдачи? - спросил я шепотом у темноты. Капля погасла, вернее я погасил ее, чтобы не тратить ману.
     Появилась идея, и я ухватился за нее, как рыба за каплю воды, невзирая на риск. Жажда убить мразей только разгоняла адреналин, а не сводила с ума от безвыходности, ибо враги были в досягаемости.
     - Один, два ...пять - мышке некуда сбежать, - пропел мягкий голос за дверью.
     Со скоростью мысли, перед моим внутренним взором появились три привычных клубка маны. Тут же, не теряя времени, я объединил их в один и, представив, что он состоит из множества спутанных нитей, начал разматывать, одновременно формируя образ метательного ножа с ладонь в длину.
     Я предположил, что Отдача приходит с лишней маной, которой ты наполняешь представленную форму. Любая форма имеет свою емкость, и видимо, в мире структур эта емкость имеет четкую меру. Сама мана помещается в любом количестве, как паста или краска, которой ты наполняешь пустую фигуру на листке бумаги. Раскраска, в общем. Но когда ты превращаешь ману в готовую структуру, вещество выталкивает лишнее.
     Это была теория, но также единственное, что у меня было на данный момент. Да и логика не находила других вариантов Отдачи, кроме ...волшебства.
     Все эти умозаключения мелькали в голове с немыслимой скоростью, точнее со скоростью мысли. Если бы я попытался описать все это на бумаге, а потом прочесть, боюсь, идущий по моему следу атлан уже бы выпотрошил меня или вырубил.
     Форма ножа была готова, и это потребовало больше времени, чем скручивать простой шарик. Четкая концентрация на определенном образе непростая штука, все мое естество должно было верить в то, что происходит. Я должен был видеть эту фигуру и знать, что она есть.
     Затем, продолжая разматывать клубок, я начал последовательно покрывать нитями пустоту фигуры так, чтобы полосы не пересекались друг с другом. Каждой нити свое место.
     Я решил, что когда форма будет заполнена маной, лишнее я отброшу и впитаю, как уже делал раньше.
     - Эй, парень, - постучали в дверь. - Давай без этого, а? Ты уже и так начудил, и твои капли никогда не пробьют мой щит. Если выйдешь сам, обещаю, что не буду калечить. Заен сам виноват, что такой слабак. Давно пора было купить простенький щит, а он все по борделям спускал.
     Мальчик за спиной нервно замычал и заерзал.
     - Ах, да. Ты, наверное, познакомился с Савиром? Нравится? Мне тоже... - сладко протянул мужчина теплым тоном, словно вспоминал рождественские чудеса детства. - Пусть тебя не смущает его вид, он всем доволен. Правда, Савир? Дружок, открой дверь папочке, и я тебя отблагодарю, позже.
     - Да, сейчас, господин, - безразлично сказал мальчик и, заерзав, свалился с кровати. Связанные руки и ноги не давали возможности нормально двигаться, но он вяло полз к двери.
     Я старался не отвлекаться, то и дело вздрагивая от проскакивающих образов того, что обычно происходило в этой комнате.
     - Что ж, - грустно сказал мужчина. - Видимо, по-хорошему не выйдет. Значит по-плохому!
     Моя задница почувствовала неладное, и я отпрыгнул от двери. В туже секунду огромный каменный кулак пробил дыру в районе ручки. Затем еще раз и еще, пока в дверь медленно и со скрипом не открылась.
     - Ну вот, - печально сказал мужчина, вздохнув. - Дверь, конечно, не жалко, все равно господин Фенкс приказал уничтожить это место, но вот костюм...
     Он уже отключил умение, и его правый рукав оказался изорванным. Впервые передо мной предстала магия тверди, но сейчас было не до восхищения.
     Я почти заполнил маной кинжал, зачеркивая пустоту будто синей ручкой, и молился о нескольких секундах спокойствия. Если все получится, дальше мне не придется так возиться, ибо, как я начал догадываться, мана или Сосуд запоминают мои действия и потом работают автоматически. Но сейчас моя задача требовала максимум концентрации, и я не мог бегать, прыгать или даже говорить во время работы над структурой. Я понимал, что просто потеряю все, чего достиг.
     - Савир, мальчик мой, ты приполз! - тем временем, тепло улыбнувшись, сказал мужчина. - Ладно, за старание, я, пожалуй, сегодня воспользуюсь тобой. Ты меня вдохновил!
     - Да, господин, - промычал Савир, подняв голову и глядя на мужика в костюме как на бога.
     Меня начало тошнить от происходящего. Желание уничтожить здесь все помножилось.
     Нож готов. А я нет. Если будет Отдача, мне точно конец, если не от нее, то после того как приду в себя.
     - Итак, на чем мы... - посмотрев на меня начал мужчина, но тут же осекся.
     Я поджигаю сформированный маной нож, и он с громким "пахп" проявился передо мной, исказив пространство своей температурой. Тут же направляю его в грудь обалдевшего мужика, и "шухнув", структура за долю секунды врезается в его щит. Он не пробивает его, как я хотел, но и не исчезает полностью. Оболочка маны словно пожирает огонь, как мясо с кости, и до тела противника пробирается только тонкое потрепанное перо, толщиной с указательный палец.
     - Аркх, - хрипит ублюдок, ощутив вогнавшуюся в грудь острую структуру. Его глаза неверяще округляются, и он, словно хватаясь за воздух, протягивает в мою сторону руку, отступая к противоположной стене коридора.
     Опасаясь, что он выпустит в ответ то, от чего я не смогу убежать, я мигом формирую еще два ножа и с двойным шипением вгоняю один ему в горло, а второй в глазницу.
     Убивать магией не то же самое, что своими руками. Если бы эти ножи были металлическими, и я использовал их лично, ощущая сопротивление кожи и мяса, было бы сложнее оценивать происходящее.
     - Ты ведь...ты ведь, - выплевывая кровь, пытается что-то пошипеть мужик.
     Он осел по стене на пол и нервно зашарил по карману пиджака.
     Не сложно догадаться, что он искал амулет исцеления, и хотя я уже видел, как после его использования разумные отключались, рисковать не хотелось.
     Я выпрыгиваю в коридор, как учуявший добычу зверь, со всей дури въезжаю сапогом ему в челюсть, и он мешком валится на пол. Не теряя временя и разгона, вбиваю подошву ботинка в шею харкающему кровью полутрупу и с чавкающим хрустом ломаю, проворачивая стопу. Он вздрагивает несколько раз и успокаивается.
     Тишина.
     Мое дыхание не отличить от дыхания спринтера после забега. Руки дрожат, а глаза неустанно моргают, пытаясь избавиться от заливающего их пота. Виски пульсируют от напряжения, а ноги норовят подкоситься и шлепнуть тело рядом с трупом.
     Не из-за шока или страха. Я чувствую, что ментально истощен и мозг тупо хочет уйти на покой.
     - Нет, - говорю себе, хватая воздух. - Нельзя останавливаться, Томи. Давай. Двигайся. Нужно закончить начатое.
      Я не убил того, кто остался в комнате, да и Заен скорее всего жив. Мрази не должны были выбраться отсюда.
     Поспешив обратно, я все-таки надеялся, что Холар умер от удушья, а второй от...от чего-нибудь, связанного с обожженным лицом, но, конечно же, это оказалось не так.
     Как только я повернул за угол, на меня с криком кинулся Холар и, рубанув клинком, рассек щеку. Я едва успел отпрыгнуть, все-таки привычки тела знают свое дело.
     - Ты убил брата, тварь! - заорал он, размахивая мечом. К сожалению, не как крестьянин, а строго выверенными движениями.
     Тварь? Это я тварь?
     - О, да, - выпалил я, натянув довольную улыбку, и признаться честно, она была настоящей. - Ты видел, как я это сделал?
     - Хух, - махнул он скривившись.
     Точно видел.
     - Видел, как я раздавил ему шею? Как таракану! - засмеялся я, пропустив совсем рядом с плечом, свист стали.
     - Холар! В сторону! - закричал из-за его спины Заен.
     Конечно же, вместе с Холаром улетел в сторону и я, ощутив пронесшийся ледяной воздух. Треск разбившегося о деревянную стену льда, разошелся по коридору.
     Не знаю, кем они меня считали, но было даже обидно, что мой разум оценили так низко. С другой стороны, как он еще предупредил бы подельника?
     - Мразь, - выдохнул Заен, стоя на четвереньках с красным, но уже не обожженным лицом.
     - И снова, я - мразь. Я что, попал в какое-то зазеркалье и делаю что-то не то? - не выдержал я, поднявшись и разглядывая творение его льда.
     Сильно. Если бы попал, меня бы уже не было.
     - Зря я тебя не убил, когда услышал странный говор! Чувствовал ведь что-то не то, - рычал он, с ненавистью глядя на меня.
     Холар поднялся и снова попер на меня с мечом, размахивая им, заставляя свистеть воздух.
     - Ты мне больше не нравишься, - тупо сказал он. - Я просто убью тебя.
     Я почувствовал, как восстановилось нужное количество маны и, подняв руку, сказал:
     - Ладно. Пожалуй, мы уже достаточно напрыгались.
     Ярость прогорала, и ее место занимала жалость и чертов альтруизм, не позволяющий убивать с запалом и без сомнений.
     Уже без промедления и напряга я сформировал три пылающих ножа и под вопли Заена метнул два в Холара и один в него.
     Привычно "пахнуло", и оставив едва различимый желтый след, структуры добавили в мой список еще один труп.
     Тот, что предназначался Заену, прошел мимо его головы, а Холар обзавелся дырами в груди и шее. Его одежда тут же начала гореть, и еще будучи в создании, уже мертвец пытался потушить себя, но быстро успокоился и рухнул на пол.
     - Рраааа, - заорал не своим голосом ублюдок на четвереньках. Видимо, после того, что в пиджаке, он был самым умным в команде и знал, когда нужно уклоняться. - Думаешь, меня так просто убить? Тебе тогда просто повезло!
     Черт, маны нет. И в голове помутнело. Структуры появились просто, но последствия только усилили желание уснуть.
     Я вяло подошел к горящему трупу Холара и поднял его меч.
     - Когда господин Фенкс узнает, что это был ты... лучше бы тебе сдохнуть, - продолжал брызжать слюной Заен, но сил подняться у него не было. Он и на четвереньках то едва держался.
     - Уверен, тебе сейчас хочется упасть и уснуть, - подошел я неспеша и, в став сбоку, нацелил клинок на его шею. - Но этому не бывать, сейчас ты умрешь. Ты уже мертв.
     Ублюдок должен был уйти кроваво.
     - Су-ука, нет. Нет! - мычал Заен, теряя силы. - Не хочу, нет!
     - Да, - сказал я спокойно и поднял клинок.
     - Нет, пожалуйс-ста... - полились слезы, сопли и моча.
     - Да.
     Воздух глухо свистнул, и серое лезвие столкнулось с шейным позвонком, к сожалению, не разрубив его с первого раза.
     - Не-ет, прош...
     - Урод, - выдохнул я нервно и, замахнувшись, снова рубанул по шее.
     Голова отвалилась и, повиснув на коже, стукнулась о пол. Следом рухнуло тело.
     Я сблевал. Потом еще раз.
     В тошнотворном тумане я потащился к месту, где лежал первый труп и, обшарив его, нашел связку пяти ключей. Ни денег, ни свитков. Обыскивать двух других я тупо не мог, от одной мысли выворачивало желудок.
     Вспомнив, что в руке все еще меч, уронил его и, тяжело поднявшись, поплелся к железной двери, очень надеясь, что один из ключей подойдет.
     Нужно было срочно добраться до койки, иначе меня найдут вместе с трупами, только живого.
     Третий ключ спокойно провернулся, и мерзко скрипнув, дверь поддалась.
     - Господин, - раздался тонкий голос мальчика. - Теперь вы господин?
     Я вздрогнул. Совсем забыл про него.
     - Н-нет, - не оборачиваясь, ответил.
     - Тогда кто? - вяло спросил он.
     - Не знаю, - ответил я не лучше. - Теперь нет господина.
     - Но... - начал он и после паузы закончил, - хорошо.
     Мне ни к чему была забота о ком-то. Этот мир как-то жил до меня. Как и мой мир, и все беды в нем.
     Раздался скребущий звеньк стали, и я резко развернулся.
     - Сто... - крикнул я, но остановился и молча смотрел, как он худыми руками направил острие себе в живот и, разбежавшись, врезался эфесом в стену.
     Лезвие едва выглянуло со спины, и Савир упал на колени.
     Я развернулся и побежал по коридору. Топот ботинок отдавался в голове гулким эхом, которое сводило с ума.
     Мне даже нечем было помочь ему умереть быстрее.
     
     
     
     
     
     
     
     

Глава 45

      Глава 45
     Здание оказалось двухэтажным, и я был заперт на втором. Аккуратно спустившись вниз, осмотрелся и, найдя выход наружу, я уже открыл дверь, вдохнув свежий ночной воздух, но снова захлопнул.
     Нужно было обыскать дом. Здесь могла быть сестра, и эта мысль меня дико пугала.
     Направившись внутрь, я прочесал весь первый этаж, открывая каждую комнату, которых оказалось не так много, а замки разнились только тремя вариантами. Так что связка пяти ключей оказалась волшебной палочкой.
     Никого не обнаружив на первом, я собрался с силами и все таки поднялся снова на второй этаж. Обшарив каждую комнату там, я старался не смотреть по сторонам и обходить трупы. Сложнее всего было пройти мимо Савира, лежащего в луже крови.
     Больше никого не отыскав, я начал раскидывать по всем углам сгустки огня, поджигая здание. Дерево схватывалось быстро, несмотря на обработку. Скорее всего, из-за маны, ведь она просто так не тухла и продолжала гореть, несмотря на сопротивление.
     ...
     Когда мое уставшее тело пробиралось по темным закоулкам Каира, позади пылал высокий костер. Я не знал, куда идти и в каком районе города нахожусь, поэтому просто плелся вперед.
     Начало сереть. Я ускорился, ориентируясь на удачу и исчезающую с улиц грязь. Притаился в темном углу, пропуская отряд стражей. В конце концов, вышел на знакомую площадь с фонтаном, вздохнул спокойнее и поплелся к гостинице.
     Торговцы уже налаживали свои точки, и то тут, то там проскакивала ранняя пташка или поздний шатающийся гуляка. И те и другие, словно не замечали густой дым в бедном районе. Здание было двухэтажным, так что черно-белый столб заявлял о себе на всю окрестность.
     Никто не кричал, и уж тем более не было слышно пожарной сирены. Да и мне было все равно. Я хотел добраться до кровати и упасть.
     - Если так и будет продолжаться, я превращусь в чертового маньяка, - пробубнил я, криво усмехнувшись, и открыл тяжелую дверь неприглядного здания Двора.
     - Каин?! - послышался встревоженный голос хозяйки. - Где ты...
     Она осеклась и, поднявшись из-за стола, спешно подошла ко мне.
     - Боги, ты что, в аду побывал? - разглядывала меня женщина красными глазами. Видимо, спокойной ночи у нее тоже не было. Хоть и не такой веселой, как у меня.
     Я поморщился и молча поплелся к лестнице. Не хотелось говорить. Хотелось отключиться.
     - Эй, стой. Ты куда, - схватила она меня за руку. - Нужно обработать щеку, а у тебя, уверена, ничего для этого нет. Царапина не очень глубокая, так что, думаю, отделаешься легким шрамом. Шрамы украшают мужчин. И мальчишек. Хочешь, я схожу за амулетом? Правда, я не знаю, где купить, так что придется побегать.
     Она тараторила, не смолкая, утягивая меня за руку от лестницы.
     - Заен та еще мразь, и мне стоило удержать тебя от прогулки, но я не подумала. Дура. Вмешала единственного постояльца в свои проблемы. Еще и мальчишку, - причитала она. - Но как вижу, ты жив, а значит они либо покалечены, либо мертвы. Лучше бы второе...
     Мое тело и психика были истощены. Может из-за использованных чар и прорыва в сотворении структур. Может из-за убийств. А возможно, все вместе. Болел нос, затылок и челюсть.
     Я уже ничего не понимал и просто плелся за ней, ведомый за руку.
     - Кир, наполни мою ванну. Быстро, - скомандовала Маргарет дикону, который непонимающе разглядывал нас, выйдя из какой-то подсобки. - Затем сбегай в город и найди лавку с хилфами. Купи один простой.
     - Да, госпожа, - ответил спокойно парень в костюме и поспешил вперед нас.
     - Ах да, Кир, скажи Марису, чтобы он заменил меня внизу. Да, я знаю, что до его смены еще пять часов, но он мне нужен там. Сейчас.
     - Да, госпожа Бомс, - не оглядываясь, сказал брюнет.
     Мы прошли через дверь за стойкой и, минув короткий коридор, вошли в комнату. Парень по имени Кир направился в ванную, но Маргарет остановила его.
     - Кир, все-таки давай, я сама, а ты разбуди Мариса и занимайтесь делами.
     - Как скажете, - ответил Кир и выскользнул из комнаты.
     Меня довели до спального места, когда мои глаза уже почти слиплись. Я упал и с удовольствием скрутился. Что происходило дальше, я не помню. Морфей сгреб меня в объятия и наслал бесчисленное количество снов, один из которых было суждено запомнить.
      ***
     - Том, а может ты не пойдешь? - в который раз просила Сая парня, повторяя за его движениями.
     - Не получится. Больше некому, и ты это понимаешь.
     - Да... Но...
     После очередного движения локтем Сая споткнулась на месте и, чуть не завалившись на мат, тяжело дыша, уперлась руками в колени.
     - Я понимаю тебя, детка, мне тоже не хочется, - Том подошел и присел рядом.
     Взяв с него пример, девушка с облегчением тоже уселась и положила голову ему на плечо.
     Том посмотрел на нее и понял, что если бы кто-нибудь спросил его, нравится ли она ему, он бы не солгал, сказав - да. Более того, с недавних пор Сая нравилась ему намного больше, чем просто горячая красотка.
     - Ты потный, - сказал она безэмоционально и устало.
     - Ага. Как и ты, - ухмыльнулся Том.
     На лице девушки появилась улыбка, и эта улыбка с каждым проведенным с ней днем находила чувствительный отклик в душе парня.
     - Хочу поцеловать тебя, - выдохнув, сказала Сая.
     - Я тоже.
     - Но ты потный.
     - Ты тоже.
     Глупый смех раскатился по залу, и парень с девушкой, не усидев на заднице, упали на спину.
     Том смотрел на белый потолок и думал о грядущем походе и о будущем. Он думал о том, что в это мгновение мысль провести остаток жизни с Саей под толщей земли и железобетона не такая уж и плохая.
     "Как быстро меняются приоритеты, если ты перестаешь быть одиночкой или выходишь из пещеры. Или и то, и другое", - подумал Том.
     - Я не хочу, чтобы ты уходил, - сказал Сая серьезно. - Я боюсь, что ты не вернешься.
     - Если не вернусь, значит там много красивых людоящерок. Просто знай...АЙ! - маленький кулачок прилетел в плечо парня. - За что?!
     - За все! Ты кретин. И ты потный, а я хочу тебя обнять, - сказала девушка, надув губы.
     - Ты ведь сама не лучше, но я же молчу!
     - Это потому, что ты не хочешь меня обнимать. Может, ты правда сбежать от меня наверх решил? - театрально нахмурилась Сая. - В поисках людоящерок!
     Добрый смех снова достиг каждого уголка тренировочного зала.
     - Ты сегодня чем займешься? - спросила Сая, утерев уголки глаз.
     - Не знаю даже. Подумывал встретиться с одной девушкой в укромном месте, но если ты предлагаешь что-то поинтереснее...? - подмигнул Том, и получил тычок по ребрам.
     - Дурак ты, Том Макбир, - горячо выдохнула Сая ему в ухо и пустила по всему телу мурашки. - Ставлю доллар, что эта девушка еще не позволяла твоим рукам разгуляться по ее сочному телу.
     Он сглотнул.
     - Ставлю доллар, что эта девушка не позволяла разгуляться и своим рукам, - продолжала шептать она в ухо, касаясь мочки губами.
     Руки Саи медленно опустились к бедрам Тома, и пальцы прошагали слишком близко с известным местом.
     "Дьявол! - мысленно вздрогнул парень, - кто эта девушка и где она жила все это время? Куда я вообще смотрел весь этот чертов год, что пропустил мимо эту суккубу. Хотя, возможно, это и к лучшему, не хотелось бы поступить с ней, как с Микки. А именно - сбежать, как последнему трусу".
     ***
     - Эй, Каин. Проснись, мальчик, - сказал кто-то тепло, поглаживая мои волосы.
     Я нехотя приоткрыл глаза и, скривившись от яркого света, раздраженно зажмурился. Перед глазами мутно прорисовалось женское лицо.
     - Давай же, вставай, - мягко настаивал голос.
     Перестав гладить волосы, меня потянули за руку, но я, недовольно замычав, потянул обратно.
     Казалось, что меня в школу будит Эмма, а я, заспавшись после студенческой вечеринки, не хотел никуда идти. В этот момент все было логично, хотя когда я был студентом, матери рядом уже не было.
     - Еще пять минут, - буркнул я, и звук собственного голоса словно разрушил мутную стену, и в голове резко прояснилось.
     Я подорвался и уставился на Маргарет, которая сидела рядом на краю кровати: кудрявые волосы небрежно скручены боковым хвостом, глаза уже не красные и хорошо подведены черным. Фигура скрыта белой блузкой и коричневым подобием корсета с кучей шнурков, соединяющих разные его части. Но это был не утягивающий талию корсет, а скорее жилет, еще и с широкими бретельками.
     В ногах что-то зашевелилось, и глаз уловил спрыгнувшую на пол пепельную кошку, которая тут же села и начала вылизывать лапку. Такая знакомая картина радовала глаз.
     - Каин, тебе нужно поесть. И прости, но я не смогла разбудить тебя, когда Кир принес хилф для твоего пореза, - поджала она губы, тоже проследив за пушистиком.
     Мозг будто вспомнил, что у меня на лице рана и на левой щеке почувствовалось жжение.
     - Не страшно, - сказал я, аккуратно проведя пальцами по тонкой корке засохшей крови. - От такой царапины может и следа не остаться. Главное, чтобы не было заражения.
     Маргарет улыбнулась и кивнула:
     - Я понимаю. Просто чувствую себя виноватой и хочу помочь.
     Ее брови сошлись на переносице и, в противовес спокойному тону, выдавали ее напряжение.
     - Все в порядке, - сказал я успокаивающе и улыбнулся внутри ее опасениям. Видимо, женщина ожидала оглашения списка долга. - Я сам виноват, что влез не в свое дело. Знаешь, я когда-то зарекался так делать, но видимо в последнее время у меня обостренный рецидив длинного носа.
     - Ре-цид-див... - ломано произнесла она незнакомое слово.
     Мои губы невольно растянулись в улыбке и пояснил:
     - Это когда ты срываешься после воздержания в чем либо. Например, ты бросаешь пить и не употребляешь два года, а потом срываешься и уходишь в жесткий запой.
     - А зачем бросать пить? - подняла она брови, разглядывая меня.
     - Ну, - замялся я от странности вопроса. - Чтобы не гробить печень... там, сердце, и вообще... не деградировать умственно.
     - Разве вода гробит разумных? - теперь к ее бровям присоединился голос, окрасившись искренним изумлением.
     Я завис и через пару секунд расхохотался от души. Затем сразу же схватился за голову, которая раскалывалась от внезапной встряски, и упал на подушку. Но улыбка так и не покинула моих губ.
     Женщина непонимающе смотрела на мою реакцию, но ее губы тоже изогнулись в легкой улыбке.
     - Я имел в виду алкоголь, госпожа Бомс, - пояснил я, успокоившись, и осмотрелся вокруг.
     - Да поняла я, - махнула она рукой и, встав с кровати, поправила длинную красную юбку с вышитыми прямоугольными полосками. - Просто иногда полезно прикидываться дурочкой.
     - Ясно, - вяло протянул я и хотел уже подняться вслед за ней, но обнаружил, что полностью голый. - Эм, почему я без одежды?
     Женщина усмехнулась снисходительно:
     - Очевидно же, глупый мальчик. Тебя раздели.
     - Зачем? - спросил я тонким голосом. Стыдиться в принципе было нечего, но все равно странно представлять, как тебя разглядывала посторонняя женщина.
     Она вздохнула, с улыбкой наблюдая за мной или за моей реакцией, что более вероятно.
     - Чтобы смыть с тебя кровь и грязь. А также, отправить в стирку одежду. Кир даже приготовил тебе сменную, но ваше превосходительство так долго не приходило в себя, что постиранное успело высохнуть, - пояснила она ломающимся от желания рассмеяться голосом.
     - И кто же меня ...? - спросил я стыдливым тоном.
     - Мыл? - закончила за меня женщина. - Я, конечно, кто ж еще.
     Она уже откровенно посмеивалась над моей реакцией.
     - Ладно, шутки в сторону, - сказала она, резко посерьезнев. - Ко мне приходили люди Корвана Секста из департамента правонарушений и расспрашивали о новых постояльцах. Конечно же, я сказала, что таковых нет, но на днях должен приехать племянник.
     Я напряженно кивнул. Имя Корвана я уже слышал от ублюдка Фенкса. Видимо, я все-таки ошибся, считая, что никто не будет идти по следу.
     Подойдя к тумбочке у двери, женщина налила в стакан воды из графина и передала мне, продолжая рассказывать:
     - Они расследуют поджог здания, находящегося во владении Саргиша Фенкса. Там нашли три обгоревших трупа мужчин и одного ребенка. Лоций, так звали заглянувшего ко мне следователя, разнюхал, что у меня были проблемы с Заеном и его парнями, но, как ты понимаешь, проблемы с ними были не только у меня, так что искать в этом связь бесполезно. Да и трудно Белой женщине расправиться с тремя мужиками.
     - Им что-то известно? - спроси я, вмиг опустошив стакан.
     - Не много. Жители Старого Города рассказали про бородатого парня, который торопился подальше от разгорающегося здания. Не густо, короче, - заключила она, присев на стул-кресло у стены. - Так что этому парню лучше бы сбрить бороду, да поскорее.
     Маргарет кивнула на ванную комнату, а я кивнул на голого себя под одеялом.
     - Ой, что я там не видела, - хмыкнула она, засветив белозубую улыбку.
     Я поморщился.
     - Да шучу я, шучу. Поднимешься, как выйду, - махнула она рукой. - Кстати, теперь ты почетный нахлебник этого Двора.
     - Да можно и без этого. Эти парни все равно бы нашли меня, да и влез я по своему желанию...
     Она оборвала мою драматическую скромность:
     - Эй, прекращай. Ты же знаешь, что я не серьезно. Давай, не будем играть в эти игры.
     - Да я...
     - Все! Я сказала, хватит, - строго сказала хозяйка. - Мы оба понимаем, как ты выручил меня. Мало того, что избавил от нужды бросить все вложения, еще и прикончил тех, кто... кто... ну ты в курсе. Всех, конечно, не убить, но эти куски дерьма были особым исключением. Так что я твоя полноправная должница и буду оставаться таковой, пока сама не решу, что рассчиталась. Ясно?
     - Ага. Только вы кое-что упускаете в этом уравнении, госпожа Бомс, - хмыкнул я, потянувшись.
     - Что же?
     - Я могу не захотеть принимать вашу плату, и это будет мое решение.
     - Вот как? - протянула она, прищурившись, и встала с мягкого стула.
     - Да, - кивнул я уверенно.
     Безусловно, в этом мире мне понадобиться любая помощь, но мне не нравилось, когда кто-то решал за меня. Даже если это касалось желания отплатить за услугу.

Глава 46

      Глава 46
     Когда Маргарет оставила меня, в комнату заглянул Кир и бросил на кровать одежду. Парню определенно не нравилось мое местонахождение, и он всячески подначивал меня как можно скорее покинуть, как комнату госпожи Бомс, так и саму гостиницу. Было забавно наблюдать за его потугами деликатно намекнуть мне свалить подальше.
     Видимо, чертяга неровно дышал к этой даме, и несмотря на ее возраст, я его прекрасно понимал. Выглядела Маргарет весьма эффектно, и я бы даже сказал - сочно. Такие женщины, как она, всегда притягивали к себе взгляды как мужчин, так и женщин.
     В общем, воспользовавшись сначала ножницами, а затем опасной бритвой, я избавился от бороды и удивился старому себе. С самого пробуждения в хижине целителя я лишь подрезал длину, чтобы походить на хипстера, а не бомжа. Хотя, понял ли бы в этом мире кто-то разницу - тот еще вопрос. Было странно видеть голые щеки и не чувствовать растительность на лице. Ощущение, будто с меня стянули маскировку и осветили десятком прожекторов.
     Сначала я старался не вспоминать прошлую ночь, чтобы не начинать винить себя. Ведь на счету парня, который до этого убивал только тараканов, уже висело девять душ. Но все же не удержавшись, я промотал в памяти события и с удивлением понял, что в целом, мне все равно. Исключением был обезумевший мальчик с пустым взглядом. У меня сводило зубы, просто от мыслей о том, что с ним происходило и сколько лет подряд.
     Я вспомнил своих первых жертв и не почувствовал вообще ничего. Никакого сочувствия или сожаления. Будто я победил в игре, а они проиграли. Жаль, конечно, но не настолько, чтобы упиваться депрессией. Меня больше напрягало следствие департамента правонарушений, ведь я не знал их методы и возможности.
     Что в этом мире вообще происходит с преступниками? Может, их не сажают в камеру, а сразу убивают или лишают конечностей. Может, есть прибор для отслеживания маны, ауры, запаха.
     На Ройана навели структуру по каким-то признакам, а значит могут выйти и на меня. Да, он сказал "по запаху", но это, скорее всего, был местный сленг, а не реальная возможность.
     А еще этот Фенкс. Заен ссал кипятком, говоря о его могуществе, но так ли это? Зачем атлану с такими возможностями пользоваться услугами этих кретинов. Для них, возможно, он богат и всемогущ, но кто он в сравнении с той же Гильдией? Да и некий Корван из департамента правонарушений заставил его замести следы.
     - Нужно скорее вступить в ряды Искателей, чтобы иметь хоть какой-то иммунитет, - пробубнил я, натягивая выстиранные штаны.
     И хотя все выглядело весьма просто и перспективно, меня все еще смущал тот факт, что постоянно встречались Желтые не из рядов Гильдии. Неужели молодняк не интересуется возможностями, которые она предоставляет?
     Определенно, было что-то, что я упускал в своих рассуждениях, и все сводилось к плохому пониманию местного быта.
     Но на данный момент у меня не было выбора. Возможность перемещения, поддержка огромной структуры, опыт, деньги и информация были слишком важны для поиска сестры.
     За окнами уже не светило желтое солнце, и мне нужно было спешить, чтобы успеть зарегистрироваться, прежде чем что-нибудь снова пойдет не так. А ведь в последнее время именно так и происходит.
     С ностальгией вспоминая дни, когда я, ничего не помня, охотился с Сорасом и учил язык с Леа, я спрыгнул с лестницы и, схватившись за голову, которая заколола от встряски, сообщил хозяйке, что ухожу по делам.
     Она сначала остолбенела, всматриваясь в меня, словно я совсем другой человек, а затем, кивнув, заключила:
     - Отлично. Ты совсем не походишь на того, чье описание зачитывал мне следователь Диметрий.
     - Уж надеюсь на это. Такую бороду, знаешь ли, не три дня растить, - буркнул я недовольно.
     Женщина рассмеялась, а затем сказала серьезно:
     - Знаешь, Каин, я не очень-то верю в богов и прочие силы. В нашем мире есть все для плетения путей своей судьбы, но после всего этого я даже задумалась о том, чтобы поставить в своей комнате маленькое святилище Мин. Ведь как еще можно объяснить твое появление именно сейчас. Не рука ли самой богини Судьбы коснулась моего плеча?
     - Если это проделки богов, то я бы с удовольствием спросил с них за все, что они сотворили, чтобы я появился здесь, - грустно улыбнулся я. - Тем не менее, я рад, что помог тебе.
     На этой трогательной ноте я развернулся к выходу.
     - Тебе обязательно уходить сейчас? - спросила она взволнованно. - Ты ведь еще не совсем здоров, да и рана на щеке смотрится не очень представительно. Куда ты вообще прешься? Думаешь, подходящее время суток для поиска работы? Или ты не на поиски работы, а на поиски приключений между женских бедер? Вот что я тебе скажу, сейчас не лучшее время для этого. И тот бордель, к которому ты ходил, не лучший в городе! Давай, лучше поужинаем, выпьем. Каин, Са-арг тебя забери!
     Я усмехнулся такому напору и пошутил:
     - Я буду к двенадцати, мамочка.
     - Ма... что? Что ты сказал!? - ее брови мило подлетели вверх, и она беззвучно задвигала губами, видимо, не зная, как отреагировать на мое замечание.
     Я поспешил к выходу и, выскочив на улицу, быстрым шагом направился к высокому красному зданию. Кир сообщил, что я провалялся сутки, а значит, у меня остался только этот вечер, чтобы зарегистрировать себя, прежде чем начнется смена белобрысого администратора. И если раньше я мог бы плюнуть и подождать, то сейчас, учитывая наведение справок о поджоге, мне нужно было прикрытие и какая-нибудь официальная бумажка.
     Обогнув центральную площадь под стенами домов, я пробежал по мрачнеющим улицам, не оглядываясь ни на что, и проскочил внутрь заветной двери.
     Служебная атмосфера холла приятно охладила разогретый переживаниями разум, а шум десятка голосов разумных в доспехах и с оружием напомнили, зачем я здесь.
     Искатели, как и в прошлое мое появление, не проводили здесь время за кружкой или пьяным весельем. Разбившись по группам, они обсуждали дела, рассматривали карты, задания и о чем-то спорили с администратором. Изредка можно было увидеть одиночек, держащихся в стороне ото всех. Они выглядели не такими занятыми, скорее даже скучающими и забытыми.
     Вдохнув, я смело направился к административной стойке и, поприветствовав худенькую девушку фойре с очень короткими серыми волосами, прошел ту же процедуру, что и прежде.
     - Поздравляю вас, - улыбнулась она как вышколенный банковский служащий по кредитованию. - Ваш Цвет позволяет заключить с нами договор о найме. Пожалуйста, прочтите это соглашение и подпишите, если вас все устроит.
     Она выложила на стойку несколько желтоватых листов, и я сделав вид, что внимательно ознакомился, направил слабый поток маны на место подписи. Маленький шестиугольник слабо засветился, и я передал бумаги администраторше.
     - Замечательно, - дружелюбно улыбнулась она. - Теперь вы в команде, рекрут!
     Я постарался максимально обыденно расспросить ее о том, что мне делать дальше, и после непродолжительного ликбеза, покинул здание.
     То, что я понял, меня не обрадовало, мягко говоря. Для начала, те ребята, что сидели в одиночестве, это не имеющие команды и, по сути, безработные товарищи-рекруты. И доступные для них задания связаны не с боем, а со всякой бытовой херней по типу присмотра за фермой, охраной торгашей в дороге вместе с другими наемниками или уничтожения мелких вредителей.
     Меня вообще неслабо поразило разнообразие и идиотизм некоторых заданий, которые могли состоять полностью из помощи по очистке подвального помещения или рассаживанию деревьев. По сути, подобными вещами на Земле занимались скрауты или фионеры, по аналогии исчезнувшего государства, и в этом плане, Гильдия больше напоминала организацию по найму разнорабочих на любой лад. Все остальное, включающее в себя путешествия в новые земли, исследование забытых мест, раскопки, уничтожение прорывающихся через каменную границу зверюг и прочей гадости, было уделом гильдийцев высокого ранга. Да и набор умений должен соответствовать сложности заданий. Администратор не подтвердит твой выбор, если у тебя в арсенале только одна простая структура, по типу моего огонька.
     С наборами и уровнем магии тоже нужно было разобраться, и не затягивать.
     Несмотря на то, что девушка с гордостью заверила, что Гильдия печется о своих членах, как мне показалось, в контексте этой организации - ты никто и звать тебя никак, пока ты рекрут и не сделал ничего стоящего или не прибился к группе. В каком-то смысле, такие одиночки - никто даже для тех, кто может себе позволить их нанять.
     Ты обязан выполнять как минимум одно задание в месяц. Любое. Но, черт, за один раз скошенное поле не проживешь и пары дней, куда уж там месяц. Вот и получалось, что делать всякую херню ты просто вынужден. Ну, или ищи другую работу, но раз в месяц все равно бери задание, а если не успеешь или нарвешься на пустой список - выговор и понижение процента доли оплаты.
     И самая пакость заключалась в том, что ты не можешь просто числиться в рядах организации или за один раз поднять свой ранг.
     Я почувствовал себя настолько обманутым, что хотелось выть от досады. Как я такими темпами буду искать сестру?
     Да уж, когда я был в Пантоа, я думал, что Искатель как полубог для деревенщины, но все оказалось куда проще. Интересно, представляет ли себе Ворак или Норса, что их ожидало бы в этом месте? Никаких тебе приключений и гор золота, а лишь вскапывание огорода какой-нибудь старушки, живущей в пригороде. Жителям Пантоа, конечно, это ни к чему, да и денег не хватит на такие расходы, но сама суть.
     - Боги, и что мне теперь делать-то? - бурчал я, двигаясь уже по ночному городу.
     В центральной части города было хорошее освещение: по обочинам стояли фонари на высокой ноге, а на стенах домов часто встречались факелы. Атланы разбредались по домам или тавернам. Воздух был наполнен прохладой и свежестью, а над головой белыми блинами на мир взирали Ночные Свидетели.
     Было очень атмосферно, но мне больше хотелось в тепло и погрустить о несчастной доле за бокалом того эльфийского пойла или чего-нибудь горячего.
     - Вернулся? - почему-то удивилась Маргарет. - Раньше, чем я ожидала!
     В главном зале меня ждал сюрприз в виде заполненных столов и гомона женских и мужских голосов. Диконы только и успевали бегать кругами, разнося тарелки, кружки и приборы. Посреди зала весело полыхал огонь, играя тенями на каменных стенах и потолке, а хозяйка довольно улыбалась.

Глава 47

      Глава 47
     - Что это такое? - спросил я, повысив голос, чтобы перекричать гомон. Не было нужды уточнять по поводу народа, все и так было ясно.
     - Это посетители, Каин! - весело подмигнула Маргарет, протирая стол от разлитого, судя по запаху, кислого пива. - Ты даже не представляешь, что я узнала, пока тебя не было.
     - Что же? - спросил я, оглянувшись на почти полный зал.
     - Одна старая знакомая, Офелия, рассказала, что кто-то объявил в городе моему Двору гират, и поэтому никого не было. Но внезапно, гират был снят.
     - Что-то я не понял. Что за "гират"? - спросил я озадаченно. Настроение было ни к черту после краткого знакомства с правилами Гильдии, но все, что касалось этого мира, меня интересовало.
     - Гират - это запрет на посещение или сотрудничество. Так иногда устраивают, чтобы задавить чье-то дело. Если ты местный, и нужные люди заметят тебя за нарушением гирата - это гадкое клеймо могут повесить уже на тебя, и тогда ни один торговец не примет твое золото, - доходчиво пояснила хозяйка.
     - Ясно. И кто же отвечает за такие установки? Почему кто-то вообще придерживается этих правил? - спросил я резонно.
     - Сложно сказать, Каин. Обычно этим занимаются Теневики и подобные им. Но это занятие не из дешевых, и я даже не представляю, какому денежному мешку понадобилось гробить мое начинание. Заен и его дружки вряд ли могли позволить себе что-то подобное! Но, безусловно, нельзя не заметить присутствия связи между снятием гирата и их смертью.
     К стойке подошел чернокожий мужчина с пышными серыми усами, щетиной, в поношенном сером костюме в клеточку и, бросив медную монету, заказал еды.
     Когда он ушел за стол, я стал дальше расспрашивать:
     - А как так получилось, что столько народу набежало за такое короткое время?
     - Ха! - довольно подняла палец Маргарет и, облокотившись об стойку, наклонилась ко мне ближе. - Я ведь говорила, что мое заведение не типично для местных, так что многие уже давно поглядывали в сторону Синего Демона.
     - Кстати о нетипичности, - вспомнил я странность, бросившуюся в глаза. - Почему посреди зала огонь, когда есть нормальные светильники и камин. И вообще, я думал это жилой Двор для приезжих, а не таверна!
     - Мальчик, - хмыкнула хозяйка. - Если работать только для приезжих постояльцев, мое дело загнется, так и не разогнувшись. А насчет огня Марги - это просто стилистическая уловка, которую я немного переделала из традиции фойре.
     Я уже открыл рот для вопроса, но к стойке снова подошел мужчина в клетчатом костюме и, скривившись губастым ртом, спросил у хозяйки:
     - Марга, а где девки? Почему жратву разносит только прыщавая пацанва?
     Его говор сильно разнился с костюмом.
     - Павелис, - вздохнула хозяйка, видимо, это уже не первый подобный вопрос за вечер. - Если я и найму девушек на работу, то это будут не девки, и мои мальчишки не прыщавые!
     - Но... - нахмурился он.
     - Без "но", Павелис! Это мое заведение, и уж точно не бордель. Тебе понравилась еда? - закончила мягким вопросом хозяйка.
     - Эм, да, понравилась, - запыхтел мужчина. - Но...
     - Я ведь сказала, - Маргарет сложила руки под грудью, - без "но". Или тебя все устраивает, или ты идешь в Боринсу, Штакеру, ну и куда еще вы там ходите обычно.
     Мужик раздраженно оскалился и, не сказав ни слова, развернулся и потопал к выходу.
     - Да уж, с таким подходом ты сильно не разбогатеешь, - хмыкнул я, глядя вслед Павелису.
     - А я за богатством не рвусь, - деловито поправила косу женщина. - Меня больше волнует собственный выбор и имидж заведения. Я не планировала открывать забегаловку для таких, как он. Но с другой стороны, одну девочку все-таки нанять придется, если, конечно, дела пойдут хорошо. Кир и Марис не справятся сами, а я весь день за стойкой не хочу торчать.
     - Понятно, - сказал я и снова развернулся к посетителям. И вовремя, так как к Маргарет подошла женщина со светлыми волосами, и они принялись обцеловывать друг другу щеки.
     Было странно интересно наблюдать за местными в таком бытовом режиме. Я уже был в тавернах, и в первом случае там заседали в основном вояки, а в остальных - вообще было пусто. Сейчас же обычные жители центрального Каира заняли почти все столы в помещении и, неспешно занимаясь едой, обсуждали свои дела. Мужчин было больше, но не настолько, чтобы это бросалось в глаза.
     За одним столиком сидела компания ребят на вид моего возраста и раскидывала какие-то бумажки, бросая вслед монеты. Девушки громко смеялись, а парни старались вести себя невозмутимо, когда очередной куш уходил победителю.
     За другим столом сидела пара женщин в ярких платьях: одна в синем, с голыми плечами, внушительным декольте и корсетом зеленого цвета. Другая в очень похожем, но бледно-красном с широкими бретельками. Подол не прикрывал ноги до пола, а рукава заканчивались на кисти. Оба платья смахивали на ранее средневековье, но как я уже заметил, более стилизованно и открыто. Даже откровенно.
     Да и вообще, на первый взгляд, они прибыли с вечеринки, посвященной возвращению старинной моды на новый лад.
     Мужчины в этом плане были проще: брюки, жилеты, пиджаки. Шляпы цилиндры или широкополые. На некоторых были кепки, похожие на восьмиклинки.
     Я заметил женщин и в брючных костюмах, но более элегантных и обтягивающих. Что удивительно, каблуки здесь так же носили.
     В общем, в приличной части города люди были на порядок шире в возможностях и откровеннее в желаниях, нежели в деревнях, через которые я проезжал, или в Старом Городе.
     На первый взгляд этот город не походил на место, которое было вторым по близости к каменной границе. Норса говорила, что когда через границу прорываются обитатели неосвоенных земель, первым под раздачу попадает округ Фрои, вторым Каира, вместе с деревнями и близлежащими поселениями. Поэтому в таких местах у гильдийцев больше работы, чем на границе с фойре или в центре.
     И даже так, я не заметил толп гильдийцев, бегающих по городу с забитыми трофеями мешками и теряющими из карманов серебро.
     - Поесть и выпить чего-нибудь, - вывел меня из раздумий низкий голос. - Пожалуйста.
     Я обернулся в сторону звука и наткнулся на двух фойре, парня и девушку. Они были одеты весьма скромно и очень нервничали. Лица были худыми, что еще сильнее выделяло животные уши, а глаза голодными.
     Парень положил на стол несколько медных и молча ждал.
     Только сейчас до меня дошло, что в зале была почти полная тишина. Все смотрели на новеньких, а они на хозяйку.
     Маргарет о чем-то задумалась и, кивнув самой себе, подозвала Кира.
     - Да, госпожа, - отозвался дикон.
     - Усади за стол и обслужи, - сказала она спокойно.
     - Но... - начал парень.
     - И ты решил сегодня перейти на "но"? - нахмурилась она. - Бегом.
     - Да, госпожа Бомс, - сморщил нос Кир и пригласил фойре проследовать за ним.
     - Эй, Маргарет! Что за дела? - стукнул по столу мужик в серой кепке-восьмиклинке и поднялся. - Эти выродки вырезают атланов направо и налево.
     - Да! - поддержал второй за его столом.
     Еще пара человек изъявило свое недовольство, и фойре с диконом на полпути застыли.
     - Кир, разве я отменила указание? - спокойно спросила хозяйка.
     Он кивнул и продолжил вести парня с девушкой к дальнему столику.
     - А вам, господа, я говорю первый и последний раз, - громко сказала женщина. - Приходя в мое заведение, оставляйте предрассудки дома.
     - Но они же... - начал мужик, что поднялся.
     - Да что вы сегодня все заладили со своим "но"! - сильно повысила голос Маргарет, перебив его. И у этой женщины определенно были задатки глашатая. - Разве лично эти ребята сделали тебе что-то плохое? Нет. Значит, либо ты не учишь меня работать в моем Дворе, либо посещаешь другое место.
     В помещении стало на четыре посетителя меньше, и я снова отметил, что такими темпами первый день превратится в последний.
     - Ох, Каин, давай, ты тоже не будишь учить меня, - огрызнулась она, сверкнув глазами.
     Я мысленно присвистнул и решил убраться к себе, пока не попал под серьезную раздачу и лишился выгодных условий проживания, добытых буквально потом, кровью и трупами.
     Подходя к лестнице, я присмотрелся к девушке фойре и обратил внимание, что ее уши не такие мохнатые, как у парня, хотя по размеру ничем не уступали. Видимо, у их вида для женщин действовал такой же алгоритм, что и для моего: мужчины волосатее.
     И вообще, меня очень интересовала их особенность, ведь с точки зрения природы бессмысленно оставлять покрытые шерстью уши и хвост, а все остальное делать лысым или с обычными волосами. Может, они выведенная раса? Или эти признаки обусловлены другими особенностями.
     Тем не менее, выглядело весьма впечатляюще, хоть и необычно.
     Не став слишком палиться и неприлично разглядывать, я поднялся к себе и, раздевшись, плюхнулся в постель.
     - Черт, забыл рассказать, что я теперь гильдиец, - пожаловался я потолку. - И поесть забыл. И помыться неплохо бы.
     Я решил, что Маргарет отлично подходит для расспросов о мире и вообще, поэтому дал себе задание устроить ей завтра задушевную беседу. А может и не только завтра.
     Объективно я понимал, что завис здесь не на неделю, и как бы меня ни тревожила мысль о поиске сестры, бросать себя в неизвестность было глупостью. Нужна сила, влияние и деньги.
     Подсчитав свои финансы, я сделал вывод, что трех золотых на пропитание и жизнь у Маргарет мне хватит месяца на четыре, а если она сделает хорошую скидку, то может быть месяц сверху. Полностью жить бесплатно я не собирался. Значит, нужно будет выполнять работу Искателя, какая будет, или искать что-то в городе. Чем вообще местные зарабатывают? Не все же торговцы, наемники и гильдийцы.
     И вся эта красота упиралась в один идиотский нюанс - незнание местной письменности.
     Черт, да я не смог бы даже прочесть суть задания. Какой там суть, для меня все это простые каракули! Да и нормально расспросить про гильдийскую иерархию у меня не вышло, услышав лишь то, что я рекрут! Несколько бумажек в моей сумке - источник этих знаний, но для меня бессмысленный.
     - Так я точно не стану сильнее и уж точно ничего не заработаю! - простонал я, хлопнув себя по лбу, и потер глаза.

Глава 48 - Околонаука и два меча

      Глава 48
     Еще был вариант найти группу и просто плыть по течению, но кому нужны слабаки, так? Да и если бы это было так просто, те товарищи не сидели бы в одиночестве, а собрались вместе да занялись делом. Значит есть какая-то загвоздка.
     Перестав мучить себя вопросами, на которые не было ответов, я решил покопаться в том, что наколдовал в сожженном доме.
     Прогнав ману по телу, я создал огненный нож и внимательно осмотрел его фигуру.
     Края структуры не были тупым размытым пламенем, напротив, нож выглядел как залитый в форму раскаленный метал, с четкими краями и фигурой. Острый конец, лезвие, рукоять - все достаточно детализировано.
     Переместив структуру в центр комнаты, натянув нить маны я заметил, что при движении клинок начинает слегка полыхать, сталкиваясь с сопротивлением воздуха. Подведя его снова к себе, я от души дунул на него и догадка подтвердилась: нож полыхнул и тонкие языки огня начали поигрывать по всему радиусу, пока не стихли до полного штиля. При этом, уши ловили знакомый звук пыхкания.
     Да и вид самой структуры был не таким, каким я его видел в голове, когда рисовал маной. Не топорным и грубым, а вполне себе детализированным, с нужными изгибами и меняющейся толщиной. Я бы смог нарисовать такую модель только с натуры, будь у меня в руках бумага и карандаш, но только в двухмерном варианте.
     Получалось, что я создал только идею в виде приблизительной модели, а мозг доделал все сам. Или Сосуд. Или мана.
     - Или хрен его знает что, - протянул я вяло.
     И еще, однозначно скорость клинка была быстрее, чем скорость капли. Как и проникающий эффект. Догадка о том, что фигуры созданные из маны подвержены естественному воздействию была, была удачной.
     Но смог бы я сотворить эту фигуру, никогда не сталкиваясь с готовым оригиналом? Не касаясь его, не пользуясь им, не видя его сотни раз и не понимая его назначения. Вряд ли.
     Но на сколько должны быть глубоки и основательны познания о предмете - не ясно. Тот же маг крови, со слов Леа, мог создавать только запомнившихся ему существ и не имел возможности сотворить неведомое. Значит, мана может повторять только хорошо известные создателю формы и это упирается уже не в саму ману или Сосуд, а мозг, память и фантазию.
     Если это так, то возможная разгадка слов воровки о работе мира может быть проще, чем ожидалось.
     Возможно, не обязательно приводить в действие все необходимые условия для реализации маны сознательно. Достаточно только знать, как это работает. На сколько подробно - вопрос, но сама вероятность намного упрощает всю работу.
     Но как эта логика работает с целителями и разрушителями?
     Получается, что целитель, выученный не на свитках, должен хотя бы знать анатомию существ, чтобы мозг подсознательно задавал мане нужные настройки.
     Я спокойно уничтожал маной бумажки и разный мусор, так же как и вредил обычной траве, но было ли это от того, что в мозгу есть информация об их строении? Или моя мана сама по себе работает как дестабилизатор? Но тогда не ясно почему не уничтожалось все на что я воздействовал воображаемой синей дымкой.
     Здесь все неясно, но пока ладно.
     - А ну ка, - бодро сказал я, решив испытать силу чар разрушения и идеи которые появились как всегда слишком поздно.
     До этого, я разрушал только то, что касалось моей кожи, но что если это осуществить на расстоянии?
     Направив ману на парящий багровый нож, приблизив руку почти вплотную, я скривился от жжения, но удовольствием увидел как структура медленно почернела и развеялась такого же цвета дымом.
     Создал новый.
     Отведя ладонь на сантиметров пять, я повторил то же действо, но чтобы нож испарился, пришлось удерживать поток маны дольше.
     И чем больше увеличивалось расстояние от моего физического тела до структуры, тем больше уходило маны и время разрушения увеличивалось по экспонентной. Даже вплотную моей мане понадобилось время, чтобы разрушить нож, что уж говорить о расстоянии.
     Это было печальное зрелище. И не удивительно, что маги разрушения считались слабыми.
     Покрутившись минут тридцать в постели, я дождался восстановления затраченной маны и создал очередной нож. Время появления структуры было не долгим, может быть секунда, но за это время я каждый раз замечал, как он искажает воздух по своей форме.
     Решив действовать иначе, чтобы понять причину разницы в воздействии чар разрушения, я выпустил тонкую, синюю нить маны и направил ее прямо в нож. Который завис в пространстве на расстоянии вытянутой руки.
     Секунда, две, три - ничего. Структура продолжала полыхать, а я лишь ощутил улучшенный контроль над ней.
     - И что это может значить? - спросил я вслух, у раскаленного ножа.
     Когда я манипулировал передвижением структур в пространстве, я создавал нити маны вместе с ними и эта связь, очевидно, подпитывала умение, а не разрушала его. И теперь, создав нить отдельно от структуры, она все равно продолжала ее подпитывать.
     Что же изменилось в этом уравнении?
     Я уж было решил, что мана разрушает отталкиваясь от желания и именно поэтому она не уничтожала все, чего касалась, но сейчас я направил ее с определенным намерением. Нет, стоп.
     Развеяв нить, я выпустил обычный поток синей дымки в сторону ножа. Спустя десяток секунд, огненная структура слегка потемнела, но не разрушилась. Значит, мана работала как и раньше, а загвоздка была в чем-то другом.
     - Что б меня демоны забрали, - хмыкнул я улыбаясь. - Нить, это твоя осознанная форма маны, идиот. А значит, ты должен контролировать ее намерение!
     Отжив свое время нож испарился, вне контакта с телом и без подпитки, моя структура жила не больше минуты.
     Я создал новую и сейчас это давалось так же просто как и раньше с каплей, до повышения уровня Сосуда. С такими темпами мне было суждено пробиться на пятую ступень довольно быстро. И если это так, зависимость от свитков выглядела еще более неестественной и ограничивающей.
     Закрепив плавящий вокруг себя воздух нож на расстоянии вытянутой руки, я протянул к нему нить маны с целью разрушения. Ничего.
     - Так, - пробубнил я досадливо. - Значит нужно мудрить.
     Но как? Как мана должна разрушать структуру?
     Если примерить магические структуры за модель молекулярных соединений, то получится полная каша, ведь на пример огонь, в отличие от воды или металла это всего лишь фаза процесса горения, а не отдельное вещество. И вообще, он проявляется в следствии совокупления кислорода, топлива и тепла. Тем не менее, температура огня зависит напрямую от топлива, как и его цвет. Мана пропускает всю эту мишуру и дает мне промежуточную фазу сотрудничества веществ.
     Правильно ли таком случае называть этот процесс магией огня? Что если бы я захотел воссоздать в своей структуре жар солнца?
     Возможно, начало магии огня берется в создании молекулярной структуры вещества, которое и должно гореть. Затем поджигается созданное и можно наслаждаться шоу. В таком случае свиток огня, который я выучил, должен был быть основан на горении какого-то вещества, но с повышением уровня, мой огонь стал жарче без моего влияния. Чисто из-за изменившейся маны.
     В каком-то смысле огонь можно охарактеризовать как промежуточное состояние между газом и плазмой, но даже если так все равно не ясно, как моя мана разрушает не существующую рабочую структуру молекул.
     Я поднялся с кровати и нарезал круги по комнате.
     - Может быть, огонь создаваемый маной, это другой огонь, как и остальные виды чар? И он имеет какую-то структуру, на которую можно воздействовать как на целостное вещество.
     Когда мне все это объясняла Леа и целитель, не удержавшийся в стороне, я перевел слово "сину'кш", как "имитация", копия. Вероятно, я даже слишком хорошо угадал.
     Что ж, если мой Сосуд согласился с представлением его формы и маны, значит может получиться так, что и строение структур может быть принято за аксиому для контроля над процессами. И если нож, который я вырисовал нитями как трехлетний ребенок сформировался в нормальном виде основываясь на моей памяти, если это так, возможно, мозг или Сосуд сделают часть работы за меня. Как работа программ в операционной системе или сама система. Ты пользуешься программами, не понимая их работы и взаимодействуешь лишь с графической оболочкой.
     В мой блок памяти записано очень многое из Земных знаний. Знаний, которыми я не мог воспользоваться сознательно, но они были, где-то там. Так же как и знания о работе мира моей вселенной. По крайней мере то, что слышали мои уши, видели глаза и трогали руки.
     - Что ж, попробуем, - сказал я пустоте и через секунду на ее месте сформировал багровый нож.
     Я представил, что его структура состоит из миллиардов молекул, объединенных в сеть, неоднородность которой, при уменьшении воображаемой картинки становилась плотной и в итоге показывала то, что видели мои глаза.
     Снова увеличив картинку, я смотрел на отдельный участок соединенных, будто тонкими нитями, синих горошин. Это была та связь, которая держала молекулы моей структуры вместе. Эту связь я должен был нарушить.
     Держать картинку в голове было не просто, она то и дело пропадала и приходилось начинать сначала, проделывать весь путь. В какой-то момент я просто свалился на кровать и настолько погрузился в себя и свою идею, что потерял связь с телом, будто погрузился в медитацию. Только не в позе лотоса, а лежа почти звездочкой, как после похода по магазинам.
     Нож через какое-то время исчезал и мне приходилось снова формировать умение.
     Мозг то и дело подсказывал, что это бред и я пытаюсь представить то, чего нет на самом деле. Но я подбадривал себя, думая о том, что я в мире магии и уже представлял то чего нет, что позволило мне с этим взаимодействовать.
     Четкая картинка молекулярной сетки давалась очень не просто, намного сложнее чем все, что я представлял в попытке понять работу маны.
     Я не знал сколько времени прошло, но в один момент, после очередного воссоздания умения, мне удалось зафиксировать этот образ вместе с осознанием как общей, целостной структуры, так и внутренних элементов. Будто твое я находится в разных местах одновременно, видя и понимая оба положения.
     Удерживая это состояния, я возжелал, чтобы дымка маны измельчилась до уровня соединения между молекулами и став тонким лезвием, разрезала эти нити.
     Через несколько секунд я почувствовал тошноту и ощутил физическую боль в голове, как при мигрени. Словно кто-то посторонний вмешался в мою работу и начал разделять сознание еще на одну составляющую, топорно внедряя в эту пустоту образ несущейся к молекулярной сетке пыли.
     В другой части картинки, где был отображен небольшой кусочек объединенных частиц, моему мысленному взору предстал дождь из сотен тонких игл, которые на огромной скорости врезались в соединяющие нити и разрывали их.
     Структура распадалась вместе с хаосом, образованным в следствии нарушения заданных параметров связей.
     Вместе с этим сознание плыло, голова трещала, а тошнота перешла на физический аспект чувств, вернув ощущение тела. Меня мутило и перевалив тело на бок кровати, желудок сразу же опустошил себя.
     Я открыл глаза лишь на секунду, но успел заметить, что нож исчез. Вместе с этим, облегченно выдохнув и утерев губы об простынь, я довольно улыбнулся.
     Получилось.
     ****
     - Виона, Карисочка, я дома! - устало крикнул упитанный мужчина.
     Стянув обувь, он сбросил пальто на вешалку и с удовольствие потянул носом запах стряпни своей любимой жены.
     Никто не отзывался.
     - Виона?! - громче позвал мужчина, проходя по короткому коридору. Стены были увешаны картинами цветов и маленьких зверушек, которых так любила его дочь.
     Не получив ответ и в этот раз, он заволновался. Дом был двухэтажный, но не настолько огромный, чтобы голос потерялся среди толстых стен.
     Мужчина вытянул короткий меч и провел рукой над лезвием. Сталь пыхнула льдом и клинок стал темно-синим. Повеяло холодом. Вокруг тела образовался прозрачный кокон, пустив рябь с головы до ног и исчез.
     - Кариса! Виона! - снова гаркнул он. - Если это шутка, то плохая.
     Никто не ответил. В горле застрял комок плохого предчувствия.
     Часто дыша и с громко бьющимся сердцем, мужчина прошел через холл заглядывая в каждый угол и когда оказался рядом со столовой, уши уловили голоса. Говорила женщина, но точно не жена.
     Он подошел к двери и хотел немного приоткрыть, чтобы заглянуть внутрь, но его попытку прервали.
     - Серж Лукиш, проходите, не нужно прятаться за дверью, - сказал женский, уверенный голос. Необычный акцент царапнул уши Сержа, но сейчас было не до этого.
     Мужчина медленно открыл дверь и вошел в светлую комнату.
     Его ждали. Стол заставлен привычным ужином, а жена с дочерью сидели в нарядных платьях. Это было не принципиально, но по традиции восьмой день девяти дневки всегда был нарядным.
     На стенах горели все магические лампы, и даже на столе стояла пара свечей.
     - Кто вы, что вам нужно в моем доме? - направил холодное лезвие Серж на незнакомку.
     Черноволосая девушка в такого же цвета кожаном доспехе сидела за столом как аристократка. Аккуратно нарезала мясо и медленно пережевывала. Ее будто не заботил направленный усиленный нож.
     - Я спросил кто вы, и почему вы за моим столом! - повторил мужчина подойдя ближе. Он мог бы позвать охрану или вызвать отряд по Связи, но не делал этого. Чутье подсказывало, что это будет ошибкой стоящей жизни всем в этой комнате.
     - Присядьте, Серж, не шумите, - улыбнулась гостья, прищурив темные глаза. - Ваша жена приготовила замечательный ужин, испробуйте пока не остыл.
     - Да милый, - тут же сказала Виона. - Присядь, пожалуйста.
     - Вы хоть понимаете кто я и на что способен? - он даже не повернулся в сторону жены хорошо понимая, что она говорит не то, что хотела бы сказать.
     - Я знаю кто вы, Серж, - так же спокойно сказала белолицая незнакомка. - Но, видимо, мне тоже стоит представиться.
     Над головой женщины тотчас сформировалось два больших меча. По комнате единовременно раздался тихий хруст камня и легкий шум ветра. Один клинок направлен на Карису, второй на Виону.
     Серж оторопел. Размер структур был не таким уж большим, чтобы испугаться Цвета мага, максимум третья ступень, к которой принадлежал он сам. Но то, что они принадлежали к разным стихиям, уже пугало.
     Камень и ветер. Да хоть что - такого не бывает!
     - К-кто ты, - пробормотал Серж, глядя на невозможное. - Как ты это сделала? Ты дикая? Даже если дикая, это невозможно.
     - Серж, - уверено сказала черноволосая женщина. - Думаю сейчас вас должно интересовать больше то, куда направлены эти клинки.
     Серж хорошо видел куда они направлены, но не мог собраться с мыслями при виде невозможного. Он любил жену и дочь больше жизни, но то, что он видел шло в разрез со всеми знаниями о чарах, Сосуде и умениях. К тому же логика подсказывала, что если бы незнакомка хотела навредить, она бы уже это сделала.
     Он озвучил свою мысль и тут же пожалел об этом.
     - Думаешь прочитал меня? - хмыкнула женщина и один из клинков врезался в плечо Вионы, отбросив ее вместе со стулом к стене.
     Кариса закричала, но мигом зажала сама себе рот. Слезы текли по маленьким ладошкам, а глаза выражали ужас.
     Серж не крикнул и не просился к жене, хотя и чувствовал боль и страдание. Он знал, что в доме достаточно хилфов, чтобы исцелить ее. Да и целитель Крайк жил в соседнем доме. Вопрос был во времени. Вместо этого он заставил свое тело перестать дрожать и спросил у незнакомки:
     - Что ты хочешь?
     - Сначала я хотела просто поужинать, спокойно побеседовать, - печально ответила женщина и деликатно промокнула губы белым полотенцем. - Но ты испортил аппетит.
     Серж смотрел то на нее, то на испуганную дочь. Что она успела сделать или сказать, чтобы неугомонная малышка, сидела так смирно?
     - Мне нужен пропуск к Переходу, - озвучила требование женщина серьезным тоном и снова сформировала два меча.
     - З-зачем? - просил Серж, искренне удивившись.
     - Тупой?
     - Нет, но не понимаю зачем, он ведь бесполезен, - объяснился мужчина.
     - В смысле бесполезен? - нахмурилась черноволосая и один из мечей удивительным образом подлетел прямо к горлу Карисы. Мужчина снова увидел невозможное.
     - Стой! Стой! Прошу тебя объясни, что ты хочешь! - завопил Серж отбросив нож в сторону, хотя женщина даже не потребовала этого.
     - Ты не только тупой, но и глухой?
     - Но он ведь бесполезен, - снова повторил мужчина. - Он привязывается к мане владельца и его не может использовать никто кроме меня!
     Наступила тишина.
     Черноволосая гневно прорычала на непонятном языке и снова обратилась к хозяину дома:
     - Как мне добыть пропуск?
     - Купить у теневиков. Получить на службе королевству. Стать гильдийцем, - быстро проговорил Серж. Ему не нравился ее разочарованный и недовольный взгляд. Она не получила то, зачем пришла и могла выплеснуть гнев на его семью.
     - Ясно... - задумчиво сказала девушка и Серж уже расслабился. Но внезапно ее глаза снова полыхнули синим и подойдя к мужчине вплотную, она угрожающе добавила, - скажешь кому про меня - убью всех, кого ты знаешь.
     Мужчина быстро закивал. Даже если бы он решился рассказать о том, что видел ему никто не поверил бы. В худшем случае появится отряд имперских охотников и будет пытать, чтобы выведать каждую деталь. Как и его жену и дочь.
     - Жену подлечи, она хорошо готовит, - бросила черноволосая и выпрыгнула в окно. Второго этажа.

Глава 49

      Глава 49
     Прилично раздражало, что меня вырубало или херовило каждый раз, когда я что-то мудрил с маной и структурами.
     Очнувшись к обеду следующего дня, первым делом я сбегал в душ и привел себя в порядок. Пришлось подбрить лицо, чтобы не запускать щетину, усложняя себе потом работу над мордой лица.
     - Как спалось? - спросила Маргарет с улыбкой, когда я спустился вниз.
     - Да ничего, пойдет, - ответил я в тон. - Есть что-нибудь на завтрак?
     - Погоди секунду, - сказала она, кивнув, и следом крикнула в сторону кухни. - Кир! Разогрей завтрак для Каина, будь добр! И подай сюда!
     Я улыбнулся на этот жест. Ее интонация смахивала на наказ сыну убрать комнату к приходу гостей.
     - Как прошел вечер? - уселся за стойку на высокий стул.
     - О-о и не представляешь! - карие глаза хозяйки загорелись. - Было столько народу, что мальчишки не успевали бегать! Я даже хотела разбудить тебя в помощь.
     - Эй! Я вообще-то постоялец! - возмутился я наиграно.
     Она живо махнула рукой и сдула вечно падающие на глаза волосы.
     - Да ладно, я ж сказала, что ты теперь больше нахлебник, так что не страшно.
     - Так не пойдет, госпожа Бомс, - сказал я, махнув отрицательно головой. - Я буду платить, но со скидкой!
     - Ха! Все равно, нахлебник! - хохотнула женщина, уперев руки в бока. - Кстати, с утра снова заходил следователь и расспрашивал о племяннике, который должен ко мне приехать. Я сказала, что ты прибыл вчера вечером и сейчас отсыпаешься. Что думаешь?
     Я насторожился и поблагодарил судьбу, что успел сходить вчера зарегистрироваться в Гильдию.
     - Слушай, вот какое дело. Я вчера в Гильдию ходил, - начал я, доставая бумажку, которую мне сунула девушка администратор. - И зарегистрировался.
     - Да ладно, - не слишком-то и удивилась она. - Я, конечно, поняла, что ты на второй ступени, но решила, что тебе это не интересно. Ты не выглядишь человеком, мечтающим умереть от лап какой-нибудь твари.
     - Почему обязательно умереть? - спросил я заинтересованно. - Объясни, пожалуйста.
     Она задумалась, пристально разглядывая мое лицо:
     - Мальчик, эти ребята мрут, как мухи. Единицы выбиваются повыше и обзаводятся группой, но даже так, группы тоже часто не возвращаются из-за каменной границы.
     - А ты много знаешь о Гильдии?
     - Достаточно, - ответила Маргарет серьезно. - Мой от...отец был гильдийцем. Именно после его смерти я попала в рабство и... ну, ты знаешь. Он набрал долгов, чтобы купить экипировку для задания, а когда его не стало, деньги повесили на меня. Сумма была не то чтобы заоблачная, но достаточна, чтобы Посредник постановил мне ошейник на пять лет. Хозяин лавки не стал пользоваться мной сам и продал госпоже Файрен.
     Она замолчала, и я не стал торопить.
     - Так что да, я кое-что знаю, - сказала она грустно. - Жаль будет, если ты умрешь.
     - Не факт. Я не стану лезть, сломя голову, перед всеми.
     - Все так говорят, Каин, и всегда все заканчивается одинаково.
     Кир принес завтрак, и я с удовольствием навалился на кашу с мясом.
     Маргарет куда-то ушла, и оставшись в одиночестве, пережевывая не спеша, я думал о том, как подойти к вопросу о письменности и разъяснению гильдийских правил. Когда женщина вернулась, я решил сказать, как есть. У меня и выбора-то не было.
     - Слушай, Маргарет, - начал я аккуратно. - Я не умею читать на общем и не смог понять всех правил Гильдии, когда оставлял свою подпись.
     Ее локти были на стойке, и она молча смотрела, как я жую.
     - Как так? - вяло удивилась она.
     Я ответил уклончиво, поджав губы:
     - Ну, вот так, не обучили меня.
     - Ну, возьми бумажки на атланском, - сказал она просто.
     Я замялся:
     - Видишь ли, я и атланского не знаю.
     Она снова не очень-то удивилась и, положив щеку на сложенные руки, заметила:
     - Ну, это не удивительно, на Фариде большинство атланов давно не помнят свой язык. Да и незачем это им, когда все говорят на общем.
     Многое прояснилось.
     - А вот с письменностью нехорошо вышло, - продолжила она, зевнув. - Как ты до этого выкручивался?
     - Не было нужды просто, - ответил я уклончиво.
     - Ясно.
     - Можешь научить?
     - А чему здесь учить? - переспросила Маргарет.
     - Ну, как чему...- не понял я и замялся, ожидая, что она сама продолжит.
     Дверь в зал открылась, осветив комнату дневным светом, и хозяйка крикнула Мариса. Вчерашние двое фойре сделали заказ и уселись за самый дальний столик.
     Я снова окинул взглядом девушку и заметил ее серый пушистый хвост, который постоянно вилял за спиной. Фойре двигалась мягко и грациозно.
     - Нравятся хвостатые? - прищурилась Маргарет, видимо заметив мой осмотр.
     - Просто интересно, - насупился я, будто меня поймали на чем-то непристойном.
     - Ладно, не страшно. У всех нас свои тараканы, - женщина потрепала меня по волосам и убрала под стойку пустую тарелку.
     - Что насчет учебы письму? - спросил я снова интересующий меня момент.
     - Ты странный парень, хочу заметить, но не мне судить о странностях, - вздохнула она. - Проще будет заработать на свиток знаний, ибо письму учат с детства, да и я не учитель.
     Я округлил глаза и спросил взволнованно:
     - И сколько стоит такая вещица?
     - Сейчас не знаю, когда-то стоила несколько серебряных, - ответила она задумчиво.
     - Так дешево? - удивился я.
     - Осторожнее, мальчик, а то я решу, что не стоит делать тебе скидок, раз ты такой богатенький! - усмехнулась Маргарет, сложив руки под внушительной грудью.
     На ней сегодня была темная свободная блузка, с расстегнутыми верхними пуговицами, и это движение открыло чудный вид на декольте.
     Я замялся, отведя взгляд:
     - Да не то, чтобы... Просто меня снабдили в дорогу...
     - Ой, да ладно тебе, - перебила хозяйка. - Мне ни к чему эти подробности. Если для тебя это не дорого, просто купи.
     - Где?
     - В лавке.
     - В какой?
     - В простой! Ты что, совсем глупый? - весело рассмеялась женщина, задрав подбородок.
     Я вспомнил, что она говорила про размен шестого десятка, и снова словил крайнюю степень противоречия между услышанным и наблюдаемым.
     Передо мной была молодая женщина с пышными формами, и не было ни единой возможности дать ей за пятьдесят.
     В голове возник образ бабушки Элизабет, которая хоть не выглядела настолько молодо, но очень близко к этому уровню. Если там я мог объяснить это генами, то такая разница между цифрами и внешним видом объяснялась плохо.
     - Маргарет, можно вопрос, личный? - сменил я тему, решив, что с лавкой разберусь сам, раз она говорит об этом так просто. - И немного странный.
     Она удивилась, сузив глаза, и сказала протяжно:
     - Ну, попробуй. Только аккуратнее, женщины и личные вопросы - очень рисковое дело.
     - Эм, ладно, - сказал я серьезно и так же спросил. - Женщины в пятьдесят все выглядят так же молодо, как ты?
     Она немного повисла.
     Я тоже.
     Внезапно она хлопнула ладонями по стойке, и общий зал наполнился звонким заливистым смехом. Маргарет так долго хохотала, что в конце закашлялась.
     - Ну, ты, - ловила она воздух, - и самец, однако. Не ожидала. Честно. А так серьезно спрашивал, что я прямо не поняла сначала ничего.
     - Да я не это имел в виду! - воспротивился я такой реакции.
     Она успокоилась окончательно:
     - Это как раз-то и важно. Когда специально, это заметно.
     - И каков будет ответ?
     - Не знаю, - подняла она плечи. - Все, наверное?
     Я непонимающе нахмурился, это был не точный ответ.
     - Ладно, ты заметил вчера в зале двух женщин за столиком у окна?
     Уверенно кивнул.
     - Одна из них и есть Офелия. Старая подруга, от которой я узнала про гират. Ей пятьдесят шесть.
     - Правда? Удивительно! - я попытался сохранить лицо серьезным, но внутренне моя челюсть отвисла, а в голове черти устроили праздник. - А я-то думал, почему они так смотрят на тебя.
     Какого черта? Я решил, что тем женщинам под сорок.
     - Кхм. Маргарет, а можно еще один глупый вопрос? И странный, - я просто обязан был спросить.
     - Валяй! - сказала она, усмехаясь краешком губ.
     - Какая средняя продолжительность жизни атланов? - спросил я затаив дыхание.
     - Ну, даешь. Я уж было решила, что спросишь про упругую грудь или еще чего, - она бегло обвела свои формы. - Дед по матери умер в сто восемьдесят пять. Отец погиб, когда ему было семьдесят девять...Бабушка...не помню, вроде пережила деда на два года.
     Она продолжала перечислять всех, кого потеряла, а я усиленно прикрывал веки, потому что боялся показать выпученные глаза. Все становилось на места. Вот только появился вопрос о возрасте Леа, которой я дал пятнадцать, и Норсы, на вид не старше меня.
     - А вообще, мало кто доживает и до ста. Целители, знаешь ли, не в каждой деревне водятся, чтобы лечить хворь всякую, а знахари порошковые не ровня лекарям за пределами Фариды. Добавь к этому дикие места и разную нечисть, постоянно прорывающуюся через каменную границу, да и ублюдками мир полнится.
     - Нечисть? - спросил я дрогнувшим тоном. - Я не встречал в лесу Гора ничего такого, только звери.
     - Гора? Ха! Туда просто ничего не успевает добраться. Хотя, когда-то и там заварушки случались, - задумалась она. - Когда еще отец жив был, он рассказывал, как Гильдия собрала десять полных групп, чтобы убить прорвавшегося Форсара и троих Серых. Половина осталась там, а Гильдия набрала кучу полезных и дорогих трофеев.
     - Кто такие Серые? - по спине пробежала дрожь. Я вчера вступил в организацию, которая отправила на убой сто человек.
     Маргарет снова развалилась на столешнице и, вздохнув, спросила:
     - Ты что-нибудь знаешь о тех, кто живет за каменной границей?
     - Нет, - ответил я честно.
     - Хм, тогда это будет не быстро.
     - У меня есть время, - кивнул я бодро.
     - Что ж, - поднялась она и плеснула себе в бокал красного. - На той стороне живут не только бездумные звери, но и разумные существа, которых наш мир не принимает в свой круг друзей. И не мудрено, Варги не очень дружелюбны. Я только знаю, что у них есть подобие общества, но нет единства. И еще их виды разнятся между собой, как пес отличается от кота. Странные разумные, или полуразумные, как любят уточнять умники Эйнфейлен. Но как и все, они также владеют маной. Только магия Варгов отлична от нашей. Они проклинают тебя на смерть, травят твой разум и вытягивают жизнь. Метят разумных и манипулируют ими, как куклами. Наводят мороки и управляют страхами. Призывают тварей из чертогов Са-арга. Не знаю, что из этого правда, а что слухи, но я знаю только это.
     - Как же они выглядят? - спросил я настороженно, проникшись описанием.
     - Я лично, конечно же, не видела, но говорят, что они похожи на все четыре расы сразу. Их кожа принимает разный цвет при рождении, уши и хвост как у фойре, продолжительность жизни как у эйнфейлен и сила грендар. Как и фойре они могут трансформироваться, только не в животных, а в чудищ.
     - Что же в них от атланов?
     - Беспринципность, - хмыкнула она.
     Звучало все очень фантастично. Но черт, здесь все было не так, как на Земле.

Глава 50

      Глава 50
     Переговорив еще немного, я забрал из комнаты все имеющиеся деньги и пошел искать лавку со свитками. Тратить все желания не было никакого, но если придется, то знание общей письменности стояло в приоритете. Я уже мало чему удивлялся из вложенных в свитки возможностей, но все равно поразился такой простоте обучения.
     Продвигаясь по гудящим улицам города, я вспоминал свои первые шаги в этом мире и рассуждения о природе разных вещей, в том числе возможностях магии.
     Было удивительно странно каждый раз открывать новые грани возможностей и разновидности чар. Еще вчера я думал, что виды магии, о которых мне рассказала Леа, это все на чем зиждется мир, но теперь оказалось, что есть еще полуразумные, которые используют свою ману совсем иначе. Как в этом случае понимать природу и работу чар?
     Конечно, мои установки и идеи вполне себе работали, учитывая что я продвинулся, основываясь на них, но что дальше?
     - Аккуратнее, - гаркнул низкорослик, толкнув меня плечом в узком проходе между улицами, и пошел дальше.
     Я никак не прокомментировал и тоже не остановился, попутно решив не углубляться в рассуждения дальше, чем уже есть. У меня уже было достаточно вопросов, на которые я не знаю ответов, чтобы увеличивать их количество.
     - Добрый день, уважаемый! - расплылся в улыбке торговец азиатской наружности.
     - И вам того же, - ответил я, использовав самую лучшую улыбку в арсенале и закрыв за собой двери, ознаменовав это дело звоном колокольчика.
     Решив не гадать, я заглядывал в каждую лавку на пути и просто окидывал взглядом ассортимент. В этот раз мне повезло, и маленькие желтые рулончики свитков лежали по полочкам как вино в погребе. Вместе с этим другие секции магазина были полны оружия, доспехов, а под стеклом боковой части прилавка лежало несколько камней, размером с вишневую кость, напоминающих бриллиант. Я даже не стал разглядывать всю эту красоту, так как любовью к слюновыделению не страдал. Денег все равно нет.
     - Чего изволите? - торгаш с редкой бороденкой и поседевшими волосами услужливо сложил руки на прилавок.
     - Хм, - задумался я, будто и правда забыл за чем шел. - Мне нужен свиток знаний языка фойре!
     Торгаш вскинул брови:
     - Простите, может быть вы хотели сказать общего языка?
     - Нет, я сказал фойре, - нахмурился я. - У вас что, нет такого?
     - Эм, честно говоря, нет, - кисло протянул торгаш, натянув и без того тонкие губы. - Но смею заметить, что на Фариде такие вещи не водятся.
     - Странно, госпожа Вера сказала иначе, - произнес я задумчиво. - Может, я не так понял...
     Торговец замялся и, осмелившись, спросил:
     - Извините, молодой господин, если бы вы могли...
     - "Купи мне свиток языка, фойре" - сказала она Баринсу. Но я уговорил его передать деньги мне, чтобы прогуляться... - уныло пробубнил я себе и начал поворачиваться к двери. - Неужели я подведу госпожу и в этот раз.
     - Ах, стойте молодой человек, - пискнул торговец. - Я понял, в чем загвоздка.
     - В чем же? - грустно спросил я.
     Торговец просиял и затараторил:
     - Госпожа просила не свиток языка фойре, а свиток общего, но чтобы его купил фойре, коего вы назвали Баринсом! Понимаете? Вам нужен свиток общего, и у меня такой как раз имеется! Даже несколько видов!
     Маргарет не упоминала разновидности свитков знаний.
     - Правда? Вы так думаете? - спросил я воодушевленно, старался по крайней мере.
     - Конечно, конечно. Нет сомнений! - закивал торгаш, спрятав глаза в улыбке.
     - А какие виды у вас в наличие?
     - О, их вообще три вида, молодой атлан, - заулыбался торгаш. - Только язык, только письмо и все вместе!
     - Тогда скорей же, продайте мне самый полный! - подпрыгнул я к лавке и уставился на него округленными глазами.
     - Без проблем, молодой человек - с вас четыре золотых.
     - Сколько, сколько? - схватился я за голову, будто в отчаянии. Хотя, разочарование определенно постигло меня.
     - Четыре золотых. Или по два за неполные, - повторил торговец жалобным тоном.
      - Но у меня нет таких денег! Баринс передал мне только восемь серебра!
     - Ох, возможно произошло недоразумение...
     Я сердито прорычал.
     - Нет же, он дал только восемь серебра. Гад! Обманул меня, проклятый фойре.
     Торгаш закивал моим словам:
     - Да, они такие...
     - Но что же мне теперь делать? - вопросил я, глядя в узкие глаза. - Неужели возвращаться с пустыми руками к госпоже, и этому фойре сойдет с рук не только кража денег, но и очернение имени честного атлана?
     Торгаш надулся и, хмурясь, запыхтел:
     - Нет, конечно. Нет! Мы не позволим ему победить! Я скину вам цену до трех с половиной золотых...
     Бегом спеша в свое обиталище, я надежно придерживал свиток письма и улыбался, предчувствуя облегчение своей жизни. Конечно, хотелось бы взять общий, но финансы не позволяли.
     С торгашом мы сошлись на золотом, и я решил, что это лучшая цена, учитывая, что Маргарет озвучила стоимость неизвестной давности. Мы торговались около часа с перерывами на других посетителей, и конечно же, он наверняка сразу раскусил меня и просто наслаждался игрой в настоящую торговлю. Когда я ссыпал монеты в его ладонь, он довольно щерился и даже не поинтересовался, откуда у меня вдруг появилось еще два серебра сверху.
     Бегом заскочив внутрь гостиницы, я мимолетом поприветствовал Маргарет и поскакал наверх.
     - Моя прелесть, - аккуратно развернул я свиток, сидя на постели. В прошлый раз меня вырубило на всю ночь, и я определенно больше не собирался проводить это время в полусидячем состоянии.
     На титульной стороне передо мной снова предстал шестиугольник с мерцающими цветами, и я, не задумываясь, коснулся пальцем и влил ману.
     В голове закололо, но острая боль прошла так же быстро, как и накатила.
     Я не вырубился и, снова развернув свиток, с улыбкой прочитал верхнюю надпись "Общее письмо".
     - Да, черт возьми! - пылко гаркнул я, сжав бесполезную бумагу в кулаке и выпустив ману, распылил ее.
     Меня так и подмывало ломануться в гильдийский офис и ознакомиться с заданиями, но в первую очередь я достал бумаги, что вручила мне администраторша фойре, и вчитался.
     Все было немного не так, как я понял ее в тот вечер и слышал до этого от других.
     Во-первых, в Гильдии не все Искатели. Более того, Искатели - самый первый уровень в их пятиранговой системе. Вторым шел Странник, далее Авантюрист, затем Ветеран и название пятого ранга, как ни странно, звучало "Первый". Я же сейчас, как и сказала администраторша, - рекрут.
     Получались ранги путем набора баллов. Баллы гильдийцы получали за выполнение заданий, которые делились на четыре уровня сложности: простые, средние, сложные и героические.
     За каждый вид заданий причиталось определенное количество баллов: один, два, три и пять.
     И здесь начиналось самое интересное.
     Чтобы перестать быть рекрутом, мне нужно как-то набрать двадцать баллов. Для странника - пятьдесят, авантюрист - сто, ветеран - двести и "первый" - триста. Очень я бы сказал недурно. Гильдия весьма открыто выжимает людей, прежде чем позволить им занять верхушку.
     Брать простые задания может любой одиночка, но не все и, судя по тому, что я видел офисе, доступных задний для рекрутов очень мало. А без звания "Искатель" я не получу доступ к заданиям более высокого уровня, стоимости и так далее.
     И даже если добраться до первого ранга, для средних заданий понадобится партнер или группа. Вообще, для всех уровней заданий рекомендовался минимальный набор группы из двоих разумных. Но "рекомендуется" это не "обязательно", а значит одиночки тоже есть. Но эта фраза обошла стороной героический уровень, там регламентировалось обязательное наличие целителя в общем составе из пяти гильдийцев.
     Проблема в том, что получив первый ранг, ты не можешь больше брать задания для рекрутов, а задания для полноценных участников ранговой системы связаны со смертельной опасностью. Относительно, конечно. Тем не менее, я понимал нежелание рисковать собой в одиночку и искать компанию. Очень мало кому захочется таких приключений.
     Итак. Взяв первый ранг и став искателем, ты получаешь доступ к простым заданиям, зачастую рассчитанным на двоих. Ты можешь взять задание и один, но если не выполнишь, как и в случае с просрочкой месячной обязанности выполнять одно задание, у тебя понизится процентная часть оплаты. Которая на начальном уровне составляет шестьдесят процентов от внесенной платы заказчиком или установленной стоимости, если это задание от Гильдии.
     Ну и конечно же опасность умереть в одиночестве всегда маячит за спиной.
     Оплата производится по доставке доказательств, установленных индивидуально для каждого заказа.
     И что же получают гильдицы за этот гемор?
     Для начала, доступ к свиткам умений.
     Только Гильдия, наравне с правительственными организациями, имеет право и возможность продавать высокоранговые свитки. Став гильдийцем, ты сможешь добраться до более сильных и разнообразных умений. В городской лавке выбор умений замкнется на каплях и лечении порезов, а для магов крови, например, вообще не существует умений в свободной продаже.
     Конечно, наверняка есть темная торговля, и гильдийцы торгуют свитками, ведь я уже видел умения вторых ступеней в деле, но здесь вопрос в стоимости.
     Кроме доступа к умениям, процентная ставка оплаты увеличивается, как и репутация.
     За баллы, которые ты получаешь по заданиям, можно приобрести эксклюзивные умения, которые есть в наличие только у Гильдии, и это тоже весьма интересно.
     И вишенка на торте.
     Первый может покинуть планету по своему желанию на кораблях Гильдии или выполнять задания вне Фариды. Знание, что ты можешь свалить куда угодно, очень важная часть моего мировоззрения.
     Весь этот краткий ликбез был умещен на двух листах, но я уверен, что есть еще куча нюансов, которые обычно пишут мелким почерком. К сожалению, здесь я такого не нашел.
     Бегом посетив душ, я спрыгнул вниз и, похваставшись покупкой, рванул в штаб Гильдии поглядеть на заветные листки с каракулями, которые стали письменностью.
     Город в это время еще прилично гудел и народ шастал туда-сюда. К сожалению, с каждым днем прилично холодало, и не за горами был тот час, когда мне понадобится более теплая одежка. Особенно, если я буду лазать по заданиям черт знает где. А еще доспехи! Я сомневался, что мои тряпки хоть как-то смогли бы уберечь меня от мелкой раны.
     Бегло глянув на ряд привязанной живности, я понадеялся узнать, как и себе раздобыть что-нибудь ездовое, но не раньше, чем разберусь с остальными вопросами.
     Главный холл гудел, но в рабочем плане. Я подошел к доске с бумажками и сразу же скривился.
     В отдельной колонке висел один листочек с надписью "защита полей от вредителей", и как я понял, это было задание для рекрутов.
     В общем, стенд был поделен на четыре части, и в каждой было по четыре, а то и по пять листков.
     Из простых заданий в глаза бросились зачистка улья ядовитого шмеля и добыча шкуры альфы рогача. Я и не знал, что у рогачей есть альфа. И зачем кому-то понадобилась его шкура? Еще были доставка письма в город Курьма и сбор живокорня в лесах Марэ (богини смерти и войны у атланов).
     Средние были более глобальными: встретить пробравшуюся через границу стаю пауков-секачей, убить или захватить живой (больше награда) речную химеру, проследить передвижение Кродаса и найти его выводок (достать детеныша).
     Сложные еще более глобальные: доставить провиант через каменную границу на правительственный аванпост атланов, зачистить большую гоблинскую нору, убить Форсара и снять его шкуру, рога и когти, найти кладку яиц Желтого Цапха (за каждое яйцо бонус награды). Добыть клыки огра. Поддержать Кампанию по зачистке поселения орков.
     Область героических заданий была увенчана только одним листком с заданием найти в неосвоенных землях отряд Варгов. Все. Никаких пояснений.
     Как я понял, это задание еще никто не взял, так как оно висело на стенде. Гильдия владела какой-то системой коммуникации и отменяла в других штабах уже зарегистрированные за гильдийцами глобальные задания.

Глава 51

      Глава 51
     Пока я стоял, открыв рот, подбежал какой-то темнокожий парень атлан в мятой одежде и сорвал листок с заданием - защитить поле от вредителей.
     Я провел его взглядом и поджал губы. С одной стороны сам не взял и вроде бы не собирался, с другой - обидно, мне ведь ничего не осталось.
     Послушав гомон обсуждающих стратегию гильдийцев, я, тяжело выдохнув, покинул здание и поплелся в таверну Гильдии. Она не принадлежала именно организации, но судя по тому, что я услышал в холле, все собираются именно там. Было интересно посмотреть, как проводят время теперь уже коллеги вне офисного здания.
     Таверна с надписью Валун была сложена из каменных блоков и дышала новизной, видимо владелец хорошо зарабатывает от такой популярности. Единственный минус - удаленность от центра города. Уже на подходе я услышал шум и, войдя внутрь, наконец увидел настоящие средневековые посиделки.
     Наверное, удаленность и была одной из причин выбора этого заведения. Вряд ли начальство организации было бы довольно злачным местом под боком с кучей пьяных гильдийцев.
     Я бы точно не был доволен.
     Все столы были забиты шумными молодыми и не очень разумными. Они ругались, кричали и бились чарками, выплескивая жидкость на пол и стол. Женщины хохотали со сталкивающихся лбами мужчин и подначивали не останавливаться.
     Одна атланка, на вид моего возраста, соблазнительно потягивалась у стойки-прилавка, усмехаясь от того, как на нее пялились пьяными глазами мужчины. И здесь было на что пялиться: очерченная грудь, круглая попа, сочные бедра. И все это без доспехов, а в обтягивающих серых штанах и блузке с горлом зеленого цвета.
     Я сначала засмотрелся, но тут же одернул себя. Вспомнилась Сая, и стало противно от своих взглядов, словно я предавал ее.
     Руки вспотели и захотелось что-нибудь ударить, дабы высвободить нереализованную ярость.
     - Эй, парень, - окликнул меня кто-то.
     Я обернулся, сверкая глазами.
     - О, - отринул темнокожий рекрут, который увел из-под носа задание. - Извини, что снял листок, но мне осталось всего пять заданий до скарабея. Я и так пять месяцев горбачусь без продыху.
     Проморгавшись, я расслабился и попытался улыбнуться:
     - Ничего. Успею.
     Он коротко кивнул и ушел. Наверное, у меня не вышло улыбнуться нормально.
     Значки - еще одна отличительная черта ранговой системы. Скарабей выдается искателям, птица - странникам, волк - авантюристам, жерек - ветеранам, виверна - первым. Это твой пропуск, жетон и предмет гордости, который ты будешь тыкать всем, кто решит с тобой решать дела по-плохому.
     Пробравшись через шумных посетителей, я заказал бокал вина, на что мужчина за стойкой скривился и молча указал на бочку позади себя. Я кивнул и бросил медную.
     Усевшись за угловой маленький столик, я пригубил кислятину и хотел было сразу вылить ее к чертям, но передумал и сделал несколько больших глотков. Нужно было привыкать к местной диете, а на то вино, которым угостила Маргарет, у меня еще долго финансов не ожидалось.
     - Рекрут! - гаркнул над ухом подкативший рыжий как солома парень. - Упал отжался, ать-два!
     Он крикнул это мне прямо в лицо, и запах попойки скрутил мой нос в улитку. Задница почувствовал неприятности.
     - Ты меня не слышал, что ли!? - заорал он еще громче, когда я не проявил никакой реакции на его приказ. В бумагах не было ничего насчет командования рекрутами или кем бы то ни было ниже по рангу. - Я тебе сказал, купи старшему браги!
     Я лишь вздохнул и потянул свой бокал, отодвинувшись от его дыхания.
     На Земле мне никогда не приходилось исполнять чьих-то погонялок. Будь-то старшие в кампусе или школе. Мастер Ган буквально вбил стальной прут в позвоночник каждого ученика, включая меня.
     - Ну ты, рекрут, доигрался. Игнорировать меня, Николу, самое последнее, что ты мог надумать в своей рекрутской башке, - сказав это он выпустил кулак в мою сторону, но я с легкостью уклонился и машинально двинул ему по ногам. Парень шлепнулся на пол, и в помещении повисла тишина.
     - Господа! - заорал кто-то из толпы. - У нас еще один рекрут без воспитания!
     Толпа весело загорланила и начала скандировать "круг".
     Я скривился. Настроение хорошим назвать было нельзя, и участвовать в пьяных разборках - последнее, чего мне сейчас хотелось.
     Хотя... Я вспомнил накопившуюся злость.
     Никола поднялся и, тряхнув пьяной головой, подозвал кого-то кивком. Подбежала упитанная девушка с косичками и приложила руки к его голове. Спустя несколько секунд, парень смотрел на меня уже трезвыми глазами.
     - Ну что, рекрут, готов к кругу? - оскалился он недобро.
     - Может, я просто уйду по-тихому? - спросил я на всякий случай, хотя уже твердо решил помесить кому-нибудь лицо. Учитывая, что рядом наверняка не один целитель, калек не останется. Только оставался вопрос будут ли лечить меня, рекрута.
     - Не-а, - кивнул он в сторону толпы, которая освобождала центр помещения от столов и образовывала круг. - Сказал "а", говори "б".
     - Ладно, - вздохнул я. - Будет тебе "б".
     Считывание движений противника всегда было приоритетом на занятиях у мастера Гана, и я хорошо понимал, что этот гильдиец не кулачный боец. Ну а магии можно было не бояться. Гильдийцам запрещено использовать чары или холодное оружие друг против друга. Нарушение - исключение.
     Веселье закончилось быстро, как я и ожидал. Никола был юрким и крепким, но не быстрее меня. И у него определенно не было навыков рукопашного боя. Обычные замахи и попытки зацепить ногами.
     Мы вышли в круг, и он сразу попер на меня как кабан, но быстро уйдя с траектории, я проверил на прочность его грудь, а затем челюсть. Почему-то этого оказалось достаточно, чтобы он выпал из реальности, шлепнувшись мешком на пол.
     Толпа недовольно загудела, они больше потратили времени на раздвигание столов, которые нужно было возвращать на место.
     - Стоп! - выкрикнул еще один парень и вышел в центр. - Это не дело. Никола, видимо, не отошел от браги, а лечение, как мы знаем, тратит и наши силы.
     Толпа одобрительно забухтела.
     - Я предлагаю вывести еще одного настоящего гильдийца и проучить молодняк! Все согласны? - размахивал руками плосконосый азиат в мешковатой одежде.
     Толпа вразнобой проскандировала согласие.
     Я стоял со скучающем видом и ждал продолжения представления. Адреналин гулял по крови, и нужно было его на что-то высвободить.
     - Пусть его проучит Рокас из группы Никола. Честь отряда отстоять нужно все-таки. А то глядишь, так каждого из нас выловить в темном углу можно, - горланил желтокожий, опытно манипулируя пьяным собранием.
     Посетители снова согласились с его доводами, и свалив из круга, парень уступил место крупному фойре.
     Светло-коричневые длинные волосы, собранные в хвост, такого же цвета шерсть на ушах, желтые глаза и уверенная ухмылка.
     Он подошел ко мне почти вплотную и тихо сказал:
     - Я знаю, что Никола слабак на кулаках, и ты свалил его честно, но не могу оставить все, как есть. Честь отряда превыше всего, рекрут.
     Затем сверкнул клыками и отошел.
     Я встал в стойку, интуиция подсказывала, что с ним нужно быть аккуратным: движения легкие, точные, уверенные.
     Он резко взял разгон и, сделав боковое сальто, до треска половиц приземлился на том месте, где я стоял. В ответ я вспорол воздух ногой, и ботинок чиркнул по его бедру.
     - Неплохо, атлан, - одобрительно кивнул Рокас. - Как звать?
     Ну, начинается.
     Я промолчал и пошел в наступление. Гнев кипел, и одобрительные разговоры только раздражали.
     Хук - прямой - лоу кик.
     Толпа молча следит. Фойре ушел от всех ударов.
     Рокас наступает, и я еле успеваю уходить от его скорости. Руки заставляют ветер свистеть, а мое сердце отбивать ритм пулемета.
     Пропускаю и схватываю скользящий по груди.
     Адреналин подскакивает, боль сообщает о прямой опасности, и я начинаю действовать всерьез.
     Ловлю его на попытке подсечь меня и, вовремя подпрыгнув, наношу прямой ногой в голову. Попадание. Я знаю, что нельзя давать ему опомниться и нужно выбить окончательно, но мне хочется почувствовать боль.
     Пока он, пошатываясь, трясет головой, я жду.
     - Неплохо, атлан, умеешь размахивать конечностями, - снова весело оскалился он. - Что еще покажешь?
     - Звезды.
     Несколько отвлекающих маневров руками, и я позволяю ему ударить себя в челюсть. Отвечаю тем же, и мы обмениваемся парой попаданий.
     Силен. Это отрезвляет.
     Толпа одобрительно свистит и гудит.
     - И где же обещанное, атлан? - ухмыляется он.
     Я молча обманываю его левой ногой и, глухо щелкнув, разбиваю нос. Он ахает и отшатывается назад. Не теряя времени, беру разбег и прыгаю на его плечи, пережав шею бедрами.
     Мы хлопаемся на деревянный пол и толпа затихает.
     - Есть звезды? - спросил я пафосно у вырубленного фойре, но он, конечно же, ничего не ответил. - Ясно.
     Под гул толпы и подскочившую пышку-целителя, я тихо ушуршал к своему столику и сел на место. Мне подумалось, что сегодня будет единственный день отрыва. Пусть все, кто решит высказаться - выскажется, чтобы потом проще было. Да и я немного расслаблюсь. Одно дело убивать, а другое - кулаками размахивать. В первом случае я только нагнетал свою психику. Чего не скажешь про честный бой.
     Может, в этом мире я и не самый сильный в магии, но в размахивании руками немного разбирался.
     Под косые и заинтересованные взгляды я опустошил одну кружку и заказал следующую.
     - А ты хороший боец, - подсел Рокас. Целительница быстро привела его в норму, и парень выглядел как и до боя, чего не скажешь про меня. - Быстрый, опытный. И движения незнакомые, но вместе с этим простые.
     Я вспомнил мастера Гана, который до последнего возмущался топорностью наших движений. Вряд ли бы он оценил мою нынешнюю подготовку.
     - Может быть, - сказал я уклончиво. - Или мне просто повезло.
     - Везунчики не вырубают меня, - отпил фойре браги и скривился. Все кривились, но пили.
     Мы перекинулись еще парой бессмысленных слов, и ушастый отчалил к своим.
     Какая-то часть меня надеялась, что поступит приглашение в отряд, но этого не произошло, и допив кислятину, я решил немного подышать свежим воздухом.

Глава 52 - Пятнадцать золотых

      Глава 52
     На улице было уже темно, а вокруг таверны, в отличие от центра, не было много света. В таких местах обычно зажимаются влюбленные парочки или занимаются более проникновенными делами.
     Я присел на одну из стоящих вдоль улицы скамеек и копил силы на дорогу до Двора.
     Из глубин Старого Города доносились псиные переговоры, где-то рядом мявкнул кот, и кто-то следом обласкал усатого любителя что-нибудь стащить со стола. Ночные Свидетели настойчиво глазели на мир, а я на них. Оба спутника были испещрены хорошо различаемыми воронками, и если бы не величина блинов и их количество, я бы не смог отличить картинку от земной луны. Астрономия меня мало интересовала.
     Решив не возвращаться в таверну, я уже хотел поднять задницу и отправиться в номер, но вселенная была другого мнения.
     - Кто это здесь у нас? - послышался знакомый голос.
     От входа в заведение, пошатываясь, ко мне подошел администратор, который отказал мне во вступлении из-за Белого сосуда.
      Бороды уже не было, и вряд ли он узнал бы меня после одной встречи. Молча поднявшись, я развернулся и пошел прочь.
     - Эй, ты, - затопал позади белокурый. - Я тебя знаю!
     Я ускорился, пытаясь скрыться за поворотом улицы.
     - Стой г-говорю! Ку...куда убегаешь, ты...? - язык заплетался, но он упорно шел за мной.
     Повернув за поворот, я вышел на темный переулок и решил затеряться в глубине города.
     Он пьяный и мог на утро все забыть. Останется только не показываться на глаза и следить за его режимом работы.
     - Думаешь, я не запомнил тебя? - тарахтел он, запинаясь на ходу. - В эту таверну ходят только ... ик гильдийцы, а ты не можешь быть гильдийцем - ты Белый! Я точно помню! Знаешь, почему?
     Сердце застучало быстрее. Этот вечер не мог закончиться дерьмовее. Хотя, почему не мог? У меня уже был опыт и в более драматических событиях.
     - Потому что у меня универсальная память! В администраторы не берут кого п-попало! - горланил он уже прилично, и я остановился. - Тебе не сбежать...ик.
     - Что ты хочешь от меня? Я тебя не знаю! - рыкнул я раздраженно.
     - Хочу? Хочу сдать дикого мага Псам и получить кучу золота, - зашипел он, брызнув слюной.
     - Каких магов? - зашептал я, разыграв карту дурачка.
     - Таких, как ты, д-дикий! Никто не может стать Желтым будучи Белым, и это все знают...ик, - довольно залыбился белокурый. - Кроме. Диких Магов.
     - Чем докажешь? - спросил я, оглядываясь по сторонам. - За клевету можно и получить!
     - Чем-чем. Да хоть словом перед системой лжи! - выпалил он.
     - Что еще за система, - скривился я.
     Он хохотнул, шатнувшись в сторону:
     - Игрушка остроухих умников, считываю...вае...щая ложь в словах! Гильдия полностью доверяет синст...ик... теме лжи!
     Твою мать.
     Если меня объявят диким магом, не видать мне... да ничего не видать.
     - С чего ты решил, что это я? Я вот тебя совсем не помню, - зыркнул я на него.
     - Зато я помню, - задрал он подбородок горделиво. - У меня идеальная память на лица, и отсутствие бороды меня не обманет.
     В груди стало тяжело, и я спросил с надеждой:
     - С чего ты взял, что я был в заведении для гильдийцев?
     - С того, что я видел, как ты сидел за столиком и болтал с фойре из группы Николы! - уверенно заявил он.
     - Дерьмо, - вырвалось вслух. - И чего ты хочешь?
     - Знаешь, сколько за Дикого дают Псы?
     Не дождавшись моего ответа, он продолжил, снова задрав подбородок:
     - Д-десять золотых!
     Его рост был немного ниже, и он тянулся вверх, заглядывая в мои глаза.
     - Принесешь мне завтра пятнадцать, я буду молчать!
     - Ты умом тронулся? Откуда у меня такие деньги! - искренне охренел я.
     - Ну ладно, не сразу, - хмыкнул он. - Будешь отдавать частями. Каждую неделю по два золотых.
     - Да где я, будучи рекрутом, возьму такие деньги? - не было смысла уже скрываться. Вряд ли он выдумал прибор считывания лжи, так как это вполне уместная штука для таких больших организаций.
     - Ну да, ты прав, - задумался белокурый, пошатываясь. - Тогда по три серебра каждую неделю. Я думаю, это вполне подъемная сумма даже для рекрута. Потом будешь зарабатывать гораздо больше, поверь мне.
     - А сам чего в администраторы тогда подался?
     Он прищурился и сказал надрывно:
     - Потому что разрушители никому не нужны в этом чертовом мире!
     Разрушители? Да я ведь и сам разрушитель!
     - Понятно.
     - Ага. Короче, ты понял, рекрут. Чтобы через неделю были три серебра, - кивнул он.
     Я тоже кивнул.
     Белокурый молча развернулся, чуть не упав, и поплелся назад. А я стоял на месте, глядя в землю, с бегающим роем мыслей.
     И что теперь? Как теперь быть? Он уверен, что запомнил меня. Да и сдать за такие деньги постороннего человека - раз плюнуть. Только почему не испугался дикого мага? Они ведь все сумасшедшие, а он собрался позволить мне расхаживать в рядах Гильдии!
     Ладно.
     Три серебра в неделю - не так жёстко, конечно, но горбатиться придется не только на себя. Жилье у меня есть, и переговорив с Маргарет, я думаю, мы что-нибудь решим. Поживу в долг, женщина она хорошая, поймет. Ради Лизи я готов на все, мне нельзя так просто пропасть.
     Я уже выдохнул, соглашаясь с этим дерьмом.
     И правда, поднимусь выше и буду иметь больше.
     "Но что дальше? - прозвучал закономерный гадкий вопрос. - Он замолчит навсегда, когда получит желаемое?"
     Я поежился. Воздух стал холоднее.
     "А что насчет болтливости? Ты столько времени будешь носить ему деньги, а он вот ни разу не разболтает никому по пьянке или случайно?" - град тяжелых вопросов замолотил по мозгам.
     Тяжелых, но честных.
     "Что тогда будет, Том? - вкрадчивый голос будто шепнул в ухо. - Что будет, когда ему станет мало или узнает кто-то еще? Ты будешь работать и на других? Как ты будешь искать Лизи? Как ты отомстишь мрази?"
     Я схватился за голову, понимая, что все именно так и будет. Для парня я теперь курица, несущая золотые яйца. Куда бы я ни забрался, он будет крепко держать за упомянутые.
     "Пока не умрет", - закончил я.
     Это все был я. Не я был тот, кто прогнулся перед мнимой надеждой на безопасный исход. Страшно осознавать безвыходность. Еще страшнее осознавать наличие единственного выхода.
     Все эти умозаключения пронеслись очень быстро, стоило мне остаться наедине с собой.
     Ночь. Темно. Центр города далеко. Мы отошли от таверны на приличное расстояние. Он пьян, я нет.
     Впереди темная арка, под которой я недавно прошел, преследуемый им.
     Ускоряюсь, стараясь громко не топать и, дождавшись, когда он зайдет под арку, перехожу на бег.
     Парень оборачивается на шум, но моя левая ладонь успевает закрыть его рот. Правая рука предплечьем прижимает его к стене и придавливает шею.
     Как на зло, тучи уходят в сторону, и Ночные Свидетели нацеливают свой взор на эту чертову планету.
     Он смотрит на меня округленными глазами. Испуганными глазами. Молящими глазами. Глазами, в которых появились слезы.
     В моих глазах тоже слезы. Я чувствую, как по щекам скатываются крупные капли. Они появились еще когда я обдумывал его слова.
     Парень безмолвно открывает рот. Он говорит мне, что забудет обо всем. Я не слышу ни звука, но знаю, что он говорит. Я бы говорил то же самое.
     Напряженно сжимаю челюсть и надавливаю на шею еще сильнее. Слышу слабый хруст. Его глаза закатываются, а изо рта выходит пена и капает мне на одежду, скатываясь по подбородку.
     Держу, пока он не обмякнет. Потом держу еще минуту.
     Все.
     Взваливаю труп на плечо и петляю по темным переулкам к Старому Городу. Мне и в голову не приходит, что меня могут увидеть.
     Укладываю возле стены какого-то деревянного здания и для верности ломаю шею.
     Мертвых не воскрешает даже магия.
     Я чувствовал себя настолько грязным, что хотелось срочно залезть под воду и не вылазить оттуда сутки.
     Белокурый пользовался духами, и его запах впитался в одежу. Я решил, что выкину ее и куплю новую.
     Словно зомби добрался до гостиницы и, зайдя внутрь, обнаружил снова полный зал. Здесь не было так же пьяно и шумно, но это не имело значения. Стараясь не столкнуться ни с кем взглядом, я проскочил на лестницу и прыжками забрался на второй этаж. Затем сбросил с себя тряпки и сел под воду.
     Не знаю, сколько я так просидел.
     В голове постоянно маячил молящий взгляд белокурого, а в ушах раз за разом повторялся тихий хруст.
     За считанные дни я отнял слишком много жизней. Если до этого условия были равные и противник был вооружен и готов убивать, то сейчас я чувствовал, будто принес парня в жертву. В жертву своему будущему.
     Почувствовав, что моя кожа превратилась в воду, я обмотался полотенцем и, даже не глянув в сторону одежды, направился в свою комнату.
     Свет горел.
     - Где был? - спросила женщина, сидя на стуле рядом с кроватью.
     - Что? - моргнул я.
     Теплый желтый свет не был слишком ярким, создавая маленькие тени по углам. Я смотрел в них.
     - Где был, спрашиваю, - кивнула она на меня.
     Ее лицо было серьезным и хмурым. Кудрявые волосы скручены в хвост, рука опиралась на спинку, а правая нога покоилась на левой.
     - Зачем тебе это? - спросил я у волос Маргарет
     - Затем, что ты мой нахлебник и потратил тону воды, просидев там несколько часов, - ответила она спокойным тоном и поменяла ногу, при этом не забыв поправить сбившуюся юбку.
     - Завтра же съеду и расплачусь, - сказал я раздраженно. - Или сейчас?
     Какая нахрен вода? Нахрен воду. Нахрен этот допрос!
     - Идиот, - сощурилась Маргарет, мотнув головой.
     Под ее крепким взглядом, я прошелся к своей сумке и достал белье.
     - Можно, я переоденусь? - спросил, не глядя. - Да и как бы я все еще снимаю эту комнату, так что...
     - Кретин, - женщина даже не пыталась отвернуться, хватая мой взгляд.
     - Похер, - буркнул я и, сбросив полотенце, натянул трусы.
     Хотел было надеть еще что-нибудь, но вспомнил, что единственная одежда осталась в купальне, и я очень не хотел ее снова видеть.
     Я устал, и хотелось лечь, но мне мешала женщина, сидящая на стуле у кровати.
     - Я хотел бы поспать, - кивнул на постель.
     - Спи, - сказала она просто.
     - Ты так и будешь сидеть? - спросил я.
     - Возможно, - кивнула Маргарет.
     - Возможно? - складывалось ощущение, что она хотела меня выбесить.
     Женщина медленно склонила голову и, ухмыльнувшись, сказала:
     - Ну, я могу прилечь рядом.
     - Нет, спасибо, - оказал я в тон.
     - А чего так? Старая?
     Я чуть не поперхнулся.
     - Ну, ладно тебе. У старушки тоже есть, чего показать, - она провела пальцем по краю декольте.
     - Ну, показывай, - сказал я с вызовом.
     А что, она меня видела. Два раза.
     Маргарет поднялась и медленно подошла ко мне. Остановилась в шаге и, пытаясь поймать взгляд, начала медленно расстегивать блузку. Я уже приготовился давать заднюю. Самое меньшее, что меня сейчас интересовало, это женские прелести.
     И тут произошло это.
     Со всего маху она залепила мне хлесткую пощечину. Я оторопел и, выровняв лицо, словил еще одну. Потом с другой стороны.
     В полупустой комнате эти звуки отдавались звонким эхом.
     - Нравится? - спросила она, шипя.
     - Ага, - честно ответил я, сцепив зубы.
     - Идиот, - выдохнула Маргарет и, подойдя ближе, нежно обняла, положив себе на плечо мою голову. Было не очень удобно, так как я немного выше, но её, видимо, мало интересовал этот нюанс. Пришлось согнуться.
     Мы простояли так минут пять. Молча. Затем она отвела меня к постели, дождалась, пока я лягу, и села рядом у изголовья. Поглаживала волосы.
     Стало так спокойно, что я не заметил, как провалился в сон.

Глава 53

      Глава 53
     Проснулся от того, что левая рука онемела, и открыв глаза, я наткнулся на лицо Маргарет. Она спала на боку, дышала мне в шею и уверенно лишала предплечье притока крови. Я нервно окинул ее взглядом и, заметив одежду, спокойно выдохнул. Нет, я не боялся голых женщин, мне просто не хотелось ловить грязные мыслишки.
     - Маргарет, - тихо позвал я.
     Женщина что-то промычала и подмяла мою бесчувственную руку, как подушку.
     - Эй, госпожа Бомс, проснитесь! - сказал я громче.
     - Зачем? - пробурчала она, приоткрыв глаз.
     - Потому что я могу потерять руку, - я отвел взгляд, боясь пересечься.
     - К черту руку, - улыбнулась она. - Ты спал с такой шикарной женщиной, как я, и волнуешься про какую-то руку? А еще отворачиваешься. Я что, зря с тобой нянчилась всю ночь?
     Я вяло улыбнулся на ее возмущение.
     - Нет, наверное. Но руку все равно можно потерять такими темпами.
     - Мальчишка, - заворчала она и поднялась.
     Через окно комнаты пробивалось солнце, не такое желтое, как весной или летом, но достаточно яркое, чтобы наполнять комнату добрым светом. И в этом свете кудрявые каштановые волосы хозяйки выглядели более темными и контрастными, что на фоне светлой кожи выглядело впечатляюще и притягивало взгляд.
     Она потянулась, прикрыв зевок, а я потирал онемевшую руку, опустив ее к полу.
     - Боги, всю одежду из-за тебя помяла, - осмотрела она себя, предпринимая бесполезные попытки выпрямить складки на блузке.
     - Зачем ложилась?
     - Да посмотрела, как ты сладко спишь, и прилегла не секундочку, - выдохнула она тяжко.
     - Я вчера атлана убил, - сказал я, глядя в потолок, затем на нее.
     Она даже глаза не округлила:
     - Что-то такое я и предполагала.
     Маргарет пошла в уборную и закрыла за собой дверь. Я услышал плескающуюся воду в раковине.
     - С чего вдруг? - спросил, когда она вышла, обтирая лицо полотенцем.
     Женщина поправила растрепавшиеся волосы и, затянув хвост, грустно сказала:
     - Я слишком часто видела такой взгляд.
     - Какой? - спросил я глупо.
     - Когда тебе пришлось делать то, за что стыдно или хочется умереть. В зеркале.
     - Прости, что напомнил.
     - Каин, - хмыкнула она. - Мне не нужно об этом напоминать, все есть в памяти, всегда. За что убил?
     - Угрожал.
     - За простые угрозы не убивают, - подняла она бровь.
     - Эта угроза обрекала меня на смерть, - сказал я расплывчато.
     Она поджала губы и, выдохнув, сказала:
     - Что ж.
     Такой реакции я точно не ожидал.
     - И это все?
     - А что должно быть еще?
     Действительно, ведь так реагируют на признание в убийстве.
     Она, видимо, уловила мое непонимание и сказала:
     - Слушай, уж не знаю, что это за чудный лес, в котором ты жил, но в реальном мире смерть поджидает за каждым углом. Или деревом. Либо ты отберешь жизнь, либо отберут твою, и часто это связано не только со смертельной схваткой. Я вижу тебя и верю тебе, и поверь, у меня есть немного опыта, чтобы говорить так. Ну а если ты окажешься не тем, кем я тебя увидела, что ж, значит я проиграла.
     - Сильно сказано, - хмыкнул я.
     - А я вообще сильная, - вернула она ухмылку. - Ладно, пойду к себе, а то ребята там, наверное, с ума уже сошли, надумывая себе всякое.
     - Они местные?
     - Ага. Нашла в Старом Городе и приютила. Хорошие мальчики, не ленивые, - грустно сказала Маргарет.
     - А как вести себя тоже сама учила? - спросил я, вспомнив одежду и поведение Кира.
     Мариса я почему-то до сих пор не видел.
     - Кто ж еще, - самодовольно подняла подбородок. - Этого я набралась, побывав в землях остроухих.
     - Ты много где бывала?
     - Наверное. Для атлана, - пожала плечами, - Нас, знаешь ли, не очень жалуют остальные. Особенно, когда дело касается культурных правил. Говорят, до войны с дурными магами было иначе, более открыто, но затем все снова забились по родным уголочкам и там варились в своей каше. Ладно. Спускайся завтракать и иди делай свои рекрутские дела.
     - Слушай, - вспомнил я насчет одежды, - там мои вещи в купальне...
     - Уже высохли.
     - Как так? - спросил я тупо.
     - Я попросила Мариса.
     - Но ты же сказала, что уснула случайно, - указал я на неточность.
     - Одно другому не мешает, - улыбнулась она и выскользнула за дверь.
     Я улыбнулся в ответ, но на душе было неспокойно.
     Как будет вести расследование Гильдия? Будут ли использовать местный детектор лжи на всех участниках? Что насчет департамента правонарушений?
     Куча вопросов вертелась в голове, но единственное, что я мог сделать, это последовать совету Маргарет.
     ...
     Холл офиса, как всегда, был полон разумными в обмундировании, и как только я оказался внутри, в груди похолодело. Сегодня должна была быть смена того администратора. Захотелось развернуться и уйти, но я втянул сопли и, стараясь не привлекать внимание, подобрался к доске заданий.
     "Зачистить подвал офиса торговой компании Великий Поход от грызунов" - гласила короткая надпись в разделе для рекрутов.
     - Эй, будешь брать задание? - спросил уже знакомый темнокожий парень. - Просто, ты первый подошел.
     Черт с ним.
     - Буду, - сорвал я листок и подошел к регистрационной стойке.
     Азиатской внешности атланка разрывалась между запросами, и видимо, только я знал причину отсутствия напарника. Внутри снова похолодело.
     Когда очередь дошла до меня, она быстро записала задание на мой номер, который выдавался каждому рекруту, и я испарился из здания.
     Осенний день обещал быть холодным. Накинув капюшон накидки и потуже укутавшись в нее же, я ударился в поиски нужного здания. Местные услужливо тыкали пальцем в нужном направлении, и долго бродить не пришлось. Чего не скажешь про саму задачу с зачисткой.
     Местные крысы больше земных и куда агрессивнее. За тридцать медных я промучился с ними весь день, пытаясь не спалить подвал огнем и сделать все аккуратно стрелами. То еще приключение в магическом мире.
     Отчитываясь о проделанной работе перед нагломордыми клерками, я еле сдерживался, чтобы не убраться оттуда, да побыстрее.
     Возвращаясь в офис уже по серому и туманному вечеру, я чувствовал, будто за мной следят. Зудящее ощущение между лопатками так и тянуло оглядываться, что я и делал.
     Ночные Свидетели проглядывались плохо, и ночь обещала быть темной. Поэтому, ускорив шаг, я поспешил сдать задание и вернуться в теплую гостиницу.
     - Держи, убийца крыс, - пододвинула бокал с красным Маргарет, выслушав мое нытье о нелегкой доле рекрута.
     - Спасибо, - не стал я отказываться и опрокинул кисленькое после ужина. - Понимаешь, что самое обидное? Подобной херней придется заниматься еще не раз!
     Маргарет отвлеклась на очередную знакомую и, вернувшись, сказала:
     - Понимаю, Каин. Когда отец был в рекрутах на побегушках у кого попало, я еще была маленькая, но наслышалась этих глупых историй предостаточно.
     - И что, вот так со всеми?
     - Ага, со всеми, - подтвердила она. - А ты думал, Гильдия - благотворительная организация?
     - Ну нет, но все же...
     - Все же, хах! Почему, ты думаешь, не все идут к ним, несмотря на деньги и возможность свалить отсюда? Да и многие, кто мечтал, вкусив этот плод, со временем покидают организацию и оседают в тихих места.
     Я глотнул вина и кивнул, мол, продолжай.
     - Деревенские дурни думают, что там все медом намазано, и плодят легенды одна слаще другой о чудных приключениях и борьбе с чудищами. И единственное, что из этого правда - сами чудища. Я помню, как отец порывался уйти, но его держал отряд из старых друзей. С которыми он в конце и полег.
     - А куда же тогда идут Желтые? - спросил я.
     - Хм, - задумалась она. - Скажем так, на Фариде достаточно представительств сообществ, которые претендуют на тот же кусок, что и Гильдия, но пока безуспешно. Пределы - огромное место, и разумных там так же много. Было бы странно, если бы никто не хотел подвинуть Гильдию.
     - И что это за сообщества? - спросил я волнительно.
     Об этом мне еще никто не говорил, но услышав сейчас, стало ясно, что это вполне естественно. Всегда есть кто-то в тени. Или на свету. Не суть, главное, что всегда Есть.
     - А ты любопытный, - усмехнулась женщина.
     Я же серьезно кивнул.
     - Ладно. Я много не знаю, но слухами мир полнится. Например, те ребята, что следят за выполнением гирата. Когда я была в королевстве Фойре, одна девушка рассказала про клан убийц, работающих по заказу. В царстве Грендар, меня пытались завербовать как шлюху в разведывательное подразделение. Знал бы ты, как сложно было сделать вид, что я ничего не поняла, и уйти живой. Есть свободные поселения, но туда не всех пускают, как бы странно это ни выглядело в отношении названия. Это небольшой остров на юге.
     Она глотнула воды и продолжила:
     - Про атланов я вообще молчу, здесь куда ни плюнь какая-нибудь тайная организация, полномочия которой обычно заканчиваются в каком-нибудь округе или на границе королевства. В общем, мне оказалось достаточно, чтобы понять, как глубок муравейник.
     - Марга, еще вина за наш стол! - позвала какая-то женщина.
     - Марис! - в ответ позвала хозяйка. - Где твои глаза?
     Марис, кстати, оказался близнецом Кира, и видимо, я сталкивался с ним уже не единожды.
     - Сейчас, госпожа, - отозвался дикон и понес к столику графин.
     - Так вот, на чем я? - перевела на меня взгляд Маргарет.
     - Муравейник. Но я понял суть. Что насчет Гильдии, как ковена зла, - напомнил я изначальную линию разговора.
     - Ну не зла, конечно, но не белые и пушистые. Работа на них - это опасный и долгий путь. Да, ты получаешь больше, чем крестьянин, но не больше, чем торговец. И вместе с этим, рискуешь жизнью и ради чего? Ради силы?
     - Но сила позволяет защитить себя, - возразил я резонно.
     - Да, но всегда найдется кто-то сильнее, или тебя задавят количеством.
     - Но это возможность дать отпор и не сложить голову аки агнец, - стоял я на своем.
     - Да, здесь ты прав, но это уже философский вопрос об общественном воспитании. И я понимаю, что это невозможно, но представь, если бы с детства всех разумных учили любить жизнь, а не отнимать или гнобить ее! - пылко высказалась женщина.
     - Так-то оно так, но как же зубастые монстры?
     - А кто мешает пользоваться оружием только против бездумной опасности? - проницательно спросила она.
     - Да, это действительно философский вопрос, - слился я.
     Честно говоря, сказать мог многое, но сейчас меня интересовали более конкретные вещи.
     - Когда возвращался, мне почудилось, что за мной следят, - сказал я осторожно.
     Она нахмурилась и перешла на полушепот:
     - Ожидаемо. Думаешь, люди того Фенкса? Или следователи из отдела?
     - Да хрен его знает, - ответил я. - Может и те и другие.
     Маргарет задумалась около минуты и сказала:
     - Если это были люди Фенкса, но никто до сих пор не напал, значит они чего-то опасаются.
     - Или выжидают, - добавил я.
     - Ага. Ну а если из отдела, даже не знаю, что думать. Я приписала тебя в племянники, и лучше не связываться с проблемами сейчас.
     - А если это все-таки Фенкс, и меня ведут к чему-то серьезному?
     - Тогда, Каин, в опасности мы оба. Заен с дружками не смог бы оплатить работу гирата, и ты это понимаешь.
     Я кивнул.
     - Ему для чего-то нужно было мое здание, и скорее всего, эта потребность никуда не ушла. И ты видел его.
     Снова кивок.
     - Нужно быть начеку, - заключила она.

Глава 54 - Шанс или...

      Глава 54
     Дни завертелись быстрее.
     Частенько я чувствовал слежку, старался не ходить в полной темноте и постоянно оглядывался. Это прилично мешало, но я не мог поймать взглядом ничего подозрительного. Слишком много людей, и указать можно было на каждого, кто смотрел в мою сторону.
     Я бегал по всяким пустякам для рекрутов, если успевал взять задание вперед чернокожего Арима, и постоянно натыкался на разговоры о найденном трупе парня администратора. Вместе с этим облегченно выдыхал, понимая, что если за мной еще не пришли - я не попался. Или попался не тем, кто пришел бы официально.
     К сожалению, задания были не на каждый день, и приходилось тратить кучу времени на просиживание задницы или помощь по гостинице Маргарет.
     Максимум, что я получал из денег за задания, это тридцать медных. Не густо, мягко говоря. Поэтому задумался о дополнительной работе. Нужно было купить теплую одежду и срочно. А еще броня и стрелы.
     Для рекрутов не было доплаты за расходники, и что потратил, то покупаешь сам. Всем было плевать.
     Вытянуть ману из Сосуда никак не получалось, что печалило. Тем не менее, не все было так плохо.
     Немного освоившись, я узнал цены на свитки обнуления и предметы для первого ранга, то бишь, для искателей. И подраскинув мозгами, понял, что я еще впереди планеты всей, и светить полнотой Сосуда мне никак нельзя. Вообще никак.
     Дело в том, что первый свиток обнуления опустошал твой Сосуд всего на десять фер, несмотря на однозначное название. Все бы ничего, если бы он не стоил пять золотых. Дальше сложнее. После каждого обнуления Сосуд будто получал иммунитет, и нужны были более сложные свитки, которые, соответственно, и стоили дороже. И так каждый раз.
     Здесь был нюанс. Сосуд каждого разумного реагировал по-разному, и бывали случаи, когда пользуясь начальными свитками, он все равно опустошался. В связи с этим, некоторые гильдийцы, в надежде сэкономить, рисковали и спускали золото на попытки с первыми свитками обнуления, теряя при этом еще больше.
     Но была и обратная сторона этой возможности. Сосуд мог не среагировать и на более сложный свиток.
     Выходили космические суммы для любого жителя Фариды, и поднять свой Сосуд со второй ступени на третью почти нереально, пока ты не достигал пятого ранга Гильдии или не родился в семье местного дворянина, что бывало нередко. Но таких детей в Гильдию не отдают и просто покупают нужные вещи напрямую.
     По ходу размышлений перед глазами всплыла Пантоа и главарь фойре, который держал меня у земли одной магией. Насколько у него был опустошен Сосуд? И если дело не в Сосуде, то сколько алмидов он должен был использовать, чтобы держать структуру столько времени? Да еще и не самую простую по размерам!
     Это странно. Зачем такому сильному магу понадобилось уничтожать Пантоа? Развлечение?
     Помимо всего прочего, они ведь навлекали беду на свою расу. Или...делали это умышленно. Может, нанятые террористы? Классика же - запугай своих, чтобы предложить защиту.
     А еще...
     - Это не мое дело, - остановил я себя.
     Так. Гильдия.
     Структуры тоже стоили не мало. Например, такой ножичек, как у меня, вытягивал из кошелька три золотых, что можно было себе позволить очень нескоро, а про разнообразие арсенала вообще говорить нечего. Если второй ранг (Авантюрист) имел в запасе более двух малых умений, это считалось весьма значимым достижением, но почти бесполезным, учитывая затраты фер и приоритет на обнуление Сосуда.
     Но зачем тогда покупать разные структуры? Все просто, как я и думал, - форма имеет значение.
     Информацию приходилось вытягивать под выпивкой и раскрывая локаторы пошире. Так что спектр знаний ширился медленно.
     С магией разрушения дело так же двигалось быстрее. После того раза я укреплял в сознании образ структур из атомов и молекул, что позволяло мне воздействовать на мой огненный нож быстрее. Выпуская нить маны, картинки пробегали в голове, и уже на расстоянии вытянутой руки я уничтожал багровый нож секунд за десять. И это был прогресс, потому что поначалу уходило около минуты. Разрушать было сложнее, чем сотворять. Мозг противился записывать программу автоматической реализации последовательности мыслей, и приходилось каждый раз сильно напрягаться, чтобы воспроизводить реакцию быстрее. А может, дело в Сосуде.
     В общем, я не понимал, почему.
     Что печально, доступ к малым свиткам я пока не имел и не мог понять, как работают разрушители.
     ...
     Я сидел в таверне гильдийцев, потягивая кислятину, к которой потихоньку адаптировался, и наблюдал за забавным парнем, который уже второй день подряд рассказывал всему залу истории своих похождений. Было забавно. Не истории, а как рассказывал.
     Дверь в таверну открылась, и вошла знакомая компания.
     Голубоглазый блондин по имени Дерек, смуглая паладинша Саманта, бородатый коротышка грендар и чернокожая мечница.
     Не пробыв в помещении и минуты, они потребовали внимания.
     - Соратники! - заголосила Саманта уверенным голосом. - Есть ли среди вас те, кто хотел бы присоединиться к моему отряду?
     Секунда, две, три. Тишина.
     - Повторяю. Хочет кто пойти ко мне в отряд? - так же громко спросила она.
      Тишина.
     Я, конечно, хотел, но позориться своим рекрутством желания не было. Кому нужны рекруты?
     Саманта и ее группа присели за свободный стол и начали что-то живо обсуждать. Остальные вернулись к своим делам.
     Несмотря на мои первые впечатления, одиночек оказалось не так много. К сожалению, в отрядах не редко кто-то умирал или уходил. Вообще из Гильдии, как и рассказывала Маргарет. Одинокими были только рекруты, и на данный момент в городе из рекрутов были только я и чернокожий парень. Была еще девушка, но то ли не выдержала рытья в грязи, то ли разочаровалась. Распрощалась она с Гильдией и покинула Каира.
     Я продолжал потягивать кислятину и, вполуха слушая рассказчика, думал о делах.
     Единственное место, которое я еще не посетил в городе, был рынок рабов. Там выставляли лоты на должников. Чем больше разумный должен, тем дороже стоил. Должниками числились не только те, кто задолжал и не имел возможности отплатить, а часто родственники должников, если сам должник умер или сбежал. Ну и преступники, куда ж без них. В Атлане рабство - это вполне себе официальное наказание. Как каторга на каменоломнях.
     На самом деле, немногие хотели содержать должников в качестве раба - слишком много мороки. Особенно, если спор подавали не слишком богатые разумные. Когда дело касалось плотских развлечений, только в Каира было три борделя, где и отрабатывались долги или срок. Понятное дело, дешевле прийти и воспользоваться услугами там, чем содержать. Да и разнообразие в наличии.
     Насчет работы так же, дешевле было заплатить свободному наемнику, чем постоянно содержать живого разумного. Убить ведь нельзя, если ты получил его в собственность через Посредника города.
     - Господа! - снова поднялась Саманта. - Есть ли среди вас рекруты?
     Ого, как дела завернулись.
     Чернокожий парень по имени Арим тут же поднял руку, и я, глядя на него, вскинул свою.
     - Саманта, радость ты наша, зачем тебе рекруты? - спросил парень из компании за большим столом.
     Я уже знал этих ребят. Три группы по двое атланов. Работали отдельно, но выпивали вместе.
     - А это не твое дело, Кам! И я не ваша красавица, - отчеканила смуглая паладинша.
     - Конечно, не наша, просто интересуюсь. Ты вечно возишься с толпой, а это экономически не выгодно, вот я и беспокоюсь за твое финансовое благополучие! - сверкнул зубами Кам.
     - Беспокойся в кружку, а я как-нибудь сама разберусь, - сказала Саманта и повернулась в мою сторону. - Тебе особое приглашение?
     Я заслушался их маленькой перебранкой и не заметил, как Арим подбежал к их столу. Шустрый парень. И главное, делает только то, что нужно, а не как я.
     - Итак, - сказала паладинша, когда я подошел. - Кто что умеет?
     Арим тут же поднял руку и выпалил как на экзамене:
     - Маг тверди. Владею мечом! Структура каменной руки.
     Бородатый грендар скривился, но быстро исправился. Они вообще сидели какие-то отрешенные, даже целитель Дерек, который распевался в тот раз перед Самантой.
     - Ты? - спросила меня Саманта.
     - Огненный. Иногда мои стрелы попадают в цель, - закрутил я. - Из структур капля огня.
     - Ясно, - тяжело выдохнула паладинша.
     - Они ж рекруты, Самантушка, - вяло улыбнулся Дерек.
     Что-то они прямо кислые какие-то.
     - Да знаю я, просто надеялась. Ладно.
     Фойре. С ними нет фойре!
     - Ты, чьи стрелы иногда попадают, айда на улицу, - скомандовала она мне. - Посмотрим на тебя.
     - А я? - надул губищи чернокожий Арим.
     - Ты пока сиди здесь, - хрипло проворчал грендар.
     Мы вышли на еще светлую улицу, где солнце только начало падать за крыши домов. Чернокожая девушка молча отошла метров на сто и закрепила тряпку на деревянном столбе.
     - Давай, - кивнула мне Саманта.
     - Что давать? - склонил я голову.
     - Стреляй, - протянула она руку в сторону тряпки.
     - Чем?
     Я понял, что они имели в виду, но было немного забавно, лука-то у меня не было с собой.
     - Сэм, у него нет с собой оружия, - заговорил голубоглазый целитель.
     - Ох, - выдохнула она, массируя виски. - Кто вас учил ходить без оружия?
     - А здесь чему-нибудь обучают? - спросил я с серьезным лицом.
     - А он забавный, мне нравится, - подхватил Дерек, стветанув белыми зубами.
     - Всё, что тебе нравится, лучше обходить стороной, - прошипела паладинша. - Фам, принеси лук, пожалуйста. Спроси у Камиарадиса, ты вроде с ним в ладах.
     Чернокожая кивнула и, метнувшись в здание, через минуту вышла с черным луком из странного материала. Определенно не дерево. Плечи выгнуты, середина внутрь.
     - Начинай, - скомандовала паладинша.
     - Можно пристрелиться разок? Я пользовался только охотничьим, - поморщился я, понимая, что слажаю.
     Паладинша снова потерла виски:
     - Валяй.
     Подергал тетиву, почувствовал натяжение, наложил стрелу и присмотрелся. Пристрелка для меня неизвестная штука. Сорас не учил этому.
     Чернокожая девушка сморщила широкий нос, наблюдая за моими действиями, а я мысленно пожал плечами. Я вообще бегал с деревянной изогнутой палкой и, как абориген, умел только пользоваться выданным, а не понимать и разбираться.
     Первая ушла вправо на сантиметров тридцать.
     - Ну, все, теперь по серьезному, - сказал я, сплюнув через левое плечо.
     - Он мне определенно нравится! - хохотнул целитель.
     Я чувствовал себя неуютно на таких смотринах и отшучивался, чтобы скрыть нервозность.
     Вторая попала в столб, но выше сантиметров на пять.
     - Пойдет, - облегченно выдохнула паладинша. - Еще раз.
     Третья пробила тряпку. На самом деле, столб был широкий и вообще стоял, не двигаясь, чего не скажешь о рогачах. Им-то нужно было бить желательно в голову.
     - Пойдет, - повторилась девушка. - Хватит.
     Я отдал лук чернокожей и поблагодарил. Она улыбнулась и исчезла в дверях таверны. Не красавица, но улыбка добрая.
     - Пошли внутрь, обсудим кое-что, - позвала паладинша.
     - Эй, а не с тобой ли мы неделю назад столкнулись у фонтана? - спросил Дерек, хлопнув меня по плечу.
     - Ага. Я Каин.
     - Дерек, - протянул он руку.
     У них здесь не было принято трясти кистями. Пожималось предплечье, и это относилось к обоим полам.

Глава 55

      Глава 55
     Все снова уселись за стол, предварительно выпроводив недовольно зыркнувшего на меня Арима, и начался второй круг вопросов.
     - Как звать? - спросила Саманта. Миловидное лицо девушки совсем не соответствовало командному голосу.
     - Каин.
     - Местный?
     - Не, он не местный, Сэм, - вклинился Дерек.
     - Дерек, помолчи, пожалуйста, - сверкнула светло-карими глазами девушка.
     Пухлощекий целитель лишь ухмыльнулся. Похоже, ему просто нравилось доставать ее.
     - Как и сказал Дерек, я не местный. Из леса вышел, там же и вырос, - ответил я. - В городе недели две.
     - Из леса? - удивилась Саманта.
     - Ага, - максимально уверенно подтвердил я. - Отец не любил широкий мир и растил меня подальше от разумных.
     - Надеюсь, только растил? - нахмурился веснушчатый бородач.
     Я сначала не понял о чем он, а когда дошло, быстро замахал руками:
     - Только растил. Он нормальный мужик.
     - Ясно, - кивнул чернобородый и потерял интерес.
     И откуда только у них такие длинные бороды? Такую, как у моего собеседника, я бы растил лет десять, не меньше.
     - Итак, Каин. Я Саманта, не Сэм, а Саманта, - глянула на Дерека. - Бородатого зовут Волод. Болтливого хохмача Дерек.
     - Я Фамира, - представилась чернокожая девушка сама и протянула руку.
     - Извини, что не представились раньше. Сам понимаешь, если перед каждым рекрутом представляться...
     - Понимаю, - кивнул я. Че не понимать-то.
     - К делу, - вдохнула Саманта. - Ты давно в рекрутах?
     - Почти столько же, сколько и в городе.
     - И много успел сделать рекрутской чуши? - спросил Дерек.
     - Нууу, три задания, - ответил я нехотя. Можно было и больше, если бы успевал вперед Арима.
     - Гильдийцем серьезно намерен стать? Понимаешь, с чем это сопряжено и разницу между сказками и реальностью? - навалилась паладинша.
     Я очень сомневался в своих знаниях, но все же положительно кивнул.
     - Ладно, - удовлетворенно сказала она. - Нам нужен пятый участник и, желательно, стрелок. К сожалению, не всем нравятся большие компании, так что выбор не велик, по крайней мере в Каира, так что считай - тебе повезло. Редко случается так, что рекрут находит опытный отряд.
     - Да, - мягко подтвердила Фамира, поджав плотные губы. Девушка вообще выглядела яркой представительницей чернокожей народности.
     Остальные тоже кивнули.
     - Понимаю, - согласился я вслух, чего наверняка от меня ждала Саманта.
     - Это хорошо, что понимаешь. Сейчас ты никто, но если будешь с нами, встанешь на ноги и быстро доберешься до первого ранга. А там и второй не за горами.
     - Да уж конечно, не за горами, - сомнительно хмыкнул Дерек.
     - По сравнению с тем, как бы он добирался сам - не за горами! - парировала Саманта.
     В целом, я был согласен с ней. Продвижение по карьерной лестнице в Гильдии можно было легко сравнить с земной жизнью. Человек мог проработать десятилетие в какой-нибудь корпорации, прежде чем пробирался выше. Большинство же вообще всю жизнь на побегушках.
     - Так уж вышло, что десять дней назад мы потеряли соратника, - грустно сказала она, и все кивнули. - Его звали Сеамирук. Он был очень хорошим стрелком, и ему просто не повезло.
     - Да, он был отличным напарником, - кивнул чернобородый Волод, выпятив челюсть.
     - Лучшим, - взъерошила черные кудри Фамира.
     Саманта кивнула им и продолжила:
     - Наша группа уже привыкла к работе впятером, и как ты понял, мы ищем нового участника. Не подумай о нас плохо, мы чтим память товарища, но вместе с этим не можем стоять на месте. Нам нужен стрелок, и ты, похоже, единственный кандидат в округе Каира.
     - Я не то, чтобы хороший стрелок, просто охотился в лесу, - оправдался я заранее, что было в миллиметре от правды.
     - Ничего, научишься. Поможем. Не все сразу бывает, - хлопнул Дерек по плечу.
     - Но есть то, что ты должен понять сразу и очень хорошо, - серьезно сказала Саманта. - В отряде ты будешь зарабатывать меньше, чем остальные. Группы по пять и более разумных не очень популярны с финансовой стороны, но вместе с этим более безопасны. Мы все когда-то были в меньших составах.
     Остальные кивнули.
     - И я не обещаю сразу такую же плату, как всем. Ты все-таки рекрут и будешь вносить соответствующий вклад. Сам должен понимать. Как только достигнешь первого ранга и впервые обнулишь Сосуд, это изменится. И еще, - вспомнила что-то Саманта. - Наша группа берется за разные задания, и бывают весьма опасные. В общем, не твой уровень, но нам нужен человек, а тебе шанс...
     - Понимаю.
     - Бонусом для тебя откроются задания средней сложности и возможность заработать на трофеях, что бывает частенько. Но трофеи также делятся на группу, и всё будет зависеть от твоего вклада.
     Я согласно кивнул.
     - Что ж, тогда я предлагаю тебе место в отряде и даю время на ответ одни сутки и...
     - Согласен, - перебил я паладиншу.
     О чем тут вообще думать? Мне это нужно больше, чем им!
     Фамира ухмыльнулась такой скорости ответа.
     - Было бы даже странно, если бы он взял время на обдумывание, - поддержал ее Волод, перебирая пальцами бороду.
     Дерек потрепал меня по плечу и заказал разносчице выпить. В этом мире должности обслуживающего персонала имели свои названия: парень - дикон, с чем я уже столкнулся в Синем Демоне, и девушка - хона.
     Мы выпили и познакомились ближе. Ну как ближе. Никто сразу не раскрывает свое я, но напряжение спало.
     Саманта была командиром отряда, что оказалось для меня не новостью, и по совместительству щитоносцем. Она специализировалась на приманивании противников к себе и держала удар, пока остальные раскладывали толпу, если таковая была. Она владела магией тверди и покрывала свое тело стальной броней.
     И хоть на словах это звучало просто, я не мог представить, как это выглядит на самом деле. Иногда названия умений или свитков не совпадали с реальным действием.
     Такой класс бойцов назывался "Драк'си", что по описанию смахивало на работу танкующего из ролевых игр Земли. Паладинша, в общем.
     Бородатый коротыш орудовал большой секирой, имел внушительный торс и лапищу, как две мои. Он тоже был магом тверди и, наверное, именно поэтому скривился, когда Арим озвучил принадлежность своей маны.
     Класс, к которому относились бойцы его вида, назвался "Караш". В моей голове крутился образ безумного берсерка или викинга, который размахивает тяжелым оружием и сносит головы, как колосья пшеницы. Грендар не очень походил на статного варвара или безумного берсерка, но его двусторонняя секира внушала уверенность.
     Чернокожая Фамира носила два коротких меча, напоминающих гладиусы, и назвала себя "Каиту". Она была магом молний, что меня очень заинтересовало и, учитывая мечи, бойцом ближнего радиуса.
     Дерек, как я уже слышал, был целителем, но что меня действительно поразило, это его двуручный меч. Он покоился за спиной, скрытый плащом-накидкой, и если бы пухлощекий не достал его, чтобы опереть об угол стола, я бы, наверное, заметил не скоро.
     Как я понял, эта классификация бойцов принадлежала Гильдии, но в то же время была условной и нигде не фиксировалась на бумаге.
     - Почему вдруг решил податься в Гильдию? - спросил Дерек.
     Саманта и Фамира о чем-то перешептывались, а широкий Волод укатил к знакомым за другой стол, и они там, судя по выкрикам, накидывались основательно.
     - Ну, типа, сила и почет, - ответил я, что пришло в голову.
     Дерек хрюкнул от смеха, и Саманта с Фаминой обратили на нас внимание.
     - Что он сказал? - спросила паладинша.
     - Говорит, подался к нам за силой и почетом, - едва сдерживаясь, ответил пухлощекий целитель.
     Девушки поддержали и тоже рассмеялись.
     Я нахмурился. Кому понравится, когда над ним посмеиваются.
     - Ты извини, Каин, просто это настолько распространенное заблуждение, что перешло в разряд шутки, - пояснила Фамира, отсмеявшись. - Мы уже не один десяток раз слышали эти слова. Куда там, большинство из всех, кого ты здесь видишь, пришли по этой же причине, включая меня. Так что не обижайся, пожалуйста!
     Эта девушка мне определенно нравилась, чего не скажешь про шутника.
     - Да, Каин. Я тоже когда-то пришла в организацию за этим же, - добавила Саманта. Ее смуглые щеки раскраснелись от выпитого, и она уже не выглядела такой строгой и стальной леди.
     Они не первые, кто сказал мне это, и я спросил, как так получается.
     - Да просто, - взялся объяснить Дерек. - Гильдия, конечно, крупная организация, но есть и другие, более мелкие, но не менее амбициозные. Не забывай про королевскую знать, которая окружает себя силой и перетягивает на свою сторону как уже состоявшихся гильдийцев, так и самородков. Гильдия борется, распространяет слухи, идеи. Да и живы еще истории и пересказы времен, когда Гильдия была единственной третьей стороной на всех планетах и играла внушительную роль в заселении. Фариды в том числе. Именно гильдийцы были теми, кто одни из первых зачищал эти места и буквально трупами прокладывали дорогу переселенцам. Конечно, это делалось не за спасибо, ведь Фарида - крупный источник алмида, а те территории, где мы сейчас проживаем, были первыми поселениями на крупных месторождениях.
     Он резко замолчал и припал к браге.
     - Он не только целитель, хам, зануда и болван, но и умник, - весело сказала Саманта.
     - Так вот, - напился Дерек, - как я и сказал, мы живем на местах первых шиктака'ми по добыче ценнейшего ресурса вселенной...
     - Что такое шиктака'ми, - спросил я, прервав.
     - Эм, даже не знаю, как объяснить, - задумался целитель.
     Фамира потянула руку, как на уроке:
     - Я знаю! Это такая яма, которую огромные ранцуш остроухих вырывали своими колесами и добывали алмид. Сейчас это шахты, но раньше они были на открытом воздухе.
     - Ясно, благодарю, - улыбнулся я чернокожей мечнице. Приятная девушка.
     Разговор ушел не в ту сторону, но все равно познавательно.
     - Так вот, - икнул Дерек и продолжил тарахтеть. Саманта поморщилась и снова приманила Фамиру что-то обсудить. - Гильдия помогала с добычей, но затем все резко прекратилось. То ли они там что-то не поделили, то ли поняли, что освоение земель обойдется дороже, чем выработка новых планет. Более тихих и безжизненных. Поток саваин прекратился, и пришел застой, краа'хи. Но Гильдия никуда не делась, как и куча новых территорий. На этих территориях могут быть не только залежи алмида, но и старые артефакты, оставшиеся после войны с магами. По неизвестной мне причине, империи не вкладывают в это саваин и вообще держатся в стороне, превратив это место в мусорку, по сути, с отдельным правительством.
     Замолчав, он опрокинул кружку почти вертикально и стукнув ей по столу, заказал еще:
     - Маркуша-толстуша! - подозвал Дерек хону. - Налей-ка мне и моему новому соратнику!

Глава 56

      Глава 56
     Девушка быстро подошла и плеснула ему в кружку браги.
     - На чем я...аааа, вот! Видишь ли, Гильдия обязана подчиняться массовым мероприятиям и так же отозвала основной контингент. Финансирования нет, и набор ведется слабо. Хотя, я не знаю, как все должно быть, ведь я родился здесь, но читал, что было иначе! Тем не менее, чтобы как-то держаться на плаву, пропаганда ведется полным ходом. Дурач...ик...ё, как мы с тобой, клюет на эту песню. А потом ты втягиваешься и идешь до конца, чтобы иметь шанс убраться с этой мусорки. Многие уходят, потеряв надежду или обзаведясь семьей. Некоторые подаются в другие местные организации, разочаровываясь в этой, а некоторые, такие как я, просто не имеют другого выбора, кроме Гильдии!
     Последнее Дерек выпалил в сердцах и снова припал к кружке.
     - Эй, парень, - позвала его паладинша. - Давай-ка, ты не будешь набираться, нам завтра на выход! Тебя это тоже касается, Каин. Если, конечно, не передумал.
     - Нет, не передумал, - хмыкнул я.
     - Вот и хорошо. Возьму-ка я этого дурака и оттащу к комнате. Здесь неподалеку.
     - Эй, я только начал! - возмутился Дерек. - Я вижу по глазам Каина, что ему интересно!
     - Дебил, тебе всегда кажется, что всем интересно, только это не так! - гаркнула Саманта и подхватила его.
     Я хотел было возразить, что мне правда интересно, но решил, что если уж поход, то стоит и правда отдохнуть.
     - Фам, расскажешь парню, что к чему? - попросила Саманта, прижав целителя щекой к столу.
     - Без проблем, - кивнула девушка.
     Дерек пытался возмущаться, но паладинша позвала широкоплечего Волода, и они вместе потащили целителя из таверны.
     Мы немного посидели в тишине, глядя на выкрутасы остальных посетителей, и покинули таверну. Объяснив, где я остановился, Фамира сделала вывод, что нам по пути, и по ходу прогулки просвещала меня в детали.
     - Тебе нужно обязательно купить свиток магического усиления, - сказала девушка, втянув холодный осенний воздух. - Пойдешь в лавку Рамира, он стоит одну серебряную. Это простой свиток, без которого сражение на наших ступенях почти невозможно.
     - Что он делает? - спросил я, оглядываясь.
     Эта привычка серьезно въелась в голову за последние дни. Я не ходил по темноте и вечером старался держаться толпы. Конечно, можно было ожидать стрелу в голову, но мне казалось, что если меня еще не попробовали убить, значит, я нужен живым.
     - Он позволяет покрыть твое оружие или другие предметы изученной структурой. Расходует мало фер и позволяет сражаться усиленным магией оружием. Простой металл не берет зверей сильнее сероволка, - ответила Фамира, как по учебнику.
     - Но есть же алмиды, пополняющие ману, - нахмурился я непонятливо. - Почему не сражаться структурами?
     Фамира звонко рассмеялась и, глянув на меня, как на блаженного, пояснила:
     - Алмиды стоят золото, а задания, особенно простые и средние, приносят серебро. Конечно, зависит от заказа и трофеев, которые можно раздобыть в процессе, но даже третьему рангу тяжело выделить на все это деньги. Все уходит на свитки обнуления, броню, жилье, еду...ну, ты понял.
     Я кивнул разочарованно.
     - А как его используют не стихийники?
     - Так же, как и все. Это простой свиток и позволяет накладывать простейшие структуры. Единственная загвоздка в размере предмета или оружия. Если целитель выучит вот такую каплю, - она сформировала перед собой белый шарик, по которому пробегали частые разряды синих прожилок, - он сможет усилить ею предмет размером с маленький нож, не больше. Или усилить наконечник меча, но для этого нужно купить свиток частичного усиления, который стоит пять золотых и имеется только на складах Гильдии.
     Я неслабо удивился и, заметив мою реакцию, Фамира добавила:
     - Это ты сейчас удивляешься. Все удивляются. Позже ты привыкнешь к странности цен на все, чем торгует Гильдия.
     - Ясно, - сказал я, скрутив плащ-накидку, не подав виду, что удивился совсем по другой причине.
     - Почему без оружия ходишь? - спросила Фамира.
     И правда, почему?
     - Не знаю, мы же в городе, - ответил я.
     - Никогда не ходи без оружия, - серьезно сказала девушка, остановившись. - Ты гильдиец и имеешь на это право. Когда наши погибают от рук всякого отребья, это вдвойне обидно. А город...этот город полное дерьмо.
     - Почему не уйдешь в другой?
     - Хм, странный ты. Словно и правда из леса, - хмыкнула она.
     - Так правда.
     - Да не вешай мне! Лесные разбираются в луках. Но мне все равно, откуда ты и почему лжешь, все мы что-то скрываем, - философски заметила она. - Главное, кто ты и кем будешь для отряда. И это мы узнаем на днях, а все остальное - песок.
     Я лишь криво улыбнулся. Впервые меня так открыто раскусили, и задумавшись об этом, вспомнив всех разумных, с которыми встречался, я удивился, что это не произошло раньше.
     - Что насчет другого города? - спросил я, когда мы повернули за угол и вышли на широкую улицу.
     - Все просто, Каин, в Фрое слишком опасно, в центре и на границе с фойре - слишком спокойно. А под северным хребтом - холодно. Здесь середина.
     - Ясно, благодарю за ответ, - кивнул я.
     - Не за что, Каин. Если ты окажешься надежным соратником, это меньшее, что я могу сделать, - улыбнулась Фамира.
     Ночные Свидетели уже давно смотрели на землю своими белыми глазищами, и под их светом темная кожа лица девушки отдавала глянцем. А ее белые зубы, проглядывающиеся в улыбке полных губ, казались еще светлее.
     - Кстати, - вспомнил я, снова оглянувшись, - почему всех так интересуют артефакты?
     - Хм. Я сама не знаю, но Дерек вечно жужжит, что в те времена разумные были развитее в отношении техники и магии. Не уверена, спроси лучше у этого умника. Хотя, - хохотнула она, - он тебе и сам все расскажет.
     Мы сделали еще пару шагов, и Фамира, аккуратно взяв меня под руку, повела совсем не в сторону дома. Я ничего не понял и хотел было спросить, но заметил легкое напряжение на ее лице.
     Оставив позади несколько улиц, она замедлила шаг и перед темной аркой, которая пробудила во мне дерьмовые воспоминания, спокойно сказала:
     - За следующим углом притаись и не дыши.
     Мы зашли за нужный угол, и я прижался к стене. Фамира сделала тоже самое и достала гладиусы. Сердце забилось. У меня с собой не было оружия, только магия, но пользоваться чем-то, помимо капли огня, было бы глупо. Хотя даже эта капля меня спасала и не раз. С другой стороны, если на весах будут наши жизни, выбора не останется.
     Полминуты ничего не происходило, а затем появился атлан в черной одежде и шляпе, опущенной на глаза.
     Фамира тут же среагировала, долбанув эфесом гладиуса по его груди и прибив к стене, с клинками у шеи на манер ножниц, зашипела:
     - Кто такой и зачем вел нас?
     Шляпа мужика слетела, и белолицый атлан с вытаращенными глазами тупо смотрел на нас, бегая взглядом с одного на другого.
     - Я спросила, почему ты следил за двумя гильдийцами! - зарычала Фамира и сдавила ножницы. Потекла кровь.
     Мне оставалось озирался по сторонам в поисках его подкрепления, но девушка завела нас в укромное местечко, где были только стены домов и Ночные Свидетели не доставали до здешних теней своим белым светом. Если кто-то и был, то только на крышах двухэтажных зданий или позади преследователя.
     Мужик застонал и прошептал:
     - Я младший следователь Корсан, мне приказано наблюдать за парнем.
     - Что? - удивилась Фамира.
     - Говорю же...
     - Я слышала, - оборвала она. - Зачем следить? Каин, знаешь что-нибудь?
     - Да, - пришлось согласиться. - К тетушке заходил следователь и рассказал о спаленном доме, но я не понимаю, почему за мной следят, ведь я приехал позже.
     - Не позже, - хрипло сказал белолицый. - Мы пообщались с жителями, и появилась наводка, что ты прибыл раньше. Отпусти уже меня, я ничего не собирался делать, просто следил.
     Последнее было обращено Фамире, и она нерешительно убрала гладиусы, оставив после них на шее кровавые потеки.
     - Так или иначе, он теперь гильдиец, и вы...
     - Я знаю, - перебил мужик девушку, - я же говорю - просто следил. У нас нет доказательств, а ваших трогать просто так не разрешено. Даже рекрутов, черт возьми. Но парень, мы знаем, кто использовал тот дом и в каких целях, наше отделение давно присматривалось к этому месту. Если спалил его ты, значит на то были причины, учитывая трупы людей Фенкса. Мы просто хотим знать, что там произошло, и прижать эту старую мразь.
     Мужик смотрел на меня проникновенно, словно ожидая моего скорейшего чистосердечного, но я сделал лицо валенка и поднял в удивлении брови:
     - Я не понял ничего из того, что вы сказали. Я прибыл в город недавно с мечтой вступить в Гильдию. Какие у меня могут быть связи с местными, корме любимой тетушки!
     - Да что ты говоришь, - хмыкнул мужик, зажав в кулаке хилф. - Наш отдел тоже не первый год существует, и мы прекрасно знаем, кто такая Маргарет Бомс, но никаких сведений о родственниках не зарегистрировано!
      - Именно, не зарегистрировано! - сказал я уверенно. - И...
     - И если Фенкс достанет тебя, следом он достанет ее, - оборвал он меня. - А может быть сначала ее! Как тебе такой расклад, парень? Может быть, он уже ее достал, пока мы здесь треплемся.
     Все это время Фамира молча переводила взгляд и теребила край красной кожаной куртки. Я же надеялся, что после этого вопрос о моем вступлении в отряд не окажется под сомнением.
     Объективно я понимал, что историю с племянником раскусили, но знал, что лучше стоять на своем. На Земле, полицейские могли и не так блефовать, чтобы выудить признание.
     - Что вы такое говорите! Почему моей тете должен угрожать какой-то Фенкс?!
     - Ладно, - спокойно выдохнул белолицый. - Твое дело. Раз ты уже знаешь, что мы за тобой следим, смысла в этом нет. Но теперь, возможно, слежка будет вестись не нами. В этом случае, я бы посоветовал тебе обдумать все, что я тебе сказал, и принять решение. Повторяю, мы хотим прижать богатого ублюдка, но нам нужны сведения. Любые! Нам не нужна твоя голова. Ты никто и останешься таковым. Тем более, что теперь гильдиец с отрядом.
     После сказанного он развернулся и ушел туда, откуда пришел, а мы остались на месте.

Глава 57

      Глава 57
     Как только мужик отошел достаточно далеко, Фамира спросила, глядя ему вслед:
     - То, что он сказал, правда?
     Я промолчал, обдумывая дальнейшие действия и слова.
     - Слушай, - сказала она, повернувшись ко мне. - В первую очередь - безопасность отряда, и эта безопасность распространяется не только на врагов за стенами города. Лучше скажи честно, и мы решим, как быть дальше.
     Определиться было непросто. На одной стороне весов жизни посторонних людей, на другой - мое быстрое продвижение до первого ранга. Но если их убьют в спину, продвижение быстро закончится, и кто знает, найду ли я еще одну группу. В эту же горку шла Маргарет и, возможно, я сам. Во-вторую... а нет больше ничего на вторую.
     На раздумья ушло несколько секунд.
     - Он прав, - сказал я полушепотом. - Это я спалил тот дом и убил атланов, чьи трупы там нашли.
     - Почему? - спросила Фамира настороженно.
     - Потому что они похитили меня и хотели продать в рабство некому Фенксу, - сказал я дрогнувшим голосом, вспомнив мальчика, бегущего к стене с мечом.
     - Ясно. Что-то еще? - выдохнула она, как мне показалось, облегченно.
     - Там был мальчик. Они его держали и насиловали неизвестно сколько времени. Скорее всего, годами. Он убил себя, когда я отказался стать его хозяином. Они сломали его, - ответил я холодным тоном, взяв себя в руки.
     При этих словах Фамира содрогнулась, приоткрыв рот, и положила руки на гладиусы.
     - Почему не сказал следователю правду? - спросила девушка, посмотрев в сторону ушедшего мужика.
     - Чтобы меня обвинили в поджоге и убийстве?
     Я не знал, какая здесь мера наказания за такие вещи, но в моем представлении это были сырые камеры с чумными, блохастыми, сухими заключенными или каменоломни. Плюс к этому, возможность того же ошейника.
     - Но ты ведь защищался! - уверенно сказала девушка.
     - А если этот Фенкс купил там кого-нибудь? Не зря же его не могут прижать столько времени! Да и что я им расскажу? Я его только видел, и все тут, - прошипел я взволнованно.
     - Но он же сказал, что им нужны любые сведения! Тем более, ты гильдиец, и просто так тебя никто никуда не запрет и не отдаст. Даже рекрута. Это одна из тех привилегий, которые выделяют Гильдию. Если ты наш, и тебя обвиняют в чем-то, только Гильдия имеет право первого разбирательства. И уж поверь, за то, что ты сделал, если не лжешь, тебя никто не накажет и не отдаст под наказание.
     Я неуверенно посмотрел на нее.
     - Не сомневайся! Это не из-за доброго дела, нет! Так Гильдия ведет дела. Внутри организации все могут срать друг другу на голову, но для остальных - это крепость.
     - Как будет вестись разбирательство? - спросил я, выслушав более внятное объяснение.
     - Очень просто, - приблизилась Фамира, - системой лжи.
     - Ну, конечно, если дашь согласие, и только на определенный ряд вопросов, - продолжила она волнительно. - Никто не имеет правда спрашивать больше, чем дозволено по делу разбирательства. Если откажешься, тебя, скорее всего, исключат, но если не лжешь - тебе нечего опасаться. Система лжи ошибается лишь в пяти процентах случаев, и сейчас это считается лучшей проверкой на вшивость. Но для разрешения на использования требуются веские основания, а они будут получены только в случае официального запроса департамента правонарушений или выше.
     Я сглотнул, звучало слишком многообещающе.
     - А кто составляет ряд вопросов? - спросил я, думая об убийстве гильдийца.
     - Департамент, но утверждает комитет Гильдии, - ответила девушка. - Давай, сделаем так. Завтра я скажу, что приболела, а ты за эту ночь очень хорошо все обдумай, и если решишь сотрудничать с ними, у тебя будет время. Без меня никто никуда не уйдет.
     - Как ты приболеешь, если есть хилфы? - спросил я, удивившись такой отмазке.
     - Дурак, что ли? Ясное дело, я скажу Саманте кое-что другое, но это уже не твое дело, - ответила она, снисходительно хмыкнув.
     На том и порешили. Она довела меня до гостиницы, а сама пошла на соседнюю улицу.
     Я дернул дверь, но она осталась на месте. Забеспокоился и громко постучал. В голове пролетела куча картин того, что может происходить внутри, и отчаяние вскипело. Отойдя на шаг, я оглянулся по сторонам и сотворил три ножа в одной точке, прикрыв ладонями. Свет структур почти потонул под ярким фонарем.
     Собравшись пустить оружие в ход, я нацелил взгляд на ручку, но внезапно дверь дернулась.
     Мгновенно испарив структуры, я через пару секунд уже смотрел на черныша Мариса.
     - А, это ты, - сказал он недовольно. - Поздно.
     - Получилось так, - облегченно оправдался я, хотя и не должен был. - А почему рано закрылись? Вчера вроде до утра кто-то сидел.
     В лицо приятно пыхнуло тепло, и мир стал светлее, когда моя тушка оказалась внутри комнаты с огнем.
     - К нам заселились постояльцы, и госпожа решила, что в такие времена лучше не шуметь до утра.
     - Ради пары атланов? - удивился я.
     - Не пары, - продолжал Марис полушепотом. - Двое эльфов, не самых простых и с ними же охрана.
     - Ого! - цокнул я. - От чего ж такая честь? Вроде, не самый лучший Двор в городе.
     - Может и не самый, но по условиям единственный. Госпожа ведь говорила, что такие купальни сейчас только у нее. Ну и, - зашептал еще тише, - они конечно не из простых, но и не высшие.
     - Ладно, - зевнул я. - Это, в общем, не мое дело. Маргарет давно легла? Нужно переговорить.
     Марис недовольно сморщил лоб и буркнул:
     - Она отдыхает, не надо ее тревожить. И вообще, почему к тебе столько внимания? Только появился и уже в друзья заделался.
     - А вот это, мой юный дикон, не твое дело, - скорчил я самую каверзную ухмылку. Было забавно наблюдать, как оба парня ревностно относятся к моему обществу. - В общем, я к Маргарет.
     Он что-то проворчал, но не стал останавливать.
     Я прошел за стойку и, сделав пару шагов по коридору, легко постучал в двери хозяйки. Она жила на первом этаже и устроила себе приличные апартаменты, в которых мне довелось побывать. К сожалению, большую часть времени без памяти.
     - Каин? - появилось сонное лицо женщины. - Тебе чего?
     - Поговорить, - сказал я спокойно.
     - Ладно, заходи, - она приоткрыла дверь, и я проскользнул внутрь.
     ...
     - В целом он прав, я тоже опасалась такого исхода, но этот исход наступил бы в любом случае, так что, - поджала губы Маргарет, - возможно, его предложение не лишено смысла.
     - Да, понимаю, - кивнул я.
     Мы сидели на креслах, и меня чествовали красным вином. Я рассказал обо всем, что случилось этой ночью, и Маргарет, долго смакуя сию новость, решила выпить.
     - Но ты боишься, что будут заданы не те вопросы, - констатировала она.
     - Безусловно.
     К сожалению, женщина так и не удосужилась надеть что-то помимо белой ночнушки, которая больше походила на короткий пеньюар, и перекидывая ногу на ногу, постоянно отвлекала меня оголяющимися бедрами. Я старательно отводил взгляд, потому что был уверен, что она издевалась. Она частенько дразнила меня, хохоча с моей реакции, а я ничего не мог поделать.
     Приходилось терпеть и постоянно проигрывать.
     - Это риск, но ведь они могут подать запрос и сами. В этом случае к тебе будет больше подозрений, что нежелательно.
     Я ей не рассказал, кого именно убил, да она и не расспрашивала. Прекрасная женщина.
     - К тому же, Фенкс все равно сделает шаг и, возможно, уже сделал бы, если бы за тобой не следили. Как, наверное, и за мной, раз ты мой племянник. Так может быть лучше рискнуть, и пусть он какое-то время будет занят департаментом, чем тобой и мной?
     - И снова ты права, - отпил я красного. Честно говоря, моя голова уже ходила кругом, ведь как и в самой таверне, так и после нее, я ничего не ел.
     - Ну, вот и хорошо, - сказала она тепло. - Я понимаю, что ты рискуешь, но это меньший риск. Я расспросила старых знакомых об этом Фенксе и узнала только то, что он достаточно богат, чтобы пробить потолок первой ступени, заплатив за свиток и услуги высшим магам королевства. А это не самая дешевая вещь, как ты понимаешь.
     Я ничего не понимал, но согласно кивнул.
     - Эх, сюда бы мандариновый ром, - ляпнул я вслух проскочившую мысль.
     - Что? Что за ром? И манра..др.рин, - заплела язык женщина.
     - Неважно, фрукт такой и выпивка, - закрыл я мечтательно глаза. Знал бы, что когда-нибудь буду мечтать об алкогольном напитке, никогда бы не поверил.
     - Как его делают? - не отставала Маргарет.
     - Откуда мне знать, госпожа Бомс, - протянул я ее фамилию и растянул губы в улыбке.
     - О-о, мальчик, да ты хорошо захмелел, - хохотнула она. - Надо переставать угощать тебя эльфийским.
     Я отрицательно махнул головой и больше не смог выговорить ни слова.

Глава 58 - Не самый умный

      Глава 58
     Утро настало внезапно. Я просто открыл распухшие глаза и сразу почувствовал дикую жажду. Никаких тебе снов. Вот я в кресле с бокалом в руке, и вот я в кресле без бокала, без ботинок и укрыт пледом.
     Маргарет в комнате не было.
     Я быстро умылся и, уже пробегая по лестнице на второй этаж, попросил чего-нибудь поесть. Кир что-то буркнул вслед, но я не слушал, ибо спешил в купальню и переодеться.
     Маргарет не вымолвила ни слова, пока я закидывал в рот еду, и лишь в дверях уже пожелала удачи, крепко обняв.
     Дорога до департамента оказалась неблизкой, пришлось нанять извозчика, которых днем по городу было достаточно, чего не скажешь о деньгах.
     Я обдумывал этот вопрос все утро и всю дорогу до департамента. С одной стороны, можно было просто свалить из города к чертям и отправиться в ту же Фрою или вглубь страны, но не факт, что департамент не достал бы меня там, как и руки Фенкса.
     Сильно раздражало, что вместо заданий, денег и работы над Сосудом, я вынужден ковыряться с бытовыми проблемами. Убивать недальновидных разумных и связываться с местной властью. Это определенно было не то, что мне нужно.
     В конечном итоге, взвесив все за и против, я решил объясниться со следователями. Самым важным фактором в этом решении выступила Гильдия и ее правила. А также система лжи.
     Был шанс, что меня спросят об убитом парне или еще о чем-то ненужном, но в данной ситуации это вынужденный риск. Голову могли снести с любой стороны. Фенкс еще не сделал свой ход, а я, как последний идиот, спустил все на тормозах, нелепо рассчитывая, что все как-нибудь разрешится.
     По дороге в Каир все было просто. Напали - убил. Защищаясь. Никаких тебе расследований и системы правосудия.
     Город показал себя с другой стороны, и я должен был предположить такой исход, ведь чем больше скопление людей, тем очевиднее вероятность системы контроля над ними.
     Нужно быть более аккуратным, особенно с тем, что исторгал мой рот.
     Здание департамента правонарушений выглядело не так величественно, как Гильдия или резиденция графа Гаришака, но тоже внушительно: белые блоки, широкие окна, плоская крыша с парапетами, и все это в окружении толстых колонн. Большие парадные двери, которые, казалось, строились для великанов, выглядели так массивно, что я засомневался в возможности их отпереть.
     Вдох. Выдох.
     Правая створка легко поддалась, и я вошел в большой холл, разделенный на два этажа. Помещение исполнено в темных тонах. На потолке большая люстра с известными мне по гостинице лампами и десяток колонн, подпирающих фигурный свод. Впереди привычно стояла административная стойка, под стенами ряд скамеек с высокими спинками и парой десятков разумных в режиме ожидания.
     Я уверенно подошел к девушке за стойкой:
     - Добрый день, я к следователю Диметрию.
     - По какому делу? - спросила девушка холодным тоном.
     - Эм, по делу сгоревшего дома в Старом Городе, - ответил я негромко.
     - Минуту, - так же холодно ответила девушка, поправив овальные очки.
     Я уже достаточно насмотрелся на местных городских в более-менее привычной для моих глаз одежде, но все равно порой ловил культурный шок. Иногда костюмы, платья и другие предметы одежды настолько сильно повторяли земные аналоги, что я всерьез задумывался о попаданчестве этих людей в мой мир. Но мода была настолько неоднородной, что наряду с администратором в женском варианте костюма тройки на скамьях под стенами холла сидели люди в стилизованной одежде средневековья. Да и я сам ходил в непонятно чем.
     Проходя по улицам, я иногда прямо ожидал, что из-за угла сейчас выкатит паровой автомобиль или над головой пролетит дирижабль. Но вместо этого извозчик подгонял велоцираптора или местного коня с обрезанными крыльями и рогами. Нередко атланы сами выполняли роль тягловой силы, прокатывая парочки на двухместных колясках.
     Странная картина, к которой я слишком быстро начал привыкать.
     Пока я напрягал мозг, девушка за стойкой подняла круглый зеленый медальон, размером с ладонь, и поднеся ко рту, повторила мои слова. Медальон мигнул два раза желтым, и она поднесла его к уху.
     - Поднимитесь на второй этаж по левой стороне и пройдите в кабинет под номером ноль, - осведомила меня девушка ровным голосом.
     Я кивнул и, найдя взглядом ступеньки, уверенным шагом двинулся в нужном направлении.
     Внутри было неспокойно, а сердце бешено колотилось, словно пыталось вырваться на свободу. Тревога нарастала с каждым новым шагом, сомнения ворохом метались в голове.
     Все это резко прекратилось, когда я остановился у нужного кабинета с красной дверью и выгравированной цифрой ноль.
     - Входите, - приглушенно сказал мужской голос, когда я постучал.
     Смуглый атлан с седыми короткими волосами старательно изобразил дружелюбие и предложил присесть. Кожа сухая, морщинистая. Скулы острые, гладко выбриты. Глаза рассматривали цепко и проницательно, что полностью убивало его попытку не вызвать чувства опасности.
     - Ну, вот мы и встретились, господин Каин, - сильным голосом сказал он. - Мое имя Диметрий Паис, старший следователь. Добро пожаловать, как говорится.
     Я постарался выглядеть спокойно и представить, что мое лицо состоит из камня:
     - Не скажу, что рад встрече, - кивнул я, присев на кресло. - Надеюсь, мы закончим быстро, у меня куча дел.
     - Вы о задании на поиск проскочивших через границу зеленых? - усмехнулся он. - Насколько мне известно, ваш новообретенный отряд повременил с выходом.
     - Вашими стараниями, господин Паис. - ответил я, стараясь не выдавать раздражение. Он знал больше, чем я. - А в это время, эти зеленые коротышки будут бесчинствовать.
     - О, поверьте, урон округу Каира от этих мерзостей гораздо меньше, чем от разумных, имеющих власть и дурную голову, - сказал он, недвусмысленно намекая на причину моего присутствия. - Надеюсь, мы не будем ходить долго кругами и поставим точку в вашем деле за один день.
     - Для начала не мы, а моя организация, - поправил я уверенно. - И да, я бы тоже хотел разрешить все, как можно быстрее.
     Он недовольно поджал сухие губы и откинулся в кресле.
     - Что ж, тогда я задам вам вопросы, а вы, пожалуйста, ответьте на них честно.
     Я пожал плечами, мол, посмотрим.
     Он дернул щекой и спросил, будто невзначай:
     - Это вы подожгли дом на улице Шести Рук и убили четырех атланов?
     Я тоже откинулся на спину и закинул ногу на ногу:
     - Нет и да. Я убил трех взрослых атланов и поджег здание. Мальчика я не трогал.
     - Да, мальчика... - протянул он, цокнув. - Хотелось бы услышать подробности этого происшествия.
     - Именно за этим я и посетил ваше прекрасное заведение, - сказал я, кивнув.
     - У вас странный акцент и способ употребления слов, - заметил он, прищурившись.
     Я мысленно скривился и ответил расплывчато:
     - Как воспитали, так и говорю. Но ведь я не за оценкой своей речи здесь?
     - И то правда. Начинайте, - сказал он властно и после паузы добавил, - пожалуйста.
     Я описал все события, начиная с гостиницы и заканчивая горящим зданием. Подкорректировав сам бой и свое происхождение. Я решил держаться версии племянника хозяйки Синего Демона, которая просто прикрывала своего родственника, так неудачно проведшего первые дни в городе. Даже если они знают обратное.
     Следователь слушал внимательно, что-то конспектируя. Хмыкнул на моменте приезда к "тетушке", но промолчал.
     - Может быть, вы слышали что-то еще, касательно дел Сергиша Фенкса? - спросил он по окончании доклада.
     - К сожалению, нет. Я рассказал все детали, которые помню.
     - Жаль, очень жаль, - протянул он разочарованно.
     Я развел руками:
     - Мне тоже, поверьте.
     - Вы понимаете, что уничтожили чужое имущество? - внезапно зарядил он.
     Не то чтобы я не ожидал такого поворота, но признаться, надеялся обойтись без этого.
     - Владелец подал жалобу? - перевел я стрелки вопроса, рассчитывая на то, что ублюдку будет невыгодно, чтобы в его делах ковырялись следователи.
     - К сожалению, нет, - разочарованно сказал Диметрий. - Ладно, давайте начистоту.
     Я двинул бровью и кивнул.
     - Вы что-нибудь знаете о Сергише Фенксе?
     - Нет.
     - Что ж. Это довольно влиятельная и светлая личность, в высших кругах.
     Я неслабо удивился.
     - Да, именно так, - криво усмехнулся он. - В связи с этим, мои руки связаны в открытых действиях против него без веских на то оснований. Ваша версия событий весьма впечатляюща, и при помощи системы лжи мы могли бы бросить тень на его личность, что подтянуло бы другие дела на него.
     - Другие дела? - спросил я.
     - Да, другие... - кашлянул Диметрий. - Проблема в том, что свидетелей в других делах нет. Сергиш Фенкс действует тихо и наверняка. Вы даже не представляете, господин Каин, как нам повезло, что вы выжили. Но вот ведь незадача. Это, скорее всего, ненадолго.
     Я заерзал на кресле и спросил:
     - Почему ненадолго? Прошло больше недели, и я жив.
     - Потому что мои люди присматривали за вами, - выгнул он брови, - и Маргарет Бомс. Но ресурсы не вечны, как и доверенные люди. Есть и другие дела, на которые требуются люди, и не только в самом городе.
     - Тогда подайте запрос в Гильдию на систему лжи, - сказал я то, что слышал от Фамиры.
     - Подадим, не беспокойтесь, - хмыкнул Диметрий. - Проблема в том, что всегда есть те, кто играет на чьей-то стороне, и такие запросы затягиваются на недели.
     - В Гиль...
     - Не в Гильдии, - оборвал он меня. - У нас.
     Все вело к тому, что мне нужно просто валить из города и залечь на дно. Пока дело не сдвинется с мертвой точки, о чем я и сказал следователю.
     Он закивал и продолжил мою мысль:
     - Вот на этом я и хотел бы остановиться. Вы очень удачно нашли отряд и можете под защитой команды сравнительно спокойно выполнять задания. Фенкс не станет действовать против толпы гильдийцев, слишком опасно. Пока вас не будет в городе, мы подадим запрос на систему лжи и будем ждать.
     - А что насчет тетушки? - спросил я, нахмурившись. Не хотелось бы вернуться и найти ее труп или еще что похуже.
     - С Маргарет Бомс, как раз, все проще. Она в здании, выходит очень редко. Охранять просто. К тому же, насколько мне известно, к ней заселились не самые простые гости, и Сергиш Фенкс не станет действовать грязно и шумно. Для этого нужны разумные, а много ртов - много говорят.
     - И что вам это даст?
     - Госпожа Бомс - ничего, а вот те, кто могут за ней прийти - очень даже! Система лжи, господин Каин, - от нее никуда не денешься. Когда тебя ловят с поличным, право на отказ свидетельства перед системой лжи аннулируется.

Глава 59

      Глава 59
     Все звучало красиво, но что им может помешать поймать убийц уже после преступления, прямо над трупом. Это был очень сомнительный расклад.
     Диметрий, видимо, заметил сомнения в моих глазах и, тяжело выдохнув, продолжил:
     - Господин Каин, какой ваш ранг в Гильдии?
     Я ответил недовольно:
     - Рекрут.
     - Как вы думаете, Фенкс нанимает на работу разумных вашего уровня силы?
     - Вряд ли, - ответил я неохотно и добавил. - Но с троими я справился.
     - Да, это так, - кивнул он согласно и прищурился. - Но неужели вы думаете, что в этот раз исполнять будут разумные такого же сорта.
     От чего ж так неприятно, когда кто-то говорит тебе то, что ты не хочешь слышать.
     - Сомнительно, - прохрипел я досадливо.
     - Вы Желтый рекрут, господин Каин, и не обладаете силой достаточной, чтобы противостоять профессиональным убийцам. А мои люди - обладают. И даже не это самое важное, важно, что никто не сдвинется, пока они будут ошиваться вокруг. Так же, как и было до этого. Правда не сразу, но как только мы поняли, за кем следить, сразу же направили людей.
     И снова же, все звучало многообещающе.
     У меня появился бы шанс заниматься своими делами в ожидании продвижения в этом вопросе, а женщина, жизнь которой мне стала не безразлична, была бы в безопасности. Но что-то мне резало глаз на этом поле одуванчиков.
     - Господин Диметрий, насколько верны ваши люди? - начал я перебирать варианты.
     - Все, кто касается моих дел, проходят систему лжи, уверяю вас. И вопросы составляются лично мной, - ответил он уверенно.
     - А что насчет отравы?
     - Амулет чистоты ей в помощь, я думаю она сможет себе это позволить. Учитывая, что ее интерес в этом деле тоже не косвенный.
     Я удивился. Снова он похвастался информированностью.
     - Мы знаем, что Сергиш Фенкс интересовался этим зданием и ее делом, но не знаем почему. Это не его стиль, - выдохнул он устало и тут же стал серьезным. - Господин Каин, поймите, я говорю вам все это исключительно из вежливости и предлагаю свою посильную помощь на выгодных условиях. Да, мы могли бы обвинить вас в убийстве и поджоге чужого имущества. Ждать разбирательства с Гильдией и охранять вас до поры до времени. Но тогда я не смог бы помочь госпоже Бомс, и ваша "тетушка" оказалась бы в опасности. Это не самые приятные слова, которые я хотел бы произнести, но все же, поймите, в целом, нам все равно и на вас, и на нее. Сейчас ваша сговорчивость важна только для меня, и ради этого я готов пойти на риски.
     Наступила тишина, и мои шестеренки заскрипели.
     Как бы я ни выкручивал события и варианты, все замыкалось на этом следователе и его предложении.
     - Хорошо, - наконец выдохнул я.
     Следователь шлепнул ладонью по столу, и его сухое лицо растянулось в улыбке:
     - Отлично, господин Каин. Это верный выбор. Ступайте с отрядом и делайте все, что нужно, чтобы не умереть.
     - А что будет, если я умру? - спросил я.
     - Если ко времени одобрения запроса вы не появитесь, мне больше не будет смысла беречь вашу тетушку. Я не угрожаю вам, у меня действительно не будет никакого повода держать наблюдателей вокруг нее, она простой житель. Таких в этом городе больше ста тысяч. Ее судьба останется в ее руках.
     - Ясно, - прохрипел я и глотнул из предложенного стакана воды.
     - Можно вопрос?
     - Конечно, - живо ответил Диметрий.
     - Как люди сверху, - указал на потолок, - могут не видеть грязи вокруг Сергиша Фенкса?
     Следователь хохотнул и, потерев глаза, сказал:
     - Господин Каин, вы мне показались умной личностью, несмотря на юный возраст, давайте не будем портить впечатление, прошу вас.
     Я недовольно закатил глаза и, поднявшись с кресла, попрощался.
     Следователь указал, где сейчас мой отряд, снова продемонстрировав информированность, что определено было умышленно, и пожелал удачи.
     Я спешно покинул здание департамента и в первую очередь направился в штаб Гильдии.
     Город встретил меня мокрыми каменными улицами, а небо серостью и неприветливостью. Под аккомпанемент этой не радужной картины в голове вертелась мысль:
     "Он ничего не сказал про убитого администратора".
     По моим расчетам вчера был последний день осени, хотя все еще ходили в сравнительно легкой одежде. Не весенней, но и не зимней. Поежившись после теплого здания, я понял, что у меня нет зимней одежды, и решил наведаться в лавку. Но после разговора с отрядом.
     Запрыгнув в повозку, запряженную зеленым ящером, я довольно быстро прибыл к зданию и сразу же забежал внутрь. Медлить было не позволительно.
     Все, кроме Фамиры, сидели за одним из столов и лениво о чем-то говорили. При оружии, чистые и готовые к походу.
     - Каин, вот и ты! - улыбнулся Дерек и затараторил. - Закончил с делами? У нас перестановка планов, Фамира задерживается и появится только через пару часов. Говорит, приболела.
     - Да, непредвиденная накладка, так что придется подождать, - подтвердила Саманта. - Ты сам-то почему не готов?
     Все согласно вытаращились на меня и закивали.
     - Лук в гостинице, а больше у меня ничего нет. Меч еще есть, но я не умею им пользоваться, - ответил я вполне честно.
     - Мешок с провиантом, доспехи, ездовое животное, теплая одежда в конце концов! Ты как собрался выходить в дорогу? - засыпала Саманта проблемами. - Фамира же должна была предупредить тебя!
     - Эй, Сэм, он же рекрут, откуда у него все это!? - заступился за меня целитель.
     - Да, я ведь рекрут, - поддакнул мой голос.
     Паладинша заворчала и посмотрела на Волода, которому, кажется, было вообще все равно. Он активно что-то добывал в носу и тут же избавлялся.
     - Дерек, раз такой умный, у вас есть два часа! Бегом! - зашипела девушка.
     Дерек демонстративно зевнул, но тут же спохватился и бодро поднялся.
     - Давай, рекрут, пойдем собирать тебя в дорогу!
     - Благодарю, - кивнул я и последовал за ним.
     Голубоглазый провел меня по нужным местам, сказав, что местный и все будет в лучшем виде. Тот еще шутник.
     Свиток магического усиления. Кожаный дублет подшитым мехом. Мятый плащ с широким воротником из меха до плеч, который по уверениям Дерека будет полезнее, чем мой с капюшоном. Перчатки, наручи с металлическими клепками и такие же поножи.
     После всех покупок у меня осталось пять серебряных монет и горсть меди.
     Я долго ломался насчет свитка усиления, надеясь докопаться до сути сам, но время поджимало, и выбора не осталось.
     Сделав минимальные закупки, я поблагодарил целителя, и мы разделились. Он в штаб, я к Синему Демону.
     Внутри было тихо, хоть и людно. Я сразу заметил несколько столиков с нарядными эльфами и бегающего Мариса. В самом углу сидели парень и девушка фойре, уплетая обед. Почему они еще не убрались из города, если здесь к ним так относятся? И за что покупают еду?
     Но это не мое дело.
     Хозяйка стояла за стойкой и щебетала с какой-то женщиной.
     Дивная и мирная картина, учитывая недавний разговор со следователем.
     Спешно подойдя к ним, я скромно подождал, пока на меня обратят внимание намекнул на разговор.
     Маргарет кивнула, глянув на мешок за спиной, и, улыбнувшись, распрощалась с собеседницей.
     - Уже уходишь? - спросила она, когда мы поднялись в мою комнату.
     Я перебирал вещи, готовился забежать напоследок в купальни.
     - Да. Слушай. Диметрий вроде нормальный мужик, и его ребята будут присматривать за тобой, а мне он посоветовал пока покинуть город. Ненадолго. Недели на две, по его мнению. Отряд отправляется в ближайшее время, и я не знаю, насколько уйду. Комнату освобождаю, так что, пожалуйста, придержи некоторые вещи у себя, хорошо? - я закончил скорый отчет и повернулся к ней.
     Маргарет стояла, уткнув лицо в ладони.
     - Эй, Госпожа Бомс, что с вами? - спросил я, оторопев.
     Молчит.
     Я подошел ближе.
     - Маргарет, тебе нехорошо?
     Он подняла мокрое лицо и слабо улыбнулась.
     - Все нормально, пылинка в глаз попала, - сказал она, поправив упавшие на лоб кудряшки.
     - Ясно, надеюсь, ничего серьезного, - пробубнил я глупо. И когда это мы успели так сблизиться?
     - Ничего, - ответила она, всхлипнув.
     - Ладно.
     Мы поиграли в гляделки пару секунд, и она крепко обняла меня, повиснув на шее.
     - Спасибо, - прошептала на ухо Маргарет. - Ты один из очень не многих, кто помог мне за всю жизнь. Еще и такой молодой. Жаль, что я уже старуха.
     Я снова чуть не поперхнулся.
     - Эй, - погладил ее по голове, - не нужно благодарить, я ведь нахлебничал у тебя столько времени.И снова же, это был только мой выбор. Я не глупый парень, сравнительно, и понимал, что могут быть последствия. И вообще, чего это ты расклеилась перед каким-то мальчишкой!?
     Она всхлипнула и прижалась еще сильнее.
     Чувствуя запах ее духов, нежное касание кожи, тонкую талию и упругую грудь, у меня поднялось все, что могло подняться у мужчины. В считанные секунды.
     - Марга-рет, задушишь, - просипел я и попытался высвободиться. - У меня мало времени. Правда.
     Она обрывисто вздохнула и, освободив меня от хватки, резко отвернулась.
     - Я хочу, чтобы ты вернулся целым, - сказал она ровным тоном. - Полностью. И мертвым можешь не возвращаться.
     - Уж постараюсь, - хмыкнул я.
     - Уж постарайся, - все так же глядя на дверь, сказала она строго.
     - Купи амулет чистоты, - вспомнил я важное. - Чтобы Фенкс не попытался отравить.
     - Я знаю, что такое амулет чистоты, и он у меня уже есть. Все поставки еды проходят через проверку.
     - Вот и хорошо.
     - Да, - бросила она и быстро вышла за дверь.
     Я выдохнул, когда остался один:
     - Фуф. Это было опасно. Она или не понимает, как действует на мужчин, или делает это умышленно.
     Что-то мне подсказывало, что второй вариант более правдоподобный.
     Посетив купальни, я за пять минут намылся на год вперед и, подхватив пересобранный заплечный мешок, присел на дорожку.
     В голове промелькнуло все, что со мной произошло с момента пробуждения, и накатила странная грусть. Я посмотрел на свои руки и потрогал лицо на всякий случай.
     - Ты ли это, Том? - спросил я у себя.
     Казалось, что ночь появления в том черном лесу была так давно, что даже не верилось в это событие. Я был уничтожен, но потеря памяти помогла моей психике сгруппироваться. Черт, я даже научился стрелять из лука, хотя всегда больше тяготел к ближнему бою.
     Трупы разумных потихоньку складывались в кучку, и я опасался, что в одну из ночей не смогу уснуть, но все еще спал, как младенец. А если мне и снились ужасы, то совсем о другом.
     Вздохнув, я прогнал меланхолию и, погасив свет, покинул номер. Маргарет провела меня взглядом, когда я спустился вниз, и я чувствовал его, пока за мной не захлопнулась дверь.

Глава 60 - Смотри и учись

      Глава 60
     - Привет, Каин, - улыбнулась Фамира, когда я подошел к столу в холле штаба Гильдии.
     - И тебе привет, - кивнул я.
     Как и после встречи со следователем, никто не накинулся с вопросами и не поглядывал придирчиво, значит либо девушка промолчала на счет меня, либо всем все равно. Оба варианта были хороши, но последний меня устроил бы больше.
     - Ну всё, все в сборе, - скомандовала Саманта. - Рекрут, мы учли, что ты сейчас нищий, и выделили тебе зверя Сеамирука. Его имя Рубака, и так как он не твой, он таковым и останется. Есть вопросы?
     Я мотнул головой.
     - Тогда на выход. Все подробности в дороге.
     Все дружно поднялись и покинули холл Гильдии.
     На улице у привяли мне представили каатора Рубаку, и проведя несложный ритуал с каким-то амулетом, привязали его ко мне. Что бы это ни значило.
     Под хохот Дерека я несколько раз чуть не свалился со зверя, который оказался не очень приветлив, несмотря на привязку, и был вынужден просить помощи. Фамира легко объяснила простые правила и показала на примере, как запрыгивать на питомца.
     На мой вопрос о конях, которых здесь называли Гакиран, целитель пояснил, что эти животные искусственно выведенные и стоят не в пример дороже.
     Техническая сторона седла визуально была схожа с тем, что я видел в кино, а по ощущениям отличий я понять не мог. Ноги свисали между крыльями и коленями зверя, повод был коротким и, как мне показалось, нужен больше для занятия рук, так как животное отлично понимало намеки. При медленном шаге сильно ощущалась работа длинного хвоста каатора, которым Рубака медленно, но мощно вилял.
     Покидали город через западные врата, о которых я до этого не знал, так как через центр добираться дольше. Они были меньше, чем главные, и предназначались именно для выхода из города, поэтому загруженности не было никакой.
     ***
     В богатых апартаментах двухэтажного особняка на мягком кресле сидел мужчина: в клетчатом жилете, с платком на шее и аккуратной бородкой. Не старик, но черные волосы были пронизаны седыми прядями. Он разглядывал документы, переворачивая листы бумаги, и вертел в руках бокал с напитком.
     Вдоль стен комнаты стояли шкафы с книгами, трофеями и оружием. На углу стола лежал Доки (чертежный лист эльфов), но для этого атлана безделушка была лишь предметом гордости, ведь он ничего не смыслил как в инженерии, так и возможностях Доки.
     - Тук - тук, - скромно постучали в дверь.
     - Войдите, - приятным голосом сказал мужчина.
     - Господин, - поклонился гость. - У нас новости о парне.
     Мужчина оторвался от документов и удостоил взглядом вестника.
     - Надежный источник сообщил, что он был в департаменте и, вероятно, общался с Диметрием.
     Левая рука хозяина апартаментов, как и всего особняка, скомкала совсем недавно аккуратно перелистываемые документы.
     Вестник вздрогнул от этого тихого жеста, но продолжил докладывать:
     - Затем он с отрядом в спешке покинул город, предположительно по заданию.
     - Отрядом? - удивился мужчина.
     - Да, господин Фенкс. Хоть наши люди и не смогли подобраться близко из-за наблюдателей Диметрия, но мы знаем, что вчера он был принят в отряд гильдийцев. Трое птиц и одна волчица.
     - И? - уже не так мягко поторопил Сергиш Фенкс.
     Пот мгновенно покрыл лоб вестника, и тот дрогнувшим голосом продолжил:
     - Наш человек идет за ними, но он не может подобраться слишком близко - волчица опытная убийца и замечает посторонних слишком хорошо. Послать отряд в открытую равносильно объявлению войны Гильдии...
     - Я это без твоих подсказок знаю, - перебил вестника мужчина и бросил в него смятые документы.
     - Господин... - покорно склонил голову вестник и из-под одежды проявилась черная полоска ошейника.
     Хозяин особняка взял себя в руки с просил спокойнее:
     - Что насчет шлюхи?
     - Наблюдатель не может подойти достаточно близко из-за людей Диметрия. А в самой гостинице остановились остроухие с охраной, что усложня...
     - Тварь! - зарычал Сергиш Фенкс, заставив вестника невольно попятиться к двери. Это было бесполезно, и он знал, что не убежит от гнева хозяина, но тело дернулось само. - Один, значит, ушел, а вторая под надзором. Если сожгу к Са-аргу здание, остроухие надавят на Гаришака, и тот все вверх дном поднимет, но найдет мой след. Убить или выкрасть по-тихому не выйдет из-за сучьего Диметрия и его сопляков. И он наверняка уже подал запрос на обращение к Гильдии?
     - Да, господин, - незамедлительно ответил вестник. - Наш человек уже запустил процедуру задержки, и как обычно, это затянется на пару недель.
     - Ладно, подождем пока, - после недолгих раздумий сказал Сергиш Фенкс. - Парень не может бродить по заданиям без возвращения в город. И пусть наблюдатель не торопится уходить, вдруг появится возможность убрать их всех. Даже с большими потерями. Пусть держит связь с группой Воркса, а тот в режиме ожидания идет по следам на нужном расстоянии. Надо было схватить его еще в городе, но кто ж знал, что он живет у шлюхи! Зря я со старухой сделку заключал, сейчас было бы на одну проблему меньше.
     Наступила тишина, и вестник, решив, что команды выданы, спросил на всякий случай:
     - Что-нибудь еще, господин Фенкс?
     Хозяин потер виски и, подумав, сказал:
     - Пусть приведут девку.
     - Будет выполнено, разрешите удалиться?
     - Исчезни уже, - тихо сказал мужчина.
     Через минуту в кабинет снова постучали, в открывшуюся дверь вошло две женщины, одна молодая и бледная, вторая в возрасте и смуглая.
     - Вы звали, господин? - спросила темноволосая женщина. Ее лицо было неприветливым и хмурым. Глаза холодными, а взгляд тяжелым. Уголки тонких губ были стянуты вниз, и создавалось впечатление, что она чем-то недовольна.
     - Как девка? - без лишних расшаркивания спросил хозяин особняка.
     - Лучше, уже лучше, - ответила женщина, не изменившись в лице.
     - Это уже я решу, - отрезал Сергиш Фенкс.
     - Да, господин, - в этот раз лицо женщины дрогнуло, и она потупила взгляд.
     Мужчина вышел из-за стола.
     - Скажи, как меня зовут, - обратился он к девушке.
     - Х-хозяин, - тускло ответила она.
     - Чей хозяин? - мягко спросились он.
     - Мой х-хозяин, - так же вяло ответила девушка.
     - Хорошо, очень хорошо, - тепло улыбнулся Сергиш Фенкс, и тут же его лицо ожесточилось. - А теперь выполняй команду - сидеть!
     Девушка дернулась и, оглянувшись на женщину рядом с ней, села на корточки, опершись руками в пол.
     - Хорошая девочка, - подошел мужчина и властно скомандовал. - Голос!
     - Ваф, ваф! - по-собачьи отреагировала девушка.
     - Отлично! Видишь, не так уж и сложно? - погладил по голове Сергиш девушку.
     - Лизать, - скомандовал он и поднял правую ногу.
     Девушка тут же дернулась, но замерла в сантиметре от обуви и замотала головой.
     - Я сказал, лизать! - строго повторил он и поднес ногу почти к губам.
     Лицо девушки покрылось слезами, и она, всхлипывая, медленно высунула язык.
     - Так не годится! - мужчина резко ударил ее по щеке, и она завалилась на бок. - Ты плохо справляешься, Карина!
     - Н-но господин, это ж-же... - засуетилась женщина, которая до этого спокойно наблюдала за происходящим.
      - Ты ведь знаешь, как я отношусь к оправданиям! Может, нужно больше примеров? - спросил мужчина, глядя на Карину и забыв о девушке, которая с глазами полными ужаса держалась за щеку и смотрела на них. - Сидеть!
     Женщина тут же упала на пол в туже позу, что и девушка перед этим, в придачу высунув язык на манер собаки.
     - Голос! - скомандовал Фенкс.
     Тут же она выполнила его приказ, но не вяло, как новенькая, а с огнем в глазах, как преданный питомец.
     - Лежать!
     Она положила грудь на пол и выпятила заднюю часть тела.
     - Молодец, - похвалил Сергиш Фенкс, погладив по черным волосам, склонившись вниз.
     - Сядь и сделай круг по комнате! - скомандовал он снова, с наслаждением наблюдая за исполнением.
     - Кто я? - спросил он у женщины, когда та вернулась на место.
     - Хозяин, ваф! - ответила она, облизав сухие губы влажным языком.
     - Вот так, правильно, хозяин, - грудь Сергиша раздувалась, и он дерганными движениями расстегивал пуговицы брюк.
     Женщина смотрела за его движениями вожделенно и облизываясь, словно пес перед костью в руках хозяина.
     Девушка на полу трепетала от ужаса. Она уже не в первый раз наблюдала подобную картину, но это не ослабляло эмоций. Она понимала, что от нее ждут такого же, и это заставляло ее хотеть прикончить себя, но ошейник не давал возможности даже стричь самостоятельно ногти.
     Сергиш оголил половой орган и, потрясая им, вместе с этим задыхаясь от возбуждения, приказал:
     - Лови кость...
     Женщина тут же подскочила и принялась с упоением ублажать его, урча и захлебываясь в собственной слюне.
     Через полминуты хозяин особняка оторвал от нее взгляд и повернулся к девушке.
     - Видишь, как нужно? - спросил он, задыхаясь. - Если не будет так же, я отдам тебя парням.
     Девушка отвернулась от него и зарыдала.
     - Паварис! - гаркнул мужчина, и когда дверь открылась, приказал. - Приведи Рюция!
     Паварис испарился, и через какое-то время в дверь снова постучали.
     - Да, быстрее, входи, мальчик мой! - пригласил Сергиш.
     В комнату вошел коротко стриженный парень возраста девушки на полу и поклонился. На нем не было ничего, кроме коротких шорт, жилета и ботинок с носками.
     - Сидеть! - тут же скомандовал Сергиш Фенкс и ахнул, когда вместе с исполнением команды, женщина между его ног завертела языком.
     - К-к ноге! Присоединяйся к обеду с Кариной.
     Рюций подполз так же, как перед этим делала женщина, и занял уступленное место.
     Девушка на полу закрыла ладонью рот и следом опустила веки.
     - Не сметь! - рыкнул хозяин особняка. - Смотри и учись!
     Он вынуждена была выполнить приказ. Тело не слушалось, и стоило ему захотеть, она бы выполнила все, что он говорит. Но она поняла, что ему нравится ломать по-настоящему, а ошейник на этих двоих выполнял лишь оградительную функцию.
     Это бы Ад, из которого, казалось, не было выхода.

Глава 61

      Глава 61
     За время, что я пробыл в городе, глаза быстро отвыкли от просторных видов, и после рассказов Дерека о добыче алмида, кривой ландшафт уже не казался таким фантастическим.
     - Ну как тебе? - поравнялся со мной целитель, завернутый по горло в теплый плащ с воротником из меха. Его глаза воодушевленно всматривались в мои, видимо, от предвкушения присесть на уши.
     - Что "как"? - спросил я непонятливо. Пусть говорит, слушать я умел.
     - Ну, поход! Твой первый выход, да еще и с отрядом! - нараспев ответил Дерек.
     - Мы ведь отъехали от города всего полчаса назад, и к тому же, мне еще не сообщили цель задания, - ответил я, как есть.
     - Са-арг меня забери, я ведь должен за тобой присматривать, - чертыхнулся Дерек. - Ладно, в общем, с границы передали сообщение, что группа гоблинов проскочила мимо королевских зевак и забралась вглубь Первого леса.
     - И как только умудряются? - задумчиво произнес я, надеясь на объяснения по поводу названия границы. Вид монстров меня пока не интересовал.
     - Хах, как! Просто! Те, кто там не бывал, представляют себе громадную стену, которая стоит на страже наших рубежей, - поэтично провозгласил целитель. - На деле же, хлипкий забор!
     - А королевские зеваки?
     - Именно, что зеваки, Каин. Туда отсылают самых тупых и бесполезных, - махнул рукой Дерек.
     Я сильно удивился такому раскладу.
     - Почему так? Почему не запереть опасную зону наглухо?
     - Потому что тогда для нас не будет работы, - внезапно заявила о себе Фамира с другой стороны. На ней тоже был плащ с воротником, поверх пластинчатого доспеха из красного металла, и капюшон, доходящий до глаз.
     - Ага, - поддакнул Дерек. - Ни Гильдии, ни королевству не выгодно, чтобы граница была полностью закрыта.
     - Как же обычные жители, деревни, другие города? - задал я глупый вопрос, на который уже знал ответ.
     - Как-нибудь, - криво улыбнулся целитель. - Это плата за шанс без лишних вкладов добывать магические трофеи. Знаешь, сколько стоит шкура черного Бакавироса?
     - Я не знаю даже, кто такой Бакавирос, - буркнул я неуверенно.
     - Бакавирос похож на одомашненного фойре тегру, но намного крупнее, с длинными, вытянутыми вдоль черепа рогами.
     - Ясно, - ответил я, но ясности на самом деле не было, так как я не знал, как выглядит "тегру".
     - Дерек, в лесах Гора не водится тегру, и там не селятся фойре, с чем ему сравнивать? - пришла на выручку Фамира.
     - Са-арг тебя забери, Каин, куда смотрел твой отец? - удивился целитель. - Всех учат тому, что водится на Фариде. И ладно бы не рассказать об известных тварях за границей, но местных-то знать нужно!
     - Эм, - замялся я. - Ничего не могу поделать.
     Фамира спохватилась:
     - Постой, я знаю, как помочь! Волод!
     Она крикнула грендара, что брел впереди с паладиншей, и поскакала к нему.
     Командир отряда, кстати, ехала не на кааторе, а на черной как ночь пантере, по крайней мере визуально я определил ее именно так. На конце длинный хвост раздваивался в покрытые шипами булавы, а голова увенчана закрученными тонкими рожками. Если хвост определенно использовался как оружие, то закрученные рога могли выступать только как защита.
     - Фамирочка, добрая душа. Она крепко дружила с Сеамируком, и тяжелее всех перенесла его смерть, - грустно сказал целитель.
     Я лишь кивнул в ответ. Что тут сказать. Не зная человека, нельзя почувствовать его потерю.
     - Вот, держи, - протянула девушка мне книжицу в коричневой коже. - Это наш бестиарий, и думаю, он тебе сильно пригодится.
     Сердце застучало, и я ухватился за фолиант почти дрожащими руками. Первая книга в этом мире.
     - Благодарю, Фамира. Ты даже не представляешь, как мне этого не хватало.
     - Не за что, Каин, - улыбнулась чернокожая девушка, сверкнув белыми зубами.
     Я жадно пролистнул книгу, номера страниц которой были помечены буквами, и нашел искомое слово.
     Тегру - зверь из семейства кошачьих, и даже само название было схожим по звучанию с многими земными языками.
     Бакавирос выглядел крупным собратом тегру, но помимо размеров имел мощные прямые рога, которые смотрели на противника. В книге было указано, что рога генерируют молнию, и единственная убийственная тактика - это иссушение его Сосуда. Затем уже в ход шло оружие.
     - Но чем именно ценна его шкура? - спросил я в пустоту.
     Дерек тут же подхватил вопрос:
     - Странный ты, но ладно, будем винить твоего отца. Как думаешь, почему мы не ходим в тканях, изобретенных эльфами еще сотни лет назад?
     И действительно. Почему в мире космических переселенцев я не встречал искусственной кожи или более крепкого материала?
     Я в непонимании пожал плечами.
     - Все существа в процессе жизни накапливают в теле ману, но в отличие от разумных, Сосуд зверей преобразовывает Кель в нечто иное. Мана зверей усваивается организмом и позволяет им изменяться не только физически, но и умственно. Кожа и рога альфа особей несут в себе не только крепость естественного развития, но и сверх этого, - наставнически поднял палец целитель.
     - Изменяться... - пробубнил я, почувствовав волнение.
     - Ага, измениться, поумнеть. Королевские умники говорят, что у них тоже все зависит от Сосуда, и не всем дано.
     - Откуда ты столько знаешь? - спросил я. Мне бы тоже хотелось попасть в какую-нибудь библиотеку.
     - Отец был не из бедных, - коротко ответил Дерек.
     Я подождал продолжения истории, но он просто замолчал и, нахмурившись, замедлился.
     Мы ехали по извилистой тропе, которая постоянно поднималась вверх. Я листал бестиарий и цокал на каждой странице, а рядом едущая Фамира посматривала на меня, словно чего-то ожидая. Не выдержав ее настойчивого ожидания, я рассказал о деле со следователем.
     - Ну, дела, - выдохнула она. - Значит, у тебя в запасе есть пара недель. В любом случае, мы вернемся с этого задания раньше, чтобы сдать и взять новое, если будет в наличии.
     - А далеко нам идти до места?
     - День, может два. Зависит от погоды. Сеара командира не любит дождь, и в такие дни мы обычно прячемся, - глянула девушка недовольно на хмурое небо.
     - Слушай, а ты рассказала остальным обо мне?
     - Нет, - ответила она. - Сам расскажешь, если захочешь. Это твое дело. На тебя никто не нападет, пока ты с нами.
     - Вы настолько сильные? - удивился я.
     - Хах! Спасибо конечно, но, к сожалению, нет. У каждого гильдийца есть это, - она достала из-за пазухи медальон в форме волка. - Эта штука не только для красоты. В случае нападения разумных, если мы решим, что этот бой будет последним, медальоны запомнят и передадут следы всей маны. Но это касается только разумных и является как бы последним словом гильдийца. Если ты его активировал, значит, умер, а если выжил - умер для Гильдии. Такие правила.
     - Серьезная вещь, - кивнул я уважительно. Что ни говори, а такая игрушка остановит почти любого в желании раскатать целую группу гильдийцев.
     - И не говори, - усмехнулась Фамира, спрятав вещицу.
     Время тянулось неспеша, да и мы плелись, не торопясь. Саманта постоянно шла впереди, периодически подзывая Фамиру и что-то обсуждая с ней. Иногда чернокожая девушка ускорялась, продвигаясь дальше, и появлялась не раньше, чем через пару часов. Всё как во время пути с караваном торгашей.
     Я вспомнил про свиток усиления только под вечер и прямо на ходу активировал, ткнув пальцем в заветный шестиугольник. В голове тут же появилось понимание, как наносить структуру на предметы. Никаких побочных эффектов. Странно, но приятно.
     Это был третий свиток, который мне довелось выучить за все время, но я все равно поразился универсальности этого способа. Не нужно ничего учить, стараться и медитировать. Пытаться понять устройство мира или учиться контролю над маной.
     Тем не менее, я рад встрече с воровкой и ее словам. Даже если я не знаю, как действительно устроен мир... Нет, не так. Я уверен, что не знаю этого, но может быть в этом сама суть знания.
     Поиск своего понимания устройства мира. Того устройства, которое устроит твое сознание и Сосуд.
     Что же касается контроля маны, это, как показала практика, очень даже существенный и значимый процесс. Так ли все должно быть на самом деле - уже не важно. Важно, что это сработало.
     Когда Саманта скомандовала остановку на ночлег, любые признаки деятельности разумных давно исчезли. Ни тебе домов, пашен или ферм. Вокруг было пустое, дикое поле с прыгающим ландшафтом и гуляющим по нему холодным ветром.
     - Эй, Каин, ночевал уже в открытом поле? - спросил Дерек, разгружая своего каатора.
     - Именно в поле не приходилось еще. Но пришлось несколько раз ночевать в лесу, - с некоторой гордостью ответил я. Ну а что, если взять в пример мою прошлую жизнь, ночевка в лесу - это вполне себе достижение.
     - В лесу Гора тихо и чисто, - ухмыльнулся Дерек загадочно. - Чем ближе к границе, и особенно в таких голых местах, тем неспокойнее.
     - Слушай его побольше, - по-доброму улыбнулась Фамира. - Он тебе еще много каких страшилок расскажет!
     - Да ладно тебе, пусть попугает новичка, - отозвался молчаливый грендар, опершись о свой топор. - Ему сегодня ночью стоять, как и всем, так что он должен знать, чего нужно опасаться.
     - А чего опасаться? - спросил я, затягивая поводья Рубаки на вбитом коле. Если честно, я не верил, что это его удержит, но выполнил совет Фамиры.
     - Да много чего! - невнятно ответил Волод. Видимо, уже жалея, что влез в разговор.
     - Например? - не отставал я.
     - Ну те же варака'ши... и другие странности, - буркнул он и отвернулся.
     Я уже понял, кто в этой компании не любитель языком трепать.
     Дерек даже не стал ждать моего вопроса:
     - Это эманации умерших, основанные на Кель. Первооснова пропитывает все вокруг, и иногда она формирует образы или даже частички личностей тех, кто оставил слишком много памяти и эмоций на месте смерти.
     Духов еще не хватало. Вот только как? Неужели Кель действительно не физическое вещество, а нечто сосем иное?
     - Ясно, благодарю за просвещение, - не сумев скрыть иронию, ответил я.
     - Да не за что, Каин, - хлопнул меня по плечу Дерек. - Ты обращайся.
     Он определенно был доволен произведенным эффектом и, улыбаясь, продолжил устраиваться.
     Красный диск уже спрятался за скачущий горизонт, но света хватило, чтобы собрать топливо для костра. Веточек было мало, и большинство были мокрые для простого огня, но с маной этот вопрос снимался автоматически.
     Меня пока сильно не напрягали подготовкой лагеря, очевидно, желая, чтобы я наблюдал и запоминал. Именно этим я и занимался.

Глава 62 - Первый гость

      Глава 62
     - Ну что, - выдохнула Саманта, когда закончила перекус. На ней уже не было тяжелых пластин, из которых состоял доспех, но щит и меч лежали под рукой. - Завтра выйдем к месту. Каин, Фамира сказала, что ты только выучил свиток усиления, так что, пожалуйста, подготовься, как следует, и потренируйся.
     Я кивнул, все еще пережевывая сушеное мясо, запивая слабой брагой.
     - Тебе ведь объяснили, почему он так важен? - продолжила допрос паладинша, восседая на бревне аки бывалый ветеран.
     - Он расходует мало фер и позволят сражаться усиленным оружием, - ответил я почти слово в слово.
     - Верно, - кивнула Саманта. - Пожалуйста, продемонстрируй умение прямо сейчас.
     Меня пользоваться магией долго упрашивать не нужно.
     Я быстро достал стрелу, и образ пылающего наконечника мигом возник в голове, но ничего не произошло. Нахмурившись, я тут же провел над ним рукой, и пламя вспыхнуло вокруг острия. В голове тут же появилось знание о потере половины одного фер.
     Вид был странным - металл не горел, но был покрыт огнем.
     - Заметил? - спросила паладинша.
     Я кивнул, ясно, что она интересовалась затратами маны.
     Все остальные молча наблюдали за моим обучением, тихо занимаясь посторонними делами. Фамира осматривала свои гладиусы, Дерек двуручник, а Волод продолжал пить брагу.
     - Пока ты не обнулишь Сосуд хотя бы двумя свитками, советую тебе использовать только усиление и оттачивать мастерство владение оружием. Желательно несколькими видами, так как стрелы истощаемый ресурс, а мелких врагов может быть много, - сказала она серьезно, переломив тонкую веточку.
     - Да, Каин, тебе стоит научиться работать клинком, - подтвердила Фамира.
     - Или топором, - прогудел грендар, зачем-то заглянув в бурдюк через тонкое горлышко.
     Саманта кратко усмехнулась, услышав предложения, и добавила:
     - В общем, не важно. Нужно лишь, чтобы ты не оказался бесполезным, когда закончатся стрелы.
     Над головой внезапно что-то коротко, но мощно завизжало. Хлопнули крылья, словно два человека решили выбить одеяло, и весь отряд резко затих, уставившись в звездное небо.
     Секунды тянулись, но ничего не происходило.
     - Это дикий... - начал объяснять Дерек, но его снова оборвал тот же визг, но уже ближе.
     Саманта стала спешно крепить к дублету тяжелые пластины и волнительно скомандовала:
     - К бою, ребята, это дикий Крас.
     На самом деле командовать не было смысла, так как отряд и так подхватил свое оружие.
     Я, как и все, подорвался и достал лук. Одну стрелу в зубы, вторую на тетиву.
     Саманта, закрепив тяжелые пластины, выбежала вперед группы и, сжав что-то в руке, подняла кулак вверх. Каштановые волосы от спешки растрепались и развевались на ветру.
     Ночные Свидетели добротно освещали поляну, и было видно, как огромная тень, пролетев над нами, резко пошла вниз. На паладиншу.
     Я нацелил лук на четырехкрылого зверя, размером с быка и ждал команды, поглядывая на командира.
     Как только зверь приблизился к ней на десяток шагов, он издал высокий и протяжный рык. Все тело девушки тут же покрылось темным материалом, и Саманта превратилась в сплошную черную фигуру. Исключением была одежда, доспех и оружие.
     Тварь рванула на нее, и паладинша выставила каплевидный щит, по которому тут же с глухим скрежетом прошлась когтистая лапа зверя.
     Меня обдало потом, в голове тут же прокатились кадры, как эта махина вспарывает мое брюхо. Виски пульсировали, но руки держали оружие крепко.
     Я пробежался взглядом по остальным. Дерек стоял рядом со мной, Волод впереди всех, Фамира прямо за грендаром.
     - Волод, пошел! - крикнула паладинша, заехав зверю щитом по морде. - Сейчас!
     Мы были в десяти шагах от схватки, и грендару не понадобилось много времени, чтобы преодолеть это расстояние. Он обошел Краса и в движении замахнулся зверю по шее, но тот дернулся вперед, и тяжелый топор приземлился на спину.
     Крас взвыл и заметался.
     Волод отскочил Саманте за спину, но зверь даже не дернулся за ним. Все его внимание было приковано к паладинше.
     - Каин, меть в голову. Фамира, готовь разряд, - скомандовала Саманта.
     Быстро проведя рукой над наконечником, я покрыл его огнем и, наложив на лук, прицелился. Сначала зверь метался как ошпаренный, заставив паладиншу попятиться, размахивая крыльями и лапами, но довольно быстро приходил в себя.
     Я отпустил тетиву, и стрела свистнула. Зверь махнул головой, и пламенное острие вонзилось в шею.
     - Черт, - буркнул я, вытащив изо рта древко, и поджег наконечник.
     До скрипа натянув тетиву, я задержал дыхание и, уловив момент, отпустил стрелу. Огненная точка ушла в широкий глаз Краса, и тот завыл еще сильнее.
     - Отлично, - сказал Дерек облегченно.
     Тут же я заметил, как Фамира рванула вперед и, мгновенно оказавшись возле Краса, прыгнула ему на спину. Ее гладиусы превратились в молнии и бело-голубой полосой вошли в шею зверя. Чернокожая девушка будто на родео уцепилась в свои клинки и подскакивала на спине Краса.
     Волод тоже оказался рядом, и его топор как хлыст опускался на размахивающие крылья. Все тело грендара покрылось серым камнем и с каждым движением хрустело и трещало, как крошащийся валун, но он вертался как юла, словно камень никак не стеснял его движений.
     Темная броня Саманты исчезла, и она, выставив щит, пыталась подобраться к беснующемуся противнику.
     Дерек стоял рядом и просто пыхтел, как и я, наблюдая за картиной.
     Я опомнился и достал еще одну стрелу, но целитель остановил:
     - Не стоит. Они и так справятся. Только зря потратишь расходник.
     - Ладно, - бросил я. Когда ты новичок, не стоит спорить.
     Весь этот на первый взгляд хаос продолжался пару минут. Крас вертелся и пытался сбросить с себя Фамиру, но ее руки крепко держали гладиусы, а ноги сжимали бока. Куча перьев были разбросаны по земле, вперемешку с кровью животного. Грендар вскоре потерял каменную броню и уже не так лихо рвался в бой, выгадывая удобный момент. Это было не так сложно, как в начале, так как Крас стоял на трех лапах, а крылья были серьезно подрезаны.
     Вскоре все стихло, и тело зверя рухнуло на холодную землю. Из клыкастой пасти белой дымкой вырвался последний поток горячего воздуха.
     Фамира выдернула клинки, которые уже потеряли свой заряд, и встала на обе ноги.
     - Ну, вот и отдохнули, - хохотнул Волод. - Заодно и новичка в деле проверили. Не сбежал, не упал в обморок, еще и в самое уязвимое место попал.
     - Да, - кивнула Саманта устало. - Держался хорошо, но это был простой бой, где враг был один. Так что не расслабляйся.
     - Не стану, - сказал я, серьезно глядя на девушку, которая встречает опасность первой.
     Дерек отставил двуручник и, подбежав ко всем, провел руками по ушибам и порезам.
     - Что теперь с телом делать? - спросил я чернокожую наездницу.
     Она припала к бурдюку и, отпив, сказала:
     - Ничего. Он бесполезен для нас. Задача Гильдии важнее. Если бы просто вышли в поле поохотиться, то разделали бы, сняли шкуру, когти. Но сейчас у нас нет времени, поэтому он останется здесь, а мы пойдем дальше.
     - Но ведь он стоит денег, так? - не унимался я, думая про свои пять серебра.
     - Ага, - хохотнула Фамира, глядя на меня. - Но мы взяли задание, и у него есть временные рамки. Мы не можем бегать туда-сюда после каждого убитого монстра.
     - Но это ведь... - начал я, подняв брови.
     - Лажа, Каин, лажа, - закончил за меня Дерек, хлопнув по плечу. Похоже, это его любимое занятие. - А еще нам теперь придется сменить место ночевки, да подальше.
     - Это-то понятно, - буркнул я.
     - Уж не знаю, что тебе понятно, но я имел в виду мамочку этой прелести, - кивнул целитель в сторону порубанного трупа Краса. - Твари как-то общаются на расстоянии, и она уже прет сюда на всех парах, скорее всего. И эта особь, в отличие от мелочи, которую мы прибили, бьет огнем.
     Сбор прошел быстро. Саманта подгоняла и ругалась. Страх проскакивал в ее командном голосе, и я не сомневался в опасности ситуации.
     Под звездами и двумя бледными спутниками мы гнали зверей в полную скорость, что было не самым приятным занятием. Кааторы, как оказалось, не были лучшими бегунам среди прирученных зверей. В придачу ко всему, тропа постоянно виляла и меняла высоту. Скоро утоптанная земля сменилась каменистой местностью, и к тяжелому топоту лап моего ездового зверя добавился шум разлетающейся каменной крошки.
     Саманта не останавливалась добрых три часа, пока питомец Волода не начал плеваться пеной, вместе с этим жалобно крякая.
     - Все, думаю, хватит, - сказала командирша, когда мы поравнялись с ее пантерой.
     - Я тоже так считаю, - оглянулась назад Фамира. - Мы ушли на безопасное расстояние. Очень сомнительно, что она станет искать след так далеко.
     - Тогда распаковываемся и отдыхаем. Завтра весь день в дороге, - спрыгнула паладинша со своей огромной кошки.
     Девушка выглядела усталой и вымотанной, как и мы все, но голос был ровным и крепким.
     Углубившись в редкий лесок, мы разожгли широкий костер и улеглись вокруг него. Плащ, который предложил купить Дерек, действительно держал тепло, так что я был весьма признателен его совету.
     - Каин, сможешь продержать огонь до утра? - спросила паладинша, укутываясь плащом по горло.
     - Думаю, да, - ответил я и тут же протянул в огонь нить маны.
     - Хорошо, - зевнула паладинша. - Хорошо, что ты выучил этот свиток. Караул по одному через каждые два часа. Каин первый, я следующая, Дерек замыкает.
     - Сэм, красавица ты моя смуглая, может ты лучше поспишь, а мы с новичком на двоих разделим? - возразил Дерек.
     - Дерек, - тонкие ноздри девушки затрепетали. - Еще раз назовешь меня Сэм, я тебе яйца отрежу.
     - О, значит, красавицей можно? - улыбнулся, как довольный кот, целитель.
     Видно напряжение после боя у них падает быстро, чего нельзя было сказать про меня. И казалось бы, уже прошел через некоторое дерьмо, но колени все равно подрагивали.
     - И красавицей нельзя, - зашипела девушка. - Все, спать. И нет, я проснусь через два часа и сменю новичка.
     - Как знаешь, командир, как знаешь, - протянул Дерек и тоже укутался в плащ.

Глава 63

      Глава 63
     Очень быстро все засопели, и я остался один. Не впервой охранять спящих, но то, от чего мы бежали, было куда опаснее нескольких сероволков.
     Я достал бестиарий и нашел описание взрослой особи Краса: размером с легковой автомобиль, без учета крыльев. Нижняя часть туловища по прочности не уступает камню, верх из фиолетовых острых перьев. Хвост и две выемки по бокам шеи испускают струи огня. Клыки соответствуют размеру.
     От этого стоило пробежать еще пару часов.
     Почему такие зверушки не водились в районе леса Гора и вблизи города? Может, есть какое-то приспособление для отпугивания? Странно, конечно, но я был рад, что не встретил таких по пути до Каира.
     Костер трещал, и под пляску огня я думал о том, что, оказывается, должен был выучить свиток, чтобы поддерживать пламя. Я типа снова случайно сделал то, на что другие тратят деньги?
     В общем, не слишком-то весомая вещь, но, как и обо всем остальном, стоит помалкивать.
     О чем нужно задуматься, так это о том, что произошло.
     Схватка с Красом показала работу отряда гильдийцев, и это было волнительно. Мне понравилось быть в команде и работать сообща. Не то же самое, что биться против разумных. Командирша как-то приманила тварь к себе и держала ее внимание до последнего! Скорее всего, работа очередного амулета или техномагической побрякушки.
     Кстати о техномагии. Рябой Арун утверждал, что на планете очень мало таких игрушек, я же, попав в город, стал постоянно натыкаться на отголоски технологий вперемешку с чарами: светильники в отеле, душ, рация, по которой связалась со следователем администратор. Но все это началось с Леа и ее рисовальной доски, чего я тогда не понимал. Это был не простой планшет с фломастерами, а что-то...технологичное и все же бытовое.
     Может, рябой имел в виду атакующую техномагию? Типа бластеры на основе маны...
     Как же странно здесь все смешано!
     С другой стороны, на Земле не происходит ли то же самое?
     Есть племена в далеких местах, где до сих пор каменный век. В то же время в руках каждого на другом конце планеты смартфон и нескончаемый доступ к любой пище.
     Да уж...
     Я тяжко выдохнул, и вспомнив, что я все-таки на посту, осмотрелся. Ночь была звездной, и оба спутника вносили немалую лепту, зависнув в чистом темном небе. Вокруг почти не было деревьев, и местность проглядывалась хорошо. С одной стороны, никто не притаится в чаще, с другой - ветер ничто не останавливает.
     Я достал стрелу и решил поиздеваться над новым умением. Если правильно понял Фамиру, которая сейчас так сладко сопит, я купил свиток самого начального уровня, и его едва хватает на усиление наконечника. И это умение не позволит мне зачаровать, например, лезвие ножа или меча, так как вещь слишком велика для этого. Для этого нужен свиток частичного усиления.
     Но это ведь не мой путь? Правильно.
     Проведя рукой над стрелой, я вслушался в свои ощущения и оценил работу умения. Чувство было отличным от сотворения цельных структур.
     Что если воспользоваться контролем маны и обволочь нужную мне часть стрелы, а затем активировать умение?
     Да и вообще, какого черта, я ведь могу наполнить маной всю стрелу и поджечь ее!
     Выпустив синюю нить, я в мгновение оплел сетью древко с наконечником, оставив только часть с оперением. Сейчас это происходило почти так же быстро, как сама мысль, лишь с той разницей, что эту мысль нужно удержать в голове и четко видеть нужный результат.
     Подумав об огненном умении, я захотел, чтобы стрела воспылала. И результат не заставил себя ждать.
     Стрела покрылась огнем и улетела подальше от лагеря, так как загорелась, как обычная ветка, а не усиленная магией огня смерть.
     Мысленно чертыхнувшись, я пожурил себя за наивность и достал следующий объект для эксперимента.
     Закрыл глаза. Перед мысленным взором предстал Витрувианский я, все так же парящий в белой пустоте и по грудь полный синей дымки.
     Руки пробежали по стреле, и предельно сосредоточившись, я использовал выученное умение, стараясь уследить за движением маны. Тут же синяя дымка двумя нитками потянулась из Сосуда и, пробежав по телу, вышла из пальцев, которые зависли над наконечником...
     Я обомлел. Раскрыл глаза и беззвучно двигал губами, стараясь не издать ни звука, хотя внутри все кричало и дымилось.
     Вместе с этой тишиной хлопнули крылья какой-то птахи, и слух снова уловил звуки насекомых.
     "Что сейчас произошло, черт возьми!" - хотелось возмутиться вслух.
     Картинка в голове появилась абсолютно сама!
     Машинально я возжелал увидеть, что происходит, и увидел, но до этого мне приходилось представлять себе весь этот процесс как юный фантаст, воображая, как бы все выглядело визуально. В голову ворвался образ процесса, который я не успел даже обдумать. Да так четко, будто цветная голограмма перед глазами.
     Идея была только одна. Мой Сосуд соединил кабель с мозгом и внедрил активные образы. Тем самым представляя мою изначальную фантазию, как полноценный рабочий инструмент.
     Сосуд ли? Но какие еще варианты, если все остальное было при мне на Земле, но подобных вещей там не существовало.
     Я снова обратился к картинке и в этот раз заметил стабильность контакта. Это уже не просто прыгающее изображение под закрытыми веками, все выглядело реалистично и вместе с этим естественно. Если бы я снова потерял память и, проснувшись, увидел перед глазами эту картинку, сознание не стало бы бить в колокола и подталкивать набрать номер скорой помощи. Как будто, так и должно быть.
     Так и должно быть? Это ведь не нормально!
     Ветер полыхнул пламя, взъерошив волосы, и я плотнее обернулся в плащ. Зашумела короткая трава, и где-то очень далеко раздался протяжный вой.
     "Черт возьми, я иногда забываю, где нахожусь, и продолжаю удивляться странностям", - буркнул внутренний голос, и я оглянулся в сторону звука.
     Пантера Саманты дернула ушами, а кааторы даже не крякнули. Ну, если уж животные спокойны...
     Костер трещал. Отряд сопел.
     Волод бормотал что-то на своем. Фамира свернулась, поджав колени. Дерек хмурился и нервно дергал веками, словно ему снилось что-то ужасное.
     "Ладно, хорошо, - сказал себе. - Но что насчет усиления?"
     В этот раз я не стал сомневаться в способностях Сосуда и просто представил себе структуру стрелы. Рой частиц маны нападал на крепкую сетку материи металла и внедрялся в нее. Уже без болей в голове картинка дополнялась сама собой, и я отчетливо понимал (видел), что образующаяся связь нестабильная, зыбкая. Слово молекулы природной структуры отвергали вторженцев, и их связь была крепче, чем мана, преобразованная умением.
     Когда наконечник покрылся пламенем, я продолжил следить, наблюдая, как связь между молекулами металла и маной медленно рвется. В конце концов, природная структура вытолкнула вторженцев, и огонь сразу погас.
     Потянув ночной воздух, я подумал об огне и без раздумий проделал тот же путь, что и умение из свитка. Все случилось так быстро, что я немного оторопел.
     Разлепив веки, я наблюдал горящий наконечник. И хотя это был не полный результат, я был доволен собой, ведь сделал это сознательно.
     Воодушевленный победой, таким же образом я заставил гореть всю стрелу, затем рядом лежащий камень, меч и даже кисть руки. К сожалению, руке от этого было не очень приятно, но терпимо.
     Только когда я наигрался и отпил воды, до сознания добрело понимание произошедшего. Я взломал систему усиления, и это оказалось достаточно просто...
     - Каин, - раздался голос паладинши. - Как обстановка?
     Я дернулся и повернулся к раскрывшей глаза девушке.
     - Все хорошо, - кивнул я, обдумывая, что она могла увидеть, - спокойно.
     - Ну, вот и ладно, - шепнула она и уселась. - Моя очередь дежурить, ложись спать.
     Паладинша не выглядела встревоженной, а значит, я не попался.
     Не став спорить, я согласился и, устроившись, улегся возле костра. Сбоку жарило, а с земли тянуло. Не очень здорово, но потихоньку привыкаешь и к такому.
     Сон пришел быстро, видимо, игры разума сильно истощили.
     ...
     Утро началось с возмущения огромной пантеры Саманты. Я разлепил веки и чуть не схватил сердечный приступ, когда мои глаза встретились с кошачьими. Она протяжно рыкнула и внимательно обнюхала меня.
     - Сеара, не пугай новичка, - строгий тон Саманты вернул меня к жизни. Пантера недовольно рыкнула, показав мне свои зубки, и грациозно отошла.
     Отряд хохотнул на это событие, и я понял, что единственный, кто еще спал.
     - Давай, Каин, быстрый завтрак и выходим. Времени рассиживаться нет, - сказал Дерек, имитируя командные интонации Саманты.
     Я недовольно буркнул:
     - Ага.
     Солнце уже поднялось и согревало душу своим живительным светом. Чего не скажешь о реальной погоде. Несколько раз чихнув, я понял, что стоило запастись еще и хилфами, как назвала Маргарет амулеты исцеления. Да только денег на такое добро нет.
     Скрутив имущество в мешок, я перекусил вместе со всеми и, закинув поклажу на Рубаку, оседлал пернатую ящерицу.
     - Каин, - поравнялся со мной Дерек и, приблизившись вплотную на своем кааторе, положил руку на плечо. Тепло прошло через тело, и признаки простуды как...рукой сняло.
     - Благодарю, - кивнул я. - А чего Саманта так за твое похмелье переживает, ты ведь с легкостью можешь избавиться от симптомов?
     - Да не за что, - хмыкнул целитель. - Чихающий лучник тот еще стрелок. А от симптомов похмелья избавиться не так просто. Свиток нужен. Уж не знаю кто в своем уме будет тратить деньги на такое бесполезное умение. К тому же, психологическую усталость никто не отменял.
     - И то верно, - отозвалась Фамира, обернувшись. Тропа была недостаточно широка для трех животных, но двое умещались прекрасно.
     - А ты не подслушивай мужские разговоры. Может, мы о женщинах говорить собрались! - возмутился Дерек.
     - О женщинах говорят мужчины, а ты треплешься о девках, - хохотнула Фамира и пришпорила каатора.
     Я не мог не улыбнуться на их дружеские насмешки.
     - Дерек, а что ты знаешь о магах разрушителях? - спросил я, когда Фамира отдалилась.
     Целитель задумался, затягивая хвост, и сказал:
     - Ну, только общее, что и все, наверное.
     - Можешь рассказать?
     - Могу, что ж не мочь, - согласился он сразу. - Только не думай, что я знаю все. Только общие принципы.
     Мое терпение было на исходе:
     - Без проблем. Рассказывай.
     Дерек прикрыл глаза и начал перечислять, как с учебника:
     - Хм. Разрушители так же редки, как и маги крови. Считается, что маги разрушение антипод целительству. Никто не может использовать магию разрушения так же, как исцеления и крови. С другой стороны, разрушители пользуются некоторыми видами стихийной магии. Вообще, мана разрушителей и целителей сильно отличается от маны стихийников...
     - А что разрушители вообще делают? Как работают? - спросил я, прервав его.
     - Примерно, как целитель, - показал он свою руку. - Только не восстанавливают, а разрушают.
     Я кивнул:
     - Да, это я знаю, но видел ли ты разрушителя в действии?
     - Да. Но всего один раз. Видишь ли, из-за того, что у них нет атакующих умений, они редко когда чего-то достигают. Я не знаю, что у них там со свитками, но радиус действия на структуры весьма мал. А еще я знаю, что разрушителей Шиадан не бывает. Поэтому нет свитков структур для пятой ступени Сосуда, и вообще, набор весьма скудный.
     - Как не бывает? - заморгал я в изумлении.
     - Ну, не бывает и все. Нет разрушителей пятой ступени, чтобы создавать свитки на этот уровень силы, - ответил он просто. - Да и незачем. Все равно, любой стихийник сделает разрушителя, а против зверей они могут только холодным оружием да слабым усилением.
     Рубака крякнул, словно подтверждая его слова, а я завис. Не то чтобы я мечтал достичь самой верхушки, но всегда приятно знать, что ты не хуже других.
     - А ты чего расстраиваешься? - спросил целитель.
     - Да так, жалко просто, - протянул я невнятно. Самого же постигла великая горечь.
     Он поджал губы:
     - Да, жаль. Иметь такую силу и разрушать только структуры да творения кровников. Да еще и приблизиться нужно достаточно близко. Но что самое поганое...
     - Постой, - перебил я удивлено. - Как это, только структуры? А траву, камни, мебель?
     Дерек хохотнул, глянув на меня, но не стал издеваться и ответил:
     - Ничего из этого делать нельзя. Только структуры. Единственное, за что их действительно ценят, это снятие усиления на предметах. Чары защиты, например. Очень часто разрушители подаются в воров...
     Он продолжил перечислять способы использования чар разрушения, а я крутил в голове воспоминания об уничтожении травы, бумаги, тряпок. Даже простынь в доме Сораса испоганил.

Глава 64 - Зелень поганая

      Глава 64
     Гоблинская нора чем-то напоминала землянку, только с пополнением семейства зеленых она углублялась и разрасталась, как муравейник. Вокруг была разбросаны кучки костей животных, а по бокам входа горели факелы.
     Саманта выругалась, когда увидела сторожевых. Оказалось, что по условию задания целей должно было быть не больше пяти, а стражи говорили об обратном.
     Коротышки были ростом с грендара, но тощие, с большими лопоухими локаторами и зубастым ртом. Кожа полностью покрыта короткой темно-зеленой шерстью. На каждом охраннике было рваное тряпье, меч на поясе и в руках по кривому подобию алебарды. На голове сидел маленький шлем.
     - Каин, - шепнула паладинша. - Как быстро уберешь обоих? Чтобы по-тихому.
     Я прикинул расстояние и с сомнением ответил:
     - Если повезет, второй ляжет через секунд пять.
     Проблема была в свете. Мы прибыли к месту за полночь, и Саманта хотела просто спалить это место вместе со всеми внутри, пока они спят. Охранники испоганили этот план. Но пара факелов дала возможность оценить обстановку, и просидев в засаде около часа, мы не заметили больше никого, кроме этих двоих.
     Зеленые постоянно вертели головами и о чем-то переговаривались на свистящем языке. Я засомневался в их полуразумности, да и вообще, в существовании такого понятия. Это определение больше напоминало промывку мозгов, чтобы не вызывать сомнений в рациональности и не допускать некоторых созданий в свой уютный кружок четырех.
     - Хорошо, новичок, - кивнула командирша. - Если есть охранники, значит в норе больше десяти особей, а учитывая количество костей вокруг, я бы даже гарантировала такой вариант.
     - Что если там...ну, ты поняла, - поинтересовался Дерек хмуро.
     - Если там разумные, им уже ничем не поможешь, - в тон ему ответила Фамира. - Ты ведь знаешь, как они поступают с теми, кого ловят.
     - Знаю, просто...
     - Дерек, мы не можем рисковать ради возможности спасти калеку, который, скорее всего, убьет себя сам, - непривычно мягко сказал паладинша. - Ты ведь помнишь, на что мы наткнулись в прошлый раз?
     - Да, но вдруг сейчас все иначе, - с надеждой шепнул целитель. В принципе, я его понимал и поддерживал. Но молчал. У меня не было опыта, чтобы лезть со своими советами. - Есть же чертов белый свет, и можно...можно...
     - Парень, - дал о себе знать Волод. - Бабы правы.
     Быстрая, однако, речь.
     - Какие мы тебе бабы, коротышка ты бородатый, - возмутилась Саманта. Фамира просто забавно выгнула брови.
     - Да я это, так просто, - отвернулся грендар. - По-мужски типа.
     - Короче, - выдохнула Саманта. - Дерек, добряк ты наш белобрысый. Изнасилованные, искалеченные и полусгнившие девушки вряд ли обрадуются спасению. А белый свет не по карману никому из нас. Тем более деревенским.
     И она была права. Судя по бестиарию, зеленые любили постепенно съедать своих жертв, попутно насилуя калек. Ну, это при учете, что среди них был шаман-лекарь, и женщин не решали использовать как инкубатор. Бестиарий говорил, что гоблины плохо размножаются друг с другом, но атланы и грендар вынашивали целую ватагу их уродцев. Правда, не все. Но если шаман решал, что самка подходящая, день за днем ее насиловали, пока она не приносила потомство. Умирая, при этом.
     Почему это не касается эйнфейлен и фойре бестиарий не говорил, а также, было неизвестно, по каким признакам шаман выбирал инкубатор.
     Короче, жалости я к уродцам не испытывал. Никакой.
     - Ладно, - выдохнул Дерек. - Вы правы, просто...
     - Мы понимаем, - шепнула Фамина и грустно улыбнулась.
     Дело было за малым.
     Удача улыбнулась мне, и я убрал часовых в указанное время. Первая стрела вошла в глаз левого гоблина, вторая в шею правого. Он схватился за нее, что-то крякнул и быстро вырубился. Отряд уже был наготове и шумно покинул укрытие.
     - Отлично. Если их там много, спалить все так просто не удастся - придется немного зачистить, - торопилась командирша. - Если нам повезет, черный ход они еще не прорыли, а если прорыли - поймут, что к чему, не сразу.
     - Чур, я рублю, - вызвался Волод, хлопнув рукояткой по ладони.
     - Ладно. Каин и Фамира, смотрите по сторонам. Дерек и я держим двери.
     Все кивнули, и Саманта громко постучала в дохлую деревяшку.
     Минуту ничего не происходило, а потом началась кровавая баня. Коротышки выскакивали в приоткрытую щель, и Волод сразу же проламывал головы секирой. Схема была предельно простой, и догадаться, что лезть не нужно, можно было уже после второго трупа, но нет, зеленые ползли один за другим, и грендар неустанно раскалывал их, как дрова.
     После шестого трупа, они додумались тыкать оружием в дверь, и Дереку пришлось отойти, а Саманте покрыть кожу защитой.
     Я не мог удержаться и после каждого хруста-чавка разворачивался и наблюдал падающий мохнатый труп с раскуроченным черепом или перерубленной шеей. В какой-то момент Володу стало неудобно рубить из-за валяющихся тел, и мы с Дереком быстро растащили их по сторонам.
     Все происходило молча, только Саманта периодически постукивала в двери и открывала пошире. Коротышки, видимо, думали "вот он наш шанс" и пытались прорваться, но как только выскакивал один, дверь тут же закрывалась.
     - Похоже, все, - выдохнула паладинша, когда спустя минуту больше никто не попробовал проткнуть ее через дверь. - Сейчас открою, Каин, готовь стрелы и следи внимательно, если кто-то попытается ускользнуть.
     Вход в нору открылся, и черная пустота посмотрела на нас. Ничего. Мечница вглядывалась в темноту, нюхала воздух и щурила глаза.
     - Пусто. Вроде, - наконец сказала она.
     Саманта кивнула, и окутав заготовленные палки маной, я сделал пару факелов, протянув к ним нити. Можно было создать капли, ведь десять маны у новичка Желтого вполне себе есть, но командирша захотела факелы.
     Мы с Дереком шли посередине, мечница замыкала. Паладинша вела.
     Дико воняло сыростью и гнилью, трупами и отходами. Длинный земляной тоннель, укрепленный бревнами, иногда поворачивал и разбавлялся "комнатками". Мы заглядывали в каждую вонючую в полном смысле слова дыру, так как нужно было убедиться, что никто не выжил.
     Как они вообще тут жили? Может быть, именно из-за этого их называют полуразумными? Мы положили пятнадцать особей как домино, и никто из них даже не попытался сменить тактику. По-видимому, я ошибся.
     В одной из комнат наткнулись на то, о чем говорил Дерек. Я блевал дальше, чем видел. Вокруг полусгнивших и объеденных червями и жуками трупов, лежала девушка. Руки связаны, ноги в стороны. Выглядела как скелет, обтянутый кожей, но брюхо больше, чем должно быть.
     Она дышала и жмурилась от света факелов, бегая по нам глазами. Волод, ничего не сказав, быстро подошел и отрубил ей голову. Я не смотрел до конца. Как и Дерек с Фамирой.
     Больше ничего не обнаружив, поскидывали трупы с улицы внутрь и подожгли все, что могло гореть. Здесь я уже запустил пару капель. Затем как бы подождал откат и запустил снова.
     Назад ехали молча. Мое первое серьезное задание не вызывало воодушевления.
     ...
     - Нужно сдать задание и взять новое, если никто не против, - сказала Саманта, когда мы объезжали очередь на вход в Каира. Было забавно почувствовать себя на другой стороне.
     Двое суток пролетели незаметно. Никто не нападал и не мешал отдыхать. Дерек на второй день пришел в себя, и у меня появилась возможность узнать о мире побольше. Так и добрались.