Belliomus: другие произведения.

Фанф по Warcraft V1.1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 3.96*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вычитал первую часть. Удалил откровенный бред, подлатал дыры. Принципиально нового ничего не добавилось.

  
  
   - Я не понимаю, чего ты так боишься! Мишаня, вспомни как мы весело тусили в универе!
   -Ты постоянно находил на свою голову неприятности. И на мою. Помнишь, как нас менты приняли, когда мы на остановке объявления расклеивали? Или как ты за нас обоих вызвался отправиться в помощь колхозу? Паленая водка, сельская больница. Просто незабываемы впечатления.
   - Но сейчас я предлагаю тебе реальную тему! Или ты получил корочки инженера и с головой погрузился в мир расчетов? Брось, я тебя знаю, как облупленного. Ты с детства бредил археологией. Сколько ты мне баек на эту тему рассказал. И что теперь? Шанс поучаствовать в реальных раскопках, а ты сливаешься? Короче, собираешь рюкзак и завтра в 6 00 тебя забирает такси. Мы летим в Ниппур!
   Я сам не понял как, но вот: аэропорт, самолёт, перелёт, вездеход, переезд и я на месте.
  Лагерь экспедиции лежал в километре от места раскопок. Стоящие вертикально скалы и сложный рельеф не позволили расположиться ближе. Местность вокруг раскопа была иссушена солнцем и засыпана песком. Сейчас уже ничто не напоминало, что 5 тысяч лет назад здесь были прекрасные сады.
  В лагере нам с Лёхой выделили двухместную палатку. Дав немного времени на обустройство, тут же припахали к разгрузке прибывших с нами оборудования и припасов. Уработавшись на жаре, мы поужинали и отправились спать.
  Утром, Лёха поднял меня ни свет, ни заря.
  - Давай, Мишаня, подъём! Нас ждут великие дела! Все ненайденные сокровища древнего междуречья ждут, пока мы их найдём!
  - Блин, Лёха! Зачем в такую рань подрываться? Выспались бы, позавтракали и спокойно пошли бы искать твои сокровища.
  - Дубина, пока ты спишь, всё найдут без нас! К тому же с утра не так жарко, а в полдень среди этих скал можно свариться заживо.
  Кряхтя, я поднялся и пошёл умываться. Урвав лёгкий завтрак, мы отправились к месту раскопок. К моему огромному удивлению, несмотря на то, что солнце только-только окрасило небо восходом, мы были не первыми пришедшими к раскопу. По древним руинам бодро перемещался невысокий дедушка в костюме английского колонизатора. Песчаного цвета шорты и рубашка, дополнялись пробковым шлемом. Дедушка обрадовался нам как родным.
  - Доброе утро, господа. Как приятно видеть, что молодое поколение, так рвется в бой! Алексей, представь мне своего друга.
  - Доброе утро, Евпатий Афанасьевич. Это мой друг, Михаил. Он тоже волонтёр. Миша - Это Евпатий Афанасиевич Сорокин, глава экспедиции и наш непосредственный начальник. Любит когда его зовут профессором. Академик всех академий, лауреат всех премий и просто замечательный человек! Он уже более 40 лет профессионально занимается археологией, причем именно раскопками, а не бумажками.
  Профессор, с трудом сдерживая улыбку, строго его поправил:
  - Заполнение бумажек, как ты выразился, очень важная часть нашей работы. И вообще, Алексей, как был ты паяцем, так паяцем и остался. Думаешь, я не понимаю, что ты опять прибежал раньше всех искать 'сокровища'? Пора уже осознать, что ценность представляют собой не только драгоценности, но и документы, фрески, высеченные изображения. Любая крупица информации, полученная в результате исследований, бесценна.
  Вдруг он спохватился:
  - Кстати, я вижу, вы не забыли захватить инструмент. Очень хорошо, я приметил одно перспективное место. Давайте попробуем там покопаться.
  И бодрым шагом отправился вглубь раскопок. Нам не оставалось ничего иного, как последовать за ним. По дороге Лёха мне шепнул:
  - Не обращай внимания, проф мировой мужик. Безумно любит своё дело, но и не брезгует общаться с 'молодыми неучами' вроде нас. Если возникнет вопрос по истории, смело иди к нему, он с удовольствием прочтет тебе целую лекцию.
  Тем временем мы пришли. Евпатий Афанасиевич огляделся и указал нам на небольшую ложбинку:
  - Коллеги, вот это место нужно тщательно обследовать. Надеюсь вам не надо напоминать, что лопаты мы используем только для перемещения отработанного грунта, а в раскопе пользуемся исключительно кистью?
  - Обижаете профессор, мы с Мишей только вчера прошли вводные инструктажи. Когда нам успеть забыть?
  - Ну раз так, работайте, молодые люди.
  Дав нам фронт работ, Сорокин отправился дальше бродить по месту раскопок и намечать перспективные места для шурфов.
  - Потрудимся на благо исторической науки, Мишаня? Давай ты с одного конца начинай, а я с другого. В центре встретимся.
  И начался долгий кропотливый труд, который привел нас к настоящим сокровищам.... Хотел бы я сказать. Однако результатом целого дня раскопок стала всего одна глиняная табличка с изображением непонятного существа, с телом человека и конечностями скорпиона.
  Однако профессор, увидев её, страшно обрадовался:
  - Молодые люди, это изображение Акрабуамелу. Совершенно определенно. Но какой интересный экземпляр. Очень необычная техника.
  Лёха, конечно же не мог не поинтересоваться:
  - Евпатий Афанасиевич, а расскажите, пожалуйста, про этого Акрабума или как там его?
  - Акрабуамелу, неужели это так сложно запомнить? Кстати очень интересный персонаж. Акрабуамелу это дочь Тиамат, рожденная для свершения мести. В современном понимании это демон-палач. Внешний вид её вы можете видеть на этой фреске. Вы сегодня хорошо поработали. Можете пойти в лагерь и отдохнуть. Или самостоятельно поискать артефакты древности. Только не заходите в огороженные места.
  Естественно после дня работы на жаре, я мечтал об отдыхе, но моё личное привидение с моторчиком в известном месте, не предусматривало иного варианта, как продолжить искать древние клады. Мы потратили оставшееся до заката время, обыскивая закоулки древнего Ниппура. Но так ничего толкового не нашли.
  В таком темпе прошла вся следующая неделя. Однажды утром я взбунтовался:
  - Лёха, мы вчера ударно поработали, почему мы не можем сегодня хотя бы выспаться?
  - Дух приключений, Мишаня. Дух приключений. Он зовёт нас вперёд!
  - Извини, брат, но сегодня он зовёт только тебя, а меня зовут подушка и одеяло!
  Кое-как отбившись от гиперактивного товарища, я собрался досыпать. Но этот гад умел будить. Сон не шёл. Я решил прогуляться вокруг лагеря. Сами раскопки мы с Лёхой облазили от и до. А вот интересный рельеф вокруг пока оставался не изучен. Обходя по часовой стрелке зону работ, я любовался природой этих мест. Казалось бы пустыня. Что в ней может быть интересного? Но сложный рельеф, иссеченный клиньями скал, обладал каким-то умиротворяюще-гипнотическим действием.
  Обходя одну из скал, я заметил прямоугольную тень. Конечно, в природе бывает всякое, но очень редко встречаются геометрически-правильные фигуры. Подойдя поближе, я увидел, что это не тень, а темный проход, куда-то вглубь скалы. Запомнив место, я вернулся в лагерь. Рассказав дежурному по лагерю о найденной пещере, я взял снаряжение (фонарик, веревка и т.д.) и отправился к своей находке.
  Пробираясь с фонарём по пробитому в скале тоннелю, я чувствовал небывалый душевный подъём. Но вот тоннель завершился небольшой каморкой. В центре стоял саркофаг. Внимательно осмотрев помещение, я обнаружил лишь горки праха. Если здесь и была какая-то мебель, то истлела давным-давно.
  После помещения, я обратил пристальное внимание на саркофаг. Гладкий камень, без надписей, массивная крышка, которую без инструмента не сдвинуть, а поверх крышки лежали 2 каменные таблички. Ничего больше не найдя, я, прихватив таблички пошёл обратно.
  Прямо на выходе я наткнулся на Евпатия Афанасиевича, который увидев меня, несущего таблички страшно разволновался:
  -Голубчик, ну что же вы так неосторожны! Это же артефакты древности! Они требуют к себе чрезвычайно бережного отношения. Если бы они рассыпались у вас в руках, то мы потеряли бы один из крайне немногочисленных источников письменности древних шумеров.
  -Простите, профессор. Просто когда я увидел эту дыру фантазии о кладах и великих открытиях вскружили мне голову.
  Профессор хитро улыбнулся:
  - Да, да. Я вас прекрасно понимаю, но и забывать инструкции тоже не дело. Вы там случайно ничего не сломали? Кстати, что вы нашли?
  -Нечего было ломать. Там каменный тоннель, а в конце небольшое помещение, в котором стоит саркофаг. На нем я подобрал эти таблички. А в помещении кроме него только прах. А вы можете прочитать, что написано на этих табличках
  Профессор понятливо закивал:
  -Не терпится узнать, что нашли? Эх молодёжь, ну давайте посмотрим. Написано очень мелко, трудно разобрать, зря я очки оставил в лагере.
  -У вас же дальнозоркость? Давайте я возьму таблички и немного отойду.
  -Ну давайте попробуем. Тэкс уже лучше. Ну слушайте как оно звучит на шумерском:
  Боже, не знал я - крепка твоя кара
  Скованно тело, нужда меня мучит
  Прежняя сень по молитве вернется
  Вдруг из тоннеля раздался грохот. Я испугался, что рухнувший проход похоронил мою находку. Только я сунулся проверить, что осталось, как неведомая сила резко откинула меня от входа. И из тьмы провала выплыла мумия. Увидев меня, держащего остатки табличек, она впилась взглядом в мои глаза. И тут у меня в голове раздался голос, который явно ругался на непонятном языке.
  Через несколько секунд до мертвеца дошло, что я его не понимаю. Тогда он начертил на земле какой-то знак и прямо над ним появился уродец, похожий на шимпанзе с головой крысы. Мумия, что-то повелительно проскрипела и демон, поклонившись, исчез.
  И вновь в моей голове раздался голос, только теперь я его понимал.
  -Чрево Тиамат, раб! Ты знаешь, что натворил? Теперь мне придется несколько лет скрываться от демонов, ведь контракт еще не истек! Молись своим богам, червь! Я обучил тебя нормальному языку, что бы ты знал своё наказание. Властью спирита и некроманта я проклинаю тебя и твой род. Отныне ты перестанешь стареть, но каждый год у тебя будет умирать ближайший родственник. И будет длиться моё проклятие пока не останется людей твоей крови или тысячу лет. Да будет так.
  Вдруг раздался рычащий голос, сказавший на шумерском:
  -Так вот ты где, хитрый колдунишка! Пришло время оплачивать долги!
  Из воздуха начал сгущаться силуэт какой-то твари. Услышав этот голос, мумия что-то начертала на земле, крикнула какую-то абракадабру и исчезла. Тем временем фигура пришельца обрела плотность. Сверху это был человек в шумерском одеянии, а снизу туловище скорпиона. Появившись, демон огляделся, подойдя к знакам, начертанным на земле, он усмехнулся. Потом обратил внимание на стоящих в ступоре людей. Присмотрелся ко мне, подошёл, принюхался. Довольно оскалившись, он прорычал какую-то фразу. И тут я осознал, что начал понимать его речь:
  - Человек, я чувствую на тебе мощное и крайне неприятное проклятие. Ты знаешь о нём?
  - Да, перед тем как исчезнуть, колдун рассказал мне о действии его проклятия.
  -Наверно только минимум? Про долгую жизнь и гибель родственников?
  После моего кивка, тварь продолжила:
  - Это не совсем проклятие, скорее это отложенное жертвоприношение. Люди твоей крови будут не просто умирать. После гибели их души будут отходить одному мерзкому божку. А когда сила проклятия истечет, их души, испытывая нестерпимые муки, притянут и твою, как виновника их судьбы. Но к твоему счастью, ты встретил меня. И всего лишь за твою душу я избавлю всех вас от этой беды. Кстати, как первому клиенту за тысячу лет, тебе бонус - язык демонов. Сейчас у меня нет на тебя времени, но как созреешь, начерти символ бесконечности, окропи его жертвенной кровью и на нашем языке позови меня. Имя мне ТЕТРИАНДОХ.
  После этого демон подошёл к символам на земле и когтями принялся чертить что-то прямо поверх надписей. Довольно рыкнув, он исчез, оставив нас с профессором, так и не вышедших из ступора.
  - П-профессор, что это было?
  - Это проблемы, голубчик. Огромные проблемы. Вы поняли, что-то в рычании этой твари?
  - Да, каким-то образом я выучил сразу 2 языка. Я так понял, что это древне шумерский и язык демонов.
  Пересказав профессору всё, что услышал, я надеждой посмотрел на него. Человек, который много лет занимается археологией, наверняка сталкивался с чем-нибудь подобным. И точно сможет помочь или хотя-бы дать совет.
  - Мда, голубчик, это вы попали. И виновником, хоть и косвенным, вашей беды являюсь я. Ведь это я прочитал заклинание. И по идее проклясть должны меня. Конечно, за годы занятия археологией я навидался всякого, но такое увидел впервые.
  - Вы считаете, что демон сказал правду?
  - Сложно сказать. Ведь все мифы упорно твердят о коварстве подобных созданий. Есть у меня один знакомый шаман. Не из шарлатанов, а настоящий говорящий с духами. Даже его имя ,Хадиуль, переводится как знающий . Надо срочно с ним проконсультироваться. Вот, что мы сделаем. Собирайте вещи, завтра мы с вами вылетаем в Россию.
  Прилетев в Москву, мы с профессором взяли билеты до Сунтара. К сожалению, ближайший самолет вылетал только через 2 дня.
  - Вот что, голубчик. Раз уж у нас выдалась передышка, предлагаю вам попрощаться с семьей, ведь не факт, что даже мой друг сможет помочь вам пережить ваши неприятности. Кроме того, имейте в виду, что нам надо будет добираться до его жилья километров 100 по тайге. Так, что озаботитесь экипировкой. Обязательно купите хорошие ботинки и расходите их. Придётся нам пару ночей провести в лесу. Соберитесь поосновательней, тайга ошибок не прощает.
  - Ну спальник, пенка, палатка у меня есть. А вот как быть с оружием? Ведь мы идём в глухие места. Там водятся медведи или другие крупные хищники?
  - Молодой человек! С вами пойдёт опытный охотник. У меня есть ружьё. А вас мы снарядим арбалетом. Как раз я его купил в подарок моему сибирскому другу. Отобьёмся, держите нос выше. Но не берите слишком много, каждый лишний килограмм ляжет на ваши плечи тяжелым грузом. Я вам скину список вещей, необходимых в тайге. Потрудитесь собраться нормально.
  - Я вас понял. Через 2 дня встречаемся в аэропорту.
  За следующие 2-ое суток я успел проведать родных, написать завещание и экипироваться. И вот мы с профессором летим в Сибирь. В Сунтаре мы на такси доехали до уже ожидающего нас вертолёта. И еще через 3 часа мы высадились в тайге. Поскольку время близилось к вечеру, мы решили разбить лагерь и нормально отдохнуть.
   С рассветом, мы отправились в путь. Вокруг простиралась тайга. Жужжание мошкары, пение птиц, шелест листвы создавали ощущение огромного живого океана. Но больше всего мне нравился воздух. Я дышал и не мог надышаться этим сочным пахучим нектаром. Правду говорят- перед смертью не надышишься. 2 дня, что мы добирались до места обитания шамана я не мог насытиться окружающими меня красотами.
   Хозяин нас уже встречал. Одетый в причудливые одежды, с железной рогатой короной на голове, он производил сильное впечатление. Он жестом пригласил нас в свое жилище. С виду обычный деревянный домик, внутри был похож на ... обычный деревянный домик. Только несколько предметов, развешенных по стенам, указывали, на то, что это жилище шамана.
  - И после этого он начертил что-то и пропал.
  Закончил я свой рассказ.
  - Однако сильный колдун был. А демона ты не слушай. Увидел, что ты в беде, вот и решил поживиться твоей душой.
  - А зачем он научил меня своему языку?
  - Совсем ты глупый, однако, раз не понимаешь. Они сами не могут заявиться к нам. Только если позовет кто, или за платой. Позвать ты его должен. Увидел, что у тебя способности есть к магии. А с их языком призвать его легко сможешь. Сделал бы тебя своим рабом, заставил организовать культ имени себя самого. Вот и снова им вход в наш мир открыт. Запомни никогда не верь этим тварям.
  - Так что же мне делать? Хоть пойти в речку с камнем на шее прыгнуть!
  - Однако совсем глупый. Тут демон не соврал, совсем плохо сделаешь.
  -Хадиуль, можешь помочь? Я отплачу всем, чем смогу, все отдам. Хоть жизнь забери, хоть душу!
  - Ай, не ценишь, однако свою душу, совсем не ценишь. Так помогу, просил за тебя старик. Должен я ему сильно. Самое сильное камлание проведу, самые богатые жертвы принесу. Духи укажут путь. Пойдём, уже стемнело, и я заранее все подготовил для ритуала. Ты, Евпатий, подожди тут. Не надо тебе видеть, то, что произойдет.
  Выйдя из дома, мы прошли на большую поляну по соседству. В центре пылал огромный костер, вокруг которого лежали различные предметы. Мне показалось, что большинство из них являются охотничьим снаряжением. К ним шаман положил захваченный с собой арбалет. Я на секунду моргнул, и вот на месте шамана уже непонятное существо, танцует под ритмичный бой бубна. Я застыл завороженный этим танцем. Не знаю, сколько прошло времени, но вдруг я услышал голос:
  - Повторяй за мной:
  -Духи небес бесконечных! Духи тверди несокрушимой! Духи ветров свободных! Духи пламени неукротимого! Духи предков наших! В беде ищу помощи и заступничества! Взываю к тому, в чьей власти помочь! Донесите зов до силы из сил, власти из властей! Да явится спаситель!
  Вдруг дым костров начал закручиваться, пока не свился в огромный смерч. Из дыма образовались нечеткие черты лица.
  - Сам Велес пришёл на твой зов! Если ты зря призвал меня, кара твоя будет ужасной!
  - В великой беде потревожили тебя, о несокрушимый! Страшное проклятие довлеет, над одним из твоих потомков! Выйди вперёд, муж!
  Лицо смерча повернулось ко мне.
  - Да, чую кровь мою. Вижу беду твою. Что готов отдать за помощь?
  - Всё, что есть. Лишь бы спасти родных! Бери всё, но сними с них проклятье!
  - Не на них проклятье, а на тебе! За родню ничего не пожалеешь? И правда, не пожалеешь. Люблю таких, в ком сильна моя кровь, всегда за своих насмерть стоят. Что ж, платой будет 1000 службы тяжкой. Не сниму я с тебя проклятье, но огражу родных. Отправишься в другой мир, где не дотянуться злой силе до твоих. Там тоже есть мои потомки. А через тысячу лет проклятье спадёт само.
  - Значит я своих больше не увижу? Да и какую службу я смогу сослужить в полностью незнаком мире? Не зная ни языка, ни обычаев? И главное, если помру там, не дотянется проклятие до нашего мира?
  - Оттуда не дотянется. Тебе знаком этот мир. Иногда рождаются люди, которые способны увидеть грядущее. Вы их называете пророками. Необученный пророк даже не осознает, что его сны - это видение будущего, настоящего, прошедшего. Иногда свои сны они воплощают в книги, а в твоём мире еще и в фильмы и игры. Ты знаешь такую игру. Она называется Ремесло Войны.
  - Ремесло Войны? Варкрафт!! И что мне там надо сделать?
  - Там обитает моя внучка. Любимая внучка, в ней проявилась моя кровь как ни в ком. Сильная, смелая, преданная. Но её ждёт страшная судьба. Тебе она известна под именем Сильвана Ветрокрылая.
  - Леди Сильвана? Но чем я смогу помочь? Целая страна не смогла справиться с легионами нежити, чем я смогу помочь?
  - Во-первых ты попадёшь туда за 20 лет до вторжения орков. Во-вторых, в тебе есть моя кровь и способности к магии. Небольшие, но, если разовьёшь это станет неплохим подспорьем. В-третьих, не обязательно все делать самому. За 20 лет можно накопить золота и нанять армию, стать правителем, создать орден и прочее. Не зацикливайся на личном могуществе. В-четвертых, ты многое знаешь наперёд, но относись с осторожностью к этому знанию, пророк увидел далеко не все и многое неточно. Согласен на службу?
  - Согласен.
  - Дам тебе песочные часы, они будут отмерять срок твоей службы. Как падёт последняя песчинка, будешь свободен. Прощайся и заходи прямо в вихрь.
  Лицо пропало в начавшем густеть дымовом вихре. Я повернулся к шаману. Он лежал в полнейшем изнеможении.
  - Однако сильный предок пришёл на зов. Тяжко держать камлание, хоть и всего несколько секунд.
  - Несколько секунд? Мы с ним полчаса разговаривали!
  - Да, они умеют так делать. Заходят в разум и ни солгать, ни скрыть мысль нельзя и разговор очень быстро проходит. Однако тяжко, помоги встать.
  Я с трудом помог ему подняться. Небольшое тело шамана многократно потяжелело. Прошедший ритуал выпил из него все силы, и прежде выглядевший лет на 20 шаман, теперь смотрелся пожившим 50-летним мужчиной.
  - Однако прощаться надо. Вот возьми арбалет и болты. Пригодится тебе.
  - Прощай и спасибо тебе за всё. Если свидимся, не забуду твоей помощи. Попрощайся от моего лица с профессором.
   Шагаю в вихрь и чувствую, что падаю. Закружилась голова, и в следующую секунду я оказался в каком-то капище. Деревянные идолы, черепа животных и украшения из костей создавали суровое впечатление. Все это было окружено лесом, который чуть дальше скрывался в тумане.
   Вдруг туманная дымка, витающая в капище стремительно, сгустилась в фигуру седобородого старца в белом одеянии.
  - Я понимаю, что всё произошедшее непривычно для тебя. Успокой мысли, подумай. Вон там, место в котором ты можешь отдохнуть. А после сна мы с тобой побеседуем.
  Сказав это, старец исчез. На меня навалилась усталость. Как-то сразу почувствовались и марш-бросок по тайге, и ритуал, и нервное напряжение. Кое-как доковыляв до кровати, которую изображал обычный топчан, укрытый медвежьей шкурой, я упал на неё и отрубился.
   Проснувшись, я долго не мог понять, где нахожусь. Когда сознание прояснилось, я не мог до конца поверить в произошедшее со мной. На секунду показалось, что мумия, проклятие, шаман, Велес мне просто привиделись. Но гулкий голос вернул меня в реальность
  - Ты долго собираешься разлеживаться? У тебя еще много дел.
   Я вскочил с топчана и вышел из кельи. За ночь зал изменился. Из капища он превратился в пиршественную залу викингов. Деревянные стены, высокий полок и огромный стол уставленный яствами создавали ощущения, что я попал в Валгаллу.
   - Простите, как я могу к вам обращать?
   Этот идиотский вопрос вырвался сам собой. Все-таки не каждый день общаешься с древним богом. Взгляд Велеса пронизал меня до самых потаенных уголков души. Наконец он с доброй усмешкой сказал:
  - Можно по имени и на ты, но с уважением.
  Мне было неудобно панибратствовать с существом, чей возраст исчислялся тысячами лет, но раз шеф сказал на ты, значит на ты.
  - Раз ты теперь мой работодатель, жду от тебя ценный указаний по предстоящему заданию.
  - Это молодец, это правильно. Только не будет указаний. Что делать ты знаешь, а дальше сам.
  - Может хоть советом поможешь?
  Велес на секунду задумался.
  - Совет дам. Ты отправишься в Азерот через круговерть пустоты. Энергии этого места коверкают душу и искажают облик. Моя сила убережет тебя. Но все-равно твое тело напитается энергией пустоты. Если по прибытию ты будешь тяжело физически работать, то тело использует эту энергию для обновления и исцеления твоего организма. Полгода тяжелого труда дадут тебе крепкое тело и небольшую устойчивость к энергиям пустоты. Демоны очень любят использовать магию на её основе, так что лишняя защита не повредит. Постарайся избегать сильных магов, они могут почувствовать в тебе следы перемещения. Дикие звери тоже поначалу будут чувствовать в тебе чужака и сторониться.
  - Только дикие? А как же домашние?
  - Жизнь с людьми притупляет чутьё. Например, птица никогда не подпустит близко к себе хищника. А у людей они спокойно уживаются с собаками и кошками.
  - Можешь рассказать про расстановку сил? С кем можно иметь дело, а с кем не стоит?
  - Не связывайся с древними богами. За тысячелетия заточения они превратились в обезумевшие комки злобы. Драконы тебе не союзники, но и не противники. Лучше вообще избегай их внимания. Высшие эльфы погрязли в гордыне, не пытайся их предупреждать. Даже внучка тебя не послушает, хоть она и лучшая среди них, но невозможно, живя в обществе, не проникнуться его атмосферой. Она у меня еще та гордячка. Маги людей покажут себя неоднозначно. Среди них много тех, кто с радостью пойдёт на службу демонам. Но есть и такие, что будут драться за своё королевство до последнего. Жрецы и паладины ослеплены фанатизмом, и поэтому они опасны для тебя. Если они поймут, что ты пришелец из другого мира, то после вторжения орды могут тебя казнить, не вникая в подробности. С остальными разбирайся сам.
  Велес задумчиво потеребил бороду:
  - Думаю этого тебе достаточно, чтобы определиться с планами.
  Я вскинулся:
  - Велес, 20 лет не такой уж и большой срок. Не хотелось бы тратить время на адаптацию. Ты можешь мне помочь в этом?
  Велес вонзил в меня суровый взгляд:
  - Какие же вы люди одинаковые. Ладно вначале подмогну тебе, но не просто так. Чего ты хочешь?
  У меня в голове уже сложился список:
  - Вначале языки. Человеческий, эльфийский и древнеэльфийский.
  - Хм, интересный выбор. Обоснуй.
  - С человеческим языком думаю все очевидно. Эльфийский мне нужен, чтобы общаться с твоей внучкой и её окружением. А знание древнеэльфийского облегчит мне освоение магии.
  - Ладно. Но это будет не бесплатно. Взамен ты забудешь демонический и шумерский языки. Там они тебе не пригодятся.
  - Еще мне нужно какое-нибудь ремесло, способное прокормить поначалу. Кузнечное дело подойдет.
  - С чем готов за него расстаться?
  - Нужно что-то эквивалентное? Пусть это будет работа с компьютерами. Сойдет?
  - Хм. Этого хватит разве, что на голую теорию.
  - Беру. И что-нибудь для выживания на дикой природе. Готов пожертвовать кипой рекламного мусора.
  - Сделано. И этого тебе достаочно.
   Я кивнул. С этим багажом я надеялся выжить и прижиться в новом для меня мире. Велес не стал тянуть время:
  - Раз ты готов, сыт, обут, одет, то пора отправляться.
  Шагаю в образовавшийся туманный вихрь, головокружение и в глаза бьёт яркий солнечный свет.
  
  Глава 1
  Проморгавшись, и чихнув от яркого света, я обнаружил, что нахожусь прямо в центре небольшой полянки окруженной лесом. Растительность казалась непривычной.
  Прежде чем куда-то идти, я решил подбить снаряжение. Запасной одежды нет, зато на мне хороший лесной камуфляж и удобные ботинки. Обшарив карманы, я с благодарностью вспомнил список снаряжения, который мне дал профессор.
  В карманах нашлись: бензиновая зажигалка, набор рыболовных крючков, солидный моток лески, моток тонкой стальной проволоки, упаковка спичек, нож- мультитул и солонка. На поясе были закреплены ножны с охотничьим ножом и чехол с небольшим топориком. На плече висел подаренный арбалет и колчан с болтами. Нормальный капитал для начала, теперь надо решить, что делать дальше.
  Галопом пронесшаяся неделя, не давала ни секунды остановиться и подумать. Вначале надо выйти к людям, немного обжиться, разузнать текущие реалии, а потом уже можно составлять поэтапный план действий. Осматривая поляну, я заметил, что с одной стороны тянет сыростью и решил проверить откуда. Через некоторое время я вышел к небольшой речке с берегами, густо заросшими лесом.
  Всем любителям фэнтези про попаданцев известно, что если идти вдоль реки обязательно попадется деревня или город. Поэтому я пошёл вниз по течению. Через пару часов солнце стало клониться к закату, а признаков близкого жилья не наблюдалось. Надо было искать место для ночёвки.
  Пройдя пару километров, я вышел на поляну, примыкающую к руслу реки. Вспоминая школьное ОБЖ, я соорудил кострище из найденных на берегу камней и насобирал хвороста. Наломал веток и соорудил из них навес от дождя. Из нарезанной с помощью ножа травы, я соорудил себе ложе. На удивление у меня это не заняло много времени и получилось как-то привычно и ловко. Пора было задуматься об ужине.
   Рыбалка - вот спасение попаданца. Леска и крючок у меня были. Поплавок я сделал из подобранного ранее пера, а на грузила пустил немного проволоки. На наживку пошёл первый попавшийся жучок. За пару часов я выловил 3 крупные рыбины, самая маленькая из которых весила более килограмма. Используя проволоку в качестве шампуров, я получил рыбный шашлык.
   За готовкой я не заметил, как начало темнеть. Поужинав и подкинув в костёр пару крупных сучьев, я лёг спать. Ночь прошла спокойно. Лёгкий дождик, пришедший под утро, не доставил проблем, благодаря навесу.
   Проснувшись ранним утром, я решил максимально ускориться и пройти за день как можно большее расстояние. Оставшаяся со вчерашнего дня рыба временно закрывала вопрос с продовольствием.
  Конечно двигаться по лесу намного труднее, чем по дороге или хотя бы тропинке, но к вечеру, по моим прикидкам, я отмотал километров 20-25. И что самое приятное стали попадаться признаки человека. Лес стал намного чище, будто в нем собирают хворост. Несколько срубленных веток окончательно убедили меня, что жильё недалеко.
   Устраиваясь на ночлег, я подумал, что люди бывают разные, и вдруг встреча с ними пройдёт с проблемами? Надо было позаботиться о своей безопасности. У меня был арбалет, но проблема в том, что я не умею им пользоваться. Значит надо разобраться в конструкции и потренироваться. Надо было заняться этим в первый же день, но познание нового мира так увлекло меня, что только сейчас ко мне начал возвращаться здравый смысл.
   В средние века, арбалет считался оружием дьявола, потому, что даже еле обученный крестьянин мог при удаче из него убить опытного рыцаря. Для начала, я достал арбалет из чехла и внимательно рассмотрел. Пистолетная рукоять, ложе для болта длинной примерно 60 см., двойной лук - все было изготовлено из композитных материалов радикально черного цвета.
  Над рукоятью был закреплен оптический прицел. В целом данный агрегат производил впечатление технологичного, надежного и мощного оружия. Долго пришлось разбираться с мудрёным механизмом заряжания. Но когда понял принцип и немного потренировался, взводить оружие стало легко. К арбалету крепились 3 болта и еще 2 запасных в специальном кармане чехла. Конечно арбалет не пулемет, но всего 5 выстрелов мне показались крайне недостаточным боекомплектом. Надо будет поискать возможность сделать или раздобыть еще болтов.
   Из тонких веток, связанных пучками я соорудил мишень. Даже по неподвижной цели я с трудом попадал уже с 50 шагов. Значит, в реального противника мне надо стрелять максимум шагов с 20, а если их будет несколько, то только убегать. Отстреляв для закрепления навыка еще штук 30 болтов, я убрал арбалет обратно в чехол.
   На родине, я был жутким совой, но тут ложась с заходом солнца, вставал я с первыми лучами рассвета. Потянувшись, я порадовался, что ночи были теплыми, благодаря чему получалось нормально выспаться. Собрав немногочисленные вещи, и доев остатки рыбы, я отправился в путь.
   К полудню до меня донесся стук топора. Я осторожно стал красться в направлении звука. К моему удивлению, на делянке работал только один человек. Но получалось это у него так ловко, что издалека я подумал, будто это работает целая артель. Лесоруб оказался невысоким русоволосым крепышом. Перетаскивая бревна он заметно прихрамывал. Этот факт меня успокоил. Хромому не угнаться за мной.
   И вот я наконец вышел к первому человеку в этом мире:
   - Здравствуй, добрый человек!
   Дровосек, который заметил меня издалека, ведь я подходил, не таясь, немного настороженно ответил:
   - И тебе здоровья, путник. Ты какими судьбами к нам?
   - Я заплутал в лесу, наткнулся на речку и решил, что она меня выведет куда-нибудь. А сегодня услышал стук топора и вышел к тебе. Ты не подскажешь, как к жилью выйти? А то несколько дней на одной рыбе заставляют желать чего-нибудь выпить и закусить. Желательно без чешуи.
   Мужик улыбнулся моей немудреной шутке и намного дружелюбнее ответил:
   - Да тут недалеко, иди вдоль речки и прямо выйдешь к нашему селу. За час дойдешь. Или хочешь, подожди, пока я дорублю еще пяток деревьев, и вместе пойдем.
   Если я приду вместе с их односельчанином, местные отнесутся ко мне намного спокойнее. Да и будет время нормально завести знакомство.
   - Думаю, я тебя дождусь. Меня кстати Михаилом зовут, можно просто Мих.
   Лесоруб жизнерадостно разулыбался:
   - А меня Виртом звать. Ты откуда будешь, Мих?
   - Я путешественник, родился далеко отсюда, и уже несколько лет гуляю по свету. Но в последнее время устал от дороги. Хочу немного отдохнуть. А ты зачем так далеко от деревни рубишь деревья? Или их можно пристроить неподалеку?
   - Да все просто, я срубленные деревья кидаю в воду, а мальчишки следят за рекой чуть выше села. И подбирают проплывающие стволы. Кстати, хочешь анекдот про лесорубов? В ватагу лесорубов проситься дворф. Ну, взяли его на испытательный срок. А он как начнет рубить деревья быстрее, чем вся бригада. У него ребята спрашивают: Где ты научился так работать? В бесплодных землях - отвечает дворф. Так там же пустыня, леса нет! И здесь не будет.
   Сказал, и так заразительно засмеялся, что я тоже начал хохотать. И только отсмеявшись, я заметил, что Вирт уже успел срубить требуемое количество деревьев и начал кантовать их к берегу. Теперь мне стало очевидно, что с ногой у парня что-то совсем нехорошее. И хотя ему было явно тяжело одному перетаскивать древесину к воде, о помощи он не просил.
   - Дружище, одному тяжело ворочать стволы, давай вдвоём?
   - Спасибо, но я лучше сам. А то вдруг ты попросишь и платой с тобой поделиться? - сказал Вирт и рассмеялся.
   - Да ладно, один ты полдня еще провозишься. А у меня такое ощущение, что столько я без хорошего куска мяса не протяну. Давай кантуем вместе, а ты угощаешь меня ужином, идёт?
   - На такие царские условия грех не согласиться.
   Работа заняла у нас пару часов. Закончив со стволами, мы ополоснулись в речке и отправились в посёлок. Дорога не заняла много времени, и вот я уже в гостях у веселого лесоруба. Добротный, но небольшой дом с соломенной крышей выделялся тем, что был полностью сделан из дерева. Уже вечерело, и я не успел толком рассмотреть остальные здания, но заметил, что как минимум фундаменты у них были каменные.
   - Слушай, Вирт, а почему я не увидел у вас других полностью деревянных домов?
   Лесоруб довольно сощурился:
   - Нравится? Я его полностью сам построил. От основания до кровли. Честно говоря, я с камнем не умею работать. Зато с деревом я мастак. На фундамент пустил древесину златолиста - редкое, но очень прочное и не гниющее дерево. У нас конечно тепло, и многим кажется каменный дом добротнее и солиднее. Но мне больше нравится жить в окружении дышащих деревянных стен, чем в глухой каменной коробке. А пожара я не боюсь, я у Маруси взял специальное зелье от огня, и теперь, даже если специально поджечь, гореть не будет.
   Я обратил внимание как аккуратно и бережно подобраны и подогнаны бревна, как тщательно законопачены стыки - все делалось с душой. Поэтому я искренне сказал:
   - У тебя получился прекрасный дом. Видно, что ты вложил в него много труда. Кстати, а кто такая Маруся? Ваша местная ведьма, раз зельями торгует?
   Вирт, как раз разливавший местное вино, аж пролил его мимо кружки:
   - Да ты что! Какая ведьма! Это самая добрая старушка во всех восточных королевствах! В молодости у неё была большая семья. Муж, куча детишек. Но однажды в нашу деревню пришла чума. Тогда в живых осталась лишь половина жителей. Из её семьи никого. Она до последнего ухаживала за ними, а когда их не стало, то ухаживала за остальными заболевшими. Тогда многие убежали в лес, стараясь переждать болезнь. Она осталась до конца. Наверно думала, что и её Свет заберет к родным, но так и не заболела. А после конца эпидемии оставила все хозяйство дальним родственникам и уехала учиться на лекаря. Через 5 лет вернулась, уже владея лекарским искусством и алхимией. Жители всем миром построили ей дом, где она с тех пор живёт и лечит. Когда больных нет, то занимается выпечкой. Вот попробуй эти булочки. Разве злой человек может такую вкуснятину сделать?
   Булочки и впрямь были чудо как хороши. Особенно мне понравились с вишней и яблоками. Действительно, злой человек не может вложить в готовку столько любви и тепла, что она приобретает свой особенный вкус. Я сам не заметил, как смолотил все оставшиеся пирожки, и смущенно сказал ухмыляющемуся Вирту:
   - Такую вкуснятину только моя мама умеет готовить. Я раньше не думал, что кто-то кроме неё так может. Как домой вернулся. Действительно, сразу видно хорошего человека.
   - А я о чем тебе толкую! Кстати, ты же собирался у нас пожить? У меня как видишь тесновато, да и храплю я сильно. А вот у Маруси как раз комната есть пустующая. Ей -то дом большой построили, чтоб и больные могли под присмотром пожить, и для родных место есть. Она уже немолодая. Те, кто издалека привозят ей больных, на время лечения живут у неё и помогают ухаживать за пациентами. Пошли быстрее, пока еще светло. Она не откажет, заодно и поможешь ей с хозяйством.
   И не успел я опомниться, как Вирт уже стучится в дверь лекарки:
   - Маруся! Открывай, я постояльца к тебе привёл!
   Через минуту дверь открылась. За ней обнаружилась маленькая, высохшая от старости бабушка. И хотя прожитые годы оставили свой след на её лице и сгорбленной спине, они не смогли погасить те доброту и тепло, которые буквально излучала маленькая фигурка лекарки.
   - Вирт, это ты, охламон? Вот помню я тебе маленькому розог всыпала, когда ты мне склянки с зельями перепутал. Видать мало, раз ты по ночам людей беспокоишь!
   - Да ладно тебе, Маруся! Еще только закат, какая ночь! А я тебе постояльца привёл, зовут Михом. Он путешественник, но пока решил пожить у нас. Возьмёшь?
   - Ну давай поглядим на твоего Миха. Подойди ко мне, юноша, я уже не так хорошо вижу как в молодости. А ты иди домой, нечего в темноте по деревне шастать.
   Я осторожно приблизился. Тут мне вспомнилось, что Велес советовал избегать магов, потому, что они могут почувствовать во мне чужака. Да и следы энергий пустоты еще очень свежи, ведь прошло всего 3 дня с момента перемещения.
   К счастью мои опасения были беспочвенными. Маруся оказалась милейшей старушкой, которая тут же принялась угощать меня своей стряпней. И хотя я перекусил у Вирта, глядя на её радушие, не смог отказаться. За ужином она немного поспрашивала меня о моей жизни, но видя, что я не особо горю желанием рассказывать о себе, не стала настаивать. После ужина она отвела меня в гостевую комнату, и объяснив где находятся удобства, оставила почивать.
  ***
   Я уже неделю жил в деревне, которая называлась Волчий Холм. Название это пошло от небольшого лагеря охотников, который впоследствии вырос в селение.
  За пару дней я успел разобраться в немудрёном быте села. Большинство жителей занималось крестьянским трудом. Растили пшеницу, разводили коров и овец, а зимой сучили шерсть и выделывали из неё ткань. Не желая быть нахлебником, я начал помогать Вирту с рубкой и сплавом деревьев. Как оказалось, дерева в селе не хватало. Нужно было подновить частокол вокруг села, построить пару домов для молодоженов, и в хозяйстве уходило много дерева на дрова и разные ремесленные нужды. Поскольку почти все мужчины были заняты или на полях, или выпасом скота, то до моего прихода Вирт в одиночку снабжал деревом село. Вместе мы заготавливали в 3 раза больше дерева, и все равно его не хватало.
  Помня теорию физкультуры, я старался из работы сделать тренировку. Например, рубя лес, я наносил удары максимально резко, нарабатывая взрывную силу рук. При переноске стволов я использовал разные хваты, обеспечивая нагрузкой почти все группы мышц. Любая работа при толике фантазии становилась ступенькой в моём физическом развитии.
   Однажды я спросил Вирта:
  - Дружище, а почему у вас ребятня не собирает в лесу хворост? На топку он сгодится, и не пришлось бы тратить столько хорошего дерева?
   Дровосек грустно улыбнулся:
  - А почему думаешь, мы вдвоём рубим лес? Они боятся волков. У нас они лютые, а детей в лес отпустить - верная смерть.
   Я не поверил:
  - Неужели целая толпа крепких мужиков боится каких-то волков?
  - Да что ты понимаешь! Обычные волки не проблема, но вокруг села обитает несколько стай измененных волков. Не знаю, откуда взялись эти твари, но они крупнее, сильнее и гораздо умнее обычных животных. Их шкуру не пробивает ни один наш лук. Я однажды столкнулся с таким зверем, и еле спасся. Я проломил ему череп, но все равно эта тварь умудрилась так раздробить клыками мою ступню, что её пришлось отрезать. С тех пор и ковыляю потихонечку на протезе.
  - И никто не попытался извести этих тварей?
  - Пытались, лет 5 назад у нас была охотничья артель - 15 человек. Как только волки начали резать скотину, они устроили облаву. Вернулся один Декстер, и с тех пор он забросил охоту. Сидит с внуками, да помогает невестке по хозяйству. А оба его сына о стались в лесу. Правда, после этого волки не трогают нашу скотину, только если совсем голод - умные твари. Но все, что в лесу они считают своей добычей.
  - А почему они тебя не трогают? Ты же регулярно ходишь один в лес?
  - Я ношу с собой хвост убитого мной волка, они чуют его, и понимают, что я могу дать отпор. И пока в лесу хватает более легкой добычи, они меня не тронут.
  -Неужели нет способа извести их? Отрава, ловушки, магия, наконец!
  - Кто в нашей глуши владеет магией? Только у барона вроде есть в свите целитель, толку от него? Да и барону до наших бед дела нет, только оброк плати вовремя. А отраву и ловушки эти твари чуют и обходят стороной. Конечно их немного, десятка 2-3, не больше. Иначе они не смогли бы прокормиться. Но все уже махнули рукой. Из леса почти не выходят, и то хорошо. Всё хватит болтать, пошли работать.
  Но я на этом не успокоился и начал расспрашивать остальных жителей. И нарисовалась следующая картина. Раньше село жило намного богаче, люди почти не голодали, ведь даже в случае неурожая можно было прожить на старых запасах и мясе, добытом охотниками. А оброк заплатить шкурами и травами из леса. Но с тех пор, как находится в чаще стало небезопасно, жить стало тяжелее. Погибшие охотники оставили много семей без кормильца. Община помогала, как могла, но возможностей и ресурсов для этого было немного. Народ потихоньку нищал. Раньше у крестьян было немного металлических вещей, а сейчас у обычной семьи из металла был нож и топор. И то не у всех. В общем, проблема была серьезная.
  Во время размышлений о способах избавления от этой беды в моей голове встали всплывать разные способы охоты. Это дал знать о себе знать навык выживания в лесу, полученный от Велеса. Пока не требовались, эти знания были погребены в подсознании. Но ничего не подходило. Или нужны были механические капканы, или группа охотников, или специально обученные собаки. В конце остался только 1 вариант. И то, он сработает, только если мой арбалет справится с крепостью их шкур.
  Суть его заключалась в следующем: на волчьей тропе разместить приманку. Выбрать дерево в прямой видимости от приманки и в кроне сделать площадку, и ждать. Как только появится волк - расстрелять его из арбалета. С этим планом я пришёл посоветовать с Декстером, как с единственным опытным охотником в селе.
  - Хе, малыш. Да ты никак решил кони двинуть? Ты думаешь, наша артель состояла из дураков? Я не люблю об этом вспоминать, но для дела расскажу. Мы подготовили загонную охоту по всем правилам. Было ясно, что добывать нам предстоит серьёзного хищника и небрежность может обернуться гибелью. И вот когда волков погнали по флажкам в западню, они показали, на что способны. На стрелков вышла не обезумевшая от страха кучка животных, а собранная и очень агрессивная стая. Они сразу бросились на стрелков и начали их рвать. Их вёл огромный вожак, который будто армией командовал ими. Наши стрелы не причиняли им видимого вреда, а вблизи мы оказались полностью беззащитны. Я находился с краю, и только поэтому успел прыгнуть в реку и сбежать. Воду эти твари не любят. А все остальные пошли им на корм. Это хитрые и злобные твари. Не связывайся с ними, а то они придут мстить.
  - Декстер, а давай проверим, на что способен мой арбалет? Мне говорили, что он пробьёт любую шкуру.
  - Мой лук пробивает деревянную плашку толщиной 2 ладони. Если твоя игрушка не пробьёт на глубину 4-х ладоней, то волчару тебе не взять, и ты от меня отстанешь, идёт? Беги за арбалетом, а я пока подготовлю мишень.
  Я быстро сбегал к Марусе за арбалетом, а Декстер уже ждал меня на площадке, где он обычно обучал обращению с луком своих внуков. Мишенью нам служила деревянная чурка. И вот я приготовился к стрельбе, выстрел и ... Мимо. Я почувствовал, как краснею под насмешливым взглядом старого охотника:
  - И с такой меткостью ты хочешь охотиться на вертких волков! Ты даже в неподвижную мишень с 50 шагов промазал. Дай сюда криворучка, дедушка покажет тебе как надо стрелять.
  Декстер забрал у меня арбалет и сноровисто снарядил. Я удивился:
  - Как ты так быстро разобрался с его зарядкой? У меня в своё время на это ушло полдня.
   - Что ты понимаешь салажонок? Я научился обращаться с этими гоблинскими прибамбасами, еще до того, как ты родился. Отойди, смотри и учись.
  И он навскидку запустил болт прямо в центр мишени. Выстрел был настолько мощным, что просто расколол чурку. Декстер с уважением посмотрел на машинку в руках:
  - Да с таким можно и поохотиться. Только с таким горе-стрелком как ты много вы не наохотитесь. На меня не смотри, я сразу говорю, что в самой охоте участвовать не собираюсь. Мне надо о внуках заботиться.
  - Научи меня стрелять, я сам пойду на охоту! Не дело, когда какие-то звери держат в страхе целую деревню.
  Охотник кинул на меня странный взгляд:
  - Послушай старого каторжника. Я когда-то тоже был молод, и тоже рвался всем помочь и всех спасти. Однажды в моё родное село пришёл голод, и я как лучший лучник начал потихоньку браконьерствовать, чтобы подкармливать голодающих соседей. Моя родина располагается в гораздо более обжитых местах. И там каждый куст, дерево и заяц принадлежит какому-нибудь благородному. Однажды за мной пришли стражники. Кто-то из тех людей, что я подкармливал, сдал меня. Я попал на каторгу. 10 лет жизни я отдал за свою глупость. После освобождения я решил поселиться на окраине королевства, где поменьше господ и полегче дышится. Волчий Дол стал моим новым домом. Я женился, вырастил сыновей и считал, что жизнь удалась. До той охоты. Иногда я думаю, что если бы я тогда не стал лезть в герои, то до сих пор спокойно жил бы в своём родном селе. И может, не пришлось бы хоронить детей. Не повторяй моих ошибок.
  Я с сочувствием взглянул на потемневшее от воспоминаний лицо старого охотника:
  - Может ты и прав. Но с другой стороны, а как же те люди, что ты спас от голодной смерти? Разве это ничего не значит? Может я и молодой глупец, но лучше рискнуть и умереть, чем смотреть как вымирает целая деревня, знать, что мог попытаться это изменить и презирать себя за то, что ничего не сделал. Если ты не поможешь, я буду сам тренироваться как смогу, но от своей затеи не откажусь.
  Декстер печально покачал головой:
  - Что ж - это твой выбор. Хорошего лучника учат всю жизнь, а вот арбалетчика из тебя можно сделать и за пару месяцев, если ты будешь усерден. Ты же с Виртом валишь лес? Тогда нам надо встречать с утра пораньше. Если у тебя трясутся от усталости руки, толку от занятий не будет.
  - Я готов, на рассвете с арбалетом буду у тебя!
  - Не спеши, малец. Мы еще не решили, чем ты будешь расплачиваться со мной за науку!
  Я возмутился:
  - Но я же не для себя стараюсь! Тебе же лучше будет, если в лесу можно будет спокойно охотиться!
  Декстер сурово посмотрел мне прямо в глаза:
  - Ты видимо плохо меня слушал. Я больше благотворительностью не занимаюсь. Хочешь учиться - плати.
  Деваться было некуда, и я, тяжело вздохнув, спросил:
  - И что ты хочешь в качестве платы?
  Старик довольно сощурился:
  - Это другой разговор. Денег у тебя нет, а те гроши, которые ты делишь с Виртом, можешь оставить себе. Я видел у тебя очень качественные рыболовные крючки, у нас таких не достать. Пару штук мне сразу, и на все время учебы ты снабжаешь нас дровами. Причем сам срубишь, распилишь, расколешь на чурки и принесешь прямо к дому. Согласен?
  В который раз, добром вспомнив профессора, я согласно кивнул. А на следующее утро началась моя учеба. Из старого охотника получился прекрасный учитель, он очень толково объяснял мне все хитрости нелёгкой науки стрелка. И после первого же занятия я смог попасть в неподвижную 50-шаговую мишень. Моя победная улыбка изрядно поблекла, когда Декстер сказал:
  - Ну что ж, ты почти научился так же хорошо стрелять, как мои внуки в 5 лет. Еще месяцок потренировать тебя, и ты догонишь моего семилетнего внука.
  Прозвучало хоть и обидно, но это была похвала, которой старый охотник не разбрасывался.
  Моя жизнь приобрела размеренность. С утра пораньше я шел к Декстеру, после часа занятий мы с Виртом шли валить лес. Обедали захваченными продуктами прямо на делянке. А когда солнце начинало клониться к закату, мы возвращались в село. Вирт отправлялся заниматься своим хозяйством, а я заготавливал дрова для семьи охотника. Но на этом мой трудовой день не заканчивался. Ведь мне еще нужно было помочь и Марусе с хозяйством. Выматывался так, что еле доползал до кровати.
   Как и говорил опытный стрелок, за пару месяцев я научился навскидку попадать в движущуюся мишень. До самого Декстера мне было далеко, но на мою задумку приобретенного умения должно было хватить. Подбить Вирта на охоту за волками было просто, но он поставил условие - получить разрешение у старосты.
   Самого старосту я видел всего пару раз. Это был мощный мужик лет 50 от роду. Темные, с проседью, волосы обрамляли покрытое шрамами волевое лицо. Вирт рассказывал мне его историю.
   Как это периодически бывает, в деревню пришёл голод. При поступлении на службу королю рекруты получали неплохие подъёмные. 10 юношей решили пойти в армию, чтобы на первые деньги купить еды и отправить в голодающую деревню. Среди этих 10 был 16 летний Боброк. Четверть века он честно служил королю, дослужился до звания сержанта, что было потолком для простолюдина. Солидную часть своего жалованья он отправлял домой, и это позволило деревне пережить тяжелые времена. Но однажды его отряд нарвался на засаду троллей. В этом бою он потерял левый глаз, а хитрый яд парализовал правую руку. Со службы его уволили, правда, дали денег на подъём своего хозяйства.
  И вот этот героический калека возвращается на родину. А его уже встречает, уперев руки в бока, красивая женщина, в которой он с удивлением узнал приставучую девчонку по имени Злата, которой он в шутку дал обещание жениться, когда вернется со службы. С тех пор уже лет 10 прошло, а она все ждала. К выросшей в миниатюрную красавицу девушке сватались самые завидные женихи, но она всем отказывала. В людских королевствах было принято рано выдавать девочек замуж. В 16 уже невеста, а в 20 перестарок. И вот ей уже 24, а она все ждет своего принца.
  Боброк пытался честно объяснить, что он старый калека и молодой девушке найдется пара и получше. Но она не стала ничего слушать, схватила за руку и почти силком отвела к старосте, который имел право, в отсутствии жрецов, заключать браки. Говорили, что зрелище было незабываемое. Здоровенного бугая, чья внешность буквально источала силу и опасность, как на буксире волокла хрупкая фигурка золотоволосой красавицы. И не успел Боброк отойти от шока, как был уже женат. Староста, ехидно ухмыляясь в бороду, поздравил его со свадьбой.
  Односельчане не забыли помощи Боброка и его товарищей. К сожалению, из 10 пацанов ушедших в королевскую армию вернулся только Боброк. Один из его товарищей смог скопить денег и открыть оружейную лавку в небольшом городке, второй каким-то чудом дослужился до армейского лейтенанта и после отставки смог занять хорошую должность в столичной страже. Остальные полегли в бесконечных стычках с бандитами, троллями и мятежниками.
  Поэтому вся накопившаяся благодарность односельчан досталась Боброку. Всем миром построили ему дом, помогли наладить хозяйство. Выходного пособия хватило на покупку скотины. Железный характер отставного сержанта позволил, несмотря на увечье, стать крепким хозяином и даже дать приют паре друзей со службы. Таким же калекам, как и он сам. Когда предыдущий староста умер, почти единогласным решением новым старостой стал Боброк. И с тех пор, ни одного серьезного решения не принималось без его одобрения.
  Я даже немного робел идти к этому без сомнения героическому человеку. Но деваться было некуда. Выслушав мой план, староста сказал:
  - Рациональное зерно в этом есть, но твоя идея требует доработки. Во-первых, несколько человек будут тебя страховать, на случай если надо будет добить подранка. Во-вторых, иди к Марусе и попроси сварить хорошего яда, чтобы смазать стрелы. В-третьих, начать нужно до конца месяца. Сейчас у волков гон и они дурные. Я подскажу удобное место, где можно будет все провернуть.
  Подготовка заняла неделю. Дольше всего пришлось уговаривать Марусю сварить яд. Она отнекивалась как могла:
  - Мих, любое живое существо хочет жить. Эти волки уже долгое время не трогают людей, они убивают только для пропитания. Неужели единственный способ - это истребить этих животных?
  Боброк меня поддержал:
  - Подумай сама, Маруся. Деревня хиреет, ты прекрасный алхимик, но что ты сделаешь без лечебных трав? А ведь самые сильные растут в лесу, куда мы не ходим. Мы живём как в осаде. У нас нет другого выхода. Или мы, или они. В конце останется кто-то один.
  Старушка тяжело вздохнула и сгорбилась, будто на неё разом навалились прожитые года:
  - Приготовлю вам яд, но постарайтесь все же попробовать прогнать, а не истреблять невиновных животных. И противоядие сготовлю, а то знаю вас охламонов, порежетесь потравленной стрелой и помрете.
  Мы со старостой переглянулись, было ясно, что прогнать стаю не получится, но для успокоения совести сердобольного алхимика мы пообещали попробовать.
  Получив яд, мы отправились к месту охоты. По пути заскочили к мельнику, живущему на отшибе. Нам нужна была приманка, а у него как раз недавно издохла овца. Еще на подходе к мельнице, староста начал хмуриться. И я понял почему, когда увидел мельника. Если все жители села одевались просто и лишь на праздник принаряжались, то мельник был одет с иголочки. Однако глядя на его щуплое телосложение, лицо похожее на крысиную морду, презрительный прищур бегающих глаз у меня сразу сложилось негативное впечатление. Которое полностью подтвердилось в процессе разговора.
  Этот старый индюк потребовал за свою издохшую овцу плату как за двух здоровых, причем строил разговор так, что это он оказывает нам великую милость. Боброк демонстративно стоял в стороне, предоставляя мне возможность наслаждаться общением с этим сквалыгой. Через полчаса жаркого спора мне удалось вчетверо снизить цену. И все равно за падаль платить такие деньги мне было жалко, но деваться было некуда. Не здоровое же животное пускать на приманку?
  В итоге получив заряд злости и приманку, мы бодрым шагом отправились в лес. На месте охоты нас уже ждал Вирт с двумя крепкими мужиками, которых подрядил на это дело староста. Возле тропы в кронах деревьев были закреплены 2 площадки. Одна с хорошим видом на тропу для меня, и вторая подальше от тропы, для старосты с подкреплением. Отставной сержант ловко, используя только одну руку, забрался на дальнюю площадку. Мужики приготовили топоры, а Боброк свой старый кроткий пехотный меч. Луки не стали брать, так как уже знали, что толку от них не будет.
  Забравшись на площадку, я взвёл арбалет и расположился поудобнее. Я понимал, что неизвестно, сколько придётся ждать, но меня потряхивало от напряжения. Месяцы подготовки или оправдают себя, или окажутся пустой тратой времени. Час шёл за часом, и я начал успокаиваться. И вот, когда солнце перевалило за зенит, в кустах раздался шорох. На тропу крадущейся походкой вышел волк. Это был могучий зверь больше полутора метров в холке, шерсть его отливала сталью, а в пасти спокойно могла поместиться моя голова.
  Я стал напряженными руками наводить арбалет на силуэт хищника. Вот зверь склоняется над тушкой овцы, и я стреляю. Услышав щелчок тетивы, волк резко отскакивает вбок, и снаряд пролетает мимо. Через секунду он бросается в мою сторону. Пока я взводил арбалет, серый успел добежать до моего дерева. Мгновенно найдя меня в кроне, волк как матёрый бобр начинает грызть ствол. И я с ужасом осознаю, что он пастью вырывает огромные куски древесины, и что долго дерево не продержится. Я суматошно выстрелил, толком не прицелившись, и болт прошел вдалеке от туловища животного.
   Усилием воли останавливаю дрожь, и заставляю себя аккуратно взвести арбалет и, не торопясь, прицелиться. Выстрел, прицел был точен, но в последний момент хищник уклоняется. Болт вскользь задевает бок и втыкается в землю. А моё дерево тем временем начинает сотрясаться, и понятно, что стоять ему остались считанные секунды.
  Я уже прощался с жизнью, когда моя группа поддержки, успевшая слезть на землю, подошла с криками и размахиванием оружием и отогнала волка. Он грозно рыкнул, но не стал связываться с обнаглевшими двуногими, и одним прыжком исчез в кустах.
  Опустошенный, я стыдился смотреть в глаза спасшим меня людям. Я не смог попасть в одного единственного хищника, почти в идеальных условиях. На дальнейшей охоте можно ставить крест. Однако Боброк так не считал. Осмотрев устроенное волком побоище, он подошел к воткнувшемуся в землю болту и выдернул его:
  - Ты молодец, попал в него. Жаль, что по касательной, но ничего. Яд сделает своё дело. С почином тебя, Мих.
  Я удивленно посмотрел на него:
  - Я успел выпустить 3 стрелы, и только одной задел волка. Ты думаешь этого достаточно что бы справиться с задачей? А если бы их было двое, трое?
  Бывший сержант окинул меня суровым взглядом:
  - А ты думал, что у тебя сразу всё получится? Я вообще рассчитывал сегодня просто посмотреть на тебя в деле. А свалить с первой попытки такого зверя - это настоящая удача. Подбери сопли, солдат! Сегодня мы удачно отвоевались, и ты показал себя мужиком в бою. Отработаем детали, и в следующий раз у нас получится. Или попробуем еще раз, и еще, пока задача не будет выполнена.
  Я подобрал болты и сопли, и мы отправились в деревню. Ночью я ворочался и никак не мог уснуть. Лезли мысли, о том, как можно было лучше справить с волком. Но я все отчетливее понимал, что сделал максимум из того, что мог. Нужно было как-то кардинально улучшить ситуацию. Что еще можно сделать с этими зверьми. Стоп! Это же звери! А кто у нас заведует общением с животными? Велес, старый пройдоха, видать не зря меня именно сюда отправил! Я вскочил с кровати. Так надо вспомнить ритуал Хадиуля. Ведь если у меня есть частичка крови Велеса, то возможно я смогу его призвать.
  Костер не проблема, охотничье оружие есть, меньше чем было у шамана, но думаю это не так важно. Заклинание я помню, что еще? Тут мой взгляд упал на подаренные Велесом песочные часы. Однозначно они помогут связаться с создателем. Тихо прокравшись наружу, я быстрым шагом отправился на ближайшую укромную полянку.
  Воссоздать подобие шаманского ритуала не заняло много времени. И вот я уже читаю запомнившееся заклинание, крепко зажав от волнения, подаренные песочные часы...... и ничего не происходит. Я пару минут глупо таращусь в прогорающий костер и чувствуя себя идиотом. Вдруг из-за спины раздаётся скептический хмык. Резко обернувшись, я увидел Велеса:
  -Что это ты решил податься в шаманы?
  Услышав насмешку в его голосе, я хмуро посмотрел в его улыбающиеся глаза:
  - А как еще я мог с тобой связаться?
  - Не знаю, может просто зажать в руках мои часы и позвать меня по имени? Хотя идея с ритуалом мне тоже понравилась, в следующий раз еще попляши голышом вокруг костра.
  Сегодня древнее божество явно было в хорошем настроении, и я решил немного понаглеть:
  - Если бы кто-нибудь об этом мне сказал, может я так и сделал бы.
  Велес довольно рассмеялся:
  - Я вижу, ты потихоньку осваиваешься. Раньше ты совсем робкий был. Охотничья жизнь почти сделала из тебя мужчину.
  Тут я не стерпел:
  - Почему это почти? Если ты знаешь про охоту, то в курсе, что я сегодня чуть не помер! И меня даже суровый вояка похвалил!
  - Взрослеть тебе еще и взрослеть. Сержант похвалил тебя, чтобы поддержать твой боевой дух. Думаешь, он не увидел, как ты сник после первой же неудачи? И с первой же серьезной проблемой побежал просить помощи у меня. Не выросла еще твоя самостоятельность. Но прогресс налицо. Ладно, говори, чего хотел.
  Я замялся:
  - Если ты видел охоту, то в курсе, в чем нужна твоя помощь.
  - Я-то знаю, а вот ты сам знаешь, какую подмогу попросить? Подскажу, вспомни, о чем меня просили твои предки.
  Я задумался:
  - К тебе обращались за удачной охотой, но это слишком просто. Ты еще покровитель мудрости и тайных знаний, это тоже не в кассу. Даёшь вдохновение певцам, но петь я не умею. Что же остаётся?
  - Ты на верном пути, думай дальше. Вообще думать - это твоя сильная сторона, жаль, что ты так редко к ней прибегаешь.
  Похоже, сегодня Велес решил по полной повеселиться за мой счет. Остаётся только подыгрывать:
  - О могучий Велес! Великий Скотий Бог! Точно, ты же владыка зверей! Можешь своей волей изгнать злых хищников из этих земель?
  Юмор так и рвался из веселящегося старца:
  - Да, я повелеваю всякой живой тварью... присягнувшей мне. А в этом мире все присягнувшие мне животные были истреблены давным-давно.
  Я меня лопнуло терпение:
  - Раз ты не можешь на них повлиять, что же мне делать?!
  - Конечно же, убедить их присягнуть мне. И тогда проблем с ними у тебя больше не будет.
   Я пораженно вытаращился на Велеса:
  - К-как убедить? Они же звери?
  - Они умнее, чем ты думаешь. А вот способ общения я могу предоставить. Мой жрец может в дар получить умения общаться с животными. С любыми животными.
  - Но я не твой жрец!
  - И поскольку в тебе есть частица моей крови, мы сейчас можем это исправить. Если конечно ты согласен.
  Меня вдруг озадачил вопрос:
  - А почему ты сразу мне это не предложил? Ведь намного легче было бы сразу послать сюда подготовленного жреца.
  Все веселье Велеса как отрезало:
  - Ты думаешь просто так в этом мире не осталось ни жрецов, ни преданных мне зверей, ни даже памяти обо мне? Все они были целенаправленно истреблены. Когда-то я помог Элуне в битве с демонами, а в благодарность получил предательство. Всех моих почитателей истребили, или они отреклись от меня. Это не Элуна дала друидам силу оборачиваться зверем. Правда, отрекшиеся от меня получили свою кару. Например, друиды-медведи без связи со мной стали впадать в неконтролируемую ярость. И теперь почти все мужчины ночных эльфов вынуждены пребывать в зеленом сне. Немногие спасшиеся чтобы выжить наложили на себя печать забвения. Они не отреклись от меня, но пока их не призовет мой жрец, они не будут помнить о своей верности. И если бы я привёл в этот мир своего жреца, Элуна уже послала бы карателей за твоей головой.
  Я тихо обтекал:
  - Но как же твоя внучка? Откуда она тогда взялась? Ведь это получается было 5 тысяч лет назад? Или это просто предлог, а на самом деле мне надо сделать что-то совсем другое?
  Тут уже Велес смущенно отвел глаза:
  - Понимаешь, когда бабушка Сильваны была беременна её матерью, был пик истребления моих последователей. Поэтому я погрузил её в глубокий стазис и спрятал. И только недавно заклинание исчерпалось, и она вышла в свет и тихо разрешилась от бремени.
  - А почему ты просто не забрал их в другой мир? К нам, например.
  - Ты же знаешь, что эльфы - это мутировавшие под воздействием колодца вечности тролли? За полученное почти бессмертие и магическую силу они расплачиваются зависимостью от внешней энергетической подпитки. Взрослый эльф еще способен, хоть и с трудом привыкнуть к новой энергии, как сделали высшие эльфы. Но если лишить подпитки ребенка - он не выживет.
  Тут у меня промелькнула паническая мысль:
  - Значит теперь, когда я тебя призвал и стану твоим жрецом за мной выедет карательная команда?
  - Что бы этого не произошло, ты пришёл в этот мир обычным человеком. И Элуна не сможет почувствовать твоё становление жрецом и пробуждение моей крови. И самое приятное, что ты сам меня призвал. Если бы я тебя от этом просил или приказывал - это был бы набат. А сейчас все произойдет незаметно для всех. Правда и впредь я не смогу тебе ничего указывать, только намекать.
  Я поймал себя на мысли, что чем больше я общаюсь с Велесом, тем меньше трепета он меня вызывает. Привыкаю наверно. И уже спокойным голосом спросил:
  - И как дальше будет происходить наше общение?
  - У тебя есть мои часы, с ними ты можешь позвать меня в любой момент. Цени - это редкая привилегия. Однако после посвящения в жрецы я буду лет 10 недоступен. Это работает следующим образом: у каждого мира есть своя воля, эдакое мировое подсознание. Каждое моё действие вызывает сопротивление этой воли, чем сильнее действие расходится с желаниями этого подсознания, тем сильнее сопротивление. Моей силы достаточно, чтобы продавить это сопротивление, но тогда это будет видно любой сильной сущности. Однако если воздействовать по чуть-чуть, то сопротивление мира становится почти неощутимым для меня и полностью незаметным для всех остальных. Однако посвящение тебя в жрецы - это уже ощутимо приблизит меня к грани обнаружения. Со временем, если не беспокоить мир, напряжение, вызванное моими действиями, сойдет на нет. Скорость этого процесса сильно зависит моих последователей. Если они активно мне молятся, совершают правильные ритуалы и их достаточно много, то я стану почти всемогущим. Обращаю твоё внимание, что ваши молитвы не делают меня сильнее, а лишь позволяют реализовать потенциал моей силы в рамках этого мира. И ты, как жрец, посвященный в этом мире тоже будешь этому способствовать. Если ты соберешь хоть сотню последователей, не важно, людей или разумных животных, то сможешь сильно сократить время нашей разлуки. А теперь задавай свои вопросы и начинаем.
  Мои мысли лихорадочно заметались. Очевидно Велес опять ждал от меня правильного вопроса:
  - Я правильно понял, что твои силы будут мне недоступны, пока не пройдет реакция мира на мое посвящение? И как мне узнать правильные ритуалы поклонения тебе?
  Древний бог довольно улыбнулся:
  - Самый минимум знаний получишь после посвящения в младшие жрецы. А остальное узнавай сам. В этом мире остались следы моего культа. Когда-то местные звали меня Ходящим по тайным тропам. А силой моей ты сможешь пользоваться. Те ритуалы, что перейдут тебе с посвящением требуют минимум моего влияния и почти не вызывают реакцию мира. Теперь приступим к посвящению, преклони колени и повторяй за мной:
  - Великий хранитель Черного Камня, я отворяю врата разума для твоей мудрости.
  - Могучий водитель стад, я отворяю тело моё для твоей силы.
  - Бдительный страж Прави и Яви, я отворяю дух мой для твоей крепости.
  - Клянусь тебе в вечной верности, и пусть наша связь не прервется вовек!
  Произнеся последнее слово, я почувствовал, как в мою сущность вливается энергия, напряжение её все возрастало. И когда достигло пика, я отключился.
  Разбудило меня щебетание птиц. Еще только намечался рассвет, а лесные птахи уже начали перекликаться. Я лежал на спине и смотрел в небо (Аустерлица ). Откровения Велеса не оставили меня равнодушным. Как-то разом навалилось осознание, что я до сих пор несерьезно относился ко всему происходящему. Мне казалось, что сейчас я немного поживу, разберусь в местных условиях и как-нибудь родится понимание моих дальнейших действий. Ведь у меня больше 20 лет в запасе! И даже промелькнувшая с волчьим оскалом смерть, не заставила меня напрячь, субстанцию, заменяющую мне мозг.
  А теперь оказалось, что умыкнуть от смерти одну девчонку - это самое легкое, что мне предстоит сделать. А я за прошедшие 3 с лишним месяца не сделал почти ничего полезного. Выучился на стрелка средней паршивости? Молодец. Подкачался, работая лесорубом? Тоже неплохо. И самое печальное, что это все. Я понял, что если бы не сошёлся с Виртом, то вообще не знал бы ничего ни о соседях, ни об окружении. Что говорить, даже о волчьей осаде я узнал совершенно случайно. Мне жизненно важно получить максимум значимой информации. А ведь я даже не знал, в каком королевстве оказался. У людей и ладно! Правда меня извиняет то, что было бы странно не знать название страны, в которую ты приехал издалека и расспросы на эту тему неминуемо вызвали бы удивление и интерес, которого я старался по мере возможностей избегать.
  Мне нужен поэтапный план. Только он позволит как-то двигаться вперед. Иначе я так же устрою свой быт, и когда придёт время действовать окажется, что я все это время занимался фигней. Но для него нужно больше информации. Значит начнем с глобального. Для влияния на грядущие события нужна сила.
  Я вижу 3 направления роста для себя.
  Личная сила. Сила моих миньонов. Тут уместен злодейский смех. Зачем все делать самому, если можно поручить кому-то? Союзники. Зачем воевать самим, когда можно пригласить союзника. Демоны и нежить потоптались по многим мозолям, и у них должна быть масса врагов. Почему они так безучастно наблюдали за продвижением войск Артаса неизвестно. Куда смотрели люди и гномы, когда нежить громила Кель Талас? Правда в игре был намек, что невмешательство посторонних обеспечивали натрезимы. В общем разведка и контрразведка мне в помощь. Только где её взять?
  С драконами и древними богами не советовал связываться Велес. А что насчет других могучих сущностей Азерота. Надо поискать адекватных личностей, ведь мало кому понравится, когда пылающий Легион превращает твой дом в выжженную пустошь.
   Что ж глобальные задачи прикинул. Теперь по тактике. Во-первых, надо решить вопрос с волками. Тут и авторитет в селе, что позволит успешнее общаться с нужными мне людьми, и сами волки, которые как я думаю пополнят паству Велеса, пока состоящую из одного человека. Во-вторых, надо организовать кузницу, пока из меня окончательно не выветрилась энергия пустоты. Иначе я долго будут набирать силу для серьезной работы с металлом. Но где взять сырьё для неё? Может его можно будет купить, или где-то неподалеку есть место добычи.
   Хотя, что мне мешает после окончания эпопеи с волками отбыть в какой-нибудь город покрупнее? И кто меня там ждет? Тут у меня уже есть знакомые, даже друзья. Мне вспомнился Вирт. Ведь он сразу согласился помочь мне с охотой, хотя с его ногой, при неудаче для него верная смерть. Да и понравились мне местные. Несмотря на тяжелую жизнь, они крепко держаться друг за друга. Если кому я и хотел бы облегчить жизнь, так это им. Тут меня озарило, а ведь Велес не случайно меня отправил именно сюда! Значит пока устраиваюсь в Волчьем Холме по максимуму.
   Неожиданно мне прямо глаз попал солнечный луч. За рассуждениями я не заметил, как рассвело. Пора было подниматься и идти на занятия с Декстером. Заодно я теперь буду потихоньку его расспрашивать, ведь старый каторжник, разменявший седьмой десяток, был просто кладезем информации об окружающем мире. И как я раньше об этом не подумал.
   Сегодня тренировка пошла необычно. Со мной любили заниматься внуки охотника, смешливые ребята 7 и 9 лет отроду. Им очень нравилось, когда Декстер ставил их мне в пример и говорил что-то вроде: да даже мой 7-летний внук делает это лучше тебя. Но сегодня мы с Декстером были одни. Он установил качающуюся мишень и дал знак начать стрельбу, а сам отошёл мне за спину. Я немного напрягся от необычности его поведения. Наверно ему рассказали про мою вчерашнюю стрельбу, и сегодня меня ждет кара за нерадивость в учебе. Вдруг из-за спины раздался напряженный голос:
  - Мих, а кто ты такой?
  От неожиданности мой арбалетный болт пролетел далеко от мишени. Я спросил, спокойно заряжая следующий:
  - Ты же меня знаешь. К чему такой странный вопрос?
  В голосе за спиной добавилось напряжения:
  - Ты знаешь, малыш, иногда на меня накатывает прошлое. Мне снятся сырые и темные шахты каторги. И в такие ночи я не могу находится под крышей. Я брожу вокруг деревни, дышу свежим воздухом, пока меня не отпустит. И вчерашняя ночь была такой.
  В этот раз я тщательно прицелился и болт наконец попал в верткую мишень. Я все так же неторопливо взвёл арбалет, наложил предпоследний из взятых с собой болтов и, стараясь держать голос расслабленным, спросил:
  - Ты увидел что-то интересное или необычное этой ночью?
   За спиной послышался треск натягиваемой тетивы:
   - Не дури, парень! Расскажи мне, что за колдовство ты затеял? Ты призвал духа! Я сам его видел, лучше выкладывай по-хорошему.
   Все-таки моё мастерство растёт. Второй удачный выстрел подряд. Остался последний болт. Привычным движением снаряжаю арбалет:
   - Как ты считаешь, за свои годы ты научился разбираться в людях?
   Декстер, видя, что я медлю с выстрелом уже не скрывал угрозу:
   - Ты же понимаешь, что тебе не успеть выстрелить первым?
   Выстрел, и мишень снова поражена. Определенно у меня сегодня удачный день. Больше болтов у меня не было. Я неторопливо обернулся. Декстер стоял с натянутым луком и целился мне в грудь. Кончик стрелы отливал знакомой зеленью яда Маруси. Твердо глядя ему в глаза, я спросил:
   - Если ты все видел, и считаешь меня врагом, почему не добил, когда я валялся без сознания?
   Декстер, отвел глаза:
   - Я был не до конца уверен. Я действительно хорошо научился разбираться в людях. И ты не похож на злодея. Но оставить эту чертовщину без объяснений я не могу! Что происходит, малыш?
   Я продолжал давить:
   - Если я могущественный колдун, как думаешь, поможет тебе твой лук?
   Он обреченно отбросил лук и ожидающе посмотрел на меня:
   - Момент истины, малыш! Давай покажи свое истинное лицо.
   Я облегченно улыбнулся:
   - Могу поклясться, что никакие мои действия не направлены во вред деревне. А подробней могу рассказать, только после клятвы молчания.
   К клятвам здесь относились серьезно. И я видел, что в охотнике борются два полюса долг защитника и желание поверить в мои благие намерения. Через минуту он принял решение:
   - Поклянись сейчас, что не со злом пришёл! И я готов дать тебе клятву молчания, если ты расскажешь правду еще одному человеку. Идёт?
   Я согласно кивнул:
   - Я клянусь светом, что пришел в эти земли, не замышляя зла местным жителям. Клянусь, что не причинял и впредь не буду причинять вреда, кроме как для самозащиты.
   Внимательно выслушав клятву, Декстер крикнул в сторону кустов:
   - Все в порядке, выходи.
   Неторопливой походкой из кустов вышел староста. Подойдя к нам, он сказал:
   - Я рад, что не пришлось тебя убивать.
   От подобной прямоты я оторопел:
   - А что бы вы делали, если бы я оказался злодеем?
   Боброк уверенно ответил:
   - Два варианта. Или Декстер тебя, или ты его. Во втором случае я поднимаю и увожу народ, а на тебя зовем королевские войска.
   - И тебе совсем не было жалко старика?
   - Малыш, я сам вызвался. Я надеялся, что мы с тобой поладим, и не прогадал.
   Я махнул рукой:
   - Не пристрелили и ладно. Ну, что будете клясться?
   Пока они клялись, я успел немного обдумать ситуацию и выбрать линию поведения:
   - Я вам не врал. Я действительно родился очень далеко от этих мест. Сюда меня переместил своей силой один могучий бог, которому я поклялся в верности. В этих местах его давно позабыли, но на моей родине помнят. Мы знаем его под именем Велес. Вчера после неудачной охоты я обратился к нему за советом и помощью. И, как успел заметить Декстер, был услышан.
   Староста сразу же заинтересовался:
   - И чем же помог тебе твой бог?
   - Он научил меня языку зверей и сказал, что ваши волки гораздо разумнее некоторых людей. И с ними можно договориться. Так я смогу обезопасить деревню, не истребляя этих зверей.
   Декстер помрачнел:
   - Что значит, не истребляя? Они погрызли у нас столько народа!
   Отставной сержант попытался воззвать к голосу разума:
   - Успокойся! Вспомни, пострадали только охотники, пошедшие на облаву! И больше ни одного человека! Может, мы сами себя пугали агрессией этих хищников? Да, волчьих следов вокруг деревни много, но сами волки нам попадаются редко и всегда уходят в сторону.
   - Это только потому, что мы ходим в лес толпой! Одиночку они наверняка порвут!
   - Декстер, но мы с Виртом долго работали в лесу. У них была куча возможностей. Ведь нас слышно издалека, и вырубка у нас одна.
   - Вас защищал амулет Вирта. Иначе они так и поступили бы!
   Старый охотник упрямо наклонил вперед голову и стиснул кулаки. Староста сказал мне:
   - Мих, я думаю Вирт тебя уже заждался. Ты иди, а мы тут пообщаемся. Вечером зайди ко мне в гости. Злата пирогов напечет, пообщаемся.
   Я не стал спорить, и собрав болты, отправился на вырубку. Обычно, когда я приходил с занятий, Вирт уже вовсю вкалывал, и звук топора можно было услышать издалека. Я подошел к самой просеке, но было очень тихо. Уже изрядно нервничая, я вышел к месту нашей работы и увидел живописную картину. На дереве сидел Вирт, а вокруг разлеглось пятеро волков, которые, увидев меня поднялись и стали неторопливо окружать. Вирт прокричал:
   - Мих, беги отсюда! Предупреди наших, волки пришли мстить!
   В ответ я покачал головой:
   - Не беспокойся, дружище. Я попробую разобраться с этой проблемой. Главное не спускайся, пока они не уйдут.
   Как Велес и обещал, я понял, как могу пообщаться с хищниками. Повернувшись к самому крупному зверю, я посмотрел прямо в глаза и протянул тонкий ментальный щуп к его голове. С удивительной простотой поучилось передать ему первую мысль:
   - Зачем вы пришли сюда?
   Наше общение происходило при помощи передачи чувств и образов, которые складывались в понятные предложения. На меня повеяло колоссальным удивлением из ответа зверя:
   - Двуногий может с нами говорить! Зачем двуногий ранил моего сородича? Мы поделили охотничьи угодья и не ходим на вашу территорию. Если мой собрат умрет, мы заберем жизнь троих твоих сородичей.
   - Если ты отведешь меня к нему, я смогу исправить вред. Потом мне нужно будет поговорить с вашим вожаком.
   Волк угрожающе зарычал:
   - Я вожак! Говори со мной! Я отведу тебя к раненому, но моя стая пойдет с тобой и порвет, если ты ему не поможешь.
   Я не стал спорить:
   - Хорошо, веди.
  Вожак рыкнул на своих подчиненных, и они окружили меня, а сам пошёл впереди, указывая путь. Привычные к лесу, волки сразу взяли очень высокий темп передвижения, который я с большим трудом мог выдерживать. Однако на час, за который мы добрались до цели, меня хватило.
  Раненый волк лежал на берегу небольшого ручейка. Мутный взгляд, тяжело вздымающиеся бока - всё указывало, на то, что жить ему осталось недолго. Возле больного самца крутилась, жалобно поскуливая, волчица. Увидев меня, она яростно зарычала и была готова кинуться, но повелительный рык вожака остановил её порыв.
  Я достал противоядие и аккуратно влил его в волчью пасть. Он с трудом проглотил лекарство. Было странно ожидать мгновенного действия зелья, но у меня было ощущение, что уже поздно. И тут у меня в голове всплыли заложенные Велесом ритуалы. Мне захотелось грязно ругаться. Я надеялся получить, что-нибудь полезное, вроде управления животными, призыв какой-нибудь могучей сущности для защиты или чего-нибудь способного защитить меня и обеспечить легкими деньгами. А получил всего два ритуала: исцеление животного и ... благословение пашни! Где мои суперспособности!?
  Еле сдержавшись от проклятий в адрес одного хитрожо..., предусмотрительного божества, я понял, что мне делать. Я повернулся к вожаку и установил связь:
  - Я дал твоему собрату противоядие. Но боюсь, этого будет недостаточно. Чтобы спасти его жизнь, мне надо будет обратиться к силам своего божества, и он дарует ему исцеление.
  - Обррращайся! Не медли!
  - Для этого мне нужен плоский, широкий камень на котором сможет разместиться больной.
  - Здесь неподалеку есть старое каменное логово людей. Только он не дойдёт! Он еле жив!
  - Я донесу его, если действительно недалеко.
  Благодаря усиленным физическим нагрузкам последних месяцев я здорово прибавил в мышечной массе. Да и силушку на лесоповале прокачал не по-детски. Уверенно подняв на руки весящую под центнер тушку волка, я аккуратно понес его за вожаком. Волчица, тревожно поскуливая, носилась вокруг нашей процессии. Идти оказалось недалеко.
  Сейчас уже невозможно определить, чем раньше были эти руины. От бывшего великолепия остался только каменный прямоугольник основания примерно 20 на 40 метров, окруженный огрызками колонн, да пару полу обвалившихся стен с небольшим кусочком крыши. Часть сохранившегося пола вспарывали ростки травы, а все вертикальные поверхности были густо увиты ростками плюща. От этого места веяло какой-то силой, в которой я с удивлением узнал очищенную энергию пустоты. Только было её очень немного. Создавалось такое ощущение, что она тонкой струйкой просачивалась из-за грани, и как в бассейне копилась в периметре руин, и когда этот бассейн переполнялся, излишки рассеивались по округе.
   Из руин навстречу нашей процессии вышел самый крупный волк из всех, что я видел. Его холка превышала 2 метра. Если у остальных волков шерсть отливала стальной серостью, то этот хищник сверкал идеальной белизной. Неторопливо приблизившись к почтительно замершим волкам, он что-то прорычал. Вожак попытался робко ответить, но набравший силу рык заставил его умолкнуть и поджать хвост. Я попытался вмешаться и поймал взгляд альбиноса:
  - Нам нужно попасть в каменное логово, чтобы спасти твоего сородича.
  От силы, вложенной в ответ, у меня заболела голова:
  - Человек, я живу уже очень давно. И никогда не видел от твоих соплеменников ничего, кроме желания истребить мой род. Я не допущу тебя в наше логово.
  - Много ли людей способны разговаривать на вашем языке? Я служу могучему богу, который покровительствует таким как вы. Твой сородич умирает. Да, это я его ранил, и сейчас хочу исправить причиненный вред. Теперь благодаря дару моего бога мы сможем договориться, и местные жители больше не будут на вас охотиться. К тому же я один, а вас много. Кому надо больше бояться?
  И только сказав это, я понял, в какую засаду попал. Я же один в окружении зверей! Арбалет не спасёт, они порвут меня до того, как я успею его зарядить. Что помешает прикончить меня, после того как я спасу раненого волка? Благодарность? Сомневаюсь, раз я теперь знаю, где располагает их логово, то могу навести охотников. Проклятый вожак, не мог отвести в другое место! Так надо собраться!
  Белый волк тем временем явно колебался. Но тут к нему бросилась волчица, упала на брюхо и стала умоляюще скулить. И это стало решающим фактором. Альбинос повернулся ко мне спиной и приглашающе рыкнул. Это было кстати, поскольку у меня уже начали отваливаться руки, ведь все это время я не спускал с рук тяжело дышащего волка. В руинах, как я и думал, концентрация энергии была намного выше. Но это точно была безопасная, очищенная энергия. И я, кажется, понял, откуда в округе взялись такие развитые волки.
  По центру одной из стен стояла широкая каменная тумба, идеально подходящая для предстоящего действия. Аккуратно сгрузив возле неё свою ношу, я стал готовиться к предстоящему действу. Поскольку у меня не было никаких ингредиентов для ритуала, пришлось обходиться только одним универсальным - своей кровью. Грамм 200 ушло на подготовку алтаря, еще 300 на сам ритуал и еще 100 пошли как благодарственный дар Велесу. Несмотря на появившуюся слабость от кровопотери я успешно провел ритуал излечения животного.
   Эффект от него сказался мгновенно. Хриплое дыхание выровнялось, глаза обрели ясность, а сам излеченный заворочался и немного неуверенно поднялся на лапы. Увидев меня, он зарычал и хотел кинуться, но наперерез ему выскочила волчица, которая со счастливым видом стала ему что-то нежно порыкивать на ухо. К выздоровевшему собрату стали по очереди подходить остальные волки, недоверчиво обнюхивая его.
  Пока все остальные изучали результат моей работы, ко мне подошёл вожак и требовательно посмотрел в глаза. Я уже привычным усилием воли установил контакт:
  - Ты вылечил, малыша. Скажи, а ты только раны можешь лечить? Или болезни тоже?
  - Для силы моего бога нет разницы: яд, болезнь или рана.
  Альбинос вдруг резко метнулся вглубь руин и вернулся, держа в зубах меховой комочек.
  - У нас редко появляется потомство. Обычно самка приносит одного щенка. В этом случае он выживает. Но бывает и так, что рождаются двое. В этом случае один, а иногда и оба не выживают. Этот детеныш обречен. Ты сможешь ему помочь?
  Я обреченно вздохнул, на повторение ритуала понадобиться еще грамм 400 крови. Литр рУды как в топку. Снова контакт глаз:
  - Да смогу, но мне нужно хотя бы час отдохнуть и вдоволь воды. Тут есть источник?
  Белый волк утвердительно мотнул своей огромной головой и отправился вглубь руин. За одним из обломков обнаружился маленький бассейн, в который тонкой струйкой текла вода. Вдоволь напившись, я привалился спиной к стене и, закрыв глаза, задремал.
  Где-то через час меня разбудил мокрый нос, требовательно ткнувшийся мне в щеку. Это была вторая увиденная мной волчица. От первой её отличал более высокий рост, и выглядела она постарше. Добившись моего пробуждения, она подтолкнула меня в сторону алтаря. Хлебнув напоследок водички и умывшись, я почувствовал себя намного лучше. После перехода я где-то на периферии сознания ощущал заряд энергии пустоты, который со временем слабел. Сейчас я почувствовал, что он чувствительно восстановился.
  Решив разбираться с этим позже, я бодро отправился совершать свой второй в жизни ритуал. Немного повозившись с размещением на маленьком тельце щенка ритуальных знаков, я осторожно положил его на алтарь. Спустя пол часа с алтаря раздалось требовательное попискивание. Волчица, все это время нарезавшая круги вокруг нас, схватила за шкирку выздоровевшего щенка и быстро уволокла его куда-то вглубь руин.
  А ко мне подошёл белый волк:
  - И что теперь с тобой делать? Ты видел путь к нашему логову и можешь навести охотников. Ты дважды помог нам, но просто так я не могу тебя отпустить. У тебя есть предложения?
  Мне хватило времени обдумать проблему, и я нашел решение:
  - Я, как жрец, могу провести ритуал, посвящающий вас моему богу. Имя его Велес и он могучий покровитель зверей. Я точно не знаю, что вы получите в качестве дара, но это точно будет крайне полезно для вас. И я не слышал, чтобы у служителей Велеса были проблемы с потомством.
  - Мы не знаем твоего бога. Почему мы должны верить, что он поможет нам?
  - Потому, что он уже помог. Я ведь не сам исцелил твоих сородичей! Его сила неоспорима. Или вы принимаете покровительство Велеса, или вам придётся убить меня. Но люди знают, куда я пошёл. И это значит, что мирно жить вы уже не сможете. Сюда придет толпы охотников. Или вас истребят, или вам придётся уйти. А я чувствую, что сила этого места уже необходима тебе и твоим потомкам. Ведь все они твои потомки? Долго вы без неё протянете?
  На этот раз волк надолго замолк. Было дико видеть задумчивое выражение на волчьей морде. Спустя пару минут он повернулся ко мне:
  - Вначале я сам присягну твоему богу. Если все окажется правдой, мы станем его последователями. Но знай, что мы не будем беспрекословно повиноваться тебе.
   Я с облегчением согласился:
   - Конечно, я не требую повиновения. Мы будем сотрудничать, чтобы обеспечить ваше сосуществование с людьми. Скажи, ты готов немедленно присягнуть Велесу? И как твоё имя?
   - Я чувствую смысл, который ты вкладываешь в слово имя. В твоём понимании у нас нет имён.
   Я даже немного растерялся:
   - Но для ритуала нужно имя! Ты готов принять его из моих рук?
   Белый волк согласно мотнул головой. Надо было срочно придумать ему имя. Снег, Буран, Туман? Нет, это не про него. Белый Клык? Тоже не подходит. Наконец меня осенило:
   - Ты согласен принять имя Аргентариус? Что ж тогда не будем тянуть. Думаю, на еще один ритуал меня хватит.
   В отличие от ритуала исцеления, посвящение Велесу было намного проще. Следуя моим указанием, волк забрался на подготовленный ранее алтарь. Поскольку с последнего камлания ингредиентов у меня не прибавилось, пришлось снова использовать толику собственной крови. Начертав знак Велеса, похожий на перевернутую заглавную букву А с двумя горизонтальными чертами, заключенную в круг, я взял в руки горсти земли и начал читать клятву посвящения, Аргентариус мысленно повторял за мной:
   - Велес, владыка зверей! Сегодня присягаю под твою длань. Пусть твоя сила наполнит моё тело, укрепит мои кости, усилит мои мышцы, даст чуткость моим глазам и ушам! Пусть никакая добыча не сможет скрыться от моего обоняния! Вручаю тебе мою верность! Да буду тебе, верно, служить пока дыхание наполняет мою грудь! Путь дух мой пополнит твою стаю!
   Кстати у волков и медведей были отдельные тексты клятвы, а для остальных зверей один на всех. Завершив свою речь, я рассыпал набранную землю вокруг алтаря, а сам волк-альбинос настороженно замер, словно прислушиваясь к чему-то внутри себя. Вдруг он гибким движением соскочил на землю и требовательно посмотрел в мои глаза:
   - Я понял! Ты возродил связь с прародителем! Память крррови говорит мне, что она была разорвана много поколений назад. И с ней мои предки утратили разум. Сила этого места частично вернула его, но только после воссоединения с прародителем я осознал себя. Я понимаю, что твоих сил не хватит, чтобы соединить всех моих сородичей с прародителем. Но как только ты восстановишься - не медли.
   - Как только я подготовлюсь, на ритуалы не потребуется столько моей крови и столько сил. За пол луны я восстановлюсь и приду к вам. Но сейчас нам нужно решить, как вам сосуществовать с людьми. Приведший меня вожак, сказал, что он может решить этот вопрос.
   Аргентариус ехидно оскалился:
   - С тех пор, как был щенком, он рвется в вожаки. Его стая может и прислушается к нему, но против меня не пойдут. Мое решение последнее в споре. Так было всегда.
   Я не стал спорить:
   -Хорошо, что мне передать вожаку людей? Их охотники тоже хотят охотиться в окрестных лесах. Не только охотиться, но и собирать растения.
   Вожак пренебрежительно фыркнул:
   - Пусть охотятся, я предупрежу своих. Через неделю ни один волк не тронет человека, если человек не нападёт на волка. Добычи много и хватит на всех. У меня есть условие, люди не должны близко подходить к логову. Не говори им, где оно располагается, но пусть в эту сторону не ходят. А мы не будем близко подходить к логову людей.
   - Думаю, они согласятся на это. Жди меня к полнолунию. И пусть кто-то меня проводит до места, откуда меня забрали. Не хотелось бы, чтобы случайно встреченный волк порвал меня за то, что я близко подошёл к вашему логову.
   Аргентариус повелительно рыкнул и к нему подошел уже знакомый мне вожак. Несколько секунд я наблюдал, как они порыкивают друг на друга. Затем белый волк отправился вглубь руин, а серый, мотнув мне головой, потрусил в сторону леса.
   В этот раз мы не спешили, и путь занял пару часов. На подходе к вырубке серый, не прощаясь, развернулся и двинулся в обратную сторону. К моему удивлению на нашей делянке, помимо Вирта, меня ждали Боброк с Декстером.
   Староста требовательно посмотрел на меня:
   - Знаешь, когда Вирт прибежал ко мне с криками, что тебя забрали волки, я подумал, что ты наверняка пойдёшь им на обед. Но я рад, что ошибся. Поскольку я вижу тебя живым, то могу предположить, что с волками ты договорился?
   - Я встречался с вожаком всех окрестных волков. Серьёзный зверь, но мне удалось его убедить, что с людьми лучше дружить. Ему понадобится время, чтобы все волки узнали о нашем соглашении. И уже через неделю лес станет доступен. Единственное условие, местность на северо-востоке от деревни они оставляют за собой.
   Тут в разговор включился старый охотник:
   - Тьма с этим северо-востоком. Ты лучше скажи мне, что помешает этим тварям нарушить ваш договор?
   Мне пришлось немного приоткрыть карты:
   - Их вожак принял покровительство Велеса, и теперь, в случае нарушения соглашения, будет отвечать перед ним. А Велес очень неодобрительно относится к клятвопреступникам.
   Декстер обреченно махнул рукой:
   - Я вижу, что наш староста тебе верит. Но все равно первый месяц я один буду охотиться. Пусть уж лучше меня догрызают, чем кого другого. Но если что - моя смерть на твоей совести.
   Боброк похлопал старика по плечу:
   -Хватит ворчать, мы уже все с тобой обсудили. Теперь у тебя нет причин отказывать ребятам, которые давно просятся к тебе в ученики. Раньше ты еще мог отнекиваться мол: научу их стрелять, а они попрутся в лес и пойдут на корм хищникам. Так, что тебе сейчас не охотой надо заниматься, а молодёжь учить.
   Однако охотника так просто было не сломить:
   - Пока я лично не буду убежден , что волчья опасность миновала, я и пальцем не пошевелю.
   Староста не стал спорить со склочным стариком:
   - Ладно, поступай, как считаешь верным.
   После аксакалов высказался Вирт:
   - Дружище! Ты действительно приручил этих клыкастых бестий? Силён, ты чертовски силён! Когда мы с тобой сможем прокатиться верхом на волках?
   Мне вспомнилось, что один из этих волков почти отгрыз полноги Вирту, но жизнерадостный лесоруб, похоже, не помнил зла, тем более, что обидчик уже поплатился. Тем временем Вирт продолжал заливаться соловьём:
   - Эх, сейчас в деревне расскажем! Вот все удивятся и обрадуются! Ты станешь нашим героем! Ты же поделишься вниманием девчонок со своим другом!
   Староста, быстро переглянувшись с охотником, сказал:
   - Вирт, никто в деревне не должен знать, как Мих решил вопрос с волками. Мы даже будем пару недель делать вид, что уходим на охоту. А потом скажем, что прогнали или истребили волков.
   Я непонимающе посмотрел на Боброка:
   - К чему такие маневры? Я тоже не хочу, чтобы всем было известно о моей связи с Велесом. По крайней мере, лишним людям. Но ты слишком все усложняешь.
   Отставной сержант сурово насупился:
   - У нас есть человек, который может донести на тебя барону. Причём вывернуть всё так, что тебя казнят. Ты уже познакомился с ним. Вспомни самого мерзкого человека из встреченных у нас.
   Я в шутку предположил:
   - Неужели ты имеешь в виду милейшего мельника Китавла?
   Старый охотник не утерпел:
   - Мальчишка, будь серьезнее. Именно его. Более подлой, мерзкой и мстительной твари ты не встречал! Он ненавидит Боброка лютой ненавистью. Этот недомерок бегал годами за Златой. Еще он метил на место старосты. Этот лизоблюд как-то выслужился перед бароном и стал собирать с нас налог. Пару лет назад барон приехал к нам с проверкой. Не конкретно к нам, он раз в 5 - 6 лет объезжает свои владения, даже самые дальние уголки. И внезапно выяснилось, что часть сборов прилипала к лапкам этой жабы. И как ты думаешь, он вывернулся? У него был племянник, который не отличался особым умом. Мельник задурил ему голову, и парень думал, что он возьмёт на себя вину за воровство, а дядя выхлопочет ему помилование у барона. Вот только когда он пришёл с повинной, Китавл потребовал немедленной казни. Родича подвёл на казнь! Парня казнили, а мельник вроде как не при делах.
   Староста продолжил рассказ:
   - Мы конечно все узнали, но у нас не принято выдавать своих. Даже таких!
   Я удивился:
   - А почему вы с ним не разобрались по-свойски?
   Старый лучник одобрительно похлопал меня по плечу:
   - Я тоже предлагал этот вариант, но кое-кто считал, что убийство сборщика налогов совершенно не понравится барону. И расследование, которое непременно будет, может привести к деревенским, и тогда кара настигла бы всю деревню.
   Отставной сержант взорвался:
   -И сейчас я так считаю! В отличии от тебя мне нужно думать обо всех жителях, а не только о своей семье! И вообще закрыли тему!
   Я спросил:
   - А нельзя как-то заменить его на должности мытаря? Пусть лучше достойный человек собирает налоги. А Китавла можно просто изгнать, если вы не хотите расправы. Ведь сейчас эта должность его единственная защита?
   Декстер начал ехидно скалиться:
   - Малыш, ты все правильно понимаешь! И нашему старосте барон предлагал должность мытаря, но кое-кто слишком гордый! Как же боевой сержант и обирать своих! Пусть какой-то гад наживается на труде твоих соседей. Зато ты чистеньким останешься!
   Мне вспомнилась родина. Ведь и у нас так же! Есть профессии, которые считаются как бы недостойными. Сколько раз я слышал: у нас нет честных милиционеров, гаишников, политиков, мэров, губернаторов. И когда ты спрашиваешь этого человека: а ты сам не хочешь пойти поработать, например, милиционером и побороться за честь мундира, в ответ получаешь: Не хочу мараться! И откуда возьмутся во власти честные люди, если никто такой честный не хочет мараться? А ведь далеко не все люди, получившие должность, позволяющую набивать свой карман, используют её для обогащения.
  Я посмотрел на раздраженного Боброка:
  - Неужели ты согласен терпеть такого человека в соседях и смириться с тем, что когда-нибудь он сможет навредить тебе или твоим близким? И это только из-за нежелания собирать налоги, которые все равно будут собираться?
  - Я солдат, а не мытарь! Я заработал уважение кровью и потом, и не желаю, чтобы моё честное имя мешали с грязью! Пусть этим занимается тот, кому наплевать на всеобщее презрение и ненависть! Китавл подходит на эту должность, а разгуляться я ему не позволю!
  Декстер огорченно покачал головой:
  - С этим упрямым бараном ничего не сделаешь. Спорить бесполезно. А ведь как просто было бы решить проблему с мельником!
  - Всё, закрыли тему! Я не желаю больше об этом слушать! И вообще пора возвращаться в деревню. Мих ты сегодня идёшь ко мне на ужин. Ты Декстер иди выбирать учеников. Не хочешь пока учить - не учи. Но зная тебя, ты только месяц будешь их испытывать. Начинай это делать с сегодняшнего дня. Вирт, ты тоже отправляйся в деревню и помалкивай о том, что сегодня узнал. Миха завтра на делянке расспросишь. В деревне я вам запрещаю говорить на опасные темы.
  Когда отставной сержант начинал говорить таким тоном, желающих спорить с ним не находилось. Поэтому мы отправились в деревню. Всю дорогу староста угрюмо молчал, а остальные не решались начать разговор. Так в тишине мы дошли до цели и разошлись по своим делам.
  Я раньше не бывал у старосты в гостях и сейчас с интересом рассматривал быт его семейства. В просторном доме отчетливо чувствовалась женская рука. Если у живущего бобылем Вирта по дому были разбросаны разные деревянные заготовки, кое-где была просыпана стружка и немногочисленные вещи лежали в самых неожиданных местах, то у старосты царил идеальный порядок. Видно, что чистота наводится железной рукой.
  К нашему приходу жена старосты уже приготовила ужин и ждала только нас. Я снова невольно залюбовался этой женщиной, пока она привычными движениями накрывала на стол. Когда мы уселись и утолили первый голод, она начала меня расспрашивать:
  - Мих, а ты правда последователь какого-то таинственного могучего бога?
  Я с удивлением посмотрел на старосту:
  - Ты же говорил, что об этом лучше помалкивать?
  Но за мужа ответила Злата:
  - А у него нет от меня секретов. Правда, дорогой?
   Боброк что-то смущенно промычал в ответ. И тут меня осенило - он оказывается подкаблучник! И на ужин меня позвал не для того, чтобы обсудить наши дела, а потому, что его жене было интересно меня расспросить! Ай да староста, ай да отставной сержант! Я решил проверить пришедшую идею:
  - Я вижу, что Боброку очень повезло встретить такую женщину, как ты. Я сразу, как зашел в ваш дом, заметил, что ты держишь хозяйство в идеальном порядке. А то, что ты редкая красавица я знал давно. Радостно видеть, что в вашей семье такие теплые и доверительные отношения.
  Злата цвела от похвалы:
  - Так приятно, что ты оценил мои скромные таланты. Но все же расскажи про своего покровителя.
  И я принялся рассказывать о Велесе. Хозяевам пришлось по душе, что мой патрон покровительствует крестьянам и охотникам, что его дары - это здоровье и достаток. В общем сделал презентацию новой религии в лучших традициях земли. Конечно Велес бог широкой специализации, но сейчас я упирал на наиболее полезные для местных качества.
  Видя, что мне удалось заинтересовать хозяев, я начал претворять в жизнь свой коварнейший план:
  - Если бы удалось построить неподалеку от села капище Велеса, я мог бы призывать его благословение на ваши поля, наделять охотников удачей. Как знать, может удалось бы и руку Боброка починить.
  Злата заинтересовалась:
  - Так сделай его! Что для него нужно? Дорогой, ты же поможешь Миху в таком нужном деле?
  Староста заёрзал, а я не стал упускать момент:
  - Я бы рад, тем более что для капища нужно немного, но есть проблема. Пока рядом с деревней живёт Китавл, он может доложить о нас барону. Причём так, что всех участвующих казнят. А пока он сборщик налогов с ним ничего нельзя сделать. Жаль, что Боброк отказывается занять эту должность. Это решило бы все проблемы, да и жалованье прибавка к хозяйству. Но у уважаемого старосты есть веские причины отказываться, так, что я не смею настаивать.
  Злата грозно посмотрела на обреченно повесившего голову Боброка:
   - Знаешь, Мих. Мы сегодня в семейном круг обсудим этот вопрос. И может к утру что-то поменяется?
  Свершив своё черное дело, я не стал задерживаться. Поблагодарив хозяйку за вкуснейший ужин, я отправился к себе. Я шёл и радовался, что этот сумасшедший день наконец-то подошёл к концу.
  
   На следующий день я проснулся позже обычного, сказались потеря крови и усталость от бурно проведенного дня. Но выспавшись, я чувствовал себя на удивление хорошо. На тренировку я уже опоздал, надо бежать к нашей вырубке, а то нехорошо оставлять Вирта изнывать от любопытства. Быстро перекусив, я отправился в путь. Сегодня шум работы разносился дальше обычного. Уже по стуку топора можно было почувствовать нетерпеливое ожидание его хозяина.
   Лесоруб встретил меня восклицанием:
   - Мих, ну где ты ходишь! Я тебя уже заждался. Давай колись, что за история с богами и волками.
   - Извини, дружище. Вчерашний день меня так вымотал, что сегодня я проспал. Даже к Декстеру не пошел, а сразу к тебе.
   - За это не переживай. Староста вчера рассказал нашей молодёжи, что старый браконьер будет набирать учеников, и они толпой с утра осаждают его дом. Так, что ему не до тебя. Но ты не отвлекайся, давай рассказывай все по порядку.
   Я рассказал Вирту то же самое, что и старосте. Но в моем рассказе лесоруба заинтересовал один момент:
   - Значит, ты провел ритуал, и волк мгновенно выздоровел?
   - Ну да, ведь так и было задумано.
   - Скажи, а ты не мог бы и меня подлечить? А то родная нога гораздо лучше деревянной.
   Я с сожалением покачал головой:
   - Наверняка есть способ вылечить тебя, но я не знаю нужного ритуала. Я могу обратиться к Велесу с мольбой о помощи, но уже потратил эту возможность. Если я наберу достаточно последователей, поклоняющихся ему, то через год или два мне снова будет дарована возможность обратиться к нему. Или она появится через 10 лет без помощи со стороны.
   Вирт сразу заинтересовался:
   - Что нужно чтобы стать последователем твоего бога? У нас народ не особо религиозный, в нашей глуши уже лет 20 не видели ни одного жреца. Вроде всем селом верим в Свет, но ни молитв, ни ритуалов не справляем. Если люди увидят реальную помощь от твоего бога, то многие захотят стать его последователями.
   - Пока что мне известны всего 2 ритуала - излечение животного и благословение пашни. Как думаешь, заинтересуют они наших соседей?
   - Да еще как! Например, рядом с деревней живёт бортник. Поговаривают, что он колдун, потому, что умеет добывать мед из ульев гигантских пчёл. Этих пчёл все боятся, даже крупные хищники вроде медведей и волков. А он как-то добывает его, и добывает много. Все село обеспечивает и на продажу остаётся. Недавно он привозил в деревню партию мёда с воском и в разговоре упомянул, что у него заболела лучшая корова, и он боится, что она может подохнуть. Вылечишь ее, и все семейство бортника крепко задумается о покровительстве твоего бога. Живёт он на отшибе и с мельником во вражде. Так, что тайну сохранит надежно.
   - У меня сейчас нет ингредиентов для ритуала, но думаю если поискать среди травок Маруси, то необходимый минимум можно подобрать. Но еще нужен большой камень, на котором сможет разместиться больная корова. И желательно в стороне от людских глаз.
   - Найдём, не беспокойся. Давай покидаем стволы в воду и пойдём к бортнику.
   У Вирта слова не расходились с делом. Закончили со срубленным лесом, и пошли в деревню. Выпросив у Маруси несколько пучков сушеных трав, мы отправились спасать корову бортника.
  Поначалу хозяин отнесся к нам с подозрением. Посмотрев на нас из-под косматых бровей, он сказал:
   - Значится, можете спасти мою буренку? И значится, платы не возьмете?
   Я уже в третий раз стал ему объяснять:
   - Я вылечу её при помощи силы моего бога. Денег я с вас не возьму, но за помощь вы выслушаете мой рассказ о божестве, которому я служу. И крепко подумаете о возможности принять его покровительство. Один раз я могу помочь его силой каждому. Но дальше я смогу просить только за единоверцев.
   Конечно, это было не так. Я мог проводить ритуалы для кого угодно, но халява расслабляет, поэтому желающие могли увидеть силу Велеса единожды. А дальше только при вступлении в клуб. Я уже прикинул, что маленький жертвенник можно поставить у каждого желающего. Но был один нюанс.
   Тут бортник прервал мои размышления:
   - А какие жертвы угодны твоему богу?
   - Самые простые. Раз в неделю сжечь на жертвеннике горсточку зерна, кусочек шкуры, шарик воска или немного меда. Но есть одна тонкость.
   Я замялся, не зная, как правильно подобрать слова. Когда у меня в голове всплыло знание, что раз в год на большом жертвеннике Велесу приносилась в дар девственница, я понял, что мне будет очень сложно объяснить эту часть культа. Заметив моё смущение, бортник и Вирт заинтересовались:
   - Что же это за тонкость?
   Я, собравшись с духом, сказал:
   - Раз в год в жертву надо будет приносить девушку!
   Селяне выпучили глаза. А бортник вскочил и заорал:
   - Ты что тварь предлагаешь? На алтаре твоего поганого божка наших детей резать?
   Тут я понял, что выразился крайне неудачно:
   - Ты что! Совсем не резать! Велес бог плодородия, и на его алтаре девственницу делают женщиной, а не убивают. И зачатые таким образом дети рождаются крепкими и здоровыми.
   Бортник немного успокоился, но продолжал смотреть на меня с подозрением:
   - И делать это, конечно же, должен верный жрец?
   - Это не обязательно. Даже лучше если оба участника ритуала будут невинны.
   Мужик задумчиво пошевелил косматыми бровями, и хотя было видно, что подозрения не до конца его оставили, согласился на нашу помощь.
   Ритуал не занял много времени. В этот раз удалось обойтись лишь маленькой капелькой крови, разведенной в отваре трав. И вот, находившаяся на последнем издыхании, буренка уже довольно щиплет травку. Бортник, находящийся под впечатлением от результата моих трудов, сразу решил пройти посвящение Велесу. В новообразованную общину велесопоклонников влились сразу 6 человек. Сам бортник, его жена, двое сыновей, дочка и Вирт.
   Расстались мы с семейством бортника довольные друг другом. К моей просьбе пока не распространяться в деревне о культе Велеса, и особенно не говорить ничего мельнику, бортник отнесся с пониманием. И хоть шила в мешке не утаишь, какой-то запас времени у нас был.
   По приходу в деревню, я решил зайти к старосте, чтобы узнать о его решении. В доме меня встретила Злата и на вопрос о муже ответила:
   - А Боброк с утра пораньше отправился к барону. Конечно путь не близкий, но недели за три он обернется.
   Я поблагодарил за добрые вести. Теперь все складывалось удачно.
   У меня оставалось еще пол дня свободного времени. Вирт ушёл занимать своими делами, а Маруся сегодня варит какую-то ядовитую дрянь, и велела до вечера не появляться у неё на подворье. Сейчас, когда лес стал общедоступным, местные скорее сами будут заготавливать древесину, чем покупать, а значит, пора задуматься об ином источнике заработка. Раз появилось время, надо заняться моей давней задумкой с организацией кузницы.
   Самый минимум, необходимый для кузнечного дела это: горн, меха, точильный камень, наковальня и молот. В идеале неплохо иметь несколько молотов разных размеров, но для простейших работ можно ограничиться одним. Начнем с простого: меха достать несложно. Сейчас Декстер начнет охотиться, и появятся свободные шкуры, а сшить меха и натянуть на деревянную раму несложно. Горн мне поможет сделать местный печник, с каменной кладкой он умеет работать, а как правильно сделать горн я ему объясню. Он же может выпилить мне точильный камень.
  А вот с наковальней и молотом сложнее. Их придётся покупать. За день работы с Виртом у меня получалось откладывать примерно 15 медяков. В итоге у меня скопилось 11,5 серебряных медными монетами (1 золотой=100 серебра= 10 000 меди). Как я успел узнать наковальня с доставкой стоит 30 серебряных, а молот можно купить за 5. Значит, мне надо раздобыть еще 23,5 серебряных.
  Как говорил известный персонаж, чтобы продать что-то ненужное, нужно купить что-то ненужное. Из вещей, захваченных с земли, у меня без дела лежали нож-мультитул и зажигалка. Надо было выяснить, за какую цену их можно было продать. С этим вопросом я пошёл к Декстеру.
  Старый охотник с удобством устроился на бревне и с удовольствием наблюдал, за группой подростков, ползающих по грязи, бегающих, подтягивающихся - создавалось впечатление, что я попал на отбор кандидатов в спецназ. Увидев меня, он приглашающе махнул рукой:
  - Привет, Мих. Проходи, присаживайся. Я тут устроил маленький отбор, а то ко мне в ученики попросились больше двух десятков! Что я буду делать с такой толпой оглоедов? Отберу себе человек 5 и хватит.
  В это время один из ползающих парней не выдержал и, обозвав Декстера старым козлом, похромал в село. Старый охотник довольно кивнул:
  - Вот, еще один отсеялся. К вечеру лишние люди уйдут, и завтра начну их потихоньку учить. Начнём с правильной ходьбы и маскировки. Кстати, ты по делу зашёл или поболтать?
  - По делу. Я хочу организовать кузницу, но мне не хватает денег на закупку наковальни и молота.
  Тут Декстер меня прервал:
  - Сразу скажу - денег в долг не дам. В первых принципиально не даю в долг, а во-вторых у меня сейчас с деньгами туго.
  - Да подожди ты, не спеши. Я не за ссудой пришёл. У меня тут есть пару вещиц на продажу. Хотел с тобой посоветоваться, за сколько продавать. Я же местных цен не знаю, обдурят наверняка, а ты мужик опытный.
  - Ну, давай посмотрю, что там у тебя.
  Зажигалка Декстера почти не заинтересовала, а вот мультитул он долго крутил в руках. Когда я показал, как он раскрывается, старый охотник пришёл в восторг:
  - Какая полезная вещица! И сколько ты за неё хочешь?
  -Мне не хватает 24 серебряных на наковальню. Еще хотелось бы приобрести клещи, но это не обязательно.
  - У нас справедливую цену за такую снасть не дадут. Я могу купить эту штучку за 30 серебра. Тебе хватит и на наковальню, и на клещи. А еще я припахаю своих новых учеников к постройке кузни. Идёт?
  Очевидно, что старый пройдоха решил еще раз на мне нажиться, но с другой стороны - кому я смогу продать мультитул даже за эти деньги? Но все же надо поторговаться:
  - Я бы рад согласиться, но мне еще надо раздобыть кузнечные меха и заплатить печнику за горн. Если бы ты взял на себя решение этих вопросов, я бы с радостью согласился на твое предложение.
  - Малыш, да ты растёшь! Уже научился торговаться. Ладно, в честь первой твоей попытки пойду тебе навстречу. Но мои заказы ты принимаешь без очереди, договорились?
  - Договорились. У меня есть еще один вопрос. На первое время мне хватит железного лома, который накопился у сельчан, но потом мне понадобится материал. Где поблизости можно достать металла? Или руды, а металл я сам выплавлю.
  - Я неплохо изучил окрестности, но ни разу не встречал, ни выходящих жил, ни следов выработки. Очень похоже, что придётся тебе завозить металл издалека.
  - А может неподалёку есть болото? Железо часто встречается неподалёку от болот, верным признаком является наличие красного цвета в глине или воде.
  - Болото есть, и даже неподалёку, в двух днях пути. Вот только там кроме пиявок и мурлоков никто не живёт. Ты сам сможешь найти и добыть руду, если она там есть?
  - Думаю смогу, нам же все равно нужно будет ходить в лес, чтобы имитировать охоту? Вот и поищем.
  ***
  
  На сборы у нас ушло пару дней. Декстер отобрал себе учеников и нагрузил их заданиями, чтобы они не филонили, пока он отсутствует. А я одолжил металлическую лопату, кстати, большую редкость в этих местах. В основном пользовались деревянными, которые часто ломались. Сообщив всем интересующимся, что отправляемся на поиски логова волков, мы бодрым шагом отправились в лес.
  К вечеру следующего дня наша геологоразведывательная экспедиция достигла края болота. По совету опытного охотника мы потратили оставшееся светлое время, чтобы оборудовать капитальный лагерь, и уже из него, налегке, делать вылазки для поиска руды.
  Поиск шёл тяжело. Несмотря на то, что Велес любезно включил в знание о кузнечном ремесле еще и методы поиска и выплавки руды, не имея практического опыта, я тыкался в землю как слепой котенок. Японцы разделяют любое мастерство на 2 части: дзи и ри. Дзи- это техника мастерства, например, в верховой езде дзи- умение правильно сидеть в седле, распределять свой вес и управлять лошадью. Если дзи- это практика, то ри- это принцип мастерства, в это понятие входят теоретические знания. В случае с верховой ездой это будет знание о том, каким аллюром можно пустить лошадь, какой переход она может выдержать, как за ней ухаживать. Из слияния дзи и ри, рождается истинное мастерство. (Кому интересно почитайте Такуана Сохо)
  У меня был великолепный уровень ри, но совершенно никакой дзи. И похоже повышать его будет крайне трудоемко. Уже неделю мы убили, ползая по болотам, подкармливая комаров и пиявок, но результата не было. И поскольку припасов оставалось на неделю, включая обратную дорогу, то нужно было принимать радикальные меры.
  - Декстер, похоже на берегу руды нет. Нужно идти вглубь болот и там, на островках, поискать залежи. Или мы вернемся ни с чем.
  - Знаю я один остров неподалёку, и если там ничего не найдём, то будем возвращаться. Но он находится слишком близко к деревне мурлоков. Вражды с ними нет, но они могут напасть. Так, что держи свой арбалет наготове.
  Бредя третий час по пояс в болотной воде, я начал осознавать, что возможно кузнечное дело это не для меня. Но вот уровень воды стал понижаться, и мы выползаем на относительно сухую землю. Некоторое время мы просто отдыхали. Ночевать на болоте дело крайне неприятное, поэтому надо было подниматься и копать шурфы.
  Стоило углубить раскоп на пол метра, как среди болотного перегноя стали попадаться бурые куски болотной руды. Я радостно крикнул:
  - Декстер, нашёл! Тут похоже богатые залежи, хватит на всё!
  Неожиданно из-за спины послышалось:
  - КВА ГОВОРОЛ!!!
  Я как ошпаренный выскочил из ямы и уставился на тройку незаметно подплывших мурлоков. Они возмущенно что-то булькали на своём, но пока не нападали. Я начал медленно, не делая резких движений, отходить к оставленному арбалету. Чуть в стороне застыл Декстер, наложивший стрелу, но пока не натягивающий тетиву.
  Перепончатые водоплаватели сжимали в руках примитивные копья с костяными и каменными наконечниками, однако их острия смотрели вверх, что вселяло надежду на мирный исход нашей встречи.
  - Декстер, ты по-ихнему не балакаешь?
   - Нет, их кваканье у нас никто не разбирает. Но они не особо воинственные, давай потихоньку отходить и думаю, что они нас не будут преследовать.
  - И что дальше? На краю болота мы руду не нашли, а если ходить за ней сюда, то мы будем постоянно с ними сталкиваться. Надо сейчас попробовать договориться.
  - Ну попробуй. Только если ты окажешься у них в котле в качестве похлебки - не жалуйся.
  Декстер остался контролировать наших визитеров издалека, а я демонстративно отложил лопату и незаряженный арбалет. Вытянув вперед руки с открытыми ладонями, я сделал пару шагов в сторону тройки мурлоков. Они начали активнее булькать и наконец, самый крупный из них медленно пошёл ко мне навстречу. Когда мы сблизились до расстояния в пяток шагов, я ради интереса попробовал использовать способность разговора с животными на мурлоке. У меня ничего не вышло, но внезапно я почувствовал как уже мурлок пытает создать телепатический контакт со мной. Инстинктивно потянувшись навстречу, я с удивлением почувствовал, что понимаю посыл моего визави:
  - Сухокожий, зачем вы пришли на нашу мокрую землю? Вы живете на сухой земле, мы на мокрой. Мы не ходим друг к другу. Ты хочешь воевать?
  - Мы пришли с миром. Нам нужны красные камни из вашей земли. Мы будем немного их добывать, и не будем заходить дальше этого места.
  - Это земля мурлоков, значит камни тоже мурлоков. Если хочешь их собирать, то отдай что-нибудь для мурлоков.
  - Но вам же они все равно не нужны. Мы возьмём немного, а если они вам нужны, мы поделимся.
  Мурлок возмущенно забулькал:
  - Земля мурлоков, камни мурлоков. Вечером дар мурлокам - утром камни. Утром дар мурлокам - вечером камни. Нет дара мурлокам, нет красных камней.
  Я понял, что лучше договориться. Но неожиданно мне пришла в голову здравая идея. Зачем мне самому ползать по болотам и копаться в грязи, если можно предоставить это удовольствие более приспособленным существам. Осталось только убедить их копать для меня руду и узнать, какую плату они возьмут за это.
  - Я готов сделать подарок мурлокам, но какой подарок вам нужен?
  Перепончатый меня внимательно оглядел и указал на туристический топорик:
  - Давай мне рубилу, и копай свои камни сколько хочешь.
  Я прикинул, что плавку руды можно проводить раз в 2 месяца. Из 10 кубов руды после очистки и подготовки к плавке примерно 30 тонн пойдёт в плавильную печь. При моих умениях и технологиях из одной партии будет выходить примерно 10 тонн железа не самого высокого качества. Кажется, что много, но это не так. Примерно треть шлаком удалится только при перековке. И в переводе на готовый продукт я получу в лучшем случае 7 тонн. А это меньше куба из первоначальных 10. Кпд получается невысоким, но пожалуй это лучший вариант при таких условиях.
  - Рубило много за разрешение копать красные камни. Вот если вы вынесете мне на сухую землю десять больших корзин наполненных красными камнями, размером с выкопанную мной яму, я дам вам большое рубило, и за следующие десять корзин тоже дам рубило. И так много раз. Я готов меняться с вами раз в 2 луны.
  - Большое рубило за 10 корзин красных камней на сухой земле через 2 луны. Мы договорились сухокожий. Приходи к большому сухому дереву на краю воды и приноси рубилу.
  Я припомнил, что мы проходили такое дерево. Я еще удивился, как оно могло засохнуть, стоя на краю болота. Ориентир получился приметный. После моего согласия тройка синхронно нырнула в воду.
  Я услышал, как позади меня облегченно выдохнул Декстер. Рассказав ему о достигнутых договоренностях, я удостоился скупой похвалы. Видимо старому охотнику тоже не понравилось ползать по болотам. Солнце перевалило зенит, и если мы не хотели ночевать по колено в грязи, нужно было выдвигаться.
  В деревню мы вернулись на закате. Весь рейд занял ровно 2 недели. На обратном пути мы потратили пару дней, чтобы сделать небольшой крюк и поохотится, а то было бы странно, что охотники возвращаются совсем без добычи.
  Теперь, когда с сырьём вопрос был практически решён, нужно было вплотную заниматься организацией кузницы. Соседи не обрадуются шуму и гари, если производство запустить прямо в черте деревни. Значит, саму кузницу нужно ставить на отшибе. Единственным местом, где было достаточно места, свободного от деревьев, оказалась наша вырубка. В принципе место удачное: дрова, вода, глина - все рядом. Нужно еще с попуткой передать заказ в город на наковальню, молот и клещи.
  Пока я ополаскивался после похода, Маруся успела накрыть на стол. Эта удивительная старушка успевала всё: ухаживать за больными, вести хозяйство, правда с моей помощью, изготавливать всякие мази, настойки, припарки, эликсиры и кроме этого, находила время сходить в лес, чтобы набрать трав. У нас с ней установились очень доверительные отношения. Вообще я подозревал, что деревней управляет триумвират. Конечно, староста пользовался большим авторитетом, но серьезные вопросы он обсуждал с Декстером и Марусей, и их общее решение становилось законом для большинства деревенских.
  После моего рассказа о результатах похода, она заинтересовалась возможностью расширения торговли с мурлоками. Оказывается, на болоте росло несколько видов растений, необходимых для каких-то редких и дорогих эликсиров. Поэтому Маруся обратилась ко мне с просьбой сторговать для неё несколько пучков трав. Взамен она предложила сварить несколько зелий, которые у неё покупают городские кузнецы. Оказывается, что проблема достаточного нагрева металла была решена алхимиками давным-давно. Несколько капель в горн, и обычная деревяшка начинает выдавать температуру пламени, больше подходящую высококлассному коксу.
  К сожалению, в состав этого полезнейшего зелья так же входили травы, которые очень редко встречаются вне болот. В общем, сотрудничество с мурлоками нужно будет расширить. Но до этого еще 2 месяца.
  Следующую пару недель я строил кузницу. Решив не городить ничего капитального, я ограничился тем, что вкопал по периметру несколько деревянных столбов. На них положил мауэрлат и уже на него опёр стропила. Для опирания конька я подвёл под него несколько столбов. Всю древесину я обработал огнезащитным зельем. В одиночку я бы не справился, но на мою удачу Вирт мастерски умел работать с деревом, да и помощь припаханных учеников Декстера пришлась очень кстати. После сборки каркаса установить стропила и обрешетку не составило труда. И, чем я особенно гордился, хоть это и была заслуга Вирта, на все строение у нас не ушло ни одного гвоздя! Фактически у меня получился капитальный навес, что меня полностью устраивало. Если заранее не позаботится о продувании помещения, то работать в нем придётся с перерывами. Или регулярно ловить тепловые удары.
  Большинство крыш в селе были покрыты соломой, но этот вариант меня не устраивал. Ибо могло полыхнуть, а пропитывать регулярно меняемую солому огнезащитным составом и глупо, и дорого. В городе можно было купить черепицу, но её трудно перевозить и у меня не было на неё денег. Оставался старый добрый дёрн. Вариант не без недостатков, но как временная мера он играл.
  После готовности навеса, я пригласил местного печника. Я прекрасно в деталях понимал, какой кузнечный горн я хочу получить, но совершенно не умел работать с кладкой из природного камня. Местный печник же наоборот, прекрасно умел работать руками, но совершенно не представлял требуемую конструкцию. Союз моего ри и его дзи породил, если и не шедевр, то очень добротное изделие. Особенно удачно получился дымоход. Он давал замечательную тягу, и выбрасывал весь дым вверх. После горна, я попросил его собрать доменную печь, для плавки руды. Пока печник работал, у меня получилось отлучиться, чтобы провести обряды посвящения для волков.
  За хозяйственными заботами я пропустил возвращение Боброка. Довольный староста предъявил обществу жалованную грамоту, на сбор податей в пользу барона. Согласно ей, мельник отныне лишался этого права и, соответственно, баронской защиты. Обрадованный народ, которому Китавл долгое время портил жизнь, стал собираться на стихийное вече. Которое уже было, решило линчевать мельника, доставшего всех соседей. Тогда слово взял староста, который уговаривал односельчан воздержаться от самосуда.
  Но обозленные сельчане не хотели просто отпускать человека, несколько лет обиравшего их. В итоге решено было голосовать. И хотя авторитет старосты и поддержавшей его травницы был высок, Декстер выступил за радикальное решение проблемы, так, что Китавл и его прихлебатели имели серьёзный шанс лишиться жизни. В жарких спорах народ так и не смог принять решение. Тогда неожиданно слово взял обычно молчаливый пасечник:
  - Мы так не договоримся. Пусть кто-нибудь со стороны нас рассудит. Я предлагаю позвать Миха, он живёт у нас недавно и не успел накопить обиду на мельника, однако он уже в курсе дела.
  Когда я узнал причину, по которой посыльный срочно вызвал меня в село, то растерялся. Вот так решить судьбу человека я был не готов. Я понимал, глядя какой злобой и обещанием страшной мести наполнены глаза мельника, какое решение ждут от меня, но не смог себя пересилить и взять на душу смерть человека:
  - Не надо крови, давайте просто изгоним его.
  Декстер сокрушенно покачал головой:
  - Мы ждали от тебя другого, ты хочешь основать у нас свой культ, но для этого нужно завоевать авторитет. Уклоняясь от ответственности, проявляя слабость и нерешительность, ты не завоевываешь уважение. Твоё решение еще аукнется всем нам, попомни мои слова, малыш.
  Однако я считал, что моё решение было верным. Теперь, когда можно было не опасаться доноса, пришло время рассказать всем о безопасности окрестных лесов. Упирая на помощь Велеса, я провёл небольшую рекламную компанию нового культа. Пообещав любым желающим провести для них один из доступных мне ритуалов в качестве демонстрации силы покровителя.
  Я не опасался, что на меня донесут в церковь света по нескольким причинам. Во-первых я изучил менталитет местных, для них весь мир делился на своих и чужих. К своим относились соседи и родственники. Даже я, хоть и немало помог им с волками, не стал еще своим. Но уже и не был полностью чужим. Во-вторых, до вторжения орды церковь света была очень миролюбивой религией, я не слышал, чтобы у них были органы дознания или им подчинялись организации типа инквизиции. Например, культ проклятых не смогли вычислить, хотя он состоял, в значительной степени, из крестьян, которые по определению никакие конспираторы.
  Десяток человек сразу захотели пройти посвящение Велесу. В любом обществе есть категория людей ищущих духовного подвига. Если не направить их энергию в правильное русло, то из них могут получиться самые ярые приверженцы тоталитарных сект, сатанисты или фанатики какого-либо направления. Эта среда может родить как великих святых, так и чернейших злодеев. Утолить эту жажду и направить их энергию в конструктивное русло - отныне моя задача. Лучше пусть они говорят: Вечная служба Велесу. Чем: жизнь за Нер Зула.
  Так же к культу присоединились семья Боброка. Они надеялись, что со временем я смогу помочь им исцелить увечья. Я не сомневался, что способ есть, но вопрос цены за подобную помощь меня очень беспокоил. Остальные пока приглядывались. В деревне почти не было больной скотины, но ритуал благословения пашни попросил провести почти каждый. Теперь оставалось ждать результата, поскольку только взошедшие ростки не могли наглядно показать степень влияния моих действий на урожайность.
  Я решил не строить временное капище, если большая часть населения примет покровительство Велеса, то позже надо будет построить просторное место поклонения. А если нет, то хватит и домашних алтарей, которых я освятил достаточно.
  Тем временем пришло время встретиться с мурлоками. Эти болотные жители оказались на диво пунктуальны, первый обмен прошёл успешно, и мы остались довольны друг другом. Не забыл я и про просьбу Маруси. Все запрошенные травы оказались известны мурлокам, и через неделю они обещали принести к засохшему дереву первую партию. За мешок редкой травы они запросили хороший охотничий нож. Поскольку зелья из этих трав многократно окупали стоимость самого лучшего ножа, я легко согласился.
  Тем временем я оказался в бедственном положении. За партию руды я отдал одолженный топор, клятвенно пообещав владельцу изготовить новый и намного лучше предыдущего. Денег на нож у меня не оставалось, да и на еду уже не хватало. Спасибо Марусе, по доброте душевной подкармливавшей меня. За жреческие услуги я принципиально не брал платы, но немного деньжат я срубил на починке имеющегося инструмента. Раньше, если требовался серьезный ремонт, его с попуткой отправляли в город, а теперь несли мне.
   Нужно было срочно плавить руду, чтобы вывести свой платёжный баланс к положительным значениям. Я решил не дожидаться изготовления Марусей кузнечных эликсиров, а сделать первую плавку на сухую, тем более, что Декстер, как и обещал, недавно занес мне большие кузнечные меха.
  Пара дней у нас с Виртом ушла, чтобы пережечь заготовленную древесину в приличный уголь. Еще день я потратил на переборку и очистку руды. Но вот, наконец, доменная печь загружена рудой вперемешку с древесным углём. Запалив растопку, мы с Виртом начали по очереди работать мехами, обеспечивая поддув воздуха.
  После прогорания угля, мы подождали, пока печь немного остынет, и достали из неё железную крицу. Мне было заранее понятно, что без какой-нибудь хитрости у меня не получится раскочегарить температуру печи выше 900 градусов, а значит, получившийся металл будет невысокого качества и сравнительно мягким. Однако меня это устраивало, поскольку тренировать кузнечные навыки лучше на легко обрабатываемом низкоуглеродном железе.
  Получив запас материала, я стал собирать заказы. Сельчанам требовалось много железного инструмента, но в первую очередь меня просили изготовить 20 ножей и десяток топоров.
  Как раз доставили заказанные ранее кузнечные инструменты. С легкостью отрубив от крицы кусок, я начал его перековывать, чтобы удалить остатки угля и шлака. Непривычное к такой нагрузке тело быстро устало и требовало отдыха, но я упорно и монотонно работал молотом. В этот день я смог перековать только один кусок крицы, на большее моих сил не хватило, но я надеялся, что со временем моя производительность вырастет.
  По-хорошему, мне надо было вначале перековать всю крицу, а потом уже начинать ковать что-то сложное. Но мне не терпелось выковать свой первый топор. Опытному кузнецу понадобилось бы не более 2-х часов на 1 топор. Однако у меня на ту же работу ушло 2 дня.
  Своё первое изделия я перековывал снова и снова, пока полученный результат меня не устроил. Получилось неказисто, но добротно. Впрочем, моё изделие ничуть не проигрывало по качеству топорам, которые были в наличии у местных, а качество металла благодаря многократной проковке оказалось даже выше.
  После изготовления топора у меня остался кусок прокованного металла, достаточный для изготовления лезвия. Я надеялся по-быстрому сковать охотничий нож для расплаты с мурлоками и начать перековывать оставшуюся крицу, но явно переоценил свои силы. Еле-еле успел к назначенному времени, и то пришлось точить и полировать клинок половину ночи накануне обмена.
  На следующий день я успешно осуществил обмен с мурлоками. Маруся была счастлива получить эту охапку травы, и обещала через неделю сделать для меня партию кузнечных эликсиров.
  Следующие 5 месяцев пронеслись как один день. С утра до вечера я пахал в кузнице. Я не замахивался на изделия, требующие высокого кузнечного мастерства, но всевозможных топоров, гвоздей, ножей и пил я переделал неимоверное количество. Отдельно хочу рассказать про пилы. При всей кажущейся простоте хорошую пилу сделать очень непросто. Прежде всего, пилы гораздо требовательней к качеству металла, поскольку разумная толщина пилы ограничена. Эту проблему помогла решить алхимия. Проведя плавку с эликсирами Маруси, я был поражён качеством выплавляемого металла. Фактически на выходе я получал высокоуглеродистую сталь очень приличного качества. Во-вторых, изготовление ручной пилы занимает больше времени и требует аккуратности и мастерства. Но практически ежедневная работа в кузне очень хорошо сказалась на моих навыках.
  Кроме того, работа молотом позволила разработать плечевой пояс. Это выразилось не только в наращивании мышечной массы, но и укреплении связок и разработке суставов. Я чередовал ковку изделий с проковкой криц, из которых, несмотря на эликсиры, требовалось удалить шлак и остатки угля. Если при работе над каким-нибудь ножом требовалось бить заготовку аккуратно и с определенной силой, то при проковке крицы я отрывался по полной, нарабатывая взрывное сокращение мышц.
  Вообще из кузницы получился неплохой тренажёр: сила, выносливость, скорость, взрывная работа рук, координация и точность - все развивалось гармонично. А когда я, вместо экономных движений руками, при ковке функционально включал в работу все тело, практически все мышцы получали полезную нагрузку. Конечно ногами пришлось заниматься отдельно, поскольку во время ковки не получалось их нормально загрузить.
  Вскоре я осознал, что в одиночку ковать что-то сложнее топора довольно неудобно. Отрывать взрослых мужиков от работы в поле было неразумно. Поэтому я решил присмотреть себе помощника среди молодежи. Кроме того, рано или поздно я уйду, и будет очень жалко оставлять свою кузницу в запустении. А так, возможно, подмастерье унаследует моё дело. Да и деревню без кузнеца оставлять не хочется.
  Во время подготовки к одной из плавок я заметил любопытные глаза, наблюдающие за нами из кустов.
  - Если интересно, чем мы занимаемся, подходи поближе.
  Из кустов робко выбрался тощенький светловолосый парнишка лет 12. Я решил его слегка подбодрить:
  - Не бойся, я не буду тебя ругать за интерес к моему делу. Если хочешь, можешь помочь нам с плавкой. Как тебя зовут?
  Парень, представившийся Фролом, оказался очень смышленым и толковым помощником. Он схватывал все буквально на лету, а природная ловкость и хороший глазомер намекали на то, что из него выйдет очень толковый мастер. Но была одна проблема. Субтильное телосложение мальчика оказалось не следствием недоедания, а его природным свойством. Даже работая в кузне, хорошо и правильно питаясь, он не набирал мышечную массу. Мне было чудовищно жаль, но с таким телосложением кузнецом невозможно быть. Возможно, ему подошла бы стезя ювелира, но зачем деревне ювелир...
  Фрол был очень сообразительным, и с каждым днем все отчетливее понимал границы своих физических возможностей. Однажды он подошёл ко мне и сказал:
  - Учитель, не получится из меня кузнеца. Спасибо вам за науку, но надо вам подыскать себе другого ученика.
  У меня в голове давно крутилась мысль, как помочь парню, но она была связана с определенным риском.
  - Послушай, Фрол, не отчаивайся. Есть способ помочь тебе поднабрать силёнок. Но при этом есть немалый шанс подорвать здоровье. Ты готов рискнуть?
  Подмастерье упрямо наклонил голову:
  - Я не боюсь рискнуть. Если вы считаете, что этот способ мне поможет, то я согласен, даже не спрашивая о его сути.
  А идея была простой. Мне пошла на пользу энергия пустоты, но для меня её очищал Велес. Похожую энергию я почувствовал в логове волков, но она очищалась естественным путём и как может повлиять на неподготовленный организм - неизвестно. Волкам она явно пошла впрок. Возможно, порция этой энергии позволит преодолеть склонность Фрола к субтильности.
  - Раз не спрашиваешь, то не стоит тебе и знать подробностей. Доработаем сегодня день, а на закате отправимся в одно место. Ты главное ничего не бойся. Я буду с тобой.
  Но прежде чем вести Фрола в логово, нужно было согласовать этот вопрос с Аргентариусом. Оставив ученика убирать кузницу, я тем временем быстро пробежался до вожака волков. Белому волку не пришлась по душе идея допустить в своё логово постороннего человека. Лишь пообещав принести мальчика на руках с завязанными глазами, чтобы он при всем желании не мог запомнить путь, я смог добиться согласия.
  В кузнице меня с нетерпением ждал ученик. Я сразу решил окоротить его:
  - Фрол послушай меня очень внимательно. Сейчас я завяжу тебе глаза и отнесу в одно место. Хозяева этого места очень трепетно относятся к своему дому, поэтому ты не должен пытаться снять повязку. В этом месте мы проведем ночь, ты можешь это время спокойно спать, а утром я отнесу тебя обратно.
  - Учитель, но как это поможет мне стать сильнее?
  - Видишь ли, это особенное место. В нем живет особая сила, которая, насыщая тело живого существа, помогает стать ему крепче.
  После клятвенного заверения ученика в полном послушании я отнес его в логово волков. И хотя Аргентариус смотрел на чужого человека в логове с недовольством и подозрением, мальчишка спокойно провел ночь под моим бдительным присмотром. Лишь под утро я задремал и был разбужен какой-то возней под боком.
  Как оказалось, утром на гостя наткнулась пара смутно знакомых волчат и, пока я спал, они успели с ним подружится и вовсю играли. Фрол дисциплинированно не снимал повязки с глаз, но это не мешало ему участвовать в игре.
  Присмотревшись, я узнал волчонка, которого я спас при первом знакомстве с разумными волками. При посвящении я дал им с братом имена Ромула и Рэма. И сейчас эти разбойники вовсю нарушали нашу конспирацию. Хуже того на эту возню с нечитаемым выражением смотрел Аргентариус. А мелочь так увлеклась играми, что не видела ничего вокруг.
  Я взглянул в желтые глаза вожака волков:
  - Что будем с этим делать?
  - Ничего, раз волчата выбрали его в дрррузья, то теперь они связаны до конца жизни. Я отчетливо ощущаю связывающую их энергию. Теперь они и без твоего дарра смогут понимать друг друга. Сейчас забирай своего детеныша. Через пару лет, когда они подрастут, мы научим их общаться.
  - Как появилась эта связь? Ведь со мной ничего подобного не произошло, хотя я провёл у вас намного больше времени!
  - Не срравнивай себя, взрослого жреца, и маленького детеныша, впервые почувствовавшего энергию этого места. Его тело искало поддержки и попутно зачерпнуло энеррргию волчат. Впрочем, связь уже стала обоюдной, а значит, он не только взял, но и отдал частицу себя. Память крови говорит мне, что из таких союзов происходили сильнейшие гвардейцы нашего повелителя. Они могли принимать наш облик. Я подумаю, как лучше поступить.
  Не став дальше испытывать терпение Аргентариуса, я подхватил ученика на руки и понес в село. По пути любопытный мальчуган пытался расспрашивать меня о месте, где побывал и его обитателях, но я отговаривался, что со временем он все узнает.
  Порция энергий пустоты явно пошла парню впрок. Было ощущение, что его телу не хватало толчка для развития, и теперь он рос и мужал не по дням, а по часам. Тяжелый молот, который Фрол раньше даже не пытался брать в руки, теперь был ему по плечу. Всего за пару месяцев мой ученик вымахал в крепкого молотобойца.
  Получив в помощь еще одну пару рук, хоть и неумелых, зато уже крепких, я смог увеличить количество и качество производимых изделий. Теперь я малым молотом показывал место удара, а Фрол уже лупил по нему большим молотом. Уделяя больше внимания заготовке, я стал замечать, что при работе с некоторыми кусками металла у меня возникает странное чувство, будто они отличаются от остальных. Их количество было невелико, где-то 1-2% от общей массы.
  Какое-то время я их откладывал, не зная, что с ними делать, но однажды решил попробовать сковать из них топор. Только я приступил к работе, как у меня всплыла в голове очередная порция кузнечных знаний. Оказалось, что некоторые куски руды впитывают в себя разлитую в пространстве магическую энергию и благодаря этому приобретают различные свойства. В моем случае это была энергия воды, которая делала получающийся металл гораздо пластичнее и на него отлично ложатся чары воды и холода. Кроме того, болты, сделанные из такого металла притягиваются к воде. А поскольку в теле живого существа много воды, то получается магическая система самонаведения.
  В итоге топор я так и не сковал, зато наделал арбалетных болтов. Геймерский опыт подсказывал, что патронов много не бывает. Поэтому я извел на болты все запасы магической руды и еще наделал из обычной стали приличный запас. Итого получился солидный боекомплект: 5 родных болтов, 10 из магической руды и 30 штук из обычной стали.
  В деревне за это время произошли значительные изменения. Десктер со своими учениками, которых уже набралось с десяток, буквально завалили село добычей. Стол местных ломился от дичи, её солили, коптили и даже часть отправляли на продажу в город. Когти и клыки также уходили зачастившим в село торговцам. А вот шкуры сельчане предпочитали вначале выделать, а уже потом продавать более дорогой готовый продукт. Кстати благодаря зельям незаменимой Маруси качество получаемых кож и мехов тоже было крайне высоким. В общем люди, предпочитающие ремесло крестьянскому труду очень неплохо поднялись.
  Но не отставали от них и земледельцы. Пашни, над которыми я провел обряды, полыхнули невиданным урожаем, для хранения которого не хватало места в амбарах. Торговцы уезжали в город, перегруженные первосортным зерном.
  После страды почти все жители села решили присягнуть Велесу. Думаю, он был доволен этим результатом. Хотя и осталось несколько семей верных Церкви Света, их не стоило опасаться. Своих тут действительно не сдавали.
   Пришло время строить капище. Не став ничего выдумывать, я практически повторил традиционные капища древних славян. Идея строить его прямо в селе показалась мне неудачной. Неделю я бродил по прилегающим лесам, пока не подобрал подходящее место.
  Это был поросший кустарником холм, над которым возвышалось расколотое молнией дерево. Несмотря на нанесенную рану могучий златолист был жив и всем своим видом бросал вызов небесам. Я даже не понял, а почувствовал, что этот столетний гигант готов принять в себя частицу могущества моего патрона, а Велес одобрит мой выбор. Живая корневая система обеспечит связь с темными глубинами земли и окружающими растениями.
  Сам идол Вирт вырезал под моим чутким руководством, а тем временем селяне, по моим указаниям, построили святилище.
   Я с удовольствием оглядел результат наших трудов. Большой идол окружал деревянный частокол с вырезанными на нем знаками. Перед изображением Велеса стоял большой каменный жертвенник, по бокам которого в специальных каменных чашах горел огонь. Это стоило нам больших усилий, но теперь идолом служил живой златолист, от которого веяло древней и грозной мощью. Капище окружал мощный частокол.
  На открытии капища я провёл торжественные жертвоприношения. Каждый последователь принес толику результатов своего труда: горсть зерна, полоску выделанной кожи, кусочек меха или медовые соты, которая была принесена в дар Велесу и торжественно сожжена в пламени чаш жертвенника. Что интересно все дары сгорели без следа, не оставив даже пепла.
  После сбора урожая сыграли несколько свадеб, и молодожены провели свои первые брачные ночи в капище. В общем, древнее божество получило обильные дары. Я надеялся, что это должно сильно приблизить сеанс связи с моим покровителем, поскольку Боброк и ко все настойчивее напоминали мне о обещании найти способ исцеления их увечий, для чего мне нужно было обратится с этим вопросом к начальству.
  В один из дней к порогу кузницы вышел молодой волк и требовательно посмотрел мне в глаза:
  - Жррец! Арргентариус зовет тебя на ррразговорр.
  С тех пор, как я провел ритуалы посвящения для всей стаи, волки и их патриарх не баловали меня своим вниманием. А тут вдруг срочно вызывают на разговор. Поэтому я быстро собрался и отправился в путь.
  Аргентариус ждал меня, порыкивая и нетерпеливо ходя по кругу.
  - Жррец, для тебя есть работа! Мои рразведчики обнаружили на востоке чужаков, которые охотились в наших угодьях. Их вожак очень силён, я знаю, что у тебя есть ядовитый клык, которым ты чуть не убил моего сорродича. Помоги нам справиться с их вожаком, а его стаю мы сами пррогоним.
  У меня действительно осталось несколько порций яда, который Маруся сварила для охоты на волков. И поскольку, волки вроде как относились к моим подопечным, я был склонен ответить согласием на их просьбу. Но на своих условиях.
  - Хорошо, я пойду охотиться на вожака вторженцев, но у меня есть несколько условий. Во-первых, твоя стая будет меня страховать, на случай непредвиденных проблем. Во-вторых, за мою помощь вы возьмете на себя обязанность присматривать за окрестностями. Я знаю, что вы и так это делаете, но теперь о появлении групп людей вы будете докладывать мне. Сейчас в наши места зачастило много торговцев, а значит, вскоре неизбежно они привлекут внимание разбойников. Я не хочу, чтобы их появление застало нас врасплох.
  Аргентариус согласно мотнул своей головой, и я продолжил:
  - Отлично, тогда завтра на рассвете я буду ждать твоих охотников возле своей кузницы.
  Экипировавшись для охоты, я выдвинулся на север в сопровождении десятка волков. Все они были матёрыми хищниками, ни одного молодого и неопытного волчонка. Видимо Аргентариус очень серьезно отнесся к угрозе чужаков.
  Первые сомнения у меня начали проскакивать, когда на подходе к месту охоты, сопровождающие меня звери стали вести себя настороженно, и даже с опаской. Вторым напрягшим меня обстоятельством стали следы. Почему-то из рассказа вожака я сделал вывод, что им мешает стая волков. Но отпечаток лапы скорее подходил медведю, а размер и глубина следа указывали на огромные размеры зверя. Окончательно я осознал величину проблемы, когда увидел торчащую из малинника здоровенную медвежью задницу. Сам обладатель этого феноменального агрегата, довольно похрюкивая, самозабвенно наслаждался спелыми ягодами.
  Я скептически посмотрел на сопровождавшего меня волка:
  - И вы рассчитывали, что я смогу пробить шкуру подобного гиганта? А даже если и пробью, то яд может его и не взять.
  - Старррший сказал попррробовать! Иначе нам прридется долго дрраться за территорию!
  Было очевидно, что нахрапом тут не справиться. Я решил подобраться поближе, чтобы получше рассмотреть зверя. Увлекшийся медведь подпустил меня довольно близко. Странное чувство заставило меня остановиться. От любителя малины веяло какой-то смутно знакомой энергией. Точно! Мишка тоже где-то хватанул энергий пустоты, а значит вполне возможно, что он достаточно разумен для разговора.
  Я дал знак своим сопровождающим отойти подальше. Медведи никакущие бегуны на дальние дистанции, но на небольшом отрезке они способны догнать почти любого. Поэтому вначале я прикинул пути отхода, на случай провала переговоров. Дикий лес изобиловал буреломами, которые я мог перемахнуть, а медведю пришлось бы или проламываться силой, или тратить время, оббегая эти препятствия.
  Подкрадываться со спины не лучшая идея для начала переговоров. Поэтому я отошёл немного вглубь леса и, стараясь создавать как можно больше шума, направился к оккупированному малиннику. Медведь уже меня ждал, он явно был достаточно разумен, чтобы не воспринимать человека как легкую добычу. Поэтому он не кинулся на меня, а просто поднялся на задние лапы и грозно зарычал, намекая мне, что малинник уже занят.
  Подойдя на дистанцию необходимую для контакта, я поймал глаза медведя:
  - Приветствую тебя, могучий.
  Мишка от неожиданности совсем человеческим движением почесал затылок и удивленно ответил:
  - Человечек ты можешь говорить со мной!
  Прямо дежавю.
  В итоге потапыч оказался вполне вменяемым субъектом. Как выяснилось в процессе общения, его семью из логова выгнали какие-то мелкие вредители. С ими самими косолапый бы легко справился, но те оказались довольно хитрыми. Они пакостили исподтишка: расставляли ловушки, жгли костры с какими-то травами, дым от которых заставлял кружиться голову. И когда один из медвежат провалился в маленькую ловчую яму, и его с большим трудом удалось вытащить, медведь, а вернее медведица, подхватила малышей и ушла из своего логова.
  На моё предложение помочь, она только скептически на меня посмотрела:
  -Что такой слабенький человечек может сделать?
  Я возмутился:
  - Пусть я и не вымахал с тебя ростом, но уверен, что могу на равных побороться!
  Медведица насмешливо фыркнула:
  - С тех пор как выросла из детеныша, никто не мог на равных со мной бороться. Даже отец этих медвежат лишь продержался немного дольше других. Но если ты настолько уверен в себе, то попробуй. Обещаю, что не буду использовать клыки и когти.
  У меня по спине пробежал холодный ветерок. Трехметровая туша медведицы внушала уважение и трепет. Сейчас идея побороться уже не казалась такой привлекательной, но отступать было поздно. В конце концов, я уже не был тем хилым городским планктоном, который вошел в этот мир. За плечами у меня были долгие часы напряженной работы над собой, ведра пота и солидная порция усвоенной энергии пустоты. Что ж пора показать, чего я достиг.
  Когда медведица обхватила меня своими лапами, мне показалось, что небо рухнуло на мои плечи, но я стоял. Для начала она решила давить не с полной силой, а когда поняла, что этого недостаточно, утроила усилия, но я все равно стоял. Тогда она уже явно используя все силы и немаленький вес (хотя про вес дамы и некультурно упоминать:) навалилась на меня. У меня потемнело в глазах, я задыхался, чувствуя, что держусь из последних сил, но внезапно пришло второе дыхание. Я понял, что несмотря на чудовищную силу медведицы, я могу освободится. И я начал медленно разводить давящие на меня лапы. И под удивленный мяв медведицы я подхватываю её за шкуру и выполняю классический бросок через бедро. Я сам удивился, как легко это получилось. Из кустов с грозным ревом выскочили три медвежонка и встали между нами, защищая мамку.
  Для зверя, у косолапой оказалось на удивление выразительная морда. И сейчас она выражала полнейшее охренение. Я и сам был поражен. Медвежья туша весила не меньше 600 кг. Я конечно понимал, что стал сильнее за это время, но даже на рычаге уработать такую массу дорогого стоило.
  Пару минут мы молча играли в гляделки, приходя в себя. Но вот медведица заворочалась и поднялась с лопаток, на которые я её положил.
  - Человечек, ты сильнее чем кажешься. Что ж, может ты и справишься с моими врагами. Но силы мало, ведь их надо еще найти. Впрочем, уговор есть уговор. Что ты хочешь за свою помощь?
  - Мне надо немного. Если я освобожу твоё логово, то ты вернешься к себе и не будешь претендовать на местные охотничьи угодья. И ты со своими детьми пройдешь посвящение моему покровителю.
  Я вкратце объяснил ей суть ритуала и его последствия и, получив согласие, отправился к своим сопровождающим.
  Волки с нетерпением ожидали моего возвращения. Узнав о моей договоренности с медведицей, они недовольно заворчали. Им не хотелось отправляться куда-то вдаль от родных угодий, чтобы решать проблемы посторонних. Но мне удалось убедить их, что на проще справиться с десятком другим мелких вредителей, чем с огромной и, как оказалось, разумной медведицей.
  Я с парой волков легко прошёл по медвежьим следам к их логову. Уже на подходе волки начали морщиться и чихать от какого-то крайне неприятного для них запаха. Вокруг логова было множество мелких следов, показавшихся мне смутно знакомыми. Про подобное мне рассказывал Декстер, когда учил читать следы. Гноллы, эти мерзкие людоеды! Откуда они в этих местах? Их же вычистили уже давно.
  Новая информация резко меняла мои планы. Если появилась небольшая шайка этих разбойников, то в наши места откочевало целое племя. Гноллы любили грабить одиноких путников, кроме того они очень уважали человечину. Они гнали зверей от своих стойбищ, и раз медведица попала под раздачу, значит их селение недалеко.
  В племени всем заправляли два лидера - вождь и шаман. Вождём становился самый сильный и свирепый самец, а шаманом обычно была самка. Причем иногда такие шаманки были поразительно могущественны. Все племя истребить - задача нереальная, но если уничтожить вождя и шамана, то, скорее всего, получится прогнать их.
  Уже третий день мы наблюдаем за житьём-быльём примитивного племени. Самцы племени отправлялись на охоту, причём делали это всегда строго по одной тропинке, даже если им приходилось делать большой крюк. Из чего я сделал вывод, что остальная местность вокруг стойбища напичкана ловушками. Самки же тратили день на изготовление примитивной одежды из шкур, заботу о потомстве и готовку еды.
  Я с трудом отличал одних собакоголовых от других, но все же примерно подсчитал численность племени - где-то 150-160 особей. Из них половина самки, чуть меньше трети мелочь, а остальные самцы. Итого боеспособного контингента получается в районе 30-40 охотников. Десяток примитивных хижин вмещали все племя. Отдельные хижины были только у вождя и шамана. Причём хижина шамана стояла немного наособицу и была теоретическая возможность подкрасться к ней, чтобы тихо устранить его. Если бы только её не окружало плотное облако ловушек, а единственный безопасный путь не проходил через стойбище.
  Неожиданно в спину мне ткнулся нос одного из волков.
  - Жррец, мы слишком долго кружили рядом с жильём. Отряд охотников взял наш след. Нужно уходить или нападать. Решай быстрее.
  На секунду новость вызвала панику. Стиснув зубы, я заставил себя успокоиться и начать думать головой. Охотничья партия обычно состояла из 5-6 особей. В прямой схватке гноллы не очень сильны, хотя и редко бросаются в бегство. 1-2 я сниму из арбалета, по 1 возьмут без проблем, остаётся один, в худшем случае 2 гнолла. Должны справиться.
  Мы быстро отошли вглубь леса, оставляя отчетливый след, чтобы преследователи точно не заплутали. Подобрав подходящую полянку, мы завели след прямо через неё. Я с одним волком затихарился на противоположном краю. А второй пошёл в обход и занял позицию сбоку.
  План был предельно прост. Преследователи показываются на противоположном краю поляны, я начинаю их отстреливать. Когда они кидаются ко мне их, встречает один волк и в спину бьёт второй.
  Я понял, что план пора срочно менять, когда на край поляны выбралось сразу 11 гноллов. Видимо нас преследовало сразу 2 отряда. Отступать было поздно, поскольку тогда я оставлял на растерзание сидевшего в засаде волка. Оставалось одно - атаковать и побеждать.
  Первый выстрел по традиции достался самому крупному гноллу. Я не стал экономить и заряжал болты из магической руды. Снаряды явно притягивались к головам противников, благодаря чему я тратил меньше времени на прицеливание. 4 гнолла получили по подарку в череп, прежде чем первый пробежал поляну. Еще двоих я упокоил за то время, которое мне выиграл волк. С остальными придётся разбираться вручную.
  Из оружия ближнего боя со мной были верный туристический топорик и нож. Топор в правую руку, нож в левую и я встречаю первого преследователя. Увернувшись от первого удара, второй я блокирую топором. И хотя гнолл давит меня двумя руками, вкладывая всю массу, я легко держу его одной рукой. Бью клинком в шею. Первый готов, но вот беда - удар оказался слишком сильным и нож застрял. Времени вытаскивать его уже нет. Краем глаза замечаю, как волки уверенно давят своих противников. Оставшиеся двое решили напасть на меня, как на самого опасного.
  Хоть и дикари, но дураками они явно не были. Ловко разойдясь, они заняли такую позицию, что атакуй я одного и неминуемо подставлю спину второму. Я лихорадочно размышлял, что делать. Одного хорошего удара булавой или цепом хватит, чтобы бесславно прекратить мою жизнь.
  Весь мир будто выцвел. Не осталось ничего кроме двух врагов, которых я должен был убить или умереть сам. На морде одного мне почудилась презрительная усмешка, словно он уже заранее знал, что через мгновенье я упаду на землю с проломленным черепом. Ярость обжигающим потоком пронеслась по моим венам и тело само, на одних инстинктах приняло единственно верное решение. Быстро наклонившись я резко кинул тело убитого ранее гнолла в противника с цепом, с каким-то ожесточенным удовлетворением услышав задушенный писк придавленной противника. А сам бросился на собакоголового с булавой. На секунду растерявшийся гнолл, начал активно отмахиваться булавой, но я, почувствовав пронесшуюся поблизости смерть, не стал размениваться на политесы. Тупо перехватив левой рукой булаву, я правой рубанул наискосок ключицу.
  На будущее надо запомнить, что слишком сильные удары, ведут к застреванию оружия. Пока я пытался вытащить застрявший топор, подкравшийся гнолл огрел меня цепом. В последний миг я попытался уклониться, и вместо того, чтобы проломить мне голову цеп вскользь прошелся по спине, острыми гранями разрывая одежду и оставляя кровоточащую рану. Вид собственной крови вызвал очередной приступ ярости. Крича что-то нечленораздельное, я кинулся и всем телом прижал верещащего противника к земле. Схватив его за горло, я душил дергающееся тело, пока красная пелена не упала с моих глаз.
  Давно расправившиеся со своими противниками волки, опасливо наблюдали, как я сдавливаю горло давно прекратившему дергаться телу.
  Я потерянно огляделся. Сейчас, когда схлынул адреналин, я почувствовал боль от раны на спине, опустошение и свинцовую тяжесть во всем теле. Хоть сам бой и занял всего несколько минут, но он выпил все мои силы. Один из волков опасливо приблизился:
  - Жррец, ты пришёл в себя? Повернись, я залижу тебе рану, а то ты истечёшь кровью.
  Я осторожно стянул с себя рубашку. Пока волк зализывал мою рану, я прокручивал в голове прошедшую стычку. В этот раз мне повезло, что не пожадничал захватить самонаводящихся болтов. Окажись гноллов на одного больше, или стреляй я чуть хуже, или не выиграй мне пару выстрелов спутник, или замешкайся второй волк или, или, или... Командир из меня оказался никакой. Что стоило мне оставить одного волка посчитать преследователей, пока мы подбирали место засады? И подрубить пару деревьев, чтобы получить пяток секунд на лишний выстрел. Задним умом все крепки. Я дал себе слово впредь крепко думать, и не принимать поспешных решений.
  Тем временем волк закончил с моей раной, и я, кряхтя, поднялся. Во время схватки у меня не было секунды присмотреться к преследователям, но сейчас я заметил, что они все очень крупные. Средний рост для их вида обычно не превышал 1,4-1,5 метра. Тогда как среди моих преследователей не было ни одного ниже 1,7. Конечно, среди них встречались гиганты под 2 и даже 2.5 метра, причем довольно часто. Но так много и сразу - маловероятно.
  Внезапно меня пронзила догадка. Стремясь проверить её, я положил руку на труп булавоносца и прислушался к себе. Так и есть! Ладонь пронзило легкое покалывание знакомой энергии! Видимо не случайно они так упорно выгоняли медведицу из её логова. Эти разъелись так на энергии пустоты. Вечер резко переставал быть томным. Сейчас мне стало понятно, что простым изгнанием тут не обойтись. Раз прознав о таком полезном свойстве этих мест, теперь они будут стремиться сюда при первой же возможности.
  Значит вариант один - экстерминатус. Иначе, удерживая источник пустоты, они быстро расплодятся и начнут терроризировать всю округу, и тогда только войсковая операция сможет с ними справиться. Но втроём мы с целым племенем не справимся. Надо возвращаться и просить помощи. Медведица своих детенышей не оставит без присмотра, значит она точно не участвует. Остаётся Аргентариус. К нему и отправимся.
  Но сначала главное правило средневековой войны -после каждой битвы не забудь собрать трофеи. Я по цепочке начал обыскивать трупы, впрочем не забывая выдёргивать так выручившие меня сегодня арбалетные болты. Кроме примитивного оружия, пары серебряных и горсти медной мелочи, ничего ценного у них не было. Лишь самый крупного гнолл, которого я снял первым выстрелом, носил на кожаном шнурке кольцо из странного металла.
  Оружие было ужасного качества, поэтому я взял только металлические части на переплавку, а остальное бросил. В итоге получился увесистый тюк, который я попытался взгромоздить на спину, забыв про рану. Резкая боль напомнила мне о необходимости поберечься, но бросать свои первые трофеи было крайне обидно. Тут взгляд упал на моих спутников, и предвкушающая улыбка заползла на губы.
  ***
  Аргентариус наслаждался краткими минутами отдыха. Так приятно поваляться на травке возле логова, наблюдая за игрой щенков, лениво отмахиваясь хвостом от самых настырных. Благодаря принятому покровительству их количество заметно выросло, что не могло не радовать сердце старого вожака. В последнее время навалилось столько забот, и тем приятнее было сбросить хоть часть на плечи настырного жреца.
  Старый волк вспомнил молодого и наивного человека, который многое изменил в их жизни. Самая большая ценность - это возможность нормально выращивать потомство. Еще будучи молодым, Аргентариус интересовался людьми и немало часов провел, тайком наблюдая за их жизнью. Люди кичатся своей человечностью, духовностью, все остальные обитатели для них просто безжалостные звери. Но и зверь горюет над умершим детенышем. Как же хорошо, что тоскливый скулёж самок над неподвижными тельцами новорожденных остался в прошлом.
  Именно увидев в его глазах сочувствие и желание помочь, Аргентариус решился присягнуть Велесу, и с тех пор ни разу не пожалел о своём выборе. Кстати о жреце. Что-то он задерживается. Давно должен был вернуться, не случилось ли чего.
  Мысли вновь перескочили на личность жреца. Его желание найти компромисс в любом споре, решить любой вопрос миром и избежать конфликта еще не раз аукнуться ему. Ему нужен стержень. Ну ничего, жизнь или закалит характер, или размажет тонким слоем.
  Из кустов показалась жрец в сопровождении одного волка. У Аргентариуса невольно отвисла челюсть. За свою долгую жизнь он видел вьючных коней, вьючных ослов, даже вьючную корову! Но вот вьючных волков он видел впервые. Эх зададут ему сородичи жару.
  ***
  Выматывающий марш-бросок до волчьего логова подошел к концу. Я на последних каплях упрямства подхожу к входу и вижу, что пока я рвал жилы, Аргентариус валялся на травке. Под моим выразительным взглядом, старый волчара даже немного засмущался. Но сил ругаться не было, поэтому я присел рядом и осторожно оперся спиной о ствол дерева.
  - Привет старый. Я принес плохие вести.
  Я не успел поймать глазом момент, когда силуэт вожака перетек из расслабленной позы в напряженную.
  - Говорри!
  - В общем, мишка, которого ты послал меня извести, оказался вполне вменяемой медведицей, готовой уступить тебе охотничьи угодья. Но только если помочь ей вернуть своё логово и свои угодья.
  Волк презрительно фыркнул:
  - Это жизнь. Если не можешь удержать угодья - уходи. Закон леса - выживает сильнейший. Помогать таким значит идти против природы.
  Предводитель был по-своему мудр, но не всегда его мудрость и опыт вели к правильным выводам.
  - Те, кто прогнал её, сделали это не силой, и даже не хитростью. Они начали охотиться на её детёнышей. Чтобы спасти их, медведица увела своё семейство в эти края.
  Аргентариус похоже не одобрял такое поведение:
  - Детенышей убивать значит! И кто же такой умный нашёлся?
  - Гноллы. Я оставил твоего собрата наблюдать издали, как они отреагируют на устроенную нами засаду.
  - Гноллы! Эти паррразиты! Они хуже лесного пожара. Когда племя поселяется в лесу, они истрребляют всю живность вокруг. А когда пищи становится мало, они начинают жрать своих стариков, самок, детенышей! А потом переселяются на новое место, оставляя за собой опустевший и изгаженный лес. Надо сррочно их истрребить!
  -Все не так просто. У медведицы в логове такой же источник энергии, как и у вас. И гноллы уже успели пропитаться ей и изрядно усилиться. Надо сохранить наличие таких мест в тайне, а значит, никто не должен уйти. Вот только я никак не могу придумать, что делать с самками и мелочью.
  Аргентариус вонзил в меня твердый взгляд:
  - Оставь это нам. Мы рразберемся. Сходи к вашей трравнице и подлечись, а я пока соберру своих детей на большую охоту. Встречаемся на рассвете второго дня.
  Кое-как добредя до села, я заполз на кровать и отрубился. Проснувшись, я почувствовал себя намного лучше. Но помня от том, что без антибиотиков любая рана может привести к печальным последствиям, решил провериться у Маруси.
  Осмотр дал неожиданный результат. Рана, полученная пару дней назад, по словам Маруси почти зажила. То ли это влияние энергий пустоты, то ли результат лечения волков - но приятно. На всякий случай, она замазала рану заживляющей мазью и перевязала. Несмотря на увещевания целительницы, я не мог позволить себе отдохнуть. До похода нужно было решить пару вопросов.
  Вначале я пошёл к старосте. По пути удачно попался Декстер, и вместе мы завалились в гости к Боброку. Мой рассказ заставил их задумчиво хмуриться.
  - Когда я служил, мы несколько раз чистили лес от гноллов. Та еще задачка. Если не окружить их сразу, то они разбегаются по лесу и начинают пакостить. Засады, ловушки, ночные нападения - все это они любят и умеют. Раз такая мерзость завелась в наших лесах, надо выжигать её сразу. Пусть я и калека, но на гноллов меня хватит - я пойду с тобой.
  - Если они выбьют зверьё в округе, то у нас с мальчиками не останется добычи. Так, что мы пойдем с вами.
  Итого нас набралось 15 человек. Декстер с десятком учеников, староста с двумя крепкими мужиками, ранее ходившими с нами на охоту на волков и ваш покорный слуга. Аргентариус привёл почти все свою стаю - почти четыре десятка огромных волков, оставив в логове только самок с детенышами.
  В принципе у гноллов не было шансов, и вопрос стоял только в том, сможет ли кто-нгибудь из них сбежать. Декстер легко уступил командование собой и учениками Боброку, как наиболее опытному воину. Обеспечить взаимодействие старосты с Аргентариусом тоже удалось - тут я сыграл роль переводчика. Договорились идти к селению противника единой группой, выслав вперед авангард из пары волков.
  На подходе к стойбищу навстречу вышел мой наблюдатель. И он принёс нерадостные вести. Обычно племена гноллов ненавидят друг друга и кооперируются только по принуждению. Охотники обнаружили место битвы и доложили вождю. После этого был срочно послан гонец, куда и зачем волк не знал. Но сегодня утром в селение пришёл крупный отряд гноллов из других племен. Больше сотни голов резко меняли расклад сил.
  Почти полторы сотни полноценных воинов, с поддержкой шамана - наш поход резко перестал быть томной и легкой прогулкой. Однако Боброк имел на этот счет своё мнение:
  - План меняется. Окружить стойбище и выбить гноллов теперь явно не получится. В прямом столкновении мы если и победим, то понесем тяжелые потери. Единственный приемлемый вариант бить их по частям, и на наших условиях. Хорошо, что мы узнали о подкреплении заранее, пока не успели наследить. Значит они знают только о Михе с двумя волками. План такой - мы садимся в засаду, а Мих должен напасть на какой-нибудь патруль и отходить в нашу сторону. Пусть его страхует пара волков. Если их вождь не дурак - он не оставит стоянку без охраны, а значит они разделят силы. Я думаю, что половина пойдет за Михом, а половина останется в стойбище.
  Быть приманкой это не предел моих мечтаний, но раз я все это затеял, то справедливо будет мне первым подставить свой филей под стрелы и копья противника. Оставалось надеяться, что Боброк, как опытный воин все предусмотрит. Каждая минута повышала шанс, что нас обнаружат, поэтому я, узнав куда мне отводить неприятеля, отправился искать патруль гноллов. Пока я обернусь, отставной сержант десять раз успеет все подготовить.
  Странное дело, пока мы толпой шли бить заведомо слабейшего врага меня терзали сомнения, а сейчас, когда запахло жареным, мне наоборот легче. Когда мы в прошлый раз, осматривали местность, я приметил пару мест, показавшихся мне удачными для секретов, которые решил проверить.
  В первом месте мне не повезло, небольшой овраг, заросший кустарником оказался пуст. Зато второе порадовало меня уловом. Примостившаяся под поваленным деревом парочка гноллов занималась какими-то своими делами, мало наблюдая за окружением. Заняв выгодную позицию, я не спеша прицелился. Когда арбалетный болт пробил череп соседа, второй гнолл заверещал и в панике сиганул в кусты.
  Удивительное дело, природный инстинкт 'бей или беги' принял у гноллов причудливый вид. Пока не началась схватка, они были довольно трусливы. Но если дело дошло до драки, то обратить их в бегство становится почти невозможно.
  Что ж дело сделано. Пока этот бедолага добежит до своих, пока соберут погоню, я спокойно отойду к своим. Но расслабляться было рано. Когда я подошёл забрать болт, моя нога попала в ловушку. Что может быть проще небольшой ямки с острым осколком кости смазанной какой-то дрянью? И сейчас этот осколок, пробив подошву, вонзился в ступню. Рана пустяшная если бы не яд, и если бы вот-вот за мной не должна была выступить толпа жаждущих мести собакоголовых. Удачно подойдя к секрету, я забыл про манеру гноллов окружать свои лежки ловушками.
  Из-за яда нога плохо слушалась, а из-за раны от каждого шага темнело в глазах. Наскоро обработав рану и вырубив костыль, я похромал к своим. С трудом подавив панику, я заставил себя двигать равномерно, сберегая силы. До поселка минут 10 быстрого бега, разобраться в верещании часового, послать проверить остальные секреты еще 20 минут, собрать и организовать преследователей недолго - итого через час за мной выдвинется погоня. Дойти до секрета у толпы займёт четверть часа. Целое море времени. Если бы не нога.
  Стиснув зубы, я перетянул икру раненой ноги кожаным шнурком. Это немного уменьшит боль от ходьбы и кровопотерю, но долго пережимать кровоток чревато гангреной. Стараясь меньше опираться на раненую ступню, я похромал к своим. Сейчас только скорость могла меня спасти.
  Каждый шаг давался нечеловечески тяжело, уши заложило ватой, в глазах плясали мушки - тело явно намекало, что на подходе болевой шок. Если бы на родине кто-то сказал, что человек с таким ранением может шустро шагать по пересеченной местности, я бы посчитал его изрядным выдумщиком. Но когда вопрос стоит ребром - или успеешь дойти, или тебя будут жрать малосимпатичные тебе существа, откуда только силы берутся?
  Когда я вышел на поляну, выбранную местом засады, за спиной раздались предвкушающие крики и повизгивания. Проклятые людоеды почти догнали меня! Забыв о усталости и боли, я рванул навстречу своим. Но тело и так работавшее на пределе сил прошедшие часы начинало подводить. Взяв резвый старт, уже через несколько секунд я начал замедляться. Возле уха просвистело копьё и пара стрел воткнулись в землю рядом, но раздался повелительный рявк и обстрел прекратился. Живьём взять хотят!
  Вот я уже слышу натужное сопение за спиной, и меня догоняет запах псины. Интуитивно смещаюсь влево, и мимо меня рыбкой пролетает один из преследователей. Уже совсем близко! Но почему никого не видно? Может я ошибся направлением и это просто похожее место? Не успело отчаянье лишить меня последних сил, как я услышал знакомые щелчки тетивы.
  Сделав по инерции еще несколько шагов, я обернулся. Ближайшие гноллы валялись на земле с торчащими из различных мест стрелами. Сейчас старый охотник со своими учениками показывал мастер-класс по обращению с луком. Секунду выдернуть стрелу из колчана, вторую натянуть лук, третью прицелиться и, пока стрела летит, цикл начинается снова. Рассказывать долго, а на деле получается смертоносный конвейер. 11 стрел за 3 секунды, под 200 стрел в минуту.
  Прежде чем гноллы успели понять, что их выкашивает, половина преследователей закончила свой земной путь. Миг замешательства стоил собакоголовым еще пятерки убитых. Как в тире Декстер с учениками положили толпу под сотню голов. Немногих выживших перехватили волки. Из засады никто не ушёл.
  Пока молодые охотники проверяли тела гноллов, добивая подранков и собирая добычу и свои стрелы, Боброк сноровисто обработал мою рану. Дав отхлебнуть мне кровоостанавливающего зелья, он сразу потащил на совещание с Аргентариусом. Как оказалось, пока меня не было, они замучались объясняться жестами.
   После пересчета поверженных противников, а их оказалось ровно 94 головы, мы прикинули, что селение остались охранять примерно 60-70 гноллов. Для нас это уже был не противник.
  Пока волки встали в оцепление, охотники аккуратно чистили округу от ловушек. За этим делом мрачно наблюла толпа гноллов во главе с вождём. Как только будет готов нормальный проход, начнется штурм. Несколько гноллов с луками пробовали обстрелять работающих людей. Охотники подпустили их поближе и хладнокровно расстреляли, пользуясь преимуществом дальности своих луков.
  Меня беспокоил тот факт, что шамана мы до сих пор не видели. Он чем-то упорно занимался в глубине поселения. Но раз мы никак не могли на это повлиять, то будем придерживаться плана.
  Вот готов проход и мы идём на штурм. Я, Аргентариус, Боброк и Декстер стоим в резерве, на случай неприятностей. Охотники под прикрытием волков четко наступают. Попытавшихся сделать вылазку гноллов четко проредили, а с несколькими добежавшими разобрались волки. Эта атака выглядела жестом отчаяния. Или они тянули время.
  Мы шли по опустевшему поселку, проверяя каждую хижину. Все было пусто. Единственным местом, куда могли утечь жители, была стоявшая в стороне хижина шамана. Стоило нам направиться к ней, как навстречу рванула рычащая и кричащая толпа гноллов. Безумный взгляд, пена, текущая из пасти, и чудовищная скорость, натолкнули меня на воспоминание о заклинании под названием 'Жажда крови'.
  Наши лучники начали обстрел, но теперь гноллы перестали быть просто мишенями. Из-за большой скорости и рваного темпа движения большинство стрел уходило в молоко. Обезумевшая от ярости толпа добегает до наших рядов, и мы несем первые потери. Волки пытаются сдержать натиск, но просто разлетаются в стороны от пинков и ударов. Гноллы рвутся к нашим лучникам, несмотря на чудовищные потери.
  Десяток прорвавшихся врагов грозил порвать не особо сильных в ближнем бою охотников. Одного я снял в прыжке, парочка получила по гостинцу от Декстера. Аргентариус ударом лапы оторвал голову первому и начал рвать второго. Но оставшиеся пять обезумевших от жажды крови гноллов уверенно добегали до пытавшихся отступить лучников.
  Если бы на их пути не встал староста. Боброк показал нам разницу между даже увечным профессионалом и любителями. Метнув в горло самого шустрого кинжал, он подхватил меч и пинком в грудь остановил следующего. Сломав между делом ударом ноги шею упавшему, он увел удар подбежавшего гнолла в сторону и резко крутанувшись снес ему голову. Предпоследний гнолл отбросил оружие и обхватил старого воина вокруг пояса, в бешенстве пытаясь зубами прокусить доспех. Боброк резким ударом локтя нокаутировал его и подставил под удар топора последнего противника. Отбросив тело с застрявшим оружием, староста пронзил грудь последнего гнолла.
   Я начал понимать, что старика ценили не за красивые глаза. На что же он был способен, когда был здоров? Просто машина смерти. А между тем староста уже командовал оттащить раненых и убитых волков в сторону.
  Из хижины не спеша вышли шаман и вождь. Когда я почувствовал окружающую их ауру, меня чуть не стошнило. Такой плотной и гнилой энергии я не ощущал никогда. Будто сконцентрированная скверна волнами расходилась от их фигур.
  Шаман, усмехнувшись, махнул посохом и все волки, как подрубленные, упали на землю. Остался стоять лишь Аргентариус, но и он еле-еле держался на ногах. Залп стрел снёс в сторону резкий порыв ветра, повинующийся движению посоха шамана.
  Боброк крикнул, чтобы мы стреляли вразнобой по шаману, и это оказалось эффективным решением. Вместо очередных пакостей, шаман был вынужден тратить время на отклонение стрел. А сам староста пошёл навстречу приближающемуся вождю гноллов.
   Рослая фигура, укрытая подобием кожаных доспехов из плохо выделанных шкур, мускулистые руки, крепко сжимающие рукоять огромного цепа и ядовито-зеленые искры, плавающие в бездушных глазах - этот враг был крайне опасен.
  Когда противники сошлись, гнолл метнул в голову человека биток цепа. Как оказалось, рукоять цепа была полой, и внутри неё прятался еще метр цепи. Резко удлинившаяся дистанция поражения, стала неприятным сюрпризом для Боброка, но отточенные рефлексы не подвели бывалого воина. Уклонившись от просвистевшего битка, сержант попытался резко сократить дистанцию, однако тычок рукояти цепа не дал полностью исполнить эту задумку.
  Старый сержант понимал, что стрел у лучников надолго не хватит, и тогда освободившийся шаман прикончит нас за пару секунд. Затягивать поединок нельзя. Перекатом уйдя от вертикального удара вождя, Боброк между делом подрезал сухожилие на неосмотрительно подставленной ноге. Ожидавший потери противником мобильности воин, был вынужден уйти в еще один перекат, когда гнолл прыгнул на него, замахиваясь своим оружием.
  Вождь, зарычав, легко отбил пару стрел, пущенных в него на секунду отвлекшимися лучниками. Но это была плохая идея, получив мгновение передышки, шаман тут же попытался сотворить какую-то магию, но мой выстрел сорвал его заклинание, а вернувшаяся плотность обстрела не давала уже отвлечься.
  Однако отвлекшийся вождь позволил Боброку подняться и нанести несколько ударов. Вождь несмотря на несколько серьезных пропущенных ударов, двигался, как ни в чём не бывало. Прямо на глазах из ран перестала идти кровь, и они начали быстро затягиваться.
  - Боброк, он переполнен энергиями скверны! Обычные раны его не ослабят. Бей насмерть, иначе не победить!
  Староста кивком дал понять, что услышал мой совет. Очередной удар цепа он вскользь пропустил по доспеху, а сам скользнул к телу врага. Встречный тычок рукояти Боброк принял на грудь, не дав отбросить себя. Рывок и кончик меча вонзается в глаз гнолла. Упавший вождь был еще жив, несмотря на смертельную рану. Не рискуя, человек просто отрубил ему голову.
  Увидевший это шаман, зарычал. Но сделать уже ничего не мог. Разошедшиеся в стороны лучники заставили его вертеться, отклоняя стрелы, пока я не подгадал момент и не пробил болтом из магической руды его шею. В последний момент он пытался отклонить болт, но преодолеть притяжение энергии воды, пропитавшей мой снаряд, он не смог.
  Шаман судорожно дергался, когда Боброк профессиональным ударом отсек ему голову. Лучники упали, где стояли. Короткий бой вымотал всех. Но в отличии от остальных я вместо отдыха пошёл проверять здоровье волков, которые после смерти шамана зашевелились.
  Магия почти не повредила волкам, но от короткой схватки у многих были ушибы и раны. Найдя в себе силы исцелить пару самых тяжелых ранений, остальных я отправил просто отлёживаться. Этот поход стоил жизни трём волкам, и это была большая удача, что только им. Напади шаман синхронно с остальными гноллами, и шансов у нас бы не было.
  Необычайно бледный Декстер позвал меня в хижину шамана. Внутри меня встретил тяжелый запах крови.
  Хмурый Боброк прокомментировал открывшееся зрелище:
  - Пока остальные задерживали нас, шаман резал тут остальных. Я слышал про такие ритуалы у троллей. Они приносят жертвы, получая силу.
  Тут я почувствовал слабое дуновение энергии. Прикрыв глаза, я пытался ощутить его источник. Медленно приближаясь к дальней стене, я примерно определил искомое место. Не рискуя совать туда руки, я наугад ткнул туда подобранной деревяшкой. Испуганное блеянье стало мне наградой. Видимо мой тычок нарушил заклинание, и нашим взорам предстал испуганный сатир.
  Так вот кто научил гноллов нехарактерной для них магии. Боброк схватил что-то мекнувшего сатира за рог и пинком выкинул наружу. Полевой допрос выяснил следующее: группа сатиров приплыла с Калимдора, и для каких-то своих целей стали вербовать местную живность. Сатир был мелкой сошкой, и знал только, что его руководство ищет место для проведения какого-то ритуала. Все подходящие заняты, вот сатиры и собирают силы, чтобы освободить такое место. Попутно они рассылают патрули, все же надеясь найти свободное. По каким критериям их определяют, наш пленник не знал.
  Один из патрулей наткнулся пещеру с интересной энергией, для ритуала она не подошла, но показалась полезной. Поэтому к нему направили племя гноллов с наблюдателем от сатиров. Все складывалось хорошо, пока не пропали две охотничьи команды. Когда сатир увидел место боя, он почувствовал следы магической энергии от ран. Подозревая вмешательство некой магически подкованной силы, Зевий ( так звали нашего пленника) запросил подкреплений и инструкций. Незадолго до нашего нападения ему прислали сотню гноллов в качестве поддержки и свиток с описанием ритуала жертвоприношения. В крайнем случае, Зевий должен был пустить под нож часть гноллов и серьезно усилить воинов жаждой крови. Но этого не хватило.
  Зевий, не отличавшийся смелостью, вместо того, чтобы поддержать гноллов своей магией, предпочел спрятаться в надежде, что его не найдут.
  Голливудский герой сейчас надел бандану, намазал лицо грязью, сказал что-то вроде: ' Май вор из нот овер' и пошёл с ножом наголо лично резать каждого сатира. Но это не наш метод.
  Оставив Декстера собирать трофеи и присматривать за ранеными волками, мы с Боброком поволокли нашего пленника в ближайший город, в котором располагалась резиденция властителя этих земель.
  Несмотря на все старания, путь занял у нас почти неделю. Крупный по средневековым меркам город встретил нас неласково. Стражники на входе очень заинтересовались нашим пленником и вообще целью нашего визита. К счастью, капитаном стражи оказался бывший сослуживец Боброка, который и устранил возникшее недопонимание.
  Узнав цель нашего визита, командир стражи тут же, без очереди обеспечил нам аудиенцию у управляющего, сам барон был в отъезде. Информация о большом, организованном скоплении банд гноллов вызвала чрезвычайное беспокойство, как и тот факт, что возглавляла это объединение группа неизвестных существ. Конечно, если бы в город прибежал испуганный крестьянин, вопя о страшной угрозе, над ним бы скорее всего просто посмеялись. Но когда информация приходит от опытного ветерана, которого не заподозришь в паникерстве, да еще и подтверждается пленным, то игнорировать её становится невозможно.
  Тут же капитану было поручено собрать отряд и разобраться с угрозой. На наше предложение поучаствовать был дан вежливый отказ. Нас настойчиво попросили погостить до возвращения отряда.
  В принципе я понимал мотивы управляющего. Хоть Боброк и заслуженный человек, но все же не настолько, чтобы ему безоговорочно верить. Если мы отправили людей барона в засаду, то лучше нас придержать при себе.
  Нас поселили в опустевшей казарме. В принципе служивые жили довольно сносно. У каждого десятка был свой огороженный закуток, на выходе из которого располагалось спальное место сержанта. Десять таких помещений объединялись общим коридором, куда так же выходили комнаты офицеров - капитана и 2-х лейтенантов. Нас поселили в пустующие офицерские апартаменты.
  Явного контроля не было, но в город мы могли выходить по одному и только в сопровождении. Боброк пользовался возможностью отдохнуть и восстановиться, убивая время на еду и сон. Я же впервые был в средневековом городе, и целый день бродил по узким, извилистым улочкам, толкался на рынке, глазел на прохожих - в общем выглядел как полнейшая деревенщина.
  Сопровождавший меня солдат, был похоже рад смене скучного караула на гораздо более интересное времяпрепровождение. Выступая гидом, он слегка покровительственно рассказывал мне интересные истории, связанные с городом.
  Расскажу непосредственно о самом городе. Архитектура не баловала разнообразием. 2-х и 3-х этажные каменные дома, окруженные крепостной стеной, изредка перемежались наблюдательными вышками. Узкие, извилистые улочки выходили на 3 площади. На одной располагалась ратуша, на второй казармы стражи, а третья упиралась в единственное здание, которое можно было назвать высоткой - замок барона. В общем, получался аккуратный, чистый средневековый городок.
  В отличие от земного средневековья ситуация с гигиеной была значительно лучше. Все улицы были оборудованы канализацией и регулярно убирались. Кроме того, удивительное дело, но за чистотой следили маги! Ну как маги, студенты не проявившие достаточно способностей, усердия или просто невлюбленные начальством, назначались в качестве наказания на должность 'мага чистоты'.
  Представьте себе, что вы честолюбивый юноша, постигший тайны мироздания, и в один далеко не прекрасный день вы совершаете проступок. Собирается комиссия и оглашается приговор: 5 лет на должности мага чистоты в городке в самой глуши. Учитывая высокую продолжительность жизни магов, сроки назначались очень приличные 5, 10, 20 лет! В уборщики никто не стремился, но благодаря шкодливой натуре студиозусов в них никогда не было недостатка. Впрочем, можно было отказаться от этой должности, но тогда дальнейшее обучение и карьера мага становились полностью недоступными.
  С одним из таких невольных работников средневекового ЖКХ мне удалось познакомиться. Молодой парень по имени Александрос оказался вполне компанейским и совсем не чванливым парнем.
  - Запомни, Мих, никогда не шути над архимагами. У них совсем нет чувства юмора! Подумаешь, добавил в шампунь стойкий краситель и пришлось выступать перед советом Кирин-Тора с радикально зелеными волосами и бородой. Так что теперь, за это ссылать на 15 лет в уборщики!?
  На вопрос о моей возможности поступить в его учебное заведение, Александрос на секунду прикрыл глаза и ответил:
  - У тебя родственники королевской крови или из архимагов есть?
  - Не знаю таких.
  - Тогда мне нечем тебя утешить. Дар у тебя откровенно слабенький и особого интереса не представляет. Лучше займись чем-нибудь другим.
  На просьбу показать какие-нибудь упражнения для развития магических способностей, молодой маг только рассмеялся.
  - Даже если бы они и были, человеку, не относящемуся к сообществу магов, запрещено передавать даже крупицу знаний. Наказание за это очень суровое, например, мне могут удвоить срок пребывания в почетной должности уборщика. Не рассчитывай, что с тобой кто-то поделится знаниями. Ну, кроме архимагов - им запретить никто не может. Но им проще составить протекцию для поступление в академию, чем самим заниматься обучением.
  Хоть мир волшебства был как никогда близок, между нами была непреодолимая стена. Но нет таких преград, которые не поддаются упорному труду.
  Тем временем вернулся отряд стражи и принес много вестей.
  ***
   Информация, полученная от пленника, полностью подтвердилась. Обойдя стороной Волчий Холм, стражники углубились в леса. В указанном районе обнаружилось великое множество следов пребывания собакоголовых.
  Осторожно пройдя по протоптанной дорожке, они вышли к проходу Вэндала, где обнаружили большую стоянку гноллов. Похоже, множество племен собрались в устье реки. Причем опытному взгляду было видно, что самок и детенышей практически не было - только воины и охотники. Это означало одно - крупный набег.
  Раз в несколько десятилетий случалась такая беда - крупный набег гноллов. Было несколько условий для возникновения этого явления. Во-первых, племена должны расплодиться настолько, чтобы им стало тесно на занимаемых территориях. Обычно это заканчивается междоусобной резней, но если появляется второе условие - сильный лидер, то насилие выплескивается на ближайшего соседа.
  Люди знали о такой особенности гноллов и старались решать эту проблему еще до возникновения. Сейчас сложилась удачная ситуация для атаки. В лагере располагались приехавшие на совет вожди и шаманы с приближенными воинами. Всю ораву собирать смысла не было - прокормить и удержать от межплеменных стычек задача невыполнимая. Устранить голову и племена гноллов погрузятся в междоусобицы, выбирая новых предводителей.
  Капитан даже заподозрил ловушку, когда понял, что вокруг ни одного часового, но дело было в другом. Предводители гноллов банально не смогли решить, кто будет стоять на страже, а кто отдыхать. Чувствуя себя в полной безопасности вдали от человеческих поселений, они самозабвенно устанавливали иерархию в предстоящем набеге. Таким шансом грех было не воспользоваться.
  Шум и споры затянулись далеко за полночь. С первыми лучами рассвета в лагерь проскользнули крадущиеся тени. Окружив шатёр, где располагались вожди и шаманы, она замерли на несколько напряженных минут. Но вот из леса прозвучала трель одной редкой певчей птички, и они синхронно проскальзывают внутрь шатра сквозь порезанную секундой ранее ткань. Пьяные тела лишь слегка вздрагивали от прикосновения острой стали.
  Одновременно такие же тени начинают вырезать спящих по всему лагерю - несколько секунд безнаказанной бойни и хриплый рев будит всю округу. Выскакивающих очумелых гноллов методично принимали на острую сталь. Кажется этот мясокомбинат будет работать без осечек пока не кончится материал, но в жизни так не бывает.
  Как оказалось, не все предводители участвовали в пьянке в главном шатре. Тут и там очнувшиеся вожди мощным рыком собирали вокруг себя организованные группы, а от уцелевших шаманов начали прилетать заклинания, вынуждающие людей вместо истребления врагов искать себе укрытие.
  Все больше гноллов собиралось под крыло вождей, набралась критическая масса и собакоголовые пошли в контратаку. Люди были намного малочисленней, и им приходилось отступать. Вот стоянку покидает последний человек, и небольшой отряд стражников бросается в откровенное бегство. Охотничий инстинкт полностью погасил разум полузверей, и вся толпа с радостным воем устремилась за ускользающей добычей.
  Казалось людям уже не спастись, но в лесу протрубил горн, и земля задрожала от топота копыт. Несведущему человеку сложно оценить, насколько это адски трудная задача протащить боевых коней через лесную чащу, но сейчас эти усилия окупались многократно. Конница буквально втоптала в землю выскочивших на равнину собакоголовых. Немногих выживших и замешкавшихся в стойбище добили вернувшиеся пехотинцы.
  За эту победу пришлось заплатить десятком убитых, в основном заклинаниями шаманов, и полусотней раненых. Собрав трофеи, не для заработка, а чтобы у гноллов оставалось поменьше металлического оружия, капитан приступил к допросу главного вождя, предусмотрительно прихваченного в большом шатре.
  Жесткий допрос сразу дал результат. Приобрести высокий статус и авторитет этому вождю помогли странные козлоподобные существа, по описанию похожие на Зевия. Они же указывали цели для набега. Сам гнолл мало знал о своих хозяевах, но по оговоркам он понял, что они приплыли издалека с какой-то важной миссией. Из важных сведений он указал на лагерь, где обитало большинство его повелителей , расположенный относительно недалеко - в бухте Фалдира.
  Выяснив, что количество противников невелико, капитан принял решение разделить отряд. Убитых и раненых отправить назад, а сам во главе небольшой группы ветеранов отправился марш-броском через горные перевалы в бухту Фалдира.
  Переход дался тяжело, хоть припасов с собой брали немного, но каждый килограмм после получаса подъёма в гору ощущался как два, а еще через полчаса как три. Капитан понимал, что рано или поздно весть о разгроме лагеря гноллов дойдёт до адресата, а значит сатиры могут сбежать. Только скорость могла гарантировать успех атаки, и он эту скорость выжал до капли из своих подчиненных.
  На подходе, когда уже показалась гладь воды, краснеющая в лучах заката, командир дал приказ устроиться на привал. Козлоголовые были ночными существами, как и их предки, поэтому лучшим временем для атаки был полдень.
  Утром отдохнувший отряд оставил все ненужное в бою на месте своей стоянки и налегке отправился на дело. Перед боем капитан решил сказать несколько слов:
  - Все, кто хотел привести войну на нашу землю, чужими руками пролить реки крови наших родных, истребить наших детей не заслуживают пощады! Эти подонки строят козни в темноте и готовы легко пожертвовать любой чужой жизнью ради своих планов. Таким существам нет места на Азероте. Вперед и пусть ваш меч сегодня не знает пощады. Пленных не брать! За Стромгард!!
  Ответ был возможен только один:
  -За Стромгард!
  
  Внезапной атаки не получилось. Сатиры уделяли намного больше внимания своей безопасности, чем полудикие гноллы, и вокруг их лагеря была раскинута магическая сигнализация.
  Людей еще на подходе стали поливать атакующими заклятиями. Но капитан знал, что делал, когда брал с собой ветеранов. Закалённые в боях с колдунами и магами троллей, они умели противостоять враждебному волшебству. Принимая удары магии на зачарованные щиты, уклоняясь, скрываясь за складками местности отряд подходил все ближе и ближе.
  Вот пройдена половина расстояния, а потерь у стражников нет. В отчаянии маги противника взвинтили темп, выдавая все, на что были способны. Под мощным шквалом враждебных энергий люди залегли в укрытиях. Но вот прошла минута, и выдыхающиеся чародеи были вынуждены перейти на более экономный ритм произнесения заклинаний.
  Ощутив облегчение, люди вновь поднялись в атаку. Создавалось впечатление, что они неуязвимы для магии, хотя это было далеко не так. Многие были ранены прилетевшими булыжниками, обожжены колдовским пламенем, но ветерана не смутишь раной, не испугаешь численным превосходством - для него есть только задача. И сейчас отряд начал её выполнять.
  Первые добежавшие люди врубились в нестройные ряды противника и сразу посеяли панику. Сатиры, привыкшие истреблять издалека беззащитных перед их магией врагов, когда дело дошло до возможности самим погибнуть, с удивительным единодушием бросились наутёк к лодкам, лежащим возле линии прибоя.
  Заранее не озаботившиеся путями отступления, сейчас сатиры отчаянно толкали тяжелые челны к воде, но не успевали. Последние уже почти спустили лодку на воду, когда их настигли мечи разъяренных солдат.
  Капитан не дал уставшим людям засиживаться. Пока пострадавшие перевязывали раны, остальные собирали трофеи и добивали немногочисленных выживших. Час отдыха, выделенный командиром, пролетел мгновенно.
  Еще через полчаса только догорающая стоянка добавляла оживление в окружающий пейзаж. Отряд догонял своих, и никто не мог уже видеть, как на песке из ниоткуда появляется цепочка следов.
  ***
  Возвращение стражников развеяло опасения управляющего, и мы снова были вольны распоряжаться собой. Накупив подарков родным и друзьям, мы отправились домой.
  А тем временем, к томившемуся в неволе Зевию пришёл посетитель. Одетый в плащ с накинутым капюшоном, он явно не хотел, чтобы лишние глаза рассмотрели его внешность, и тем не менее стражники вели себя с ним очень почтительно.
  После короткого разговора гость удалился. И даже сверхбдительные стражники не заметили выскользнувший из руки гостя предмет.
  В следующую ночь Зевий сбежал.
  ***
  
  После истории с нашествием гноллов прошёл уже месяц. Мирная жизнь Волчьего Холма била ключом. Ранее почти заросшая дорога, теперь была хорошо утоптана. Купцы частенько жили в селе, дожидаясь готовности партии товара. Желающих приобрести партию инструмента и металла от меня, редких эликсиров от Маруси, выделанных шкур от охотников, пива от Декстера было столько, что они занимали живую очередь.
  Кстати о пиве. У Декстера давно была мечта организовать пивоварню и наладить производство качественного напитка, а тут все так удачно сложилось. Я построил лесопилку, и теперь в достатке было и досок, и металлических полос для изготовления бочек. Через меня он заказал поставки болотных травок, которые повадился добавлять в пиво. Мурлокам пришёлся по вкусу пенный напиток, и они с большим удовольствием меняли собранные травы на полные бочки. Зерна, самого высокого качества, в селе было завались. За свою долгую жизнь старый каторжник разжился несколькими редкими рецептами приготовления пива. В итоге, несмотря на солидные объёмы получаемого продукта, Декстера постоянно просили увеличить производство.
  В религиозной жизни тоже все вошло в колею. Раз в неделю народ собирался в капище на большой обряд. Люди были искренне благодарны Велесу за кардинальное изменение жизни села. Дело было даже не в достатке. Люди обрели уверенность в завтрашнем дне. До моего прихода село жило, будто в смертной тени. Ощущение надвигающейся беды, враждебного и страшного леса, безнадежность, пусть не явно, но давили на каждого жителя. И тем нагляднее была видна разница с нынешним состоянием. Но возросшее благополучие принесло и проблемы.
   Первым звоночком стал визит барона. Честный Боброк четко собирал налоги со всех появившихся доходов. Люди, зная, что лишнего он не возьмёт, не стремились уклониться от уплаты. Да и как тут уклоняться, когда все всё про всех знают?
  Каково же было изумление ключника барона, когда налоги из какого-то глухого села выросли в несколько десятков раз. Когда он доложил об этом начальству, барон припомнил, что поменял там сборщика налогов на отставного сержанта. Он предполагал, что предыдущий мытарь подворовывал. Но разница в 30 раз была чем-то невероятным. А тут как раз к нему прибыл жрец, желающий организовать приход в Волчьем Холме. А когда выяснилось, что вести о банде сатиров и пленного сатира доставил все тот же отставной сержант, поездка стала неотвратимой.
  Хорошо, что весть о прибытии начальства пришла в село заранее. Местные жители, под руководством старосты, ударными темпами построили трактир с большими гостевыми комнатами. Накоптили рыбы, заготовили всяких солений, сделали запас пива - в общем, капитально подготовились к правильной встрече руководства.
  Прибывший барон был всем доволен. Сидя за столом и с охотой употребляя копченую рыбку под пиво, он с интересом расспрашивал о быте села. Уже немолодого, но еще достаточно крепкого мужчину заинтересовала возможность поохотиться на семейство кабанов, замеченных охотниками неподалеку. За кажущейся ленцой угадывался пристальный интерес к состоянию дел в селении, но идея взять кабанчика явно привлекала его намного больше скучных хозяйственных вопросов.
  Пока барон общался со старостой, жрец, прибывший в его свите, скитался по поселку, всюду суя свой длинный нос. Местные с осторожностью общались с представителем церкви света и не спешили посвящать его в тонкости местной религиозной жизни. Когда барон, уже изрядно навеселе выходил из таверны, собираясь отправиться на охоту, подошедший жрец что-то шепнул ему на ухо. Хлопнув себя по голове, барон приказал собрать народ для оглашения распоряжений.
  - Слушайте люди! И передайте тем, кто отсутствует! Я, как ваш господин, решил проявиться свою милость и даю разрешение жрецу по имени Данай построить часовню света, дабы окормлять вас. Повелеваю оказать любую помощь и содействие, которые ему потребуются. Я все сказал. Декстер, где там говоришь, кабанчики пасутся?
  Потерявший интерес к собранию барон отправился на охоту, а слово тем временем взял Данай:
  - Возрадуйтесь люди! Прошла пора одиночества и сомнений. Отныне для вас начнется новая жизнь, согретая теплом света. Ранее труднодоступные дары нашей веры, теперь будут всегда с вами.
  Жрец оказался неплохим оратором. Его внешность производила мощное впечатление - высокий, тощий брюнет с орлиным носом и горящим взором. Видимо он имел неплохое образование, поскольку сыпал крылатыми фразами неизвестных мне философов и по памяти цитировал крупные отрывки священных текстов. Но если абстрагироваться от словесных кружев, все его выступление сводилось к двум тезисам: радуйтесь, что я приехал, и теперь мы заживем по- новому.
  Заканчивая выступление, Данай сказал:
  - В ближайшее время я выберу место для часовни, и мы начнем строить наше светлое будущее! Но первые плоды еще не начатого труда вы увидите прямо сейчас. В дар этому селению я заказал прекрасную статую коня, который символизирует скорое продвижение по пути просвещения.
  Люди посматривали на меня, ожидая реакции на выступление апологета чужой веры, но затевать религиозный диспут было не в моих планах.
  На следующем собрании уже мне пришлось толкнуть речь. Я постарался донести до людей, что Велес не противопоставляет себя свету, и вражды между нашими конфессиями нет. Помня об ужасах религиозных войн на земле, я старался подбирать слова так, чтобы их нельзя было использовать для оправдания разжигания розни. Объясняя, что у нас есть общие враги -воплощенные силы зла, пока скрывающиеся во мраке, я старался донести до них, что когда-нибудь мы будем стоять плечом к плечу в борьбе с ними. Мне удалось успокоить людей, и они более терпимо стали относиться к капризам служителя света.
  Всласть наохотившийся, продегустировавший все сорта пива и вполне довольный своей поездкой барон отбыл. Его обоз, нагруженный дарами села, последовал за ним. А жрец остался и развил бурную деятельность. Народ, озабоченный собственными проблемами, не особо рвался ему помогать, но Данай не желал ничего слушать. Он не стеснялся отрывать людей от любого дела, если это нужно было для скорейшей постройки часовни. Даже семьи, оставшиеся верными учению света, стали раздражаться от такой его активности.
  Но как бы то ни было, часовня была построена в кратчайшие сроки. А жрец, уже не стесняясь, начал наводить свои порядки. Ссылаясь на указания барона он обложил церковным налогом всех жителей села. Народ смирился с этим. Когда Данай узнал о торговле с мурлоками, то рвал и метал. По его словам, исчадия зла в лице болотных жителей запустили свои склизкие лапы в души праведных жителей Волчьего Холма, и только немедленный разрыв всех отношений может спасти от окончательного отречения от света.
  Я всячески сдерживал праведный гнев своих прихожан, которым пришлый жрец уже изрядно насолил, но один случай кардинально изменил мою позицию. Узнав, что Маруся пользуется сырьём, купленным у мурлоков, жрец ворвался в её дом и выгнал всех больных, крича, что от союза с нечистыми созданиями не может произойти никакого добра. На робкие возражения знахарки, что больные без ухода могут пострадать и даже погибнуть, жрец ответил:
  - Замолчи женщина! Сила света исцелит их недуги и тем докажет истинной веры. А если ты будешь продолжать свои противные свету занятия, то я с тобой разберусь.
   К сожалению, я не застал эту сцену, иначе нахалу пригодилась бы сила света, чтобы вырастить себе новые зубы. После драки кулаками не машут, но теперь я взял на контроль все телодвижения жреца.
   Долго ждать вестей не пришлось. Я работал в кузне, когда ко мне прибежал посыльный из села. Один из больных Маруси скончался. Не помогла Данаю сила света. К несчастью для адепта церкви света погибший был моим прихожанином. Я и сам был изрядно зол на этого м..чудака, но сдерживал себя, стараясь избежать конфликта. Гибель своего человека я ему не мог простить.
   Пылая праведным гневом, я отправился разбираться с много возомнившим о себе служителем культа. Я застал его на центральной площади, где он возле статуи коня читал проповедь.
   - И вот результат! Оскверненный порчей болотных тварей, ваш сосед не смог принять исцеляющую силу света! Гибель! Гибель несут вам нечистые создания!
   Я не стал вступать в перепалку, а молча прошел сквозь расступающихся селян и двинул в морду Данаю.
   - Если ты истинный служитель света, то призови его! Пусть исцелит твою рану, пусть покарает меня. Пока я вижу перед собой лишь подонка, прикрывающегося саном!
   Жрец прошипел, выплёвывая зубы:
   - Ты пофафеешь! Фвет покарает тефя!
   Я как никогда остро ощутил дыхание Велеса за спиной.
   - Так позови его! Покажи, что он откликается тебе! Не можешь? Тогда я призову своего бога. Великий Владыка Тайных Путей! К тебе взываю за воздаянием! Яви миру свою волю!
   Деревенскую площадь затопило ощущение грозной силы. Она не давила, но у каждого возникло ощущение, что по одному намеку на желание эта сила может сокрушить и обратить в прах все окружающее.
   Жрец в немом ужасе разевал рот. Вокруг него начал крутиться ветер. В панике он бросился к статуе коня и, отодвинув неприметную панель, достал какой-то амулет. Одев его, он почувствовал себя увереннее. Он обернулся ко мне, не сдерживая кривой ухмылки. Я заметил, что выбитая мной челюсть встала на место и резво начали отрастать зубы
   - Сейчас, червь, ты узнаешь своё место. Твой жалкий божок ничто по сравнению с мощью моего покровителя. Владыка Ишар! Твой раб зовет тебя на пир! Пожри посмевших бросить тебе вызов!
   Если мощь Велеса была наполнена сдержанной чистой силой, то всплывшую снизу энергию можно было сравнить со смрадом могилы. Что-то нечистое, испорченное вырывалось из земли, пылая бесконечным и безжалостным голодом. Я почувствовал удивление и гнев Велеса. Теперь от нас с Данаем ничего не зависело. Наши патроны разбирались между собой. Это было похоже на борьбу тумана и урагана. Обычный человек увидел бы, как от фигуры Даная во все стороны рванулся туман гнойно-желтого цвета, но замер скованный волей моего божества, воплощенной в виде темного ветра. Откуда-то из глубин земли пришёл разочарованный вой.
   Отступающий туман на секунду окутал тело Даная коконом и резко провалился в глубины тверди, оставив на месте жреца лишь примятую траву. В оставшейся тишине раздался лишь тихий шелест, с которым статуя коня рассыпалась в прах.
   Первым пришёл в себя староста:
  - Мих, у нас проблемы. Жрец пропал, а когда барону донесут об этом, он будет искать виновного. Если такой не найдётся, покарают всё село. Надо тебе срочно уезжать.
   До меня с трудом доходил смысл его слов:
   - Куда бежать? Зачем спешить, кто доложит про пропажу жреца?
   Боброк подошёл ко мне и встряхнул за плечи:
   - Давай, приходи в себя! Он подходил к каждому купцу, приезжавшему в наше село. Когда торговцы узнают, что жреца вообще никто не видел, они тут же доложат наверх.
   Проклятие, он был прав! Счёт шёл не на часы, но каждый упущенный день грозил арестом. За нападение на жрецов были на удивление суровые наказания. Успокоиться и думать головой. Собрать вещи недолго, но у меня еще остались незавершенные дела.
   Толкнув короткую речь перед находящимися на площади людьми, я объяснил им линию партии, выглядевшую следующим образом: подлый враг, под маской светлого жреца пробрался в наш стан, но не смог сдержать свою подлую натуру и выдал себя. Тогда ваш покорный слуга призвал силу своего покровителя, и Велес покарал презренного служителя тьмы.
  После проповеди я отправился к себе в кузницу, куда давно перебрался жить, несмотря на уговоры Маруси погостить еще. За полтора года я как-то не успел обрасти вещами. Самые дорогие мои приобретения - кузнечные инструменты, как и кузницу, я оставлю Фролу. Парень он смышлёный. Сложные вещи ковать пока не умеет, но со временем из него получится замечательный мастер.
  Торговля с мурлоками и так уже идёт без моего участия. Декстер даже умудряется на пальцах спорить с ними о цене. Вот приход пока не на кого оставить. Малым ритуалам поклонения я их научил, а жреца я потом им пришлю. Найду подходящего человека и обучу.
   Кошель с несколькими десятками серебряных, смена одежды да боезапас к арбалету - вот и всё нажитое богатство. Конечно, работа в кузнице приносила неплохой доход, но деньги постоянно уходили. То в капище понадобиться прикупить утвари, то каменный уголь заказать издалека, да и на прокорм уходило прилично - при такой работе ел за троих. Ухожу я налегке.
   Не растягивая расставание, я в записке расписал кому дарю своё остающееся имущество, закинул котомку на плечо и пошагал прочь от Волчьего Холма. Но не успел я покинуть окрестности села, как меня нагнал посыльный Аргентариуса. Я уже забыл, что старый волк обещал приглядывать за окрестностями, а он, как оказалось, всё это время свято блюл наш договор. И сейчас он передал, что в сторону деревни скрытно, вдоль дороги, движется организованный отряд. Судя по переданной картинке это были откровенные бандиты.
   В очередной раз мои планы резко менялись. У волков было плохо с арифметикой, но бандитов было не меньше сотни и двигались они четко в сторону села. Волки выиграли нам полтора дня форы, и тратить их надо было с умом.
   Вернувшись в село, я застал столпотворение площади. Люди возбужденно обсуждали произошедшее на их глазах чудо. Отсутствовавшим показывали горку праха, оставшуюся на месте некогда действительно красивой статуи коня, и землю, взрыхленную борьбой божественных сил. Взобравшись на пьедестал, я привлёк их внимание.
   - Люди! Из леса пришла весть, что в нашу сторону идёт банда разбойников! Их не меньше сотни голов! Все, кто готов сражаться, берите оружие, продуктов на пару дней и встречаемся перед капищем. Старики, женщины и дети пусть перетаскивают провиант в капище и укрываются там.
   Конечно я понимал, что спрятаться в капище не получится. Если мы не разобьем банду, то разбойники легко пройдут по протоптанному пути, и тогда только Велес сможет защитить людей. Вдалеке слышался голос Маруси, успокаивающий людей и направляющий их суматошную активность. Ко мне спешно подходил Боброк и Декстер.
   - Докладывай, Мих. Что за вести и откуда? Насколько точные? Численный состав и вооружение противника? Количество всадников? Наличие магов? Срок подхода?
   Отставной сержант будто сбросил груз лет с плеч, сейчас он снова готовился к бою. Однако обрадовать его было нечем.
   Узнав обстановку, Боброк сразу заявил:
   - Своими силами не справимся. Пойми, Мих, это тебе не тщедушные гноллы или безмозглые звери. Такая крупная банда собирается, только если есть толковый лидер, а толковый лидер набирает матёрых головорезов и особенно привечает отставников и дезертиров. Сотня матерых душегубов, а для верности предположим, что не одна - это однозначный приговор. Либо бросаем всё и налегке уходим, либо мы придерживаем их встречными атаками, пока остальные уходят с запасами в леса, чтобы пересидеть напасть.
   Декстер согласно кивал:
   - Малыш, среди уголовников много бывших браконьеров умеющих и любящих воевать в лесах. Тактика засад тут не сработает, и по частям бить не получится. Да и прятаться в лесах наши не умеют, многих найдут.
   Опять оставалось уповать на милость моего покровителя. Проклятье! Пусть я и могу кулаком завалить быка, попасть из арбалета в глаз белке (конечно если она будет недалеко и постарается не шевелиться), но все что в итоге я могу - это умереть, пытаясь защитить приютивших меня людей. Что ж грозный скотий Бог. Твой выход, если сейчас ты не поможешь, то твоё задание выполнить будет некому. Бежать я не собирался в любом случае.
   Когда самые медленные селяне все же добрались до капища, я начал ритуал. Принося переданные прихожанами дары, я призывал покровительство Велеса. Но вот последний клочок меха и последний колосок упали в жертвенные чаши, и наступила тишина. Все замерли, в отчаянной надежде вглядываясь в идол.
   Солнце клонилось к закату, окрашивая капище и всех присутствующих в какой-то зловеще-красный цвет. Я зажал в кулаке песочные часы и мысленно звал Велеса. Последние лучи солнца нырнули за горизонт, и над чашами заклубился дымок. Когда собравшееся сизое облако рывком собралось в черты человеческого лица на идоле, многие вздрогнули, а самые слабонервные повалились на колени.
   Привычное ощущение легкого ветерка в голове и я проваливаюсь в темноту. Секунда и вот я стою в светлом пятачке, который окружает непроглядная тьма. Из тьмы ко мне вышел седобородый старец.
   - Ну здравствуй, Михаил. Вот и свиделись, не прошло и дня.
   Мою попытку ответить, Велес пресёк властным жестом.
   - Сейчас тебе нужно слушать, а не говорить. Я тобой сильно недоволен. Все задачи, которые встают перед тобой, ты решаешь в лучшем случае на три с минусом. Я уже понял, что ты не хочешь забивать голову лишними рассуждениями, поэтому, так и быть, один раз я расскажу, в чем ты неправ. Но если не возьмёшься за ум - вернешься домой и разбирайся со своим проклятием сам.
   Велес задумчиво потеребил бороду.
   - Начнем с того, что ты пришёл в этот мир слабохарактерным рохлей, и хотя новая жизнь заставила тебя собраться, когда перед тобой встаёт действительно важный вопрос, требующий волевого решения, ты идёшь по самому легкому пути. А когда наступают результаты твоих действий, ты бежишь за спасением ко мне. Поэтому, сегодня я помогаю тебе в последний раз. Пока не докажешь, что достоин моей помощи - рассчитывай только на себя.
   Я все же не выдержал:
   - Но где я дал слабину?! Я охотился и воевал, рисковал жизнью и получал ранения. Разве это ничего не стоит?
   Древний бог суровым взглядом заткнул мой фонтан красноречия.
   - Я сказал слушать! Да, кое-где ты преуспел. Но в главном! Ты знаешь, почему на вас идёт армия разбойников?
   Я отрицательно помотал головой.
   - Потому, что ты испугался приговорить виновного человека к смерти. Да, да я говорю про Китавла. И не говори мне о человеколюбии! Уж я то вижу, что ты просто побоялся того, что окружающие заклеймят убийцей и палачом. Как же, потерять любовь и уважение, доставшиеся с таким трудом! А теперь, когда пришла банда насиловать, грабить и убивать, кому нужно твоё уважение? Но и это ещё не всё. Как ты мог позволить этому мелкому колдунишке принести человеческую жертву своему сгнившему божку? Именно! Тот человек не сам умер, а был принесен в жертву, и мне опять пришлось своей силой изгонять тень создания бездны, которой не было бы, разберись ты со жрецом сразу.
   Я был раздавлен этими вестями. Все мои достижения оказались пшиком. Да к тому же я оказался виновен в гибели одного хорошего человека, а потенциально и в гибели всего села. Велес тем временем продолжал:
   - Сейчас я дам тебе еще один выбор. Если я помогу справиться с нападающими, то эхо моей силы точно докатиться до служительниц Элуны и почти наверняка за твоей головой отправятся отряды охотниц. И поверь, они умеют искать и точно смогут выйти на тебя, пусть и не сразу. И на этот раз я не смогу тебе помочь - лимит вмешательства будет прочно выбран на долгие годы. Вероятность твоей смерти и провала миссии возрастают многократно. И надеюсь, ты понимаешь, что в случае смерти проклятие утянет твою душу в гости к очень голодной сущности. Или я могу перекинуть тебя за много миль отсюда, и тогда о тебе никто не будет знать. А жители пусть разбираются сами.
   На первый взгляд бросать жителей не вариант, но если подумать, то им грозит всего лишь смерть. А если меня прирежут, то эоны лет медленного и мучительного растворения души мне обеспечены. К тому же, если я даже приостановлю продвижение армии нежити Артаса, то спасу в сотни раз больше жизней от гораздо худшей судьбы.
   Когда я осознал, что уже мысленно подобрал оправдание для того, чтобы трусливо сбежать, краска стыда залила моё лицо. Так иногда бывает, что человек поступается своей совестью. Но согласиться с тем фактом, что ты больше не можешь называть себя честным человеком мучительно трудно. И разум начинает искать всевозможные оправдания совершенной подлости. Так рождаются такие перлы:
   - Я же не виноват, что он такой лох!
   - Он сам виноват, головой надо было думать.
   И еще множество вариаций на эту тему.
   Но бывает и такое, что перед человеком встаёт нелегкий, мучительный выбор. Например, украсть, обмануть в надежде, что за это не последует расплата, или поступить честно, но не разжиться ничем кроме спокойной души и чистой совести. И вот в глубине души человек уже решил пойти по простому пути, но сам себе в этом не признается. И тогда он заранее ищет оправдание своему будущему поступку. Тщательно перебираются все возможные обстоятельства будущей подлости. Обличающие, указывающие на неправоту старательно топятся в глубине, а оправдывающие наоборот - вытаскиваются на свет, причёсываются, подкрашиваются и вывешиваются на щит. И вот подлость в глазах совершающего её уже не подлость, а вынужденная мера. Или даже благородный подвиг!
   И именно такой трюк попыталось провернуть моё сознание. Я вспомнил Вирта, как он пошёл меня страховать, зная, что если охота провалиться, то ему точно не спастись. Жизнерадостный староста, ехидный старый каторжник, наполненные бесконечной добротой, с тщательно скрываемой на дне печалью, глаза Маруси, дети, взрослые, старики - все они прошли у меня перед глазами. За эти полтора эти люди умудрились стать мне почти родными. Больше никогда я не позволю разуму так шутить со мной, и больше никогда я не буду бояться поступить правильно!
   Велес, читавший мои размышления как открытую книгу, довольно хмыкнул. Вот старый пройдоха! Он для того и спросил, чтобы заставить меня сформулировать новое жизненное кредо. Не мне тягаться с многотысячелетним божеством в искусстве манипуляций. Тем временем патрон продолжил излагать инструкции:
   - Что ж, вижу, что для тебя не всё пропало. Когда разберешься с разбойниками, сразу уходи. Так ты выиграешь немного времени - по остывшему следу дольше искать жертву. Не лезь в начальники, а научись отвечать хотя бы за себя. Подучись чему-нибудь полезному. В общем сам разберешься. Как будет возможность - свяжусь с тобой. А теперь выведи из капища всех лишних, оставь только идущих в бой.
   Свет мигнул в глазах и вот я снова стою перед идолом. Для окружающих прошли всего пара секунд. Выпроводив лишних людей, я сказал остальным рассредоточиться. Вот все готово.
   Дымный слепок лица пророкотал:
   - Выйди вперёд, Вирт. Сегодня я посвящаю тебя в свои жрецы. Михаил, по моей воле вскоре покинет вас. Его обязанности будешь выполнять ты. Впитай мою силу и прими обещанное моим слугой исцеление.
   Вирт как подкошенный упал. В глухой тишине был отчетливо слышен хруст восстанавливающийся костей ноги.
   Велес тем времен продолжал:
   - Выйди вперёд, Боброк. Готов ли ты принять в себя силу моего слуги и возглавить гвардию урсолаков в этом мире?
   Боброк не колебался ни секунды:
   - По воле твоей я буду жить и во славу твою умру.
   Тени сгустились в фигуру знакомой медведицы, которая подошла к отставному сержанту. Несколько секунд они смотрели глаза в глаза. Вот медведица наклоняется и кусает Боброка в плечо парализованной руки. Староста падает как подкошенный, а медведица неторопливо растворяется в тенях.
   Древний бог вызывает следующего:
   - Выйди вперёд, Декстер. Готов ли ты принять в себя силу моего слуги и возглавить гвардию волкодлаков в этом мире?
   - Повелитель, возможно, я ошибаюсь, но разве волкодлаки - это не волки-оборотни?
   От идола повеяло раздраженной мощью:
   - Знаю, что между вами пролитая кровь. Аргентариус убил твоих сыновей, но и на тебе есть кровь его потомков. Здесь и сейчас решай. Или вы оставляете вражду и кровь в прошлом, или покинь это место.
   Из тени выпрыгнул Аргентариус. Старый волк и старый охотник долго боролись взглядами, ведя беззвучный договор. Но вот Декстер протягивает руку, и зубы волка вонзаются в плечо. К лежащим присоединяется еще одно тело.
   Теперь божество обратилось ко всем сразу:
   - Верные мне, готовы ли вы принять в себя силу зверя, чтобы служить мне?
   Ни один человек не отказался. Через секунду на ногах в капище остался только я.
   - Все раны и увечья исцеляться. Через час они проснуться здоровыми и полными сил. Пока не взойдет солнце, они будут пребывать в промежуточном облике полуволков и полумедведей. Раны, кроме отрубания головы, им будут не страшны. Урсолаки обретут нечеловеческие мощь и крепость, волкодлаки будут быстрее и ловчее любого противника. И никому не скрыться в лесу от моих гвардейцев. К утру все враги должны быть мертвы. Такова моя воля.
   ***
  
   Кармайн задумчиво смотрел в огонь костра. Развалившись на подстилке он размышлял о будущем деле. Когда он возглавил банду, в ней состояли только полуголодные крестьяне да воры неудачники. С его приходом маленькая шайка значительно выросла. Сам имея за плечами службу в армии, Кармайн привечал дезертиров и головорезов, готовых подчиняться наведенной им дисциплине. Но когда банда перевалила за сотню человек встала новая проблема. Для такого крупного отряда было крайне трудно найти достойную добычу.
   Кармайн попытался разделить людей на небольшие группы, чтобы параллельно проворачивать несколько дел. Оказалось, что толковых командиров у него нет. Все дела без его личного контроля провалились, а половина людей попала на рудники. Больше рисковать и делить шайку он не решался.
   Ему нужно было серьезное дело для крупного отряда, чтобы взять достойную добычу и укрепить пошатнувшийся авторитет. В поисках такого дела он обратился к серьезным людям из столицы, которые свели его с заказчиками. Самих заказчиков он не видел, встречаться они предпочитали ночью и в полной темноте. Странные, будто блеющие голоса заказчиков поначалу напрягали его, но пара удачных дел со своевременной оплатой изрядно притупили тревогу.
   Некоторое время назад у заказчиков начались проблемы с властями, сами встречаться они уже не могли и от их лица пришёл человек. Кармайн за свою непростую жизнь имел дело с разными людьми, но впервые посредник вызывал у него такое гадливое чувство.
   Представившийся Китавлом, посланник заказчиков передал деньги и новое задание. Теперь целью было разорить деревушку. На первый взгляд ничего сложного. Выросший в такой же деревушке, только расположенной далеко на юге, Кармайн испытал нечто, похожее на укол совести. Но не слишком сильный. В конце концов, пусть они сами заботятся о себе, а он позаботится о себе и своих людях.
  Когда им в помощь прислали тройку магов, работа резко перестала казаться легкой. Что это за деревушки такие, если для их штурма требуется магическая поддержка? Вообще с этими магами были сплошные проблемы. То обеспечь личный шатер, то особую кормежку, пешочком топать не хотят. Но самым серьёзным испытанием его терпения стал их скарб. Эти высоколобые дегенераты тащили с собой целую повозку вещей. Среди которых была даже железная клетка с гномкой внутри! На кой она им сдалась? У самого главаря были исключительно неприличные варианты.
  Сейчас, расположившись на ночевку в переходе от деревни, Кармайн еще раз прокручивал в голове все сведения. Для себя он решил, что это будет последним делом. Денег достаточно для открытия своего дела и тихой, беззаботной жизни до старости. Добычу обещали богатую, говорят, жители Волчьего Дола хорошо поднялись в последнее время, а значит, парни будут не в обиде.
  Какое-то внутренне беспокойство заставило главаря внимательно оглядеться. Палатки магов, бойцы, храпящие на подстилках у костров, борющиеся со сном часовые - все было в порядке. Но беспокойство не отпускало, а наоборот стало переходить в откровенный страх.
  Одного из часовых что-то насторожило в темноте, но стоило ему сделать полшага, как темнота рывком затянула его в себя. Тонкий, отчаянный крик разбудил весь лагерь разом. Вскочившие разбойники очумело искали причину тревоги. И она не стала скрываться. Со всех сторон на свет выходили невиданные и ужасные существа. Полулюди-полузвери. Бандиты, имевшие луки, начали метать стрелы в кошмарных созданий, но те не обращали на полученные раны внимания, только прикрывали ладонями глаза от случайных попаданий.
  Не прошло и двух секунд, как по всему лагерю закипел отчаянный бой. Но бежать было рано. Кармайн где матом, а где и пинками поднял ближайших бойцов, а возле главаря располагалась элита его банды, и повел в сторону палаток. Единственным реальным шансом справиться с ожившими обитателями кошмаров, была помощь магов. Пока чародеи тратили силы на поддержку своих щитов, об атаке можно было забыть.
  Когда, хоть и не без потерь, отряду Кармайна удалось оттеснить противников от магов, правильность такого решения стала очевидна. Ранее безнаказанно истреблявшие его людей враги, теперь ощутили на своей шкуре холодную мощь магии. То одна, то другая фигура раз в несколько секунд получала метровую сосульку в корпус и улетала в темноту. Ситуация выровнялась, а воспрявшие подчинённые кое-где начали теснить нападавших, которых оказалось не так много, как показалось вначале. Всего около трёх десятков созданий.
  Наблюдая за битвой, бандитский главарь заметил, что с одной стороны дела совсем плохи. Пусть там было меньше всего врагов, но здоровенный полумедведь, вооруженный классической парой щит-меч , методично, даже с показной ленцой, истреблял его людей. Удар - труп, финт-удар-труп, блок-удар щитом- удар -труп. В лучших традициях тяжелой пехоты этот здоровяк тратил на каждого противника минимум сил и времени. Но и этот крепыш улетел в темноту, когда Кармайн указал на него магам.
  Хоть и дорогой ценой, но уже однозначно победа доставалась его отряду. Все изменилось мгновенно. Прилетевший из проклятой темноты арбалетный болт оборвал жизнь одного мага, а оставшиеся двое, забыв про атаку, снова закрылись магическими щитами. Конец надеждам на победу ознаменовало то, что, казалось выбитые, противники начали возвращаться в бой.
  Кармайн понял, пора спасаться. В одном из удачных грабежей ему попалось зелье невидимости и сейчас оно оставалось единственным шансом спастись. Что ж, раз такова судьба, то он не может ей противиться. Раз его людям не суждено пережить эту ночь, он будет спасать себя. Укрывшись за спинами подельников, главарь аккуратно откупорил заветный пузырёк и залпом выпил. Через мгновенье его фигура побледнела и растворилась.
  Стараясь никого не задеть в кипевшей схватке, Кармайн протискивался к краю поляны. Вот за спиной остаются последние сражающиеся, и лес принимает его в свои объятья. Надо, пока не закончилось действие зелья, уйти как можно дальше. Но верная интуиция советует не спешить, а идти осторожно, без лишнего шума. И как оказалось не зря!
  Не успел Кармайн отойти и на сотню шагов вглубь леса, как навстречу ему выскользнули несколько серых теней. К счастью это были не чудовища, а обычные волки, хоть и очень крупные. Кармайн замер, боясь дышать. Настороженно подергивая ушами, хищники стали ходить кругами. Они явно что-то чувствовали, запах указывал на наличие человека, но глаза не могли обнаружить его. Вот один из волков взял след и радостным воем сообщил об этом остальным, и стая умчалась по протоптанной человеком тропинке.
  Наконец вздохнув полной грудью, Кармайн побежал изо всех сил. Теперь его могла спасти только скорость. Пока волки дойдут до края поляны, пока поищут куда он мог деться, у него есть фора. И надо успеть добежать до реки. Только вплавь есть шанс спастись, в лесу не скрыться от обоняния хищников. Отчаянный бег закончился в освежающих объятьях реки. К счастью плыть было по течению. Экономными гребками войдя в ритм, Кармайн плыл пока уже на рассвете не свело обе ноги. Мысленно, благодаря отставного моряка, еще в детстве научившего его уверенно чувствовать себя в воде, на одних руках он выплыл на мелководье.
  Привязавшись поясом к свисающей ветви дерева, беглец подремал пару часов, не выходя на берег. Собрав все душевные и телесные силы, Кармайн поплыл дальше. Впереди было много изнурительного плавания.
  Я мысленно матерился. Что это за разбойники такие с магической поддержкой?! Может сейчас на нас со спины выскочит рыцарская конница до кучи?!
  Когда в нас полетели ледяные стрелы - это стало крайне неприятным сюрпризом. К счастью маги били в корпус, оставляя голову целой и невредимой. Поэтому получившие ледяной гостинец немного отлеживались и возвращались в бой. Но проклятый главарь устроил крепкий заслон перед магами, и пробиться к ним было трудно. Когда проклятая сосулька снесла в лес разошедшегося Боброка, я плюнул на остальную схватку и стал обходить заслон.
  Всё никак не получалось найти удачный сектор для верного выстрела. Плюнув на бесплодные поиски, я закинул арбалет на спину и полез на примеченную крепкую ветку. Сверху наконец открылся удачный вид. Щелчок арбалетной тетивы и один из магов падает замертво. Когда испуганные маги перестали выбивать моих бойцов, сражение перешло в планомерное истребление врага. Падают последние разбойники, маги держат мерцающий щит. Первый понимает, что это конец и, плюнув на свою жизнь, решает забрать с собой хоть кого-то. Но этого момента ждал я. Как только пропал щит и маг начал кастовать, что-то убойное, мой болт остановил это грязное действие.
  Последний маг запаниковал и, плюнув на щит, бросился бежать. Только недалеко. Одним прыжком Боброк догнал беглеца и снес голову.
  На поле боя, а скорее даже бойни, воцарилась тишина. Когда прошло опьянение схваткой, многие были шокированы произошедшим. Конечно ветераны вроде старосты и его сослуживцев быстро вернули себе ясность рассудка, но обычные крестьяне переносили содеянное гораздо тяжелее. К счастью, отставной сержант, выпеставший немало новобранцев, давно имел рецепт на этот случай.
  - А ну быстро подобрали сопли! Первый десяток - оттащить трупы к лесу, второй десяток - собрать трофеи! Быстрее, нужно управиться до утра. Еще неизвестно, что с вами будет после потери звериной силы.
  Услышав про трофеи, народ оживился. Да и я заинтересовался. Вещи простых разбойников меня не интересовали, а вот в палатках и скарбе магов я бы покопался. Первым местом, где я решил пошарить, была телега, стоявшая возле шатров. Крупный короб, укрытый полотном привлёк мое внимание. Сдернув ткань, я еле сдержал ругательства. В железной клетке сидела молоденькая девчонка. Хотя может и не молоденькая, возраст гномок я определять, еще не научился.
  
  Эпилог.
  
  Уютно потрескивал костёр. Я сидел, привалившись к стволу поваленного дерева, и рассматривал свою спутницу. Оказавшаяся очень любопытной и общительной гномка увязалась за мной. Кэлси, а именно так звали 22-х летнюю представительницу народа гномов, как свойственно многим гномам жила чтобы исследовать и проводить безумные эксперименты. Вот только сферу приложения своих усилий она выбрала нестандартную. Вместо изобретения механических цыплят, монструозного огнестрельного оружия и прочих милых сердцу безумного гения вещей, она экспериментировала с тайной магией. В будущем это увлечение грозило превратить талантливую девочку в могущественную магессу. Но, как это часто бывает у гномов, один неудачный эксперимент поставил крест на этой возможности.
  Кэлси заинтересовалась механизмом действия чародейской ауры. В результате долгих поисков на свет появился ритуал, позволяющий многократно усилить воздействие этого крайне полезного умения. Ни секунды не раздумывая, безбашенная экспериментаторша провела этот ритуал над собой. Он увенчался полнейшим успехом. Пусть дальность действия ауры немного сократилась, но сила и плотность излучаемой энергии выросли на несколько порядков. Однако эта аура стала единственным магически воздействием отныне доступным Кэлси.
  В надежде вернуть себе способность полноценно колдовать, неунывающая гномка оправилась в путешествие. Скитаясь по людским королевствам, неутомимая коротышка искала знания и могущественных магов, способных ей помочь. В одном из посещенных городов к ней подошёл оборванец и сообщил, что в лесу неподалеку обитает древний и могучий волшебник, и за небольшое вознаграждение он готов показать к нему путь.
  Мгновенно решив найти такого необходимого человека, Кэлси последовала за проводником. Конечно, никакого мага в лесу не оказалось. Наивную путешественницу ожидала шайка грабителей, которая отобрала всё ценное, а её саму продала знакомому магу, как диковинку на опыты. Быстро убедившись в крайней полезности мощнейшей чародейской ауры, этот маг стал всюду таскать с собой Кэлси. Пока в одной из командировок не познакомился с моим болтом.
  Вызволенная гномка совершенно не испугалась звериного облика освободителей. Наоборот, стоило её выпустить из клетки, как она насела на опешившего Боброка, прося дать потрогать выступающие клыки. Сплавив под мою опеку неугомонный трофей, отставной сержант поспешил заняться организационными вопросами.
  Я выслушал историю её злоключений, немного посочувствовал. Но тем не менее, взял клятву, скрепленную силой Велеса, о неразглашении обстоятельств её спасения. К сожалению, не было никакой возможности остаться и отпраздновать победу. Каждый потерянный час, приближал крайне нежелательную встречу. Еще раз простившись, я собрался отправиться в путь.
  Удивительное дело, но Кэлси пожелала составить мне компанию в странствии. Никакие уговоры не смогли убедить упертую малявку отказаться от этой затеи и прийти в себя в гостеприимном селении. Собрав свои вещи, некоторые из палатки мага, она пошла за мной.
  Несмотря на усталость и тяжелую ночь мы отмахали приличный кусок пути за день. И теперь устроились на привал. В пути было не до разговоров, я думал о своем будущем, пытался строить планы, а Кэлси.... Не знаю, способна ли она думать вообще, но с разговором в дороге не приставала. Почувствовавшую удачный момент мелкую прорвало:
  - Мих, а куда мы идём? Хотя, я все равно узнаю позже, пусть будет сюрприз. А ты правда страшный жрец великого бога? Хотя конечно, я же сама видела его силу. А покажи, что ты умеешь? Ладно, не беспокой своего босса, лучше расскажи, откуда ты родом?
  Так продолжалось полчаса. Бывают такие ужасные люди, приходящие в экстаз от звука собственного голоса. Им не важен собеседник, не важна тема разговора - они задают вопрос и сами же на него отвечают. Надеюсь, что моя спутница не из таких, а её просто прорвало на нервной почве.
  В её потоке речи попадались и полезные для меня сведения. За время своих странствий Кэлси посетила множество магических школ и даже академию Даларана. Хоть она и искала ответ на конкретный вопрос, но природное любопытство заставляло узнавать множество сведений о посещаемых местах.
  Для себя я решил, что следующей моей задачей станет обучиться магии. Как показала практика, маги далеко не всесильны, но, при наличии головы, несколько вовремя использованных заклинаний могут оказать неоценимую поддержку.
  - Кэлси, а как мне можно научиться магичить?
  
  Эпилог 2.0
  
  Боброк смотрел вслед уходящему Миху. Неугомонный парень многое изменил в жизни села. Он сам не понял, насколько сильно его появление повлияло на каждого, с кем он имел дело. Легкомысленный Вирт взялся за голову и теперь стал жрецом, практически сломленный и потерявший веру в людей Декстер снова вернулся к жизни, да и сам отставной сержант вернул себе краски жизни. Если раньше его на этом свете удерживал только долг, долг перед семьей, долг перед односельчанами, то получив цель и смысл жизни, старый воин ощутил себя на своём месте. Возвращение здоровья стало прекрасным апогеем произошедших изменений.
  Хотя наивности ушедшего жреца можно только поражаться. Бедняга и не догадывался, какие поручения они получили при посвящении. Они не обсуждали это, но многоопытный староста сразу просек, что не ему одному была поставлена важная задача. Но срок исполнять её подойдёт еще не скоро, а сейчас надо разобраться с трофеями.
  
  Эпилог 3.0
  Где-то.
  Прекрасная девушка задумчиво водила рукой по водной глади. Серебристая жидкость, наполненная лунным сиянием, ласкала нежную кожу. Длинные темные волосы тяжелыми прядями стекали на спину и плечи, изящный стан погрузил бы скульптора эпохи ренессанса в перманентный экстаз, а лицо своей красотой могло покорять сердца народов. Немного печальное выражение лица рождало желание защищать и оберегать подобную красоту.
  Внезапное волнение качнуло зеркало воды, но причиной его была не изящная девичья ручка, а что-то ближе к центру бассейна и гораздо глубже. Томная задумчивость мгновенно сменилась яростной гримасой. Такую всеобъемлющую и бесконтрольную ярость может испытать только обманутая женщина, и сейчас эта ярость была готова обрушиться на виновного.
  В тишине хрустальным колокольчиком прозвенело имя обидчика:
  - Велес!
Оценка: 3.96*13  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"