Белый Ирис: другие произведения.

Измена или как выбраться из замкнутого круга.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.23*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История измены. Такой стандартный и банальный сюжет. Но чаще всего мы стоим на стороне жены и совсем не задумываемся, а каково любовнице если она любит мужчину. А если изменник использует ее и она точно знает, что он никогда не будет ее. Стоит ли игра свеч? И не лучше ли просто разорвать этот замкнутый круг? Только вопрос как это сделать? А еще что ждет героиню дальше?
       Те кто читал Измену знает сюжет. Только это большая история и надеюсь понравится. Как всегда без комментариев нет проды. Жду.
    ЗАКОНЧЕНО
    Клип на произведение. Спасибо тебе Яночка!
    http://video.yandex.ru/users/kraskiphotoshopa/view/1/
    За обложку и вычитку большущее спасибо Яне. Ян, ты просто чудо! Спасибо тебе за все что ты делаешь!

  
  
  
  Измена или как выбраться из замкнутого круга
  
  Пролог.
  Машина медленно останавливается перед домом и я смотрю на знакомую девятиэтажку.
  - А может не надо? - перевожу встревоженный взгляд на мужчину за рулем. Не хочу туда идти. Не желаю вспоминать прошлое. "Но без прошлого нет будущего"- говорят мудрецы. А так ли это?
  - Надо, иначе будущего у нас не будет. - нежно и поддерживающее улыбнулся мне Егор, будто зная, о чем я думаю.
  Какой же он красивый, умный и заботливый. Совсем не такой как Николай. Неужели мне все же повезло? Рука сама опускается на пока еще плоский животик, в котором уже растет наше дитя. Если все и дальше все будет хорошо, скоро у меня будет муж и двое детей.
  - Пошли? - гладит меня по щеке. Он пока не знает, а я не хочу говорить, не зная его планов. Хочу четко знать, чего он хочет, но Егор молчит и лишь улыбается, подбивая меня на эту встречу. Но зачем ему это?
  Киваю и выхожу из машины.
  Егор же тем временем обходит машину и легко вытаскивает из кресла и берет на руки мою дочурку. Ей скоро пять. Даже и не верится, что еще шесть лет назад я жила в аду и не знала, что будет дальше.
  Поднимаемся в лифте и звоним в дверь. А дверь все та же. Неужели изменилась только я? Мама рассказала, что он все так же гуляет. У него новая пассия и зовут вроде Лена, только меня это уже не касается. Бедная Лида.
  Открывается дверь.
  - Инна! - подруга радостно бросается мне на шею. Я не видела ее пять лет. Даже странно ощущать ее прикосновения и объятия. И что главное ненависти больше нет. Только печаль и грусть, ведь для нее все еще не закончилось.
  - Лидка! - обнимаю подругу. - Рада тебя видеть!
  - И я тебя! Дай я на тебя посмотрю! Ты изменилась и к лучшему!
  - И ты тоже! - беременна. Неужели от него? Бедная, ничего не знает, а когда узнает будет уже поздно. Он испортил ей жизнь, но не мне ей рассказывать. Сама грешна.
  - А это наверное Изабель? - глядя на дочку сидящую на руках у Егора поинтересовалась подруга.
  - Она самая. - улыбаюсь я с трудом. Она его. Только Лиде об этом лучше не знать.
  - А ведь я тебя совсем крохой помню. Я тетя Лида!
  - Здравствуйте! Я Изабель. - произнесла моя малышка привычную для чужих фразу.
  - Рада познакомиться! - интересно она замечает, что девочка копия ее мужа? - Ну что же мы все на пороге! Проходите в дом.
  - Лид, это Егор, мой жених. - я впервые его так назвала. Обычно он просто друг. Ловлю его довольный взгляд. Рад. И я счастлива, что он доволен.
  - Рада познакомиться!
  Прохожу на кухню, где когда-то засиживалась с подругой за кофе. А еще, однажды, переспала с ее мужем на этом столе. Но это ей тоже знать не надо. Не от меня. Отогнав ненужные мысли ставлю на стол тортик, который принесла и сажаю дочь на руки. Не хочу ее от себя отпускать, не в этом доме. Слушаю болтовню 'подруги' и вдруг понимаю, что безумно хочу домой. Оказаться в моей, пусть и съемной квартире, уложить дочку и прижаться к Егору, а потом, потом прижаться губами к его губам и чтобы он был во мне. Но нельзя, рано, надо дождаться его, поэтому продолжаю этот бесполезный разговор, который мне просто неинтересен. Время идет и в какой-то момент 'непринужденной' беседы раздается звонок в дверь.
  - Это наверное Коля с Ладой! Она так выросла! Ты ее наверное не узнаешь! - подруга радостно выбежала из комнаты - Коль, ты не поверишь кто к нам приехал! Помнишь мою подругу Инну? Так вот она у нас!
  Егор берет мою руку в свою и сжимает в знак своей поддержки, я благодарно ему киваю. А через секунду я вижу его.
  Он все тот же. Красивый, стройный, улыбчивый мужчина, от которого в восторге жена и все окружающие женщины. Только не я. У меня иммунитет и я знаю, какой он на самом деле. Хотя, если совсем честно, сердце все же замерло и пустилось вскачь куда быстрее, чем раньше. Но что это, реакция на него или просто страх от нашей встречи?
  - Ну, здравствуй, Инна. Давно не виделись!
  - Ты прав, давно. - кивнула. Улыбнулась в ответ, но почему-то улыбка показалась наигранной и змеиной. Пробрало отвращение. А раньше таяла от этой улыбки. Посмотрела на Егора. Испытующий взгляд. Он ждет и боится моей реакции.
  - Я вижу ты не одна? - тем временем заметив наше переглядывание, спросил Николай.
  - Да это Егор - мой жених. - отвечаю я снова глядя на мужчину.
  - Рад познакомиться! - улыбнулся он, но его глаза говорили об обратном и я заглянув в них окунулась в прошлое...
  
  Часть первая Замкнутый круг.
  Шесть лет назад
  
  1
  - Инна Витальевна, подпишите пожалуйста! - Света, моя заместитель, кладет документ на подпись.
  Быстро проглядываю документ.
  - Мы же три дня назад получали молоко этого производителя? - смотрю на девушку с удивлением.
  - Так скупили уже. - пожимает плечами моя зам.
  Вспоминаю недельный баланс, который допускает мой начальник. Вроде пару тысяч еще есть, на внеплановые заказы. Значит можно заказать. Кивнув, подписываю заявку и, посмотрев на часы, встаю.
  - Ладно, я на обед. Буду через час.
  - Хорошо, Инна Витальевна.
  Беру пиджак и, надев его, выбегаю из здания. Мне двадцать семь, жизнь только началась или я так хочу думать? Да нет же, началась. Я больше не буду жить ожиданием его и следующим, после его прихода, ощущением грязи. Я свободна.
  Перебегаю дорогу и задумываюсь, в какое кафе сходить. Мне повезло, Бог при раздаче достоинств наградил меня усидчивостью и трудолюбивостью. К счастью я смогла ими воспользоваться. Как результат - работаю, замдиректора в лучшем супермаркете города. Уважаемая и успешна женщина.
  Что уж тут скрывать, многие считают что мне просто везет или я сплю со своим шефом. Знали бы они правду, наверное, камнями бы закидали. Они не знают, что все мое везение всего лишь мишура. А на самом деле моя жизнь давно уже превратилась в постоянный обман, а все из-за него, мужа моей самой близкой подруги.
  Грустно усмехнувшись, я сворачиваю в любимое кафе. Его в нем никогда не было. Я не хочу, чтобы он и это место испортил. Как же я скучаю!
  Месяц. Месяц без него это мука. Но я не хочу больше жить как раньше, не могу лгать и изворачиваться, бояться посмотреть близкому человеку в глаза и чувствовать себя предателем.
  Звонок телефона отрывает меня от грустных мыслей. Лида.
  - Слушаю!
  - Привет! Ин, у тебя же обед вроде? Может вместе пообедаем? - частит причина и источник моей боли. - Я тебя уже месяц не видела, соскучилась!
  - Лид, у меня всего час. - не хочу ее видеть, но как ей об этом сказать чтобы не обидеть не знаю. Приходится отнекиваться.
  - Я успею! Между прочим, мы рядом с твоей работой. Я сегодня с Ладой в больницу ездила, вот теперь домой собрались. Но я подумала, ты будешь нам рада! Крестная как-никак!
  - Конечно, рада! - лгу я, боясь взглянуть в окно и увидеть гримасу боли на лице в отражении. Я бы хотела растить ему детей, но он женат на ней. - Я в кафе 'София', оно находится напротив моего супермаркета.
  - Знаю. Мы часто с мужем заходим там посидеть. Иду!
  Подруга положила трубку, а мне вдруг захотелось уйти из этого проклятого места. Он и этого меня лишил. И это место очернил.
  Но я сдержалась и стала ждать, а в душе в это время бушевала буря отчаянья и желание разрыдаться.
  Они появились через десять минут. Красивая стройная Лида несла переносную коляску, в которой спала ее трехмесячная Лада. Их дочь.
  И снова острая боль в сердце. Пока она вынашивала ребенка, я спала с ее мужем. Как же я сама себе противна!
  - Ин, ты чего? Взгляд такой будто мир рухнул а тебе спрятаться некуда! - прощебетала молодая мать, ставя постельку на стул.
  Покраснев и боясь выдать себя, я опустила голову и уставилась на курточку ребенка.
  - Глупости говоришь! - беру малышку на руки. Головку она уже держит, но взгляд еще мутный и непонимающий. - Просто задумалась.
  - Ну ладно! - весело отвечает Лида, беря меню и начиная его изучать.
  Я же играю с малюткой боясь посмотреть в ее личико и увидеть черты отца. Только память сама рисует знакомые детские черты, и тут же лицо мужчины, о котором могу только мечтать.
  - Представляешь, Колю повысили, теперь мы можем взять кредит и купить машину! - рассказывает тем временен мама малышки.
  А вот интересно, захотела бы ты машину, зная, что он спит со мной уже второй год? Подумалось мне, вслух же я сказала:
  - Рада за вас! Это же замечательно!
  Подруга продолжала болтать, а я слушала, мечтая, чтобы этот проклятый час быстрее закончился. Я не хотела знать, что он последний месяц был каким-то хмурым. Или его постоянно куда-то тянуло и это беспокоило подругу. Не хотела слышать, что у них все нормально и она счастлива. Но я подруга, а значит должна это выслушивать, утешать и радоваться за нее. Только какое же это отвратительное притворство с моей стороны: сидеть рядом с ней, говорить успокаивающие слова, держать их ребенка на руках, его ребенка; и думать о том, что ты ненавидишь себя, ее, этого ребенка и в первую очередь его за все это.
  Месяц без него это ад, но сейчас я поняла, что и встреча с подругой, с разговорами о нем не меньший ад. Я соскучилась, и я хочу к нему!
  Смотрю на часы. Без пятнадцати час. Ура! Можно уйти!
  - Лид, мне пора! - прервав подругу на середине фразы, целую ее малышку и поднимаюсь с кресла - Работа!
  - Да, конечно! - улыбнулась подруга. - Мы же еще встретимся?
  - Конечно! - киваю я, а про себя клянусь, что больше с ней встречаться не буду. Так проще для меня, менее болезненно и будет лучше для нее.
  Потом выскакиваю из кафе и бегу на работу стараясь забыть ее и этот разговор. Но не получается. Хочется плакать, а в голове весь день только одна мысль: он скучает по мне, и я по нему тоже безумно соскучилась. Как же я его люблю, ну почему мы встретились, когда он уже был с ней.
  Все это началось два года назад. Моя любимая подруга, с которой я знакома с садика влюбилась и собралась замуж. Я искренне радовалась за нее и даже подумать не могла, что через пару недель буду бояться смотреть ей в глаза.
  При нашей первой встречи я позавидовала подруге. Красивый, нежный, обаятельный и любящий Николай не мог вызвать иного чувства. Ну может еще, пожалуй, чисто женское восхищение, но это было быстро мною подавлено.
  При второй нашем общении так получилось, что Коля ухаживал за нами обоими, и я растаяла, позабыв о разуме, но стоило ему уйти домой, как я быстро свергла себя на землю. Знала бы я что меня ждет, сбежала бы из города на первом же автобусе.
  При третьем контакте он проводил меня домой. Напросился на кофе и... Короче, я оказалась в его постели. Как? Почему? Я просто не знаю. Просто он был так очарователен, а я оказалась так слаба, что не смогла ему отказать. Утром он извинялся, клялся, что это какое-то наваждение. Что он любит Лиду и больше такого никогда не повторится. Я поверила. Никому ничего не сказав, постаралась реже бывать в его обществе, а через три недели они поженились.
  Свадьба была шикарная. Их родители раскошелились, стараясь позаботиться обо всем, и должна признать им удалось. Но больше всего мне запомнилось другие события того дня. Как подруга невесты я не могла отказать в танце жениху, а едва оказалась рядом с ним и начала танцевать поняла, что зря не отказалась. Его руки опустились ниже положенного, чуть ли не сжимая мою попку, чтобы притянуть ближе. Я чувствовала его возбуждение и не знала, что делать. Но танец закончился, и жених отошел к невесте, а я, чувствуя себя разбитой и грязной, постаралась спрятаться от людей, но выбрала не то место. Уже через сорок минут я еле заставила себя вырваться из его рук, чтобы покинуть туалет, где он меня поймал. При всем том, что я безумно его хотела, я не могла с ним спать в день его свадьбы с моей лучшей подругой, да еще и в кабинке женского туалета. Чувствуя себя ужасно после этого я, нарушив все правила приличия, сославшись на плохое самочувствие быстро покинула свадьбу.
  С того дня попыталась встречаться с Лидой только тогда, когда точно знала, что Коли нет рядом. Но это было днем, по ночам же краснея от стыда и ужаса, я вспоминала ту проклятую ночь и мечтала о повторении. Это были тяжелые месяцы. Тогда я только начала осознавать, что теряю подругу, а мое сердце отдано ее мужу. Но зная, как Лидка любит мужа я держалась, и это мне удавалось достаточно долго. Но жизнь уже готовила мне подвох.
  Однажды Лида прибежала с горящими словами и с порога заявила.
  - Ин, я беременна!
  - Лид, это же замечательно! - воскликнула я, чувствуя, как во мне что-то умирает, а глаза начинает щипать. В этот момент я окончательно поняла, что он никогда не будет моим. - Я так рада за вас!
  А еще через неделю пришел Николай. Тогда он сказал, что хочет поговорить о подруге. Что тревожится о ней, и я открыла. Только закончилась тот вечер в моей постели, после чего мужчина ушел, стараясь не смотреть на меня.
  А утром я была вынуждена сопровождать подругу к врачу. Обещала я ей. Как же мне противно было прятать глаза и смотреть на экран, где шевелилось дитя того, которого я люблю. В тот момент я поклялась, что больше не лягу с ним.
  Клятву я нарушила на следующий же день, точнее ночь. А потом снова и снова. Он приходил, я впускала, и все кончалось в постели. Я не могла сопротивляться ему. Поводы? Да всякие. То вопрос - чем бы мне Лиду порадовать? То тревога о ее состоянии. То я тут мимо проезжал, вот Лида и попросила передать...
  Даже проводив жену в роддом, он приехал ко мне. И я опять впустила. За что до сих пор ненавижу себя.
  Но вот родилась малышка и я окончательно поняла, что мне надо как-то разрывать этот замкнутый круг из моей слабости и его страсти. Именно тогда я и решила, что больше этого допускать нельзя.
  Разговор был тяжелый. Я выгнала его, пусть и с трудом, пусть сердце разрывалось, но я выгнала и велела не возвращаться.
  Только легче мне не стало. Наоборот, с каждым днем во мне росла пустота и отчаянье. Порой я думала, что проще было быть любовницей, чем остаться одной, но вспоминала ребенка и эта мысль сама исчезала. Мне было плохо, да и сейчас безумно плохо.
  Только это все в моей душе, а на поверхности улыбчивая молодая женщина, профессионально выполняющая свои обязанности. А потом идущая домой, в пустую и холодную квартиру. Сегодняшний день не был исключением.
  
  Звонок в дверь застал меня в ванне. Я только пришла с работы и стояла под струями теплой воды, смывая напряжение трудового дня. В тот миг, когда я старалась выбросить из головы свои проблемы, заиграл 'собачий вальс'.
  'И кого ко мне несет? Особенно, сегодня!'
  Тяжело вздохнув, выключила воду, накинула халат и направилась к двери.
  - Кто? - в голосе усталость.
  - Инна, это я. - слышу до боли знакомый любимый и одновременно ненавистный баритон.
  Ноги подкашиваются, и прижимаюсь к двери.
  'Ну за что? Зачем он опять пришел'
  - Коль, уходи, прошу! Мы уже все обсудили, давай не повторять? Просто уйди и все! Тебя Лида ждет! - хочется плакать, но не сейчас.
  - Ин, милая, открой, прошу! - услышала я в ответ.
  Я не могу сопротивляться ему. Ненавижу и все равно открываю. Смотрю на такое красивое лицо и презираю себя за радость - Николай тут.
  - Что?
  - Я соскучился! - виновато смотрит в пол. Неужели не понимает, что убивает меня!
  - Уходи! Иди к жене. Она тебя ждет.
  Но Николай только качает головой и делает шаг ко мне.
  - Коль, не надо! - из последних сил сопротивляюсь я. - Мы расстались! Я не хочу быть любовницей и не желаю тебя делить. Не делай мне больно, просто уйди! Она моя подруга! Не поступай так с нами!
  - Прости! - закрывая входную дверь, отвечает мужчина и накрывает мои губы своими.
  Не могу не ответить на поцелуй и ненавижу себя за это. Губы раскрываются, впуская его язык. А руки любовника уже лезут под халат. Как же я соскучилась по нему! Мы не виделись месяц, и я все это время сходила с ума.
  Халат на полу, руки ласкают тело. Не сдержала стона. Пальцы сами расстегивают и стягивают его рубашку. А Ноги обхватывают тело.
  Этот человек рожден для меня. Мы подходим друг другу. Я люблю его.
  Продолжая прикасаться ко мне, мужчина расстегивает штаны.
  Хорошо! Отрываюсь от него и смотрю в горящие желанием глаза. Безумно приятно! Мой! Не отдам!
  И снова пик наслаждение и падение в пропасть отчаянья реальности.
  - Почему опять? - не сдерживая слез.
  - Ты знаешь. - печально улыбается.
  - Я не хочу так.
  - Извини!
  И тут звонок телефона прерывает наш бессмысленный разговор. Его телефон. Ее любимая мелодия, сама ставила. При мне. Господи, что же я делаю? Подруга же.
  Отпускает меня на ноги, а они не держат, поэтому сажусь на подвернувшийся стул.
  - Да, солнышко? - отвечает Николай на звонок - Хлеб, конечно куплю. Уже скоро. Да выехал на Табарской, заехал по делам. Конечно, солнышко. Поцелуй ее за меня скоро буду дома. - пауза - Лид, я вас люблю.
  И снова тишина висит над нами. У них дочь, совсем кроха. А этот... все равно ходит ко мне... и с женой спит. Ненавижу!
  - Все? Получил чего хотел, убирайся!
  - Инна!
  - Вон!
  Он ушел. А я заперев дверь сползла на пол, разрыдавшись. За что? Господи, за что?
  
  2
  
  Мне повезло тот трах, иначе это и не назовешь, был в пятницу, а так как в субботу меня на работе не ждали, поэтому я успела выплакаться прийти в себя и вернулась в понедельник, как и всегда спокойной и независимой. За выходные я приняла решение. Хватит. У меня нет подруги - я давно ее потеряла, и нет любовника - он не мой.
  И именно утверждением этого я и занималась следующие полтора месяца. Как? Да очень просто. Я решила игнорировать все, что связано с Лидой и Николаем. На звонки подруги не отвечала. Если приходил он, заставляла себя уходить от двери включать наушники и слушать то, что накачала в сети, лишь бы не слышать звонка. Когда сделала это в первый раз, было очень тяжело, а потом стала привыкать, только ноющая боль в сердце не отпускала меня. Но это мелочь главное вырваться из этого ада.
  Я отучала себя от него и молилась только об одном, чтобы ему надоело, и он оставил меня в покои, но он приходил и приходил. А я снова и снова проводила ночи в рыданиях, жалея себя. Но сказать ему что не хочу его видеть я не могла, ведь я знала что стоит его впустить и заговорить с ним и все начнется заново, я не смогу отказать ему. Вот и пряталась, как могла.
  Но было и еще кое-что, что сводило меня сума. Задержка. У меня и раньше случалось такое. Ну нет месячных неделю это не страшно, но тут уже две недели и я волновалась даже боясь подумать, что делать и как жить дальше.
  Что я скажу маме? А друзьям? Как объясню, что женщина не имеющая любовника вдруг забеременела? А может, пронесет?
  С этими вопросами я засыпала и просыпалась вплоть до того дня когда четко поняла что пора идти на консультацию к гинекологу.
  Обычный рабочий день - полный событий. Мне пришлось успокаивать клиента, оказавшегося недовольным обслуживанием. Потом выяснять прав он или нет, а затем увольнять нерадивого продавца. Как же я ненавижу эту часть своей работы, но иначе никак. И все это на фоне сильнейшей тошноты.
  Выходя из супермаркета, я мечтала только об одном добраться до постели и заварить себе зеленый чай, но на улице меня ждал сюрприз. У входа я столкнулась с пятью моими подругами.
  Среди них была и Лида.
  - Привет, а мы за тобой.
  Черт девичник! Анька замуж выходит, и собралась это отметить.
  - Девчат я не могу! - попыталась отвертеться я, не желая, находится рядом с Лидой. Однако встретив непонимающие взгляды, поняла, что это бесполезно, поэтому попыталась объяснить. - Мне не здоровится, простыла наверное плохо очень.
  Анька подошла и положила руку на мой лоб.
  - Температуры нет, а значит, нет ничего страшного, если ты погуляешь. А грипп под воздействием алкоголя сам пройдет. Текила и коньяк все прибьет!
  И они утащили меня за собой. Отмечали мы в доме у Ани. Оказалось, отчаявшись до меня дозвониться, девочки решили просто приехать и забрать. Так и сделали. Только в этот вечер мне это было не нужно.
  В доме уже было все готово. Девчонки веселились, а я боялась посмотреть на стол. Меня тошнило при виде закусок, а все о чем я могла думать это как оказаться в своей постели.
  Танцы вино, коньяк, коктейли и апельсиновый сок для кормящей дочку Лиды. Я очень старалась быть веселой и смеющейся, но удавалось плохо. С каждой минутой голова от музыки болела сильнее, а тошнота усиливалась. Алкоголь я не пила. Даже и не знаю почему, просто не хотела и все.
  - Ин, ты как нормально? - спросила Лида, садясь рядом. - Ты зеленая как лягушка.
  - Все хорошо, просто... - а дальше я поняла, что не могу больше терпеть и бросилась в туалет. Когда мне полегчало, и я вышла к подругам, они задали только один вопрос.
  - Ин, а ты часом не беременна?
  Тогда я отшутилась, что съела что-то не то. Утром же вместо работы поехала к гинекологу и уже несколько часов выходила оттуда в шоковом состоянии. Срок полтора месяца.
  Наверное, ребенок это дар. Любая друга была бы счастлива. В мире столько женщин мечтающих о детях и не могущих родить. Но не я. Была в шоке. Я никогда не думала, что буду рожать вне брака, да еще и в таких обстоятельствах. Просто не представляла себя с ребенком на руках. Не в этой ситуации. Ни тогда когда ты любовница мужа подруги, а рядом никого. И выходя из больницы, была в полной прострации, не зная, что делать и куда идти.
  Чисто на автомате дошла до автобусной остановки, села в автобус и поехала к единственному человеку, который мог меня понять принять и помочь.
  - Кто? - услышала я через минуту, когда позвонила в дверь. Меня уже трясло от шока, но надо было держаться
  - Мам, это я. Открой!
  Открыв дверь и посмотрев на меня, она испугалась и спросила.
  - Что случилось?
  И я сорвалась. Сама не знаю откуда, просто вся боль, отчаянье, гнев на себя и окружающих, любовь и несбыточные мечты вылились в слезы. Я рыдала и не могла остановиться просила прощение и клялась, что просто люблю и ничего не могу поделать с этим. А она втянув меня в квартиру и прижимала к себе и пыталась хоть чуть-чуть успокоить, чтобы узнать, что же произошло. Удалось матери это только вечером после приезда врача и укола успокоительного.
  Наверное, я вырубилась потому что открыв отяжелевшие веки я посмотрела в окно, где было уже темно, потом на мать с обеспокоенным взглядом и, чувствуя себя последней заразой, опустив глаза на простыни призналась:
  - Мам, я беременна от Николая мужа Лиды.
  Ждала отвращение, гнева, приказа выметаться из ее квартиры, но их не было. Подняв на нее глаза, я встретилась с полным боли и печали взглядом матери.
  - Что ж я знала, что с тобой что-то не так, но такого не ожидала! - сказала она после долгого молчания. - Расскажи мне все.
  И я рассказала. Выслушав всю историю, мама долго качала головой и ходила по комнате.
  - Ругать не буду. Судить тоже. Оба хороши! - произнесла она, качая головой - Сейчас меня волнует другое. Что ты собираешься делать с ребенком?
  А правда, что я собираюсь делать с малышом? Это дитя доказательство моего падения. Могу ли я пойти на то чтобы родить его и потом всю жизнь смотреть на напоминание своего греха? А если Лида узнает в ребенке мужа? Я не имею права так рисковать. Но аборт это же убийство! А что мне терять? Мне итак дорога в ад уже выложена моей изменой.
  - Аборт - спокойно ответила я чувствуя ком отчаяния нарастающий во мне.
  - Только через мой труп! - вдруг закричала мама. Всегда спокойная и выдержанная она впервые за мою жизнь подняла на меня голос. - Да что с тобой? Разве такой я тебя воспитывала? Что с тобой сделал этот гаденыш? Никакого аборта не будет! Будешь вынашивать и рожать! А потом воспитывать!
  - Но, мама! - запротестовала я - Если Лида узнает, она сума сойдет от боли! Я не могу так с ней поступить!
  - Поздно ты об этом подумала, дочка! Раньше надо было спохватываться! Любишь кататься люби и саночки возить!
  И тут я устыдилась. Что я делаю? Я что действительно думаю убить дитя, которое мне дано. Может это единственное что мне останется от Коли. Я не могу убить этого ребенка. А еще это же не только его частичка, но и моя. Тот кого можно любить и отдавать себя всю. Разве я могу убить это чудо? Мама же родила меня и вырастила, а ей было куда сложнее, ведь в период СССР не любили матерей одиночек. Никогда! Я буду рожать, любить и беречь свое дитя! Чего бы мне это не стоило.
  - Ты права, мам, я оставлю ребенка и воспитаю его сама.
  - Нет! - покачала она головой. Я удивленно посмотрела на родительницу. - Я это прошла. Одна тебя тянула и теперь вижу к чему привело мое невнимание. Ты поговоришь с ним чтобы он содержал и помогал ребенку. Иначе это сделаю я.
  - Но, мама, ему это не нужно! А если Лида узнает? Я не хочу чтобы он приближался к малышу.
  - Инна, хватит! Я все сказала. Или ты сама с ним поговоришь или это сделаю я. Но помни если это буду я твоя ненаглядная Лида все узнает!
  Я понимала, что мама не отступит и могла только уверить, что поговорю с ним. Но время шло, а я все не решалась позвонить. Маме обещала что поговорю, а сама каждый вечер смотрела на трубку и не могла ее взять.
  Так продолжалось месяц. И вот наступил момент, когда мама пришла ко мне домой и заявила:
  - Завтра я иду к твоему Николаю.
  - Мама не надо!
  - Позвони ему!
  - Я не могу!
   - Звони!
  И я позвонила. Он обещал зайти в этот же вечер, и его голос был счастливым. Я знала чего он ждет, но не собиралась ему этого давать.
  - Привет, солнышко! - поприветствовал он меня входя в квартиру и закрывая дверь. - Я соскучился!
  После этих слов он притянул меня к себе и поцеловал. Я таяла в его руках забывая зачем позвала его, но стоило его рукам пролезть под футболку и перед моим внутренним взором стало личико Лады. После чего я сразу отстранилась.
  - Пусти! Нам надо поговорить!
  - Позже! - ответил он целуя мою шею.
  - Да пусти же! - вскрикнула я вырываясь и стараясь погасить собственное желание. - Я беременна!
  Это помогло. Он просто отлетел от меня и уставился испуганным взглядом.
  - Какой срок? - спросил он минуты через три.
  - Два с половиной месяца.
  - Что ты собираешься делать?
  - Рожать.
  Взгляд напуганный. Сумасшедший. Сам мечется по коридору и ерошит волосы. В этот миг я понимала что он испуган и ищет как спастись, а потом вдруг замирает, смотрит на меня и говорит.
  - Все хорошо детка. Мы позаботимся о малыше вместе. Все будет хорошо. Я буду хорошим папой и не брошу вас.
  Потом тянется ко мне, но я отступаю боясь его взгляда в котором затаилось желание и что-то еще.
  - Не бойся, малышка, я просто хочу тебя..., нет уже не так, вас обнять.
  И я верю, позволяя ему приблизиться и прижать меня к себе.
  Как же жарко в его руках. Тело само тянется к нему. А он будто чувствуя это начинает целовать мою шею. Ребенок нет!
  - Что ты делаешь? - пытаюсь отстраниться.
  - Все хорошо девочка расслабься.
  - Перестань! - пытаюсь вырваться, но он накрывает мой рот - Хватит! - Вырываюсь и отскакиваю назад. - Ты что не понял, я беременна! Никакого секса больше не будет никогда! Теперь нас связывает только ребенок, и все чего я хочу это чтобы ты хоть изредка помогал нам!
  Он смотрит диким взглядом. Страшно. Будто задушить хочет, а потом резко разворачивается матерится, снова ерошит волосы и наконец говорит.
  - Прости ты права никакого секса. Ты беременна и тебе нужен покой. Не бойся я буду помогать тебе с ребенком. Мне пора. Прости.
  И он уходит. Я же заперев за ним дверь на негнущихся ногах иду в спальню и взяв сотовый набираю номер матери.
  - Мам, я поговорила... Он обещал помогать.
  После этих слов бросаю трубку и зарываюсь с головой в подушку рыдая на взрыв. А в голове только одна мысль: Зачем я это сделала? Зачем ему сказала о ребенке?
  
  3
  
  Время шло. Неделя сменялась неделей, превращаясь в месяцы, а его все не было. Сначала я переживала, а потом пришла апатия, и все что меня волновало, это как развивается мой малыш. С Лидой я не общалась, тщательно избегая ее, стараясь лишний раз не обидеть отказом встретиться. Маме же внушала, что он помогает мне и даже радуется малышу.
  Так прошло четыре месяца. Я уже была на шестом месяце, готовилась к декретному отпуску и делала ремонт в детской, не ожидая гостей и вспоминая о Николае только по ночам в пустой постели.
  Вот и в этот день я докрашивала стену, когда вдруг раздался звонок в дверь. Спустившись со стремянки, и взяв тряпку, я пошла открывать.
  - Кто? - вытирая руки о тряпку, спросила я.
  - Инна, это я, открой.
  Голос спокойный, веселый и какой-то радостный. Четыре месяца ни слуху, ни духу, а тут объявился. Первой реакцией при виде его стала радость, но стоило ему протянуть мне розы, которые я ненавидела, при этом он это знал, и радость сменилась раздражением.
  - Привет, солнышко, это тебе. Как ты себя чувствуешь? - поинтересовался он, проходя в квартиру.
  - Спасибо. Твой ребенок в порядке, если ты об этом. - бросила я, ложа цветы на стул в прихожей.
  Он развернулся и посмотрел на меня внимательно.
  - Ты не в духе? Я думал, ты будешь рада меня видеть.
  - Нет, что ты я рада! Просто ты исчез на четыре месяца и вот вернулся, а я такого не ждала. Мог бы хоть предупредить, я бы оделась к твоему приходу. - раздраженно ответила я.
  - Малыш, ну ты чего? Я же в командировке был! - лжет и не краснеет. Я видела его рядом с женой недели три назад. Они кроватку дочери искали, а я как раз выбирала колыбельку. Как же больно слышать эту ложь и понимать, что он меня дурой считает. - Только вернулся и сразу к тебе!
  - Ага, только-только вернулся! Аж успел купить новую кроватку дочери.
  - Ин, ну прекрати! Ты что, ревнуешь? Я приехал как смог, ну прости меня.
  А ведь ему все равно. Я ношу его ребенка, а ему плевать на него. Почему я его впустила? Зачем? Мама говорит, что ребенку нужен отец, а будет ли он у ребенка или я просто вещь, а ребенок оружие против меня? Появилась злость, и я не смогла ее скрыть.
  - Зачем ты пришел?
  - Я хотел увидеть тебя. Узнать как ты.
  - Узнал? Твой ребенок в порядке. Извини, пол не узнавала и не хочу знать, это дитя я буду любить в любом случае. Вопрос в том, что к нему испытываешь ты?
   - Инна, хватит о ребенке! Я приехал к тебе!
  Ярость обуяла меня. Да как он смеет!
  - Ты что меня не слышал в прошлый раз? Я кажется тебе ясно сказала, что между нами все закончилось и единственное чего я жду это заботу о ребенке, которого я ношу.
  - А как же мы?
  - Нас нет! Ты женат на другой! А если ты хочешь 'нас' - разводись и женись на мне! - он побледнел. - Что слабо? Тогда и не говори про нас!
  - Но, детка...
  - Прекрати! Если ты не интересуешься жизнью ребенка тебе лучше уйти и не возвращаться.
  - Инна...!
  - Уходи! - указываю ему на дверь.
  Он внимательно смотрит на меня. Взгляд злой. Рука ерошит волосы и мне понятно, что он не получил что хотел.
  - Ладно. Это наверное гормоны шалят в связи с беременностью. Я приду в другой раз, когда у тебя настроение будет получше.
  И он ушел, но стоило захлопнуться двери и щелкнуть замку как на меня напало такое отчаянье, что я разрыдалась и сползла по стене. Жить мне в этот миг не хотелось, но ради малыша надо было держаться.
  Он вернулся через месяц. Заявился с тюльпанами, которые я обожаю и большим белым медведем. Не открыть я ему не могла, у меня была мама, а она считала, что у нас все нормально. Весь вечер расспрашивал о ребенке и ушел явно довольным. Я же с недоумением гадала, с чего это он вдруг начал интересоваться ребенком.
  С того дня он бывал у меня каждый вечер и со стороны казался настоящим заботливым папочкой. Постепенно я позволила прикасаться к животу, но стоило руке поползти куда не надо, заставляла себя отбрасывать его руку, хотя так хотелось растаять под этой рукой. Он все так же владел мною, но теперь на первом месте стоял ребенок и я чувствовала как это его бесит.
  А еще через два месяца я родила. Ровно в срок. Девочка. Вес три килограмма пятьсот грамм и ростом пятьдесят три сантиметра. Я помню, как впервые держала малышку на руках и понимала, что она самое ценное что у меня есть и большего мне не надо. А все, что я прошла и возможно еще пройду, стоит того чтобы появилась она. Он не пришел в роддом, а я и не ждала его. Но меня еще ждал шок, ведь выйдя из больницы, я наткнулась взглядом на Лиду и Николая. Подруга бросилась ко мне и нежно обняла, я же с смотрела на него и не могла поверить, что он посмел привезти жену к любовнице, которая только что родила ему дочь. Стало противно. Захотелось уйти, но было нельзя. Я позволила Лиде затолкать меня в машину, но дочку ей в руки не дала. До дому мы ехали слушая как подруга щебечет и радуется жизни. Уже в моей квартире она порадовалась, что девочки будут дружить. Я же опять еле сдержалась, что бы не сказать, что этого не будет, потому что я против, но опять жалея подругу я промолчала.
  Он явился уже на следующий день, и внимательно осмотрев ребенка, порадовался и похвалил меня за то, что я родила ему здоровую дочь.
  Помню, увидев его взгляд, я испугалась, таким странным он был и быстро забрала ребенка. Он как и раньше приходил почти каждый вечер помогал мне с малышкой, купал, пеленал ее, общался с ней и я даже расслабилась начиная доверять ему, но меня еще ждал сюрприз.
  В тот день Изабель исполнилось три месяца. Он пришел с тюльпанами и погремушкой. Мы сидели и ужинали, когда он вдруг спросил:
  - Ин, а тебе еще не надоело быть матерью?
  - Ты о чем? - удивилась я.
  - Просто тут знакомые хотят ребенка взять. Мечтают о дочери, вот я и подумал, тебе тяжело будет девочку растить, а там и деньги и оба родителя. Малышке там будет лучше.
  - Ты что, предлагаешь отдать Изабель? - ужаснулась я, глядя на мужчину. В тот миг я думала, что мне показалось, и он просто не мог этого сказать. Я была в ужасе и не желала понимать смысл его слов, но реальность все равно стучала в мое сознание, а его слова только подтверждали этот кошмарный смысл.
  - Ну не за даром же. - пожал он плечами, а я поразилась его равнодушию. Потом мне стало противно и одновременно безумно больно. И этого человека я люблю? Этому мужчине я позволяла пеленать и купать дочку. Как же все это гадко.
  - Уходи! - вскрикнула я, вставая и указывая ему на дверь.
  - Инна, ради бога, подумай своей головой. Кому ты будешь нужна с ребенком? Чувства они не вечны сегодня есть, завтра нет. А если мы разлюбим друг друга? Если я уйду или умру? Что ты тогда делать будешь? Как твоя мать коротать одинокую старость с дочерью на руках? Подумай, ты будешь свободна, у тебя будут деньги и возможности. Одумайся. Малышка будет счастливее в полной семье. Она просто помешает нам, а я же так тебя люблю и хочу быть только с тобой.
  - Убирайся, я сказала! - уже не сдерживаясь, закричала я.
  Он встал, посмотрел на меня злым взглядом, а потом выругался.
  - Ну уж нет! - зарычал он после этого притягивая меня к себе и закрыл рот поцелуем
  Я пыталась сопротивляться, но он быстро подавил сопротивление, продолжая ласкать тело. А потом я в ужасе поняла, что уже не сопротивляюсь, а даже сама отвечаю ему. Изголодавшись по нему мое тело выгибалось, прижимаясь к нему и желая слиться с ним. Его пальцы были повсюду, а я уже не контролировала себя. Ненависть к нему и самой себе захлестнула меня, но я уже не могла остановиться. И вот, в последний момент, лежа на столе, где совсем недавно была еда, теперь валяющаяся на полу, и ожидая, что он сейчас будет во мне, я услышала плачь дочери. Контроль над телом вернулся. Мать оказалась сильнее женщины.
  - Отпусти, Иза проснулась. - прошептала я, пытаясь отстраниться.
  - Она подождет две минуты! - отрезал он зло, и ворвался в меня одним резким толчком - Я же ждал!
  Это я уже услышала сквозь дикую боль, пытаясь при этом вырваться. Бесполезно, а он продолжал двигаться, удовлетворяя свою похоть и не забывая держать меня. Боль и гнев просто накрывают меня. Как же я его сейчас ненавижу.
  Но вот он отстранился и стал застегивать штаны.
  - Можешь идти к своей малявке и не забудь подумать о моем предложении. Деньги лишними не бывают.
  Потом он ушел, а я на негнущихся ногах доползла до малышки. И взяв ее на руки, поползла в ванну. Слыша плач дочери, я думала только об одном, что не хочу, чтобы она пила молоко сейчас. Я грязная мне надо в душ. Не хочу пачкать в этой грязи и ее. Положив малышку на пеленальный столик в ванной, я залезла под душ. И только тут поняла, что на мне разорванная блузка и задравшаяся до пояса юбка. Сорвав с себя одежду, я быстро, под плач дочери, приняла душ и только потом позволила себе покормить ее.
  Помню, как сижу в ванне, прижавшись к стенке сжимая трехмесячную малышку, а из глаз текут слезы. Сколько я так просидела не знаю. Просто в какой-то момент малышка захныкала, и я поняла, что пора действовать. Не ради себя, а ради нее. Я должна любой ценой защитить дочь.
  Перепеленав ребенка, я уложила дочку спать и набрала мамин номер.
  - Слушаю. - недовольным и заспанным тоном ответила мама. Взглянула на часы. Четыре утра.
  - Мам... - мой голос сорвался. Я больше ничего не могла сказать.
  - Инна, ты? Девочка, что случилось? Ты в порядке? Что-то с Изой? - испугалась мама, услышав меня.
  - Она в порядке! - с трудом произнесла я. - Мам, он предложил ее продать, а потом изнасиловал меня.
  - Что? Так успокойся и жди, я еду.
  Она добралась быстро, и кое-как выпытав у меня, что же случилось, напоила какой-то травой и уложила спать. Весь день я была в полузабытье. Я чувствовала, как мама приносит Изу и как малышка сосет молоко. Я слышала плачь дочери и прочие звуки, но не реагировала на это. Просто не могла пошевелиться, не было сил. Просто лежала на кровати то засыпая, то просыпаясь. А в себя пришла от громкого маминого голоса.
  - Убирайся отсюда! - кричала мама - Мою дочь ты не увидишь и внучку тоже. И только попробуй приблизиться к ним, и я все расскажу твоей женушке, подонок! Вон из этого дома! Да как ты смел предложить продать собственного ребенка, как смел прикоснуться после этого к ее матери!
  Звук хлопающей двери и шаги. Она вошла ко мне, и будто зная, что я не сплю, сказала.
  - Нам не нужны его грязные деньги и забота тоже. Пусть катится к чертям. Мы с тобой вдвоем поднимем малышку. Прости, я была не права.
  Так прошла неделя. Я более менее оклемалась после пережитого и даже смогла немного наладить свой быт. Но меня ждал новый сюрприз. На восьмой день ко мне ни с того ни с чего пришла Лида и ни одна - с ней был Николай. Мама молчала, хотя сначала хотела выгнать их, но я ей не позволила. Однако весь вечер пряча дочь в детской, я думала только об одном: как от них избавиться. Я точно знала, что начался новый виток наших отношений. Теперь он будет использовать подругу, чтобы попадать в дом, а если и это не получится, попробует отобрать ребенка.
  Понимая все это и испуганная до смерти едва закрыв за ними дверь, я сказала маме.
  - Я уезжаю.
  - Но куда...? - начала протестовать мама и тут же замолчала глядя прямо перед собой, а потом тихо добавила - Ты права. Вам надо уехать. Он не оставит вас в покое.
  А через неделю я стояла на вокзале, держа дочку на руках, и прощалась с матерью. Я бросала все и могла только молиться, что там, в другом городе, я смогу устроиться и начать новую жизнь, где будут только я и мой ребенок.
  
  Часть вторая Новая жизнь.
  
   4
  
  Я и раньше слышала, что женщине тяжело в чужом городе, но и подумать не могла насколько. Первой моей проблемой стало жилье. Мама не дала мне продать квартиру заставив сдать ее и мне пришлось ехать только с теми деньгами, что я получила от сдачи и что накопила сама. Уже позже я радовалась маминому поступку, ведь в том городе однокомнатная квартира стоила больше чем моя двухкомнатная. Первое жилье я снимала у супружеской пары, и тут меня ждал сюрприз - стоимость съемной квартиры почти полностью покрывала доход от сдачи, и в результате я оставалась без денег на жизнь с трехмесячным ребенком на руках, а значит, надо было иметь дополнительный заработок. Пришлось искать работу. Но кто возьмет женщину из провинции, пусть и с дипломом и бывшего замдиректора супермаркета, с грудным ребенком на руках? Да никто и именно это я поняла, отбежав половину магазинов города в поисках работы. И как результат, устроилась в продуктовый отдел одного из рынков. Холодно, многолюдно и платят мало, но это работа и я ей искренне радовалась. Дочка была со мной, ведь я не могла позволить себе няню. Укутанная в шесть кофт она спала в одном из ящиков. Страшно звучит, но тогда я была довольна.
  Квартира была подруги мамы, и она с удовольствием помогла ее дочери, только вот женщина не учла интересов своего мужа, и уже через три месяца мне пришлось спешно покидать дом. Ультиматум был четок:
  - Или ты со мной спишь, или я рассказываю жене о том, что ты ко мне приставала. - заявил мне мужчина - Сама подумай, кому она поверит, той кто нагуляла ребенка неизвестно где или мне, прожившему с ней тридцать лет.
  И я ушла, оставив им деньги за полгода так как платила заранее и востребовать назад побоялась.
  В то время, пока искала другую квартиру, жила в гостиницах. Маме сказала, что просто не понравилось, далеко от работы и снимаю лучшее жилье ближе к месту службы. Я просто не знала, как рассказать ей, что ее друг, человек которого она уважает, почти принудил ее дочь к сексу. Не могла этого сделать и не стала. Но к несчастью найти новое место оказалось сложнее и опять же виновата дочь. Оказывается, стоит хозяевам квартир узнать, что клиент с ребенком на руках, и они говорили, что не будут мне ее сдавать. Но вот мне повезло, и я сняла квартиру у молодого человека. Знала бы я, что придется бежать в ночь с ребенком, не радовалась бы. Я прожила у него с полгода. А потом он заявился ко мне ночью пьяный и потребовал развлечь его. Когда я отказалась, ударил и почти изнасиловал. Спасла лампа, стоящая у кровати. Тогда я задумалась, а может, это я их провоцирую? И остатки моих нарядов сменились огромными кофтами скрывающими все. Теперь я напоминала больше испуганную лань, а ведь и раньше не отличалась нормальным поведением. Мои запасы финансов медленно подходили к концу. Накопления с предыдущей работы не могли быть вечными, и тогда я нашла третье жилье. Я сняла комнату в доме у старушки. Постепенно мы подружились и стали почти как родными. Я помогала ей, готовила ужины, стирала, покупала продукты, а она сидела с Изой. Но это счастье длилось не долго. В один прекрасный день старушка умерла. И тут же, ниоткуда, набежали детки, а когда выяснилось, что Марта Семеновна завещала квартиру мне, вообще стало невозможно жить. Поняв, что покоя мне не будет, я покинула этот дом и снова начала искать жилье.
  Дочке к тому моменту было три года, и ее мир просто перевернулся. Тогда было сложно, но мы справились.
  Пользуясь полученным опытом за эти три года я выбирала квартиры, хозяйками которых являлись молодые незамужние девушки и в конце концов нашла искомое.
  В результате уже почти год жила на новой квартире, когда встретила его.
  В тот день мы шли с садика. Иза весело щебетала, а я, слушая дочь краем уха, думала только о кровати. День был сложным, клиентов много и сил уже быть веселой мамой не было. В какой-то момент дочь замерла и уставилась куда-то.
  - Что случилось? - спросила я с тревогой.
  - Послушай! - тихо ответила дочь.
  Прислушавшись, я услышала жалобное мяуканье. А подняв взгляд, увидела котенка на дереве. Малыш сидел на ветке и жалобно плакал по- кошачьи.
  - Его наверное туда собака загнала, а слезть он не может. Мамочка, его надо оттуда снять поскорее! Он замерз и голодный! - воскликнула моя четырехлетняя дочка.
  Огляделась вокруг. Люди проходят мимо, не замечая беды, а котенок явно давно уже там сидит.
  - Но как? Не могу же я полезть на дерево. Я лазать не умею. - приуныла я.
  - Нам в садике про спасателей рассказывали. Говорили, она могут спасти любого! - вдруг расцвела моя малышка - Давай им позвоним?
  Посмотрела на дочь и пожалела, что придется ее разочаровать.
  - Вызвать спасателя это платная услуга, малышка, а у нас с тобой нет лишних трех тысяч.
  - Ну вот вечно все в жизни решают деньги!
  Девочка приуныла, глядя на страдающее животное, я тоже. В какой-то момент я подумала, что я и сама как этот котенок. Тоже сижу на ветке, совсем одна, голодная и никому не нужная. И я не могу пройти мимо. Решившись отказать себе в покупке новой обуви, взамен порвавшимся сапогам я достала свой старенький телефон, и тут появился он.
  Ничего не говоря, мужчина подошел к дереву повесил на нижний сук сумку и быстро полез наверх. С ужасом я наблюдала, как этот человек, без страховки, в дорогой кожаной куртке лезет все выше и выше, пока не добрался до малыша. Потом были успокаивающие слова, от которых мне почему-то тоже стало легче и вот уже он спускается вниз, держа животное на руках.
  - Вот твой котенок! - улыбается мужчина, передавая Изе котенка.
  - Он не мой! - качает головой моя девочка. - Но может быть станет. Мам, мы же можем его взять?
  Полный мольбы взгляд глаз так похожих на глаза Николая, но я не могу сказать ей да.
  - Ты же знаешь, что Милана против животных в доме. - качаю я головой.
  - Но ведь он замерзнет и умрет. - Я вижу слезы, выступающие из ее глазок и тут снова вмешивается спаситель.
  - Я могу взять его к себе и обещаю заботиться о нем.- предлагает он.
  - Ты правда это сделаешь? - надежда и радость на детском лице. А ручки доверчиво протягивают ему живой полосатый клубочек.
  - Конечно! - кивает он, беря мяукающее создание.
  - Спасибо! Ты самый лучший! А ты спасатель? - моя девочка прямо тянется к нему.
  - Изабель, к взрослым надо обращаться на 'вы' - вмешиваюсь я, вспоминая о манерах.
   - Прости, мама, я забыла. - виновато опускает голову ребенок.
  - Да ничего страшного. Меня зовут Егор и ты можешь называть меня на ты если хочешь. Я не спасатель, просто не могу пройти мимо страдающего животного.
  Девочка расцвела. Казалось, между ними установилась какая-то связь и понимание. И мне это не нравится. Я слишком многое пережила из-за мужчин и знала на что они способны. Я не желала, чтобы и дочь прошла это и разочаровалась.
  - Спасибо вам за помощь. - сказала я, беря дочку за руку - Я рада, что котенок нашел дом, но нам пора, извините.
  Развернулась пошла прочь, тяня за собой упирающуюся дочь, и тут он предложил.
  - А может, вы со мной поужинаете? Я вас потом отвезу домой, обещаю! Мы ведь должны отметить новоселье котенка.
   Моя притихшая на миг дочка радостно зачирикала, а я с удивлением повернулась к мужчине. Я не могла понять чего он хочет. Чего от него ожидать? И откуда вдруг такой интерес к нам? Ох не верю я в 'благие намерения'.
  - Я согласна! - тем временем щебетала девочка - А куда мы пойдем?
  - А давайте в пиццерию! - предложил он, а потом вдруг добавил. - Если конечно твоя мама не против.
  - Мам, ну пожалуйста!
  Посмотрела на дочь, после чего встретилась взглядом с Егором.
  Что тебе нужно? - спрашивали мои глаза. В ответ же видела только доброту, смешинку и будто ответ -'Я просто хочу отметить новоселье котенка и больше ничего обещаю.'
  Снова взглянула на дочку и не смогла противостоять надежде и мольбе в ее глазах.
  - Ладно, но ненадолго! Кому-то завтра в садик, а мне на работу.
  Девочка радостно запрыгала, а я только сейчас обратила внимание, что мужчина спрятал котенка под куртку, грея своим телом, а малыш, пристроившись в тепле, заснул, доверчиво положив головку на его грудь, и только ушки и кусочек мордочки торчали из под нее.
  А дальше закрутилось. Мы приехали на его машине в пиццерию, которую так обожала дочка. Я редко водила ее туда, только по праздникам и знаменательным дням. Поэтому сегодняшний день был праздником в ее понимании.
  - А вы уверены, что нас впустят с котом? - поинтересовалась я.
  - Конечно, впустят. - уверил Егор меня, входя первым.
  К моему огромному удивлению нас быстро разместили за лучший столик. Коту принесли блюдце с молоком, а нам нашу любимую пиццу и напитки.
  Вечер прошел весело. Я впервые, пожалуй, видела свою дочку такой счастливой. Она все время что-то рассказывала и спрашивала, а Егор уделял ей столько внимания, сколько не каждый отец уделит своей дочери. Весь вечер он поглядывал на меня, при этом казалось, что это скользящие случайные взгляды, а он весь поглощен ребенком. Особо запомнилось, как они спорили как назвать кота и после долгого спора они спросили меня - Петруша или Матроскин. Посмотрела на животное, потом на умоляющие взгляды обоих и выбрала дочку. В результате кота назвали Петруша. Но мужчина не расстроился, наоборот обрадовался и сказал, что будет звать его Петром.
  Меня огорчило только одно. В конце вечера Егор достал кошелек, чтобы заплатить, а когда я попыталась внести в свою часть, посмотрел на меня таким взглядом, что мне стало не по себе, и я быстро убрала деньги. Впервые за меня платили, и от этого было так непривычно.
  Потом он отвез нас домой. Котенок давно спал, устроившись на заднем сидении, дочка тоже уснула, едва сев в машину, а мы остались вдвоем.
  Ехали мы молча и только редкие мои слова, где повернуть прерывали тишину. Но вот машина остановилась, и я выскользнула наружу, втянув в себя 'свежий' городской воздух и стараясь не думать о запахе, который вызывал у меня странные ощущения. Весь этот вечер рядом с ним мое тело будто оживало и ждало. Ждало его шагов и движений. Я старалась не замечать, как он красив. Что его голубые глаза имеет какой-то необычный оттенок что-то с зеленым, а в вьющиеся русые волосы так и хочется запустить пальцы. А губы... Нет пожалуй тут я не буду вспоминать свои желания. Я и сама не могла себе это объяснить. Но этот мужчина манил меня к себе. И это меня бесило. Я ведь прекрасно знаю, какие они и чего от них ожидать, почему же я так реагирую на него?
  - Давайте я помогу, она же тяжелая! - вдруг материализовался он рядом и забрал с моих рук дочку.
  Я с удивлением наблюдала, как легко устраивается моя малышка во сне у него на руках, а потом он пошел к дому. Я за ним.
  Поднявшись в квартиру и указав, куда нести ребенка, я быстро закрыла дверь и побежала следом. Моя дочка спала на кровати одетая. А он смотрел на нее сверху и улыбался.
  - Она замечательный ребенок. - сказал он мне, пока я снимала ее сапожки и курточку. Остальное сниму позже, когда он уйдет. Мне не нравится его интерес к Изе. Я его не знаю и не могу ему доверять.
  - Да, она такая. - согласилась я шепотом, указывая ему взглядом на дверь.
  - А вот мама ее суровая! - улыбнулся он входя в коридор. - И очень красивая.
  Лучше бы он этого не говорил. Перед глазами встали лица тех, кто уже пытался переспать со мной. Но ни один из них не использовал столь низкий прием - моего ребенка. Неужели даже эти мешковатые кофты не спасают. Что же делать?
  - Вам лучше уйти! - не скрывая своего отношения к нему, попросила я. - Я очень благодарна вам за помощь и за этот вечер, но я устала, а еще надо сделать кучу дел.
  Он внимательно посмотрел на меня, открыл рот, желая что-то сказать, закрыл и пошел прочь. На пороге он вдруг остановился и сказал:
  - Простите если обидел, я не хотел. Я сказал то что думаю и не из желания что-то получить. Я не знаю что было в вашем прошлом, но клянусь, я бы никогда не причинил вреда вам или вашей малышки. Вы заслуживаете лучшего. Простите! - и ушел, а я осталась стоять в шоке от его слов. Как он узнал? Неужели это так очевидно?
  Придя в себя и заперев за ним дверь я повесив пальто в шкаф пошла в спальню чтобы раздеть дочь.
  Когда я уже одевала на нее ночнушку, она вдруг проснулась.
  - Мам, а дядя Егор уже ушел?
  - Да, солнышко. - улыбнулась я ей, хотя слух резануло это имя.
  - А он хороший. Вот бы он еще пришел. Я бы хотела увидеть каким вырастит Петруша! - уже засыпая ответила дочка. А потом вдруг добавила. - Хотела бы я, чтобы он был моим папой.
  - А может и увидишь. В жизни всякое бывает! - усмехнулась грустно я, не желая реагировать на ее последнюю фразу. - Спи сладко, киска моя.
  Позже, переделав все дела, я легла спать, но лучше бы не ложилась. Если наяву я старалась прогнать мысли о Егоре и его словах, то во сне я видела его, слышала его голос и мечтала сделать то, чего никогда не сделаю наяву. Я хотела узнать, а какого это оказаться в его объятиях и довериться ему.
  
  5
  
  Через неделю, в субботу, я как и всегда взяла дочь с собой на работу. К несчастью садик работал только в будни, а оставить девочку было негде, вот и брала ее с собой на рынок. Правило было одно: 'ты сидишь и играешь с игрушками, никуда без меня не ходишь!' Обычно мы с ней покупали сладкое, и она весь день была спокойной и послушной, но сегодня мы проспали и не успели забежать в киоск. Вот она и просила вкусного полдня. В какой-то момент я сказала ей:
  - Подожди, сейчас посвободнее станет, и я попрошу Машку меня подменить. Сходим и купим сладкое.
  Она послушно кивнула, и я стала как можно быстрее обслуживать клиентов. Когда же я закончила и повернулась к дочке чтобы сказать, что мы уже идем, увидела, что ее нет.
  Первой реакцией было непонимание. Подумала, что она опять играет в прятки, но под коробками, где она всегда сидела, ее не было. Вот тогда стало по настоящему страшно.
  Дочери разрешалась ходить в соседний киоск 'в гости' к тете Маше. Я обычно просила ее сбегать, чтобы например, разменять денежку, или просто пробежалась, ведь детскую энергию надо расходовать, но при этом всегда отслеживала, чтобы она зашла в киоск напротив и сразу вернулась, но сейчас я ее не отпускала. В панике я бросилась к Марии.
  - Маш, Иза у тебя? - спросила я, наклоняясь к окошку.
  - Нет, я ее сегодня не видела.
  Ужас охватил меня. Огляделась вокруг. Люди, много людей и нет моей девочки. Где же она?
  - Изабель! - закричала я, надеясь, что она где-то рядом и ответит, но в ответ тишина.
  - Что случилось? - ко мне бросилась Клавдия, соседка с правого киоска.
  - Изабель пропала! - почти рыдая, ответила я.
  - А ну-ка успокойся! - прикрикнула Клава. - Найдем твою девку! А вечером ей ремня дашь!
  А дальше началось. Все продавцы ряда начали передавать один вопрос.
  - Девочка, четырех лет, розовая куртка, золотистые волосы с кроликом в руках. Видели?
  Минут через двадцать подключилась охрана. К этому времени мы облазили три ряда рынка оставался последний. А еще через десять минут отчаявшись найти дочь, я услышала ее счастливый голос:
  - Мама, мама!
  Она бежала ко мне с мешком в руках, а за ее спиной шел Егор. Сначала я прижала к себе ребенка, вздохнув знакомый запах и ощупала ее тельце, убеждаясь, что она цела, а потом встряхнула, как следует.
  - Ты где была! Ты хоть понимаешь, как я испугалась? - закричала я на дочь почти впервые в жизни.
  - Прости, я не хотела. Я пошла в киоск сладостей, чтобы тебя не отвлекать. Думала, быстро вернусь и заблудилась. А дядя Егор помог и еще купил сладкого. - виновато улыбнулась мне дочь, показывая мешок.
  Забрала мешок и заглянула внутрь. Он был забит ее любимыми сладостями. Посмотрела в молящие глаза дочери и поняла, что не смогу ее лишить этого, но сопротивляться все же надо.
  - А ты не лопнешь от такого количества сладкого?
  - Нет! - довольно завертела головой дочь, уже прекрасно зная, что победила.
  - Ладно, пошли пока начальство не нагрянуло!
   Кивок головы и моя малышка вдруг бежит и обнимает Егора за ноги.
  - Спасибо!
  - Пожалуйста, солнце! - слышу я в ответ, а потом моего ребенка подбрасывают в воздух, и я вижу счастливые лица мужчины и девочки. А ведь я впервые вижу ее такой счастливой, подумалось мне. Но я тут же отбросила эту мысль, об этом я подумаю потом, на кону более важный вопрос.
  - Сколько я вам должна? - спросила я, боясь услышать ответ, когда девочка снова была рядом.
  - Ничего.- улыбнулся мужчина, повернувшись к нам спиной, и идя прочь.
  - Как это ничего? - не поняла я, делая шаг вперед.
  - У вас замечательный ребенок и его хочется баловать. - пожал он плечами, не глядя на меня, и ушел.
  Ничего не понимая я вернулась с дочерью в наш ларек и продолжила работу. А вечером снова появился он. Иза увидела его первым
  - Егор! - закричала она и бросилась к нему, а едва подбежав, была взята на его руки.
  - Я тебе кое-что принес. - улыбнулся мужчина, отдавая девочке розовую коробку.
  - Ух ты! - воскликнула малышка - Мама, посмотри! Спасибо! Я всегда о такой мечтала!
  - Ты мне это утром сказала, а тут как раз такая кукла на складе затерялась. Я и подумал, что она к своей хозяйке просится.
  Спасибо!
  Эта куколка стоит тысячи три. Я ей такую купить не могу, но не это встревожило меня. Я не могла понять странного интереса этого человека к моему ребенку.
  - Иза, верни дяде куклу и иди в киоск. - жестко велела я дочери и тут же почувствовала на себе два расстроенных взгляда.
  - Но, мама...! - попыталась разжалобить меня дочь.
  - Быстро! - прикрикнула я на нее глядя только на мужчину.
  Девочка со слезами на глазах отдала куклу и пошла внутрь киоска, а едва она скрылась, я подошла к мужчине и прямо спросила:
  - Что вам нужно от моего ребенка?
  - Я уже говорил вам, я не желаю ей вреда. Просто увидел ее испуганную и помог, а кукла просто подарок.
  - Я не могу понять, зачем вам это? - уже не слыша его, завелась я. - Мало взрослых? На детей потянуло? Так вот, не дай вам бог хоть пальцем тронуть мою дочь! Я вас на куски порву и собакам скормлю!
  - Инна, успокойтесь!
  - Не приближайтесь к моему ребенку!
  - Инна! - вдруг рявкнул он, и я замерла кроликом глядя на него. В его взгляде появился гнев и приятное лицо исказилось на миг, а потом снова стало спокойным только мне уже было страшно, а единственная мысль оставшаяся в голове. Надо хватать ребенка и бежать.
  - Я не извращенец и дети меня не интересуют! - произнес он успокоившись. - У меня три сестры и я люблю детей, поэтому не могу не помочь заблудившемуся ребенку и не купить сладостей из-за которых она ушла от мамы. Да, ей не стоило уходить, но когда я ее увидел, она плакала от страха, и не было никого, кто бы мог ей помочь, и я сделал все, чтобы она прекратила плакать, а не прошел мимо как многие! Что касается куклы, у нее дефект на правой ножке, поэтому ее списали. А я, вспомнив что ваша малышка мечтает о такой, подумал, что даже с дефектом девочка ей будет рада и принес ей, вместо того чтобы выбросить. Хотите берите - хотите нет. Но это от чистого сердца.
  И он ушел, а я почувствовала себя неблагодарной дрянью, обидевшей хорошего человека.
  - Ты что, с Шестаковым поругалась? - подбежала ко мне встревоженная Марья.
  - С кем? - удивлено посмотрела я на нее.
  - Ты не знаешь? Это же Егор Шестаков. Он владеет половиной города, включая и этот рынок. Между прочим, ларек в котором ты работаешь тоже его.
  - А как же Семенов? - удивилась я.
  - Его заместитель. Ой, дура ты, Инка! Ищи новую работу и желательно вне владений Шестакова.
  Чертыхнувшись, я посмотрела на куклу, лежащую на земле, и взяв в руки осмотрев ее. Дефект действительно был, но такой незаметный, что ее спокойно можно было продать. Солгал или действительно забраковал?
  Отбросив эти мысли, я вернулась за дочерью в киоск и пошла домой. Дома приготовив ужин и накормив ребенка, включила ей мультики, а сама занялась уборкой. Как бы я не устала, но наведение порядка никто не отменял.
  Когда я как раз домывала полы, благо темнеет в это время года в десятом часу вечера, зазвонил телефон.
  - Милая моя, ты что творишь? Умудрилась с Шестаковым поругаться! Ты хоть о дочери подумала? Как кормить будешь?
  Семенов Аркадий пожалел провинциалку с младенцем и взял к себе на работу. Он относился ко мне как отец, и даже мог помочь при просьбе и необходимости. Вот и сейчас в голосе звучала отцовская тревога.
  - Сообщили уже? - устало спрашиваю я. - И что, меня увольняют?
  - Нет пока. Но Шестаков попросил твое дело на стол и сегодня.
  - Что меня ждет?
  - Пока молчит и об увольнении не говорит, а на мою попытку заступиться посмотрел как-то странно и сказал, что я свободен.
  - У него действительно есть власть в городе? - мне страшно подумать, куда я влипла из-за своей несдержанности.
  - Есть? Инна, девочка, она огромна. Если он захочет он тебя в порошок сотрет и не заметит. А ты спрашиваешь, есть ли! - в голосе явно разочарование и тревога.
  - Ну что ж, везучая я.
  - Да нет, просто нрав у тебя сложный. Ладно, пора мне. Ты это извинись перед ним при возможности и глядишь пронесет.
  - Хорошо. Спасибо за совет.
  Положив трубку я вошла в нашу с дочкой спальню и по совместительству гостиную и увидела как она укладывает свою новую куколку спать.
  - Спи. Папа придет поздно, и ты его не застанешь, но помни, он тебя очень любит. - говорила моя малышка, укрывая куклу, а потом на цыпочках, как это всегда делаю я, отошла от кроватки.
  И вдруг она повернулась ко мне, и наши взгляды встретились. Ее грустный и серьезный взгляд ударил меня прямо в сердце. Ничего не говоря, моя малышка выключила телевизор и пошла на кухню. Я за ней, сама не зная чего от нее ждать.
  - Ты на меня очень сердишься? - спросила меня дочь.
  Прислушавшись к себе, я поняла, что нет. Я настолько рада, что она цела, что просто не могу на нее сердиться.
  - Нет, солнце. Но если ты еще раз так поступишь, я тебя выпорю!
  Она только кивнула, серьезно глядя на меня, а потом подбежала и прижалась ко мне. Подхватив ее на руки, я села в кресло и, усадив дочь к себе на колени, стала укачивать, как делала всегда, когда ей грустно или она болеет.
  - Мам, а тебе очень не нравится Егор? - спросила она зевая.
  Я удивленно посмотрела на нее.
  - А почему ты спрашиваешь?
  - Просто ты на него сегодня кричала, а он мне так нравится. Я бы хотела такого папу.
  Как ответить ребенку, что не все люди хорошие. И что сказать, когда сама не можешь понять кто перед тобой.
  - Знаешь, он мне нравится, но я пока не готова начинать что-то новое. - наконец сказала я, надеясь, что не сильно растрою ее.
  Она кивнула и снова зевнула.
  - А кто это тут зевает, не побывав в ванной! А ну-ка быстро мыться! - прочирикала я.
  И поднявшись, я понесла ребенка в ванную. А через двадцать минут, уже лежа в постели, моя засыпающая дочка произнесла.
  - А ты ему очень нравишься! Как жаль, что ты пока не готова. Он бы был хорошим папой и мужем.
  Спросить почему она так решила я не успела. Ребенок уже спал сном младенца. Я же еще очень долго мучилась бессонницей из-за мыслей о Егоре и том, что меня ждет завтра.
  
  6
  
  Прошел месяц. Весь этот месяц я была на взводе и ходила сама не своя. Дочери доставалось по мелочам, и при этом она продолжала проситься к Егору, что злило еще сильнее. На работе вздрагивала от каждого шороха, ожидая появление Семена и сообщение о том, что меня увольняют. И все это время, как бы сама не скрывала от себя, мне снова хотелось увидеть Шестакова и сказать 'прости', но постепенно страх начал отпускать и я даже расслабилась.
  Вот и в этот день я как всегда заканчивая смену и ждала ревизора за деньгами и отчетом. Дочка играла на коробке со своей новой и теперь уже неизменной куклой, я же проверяла свои записи.
  - Инна, твоя очередь! - улыбнулся мне Аркадий. Обычно он проверял один, но сегодня рядом с ним был еще человек, которого я не знала, но мне уже было все равно кто он. Я устала и просто хотела домой, поэтому стала отчитываться. А уже через пятнадцать минут я в шоке уставилась на них.
  - Я не беру продукты с киоска, да еще и в таких количествах. - воскликнула я, когда до меня окончательно дошел смысл происходящего - А даже если что-то и беру то сразу плачу! Это какая-то ошибка.
  - Берете, не берете, но факт остается фактом - не хватает продукции на тридцать тысяч рублей!...
  Как я могла не заметить, что пропадают продукты. Это все он - Егор! Отвлек все мое внимание на себя и вот результат!
  - Да и в любом случае я должен доложить, Егору Игоревичу. - закончил свою речь мужчина и ушел, а я так и осталась стоять, глядя в никуда и понимая, что не смогу оплатить неустойку.
  - И что теперь? Я правда не брала продукты! Я не смогу заплатить, что мне делать? - я в ужасе взглянула на Семенова, а потом в голову пришла страшная мысль - Мне нельзя в тюрьму, у меня ребенок! На кого я ее оставлю! Мама далеко и ее просто в детдом отдадут.
  - Успокойся. Все будет нормально. Я договорюсь, просто отработаешь эти деньги и все.
  - А жить я на что буду? Мне за квартиру платить! - я уже почти рыдала от ужаса и понимания своей беспомощности в этой ситуации.
  - Прости, детка, но иначе никак. Возьми себя в руки и иди домой, на тебя дочь смотрит. Иди домой. Завтра все решится.
  Посмотрела на малышку и поняла, что Аркадий прав, надо взять себя в руки хотя бы ради Изы.
  - Ты прав, пойду домой. Иза, собирайся.
  По пути домой мы зашли в кафе, и я купила малышке пирожное, понимая, что еще не скоро смогу ее побаловать, а потом смотрела, как она смакует каждый кусочек лакомства. А дома меня ждала новая проблема.
  - Инга, но ведь я итак тебе достаточно много плачу! За однокомнатную квартиру на окраине это большие деньги! - воскликнула я, услышав сообщение своей хозяйки квартиры по телефону. - Я не осилю большую плату!
  - Ин, прости, но мне очень нужны деньги, поэтому я не могу иначе. Или ты начинаешь платить больше или освобождай квартиру.
  Она положила трубку, а у меня подкосились ноги. Я просто не знала, что мне делать. У меня нет лишних трех тысяч, и я не могу себе позволить столько платить, а дочка уже привыкла к этой квартире. Она только успокоилась и перестала спрашивать, когда мы снова переедем.
  Посмотрела на Изу которая укладывала свою любимицу спать. Ее ей подарил Егор, а ведь ему еще и платить за неустойку. Как я могла за месяц столько задолжать. И главное как вообще такое возможно! Как же быть? Слезы полились из глаз, и я разрыдалась, как не плакала очень давно. Что же мне делать? Как быть?
  И тут ко мне прижалось теплое и такое родное тельце.
  - Мам, все будет хорошо, не плачь! - шептала моя малышка, а я никак не могла успокоиться. Но вот слезы иссякли и я, зарывшись носом в волосы малышки, шепнула:
  - Прости!
  - Ничего! Марго я уложила, теперь твоя очередь. - улыбнулась дочка, говоря при этом серьезным, как ей казалось материнским тоном.
  - Только сначала кто-то отправится в ванну. - рассмеявшись, сообщила я, подхватывая девочку на руки и кружась, направилась в сторону ванной, отложив на время свои проблемы. А уже через тридцать минут, лежа с ней на диване, я смотрела как засыпает мой ребенок и клялась, что все сделаю ради нее.
  Ту ночь я не спала и к утру пришла к выводу что это какая-то подстава. Тех ящиков я не получала это я точно помню, а подпись я действительно поставила, потому что продуктов было много и покупатели столпились, поэтому я доверяя ни один год знакомым мне парням просто подписалась не проверяя товар и за это поплатилась. Хотя нет, постой, в тот день я все же проверила по ведомости и тех ящиков с товаром там не было! А значит это какая-то специальная ловушка и я в нее попала как крыса. Что же теперь делать!
  Придя к мысли, что утро вечера мудренее я попыталась уснуть, но так и не смогла. А утром, когда я собиралась на работу раздался звонок сотового.
  - Да?- прыгая на одной ножке и натягивая штаны, ответила я.
  - Тебя вызывают в головной офис. - прозвучал голос Аркадия в трубке.
  - Все так плохо?
  - Шестаков.
  - Значит, он все-таки решил меня уволить! - констатировала я.
  - Не знаю, он молчит и только приказывает тебя вызвать.
  - Ясно, сейчас дочку в садик отведу и приеду.
  - Хорошо, только не опаздывай, он ждет тебя к девяти.
  - Поняла.
  Отключила телефон, глянула на часы и поняла, что опаздываю и не успеваю.
  - Из, поспеши, маме срочно надо на работу!
  А уже через час я стояла на остановке, и с ужасом глядя на стрелку часов, и на толпу вокруг думала, что не успею. Так оно и вышло, из-за пробки я опоздала на десять минут, а едва войдя в офис, встретила недовольный взгляд секретарши.
  - Вы опоздали, подождите, пока Егор Игоревич не освободится! - сказала она мне и проследив чтобы я села уткнулась в свой компьютер.
  Ждать пришлось больше четырех часов. Люди входили в его кабинет, возле которого я ждала, уходили, а я все сидела. Вот уже секретарша поднялась и направилась на обед и даже вернулась, а я все сидела.
  Интересно он что, наказывает меня что ли? - подумалось мне, перед тем как раздался сигнал связи.
  - Да, Егор Игоревич?
  - Инна Витальевна еще тут?
  - Да.
  - Пригласите ее.
  Секретарша показала мне взглядом на дверь и снова занялась своими делами. Я же поднялась и на трясущихся ногах подошла к двери. Глубоко вздохнула, постучала и вошла в кабинет.
  Обставленный в темных тонах этот кабинет с окном на всю стену внушал ужас, а человек сидящий за столом никак не напоминал мне того молодого человека, который не задумываясь ни о чем залез на дерево за котенком. Ухоженный, в сером костюме с галстуком он скорее внушал тревогу, трепет и нервную дрожь страха, чем желание улыбнуться как тот привычный мне Егор в кожаной куртке.
  - Проходите, Инна Витальевна. - даже не взглянув на меня велел он, занятый своими документами.
  - Благодарю. - не сдержала язвительной нотки, хотя и понимала, что это неправильное поведение.
  Он резко поднял голову и наши взгляды встретились. На миг я увидела знакомый смеющийся взгляд, но в следующий миг он сменился привычной холодностью.
  - Если бы вы пришли в назначенное время, вам бы не пришлось ждать, а мне искать пятнадцать минут чтобы с вами поговорить.
  Осознавая, что надо молчать я опять не сдержалась:
  - Если бы вы учли, что у меня маленький ребенок, которого надо отвезти в садик, а ваш офис находится в другой части города и назначили бы нормальное время, я бы не опоздала.
  И снова он уперся взглядом в свои бумаги. Я думала, он взорвется и выгонит меня, но он молчал. Так прошло минут пятнадцать, и я вдруг поймала себя на том, что не могу спокойно сидеть на месте и именно в этот момент раздался его голос.
  - Итак, из вашего киоска пропала продукция на тридцать тысяч рублей. Вы не хотите объяснить, как это случилось?
  - Я к этому не причастна, все что я продавала было задокументировано и куда делась пропавшая продукция я не знаю.
  - Иными словами вы потеряли ее?
  Что тут скажешь.
  - Да!
  - Понятно. - и опять тишина. И снова я не могу усидеть на месте - И что мне с вами делать? Вы понимаете, что это тянет на кражу в особо крупном размере?
  - Да. - виновато опускаю голову, что я еще могу сказать, что он сам это подстроил? Что я даже не помню эту продукцию и наличие в ведомости моей подпись не значит, что я ее получала! Что я вообще не видела эти проклятые коробки!
  - Долго вы еще дакать будете? - взорвался вдруг он, а потом, глубоко вздохнув, спокойно продолжил. - Скажите лучше, что вы предлагаете для спасения вашей жизни, ведь по всем правилам я должен заявить, а тюрьма это не лучшее место для вас, да и Изабель не пойдет на пользу, если маму посадят.
  И тут я поняла, что он играет мною как кошка с мышкой. Он давно уже все продумал, а теперь просто готовит меня к тому, чтобы я приняла 'правильному' решению.
  - Егор Игоревич, а может, хватит играть, и вы наконец скажете, что именно вы от меня хотите?
  Он пожимает плечами, смотрит мне в глаза и говорит.
  - Тебя. Я хочу тебя...!
  Господи, как же больно слышать это снова. Неужели это опять происходит со мной. Я снова становлюсь желанной игрушкой в чужих руках. А я-то думала, что все закончилось. Я даже поверила ему. Как же неприятно понимать, что ему нужно было только это. Закрываю глаза, а перед внутренним взором личико дочери. Она верит ему, а он использует ее доверие, чтобы приблизиться ко мне. Но ради дочери я должна сделать то, что он хочет. Такие как он не останавливается, они добиваются своего любыми путями. Открываю глаза и встречаюсь с ним взглядом. Потом встаю с кресла и стягиваю с себя пиджак и водолазку, бросая их на его стол. Мой подбородок поднят во взгляде презрение. Я не дам ему увидеть свою боль и разочарование. Плакать буду потом, не сейчас. Сажусь на этот проклятый огромный стол и стягиваю штаны, оставаясь перед ним в трусиках и тонкой маячке.
  - Ну и чего ты ждешь? - спрашиваю я, снова встречаясь с ним взглядом - Бери чего хотел и оставь меня в покое!
  Его кресло медленно отъезжает назад и он встает. Я же спокойно сижу на столе и смотрю на то, как он медленно приближается ко мне. Его рука скользнула за мою спину, задев лямку майки, и судя по всему, оперлась о стол, а лицо медленно стало склоняться ко мне.
  Я понимаю чего он хочет и мне противно. Хочется отстраниться, но я не могу, ради дочери я выдержу это, а потом возненавижу и его и себя. Как же противно!
  Только он не сделал того чего ожидала я. Склонившись чуть ниже, он снова выпрямился и бросил мне мою одежду.
  - Прежде чем делать выводы дослушай фразу до конца. Мне нужна ты как зам директор по торговой части моего бизнеса. И оденься тут холодно.
  Я ошарашено смотрела на него, а в себя пришла только когда он молча стал просовывать мои руки в водолазку. Вырвавшись и быстро одевшись, я порадовалась тому, что неправильно его поняла, а потом спросила:
  - А почему вдруг такое предложение? Я же потеряла товар на кучу денег?
  Спрашивая это, я с удивлением наблюдала за тем, как он снова устраивается в кресле.
  - В твоем понимании это куча в моем мелочь, но это до тех пор пока это не становится традицией! - пожал плечами мужчина. - Ты не первая продавщица, которая так попадается, и честно говоря, мне это уже надоело. А так как я не успеваю следить за всем бизнесом я вынужден искать себе помощника. Прочитав твое дело, я понял, что ты справишься и решил предложить тебе должность, только искал повод это сделать, а тут очередная диверсия и именно с твоим отделом.
  - А если я откажусь? - осторожно уточнила я.
  - Если ты откажешься, ты отработаешь потерянное и будешь уволена с волчьим билетом. Сама понимаешь, после такого тебя никуда не возьмут, а я прослежу, чтобы все мои конкуренты знали, за что ты уволена. Я мог бы тебя посадить, но мне жаль твою дочку, она хорошая девочка и заслужила лучшего.
  Я сглотнула, понимая, что он это сделает и от этого стало страшно. У меня не было выбора, и пусть он отказался взять меня он выбрал другой способ поиметь меня.
  - И что я должна буду делать? - наконец спросила я.
  - Ты станешь моей правой рукой, и в твоем введенье будут все торговые точки города. Так как я владею не только двумя рынками и тремя магазинами, а еще и несколькими отелями, барами и прочей недвижимостью я не успеваю заниматься всем и, как следствие, теряю контроль. Меня это не устраивает. Теперь ты будешь моими руками, глазами и ушами. На тебе будут рынки и магазины и за каждую неудачу отвечать будешь ты лично. - говорил он уверенно и я понимала, что передо мной мастер своего дела. Мне придется соответствовать ему, или я лишусь всего, включая и дочери - Каждые три дня ты будешь отчитываться передо мной за происходящее в твоем ведении и так, пока ты не отдашь долг. Плюс в том, что ты сможешь расплатиться за несколько месяцев и при этом у тебя будет достаточно денег на дочь и ее нужды, а потом, если захочешь, сможешь спокойно уйти и возможно даже на хорошее место у конкурентов. - он помолчал давая мне время обдумать сказанное, а потом спросил - Так что ты скажешь?
  Я не могла поверить, что он это предложил, и в то же время понимала, что возможно это решение всех моих проблем и не важно, что это больше похоже на шантаж или какую-то игру. Сейчас мне было это безразлично.
  - Я согласна.
  - Вот и хорошо! - улыбнулся он, и я снова заметила знакомые чертики в его глазах. Он же тем временем включил коммуникатор и велел секретарше кого-то позвать. - Сейчас мы заключим новый договор, и завтра ты приступишь к своим новым обязанностям.
  А уже через час я бежала домой с достаточно большой суммой денег в сумке, выданной мне на покупку одежды, и мечтала, как смогу обеспечить не только себя, но и своего ребенка, стараясь отогнать червячка подозрения шепчущего мне, что все так просто не бывает и надо ждать беды.
  
  7
  
  С этого момента моя жизнь изменилась к лучшему. Во-первых, мне пришлось полностью обновить свой гардероб, ведь заместителю главы корпорации по торговле не пристало ходить в кроссовках, старых ватных штанах и вытянувшихся кофтах. Во-вторых, едва я появилась на следующий день на новом месте, мне тут же выделили огромный светлый кабинет. Моя малышка, впервые придя на мою работу, долго молча оглядываясь, а потом спросила:
  - Мам, а ты тут одна работаешь?
  - Да, а что? - подняла я голову от бумаг, которые просматривала.
  - Ничего. - устроившись в мягком белом кресле, улыбнулся ребенок, а потом, устроив на своих руках свою любимую куколку, добавил ей - Марго, а твоя бабушка большая шишка. Она у тебя королева.
  Я еле сдержала смех и с того момента то кресло было излюбленным местом моей малышки, а когда ее не было и я по ней скучала, мне было достаточно глянуть на него чтобы вспомнить свою девочку и она будто была рядом.
  В-третьих, у меня появилось куча умственной работы. Одно дело сидеть и, продавая товар, записывать что продано, и совсем другое отвечать сразу за два рынка и три магазина торгующими разными товарами. Сначала было тяжело. Потом пришлось пересчитывать бюджет и даже искать новых поставщиков. Потом начались проблемы с персоналом, и спасало только одно - хорошие коллеги, которые были назначены Егором мне в помощники.
  Так прошло три месяца. Я потихоньку нашла нужный мне ритм жизни и даже смогла разработать режим дня, при котором могла вечером поиграть с дочерью. Тольео никогда не бывает все хорошо, всегда где-то рядом есть и плохое.
  - Инна! У нас пропажа! - вбежала ко мне в кабинет Белла, моя помощница по рынку, где я раньше работала.
  - У кого? - подпрыгнув и чуть не уронив документы с которыми работала, поинтересовалась я.
  - Мария Греченко.
  - Черт! Сколько?
  - Около сорока тысяч.
  - Не верю. Я Машку три года знаю, вместе с ней пахала. Она никогда не брала товар. Я еду туда.
  А уже через два часа я смотрела на плачущую подругу.
  - Инна Витальевна, я не брала этого товара, клянусь! - всхлипывая, говорила подруга.
  - С каких это пор вдруг я вдруг Витальевной стала? Маш, мы все же подруги и одни сейчас, давай по старинке! - велела я и тут же добавила. - Я верю тебе, сама так попалась. Лучше расскажи все, что можешь вспомнить об этом злополучном товаре.
  -Прости, я тебя так подставила. Я выплачу если надо, правда! Но я не брала его!
  - Маш, прекрати! Расскажи мне все что можешь об этом товаре.
  Она кивнула и начала рассказ. Все как и у меня. В ведомости он есть, но его не привозили. Более того, когда она подписывала ведомость, товара в ней не было.
  - Короче, все тот же урод. - устало констатировала я.
  - Тебе достанется?
  - Скорее всего, да. Я проверяю каждую ведомость насколько это возможно, но все проверить не успеваю. И твоей ведомости я в этот раз не помню, прости. - потом подумала и приняла решение - Вот что, сиди тихо и не шуми. Я попробую разобраться, если не получится, придется платить. Прости.
  - Я понимаю. - грустно улыбнулась подруга, а я глядя в ведомость осознавала, что такого товара я не заказывала ни в один отдел, слишком уровень качества низок у него. Таким образом, кто-то за моей спиной заказывает товар, а потом за него платят бедные продавцы. Надо быстрее найти, откуда поступил товар, и попытаться узнать, кто его заказал...
  Мои мысли были прерваны звонком сотового. Звонил Егор.
  - Да!
  - Ты где? - голос спокойный, но это ничего не значит. Я давно уже поняла, что чем спокойней голос тем больше чувств скрывается им. Как правило, когда он зол, он именно спокоен, а если доволен голос становится немного мелодичным и будто тягучим. И только его глаза рассказывают иногда о его чувствах.
  - Я на рынке. Производственная необходимость.
  - Это так ты называешь пропажу товара на сорок тысяч рублей? - поинтересовался он, еще более спокойным тоном и я поняла он зол и уже знает! Черт! Главный офис это сборище сплетников и об этом надо помнить. Доложил кто-то уже.
  - Егор Игоревич, я уверена... - начала я, подбирая слова, но он меня перебил:
  - Инна, хватит. Я жду тебя у себя и поспеши!
  Такую фамильярность на работе он себе не позволяет, а это уже плохо.
  - Еду.
  Отключаю телефон и смотрю на подругу.
  - Все плохо? - спрашивает только успокоившаяся Мария, снова начиная плакать.
  - Не знаю пока, он меня к себе на ковер вызвал. Я тебе вечером позвоню и скажу, что дальше делать, ладно.
  - Прости, что так подставила! - виновато опускает голову.
  - Забудь, разберемся. - отмахиваюсь я и бегу прочь.
  В голове при этом только один вопрос: что меня ждет? Ведь сейчас он вполне может уволить меня или чего похуже. И вот уже вхожу в приемную.
  - Лен, он у себя? - смотрю на секретаршу, с которой уже подружилась. Как-никак каждый день ее вижу.
  - Иди, он сказал впустить как появишься. - смотрит на меня с жалостью.
  - Недовольный?
  - Скорее расстроенный.
  Киваю и иду в кабинет. И снова дрожат ноги от страха, но как и в прошлый раз беру себя в руки, стучу и вхожу в кабинет.
  Он сидит и, как и во все случаи моего прихода, погруженный в работу с документами. От компьютера он даже не оторвался, но то, что мое присутствие замечено я поняла по легкому движению плеча, поэтому сразу заговорила.
  - Ситуация идентична прошлым случаям. Но в этот раз я уверенно могу сказать, что данный продукт я не заказывала. Все заказы проходят через меня, и этот в моих списках не значится качество не то, а ты требуешь в магазинах лучшее.
   - Однако факт остается фактом. Снято сорок две тысячи и потрачено на продукт, который пропал.
  - Я понимаю, но тут кто-то действовал в обход меня. У кого есть доступ к финансам?
  - Кроме тебя и меня? Представляешь - ни у кого! - поднял он голову. В голосе была язвительность, а глаза горели гневом.
  - Это не я! - воскликнула я, злясь на него, себя и этого проклятого вора. А все так хорошо было и что теперь? Сейчас он меня уволит, а потом отправит в тюрьму за кражу, а дочка попадет в детдом, если ее моя мама не заберет.
  - И не я! - как-то устало ответил он, а потом, тяжело вздохнув, добавил - Ладно, продавщице придется оплатить этот счет, коли упустила товар, а тебе будет штраф за невнимательность.
  Я еле сдержала возражения. От моего предыдущего долга почти ничего не осталось и я надеялась выплатить в этом месяце, но видать не судьба, да и Машку жалко, но выхода нет поэтому я только кивнула. Увидев это, он расслабился, а потом вдруг сказал:
  - Но изначально звал я тебя не из-за пропажи.
  - В чем дело? - напряглась я.
  - У тебя есть с кем дочь оставить?
  - Я могу подругу попросить посидеть если надо, а что? - еще больше встревожилась я.
  - Сегодня ужин с потенциальными поставщиками из-за границы. Если они согласятся поставлять свою продукцию, это принесет прибыль компании. А так как ты мой зам по торговле ты должна присутствовать.
  - А почему я об этом только сегодня узнаю? - спросила я, раздраженная его недоверием.
  - Я все готовил сам, и никого не посвящал! - но на мой скептический взгляд вздохнул и добавил - Ладно Колька помог.
  Николай - брат Егора, достаточно скользкий тип и честно говоря, я не удивлюсь, если поставки его работа, но Егору это лучше не говорить. Он держится за свою семью и защищает до конца. А кстати интересно, а у Николая есть доступ к ведомостям и деньгам?
  Отбросив мысли и вопросы, возникшие в моей голове, я занялась насущными делами.
  - Когда мы должны ехать?
  Егор посмотрел на часы.
  - Уже сейчас.
  - Но мне нечего одеть! - встревожилась я.
  - Успокойся, у нас есть в запасе три часа. Сейчас съездим, купим тебе платье, потом заберем твою дочку и отвезем в гости, ты переоденешься и поедем.
  Мне оставалось только кивнуть и позволить ему вывести меня из кабинета. Платье выбирал он, и его выбор был очень даже удачным. Алое вечернее платье было чуть ниже колен, прикрывало все что положено, и в то же время подчеркивало мою фигуру. Так что, глядя на себя в зеркало, я поняла, что мне осталось только поднять волосы в высокий хвост и накрасить губы и буду готова. Платил он, сказав, что это в знак извинения за то, что я вынуждена искать платье в такие короткие сроки. А так как подруга жила со мной в одном подъезде было решено, что дочка побудет дома пока я одеваюсь.
  И как же была счастлива моя Иза увидев Егора. Пока я одевалась и приводила себя в порядок, я слушала как они на кухне весело болтали. А в спальне меня ждал сюрприз. Открыв пакет с платьем, я обнаружила в нем еще и небольшое меховое болеро белого цвета, а к нему прилагалась записка, написанная Егоровой рукой.
  'Одень его вместе с платьем. В ресторане может быть холодно, а оно согреет'
  Ощутив какое-то странное тепло в груди, и погладив мех великолепной вещи, я начала переодеваться, а когда вошла в кухню, увидела, что моя малышка сидит на коленях у Егора и счастливо рассказывает о своем 'парне' из садика. Вот, появилось у нее увлечение, а ведь рановато еще.
  - Ой, мам ты такая красивая! - с восхищением воскликнула дочка, увидев меня.
  - Спасибо, родная. - улыбнулась я дочери, а сама не могла отвезти взгляда от Егора, на лице которого читалось восхищение. Меня снова охватило тепло и радость. А еще вдруг захотелось, чтобы мы были вдвоем и он... обнял меня?
  - Действительно, твоя мама очень красивая женщина. Повезет тому, кто станет ее мужем. - произнес он, наконец.
  - А она не собирается замуж. Он ее слишком обидел. - доверчиво сообщила дочка, а мои брови поползли вверх от удивления. Малышка редко говорит об отце, а если говорит, называет его 'он'.
  - Иза...! - но мужчина меня перебил, не позволяя мне сделать выговор:
  - А это мы еще посмотрим! - подмигнул он девочке. - Но нам пора, а то мы с твоей мамой опоздаем, а самое страшное для бизнесмена это непунктуальность.
  Дальше мы отвели малышку к подруге, где я снова получила поток восхищенных возгласов, после чего поехали в ресторан.
  Ехали мы молча и только когда он остановил машину возле рестораном я, наконец, решилась и сказала:
  - Спасибо за болеро.
  - Пожалуйста. - улыбнулся он, выходя из машины. А через мгновение уже открыл дверь с моей стороны и предложил руку, чтобы помочь мне.
  Поставщики оказались очень милыми людьми. С ними было интересно общаться. Меня смущало только одно - они все трое начали яростно ухаживать за мной. Но смущение быстро переросло в неудовольствие и раздражение. В какой-то момент, будто чувствуя что я на грани, мой начальник предложил мне потанцевать и увел от настырных 'обожателей'.
  В зале звучала медленная песня, и мы легко вписались в круг танцующих пар. Это был настоящий отдых. Я просто двигалась под музыку и наслаждалась крепкими объятиями Егора.
  - Ты хорошо танцуешь.- шепнул он мне на ухо.
  - Значит все же не зря посещала танцевальный класс.
  - Ты занималась танцами? - удивился он.
  - Четыре года, пока не решила что это не мое и не пошла заниматься фортепиано.
  - Так ты у нас музыкантша? - улыбнулся мужчина.
  - Ну, я бы так не сказала. Пять классов я конечно закончила, но честно говоря уже почти ничего не помню кроме пожалуй 'собачьего вальса', - усмехнулась я, а потом подумав напела - ре, до, фа, ля, ля, ре, до, фа, ля, ля, ре, до, фа, ля, ре, ля, до, си, си! - после чего рассмеялась понимая, что хочется спеть как я ее пела для себя - Но это только официальная версия.
  - А не официальная версия, если не секрет, какая? - заинтересовался он.
  Покраснев, я взглянула ему в глаза, увидела там знакомые смешинки и решилась:
  - Ре, до, фа, гав, гав, ре, до, фа, гав, гав, ре, до, фа, гав, ре, гав, до, си, си!
  Услышав это, он расхохотался, а отсмеявшись, спросил:
  - И за что ты так не любила эту несчастную 'ля'?
  - Я ее не не люблю! Просто у нас дома стоял очень старый инструмент настроенный и почти идеальный, но только почти! - я замолчала, вспоминая то старое фортепиано, на котором еще моя мама играла, да и я на нем все пять лет училась. - У него был только один недостаток. Неисправная клавиша 'ля' в первой октаве. И, как следствие, она фальшивила по страшному. Это был такой неприятный звук, что мои ушки каждый раз съеживались, и я сбивалась, забывая, что надо играть. А в школе играя эту же мелодию, я ждала этого звука и тоже сбивалась, когда его не слышала. Вот я и приспособилась. Стала себе про себя петь ноты, чтобы не слышать, и не обращать внимания на этот звук, а несчастное 'ля' стало получать всякие прозвища типии 'гав', 'бум', 'блям'.
  К концу моей речи смеялись мы уже оба. А потом Его спросил.
  - А почему твоя мама не настроила или не починила эту несчастную 'ля', неужели она не знала как ты мучаешься?
  - Знала. Просто у нас не было лишних денег. Мама меня растила одна, работала на трех работах, и все равно денег не хватало, поэтому на такую мелочь их тратить не хотелось. Только знаешь, это все же была не мелочь. Испорченный инструмент не приносит удовольствия при игре.
  Он только кивнул.
  - А как же ты справляешься одна с ребенком, работая на рынке?
  - Мне просто повезло. У меня в другом городе осталась квартира и часть денег от ее съема уходит на оплату этой, а что касается работ, кто тебе сказал, что я работала только на рынке.
  - А где еще? - заинтересовался он.
  - Я предоставляю услуги менеджера по сети. Работаю с балансами и прочей документацией касающейся торговли. Своего рода советник по торговым делам.
  Он задумался и вдруг выдал:
  - Ты 'менеджер торговли'?
  - Откуда ты знаешь, как меня зовут в сети? - уставилась я на него.
  - Честно говоря, я твой постоянный клиент уже около двух лет.
  Задумавшись, я попыталась вспомнить, кто пользуется моими услугами столь долго и вспомнила только одно имя.
  - 'Император бизнеса'?
  - Умница!
  - То-то я смотрю цифры знакомые, а откуда понять не могу. А ведь я тебе советовала сменить поставщиков!
  - Честно говорю, я хотел, но дела закручивали и все не собирался. Их же еще найти надо!
  - Ну, вот и нес потери в торговом направлении и доходы во всем остальном!
  Он кивнул в знак согласия и остаток танца мы танцевали молча. Как же хорошо мне было в эти мгновения. Пожалуй, впервые я ощущала такое. Мне просто было легко и спокойно. Хотелось положить голову на его плечо и просто двигаться, слушая его дыхание, но этого я так и не сделала.
  Но к моему глубокому разочарованию, музыка стихла и мы были вынуждены вернуться к нашему столику. Оказалось, мы и сами не заметили, что протанцевали два танца и поставщики, решив что я занята, оставили меня в покое. К согласию мы уже пришли, и оставалось только подписать договор, но это было решено перенести на следующий день.
  Еще через пару часов умилостивив 'гостей', чтобы они не передумали, мы поехали домой. Зайдя со мной к подруге, Егор помог мне перенести домой уснувшую в гостях дочку. Когда мы пришли ко мне, я с удивлением увидела, как он с нежностью кладет ребенка на кровать и убирает прядку ее волос за ушко.
  - А тот мальчик, он нормальный? Не обидит ее? - вдруг спрашивает он. А я-то думала, что он уже забыл ее лепет.
  - Нормальный мальчишка. К ней вроде добр. - пожала я плечами.
  Он только кивнул и пошел к выходу, я следом. В дверях он остановился и посмотрел на меня. На миг мне показалось, что он сейчас прижмет меня к себе и поцелует, но вместо этого мужчина просто стоял и смотрел. Сколько это длилось, я не знаю. В какой-то момент Егор резко развернулся и вышел прочь, а я, заперев за ним дверь, долго еще стояла, прислонившись к ней и пытаясь выровнять дыхание. А успокоившись, пошла раздевать дочку, звонить Марии и готовиться ко сну. Только уснуть я так и не смогла. Всю ночь я ощущала прикосновение его крепких, теплых рук к моему телу, а стоило закрыть глаза, видела тот жадный, полный страсти и желания взгляд, который он подарил мне перед своим уходом.
  
  8
  
  История с Машей меня рассердила, и я начала копать. Теперь все мое время занимала работа и не малая часть ее отводилась на поиск таинственного 'похитителя продуктов'. Благо мне повезло, нашла няню хорошую, и за дочку могла не волноваться, хотя камеры я в магазине купила и расставила по всей квартире, чтобы знать, что она в порядке и безопасности и по ночам, усталая и обессиленная, я все же тратила час или два на то чтобы посмотреть видео. Но так было первые два месяца, потом, успокоившись и убедившись, что ребенок в безопасности, я перестала смотреть.
  - Мам, а ты сегодня опять придешь, когда я спать буду? - Иза выглядела грустной, сегодня я веду ее садик, а так обычно вижу только ночью, когда она спит. И снова меня кольнуло чувство вины, но пока я не поймаю этого ... за руку, я не смогу спокойно заниматься дочерью.
  - Прости, малыш, у мамы очень много работы. - виновато опускаю голову. - Но ты должна помнить, я очень тебя люблю.
  - Я знаю, мамочка, и все понимаю! - кивает дочка и прижалась ко мне, будто пытаясь втянуть мое тепло. И снова чувство вины сжало сердце.
  Я обнимаю думая, что же делать.
  - Знаешь, я сегодня постараюсь прийти пораньше и прочитаю тебе сказку, договорились?
  Ее личико просияло, будто я пообещала ей исполнение самого сокровенного желания, и Иза снова прижалась ко мне. А потом все как раньше. Веду в садик, мы смеемся, болтаем и будто и нет того что может испортить мне жизнь. Благо долг я уже оплатила и теперь, максимум что нас ждет, это мое увольнение, только легче мне от этого не становится.
  Передав дочурку в руки воспитателя, мчусь на работу. Сначала в бухгалтерию узнать о документах, потом в кабинет просмотреть все заказы и подписать. Затем, если день не кончится, по точкам.
  В лифте я встречаю Николая, но внимание особо не обращаю. Да, в последнее время я копаю под него и уже кое-что узнала, но это не значит, что я должна как-то реагировать на него. Люди выходят на этажах, и в какой-то момент мы остаемся одни. Мне некомфортно и я считаю секунды до момента, когда будет мой этаж и тут он говорит.
  - Я слышал, Инна Витальевна, что вы попросили выдать вам мою финансовую расчету и должен вам сказать, что как брат хозяина предприятия я запретил это делать.
  Мне стало еще более не по себе, мало того, что он знает о моих исследованиях так еще и взгляд, которым он меня сейчас осматривает, совсем не внушает доверия, но надо держать себя в руках и ни в коем случае не показывать страха..
  - Вам есть что скрывать? - как можно спокойнее спрашиваю я.
  - А должно быть? - делает шаг ко мне и к моему ужасу нажимает кнопку остановки лифта.
  - Что вы делаете? - спрашиваю я, а сама ищу выход из сложившегося положения. Я знаю этот взгляд, и он пугает меня куда сильнее чем увольнение, но работу все равно терять не хочется, а значит надо решать все мирно..
  - Инна Витальевна, давайте откровенно. - голос вкрадчивый и от этого мурашки поползли по спине - Мне не нравится, что вы позволяете себе делать. Зачем вы против меня копаете? Что вам это даст? Да ничего. Мы же разумные люди, понимаем что вы ничего не сможете доказать, а вот против меня идти опасно...
  Его рука прикасается к моей щеке, и я еле сдерживаю дрожь отвращения и страха. В глазах я читаю неприкрытое желание, что видела когда-то у другого Николая и понимаю, что надо бежать. Решив, что я сдалась, он наклоняется и... пытается меня поцеловать. Противно. Слюнявые губы вызывают тошноту, а пальцы, вцепившиеся в мои плечи, причиняют боль. Пытаюсь вырваться, бесполезно. Надавил на горло, заставляя открыть рот, после чего просунул свой язык и тут меня охватывает гнев. Согнув ногу в колени я резко поднимаю ее вверх и мужчина падает, согнувшись пополам от боли, а я быстро тянусь и отменяю остановку лифта.
  - Ах ты су**а! - шипит он, схватившись за свой член, а потом тянется одной рукой ко мне.
  Но дверцы лифта уже открываются, и я буквально выпрыгиваю из лифта, оставляя за спиной ругающегося мужчину и удивленных людей, которые ждали этот лифт.
  Вбежав в свой кабинет, я трясущимися руками запираю дверь. Потом бегу к раковине за ширмой и полощу рот. Противно, а сделать ничего нельзя. Егор не поверит и не станет вмешиваться и помогать, но и это не самое страшное. Он знает и, более того, я его рассердила и теперь мужчина способен на все. То, что он пойдет к Егору я не сомневалась, а что дальше? Что сделает Егор? О боже! Неужели поверит ему. Конечно поверит, он же мужчина, как и все они, а я красивая кукла, которой можно ... Нет, не думай об этом! Возьми себя в руки, тебе еще работать. Пока ты в таком состоянии, девочки, торгующие на точках, в опасности.
   Меня трясет, а мысли все равно возвращаются к этой ситуации. Я не знаю, как быть. А ведь была так близка к его разоблачению. А теперь даже добраться до него не могу. И все эта финансистка. А ведь я видела, как девчонка напряглась, когда я попросила эти бумаги на него. Черт.
  Подхожу к закрытой секции кабинета. Включаю чайник. Обычно я прошу Жанночку приготовить чай, но не сегодня. Делаю успокоительный чай с ромашкой, выпиваю и сажусь работать. И только я хоть немного успокоилась и смогла сосредоточиться, раздался звонок.
  - Да? - не отрываясь от бумаг, хватаю я трубку.
  - Инна, тебя Егор вызывает. - раздается в трубке голос Елены.
  Все же пошел. Блин!
  - Иду.
  Лифтом пользоваться страшно, поэтому иду пешком. Благо всего на этаж выше, а то на каблуках по лестницам скакать это не дело. Вхожу в приемную, киваю Елене и, получив добро, захожу в кабинет. К моему удивлению Егор один.
  - А, Инна, проходи, садись. - голос серьезный, а глаз от бумаг не поднял. У меня явно проблемы.
  - Что-то случилось? - пытаюсь быть спокойной, хотя меня всю трясет.
  - Ко мне приходил Николай. - говорит, а сам поднимает голову и внимательно изучает мое лицо.
  - И? - стараюсь держать себя в руках, а самой хочется разреветься. Он поверил! Неужели он поверил?
  - Он говорит, что ты давала ему повод, а сегодня чуть не покалечила и главное не сказала почему. - в его глазах вопрос и... гнев? С чего это и как он смеет даже говорить так! - Ты понимаешь, что на работе такие отношения неприемлемы?
  Вот этот вопрос меня почти добил. Он что, обвиняет меня в непристойном поведении? На каком основании? Когда я дала повод так о себе думать?
  - Да, Егор Игоревич, но ты все не так понял. - говорю спокойно, а самой хочется кричать. Как он мог такое обо мне подумать. Он которого я почти... Нет, не думай об этом - Боюсь Николай Игоревич ввел тебя в заблуждение. Я не приставала к нему, более того держалась подальше, а сегодня он буквально набросился на меня и мой поступок это самозащита!
  Наши взгляды встречаются, в моем гнев, в его непонимание и потрясение, а еще что-то такое чему я не могу дать название. Но меня это уже не волнует, он сделал мне больно и увы он ничем не отличается от других.
  - Ладно, закончим эту тему. - наконец говорит он опустив глаза и тяжело вздохнув - Я верю тебе и поговорю с братом чтобы он больше к тебе не приближался, но думаю, будет лучше если какое-то время ты не будешь попадаться брату на глаза и не задерживайся больше допоздна, а то Иза скучает.
  С этими словами он потерял ко мне интерес и мне пришлось уйти. Только одна мысль не давала мне покоя, причем тут мой ребенок и мои задержки на работе? Но я решила подумать об этом позже. Слишком тяжело на душе было, чтобы еще о взаимоотношениях дочери с Егором разбираться.
   В своем кабинете я долго думала, что делать и как себя защитить от таких вот нападок, а потом решила, что будет лучше действительно не задерживаться и без пяти минут пять я отправилась домой, стараясь быть в толпе и не оставаться одной. Пока буду стараться находиться в толпе, а потом я поймаю эту гниду, и все наладится. После недолгих размышлений все же решила воспользоваться лифтом, не хочу на каблуках шесть этажей спускаться, да и не безопасно это. А в кабине я столкнулась с довольной Еленой и удивившись спросила:
  - Ты сегодня рано. Что, в лесу волки померли и наш трудоголик вдруг решил уйти ни свет ни заря?
  - Может, и померли, кто его знает! - рассмеялась Лена. - Егор еще минут тридцать назад собрался и радостно свалил. Представляешь, я у него спрашиваю - его ждать, а он мне говорит, что нет, потому что хочет провести время с третьей по красоте женщиной на свете. - эти слова почему-то причинили боль. - Я поинтересовалась и кто же эти три красавицы, а шеф улыбнулся и ответил: мама, моя будущая жена и дочка моей будущей жены...
  Так он жениться собирается? Стало совсем плохо. Это была последняя капля в чашу моего терпения. На меня будто навалились все события этого дня, и захотелось заплакать.
  - Ин? Ты чего? Плохо? - испугалась Лена, судя по всему заметив мое состояние.
  - Нет, я просто... - а дальше я говорить не могла, по щекам потекли слезы и я разрыдалась. Хорошо что уже успели отойти от компании.
  - Не, девонька, так не пойдет, а ну-ка пошли, посидим где-нибудь, а то дочь напугаешь таким состоянием, да и куда тебя сейчас отпускать. Под машину еще сиганешь! - схватив меня за руку, Лена потащила меня куда-то, а я не сопротивлялась, просто не было сил.
  Через два часа выслушав все, что наболело, женщина тихо сказала.
  - Николай, конечно, та еще сво**ь как первый, так и второй, а вот Егор... Странно это все с самого начала. У него к тебе особое отношение и я не знаю чем это вызвано. Обычно он жесткий и даже жестокий к людям. Вот с тобой... Просто, когда рядом в комнате он другой. Не знаю, как объяснить с этой невестой все темно. Ее никто не видел, а упомянул впервые о ней перед твоим появлением, так что не теряй надежду и не плачь, ты свое счастье еще встретишь, а может уже встретила! - Лена пожала плечами и озорно улыбнулась, а потом уже серьезно добавила. - Бог проверяет нас, а если мы выдерживаем проверку, дает нам, то о чем мы так мечтаем. Я уверена, скоро твоя проверка закончится, и он даст тебе счастье, ты просто потерпи.
  - Лен, спасибо тебе большое! - вытирая салфеткой лицо и глаза ответила я.
  - Да не за что!
  Проговорив еще немного, мы пошли по домам, но едва я вошла в квартиру, как увидела чужую одежду и поняла, что у нас гости. И тут же появилась напуганная нянечка.
  - Инна Витальевна!
  - Рита, у нас гости?
  Женщина побледнела и зачастила.
  - Я знаю, что вы одинокая, но Изочка так его любит и я просто не могу не впускать его. На малышку больно смотреть, если я не открываю. Простите...
  Раздевшись, я прошла в комнату и замерла от увиденного. На полу сидела моя дочка и играла в шашки с... Егором. И что главное - явно выигрывала. У них было такое счастливое лицо, что я просто не смогла оторвать взгляда от них обоих. В душе появилось незнакомое тепло и желание подойти, сесть рядом, чтобы Егор обнял меня поцеловал в лоб и прижал к себе, шепнув что наша дочка умница. Но при мысли о дочке пришла реальность. Он ей не отец, а значит его поведение выходит за рамки. Тепло тут же сменилось тревогой, гневом и страхом.
  - Я победила! - а моя малышка тем временем радостно бросилась ему на шею.
  - Еще бы ты не победила, проказница, ты же уже лучше меня играешь! - весело ответил мужчина, прижимая ребенка к себе.
  А потом, заметив меня, они оба замирают. В его глазах я читаю тревогу и вину, а еще ожидание как я отреагирую.
  - Мама пришла! - первая пришла в себя моя девочка, бросаясь ко мне.
  Я подхватываю ребенка и смотрю на мужчину недовольным взглядом, посылая ему кучу вопросов. Что он тут делает? Как давно он ходит 'в гости' к моему ребенку. И главное, что ему надо от Изабель.
  - Инна... - улыбнулся, но под моим взглядом, пытаясь найти что сказать, а потом тяжело вздохнул и сказал - Я пожалуй пойду.
  - НЕТ! - вскрикивает дочка и с мольбой смотрит на меня. - Мамочка, пожалуйста, пусть Егор еще побудет, прошуууу.
  - Хорошо. - сдаюсь я, видя ее отчаянье. Потом скажу ему все, что я думаю, а пока пусть будет тут.
  Потом отпускаю няню, беру домашнюю одежду и иду в ванную. Остаток вечера я молча сидела в комнате и наблюдала как они весело проводят время. Втянуть меня в игру у них не получилось, не до игр мне было. Часть меня была рада, что моему ребенку хорошо, а вторая хотела выцарапать глаза Егору, но надо было ждать. Мужчина же, будто зная мое состояние, старался меня не трогать. Но вот часы пробили полдевятого, и я отправила ребенка мыться, думая, что смогу выпроводить его пока она в ванной, но и тут меня ждал подвох. В последний момент девочка подбежала к мужчине и взяла слово, что он прочитает ей сказку перед сном и мне опять пришлось снова ждать.
  Наконец глазки моей девочки закрылись и мой ангелочек уснул. Минуты через две смолк и голос, который очаровал не только ее, но и меня и мужчина поднялся. Я встала следом.
  Выйдя из комнаты и прикрыв дверь, я смотрела, как он одевает ботинки, а потом не выдержала:
  - И как давно ты бываешь в моем доме за моей спиной? - поинтересовалась я, даже не пытаясь скрыть гнев.
  - Я никогда не скрывал, что прихожу к тебе. Изе одиноко и мое общество помогает ей.
  - Но и не говорил мне об этом! А вопросы одиночества моей дочери это моя проблема! - скрестив руки на груди, ответила я. - Что тебе надо от моего ребенка?
  Егор сразу понял, о чем я.
  - Я тебе уже говорил, что не интересуюсь детьми!
  - Тогда какого ч**та ты делаешь в моей квартире с моим ребенком! - закричала я, забывая о спящем ребенке.
  - Хочешь знать, что я тут делаю? - вдруг стал абсолютно спокоен он и только глаза зажглись чем-то таким, что заставило меня сделать шаг назад и упереться спиной в стену при этом мое дыхание сбилось и стало тяжело дышать. - Хочешь понять, почему прихожу? Тогда вот тебе ответ.
  Два шага и он прижимает меня к себе впившись поцелуем в мои губы. Сопротивляться! Пытаюсь упереться в его грудь и почти сразу понимаю, что руки не отталкивают, а прижимают к себе. А губы? О боже... Я начинаю отвечать на поцелуй и просто схожу с ума. Никогда такого не испытывала! Жарко! Нельзя, запретно! Но так хочется! Не могу остановиться! Зачем одежда? Мешает! Притягиваю его сильнее к себе, обнимаю его шею руками, хочу почувствовать его тело на своем. Желаю ощущать его везде. Мне мало того что есть сейчас! Ноги подкашиваются, я уже не могу стоять, поэтому обхватываю ими его торс, упиваясь поцелуем и ласками сквозь одежду. Хорошо! Господи. Из головы исчезают последние мысли, остаются только ощущения. Хочется чтобы рука проскользнула под одежду и... Будто зная о чем я думаю Егор сжимает мою грудь. Мой стон удовольствия и тут же все исчезает.
  Холодно, его уже нет рядом. Он стоит у двери в квартиру, сжимая кулаки и тяжело дыша, глядя прямо на меня горящим взглядом, а я оказываюсь сидящей на стуле.
  - Я мог бы взять тебя прямо тут, прижав к стене, и ты бы мне дала, но тогда бы ты возненавидишь меня и себя за это! - голос мужчины хриплый и еле слышный, а в глазах такое пламя, что у меня дыхание перехватывает. - Я подожду. Подожду, пока ты сама этого захочешь, пока сама придешь. И я больше не буду приходить к Изе без твоего разрешения, прости, что так делал.
  Открывает дверь и уходит. А я так и остаюсь сидеть, понимая, что сейчас просто не смогу встать. А еще, что страннее всего, то, что я чувствовала с Николаем, и в подметки не годиться с тем, что я ощущаю сейчас и мне хочется чтобы он вернулся, без него так холодно и одиноко.
  
  9
  
  Этот месяц прошел под эгидой эротических фантазий. Если раньше я только по ночам мечтала о чем-то неясном, но притягательно пугающем, то теперь я точно знала чего хочу и от этого становилось не по себе. В голову, то и дело, приходили слова Лены о трех красавицах и последние слова Егора в тот день.
  И что самое страшное - я была зла на него, что он остановился и это тревожило меня. А тут еще дочка стала капризничать и спрашивать про 'дядю Егора' и чем дальше, тем больше. Вот в это утро я, не выдержав, психанула:
  - Не знаю я, когда он придет! - закричала я дочери с утра - Да и не нужно чтобы он приходил! Ты еще маленькая и не понимаешь, но мужчине не нужна женщина с ребенком в жены! Ему нужно другое, а вовсе не наше общество!
  - НЕТ. - ответила, как-то тихо и устало, дочка, заставив меня замолчать.
  И только тут, увидев прикушенную губку и сжатые кулачки, я поняла, что сорвалась на ребенке. Бросаюсь к крохе, прижимаю ее к себе.
  - Прости, прости меня. Я так тебя люблю, не расстраивайся просто... просто...
  Я не знаю, как объяснить ребенку происходящее. Не понимаю, как быть. А малышка прильнув ко мне, расплакалась.
  - Мамочка, я хочу быть как все! У всех есть свой... - вырываются слова из ребенка, которые били меня, похлещи любых ударов. А я и не догадывалась, каково ей. Думала, что все нормально - Я тоже хочу папу! Почему дядя Егор не может стать моим папой?
  Что ей ответить? Как сказать? Что я и сама не знаю чего от него ждать? И что безумно боюсь снова ошибиться? Только на этот раз платить буду не только я, но и она!
  - Не знаю, родная! - честно отвечаю ей. - Просто я боюсь, что он сделает нам больно, и не понимаю, чего он хочет.
   - Он хочет быть рядом! - отстранилась дочка от меня, и снова глядя этим совсем взрослым взглядом. - Пообещай мне дать ему шанс! Он же тебе нравится, я знаю! Попробуй довериться ему, он будет хорошим!
  Кулачки трут глазки, пытаясь избавиться от слезок, а сама такая маленькая и наивная. Какая же она у меня еще малышка. А может она права? Придет момент, когда девочка вырастет и выпорхнет из гнезда, которое я ей свила и с чем она останется? С каким портретом мужчины? Как я, с мыслью, что любовь прощает все? Так я сама поняла, что нет. Я сама не могу себя простить и вот результат! А ведь когда-то и я искала маме нового папу, а она отказалась и чем все кончилось? Я повторила ее судьбу. Так может действительно стоит попробовать? Попытаться ради дочери изменить жизнь, и показать ей каким должен быть настоящий мужчина? А где мне его искать? Егор? А настоящий ли он? Или тоже прячет развратную сущность за манерами и добротой. Он же уже показал ее наличие, или нет?
  Эти вопросы и многие другие мучили меня в этот миг, но ради дочери я должна попробовать.
  - Хорошо, я дам дяде Егору шанс. - улыбнулась я и тут же дочка бросилась ко мне на шею, радостно визжа. Но я быстро отстранилась, случайно посмотрев на часы и увидев, сколько сейчас времени. - Но нам пора! Опаздываем уже!
  Дочка кивнула, и мы быстро направились к выходу. По пути на работу я обдумывала, что делать и как быть. И решила попробовать наладить отношения с Егором хоть как-то. Может, пример его присутствия, поможет Изе в будущем.
  Но едва войдя в здание офиса, позабыв о своих мыслях, я ощутила тревогу. Сначала я и не поняла в чем дело, и только добравшись до этажа и снова почувствовав скользкий взгляд охранника, осознала - за мной следят. Войдя в кабинет, я первым делом проверила автоответчик и почту. Меня вызывал Егор, и голос у него был совсем не радушным. Тон недовольства и раздражения. И это напугало меня. Со мной он так обычно не говорил. Да и секретарша куда-то делась, а это означает неприятности.
  Посмотрев в зеркальце, проверяя все ли в порядке и взяв свой ежедневник, где у меня записи по всем моим объектам контроля, я направилась к нему.
  - Привет, Лен, он у себя? Случилось чего?
  - Они ждут тебя. - встретил меня 'закрытый взгляд секретаря'. Да что происходит?
  Пожимаю плечами, стучу и вхожу в дверь, тут же попадая под суровый взгляд Егора и полный ненависти Николая. Кроме того, тут была главный бухгалтер и глава безопасности компании.
  - Вызывали? - распрямляю плечи я делая шаг вперед.
  - Заходите, Инна Витальевна. - как же неприятно когда он так обращается ко мне. Мне вдруг захотелось увидеть тот взгляд, каким он наградил меня в ту ночь, но вместо этого на меня смотрели холодные глаза бизнесмена, наметившего новую цель.
  Встаю в центре комнаты, глядя только на него, спрашиваю:
  - Что-то случилось?
  - Вот это выдержка! Сняла сто тысяч со счета фирмы, непонятно куда дела и теперь так спокойна! - воскликнул Николай. А я похолодела, ища во взгляде Егора недоверие к словам брата и не находя.
  - О каких ста тысячах идет речь? - как можно спокойнее интересуюсь, в то время как мысленно вспоминаю все свои финансовые запросы и не находя такой суммы. Не больше сорока и то из-за острой необходимости.
  - Которые ты заставила выдать тебе Лизу или не помнишь! - напомни мне язвительно Николай и только тут я увидела это... Огонек, который скрывала ненависть. Он считает, что победил и утопил меня. - Лиза может лично все рассказать!
  - О да, может! Ведь ради любовника она пойдет на все, даже на кражу! - пошла в атаку я. Может меня и посадят, но я скажу правду и пусть потом Егор вспомнит мои слова. Да как он мог поверить! И это после того, как я буквально наладила работу торговой части его бизнеса и подняла прибыль на несколько миллионов. Смотрю в его глаза с вызовом - Ты хочешь знать, куда пропадает товар? Спроси у брата. Ведь именно он снимает деньги, покупает товар и отправляет в свой магазин, который открыл втайне от тебя! Ты же не давишь конкурентов и стараешься жить мирно с ними, поэтому и не знаешь мелкий магазинчик на набережной, где, то и дело, появляются товары якобы купленные нами! А Лизочка оформляет эти покупки, вписывая их в документацию. Вот интересно ты хоть сама с этого прибыль имеешь или только на него пашешь?
  - Ложь! - закричала женщина, глядя на меня ненавидящим взглядом. Значит на него. Вот дура! А что думала, буду молчать? Нет, дорогая, мне есть что терять и я буду бороться до последнего. И твоя дурость будет раскрыта! - Она лжет, пытаясь очернить меня!
  Егор перевел взгляд на брата
  - Ты что, ей веришь! Егор мы братья! Ты вырос в моем доме! Моя мать заменила тебе твою пьянчужку! - Коля даже не заметил, как сделал больно брату. Егор напрягся, а в глубине глаз появилась боль, а брат все продолжал. - И ты еще смеешь сомневаться во мне! Я никогда бы не стал красть у тебя деньги!
  - Однако попытаться изнасиловать женщину в лифте ты не побоялся! - вставила я. - И это на предприятии твоего брата. И сколько таких вот Ин было?
  - Я никогда не... - начал Николай сверкая на меня глазами.
  - Хватит! - удар кулака по столу заставил всех замереть. Егор выглядел злым. Мы явно вывели его из равновесия. И это пугало. Таким я его еще не видела. Или почти не видела. Вспомнилась сцена на рынке - Инна, у тебя есть доказательства?
  - Если бы у меня были прямые доказательства, они давно бы лежали у тебя на столе. Только косвенные, но все ведут к нему. - ответила я, честно глядя в его глаза.
  Он встал и подошел к окну, глядя на открывающийся пейзаж за ним. Наконец после долгого молчания мужчина заговорил:
  - Сергей Юрьевич, вам поручение, проверьте слова Инны Витальевны, а пока вы проверяете, все продолжают работать и делать свое дело. Все свободны!
  Я направилась к выходу не желая больше тут находится и понимая, что моя репутация подпорчена, но меня остановил оклик:
  - Егор!
  - Хватит, Коля, я прекрасно тебя знаю и не собираюсь увольнять хорошего специалиста из-за твоей маниакальной жадности.
  - Но эта женщина украла деньги!
  - Правда? - усмехнулся Егор, а потом вдруг спросил - Инна, где ты были в пятницу в три дня.
  Я уже хотела ответить, что не помню, когда помощь пришла, откуда и не ждали.
  - Она была со мной, мы сидели в приемной, пили кофе и обсуждали возможность вклинить в твой график встречу с поставщиком на понедельник. - зашла в кабинет Лена с бумагами в руках, после чего быстро подошла к Егору и протянула их ему - Нужно подписать.
  - Еще вопросы есть? - поинтересовался Егор у брата, просматривая бумаги.
  - И ты так просто поверишь ей? - взвился Николай, теперь напоминая обиженного ребенка. - Они же подруги!
  - Между прочим, Елена тут с первого дня и я ей доверяю как никому, поэтому поосторожнее со словами! - прикрикнул Егор, подписывая документы. - А теперь все вон.
  Прежде чем выйти за дверь я поймала его взгляд. В нем были сомнения и тревога, и это причинило куда большую боль, чем слова.
  В приемной я подошла к Лене.
  - Спасибо! - искренне поблагодарила я.
  - Я всего лишь сказала правду. Да и не нравилась мне никогда эта Лизочка. - пожала плечами женщина.
  Поболтав с ней еще чуть-чуть, я направилась к себе, но дойти без приключений, мне было не суждено. Николай схватил меня за руку и затолкал в подсобку, служащую для хранения швабр.
  - А ты дура, Инна, совсем о дочери не думаешь! - прошипел он. - Не боишься, что вечером некого будет из садика забирать?
  И тут боль, и разочарование сменились гневом.
  - А теперь послушай меня мразь! - прошипела я, глядя в его глаза - Только приблизься к моей дочери и я тебя голыми руками порву, а потом скормлю собакам! Мне терять нечего, уж поверь мне! А теперь руку отпустил!
  Не знаю, что было в моих глазах, но он отшатнулся и отпустил, а я вышла из кабинета и бросилась к себе. А едва закрылась дверь моего кабинета, на меня нахлынуло отчаянье, и я разрыдалась.
  Как он мог! Почему! И о каком совместном будущем мы говорим, если он готов поверить, что я обокрала его. А Николай. Вот подонок, еще и мою дочь сюда втягивает. Боже, Иза, что же я ей скажу. А может ли он причинить ей вред? Конечно, может! Ему нечего терять! Что же мне делать. Могу ли я тут работать? Нет! Тогда остается только одно...
  Но с таким долгом меня никто не отпустит. Спасает одно, я вчера получила деньги за квартиру на полгода вперед и теперь имею достаточно, чтобы оплатить этот долг, а дальше что? На что жить будем? Я справлюсь, всегда справлялась и тут справлюсь. Как же он мог поверить ему? Слезы льются из глаз, а я уже открываю Word и начинаю писать заявление. Я не могу с ним работать. Не могу оставаться рядом. У меня ощущение, что меня предали, и в душе появилась еще одна рана. Ненавижу мужчин!
  Через сорок минут я вхожу в приемную. От истерики не осталось и следа, мои глаза сухие. В руках карточка и заявление.
  - Он у себя? - холодно спрашиваю у Лены.
  - Да, но он просил никого не в...
  Я не стала слушать. Хуже мне уже не будет, хочу домой и прямо сейчас. Сначала выплачусь, а потом прижмусь к дочери, и мы будем есть мороженое.
  Вхожу с этими мыслями в кабинет, даже не стучась, и смотрю на него. Выглядит усталым. Пиджак на кресле, галстук расстегнут и взгляд затравленный.
  - Я же просил никого не впускать! - зло бросает он, оборачиваясь ко мне и замирая от удивления. Только его злость и удивление меня уже не волнуют.
  - Я думаю, меня ты примешь! - холодно говорю я, подходя к столу и кладя лист бумаги и карточку. - Я ненадолго. Вот!
  - Что это? - напрягается мужчина.
  - Заявление об уходе и деньги, которые я 'взяла'. - смотрю с вызовом. Как же больно!
  Берет заявление и читает, потом смотрит на карточку, к которой прикреплена бумажка с кодом и вдруг спрашивает.
  - Откуда деньги?
  - Со счетов компании конечно!
  - Прекрати! - снова удар по столу. Глаза горят, и по моей спине пробегает холодный пот - Я спросил, откуда деньги?
  - От сдачи квартиры за полугодие и отложенные с зарплаты. - признаюсь я.
  Он кивает, снова берет заявление, просматривает и разрывает его. Я с ужасом и удивлением смотрю на него.
  - Сегодня можешь ехать домой. Ты явно устала и тебе нужен отдых, а завтра я жду тебя как всегда на совещании по торговым вопросам в девять.
  - Нет! - отвечаю решительно, а у самой все внутри переворачивается.
  - Что значит 'нет'? - интересуется он.
  - Я не буду работать там, где меня считают воровкой! - его слова выводят меня из себя. Да как он смеет даже спрашивать? Боль отчаянье перерастают в решимость высказать все, что я о нем думаю - Я сама, своим трудом и потом зарабатываю свои деньги, а не краду их! А истинный вор угрожает мне и моему ребенку и я еще должна остаться тут!
  - Я знаю, что ты не брала эти деньги и я защищу вас с Изой! - встает он со своего места, внимательно глядя на меня.
  - Оно и видно! Ты же ему поверил! Я вижу это по твоим глазам! И я не верю тебе! Поэтому ухожу!
  - Я не могу тебя отпустить, ты мне нужна!
  В шоке уставилась на него, а потом все же задала мучающий меня вопрос:
  - Зачем...? Зачем я тебе?
  Мои слова повисли в воздухе, и я вдруг поняла, что не хочу знать ответ, ведь он перевернет мой мир и заставит менять приоритеты и что-то делать.
  - Хочешь знать зачем? - приближается вплотную и смотрит мне в глаза.
  А дальше случилось то, о чем я мечтала весь этот месяц. Я и сама не поняла, кто сделал первое движение. Просто в один момент мы смотрели друг на друга, а в следующий миг я уже целуюсь с ним, обхватив руками его шею. Я пропала под его губами, теряя контроль над собой и своими желаниями.
  Да что же я лгу себе! Все это время я мечтала, чтобы он вот так вот посадил меня на стол, сметая бумаги, а потом его губы стали прокладывать цепочки поцелуев по моей шее. Руки же тем временем вытягивали блузку из юбки или брюк (в данном случае юбки). После чего, проскользнув под ткань, обхватили грудь и чуть сжали соски. Мой стон. Жар по всему телу и его глаза. Я ложусь на стол, расстегивая непослушными пальцами его рубашку и чувствуя, что пальцы уже прикасаются к соскам и ткани преграждающей путь, уже нет.
  Новый стон.
  - Я хочу слышать твои стоны каждый день. Хочу любить тебя и носить на руках. Хочу чтобы ты любила меня, отдаваясь вся, без остатка, так же как ты это делаешь во всем. - шепчет он на ухо, чем вызывает еще большее возбуждение.
  Но руки исчезают, а моя юбка уже ползет верх, при этом губы снова находят мои, но поцелуй прерывается.
  - Но это только ночами и возможно днем, пока Иза в садике. В остальное же время я хочу видеть в тебе партнера на работе, друга и жену дома, а еще мать моим детям.
  Его слова тихи, но они обволакивают и ласкают, в то время как пальцы проникают под колготки и трусики...
  - Хочу быть отцом твоей дочери и чтобы она называла меня папой!
  Я уже мокрая и его палец легко скользит в меня. Выгибаюсь навстречу мужчине стремясь быть ближе.
  - Егор, тут подписать надо... Ой...! Простите!
  Мы замираем, а Лена выскакивает из комнаты как ошпаренная.
  И только тут я понимаю, что мы делаем и как я сейчас выгляжу. Блузка расстегнута. Волосы в беспорядке. Юбка задрана до пояса его рука под трусиками и творит безобразие, а главное соски торчат, и бюстгальтера на мне не наблюдается.
  - А что самое важное. - тихо говорит мужчина, отстраняясь от меня, из-за чего стало еще хуже, но при этом под его взглядом все еще хочется большего - Я хочу залечить твою рану, но это я смогу сделать только в том случае, если ты мне позволишь. Езжай домой и хорошенько подумай. Если ты завтра не придешь, я оставлю тебя в покое, но если придешь - не жди пощады. Я буду добиваться до последнего пока жив и ты будешь моей во всех смыслах, которые сегодня тебе перечислил.
  Быстро застегнув пуговицы, и поправив одежду, я выскочила за дверь, боясь даже подумать о том, что только что делала и что услышала от этого мужчины.
  Лена внимательно посмотрела на меня и вдруг приказала:
  - Сядь и жди! - после чего ушла к Егору.
  Я послушалась, благо в приемной не было никого. Сама не знаю, почему подчинилась. Наверное, сейчас мне именно это и нужно. Я запуталась и сама не знаю, чего хочу. Часть меня требует вернуться в кабинет и закончить начатое, а вторая напоминала о Николае и как я с ним обожглась, приказывая бежать
  Вернувшись, Лена налила кружку кофе, капнула в нее коньяка и дала мне.
  - Пей!
  Я послушно стала хлебать кофе.
  - Ты нужна ему. Мужчины не умеют проявлять чувств, но запомни и никому не верь, если тебе скажут обратное. Я знаю Егора с детства и только после твоего появления я впервые увидела у него интерес к жизни. Когда ты рядом он светится и его взгляд, следящий за каждым твоим движением, рассказывает все за него. А когда он заговаривает о твоей малышке, я даже и не сомневаюсь, что из него получится замечательный отец. И он уже любит твою девочку! - Елена помолчала, давая мне осмыслить сказанное, а потом добавила. - Сейчас я позвоню водителю фирмы. Тебя отвезут домой, но ты подумай как следует, вы нужны друг другу и никто другой не сможет сделать вас счастливыми. Не отвергай счастье. Ни один из Николаев не стоит твоей загубленной жизни!
  Она отвернулась, подошла к телефону и набрала номер. Через час я уже была дома вместе с дочерью. А ночью, уложив малышку, я сидела на кухне, пила кофе и решала, пойду ли я завтра на работу, дав Егору шанс, или нет.
  
  10
  
  В это утро все было иначе. Я не спешила на работу, не торопила сборы дочки, а просто наслаждалась завтраком и ее нежеланием одевать розовую кофточку с рюшами. Обычный день с привычным утренним переполохом вдруг превратился в праздник. Но как бы я себя не отвлекала, как бы не убеждала себя, что мне не нужно идти на работу и что там меня ждет замкнутый круг, из которого я с большим трудом вырвалась четыре года назад я все же, то и дело поглядывала на часы думая: Может все же поехать и рискнуть?
  Отвезла Изу в садик, вышла на остановку, посмотрела на привычную толпу людей ждущих автобус, порадовалась, что мне не надо становиться ее частью и... Стала ею. Лишь запрыгнув в автобус, чувствуя как меня давят со всех сторон и беспокоясь за новый пиджачок, я окончательно поняла, что уже давно приняла решение и оно было отнюдь не остаться дома.
  Конечно же, я опоздала. Целых двадцать минут и часть меня очень надеялась, что он не дождется и я буду свободна, но все же забежав в кабинет и распечатав копию документов к сегодняшней встречи я бросилась к начальству.
  - Привет, Лен, он у себя? - с порога спросила я.
  Женщина посмотрела на меня, потом вдруг улыбнулась и сказала:
  - Иди, он тебя ждет!
  Подошла к двери. Посмотрела на часы. 9.30. Ну, я свое время прогуляла. Он сам меня выгонит. За десять минут я не смогу доложится, как это требуется. Поэтому можно даже не входить, но все стучу и открываю дверь, входя в кабинет.
  Егор поднимает на меня глаза, встречается со мной взглядом, при этом я вижу облегчение в его очах, кивает на стул и с улыбкой велит:
  - Садись.
  К моему удивлению он не отпустил меня как это делал всегда в 9.40, а дал закончить доклад, внимательно слушая и только потом, внеся свои коррективы в мой план действий, велел идти работать. А я до последнего все ждала, что сейчас он предложит встретиться или поцелует, но к моему удивлению он соблюдал правила приличия, будто между нами ничего и не было.
  Так потянулось ожидание хоть какого-то его действия.
   К четвергу второй недели ожидания я уже сама не знала, чего хочу. Чтобы он, наконец, сделал хоть что-то или продолжал делать вид, что не было тех слов, и мы могли работать дальше.
  'Он наверное пожалел о своих словах и передумал, а теперь делает вид, что ничего не происходит!' - думала я и сама не понимала почему так больно и хочется плакать.
  Не выдержав и сама не понимая, зачем я зашла в приемную после конца рабочего дня и спросила:
  - Лен, ты сегодня еще долго?
  Подруга подняла голову, встретила мой взгляд, посмотрела на часы и велела.
  - Иди грей чай. Я устала и безумно хочу пить. Егор уехал час назад и уже не вернется, а мне надо закончить набирать текст. Поговорим за пирожными.
  Я только кивнула и пошла в комнатку, служившей кухней при приемной. Включив чайник и достав пирожные, поставляемые кондитерской принадлежащей Егору, села ждать подругу.
  Она появилась минут через десять. Налив себе чай и взяв пирожное, посмотрела на меня и предложила:
  - Рассказывай.
  Взглянув на нее понимаю, что не знаю зачем пришла, а потом вдруг меня прорывает и я начинаю говорить, а когда заканчиваю, краснею и встречаюсь с смеющимся взглядом подруги.
  - Ну ты даешь! Ты что ждала, что он повалит тебя на стол и переспит тут же? Тогда ты ошиблась адресом! Егор это не твой Николай, он другой и всегда будет в первую очередь думать о тебе и твоих интересах, а не о себе.
  - Я не...
  - Сравниваешь, еще как сравниваешь! Признайся хотя бы себе! - Лена помолчала, внимательно глядя на меня, потом вздохнула и продолжила. - Давай честно, лежа на том столе, когда он ласкал тебя, тебе ведь было глубоко плевать, кто войдет и застанет вас? Разве ты чувствовала такое с Николаем? А потом, когда он отстранился, разве ты не была готова его прибить за это?
  Я краснею от слов подруги, понимая, что она права. В тот миг не было никого, только я и он. А когда он отстранился, мне безумно захотелось прижать его к себе, снова оказаться в его объятиях и плевать что и где. Я растворилась в нем, чего никогда не было с Николаем. Да и что скрывать, схожу с ума, мечтая о его ласках все эти дни. А Николай? Что Николай! Он никогда не доводил меня до такого состояния. С ним всегда даже в минуты блаженства оставалась часть меня, которая думала, а тут нет. С Егором все иначе! Есть только руки, губы и тело, а еще неудовлетворенное желание, которое рвется и нарастает с каждым днем.
  - Он ждет, пока ты поймешь чего хочешь, - говорила пока я думала секретарша - и тогда он сделает свой шаг, поверь мне!
  - Но как я могу сделать этот шаг? - сама не верю что спросила.
  - Просто улыбнись ему и будь собой. А не вздрагивай от каждого его движения и этого будет достаточно.
  - А я и не вздрагиваю! - возмутилась, не желая признавать очевидное, хотя и сама знала, что так и есть.
  - Правда? А мне кажется еще как!
  Усмехнувшись собеседница встала, пошла к мойке, а потом вдруг остановилась и обернувшись ко мне серьезно добавила:
  - И вот еще что, Егору не нужна любовница, он не терпит такие отношения и плохо переносит тех, кто заводит любовниц. Если он и перейдет грань, это будет значить только одно - дороги назад нет и ты теперь его, а на твоем пальце скоро появится обручальное колечко.
  - Но почему? - не веря, что такое возможно, спрашиваю у нее.
  - Не знаю! - пожимает подруга плечами. - Это как-то связано с его матерью. Он никогда о ней не говорит. Честно говоря, это закрытая тема, но наличие любовницы у мужчины просто опускает его в глазах Егора, а если он еще и женат это уже все. Даже сделку может из-за этого разорвать!
  Я представила как он отреагирует, узнав, что я была такой вот любовницей для женатого мужчины и побледнела.
  - Эй! Не делай поспешных выводов! Как раз к любовницам этих мужчин он относится с пониманием и состраданием, а вот мужчин ненавидит лютой ненавистью.
  И снова она меня удивила.
  - Странно это.
  - Угу.
  Взглянув на часы, я вдруг поняла, что уже поздно и подскочила:
  - Ладно, мне пора! Поздно уже! А я дочку не забрала! Воспитательница ругаться будет!
  - Беги давай! И подумай о том что я сказала! - киваю, обнимаю ее и ухожу. Ту ночь я думала о ее словах и наконец, поняла, что хочу рискнуть. И не ради дочери, а ради себя.
  Утром на общем совещании, пожалуй, впервые за все время нашей совместной работы я чувствовала себя свободной. У меня было прекрасное настроение, и я просто не могла сдержать робкую улыбку.
  После совещания Егор попросил меня задержаться и когда все ушли, сказал:
  - Сергей, проверил твои слова и пока все подтверждается. Хотя прямых улик нет. Все обвинения против тебя сняты.
  - Рада это слышать! - не стала скрывать своего облегчения, искренне радуясь, что смогла оправдать себя.
  - Вот и хорошо! - сказал он и снова ушел в работу. Я пошла к выходу, немного расстроенная его равнодушием, но тут меня догнали его слова - Ин, а ты знаешь, что на озеро в центральном парке прилетели лебеди?
  - Да, мы с Изой собираемся завтра туда сходить. - у меня перехватило дыхание. Я жду, что он скажет, надеюсь, что захочет пойти с нами, поэтому добавляю - Она хочет их покормить.
  - А может, мы сходим сегодня? - мне показалось или в голосе прозвучала неуверенность?
  - Ты приглашаешь меня на свидание? - разворачиваюсь к нему и встречаю смущенный взгляд.
  - Ну, если прогулка по парку двух взрослых и ребенка считать свиданием, то да. - ответил он со смехом.
  - А работа? - для приличия спрашиваю, прекрасно уже понимая, что соглашусь. - Еще рано темнеет, и пока мы заберем Изабель, уже будет темно
  - А мы уйдем пораньше!
  - Хорошо, пошли!
  Вижу, как зажглись радостью его глаза, разворачиваюсь и выхожу из кабинета. Елена, увидев меня в этот момент, рассмеялась и сказала:
  - Ну, кошка, удачи! Сметана вкусная не переешь и хороших вам выходных!
  Смеюсь, и иду дальше, так и не потрудившись, убрав улыбку с губ.
  Когда Иза увидела Егора, ее счастью не было предела, а когда узнала, что мы едем кормить лебедей все вместе, так вообще засияла как новогодняя елка. Всю дорогу малышка щебетала, а мы слушали ее, не перебивая, и только изредка встречались взглядами полными ожидания чуда.
  В парке я отдала дочери булочку, купленную заранее, и наказав не лезть в воду, оставшись на берегу, стала наблюдать за красивыми белыми птицами и моей малышкой, кормящих их с пирса. Егор был с ней и что-то объяснял и показывал. Я видела, какими счастливыми были эти два человека, и от этого мне самой было так хорошо!
  Но вот он встал и пошел ко мне. Мое сердце замерло, настолько он был красив в этот момент, но я быстро взяла себя в руки к тому моменту когда он подошел.
  - Они очень красивые! - улыбнулась я, отслеживая ребенка и лебедей которых она кормила.
  - Да. - согласился Егор, тоже взглянув на Изу, а потом вдруг помрачнел и добавил - Мама часто приводила меня смотреть на них. Она искала тут покоя, а меня брала, потому что я был единственной радостью в ее жизни. Именно тут я когда-то поклялся, что никогда не стану таким как отец.
  Я удивленно смотрела на него. А потом вдруг пришло понимание.
  - Она...
  - Моя мама была сильной женщиной и никого не боялась. А потом встретила отца и влюбилась. Знаешь, что самое печальное? Я был зачат еще до того как папа встретил маму Николая и решил жениться! - мужчина усмехнулся. - Мама была на четвертом месяце, когда состоялась свадьба. Но расстались они еще раньше и обо мне отец так и не узнал. Даже и не знаю почему, наверное, гордость помешала, но мама не сказала, что беременна, сменила работу и жилье так как он хотел продолжать их роман и после свадьбы. - снова горькая улыбка - Я увидел его впервые в пять лет. Мы тогда с мамой гуляли в парке, на этом самом пруду, а он привел Николая. А через полгода меня перевезли жить к отцу. И только в семнадцать я узнал, что папа принудил маму стать его любовницей угрожая забрать меня, а когда она через полгода, поняв, что снова беременна, потребовала чтобы отец развелся, он отказался. Мама возмутилась и выгнала его, забрала меня и уехала из города, но отец нашел нас, выкрал меня и перевез к себе. - Егор надолго замолчал, а когда снова заговорил, в его голосе было столько боли, что мне стало страшно за него - Все эти годы мне внушали, что мама спилась, а она просто умерла из-за выкидыша, вызванного стрессом из-за потери старшего ребенка. Слишком поздно обратилась к врачу и ей не смогли помочь.
  - Мне жаль! - ужаснулась я тому, что он рассказал и понимая, что за маской спокойствия скрывается своя рана, которую никто не пытался залечить и она все так же кровоточит.
  - Мне тоже. Знаешь, какое самое светлое воспоминание из детства? Я маленький, еще до появления отца стою там, где сейчас Иза и кормлю лебедей, а рядом мама хвалит меня и показывает особо красивых птиц. Потом она была другой, затравленной и испуганной, но тогда, в тот день, она смеялась и улыбалась, а я был счастлив, ведь она была рядом и никто не попрекал меня тем, что я не из этой семьи.
  Я положила руку на его, не зная, что сказать, он посмотрела на меня и все. Мы будто остались одни. Я хотела того что запрещено, и не могла себя сдержать.
  Очень медленно я потянулась к нему и прикоснулась губами к его. А в следующий миг мы уже страстно целовались, позабыв обо всем. Его руки прижимали меня к своему телу, я же обхватив его за шею, прижимала его к себе, боясь, что он уйдет и поцелуй прервется.
  Но он не ушел. Просто в какой-то момент нас кто-то обхватил за ноги и раздался веселый детский голосок:
  - А меня обнять!
  Мы почти отпрыгнули друг от друга, но наши взгляды сказали все за нас, выражая разочарование и желание. Взглянув на дочь, я присела на корточки и стала поправлять ее шарф.
  - Да ты совсем замерзла! Почему раньше не пришла? А потом с температурой лежать будешь! - ругала ее я, быстро заматывая ее личико в шарф.
  - Не буду! - затрясла головкой она, разрушая мою работу, и тут же добавила - У меня еще булочка оставалась, а теперь кончилась. - и показала мне пустые руки.
  - Тогда поехали по домам! - предложил Егор. Мне не хотелось с ним расставаться, однако дочка на первом месте, поэтому я не могла поступить иначе.
  Сев в машину Егор тут же включил обогреватель, и Иза быстро согрелась, щебеча о птицах и их красивых шеях и крыльях. А едва мы подъехали к дому вдруг спросила:
  - Дядя Егор, а давай мы тебя чаем напоим? Ты же тоже замерз!
  И тут же как-то странно посмотрела на меня.
  - А мама против не будет? - улыбнулся дочери мужчина.
  - Мама только за! - ответила я, смеясь и понимая, что малышка дает мне лишние пару часов рядом с ним. - Надо же тебя отблагодарить за такой чудесный вечер. Тем более не хочу, чтобы ты заболел!
  - Ну, тогда пошли! - открывая дверцу машины предложил он.
  Вечер был замечательным. Попив чай, мы решили поиграть в настольную игру, а потом смотрели 'Машу и медведя', смеясь не переставая. Но вот пришло время Егору уходить. А мне вдруг так захотелось, чтобы он остался.
  Выйдя в коридор, я случайно наткнулась на записку зайти к соседке за тканью, которую когда-то ей одолжила и теперь она готова вернуть мне долг. И вспомнила, что дочка мечтает почувствовать себя взрослой и переночевать у подружки, которая живет в нашем доме и мама девочки не против. Сама не веря, что я это делаю, я набрала номер подруги.
  - Да!
  - Ксень, это Инна... - и замолчала, не зная как спросить - Слушай, а твое разрешение на ночевку Изы еще в силе? Просто я тут подумала...
  - Ну, наконец-то! - Ксюша опытная и раскусила меня сразу. Давно мне кавалера найти мечтает. - А я уж думала ты так и останешься монашкой! Я сейчас поднимусь и заберу ее.
  - Спасибо! - радуюсь я.
  - Всегда, пожалуйста! Сочтемся!
  Положив трубку, я иду в комнату, где Егор читает сказку дочери.
  - Из, а ты не хочешь переночевать сегодня у Светы? - с замиранием сердца интересуюсь у дочери я, прерывая Егора и присев на корточки перед малышкой.
  Дочка поднимает на меня глаза, внимательно смотрит, а потом, радостно завизжав, бросается ко мне на шею.
  - Ты правда разрешаешь? - спрашивает она когда немного успокоилась.
  - Конечно! Ты же у меня взрослая и будешь хорошо себя вести, правда? - улыбаюсь, все еще обнимая ее.
  - Да!
  - Тогда иди, собирайся! Тетя Ксюша скоро поднимется.
  Дочка исчезает в своем углу, а я встречаюсь взглядом с Егором и понимаю, что он знает, почему я это делаю. Мне вдруг стало стыдно. Я отправляю своего ребенка к чужим людям, чтобы заняться сексом и после этого считаю себя хорошей матерью?
  Но отступать уже поздно. В дверь звонит Ксюша, а Иза стоит счастливая с сумкой набитой вещами. Оценив ситуацию, я отправляю Егора открывать дверь, а заодно пройти проверку на вшивость у Ксюши, а сама быстро убеждаю дочь, что ей хватит и зубной щетки, ночнушки и одежды на утро.
  Ровно через десять минут я вывожу дочь в коридор.
  - Ну что, идем? - улыбнулась девочке Ксюша, беря ту за руку, а потом наклонилась ко мне и шепнула - Одобряю! И с тебя рассказ, каков он!
  И ушла. Покраснев как рак, я дождалась, пока не хлопнет внизу дверь в квартиру Ксюши и заперла дверь. После чего обернулась к мужчине.
  - Ты уверена, что ты этого хочешь? - спросил Егор приближаясь.
  Будто знает о моих сомнениях, возможно, это и не правильно, но я устала бояться и не хочу отступать. Коли решилась, значит дойду до конца.
  - Да!
  Еще шаг ко мне и мы стоим вплотную к друг другу.
  - Ты всегда можешь сказать 'нет' и я уйду...
  Я кладу палец ему на губы заставляя замолчать, в потом чуть приподнимаюсь на цыпочках и накрываю его губы своими.
  Его руки прижимают меня к себе, губы же нежно начинают ласкать мой рот до тех пор, пока в голове не исчезают все мысли и не остается только одно - желание. После чего поцелуй становится страстным и требовательным.
  Мужские руки расстегивают одежду и прикасаются к груди, чуть поглаживая соски. Мои ноги подкашиваются. И он тут же подхватывает меня на руки, неся на мой диван.
  Кладет меня на заранее застеленный диван и тут же прокладывает цепочку поцелуев по шее к груди, где обхватывает сосок. Прижимаю его к себе, выгибая тело, чтобы быть ближе. Он же улыбнувшись, продолжает ласкать меня, опускаясь все ниже и ниже.
   Мое дыхание сбивается. Я отдаюсь ему вся, позабыв обо всем. Больше нет прошлого или будущего, есть только я и он. Его ласки и поцелуи, мое желание быть ближе и ласкать его в ответ.
  Ноги раздвигаются сами. Мужской член проникает в меня, и это лучшее, что я могу испытать. Или это просто я так думаю? Господи, я ошиблась. Может быть еще приятнее. Такого я наверное никогда не испытывала. То, что я чувствовала с Николаем, это походило на потоп, опустошающий все вокруг и не оставляющий ничего живого. Тут же мне кажется, будто я рождаюсь заново, очищаясь от прошлого и участь чувствовать заново. Нет, эта страсть не менее сильная, чем с Николаем, я бы даже сказала более, но Егор умудряется сделать так, чтобы я ощущала себя любимой и желанной, отдавая мне все. Николай же всегда только брал, ничего не давая взамен кроме опустошения.
  Прижимаю его к себе, требуя большего и стремясь отдать все, что могу. Он ускоряет темп и я взлетаю, растворяясь в наслаждении, которое он мне подарил.
  Медленно выплываю из состояния нирваны, открываю глаза и встречаюсь с встревоженным, полным ожидания взглядом Егора и только тут понимаю, что он лежит на мне, при этом опираясь на руки чтобы не задавить, и увы уже не во мне.
  - Как ты? - поинтересовался он, нежно поглаживая меня по щеке. Какой же он сейчас милый!
  - Хор-ро-шо! - тянусь как кошка под ним, тут же ощущая, что его член снова готов к действию, хитро улыбаюсь и прижимаюсь к нему.
  - А ты ненасытная! - смеется он.
  - Сам такой! - обижаюсь я и отталкиваю его, но не тут-то было.
  - Куда! - удерживает меня мой любовник, насаживая на себя. - Мы только начали, и обещаю, закончим не скоро.
  Но мне уже плевать, что он там говорит. Он во мне и двигается, а большего мне сейчас и не нужно.
  
  11
  
  Открываю глаза и сразу же тону в его очах.
  - Привет! - шепчу улыбнувшись.
  - Привет! - нежные губы захватывают мои, и мы надолго теряем связь с реальностью. Как же хорошо мне в этот миг. И почему-то мысль, что он единственный кто мне нужен, окончательно укрепилась в моем сознании. Но правильно ли это? Кем был Николай? Вихрем, который сжигал меня и сразу исчезал, а Егор будто пламя, но он не стремиться меня уничтожить, скорее наоборот - создает новую Инну и мне это нравится. - Какие на сегодня планы?
  - Забрать дочь и пойти в кино. - тянусь под ним, радуясь, что он тут и уже жалея, что он должен уйти.
  - А меня с собой возьмете? - как просто! Почему же я сама не додумалась! Может потому, что мой единственный мужчина никогда не оставался? Или просто думала, что он сейчас встанет и уйдет, ведь получил же что хотел. Какая разница! Главное он хочет остаться и это радует. Или не хочет?
  С надеждой смотрю на мужчину.
  - А ты хочешь?
  - Да. - кивает, с нежностью глядя на меня. - Так просто ты от меня не избавишься. Так что, возьмете?
  - Конечно, возьмем! - смеюсь от счастья.
  И снова поцелуй, а я теряюсь в его ласках
  
  Иза была счастлива, когда мы ее забрали. Едва взглянув на нас, девочка заулыбалась и потребовала, чтобы Егор взял ее на руки. Он это сделал, хотя я и не одобрила это, но на мое замечание Егор зыркнул на меня, мол 'не ругайся она имеет на это право' и я как-то успокоилась.
  Вообще этот день был шиворот навыворот. Завтракали мы в кафе, при этом ребенок ел мороженное и любимые пирожные. Маму, конечно, опять проигнорировали. Потом была поездка в кино и даже в магазин игрушек, где ей купили огромного белого медведя. В какой-то момент, не выдержав, отвожу своего мужчину в сторону, хотя и сама не понимаю, почему в душе уже называю его именно так, и говорю:
  - Прекрати ее баловать! Не порть мне ребенка. Когда ты уйдешь, ей будет очень плохо!
  - А кто сказал, что я уйду? - поднял он свою бровь, и мне становится как-то не по себе - И она заслужила, чтобы ее любили и баловали, так же как и ее мама, но этим мы займемся чуть позже.
  И действительно, пришла и моя очередь. Он привел нас в ювелирный и купил золотой браслетик, на котором было написано 'Инна'. Я сопротивлялась как могла, но силы были неравны. Изабель поддержала Егора и мне пришлось сдаться и одеть браслет. Как же хорошо мне было в этот миг. Я чувствовала себя любимой, а это было так ново и необычно для меня.
  Уже входя в наш двор, Иза увидела подругу и начала проситься погулять. Переглянувшись, мы согласились, и, сев на лавочку, стали наблюдать за детьми.
  - Она чудный ребенок. - глядя на дочку произнес с улыбкой мой кавалер.
  - Так кто из нас тебе больше нужен? - шутя, надула губки я. Хотя и чувствовала, что я ему все же нужнее.
  - Ты еще сомневаешься? - усмехнулся, как бы невзначай задевая мою грудь и прижимая к себе. - Она часть тебя, и я люблю ее, но тебя я люблю сильнее.
  Смеюсь. Я счастлива. Мне не нужны слова, зачем они. Просто он рядом и я наслаждаюсь моментом, боясь даже подумать, что будет, когда я ему надоем и он уйдет. А уйдет ли?
  Так и сидим, наблюдаем, шепчемся о своих мелких мыслях, смеемся, а в какой-то момент он замечает, что у меня холодные руки.
  - Замерзла?
  - Нет. - качаю головой. Я даже и не заметила что холодно. Да и не хочется мне уходить. Ведь так хорошо, вот так просто сидеть с ним в обнимку.
  - А руки говорят об обратном! Я заберу Изу, а ты иди, открывай домофон.
  Встает и идет к ребенку. Улыбнувшись, направляюсь к дверям, доставая при этом карточку от домофона, и тут слышу скрип шин. Оборачиваюсь и с ужасом вижу следующую картину. Моя дочь стоит на дорожке, где почти никогда не ездят машины, а на нее мчится черный автомобиль на огромной скорости. Краем глаза замечаю Егора, который бежит на перевес. Он успевает схватить дочку и прыгнуть. А дальше оба исчезли. Я даже не поняла, успел он отпрыгнуть или они попали под машину. Наверное, я кричала, потому что когда, наконец, увидела и бросилась к ним, у меня не было голоса, а из глаз текли слезы.
  - Мама, дядя Егор спас меня! - сообщила дочка испуганно, когда я забрала ее из объятий мужчины.
  - Ты цела? - целуя и ощупывая ребенка, спрашиваю я, ища хоть какую-то травму, но ее не было.
  - Дядя Егор успел отпрыгнуть. - прижимается девочка ко мне, глядя мне через плечо, и только тут я вспомнила о нем и обернулась.
  Куртка порвана, но он стоит на ногах и смотрит на нас. А в его глазах тьма.
  - Ты ранен? - испугалась я.
  - Нет, цел. Пошлите, я провожу вас домой, а потом мне надо будет уйти.
  - Егор...
  - Инна, не сейчас. Не спорь. - холодный пустой голос. Да что с ним?
  Он провожает нас до двери. Даже проверяет квартиру и только на выходе вдруг притягивает меня к себе с ребенком на руках и целует обоих одну в губы, другую в щеку.
  - Я ненадолго, скоро вернусь. Никуда не выходите, ладно!
  - Егор... - пытаюсь узнать, что происходит, но его взгляд заставляет меня замолчать. Боль... Огромная боль сверкает сейчас в эти любимых глазах.
  - Просто пообещай никуда не выходить и никому не открывать. - почти молит меня мужчина.
  - Обещаю. - сдаюсь я и вижу облегчение, отражающееся на его лице.
  Он ушел, а я занялась ребенком, боясь даже подумать, что же произошло. Вымыв малышку и высушив ей волосы, я согласилась с ней поиграть в ее любимую игру, но Иза быстро устала, поэтому я уложила ее спать. А последним вопросом было, когда же придет дядя Егор? И просьба разбудить ее. Согласившись, я дождалась пока она уснет, потом сварив чай, и вдруг осознала произошедшее. Моего ребенка пытались убить и судя по реакции Егора он видел водителя и это причинило ему огромную душевную боль, если не больше.
  О господи, Николай все же рискнул! И начал действовать против меня выбрав самое слабое звено.
  Меня начало трясли.
  Кое-как взяв себя в руки, начала думать, что делать и первой моей реакцией было - бежать. Но куда?
  Мама!
  Мысль пришла сама, и я бросилась собирать сумки. Только там она будет в безопасности. Устрою ребенка и вернусь, чтобы раздавить этого клопа Николая. Я же обещала разорвать его, если он посмеет приблизиться к моей малютке. Я устала бегать и больше не хочу этого делать. За себя, за тех продавщиц, которые платят неустойки, за дочь - я должна стереть этого человека с лица земли, но сначала надо защитить девочку. Убеждала себя, стараясь не думать, что приехав к маме, могу передумать и просто остаться у нее, спрятавшись в гнездышке, где мне всегда рады.
  Звук звонка напугал меня и заставил замереть. Руки опять затряслись. Медленно с опаской подхожу к двери и спрашиваю:
  - Кто?
  - Инна, это я, открой!
  Егор. Облегчение накрывает меня с головой и я, быстро открыв дверь, бросаюсь ему на шею.
  - Все хорошо, солнышко! - прижимал он меня к себе, заталкивая в квартиру и запирая дверь - Не плачь, все уже нормально.
  И только тут я поняла, что действительно плачу.
  - Ты в порядке? - ощупываю его даже не пытаясь успокоиться. Не до того сейчас. Я должна знать... должна!
  - Да я цел! А Иза как?
  На нем все та же порванная куртка. Стаскиваю ее, ища повреждения. Но серьезных повреждений вроде нет. Только рубашка порвана, а под ней видна содранная кожа на руке.
  - Нормально, спит. Давай я обработаю царапины.
  Кивает и снимает и рубашку, а я с ужасом разглядываю полосу из содранной кожи на том боку, на который он упал. Если малышка была цела, то мужчина явно падая на землю, защищал ребенка от повреждений.
  - Ты точно цел?
  - Все хорошо! - смеется, глядя на мое встревоженное лицо, и мне сразу становится легче.
  - Но к врачу ты сходишь!
  Взгляды сталкиваются.
  - Ладно, принцесса, схожу, завтра же! - сдается он, наконец, и я вздыхаю с облегчением, провожая его в кухню и начиная обрабатывать ушибы зеленкой. Мой рыцарь спокойно сидит и даже не морщиться, хотя я и не сомневаюсь, что ему больно.
  Тишина. Слова не нужны. Есть только мы двое и не важно чем занимаемся, главное, что вместе и рядом.
  - Ты останешься? - сама не верю что спросила.
  - А Иза? - поднимает он бровь.
  Я краснею.
  - Просто переночуешь. Мне так будет спокойнее. - прячу глаза.
  - Хорошо. - и снова облегчение накрывает с головой.
  - Я постелю тебе на диване.
  - А сама? - спрашивает с тревогой.
  - На полу лягу. - пожимаю плечами.
  - Нет. Со мной. - решительно противится он.
  Снова сплетение взглядов и я сдаюсь.
  - Хорошо. - наношу последний мазок и говорю - Вот и все.
  - Пошли, уже поздно. Спать пара.
  - Только тихо, главное Изу не разбудить. - улыбаюсь я.
  Кивает, и мы идем в комнату.
  Свет из прихожей падает на мой диван, на котором навалена куча одежды.
  - Куда-то собралась?
  - Я хочу отвезти дочь к маме. Там она будет в безопасности.
  - В этом нет необходимости.
  - Ты не понимаешь! Он обещал, что если не успокоюсь, он причинит вред Изе. Но я не могу остановиться! Должна закончить ради других продавщиц! Ей нельзя тут оставаться...
  Я хотела сказать что-то еще, но мой мужчина накрыл мне рот рукой, а когда я замолчала, произнес.
  - Доверься мне. Я все решу, и вы будете в безопасности. Уже в безопасности. Я почти разобрался, просто доверься мне!
  - Но...
  - Инна! - в глазах мольба и я понимаю, что ему важно мое доверие. Важно чтобы я поверила в него. Но могу ли я так поступить? Могу ли просто сделать, как он хочет? И буду ли я с дочкой в безопасности рядом с ним?
  Мое сердце сказало 'да' и я ему поверила.
  - Хорошо, но если хоть волосок упадет с ее головы, я уничтожу вас обоих!
  - Знаю, принцесса. - целует меня. - Завтра я перевезу вас к себе, и там приставлю к вам с малышкой такую охрану, что ни один враг не доберется до моих принцесс.
  - Но я не хочу...
  - Не спорь, голубка, ты же знаешь, что сдашься. Просто верь мне.
  И я верю ему. Мне не нужны больше слова. Просто утыкаюсь носиком в его грудь и расслабляюсь. Ту ночь я просто лежала на его плече. Мы тихо разговаривали. В основном о том, что я не хочу переезжать к нему и быть от него зависимой, хотя где-то в душе мы оба знали, что я хочу большего, наверное, именно поэтому он был так спокоен и терпелив повторяя по сотому разу то, что я не буду зависима от него и мы просто будем вместе, а эта квартира все так же будет моей защитной крепостью. Заснули мы на рассвете, а разбудил нас дочкин голосок, требующий завтрака...
  
  12
  
  Переезд занял у нас три дня. Как и обещал Егор, наша квартира осталась за нами, и мы в любой момент могли вернуться туда, но, честно говоря, я и сама не верила, что воспользуюсь этим правом.
  Егорка жил в загородном двухэтажном доме. Когда дочка впервые его увидела, она умудрилась отразить все то, что думала я: восхищение, интерес и желание все осмотреть.
  И как следствие мы с ней еще долго бродили по нему, исследуя каждый закуток.
  В первые дни мне было некомфортно в этом огромном доме, который был полон комнат и света, но постепенно приспособилась и даже смогла смириться с тем, что единственной моей задачей в нем стало удержать дочку от прогулок по двору без взрослых. Участок вокруг дома был огромен и опасностей для маленького ребенка не меньше, а Иза обожает улицу. Вот и проходилось следить за ней каждую секунду.
  На Егора работало трое подчиненных, занимающихся уходом за домом, и все они безумно любили хозяина. Казалось, вокруг меня одна большая семья, заботящаяся друг о друге. Кухарка всегда готова накормить мою Изу конфетой и свежевыпеченной булочкой. Горничная может отложить свои дела и поиграть с ребенком, после чего быстренько закончить работу и при этом все будет блестеть, а механик рассказать сказку о чудесах.
  Эти люди приняли нас так, будто мы им родные, а не чужие, при этом я любовница ихнего хозяина. Это удивляло и радовало меня, давая надежду на будущее.
  Но больше всего меня потрясло то, что одним прекрасным вечером я застала Егора моющего полы. А на вопрос зачем? Он улыбнулся и ответил:
  - Чтобы не забывать, что я из того же мира, что и они.
  И я его поняла. Поэтому улыбнувшись, взяла тряпку и начала ему помогать. Позже, когда мы закончили, он увлек меня в душ, где я в очередной раз убедилась, что Егор лучше всех и с ним я оживаю, забывая о прошлом, благо теперь у дочки была своя комната, и мы могли позволить себе большее, чем просто лежать в обнимку.
  Так проходило время. Сменился месяц, а я была счастлива. Вот и в эту ночь, лежа рядом с ним, я чувствовала себя богиней.
  - А ты знаешь, как ты красива? - спросил мой любовник, глядя на меня и лаская мою кожу.
  - Нет! - еле сдерживая улыбку в ожидании, что он скажет.
  - Очень! - я получила нежный поцелуй в сосок, выгибая спину ему навстречу. - Если бы мне предложили судить конкурс красоты мира, ты бы заняла первое место!
  Я рассмеялась, вспомнив слова Елены, но потом вдруг подумала об Лиде и моем предательстве по отношению к ней, после чего улыбка завяла сама собой.
  - Нет Егор, есть женщины и красивее. Да и не в теле красота, а в душе. Люди ошибаются, если думают иначе. Я не красива, потому что душа моя отнюдь не бела.
  - С чего ты это взяла? - удивился мой собеседник, внимательно глядя на меня.
  - Потому что знаю.
  Улыбнулась ему, чтобы смягчить свои слова, а затем отвернулась, не желая продолжать разговор. Сама не знаю почему, но мне почему-то не хотелось продолжать эту беседу. Было просто больно от того, что позволила Николаю запятнать меня своей страстью. Любовью к нему. Разбившимся на кусочки сердцем и мраком, посилившимся там, где раньше была красота и свет. Да и как ему сказать, что у меня больше нет сердца, оно было уничтожено, едва родилась моя дочка, и как бы он не старался полюбить его, увы, уже не смогу. Осталось только желание и физическая потребность в нем и его тепле.
  - Расскажи мне о нем?
  - Что? - удивленно посмотрела на собеседника.
  - Расскажи мне о том, кто разбил твое сердце? Кто он отец Изы и что он сделал, чтобы ты так разуверилась в себе и в окружающих?
  Вгляделась в его глаза и когда уже решила, что не стоит этого рассказывать, начала свою историю:
  - Его звали Николай...
  Слова лились сами, будто только и ждали, чтобы вырваться наружу. Я ничего не скрывала от него, говоря как есть. Рассказывая о каждом дне, о каждой минуте, о каждой эмоции и потребности. К тому моменту как я заканчила, я испытываю счастье, что больше не надо скрывать и теперь он знает, но реакция мужчины меня удивила.
  - Вот свинья! И он так и живет с женой, изменяя ей направо и налево? - спросил Егор, сжав кулаки.
  - Насколько рассказывает мама, да. - кивнула я, наблюдая за странной реакцией своего кавалера.
  - А ты после всего этого решила, что недостойна любви и твое сердце разбито?
  Краснея, киваю головой.
  - Тогда поверь мне на слово. Он недостоин и пальца на ваших с его женой руках. А ты самая лучшая и должна быть любимой и желанной женой, а не любовницей, к которой приходят по желанию. Ты меня поняла?
  Он взял меня за подбородок, заставляя смотреть в его глаза и я вдруг увидела в них такую убежденность, что просто перехватило дыхание.
  - Да я понимаю!
  - Вот и умница! - улыбается он и целует в губы. - Однажды так и будет, но только тогда, когда ты будешь готова!
  А дальше были поцелуи и ласки, но все равно его слова, как обещания, отложились в моей памяти и заставляли смеяться и улыбаться. Я даже маме смогла возразить, когда она в очередной раз начала говорить о том, что все мужики сволочи. Выслушав мое возражение, она долго молчала, что я аж подумала, что она отключилась, а потом сказала:
  - Дай Бог, чтобы твой избранник был именно таким. Иначе твое сердце разобьется и его уже ничто не склеит. Ты просто умрешь душевно, позабыв обо всем и даже о дочери.
  Тогда я посмеялась, заверяя ее, что Егор никогда меня не обидит, но говоря это, я еще не знала, что на следующий день испытаю все то, чего так боялась моя мать.
  Мы завтракали, когда дверь в столовую распахнулась, и вошли двое. Мужчину я узнала сразу - Николай, но шикарную брюнетку я видела впервые, зато она прекрасно знала Егора.
  - Я дома! - крикнула она и бросилась ему на шею, а я так и осталась сидеть с поднятой вилкой, видя, как другая целует моего мужчину, а он пытается ее отстранить. Только это уже не имело значение. На ее руке было обручальное кольцо и этого было достаточно, чтобы понять кто это. Чувствуя, как сердце разбивается снова, я еле сдерживалась, чтобы не схватиться за нож. Хотелось сделать ему так же больно, как он сделал мне. Но я просто не могла пошевелиться и только смотрела, ненавидя себя и Егора в этот миг.
  - Мама!- голосок дочери отвлекает меня, и я взглянула на полное ужаса личико малышки.
  Краем глаза вижу, что он все же вырвался, и теперь спрашивая, какого черта они тут делают, но меня это уже мало волнует. Встаю, подхожу к дочери и беру ее за руки и покидаю столовую, еще успевая услышать вопрос брюнетки.
  - Дорогой, а кто это?
  Ответа мужчины я не слышала, да и не хотела. Я и так знала его. 'Никто, дорогая, просто знакомая'
  Поднимаюсь наверх, начиная собирать наши вещи. Не желаю больше тут оставаться. Противно. А ведь верила, дура! Дочка молча подает вещи, будто знает, что сейчас лучше не говорить, а я мечтаю только об одном - быстрее оказаться дома, уложить ее и выплакаться.
  - Это не то, что ты подумала! - прерывает гнетущую тишину комнаты его голос. - Она мне не жена и даже не любовница. Это все Николай...
  Прерываю, не желая слышать его оправдания. Наслушалась уже!
  - Я видела достаточно, чтобы понимать что это! - сама не верю, что способна так холодно говорить.
  - Я встречался с ней! Но это было до нашего знакомства. Я бросил ее, когда только тебя увид...
  - Избавь меня от подробностей, ладно? - разворачиваюсь к нему с тяжелым чемоданом в руках, с радостью замечая, что дочка уже переоделась и готова ехать. Вот умница! - Я не дура, Егор, и это я уже прошла, поэтому повторять этот замкнутый круг не собираюсь! Ищи себе любовницу при живой жене где-нибудь в другом месте!
  - Она мне не жена! - зашипел мужчина.
  - Как скажешь! - пожимаю плечами - Но мне все равно. Скажи лучше, где тут остановка, мне надо вернуться в город.
  Кажется, он сейчас возразит, но он только открывает и закрывает рот, с безнадежностью глядя на меня. Наконец, будто решив что-то, отвечает и только горькая складка возле губ говорит чего ему стоит быть спокойным:
  - Митя отвезет вас!
  - Нет. Где остановка? - не желаю подачек, иначе просто сломаюсь. Мне надо держаться.
  Беру дочь за руку и иду прочь. Не забыв надеть на нее куртку и набросить свою. Как мы добирались до квартиры, я не помню. Было больно. Было плохо. Знаю только, что Иза молчала и была рядом и, пожалуй, только благодаря ей мы оказались в нашей квартирке.
  Весь остаток дня мы просидели на диване, обнявшись, и каждая думала о своем.
  И лишь перед сном укладывая дочку спать, я вдруг услышала.
  - Мама, прости! Я думала он другой...
  И тут меня сорвало. Я просто потеряла контроль над собой. Разрыдалась на глазах у своего ребенка, и уже ничто не могло меня остановить. Сжимаясь на полу и плача на взрыв, я чувствовала маленькие ручки, гладящие меня по голове и теплое тельце, прижимающееся ко мне. Слышала детский голосок, обещающий, что все будет хорошо, а в голове был только один вопрос: За что?
  
  13
  
  Так прошло три дня. На работу я не ходила. Просто знала, что не смогу себя заставить улыбаться и смотреть на него, как ни в чем не бывало, да и дочка была дома, со мной, умудряясь успокоить тогда, когда мне было хуже всего. С той ночи больше таких страшных приступов у меня не было и все только благодаря ей. Будто чувствуя мое состояние Иза всегда умудрялась отвлечь меня от плохих мыслей повседневными делами и заботой о ней. И только ночью, когда она спала, я позволяла себе немного поплакать, оплакивая свою жизнь и ее детскую наивную веру, что все не так, как кажется и на самом деле все будет хорошо. В это, увы, моя персона уже не верила.
   А сегодня, проснувшись утром, я вдруг поняла, что так больше нельзя. У меня ребенок и надо жить ради нее, да еще и эта тошнота о причине, которой я даже подумать боюсь, поэтому решила, что пора уезжать. Вернусь домой, к маме, в ее гнездышко, где меня всегда защитят и приголубят, а все мужчины пусть валят к черту, я сама воспитаю своих детей.
  Детей?
  А о чем еще свидетельствует задержка и тошнота. Как бы я себе не лгала, но я уже поняла, что беременна и этот ребенок от мужчины, который разбил мне сердце. Как странно. Наверное, на судьбе написано обжигаться и рожать от предателей. А о аборте я даже и думать не желаю. Это убийство, а брать на себя еще один грех я не хочу. Да и еще это его ребенок...
  Именно с такими мыслями собираю чемоданы, отправив предварительно ребенка в садик, чтобы не мешала. Да, Иза была моим стержнем и только благодаря ей, я все еще жива, но как бы она не старалась, малышке так и не удалось скрыть, что она ждет его. Ждет когда он придет и скажет что все это неправда, поэтому просто не хочу, чтобы она крутилась под ногами и просила остаться здесь.
  Мне и так хватило ее просьб не отправлять ее в садик. Даже уже в группе, раздеваясь, она молила меня не оставлять ее в нем. Но это не помогло. Решение было принято еще до того как девочка проснулась, и меня не переубедить!
  Звонок в дверь прервал мои сборы. Удивилась. Иду к двери и спрашиваю:
  - Кто?
  - Инна, открой! - голос причиняет боль. А ведь ситуация повторяется. Когда-то так же слушала голос Николая, а теперь Егор...
  - Уходи! - даже не пытаюсь скрыть, насколько мне больно слышать его.
  - Открой или я вышибу дверь! С хозяйкой уже договорился, она разрешила.
  Вот же. Прижал к стенке! Оглядываю беспорядок в квартире и понимаю, что выхода нет. А так не хочется, чтобы он видел мой мир в таком вот состоянии. Ведь квартира отражает состояние человека в ней живущего, а мой мир сейчас так похож на этот хаос из разбросанных вещей. Но выхода нет, придется впустить его. Жаль, что не успела уехать.
  Отпираю дверь и впускаю мужчину. Но к моему удивлению он не один. Та самая брюнетка морщится от боли, а он втащил ее за локоть в квартиру и отбросил от себя, будто она что-то крайне неприятное, а ему пришлось ее тащить.
  Закрыл дверь, потом взглянул мне в глаза, будто читая по глазам обо всем, что я думаю и хочу ему сказать, потом оглядел квартиру и спросил:
  - Куда-то собралась?
  - Да, я возвращаюсь к маме. - сжала руки в замок и постаралась быть спокойной, хотя думаю, это мне не удалось. Вся моя боль сейчас отражалась на лице и в словах.
  Он кивнул, после чего посмотрев на женщину, и велел:
  - Говори! - я и не думала, что он может так говорить. Считала, что самый страшный голос уже слышала, но сейчас... Сейчас в нем звучит такой холод, что мне вдруг захотелось заслонить женщину собой, боясь, что он ее убьет. А ведь Егор способен на это, вдруг осознала я.
  - Что говорить! Да что ты себе позволяешь? Схватил, притащил меня сюда и что-то еще требуешь! - завизжала эта дура, явно не понимая, что попала в беду. - Если ты думаешь, что богат и полгорода твои значит можно все, я тебя разочарую. Мой...
  И она замолчала побледнев.
  - Кто твой? - с издевкой, поинтересовался Егор, сложив руки на груди. - Муж? - Теперь она была сера, я подумала, что пора вызывать скорую. - И кто же этот счастливчик?
  Молчание.
  - Вот интересно, как твой Де Рени отреагирует на известие, что его молодая жена бросается на шею другому мужчине?
  - Нет! Ты не посмеешь! - вскликнула она, и я пожалела ее. Вот такого Егора стоит бояться. Он посмеет и сделает все что захочет. А она перешла ему дорогу. И тут до меня дошла суть их разговора. Она ему не жена! А значит...
  - А ты рискни! - усмехнулся мужчина и тут же, как отрезал - Рассказывай!
  - Да что ты от меня хочешь?
  - Ты явилась в мой дом. Бросилась мне на шею на глазах у моей невесты и ее дочери, показала всем свое колечко и как ты думаешь, что подумала моя будущая жена?
  Теперь ее взгляд скользил по мне. Ненависть это была только верхушка айсберга ее эмоций. А ниже скрывались все негативные чувства, которые только может испытать женщина к другой.
  - Так это все из-за нее? Из-за нее ты меня бросил? - вскричала она. - Как же низко ты пал!
  - Хватит, Жанна! - и тут же поднял руку, заставляя ее этим жестом замолчать. - Я не буду называть тебя, Жанет, не заслужила! Я честно сказал тебе, что встретил другую и платного секса больше не будет. Ты с самого начала знала, что наши отношение это взаимное соглашение пока мы оба ищем лучший вариант. Я давал тебе все, что ты просила, а ты раздвигала ноги, тратя мои деньги направо и налево...
  - Я...
  - Я в курсе, что ты любила мои деньги, но меня это мало волнует! Рассказывай!
  И снова это взгляд, полный всех мысленных и не мысленных проклятий. И вдруг она заговорила. Оказалось, она вышла замуж за француза месяц назад, а до этого около полугода встречалась с Егором, но он бросил ее чуть меньше года назад, после чего оставшись ни с чем, она икала нового покровителя, а нашла богатого мужа. Егор заставил ее назвать примерную дату, когда его персона бросила ее, и получилось, что он бросил ее примерно в те дни, когда я впервые его встретила.
  Каждое слово било сильнее хлыста для моей совести и одновременно будто склеивало кусочки сердца, наполняя меня надеждой и чувством вины.
  - Зачем ты устроила эту сцену? - потребовал ответа Егор.
  - Николай уговорил. Я хотела отомстить за то, что ты бросил меня даже не дав найти тебе замену, а тут он, да еще с таким предложением! - призналась она.
  Мужчина снова взглянул на меня, и прочитав что-то в моих глазах велел.
  - Вон отсюда!
  А и не думала, что на каблуках можно так быстро передвигаться. А все же она поняла, что натворила и кого довела до белого колена.
  Но стоило ей уйти, как между нами повисла гнетущая тишина, которую никто не знал как нарушить.
  - Николай...
  - Он тебе больше не опасен. За эти дни я стер его в порошок. Предупреждал, что так будет. Не поверил. Теперь его магазин куплен за бесценок, а сам он покинул город и назад дороги ему нет. Иначе я его просто убил бы. Он понял это сразу, как посыпались первые неприятности. Марго конечно зла на меня, но я это переживу. Она мне матерью никогда не была и даже не пыталась быть.
  И снова тишина. Он сделал все, что мог, чтобы обеспечить мне безопасность. А что сделала я? Просто не поверила и подвела его своим недоверием.
  Прости! - произношу, слыша, как ломается мой голос.
  - Вы с Изой моя жизнь. Ты нужна мне как воздух, прошу, не бросай меня! - произнес мужчина, признавая свою слабость, и я вдруг осознала, что прощена.
  Делаю шаг вперед, потом другой, а в следующий миг оказываюсь в таких желанных и родных объятиях.
  - Никогда так больше не делай! Я думал, что сойду с ума! Никогда!
  - Прости! - шепчу, целуя его лицо и не сдерживая слез. Он моя жизнь. Мое сердце и я сделаю все, чтобы он был счастлив. Он, Иза и ребенок, которого я ношу. Но это я скажу ему позже, когда буду знать наверняка, а сейчас у меня есть более насущные дела.
  Руки расстегивают пуговицы. Губы целуют его, а глаза глядят прямо в его глаза стремясь передать все то, что чувствую. И так до тех пор, пока наши миры не разбиваются в волнах экстаза.
  
  - Ты простишь меня? - спрашиваю, уютнее устраиваюсь на его плече. Скоро идти за дочерью, но пока можно просто понежиться в любимых объятиях.
  - Прощу, если ты докажешь, что готова продолжать наши отношения. - ответил мой любовник целуя мои волосы.
  - И как я должна это сделать? - чтобы он не попросил - я сделаю это. Он нужен мне не меньше чем я ему.
  - Поехали к тебе домой. Я хочу познакомиться с твоей мамой и подругами.
  Слова бьют под дых. Такого я явно не ожидала...
  - Ты хочешь...? - боюсь спросить.
  - Я хочу, чтобы ты отпустила прошлое и жила настоящим, без этого наше будущее невозможно.
  - Но Лида, она...
  - Мы ничего не будем рассказывать. Просто сходим в гости. Встретишься с ними и ты решишь чего хочешь. Только это...
  Молчу, боясь даже пошевелиться. Готова ли я встретиться со своим темным прошлым? Желаю ли этого? И стоит ли Егор того? Ответ один 'ДА'! И я сделаю все, чтобы он был рядом и был счастлив.
  - Хорошо, мы съездим домой...
  
  И вот я тут, сижу в кухне бывшей подруги и смотрю на ее мужа и своего бывшего любовника.
  
  Глава 14
  
  - Как поживаешь? - вопрос без интереса. В его глазах требование. Будто я его и он не понимает и злиться. Как я посмела привести в его дом своего ухажера, а тем более спать с кем-то другим.
  Противно. Хочется уйти, забрав дочь, любимого и хлопнуть дверью. Только теперь я поняла, что лучше Егора нет никого. Мое сердце умнее, а вот разум ошибся, уверяя, что все еще люблю этого скользкого типа.
  Улыбнулась:
  - Все нормально - замуж собралась, приехала домой маму с женихом познакомить, а заодно решила Лиду проведать.
  - Понятно.
  Злоба. А мне плевать! Он больше не имеет власти надо мной и это мне нравится.
  Сели за стол, наскоро накрытый подругой. Разговор неспешен. Обсуждаем все по мелочам. Лида рассказывает об успехах Николая с гордостью, только почему-то в глазах у нее тоска и какая-то надломленность.
  Что же с ней случилось за эти годы? Где та веселушка, которую все обожали? Кто эта незнакомка, поддерживающая мнимое веселье, а сама грустно вглядывающаяся в мир. Неужели подозревает? Знает ли? И если знает, почему еще с ним? Чего боится? Ведь хуже уже не будет, а благополучие у нее мнимое.
  - Коля как раз открывает новый филиал... - говорит она, делая вид, что воодушевлена, а я как коршун ловлю все новые и новые признаки того, что моя, пусть и бывшая, подруга, но несчастна, как вдруг я ощутила это.
  Мужская рука легла на колено и медленно поползла вверх. С правой стороны, неужели осмелился при жене, при Егоре! Скосив глаза, я еле сдержала краску на лице. Так и есть. Вот скотина! Захотелось вымыть ногу с мылом. Надо было сразу сесть так, чтобы между нами был Егор. Только я постеснялась поменяться местами, чтобы не привлекать внимания. Зачем? Я же не боюсь Николая, а значит, могу посидеть пару часов рядом.
  Убираю ногу, подвигаясь ближе к любимому. Чувствую два взгляда. В одном вопрос и предложение о помощи, во втором охотничий азарт и раздражение. Как так, его жертва и не реагирует на него.
  Чуть тянется и как бы невзначай роняет кусочек хлеба. Наклоняется и прикасается носом к ноге, при этом задирая подол юбки и дыша на трусики, после чего я пожалела, что одела сарафан. Лучше бы джинсы. Хочу в душ!
  Мое терпение кончается.
  - Как же жарко сегодня, - говорю я, перебивая подругу и отодвигаясь от стола, чтобы быть как можно дальше от мужчины - можно я схожу, умоюсь, а то тяжеловато, отвыкла уже от нашей жары.
  - Конечно, иди! - улыбается подруга, только смотрит почему-то на мужа.
  Встаю и поворачиваюсь в сторону коридора.
  - Я тебя провожу! - тут же поднимается Николай.
  - В этом нет необходимости, я знаю, где у вас ванна. - Недовольна. Смотрю на Егора моля о помощи, но он молчит. Дает возможность все решить самой, как я его и просила.
  - Нет, я провожу!
  Выхода нет. Иду в ванну, а едва вхожу, тут же щелкает замок и оказываюсь прижатой к стиральной машинке.
  - Ты что творишь! - возмущена до предела.
  - Я соскучился! Как ты могла уехать? И зачем привела этого клоуна? - отвечает мужчина, шепотом уже начиная лапать меня и задирать юбку. Козел!
  Омерзительно. Тошнит. Хочется вымыться, но позже!
  
  - Руки убери. - отталкиваю его - Этот клоун мой жених и отец моих детей, чего некоторые даже не подумали сделать! Ты прошлое, которое я даже видеть не хочу и презираю себя за то, что вообще с тобой спала! Иди к жене и скажи спасибо, что я ничего ей не рассказала, хотя стоило бы!
  Пробираюсь мимо него к раковине и открываю кран.
  - Значит прошлое и презираешь? - резко хватает за руку, причиняя боль, разворачивает к себе. - Сейчас мы посмотрим, какое я прошлое!
  Его мокрые, слюнявые губы накрывают мой рот, начиная целовать и пытаясь раздвинуть мои сомкнутые. Тошнит. Как же я раньше считала их идеальными. Какой же дурой была!
   Он не учел, я уже не та девочка, которая все стерпит.
  Глядя ему прямо в глаза, плотно сжимая губы, чтобы не мог очернить мой рот, сжимаю ногу в колене и резко бью по причинному месту.
  Охнул, согнулся пополам, выругался, отпустил. Воспользовалась этим, чтобы открыть дверь и вывалиться из ванной прямо в руки любимого. Как же я была рада его видеть. Смотрю в глаза, потом вижу вопрос и встаю на цыпочки и целую так, как не целовала никогда, отдавая ему всю себя. И говоря этим поцелуем о любви.
  Я знаю, зачем он пришел. Спасти меня и это двойне ценно для моей души. А я своим поцелуем отвечаю на вопрос, который он задает взглядом.
  'Я твоя! Я люблю тебя! Мне нужен только ты!' - в его глазах облегчение улыбка и это делает меня счастливой.
   Наконец, поцелуй прекращается под злые аплодисменты бывшего и Егор, ни слова не говоря, обнимает меня и ведет назад на кухню. Зачем реагировать на поверженного врага, ведь победа все равно Егора.
  Но на пороге я в ужасе замираю:
  - ... он женат. Мама для него была игрушкой, к которой он приходил, когда хотел, - рассказывала моя девочка Ладе, но и Лида тут была и видеть ее лицо, было просто больно. Бледная, губа закушена, а в глазах слезы и осознание - У меня даже сестренка есть. Только мама очень любила маму сестренки, поэтому молчала, а потом уехала, потому что дядя, с которым они написали письмо аисту, чтобы я родилась, что-то сделал очень плохое. Зато теперь у меня есть свой папа. И пусть не он просил меня у аиста, зато он самый лучший папа на свете.
  - А ты знаешь имя дяди, который написал письмо аисту? - спросила подруга полным боли голосом, с явным трудом произнося слова.
  - Да, его звали Н...
  - Иза! - прикрикнула я, не давая ей ответить. Ребенок обернулся и тут же побледнел. По моим глазам девочка поняла, что сболтнула лишнего.
  - Пусть ответит, Инна. - Велела подруга.
  - Лида, в этом нет необходимости, мой любовник уже давно...
  - Инна, пожалуйста! Если не хочешь, чтобы я спрашивала ее, скажи сама. Это Николай тот таинственный любовник, который 'бросил тебя беременной'? Из-за него ты отдалилась от меня, а потом и вообще уехала, даже не попрощавшись?
  - Лид, я...
  - Просто скажи мне: да или нет? - Закричала подруга, даже не пытаясь скрыть слезы.
  Что делать? Солгать и оставить ее и дальше жить в этом лживом мире созданном им? Или все же рассказать? Ну почему, Иза, всегда умевшая промолчать, вдруг разговорилась? Встретилась взглядом с Егоркой. Увидела поддержку и поняла, что молчать нельзя. Пусть это и жестоко, но она должна знать.
  - Мне жаль! - с трудом выговариваю слова.
  Подруга как-то сразу постарела. Упала на стул, хотя до этого стояла. Хотелось подойти и обнять ее. Но я не могла, просто стояла и молчала, глядя на нее.
  - Почему ты приехала на самом деле? - тихий еле слышный вопрос, на который так не хочется отвечать.
  - Я любила его. Егор хотел, чтобы я поняла - есть ли у нас будущее или его попытки расшевелить меня бесполезны. Он настоял, а я не смогу без него. Прости. - честно призналась я, опустив глаза.
  - Спасибо, что приехала. - Неожиданно сказала она. Потом встала и посмотрела в глаза мужа - Как же я устала от твоих измен! Ты спишь с моей сестрой, с половиной своего офиса, с каждой бабой, какая готова раздвинуть ноги, а теперь выяснилось, что и с моей единственной и любимой подругой тоже спал! Я так больше не могу и не хочу! То, что ты сделал с нами обеими, я тебе никогда не прощу. У меня ведь не было никого ближе Инны и ты это знал, но все равно лишил меня ее! Будь ты проклят!
  - Лида, милая, успокойся, я все объясню, - как-то весь напрягся Николай.
  - Нет, не объяснишь. Инна, вы не могли бы подбросить нас с Ладой до ближайшей гостиницы?
  - Конечно! - ответил за меня Егор.
  - Лида!
  - Вот и славно! - улыбнулась моему избраннику женщина и снова посмотрела на своего мужа - Я ухожу, забирая с собой детей и весь бизнес, который ты, увы, не подумав, оформил на меня. Думал я твоя вещь, ошибся! Лада, принеси сумку, которая стоит у тебя в шкафу, и возьми с собой Пеппи мы уходим. Больше ничего не бери, мы все купим позже, благо папа нам оставил много денег.
  Только говорить этого ей было не нужно. Ее девочка уже стояла на пороге с явно той самой сумкой в руке и куколкой с косичкой и полосатым носком. Мать улыбнулась сквозь слезы:
   - Поехали?
  - Никуда ты не поедешь, сука! - Николай бросился к жене, собираясь ее остановить, но напоролся на кулак Егора, попавший прямо в челюсть.
  - Это тебе за них обоих. Две женщины, которые тебя любили, а ты падаль, - мой рыцарь плюнул в поверженного врага - так и не понял, какое сокровище имел! Идемте, девочки.
  И тут Иза улыбнулась и тихо сказала:
  - Это тебе за нас с мамой. Чтобы знал, как это, остаться одному и никому не нужному. - После чего, ловко пробежав мимо мужчины, выбежала прочь.
  Выходя из квартиры я слышала вслед скулеж и ругательства, ведь мой избранник сломал красивейший нос на свете. Но меня это не волновало, у меня в ушах все еще звучал полный грусти голос дочери. Месть. Она отомстила за меня, используя единственное свое оружие - ум и детскость.
  Егор обнял меня, как бы говоря, что все будет хорошо.
  
  Как же я люблю своего принца. Ему даже намекать не пришлось. Усадив девочек и Лиду назад, он чуть задержал меня и одними губами сказал:
  - Мы едем в твою квартиру, никаких гостиниц.
  Я только радостно улыбнулась благодарная ему за понимание.
  Весь путь я наблюдала за подругой и детьми. Она старалась держаться. Только кому, как не мне, знать, какого ей сейчас. А дети шептались, явно обсуждая что-то свое. Казалось, что они сама беззаботность, и лишь по взглядам, бросаемым в сторону Лиды, было ясно, что они все поняли и переживают не меньше нас всех.
  Едва войдя в квартиру, я отправила детей в гостиную, Егора на кухню, а Лиду в спальню, где она может немного побыть одна и поплакать, после чего попробую поговорить. Пусть все проблемы из-за меня, но вреда я ей никогда не желала и в таком состоянии оставлять не хочу.
  Прикрыв дверь, я заглянула к девочкам. Они сидели рядышком и что-то тихо обсуждали. Я даже не сомневаюсь, что в эту минуту Иза проводит чистку мозгов, так же как и я буду проводить через часик-два с Лидой. И пусть это не снимет боль, но, может быть, хотя бы поможет немного отвлечься от произошедшего. Но в последний момент, случайно встретившись взглядом с Ладой, я вдруг поняла, что в чистке мозгов она не нуждается. Эта малышка давно все поняла и пусть ей больно, но это она предвидела и ждала. Сейчас же, ребенок просто пытается жить дальше, надеясь, что станет хоть чуть-чуть, но легче.
  Чувствуя себя безумно виноватой, захожу на кухню.
  - Кофе? - предложил Егор, внимательно глядя на меня.
  - Да, спасибо, - попыталась улыбнуться, садясь за стол, но это не получилось.
  - Как она?
  - Плохо, - прихлебываю кофе и тут же тихо произношу - Зря мы приехали.
  - Нет, не зря, - раздался от двери голос Лиды - Если бы ты не приехала, я бы еще долго собиралась. Но увидев, насколько похожи Лада и Иза, я вдруг поняла, почему ты бросила меня и это мне помогло.
  Егор встал и вышел.
  - Кофе будешь? - спросила вставая.
  - Да.
  Налила ей кофе. Сидим, молча глотая горячую жидкость и думая о своем, хотя, насколько я знаю подругу, от чего-то покрепче чем кофе мы бы обе не отказались.
  - Ин, можно вопрос? - нарушила тишину женщина.
  - Давай, - напряглась, не зная чего ожидать.
  - Что именно сделал такого..., - запнулась - Коля, - снова пауза - что ты собрала вещи и уехала? Ведь именно об этом говорила Иза, да. Что ты ей не рассказала?
  - Не надо, - качаю головой.
  - Скажи, пожалуйста.
  Стоит ли? А будь что будет. У нас сегодня день откровений, так почему бы и нет.
  - Накануне моего отъезда он приехал ко мне и предложил продать дочь, а когда я отказалась и велела убираться, он меня изнасиловал.
  Таких бранных слов из уст подруги я никогда не слышала, затем она вдруг разрыдалась. Я бросилась к ней, прижимая к себе.
  - Господи...! - всхлипывала она - И я прожила с этим чудовищем семь лет. Как же я его ненавижу!
  - Все будет хорошо, - прижимая ее к груди и качая, шептала я. - Все будет отлично.
  Когда Лида немного успокоилась, то неожиданно сказала:
  - Видишь, как получается. Мы повторили судьбу матерей. Только я оказалась сильнее мамы и ушла от него.
  - Ты о чем? - ошарашено уставилась я на нее.
  - А ты не знала? - удивилась подруга. - Мы сестры. Папка в свое время погулял на славу, после чего родились мы. Только твоя мама детдомовской была, и защищать ее было некому, а у моей отец военный, вот и принудил жениться. Мама думала, что это поможет. 'Мол, с любимым', но папка всю жизнь гулял. А год назад так вообще ушел к молодухе. До сих пор не отошла, бедная. Хотя и измаялась с ним.
  Я не могла поверить, нет, даже не так. Я не могла понять того, что сказала подруга. Этого просто не может быть. Мы сестры? Дядя Виталий мой отец?
  - Нет, Лид, этого быть не может...
  Она резко встала и подошла к зеркалу, висящему на стене.
  - Иди сюда.
  Нехотя подошла.
  - Посмотри! Мы же похожи и очень сильно. Вспомни, сколько раз все вокруг удивлялись, что мы не родные сестры, а подруги. Взгляни и ты увидишь!
  И она была права. Пусть волосы у меня и другого света, но разрез глаз, форма лица, носа и скул, рост и еще много черт, которые просто были одинаковыми.
  - Как же так? - это все что я могла сказать. Да и зачем еще что-то. Главное факт виден на лицо. - И что теперь делать?
  - Жить, сестренка, - улыбнулась мне Лида, а потом вдруг погрустнела и поинтересовалась - Ин, а ты никогда не жалела о том, что родила Изу?
  Хороший вопрос, но ответ у меня уже есть и очень давно:
  - Нет, не жалела. Я жалела, что переспала с ним, что предала тебя, но я никогда не жалела, что родила дочь. Ведь Иза лучшее, что у меня есть в жизни. Она единственная из-за чего я жила до встречи с Егором.
  - Теперь у тебя есть Егор и что дальше?
  - Не только Егор, но и Иза и малыш, - я покраснела, погладив еще плоский живот.
  - Поздравляю! - улыбнулась женщина, тут же нежно накрывая свой, уже округлившийся.
  - Спасибо - потом замялась и спросила - Ты меня простишь когда-нибудь?
   - Уже простила. - Обняла меня она - Ты не виновата. Я знаю тебя и понимаю, что ты сделала все, чтобы остановить это, но, зная Колю, даже не сомневаюсь, что все это было бесполезно. Виноват только он, так что ты прощена.
  Снова обнялись, вытирая слезы друг у друга, и радуясь, что снова обрели давно потерянное единство, которого нам обеим так давно не хватало.
  Проговорив еще несколько часов, благо Егор уложил девочек, и нам не пришлось отвлекаться, мы разошлись по комнатам. Раздевшись и устроившись на плече любимого, я прошептала, чтобы не разбудить дочь.
  - Мы сестры.
  В ответ он только крепче прижал меня к себе, отчего стало так спокойно и уютно, и я решилась:
  - Я люблю тебя и только тебя. Николай был увлечением, слабостью, безумием, а ты моя жизнь.
  И тут же я поняла, что он расслабился, будто камень с плеч упал. Ждал этих слов. Одно дело взгляд и поцелуй и совсем другое слова.
  - Я тоже тебя люблю, - услышала в ответ. - Ты станешь моей женой?
  - Стану, но только не раньше чем через год.
  - Это почему? - снова напрягся.
  - Потому что я хочу танцевать с тобой вальс и все танцы, которые будут на свадьбе, а беременной особо не потанцуешь, так что, тебе придется подождать, пока родиться и немного подрастет наш малыш.
  Сжал меня в тиски. Посмотрев на него, увидела безумное счастье на лице, а потом, чтобы не перебудил весь дом, накрыла его губы своими, даря поцелуй, который всегда будет доставаться только ему.
  
  Эпилог.
  Год спустя.
  
  Кружусь по украшенному залу в вальсе, как я и мечтала. Сегодня день моей свадьбы и это лучший день в моей жизни.
  Делая очередной пируэт, успеваю не только полюбоваться на красавца мужа в черном смокинге, но и оглядеть зал, ища любимых людей.
  Вон мама, улыбаясь, болтает с мамой Лиды. Я долго не решалась пригласить тетю Аллу, но потом, все же пригласила и теперь наблюдаю, как две эти женщины сплетничаю о чем-то своем.
  А вон детки добыли где-то мороженое. Иза уже вся перемазалась, а Лада чистенькая, будто и не ела, хотя тоже явно умяла несколько штук. Да и Никитка (сын свидетеля мужа) выглядит чище моей красотки.
  Взгляд ползет по залу и замирает.
  - Егор, посмотри! - муж как бы невзначай поворачивает меня в танце, и мы вместе смотрим на пару свидетелей, танцующих через несколько пар.
  - Кажется, я не ошибся, пригласив Ефима в свидетели, - улыбается муж счастливо.
  - Думаешь у них...
  - А ты посмотри на них внимательно. Твоя сестра ведет себя так же, как и ты, когда мы встретились, а вот Ефимка явно меня копирует.
  - Ну, если так, то скоро мы будем праздновать еще одну свадьбу, - смеюсь я, действительно замечая как сестренка краснеет и бледнеет сжимая губы. - А Лида, наконец, родит сына.
  Снова улыбнулась, вспомнив нашу семейную шутку, что Колька способен делать только дочерей, ведь Лида опять родила девочку.
  Радуюсь, видя перемены в подруге.
  Все это время Лида была самим спокойствием, и ее ничем нельзя было пробить. Даже безобразный развод с мужем, во время которого она оставила его без штанов, не вызвал на ее лице реакций. А тут...
  Вот она резко вырывает руку из рук партнера, отступает назад, что-то говорит и уходит. Но на полпути раздается детский плачь и подруга сворачивает к переносным кроваткам с малышами, поставленным у камина в зале. У нас необычная свадьба. Нет пьяных, как всегда бывает, нет громкой раздражающей музыки, а лишь тихий мотивчик для танцующих, столы, ломящиеся едой и соками (никакого алкоголя, даже не заказывали, только две бутылки шампанского, чтобы выпить после бракосочетания). Вот подруга достает из колыбельки малыша, не забыв при этом проверить второго.
  - Сынишка проснулся! - пытаюсь отойти от мужа.
  - Ну уж нет! Этот танец ты со мной дотанцуешь! - качает он головой.
  - А как же ...
  - О нем уже заботятся двое. Дай им поближе познакомиться. Кто, как не дети сближают людей. - пожимает плечами супруг и мы вместе наблюдаем, как Ефим и Лида успокаивают нашего малыша и возвращают назад в колыбельку.
  - А он ведь не побоялся сменить подгузник! - удивляюсь я.
  - Еще бы. Сначала был старшим братом, а потом отцом одиночкой.
  А я-то думала, что мама Никитки просто не пришла.
  - А что...
  - Умерла при родах. Ему пришлось Никитку с младенчества нянчить. Он когда ее хоронил, поклялся, что больше на женщин не посмотрит. И ведь выполнял свою клятву до сегодняшнего дня, но ты же сама видишь, как в жизни бывает.
  Точно вижу. Вон опять спорят. Лида берет дочку на руки и мужчина, тут же, погладил ребенка по щечке. Девочка ухватилась за его руку, притягивая ближе. Сестренка покраснела. Прибежала Лада, замерла на миг, глядя на дядю, а потом вдруг подбежала и о чем-то попросила. Мужчина присел на корточки, что-то ответил и тут же они оба куда-то пошли. Лидия явно хотела возразить, но смолкла под умоляющим взглядом дочери. Я давно уже не видела сестру такой живой. Все-таки мой муж гений.
  - Ты знаешь, что я тебя люблю?
  - Знаю, но всегда буду рад услышать это снова.
  - Я тебя люблю, - шепчу ему прямо в губы и тут же наши рты встречаются в страстном поцелуе. Жизнь прекрасна и сколько бы лет не прошло, я уверена, что никогда не пожалею о том, что прошла, ведь все это подарило мне Егора, дочку и сына. А значит, жизнь удалась и вся горечь и боль того стоили.
  
  
  
  

Оценка: 6.23*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"