Белый Ирис: другие произведения.

Найти свою любовь, или на чужом горе счастья не построишь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 3.40*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Нельзя строить свое счастье, на чужой беде. Бумерангом все возвращается. В том числе и горе.
    ЗАКОНЧЕНО!
    За обложку как всегда огромнейшее спасибо Яночке.

  Найти свою любовь, или на чужом горе счастья не построишь
  
  1
  
  Смотрю на нее и еле сдерживаю слезы. Маленькое личико сердечком. Голубые глаза как у отца. Русые волосы и тоненькая фигурка. Еще у нее полненькие розовые, как у ангелочка, губки. По фотографиям видно, что если она улыбается, появляются две ямочки на щечках, но, увы, мне малышка не улыбалась ни разу, поэтому подтвердить этого я не могу.
  Она так похожа на него и на меня одновременно. Она моя дочь и это разрывает мое сердце напополам.
  Как это случилось? Почему я? Почему она.
  Снова смотрит на часы. Ждет, когда уйду, и так повторяется день за днем. Как бы я не вела себя. Что бы ей не приносила, моя девятилетняя дочь смотрит на меня с печалью и равнодушием и ждет когда же я, наконец, покину ее общество.
  Хочется кричать и плакать, но у меня нет такого права. Я сама во всем виновата и теперь даже "прости" будет звучать неправдоподобно.
  - Мне пора, дорогая. - говорю, пытаясь запомнить каждую черточку. Я больше не приду. Она этого не хочет и это больнее всего. Ради дочери выполню самое страшное, что только может присниться матери, оставлю ее в покое. Но это не кошмар - это реальность.
  Кивает и снова начинает рисовать. Вика никогда не показывает свои рисунки, и только от ее воспитателей я знаю, что моя дочка художница от бога как и ее отец. Господи, за что мне это!
  Встаю и выхожу прочь из комнаты свиданий.
  - Лия Ивановна, как вы? - директриса детского дома, где росла моя дочка, смотрит на меня с грустью с примесью презрения. Я уже шестой месяц ухожу отсюда ни с чем и это понятно.
  За девять лет жизни дочери мать только сейчас вспомнила о ней! Совесть, наверное, проснулась вот и явилась! - шепчутся воспитатели, но они не знают! Им не понять, что такое узнать, что твое дитя живо и оно где-то далеко. Страшно, но это уже случилось и надо жить дальше.
  - Нормально. Вика не хочет меня видеть, и я могу ее понять. Больше я не приеду, не хочу бередить ее раны. Простите.
  Иду прочь, еле сдерживая слезы. Больно! Но так надо. Мой ребенок ненавидит меня и как бы я не боролась это не изменить.
  Все же слезы вырываются наружу, поэтому бегу прочь пока не сталкиваюсь с кем-то.
  - Простите меня! - всхлипываю, пытаясь уйти, но меня останавливают крепкие мужские руки.
  - Девушка вы в порядке? - сквозь слезы кое-как разглядела мужчину. Я встречала его каждый раз, когда уходила от дочки. Красивый, о таких говорят, что он создан, чтобы разбивать женские сердца. Только поздно же ты пришел сударь. Мое сердце разбилось много лет назад и в этом виновата только я.
  - Да, все хорошо, простите! - отвожу взгляд, пряча заплаканное лицо. Я устала, мне все надоело. Может решить все разом? Квартиру перепишу на дочь, а потом...
  Снова пытаюсь уйти, но он удерживает меня.
  - В таком состоянии я не могу вас отпустить. Давайте я отвезу вас домой. Или вы того и гляди под машину броситесь!
  Будто мысли прочитал. Откуда знает? А ведь жизнь только начала налаживаться. Я честно думала, что пережила ее смерть и справилась с болью, а оказалось...
  - Нет, спасибо, я сама. - пытаюсь возразить, но он меня и слушать не желает, подводит к огромной джипообразной машине и подсаживает внутрь. Потом я замечаю, что он смотрит на здание будто жалеет о своем решение, но снова взглянув на меня, закрывает дверцу и идет к водительскому месту.
  Садится, заводит мотор и спрашивает:
  - Куда везти?
  Назвала адрес, вытирая глаза платком. Не желаю, чтобы меня видели такой. И приготовилась к поездке домой. Сегодня выплачусь, а завтра к нотариусу.
   Только к моему удивлению привез он меня не к моему дому, а к дорогому ресторану.
  - Что-то мне подсказывает, что вас сейчас нельзя оставлять одну. Пошлите, попьем кофе, и может я смогу вам помочь.
  Хочется возмутиться, но я ловлю его обеспокоенный взгляд и не могу вымолвить и слова. А пусть! Может, прибьет и все, мне меньше проблем будет. Жаль дочке квартиру не передам только. Выхожу из машины и иду за ним следом. Он привел меня в один из знаменитейших ресторанов города. Его считают почти достопримечательностью наших мест. А попасть в сюда значит побывать в раю.
  К моему удивлению мужчину встречают с огромным уважением и явно знают в этом месте.
  - Мне нужна кабинка. - бросает мой кавалер и нас тут же провожают в закрытую зону. - Устраивайтесь. И не стесняйтесь.
  - Спасибо. - сажусь и с тревогой смотрю на него. Что ему от меня надо? Зачем привез сюда? Почему бы сразу не отвезти куда хочет, не сделать свое черное дело и не прибить?
  - Я Павел. - представляется он в это время.
  - Лия. - отвечаю, отслеживая каждый жест. Я не хочу есть, и мне сейчас не до знакомств. И думаю это отчетливо написано на моем лице.
  - Рад познакомиться. У вас красивое имя. И не надо так смотреть. Признайтесь, вы ведь потеряли надежду и на грани так? - не реагирую, какая разница! Ему-то что до меня? - Вы можете не понять, мир сильно изменился в последние десятилетия, но меня воспитывали по старым правилам и одно из них гласит, что мужчина не имеет права бросить женщину в беде, а вам явно нужна помощь.
  - Увы, вы мне ничем помочь не можете.
  - Вы в этом уверены? - вопросительно поднимает бровь и мне становится не по себе от ума и какого-то понимания в глазах этого тридцатилетнего мужчины.
  - А вы можете сделать так, чтобы моя дочь меня любила? - подняла бровь. А вот и ожидаемая реакция - недоумение и вопрос. - Или вернуть меня на десять лет назад, чтобы я смогла исправить главную ошибку своей жизни? - молчание. - Вот именно! Не можете. А зная, что я отдала ребенка в детдом, вы постараетесь как можно быстрее отделаться от меня! Так что, я лучше пойду!
  Встаю и иду к двери кабинки, собираясь уйти, когда он окликает меня. Оборачиваюсь и замираю, чувствуя себя мышкой, попавшейся в лапы к кошке.
  - Вернитесь и сядьте! - приказной тон, от которого мурашки по коже.
  Подчиняюсь, сама не зная почему.
  - В жизни всякое бывает, Лия, и не мне вас судить. Сам не безгрешен. - делает паузу, давая мне время понять его слова, а потом продолжает - Так что давайте поужинаем мирно, и может быть, вы поймете, что можно еще что-то изменить и ваша малышка простит вас.
  - Полагаю, выбора у меня нет? - пожал плечами - Ладно, заказывайте.
  Я ожидала, что он начнет спрашивать о дочери и моих проблемах, но как не странно он заговорил о другом, пытаясь меня расслабить и отвлечь и что уж тут скрывать - у него получилось.
  К концу вечера я даже смогла улыбнуться, но чем больше времени я проводила с ним, тем больше мне не хотелось расставаться с этим человеком. Казалось, он дает мне силы, питает меня, и было страшно снова остаться одной.
  - А вас жена не ждет? - спросила, когда часы на стене показали семь вечера. Мы сидели тут уже несколько часов, и уходить пока явно не собирались.
  - Нет, я вдовец.- и тут я впервые заметила, что и у него своя печаль. Нет, он улыбается и пытается порадовать меня, но в глубине глаз царит печаль и тоска, от которой перехватывает дух, а на пальце кольцо, которое он то и дело трогает. Видать, поэтому я и спросила. - Она умерла при родах пять лет назад.
  - Господи! - ужаснулась я, тут же пожалев, что в своих проблемах не вижу дальше своего носа.
  - Ничего страшного, главное идти вперед и жить дальше, а жизнь уже даст ради чего это делать! - улыбнулся, явно намекая, что у меня все еще будет хорошо. Только улыбка была такой не искренней, что стало очень грустно.
  - Ребенок? - поинтересовалась и тут же пожалела, увидев острую боль на его лице.
  - Тоже. - этим словом было сказано все. - Они не смогли их спасти. Мне сказали жена была больна и в какой-то момент организм не выдержал, но я думаю они просто ошиблись и теперь скрывают это.
  - Мне очень жаль! - искренне произношу, прекрасно зная, что словами горю не поможешь.
  Кивнул и перевел тему на другую, а я смотрела на него и понимала, что этот мужчина, возможно, потерял больше чем я, но он живет и даже улыбается. А я... Я готова сдаться. Так нельзя! Надо идти вперед, бороться. И попытаться снова найти с дочкой общий язык, ради нее и ради себя!
  - А что вы делали в детдоме? - краснею, понимая, что вопрос слишком личный и я не имею на него право - Простите, вы не должны отвечать. Я просто подумала...
  - Лия, стоп! - поднял он руку, а когда я немного успокоилась и замолчала, сказал - Я решил взять на воспитание ребенка. Сам детдомовский и захотелось помочь кому-то. Сегодня я навещал девочку, которую хочу забрать. Она просто чудный ребенок и я полюбил ее едва увидел.
  - Дети все чудесные. Просто надо уметь с ними общаться, но, увы, у меня это получается плохо.
  - Кто вам такое сказал? - удивился мой собеседник.
  - Глаза моей дочери. - усмехнулась с горечью.
  - Почему она там? - спросил и тут же снова поднял руки. - Простите, если не хотите не отвечайте!
  Но наши взгляды встретились, и я поняла, что он доверился мне, и не ответить будет невежливо. Да и самой почему-то хотелось рассказать ему. Может, мы больше не встретимся, но говорят же, что расскажи и станет легче, вот и попробуем.
  - Я родила ее в шестнадцать от того, от кого не надо было рожать.
  Удивленный взгляд.
  - Сколько же вам сейчас? Мне казалось не больше двадцати. А вы говорите о дочери как о взрослой.
  - Ей девять, а мне двадцать пять. - усмехнулась.
  - Тогда тот, кто вас бросил, был идиотом.
  - Нет, он не виноват. Во всем виновата только я.
  - Быть такого не может!
  - Поверьте на слово! - улыбнулась, а потом вдруг заговорила. - Он был моим отчимом, и я сломала жизнь ему и своей матери.
  - С учетом, что вам было только пятнадцать, я не могу поверить, что тут только ваша вина.
  - А чья же еще? Я соблазнила мужика, а когда забеременела, потребовала, чтобы он развелся с матерью и женился на мне. - как можно грубее, чтобы сразу развеять все иллюзии сообщила ему я.
  - А он отказался? - уточнил Павел, качая головой.
  - Да, ведь он безумно любил маму. - пожала плечами и тут же закончила свой рассказ - Рассвирепев пошла к матери и все ей рассказала, а когда она выгнала его и отказалась, принять назад, он покончил с собой.
  Разговор смолк. Сижу и спокойно жду, когда он меня прогонит, но он молчит, уйдя в себя. Наконец решив облегчить ему задачу, встаю и говорю:
  - Я хочу домой. Простите!
  - Я отвезу вас! - поднимается с места и Павел.
  - В этом нет необходимости...
  - Лия, помните, что я сказал в начале нашего вечера? Не мне вас судить, тем более вашей вины тут столько же, сколько и их, и даже меньше. Вы были ребенком, который еще не успел узнать правила жизни. Вы просто хотели любви и стремились к ней, но нашли ее извращенную форму. Пожалуйста, не отталкивайте меня.
  Вглядываюсь в его очи и не вижу презрения, только сострадание. Киваю, понимая, что мне нужны эти минуты покоя, которые он дарит. За последние годы их не было совсем. Только горечь и печаль, а тут это...
  Выходим из ресторана, садимся в машину и на этот раз едем к моему дому. Остановившись у подъезда, он улыбнувшись смотрит на меня, а мне так не хочется чтобы он уезжал. Не желаю снова оставаться одной. Пусть хоть на полчаса, но еще этого покоя...
  - Может кофе? - спросила и покраснела.
  Он кивнул, и мы вышли из автомобиля.
  
  2
  
  Поднявшись на этаж, я отперла дверь и впустила его в свой мирок. В нем никто никогда не бывал. Я не вожу друзей домой. Эту квартиру я заработала сама, ведь едва мне исполнилось восемнадцать, мать выгнала меня из дома.
  - Чай, кофе?
  - Чай если можно. - кивнул мне Павел
  Как не странно, за чаем у нас завязалась мирная приятная беседа. И остаток вечера я провела в умиротворенном состоянии, но вот он засобирался. И тут же приходит осознание, что сейчас он уйдет, и я его больше не увижу. Стало грустно.
  Глубоко задумавшись об этом, не замечаю, как мой собеседник подошел ко мне и присев на корточки посмотрел в глаза.
  - О чем думаешь? - перешел на "ты".
  - О том, что не хочу, чтобы ты уходил. - отвечаю и тянусь к нему, надеясь хоть как-то его удержать, хоть и на одну ночь, но он меня остановил:
  -Это не правильно. Ты потом пожалеешь об этом. - качает головой.
  - Знаю, но мне это нужно, пожалуйста! - и он сдается, уступая нашему общему желанию.
  Губы нежно накрыли мои. Руки прижали меня к себе, и я теряюсь в абсолютно новых ощущениях. Испугавшись этих чувств, я отстранилась, со страхом и недоумением глядя на него.
  - Тебе с ним не было хорошо? - удивился Павел.
  Покраснела.
  - Нет. Я думала это нормально. Мне так хотелось, чтобы он меня любил, что я готова была терпеть неудобства. - призналась я.
  - Тогда позволь мне доставить тебе удовольствие. - предложил мой собеседник и снова поцеловал меня, но на этот раз я не боялась и просто позволила ему ласкать и любить меня, испытывая при этом море новых приятных ощущений...
  
  Намного позже, уже ночью, лежу на его плече, чувствуя, как его пальцы выводят узоры на моей коже.
  - Спасибо! - улыбаюсь от пережитого удовольствия.
  - Не за что. Можно спросить?
  - О чем? - смотрю на него.
  - Как получилось, что ты сошлась с отчимом? Почему и куда при этом смотрела твоя мать?
  Как ему рассказать и надо ли? Вгляделась в эти добрые глаза и просто не могу сдержаться. Слова полились сами:
  - Мне было пять лет, когда умер мой отец. Мама всегда во мне души не чаяла, а вот отца ругала, на чем свет стоит. Лоботряс и бабник это самые лестные ее эпитеты в его сторону. Но ее разочарование в мужчинах не помешало ей встретить отчима и влюбиться. Когда мне было восемь, в нашем доме появился Илья. Сначала я делала вид, что не замечаю, как мама охладела ко мне. Вся ее любовь теперь принадлежала только новому мужу и их совместному сыну, а я так хотела, чтобы любили и меня...
  Замолчала, не зная как рассказывать дальше. Я не сомневалась, что после этой истории Павел встанет и уйдет, но слишком долго я хранила эту историю, и мне хотелось выговориться:
  - Отчим же, наоборот, относился ко мне как к родной, постепенно я убедила себя, что влюблена в него, а он любит меня. В четырнадцать я предприняла первую попытку сблизиться с ним, сама не зная, чего хочу, но желая быть ближе к нему. Тогда впервые отчим позволил себе вольность, но сумел взять себя в руки в последний момент и не дошел до конца.
  - Тогда ты не виновата! Ты была ребенком, который искал нежности и любви. - погладил меня по щеке мужчина.
  - Все не так просто. День своего пятнадцатилетия я встречала с ним. Мама с братом уехали в санаторий и даже не позвонили, чтобы поздравить меня, а я рассердилась, и уже понимая, что то, что было неправильно, попыталась его соблазнить. Мною двигало желание отомстить и сблизиться с ним. В ту ночь я стала женщиной... - замолчала, вспоминая ту ночь. - Между нами начался роман. Роман, продлившийся больше полугода, и прервавшийся когда скрывать мою беременность стало уже невозможно.
  Снова молчу, вглядываясь в глаза мужчины и ища презрение. Но его там не было, только печаль и сострадание.
  - Поговорив с ним и поняв, что он не собирается бросать маму, я пришла к ней и все рассказала, сказав при этом с детской убежденностью, что люблю его, а он любит меня. Глупая, я действительно думала, что теперь любима и мы будем вместе, а мешает нам только мама, которую он не может бросить из-за брата. Теперь она уйдет, и мы будем счастливы. Но не тут-то было. Мама устроила скандал. Выгнала отчима и пригрозила подать на него в суд за совращение несовершеннолетней, а он... Он смотрел на меня с ненавистью. Сказал, что презирает меня и спал со мной, шлюхой, только потому, что маме из-за некоторых проблем со здоровьем нельзя было с ним спать. А потом пошел ползать перед ней на коленях, моля простить его и клянясь, что я его совратила, а любит он только ее. Она не простила и когда я была на восьмом месяце, он покончил с собой. Узнав об этом, я попала в больницу с нервным срывом. А когда очнулась, мне сказали, что мой ребенок умер. На вопрос где тело мама отрезала, что похоронила его и не важно, где. Мне надо жить дальше и идти вперед.
  Прячу глаза, боясь смотреть на мужчину.
  - Она солгала тебе? - вопрос заставил меня встретиться с ним взглядом.
  - Да.
  - Как ты узнали про дочь?
  - Мама умерла год назад. Брат позвонил и попросил приехать. Разбирая ее бумаги, я нашла документы об отказе от ребенка. В них стояло мое имя, и было написано, что я отказываюсь от своей дочери. Все эти годы я мучилась, что не смогла уберечь ребенка, а оказалось моя дочка жива, но меня ее просто лишили. - смахнула слезинку с глаз и с трудом заставила себя продолжать - Решив забрать ее я нашла девочку. Узнала, что ее зовут Вика и начала оформлять документы, чтобы забрать дочь, но столкнулась с тем, что она не хочет, чтобы я ее забирала. Мой ребенок меня ненавидит.
  - Мне жаль! - теплая рука накрыла мою, и только тут я поняла, что сжала руки в кулачки и кусаю губы пытаясь сдержать слезы.
  - Я пыталась добиться ее прощения, но за эти месяцы ничего не изменилось! Моя девочка как и раньше смотрит на меня как на врага!
  - А ты рассказала ей, как получилось, что ее отдали в детдом?
  - Нет. И не надо. Ей незачем знать, что ее бабушка наказала с ее помощью мать.
  Мы оба молчали лежа на моей кровати и думая каждый о своем.
  - А как зовут твою дочку? - вдруг спросил любовник.
  - Виктория.
  - А фамилия?
  - Мама не разрешила им даже дать ей нашу фамилию. Ей дали фамилию по месяцу рождения. Мартовская Виктория.
  И снова тишина. Тишина гнетущая. Кто-то скажет, что тишина одна, но я-то точно знаю, что она может быть разной. Бывает гнетущая тишина. Бывает тишина с привкусом размышлений, а иногда она полная боли, вот как сейчас.
  - Я думаю, ты должна знать, что я оформляю документы на удочерение Вики. - наконец услышала я.
  И эти слова открыли мне глаза. Я вдруг осознала, что она не просто смотрела на часы, Вика ждала его. И мое появление для нее помеха, ведь девочка боится, что я помешаю ему забрать ее. А он тут, потому что хочет знать мои планы на будущее.
  - Ты здесь из-за нее? - голос срывается, хочется плакать. А я ведь ему душу открыла!
  - Нет! - воскликнул он, поворачивая мое лицо к себе - Посмотри на меня. Я здесь, потому что хочу быть тут! Да, возможно, в начале я и хотел узнать кто ты и что ты, но потом... Потом понял, что мне с тобой интересно и хорошо, а спал с тобой из-за того, что хотел этого, а не для того чтобы чего-то добиться!
  - Тебе не о чем беспокоиться. - боясь верить в его слова, отвечаю я - Я завтра же заберу документы, и ты сможешь спокойно закончить процесс удочерения. Она заслуживает лучшего. И это лучшее рядом с тобой! Вика любит тебя!
  - Лия...
  - Пожалуйста, уходи! - сжимаю кулаки и прокусываю губу до крови, но почти не чувствую боли. Душевная боль сильнее.
  - Ли...
  - Уходи!
  Он встает и начинает одеваться. Хочется укрыться с головой и рыдать, но я сдерживаю себя. Вместо этого встаю и накидываю на себя халат.
  Мы выходим в коридор, где открываю входную дверь.
  - Выходи за меня замуж! - вдруг предлагает мужчина.
  - Что? - ошарашено, смотрю на него.
  - Ей нужны оба родителя. И я уверен, она любит тебя!
  Вглядываюсь в его глаза, понимая, что он не шутит.
  - Я не могу. Она не хочет быть рядом со мной, и я не могу навязываться. Тем более в браке, где нет любви! Вика почувствует это и возненавидит меня и себя! Я хочу, чтобы она была счастлива, а это возможно, только если меня не будет рядом! А теперь иди. Просто иди!
  И он ушел, а я разрыдалась, едва дойдя до кровати.
  
  3
  
  Полгода спустя.
  Снова смотрит в окно. Как же она похожа на мать. Лия... Это имя теперь как клеймо на сердце. Я не могу без нее, задыхаюсь. Каждый вечер, прежде чем ехать к дочери, иду к месту работы ее матери и провожаю домой, но не разу не подошел, а так хочется. Ее малышка все, что мне от нее осталось. Я стараюсь быть счастливым, чтобы и Вика была счастлива, но девочка будто чувствует неладное, да и сама думает о грустном и все чаще и чаще смотрит в окно полным грусти взглядом.
  Подхожу к ней и присаживаюсь рядом на корточки.
  - О чем ты думаешь, солнце?
  - Не важно. - качает головой и пытается улыбнуться только для меня. Но глаза ее выдают.
  - Вик, если тебя что-то беспокоит, просто скажи, и мы все решим.
  - Почему она от меня отказалась? - спросила вдруг малышка со слезами на глазах. Маска счастья спала, будто ее и не было.
  И я сразу понял о ком она.
  - А ты бы хотела, чтобы она была рядом?
  - Нет! - качает головкой, и косички хлещут ее по лицу.
  - Почему?
  - Она дважды бросила меня! - слезинки текут по щечкам и мы оба знаем, что ей очень плохо. Глядя на нее, я понял, что больше так не могу. Мне нужны они обе, поэтому надо попробовать и решился.
  - Вик, ты же уже взрослая, я тебе кое-что расскажу и надеюсь ты поймешь и простишь свою маму. - а мысленно добавил - И ты прости меня Лия.
  И рассказал ей все, что в ту ночь рассказала мне Лия. Дочка внимательно выслушала мой рассказ, а потом с непониманием глядя на меня, поинтересовалась:
  - Но почему она отказалась тогда? Почему не забрала?
  - Потому что видела, что ты любишь меня и считала, что ненавидишь ее. Она очень хотела, чтобы ты была счастлива и поэтому просто отошла в сторону. Она тебя очень любит, детка.
  - А откуда ты все это знаешь?
  - Ты... Я... Лия... - как же ей объяснить? Пытался я понять.
  - Ты спал с мамой? - спросила девочка напрямик, и я был в шоке от ее взгляда. Умный все знающий и все понимающий.
  - Да. - произнес и сам ужаснулся, что обсуждаю такую тему с десятилетним ребенком.
  - Ты к ней что-нибудь чувствуешь?
  Привык быть с ней честным и сейчас не стал лгать:
  - Я люблю твою маму.
  Девочка кивнула и надолго задумалась, после чего вдруг предложила, пытаясь спрятать свой страх, надежду и неуверенность.
  - А мы можем к ней поехать?
  - Да! - радостно согласился я, радуясь ее рассудительности.
  - А когда? - загорелись радостью ее глазки.
  - А когда ты хочешь?
  - Сейчас!
  - Тогда собирайся!
  Девочка подскочила со стула поцеловала меня в щеку и бросилась в к шкафу, ища, что бы ей одеть, а я пошел переодеваться, моля только об одном, чтобы Лия нас приняла.
  
  Иду по улице, а мир кажется серым и неприветливым. Как это произошло? Почему? Да он ушел, но он забрал с собой куда больше, чем мог бы забрать случайный знакомый. Они поделили мое сердце. Он и она. Дочь и случайный знакомый и не оставили ничего.
  Как же хочется увидеть их. Найти и просто понаблюдать издалека. Я это уже делала, когда он ее только забрал, хотела знать, что ребенок в хороших руках и убедилась в этом. А потом вдруг поняла, что каждый раз все тяжелее и тяжелее уходить и перестала. А теперь я готова сдаться. Не видеть их просто смертельно больно. Я хочу снова смотреть, как бегает по детской площадке Вика, а потом радостно обнимает отца, что-то нашептывая ему на ушко. Хочу увидеть его улыбку, когда он идет с ней по улице, и они вместе заходят в магазин или катаются на аттракционах. Хочу просто смотреть на них и не важно, дождь ли вокруг или снег по колено. Главное видеть их счастливые лица.
  Не выдержу, снова поеду. Нельзя!
  Мячик бьет меня по ногам.
  - Простите! Я не хотела! - маленькая девочка подбегает ко мне и забирает мяч, виновато глядя на меня. Ей десять. Прямо как моей Вике.
  - Ничего страшного! - улыбаюсь ей с трудом и иду дальше. Нет никаких слез, хватит. Надо брать себя в руки и идти вперед.
  Захожу в свой двор и направляюсь к родному подъезду. Туда не хочется, теперь квартира напоминает мне о нем и в ней просто невозможно находиться. Появилась привычка сидеть на лавочке, но в этот раз она занята. Взгляд вскользь задевает лица и так и застывает на них, а тело будто парализует. Я смотрю на любимых людей и боюсь пошевелиться. А вдруг я сошла с ума и брежу, а когда пошевелюсь, они исчезнут.
  - Привет! - дочка выглядит неуверенной и какой-то встревоженной.
  - Вика. - голос дрожит и срывается. Неужели это она?
  - Ты не приходила, и я решила прийти сама. - сказала, краснея малышка, и вдруг улыбнулась. И только в глазах был страх быть отвергнутой.
  Я не знала что ответить.
  - Можно я тебя обниму? - спросила она, и я кивнула, и только почувствовав, теплое тельце дочери осознала, что это реальность и мне не чудится.
  Прижала к себе девочку и посмотрела на него.
  - Мы соскучились и решили прийти в гости. Можно? - спросил меня Павел, и это стало последней каплей. Слезы хлынули из глаз, а руки только сильнее прижали к себе ребенка.
  - Мамочка, не плачь. Все хорошо! Теперь все будет хорошо! - погладила меня по волосам девочка и я ей поверила, ведь в ней мое сердце. В ней и в нем.
  
  Эпилог
  
  3 года спустя.
  - Мам, Мишка проснулся! - раздается из глубины квартиры голос Вики одновременно с детским плачем четырехмесячного Михаила.
  - Покачай кроватку, я сейчас вытащу ужин из духовки и приду! - кричу в ответ, быстро надевая кухонные перчатки и вытаскивая из духовки деликатесы.
  - Хорошо! А ты уже закончила? - звучит ответ, и тут же я слышу, как плачь прекращается, после чего звучит только нежные слова девочки, обращенные к брату - Мам, он голодный!
  - Уже иду! Почти закончила! - снимаю перчатки, поменяв температуру, и иду в детскую.
  Войдя в комнату, и застаю дочку, держащую брата на руках и нежно с ним сюсюкающую.
  Вика ни разу не заревновала, а я сделала все, что могла, чтобы девочка и на миг не допускала мысль, что она не любима. Брата она всегда воспринимала как родного и близкого человека и не раз вставала ночью, чтобы взять его на руки и успокоить. Скажу даже больше, порой я ревную сына к дочери. Ведь у них свои отношения и если ты хочешь чтобы ребенок уснул, просто позови Вику, и малыш уснет в течение десяти минут.
  - Давай! - улыбнулась дочке, забирая малыша и расстегивая блузку. Малыш тут же нашел сосок и зачмокал.
  Я же подняла взгляд на дочку и позвала к себе. Мы частенько так сидим. Одной рукой я удерживала сына, а другой обнимала дочку и мы шептались о своем о женском. Вот и сейчас она рассказывала о новеньком мальчике в классе, а я слушала, после чего даю пару советов, которые дочка внимательно выслушала и восприняла.
  Но вот раздался звук звонка, и Виктория убежала открывать, а я вытерла ротик малыша и уже собиралась уложить в кроватку, когда услышала.
  - Мам, это папа!
  Взглянула на часы. Четыре дня. Рано он сегодня. Улыбнулась и вышла вместе с сыном встречать отца.
  Муж был с огромным букетом цветов. При этом у Вики в руках был свой букет и что-то еще смахивающее на мешок подарков.
  - Привет, сердце мое! - улыбнулся мне супруг.
  - И тебе привет, сокол мой! А кому цветы?
  - А сама не догадываешься?
  - Нет. - делаю невинную моську.
  - И какой сегодня день, значит, не помнишь? - хмурится мой ненаглядный.
  - А какой? - еле сдерживаю улыбку.
  За спиной мужа Вика зажимает рот рукой, чтобы не расхохотаться. Еще утром мы обсуждали, как порадовать его и вот теперь я "не помню".
  - Эх ты! А еще говорят, что это мужья важные даты не помнят. - качает головой протягивая мне цветы и маленькую коробочку.
  - Вик? - смотрю на дочь и она тут же, отложив свои подарки, забирает у меня брата, но, увы, ненадолго. Муж, едва отдав мне презенты, берет ребенка с ее рук. Сын тут же начинает радостно рассказывать отцу о прошедшем дне, а я открываю коробочку.
  В ней лежит колечко с тремя алмазиками и записка. Развернув ее, читаю
  "Я люблю тебя, сердце мое, с годовщиной нашего знакомства"
  - Ой! - делаю удивленное лицо.
  - Вспомнила, значит! - радостно восклицает муж.
  - Ага! Прости!
  - Прощена, если всю остаток жизни будешь такой же и родишь мне еще двоих детей и при этом дочерей!
  - А помилование возможно? - ужасаюсь я перспективе четверых детей. Рождение сына далось тяжело и хотя я и думаю о третьем ребенке, но честно говоря, пока не готова проходить путь вынашивания и рождение новой жизни.
  Он нахмурился, ловя мой взгляд, но увидев в нем смешинки, решил продолжить игру.
  - Есть! Накорми меня ужином!
  - Да ради бога! На плите четыре кастрюли и еще две в духовке готовятся, бери любую, а я пока сына уложу! И мы все вместе поедим!
  Мы с Викой уходим в детскую, а через минуту слышим.
  - Не помнишь, значит!
  Я же только смеюсь. Весь наш сегодняшний ужин это те самые блюда, которые мы ели в день нашего знакомства.
  Он появляется в дверях и глядя мне в глаза говорит:
  - Я тебя люблю! Я люблю детей, которых ты рожаешь! И буду любить тебя всегда.
  -А мы тебя папочка тоже любим! - отвечаем мы с Викой в один голос и все трое весело смеемся, зная, что в будущем нас ждет только счастье, а беды просто обойдут стороной.
Оценка: 3.40*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"