Белый Ирис: другие произведения.

Сердце матери

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.72*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рождение дитя - это священное деяние. А что если ребенок не твой и ты должна отдать его? А если при этом ты любишь отца ребенка, а мать умерла, пока ты носила девочку, что тогда? Сможешь ли ты отдать дочь, если знаешь, что ребенок в беде. А если нет, что остается бежать? Ты сбежала, но вот тебя нашли и что теперь? ЗАКОНЧЕНО Я благодарю за помощь с картинкой мою подругу Маришку. СПАСИБО ТЕБЕ РОДНАЯ!!!

  Сердце матери
  Пролог
  - Мама-мама смотри, какой лебедь - слышу я голос Лилианки.
  Я присаживаюсь на корточки рядом со своей двухлетней малышкой и смотрю на озеро, где плавают четыре белых лебедя.
  - Они очень красивые - соглашаюсь я с ней, и вдруг мой взгляд натыкается на дорогую обувь, а потом медленно скользит вверх, чтобы увидеть лицо.
  О боже, он нашел меня!
  Взгляд скользит в бок, и я вижу ее, только не это! Руки сами прижимают Лили к себе, я не отдам ее им!
  - Мама, бо-бо - хнычет малышка и я чуть ослабляю хватку.
   'Надо бежать, уходить' - бьется в моей голове, я подхватываю ребенка на руки, но идти некуда, выход из парка только один и там он, остается только ждать. И вот он уже рядом со мной
  - Куда-то собралась Юлия? - спрашивает Сергей.
  Я вздрагиваю и прижимаю девочку к себе сильнее, на что моя малышка, и без того хнычущая, начинает плакать.
  - Я не отдам ее! - тихо говорю я.
  - Ты подписывала контракт, забыла? - раздраженно отвечает он - Ты получила свои деньги, а вот я не получил то, ради чего тебя нанимал.
  - Я уже сказала! Я ее не отдам! - почти кричу я - Я не взяла твоих денег, и ребенка хотела Лили, а не ты.
  - Не смей произносить ее имя! - вскипел он, а в его глазах появилась боль - Она доверилась тебе, а ты сбежала, украв нашего ребенка!
  - Это мой ребенок!...
  И тут раздался мужской голос.
  - Девушка, с вами все в порядке?
  Обернувшись, я увидела милиционера, и это было моим спасением.
  - Нет, этот человек меня с кем-то перепутал, он хочет забрать моего ребенка! - заплакала я понимая, что только так могу спасти малышке жизнь, и при этом ненавидя себя за эти слова.
  Милиционер повернулся к Сергею
  - Мужчина!...
  Дальше я не слушала и бросилась бежать. Уже в автобусе, успокаивая ревущую дочь, и пытаясь не плакать сама, я вспомнила, а с чего же все началось.
  
  1
  Три года назад.
  - Юлия, там тебя Семен из третьей палаты спрашивал! - слышу голос Оксанки медсестрички и по совместительству моей старой подруги.
  Что ж мне так не везет, опять этот бабник в больницу попал!
  - Оксан, меня уже нет! - с мольбой смотрю я на подругу.
  Та смеется и качает головой.
  - Ладно-ладно, беги уже, прикрою я тебя перед незадачливым ухажером.
  Я поворачиваюсь и целую подругу в щеку.
  - Ты чудо! - и бегу домой, меня уже должны ждать.
  Сегодня мы едем в город покупать Аньке туфли и платье для выпускного вечера в школе. Как время летит, а казалось, вчера еще мама ее на руках их роддома принесла. Я тогда сама еще крохой была, всего-то восемь лет.
  Выбегаю на улицу и с улыбкой сажусь в подъехавший автобус.
  - Привет, дядя Миш! - улыбаюсь я водителю, которого с детства знаю - Как чувствуете себя? Те лекарства, которые я вам прописала, пьете?
  - Конечно, Юленька, и мне намного лучше! - отвечает мне старичок-водитель.
  - Ох, не верю я вам дядь Миш, уж больно прямо вы сидите, зайдите ко мне завтра или послезавтра, я вас посмотрю, что изменилось, и заменю лекарства, коли эти не помогают.
  - Спасибо тебе Юленька, что б я без тебя делал!
  - Жили бы и радовались жизни! - щучу я в ответ - А так, я пичкаю вас всякой гадостью!
  И мы оба смеемся. Я принимаю его бесплатно, как и многих стариков города, да и лекарства сама покупаю, ведь старикам надо помогать, вот и помогаю, всем кому могу.
  Выбегаю на нашей остановке и вижу скопление народа. 'Опять водители лихачат! Я уж устала реанимировать тех, кого они сбивают!' Скорая стоит, а значит, моя помощь уже не нужна.
  Хотела пройти мимо, но меня остановила плачущая баба Нюра.
  - Ох, Юленька, беда-то, какая, я так сожалею, как же ты теперь будешь!
  Я вздрогнула от этих слов, а на душе появилась неясная тревога. Что же случилось?
  - Баб Нюра, что случилось? - спрашиваю я, обнимая плачущую женщину.
  - Ох, Таньку жалко, а Анечка, бедняжка! Ведь сегодня собирались платье на выпускной покупать! - зарыдала еще сильнее старушка, а меня бросило в холодный пот, и я бросилась к машине скорой.
  Люди отступали, пропуская меня, а я ничего, не замечая, смотрела только на машину. Увидев меня, санитары разошлись, давая мне дорогу, а врач, сидевший в машине, при виде меня выпрыгнул из скорой и поймав прижал к себе. И я разрыдалась.
  - Петр Николаевич, скажите, что это не они, пожалуйста! - взмолилась я.
  - Мне жаль, Юленька, мне очень жаль - ответил мне мой наставник.
  Я молча смотрела на машину, глотая слезы и пытаясь взять себя в руки.
  - Их.. - сглотнула, я собираясь с силами, чтобы задать вопрос - их больше нет?
  - Мне жаль твою мать, а за сестру мы еще поборемся - ответил он мне.
  Нет, не плакать, не время, потом! Я посмотрела на машину и только теперь заметила, что в машине еще один врач занимается пострадавшей.
  - Я поеду с ней! - сказала я, глядя в глаза наставнику.
  - Конечно! - кивнул и улыбнулся мне Петр Николаевич.
  Я залезла в машину и поняла, что моя сестричка в сознании.
  - Ань, Анечка, ты слышишь меня? - спросила я, аккуратно поглаживая ее по волосам и следя, что делают врачи.
  - Юленька, больно! - услышала я, еле слышный голос сестры.
  - Все будет хорошо, малыш просто потерпи, и все будет хорошо.
  Так я и повторяла весь путь, а потом эти слова говорили мне коллеги и друзья, пока я ждала возле операционной, в которую меня не пустили.
  Часа через три вышел Петр Николаевич, и просто взяв меня за руку, увел к себе в кабинет.
  - Она жива, - это первое, что он мне сказал - но она получила серьезную травму и в результате, она нуждается в срочной операции, а мы не можем ее сделать, у нас нет такого оборудования. Мне очень жаль.
  - А где могут? - спросила я, через минуту переварив эту информацию.
  - В Москве, но она будет стоить огромных денег, но всегда остается надежда на бюджетную операцию, я попробую поговорить с друзьями, чтобы вас перенесли, как можно ближе, но времени мало.
  - Спасибо вам Петр Николаевич, я сегодня же уезжаю в Москву.
  Он улыбнулся мне.
  - Все будет хорошо девочка, ты только держись - сказал он мне.
  - Спасибо вам! - я прижалась к его груди, он заменил мне отца, который умер, когда мне еще и десяти не было.
  Наш городок недалеко от Москвы, поэтому утром следующего дня, я уже была в нужной больнице и отбивала пороги кабинетов. И наконец, добралась до нужного.
  - Десятое место - сказал мне врач. - это все, что я мог сделать для Петра, мне очень жаль.
  - И как часто вы проводите такие операции на бюджетной основе? - спросила я, боясь услышать ответ.
  - Раз в неделю.
  - Но она столько не проживет! - воскликнула я в отчаянье.
  - Мне очень жаль! - искренне ответил врач.
  - А платные операции вы делаете? - немного подумав, спросила я.
  - Да, но это вместе с последующим уходом и реабилитацией, будет стоить более трехсот тысяч рублей.
  - О господи!
  Я вышла из больницы, дошла до скамейки и разрыдалась, упав на нее. 'Господи, за, что! Мамочка, ну почему? Я так вас люблю, а теперь тебя нет, а Анька умирает! Господи, помоги мне, я все сделаю, только спаси ее!' И тут ко мне подошла беременная девушка, она присела рядом, погладила меня по голове, а потом протянула платочек.
  - Беда? - спросила она.
  Я только кивнула, беря платок и вытирая слезы.
  - Деньги нужны?
  Я опять кивнула, и тут она протянула мне брошюрку.
  - Получишь много, и на все хватит, ты здоровая на вид, справишься - сказала мне девушка - платят, конечно, не сразу, но достаточно, чтобы ты могла платить по частям.
  Я посмотрела на брошюрку, а там предложение стать суррогатной матерью за большие деньги, я подняла голову, чтобы отказаться, но девушки уже нигде не было. Снова посмотрев на брошюрку, и тут я все поняла и, сорвавшись с места, я бросилась к врачу.
  - А я могу платить по частям? - спросила я, врываясь к нему в кабинет.
  - Да, но вы должны выплатить в течении двух лет, а еще внести тридцать процентов предоплаты - посмотрев на меня внимательно, ответил он, а потом вдруг сказал - Юлия, только не делайте глупостей, вам ведь еще с этим жить.
  - А как я буду жить, если не спасу ее? - сказала я серьезно, глядя ему в глаза, он отвел взгляд первым - готовьтесь к операции, скоро я принесу предоплату.
  У меня просто не было выбора, я должна была использовать любые пути, чтобы спасти сестру. Поэтому я сразу поехала по указанному в брошюрке адресу.
  
  Из воспоминаний меня вывел женский голос.
  - Девушка, конечная! Вы в порядке?
  Посмотрев на встревоженное лицо кондукторши, я смутилась и спрятала лицо. Потом огляделась вокруг и поняла, что мы приехали. Как же хорошо, что мы живем на конечной остановке, посмотрела на ребенка, а она спит, улыбка сама появилась у меня на губах.
  - Ох, простите! - зашептала я, аккуратно доставая деньги из сумки, чтобы не разбудить свою малышку - Я задумалась, вот деньги.
  Контролер посмотрела на меня, а потом вдруг сказала.
  - Не надо денег, оставь себе, что-то мне подсказывает, что они тебе нужнее. - и пошла прочь.
  Посмотрев ей вслед, я аккуратно взяла дочку на руки и пошла из автобуса.
  - Спасибо вам большое! - сказала я, ей выходя из автобуса, а она только улыбнулась.
  Выйдя из автобуса, я оглянулась и как можно быстрее, чтобы не разбудить мою Лили, бросилась домой. Остановившись возле двери своей квартиры, я замерла.
  'Он наверняка знает, где я живу, а значит придет сюда! Что же мне делать?' - Подумала я и тут же услышала детский плач. Мила!
  Я позвонила в соседнюю дверь, мне открыли через минуту, но эта минута тянулась, как вечность.
  - Юлька, привет! - воскликнула Мила с Жанной на руках - ты чего такая грустная, плакала что ли? - увидев мое лицо, спросила подруга - а ну-ка заходи, я тебя чаем напою, и все мне расскажешь!
  - Ой, нет, Мил, не могу! - покачала я головой - Времени нет. Ты можешь, взять мою Лили к себе домой на пару дней. Я дома буду, только ей ко мне нельзя! Я знаю, что это странно звучит, но я тебе все потом объясню, пожалуйста, помоги!
  - Конечно, как скажешь! - с тревогой глядя на меня, сказала подруга - Я могу чем-нибудь помочь?
  - Нет, - покачала я головой - ты только пригляди за ней, и никому не отдавай. - Я целую и отдаю ей просыпающуюся малышку. - Я сама приду, когда будет можно. Ой, Мил, в ближайшие часы у меня будет шумно, ты не выходи ладно, и не вмешивайся, чтобы не случилось! Он меня не тронет! - сказала я, когда она уже начала закрывать дверь.
  - Ладно, я всегда знала, что у тебя проблемы! - закрывая дверь и качая головой, ответила подруга, а потом добавила - Но ты мне потом все расскажешь!
  - Конечно, Мил!
  Я смотрела, как подруга запирает дверь, и не зная, когда смогу увидеть дочку, прощалась с ней, а потом, отперев свою дверь, я зашла в дом. Пройдя по квартире, я взяла любимого кролика дочери, села на диван и стала ждать. Ждать пришлось не долго, через тридцать минут в мою дверь позвонили.
  2
  Перед тем как открыть дверь я подошла к окну и выглянула на улицу. На улице стояла дорогая машина, заднее стекло которой было приоткрыто, а из него вился дымок. Лидия! Она какая была, такой и осталась, и он хочет, чтобы я отдала ему ребенка! Ну уж нет, решила я и пошла открывать дверь. Едва я открыла дверь, как он оттолкнул меня и прошел внутрь, где быстро осмотрев квартиру, сразу же перешел к делу.
  - Где она?
  - В безопасном месте, - бросила я, отходя от двери и направляясь на кухню - чай будешь?
  - Мне твой чай к черту не нужен! - зарычал он, хватая меня за руку - Отдай мне мою дочь!
  - Отпусти! Мне больно! - казалось, он меня сейчас задушит, но он лишь выругался сквозь зубы и отпустил меня, и только тогда я ответила на его слова - Нет, и не забывай, она может быть и моей.
  Он снова схватил меня за плечи и на этот раз встряхнул так, что искры из глаз полетели, а в его глазах был такой гнев, что мне стало страшно, но тут же я взяла себя в руки, вспомнив в какой опасности находится моя девочка.
  - Не смей, слышишь, не смей этого говорить! - рычал он - Она ее! Она дочь Лили, не твоя!
  - А где доказательства. Ни ты, ни я не знаем точно, чья она. Я вполне могла забеременеть тогда, а тот эмбрион не прижиться! Разница в неделю! И родилась она, между прочим на неделю раньше!
  - Она ее копия! - не желая сдаваться, закричал он.
  - У меня тоже голубые глаза! - ответила я - а волосы это проходящее, моя сестра была блондинкой, а потом потемнела и стала брюнеткой!
  - Ты хочешь суда, ты его получишь! - предупредил он - я тебя в порошок сотру!
  - Да хоть сейчас! - на автомате ответила я и замерла, осознавая, на что я согласилась.
  Он глубоко вздохнул, будто пытаясь взять себя в руки и понимая, что криком ничего не получит, а потом сказал.
  - Юль, ты же понимаешь, что ни один суд не отдаст тебе ребенка, мы оба знаем, что она копия Лили, да еще и контракт, ты только потратишь деньги, которых у тебя, кстати, и нет вовсе. Да и не забывай, что ты сама можешь попасть за решетку, за похищение и не выполнение контракта.
  - А у меня выбор есть! - ответила я печально, тоже пытаясь сдержаться - Ты не сможешь ее защитить! Я пыталась тебе рассказать, но ты меня даже слушать не стал!
  - Ты хочешь чтобы я поверил, что Лидия... - но я не дала ему договорить, потому что перебила его.
  - Но это правда!
  - Нет, и мы оба это знаем! - зло отрезал он - Она на такое не способна, а твои слова, это попытка очернить ее, я даже не знаю, зачем тебе это нужно! Может, ты просто хочешь занять ее место, или остаться рядом с ребенком, я просто не знаю!
  - Это не так! - воскликнула я, еле сдерживая слезы - да я люблю Лили и хотела бы видеть как она растет, но я никогда не стала бы так лгать! И вообще ...
  - Хватит! - оборвал он меня - Мне все равно, что ты думаешь об Лидии, меня интересует только один вопрос, ты вернешь мою дочь или нет?
  - Нет! - ответила я, гордо подняв голову.
  - Как скажешь, дорогая! - бросил он, направляясь к выходу, а я так и осталась стоять, не шевелясь, осознавая, что опять проиграла. На пороге он остановился и сказал - хочешь суд, будет тебе суд, и не пытайся бежать, я перекрою все выезды из города так, что тебя сразу поймают и тогда, уже ни один милиционер тебе не поможет!.
  Хлопнула входная дверь, а я будто этого и ждала, подошла к дивану, упала на него и расплакалась.
  Когда же я, наконец, смогла успокоиться, уже стемнело. Глянув на часы, я поняла, что уже одиннадцатый час. Прошлась по квартире, попробовала чем-нибудь заняться, но у меня все валилось из рук. Я хотела к дочери, хотела ее увидеть, взять на руки, я просто не могла без нее.
  Глубоко вздохнув, я открыла дверь и вышла в коридор. Осмотревшись и убедившись, что за квартирой не следят, я подошла к двери соседки. Прекрасно понимая, что дети уже спят, я постучала к соседке и через минуту уже была в квартире.
  - Да, подруга на тебя смотреть страшно - покачала головой Мила - ты хоть в зеркало смотрелась?
  - Нет, Мил, просто я хотела ее увидеть - призналась я, боясь взглянуть в зеркало в прихожей - извини, что я так поздно.
  - Ничего страшного, я слышала, как вы орали друг на друга. Стены же тонкие, все слышно - ответила она на мой удивленный взгляд - После такого и я бы тоже часов пять плакала! - покачала головой подруга - но к ребенку я тебя в таком виде не пущу! Я ее еле уложила, она все к тебе просилась, а если она тебя такой увидит, будут малышку кошмары мучить. Так что иди, умывайся и приводи себя в порядок, а потом пойдешь к дочери.
  Говоря это, Мила подталкивала меня к своей ванной и, закончив, втолкнула в нее. Постояв пару секунд не шевелясь, я посмотрела на свое отражение и впала в прострацию от увиденного. Передо мной стояло чудище с красными, ввалившимися от слез глазами и алыми щеками с искусанными губами и короче в таком виде на людях показываться страшно, а тем более перед маленьким ребенком. 'Мила права, на всю жизнь напугаю малышку' - пронеслось в моей голове. Потом взяв себя в руки, я быстро привела себя в порядок, оставшись более-менее довольной результатом. Помада насколько могла, скрыла израненные губы, а глаза стали менее впавшими и уже не напоминали, глаза монстра из страшилок.
  Когда я вышла из ванной, то сразу же столкнулась с Милой, которая ожидала меня в коридоре.
  - Ну что ж, лучше, чем было, но не идеально - сказала Мила, качая головой - ладно пошли к малышке, а потом поговорим.
  Мы прошли в детскую, и я увидела мою малышку, которая спала в кроватке. Подойдя к ней, я аккуратно поцеловала ее в лобик, так чтобы не разбудить и увидела, как даже во сне, улыбка появляется на миленьких детских губках. Улыбка отца! Она казалась таким ангелочком в этот момент, и я просто не могла отвезти от нее глаз. 'Кого я обманываю, она же копия Лили, а еще и этот проклятый контракт, да мне ее ни один суд не оставит!' из моих глаз снова потекли слезы. Увидев это, Мила вытолкала меня из детской и, затащив в кухню, усадила меня за стол, а потом поставила передо мной кружку чая.
  - Пей! И рассказывай, что случилось! - сказала она.
  Я сделала глоток и попыталась успокоиться. Мне удалось это сделать только тогда, когда я допивала кружку и тут же Мила налила мне новую. И наконец, я ответила.
  - Это долгая и тяжелая история, и я просто не знаю, что делать, мне этот суд не в жизни не выиграть, а все из-за контракта, а то еще и, наоборот, в тюрьму попаду.
  - А времени у меня навалом, - ответила мне подруга - так, что рассказывай, да и адвоката ты уже нашла, эх придется раньше из декрета выйти, но чего не сделаешь ради подруги.
  Я удивленно посмотрела на нее, а она только усмехнулась.
  - А чего ты удивляешься, у меня есть практика по семейному делу, обычно разводами занимаюсь, и частенько приходится помогать клиенткам детей отсуживать так, что я вполне могу представлять тебя в суде, но сначала ты должна поведать, с чем я имею дело и, что там за контракт такой.
  - А ты не боишься нарваться - спросила я, сопротивляясь из последних сил но уже понимая, что все ей расскажу.
  - А чего бояться? Волков бояться - в лес не ходить так, что рассказывай, давай!
  И я сдалась.
  - Ох подруга смотри, потом не пожалей о своем решении, он из богатых, а в нашей стране, богатым все можно - покачала я головой.
  - Да рассказывай уже! - прикрикнула на меня подруга.
  И я, качая головой, начала свой рассказ.
  
  3
  Я приехала в тот центр и меня достаточно быстро приняли, когда я сказала, зачем пришла. Принимала меня женщина, лет тридцати с суровым безразличным лицом. Поговорив со мной немножко, она дала мне анкету и попросила ее запомнить. А когда начала читать результат, ее брови поползли вверх.
  - Вы пишете, что вы девственница и у вас нет детей? - спросила она меня.
  - Да, - кивнула я, но видя, как сжались ее губы, зачастила - умоляю, дайте мне шанс, я здоровая, крепкая, я смогу выносить и родить здорового ребенка!
  - Мне жаль, но коли, у вас нет детей, я не могу вас принять - покачала она головой.
  Я встала, собираясь уйти, и тут я сделала то, что никогда бы не сделала, не будь у меня крайней ситуации, я упала перед этой женщиной на колени и взмолилась.
  - Умоляю, помогите, у меня сестра умирает, ей всего семнадцать, у нее выпускной через месяц! Мне очень эти нужны деньги, я смогу родить, прошу, не выгоняйте! Дайте шанс!
  По моим щекам текли слезы, и я была в отчаянье. Видя это женщина покачала головой, а потом сказала.
  -Сядь, и никогда и не перед кем не падай на колени!
  Когда я подчинилась, она сказала.
  - А теперь расскажи мне, что у тебя случилось.
  И я рассказала ей все без утайки, а выслушав меня, она сказала.
  - Надеюсь, ты понимаешь, что такую суму тебе никто не даст сразу.
  Я еще больше расстроилась, а она вдруг сказала
  - Вот что, когда тебя выберут, я дам тебе сто тысяч, которые тебе необходимы для предоплаты, но ты мне их вернешь с десяти процентной надбавкой.
  - Т.е. я должна буду вернуть сто десять тысяч? - уточнила я
  - Да - кивнула врач.
  - А сколько я получу? - снова уточнила я.
  - В связи с твоей девственностью и отсутствием детей, ты получишь четыреста тысяч, вместо пятьсот, а в результате у тебя останется еще девяносто тысяч.
  У меня не было выбора, ведь эта сделка спасет жизнь сестренке.
  - Я согласна!
  - Надеюсь, ты понимаешь, что ты станешь женщиной под скальпелем, а ребенок будет не твоим и его придется отдать?
  - Да я понимаю!
  - Хорошо, тогда иди, сдавать анализы, я сейчас выпишу, что надо и если все будет хорошо, мы подыщем тебе родителей.
  Я встала и тут она спросила.
  - А ты из Москвы?
  - Нет! - покачала я головой.
  - Где жить есть? - уточнила она.
  - Нет! - опустила я голову.
  - Тогда поднимешься на третий этаж и передашь Елене вот это, - она протянула мне лист бумаги, на котором что-то написала - она разместит тебя в центре.
  - Спасибо вам! - воскликнула я искренне.
  - Иди уже! - отмахнулась она.
  Прошло три дня. Я успешно сдала анализы, познакомилась с соседками по палате и теперь ждала, когда для меня найдут родителей. В больницу, где лежала моя сестра, я звонила каждый день и всегда слышала один и тот же ответ.
  - Она жива. Но ее состояние медленно ухудшается.
  В этот день я сидела в палате с соседками слушала их сплетни.
  - А вы слышали, что Рябинины снова ищут мамочку? - спросила Светка, темноволосая девушка лет двадцати пяти. Она уже была беременна и жила тут, так как родители ребенка отказались ее взять к себе.
  - Ой, не дай бог, чтобы к ним попасть - перекрестилась Надя, еще ищущая родителей блондинка, лет тридцати.
  - А что с ними не так? - спросила я, на автомате, выныривая на пару минут из своих печальных мыслей о сестре.
  - Так там мамочка странная, все идеал инкубатора ищет, уже три прерывания беременности сделала, все ей инкубарорши не нравятся! - пожала плечами Света.
  Инкбароры - именно так мы себя прозвали, так как по сути именно этим мы и занимаемся, вынашиваем чужих детей.
  - Какой ужас! - воскликнула я - Да разве можно убивать жизнь, которую ты создал.
  - Нельзя, но проблема не только в этом, девчонок жалко! Если бы выносили, так им бы полную оплату обеспечили, а так только половина! Представляешь, вместо пятисот получить двести пятьдесят!
  Я непонимающе смотрела на нее.
  - А причем тут деньги! Эти люди убивают жизнь, а ты про деньги! - Покачала головой Надя - Это ж грех, какой на душу берут!
  - Не понимаешь? - уточнила Света у Нади, а когда та кивнула, продолжила - А я тебе объясню. Это ты сюда чтобы выжить пришла, а вот та же Юля, как мы с тобой узнали, пришла сестру спасать, и ей деньги нужны, а теперь представь, что она доносила до трех месяцев и беременность прервали! Она вместо трехсот необходимых тысяч получила двести пятьдесят и, где ей еще пятьдесят искать, а? А по счетам платить надо, и долгов куча! Теперь понимаешь?
  Надя примолкла, осознавая, что только что сказала Светка, но ответить не успела, дверь открылась и в комнату заглянула медсестричка.
  - Юлия, в кабинет к Елене Михайловне быстро! - сказала она
  - Ой, тебе, наверное, родителей нашли! - подскочили девочки - удачи!
  Я встала, улыбнулась девочкам и на трясущихся ногах пошла в кабинет врача. Подойдя к двери, я глубоко вздохнула и постучала.
  - Заходи Юленька! - услышала я голос Елены Михайловны и зашла уже в знакомый кабинет. Там сидели уже знакомая мне врач и молодая пара. Муж, явно бизнесмен, холеный в деловом костюме, с черными чуть длиннее, чем нужно волосами и, что больше всего меня привлекло, серыми стальными глазами, которые будто прожектор высвечивают и выделяют все вокруг. Он был очень красив, и я даже могла позавидовать его жене, если бы не выражение этих изучающих глаз. Они казалось, пронизывали меня до костей, и мне это не очень нравилось, поэтому я посмотрела на его жену. Она была очень красива, эти золотистые волосы и голубые глаза с пухленькими розовыми губками на фарфоровом личике, могли свести сума любого. Но бледность лица и круги под глазами говорили о том, что женщина серьезно больна - проходи, садись, - улыбнулась мне врач и я подошла к свободному креслу и села - вот познакомьтесь, это Лилия и Сергей Рябинины, а это Юленька здоровая, молодая, врач по профессии...
  Она говорила что-то еще, но я ее не слышала. РЯБИНИНЫ! Неужели я буду четвертой, ужаснулась я, но тогда мне просто не хватит денег. Но тут я не могла возражать, я была товаром, а если я не согласна, то я могу уйти в любую минуту, меня никто держать не будет, и я это знала.
  Юлия - вывел меня из размышлений мягкий и нежный голос женщины. Лилии кажется - скажите, вы курите, употребляете алкогольные напитки?
  - Нет, что вы - подобравшись, и готовая выдержать допрос, ответила я - Я вообще даже по праздникам не пью, а сигареты не переношу, даже от запаха плохо становиться! Я на работе насмотрелась на легкие курильщиков, мне хватило.
  - Вы врач? - подал голос Сергей. Его голос был тягучим и походил на мед, который почему-то заставил ожить самые сокровенные мои клеточки - А какая у вас специализация?
  - Я работала хирургом, а по совместительству терапевтом - ответила я ему - у нас маленький городок и врачей просто не хватает, вот и работала сразу на двух должностях.
  - Это хорошо! - улыбнулась Лилия - Но... - она явно замялась, а потом выпалила - вы не могли бы рассказать, сколько партнеров у вас было и были ли они здоровы, а еще как они выглядели.
  - Милая, - в голосе Сергея прозвучала нежность и в то же время какая-то обреченность - я не думаю, что этот вопрос необходимо задавать - сказал он, глядя на жену с такой любовью, что я только подивилась, куда делся тот циничный бизнесмен, который только что изучавший меня и в то же время, позавидовала Лилии.
  - А я думаю! - проявила вдруг упрямство 'куколка' - Ты знаешь мою теорию, поэтому я хочу знать, кто у меня родиться так, что пусть ответит!
  И посмотрела на меня. Я покраснела, потом побледнела и наконец, ответила.
  - Дело в том - потом замолчала, не зная как сказать, посмотрела на Елену, а она опустила глаза в стол и наконец, решилась. Выпрямив спину и подняв подбородок, я ответила - дело в том, что я девственница и у меня еще не было мужчин.
  В комнате повисла идеальная тишина, а потом заговорил Сергей.
  - То есть, вы хотите сказать, что мы должны платить огромные деньги за непроверенный товар?
  - Нет что вы! - воскликнула Юлия - из-за того, что она девственница я и снизила цену за нее! На сто тысяч. Она здорова и я уверена, у нее родится крепкий и здоровый малыш!
  - Однако, этот вариант, это кот в мешке, и я не хочу рисковать - бросил он, вставая - сообщите нам, когда вы найдете подходящий нам вариант. Мы будем...
  - Дорогой, я думаю, что Юлия нам подойдет - вдруг перебила мужа Лили.
  Все это время эта женщина крайне внимательно смотрела на меня, а потом вдруг выдала свою фразу.
  - Но Лили, солнышко... - начал он и она опять его перебила.
  - В предыдущие разы выбирал ты и смотри, чем это кончилось, - она многозначительно помолчала, а потом продолжила, нежно улыбнувшись мне и эта улыбка покорила меня - я приняла решение, и на другую я не соглашусь. Осталось решить только один вопрос, когда ты с ней переспишь.
  Все удивленно посмотрели на нее.
  - Что? Дорогая, я, кажется, тебя не понял - наконец произнес Сергей.
  - Я не хочу чтобы первый ее раз был со скальпелем, девственность женщины, это священное и коли она готова отдать ее чтобы родить нам ребенка значит, у нее действительно есть на это важные основания - опустив голову, сказала она, а потом посмотрела в глаза мужу - Я не могу такого допустить, поэтому считаю, что ей просто необходимо нормальная первая ночь и желательно с нежным любовником. А так как мы не можем доверять это кому-то другому, я считаю, что ее первым мужчиной должен быть ты. Я уверенна, ты сделаешь ее первый раз волшебным, как и мой.
  Я поняла, как она мыслит, но я не поняла другого, не отразилась ли ее болезнь на ее сознании, потому что то, что она предлагает, это чудовищно! И судя по лицу Сергея, он со мной согласен.
  - Дорогая, ты меня прости, но я не могу этого сделать. Я люблю тебя и просто не хочу другую женщину.
  - Я знаю, но иначе просто быть не может - покачала она головой.
  - Вот, что давайте отпустим Юлию, а вы все обсудим и мы встретимся позже - вмешалась Елена.
  И я быстро встала, не дожидаясь разрешения, и ушла. Всю дорогу до палаты, а потом и рассказывая соседкам о встрече и принимая их сожаления, я думала, что рада его отказу, ведь я согласилась родить им ребенка, а не ложиться в постель отца этого ребенка. Но где-то там глубоко внутри моего сердца росло разочарование.
  А через четыре дня вечером меня вызвали к врачу. Когда я вошла в кабинет, оказалось, что там меня ждала не Елена, а Сергей Рябинин.
  - Здравствуйте, Юлия - поприветствовал он меня.
  - Добрый день! - кивнула я, стоя у дверей и глядя на мужчину.
  - Кажется, у меня все-таки нет выбора, - сказал он, глядя на меня - дело в том, что моя жена умирает, и она очень хочет ребенка, а так как из-за болезни она родить не может, мы решили воспользоваться услугами суррогатной матери. Первые наши три попытки сорвались, и мы уже начали отчаиваться, когда появились вы. Вы очень понравились Лили.
  Он замолчал, я тоже молчала даже и, не зная, что ответить на его слова. Я просто смотрела на него и надеялась, что они согласились на меня, но без постели.
  - Лили заявила, что или вы, или никто и я готов согласиться лишь бы она была счастлива, но она поставила условие, на которое я не был готов согласиться - он снова замолчал, будто собираясь с силами - ей вчера стало хуже, и она опять просила меня согласиться. Я не могу ей отказать, и - он вдруг встряхнул головой - короче, я предлагаю вам пятьдесят тысяч, за ночь со мной и через несколько дней вам будет вживлен наш эмбрион. В итоге вы получите четыреста пятьдесят тысяч.
  Я смотрела на него и не могла поверить в услышанное. Он что считает, что в жизни все решают деньги? А может, я сама хочу, чтобы первым был скальпель, какое право он имеет решать за меня! Я уже хотела отказаться и уйти, когда он будто понимая ход моих мыслей, добавил.
  - Если вы сюда пришли, значит, вам действительно очень, нужны эти деньги, подумайте я дам вам сразу пятьдесят тысяч...
  И я действительно задумалась о сестренке. Эти деньги могут помочь, особенно если они опять решат прервать беременность. У меня нет выбора, я должна согласиться.
  - Хорошо! - наконец сказала я, стараясь не смотреть на него.
  - Вот и хорошо! - обрадовался он, вставая - Тогда поехали!
  - Что, прямо сейчас? - смутилась я.
  - А чего время терять - удивился он.
  'А ведь он прав, чего время терять' - думала я, идя следом за ним и садясь в его машину.
  Он привез меня в хороший дорогой отель и, взяв ключи у консьержки, провел в номер. Оглядевшись вокруг, я, понимая, чего от меня ждут, начала расстегивать штаны, думая, что ему другого и не надо, но он меня остановил.
  - Я могу быть нежным, а могу сделать это быстро и неприятно, решать вам, но если вы снимете штаны, я восприму это как желание быстрее закончить.
  И я замерла даже и, не зная, чего я хочу. Он подошел ко мне и нежно развернул мое лицо к себе и поцеловал, это был нежный поцелуй и он даже вызвал дрожь в моем теле, но в моей голове звучала, только одна мысль, так надо и это вызывало отторжение. Я попробовала сдержаться, но стоило его руке прикоснуться к моей груди, и я не смогла. Разрыдавшись, я вырвалась из его объятий и отскочила к окну.
  - Я не могу, простите! - всхлипывая, сказала я, обхватив себя руками - Я пыталась, честное слово, пыталась, но я не могу так!
  Он смотрел на меня, своим пронизывающим взглядом будто читая, а потом, тяжело вздохнув, он подошел к кровати, лег на нее и тихо сказал.
  - Иди ко мне - похлопал по кровати рядом с собой он, а потом добавил - я ничего не буду делать, ты просто полежишь рядом и все. Ну же!
  Я долго смотрела на него и молчала, решаясь, а потом на негнущихся ногах пошла к нему и легла рядом. Но ему этого было мало, он взял и аккуратно передвинул мою голову к себе на руку, а когда я напряглась, шепнул.
  - Я просто хочу, чтобы ты полежала рядом, я ничего не буду делать, если ты сама не захочешь - его голос был нежен и ласков, а в глазах я прочитала нежность и тревогу - ты не против, что я перешел на ты? - я покачала головой - Тогда расскажи мне о себе, пожалуйста.
  Я лежала на его руке и испытывала незнакомый мне покой и в то же время тревогу, глубоко вздохнув, я спросила.
  - А что ты хочешь услышать?
  - Что угодно, просто расскажи о себе? - улыбнулся он мне, обнадеживающей улыбкой.
  И я заговорила, я рассказывала ему о моем городе, мама и сестренке, о больнице в которой я работала, и мне было так спокойно и уютно, что я даже не обратила внимания, кода он стал поглаживать меня через ткань. Стоило мне замолкнуть, и он задавал какой-нибудь вопрос, и я снова начинала рассказывать. Мы говорили обо всем, кроме причин по которым я попала в эту ситуацию, я не хотела, а он, чувствуя мое нежелание, не спрашивал, хотя несколько раз он и пытался спросить намеками, но я уходила от ответа, и он оставил попытки что-то узнать. Я и сама не заметила, как он расстегнул мою блузка, но стоило его руке, нежно прикоснуться к моей обнаженной груди, как я напряглась.
  - Что ты делаешь? - наши взгляды встретились, и я увидела в его глазах огонек, которого там раньше не было.
  - Я просто ласкаю тебя, тебе же это нравится, не так ли? - ответил он, продолжая поглаживать мою грудь.
  Меня учили всегда говорить правду, вот и сейчас я, покраснев, кивнула, так как чувствовала, что от каждого его прикосновения меня бросает в жар, а дыхание сбивается.
  - Ты очень красивая девушка, Юля - шепнул он наклоняясь, и целуя меня в губы, и тут я пропала.
  Это уже не был тот нежный поцелуй, которым он соблазнял меня раньше, это был требовательный поцелуй, полный страсти и я капитулировала, от тех ощущений, которые он дарил. Его губы сводили меня сума, и постепенно, будто чувствуя меня, он стал спускаться поцелуями к моей шее, а затем припал к моей жилке на ней, что вызвало мой первый стон. Руки тем временем продолжали ласкать мою грудь, то потягивая соски, то просто поглаживая их, что в свою очередь, заставляло мое тело изгибаться в попытке прижаться к нему сильнее. Отстранившись на секунду, он стянул с меня блузку и продолжил ласкать мое тело губами.
  К этому времени я окончательно потеряла контроль над собой, я стонала и прижимала его к себе, молясь только о том, чтобы он не останавливался. И вот уже его руки скользят ко мне в штаны и касаются моих нежных губок, а губы накрывают пику моей левой груди, крик срывается с моих губ, и я впервые в жизни узнаю, что значит летать. Когда я пришла в себя, штанов и трусиков на мне уже не было.
  Найдя его глазами, я увидела, как он надевает на себя презерватив, а потом поворачивается ко мне и снова возвращается в постель, тут же накрывая мои губы своими. Его руки снова ласкают меня там, и вот я уже снова тянусь к его рукам, а мое тело, как музыкальный инструмент, играет под его ласковыми руками и губами.
  - Ты очень нежная - шепчет он, накрывая меня собой - я буду аккуратен и постараюсь не причинять тебе лишней боли, но ее не избежать, прости.
  Он проникает в меня и замирает на пару секунд, а потом резким толчком разрывает барьер моей невинности. Я вскрикиваю, а он замирает, давая мне время привыкнуть.
  - Самое плохое позади, - шепнул он, целуя мое лицо - теперь будет только приятно, поверь мне.
  И я ему поверила, а дальше мое тело порхало, будто взлетая, а он вел меня все выше и выше, все время, убыстряя свой темп, к которому я приспосабливалась и, усиливая нажим, пока мы оба, наконец, не полетели.
  Я почувствовала, как он медленно выходит из меня, а потом вдруг услышала его ругательство. Открыв глаза, я увидела, что он держит в руках презерватив, а тот явно порван. Я в ужасе уставилась на него, а он на меня, и вдруг его бледное лицо исказилось страхом, а глаза остекленели, а в следующий момент он схватил меня за плечи и встряхнул.
  - Не смей беременеть - прошипел он - слышишь? Не смей этого делать! Это будет ее ребенок, поняла! Не твой, а ее!
  - Я поняла! - испугано воскликнула я, пытаясь вырваться из его хватки, но он сжал пальцы сильнее, причиняя мне боль - Мне больно, отпусти!
  Я увидела, как в его глазах появляется осмысленное выражение, и он чертыхнувшись отпустил меня, потом слетел с постели и отошел к окну, а я, подскочив с кровати, бросилась в ванную, где и просидела следующие два часа под душем, пытаясь понять, что же со мной сегодня произошло? Потом я услышала стук в дверь и его слова.
  - Юля, прости, я не хотел тебя обидеть! Выходи, пожалуйста, иначе я выбью эту чертову дверь.
  И опять у меня не было выбора, я, замотавшись в огромное полотенце, выползла из ванной. Он стоял у дверей, и едва я вышла, наши глаза встретились.
  - Прости, я такой дуррак, - в его голосе звучало раскаянье и нежность - я не хотел пугать тебя, просто, когда я понял, что кончил в тебе, я подумал...
  Он замолчал, явно пытаясь подобрать слова, и не смог, а потом вдруг сказал,
  - Давай поспим, все равно нас до утра никто не ждет - но поймав мой взгляд, добавил - я не причиню тебе вреда, просто поспим вместе и все.
  Ту ночь мы спали в одной кровати, а утром я проснулась на его плече.
  - Доброе утро! - улыбнулся он мне.
  - Доброе! - покраснела я.
  Он долго смотрел на меня, а потом, вдруг посуровев, сказал.
  - Давай вставать, нам пора возвращаться.
  Когда я оделась, он отвез меня в центр, отдал мне деньги и уехал, а уже через неделю, подписав контракт, я прошла процедуру оплодотворения.
  
  - Подожди-подожди! Ты хочешь сказать, что ребенок вполне может быть и твоим? - спросила меня Мила, ставя передо мной очередную кружку успокоительного чая
  - Да! - кивнула я, беря кружку в руки.
  - Тогда, нам просто нужно сделать тест на материнство и все!
  - Он никогда не согласится, - усмехнулась я - а у меня нет таких денег.
  - Но ты же должна была получить девяносто тысяч? - удивилась подруга - Или ты их сестре отдала?
  - Я не получила эти деньги, так как сбежала на девятом месяце, и не отдала ребенка, - покачала я головой - просто послушай и ты все поймешь - видя ее готовность задать следующий вопрос перебила ее я.
  
  4
  Уже через две недели, когда Елена Михайловна убедилась, что плод прижился и нормально развивается, даже очень активно, для своих двух недель (что ее очень смущало, так как плод был больше) меня забрали к себе Рябинины. К моему удивлению, встречала меня сама Лили.
  - А вот и ты! - улыбнулась она мне - это все твои вещи? - кивнула она на мою сумку и когда получила ответный кивок, сказала своему водителю - Толик, забери сумку, пожалуйста.
  - В этом нет необходимости, - попыталась возразить я - она не тяжелая.
  - Ты носишь ребенка и тебе нельзя таскать тяжести. Тем более, это одна из его обязанностей - пожала она плечами.
  Видя, как парень кладет мою сумку в багажник, я призналась.
  - Просто я привыкла сама за собой ухаживать.
  - Я поняла, но тебе пора отвыкать, рядом с Сергеем тебе придется быть слабой и позволять за собой ухаживать, - таинственно бросила она - он у нас рыцарь, и ему просто необходима леди.
  То с какой нежностью и любовью эта женщина говорила о муже, потрясло меня, и я почувствовала себя еще больше не в своей тарелке, ведь в ту ночь я сходила сума в его объятьях. Я старалась забыть об этом, и сейчас едя в этой машине, опять ощущала себя виноватой особенно из-за того, что безумно боялась, что ребенок мой. Лили же тем временем продолжала болтать, при этом постоянно желая получать мои ответы.
  - А ты любишь театр? - прозвучал очередной вопрос.
  - Очень! - призналась я - В нашем городке был свой маленький театр и, когда приезжал новый спектакль, моя мама всегда вела нас на него. Это было волшебно!
  - Я тоже обожаю театры, это ощущение ожидания, перед тем как откроется занавес и сам процесс! Это просто неописуемое блаженство!
  - Я с вами полностью согласна - улыбнувшись, кивнула я.
  Она внимательно посмотрела на меня, а потом сказала.
  - Юль, а может все же на ты, а то я как-то чувствую себя от выканий старой и немощной.
  - Ой, извините..извини, я не хотела - смутилась я.
  - Да ладно тебе! - рассмеялась она - ты такая милая, когда краснеешь и еще на будущее, чтобы сразу все на места поставить, ты испытала блаженство в объятиях моего Сергея?
  Я окончательно покраснела, но ее требовательный взгляд не давал мне отвести свой и требовал честного ответа и я призналась.
  - Да!
  - Вот и чудесно! - как-то неожиданно обрадовалась она - И не надо так смущаться, я сама этого хотела так, что я очень рада за вас!
  Я удивленно смотрела на нее, а она вдруг сказала.
  - Я хочу подружиться с тобой, ты мне очень нравишься и я хочу, чтобы этот ребенок рос в ощущение мира и понимания, а не смущения, ты не против?
  - Нет, что ты! - искренне воскликнула я.
  - Тогда давай будем подругами, и эта история с той ночью не будет стоять между нами. Хорошо?
  В ее глазах было столько надежды, что я просто не смогла не согласиться.
  - Хорошо! - кивнула я
  - Вот и славно! - радостно воскликнула она.
  Остаток пути мы провели, болтая обо всем. Оказалось у нас много общих интересов и к концу пути, от неловкости, смущения и непонимания не осталось и следа.
  Когда машина остановилась, и водитель вышел, Лили вдруг напряглась и грустно посмотрела на дом, а потом, взяв себя в руки и будто надев счастливое лицо, сказала.
  - Ну, что пошли, я познакомлю тебя с нашими домочадцами?
  Я могла только кивнуть, не понимая, что же не так.
  Когда мы вошли в дом, там нас уже ждал Сергей и еще три женщины, одна из которых была полной копией Лили, что меня потрясло куда больше, чем новая встреча с Сергеем. Женщина выглядела идеальной, а отсутствие бледности, делало ее похожей на богиню и только ледяной взгляд, который я поймала впервые секунды, насторожил меня и сказал, что эта женщина опасна.
  Тем временем Сергей подошел к жене и с нежностью обнял ее.
  - Милая, ты меня напугала! Мы же договаривались, что Толик заберет Юлю! А если бы тебе опять плохо стало? - нежно пожурил он жену.
  - А я ей говорила Сереж, но ведь, когда ей вожжа под хвост попадет, она никого не слушает! - пожаловалась копия.
  - Ну не стало же! - чуть поморщившись, игнорируя свою копию, но при этом веселым и нежным голосом ответила Лили - Но мы не вежливы к Юлии! - отстраняясь от мужа, улыбнулась она мне - Юль, знакомься, это моя мама Римма Игоревна, - указала мне Лили на женщину, которая была ее копией, только старшего возраста - а это моя сестра-близнец Лидия - уже каким-то наигранным тоном, представила она свою копию.
  - Рада познакомиться! - поприветствовала их я.
  - Здравствуйте - кивнула Римма Игоревна.
  А Лидия лишь кивнула, осмотрев меня странным взглядом с ног до головы, что вызвало во мне желание убежать и спрятаться.
  - А это Марта, - указала Лили на третью пожилую женщину, с добрым лицом и ласковыми глазами, а потом улыбнулась мне, будто чувствуя мою неуверенность, добавила - она у нас экономка и повариха по совместительству.
  На этот раз меня встретила нежная материнская улыбка и я сразу вспомнила свою маму, у которой была такая же улыбка...
  - Ну, что теперь мы все знакомы - капризный голос Лидии прервал мои мысли - может мы все же, пообедаем, а то мне еще на работу возвращаться!
  - Конечно, дорогая, пойдемте! - поддержала дочь Римма Игоревна.
  Я видела, что Лили это не нравится и, что она хотела что-то сказать, но она промолчала. На этом обеде я поняла одно, в доме правят Римма и Лидия, Лили же изредка взбрыкивается и настаивает на своем, а Сергей в семейные дела не лезет, доверяя все решать жене, и лишь изредка вмешивается, когда считает, что Лили ущемляют. При этом он был так нежен к жене и так ухаживал за ней, что при виде этого меня одолевала зависть, а еще мне хотелось, чтобы так он смотрел на меня. Но вот, наконец, обед закончился и Лидия, жалуясь на жизнь и на то, что ей приходится работать уехала на работу, а Римма ушла к себе отдохнуть. И только тогда, я увидела, как повеселела Лили и как радостно прижалась к мужу, который сидел рядом, а он тут же прижал ее к себе и поцеловал. Мне сразу захотелось уйти, я почувствовала себя лишней, а еще испытала чувство ревности, что окончательно выбило меня из равновесия.
  - Ты в порядке? - спросил он тихо, поглаживая ее волосы.
  - Да! - кивнула она - Терпеть не могу такие дни!
  - Я тоже! - улыбнулся он ей - Чем сегодня займешься?
  - Проведу день с Юлей и малышом, может, мы куда-нибудь съездим, может и ты с нами, если соберемся?
  - Прости, - покачал он головой, вскользь взглянув на меня - но у меня полно работы.
  - Я знала, что ты так ответишь, но ты тоже должен проводить время с малышом - ответила она расстроено и журя его одновременно.
  Пару секунд он молчал, а потом вдруг предложил.
  - А давай, я вечером с вами побуду и ради этого приеду пораньше!
  - Ты, правда, это сделаешь? - радостно посмотрела на него жена.
  - Для моей малышки я готов на все, что угодно! - ответил он, нежно глядя на нее.
  - Тогда ладно, но ты обещал. - воскликнула она, вырываясь из его объятий и вставая.
  В этот момент она походила на ребенка, который получил обещание, что ему купят игрушку, и было просто невозможно не улыбнуться, глядя на нее.
  - Ну, что пошли, я покажу тебе дом - сказала она, весело глядя на меня.
  Остаток дня, мы провели, изучая дом и болтая ни о чем. Когда она показала мне пустую еще не готовую детскую, где стояло только кресло, и было огромное окно, выходящее на парк у дома, ее лицо снова стало грустным.
  - Я бы хотела постелить сюда теплый деревянный паркет, а возле кроватки сделать коврик. Еще я бы хотела, чтобы солнце из окна попадало на кроватку малыша, а на стенах был какой-нибудь летний пейзаж с солнцем, голубым небом, ручейком, с зеленью и цветами - грустно сказала она мне.
  - А что тебе мешает? - удивилась я.
  - Мама с Лидией, они считают, что тут должен быть ковер на всю комнату стены определит пол ребенка, а окно нужно уменьшить - грустно призналась Лили.
  Мне стало искренне, жаль ее и сказала.
  - Лили, но ведь это твой дом и твой ребенок, а значит, никто кроме тебя не должен решать, какой будет детская, ты должна решиться и настоять на своем!
  Она посмотрела мне в глаза, а потом с надеждой спросила.
  - Ты правда так думаешь? Тебе нравится моя идея?
  - Конечно! - воскликнула я искренне.
  - Тогда будет то, что я хочу! - улыбнулась Лили.
  Вечером она легла полежать, а я, устроившись в гостиной на диване, лежала и смотрела как садится солнце, когда услышала шорох за спиной, обернувшись, я увидела Сергея и почувствовала себя неуверенно так, как на мне были только не давящие шорты, чтобы не навредить ребенку и футболка. Я села, не зная, как себя вести и не воспримет ли он то, что я лежу в гостиной как оскорбление, но тут же услышала его слова.
  - Не надо - улыбнулся он мне - ты так хорошо и уютненько лежала, и тебе явно было очень хорошо, а значит, и ребенку тоже было хорошо. Как ты себя чувствуешь?
  Я смутилась и покраснела, ведь он поймал меня в секунды расслабленности. Да мне было хорошо и я, лежа на этом диване, думала о сестре. Ее вчера выписали, а ее состояние считали очень хорошим, оставалось только расплатиться с долгами и все. Сейчас она жила у моей подруги и я теперь постоянно буду высылать Наде деньги, чтобы она не сидела у нее на шее, а осенью Анютка поступит в институт, но это осенью. И тут меня поймали за этими мыслями, да еще и в таком неприглядном виде.
  - Все хорошо, спасибо. - ответила я, но ложиться уже не стала.
  - А где Лили, ты ужинала? - спросил он меня.
  - Она решила прилечь, устала, но обещала вечером спуститься, - ответила я - да, ужинала, но могу посидеть с тобой, если тебе скучно.
  'И откуда только смелость взялась!' отругала я себя, видя, как изумление проступает на его лице. Но тут он ответил.
  - Спасибо, я буду очень рад твоей компании.
  Мы перебрались в столовую. Пока он ел, я просто сидела рядом и наблюдала за ним. Есть мне не хотелось, поэтому я спокойно следила за тем, как ест он. Мы молчали, но в комнате было какое-то ощущение покоя, будто все правильно и нам обоим было хорошо, но тут влетела ураганчик.
  - Привет, дорогой, прости, что не встретила - улыбнулась бледная Лили. Она выглядела еще хуже, чем до того как легла и мне это показалось странным
  - Ничего, главное, что ты поспала! - ответил он, выглядя при этом не менее встревоженным, чем я - Ты хорошо себя чувствуешь?
  - Конечно - рассмеялась Лили, прижимаясь к нему, но в ее глазах была усталость - Юль, спасибо тебе, что составила ему компанию.
  - Да что ты! Я просто посидела рядом - смутилась я, а меня снова затопила неловкость и чувство вины.
  - А это уже многое - будто и не замечая моего состояние, улыбнулась мне Лили - Сережка терпеть не может ужинать один.
  Когда он доел, мы перебрались в гостиную, Сергей сел на диван с краю, а Лили подошла и, заставив его подвинуться немного, умостилась в уголке. Я сидела в кресле и наблюдала, как они воркуют, а самой так хотелось уйти и оставить их одних. Мне было неприятно видеть их счастливыми и воркующими, я ревновала и это чувство пугало меня. И вот я уже собралась встать и уйти, как услышала голос Лили.
  - Юль, иди к нам! - позвала она меня - Сережка ведь еще не поздоровался с малышом! - ну не могла же я ей отказать в этом, я и подошла к ним - Садись рядом, посиди с нами - улыбнулась Лили, и опять мне пришлось подчиниться. Когда я это сделала, Лили как-то напряглась и задумалась, а потом вдруг сказала.
  - Юль, ложись к Сергею на колени - я в шоке посмотрела на нее - пожалуйста!
  Я сомневалась, не зная, что делать, одна часть меня кричала, что надо бежать, а другая просто мечтала снова почувствовать его рядом, пусть даже и так. Я встретилась с ним взглядом и прочитала в его глазах напряжение, а потом я заметила еле заметный кивок, будто он соглашался и разрешал мне, и я не устояв легла на краюшек его колена. Покачав головой, Лили посмотрела на мужа, а он тяжело вздохнув, аккуратно перетянул мою голову нормально на колени. Потом рука Лили прикоснулась к моему животу.
  - Привет, малыш! - улыбнулась она, а потом, убрала свою руку и добавила, глядя на мужа - Дорогой, поздоровайся с малышом.
  Но видя, как он медлит, она взяла его руку и накрыла ее мой живот.
  - Вот здесь растет частичка тебя, и я думаю, он или она очень рад тебе - сказала она тихо - поприветствуй его или ее.
  И я почувствовала как сильная, но нежная рука аккуратно поглаживает мой живот. Лили начала о чем-то рассказывать, но я ее не слушала, все мое внимание сосредоточилось на нежном поглаживании, вызывающем во мне и огонь и сладкую дрему одновременно. Ее рука давно исчезла с его, а он продолжал меня поглаживать, и от этого мне было так хорошо, что не передать словами. Постепенно, я погрузилась в полусон. Я была там и уже спала одновременно. Я все еще чувствовала его прикосновения и слышала их голоса, но я уже не могла пошевелиться, заговорить, или открыть глаза. Я просто спала и бодрствовала одновременно. Я не знаю, приснилось ли мне это, или нет, но в какой-то момент я услышала слова Лили.
  - Кажется, она уснула, я принесу плед, у нее сегодня был сложный день, не надо ее будить.
  - Не надо, - ответил Сергей тихо, и я ощутила, как исчезает его рука с моего живота. - я просто отнесу ее в постель.
  - Ладно, я всегда знала, что ты у меня чудо, ты зайдешь ко мне потом? - ответила Лили.
  - Конечно, милая! - услышала я, его слова.
  Потом исчезло тепло из под моей головы, а в следующий момент, я оказалась на его руках и ощутила, как меня куда-то несут. И снова его нет рядом, а затем нежные руки стягивают с меня футболку и шорты, и тут же одевают что-то длинное и мягкое. Наверное, я застонала, протестуя, потому что потом, я услышала тихий голос.
  - Ш-ш-ш-ш все хорошо, спи, я просто переодел тебя, чтобы было удобно - нежная рука убирает прядку волос и ощущение поцелуя в лоб - ты очень красивая во сне, котенок. Спокойный ночи тебе.
  И он ушел, а я окончательно погрузилась в сладкий сон без сновидений.
  Меня разбудило солнце, бьющее в лицо и женский голос.
  - Просыпайся соня! Уже десять!
  Открыв глаза, я увидела Лили и улыбнулась при виде этой милой и знакомой улыбки, но приглядевшись, я поняла, что эта улыбка не затронула глаз, а кожа уж слишком розовая и здоровая.
  - Вставай! Мы же собирались в музей сегодня - щебетала она.
  Интересно, как она узнала про наши планы, наверное, Лили сказала и возможно пригласила ее.
  - Правда? А мне казалось, что в музей я собиралась с Лили, а не с вами Лидия - сказала я, не желая поддерживать эту игру, и тут же увидела, как удивление расползается по ее лицу и быстро сменяется безразличием.
  - О, так ты меня узнала, очень хорошо - сказала холодно она - тогда вставай и садитесь завтракать, я не хочу, чтобы мой будущий ребенок родился больным, из-за плохого питания.
  Мне не понравилась эта фраза.
  - Вообще-то это ребенок Лили - ответила я и посмотрела на принесенный ею поднос. То, что я увидела на нем не вызывало у меня желание это есть, более того, впервые меня начало тошнить. Пресная каша и стакан сока и больше ничего.
  - Ей не долго осталось, - безразлично пожала плечами Лидия, но за этим безразличием слышалось столько ненависти, что я испугалась за Лили - и скорее всего, именно мне придется стать матерью этому ребенку.
  Я смотрела на эту женщину, и мне было неприятно находиться с ней в одной комнате, какое безразличие к жизни сестры!
  - Я уверенна, что Лили проживет еще долго, врачи вылечат ее, и она сможет сама воспитать свое дитя.
  Сухо ответила я, прекрасно понимая, что сейчас наживаю себе врага, но я даже подумать боялась, что эта женщина может воспитывать ребенка, которого я сейчас ношу.
  Ее лицо на секунду исказилось ненавистью, но потом и это исчезло за маской безразличия.
  - Как скажешь, но в любом случае вам надо поесть так, что приступайте! - бросила она, внимательно глядя на меня.
  Я встала с кровати, подошла к столику и сев за него снова посмотрела на поднос. Потом заставила себя взять в руки стакан с соком и, посмотрев на него задумала о том, как бы мне избежать этого приема пищи и тут будто услышав меня дверь комнаты открылась, и в комнату вошла Лили с подносом, но увидев меня со стаканом сока в руках она так побледнела, что я, поставив стакан бросилась к ней.
  - Лили, ты в порядке? - спросила я, забирая у нее тяжелый поднос и одновременно поддерживая ее.
  - Да, - она посмотрела на меня внимательно, а потом вдруг перевела взгляд на сестру - благодарю за заботу Лида, но своего ребенка я буду кормить сама! - я впервые слышала от Лили такой холодный звенящий гневом голос.
  - Я просто хотела помочь! - сказала Лидия.
  - Спасибо, но я сама справлюсь.
  - Как скажешь! - бросила Лидия, делая обиженное лицо и направляясь к двери.
  - Ты ничего не забыла - бросила Лили тем же тоном и кивнула на поднос.
  Лидия развернулась, вернулась к столику и взяла поднос, проходя мимо она, чуть замешкалась и я, испугавшись за Лилию, прикрыла ее собой. На миг наши взгляды встретились, и в них я прочитала такую ненависть, что мне стало по-настоящему страшно! А потом она ушла, а мы так и стояли, пару секунд не шевелясь, но вдруг Лили спросила.
  - Юль, ты же ничего с того подноса не ела?
  Я удивленно посмотрела на нее, но видя мое молчание, она повысила голос.
  - Скажи мне, что ты ничего с него не ела!
  - Господи, нет, конечно! - воскликнула я, видя, как испугана подруга.
  - Слава тебе господи! - прошептала она, а потом вдруг тихо сказала - Юля, не ради меня, а ради себя и ребенка пообещай мне, что ты не будешь есть или пить то, что дает тебе Лидия, поклянись мне!
  Я испуганно смотрела на нее, видя, какая она напуганная и бледная.
  - Лили, я не пони..
  - Просто поклянись мне и сделай, как я прошу, пожалуйста! - взмолилась женщина со слезами на глазах.
  - Хорошо, я обещаю, что ничего не буду брать из того что предлагает мне твоя сестра - сказала я, желая ее успокоить.
  И тут же увидела, как страх сменяется радостью, и услышала такой знакомы мне нежный голосок.
  - Вот и славно! Тогда давай завтракай, ты пропустила общий завтрак, а я решила тебя не будить и дать поспать!
  Сев и увидев вкусняшки на подносе, я испытала настоящий голод, и при этом никакой тошноты не было, накинувшись на еду, я слушала болтовню Лили, но все же я видела отблески былого страха в ее глазах и это меня пугало, поэтому я решила спросить.
  - Лили, ты ничего не хочешь мне рассказать?
  Она замолчала, внимательно глядя на меня, а потом серьезно ответила.
  - Нет, извини, но не сейчас - а потом, будто меняя тему, добавила - ладно ты доедай, а я пошла одеваться, ведь мы же собирались в музей так?
  - Да! - кивнула я, пытаясь улыбнуться.
  - Вот и приведу себя в порядок!
  Она убежала, а я осталась в недоумении смотреть на дверь и думать, что же произошло сегодня в этой комнате.
  
  5
  Это был прекрасный день! Сначала мы были в музее, а потом Лили предложила походить по магазинам и мы застряли в мебельном магазине, изучая детскую мебель. Мы понимали друг друга без слов, даже продавщицы удивлялись, как четко мы улавливаем мысли друг друга. В конце концов, домой мы вернулись с сумками одежды для меня и Лили. Приехали мы как раз к ужину, но тут нас ждал сюрприз, не только Сергей приехал к ужину, но спустились из своих комнат Римма с Лидией, хотя обычно, к большой радости Лили, они ужинали вне дома. Едва Лили увидела их, улыбка сползла с ее губ.
  А едва мы сели ужинать, как Римма спросила.
  - Юлия, я надеюсь, вы сегодня обедали? Я беспокоюсь за своего внука, ведь для хорошего развития ребенка, он должен получать кучу витаминов и микроэлементов.
  Я чуть не подавилась от этого холодного тона и того брезгливого взгляда, которым меня окинула эта женщина.
  - Мама, мы зашли в хороший ресторан и прекрасно пообедали - ответила Лили напряженно.
  - Точно так же как позавтракали? - уточнила вдруг Лидия - Представляете, я принесла Юлии нормальный завтрак, но пришла Лили с подносом вредной пищи и прогнала меня!
  Сергей вопросительно посмотрел на жену.
  - Но там не был... - начала Лили
  - Какой кошмар! - перебила дочь Римма - Лилия, - обратилась она к дочери строгим тоном - ты же должна понимать, что ребенок должен получать все полезные вещества какие только можно! А от питания сладким он родится больным и слабым как и ты!
  Я видела, как мрачнела Лили и понимала, что и Сергей, слыша эти слова, верит им, так как их говорит старший по возрасту. Поэтому я вмешалась, не желая видеть, как оскорбляют мою подругу, веря банальной лжи!
  - Если вы считаете, что пресная каша и стакан сока - это нормальная пища, то я как врач вынуждена не согласиться, - сказала я спокойным тоном - гораздо больше полезных веществ вы найдете в тыквенной каше, фруктах, в свежем хлебе с джемом и хорошей кружке зеленого чая, которые мне принесла Лили.
  В комнате возникла идеальная тишина, в эту минуту я встретилась взглядам со всеми, кто сидел за столом. Сергей, посмотрев мне в глаза, а потом я увидела, как он виновато смотрит на жену. Римма выглядела недовольной, а в ее глазах было раздражение на мое вмешательство и еще презрение ко мне. А в глазах Лидии я прочитала жгучую ненависть и на этот раз, она была направлена не на Лили, а на меня, и я подсознательно испугалась за ребенка, которого носила.
  Постепенно за столом начался новый разговор, однако ощущение неудовольствия так и висело в воздухе. Поэтому стоило женщинам уйти, и мы все трое вздохнули с облегчением. Позже сидя в гостиной и глядя на заходящее солнце, я думала о том, чем же вызвана такая ненависть Лидии и почему Римма поддерживает дочь?
  Я так сильно задумалась, что совсем не услышала, как подошел Сергей и, окликнув меня, прикоснулся к плечу. Вздрогнув, я подпрыгнула на диване.
  - Прости, я не хотел тебя пугать - сказал он и улыбнулся так, что я просто не смогла не улыбнуться в ответ.
  - Ничего страшного, я сама виновата, задумалась о своем и никого не замечала - ответила я, садясь на диване, и он тут же сел рядом.
  - Судя по всему, этот диван стал твоим любимым местом в доме? - сказал он, протягивая руки и укладывая меня на к себе колени, а потом, погладив мой живот, шепнул - привет малыш, как твои дела?
  Одна часть меня еле сдержалась, чтобы не замурлыкать от удовольствия, чувствуя как рука нежно поглаживает мой живот, а другая хотела вырваться и убежать, испытывая чувство вины перед Лили. Но я понимала, что он ждет моего ответа.
  - Малыш в порядке - ответила я, а потом добавила - может, я лучше встану, я не хочу расстраивать Лили, а если кто зайдет, что они подумают?
  Мой голос звучал неуверенно и просяще, но он не успел ответить, открылась дверь и в комнату впорхнула Лили, а я подпрыгнула и отскочила от него, чувствуя себя так, будто меня застали на месте преступлении.
  - А вот вы где! - подходя к мужу целуя его и садясь с другой стороны дивана, прочирикала она - А я вас уже обыскалась!
  Казалось она и не заметила того, что при ее появлении я лежала на коленях ее мужа, но следующая ее фраза говорила об обратном.
  - Юль, вернись назад, я тоже хочу поздороваться с малышом - улыбнулась она мне, и мне ничего не оставалось, как подчиниться и снова лечь к нему на колени.
  Когда я, наконец, устроилась у него на коленях, Лили взяла руку мужа и положила ее на мой живот, а потом, накрыв его руку своей, тихо прошептала.
  - Привет, солнышко! - и тут же убрала свою руку, а его так и осталась лежать на моем животе - о чем вы тут болтали?
  - Да так - начиная снова поглаживать мой живот, ответил Сергей - я заметил, что Юля любит лежать на этом диване, и спросил с чего бы это.
  - И что она ответила? - устраивая свою голову на его плече, спросила Юля.
  - Я не успела ответить, ты пришла - улыбнулась я ей, пытаясь подавить чувство вины за удовольствие, которое сейчас чувствую - мне тут нравится, потому что тут большое окно и хороший вид на закат.
  - Ты любишь смотреть на закат? - удивился Сергей.
  - И на восход тоже, только редко удается, - ответила я с грустной улыбкой - моя мама, когда я была маленькой, частенько брала нас с сестрой смотреть восход солнца. Мы садились на скамейку у дома и смотрели, как яркие лучи поднимающегося солнца медленно освещают землю. Я помню, как и у меня появлялось ощущение, будто я заново вижу красоту этого мира, и так светло и хорошо мне тогда становилось, что день проходил весело и с улыбой. А люди вокруг меня казались просто замечательными существами! - я замолчала, вспоминая те дни - А потом погиб отец и маме стало не до того, чтобы смотреть на рассветы, а у меня уже были совсем другие проблемы и ощущения - закончила я свой грустный рассказ.
  - Нам очень жаль твоего отца - тихо сказала Лили, Сергей же только кивнул, а в его глазах я прочитала искреннее сожаление.
  - Это было давно, и я это пережила - улыбнулась я им.
  Мы помолчали немного, а потом Сергей спросил.
  - И как вы провели день?
  А дальше все было, как накануне, только теперь я тоже участвовала в беседе, пока не устала и просто не стала слушать их болтовню. И снова я погрузилась в полусон под их голоса и его нежное поглаживание, и снова он относил меня в кровать, и снова переодевал и целовал в лоб, а я после этого погрузилась в крепкий сон.
  Так наша жизнь вошла в привычную колею и недели сменялись неделями, и так прошло два с половиной месяца. Мы с Лили постоянно где-то бывали, и застать нас днем дома было просто невозможно. Кроме того, мы все-таки нашли красивый пейзаж и даже хорошего художника, который нарисует эту красоту, и теперь постоянно контролировали его работу, результат нам очень нравился, вечера же я проводила лежа на коленях у Сергея и как-то так пошло, что мы стали оставаться одни. Если в первые две недели Лили была с нами, то потом она стала выходить все реже и реже пока совсем не перестала, ссылаясь на усталость, что меня и Сергея очень тревожило, и мы частенько с ним обсуждали, какому еще врачу можно ее показать. Тем временем между нами установилась мирная гармония, мы могли часами молчать и только звук шуршания ткани от его руки, поглаживающей мой округлившийся живот, и наше дыхание нарушали тишину, а могли часами болтать о событиях прошедшего дня и были при этом так счастливы, что просто словами не описать. Потом я засыпала на его коленях, и он относил меня в кровать, переодевал, и целовал в лоб и уходил, при этом у нас появилась еще одна привычка, укладывая меня, прежде чем уйти, он стал проводить рукой по моему животу, будто говоря малышу спокойный ночи. Но последние три дня стали для меня мучением. Сергей уехал по делам и должен вернуться только через неделю, а я по нему безумно скучаю! Я понимаю, что это плохо, но в моем сердце что-то вздрагивает, когда он рядом и я испытываю такое счастье видеть его, что словами не передать! А еще мне так не хватает его поцелуя на ночь, что я просто перестала спать! И наконец, я безумно хочу, чтобы этот ребенок был мой, это меня очень пугает и мучает, но уже слишком поздно сожалеть, ведь я уже успела полюбить его, растущего под моим сердцем!
  - Ну, опять ты хмуришься! - всплеснула руками Лили, входя в комнату и ставя поднос на стол - И опять не спала ночью? Я что теперь, должна запретить ему в командировки ездить!
  Я удивленно посмотрела на подругу.
  - А ты думаешь, я не знаю и не понимаю почему ты мрачная такая последние три дня! - покачала она головой, но увидев как я побледнела, вдруг улыбнулась и добавила - не бледней, его просто невозможно не любить и я очень рада, что он тебе не безразличен - и тут же добавила, видя мое желании задать вопрос - я все тебе объясню, но не сейчас, у тебя времени нет, ты забыла, что тебе сегодня к врачу на осмотр и на УЗИ, не знаю как ты, но я очень хочу увидеть фотографию малыша и узнать, кого мы ждем.
  Я понимала, что она проговорилась о чем-то и теперь меняет тему, но она была права, мне действительно надо поторопиться.
  - Ты права! - улыбнулась я ей.
  - Вот и умница, ешь скорее и поезжай! - улыбнулась она в ответ.
  - А ты со мной не поедешь? - удивилась я.
  - Я хотела бы поехать, но чувствую себя не очень, но ты же мне привезешь фотографию малыша, правда - улыбнулась подруга.
  - Конечно!
  - Вот и славно! - рассмеялась подруга.
  Мы уже уезжала, когда выбежала Марта и велела Толику остановиться, а потом сказала, чтобы Толик зашел в дом, потому что Лили забыла что-то ему поручить, и он ушел, а когда вернулся, он был какой-то странный и отводил глаза. На все мои вопросы, что случилось, говорил, что все в порядке, а затем, он вместе со мной зашел к врачу и отдал ей лист бумаги. Прочитав записку, врач побледнела, а потом посмотрела на меня.
  - Ну что ж Юлия, готовьтесь - грустно сказала она.
  - О чем вы! - удивилась я.
  - А вы не знаете? - удивилась врач, но увидев мое непонимающее лицо, ответила - Лилия Рябинина написала разрешение на прерывание беременности, мне очень жаль.
  Я непонимающе смотрела на нее.
  - Этого быть не может! - воскликнула я, когда до меня, наконец, дошло - Лили хочет этого ребенка, она просто не могла такого написать! Позвоните ей, спросите!
  - Мне жаль, но этот документ все говорит исчерпывающе, посмотри сама - протянула мне записку Елена.
  Мои руки тряслись, когда я брала бумагу, а после того, как прочитала содержимое, из глаз хлынули слезы.
  - Она не могла, позвоните ей это не она писала! - взмолилась я глядя на врача.
  Но она лишь покачала головой. Я присмотрелась и увидела холодную решимость, выполнить то, что написано на этом листе бумаги. Я не могла этого допустить. Не могла отдать им моего малыша! Тогда я встала и медленно пошла к двери.
  - Юля! - предостерегающе бросила врач, но было уже поздно.
  - Я не позволю убить этого ребенка! - крикнула я, выбегая из кабинета и бросаясь прочь.
  Я слышала как Елена выбежав следом велела мне остановиться, а потом персоналу задержать меня, но я не останавливаясь бежала уворачиваясь от чужих рук до тех пор, пока случайно не увидела дверь с замком. Вбежав в пустую комнату, я заперла за собой дверь и тут же услышала как в дверь стучат.
  - Юля открой!
  А я только дальше отскочила от двери.
  'Что же делать? Она просто не могла так поступить, не могла! Я не верю в это. А может это из-за того, что я влюбилась в Сергея? Она боиться меня и решила устранить из своей жизни? Нет, не верю! Надо подумать разумно и спасаться!' Я подняла руку к лицу чтобы стереть слезы и вдруг поняла, что у меня в руке зажата моя сумка. 'Надо позвонить ей и все узнать!' - пронеслось в моей голове и я быстро полезла в сумку за телефоном.
  'Телефон, ну же давай! Находись же!'
  - Принесите ключи от кабинета! - слышался голос Елены, я еще больше испугалась и тут я увидела палку у стены. Схватила эту палку я продела ее через ручку двери, прижав ее так, чтобы дверь не открывалась и снова начала искать телефон. Услышав, что я возле двери, Елена сказала
   - Юля открой дверь!
  'Вот он!' - обрадовалась я, нащупав телефон, теперь осталось дозвониться!
  - Ну же ответь мне! - молюсь я, а слезы льются из глаз, я не позволю убить этого ребенка - Я не отдам им тебя - рука сама гладит живот - ответь же мне, пожалуйста!
  И тут я слышу знакомый голос подруги.
  - Юль, ну как дела, вы уже едете, я тут прилегла немного и не слышала, как ты звонила - щебечет Лили, но я ее не слышу.
  - Как ты могла? - спросила я ее сквозь слезы - как ты могла, я думала, что ты хочешь его. Я не посягаю на твоего Сергея и не хочу его уводить, дай мне родить этого ребенка! Пожалуйста!
  - Юля, ты плачешь? Что случилось, Юль, что-то с ребенком?
  - Ты подписала разрешение на прерывание беременности! - закричала я в трубку - Зачем? Почему?
  Тем временем люди пытались открыть дверь.
  - Она не открывается! - звучит за дверью мужской голос.
  - Юля, Юленька, ответь мне! - говорит Елена, но я молчу - ломайте ее.
  А до Лили, наконец, дошли мои слова.
  - Что? Да, нет же, я не подписывала ничего подобного! Стой, что у тебя там за шум, где ты? - испуг и паника звучит в голосе Лили, и это меня немного приводит в себя.
  - Я в больнице, заперлась в кабинете, они ломают дверь, чтобы убить моего ребенка! - отвечаю я, наконец.
  - Не открывай дверь, слышишь, я уже еду поняла, никто не убьет ребенка, поняла, никто! - кричит Лили и связь обрывается
  Мне ничего не остается как ждать и молиться чтобы она успела. Я схватив что-то тяжелое со стола, и забившись в угол стала ждать ее приезда.
  Я смотрела, как летят щепки и молилась только об одном, чтобы Лили успела и спасла малыша. Сейчас дело было не в Ане и долгах, а в ребенке, которого я ношу, я не хотела терять малыша, я любила его, как любила и его отца. Но вот удар и дверь развалилась, а через секунду в комнату ворвались люди.
  Дальше я помню все как в тумане, когда в комнату вошел верзила санитар, я бросила в него то, что держала в руках, и он упал. Но у меня больше не было оружия и меня схватили, я помню, что вырывалась и кричала, прося подождать Лили, а потом голос Елена.
  -- Юля, успокойся, пожалуйста - но слова не помогали - кто-нибудь, принесите успокоительного!
  А дальше был укол и мое тело начало деревенеть, а руки перестали меня слушать, я погружалась в забытье и последнее, что я запомнила это слова Елены.
  - В операционную ее и замените дверь.
  А потом яркий свет ламп бьющих в глаза и темнота....
  Я шла по зеленому саду, а передо мной бежала маленькая белокурая девочка лет трех.
  - Мама-мама, смотри, какой цветок! - малышка присаживается и смотрит то на розу с шипами, то на меня.
  Она меня мамой называет? Я подхожу к ней ближе и вижу личико Лили. Неужели это ребенок, которого я ношу? Значит, она все же от Лили и тут малышка протягивает ручку пытаясь взять цветок и уколов руку, плачет. Мое сердце заплакало вместе с ней, и я тянусь к ней, чтобы взять на руки и успокоить.
  - Дай я посмотрю! - прошу я ее.
  Но чем больше я тянусь, тем дальше она оказывается. Я бегу за ней, но она вдруг исчезает, а вокруг меня вдруг становится темно и страшно. Я зову ее, но в ответ я слышу, только детский плачь и какой-то странный гудящий звук. Я пытаюсь бежать на плачь, но ничего не вижу, натыкаясь на стены и разбивая руки в кровь, слезы льются из глаз, а звук все громче и громче и вот уже я различаю слова.
  - Юленька, родная, проснись, все хорошо, все уже хорошо, только проснись - шепчет мне женский голос.
  А потом вдруг появляется белый слепящий свет и я на секунду слепну. Когда же зрение ко мне вернулось, я увидела длинный туннель, а на другой его конце Лили, в белом облачении, которая тянет ко мне руки.
  - Все уже хорошо, просто иди ко мне и все будет хорошо - говорит она мне.
  - Ты убила ее! - отвечаю я ей и пячусь.
  - Нет! - качает она головой, она тут, возьми ее! - и я понимаю, что она протягивает мне плачущую малышку.
  И я делаю шаг вперед, а потом второй и вот уже беру ребенка. В следующий миг все исчезает и Лили и ребенок, остается только странный звук и голоса.
  - Как вы могли, даже не позвонив и не подтвердив написанное! - стальной и звенящий голос, неужели Лили? - если не дай бог, она или ребенок умрут, я вас по судам затаскаю.
  - Там была ваша подпись - оправдывалась Елена - и вы уже трижды прерывали беременность девушек, поэтому у меня не возникло сомнений.
  - Но раньше вы хоть звонили и спрашивали, а сегодня, мне звонит Юля в слезах и говорит, что я велела убить ребенка, а я этого не делала! Я вас предупредила, не дай бог хоть один из них пострадает! - не слушая ее ответила Лили и я почувствовала, как ко мне прикоснулась нежная рука и услышала ее нежный голос - Юля, все хорошо, малыш жив и в порядке, все хорошо, ты только проснись, умоляю.
  И снова пустота и темнота.
  Я проснулась и поняла, что лежу на кровати, услышав при этом странный звук. Попыталась пошевелиться, но рукам что-то мешало. Открыла глаза и увидела белые стены. Что случилось, где я? Провела взглядом и увидела, что руки скованы из-за капельницы и кучи проводов, соединяющихся у приборов жизнеобеспечения. Я что попала в аварию? А что с моим ребенком? Стоп, он не мой, он Лили. Оглядела комнат и тут увидела Лили, которая уснула в кресле возле кровати, и сразу все вспомнила.
  Наверное, я вскрикнула, но Лили дернулась и подскочила. Увидев, что я очнулась, она сразу бросилась ко мне.
  - Слава богу, ты очнулась! - вскрикнула она - Ты так меня напугала, я позову врача!
  Но я остановила ее, еле слышно позвав
  - Лили... - сил говорить больше не было, но надо было, поэтому я сказала всего одно, но емкое слово - ребенок?
  - Он жив, слышишь, я успела, ребенок жив! - ответила она мне и я разрыдалась. - ну, что ты милая все уже позади, все в порядке, все будет хорошо - шептала она поглаживая меня по голове - просто ты побудешь немного здесь, пока мы не будем уверены, что ребенок цел.
  - Ты хотела ее убить, ты хотела убить мою девочку! - и я замолчала, захлебнувшись словами, понимая, что это не мой ребенок.
  Но она будто не услышала моих слов
  - Нет, это не я, это Лидия, господи, как же все сложно! Прости, я не смогла тебя защитить, но больше этого не повториться, обещаю, все будет хорошо, просто поверь мне, я не хотела вреда ни тебе, ни ребенку. Пожалуйста, ты только не плач, подумай о ребенке! - шептала она, аккуратно обнимая меня за плечи, а слезы текли из ее глаз, а когда я немного успокоилась, она тихо сказала - Я все тебе расскажу, но позже, прости, что подвергла тебя опасности. Я очень тебя люблю. Не сейчас позже, я схожу за врачом, подожди немного - и выбежала из комнаты.
  Через пятнадцать минут, я лежала, не шевелясь с закрытыми глазами, так как у меня не было сил. Меня только что осмотрела врач и сейчас они с Лили обсуждали мое состояние.
  - Ей безумно повезло, у нее сильный молодой организм и он спас и ее и ребенка, - сказала Лили врач - то успокоительное могло их обоих убить.
  - Это не я колола это успокоительное, - бросила Лили холодно - а ей действительно повезло, что она умница и до меня дозвонилась! Я хочу, чтобы ей сделали УЗИ и прямо сейчас! - добавила вдруг Лили.
  - Но.. - начала Елена.
  - Никаких но! - оборвала ее Лили.
  И еще через пятнадцать минут я лежала и смотрела на черно-белый экран, где шевелился мой малыш, и слушала его сердцебиение. И снова слезы выступили на моих глазах, слезы счастья.
  - Это девочка - сказала Елена - и она здорова, но мы подержим Юлию пару дней, чтобы точно знать, что нет последствий.
  Мы только кивнули, зачарованно глядя на малышку. Наконец врач распечатала снимок и отдала Юле, но она вдруг сказала.
  - А вы можете сделать копию снимка?
  - Конечно! - ответила врач - Я сохранила это УЗИ, и вы можете взять запись.
  - Замечательно, тогда сделайте мне копию УЗИ, пожалуйста - а потом развернувшись положила мне в руку фотографию - это твой снимок, пусть он будет у тебя.
  Когда врач вышла, силы окончательно покинули меня.
  - Тебе надо поспать, - видя мое состояние, сказала Лили - завтра ты все узнаешь, но сейчас тебе надо отдохнуть.
  - Ты должна мне многое объяснить! - смогла я произнести из последних сил.
  - Я объясню, обещаю, что объясню, а теперь спи! - ответила она, поглаживая мои волосы.
  И я уснула.
  
  - Какой кошмар! - воскликнула Мила и на этот раз налила чай нам обоим и, сделав глоток из своей кружки, спросила - Неужели это сделала Лидия? Неужели женщина, может пойти на такое, но ради чего.
  - Все очень просто, месть и желание иметь то, в чем ей отказали. И Лидия пошла не только на это, просто мне повезло, Лили защищала меня до последнего, а умирая, просила защитить дочь.
  - Неужели после этого - удивилась подруга - Сергей позволил, чтобы она осталась в доме и продолжала свои пакости?
  - Он ничего не знал и до сих пор не знает - покачала я головой.
  - Но как? Почему? - еще больше разнервничалась Мила.
  - Слушай и ты все поймешь - ответила я и, набрав воздуха в грудь, продолжила рассказ.
  
  6
  Утром я чувствовала себя намного лучше, поэтому пока я ждала прихода Лили, я лежала в постели и с улыбкой рассматривала снимок малышки. 'Какая же она еще маленькая! У нее такие маленькие ручки и ножки. А вот ее головка и закрытые глазки. Интересно, а когда она родится, какого цвета будут ее глазки? Голубые, как у нас с Лили, или серые как у отца.' От изучения снимка меня отвлек скрип открывающейся двери. Подняв голову, я увидела, что в комнату входит Лили с сумкой в руках.
  - Привет! - робко улыбнулась она мне - Елена Михайловна говорит, что тебе лучше? А я тебе фруктов привезла!
  - Привет, спасибо! - кивнула я - Да, мне уже намного лучше.
  И между нами возникла тишина. Как же теперь сложно! Я не злюсь на нее, просто не знаю, как теперь с ней себя вести после вчерашнего.
  - Сережа звонил - сказала она, наконец, пытаясь начать беседу.
  Я только кивнула, пытаясь скрыть, насколько мне важна эта информация.
  - Я сказала, что тебе стало нехорошо и я отвезла тебя в больницу, а Елена оставила тебя в отделении побоявшись выкидыша - увидев выражение моего лица, Лили зачастила - Он сказал, что все бросит и приедет сегодня, я подумала, ты будешь рада его видеть, и тебе будет полегче, если он вернется.
  Я молча смотрела на нее, а потом спросила.
  - Почему ты ему солгала?
  - Я не могу сказать ему правду - опустила голову Лили.
  - Но почему?
  - Если я ему расскажу, он выгонит их, а мама больна и уже не молода, я просто не могу с ней так поступить! - с мольбой в голосе, чтобы я ее поняла, ответила Лили
  - Причем тут Римма! Если он кого и выгонит, то это будет Лидия. Твоей маме ничего не угрожает! - еще больше удивилась я.
  - Ты не понимаешь! - воскликнула Лили - Мама она.. -и Лили замолчала, подыскивая слова - Все так сложно!
  Я посмотрела на подругу, и мне вдруг стало ее жаль.
  - Иди сюда, - позвала я, пододвигаясь на кровати и хлопая на освободившемся месте. Она посмотрела на меня, а потом залезла на кровать. Я обняла ее так же, как обнимала сестренку, когда ее что-то расстраивало, и попросила ее - расскажи мне, а я попытаюсь понять, обещаю!
  Она посмотрела мне в глаза, а потом кивнула и заговорила.
  - У мамы были сложные роды и, когда она родила Лидию она была просто счастлива. Однако роды продолжились и через два часа родилась я, но эти два часа очень тяжело дались моей матери, поэтому я уже не вызывала у нее положительных ассоциаций. А тут еще отец ушел, заявив, что ему будет тяжело растить двух девочек и, он не хочет брать на себя эти обязательства, и мама просто возненавидела меня, зато Лидия стала любимицей. Когда нам стукнуло по двадцать, у Лидии появился парень, они и раньше у нее были, но этот был особенным. Он был красив и добр к ней, носил ее на руках, тогда мы еще были подругами и она мне все рассказывала, поэтому я знала, какой он замечательный. Но к сожалению уже тогда, у моей сестры был тяжелый характер и все это знали, включая и его и он терпел сколько мог, - она замолчала что-то вспоминая, а потом, тяжело вздохнув, продолжила рассказ - я помню, как Сергей в первый раз пришел в наш дом. Я тогда как раз закончила готовить еду, чтобы было, что поставить на стол для гостя сестры, а Лида лежала на диване и красила ногти. Я была не прибрана вся в муке и в фартуке, когда он позвонил, Лида крикнула, что откроет и я даже выходить не стала, а потом, выйдя из кухни потому что мне было пора, ведь я тогда подрабатывала репетитором, я наткнулась на сестру, которая целовалась с красивым парнем и быстро постаралась уйти в свою комнату. Когда же я вышла, я столкнулась с ним в коридоре и едва не упала, а когда мы увидели лица друг друга и мы оба замерли. Он смотрел на меня в шоке, из-за моей схожести с сестрой, а я смотрела на античного бога и думала, как же он красив и как повезло Лиде. Лидия, тогда поймав эту сцену, быстро развела нас и увела его в комнату, даже не познакомив нас, а я пола на занятия. Так шло время, мама и Лида нарадоваться не могли на Сергея, а я старалась держаться от него подальше, но одним прекрасным днем они сильно поругались и все из-за щенка, которого Сергей хотел взять к себе, а Лида не желала делить его с кем-то. Я помню, как плакала Лида, говоря, что он ее не любит и как я пыталась ее утешить. Я понимала, что она его не любит, но сестра привыкла, что окружающие делают все, что она хочет, а Сергей был другой, он не желал становиться ее рабом, он хотел равных отношений, я поняла это еще тогда, при первой встречи, когда наши взгляды встретились.
  Лили снова замолчала, вспоминая что-то.
  Мы снова встретились с ним месяца через три, когда Лида немного успокоилась. Я шла с работы, и вдруг на меня налетел щенок. Я очень люблю собак, поэтому я просто присела и погладила его, а когда подняла голову, встретилась взглядом с Сергеем.
  - Ты же не Лида? - спросил, уточняя меня он.
  - Нет, я Лили - ответила я выпрямляясь.
  - А почему одна по темноте ходишь? - спросил он кивнув.
  - С работы иду - пожала я плечами - да и недалеко тут.
  - Тогда давай я тебя провожу - сказал он, и мы пошли к моему дому.
  Лилия снова замолкла и на ее губах появилась теплая нежная улыбка
  - Пока мы шли, мы разговорились и так начались наши дружеские отношения. Нет, между нами ничего не было, мы просто общались и болтали, так как у нас было много общих интересов. Когда об этом узнала Лида, она впала в ярость и обвинив меня в том, что я его у нее увела, а потом пожаловалась маме. Мама же, как всегда приняв слова Лиды на веру, разъярилась на меня и выгнала из дому. Заявив, что изменнице нет места в этом доме. Узнав об этом, Сергей взял меня к себе, устроил в свою фирму и постепенно наши отношения переросли во что-то большее, а потом он предложил мне стать его женой, и я согласилась. Так мы жили вместе и были счастливы, до тех пор, пока я случайно узнала, что мама серьезно больна и ей нужна помощь. Я очень люблю маму, поэтому решила, что просто обязана ей помочь, а так как она меня и знать не хотела, я обратилась к Лиде, предложив жить у нас и помогать им. Лида согласилась, и они с матерью переехали ко мне.
  И снова грустная улыбка и тишина.
  - Я очень надеялась, что они простят меня и все будет как раньше, и так оно и было внешне, но потом постепенно я поняла, что ошиблась. Через полгода состояние мамы нормализовалось, зато я начала болеть. В первое время я не принимала это всерьез, но потом я потеряла сознание и пролежала в гостиной три часа, прежде чем пришел муж и привел меня в чувства. Вызвали врача, а он сказал, что у меня проблемы с почками, начали лечить почки, но это не помогло, мне становилось хуже, а к почкам прибавились проблемы с печенью. А потом я поняла, что живу зря и тогда я предложила мужу завести ребенка, а так как сама я вынашивать побоялась, из-за моего странного заболевания, мы решили воспользоваться услугами суррогатной матери. Так в нашем доме появилась Лола. Она провела в доме три месяца, а потом Лида, подписав за меня документы, на прерывание беременности и убила ребенка, мне она сказала, что девушка пила и курила, а так как я не интересовалась Лолой, я поверила сестре на слово и решила, что она поступила правильно.
  - Но почему ты не возмутилась, что она подделала твою подпись и без твоего разрешения убила ребенка, почему позволила решать за тебя? - удивилась я.
  - Дело в том, что меня с детства приучили, что все важные решения принимают мама и Лида, а тогда еще я Лиде полностью доверяла, и просто по привычке или старому инстинкту доверилась ее мнению. Сергею мы сказали, что случился выкидыш и начали искать новую мать, и история повторилась еще два раза, она придумывала благие предлоги, а я ей наивно верила, я даже подумать не могла, что она лжет или обманывает меня. Но после третьего прерывания, я случайно услышала разговор сестры по телефону.
  - Ей недолго осталось, уж я об этом позабочусь, и он будет моим. А что ребенок? Не будет никакого ребенка! Я уже троих убрала и четвертого уберу. Да успокойся ты! Она на грани, не больше полугода осталось! Не могу, иначе заподозрят неладное, нет, все будет хорошо, просто потерпи и мы будем пировать, а этот осел, будет с рогами ходить.
  Лили снова замолкла, а из ее глаз потекли слезы.
  - В тот день мне было очень плохо. Я не могла поверить в услышанное! Та ненависть, которая звучала в ее голосе, была просто ужасна, а еще эти ее слова, что я долго не протяну и я уже хотела отказаться от идеи о ребенке, ведь теперь я точно знала, что Лида сделает все, чтобы его не было, но тут появилась ты и, взглянув в твои честные искренние глаза я поняла, что просто должна это сделать в последний раз , а еще когда ты выпрямилась и подняла подбородок показав характер, я подумала, что ты та, что мне н... - она замкнулась, а потом сказала совсем другое - может выносить здорового и крепкого малыша. Теперь ты понимаешь? Маме постоянно нужны дорогие лекарства и без нас она их получать не будет. А если он узнает о делах Лиды, он ее просто выгонит, а мама из упрямства и любви к Лиде уйдет следом. Пойми, я не могу ничего рассказать ему!
  Я понимала, что она что-то недоговаривает, но сейчас меня больше волновал другой вопрос, а это я позже узнаю.
  - И ты решила пожертвовать собой, чтобы помочь матери? - уточнила я и когда она кивнула, я просто не выдержав закричала на нее - Ты сама понимаешь, что ты говоришь! Когда она родится, мне придется уйти и кто останется с ней? Кто будет защищать девочку, если тебя не станет? Ты должна подумать о ребенке и о муже, а не о матери и сестре! Ты нужна им! Если ты умрешь, она займет твое место и будет воспитывать девочку, сама подумай, что она вырастит! Ты думаешь, она будет любить ее? Нет, более того, девочке повезет, если ее не убьют как тебя! Неужели ты не понимаешь? - со слезами на глазах, всплеснула я руками
   Да все я понимаю, но я не могу - разрыдалась Лили - не могу выгнать ее, я так люблю маму! Так хочу, чтобы и она любила меня!
  Я смотрела на рыдающую подругу и ничем не могла ей помочь, только попытаться понять, принять и помочь ей, но как?
  Глубоко вздохнув, я прижала ее к себе, и мы долго лежали, обнявшись и рыдая от своей беспомощности, а потом она сказала.
  - Мне надо вернуться домой. Вечером мы с Сергеем заедем к тебе. Ты прости меня, что я тебя втянула в это, - она посмотрела мне в глаза, а потом добавила - я думала, так будет лучше.
  - Ладно, уже, - покачала я головой - потом разберемся, а теперь езжай, тебе еще мужа встречать.
  После того как она ушла, я еще долго смотрела на закрытую дверь, а потом, видимо в крови все еще гуляло успокоительное уснула, только во сне мне снились кошмары навеянные рассказом Лили.
  Проснулась я, когда уже темнело, и сразу почувствовала, что в комнате я ни одна. Открыв глаза и оглядевшись, я тут же встретилась с такими знакомыми и любимыми серыми глазами. Я смотрела, как на его лице появляется улыбка и как он медленно подходит ко мне.
  - Привет, как ты себя чувствуешь? - на долю секунды, мне показалось, что он спрашивает о моем самочувствии, но взяв себя в руки, я ответила
  - Она в порядке, врач говорит, что с ней все будет хорошо, мне вовремя оказали помощь.
  Я не буду ему лгать, чтобы не случилось, но и подругу подставлять я тоже не хочу, пусть будет полуправда, и да простят меня небеса за это.
  - Она? - переспросил он, а в его глазах появились смешинки радости и теплоты. Он выглядел помятым и усталым, но эта искренняя теплая улыбка, заставляла меня чувствовать себя счастливой
  - Да! - улыбнулась я ему и погладила свой живот - УЗИ показало, что это девочка.
  А он уже улыбался во весь рот, и это была такая нежная и ласковая улыбка, что мое сердце защемило.
  Он сделал шаг вперед, и будто только вспомнив, что в его руках букет роз, протянув его мне, он сказал.
  - Это тебе!
  - Спасибо! - улыбнулась я ему, а потом покраснела и добавила - ты можешь поставить букет в вазу. Мне пока нельзя вставать.
  - Конечно! - кивнул он и следующие две минуты я наблюдала, как он легко и быстро удерживая букет под мышкой берет вазу и наливает в нее воду, после чего ставит туда букет. А потом вдруг вытаскивает из букета две розы, как выяснилось без шипов. После чего кладет одну на мой живот - Это тебе малышка! - шепчет он, наклоняясь и нежно целуя мой живот, отчего мурашки поползли по моему телу - А это тебе, красавица! - наши взгляды встречаются, и он наклоняется и целует меня в щеку, хотя сначала казалось, что он хочет поцеловать меня в губы.
  Знал бы кто, как мне хотелось, чтобы он это сделал, как хотелось, самой повернуться в последний момент и чтобы его губы припали к моим губам, а не щеке.
  - Мы обе говорим большое спасибо! - наконец вымолвила я, когда снова смогла заговорить.
  - Я посижу с вами? - спросил он.
  - Конечно! - радостно кивнула я.
  Он подвинул кресло к кровати и устроился рядом со мной, а потом потянул руку к моему животу, но в последний момент замер.
  - Можно? - спросил он, глядя на меня просящим взглядом.
  - А ты как думаешь! - но видя его замешательство, я добавила - Конечно, глупенький!
  И тут же ощутила такую любимую руку на своем животе и какое же это счастье, чувствовать его прикосновение. Я чуть не застонала от удовольствия, а он снова меня удивил.
  - Я очень скучал!
  Я смотрела на него и не могла понять, кому из нас он это сказал. Мне безумно хотелось, чтобы эти слова были для меня, но я понимала, что скорее всего, он скучал по малышке и впервые в жизни, я приревновала ее к нему. Но потом, устыдившись своей реакции я потянулась к животу и погладила его прося прощение, и тут же наши пальцы пересеклись и переплелись, отчего я испытала новый скачок эмоций и удовольствия. Как же волшебно было, держать наши переплетенные пальцы на моем животе, где рос ребенок, которого я для него ношу. Но мне надо было отвечать, что я и сделала.
  - Мы тоже очень соскучились! - нежно прошептала я
  Прошло минут пять, прежде, чем он снова заговорил.
  - Лили сказала, что у тебя есть снимок УЗИ и, что ты лучше опишешь малыша так, как видела его на мониторе и знаешь где, что - он замолк, будто собираясь с силами на что-то - может, если ты, конечно, не очень устала, ты покажешь мне малышку.
  Я видела его неуверенность и страх, что я ему откажу, а еще я видела огромное желание увидеть ее, поэтому я просто не могла ему отказать. Повернувшись на бок, я достала из тумбочки снимок, а потом повернулась и посмотрела на него, задумавшись, как бы сделать так, чтобы ему было лучше видно.
  - Включи свет и иди сюда - позвала я его, подвигаясь на кровати давая ему место. Когда он выполнил мое поручение и лег рядом со мной, я показала ему снимок - смотри - аккуратно обвела я малышку ногтем - вот она.
  Но ему было явно неудобно, и он вдруг притянул меня к себе и уложил на свою руку так, чтобы обнимать меня одной рукой и при этом, нам обоим было удобно и уютно, лежать и рассматривать малышку, а потом забрал у меня из рук снимок и стал рассматривать.
  - Вот этот полукруг - уточнил он, показывая на малышку.
  - Да - улыбнулась я его определению малышки, видя с какой нежностью, он смотрит на снимок, держа его в одной руке, а другой при этом, не забывая поглаживать мой живот - она еще маленькая поэтому, кажется чем-то вроде полукруга. Но если ты приглядишься, ты можешь увидеть ее ручки и ножки, смотри вот они - показала я ему сначала ручки, а потом ножки.
  В его глазах была столько нежности и восхищения, что я еле дышала, видя это. Тот циничный бизнесмен, которого я встретила в кабинете Елены, сейчас превратился просто в любящего мужчину, который изучает первый снимок своего первого еще не родившегося ребенка.
  - А вот и головка! - показала я ему головку малышки - она сейчас куда больше всего остального тела, но со временем она уменьшится и малышка станет просто красавицей.
  Он смолчал, смотря на снимок и не забывая поглаживать живот, а потом тихо сказал.
  - Она уже очень красивая, как и ее мама.
  Эти слова причинили мне боль, и мне захотелось отстраниться. На пару минут, я совсем забыла о существовании Лили и то, что он напомнил мне мое место просто было невыносимо, а еще ведь я лежу в его объятиях и мечтаю о его любви какая же я дурра. Думая об этом, я не выдержала и попыталась вывернуться из его объятий. Но он меня не отпустил.
  - Юль, ты в порядке? - удивленно спросил он.
  Он даже и не понял, что сказал и сделал! Да и с чего ему понимать, он просто сказал как есть и от этого только хуже. Я даже плакать права не имею!
  - Да, все хорошо! - пряча глаза ответила я, ища, что сказать, а потом не подумав ляпнула - я просто устала.
  Он внимательно смотрел на меня, а потом, повернув мою голову, и посмотрел мне в глаза, а увидев слезы на моих ресницах, выругался.
  - Юль, малышка, ты чего? - с тревогой спросил он - Я тебя чем-то обидел? - но увидев, как я качая головой, он предположил другое - Тогда может тебе больно, мне позвать врача?
  - Нет, не надо! Это просто гормоны шалят, - пыталась выкрутиться я, но по его взгляду я видела, что он понимает, что я лгу ему - прости! - прошептала я и расплакалась окончательно.
  И тогда он вдруг чертыхнулся.
  - Ты же не... - но увидев, как я пытаюсь отвернуться, он замолк и снова выругался.
  Я думала, что он сейчас встанет и уйдет, и я его больше не увижу, но он вместо этого просто прижал меня к себе и шепнул.
  - Прости, я не хотел тебя расстроить, поплачь и тебе станет легче.
  И я плакала, выплакивая вчерашний ужас и отчаянье, что ни он, ни малышка никогда не будут моими. Когда же я немного успокоилась, он тихо шепнул.
  - Тебе надо поспать, - Я только кивнула и отпустила руки, как бы говоря, что он может идти, но он лишь покачав головой, шепнул, как бы укачивая меня на своих руках - нет, я побуду с тобой, пока ты не уснешь. Все будет хорошо, котенок, засыпай и все будет хорошо!
  И я уснула, ощущая тепло и защищенность в его руках и забывая свой страх, который появился после вчерашнего дня. Эту ночь я спала, как младенец.
  
  7
  Меня выписали через неделю, с уверениями, что ребенок здоров. Встречал меня Сергей. Утром после того вечера, я была уверена, что я его больше не увижу рядом с собой, но вечером он снова пришел и снова обнимал меня, поглаживая мой живот, до тех пор, пока я не уснула. Так было всю неделю, а сегодня он меня забирал, что меня удивило. Ведь я никак не могла понять его поведения и просто боялась спрашивать, чем же оно вызвано.
  - Привет! - улыбнулся он, забирая сумку
  - Привет! - ответила я на его улыбку.
  - Ну что едем домой? - спросил он, беря мою сумку с кровати.
  На миг я замялась, понимая, что это только его дом, его и ребенка которого я ношу, но потом ответила.
  - Едем.
  Оказалось он сам за рулем. Поэтому я села с ним, хотя он хотел посадить меня сзади. В результате мы ехали медленно и весело болтали. К дому мы приехали в хорошем настроении, а стоило мне войти в дом, как оно исчезло, нас встречали Лили, Римма и Лидия.
  - Привет, солнышко! - обняла меня подруга.
  - Привет! - улыбнулась я ей, обнимая ее.
  Она тоже навещала меня каждый день, поэтому мы успели нормализовать наши отношения и теперь снова были хорошими подругами. Она еще сильнее похудела, отметила я обнимая ее. С этим надо что-то делать, можно попробовать провести все мыслимые и немыслимые анализы, может что-то и всплывет, не может же этот яд так бесследно действовать, что-то же он должен оставлять после себя, кроме болезни и смерти!
  - Я рада, что малышка цела и могу только надеяться, что больше ты не будешь рисковать ею снова! - раздался голос Риммы.
  Мои кулаки сжались, мне вдруг захотелось рассказать ей, какое отношение ее обожаемая дочурка имеет к плохому моему состоянию, но увидев молящий взгляд Лили, я прикусила язык, а затем сказала.
  - Я не подвергала малышку опасности, как вы изволили выразиться, мне просто стало плохо.
  - Мы верим тебе на слово - ответила сладким голосом Лидия, и мне захотелось ее придушить, она чуть не убила малышку! Пока я справлялась с гневом, Лидия добавила, обращаясь к Сергею - Сереж, ты же сейчас на работу, захватишь меня с собой, а то у меня машина сломалась.
  Ничего у нее не сломалось! И снова мне приходится дышать глубоко, чтобы не ответить как она того заслуживает.
  - Конечно, Лид, только давай сначала пообедаем - ответил он.
  Обед проходил в молчании. А потом Сергей засобирался и Лидия вместе с ним. Взглянув на Лили, я увидела ее недовольство, сама же прятала ярость, на которую не имела права, но господи, как же мне хотелось повыдергивать Лидины пальчики с накрашенными ноготками. Я никак не могла понять, как она может вцепляться ему в руку, после того, как убили трех его детей и чуть не убили четвертого!
  Так закончилось утро моего возвращение, а потом все вошло в привычную колею. Днем я была с Лили и таскала ее по больницам пытаясь определить чем ее травят, а по вечерам лежа на коленях Сергея и глядя на закат, чувствуя его прикосновения к животу пыталась забыть страшные подробности, которые мы обнаруживали в результатах анализов. В том, что Лили умрет, я уже не сомневалась, но говорить об этом Сергею лишая его надежды, я тоже не хотела.
  Так прошел еще месяц. Была середина четверга, я сидела в своей комнате и слушала классическую музыку, когда раздался звонок сотового.
  - Привет, Анют! - выключая проигрыватель, радостно поприветствовала я сестренку - Как ты себя чувствуешь? В институте все хорошо, подружками уже обзавелась?
  - Я в порядке и в институте все хорошо, я познакомилась с четырьмя девочками из группы, и мы замечательно проводим время.
  - Вот и умничка! - радостно ответила я, а потом посуровела - Ты только учиться не забывай! Это тебе только кажется, что институт это легко и просто, а на самом деле все очень сложно и я не хочу, чтобы тебя отчислили.
  - Юль, я учусь! Три пятерки за сегодня получила! - возразила сестра.
  - Вот и умница!
  - Юль, я... - и сестра замолчала, не зная как сказать, чтобы не расстроить меня, ведь она знала о моей беременности.
  - Так рассказывай, быстро! - воскликнула я, чувствуя, как во мне растет страх за сестру.
  - Юль, меня с квартиры выгоняют - наконец сказала она.
  - Как это? Я же заплатила за полгода, а ты живешь не больше месяца! - непонимающе, уставилась я на телефон.
  - У нее сын приезжает, она хочет, чтобы он жил с ней. И теперь ей нужна комната, для него его жены и ребенка.
  - Где ты сейчас? - спросила я с тревогой.
  - В комнате квартиры, но завтра меня тут уже должно не быть - ответила Аня виновато.
  - Завтра? - ошарашено переспросила я.
  - Я думала, что сама справлюсь, - виновато ответила сестренка - прости!
  Глубоко вздохнув, я ответила ей.
  - Ладно, ты ни в чем невиновата. Я приеду через час и со всем разберусь. И передай Клавдии Михайловне, что то, что она Москвичка не дает ей прав не соблюдать контракт! Я еду!
  Положив трубку, я развернулась к шкафу, чтобы одеться и увидела Лили, которая стояла возле двери, облокотившись о косяк, и наблюдала за мной.
  - Я тебя разбудила? Прости! - извинилась я, перед ней быстро (насколько это возможно) направляясь к шкафу - Мне надо уехать на часик, но к ужину я вернусь.
  - Нет, я уже встала, когда услышала твой голос - ответила она, наблюдая, как я мечусь по комнате, одеваясь - ты не хочешь мне рассказать, что случилось?
  Я замерла и задумалась, стоит ли ее волновать, а потом решилась.
  - У меня сестру выгоняют со съемной комнаты, а я деньги вперед заплатила.
  - Сестру? - переспросила подруга.
  - Да у меня младшая сестренка, ей семнадцать, она только в институт поступила, и я сняла ей комнату у одной женщины, мы подписали контракт, а теперь она выгоняет сестренку - призналась я, стараясь не смотреть на нее.
  - А контракт у тебя? - вдруг спросила Лили.
  - Да - кивнула я.
  - Тогда одевайся и жди меня у машины, вместе поедем, а пока едем, я изучу контракт - сказала Лили и быстро ушла, а я осталась стоять и смотреть ей вслед.
  Через два часа простояв в пробке, мы были около дома, где Аня снимала комнату.
  - Ну что пошли? - спросила Лили, я только кивнула - да не бойся ты, я с тобой и все будет хорошо!
  Едва Аня открыла мне дверь, как выплыла Клавдия Михайловна.
  - Ну, наконец-то, отреагировали! - произнесла она высокомерно - я уже сама собиралась вам звонить! Я еще неделю назад сказала, чтобы девочка переезжала...!
  - На каких основаниях? - неожиданно прервала ее Лили - Согласно контракту, который подписали обе стороны, девочка имеет право жить тут полгода, деньги вы получили, а значит, у вы не можете ее выгнать.
  - Но она не может тут больше оставаться... - произнесла Клавдия Михайловна, явно теряя свое высокомерие под взглядом Лили.
  Она явно собиралась еще что-то добавить, но Лили опять ее перебила.
  - Согласно тому же контракту, в случае если вы не можете ее больше квартировать, вы обязаны выплатить оставшиеся деньги, а это сорок шесть тысяч рублей, если я правильно помню и компенсацию в размере десяти тысяч, т.е. пятьдесят шесть тысяч. У вас есть такие деньги? - поинтересовалась Лили.
  - Н-нет! - заикаясь, призналась хозяйка квартиры - но...
  - Ну, вот и славно! - снова перебила ее Лили веселым тоном и только ее глаза говорили, что ей сейчас не весело. - Значит, девочка остается здесь и еще, вот моя визитка, если будут вопросы или появится желание выплатить деньги, то звоните, теперь этим вопросом занимаюсь я, так как не хочу, чтобы моя подруга переживала из-за сестры, в ее положении это вредно.
  Все посмотрели на мой уже заметный живот, а потом Лили вдруг продолжила.
  - По тому же контракту вы обязаны предоставлять Анне не только крышу, но и возможность пользоваться ванной, туалетом и кухней. Я надеюсь, проблем тут не будет. Юль, пошли, нам пора - улыбнулась она мне и пошла к выходу, я за ней, но у самой двери пропустив меня вперед и уже закрывая входную дверь, она вдруг замерла - чуть не забыла, не пытайтесь ее выгнать, не вернув денег, иначе можете сразу нанимать адвоката и искать новое жилье.
  Мы спускались вниз и уже стояли возле машины, когда к нам выбежала Анютка.
  - Спасибо вам! Все это из-за меня, но я обещаю, что выучусь, стану профессионалом и все верну все деньги до копейки, я рада, что у Юли есть такие друзья!
  А потом, обняв меня и Лили вернулась в квартиру. Лили подняла бровь и посмотрела на меня, а я глубоко вздохнула и тихо сказала.
  - Я не смогла ей сказать правду.
  - И мне видимо тоже - покачала головой Лили - пошли где-нибудь посидим, поболтаем, а ты мне все расскажешь.
  Она привела в милый ресторанчик, где нас тут же проводили в кабинет и мы, устроившись там за столом стали поедать Цыпленка по-мексикански. Когда мы более мене удалили свой голод, Лили сказала.
  - А теперь рассказывай и пожалуйста, все!
   Наши взгляды встретились, и я прочитала в ее глазах тревогу и вопрос. Я просто не смогла промолчать, слишком много на меня навалилось, и я рассказала ей все без утайки, признаваясь, что все деньги уходят на оплату счетов и долгов, а не в банк как она думала.
  - ...Ане я сказала, что встретила парня, а он оказался проходимцем, и если бы не ты и работа нас бы обоих уже не было бы.
  - А когда малышка родиться, что ты ей тогда скажешь? - после долгого молчания спросила подруга.
  - Я расскажу ей правду, - после долгого молчания, сказала я - я не хочу лгать сестре.
   Она кивнула, и мы обе замолчали, а потом она вдруг не сказала.
  - Я помогу тебе с долгами, а деньги потратишь на себя и на д..сестру - и снова эта странная пауза, но сейчас опять не до того, чтобы спрашивать, что она задумала.
  - Лили я...
  - Просто помолчи! - покачала головой Лили - ради сестры ты пожертвовала собой, а теперь, дай хоть чуть-чуть отплатить тебе за твои нервы и переживания - потом глянула на часы - нам пора, уже скоро ужин Сергей вернется.
  Я могла только кивнуть на это, видя, что она не будет обсуждать эту тему и все сделает по-своему. Быстро расплатившись, мы поехали домой. На ужин мы опоздали, и к нашему взаимному удивлению в дверях нас встречал Сергей.
  - Вы где были? Я уже испугался за вас, не знал, что и думать! - он не подошел сразу к Лили, как поступал всегда и честно говоря, глядя в его лицо можно было заметить растерянность. Будто он не знал, кого он сейчас хочет обнять, к кому броситься. Но потом, взяв себя в руки и внимательно посмотрев на меня, он все же подошел и обнял жену.
   - Прости, дорогой, мы пошли по магазинам и совсем забыли про время - зачирикала Лили, как ни в чем не бывало.
  - Понятненько, вы хоть поели, или и о ребенке тоже забыли? - услышали мы голос Лидии.
  - Тебе не о чем беспокоиться Лида, я помню о ней всегда, мы заехали в мой любимый ресторан и поели, - ответила Лили каким-то звенящим голосом, а потом нежно добавила - а ты дорогой кушал? Мы можем составить тебе компанию.
  - Я поужинала с ним, пока вы гуляли - ответила Лида - и мы замечательно провели время, не так ли дорогой?
  Я не стала ждать его ответа, потому что эта мымра меня раздражала, и я боялась не сдержаться.
  - Прошу прощение я устала и пожалуй пойду, прилягу - сказала я и не дожидаясь ответа, быстро покинула прихожую.
  Часов в девять я спустилась в гостиную и, устроившись на диване с книгой, увлеклась чтением, да так, что не заметила, как ко мне подошел Сергей.
  - И что ты читаешь, улыбнулся он мне - присев на корточки возле меня.
  - Очередное мыло - улыбнулась я, аккуратно приподнимаясь и тут же чувствуя, как его руки поддерживают меня, убирая подушку и садясь на ее место. А потом я снова была на его коленях в безопасности его рук.
  - Что вы сегодня видели в магазине? - спросил он вдруг.
  И я замерла даже и, не зная, что ответить, а потом сказала правду.
  - Я не хотела тебе говорить и попросила Лили не говорить, но мы были у моей сестры, у нее сейчас проблемы с жильем, она студентка на первом курсе, а я снимаю ей квартиру.
  - Но почему ты не хотела, чтобы я знал? - удивился он.
  Я искала, как сказать, а потом решила говорить прямо.
  - Потому что именно из-за нее я решилась на это - я накрыла свой живой, как бы защищая девочку от своих слов - она умирала и ей нужна была срочная операция, а мне нужны были деньги, вот я и нашла этот способ решить проблему - ответила я, пряча глаза.
  - Ты боялась, что я не разрешу тебе видеться с сестрой? - удивился он еще больше.
  - Нет, я боялась, что ты решишь, что я давлю на жалость! - еще больше смутилась я.
  - Но почему? - совсем уже ничего не понимая, спросил он.
  Я глубоко вздохнула и решилась.
  - Потому что я должна большие деньги за эту операцию. И все деньги, что вы мне даете, уходят на погашения долга и на сестру - ответила я и, посмотрев ему в глаза, добавила - я бы никогда не взяла туда Лили, но Аню выгоняли из съемной квартиры, а Лили отказалась меня отпускать одну. И мне не нужна жалость!
  - Глупенькая, у меня даже в мыслях не было, что ты можешь давить на жалость! Или клянчить деньги таким способом, я прекрасно знаю, что ты никогда так не поступишь.
  Я приподнялась на локтях и заглянула ему в глаза.
  - Ты, правда, так думаешь? - спросила я, боясь услышать отрицательный ответ.
  - Конечно, Котенок! - улыбнулся он мне.
  Я улыбнулась ему в ответ и замерла. Прислушиваясь к своим ощущениям, я почувствовала легкое движение, словно меня кто-то погладил и замер, а потом ощущение повторилось. Мягкое нежное, почти не ощутимое шевеление изнутри и господи, как же мне стало вдруг хорошо, когда я осознала, что это. Наверное, он увидел что-то по моему лицу, потому что спросил с тревогой.
  - Что такое?
  Я взяла его руку и положила на то место, где ощущала прикосновения.
  - Почувствуй! - сказала я одними губами, боясь, что спугну ее и тут же снова это ощущение, и я поняла, что он тоже ощутил ее движение.
  Его лицо сначала побледнело, а потом на нем появилась радость, а в глазах заплескалась нежность.
  - Она...? - он не мог найти слова.
  - Шевелится - ответила я, одними губами.
  Он молчал, держа руку не шевелясь, ожидая нового толчка и малышка, не заставила папу ждать, снова шевельнувшись.
  - Спасибо тебе! - сказал он мне и наклонившись чтобы поцеловать в щеку, но в последний момент вдруг добавил - спасибо тебе за нее - и припал к моим губам.
  И снова я тонула в своих ощущениях и снова чувствовала, как мир исчезает, остаемся только я он и его руки и губы. Его губы поймали мой стон, а руки тем временем сильнее прижимали меня к его телу.
  Он аккуратно подтянул меня к себе, и я оказалась сидящей у него на коленях. Его руки полезли под майку, а губы ни на секунду не отпускали мой рот. Мои руки тоже не были на месте, я старалась прижать его к себе, совсем не думая где мы находимся, и кто может войти в комнату.
  - Господи и это в доме моей сестры! Как ты можешь развратник! - воскликнула Лидия, врываясь в комнату - она-то понятно, пусть и беременная, но шлюха, охочая до чужих денег, а ты, что творишь?
  Я попыталась слезть с его колен, но он меня не отпустил.
  - Все хорошо, просто сиди - шепнул он мне, а потом громко сказал - Лидия, успокойся!
  - Успокоиться, ты целовал какую-то девку в доме, где наверху спит моя сестра - твоя жена, и ты велишь мне успокоиться? - еще больше распаляясь, закричала Лидия
  - Лидия хватит! Ты сейчас говоришь о женщине, которая вынашивает моего ребенка! - рассердился он и я ощутила, как сжались его пальцы на моих руках, при этом они причинили мне боль, я вздрогнула, почувствовав это, он посмотрел на меня - Прости! - шепнул он мне, ослабляя свою хватку
  - Да, что ты... -закричала Лидия, но ее прервал резкий ледяной голос.
  - Что здесь происходит? - спросила Лили, входя в комнату - Лида, почему ты кричишь в присутствии ребенка?
  - Лили, какая же ты наивная! Ты даже и не подозреваешь, чем они занимались, когда я вошла! - вскричала Лидия - Они целовались! Твой муж лапал и целовал, эту девицу на диване в гостиной! Какая наглость!
  Я была готова поспорить, что когда Лида говорила о поцелуе на лице Лили промелькнула сначала грусть, а потом безумная радость, будто она была счастлива, но в следующий миг, там были только недоверие и издевка, а Лили ответила ироничным тоном.
  - Да конечно Лида, а я королева Марго.
  - Лили! Что ты такое говоришь? - ужаснулась Лида.
  - Я говорю то, что думаю. - пожала Лили плечами - А я думаю, что Юля, просто не способна так себя вести, а значит ты лжешь пытаясь очернить ее.
  - Что? Да я никогда не лгала тебе! - воскликнула Лида - И никогда не пыталась навредить тебе! Я всегда защищала и лелеяла тебя!
  - Лид, - вдруг тихо сказала Лили, уставшим голосом - хватит, тебе пора.
  - Ты права, мне действительно пора, - ответила Лида, гордо подняв голову - если ты такая дура и ничего не хочешь видеть, я умываю руки, только не жалуйся потом, что он ушел, бросив тебя ради нее.
  Лидия выскочила и хлопнула дверью, а в комнате возникла идеальная тишина, а потом я тихо сказала.
  - Лили, прости, но она сказала правду - призналась я, слезая с колен Сергея на которых все это время сидела.
  Но ее ответ поразил и меня и Сергея.
  - Я ничего не хочу знать! - сказала вдруг она решительно - Я устала уже поздно, Сереж, уложи их, пожалуйста, а то они опять всю ночь пролежат, слушая музыку.
  Мы переглянулись. Может она не поняла?
  - Лили, я только что целовалась с твоим мужем! - сказала я уже напрямую.
  - Спокойный ночи дорогая! - шепнула Лили, обнимая меня, как-то неожиданно радостно, а потом обняла и поцеловала в щеку мужа - спокойный ночи, милый.
  И ушла, а мы так и остались стоять, глядя на закрытую дверь. Наконец Сергей вздохнул и вернулся на диван со словами.
  - Иди сюда, тебе действительно пора спать.
  Но я стояла, не шевелясь, смотря на него, а потом покачала головой.
  - Это плохая идея - сказала я тихо, качая головой - я слишком люблю Лили, и не хочу ее предавать. Это надо остановить иначе мы забредем в чащу, из которой не будет выхода. Прости!
  Он долго молчал, глядя на меня, а потом встал и пошел у двери, но взявшись за ручку, он вдруг сказал.
  - Как скажешь, но если я понадоблюсь, только позови и я буду рядом.
  - Спасибо!
  Он ушел, а я так и осталась стоять, глядя на эту дверь, а по моим щекам текли слезы. Я только что сама лишила себя любимого человека, а могла еще пять месяцев наслаждаться его обществом.
  
  8
  Это был тяжелые два месяца для меня. Я и сама не знаю, гормоны ли это, или приближение расставания с малышкой, а может и ухудшавшееся состояние Лили, или наше расставание с Сергеем, но все время, когда Лили не было рядом - я плакала. Однако стоило ей войти в комнату, мои слезы высыхали, а я делала все, чтобы казалось, что я счастлива и, что у меня все хорошо.
  Сергей уезжал в командировки, будто прячась, и появлялся, раз-два в неделю при этом старался не отходить от жены ни на шаг. В такие дни я старалась быть подальше от них, чтобы не видеть их и не мешать им одновременно.
  Лили же чувствуя, что со мной что-то не так и видя, красные от слез глаза старалась разговорить меня, но через две недели бесполезных попыток все же оставила меня в покои.
  В этот день мы ездили к врачу, с дня когда мне чуть не прервали беременность, Лили всегда ездила со мной и не важно, как она себя чувствовала, а на все мои попытки ее отговорить от поездки она отвечала.
  - Я уже один раз рискнула отпустить тебя одну, и мне хватило, больше не хочу!
  Вот и сегодня мы входили в дом, а я поддерживала подругу так, как с каждым днем ей становилось все хуже и хуже, а на встречу, нам шла Римма.
  - Вы опять где-то шлялись, - воскликнула она, увидев нас - когда же вы поймете, что женщине на седьмом месяце нужен покой.
  - Мы были у врача проходили анализы и делали УЗИ - ответила Лили усталым голосом.
  'Ей бы сейчас поспать, а не с матерью спорить' - подумалось мне.
  - И как себя чувствует ребенок? - поинтересовалась безразличным тоном Римма.
  - Она в порядке, - ответила я сухо - Лили, иди, отдыхай, ты устала.
  - Ты права - улыбнулась мне подруга и пошла к лестнице.
  Римма что-то бурчала о неуважении старшим, а потом вдруг схватилась за грудь и тяжело задышала.
  - Мама! - и где только у Лили силы взялись, она скатилась по лестнице и бросилась к матери.
  - Не трогай меня! - вскрикнула женщина, отталкивая руку дочери и доставая свое лекарство - вместо того, чтобы дурью маяться, лучше позвони Лиде и скажи, что она мне нужна!
  - Хорошо мама - побледнев, ответила Лили, а Римма только кивнула и ушла.
  Мы стояли в тишине, а потом Лили, наконец, заговорила.
  - Я позвоню Лиде и пожалуй прилягу - она улыбнулась мне, но я все равно видела ее боль и неискренность этой улыбки, а еще слезы на глазах - ты бы лучше тоже прилегла, тебе тоже отдых нужен.
  - Давай я позвоню, а ты ложись - улыбнулась я ей, не менее фальшивой улыбкой - а я потом тоже лягу. Тебя проводить?
  - Нет, я сама - на этот раз искренне улыбнулась подруга - спасибо, тебе за то, что ты есть!
  - Пожалуйста, а теперь иди.
  Дождавшись пока она поднимется к себе, я пошла в комнату Риммы, это неправильно и мое терпение иссякло.
  - Зачем вы это делаете? - спросила я, входя в комнату без стука - Ей не долго осталось, зачем вы ее мучаете?
  - Что? Как ты смеешь входить в мою комнату, бесстыжая девица? - вскричала Римма - Я знаю, что ты целовались с Сергеем!
  - И что из этого? - спросила я - Об этом все знают, даже Лили, но вы меняете тему, ваша дочь умирает, а вы к ней жестоки.
  - Н лезь не в свое дело шлюшка! - взвилась Римма.
  Как мне сейчас хотелось оттаскать ее за волосы, но я не в том состоянии, поэтому я поступила иначе.
  - Может я и шлюха, но я хотя бы не сочетаю это с убийствами как ваша любимица - ответила я ей.
  Она побледнела, и мне на миг стало жаль ее.
  - Что? Да как ты смеешь говорить такое! - закричала она, уже не сдерживаясь.
  - А что правда глаза колит? - поинтересовалась я устало - она убила троих детей Лили, а теперь убивает ее! - но увидев ее ошеломленный взгляд и поняв, что она ничего не знает, я добавила - Лили травят и ей уже нечем не помочь, поздно, а вот теперь вопрос, если она так поступила с ней своей сестрой-близнецом, то как она поступит с вами, если вы ей будете не угодны?
  - Чушь, какая! Лида на это не способна и никто Лили не травит, она с детства больная, вечно!
  - Вам показать анализы? - поинтересовалась я - Или запись включить с голосом Лиды? У меня достаточно улик, чтобы уничтожить вашу доченьку и отправить в тюрьму лет на десять хотите?
  Я видела как она упала на кровать, побледнев, но мне уже было все равно, я развернулась и пошла прочь, а открывая дверь добавила.
  - Это не Лида просилась к Лили, как вы наверняка думаете, это Лили стояла на коленях перед сестрой, потому что вам была нужна помощь, а от нее вы ее не примете. В отличии от вашей любимицы Лили вас обожает, а Лидию интересует только одно - она сама.
  Ее голос был глухим и почти не слышным.
  - Я хочу поговорить с дочерью, вы ей позвонили - спросила она.
  - Нет, и не будем - ответила я - если она вам нужна, звоните сами - и закрыла за собой дверь.
  Возможно, я нажила себе еще одного врага, но я просто не могла больше смотреть, как мучается Лили, пусть знает, что творит ее дочь!
  Лидия приехала через час и сразу ушла к матери. О чем они говорили, я не слышала, но за ужином я поняла, что моя попытка была бесполезной, и Римма и Лидия смотрели на меня с лютой ненавистью. А на следующий день Лили неожиданно исчезла, просто ушла и никому не сказала куда, а когда вернулась вечером, при этом ее искали уже все, кто мог, поманила меня за собой, просто отмахнувшись от брюзжания матери и сестры. Упав на кровать от бессилия, она вдруг улыбнулась и сказала.
  - Сегодня клиника, где лечилась твоя сестра, получила благотворительный взнос.
  - Причем тут клиника? Ты где была? Я тут сума сходила! - воскликнула я, всплеснув руками.
  Лили лишь таинственно улыбнулась и бросила мне листок бумаги, поймав его, я увидела расписку о том, что мой долг погашен, и я больше ничего не должна больнице. Потрясенно я уставилась на подругу.
  - Что это? - непонимающе спросила я.
  - Благотворительный взнос очень большой и состоит из тех частей - продолжала Лили - Первая это сам взнос, вторая небольшая премия врачу, который его оформил и третья погашение одного долга, не будем говорить чьего. Но все вокруг должны думать, что это просто взнос, а долг ты погасила сама, получив наследство от дальней родственницы.
  Я могла только открывать и закрывать рот, не зная, что сказать и как отреагировать, а потом спросила.
  - Но почему, зачем ты это сделала?
  - Я не хочу, чтобы ты платила эти долги - пожала плечами Лили.
  - Но тогда получается, я должна уже тебе! - окончательно запуталась я.
  - Нет, ведь ты подаришь этому миру самое ценное, что только можно дать - новую жизнь! - воскликнула она, попытавшись подняться на ноги, и тут я поняла, что у нее нет сил даже пошевелиться.
  - Ты же вымотана! - воскликнула я - Я сейчас принесу тебе поесть, а потом ты поспишь!
  - Пообещай мне одну вещь! - вдруг попросила она, поймав меня за руку, из последних сил - пообещай, что выполнишь мою просьбу.
  - Конечно, что я должна сделать? - спросила я, садясь и глядя на нее.
  - Нет, не сейчас, позже, я просто хочу, чтобы ты ее любила и берегла, а о долге забудь, ведь мы же подруги и должны выручать друг друга, помнишь!
  Я только кивнула, обняв ее слабое тело.
  - Спасибо тебе, я уже ее люблю и сделаю все что ты попросишь! - затем подскочила настолько быстро, насколько позволял живот, вышла за ужином для нее.
  А ночью, в очередной раз, поняв, что в кровати не я усну, я как всегда спустилась в гостиную и, свернувшись в клубочек, устроилась там на диване, где когда-то со мной сидел он.
  Теперь я могла спать только тут, в этом маленьком закутке дивана, где мне все еще казалось, что пахло им. Именно в этом углу, я пряталась от людей и тут находила покой. Господи как же я по нему скучала!
  Вот и сегодня, я уснула со слезами на ресницах в этом уголке, а потом вдруг почувствовала такие нежные руки у себя под спиной. Я знала эти руки и безумно скучала по ним.
  - И как ты с таким животом смогла так свернуться? - с изумлением спросил он, подхватывая меня на руке - И почему ты не в постели?
  Мои глаза медленно распахнулись, и я увидела такие знакомые и любимые глаза, полные нежности и тревоги.
  - Я не могу там спать, - призналась я - вот и прихожу сюда.
  - Тебе там неудобно? - встревожился он.
  - Нет! - покачала я головой - Просто я соскучилась по тебе, а тут все еще пахнет тобою - призналась я, краснея - ей спокойнее, когда ты рядом - а потом, подумав, добавила - и мне тоже.
  Мы долго смотрели друг на друга, и мне было странно, что он держит меня на руках стоя возле дивана. Мне подумалось, что ему наверное тяжело, но его реакция меня удивила. Он вдруг улыбнулся и, притянув меня к себе сильнее, устроился на диване.
  - Глупенькая! - шепнул он мне - Я же всегда тут, тебе надо просто позвать меня и я приду!
  - Обними меня покрепче, пожалуйста - попросила я, краснея, а еще жалея, что это сон - я так хочу, снова, ощутить твое тепло и руку на моем животе!
  И я получила желаемое, его тепло и запах снова окутали меня, а рука вернулась на свое законное место на моем животе и стала поглаживать его, чем вызвала серию радостных толчков малышки, будто она тоже радовалась его возвращению, как и я, а потом он шепнул.
  - Спи, котенок, я буду хранить твой сон.
  И я как-то сразу погрузилась в сон, а когда проснулась, удивилась тому, что мне уютно и комфортно, а еще впервые за два месяца, мне не хочется плакать. Оглядевшись вокруг, я поняла, что лежу у Сергея на руках, и он спит, при этом аккуратно обнимая меня и даже во сне, стремясь чтобы мне было комфортно.
  Я смотрела на этого спящего человека, а мое сердце наполнялось любовью к нему, а еще так хотелось сделать все, чтобы его лицо всегда было таким спокойным, умиротворенным и расслабленным.
  - Как ты? - вдруг спросил он меня, открывая глаза.
  - Нормально - ответила я, ощутив движение малышки - голодная.
  - Тогда пошли завтракать - улыбнулся он мне и, не спуская меня с рук, отнес на кухню, где устроил на стуле, а сам начал готовить нам завтрак. Я с удивлением наблюдала, как этот сильный мужчина легко и быстро готовит гренки и яичницу, испытывая почти благоговение к этому человеку.
  - А я и не знала, что ты умеешь готовить! - удивилась я.
  - Я много чего могу - улыбнулся он мне, ставя передо мной тарелку с едой и стакан сока.
  Мы ели молча, глядя друг на друга, а потом он вдруг сказал.
  - И что мы теперь будем с этим делать?
  - Я не могу без тебя - честно призналась я.
  - Я без тебя тоже - тяжело вздохнув, ответил он - я каждую ночь приходил туда, надеясь, тебя увидеть и часами сидел рядом, глядя как ты спишь, а вчера увидев, как ты плачешь во сне, я просто не смог не прижать тебя к себе.
  - А как же Лили? - спросила я.
  - Я не знаю! - опустив голову на руки, признал он свою беспомощность.
  - Мы можем быть друзьями, хотя бы так находясь рядом? - спросила я.
  - Ты думаешь, мы сможем сдержаться? - усмехнулся он.
  - Да! - с жаром воскликнула я, сама себе не веря.
  Наши взгляды встретились и он кивнул.
  - Ну что ж давай попробуем - ответил он, улыбнувшись мне и взяв мою руку в свою, отчего, мурашки прошлись по моему телу.
  Так и шли недели украденного счастья. Все дни я проводила с Лили, которая окончательно слегла, а ночи плакала от горя на его груди, ведь очень тяжело видеть, как медленно умирает твоя лучшая подруга.
  А через два месяца и три недели ей стало совсем плохо, вызвали врача и он сказал, что до утра она не доживет. Тогда она вдруг сказала, что хочет поговорить сначала с мужем, а потом и со мной наедине и когда пришла моя очередь, она прошептала.
  - Я должна успеть, тебе рассказать, выслушай меня, молча, пожалуйста! Я выбрала тебя за твой характер и не прогадала. Ты идеальная. И ты будешь хорошей женой Сергею и замечательной матерью малышке. Я хочу, чтобы вы были вместе, вы любите друг друга и сможете сделать друг друга счастливыми! - она закашлялась, хватая ртом воздух - Я с самого начала поняла, что ты сможешь защитить их, защити их от Лиды умоляю, иначе она уничтожит их. Защити своей любовью, молю, ты одна сможешь любить и беречь их при этом, делая счастливыми, сделай это для меня, пожалуйста.
  - Хорошо, Лили, обещаю - прошептала я, понимая, что это ее последняя просьба и надеясь, что смогу ее выполнить.
  - Помнишь, шкатулку, которую ты ей купила и просила чтобы она у нее была? - спросила она, кашляя от нехватки воздуха.
  - Помню! - кивнула я.
  - Там карточка и код. Я оформила ее на твое имя, на всякий случай, если ты поймешь, что просто не можешь защитить обоих, защити хотя бы девочку, умоляю!
  - Хорошо! - кивнула я.
  - И еще, ты должна знать, малышка она тв... - но она не закончила свое слово, а я, поняв, что она потеряла сознание, бросилась за врачом.
  Лилианна Рязанова умерла через час, не приходя в сознание в своем загородном доме. И я и Сергей были с ней до последнего, не отпуская ее рук, а потом Сергей встал и ушел, а я так и осталась сидеть рядом с умершей подругой молясь за ее душу.
  Хоронили ее через три дня. Конечно, Лида с Риммой рыдали на шее у Сергея, а он молчал, смотря на саму церемонию, меня он эти дни игнорировал, а я, понимая, что ему плохо старалась не попадаться ему на глаза. В этот день в доме собралось много гостей, они пришли почтить память погибшей. Я старалась никому не мешать, оплакивая Лили по-своему. Я шла в парк, где она любила сидеть и, проходя мимо кабинета Лиды, случайно услышала голос Лидии и замерла от услышанных слов.
  - Ну наконец-то! Я уж думала, что она антидот нашла! Сучка! - говорила Лидия кому-то
  - Не ори, услышат же! - ответил мужской голос, и я сразу его узнала, это голос одного из помощников Сергея.
  Меня пробрала дрожь ужаса и мои руки сами собой полезли в карманы куртки, чтобы согреться, но наткнулись на что-то квадратное. На автомате я вытащила лежавшее из кармана, я увидела плеер с функцией записи звуков, его подарил Сергей, а я постоянно слушала музыку с него. Мой палец сам нажал кнопку записи, а разговор тем временем продолжался.
  - А кто услышит-то? - усмехнулась Лидия - все в гостиной, хавают приготовленное Мартой.
  - Будем надеяться, но ты мне вот, что скажи, ты когда этого перца грохнешь, надоел уже своей честностью - явно сплюнув бросил Семен, я все же вспомнила имя помощника.
  - Ему недолго осталось, как на меня фирму оформит, так и займусь им - ответила Лидия.
  - А ты уверена, что справишься, про девку его не забыла, да и соплячка ихняя скоро родится.
  - Ей недолго осталось, а соплячка не факт, что выживет. Я уже все подготовила, она беременная и помрет быстро и легко.
  Я вздрогнула.
  - А ты не боишься, что догадаются? - спросил он.
  - С чего вдруг? Девка перенервничала, у нее начались ранние роды, а в больнице скончалась, так как врачи кровь остановить не смогли из-за эклампсии.
  - Это еще что такое? - переспросил он.
  - Да так болячка одна, возникающая во время родов. Не думай не твоя забота - ответила она отмахнувшись - тебе надо знать одно, в течении недели ее не будет, а ребенок если выживет отправим в какой-нибудь пансионат.
  - Ну, смотри - я слышу звук поцелуя и тяжелое дыхание - мне пора, а то хватятся - шепчет Лидия сквозь стон, и я понимаю, что меня могут поймать, быстро захожу в первую попавшуюся дверь и там и остаюсь, упав на кушетку.
  'Что же мне делать, как спасти себя и малышку?' - в панике думаю я - 'Ведь Сергей же погибнет, если она с ним останется, я должна спасти его! Сергей, надо с ним поговорить! Он выслушает меня и защитит!'
  Я быстро выхожу из комнаты и иду искать Сергея. Нахожу его в его кабинете, он куда-то собирается.
  - Нам надо поговорить - говорю я ему.
  - Не сейчас, мне надо уйти - не глядя на меня, отвечает он.
  - Ты не понимаешь это важно! - почти кричу я в отчаянье.
  - Я сейчас не могу говорить, давай вечером - бросил он, направляясь к двери.
  - Лидия убила Лили, а теперь пытается убить меня и ребенка! - крикнула я ему в спину.
  Он замер и пару минут стоял, молча, а потом обернулся и я испугалась от увиденного выражения его лица.
  - Что ты сказала? - спросил он каким-то тихим шипящим голосом.
  - Ты меня слышал - гордо подняв голову, ответила я, хотя сердце болело от выражения его глаз.
  - Значит, она говорила правду, какой же я дурак, что верил тебе - тихо сказал он отворачиваясь.
  - Что? О чем ты говоришь? Кто говорил? - удивленно переспросила я.
  - Лида! А я тебе верил черт! Нет, мы тебе верили! Лили до последнего просила позаботиться о тебе, жениться на тебе и вырастить дочку вместе с тобой. Какие же мы идиоты!
  - Это неправда! Что бы она тебе не наговорила, это ложь! - вскрикнула я - Позволь мне рассказать тебе. Лидия травила Лили и Лили попросила меня позаботиться о вас, но теперь Лидия хочет убить и нас с малышкой...
  - Ты сама слышишь, что ты говоришь! - закричал он на меня, перебивая - Лида обожала сестру и никогда бы ей не навредила! - и он снова замолчал, закрыв лицо руками - А я-то думал ты другая, идиот! Ты решила занять место Лили, зная, что она умирает, а Лиду порочишь, чтобы убрать с дороги! - он резко развернулся и посмотрел на меня - Вот, что убирайся в свою комнату! Когда родишь, получишь, свои чертовы деньги и исчезнешь, будем надеяться, в малышке ничего не достанется от ее инкубатора!
  Его слова будто оглушили меня. Сердце просто замерло от боли, и я еле сдержалась, чтобы не согнуться пополам, настолько боль была сильной. Мое сердце разорвалось на куски от его слов
  - Сергей я...
  - Убирайся, я сказал! - указал он мне на дверь и я ушла.
  Вбежав в свою комнату, я бросилась к постели и замерла. Я хотела выплакаться, но вовремя заметила, что слоненок подаренный Сергеем лежит не так, как я его оставила, поэтому я осторожно подошла к кровати и начала проверять постельное белье, пока случайно не заметила что-то торчащее из матраса. Быстро изучив матрас, я поняла, что это шприц и если бы я случайно легла то получила бы полную дозу какого-то вещества, которое бы вызвало роды и мою смерть.
  Я отошла и, осмотрев кресло, упала на него. Меня трясло, а из моих глаз лились слезы.
  'Теперь понятно как она ее травила, но почему Лили не чувствовала? И тут я вспомнила, что у Лили было физиологическое отклонение, она не чувствовала боли! А значит, Лида могла свободно ее колоть, а мне бы и одного укола хватило, а сказать бы я ничего не успела! Что же мне делать, как защитить себя и ребенка. Сергей, как же ты мог ей поверить!' - я встала и начала ходить по комнате - 'Сергея мне не спасти!' - поняла я - 'Но я поклялась Лили защитить малышку, я просто обязана это сделать! Но как!'
  И тут мне на глаза попалось окно, и решение пришло само. Схватив свои документы, лежащие в папке в столе, и сунула папку в сумку, затем я быстро прошла в детскую и взяла карточку, оставленную Лили, и пошла к выходу, надеясь, что Сергей не запретил мне покидать дом. Повезло! Сев в машину, я попросила Толика отвезти меня к супермаркету, а там обещав, быстро вернутся, оставила его в машине и зашла в магазин.
  В этом магазине было два выхода, этим я и воспользовалась сразу, же поехав на вокзал. Там я купив два первых попавшийся билета в разную стороны, а потом позвонила сестре и сказала, я что уезжаю и, что буду звонить, а так же пообещала пересылать деньги, на квартиру и жизнь, после чего выбросила телефон и пошла на поезд. А в поезде я упала на койку и расплакалась. У меня на душе была только боль от разбитого сердца и если бы не малышка я, наверное не выжила бы.
  
  Я замолчала, глядя в окно и делая глоток чая.
  - Я так и не узнала, куда ехала, ночью у меня отошли воды и меня забрали в больницу на первой попавшейся станции, где я родила, а едва смогла ходить, забрала девочку и сбежала. Сев на первый попавшийся междугородний автобус, я оказалась здесь и на станции столкнулась с тобой, а дальше ты все знаешь. Если бы не ты, я даже и не знаю, чтобы с нами было!
  В кухне повисла тяжелая тишина.
  - Мда история! - сказала Мила задумчиво - Слушай, а ту запись разговора Лидии и ее парня ты сохранила?
  - Да конечно! Ведь плеер был в куртке, а она на мне.
  - А контракт? - я только кивнула в ответ - тогда неси его сюда! Я изучу, и утром мы выработаем тактику вашей защиты.
  - Но тебе же тоже надо спать! - ответила я, тревожась о подруге.
  - Спать пойдешь ты, а я все равно теперь не усну. Во-первых, азарт проснулся, тебе этого не понять, ты у нас врач, а не адвокат, а во-вторых, после такой истории, моя кровь еще долго бурлить будет! Так что неси контракт!
  Я только кивнула и пошла к двери, чтобы взять контракт из своей квартиры и принести Миле, но Мила меня остановила.
  - Подожди, слушай! - шепнула она и тут же я услышала какой-то странный гудящий звук, его было почти не слышно, но он был - к тебе в дверь звонят.
  - Кто это? - удивилась я.
  - Пошли, посмотрим! - ответила подруга воинственно.
  Мы подошли к двери и увидели Сергея, звонящего и даже стучащего в мою дверь..
  Я испугалась, а в голове билась только одна мысль 'Что ему еще надо!'
  - Что делать будем? - спросила я - Он не должен знать, что я у тебя!
  - И не узнает! - бросила подруга - отойди так, чтобы тебя видно не было.
  Подумав, я спряталась в кладовке, при этом оставив дверь приоткрытой, чтобы слышать их разговор. Убедившись, что меня не видно, она чуть приоткрыла дверь, но задвижку не сняла.
  - Чего стучишь? Нет ее, еще вечером ушла! - бросила она, тоном деревенской скандалистки - сейчас всех детей мне перебудишь!
  - Как ушла? - мой человек ее не видел! - воскликнул Сергей.
  - Так ты за ней следишь что ли! Я сейчас милицию вызову!
  Она стала закрывать дверь, но он просунул ногу.
  - Пожалуйста, подождите! Эта женщина украла моего ребенка! Все, что я хочу, это найти свою малышку! - взмолился он, и Мила замерла - пожалуйста, скажите, когда она ушла?
  - Часа три назад, закрыла дверь и пошла! - пожала плечами подруга, все же открывая дверь, но в квартиру его не впуская.
  - А девочка с ней была? - спросил он, явно нервничая, а потом добавил - И как она могла уйти, если охрана под подъездом?
  - Нет, я малышку сутра не видела - ответила подруга - а вышла она, наверное, через соседний подъезд. У нас два выхода, второй за дверью, будто квартира скрыт и выходит в соседний подъезд.
  Я слышала, как он чертыхнулся, а потом мои волосы встали дыбом.
  - Мама! - раздался плачущий голосок моей малышки.
  Она меня не видела и шла прямо к ним. Я уже была готова выскочить, но ситуацию спасла Мила. Она подскочила и взяла малышку на руки так, чтобы он не видел ее лица.
  - Что такое солнышко, мы тебя разбудили? Прости моя хорошая, сейчас я тебя уложу! - щебетала Мила, успокаивая мою плачущую малышку, а я не могла дышать, боясь, что он ее узнает и в то же время, испытывая жуткую боль от каждого всхлипа моей девочки.
  - Я хочу к маме! - совсем уже расплакалась девочка.
  - Я знаю солнышко! - ответила Мила, укачивая мою девочку, и стараясь не показывать лицо девочки Сергею - Простите, мне надо ее уложить, родители уехали отдыхать, а чадо мне оставили!
  - Я понимаю - ответил Сергей, и я из своего укрытия видела, с какой завистью он смотрел на дочь. В его глазах читалась такая боль и желание взять на руки свою дочь, что мое сердце просто разорвалось от боли, я еле сдержалась, чтобы не выйти и не отдать ему ребенка - еще один вопрос, а вы знаете, куда она могла пойти, может ее друзей, знаете?
  - Нет, извините! - покачала головой подруга - Мы с ней не общались, она с дочкой возилась и ни на кого внимания не обращала. Мне пора извините!
  Она быстро закрыла дверь и пошла в спальню. Зайдя следом, я забрала у нее ребенка и устроившись в кресле, долго укачивала ее, напевая ей колыбельную. Но вот девочка уснула, и я уложив ее в кроватку вышла в коридор.
  - Фуф я уж испугалась, что он ее узнает! - сказала Мила, прислонившись к стене.
  - А я до последнего не дышала, я думала, что умру там, когда услышала ее голос и увидела как она идет к вам! - ответила я.
  - Ладно, пошли, ты за документами и спать, а я пустое ведро вынесу, якобы мусор, а заодно проверю, нет ли кого.
  На том и порешили, подруга пошла 'выносить мусор' и подала мне знак, что можно идти, а я быстро пробралась в свою квартиру и когда она возвращалась, передала ей контракт, после чего она отправила меня спать.
  Я так и не смогла уснуть, как и всегда последние три года меня мучила бессонница. Обычно я брала девочку к себе в кровать и быстро засыпала, вспоминая ее отца, хоть это и причиняло мне боль, но я его все еще любила, однако в эту ночь ее не было рядом, поэтому я просто лежала и смотрела в потолок в ожидании утра. А утром первым делом бросилась к подруге.
  
  9
  - Да подруга контракт составлен на совесть, его будет тяжело опротестовать - именно этими словами встретила меня улыбающаяся Мила, едва я зашла в ее квартиру.
  От услышанного, мои ноги подкосились, и я прижалась к стене. Я слышала, как моя малышка что-то щебечет в комнате, а на моих глазах выступили слезы.
  - Что же мне теперь делать? - спросила я, еле сдерживаясь, чтобы не бросится и, схватив малышку убежать туда, где нас никто не найдет.
  -Подавать в суд и выигрывать дело - пожала плечами Мила, даже не пытаясь сдержать улыбку.
  - Но как? - вскрикнула я, не сдерживая слез.
  Она посмотрела на меня, потом покачала головой и сказала.
  - Пошли! - на кухне она открыла передо мной контракт и, ткнув пальцем, в один из пунктов, велела - Читай!
  И я прочитала.
  - В случае если суррогатная мать понимает, что ребенку угрожает опасность в семье нанимателя и имеет доказательства этого. Суррогатная мать имеет права в судебном порядке закрепить свое права на опекунство над ребенком - я в недоумении посмотрела на подругу.- т.е. она останется со мной? - с надеждой спросила я.
  -Твоя Лили и тут подстраховалась, - улыбнулась Мила - теперь осталось только выиграть суд и мы его выиграем.
  Я с надеждой смотрела на подругу, а потом спросила.
  - Что я должна делать?
  - Для начала позвони ему, чтобы он знал, что ты еще тут - ответила она.
  - Но..
  - Никаких но! Суда не будет, если он будет вас искать - ответила она. Пока он не знает, что я твой адвокат, девочка будет здесь, а потом я передам ее сестре мужа, я с ней уже договорилась, она сидит дома с двумя детьми и с удовольствием приглядит за третьим ребенком.
  - Спасибо тебе! - порывисто обняла я ее, затем схватилась за сотовый телефон и замерла.
  - Ну что еще? - спросила она у меня недовольно.
  - Что я ему скажу? - с испугом глядя на нее, спросила я.
  - Скажи, что тебя поймала соседка и рассказала про него. Отругай его, что он вмешивает чужих людей в ваши дела. Скажи, что тебе надоело прятаться, и ты хочешь побыстрее закончить эту историю и наконец, зажить с дочерью нормально. И не реагируй на его слова о том, что ты ей не мать, поняла?
  - Да! - кивнула я и набрала домашний телефон резиденции Рябининых. Мне ответили быстро, и я узнала голос Марты - Здравствуйте Марта, это Юлия, вы помните меня? - спросила я ее.
  - Юлия? - переспросила ошарашенная экономка, а потом добавила с тревогой - Конечно помню!
  - Марта, мне очень нужно связаться с Сергеем. Скажите, у него изменился номер сотового? - задала я интересующий меня вопрос
  - Нет все тот же. - ответила экономка, а потом вдруг спросила - Юлия, что-то с девочкой?
  - Нет, Марта, просто я устала и хочу закончить начатое - ответила я.
  - Вы хотите отдать малышку? - с тревогой поинтересовалась Марта.
  - Нет, я хочу официально раз и навсегда забрать ее - ответила я.
  - Вот и хорошо! - вдруг повеселела Марта - Лили была бы рада этому - и положила трубку.
  Удивленно посмотрев на телефон, я набрала номер Сергея. Он ответил быстро.
  - Слушаю?
  - Это я. Зачем ты меня искал? - спросила я сухо.
   - Где тебя черти по ночам носят? Это ты так о дочери заботишься? - зло бросил он.
  - Для начала не ори на меня, я была с дочерью, укладывала ее спать. Но меня больше интересует другое, какого черта ты рассказываешь всем о моем ребенке небылицы?
  - Она не твоя! - прошипел он.
  - Она моя и я сделаю все, чтобы суд принял мою сторону!
  - Посмотрим! - зло бросил он.
  - Встретимся в суде! - парировала я и отключила телефон.
  - Вот и все! - улыбнулась подруга - теперь надо обсудить детали твоей защиты и мы готовы к суду!
  
  Суд состоялся через две недели. К тому времени, мы перевезли малышку к сестре мужа Милы и теперь были во всеоружии готовы к процессу отстаивания моего права на ребенка.
  Едва войдя в зал заседания, я сразу увидела Сергея и Лидию, висевшую у него на шее, что только подогрело мою решительность отстоять девочку, проведя взглядом по лицам, я заметила и Римму, сидящую на последнем ряду, в то время, как Сергей и Лидия сидели вместе с адвокатом в первом ряду.
  Почувствовав пожатие Милы, я гордо подняла голову и прошла мимо них за свой стол, даже не поздоровавшись.
  - Встать, суд идет! - раздался голос судейского секретаря и все встали.
  Вошла невысокая светловолосая женщина лет сорока, которая внимательно осмотрела собравшихся и уселась за судейский стол.
  - Рассматривается гражданский иск между Рябининым Сергеем Игоревичем и Симоновой Юлии Викторовны по вопросу опеки над ребенком. Прения сторон представляют Адвокат Клим Юрий Николаевич и Маврова Мила Юрьевна - громко произнесла секретарь суда.
  - Юрий Николаевич, изложите суть претензий - попросила судья
  - Три года назад, между гражданкой Симоновой и моим клиентом был заключен договор, согласно которому гражданка Симонова обязывалась выносить и родить ребенка для семьи Рябининых. Однако, гражданка Симонова, воспользовавшись доверием моего клиента, и получив деньги за свою работу, сбежала вместе с еще не родившимся ребенком.
  - Мила Юрьевна, что скажете вы? - поинтересовалась судья, переводя тяжелый взгляд на нас с Милой.
  - Юрий Николаевич, все сказал правильно за исключением того, что моя клиентка действовала во благо ребенка и так и не получила всех денег за свою работу! - ответила Мила спокойно - Сегодня мы постараемся доказать, что Лилианне Симоновой-Рябининой просто небезопасно находится в семье отца. Более того, ей будет лучше остаться с родившей ее женщиной...
  - Юлия Викторовна подписала контракт и обязана передать ребенка отцу! - вмешался адвокат Сергея.
  - Но по тому же контракту, пункту 43 - отразила его атаку Мила, беря контракт со стола, и читая вслух - 'В случае если суррогатная мать понимает, что ребенку угрожает опасность в семье нанимателя и имеет доказательства этого. Суррогатная мать имеет право в судебном порядке, закрепить свое право на опеку над ребенком' - отложив документ, Мила и посмотрела на судью - У нас имеются доказательства того, что жена Рябинина была убита, более того, на девочку и ее Юлию покушались дважды в период беременности!
  Судья перевела взгляд с одного адвоката на другого, а потом тяжело вздохнула и сказала.
  - Давайте начнем слушанье. Гражданин Рябинин выйдете вперед и расскажите из-за чего вы тут?
  Сергей встал и прошел к трибуне и начал свой рассказ.
  - Моя жена была серьезно больна, и мы решили воспользоваться услугами суррогатной матери и выбрали Юлию. Мы хорошо относились к Юлии и считали ее хорошим человеком! - начал свой рассказ Сергей - Сестра Лили заметила фальшивость Юлии, но мы ей не поверили, а потом уже было поздно. И она, и ребенок пропали. Все эти три года, я искал их.
  Наши взгляды встретились, в его взгляде была боль и печаль, а затем я услышала голос судьи.
  - Вы видели девочку?
  - Да - ответил Сергей - я поймал их в парке, девочка была с ней, Однако Юле удалось сбежать, и она спрятала девочку.
  Судья поинтересовалась, есть ли у адвокатов вопросы, и тогда встала Мила и спросила.
  - Сергей Викторович, насколько я поняла, ваша жена скончалась за несколько дней, до побега Юлии это так?
  - Да.
  - Почему умерла ваша жена? - спросила Мила, получив подтверждение своего вопроса.
  В комнате повисла тишина, и я видела, как побледнел Сергей, а потом тишина взорвалась голосом его адвоката.
  - Ваша честь, я протестую, смерть жены моего клиента не имеет отношение к делу! - заявил он.
  - Как раз наоборот! - ответила мила - События, приведшие к смерти Лилианны Рябининой и привели к побегу Юлии так, как она боялась за жизнь свою и своего ребенка.
  - Ваша честь! Мы просим снять этот некорректный вопрос! - настаивал на своем адвокат Сергея
  Я думала, что судья встанет на сторону Сергея, но ее ответ удивил всех.
  - Сергей Игоревич, ответьте, пожалуйста, на вопрос.
  - Моя жена была серьезно больна! - холодно ответил он - Вскрытие показало, что у нее отказало несколько органов, это врожденное ослабевание внутренних органов и рано или поздно это должно было произойти.
  - Понятно, еще один вопрос, насколько я знаю, вы пытались трижды воспользоваться услугами суррогатных матерей, прежде чем появилась Юлия, что же происходило, почему нет первых трех детей? - задала второй свой болезненный вопрос Мила.
  - Ваша честь, я не понимаю, почему адвокат гражданки Симоновой лезет в такие болезненные для моего клиента темы! Я требую снять этот вопрос! - взревел адвокат Сергея
  - Ваша честь, я готова объяснить это как только Сергей Игоревич ответит - парировала Мила.
  - Ответьте - велела судья, уже поняв, что тут не все так чисто.
  - Случались выкидыши - ответил Сергей
  - И все выкидыши на одной и той же неделе срока беременности, при посещении врача? - уточнила Мила и в комнате повисла тишина, помолчав немного она, добавила - Ваша честь, я прошу допросить мою клиентку, так как Сергей Игоревич не знал о том, что происходило в его доме.
  И снова тишина.
  - Хорошо - ответила судья - Гражданин Рябинин, вы можете вернуться на свое место, Юлия Викторовна, пройдите к трибуне.
  Я встала и заняла место Сергея, а потом, глубоко вздохнув посмотрела Сергею прямо в глаза.
  - Прости Сережа, я пыталась тебе рассказать, но ты отказался меня слушать, значит, придется рассказывать здесь. Я должна ее защитить, я не смогла помочь Лили, но малышку я ей на растерзание не отдам! - Я начала свой рассказ и рассказала все. Единственное, о чем я не упомянула это запись, которую я случайно сделала. Так хотела Мила.
  Чем дальше я рассказывала, тем тише становилось в зале и тем серее становилось лицо Сергея, а в его глазах появлялось все больше гнева и боли. Только на кого, этого я понять не могла. Наконец и мой голос смолк, я посмотрела на бледное полное гнева лицо Риммы. А ведь она все так же не верит мне, считая, что я лгу.
  Судья устало вздохнула, а потом заговорила.
  - А у вас имеются доказательства тому, что вы сейчас рассказываете? -спросила она у нас с Милой
  - Да ваша честь, разрешите для начала вызвать в качестве свидетеля врача, который был гинекологом Юлии всю беременность и участвовал в происходящих событиях.
  Судья только кивнула, и вызвали Анну, которая честно рассказала, как она прервала по разрешению 'Лили' три беременности и как еле откачала меня, после того как чуть не убили моего ребенка.
  После показаний Анны, Сергей был белым и не понимал, что происходит, я это поняла без слов, казалось у него сейчас инфаркт буде и мне стало его жаль.
  - Ваша честь, разрешите задать вопрос Юлии Викторовне? - вдруг подал голос адвокат Сергея
  - Разрешаю - кивнула судья.
  - Юлия Викторовна, а на какие деньги вы купили квартиру? Насколько я понял, вы работаете врачом в местной поликлинике и как вы смогли позволить себе квартиру? - спросил он меня
  - Я воспользовалась деньгами с карточки, которую дала мне Лили перед смертью, а теперь каждый месяц кладу туда деньги так, как это деньги малышки - с гордо поднятой головой ответила я ему.
  - Но при этом вы говорите, что не получали денег от моего клиента? - уточнил адвокат.
  - Нет, эти деньги я получила от Лили на нужды ребенка! - ответила я.
  - Я закончил ваша честь.
  - То, что вы сейчас поведали интересно, но какие доказательства, кроме ваших слов, что Лилианну Рябинину отравили, у вас есть? - спросила судья.
  - У нас имеется запись, записанная случайно и доказывающая слова моей клиентки. Разрешите включить эту запись, ваша честь? - спросила Мила.
  - Протестую, ваша честь, защита не была ознакомлена с записью заранее! - сразу ожил адвокат.
  Судья глянула на часы и вдруг спросила
  - Юлия Викторовна, девочка в порядке?
  - Да ваша! - честь ответила я, не понимая, куда она клони.
  - Тогда привезите ребенка сюда, мы посмотрим на нее, а пока устроим перерыв на два часа, а адвокат ознакомится с записью, после чего мы продолжим.
  Я могла только кивнуть. Судья встала и ушла, а Мила набрала номер сестры мужа и попросила привести ребенка, но они попали в пробку, поэтому к началу заседания не успели.
  - Я не вижу ребенка, вы ее не привезли? - спросила судья, едва села за свой стол.
  Ответить мы не успели, открылась дверь и в зал зашла женщина с Лили на руках. Оглядевшись вокруг, она поставила малышку на пол и что-то ей сказала. Девочка с испугом оглядываясь вокруг пошла вперед озираясь, тогда я встала и, выйдя из-за стола присев на корточки позвала ее.
  - Лили!
  - Мама-мама! - радостно закричала она и бросилась ко мне, а я просто прижала ее к себе, так как не видела уже сутки.
  Я медленно развернулась и показала ее счастливое личико судье, а она долго внимательно смотрела на ребенка. Кивнув, она собиралась что-то сказать, но тут малышка увидела Сергея и громким шепотом спросила.
  - Мама, а папа приехал к нам?
  - Да милая, ты хочешь с ним поздороваться? - спросила я, отпуская ее на пол.
  Девочка сделала шаг вперед в строну Сергея, но потом она разрыдалась, от того, что что-то увидела и бросилась ко мне.
  - Милая, что такое? - спросила я ее, пытаясь успокоить.
  - Тетя плохая! - жалобно прохныкала девочка.
  - Какая тетя? - не могла понять я.
  - Та! - показала пальчиком малышка на Лиду, а я в недоумении уставилась на нее.
  - А почему ты думаешь, что она плохая? - спросила судья - Тебе так мама сказала?
  - Нет! Просто плохая! - ответил ребенок, еще ближе прижимаясь ко мне и с ужасом глядя на Лиду - Она не другая мама, она плохая! - повторил ребенок.
  - Я не понимаю - сказала я одними губами.
  - Может она что-то слышала? - вдруг предположила Мила.
  - Но тогда бы она и Сергея боялась - ответила я, качая головой и прижимая ребенка к себе, чтобы успокоить.
  - Не обязательно, ты же сама ей сказки про папу рассказывала и фото показывала, может, где Лида была вот она и отреагировала по твоей реакции? - предположила подруга.
  - Нет, там были фото Лили и Сергея, она всегда с восхищением смотрела на мать.
  - А ну-ка подожди! - вдруг воскликнула Мила и обратилась к Сергею - Сергей Игоревич, а у вас есть фотография жены?
  - Да! - удивленно кивнул Сергей, внимательно глядя на нее.
  - Дайте, пожалуйста - попросила Мила, а когда он достал несколько фотографий Лили включая и ту, где была Лида она попросила - разложите их на столе, пожалуйста.
  Когда он это сделал, она попросила Лили.
  - Солнышко, а ты можешь показать, где тут другая мама?
  Девочка, все же косясь на Лиду, подошла к столу и посмотрела на фотографии, которых я никогда не видела и тут же быстро взяла все кроме одной.
  - Тут злая тетя и мама! - сказала она жалобно, а потом аккуратно свернула фото и показала всем ту сторону, где была Лили - Вот мама!
  Все в шоке смотрели на ребенка. Если она угадала то как? А если нет, то кто ее научил?
  - Да! - сказал Мила удивленно - Я конечно слышала, что дети все слышат еще в утробе, но впервые вижу такое проявление!
  А потом девочка еще больше поразила всех, она подошла к Сергею и потянула его в сторону от стола, ближе ко мне. А когда он подчинился и отошел, она попросила взять ее на руки.
  Когда он это сделал малышка устроилась поудобнее у него на руках и вдруг шепнула.
  - Пап, я скучала, и мама-котенок тоже, только не бросай нас больше! Ладно?
  Я села на стул, даже Лили не знала, как меня называл Сергей, откуда это могла знать моя девочка.
  - Другая мама сказала, что я ваша, но должна молчать об этом, иначе вы не помиритесь, но я не хочу, чтобы вы были врагами, я вас люблю - вдруг пролепетала Лили.
  - Другая мама? - переспросил Сергей - а где ты ее видела?
  - Она мне приснилась - доверчиво сказала малышка - и попросила чтобы я помогла вам помириться.
  Я не знаю, сколько бы это продолжалось, но судья вдруг привлекла наше внимание.
  - Давайте займем свои места и послушаем запись, а потом, я удалюсь для принятия решения - сказала она громко.
  Сергей неохотно отпустил девочку, и она тут же устроилась на моих руках, после чего мы включили запись разговора, который я записала. Чем дальше мы слушали, тем больше бледнел Сергей, а потом он внимательно посмотрел на Лидию.
  - Это правда? - спросил он ее.
  - Нет! Неужели ты веришь этому монтажу? Лили с детства была не здорова, она еще очень долго прожила!
  Но узнать реакцию Сергея мне не довелось, снова открылась дверь и в зал заседания вбежала моя сестра. Отдышавшись и оглядевшись вокруг, она сказала, глядя на меня.
  - Могла бы и позвонить! - а потом посмотрела на судью и совсем другим тоном произнесла - Ваша честь, я сестра Юлии Симоновой, Анна Викторовна Симонова, я понимаю, что то, что я принесла можно принять как подделку, но это настоящая запись, данная мне на хранение Лилианной Рябининой три года назад. Прошу прослушать эту запись, так как она разрешает все вопросы, которые рассматриваются на этом заседании.
   Судья только молча, махнула рукой, уже понимая то это заседание не стандартное и от него можно ждать чего угодно. Диск вставили в проигрыватель, и мы увидели Лили.
  - Если вы видите эту запись, значит, меня уже нет в живых. Лидия победила, и вы делите опеку над ребенком. Что ж Сережа, прости, я часто лгала тебе, и мне нет прощения, но я это делала только для того, чтобы защитить маму, но теперь надо думать о Юле и вашей дочери. Нет, я знаю, что ты подумал, я все сказала правильно, она ваша. Не моя, в ней нет ничего от меня, я с самого начала договорилась с врачом, чтобы Юле вживили ее же оплодотворенную яйцеклетку. Я не хотела, чтобы девочка родилась с моими дефектами, а Юля, она твоя половинка и я была уверена, что станет замечательной матерью ребенку. Даже зная, что он не ее. Итак, сейчас я все расскажу, и молю простите меня за ложь.
  Она замолчала, будто собираясь с силами, а потом продолжила.
  - Моя мать с детства раздела нас и балуя Лиду, сделала ее монстром. Я всегда знала ее темную часть, но никогда не хотела верить, что она может пустить ее и против нас, но она это сделала. Ее зависть, что я стала твоей женой, превратилась в ненависть ко мне, и она решила убить меня, заняв мое место. Первые три девушки, которым она обеспечила прерывание беременности были слабыми и честно говоря я к ним ничего не испытывала, тогда я еще не знала не понимала, что она делает, но после третьего прерывания я услышала твой разговор, Лида, и все поняла. Ты пользовалась тем, что я берегу маму и продолжала свое грязное дело, поэтому я хотела отказаться от идеи о ребенке и отселить вас, но тут появилась Юля. Увидев, с каким восхищением, ты посмотрел на нее, когда она только вошла, а потом, заметив какой характер у Юли, я поняла, что она та кто подарит тебе то, что не могла подарить тебе я, любовь двух половинок. Мы ведь ими не были, ты убедил себя, что любишь меня, но так как ты любишь ее, меня ты никогда любить не смог бы, признайся в этом хотя бы себе. Позже я подтвердила свои подозрения, а тогда просто взглянув на вас, я поняла, что вы нашли друг друга. Тогда я и решила, что ребенок должен быть вашим общим, а никак не моим. А потом она попыталась убить тебя, Юля, и я поняла, что если хочу защитить вас должна принять удар на себя. Я поняла, как она травит меня, но ради Юли, тебя и мамы терплю, молча, и молюсь, чтобы дожить до рождения малышки, ведь после этого Юля и ребенок будет в безопасности. Она ее не бросит, ведь она уже любит ее и все знает. Так Лида имеет сразу два козыря, а я радуюсь, что вы в безопасности и ваши отношения развиваются нормально. Вы ничего не узнаете, но на всякий случай я делаю эту запись. Если вы решите развестись, я хочу чтобы малышка жила с матерью, а ее мать Юлия Симонова. Прости Сережа, может я и не права, но если ты поверил Лиде, а не сердцу, вашей малышке с тобой делать нечего, ведь долго ты не проживешь. Она и тебя убьет. Единственное о чем я прошу, это не бросайте мою маму, и простите меня, я вас очень люблю.
  Запись погасла, но в зале стояла идеальная тишина.
  - Она взяла с меня слово, что я никогда не покажу запись, если не встанет вопрос об опеке над ребенком - сказала Аня тихо, а потом посмотрела на Сергея и добавила - мне жаль, но моя сестра замечательная мать и это ее дитя, извините!
  Судья посмотрела на меня, а потом сказала.
  - Я думаю, хватит с этого заседания. Суд удаляется для вынесения решения.
  Она вернулась через час. Посмотрела на всех и начала читать решение.
  - Решение по гражданскому иску против Симоновой Юлии Викторовны от 11.10.2011 года признать право Симоновой Юлии Викторовны на полную опеку над Лиливанной Симоновой-Рябининой и разрешить Сергею Рябининой навещать дочь два раза в неделю в присутствии матери. Решение суда может быть обжаловано вышестоящим судом в течении десяти суток с момента провозглашения приговора. На этом суд окончен, все свободны.
  И только когда судья ушла, я поняла, мы победили!
  А в следующий момент на нас с Лили налетела Мила и сестра, и сжали в своих крепких объятиях
  - Победа!
  Мы обнимались и смеялись минуты три, а потом я отстранилась и подошла к Сергею, который меня ждал.
  - Прости! - сказал он, глядя мне в глаза.
  Но я молчала и смотрела на него, поэтому он продолжил.
  - Я знаю, что сейчас тебе это тяжело, но я просто не мог поверить в то, что ты мне говорила, прости меня. Я так виноват!
  - Сергей, хватит! - сказала я ему, покачав головой - Просто скажи, чего ты хочешь, а я отвечу, смогу ли это дать.
  Наши взгляды встретились и вдруг он сказал.
  - Я хочу, чтобы вы жили со мной! - потом замялся и тихо добавил - Вы мне нужны, я люблю вас.
  Я ждала этих слов три года, но сейчас глядя на него и вспоминая, как он разговаривал со мной, как жесток был тогда, когда я к нему пришла я поняла, что не могу так просто простить ему.
  - Прости, Сереж, но я не могу. Ты можешь навещать ее, но после твоих слов, я просто не могу согласиться - замолчав, я посмотрела на дочь, увлеченную разглядыванием окружающих людей, и добавила - у тебя есть мой телефон, позвони, когда решишь навестить ее, а теперь извини мне пора.
  Я развернулась, кивнула Миле и сестре и вышла из зала суда, с дочерью на руках, не оборачиваясь.
  
  10
  Он позвонил на следующий день и попросил разрешения приехать к дочери, я не отказала ему.
  Когда Лили увидела отца, я думала, что я оглохну, такой радостный визг издала моя малышка. С того дня он приезжал каждый день, сначала я или Мила присутствовали при этих встречах, но постепенно мы стали оставлять их вдвоем.
  Сергей же делал все, чтобы задобрить нас дарил подарки, носил на руках, разговаривал с нами, однако если Лили принимала его нежность и любовь то я, качала головой, и все возвращала и игнорировала его попытки к примирению. Почему я так поступала, сама не знаю, просто мне было тяжело принять то, что он мог так просто забыть о прошлом и пытается все начать заново, я так не могла.
  Так прошел месяц. Я видела, как с каждым днем он все больше бледнел, будто совсем не спал, а еще в его глазах появилась такая тоска, что у меня сердце разрывалось, а в один прекрасный день, вернувшись с работы раньше обычного, зная при этом, что с Лили сидит он, я услышала их разговор.
  - А разве мама сама не хочет, чтобы мы были вместе? - спрашивала моя малышка отца.
  - Хочет, солнышко - ответил он ей - просто твоя мама очень рассержена на меня и я не знаю, как добиться ее прощения.
  - А ты все перепробовал? - спросила моя не по годам умненькая девочка - дарил подарки и цветы, говорил комплименты, разговаривал с ней, просил прощения?
  - Да солнышко я все перепробовал - ответил грустно Сергей.
  - Ладно, я попробую уговорить маму, я тоже хочу чтобы мы были вместе, все втроем и ты не уходил по вечерам - услышала я голос дочери.
  И тут мое терпение лопнуло.
  - Сергей - сказала я, открывая дверь - выйди на минутку!
  - Мамочка... - попыталась вмешаться моя малышка, видя мое недовольство, но стоило мне посмотреть на нее, она замолчала и села смотреть включенный телевизор.
  Он встал и вышел следом за мной.
  - Что ты делаешь? - спросила я, едва прикрыв за нами дверь на кухне.
  - Пытаюсь вернуть любимую женщину и дочь - ответил он мне.
  - Когда ты нас гнал ты ни за кого не прятался так, чего ты сейчас прячешься за ребенка - почти закричала я.
  - Я вас не гнал! - ответил он мне в тон.
  - Нет, ты прав, ты гнал меня! - ответила я и тут же увидела, как боль исказила его лицо, а он схватился за бок - Что с тобой? - встревожено, спросила я, делая шаг к нему - тебе плохо сядь, пожалуйста!
  - Нет - вдруг услышала я его тихий и пустой голос - ты права я гнал тебя и, судя по всему, теперь ты гонишь меня. Ты права. Я не имею права к вам приближаться, я не состоялся ни как защитник, ни как отец, ни как муж. Я безумно хотел вернуть вас, вы моя жизнь и я безумно вас люблю, но ты этого не хочешь и имеешь на это право! Извини, я вас больше не побеспокою! - он развернулся и вышел.
  - Сергей! - крикнула и бросилась следом напуганная болью в его глазах, но было уже поздно, в квартире его не было, а спуститься к машине я не успела, услышав визг тормозов и шум уезжающей машины.
  Упав на ступеньки, я разрыдалась, а в следующий миг почувствовала, как меня обнимают маленькие ручонки, и услышала такой родной голосок.
  - Все будет хорошо, мамочка - шептала моя девочка - папа вернется, он нас любит и не бросит нас.
  - Да, солнышко, все будет хорошо, пошли домой - утирая слезы, ответила я малышке.
  Но он не пришел, ни на следующий день, ни через день, ни через неделю. Я уже собиралась сама к нему ехать, когда раздался тот страшный звонок. А еще этот сон, который мне приснился перед звонком.
  Я сидела на лугу и смотрела, как дочка гадает на ромашке.
  - Любит - не любит... - срывая лепестки, говорила моя малышка - плюнет - поцелует...
  - И на кого ты гадаешь, спросила я.
  - На папу, любит он нас или нет - услышала я ответ дочери, но ответить я ей не успела, меня опередили
  - Конечно, любит, солнышко! - раздался за моей спиной, такой знакомый и уже забытый голос.
  - Тетя Лили! - крикнула моя девочка и бросилась к Лили.
  -Привет, малышка! - улыбаясь и подхватывая ее на руки, ответила Лили. А я увидела, что общее у них только волосы и цвет глаз, в остальном же она на Лили ни капельки не похожа - да она твоя копия - улыбнулась мне подруга, будто мысли - здравствуй, Юленька!
  - Лили! - воскликнула я и бросилась в раскрытые для меня объятия - Прости меня, я не смогла выполнить свое обещание!
  - Нет, не правда, милая, ты все сделала правильно! - улыбнулась своей особой улыбкой подруга, а потом, опустив малышку на землю и посмотрев куда-то вдаль, вдруг добавила - он очень по тебе тоскует. Ты нужна ему.
  Я проследила ее взгляд и увидела Сергея. Он стоял, вдали глядя на нас полным боли и тоски взглядом, а вокруг него было темно и пасмурно, а еще там лил дождь.
  - Ты не понимаешь, Лили, - ответила я, отводя от него взгляд - его слова, они просто убили меня!
  - Я знаю, - ответила подруга - но ведь ты все еще любишь его, разве нет? Разве любовь не способна на жертвы и прощение?
  - Способна и ты это доказала, но я не могу забыть и простить то, что он тогда сказал! - почти расплакалась я.
  - А ты пробовала? - улыбнулась подруга и я была вынуждена признаться, что нет, я ушла в свою обиду и даже не попробовала его понять - так попробуй, если не ради себя, то ради малышки и меня - добавила Лили, обнимая меня за плечи и чуть подталкивая к нему.
  - А как же ты? - спросила я с тревогой, сопротивляясь из последних сил.
  - А я всегда буду рядом с вами, ведь я теперь ангел хранитель вашей семьи - ответила она, отходя от меня и снова беря малышку на руки - иди к нему, я присмотрю за ней, ты ему сейчас очень сильно нужна, ты и твоя любовь.
  И я пошла к нему, но меня остановили ее слова.
  - Только твоя любовь может спасти его, помни об этом и не сдавайся! - я начала разворачиваться, чтобы спросить ее, о чем она? Но тут раздался странный звук, и меня разбудил звонок телефона.
  - Слушаю! - схватила я трубку телефона.
  - Здравствуйте, это Симонова Юлия Викторовна? - раздался незнакомый мужской голос.
  - Да - встревожилась я, пытаясь вспомнить, кто это может быть.
  - Меня зовут Геннадий Петрович Чижов, я хирург в Ленинской больнице, вы знакомы с Рябининым Сергеем Игоревичем - ответил мужчина и меня охватил страх.
  'Сережа? Что случилось с Сережей, почему о нем спрашивают из больницы?' - пронеслась в моей голове мысль.
  - Да это отец моего ребенка. С ним что-то случилось? - дрожащим голосом спросила я.
  - Мне очень жаль, Сергей Игоревич находится в реанимации нашей больницы, а в его карточке написано ваше имя, в качестве того кому можно позвонить - услышала я ответ.
  Меня будто ледяной водой облили.
  'Только не это! Господи не забирай его у меня! Я не смогу жить, зная, что его больше нет!'
  - Что с ним случилось? Как он? Он будет жить - почти закричала я, а слезы уже лились из моих глаз.
  - Он попал в аварию и находится в коме, кроме того у него наблюдаются явное отравление сильнодействующими ядовитыми веществами, и мы не знаем как его организм отреагирует на травму и яд. Мы надеемся, что нам удаться помочь ему - ответил мне врач.
  - Где находится ваша больница? - спросила я, пытаясь взять себя в руки и понимая, что истерика мне не поможет - Я сейчас приеду.
  - Город эн-ск на Ленинской улице, там большое белое здание.
  - Тогда я знаю, где это - ответила я - Скоро буду!
  Я отключила телефон и бросилась одеваться, вспоминая слова Лили. Неужели она говорила об этом? В какой-то момент я обернулась и увидела свою малышку мирно спящую в моей кровати
  'Как хорошо, что звонок ее не разбудил' - подумалось мне, и тут же я поняла, что надо ее с кем-то оставить, не тащить же ее с собой. - 'Мила!'
  Мысль пришла сама, и я бросилась звонить дверь к соседке.
  - Кто там? - услышала я, недовольный голос Никиты мужа Милы.
  - Никит, это Юля, открой, пожалуйста! -взмолилась я.
  Щелкнул замок
  - Подруга, ты на часы давно смотр... - спросила Мила, но увидев мое лицо, осеклась, а потом спросила - Юля, что случилось? Что-то с Лили?
  - Нет, она в порядке, это Сергей - ответила я, пытаясь не думать о плохом - Он попал в аварию, я должна ехать к нему, ты за Лили присмотришь?
  - Конечно! - ответила подруга.
  - Тогда вот ключи, она проснется в семь тридцать.
  Я отдала ей ключи и развернулась, чтобы бежать вниз по лестнице, но уйти она мне не дала, схватив меня за руки.
  - Юля, подожди! - воскликнула она - Я тебя в таком состоянии одну не отпущу!
  - Но я нужна ему!
  - Юль, Никита тебя отвезет, просто потерпи немного - как-то нежно сказала она, но видя, что я не реагирую на ее слова и рвусь прочь, добавила - подумай о дочери! В таком состоянии ты легко угодишь под машину, и с кем она останется?
  И эти слова меня отрезвили. Я поняла, что не могу рисковать собой, что нужна своей дочери и должна думать не только о себе, но и о ней. Поэтому, я зашла к ним и стала ждать, пока Никита не соберется. Это далось мне очень не просто, ведь я безумно боялась, что он умрет пока я еду.
   А через полтора часа я увидела Сергея. Он был белым как полотно, весь в трубках и только тут я поняла, что могу потерять его, так и не сказав, как же сильно я его люблю.
  Всю следующую неделю, я провела у его постели. Мне пришлось ответить на десятки вопросов, ведь меня подозревали в его отравлении, но в конце недели меня оставили в покои. Как я потом узнало, выяснилось, что яд поступал в организм через чай, который ему купила Лида. В тот день он ехал к нам с дочерью, ему стало плохо, и он врезался в дерево, получив при этом травму головы. Позже судом было установлено, что яд в чай подсыпала Лида, а в тот период мне было все равно, почему он в этой палате. Я сидела у его кровати и молилась всем, кого могла вспомнить, чтобы они оставили его в живых.
  На восьмой день он очнулся и посмотрел на меня осмысленным взглядом.
  Сначала в этих глазах было счастье и надежда, потом появился страх.
  - Привет! - нежно улыбнулась я ему, мысленно благодаря всех святых, что он очнулся.
  - Что ты тут делаешь? - спросил он, явно боясь услышать ответ.
  - Я беспокоилась о тебе и приехала - ответила я, а потом добавила - ты мне нужен, я не хочу тебя терять. Не делай так больше, прошу тебя!
  Он кивнул и тут пришел врач и начал его осматривать, и сразу стало ясно, что у Сергея проблемы. Ведь он так и не смог пошевелить ногами.
  - Не стоит паниковать, - сказал нам врач - возможно, это временно. Нужно подождать немного и провести некоторые исследования.
  Но я видела по глазам Сергея, что он не верит врачу.
  - Сергей, прошу я... - начала я, но он меня перебил.
  - Тебе лучше уйти - отводя взгляд, сказал он.
  - Сережа...!
  - Нет! - покачал он головой - Я не хочу, чтобы ты была рядом и мучилась вместе со мной! Я теперь останусь прикованным к креслу, а тебе еще жить и жить! - сказал он, встретившись со мной взглядом, и меня потрясло отчаянье, которое в них было - Я хочу, чтобы вы были счастливы. Хочу, чтобы у тебя был полноценный муж, а у нашей дочери хороший отец, который будет гулять с ней в парке, носить ее на руках и любил ее, а когда она подрастет, гонял ее парней и повести ее к алтарю! Я не смогу вам этого дать! А это - он кивнул на свои ноги - это мое наказание, за то, что я тебя оттолкнул, я безумно тебя люблю и не хочу, чтобы ты была наказана вместе со мной. Ты должна жить! Просто уходи, прошу! - взмолился он.
  Я смотрела на него и понимала, что им движет, но если я сейчас уйду, значит, я предам все ради чего жила и в первую очередь себя саму.
  Поэтому я придвинула кресло к кровати и села. Затем посмотрела ему в глаза, подняла подбородок, как в день нашего знакомства и сказала.
  - Я не уйду, а если ты меня выгонишь, ты обречешь меня на вечное страдание. Да, возможно ты прав и ты не сможешь сделать все, что ты сейчас сказал и возможно я всю жизнь проведу, рядом с тобой, ухаживая за тобой. Но нам не нужны твои ноги, нам нужен ты, понимаешь? Мы не можем без тебя, нет не так! - я закрыла лицо руками, думая как ему это объяснить, а потом, оторвав руки от глаз, сказала, как есть - Я не могу без тебя, я не живу без тебя! Как и тогда во время беременности, я все так же зависима от тебя и все так же не сплю все эти годы, а спасает меня Лили, которая там мила и спокойна во сне, что я засыпаю, глядя на нее. Но мне нужна не Лили, мне нужен ты, ты и твое тепло, и дыханье, такие теплые и любимые руки, такой родной голос! Как же ты не понимаешь! - я почти кричала, а из глаз текли слезы - Я жива только из-за Лили. Теми словами, ты не просто обидел меня, ты меня ты убил меня, и сейчас ты делаешь тоже самое! Ты моя жизнь, мое дыхание, мое сердцебиение! Я люблю тебя и никуда не уйду так, что не смей меня гнать!
  Он долго смотрел мне в глаза, а потом кивнул и отвел взгляд. Я победила в этой схватке, но это было только начало. Начало месяца ада, когда мне пришлось бороться не только с его болезнью, но и с ним и его отчаянным стремлением защитить меня, от себя и своей боли.
  
  11
  Этот месяц был просто ужасен! И дело не в том, что Сергей обижал меня или унижал, нет, скорее наоборот, он был очень вежлив, обходительным, старался ради нас с дочерью встать на ноги, но это был фасад, скрывающим правду. На самом же деле, с каждым днем, ему становилось хуже. Он все больше уходил в себя и оживал только при нашем появлении, но в последнее время, и мы уже перестали помогать.
  Все чаще и чаще я стала замечать, что даже когда дочь рядом, он уходит в себя. Внешне кажется, что все нормально, он разговаривает, обнимает Лили, играет с ней и даже пытается смеяться, но глаза его пусты и в них такое одиночество, что я дышать не могу!
  Мы даже поженились так. Я пришла и сказала, что завтра мы поженимся, он кивнул и попытался улыбнуться, а на следующий день безразличным тоном, будто не понимая, что он делает, произнес свои слова.
  А самое страшное, что это видит моя дочка. Вчера у нее выпал молочный зубик, так она спросила, а можно ли променять зубик не на денежку, а на папино счастье, 'а то папа очень грустный' - сказала она мне, со слезами на глазах. Мне пришлось пообещать, что я поговорю с зубной феей, а сама решила поговорить с мужем. Именно поэтому я отправила Лили сутра к Миле, после чего устроившись на кухне, в новом двухэтажном доме, купленном им в городе, когда он нашел нас, стала ждать, пока у него не закончится занятие с его физиотерапевтом.
  Анна вышла минут через сорок после начала.
  - Ну как он? - спросила я с тревогой.
  Она внимательно посмотрела на меня, а потом вдруг сказала.
  - Я буду честна с вами, - говоря это, она смотрела мне в глаза - пока он не выйдет из этой депрессии, он на ноги не встанет. Уж поверьте моему опыту, я такое уже видела.
  - Понятно - ответила я, а плечи мои опустились.
  -Вы только сами не отчаивайтесь! - вдруг добавила врач - Он держится только благодаря вам и вашей малышке, это все видят. Рядом с вами он оживает. У меня даже мысль была, вас посадить в спортзале, чтобы он работал хотя бы ради своих девочек - она улыбнулась и добавила - мне кажется, сейчас только вы можете помочь ему.
  Наши взгляды встретились, а потом я сказала.
  - Спасибо вам большое!
  - Пожалуйста! Вы только держитесь и ему помогите! - ответила врач и ушла, а я глубоко вздохнув пошла к мужу.
  Он сидел в своей комнате в проклятом кресле и смотрел телевизор.
  'Как же легко он смирился с этим креслом!' - вдруг с раздражением подумала я
  Я любила его, и тем больнее было видеть, как ему плохо, ведь когда плохо ему, мне тоже плохо!
  - Нам надо поговорить! - сказала я, подходя и садясь на диван перед ним.
  А он, не отводя взгляда от телевизора, спросил.
  - О чем ты хочешь поговорить?
  - Может о том, что с тобой происходит? - спросила я, чувствуя, что мое терпение на пределе.
  - Со мной все в порядке - спокойно взглянув на меня, ответил он и снова уставился в экран телевизора, будто боялся посмотреть на меня лишний раз. Мы оба знали, что он лжет и это ранило меня, ведь он не позволял мне приблизиться к себе.
  Я попробовала сосчитать до тринадцати, чтобы успокоить свои нервы. Мои глаза стали бегать по комнате, ища за, что бы мне зацепиться, чтобы не сорваться и наконец, нашли, наткнувшись на книжный шкаф и вазу, стоящую на нем.
  'Надо бы убрать ее отсюда' - подумалось мне - 'Сергей, да и Лили могут наткнуться на шкаф, а ваза стоит на самом краю, еще упадет на голову.'
  Но вздох мужа привлек мое внимание и я, посмотрев на него, как можно спокойнее заговорила.
  - Нет! С тобой не все в порядке! - сказала ему я - У тебя депрессия и мы с дочерью не знаем, чем тебе помочь!
  - Прости! - ответил он, даже не взглянув на меня.
  - 'Прости' и это все, что ты мне можешь сказать? - уже не сдерживаясь, закричала я.
  - А чего ты от меня хочешь? - вдруг закричал он в ответ - я делаю все, что могу, чтобы вам было хорошо, но вам все мало! А я ведь предупреждал тебя, что не смогу ничего вам дать!
  - А ты и не пытаешься! - ответила я - Я знаю, что если бы ты захотел, ты бы уже ходил! Врач сказал, что у тебя есть все шансы встать на ноги! Но вместо этого ты решил пожалеть себя, а теперь лелеешь собственную слабость!
  - Прости меня, но я не могу ходить, и это не исправишь! - ответил он и снова уставился в телевизор, а я осталась сидеть и смотреть на него.
  Слезы навернулись на мои глаза, и я поняла, что это бесполезно, он просто не слышит меня и не хочет слушать! Я медленно встала и начала пятиться назад к шкафу, стоящему возле двери, а потом тихо сказала.
  - Не 'не можешь', а не хочешь - из глаз уже ручьем лились слезы отчаянья - неужели мы с Лили не стоим того, чтобы ты жил для нас?
  - Ты, что меня не слышишь! Я бы все сделал для вас, но я не могу встать с этого проклятого кресла! Просто не могу! - перевел он взгляд на меня и в нем было столько боли и отчаянья, что я просто отшатнулась, а в следующий миг я почувствовала, как натыкаюсь на шкаф, а через миг сильный удар по голове, после чего я провалилась в темноту.
  
  Это звук бьющегося хрусталя я не забуду никогда. А еще не забуду как Юля опала на пол и так и осталась лежать.
  - Юля! - позвал я ее, но она не шевелилась - Юленька!
  И опять ничего. Страх охватил меня, я попробовал подъехать к ней, но из-за трясущихся рук я дал неправильные команды, и кресло просто упало, а я оказался под ним.
  В доме никого нет. Мила появится только вечером, а нам нужна помощь, нет, не так, Юле нужна помощь!
  Где я взял силы я и сам не знаю, но мне удалось отбросить кресло и подползти к ней.
  - Юленька, ответь! - с паникой в голосе позвал я ее снова и опять она не ответила.
  'Что же делать'
  Она вся была в крови, и пол под ее головой тоже был в крови. Моя рука сама потянулась к шее, и я почувствовал, как бьется ее пульс. Мне сразу стало легче.
  'Надо вызвать помощь и срочно!'
  - Юленька, родна, очнись! Я сделаю все, что ты захочешь, только очнись! - взмолился я, с ужасом наблюдая, как кровь скапливается на полу.
  Но она не реагировала, и тогда я осознал, что у нее есть только я. Если я не вытащу ее, врачи приехать просто не успеют, а я ее потеряю и тогда мне точно незачем жить. Я не смогу без нее, я живу только ею и дочерью!
  Очень медленно я обхватил ее тело руками и попытался потянуть к двери, но уже через минуту понял, что так могу сделать только хуже, да и времени у меня нет тащить ее ползком.
  Глянул на кресло и отбросил эту мысль так, как мне его не поднять, поэтому попробовал подняться сам. Но ноги подкосились и я упал. Осознав, насколько я сейчас беспомощен, я взмолился.
  - Господи, или кто бы там не был, прошу помоги! Я все сделаю, только спаси ее!
  А в следующий миг, я услышал такой знакомый голос.
  - Ее можешь спасти только ты, и у тебя очень мало времени - шепнул похожий на ручеек женский голос и я знал, кому он принадлежит.
  - Лили? - позвал я обладательницу голоса.
  - Спаси ее, или дай ей умереть - ответила мне Лили - я помогу, но только если ты сам будешь бороться.
  - Прости меня, Лили, я был так невнимателен к тебе! - взмолился я при этом, пытаясь взять Юлю на руки - Я люблю ее и я должен спасти ее! Прошу, помоги мне!
  - Тогда иди, а я буду рядом - ответила она, и я снова попытался встать, на этот раз у меня получилось!
  Я стоял на трясущихся ногам, держа на руках свою драгоценную ношу. Я думал только об одном, главное не упасть и не уронить ее. Мне нужно дойти до машины. Сделал первый неуверенный шаг, ноги подкосились, но мне удалось не упасть.
  'Я должен дойти, ради нее, должен дойти' - твердил я себе, делая новый шаг.
  И так я снова и снова делал шаги, потом были три ступени в гараж и я безумно боялся упасть. Единственное, что помогало мне, это ощущение, что я ей нужен. Нужен, моему котенку. Чувствуя как бьется ее сердце, я заставлял себя двигаться и вот, наконец, оказался возле машины.
  'Как хорошо, что машина в гараже, а ключи в замке зажигания!' - подумал я, медленно усаживая ее на сиденье и пристегивая ремнями - ' Так что не надо их искать!'
  На все тех же почти не подчиняющихся конечностях я дополз до водительского места и упал в кресло и только тут понял, что сел не в ту машину, а чтобы управлять ею мне нужны мои ноги..
  Я на автомате сел в свою машину, которую теперь водит она. Она купила мне машину для инвалидов, но я ни разу ей не пользовался, а теперь просто сел не на ту! Но смогу ли я донести ее до нужной? Я взглянул на другую машину и понял, что нет, у меня не хватит сил.
  'Что же мне делать? Я должен ее спасти! Должен спасти мою девочку, я не могу ее потерять!' - билось у меня в голове, а рука сама повернула ключ зажигания.
  Очень мелено я нажал кнопку, открывания двери гаража и когда дверь открылась, нажал сначала на тормоз, а затем перевел коробку передач с позиции стоянки на езду вперед и на газ.
  Я ехал медленно, так как боялся ехать быстро, не справлюсь, ноги не слушались. Вокруг неслись машины, а я мог только молиться, чтобы она дотерпела и дождалась, пока мы не доберемся до больницы, где ей помогут.
  Как не странно на всех перекрестках всегда горел зеленый, и не было ни одной машины, будто кто-то помогал нам и когда мы оказались на стоянке больницы я вздохнул с облегчением, а потом начал все заново.
  'Мне надо ее донести, просто донести и ей помогут!' - думал я, делая шаг за шагом опираясь на стены и столбы и глядя на заветную дверь, но вот я возле нее и открываю ее.
  Внутри люди и я кричу, видя знакомого врача.
  - Помогите, пожалуйста! На нее ваза упала!
  Я вижу шок на лицах людей, при виде нас, а потом ко мне бегут сразу несколько человек. Кто-то забирает Юлю и тут же ложа на каталку увозит прочь, кто-то пытается помочь мне добраться до стула, задавая при этом кучу вопросов.
  - Со мной все нормально - отвечаю я, глядя туда, куда увезли моего котенка - я сам приехал. С моей женой все будет в порядке?
  - Скоро придет врач и скажет, но я уверена, с ней все будет хорошо! - отвечает одна из медсестер, пытаясь спрятать свой встревоженный взгляд.
  А потом было ожидание, сколько я ждал я не знаю, просто сидел, смотрел на двери и ждал молясь, чтобы с ней все было в порядке.
  Но вот двери открылись, и вышел врач.
  - У нее сотрясение мозга, - сказал он мне. - кроме этого она потеряла много крови, но я думаю у нее все будет хорошо. Подождем, пока она очнется.
  - Я могу побыть с ней? - спросил я.
  - Конечно! - кивнул врач - Сейчас вам привезут кресло.
  - Нет, спасибо! - ответил я врачу - Я дойду сам, я ей обещал, что если она выживет, я встану на ноги.
  - Тогда позвольте мне вам помочь - предложил врач.
  - Нет спасибо, лучше покажите дорогу - ответил я вставая.
  И я дошел сам, а потом сидел возле ее кровати, до тех пор, пока она не открыла глаза. Позже мне сказали, что я просидел с ней сутки, отойдя от нее только один раз, чтобы позвонить Миле и сказать, где мы находимся. Эти сутки, глядя на нее я молил всех богов, но в первую очередь Лили, чтобы она выжила и была здорова.
  А когда она, открыла глаза и посмотрела на меня, при этом вдруг улыбнулась и сказала 'Сереженька', я понял только одно. Я жизнь положу, но она больше никогда не будет плакать и страдать, ведь все, что мне нужно в жизни это она.
  Намного позже, когда она снова уснула, а я сидя возле нее прошептал слова обращенные совсем к другой женщине.
  - Спасибо тебе Лили. Спасибо за нее - а потом добавил, обращаясь к своему котенку, которая зашевелилась во сне - ш-ш-ш-ш все хорошо, котенок, я рядом и всегда буду рядом, ведь я люблю тебя!
  И она успокоившись уснула, а на ее губах появилась такая знакомая и любимая мне улыбка.
  
  12
  - Садись - улыбнулся Сергей, открывая для меня дверцу своей машины.
  - Спасибо! - улыбнулась я, садясь в машину.
  Я наблюдала, как он уже совершенно уверенно обходит машину и садится на водительское сиденье и вспоминала, что врачи и сестрички мне говорили, что когда он меня принес, его ноги подкашивались и он держался за стену, но он меня донес!
  - Может все же домой? - спросил он с мольбой в глазах - Я договорился с прокурором и судьей и завтра ты сможешь дать показания, не обязательно делать это сегодня.
  - Нет - покачала я головой - Я хочу быстрее покончить с этим. Лида должна получить по заслугам.
  - Получит! - ответил он сухо и завел мотор.
  За эти две недели моя жизнь изменилась, он вернулся ко мне и я его простила. Мы просто любим и стареемся жить дальше, будто наших обид и не было. При этом мы не говорили и я уверена, что и не будем говорить о прошлом, мы оба научились ценить настоящее, поэтому будем беречь все, что имеем.
  'Как же странно!' - думала я, глядя на него - 'Он мое лекарство от всех проблем и при этом он то, чего я боюсь больше всего.'
  Почему? Да очень просто, если я его потеряю, я потеряю себя. Именно это я поняла, когда сидела у его кровати. А потом, когда я увидела его склонившегося над моей кроватью, с усталыми глазами и бледным лицом я поняла, что буду любить его всегда. А дальше были ночи, когда я не могла уснуть из-за головной боли и тогда приходило мое обезболивающее. Он как и раньше мог лечь рядом, положить мою голову на свое плечо и я засыпала, чувствуя биение его сердца. Это наверное глупо, но вчера я, наконец, поняла, чего же мне не хватает и задумалась о сыне, я так хочу снова ощутить нежную, но сильную руку на своем животе и услышать его нежный голос, воркующий рядом с малышом, а еще эти такие приятные толчки изнутри, или у сына они будут сильными и резкими?
  - И о чем же ты думаешь? - вдруг спросил он, взглянув на меня - у тебя улыбка ангелочка, или мадонны.
  Я рассмеялась, краснея, и все-таки он понимает меня без слов.
  - Просто, я вдруг подумала, что ты стал себя вести, так как вел, когда я носила Лили - призналась я, пряча глаза, чтобы он не увидел окончание моих мыслей.
  Он на миг отвлекся от дороги, а потом, вернувшись к созерцанию Тойтоты, которая ехала впереди, сказал.
  - Я всегда буду с тобой себя так вести, жаль только я не могу кое-что сделать, но это мы быстро исправим.
  - Так, а отсюда поподробнее? - напряглась я, не зная чего от него ожидать.
  Он рассмеялся и, поцеловав меня в нос, добавил.
  - Вечером узнаешь, а пока мы приехали! - и только тут я поняла, что мы стоим у здания суда.
  - Ладно, но вечером ты мне все объяснишь! - строго посмотрела на него я.
  - Договорились! - улыбнулся он, а потом добавил - ты сейчас так похожа на встревоженного воробушка, котенок.
  - Я..! - воскликнула я, но не найдя, что на это ответить, я вышла из машины, хлопнула дверью и направилась к зданию суда.
  А дальше был суд. Как выяснилось это не все преступления, которые совершила Лида и с каждым новым обвинением, которые доказывал прокурор, лицо Лиды становилось все более и более серым.
  Но мне не было ее жаль, я жалела ее мать, которая сидела в последнем ряду и плакала. Эта женщина потеряла все из-за своей дурости и не способности любить. Вот чего спрашивается, стоило любить обоих, своих дочерей и тогда возможно и Лили была бы жива, и Лида не превратилась в монстра, но она избрала другой путь и теперь останется совсем одна!
  Возможно, это и жестоко, но после открывшейся правды Сергей купил Римме однокомнатную квартиру и переселив ее туда заявил.
  - Римма, я из уважения и памяти к вашей младшей дочери обещаю, что буду платить за эту квартиру и присылать вам лекарства, но во всем остальном вы уж сами разбирайтесь. И лучше не показывайтесь мне на глаза, после всего, что вы натворили, я думаю это еще очень много, что я сделал, но Лили просила не бросать вас, вот я и не бросаю.
  И вот звучит приговор, и мне по-настоящему жаль эту женщину, ее дочь приговорили к восьми годам лишения свободы, и она приваливается к скамье, хватаясь за сердце. Я видела ее слезы отчаянья и осознания, а еще вину в глазах и понимала, что эта женщина все поняла, но уже слишком поздно, а жаль!
  Муж забрал меня из суда и повез за дочерью, но я была так задумчива из-за увиденного сегодня, что даже не заметила, что мы не едем к Миле, а едем к нам домой, а когда поняла это, мы уже стояли у дверей.
  - Ты что забыл? - спросила я у него удивленно - Мы же должны забрать Лили!
  - Я договорился с Милой, Лили переночует у нее, а утром мы ее заберем - ответил он, открывая для меня дверь.
  - И что ты затеял? - поинтересовалась я.
  - Пошли, увидишь! - ответил он и открыл для меня дверь, пропуская вперед, а там.....
  Уже стемнело, а в прихожей был выключен свет, но от количества горящих свечей в ней было светло. Свечи шли от входной двери вверх по лестнице и поворачивали в одну из спален.
  - Что это? - ошарашено, спросила я у него.
  - Сюрприз! - улыбнулся он и, протянув мне руку, добавил - Пошли!
  И протянув свою руку, пошла за ним. В спальне оказалось еще больше свечей, а еще стол, накрытый для двоих с вазой в центре, в которой стояла изумительная распустившаяся роза. Кроме того, рядом со столом стоял столик уставленный яствами.
  - Сережа, я даже и не знаю, что сказать! - воскликнула я, посмотрев на него.
  - Тогда, может, мы просто поужинаем? - спросил он, подводя меня к столу и отодвигая для меня стул.
  И я села, чувствуя нереальность происходящего, а мой взгляд упал на кровать, и только тут я заметила, что она устлана лепестками роз!
  - Так ты задумал меня соблазнить? - улыбнулась я, уже понимая, что не могу уйти отсюда просто так.
  - Нет, не только - таинственно улыбнулся мой муж, включая нежнейшую музыку и возвращаясь к столу.
  - А что же еще? - спросила я, наблюдая, как он ухаживает за мной, накладывая в мою тарелку моих любимых блюд.
  - Скоро узнаешь! - ответил он, снова улыбнувшись мне.
  Сначала мы молчали, глядя друг на друга, но постепенно между нами завязался милый разговор, я пила вино, которое он налил в мой бокал, ела замечательные блюда и получала огромное удовольствие от общения. Но вот наступил момент, когда он встал, и я поняла, что сейчас что-то будет и не ошиблась.
  Подойдя к моему стулу, мой любимый муж упал на одно колено и произнес.
  - Юля, прости меня! Я безумно тебя люблю, выходи за меня замуж! - и протянул маленькую открытую коробочку с обручальным кольцом. Колечко было небольшое, но в его центре были три камушка, два прозрачных, а третий цвета моих глаз
  Я ошарашено переводила взгляд с кольца на мужчину, а потом сказала.
  - Сереж, но ведь мы уже женаты!
  - Да, но мы повторим церемонию и на этот раз все буде правильно! Невеста в белом платье, я ее выкуплю и повезу в загс, потом вечеринка и наша брачная ночь.
  Я не могла поверить в то, что он предлагает, но видела, насколько он сейчас серьезен и понимала, что ему это важно.
  - Так что ты выйдешь за меня? - с тревогой и страхом спросил он.
  - Да! - шепнула я, а потом повторила уже уверенно и смело - Да, я выйду за тебя и я тебя тоже люблю.
  А в следующий миг наши губы встретились, он подхватил меня на руки и закружил по комнате, после чего уложил на кровать.
  Страсть, которую мы так долго сдерживали, вырвалась наружу. Страсть, которая сметала все на своем пути и только наши стоны и крики, только танец наших тел, имели значения в те минуты, а потом мы еще долго лежали, болтая ни о чем, смеялись и целовались, пока не уснули.
  Мы шли по знакомой мне поляне, держась за руку, до тех пор, пока не увидели, как две Лили играют на подстилке. Маленькая Лили подняла голову и увидела нас, радостно закричала и бросилась к нам.
  - Мама, папа, ну наконец-то вы пришли! - говорила малышка, а муж просто взял ее на руки и, обняв нас обоих пошел к Лили старшей
  - Да уж мы вас уже заждались! - улыбнулась старшая Лили, поднимаясь с подстилки - Но ждали не зря! - вдруг улыбнулась она, красноречиво посмотрев на мой живот.
  - Ты о чем? - непонимающе посмотрела на нее я.
  - Мальчик, глаза папины, улыбка мамина, родится на неделю раньше, но зато всю беременность папа о мамы отходить не будет, и твое желание снова ощутить его прикосновения к твоему растущему животу исполнится - пожала плечами подруга - а чуть не забыла, толчки будут очень сильные и порой только рука отца, будет успокаивать малыша.
  - Ты хочешь сказать - начал Сергей, а потом, вдруг рассмеявшись, приподнял меня в воздух, прижал к себе и закружил по поляне, крича - Я снова стану отцом!
  А в следующий миг я снова лежала в своей постели и смотрела, как муж разворачивается ко мне и нежно улыбается.
  - Мне Лили приснилась! - сказал он вдруг.
  - Мне тоже - ответила я, улыбнувшись и моя рука сама накрыла мой живот - она сказала, что я забеременею.
  - Нет, она сказала, что ты уже беременна и мечтаешь снова ощутить мои руки на своем животе - возразил он и накрыл мой живот своей рукой, а я, устроившись у него на плече и подставляя свой живот, шепнула.
  - Да мечтаю, надеюсь, ты исполнишь мои мечты.
  - Да, сегодня, завтра и всегда, любую твою мечту, ведь я люблю тебя - шепнул он в ответ, устраивая меня поудобнее и начиная поглаживать мой живот.
  - А я тебя! - ответила я закрывая глаза и погружаясь в такие любимые ощущения.
  
  Эпилог
  Три года спустя.
  Я читала сказку своей пятилетней дочке. Она внимательно слушая, улыбаясь чему-то своему. Я еще вечером заметила эту улыбку, но думала, она сама расскажет, но она молчит, поэтому я не сдержала любопытство.
  - И чему же ты улыбаешься малышка? -спросила я ее, закончив главу и нежно гладя ее по волосам
  - Мне тетя Лили приснилась! - ответила мне дочь и ее улыбка стала ярче и нежнее.
  - И что же она сказала - улыбнулась я, а рука сама потянулась к еще плоскому животу, я узнала только сегодня и еще никому не успела сказать.
  - Она сказала, чтобы я запасалась пеленками и берегла маму - ответила малышка и теперь уже ее улыбка была до ушей, но чувствовалось, что она сказала мне не все. Однако взглянув в ее глаза, я поняла, что давить бесполезно, она будет молчать - а еще, - вдруг добавила девочка - что я, наконец, получу сестренку, как я и просила на день рождение!
  Я смотрела на ребенка ошарашено. Неужели Лили действительно мечтает о сестренке? И что у нее за тайны с Лили от меня?
  - А ты просила сестренку? - переспросила я.
  - Да! - уверенно произнесла моя дочка.
  - Ну тогда мы с папой подумаем об этом, ладно? - улыбнулась я, вставая и поцеловав девочку в лоб, добавила - а ты спи, давай.
  - Хорошо! - зевнула моя девочка, но потом ее сонные глазки открылись, и она попросила - Мам, залезь в мой стол, пожалуйста!
  Я подошла и открыла ящичек ее стола, а там нашла коробку подгузников для младенцев.
  - Лили! - воскликнула я, не зная, что сказать и как выразить свою мысль.
  - Я накопила из тех денег, которые вы мне даете, и купила для сестренки.
  - Ты ж моя, умница! - прижала я к себе дочь - Я так тебя люблю!
  - А я тебя, только береги сестренку, ладно - ответила малышка, засыпая.
  - Хорошо, солнышко, спи.
  Выйдя из комнаты дочери, я заглянула к двухлетнему сыну. Он давно спал, ведь его я укладываю раньше сестры. Сережка действительно родился на неделю раньше и у него папины глаза и моя улыбка. Пока я его носила, я только и делала, что ругалась на его ножки, но стоило его отцу положить руку на мой живот и сынишка забывал, что такое пинаться и успокаивался, а я, наконец, могла отдохнуть и тут же засыпала. Но какой же он был красивым, когда родился, я просто не могла не любить этого малыша и до сих пор не могу отвезти от него восхищенного взгляда. А скоро у него появится и красавица сестренка.
  Убедившись, что он спит и у него все хорошо, я спустилась вниз и стала ждать с работы мужа. С недавних пор он перенес головную фирму в этот городок и теперь у него много работы, но насколько я знаю, конкурентов у него пока нет, поэтому я спокойна за него. Он хороший начальник, платит хорошие зарплаты и бережет своих подчиненных, а еще он взял мужа Милы как своего помощника, благо образование у того позволяло и теперь мы дружим семьями.
  Но вот хлопнула входная дверь, и я бросилась встречать мужа.
  - Уже поздно, а ты опять не спишь! - качая головой бросил он, принимая меня в свои такие любимые объятия.
  - Ты же знаешь, что я не могу спать без тебя, а чем для нас кончается, если я встречаю тебя в постели, мы оба знаем - улыбнулась я, зарываясь носом в ворот его рубашки.
  - О да! - ответил он, поднимая мою голову и целуя меня в губы - я забываю о голоде и душе и набрасываюсь на бедную жену.
  Я смеюсь счастливым смехом, а потом все же с трудом отстранившись, шепчу.
  - Пошли, я тебя покормлю.
  - Пошли! - улыбается он, и мы идем на кухню и снова он есть, а я наслаждаюсь этим зрелищем, как и каждый день последние три года.
  Потом по устоявшейся традиции он моет свою тарелку, заходит к детям и идет в душ, а я пока готовлю нам постель и переодеваюсь в ночнушку, которая позже будет с меня сорвана, ложусь в постель.
  Вот и сегодня едва он вошел голый в спальню, и увидел меня под одеялом, тут же набросился на меня, даже не дав и слова сказать. Только я и не возражала, ведь я и сама этого ждала.
  Намного позже ближе к утру, когда я удовлетворенная и расслабленная нежилась в его объятиях, я шепнула, зная, что и он не спит.
  - Тебе Лили не снилась?
  - Нет! - ответил он расслабленно, а в следующий миг подскочил и посмотрел на меня - А что должна?
  - А твоей дочери она снилась - ответила я будто и, не замечая его волнения.
  - И что она ей сказала? - улыбнулся он, а его рука накрыла и стала поглаживать мой еще плоский живот.
  - Что скоро у нас появится еще одна дочка - ответила я, чуть ли не мурлыча от удовольствия.
  - А что сказали врачи? - спросил он, целуя мою шею и начиная скользить поцелуями вниз, вызывая ускорение бега моей крови и появление влаги между ног.
  - Через семь месяцев у нас появится малыш! - ответила я, уже задыхаясь от его ласк и желая большего.
  Он отстранился, сорвал с меня одеяло и долго рассматривал, а потом внимательно посмотрел мне в глаза и сказал всего три слова.
  - Я люблю тебя.
  - Я тебя тоже люблю! - ответила я и наши губы слились.
  
  - Вот и славно, третий ребенок окончательно сплотит их и пойдет им на пользу - улыбнулась Лили, успокаивающе поглаживая свой огромный живот, чтобы успокоить малыша и глядя в зеркало на Сергея и Юлю.
  - А когда-нибудь было не так - ответил мужчина, подходя сзади и прижимая ее к себе.
  - Нет, просто я волнуюсь за них, ведь теперь они останутся без моей поддержки - улыбнулась Лили ощущая как нежная, но сильная рука накрывает ее живот и их сын тут же успокаивается
  - Неправда, просто к обязанностям ангела хранителя прибавятся обязанности матери - ответил мужчина чуть повернув ее лицо и встречаясь своим губами с ее.
  Как и всегда ток удовольствия прошелся по ее телу, и она порадовалась, что он есть и принадлежит ей. Ей вдруг захотелось оказаться в их спальне, на таких родных простынях, укрытой только его телом, но мысль о кровати, напомнила ей о другом.
  - А как же Лида? Я так боюсь, что она вернется и причинит им вред - отстранившись от его губ и покачав головой, сказала Лили, глядя на своего мужчину.
  - Нет, теперь не причинит, травмы полученные в тюрьме навсегда отбили у нее желание кому-то мстить, ведь даже в тюрьме не прощают убийство детей и родственников - ответил он, продолжая нежно поглаживая ее живот и прижимая ее к себе сильнее, будто вспомнив что-то неприятное.
  - Твоя работа? - поинтересовалась Лили, встревожено поглядывая на мужа.
  - Она убила мою любимую подзащитную, а я не справился со своими обязанностями - ответил он тихо - вот я и я решил, что это будет справедливо.
  - И что с ней сделали? - с тревогой спросила Лили
  - Ничего, просто оставили пару некрасивых шрамов, никакого вреда, она сможет быть матерью, если захочет и будет жить полной жизнью, но все кто ее увидят, будут знать, что она убийца.
  - Ты точно не навредил ей? - уточнила Лили, но мыслями она уже была в спальне.
  - Нет, - покачал он головой, целуя ее в лоб - ведь я люблю тебя и прекрасно понимаю, что чтобы она не сделала, она все же твоя сестра близнец, и ты ее любишь.
  - Я тоже люблю тебя! - отвечала она, поворачиваясь к нему лицом и стараясь прижаться к нему как можно сильнее, даже сквозь мешающий живот
  - Пошли-ка спать, любимая - рассмеялся он, подхватывая ее на руки, и прижимая к себе, и только ее счастливый смех был ему ответом.
  Они давно уже исчезли из комнаты, да и ее смех давно стих, а в зеркале все так же мелькали сплетенные тела влюбленных и их счастливые лица.
Оценка: 5.72*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"