Белый Ирис: другие произведения.

Уходи и дверь закрой!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.76*20  Ваша оценка:
  • Аннотация:
     Нерешенные вопросы прошлого всегда возвращаются. И как бы ты от них не бежал, они все равно тебя настигнут.
      
      
      ЗАКОНЧЕНО
    Клипы на "Уходи и дверь закрой." Ян спасибо тебе большое!
    http://www.youtube.com/watch?v=F_aaAlxJJTc&feature=youtu.be
    http://www.youtube.com/watch?v=imFeTbMRPMo
    За обложку и вычитку большущее спасибо Яне. Ян, ты просто чудо! Спасибо тебе за все что ты делаешь!

  
  
  Уходи и дверь закрой!
  
  Пролог
  
  Он вошел в темный подвал и огляделся вокруг: все как всегда, все те же одурелые лица. Совсем дети! И с каждым годом все моложе! Родители большинства и не знают, чем занимаются их чада.
  - Всем добрый день, это полиция.Плановый рейд по контролю за наркотиками.
  И опять все как всегда: народ бросается в рассыпную, только это бесполезно. Мои ребята повсюду, и не проходит и пяти минут, как все сидят в ряд, а мы, обыскивая каждого, изымаем всякую дрянь. Как же жаль этих деток.
  Подойдя к одной из девушек и посмотрев ей в лицо, отскакиваю назад, будто увидел привидение. Только не она, господи!
  - Толь? - удивился Костик, мой коллега и заместитель, но я уже взял себя в руки.
  Мне надо знать наверняка, а в подвале полутьма. Подхожу к девчонке, поднимаю лицо и, включив фонарь, всматриваюсь в него. Не она! Слава богу!
  От сердца отлегло. Сколько? Пять лет и семнадцать дней. Как же давно я ее не видел. Где она? Что с ней сейчас? Наверное, поступила в институт, отучилась и уже вышла замуж, может даже дети есть. Горько усмехнулся и продолжил работать.
  Дальше все как всегда: отделение, составление, протоколов, вызов родителей, рыдающие матери и хмурые отцы, но закон есть закон.
  Когда мы, наконец, освободились и собирались домой, Юлия, наш психолог, вдруг спросила:
  - Анатолий, а что с тобой случилось в том подвале?
  - Я увидел ту, которую любил и потерял пять лет назад - ответил я честно и ушел, даже не оглядываясь, прекрасно зная, что ребята поймут, что тема закрыта и больше вопросов не будет.
  А ночью мне снова снился кошмар, который словно преследует меня. Я, наверное, мазохист, потому что этот сон для меня и мука, и радость. Ведь только так я могу ее увидеть, во сне, и в то же время этот сон теребит открытую рану.
  
  5 лет назад
  Девушка стоит передо мной. Золотистые волосы треплет ветер, а ее глаза полны слез. Кулачки сжаты, нижняя губа чуть поджата и прикушена, будто она пытается сдержать рыдание.
  - Ты лжешь! - шепчет она.
  Мы стоим у такого же подвала, как сегодняшний, только она не должна туда войти, не сегодня, никогда!
  - А зачем мне это? Я думал, что ты уже поняла, что я ничего не делаю просто так. Я хотел тебя подсадить, но знаешь с твоей семьи уже ничего не возьмешь: твоя сестра уже все вытаскала. А так ты мне не нужна. Я не люблю тебя. Уходи и не забудь закрыть дверь за собой! - я говорю жестко, она должна уйти, ей нельзя тут быть, не сегодня!
  Я вижу ее слезы. Больно. Девочка моя, прости. Я так тебя люблю! Но так надо. Прости!
  - Ненавижу тебя! Ненавижу! - она разворачивается и убегает.
  Я стою и смотрю ей в след. Как же хочется броситься за ней. Нельзя! Вспомни о деле! С ней все будет хорошо, она сильная! Справится! Как же больно.
  Но вот я разворачиваюсь и спускаюсь в знакомый подвал, слыша знакомые приветствия, а потом звучит голос начальника группы:
  - Всем добрый день это милиция.....
  И я просыпаюсь, чувствуя, как тоска снова заполняет мое сердце. Мне ее не хватает, в этой пустой и бесцветной жизни.
  
  Я тихо открыла дверь и вошла в квартиру, и тут же мне на встречу вышла пожилая женщина.
  - С возвращением! - радостно улыбнулась она мне.
  - Здравствуйте, Клавдия Михайловна, - не менее радостно, но устало, улыбнулась я в ответ.
  - Надеюсь все нормально, вы что-то зачастили с поздними возвращениями, - покачала она головой, - сына совсем не видите. Малыш уснул, так и не дождавшись вас.
  - На работе проблемы, - мое лицо устало сморщилось, а губы уже не могли улыбаться.
  - Я вам там ужин приготовила, - улыбнулась женщина, - Я же вас знаю, опять не поевши, ляжете, сил уже нет готовить, а вам еще сына поднимать.
  - Спасибо большое! - воскликнула я.
  Как же мне с ней повезло! Она работает почти за даром, но при этом заботится и обо мне, и о сыне.
  - Не за что, идите, ешьте уже!
  - Сейчас только переоденусь! - воскликнула я и убежала.
  - Ох, совсем еще девочка, - качая головой, воскликнула женщина и ушла на кухню.
  'А она права!' - пронеслось в голове, когда я вбежала спальню, включила свет и тут же выключила. Мой малыш опять уснул у меня. Ждал, наверное, до последнего, а няня не стала перетаскивать, тяжеловат он уже для нее!
  В полной темноте, не открывая штор, я привычно взяла домашнее платье и вышла из комнаты, а уже в ванной взглянула на свое отражение. Мне двадцать три, а выгляжу на тридцать: сказывается тяжелая юность. Отворачиваюсь от зеркала, стараясь не вспоминать прошлое. Больно. Все еще больно.
  Глубоко вздохнув, я вышла из ванной и пошла на кухню. Войдя в кухню, и сев за стол я спросила у женщины, сидящей передо мной:
  - А Мишка как?
  - Нормально, в садике подрался, я ему полдня объясняла, что драться плохо, но последнее слово за мамой, - ответила нянечка с улыбкой.
  - А почему подрался? - напряглась я.
  - Не знаю, так и не сказал, только то, что вашу репутацию защищал.
  - Я утром с ним поговорю.
  Она кивнула и встала из-за стола.
  - Ладно, мне пора.
  - Вас проводить?
  - Нет, зачем, живу на два этажа ниже. Бог с вами! Потом тревожиться буду, как дошли. А мне это вредно, сердце уже не то. Я сама!
  - Спасибо вам еще раз! - сказала я, перед тем как выпустить ее из дома.
  - Не за что! С таким пацаном посидеть и еще деньги получить - это манна небесная! - улыбнулась женщина и вышла в коридор. Дождавшись, когда внизу хлопнет дверь, я заперла свою и вернулась на кухню. Доев ужин и вымыв тарелку, я снова вошла в спальню и, не включая свет, переодевшись в ночнушку, подошла к кровати. Аккуратно приподняв сына, я одной рукой сорвала покрывало и одеяло. После чего положила сына на простыню и укрыла его одеялом.
  - Мамочка? - услышала я сонный голосок.
  - Да, малыш, это я, спи, - шепнула я, а затем легла и тут же почувствовала, как он прижимается ко мне.
  - Я скучал, - голос сонный и усталый.
  - Я тоже, малыш, - прошептала я, прижимая его к себе и поглаживая по волосам.
  - Я люблю тебя!
  - А я тебя, спи!
  Его волосы были как у отца: мягкие и густые. Он вообще копия отца. Такой же красивый. Только я сделаю все, чтобы он вырос настоящим мужчиной, а не подонком, торгующим всякой гадостью и подсаживающий на нее глупых девчонок.
  Но все равно стоило мне закрыть глаза и снова, как и все эти пять лет, я видела его. Серые глаза, черные чуть длиннее, чем надо волосы и... Его улыбка, которая покорила меня и заставляла быстрее биться мое сердце. Я любила его, а он использовал меня. Он вырвал мое сердце, а все, что у меня осталось - это сын, и я жива только из-за него.
  Даже во сне я прижала малыша сильнее, и он тут же всхлипнул во сне, протестуя. И этот всхлип заставил меня проснуться и весь остаток ночи смотреть на него, думая как же сильно я его люблю!
  
  1
  
  День начался, как и всегда. Я быстро собирала сына в садик, готовила ему завтрак, одевалась, красилась и параллельно пыталась узнать, почему же он подрался.
  - Ну, мам, он получил то, что заслужил! - упрямо надулся мой сын. А я, посмотрев на него, отвернулась.
  Сейчас передо мной стоял его отец, и я ненавидела себя за то, что не могу вычленить из сына эти черты.
  - Миш, милый, подойди ко мне - наконец собравшись велела я, садясь на стул.
  Когда малыш подошел ко мне, я встретилась с ним взглядом и тихо сказала.
  - Знаешь, Миш, я всегда говорю, что ты у меня настоящий мужчина, но вчера ты совершил поступок, который не соответствует поступку мужчины.
  - Но мам...! - малыш, попытался меня прервать, но я ему не дала, а на его глазках появились слезки, и мне стало больно, но я должна ему объяснить, иначе будет только хуже.
  - Настоящий мужчина умеет драться, но он дерется только в одном случае, если все мирные пути исчерпаны, а его жизни грозит опасность, ты понимаешь?
  Малыш кивнул, а потом, утерев слезки и гордо подняв головку, сказал.
  - Мам, прости меня! Я исправлюсь! Просто он сказал, что ты меня нагуляла и даже и не знаешь, кто мой папа.
  Эти слова ударили меня как пощечина. А я ведь действительно совсем не знала его отца.
  - Миш, пусть он, да и другие говорят, что им угодно, главное, что знаешь ты, а мы же с тобой знаем, что это не так?
  Малыш кивнул, а я просто посадила его на свои колени и прижала к себе покрепче. Ему надо рассказать эту историю, но как? Как сказать, что его отец наркоторговец? Как объяснить, почему я влюбилась в него? Как защитить своего малыша и главное, надо ли вообще ему это знать?
  От моих тяжелых мыслей меня отвлек телефон. Посадив сына кушать кашу, которую я поставила на стол перед тем как начать разговор, я пошла за телефоном.
  - Слушаю!
  - Анна Николаевна Лимонова? - раздался сухой и незнакомый голос с легким презрением.
  Я знала такую интонацию голоса. Опять она!
  - Да, это я - осторожно ответила я.
  - Мое имя Роман Сергеевич Корсаров, я начальник спецподразделения СТРИЖ, мы вчера провели облаву и уже второй день пытаемся дозвониться до вас.
  Действительно я отключила телефон, всегда так делаю по вечерам. Это чтобы меня не трогали и сына не будили. Но то, что мне звонят из СТРИЖа это плохо. Никто не знал, сколько человек там работает и главное кто они такие. Эти ребята представляли закон в городе, уничтожая любое беззаконие. И их уважали, боялись и ненавидели. А что самое главное, звонок из этой организации это к проблемам и это знали все. По моей спине прошел холодок, но я быстро взяла себя в руки. С моими клиентами многое увидишь и услышишь, научилась.
  - Простите, я отключаю телефон на ночь, чем я могу вам помочь?
  Кажется, собеседник оценил мое хладнокровие и решил перейти к делу.
  - Лимонова Лариса Николаевна ваша сестра? - уточнил мужчина.
  - Да - ответила я как можно спокойнее, недели не прошло, и уже вляпалась! - Что она натворила?
  - Как я уже говорил, вчера у нас была облава. Наше подразделение имеет расширенный спектр обязанностей, одной из таких обязанностей является контроль за наркотиками в городе. Так вот, ваша сестра была среди взятых нами людей. Вам надо приехать и забрать ее.
  - Не надо мне объяснять, что делать! - вспылила я. Мне надоело слушать легкое презрение в его голосе. Ну почему некоторые люди считают, что если сестра.... То и ты такая же! - Я юрист по профессии и прекрасно знакома с системой, лучше скажите куда ехать.
  Он назвал адрес.
  - Хорошо, я буду в течение двух часов - бросила я и отключила телефон.
  Как же я от нее устала! Ну сколько можно!? Она только неделю назад выписалась из очередной клиники и все по новой. Я уже ненавидела ее, а ведь она моя младшая сестренка!
  Качая головой, я набрала другой номер.
  - Привет, Лад, это Аня. У меня сегодня до обеда есть клиенты? - спросила я у своей помощницы, когда она ответила.
  - Нет, только подготовка к слушанью, которое после обеда и ты просила это время не занимать - ответила Лада.
  - Значит, опять придется импровизировать - усмехнулась я, качая головой.
  - Опять сестра? - напряглась коллега и подруга по совместительству.
  - Она самая, да еще и со СТРИЖом связалась! - пожаловалась я - Сейчас сына в садик отвезу и туда.
  - Если что, звони, я к тебе Игорька пришлю!
  - Спасибо, Лад! Мне пора, времени мало.
  Положив трубку, я тяжело вздохнула и обернулась, увидев сына на пороге кухни. Он серьезно смотрел на меня, а потом тихо спросил:
  - Мам, что-то случилось?
  - Нет, малыш, просто проблемы на работе, ты поел? Тарелку за собой помыл? - с преувеличенной веселостью, ответила я.
  - Да - кивнул малыш, все так же серьезно глядя на меня, и я поняла, что я его не обманула наигранным весельем
   - Тогда одевайся и поехали в садик. Маме надо кое-что сделать сутра - уже серьезно ответила я.
  Мишка кивнул и быстро ушел в детскую, а я так и осталась стоять и смотреть в одну точку, думая о том, что это никогда не кончится. Только вот вопрос, почему я? За что?
  
  Я вошел в наш офис и с удивлением увидел шефа.
  - Шеф! А ты тут откуда, я думал ты с женой! - удивился я, пожимая его руку.
  - Ага, сейчас разбежался, вы тут две облавы устроили, а я узнаю об этом последним и от начальства, которое орет, какого вы захватили сынка депутатского!
  - Ром, у тебя, между прочим, дочь родилась, вот я и решил тебя не трогать! - ушел в защиту я, видя недовольство друга.
  На секунду на стальном лице появилось выражение счастья, а потом он взял себя в руки и ответил.
  - И что из этого. Юлька здорова, Кари тоже, а вы тут без меня влиятельных деток хватаете.
  Я завидовал другу. Когда-то я сделал все, чтобы Карина простила его, а теперь порой думал, а может рискнуть и найти свою принцессу.
  - Ты о Семенове? Так мальчишка был в наркопритоне, я что, должен был его отпустить?
  - Нет, но хотя бы мне позвонить мог? Чтобы я знал, и мозги мне никто не полоскал.
  - Прости, куча работы было, не подумал.
  Корсар внимательно глянул на меня, а потом тихо спросил.
  - Костик сказал, что вчера были проблемы?
  Наши взгляды встретились. Я не знаю, что он прочитал в моих глазах, но вдруг напрягся и тихо сказал:
  - Пошли, поговорим.
  Когда мы оказались за закрытой дверью кабинета он сказал фразу, которая меня потрясла.
  - Найди ее и верни пока не поздно.
  - Ром, ты, между прочим, сам советовал оставить ее в покое - сказал я, боясь посмотреть в глаза другу.
  Я был зол на него. Если он рискнул и пошел в ва-банк, это не значит, что все должны так рисковать. У него есть убежище, и он периодически отправляет туда семью, а у меня такого убежища нет! Я не могу рисковать ее жизнью почем зря! И кто сказал, что я ей нужен.
  - Ты прекрасно помнишь, когда я тебе это советовал - был мне ответ - и я был неправ!
  - Или наоборот прав! У нас опасная работа и жены с детьми тут неприемлемы! - почти рычал я в ответ.
  - Ты кое-что забываешь друг - ответил он, серьезно глядя на меня - когда ты отдаешь сердце, пути назад уже нет. А без нее ты медленно гибнешь. Ты стал жесток и чем дальше, тем хуже тебе становится. Пора останавливаться. Назови ее имя, я найду ее для тебя.
  - Нет - покачал я головой и наши взгляды встретились.
  - Толь....
   - Ром!
  Он понял, что это бесполезно, а потом тихо спросил:
  - Толик, тебя уже посещали мысли о смерти?
  Я вздрогнул? Откуда он знает? Неужели сам прошел с Кариной?
  - Значит посещали. Так вот парень, или ты ее возвращаешь, или я займусь этим сам! Ты мне еще нужен живой, а жена и дети никому еще не навредили.
  Но я его уже не слышал и не видел. Сквозь прозрачнее стекло в виде окна в его кабинете, я увидел женщину, из-за которой я встретил свою принцессу.
  - Ну и как долго меня тут еще держать будут! - воскликнула развязная девица, в которой было трудно узнать ту шестнадцатилетнюю Лару, которую я знал. Она изменилась и не в лучшую сторону.
  
  Пять лет и 6 месяцев назад.
  Я как раз общался с одним из дельцов, когда увидел ее. Она вошла хрупкая, напуганная и такая невинная. Жаль, что тоже на игле, подумалось мне, а то бы приударил, восемнадцать ей точно есть.
  - Опять явилась - проворчал делец, вставая - подожди пару минут, выгоню и вернусь.
  Он пошел прямо к ней, и я видел, как он схватил ее за руку, потянув в сторону выхода, но девочка проявила характер. Даже сквозь музыку я услышал.
  - Я без нее не уйду!
  Он снова потянул ее, но она вцепилась в трубу, и они так и стояли. Я заметил, что девочке больно и не смог не вмешаться.
  - Джим, ты чего, а где же твои манеры? Такая милашка, а ты так груб - сказал я, подходя к ним.
  - Эта 'милашка' мне всех клиентов распугивает! - ответил зло парень.
  - А ты не торгуй дурью и проблем не будет! - был ему ее ответ.
  Она казалась смелой, но стоило взглянуть в ее глаза, и я увидел страх.
  - Да отпусти ты ее, ради бога! - велел я парню, а когда он это сделал, спросил у девчонки - Ты вообще кто? Из тех, кто просто протестует и сует свой красивый носик в чужие дела, или еще зачем тут?
  - Я пришла за своей сестрой! - ответила она, растирая руку, на которой завтра будет синяк.
  - И где твоя сестрица? - грубо бросил я, понимая, что ей тут не место и надо быстрее спроваживать, пока живая еще.
  Девушка оглядела полутемное помещение, а потом вдруг бросилась к одной из голых девиц. Явно заработала дозу своим телом.
  - Лара! - вскрикнула девушка, глядя на одну из девчонок. Мне стало ее жаль. Это зрелище не из приятных. Грязь, полумрак, полуголая девица (если конечно можно считать одеждой платьице едва прикрывающее грудь и бедра), привалившаяся к стене и явно уже в отключке. Ее юбка порвана и испачкана чем-то.
  Я видел, как девчонка попыталась поднять сестру, потом ее губы зашевелились. Так как играла громкая музыка, я не слышал слов, но по ее губам прочитать смог, и был шокирован. Она казалась ягненком среди волков, а выражалась не хуже любого из нас. В какой-то момент она наклонилась, чтобы поднять сестру, ее короткая юбочка задралась, открывая взгляд на узкую полоску стрингов и аппетитную задницу. Мой взгляд невольно опустился вниз, да и не только мой. Жадные похотливые взгляды окружающих, буквально раздевающие крошку. Обдолбанные, ни черта не соображающие нарики! Видно им свеженького захотелось. Я конечно не супермэн, но с меня этого дерьма достаточно. Пора валить отсюда. И малышку прихвачу. Пусть благородство зачтеться моей карме.
  
  Чертыхнулся. Подошел к девчонке, чуть оттолкнул сестру и быстро подхватил младшую на руки. Судя по личику ей еще и шестнадцати нет. Блин!
  - Пошли отсюда, быстро! - бросил я старшей, она чуть замешкалась, явно собираясь поднять сумку и пиджак сестры, и мне пришлось на нее прикрикнуть - Да брось ты сумку, пошли!
  Перекинув младшую через плечо я схватил старшую за руку и потащил за собой. Когда мы оказались на улице, я пошел в сторону своей машины.
  - Спасибо за помощь, дальше мы сами - сказала старшая сестра, еле поспевая за мной и явно испуганная моим поведением.
  'Однако отчаянная девчонка!' - подумалось мне, и я ею восхитился.
  - И как ты себе это представляешь? - поинтересовался я, снимая машину с сигнализации и быстро заталкивая младшую на заднее сидение. Отметив в памяти помыть машину после этого - Одна по злачному району с полуголой сестрой на руках?
  - Вообще-то, это вы не дали забрать ее пиджак!
  - Вообще-то, если бы я не вмешался, ты бы сейчас лежала распластанная на грязном полу в разорванной одежде, а десяток парней имели бы тебя во все щели. Так что заткнись и сядь в машину.
  Она побелела, а потом дрожащими губами прошептала.
  - Нет, не верю!
  - Ты еще не поняла девочка? Тут уже нет человека - я кивнул на окумаренную сестрицу - тут осталась оболочка, которая за дозу и мать продаст. Теперь все, что ее волнует это удовлетворение своих потребностей и все!
  Из подвала выползли пару парней, и я прикрикнул.
  - В машину!
  На этот раз она подчинилась, а едва она закрыла дверь, машина сорвалась с места.
  - Куда ехать? - спросил я минуты через две.
  Она назвала адрес, а когда мы приехали, я не спрашивая разрешения, взял младшую сестру на руки и велел старшей вести меня к себе домой. После чего быстро занес девицу в дом. Старшая не сопротивлялась, хотя глаза ее тревожно блестели, а рука явно тянулась к карману брюк.
  'Нож? Какая к черту разница!' - рассердился я на себя, - 'Ей это все равно не поможет если что. Ложная защита!'
  Уложив девицу на кровать, я пошел к двери, но уже в дверях остановился и сказал.
  - Ты больше там не появляйся, для своего же блага.
  - Я не могу! - покачала она головой - Если она снова придет туда, мне придется пойти за ней.
  - Ну и дура - ответил я и ушел, хлопнув дверью.
  Коли ей хочется оказаться на грязном полу под грязными мужскими телами, пусть оказывается. Это не мое дело.
  
  - Толь, ты в порядке? - из воспоминаний меня вывел голос встревоженного Романа.
  - Да, просто задумался - ответил я, глядя на младшую сестрицу, и не скажешь, что ей двадцать один. Выглядит старухой. Недолго, ей осталось.
  - Мы вызвали вашу сестру, она скоро приедет - ответила Юля, спокойно сидя за своим столом и прошивающая папки с делами.
  - Только не это! Опять она меня упрячет в очередную дыру! А все для того, чтобы спокойненько жить в нашей квартире со своим выродком.
  Ответить ей никто не удосужился, а ей это было и ненужно.
  - Представляете. Она добилась признания моей недееспособности, а теперь швыряет меня по клиникам! Типа для моей же пользы, а на самом деле...
  - А на самом деле она делает все чтобы помочь тебе, а ты как была дурой, так и осталась - не выдержал я, выходя из кабинета шефа.
  Я понимал, что мною руководит гнев, но все равно ничего не мог с собой поделать. Я видел сотни таких как она и мне было все равно. Но эта девица рядом с моей принцессой. Она оскорбляет ее, и я не могу молчать. А еще ее прошлый поступок. Если бы не принцесса, я бы ее убил за то, что она сделала тогда. Сука!
  - А ты кто такой, чтобы меня судить? - разъярилась Лариса - И вообще, моя жизнь, что хочу то и делаю!
  - Вот и славно - усмехнулся я, подходя к ней вплотную и глядя ей в глаза - тогда и проблем нет. Шеф у нас же там есть пара висяков, почему бы не позаботиться о девчонке. Ей на жизнь пофиг, почему мы должны церемониться?
  Я был зол, я хотел ее крови и понимал, что на зоне она не протянет, но это будет лучше и для принцессы. Она и так меня ненавидит, а тут я просто облегчу ей жизнь.
  - Хотя бы потому, что вам сначала нужно доказать, что моя сестра причастна к вашим висякам! Или вы уже не представители закона? - раздался холодный и такой знакомый голос. А в следующий момент я увидел, как она подходит к сестре и кладет ей на плечо руку в жесте защиты.
  - Всем добрый день, мое имя Лимонова Анна Николаевна, меня вызывали по поводу сестры Лимоновой Ларисы Николаевны. И мне очень интересно, что именно вы собираетесь ей инкриминировать?
  
  2
  
  Я подошла к сестре и положила руку ей на плечо. В данный момент мне было плевать, как психологи назовут такой жест. Меня больше волновало что я снова вижу его.
  Он не изменился - все тот же красавчик. И как же болит мое сердце. Нет, не так, он стал еще красивее, чем был. Или это я забыла, каким он был?
  Подстриг волосы? Или я просто забыла, какие они были. Да нет, тогда они были длиннее. Глаза такие же серые, будто пасмурное небо, а подбородок прямой и упрямый. Нос чуть наискосок. Сломали когда-то. А фигура все такая же накачанная.
  Но неужели те слухи были правдой? Неужели СТРИЖи это на самом деле отморозки, которым дали власть? Как могло получиться, что наркоторговец служит в СТРИЖах и почему это происходит?
  - Для начала я бы вспомнил о пособничестве в изнасилованиях и убийствах. Сколько их было, Лариса Николаевна? - произнес он, растягивая слова. И я побледнела. Да как он смеет! - Я доподлинно знаю о трех случаях. Первая девушка умерла от внутреннего кровотечения, вторая выжила и я думаю, что она с удовольствием даст показания, ты ей хорошо жизнь подпортила. А третья - он посмотрел мне прямо в глаза - третьей повезло, у нее оказался знакомый наркоторговец и он ее вытащил раньше, чем случилось страшное.
  Я стояла белая как полотно, не желая вспоминать прошлое, но было уже поздно.
  
  Пять лет и пять месяцев назад.
  Она снова ушла! Черт! Ее даже замки не останавливают! Неужели опять идти в это место? А меня не было всего пять часов!
  Перед глазами встал образ мужчины, которого я видела в прошлый ее загул. Красивый, жаль только что он один из этих.
  Глубоко вздохнув, я пошла одеваться. Посмотрев на себя в зеркало, и вспомнив его слова, я одела большую мне теткину кофту, надеясь что она скроет мою фигуру. А потом вышла из комнаты. Отец опять пил, а мама на работе. Значит вечер будет тяжелый.
  - О, дочка, ты куда? - произнес он уже заплетающимся языком и с явной надеждой глядя на меня. Я знала, чего он хотел.
  - Искать Лару - ответила я, идя в сторону входной двери.
  - О, и тоже не принесешь старику выпить? Я вас производил, а вы теперь обманываете меня! Дети это зло! - пафосно-жалостливо произнес он, а я замерла, так и не дойдя до двери.
  - Это ты ее выпустил? - поинтересовалась я. Сейчас мне хотелось его прибить, но я знала, что этого не сделаю.
  - Она мне обещала принести...!
  Больше я его слушать не стала, выскочив за дверь. Тут все ясно. Она пообещала, он повелся, а она выскочила и была такова. Сколько раз я его просила не открывать эту поганую дверь! И ведь уже и ключи только у меня, но нет же, замки он вскрывает! Слов нет!
  Иду в сторону первого притона. Там меня уже знают и у нас уговор, но проверить надо.
  - Опять сбежала! - усмехнулся знакомый охранник - Нет ее тут, после последней твоей выходки шеф запретил ее впускать. Руки еще что ли об тебя марать. Зачем? Проще не пустить твою шлюшку.
  Слова бьют как пощечины, но я иду дальше, высоко подняв голову. Привыкла и стараюсь не показать, как больно их слышать. Гордость. Сколько я так с ней мучаюсь? Год, два? Какая разница! Просто встаешь утром и выполняешь свой долг.
  Иду дальше. Так пройдя все притоны, я подошла к тому последнему. Как же не хочется туда входить! А может ну ее? Хочет себе жизнь портить, пусть портит. Решив так, я развернулась чтобы уйти.
  И тут я вспомнила, как она совсем малышкой жалась ко мне и просто не смогла уйти. Глубоко вздохнув, я вошла внутрь.
  Оглядевшись вокруг, я увидела две вещи. Первая. Моя шестнадцатилетняя сестра сидела у какого-то бугая на коленях и занималась с ним сексом, и вторая - он был тут. По моей спине сама не знаю, почему прошли мурашки. Но взяв себя в руки, я пошла вперед.
  - Мы уходим! - бросила я сестре, стаскивая ее с колен бугая.
  - Эй, мы тут развлекаемся, наверное! - воскликну бугай недовольно.
  - Развлекайся дальше, только не с моей сестрой - бросила я, таща ее за собой к двери.
  - Пусти меня! - вскрикнула Лара и заартачилась - Если сама не умеешь развлекаться, не мешай мне!
  - Если бы это говорила ты, а не наркота, я бы тебе нос сломала - ответила я, дернув ее сильнее и вынуждая идти - поэтому заткнись и пошли!
  Но уйти нам не дали. У самых дверей остановились трое парней, а в следующий миг я услышала слова одного из них.
  - Девочки, не хотите повеселиться?
  - Нет, спасибо! - ответила я, глядя на них и останавливаясь - Мы тут уже закончили.
  - А я хочу! - радостно ответила сестра.
  - Заткнись! - прошипела я, но было уже поздно.
  - Тогда пошлите, лапоньки наши.
  Один из них схватил меня за руку и потянул на себя. Руку сестры просто вырвали из моей, а потом я почувствовала запах алкоголя и зловонное дыхание на губах. Меня затошнило. Электрошокер возник в моих руках сам. Поцеловать он меня не успел, получив разряд тока.
  Отпрыгну от него, я схватила сестру и бросилась бежать. Только тяжело бегать с упирающимся грузом и в результате я не сделала и трех шагов, когда меня схватили.
  -Куда-то собралась, куколка? - услышала я.
  Мои глаза затравлено оглядывались вокруг, ища спасения. Мое средство защиты у меня вырвали и теперь тащили к центру помещения, я сопротивлялась, за что получила удар по голове и чуть не потеряла сознания, но это меня не остановило. Кусаясь и стремясь ударить побольнее, я думала только о том, что так просто он меня не получит. И тут я услышала голос, от которого не ждала помощи.
  - Девчонку отпусти! - произнес незнакомец, которого я даже имени не узнала.
  - Она моя! - заревел парень, который меня держал. При этом ударив меня еще раз за то, что я укусила его.
  - Я сказал, девчонку отпусти!
  Я сначала и не узнала этот каменный тон. А когда поняла, чей он я уже стояла на ногах и была прижата к сильной груди, его крепкими руками.
  - Ты, тоже отпусти! - сказал этот же голос над моей головой.
  - Это не честно! Делиться надо! Одну тебе отдали, а вторая наша, да она и сама хочет! - раздался скулящий голос.
  А я прижавшись к его груди даже голову боялась поднять. Мне вдруг показалось, что это самое безопасное место в этом мире и я боялась потерять его.
  - Ты меня слышал! - голос стал еще более спокойным и холодным. По моей спине пошли мурашки.
  - Да ладно, забирай, других шлюх найдем!
  А в следующий момент рядом со мной оказалось еще одно тело.
  - Я отвезу вас домой.
  - Я не хочу! - взвилась сестра - Мне и тут нравится!
  - Заткнись! - был ей ответ, и она замолкла, настолько страшен был его голос - И на будущее, еще раз тебя увижу, прирежу! Здесь тебе больше не продают!
   Он выволок нас на улицу и потащил к машине.
  Открыв машину, он бросил Лару на заднее сиденье, а меня посадил на переднее, после чего, сев за руль и рванул машину с места.
  Отъехав от притона на достаточное расстояние, он остановил машину и посмотрел на меня.
  - Дура, ты! Неужели ты действительно хочешь оказаться на том полу?
  - Не хочу! А у меня выбор есть? Хочешь, не хочешь, а за ней приходится идти! - зло бросила я. Голова болела, во рту был привкус железа. И один зуб шатался. Придется идти к стоматологу когда синяк сойдет, а пока довольствоваться обезболивающими таблетками.
  - Выбор есть у всех, только ты предпочитаешь гоняться за эмоциями, а не посмотреть правде в глаза!
  И в чем же эта - правда? - Язвительно спросила я, не желая признаваться сама себе, что он прав.
  - Ее не спасти, так что занимайся собой!
  Часть меня понимала, что он прав, но вторая все же не желала сдаваться.
  - Ты предлагаешь бросить ее и смотреть, как она себя убивает? А как я потом буду смотреть в глаза своему отражению? Я не могу так поступить! Это жестоко!
  - Ты еще не видела жестокости, девочка. Только встретила ее зачатки! - зло отрезал он, а потом вдруг прикоснулся к моей щеке и спросил - Больно?
  - Да! - сама не зная почему, ответила я честно. От его руки шел покой и ощущение защиты, и мне так захотелось прижаться к нему и выплакаться. Но я сдержала себя - Но это пройдет, просто синяк.
  - Ты все же к врачу то сходи - ответил он, внимательно глядя на меня и поглаживая мою здоровую щеку. От чего ощущение боли сменилось чем-то незнакомо приятным.
  - И что я ему скажу? - прошептала я, в то время как мои глаза начали закрываться от незнакомого удовольствия. Но, опять же, я не отводила от него взгляда - Что пошла в притон спасать сестру и получила по морде, или что о косяк стукнулась? Нет уж спасибо, сама справлюсь!
  Он только кивнул и мы так и сидели, смотря в глаза друг другу. Его рука, будто снимая боль, поглаживала щеку, а я не могла заставить себя отстраниться. Мы оба забыли о сестре, но она не забыла о нас.
  - Мы еще долго тут сидеть будем? Или все же поедем домой! - воскликнула она с заднего сиденья.
  И мы отстранились друг от друга. Он отвернулся, отчего мне стало холодно, и завел мотор. Возле дома он вышел вместе с нами и, подойдя к уснувшей сестре, взял ее на руки.
  - Пошли, я отнесу ее, а тебе лучше все же сходить к врачу.
  'Неужели заметил, что меня шатает?' - пронеслась мысль в голове, но я заставила себя выпрямиться.
  - Нет, не надо, я разбужу ее и она сама пойдет - ответила я.
  Я не хотела вести его в дом. Даже если отец не спит, не желаю видеть жалость в его глазах.
  Он усмехнулся.
  - Ну попробуй, только вряд ли у тебя получится.
  Я трясла сестру минут пять, но максимум чего добилась это мычание.
  - Видно, - усмехнулся он, подхватывая Лару на руки - придется тебе терпеть меня, дорогая!
  Едва мы вошли в квартиру, я услышала шум попойки. К отцу пришли гости.
  'Опять запираться!' - обреченно подумала я - 'А мама придет и разгонит их только после полуночи. Конечно, поесть ничего не останется!'
  Тяжело вздохнув, я встретилась с взглядом незнакомца и прочитала в нем сочувствие. Он все понял. Отвела взгляд. Не люблю когда меня жалеют, особенно чужие. Они думают, что что-то знают, но это чушь. Такое нельзя понять или знать, только если ты сам через это прошел.
  - Дочка это ты? Ты нам водку принесла? - раздался голос отца.
  - Нет, пап, не принесла - ответила я, заранее вжимаясь в стену и смотря на дверь моей спальни с замком, который нельзя вскрыть. Мама позаботилась.
  - Тогда вали за выпивкой и быстро!
  Я знала, что если сейчас не сбегаю в магазин, потом будет только хуже, поэтому посмотрела на незнакомца извиняющимся взглядом и повернулась к двери, но он меня поймал и не дал уйти.
  Спокойно держа меня за руку и удерживая сестру на руках, он прошел мимо кухни, вошел в комнату сестры и уложил сестру на кровать. Потом провел меня в мою комнату и только после этого, не обращая внимания на мой протест, вошел в кухню.
  - Всем добрый вечер, попойка закончена - услышала я из кухни его голос.
  - Ты кто такой, чтобы распоряжаться в моем доме? - голос пьяного отца.
  - Сиди старик и помалкивай, с тобой я потом поговорю. А сейчас все вон. Выметайтесь быстро!
  Уж и не знаю, что у него было на лице. Но не прошло и минуты как папины друзья один за другим быстро покинули кухню и квартиру. А потом он закрыл дверь и что-то долго втолковывал отцу. Только я не слышала что. Меня он в кухню не пустил.
  Ко мне мой незнакомец зашел через час. При этом я видела, как отец, как побитая собака брел в свою комнату. Я сидела в своей комнате и смотрела единственный телевизор, который еще сохранился в этом доме.
  - Дружков больше не будет - сказал он мне, прислонившись к косяку двери.
  - Ты его плохо знаешь - пожала я плечами. Как сказать, что этот скажет все, что ты хочешь знать, лишь бы его не трогали и дали его любимой водки.
  - Его не знаю, но его тип знаю хорошо - сказал он, и я услышала в его голосе боль.
  Посмотрев на него, я увидела боль в его глазах. Но мой опыт говорил, что нельзя брать на себя чужих проблем, поэтому я сказала всего одно слово.
  - Спасибо!
  - Пожалуйста! - ответил он и, развернувшись, пошел в сторону двери.
  - Подожди! - я и сама не понимала, что на меня нашло. Просто не сдержалась - Я даже твоего имени не знаю.
  - А зачем тебе? - удивился он, а потом отвернулся и пошел прочь, но все же замер в дверях и тихо сказал - Меня Анатолием зовут.
  - А я Аня - ответила я.
  - Здравствуй, Аня, и до свидания. Я очень надеюсь, что мы больше никогда не встретимся.
  И он ушел, а я заперла сестру, а потом и сама легла на кровать. Голова болела безумно, поэтому я сразу уснула. Точнее вырубилась. Сны были тревожными и болезненными, а из них меня вывел стук в дверь.
  - Аня, Анечка, открой! - услышала я встревоженный голос матери.
  Подскочив с кровати, и чуть не упав от головокружения и головной боли, я побежала отпирать дверь.
  Мама вошла и, прикрыв дверь, включила свет. Она была в деловом костюме, работала юристом, получала хорошие деньги, была влиятельным человеком. Но это была лишь верхушка айсберга. Она приходила домой и своей волей держала свою семью на плаву. Вот и сейчас, посмотрев на меня, мама вскрикнула, а потом спросила:
  - Кто это сделал?
  - Мам, все в порядке, правда! - попыталась я ее успокоить, но она молча подвела меня к зеркалу и заставила посмотреть в него.
  Вся правая часть моего лица была черного цвета. Глаз затек и было ясно, что не все в порядке.
  - Рассказывай!
  И я рассказала. В какой-то момент, не заботясь о своем костюме, мама подвела меня к кровати. Присев на нее она предложила мне лечь к себе на колени и стала, как в детстве поглаживать мои волосы. А когда я закончила она только спросила.
  - Он тебе нравится?
  Я никогда не лгала маме и сейчас не собиралась.
  - Да.
  - Тогда будь очень аккуратной. Иначе можешь попасть в беду. И ничего у него не пробуй, что бы он тебе не предложил, поняла?
  - Да!
  - Вот и умница! Больше не ходи туда, даже ради сестры, поняла?
  - Да!
  Мама прижала меня к себе и мы так и сидели. Я не понимала, почему она еще с нами. Ей всего тридцать шесть, еще может наладить свою жизнь. Но вместо этого она сидит тут и смотрит на меня печальным взглядом.
  - Все будет хорошо! - вдруг сказала она, а потом добавила - Вылечим вашего отца, и все наладится. Он ведь раньше другим был!
  - Я знаю, мам! - ответила я, впервые солгав ей. Я не помню другого отца. Только там, в глубине памяти из раннего детства что-то мелькает. Но это было так давно. Зачем говорить это маме. Пусть живет в своей иллюзии. Ей и так очень плохо.
  - Я живу тобой солнышко и очень тебя люблю, будь осторожна! - я посмотрела ей в глаза и поняла, что эти слова для меня. В ее же мире иллюзий уже нет.
  - Буду! - вот тут я не лгала. А себе поклялась, что действительно буду осторожна.
  Знала бы я, что меня ждет....
  
  Из воспоминаний меня вывел визжащий голос сестры.
  - Я ничего не делала! Аня, скажи им! Я не хочу в тюрьму!
  - Лара, замолчи! - бросила я. А потом сказала уже ему - Чего ты хочешь добиться? Поднимая старые, даже еще на начатые, дела?
  - А ты сама не догадываешься? Мы с тобой уже как-то говорили на эту тему.
  - И я тебе еще тогда ответила, что я об этом думаю.
  - Ответила, только это не имеет значения. Тогда я ее пожалел, а сейчас какой прок жалеть ее.
  - Ты сначала докажи ее вину! - зашипела я, теряя над собой контроль - А прежде чем попробуешь, вспомни, какую роль ты играл в тех событиях!
  Он был равнодушен будто мои слова его и не задели.
  - А ты можешь доказать, что это был я?
  - Толя! - услышала я спокойный, но уверенный в себе голос. В нем было предупреждение, но моему собеседнику было уже явно все равно.
  - Она на игле и давно, пора тебе уже смириться. Может тюрьма поможет ей. Да и с чего тебе защищать ту, которая даже не понимает того, что ты для нее делаешь? Обзывает того с кем ты живешь ублюдком.
  Я побелела, наверное, потому что он осекся. Меня больше задело не то, как она назвала моего сына, а то, что она сказала о нем. Хотя чего я удивляюсь и чего от нее жду!
  - И что же ты им сказала? - поинтересовалась я у сестры, забывая обо всех.
  - Правду. Он же ублюдок. Как и его папаша. Только тот тебя беременной бросил, а этот родился таким.
  - Слушай ты кукла, потерявшая человеческий вид! - я еле сдерживалась, чтобы не прибить ее - если ты еще раз вякнешь что-то о моем сыне, я тебя сама прибью.
  И тут я поняла, что сказала, но уже было поздно.
  - Сыне? - переспросил Анатолий, прожигая меня взглядом в котором читался шок.
  - Да сыне, а что есть проблемы, папаша? - издевательски произнесла Лара - А когда ты ее беременной бросил, проблем не было!
  - Слушай ты, шлюшка накуренная...
  Договорить ему не дали.
  - Анатолий хватит! - тот же голос и на этот раз двое мужчин подошли к нам. Один взял Толю за плечо и оттянул назад - Костик уведи его отсюда, пусть выбьет свой пыл в спортзале, пока дров не наломал! Иди уже, завтра во все спокойно разберешься!
  Я смотрела на второго мужчину, который говорил эти слова. От него веяло силой, и было ясно, он тут командует. Потом я видела, как второй парень почти вытолкал Толю из комнаты и как тот пытался вырваться.
  - Анна Николаевна, прошу прощения за моего подчиненного, у него был тяжелый период в жизни и он еще не отошел. Давайте разберемся с формальностями, и вы сможете поехать домой.
  Я только кивнула, боясь глянуть в сторону двери куда вытолкали Анатолия. А еще через два часа я подъезжала к очередной клинике.
  - Опять! - возмутилась сестра.
  - Да опять! - бросила я и вышла из машины.
  Минут через тридцать, когда сопротивляющуюся сестру утащили, врач мне сказал.
  - Я надеюсь, вы понимаете, что мы не сможем помочь тому, кто этого не хочет.
  - Понимаю, но у меня четырехлетний сын и я не хочу, чтобы он это видел. Поэтому я готова платить любые деньги лишь бы она была подальше от нас.
  Я встала и ушла. Жестокие слова, я это знала, но мне было уже все равно. Сейчас все, что меня волновало, это сын и его безопасность.
  Сев машину я подумала о том, чтобы поехать домой, но у меня было заседание суда, поэтому и вместо дома перенаправив боль в гнев, я поехала работать.
  
  Я бил по груше уже наверное с час, пытаясь выбить свое отчаянье, но легче мне не становилось. Наоборот только хуже.
  Перед глазами стояло ее лицо, когда она поняла, что проговорилась. В нем был страх. Она боялась меня. Моя Анютка боялась меня!
  Как же я мог так с ней поступить! Я хотел защитить ее, но вместо этого обрек на жизнь, которую вела моя мать. Стал похож на того гада, который бросил нас.
  И вдруг меня по спине что-то ударило, я резко обернулся и увидел Костика, а на полу у моих ног лежали перчатки. Как всегда улыбается и смотрит своим фирменным взглядом ' А мне все пофиг!' Клоун! Мне вдруг захотелось ему врезать.
  - Я вызываю тебя на дуэль, братишка - бросил он мне.
  - Кость, отвали! - ответил я, понимая, что сейчас я его искалечу.
  - Я жду тебя или ты трус и боишься!
  'Ну что же, сам напросился!'
  Наклонившись, я поднимаю перчатки и иду к рингу. Следующие часа три я прыгал вокруг него, нанося сильные удары, а он только защищался, блокируя удары и не пропустив ни одного, при этом сам он ни разу не ударил. Не забывая меня раззадоривать своими жалящими фразами. Когда я, наконец, выдохся, он сделал резкое движение, и я оказался на мате, чувствуя, как звенит в ушах.
  - Все? - поинтересовался он, и от его веселости не осталось и следа. Я впервые видел его таким серьезным.
  - Да - согласился я.
  Он лег рядом, и мы просто лежали и смотрели в потолок, а потом он вдруг спросил:
  - Что делать будешь?
  Мы оба знали, о чем он спрашивает. Перед моими глазами снова стало ее напуганное лицо. И как она клиентов защищает с такой мимикой?
  - Не знаю - был мой ответ другу.
  Почему то сейчас этот клоун, которого никто и никогда не воспринимал всерьез, был мне лучшим другом и советчиком.
  - Может, стоит попробовать и рискнуть? - предложил он мне.
  - Может, только она меня ненавидит.
  - Карина Рому тоже ненавидела. Забыл?
  Мы оба молчали, вспоминая историю друга, а потом я тихо сказал.
   - Я попробую.
  - Молодец - усмехнулся друг, и маска снова заняла свое место.
  Только теперь ему уже было меня не обмануть. Это был образ. Я друг понял, что настоящего Костика не знал никто из нас. А он ведь знал, что Ромка в его Карину влюблен и молчал, а мы все глупцы думали... Взглянув на друга внимательно, я заметил брешь в его маске. Глаза. В них была грусть и печаль.
  - Оля? - это все, что я у него спросил.
  Он только грустно усмехнулся и снова лег рядом.
  - И что ты собираешься делать? - спросил я.
  - Не знаю пока, - горько усмехнулся он - ее жизнь это месть и чего-то другого она не хочет замечать.
  Мы оба молчали. Жалко девчонку, многое прошла и жалко его, много с ней пройдет. Она быстро превратит эту маску в воспоминание и сменит ее стальным выражением лица. Или возможно....
  - Может, попробуешь? - спросил я его.
  - Может - кивнул он.
  А ведь действительно влюбился, только сам еще не осознал до конца, что без нее уже не сможет. Я таким же был, до Аниного ухода из моей жизни. Думал справлюсь, а потом понял....
  Мои мысли прервал голос Романа.
  - Прошу прощения, что прерываю ваш междусобойчик, но мне нужен Толик и в рабочей форме.
  - Что надо? - жестко бросил я, даже не пытаясь подняться.
  - Лариса Лимонова знает, где он. - ответил он.
  Я замер будто меня ударили. Хотелось убить Романа, но я сдержался. Медленно сел посмотрел на друга, а потом тихо сказал.
  - Хорошо, я займусь этим.
  После чего встал с мата и ушел из спортзала.
  
  3
  
  Я стоял в подъезде и смотрел на закрытую дверь.
  Надо было позвонить, но перед глазами стояло ее лицо, и я не мог ее так использовать. Это слишком жестоко, поиски Греченко не стоят того. Не могу действовать через нее.
  Зачем все это? Что я с этого получу? Я занимаюсь этим не один год и не вижу никакого результата. Они как сорняки - выкорчевываешь один, и на его месте тут же появляется другой. Мне вспомнился грустный взгляд матери. Нужно ли мне это? Хочу ли я еще и Анютиком с сыном рисковать? Нет!
  Я не могу рисковать ими из-за этой свиньи, но должен.
  Глубоко вздохнув и мысленно попросив у нее прощения, я позвонил в дверь.
  Не прошло и минуты, как я услышал детский голос и звук открывающейся двери.
  - Миша, стой! - воскликнул старческий женский голос, но было уже поздно, ребенок открыл дверь.
  'Надо сказать ей, чтобы научила сына не открывать дверь, не спрашивая кто там' - пронеслась в голове мысль, а потом я забыл обо всем.
  Передо мной, глядя на меня, стоял малыш лет четырех. Его черные волосы, как и мои, вились вокруг ушек, глаза, такие же как и у меня, смотрели чуть насторожено, а губки сложились в неуверенную улыбку так похожую на улыбку его матери в тот день.
  
  Пять лет и пять месяцев назад.
  Я и сам не знал, почему поехал в то утро к ее дому. Просто сел в машину и уверенный, что я ей нужен, завел мотор. При этом я был зол на весь свет и в первую очередь на себя самого, но просто не смог не проверить ее. Меня тянуло к ней и я ничего не мог с этим поделать. Я вспоминал ее весь месяц. А вчера, увидев снова, испытал одновременно и ужас и радость.
   Едва я подъехал к ее дому, дверь подъезда открылась и оттуда вышли две женщины. Одна совсем юная в очках и шляпе скрывающей лицо. Я знал что это Аня, но если бы меня спросили откуда, сказал бы что просто знаю. Вторая уже в зрелом возрасте очень похожая на Аню, но с потускневшим взглядом и явными признаками глубокой душевной усталости.
  'Ее можно понять, с такими мужем и дочерью' - подумалось мне.
  - Ладно, мам, я пошла! - бросила Аня, направляясь к выходу со двора.
  - Может, я тебя подвезу? - предложила женщина, которую Аня назвала мамой - Да и в больницу отвезу. Не нравится мне твое лицо, надо бы врачу показать.
  - Не, мам, не надо, мне еще и к Лесе Константиновне зайти надо. Я вчера пару пропустила из-за всего этого, теперь отрабатывать. А к врачу я не пойду, а то вдруг шум поднимут. Еще не дай бог отца обвинят.
  - Ну как хочешь!
  Мать только покачала головой и села за руль. Потом завела мотор и уехала, а я поехал за Аней.
  Я ехал следом минут пять, а потом решился.
  - Девушка, а девушка, вас подвезти? - спросил я, притормаживая возле нее и выглядывая из-за машины, чтобы она меня узнала.
  Я видел как она вздрогнула, а потом, увидев мое лицо расслабилась.
  - Спасибо вам за предложение, но нет - сказала она и пошла дальше.
  Я поехал следом, а потом спокойно велел.
  - Ань, садись в машину.
  Она замерла как испуганный кролик. Я видел, как галопом несутся мысли в ее голове и как она не знает, что мне ответить. Но вот она взяла себя в руки и тихо произнесла.
  - Мне в институт надо!
  - В машину! - потерял терпение я.
  Я был готов к тому, что она побежит, ведь прорвался мой гнев и злость. Но она, удивив меня, села в машину и отвернулась к окну, чтобы я не увидел ее лицо.
  Чертыхнувшись, я резко развернул ее лицо к себе и снял очки и шляпу.
  Мать твою!
  Вся правая сторона лица была ярко черного цвета и опухшая. Глаз затек и почти не открывался.
  'Это как же, наверное, у нее голова-то болит!' - ужаснулся я.
  Выругавшись так, что даже у меня уши завяли, я завел мотор.
  - Я везу тебя больницу, к черту институт! - я и сам не узнал свой голос. Он больше напоминал рык.
  - Мне нужно в институт! - заупрямилась девочка.
  - Ты себя в зеркало видела? Какой к черту институт! - зарычал я на нее - У тебя же сотрясение мозга как минимум! В больницу и не спорь!
  Я ехал быстро, направляясь в госпиталь, где частенько лечился сам. Там работали доверенные люди. Подъехав к месту, я остановился и вытащил ключи из замка зажигания.
  - Пошли! - бросил я ей, открывая дверь.
  - Я не пойду! - отрезала она.
  Я замер глубоко вздохнул, чтобы взять себя в руки и тихо сказал.
  - Ань, хватит вести себя как ребенок! Мы оба знаем, что тебе сейчас плохо. Тебя никуда не положат, просто осмотрят и выпишут таблетки. Я обещаю, что это никак не отразится на твоей семье.
  Она долго молчала и смотрела на меня, а потом, кивнув головой в знак согласия, отстегнула ремень.
  В отделении нас встретил знакомый врач. Взглянув на Аню, он быстро увел ее в смотровую, а когда вышел тихо сказал.
  - У нее сотрясение мозга хоть и не сильное. Она сильная девочка, справится, я выписал ей обезболивающее и лекарство, но если что - сразу ко мне.
  - Хорошо док! - кивнул я, видя, как Аня выходит из смотрового кабинета.
  - И на будущее, ты лучше по лицу не бей, не у всех есть такие крепкие кости как у твоей подружки.
  Я видел, как она побледнела и как открыла рот, чтобы что-то сказать, но я ее опередил.
  - Это не я ее так разукрасил, - сказал я врачу глядя на нее, а потом тихо, чтобы слышал только врач добавил - но этот парень еще свое получит!
  - Не ты, значит не ты! - пожал он плечами, а потом тихо добавил - Только не убей, а то еще загремишь. Ладно, мне пора, передавай привет Корсару.
  - Передам - кивнул я.
  Потом я подошел к ней и протянул руку.
  - Пошли?
  Она только кивнула, но на выходе вдруг спросила.
  - Куда мы теперь?
  - Сначала в аптеку, а потом я отвезу тебя домой. Тебе отлежаться надо.
  - Нет, мне в институт надо! - вскрикнула она останавливаясь и замирая на месте, а потом повернулась и пошла в сторону остановки. Черт!
  - Садись в машину! - рявкнул я, заводя мотор.
  Она снова замерла, обернулась на меня с испугом, а потом вдруг зло ответила.
  - Нет!
  Чертыхнувшись еще раз, я вышел из машины, подхватил ее на руки и посадил в автомобиль, не забыв при этом ее пристегнуть. А потом сказал.
  - Скажи мне, голова кружится, болит, а ты можешь вспомнить, что думала минуту назад? Если да, то я отвезу тебя в институт. Только давай честно!
  Она промолчала. Мы оба знали, что я выиграл этот поединок. Поэтому я просто сел в машину и завел мотор. Пока мы ехали до аптеки она молчала. А возле аптеки я остановился и посмотрев на нее велел:
  - Дай мне рецепты.
  - Зачем? - удивилась она.
  - Ты же не будешь их покупать так? - улыбнулся я, прекрасно зная, что так и будет.
  Она только кивнула. Покачав головой, я протянул руку. Я видел, как в ней боролись гордость и желание довериться. Победило второе, и она отдала мне рецепты.
  - Умница! - улыбнулся я.
  Я вышел из машины и зашел в аптеку, где купил лекарства и бутылку воды. Вернувшись в машину, я отдал мешок с покупками ей.
  - Выпей прямо сейчас чтобы я видел.
  Она нахмурилась, но спорить не стала. И выполнила мое распоряжение. Я же завел мотор и повез ее домой. У меня был еще час до встречи, но ехать на нее почему то не хотелось. Мне хотелось остаться с Аней и убедиться, что у нее все будет хорошо.
  Краем глаза я наблюдал за ней пока ехал и почти сразу уловил момент, когда она стала расслабляться, а потом и уснула. Остановив машину около ее подъезда, я еще минут тридцать наблюдал за спящей девушкой. В эти минуты она была очень красивая и нежная. Ее личико расслабилось, мягкие губки чуть приоткрылись, вызывая желание поцеловать ее. И только легкая складочка над верхней губой выдавала, что ей больно. Откуда я это знал, да я и сам не знаю. Просто в тот момент, видя эту складку, я хотел убить ту мразь которая ее ударила. Но время начало поджимать и мне пришлось ее разбудить.
  Она открыла свои глазки, огляделась вокруг, не понимая где она. А потом, вспомнив все, посмотрела на меня. В ее глазах появилась неуверенность и даже страх. Я же просто улыбнулся и сказал.
  - Мы приехали Анютик.
  - Спасибо, что подвез - ответила она, мило покраснев при этом.
  - Пожалуйста.
  Она развернулась и уже открыла дверцу, когда вдруг повернулась ко мне и сказала.
  - Ты прости за то, что было в больнице, я не хотела, чтобы кто-то подумал, что это ты сделал!
  - Я знаю - нежно улыбнулся я и погладил ее по здоровой стороне лица - ты ни в чем не виновата. А мне все равно, кто и что думает. Иди домой, поспи.
  И тогда я увидел это. Легкая почти незаметная улыбка коснулась ее губ. В этой улыбке было столько благодарности и нежности, восхищения и чего-то еще, что я даже и не знал, как реагировать, а в следующий миг она выскользнула из машины и исчезла.
  
  И вот я стою сейчас и смотрю на точно такую же полуулыбку. В ней сквозит неуверенность, тревога и в то же время любопытство. Понимая, что надо что-то делать я сажусь на корточки, протягиваю руку и говорю.
  - Привет, я Анатолий!
  Я не рискнул сказать, что я его папа, не зная, как на это отреагирует он и его мама. Но сейчас видя, как лицо мальчика стало серьезным и как он пожимает мою руку, испытал что-то похожее на нежность и гордость за мальчика. За сына, которого вижу впервые.
  - Михаил - серьезно ответил мне мальчик.
  - Хорошее имя! - улыбнулся ему я - У меня отца так звали. А мама дома?
  - Нет, она сегодня допоздна! - грустно ответил малыш, а потом с гордостью добавил - Она у меня адвокат! Только очень много работает.
  - Я знаю, а ты что же совсем один сегодня? - спросил я, ища новую тему для разговора.
  - Нет, с няней! - и малыш обернулся, посмотрев на кого-то за спиной.
  И только в этот момент я заметил за спиной мальчика пожилую женщину, которая смотрела на меня с внимательной настороженностью.
  - Добрый день! - обратился я к ней - Мне бы Анну Николаевну увидеть.
  - Ее еще нет, она поздно будет - ответила женщина, подходя к нам и как бы закрывая ребенка собой.
  - Понятно, значит, мне придется ее подождать - улыбнулся я женщине.
  Ответить она не успела, вмешался малыш.
  - Тогда, может ты со мной поиграешь? - спросил он с мольбой в голосе.
  Я нежно осмотрел на сына.
  - Это только если твоя няня разрешит.
  -Нянь, пожалуйста!!!! - в голосе, в жестах, в глазах было столько мольбы, что насупившаяся было няня, не смогла ему противостоять.
  - Ладно, но только если дядя сам захочет.
  Я захотел.
  Я провел замечательный вечер и, пожалуй, впервые за пять лет смеялся по-настоящему. А когда малыш начал засыпать, взяв его на руки, я просто укачивал его, пока он не уснул. Последними его словами в тот вечер было:
  - Как жалко, что ты не мой папа!
  Я на эти слова мог только горько улыбнуться, ведь я сам лишил себя его общества. Уложив его в кроватку, я вышел на кухню, где меня ждала его няня. Сел за стол и стал ждать Аню. Мы оба молчали. О чем думала она, я не знал. Сам же я думал о том, что иногда жизнь та еще зараза и как же порой бывает непросто разобраться в ее хитросплетениях.
  - Он очень похож на вас. Наверное, она поэтому и держится все эти годы, вы оставили ей его - вдруг сказала мне женщина.
  Я внимательно посмотрел на нее и понял, что она тщательно изучает меня.
  - От нее в нем тоже очень много - улыбнулся при мысли о сыне я.
  - Да, - кивнула она - но от вас больше. Только вопрос в другом. Зачем вы вернулись в ее жизнь? С какой целью?
  - Я не желаю им вреда - я говорил честно и откровенно - Я люблю их обоих и сделаю все для них!
  - Тогда где же ты был все эти годы, мальчик? - неожиданно перешла на 'ты' женщина.
  - В аду, где не было ее - честно ответил я.
  Она только кивнула и поставила чайник.
  Аня приехала через час. Усталая, измотанная и мне ее даже видеть не надо было, чтобы понимать это. Почти неслышные движения выражали все, что она думает и чувствует.
  - Клавдия Михайловна, вы где? - голос был тихим, но в нем отражалась тревога.
  - Ну что парень иди, твой выход! - улыбнулась женщина и, взяв свой платок, пошла в коридор - Анечка, совсем измотана! Выглядишь не очень.
  - Тяжелый день! Не люблю суды, все силы вытягивают. Что-то случилось? - в голосе была тревога - У вас лицо, будто вы не знаете, как что-то сказать?
  Клавдия Михайловна молчала, а потом, явно собравшись с силами, ответила.
  - Прости девонька, я старалась, но не смогла отказать Мишке. У нас гость и он ждет тебя с шести вечера.
  - Кто? - напряглась Анна, а в голосе зазвучал страх.
  - Я - ответил я, выходя в коридор.
  
  День был просто ужасным. Дело я, конечно, выиграла, но это не радовало меня. Перед глазами стоял он. Он почти тот же, а мое сердце все так же болит и любит его, как бы я не гнала это от себя. Только теперь у него власть, возможности и связи. А все, что я могу это ждать, ждать его возвращения, ведь когда он появится в моей жизни, наступит конец света. Вот я и ждала, только не думала, что это произойдет так быстро и у меня дома.
  - Что тебе надо? - зло спросила я, боясь услышать ответ.
  - Поговорить! - отрезал он и вернулся на кухню.
  - Прости девонька, я наверное пойду! - виновато произнесла няня сына.
  Оглянулась на няню. А ведь она не виновата. Она просто не понимает, не знает, кого впустила в дом.
  - Ничего страшного, Клавдия Михайловна, вы просто больше никогда не впускайте этого человека в дом и все.
  Она только внимательно на меня посмотрела и вышла за дверь. Заперев за ней, я сначала зашла в детскую и убедилась, что сын жив, и в полном порядке. И только потом я вошла на кухню и прикрыла дверь, чтобы не дай бог не разбудить ребенка.
  - Говори и убирайся из моего дома - это все, что я ему сказала.
  Я знала, что если попытаюсь его выгнать, то ничего не выйдет, но если выслушаю и выгоню, он уйдет. Я поняла это еще тогда, будучи наивной девчонкой влюбленной в него.
  - Ань, я просто хочу участвовать в жизни сына - сказал он мне глядя в мои глаза.
  Эти слова причиняли боль, как и те его последние слова. Как он смеет после пяти лет отсутствия появляться и что-то хотеть!
  - С чего это вдруг? Что, совесть проснулась, или решил что тебе в твоем бизнесе нужен наследник?
  Я видела, как побелело его лицо. Мне вдруг показалось, что он сейчас меня ударит, но вместо этого он просто отвернулся и тихо сказал.
  - Я никогда не причиню нашему сыну вред!
  - Уже причинил, когда бросил его мать беременную! Когда ради денег использовал наивную девчонку!
  - Прости!
  Я молчала, не зная, что ответить, а потом сказала тихо, но решительно.
  - Я не позволю тебе общаться с сыном. Я не желаю, чтобы и он пошел по тому же пути. Уходи! И никогда больше не возвращайся!
  - Анютик!
  Мне было нечем дышать. Обращение нежное, ласковое, такое как я любила. Только он так меня называл.
  - Уходи! И не хлопай дверью, сына разбудишь!
  Наши взгляды встретились. Я думала, проиграю, но я выстояла и он ушел. Выйдя минуты через полторы, я непослушными руками заперла дверь на все замки. Потом ушла в спальню и, упав прямо в одежде на кровать, разрыдалась, зарывшись лицом в подушку. Я не плакала пять лет. Пять долгих лет я терпела и глотала слезы и неудачи, но сегодня я больше не могла сдерживаться. И я рыдала, жалея себя и оплакивая все хорошее чего в моей жизни никогда не было.
  
  4
  
  Неделя. Ровно столько прошло с того момента как он ушел. А я уже готова на стену лезть. Пришел, напугал, привлек внимание Мишки и исчез! А самое страшное то, что я не знаю, что он затеял.
  Именно с такими мыслями я выхожу с сыном из дома в этот день. У меня выходной и я решила провести день с сыном. Мы идем в зоопарк, потом на аттракционы, а потом в кинотеатр смотреть мультики. Обычно я радуюсь такой программе не меньше сына, потому что это возможность побыть с ним, но не сегодня.
  Последние дни я ненавижу сама себя, думая только о его отце. А самое страшное, что это отражается на моей жизни. Я чуть не проиграла процесс - вовремя смогла сосредоточиться. А еще почти не слышу, что мне рассказывает мой малыш и это плохо. Он многое рассказывает и мне как матери надо это знать.
  - Мам, а когда дядя Толя приедет? - выводит меня из задумчивости голос сына.
  Опять! Ненавижу! Как же хочется сказать, что он больше никогда его не увидит, но стоит взглянуть полное надежды лицо сына и я просто не могу, поэтому отвечаю одно и тоже.
  - Я не знаю, малыш, он приходил по делам и все решил.
  - Но вы же работаете вместе? Ты же можешь его пригласить? - проявляет упрямство мой ребенок.
  Как ему объяснить, что я не хочу его видеть? Как сказать, что это плохой человек, ребенку, который проникся к нему доверием. Он мне просто не поверит!
  - Я поговорю с ним. - выдавливаю из себя с трудом.
  На лице Мишки появляется радостная улыбка, отчего мне становится только хуже, и мы идем дальше.
  День прошел великолепно! Я даже смогла отвлечься от мыслей об Анатолие, и теперь мы возвращались домой. Только начало темнеть, а мой мальчик уже засыпал от избытка эмоций, поэтому я взяла его на руки и несла. Увидев знакомый проулок, ведущий прямо к дому я решила сократить путь и забежала туда. А пройдя половину переулка, поняла, что совершила ошибку. Их было четверо, и они окружили проулок. Черт!
  - Какая красотка, и совсем одна. - облизнулся их предводитель - Не хочешь повеселиться?
  - Нет! - ответила я, чувствуя, как просыпается только уснувший сын.
  - А жаль, но придется. У тебя есть друг, который нам нужен, поэтому тебе придется проехать с нами.
  - Правда? - раздался откуда-то сзади ледяной и такой знакомый голос, я слышала его таким только дважды, и в оба раза он спасал мою жизнь. Вот и сегодня спасает, время идет, а мы все те же - а мне кажется, что она поедет с моими людьми, а вот вы поедете со мной.
  Они возникли из ниоткуда. Вооруженные и спокойные. Окружили нападающих и направили на них оружие. Анатолий же спокойно подошел ко мне, обнял за плечи и тихо шепнул:
  - Только не спорь! Пошли! - а потом громко добавил - Надеюсь, вы не возражаете мальчики?
  Возражать ему никто не стал, им всем было не до того. Ребята мерились взглядами и решали что им делать.
  А я подчинилась, испытывая страх за ребенка и считая, что ради него должна уйти с поля боя.
  Он вывел меня из переулка и подошел к одной из машин.
  - Дядя Толя! - проснулся окончательно мой сынок.
  - Привет, кроха? - улыбнулся Анатолий и на миг я его не узнала. Я никогда не видела на его лице такого выражения. Смесь боли, грусти, любви и отчаянья, но это быстро сменилось равнодушным выражением. К нам шли люди и вели в наручниках нападающих.
  - Все, работа сделана. - сказал Корсаров, обращаясь к Анатолию - Осталось их шефа выманить.
  Анатолий только кивнул, а потом вдруг сказал.
  - Юль, можешь кое-что сделать для меня?
  Единственная женщина обернулась и взглянула на нас.
  - Отвези их в убежище и побудь с ними. Я закончу допрос и заберу их.
  Она согласилась, и пошла к одной из пустых машин. Открыв для нас дверцу, посмотрела на меня и тогда я поняла, что он имел в виду меня и сына.
  - Я никуда не поеду! Мне нужно домой. - возмутилась я.
  Тяжело вздохнув, он тихо сказал.
  - Эти ребята следили за тобой весь день, и у них была конкретная цель. Ты хочешь чтобы другие сделали то, что не сделали они? - поинтересовался он и увидев как я побледнела, добавил - Завтра Миша отправится в садик, кто сказал, что его оттуда заберет няня, а не кто-то из этих?
  И я осознала, что это серьезно.
  - Куда ты нас втянул? - спросила я, прижимая к себе ребенка сильнее и тут же ослабляя хватку, так как сын захныкал.
  - Садись в машину, я потом тебе все объясню.
  И я подчинилась, понимая, что иначе нельзя.
  Ехали мы молча. Сын опять уснул, а женщина, которую он назвал Юлией, бросала на меня косые взгляды.
  - А ты очень красивая, неудивительно что он в тебя влюбился - вдруг сказала она - Ты даже девушкой привлекала его к себе, а сейчас... - она помолчала немного и добавила - Он просто не может устоять.
  Я удивленно посмотрела на нее, а она, поймав мой взгляд, улыбнулась.
  - Ты меня тогда не видела, но я за вами наблюдала. Мы впервые встретились, когда я с Толей работала под прикрытием пять лет назад в одном из притонов города. Пытались прикрыть поставку - удалось. Только цена была большая, - она пожала плечами, а потом горько добавила - один из нас отдал свое сердце.
  Я смотрела на нее шокировано, не зная, что сказать. Прикрытие? Значит, он никогда не торговал по-настоящему? Но тогда зачем он это сделал? Зачем меня выгнал, зачем унизил? А она продолжила будто и, не замечая моего состояния.
  - Я впервые увидела тебя в клубе 'Заря', ты ссорилась с подругой и к вам уже направлялась охрана. Помню Толик не выдержал и вмешался. Я тогда впервые увидела его таким. Он был нежен с тобой, а пока мы следили за вами, не сводил с тебя глаз...
  Дальше я ее не слышала, перед моим взглядом стала картинка из прошлого.
  
  Пятью годами ранее.
  Устав от своих проблем я решила развеяться. Одев единственное свое вечернее платье, я отправилась в клуб с подругой.
  Минут пять мы танцевали, не замечая никого вокруг. Парни меня никогда не интересовали, а с недавних пор так вообще думала только об одном запретном красавце, назвавшемся Анатолием. Потом Ксюха кого-то увидела и, сказав что на секунду, ушла. Я же продолжила танцевать. Мне было просто хорошо! Сейчас я ни о чем не думала, просто двигала телом и наслаждалась этим.
  Но вот она вернулась и протянула мне что-то розовое, похожее не маленькую пуговку с рисунком. Оглядев ее, я поняла что это. Ксения же тем временем уже готовилась проглотить свою.
  - Нет! - вскрикнула я, вырвав из ее рук таблетку - Ты что с ума сошла? Это же наркота!
  - Да ладно тебе! - отмахнулась подруга - От нее ничего не будет, только потанцуем подольше и не устанем!
  - Моя сестрица тоже так говорила и посмотри на нее, что с ней стало? А начинала она тоже с этой дряни!
  - Я не твоя сестра и не надо на меня орать!
  Оглядевшись вокруг, я увидела охранников идущих к нам. Я понимала, что это не поможет. Она уже пристрастилась и с ней бесполезно спорить, поэтому стояла и с ужасом смотрела на уже, скорее всего, бывшую подругу. Ну почему это всегда происходит со мой?
  Увидев, как она достала еще одну таблетку я не сдержалась, просто вырвала таблетку и бросила куда-то в толпу.
  - Ты что делаешь? С ума сошла, она денег стоит! И больших между прочим! - закричала на меня подруга.
  - Значит, ты зря тратишь деньги! - заорала я в ответ - Неужели ты не понимаешь, что портишь себе жизнь!
  На нас стали оборачиваться. А охрана была совсем близко.
  - Не твое дело, чем я занимаюсь, не лезь в мои дела! - прошипела она мне.
  - Девочки, есть проблемы? - спросил один из охранников успевших подойти к нам.
  - Никаких! Кроме того, что у вас наркотой торгуют. - зло сплюнула я.
  Парни переглянулись, а потом один из них сказал.
  - Пошлите, выйдем, девушка.
  Вот тут я испугалась. Они что, заодно с торговцами?
  - Никуда я не пойду! - воскликнула, я не зная, что делать.
  И тут же меня схватили за руку и потянули.
  - Тебе нужно подышать свежим воздухом, пошли девушка! - бросил держащий меня парень.
  - Нет! - сопротивлялась я и тут я услышала уже знакомый голос.
  - Мальчики, есть проблема? - спросил мой старый знакомый.
  - Да вот, девушке не хорошо. - ответил охранник, который меня держал.
  - Спасибо, Николай, я о ней сам позабочусь. И парню ничего не оставалось, как меня отпустить.
  А Анатолий тем временем схватил меня за руку и увлек танцевать. Мне хотелось отказаться, но даже в полутьме увидев, как горят его глаза, я решила не рисковать. Прижав меня к себе покрепче, он стал медленно двигаться под музыку.
  - Ты любишь неприятности? - поинтересовался парень, склонившись к моему уху и обдав его своим дыханием.
  - Нет! - ответила я, еле сдерживая странную дрожь в теле - Это они любят меня.
  - Понятно! - усмехнулся он, а потом добавил - Не то место, чтобы скандалить.
  - Уже поняла!
  - Умница! - радостно кивнул Толя, дальше мы танцевали молча.
  Когда танец закончился он тяжело вздохнув и бросил:
  - Пошли, я отвезу тебя домой.
  Возражать мне не хотелось и я молча пошла за ним. В машине мы молчали. Анатолий спокойно крутил руль, переключая скорости и лишь изредка поглядывая на меня. Я же свернулась калачиком и оплакивала подругу, думая как сказать об этом ее родителям. А сказать надо и скорее, может еще есть шанс.
  Но вот он плавно нажал на тормоз и машина встала. Посмотрев на меня, парень покачал головой, а потом тихо произнес:
  - Не общайся с этой девочкой, она уже подсела и давно, а тебе и сестры хватит. Не ищи лишних проблем.
  Во мне проснулось упрямство.
  - Я сама решаю с кем мне общаться!
  - И к чему это приводит? - вдруг спросил он сухо и холодно.
  Открыла и закрыла рот, понимая, что нечего ответить. Потом все же сказала.
  - Не буду, спасибо, что помог! - и открыла дверцу собираясь покинуть машину, но он поймал мою руку и притянул меня к себе.
  - Вот же упрямая! - явно рассержено зашипел он - Все равно же не оставишь ее в покое! Знаю я тебя! Пойми, всем в этом мире не поможешь! Особенно если они не хотят чтобы им помогали! Сама уже должна это осознать!
  - Нет, я что по-твоему должна бросить их и смотреть, как они летят в пропасть? - зашипела я в ответ.
  - Ради сохранения себя самой, да! Ты сама посмотри! Я каждый раз вмешиваюсь тогда, когда ты влипаешь из-за своего желания помочь! Однажды настанет момент, когда меня не будет рядом. И им ничего не будет, а вот тебе достанется! Пойми это!
  - И что ты предлагаешь, спрятаться и не вмешиваться?
  - А почему нет?
  - Потому что это не по-человечески!
  - А там уже нет людей! - встряхнул он меня.
  - Неправда! - не желая его слышать и слушать, закричала я.
  Мы смотрели друг другу в глаза, я не хотела сдаваться, он тоже - никто из нас не хотел проигрывать этот бой. Потом я вдруг заметила, как меняется его взгляд, а в следующий миг, чертыхнувшись, он накрыл мой рот своим.
  Попытка вырваться ни к чему не привела. Да и не хотелось мне вырываться. Мне нравилось, что я чувствую, и я хотела этого. Его рука отпустила мою и, обхватив талию, притянула меня к себе. Губы ласкали мои, и мне уже было все равно, кто нас увидит. А в следующий миг он оттолкнул меня назад и тяжело дыша, отвернулся.
  - Уходи, пока я не посадил тебя на себя и не сделал того, чего хочу. Уж поверь мне, тебе сейчас так не понравиться. Девственность надо терять в постели, а не в машине на коленях у парня.
  Его грубые слова отрезвили меня и я, выскочив из машины, бросилась в дом. А дома заперев дверь в спальню, еще долго сидела и смотрела в одну точку.
  
  Из воспоминаний меня вывел заворочавшийся на моих руках сын. В тот день он разбудил во мне женщину, и я пропала, позволив своему желанию захватить себя. Если бы не было того поцелуя, не было бы и всего остального. Единственное, что хорошее он мне дал, это сын и ради него теперь я живу. Устроив малыша поудобнее на своих коленях, я огляделась вокруг. Фары высвечивали деревянные домики. Спросить где мы я не успела, возле одного из них мы повернули и съехали к воротам, а в следующий момент ворота стали подниматься и машина заехала внутрь, оказавшись в гараже.
  - Дом двухэтажный, пять спален, есть две ванные. Здесь каждые три дня убираются и всегда готовы к гостям. Если хотите есть - в холодильнике продукты. Располагайтесь.
  - А ты? - удивилась я.
  - Я пока в машине. Жду, пока не приедет Толя, и страхую вас. Потом уеду домой, у меня тоже семья.
  Мне оставалось только кивнуть и аккуратно вылезти из машины, чтобы не разбудить ребенка.
  Дом оказался очень уютный. Уложив сына на кровать и аккуратно его раздев, я приняла душ, а потом легла рядом и сразу уснула. День оказался полон на впечатления, и сил просто не было.
  
  Закончив допрос и порадовавшись, что вовремя их заметил, я уже шел к выходу, когда меня задержал Константин.
  - Мне нужно с тобой поговорить. - бросил он с тревогой и я понял, что маска шута треснула и подводит хозяина.
  - Пошли, - кивнул я, направляясь к своему кабинету. Сев за стол я велел - рассказывай!
  - Я насчет дела Грин - он немного подумал, а потом, решившись, произнес - Я думаю, что это не ее работа!
  - Кость, все указывает на нее.
  - Да знаю я! Но это не она, просто послушай...! - и он начал свой рассказ.
  Выслушав его внимательно, я понял, что возможно он прав. Но может быть и так, что это просто попытка защититься от правды. Я вдруг вспомнил Юлю. Она когда-то так же пришла ко мне. И я ей не поверил и чем это кончилось? Нет, лучше ошибиться, чем повторить ошибку.
  - Вот что я тебе посоветую, - наконец сказал я - попробуй доказать ее невиновность и если сможешь, я сам тебе помогу с закрытием дела.
  Возможно, я и ошибся, но им нужен этот шанс. Нет, ему он нужен.
  - Спасибо, Толь! - как-то расслабился парень.
  - Пожалуйста! - покачал головой я.
  Выходя из кабинета, я заметил, что горит свет в общем кабинете. Заглянув туда, я увидел Игоря изучающего бумаги.
  - Ты почему еще тут? - удивился я.
  - Заканчиваю работу - бросил он холодно. Его можно понять. Ему есть за что ненавидеть нас, особенно меня. Он поднял лицо, и я заметил шрам разделяющий лицо пополам. А ведь когда мы его посадили, этого следа не было - Мне Аня звонила. Говорит, мама не вернулась и трубку не берет. Я объяснил ей, что мама работает.
  Я только кивнул. Он хороший отец. Но их конфликт с Юлей отражается на малышках и они не знают чего ждать. Да и родителям не сладко. Юлька до сих пор его любит, а он... Я просто не знаю, что чувствует Игорь к Юле. Но тогда... Тогда он ее любил.
  - Ладно, мне пора. - произнес я, понимая, что разговор закончен.
  Он только кивнул, уткнувшись в бумаги, но у самой двери меня догнали его слова.
  - Ты оставь ее на ночь в убежище. Поздно уже ехать назад.
  - Я попробую, ты же знаешь, какая она упрямая - пообещал я, он кивнул и я понял. Что за ненавистью все еще скрывается любовь. Главное чтобы они оба это поняли раньше, чем уничтожат друг друга.
  К секретной базе я подъехал около трех утра. Юля встретила меня у крыльца с оружием на изготовке, но поняв, что это я опустила его.
  - Как они? - спросил я ее.
  - Спят. - пожала женщина плечами.
  Сама она выглядела очень усталой, и я понимал, что дело не в нас, а в ее проблемах с Игорем.
  - Может, возьмешь отгулы и отдохнешь? - спросил я ее.
  - А это поможет? - горько спросила она. Я покачал головой - Вот и я так думаю. Работа хоть помогает не думать о прошлом и отвлекает от проблем.
  - Захочешь поговорить или если он перейдет грань, я всегда рядом. - прижал ее к себе и она позволила. Измотана девочка до края. Это же надо так ошибиться и ведь видел же что что-то не так. Еще тогда, пять лет назад, знал, чувствовал и не вмешался. Что б ее, эту жизнь проклятую!
  - Мне пора!
  - Может, переночуешь и поедешь утром? - не хочу чтобы ехала по темноте в таком состоянии.
  - Нет, хочу домой. Меня Анька с Иришкой ждут.
  Я только кивнул. Материнский инстинкт ей поможет, доедет целой и невредимой.
  - Тогда будь осторожна.
  Улыбнувшись, она села в машину и завела мотор. А я еще долго смотрела ей в след, думая как бы поговорить с Игорем так, чтобы не навредить ей.
  Потом вошел в дом и, не удержавшись, прошел в спальню. Они спали, прижавшись к друг другу. Такие милые и спокойные. Как же я их люблю. Как так получилось, что я не был с ними все эти годы?
  Уже собираясь уходить, я заметил движение. Посмотрев на свою семью, я встретился взглядом с малышом.
  - Привет! - прошептал он тихо, чтобы не разбудить маму.
  - Привет! Вы как? Целы?
  - Да, пап, все нормально. Только мама испугалась сильно.
  Я ошарашено смотрел на ребенка.
  - Ты знаешь?
  - Да - кивнул головкой малыш - У мамы есть твоя старая фотография. Вы обнимаетесь и ей там восемнадцать.
  Что тут скажешь. Да ничего. А он тем временем вдруг спросил:
  - И что ты собираешься делать?
  Чего я хочу? Что я собираюсь делать дальше? Меня передернуло от воспоминаний о тех громилах, и как я испугался, когда понял, что они следят за Аней и Мишей. Но я не мог лгать сыну.
  - Я бы хотел остаться с вами, но это опасно и твоя мама этого не хочет.
  Малыш посмотрел на мать, а потом тихо сказал.
  - Она очень хочет чтобы мы были вместе, просто ты сделал ей больно и она боится, что снова ее обидишь.
  - Никогда! - покачал я головой - Да и тогда я ее защищал.
  - Ты ее любишь? - спросил ребенок серьезно. И я увидел знакомый взгляд. Так я смотрел на взрослых, когда был лет на пять старше его.
  - Да!
  - Хорошо, я помогу тебе, и вы будете вместе. - малыш улыбнулся и передо мной снова был маленький мальчик.
  Кивнув головой, я поцеловал его в лоб. Потом поцеловал в губы его мать, ощущая, такой знакомый и пленительный вкус, и ушел. Лежа в постели, я думал о том что у меня нет ничего ценнее их, но сегодня я понял, что держась от них на расстоянии я не защищаю их, а скорее наоборот, подвергаю лишнему риску. А значит, у меня нет причин игнорировать их и мне надо искать общий язык с Аней, и как можно скорее.
  
  5
  
  Проснулась я ближе к обеду. Сына не было рядом, но я слышала его довольный голос и грохотание сковороды внизу, поэтому была спокойна. Потянувшись, я выползла из постели и поползла в душ, а так как сменной одежды у меня не было, пришлось одеваться в старую измятую.
  Выйдя из комнаты, я ощутила такой знакомый и вкусный запах, после чего вдруг вспомнила другое утро, когда я чувствовала себя любимой и желанной, хотя и считала, что это в последний раз.
  
  Пятью годами ранее.
  После того поцелуя во мне что-то изменилось. Нет, мой мир остался прежним. Я все так же вытаскивала сестру из неприятностей, бегала за бутылками отцу и запиралась по ночам в ожидании матери, но теперь во мне появилось что-то еще. Что-то, что требовало чтобы я пошла в тот клуб и нашла его. Зачем? В тот момент я и сама не знала. Просто слово, данное маме, конфликтовало с желанием снова его увидеть, и я ничего не могла поделать. Я боролась месяц, потом плюнула и поехала в клуб.
  Там играла громкая музыка, танцевали люди, но я искала только одного человека. Его не было. Расстроилась. Но прежде чем уйти решила выпить там и задержалась. Увлеклась болтовней с каким-то парнем.
  Я как раз весело смеялась, когда моего плеча коснулись, а такой знакомый голос зло рыкнул:
  - Сгинь!
  Парень побледнел и исчез, а Анатолий, развернув меня к себе и сверкая злым взглядом, спросил:
  - Ты что тут делаешь?
  Мне не понравилось его поведение и тон, поэтому вместо правды я брякнула:
  - Развлекаюсь! А что, нельзя?
  Он принюхался.
  - Ты что пьяна? Или ослепла? Ты хоть поняла, с кем развлекаешься?
  - Нет, не пьяна! И не ослепла. А с кем я общаюсь это не твое дело! - начала заводиться я, чувствуя, что он воспринимает меня как капризного ребенка. Стало обидно, захотелось уйти, но я не из тех, кто сбегает, поэтому просто гордо подняла голову и встретилась с его злым взглядом.
  - Что б тебя! Совсем сдурела! - прорычал он встряхнув меня - Он из тех, кто заводит романчик, постепенно подсаживает, а потом начинает тянуть деньги! И между прочим, судя по всему, он выбрал тебя!
  Я побледнела, когда осознала с кем только что сидела рядом. Если другие просто продают, то такие как этот сами создают себе клиентов. Гад...ш! Захотелось прибить того выр...ка и ярость тут же сменилась апатией и отчаяньем. Я чуть не попалась в эту ловушку. Нет, я бы не пошла с тем парнем, но я появилась тут, чтобы найти Толю. А чем он лучше? Торговец, пусть и честный, но торговец. Он прав - я ребенок и не понимаю куда лезу. И я не хочу туда лезть. Хочу домой!
  Посмотрела на него. Осознала, что он держит мои руки и тихо сказала:
  - Отпусти, я домой хочу!
  Он отпустил, и я пошла прочь.
  Уже выйдя из клуба, я столкнулась с пьяной компанией и тут же услышала:
  - О, какая красотка идет! Ты ведь меня ищешь, малышка?
  Что-то сделать или ответить я не успела.
  - Меня! А теперь валите отсюда! - в голосе Толи звучал арктический холод и парни исчезли, будто их и не было - Пошли, я отвезу тебя домой. Судя по всему тебя нельзя оставлять одну.
   Почему я подчинилась я и сама не знаю, просто пошла следом и села в машину.
  Мы ехали молча, а потом он вдруг свернул к тротуару и затормозил, после чего развернувшись ко мне и спросил:
  - Ну зачем ты приехала в этот клуб? Ты же знала, куда идешь, зачем?
  В его глазах был страх и гнев, а еще тревога за меня. И я просто не смогла солгать.
  - Я хотела тебя увидеть. - краснея и пряча глаза, призналась я.
  Пару секунд он молчал, а потом вдруг начал материться. И наконец, замолчал. Я ждала минут пять, потом не выдержав подняла глаза. Толя смотрел прямо на меня. Губы сжаты, а в глазах буря.
  - Ты ненормальная! - выдохнул вдруг он, подумал и добавил - И я тоже.
  После чего притянул меня к себе и поцеловал. И снова я растворилась в поцелуе, чувствуя, как его руки сжимают мою талию, а потом лезут под одежду.
  Прижалась к нему сильнее, пытаясь слиться с ним, и тут он меня отпустил и чуть оттолкнул на мое кресло. Откинувшись назад, он долго молча смотрел на меня и, наконец, сказал:
  - Я могу отвезти тебя домой, или к себе, но если ты выберешь меня, не надейся на большее. Это будет просто секс на одну ночь. Вот и подумай, готова ли ты отдать мне самый ценный свой дар?
  Я внимательно посмотрела на него и поняла, что сейчас он со мной откровенен. Глупо надеяться на что-то большее. Все что он может дать это одну ночь, а что потом? Что я готова отдать за сомнительный опыт с парнем, к которому и подходить нельзя? А главное - зачем? Разум победил и я уже хотела сказать вези меня домой, но то, что произнесла, потрясло меня саму.
  - Я хочу к тебе!
  Он удивленно посмотрел на меня, потом кивнул и завел мотор.
  - Буду поддонком, коли ты так хочешь. - тихо пробурчал он, а потом еще тише так, что я еле услышала и вообще не уверена что слышала, добавил - Потому что сам тебя хочу и не могу отказаться от такого предложения.
  Ехали мы молча. Перед моим мысленным взором стояла мама качающая головой, но отказаться я уже не могла. Чтобы ни твердил разум, я хотела этого и просто не могла поступить иначе.
  В какой-то момент он остановился и залез в бардачок машины. Полазив немного, достал что-то черное и протянул мне.
  - Надевай!
  - Что это? - удивилась я.
  - Это не важно! - пожал плечами он - Надевай или я везу тебя домой.
  Расправив вещь, я увидела что-то напоминающее капюшон.
  'Прямо как в фильмах!' - подумала я - 'Такие мешки на похищенных или плохих парней одевают.'
  Удивленно посмотрев на него, я все же в последний раз задумалась не стоит ли поехать домой, а потом решившись и не давая себе больше думать надела его.
  А затем почувствовала, как он поправил его так, чтобы я могла дышать, но ничего не видела, и завел мотор. Хотелось чуть приподнять его чтобы видеть куда мы едем, но он мне не дал, велев не трогать, так мы и ехали.
  Сколько мы ехали, я не знаю. В темноте все сливается, в том числе и время и минута может показаться часом. Просто в какой-то момент машина затормозила, и я услышала звук открывающихся ворот, а потом, проехав еще чуть-чуть, машина встала окончательно.
  - Можешь снять. - велел он и я подчинилась.
  Мы были в гараже, но осмотреться он мне не дал. Обойдя машину, он подхватил меня на руки и понес прочь. Шел он быстро, и я и глазом не успела моргнуть, как оказалась в спальне, после чего он положил меня на постель и задернул шторы на окнах.
  - Зачем такая секретность? - удивилась я.
  - Не хочу чтобы ты видела где мы сейчас. - пожал он плечами и внимательно посмотрел на меня - Зачем тебе знать? Во второй раз я тебя все равно не позову, а это место не мое, незачем рисковать. Или ты все же хочешь домой?
  Я промолчала, пряча глаза, на которых появились слезы. Я чувствовала себя шлюхой и мне это не нравилось. И тут Анатолий сделал то, чего от мужчины я никак не ожидала. Нежно погладив меня по голове, он шепнул:
  - Прости, я не хотел тебя обижать! Просто так будет безопаснее для тебя. А я сволочь и знаю это.
  Посмотрев на него я кивнула, а потом попросила:
  - Обними меня, пожалуйста!
  И тут же оказалась в нежных, но таких сильных руках. Как долго мы так сидели, какая разница? Просто в какой-то момент я подняла голову и наши губы встретились. А дальше как в прекрасном сне.
  Его губы ласкают мои, а руки изучают тело. Пальцы пробираются под майку и находят небольшую грудь, начиная ее ласкать. Я оказываюсь на спине, а он сверху на мне, сводя своими ласками с ума.
  Одежда летит на пол, и я остаюсь нагой перед ним, а в следующий миг его губы накрывают грудь и я пропадаю окончательно.
  Каждая ласка, каждое движение подводит к пику наслаждения, и вот уже я вскрикиваю, сотрясаясь в экстазе, а он начинает все сначала, только в это раз приближаясь к грани, я испытываю боль от первого проникновение.
  - Расслабься! - шепчет он, замирая и нежно целуя мое лицо. Подчиняюсь, чувствуя, как он двигается во мне. Было неприятно, даже больно, но как же хорошо, что это был он! А потом, когда все закончилось, заснула на его плече.
   В эту ночь он любил меня еще несколько раз, и на этот раз боли почти не было, а та, что была, почти сразу сменялась удовольствием.
  Утром я проснулась от запаха яичницы, булочек и кофе.
  - Привет, соня, просыпайся. Нам пора уезжать. - услышала я нежный голос и, открыв глаза встретилась с его взглядом.
  - Привет! - робко улыбнулась я и попыталась закутаться в простыню.
  Он рассмеялся, а потом поцеловал мою шею, начиная прокладывать цепочку из поцелуев в сторону груди.
  - И что ты там скрываешь, глупенькая. Я же уже все видел и даже ласкал. - шепчет он мне.
  Мое тело под ним выгнулось, радуясь ласке. А я, с трудом дыша от удовольствия, шепнула:
  - Кажется, ты говорил, что нам пора?
  Толя поднял голову, посмотрел на часы, чертыхнулся и, вернувшись к прерванному занятию, ответил.
  - Полчаса у нас еще есть.
  А через полтора часа машина остановилась у моего дома. Завтраком он меня накормил пусть и холодным, а теперь я смотрела на него, понимая что, скорее всего, больше не увижу своего первого мужчину. Улыбнувшись в последний раз, я уже открыла дверцу машины, когда вдруг услышала.
  - Ань, ты больше не приходи в клуб, да и в притоны тоже. Я поговорю с ребятами, и твоей сестре продавать не будут. А если появится, то я лично приведу ее домой, договорились?
  Я удивленно посмотрела на него.
  - Я не хочу, чтобы ты рисковала собой. Просто пообещай мне! - добавил он, глядя мне в глаза.
  Я не хотела ему лгать и давать ложные обещания, поэтому я сказала правду.
  - Если это будет в моих силах, я не буду больше там появляться. Но ты не можешь управлять всеми, а Лара нуждается в помощи. Прости!
  Я выскочила из машины и побежала домой, еле сдерживая слезы. Догонять он меня не стал, а едва я вошла в квартиру, как меня встретила злая и обезумевшая от страха за меня мама. Пришлось ее успокаивать и просить прощение. А потом идти в душ, ведь мама заметила запах и сказала:
  - От тебя пахнет мужчиной. Кто он я не спрашиваю, верю в твою разумность, иди мойся и моли бога, чтобы не забеременеть. Зная твое умение отдаваться делу целиком, не сомневаюсь что ты не пила таблетки, а он мог и не предохраняться. Некоторые особи мужского пола считают это женской обязанностью. Сегодня куплю тебе таблетки, коли начала половую жизнь. И да хранит тебя твой ангел хранитель дочка, ты все что у меня осталось, не хочу тебя терять.
  А стоя под струями воды, я плакала только в этот миг, осознав, что отдала не только девственность тому парню, но и сердце, а это ему совсем не нужно.
  
  Приняв душ, я спустилась вниз и столкнулась с тем, о ком совсем недавно вспоминала.
  - Проснулась? - улыбнулся он - Это хорошо! Завтракай и поехали. Надо перевезти вас в более безопасное место.
  Я уже собралась возразить, когда он добавил.
  - Я уже звонил к тебе на работу, у тебя накопились отгулы и отпуск, поэтому я послал Юлию оформить тебе неделю отпуска. Пока я все не утрясу, побудешь в безопасном месте.
  Открыла рот, чтобы возмутиться, но меня опять перебили.
  - Мам, дядя Толя обещал показать мне настоящих лошадей и я даже смогу прокатиться на них! Мы же поедем, правда?
  Я посмотрела на сына собираясь сказать, что мы едем домой. Но встретившись с его молящим, детским, полным надежды взглядом и понимая, что Анатолий прав, я не смогла это сделать. Поэтому больше злясь на себя, чем на Толю, я села есть яичницу.
  Потом была долгая дорога. Ехали мы часа три, и когда приехали, оказались в другой деревне возле старенького дома.
  - А чей это дом? - спросил сын, который не умолкал всю дорогу.
  - Мой. - улыбнулся ему Анатолий.
  - А где лошади? - задал следующий вопрос ребенок.
  - Давай сначала устроимся, а потом я тебя свожу к лошадям? - предложил мужчина, а заметив мой недобрый взгляд, добавил - Если конечно твоя мама не против.
  - Мам! - заканючил малыш, уставившись на меня полными мольбы глазами.
  Как тут отказать?
  - Ладно, сходим, только я с вами пойду! - согласилась я и поймала уже Толин недовольный взгляд. Но это уже его проблемы меня волнует только мой ребенок.
  Часа через два я наблюдала, как мой Мишка сидит на лошади, а его отец ведет коня. Пожалуй, я никогда еще не видела сына настолько счастливым и беззаботным. И меня это открытие поразило.
  Неужели ему так не хватает мужской руки и внимания? - думала я, глядя на счастливых людей, наслаждающих обществом друг друга.
  Часа через три, с трудом сняв сына с лошади, мы возвращались домой. В какой-то момент малыш попросился к Толе на руки, тот не отказал, и не прошло и пары минут, как ребенок уже спал, устроившись на плече у мужчины.
  Придя в дом и уложив сына в кровать, я вышла из спальни, где спал ребенок, и сразу наткнулась взглядом на картину. Ее было сложно не узнать. Еще тогда, когда он нес меня на руках, эта картина привлекла внимание. Единорог, пасущийся на поляне из цветов.
  - Аня. Ты в порядке? - спросил он, останавливаясь за моей спиной.
  Я же бросилась в соседнюю спальню и увидела до боли знакомую спальню. В ней я провела не одну ночь.
  - Ты тогда сказал, что это не твой дом. - произнесла я холодным и пустым тоном, медленно разворачиваясь к нему, а в голов была паника. Неужели...
  - Я солгал. - спокойно признался он, сложив руки на груди и глядя на меня.
  Вздрогнув, я встретилась с его холодным взглядом.
  - И ты еще посмел привести меня в этот дом, и это после того, что ты со мной сделал? - не сдерживая презрения и боли уточнила я.
  - В этом доме был зачат наш сын, а что касается прошлого, все что я сделал, я сделал, чтобы защитить тебя!
  - О, да! Защитил! Растоптав мое сердце и оставив с младенцем на руках! - закричала я.
  - Ты мне не сказала! Если бы я знал, все было бы иначе! - я чувствовала, что он зол, но по его тону этого нельзя было сказать.
  - А ты мне дал сказать? Ты просто выгнал меня, велев убираться! - забыв обо всем, заорала я.
  - А что я должен был делать? Там с минуты на минуту должна была начаться облава! Ты хоть понимаешь, что если бы ты была там, на твоем образовании можно было ставить крест! Какой н...н юрист с черным пятном в биографии!
  - Не смей прикрываться той облавой! - ответила я устало - Ты мог бы потом прийти, но ты не пришел и этим ты сказал все!
  Я развернулась и хотела уйти в детскую к сыну, но он поймал меня за руку и развернул к себе.
  - А ты не подумала, что я боялся подвергнуть тебя опасности? - зарычал он, теряя над собой контроль - Что ты лучшее, что было в моей жизни, и я испугался причинить тебе вред! - добавил с отчаяньем, после чего вдруг чертыхнулся и припал к моим губам в поцелуе.
  Сопротивление было подавлено на корню. При этом мною же. Мои губы раскрылись, приветствуя его и отвечая на его поцелуй. Я и сама не поняла, как оказалась прижатой к стене, а мои руки при этом начали стягивать его куртку. Ноги обхватили его талию, и я уже чувствовала его руки на груди и не могла сдержать стоны, когда услышала жалобное:
  - Мама!
  Оттолкнув мужчину от себя, я кинулась к сыну еще не понимая, что произошло, но зная что нужна ребенку.
  - Я тут, малыш, все хорошо! - произнесла я, прижимая сына к себе и стараясь не смотреть на его отца.
  - Мне приснилось что ты кричишь! - виновато ответил ребенок и бросил взгляд на Толю, только я не поняла какой.
  Тот чертыхнулся, закрыл на миг лицо руками и быстро вышел из комнаты, а я начала успокаивать ребенка. И только когда малыш уснул, и я осталась одна, вдруг осознала, что чуть не переспала с его отцом снова. Ну почему же я такая дура!
  Встав с кровати, где лежала с ребенком, я подошла к окну и вдруг увидела огонек во дворе. Присмотревшись, поняла, что там кто-то стоит и курит. Толя!
  Захотелось, одновременно, и спрятаться, и пойти к нему, но тело будто приросло к полу и мне оставалось только смотреть в окно и наблюдать за ним. Огоньки сменялись по мере выкуривания сигарет, а я все стояла, но вот потух последний и он ушел. Только в дом он не вернулся, и это стало последней каплей для меня. Дойдя по стене до соседней спальни, где когда-то был зачат мой сын, и зарывшись лицом в подушку, я разрыдалась, оплакивая свое сердце, которое даже осколками продолжает тянуться к нему.
  Утром меня разбудил Мишка и позвал завтракать. Войдя в кухню, я увидела Толю, усталого и недовольного. Однако с сыном он общался нежно и ласково. Даже не испытав радости, что не одна я мучаюсь, я села завтракать. Но вот он встал и сказал:
  - Ладно, я поехал.
  - А как же мы? - удивилась и одновременно испугалась я.
  - А что вы? - не понял моего вопроса он - Продукты вам принесут завтра. Одежду привезу через пару дней. Если что-то надо вот мой телефон, звони и я все привезу.
  Поцеловав сына в лоб и замерев на миг, Анатолий припал к моим губам, заставляя забыть обо всем. После чего выпрямился и ушел, а я так и осталась сидеть ошарашенная его поступком и собственной ненормальной реакцией на него.
  
  Я ехал в сторону главной магистрали, собираясь заняться делами. День отсутствия это много и меня уже с собаками ищут. Корсар рвет и мечет. Дела, которые я курирую, встали, да и Костик звонил. Проблемы с Ольгой.
  'Вот везет нам СТРИЖам на женщин!' - подумалось мне и перед глазами встало лицо моей красавицы. Какой несчастной она сегодня выглядела, а вчера... Казалось, что я открыл кровоточащую рану и теперь ее надо как-то лечить, но как?
  Мне безумно хотелось развернуть машину вернуться в дом бабушки и утащить ее в спальню, но я сдержался, помня о сыне. Господи, ее вкус, как же я мог забыть этот вкус... Я думал, что помню, а оказалось, мои воспоминания и частично не отражают действительности. А ее тело. Руки еще чувствуют нежную плоть, которую я ласкал ночью, и я все еще слышу ее стоны.
  Мишка утром извинялся, говорил, что испугался и не подумав вошел. Бедный малыш, такое сначала услышал, а потом увидел. Сказал ему, что все нормально. Солгал. Всю ночь не спал. И все из-за нее.
  Телефонный звонок отвлек меня от моих мыслей и воспоминаний о теле, которое еще ночью было в моих руках.
  - Да! - зло прорычал я даже не глядя на дисплей.
  - Фион, ты где? - раздался до боли знакомый ироничный голос. Легок, как на помине!
  - Нужен? - скрываю ярость за равнодушием, а у самого желание прибить. Сволочь!
  - Было бы желательно. И еще вчера!
  - Еду!
  Отключаю телефон, нажимаю на газ и стараюсь выбросить личное из головы. Там, куда я еду, это лишнее - иначе не справлюсь, и они останутся одни, а этого я допустить не могу. Ведь они самое ценное что есть в моей жизни и я поклялся защищать их.
  
  6
  
   Толкаю дверь и почти вылетаю из прокуренного зала. Ночь сегодня холодная, поэтому застегиваю куртку. А хорошо бы в этот момент войти в дом, где бы тебя ждала жена и дети. Аня...
  Я не видел ее уже три дня, соскучился и волнуюсь. Они не звонят, а так хочется слышать их голоса. Только позвонить не могу. Или времени нет, или будить не хочу.
  - Ладно, Фион, на сегодня все! - говорит Батя, или Кленов Виктор, моя цель жизни. Или так было раньше? Уже не знаю - И передай привет той, из-за кого на работе сосредоточиться не можешь.
  Я только киваю и иду прочь. Незачем ему знать из-за кого я третий день не могу делать дело нормально. Сажусь в машину, завожу мотор, смотрю в зеркало заднего вида на эту сволочь. Может задавить и все? А дальше? Тюрьма? А сын с Аней его прихвостням на съедение?
  Хочется ударить кулаком по рулю. Сдерживаюсь. Нельзя! Ради них надо терпеть. Отъезжаю и еду прочь.
  Езжу по городу минут тридцать и, наконец, убедившись что хвоста нет, еду на базу. Еще отчет и Костик поговорить хотел. Оля. Вот интересно, защищал бы я так Аню, если бы знал, что она убила пятерых и планирует еще троих минимум? Не знаю. А Игорь с Юлькой? Смог бы я любить того, кого посадил, и растить его ребенка? Смог бы терпеть ненависть этого человека после того, как пять лет спасал его как мог? Да и он хорош. Как бы не ненавидел все равно любого уроет, если что с ней не так.
  Странная она любовь. Но у меня свои проблемы и их надо решать. Эх, Димка-Димка, во что же ты меня втянул!
  Захожу в кабинет, смотрю на часы. До прихода Костика еще минут тридцать, займусь отчетом. Открываю шкаф и достаю дело. Фото Кленова. Ненавижу!
  Перед глазами само встает совсем юное лицо брата, что б тебя!
  
  Двадцать лет назад.
  
  - Толь, Толь подожди!
  Младший брат бежит следом за мной.
  - Димка, ну чего тебе? - не выдерживаю я, останавливаясь и глядя на шестилетнего брата.
  - Возьми меня с собой!
  - Еще чего! Ты маленький еще! Еще маме все расскажешь! - насупился я.
  - Не расскажу! Возьми! - умоляет брат.
  Смотрю в его глаза и понимаю, что не могу отказать. А ведь не даром друзья 'нанькой' прозвали.
  - Ладно, пошли!
  
  Пятнадцать лет назад.
  - Толь, а целоваться это круто? - опять он со своими глупостями. Еле сдерживаю лицо, чтобы не поморщится.
  - А сам как думаешь? - смотрю на Наташку с соседнего подъезда. Не дождавшись ответа, перевожу взгляд на брата. Смутился? С чего это? - А с чего такой вопрос?
  - Да так, просто я вчера Ленку на спор поцеловал.
  - И...?
  - Не понравилось. Противно! - поморщился мой младший братец.
  Я не выдержал и рассмеялся.
  - Рано тебе еще целоваться. Подрасти, малец!
  
  Четырнадцать лет назад.
  - Ну и почему подрался? - спрашиваю обрабатывая кровоточащую губу и глядя на двенадцатилетнего пацана.
  - Да так. - отводит глаза и пожимает плечами.
  - Я тебе сейчас дам 'Да так'! Рассказывай давай!
  - Они девчонку зажали! - отвел взгляд - Она плакала, просила отпустить, а им пофиг. Вот я и вмешался.
  - И сколько их было? А друзья твои где были?
  - Пятеро. Они старше. Решили что это сумасшествие вмешиваться.
  Брат отвел взгляд снова. Но я его понял. Пошел один на пятерых.
  - Девчонку хоть спас?
  - Да!
  - Ну и молодец.
  Тех парней я нашел. На год младше меня, пятнадцатилетки на двенадцатилетнего. Да еще впятером. Но я каждого поймал и каждому губу разбил, благо друзья нормальные помогли.
  
  Двенадцать лет назад.
  - Ты смотри, за мамой приглядывай! Чтобы не уставала тут, а я скоро приеду, и двух лет не пройдет! - тереблю его волосы. А ведь вырос совсем, четырнадцать уже. Развит внешне не по годам. Девчонки вон оборачиваются.
  - Пригляжу! - усмехается Димка своей фирменной улыбкой - Только и ты смотри, чтобы вернулся. А то мало ли!
  - Вернусь!
  - И письма пиши! Мы тоже будем! - улыбается мама, пряча слезы.
  Ну что поделаешь, не поступил. Не свезло.
  - Обязательно! - обнимаю маму и целую щеку. Знал бы...
  Выхожу за дверь. Провожать не разрешил. А весь путь со двора чувствую печальный взгляд брата.
  
  Десять с половиной лет назад.
  - Фион, да ради бога! - вокруг друзья, ребята. Волнуются. Да и кто бы не волновался, веселый парень неделю как в воду опущенный ходит. Хмурый и злой. Даже командиры заметили. Комбат спрашивал вчера, что да как. Сказал нормально все! А что еще скажешь, сердце болит, и ничего сделать не могу! - Ну нет писем уже неделю это не трагедия. У тебя брат подросток, да и мать работает. Не успевают! - Корсар глядит на меня уверенный в своих словах, а я ему не верю. Хочу, но не могу. Беда пришла. Знаю и все.
  - Может ты и прав! Пошли, время построения. Опаздывать нельзя.
  Ребята смотрят с тревогой, но молча идут за мной. Еще полгода и свобода, но сердце все равно ноет.
  Равняйсь!... - отключаюсь, реагируя только на команды - Письма получай!... Фионов от кого не знаю, но судя по всему новости плохие! - командир отдает письмо. Вот интересно вроде и не скрывает, но всегда знает, что в конверте. Просвечивает что ли? На нем подчерк учительницы моей, маминой подруги. Неужто стряслось чего?
  Еле выдерживаю построение, потом быстро сматываюсь в тихое место.
  'Здравствуй Толенька.
  Пишет тебе тетя Люда. Прости, родной, но новости у меня плохие...'
  А дальше все как в тумане. Неверие, страх и непонимание. Как такое возможно, чтобы Димка? Нет, не верю! Он не такой! Подставили или злая шутка.
  Бегу в главный корпус. По пути встречаю друзей, им хватило взгляда. Бросаются за мной. Корсар пытается узнать, что стряслось, молчу. Не до него.
  У рядового радиста с трудом, Корсар помог, выпрашиваю внеплановый звонок домой. Там тишина. Звоню тете Люде.
  - Алло!
  - Теть Люд, это Толя! Скажите мне, что это неправда!
  - Мне жаль Толя, но это правда!
   Дальше ничего не помню. Пришел в себя ночью, прижатый к забору. Оказалась моя вахта, я и забыл, пытался бежать, но Корсар не дал.
  - Толя, нельзя! Потерпи, оформишь отгул по семейным обстоятельствам, тебя отпустят! Я с тобой поеду, у меня плановый, все решим! Но так нельзя.
  Пытаюсь вырваться, не получается. Не верю! Как же плохо!
  - Ром, он не мог так поступить, понимаешь? - сползаю по стене. Слезы текут из глаз - Димка не мог убить маму!
  Он просто садиться рядом и мы сидим молча, вдвоем.
  - Мне жаль! - это все что он сказал.
  В отпуск меня отпустили. И Ромка, как и обещал поехать со мной, а дома меня встретила тетя Люда, она-то и рассказала как все случилось.
  Оказалось, один из дружков подсадил Димку на иглу. Полтора года хватило, чтобы мой брат потерял человеческий вид. Стал драться, воровать, маму бил и многое другое. Мне не говорили. Мама волновать не хотела. Все думала приеду, наведу порядок. Я ведь всегда на него хорошо влиял. Ведь с младенчества воспитывал. Отец ушел, когда она Димку носила, и я стал ему отцом. А я идиот, не замечал что дома беда. Уже потом, читая письма и вспоминая разговоры, я видел намеки. Она говорила, только я не понял. А потом было поздно и ничего уже не исправишь.
  В тот день мама отказалась дать деньги. А он завелся и зарезал ее. Те три дня, что мне дали я потратил на поиски того урода, который подсадил брата. Ромка был со мной. Мы вместе поймали ублюдка и наверное убили бы, но нас повязали, доставили в ментовку, и посадили бы. Парень оказался сынком какого-то бизнесмена, но за нас вступился Глеб Михайлович. Забрал, выслушал, помог. А потом предложил создать СТРИЖей и чтобы мы ими руководили. Согласились из желания сделать мир чище от таких парней как тот, кто Димку подсадил. Благодаря ему создали и даже закрепились. А парень тот сел, позаботился о нем Глеб Михайлович, хоть и отдал за это жизнь. Убили его потом, говорят по заказу, так и не нашли кто, но вся наша группа знает - кто и почему, только доказать не можем. А вот наша команда осталась и наши покровители тоже. Да и имя у нас само определилось - СТРИЖи, в честь Глеба, ведь его фамилия Стрижев была. Но того кто поставлял парню наркоту так и не поймали. Я поговорив кое с кем, сам узнал и теперь Кленов моя главная цель. Только поймать никак не могу, вот уже десять лет гоняюсь. Крыша у него и ум. Черт! Да и не цель уже. Аня важнее.
  Брата я так и не увидел. Тогда в кутузке просидел, а потом меня назад в роту вернули, а когда вернулся... Короче, умер он. Говорят сам, но я не верю.
  - Можно?
   Отрывает меня от грустных воспоминаний голос Костика. А ведь тогда рядом был и помогал чем мог, а я и не запомнил. Слишком плохо было.
  - Заходи, садись! - закрываю папку с так и не написанным отчетом, откладываю в сторону. - Рассказывай!
  - Оля не виновна. Вот доказательства.
  - Беру в руки папку и начинаю читать. Вот это работа! Сразу видно у человека личный мотив. Костик землю рыл и нарыл-таки доказательства невиновности.
  - Снимай наружку.
  - Не стоит. У меня подозрения, что теперь охотятся на нее. Перешла дорогу кому не надо.
  - Черт! Вот неугомонная девица!
  Ответить он не успел. Раздался звонок сотового.
  - Да! Что? Как это в городе? Вы Фиону звонили? Как не берет? Сейчас сам скажу! Глаз не спускать и если с ней хоть что сам урою!
  Он кладет трубку, и я вижу тревогу в глазах.
  - Говори уже, что там? - не выдерживаю.
  - Кстати о неугомонных девчонках... Твоя Аня в городе. Она только что вернулась в свою квартиру.
  - Черт!
  Срываюсь с места, хватаю свою куртку и бегу прочь из здания. Главное успеть!
  
  7
  
  Куртку положила, медвежонка тоже, запасные штаны есть, что же я забыла?
  В очередной раз просматриваю написанный утром список, вроде все. На моей кровати лежат две сумки с нашими вещами. Сыну конечно досталось больше, но и себе я пару вещей положила.
  Это так мы ему нужны! -зло подумала я, вздрагивая от гудка проезжающей машины за окном. Ненавижу!
  Вспомнила что Мишка любит своего жирафа и спит только с ним. Как можно его не взять. Иду на кухню, думая о том, что два дня недоступен и это после фразы:
  'Если что-то надо вот мой телефон, звони и я все привезу.'
  Привезет, конечно! Ему сначала дозвониться надо!
  Ругаясь самыми отборными словами, я схватила игрушку и направилась к сумкам, но тут раздался визг тормозов, и я не смогла не подойти к окну.
  Возле дома остановилась машина. Из нее вышли четверо и явно направились в сторону моего подъезда.
  Неужели?
  Ноги приросли к полу. Страх охватил меня. Я пыталась вспомнить на какой замок заперла дверь? И можно ли вскрыть этот замок?
  И тут из другой машины вышло двое парней и преградило четверым путь. СТРИЖи? Я видела, как мужчины разговаривают и понимала, что силы не равны. В какой-то момент мне показалось, что один из четверки что-то достал, а в следующий миг к ним подбежали трое и я четко увидела пистолет в руке одного из них, а потом узнала и подбежавшего.
  Толик. Ноги подкосились. Я чуть не упала. Слава богу, приехал!
  У меня на глазах пятерка СТРИЖей скрутила приехавших парней и усадила в машины. После чего Толик отстранился от компании и вошел в подъезд.
  Отойдя от окна, иду к двери, чтобы открыть ему. Я рада ему и уже почти простила, что он не отвечал на звонки, но его первые слова вернули меня к реальности.
  - Какого черта ты тут делаешь? - зло зашипел он, быстро входя и закрывая дверь - У тебя что, совсем мозгов нет!
  - Хороший вопрос! И с мозгами у меня все в порядке! Но вопрос остается, а какого черта ты не отвечаешь на звонки? - в тон ему отвечаю я, забывая о благодарности и злясь еще сильнее, чем раньше.
  - О чем ты? Ты мне не звонила. - удивился? С чего это он?
  - Ну конечно! - менее уверенно произношу я. - Я тут два дня только и делаю что тебе звоню? И хоть бы раз ответил!
  Чертыхнувшись, он достает телефон и быстро его включает. Потом проверяет звонки, и покачав головой смотрит на меня.
  - От тебя звонков нет.
  - Как скажешь! - киваю я, чувствуя апатию и безразличие. Как же мне надоела его ложь. - Только, Толь, скажи мне сам, доверил бы ты своего ребенка человеку, который лжет тебе в лицо?
  Пару секунд он молчал, а потом вдруг попросил:
  - Покажи мне телефон, на который ты звонила.
  - Я на все звонила, что были в карточке. Даже на твой рабочий телефон. - устало сообщаю, протягивая ему карточку.
  Изучив карточку, которую я ему дала, он чертыхнулся, а потом виновато посмотрел на меня.
  - Прости, я дал тебе старую карточку. И откуда она только взялась? Я вроде все выложил и заменил новыми.
  - То есть я звонила в никуда? - уточняю я.
  - Мне жаль! - виноватое лицо.
  - А мне нет! - гнев снова рождается во мне и мысль, что ему нельзя доверять сына только укрепляется. - Знаешь, я теперь точно знаю, что Мишку я тебе никогда не доверю. Если ты даже в такой ситуации умудряешься создать проблемы, то что будет если оставить тебе ребенка.
  - Он мой сын.
  - Но из тебя не получится хороший отец! - зло бросаю я и между нами повисла пауза. Наши взгляды скрестились, в моем - гнев и страх, в его тревога, гнев и боль. Постояв так пару минут, я отвела взгляд и сказала - Я заберу сына и поеду в другую область. У меня там подруга живет, поживу у нее. Позвонишь, когда можно будет вернуться.
  - Я вас не отпущу!
  - И что ты сделаешь, свяжешь меня? - с издевкой интересуюсь я, а в следующий миг произошло сразу два события.
  Первое, он бросился на меня и повалил на пол, а второе, в этот же миг разбилось окно и на нас полетели осколки стекла.
  - Не вставай! - велел он, аккуратно приподнимаясь и глядя в окно. Я же с ужасом смотрела на стену, где на уровне моей головы появилась маленькая аккуратненькая дырочка, из которой торчала пуля.
  - Это, Фион, тут снайпер. Я в порядке, они стреляли в Аню. Цела. Да сам виноват, подвел ее. Нет, увезу в безопасное место. Все, отбой, проверьте дом напротив. Жду звонка.
  Тяжело вздохнув, он подполз ко мне и быстро увел из комнаты в коридор, где мы и просидели, не знаю сколько времени.
  Я была в шоке, наверное. Поэтому не контролировала происходящее. Перед глазами проносились события, а я не могла отреагировать. Сначала он прижимал меня к себе сидя на полу прихожей, потом нес на руках в темном подъезде. А еще через секунду я увидела лицо Романа Корсарова, который выходил из машины и передавал Толе ключи. И вот мы едем по дороге, тишина окутывает нас и именно в этот миг я прихожу в себя.
  - Куда ты меня везешь? - с тревогой оглядываясь, поинтересовалась я.
  - Теперь я надеюсь, ты понимаешь, что это не шутки и тебе просто нельзя рисковать собой и сыном? - отвечает он, не глядя на меня.
  Я вспомнила пулю в стене и только кивнула, а потом, заметив что мы сворачиваем в один из дворов, спросила:
  - Разве мы едем не в твой дом?
  - Если ты хочешь подвергнуть опасности Мишку, то поехали, а вообще нет, мы едем не туда.
  Опять согласилась и позволила ему увезти меня в подъезд. Он привел меня в двухкомнатную квартиру. Она была заброшена, и в ней явно давно никого не было. Но я не сразу заметила это. Сначала я была шокирована встречей, которую никак не ожидала. Пока Толя открывал дверь квартиры, из соседней двери выскользнула женщина лет шестидесяти, со скалкой в руках.
  - Ах вы воры паршивые! - вскричала женщина и тут же осеклась. - Толя, это ты родной?
  - Да, теть Люд, это я! - улыбнулся парень и нежно, но быстро отстранившись, обнял старушку - Познакомьтесь это Аня, Ань, это моя первая учительница Людмила Николаевна.
  - Ну, наконец-то! - всплеснула руками женщина. - Я уж думала ты никогда семью не заведешь, паршивец. Только предупредить надо было, я бы хоть в квартире прибралась!
  Толик только грустно рассмеялся, пропуская меня в квартиру и проходя следом.
  - Спасибо, теть Люд, но мы ненадолго, на пару дней максимум.
  Дальнейшего разговора я не слышала. Я изучала прихожую, скудно обставленную старой полу сломанной мебелью, на которой лежала полувековая пыль.
  - Где мы? - спросила я, когда он запер дверь.
  - Это квартира где я вырос, - сообщил он, быстро проходя по квартире и закрывая все окна занавесками - ты побудешь пока тут. За Мишкой я пригляжу и не спорь! Я закрою тебя на ключ и выйти ты не сможешь. А телефон вобью в твой телефон сам.
  - Но...
  - Аня! Поздно нокать! Смирись! Ты остаешься тут. Если что, тетя Люда тебя выпустит, она все время дома на пенсии. - говоря это, он вписывал в мой телефон свой номер.
  Потом он развернулся, бросил на ходу 'располагайся' и ушел. Я даже отреагировать не успела.
  Тяжело вздохнув понимая, что выхода из квартиры нет, а с седьмого этажа прыгать не намерена, я решила сделать единственное, что могла в данный момент - навести порядок в квартире.
  Найдя в ванной ведро и тряпку я занялась кухней. Она оказалась относительно чистой, но меня удивило наличие свечей на столе. Обычно так поступают, когда кого-то поминают. И только потом я увидела портрет женщины на столе с черной ленточкой. Вот тут мне стало по-настоящему страшно. Понимая, что психовать бесполезно я быстро вышла из комнаты и проверив две остальные комнаты перешла в спальню. Уборка у меня заняла немного времени. Мебели в доме особо не было, а пол помыть это не проблема. В какой-то момент моя пол я наткнулась шваброй на что-то под кроватью и достав это обнаружила фотографию в рамке. Рамка была разбита, но это не помешало мне разглядеть двух парней и женщину на фото. Одним из парней был Толик.
  
  Я проверял очередной ангар, где можно было спрятать Аню. Нельзя оставлять ее там. Я там не могу находиться, а оставлять в этой квартире Анюту просто безумие. Надо быстрее найти место, где ее можно спрятать. Как же рука-то болит, а всего лишь кожу содрало!
  - Толь! - окликнули меня.
  Обернулся - Роман. Пожал руку.
  - Где Аня?
  - В моей квартире, но это временно.
  Он только кивнул и вдруг протянул ключи.
  - Держи это от квартиры Карины, там можно пожить пока.
  - А как же Карина?
  - Она разрешила и передавала, чтобы ты не упускал свое счастье и боролся. - подмигнул мне друг.
  - Скажи ей спасибо! - не сдерживаю улыбки.
  - Обязательно. Иди, перевези ее туда.
  Я только кивнул и бросился прочь. По пути в квартиру, полную счастливых и болезненных воспоминаний, стараясь не реагировать на физическую и душевную боль, я думал о том, что мог потерять свою Анютку, снова. А ведь тогда, пять лет назад, я уже чуть не потерял ее.
  
  Пятью годами ранее.
  Очередной вечер в клубе. Все как всегда. Толпы танцующих, периодически появляющиеся наркоши с деньгами на дозу, Юля - наблюдающая и следящая за происходящим и я, мучающийся от отчаянного желания. Накануне я напился, и теперь у меня болела голова, а громкая музыка ситуацию не облегчала.
  Я не видел ее уже месяц и безумно соскучился. Кто бы знал, что ночь безумного секса станет навязчивым видением и страстным желанием для меня. Боже, как я ее хотел!
  В первое время я надеялся, что она снова придет или я перестану ее хотеть, но недели проходили, а ее все не было, да и страсть не утихала. И я стал терять надежду.
  Аня. Милая нежная девушка, выгибающаяся подо мной и неумело отвечающая на поцелуи. Тело действовало инстинктивно, даря мне такое удовольствие о котором я и мечтать не мог.
  - Толь, опять! - слышу возмущенный голос Юли.
  - Прости. - кричу в ответ.
  Вижу, как качает головой, но у нас дело, поэтому она сразу переходит к нему.
  - Тут девчонка странная, парни отказались ей продавать. Говорят, ты не велел? - кричит она мне.
  - Где?
  - Вон - показала рукой она.
  Отследил, увидел Лару, порадовался и тут же устыдился. Это возможность увидеть ее и одновременно это слабость. Но меня удивило другое. Лара была не одна, с ней было пятеро парней, и они о чем-то яростно спорили. Потом будто договорились. Один из парней отделился от компании и купил дурь, после чего вернулся к группе и они покинули клуб. Дурное предчувствие охватило меня. Я сам не знал почему, но предупредив Юлю что ухожу, направился следом.
  Я шел за ними до гаражей, где они остановились. На половине пути она поймали пацаненка и что-то ему сказали, после чего дав денег и отпустив, пошли дальше. У гаражей компания стала кружком, и начала чего-то ждать. Сначала я решил, что они ждут одного из них с ключами от гаража, но когда я увидел ее, то испугался.
  На ней была легкая курточка, явно одетая второпях, в глазах плескалась тревога, но насторожило меня другое, парни начали обступать ее, перекрывая пути отхода.
  - Лара, что случилось? Ко мне прибежал какой-то пацан и сказал что у тебя проблемы. - спросила Аня, с беспокойством оглядывая парней и явно чувствуя, что надо бежать.
  - Мне нужно им заплатить. - сказала младшая сестра, состроив детскую мордочку.
  - Сколько? - поинтересовалась старшая девушка, делая шаг назад и оказываясь в цепких лапах одного из парней.
  - Они не берут деньгами. - пожала плечами Лара.
  - Отпусти! - вскрикнула Анюта, пытаясь вырваться, но это было бесполезно, он был сильнее.
  - А ты еще не поняла? Она платит тобой! - сказал ей подошедший парень.
  После чего рассмеявшись, схватил ее грудь. Я видел, как Аня пыталась вырваться и отбросить его руку, но ее тут же схватили и повалили на землю, разрывая одежду. Аня закричала, а я бросился на помощь.
  Пока я добежал, они успели разорвать на ней одежду и уже лапали ее своими грязными руками и губами. А один даже залез в ее штаны. Мразь! Аня кричала, прося отпустить ее и моля сестру помочь, а та смотрела на них и улыбалась.
  Парни были слабыми и подготовки ноль, поэтому я легко вырубил всех пятерых, после чего повернулся к Ларе.
  - Ну что сучка, я тебя сейчас убивать буду! - бросил я, хватая эту дрянь за руку и притягивая к себе. Я всегда считал, что бить женщину последнее дело, но после увиденного сегодня, мне было все равно. Считав это в моих глазах, она закричала.
  - Помогите! - ответа ноль, они сами выбрали это гиблое место. Быстро осознав это, она обратилась к единственному своему спасению. - Аня, помоги!
  И тут я услышал это.
  - Толя, не надо! Прошу!
   Обернулся, посмотрел на плачущую девушку молящую отпустить ту, что только что подписала ей приговор и понял, что не могу сделать это при ней. Чертыхнувшись, отбросил Лару прочь от себя, даже не глядя, куда она упала. Подошел к Анюте и подхватил мою девочку на руки. Плача, она прильнула ко мне, ища защиты и я прижал ее к себе крепче. После чего посмотрел на младшую.
  - Исчезни с глаз моих если жить хочешь, а то боюсь она меня, потом возненавидит за твою гибель.
  Потом развернулся и бросился прочь, прижимая плачущую девушку, и слыша в след яростные проклятья Лары.
  Добрался до машины, не обращая внимания на взгляды прохожих, усадил Аню в нее, завел мотор и поехал в дом бабушки, где тут же отнес Аню в ванну. Она плакала, не переставая, и тянулась ко мне. Вымыл ее и уложил в постель, в которой лишил ее невинности. В ту ночь, лежа рядом с всхлипывающей во сне девушкой я думал о том, что ее могли изнасиловать и убить, если бы я не вмешался. Как же так можно? Почему? Почему они теряют разум и человеческий вид? Зачем?
  А на рассвете поймал ее затуманенный ото сна взгляд.
  - Прости, я опять попала в беду. - тихо прошептала она и прижалась ко мне.
  Каким же правильным показался нам обоим этот ее поступок.
  - Судьба у тебя такая - вляпываться, а у меня спасать тебя. - улыбнулся с горечью.
  - Она отдала меня им.
  - Да.
  Между нами повисла тишина и вдруг она поцеловала меня в шею. Замерла, внимательно посмотрела на меня и снова поцеловала.
  - Ань, не надо!
  - Но я хочу!
  - Это не правильно. Ты не в себе и не понимаешь что делаешь!
  - Толь, пожалуйста, умоляю. Я просто хочу забыть их прикосновения. Прошу.
  В ее глазах была мольба, и я не мог сопротивляться. Поцеловал. Прикоснулся к груди, скрытой моей рубашкой, и накрыл ее тело своим. То утро и последующие ночи, в течении двух месяцев, она провела в моей постели, подо мной выкрикивая мое имя и прижимая меня к себе.
  
  Вышел из машины, поднялся на этаж, поморщился от боли, открывая дверь. В доме тишина и подозрительно чисто. Меня не было около пяти часов, а она умудрилась навести порядок. Улыбнулся. Пошел искать, нашел в спальне. Она сидела в мамином кресле и что-то рассматривала.
  На миг мне показалось, что это мама там сидит. Когда-то давно она точно так же сидела и читала нам с братом сказки. Перед глазами стала картинка: я четырехлетний сижу у мамы на коленях и мы вместе держим Димку, а у нее на коленях книжка. Она читает нам 'Золушку' вслух. Он тогда только родился и еще ничего не понимал, а я, я просто слушал и радовался, что они рядом.
  Подхожу ближе и встречаюсь с ней взглядом.
  - Ты был очень красивым мальчиком. - тихо сказала Аня, и только тут увидел семейное фото. Когда вернулся, разбил и забросил под кровать. Надеялся смогу забыть. Не смог.
  - Знаю, поехали, отвезу тебя в другое место. - говорю спокойно, боясь, что она услышит мою боль.
  Она поднялась, и мы покинули дом. В машине она спросила.
  - Там на фото - это твоя мама?
  - Да - скрипнул зубами. Не хочу вспоминать, глянул на руки. Пальцы вцепились в руль, а костяшки пальцев побелели. Черт.
  - А парень кто он?
  Машина вильнула, чуть не врезалась встречную. Аня вскрикнула, но я вернулся в свой ряд. Благо ночь на дворе и машин мало.
  - Ань, помолчи, ладно. - зло огрызнулся я.
  Она посмотрела внимательно на меня и примолкла. Остановился во дворе и быстро вышел из машины. Дождался ее, отвел в квартиру, глянул на часы. Три ночи. Нам бы спать, а мы по городу мотаемся.
  - Ложись спать. Я посплю на полу, утром уеду. - это что я сказал? Голос холодный и пустой.
  - Я полезла не в свое дело? - поинтересовалась она, скрещивая руки на груди и глядя на меня. Закрылась, защищается. Черт.
  - Да!
  Отворачиваюсь, боюсь посмотреть ей в глаза.
  - Прости!
  Поворачиваюсь и не могу отвезти взгляда. Наши взгляды встречаются, и читаю ее глазах сожаление. Слова рвутся сами собой:
  - Он был моим братом. Его уже нет. Умер в тюрьме.
  - Мне жаль. - в глазах вина.
  - Он убил нашу мать.
  Вздрогнула. Испугалась? Нет там только беспокойство. Но за кого? За меня что ли?
  Она делает шаг ко мне.
  - Прости.
  Поворачиваюсь к окну, сдергивая куртку. Не хочу видеть жалость и тут же слышу вскрик ужаса.
  - У тебя кровь! Тебя ранили.
  Смотрю на рубашку. А я и забыл, что надел сегодня белую. Пропиталась кровью и стала красной на рукаве. Черт.
  - Это царапина, не страшно.
  - Тут аптечка есть? - в глазах Ани плещется ужас, а голос решительный, и спорить явно бесполезно.
  - Была где-то. - пожимаю плечами и не сдержавшись морщусь от боли.
  Вижу, как она быстро бегает по квартире в поисках аптечки, а потом заставляет меня сесть на диван, чтобы обработать царапину. Я диву даюсь, какая же она добрая.
  - Это царапина, мелочь. - нежно улыбнулся я ей.
  - Но обработать все равно надо! - упрямо возражает она, поднимая взгляд от ранки, на которую накладывала пластырь.
  Я и сам не знаю почему. Просто заметив тревогу в ее глазах, я не могу сдержаться. Придвигаюсь к ней ближе и накрываю ее губы своими. Сопротивляется. Но быстро прекращает отвечая на поцелуй. Может стресс. Какая разница. Стягиваю ее куртку и разрываю футболку. Моя! Ловлю ее дыхание губами и прижимаю к себе крепче. Снимаю с нее штаны и прикасаюсь к ее клитору. Готова? Да. И тут она отстраняется.
  - Нельзя! Ты ранен! - еле дышит, а глаза полны желания.
  - К черту! - рычу я, снова накрывая ее ротик своим и начиная ласкать тело.
  Дальше все как во сне. Давно забытые чувства вернулись. Соскучился. Люблю! Моя!
  Но вот страсть угасла, и я жду ее скандала, но вместо этого она сначала проверяет рану, а потом кладет голову на мою здоровую руку и с улыбкой засыпает. Я же еще долго смотрю на спящую женщину в моих руках и клянусь, что она будет счастлива, чего бы это мне не стоило.
  
  8
  
  Утро наступило слишком быстро и встретила я его одна. Проснувшись, я сразу поняла, что в 'постели' Толи нет. Но все же очень надеялась, что он в квартире, но ошиблась. Разочарование было сильным. Нет, не потому что переспала, а потому что оставил и ушел. Хотелось плакать, ведь я снова доверилась ему, а он исчез.
  И как ему после этого Михаила доверять? Мысль о сыне напомнила мне, что я не слышала его голос с вчерашнего обеда. Захотелось набрать номер Виолетты, но вспомнив о событиях минувшего дня, я решила не подвергать сына опасности.
  Он с подругой в полной безопасности, а я должна разобраться в этих событиях. Одно мне понятно - как-то связано с Толей. Но причем тут я? А может это связано со мной? С моей работой?
  Эти вопросы мучили меня весь день. Я честно старалась сосредоточиться на чем-то другом. Изучала квартиру, готовила обед, смотрела телевизор и читала книги, но все равно думала только об одном, почему моя, только начавшая налаживаться жизнь, вдруг так изменилась? И как это исправит?
  К вечеру я была на взводе и каждые десять минут хваталась за телефон, чтобы позвонить Анатолию и потребовать правды, но все равно заставляла себя успокоиться и положить телефон на стол.
  А в полночь он пришел сам. Лицо напряженное и сразу ясно, что что-то стряслось, а он не знает, как сказать.
  - Толь? Что случилось? - испугалась я.
  - Сына нет в деревне. - ответил он, внимательно глядя на меня.
  - Я знаю он у моей подруги, в безопасности. - пожала я плечами и сразу увидела, как он чуть расслабился, после чего дал мне телефон.
  - Позвони подруге!
  Видя, что он напряжен я набрала номер.
  - Алло. - раздался тихий и сонный голос.
  - Виол, это я прости что так поздно, с Мишкой все нормально?
  - Привет, Ань, он в порядке, весь день ждал приезда мамы и волновался, еле уложили.
  - Прости. У меня резко изменились планы. Можно он пока у тебя побудет? - виновато попросила я.
  - Конечно! Надеюсь у тебя все нормально?
  - Да, все хорошо. Прости мне пора.
  Отключив телефон, я посмотрела на мужчину. Кивнув, он взял у меня телефон, набрал номер и велел прекратить поиски ребенка. Но его лицо не расслабилось и оставалось все таким же напряженным и грустным.
  - Это ведь не все? Что-то еще случилось? - теперь уже я испугалась.
  - Аня, сядь пожалуйста.
  Я села, чувствуя, что ноги меня не держат. Он тяжело вздохнул потом выдохнул, открыл рот и тут же закрыл явно не зная как сказать.
  - Да говори уже! - не выдержала я ожидания.
  - Лары больше нет. Я сожалею. - сказал он вдруг. Я встретилась с ним взглядом и поняла, что это правда, но не хотела в это верить.
  - Как нет? - вскрикнула я. - Она в больнице лечится от зависимости.
  - Аня она сбежала, и у нее был передоз. Ее не смогли спасти. Мне жаль.
  - Нет! - отталкиваю его и направляюсь в сторону двери. Но он быстро прижимает меня к себе и из моих глаз потоком льются слезы.
  Я знала, что рано или поздно она умрет. Готовила себя к этому, но к такому нельзя подготовиться. Ее нет, а я этого никак не ожидала. Как же больно. Перед глазами проносится картинки из прошлого. Вот младенец на руках у мамы. Вот она бегает по дому и путается под ногами, а вот идет в первый класс. Я плакала и вспоминала свою сестренку, стараясь обойти стороной то, что причиняло боль и помнить только хорошее. Но в последние годы этого было так мало.
  Сколько я так проплакала - не знаю. Просто в какой-то момент я поняла, что сижу прижимаясь к Толе, а слез больше нет.
  - Куда ты нас втянул? - спросила я его, понимая, что теперь у меня есть только сын и больше никого.
  - Ань, может тебе поспать? А утром я все расскажу.
  - Нет! - покачала головой. - Утром ты уйдешь и вернешься неизвестно когда. Рассказывай!
  - Это не я, это Лара. - после долгого молчания сказал мужчина.
  - Причем тут моя сестра, расскажи мне все! - потребовала я.
  Тяжелый вздох и он сказал.
  - Ты знаешь историю моей семьи. Но ты не знаешь, что брат сидел на игле, а подсадил его один торговец. Его взяли, но вот поставщика поймать не смогли. Тогда я поклялся, что сделаю это сам. И охочусь за ним десять лет. В тот день когда мы встретились на базе СТРИЖей, пришло сообщение, что твоя сестра владеет информацией которая может погубить его. Поэтому было решено, что ты нуждаешься в защите как ее сестра и опекун...
  - Значит, ты пришел ко мне не потому что хотел видеться с сыном, а потому что выискивал информацию? - перебив его, спросила я. Чувствуя себя грязной.
  - Нет! Ты не понимаешь! Я действительно хочу быть с вами! Я не знал, что мое появление спровоцирует их!...
  Но я его уже не слышала. В моих глазах потемнело. Он снова меня предал.
  - Уходи! - прошептала я.
  - Аня, прошу, выслушай меня!
  - Уйди же, наконец! - не выдержала я - Ты уже убил мою сестру, хочешь и нас с сыном убить? У меня на роду наверное написано верить тебе и быть тобою преданной. Но сыну ты больно не сделаешь. Пока он еще тебя не знает, убирайся из нашей жизни! Я буду тут, когда все закончится, сбрось эсемеску что я могу уйти и никогда не возвращайся!
  - Анна, прошу!
  - Вон! - указала я на дверь.
  И он ушел. А я повалилась на диван и разрыдалась.
  
  Потерять ее во второй раз страшнее. Я не могу без нее. Мне плохо.
  Проверяю оружие в последний раз. Все готово. Жду команды Корсара, еще немного и она будет в безопасности.
  - Пошли!
  Врываемся в здание. Они все там. Вся верхушка, а шестерок мы возьмем позже, там все готово.
  Пролет за пролетом. Медленно подбираемся к заветной двери.
  Наконец-то я посмотрю ему в глаза. А не хочется. Я бы все отдал, чтобы быть с ней. Чего я добился? Да ничего! Ее нет, а я так и остался с памятью. Я только сейчас понял, насколько бесполезна жизнь без нее. А прошлое не вернуть. Брата, маму не вернуть. Я отдал все за прошлое и потерял настоящее. Почему я раньше не понял, что месть это потеря реальности.
   Резким движением открываю дверь и врываюсь внутрь.
  - Это полиция! Руки вверх! - кричу я.
  Шум, гам, выстрелы, а уже через пять минут мы выводим выживших преступников, включая и главаря. Вокруг пресса. Пофиг. Хочу ехать к ней. Хочу увидеть, встать на колени и молить о прощении, но нет. Я и так причинил ей слишком много боли. Не хочу причинять еще больше. Надо защитить их любой ценой. Я им приношу лишь несчастья.
  Машина срывается с места. Сижу и смотрю в глаза этому гаду. Он лишил меня всего. Нет, не так. Я сам лишил себя всего. И теперь буду платить за это до конца своей жизни. А жить мне недолго осталось.
  - Толь, ты как? - спрашивает Костик.
  - Нормально!
  В последнее время ребята не оставляют меня одного. Даже Костик оторвался от своей Олечки ради меня. Только зря время тратят. Устал. Сил нет. И откуда они только знают? Неужели по глазам читают?
  Выходим из машины заводим преступников в камеры и снова в машины. Операция заняла ночь. А утром я взял сотовый и набрал сообщение.
  
  Прошло две недели, а от Толи ни слуху ни духу. Я медленно сходила с ума. Сестру похоронили без какого либо отпевания, просто зарыли и все. Сын был далеко, и я безумно скучала по нему. Сил больше не было. Мне было плохо и я уже хотела плюнуть на безопасность и рвануть к сыну, когда пришла эсемеска.
  'Включи новости' - просил меня в ней Анатолий.
  Пожав плечами, я так и сделала.
  - Сегодня подразделением СТРИЖ был арестован влиятельный бизнесмен нашего города. Согласно информацией предоставленной нам Серегин Игнат Николаевич в течении пятнадцати лет занимался поставкой наркотических веществ в Эн-ск. Так же его подозревают в нескольких заказных убийствах...
  Диктор говорил дальше, а я смотрела на мужчин в масках ведущих пожилого мужчину в машину. В одном из них я узнала Толю. Он поймал его, а значит, получил желаемое. Как и тогда...
  
  Пять лет назад.
   Мы были вместе два месяца. Счастливейшее время в моей жизни. Он меня на руках таскал, цветы дарил, и я была счастлива. В этот день мы должны были отмечать годовщину. Только он изменился в последние дни. Стал замкнутый, перестал со мной разговаривать, а сегодня просто не пришел. Я ходила по квартире и думала что с ним что-то случилось. Может он просто занят? Или лежит где-то на улице и умирает?
  Кончилось тем, что я решила пробежаться по все местам, где его видела. Пробежалась. Оставалось последнее, а мой страх рос с каждой секундой.
  И вот знакомый подвал. Идти не хочется. Свежи воспоминания. Но я упрямо шла вперед и уже подходила к двери, когда меня схватили за руку и потянули назад. Попыталась кричать но рот тут же закрыли. После чего услышала знакомый голос.
  - Какого черта ты тут делаешь? - шипел мне на ухо Толик.
  - Ты не пришел, я испугалась. - я не узнаю его. Он злой и недовольный. Со мной он таким никогда не был. Заталкивает в какой-то подвал и мне становится не по себе.
  - А чего это ты пугаешься? Я тебе ничего не должен! - ехидно сообщает он.
  - Но разве мы не встречаемся? - окончательно растерялась я.
  - Мы? - в его глазах недоумение и презрение. - У нас с тобой только приятный секс, когда мне хочется. Чего ты там еще себе навыдумывала?
  - Но...
  - Аня, прекрати. У тебя нет права голоса. И вообще ты мне надоела, уходи.
  - Ты лжешь! - шепчу я. Он просто не может такое говорить. Не верю.
  - А зачем мне это? Я думал, что ты уже поняла, что я ничего не делаю просто так. Я хотел тебя подсадить, но знаешь, с твоей семьи уже ничего не возьмешь - твоя сестра уже все вытаскала. А так ты мне не нужна. Я не люблю тебя. Уходи и не забудь закрыть дверь за собой! - слышу я жесткий ответ. Сердце будто разрывается на куски. Больно, безумно больно. Хочется согнутся пополам, но не при нем. А я еще хотела сегодня сообщить о ребенке. Ненавижу!
  Не могу скрыть слезы, ну и пусть, а не пошел бы он куда подальше!
  - Ненавижу тебя! Ненавижу! - разворачиваюсь и убегаю прочь.
  Ту ночь я плакала на маминых руках, слушая ее слова утешения, а утром решила, что буду жить для ребенка которого ношу и больше никто не причинит мне такой боли, которую причинил его отец. Только в то время это решение не сильно мне помогало. Хотелось умереть и только дитя спасало меня.
  
  Думая о тех днях, я вдруг вспомнила, когда и где раньше видела Корсарова. В те дни он приезжал к моему дому, но я не захотела разговаривать, а мама и на порог не пустила.
  Из состояния задумчивости меня вывело сообщение.
  'Теперь ты в безопасности. Можешь ехать домой. Прости!'
  Стало больно. Он даже не захотел разговаривать. Слова сказанные со зла оказались реальностью. Ненавижу.
  - Или любишь? - вспомнились мне слова Карины.
  Она приходила ко мне три дня назад. Оказывается это ее квартира, и она разрешила мужчинам поселить в ней меня. Помню, когда щелкнул замок и я вышла в коридор чтобы поприветствовать Толю и узнать какого черта ему надо, была в шоке при виде незнакомой женщины с младенцем в переносном кресле и двумя мешками.
  
  Тремя днями ранее.
  - Привет, а я тебе продукты привезла. - весело прочирикала она. И прошла на кухню. А я в недоумении последовала за ней.
  - Так, солнышко, полежи пока тут, а мама пока разложит тете Ане продукты. - прочирикала она ребенку, ставя переносную люльку на стул, после чего занялась мешками.
  Я ошарашено смотрела на незнакомую женщину, быстро заполняющую холодильник. Черные волосы, кончики которых едва достигают плеч, курносый носик, сама невысокая, но мускулистая. Ее нельзя назвать красавицей, но и страшненькой она не была.
  - Ну что ты стоишь как не родная? Проходи, садись! - весело прощебетала она. - Волосы у тебя красивые. Не вздумай обстригать, а то потом отращивать придется. У мальчиков бзик на длинные волосы. Честное слово достали. Мало того что Ромка дома жалуется, так гости приходят и они начинают. 'Мол, длинные волосы это достоинство женщины!' И твой Толик первый среди них! Так что мой тебе совет - не трогай волосы.
  Она щебетала, а я в недоумении смотрела на нее. И как-то так получилось, что прервав ее, спросила:
  - А кто вы? - и тут же покраснела, понимая свою невоспитанность.
  - Меня зовут Карина Корсарова. Я жена руководителя СТРИЖей. - улыбнулась она, даже не обидевшись - И судя по всему, у них какая-то мания обижать своих женщин.
  Я удивленно посмотрела на нее.
  - А что ты так смотришь. У меня Ромка полгода прощение выпрашивал. Тоже решил по геройствовать. Вот не понимают они, что мы сильные и нам нужна правда и их любовь, а не глупая защита.
  И тут я поняла, о чем она говорит.
  - Он мне не нужен. Я и сама могу вырастить сына. А купаться в его лжи я не хочу. - и почему я вдруг разоткровенничалась? Наверное, просто некому выговориться, вот и решилась с ней.
  - Фик, ты мои слова и мысли пятилетней давности повторила. Ох, мальчики. Сами похожи и женщин похожих выбирают. Это внешне они разные, а души...
  Она примолкла, внимательно глядя на меня.
  - Мне плевать на его душу. - вспылила я - Он использовал меня тогда и использовал сейчас, зачем мне снова рисковать. Я ненавижу его!
  - Или любишь? - вдруг спросила она.
  Я только рассмеялась, а она, пожав плечами, продолжила разгружать мешки.
  Когда она закончила, то положила лист бумаги и сказала.
  - Здесь мой телефон и адрес. Если тебе что понадобиться звони или приезжай, всегда помогу. Только Ань, хочу чтобы ты знала. Парни из группы они защищают странно. Их любовь сама по себе странная вещь. Толика я знаю пять лет. Он был со мной в самые тяжелые для нас обоих времена. Тогда мы сошлись на общей боли. Я была ссоре с Ромкой, а он пытался забыться работой. Не получилось. Он никогда не говорил о тебе, но я всегда знала, что где-то есть любимая и он не с ней. Знаешь. У него есть медальон. Он никогда его не снимает. Однажды он раскрылся на тренировке, а из него выпал свернутый лист. Я случайно его развернула. Это была фотография - твоя фотография. Он любит тебя больше жизни, но он не Роман. Если Ромка боролся и всегда в лепешку разобьется чтобы добиться своего, то Толик сделает, как ты хочешь. Он сдаться и даст тебе свободу. Оставит тебя в покое и сделает вид что так и было. Только долго он не проживет. Не сможет. Я видела его вчера и очень испугалась. Даже тогда в его глазах не было столько боли и желания умереть. Он живет мыслью обеспечить твою безопасность, а потом... Потом думай сама, Ань. Вы две половинки и нуждаетесь в друг друге. Поговорите и выясните все пока не поздно. Иначе всю оставшуюся жизнь будешь жалеть что потеряла его.
  Потом она взяла люльку с ребенком и ушла. А я осталась сидеть и пытаться осознать ею сказанное.
  
  Выйдя из подъезда, я установила кресло в машине и села на место пассажира.
  - Привет! - улыбнулась я, целуя мужа и радуясь, что он снова рядом. Сегодня я вдруг поняла, что со мной могло бы быть, не прости я Ромку. В глазах этой женщины столько боли и печали, что хочется выть от тоски.
  - Привет! - Ромка прижал меня к себе и не отпускал, пока у меня не кончился воздух, а из головы не вылетели все мысли. Но мне все равно не хотелось прекращать поцелуй, более того, я хотела большего. - Как она?
  - Так же как и он. Скучает, страдает, но гнев сильнее любви. Пока.
  - Думаешь, у них есть шанс? - поглаживая по щеке, интересуется Рома.
  - Если она сможет простить - да. Анна безумно его любит.
  - Как и он ее. - задумчиво сказал супруг - И что теперь делать?
  - Ждать.
  На заднем сидении заплакала дочка и дальше разговор сошел на нет. Но все равно мы оба думали о друге и понимали, что рано или поздно придется спасать их обоих.
  
  Так прошло еще два месяца. Я вернулась к прежней жизни и старалась забыть об Толе и пережить смерть сестры. Только жизнь раскладывает свой пасьянс и не дает мне забыть мужчину, в то время как сестра потихоньку забывалась и на смену боли пришла мысль, что она в лучшем мире, где будет счастлива. Это успокаивало меня. А еще как-то так получалось, что все, чего я бы не касалась, затрагивает Толю. Например, та ночь оказалась с последствиями. И теперь я решаю, как быть. Смогу ли я потянуть двух детей, или нет? А тут еще одна проблема.
  - Мам, а когда дядя Толя приедет?
  Нож замирает над картофелиной, которую я режу в салат. Он постоянно задает этот вопрос, а я не знаю, как отвечать.
  - Не знаю, родной. Он много работает.
  Сегодня сын какой-то странный и сосредоточенный. Он садится на стул и вдруг просит.
  - Мам, положи нож, пожалуйста.
  Я впервые слышу у него такой тон. Это тон мужчины, взрослого человека и я понимаю, что меня ждет серьезный разговор. Поэтому кладу нож и сажусь на корточки перед сыном.
  - Мам, вы с папой опять поругались? - спрашивает ребенок, и я вижу по глазам, что он все знает.
  - Давно ты знаешь? - спросила я сына.
  - Да, с первой встречи.
  - Прости, что не сказала. - виновато опустила голову я.
  Он обнимает меня, гладит по голове, а потом шепчет:
  - Мам, дай папе шанс.
  Я удивленно смотрю на своего ребенка.
  - Не ради себя, а ради нас с малышом дай папе шанс! - зачастил мой сын, глядя на меня взрослым умоляющим взглядом. - Если он нас обидет, я сам его выгоню, но папа нужен нам, мам, пожалуйста!
  - Ты и о ребенке знаешь? - удивляюсь я, не желая реагировать на его просьбу.
  - Знаю! - кивнул малыш, а по его взгляду я поняла, что он не отступит. - Мамочка, пожалуйста. Хотя бы ради малыша. Я не хочу, чтобы у братика или сестрички не было отца. Это так грустно и неприятно. Прошу. Дай папе шанс.
  И тут я вспомнила, где видела этот взгляд. Фотография. Там мама обнимает Толю и его брата. Мальчики держатся за руки и у Толи такой же взгляд. Защитник и старший брат. Сейчас мой сын смотрит так же. А ведь Толе на фото лет десять. Боже, что же я делаю. Я не хочу, чтобы мой сын взрослел раньше времени. Может Карина права, и он любит нас? Я должна защитить своих детей, но не так как я делаю это сейчас.
  - Ладно, давай мы попробуем пообщаться с папой. И если он будет хорошо себя вести я дам ему шанс.
  И вот улыбка. Такая счастливая и радостная детская улыбка, которую я так редко вижу на лице сына.
  - Давай! - радостно соглашается он.
  Облегчение затопило меня. Я и сама не знала, отчего оно. Просто мне вдруг стало так спокойно и светло, что жизнь показалась куда ярче чем была.
  - Тогда я прямо сейчас позвоню ему и приглашу на обед. - предлагаю я, боясь что могу передумать и разочаровать Мишку.
  Он радостно прыгает вокруг, а я беру телефон и набираю номер.
  
  Звонок застал меня в фургоне. Мы гнали в центр города. У Костиной Оли проблемы, надо спасать. Сегодня мы окончательно заперли двери за бандитами угрожающими моей Ане и теперь все. Можно и заканчивать этот фарс. Я хотел отключить телефон, но увидев, кто звонит замер, а потом поднес трубку к уху.
  - Аня? Что-то случилось? Что-то с Мишей? - неужели мы не всех взяли?
  - Нет, у нас все в порядке. Просто мы подумали... - она на миг замялась. Я слышал голос сына на заднем фоне, но не понимал слов - Толь, может, ты придешь к нам на обед?
  Я в шоке уставился на трубку. Это сон? Она просто не может предлагать мне это. Ущипнул себя. Нет не сон.
  - Ань, ты хочешь чтобы я... - как спросить. Я боюсь услышать ответ. Но господи как же хочется чтобы она сказала да.
  - Толь, сын просит дать тебе шанс и я готова это сделать. - слышу в ответ, а потом она спрашивает - Так что, придешь?
  Черт! Смотрю на друга. Ему помощь нужна и я не могу сейчас уйти. Я снова теряю ее. Как же несправедлива жизнь.
  - Я сейчас не могу. У меня дела в центре города. Прости.
  Вот и все. Я ее потерял.
  - Тогда может вечером? - слышу я ее предложение и не верю своим ушам. Неужели...? Может меня подстрелили, и я в коме? Тогда этим можно объяснить ее перемены, а иначе. Неужели мне может повезти?
  - Это было бы хорошо.
  - Тогда до вечера.
  - До вечера.
  Отключаю телефон и только сейчас понимаю, что мы уже приехали и все ждут меня. В их глазах вопрос и тревога. Они не знаю чего ждать и даже Костик на миг отвлекся о мысли о своей Оли ради меня.
  - Ну что, давайте вытащим Ольгу и побыстрее. У меня вечером свидание с Аней и сыном и я не хочу терять время. - улыбаюсь я Костику и ребятам, видя облегчение на их лицах. А потом мы выскакиваем из машины и мчимся в здание с оружием на изготовке.
  
  Отключив телефон и порадовав сына, я пошла готовить ужин. Только сердце почему-то ныло плохим предчувствием, но я старалась подавить это ощущение. А через два часа, когда я вытаскивала курицу, в кухню вбежал испуганный сын и закричал.
  - Мама, мама, в центре города прогремел взрыв. Есть пострадавшие и погибшие.
  Мое сердце сжалось, а единственная мысль, которая осталась в моей голове была мысль о Толе.
  
   9
  
  Противень выпал из рук, а я бросилась к телевизору. Дикторы всех каналов говорили о том, что в одном из домов в центре города произошел взрыв и здание рухнуло. Уже вытащили несколько пострадавших и погибших. А в моей голове звучали слова Толи
  - Я сейчас не могу. У меня дела в центре города. Прости.
  Неужели...? Нет, не верю. Он не мог оказаться там. Хватаю телефон и звоню ему. Вне зоны. Господи только не это! Бегу в коридор и нахожу случайно оставшийся там номер Корсарова. Вне зоны! Пытаюсь вспомнить хоть чей-то номер. Ищу справочник и звоню в справочные службы, но все номера, которые нахожу или мне говорят - молчат. Я в отчаянье. Смотрю на сына. Думаю о втором своем ребенке, который возможно никогда не увидит своего отца. Девочка с глазами Толи. Девочка, маленькая в розовеньком платьице, дергающая ножками. Прямо как малышка Карины. Стоп! Карина!
  Трясущимися руками лезу в сумку в поисках ее карточки. Кое-как найдя тот кусочек картонки, я набрала ее номер. Занято!
  Господи, да что же это такое!
  - Мамочка? - сын выглядит напуганным, надо взять себя в руки. Не могу. Одна мысль, что Толя лежит под теми плитами сводит с ума.
  - Одевайся быстро! - велю я.
   А сама уже хватаю сумку, но вспомнив, что на мне халат быстро бегу в спальню и одеваю первое, что попадается в шкафу.
  Набираю номер Карины. Занято! Да с кем же ты болтаешь!
  - Ты оделся?
  - Куда мы едем? - спрашивает ребенок, с испугом глядя на меня.
  - В гости, пошли! - хватаю его на руки и выбегаю из квартиры.
  - Мама, тебе нельзя сейчас за руль! - сын смотрит с отчаяньем. - Ты не в себе! Мы разобьемся!
  - Садись в машину. - срываюсь на крик. Я и сама не знаю, куда собираюсь ехать. Знаю только одно, я должна быть там. Но надо подумать о сыне. Сначала к Карине. Может, это я паникую, а у них задание и они отключили телефон. Завожу мотор и машина срывается с места. Бабушки, сидящие на лавочке, потом оттянутся, но мне плевать.
  На ходу снова достаю телефон, набираю все последние номера. Все так же. Вне зоны, тишина и занято. Как я доехала не знаю. Перед глазами стояло его лицо. Слезы текли по щекам, а в голове была только одна мысль.
  'Господи, умоляю! Я люблю его! Я все прощу, жизнь за него отдам, только пусть он будет жить, молю!'
  Но вот незнакомый дом и я останавливаю машину.
  - Мамочка, где мы?
  - Мы приехали в гости к коллеге твоего папы. Пошли.
  Снова беру сына на руки. Он тяжелый, но я не чувствую его веса. Надо быстрее дойти, быстрее узнать. Звоню по домофону.
  - Да! - голос Карины, и в нем такая же паника, как и в моей голове.
  - Карина, это Аня. Ты слышала про взрыв?
  - Входи! Пятый этаж.
  Дверь открывается, и я вбегаю внутрь. Лифт - какой же он медленный! Но вот створки раскрываются, и я вижу ее. Глаза на мокром месте и в них паника и отчаянье. На руках плачущая дочь, которую мать пытается успокоить, но из-за своих нервов не может.
  - Скажи мне, что он жив! - взмолилась я сходу, все же не теряя надежды.
  - Ань, прости, я не могу. Они направились на операцию в то самое здание, и теперь ни один из них не выходит на связь.
  Я начинаю медленно сползать по стене. Я всегда была одна. Всегда отвечала за всех и за все. За пьяного отца, чтобы он не поджег квартиру или еще чего не натворил, за младшую сестру, чтобы не убили в подворотне и не искалечили, за дом и хозяйство. Мама взвалила на меня все, и я так и жила, пока не появился он. Он подарил мне чувство защищенности и надежности. Я была счастлива рядом с ним. Я любила его, но в один прекрасный момент он предал меня. Что я тогда чувствовала? Этому нет слов и описания. Боль это слишком слабое выражение этих ощущений и я нашла защиту от этого чувства и от своей любви. Я убедила себя, что ненавижу его. Ненавижу, презираю и не хочу видеть. Но даже в самые страшные моменты я выживала мыслью, что он жив, что где-то есть и ходит по этой земле. Сама не знаю почему, но именно это всегда спасало меня. А что теперь? Теперь я вдруг поняла, что его возможно уже нет, и я осталась совсем одна. Мне вдруг вспомнились мои жестокие и несправедливые слова. Он никогда не желал мне вреда, всегда защищал и оберегал. А я? Что сделала я, чтобы помочь ему? Только спорила и ругалась по каждому поводу и это страшнее всего.
  - Аня, Анечка, не сдавайся! Они сильные мы сейчас соберемся и поедем туда, а они там живые и невредимые помогают спасателям. Они живы, не раскисай раньше времени! - взмолилась Карина, обнимая меня.
  - Я люблю его Карина. Любила всегда даже когда предал, а теперь возможно даже сказать это не смогу!
  - Сможешь! - ее тон резко изменился, в нем появилась сталь. - Ты все сможешь! Поняла! Не для себя так ради Толи и сына, но ты должна быть сильной!
  Огляделась вокруг. Мой сынишка стоял рядом и с отчаяньем смотрел на меня. Глаза отца, глаза которые я обожала и боготворила. Глаза, которые помогали мне, когда было тяжело. Ведь именно к сыну я бежала, когда все рушилось. Именно к сыну я пришла, когда Лара под кайфом села за руль и в результате родители погибли. Почему мама позволила ей везти? Этот вопрос до сих пор звучит в голове, но ту ночь я прижимала к себе спящего сына и держалась ради него. В тот день я поняла, что Лару надо убрать как можно дальше от малыша, чтобы она не могла превратить его жизнь в ад или убить. И вот эти глаза смотрят с отчаяньем и страхом за меня, а я тут раскисаю, забыв о нем. Имею ли я на это права. Нет!
  - Ты права, поехали! - встаю я гордо подняв голову.
  - Сначала дождемся няню, и тебя переоденем. - покачала головой женщина. Я удивленно посмотрела на нее - О как все запущено, а ну-ка пошли.
  Карина провела меня в квартиру и повернула к огромному зеркалу.
  - Смотри!
  И я пораженно уставилась на себя. На мне были штаны от ночного костюма, который я никогда не одеваю с зайчиками и мячиками и блузка, которую я ношу дома из-за пятна на груди. И в таком виде я сюда приехала? Захотелось рассмеяться, и я не смогла себя сдержать. Хохоча, я смотрела на Карину и вдруг поняла, что и она не может сдержать смех. Так мы и смеялись, на глазах у напуганных детей, пока не раздался звонок домофона.
  - Иди в спальню, сейчас дам что-нибудь взамен, не так же тебе ехать.- все еще посмеиваясь, велела Карина указав на дверь, а сама пошла открывать няне.
  Через час мы вдвоем стояли у оцепления. Место трагедии окружили полицейские, на попытки прорваться нам отвечали отказом, и все, что мы могли это смотреть на руины и молиться чтобы произошло чудо. Ближе к утру стало известно, что взрыв это следствие утечки газа на верхних этажах. Еще через несколько часов выяснилось, что подвал не пострадал, а просто был завален. Более того вроде как там есть живые люди. Теперь оставалось ждать и надеяться на чудо.
  К середине дня у Карины сдали нервы, и уже мне пришлось успокаивать и говорить железным тоном.
   Взорвавшийся дом был жилым. И к моменту, когда я прижала к стене Карину заставляя взять себя в руки, число погибших насчитывало больше пятидесяти человек, но мужчин похожих на Романа, Костика, как выяснилось он брат Карины, и Толю пока не было и это успокаивало.
  Мы понимали, что через столько времени маловероятно вытащить живых из под обвала, но мы надеялись, что те люди, которые были в подвале это наши ребята. Мы ждали и верили, наблюдая, как спасатели и мужчины добровольцы, женщин почему-то не пускали, медленно разгребаю проход к подвалу и вот раздались крики. Люди побежали, в том числе и врачи, а потом я увидела их.
  Роман шел в капюшоне усталый, грязный, но его сложно было не узнать, уж больно примечательным для меня он был. Он вел явно арестованного им, и что-то говоря какому-то полицейскому. Следом выходили и другие. Все в пыли они выглядели усталыми, но живыми и это было главное.
  - Рома! - не выдержав конспирации, закричала Карина и рванулась к мужу.
  Офицер, охранявший периметр, даже пошевелиться не успел, настолько быстро она промчалась. Краем глаза я видела, как тот передал арестованного и пошел ей на встречу. Потом прижал к себе, а она тем временем клялась, что сама его прибьет, если он так еще раз поступит. На что он отвечал поцелуем, оголив часть лица. Но это меня уже мало волновала. Я засмотрелась на своего героя.
  Лицо было скрыто, но его глаз я узнала бы везде. Наши взгляды встретились, и я сделала шаг к нему. Потом рванулась, но на этот раз охранник был порасторопнее и я была поймана. Пытаясь вырваться я видела как он передал того кого вел и направился к нам.
  - Отпусти. - это все что он сказал державшему меня человеку и вот я свободна.
  Подхожу к нему и смотрю на него. Весь в пыли мокрый от пота, но живой и здоровый. А я от счастья видеть его потеряла голос, позабыв все, что хотела сказать.
  - Почему ты тут? - спросил он.
  - А ты не знаешь? - его вопрос разбудил злость и раздражение. Мой страх за него и любовь к нему резко сменились яростью.
  - Нет.- покачал он головой.
  Пальцы сами сложились в кулаки, и я сама не поняла когда бросилась на него, колотя по груди.
  - Не понимаешь, значит? Да ты хоть знаешь, что я пережила за это время? - кричала я, захлебываясь словами и слезами и колотя его, а он просто стоял и смотрел на меня. - Я думала, что потеряла тебя! Боялась, что так и не успею сказать как люблю и что ты мне нужен, а ты! Не успею сообщить о малыше! Я так хочу, чтобы ты был рядом когда она родится! Так хочу, чтобы ты первый ее взял! А ты! Не понимаешь!
  Рыдая, я прижалась к нему, ища такого знакомого ощущения его близости, а в следующий миг стоило его рукам обнять меня и оно будто потоком воды хлынуло в меня.
  - Прости! - шептал он, прижимая все сильнее. Я же зарывалась носом в его плечо, пытаясь уловить сквозь пыль и грязь такой родной запах.
  - Я люблю тебя! Я хочу быть с тобой. - прошептала я, ощущая, как исчезает адреналин, а на его место приходит странная тяжесть во всем теле.
  - Я тоже тебя люблю! - Улыбнулся он, приподнимая капюшон и накрывая мой рот своим.
  Его нежный поцелуй захватил меня. В этот миг мне было плевать, кто на нас смотрит и что думают. Главное, что он был рядом, а потом на меня обрушилась непосильная усталость, и стало тяжело дышать. Отстранившись, я посмотрела ему в глаза и потеряла сознание.
  
  Я поймал ее, чувствуя, как обмякло тело.
  - Аня? - меня охватила паника, и я прижал ее к себе, с ужасом глядя вокруг. К нам бросились люди. И с большим трудом забрали Анютку у меня. Ромке с Костиком и Юркой пришлось держать меня, пока ее осматривали.
  - Я не вижу причины обморока, но лучше отвезти ее в больницу. - наконец сказал врач.
  И поехало. Шум мигалок и моя бледная девочка на носилках. Смотрю на нее и безумно боюсь потерять. В душе хаос. Еще сутки назад, когда вдруг стало жарко и затрясся потолок, а мы не смогли выбраться я не боялся, только безумно жалел, что не смогу приехать к ним и пытался вырваться, злясь на судьбу. А теперь, глядя на бледную Аню, на меня напал такой ужас, что я не мог пошевелиться. И вот больница. Ее перекладывают на носилки и увозят. А меня держит охрана, не пуская дальше приемной. Приезжают друзья, а все что говорит медперсонал.
  - Подождите! Дайте хоть осмотреть ее нормально!
  И уходят. А я остаюсь ждать и молиться, чтобы Бог забрал меня, но только оставил жизнь ей.
  
  10
  
  В себя я пришла больничной палате. Оглядев зеленые стены и капельницу, стоящую у койки, я попыталась вспомнить, как сюда попала, но меня прервали:
  - Ну наконец-то очнулась! Давно пора! - раздался веселый старческий голос. Повернув голову к окну, я увидела мужчину в халате лет этак шестидесяти с седыми волосами и умными добрыми глазами вызывающими доверие - Это что же ты девонька себя не бережешь, да еще и в твоем положении! Переутомление, совсем о ребеночке не думаешь! А мы тут все изводимся потом. Мужчина вон твой чуть больницу не разгромил.
  И тут я все вспомнила. Страх, беспокойство и радость что живой, а еще его слова.
  - Он тут? - спросила я.
  - Тут он, тут. - улыбнулся старик - Но домой я тебя не пущу. Мог бы признаюсь, и должен пожалуй, но не пущу. Полежишь пару дней, витаминки тебе поколют. Чтобы ребенку с такой мамашей помочь.
  - Спасибо! - улыбнулась я прекрасно понимая, что ворчит врач чисто по отцовски. - А могу я Толю увидеть?
  - Не положено! - подмигнул мне врач. - Но минуты на три пущу!
  - Спасибо! - рассмеялась я, понимая, что мне повезло с врачом.
  - Всегда пожалуйста! - усмехнулся он и вышел,.
  А через минуту в комнату вошел Толик и бросился ко мне.
  - Привет, любимая! - произнес он и замер воле моей кровати. Все еще грязный, усталый и измотанный, но такой счастливый. И я знала что счастлив он потому, что я в порядке.
  - Привет! - улыбнулась я, садясь на кровати и протягивая ему руки. И тут же оказываясь в его крепких объятиях.
  - Ты меня напугала.- признался он, зарываясь носом в мои волосы и вдыхая мой запах.
  - Прости, это просто нервы и усталость! Все уже хорошо! - смеюсь я потирая нос о его, а потом тихо добавляю. - Но и ты меня тоже чуть до инфаркта не довел.!
  - Мстила, значит?
  - А почему бы и нет! - прижимаюсь сильнее.
  Наши взгляды встречаются, и я читаю в его глазах нежность, радость, что я жива и главное любовь. Как же хорошо!
  - Я люблю тебя! - касаясь моих губ признается он.
  - И я тебя люблю! - как же легко произносить эти слова. Как давно я мечтала сказать ему их и как глупо сопротивлялась.
  И снова губы на губах и мир отступает. Я оказываюсь лежащей на подушке, отвечая на поцелуй, а его руки скользят по моему телу. Но нас прерывают.
  - Три минуты закончены. Все, молодой человек, идите отдыхайте. Выпишу я ее дня через три. Завтра в часы посещения придете. - говорит врач входя в комнату.
  Слышу разочарованный стон любимого.
  - Тебе пора. Не надо злить врача. - прикрывая его рот рукой улыбаюсь я, видя как хочется ему возразить..
  - Не хочу с тобой расставаться! - пожаловался он, а потом, встретив взгляд врача, добавил - Но коли врач говорит, значит так надо!
  Припав к моим губам еще разок, он отстранился и ушел, а я грустным взглядом проводила его.
  - Не грусти девица, у вас еще вся жизнь впереди, нацелуетесь еще. - ободрил меня врач и померив давление довольно ушел, велев отдыхать.
  Через три дня меня выписали. Эти дни Толя проводил со мной все время, установленное для посещений. А когда уходил, начинал звонить сотовый и в результате он был рядом постоянно. Сестрички завидовали, а мне было все равно, я просто была счастлива. Осмотр гинеколога показал, что все нормально, но я понимала, что когда выпишусь, надо будет сходить к врачу с Толей, а то он меня как хрустальную статуэтку бережет и мне это не нравится. Выписавшись, мы поехали домой, где меня ждал счастливый Мишка. Эту неделю я провела с самыми любимыми моими мужчинами, а на восьмой день сходили с Толей в центр материнства и детства, где нам подтвердили слова предыдущего врача - наш ребенок здоров и развивается хорошо.
  В этот же вечер, сидя на диване в его объятиях, я думала о том, что могла и никогда не узнать какого это сидеть и смотреть с ним телевизор. Сын был в гостях у Карины, поэтому я очень надеялась на ласку и нежность с его стороны.
  - Как думаешь, что сейчас Мишка делает? - спросила я начиная издалека.
  - Играет с няней и Ромкой. - глянул мой любимый и я поняла что меня раскусили, но потом мысли о любви сменились беспокойством из-за его слов. Няня? И это в восемь вечера?
  Я удивленно посмотрела на него, а он тут же будто зная мои мысли объяснил:
  - Роман забрал Карину и уехал в их секретный домик. Раньше утра не появятся.
  - И бросили детей? - еще больше встревожилась я.
  - Няня хорошая, справится, малышку взяли с собой, только она спит и не мешает родителям. - усмехнулся мой мужчина.
  - И чем вызван такой поступок? - насторожилась я подозревая, что мне не все сказали.
  - Завтра вся группа едет 'на выезд'. - пожал плечами он.
  - А мне значит это сказать не надо? - нахмурилась я, недовольна тем, что я узнаю об этом последняя. А еще пугаясь, что могу опять его потерять.
  - Прости! - поцеловал он меня в нос, явно читая мои мысли. - У нас учения иначе никак.
  - А почему я ты мне раньше не сказал!
  - Я надеялся отвертеться, не получилось - виновато признался он
  - И кто едет? - спросила я недовольно.
  - Все.
  - И насколько вы едете? - вот что меня волновало по-настоящему.
  - Не знаю. Это зависит от того как быстро мы пройдем программу.
  Понимая, что могу не увидеть его несколько дней, а то и недель я призадумалась. Подумав немного и хитро посмотрев на своего любимого, я произнесла:
  - Бедный Костик, только свое счастье нашел и опять расставаться!
  - А я значит не бедный? - нахмурился мой герой.
  - Нет! - смеясь, ответила я.
  - Так значит, вот я тебе сейчас! - начиная меня щекотать страшным голосом сообщил любимый.
  - Прекрати! - смеясь, пытаюсь сопротивляться я. В какой-то момент я оказываюсь на диване, после чего, быстро сообразив что к чему, начинаю тянуть его на себя. Когда же он, понимая что я делаю, замирает и смотрит мне в глаза, прошу - Поцелуй меня!
  - Ты уверена? Может все же...
  -Толь! Ты сегодня был на консультации у врача вместе со мной. Мы в норме и нам ничего не мешает заняться этим.
  - Хм. - как-то странно зажглись его глаза, а потом, подарив мне быстрый поцелуй, он сказал - собирайся быстро!
  - Куда мы? - расстроилась я.
  - В наш домик конечно!
  Поняв, что меня ждет я быстро выбралась из под него и бросилась в спальню. С собой я взяла только сменные трусики, расческу и все. А на себя надела сарафан, который легко снять и не будет мешать его рукам.
  - Я готова!
  - Тогда пошли!
  Целуясь, мы как дети малые от своего счастья выскочили из квартиры. И только в машине я поняла, что он обвел меня вокруг пальца. Но я этому была рада.
  
  Его не было четыре дня. Все эти дни я безумно скучала. Днем, вместе с Кариной и Олей, мы обсуждали наших воинов и мечтали о их возвращении, а ночью я грезила им. Вот и сегодня, уложив сына, я легла в холодную кровать и стала вспоминать ту ночь перед его отъездом. В какой-то момент я уснула.
  Во сне мне виделись его руки скользящие по груди и губы, следующие следом. Стон сорвался с моих губ, и я проснулась, понимая, что это был не сон.
  Он целовал мой живот и наблюдал за моей реакцией.
  - Ты вернулся! - радостно воскликнула я.
  - Да, и очень соскучился! - целуя меня в губы, ответил он.
  - Я тоже скучала!
  - Знаю! - самодовольно ответил он.
  - Как все прошло?
  - Программа выполнена на отлично.
  - Это хорошо!
  - Угу. - целуя мои пальцы на руках согласился он. Затем поцеловав безымянный палец и сказал - Полазив по буеракам, я понял, что не хочу больше терять время зря.
  - И что это значит? - чуть напряглась я.
  - Вот это! - краснея, протянул мне коробочку Анатолий.
  Открыв ее, я увидела изумительной красоты колечко.
  - Ты выйдешь за меня замуж? - спросил он, явно боясь услышать отрицательный ответ.
  Мне захотелось подурачиться. Я посмотрела на него, с трудом сдерживая улыбку, потом на кольцо. Но не шевелилась, будто решая, а нужно ли мне это. Когда он уже окончательно потерял надежду и хотел забрать кольцо, я взяла кольцо и одела на палец.
  Увидев это его глаза засветились счастьем, и он накрыл мои губы своими.
  Утром Мишка увидев отца и кольцо на моем пальце долго радостно прыгал и кричал, а когда успокоился, заявил, что мы сделали ему лучший подарок о котором он только мог мечтать.
  
  Эпилог
  
  Пять лет спустя.
  - Мы дома! - 'Мы проспали!' - это осознание пришло сразу, как я услышала голос Мишки. А ведь клялась себе, что не усну! Просто полежу в его объятиях еще пять минут, а кончилось это тем, что я снова оказалась под ним и уснула, едва мы закончили - Вик, Оль, а давайте поиграем в прятки! А где наши папа и мама?
  Быстро одеваясь, мы слышали, как сын легко и непринужденно водит сестер по квартире, избегая спальни. Они искали в кухне, под столом и даже в шкафу, что вызвало смех мужа. Потом в гостиной за шторами и под диваном. Теперь уже смеялась я. И под конец в детских. Вот тут мы хохотали оба, прикрывая рты подушками, и представляя, как мы прячемся в малюсеньких шкафчиках.
  - Ну что, осталась только одна комната. - Так вроде я одета, и Толя нормально выглядит. Умница сын! Прячемся с мужем за дверью - Мам, пап, вы тут? - громко спросил сын, открывая дверь в нашу спальню и входя вместе с сестрами, а в следующий миг мы с мужем обняли всех троих.
  - Мы вас нашли! - Сообщила четырехлетняя Виктория.
  - Знаем, красавица! - смеясь, ответила я, обнимая своих малышей и вдыхая такой родной запах счастья. Наобнимавшись и надурачившись, мы идем на кухню. Я готовлю завтрак своей семье. Папа болтает с дочерьми, и только Мишка сидит, молча и внимательно смотрит на меня. Будто ищет чего-то.
  - Миш, ты чего приуныл? - интересуюсь я, ставя перед ним его любимые блинчики.
  - Да вот тебя изучаю.- пожал плечами сын, быстро начиная намазывать на блин йогурт.
  - И чем это вызвано? - удивился Толя.
  - Так каждый раз после того как мы оказываемся в гостях, кончается это появлением ляльки, вот я и пытаюсь понять - девочка или мальчик.
  Мы с мужем переглянулись. Честно говоря, трех карапузов нам достаточно, но если я опять забеременею, мы оба будем рады. Только как это дети воспримут?
  - А ты бы хотел еще одну ляльку? - осторожно спросил муж, понимая, что сын старший и ему сложнее всего.
  - Если брата то да. - кивнул мальчик - А если сестричка, то будем с тетей Олей меняться. - увидев наши непонимающие взгляды сын объяснил - Она сегодня дяде Косте третьего пообещала и если не будет девочки, поклялась, что поменяется с кем-то ребенком. Трех пацанов в доме ей уже хватит.
  Мы с мужем рассмеялись, вспомнив упрямую и взбалмошную Ольгу и прекрасно зная, что если родится пацан, она скорее разорвет кого-то на части, чем отдаст своего ребенка.
  - Договорились! - согласился вдруг Толик. - Если мама забеременеет и опять будет девочка, поменяемся с тетей Олей.
  - Эй, а меня вы спросить не хотите! - возмутилась я.
  - Нет, мама! - ответила двухлетняя дочка. - Нас девочек слишком много!
  Мы не сразу поняли, о чем говорит ребенок, а когда дошло, по комнате прокатился дружный смех. Позже, когда дети убежали заниматься своими делами, муж прижал меня к себе пока я мыла посуду и шепнул.
  - Не буду меняться! Не отдам частичку тебя! Слишком люблю тебя!
  - И я тебя. - прижимаясь к нему сильнее и забывая о посуде, ответила я, отвечая на его поцелуй. Эх жалко дети дома!
  А мой сынок оказался прав. Через девять месяцев я родила четвертого малыша. Сына, как он и хотел. Счастью моих домочадцев не было предела. В тот день, видя их счастливые лица, я окончательно поняла, что теперь в моей жизни есть все, что мне надо, и никто и ни что этого не изменит. Ведь мое счастье это муж и дети. Так оно и было, еще много-много лет.
  
  
  
  
  

Оценка: 6.76*20  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"