Бердникова Юлия Леонидовна: другие произведения.

Обзор на курьих ножках

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Поскольку в конкурсе ВК12 участвовала под псевдонимом Баба Яга, написала "Обзор на курьих ножках".

   День добрый, дорогие мои, вот она я. Зовут меня Наина Киевна, потому что папа мой в бильярд играл здорово, его Кием и прозвали. Настоящее имя его забылось за давностью лет. А в просторечьи привыкли все меня Бабой Ягой звать. Это потому что я йогой занимаюсь и стоять на голове могу часами, и левитировать в ступе, и еще много чего. Обозрели мы тут с моей Изнакурнож (Избушкой на курьих ножках, спасибо Стругацким за аббревиатуру) лес наш и окрестности и решили обзор написать. Изнакурнож у меня умная, много чего дельного может наквохтать, если не спит, конечно. И Леший, мой добрый друг нам ценным помощником был.
   И вот, что интересно, если раньше по лесу в основном добры молодцы гуляли: царевичи, дурачки, Иванушки и Ивашки всех возрастов, купцы молодые, да пригожие, рыцари, бывало заезжали, то в этом сезоне совсем другая картина наблюдается. В основном девицы по лесу шастают, и группами, и поодиночке. И все на мою полянку так или иначе выходят. Лес их ко мне приводит, волшебный он. А я уже сортирую, оцениваю, кого дальше отправлять, а кого назад заворачивать. Моя Изнакурножка мне в этом помогает. Услуги у нас, как в пятизвездочном отеле, только не за деньги, а за другие совсем ценности. Кто что заслужил, тот то и получает.
   Могу в гости пригласить, накормить-напоить, в баньке попарить, спать уложить, а утром клубочек волшебный подарить, чтобы дорогу показывал, куда путь держать. Могу красотой и умом наделить невиданными. А могу из леса выгнать, в лягушку превратить, а то и в печке изжарить, мясца свеженького девчачьего отведать, на косточках поваляться-покататься. У меня прапрапрадедушка с Гавайев родом, из каннибалов значит.
   Вот и решила я рассказать о том, как эти девицы ко мне заходили, о каждой помаленьку.
   1. Авоськина. Голуби на окне
   Ну, что сказать? Девушка добрая, отзывчивая, без комплексов и без претензий, хозяйственная, чистоплотная. Балдеет от чистых мужских подмышек и подоконников. Характер хороший, не нордический. Птичек, опять же любит. Пыталась мою Изнакурнож с руки гречкой накормить. В избушку я ее пригласила, ужином накормила, наколдовала ей жениха справного, плотницкому дело зело обученного. Утром дала клубочек, чтобы из лесу ее вывел. Нечего по чащобам шастать. Хвалю, хороша девка!
   2. Баклажанова Ж. Близнецовые племена
   Вот и еще одна путешественница, безымянная, ищущая на филейные части приключений, из кустов вышла. Стоит, озирается, не понимает, где оказалась. Я ее быстренько просканировала. Чтой-то аура какая-то слишком багрово-коричневая. М-дя-а! Не ладно что-то в нашем королевстве! Вижу, и жадность присутствует, до дармовых дорогих подарков охоча, и гулена, каких мало, с несколькими сразу романы крутит, и врать привыкла помногу, причем безо всяких угрызений совести. За красивым личиком не всегда скрываются добродетели. Но совсем черного зла нету в ней. Так, по глупости пакостит и по недомыслию. Надо ей, думаю, испытание назначить. Может быть еще удастся на путь светлый направить. Не стала я ее в гости звать, филина своего домашнего кликнула. Филя как налетел на нее, крыльями захлопал, глаза таращит, и погнал ее прочь. Прогнал в чащу, пусть заблудится, померзнет, да поразмышляет над жизнью своей. Если осознает свои заблуждения, захочет измениться, то удача к ней лицом и повернется.
   3. Баку-ёкай. Царевна-лягушка
   Пришла и Василиса прекрасная. Куда ж без нее? Это прапраправнучка той Василисы, которая встарь приходила. Внешнее сходство присутствует. Не увядает девичья красота с годами, даже через столетия передается. А с отцовской стороны у нее в предках царевна-лягушка отметилась. Поэтому ее слегка клинит на лягушачьей теме, квакает часто к месту и не к месту. Побеседовали мы с ней, нраву она кроткого, и с Изнакурножей почтительно разговаривала, пока уговаривала к лесу задом встать, а к ней передом повернуться. Голос у нее красивый, мелодичный, смех звонкий. И любознательная, другие страны ее интересуют, в Японию съездить мечтает.
   Я ее накормила, спать уложила, утром научила жениха искать правильно, среди лучников, только не ельфа какого-нибудь поганого, а нашего русского парня. Подсказку дала: имя у него на букву "А" начинается. Тоже славная гостья.
   4. Виктория. Рождество для камерьерки
   Пришла молодая женщина, Ника. Славная такая, отзывчивая, спокойная, вежливая. Правда сначала испугалась, когда Изнакурнож лапу вытянула, разминаясь. Достала бутылочку из сумки и давай на лапу ей брызгать. А мне кричит: "Бегите, бабушка, я ее задержу". Пришлось объяснять ей, что опасности нет, изба живая, нормальная, не нечисть какая-нибудь. Нечего на нее святую воду изводить. Пригласила я ее в горницу, стала чай наливать, а она все рвется мне помочь. И посуду потом мыть собралась, работящая, значит. Печалилась сильно насчет своего здоровья, да не за себя переживала, а за родных своих. Дескать, в случае чего, как же они одни останутся. Ну, я-то сразу увидела, что за хворь на нее напала, и в чай нужный настой подлила. Теперь все в порядке с ней будет. Она на ночлег не осталась, торопилась вернуться до темноты, так я ей волшебный клубочек дала, чтобы ее короткой теневой дорогой обратно вывел.
   5. Габо. Крестики-нолики
   А из этого рассказа пришла девушка, какая-то странная. Мало того, что безымянная, так еще и суеверная, пугливая, все ей мерещилось чего-то. Вышла на полянку неуверенно, часто оглядывалась, прислушивалась, спрашивала, есть ли у меня лошади. Избушку кругом обошла раза два, за все углы заглянула. В руках какую-то склянку с отравой теребила, стараясь, чтобы я не увидела. Не стала я ее приглашать в дом, мало ли, уронит, разобьет, или нарочно швырнет. Кто ее знает? А у меня потом и мышки домашние, и котик черный потравятся. Злость ее заполняла, ненависть, ревность. Аура темными всполохами так и сверкала. Хотела, хотела я ее в лягушку превратить, да в последний момент пожалела. Лешего кликнула, пусть по лесу ее поводит, покружит, чтобы яд из мозгов у нее повыветрился. Глядишь, и подобреет девица.
   6. Гузаль. Келинка
   Вот выбрела на мою полянку забитая женщина Востока - Замира, поведала свою историю. Ну, что тут скажешь?! Какая бы тяжелая жизнь ни была, далеко не все матери продают своих детей. В бедности живут, а дитя свое не отдадут. Не все соглашаются на такой вариант. Тем более, что выбор у Замиры был. Ее не силком принуждали, а уговорили. Нет моего одобрения на такие сделки. Не войдет она гостьей в мою избушку. Да и Изнакурнож к ней сразу задом повернулась, двери и ставни накрепко захлопнула, общаться не захотела. Скажете: пожалеть надо? Нет, ни жалости, ни сочувствия не вызвала она у меня. Я же Баба Яга, а не мать Тереза все-таки. Прогнала я ее, ничего не дала с собой. Пусть по лесу плутает, сама выбирается. Но и наказывать не стала, она сама себя пожизненно наказала.
   7. Евдокия. Расскажи про дедушку
   Вот это была добрая встреча. Приходила в гости Евдокия Акимовна, по людским меркам ровесница моя. Ей уже восемьдесят стукнуло. Женщина добрая, спокойная, душевная. Ее я сразу в избу пригласила, пирогами с чаем попотчевала. Переговорили мы обо всем, кто что жил-пережил. Она детей-внуков вырастила, воспитала, была справной женой, и матерью, и бабушкой. Была у нее только одна тоска-кручина, никак не могла забыть свою первую любовь, первого мужа. Погиб он на войне через год после свадьбы, да далеко от дома, на чужбине. Вот и горюнилась тихонько всю жизнь. Хотя со вторым мужем ладно прожила. И поведала я ей тогда, что есть люди, друг для друга единственные, истинная пара называют их. Видно первый муж и был ее единственным. А это значит, что они обязательно будут вместе в последующих жизнях, потому что душа наша бессмертная и вечная путешественница по мирам и временам. Сама я ее до опушки леса проводила и дорогу к дому показала.
   8. Жервеза. Добрыми намерениями
   Забрели как-то раз ко мне две иностранные гостьи, сказали, аж из самой Франции добрались. Не знаю, какими путями их французский лесной дух вел, да ко мне вывел. Вроде бы хорошие девушки, приятные обе, видно, что не мамзельки-вертихвостки какие, а работящие. Одна, Жервеза, так совсем наивная, простодушная, сразу мне все о себе рассказала. А вот вторая, Мадлен, не так проста оказалась. Увидела я в ней много чего неприятного. Переполнена ее душа корыстью, да алчностью, завистью ко всем. Строила она планы по своему обогащению за счет других, интриги плела. Я их в избу не повела, дала им бубликов на дорогу, водой колодезной напоила, клубочек-навигатор дала, чтобы, значит обратно во франкские земли их вывел. А Мадленку предупредила: "Кто другому яму роет, тот сам в нее попадет". Только она меня слушать не собиралась.
   9. Керн А. Столичная штучка
   Вот и еще две женщины подошли. Эти уже не девушки, зрелые дамы, одной лет пятьдесят, другая еще старше. Чего их в лес занесло, не понятно. Грибы-ягоды не искали, гулять не гуляли, природой не наслаждались. Так случайно забрели, видимо. Не глянулась мне ни одна. Не стала я их привечать. Та, которая постарше, Мария, вообще противная, лживая, вороватая, да глупая, трещала только о тряпках и молодых любовниках. А вторая, Ирина, вроде бы и ничего на характер, добрая, всем помочь готова, кто просит и не просит. Но пресная какая-то, скучно с ней. Поговорить с ней не о чем, никакого полета души. Та, Мария, ее использует на всю катушку, беззастенчиво, а она терпит, угождает и ждет чего-то. Изнакурножка вообще сразу замаскировалась, стогом сена прикинулась. А я изобразила местную бабку-травницу, дескать лекарственные травки собираю. Ну они мимо и прошли, занятые друг другом, не обращая на нас внимания. И скатертью дорога.
   10. Лампа. Грёзы, слезы, мимозы...
   Следующая опять имени не назвала, прибежала вприскочку, чемодан с собой тащит, то смеется, то плачет, то сестру вспоминает, то мужа костерит почем зря. Неадекватная какая-то дамочка, хотя и красивая, как сейчас говорят "модельной внешности". Насторожила она меня, я ее в избу звать не стала, пригласила на крылечке посидеть, она села и сразу уснула. Я пригляделась, принюхалась. Ну и выхлоп от нее, так она же пьяная в дупель, поняла я. Еще только алкоголичек мне не хватало здесь! Запрягли мы с Лешим в тележку Серого волка, погрузили дамочку вместе с ее чемоданом, да и свезли к ближайшей железнодорожной станции, пристроили там в кустах. Как проспится и очухается, даст светлый Дух, домой доберется. А мне такие гостьи ни к чему.
   11. Лена. Женька
   Из этого рассказа опять девчушка прибежала, худенькая, но рослая, на вид лет одиннадцать-двенадцать. Одета плохонько, дрожит вся, замерзла по дороге. Это здесь в моем лесу тепло да тихо. А там, откуда эта Женька, холод и ветер. Я ее в избушку буквально силком затащила. Она все рвалась дальше бежать бабушку искать, пропала бабушка. И братка дома один маленький, а мамка на работе, папка в тюрьме. Я ее с трудом уговорила покушать и отдохнуть. Кашу пшенную она с жадностью глотала, пирогом с капустой закусывала, молоко хлебала большими глотками. Видно досыта не кормили девчонку. Послушала я ее историю и сильно огорчилась за Женьку эту. Хоть и черствая я бабка, но такой тяжелой жизни никому не пожелаешь. А девчушка хорошая, добрая, не злобится на своих родных, наоборот старается всячески им помогать и любить их. Я ее волшебством тихонько усыпила, чтобы отдохнула мала́я. Время замедлила, чтобы она вернулась тогда, когда надо. Проснулась она, подхватилась бежать, я ей клубочек волшебный путеводный дала, чтобы прямо к бабушке ее вывел. Люблю таких, хороший человек из нее вырастет.
   12. Лигрос. Альтернативная гипотеза
   А вот и гостья из будущего, нет, не Алиса Селезнева. А, наоборот, Джинни, опять иностранка. Зачастили они к нам со своего Запада. Видно чего-то им там у себя не хватает, раз к нам бегут. Ну, что сказать? Де́вицы в будущем одеваются иначе, чем сейчас и мыслят иначе немного. А чувства, желания, и все прочее у них по-прежнему девичьи, нежные, возвышенные. У этой Джинни, хотя вся голова забита числами, программами, критериями, кодами и прочей цифровой ерундой, сердечко отзывчивое, трепетное. Заботится она о том, чтобы людям страдать и погибать не приходилось, жизни пытается спасти. В работу свою по самую макушку погрузилась, о девичьем счастье помечтать некогда. Я ее сразу в баньку повела, согрела, веничком березовым прошлепала. Гляжу - оттаивает деви́ца. Раскраснелась, чай с брусникой и малиной с удовольствием прихлебывает. У них в будущем, небось о таком давно забыли. Сплошную химию да ГМО лопают. Отправила ее домой с клубочком и подарила новый комплект: блюдечко с наливным яблочком. Лучше всякого компьютера все, что хочешь, покажет и жениха укажет. Надеюсь, найдет она своего суженого теперь.
   13. Марина. Армия готова!
   А следующая гостья назвалась Мариной. Ох и задала она мне задачку. Пришлось крепко подумать, чем ей помочь. Девушка не простая оказалась, со способностями, могла с потусторонними силами общаться, чувствовала многое, видела невидимое. Наверное, кто-то из волшебного роду-племени в предках у ней отметился. Но не наша, я свою кровь завсегда чую. Может русалки, или домовые расстарались. А вот только необученная, беззащитная, запуганная вся, от любого звука и тени шарахается. Пришлось ее специальным чаем, силу дающим от нечисти всякой, отпаивать, и в волшебный сон погружать, чтобы выспалась, отдохнула. Она в сети потусторонние в основном во сне попадала, когда разум не действует. Чую, положил на нее глаз великий злой колдун, князем тьмы прикинулся. Хотя стержень воли есть в ней. Утром дала ей клубочек заговоренный и гребень волшебный. Каждый раз, когда этим гребнем расчесываешься, сила и защита прибавляются.
   14. Марта. Вишневое море
   Приходила печальная девушка по имени Марта. Тоже не из нашей страны. Отца потеряла она недавно, ушел в иной мир, следом за женой, торопясь на встречу в других реальностях. Оказалась Марта скромной, хозяйственной и тихой. А также знатной кулинаркой. Спросила, есть ли у меня вишни, и предложила испечь пирог. Я, знамо дело, согласилась. Люблю новые рецепты вкусняшек осваивать. Пирог получился отменный, на запах свежей выпечки, даже две соседние кикиморы напросились, молоденькие, волосики зелененькие, носики крючком. Изрядно они Марту насмешили видом своим. А уж как песню хором затянули своими писклявыми голосками, так Марта сказала, что впервые за последний год вспомнила, как смеяться. Так что утешили мы девушку немножко. Я ей подворожила еще, чтобы суженого своего встретила, готового хозяйство обновить и укрепить, да чтоб сладилось все у них, и имение у моря не пришлось продавать. Открыл ей Леший дорожку короткую. А кикиморки с ней увязались, очень захотели на море посмотреть. И то! Они же дальше болота своего и не бывали никогда. Марта обещала еще прийти, утку с тыквой в печи запечь.
   15. Машенька. Начало отпуска
   Ну, Машу я сразу пустила в гости, стол накрыла, беседу мы повели добрую и радостную. Родня она мне, хотя и дальняя. Пятиюродная внучатая племянница. Бабка-то ее давно заграницу в город подалась, не захотела в лесу жить, переехала, экстрасенсом и гадалкой заделалась. Свой гадальный салон имела во Франции, мадам Ленорман звалась. А потомки ее по всему свету расселились, и в России задержались тоже. Маша из их семьи. Девушка добрая, хорошая, правда звезд с неба не хватает. Не проявились у нее сильно способности родовые. Вот во всякие мелкие неприятности влипать она умеет. А от крупных ее родовая кровь хранит. Шепнула я ей на ушко, что жених вокруг нее ходит, не знает, как подойти, чтобы не спугнула она его. Она радостно воскликнула, что даже знает, кто он, дескать уже подошел. Вот и славненько, усилила я ее природную привлекательность и красоту, дала с собой всяких домашних яств. И клубочек волшебный повел ее домой, навстречу счастью.
   16. Мелодия. Снеговик со скрипкой
   Однажды ко мне в гости забрела девчушка, маленькая совсем, лет, может, десяти. Лизанькой зовут. Изнакурножка над ней, как над цыпленком заквохтала, сразу дверь перед ней раскрыла, меня даже не спрашивала. Значит, хорошая девочка. У Изнакурножки на хороших людей нюх, как и на плохих, впрочем. Напилась девочка чаю с баранками, кушать и ночевать отказалась. Говорит, скрипку свою потеряла, вернее, снеговику пристроила, надо спешить обратно, искать. Я ее ауру просмотрела, вижу - талант у нее музыкальный, нераскрытый пока. Ей зубрежкой, да гаммами в музыкальной школе всякую охоту отбили развиваться. Ну, я ей клубочек волшебный дала, чтобы он ее к месту нужному вывел. И тихонечко колданула, чтобы таланту прорасти дать. Умничка, понравилась мне она.
   17. Мила. Служебный роман
   А вот и новая гостья на пороге. Милой зовут, даже не так - Милой Сергеевной. Что-то меня в ней насторожило, не стала я ее сразу в гости звать. Присели мы на полянке, водицы она спросила, я подала. А сама тихонечко ауру ее прощупываю, да в историю заглядываю. И что же я там увидела? Как она яростно хлестала ремнем своего начальника, раскраснелась вся, вспотела. С ним все ясно - извращенец, умом скудный. В детстве мамкой не раз поротый, потому и привык так удовольствие получать. Мамка у него, видать садистка была. А вот с Милой не так все однозначно. С одной стороны, вроде выхода другого она не нашла. А с другой стороны, под дулом пистолета никто не заставлял, могла бы и отказаться. Ради карьеры так унижаться, женское достоинство ронять? Еще и садистическое наслаждение иметь при этом. В общем, кроме горячей материнской любви, ничего особо доброго я в ней не нашла. Ради сыночка ее, пощадила женщину, не стала в лягушку превращать.
   Глаза ей отвела, память о нашей встрече стерла, да и отправила по тропинке восвояси. Не люблю таких карьеристок беззастенчивых.
   18. Натали. Визит Натали
   Натали́ представилась она, и посмотрела так, гадливо и высокомерно. Не понравилась я ей значит. Небось подумала, что вот какая-то никчемная старуха ей встретилась. Ну и ладно, я не пряник, чтобы всем нравиться. Изнакурножка вообще отвернулась, насупилась, двери-окна закрыла и уснула. Но вижу я, что никакая это не Натали́, а наша Наташка, только вырядилась по-иностранному. Заглянула в сердце к ней, ни добра, ни тепла, ни света не обнаружила. Приехала она за наживой, не погнушалась ничем, родственников своих и просто хороших людей обманула, украла портрет старинный, тот, что ей не принадлежит по праву. Нехорошая женщина, не люблю таких. Вот я разозлилась и превратила ее в лягушку болотную, а картину, украденную, законным наследникам вернут, когда в пустом купе обнаружат. Я адресочек подкинула туда, чтобы знали, кому вернуть. А Наташка пускай сто лет в лягушачьей шкурке поквакает, если смирит гордыню, то пошлю ей потом Ивана со стрелой, дам второй шанс, так и быть.
   19. Неалиса. Персона нон грата
   Забрели на мою поляну две девушки, одна Алиса, вторая так и не назвалась. Первая - яркая, модно одетая, красивая, а вторая - так себе, бледная тень. Говорила все время Алиса, а вторая только слушала, наблюдала, думу какую-то себе думала, да помалкивала. Рассказала Алиса, как ее в школе изводили, как она это преодолела, да на пользу себе повернула. Добилась успеха, выставляя свои обиды и горечь напоказ. И вернулась она в свой родной город благополучной и знаменитой. Несмотря на то, что хорохорилась она много, поняла я, что никого она не простила, ничего не поняла. Как исковеркана ее судьба в детстве оказалась, так она и живет. Вроде деревца искореженного, которому расти колючая проволока мешает, изгибается оно, веточками за колючки цепляется, а нормальным так и не станет. Вторая девица вроде и готова ей помочь, а не знает, как. Вот и бродят вдвоем в закоулках сознания. В общем - никакие! Ну что с ними делать? По итогу я все же чайком напоила обеих, пирожками с грибами угостила, добавила Алисе чуток доброты и способности прощать, а второй, безымянной, немного чуткости и смелости в том, чтобы тепло свое душевное проявлять. Ночевать не оставляла, клубочек волшебный дала, пусть ведет их домой. Может, все еще у них наладится.
   20. Сплетница. Шуры-амуры Шуры и Муры
   А вот на этот раз ко мне на полянку целая толпа женщин заявилась. Галдели, мельтешили, пересмеивались, да переругивались между собой. Я даже не поняла, сколько их было, то ли семь, то ли восемь. Все возрастные, жизнью битые, сами себе на хлеб зарабатывающие. Папиросным дымом мне сразу воздух попортили, негодницы. Все из-за пустяков и ерунды спорили, часто мужичонку какого-то поминали, да козлом называли. Вроде бы не злые, не плохие, а вот какие-то раздражительные, друг на друга наскакивают, две чуть не подрались тут же. Я им чай предлагаю, правда не в избушке, на свежем воздухе решила накрыть. Неча мне в избе воздух папиросками портить, так они недовольны остались. Хотим, говорят, не чаю, а чего покрепче. Тут Изнакурножка не выдержала гвалта этого, на лапы поднялась и говорит своим самым строгим администраторским голосом: "Спиртного не держим!" Они, видно, к чудесам непривычные, чисто атеистического воспитания, напугались сильно, да и в бега подались. Одна только, самая широкоплечая в бой рвалась, сумкой размахивала, хотела Изнакурножке люлей навалять. Да только ее товарки удержали и с собой утащили. Вот тебе и смех, и грех!
   21. Элька. Праздник Вот опять безымянная гостья. Обычная девушка, не злая, не добрая, нормальная. Хочет просто жить и быть счастливой, молоденькая совсем, понимания жизни нету в ней еще. Не нажила опыт пока. Но душа у нее светлая. Вижу, если и обижала кого, то по молодости и недомыслию. Пригласила я ее в избушку, борща наваристого отведать дала, каши гречки с грибами в печке томленой, морсу клюквенного. Наелась она и задремала в тепле и в уюте. Чем-то глянулась она мне. Я ей ума да красоты чуток прибавила, заговор наложила, чтобы зло всякое к ней дальше не липло, чтобы душа расцветала и к доброму тянулась. Кот мой черный Баюн ей песенки всякие волшебные на ухо намурлыкал. Утром подарила клубочек чудесный, да не простой, а невидимый, но на всю жизнь, чтобы только по хорошим дорожкам ее вел. И распрощались мы тепло, почти по-родственному. Понравилась она мне.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"