Бобков Владислав Андреевич: другие произведения.

Целитель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.55*66  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мир dark souls. Мир который умирает, но никак не может умереть, возрождаясь из пепла. Но хорошо ли это? Может быть эпоха тьмы без драконов не так плоха? Наследники пепла каждый цикл не дают узнать эту истину. Главный герой, не собирается побеждать и уничтожать. Для него этот мир словно огромное поле для работы. Ведь так много душ нуждаются в помощи...
       Книга закончена.



   Целитель.
   Фанфик по миру вселенной dark souls.
  
   Предисловие: Мир Темных душ, dark souls. Познакомился я с этой вселенной с первой части игры, а учитывая отвратительнейшее управление, неимоверно бесящую камеру (Я не знал, что можно фокусироваться на враге) и мое неумение играть, я закономерно бросил слившись раз десять на боссах горгульях.
   Моя вторая попытка прошла более успешно, dark souls 2 пошла у меня на компе как по маслу и, не смотря на опять же многочисленные смерти, (в конце игры на постаменте было вроде 124) я начал получать удовольствие от такой сложной игры.
   Шаг за шагом я знакомился с миром, кропотливо открывал все секреты выискивая некоторые сам, а некоторые находя с помощью подсказок на сайтах. Постепенно мое умение играть росло ив какой-то момент игра ожидаемо закончилась. Однако осталось множество непоняток (лично у меня).
   Спустя время я снова установил 1 часть и прошел на этот раз весь чумной город и... На кой я потащился в Новый Лондо через тот обрыв на верху? Нет, мертвого дракона, изрыгающего тьму на обрыве я грохнул, но вот сдохнуть от первого призрака, в панике кувыркнувшись и упав в воду... А потом осознать, что последнее сохранение у костра было в чумном городе в самом низу...
   Я рвал и метал поражаясь собственному идиотизму и непредусмотрительности. Игра была снова убрана подальше, но не удалена.
   Чуть позже, остыв, я решил прояснить для себя тонкости сюжета с чужой помощью (сам уже понял бесперспективность этого самостоятельно). Открыв несколько сайтов, почитав статьи я сложил у себя в голове некоторую цельную картину.
  
   Дальше осторожно спойлеры! Хотя кто будет читать фанфик, если не хочет спойлеров?
  
   Я не буду сильно растекаться по историю поэтому освещу самые важные моменты, по моему мнению.
   В начале была тьма, огромные деревья, скалы и драконы. Драконы были бессмертные, а их чешуя была дюже крепкая. Добавим к этому огненное дыхание крепкое многометровое телосложение и становится понятно, почему люди не были доминирующей расой.
   Да -да люди. Люди уже жили в те времена их племена были слабы и разобщены, ведь сложно преуспевать, когда хватало всего лишь одного заскучавшего дракона, чтобы уничтожить сколько угодно слабых человечков.
   Кроме людей где на другом континенте существовали гиганты, по равнинам шагали кочевники гирмы, в подземельях жили полу люди полу змеи, разумные гигантские крысы... В общем долго перечислять какие разумные, полуразумные твари существовали в этом мире вместе с благословенным человечеством.
   Благо драконам в большинстве было плевать на копошивших под их когтями "червях".
   Но к эре древних пришел конец. Появился огонь и четверо безбашенных существ (А кто еще в своем уме ринется к красной, опасной, горячей хрени?) рискнули сунуться в его горнило.
   Их было четверо: Гвин сильнейшее из призванных существ другого мира. Его сила была такова, что его раса называла себя богами и мало было тех, кто мог возразить.
   Магесса Изалита также прибывшая из другого мира.
   Нито, Неопознанная Хрень, которая выползшая непонятно откуда и кажется бывшая мертвой, к тому же.
   И пигмей о котором ничего не известно, кроме его имени: Манус.
   Каждый из них получил души Лордов, которые видоизменили из собственные души, облик и личные силы.
   Гвин приобрел к уже имеющимся силам власть над молниями. Нито стал орудовать проклятьями. Изалита получила силу огня (Не путать с пиромантией, это словно автоген и спичка). А пигмей не получил ничего ощутимо мощного сразу, но неизмеримо могущественное в перспективе.
   Он получил первую в мире человечность (Не считая Гвина, Нито и Изалит) и первую в мире метку тьмы.
   Души лордов дали бессмертие своим носителям, (Мануса не учитываем, его тушка как была человеческой такой и осталась) поэтому Гвин, Нито и Изалит имели достаточно времени, чтобы освоиться со своими силами познакомиться друг с другом попытаться вышибить друг другу мозги и наконец заключить союз.
   Человечность Мануса была передана некоторым людям, что повлекло за собой ускоренное развитие людей. Люди, имеющие человечность обладали более живым умом и большими силами чем те, кто жил без этой человечности.
   Среди драконов был вырожденец имя которому было Сит. У этого дракона не было чешую и бессмертия поэтому остальные драконы его чмырили, шпыняли и издевались. В Спарте был благословенный обычай на такой случай, но к сожалению драконов, у них он не был распространен. Снедаемый жаждой мести Сит стал искать способ отомстить своим мучителям и такой способ нашелся.
   Союз из трех лордов отнюдь не сразу поверил Ситу, но его горячность и истинная ненависть к своим сородичам была столь явна, что ему, в конце концов, поверили.
   Гвин, с набранным и обученным войском из людей обладающих человечностью, верным и бесстрашным, готовым биться хоть с чем. Которое, к тому же, было усиленно его силой.
   Нито, трудившийся словно пчелка, производя все новые и новые проклятия и болезни, направляемые в гнезда драконов (Сит хорошо постарался указывая даже самые секретные места).
   Изалит, подготовившая полноценную дивизию огненных и обычных магов.
   Ну и люди, которые были всеми руками за геноцид. Когда еще люди отказывались от геноцида другой расы...
   Мятеж был поднят, мятеж был успешен. Драконы были вырезаны с особой тщательностью и любовью. Каждое яйцо больше куриного разбивалось, а среди аристократов появился очень редкий, а поэтому ценный деликатес: Драконьи яйца по Изалитски (особая тонкость рецептуры заключена в специях, а так звучит как: разбить подержать над магическим огнем постепенно добавляя приправы).
   Сит на удивление пережил победу над своим племенем как психологически, так и физически (что удивительно). Ему отдали какое-то герцогство, чтобы убрать с глаз долой (аристократы уже примеривались к его яйц... В абстрактном плане).
   Наступила эра огня. Гвин, Нито и Изалит оглядевшись решили, а почему бы и нет? И провозгласили себя ОФИЦИАЛЬНО богами. Дураков спорить не нашлось.
   Был создан Анор Лондо город богов, местный "олимп" где новоявленные боги почивали на лаврах. Также был создан и Нью Лондо где жили обычные люди.
   Но Гвин отнюдь не успокоился. Среди влиятельнейших правителей было выбрано четыре штуки и эти счастливчики получили часть сил "Зевса", пардон, Гвина.
   Орден оккультистов с помощью темного угля и сил Нито хотел захватить власть... Их ждал провал: темный уголь был изолирован в нарисованном мире Ариамиса.
   Ведьма Изалита пытается создать копию изначального пламени: провал. Многочисленные мутации от высвободившейся энергии прокатились по Изалиту, опуская его под землю и уродуя как тела, так и разум у несчастных жителей делая из них ужасных, кровожадных демонов.
   В дело вступает бездна. Изначальный змей Каас (Уродливая тварь, честное слово, извините не удержался) дает четырем правителям технику бессмертия, с небольшим побочным эффектом. Для ее работы нужны чужие души... Искушение сильно: правители сдаются, они переезжают в бездну. Анор Лондо на пути в ад.
   Рыцари города также не избегают тлетворного влияния Кааса, организуя свой орден с блекджеком и шлюхами. Но души жителей города у ордена уходят самому Каасу. Страшно представить, что творилось в городе...
   По приказу Гвина волшебники Вильхельма думают, как решить проблему. Видимо от большого ума они решают всех грохнуть, затапливая Нью Лондо.
   Пламя постепенно угасает и этот процесс необратим и естественен, но Гвин считает иначе. Совершив подвиг или акт безумного самоубийства Гвин жертвует свою душу на растопку пламени, совершая первородный грех, чем запустил активацию проклятия темной души Мануса раба.
   Также были созданы костры где людей сжигали заживо или эти же самые люди сжигали себя сами находясь возле этих костров отдавая свою человечность, подпитывая тем самым пламя.
   За Гвином также отправилась часть его верных рыцарей, который после влияния силы Гвина мало чем напоминали людей.
   А теперь, когда мы подошли к самому сочному моменту всей этой истории.
   Манус кроме человечности, которую он дал людям, получил еще и темную метку которая тем не менее находилась в спящем состоянии.
   Искра человечности имеется изначально в человеке в момент его рождения. При дальнейшей жизни под воздействием эмоций человечность претерпевает изменения увеличиваясь (или уменьшаясь), следовательно, у существ которые долго живут и души больше так как они испытали больше эмоций и больше пережили.
   Костры подпитываются человечностью жертв и транслируют эту энергию как топливо пламени в Горнило первого пламени.
   Метка тьмы заставляет пользователя испытывать слишком много эмоций. То есть, по идеи, метка тьмы была механизмом который должен был запуститься в какой-то момент развития человечества, когда оно смогло бы справится с таким давлением и это подстегнуло бы его развитие.
   Но первородный грех, поддерживание затухающего огня, сбил настройки и метка активировалась раньше.
   Спящее проклятие активировалось и стали появляться бессмертные. Их можно было убить, но после смерти спустя кроткое время они оживали. При этом с каждым убийством они становились сильнее, поглощая души убитых ими противников.
   В первое время это было честью и удачей. А кто бы посчитал иначе? Бессмертие на халяву, возможность роста сил вплоть до открытия магических способностей и дальше.
   Но как всегда мир очень отрицательно относится к халяве: если где-то прибавилось, то где-то убавилось. Платой за бессмертие стало аномальное усиление эмоциональной чувствительности, что приводило к ослабление чувства реальности, фобиям, беспричинному страху и многочисленным сдвигам психики, которые приводили к безумию.
   А что может обезумевший бессмертный воин, потративший несколько столетий на усовершенствование своих навыков? и хорошо если этот воин просто будет пускать пузыри лежа вниз лицом, а если он пустит свои навыки в дело?
   А проклятие лишь стало набирать ход все больше и больше людей осознавали свое положение. Ведь многие, к тому же, просто не попадали в ситуации где можно было узнать о своем проклятии. Они не умирали и никого не убивали, даже животных.
   Отмеченных знаком тьмы стали ссылать в лечебницу Аркхе... Кхе-Кхе... Лечебницу нежити. Несмотря на столь многообещающее название, по сути место было тюрьмой. И чтобы осознать весь ужас этого места надо вспомнить всего лишь одну вещь... Большинство погребенных там заживо людей с знаком тьмы, все еще были в своем уме...
   Легенды и нашептывания змее -червя Фрампта (еще один змей) гласят придет избранный мертвец грохнет всех, у кого великие души и с их силой разожжет великое пламя и наступить продолжение эпохи огня...
   Но вот в чем вопрос: нужно ли это делать? Ведь Гвин уже совершил первородный грех и что это стоило человечеству?
  
   Глава 1. Или знакомство с главным героем.
   - Здравствуйте коллега. - Я аккуратно прикрыл дверь.
   - И вам здравствовать коллега. - Молодой мужчина чинно поприветствовал меня, сидя за столом. На столе, к моему удивлению, не было никаких новомодных компьютеров, принтеров и тому подобной нечисти.
   Психолог встал со стула вышел из-за стола и протянул мне руку, которую я не замедлил пожать.
   Вежливый попался, сейчас максимум чего можно ожидать это протянутую руку через стол, некоторые даже не станут отрывать свои филейные от кресел... Хотя не обращайте внимания, это мое обычное стариковское ворчание. Как никак девяносто три года, не хухры мухры! Имею право, хех.
   - Алексей Васильевич *******, я так полагаю?
   - Все так, а вы...
   - Виктор Николаевич Заебякин, извините, сразу не представился.
   - Ну что вы - что вы. Уже почти вечер, это я старая развалина могу себе позволить отдых, вы же молодые работаете.
   - Не прибедняйтесь Алексей Васильевич вы еще хоть куда. Уверен, вы сами не прочь также сидеть в этом самом кресле и помогать нуждающимся в помощи?
   - Знаете... - Несмотря на то, что весь этот поход к психиатру был еще тем фарсом, я серьезно задумался на вопросом своего собеседника: - В принципе я был бы не против. Все же, когда меня попросили освободить место главного врача центральной клинической психиатрической больницы по причине преклонного возраста, это было неприятно. -
   -Хоть и ожидаемо. - Я улыбнулся: - Все же семьдесят лет, должны были еще в шестьдесят пять, но видимо Льву Николаевичу нужна была крепкая рука в том месте.
   Виктор Николаевич странно посмотрел на меня, но все же задал вопрос: - Вы знаете Льва Николаевича Стругина?
   - Конечно знаю, кому как не мне знать своего интерна! Удивительно я вам скажу, что он достиг такого поста министерстве здравоохранения.
   - И впрямь странно. - Быстро согласился он со мной, приходя в себя и что решив.
   Я мысленно покачал головой: кажется, я уже знаю, что моя внучка наговорила этому мальчишке.
   Мое общение с этим молодым психиатром продолжалось, но с постепенно он стал куда более нервным.
   А я что ли виноват, что он забыл основные качества заболевания присущие "вторичному бреду с особым патогенезом"? Все же подготовиться надо было, почитать там... Эх вот были деньки, когда я некоторое время читал лекции на медицинской кафедре...
   - Вы и впрямь психиатр! И я упорно не понимаю, что за представление вы все передо мной устроили! -
   - Понимаете Виктор... - В какой-то момент он попросил называть его не столь официально: - У меня были прекрасные дети. Не смотря на то, что бытует мнение, что учителя, психиатры и люди чья работа является работой людьми, извините за тавтологию, имеют больше шансов запороть воспитание собственных детей. Я все же воспитал их правильно: хорошими честными людьми.
   Однако уже внуков воспитывал не я... Как я понимаю Лидия Ивановна была очень убедительно рассказывая про сбрендившего старика, считающего себя врачом, имеющим докторскую по психиатрии...
   - Вы правы. Но что... Подождите, кажется я догадываюсь. Наследство? Квартира?
   Я горько кивнул, и Виктор неловко посмотрел в сторону. Мы помолчали.
   - Все же странно это выглядит: психиатр приходит к психиатру. Но за сеанс было заплачено, так что зачем деньгам пропадать?
   Я поудобнее устроился в кресле, которое хоть и было мягкое, но для моей больной спины нужно было выбрать определенную точку посадки, когда боль отступала.
   - Лида всегда была девочкой очень упорной. Может родители не доглядели, может попала в плохую компанию, но став сколько-нибудь взрослой, она решил сделать карьеру. В методах она не стеснялась, поэтому смогла быстро расти вверх. Тех же кто ей мешал она убирала.
   Увидев, как округлились глаза моего собеседника я замахал руками: - Нет -нет! Ничего противозаконного, просто если сказать нужную вещь в нужное время, это может сработать не хуже.
   Чуть позже Лида перешла на деньги и, надо сказать, тут она тоже была успешна... - Я резко оборвал себя и перешел к самому наболевшему:
   - Кто же начал тот разговор про наследство? Я хотел завещать свою квартиру почти возле центра Москвы другому своему внуку... Лиде же я так и сказал. - Виктор меня не прерывал внимательно слушая. Стоит отметить, что делал он на этот раз все правильно.
   - Но Лида, не привыкшая получать отказ, восприняла мои слова как вызов. Знаете, она потратила целый год, приходя ко мне и заботясь: покупала фрукты, пылесосила, что она только не делала. Все мои попытки воззвать к ее рассудку окончились ничем... Это был мой, пожалуй, самый большой провал как знатока человеческих душ.
   Мало-помалу Лида перешла на более тяжелую артиллерию, она даже умудрилась договориться с какой-то сектой... Как их там... Посланники Иеговы... Ай, не помню уже. И они убеждали меня переписать эту квартиру.
   И, наконец, ее попытки признать меня сумасшедшим. Кого она только не призывала. И я уже даже не могу понять, чего она добивается! Толи воспользоваться какой-то юридической лазейкой и забрать квартиру, толи просто отомстить!
   Я опустошенно откинулся на кресло. Виктор обеспокоенно вскочил и позвонил секретарше, после чего та принесла стакан воды. благодарно кивнув, я продолжил:
   - Логику своей внучки я уже давно не пытаюсь понять. После того, как все психологи Москвы обсуждали меня и мою "проблему", она решила попытать счастья с тем, кто недавно лишь приехал и не имеет связей и знакомых здесь...
   - Со мной. - Закончил Виктор. Было видно, что вся эта ситуация ему в корне не нравится и больше всего ему хотелось бы, чтобы я покинул его. И я не мог осуждать его, ведь, когда сталкиваешься со столь дурнопахнущей действительностью хочется, как можно меньше с ней соприкасаться.
   Вежливо попрощавшись, я дал парочку контактов, порекомендовав сказать, что от меня.
   Парень перспективный, конечно, опыта маловато, да и знания иногда обрывочные, но слушать умеет, а это в нашей профессии дорогого стоит.

*****

   - Дедушка! Ты бы знал, что сегодня было! - Мой внук от второго по старшинству сына, радостно заскочил ко мне, что-то быстро тараторя.
   Я умильно его слушал, пытаясь справиться с собой. Все же старость накладывает свой след, кто бы мне раньше сказал, что я буду растекаться слабовольной со всем соглашающейся лужицей, стоит появится моим внукам и смеясь что-то у меня попросить.
   Часть внуков сердилась, когда замечала мое выражение лица, аргументируя это тем, что я смотрю и разговариваю с ними как с маленькими. А как мне с ними говорить если я старше их чуть ли не в десять раз!
   Вторая же часть внуков стоически терпит (обычно взрослая часть), списывая это на то, что дедушка старенький мозги у него тоже уже старенькие... Поэтому я стараюсь не давать им повода об этом думать.
   Внук, рассказав последние новости, что он принес из школы кинулся к моему компьютеру.
   Я же не торопясь пошел к своему любимому креслу, стоявшему как раз чуть правее стула для компьютера на который уже взгромоздился внук.
   - Ну что деда в первый dark souls? Я там как раз слился возле Анор Лондо! Зачем поперся с таким количеством душ туда? - Внук был безутешен.
   Я молчаливо его поддерживал.
   В какой-то момент своей жизни я понял, что совершенно не понимаю устремлений своих внуков. Я решил исправить этот недостаток. Ища точки соприкосновения с ними я остановился на видеоиграх.
   Как это не удивительно, но за свою долгую жизнь я смог накопить достаточно денег, чтобы в старости кушать красную икру, если не каждый день, то раз в неделю точно. Если честно это были наши с моей женой накопления, но... Не хочу об этом.
   Видели бы вы глаза моего старшего сына, работающего в компании по продаже цифровой техники. когда я попросил его подобрать мне лучший компьютер, чтобы на нем можно было включить компьютерные игры.
   В его глазах так и светилось: "Какая жалость, он все же спятил...". Убедив в обратном, я уже через неделю получил все детали этой техники, потом мне его собрали и очень подробно объяснили, что да как.
   Если честно, то мне играть... Не понравилось. Не скажу, что совсем, но тратить больше часа в день на это времяпровождение я не мог просто физически. Спина там затекает, глаза болят.
   Покумекав я решил подойти к проблеме, с другой стороны.
   Если я не хочу играть, может играть будет кто-то еще. Так я построил собственный "игровой клуб" для собственных внуков. При этом я открыл для себя игры с совершенно новой стороны.
   Для меня не было никакого интереса играть, ради игры. Зато следить и разбирать тонкости миров, выходящих из кропотливых рук программистов мне никогда не надоедало. А если какая игра имела в своем начале книгу или фильм я знакомился со всем, что связано с новой вселенной.
   Так я познакомился с великолепной серией книг о Ведьмаке Сапковского, так я узнал о серии dark souls.
   И тут я столкнулся с первыми проблемами. Если мир ведьмака был очень подробно проработан и редко можно было встретить вещи о которых не было написано, то мир темных душ был совершенно иной.
   История подавалась редко и очень уж своеобразно. Ключевую логику повествования давали в начальном видео, но вот если хотелось чего-то конкретного приходилось скрупулезно читать описания предметов и слушать рассказы НПС.
   Находкой для меня стали сайты, где была описана более-менее структурированная история. Но и в них частенько встречались неоднозначные события и информация.
   История этой вселенной достаточно запутанна и таинственна, чтобы каждый кто знакомится с нею, формировал в своей голове собственное мнение.
   Также, прожив свою жизнь я не мог не научится смотреть на вещи со своей, профессиональной стороны.
   Программист, взглянув на компьютер, будет прокручивать его характеристики. Врач окулист, при взгляде на чужие очки, будет высчитывать диоптрии. Психиатр будет отслеживать ваше поведение и реакцию на слова. Профессиональная деформация своего рода.
   Мир игры был депрессивным и печальным. Старый порядок медленно умирал, те кто хотел его поддержать устаивали самосожжения или сжигали чужие души (человечности). Те, кто пытались исправить проблему сходили с ума или превращались в ужасных монстров. С лучшими побуждениями множество людей и нелюдей умирали пытаясь хоть как-то исправить несправедливость.
   Кто спокойно мог слушать прерывающийся голос Серокрыса, когда он узнал, что она мертва? Тот, Серокрыс, вор в маске раба, который даже сидя в тюрьме думал о том, чтобы помочь неизвестной старушке Лоретте? Кто она ему была? Мать? Просто знакомая? Мы этого уже не узнаем...
   Больше всего меня разочаровывало то, что никто не пытался помочь полым обрести разум вновь. Лечебница нежити, столь впечатляющее название. Может быть это место где люди, зная, что делают кропотливо заботились о потерявших человечность существах? Изо всех сил старались достучаться до остатков разума, помогая им обрести сознание?
   Смешно... Лечебница нежити была обычной тюрьмой, обычной, если убрать какие-либо связи с внешним миром, доставку продовольствия и какие-либо удобства. Безумным все равно ничего не надо, а умереть окончательно они так и так не могут.
   Представляю ухмылку того существа, так как человеком я назвать его не могу, который назвал это заведение: "Лечебницей".
   Понимали ли те, кто поместил людей с меткой тьмы в такие условия, что они лишь усугубили состояние и окончательно растоптали все человеческое, что еще теплилось в них, не смотря ни на что?
   Хотя их тоже можно понять. Все же на дворе, царило средневековье с легким налетом ренессанса. Идеи гуманизма еще далеки от своего появления.
   Я откинулся на кресло и чуть прикрыл глаза. Нестерпимо захотелось спать.
   "Что это я?" - Со мной обычно такого не бывало: если уж я ложился спать, то ровно в двадцать три часа, вставал же в восемь.
   Попытка открыть глаза или пошевелиться оказалась провальной, тело не слушалось.
   "Что же, я чего то подобного ждал все последние годы. Жалко внука напугаю, даже боюсь представить, как на него подействует моя смерть и то, что он некоторое время сидел с моим трупом... Надеюсь не будет никаких последствий...
   Эх, если бы знал ни за что бы его не пустил" была последняя мысль, после чего мир выключился словно старенький телевизор КВН.
  
   Глава 2. Все не плохо, все еще хуже.
   Я с хрипом дернулся, больно ударившись головой о брусчатку на которой лежал. Несколько секунд полежал, приходя в себя, после чего кряхтя поднялся. Меня повело и пришлось опереться о стену дома.
   Туман в глазах и не думал проходить, тело шаталось и у меня были все ощущения того, что я капитан корабля вышедший на берег в ну очень туманное утро.
   Наконец я более-менее пришел в себя и смог понять, что же вокруг вообще твориться и почему моим ногам так холодно?
   Ответ оказался прозаичен: стоять на брусчатой мостовой голыми ногами очень плохо для здоровья.
   А касательно где я оказался... Смотрели ли вы фильмы где показывается средневековье? Причем не то средневековье где башенки, сверкающие рыцари и прелестные леди.
   А то, где режиссер постарался показать реализм? Грязь, вонь, нищета и крысы. Ах да, еще злоба, которая была в каждом лице на улице.
   Я же, как дурак, стоял одетый в драный мешок у которого кто-то сделал три дырки и тот самый мешок я приспособил как одежду.
   Задумчиво огладив бороду я отметил, что сам я нисколько не изменился.
   Неужели это предсмертные галлюцинации? Мой мозг в последнем усилии породил столь правдоподобную картинку?
   Я присел на корточки и внимательно всмотрелся в травинку, не понятно каким чудом выросшую в этом смрадном месте.
   По идеи, эта травинка при внимании с моей стороны при психогенной галлюцинации вызванной стрессом, присутствия близкой смерти, должна изменится или исчезнуть! Что-то тут не так...
   Еще несколько опытных способов выведения из этого состояния, ну или хотя бы определения того, что я нахожусь в этом самом состоянии, не дали ничего.
   Остро захотелось засмеяться: я вспомнил как в молодости с просто маниакальной одержимостью искал редкие случаи психических заболеваний, чтобы на их основе начать свои исследования и открыть новый вид, а также способ его лечения.
   В животе остро забурчало, и я понял, что нужно искать хоть какую-то еду если не хочу откинуть ласты в ближайшее время.
   Присушившись к редким разговорам, я с тоской понял, что ничего не понимаю.

*****

   - Эй, старик! Давай к нам! Что-то давно ты ничего не рассказывал. - Клык, местный босс с которым я смог наладить если не дружеские, то приятельские отношения весело хохотал и махал рукой к себе. Вокруг него собралась немалая компания личность один вид которых на земле мог напугать меня до смерти. Я оторвавшись от поглощения специально приготовленной для меня каши, чуть поклонился Клыку и пошел выполнять обязанности которые мне в этом мире и приносят хлеб житейский.
   Если честно первые месяцы жизни в этом мире сложились у меня в одну мутную полосу, приправленную болью, страданиями и унижениями.
   Постоять за себя я не мог, по причине слабости тела, языка не знал, обычаев не знал. Повезло, что в какой-то момент решил изображать безумца, благо опыт и знания как себя вести был большой.
   Один из местных бандитов увидел меня и поставил собирать подаяние на одном из перекрестков. К своему стыду, я был даже рад такой удаче. Подобная "работа" дала мне время на то, чтобы не сдохнуть с голоду и хоть как-то выучить язык.
   Знаете, еще на земле я пытался учить английский язык. Что интересно выучил, но потратил столько сил и времени, что прямо стыдно становится.
   Здесь же, когда от знаний языка зависела моя жизнь, я выучил не только язык, но и смог сносно разговаривать уже спустя несколько месяцев! Запатентовать бы способ...
   Освоившись с языком я понял, что если я еще немного поживу на харчах нищего, мое тело этого не вынесет.
   Все же удивительно, что я в своем возрасте еще жив.
   Не буду утомлять вас подробностями, но стать кем-то вроде сказителя в одном из воровских притонов оказалась не так сложно, как мне думалось.
   Умение рассказывать и знание множества историй пришлась по вкусу местной публике, и я мало-помалу я смог завоевать если не уважение, то признание.
   Также, скорее всего не малую роль в этом сыграла моя внешность. Все же этот мир бы жесток и все ждали подвоха или удара в спину. Однако, чего можно ожидать от сухонького, высокого старичка с длинной белой бородой из которого удивительно, что песок не сыплется при ходьбе.
   Моя речь становилась все внятнее, пестря местными фразеологизмами и оборотами, что качественно сказалось на отношении ко мне.
   Если в начале мне везло, если я получал хотя бы поесть после своих рассказов, то теперь мне даже стали платить. Задумавшись над этим я договорился с одним неудачливым певцом, чье исполнение было и впрямь плохим.
   Мне было жалко парня. По его виду и манере себя вести было видно, что он деревенский. Может быть его и сплавили свои, чтобы он попытал "удачи" в городе. Добрые люди.
   Однако мне не нужны были его умения играть полностью: в нужных местах моего рассказа он несколькими накрепко заученными мелодиями нагнетал эмоции или наоборот веселил народ.
   Сказать, что мы озолотились нельзя, но деньги водиться в моих карманах стали. Бен, так звали парня, успев хлебнуть городской доброты, ходил за мной словно теленок за своей мамкой, простите за аналогию.
   В какой-то момент моя популярность достигла той величины, когда обо мне услышали на соседней улицы. "Щедрое" предложение хозяина трактира исполнять свой "треп", за сытный обед и ужин, а коль все пойдет то и за деньги я принял с радостью.
   В то же время, мы были ограблены и избиты. Все же слава имеет и обратную сторону медали. Если честно я был даже благодарен этим разбойникам улиц.
   Нравы тут простые, если грабят, то свидетелей не оставляют. Нас же видимо не восприняли как угрозу, поэтому даже били не сильно словно выполняя привычную, но не любимую работу.
   Я не затаил на них зла, но и оставить подобное без ответа не мог. За время моих выступлений я смог завести пару нужных знакомств. одним из таких авторитетов и был Клык. Я выбрал его, так как он был известен двумя вещами: своим словом, которое он хотя бы старался держать и его интересом к моим историям.
   Конечно, я стал должен Клыку и теперь часть выручки отдавалась ему, но у нас появилась крыша, а один из парней Клыка всегда сопровождал нас.
   Так могло продолжаться не долго, отвратительная еда, хоть и лучшая чем была до все же, все же и отсутствие лекарств в моем возрасте... Мое тело умирало.
   Отсутствие аппетита, ставшее для меня нормой я принял ожидаемо. В тот момент, когда я три дня не хотел ни пить ни есть, я понял, что время пришло. Хоть самочувствие было отличным я попрощался с Беном, отдав ему все свои сбережения. Он воспринял тяжело наше прощание, порывавшись остаться со мной до конца.
   Попрощался с нашим бессменным охранником и попросил его передать прощание Клыку.
   После чего лег на деревянную кровать в снятом заранее в комнате таверны. С хозяином было обговорен, что он каждый день спрашивает жив ли я и на третий день после того, как я ничего не отвечу он вскрывает дверь и выносит тело.
   С такими мыслями я уставился в окно и расслабился. Смерть осталось ждать не долго...

*****

   Знаете, умение самокритично взглянуть на себя это полезный навык, позволяющий избежать множества ошибок. В психологии этот навык является одним из необходимых при работе с пациентами. Необходимо всегда развиваться, а не стоять на месте.
   Мнения вроде: "Этот пациент не поддался лечению, лишь из-за того, что он был безнадежно болен и я ничем ему не мог помочь", очень легки для принятия и... Опасны. Нужно трезво решить, так ли это? И если нет, то принимать меры.
   Я умел самокритично взглянуть на себя, но я и любил себя, что в свою очередь обуславливалось занятиями спортом, правильным питанием и отсутствием вредных привычек.
   Мне кажется, тот, кто слышал бы меня, очень недоумевал: к чему же я это говорю? Все просто.
   Я дурак, которому потребовалось целых девять дней, чтобы удостовериться, что умирать он не собирается.
   Я умудрялся на протяжении недели и еще двух суток обманывать себя, вспоминая, сколько человек может жить без еды и воды.
   В тот момент, когда прошла неделя, я перешел на размышления о йогах и монахах, которые как, я когда-то читал могли месяцами жить без еды и воды! (От автора: гг может заблуждаться. Что не придет в голову в подобной ситуации.)
   Но в какой-то момент мне пришлось принять правду. Правду, которая прямо твердила, что мне не нужна ни еда, ни вода.
   Видели бы вы глаза трактирщика, когда я свежий и бодрый вышел из своей комнаты. Он, казалось, носом перерыл всю комнату, надеясь найти или еду или то, что от нее осталось.
   Я же в совершенном раздрае чувств пошел в место, где я жил до этого.
   Опустим радость Бена, который оказывается на протяжении недели не просыхал, потратив целую четверть всех наших сбережений на местное пойло. Видимо, он собирался продолжать так и дальше, после чего его ждала местная кабал в лучшем случае или выгребная яма, куда местные скидывают трупы.
   Ухватив за ухо этого раздолбая я отконвоировал подозрительно притихшего парня проспаться. Я рассказывал о внешнем виде Бена? Представьте огромную двухметровую орясину, с руками граблями, имеющую копну спутанных длинных волос цвета соломы и которую за ухо ведет дедушка божий одуванчик. При этом орясине приходится наклонятся, чтобы дед не привставал на цыпочки, чтобы держать за ухо.
   Вздохнув, прикрыл одеялом эту бестолочь и спустился вниз.
   - Сказочник! Ты еще не сдох?! А твой музыкант уже умудрился всем наплести, что его дрожащий благодетель коньки откинул! Неужели наврал, сукин сын?
   - Господин Клык, вы как всегда правы, но в этот раз немного ошибаетесь. Я и впрямь думал, что умру.
   Клык весело ухмыльнулся, и я вспомнил, какой для меня новостью стало, когда я понял, что главарь бандитов отличается от большинства дуболомов, что встречались мне ранее.
   Если ранее мне казалось, что он слушает мои истории по причине того, что он в них верит или они ему нравятся, то теперь я считал, что его привлекает новизна.
   Второй рывок в наших с ним отношениях произошел после моей вежливой попытки увести его внимание от моей биографии.
   Он не скупясь в выражениях высказался о моей попытке, но тем не менее не был зол. Скорее восхищался витиеватостью моих ответов и в принципе речи.
   Все же мои знания языка и умения сказителя единственное, что отделяло от нищенского существования бродяги, и я приложил не мало сил для их развития.
   После тех приснопамятных событий, Клык каждый раз старался говорить, как можно проще и грубее, хоть и не переходя на оскорбления, я же плел кружева слов иногда вкладывая два или более значений в свои слова. Клык же смеясь указывал на них.
   - Ты типа хотел сказать, что я ошибаюсь, но никто не рискует мне об этом сказать? - Прервав мой ответ взмахом руки, он приглашающе указал на стул рядом с собой. Стоило же мне присесть, как он прогнал единственного сидящего возле него. Хотя опасаться Клыку сейчас было некого: почти все столы были заняты теми, кто официально или не официально на него работал.
   - Знаешь. - Начал он, после того, как мы оба промочил горло принесенным лично трактирщиком пива: - Веришь или нет, но я даже огорчился, когда узнал от парня о твоей смерти. В этой дыре даже поговорить толком не с кем.
   Лишь твоя речь отличается в лучшую сторону от...
   Клык сделал тупую гримасу: - Босс мы дык... Он сам... Ну мы и.... А мне разбираться, дебилы, пусти им молнию Гвин в *?:*(:. - Однако Клык не закончил:
   - Думаю, тебе не нужно говорить о том, что распространяться о том, что мы с тобой обсуждаем. Все же человек доживший до столь преклонных лет не может быть глупцом понимает ценность слов. -
   Я лишь кивнул внимательно смотря на собеседника. Тот удовлетворившись увиденным продолжил: - Веришь, нет, но я совершенно не думал, лет так десять назад, что мне придется перебираться в Карим из Шивы. Но вот я здесь и не бедствую, закруглил он мысль.
   В нашем мире, одна из вещей, что может помочь объединится, это общие тайны.
   Я рассказал часть своей истории я жду того же и от тебя. - Он выжидающе посмотрел на меня.
   Я тяжело вздохнул. Рассказывать о своем иномирном прошлом... Опасно. Я не знаю, как здесь относятся к пришельцам из иных миров. (От автора, знал бы он, что всем здесь плевать)
   - Клык... - Не увидев возражения насчет фамильярного обращения, я продолжил: - Я уже очень стар. на данный момент мне девяносто пять лет... - Глаза главаря расширились: -... и когда я почувствовал планомерное отсутствие аппетита я решил, что пришло мое время... - Закончил рассказ я расслабился.
   Будь, что будет, теперь я не в силах ничего изменить: смысл тогда паниковать и нервничать?
   - Я что-то подобное и подозревал... Сказочник. ты когда-нибудь слышал о немертвых? -
   - Немертвых... - Глупо повторил я.
   - Да о тех, кто получил темную метку и теперь бессмертен. О тех, кто в сражениях получает души убитых им существ, благодаря чему становятся сильнее. -
   - Да. - С трудом вытолкнул из себя ответ. Это звучало полным бредом, но я внезапно стал догадываться о том, где оказался.
   - Скажи Клык, а ты молишься Гвину?
   - Нет. - Покачал он головой: - Я все же не воин, мне ни к чему. А почему ты спрашиваешь? -
   Я прикрыл лицо рукой и тихо засмеялся.
  
   Глава 3. О размышлениях.
   В тот день мы с Клыком неплохо посидели в трактире. Он немного расслабившись рассказал несколько смешных историй о своей родине.
   Из его рассказов я понял, что Шива -- это сплав сразу нескольких земных культур: Японской и ближнего востока. Вспоминая, то что помнил по игре, я выделил катаны и своеобразный кодекс поведения.
   Тонкости культуры и местные обычаи в большей степени походили на мусульманские страны.
   Я же тоже рассказал историю о Али-Бабе и сорока разбойниках. Клыку история понравилась, что подтвердило мои мысли о близости культур.
   Клык не стал делать никаких предложений. Он понимал, что становится воином я не буду, да и поздно уже, следовательно, становится бессмертной машиной для убийств тоже. А значит я для него в этом направлении бесполезен.
   Мы хорошо попрощались, после чего я продолжил заниматься своими делами, а Клык своими. Мы изредка встречались в том же трактире и отрешались от повседневных хлопот в компании хорошего собеседника. Конечно, наши положения в обществе были разные, но "немертвость" и возраст убирали этот недостаток при личном общении. В обществе же мы вели себя как должно.
   В глобальном плане я так и остался обычным сказителем, который мало-помалу набирал популярность в ближайших трактирах.
   Людям нравились мои рассказы. Я знал, когда публику нужно развеселить или приободрить особенно под вечер после тяжелого трудового дня. Смешные комедии, переработанные под местные реалии пользовались популярностью.
   Особенно, как я отметил, своего рода американский юмор был особенно интересен. Шутки про секс и говно были, видимо, ближе этому времени, поэтому в моих выступлениях всегда было место и для них. Звучит, конечно, неприятно, но если ты живешь в средневековье брезгливость уменьшается.
   С другой стороны истории про любовь: трагическую или счастливую, также занимают свою нишу в сердцах публики.
   В отличии от средневековой Европы, где женщины почти никуда не ходили и вечно сидели по домам здесь, женщинам не давали никаких скидок.
   Поэтому в трактире можно было увидеть, как мужчин, так и женщин.
   Будучи мужчиной я с трудом вспоминал все, что знал про любовные истории. В моей памяти накрепко стоял лишь вечный Шекспир со своими Ромео и Джульетой. Для чего-то большего приходилось насиловать память.
   Женщины и немногие девушки заворожено слушали даже мои первые, неловкие рассказы, когда я еще не набил руку. А их влюбленные взгляды вначале останавливались на мне, но по причине возраста скользили дальше, пока не останавливались на Бене и там и зависали.
   Надо ли говорить о его вечных проблемах с рогатыми мужьями, женихами, друзьями и людьми "Которые не смогли пока что признаться в своих чувствах, а он так нагло поимел их объект воздыхания".
   Бит он был не раз, но толи дуракам везет, толи люди здесь были не столь злобливые (В этом я если честно сомневаюсь), но Бен смотрел в будущее с оптимизмом и изменять своим привычкам не собирался.
   К слову, его навыки игры на местном варианте гитары - лютни (Герой не разбирается в музыкальных инструментах) начали улучшаться, и я даже ему разрешил наигрывать мелодии посложнее.
   К моему удивлению парень, не смотря на свой возраст, восемнадцать лет, так и не пытался со мной спорить. даже по мелочам! Все же это достаточно необычно: непреклонность в суждениях, желание оспорить авторитеты. Все это было, я это видел в разговорах с ним. Но ко мне это не проявлялось.
   Видимо его отношение ко мне было более доверчивым, чем я считал ранее.
   Дни, сменялись месяцами, а я выискивал в себе тот изъян, что сделает из меня бессловесного монстра.
   Или не монстра? Что я знаю о пустых? Это люди, которые не справившись с влиянием темной метки сошли с ума и потеряли себя.
   Появляется два закономерных вопроса: как метка добилась этого и что делать?
   Учитывая, что в игре говорилось, что для удержания разума у человека должна быть цель в жизни. Она может быть нелогичной и глупой, главное, чтобы человек всей душой желал ее и стремился к ней.
   Всей душой... Значит ли это, что метка действует постоянно? И лишь имеющаяся цель о которой немертвый думает постоянно нивелирует воздействие.
   Надежда, упорство и стремление - эмоции, что дают защиту. Вполне возможно, что если отталкиваться от этой теории нужны сильные эмоции. Радость, счастье, да хоть гнев! Главное не отчаяние, которое появляется под планомерным и все накапливающимся воздействием метки.
   Но мои рассуждения всего лишь гипотеза, строящаяся на домыслах и нескольких фактах, в чью правильность, я не могу верить полностью.
   Значит необходимо провести опыты и исследования для подтверждения или опровержения гипотезы. Но для этого нужен пользователь метки, который уже чувствует ее пагубное влияние.
   Среди моих знакомых таких людей нет. Значит ли это, что я должен начать поиски.
   И ответ на этот вопрос не имел однозначного ответа.
   Все же пустофикация развивалась у многих людей по-разному. Кто-то становился полым за короткий срок, а некоторые жили десятилетиями.
   К тому же, если беспокоится о травле немертвых, что в будущем разразится, то и она наступила не в один день.
   Сей процесс долгое время шел относительно медленно, так как сошедших с ума было мало, и они появлялись редко. Лишь спустя время все стало ускорятся и королевства забили тревогу.
   Надо ли это мне? Может плыть по течению и лишь, когда проблема коснется меня самого начать искать решение? Стоит ли рисковать своей свободой, давая шанс узнать, что я немертвый?
   Если бы любой мой коллега оказавшись на моем месте ответил бы, что не хочет ввязываться в эту авантюру, я бы понял. Я не стал бы осуждать или бы стыдить и тем более судить.
   Но я... Себе бы я не смог простить такой поступок. Всю жизнь помогая людям можно достичь трех стадий: наплевательского отношения к людям, злости и желания помочь как можно большим.
   В своей жизни я прошел все три стадии. Было время, когда я перегорел, и каждый новый пациент не вызывал у меня никаких чувств. Я работал словно машина, в нужные моменты улыбаясь, но не испытывая никаких чувств.
   Позже я злился на людей, что настолько слабы, что так легко сходят с ума. Я презирал их и даже подумывал бросить свою профессию, такой негатив испытывал по отношению к ней.
   И уже ближе к старости наступила третья стадия. Я понял, что моя профессия и цель жизни помогать людям, и я отдавал все свои силы, чтобы должным образом дать эту помощь.
   И несмотря на то, что я оказался в другом мире, я не собираюсь отступать от своих принципов. К смерти я уже готов, а если наступит что похуже... Я буду знать, что сделал все, что было в моих силах.
  
   Глава 4. Поиск пациента.
   Лишь окончательно все для себя решив я по-настоящему стал спокоен. Я взглянул на мир спокойно, уже зная, чего хочу добиться и чем готов заплатить.
   К сожалению большую часть жизни мы живем не имея ЦЕЛИ. Не цели, вроде выучится в институте, устроится на работу, купить квартиру, машину, вкусно есть, сладко спать, жениться, вырастить ребенка и умереть. Конечно, это тоже может быть ЦЕЛЬЮ, но скорее всего это станет обычной рутиной, которую просто надо выполнить.
   Карьерист, слово имеющее отнюдь не добрый окрас. Что представляется? Человек, которому плевать на всех и все лишь бы занять должность повыше. Но у такого человека есть смысл жизни, и он работает, выжимает всего себя, живет полной жизнью. Горит! Он не медленно тлеет экономя силы, не понятно зачем.
   Что мы чувствуем устав на работе? Опустошенность и отсутствие каких-либо желаний. Мы не чувствуем удовлетворения от работы в целом. Максимум от хорошо сделанной работы в частности.
   Почему настоящие ученые предстают перед нашими глазами энергичными слегка безумными людьми, которые невнимательны к обычной жизни, но тратят ночи и дни, пока не падают от усталости, чтобы выполнить очередной расчет?
   Потому - что у них есть цель. И они счастливы они нужны и поэтому он счастливы. Их работа не бесцельна и поэтому они живут, горят, а не тлеют.
   Я родился в одна тысяча девятьсот двадцать третьем году. К июню сорок первого мне было восемнадцать лет. Войну я видел лишь отдаленно, работая рабочим на одном из заводов под Тулой. было тяжело еды подчас не хватало, но никто не роптал. Все понимали, что мы делали и поэтому слова о подвиге русского народа, не солдат, для меня не пустой звук.
   После войны мы поднимали страну. Именно тогда я решил пойти в психиатрию, видя последствия войны и страстно желая что-нибудь сделать, помочь.
   Страна воспрянула и знаете благодаря чему? Благодаря ЦЕЛИ. Весь русский народ получил план и поверил в идеальный мир, который нужно построить. Имелись и те, кому было на всех плевать, но их было меньшинство.
   Но тем горше был крах этой надежды и наступила другая стадия: неверие. На молоке обжегшись на воду дуем.
   ЦЕЛЬ была растоптана и осмеяна. Тысячи умников словно шуты плясали всячески доказывая и подтверждая, что коммунизм никогда и никем не был и не может быть построен.
   Я не хочу об этом судить. Я хочу сказать лишь вот, что. Стоила ли вера миллионов того? Вера тех, кто смог победить в страшнейшей войне в мире и после этого построить могущественную страну...
   Эх, извините за бредни старика, который, все еще живет своим временем. Я даже помню диагноз в психиатрии относящийся к этому, но у меня нет совершенно никакого желания себя лечить.
   Важно же то, что я сформулировал для себя задачу: помочь всем жителям этого мира, страдающим от темной метки.
   Это было отнюдь не сразу, но я к этому пришел.

*****

   - Алексей Васильевич, а зачем вам нужен такой же, как и вы немертвый? - В один из дне спросил меня Бен.
   Все же будучи возле меня всегда парень не мог не узнать об моей метке, а цель своих поисков я и не скрывал.
   Правда он не знал причин моих поисков.
   - Скажи Бен. Слышал ли ты о сошедших с ума Немертвых?
   Парень наморщил лоб и стал старательно вспоминать. Я ему не мешал продолжив записывать в специально купленную тетрадь (много листиков паршивого качества сшитых вместе) очередную историю. которую я опасался забыть.
   - Вроде слышал, купцы из этой... Как ее... Катакины...
   - Катарины.
   - Ага! Обсуждали страшилку о том, что дескать один из рыцарей луковиц сошел с ума и стал бросаться словно дикая тварь на своих товарищей. Вроде его даже не смогли остановить и он скрылся где то в городе. Обычная страшилка. Эта луковица убежала в своих доспехах, ха. Бегающий рыцарь! -
   - Я бы на твоем месте не стал бы так легко разбрасываться прозвищами. Конечно рыцари Катарины не столь... Высокомерны как наши, тем не менее даже они не оставят того наглеца в живых кто будет их так называть. ты понял меня, Бен?
   - Хорошо Алексей Викторович.
   Я отложил тетрадку: - Однако, судя по всему, время пришло, и я расскажу тебе одну тайну, знание которой опасно не только для меня, но и для тебя, ты готов? - Я указал на стул возле себя: - Не говори сразу подумай, ведь...
   - Я согласен! - Выпалил парень.
   Я осуждающе посмотрел на него, но он не закончил:
   - И я отвечу так несмотря на то, что вы не сказали! Вы сделали для меня так много, чего не сделал никто в моей жизни. Вы поверили в меня, и вы спасли мне жизнь... - Сумбурно начал Бен, но видимо что-то вспомнив осекся: - И я готов помогать вам несмотря ни на что. - Взгляд его был полон решимости.
   - Хорошо... - Я немного растрогался, но постарался не показать этого: - Этот рыцарь был таким же, как и я. Возможно он был сильнее благодаря поглощенным душам убитых им врагов, но тем не менее он не смог побороть безумие. И если бы он был такой один... -
   Бен непонимающе посмотрел на меня.
   - Все, у кого есть метка рано или поздно станут безумцами. Об этом мало кто знает, а если те, кто знают хотя бы станут подозревать, что они не одни, то...
   - Алексей Викторович причем тут... У вас же есть темная метка! Вы... Вы тоже?!
   - Тише Бен, не стоит оповещать всех находящихся в трактире в эту тайну. К сожалению, но ты прав.
   - Но что же делать?! Я не хочу, чтобы и вы тоже...
   - Прекрати паниковать! Пожалуйста. Все не так плохо. Безумие проявляет себя по-разному. К тому же, не в один день. Я пока ничего не чувствую, но это лишь вопрос времени. Мне нужен человек, который уже начал бороться с этим... проклятием.
   - Я с вами.
   - Я в тебе никогда и не сомневался.

*****

   Слава, известность, популярность. Много этого или мало? Миллионы людей по всему миру готовы вылезать из кожи вон, чтобы урвать свою толику славы.
   Это ли не подтверждения ее важности?
   С другой стороны, что есть желание славы? Не попустительство ли это собственному тщеславию? Тогда желание славы выглядит уже не так однозначно.
   Я никогда в своей жизни на земле не собирался связать свою жизнь с эстрадой и выступлениями. Не было того желания выделится перед всеми, показать себя во всей красе. Может не было причины, а может умения.
   Тем не менее я знал довольно мало касательно способов поведения на сцене и при выступлениях. Помогли мои презентации и общественные речи в бытность главным врачом. Все же привычка стоять перед большой аудиторией у меня была. Но не более.
   Однако моя голова все также сидела у меня на плечах, и я готов был ею пользоваться.
   Я рассудил так: что требуется для того, чтобы внезапно получить популярность? Необходимо оказаться в нужном месте в нужное время.
   Где же это место? Там, где крутятся деньги.
   Двор аристократов был для меня закрыт и если даже я смог бы туда пробиться сразу, таких как я там было не мало.
   Зато двор набирающей власть буржуазии был достаточно свободен.
   Насколько я могу судить, в этом мире стремительно наступает конец эпохи средневековья и начинается новое время. Буржуазии, ранее притесняемая дворянами и рыцарями поднимала голову, желая новых прав и свобод. Деньги, сконцентрированные в их руках давали им власть с которой не хотели мириться уже дворяне.
   Буржуазия старается всеми силами походить на своих старших "братьев" дворян. Те же пышные приемы, те же попытки копирования манер. И что самое важное: приглашение многочисленных театралов для выступлений.
   Моя труппа пополнилась еще двумя людьми. Они были обычными наемными музыкантами, которые хоть звезд с неба и не хватали, но держались на плаву. Один играл на двух маленьких барабанах, висящих у него на животе, второй же пользовался флейтой.
   Обращали ли вы внимание на музыкальное сопровождение в фильмах? Если оно бездарное безусловно да. Но если фильм качественный, то вы лишь наслаждаетесь просмотром, музыка же незаметно направляет эмоции.
   Барабаны прекрасно умеют задавать ритм или нагнетать агрессивную обстановку.
   Флейта же прекрасно задает общий мотив.
   Конечно, будь у меня в подчинении лучшие музыканты можно рискнуть и на музыкальные сопровождения, но работаем с тем, что есть.

*****

   - Значит ты хочешь попасть прямиком на званный ужин купца Саира? Что же ты хочешь от меня?
   - Клык, ваше прямолинейность заставляет мое старое сердце вспоминать о временах своей юности, вот помню.
   - Харе заливать! Я готов помочь тебе в этом, но что ты готов предложить взамен? Деньги от своих историй можешь сразу не предлагать. -
   Я никак не показав, что именно это и собирался продолжил: - Господин Клык, а если я помогу дать знать купцам о вас?
   Клык напрягся: - Откуда знаешь? Кто проболтался. Поверь старик, сейчас не время молчать, я не посмотрю на то, что мы так мирно до этого беседовали, я...
   - Клык. К чему эти угрозы? Я понимаю, что в твоей профессии подозревать это абсолютно нормально, но зачем это делать столь быстро?
   Ты представили мое знание будто я за вами шпионил и смог договориться с кем-то из ваших личных помощников, чтобы он доносил на вас.
   Зачем же мне тогда признаваться в этом? Но мне кажется я вас еще не полностью убедил. - Недоверчивые глаза Клыка как бы намекали: - Ты стал меньше работать и принимать парней занимающимися... Убийствами. Это я узнал по трактирам в которых эти самые личности и останавливаются.
   Учитывая, что все твои "бойцы" останавливаются лишь в тех, трактирах, что принадлежат тебе... А узнать эти самые личности никакого труда не составит.
   Из этого следует вывод, что ты решил взять курс на куда более спокойный, а, следовательно, и законный путь.
   Следом я узнаю, что твои парни в трактире пьяно обсуждали, что ты дескать отдал приказ не трогать купцов.
   Сложив два этих факта я решил, что ты накопил достаточно денег, чтобы стать купцом.
   И я вижу, что оказался прав.
   Некоторое время главарь, а возможно уже торговец молчал после чего заметил: - Не мог бы ты подробнее ознакомить меня со своей идеей? -

*****

   - А спонсор нашего выступления Асад по прозвищу Клык! Именно благодаря ему мы имеем честь выступать перед столь изысканной публикой! Но не стоит волноваться! Наши выступления ранее, на низком уровне, преследовали лишь одну цель представить истории на вашу в высшей мере утонченную проверку! Ведь... - Эх, сколько грубой лести и необходимости показать, что все сидящие передо мной почти что аристократы, почти что короли, почти что дворяне...
   Мои льстивые слова падали на благодатную почву и их взоры взирали меня с куда большим интересом и благосклонностью, когда же я начал рассказывать истории главными героями которых были торговцы... Все, что я смог вспомнить. Сборище историй самых разных культур на всей протяженности планеты Земля. Объединяла их успешность и деловая жилка присущая каждому из героев.
   Торговцы моих историй обводили всех: королей товарищей купцов, тысяч бедняков. Они разговаривали с волшебными существами, участвовали в пророчествах покупали всех и вся.
   И мои истории нравились: их слушали жадно и тут же требовали новые.
   Я запускал труппу, с заранее выученными словами: " Милостивые господин, покажите ваш достаток, покажите вашу щедрость, дайте немного бедному артисту..." При этом все они низко кланялись, давая всем увидеть сколько очередной купец даст. Можно ли показать свою бедность на чужих глазах? Невместно! Купцы были напоказ щедры, а те, к кому не подошли даже сердились, чувствуя себя ущемленными!
   Лишь спустя несколько часов я смог покинуть сцену, заработав при этом раз в десять больше, чем за все свои выступления в нищих кварталах.
   Подождав, когда купцы еще немного запьянеют я стал осторожно выспрашивать интересующую меня информацию про немертвых.
   Также нельзя было показать свою заинтересованность в этом вопросе. Разговоры о лучших мечниках плавно переходили на то, что лучшие мечники немертвые. Разговоры о внешности, застрагивали старость, а затем вечную жизнь Восставших.
   И в какой-то момент мне улыбнулась удача.
   - А! Знаю одного такого, ИК!
   - Да господин?
   - О чем это я?! Еще вина!
   - Вы в своей мудрости вспомнили о каком-то немертвом...
   - Да знаю- знаю такого, не нужно мне напоминать! - Я терпеливо ждал.
   - Живет на северной улице в своем доме какой-то рыцарь, говорят он был наемником, но потом плюнул на все и теперь сидит у себя. И знаете это его совсем не красит! Он отверг целых три моих приглашения! -
   Я вежливо попрощался с человеком, давшим мне столь важную информацию и покинул затянувшуюся званный ужин, плавно перетекший в обычную пьянку.
  
   Глава 5. Пациент найден, а нужно ли было его искать?
   - Видимо это здесь.
   - Как-то пусто Алексей Викторович. Где слуги? Или хоть кто-то... Не нравится мне это место.
   - Ты прав Бен. Здесь не ладное творится, но у меня нет другого выхода, и я должен с ним встретится. Не убьет же он меня. - Я слабо улыбнулся, попробовав пошутить, однако по серьезному лицу парня, хотя скорее молодого мужчины, у меня не получилось.
   - Будь здесь. Скорее всего он будет совсем не рад меня видеть и если я смогу пережить его гнев, то тебя он попросту убьет. Я не хочу тобой рисковать Бен. Стой тут и не смей идти за мной, хорошо? - Я подпустил в голос твердости, показывая важность ранее сказанных слов.
   - Хорошо. - Пробурчал мой молодой компаньон.
   - Меня может не быть несколько дней. Ну, не будем тратить время. - Я решительно пошел в сторону дома, всячески стараясь успокоиться.
   Несмотря на то, что перед Беном я выступил как полностью уверенный в последствиях своих действий человек, я не был таким на самом деле.
   Перспектива еще раз умереть меня не радовала, хоть я и был уверен, то ничем совсем плохим это не закончится.
   Откуда такая уверенность?
   Мы с Клыком все же решили рискнуть и поверить мою "немертвость". Проверка прошла удачно. Нож, всаженный мне в глаз был настолько быстр, что я не почувствовал даже боли, при этом мое воскрешение на том же месте прошло всего лишь за приблизительно пол часа.
   Клык это описал так: - Лежишь ты значит уже долбанных кучу времени, крови натекло как со свиньи, а я хожу кругами и матерюсь на чем свет стоит! Сложно найти более дурацкую смерть, чем такую. И нахрена я решил попробовать? При этом ничего не происходит!
   И в тот момент, когда я уже решил, что пора звать ребят тащить всего лишь за десяток ударов сердца твой глаз вырос обратно заляпав мне сапоги разлетевшейся кровью из глазницы! Чтоб я еще этим занимался! -
   Насколько я знаю, немертвый не может умереть даже если попадет в лаву и все его тело будет уничтожено. Значит ли это, что он регенерирует из какой-либо части, что было раскидано им ранее? Из волоса, что выпал из ногтя что бы сострижен или слюны?
   В игре главный герой восставал из мертвых возле костров. Мне так и не понятен принцип действия подобного воскрешения.
   Значит ли это, что костры телепортируют основной кусок тела к себе, а дальше немертвый сам регенерирует?
   Может быть причина в том, что умерший пользователь темной метки при возрождении оказывается под сильнейшим психологическом давлении и вероятность потерять человечность оказывается выше? Костры же поглощают потерянную человечность и отправляют в горнило, поддерживая первой пламя.
   Я даже остановился от столь страшных выводов. За размышлениями я уже вошел в дом и остановился перед дверью откуда раздавались странные скребущие звуки.
   Стоит отметить запустение и разруху царившее в двухэтажном особняке рыцаря.
   Пыль, грязь и отсутствие какой-либо уборки на протяжении уже минимум месяца, но это по беды.
   А вот порубленные стол и шкаф, следы меча на стенах и даже на потолке, словно тот, кто это сделал метался по зданию как раненный дикий зверь, бросаясь куда глаза глядят.
   По пути я не встретил следов крови, что хорошо. Значит прислуга успела сбежать.
   Я стоял перед дверью и отчаянно трусил ее открыть. Перед глазами стояла картина окончательного пустого который убьет меня стоит мне открыть дверь, и я окажусь с ним заперт в этом домике на тысячи смертей...
   Я прикрыл глаза и с презрением посмотрел на свои руки. Блин! Что же я делаю. Как я могу в такой ситуации думать о себе? Не я ли хотел помочь всем тем, кто страдает в этом мире от темной метки? Но стоило дойти до дела, как все мои убеждения не стоят ничего?!
   Не бывать этому! За дверью находится мой пациент, он нуждается в помощи и этого достаточно!
   Я решительно толкнул дверь и вошел внутрь.
   Обстановка была очень аскетичной. Судя по разбросанным тут и там остаткам мебели раньше это была спальня. Теперь же это всего лишь комната с многочисленным порубленным мусором.
   Ближе к единственному окну, занавешенному тяжелыми серыми шторами, которые почти не пропускали свет, сидел на стуле... Человек.
   Он был одет в порванную, но тем не менее более-менее целую дворянскую повседневную одежду, волосы были растрепаны, и его склоненная спина говорила о несчастье, что он испытывает.
   На коленях он держал меч по которому монотонно водил точильным камнем.
   Я откашлявшись поприветствовал хозяина: - Здравствуйте достопочтенный рыцарь, для меня честь увидеть вас. -
   Дворянин перестал точить меч и медленно повернулся ко мне. Я встретился взглядом с его глубоко запавшими лихорадочно блестевшими глазами: - ТЫ! Пошел прочь из моего дома чернь! Лишь то, что мне лень вставать не дает моему мечу отрубить тебе ноги, которые столь нагло привели тебя сюда без приглашения! -
   - Извините. - Я поклонился: - То, что я без приглашения влез в ваш дом мне совершенно не нравится, и я искреннее раскаиваюсь. Но мне нужно было встретится с вами, а по причине вашей уединенности, это было затруднительно. -
   - Ты еще здесь червь?! Или ты настолько туп, что не понимаешь, что я сказал?! Беги прочь, ведь мое нежелание пачкать пол кровью, уже на исходе! - Дворянин был и впрямь зол.
   - Господин я... - Он был очень быстр и мое инстинктивная попытка убрать голову им была ладе не замечена.
   Блин... Человек и впрямь может некоторое время мыслить с отрубленной головой... Сознание померкло.

*****

   - Значит такой же как и я... - Голос рыцаря был надломленный. Ярость и злость, что он показал ранее, казалось полностью выпила все его силы.
   Я поднялся с пола и покрутил шеей, проверяя хорошо ли голова приросла обратно.
   - Господин, меня к вам привело дело, которое может оказаться очень важным непосредственно для вас.
   - Ты еще здесь? Хочешь еще?
   - Господ...
   Взмах мечом и я оказываюсь прошитым мечом насквозь. Отстраненно замечаю, что я ожидал большей боли. Может мое состояние еще и частично глушить болевые ощущения?

*****

   - Господин я понимаю, что вам хочется побыть одному. Это абсолютно нормально. даже звери, стоит им получить ранение уходят в свою берлогу залечивая раны. В это время они злы и еще более опасны из-за непредсказуемости.
   Но мы с вами не звери. Нам был дан разум и лишь от нас зависит как мы им распорядимся.
   Нет ничего позорного или опасного если вы расскажете мне что вас гнетет. Верите или нет, но именно с этой целью я пришел сюда. Помочь вам.
   - Зачем тебе это? - Я даже вздрогнул, столько было безнадежности в этих простых словах.
   Если вы думаете, что было просто наладить хоть такой диалог с этим рыцарем, то вы ошибаетесь.
   Не меньше десяти раз он протыкал, рассекал и отрезал от меня целые куски, после чего я умирал от потери крови. Если бы не меньшая чувствительность я бы наверняка сошел с ума. Но я знал ради чего это и не собирался отступать от своей цели.
   В какой-то момент он сдавался и молчал, игнорируя меня. В другое время срывался с яростным криком бросаясь вперед.
   Но я был тверд, мой голос не потерял ни капли желания помочь, будучи все так же доброжелательным, и он сдался первым.
   Но это была всего лишь маленькая победа на огромном пути, поэтому я не расслаблялся.
   - Господин. Извините, а как вас зовут?
   - Ульрих.
   - Ульрих ... - Дворянин было вскинулся, но все силы он потратил ранее: - Я иностранец в ваших краях. У себя на родине я занимался тем, что помогал и лечил людей. Но не как это делают доктора и лекари, моя епархия заключалась в бедах не физических, а духовных.
   - Духовных?
   - Именно так. В нашей стране не было людей с темной меткой. Тем не менее мы знаем, о том, что она оказывает своего рода негативное влияние... - Я осекся увидев остекленевший взгляд собеседника: - Проще говоря, я считаю, что могу помочь вам с вашей проблемой с темной меткой. -
   Дворянин, не отрываясь, сверлил меня недоверчивым взглядом: - Зачем тебе это? Ты не знаешь ничего обо мне. К чему такая забота?
   - У себя на родине я лечил духовные раны и хочу заниматься этим и здесь. За подобающее вознаграждение, само собой. - Я решил не говорить о своем искреннем желании помочь.
   Даже в нашем времени подобный альтруизм был очень необычен. В этом же времени меня посчитали бы обычным вруном или глупцом, что еще хуже.
   Лицо рыцаря немного прояснилось словно он наконец сложил цельную картину: - Значит вы... Можете мне помочь? - Слова эти были произнесены с огромной надеждой: - У меня найдется чем заплатить. Вы и впрямь можете мне помочь?!
   - Если вы расскажете, в чем ваша проблема, я смогу точнее об этом сказать. Но при любом варианте развития событий я приложу все силы. -
   Ульрих замялся, опустив глаза.
   Я ободряюще опустил руку на его плечо: - Вам нечего стеснятся, то что я узнаю от вас, я никому не скажу, я давал клятву и очень ею дорожу.
   - Я... Я... Слышу голоса... Когда сплю и иногда днем...
   -Скажите пожалуйста, по-вашему, они реальны? Вы считаете их реальными?
   - НЕТ! Думаете я сумасшедший?! Думаете я псих?! Кто вас послал?!!
   - Ульрих посмотрите мне в глаза, по-вашему я задумал к вам что-то недоброе?
   Рыцарь несколько секунд сверлив меня взглядом, но обессилено опустился обратно на стул: - Извини... те. Я не хотел. - Он дернул головой, не желая продолжать.
   - Ну что вы, что вы. Это не ваша вина. Я уверен любой на вашем месте мог вспылить... - Я помолчал после чего резко поменял тему:
   - Вы, наверное, думаете: "Что этот старик может? Он ничего не чувствует, как он может меня понять? Ради чего это все?" -
   - Да... - Ошеломленно ответил Ульрих, но опомнившись принял гордый вид.
   - У меня на родине к подобным проблемам относятся куда внимательнее чем у вас. - Я решил не вдаваться в подробности о том, что это стало так в лучшем случае в последние сто лет: - Поэтому ваш случай скорее всего не единственный и уже найдено лечение. От меня же зависит лишь приложить его к вам, коль оно будет найдено.
   Так вы считаете, что вам мерещатся эти голоса?
   - Да. - Уже увереннее продолжил Ульрих.
   - Поверьте, это очень хорошо. А голоса идут откуда? Вы слышите их ушами? Или вам кажется, что они звучат у вас в голове? -
   - Они звучат... Везде... - Он опустошенно провел рукой по лицу: - на улице мне кажется, что это говорят другие люди! Они спешат по своим делам, но будто специально говорят за моей спиной... Я несколько раз хотел наказать их за непочтительность, но потом понял...
   - А сейчас? Откуда они говорят?
   - Сейчас... Сейчас они в моей голове, и они шепчут мне.
   -Что же они говорят вам?
   - Они... Они кричат...
   - ?
   - Я... Я... Я должен убить их...
   - Кого убить? - Заметив, что мой пациент начинает дрожать: - Я попытался его успокоить, но не успел.
   -Они говорят, что я должен убить вас!!!
   Я обреченно прикрыл глаза, чтобы не смотреть на опускающийся меч.

*****

   - Хватит - хватит. Вы же рыцарь. Что могут подумать люди, если увидят вас в таком состоянии. - Я сел прямо на пол и успокаивающе гладил по голове плачущего рыцаря.
   Слезы... Признак слабости... Я согласен с этим определением. Слезы возникают в момент чрезвычайной эмоциональной напряженности и если человек не может с ними справится, значит он проиграл.
   Но можно ли считать оптимальной, ситуацию, когда человек итак находится в плохом состоянии? Сразу несколько факторов уже изначально давят на него и если добавить еще немного... Человек ломается.
   И слезы в подобном состоянии... Словно кровь, что струится из сломанной души.
   На старости лет становлюсь сентиментальным.
   Скажу сразу, я не считаю подобные слезы слабостью. Лишь тот, кто оказавшись именно в такой ситуации и смог устоять, может иметь хоть призрачное право высказывать свое мнение, не будучи голословным. И то, будет ли человек переживший подобное это делать, вот в чем вопрос.
   Я доктор и страдания пациента вызывают у меня желание помочь, а не жалость или презрение. И неизвестно, что из этих двух чувств хуже...
   - Зачем...- Прошептал Ульрих.
   - Что зачем?
   - Зачем все... Дальше. Зачем?
   Я кажется его понял: - Для того, чтобы жить. Жить и смеяться над всеми проблемами, что были раньше. -
   - Но как я могу жить с этим?!
   - Я постараюсь вам помочь... Расскажите, откуда вы?
   - Зачем вам... Хотя... Все равно. Я родился в королевстве Астора. Мой отец граф Кинезийский имел целых четверых сыновей. Мать умерла вместе с так и не родившимся пятым... хотя это и не важно...
   Я хоть я и мог претендовать на некоторую часть наследства, но не слишком большую поэтому я решил отправиться странствовать. -
   Я его не останавливал. В таком деле нужно дать человеку выговориться, сбросить часть своего груза на плечи собеседника, разделить ношу.
   Может быть в этом и причина, что не мало настоящих психиатров сходили с ума или получали те или иные фобии.
   Если прикасаться к чужой боли слишком часто можно начать в ней тонуть.
   - Отец был рад моему решению и не поскупился ни на снаряжение, ни на специальные магические кольца, ни даже на сопровождающих.
   Дальнейшая жизнь куда меня только не заносила... Я был и победителем и проигравшим. Бывало мой кошель рвался от золота, а в один день я отбивался голым и единственным мечом, что я не успел пропить.
   Мои сопровождающие в большинстве своем погибали, меньшая часть остались калеками и лишь единицы остались при деньгах и зажили мирной жизнью.
   Я же продолжал странствовать. Но удача не могла улыбаться мне вечно. Обычная разбойничья засада. Несмотря на крепкие доспехи, два арбалетных болта было для меня уже слишком. Еще и попали стервецы прямо в неприкрытую шею! Снял называется шлем от жары...
   Эх, презренное оружие, но столь смертоносно против нас: рыцарей.
   Я очнулся голым, лежа в придорожной канаве. Всю броню, деньги и даже одежду эти твари унесли с собой.
   Но... - Ульриха перекосило, и я отнюдь не сразу понял, что он улыбается: - Я не зря ел свой хлеб, заработанный мечом и кровью.
   Поставить часового они даже не задумались, более того, видимо, празднуя мое убийство они упились вусмерть.
   Мои учителя говорили, что убивать нужно холодной головой. В тот день я получил истинное наслаждение лишая их бесчестных жизней.
   Пробив грудь последнего разбойника, если мне память не изменяет, пятнадцатого, я почувствовал странный прилив сил.
   В то время я еще не понимал кем стал и что получил.
   Свое спасение я возлагал на чудеса богов или подобные явления. Лишь спустя месяц, погибнув, упав прямо со стены на вкопанные колья и возродившись с огромной дырой в кирасе и кольчуге я начал осознавать свое положение.
   После этого я не мог думать ни о чем ином кроме как о собственном бессмертии.
   Чуть позже я окончательно уверился, что убийства других существ дают мне силы. И убийства людей оказались куда насыщенней в этом плане.
   Движимый гордыней я бросался в самые страшные сечи и смертельные авантюры. Я даже получил прозвище, которым гордился... Мясорубщик...
   Как глуп я был... Чем сильнее я становился, тем крепче во мне горело чувство... Большего. Я убивал, но мне было мало.
   Знаете, когда я понял, что что-то не так? Когда во сне начал убивать! Три шлюхи, заночевавшие со мной нашли смерть от моего полуторника.
   Очнувшись от хрипа умирающей последней девушки я оказался в залитой кровью комнате, заполненной кусками порубленных трупов.
   Дело получилось замять. Но после этого я решил спать один, при этом накрепко запер дверь. И не зря!
   На следующую ночь я уже практически прорубил дверь из собственной спальни, желая убивать.
   Я бросился прочь.
   Многочисленные попытки найти лекарство от моей болезни, десятки убитых шарлатанов.
   В какой-то момент я захотел избавления пусть даже посмертно, но я не мог получить даже этого!!!
   А потом пришли голоса, и моя жизнь превратилась в ад.
   Я не хотел никого убивать, поэтому я сижу здесь пытаюсь не уснуть. Это единственное, что я могу...
   Я решительно встал: - Я обещаю, что постараюсь сделать все, что в моих силах, чтобы помочь вам! В этом вам мое слово. Принимаете ли вы его, рыцарь Ульрих? -
   - Да. Вы зажгли во мне лучик надежды. Как мне вас называть? -
   - Докто... Кхм... Здесь же нет такого понятия. Хорошо. Зовите меня просто: Целитель, это обращения вполне объясняет цель моего присутствия здесь.

*****

   Ульрих настаивал на том, чтобы я вместе с Беном переехал жить в его дом. Деньги у него имелись, и он решительно собирался взять все наши расходы на себя.
   С большим трудом удалось его уговорить согласится лишь на мое присутствие.
   Хотя судя по его враз успокоившемуся лицу он спорил насчет Бена лишь из-за своей рыцарской чести, что обязан полностью позаботится о госте и о его живом имуществе, то есть Бене.
   Я же привязавшись к пареньку не хотел, чтобы он закончил свою жизнь под этим проклятым мечом.
   Конечно, если ты взялся за свою работу, то делай, а не стони. Но... Если честно я сомневаюсь, что мне хватит духа повторить ту стойкость перед многочисленными расчленениями.
   Тот час или сколько времени прошло при моем методичном изничтожении, еще долгие годы заставлял меня в страхе вскакивать с постели или ворочаться в ужасе, видя вновь и вновь опускающийся меч.
   Несмотря на то, что Ульрих старался заканчивать дело одним ударом, я чувствовал каждый этот удар. Много ли людей пережили отрубание головы, чтобы потом написать книгу о своих ощущениях? А быть располовиненным от правого к левом и наоборот плечу? Чувствовать, как твоя кровь выплескивается из твоего тела словно вода и под крана?
   А боль? Смерть я воспринимал как избавление. Не хочу даже думать если бы израненный разум рыцаря дошел бы пыток...
   После моего переселения я развил бурную деятельность касательно нашего с ним окружения. Одна знакомая служанка качественно убралась в доме, убрав просто неприличные скопления пыли и грязи.
   Дальше я вызнал у пациента какие цвета и детали интерьера ему больше всего нравится. Дело могло бы застопорится, если бы я вовремя не вспомнил о детской впечатлительности.
   Многое из того, на что мы смотрели или слушали в детстве оказывает глубочайшее влияние на наши в вкусы в дальнейшей жизни.
   Хватило всего лишь подробного рассказа об обстановке его комнаты в замке, как стало ясно, что шторы на окна необходимо выбрать именно белого цвета.
   Привычная, не вызывающая раздражения обстановка не мало важный нюанс пренебрежение, которым я не могу себе позволить.
   Следующим шагом было упорядочивание расписания. Четкий последовательный план успокаивает и дает чувство контроля над ситуацией. При этом ни в коем случае не составляйте его лишь по собственному мнению, необходимо участие пациента. Возможно в результате он не окажет никакого влияния в глобальном плане, но даже мелочи позволят ему чувствовать контроль над ситуацией.
   Для такого человека как Ульрих это было необходимо как воздух.
   Для понимания моих дальнейших действий необходимо обратить внимание на такой немаловажный факт, как самосознание.
   Кем может считать себя человек, которому все окружающие твердят, что он проклят? Постоянный страх и ненависть окружающих, это одно, а презрение и жалость? Отнюдь не все обезумевшие проклятые были агрессивны, имелись и пускающие слюни овощи.
   С другой стороны, если человек тверд духом и не привык обращать внимание на мнение окружающих, то и чувствовать он должен себя по-другому. Почему же темная метка с почти равной силой способна повергнуть как ничтожество не способное управлять даже своей жизнью, так и великого короля, который управлял целым королевством?
   Дело в безысходности. Еще никто из владеющих меткой не смог остаться в своем уме. Из-за бессмертия момент сумасшествия рано или поздно, но наступал. Это чувство мало-помалу разъедало броню даже самых крепких представителей как человечества, так и других рас в этом мире. Какой смысл жить вечно если ты знаешь, что наступит состояние, когда смерть предпочтительней?
   Сильнейшие пытались бороться... Но без знаний им приходилось доходить до всего методом проб и ошибок. И не всегда результат их радовал.
   Но я начал рассказ отнюдь не об этих двух проблемах. Лично я считаю, что огромное влияние оказывает наплевательское отношение к потребностям людей. Согласитесь, вас это озадачило? (Интересно этот старик серьезно обращается к читателям или у него тоже свое тараканы начинают появляться? "от автора")
   Я говорю о таких очевидных вещах как сон и необходимость в принятии пищи. Учитывая, что сон становится очень чутким, превращаясь в такую полудрему если не легкий транс, то пища утрачивает большую часть вкуса, становясь пресной.
   Надо ли говорить к какому выводу приходит большинство немертвых? Правильно! Зачем это нужно? Тратить время или деньги на вещи, которые скорее мешают их дальнейшему существованию, чем приносят пользу. И этот подход не то что неверен он критически опасен!
   Да-да. Наше сознание в некоторых вещах совершенно консервативная штука и не приемлет каких-либо изменений.
   Еда и сон вписаны в нашу плоть, кровь и разум и их игнорирование обычного человека приведет к смерти или нервному срыву.
   Немертвый же не испытывая сигналов от собственного тела забывает, что есть еще разум. И последний получая столь абсурдные сведения начинает сбоить и выдавать помехи как старый телевизор.
   Поэтому я ввел обязательный прием пищи утром в обед и вечером. Целью было не наесться, а дать испуганному разуму то, что он хочет. Поэтому небольшие, а если говорить по правде откровенно, маленькие порции посыпались столькими приправами, что обычный человек не смог бы их даже есть. Мы же получали почти такие же чувства как до принятия метки.
   Надо ли говорить про необходимые пять часов сна? Конечно это было мало для нормальной жизни, но для дела было достаточно.
   Пока что я рассказал лишь о приготовлениях. Безусловно важных, но лишь дающих эдакий фундамент для дальнейшего лечения.

*****

   - Вначале ты должен принять наиболее удобную для себя позу. Сядь так, чтобы ты смог просидеть как можно дольше.
   - Готово Целитель.
   - Теперь постарайся отбросить все свои мысли, сконцентрируйся на дыхании... Руки лежат расслабленно. Вдох... Выдох... Следи за грудью: дыши глубоко и размеренно. Вдох... Выдох...
   Уже прошло два месяца и надо сказать успехи есть, и они меня радуют.
   За неимением никаких лекарств, да и сомнительно их влияние на тело немертвого, я решил сконцентрироваться на различных техниках успокоения и концентрации сознания.
   Молитвы можно было отбрасывать так как пациент не был достаточно набожным. Иногда упоминал Гвина, но скорее в силу привычки.
   Начал я с достаточно опасного, но тем не менее необходимого средства: гипноза.
   История получения мной сих навыков достаточно интересна, чтобы я поделился ей с вами.
   Одному из высших руководителей на стол легли интересные доклады, касающиеся чудодейственных способностей индийских йогов. Как это у нас всегда и бывает, стоило начальнику заинтересоваться, как тут же была организована программа по обмену опытом между Советским союзом и Индией.
   Я не вникал, что кому и сколько стоило, но выбрали десятка три человек из областей наиболее близких к этому самому гипнозу (Был даже один окулист, не представляю, чему он должен был учиться) и отправили постигать науку.
   Я к своему глубочайшему удивлению каким-то чудесным образом также попал в их число.
   То путешествие было первым разом, когда я ездил в другую страну и, пожалуй, именно оно зажгло во мне страсть к путешествиям. В дальнейшем я побывал в множестве городов нашей необъятной родины и даже в нескольких союзных с СССР странами.
   По моим ощущениям, индийские специалисты данные нам их правительством отнюдь не горели раскрывать нам свои секреты.
   Однако мало-помалу мы смогли растопить лед недоверия и даже научится некоторым практическим знаниям.
   Спустя полгода я уже мог ввести в легкий транс пользуясь специальными приспособлениями, заготовленными заранее, тем не менее легкие галлюциногены мне уже не требовались.
   В будущем у меня было достаточно времени, чтобы углубить и отшлифовать свои навыки.
   Сознание Ульриха не привычное к подобному давлению легко входило в транс и позволяло программировать себя.
   К сожалению эффективность подобных способов контроля изрядно преувеличена СМИ, сделав из них этакую страшилку спецслужб.
   Для того чтобы контролировать человека с хоть какой-нибудь более или менее высокой вероятностью необходимо долгие годы обрабатывать объект. После чего необходимо проводить постоянные терапии для поддержания эффекта. Ни о каком долговременном программировании и речи не идет.
   Моих сил хватало на то, чтобы его успокоить и не давать излишне сильно реагировать на давление. при этом постепенно уча инстинктивно сопротивляться.
   Медитации были ключевой стадией лечения.
   Именно во время медитации пациент должен был обновлять свои силы для борьбы с психическим давлением темной метки.
   Пока еще рано говорить, но я питаю некоторые надежды на этот способ лечения. Тьфу-тьфу, чтоб не сглазить.

*****

   - Знаете Целитель... А я вам не верил. И мне стыдно за это, клянусь своей честью! - Ульрих взмахнул кубком с коньяком, чуть его не расплескав. Однако тут же успокоился взяв себя в руки. Контроль эмоций одно из основных правил моего принципа лечения.
   - Не корите себя. - Я поморщился: - Любой на вашем месте засомневался бы. Ведь кого вы видели? Какого-то бродягу, который возомнил из себя не пойми кого. Уверен будь вы в чуть большем здравии лететь бы мне из вашего дома от пинка в зад.
   - Как всегда самокритично к себе и прощающе к кому-то другому... - Рыцарь покачал головой: - Я не понимаю вас Целитель. Ваши мотивы, цели... Все это так хорошо...
   - Чтобы быть правдой? - Закончил я за него шутливо сощурив глаза.
   - Именно. - Ульрих благодарно кивнул: - Я всегда считал, что не бывает людей, которые готовы пожертвовать жизнью ради совершенно чужих людей. Но вы ведете себя именно так. За полгода, что вы помогаете мне вы не попросили ничего! -
   - Эх... - Я тоже отпил коньяка и покатал его на языке. Вкус был как у слабенького разбавленного водой вина, но даже этого было более чем приятно в нашем существовании.
   Ульрих ждал ответа и было видно, что он не собирается отступать. Я опять вздохнул.
   За прошедшее время я очень глубоко узнал человека, сидящего в кресле возле меня. И то, что я узнал вызывало если не одобрение, то нормальную реакцию.
   Этот рыцарь не был трусом, как и не был предателем. Он старался держать слово и считал, что слово "честь" не пустой звук.
   Если бы я отшутился или промолчал он бы не настаивал и уж тем более заставлять меня ответить ему. Но то доверительное отношение между нами исчезло, и я не мог этого допустить. Если тайны стоят между мной и моими друзьями, я готов их разделить с ними несмотря на последствия. Ведь лишь в трудных ситуациях можно узнать кто твой друг, а кто так...
   - Значит это проявляется у всех, у кого есть эта проклятая метка... - Ульрих был поражен: - И ты... Повтори пожалуйста, а то я не могу поверить...
   - Я хочу вылечить всех, кто также страдает от этого недуга. Но для этого я должен был бы быть уверен, что я действую верно и мои идеи имеют смысл.
   - И при этом ты тоже имеешь метку... - Многозначительно закончил рыцарь.
   Я удивленно поднял брови и уже было хотел что-то сказать, как меня прервали.
   - Нет-нет-нет! Не говори ничего. Я понимаю. - Рыцарь смотрел на меня с уважением, словно увидел во мне что-то новое: - Теперь я понимаю. И... - Он встал и склонил голову: - Я готов отдать долг жизни помогая вам в вашей миссии и...
   Я не стал пытаться переубеждать его, что он не прав, думая, что мной также двигало желание спасти свою жизнь.
   Если что-то подобное и было, то отдавал я этому столь мало внимания, что для меня это было совершенно незначительным.
   Другое дело, зачем? Кому бы стало лучше от моих попыток отбелить себя? Да и, могу ли я сам быть уверен в собственной честности?
   Если люди не верят в возможность существования безвозмездной помощи, то смысл мне их переубеждать? Моя цель заключена в том, чтобы помочь им, а не заниматься бессмысленной болтовней.

*****

   С того дня я прочно обосновался в доме у Ульриха. Мне была выдана своя собственная комната с заверениями, что я могу жить у него сколько угодно долго. Для своего спасителя он был готов сделать и не это.
   Бен поселился в комнате прислуги. Да-да прислуги. Рыцарь купил несколько заведений в городе, на их доход была нанята прислуга, которая занималась уборкой, готовкой и стиркой в его особняке.
   Также он перестал жить отшельником и стал выезжать на многочисленные приемы и разъезды дворян. Благо в столице местного королевства это было не сложно. Королевство называлось Кирин и я если честно так и не смог ничего схожего из моих знаний об этом мире.
   И знаете, я даже рад. Все же большинство информации из игры носит пессимистично- депрессивный характер и оказаться в каком-то аналоге Балдера или даже в нем самом. Королевстве, которое было разрушено, когда все массово стали становится немертвыми. Так что будем надеяться здесь все было тихо и спокойно.
   Хотя-я-я-я... Теперь я сомневаюсь, что после моих действий все останется как есть.
   Ульрих, бывая на различных дворянских встречах, обстоятельно рассказывал о том, что с ним приключилось, а также о том, кто его спас и как.
   Как он мне поведал, его рассказы определенно начинали давать первые всходы. Некоторые личности уже начали проявлять осторожную заинтересованность. Сомневаюсь, что в ближайшее время это даст хоть что-то, но начинать действовать нужно уже сейчас.
   Вот только Ульрихом я не ограничил свою рекламную деятельность. Связь с Клыком я и не думал терять или прекращать.
   За это время он умудрился не слабо так сменить род деятельности. Как я и предсказывал, бытие купцом было для него куда более интересным, чем прозябание бандитским боссом. К тому же, не станем забывать, что многочисленные связи со своими "собратьями" по ремеслу у него остались, а несмотря на то, что он уволил большую часть своих бойцов, самые верные и самые умелые так и остались с ним. Присовокупим наемников, что он стал нанимать для сопровождения караванов и становится понятно почему купцы по началу кривившие свои лица от купца-разбойника, сейчас бояться перейти ему дорогу.
   Я с некоторой регулярностью встречался с ним раз в месяц, и мы обстоятельно беседовали за бокалом какого-нибудь хорошего вина. Никто из нас особых тайн не раскрывал, но иногда делились некоторыми намеками.
   Пара моих небольших идей касательно ведения бизнеса оказались успешными, поэтому моя просьба рассказывать о моих успехах в деле лечения или хотя бы пригляда за душевнобольными, оказалась кое-чем подкреплена.
   Клык, не сказать, чтобы с радостью, но согласился. Рассказывать он должен был лишь среди самых богатых своих знакомых.
   К моему стыду, я не мог помогать всем нуждающимся. Хоть Ульрих и взял на себя заботу о первых будущих пациентах, которые еще неизвестно, когда появятся, то в дальнейшем я должен сам уметь держаться на плаву. И для этого нужны деньги.
   Богатые семьи многое отдадут за помощь в своем горе... Как же паршиво это звучит... Дожил... Наживаюсь на чужом горе... Может быть поэтому я никогда не работал в частных клиниках еще там на Земле? Докатился под старость лет.
   Утешаю себя лишь тем, что это ненадолго и лишь до того, как стану на ноги. А потом буду брать и тех, кто не способен за себя заплатить...
   Даже без пациентов у меня еще столько дел, что я даже не знаю за что хвататься первым.
   Во-первых, мне нужно оборудовать несколько комнат в достаточной мере для проживания в них пациентов.
   И в этом деле я не мог положиться ни на кого еще. Казалось бы, в чем проблемы? Койка, стол, стул и крепкие окна. Но не все так просто. Если пациент будет буйным, то он может навредить сам себе. Для этого необходимо подходящее оборудование, препятствующее в этом. Проще говоря смирительные рубашки, ремни на кушетках и мягкие стены.
   С последними вышла самая большая трудность. Мягкие стены, из чего их делать? Шерсть, солома, пух, обернутые тканью и прочно прицепленные на стены хоть и были весьма ненадежны, но позволяли хоть на несколько минут занять больных прежде чем они доберутся до чего-либо твердого, чтобы расшибить себе голову.
   Я было боявшийся того, что никто не захочет помещать своих больных родственников в заведение где их накрепко привязывают к постелям и помещают в странного рода одежду, был успокоен сначала Ульрихом, а потом и Клыком. Никто из них даже не слышал о подобного рода удобствах. Некоторые по их словам, держали своих родственников в цепях в подвалах. Хоть это не мешало им отлично кормить их и заботится. Вот такое вот странное отношение. Или может они стесняясь их прятали в самое глубокие места? В подвалы? Почему же не убивали в таком случае? Некоторые очевидные вещи для местного дворянства не понятны мне, как бы я не старался.
   Хоть я и прилагал и прилагаю не мало трудов для знакомства с как можно большим пластом знаний этого мира. Мои будущие пациенты живут здесь, значит и я должен быть в полной мере в курсе их проблем и в состоянии помочь им.
   Наши постоянные посиделки как с Ульрихом, так и с Клыком очень помогали мне в этом.
   Также я не могу успеть везде разом. Кто-то обязан присматривать за пациентами круглосуточно и если доктор будет делать все этом сам, то он свалится от усталости раньше, чем чего-то добьется.
   Моя просьба Бена о нахождении пяти девушек для помощи в лечении несказанно удивила его. Этот мир еще не дошел до равноправия полов. Лишь редкие исключения из женщин работали и признавались хоть в чем-то равными мужчинам. Большинство же считало, что поручать любое серьезное дело женщине, кроме рождения детей и приготовления пищи, обречено на провал.
   Это было не привычно для этого мира, но сиделок женщин куда меньше бояться и опасаются пациенты... Да и что увиливать: я бы совершенно не уверен, что смогу найти подходящих мужчин для такой тонкой работы.
   За месяц пока слухи расходились и оборудовалась моя клиника я смог объяснить и вдолбить основные правила для своих сиделок. Конечно, этого было мало, но уже хоть что-то. остальное придет с опытом и расскажу я, по мере возникновения проблем.
   Глава 6. Развитие.
   - Здравствуйте госпожа баронесса. Приятно видеть вас здесь. Но что это я? Проходите- проходите. -
   - Благодарю вас Целитель. То, что привело меня сюда не терпит никаких отлагательств! - Полная дама с внушительным бюстом, затянутым в нечто напоминающее корсет решительно вошла в дом.
   Слуг уже привычно повели в специальную комнату, оборудованную именно для них. Там их ждал легкий завтрак, обед или ужин. Никаких разносолов, максимально простая еда, но мое необычно милостивое отношение к слугам также не осталось незамеченным ни среди низших слоев, ни среди дворян.
   Возможно мне не следовало выделяться, но меня не переделать, я не собираюсь в угоду обстоятельствам превращаться в эдакого помещика-кулака.
   К тому же, кто знает все обо всех, но при этом совершенно не воспринимается дворянством как хоть какая-либо сила? Слуги. И я не собираюсь настраивать их против себя. Мне наоборот нужна помощь простого населения.
   Я вежливо пропустил госпожу в свой кабинет и аккуратно прикрыл дверь, обитую с обеих сторон шерстью для лучшей звукоизоляции. Я уже не видел, но перед дверью должен был встать здоровенный слуга, к тому же, полностью глухой. Его целью было не дать никому чего либо подслушать.
   - Целитель! Вы просто не представляете, что происходит! Это просто немыслимо! -
   - Что же произошло дорогая баронесса? Что вас так взволновала? -
   - Для вас можно просто Кэтрин. - На секунду отвлеклась дворянка от своей истерики, картинно поведя плечиком. Я же в красках представил, что со мной сделает барон Шванта если я поведусь хоть на один крючок баронессы.
   - Это немыслимо! - Переключилась она обратно: - Эта стерва Рафаль снова пришла в платье тем же шитьем! Вы понимаете?! -
   - На сколько я знаю, это шитье принадлежит вашей семье и ничье еще больше... - Я осуждающе покачал головой.
   - Вот -вот! Вы понимаете! Как она посмела. Да я ее... -
   Представляю ваше удивление на этом моменте, ведь все что я рассказывал раньше вело к созданию лечебнице и облегчению участи больных психическими заболеваниям людям. Так что же делает в моем личном кабинете эта помесь самки бегемота и мстительной текучей от желания спариться с кем угодно суки?
   Платные сеансы лечебных разговоров за которые я брал плату лишь золотом. Многочисленные дворянки приходили ко мне, чтобы выплакаться, изводиться от ненависти и рассказывать о своих повседневных проблемах или наоборот успехах.
   И знаете, что самое поразительное? Мужья, братья и отцы с радостью платили мне звонким золотом за эти сеансы, а некоторые еще и благодарили!
   Выплескивающие на меня все свои проблемы дочери, жены и сестры переставали пилить своих вторых половинок на довольно продолжительное время, что в свою очередь не оставалось незачемеченным от их сильных половинок.
   Конечно, средневековье остается собой, но даже в таких тяжелых условия некоторые женщины умели управлять своими мужчинами. А если не управлять, то уж создавать проблемы точно. и если среди простого люда рукоприкладство все также было входу. И мужья вколачивали в жен послушание.
   То среди дворян подобное отношение уже не приветствовалось.
   Мое знакомство с высшим светом началось с приходом разнообразных гостей к Ульриху. Ну а радушный хозяин представлял меня своим гостям.
   Умение трепать языком и привлекать к себе внимание в очередной раз сослужило мне добрую службу. Если мужская половина была не особо мной впечатлена, то женская наоборот заинтересовалось.
   Нет-нет, не в том смысле как вы подумали. Все же здесь хоть и было достаточно распутное отношение к любви и бракам, но дряхлый старик никого в этом плане заинтересовал.
   Как я предполагаю, не малую роль сыграло мое равное отношение к ним. Для меня не было никаких предрассудков о неравенстве полов, и видимо женская интуиция это как-то почувствовала. Или я оказался не так хорош в плане держания лица?
   Первые приходы в гости от разных высокородных дам были настоящей проблемой. Подозрительные мужья представляли себе такие ужасы, что мне от их подозрительных взглядов было поистине не по себе. Благо до дуэлей не доходило. Ульрих вызвал парочку смутьянов и дебоширов на дуэль, после чего показательно убил. Один из дуэлянтов умудрился даже его достать, но после возрождения, Ульрих не дал ему и шанса.
   На некоторое время я превратился в эдакую "зверушку" на которую обязательно нужно посмотреть.
   Именно тогда мне пришла в голову идея начать сеансы лечебных разговоров, как я это назвал столкнувшись с критической нехваткой подходящих слов. Да и люди могли не понять терминов, поэтому я не стал слишком заумствовать в названии.
   И надо сказать дело пошло, хоть первое время я и чувствовал себя ужом на сковороде.
   Лучшие подруги приходя в разное время словно невзначай спрашивали, о чем же мы разговаривали между собой.
   Угрозы, подкупы интриги и опять угрозы, попытки соблазнения, пустые обещания и реальные дела все это было вылито на меня щедрой рукой.
   Но я держался твердо и доброжелательно ни на шаг не отступаясь от очень важного принципа: анонимность.
   Ничто, что было мной узнано от кого-либо не должно было выйти от меня. А если же каким-то чудом, которое никогда не произойдет, вышло, то никаких имен. Ни-ка-ких имен.
   Мне не верили и пытались снова и снова. Но Все же я выстоял и высший свет признал, что хранить тайны я умею и если и продаю их, то так дорого, что их враги здорово разорятся для получения даже крупицы информации.
   Постепенно мужская часть дворянства, в основном женатая часть, ухватила идею и после этого мне пришлось срочно подстраивать цену так, чтобы у меня нашлось время и на больных помещенных в мою лечебницу.
   Всего их набралось десять человек. Три пациента женского пола и семеро мужского. Возраст колебался в очень большом диапазоне. От двенадцати лет у одной девочки, до сорока трех у мужчины.
   Совмещало их всех две вещи. Первая, их родственники были готовы платить большие деньги, чтобы о них позаботились и в идеале помогли им. Если честно, то я видел, что никто из них не верил, что я могу помочь, но... Я хотя бы что-то делал.
   Знали бы вы в каких отвратительных условиях жило большинство больных. Я уже упоминал об этом, но в начале я слышал лишь с чужих слов.
   Когда же я сам все увидел своими глазами мне резко поплохело.
   Как развивалась наука о том, как лечить людей в средневековье? Опытным путем. В нашем мире церковь запрещала вскрывать мертвые тела и проводить над ними опыты, но любознательные исследователи нашли выход... Они проводили опыты над живыми.
   Конечно, они не называли это так прямо. "Лечение" вот как это называлось. Доктора недоучки, обладающие в лучшем случае неверными знаниями, а в худшем никакими, Экспериментировали. Еще на земле я интересуясь этой темой здорово покопался в библиотеках ища малейшую информацию на эту тему.
   И то, что я нашел приводило в ужас. Чего стоило лечение радикулита раскаленной кочергой...
   В этом мире церкви в нашем понимании не было, ведь религия Гвина и всех остальных подразумевала под собой отнюдь не смирение как в христианстве, а дикое, неуемное движение человечества вперед.
   До лечения электричеством местные эскулапы еще не дошли, но до вот шоковой терапии вполне. Следы прижиганий каленым железом обнаружились сразу у трех пациентов...
   Для того, чтобы мое "лечение" дало первый результат почти ничего и не понадобилось.
   Тихая, уютная обстановка, которая после того ада, что они прошли казалась настоящим раем. Вежливые, терпеливые и не бьющие по малейшему поводу слуги-санитарки. Размеренный образ жизни включающий в себя трехразовое питание, банный день раз в три дня, прогулки по внутреннему дворику, время развлечений в комнате игр, где я собрал наиболее популярные местные азартные игры и детские игрушки и время моего индивидуального обхода.
   Уже спустя месяц подобной терапии эти бедные люди перестали шугаться от каждого шороха и выглядели куда здоровее чем раньше.
   Проверка осталась определенно довольной. Все эти представители знатных семей и кланов старались приходить в разное время, чтобы не встречаться. Я старался помогать им в этом начинании всеми силами, мне не нужны были дуэли и сражения возле пациентов.
   Мои действия на этом поприще также не остались незамеченными, что добавило мне пару плюсиков в копилку отношений.
   Получив как минимум один стабильный поток денежных средств я начал сразу два проекта.
   Я не знал сколько еще у меня есть времени до того момента как проклятие темной метки начнет работать в полную силу.
   Если я все правильно понял, то начало массового становления немертвых положил Гвин искусственно поддерживая пламя. При этом он потерял разум и стал лордом Пепла.
   Другие боги в то же время начинают покидать Анор Лондо, город богов, остается лишь один сын Гвина с очень необычным нарядом... Никогда не понимал эту дурь и мерзость что пришла из Америки...
   У меня и у кого-либо из моих знакомых нет знакомых из Анор Лондо... Значит они должны появится.
   Не зная сколько времени у меня осталось, я старался тратить каждую минуту с пользой.
   Были куплены еще два дома возле особняка Ульриха. Я не знаю, как рыцарь смог убедить их продать свои дома, но стоило мне это не так много золота. У меня было подозрение, что он действовал не совсем законно, но... У меня не было времени думать еще и об этом.
   Также был приобретен земельный участок за пределами города. Именно там я планирую создать полноценный карантинный лагерь, когда начнется вся эта катавасия. Лучше озаботится заранее.
   Денег хватило лишь на первый намеченный проект и то впритык. Требовалось больше. Где же я их взял?
   Клык был не прочь профинансировать мое начинание... После того как я на протяжении добрых четырех часов в мельчайших подробностях расписал свою идею и как она может принести прибыль для возврата его средств.
   Как говорится: "Клык мне друг, но я буду полным дураком если буду доверять ему до конца".
   Фармацевтика в этом мире была на зачаточном уровне. Некоторые травницы и травники занимались сбором полезных растений, но процесс не шел на поток. Лишь немногие могли воспользоваться их трудом и при этом не отравится у некачественного поставщика.
   Я ничего не знал о местных травах и не отличил бы даже самую очевидную для всех травку от самой ядовитой отравы, но у меня были деньги, и я знал, что в итоге должно получится.
   Успокаивающие настои мне нужны были как воздух. Без них мне было очень тяжело справляться с пациентами в некоторых случаях. К тому же, несмотря на то, что на немертвых любая пища и напитки действуют весьма неохотно, при большом количестве влияние все же есть!
   Зарабатывание денег не были моей целью. Половину намечающегося бизнеса взял на себя Клык. По договору половина чистой прибыли отходила ему, но при этом мои больницы могли потреблять столько настоев сколько нужно, даже в ущерб продаже.
   Именно Клык нашел травников, согласившихся не только поставлять, но и обучать больше учеников, чтобы поставки трав увеличивались.
   Пара алхимиков разбирающихся варке настоев согласилась работать на нашу компанию за пять процентов прибыли. Учитывая объемы поставок -- это не малые деньги.
   Следующей фазой стало аккуратное упоминание об "лечебных снадобьях, которые помогают так хорошо помогают заснуть, что даже я сам иногда использую" среди женской части, которая привыкла ходить ко мне в больницу как к себе домой.
   Одно упоминание здесь. Пущенный слух другой и настой из местного варианта Валерьяны стал пользоваться спросом, а учитывая, что открывшаяся лавка "Лучшие настои от всех недугов" продавала не только их... Спустя полгода я смог спать спокойно, не опасаясь проснуться под домом, в подвале у Клыка разделанным, но еще живым куском.
   Страшная участь слабого бессмертного... Ведь меня могут пытать и убивать столько сколько нужно, и я даже не смогу прекратить этот конвейер безумия. Разве что сойти с ума. Сразу же вспоминается анекдот про выпавшего из ракеты космонавта на орбите, который пожелал помощи у "хоть кого-нибудь" и дьявол дал ему бессмертие.
   Эх, теперь нужно потихоньку расширятся. Проблема в отсутствии квалифицированного персонала, который негде и взять. Придется напрягать свои изрядно подпорченные преподавательские навыки.
   Я, выйдя на улицу, оглядел два рядом стоявших дома хозяйским взглядом. Находился я прямо по центру дороги, но горожане старательно обходили меня стороной в чем им помогали два угрюмо выглядящих слуги. Я не стал противится резонным словам Ульриха про статус и безопасность. Если люди моего положения обязаны терпеть возле себя двух шкафоподобных охранников-слуг, то значит придется потерпеть. Я гость в этом мире, да и ради дела я могу вытерпеть и не такое.

*****

   - Целитель! Беда! Вставайте пожалуйста! -
   - Что... Случилось? - С трудом удержал маты, вскакивая с постели и прилагая титанические усилия для того, чтобы успокоиться. Бен хочет меня предупредить о чем-то плохом и я буду последней сволочью если сорвусь на нем.
   - Приехал какой-то господин, как я понял, рыцарь. - Затараторил Бен спешно помогая мне облачаться: - Вместе с ним три десятка солдат наемников! -
   Я промахнулся мимо рукава своей мантии и почувствовал, что стало трудно дышать. Неужели?! Немертвых уже ловят?! Но как же так?! Я не слышал ни о каких проблемах с этим связанными, значит и у властей нет повода так реагировать!
   Надо бежать... Но куда? Если все уже началось, то меня поймают в любом случае... К тому же, если я начну бежать могут пострадать невинные люди у меня на службе. Достаться может даже пациентам. Я не могу так рисковать.
   - Виктор Николаевич, что с вами?! - Меня обеспокоенно тряс Бен, преданно заглядывая в глаза и пытаясь понять, что происходит.
   - Хорошо Бен... То есть все пл... Забудь, веди меня поскорее к этому господину, не будем заставлять его ждать. - Я собрав все свое мужество, решительным шагом двинулся вперед. За мной последовал Бен, открывая передо мной двери.
   Темная ночь, прохлада и сырость, так как оба дома располагались вдалеке от центра города, свежий ветер уносил почти все неприятные запахи.
   Во дворе стоят и ругаются держась за мечи двое: Ульрих и, как не сложно догадаться, некий господин. По виду, доспехам и манере определенно рыцарь.
   Их окружают полукругом сурово выглядящие наемники, одетые хоть и не в полную броню, но почти все имеющие серьезно выглядящее оружие.
   С пяток факелов, что они держат вверх поднимаются дрожащие языки пламени освещающие эту картину.
   С другой стороны, стоят десяток охранников, часть из которых сопровождает Ульриха, а часть охраняет больницу. Конечно, они все подчиняются Ульриху. Учитывая строгое отношение моего друга рыцаря к войне, они были полностью одеты в свои доспехи и имели полное вооружение, что несколько напрягало наемников. Не пугало, но заставляло не расслабляться.
   Матерно помянув Гвина, что вообще заварил всю эту кашу, пустив себя на растопку, я стараясь говорить в меру спокойно, но и достаточно громко поинтересовался, что господину здесь надо.
   Его ответ сводился к одному тезису, чтобы я исчез и не мешал ему разговаривать с другим рыцарем. При этом речь пестрела таким количеством ругательств и оскорблений, что удивительно, что я вообще хоть что-то понял!
   На его спич Ульрих незамедлительно ответил, что без проблем прикончит этого наглого сына собаки, если он не извинится за оскорбление его друга.
   Господин выразился, что ему плевать может рубить хоть сейчас, ведь, когда он возродится он сотрет все тут в порошок.
   Ульрих не преминул заметить, что он дескать тоже, бессмертный, поэтому его угроза глупа и не имеет под собой оснований.
   Господин отбил этот выпад, тем, что знает об этом, так как он сюда ехал именно поэтому, но ему плевать так как... Именно в этот момент я и вмешался так как начал понимать, что орать они будут еще минуть десять не меньше:
   - Господин рыцарь, уделите мне кроху вашего, без сомнения, дорогого внимания. - А когда его налитые кровью глаза снова обратились ко мне, продолжил: - Вы сказали, что именно по этому здесь. Судя по тому, что вы прибыли сюда так спешно и в такое время, я могу судить, что у вас была очень важная причина?
   Стоило моим словам дойти до разума сего господина как он заметно успокоился, но выражение лица со злого сменилось на скорбное.
   - До меня дошли вести, что здесь проживает чудодейственный старец, который может лечить даже немертвых, это правда?
   - А то! - Едко выплюнул Ульрих, опершись о меч: - И ты недавно поносил этого старца как хотел, словно и не рыцарь.
   Наш гость молча повернулся ко мне за подтверждением, а после короткого кивка отряхнул плащ, подбитый мехом, расправил плечи и четко произнес: - Я, Риштер Кастильинский, барон Кастильи, герцогства Истери, Королевства Астора, приношу извинение... - Он замялся.
   - Виктору Николаевичу, Целителя города Ганн.
   - ... Виктору Николаевичу, Целителя города Ганн. - Повторил он за мной и отвесил поклон, чуть более глубокий чем даже равному! - Судя по лицу Ульриха, не я один был удивлен этим.
   Что же ему здесь надо, если он так себя ведет? Тем, кого арестовывают не кланяются... Подождите, он же тоже немертвый. Неужели... Я начал подозревать, ради чего Риштер прибыл из Асторы в другое королевство.
   - Извините за задержку. - Тут же я взял все в свои руки: - Думаю нашего гостя можно пригласит в дом... - Это уже Ульриху: - Проходите - проходите. Эй, вы разбудите поваров пусть приготовят легкие закуски. -
   - В этом нет необходимости. - Попытался отказаться Риштер. Ульрих, помнится, тоже не сразу согласился: тот минимум вкуса, что мы еще способны чувствовать от обычной еды ощущается чистым издевательством.
   - Поверьте господин Риштер, наши повара смогут приятно удивить вас. - Рыцарь больше не стал возражать, хоть было видно, что он остался при своем мнении.

*****

   - Ваши повара и впрямь чудотворцы! Давно я не ел ничего столь вкусного! - Риштер оценил блюда, приготовленные непосредственно для таких как мы. Обычных людей вывернуло бы тут же, да и опасно есть еду с таким количеством соли и специй, но для нас это был единственный выход.
   Мы вежливо сослались на отсутствие аппетита слишком уж хищно Риштер смотрел на всю расставленную еду.
   Теперь рыцарь обращался непосредственно ко мне, после того как Ульрих толсто намекнул, кто здесь руководит.
   Гость метнул подозрительный взгляд на слуг, которые незаметно стояли возле входа в комнату.
   - Оставьте нас - Я махнул рукой слугам. Еще один момент, который до сих пор заставлял меня чувствовать неловкость. Социальное расслоение на слуг и господ. Как были правы наши отцы, когда свергли ту прогнившую систему...
   - Так что же привело вас к нам? - Я самолично разлил коньяк по кубкам.
   Риштер замялся, но справившись с собой начал рассказ. Было видно, что он отнюдь не горит желанием это делать, но другого выхода у него не оставалось.
   Риштер и его родной, младший брат Андер стали не мертвыми если не одновременно, то с очень небольшим промежутком. Во всяком случае, ужиная, они оба поразились насколько отвратительно была приготовлена еда.
   Началось расследование и через непродолжительное время братья поняли кем они стали.
   Если старший брат получил в наследство баронство от отца, то второй, на год младший, взял на себя хозяйственную сторону дела, став неофициальным управляющим.
   Если Андер в основном занимался делами баронства, то его брат нашел свое призвание в войне и приезжал в родные земли наскоками ради пирушек и сваливания, награбленного на плечи брату.
   Конечно, все это Риштер мне не рассказывал, но благодаря моим осторожным вопросам из его ответов я смог сложить довольно правдоподобную картину.
   Отправляясь воевать и совершать подвиги старший брат был уверен, что по возвращению его или даже их земли процветают и всегда найдется сотня золотых на новых наемников. Хотя с его слов, он был достаточно умел, чтобы скорее привозить золото, чем увозить.
   Представьте же его ужас, когда он приехав увидел своего брата в ужасном состоянии! Он почти никого не узнавал и не мог спать от ужасных кошмаров, что постоянно его мучили.
   И это было лишь начало. Постепенно его брат менялся и в какой-то момент перестал реагировать вообще на все. Но самое страшное началось, когда он начал меняться...
   - Он усох, его глаза стали краснеть, а потом он стал... Агрессивен? - Остановил его я, видя, как тяжело мужчине об этом говорить.
   Молодой мужчина среднего роста с небольшим брюшком которое было почти не заметно, благодаря доспеху поднял на меня ошеломленное лицо: - Вы знаете?! Откуда? Стойте, подождите. Вы знаете, как это вылечить?! - Он бросился ко мне, Ульрих же встал останавливая... После того как все успокоились и расселись я заговорил:
   - Господин Риштер...
   - Можете называть меня Риштер. Хоть вы и скрываете свой титул я вижу, что вы уж тоно не какой-то торговец или крестьянин.
   - Спасибо Риштер. Так вот... Насчет вашего брата. Я знаю эту проблему и понимаю, что ее вызвало. Не буду лукавить, его состояние очень тяжелое и я не знаю никого, кто смог бы ему помочь. Но...
   - Но?
   - Но я постараюсь сделать все, что в моих силах. И у меня есть мысли о том, как это сделать. Понимаю, этого мало, и я не имею права...
   - Помолчите Целитель. - Риштер гневно раздувал ноздри: - прежде чем приехать сюда я расспросил всех, кого только можно о помощи. Никто не знает, что делать. И лишь о вас говорят, как о человеке, который имеет хоть какие-нибудь шансы. Мне плевать на то, что вы не уверенны, но если вы сможете помочь. Род Кастильинский будет в вечном долгу перед вами, включая меня с братом. И если даже это опасно, делайте хоть что-то!
   - Хорошо. - После долгого молчания заключи я: - Я постараюсь помочь. Как я понимаю ваш брат...
   - Он находится в... Карете... Возле входа в город. Я отдам распоряжения, чтобы его привезли сюда.
   Интересно, почему он замялся на определении места, что перевозит его брата?

*****

   Именно этого я и ожидал. Массивный обитый железом ящик на колесах. Окошечек, не говоря уже о окнах, нет и в помине. Лишь узкие, еле видимые полосы для воздуха.
   Внутри... Скованное по рукам и ногам человеческое тело, распятое на полу железными кандалами, намертво прикрепленными к металлу. Даже голова была крепко зафиксирована обручем, что был на шее.
   Я содрогнулся, представляя, что мог бы сам оказаться в подобной ситуации. Сомневаюсь, что выдержал хотя бы несколько месяцев в своем рассудке.
   Что можно сказать о теле? Выглядело оно паршиво и куда более детализировано чем в игре, что меня совсем не радовало.
   Хоть наши тела и не потеют, но все же испускают довольно специфичный запах. Он чем-то похож на затхлый запах начинающих портится книг в сыром помещении. Этот запах очень слаб, но если не менять постельное хотя бы неделю, он начинает намертво въедаться в ткань.
   Стоило нам открыть дверь в узилище Андера, как оттуда шибануло именно этим. Значит ли это, что по запаху можно судить о, уровне пустофикации? Эх, мой мозг играет со мной в игру: он пытается найти любой повод лишь бы не иметь дело с этим огрызком человека, что распят внутри этой передвижной тюрьмы.
   Я взглянул в горящие двумя красными угольками глаза. Забавно: в игре при детальном рассмотрении пустых, у них в глазницах горели два красных светящихся огонька.
   Сейчас же я вижу, что это засохшие глазные яблоки, тем не менее испускающие стабильное красное свечение. Откуда берется энергия для этой иллюминации? И почему именно красный? Неужели та тягучая бурда красного цвета, что заменяет нам кровь, при нахождении в глазных впадинах начинает светиться? Или это связано с тем, что нервные узлы глаз напрямую связанны с мозгом... Значит ли это, что и мозг... Блин. Опять отвлекся.
   Темная метка на груди стала еще более явной. Словно злокачественная опухоль эта зараза оплела добрую половину туловища. А при долгом разглядывании казалось, что она ритмично сокращается, словно насос, выкачивающий силы из своего носителя.
   Тонкие словно у дистрофика руки и ноги, отсутствие реакции на открытую дверь, все это лишь завершало образ.
   - Он агрессивен?
   Риштер дернул плечом: - Два раза бросился на слуг, но почти сразу успокаивался. После второго раза и пришлось... Связать.
   Я покосился на обручи в несколько сантиметров толщиной, но не стал комментировать:
   - Тогда выделите несколько воинов, что смогут провести вашего брата до его новой комнаты.
   Специальная палата для особо буйных пациентов была уже готова и ждала своего посетителя. Единственное ее отличие от других помещений было наличие лучших креплений для удержания пациента.

*****

   Я провел палочкой возле лица Андера, внимательно следя за реакцией. Почему палочкой? Мне хватило прошлого раза, когда он внезапным рывком вывернул крепления для фиксация головы и вцепился в мой палец.
   Палец я потерял и пришлось умирать, чтобы вернуть утраченную часть тела. Андер же даже не стал развивать успех в попытке освободиться. Он все также продолжал невинно лежать с залитым моей кровью лицом.
   Я сделал выводы, поэтому прочность конструкции была повышены, а я больше не приближал руки к его зубам.
   - Реакция имеется, что в свою очередь показывает наличие простейших человеческих инстинктов. Говорить о наличие разума еще рано, но наше лечение уже имеет под собой хоть какую-то основу. Это понятно? - Я развернулся к десятку молодых людей, которые внимательно меня слушали и тут же стали кивать.
   Взятые мной ученики оказали отнюдь не положительное влияние на мою репутацию. В этом мире мастера брали максимум двух подмастерьев. не больше. одному передавалась мастерская, второй же уже должен был искать новое место сам. А учитывая, что в каж дом городе все вакансии были заняты...
   Десять учеников стали взрывом бомбы в местном царстве сплетен: большинство сходились на том, что я зазвездился и через какое-то время выгоню большую часть, поняв всю бесперспективность.
   Они не знали о надвигающейся катастрофе, а я не мог им о ней рассказать. Я вежливо выслушивал все снисходительные советы от клиентов, которые искренне желали мне помочь. Однако я стиснув зубы продолжал учить.
   Но насмешки имелись не только на верхнем уровне. Мои ученики также выслушивали многочисленные оскорбления и шутки на тему их количества. Я лично слышал от слуг минимум три вариации на тему того, что моя наука такая сложная, что нужно целых десять человек, чтоб они хоть что-то поняли.
   В тот день когда сразу несколько учеников уверившись, что мягок в плане наказаний, решили отдохнуть, я понял, что я недооценил опасность моему делу.
   Я собрал всех в гостиной, не говоря о причинах. Стоило же всем собраться, когда начал говорить:
   - Здравствуйте ученики. Вы наверняка гадаете зачем мы сегодня здесь собрались. И я отвечу на ваш невысказанный вопрос. Дело в вашем количестве. -
   Оглядев угрюмые лица, я продолжил: - Для меня не секрет как многие говорят о моем решении взять вас всех в ученики и скажу прямо, подобные высказывания говорят не только вам, но и мне. Хоть рангом и намного выше.
   И знаете, они правы.
   Шок у слушавшей меня аудитории плавно перетекающей в обреченность.
   - Так или иначе при таком потоке пациентов, что имеется сейчас мне не с руки брать так много помощников.
   Мне очень часто предлагают отказать в обучении большей части и оставить человека три лучших. Я не буду говорить о том, что это бесчестно с моей стороны.
   Я скажу другое. Я скажу, что... - Я решительно махнул рукой: - Они все не правы! Да-да! С тем количеством пациентов вам будет не хватать работы, а соответственно средств для существования. Но неужели по-вашему я не думал об этом или делал это специально? -
   Злость перешла в недоумение: - Учитель, можно вопрос? - Марик, середнячок в плане скорости обучения, но и не полный дуб поднял руку.
   Еще одна вещь, которой я первым делом обучил своих "студентов".
   - Конечно, Марик.
   - Так зачем вы это сделали?
   - Скажи Марик какая основная цель целителей? Зарабатывание денег или лечение людей?
   Парень замялся. Он не хотел врать, однако всем было ясно именно мое отношение к этому вопросу. Марик был городским парнем, его отец работал кожевникам, и их семья отнюдь не была богатой. Для него целительство в большей степени было получением денег, чем профессией в которой нужно помогать людям.
   Учитывая ситуацию он отнюдь не хотел стать тем седьмым кого попросят из учеников.
   - Можно? - Руку подняла довольно молодая женщина, но уже успевшая доказать свою состоятельность. Анна, бывшая сиделка больницы. Показала одни из лучших результатов. Благодаря ее инициативе и трате своего личного времени на рассказы местных сказок и историй пациентам, получилось изрядно повысить их самочувствие. Благодаря этому, я повысил ее до личного ученика: такими кадрами грех разбрасываться.
   - Хорошо. - Кивнул я ей.
   - Одно проистекает из другого. Хороший целитель, который стремится помогать людям, делает себе репутацию, что помогает ему зарабатывать больше денег. -
   - В принципе верно. У по-настоящему хорошего целителя эти вещи взаимосвязаны. Все хотят лечится у лучшего и готовы платить золотом за здоровье себя и своих близких.
   Это значит по окончанию обучения вы все будете соперничать друг с другом в мастерстве и те, кто умелее других останутся лечить дальше. Неудачникам же... Придется уходить в более далекие земли.
   Поэтому вы все должны прилагать как можно больше усилий, ведь любой из вас может оказаться куда лучше в будущем чем вы сами.
   Надеюсь то, что я заметил в последние дни больше не повторится, и я не увижу ни капли лени среди вас!
   А насчет попыток отказаться от обучения... Вы все подписали контракт подмастерья и заверили его в городской управе. При одностороннем разрыве контракта с вашей стороны вы обязаны заплатить сто золотых в течении недели. В отсутствии денег нарушивший контракт будет продан в рабство. -
   Я внимательно посмотрел на проштрафившихся учеников которые были бледнее обычного. Они с ужасом смотрели на меня и боялись даже вздохнуть.
   С моей стороны было отвратительно угрожать и запугивать этих молодых людей, но без раскрытия своих знаний о будущих событиях, я мог лишь врать о моем пристрастии к естественному отбору, чтобы побудить их учиться усерднее.
   Как я и думал моя речь очень скоро стала достоянием общественности. На этот раз, учеников жалели и поражались столь эксцентричному подходу к обучению. Чуть позже высший свет пришел к выводу, что это, конечно, жестоко, но я в своем праве.
   Ученики, словно проклятые взялись за обучение стараясь задавать вопросы, чтобы их ответы слышало, как можно меньше их товарищей.
   Этот инцидент не добавил ко мне любви со стороны подопечных, но зато я сделал все, чтобы они были готовы к будущим ужасам.
   - Теперь постараемся ввести пациента в простейший транс. -
   Лишь спустя несколько дней безуспешных попыток удача все же улыбнулась нам. Ларчик открывался относительно просто.
   Музыка, а именно ритмичные звуки: хлопки и монотонные проигрыши позволили ввести Андера в состояние, когда остатки его личности смогли немного приподняться из той глубины куда они упали из-за безумия.
   Тем не менее я все еще не мог влиять с помощью гипноза на него, за неимением объекта влияния.
   Тем не менее постоянные опыты и попытки достучаться до него оказывали свое действие. На примере Андера я и мои ученики нарабатывали знания и понимание как лучше и эффективнее всего действовать.
   На то, чтобы Андер смог во время транса произнести внятное слово ушел месяц, на первую связную речь под гипнозом: еще две недели. А спустя пять после этого Андер смог первый раз прийти в себя.
   Это был короткий промежуток времени, длящийся всего лишь минут десять, но успевший прибежать Риштер был поражен.
   Этот закаленный воин очень неохотно показывал какие-либо эмоции кроме злости и ярости, но в тот день по его щекам текли слезы.
   Это был прорыв. Я смог получить наглядный успех, причем даже для себя. Я понял, что и впрямь могу справляться с пустофикацией.
   Лицо Андера уже не представляло собой маску смерти. Конечно, оно было ужасно осунувшееся, а глаза глубоко запали, но это были именно глаза и не было и следа былого свечения.
   Я попросил Риштера начать рассказывать о моих успехах у себя на родине. Он с пониманием отнесся к этому и пообещал, что все немертвые Асторы так или иначе услышат о моей клинике. Также он внес заметный денежный вклад в наше дело, что позволило расширить территорию больницы захватив целую улицу.
   Думаю, у меня есть еще не мало времени, чтобы не торопясь, основательно все обустроить.
  
   Глава 7. Хочешь рассмешить Бога - расскажи ему о своих планах.
   Риштер полностью выполнил мою просьбу. Более того, он пошел куда дальше. Он посвятил целый год тому, чтобы посетить сразу несколько соседних королевств и везде он превозносил нашу больницу и наших целителей, в частности.
   Я радовался каждой новой новости об этом, предвкушая последствия.
   Больница превратилась в целый комплекс, занимающий полностью квартал, хоть и на краю города. Одной стороной он касался богатых районов, привлекая знать, другой бедных.
   Благодаря постоянным вливанием денег, теперь я мог открыть дешевые больницы для людей со стесненными средствами.
   Для этого мира подобное отношение к людям было в новинку, да и мои подчиненные роптали над бессмысленным разбазариванием денег.
   В этих заведениях лечили в основном обычные болячки и плату брали минимальную. Прибыли было мало, а точнее, ее почти и не было. Но зарплату наемным врачам я платил из других источников.
   Мой решительный захват здравоохранения в городе не мог остаться незамеченным ассоциацией местных светил медицины. Однако и переть на меня они не могли, так как всем было известно про моих покровителей как на верху, так и внизу.
   Половина бизнеса Клыка составляла торговля лекарствами, производимыми в нашей больнице, а также привозка и продажа разнообразного сырья для этого. Добавим тряпки для бинтов, детали для фиксаторов пациентов, и многое-многое другое.
   Клык занял свою нишу и лишаться столь удобного легального бизнеса он был не намерен. Те недоумки, что прельстились золотом разобиженных медиков и начали творить непотребство возле больницы быстро исчезли. Заказчики же через некоторое время смирив гордость пришли ко мне.
   Я извинился перед ними за случившееся, чем вызвал легкое непонимание с их стороны. Все же сильные в этом мире не привыкли извинятся, даже если они были не правы. Хотя, что это я. Как будто в нашем мире это по-другому. Однако для меня ситуация выглядела несколько паршиво и не честно.
   Я постарался сделать условия работы для моих новых специалистов максимально удобными, вот только я сразу предупредил, что при лености и саботажничестве, буду беспощаден.
   Не знаю почему мне поверили: может из-за стоявших у меня за спиной Ульриха и начинающего наращивать мясо Андера?
   Андер... Этот младший брат барона очень серьезно воспринял свое спасение. Он неумолимо словно механизм выполнял все мои наставления для дальнейшего лечения. Ни разу он не воспротивился как Ульрих, на глупо выглядящих заданиях.
   Если Риштер имел взрывной, яростный, неукротимый характер, то его брат был холоден, непреклонен и педантичен.
   После того, как он смог ходить, не падая с усталости, после каждых ста метров, он пришел ко мне.
   И предложил свои услуги управляющего. Я намекнул на то, что ему вскоре предстоит вернуться на родину. Он спокойно уточнил, что собирается служить мне здесь пока не сможет полностью заплатить долг.
   Немного рассердившись, я заметил, что он не посоветовался с братом, чтобы принимать столь внезапные решения. Оказалось, что они с братом поговорили об этом еще пока Риштер был здесь.
   Взяв время подумать, я с некоторым раздражением понял, что Ульрих уже с трудом справляется с возросшей нагрузкой и не далек тот день, когда все рухнет.
   Позвав Андера я обрисовал ему фронт работы, после чего отправился к Ульриху. тот меня не разочаровал, в штыки приняв идею отдавать наше хозяйство в лапы не пойми кому.
   Пришлось давать ему пряник на единоличное управление всеми военными силами, что составляли уже добрых пять десятков опытных наемников.
   Я разграничил военно-охранную и хозяйственную часть так, чтобы они сталкивались как можно меньше.
   Андер заключил контракт по которому его зарплата составляла пять процентов от чистой прибыли. Чем больше будет развиваться мое детище, тем богаче он станет сам.
   Наконец стали поступать больные из других городов. В некоторых случаях я обсуждал их лечение со специальными доверенными и лишь после этого они приезжали.
   Я все еще отдавал предпочтение богатым клиентам, но уже был построен дом скорби, где содержались местные юродивые, то есть безумцы.
   В том мрачном здании были совершенно другие условия, чем у других моих пациентов, но тем не менее эти бедные люди могли хотя бы ежедневно питаться.
   Начали поступать первые немертвые. Большинство из них чувствовало себя в пределах нормы, хоть темная метка уже начала давить на них, и они это чувствовали.
   Я не рассказывал никому о грядущих событиях и проблемах, что ждут немертвых, однако слухи уже пошли об опасности подобного существования.
   Я опросил всех, кто был посвящен в тайну, а это Ульрих, Андер, Риштер, Клык и Бен. Все они решительно отказались от моих обвинений. И я был склонен им поверить.
   Каждого из них в свое время я мягко направил к мысли о том, что многие немертвые постепенно сходят с ума. Я не мог знать, что это происходит со всеми, поэтому смог остановиться лишь на "многих".
   Ульрих, после того как услышал об этом громко матерился, проклиная все вокруг, но успокоился, положившись на то, что я знаю, что делать.
   Риштер, после озарения, ударом кулака расколол стол, после чего готов был кого-нибудь зарубить. Его очень нервировала эта неведомая опасность, которую нельзя разрубить молодецким ударом топора. А то, что эта дрянь может его самого свести с ума... Мне пришлось приложить не мало усилий, чтобы успокоить его.
   Андер принял подобное мягче всего. Он молча выслушал меня и спустя пяти минут размышлений заключил, что больницу придется расширять. Знал бы он на сколько.
   Клык... Этот скользкий тип также понял, что я хочу сказать, но в ответ он задал свой вопрос: "Ты об этом уже знал еще тогда?" Что же, мне тогда пришлось признать, что он достаточно сильно меня изучил. Отделался словами о подозрении с очень небольшими доказательствами. Кажется, Клык мне так и не поверил, что не помешало ему сказать, что агенты его компании могут помочь с поиском и доставкой почти сошедших с ума немертвых, которые не способны сами дойти до нас.
  
   Отступление.
   - Клык, это гениальная идея! Неужели ты готов за это взяться?! - Спросил я его.
   - Причем очень и очень за дешево, учитывая все траты на поиск и перевозку. - Бывший бандит лукаво смотрел на меня, еле сдерживаясь, чтобы не заржать от моего удивленного вида.
   - Клык, на тебя это совсем не похоже! Признавайся, что ты задумал? -
   Больше не сдерживаясь он засмеялся: -Ха-ха-ха! Уф-ф-ф... На сколько я знаю, ты можешь их вылечить? Мне не помешают бессмертные бойцы для охраны караванов и моих предприятий и агенты, которые будут нам благодарны.
   Я нахмурился: - Никого не буду принуждать силой или обманом. Сможешь убедить их работать на тебя, тогда хорошо. Но без какого-либо насилия. -
   Теперь нахмурился уже Клык: - Эх, сколько лет тебя знаю, все никак не могу понять твоего дурацкого отношения к жизни. Помню ты еще будучи бедняком находил еду, чтобы подкармливать беспризорных детишек.
   А когда ты вступался за тех недоумков, что разозлили моих ребят. Ты же рисковал тогда своей жизнью, зачем...
   Ладно! Так что, договор?
   - И последнее, я должен честно предупредить: лечение может занять продолжительный срок. Все люди разные и...
   - Избавь меня пожалуйста от твоих заумных рассуждений! От них голова начинает болеть! Или ты это специально? -
   - Горе мне, как легко я бы раскрыт... -
   - Я сразу тебя раскусил! Так, давай же выпьем за это! Как же ты все-таки пьешь свое пойло... Я даже вдохнуть после него не могу... -
   Конец отступления.
  
   Клык в кратчайшие сроки организовал новое подразделение, которое начало раскидывать свои сети по всему миру. При этом часть компании принадлежала непосредственно мне, процентов двадцать пять.
   Как рассказал Клык, все строилось из трех уровней. На первом среди жителей каждого крупного городка или деревенского центра вербовался один или два информатора. На втором, создавался привязанный караван, который всегда совершал путь по одному и тому же пути, не пересекаясь с другими подобными караванами. И, наконец, третий, организация перевалочных баз вдалеке от нашего королевства Кирин.
   Я особо не вникал в это дело, так как с каждым новым поступающим времени у меня становилось все меньше и меньше.
   Иронично, что будучи главой, растущей как на дрожжах организации, я все меньше и меньше и меньше принимал участия в ее развитии. А самое удивительное оказалось, что я и не был нужен.
   Ульрих, Клык и Андер сумели организовать неофициальный совет, где и решали все вопросы. Я же сконцентрировался на лечении пациентов.
   И надо сказать сейчас я еле-еле успеваю присматривать за всеми...
   Также я не мог отметить интересный момент, который в дальнейшем может оказать не мало бед.
   Что является основным способом контроля законов над людьми? Страх наказания и страх смерти.
   Стоит спросить обычного, среднестатистического человека: "Убийство -- это хорошо или плохо?" Ответ будет дан почти сразу: конечно плохо!
   Что побудило его так отвечать? Наверное, воспитание: мало кому родители с детства говорили, что убивать это хорошо. Но установки детства это одно, а реальная жизнь другое.
   Предположим этот предполагаемый человек страстно хочет, чтобы кто-то умер. Не важно почему, может из-за его поведения, а может из-за вида. Но он этого хочет. Казалось бы, первая проблема решена, подойди и убей.
   Но нет, человек этого не сделает. Ведь есть общественное мнение, которое будет осуждать убийцу. Ведь он может убить совершенно любого, он опасен для социума.
   Однако предположим наш человек спрятался в подворотне, ночью, что же помешает в этот раз? Боязнь проиграть, и быть убитым самому.
   А при успешном совершении убийства быть пойманным и быть наказанным по закону.
   Вот теперь представим ситуацию: Самое страшное, что могло с этим человеком случится: смерть, с ним не произойдет так как он бессмертен. Мнение толпы: также за него, ведь они сами бы не прочь убить его жертву. А моральные установки... Считайте, что их и не было.
   Теперь перед вами стоит один из представителей крестьянства, угнетаемый дворянами из поколения в поколение и который не прочь им за это отомстить. Пока что этот бессмертный крестьянин один на всю деревню, но что будет если их будет десятки?
   Процентное соотношение дворянства к другим низким сословиям составляло в лучшем случае один к ста. А теперь представьте последствия...
   Я уже замечал, то некоторые немертвые из низких сословий ведут себя куда наглее чем это допустимо по отношению к дворянам. Уверен раньше им даже в голову это не могло прийти.
   Необходимо найти решение... Чего -чего, а революции перед пришествием "эпидемии" бессмертия нам точно не надо.

*****

   Количество немертвых в нашей клинике растет, и я не могу понять, связанно ли это с надвигающимися событиями или просто наша поисковая сеть так эффективно работает.
   В тяжелом состоянии находится шестьдесят три бессмертных, сорок в своем уме, но подвергаются давлению, и лишь два десятка идут на поправку.
   Эти два десятка истово практикуют уже почти сформировавшуюся начальную систему укрепления.
   Это обязательный комплекс упражнений включающие в себя дыхательную гимнастику, легкую медитацию и физические упражнения. Этот комплекс выполняется утром и вечером. Сон ночью обязателен, как и прием пищи.
   Из этих двух десятков семнадцать не дворяне, и при этом одиннадцать из них воины, солдаты или охотники. Во всяком случае луди владеющие каким-то видом оружия.
   Клык, выполняя свои обязательства в основном сконцентрировался на поиске именно таких людей. Свою идею о бессмертной армии он явно нескоро бросит.
   Также он искал и дворян. Благодарность и долг власть имущих никогда не бывает лишним.
   Вместе с тем очень странно, что не смотря на то, что нашел их и привез сюда Клык, заботились о них мои ученики, так как я сконцентрировался лишь на самых тяжелых, именно мне они себя считали обязанными.
   Ведь это совершенно не так! Да, я создал клинику, но к ее развитию в дальнейшем приложило слишком много людей, чтобы я смог забирать все лавры себе.
   Я бы порывался сказать им всем об этом, но понимал, как глупо это будет звучать.
   Теперь приходится мириться с некоторым преклонением, выражающимся в мгновенно смолкающих разговорах стоит мне что-то сказать и готовностью выполнить любой приказ или распоряжение. Если больные на некоторое приказы по лечению от учеников воротят носы, то мои выполняют чуть ли не бегом.
   Не буду врать, это тешит самолюбие, но я тоже человек и не надо ко мне относиться как к какому-то спасителю что ли?
   Необходимо задуматься над увеличением числа учеников и над выпускными экзаменами для имеющихся...
   - Господин! - В кабинет ворвался Бен плечом распахнув дверь.
   За прошедшие годы, что он служил мне кем ему только не пришлось побывать.
   Он был бездарным музыкантом и слугой на подхвате, был и помощником целителя. Позже он пробыл секретарем -порученцем, но на сей должности пробыл не долго, так как появился Ульрих, а потом заменивший его Андер.
   И Бен остался не у дел. Парень был один из самых преданных моих людей, если не самым, поэтому я не собирался его бросать или оставлять без работы.
   Ульриху я поручил поднатаскать его драться. В нашем сложном мире умение драться и защищать свою и чужую жизнь не будет лишним.
   Андера же я впряг рассказывать Бену тонкости ведения дел.
   Также был нанят личный учитель, который занялся его умением читать и писать.
   Думаете я дождался от него благодарности от заботы о его дальнейшей судьбе и жизни? Как бы не так. Он прибежал и стал жаловаться, за что я решил его изморить всеми этими знаниями и чем он заслужил эту опалу.
   Признаю, немного вспылил, все же день тогда бы тяжелый, а еще он, но это же не повод вести себя так, словно я его пытаю этим.
   Зато сейчас, я могу смело признать, что теперь он найдет свое место в жизни, если что.
   - Господин! Королевский гончий!
   Ой, это совсем не хорошо... Я был раза два на балах, даваемых королевской семьей, но там мне никак не давали понять, что я им чем-то интересен...
   Последний был не так давно, еще и полу года не прошло.
   Что же им, а скорее королю надо? Неужели захочет отобрать свою долю?! Я стиснул зубы: тогда я ничем не смогу ему помешать. Главное не вызвать его гнев, ведь ему стоит сказать лишь слово и от всех лет труда не останется даже пепла. Тогда остается только лечь на землю и ждать избранного мертвеца... Я словно почувствовал щемящее чувство в правой стороне груди.
   - Зови его сюда, немедленно. - Я выпрямился в кресле, постаравшись скрыть тревогу.
   Гонец, чеканя шаг, вошел внутрь, за его спиной остановилась пара ребят Ульриха.
   Прокашлявшись он четко выверенным движением открыл сумку и достал тубус из которого в свою очередь показался свиток и заговорил: - Его величество Король Артурис, немедленно приглашает вас во дворец для приватного разговора. -
   "Интересно, а зачем тогда свиток?" Вскользь подумал я: "Неужели так не запомнил бы?", однако вслух сказал другое: - Я немедленно собираюсь. Бен, прикажи, пусть запрягают лошадей в карету. Выдвигаемся немедленно. Ты со мной. Ульриху передай, чтобы он выбрал с десяток наиболее образцовых парней для сопровождения. - Я вопросительно посмотрел на Гонца. Тот отвесив легкий поклон, почти кивок с достоинством вышел.
   - Мог бы и поглубже поклон отвесить... Не переломился бы... Услышал я краем уха разговоры своих охранников возле двери, приглядевшись я понял, что это одни из первых, вылечившихся в моей больнице бессмертных. Они были из простолюдинов, но с мечом умели обращаться. После выписки оба изъявили желание служить лично у меня.
   Теперь еще и проблема чрезмерно заботившихся об моей чести подчиненных!
   А если они ляпнут подобное королю?! Инстинкта самосохранения у них заметно поубавилось... Эх надо скорее найти решение всему этому...

*****

   Я с трудом подавил дрожь, стараясь не обращать внимание на все эти взгляды, провожающие меня и моих сопровождающих.
   Не смотря на то, что я в последние года познакомился и общался с многими представителями власть имущих, я всеми силами показывал свою непричастность к ихним "играм".
   Дворяне интриговали, предавали, травили и убивали друг друга, чтобы получить больше власти и влияния. Так как королевство Кирин довольно давно воевало, власть перешла от воинов к хитрецам.
   Все эти союзы распадаются и создаются снова, но я оставался не интересен им. Они не рассматривали меня как игрока... Хотя что это я... Чтобы быть игроком в их махинациях нужно быть не меньше чем герцогом.
   Скорее я не был даже пешкой, которою можно отдать на съедение, чтобы разменять на большую фигуру. К тому же, если пешка не твоя, то почему и нет?
   С первых дней своей работы, я прямо высказывал мысли о своей непричастности к любой политической силе королевства. Мне угрожали люди, способные стереть меня одним взглядом. Но я стоял на своем. Мне намекали торговые кланы о необходимости выбирать сторону. Я кивал на Клыка, хоть и замечал, что мы с ним скорее партнеры.
   Прояви я хоть толику слабости, сдайся на мелочи, вроде возможности приватного разговора с пациентами, что привело бы к запугиваниям и выведыванием информации, все пошло бы прахом.
   Люди этого мира проще относились к убийствам и другим порочным вещам, однако я бы не такой.
   Именно подобная тактика поведения позволяла мне существовать. Вот только король есть король. Даже если он знал или подозревал о моей ситуации ему было плевать. Его вызов, это огромная мина замедленного действия под мои попытки помочь нуждающимся.
   Если дворяне решат, что я пытаюсь урвать часть влияния, что принадлежит, по их мнению, лишь им... Что же делать?!
   Я прошел внутренний двор дворца и вошел в резиденцию короля. Меня вели по коридорам, украшенными огромными картинами и гобеленами. Повсюду чадили такое количество свечей, что не нашлось бы и во всем городе, создавая ощущение чуть ли не полноценных электрических ламп.
   Многочисленные расфуфыренная знать, тихо перешептывалась между собой. И если дамы в большинстве своем воспринимали мой приход весело, из-за чего-то тут то там доносился смех, то мужчины провожали меня пристальными, хищными взглядами, словно раздумывая где удачнее всего меня придушить.
   Постепенно просторные залы сменились узкими переходами, а широкие витражи, испускающие цвета разного цвета, на дымящиеся факела, расставленные все же реже и реже.
   В какой-то момент я и Бен и добрый десяток стражников стали спускать все ниже и ниже.
   "Неужели поэтому мою охрану не спустили вместе со мной?" - Пришли тревожные мысли: "Хотели убрать даже Бена, но тот уперся, да и я не хотел его отпускать." Значит ли это, что нас ведут к... Что обычно скрывается в подземельях? Может склад... Хотя кого я обманываю: палач, темница, пыточная.
   Владей я хоть какими-нибудь умениями махать мечом можно было бы попытаться прорваться с боем, хотя что бы я в этом случае делал со всей остальной армией стражников на верху?
   Я бросил осторожный взгляд на сопровождающих: знакомство с Ульрихом и необходимость лечить воинов позволили мне не мало узнать о доспехах, стоимости снаряжения и боевых свойствах.
   Эти люди одеты словно готовы броситься в бой прямо сейчас... Некоторое части доспехов было принято одевать лишь непосредственно перед битвой. Вот только все эти люди закованы и настроены максимально серьезно.
   У одного из них нет глаза, у другого шрам пересекает лицо, а третий постоянно держит свою руку на мече... Значит ли это, что они ветераны? Вероятно.
   К тому же, это я бессмертен и могу рисковать свои здоровьем сколько угодно раз, а вот Бен нет... Даже если ему повезет, и он сможет зарубить одного их них, на этом его успехи, как и жизнь закончатся.
   Я не имею права из-за страха о собственной шкуре рисковать жизнью человека, что мне доверился...
   "Но твоя жизнь куда более ценная для этого мира, чем его..." - Пришла подлая мысль: - Если ты выживешь и сбежишь, ты сможешь начать в другом месте. Неужели тысячи, а может и десятки тысяч жизней не стоят того, чтобы пожертвовать одной? Не будет ли глупостью упустить последнюю возможность...
   Я разрывался между совестью и страхом, как вдруг наш путь закончился. Мы вышли внутри круглого помещения с низким потолком и мои сопровождающие разошлись кругом. Я огляделся: обычные голые стены, сложенные из грубого камня покрытые мхом.
   Один из стражников подошел к ничем непримечательной стене, но после нескольких стуков, она с тихим шелестом провернулась, открыв небольшой проход.
   Я, Бен и командир вошли внутрь.
   Короткий коридор закончился мощной, железной дверью покрытой сухой ржавчиной. А за ней...
   Просторное помещение, имеющее несколько проходов в другие части этого комплекса. На небольшом возвышении, находящемся на нескольких ступенях вверх находилась... Кровать с огромным балдахином, полностью скрывающим все, что находилось внутри.
   - Здравствуйте Алексей Васильевич или мне вас лучше называть Целитель? - Раздался голос справа от меня.
   Я медленно повернулся, уже зная кто там стоит.
   - Господин Герцог. Какая честь видеть вас здесь! Не могу выразить словами всю ту бурю чувств, что охватывает меня при столь необычной встрече!
   - Охотно вас понимаю. - Ухмыльнулся один из трех великих герцогов королевства Кирин, а по совместительству двоюродный брат короля и "человек, который знает все обо всех и знает, как этим воспользоваться". Один из самых верных сторонников короля, вследствие чего имеет огромную власть. Мало доживает до суда, если имеет наглость перейти ему дорогу.
   Сей господин оценил мою витиеватую жалобу на то, что встреча состоялось в таком месте.
   - Господин Целитель. Поверьте, наша встреча имеет лишь дружеский характер, ведь всем в нашем и соседних королевствах известны ваши добродетели... Поэтому наша встреча лишь дружеская, если вы меня понимаете.
   Я всеми силами заверил, что понимаю. Врать мне, для человека его уровня просто бессмысленно. Даже если он решил таким образом поиздеваться, он не получит никакого удовольствия.
   Самые слабые его жертвы носят как минимум баронские титулы.
   - Ваше высочество, извините мою поспешность, но я получил письмо от его величества и не хотелось бы огорчать Короля собственной задержкой. Поймите я...
   - Не стоит беспокоиться об этом. - Помрачнел Герцог отмахиваясь рукой: - Это я написал вам письмо от имени короля. -
   "Зачем?!" - Хотелось мне крикнуть, но я понимал, чем это может закончиться. Герцог как один из самых доверенных людей, мог сделать что-то подобное, но зачем?
   Может заговор? Но чем в таком случае я могу пригодиться герцогу? Может его интересуют бессмертные?
   -Причина по которой я позвал вас сюда... Очень... - Мужчина помахал рукой, пытаясь подобрать слово. Я внимательнее пригляделся к нему и смог заметить сильную усталость и черные мешки под глазами, словно он уже долгое время не спал.
   - Опасна в ненужных руках. То, что вы узнаете не должно покинуть эту комнату. Я понимаю, что вы не глупый человек и понимаете последствия вашей болтливости, но все же предупрежу: если информация от вас уйдет куда либо, вами на ближайшие десятилетия займутся лучшие палачи королевства.
   Я почувствовал, что мне трудно дышать словно огромный кусок льда застрял в горле. Словно сквозь шум донесся бесконечно далекий голос Герцога: - Не стоит так волноваться господин Целитель.
   - Что?
   - Я говорю, что если вы будете молчать и умело выполните то, что вы умеете лучше всего, то не пожалеете. - Терпеливо повторил Герцог, однако по чрезвычайно спокойной речи я понял, что переспрашивать в ближайшее время лучше не стоит.
   - Вы сказали про мои навыки, как я понимаю вы говорили про лечение душевных ран. Кого я должен вылечить? - Неужели, кто-то из семьи герцога? Я старательно стал вспоминать женат ли он и есть ли у него дети.
   - За этим балдахином. - Он дал знак и несколько неприметных человек быстро подбежали, откинув закрывающую ткань.
   Я взглянул внутрь. Точно такая же картина, что и с Андером: разве что волосы не белые, а угольно черные и довольно заметной длинны.
   - Его величество король Артуриас. - Раздался у меня за плечом бесконечно усталый голос Герцога. Его следующие слова были лишены пафоса или какой-то угрозы, они прозвучали просто как у человека, который надеется получить помощь: - Теперь ты понимаешь целитель, почему я позвал тебя сюда. Я говорю с тобой так просто, потому что в случае твоего успеха ты войдешь в ближний круг короля, а в случае неудачи... То, что начнется после того, как станет известно в каком состоянии находится короля, уничтожить все, что ты создавал до этого.
   Я же просто стоял и молча приходил в себя от потрясения.
   Наконец, собравшись с мыслями, я осторожно, выверяя каждое слово произнес:
   - Дозволено ли будет мне спросить о том, как давно это случилось с его величеством?
   Герцог кивнул головой и ко мне подошел низенький полноватый мужчина с тонкими усиками под носом. Он мог бы выглядеть смешным, одетый в традиционно для этого времени обтягивающую разноцветную одежду с кружевами. если бы не запавшие с огромными черными кругами глаза. Он смотрел на меня, и я увидел такую обреченность в его глазах, что мне стало не по себе.
   - Когда это случилось с его величеством? И было ли что -то предшествующее этому? - Я не стал тянуть и начинать все эти расшаркивания, было видно, что ни ему ни мне сейчас до этого нет дела.
   - Его величество почувствовал слабость за две недели. Он был не весел прямо с утра, а принесенное его величества любимое вино оказалось "разбавленным насколько, что вино даже не чувствуется", единственное что удалось разобрать про крикам его величества.
   - Весь день король был не очень внимателен к окружающим и наследующий день подобное повторилось.
   Все решили, что Король... - Мужчина замялся, и быстро оглянулся на Герцога, словно спрашивая: " Стоит ли ему говорить?". Получив подтверждающий кивок, он продолжил: - Его величество раз в год впадает в тоску и подобное состояние длиться не менее нескольких дней. В это время очень не рекомендуется по пустякам подходить к королю, это верный способ отправиться на... Уйти в далекую ссылку и на долго.
   Поэтому мы стали бить тревогу лишь спустя неделю!
   В то время Король еще был в сознании и были незамедлительно вызваны все лучшие доктора! - Голос мужчины повысился и сорвался, он прокашлялся: - Мы слишком поздно поняли, что здесь не помогут обычные средства.
   А потом его величество потерял сознание и спустя пару дней начал превращаться... - Мужчина осекся услышав вежливое покашливание за спиной.
   - Позвольте мне продолжить ваш рассказ. - Мужчина спешно откланялся стараясь не поднимать взгляда с пола. Было видно, что он чего то боится.
   Дождавшись пока он отойдет, Герцог, нахмурившись, заговорил:
   - Когда мой брат перестал приходить в себя и начал меняться я был за пределами столицы. А тот, с кем ты разговаривал был ответственен за личные покои, кухню и одежду моего венценосного брата. И этот шакал не стал делать ничего! Кроме как отправил мне письмо. Мне хватило лишь одного взгляда чтобы понять, что происходит с братом. Уверен, что и он тоже знал. При этом слухи о твоей лечебнице ходят уже давно и плотно... - Он замолчал, однако я не спешил открывать рот: иногда молчание золото, особенно когда рядом с тобой стоит человек размышляющий как именно убить другого человека:
   - В общем, теперь ты, целитель, узнал все что должен был знать и ты должен вылечить моего брата. Я собрал не мало информации о тебе и то, что было найдено мне понравилось. Конечно, то что ты водишься с неким "Клыком" показывает тебя не в лучшем свете... -
   Он замолчал, дав мне время переварить сказанное: - Но твои действия определенно идут на пользу нашему королевству, следовательно, у меня нет никаких претензий к тебе.
   А когда... - Он особенно выделил последнее слово: - Ты вылечишь моего брата, то узнаешь насколько может быть благодарен наш род.
   Права на ошибку у тебя нет.
   Вроде все, что надо я тебе сказал. - задумался он: - Остались лишь сущие мелочи. Мне требуется покинуть столицу на неделю, за это время все появляющиеся вопросы решай с Карлосом. Вон с тем человеком. - Я взглянул на указанного и заметил ничем не примечательного мужчину лет двадцати пяти - тридцати, пристально наблюдающего за нашим диалогом.
   - Он обладает достаточной властью в мое отсутствие чтобы разрешать проблемы которые появятся. Если требуются какие-то травы или даже маг, незамедлительно сообщай ему.
   Тебе покажут твои покои. Под дворцом имеется обширная сеть туннелей и залов, некоторые из которых отлично обустроены для жилья. твоя комната будет возле... текущей спальни короля.
   Если нет вопросов, то я вас оставл...
   - Извини, ваше высочество, но имеется некоторая проблема.
   - Проблема? - Герцог удивленно приподнял бровь: - Что ты имеешь в виду?
   - Я не могу лечить его величество здесь, требуется перенести Короля в мою лечебницу для лучшего лечения. - Внутри меня все сжалось, я чувствовал, что ситуация очень быстро накаляется.
   - Исключено. - Фыркнул Герцог: - Рисковать везти моего брата через целый город - настоящее безумие. Целитель я понимаю, что все случившееся очень необычно и давяще для тебя, но не стоит лезть туда, куда тебя не просят. Сделай свою работу и будешь вознагражден.
   - Извините Ваше Высочество, но я не могу взять на себя ответственность лечить вашего брата в таких условиях.
   - Что? Что ты сказал? - Тихо, будто не услышав меня переспросил Герцог. Весь его вид выражал самое настоящее искреннее удивление. было видно, что он даже не мог представить, что кто-то вроде меня мог с ним не согласиться, да еще столь прямолинейно.
   - Я сказал, что не могу лечить вашего брата здесь. - Я сказал это спокойным, ровным голосом, но знали бы вы, что мне это стоило. Все мое естество будто восстало против меня, хотелось упасть на пол и слезно молить о пощаде за дерзкие речи. В голове билась лишь одна мысль: как не умереть от страха.
   - Ты понимаешь кому ты это говоришь лекарь? Ты сошел с ума, тогда нет и речи о твоем лечении если ты не можешь вылечить себя. Ты понимаешь, чего будут стоить твои слова? Ты не будешь лечить моего брата? Значит ли это, что я могу уничтожить все, что ты построил, убить всех твоих людей. А тех, что не смогу убить, похоронить заживо в самых глубоких камерах этого дворца? И я еще даже не стал говорить об участи, что ожидает тебя самого. Лучшие палачи будут до своей старости заниматься тобой и заметь даже смерть не сможет стать тебе избавлением. Да что там смерть! Даже когда ты сойдешь с ума, они будут продолжать мучить тебя! И ты все также продолжаешь упорствовать? -
   - Я думаю лишь о благе вашего брата и на основе этих помыслов я не могу лечить его в этих подземельях. -
   Как страшно. Мир стал словно не настоящим, сознание, терзаемое ужасом нашло выход, чуть отстранившись и словно дало взглянуть на ситуацию со стороны.
   Вот стоит один из самых могущественный людей в королевстве, по его воле умирают, по его воле возвышаются. Напротив, стоит старик, в нем нет величественности или мощи, тем не менее он бросил вызов первому: он решил спорить с ним.
   В запале герцог повысил голос, а целитель не произвольно повторили за ним.
   Вокруг стоят обычные люди, кто-то из них дворянин, кто-то доверенный стражник, и всего лишь один помощник старика.
   Однако все они похожи, испытывали шок и неверие, что кто-то мог спорить или даже противиться воле первого. Они искренне не понимали, как такое возможно. Их глаза пытались найти причину столь наглого поведения.
   И, что удивительно, они находили: прямую спину и сгорбленные плечи, глаза, что не убегали. а бесстрашно смотрели вперед, спокойный тон голоса. Всем этим людям было не известно, что за показным спокойствием стоит мечущаяся, плачущая душа, что практически сдалась перед ужасами своего положения. Они видели если не героя, то безумного храбреца.
   Однако и на их фоне выделялся один человек: помощник старика. Его взгляд был полон обожания и слепого безумного преклонения. Он не чувствовал страха за свою судьбу, скажи его господин, что пора броситься сражаться, и он поступил бы так не задумываясь о последствиях.
   - Ха! Давно мне не говорил столь наглых и одновременно храбрых слов прямо в лицо. Помнится, даже самые оголтелые противники, находясь в подобной ситуации пересматривали свое поведение... Но не ты. Ты меня заинтересовал. В твоих словах я услышал о какой-то причине, что не позволяет тебе лечить моего брата здесь. Мне не терпится ее услышать и учти, если мне покажется эта причина не стоящей внимания и ты скажешь хоть еще одно слово против, пощады не жди. итак? -
   Я глубоко втянул носом воздух и попытался выдохнуть и еле справился с этим. Понимая, что сил на дыхательную гимнастику нет, я заговорил, пытаясь удержать хоть какое-то достоинство: - Мое лечение в своей основе строиться на желании пациента жить. Огромная часть строиться на окружающем мире: солнце, вкусные запахи, свежий ветерок, пение и щебет птиц. Словно кусочки одного целого они дают измученному сознанию больного зацепиться за наш мир и вылезти из той бездонной ямы куда он погружается.
   Медитации и травы, разговоры и гипноз не имеют никакого смысла пока не получится пробудить хотя бы тлеющий огонек души.
   Пробуждать же этот огонек здесь это словно пытаться зажечь кресалом костер, от которого зависит твои жизнь, при этом кресало может сломаться в любую секунду! - Я закашлялся и пошатнулся, накатила слабость.
   Чувствую, если герцог еще немного продолжит этот разговор, то его палачи будут пытать слюнявого идиота.
   - Надо признать, ты смог заинтересовать меня, целитель. Я понял твою мысль, но и ты пойми меня. Как ты планируешь доставить моего брата на другой конец города и так, чтобы об этом не узнала ни одна ищейка врагов? -
   - Возможно имеется какой-либо потайной ход тянущийся в ту сторону? А насчет секретности, можно не волноваться. В клинику часто приходят люди которые не хотят быть узнанными. Никто не обратит внимания на нового пациента. - Апатия, мне уже было все равно. Мозг, еще работал отвечая на вопросы Герцога, а мышление остановилось.
   - Ладно Целитель, я понял. Я организую доставку моего брата, вы должны будете принять его после завтра в середине... - Я рассеянно слушал его, сам же думая о другом.
   Дело моей жизни в этом мире будет жить, и я сделаю все, чтобы оно жило и дальше
  
   Глава 8. Игра престола.
   Неприметная процессия появилась точно в срок. Шесть человек, закутанные в плащи настолько сильно, что нельзя было судить даже об их поле, внезапно возникли возле неприметной калитки Больницы. С ними присутствовал темный сверток несколько раз обмотанный веревкой, размером подозрительно похожий на человеческое тело.
   Возможно, в другом месте это могло заинтересовать хоть кого-то, однако люди, живущие рядом с больницей были привычны к подобного рода визитерам.
   Большинство знатных пациентов не желали афишировать свое состояние, поэтому чего только жители не видели: закрытые кареты, паланкины, люди скрывающие свои лица масками и многое другое.
   В больнице никому тем более не было дела.
   Все те, кто были готовы докладывать о вновь появившихся старательно выискивались и... Выпроваживались в тот же день.
   Я выдержал самый настоящий штурм, возглавляемый Андером, Риштером и Ульрихом. дети своего времени: им даже в голову не пришло сохранить жизнь предателям. Да, эти люди предали нас и из-за их действий могло пострадать все наше дело. Но если мы будем поступать также, переступать через трупы и проливать реки крови ради благой цели, то... Будет ли благая цель настолько благой?
   Я наотрез отказался соглашаться с убийством шпионов. В какой-то момент они меня настолько рассердили, что я, стыдно рассказывать, даже начал кричать на них и, в очень экспрессивной манере, объяснять почему они не правы.
   Что удивительно, они почему-то сразу приняли мои слова после этого, не испугались же они меня право слово?
   Правда, несмотря на то, что я считал абсолютно неправильным убивать их, до прощения меня уже не хватило.
   После увольнения предателя всем жителям города были показаны специально нарисованные для этого портреты этого человека и сообщалось, кто он и что сделал. Доносчиков никто и никогда не любит. А уж предателей тем более.
   Единственное, что напрягло меня это, странные переглядывания моих помощников после того, как я рассказал им что делать со шпионами после увольнения. они выглядели так словно что-то подозревали, но не решились мне сказать. Я не настаивал.
   Как итог, шпионов больше не было или они появлялись настолько редко и были столь высокого класса, что это особой роли не играло.
   Эти шестеро попытались было забуриться всей толпой прямо в больницу, но здесь восстал уже я. Внутри и снаружи клиники было более чем достаточно охраны, стабильный и обширный денежный поток позволял нанимать лучших наемников и даже учить своих личных охранников. не стоит забывать и о вылечившихся пациентах, проходящих остаточное лечение. При необходимости они могли бы создать непреодолимое препятствие для любой угрозы.
   Поэтому в их присутствии не было никакой необходимости. После продолжительного спора, во время которого я узнал, что командиром этих шестерых было никто иной как Карлос. Он отказался наотрез оставить короля без пригляда. Скрипя сердцем я согласился, но лишь с его присутствием.
   - Что здесь происходит?! - Удивленно воскликнул мой приставучий сопровождающий, когда мы шли по коридорам больницы.
   К слову, просто выкупить здания было по моему мнению недостаточно, поэтому строители соедини все отдельные дома переходами, создав своего рода комплекс с множеством корпусов.
   Причина его удивления была понятна: нечасто в мире позднего средневековья можно увидеть десяток серьезного вида мужиков занимавшихся китайской гимнастикой для успокоения.
   Надо признать и на Земле, в России такую сцену тоже не так то легко найти.
   Стоит оглянуться назад как я прихожу в ужас от того, как много сделано: чего стоит эти самые медленные, ритмичные движения при правильном подходе складывающиеся в своеобразный танец.
   Их полезность была мне известна, но как было убедить взрослых людей, прошедших через множество опасных для жизни ситуаций заниматься подобными действиями. "Старый, выживший из ума дурак", самое безобидное как меня называли. Но я смог донести полезность этого упражнения, а спустя время, те, кто особо рьяно изощрялись в шутках замолчали, а некоторые даже пришли извиниться. Но я не держал на них зла, что сразу и сказал. Для них эти действия и впрямь выглядели безумием.
   - Одно из упражнения для ускорения лечения, также помогает как легкая разминка перед тренировкой с мечом. - Походя сказал я Карлосу: - Держите крепче сверток! - Прикрикнул я на санитаров, сверток начал подозрительно сползать с их плеч.
   - Будет сделано ваша милость!
   - А где вы нашли столь... Занимательную разминку? - Карлос и не думал отставать.
   Эх... Одно и тоже каждый раз. Если бы Герцог приказал бы рассказать все тонкости и тайны моей профессии и даже обучить, не скрывая никаких тайн, множество учеников, я бы тут же согласился!
   Ведь все эти ученики также будут помогать людям, к чему я и стремлюсь. Возможно они отберут часть пациентов, но они двинуться и дальше, неся спасение дальше. Но нет. Герцог или сам Карлос по привычке начинают играть в шпионов.
   Поймите правильно, я не чувствую себя выше жителей этого мира из-за собственных знаний. Многие из них сразу же шагнут еще дальше чем я, стоит мне поделиться чем либо из своих знаний. Они творчески переработают это и приспособят для своего мира. Однако мудрость, заработанная почти прожитой жизнью, а также фильмы и книги, посвященные работе шпионов заставляют меня частенько умиляться топорной работе местных Мюллеров.
   Но прямо сейчас я отнюдь не умилялся. Почувствовав раздражение, я рывком заставил себя успокоиться и обратился к этому доверенному лицу известной всем персоны:
   - Извините нас нормально не представили. Как я понимаю, ближайшее время нам придется очень плотно сотрудничать, поэтому... Виктор Николаевич, личный лекарь его Величества на ближайшие несколько недель, месяц как минимум. -
   Если начало Карлос воспринимал с надменной миной вроде: "Что? Этот простолюдин хочет, чтобы я назвался перед ним?" То под конец, он задумался и уже менее высокомерно произнес:
   - Барон Карлос Кастилиан.
   - Кастилиан... - Я нахмурился, пытаясь вспомнить, но собеседник сразу пришел на помощь, не собираясь дожидаться.
   - Моя мать, сестра жены его высочества Вильгельма, брата короля. - Он это произнес, словно делал одолжение. Видимо к нему вернулся обратно его апломб.
   - Очень приятно. - Вежливо закончил я приветствие, еле подавив вздох. Чем выше по статусу дворянин, тем сложнее с ним общаться, эту истину я выучил очень хорошо.
   Короля наконец донесли до его новой спальни, после чего уложили на кровать и зафиксировали мягкими креплениями. Что показательно Карлос не возмутился столь наглым поведением с Королем: видимо он был в курсе последствий пустофикации.
   Комната была одной из четырех Vip-апартаментов для самых дорогих и важных пациентов. Внешние стены были сломаны и сделаны заново, но уже так чтобы вместить огромные окна, на которые ушло столько стекла, что их можно было назвать золотыми. Также не могу не заметить, что требовались отнюдь не маленькие стеклышки, которые местная промышленность продавала не так уж и дорого, а вот большие окна стоили неприличные суммы.
   На протяжении последующих нескольких дней я не раз отмечал попытки барона что-либо выведать. Если не можешь что-то запретить или отменить, возглавь это.
   Выбрав подходящее время я встретился с бароном и тут же начал говорить:
   - Карлос, я человек достаточно простой и с радостью помогу тебе чем смогу. Если у тебя есть некие... Обязательства. То спрашивай меня сразу: я или честно отвечу, или скажу почему не могу этого сделать. - Решительно закончил.
   Карлос странно глянул, но спустя пару секунд выразил согласие с моим предложением.
   Посыпались вопросы, на некоторые я отвечал развернуто, на некоторые отделался парой слов.
   Я так и не понял, была ли это инициатива самого барона или его высокородного родственника. Все его вопросы крутились вокруг пустофикации, что ей предшествует и можно ли защититься от этого.
   Эх, если бы я сам знал ответ.
   Мы перешли в мой кабинет, где продолжили обсуждение. С удивлением я отметил, что Карлос очень хорошо образован для своего времени.
   Местный принцип обучения строился на чтении личных заметок, жизнеописаний и цитат известных людей.
   Карлос, походя и без напряга, цитировал достаточно длинные тексты и было видно, что он понимал их смысл.
   Спустя час мне пришлось извиниться, но профессиональную деятельность никто и не думал отменять. Разошлись мы довольными друг другом, эта беседа дала мне повод задуматься: я все это время боролся со следствием, а можно ли искоренить причину?
   *****
   Личность короля я так и не раскрыл никому, Бену же строго настрого приказал молчать.
   Ничего хорошего из этого знания не получится. Работники больницы будут нервничать и ошибаться, а это никому не нужно. Возможно потом уже после лечения можно будет рассказать, но не раньше.
   Лечебница продолжала работать. Новые пациенты поступали, их распределяли, выделяли место жительства, выделяли пищевое довольствие. Следом распределялись доктора, намечался график, люди опрашивались и по их состоянию они помещались в специализированные группы по интересам.
   Человек стайное существо, очень часто депрессия, неудовлетворенность жизнью наступает из-за отсутствия друзей или людей которым можно доверять.
   Даже самые успешные люди могу ухнуть в черную меланхолию. Хотя казалось бы, чего им не хватает?
   У них есть деньги, есть успешные знакомые, квартиры, деньги, яхты и так далее. Так почему же они не счастливы? Ответ прост: в жизни почти каждого человека наступает такой момент, когда начинаешь подводить итоги.
   Это может событие может произойти в разное время жизни. И когда ты спрашиваешь себя: "А кому я могу доверять?" И не можешь ответить на такой вопрос... "На кого я могу рассчитывать в сложной ситуации?", "Есть ли кто-то кому я нужен?" Страшные вопросы, бьющие человека в самое сердце.
   Словно небольшая кочка о которую ослабший страдающий человек может запнуться, ухнув в пучину безумия и депрессии. При этом ранее он бы перешагнул эту кочку даже не обратив внимания.
   Общаясь между собой пациенты получали тех, кто понимает их как никто другой. Вместе тонуть или всплывать всегда веселее.
   Конечно, те пациенты которые имели социофобию, не помещались в эти группы. Лишь тем, кто шел на поправку и не было опасности рецидива дозволялось собираться и общаться в подобных местах.
   Однако я отвлекся. Клык исправно выполнял свою часть сделки. К нему уже поступила пара человек и пока что ухудшения здоровья у них не выявлено.
   Они четко по расписанию приходили раз в неделю и старательно отвечали на вопросы и было видно, что возвращение к привычной работе (они были наемниками) их радует.
   Хотя были и подозрительные моменты.
   Я уже упоминал, что стал сталкиваться с неким чрезмерным к себе отношением? Так вот, я определенно могу сказать, что это принимает какую-то извращенную форму.
   Преклонения и восторгов достойны люди, такой величины как товарищ Сталин или Мессия любой из религий (Главный герой не видел от товарища Сталина ничего плохого, при этом он видел то, чего достигла страна под его контролем)! Когда люди идут за великим вождем или Мессией и верят в него, это правильно.
   Но какой великий вождь или Мессия из меня?! Зачем мне их раболепие и готовность убить любого, на кого я укажу?!
   Представьте мое состояние, когда целая группа выздоравливающих пациентов приходит ко мне в кабинет и краснея и заминаясь начинают уверять, что они так мне благодарны, что готовы убить любого, кого прикажут.
   Я же не придумав ничего умнея тупо спросил с чего такие мысли.
   Они и ответили: дескать сами они не местные, а на родине занимались заказными убийствами, причем делали это тихо и без лишнего шума.
   Конечно это тайна, добавили они, но от вас у нас нет никаких тайн, и быстренько покинули меня.
   И если бы такой случай был единожды! Так нет же! А в последнее время это лишь усилилось, хотя поводов вроде и не было.
   Хотя, то что люди благодарны мне и готовы помочь в случае чего это же хорошо, разве нет? Ведь правда?
  
   Отступление. Бен.
   - Приветствую всех, здесь присутствующих и в особенности вас вновь прибывшие. - Я жестом указал на человек пять настороженно оглядывающих обступивших их людей:
   - Эти новички были тщательно отобраны и были признаны готовыми вступить в наше Братство.
   По рядам присутствующих прокатился одобрительный гул, который чуть успокоил пятерых.
   Я поднял руку и подождал, когда внимание людей остановится на мне: - Все мы знаем зачем мы здесь собрались. Однако вновь прибывшие лишены этого знания, поэтому я начну сначала...
   Я выпрямился и взглянул чуть выше голов обступивших меня людей. Именно так вел себя Виктор Николаевич, когда начинал говорить перед многими. Что бы я делал если бы передо мной не было его примера...
   - Все мы здесь находимся лишь благодаря человек которого зовут Целителем. Именно из-за его доброты и внутренней силы. Силы, что не дает ему бросить нуждающегося в помощи, и дать помощь любому, мы можем разговаривать и радоваться жизнью.
   Целитель поистине благороден, он не требует ничего за свою помощь и считает это правильным. Возможно именно такое поведение единственное правильное, но мир вокруг не столь чистое место.
   Имеются и те, кто готов воспользоваться наивностью Целителя и навредить ему! -
   Последнее все восприняли очень серьезно, лица ожесточились, руки привычно потянулись к поясам и спинам выискивая привычные мечи и топоры.
   - Именно для предотвращения их действий все мы здесь собрались. Мы все движимые одной целью станем той костью в горле что заставит подавиться врагов Целителя!
   - А почему мы собрались в этом подземелье и приходится скрывать это все в тайне? - Не в силах объяснить, что именно, он огляделся вокруг и как бы охватил происходящее руками.
   Я кивнул и улыбнулся спросившему: - хороший вопрос, спасибо, я как раз собирался остановиться на этом.
   Наше братство тайно потому- что... - Я сожалеюще вздохнул: - Целитель не одобрит этого.
   Увидев недоумение на лицах я продолжил: - Целитель слишком добр... Нет! Это все вокруг него слишком злы. Он не хочет никому навредить, но некоторые... Не ценят его доброты.
   Я криво усмехнулся, вспоминая как закончили жизнь те предатели, которых приказали отпустить.
   Несмотря на то, что все хотели их крови, никто не посмел бы иди против воли Целителя. А он сказал однозначно: не убивать.
   Но эти твари продолжили пытаться украсть секреты того, кто пощадил их!
   Братство решило эту проблему.
   Я вспомнил как зарождалось Братство. Как личный помощник Целителя Бен подружился с одной группой пациентов и как в ней начали подниматься мысли о том, как отплатить добром на добро. О том, как Бен предложил план Братства и как повидавшие виды воины признали его сначала равным себе, а потом тем, кто готов вести Братство вперед.
   Я не капли не сомневался, что без знаний, набранных от Виктора Николаевича, я бы ни за что не смог бы осилить столь сложное дело.
   Не хватило бы даже храбрости, чтобы рискнуть выдвинуть свою кандидатуру. Однако желание помочь тому, кто стал больше чем отец, помогло. Я смог, и я стал.
   Братство понемногу росло и развивалось. Если я чего не знал, то я не стеснялся спрашивать у других членов. А если они не знали, то у Целителя, и он всегда давал ответы.
   Конечно, я маскировал вопросы и как же я страдал от этого... Возникало чувство что я предаю ЕГО.
   Но теперь я понимаю, что это было лишь в его благо.
   - Вместе с тем, недавно произошло событие которое заставило меня совершенно по-другому взглянуть на такого великого человека как Целитель. -
   Люди непонимающе уставились на меня и было видно, что мои слова многими были приняты в штыки. Никто из здесь присутствующих не допустил бы обливания грязью своего кумира.
   Поэтому стоило не затягивать паузу:
   - Буквально несколько недель назад. Целитель стоял прямо напротив Герцога и совершенно спокойно спорил с ним и даже! Заставил принять свою точку зрения. - Я обвел сияющим взглядом окружающих, меня распирали чувства, и я не мог не поделиться ими: - Все мы знаем, что Целитель не обычный человек. И этому имеется множество подтверждений.
   Но при этом он и не обычный пустой. Он знает, что делать, и он решает проблемы которые никто в этом мире не может решить!
   Никто кроме него, так может ли быть, что он не человек? -
   - А кто? - Раздался крик.
   - Кто?! - Я уже еле себя сдерживал: - Мы назвали богами тех, кто был настолько силен и велик что помог человечеству против драконов.
   Как плату нынешние боги приняли служение им.
   Целитель также спасает людей и количество пустых растет с каждым днем. Вполне возможно, что он пришел чтобы также спасти человечество.
   Вы спросили, кто он? А теперь вам все еще нужен мой ответ?
   - А ведь правда. -Огромный, сурового вида мужчина пораженно смотрел куда то вверх: - Он пришел, когда мы все так нуждались. И его цель помочь всем... Кто он как не бог.
   Постепенно все если не соглашались, то приняли эту идею.
   Я улыбнулся, Виктор Николаевич, надеюсь я смогу помочь на вашем пути. Я никогда не смогу сравниться даже с небольшой частью вас, но я сделаю все, чтобы защитить вас.
   Конец отступления.
  
   - Как он, Целитель?
   - Надо признать лечение движется по плану, нету ни чрезмерного ускорения, ни замедления лечения. И, честно сказать, я рад этому, ведь никакое дело не любит спешки. Вы согласны с этим?
   - Ваши слова кажутся мне логичными и обоснованными Целитель, но примет ли это...
   Карлос прервался, но ему не было нужды договаривать.
   - Перед Герцогом то? Я скажу его высочеству ровно тоже самое. - Я кряхтя присел на свое личное, построенное по моим личным наброскам кресло и закатив глаза откинулся на спинку. Спинка мягко прогнулась назад, поддерживаемая пружинами.
   Мне не нужно было смотреть, чтобы видеть оценивающий взгляд ставленника Герцога.
   Местное общество поделено на сословия, граница между которыми написана кровью. если ты родился крестьянином, то тебе и в голову не придет спорить с воином. А воину с дворянином. Дворянин же приложит все усилия чтобы не спорить с Королем.
   В этом плане, я некая непонятная таинственная величина, на которую Карлос смотрит как на... Даже не знаю, что за аналогию использовать. Наверное, как мотылек на огонь. безусловно умный мотылек, который знает, чем может для него закончиться этот демарш, но ему безумно интересно узнать в чем мой секрет такого вопиющего поведения.
   Это отношение, заставило нас заметно чаще общаться. И при этом подобные обсуждения были взаимовыгодными для обоих. Он узнавал интересные факты и мысли, я же погружался в ту часть интриг и заговоров двора, которую он мне позволял узнать.
   Может из-за того, что я не кичился ни знаниями, ни возрастом между нами сложилась доверительное отношение.
   Хоть я и понимал, что стоит Герцогу сказать "фас", как я буду мгновенно схвачен Карлосом.
   Сегодня шел обычный день. Как раз прошел утренний осмотр, и я имел вполне законные минут двадцать отдыха, которые хотел потратить на блаженное ничего не деланье. иногда так охота сбросить этот душевный груз на кого-нибудь другого и просто отдохнуть.
   Однако у судьбы были иные планы на этот день.
   Шум приближающихся голосов, отчаянно о чем-то спорящих и ругающихся, я принял с отчаянной мольбой, чтобы это было не ко мне.
   При этом успел вспомнить один старый анекдот:
  
   Мать будит сына:
- Вставай, тебе пора в школу.
- Ой, мама, я не хочу в школу. Там все дети такие
противные, а учителя такие злые!
- Сынок! Но ты должен идти в школу. Ты же директор!
  
   Так и здесь, если проблемы, то прямиком ко мне...
   - Двери рывком распахнулись и вперед вышел богато одетый человек, высокомерно оглядев меня, он отвесил небольшой поклон кивок Карлосу, после чего звучным голосом произнес:
   - Радуйся Целитель, тебе оказана честь. Ее королевское Величество Анна решила почтить вниманием это... Место. Он резко развернулся: - Следуйте за мной. -
   Я ошарашено взглянул на Карлоса и получил столь же пораженный взгляд в ответ. Королева здесь?! А что ей здесь надо?!
   Пока я вставал мозг стремительно пытался собрать мысли в кучку. Королева здесь, Король тоже здесь, совпадение? Скорее всего нет. Так что же ей надо? Пришла проведать муженька? как некстати. Конечно, он уже заметно лучше выглядит.
   Мертвецкий вид почти пропал. Осталась чрезмерная бледность, да и запавшие глаза на сухом лице тоже выделяются, но это вид человека на не пустого.
   Так, надо успокоиться и сосредоточиться, не стоит вести себя глупо перед королевой.
   Надо ли говорить, что моя охрана не смогла остановить желающую попасть внутрь Королеву? Это я узнал по пути от Ульриха, который приложил все усилия, чтобы хотя бы задержать процессию на входе, дав мне время подготовиться, но... Не вышло. Благодарно кивнув Ульриху, я успокоил его, сказав, что у него не было и шанса сделать этого, поэтому не надо себя корить.
   Королева нашлась в одной из пустующих комнат, где с интересом рассматривала крепления для рук.
   Как выглядела королева? Женщина лет тридцати, приятное вытянутое немного вниз лицо. Четко очерченные, тонкие брови и темные глаза, смотрящие с некоторым пренебрежением. Одета она была в приталенную мантию бардового цвета и платье, спускающееся почти до пола.
   Тем не менее стоило ей увидеть меня, как на губах у нее появилась улыбка: - Здравствуйте Целитель. Я много слышала о тебе.
   Я поклонился, старательно вспоминая уроки, которые мне преподавал нанятый учитель этикета: - Для меня счастье лицезреть вас в своей клинике. Надеюсь вы слышали обо мне только хорошее?
   - О да. - Она рассмеялась приятным смехом: - Я слышала только лучшее. Придворные любят сплетничать, и они никогда не откажусь рассказать мне самое интересное. И вы Целитель до сих пор являетесь темой для разговоров. О чем только не говорят, о вашей клинике, о магазине лекарств и трав и о вашем лечебном голосе, после воздействия которым, жены начинают донимать меньше своих супругов...
   - Мне невероятно лестно слышать подобное от вас, Ваше величество.
   Королева вышла наружу, и я поспешил присоединиться к ней. Охрана и сопровождающие ее придворные дисциплинировано пристроились в нескольких метрах позади. Я же взял на себя роль ведущего по ходу отвечая на вопросы.
   - Знаете, меня всегда интересовало откуда вы. Вы очень необычны и где же живут такие люди как вы?
   - К сожалению ваше величество, я не помню. Я очнулся уже в вашем городе и не знаю с какой целью приехал сюда и как это сделал.
   Возможно, я бы ограблен и потерял память... это могло бы объяснить мое состояние.
   - Значит ли это, что все созданное вами было начато абсолютно с нуля?
   - Именно так ваше Величество.
   - Я рада, что в нашем королевстве есть такие подданные как ты. Твои действия и желания идут на пользу нашему королевству, хоть и многие и не согласны с этим... Тем не менее, я вижу, что они ошибались.
   - Не могу выразить словами, как я благодарен вам ваше Величество за эти слова. -
   - Полноте. - Он снова улыбнулась: - Это лишь начало. Учитывая ваш вклад и заботу о моих подданных я приняла решение о выделении части налогов на то построение подобных магазинов лечебных трав и небольших больниц во всех крупных городах Королевства, также немаловажным будет обучить людей которые будут там работать.
   Я несколько секунд растерянно хлопал глазами, пытаясь переварить перспективы: - Спа- спасибо, ваше Величество! - Я порывисто поклонился: - Ваша щедрость и мудрость не знает границ!
   - Оставьте нас! - Королева махнула рукой на сопровождающих. Минута и мы остались вдвоем в пустом коридоре.
   - Это все еще не все Целитель, человек. который взвалит на себя столь ответственное дело не может быть никому не известным лекарем. Поэтому я пожалую вам титул королевского лекаря. Пожизненно. - Последнее слово она проронила очень веско.
   - Я -я-я приложу все усилия. Я не подведу вас... - Я пытался справиться с охватившими меня чувствами, но они меня просто распирали. Кто бы мог подумать, что в этом мире есть настолько умные и влиятельные люди, которые так поддерживают мои цели! Это невероятно облегчит ускорит мои планы. Возможно ситуацию с пустофикацией даже получится нормализовать в самом зародыше!
   - Правда, мне требуется небольшая ваша помощь. - Королева внимательно посмотрела на меня.
   - Все что в моих силах ваше Величество! - пылко воскликнул я.
   - Меня радует ваш энтузиазм. Я узнала, что мой муж проходит лечение в вашей клинике. это так?
   - Вы правы Ваше Величество.
   - Вот как... Хитрец... Разыграл меня, сделал так будто его брат уехал в дальнее поместье отвлечься. - Словно про себя. задумчиво проронила королева.
   - Извините ваше Величество я не совсем понимаю...
   - Прости, у меня к тебе просьба. - Королева мило улыбнулась, коснувшись рукой моего лица: - Ты готов сделать так, чтобы король никогда не вылечился?
   -Что? - Мне показалось, что я ослышался.
   - Король болен, будет лучше если он не сможет вылечиться. Такое бывает, даже у лучших случаются неудачи. Всем, кто поднимет головы и попытается что-либо сказать в твою сторону я разом заткну рты.
   Мир сотканные из света, мир где болезнь темной метки была побеждена трескался, расползался и сквозь прорехи проглядывало мерзкое гнилое настоящее. Как глупо, поверил в то, что все может закончиться хорошо.
   Я смотрел на ее лицо, которое всего несколько мгновений назад казалось олицетворением доброты.
   Было обидно. Хотелось закричать, спросить зачем все это. Зачем все эти смерти? Неужели ей мало власти? А для чего ей еще больше власти?!
   Но я промолчал, а затем с трудом разлепив сведенные судорогой губы выдавил: - Все что прикажет мне Ваше Величество будет исполнено в лучшем виде.
   - Я знала, что могу положиться на такого умного человека как ты. То, что ты смог подняться так высоко лишь доказывает, что ты умеешь правильно расставлять приоритеты.
   И думаю не надо говорить, чем для тебя обернется невыполнение или отказ от исполнения моей просьбы. Не так ли?
   - Я все понимаю ваше величество.
   - Хорошо ступай.
   Я не помню, как дошел до своего кабинета, как зашел внутрь и закрыл дверь на замок. Очнулся лишь сидя в кресле. После чего со стоном схватился за голову.
   Мне предстояло решить всего лишь один простой вопрос. Многие бы даже не стали рассматривать его, ведь перспективы затмили бы им глаза.
   Стоит ли одна единственная жизнь, отнятая предательством, десятков, сотен тысяч других жизней, которые будут спасены.
   Слишком много проблем...
   Что такое безумие? Иногда это единственный выход. Когда ситуация становится настолько плохой, что сознание не выдерживает и подстраивается под изменившееся условия. И человек, ранее рассматривающий вариант с самоубийством, счастлив и ему уже плевать и на свою смерть, и на боль.
   Фраза: "Человек может приспособиться ко всему", чудовищно правдива. почему чудовищно? То, во что превратится человек после "приспособления" уже не может относится к людям.
   Так и сейчас. Одна проблема за другой. И решить их с каждым разом становится все труднее. Закрадываются мысли: по силам ли ноша, что принял я?
   Я отвлекся и с каким-то отстраненным интересом взглянул на свои руки.
   Черные, пульсирующие прожилки дотянулись уже до пальцев правой руки, на левой же чернота достигла лишь локтя. Видимо потому что метка находится на правой лопатке.
   Я чувствовал ее пульсацию. Не знаю с чем это можно сравнить. Словно шум прибоя, когда волны откатываются на мгновение, чтобы потом с силой сдвинуться чуть дальше. Монотонно раз за разом, сознание медленно меркло...
   Зачем бороться? Кому это надо? Ведь можно просто тихо и спокойно уснуть и все проблемы исчезнут. Надо всего лишь спать...
   Мир начал приобретать красноватый оттенок.
   - А Ульрих?
   - Что Ульрих. Ты дал ему возможность держать себя в под коннтролем, он не пропадет без тебя.
   - А Андер и Риштер, а как же клиника?
   - Зачем лезть везде. Люди смогут сделать все и без тебя... Спи...
   - Постойте, а как же мои пациенты?!
   - Надо лишь спать...
   - А Бен?! -
   - Спа...
   - Я не хочу спать, мне еще нужно еще столько сделать!
   - Зря-я-я-я...
  
   (От автора. Пока не известно было ли это бредом от пустофикации или главный герой умудрился поговорить с чем-то)
  
   А-а-а-ах-кха-кха!!! Я сложился пополам от судорожного кашля и слепо зашарил руками по сторонам. Меня кто-то бережно подхватил и положил обратно на кровать.
   В уши стал ввинчиваться звук: все вокруг что-то радостно кричали и кого то звали.
   - Целитель! Целитель! Вы нас слышите?! -
   -Я открыл глаза. Вокруг столпилось масса народа, которые внимательно рассматривали мое лицо.
   Я устало улыбнулся и чуть приподнял руку, ну или попытался это сделать. Вот только этого было достаточно.
   Люди радостно заорали и словно сошли с ума от счастья, хлопая друг друга по спинам.
   Несколько пациентов закружили сиделок в танце, а один даже заключил ее в поцелуе.
   Я внимательно пригляделся: вот Риштер радостно что-то втолковывает своему брату Андеру, тот как обычно невозмутим, но внимательный взгляд может отметить не свойственную ему легкое искривление губ. Усмехающийся Андер, редкое зрелище.
   Чуть дальше Бен, что-то втолковывает окружившим его пациентам, а с другой стороны кровати Ульрих с частью охраны также радовались не пойми, чему.
   Убедившись, что тело меня не собирается больше подводить, я громко прокашлялся: - Друзья я вне сомнения рад вас всех видеть, но не могли бы некоторые из вас нас покинуть? Я хотел бы поговорить с Беном, Риштером Ульрихом и Андером.
   - Не слышали, что сказал господин Целитель?! - Рявкнул Риштер.
   Спустя время когда остались только все описанные раньше персоны я заговорил: - Я сожалею, что нам довелось всем встретится при столь неудачном обстоятельстве, я...
   - Нет! Мне это не нравиться! - Вскочил со стула Риштер опрокидывая его: - Я хочу знать, что здесь твориться?! Целитель, ты знаешь я тебя уважаю, но я требую объяснить, что здесь произошло. -
   - А не много ли ты на себя берешь?! - Процедил Ульрих, его рука ухватилась за рукоять меча: - Как твоя честь вообще позволила тебе что-то требовать от Целителя?! -
   Риштер смачно харкнул на пол и заревел в ответ: - Слышь ты, я не с тобой разговариваю! А с господином Целителем, поэтому не лезь, когда разговаривают уважаемые люди! -
   Я страдальчески посмотрел на Андера, но тот увидев мой взгляд лишь демонстративно закатил глаза и с преувеличенным вниманием начал что-то рассматривать за окном. Понятно: он также поддерживает своего брата, касательно желания узнать, что со мной произошло, однако влезать в перепалку не собирается.
   - Друзья! - Я повысил голос, но мою грудь так сдавило что я аж опешил от собственной слабости.
   Риштер и Ульрих с одинаковыми заботливыми лицами бросились к постели и засуетились, не зная, как помочь.
   Захотелось засмеяться, если бы не хотелось плакать.
   - Присядьте пожалуйста и дайте мне несколько минут дать собраться с мыслями и ради всех богов, не ругайтесь между собой.
   Пришедшая в голову мысль требовала самого внимательного к себе отношения.
   Всю свою жизнь в этом мире я хранил все секреты в себе и единственный нес полную ответственность как за удачи, так и неудачи. И в этом был смысл, незнание мира, опасности вокруг и постоянное опасение предательства.
   Я сам взял на себя эту ношу и понимал последствия.
   Иногда случались моменты слабости, когда я рассказал Бену о грозившей этому миру опасности.
   Тем не менее, я встречал препятствия и проблемы как полагается, не пытаясь переложит их на других.
   Вот только с каждым разом все становилось капельку сложнее. Задачи имели сложное решение, тайны были опаснее, а расплата за ошибки стала бы критичной.
   У меня появились друзья готовые помочь и заступиться, но я упорно старался справиться в одиночку. Правильно ли это было? Учитывая, что до сих пор я справлялся, то возможно.
   К сожалению, наступил момент, когда проблемы чуть не свели меня в могилу, ну или в психушку.
   Если я и дальше буду пытаться изображать из себя героя, то это может закончиться плохо для всех нас. С содроганием поняв, что могло случиться с доверившимися и идущими за мной людьми если бы я сошел с ума. Королева бы скорее всего не стала бы себя сдерживать. Клиника также долго не продержалась бы.
   - Друзья. Послушайте меня внимательно и не перебивайте. То, что я расскажу вам... Опасно и жить вам с этим будет очень тяжело....
   Я кратко рассказал, что ждет этот мир ближайшем будущем: про повальную пустофикацию и последствиях этого.
   И я почти не удивился, когда окружающие меня совершенно не удивились. Нет, Риштер попытался было изобразить этакое удивление, но ироничные взгляды от Ульриха и Андера, все портили. Видимо они трезво оценивали его умение лицедейства, поэтому сами даже не стали пытаться.
   Бен, увидев мой взгляд, потупился. Не нужно было иметь семь пядей во лбу чтобы догадаться кто причастен к этому.
   - Хорошо, я вижу, для вас всех не стали откровением мои слова. Тем не менее следующие мои слова, можете поверить, вам не известны. И те, кто будет причастен к этой тайне...
   - Господин Целитель - Андер прервал меня. Его глаза смотрели как всегда спокойно, но голос его выдавал. Он не дрожал, нет, но чувствовалось, что он искренен: - Мы все видим, что вам тяжело, и вы не хотите подвергать нас опасности, но позвольте нам помочь вам. Что бы вы не расскажите никак не повлияет на наше отношение к вам. -
   Риштер, Ульрих и Бен молча кивнули. Бен вроде порывался что-то добавить, но все же пересилил себя.
   Сердце защемило, эти люди в меня верят. Кем я буду если предам их доверие?
   Новость о короле лежащем в клинике, о Герцоге и о Королеве привела всех в шок. И если Бен, вначале слушал с некоторым превосходством, то под конец был ошарашен не менее других.
   - Очень... Неудобная ситуация. Мы оказались словно между молотом и наковальней... - Задумчиво протянул Андер.
   - Что тут думать? - Решительно махнул рукой Риштер: - Сказать все Королю и обсудить с ним. Уверен, что он этого не забудет, а королеву тут же скрутит. - В доказательство он показал здоровущий кулак.
   - Ага, конечно. - Издевательски протянул Ульрих: - А то, что король без сознания и придет в себя неизвестно когда ты не подумал? Сомневаюсь, что королева будет ждать еще недельку другую.
   - А может спрятать Короля? - Раздался голос Бена: - Что? - Увидев странные взгляды других, он заторопился объяснить свою мысль: - Спрячем короля, а за него выдадим какого-либо другого пустого. Все равно, отличить пустого на последней стадии почти не возможно. -
   - И кого же ты решил выбрать на роль жертвы? - Не добрым тоном протянул Ульрих.
   - Король, когда очнется все равно спасет этого человека. - С достоинством закончил излагать свою идею Бен.
   - Твоя мысль Бен, мне нравиться больше всего. -Подал голос Андер: - Но тем не менее требуется внести несколько важных поправок. Надо как минимум известить Герцога и узнать о его мнении на этот счет. Также будет не лишним вообще известить его о предательстве Королевы. Все же это его брат и его работа по устранению врагов королевства.
   Я внимательно слушавший обсуждение подвел итог: - Первым делом надо известить Герцога, и начать предпринимать шаги по подмене Короля. Кто-то не согласен? Есть еще идеи? Хорошо, значит так и сде...
   - Внутрь помещения ввалился тяжело дышащий Карлос за ним стояли не довольные стражи. Куда только подевался привычный лоск и умение себя подать. Передо мной стоял нервный, чего-то боящийся до дрожи в коленях, молодой человек, откровенно не знающий, что делать дальше.
   Ульрих махнул страже, чтобы она оставил нас, те поклонившись аккуратно прикрыли распахнутую дверь.
   Шатающейся походкой он добрался до ближайшего стула и рухнул на него. Наконец собравшись с силами, он заговорил: - Все потеряно... Прибыл один из сопровождающих Герцога, он был ранен, но мог говорить. Было нападение. Никто не ждал так быстро и нагло. Он узнал некоторых из нападавших: это люди Королевы. Герцог убит. У нападающих был маг.
   Карлос засмеялся немного истерическим смехом: - Мне как человеку Герцога тоже осталось недолго, Королеве не нужна моя жизнь.
   - Почему? - Подал голос Андер.
   - А? А да. Я племянник Герцога и именно мне он собирался передать дела...
   - Что же обстоятельства изменились у кого какие предположения? - Я старался не показать страх от новой новости. В этом и состоит роль вожака или лидера, в любой ситуации сохранять спокойствие и направлять все силы подчиненных на скорейшее разрешение проблем.
   А спокойствие нам очень сильно пригодится.
   Чуть не забыл! Не стоит забывать об одном шпионе, за жизнь которого в нынешних обстоятельствах нельзя дать и монетки.
   - Карлос, первым делом приношу искренние соболезнования. Мне очень жаль, что твой дядя погиб.
   Мужчина несколько долгих секунд сверлил меня подозрительным взглядом, но все же благодарно кивнул.
   - Я вижу несколько путей для тебя. Ты можешь остаться в этом Королевстве, но велика вероятность быть убитым слугами Королевы, также ты можешь покинуть Королевство, уверен у тебя есть специально подготовленное место на такой случай.
   Паника, опутывающая сознание Карлоса начала понемногу отступать и по его виду было видно, что он начал анализировать ситуацию. Все же смерть Герцога его здорово подкосила. Ведь он даже не допускал мысли, что что-то может пойти не по плану его родственника. Тем страшнее оказалась встреча с действительностью. Но природный ум мало-помалу отвоевывал жилплощадь у паники.
   - Целитель вы сказали лишь два пути, но подразумевали больше...
   - Да. - Я поудобнее устроился в постели: - Третий путь, это постараться обыграть Королеву и вылечить Короля, после чего... Стать тем, на кого вас готовил Герцог.
   Я не юлил и говорил именно то, что думал. Карлоса я уже знаю и за последнее время у нас с ним сложились неплохие взаимоотношения. Он лучшая кандидатура нового "Герцога", конечно, не факт, что все сложится так удачно. Но помогать ему в этом начинании можно уже сейчас.
   Конечно оставался вариант с предательством Короля... Но я не смогу так поступить. Убить пациента которого должен лечить это за гранью добра и зла. Не знаю кем меня считает Королева, но она ошиблась. Я ни за что не приму ее предложения.
   - Это интересное предложение, но есть ли шансы? -
   - Для начал мы должны узнать, куда и зачем поехал Герцог. Отталкиваясь от этого мы сможем планировать свои следующие шаги. -
   - Теперь это уже не секрет. - Грустно усмехнулся Карлос: - Генерал Бисмарк всегда славился своей абсолютной преданностью короне и роду Короля. А армия под его командованием, во-первых, самая верная, а во-вторых лучшая во всем королевстве. Учитывая же, что она так удачно для нас расположена всего в нескольких дней от нас... -
   - Понятно. Следовательно, мы должны лишь закончить дело Герцога. -
   - То есть... -
   - Да, мы отправим гонца к генералу. -
   - Но до него скакать несколько дней и даже если гонец успешно донесет весть, армия движется медленнее доносчиков. Королева узнает раньше и ей ничто не помешает отмстить нам. - Подал голос Андер.
   - И под удар попадет клиника... - Сердце сжалось, а разум судорожно заметался в поисках выхода.
   - Сколько у Королевы в войск при самых лучших для нее раскладах? - Пришла очередь Ульриха задавать вопросы.
   Карлос взглянул с сомнением на бывшего наемника. Если со мной он был готов говорить на столь опасные темы, то с ним нет, однако увидев мой кивок он все же пересилил себя:
   - Стражники дворца плюс городские стражники, где-то пять- шесть сотен человек.
   - А скольких воинов стоит опытный бессмертный готовый сражаться до последнего? - Ульрих кровожадно усмехнулся.
   Что он имеет в виду. Я застыл пораженно смотря на этого человека: -
   - Ульрих, как ты можешь эти люди...
   - Сами должны решить. - Оборвал меня рыцарь, но тут же мягко закончил, увещевая: - Целитель, извините, но они воины и скажу не обманывая, очень хорошие воины.
   У нас соберется как минимум сотня готовых сражаться бессмертных. Оружия и доспехов на вооружение хватит... Как раз закупили, прибавим охрану лечебницы, крепкие стены вокруг, и мы с легкостью выдержим штурм этой... Королевы. - Ульрих еле сдержал маты.
   - Карлос. - Андер, над чем-то усиленно раздумывал: - А на что рассчитывает Королева? Все же войска в большей части верны именно Королю. Шансы на то, что даже если у нее в руках будет Король захватить власть...
   - Как будто вы не догадываетесь. - Раздраженно дернул головой: - По закону сошедший с ума Король не может править. Трон наследует ребенок Короля и выбирается регент который будет приглядывать за ребенком пока тот не вырастет.
   В данный момент сыну Короля пять лет.
   Уверен, Королева уже все подготовила для того, чтобы именно она стала регентшей при нем.
   Неужели до этого было так сложно дойти самому?
   - Пожалуйста не ругайтесь, видимо Андер хотел, чтобы вы, как сведущие в этом деле как никто и нас, рассказал все тонкости этой ситуации. Ведь не хотелось бы из-за банальной нехватки знаний совершить ошибку.
   Карлос внешне остался не возмутим, но я знаю, что лесть достигла своего слушателя.
   Андер благодарно кивнул.
   - Хорошо, подведем итог... - Я многозначительно покосился на дверь, подождав пока несколько человек также не обернется: - Не хотелось, чтобы после очередного заключения, пришел еще кто-нибудь.
   На что раздалось несколько нервных смешков.
   - Надо решить кого и сколько отправим к Бисмарку. У кого какие соображения?
   - Уверен, королева умная с... Кхм-м. И ее слуги ждут наших людей по всем дорогам. Значит необходимо отправить не менее трех гонцов и по разным дорогам. - Внес предложение Ульрих
   - Иногда у тебя голова начинает соображать. - Не смог промолчать Риштер и, опережая матерный ответ Ульриха, продолжил: - Гонцы должны быть хорошо вооружены, одеты и уметь обращаться с оружием. -
   - Не менее важна и неприметность. - Спокойно заметил Андер: - Куда лучше будет если гонцов не заметят, и они благополучно незамеченными доберутся до генерала чем ввяжутся в драку.
   План вроде сложился. При этом никто не стеснялся высказывать собственные мысли. Все же я с первых дней сотрудничества с каждым из своих друзей так или иначе показывал, что не прочь услышать их мнение и не вижу ничего зазорного если они время от времени смогу давать мне советы.
   Возможно для кого- то подобное отношение неприятно, однако я не ставлю цель самоутвердится или указать на их место подчиненным. Главное, чтобы дело было сделанным, а если сразу несколько человек следят за процессом и, в случае чего, укажут на ошибки, это идеально.
   - Риштер, Андер найдите человека три четыре на роль гонцов, параметры выбора вы уже знаете. Ульрих на тебе выдача снаряжения и подготовка... К обороне. Скажу прямо мне это не нравится и не дай боги я узнаю, что ты принуждал кого из пациентов к этому. Лишь по собственному желанию и точка! Стоп, зайди вначале к докторам и проконсультируйся у них кого в любом случае брать нельзя. Тяжелые случаи на то и тяжелые, чтобы не бросать их в мясорубку. Теперь...
   - Целитель! - Бен глубоко поклонился и стоя в таком положении с жаром вскликнул: - Позвольте мне стать одним из гонцов!
   - Бен... Зачем?! У нас нет нехватки... - в шоке посмотрел на Риштера и тот кивнул, подтверждая, что и впрямь есть люди. Хотя по его лицу было видно, что он понимает почему Бен вызвался на столь рискованное предприятие.
   - Целитель, вы работаете и рискуете больше всех. Часть из ваших проблем вы поручаете Ульриху, Риштеру или Андеру, но не мне!
   Я хочу быть полезен и сделать что-то значимое!
   Подавив в себе гнев, я задумался. Я не хочу терять Бена, ведь за эти годы я здорово к нему привязался. Иногда он даже напоминает мне моего внука, который остался на Земле. Даже мысли о его смерти парализуют мое сознание так, что я не могу думать ни о чем ином кроме как о его защите.
   С другой стороны, он свободный человек, которому нужно двигаться по жизни. Если я буду обрезать ему крылья сможет ли он взлететь? Не сломаю ли я его уверенность в своих силах?
   Именно сейчас он хочет показать себе и всем вокруг чего он стоит.
   Подготовлен ли он? Да, он умеет драться, владеет мечом на приемлемом уровне, имеет знания о чтении и письме, а также я лично учил его словесности и методикам ведения диалогов.
   Парню, нет же мужчине надо поучаствовать в настоящем деле...
   - Скажу правду Бен, я не хочу, чтобы ты ехал. - Парень смертельно побледнел и бросил злой взгляд на Ульриха, на что тот издевательски усмехнулся. Что же между ними произошло?
   - Однако ты убедил меня. Ульрих озаботься пожалуйста.
   Усмешка пропала, пришла очередь Бена скалить зубы.
   - Будет сделано Целитель.
   - А мы с тобой Карлос прогуляемся пока до Короля. Что же господа у нас много дел и удачи всем нам.
  
   Отступление. Королевский дворец.
   - Ваше Величество. -
   - Отставьте вежливость мой друг. Что стало известно? - Королева жестом отослала служанок, которые не поднимая глаз быстро ретировались из спальни.
   Прибывший дождался пока покои не покинет последний человек после чего бросился к сидящей на стуле женщине, которая также подалась ему на встречу.
   - Как я скучал по тебе любимая! Эти недели, когда я не имел никакой возможности к тебе даже подойти. -
   - Проклятый брат моего мужа. - Последнее слова она выплюнула с нескрываемым презрением: - Он словно пес что-то чуял, я не могла рисковать тобой. Только не тобой... - Она зарылась лицом в его грудь.
   Граф ласково усмехнулся: - Любимая у меня для тебя хорошие новости, как ты правильно выразилась, пес издох.
   Мы все правильно рассчитали. Хитрец сразу почуял неладное и начал рассылать письма всем сторонникам Короля, при этом инсценировал свою поездку к этому старику Бисмарку, сам же хотел заручиться поддержкой нескольких наемных отрядов. Так удачно для него расположившихся в нашем королевстве.
   - Он же не успел? - тревожно встрепенулась Королева: - Наши войска не велики, лучше бы не доводить до открытых сражений.
   - Нет. Убийцы из Шивы сработали просто превосходно. Все же твоя идея навести мосты с этой страной оказались пророческими. -Граф поцеловал ее: - Однако, боюсь сражения все же не миновать.
   - Кто посмеет идти против Королевы и ее законного сына?
   - Целитель.
   - Этот смерд? - Изумилась Королева: - На что он рассчитывает?! Мне показалось, что он на удивление разумен для своего низкого сословия и не решится делать глупостей! -
   - Может это и не он. В лечебницу приехал Карлос, щенок которого воспитывал ныне почивший герцог. Вполне возможно, что он смог убедить Целителя. Несмотря на удивительную подозрительность слуг Целителя мне удалось сохранить одного шпиона в лечебнице. Конечно, этот человечек находится на слишком мелкой должности, но кое что он все же услышал.
   Удивительно, но у Целителя есть на диво опасная армия. -
   - Армия? У него хватило денег на такое количество наемников? Так сомневаюсь, что они могу стать проблемой. Ведь наемники так легко продаются... -
   - Если бы. - Граф сокрушенно покачал головой: - Ты знала, что большая часть бессмертных лечившая в лечебнице воины? И заметь они очень хорошие воины. Благодарные воины, готовые порвать глотки всем, кто косо посмотрит в сторону их благодетеля и при этом они ничуть не боятся смерти и им нечего терять. Стоит особо отметить то, что они сильнее обычных людей и... -
   - И сколько же их сможет собрать Целитель? - Пораженно прошептала Королева.
   - Сложно сказать, но в лечебнице приблизительно находятся четыре, пять сотен бессмертных, четверть из них вполне может держать оружие. -
   - Получается никому не известный лекарь собрал прямо у нас под носом целую армию и ни мы ни король, ни герцог даже не подозревали об этом?! -
   - Не волнуйся дорогая. Этот простолюдин еще поплатится за свое вероломство. Герцог хоть и не успел встретится с командирами наемников, но тем не менее что-то им передал. Мне удалось договориться лишь с несколькими небольшими отрядами.
   Если взять дворцовую стражу и наемников у нас будет не меньше тысячи человек, мы сметем эту лечебницу и схватим короля, после чего сможем доказать его невменяемость.
   - Подожди! - Королева вспомнила: - В лечебнице также присутствуют дети нескольких влиятельных родов и даже с соседних стран. Мы не можем так просто атаковать ее. Видимо этот простолюдин озаботился этим специально, как раз на подобный случай.
   - Хм-м-м... Это несколько усложняет дело... Хотя-я-я-я... Скажи любимая, а если нам немного соврать? - Лукаво усмехнулся граф.
   - М-м-м?
   - Король у Целителя, но кто знает, что Король оказался там по собственному желанию? -
   - А не из-за предательства Герцога, который хотел сам захватить власть...
   - А Целитель должен был готовить армию для этого. - закончил граф: - А теперь посмотрим, как много бессмертных будут защищать этого смерда, когда мы сделаем официальное заявление, стоя всей армией прямо у их порога. -
   -Я люблю тебя. Чтобы я без тебя делала? - Королева нежно провела рукой по щеке графа. Мужчина же лишь счастливо улыбнулся.
   Высшее дворянство не имеет такой привилегии как браки по любви. Поэтому любовь тогда еще молодого графа из королевства Кирин приехавший в столицу Фороланда хоть и вспыхнула, но была старательно скрыта от чужих взглядов. Умевший себя подать дворянин смог заставить признать себя местное теократическое общество, поклоняющееся отцу Ллойду.
   Судьба или личное обаяние, но граф смог познакомиться на приеме с одной из дочерей Ллойда и влюбиться. Более того, это оказалось взаимным. Счастье длилось несколько лет. Тайные встречи и редкие ночи любви. Молодые люди нашли друг друга. Граф подумывал о том, чтобы навсегда остаться в Фороланде, даже несмотря на излишнюю фанатичность местных жителей во всем, что касалось религии.
   Однако случилось то, чего боялись оба влюбленных. Принцессу Анну выдали замуж за его величество короля Артуриаса.
   Стоит ли говорить о том, как к этому отнеслись граф Финеас и Анна?
   Тем не менее Финеас не сдался он посвятил себя осуществлению одной единственной цели: быть вместе с Анной.
   И наконец, после многих опасностей и долгого ожидания их мечта должна вскоре осуществиться и не какому- то смерду стоять на пути их мечты.
   Конец отступления.
  
   Глава 9. Последствия выбора.
   Отступление. Бен.
   Все прошло прямо как я и хотел! Целитель дал мне шанс проявить себя, да еще как! Задание от выполнения, которого зависят жизни всех нас. И будь я проклят, если не сделаю его в лучшем виде!
   Конечно вместе со мной это дело будут выполнять еще несколько человек... Это лишнее ведь я так и так справлюсь быстрее и лучше, но подстраховаться все же стоит.
   Эх, как все же все удачно сложилось, после этого задания никто не посмотрит на меня как на человека, который живет тут лишь из-за доброты Целителя, а сам при этом ничего не делает.
   А что делать?!
   Я хотел быть слугой Целителя. У настолько великого человека... Нет существа не зазорно быть и рабом! Хоть он никогда не примет рабства.
   Но Целитель прямо сказал, что после всего, что нам довелось пройти он не может позволить мне быть слугой. Он сказал, что поможет достичь большего и его слова не расходятся с делами. Если Виктор Николаевич сказал значит он приложит все усилия для выполнения.
   Мне были наняты учителя, научившие писать и читать, также со мной занимался Ульрих боем с мечом.
   Также он поручал мое обучение другим воинам из своего охраны лечебницы.
   Однако Целитель был не самим собой если бы посчитал, что на этом он свое слово выполнил. Следующим шагом стали учитель истории и по совместительству этикета и танцев. После уроков с ним я понял, какую судьбу мне уготовил Целитель.
   Стать рыцарем можно было по слову Короля или решению трех рыцарей. Конечно дворянство с презрением относится к подобным рыцарям, но это все равно помогло бы мне в моей жизни.
   Целитель, также проводил со мной беседы, и я уверен они давали больше толку чем все остальные учителя вместе взятые.
   Вот только во время обучения я не делал ничего и жил за чужой счет, а после также не смог найти места. Мое искреннее желание на охрану лечебницы было со снисходительным превосходством отклонено.
   Уверен, именно Ульрих нашептал в уши Виктору Николаевичу, что меня не стоит брать!
   Поэтому я брался за любую работу, которая только появлялась. Курьер? Я с радостью донесу посылку до нужного человека. Грузчик? Уже иду.
   Подобное отношение помогло мне немного выправить ситуацию.
   Именно тогда, после разговоров с Целителем у меня начало складываться ПОНИМАНИЕ.
   Все мы жрем, пьем и хотим бабу покрасивее. Не важно кто ты, дворянин или человек низкого сословия. Я общался как с первыми, так и со вторыми и столь очевидный вывод привел меня в недоуменное состояние.
   Однако я не стал останавливаться на этом. Следующей моей мыслью стало: "Бессмертным не нужны все эти человеческие требования, значит ли, что они... "
   Обратившись с этим вопросом к Целителю я услышал вот какие слова:
   - Знаешь Бен. Люди с темной меткой и впрямь не нуждаются в пищи и даже воздухе. Тем не менее мы такие же люди как ты и кто-либо еще. Мы мыслим теми же категориями и также можем страдать и радоваться. -
   - Учитель, но ведь бессмертные становятся сильнее! Я видел, как двое бессмертных играли в ножички (двое садятся за стол и кладут левую руку с максимально расставленными пальцами, правой рукой с ножом начинают быстро втыкать нож межу пальцев левой руки оппонента) и не мог даже заметить их движения! А когда один из них лишился пальца, то на следующий день он был цел и здоров. Это ли не выше обычного человека?!
   - Помолчи! - Целитель грозно нахмурил брови: - Да, темная метка дает много преимуществ, но и цена огромна. Согласился бы ты отрезать себе руки, чтобы быть в состоянии прыгнуть на высоту городской стены? Молчишь? Стоит ли сила и быстрота, возможностью обезуметь?
   - Я понял учитель, извини за столь глупые мысли. - Я тут же повинился.
   - Нет, Бен, это ты меня извини, я не должен был столь сильно реагировать, просто твои слова про превосходство одних людей над другими напоминали мне других людей, которые также ратовали за превосходство одних над другими... -
   Целитель глубоко о чем-то задумался. Я понял это мой шанс спросить что-нибудь интересное, ведь, когда он в таком состоянии, то самое время для этого.
   - Виктор Николаевич, а вы знаете что такое темная метка?
   - Темная метка... Не знаю, но есть предположение...
   - Расскажите пожалуйста!
   - Лично я склоняюсь, что это дар человечеству, которое оно слишком рано получило. Если человек сможет принять и жить с меткой, то перед ним откроется такие перспективы, что мы даже не можем представить...
   - А почему метка была получена так рано?
   Целитель встрепенулся и быстро взглянул в сторону больших напольных часов, чьи круглые маятники размеренно качались то в одну то в другую сторону:
   - Так! Думаю, время сегодняшнего разговора подошло к концу. Все же не стоит наших пациентов заставлять ждать, в следующий раз встретимся... -
   Я долгое врем не мог сложить цельную картину, но не так давно мозаика встала на свои места.
   Темная метка слишком рано пришла в наш мир. Человечество не смогло бы с ней справиться: новоявленным бессмертным грозила гибель. Именно бессмертным, ведь далеко не все люди примут метку, в этом Целитель был уверен.
   И в самый нужный момент, когда можно все еще исправить появляется... Старик, о котором никто ничего не знает. Старик, который готов помочь всем, но в особенности бессмертным.
   Легенды о богах, которые спускаются в наш мир и живут среди нас не редкость. Обычно это были великие герои или злодеи, певцы или обольстители, но может ли быть... Целитель?
   Тот бог, что создал метку и хотел помочь человечеству, но из-за чьих то злобных происков (не мог же Целитель сам отправить метку), все случилось вне плана. Но бог не бросил в беде, он спустился к людям и стал помогать бессмертным... При этом он сам имел темную метку.
   Руководствуясь этими мыслями я стал искать тех, кто мог поверить моим словам. В правду нового мира. Вначале это оказалось тяжело. Найти первого верующего в Целителя. Я не знал, что и как делать. У меня был груз знаний от разных учителей, но я не знал, как его применять.
   Но я все же смог. С первым, появился второй, а затем третий. Эти люди помогали мне в убеждении и понемногу наши ряды увеличивались.
   В наши ряды принимали как обычных людей, так и бессмертных. Однако приоритет всегда стоял именно за обладателями темной метки. Почему?
   Я не забыл слов Целителя о тех, кто сможет подчинить темную метку своей воле. Эти люди станут новым человечеством и именно им предстоит править всеми остальными.
   Конечно, Целитель также сказал о том, что они такие же люди, но... Я уверен, он лишь проверял меня. И я провалил его проверку.
   Я должен был закричать о том, что я и обычные люди не более чем слуги под ногами бессмертных. И я уверен, он этого от меня и ждал, но я лишь согласился с его словами.
   Не буду лукавить я совершенно не согласен, что Ульрих высший человек, однако он и не покорил метку! И я уверен, так и не сделает этого!
   А вот я молю Целителя, что он в своей милости простит мою ошибку и одарит темной меткой.
   Ульрих же...
   - Слышишь ты меня, кусок говна, не понятно, что забывший в этом месте! Меня достали ты и твои фанатики без конца трущиеся вокруг! Вы за*#:&@ охрану, так вам мало! Вы уже пытаетесь промывать мозги пациентам!
   Ранее я считал, что ваши игрища не доставят проблем Целителю, поэтому ничего не говорил ему, чтобы не раздражать мелочью вроде вас, но теперь я уже не уверен. Ты меня понял!? -
   Я попробовал убедить его, в том, что наше дело правое и это правильно, но... он даже не захотел слушать.
   Пришлось заверить его в подчинении. Уровень секретности также пришлось повысить. Столько людей могли увидеть свет истинной веры, но из-за одного твердолобого болвана, все может пойти грязью!
   К сожалению, не все идет как мы того хотим.

*****

   Я получил серый пыльный плащ, двух лошадей, меч и арбалет. И с последним все было отнюдь не просто.
   Разрешение на использование арбалетов было получено не так давно, лет тридцать или около того назад.
   Высокое дворянство и рыцари считали не допустимым, что даже самый обычный крестьянин может всадить арбалетный болт в их высокородную задницу. Дескать как так?! Они всю жизнь учатся сражаться, имеют превосходные доспехи, а один единственный болт все закончит?
   Целых пол века тянулись дебаты по этому поводу и разрешили лишь потому, что арбалетов, несмотря на запреты стало слишком много. Никто не стеснялся использовать вроде как запрещенное оружие. Особенно наемники.
   Поэтому аристократам пришлось признать арбалеты и спешно вводить их уже в свои армии.
   Отправляли гонцов из разных точек лечебницы, причем не давали увидеть лица других гонцов. Иногда продуманность планов Андера, за которые он берется, меня пугает.
   Это не дурак Ульрих. Уверен то, что он давным-давно знает о Братстве. Он никак не показал своего отношения к всему этому, но не учитывать его в моих планах будет безумием.
   Сколько дворян, считавших себя неприкосновенными решили пощипать лечебницу? И сколько из них остались в живых или в своем уме? Мало, очень мало. Целитель не знает об этом, никто из нас не хотел его расстраивать людской подлостью.
   Покрепче ухватив вожжи я тронулся вперед, пока неторопливо, ведь не стоит привлекать внимания, но когда выеду из города, то можно будет скакать во весь опор.
   Конец отступления.
  

******

   Всадник, повернувший из-за угла довольно хмыкнул, замедляя лошадь. Та в ответ фыркнула: все же весь день ей пришлось скакать как сумасшедшей. Она не думала зачем хозяин нарезал круги весь сегодняшний день, однако хмыканье хозяина она верно рассмотрела, как удачный для себя знак.
   Лейтенант Каско был очень доволен, приказ, отданный королевой был исполнен в лучшем виде. Презренные предатели, посмевшие замыслить недоброе по отношению к Королю пойманы и не смогут тянуть сети предательства дальше.
   Когда их всех собрали в той комнате, никто из них не мог и помыслить о том, какую страшную тайну им расскажут всего через несколько минут.
   Заговор! Всего одно слово и все перешептывания и смешки стихли. Каждый из сидящих на лавках, замер вслушиваясь в следующие слова.
   Каско слышал несколько слухов о лечебнице. По большей части это его никак не касалось и ему было попросту плевать. Есть лечебница, нет, кому собственно какое дело? Лейтенант однажды видел, как сражается бессмертный на дуэли, и надо признать, он был впечатлен.
   Вот только он и помыслить не мог о том, что кому-то хватит наглости воспользоваться бессмертными для свержения власти.
   Некий Целитель, глава клиники создал заговор с бессмертными и некими дворянами Королевства.
   Каско и другим командующим были поручены задания по поимке гонцов и шпионов мятежников.
   И теперь он наблюдал за тем как его подчиненные поймали уже второго гонца. Сия картина очень радовала душу Каско и у него даже разыгрался аппетит. нужно будет устроить привал решил лейтенант. Но работа прежде всего, требовалось опросить пойманного.
   - Господин лейтенант! нарушитель пойман и обезврежен! Во время поимки... - Подскочивший сержант браво вытянулся, расправив грудь и начал доклад. Пойманный гонец определенно должен был сказаться на его жалование в этом месяце и, было видно, что он знал об этом.
   - Вольно! Отлично сделанная работа сержант. Я определенно вами доволен! По прибытию я выпишу вашему отряду премию! - Солдаты вроде как делающие свои дела и не вслушивающиеся в разговор начальства радостно закричали благодарности лейтенанту.
   - Хотелось бы опросить мятежника. Сержант устройте пожалуйста все для этого. И да... - Каско вспомнил про обед: - Устройте привал!
   - Будет сделано ваша милость!
   Привал бы обустроен очень быстро. Солдаты этого отряда было не привыкать к подобного рода заданиям. Каждый из них умел ездить верхом, стрелять из арбалета и ориентироваться в лесу. По большей части их следовало называть егерями, но из-за пренебрежительного отношения в основной армии к "лесовикам", в этом отряде служили солдаты.
   - Сержант! - Каско, сыто откинулся на так удобно расположенное за его спиной дерево.
   - Слушаю ваша Милость!
   - Приведите сюда мятежника, думаю самое время!
   - Будет исполнено!
   Каско с неприятной ухмылкой оглядел парня, которого двое дюжих солдат привели, сняли с головы мешок и поставили на колени, бдительно следя за любым движением.
   Ничем не примечательный парень, затравленно зыркал вокруг, пытаясь найти хоть какой-то способ выкрутится из ситуации. Из разбитого носа тянулись сопли с кровью. изредка он с всхлипом втягивал их, хоть это и не помогало.
   - Ну что парень, попал ты в переплет. Это ж надо связаться с самими мятежниками! Поэтому советую тебе говорить лишь правду и не затягивать с ответами, тогда может быть если Гвин смилуется над тобой и без казни обойдется.
   Ну а если будешь упорствовать... К мятежникам и их прихлебателям у нас пощады нет. ну так что? Будешь говорить? - Каско лениво подождал минуты, после чего небрежно махнул рукой охране.
   Мощным ударом в спину гонец был повален на землю после чего стал содрогаться от ударов ногами. Несмотря на то, что он прижал ноги к животу и постарался защитить свои органы от тяжелых ударов, это ему не особо помогло. Солдаты знали и умели бить.
   Следующие несколько минут слились в болезненные стоны, звуки влетевших ботинок в живое тело и натужное хеканье солдат.
   - Так, хватит! - Каско начало надоедать происходящее. От жестокости как таковой он не получал удовольствия, а бессмысленная жестокость вызывала в нем лишь раздражение. Было видно, что курьер не собирается сдаваться и подобные физические забавы могу продолжаться долго. Пора было переходить к более действенным методам.
   - Эй, Ганс! Ты знаешь, что делать!
   - Будет сделано ваша милость! - Худой словно спичка, но высокий человек с бледным до синевы лицом и невзрачными, словно рыбьими глазами кинулся в сторону своей лошади, после чего достал из сумок небольшой сверток.
   Каждый жест, каждый шаг этого человека притягивали взгляды окружающих солдат, словно деготь, тягучее отвращение поднималось в окружающих: палач. Неофициальная должность, имеющаяся во всех сколько-нибудь крупных военных отрядах. Эту работу надо было выполнять, однако желающих всегда было очень мало. Тем не менее всегда находился тот, кому существенная прибавка к зарплате застилала глаза. Презираемые своими собственными сослуживцами они были вечными изгоями.
   Почему же Ганс. как и многие другие подобные ему работали неофициально? Ведь профессия палача вполне рабочая во всех королевствах и даже у короля есть свой личный штат заплечных мастеров. Дело в религиозной причине. Все официальные палачи так или иначе связаны с церковью. После каждого истязания палачи должны незамедлительно пройти покаяние в церкви и принять раскаяние. Промедление недопустимо. В армии же далеко не всегда рядом будет жрец, что у ж говорить про храм.
   Не будем углубляться в подробности того, что произошло дальше, но между тем, когда палач достал свои инструменты и тем, когда курьер корчившийся на дыбе привязанный к крепкому суку, прошло не больше получаса.
   - Пожалуйста, прошу вас! Я умоляю вас!! Я готов все рассказать, послушайте меня! ну задайте хоть какой-то вопрос!
   Каско с каким-то болезненным любопытством смотрел на бывшего не так давно храбрым гонца. Теперь он был готов рассказать все и сдать всех. лишь бы не испытывать еще больше боли.
   Иногда лейтенант задумывался над тем, сколько же он сам смог бы вынести прежде чем сдался бы. И итог был неутешительным. Скорее всего лейтенант сдался бы стоило палачу расчехлить свой инструмент...
   Отогнав непрошенные мысли лейтенант сосредоточился на пленнике который уже почти захлебывался плачем умоляя выслушать его.
   - Ну что ты, что ты. - Растянул он губы в неестественной улыбке: - Я же предупреждал тебя, что может случиться. Хорошо, что теперь ты понял, не так ли? -
   Удовлетворившись искренностью пленника он продолжил: - Ну а теперь расскажи мне все, что ты знаешь, о чем слышал и о чем догадываешься касательно остальных гонцов, и дальнейших планов мятежников.
   Спустя час, Каско устало поднялся разминая спину: - Собираемся! Привал окончен! Пленника повесить! -
   Гонец несколько секунд хлопал глазами, беспомощно разевая рот, но потом закричал: - Подождите господин! Но я все рассказал! Я много рассказал! Вы же говорили о помиловании?!
   - Говорил. - Согласно кивнул лейтенант, подождав пока пленник немного придет в себя: - Вот только, к сожалению, ты не сразу начал давать ответы. А мое время стоит дорого. Эй, кто там, не затягивайте с этим, и ты заткни его, меня раздражают его крики. -
   Каско не стал говорить пленнику, что задолго до этого был отдан приказ при поимке живьем казнить без милосердия всех мятежников.

******

   Несущийся всадник, яростно понукающий своего коня. Рядом бежит еще один, заводной. Все припасы уже давно скинуты, чтобы облегчить вес.
   Бен судорожно оглядывается, и понимает, что преследователи не отстают. Конечно, разрыв между ними все еще держится, а когда он пересядет на второго коня, то и вообще увеличится, но учитывая количество врагов, они могу его ждать и впереди.
   "Зачем?" этот вопрос не давал ему покоя. Зачем он решил изображать героя?! Зачем он упросил целителя отправить его в эту смертельно опасную авантюру?! Чтобы доказать что-то Рихтеру? Убедить всех в своей взрослости? Или сказать себе, что ты что-то можешь?
   Вот теперь Бен очень хорошо понимал всю глубину своих заблуждений. Перед догоняющей его смертью весь его гонор выглядели так глупо и бессмысленно, что Бену хотелось плакать.
   Так еще и конь, успешно увозящий задницу своего хозяина от неминуемый кончины стал сдавать. В его дыхании слышались хрипи. а появившаяся пена являлась олицетворением неизбежности.
   Требовалось пересесть на другого коня, но как это сделать на бешенном скаку?! Бен не считал себя великим всадником. Уже то, что он не навернулся в те разы, когда он съезжал в лес, чтобы запутать преследователей, уже нельзя было объяснить иначе как чудом.
   А совершить подобный трюк с догоняющими его солдатами...
   Внезапно все существо Бена пронзила яркая. чудовищная вспышка боли, которая постепенно растекаться от правой лопатки. С трудом оглянувшись Бен с каким-то фатализмом полюбовался торчавшим черенком стрелы, которая накрепко засела в его теле.
   "Ну вот и все." - Пришла ему горькая мысль, все мои планы, все ради чего я жил, теперь закончится. Орден найдет нового главу... А если не найдет, то надеюсь они се равно будут помогать Целителю, ведь он...
   Вдруг Бена пронзила внезапная мысль: Целитель бог. и значит после того. как он умрет ему придется держать ответ за невыполненное дело! И тогда будет видна его трусость. Ведь он уже почти сдался на милость врагу!
   - Нет! - прохрипел Бен, дергая поводья второго коня заставляя его приблизиться после совершил то, что в дальнейшем не мог объяснить даже себе.
   Он умудрился перескочить на другую лошадь и при этом не свалиться так еще и почти сразу ухватил поводья.
   Новая лошадь почуяв запах крови рванула вперед оставив празднующих врагов далеко позади.
   "Надо доставить письмо... надо доставить письмо... " Бен чувствовал, как по спине течет струйка крови, плечом было не пошевелить. Все его силы были сосредоточены чтобы не упасть.
   Он должен был доставить письмо.

******

   Топот сотен ног, скрип железа и тихий мат.
   Закрывающие ставни, запертые двери и десятки тысяч опасливых, настороженных и выжидающих взглядов.
   Вот идут стражники. У них есть благородная цель: уничтожить мятежников, замыслившие заговор против короля и его семьи. Выродков, что посмели убить брата короля. Уничтожить угрозу королевства на корню. Вот только если бы все было так просто. Слухи ходили самые разные. И несмотря на то, что люди королевы на каждом шагу говорили кто виноват, но пройди дальше и услышишь совсем другое мнение.
   Стражники гордо выпячивали грудь вперед и крепче сжимали оружие, хоть и не чувствовали за собой абсолютной правоты.
   Однако среди них не было тех, кто готов был задавать вопросы. Те, кто задавал вопросы уже давно висят на виселицах или валяются без головы, признанные как пособники и сочувствующие мятежникам.
   А выплаченное жалование за три месяца вперед, лишь укрепило подчинение. И что с того, что полученное золото "жжет" руки и от него "смердит" как не смердело бы от гниющего разлагающегося трупа?
   А вон там наемники. Их серые, потертые доспехи, а также цепкие взгляды выдавали их профессию. Стоило наемникам появится как город вымирал и не зря. Жадные, ощупывающие все вокруг глаза псов войны, проникали в каждую щель и взвешивали и оценивали... Все. что можно продать.
   Они не страдали от сомнений. Более того, им было глубоко плевать на то, правда ли история, рассказанная им людьми графа.
   Задаток был более чем щедрым, поэтому начался самый настоящий ажиотаж среди их братии. Правда быстро исчезнувший. Королева набирала всех, не скупясь на обещания.
   Еще больше было обещано после выполненной работы. Однако наемникам и этого было мало. Их ненасытный голод ничто не могло утолить. Погреби их золотом, и они все равно кричали бы: "Мало!"
   Что будет если во время атаки на лечебницу, мы совершенно случайно заденем еще пару рядом стоявших домов? Ведь нас вон как много, никто и не заметит... Наемников заботили именно такого рода вопросы.
   И наконец третий отряд, он был куда меньше в размере чем первые два, но несоизмеримо лучшего качества. Если первые два шли на своих двоих. То этот состоял исключительно из карет и повозок.
   Десяток магов, ассасины Шивы, личная охрана Королевы и самого Графа. Лучшее снаряжение, магическая мощь и отшлифованные годами смертоносные навыки и целая коллекция ядов.
   Хотелось бы сказать, что в третьем отряде думали, как в первом, но нельзя. Также неверно приписывать им мысли второго, но лишь отчасти.
   Если наемники мыслили обычными приземленными вещами: золото, бабы, жратва, выпивка. То дворяне мыслили с куда большим размахом! Жадность вторых помноженная на высокомерие и чувство собственной важности и исключительности. Получается еще более ужасающая и прецизионная в своей отвратительности картина.
   Что же мы увидим если взглянем на тех, против кого собрали все эти силы?
   Среди лагеря Целителя царил упорядоченный хаос. Кто-то куда то бежал, кто-то тащил камни. которыми закладывали проходы и окна, где-то стучали топоры.
   Тем не менее люди готовы были сражаться, а не сдастся на милость Королеве или бежать спасая свою жизнь.
   И если среди бессмертных это было более чем ожидаемо, ведь им так или иначе не грозила смерть, то самоотверженность обычных служащих и даже наемников охраны приятно удивила Целителя и его помощников.
   Хоть Целитель сразу и предельно честно объяснил, что ждет тех, кто попадет в руки заговорщиков, почти никто не ушел.
   Более того, сомневающиеся наоборот были убеждены в правильности выбранной стороны.
   Но подготовка не могла длиться вечно. Круг был замкнут, и лечебница уже спустя пол час находилась в плотной осаде. Теперь даже если бы кто и передумал, проскользнуть не получилось бы.
   Ряды осаждающих расступились и вперед вышел Граф вместе со своей свитой, в руках одного из солдат реял символ переговоров.
   Среди окон лечебницы наметилась суета и спустя несколько минут появилось такое же знамя, а в окнах можно было увидеть самого Целителя, Андера, Ульриха и Риштера.
   Граф повернулся к солдату с рупором после четко рубленными фразами заговорил. Солдат так громко повторял каждое слово, что казалось его рев раздавался на весь город: - Мятежники и заговорщики! Сдавайтесь! Ваши планы раскрыты! Несмотря на то, что вы убили брата короля, и похитители его величество. Вам не удалось убить королеву! Ее величество в своей милости предлагает сдаться! Люди, обманутые заговорщиками могут сдаться и к ним не будет ни каких притеснений! На ответ дается пол часа!
   "Король похищен?" "Вот кто были те неизвестные люди..." " Получается это может быть правдой" Слова Графа словно яд посеяли болезненные сомнения в людях. Они не хотели верить, но вынужденные недомолвки, связанные с присутствием Короля сделали свое дело. Слухи расходились словно волны от брошенного в воду камня.
   Ни Целитель ни остальные даже не подумали о столь наглом и беспринципном шаге, как подобная ложь. Единственный кто должен был подозревать о чем-то подобном был Андер, однако он был занят борьбой и распусканием слухов о том, кто именно виноват в смерти брата короля.
   Королева и граф мудро придержали козырь с "похищенным королем", не выпуская его сразу. Они дождались подходящего момента, после чего ударили в самое сердце.
   - Ложь! Ваши слова смердят от лжи! - Заревел Риштер. Для его голоса не нужен был рупор: - Это вы собирались убить короля и убили его брата! А теперь пытаетесь обвинить нас в совершенных вами преступлениях! Как бесчестно! Граф Фабиас, если ты мужчина иди сюда, устроим бой как мужчина с мужчиной, а не будем устраивать тут не пойми, что! -
   Королева обеспокоенно взглянула в затвердевшее от гнева лицо любимого, тот же заметив ее внимание, постарался успокаивающе улыбнуться: - Предатель! Мне незачем драться с тобой, ведь уже спустя двадцать пять минут* ты будешь наказан за свои преступления! -
   *(Автор не хочет плодить сущности, поэтому минуты, а не что-нибудь соответствующее новому миру)
   - Что ты несешь?! - Неужели есть те, кто верят в его лживые речи?! - Риштер огляделся вокруг и то, что он видел ему не понравилось. Отводящие взгляды солдаты говорили сами за себя.
   Конечно оставались еще бессмертные: их кулаки лишь крепче стискивались на рукоятях топоров и мечей при выслушивании столь наглой лжи. Ни один из невольных пустых, вернувшихся к нормальной жизни благодаря помощи Целителя, не задумался о предательстве благодетеля. Более того, даже если бы они получились неопровержимые доказательства вины целителя, они бы все равно не дали провести расправу над ним.
   Однако количество бессмертных все же было намного ниже чем число обычных людей в рядах Целителя.
   Ситуация становилась критической.
   Именно тогда Целитель вышел вперед. Оглядел тысячи людей, смотрящих на него и заговорил о себе.
   Он рассказал о том, как ему в голову пришла мысль создать лечебницу, о том, как сия идея постепенно воплощалась в жизнь.
   В его словах не было каких-либо призывов или попыток навязать свое мнение. Он честно и искренне рассказывал людям о том, что он хотел сделать, то сделал и что собирается. И ему верили.
   Он не держал окружающих его людей за толпу, за скот, который нужно обманом заставить идти в нужную тебе сторону. Он говорил с ними как с людьми и это подкупало.
   Возможно, толпу нельзя называть просто большое количество людей, собранных вместе, он словно живое организм со своими стремлениями и страхами. И фальшь толпа чувствует куда лучше своих отдельных представителей на инстинктивном уровне.
   Целитель не забыл рассказать и о короле, о том каким шоком для него стало известие о болезни короля. Необходимость лечения и страшное предложение Королевы.
   В установившейся тишине громкие слова Целителя долетали даже до ушей, осаждающих, что совсем не нравилось власть имущим, но сделать они ничего не могли.
   В конце целитель, что выбор как поступить дается каждому, и он не вправе мешать кому-либо. Поэтому если кто решил уйти он его никогда не осудит и не будет препятствовать.
   Надо ли говорить, о том, что не ушел никто? Более того, воодушевленные люди готовы были защищать не только самих себя, но и короля от кровавых лап убийц.
   Граф чуть не сплюнул от раздражения. Почти получилось! Если бы не этот проклятый докторишка, Король был бы на пол пути в самый глубокое подземелье, где бы они и провел все свое дальнейшее существование.
   И прервать его было никак нельзя. Ведь мало того, что существует заранее прописанный протокол для подобных переговоров и его не поймут собственные люди. Так еще этими действиями можно подставить себя и любимую.
   Он попытался воззвать к осажденным еще раз, но получил лишь насмешки и оскорбления. Защищающиеся были воодушевлены, нападающие же наоборот мрачнели все больше.
   Затягивать сражение было невыгодно уже им, граф приказал магам атаковать...

******

   Войска опасливо расступились освобождая пустое место между магами и их целью. Никому не хотелось быть нечаянной жертвой из -за косорукости одного из магов. С них уж точно не спросят если нечаянно погибнет один два каких-то солдата.
   - Пригнитесь! - Успел раздаться крик командиров, когда маги все же ударили. Из вытянутых посохов и жезлов вылетели сияющие нестерпимым синим светом магические шары и стрелы. Они не летели со скоростью стрелы, даже больше, они скорее неспешно плыли в сторону осажденных.
   Несколько защитников обманувшись временным затишьем приподнялись желая осмотреть происходящее. Что же. им это удалось. Их развороченные, оплавленные и горящие останки вперемешку с деревом и осколками камней картечью прошлись по внутреннему двору вспахивая землю.
   В нескольких местах стены были почти пробиты и там начинало разгораться пламя, об участи находившихся там людей можно было лишь догадываться.
   Нападавшие, пораженно застыли, недоверчиво рассматривая разрушения которые после единственной атаки магов. Оплавленные стены с кое где ярко красными раскаленными камнями, говорили лучше всяких слов.
   Вначале один, а потом сразу несколько радостных криков переросли в ликующий рев: нападавшие праздновали победу. Никто не хотел терять свои жизни, а теперь победа очевидна.
   Граф повернулся к посыльным: - Отдайте приказ наступать, захватите как можно быстрее этот рассадник мятежников. Выживших бессмертных связывать, и не пропустите Целителя! Он не должен уйти! -
   Войска двинулись вперед сначала шагом держа строй, но чем ближе к стенам они подходили, тем быстрее стали двигаться.
   - Тащите лестницы! - надрывались сержанты, отдавая приказы солдатам и придавая ускорения пинками и затрещинами неповоротливым.
   Первыми на стены успели взобраться, как ни странно наемники. Хотя учитывая, что их манил запах наживы, да и опыта у них было побольше в осаде крепостей, так что ничего странного. Однако они не успели долго порадоваться.
   - А мы вас уже заждались - Кровожадно прорычал Риштер взмахом меча располовинивая исказившееся от ужаса лицо наемника: - Смерть мятежникам и ублюдкам Королевы! -
   С другой стены куда добрались стражники раздался другой клич: - Мочи убийц и похитителей Короля! -
   Спрятавшиеся среди останков стены бессмертные дождались подходящего момента и показали свое мастерство. Отрубленные руки, головы и другие части тела посыпались вниз на головы атакующих. Бессмертные в большинстве своем были куда сильнее обычных людей. Их мечи и топоры были тяжелее обычных вариантов. там где средний воин наносил хоть и смертельный, но относительно неглубокий удар, вследствие сопротивления доспехов, бессмертный разрубал и даже просто отрывал куски мяса.
   Казалось, что эту машину смерти невозможно остановить. Сотни схваток, множество поглощенных душ, десятки лет непрекращающейся войны и гонки за силой выковали из них слаженный механизм, который спокойно и обстоятельно перерабатывал весь поступающий биоматериал, выдавая на выходе лишь страх и ужас для новых поступающих.
   Однако Граф не собирался сдаваться так быстро. верхушку оборонной стены снова сотрясли многочисленные магические взрывы. Графу требовалось как можно быстрее взломать эту оборону, поэтому жертва в несколько десятков солдат, показалась ему совершенно приемлемой.
   К тому же, маги в этот раз били скорее точечно. Все же любовник Королевы не хотел излишних смертей среди своих подчиненных.
   Если смерть товарищей произвела на атакующих гнетущее впечатление, то вот уцелевшие бессмертные совершенно спокойно продолжили сражение. После стольких смертей что они пережили, страха смерти или боли они уже почти не испытывают. Да и боль бессметные испытывают в очень ослабленном виде.
   Однако план Графа все же был успешен. Защитники не успели подготовится и спрятаться, не ожидая столь неожиданной подлости от врага. Поэтому были многочисленные потери и наступающие просто продавливали своей численностью жидкий заслон бессмертных.
   За каждого убитого, вставало трое и сколь бы не были сильны обороняющиеся, но сложно противостоять готовому строю в одиночку.

*****

   - Зачем? Зачем все эти смерти? - Целитель с горечью смотрел на разворачивающуюся трагедию: - Столько смертей... Ради чего? Что же вы наделали... -
   - Ничего Господин Целитель! - Отвлекся Ульрих от выдачи указаний по обороне, не верно поняв слова доктора он продолжил: - Скоро наши погибшие бессмертные возродятся и этим п... - Он запнулся, смущенно посмотрев на Целителя: - ...проклятым мятежникам зададим! Они еще кровью умоются! -
   - Да... - Тихо проговорил, почти про себя Целитель: - Сегодня мы все умоемся кровью... -

*****

   Прорвавшимся пришлось резко притормозить, так как их уже ждали. Вторая линия обороны, состоящая из обычных людей, но вооруженная дальнобойным оружием здорово охладила их пыл. А летевшие вниз горшки с кипящим маслом окончательно остановили их продвижение.
   Часть отступивших бессмертных неспешно поднялись наверх и подхватили связки с метательными копьями. после чего нападавшим стало совсем весело. тяжелые метательные пилоны, брошенные с нечеловеческой силой, да еще сверху, иной раз пробивали сразу двух солдат, а очень редко даже трех.
   Неся потери, атакующие предпочли отступить для того, чтобы перегруппироваться. Однако было видно, что у людей Целителя захватить обратно двор уже не получиться: солдаты отступили, но не ушли.
   Все только начиналось.

*****

   - Почему эти жалкие укрепления еще не захвачены?! - Проревел Граф нависнув над командирами. Те выпучив глаза смотрел строго вперед, не решаясь возразить.
   - Граф Фабиас! Мятежники слишком плотно засели! Проходы извилистые и узкие, солдаты могут двигаться максимум по двое! Сверху ведется обстрел, было принято решение отступить, дабы не понести лишних потерь! - Один из командиров храбро шагнул вперед.
   - Хорошо-о-о... - Граф скрипнул зубами. Ему нестерпимо хотелось сорвать злость на стоящих перед ним подчиненных, однако он понимал, что это мало того, что бессмысленно, так еще и вредно:
   - Значит не сдаются... Эй, кто-нибудь позовите магов! Видимо сегодня них будет много работы! И ты! Прикажи лучникам готовить огненные стрелы! Скоро им станет очень горячо. - От усмешки Графа пробегающий рядом посыльный, споткнулся и растянулся на земле парализованный страхом, что вызвало еще больше веселья у дворянина.

*****

   Черный дым поднимался над мрачными, обгорелыми руинами. Сложно было даже представить, что раньше это была лечебница. Звон столкнувшегося металла, крики раненных и последние стоны убитых. Из дыма выскакивали люди, бросавшиеся друг на друга с озверением животных. Хотя даже животные не испытывают той ненависти и жажды убийства.
   Тем не менее происходящее было далеко не самое ужасное, что творилось на этом поле боя. Смех. Изредка, средь дыма и гари раздавались безумные, полные жажды крови смешки и полноценный смех. Иной раз казалось, что весельчак пытается остановиться, но уже не может. Наемники и солдаты Графа хорошо знали, кто издает этот смех.
   Сражения длились уже два дня. Королева наняла уже несколько отрядов наемников, что не попали под набор в прошлый раз. были вызваны новые войска из ближайших к городу постов. Казалось бы, кто может сопротивляться собранной силе?
   Бессмертные наглядно показали, кто может. Они сражались, умирали, возрождались и кидались в битву с новыми силами. Их можно было назвать неуязвимыми, но это было не так. С каждой смертью они сходили с ума. Некоторым хватило двух дней для того, чтобы почти окончательно потерять рассудок. Их хохочущие фигуры, двигаясь с огромной скоростью и с совершенно наплевательским отношением к жизни, бросались на нападающих устраивали кровавую бойню. Некоторые из них, начинали сооружать кровавые строения из убитых людей, отрубая руки, ноги и используя их как строительный материал. Другие же обвешивались кусками тел и обмазывались кровью.
   Из-за лучников и бесконечных ударов магов в городе начались пожары, стремительно распространяясь они породили постоянную дымку, из-за которой было сложно что-либо увидеть даже через десяток метров.
   Королева и ее любимый не имели права сдаваться, поэтому после очередной бомбардировки магическими стрелами войска пошли в атаку, а к хору сумасшедшего смеха добавились еще парочка голосов.

******

   - Несите раненных сюда! - Покачивающаяся фигура показала дрожащей рукой направление. Мимо прошли несколько человек таща носилки с раненными. Вид раненных был ужасен: ожоги, колотые и рубленные раны, но те, кто их несли сами немногим от них отличались.
   Целитель, а именно он указал куда класть раненных выглядел по-настоящему ужасно. Несмотря на все старания защитников несколько раз Целитель был убит. Два раза близкими взрывами, один раз обвалившимся зданием, а четвертый раз его зарубили осатаневшие наемники. что в один момент прорвались дальше всех. Конечно, они были быстро убиты, но Целитель и несколько раненных о которых он заботился были убиты.
   Старик в очередной раз поправил висящий у него на боку меч. Он никак не могу к нему привыкнуть, хоть сам и попросил его дать. После последнего возрождения Целитель увидел, что сделали наемники с раненными. Он не кричал и не ругался. Кое кто из находившихся там говорили, что видели, как по щекам Целителя текли слезы. Другие наоборот восхищались той твердостью, что прозвучала в его голосе в тот момент:
   - Дайте мне меч, пожалуйста, я сделаю все что в моих силах, чтобы второй раз этого не повторилось. -
   Целитель совершенно не умел пользоваться оружием, но он был готов умереть столько раз сколько потребуется, но остановить настоящих убийц.
   - Целитель. Целитель. - старик вздрогнул, так глубоко он погрузился в свои мысли: - Вас зовут. Король пришел в себя!
   - Да? Да... Хорошо я иду... Иду... - Целитель собрался с силами. ведь предстоял разговор с королем и следовало хоть немного прийти в себя. Постоянные смерти вокруг, непрекращающаяся бойня, поток раненных, все это казалось ему неким кошмаром и непонятно почему он не мог проснуться.
   - Ваше Величество. для меня честь вновь встретится с вами.
   - Вновь? - Прошептал король. Его голос был слаб, но глаза смотрели твердо и было видно, что он полностью проснулся.
   - Да, ваше Величество. Ваш брат отправил за мной, когда вы начали превращаться в пустого. Нет, ваше Величество, сейчас для вас ситуация стабилизовалась, и вы не будете выглядеть как те несчастные. - Ответил на невысказанный вопрос Целитель, заметив изменившееся выражение лица Короля.
   - Что происходит? Я слышу крики сражающихся и взрывы... - Королю было сильно не по себе. А кто бы чувствовал себя в норме? Потерять сознание во дворце, а проснуться в каком-то темном подвале, сотрясающимся от взрывов, и слышать крики сражающихся на верху.
   Целитель покряхтев уселся возле кровати на спешно притащенный подчиненными стул: - Ваше Величество за время вашей болезни столько всего произошло... После того, как вы потеряли сознание ваш брат вызвал меня, также он подозревал предательство и начал готовится к нему. К сожалению он не успел.
   - Что... Что случилось? - Король напрягся.
   - Он был убит в пути к верным короне войскам.
   - Нет... - Король неверяще обвел глазами потолок: - Кто? Зачем?!
   Целитель грустно посмотрел на монарха: - Ваше Величество, я считаю, что вам в вашем состоянии смертельно опасно волноваться и не хотел бы начинать этот разговор вовсе пока вы не поправитесь. Вот только обстоятельства складываются не лучшим образом... -
   - Говори! - Прошипел король. В его глазах плескалось горе наполовину со злобой и яростью.
   - Мятежники, возглавляемые Королевой и Графом Фабиасом дали мне невероятно выгодное по их мнению предложение о выдачи вас им. После моего отказа они собрали армию, объявили меня похитителем и убийцей короля и сейчас штурмуют мою лечебницу... Точнее то, что от нее осталось и не сгорело. Вы же находитесь в подвале, как и большинство раненных. Ситуация критическая еще немного времени, и мы будем все перебиты мятежниками или итак знатно пошатнувшийся фундамент рухнет нам на головы похоронив нас заживо. -
   Король какое-то время молча переваривал случившееся. Целитель ему не мешал.
   Наконец король попытался подняться, что у него и получилось. Привалившись к спинке кровати он повелительно взглянул на Целителя: - Я должен выйти наверх. -
   - Ваше величество. позвольте спросить зачем? -
   Король недоуменно посмотрел на старика, по его мнению тот должен был уже выполнять приказ, а не задавать глупые вопросы. Тем не менее вспомнив, что он вроде как обязан ему жизнью, король сквозь зубы процедил:
   - Возможно обманутые солдаты или офицеры узнают меня и сложат оружие. На этом все?!
   - Да Ваше Величество, принесите носилки его Величеству! - Крикнул он: - Но перед тем как вас вынесут отсюда я кое что скажу: - В данный момент город горит, поэтому возможность того, что ваше лицо узнают очень низкая, даже если был там стояли лишь стражники. Вот только на данный момент нас штурмуют исключительно наемники и им глубоко безразлично кого они здесь найдут...
   Презрительное выражение короля медленно сползало по мере речи Целителя. оставив на ее месте глубокую задумчивость.
   - Также мы отправили, ваше Величество, гонцов к генералу Бисмарку, как и собирался ваш брат. Его помощь наша последняя надежда.
   - Отставить носилки! - рявкнул Король на людей притащивших искомые. Те же слыша слухи об проснувшемся короле заворожено его разглядывали. Когда им еще представится возможность лицезреть Короля.
   Однако монарху было глубоко наплевать на это, так как его душила злоба: - Сука! Как она посмела! Я ее! В порошок! Страну ее! Тварь! Чего ей было мало?! Власти захотела?! Нет, подождите-ка... Старик, ты говорил про какого-то графа... Фабиаса вроде? -
   - Да ваше Величество.
   - Неужели... Проклятье! - Мне докладывали о каких подозрительных шевелениях этой змеюки, но я посчитал это обычными придворными интригами!
   Дверь резко распахнулась и внутрь вбежал Ульрих. Выглядел он ужасно: погнутые изувеченные доспехи, в потеках как его, так и чужой крови, но самым страшным была рана на голове. Было видно, что кто-то рубанул, но силы не хватило. Сталь прорубила шлем верхнюю кость черепа на обратном ходу задела глаз, оставив темный, пульсирующий провал на его месте.
   - Викт... Ваше Величество! - Ульрих рухнул на одно колено: - Позвольте доложить ситуацию! -
   - Дозволяю. - автоматическим кивнул Король.
   - Наша оборона окончательно пробита. Почти все бессмертные убиты, при последней атаке, но мятежники готовы атаковать второй раз. Ваше Величество, Целитель думаю пора.
   - Что пора? - Подозрительно оглядел Король сначала рыцаря потом доктора.
   - План как раз на этот случай. Бессмертным не нужен воздух, еда, вода и свет. Готовы несколько проходов в которые мы зайдем после чего за нами закроют проходы, замаскировав их.
   - Подождите, вы хотите чтобы нас... Замуровали заживо? - Спросил Монарх, смотря на них словно как на сумасшедших.
   - Боюсь что только вас Ваше Величество. Я не могу позволить чтобы те, кто защищал меня погибли, а я сбежал, спасая свою жизнь. - Целитель решительно отказался от спасения.
   - Целитель!!! Все эти люди погибли защищая вас и Его Величество! Если вы не спрячетесь, то лишь обесцените их жертвы! -
   - Нет, Ульрих, я сказал нет, и мое решение не подлежит обсуждению. -
   Рыцарь промолчал, что насторожило доктора, а вроде как невзначай приближение лишь укрепило в мысли. Приготовившись сопротивляться Целитель отскочил к стене. Король смотрел на разворачивающееся перед ним действо большими глазами.
   дверь в очередной раз открылась впуская нового персонажа. Посыльный отдышавшись, радостно закричал: - Наемники отступают! Слышали генерал Бисмарк с армией подступает к городу! Мятежники бегут!!! -
   Целитель обессилено сполз по стене. Они победили. Заплатив огромную цену. Цену где платой шли человеческие жизни и разрушенные судьбы, но победили. Стоила ли жизнь одного его пациента, всех жертв? Целитель не знал ответа.
   Однако кое-что он знал точно. В этом мире было еще много страдающих и его обязанностью было протянуть им руку помощи.
   Ведь он был тем, кого в его мире называли психиатр, в этом же мире, Целителем душ.
   Конец первой книги.
  
   Пара слово от автора читателям: Рад, что вы дочитали до конца. Надеюсь книга оставила в вашей памяти приятные воспоминания.

Оценка: 6.55*66  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) С.Казакова "Своенравная добыча"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"