Борн Ричард Макалистер: другие произведения.

Игра Разума. Глава шестая (2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Окончание главы выложу на днях. Седьмая же уже не за горами. Читателю станет ясно, что действительно произошло с героем во Вступлении. И появятся остальные персонажи всего Романа. (Текст весьма сырой и растянутый, так что прошу извинить за стилистические ошибки и "воду" - буду ужимать)

   Глава шестая (2)
  
  Подойдя вплотную к корпусу я остановился, внимательно осматривая исцарапанную автоматами комплекса поверхность корпуса и с сомнением ища хоть какой - нибудь намёк соответствующий системе срабатывания замков двери предназначенной для личного контингента. Счищая пыль с начавшего покрываться коррозийной язвостью металло - пластика я с упорной отчаянностью старался обнаружить искомое. И только в самом низу, выворачивая неподдающиеся камни и сметая горстями мелкий гравий в сторону, чуть правее от заскорузлой полосы, обозначившей верхнюю половину плоскости долгожданного входа, я распознал крохотное оконце закрытое сдвигающейся шторкой. Оставаясь стоять на коленях и давая себе отдышаться мне пришлось снять перчатки и чувствуя прохладность ещё не нагревшейся обшивки провести обнажённой ладонью по её поверхности. Небольшая панель юрко скользнула в корпус представив взору фотоэлементный экран.
  Стоило ли теперь, находясь практически в мгновении от раскрытия затерянной загадки, отступать и теряться в подозрительных догадках способных поколебать решительность. Конечно же, можно было предполагать многое, связывая древнюю посадку "Ковчега" с гипотезой возникновения геоглифов и менгиров на планете. Имели ли право на существование весьма сомнительные догадки о том, что захороненный во времени и под тоннами породы модуль был однозначно и окончательно покинут его пассажирами. Вполне возможно, что и нет, ведь пресловутого и такого обязательного анахронизма первоначальных этапов Экспансии, как выложенная рукотворная стела гурия в радиусе нескольких десятков метров от модуля совершенно не наблюдалась... Да и самое простое, что стоило не отметать, а принимать за осознанную осторожность, так это факт того, что активация замков может обернуться наивной ловушкой для чужака пытающегося взобраться в чужой дом. Я начал отбрасывать свои навеянные неуверенностью и скептицизмом опытного поисковика, домыслы. Необходимые ответы и разрешение определённых задач возникших по ходу моего рейда находились именно внутри этого космического склепа. Ну а сам регламент времени не оставлял моим попыткам к отступлению и суетным метаниям никакого свободного люфта.
  Прижав несколько пальцев к матовой поверхности я подождал с пол минуты. Надежда, что окно окажется действующим и откликнется на прикосновение, опиралось на логику размышлений и предположений. Не стоило сбрасывать со щитов и совершенно другую отличительную от привычной осязательности, возможность, как звуковое распознавание и раскодировка ключевой фразы. А так же и полную энергодефицитность посадочного лихтера за неизвестное количество стандартных лет прошедших с дня сброса. Каким, собственно лешим, занесло сюда субсветового гиганта ползущего от звезды к звезде столетиями, непонятно. Учитывая же его тихоходность, время нахождения на Каннаке сегментарного модуля космического скитальца могло довольно сильно сократиться.
  - Компьютер, связь?! - не особо дожидаясь какой - то реакции автоматики запирания на свои действия, я обратился к корду "Ра". - Оперативная директива : "Перевести геолого - разведочный комплекс "Иксплорер" в состояние первичного мобильного состояния для дальнейшей погрузки в вертолёт!". Как понял меня?!
  Скрежещущий металлом голос промодулировал привычное :
  - Есть! Процесс активирован!
  Чётко, однозначно ясно, и без всяких интеллектуальных домысливаний так надоедающе свойственных кордам более высокого ранга, подобных Оператору. Улыбнувшись про себя, я не отрываясь смотрел на тёмную панель экрана в странном ожидании долгожданного свершения чуда.
  Внезапный световой блик возникший весьма неожиданно расплылся неясной жёлтой полосой символов из - за расфокусировки напряжённых глаз. Сквозь фильтрующее стекло гермошлема зелёный цвет воспринимался совершенно по иному, а потому и немного менял чёткость и контрастность. Как оказалось фраза повторилась не единожды, вновь и вновь. Это была старая, но всё ещё не исчезнувшая и кое - где употребляемая на планетах и спутниках Солнечной системы синтаксическая формула построения соответствующая солингу. Прочесть её мне не составило труда : "Стивен Келлерман". Возможность ошибки интерпретации и перевода устаревшего языка имела место существовать и этого я никак не старался оспаривать. Но ведь не на столько же очевидной, чтоб воспринимать папиллярные линии на своих пальцах за возможный, - и оказывается, действенный - ключ входа в потерянный в столетиях и пространстве грузо - пассажирский модуль. При этом отпечатки явно относящиеся к совершенно мне незнакомой личности. Странный и,однозначно, подозрительный казус!
  Коротко выдохнув спёртый внутри корпуса воздух дверь шлюза немного отошла во внутрь уползла в стену. Скоро отступив от образовавшегося входа назад и внимательно наблюдая за происходящим, я машинально хлопнул по эмблемной нашивке поисковика на левой стороне груди простым нажатием подключая эскорткамеру видеофиксации. Теперь уж стоило быть более осмотрительным и передавать картинку записи на прямую в память компьютера на вертолёте. Подобрав разбросанные перчатки и запихнув их в брючный карман, я медленно расстегнул кобуру и опасливо положил руку на крупную рукоятку излучателя. Затем, подозрительно осмотревшись направился к открывшемуся полукруглому зеву, темневшему словно китовая пасть.
  Чтоб войти, мне пришлось присесть на корточки и немного прогнуться. Первоначально, внутри было абсолютно темно, да так, что казалось переборка обшивки отделяла не просто внутреннюю обстановку от внешнего мира, а буквально разрезала внешнее светоносное пространство от глубокой тьмы внутреннего. Я уж было хотел сменить на лицевого щитке гермошлема светофильтр на так необходимую сейчас люцийность. Но при первых же моих шагах активированное ещё, по видимому, функционирующей автоматикой, внутреннее освещение остановило мои стремления.
  Открывшийся вид был совершенно не вычурным и каким - то до скукоты, привычным. Вообще - то, мне никогда не приходилось бывать на подобных конструкциях, даже в виде экскурсанта. И большого сожаления от этого я совершенно не испытывал. А тут вдруг выпала такая удачная возможность обследовать эксклюзивный "Ковчег", который урбанистичностью своего внутреннего интерьера оказался совершенно стандартным и во многом подобен большинству мобильных космосооружений. Вторая шлюзовая дверь перехода находилась на уровне вытянутой руки, и по непонятной причине оказалась открытой. Массивный рычаг рукояти запирающего механизма торчал вверх выглядывая литым языком защёлки вниз из передней царги. От несильного толчка дверь с натугой поддалась открывая небольшой проход. Тихий и неприятный скрип наполнил открывшееся помещение эхом уносясь в неизвестные закоулки конструкции. Именно здесь почему - то автоматика и не сработала, оставив совершенно не заблокированный вход. Свет за дверью уже был и я осторожно переступив комингс прошёл вглубь помещения.
  Подошвы экипировочной обуви ужасающе противно скрипели по металлизированной поверхности пола крошевом мелких камушков. Широкий атриум потерной упирался в тупик в нескольких десятков метров от меня. Пройдя по направлению чуть далее я внимательно оглядел странные ниши с закрытыми прямоугольными боксами. По предупреждающим надписям и предостерегающим знакам легко можно было догадаться, что в них находилось. Система самоуничтожения и полной деактивации модуля. Однако, весьма непонятная и пугающе странная концепция кураторов проекта "Феникс" : запланировано и осознанно заложить в конструкцию модуля, да и всего транспорта, предусмотренные секционные образования секретно инсперируемых взрывателей для уничтожения всего грузового космокомплекса.
  - Компьютер, мне необходимы данные мониторинговой модели сканированного объекта с внутренним расположением помещений?! - я вернулся к раскрытой двери оглядываясь по вокруг. В обе стороны от меня отходил небольшой проход упирающийся в полупрозрачные переборки, за которыми по видимому, находились более обширные отделения этого модуля. - Корд, ты меня слышишь?! Приём?
  В эфире не возникало даже ответного белого шума. Вполне возможно, что обшивка древнего "Ковчега" имела экранирующее радиоволны свойства. Весьма странная особенность. Хотя я уже переставал удивляться всему тому, что происходило со мной здесь, на злополучном Каннаке. Пока я не окажусь в комфортной пассажирской каюте "Моисея", последние часы нахождения на этой планетке могли преподнести мне множество "чудесных" сюрпризов. Именно к ним невозможно было привыкнуть, даже оставаясь в постоянном взведённом состоянии готовности, а только стараясь следовать внимательности, логики и отстранённости.
  - Компьютер! Приём?!
  Надежда на ответ угасла, подтвердив мои подозрения. Стараться перепроверять свои догадки выходя наружу я не стал, понимая, что таким образом потеряю не только время, но и желание действовать далее самостоятельно, запуская для пущей надёжности киберов комплекса. А это безнадёжное и совершенно нудное дело...
  Постояв в тягостном ожидании у входа я удручённо повернул влево и пройдя по короткому крылу коридора остановился перед массивной диафрагмой внутренней переборки. За ней должно быть и находилось одно из нескольких помещений биостазиса, охватывающее полукольцом внутренний интерьер с пеналами замороженных эмбрионов и оплодотворённых яйцеклеток. Там же должны были храниться флоро и зооматериалы. Скорее всего именно в этом зале в специальных ячейках стеллажей покоились гибернационные ванны. Дверь натужно совершенно автоматически разошлась в стороны раскрывая свою многослойность. Моему взгляду предстал анабиозный зал тут же наполнившийся жёлтым светом. Стягивая через голову гермошлем я осмотрительно прошёл во внутрь.
  Температура внутри хранилища лёгким холодком заколола кожу лица и мелкой дрожью тела отозвалась под тканью "Тушкана", начавшем подстраиваться к внешним условиям своей терморегуляционной системой. Интерьер оказался привычным и довольно однообразным : справа, примыкая к бортовой линии, тянулась медико - лабораторный комплекс, состоящий из нескольких крупных секций и стационарных консолей с двумя рабочими местами операторов. Тут же, в межблоковых нишах сложенными лапами богомолов, гармонично и еле заметно, выделялись манипуляторы тельферов. Они предназначались для съёма гибернационных ванн и на всей протяжённости зала для обслуживания их оказывалось не меньше десятка. По левую руку от меня сплошной трёхуровневой стеной протяжённостью около пятидесяти метров тянулся стеллаж с сотоподобными ячейками. Именно там и должны были находиться во множестве погружённые в долгий биостазис своих капсул будущие поселенцы. Но так ли это, стоило ещё проверить, ведь под живым ценнейшим грузом могло оказаться всё что угодно. Стараться беспечно доверять информации, тем более уж очень специфичной и энигмозависимой априори, не стоило. Некий Проект "Феникс", который своей задачей ставил агрессивное расширение ореальности в первичной Экспансии Пространства, о которой в весьма давние времена ещё слыхом не слыхивали, становился, для меня лично, в разряд сомнительных.
  По центру же протяжённого узкого зала находилось около десятка платформ системы термо реабилитационной активации (ТРА), с приспособленной системой возврата к жизнедеятельности спящих людей. Маску мне снимать не хотелось, ясно понимая, что воздух может резать лёгкие не только проникающей атмосферой Каннака, но как и холодом хранилища, так и уж очень специфичным запахом медикаментозных препаратов. Тепло быстро сработавшего гермокостюма уютно согревало тело вырываясь наружу через жёсткий воротник, грея при этом лицо и легко шевеля волосы. Словно хозяин я неспешно прошёл вперёд, предусмотрительно положил гермошлем на ближайший стол оператора и методично осматривая помещения направился к первичной секции стеллажей.
  По центру каждой шестигранной дверцы ванны светился небольшой сенсорный экран с диагностическим данными и именем находившегося в ней. Рядом был мануальный ключ замка фиксирующий капсулу в ячейке и круглый глубокий паз для подключения ТРА. Мне пришлось присесть прежде прежде, чем я смог рассмотреть фамилии тех, кого поместили в нижнем уровне. Первой, кого я обнаружил, оказалась девушка, двадцати шести лет от роду. Берта Льюис; данные жизнедеятельности были всё ещё в норме. Стоило, однако, отдать должное предкам, на столько способный к долговечности и энергосохранности автономный лихтер - модуль. Немного помедлив, я развернулся вправо и активизировал экран на соседней ячейке.
  То, что я увидел меня немного остановило, вводя в оправданные сомнения. Для того, чтоб действовать далее, стоило стать более решительным, и одновременно хладнокровно циничным и рассудительным. Поднявшись, я направился в глубь зала и всё ещё мёрзнущими руками стал совершенно бессистемно дотрагиваться к сенсорным панелям многих ячеек, наблюдая однозначно одинаковые данные, которые тут же высвечивались зелёной вязью солинга. И во всех них без исключения значилась одна и та же личность - Берты Льюис, с однотипной и идеально идентичной температурой тела, частотой дыхания и сердечной ритмикой. Моя подозрительность требовавшая обязательной и полной перепроверки всего зала сейчас упорно натыкалась только на единственную трезвую реалию. И главным аргументом оказывалось время, которое весьма скоро убегало в пустоту, тем самым ставя всё совершаемое мной под эгиду бесполезности.
  Заниматься проволочками и подозрительными колебаниями я не имел права, так что решительно остановился и не тратя более драгоценные мгновения склонился, сцепил всё ещё деревенеющие пальцы на ручке замка и повернул кисть по обозначенному на крышке направлению. Раздался глухой звук расцепления позволивший мне дёрнуть капсулу. Поддавшись, гибернационная ванна со своим грузом медленно проползла по пазу выехав наружу. Внутри, за полупрозрачным покрытием крышки, погружённое в желейно - образный раствор охладительной массы, в термотрико с подключениями, покоилось женское тело. Голова её оставалась свободной совершенно не опущенной в хладагент уютно и надёжно опираясь на округлый подголовник. Грудь очень редко и еле заметно поднималась при вдохе немного колыхая массу заполняющую ванну.
  Коротко взгляда было предостаточно, чтоб узреть в спящей девушке те особые, знакомые и когда - то переставшие быть такими родными для меня, черты лица. Именно сейчас я с ожесточённым стремлением отчаянно желал быть отрешённым, совершенно рациональным и логически рассудительным снобом. Но всё, будто бы сразу и молниеносно, рушилось под давлением памяти и тех чувств, когда - то преданных анафеме ненависти и забвения. Передо мной находилась Эри, так прекрасно знакомая, чужая и одновременно, близкая и желанная, как в уже давно истлевшие мгновения наших долгих встреч.
  Наверное, у каждого человека хотя бы раз в жизни возникает определённый шанс, когда адекватная интерпретация происходящего невозможна, ставя в непроходимый тупик рациональное мышление своей парадоксальностью. Явная констатация наконец - то свершающегося факта безнадёжно ожидаемого чуда идёт в очевидный дисбаланс с разумом, который совсем не шепчет, а кричит о сумасшествии и глупости происходящего. При этом он отказывается принимать всё то, что так когда - то хотел отчаянно достичь. И вот теперь, ты превращаешься в настоящего победителя, обладателем тех самых сокровищ, которые с таким упорством ускользали в пустоту. Стоит лишь протянуть к ним, в небрежном и коротком жесте, свою руку. Драгоценный дар Мидаса всегда был и остаётся проклятием сбывшегося воплощения для каждого, особенно если ты отчаянно жаждешь невозможного. Мог ли он сейчас стать для меня чудотворным спасением, или снисходительным благом?..
  Я остервенело рванулся с места, словно загипнотизированный, пытающийся сбросить сознательно навеянный кем - то сон. Быстро подошёл к соседней ячейке и открыв замок выдвинул ещё одну капсулу. Там, как я и подозревал, находилась совершенно идентичная копия, сродни обнаруженному образцу, что находился в первой и являясь всё той же "нетленной" Эрикой. Сходство оказывалось абсолютно идеальным. И лишь для пущего убеждения самого себя в глупости своих дальнейших исследований, проделав ещё несколько шагов вдоль стеллажа, мне пришлось произвести все действия в очередной раз, повторяя их с параноидальной последовательностью. Когда же капсула оказалась изъята наружу и слабая внутренняя подсветка заполнила бокс, то сомнений больше не оставалось : точный дубликат - клон Эрики Дуглас находился и там. А это означало, что и все остальные анабиозныне ванны биостазисного хранилища заполнены подобными "пассажирами". Дико и совершенно непонятно, кому и зачем понадобилось создавать сотни одинаковых клонов и погружая в гибернационный сон направлять к чёрту на кулички, на неведомую планету в сектор Крайних звёзд. Какую задачу таким образом преследовали кураторы "Феникса"?..
  Но главным для меня сейчас становилось иное : как ко всему происходящему причастна Эри, родившаяся гораздо позже того срока, когда успели позабыть и стереть из исторических реалий само упоминание Проекта, а её клоны - копии заполняли стазисные боксы древнего лихтера сброшенного на Каннак за сотни лет до рождения самого биологического оригинала? Непостижимо, немыслимо и невозможно!
  Мог ли я ошибаться столь очевидно? Предположить подобное стоило, и за восемь лет упрямой отстранённости и одиночества могли однозначно сыграть с моим восприятием действительности довольно злую шутку. Но сидя около выдвинутой капсулы и с грустью смотря на немного изменившиеся черты лица привычного образа, я начинал себя ловить на подозрительных идея приходящих мне в голову. Ставший более женственным лик Эри всё ещё вызывал во мне отголоски прошедших бурь раздоров, опадая затихшей ненавистью. И даже в первые минуты лицезрения обнаруженного "колониста" меня заставляли проглатывать подступающую к горлу волнение. Нервное подрагивание пальцев захватывало переходя в рассеянное внимание так, что я даже перестал ощущать нарастающий в глубине модуля холод из - за извлечённых боксов. Стоило ли уж так серьёзно воспринимать всё происходящее и столь существенно относится к совершенно дикой идее крепнущей всё более в моём испуганном сознании?
  Стараться успокаивать себя надуманными подозрениями и разумностью вряд ли возможно, когда ты видишь перед собой вполне материализованный шанс начать всё с самого начала. Восстанавливать свою жизнь и умело обходить многие из, - только тебе известных, - будничных мелей, совместными усилиями основанными на взаимности, окрашивая свою и её судьбу страстью и бесконечно блистающей феерией любви. Это ли не свершившееся счастье и единственное желанное великолепие одинокого человека только и способного, что трепетно лелеять свою идиллию.
  Дыхание моё незаметно для меня самого стало прерывистым и из глаз выкатились несколько капель. Я не старался как - то анализировать, думать и делать рассудительные выводы, пытаясь образумить себя здравомыслящей болтовнёй о несуразности происходящего. Меня охватывали паника и желание действовать наиболее эффективно. Остальное я отбрасывал за ненужностью. С волнением бешено пляшущим в груди я потянул капсулу к ближайшей платформе ТРА. Развернул и вкатив в пазы кинулся искать кабели и шланг подключения. Глаза всё ещё оставались влажными от неудержимых сльоз, наполненных еле сдерживаемой радостью и одновременно чувством обречённости и бесполезности.
  Как оказалось, я немного перестарался поставив бокс не верной стороной. К тому же необходимо было найти номер на пульте консоли и подключить платформу к энергопитанию и программе по активизации. И только подойдя к столу и сев в кресло я немного опомнился : что со мной происходило, и зачем я это делал? Совершенно осмысленно невозможно было дать ответ. Тем более, не имелось никакой гарантии, что разбуженный клон не окажется именно тем человеком, память которого непосредственно связана со мной и не наполнена отголосками наших с Эри отношений. Хотя несомненно это, и иные предположения, разлетались о простую и непреодолимую преграду темпорального барьера растянувшегося от неизвестного прошлого к непогрешимому настоящему, в несколько веков. О чём тогда стоило говорить, если все быстротечно выстроенные мной гипотезы оказывались полным бредом навеянные обыкновенным желанием воскресить давно истлевшую любовь.
  ... А эти совершенно неизвестные и сомнительные имена, Берта Льюис и Стивен Келлерман, наводили на определённые раздумья. Уже подойдя к противоположной двери второго хранилища я посмотрел на ручной хронометр. До отлёта с Каннака оставалось совсем немного, так что времени возится с модулем "Ковчега" уже почти не осталось - всего какой - то час, не более. Твёрдая уверенность в том, что Оператор способен справиться самостоятельно и всё оборудование будет им демонтировано и загружено в срок, пребывала во мне с абсолютной непререкаемостью. Посапывая носом и постепенно успокаиваясь, я уже находился около двери, ожидая, когда крупные лепестки её диафрагмы разойдутся по сторонам.
  Для меня оставался неясным и загадочным весь смысл самой экспедиционной задачи "Феникса". Наполнить хранилища однообразными клонами - копиями всего лишь одного единственного человека, выглядело подобное решение совершенно абсурдным с логической позиции. Как впрочем и интригующе, если брать во внимание предрассудки и измышления самих главных проектировщиков экспедиционного процесса. Ведь к подобного рода долгосрочному и малоэффективному замыслу руководство Высшего Совета должна была подвести веская причина. И основы её, скорее всего, лежали отнюдь не в плоскости простого эксперимента, либо предрассудочных и фольклорных мифах о братьях по разуму или долгом поиске обожествляемого Сверх Логоса. Здесь всё строилось и переходило в плоскость практичности и прагматизма. Только вот, что подталкивало и навивало подобные тенденции главам основных институтов Земли, заставляя отправлять в глубь Галактики всё новые и новые безвозвратные "Летучие Голландцы", было не весьма ясно.
  Способ долгосрочной гибернации уже показал себя довольно действенным, прекрасно доказав, что такая существенная методика есть одна из лучших, и на тот момент, единственная в покорении Дальнего Экстерра. И всё лишь до той поры, пока человечество своим гением не доберётся до изобретения сверхдвигателя, способного, разрывая Пространство, искривлять его, подминая и сворачивая, под урбанистическое удобство. Но не всё так оказывалось уж весьма понятно и просто.
  Если процесс биостазиса в своё время был покорён за счёт упорных медицинских исследований своей собственной биологии и внутренних резервов с вариациями из квантовой химии и микрогенетики. То с техническими достижениями в области физики вакуума оказывалось куда как всё неоднозначно и сложно. Всё, что хоть как - то смогли решить и практически воплотить в жизнь инженерные таланты земного Сообщества, так это весьма сложные и дорогостоящие эмиттерные ускорители нестабильных биполярных систем создающих вихревые кольца малоизученого поля, которое по неким предположениям должно было оказаться тахионным. Но так ли это было, никто не мог ответить однозначно. Природа самого явления изучалась и рассматривалось как второстепенное, и не имело точного определения. При всём этом, оно ещё оказывалось весьма капризным и нестабильным, действуя всегда только при постоянной константе гигантской массы. То есть эмиттерные установки срабатывали с частотой из десяти случаев лишь в семи - восьми и только при ближайшем расположении на орбите планет и спутников. Отчего весьма скоро приобрели благозвучные названия - Орбитроны. Чем дальше от эпицентра привязки отдаляли учёные ажурные фермы биполярных эмиттеров, тем в корректировки и точность фазировки вкрадывалось больше погрешностей ведущих к угрожающей вибрации и аварийной нестабильности грозящие катастрофой. Да и точность координат отправляемого в неизвестность через подпространство объекта, - а самым крупным оказывался пока только десантный двенадцатиместный "Тайфун" - хромала весьма значительно, с разбросом в несколько астрономических единиц. И подобный ход исследований продолжался бесконечно долго и жестоко, добавляя к освоению Пространства ни только постоянно не убывающие новые жертвы исчезающих в неизвестности псевдо гиперпозитации добровольцев. Ко всему прочему наступало полное разочарование самим прогрессивным способом быстрого и эффективного покорения необъятных просторов не только родной Галактики, но и всей Вселенной.
  Подсказка пришла неожиданно и сразу из двух источников. Первым оказался опытный орбитрон "Центавр" выстроенный на окраине, пока малоисследованной, области Койпера. Там учёные - практики вместе с дизайнерами пытались формировать три малых станции биполярных эмиттеров в динамичную систему создавая таким образом относительную фазовую корреляцию. И вышло довольно успешно : сочетание полей привело к упорной стабильности и чёткой векторности гиперлуча, зависящего теперь только от мощности потребляемой энергии. Другим источником осмысления и прозрения стала система двойной планетной системы Плутон - Харон, вращающихся вокруг незримого общего центра - масс. Именно эти два планетойда и скорректировали всю дальнейшую работу инженеров, дав толчок к развитию трассеров проложивших первые шаги человечества в дальние просторы родной Галактики.
  Однако же, всё обстояло не столь благополучно, как тогда предполагалось на фоне наступившей эйфории. Ведь для полноценного завершения Пробоя в сверхпространство и удачной гиперпозитации требовалось как минимум две фиксированные точки. А потому, в отчаянный полёт отправлялись группы состоящие пока только из добровольцев монтажных профессий и безнадёжных оптимистов. Именно они первыми играли в азартно гибельную лотерею с всемогущей Фортуной надеясь на единстаенный шанс, когда - нибудь вернуться успешно назад. Ведь многие из грузовых кораблей всё ещё безвозвратно терялись в финишной точке неизвестного Сверхдальнего Экстерра, так и не выполнив своей миссии в возведении конечного орбитрона. Но не смотря ни на что, люди продолжали штурмовать сверхдальность делая упор на свои мелкие и единичные победы. Так постепенно Пространство стало покоряться покрываясь паутиной гиперлучей сверхпространства, протянутых уже всё дальше и дальше в космос, и соединённых узлами транзитных станций трассеров, направляющих всевозможные транспорты Космофлота в необходимые локальные точки назначения.
  Громадные тубусы станций гиперпозитации, напоминающие более всего гигантские кольца соединённые несколькими продольными штангами эмиттеров и энергопоглотителей стали заполнять собой не только Солнечную Систему, но и Ближайшее Пространство с радиальным расстоянием в полсотни парсек. Многие из Трансферов (ТФ), как стали официально именовать подобные приспособления для перехода в гиперпространство, весьма быстро переориентировались из разряда форпостных станций в узловые терминалы. Но дальнейший путь гиперпозитационных устройств к автономному и более адаптированному двигателю для космокораблей был гораздо медленным, чем к уже пройденный к ТФ - платформам.
  Так что, надежда на то, что корабль сбросивший "Ковчег" мог оказаться постаревшим современником гиперсветовых транспортов и рейдеров, была крайне сомнительна. Время и реалии фиксированные на Каннаке и те крохи информации озвученные Оператором только подтверждали неопровержимость предположения. Оставалось же весьма занятным одно единственное допущение, более потешая своей гипертрофичностью от которой веяло древней стариной : каким будет информационный эффект после контакта с прошлым? Ведь подобная встреча с настигнутым тихоходом, его грузом и экипажем переходили из разряда этики и темпоральности в совершенно иные, чисто психологические и ментальные сферы. Так что стоило теперь серьёзно задуматься о необходимости своих дальнейших действий.
  Искушение же начать всё с самого начала, пока оказывалось выше и моих сил, и моего разума. Ведь одновременно столько шансов за один раз, наверняка, никому никогда не выпадало. Выбор был одновременно великолепен и жалок - распаковать одну из сотен капсул и насладиться полученным восстанавливая утраченную мечту по крупицам. Ну почему, чёрт возьми, невозможно было забрать ещё, хотя бы, несколько биостазисных боксов для пущей надёжности?!. Я вдруг поймал себя на том, что с отчаянием неудачника пытаюсь найти повод для того, чтоб остаться здесь, на Каннаке. И всё это ради эфемерной иллюзии простого человеческого счастья, основанного на эгоистичном стремлении удержать чужую жизнь рядом с собой, пуская в ход даже жалкие упрёки юродивого. Пытаясь привязать к себе с помощью наивного ошейника обвинений и угроз страданий, держа в заложниках более самого себя, чем любимого человека. Ведь ощущая откровенную удручённость его мы непомерно увеличиваем осознание собственной вины. Замотав головой и беспомощно отмахиваясь от подобных мыслей, я совершенно сокрушённый стоял у двери в нерешительности обдумывая свои дальнейшие решения. Сервомоторы сработали отлажено и с поражающей быстротой.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"