Борн Ричард Макалистер: другие произведения.

Игра Разума. Глава шестая (3)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Седьмая, окончательная, глава первой части будет опубликована уже на этой неделе.

   Часть первая
  
   Тень крыла феникса
  
   Глава шестая (3)
  
  Как и с первым хранилищем, со вторым всё произошло по стандарту. Да и интерьер был абсолютно идентичным. Разве что только не хватало кресел за столами и одна из капсул уже находилась на чуть приподнятом постаменте системы ТРА. И как это ни странно выглядело, но она оказалась совершенно открытой. Подойдя ближе я с вниманием и подозрительным интересом осмотрел бокс. Внутри пустой ванны лежало истлевшее трико регулятора с тонкими нитями проводов подключений. Более всего оно напоминало мне сморщенную иссохшую мумию мёртвой лягушки, чем био - техническое приспособление когда - то интенсивно служившее людям верой и правдой. Откинутая полупрозрачная крышка капсулы подрагивала от нечастого касания, передавая раздражающую вибрацию на весь бокс. Вполне заслуживало внимание предположение, что хоть один единственный человек смог таки выбраться и покинуть свой пассажирский саркофаг, при всём ещё каким - то невообразимым образом оставив комфортные условия "Ковчега". Но только вот, как его судьба могла бы сложиться в дальнейшем и как он, вообще, нашёл возможность выжить в неприспособленных для человека Земли совершенно чужих условиях Каннака, оставляло массу недоумения и домыслов. Для таких инсинуаций не хватало обычной гипотезы основанной на предположении и фантазиях, а это было уже слишком надуманно и смешно. Так что - вряд ли!
  Наклонившись над ванной, я ради собственного любопытства потрогал остатки трико. Жёсткое и твёрдое словно кора его поверхность была шероховатой вызывая во мне брезгливость. Трубки проводов рассыпались от первого же прикосновения пальцев. Поверхность пола укрывала тонкий покров пыли. Именно на нём виднелась сумбурно - торопливая неразбериха блёклых отпечатков моих ботинок, сгрупировавшаяся около платформы. Очередной зал хранилища казался пустым и заброшенным вызывая одни лишь грустные ассоциации. Стоило ли уж так беспокоиться о находке и необдуманно тут же связывать свою судьбу с совершенно незнакомым человеком, который, скорее только отчасти, схож внешне с Эрикой. Вздёрнув в недоумении бровями и полностью придя в себя, я скоро направился к стеллажу, схватился за ручку замка первой попавшейся капсулы и с явным ожесточением до упора повернул кисть вправо на девяносто градусов. Громкий щелчок и шипящий звук пневматики откликнулись на мои энергичные действия. Выдвинув бокс капсулы я практически волочил его к самой платформе ТРА. Стараясь не терять времени даром я тут же попытался подключить внутреннее энергопитание. Свет заполнивший капсулу биостазиса отбиваясь в охладительном растворе падал на прозрачную крышку зеленоватым свечением. Наконец дотянув до свободного помоста термо реабилитации заветный груз, задыхаясь и кряхтя я долгожданно облокотился о крепкое стекло крышки. Приведя, наконец, дыхание в норму мне пришлось перегнуться через край и на сенсорном экране торца прочесть идентификационную надпись.
  То, что я сперва смог разобрать меня первоначально озадачило и насторожило. Присев на корточки мне пришлось вторично активировать панель маленького экрана ещё раз, внимательно вчитываясь в незамысловатый текст : Стивен Келлерман, тридцать пять лет. Медленно поднявшись во весь свой рост, я с несвойственным для самого себя опасением, совершенно неумело стараясь, на сколько это было возможным, проскальзывать взглядом лишь по телу гибернируемого, оставлял в стороне его лицо. Будто завет на проклятие, я с трепетом норовил не впасть в искушение отводя от заветного лика глаза. Сама мысль о том, кого я сейчас мог бы узреть ввергала меня в панику и ужас. Жар, казалось, сконцентрировался у меня на лице. Я успокаивал себя уговорами, прибегал к доводам разумности, ища помощи у обычной логики. Ничего не помогало!
  Большинство людей всегда озадачивает чужая человеческая реакция на совершенно банальные вещи, повергая их в водоворот бушующих эмоций. При этом совершенно отвергается собственная самость, как незыблемая святыня, ведь мы себе всегда позволительно разрешаем быть непоследовательными и не столь требовательными к властвующим над нами страхам. Ко всему прочему прибавляется наша реакция по отношению к собственной личности, как к привычному, целостному и неделимому ни с кем, созданию. Это что - то сродни раболепскому поклонению создателя перед творением рук своих. Простая привычка каждый день обозревать себя в зеркале стала не просто обязательным утренним ритуалом, а напрочь лишило древнего ощущения новизны. Ведь люди постоянно воспринимают себя одними и теми же, на самом деле незаметно для себя меняясь и старея. Именно этот фактор сейчас я отчётливо осознавал безотрывно вглядываясь в собственное лицо принадлежащее неизвестному колонисту спокойно дремлющему в гибернационной ванне. Горячие капли пота обжигающе медленно скатывались по вискам проделывая влажные дорожки на моих щеках. Частое тяжёлое дыхание вырывалось от волнения из лёгких. Воздуха было недостаточно, что хотелось в остервинении сорвать маску и надышаться вдоволь.
  Это было какое - то утомляющее сознание гипнотическое наваждение, когда от вида самого образа, практически невозможно отвести взгляд, а мечущийся в панике мозг не способен дать происходящему хоть какое - то разумное объяснение. Взъерошив пятернёй волосы я с трудом сбросил с себя чары фата морганы и стараясь до конца оставаться скрупулёзным в своих поисках настроился методично проверить ещё несколько боксов, совершенно отбросив собственные эмоции и решив не доверять обманчивым чувствам. В следующие пять минут я только и делал, что последовательно проворачивал ручки замков и вытаскивал наружу капсулы нижнего ряда. Подключая оборудование каждой из них я с поражающей меня мыслью стал понимать, что предпринимаю совершенно пустые суетные движения без какого - либо осмысления, навеянные дурманом страха после обнаруженного. Оглушающим ударом для меня стало находка замороженных клонов Эри. Слабые попытки отбросить такую сладкую возможность перевернуть собственную жизнь начав её теперь именно так, как тебе нравится, без стенаний, обид и проволочек. И отныне - уже навсегда! Наткнувшись же на собственные копии я был полностью ошарашен и выбит из колеи впадая в психологический ступор. Кому, собственно, понадобилось затевать подобные проектные истории превращая их в самой основе в банальный перегон клонированного однотипного материала? Для хоть каких - нибудь вразумительных ответов у меня не хватало даже обычной фантазии.
  По видимому залы хранилища разделялись весьма специфично классифицируясь по половой принадлежности, так как мгновения назад в извлечённых мной капсулах, как я и предполагал, находились исключительно мужские тела с идеально повторяющимися лицами. Стараясь не терять самообладание и приводя мысли в определённый порядок я отчаянно выкарабкивался из той жуткой трясины, в которой каждый проблеск помысла затухал в своём изначалье. Осмотр новых капсул не принёс никакого облегчения, повергая меня в бездеятельное разочарование. Необходимо было скоро предпринимать определённые действия с ориентировкой на время и значимость. Я же чувствовал себя одурманенным всем, что смог обнаружить и идентифицировать. Оставалось только одно : покинуть найденный объект, загрузить в вертолёт агрегатный комплекс и добраться до Фор - лагеря. Попутно внести всю накопленную материальную базу по "Ковчегу" в БАД и приспокойно отчалить на рандеву с "Моисеем".
  Словно удручённый горестной фортуной поисковика я направился к выходу, прекрасно понимая неимоверную глупость своих мимолётных и сиюминутных решений. Чувства начинали атрофироваться принося опустошённость, которая сметала волю к принятию "архиважных" решений. "После возвращения обязательно потребую удвоенный отпуск. Завеюсь на самую дальнюю и смирную планетку с умеренным климатом, что - то вроде, Возлюбленной, и стану там подправлять расшатавшуюся психику травными настоями... Или, просто, отправлюсь в горы на месяцок, не думая и не принимая всё слишком серьёзно," - мысленно старался успокоить я самого себя. - "Осталось всего провести на этой треклятой планетке всего несколько часов. И всё закончится! Всё это окончательно исчезнет из твоей жизни! Безвозвратно!!.".
  Внутренний диалог, напоминавший скорее попытку утешительно уговорить близкого друга не совершать задуманную глупость, прервался отчётливым осознанием того, что должно было проделать мне с самого начала. Как только обнаружилась распакованная капсула в первую очередь необходимо было свериться с сохранившимися записями в регистрационном журнале Хранилища. Развернувшись я прытью кинулся к рабочей нише со столом и компьютерной консолью медико - лабораторного блока. Энергообеспечение модуля, - как оказывалось, - в состоянии могло обеспечивать бесперебойную работу всего гибернационного комплекса на протяжении сотен лет. Так что на подключение обычного электронного устройства необходимой энергии, однозначно, хватало предостаточно. Обегая глазами терминальную нишу и изучая малозаметные надписи на солинге я старался скоро найти необходимый включатель. Мануальная же практика оказалась гораздо эффективный и дала более значительный результат.
  Тонкая плёночная панель экрана на миниатюрной подставке заволоклась матовым светом превратив его в некий прямоугольный вырез в пространстве. По гибкой плоскости побежали строчки текстов и медицинских сводок разобраться в которых могли разобраться лишь специалисты - медикологи. На них не стоило обращать внимание тратя попусту так катастрофически недостающие силы и время. Я стал судорожно отсеивать ненужные информационные массивы отключая их, в конце концов подбираясь к таблицам расположения и комплектации биостазисных капсул и регистрационных записей проводимых работ в Хранилище. Наконец - то я добрался до необходимых списков и наткнулся на первую дату. Как оказалось, изначально была зафиксирована загрузка всего Хранилища необходимым оборудованием. Затем обозначались монтажные работы и уж потом, комплектация самих капсул живым грузом. Как оказывалось количество гибернируемых пассажиров составляло всего три сотни, как раз распределённых поровну в оба зала. Но вот имен, как ни парадоксально, оказалось всего два, и уже довольно хорошо мне знакомых. Отправной же чётко фиксированной датой был обозначен момент начала проводимых систематических проверок укомплектованного оборудования : XXII. 212 : 047 универсального Стандартного времени. Она же полностью должна была расходиться с официальной датировкой вылета несущего транспорта указывая лишь на исходную техническую особенность. Потом шли совершенно малозначительные числа и года с указанием коротких периодов профилактических работ, проводимых либо кордом Хранилища, либо кем - то из вахтенных медработников транспорта. Довольно крупный промежуток незаполненных граф запятнался только лишь строгими цифирными символами без какого - либо текста. И только лишь в окончании я прочёл резолюцию о разблокировки капсулы под номером Љ 12 и календарное время : XXV. 135 : 975 универсального Стандартного времени.
  Мне показалось, что я целую вечность разглядываю высветившуюся дату. Как - то уж совершенно отстранёно и спокойно. Голова будто полностью выключилась из процесса мышления, только то и оставалось, что фиксировать происходящее никак не реагируя в ответ. Дата на экране была на столько вызывающе оглушающей, что не хотелось верить в её существование. Я щурился, смыкал глаза и размыкал вновь видя одно и тоже. Цифры оставались на месте нагло предоставляя жестокую правду.
  Информация выведенная на экран не давала мне покоя. Тяжело дыша и озадаченно потирая морщинистый лоб я с наивным упрямством старался не верить увиденному. Выведенные числа говорили об одной значимой только лишь для меня дате - момент посадки космобота под моим командованием на Каннак. В подобные совпадения я не мог поверить, не должен, потому как они не могли существовать. И не должны были!
  Но ведь - существовали!..
  Имена, сотни однотипных клонов, поразительное сходство и странности с системой блокировки модуля. Теперь же ещё и дата активации одной из капсул и разморозки содержимого. Как мне стоило и необходимо было объективно воспринимать всё это? Сплошные загадки на которые я не знал, да впрочем и не хотел знать ответы. Моя подозрительность почему - то вдруг перепрыгнула в двухнедельной давности период, в свежие воспоминания того, когда шеф предоставлял мне выбрать одно из трёх заданий. И вот тут - то сомнения в выборе сталкивались с подозрениями : что стало бы, решись я на рейд к двум другим планетам в иных Секторах? Скорее всего результат бы оказался ничуть не иным и схожим с происходящим. Или думать подобным образом, значит становиться параноиком?!.
  Потянувшись к консоли я выключил инфор - систему. Мысли улетучились оставив пустое пространство для единственной в такой ситуации потребности - действовать отрешённо, быстро и слаженно. В следующее мгновение я уже прекрасно знал, какие необходимо выполнить меры, чтоб остаться в полноценном и здоровом психологическом состоянии. Хлопнув себя по нашивке со стилизованной волчьей мордой, эмблемой Поисковой службы, выключив тем самым работающую эскорткамеру, я резко оттолкнулся от небольшого стола и пошёл к выходу. Шаги мои были широкие и решительные, направленные к конкретной и знаемой цели. Теперь никаких ошибок и возникающих ниоткуда "чудесных" неожиданных курьёзов не должно было быть. Выйдя из зала и свернув влево я остановился перед нишами с боксами для деактивации. Сейчас, глядя на прямоугольные узкие боксы с зарядами внутри, мне ничего не хотелось знать, кроме того, чтоб закончить эту бесконечную череду головоломных загадачностей. И сил и мужества на это у меня должно было хватить.
  Дверца первого же пенала поддалась с лёгкостью обнажив внутренний активатор и таймерное табло отсчёта до детонации зарядов. Подключив его и выставив хронометраж на получасовой период, которого должно было хватить для загрузки и спокойного вылета, я методично и хладнокровно проделал подобное действие ещё пять раз, совершенно не собираясь останавливаться и прекращать намеченное. Я отчаянно старался отмести сомнительные подозрение назойливо старавшиеся сбить меня с выполняемого задуманного впиваясь в стройный ряд действия : действительно ли хватит мне каких - то тридцати минут времени, чтоб загрузить "Икплорер" и вовремя взлетев покрыв достаточное безопасное расстояние от эпицентра взрыва? Настойчивые уговоры самого себя вбивались в сознание угрожающим монологом, утверждая очевидность и верность избранных действий, что всё идёт именно так, как тому должно. И я этому старался верить.
  Зафиксировав время на ручном хронометре я постарался скоро выбраться наружу. Прохладный воздух рваными потоками наваливался на меня замедляя и без того тяжёлые движения. Прищурившись я поднял голову к раздражающему фиолетовому куполу небосвода. Огромная полусфера коричневого солнца уменьшилась уже на треть быстро приближаясь к закату. Северо - запад затягивался широким мрачным покрывалом туч, пока ещё далёких, составлявших довольно обширный грозовой фронт, уже второй на моей памяти. Стараясь не терять времени, я протёр саднившие от пыли и ветра глаза, немного пожалев о забытом в "Ковчеге" гермошлеме. Возвращаться за ним уже точно не стоило, отчётливо понимая, чем подобная осмотрительность может закончиться.
  "Ра" мирно стоял в отдалении покрытый пылевой взвесью, где я его и оставил перед посещением частично расчищенного из - под породы "Ковчега". Но обратный путь мне казался долгим и тяжёлым. Внутренний голос стонал, причитал, молил, говоря о совершённой ошибке, всё ещё имеющейся возможности исправить непоправимое и заставляя совершить невозможное. Ведь оставаясь на прежней позиции, управляемый страхом и своим упрямством я терял великолепный шанс начать жизнь заново именно так, как о том мало кому удавалось и помыслить. Поддаться и повернуть означало для меня сейчас не проигрыш, а что - то совершенно иное, что становилось теперь наиболее важным в моей жизни. И пусть я оказывался простым убийцей одновременно как множества людей, так и одного человека, то вся суть от этого не менялась. Моя вина оправдывалась лишь единственной презумпцией того, что прошлое не способно, да и не должно осуждать своё будущее. Это ему не только невозможно совершать, но и совершенно не по силам. Ведь то, что я беспрерывно тараторил самому себе на протяжении всего пути возвращения к вертолёту и было именно тем самым судом, который вершил над самим собой. Стоило со всей правотой признать, что я действительно убивал свою любовь, оправдываясь только прошедшими чувствами, ставшими омертвевшей корой увядающего древа моей памяти. Люди весьма странные существа, не желая прощать себя, они жаждут этого от других и чаще от тех, кто их более всего ненавидит и приносит страдания. Так чем могла бы обернуться затея с разморозкой Эри, не подобным ли мощному взрыву растянувшемуся бесконечно долго для нас двоих. И как запасной вариант, стоило бы попросить начальство Конторы откомандировать меня вновь на Каннак за очередной спящей Эрикой, чтоб использовать ещё один "счастливый" шанс. И так до бесконечности. Весьма заманчивая и экспрессивная по своей задумке, перспектива.
  Вытерев вновь повлажневшие глаза я зашёл в хвост вертолёта для того, чтоб заняться загрузкой комплекса. Раскрытые половинчатые створки грузового отделения обнажали внутреннее убранство "Ра" и короткий пандус аппарели опущенный буквально к самой мобильной платформе на которой покоился скомпонованный "Иксплорер". Пройдя во внутрь машины, я подошёл к агрегатам двух боковых лебёдок, взял в каждую руку по такелажной скобе, отключив предварительно блокировки бухт и потащил троса к комплексу. Разумеется, материалов по обнаружению объекта именуемого "Ковчег" уже существовало предостаточно. Чего стоила одна только рабочая запись самого Оператора и мои указания по оперативным разработкам. Игнорировать столь очевидные факты и избегать их, а более того, и замалчивать, было попросту невозможно. Ведь предоставляемый администрации инспекторский Вердикт автоматически дополняется сведениями и информационной номенклатурой с аппаратов рейдового сопровождения. Но вот некоторые определённые действия самого поисковика приведшие к непредвиденным и непредсказуемым последствиям никак не подпадают под жёсткие требования постулатов и статутов Службы. Ну разве только если, как неосмотрительная и вынужденная небрежность. Да и сам прилёт комиссии в этот сектор Экстерра, как и дополнительное внутреннее расследование на далёком Каннаке вряд ли возможен, даже гипотетически. Текучесть дел и малая заинтересованность сделают своё дело и "случайный" взрыв векового и заброшенного объекта по непонятным причинам мало кого обеспокоит.
  Закрепив скобы в петлях платформы, я прошёл в вертолёт, включил на обратный реверс сервомоторы бухт и через узкую дверь в переборке забрался в пилотское кресло. Ремень безопасности здесь был не столь сложен, как на разбитой "Манте" и состоял всего из двух лямок. Сзади слышался натужный треск приводов работающих лебёдок затягивающих "Иксплорер" в машину. По хронометражу до срабатывания пирозарядов оставалось совсем немного, каких - то минут пять. Створки дверей со стуком, наконец - то, сошлись. И вместе с ними замолкли лебёдки. Компьютер - навигатор уже запускал двигатель раскручивая обвисшие лопасти винта.
  - Главный, связь!
  - Оператор?! произошло что - то серьёзное?
  Резко ворвавшийся в эфир громкий голос корда Фор - лагеря буквально оглушил меня. Именно в этот момент, всматриваясь в однородную картину расстилавшегося перед "Ра" ландшафта, я с поражающей остротой осознал, что так напоминал мне этот пейзаж с полуразворочённой возвышенностью и упрятанным в ней старым модулем. Уж очень все походило на стилизацию известной пирамиды Солнца на Земле, в древнем городе Теотиуакане. Хотя сравнение было и приблизительным и весьма субъективным, но зато изумительно ошеломляющим, напоминавшем отчётливое видение дежа - вю.
  - Очередной сеанс связи! - холодно отозвался корд. - Тем более, что вы лично игнорировали прошлую процедуру передачи звуковых уведомлений совершенно отсутствуя. Пришлось обрабатывать данные с информационных массивов комплекса и вертолётного корда.
  Такая саркастичная тирада корда меня немного рассмешила и я совершенно откровенно рассмеялся, тихо и несдержанно.
  Винт загудел и нарастающим вьюжим свистом начал обволакивать "Ра" сплошным коконом. Качнувшись машина мягко оторвалась от поверхности и постепенно набирая высоту разворачивалась в противоположную от захороненного модуля сторону, ложась на привычный курс к базе.
  - Прости за задержку : на объекте необходимо было выполнить организационные дела. Особой сложности... и специфики, - мне совершенно не хотелось даже упоминать ни о посещении биостазисных залов "Ковчега", ни об обнаруженном там. И уж, не дай бог, случайно проговориться о сделанной внутри видеосъёмке. - Я уже вылетаю обратно к лагерю. Жди с отчётными материалами. Надеюсь бот уже загружен?
  - Есть ещё определённые нюансы по максимальной рационализации распределению карго - масс. Попутно могу предоставить информацию по запросу разблокировки дверей модуля...
  - Она уже запоздала и теперь совершенно бесполезна. Но спасибо, что вспомнил.
  Вертолёт немного вздрогнул. Послышался странный гул и мощнейший звуковой всплеск от которого "Ра" затрясло. Подключив видеообзор я старался словить заветную возвышенность оставляемую за кормой машины.
  - Да, у меня появились обновлённые данные по расшифровки текста...Это сторожевой сигнал! Семантика фразы угрожающе предупредительная и имеет конечную точку приёма.
  - Давай об этом поговорим дома, когда я прилечу, - земля постепенно и медленно уходила под всё глубже под днищем. Небольшой и лёгкий "Ра" с особым трудом справлялся со своей загруженной в него ношей комплекса.
  Громадный холм с вздрогнул, оседая словно перестоявшая дрожжевая опара. В стороны взлетели огромные куски породы и облака мелкого щебня подталкиваемые упругими потоками воздуха вырывающимися наружу и окутывающие возвышенность. Всё это мне напоминало взлёт одного из древнейших жидкотопливных кораблей на старушке Земле, нёсших полезным грузом всего лишь небольшую пилотируемую капсулу. Более половины насыпи чётко прямоугольной окантованности оторвалось от поверхности будто подпрыгнув, и поднялось на алых волнах пламени, вырывавшемся из - под платформы, примерно на метров двадцать.
  Сильнейшая встряска толкнула вертолёт вверх и вправо. Корпус вертолёта отозвался отнюдь не мелкой вибрацией поглощения ударной волны взрывающегося внизу модуля.
  - Корд, переключай управление на меня!! - истошно закричал я, хватаясь за небольшие гашетки управления на органично подстроенных под руки пилота подлокотниках ложемента. Отсталый анахронизм, - но стоило ли быть столь капризным и предосудительным в такой ситуации, спасая себя и машину от гибели. Конечно нет, разве что обиженно кивая на устаревшие органы управления, не столь молниеносно - отзывчивые в ответной реакции...
  Я старался успеть, со всей силы, со всеми возможными уговорами такого юркого, но сейчас, перегруженного и довольно неповоротливого "Ра", отжимая рукоятки дополнительных маневровых двигателей и рулей стабилизаторов до боли в запястьях вправо. Винт оглушающе свистел в форсажном режиме пытаясь приподнимать вертолёт всё выше, что мне не только помогало, а совершенно наоборот, полностью мешало .
  Вспышку я заметил слишком поздно приняв её по началу за атмосферную молнию. Какой -то подозрительный грохот за моей спиной заставил меня похолодеть от происходящего : звук скользящего по металлу и переваливающегося на борт не закреплённого комплекса положил небольшой вертолёт полностью на бок. Перелаживая тангаж в противоположную сторону я ощутил оглушающий удар в солнечное сплетение, за которым "Ра" попав в волну ударного цунами словно взбесился. О металл корпуса барабанили дробью миллиарды осколков произошедшего взрыва. Сориентироваться оказалось делом не просто невозможным, а полностью бесполезным - машину вертело волчком подбрасывая и кувыркая на всякий манер.
  Надсадный рокот форсированных двигателей по мало переходящее в спокойное гудение меня пока не беспокоил. Но вот всё уменьшающийся такт свистящего темпоритма разрывающих воздух лопастей меня не на шутку встревожил.
  - Корд, у нас проблемы?!
  - Значительные конструкционные повреждения : отключены оба дополнительных маневровых двигателя из - за механических дефектов; несущий винт основного двигателя функционален всего на тридцать процентов; фенестрон полностью деактивирован. Боковое смещение груза по причине внутреннего перемещения и отсутствия сигнала срабатывания замков...По причине возникновения аварийной ситуации экипажу предлагается экстренно покинуть борт!
  Теперь я понимал свою ошибку, и полную беспечность в отношении "запаса" времени, которого всётаки оказалось не столь достаточно, чтоб убраться как можно дальше от опасного района. Оставалось в такой ситуации проделать только одно единственное. Но совершенно крамольная мысль одинокой птицей билась в постепенно успокаивающемся сознании : "Есть ли насущная необходимость в том, чтобы продолжать своё существование?! Может это и есть тот миг жизни, ради которого мы все и существуем?". Стоило признать, что от таких раздумий веяло предательской суицидальностью...
  Обхватив до хруста в суставах холодный рычаг аварийной системы катапультирования около кресла, я с силой дёрнул его. Блистер кокпита сорвало с его конструкционных мест и раздирающим ударом загнутых вниз лопастями частично уцелевшего винта снесло в сторону, открыв мне всю живописность местности, застывшей на какое - то мгновение...
  
  
  ...Одно единственное чувство, ощущение странной потери или неясной неудовлетворённости, начинает очень часто беспокоит каждого из нас, когда мы подбираемся к пограничным рубежам жизни. Нечто недооценённое и отвергнутое за ненадобностью, словно детская забава. И чем дольше мы существуем, тем явственней понимаем, что отдаляемся от самого главного - познание самих себя. Моё наивное стремление продолжать жить всё более нарастало, теперь уже совершено свободное от страхов и предрассудков сознания и логики...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"