Борн Ричард Макалистер: другие произведения.

Игра Разума. Глава седьмая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Последняя седьмая глава оканчивающая Первую часть, где некоторые непонятности Произведения полностью проясняться. Но и появятся новые задачи и неизвестности. Пока на этом на некоторое время замораживаю произведение, так как есть иные проекты требующие воплощения. Но через месяц постараюсь вернуться. Если что - пишите!

   Глава седьмая
  
  "... этим задавались многие. И до определённого момента тень средневековья безраздельно властвовала в науке и медицине поддерживая эту тему на уровне не столько биологии, а более как социальный аспект. Но с развитием транспортной сферы и постепенно расширяющейся инфраструктуры нашей Цивилизации, технологии гиперпространственной позитации и созданных на её основе ТФ - терминалов и станций, эта проблема стала переходить в иное качество. И при этом оставаться не только востребованной, но приобретать всё большую актуальность. Побуждающие тому причины были самыми банальными и отнюдь совершенно не изменились за множество сотен лет и несколько веков. Это, конечно же, малочисленность земных внешних колоний в Дальнем и Сверхдальнем Экстерре. Проблематика нашей внешней Экспансии разбудила и подняла задачу создания homo immortalis на новый уровень. Тем более, что даже уже имея возможность оперировать такими физическими переменными в завоевании космоса, как гиперпространство и биостазис, мы всё ещё оставались не столь автономными в своих завоеваниях и освоении Галактики.
  Да, гибернация и трансферные терминальные комплексы дали нам, Человечеству, как цельной социальной структуре и единице, распадающейся на составные фрагменты, частично сохранять свою общность одновременно продолжая безудержное расширение границ Ареала. Но пока ещё не имевшая эффективного воплощения идея гипердвигателя и отчасти, не весьма радующий, факт малочисленности людского контингента рассеяного по широким звёздным просторам, привели к реанимации концепции смерти и возможности Бессмертия. И эта новая доктрина должна была выглядеть не простой альтернативой противопоставлявшейся окончанию жизни, а как продление самого жизненного процесса на максимально долгий срок и определённой эффективной отдачей. Подобный процесс функциональности должен был помочь не только, - и не столько - в бесконечно долгих путешествиях субъсветовых модульно - лихтерных транспортов, заменяя анабиозные ванны на гипно - морфейные койки и пищевые боксы, но и в популяционной экспрессии распространения. Ведь нас теперь волновала совсем не форпостная возможность молниеносного захвата очередной планеты, словно обозначая официальные границы владений нашей Цивилизации. Но сама возможность регулировать, распространять, а соответственно, создавать и поддерживать жизнь своего вида согласовываясь с окружающим пространством осваиваемого планетарного мира. И эволюционные изменения генома постепенно начали переходить в новую стадию, не просто помогая, а даже подталкивая учёных к нахождению долгожданного продления жизненного процесса.
  Однако же, пока нам так и не удалось подойти к самому процессу Бессмертия, - даже, вернее сказать, концепции смерти, - на сколько возможно близко. А скорее, направиться опять в противоположную сторону. И виной тому стал весьма грозный и коварнейший враг, порождённый нами и всегда помогавший нам, предоставляя подмену, вместо естественности. Теперь же мы благодарны ему за великолепную возможность осваивать Пространство с помощью гиперсветовых кораблей. При этом оставив надежду постепенного перехода на следующую ступень онтогенеза, как биологического, так и ментального. Имя ему - ИТП, индустриально - техническая прогрессия. Этакая, экстравагантная удавка на шее альпиниста, заменяющая надёжную страховку.
  Но всё же, ещё остаётся определённая уверенность в то, что человечество сможет преобразиться и отбросив искусственные суррогаты технократии и ИТП..."
  
  
  XXV. 130 : 519 универсального Стандартного времени. Планета Возлюбленная. Здравница санаторно - курортного типа "Пристань уставших" Международной Медицинской Ассоциации.
  
  Желание его, как ни парадоксально это звучало, не смотря ни на что, исполнилось. В этом утверждении ощущались явные отголоски унылого сожаления и некой досады. Ведь так когда - то хотелось вырвать толику у времени, чтоб спокойно и размеренно насладиться той природной благодатью, которая первозданно властвовала на такой захолустной планетке, как эта, с особо поэтичным названием. И видимо, весьма не случайно его стремление постоянно пыталось отыскать для самого себя более убедительные отговорки, чтоб не попадать в приветливое влияние подобных миров. Совершенно обычный курорт для людей, возраст которых уже был отнюдь не молодой, а скорее, далеко и совершенно, преклонный. Причислять себя к ним, пусть даже и особо заочно, отнюдь не очень хотелось. Но обманываться в пробуждаемых чувствах здешней природы, степенно мирских и довольно лиричных, означало бы пытаться лгать себе всё более и более, погружаясь в собственное лицемерие. По правде говоря, с недавних пор он совершенно перестал потакать подобным слабостям, избавляясь от них, на сколько это возможно. И оттого, стоя на небольшой лесной поляне и часто попадая под резкие порывы прохладного ветерка, с пьянящим наслаждением вдыхал воздух наполненный запахом трав и окружающих его деревьев. Погода ведь, - и на удивление, - действительно стояла очаровательной. Так что старина Пол оказался провидчески прав, когда приглашал его пройтись к заветному месту их общей встречи.
  Совсем не на долго задержавшись под рваными тенями молодых деревьев, Стивен, опустив немного голову и поправив шляпу оглянулся назад в поиске уже затерявшегося вдали пансионата. Ощущения прожитого уже однажды чего - то подобного волнующим холодком чувства deja vu ясно отзывалось внутри. Многое в происходящем сейчас выглядело до смешного точно так же, как и тогда, на одном из самых верхних горизонтов пилара. Как будто бы давно это было - и совершенно недавно. Ироничная улыбка окрасила его лицо после мнимых воспоминаний, заставляя неосознанно алеть от стыда за собственную неосознанность, неосмотрительность, а главное, поспешность. Но, успокаивал себя Келлерман, он всё же достиг в конечном счёте того, что так, казалось, было столь необходимо ему тогда. Результат оказался не только весьма неожиданным, а поражающе правдив. Ведь в тот момент, совершенно добровольно подчиняясь безумной воле некоего псевдопсихолога Рафаэля Уотчера, он и не подозревал, где в действительности окажется после падения с невообразимой высоты платформы самого высокого уровня.
  Стив с горькой иронией мотнул головой вспоминая всё последовавшее вслед произошедшему...
  Конечно же, обвинять Оронто в каком - то инфантилизме и ребячестве, внедрившегося в адаптационную программу под личиной аматорского специалиста психологии и театрально назвавшимся именем ангела - целителя, при всём ещё и ведущего наблюдение, не стоило. Ведь он, Стивен Келлерман, командир десантной группы, теперь так тесно связанный с людьми когда - то бывшим её составом, оказывался одним из последних, кто оставался под абсолютным контролем Института, полностью заблокированный как гипно - испытательной программой, так и своим зашоренным сознанием совершенно не желавшим возврата из навеянного иллюзорного мира. Его ожидали уже несколько недель; по возможности и с оглядкой покидая Систему, пересекая десятки транзитных планет, путая следы, слетаясь на этот тихий и неприглядный для функционеров ВС, закоулок. Вся группа в количестве пяти человек была уже здесь, на Возлюбленной. Оставалось дождаться только его, пока ещё полноценно являющегося лидером их маленького отряда творцов.
  Причины собраться всем вместе на провинциальной планете с совершенно неприглядной репутацией не были исключительно приоритетным требованием кого - либо из Ткачей. Каждый из них прекрасно понимал, что такой простой и наивный сценарий, как группирование всех вместе беглецов в приграничных районах освоенной Галактики, станут однозначно отрабатывать многие спецы и оперативные бригады экспертов Совета занимающихся их поиском. Но времени оставалось не так уж и много. Вторым фактором оказывалась весьма странная и довольно неожиданная особенность самой планеты с обнаруженным на ней и зафиксированным только Полом Стасовски межлинейным Узлом. Это давало, к тому же, прекрасную возможность их быстрого ухода при возникновении внезапной угрозы обнаружения всей группы. И вряд ли тогда, кто либо из работников как спецслужб, так и, вообще, Космофлота, смог бы отыскать их в ближайших окраинах даже малоисследованного Дальнего Экстерра. Но именно тут - то и могла скрываться опасность в виде неизвестной неожиданности. Пока что, по его, Стиву, мнению усилия каждого из них стоило направить совершенно в ином русло.
  Не раздумывая он быстро вышел на искомую тропинку, уже начинавшую исчезать среди светло - зелёного ковра новой травы. Келлерман не очень - то и любил такие просторы, ему куда как были ближе привычные уличные переходы и крытые переулки мегаполисов на его родном Аргусе. А идея собраться именно здесь принадлежала педантично - расчётливой Корчагиной, которая даже в повседневном общении не переставала забывать, что именно она является специалистом с учёной степенью и сотрудником ИКИ. Конечно же, подобная щепетильность в делах, да и постоянная назойливая корректировка дальнейших действий каждого и всех вместе членов их небольшой когорты раздражало почти всех. Но, как ни парадоксально, Валерия нисколько не претендовала на роль главнокомандующего, а лишь, по её словам, "старалась привнести в разброд группы рациональность и органичную целостность". Хотя Келлерману, впрочем как и всем остальным, это так не казалось. По молодости и горячности своих лет Винсенте Оронто впадал от такой опеки в экзальтированный монолог. Зрелый и опытный Пол Стасовски иронично заливался смехом вставляя свои саркастические колкости, которые только его же и веселили. Дэвид Ньюман хмуро отмалчивался решая какие - то свои внутренние задачи, совершенно непонятные для остальных. А малоприглядная, словно серая мышка, но не лишённая изящества и привлекательности, Берта Льюис, старалась отстраняться от всяческих комментариев по подобной тематике, ограничивая личное мнение и всяческие решения. Она старалась обходиться предложениями чисто практического плана, и на правах единственного и главного пси - ментера группы более стремилась контролировать не только своих подопечных, но и ментальное состояние окружающего их пространства. "Однако же, довольно странно, - Стив поймал себя на том, что с недавнего времени стал находит Берту весьма симпатичной и очаровательной, - она начала нравится мне именно тогда, после специального внедрения Рафаэлем - Оронто образа "погибшей" незнакомки, как единственного фактора локальной фиксации? Или это произошло гораздо ранее, ещё во время Второй экспедиции на Каннак, на борту "Белого Сириуса"? Весьма занятно!..". Вопрос подобной симпатии становился для него всё более назойливым и открытым, заставляя задумываться и впадать в чувствительную прострацию. Так недолго было и споймать себя на навеянной, навязанной из - вне, влюблённости...
  В воздухе ещё явно ощущалась промозглая прохлада ночи, заставляя Келлермана сильнее кутаться в пологи верхней одежды. Ветер пытался помешать этому накидываясь на человека растрёпывая подолы его плаща. Мерно двигаясь по малоприметной тропке Стив старался отыскать те приметы заветного места рандеву, которое было оговорено несколько дней назад. Хотя он и не был прекрасным следопытом, но появляющуюся из - за пригорка небольшую дикую изгородь из молодого кустарника различил тут же. Значит он шёл в верном направлении не боясь заблудиться и заплутать от рассеянности. Черты местности становились всё более незнакомыми и однообразными, вызывая странное чувство дискомфорта и медлительности, из - за чего Стив побаивался вновь оказаться для всей группы нерасторопным увальнем, задерживаясь по времени на встречу. Каких же неимоверных усилий стоила только одна единственная возможность вторжения Оронто в адаптационную программу Института под видом малозначимой погрешности в описании окружающего пространства, - и только лишь для того, чтоб наконец - то вывести его разум из сомнамбулистического навеянного состояния. Остальные справились куда как проще, потому - то и оказались здесь немного ранее его.
  Планета больше понравилась Стасовски считавшем, что было бы неплохо провести им всем вместе время в совершенном уединении и обоюдности, наслаждаясь первозданной природой Возлюбленной недельку - другую. Постараться прекрасно отдохнуть отвлекаясь от мыслей и задач навеянных адаптивной виртуальностью и наслаждаясь вечной осенью - весной планеты расслабиться для накопления сил. Ведь предстояло выработать некоторые абсолютно новые и совершенно неизвестные навыки действия, собирая из их собственного разрозненного арсенала знаний, отрывочно запечатлённого в памяти каждого. А самое главное, наметить план дальнейших действий и, хоть частично, но, однозначно, чётко обозначить маршрут следования для распознавания истинного рисунка всего Узора.
  Прибыв на планету всего пару дней назад, Стив попытался просто проспаться и развеяться от последствий виртуальности, сгоняя эмоциональный запал навеянной трагедии и её обманчивой реалистичностью. Пережитое уже позже, после побега из - под стационарного наблюдения, "шпионское приключение", стало не столь значимым событием для Келлермана и явно не беспокоило, представляясь, скорее, юношеским ребячеством забавляющихся взрослых. Но назойливый и саркастичный Пол, появившейся в номере спустя каких - то восемь часов после его прибытия, начал бурно и беззастенчиво торопить, как нетерпеливый и постоянно взбрыкивающий иноходец. Он - то отыскав Стива первым и заохотил его к прогулкам для долгожданной и неминуемой встречи. Небольшой частный особняк в паре километров от здравницы "Пристань уставших", где первоначально обоснавался сам Стив, ничем небыл примечателен, разве что своим расположением на почти незаметном мыске местного озерца под названием Гладкое, скорее схожим размерами с огромным прудом, чем настоящим озером. Ну да и бог с ним, главное, что он уже был здесь, и все пятеро ожидавших его уже могли спокойно лицезреть своего командира в настоящем физическом теле и истинном здравом разуме, своей собственной личины.
  Конечно же, первоначально очнувшись в медикологической палате, Стив попытался осознать себя как поисковика ставшего жертвой аварии и при всём при этом пережившем мощный эмоциональный коллапс. Непонятно оставалось для него пока одно: какими возможностями он был найден и доставлен в обитаемый Экстерр пространства. А все эти призрачные посещения и внутренние голоса, последовавшие после, по - началу, расценивал никак не меньше за шизофрению и последствия случившейся аварии. Страх потерять свой рассудок изводил своей назойливостью и паникой. Память же наотрез отказывалась подчиняться уставшему мозгу предоставляя картины различных жизненных обстоятельств, где одна ипостась личности сменялась воспоминанием совершенно иного человека, которым он, яко бы, так же являлся.
  Очередное, третье по счёту, посещение Тени, как обозначил про себя незванного посетителя Стив, так и не убедило его в истинности происходящего. И блёклая надежда таинственного гостя привести Келлермана в состояние осознанности и понимания, ничего не давали разбиваясь о утрамбованную рациональность его логики. Только после этого ребята, наконец, решились совместно вытаскивать его силой, совершенно оставив чаяния на собственные силы командира.
  Келлерман с оторопью попутно вспоминал как двое, Дэвид с Валерией, буквально выкрали его из палаты отделения Восстановления и репликации, разорвав Ткань и вкинув в совершенно безумный и пустынный мир Параллельности. Вся их надежда на скорый переход тут же рассыпалась, когда они одновременно и одномоментно осознали, что бывший профессиональный десантник не в силах совладать не только со своим разумом, но и с телом. Стив тут же рухнул ничком на поверхность после перехода и буквально прилип к ней, совершенно не в силах сдвинуться и на миллиметр, ощущая в настолько огромную слабость, что возможность оставлять глаза раскрытыми представлялась огромнейшей мукой. Он сам себе казался тогда, более отколовшимся от скалы многотонным валуном с грохотом упавшим в торфяник и на века врастающий в почву, чем живым человеком способным хоть кое - как двигаться. И все ухищрения, мольбы и крики Корчагиной вперемежку с бесполезными усилиями Ньюмена его тащить, ничем не заканчивались. Преодолеть расстояние всего в несколько десятков метров отделявших одну Параллель от другой он попросту был не в силах. Положение спасло только лишь долгожданное появление Оронто и Стасовски, которые втащили бездыханного Келлермана в плоскость "выхода". Но проведённые им часы в Межмирье показались более долгим промежутком времени, чем тогда, в навеянной реальности Каннака, где взорвавшийся модуль "Ковчега" осколками повредив двигатели и фюзеляж "Ра" привёл его во второй раз к смерти. "Словно кошка с девятью жизнями", - хмыкнул иронично Стив. Что же теперь ожидало его, впрочем как и их всех, детей проекта "Феникс", сделавшихся по чьей - то неведомой воле Ткачами Паутины, было сложно сейчас сказать. Их главной необходимостью и жизненной потребностью становилось восстановление памяти, как каждого в отдельности, так и всей группы вместе. Ибо без неё они оставались лишь обычной погрешностью в истории человечества, которая могла кануть в Лету так и не раскрыв, даже для самих героев, слепых в своём невежестве, своей истинной задачи.
  Воспоминание, осознание, и, пока, наработка неизвестного; а самое главное, практика и опыт...
  Приходил он в себя более полумесяца пытаясь не просто осознать, а даже поверить в то, чем являлся окружающий его мир. Вся жизнь оказывалась лишь навеянной ложью: Поисковая служба, коллеги, родители, да и сами чувства и эмоции, вплоть до дружеских привязанностей. Многие из проецируемых и введённых мнемо - событий были адаптационной программой Института с определённой целевой компоновкой. Какова же оказывалась её главная задача и конечная цель, становилось основной и совершенно непонятной для Стива, болезненной необходимостью выяснения истинности для тех, кто вытащил его из медицинских пенат ИКИ (Институт культорологических исследований). Люди, которых он никак не мог вспомнить, настоятельно требовали от него помощи и участия. А самое основное - вспомнить. В ответ на их мольбы он только лишь впадал в угрюмость пожимая в сожалении плечами. Применить же в этом случае мнемоскопию, пусть даже ментальную, кто - то из них вряд ли бы решился.
  И всё же, постепенно и весьма медленно, приходя в себя, время от времени выхватывая проясняющиеся эпизоды произошедшего, где не весьма чётко стояло то, что произошло со всей группой на Каннаке, во время Второй экспедиции, Стив начинал припоминать их всех, составлявших группу. Стасовски советовал каждому не торопить командира, Корчагина сокрушалась из - за пассивности самого процесса вспоминания, и лишь Льис нарекала остальным о верности и своевременности происходящего. Конечно же, он вспомнил, но - лишь не многое, самое первоначальное. И этого, уже оказывалось, было достаточным для следующих действий...
  Пройдя густой подлесок и выйдя на песчаную дорогу Келлерман заслышал громкое эхо, в котором явно слышался сонм высоких радостных переливов женских голосов. Ему вторил отчётливый мужской тенорок. Но истинности каждого по отдельности Стивен определить не мог. Да и не особо старался, уже теперь ясно понимая, что заветное место найдено и встреча обязательно состоится. Яркий взрыв света открывшегося пространства и голубизны лесного озера озарились чёткими тональностями уже знакомых ему людей. Пока ещё они были слишком отстранены от него, непонятной пеленой неизвестности и подозрений вызываемой ею. Но с каждой встречей он чувствовал особую связь, словно родство, с ними. И именно в их общей памяти, жило оно.
  Уже подойдя ближе к берегу Стивен приветственно замахал рукой. Обернувшийся Оронто и застывшие у глади воды Берта с Валерией выжидательно смотрели на него.
  - Командир!.. - облегчённо и громким шёпотом произнёс Винсенто только одними губами. - Наконец - то...
  - Командир! - закричали девушки отвечая приветственно руками. - Командир!!
  Спонтанная и совершенно откровенная улыбка окрасила серьёзное лицо Стива. Опустив голову в неумелой попытке незаметно спрятать сентиментальную слабость своей натуры и наигранно подобравшись, Келлерман уверено зашагал к ним.
  
  
   КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"