Бунеева К.: другие произведения.

Еще один сон

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Выкладываю часть рассказа, остальное по мере написания и свободного времени автора.


И еще один сон.

   - Аййййй....
   Анька схватилась за ушибленную лодыжку и сдавленно захныкала.
   Все! Просто все на свете сегодня наперекосяк!
   Утром проспала, потом заело замок. Полчаса вилась вокруг него, пытаясь вытащить ключ. Хорошо, Димка - сосед дома был, помог. Ах да, дальше она опоздала на автобус. Пока дождалась следующего, опоздала еще и на лекцию. Казалось бы, с кем не бывает? Так плюс ко всем злоключениям, еще и противный сентябрьский дождик стал накрапывать.
   Брррр....Холодно и промозгло.
   Но и этим Анька, как настоящая искательница приключений не ограничилась. Надо же было еще на крыльце универа споткнуться, упасть и разбить телефон.
   Девушка тяжко вздохнула и подобрала остатки хлипкой пластиковой конструкции. Вяло покрутила их в руках, пытаясь соединить. Снова вздохнула. Как говорится, восстановлению не подлежит. Придется теперь деньги занимать у Киры на новый. А что? До зарплаты еще неделя, в кармане гуляет ветер, а просить у Александра....Ни за что! Анька скорее сквозь землю провалится, чем у Карпатова деньги возьмет. Нет, то, что он за нее везде платит - это одно(долг любого мужчины платить за свою спутницу, как-никак), а вот попросить( и что хуже того для Аньки) взять его деньги на покупку чего-то там нужного. Ни за что!
   Анька бросила останки телефона в ближайшую урну и, прихрамывая( а болит-то нога!), направилась на лекции. Ко второй паре она успевает. Четвертый курс как-никак. Пора бы и за ум браться. Хотя, для Аньки это понятие растяжимое.
   - Куликова! - раздалось за спиной.
   Анька вытянулась по струнке и замерла.
   Медленно-медленно оглянулась. Даже глаза зажмурила от ужаса.
   - Вы почему не были на моей лекции?
   Гошик. Вот что за день такой?
   Анька даже отступила назад, желая все больше отдалиться от ненавистного препода, который кстати, вышел из должности "просто аспиранта". Гошику довелось за лето защитить какую-то жутко научную работу и теперь его просто раздувало от осознания собственной важности. Тем более, что рядышком оказалась такая незначительная единица, как Куликова.
   - Анна! Почему вы не явились на пару? Вы прогуливаете мои занятия?
   Девушка отрицательно мотнула головой и покраснела. Выдала себя сразу.
   - Нет, что вы...Просто понимаете, я на автобус опоздала. У меня замок заело, уйти из дома не могла, а потом еще упала. Вон видите, какой синяк! А еще...
   - Знаю! - оборвал препод. - Снимали котенка с дерева, переводили старушку через дорогу и успокаивали плачущих детей. Чтобы завтра была объяснительная. И, да, с вас реферат.
   - Какой реферат? - выдохнула Анька с расширенными от ужаса глазами. Внеплановый реферат в ее планы как раз таки не входил.
   - Обычный. Объемов в два авторских листа. За темой зайдете на кафедру, - Гошик гаденько улыбнулся и добавил: - Чтоб не повадно прогуливать было. Всего доброго!
   С воодушевленной улыбкой этот диктатор удалился.
   Анька закусила губу и стала припоминать, куда засунула тот самый лак, который не так давно разукрасила скутер ненавистного теперь уже бывшего аспирантишки. Очевидцы говорили, что он долго и упорно оттирал розовые буквы с гордо-серебристой поверхности своего железного коня.
  
   Кира была подобна разгневанной фурии. Она рвала и метала, носясь по квартире.
   - И как ты только умудрился? У тебя что, глаза на заднице?
   - Если бы они там были, я бы увидел твою красную папку и не сел бы на нее, - фыркнул Макс, спокойно восседающий на кресле.
   Кира в ответ размахнулась и метнула в него ту самую папку. Байкер умело увернулся от довольно увесистого куска пластика.
   - И что мне теперь делать? Здесь две недели моей работы! - крикнула девушка.
   - Я уже извинился. Что ты еще хочешь? - не понимающе развел руками Максим.
   Ему уже порядком поднадоела эта затянувшаяся истерика. Ну, подумаешь, испортил какие-то листы со статьей! Чего она так орет?
   Кира судорожно нажимала на клавиши, пытаясь найти копию документа. Однако, паршивец-компьютер после сбоя системы совсем потерял совесть и отказывался показывать нужную страницу.
   Девушка бросила это бесплодное занятие. Она раздраженно взмахнула руками и вскрикнула.
   - Нет, ну как можно было сначала сесть на папку и сломать ее? А потом еще и пролить на листы кофе? Максим?
   Она страдальчески посмотрела на своего возлюбленного, которому все эти листы с папками были до потолка.
   На самом деле, казус случился вот как. Максим вернулся домой поздно. Кира осталась ночевать у Аньки. Узрев свободу действий, Макс заварил кофе и решил(неизвестно отчего) выпить его, сидя в кресле. Ощутив нечто неудобное, на чем никак не получится усидеть, он переложил это самое нечто на стол. Куда спустя полминуты поставил чашку, которую, спустя еще минуту, опрокинул потянувшись за пультом. Глупо, правда? И смешно.
   А вот Кире не до смеха - в папке лежала ее новая, очень хорошо оплачиваемая и очень трудоемкая статья. Жаль.
   - Кир, не плачь, - стал успокаивать Макс. - Ты же гений. Напишешь новую статью.
   - Новую? - закричала девушка. - Новую? Да, я для этой материал две недели собирала! Я столько проверок прошла, чтоб меня на интервью пустили! Новую!
   Максим уже начинал злиться. Он встал и нервно прошелся по комнате.
   Нет, ну вот что ему сделать? Ошибся, с кем не бывает? Недосмотрел. Не конец же света!
   - Кирочка, послушай! Не надо так убиваться!
   - Не надо убиваться! - мстительно повторила Кира. - Не надо! Да меня уволить могут, ты это понимаешь? Да я...
   Она махнула рукой и отвернулась.
   - Ни хрена тебе не понять!
   Макс хлопнул себя по бокам.
   - Конечно, куда уж мне, тупому байкеру! До вас интеллигентных! Что мне теперь, головой об стену биться?
   - А ты побейся! Может, поумнеешь!
   В комнате повисла тишина.
   Максим в упор смотрел на Киру, которая все так же, не шевелясь, стояла к нему спиной.
   - Ну все... - выдохнул он. - Хватит.
   Кира молчала. Обида захлестнула ее целиком и полностью. Девушка быстро стирала с лица злые слезы.
   Макс подхватил куртку и направился к выходу.
   - Приди в себя, истеричка.
   Громко хлопнула входная дверь. Кира вздрогнула от этого звука. Она опустилась на кровать и, уронив голову на руки, заплакала.
   Прошел всего месяц, как Макс переехал к ней, а им уже было невыносимо находиться друг возле друга.
   Зазвонил телефон. Кира сквозь пелену слез посмотрела на экран.
   Анька...
  
   - Кира-а-а, - простонала телефонная трубка. - Это ужасно.
   - И не говори, - отозвалась девушка.
   - Ты что? Плачешь?
   - Да как и ты!
   Несколько секунд длилось напряженное молчание. Анька переваривала информацию, а Кира ждала результата переработки.
   - Кир, ты правда плачешь?
   - Нет, смеюсь! - шмыгнула носом подруга. - Что, думаешь, я плакать не могу?
   После последней фразы ей почему-то вдруг стало невыносимо жалко саму себя и Кира опять залилась слезами.
   - Ань, все плохо...
  
   - У меня тоже... - донесся не менее горестный ответ.
   - Приезжай.
   - Ага.
  
   Через час на кириной кухне тоненькой струйкой вился сизый дымок ментоловой сигареты и пахло крепким кофе. Сама хозяйка дома сидела на подоконнике, подобрав под себя ноги.
   - Ань, ну вот что такое? - спокойным чуть хрипловатым от слез голосом говорила она. - Всего месяц, а я его уже терпеть не могу. Такое ощущение, что нам тесно рядом.
   - Может, правда, тесно? - робко спросила Анька.
   Кира сделала глубокую затяжку и посмотрела в окно.
   - Я же люблю его. И он меня. Наверное...
   Аня согласно кивнула. То, что у Киры и Максима чувства, видно даже невооруженным взглядом. Стоит только оказаться рядом с ними, как ощущаешь электрические разряды, пронизывающие воздух вокруг. Эти двое притягиваются как "плюс" и "минус". Только вот, кто есть кто, непонятно.
   - Ты делать теперь что будешь? - спросила Анька, поджигая сигарету.
   - Не знаю.
   Кира неуверенно повела плечом.
   - Меня, наверное уволят. Анька, - прикрыв глаза, добавила она, - я тако-о-ой проект сорвала. А все из-за этого...
   Девушка отвернулась и смахнула слезу.
   Ну как? Как ее любимый мог не понимать таких важных вещей? Для Макса ее работа - глупая и бессмысленная бумажная возня. А для нее - это жизнь. Он всегда махал рукой на все ее старания и переживания, открыто выражая свое отношение. А Кира старалась не обращать на это внимание.
   - Нет, знаешь, я ссориться-то с ним не хочу. Вообще не хочу! Просто...ну он сам так себя ведет. Даже не знаю, как объяснить.
   Кира поглубже вдохнула.
   - Не хочет замечать, что я тоже живой человек и у меня есть свои занятия, увлечения, странности какие-то, что-то личное... Не принимает меня как есть. Понимаешь, Ань? Ань...
   Кира с сочувствием посмотрела на подругу, которая зашлась от кашля.
   Последний раз Анька курила еще в школе, во втором классе. Так давно, что уже забыла, что это такое. Сейчас вот, глядя на Киру, решила вспомнить. Кира тоже заядлой курильщицей не была. Но пачка сигарет всегда болталась в ее сумке. На случай сильных переживаний, или интервью(к некоторым собеседникам лучше проявить солидарность).
   - Фуууу, - шумно выдохнула Анька, ухватившись ладонью за край стола. - И как ты так спокойно ее куришь? Этот ментол...Фу, гадость...
   Для подтверждения своих ощущений она даже высунула язык, желая показать, насколько ей противен ментоловый привкус.
   Кира только пожала плечами и чуть усмехнулась. Ей-то было как раз привычно.
   - Ань, что мне делать? - тихо спросила она.
   Анька пожала плечами.
   - Я не знаю, что тебе сказать, Кир. Честно. Ты мне столько раз советовала, а я даже не знаю... Наверное, никогда в такой ситуации не была. Мне кажется, если любишь, прими его таким, как есть.
   Кира задумчиво посмотрела в окно.
   - А, если любить невозможно? Знаешь, это как "без тебя не могу, но и с тобой тоже". Сложно все так...
   Анька встала и тихонько подошла к окну. Присев на край подоконника, у ног подруги, она бегло посмотрела на нее.
   - Кир, у тебя есть тысячи три? - и тут же, увидев удивленные глаза той, добавила, прикладывая руки к груди, - Я с зарплаты сразу отдам.
   - Зачем тебе? - спросила Кира.
   Анька виновато закусила губу.
   - Я телефон разбила.
   - Стой. А как же ты мне позвонила?
   - Трубку у одногруппника взяла и симку свою поставила. Так что? Есть?
   Кира жестко усмехнулась. Вот Анька неизменна. Что бы ни случилось, ее детская непосредственность никуда не денется.
   - Есть. Сейчас принесу.
   Она легко соскочила с подоконника и вдруг остановилась.
   - А Карпатов тебе разве не может новый мобильник купить? По-моему, для него это не проблема.
   Анька смущенно опустила глаза.
   - Я не могу просить у него денег.
   Кира закатила глаза.
   - Я и не говорю: "Проси денег". Я говорю: "Проси телефон".
   - А разве есть разница?
   - Конечно! Огромная!
  
   Есть ли разница? Для Аньки эта разница была размером с пропасть, большую и неодолимую. Вот как было в детстве? Мама учила, что чужое брать нехорошо, нельзя. Что не нужно надеяться на кого-то, а делать все самой. Что просить у кого-то деньги, а что еще хуже выпрашивать подарки, вообще неприемлимо даже под страхом смерти.
   Короче говоря, Анька твердо усвоила эти детские уроки и следовала выученным правилам всю жизнь.
   Ну не могла она попросить у Александра новый телефон. То ли стыдно, то ли противно как-то. Даже тот факт, что у нее с этим мужчиной отношения не отменял маминого правила "чужое брать нельзя" и "ты же приличная девочка - ты за подарки не продаешься".
   Под влиянием бразильских сериалов и чувствительных любовных романов( а у Аньки и такой период в жизни был лет эдак в четырнадцать) девушка твердо убедила себя в том, что быть содержанкой плохо. Да так убедила, что теперь боялась лишний раз от своего обеспеченного возлюбленного лишний букет принять. Все же только начинается с мелочей. Сначала цветы, потом рестораны, драгоценности, телефоны там всякие. А что потом? Квартира, отчисление из универа и жизнь на всем готовом? Нет, так низко Анька падать не хотела. Поэтому и телефон решила купить сама. Тот факт, что взяв деньги у подруги она попадет в зависимость уже от нее, ничуть не пугал. Это же Кира, а не Саша.
   Прячась за такого рода рассуждениями, Анька самой себе боялась признаться, что где-то глубоко ее любимый так и остался Александром Карпатовым, недосягаемым и бесконечно далеким.
  
   "Фредерик Бегбедер утверждал, что любовь длится три года. Психологи твердят, что кризис в отношениях бывает через семь лет. Жизненный опыт каждого человека и вовсе диктует нам новые и новые цифры. Так сколько же нужно для счастливой любви? И есть ли она вообще, любовь эта? Настоящая..."
   Кира бессмысленно стучала по клавишам, выкладывая свои мысли на электронный белый лист. Она уже в сотый раз писала эту страницу, заранее зная, что сотрет документ.
   Понять, почему все происходит именно так, а не иначе было невозможно. Прошел всего месяц. Нет. Два месяца их романа с Максимом. А она уже видеть его не могла. Простить даже самую мелкую оплошность казалось невозможным.
   "Почему видеть, как твоя вторая половинка разбрасывает носки и не закрывает тюбик зубной пасты вначале кажется забавным, а потом начинает доводить до бешенства? То, как он смотрит, говорит, смеется, улыбается - все, до малейшей черточки, проходит путь от умиления до отвращения. Как больно сознавать это и понимать, что ты все еще любишь этого неидеального человека. А ведь никто не идеален..."
   Кира в очередной раз стерла текст и отошла от компьютера. Она посмотрела за окно - на город ложились сумерки вечера. Часы на стене мирно показывали восемь.
   Максима нет. Его "ауди" не припаркована у клумбы возле подъезда, а его куртки нет в прихожей. Те немногие из его вещей, что он привез в эту квартиру, ютятся по шкафам. Словно он и не живет здесь.
   Кира упрямо мотнула головой и вздохнула.
   Тоскливый взгляд, брошенный на отключенный телефон, беглое воспоминание о звонке разозленного редактора, мысль о нежелании включать свет. Все это казалось каким-то медленным и тягучим. Казалось, на плечах лежит груз, мешающий заниматься привычными делами, работать.
   По-хорошему, ей бы сесть и начать писать новую статью, искать информацию, пытаться восстановить свою работу. А ведь не хочется. Ничего-ничего в этот миг не хочется.
   Просто стоять и смотреть на этот двор, уже присыпанный первыми желтыми листьями.
   Кира все же отошла от окна. Звонок стационарного телефона вывел ее из задумчивости. На дисплее светился незнакомый городской номер.
   - Да, - нехотя ответила девушка.
   - Здравствуйте. Я могу поговорить с Кирой Зеленской?
   - Слушаю вас.
   Трубка говорила приятным мужским голосом и прямо таки манила продолжить разговор.
   - Кира, меня зовут Сергей Уланов. Я - главный редактор "Вечернего города". Прошу прощения за поздний звонок. Просто мне только что прислали по факсу вашу анкету и я бы хотел пригласить вас на собеседование.
   Девушка даже не сориентировалась, что ответить.
   Ровно два месяца назад Кира подала свое резюме в самую большую и известную газету города. Сотрудников, тем более молодых, там принимали очень тяжело и неохотно - всегда требовали опыт работы. Надежды на то, что ею заинтересуются у Киры особенно не было. Она уже и забыла о том резюме.
   - Мои сотрудники отобрали несколько наиболее интересных анкет и отслеживали их все это время. Ваши публикации заинтересовали меня. Особенно статья об экологии города. Очень злободневно получилось.
   - Спасибо, мне приятно, - на автомате ответила Кира.
   - Я бы хотел встретиться с вами лично. Завтра в десять, скажем? Вам будет удобно?
   - Да, конечно, - поспешила ответить Кира, пока окончательно не потеряла дар речи от потрясения.
   - Тогда я буду ждать вас. Адрес редакции знаете?
   - Знаю.
   - Всего доброго.
   - Всего... доброго...
   Кира еще с минуту слушала короткие гудки. Вот уж действительно, когда закрывается одна дверь, тут же открывается другая.
  
   Анька безнадежно тыкала пальцем в экран телефона, мысленно костеря новое чудо техники на все лады.
   Сенсор - вот что теперь будет являться в ее кошмарах. И зачем только послушала этого языкастого продавца в салоне связи. Мол, "девушка, у нас сейчас проходит очень выгодная акция...смартфон по цене обычного телефона...лучшая модель этого класса...берите, не пожалеете...в нем есть все функции". Да попадись этот болтливый тип ей сейчас, убила бы на месте.
   Старая потрепанная жизнью "нокия" казалась ну просто счастьем по сравнению с этим монстром в стальном корпусе. Мало того, что потратила больше, чем планировала, так еще и нажила себе новую головную боль. Да она ж теперь месяц разбираться в нем станет!
   Эх...
   Анька безнадежно всмотрелась в экран, на котором снова слишком далеко пролистала и, как результат, открыла не то, не за тем и вообще - А что это такое?
   - Тьфу ты! - тряхнула головой она и отложила телефон в сторону. Имиджевую вещь, видите ли, захотела! Дурочка!
   Картинно возлежащий на оранжевом покрывале смартфон испугал ее резкой вибрацией. Анька даже привскочила на месте и глянула на чудо техники, как на опасного зверя.
   Звонил Александр.
   - Так! Нужно не промахнуться, - решительно заявила самой себе Анька и нажала на сенсор.
   Не промахнулась.
   - Анечка, что такое? Я до тебя дозвониться весь день не мог, - послышался чуть недовольный голос Карпатова.
   Анька расплылась в счастливой улыбке. Как же все-таки приятно слышать его голос. Такой родной и знакомый. Такой любимый.
   - Саша-а-а-а, - почти простонала Анька, уже готовя речь, в которой станет жаловаться на свою тяжкую жизнь, - со мной столько всего случилось сегодня. Просто кошмар какой-то.
   - Почему меня это не удивляет? - снова усмехнулся Александр.
   На заднем плане слышались гудки автомобилей и возмущенные крики водителей. Значит, он стоит в пробке.
   - А как у тебя дела?
   - Как обычно - полно работы. Сегодня с поставщиками встречался. Весь мозг вынесли, сволочи. Ладно, фиг с ними. Я заеду за тобой через час.
   - А, может, просто приедешь?
   - Нет, Ань, ты же знаешь. Короче, жди меня.
   Он отключился.
   Аня радостно улыбнулась и стала быстренько продумывать, что оденет. Скоро она увидит его и забудет про весь этот день и этот кошмар с телефоном.
   Единственное, что немного грызло ее - Александр напрочь отказывался даже входить в ее комнату. После одной-единственной ночевки в коммуналке Карпатов отверг даже мысль о возможном возвращении сюда. Он всеми возможными способами отказывался даже от "просто поднимись и подожди меня". Не хотел и все тут.
   Анька никак не могла понять, в чем дело.
   Нет, ее убогая, по сравнению с тем, к чему он привык, комната, конечно, далеко от идеала. Но ведь это ЕЕ комната. Сама Анька почему-то терпит его неуютную квартиру с кучей всяких технических примочек и неизвестных устройств, из которых никогда не знаешь что полезет - томатный сок, или, картофельною пюре. Случай с сенсорной стиральной машиной(которой, к слову говоря, Анька чуть соседей не затопила), после которого пришлось делать небольшой ремонт вообще вспоминать стыдно.
   Но дело было даже не в том, что Александр не хочет приходит в ее квартиру. Может, считает ее слишком неподходящей для его уровня?
   Дело в том, что она, Анька, приняла его образ жизни, сумела войти в его мир. А он почему-то все еще отказывался принять ее реальность.
   Все-таки они очень, очень-очень разные.
  
   " Почему мы делаем выбор в пользу того или иного человека? Как из толпы сотен и тысяч людей мы выбираем одного? Того, с кем будем делить каждый миг этой жизни. Того, кто пойдет с нами рука об руку и с кем будем делить все поровну?
   Почему мы так часто ошибаемся в этом выборе? Разве нет чего-то такого, что даст нам ответ на все вопросы? Какое-то шестое чувство, интуиция, или знаки высших сил.
   Существует ли любовь? И что она такое? Химия? Игра гормонов? Возвышенное чувство, воспетое в легендах? Элементарная страсть?
   Люди веками бились над этими вопросами и не находили ответа. Не находим и мы. Не находим, когда наша вторая половинка не опускает крышку унитаза, или когда бросает немытую тарелку в раковину, или слишком демонстративно жует жвачку, или глупо смеется. Не находим и все-таки прощаем за все вышеуказанное.
   А иногда так хочется взять и бросить эту самую тарелку ему в лицо, навсегда стереть его воспоминания о жвачке и заткнуть рот здоровенным кляпом, когда начинает смеяться. Жестоко - да, но иногда эту мысль просто не отогнать.
   Почему мы терпим таких неидеальных людей рядом? Может, потому что мы такие же..."
   Кира отпила кофе и улыбнулась.
   Счетчик страниц уже перевалил за десяток.
   Мысль была где-то рядом. Она вилась узкой сверкающей лентой в голове, пульсировала в висках, стучалась в окно ночным ветром. Мысль обретала форму, кутаясь в слова, и ложилась на бумагу ровным рисунком.
   Кира нашла ее, свою мысль. Она сумела ухватить ее. Что теперь получится - неизвестно. Главное, идея. Она витает вокруг и тихонько шепчет на ухо. Это как наваждение. А наваждение как чудо...
  
   Александр был таким же, как и обычно - идеальный мужчина в своей идеальной реальности. Чуть уставший взгляд, небрежно откинутая назад прядь волос, пальцы, нетерпеливо барабанящие по приборной панели, расстегнутые верхние пуговицы рубашки.
   У Аньки просто ноги подкашивались, когда она видела его. До сих пор не верилось, что рядом с ней такой человек. Она постоянно задавала себя один и тот же вопрос, глядя на него. Как? Как этот преуспевающий, во всем достигший успеха мужчина мог выбрать ее? Непонятную, незаметную, ненормальную.
   Ответа не было.
   Дверь джипа поддалась и впустила Аньку в салон.
   - Я так ждала тебя...
   - А я так соскучился.
   И снова его руки, скользящие по волосам, его губы, такие знакомые и такие сладкие, его запах - аромат дорогого парфюма.
   Анька положила голову на его плечо и прикрыла глаза.
   - Как же мне хотелось тебя увидеть сегодня.
   - А что случилось? - спросил Александр, перебирая ее волосы.
   Девушка чуть улыбнулась.
   - Это был самый ужасный день в моей жизни...
   - Проблемы?
   - Уже нет. Уже ничего.
   - Ну, раз все так здорово, поехали?
   - Куда сегодня? - с интересом спросила Анька.
   Карпатов пожал плечами.
   - Поужинаем где-нибудь, а потом ко мне. Ты ведь не против?
   Анька отрицательно мотнула головой.
   - Нет. Только...
   - Что?
   Она закусила губу и осторожно продолжила:
   - Может, лучше ко мне?
   Александр чуть заметно усмехнулся.
   - Нет, лучше ко мне.
   В интонации, которой он произнес эти слова мелькнуло что-то властное, холодное, непререкаемо четкое и не подлежащее обсуждению. Анька всегда боялась этого. У Александра была другая сторона. Ту сторону она еще не знала и узнавать не хотела. Боялась его другого. Пусть лучше он будет таким, каким всегда был с ней.
   - Ладно, - покорно согласилась Анька.
  
   - Да, привет. Не сплю еще. Да. Почему так?
   Александр плотно прижала трубку к уху и вышел на балкон, стараясь не разбудить Аньку.
   Ночные звонки были привычным для него явлением. Телефон мог отозвать хоть в час, хоть в три, хоть в пять. Такая у него работа.
   Сейчас всего-то половина двенадцатого и такой звонок ничуть не удивляет. У Александра иногда рабочий день только-только в это время подходит к концу.
   Анька вздохнула и посмотрела в потолок. Не спит она и не спала, и вообще спать не хочет.
   Умом девушка прекрасно понимала, что есть она, дом, свободное время, а есть Работа. Ей никак не удастся соперничать с этой, такой значимой в его жизни женщиной. Как бы он не относился к Аньке, как бы не любил, что бы не говорил, Работа всегда будет ближе и важнее. Всегда. И ничего тут не поделаешь. Когда двое из разных миров - им трудно сойтись в одной точке.
   Александр вернулся и удивленно взглянул на свою девушку. Та приподнялась на локтях, чуть придерживая одеяло на груди рукой.
   - Я думал, ты спишь. Не разбудил?
   Она отрицательно мотнула головой.
   - Ань, ты спи, мне пару писем отправить надо. Я тихонько.
   Карпатов привычным движением раскрыл свой тонюсенький ноутбук - еще одно чудо техники, которого Анька до одури боится - и стал стучать по клавишам.
   Девушка терпеливо ждала, пока он закончит. Через полчаса, видя его свободный взгляд, спросила:
   - Почему ты не можешь быть со мной?
   Александр чуть усмехнулся.
   - С тобой? Анечка, я и так с тобой.
   - Нет, - Анька, волнуясь села на кровати и серьезно(насколько ей удавалось) посмотрела в его глаза. - Полностью со мной. Только со мной, а не со своей работой.
   Александр на миг опустил голову и чуть жестче проговорил.
   - Я предупреждал тебя, что так будет. Я не смогу уделять все время тебе и ты это прекрасно знаешь.
   - Но, я не прошу все. Я прошу хотя бы пару часов только для меня.
   Анька умоляюще посмотрела на мужчину и накрыла его ладонь своей.
   - Хотя бы пару часов. Неужели тебе совсем не хочется отдохнуть?
   - Ты просишь о невозможном, - спустя пару мгновений проговорил Александр.
   - Да мы видимся раз в неделю! - вспыхнула Анька. - Один раз. Ты, наверное, даже в постели со мной думаешь о своей работе!
   Александр разочарован посмотрел на нее и встал. Он провел рукой по волосам, вздохнул, не поворачивая головы, проговорил:
   - Ты всегда можешь уйти. В любой момент.
   Анька неслышно пошевелила губами. На ее лице застыло немое удивление. Закрыв лицо руками, девушка упала на подушку.
   Сказок нет. Их не завезли в этот мир.
   "Долго и счастливо" не наступает. Любой принц, взявший главную героиню истории в жены, перестает быть прекрасным. Он надевает корону и идет управлять страной, видя новоиспеченную королеву лишь пару раз в месяц. Будь она хоть сто раз Золушкой.
  
   В комнате висела легкая дымка. Пахло сигаретами, кофе и шоколадом.
   На фоне светящегося монитора силуэт Киры, сидящей за компьютером, казался еще более хрупким.
   Девушка даже не заметила его прихода - заработалась до поздней ночи. Опять...
   Макс ненавидел это в ней. Еще он ненавидел, что она курит, когда начинает волноваться и что не хочет отпускать длинные волосы. Ее экстремально короткие платья разжигали в нем дикую ревность, а переодевать Киру оказалось невозможным.
   Максим присел на край кровати и стал молча наблюдать за ней.
   Кира была прекрасна. То, как она трет пальцами виски, как картинно вскидывает голову, как радостно улыбается пришедшей идее, поворачиваясь вполоборота. Максима завораживало, как бегло ее легкие пальчики стучат по клавишам, как она откидывает назад челку, как улыбается и как морщит нос.
   Он не говорил ни слова, не пытался даже вывести ее из этого странного транса, в который она входила при работе. В такие моменты для Киры не существовало окружающего мира. Была только она, компьютер и тысячи слов, сливающиеся в своем завораживающем танце. Макс знал это и не смел мешать.
   Кира коротко усмехнулась и откинулась на спинку стула. Забросив руки за голову, она улыбнулась и легонько оттолкнулась ногами от пола. Казалось, еще чуть-чуть и девушка взлетит, воспарит на крыльях своего вдохновения. Вместо полета она лишь сделала несколько оборотов вокруг своей оси и открыла глаза.
   Макс не успел сказать ни слова.
   Кира испуганно вскрикнула и вскочила на ноги.
   - Давно ты здесь? - спросила она, переводя дыхание.
   - С полчаса. Напугал?
   - Да, очень. Я же просила не подходить так тихо, когда я работаю.
   Девушка взволнованно провела рукой по волосам и шагнула назад.
   - Ты так напугал меня, Максим...
   - Прости, я не хотел.
   Кира снова села на стул и внимательно посмотрела на него.
   Максим сидел, опираясь на правую ладонь. Его силуэт, размытый темнотой комнаты, казался нереальным. Кире на миг показалось, что его и нет рядом с ней - она просто видит сон.
   - Где ты был так долго?
   Макс чуть искривил губы в улыбке. Кира не видела этого, но ощущала.
   - На работе.
   Девушка понимающе кивнула. С тех пор, как ее парень стал работать вместе с братом, у него стало намного меньше свободного времени. Травма, полученная на том злополучном шоу, полностью изменила жизнь Карпатова-младшего. Мотоциклы все были в его жизни, но уже в другой роли, в роли товара. Тоска по прошлому увлечению была загнана глубоко внутрь и показывалась на поверхность очень редко. Макс считал, что будет слабостью открыто говорить о своих переживаниях.
   В комнате повисло молчание. Кира, желая поскорее прервать неловкую паузу, развернулась к монитору и стала машинально открывать какие-то совершенно ненужные документы.
   Максим подошел к ней и просто обнял на плечи.
   - Прости меня, пожалуйста, - прошептал он ей на ухо. - Я иногда таким дураком бываю. Правда, очень жалею, что эту твою статью испортил. Я не специально.
   Кира первые несколько секунд пыталась сопротивляться, все еще находясь во власти своей обиды. В ней боролись две девушки, одна из которых хотела простить, а вторая прогнать.
   Первая оказалась сильнее.
   Кира откинула голову на его плечо и взяла за руку. Как же не хочется его отпускать. Когда ощущаешь тепло руки и знакомый легкий аромат одеколона, знаешь, что он рядом и никуда не уйдет, что будет рядом. Всегда-всегда.
   - Максим, мне правда очень неприятно и обидно. Но я не хочу с тобой больше ссориться, - она легонько коснулась его губ и добавила: - Я тебя люблю...
   - И я тебя люблю.
   В тишине темной комнаты погас последний источник света - монитор. Стрелка часов ползла к цифре 3, а глупые одноглазые фонари за окном бессмысленно освещали двор неизвестно для кого.
  
   Анька смотрела на мигающий светофор и молчала.
   Александр следил за дорогой, попутно выслушивая сообщения какого-то из своих менеджеров, быстрым потоком льющиеся из маленького наушника-гарнитуры. Дела в его фирме шли как нельзя лучше. В связи с открытием нового филиала прибавилось забот, но и перспектив появилось не меньше.
   - Да, отлично. Игорь, ты там созвонись с "Лотосом". Они планировали нам заказ на детали сделать, может, надумали уже. Узнай все, ладно? Все, давай. До связи.
   Карпатов нажал на кнопочку и отключился.
   Джип двинулся по гладкому асфальту, отвечая на призыв зеленого огня светофора.
   - Ань, что с тобой?
   Девушка мотнула головой.
   - Все нормально.
   - Точно?
   - Точно.
   - Ань, перестань.
   - Что?
   - Ты прекрасно знаешь что.
   Анька обиженно сморщила нос и полностью развернулась к окну. Александр недовольно хмыкнул.
   - Может, хватит на меня обижаться? Давай не будем разводить детский сад, и ты просто скажешь, в чем дело.
   - Ты сам знаешь.
   Карпатов свернул с дороги и остановил машину.
   - Почему ты остановился? Я в универ опоздаю! - испугалась Анька.
   - А я в офис опоздаю, - невозмутимо заявил Карпатов. - Не страшно. Ты говорила, что я не уделяю тебе времени. Вот считай, что оно наступило.
   Девушка промолчала.
   - Ну, ты же хотела поговорить. Давай. Я тебя слушаю.
   Александр развернулся к ней и выжидающе посмотрел.
  
   - Я слушаю, - повторил Александр, внимательно глядя на свою девушку.
   Анька нерешительно шмыгнула носом и заговорила:
   - Ты совсем не обращаешь на меня внимания. Я как будто...чувствую себя как....как...
   Анька взмахнула рукой в растерянном жесте и мотнула головой.
   - Как кто? - спокойно спросил Карпатов.
   Он сидел вполоборота к ней и машинально барабанил пальцами по поверхности руля. Ветер, врывающийся в чуть приоткрытое окно, немного трепал его волосы и те короткими прядями падали на лоб.
   - Продолжай, - кивнул он.
   Анька мстительно сузила глаза.
   - Ладно. Я чувствую себя, как твоя подстилка. Ты забираешь меня вечером, везет к себе, спишь со мной, а потом все! Отвозишь обратно! Все! получается, тебе больше ничего не нужно!
   Она откинулась на сиденье и замолчала, уставившись в одну точку, скрестив руки на груди.
   - Это все? - спокойно спросил Александр.
   - Все! - обиженно хмыкнула Анька. - А ты ждешь чего-то еще?
   Карпатов усмехнулся и закрыл окно. Ветерок начал его раздражать.
   - Анечка, а теперь давай серьезно. Ты прекрасно знаешь, какой я человек, чем живу и чем занимаюсь. Я с самого начала говорил тебе, что не смогу уделять слишком много времени. Если тебе это не нравится, то...
   - То я могу уйти! - выпалила Анька. - Знаю! Ты уже говорил!
   - Если тебе это не нравится, - с расстановкой проговорил мужчина. - Ты можешь просто сказать мне об этом, а не устраивать истерик.
   Девушка опешила.
   Она посмотрела на него огромными растерянными глазами.
   - Да, Анечка, - продолжил Александр. - Просто сказать, а не устраивать детские игры в обиду. Ань, ну, серьезно! Если хочешь, можем видеться чаще.
   - Ага, два раза в неделю! - все еще обиженно говорила Анна.
   - Так, все! - решительно заявил Александр. - Хватит. Давай поговорим, когда ты успокоишься.
  
   Анька могла бы не обижаться. Да, могла бы. Она бы не плакала ночами, оставаясь одна в своей съемной комнате, не разглядывала бы совместные фотографии с Александром, не улыбалась бы глупой улыбкой, видя его портрет. Она вообще могла бы не заморачиваться над всем происходям. Будь она другой.
   Или, будь он другим.
   Сидя на лекции, девушка совершенно не думала о том, как металлы проводят электричество, или как плавятся под воздействием температур.
   Разве что сравнивала саму себя с каким-нибудь легко расплавляемым материалом. А что? Отличное сравнение. Она таяла, просто сгорала, когда ОН был рядом. Не могла спокойно смотреть на НЕГО спящего, не могла выносить долгую разлуку с НИМ. Словно он был той самой высокой температурой, пламенем, перед которым пасует даже твердый непробиваемый металл.
   Физика, действительно, наука, полностью применимая к жизни. Да, точно.
   Анька даже закусила губу, едва сумела понять только что родившуюся в ее голове мысль.
   Как? Как так вышло? Почему за короткое время этот человек стал ее жизнью, ее миром, вселенной, целой реальностью? Как он сумел стать ее властителем.
   Казалось, что его имя постоянно бьется в такт ударам сердца. Теперь он навсегда с ней. Он в ее каждом вдохе, каждом слове, повелевает каждым движением, течет ядом по венам. Да, это так.
   Химия? Любовь? Практичная Кира сказала бы, что всего лишь естественная биологическая реакция, когда-то заложенная в генах, выброс гормонов, замешанная на химии, физиология.
   Что угодно... Только не любовь. Кира вообще не любила произносить это слово. Оно казалось ей слишком глупым, чересчур наивным и пустым.
   Сказать "люблю" легко. Всего секунда. Единый выдох из легких. Два удара сердца. А ты уже "любишь".
   А вот понять, почувствовать, прислушаться к самому себе...
   Иногда за десятки лет люди не могут научиться этому.
   Любовь, чем бы она не была, несомненно, дар. Полученный не всеми. Пусть и химическая реакция, но происходящая не у всех. Кому-то просто не хватило реагентов и теперь не суждено ощутить всю силу их соединения.
   Здесь нельзя анализировать, надо ощущать.
  
   Макс ушел на работу - по выходным клиентов было еще больше. Он старался уйти в работу и в отношения с Кирой полностью, с головой. Чтобы не думать.
   Расстаться с мечтой всей жизни после обидной травмы для него подобно смерти. После той аварии какая-то часть прежнего бесшабашного Макса и вправду погибла. Оставив лишь память о себе и пару шрамов.
   За спиной злые языки поговаривали, что это чья-то порча, или, злой рок. Не зря же оба брата, Александр и Максим, прошли один и тот же путь. Спорт, успех, авария.
   Старший, будучи спокойнее и умереннее в своих притязаниях, быстро приспособился к новой ипостаси. Александр ловко вжился в роль обычного человека и поймал нужную волну. А вот Максим. Ему было намного сложнее. Он прятал свою боль где-то далеко от всех. Считал, что жаловаться могут только слабаки. А он сильный, он справится. Потом, когда-нибудь, спустя годы.
   Иногда жизнь беспощадна даже к самым лучшим.
  
   Кира слонялась по квартире не в силах усидеть на месте.
   Она босиком, на носочках, прошлась по коридору, царапая указательным пальцем обои. Затем села у порога и уронила голову на руки.
   Тот же самый маршрут девушка проделала уже раз двадцать и по другим комнатам.
   Ей не сиделось на месте. Она думала.
   После примирения с Максом, казалось, Кира могла успокоиться, но нет.
   Теперь вместо обиды ее мучило другое, более беспощадное чувство. Имя ему - ИДЕЯ.
   Пару часов перелистывая десяток своих, казалось бы, бессмысленных, электронных страниц, она решила. Решила странно, спонтанно и невероятно.
   Кира пишет книгу. Эти десять страниц не вмещают всю гамму ее ощущений. Да и двадцать вряд ли вместят.
   Да, будет книга. Зачем? Просто так, для себя. Чтобы успокоиться. ИДЕЯ должна найти выход, иначе, она будет вечно мучить своего создателя.
   Кира поднялась с пола и легкими шагами вернулась в комнату. Монитор призывно горел и ждал свою хозяйку.
   Кира внимательно вгляделась в текст.
   "Переименовать" - вот какая функция ей нужна. В строке названия файла она бегло вбила "Любовь и другие вредные химикаты".
   - Глупо? - спросила она сама у себя. - Хм, возможно. Ничего, название еще сто раз поменяю.
  
   Анька битый час мокла под дождем на этой треклятой остановке. Небо что-то совсем обиделось на нее и уже целую вечность поливало дождем.
   Автобус(что его на металлолом сдали, а водителя поймали на просроченной регистрации) никак не желал появляться. И, самое обидное, что чужие маршруты ехали один за другим, а вот ее, самый нужный даже не показывался из-за поворота.
   На остановке толпились люди. Анька уже успела обругать все на свете, в том числе и их. Женщину с огромной сумкой, острый угол которой(и что она только туда запихнула?) постоянно тыкался в анькину ляжку. Мальчишку-рэппера, напевающего речитатив себе под нос, гламурную штучку в ярко-розовых туфлях с противно визжащей собачкой, мужика с немилосердным перегаром и трехдневной щетиной.
   Короче говоря, Анька возненавидела весь мир. К тому же противное ощущение промокших туфлей... Хотелось просто волком выть! Где этот автобус, чтоб его!
   Анька уже почти потеряла надежду, как вдруг та спасительно протянула к ней свои руки.
   У тетки, уже успевшей украсить анькину ляжку синяком, зазвонил телефон. Очевидно, он мирно покоился на самом дне сумки, которая по праву могла бы называть бермудским треугольником. Женщина в панике стала добираться до телефона, то и дело подкидывая сумку на руке.
   При одном из таких подкидываний острый угол впился Аньке в бок. Девушка вскрикнула и невольно подалась в сторону, оказавшись вне защиты спасительного поликарбонатового козырька остановки. Ее место, кстати, говоря, тут же было занято какой-то ушлой бабулей, которая все сетовала на тесноту и неуважение.
   Анька опустила глаза и с ужасом осознала, что, кроме того, что она под прямыми струями воды(это еще можно было как-то перетерпеть), так еще и стоит в луже.
   - Ох ты ж! - всплеснула руками она. - Лучший день в моей жизни!
   Последнее она произнесла так громко, что обитатели остановки притихли и даже как-то попятились - на лице Аньки играл не самый дружелюбный оскал.
   Она шагнула обратно под навес.
   Громко вскрикнула. По ногам прошлась волна холодных брызг.
   Анька оглянулась и в тот же миг готова была закричать еще раз.
   Окно серебристой десятки открылось.
   - Девушка, вас подвезти? - нахально улыбнулся Леха.
   Решение пришло незамедлительно.
   - Ты еще спрашиваешь?
  
   Анька зябко передернула плечами. Тепло, исходящее от автомобильной печки, приятно ползло по, покрывшейся мурашками, коже.
   - Не думал, что вот так вот встречу тебя, - усмехнулся парень. - Ты здорово вымокла. Так и заболеть недолго.
   - Ага, мне только болезни сейчас и не хватает, - ответила Анька.
   - Куда тебя везти?
   - Домой.
   - А, может, лучше на край света? - саркастично спросил Алексей, глядя на мокрую Аньку.
   Та пожала плечами.
   - Если там тепло и нет дождя - поехали.
   Леха мотнул головой и улыбнулся такой знакомой улыбкой.
   - Говори адрес, русалка.
   Анька только скептически повела бровью. Вот на кого-кого, а на прекрасную деву вод она мало похожа, скорее, на кошку после приема ванны.
  
   Леха остановил аккурат возле подъезда. Даже если Анька выскочит, ничуть не намокнет.
   Он заглушил двигатель и развернулся к девушке. Та, завернувшись в его куртку, уже перестала дрожать от холода и даже успела разомлеть от тепла обогревателя.
   - Ну, как, русалка, отогрелась?
   Анька кивнула.
   - Немного.
   Леха усмехнулся и откинулся на спинку сиденья.
   Что-то в нем изменилось. Вроде бы он прежний, знакомый, известный до каждой детали, а в то же время - чужой. В самих его движениях, в улыбке, в прищуре глаз сквозит что-то новое, едва уловимое.
   Аньку охватило нечто сродни дежавю. Такое бывает, когда встречаешь дальнего родственника, которого не видела давным-давно, или когда находишь что-то, напоминающее о прошлом. Кажется, что все было давно, сотни лет назад, а на самом деле вот оно, рядом, и не было всего этого времени, и все повторяется, и снова все с начала.
   - Я так давно тебя не видел, - начал Леха без малейшей тени смущения. - Ты не изменилась. Такая же...смешная...
   - Ты всегда считал меня смешной? - вздернула брови Анька.
   Леха замотал головой, желая предотвратить возможную обиду.
   - Нет, смешная не в смысле, что я над тобой смеюсь. Просто ты такая милая, когда сводишь брови домиком и надуваешь губы. Как ребенок.
   - Серьезно?
   - Честно говоря, это единственное, что я вспоминал о тебе.
   Анька опустила глаза, непроизвольно отодвигаясь к окну.
   - Я пойду. Спасибо, что подвез.
   - Стой!
   Леха ловко придержал дверцу, накрыв Анькину руку своей.
   - Давай, подождем, пока кончится дождь? Когда еще так поговорим.
   Девушка невольно согласилась.
   А дождь, видя такой поворот событий, не хотел заканчиваться. Тучи снова разверзлись и опрокинули на землю новый поток воды.
   - Я тоже переехал вот, теперь в центре живу.
   - Здорово.
   - Да, правда дороговато выходит, а так ничего. На работе тоже нормально. В общем, Анечка, ничего интересного. Все по-старому.
   - А как на личном? - тихо спросила она, надеясь, что он не ответит. Почему-то было страшно узнать о том, что нашлась другая, занявшая ее место.
   Леха утвердительно кивнул.
   - Я с девушкой живу. Мы пару месяцев назад познакомились, потом я к ней переехал.
   - Всего пару месяцев? - не удержалась от реплики Анька.
   - Да, а что? Я влюбился в нее очень.
   Анька машинально заправила мокрый локон за ухо.
   Всего пара месяцев и Леха уже готов бросить все и переехать к ней. а она не может заставить Карпатова даже войти в ее квартиру.
   - А у тебя что?
   Анька вздохнула.
   - Мне говорили, - продолжил Леха, - что ты с каким-то богатеньким встречаешься?
   Девушка недовольно хмыкнула. Как же все-таки неприятно слышать, когда об Александре говорят в таком пренебрежительном тоне.
   - Он бизнесмен.
   - Секс, наркотики, рок-н-ролл? - неудачно пошутил Леха.
   - Это только у тебя на уме, - покрутила пальцем у виска девушка, - секс и наркотики. А у него все легально и законно. И доход приносит. И вообще, он...
   Анька запнулась и густо покраснела, как-то виновато посмотрев на него.
   - Он что? - с интересом переспросил Леша.
   - Он...лучше тебя.
   - Вот как?
   - Да, вот так.
   Анька сложила руки на груди и обиженно отвернулась в сторону. леха пару секунд удивленно смотрел на нее, а потом вдруг в голос рассмеялся.
   - Что? Ты чего ржешь? - возмутилась Анька.
   - Ань...не обижайся...Просто, ты так забавно обижаешься! Честно!
   - Да... - хотела что-то возразить она, а потом махнула рукой. - Да иди ты лесом!
   Больше ждать она не стала и быстро выбежала из машины. Прямо под дождь - сгоряча перепутала куда идти.
  
   Макс внимательно просматривал прайс-лист. Только что отпечатанные, они еще пахли краской и были чуть теплыми.
   Максим одобрительно покачал головой. Все изменения, которые необходимо было добавить, оказались на своих местах. Новая партия товаров пришла вовремя и теперь их салон сумеет выполнить заказ.
   Стеклянный офис, расположенный прямо посреди торгового зала, полностью обнажал работу руководящего персонала и руководителя в том числе, коим и был Максим Карпатов. Косуха и бандана с черепами безвозвратно ушли из его жизни, уступив место строгому костюму. Раньше Макс только смеялся над старшим братом и его цивильным видом. Теперь же сам следовал дресс-коду.
   - Максим, там клиент новой "хондой" интересуется, хочет заказать, - окликнул менеджер-консультант Игорь.
   - И в чем проблема? - оторвал глаза от прайс Максим.
   - Хочет взять в кредит. А тут модель дорогая, срок доставки, короче, сам понимаешь. Ну, я ему и сказал, что такие вопросы решает наш директор.
   - Ясно, разберемся.
   Макс отложил документы на край стола и направился к выходу из офиса.
   Клиент, парень лет тридцати, внимательно осматривал весь ассортимент, стоящий в торговом зале. Мотоциклы разных ценовых категорий и моделей стояли, выгодно подсвечиваемые люминисцентными лампами. Сверкающие отблески на крыльях, призывные неоновые огоньки на выставочных платформах, приятная музыка, располагающая к созерцанию.
   Макс бегло оценил клиента - публика ему знакомая. Кожаные штаны, косуха, на шее и внешней стороне ладоней татуировки. Очки сдвинуты на лоб. Этот точно знает толк в мотобайках.
   - Добрый день, чем могу помочь? - вежливо, как требовал этикет, спросил Максим.
   - Да, здорово, - протянул руку байкер. - Вот, хочу заказ сделать, а ваш работник отказывается.
   - Все правильно, это не в его полномочиях.
   Байкер прищурился и бегло оценил Макса.
   - Значит, ты - руководитель?
   - Я. Меня зовут Максим.
   - В миру Владимир, - в свою очередь представился клиент. - Понимаешь, Макс, мне позарез нужен этот самый мотоцикл. Нужен срочно.
   Максим кивнул.
   Байкер неверяще помотал головой.
   - Нет, ты не понял, очень срочно нужен.
   - Ну, я понимаю, понимаю.
   Владимир усмехнулся и махнул рукой.
   - Ни хрена вы, люди в пиджаках, не понимаете. Для меня этот как воздух.
   "Для меня тоже", - подумал Максим и промолчал.
   Теперь он - человек в пиджаке, не более того. Разве ж объяснишь этому байкеру, что она, Макс, такой же, что для него лучшая музыка - это музыка дороги, шум двигателя и свист ветра. Теперь он по другую сторону, увы.
  
   - Анька, ну что опять? - раздраженно хмыкнул Кира в трубку.
   - Я Леху встретила.
   - И?
   - И все. Он наговорил мне гадостей. Опять.
   - Разве это новость?
   - Кира!
   - Ну, что, Кира! Ты думала, он благородным рыцарем стал и ему шлем на голову одели? Хватит всякую чушь воображать.
   Анька шмыгнула носом - слезы так и просились из глаз.
   - Кир, я так сильно на Сашу злюсь. Даже на его звонки отвечать не хочу.
   На другом конце послышался тихий вопль отчаяния.
   - Ань, ты дура? Давай еще обидься на меня!
   - Нет, ну правда, - возмутилась Анька. - Ему же плевать на меня!
   - Да не плевать ему! - в очередной раз начала доказывать Кира. - Если такой человек, как Карпатов, обратил на тебя внимание, значит, ты его зацепила. Или, думаешь, он все свои тридцать лет тебя ждал? В людях он разбирается будь здоров!
   - Откуда ты-то знаешь? - язвительно отозвалась Анька.
   - А вот знаю, - уверенно заявила Кира. - Я вообще много чего о нем знаю.
   - Откуда.
   - Оттуда. Ладно, Ань, мне бежать пора. Давай, целую.
   Анька недоуменно уставилась на телефон, в котором запели короткие гудки. А, серьезно, откуда Кира знает что-то об Александре?
  
   Анька упорно косилась на Александра, не желая произносить вслух то, что крутилось на языке. Что же это Кира про него знает? По-хорошему, спросить бы. Так нет же! Смелости не хватит.
   - О чем ты думаешь? Ты сегодня какая-то не такая, - оглянулся на нее Карпатов.
   Девушка невинно пожала плечами.
   - Ничего.
   - Точно?
   - Точно, - улыбнулась Аня.
   Чтобы хоть как-то отвлечься от опасного разговора, она достала из кармана телефон и стала машинально что-то в нем искать. Противный сенсор никак не желал слушать свою хозяйку. Он опять навелся на что-то не то и привел девушку куда-то не туда.
   - Ой! - вскрикнула Анька.
   Телефон вместо того, чтобы открыть окно нового сообщения, разразился зажигательной латинской мелодией.
   Александр непроизвольно повернулся на звук.
   - Что это? - невозмутимо спросил он.
   - Это? Это Шакира, - бесхитростно пожала плечами Анька.
   - Имя певицы мне ни о чем не говорит. Что у тебя в руках?
   - Телефон, - произнесла Анька и поняла, что краснеет.
   - Я вижу. Но, у тебя ведь другой был.
   Карпатов пытливо посмотрел на свою девушку. Та вжалась в автомобильное кресло - от его взгляда поползли мурашки.
   - Он сломался. Совсем. А я новый купила.
   - Купила. Сама?
   - Ну да, - еще тише проговорила Аня, - у Киры деньги заняла и купила.
   Александр покосился на телефон.
   - Дорого такая игрушка стоит?
   Анька неясно хмыкнула.
   - Нормально.
   - Сколько?
   Он снова заглянул ей в глаза. Анька густо покраснела и закусила губу.
   Да он же правду из нее прямо как на допросе выбивает! А она-то не выдержит и расколется...
   - Анечка, сколько? - ласковее спросил Карпатов.
   - Восемь тысяч, - тихо-тихо проговорила Аня и зажмурилась.
   Александр усмехнулся.
   - Давно купила?
   - Неделю назад.
   - Долг-то хоть вернула?
   - Нет, потом отдам. Кирка подождет.
   Александр покачал головой и поцокал языком.
   - Анечка, дорогая, ну чего ты, мне не могла сказать? Думаешь, я не в состоянии тебе телефон купить?
   Девушка молчала. Прямо виноватой себя ощутила после таких слов.
   Александр быстро достал бумажник и вытащил оттуда несколько купюр.
   - Вот, возьми, отдашь Кире долг.
   - Но... - Анька даже не успела что-то возразить и крепко сжала деньги в руке. - Здесь же больше.
   - Ну, купи себе что-нибудь, - отмахнулся Александр.
   - Но, Саша... Я и сама могу.
   - Нет, - железно ответил Карпатов. - Я прекрасно знаю, какие у тебя доходы. Даже не думай возвращать мне деньги.
   Анька шмыгнула носом и растерянно посмотрела на него.
   - Ну, можешь считать это моральной компенсацией за разбитый телефон и мое хамство. Ладно?
   Александр улыбнулся и склонился к девушке.
   - Хорошо?
   - Угу, - кивнула Анька.
   Он ласково обвел контур ее скулы пальцем и поцеловал.
  
   Анька смотрела на сияющие глянцем витрины и никак не решалась, в какой же магазин ей зайти. И зайти ли вообще?
   Кира битый час уговаривала ее купить что-нибудь новенькое и "привлечь внимание", потому что "ты, Анька, ходишь как серая мышь, а Алекс - он кто? Да за ним тебя и не видно!".
   Говорила подруга без зла, но Аньке почему-то жутко обидно было. Нет, ну что она, хуже всех что ли? Разве чтобы быть любимой обязательно надо выглядеть как новогодняя елка? Можно подумать, разодетые в пух и прах девицы счастливее ее?
   А вдруг счастливее?
   Древняя бабская истина гласит, что, мол, хочешь начать новую жизнь, начни с прически и гардероба. Ну, допустим, гардероб сменить можно. А вот прическу - нет. Волос жалко. Анька их отращивала-отращивала, а теперь - раз! - и отрезать. Нет уж.
   Мимо нее, на высоченных шпильках, в, покрытом стразами, платье, прошагала гламурная девица с умопомрачительной укладкой. От нее повеяло дорогими духами - да повеяло так, что Анька даже зажмурилась.
   Вот это красота! Девочке из маленького городка, никогда не видевшей ничего подобного до первого визита в торговый центр, прекрасное видение на каблуках показалось бы чудом. Да, пару лет назад Анька бы просто обомлела, увидев подобную топ-модель на улице. Теперь же гламур и блеск большого города уже не казались ей такими привлекательными.
   Александр полюбил ее такой, какая она есть. Пусть и дальше такую любит. Только чуть видоизмененную.
   Суммы, которую дал ей Карпатов за телефон хватило бы на три, а то и четыре таких телефона. Добросовестно отдав Кире долг, Анька решила, что не помешает совершить небольшой шопинг. Жаль, Кирка не смогла сегодня помочь. У нее какое-то жутко важное собеседование и, конечно же, не до анькиных глупостей.
   Мороженое с привкусом миндаля и горького шоколада оказалось вполне сносным. Правда, стоило немилосердно дорого. В другой раз Аня не решилась бы его попробовать. Но ведь сегодня у нее есть небольшое богатство. Почему бы и нет?
   Витрина манила к себе. Она звала так, что Анька, так и не донеся до рта рожок для очередного укуса, замерла. Уставившись на великолепие алого шелка, струящееся по идеальной фигуре манекена, девушка только что не вздыхала от умиления.
   Когда-то давным-давно маленькая Аня, сидя в старом вагончике на заснеженном дачном участке, рассматривала прошлогодний журнал. Кутаясь в потертое одеяло, она старалась не думать о холоде.
   Мама должна скоро вернуться, принести дров. Тогда они затопят "буржуйку" и будет тепло. И Аня согреется, и снова закроет глаза, уснет. И ей приснится сон - самый прекрасный из всех. В нем она не будет маленькой девочкой. И не будет вагончика, оставленного на дачном участке друзей семьи, чтобы приютить Куликовых. И не будет дня, когда случился страшный пожар, уничтоживший все их имущество. И Аня уже будет не Аня, а сказочная принцесса. Она будет сидеть на троне в высокой башне, на холодной северной вершине, слушать песнь вьюги и греться у теплого очага.
   А потом настанет утро, и солнечные лучи осветят ее уютную комнатку. И появится принц. Он спасет ее, на руках вынесет из башни, посадит в карету и увезет далеко-далеко, в южное теплое королевство, где круглый год тепло и цветут орхидеи.
   И Аня, которая уже будет не Аня, будет сидеть не в старом мамином свитере, а в длинном красном платье. Точь-в-точь таком, как на картинке из старого журнала. И будет лучше, красивее всех, и нет никого счастливее.
   А принц - он бросит к ее ногам целый мир, наденет на голову корону, сделает своей королевой. После, конечно же, наступит "долго и счастливо".
   Анька очнулась, чувствуя, как по ладони течет растаявшее мороженое.
   Где сейчас ее мечты? Принц вроде бы есть, башня в виде коммуналки тоже, карета-джип тоже в наличии. Не хватает только платья.
   Но это дело поправимое, потому как сокровища хищного дракона мирно ждут своего часа в кошельке. Наверняка принц не один час потратил, чтоб отвоевать их у чудища под названием "бизнес".
  
   Платье оказалось ничуть не волшебным. А, может, просто Анька не была принцессой.
   В общем, длинное, вечернее, красное, шелковое. Такое легкое и воздушное, что, кажется, только тронь и рассыплется, опадет к ногам алыми лепестками и исчезнет, испугавшись злого глаза.
   Только вот волшебство существенно подпортил неровный шов по подолу и узковатая талия.
   "Жрать надо меньше!" - мрачно решила Анька, глядя в зеркало.
   - Девушка, а у вас чуть больше размерчик есть?
   - Есть, конечно. Подождите, - миловидная продавщица исчезла из примерочной.
   Мечта все-таки оставалась мечтой и отказаться от нее было бы преступлением. Самый жутким и самый настоящим.
   Анька даже улыбнулась своему хмурому отражению.
   Алексу понравится. Он оценит. У принца просто обязателен хороший вкус. Не может же он любить Золушку, которая не превратиться в принцессу.
   Любая бабочка вначале гусеница, после кокон, а уж потом... Чудеса редко случаются разом. Чаще им нужно время. Нужно не просто получить свое чудо на блюдечке, надо заслужить его. Иногда даже выстрадать. Пройти все, пусть иногда и мучительные, этапы превращения. А, после, когда удастся оказаться на свободе, расправить новенькие, едва обретшие цвет, крылья.
   Глупости, наверное. Только вот Анька воспринимала свое новое приобретение как настоящее чудо, сбывшуюся мечту.
   Странно получается... Иногда даже к простому платью - тряпке, которая, по сути, ничего и не стоит, приходится идти годами.
   Не без помощи принцев, разумеется.
   Платье, принесенное продавщицей, оказалось по размеру. Не прибавить не убавить - то, что нужно.
   Анька радостно закружилась, привстав на носочки. В зеркальном лабиринте, окружившем ее со всех сторон, отражалась уже не прежняя - Куликова Анька - в нем виделась принцесса. Кажется, вот-вот и за спиной вырастут крылья.
   Раньше она бы ни за что не решилась надеть на себя такое. Опыт с длинным летним сарафаном и то закончился неудачно. Леха, увидев ее только хохотнул и по-дурацки спросил: "ты что это как шахидка вырядилась?". Что бы он сказал сейчас, Анька не думала. Александр наверняка поймет и оценит правильно.
   Карпатов всегда мог понять ее способность жить детскими мечтами. Он будто бы готов был слушать Аньку, даже находясь в сотнях метров от нее.
   Как? Просто. Анна никогда не могла представить, как говорит о чем-то с Лехой, но постоянно думала, как расскажет что-то Александру. Как он улыбнется, как, возможно, посмеется над ней по-доброму, а, главное, не будет перебивать и говорить, что все глупости.
   Наверное, это и есть любовь.
   Анька зажмурилась и замерла.
   Мгновения чуда струились алым шелком в руках и отпускать их не хотелось.
   - Ну что? Берем? - голос девушки с бейджиком вырвал ее из грез.
   - Ага, - кивнула Анька, быстро открывая глаза. - Обязательно...
   Чудеса не могут длиться вечно. И пусть. В жизни Золушки обычно всегда встречаются и злые мачехи, и коварные сестры, и пыль с грязью, и крыса вместо кучера. Куда же без них?
  
   В светлом просторном офисе "Вечернего города", куда Кира явилась в назначенный час, ее уже ждали. Стоило только назвать свое имя на рецепции, как девушка в наряде, строго определенном дресс-кодом, велела ей следовать за ней.
   Кира невольно одернула черную юбку-карандаш до колена - небывалая для девушки длина - и подумала, что оделась правильно. Все-таки верно послушалась Макса. Не в клуб же пришла, а в самую большую редакцию города.
   Сергей Уланов - главред - оказался вопреки ожиданиям очень молодым, чуть ли не ровесником Киры. Выглядел он не как офисный сухарь. Скорее, Сергей потянул бы на креативного директора какого-нибудь агентства организации праздников.
   Модная стрижка, темно-синий пиджак, белые с золотом часы на руке, айфон, сиротливо притаившийся в углу стола и тоненькая полоска татуировки, спрятавшейся под воротом белой, расстегнутой на верхнюю пуговицу рубашки.
   Кира в первое мгновение даже растерялась. Никак она не ожидала увидеть вот такого молодого человека. По голосу звонившего, ей показалось, что Уланову лет сорок как минимум.
   Впрочем, стоило только главреду заговорить, как все сомнения пропали одним махом. Личность, сидящая за столом, и звонившая Кире вечером, оказалась одним и тем же человеком. Даже ожидаемо оказалась. Офисный сухарь не стал бы звонить в поздний час, он бы выдержал полагающийся регламент. А вот тот, кто сидел в кресле напротив, даже склонен к нарушению правил.
   - Добрый день, - поздоровалась Кира и села за стол. - Да, от кофе не откажусь.
   Сергей внимательно разглядывал ее, расспрашивал о работе, публикациях, предпочитаемых стилях литературы, современных авторах. Как будто и на работу нанимать не собирался, просто решил поговорить с девушкой на свободную тему.
   Кира же время от времени неловко ерзала на стуле. В ней боролись два чувства - недоумение и любопытство. Недоумение от того, как именно в такой серьезной, такой значимой газете, может оказаться ТАКОЙ главный редактор. От того, кто он и откуда вообще такой взялся. А любопытство - безумное желание встать, подойти и отвернуть воротник рубашки - посмотреть, что же за татуировка прячется под ним.
   Нельзя так нагло пялиться на шею своего предполагаемого начальника. Нужно соблюдать субординацию, регламент и просто приличия, но...как же интересно!
   Сергей был хорош собой. Темно-русые волосы, светло-серые глаза, правильные, четко очерченные черты лица. Будь Кира художницей, она бы написала его портрет. А еще лучше, будь она фотографом. С Сергеем, больше смахивающем на модель из мужского журнала, получились бы отличные снимки.
   Невольно, ругая себя за это, Кира сравнивала его с Максом. Тот сводил ее с ума, заставлял плавиться как льдинку. И для этого хватило бы только взгляда. Самой Кире хватило бы того же, чтобы получить обратную реакцию.
   А сейчас, говоря с едва знакомым мужчиной, Кира ощущала барьер, отчуждение. Не потому, что он ее начальник, нет. Зеленской всегда было легче общаться с мужчинами. Женщин Кира переваривала с трудом. Разве что Анька - та не женщина, в ней нет бабского трепа и желания сунуть нос куда не следует. Анька - это Анька и такой другой подруги у нее будет.
   Сергей Уланов вел себя очень корректно и профессионально. От этого Кире и становилось некомфортно. Впервые за долгое время она ощущала, что не может дотянуться до этого человека. Кира ощущала себя ниже, отчужденнее, слабее. Это пугало, заставляло внутренне содрогаться и падать духом.
   Таким, как Кира, сдаваться не свойственно. Как и проигрывать. Но, несмотря на это, болезненно и тяжело проигрывать, ощущать чье-то превосходство, быть уязвленной. Это задевает и пугает.
   Странное такое, почти незнакомое чувство.
   - Мне очень понравились ваши работы, Кира. Вы пишите просто и живо, говорите на одном языке с людьми и это здорово, - говорил Сергей. - Мне бы хотелось иметь в своем штате такого работника как вы. Что скажете?
   Что она скажет? Нет, он действительно это спрашивает?
   - А мне бы хотелось поработать с вашей газетой и с вами, - улыбнулась девушка.
   Нет, не прокатит! Сергей не замечает ее попыток хоть как-то уровнять счет. Очаровательная улыбка, легкий намек - нет, все не то. Через этот отточенный профессионализм не пробиться с помощью обычных средств. Кире не удастся получить легкую победу малой ценой.
   А так хочется, что он ощутил ее равной. Похвалы не в счет, они только слова - тот же дресс-код на языке вежливости.
   - Отлично, - Сергей улыбнулся. - Значит, договорились. Пройдите в наш кадровый отдел, там я уже все подготовил и вам дадут на подпись договор и можете приступать к работе на испытательный срок.
   - Испытательный срок? - еще одна очаровательная улыбка едва не стала поперек горла.
   - Да, Кира, я не могу вас взять сразу. Понимаете, наше издание... - дальше она пропустила его слова.
   Ее? Киру Зеленскую? Берут с испытательным сроком?
   Пан или пропал. Если она не пройдет его, значит, шансы найти работу хоть бы в задрипанной желтой газетенке, упадут в разы.
   Риск? Да!
   Кира не собиралась сдаваться. Она еще покажет этому хлыщу, кто есть кто.
   - Благодарю вас, - проговорила она, поднимаясь с идеальной осанкой и гордой улыбкой. - Вы не пожалеете, что приняли меня.
   - Надеюсь на это, - вежливая улыбка. - Всего хорошего!
   Сволочь! Самая настоящая сволочь!
   Кира улыбнулась еще шире, чтобы сдержаться и не ляпнуть чего-нибудь лишнего.
   Сергей оказался тем еще пройдохой. Ну, ничего, Кира не отступит. Из кожи вон вылезет, но станет лучшей в этом "вечернем городе", гори он синим пламенем!
   После пережитого Кире просто необходимо стать лучшей. А еще хорошенечко пройтись по лощеному главреду острыми шпильками своих туфель. Это просто обязательный пункт программы ее офисной войны.
   Акулы пера не сдаются! Разве может сдаться тот, у кого две тысячи зубов? Если и не хватит, значит, отрастим.
   Кира завершила свои дела и поспешила выйти на улицу. Курить - вредно, плохо, неправильно и...срочно!
  
  
   Анька неторопливо шла по сияющим галереям торгового центра. Пару раз она споткнулась и чуть было не упала на эскалаторе - засмотрелась на монитор. Потом зачем-то забрала в бутик вип-зоны. Ужаснулась ценам и вышла прочь.
   К платью, алому и прекрасному, прибавилась еще пара вещей. Туфельки, клатч, легкое вечерне пальто, джинсы и пара летних кофточек. Давно Анька не позволяла себе подобного разгула.
   Да зачем? Ее все устраивало, Александра тоже.
   Зачем тогда сейчас весь этот шопинг?
   Как-то вдруг вышло, что в какой-то миг Анька поняла - она "неформат". Точнее, не его формат.
   Чтобы быть рядом с Алексом, стать его девушкой и, возможно, войти в его круг, она обязана измениться.
   Кто-то скажет, что глупо и неправильно меняться ради мужчины. Кира бы так и сказала. Кто-кто, а она ни за что не пойдет на компромисс.
   Подруга была непреклонна и не мирилась ни с чем.
   Но Кира другая. Она в любом виде яркая и привлекательная. А Анька... она всегда считала себя блеклой, серой мышью, не способной на большую кардинальную перемену. Если бы не Александр, она и не поверила бы, что бывает и по-другому.
   Довольная собой Анька остановилась возле зеркальной витрины и посмотрела на темноволосую девушку. Та улыбалась.
   "Думаешь, тебе удастся стать другой? Пара ярких тряпок не помогут!" - язвительно скривилась она.
   "Пусть, - ответила Анька. - Я останусь такой же..."
   "Тряпкой?"
   "Собой. Он любит меня и такой"
   "Ну и дура ты, Анька..."
   И правда, дура! Стоит тут и разговаривает с зеркалом.
   Аня пожала плечами, отвернулась и медленно пошла дальше.
   Все-таки та, вторая, права. Недостаточно быть просто собой. Иногда нужно пойти навстречу кому-то еще, ради собственного же счастья. И она попробует.
  
   Кира внимательно смотрела на светящийся монитор и даже не думала отводить глаза.
   - Ты зрение испортишь, - негромко сказал Максим.
   Кира подняла правую руку и нервно взмахнула указательным пальцем, мол, не мешай.
   - Кир, я серьезно. Хватит работать. Отдохни.
   Максим подошел к ней и развернул крутящееся кресло.
   - Ну что? - нетерпеливо отозвалась девушка. - Я работаю. Мне нужно собрать материал.
   - В компьютере.
   - Часть здесь, часть в реале. Максим, пожалуйста, - ее лицо стало умоляющим, - Я очень хочу получить эту работу.
   - Ладно, - резко кивнул Макс. - Только учти, что я очень хочу тебя видеть. Иногда. Для разнообразия.
   Кира обхватила голову руками.
   - Максим! Пойми, для меня это важно. Особенно сейчас. И... - Кира замялась, готовясь сказать что-то важное и неприятное. - Дай мне пару дней. Я не хочу, чтобы меня отвлекали. Пожалуйста...
   - Значит, я тебя отвлекаю? Хорошо. Прости....
   - Максим, - Кира протянула руку, будто пытаясь его задержать и не успела.
   Максим быстро набросил пиджак и хлопнул входной дверью.
   Девушка шумно выдохнула, взъерошила белоснежные волосы и вернулась к работе. Время сейчас против нее.
  
   Анька на миг заколебалась, увидев на дисплее знакомый номер. Но потом взяла себя в руки и ответила.
   - Привет, русалка, уже обсохла?
   - Представь себе, - хмыкнула девушка.
   Она решила во что бы то ни стало измениться. Хоть самую чуточку.
   - Слушай, Ань, ты извини за тот разговор. Ну, если вдруг обидел...
   Да уж, Леха ничуть не меняется!
   - Извиняю, - ответила Аня.
   То красное платье, то ли шопинг, то разговор с зеркальной собой повлиял. Но Анька вдруг перестала быть Анькой. На какой-то миг ей захотелось стать Кирой и... послать этого горе-кавалера куда подальше.
   - Может, увидимся?
   - А тебя твоя девушка не заревнует?
   - Ань, я серьезно... Не звони мне больше, Леша. Номер этот забудь. Пока.
   И со злостью надавила на стеклянный экран.
   Нет, Кирой стать не получилось. Но почему-то Анька была так собой довольна, что разулыбалась и с гордо поднятой головой пошла домой.
  
   Максим сел на бордюр и закурил.
   Плевать на все! Дорогой костюм не жалко.
   Откинувшись на колесо своей машины, Макс прикрыл глаза. Что за ерунда творилась в его жизни?
   Если задуматься, виновата в этом была только одна девушка - Кира. Из-за нее все и перевернулось с ног на голову.
   Да и сам он хорошо! Разве можно отбивать девушку у родного брата?
   Хотя, кто ее отбивал? Макс и не знал доподлинно, было ли что-то у них с Алексом. Наверное, было. Карпатову-старшему всегда нравились такие, как Кира. Что он вдруг нашел в Аньке - загадка.
   Наверное, та самая дурацкая любовь, которая "не спросит".
   Максим поступил по-мужски. Не сказал никому из них не слова. Правильно - всех прикрыл. А паршиво только ему одному...
   Самое паршивое, что он любит ее, ради нее с новой жизнью смирился. Другая бы день и ночь благодарила, а Кира - что с нее взять?
   Макс потушил окурок и встал, наскоро отряхнулся. Пора назад ехать, в город.
   Накатался уже...
  
   В темноте звякнул замок.
   Кира привстала на диване.
   - Максим?
   - Я...
   - Слава Богу, - выдохнула она.
   Поднялась, не включая свет, подошла к нему.
   - Все хорошо? - хотела обнять, но он отстранился. - Максим?
   - Кира, - ладони легли на ее плечи. - Кир, я все понимаю и не собираюсь тебе надоедать.
   - О чем ты?
   - Ты прекрасно понимаешь. Нам тесно вместе...
   Кира открыла рот, но не смогла выговорить ни слова. Только что Максим сказал то, что она боялась произнести вслух. Значит, не такие уж они и разные, раз он все понял.
   - Ты хочешь уйти?
   - Так будет лучше обоим...
   - Ты прав, наверное, - упавшим голосом проговорила Кира.
   Максим включил свет и девушка рассеянно наблюдала, как он собирает немногочисленные вещи.
   Вот его свитер, вот рубашка. Вот ежедневник и дорогая масляная ручка. А вот... Макс замер, глядя на их совместно фото в серебристой рамке. Там Кира обнимает его за шею, смеется. Ее светлые волосы еще ярче на фоне загорелой кожи. А он сам, Максим, крепко держит ее за талию, целует в щеку.
   Кажется, что эти люди счастливы, нет проблем и сомнений. Фото было сделано месяц назад, в Ялте, на море, летом - их единственным летом.
   - Я возьму это с собой. Не против?
   Кира растерянно кивнула. Ей хотелось заплакать, но не получалось. Слезы испарились.
   - Максим, я...
   Он вопросительно посмотрел на нее.
   - Ничего, - Кира опустила глаза.
   Он застегнул сумку и собрался выйти, но вдруг оглянулся.
   - Кира, только один вопрос.
   Она встрепенулась - знала, о чем спросит.
   - Тогда, у Алекса дома... - Максим потер пальцами переносицу. Вопрос было сложно произнести. - В общем, между вами что-то было?
   Он прекрасно помнил тот вечер, когда ему понадобилось заглянуть в брату. Еще помнил полумрак комнаты, шампанское на барной стойке и девушку - яркую блондинку в кружевном черном платье. Кажется, еще тогда она оставила след в его жизни.
   Кира прикрыл глаза и ладонью потерла шею.
   - Да, - ответила коротко. - Какое это имеет значение теперь?
   Макс сухо усмехнулся.
   - Я так и знал...
   - И не знаешь, - огрызнулась Кира. - Я для него ничто и ничего не значу. Так, развлечение на вечер.
   - А он для тебя?
   Вопрос в самую точку.
   Кира покачала головой.
   - В этом мы не врали друг другу.
   Максим опустил глаза.
   - Прощай.
   Он вышел, а Кира бросилась следом.
   - Максим, пожалуйста, - неловко схватила его за руку и тут же отпрянула. - Не говори Ане. Никому не говори. У них все серьезно и по-настоящему. Пускай будут счастливы.
   - Я бы и не сказал, - сухо заметил он.
   - Максим, ты вернешься? - вдруг спросила Кира. По щеке сползла крошечная слезинка.
   Макс стер ее пальцами.
   - Если и вернусь, то не скоро.
   Он захлопнул дверь, а Кира вернулась в комнату. Села на диван и машинально потянулась к сигаретам. По лицу бежали темные потоки туши.
   Было очень больно и в то же время легко.
   Нельзя друг другу лгать, нельзя делать вид, что все в порядке, когда это не так.
   Больно будет только вначале. Потом оба поймут, что сделали все правильно.
  
   Анька еще раз повернулась перед зеркалом. Красота!
   Александр уже ждет ее и, наверное, рвет и мечет. Он терпеть не мог, когда кто-то опаздывал. А Анька только и делала, что опаздывала.
   Наконец закрыв трясущимися пальцами дверь - волнение давало о себе знать - она вышла из комнаты.
   Карпатов ждал ее у машины, стоя спиной к подъезду.
   Аня оправила подол платья и, вышагивая на высоком каблуке, подошла к нему.
   - Привет, - улыбнулась она как ни в чем не бывало.
   Наблюдая, как меняется лицо Александра, она засмеялась.
   - Что, не нравится?
   - Ты шутишь? - наконец выговорил он. - Ты прекрасна.
   Обнял ее и добавил на ухо:
   - Настоящая принцесса...
   Анька осторожно поцеловала его и добавила:
   - Тогда вам, мой принц, осталось лишь повезти меня на бал.
   Алекс улыбнулся, а Анька вдруг поняла, что сделала все правильно и ничего-ничего больше ей не нужно. Только бы он смотрел на нее так же восхищенно, как сейчас. И желательно - всю жизнь.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"