Бунеева К.: другие произведения.

За счастьем налегке (название рабочее)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Какая девушка не мечтает о любви? Келиана, получившая от рождения титул и привилегии, больше всего хотела обрести свободу и найти того, кто назначен ей судьбой. Только вот судьба оказалась девушкой не обязательной, да и не самостоятельной вовсе. Подчинившись воле загадочного и всеми забытого Шута, она преподнесла Келиане нежданный сюрприз, а они, знаете ли, всякими бывают. И ведь, началось все с невинной шалости - прогулки по лесу, а теперь вот отдувайся и заодно за попутчиками своими следи, а то ведь ребята ненадежные, мало ли чего натворят...
    P.S. В данном файле легкое развлекательное фэнтези. Если вы ждете глубоких философских мыслей, то смело проходите мимо.
    И ещё P.S. Полная версия текста будет БЕСПЛАТНОЙ, но получить ее можно будет только на сайте "Призрачные миры".


   Какая девушка не мечтает о любви?
   Келиана, получившая от рождения титул и привилегии, больше всего хотела обрести свободу и найти того, кто назначен ей судьбой. Только вот судьба оказалась девушкой не обязательной, да и не самостоятельной вовсе. Подчинившись воле загадочного и всеми забытого Шута, она преподнесла Келиане нежданный сюрприз, а они, знаете ли, всякими бывают. И ведь, началось все с невинной шалости - прогулки по лесу, а теперь вот отдувайся и заодно за попутчиками своими следи, а то ведь ребята ненадежные, мало ли чего натворят...
  

За счастьем налегке

  

Глава первая.

  
   - Ваше Величество, разрешите, кхм... - герцог закашлялся и прикрыл рот рукой.
   Король терпеливо ждал, пока сэр Норрис придет в норму и наконец-то выговорится. Еще одного визите сего почтенного старика, Ринальд просто не выдержал бы.
   - Ваше Величество, позвольте просить вас о...
   О чем там просил герцог, Келиана не слушала. Сидя на мягком бархатном стульчике рядом с отцом, девушка зевала, уткнувшись в веер.
   Ох, и скучны же все эти светские сборища. Келиана с радостью бы сорвалась с места, выдернула многочисленные шпильки из высоченной прически, которая уже второй час нестерпимо тянула волосы вместе с кожей и, доверяя белые кудри ветру, помчалась бы на прогулку в лес.
   Там сейчас здорово! Середина весны - самое красивое время в Норландии. Деревья уже успели покрыться нежными листиками, яркие цветы то тут то там проглядывают из высокой травы, а в пруду плещется серебристая форель. Счастье просто!
   - Мы подумаем, сэр Норрис, - чинно ответил отец. - Возможно, ваша просьба будет выполнена нашей милостью.
   Келиана незаметно фыркнула.
   "Нашей!" - что за дурацкая протокольная фраза. Нет уж! Сама она так говорить не станет, когда получит корону. Впрочем, получит она ее где-нибудь за тридевять земель, куда ее сошлют замуж. Здесь же будет безраздельно править Сайриан, невыносимый старший братец.
   Герцог Норрис, опираясь на свою палочку, заковылял к выходу, а Келиана, воспользовавшись случаем, сложила веер и поднялась.
   Присев в грациозном реверансе, произнесла "Ваше Величество", и двинулась следом за благородным стариком. Яркой стайкой за ней побежали фрейлины.
   Наверняка, отец будет недоволен, но не сидеть же ей на этом скучном мероприятии. К тому же, урок танцев скоро начинается, все повод.
  
   Идя по коридору, Келиана еще изображала внешнее соответствие статусу принцессы. Но как только вошла в свои покои, швырнула веер прочь.
   - Ариана, Бель, помогите мне! Снимите с меня этот комшар!
   Девушки бросились расшнуровывать корсет.
   - Риза, Дайли, не стойте! Прическа! - командовала Келиана. - Ай, больно!
   Через пару минут Келиана блаженно выдохнула и упала в кресло. Белые волосы свободными волнами ложились на плечи, а тело было прикрыто лишь легкой сорочкой.
   - Ваше Высочество, вам скоро необходимо быть на уроке, - напомнила Ариана.
   - Глупости! - отмахнулась Келиана. - Я не хочу! Я устала.
   - Но, ваш отец...
   - Вот именно - мой отец. И не нужно напоминать об этом.
   За окном призывно распевала песни утренняя птица.
   Келиана прикусила губу, разбираясь в своих сомнениях. Сбежать или нет? Сбежать, конечно!
   - Все свободны, кроме Ризы и Бель. Поможете мне подготовиться к уроку.
   Девушки раскланялись и ушли.
   Остались двое - самые преданные и верные. Главное, не болтливые.
   Келиана улыбнулась и подскочила с места.
   - Риза, беги на конюшню и найди Алека! Быстро!
   - Ваше Высочество! - чуть ли не взмолилась фрейлина. - А вдруг меня снова поймают?
   - Будешь осторожна, не поймают.
   - Ну, Ваше Высочество! Подумайте...
   - Риза, ну прошу тебя, еще раз! Последний!
   Король строго-настрого запретил фрейлинам потакать капризам принцессы. Ослушавшуюся ждало строгое наказание. Но своенравную Келиану это ничуть не пугало. Свои фокусы она проделывала с завидным постоянством и ловкостью, оставляя все незаметным.
   Рыжеволосая уроженка графства Рельт, Риза опустила глаза, а потом заговорщески улыбнулась. Мысль, что ей снова удастся обмануть самого короля, так и подстегивала.
   - Сейчас же, Ваше Высочество.
   Келиана вспыхнула радостной улыбкой и, провожая глазами, Ризу, быстренько приказал Бель:
   - Где мой костюм? Тот самый?
   Фрейлина бросилась исполнять приказание.
   Келиана порылась в прикроватном комоде и достала маленькую шкатулку. Оттуда на свет появился медальон в форме капельки. Прозрачный, чистый как слеза камень, оправленный серебром.
   Замечательная вещь! Келиана заполучила его год назад всеми правдами и неправдами от одного западного купца. С таким украшением маги отца не то что найти ее, увидеть в общей паутине не смогут. Обладатель кулона, стоит только его надеть, теряет магический след полностью.
   - Ну как я тебе? - спросила Келиана, надвинув на лицо широкополую шляпу с серым пером.
   - Вы просто вылитый дворянин из обедневшего рода, - всплеснула руками Бель.
   - Почему из обедневшего?
   Келиана сморщила носик. Несмотря на всю ненависть к званию принцессы, к бедности она относилась еще более ненавистно. Иногда ей нравилось поиграть в простолюдинку, но быть ею - нет уж, увольте!
   - Нууу, знаете, - замялась Бель.
   - Говори уже!
   - Ваш костюм не говорит о достатке. Он из простой дешевой ткани, неяркого цвета, без камней и драгоценных металлов.
   - Ладно, хватит, - отмахнулась Келиана. - Смотри же, выполняй все четко по нашему плану. Поняла?
   - Все сделаю, как обычно, Ваше Высочество, - закивала Бель. - Можете не беспокоиться.
   - Если вдруг за мной пришлют, скажешь, что я плохо себя чувствую и сплю.
   - И что вам не хочется видеть докторов, потому что накануне приснился дурной сон...
   - Очень дурной, просто ужасный... - Келиана закатила глаза и приложила руку к груди. - Про жуткого дракона с окровавленной пастью и в докторской маске. Я едва не свалилась в обморок, как только вспомнила. Ну все, хватит. Смотрите мне!
   Пригрозив фрейлине пальцем, Келиана высунулась в коридор и, убедившись, что там никого нет, выскочила из покоев.
   Скрыв лицо полями шляпы и завернувшись в плащ, девушка нырнула в узкий тупиковый коридор, ведущий к черном выходу на задний двор. Король Ринальд наивно полагал, что младшая дочь понятия не имеет о тайных ходах во дворце, а та уже давно использовала их как пути отступления.
   Алек - конюх, которому доверили уход за лошадьми юной принцессы, твердо знал свое дело. Фиалка была уже оседлана и готова к путешествию.
   - Вы немного задержались, - заговорщески подмигнул парень. - Мы уж не знали, как скоротать время ожидания.
   Келиана взглянула на раскрасневшуюся Ризу, на шее которой красовались следы поцелуев.
   - Вижу, вы нашли чем заняться, - усмехнулась принцесса.
   Она вскочила в седло Фиалки и протянула конюшу пару монет.
   - Спасибо, Алек.
   Тот подбросил монеты в руке и поклонился.
  
  
   Келиана спешилась, спрыгнув на землю, поправила шляпу и пошла пешком, ведя под уздцы Фиалку. Лошадь темной масти фыркала, недовольная остановкой. Спокойно идти ей совершенно не хотелось. Другое дело - бежать быстрой рысью, но хозяйка отчего-то предпочла это скучное хождение.
   Принцесса любила выбираться на такие прогулки в одиночку. Лес нравился ей настоящим, а не облагороженным трудами многочисленным садовников. Ей нравились зеленый мох, шум крон, листья, пахнущие зеленью, пение птиц, шустрые белочки на деревьях и тропинки, уводящие вдаль.
   Кто знает, что там за поворотом? В сказках обычно перепутье, или, загадочные лесные домики с не менее загадочными обитателями. А, может, пещера злобного дракона, вроде того, в докторской маске. Если Келиана войдет туда, дракон непременно ее похитит и пленит. Но не надолго - приедет прекрасный принц и спасет, а после влюбится и предложит руку и сердце. Келиана его, несомненно, полюбит в ответ и они будут счастливы и умрут в один день. Когда-нибудь, лет через сто.
   Келиана верила в такие сказки, как и любая девушка в пятнадцать лет. для этого не обязательно быть принцессой.
   Лесная дорога всегда пустовала. Почему-то здешние края считались нехорошим местом и редко путешествовал в этой части Доршеда. Но это и манило принцессу. Загадочность и таинственность так и витали кругом. Просто невозможно пройти мимо.
   Келиана остановилась и, наскоро привязав поводье Фиалки к ветке, подошла к старому поваленному дереву. Оно легко как раз поперек ручейка, вытекающего из родника. Если бы не камни вокруг источника, дерево бы так и перекрыло его.
   Принцесса присела на корточки и зачерпнула ладонью воды. Холодная, вкусная.
   Внезапно послышались шаги.
   Келиана ойкнула и оглянулась.
   Кто-то шел к ручью.
   Любопытство боролось со страхом. Кто знает, вдруг это переодетый принц, что пустился странствовать по земле? Или волшебник? Да, точно. На волшебника он похож больше.
   Можно было сколько угодно не любить чернь, но невозможно было не мечтать.
   Пришедший оказался ни больше, ни меньше - обычным бродягой. Старым, уставшим, вонючим. В лохмотьях, способных от грязи стоять не хуже его самого. Седые волосы сбились колтунами и, наверняка, в них обитал не один выводок вшей.
   Келиана отшатнулась - ей впервые пришлось видеть нищего так близко.
   Не обращая внимая на девушку, нищий снял с плеч свой зловонный от мешок и швырнул его на землю. Жадно припав к воде, он стал пить, а когда утолил жажду обернулся.
   Келиана все еще наблюдала за ним и не могла оторвать взгляд.
   Нищий широко улыбнулся, ничуть не смущаясь гнилых зубов.
   - Чего пялишься, парень?
   - Н-ничего, - тонким голосом ответила Келиана.
   - Голос у тебя как у девчонки. Небось от мамочки сбежал? - бродяга хрипло захохотал. - Что ты забыл тут, малец?
   Келиана собралась с духом и постаралась заговорить более низким голосом.
   - Тебе какое дело, пес? - таких дерзостей ей говорить еще не приходилось, но почему-то очень понравилось.
   Бродяга удивленно хлопнул глазами и снова захохотал.
   - О-о-о, у тебя, оказывается, есть голос!
   Он поднялся и стал собирать небрежно брошенные пожитки.
   - Хельга сказала, что я встречу тут что-то, - забормотал он себе под нос. - Хельга велела идти... Эгаль пошел, Эгаль долго шел, а никого и ничего...
   - Что ты говоришь? - спросила Келиана.
   - А? Чего тебе? - поднял голову бродяга.
   - Ты что-то говорил...
   - Говорил? Ничего Эгаль не говорил! Эгаль пойдет обратно, к Хельге.
   - Кого ты хотел найти? - спросила Келиана.
   Странный бродяга, бормочущий под нос, таинственный лес, какая-то Хельга (а это имя так подходит для колдуньи!) - разве не напоминает сказку?
   - Эгаль должен был найти девчонку, а нашел мальчишку, - забормотал нищий, двигаясь в путь. - Эгаль должен был передать ей...
   - Что передать? - Келиана уже не могла умерить свое любопытство и шла следом.
   Бродяга оглянулся и, пожав плечами, проговорил:
   - Захочешь узнать - проси Лириата и его семерых...
   Сказал и пошел прочь.
   Келиана осталась на месте и недоуменно смотрела нищему вслед.
   Лириат и семеро - старый культ, запрещенный в стране. Жрецы этих богов подвергались суровым преследованиям.
   Наверняка, ее случайный знакомец сумасшедший, подумала принцесса. Зря только время тратила. Нет тут никаких сказок - только бредни бродяги.
   Только-только Келиана опустила на миг глаза, как нищий исчез. Вот он был, неспешно ковылял прочь, а потом - раз! - скрылся из виду.
  
   Келиана перепугалась ни на шутку. Одно дело, когда сидишь и мечтаешь о чудесах из старых сказок, другое - когда видишь их.
   Надо бы сказать одному из придворных магов, чтоб тот разобрался с загадочным Эгалем. Только вот беда - тогда король узнает о проделках дочери. Нет уж, решила девушка, лучше промолчу. Будет совсем не прилично, если принцессу Норландии посадят под замок, или, того хуже, ремнем по мягкому месту.
   Пестрая городская толпа не заметила юношу в светло-коричневом костюме и широкополой шляпе с пером. Ежедневно в столицу прибывало столько народу, что никому не до кого не было дела.
   Келиана поглядывала на чуждый ей мир и не верила, что сама является его частью. Разве может пышность дворцов сравниться с нищетой и грязью черни? Принцесса, как и полагалось этикетом, была снисходительна к своему народу и относилась с долей брезгливости и небрежения.
   На площадях выступали бродячие актеры, липовые предсказатели обещали простолюдинам золотые горы, купцы во всю глотку расхваливали свой товар. Келиана смотрела на этот мир с тайной завистью.
   Треуголки студентов дипломатический академии соседствовали с глубокими капюшонами мантий некромантов и светлыми костюмами стихийников. В столице полно учебных заведений и Келиане приходилось посещать их, но, увы, не учиться там. А так хотелось иной раз попасть в окружение веселых студентов, а не манерных изнеженных фрейлин.
   Келиана вздохнула в честь ушедшей куда-то сказки и свернула в глухой переулок. Дорогу-то она прекрасно знает.
  
   Риза и Бель метались, не зная куда деться от беспокойства.
   - Ваше Высочество! Келиана, где вы были? Ваш отец разыскивает вас!
   За окном уже начинался вечер и принцесса подумала, что слишком уж загулялась.
   - Помогите мне переодеться!
   Девушки тут же захлопотали и, спустя полчаса, Келиана предстала в прежнем, хоть и слегка уставшем виде, который, впрочем, можно списать на помятость после сна и плохое самочувствие.
   Спустя полчаса, Келиана, облаченная в светло-голубое платье с кружевными рукавами, глядела на свое отражение в зеркале.
   Ни дать ни взять - прекрасная принцесса!
   Туго завитый белоснежный локон кокетливо ложился на открытое плечо, серебряная диадема, подчеркивающая высокий лоб и задорно вздернутый носик. В свои полные пятнадцать лет Келиана была чудо как хороша и невероятно похожа на мать, покойную ныне королева Эльзу. Несмотря на столь юный возраст, Келиана к тому же обладала прелестной фигуркой и платье сидело на ней идеально.
   - Ну как я вам? - она обернулась к фрейлинам.
   - Вы прекрасны, Ваше Высочество.
   - Вот и здорово. Да помогут мне боги. Бель, Риза, постирайте мой костюм и спрячьте его подальше, чтоб никто не увидел.
   Во дворце царили оживление и какая-то торжественность.
   Келиана, обычно не проявлявшая ни малейшего интереса к делам политическим, краем уха слышала о приезде какого-то посольства. Гости только-только ожидались, и девушка не считала нужным осведомляться об остальном.
   Стражники в красных гвардейских мундирах не шевельнулись, когда принцесса прошла мимо. Следующая пара вояк поступила так же.
   Келиана лишь позавидовала такой выдержке. Самой-то ей едва хватало терпения высидеть нудный урок каллиграфии, или политической истории.
   - Её Высочество, принцесса Келиана Норландская, - напыщенно доложил герольд в пышном парике.
   Господин Арен, носивший титул графа Свейского, слыл знатным модником. И, как твердили светские сплетницы, любил молоденьких мальчиков.
   Келиана вошла в кабинет короля Ринальда и присела в грациозном реверансе.
   - Ваше Величество, вы хотели видеть меня?
   Король оторвал глаза от бумаг, отложил перо и сдержанно улыбнулся.
   - Тебе нездоровится, Келиана? Эти курицы, которых я приставил к тебе, доложили именно так.
   - Да, отец, - скромно опустила глаза девушка. - Страшно разболелась голова. Наверное, от духоты.
   - Присядь, дочь моя, - велел король.
   Келиана подчинилась.
   За пышным подолом платья было не видно, как дрожат ее колени. Принцесса знала, что как только король Ринальд назовет ее дочерью, предстоит тяжелый разговор. Так было после смерти матери и так было перед казнью родного племянника короля, Рауля. Келиана была очень привязана к нему и до сих пор таила обиду на отца, который не сумел простить вольнодумия родича.
   - Я слушаю вас, отец, - тихо произнесла Келиана.
   Ринальд, чьи виски уже посеребрил иней времени, был привлекателен. Юная принцесса считала, что не будь у отца короны, поклонницы все равно выстраивались бы в ряд. Стоит только вспомнить список всех фавориток короля.
   - На будущей неделе к нам прибывает с визитом дофин Фарлании, Филлип Монтрейский, - начал король. - Он задумал путешествие на Север и просто не может не заглянуть к нам. Норландия - мост между Востоком и Западом, к тому же выход к морю, что немало важно. А Фарлания - это золото, оружие и военная мощь.
   Келиана нервно сглотнула.
   - К чему вы клоните, отец?
   - Дофин Филлип писал мне около полугода назад. Ему хочется взглянуть на тебя, дочь. Брак между нашими семьями был бы очень полезен Норландии.
   Принцесса невольно схватилась за шею. Горло невыносимо засаднило, а на глаза навернулись слезы.
   - Отец...Я ничего не знала...
   - Я решил не тревожить тебя и не докучать такими сложными вещами, как политика. Если ты понравишься дофину, то он возьмет тебя замуж, а я поспособствую этому браку всеми силами.
   - А, если...
   - Видишь ли, Келиана, дофин очень эксцентричен. Несмотря на все видимые выгоды, он все же не желает заключать брачный договор, не видев тебя вживую. Не слишком разумный подход.
   Король наблюдал за реакцией смертельно побледневшей принцессы и молчал.
   - Отец, но разве так можно? Разве вы можете решить мой брак без моего ведома?
   - Если дело касается государственных интересов, Келиана, я не стану размышлять. А теперь ты свободна. Иди и готовься к встрече с дофином.
   Келиана поднялась со стула и, не сделав реверанса, на негнущихся ногах двинулась было к выходу. Но тут же обернулась и бросилась на колени перед королем.
   - Отец! Ваше Величество! Смилуйтесь надо мной! - сквозь слезы говорила она, целуя его руки. - Прошу вас, смилуйтесь! Весь свет, все наслышаны, все знают о тяге дофина к жестоким развлечениям. Прошу вас...
   Ринальд резко отдернул руки и оттолкнул дочь.
   - Прекрати, Келиана. Ты ведешь себя как уличная девка, а не как принцесса. Это мое решение и я не стану его менять. А теперь иди, у меня и без того много дел.
   Принцесса поднялась на ноги и, стерев с лица слезы, вышла.
   Идя по коридорам дворца, она слышала шепотки за спиной. Светские сплетницы, не смея спрашивать напрямую, глядели девушке вслед и перемигивались, закрываясь веерами.
   Келиана же ощущала только холод, что окружал ее. Он полз из каждого угла, из каждой щели и он замораживал.
   Принцесса понимала, что никто в этом дворце не станет ее слушать. Никто не прижмет к груди, не обнимет и не успокоит. При сотнях слуг и придворных, Келиана была одинока как никогда раньше.
  
   Ночью Келиану мучили кошмары.
   Костлявые руки тянулись к ней, рвали платье, дергали за волосы, выдирая белые пряди. Чьи-то зубы впивались в плечо, чей-то отчаянный вой заставлял дрожать от ужаса.
   Девушка бежала по темному злому лесу. Ветви колючих кустарников раздирали нежную кожу, и от этого белое подвенечное платье покрывалось кровью.
   Наконец она споткнула и упала.
   Медленно поднимая глаза, девушка увидела нищего. Тот с безумной гнилозубой улыбкой и горящими глазами, протянул ей ладонь и радостно проговорил:
   - Эгаль знал, что ты придешь...
   Келиана вскочила на постели. На лбу выступила холодная испарина.
   Переведя дыхание, принцесса огляделась, вознесла молитву богам за то, что это оказался только сон. Поднялась с кровати и, окунув ноги в мягкие туфли, прошла к столику глотнуть воды. Фрейлины мирно сопели в соседней комнате и Келиана не стала их звать. Не хватает только их вздохов и причитаний.
   Прохладный ночной ветерок нес соленый морской запах из гавани, что находилась на другом конце столицы.
   Келиана взглянула на полную луну, которая беззастенчиво взирала на землю.
   Что ей делать?
   Теперь никогда не будет высокой башни и кровожадного дракона. Не будет принца, или, рыцаря на худой конец, что спасет ее и которого она одарит поцелуем. Не будет ни любви, ни счастья.
   Келиане стало страшно. Король, конечно же знает, за кого отдает дочь, как знает и то, что Келиана понравится дофину.
   О пристрастии наследника Фарлании к жестоким эротическим забавам знали все. В высшем свете не умеют хранить секреты. Возможно, сейчас Келиана в последний раз видит себя красивой. Скоро ее тело покроется уродливыми шрамами, а боль станет постоянным спутником.
   Почему же ей снова приснился Эгаль? Загадочный странник, которого послала Хельга...
   "- Захочешь узнать - проси Лириата и его семерых..." - сказал он в лесу.
   Что узнать? Келиана прикусила губу, чтобы не вскрикнуть от внезапного прозрения.
   Эгаль не простой нищеброд. Его послали к ручьи, чтобы он сообщил девчонке весть. Девчонка - это Келиана, а весть - это слова о боге древних Лириате.
   Что узнать? Судьбу, конечно же! Разве что-то еще может волновать юную девушку?
   Келиана судорожно сжала тонкий кружевной рукав ночной рубашки. У нее мало времени, но она знает, что нужно делать.
  
  

Глава вторая.

  
  
   Утро пришло судорожным и взволнованным.
   Едва поднявшись с постели, Келиана привела себя в порядок и сразу же направилась в Серую Цитадель к одному из своих учителей - мэтру Ларгесу.
   Старик имел спорную репутацию. Странноватый, чудаковатый, забросивший магию ради алхимии. Искусство чистой силы ради науки.
   Ларгес занимал тесную каморку, в самом дальнем коридоре Цитадели. У него осталось мало друзей и соратников. Разве что хмурый и вечно всклокоченный ученик Мартин в темной мантии некроманта.
   Парень обучался в академии магов и пару раз в неделю приходил к Ларгесу в Серую Цитадель - место, где трудились мастера высшего класса, достигшие высокой степени своего искусства.
   Выйдя из роскошного паланкина, Келиана, поправила алый капор и прошла по, вымощенной булыжником, площади, велев идущим следом фрейлинам, раздавать мелкие монеты нищим. Те обычно толпились возле Цитадели в надежде получить милостыню от богатых посетителей.
   Люди падали на колени и старались дотянуться до принцессы руками, коснуться ее. Члены правящей семьи всегда считались ставленниками богов на земле в Норландии и наивные простолюдины верили в их святость. Они не знали, какими путями короли приходят к власти.
   Оказавшись под сводами Цитадели, Келиана почувствовала приятную прохладу. В Серой никогда не бывало жарко. Привычные здешним обитателям полумрак и холод вполне соответствовали атмосфере.
   Тягучий тяжелый флер охранной магии висел в воздухе и не давал спокойно чувствовать себя никому.
   - Позвольте рук, Ваше Высочество? - хрипло спросил единственный страж Цитадели.
   Этому старику было не меньше сотни лет, но стоил он едва ли не стольких же чародеев.
   Принцесса подала ладонь.
   Маг внимательно поглядел на нее и покачал головой.
   - Вас тревожит страх. Вас терзают вопросы.
   Келиана лишь кивнула.
   - Вот, наденьте, - на запястье девушки щелкнул холодный металлический браслет. - Не снимайте это и Цитадель не причинит вам вреда.
   Старик вежливо поклонился и жестом пригласил принцессу войти.
   Келиана велела охране и фрейлинам ждать снаружи. Первые неохотно, а вторые с превеликой радостью согласились.
   Девушка шла по коридорам, лишенным окон и тускло освещенным чадящими факелами, и ощущала себя тем, кем была на самом деле - испуганной одинокой девчонкой.
   Ларгес встретил ее привычно - спиной.
   Склонившись над столом с пробирками, алхимик что-то бормотал и не желал отвлекаться.
   - Мартин! Погляди, кто там, - ворчливо велел он.
   Ученик, высокий темноволосый парень, одетый в прежнюю хламиду, выглянул из тесной комнатки в еще более тесную прихожую, которая по сути была нишей в стене.
   - Ваше Высочество, - он поспешно склонился, скорее за тем, чтобы не удариться головой о низкий потолок ниши, чем выразить почтение.
   - Могу я видеть мастера Ларгеса? - спросила Келиана.
   Вежливость по отношению к простолюдинам не полагалась особам королевских кровей. А Мартин как раз таковым и являлся. Попасть в академию магов ему удалось разве что за счет чрезвычайно одаренности. Что, впрочем, не спасало от насмешек и уколов острыми шпильками.
   - Прошу вас.
   Холодный тон вопроса - пренебрежительный тон ответа. Парень прекрасно понимал правила этой игры.
   Келиана прошла внутрь и сразу же отшатнулась, закрыв нос платком. Резкий неприятно пробирающий запах ударил в лицо.
   - Мастер Ларгес?
   - А? - старик бегло обернулся и едва не выронил пробирку из рук. - Мартин, сынок, помоги мне. Закончи добавлять реактивы к основному составу, иначе все наши заготовки взлетят на воздух.
   Передав склянки ученику, Ларгес наскоро обтер руки о передник и, улыбаясь подошел к принцессе.
   - Келли, дитя мое, как ты давно не появлялась.
   - Светские обязанности не позволяли, - улыбнулась девушка. Ларгес был одним из немногих, с кем она позволяла себе сбрасывать холодность и царственную привычку командовать. - Я скучала по вам, мастер Ларгес. Отец запретил мне брать уроки в Цитадели, посчитал, что женщине вредно много знать.
   - О, да, женщины быстро схватывают. Гораздо быстрее, чем мужчины. Они впитывают знания, как губки и вскоре начинают умнеть. А это очень опасно - особенно, если женщина становится разумнее иного мужчины. Идем-идем, присядем, Келли. Нам есть о чем поговорить, - Ларгес оглянулся на ученика. - Мартин, принеси нам с принцессой вина.
   - Я бы рад, но руки заняты, мастер, - отозвался ученик.
   Келиана прыснула, а Ларгес заговорщески понизил голос.
   - Дерзкий малец, знаешь ли, - и тут же добавил, уже громче. - Тогда заканчивай, неси вино и садись с нами.
   Поспешно, сметая чертежи и бумаги в одну гору на край стола, Ларгес все говорил:
   - Ко мне редко захаживают гости и потому не вижу смысла наводить порядок. Все равно вскоре наступит прежний хаос. А Мартину все равно, он и сам плюет на уборку. Оно и верно - при таком даровании не стоит обращать внимания на мелочи. Садись, Келли, - старик придвинул принцессе стул, предварительно смахивая с него пыль собственным рукавом, - Я рад видеть тебя.
   Принцесса присела и, вдохнув такой знакомый запах - книжной пыли, краски, неведомых химических веществ, едва не прослезилась. Подумать только, ей придется уехать из родной страны и навсегда покинуть это место. Серая Цитадель несколько лет была ей вторым домом, где она училась. И что теперь - все бросить и забыть?
   - Духи больше не тревожат вас, мастер?
   - Духи? О, нет. с тех пор как я отошел от магии, они утихли. Теперь им приходится обращаться к Мартину, а тот не то, что с людьми, с ними не особо церемонится.
   Келиана покосилась на ученика, все еще возившегося с пробирками, пожала плечами.
   - Неужели ваш ученик непочтителен к духам?
   Ларгес развел руками.
   - А к кому он почтителен? Ко мне и то набегами.
   - Как же вы с ним занимаетесь?
   - А! - старик махнул рукой. - Я плюю на его недостатки. А он на мои. Скажи мне лучше, дитя мое, что тебя привело? Я знаю, ты бы не пришла сюда без особой надобности.
   Келиана прикусила губу и отвернулась к решетчатому окну. Взгляд скользнул по обилию книг, подернувшимся пылью подсвечникам, паутине на углах, а после отправился в прозрачно-голубое небо. Келиана устала сдерживаться и наконец-то позволила себе расплакаться.
   Ларгес слушал внимательно, не перебивая, иногда сочувственно качая головой. Он ждал, пока девушка выговорится.
   - После смерти матери, мне некому верить, мастер, - тихо сказала Келиана в конце своего монолога. - Даже мои служанки плетут заговоры за спиной. Я совсем одна и мне так тяжело. Мне страшно, очень страшно... Я не знаю, как поступить.
   Она даже не обращала внимания на Мартина, который давно забросил склянки и присоединился к беседе. Ларгес заверил будто тот будет молчать даже под пытками. Впрочем, не удивительно для человека в мантии некроманта. Келиане подумалось, что этот мрачный тип даже посмеется, начни его пытать кто-нибудь.
   - Я задумалась о словах Эгаля, но ведь даже не знаю, кто это такой...
   - Старина Эгаль всегда любил позабавиться с людьми, - ответил Ларгес так, будто слова принцессы его ничуть не удивили. - А его подружка Хельга тем более. Правда, я думал, они ушли на Север лет сто назад.
   - Так вы знаете его? - искренне удивилась Келиана.
   Она-то тут битый час доказывала, какой ужас с ней приключился.
   - Эгаль всегда был чудаком. Помнится, он начисто отказался от участия во всех магических гильдиях Норландии, а после ушел странствовать. С тех пор его видели то тут, то там и он постоянно исчезал.
   - Он человек?
   - Человек. Но человек особый. Дороги свели его с ума и тем самым открыли канал чистой силы. С тех пор вряд ли найдется другой маг, так искусно владеющий стихиями. Правда, боюсь, что сам Эгаль так и не понимает, что творит.
   - А Хельга?
   - Хельга была его возлюбленной мно-о-ого лет назад. Сейчас она, конечно, постарела, подурнела - в общем, стала вместо нимфы, живущей в лесу, превратилась в ведьму. Одно время за ней охотились, но безуспешно. Где она теперь - никому не известно. Эгаль не раз добивался ее руки, но красотка все время отказывала.
   - Но ведь она его спутница, - развела руками Келиана.
   - А что ей остается, - усмехнулся Мартин, наконец-то вступая в разговор. - Куда еще деваться женщине, которой перевалило за три сотни лет? Прежние ухажеры небось перемерли.
   - Но я слышала, что нимфы вечно прекрасны.
   - Хельга потратила много сил на освоение разных видов магии - это... хм...отразилось на ее внешности, - добавил Ларгес.
   - Теперь я хотя бы знаю, что не сошла с ума, - облегченно вздохнула принцесса. - А как быть с Лириатом и семерыми? Почему Эгаль сообщил о них?
   Ларгес сцепил пальцы в замок и задумчиво поглядел в пол.
   - Эгаль хоть и выжил из ума, но что попало не сболтнет. Раз сказал, придется слушать. Если он любил дурачиться по молодости, то Хельга вряд ли... Она сообщает то, что видит в зеркале мира только ему. Эгаль по сути стал ее вестником.
   - Ну и парочка, - вздохнула Келиана.
   - Вот что бывает, когда слишком долго волочиться за женщиной, - грустно констатировал Мартин и отхлебнул из кружки.
   А не такой уж он и мрачный зануда, даже шутить умеет, подметила Келиана. Выходит, некоторые простолюдины совсем не обделены умом.
   - И как же мне найти жрецов Лириата? Их уничтожили мои отец с дедом.
   Ларгес и Мартин переглянулись и вдруг расхохотались.
   Принцесса недоуменно поглядела на них.
   - Келли, дитя мое, ты выросла во дворце и совсем ничего не знаешь о реальной жизни. Невозможно полностью убить то, во что люди искренне верят. Мы с Мартином знакомы с...
   - Мастер, - ученик тронул Ларгеса за плечо. - Вы уверены, что ей можно говорить такие вещи? Что, если сегодня же ночью нас бросят в темницу?
   Его темные глаза пытливо смотрели на Келиану, а у той по спине ползли мурашки. Нет, все-таки он жуткий тип.
   - Брось, Мартин, что мне могут сделать? Со мной и так уже случилось все самое ужасное.
   - А со мной-то еще нет.
   Ларгес вопросительно оглянулся на ученика.
   - Ах, да, мальчик мой, я о тебе совсем забыл... Ну, ничего, Келли мы можем доверять так же, как я доверял ее матери, Эльзе. Какая она была красавица и умница!
   - И все же, мастер...
   - Брось! - старик сбросил руку Мартина с плеча. - Неужели все некроманты такие подозрительные?
   - Я еще не некромант.
   - Лиха беда начало. Так вот, Келли, мы знакомы с людьми, которые до сих пор поклоняются Лириату и семерым. Поверь мне, их немало и, если тебе вдруг захочется...
   - Мне уже хочется, - поспешила ответить девушка. - У меня так мало времени, что я не могу тянуть. Вдруг, мне и жить-то осталось недолго!
   - Боги с тобой! - махнул рукой Ларгес.
   - Туда, - Мартин указал пальцем в потолок, - вы всегда успеете, Ваше Высочество. Так что не торопитесь, а то еще провожатые найдутся.
   Принцесса поежилась - то ли от комнатной прохлады, то ли от пристально взгляда Мартина, а то по никому неизвестно причине.
   - Келли, дитя моё, - Ларгес участливо взял девушку за руку. - Если ты все же решишься встретиться со жрецом Лириата, то, помни, это может быть очень опасно.
   - Не опаснее, чем выходит замуж за незнакомца, - пожала плечами принцесса. - У меня нет выхода... Я не хочу остаток дней провести заложницей в политических играх.
   - И не только политических, - хмыкнул Мартин.
   Келиана одарила того гневным взглядом, а начинающий некромант только и сделал, что пожал плечами, мол, "а я что? я ничего!". Намек, конечно же, был ясен.
   - Если ты решилась, Келли, то слушай внимательно, - понизив голос, заговорил Ларгес.
  
   Задумчиво глядя на рыночную площадь сквозь полупрозрачную ткань паланкина, Келиана снова и снова вспоминала разговор с алхимиком. По словам Ларгеса, у нее мало времени, даже слишком мало. Полнолуние наступит через двое суток и только тогда девушка сможет найти того, кого ищет.
   Лириат и семеро.
   Что она знает о них?
   Древние короли Норландии поклонялись им. Они молились, приносили жертвы и верили, что жестокий бог не оставит своей милостью.
   Лириат - шут, игрок, актер, принимающий сотни обличий. Он странствует по земле, меняя пестрый наряд на хламиду, женское платье на рыцарский доспех, мантию адепта на легкую тунику.
   Лириат справедлив, но жесток. Он не щадит тех, кто заслужил наказания и не карает зря. Он жонглирует судьбами людей будто пестрыми шариками, звенящими в воздухе. Он принимает жертвы.
   Келиана слышала о старинных обрядах жертвоприношения и о том, что иногда жертвы были человеческими. Она знала и не боялась. слишком небольшой выбор уготован ей судьбой.
   Раз уж чудак Эгаль сумел овладеть часть дара Лириата, почему бы ей не попросить о милости? Возможно, семеро уговорят своего повелителя и тот взглянет в ее сторону.
  
   Во дворце все было по-прежнему. Чинно, благородно, достойно.
   Ей снова кланялись и говорили с почтением. Никто не смел сказать дерзость, как Мартин.
   Вот несносный тип! Келиана еще ни разу не сталкивалась с такой бесцеремонностью. Она ведь все-таки принцесса, пусть и не имеет ни крупицы дара.
   Впрочем, об этом девушка предпочитала не думать. Дар - штука редкая и почему-то ее обошедшая. В отличии от старшего брата. Тому досталась часть божественной искры и, следовательно, право занимать престол.
   Задумавшись о брате, девушке и не заметила, как столкнулась с его сиятельной персоной в коридоре.
   Сайриан, легко одетый, со шпагой на поясе, в сопровождении троих приятелей, возвращался с утренней тренировки. Принцу полагалось владеть различными техниками боя и видами оружия, с чем оный блестяще справлялся.
   - А, сестра, рад тебя видеть, - развел руками Сайриан. - Ты все прекраснее с каждым днем.
   - Доброе утро, дорогой брат, - Келиана присела в церемонном реверансе. - Господа.
   - Так рано, а ты уже на ногах, Келли?
   - Доктора советовали мне утренние прогулки для лучшего цвета лица, - пожала плечами девушка.
   Сайриан подошел к сестре и внимательно заглянул в лицо.
   Его глаза, такие же голубые, как у Келианы, достались ему от матери, Эльзы. В остальном Сайриан был копией отца - темноволосый, с резкими, будто выточенными чертами лица.
   - Ты прекрасна и без утренних прогулок, Келиана, - он легко коснулся кончиками пальцев ее подбородка. - Не стоит так рисковать и выходить лишний раз в город. Мало ли что может вытворить чернь. Скоро твои именины, Келли, будь осторожней.
   Сайриан отошел на шаг назад и поклонился.
   Растерявшаяся Келиана машинально присела в реверансе, кивнула на учтивые слова приятелей брата и поглядела им вслед.
   Именины! Как она могла забыть? Через три дня Келиане исполняется шестнадцать и, значит, она станет совершеннолетней и сможет беспрепятственно выйти замуж.
   Боги! Как же мало времени остается.
   Келиана оправила на себе платье и двинулась дальше. Хотелось побыть одной и никого не видеть, обдумать все.
   Трудно решать что-то серьезно в пятнадцать лет. Именно в пятнадцать. Келли не хотела и думать, что скоро станет старше.
   - Ваше Высочество, - фрейлины дружно присели, стоило только Келиане войти в свои покои.
   Кто-то из них занимался вышивкой, кто-то чтением стихов и игрой на лютне. Девушки всегда умели найти себе пристойное занятие.
   - Как прошла ваша прогулка? Не слишком ли вас утомила жара? - спросила Бель, помогая Келиане снять воздушную накидку.
   Принцесса улыбнулась.
   - Восхитительно. В следующий раз возьму тебя с собой вместо Ризы.
   - Благодарю, Ваше Высочество.
   - Ваше Высочество, может быть, вы сумеете разрешить наш спор? - спросила Гериса, нежно перебирающая струны лютни.
   - Что же за спор? - заинтересованно спросила Келиана, усаживаясь в кресло. - Бель, принеси мне лимонада, прошу.
   Гериса оставила лютню и пересела ближе к принцессе.
   - Мы с Дайлиной поспорили, чьи стихи лучше - Нориса или Эйлиса?
   Келиана сморщилась.
   - Вы решили сравнить эльфа и человека?
   Боги! Ничего более глупого она еще не видела.
   Гериса же сидела с таким серьезным видом, будто помогает королю Ринальду решить, с кем начать войну.
   - Понимаете, Ваше Высочество, - начала объяснять смуглая уроженка Юга, - пока вы были на прогулке к нам пожаловал господин Джонатан. Он решился исполнить одну из своих од под аккомпанемент моей лютни...
   Принцесса пару мгновений сдерживала себя, а после рассмеялась.
   - Надеюсь, вы выдержали сие бедствие? Или все же были жертвы?
   Ариана приложила руки к груди.
   - Слава богам, я пропустила это.
   - Пожалуй, Ваше Высочество, ни одно бедствие не стоит, - Гериса замялась, подбирая выражение. - Своеобразного дарования господина Джонатона.
   Да уж...
   Кто же с ним сравнится?
   Келиана искренне жалела, что однажды согласилась выслушать его серенаду. С тех пор Джонатан записал ее в свои ярые почитательницы и даже сочинил несколько новых "песен".
   Увы, ни голоса, ни слуха, ни тем более таланта у отпрыска благородного рода воинов не водилось. Но высказать это вслух двухметровому крепкому мужчине не решался никто.
   - Неужто наш благородный сэр Джонатан решился положить на музыку стихи эльфийского поэта?
   - Именно так, Ваше Высочество, - Гериса закатила глаза. - Меня давно так не терзала головная боль... Но поспорили мы о другом.
   Она не успела продолжить рассказ, как дверь распахнулась и вошел церемонимейстер.
   - Ваше Высочество, вашей аудиенции просит посланец эльфийского княжества, светлейший лессар Мириэлис из рода Элиан.
   Келиана тут же забыла о глупом споре фрейлин, о бесталанном Джонатане, о Мартине и вообще обо всем на свете.
   Эльфы! В Норландии! Боги, как же она ждала весточки от них, как хотела увидеть!
   - Благодарю, - чинно ответила она, сдержав свой восторг, как и полагалось принцессе. - Я с радостью его приму. Девушки, оставьте меня!
   - Но, Ваше Высочество, разве эти прилично - принимать мужчину наедине? - заикнулась Ариана.
   - Это эльфийский посланник. Присутствие кого-то еще может его оскорбить. Прошу вас, - твердо повторила Келиана.
   К юному лицу пока не слишком-то шла маска власти, но принцесса училась ее носить.
   В оставшиеся мгновения до встречи с эльфом Келиана буквально не знала, куда себя деть. Она трижды поменяла позу, думая, насколько неуклюжа и нелепа. Обругала себя неповоротливой каракатицей, дернула платье, оправила прическу, погляделась в зеркало и... едва не взвыла, потому что, выходит, все оказалось зря.
   Куда ей до восхитительных созданий - эльфов? Жалкой человечке...
   Мириэлис вошел, спустя несколько минут. Величественный и прекрасный. Идеальный, как и его сородичи.
   Одетый в темно-зеленый дорожный костюм, легкую кирасу с эльфийскими узорами. На поясе его красовались изогнутые родовые клинки.
   Белоснежные волосы, куда белее волосы принцессы, были сплетены в хитрую косу, спускавшуюся до пояса. Ясные ярко-зеленые глаза на строгом благородном лице заставляли Келиану замирать от восхищения.
   Подойдя к принцессе, Мириэлис приложил правую ладонь к губам, а после к сердцу и проговорил что-то на эльфийском. Келиана ничего не поняла, но была уверена, что это не ругательство.
   - Рад встретить тебя в добром здравии, благородная Келиана, - у эльфов, тем более, высокородных, было не принято называть людей на "вы" и уж тем более называть их "светлейшими". Сим низшим созданиям не полагались подобные привилегии.
   - Я счастлива видеть вас здесь, светлейший Мириэлис, - ответила Келиана. - Прошу, присаживайтесь, позвольте угостить вас вином?
   - Не стоит, - отказался эльф. - Я здесь лишь на минуту, чтобы передать вам приглашение светлейшего князя Айрэлиса. Поскольку вскоре он покидается свою резиденцию в Норландии, владыка намерен дать бал-маскарад в ночь полнолуния. Меня он обязал передать это приглашение вам и всем членам вашей благородной семьи. Владыка будет счастлив видеть вас. Мое почтение, принцесса, я должен идти.
   Эльф кивнул и снова повторил неизвестное слово.
   Исчез он быстро и тихо. Будто не было вовсе.
   Келиана опустилась в кресло и рассмеялась.
   Похоже, Лириат на ее стороне, раз сегодня он облачился эльфийским посланником и принес добрую весть.
   Бал-маскарад в ночь полнолуния - это просто подарок! Разве кто-то узнает Келиану в маске? Разве кто-то заметит ее недолгое отсутствие?
   Безумец Эгаль все-таки не обманул.
   - Слава тебе, Лириат, - едва слышно прошептала Келиана. - Слава твоим семерым...
   Главное, чтобы никто не слышал, иначе. Нет-нет, Келиана не станет об этом думать!
   Теперь нужно, чтобы все получилось и, конечно же, найти умопомрачительное платье и такую же маску, чтобы скрыть лицо.
  

Глава третья

  
   Роскошное муаровое платье глубокого вишневого оттенка, расшитое черными и золотыми нитями, как нельзя лучше подчеркивало светлую кожу.
   Черная бархатная маска с кружевом скрывала лицо и, встретить Келиана сама себя в толпе, не узнала бы.
   Сегодня она не была принцессой Норландии. Превратившись в прекрасную таинственную незнакомку, Келли вмиг ощутила пьянящий вкус свободы, которого ей так не хватало.
   Сладкий, чуть терпковатый, он оставлял пряное послевкусие.
   Казалось, весь мир улегся у ног девушки и она, скрытая тайной и тканями, может делать с ним все, что захочет. Небывалое ощущение даже для принцессы, которую сковывают кандалы светских обязанностей.
   Еще раз оглядев себя в зеркале, Келиана убедилась в собственной неотразимости и... почему-то к неудовольствию обнаружила в отражении не девчонку, а взрослую девушку, которая вот-вот станет совершеннолетней.
   Вздохнув еще пару раз, Келиана все-таки отошла от зеркала, захватила сумочку и веер и отправилась на бал.
   Наверное, боги были на ее стороне и сегодня, раз король Ринальд позволил ей прибыть на бал инкогнито, а не в королевской карете с усиленной охраной.
   Таинственность и риск только подстегивали Келиану, которая была авантюристкой по природе. Родись она в трущобах, наверняка бы стала преступницей. Но, увы, оковы власти немилосердно держали ее в рамках, которые, впрочем, давно хотелось сбросить.
   Резиденция эльфийского князя находилась за городом, на краю леса. Окруженная высокой каменной стеной, она сама по себе была крепостью, к тому же, подпитанная чарами, становилась неприступной.
   Магию Келиана ощутила сразу. Кулон, спасающий от магического взора, лежал в крохотном потайном карманчике платья и, стоило до него дотронуться начинал пульсировать. Это говорило лишь об одном - впереди светлая магия. При приближении темной кулон обжигал.
   Выйдя из скромной, по королевским меркам, кареты, Келиана поправила маску и подняла голову к небу. Луна еще не сияла в полную силу, скромно прячась за покровом сумерек. Значит, у принцессы есть еще немного времени на веселье. Все-таки сегодня бал!
   Эльфийские стражники надежно охраняли резиденцию и бояться гостям было нечего.
   Келли вошла под величественные своды и затаила дыхание. Бывать здесь ей не приходилось. эльфы жили уединенно и не всегда, даже во время пребывания в Норландии, владыка оказывал милость жалким людишкам.
   Король Ринальд, конечно, скрипел зубами, но эльфы были важными военным союзниками и приходилось терпеть.
   К прибытию Келианы бал уже начался и девушка увидела все его великолепие разом. Множество гостей - людей и эльфов - в ярких костюмах, масках. Лишь уши выдавали, кто есть кто на этом празднике.
   На импровизированной сцене глотатель огня - смуглый, покрытый татуировками ресиец - выпустил столб ослепительного пламени. Жар его коснулся кожи и тут же растаял.
   Все произошло так быстро и так близко, что Келиана ойкнула.
   - Боишшшься? - прошипел кто-то над ухом.
   Девушка оглянулась.
   Неизвестный в белой безликой маске и шутовском костюме бережно положил ладони на ее плечи и шептал на ухо ласковым вкрадчивым голосом.
   - Немного, - растерявшись, ответила Келиана.
   - Не боятся только дураки, а ты пахнешь умом, - шут по-кошачьи склонил голову. - Или безрассудством... они граничат, знаешь ли...
   - Мы знакомы? - удивленно взглянула на него принцесса.
   - Едва ли - едва ли, - пропел шут. - Будь я с тобой знаком, я бы помнил. А, может, и не помнил? Люди стираются из памяти, как опадают желтые листья осенью. Их просто нет в твоей голове!
   Он пальцем коснулся ее виска.
   Келиана хотела отпрянуть, но шут не отпускал.
   - И все-таки боишься, девушка. Ты боишься меня или моего костюма? Шуты коварны, знаешь ли.
   - Да кто вы такой? - Келиане было не по себе.
   - Не все ли равно. А сейчас ты пахнешь страхом. Мммм...Таким липким, сладковатым, мерзким. Не надо, не бойся и, если уж так любишь гулять под луной, между разумом и безрассудством выбирай второе...
   Последние слова он прошептал, обжигая кожу горячим дыханием кожу. Быстро чмокнул в щеку и исчез.
   Келиана рассеянно оглянулась в надежде найти случайного собеседника и натолкнулась на высокого мужчину в черном бархатном костюме.
   - Не меня потеряла? - тут же спросил тот.
   Келиана мгновенно пришла в себя. Его красивый голос вдруг сотворил чудо.
   - Если ты не шут, то вряд ли, - пожала плечами.
   - Сегодня маскарад и я могу стать кем угодно. Тем более для такой красавицы. Тем более, если она подарит мне танец.
   На миг девушка заколебалась.
   Кругом царило веселье, пела музыка, благовония источали свои чарующие ароматы, весь мир кружился в танце - почему бы и ей, Келиане, не потанцевать?
   Незнакомец с приятным голосом, маска, скрывающая лицо - никто и не скажет, что это принцесса. А, даже если маги, неизменно наблюдающие за ней, вычислят, кто осудит? Сегодня бал и можно все. Ну, или, почти все.
   Келли подала руку и незнакомец тут же обнял ее за талию. Так смело и непринужденно, так легко.
   - Тебе все еще нужен шут? - усмехнулся незнакомец. - Или меня довольно?
   - Пожалуй... - Келиана помедлила, заглядывая в его глаза и ощущая, как он нежно сжимает ладонь. - Для этого танца.
   - Я могу быть твоим и на следующий.
   - Следующий? - девушка вспомнила о своих планах. - На следующий у меня уже есть кавалер.
   - Жаль, а я было понадеялся.
   - Кругом полно девушек, что разделят твои надежды.
   - Но ты только одна, а остальные либо в паре, либо... - он склонился к ее уху и, понизив голос, прошептал, - эльфийки.
   Келиана звонко рассмеялась.
   - Чем же они тебе не угодили?
   - Прекрасны, но холодны как лед. К людям, во всяком случае.
   Его рука уже плотнее обнимала Келиану. Ее тепло согревало и не хотелось расставаться с ним. Какое-то волнение, тугим клубком собравшееся внизу живота, заставляло девушку дышать чаще.
   Как странно...
   Она впервые видит этого мужчину и больше никогда-никогда не встретит, а ощущение будто знает сотню лет. И не хочется уходить больше никуда и никогда, а хочется...
   Они смотрели друг на друга как зачарованные, уже позабыв о танцевальных па. Незнакомец провел ладонью по ее открытому плечу, коснулся шеи и, склонившись, замер, словно ожидая ответа.
   Келиана, ощутив его дыхание на своих губах, так близко и так непозволительно, не отпрянула. Лишь едва заметно улыбнулась и погладила пальцем по щеке.
   Незнакомец поцеловал ее. Первый раз в жизни. Ласково, нежно, незабываемо...
   Келиана очнулась спустя несколько мгновений и, мельком взглянув на темный небосвод, что виднелся через стеклянный купол эльфийского дворца, встрепенулась.
   - Прости, - прошептала она своему незнакомцу. - Мне пора.
   Он не пошел за ней. А жаль...
  
   Ларгес и его язвительный ученик Мартин дали четкие и понятные инструкции - как, когда и где найти жрецов Лириата. Келиана заучила их наизусть и повторяла как молитву, проходя по полутемному коридору, предназначенному для слуг.
   Маска скрывала ее лицо, а кулон, быстренько надетый на шею, магический след. Будь здесь хоть сотня чародеев отца, им ни за что не обнаружить девушку.
   Выйдя в сад, Келиана в очередной раз огляделась и нырнула в высокий кустарник. Лучше пройти незамеченной - мало ли кому приспичило прогуляться посреди ночи. Чары эльфийской магии слишком пьянят людей и не одна парочка задумает уединиться где-нибудь для... Для чего Келиана решила не думать - такие мысли не пристали благородной принцессе.
   Да и вообще! Она уже позволила себе слишком много - поцеловать незнакомца.
   Ее гувернантка, леди Доусон, будь она еще жива (упокой боги ее душу) и узнай об этом, поставила бы на горох, или, высекла, или закрыла в холодной комнате. Список наказаний был непозволительно велик и изобретателен. Леди Доусон, как и многие старые девы, обладала недюжинной фантазией, которую сумела натренировать за долгие годы одиночества.
   Келиана прошла "огородами" и оказалась у задних ворот резиденции. Предназначенные для слуг, они были открыты. Туда-сюда сновали хорошенькие горничные в белых передниках, мальчишки-помощники, грузчики и прочая прислуга. Эльфы были щепетильны и в человеческом государстве им прислуживали только люди. Это в очередной раз подчеркивало их превосходство да и просто тешило самолюбие, которое у ушастых зашкаливало невероятно.
   Подождав, когда у ворот останется как можно меньше народу, Келиана выскочила наружу и снова оказалась в лесу.
   На свободе...
   На миг девушка задумалась - а не послать ли все куда подальше исключительно в вежливых выражениях, какие пристали благородной даме, и отправиться на все четыре стороны.
   А что? Магическая защита при ней, немного денег тоже. Правда вот, опасной молодой красивой девушке, да еще в таком платье разгуливать одной по большим дорогам...
   Нет, с побегом придется повременить.
   Келиана еще раз повторила про себя указания Ларгеса.
   Послышался шорох и принцесса оглянулась. Никого...
   Вдруг стало не по себе и по открытым плечам побежали мурашки.
   Нет, глупости, никого тут и быть не может. Чтобы не поддаваться глупым страхам, Келиана двинулась дальше, уже гораздо быстрее.
   Лириат - повелитель, игрок, шут, а его семеро - верные помощники. Он в совершенстве владеет стихиями и играючи открывает двери в иные миры.
   Келиана много слышала о магах, что овладели искусством перехода. С некоторыми она была даже знакома, но всерьез представить, что это возможно - от одной мысли только замирало сердце.
   Перейти грань, увидеть жизнь, совершенно не похожую на свою, а, может, и себя саму в другом измерении? Ни за что! Девушка бы не решилась.
   А вот слуги Лириата вполне.
   Ларгес сказал, что своим жрецам бог передал искру того пламени, что разжигал сам. Они могли если не приоткрыть, то отодвинуть в сторону завесу миров.
   Особенно часто поступали так, когда начались гонения на их веру.
   Время шло к полуночи, а Келиана все сомневалась - в нужное место ли пришла. Да и шорох, почудившийся ей, никак не давал покоя.
   Вдруг, кто-то следит?
   Нет, не думай...
   Келиана замерла возле старого дуба, на мощном корне которого покоился валун. Полная луна тянула лучи прямо к нему, продираясь через густую крону.
   Что же делать?
   Келиана воровато оглянулась и вдруг осознала, в какую историю вляпалась и как все это страшно. А стоило всего-то оглянуться назад...
   Одна, в открытом платье, в темном лесу, ночью... Оберегите боги!
   Бежать - вопил инстинкт самосохранения. Ни за что - твердили упрямство и любопытство.
   Минута колебаний и девушка выбрала вторых. Они сильнее и их все-таки больше. Была не была!
   Келиана подошла к валуну, коснулась ладонью и чуть не вскрикнула. Теплый!
   Значит, место она нашла верно.
   Еще раз оглянувшись - снова почудился шорох в кустах - Келиана достала из карманчика мелок, предварительно взятый с собой, и нарисовала на камне знак Лириата.
   Слишком простой, но вместе с тем коварный символ - полумесяц и руна магической сила. Загадка заключалась в том, насколько правильно они нарисованы и насколько рисовальщик желал проникнуть в тайну божества.
   А Келиана желала и желала всей душой. Только вот схема Ларгеса почему-то не сработала. Почему?
   Келли с досадой выдохнула и села на траву. Из глаз так и просились слезы. У нее была единственная попытка и ту она провалила. Несправедливо!
   Принцесса подняла голову к луне и срывающимся голосом проговорила:
   - Ну и за что ты со мной так?
   Светило не соизволило ответить.
   Келиана, опираясь на валун поднялась и собралась уйти.
   Глупо как вышло...
   Девушка в последний раз оглянулась и в один прыжок одолела сделанные несколько шагов.
   Рисунок, сделанный ею, засиял золотом. Свет лился таким ярким и таким ослепительным, что принцессе пришлось прикрыть глаза ладонью. Келиана, одолевая губительный свет, приблизилась к валуну и коснулась надписи. В тот же миг все перевернулось и она открыла глаза.
   Лежа на мягкой шелковистой траве, девушка слышала чужие голоса. Они пели. Пели на древнем, забытом языке, пели гимн, молитву.
   Келиана села и увидела впереди людей, собравшихся вокруг каменного изваяния Лириата. Без сомнения, это был он. Красивый, искусно сотворенный скульптором, образ. Не верилось, что ему уже не одна сотня лет.
   Люди, стоящие перед ним, не сводили со скульптуры глаза. А Лириат хитро улыбался, щурился, наблюдал. У его ног распростерся жрец, мужчина в ярко-красном балахоне с тонким посохом.
   - Головка не кружится? - спросил кто-то насмешливо.
   Келиана обернулась и увидела стоящего рядом Мартина.
   - Ты как сюда попал? - шепотом возмутилась она, что уж совсем не подобает благовоспитанной принцессе. Впрочем, ей и тут находиться-то не подобает.
   - Не мог же я отпустить тебя одну. Нет, вру. Старина Ларгес не мог. Всю плешь мне проел, лишь бы я следил за тобой.
   Келиана вспыхнула праведным гневом.
   - Так вот кто напугал меня до полусмерти этими шорохами!? Да ты...
   - Спокойно, - Мартин выставил вперед правую ладонь. - Ты все же благородная леди и не стоит осквернять свой светлый образ, грубо выражаясь в адрес такого ничтожества, как я.
   Келиана еще больше вскипела от гнева, но сдержалась. Машинально оправив на себе платье. Девушка расправила плечи и лишь проговорила:
   - Неужели некромантов пускают на такие сборища?
   Мартин усмехнулся.
   - Некромантов пускают везде. И, к твоему сведению, Лириат был совсем не против моего темного искусства.
   - Вот как? - Келиана смерила парня глазами. - Что же это за божество такое?
   - Лириат? Он шут и никогда не знаешь, чем ему придет в голову пошутить на сей раз.
   - Некромантия - это не смешно!
   - Ну это как посмотреть, - самодовольно заявил Мартин. - Ты просто не пробовала.
   Келиана хмыкнула и отвернулась.
   Нет, а чего еще ожидать от Мартина? Ему-то уж точно в радость и чужие мучения, и пытки, и прочие прелести ремесла.
   - Подойдем поближе? Или ты желаешь посмотреть с расстояния? - Мартин почти учтиво предложил девушке руку.
   Келиана засомневалась, стоит ли протягивать ее такому кровожадному чудовищу, но все подала - мало ли, вдруг на траве поскользнется в туфельках и будет вовсе не изящно.
   - Что означает эта церемония?
   - Верующие приходят сюда отдать дань уважения Лириату и его семерым каждое полнолуние. В это время грань между мирами истончается и мы способны проникнуть за нее, ощутить часть его силы.
   - Только часть?
   - Видишь ли, Келиана, сила Лириата слишком велика, чтобы люди могли ее узреть. Эгалю вот удалось и что? Старик начисто лишился разума.
   - А эти люди? - девушка указала на молящихся.
   - Он просто адепты, просто веруют и все.
   - Но тогда как они проникли сюда?
   - Из провели жрецы. Именно они, имея частицу власти над пространством, открывают такие вот потайные карманы в разломах мировой ткани. Раньше, конечно же, это не требовалось. Только когда к власти пришли твои предки и начались гонения.
   Келиана невольно опустила глаза.
   - Жрецы умеют проникать в тайны Лириата, - продолжал Мартин, - но платят за это особую цену. Они стареют быстрее, чем обычные люди, поэтому ты редко встретишь молодых жрецов. Это очень странно - долгая жизнь в неумолимой старости. Давай остановимся здесь.
   Келли и Мартин встали за спинами молящихся и стали наблюдать за церемонией. Жрец все лежал на земле, бормоча какие-то слова.
   - А семеро - кто они? - шепотом спросила девушка.
   - Друзья, помощники, - так же тихо ответил Мартин. - Они помогали Лириату при жизни, а после он взял их с собой, подарив вечные жизни, дар и волю править судьбами.
   Келиана округлила глаза:
   - Лириат был человеком?
   - В других мирах. Наш мир он создал сам.
   Понятно, что ничего не понятно - решила Келиана и вопросов больше не задавала.
   Жрец тем временем поднялся с земли, отряхнулся от травы и листьев и обернулся к людям. На вид ему было лет шестьдесят - бодрый такой, энергичный старичок. Герцог Норрис, так натужно кашляющий при дворе, ни шел с ним ни в какое сравнение.
   - Слава Лириату! Слава семерым! - возопил он, поднимая посох в костлявой руке. - Братья и сестры мои! В эту ночь, когда небо и звезды с нами, я хочу поделиться видением, что пришло накануне.
   - Говори!
   - Не медли, жрец! - послышались крики из толпы. Немаленькой такой толпы, кстати.
   - Что еще за видения? - спросила Келли, зябко обхватывая плечи руками.
   - Лириат посылает своим слугам откровения и тем самым подсказывает, что делать дальше.
   - Постой-ка, - вдруг встрепенулась девушка. - Мне кажется, или, ты - один из них?
   Она внимательно посмотрела на Мартина, ожидая снова увидеть усмешку, но нет, парень был серьезен.
   - Мои родители верили в Лириата и я буду верить в него, пока жив. Или пока ты не заложишь меня и всех нас своему папаше-королю.
   - Я этого не сделаю! - запальчиво произнесла Келиана и отвернулась. Спрашивать еще что-то не хотелось.
   Жрец широко развел руками, взмахнул посохом и, прикрыв глаза заговорил:
   - Грядут новые времена, грядут перемены... Грядут кровь и пламя. Среди нас есть тот, кому суждено найти реликвию, которая заставит всех поверит в силу Лириата. Тому, кто совершит это чудо, суждена награда - он получит счастливую судьбу и выберет ее сам.
   По толпе прошелся ропот. Келиана невольно сглотнула. Стало как-то не по себе от такой слепой веры в предсказание какого-то старика. Вдруг он еще и безумен, как Эгаль? Хотя, ее-то лично Эгаль не обманул. Но ведь не все же такие честные.
   - Кто же, жрец? Он здесь? - выкрикнула какая-то женщина.
   - Пусть решит судьба, - ответил старик. - Пусть тот, кому суждено, станет чужим, потеряет лицо свое и будет виден лишь тем, кого возьмет в спутники. Такова воля Лириата!
   - Безумие какое-то, - прошептала Келиана.
   - Для кого как, - ответил Мартин.
   Келли с удовольствием бы покрутила у виска в адрес своего спутника, но не стало - неприлично это.
   Жрец тем временем продолжал размахивать своим посохом.
   - Так пусть же возгорится священный огонь в честь великого Лириата, - кричал он.
   Келли привстала на носочки и увидела, что пламя, горящее у подножия статуи становится все выше.
   - А эти церемонии всегда ТАК проходят?
   - Ну, как тебе сказать. У каждого жреца свой подход. Вот Альвин, например, слишком уж экзальтирован.
   - Альвин? Ты его знаешь?
   Что ни говори, а Мартин - парень необычный.
   - Немного. Это мой дед.
   Келиана так и застыла с открытым ртом, пока внук жреца невозмутимо наблюдал за церемонией.
   - Так ты не сирота?
   - С чего ты взяла?
   - Нооо...Ладно, ни с чего.
   Спрашивать было бесполезно, если только не хочешь нарваться на очередную кипу вопросов и загадок.
   Ну и ночка сегодня выдалась! Келиана не помнит такого со дня штурма Бирюзового замка. Правда, тогда ей было всего восемь. Но с тех пор девушке не доводилось переживать столько за одну ночь, которая, кстати, двигалась к рассвету.
   - Долго еще? - Келли начинала переживать, что не успеет вернуться на бал вовремя и, что начинает замерзать.
   Вот был бы Мартин благородным рыцарем, ну, или, просто благородным, он бы уступил прекрасной даме свой балахон. Келиана покосилась на него и решила, что неплохо будет в него завернуться. А, с другой стороны, он ведь нестиран и носил его грязный простолюдин - вдруг вшами или какой другой дрянью заразится. Впрочем, на таком ядовитом создании, как Мартин, наверное, передохли все вши до единой. И что еще хуже, вдруг под балахоном нет ничего.
   Интересно, конечно, но лучше ей померзнуть.
   - Немного осталось. Потерпите, Ваше Высочество.
   - А после я смогу поговорить со жрецом?
   - Сможешь.
   - И спросить?
   - А это уже как захочешь. Главное вот что, Келиана, не спрашивай его о прошлых временах, а то мы не уйдем отсюда до утра.
   - Мы?
   - Ларгес снимет с меня голову, если с тобой что-то случится.
   Келиана опять нелестно подумала о Мартине, но все-таки решилась на первый случай поверить. Больше ведь некому.
   Наконец жрец завершил свой странный ритуал и люди стали расходиться.
   Келиана смотрела им вслед и удивлялась. Силуэты не просто растворялись в темноте, они таяли, стоило им только сойти с поляны, освещенной лунным светом, в тень.
   - Они покидают карман, - спокойно сказал Мартин. - И возвращаются в прежний мир.
   - Угу, - согласилась девушка, стараясь не вдумываться в смысл сказанного.
   Жрец же уходить не спешил.
   - Эй, Альвин! - позвал Мартин.
   Старик обернулся.
   - А, внучек! Каким судьбами? Решил проведать старика?
   - Скорее привел гостью.
   Альвин чуть пригнулся и сощурился.
   - Кто это у нас? Дайте ручку, леди.
   Келиана осторожно протянула ладонь. Альвин коснулся кончиков пальцев и тут отдернул руку будто ошпарился.
   - Темный род! Зачем ты ее привел? - закричал он.
   Девушка в страхе отскочила назад.
   - Альвин, тише, не шуми! Это Келиана, она...
   - Я понял, кто она! Я спрашиваю, зачем она здесь и как... Слеза Ллеи, - он указал на кулон Келианы. - Вот как эта змея проникла сюда.
   - У нее нет на уме дурного, Альвин. Ларгес сам ее прислал.
   - Ларгес? - лицо старика прояснилось. - Этот старый плут еще у меня попляшет. А ты-то куда смотрел?
   - Ей нужна твоя помощь, Альвин. У нее есть вопросы.
   Старик смерил девушку взглядом.
   - А мне-то что? У меня к их роду тоже вопросы.
   - Прошу вас, господин Альвин, помогите мне, - вступила в разговор Келиана. - Безумный Эгаль послал меня к жрецу Лириата, а я даже не знаю, зачем. Он сказал я найду ответы на свой вопрос. Речь идет о моей судьбе.
   Старик снова прищурился.
   - Эгаль по приказу Хельги.
   - Так он и сказал.
   - Ох, что же творится в мире, что творится! - запричитал Альвин. - Разве в мои времена такое могло быть? Эх...
   - В твои времена, Альвин, и небо голубе было, и ветер свежее, и сено желтее.
   - Цыц! Не перечь старику! - Альвин сердито взмахнул посохом. - Дай подумать минуту. Нет, две.
   Он отошел прочь и, проходя вдоль поляны, что-то бормотал.
   - Он всегда такой? - шепотом спросила Келли.
   - Нет, обычно он буйный.
   - Ну и семейка...
   - Кто бы говорил.
   Келиана только-только открыла рот, чтобы ответить и сказать, что ее великий, древний, благородный род королей... но тут подошел Альвин и ударил посохом о землю.
   - Будь по-твоему, дочь темного рода. Я отвечу на вопрос, но только на один. Говори.
   - Эммм... - Девушка растерялась, покраснела, но все же заговорила. - Мой отец полагает, что лучшим замужеством для меня будет...
   Выслушав ее, старый Альвин только пожал плечами.
   - Не знаю, что сказать тебе, дочь темного рода. Пусть твою судьбу решает Лириат.
   Келиана опешила.
   - И это все?
   - А что ты еще от меня хочешь?
   - Ответов, наставлений, подсказок.
   Альвин усмехнулся и посмотрел на внука.
   - Она долго готовилась. Жди помощи только от Лириата и семерых, большего сказать не могу. Он ответит тебе до следующего заката. А теперь все, дети мои, мне пора.
   Сказал и быстренько пошел к краю поляны.
   - Стойте! - крикнула Келиана, но старик уже растаял в темноте.
   От обиды девушка закусила губу и готова была расплакаться. Последний, кто мог ей хоть как-то помочь, отказался.
   - Пора возвращаться, Келиана, - сказал Мартин. - Скоро рассвет.
   - Скоро рассвет, - бесцветно повторила девушка. - Ну, идем...
   Они точно также прошли к краю поляны и, на миг провалившись в темноту, оказались на голой земле в лесу привычного мира.
   - А это всегда так происходит? - спросила Келли, осматривая, цело ли платье.
   - Что ЭТО?
   - Ну, ЭТО - перемещение за грань.
   - Ах, ты об этом... нет, только для перемещения в карман. Чтобы попасть в другое измерение, нужно пройти межмирье. А на это способен не каждый, думаю, ты знаешь.
   - Знаю. И еще вопрос. Почему ты зовешь деда Альвином?
   - Он не любит, когда его зовут дедом.
   - Почему? Он же дед, старик.
   - Вот поэтому и не любит. Впрочем, как состаришься, поймешь.
   Келиана не могла представить себя старой. Принцессы должны быть юными и прекрасными, а старыми могут быть только королевы. Да и то королевы-матери.
   - Проводишь меня?
   Мартин вздохнул так тяжко будто его вели на плаху.
   - Придется.
  

Глава четвертая

  
   Кошмаров не было. Совсем.
   Келиана проснулась в своей роскошной спальне, сладко потянулась и еще немного полежала, подождала, пока сон окончательно рассеется. После всех приключений девушка уснула как убитая - спокойно, мирно и до самого полудня.
   Все было по-прежнему. Никакого страшного леса, язвительного Мартина и Альвина, готового чуть ли не кинуться в драку.
   В комнате тихонько шептались фрейлины. Бель показывала Дайли какую-то новую вышивку и та восхищенно вздыхала, вставляясь в восторги короткие фразы.
   - Доброе утро, девушки!
   Келли отодвинула полог кровати и улыбнулась.
   Девушки подняли головы и почему-то застыли в неподвижности. Бель даже выронила из рук шитье.
   - Что такое? - спросила Келиана.
   Она бегло взглянула на себя - все в порядке. Завитые локоны до талии, привычная кружевная сорочка, мягкие домашние туфли.
   - Бель, ты уронила вышивку.
   Келли встала и собралась подойти, но тут же остановилась.
   Дайли вздрогнула и попятилась назад.
   - Боги, помогите... - только прошептала она.
   - Да что такое? - не понимала Келиана.
   Бель встала вслед за подругой.
   - Не смей подходить ко мне, исчадие тьмы! - крикнула она и рванулась прочь из покоев принцессы. - Стража! На помощь!
   - Дайли, Бель, стойте! Я приказываю! - крикнула Келиана.
   Но девушки уже мчались прочь из покоев с криками.
   Келиана рванулась вслед, но, запутавшись в длинной сорочке, упала. Как раз напротив большого зеркала. Поспешно встав на колени, она обернулась и тут же завопила от ужаса.
   Вместо прекрасной принцессы зеркало отражало уродливую старуху с крючковатым носом, огромной бородавкой на нем, клочьями седых волос, торчащих во все стороны, ужасными горящими глазами и дряблой кожей.
   Келлиана закрыла лицо руками и повалилась на пол без чувств.
   Очнулась она от противного ощущения. На лоб ей капала холодная вода. Медленно, противно, больно. Капля била в одно и то же место, а после стекала по лицу скользкой и дорожкой.
   Перевернувшись на бок, Келиана ощутила холод. Ежась, она села и открыла глаза, застыв в немом крике.
   Вместо своей роскошной спальни девушка оказалась в холодной темнице. Камни от сырости обросли мхом, с потолка капала вода, а сама Келиана лежала на скудном клочке соломы.
   Резкий писк заставил обернуться и Келиана резко вскочила и оказалась у противоположной стены.
   Крыса.
   Огромная, серая, со свалявшейся шерстью. Она сидела у треснутого кувшина с водой и преспокойно грызла ломоть хлеба, оставленного для пленницы. Выражение морды крысы выражало только одно: " ну и чего ты так на меня смотришь? Я живу тут гораздо дольше".
   - Боги, что же это такое? - пробормотала Келиана, сползая по холодной склизской стене.
   Ее сорочка, некогда дорогая и шикарная, теперь превратилась в перемазанную тряпку. Перемазанную грязью, плесенью и... кровью?
   Келиана приподняла подол и увидела свои изодранные ноги. От шока и ужаса она не ощущала боли.
   Наверное, ее волокли сюда.
   Ее! Принцессу Норландскую!
   - Выпустите меня! Эй! Кто-нибудь! Откройте! - девушка заколотила кулачками в дверь, разбивая еще и руки.
   - Откройте! Я - принцесса Келиана! Стража! - наконец ощутив боль, девушка прижала руки к груди и заплакала.
   За дверью послышались шаги.
   Затем с лязком упала заслонка на окошке.
   - Чего шумишь, ведьма старая? На плаху торопишься? Сиди тихо, не то палач допросит тебя раньше!
   - Стойте! - закричала девушка, бросаясь к окошку. - Господин стражник! Выпустите меня. Я же принцесса Келиана! Вы что не видите?
   Стражник брезгливо скривился и расхохотался.
   - А я король Ринальд. Сиди молча, не то сам тебя успокою.
   Заслонка снова лязгнула и Келиана опять осталась одна в камере.
   Что же произошло?
   Не имея сил сидеть на месте, Келиана беспокойно ходила по темнице взад-вперед.
   Крыса смотрела на нее совершенно непонимающим взглядом.
   Последнее, что она помнит до обморока - это отражение в зеркале.
   Но ведь она не превратилась в старуху. Девушка в очередной раз осмотрела себя. Она все та же хрупкая принцесса. Ее руки, тонкие запястья, колени, лодыжки, волосы, в конце концов!
   Почему же в зеркале она увидела уродливую старуху?
   Сердце бешено заколотилось, когда Келиана вспомнила о словах Альвина.
   " Пусть тот, кому суждено, станет чужим, потеряет лицо свое и будет виден лишь тем, кого возьмет в спутники. Такова воля Лириата!"
   - О нет, - прошептала девушка.
   Этого просто не может быть! Неужели Шут выбрал ее? Ее, дочь темного рода, коей ее считали последователи Лириата?
   Потеряет лицо свое... Виден лишь тем, кого возьмет в спутники...
   Стоп! Значит, должны быть те, кто узнает Келиану. Только как же она найдет их, сидя в темнице?
   Еще и стражник сказал, что ее должен допросить палач. От этого воспоминания волосы на голове зашевелились. Ее будут пытать!
   А за что? Отец должен был подумать, что раз в постели принцессы оказалась старуха, то...
   Девушка быстро пошарила по шее и нащупала магический кулон. Вчера забыла его снять, а сегодня было не до того.
   Значит, придворные маги теперь знают, что принцесса пропала, а на ее месте нашли старую уродливую старуху. И пропала принцесса после эльфийского бала, значит, обвинять в этом станут эльфов...
   От мысли, что из-за всего этого может начаться еще одна межрасовая война, Келиану передернуло и она собралась было снять с шеи кулон, но:
   - Даже не думай, - прозвучало сверху.
   Келли подняла голову.
   За плотной решеткой в оконце под потолком сидел не кто иной как Мартин.
   - Мартин! - вскрикнула она, поднимаясь.
   - Тише, - шикнул маг. - Иначе сюда сейчас сбежится половина охраны замка. Если ты не хочешь, чтобы придворные псы твоего папаши отправили тебя в пыточную и стали сдирать кожу, пытаясь разгадать, каким же колдовством ты этого добилась, лучше не снимай украшение.
   - Так ты все знаешь? - тише спросила девушка.- А ты видишь меня? Видишь, какая я на самом деле? Как ты тут оказался вообще?
   - Спокойно. На все вопросы по очереди.
   - Да, я вижу тебя. Ты по-прежнему прекрасна, хоть и несколько потрепана. Увы, такое бывает, но быстро проходит. А оказался я тут как только до Серой Цитадели дошли вести о пропаже принцессы и явлении в ее постели той самой ужасной старухи. Стражник за пять золотых сказал мне, что она просто невыносимо страшна.
   В другой раз Келли бы поспорила, но сейчас она была полностью согласна.
   - Что происходит во дворце? Мартин?
   Парень оглянулся и пожал плечами.
   - Я бы с радостью поболтал с тобой, но, боюсь, через пару минут окажусь там же, где и ты. Мне пора.
   - Мартин! Стой! Мартин! Ты вернешься?
   Но того уже и след простыл.
   Келиана шумно выдохнула и опустилась на солому.
   - Ну, а ты чего уставилась? - крикнула она на крысу. - Может, еще посмеешься надо мной? Тварь серая!
   Крыса ничуть не обиженно повела носом и продолжила грызть хлеб. Ей было не до переживаний принцессы.
   Время тянулось медленно и мучительно.
   Келиана то и дело поднимала голову, надеясь, что за решеткой снова появится Мартин и скажет ей ну хоть что-нибудь мало-мальски утешительное.
   Как только в коридоре раздавались шаги, Келиана вздрагивала и испуганно оглядывалась. В любой момент за ней мог прийти стражник и увести в пыточную, которая, кстати, находится еще на один уровень ниже, чем темницы. Там, под землей, среди чадящих факелов, в воздухе витает устойчивый запах крови и горелой кожи, стоят страшные орудия, над изобретением которых корпело не одно поколение инженеров.
   Подумав об этом, Келли зябко повела плечами. Ужас! Страх так и сидит где-то внутри, холодным комком собрался внизу живота и заставляет то и дело мелко дрожать.
   Попив воды из кувшина, Келиана стала дрожать еще больше. На этот раз от холода. Крыса все никак не спешила уходить. Доев хлеб, она вольготно растянулась на полу и задремала.
   Похоже, Келли была тут лишней. Жилье, пусть и непритязательно, но уже имело хозяйку. И та, кажется, не собиралась покидать его.
   Усталость, наконец, взяла верх. Келиана сдалась на уговоры собственного организма и задремала, свернувшись калачиком на соломе.
   Проснулась девушка от пинка.
   - Хватит дрыхнуть, старуха, - гремел стражник, пихнув ее сапогом. - Вставай, темное отродье... Тебя уже ждут.
   Вытирая со лба мгновенно выступивший липкий пот, Келиана поднясь, не чуя ног, и пошла по коридору. Двое стражников вели ее, то и дело подталкивая алебардами.
   - Иди-иди, старая ведьма. Для тебя уже давно костер выложили.
   - И прутья железные подогрели, - подхватил второй.
   Келиана замерла перед поворотом в подземелья, ожидая, что сейчас ее втолкнут за эту тяжелую дубовую дверь и на этом завершит вся жизнь.
   - Чего пялишься? - крикнул стражник.
   Сильный удар по ногам и Келиана со стоном упала на каменный пол.
   - Как бы не сдохла, падаль, - сплюнул второй стражник, помоложе и куда тощее первого.
   Он подошел к Келиане, поднял ее на ноги и поволок.
   - Если вдруг что, нам первым за нее головы снесут. Давай, шагай, старуха, палач нынче не желает тебя видеть.
   Девушку вывели в тесный дворик. Там грубо запихнули в клетку, что стояла на телеге, запряженной старой клячей. Двое стражников с закрытыми лицами, сели около клетки.
   - Н-но... - возница стегнул клячу.
   Та, жалобно захрипев, пошла шагом.
   - Господа стражники, куда меня везут? - спросила Келиана, схватившись за прутья клетки. - Прошу вас, скажите мне...
   Но охранники молчали как истуканы.
   Келиана сразу разуверилась в успехе своей затеи и просто села в уголок.
   Повозка, противно скрипя, медленно ползла по вымощенной камнем дороге. Кляча не слишком-то спешила довезти несчастную заключенную к неизвестной точке.
   Девушка хмуро смотрела по сторонам и понимала, что совершенно не понимает, куда ее везут. Улицы были пустынными и незнакомыми. Келиане, всю жизнь прожившей в этом городе, они оказались совершенно не знакомы. Судя по всему, ее везли в Нижний Город.
   Возница, чья внешность полностью терялась под лохмотьями, время от времени кашлял, что-то бормотал и совершенно не обращал внимания на заключенную. Наверное, наняли какого-нибудь глухонемого старика, чтоб не разболтал кому не следует.
   Наконец, кляча замедлила свой и без того не скорый ход и свернула в темный зловонный переулок. Борта повозки едва не касались выщербленных стен. Телега нырнула под арку нищенского дома и скрыла из виду.
   Келиану окружил полумрак и внезапно повозка остановилась.
   Возница спрыгнул с козел и бодрым, совершенно не вяжущимся с образом нищего старика, шагом.
   - Приехали, госпожа, - проскрипел он, открывая дверь клетки.
   - Что за... - Келиана не успела договорить.
   Возница сдвинул капюшон назад и она увидела ухмыляющегося Мартина.
   - Неожидала?
   - Опять ты?
   - А тебе бы хотелось увидеть главного палача твоего папаши? Могу устроить.
   - Мартин, но... как тебе удалось?
   - У меня свои секреты. Давай скорей.
   Келиана покосилась на стражей, застывших по обе стороны от клетки.
   - А они?
   - Это иллюзия, принцесса, - Мартин щелкнул пальцами и из человеческих фигур стражи превратились в груду одежды и доспехов.
   Девушка расширенными глазами осмотрела их и поспешила выйти из клетки.
   - Не знала, что ты так умеешь, - сказала она, слезая с телеги.
   - Я еще не то могу, принцесса. Идем скорей, пока нас не обнаружили.
   - За нами погоня?
   - А как ты думаешь? - он опасливо оглянулся на выход из переулка. - Как первый день на свет народилась, честное слово. За мной.
   Он бесцеремонно схватил девушку за руку и потащил куда-то вглубь переулка. Потом открыл узкую дверь в стене.
   - Где мы? - спросила девушка.
   - Здесь раньше жили бедняки. Смотри не упади.
   - А сейчас? - Келиана шла осторожно, ступая строго за Мартином.
   Босые и сбитые ноги болели немилосердно, да и замерзли порядком.
   - После эпидемии не живут.
   - После эпидемии? Эпидемии чего?
   Мартин только покачал головой.
   - Тебе лучше не знать. Идем быстрее. Нам надо уйти как можно дальше.
   - И мы сможем?
   - Ты не представляешь себе, что такое Нижний Город, - не без самодовольства заявил парень.
  
   После долгого блуждания по баракам, заброшенным домам, неизвестным трущобам, Келиана и Мартин, наконец, вышли в нужное место.
   Если бы раньше принцессе кто-то рассказал, что все это существует в ее королевстве, Келиана бы только посмеялась. Нет, конечно она знала о существовании черни и нищих кварталов, где оная проживает. Но увидеть все это воочию после роскоши дворцов и замков, да еще посидеть в темнице... То, что испытывала девушка сейчас, нельзя было назвать иначе, чем шок.
   - Куда ты меня привел? - спросила Келиана, оглядывая тесный коридор землянки. В таком бедном жилище ей бывать еще не доводилось.
   - Туда, где нас ждут. Давай, смелее. Не трясись ты так.
   - Легко тебе говорить.
   Мартин трижды постучал в дверь и через минуту открыл Ларгес.
   - Светлые силы! Наконец-то! - всплеснул руками алхимик. - Я уж думал вас схватили.
   - Вы бы, мастер, не думали, а лучше помогли, - не выдержал Мартин.
   - Ничего-ничего. У тебя прекрасно все вышло. Келиана, детка, ты ужасно выглядишь.
   Девушка шмыгнула носом.
   - Я сидела в темнице, - пожала плечами.
   Мартин негромко кашлянул.
   - Сдается мне, причина не только в этом.
   Келиана вспомнила о своей жуткой личине и едва не расплакалась. Исправил положение Ларгес. Он быстро обнял девушку за плечи и проговорил:
   - Келиана, дитя мое, не смей плакать. Слезы делу не помогут. На самом деле, все не так ужасно. Идем, кое-кто хочет с тобой поговорить.
   - Кто? - подняла полные слез глаза девушка.
   - Идем-идем.
   В соседней комнате как ни в чем не было пил чай Альвин.
   Стоило только на пороге появиться Келиане, как жрец схватился за посох и, выронив чашку на стол, зашептал какую-то молитву.
   - Лириат великий! Неужели это твое творение?
   - Здравствуйте, жрец Альвин, - Келиана присела в реверансе.
   Альвин икнул и так и остался сидеть с открытым ртом. Оцепенение спало с него только тогда, когда принцесса прошла и села на стул напротив.
   - Ну что же... - начал он и тут же замолчал, все еще привыкая к новой наружности принцессы. - Не думал я, что Лириат изберет дочь темного рода. Разве что только для искупления ошибок своих предков.
   - Для ошибок или еще чего-то, - сказала в ответ Келиана, - Но я в личине жуткой старухи...
   - Это да, - закивал Ларгес.
   - Не знаю, по мне ничего не изменилось, - тихонько заметил Мартин.
   - ... меня едва не казнил собственный отец, - продолжала принцесса. - У моих фрейлин, наверняка, случился нервный срыв, впрочем, как и у меня. Я сижу перед вами в измазанной ночной сорочке, с разбитым руками и ногами. И во всем этом могут обвинить эльфов, а из-за этого возможна война. Может, кто-то скажет, что мне делать?
   Альвин почесал бороду и ответил:
   - Тебе нужно выполнить волю Лириата, иначе никогда не вернешься в прежнее обличие. Другого выхода нет.
   - Я бы согласился, - развел руками Мартин.
   - Я тоже, - согласился Ларгес.
   Келиана только вздохнула.
   - И что это за воля?
   - Тебе и твоим спутникам предстоит вернуть одну ценную вещь, Келиана, - ответил Альвин. - Только когда ты ее найдешь, сумеешь вернуть саму себя.
   - Допустим...А что делать с эльфами?
   - Эльфы сегодня на рассвете покинули свою резиденцию, Келли, - сообщил алхимик. - Стражники видели, как ты вернулась во дворец раньше. Не думаю, что твой отец не отметит это обстоятельство. Но все же нам стоит сделать вот что - ты напишешь ему письмо своей рукой и заверишь своим магическим отпечатком.
   - Но как я это сделаю? Ведь на мне кулон!
   - Кровь, - подсказал Мартин.
   - Кровь?
   - Она самая. Ты будешь писать рукой, которая разбита. Одна капля и все - письмо подтверждено.
   - Поверь ему, дитя мое, он некромант, - посоветовал Ларгес.
   Келиана хотела было высказать все, что думает о профессии Мартина, но промолчала. Мало ли, вдруг заклятье какое сотворит? После фокуса с доспехами, она уже успела оценить его способности.
   - И что я напишу?
   - Скажи, что жива-здорова, просто решила немного свободы. Все и так знают о твоих проделках с побегами, Келиана. Одной больше - одной меньше.
   - Моего отца это не успокоит.
   - Возможно. Но отвлечет на какое-то время, а вы с Мартином пока смоетесь из города.
   - С Мартином? - едва не выкрикнула девушка.
   Нет, он-то, конечно, вполне себе ничего. И внешне, и магию знает, но доверять такому типу, да еще с таким родом деятельности. Нет, это просто верх легкомыслия.
   - У тебя не выбора, - мрачно изрек Альвин. - Мой внук - единственный, кто видит тебя. А пока ты не нашла остальных спутников. Мартин - тоже выбор Лириата.
   - И как же мне остальных найти?
   - Никак.
   Келиана удивленно взглянула на Альвина.
   - То есть тебе ничего не нужно делать - просто жди, пока объявятся те, кто тебя узнает.
   - И сколько их будет?
   Жрец пожал плечами.
   - Об этом мне не было видений.
  

Глава пятая

   - Сомневаюсь, что это поможет, - Келли вздохнула и запечатала письмо сургучом.
   - Но выбора у нет, дитя мое, - Ларгес только развел руками и неуверенно положил руку на плечо Келианы.
   Образ старухи отпугивал даже видавшего виды алхимика.
   - Я так растеряна, мастер Ларгес, - вздохнула девушка.
   Сейчас она могла говорить то, что думает, поскольку Мартин и Альвин отсутствовали. Первый пошел делать все необходимые приготовления к отъезду, а второй - неизвестно куда. Сказал, что за какой-то картой, а там, кто его разберет.
   Ларгес усмехнулся и, кряхтя, присел на соседний стул.
   - Твоя мать говорила точно так же. Она приходила ко мне перед свадьбой с Ринальдом. Ей не слишком-то хотелось становиться королевой.
   Келиана только кивнула. Все прекрасно знали, что Эльза умерла от отравления. Светские интриги сгубили ее.
   Принцесса уже готова была вновь расплакаться, но вовремя взяла себя в руки и вытерла одинокую слезу, скатившуюся по щеке.
   - Альвин так путано говорил и я не все поняла. Нам предстоит отправиться на Восток?
   Ларгес мечтательно прикрыл глаза.
   - Восток...Край, где восходит солнце. Где дует сизый ветер и поет вереск. Я бывал там однажды, за самым перевалом. Это волшебное место, Келли, тебе понравится.
   - Понравилось бы, не будь я в образе отвратительной старухи, - хмыкнула девушка и снова запретила себе плакать.
   - Ищи в этом плюсы, - ободрил ее алхимик. - Конечно, выглядишь ты паршиво, чего скрывать. Но, с другой стороны, тебе можно не опасаться нападения. Кто позарится на старуху? А, если еще и обвешаешься амулетами, решат, что ты колдунья и вовсе обходить стороной будут. Простолюдины очень суеверны, знаешь ли.
   - Отец станет меня искать.
   - Уже ищет, Келли.
   - Бель и Риз, мои фрейлины, знали о кулоне. Как думаете, мастер Ларгес, маги отца сумеют меня найти, зная о нем?
   Старик задумался и почесал облысевший затылок.
   - Это возможно, но...требует гораздо больше сил и времени. Думаю, неделя у вас с Мартином в запасе точно есть.
   - Неделя...
   Келиана задумчиво уставилась на дрожащий огонек свечи и замолчала.
   - А вот и я!
   В комнату вломился, обвешанный сумками и свертками, Мартин. Глаза его весело сияли, а привычная мантия хладима исчезла.
   - Мартин, сынок, что с тобой? - всплеснул руками Ларгес.
   - Я решил, что магия, - парень торопливо снимал с себя всю поклажу и выкладывал на стол. - Слишком тяжкое бремя. Взял, да и отказался от нее. Теперь я всего лишь путник, который везет свою престарелую бабку в последний раз поклониться древним святилищам.
   - Бабку, значит? - зло сощурилась Келиана.
   - Прошу прощения, бабушку, - осклабился Мартин. - Не могу же я назвать тебя своей женой.
   - Нет-нет, - подхватил Ларгес. - Иначе тебя сочтут извращенцем и отправят на костер.
   - Вот, - Мартин многозначительно кивнул и принялся разбирать вещи. - Лошадей нам я тоже нашел. Ждут в переулке. Думаю, следует отправиться до темноты, пока городские ворота охраняются не так строго.
   Он порылся в своих узлах и извлек какую-то тряпку. Торжественно развернув ее, он проговорил:
   - Это твой карнавальный костюм, Келиана.
   - Что? - девушка не верила собственным глазам. - Ты предлагаешь мне надеть ЭТО?
   Она даже нервно сглотнула, поскольку Мартин предложил принцессе не что иное, как длинную шерстяную светло-серую хламиду. Огромную в ширине и очень закрытую. В таких обычно ходит чернь, причем самого низкого пошиба. Келиане иногда случалось видеть их из своего паланкина.
   - А что? - совершенно не разделил ее возмущения Мартин. - Или ты думаешь, что древняя старуха будет уместнее смотреться в костюме для верховой езды.
   Келиана понимала, что он прав, но вот девичье самолюбие категорически отрицало такой факт.
   - Но мне же будет в этом неудобно, - в ход пошел последний веский аргумент.
   - Ты меня недооцениваешь, - Мартин снова полез в сумку. - Хламиду придется надеть обязательно. Но под нее, - в руках парня мелькнул еще один сверток. - Лучше всего вот это.
   Увидев рубашку, брюки и сапоги, Келиана подскочила и захлопала в ладоши. Впрочем, тут же об этом пожалела. И ноги и руки не вынесли такой чрезмерной нагрузки.
   - А ранозаживляющего у тебя там не завалялось? - спросила она, с мученическим лицом, опускаясь на стул.
   - Есть, но не дам. Зачем тебе снадобье, если есть Ларгес. Мастер, вы ведь еще не забыли искусство врачевания?
   - А? Что?
   Алхимик сделал вид, что и не с ним вовсе говорили.
   - Нет-нет, я отказался от магии. Отказался добровольно!
   Но, поглядев в глаза Келианы(пусть она и была старухой), тут же добавил.
   - И не нужно на меня так смотреть, иначе... Я давно никого не лечил и вряд ли смогу помочь...
   - Мастер Ларгес, - разом оборвал его метания Мартин. - У нас мало времени.
   - Ну что же, я попробую, - согласился алхимик.
   Надо сказать, попытка удалась. Через четверть часа ноги и руки Келианы снова были в прежнем состоянии.
   Сама девушка быстренько переоделась, скрывшись от мужчин за высоким шкафом. Костюм, подобранный Мартином, идеально сел по фигуре.
   - Ну как? - Келиана вышла из-за шкафа и легко прошлась по комнате. - По-моему, неплохо?
   - Светлые боги... - только и проговорил Ларгес, тут же отворачиваясь.
   Вид старухи в костюме, более подобающем молоденькой девицы, шокировал его сверх меры. Мысленно алхимик уже вернулся в свой кабинет в Серой Цитадели и, оставшись один, выпил пару пинт крепкого эля. Это единственный способ забыть подобное зрелище.
   Мартин же, наоборот, с ног до головы осмотрел девушку. Даже слишком откровенно осмотрел, как сама девушка отметила. Надо сказать, что в таком наряде Келиана выглядела куда лучше, чем в платье. Мартин не без удовольствия отметил, что у нее, оказывается, стройные ноги, тонкая талия и грудь не такая уж маленькая. За пышностью кружев, фестонов и оборок все это не всегда возможно разглядеть.
   - С размером я угадал, - самодовольно заметил молодой маг.
   - Спасибо, - сказала девушка.
   Мартин удивленно выгнул бровь, но на сей раз язвить не стал.
   - Но хламиду надеть все равно придется, - вздохнула Келли.
   - Да уж, надень, пожалуйста. Не все видят тебя в истинном обличии, - добавил Ларгес.
  
   Келиана смотрела по сторонам и все никак не могла поверить, что никто не видит ее настоящую.
   Людская толпа совершенно обделила принцессу и ее спутника вниманием. Подумаешь, парень везет на телеге какую-то старуху. Жуткую и страшную, конечно, не мало ли что старость сотворить может. К тому же, вдруг в молодые годы она сотворила нечто ужасное и боги наказали?
   Ездить, сидя на клоке соломы, Келиана конечно же привыкла. Но выбор был невелик. К тому же, стараниями все того же Мартина, солома была свежей и чистой. Хламида, которая в первые минуты так возмутила девушку, оказалась вполне удобной и теплой вещью. Конечно, погода и так баловала, но неизвестно, какой она будет в пути.
   Нижний Город встретил принцессу по-своему.
   Он показывал свое истинное лицо и не стеснялся его. Скорее, даже гордился. Городу нравилось говорить, какой он на самом деле.
   Потрескавшаяся кладка асмарского кирпича на здании полиции, старая черепица на крышах, покосившиеся треугольники крыш лотков уличных торговцев - все это стало новым для Келианы.
   Она дышала этим городом столько лет и лишь сейчас узнала, как он пахнет на самом деле. И запах этот, скорее отвращал, чем привлекал к себе. К нему следовало привыкнуть, чтобы не закрывать нос рукавом.
   Это был Нижний Город, которому чужды благовония и духи. Здесь постоянно запах свежего хлеба соседствует с нечистотами, а аромат жареного мяса, что крутится на вертеле со стойким невымываемым рыбным духом. Здесь есть все, что начисто потерять обоняние, или же, ощутить, насколько оно остро.
   Келли наблюдала за людьми.
   Вон рабочие красят стены дома. Их спины кажутся слишком загорелыми для весны. А вон трое мильтавцев в светлых туниках бредут сквозь пеструю толпу. Что привело этот диковинный народ в Нижний, неизвестно. Но их светло-оливковая кожа сразу выделяется среди норландцев.
   Еще Келиана увидела молодую парочку. Ученик пекаря, судя по его одежде, паренек лет четырнадцати, беззастенчиво целовал хорошенькую девушку за углом дома. Его рука настойчиво тянула подол платья с эмблемой цветочной гильдии вверх, а девчонка даже не думала сопротивляться.
   Келиана тут же покраснела и собралась отвернуться. Но потом вспомнила о своей личине и лишь неодобрительно покачала головой. Старухам такое не то, что позволительно, а даже необходимо - по статусу положено.
   Сама принцесса, будь она и простолюдинкой, ни за что бы не позволила себе такого поведения.
   Впрочем, поцеловала же она незнакомца на балу. Но то был маскарад и, к тому же, сдобренный изрядной долей эльфийской магии. Келиана вспомнила поцелуй и улыбнулась - все-таки незабываемый был момент.
   Мартин подстегнул лошадей и те повернули в район красных фонарей.
   - Спорим, тебе не доводилось тут бывать, - сказал он, оглянувшись на свою "бабку".
   - Тут и спорить не на что, - ответила Келиана. - А тебе?
   С нестарушечьим проворством она уселась рядом с возницей.
   - Нууу...Конкретно здесь, нет.
   - Какая гадость! - скривилась Келиана. - Мог бы и смолчать о своих "подвигах".
   Мартин только рассмеялся.
   - Брось! Неужели ты настолько хорошо воспитана, что не можешь и слышать о публичных домах? Да твой брат с друзьями, наверняка, наведывается в те, что побогаче.
   То, что Сайриан бывает в подобных заведениях, никогда не было секретом. Но Келиана все-таки решила придерживаться прежнего мнения и не нарушала образ благородного принца.
   У нее есть еще несколько часов, чтобы верить в сказки. Пока ей не исполнится шестнадцать и она не станет совершеннолетней. Тогда уж можно и с иллюзиями распрощаться.
   - Если Сайриан и ходит к шлюхам, то он хотя бы об этом не говорит. В отличие от тебя.
   - Ты слишком строга ко мне, бабуля.
   Келиана вспыхнула и ткнула его в плечо.
   - А у тебя слишком развитое чувство юмор для некроманта.
   - А я и не некромант.
   - Интересно, тогда почему ты носишь мантию их школы?
   - Потому мне пришлось в нее поступить.
   - Пришлось?
   - Угу, - невозмутимо ответил парень. - Когда из стихийной отчислили.
   - Тебя отчислили?
   Келиана мигом вспомнила, какие фокусы парень проделывал, вытягивая ее из темницы, и не поверила своим ушам.
   - Но почему?
   Ответа на вопрос девушка не дождалась.
   - Принцесса... - громко и протяжно выдохнул кто-то в толпе.
   Мартин и Келиана как по команде оглянулись.
   - Ты тоже это слышал?
   - Да.
   - Принцесса? Келиана? - повторил неизвестный.
   Голос казался знакомым.
   Келли шарила глазами по толпе.
   Возле входа в один из борделей, окруженный девицами в ярких прозрачных платьях, с разведенными от удивления руками, стоял не кто иной, как сир Джонатан.
   - Келиана? - повторил он.
   - Ты его знаешь? - подозрительно пригляделся Мартин.
   - Это рыцарь из королевской гвардии, - стремительно бледнея, ответила девушка. - И, кажется, еще один мой спутник...

***

   Вечер застал Элси в пути. Упал тяжелым плащом на плечи и любезно пригласил прилечь где-нибудь в укромном местечке отдохнуть.
   В другой раз Элси бы обязательно ответил на такой призыв, но не сегодня. Даже несмотря на требовательный призыв собственных ног, парень ни за что не остановится.
   Лес, по которому он блуждал двое суток был нехорошим. Злым. Элси почуял это как только пришел в себя.
   Впрочем, любая обстановка покажется враждебной если ты приходишь в себя и понимаешь, что висишь вниз головой на дереве.
   Как ему удалось сбежать, Элси до сих пор не понимал. Наверное, то самое роковое везение, что так часто спасало, пришло вовремя.
   " Тебя боги поцеловали", - сказала одна знахарка в приграничной деревне.
   Элси попал к ней изрядно потрепанным. Как выжил тогда, загадка. Пальцы на руке были сломаны, а тело было покрыто синяками. Плюс ко всему, стояла холодная осень и парень заработал сильнейшую простуду.
   Знахарка старалась изо всех сил, чтоб вернуть его к жизни, а Элси никак не мог прийти в себя. Слишком сильно ему тогда досталось.
   Сколько раз он попадал в переделки и вспомнить страшно. Как жив до сих пор сам не понимает? Наверное, удача и впрямь его спутница.
   Остановившись и поглядев вдаль, Элси разочарованно помотал головой. До селения еще поллиги не меньше.
   А так хочется поскорее сесть, а лучше лечь и съесть что-нибудь. Если, конечно, усталость не возьмет верх и он не уснет во время еды.
   Еще немного, Элси, последний рывок и ты окажешься на постоялом дворе.
   Денег, пусть и не так много, у Элси хватит на ночлег, а так же на новую одежду и лошадь. Хватило ума прикопать часть под кустом орешника. Не сделай он этого, все бы досталось тем ребятам с большой дороги. А уж они те еще головорезы.
   Хотя, особым умом не отличались. Всемером сумели упустить одного-единственного пленника.
   Да и куда им? Такого пройдоху, как Элси, еще поискать. Днем с огнем и то вряд ли удастся.
   Дорога все не кончалась и вилась пыльной лентой к подножию холма.
   Сбитые босые ноги начинали замерзать.
   Вот же сволочи! Последние сапоги у пленника отобрали. Могли бы хоть их оставить. Элси еще и подумал забрать, да возвращаться не стал - своя шкура все-таки дороже.
   А сапоги были хорошие, кожаные, выделаны искусно, по размеру.
   Вообще, у Элси всегда с этим проблемы были. Не вышел парень ростом, да и размером ноги тоже. Все только смеялись, мол, как у девчонки! Обувь найти - целая проблема. Шили-то не на таких заморышей, а на заказ - откуда ж деньги?
   Наткнувшись ногой на камень, Элси взвыл и пожелал разбойникам вечной тьмы. На кой им только сапоги? На нос что ли одевать станут?
   А сапоги были хорошие, из фрианской кожи, с рисунком. В таких и к королю на аудиенцию пойти не стыдно было бы.
   Так, рассуждая об утерянном, Элси доковылял до деревни.
   Селение было небольшим и кучным. Собаки, учуяв чужака, тут же подняли лай и наперебой стали рассказывать Элси, кто он такой и в какую сторону следует идти от их вотчины.
   Парень не обратил никакого внимания. Разве что отметил - раз собаки есть, значит, селение живо и нет в нем никакой беды.
   Найти постоялый двор оказалось проще, чем Элси думал. Даже спрашивать не пришлось. Здание с говорящим названием "Приют странника" стояло на краю деревни, у самой дороги.
   Элси почти радостно усмехнулся, увидев его, и поспешил войти.
   Посетителей было немного, что ничуть не удивило. Всего-то четверо. Элси огляделся и понял, что бояться нечего.
   Двое лесорубов мирно пили эль, о чем-то негромко беседуя. Нашивки гильдии на их куртках почти выцвели и обтрепались. Да и сами мужчины выглядели не лучше. Обветренные уставшие лица и, наверняка, кажутся старше своих лет.
   В детстве Элси не раз пытались пристроить подмастерьем - то к пекарю, то к зеленщику, то к сапожнику. Будучи сообразительным и весьма способным, паренек брался за дело, но оно ему быстро наскучивало. Какой смысл горбатиться целый месяц, если после все равно получишь гроши?
   Элси эта система совершенно не нравилась. Он присматривался и начинал извлекать пользу из ремесла на свой лад. Само собой это никому не нравилось и когда сапожник поймал его на воровстве кожи, хозяйка приюта - госпожа Адони - опустила руки.
   Зачем держать такого несносного мальчишку да еще и кормить его?
   Госпожа Адони быстренько разгадала наклонности Элси и просто оставила дверь открытой. А паренек не постеснялся сделать нужный шаг. Так он и оказался на улице.
   - Что пожелаете, господин? - хозяйка постоялого двора оказалась вдовой средних лет. Лицо ее еще хранило остатки былой красоты.
   - Комнату, ванну и поесть, - устало выдохнул Элси.
   - Комнат сколько хотите, ванну приготовит служанка, еду вам сейчас принесут.
   Элси кивнул и присел за ближайший стол - дойти до другого просто сил не хватит.
   Ощутив на себе чужой взгляд, парень обернулся.
   Пышнотелая девица с откровенным декольте и ярко-рыжими волосами призывно улыбалась, глядя на него. В другой раз Элси был бы не прочь воспользоваться ее услугами, но сейчас усталость брала верх.
   Видя полное отсутствие интереса, девица мгновенно перестала улыбаться и, зло сплюнув, послала все во тьму. В этой дыре совсем беда с клиентами! И серебрушки за вечер не заработать.
   Элси обратил внимание на двух других посетителей.
   Один угрюмо сидел в полумраке угла, а второй попросту спал на столе.
   - Ваш ужин, господин, - девчушка лет десяти поставила перед Элси еду.
   Тот вяло усмехнулся.
   Господин! Хотя, кто платит, тот и господин.
   Надо бы раздобыть немного деньжат, чтоб продолжить путь и выйти к Восточному тракту. Там-то уж Элси найдет себе дело по душе.
   Гость, сидевший в углу, наконец покинул свое убежище и Элси сумел увидеть его лицо.
   Молодой, черноволосый, в темно-сером плаще, покрытом слоем пыли и с торчащей рукоятью шпаги. Или, это Элси с усталость померещилось? Нет, вряд ли.
   В другой раз он бы и не обратил внимания, но внутреннее чутье подсказывало, что этот тип не простая птица.
   Элси чуял таких за лигу. С чем-чем, а уж с интуицией у парня полный порядок. С другой стороны, где была эта интуиция, когда он сунулся в лес?
   Пожалуй, надо быть начеку и поскорее покинуть деревеньку. Мало ли что может случиться. Не к добру, если этот тип окажется королевским псом или, гильдейским, что еще хуже.
  
   Утро наступило как-то чересчур быстро. Элси и не заметил. Кажется, только-только лег, а солнечные лучи так и ударили в лицо.
   Комнатка, которую он взял, оказалась светлой и чистой. Даже уютной.
   Парень с тоской осмотрел ее и отметил, что постоялый двор беден. Тут совсем ловить нечего. К тому же, деревенька мала. Элси не работал в такой глуши - слишком большой риск. Здесь его найти пара пустяков.
   Пересчитав свой скудный запас, парень огорчился.
   Надо уходить и как можно скорее. Иначе он тут просто с голоду подохнет.
   Но сначала сапоги.
   В свете дня отмытые ноги кажутся еще более истерзанными. Вечером никто на его босые пятки внимания не обратил (или они были настолько грязными, что сошли за ботинки?), что неудивительно, учитывая остальную обстановку, а вот что будет днем.
   Элси быстро собрался и покинул комнату.
   - Доброго утра, госпожа, - он даже улыбнулся. - Сегодня я ухожу. Подайте завтрак и вот вам за заботы.
   Две монеты легли на деревянный стол.
   Хозяйка тут же оттаяла, сменив каменное лицо на благожелательную улыбку.
   - Как скажете, господин. Сегодня отличная погода, чтобы отправиться в путь. Куда собираетесь?
   Ох уж это людское любопытство! Как же Элси его ненавидел. Любит же народ совать нос куда не просят.
   - Мне нужно выйти к восточному тракту. Далеко он?
   - Да лиг с пятнадцать будет. Может, вам лошадь нужна? У моего соседа в конюшне две кобылы есть...
   - Не стоит, спасибо, - желая прервать подробный рассказ о достоинствах лошадей, сказал Элси. - Мне бы обувь найти.
   Хозяйка окинула его с долей пренебрежения.
   - От моего мужа три пары сапог осталось. Не распродала еще. Может, подойдут?
   Сапоги не подошли.
   Стоило только Элси их увидеть, как стало ясно, что муж хозяйки был великаном. От его сапог ноги не то, что сотрутся, сразу пузырями пойдут.
   - Не мой размер, - вздохнул Элси. - Может, еще что есть?
   Хозяйка задумалась и тут же просияла.
   - Сынок мой старший в армию ушел. Уж почитай три года его не видели - только письма и пишет. Короткие... - женщина коротко всплакнула и, быстро отерев глаза краем фартука, стала энергично рыскать по кладовке. - А сапожки его, в которых еще в отрочестве бегал, остались.
   Элси мысленно приготовился увидеть еще одну пару сапог-великанов, учитывая какая у сына наследственность. Но худшие ожидания не сбылись. Новая пара оказалась впору.
   Элси готов был расцеловать хозяйку и даже забыл по воровской привычке рассмотреть содержание кладовки, как следует. Да и правильно - чего тут взять?
   Расплатившись, коротко поблагодарив, Элси нацепил свою истертую куртку, прицепил на пояс фляжку с водой, засунул сверток с хлебом и сыром в сумку и распрощался с деревенькой.
   Сапоги сидели на ногах как влитые, за счет чего изнурительное путешествие превратилось в веселую прогулку.
   Элси вышел на дорогу и, весело насвистывая, зашагал вперед. Легкий утренний ветерок ласково шевелил его рыжие вихры, а жаворонок где-то в вышине напевал песенку.
   В другой жизни Элси бы стал художником, или, менестрелем. Если б у него были деньги, обязательно бы стал. Сидел бы на веранде своего роскошного дома и рисовал всякую мазню вроде сельских пейзажей. Или сочинял бы баллады, которые пел прекрасным дамам. Те бы млели и без раздумий отдавались ему.
   Он даже усмехнулся собственным мыслям.
   Нет, честное слово, он бы стал художником! И нарисовал бы портрет принцессы. Говорят, она красотка. А, может, вообще бы на ней женился.
   А что? Для человека с деньгами и титулом все двери открыты.
   В детстве Элси мечтал, что он и сам принц, или герцог - бастард кого-нибудь из светлейших. И что однажды его заберут во дворец. Все дети в приюте об этом мечтали. И, в отличие, от многих Элси знал правду.
   Его матерью была шлюха из низкопробного борделя. Кто был отцом - неизвестно. Новорожденного принесли в приют госпожи Адони и та приняла его, не забывая все десять лет неминуемо напоминать о происхождении. Дольше не сумела - Элси сбежал.
   Грустные мысли, отчего вызванные сельским пейзажем, который за несколько месяцев, уже успел поднадоесть, были прерваны. Элси остановился, обернулся и решил уйти с дороги.
   Некоторым всадникам лучше уступать. Топот копыт приближался и парень решил не оглядываться. В конце-концов, он всего лишь одинокий путник.
   Всадник приближался и бег лошади затихал. Странно...
   - Эй, парень!
   Элси обернулся.
   Пегий жеребец нес на себе незнакомца с постоялого двора.
   - Я слышал, ты на Восточный тракт идешь?
   - Верно, - ответил Элси.
   - А дорогу знаешь?
   - Знаю, - у Элси была карта и он успел неплохо обучить ее. Да и не стоит не пойми кому об этом говорить.
   На дорогах все может случиться. Здесь и за меньшее убивают, а карты большая редкость в здешних местах.
   Всадник внимательно поглядел на Элси и медленно проговорил:
   - Я впервые в этих краях. Не хочешь заработать пару золотых и побыть моим проводником?
   Элси даже улыбнулся.
   Проводником ему быть еще не приходилось.
   Впрочем, почему бы не попробовать себя в новой роли? Тем более, лишние деньги не помешают, а Элси на мели.
   - Сколько платишь?
   - Два золотых.
   Элси даже присвистнул.
   - Ты очень щедр.
   - Я очень спешу.
   - Тогда нам по пути, - улыбнулся новоиспеченный проводник. - Куда путь держишь? На Восток?
   - На Восток. Домой еду.
   - Давно не был?
   - Три года.
   - Давненько.
   Сам Элси не мог похвастаться, по той простой причине, что дома у него вовсе не было.
   - А ты куда идешь?
   - Куда глаза глядят. Работу ищу.
   И это было почти правдой.
   - Ты не здешний, парень?
   - С Севера, - врать смысла не было.
   Вряд ли этот всадник имеет отношение к гильдии.
   - А как зовут?
   - Элси.
   Имя тоже не имеет значение.
   - А тебя?
   - Скаггар.
   Элси поднял голову и еще раз обсмотрел всадника. Тот явно из благородных и, скорее всего, светлейший.
   Странно...
   Чего бы ему водиться с таким отребьем, как Элси? Впрочем, какая разница, если он платит?
   Но интуиция упрямо вопила об опасности. Да и амулет на шее неприятно холодил. Что-то не то с этим Скаггаром, Элси готов был поспорить на драконово золото - что-то тут не так.
  

***

   Лириат, похоже, впрямь был шутом.
   Только вот чувство юмора у него, прямо скажем, специфическое. Из всех возможных спутников, каких только можно было навязать Келиане, он выбрал самого-самого.
   Сир Джонатан Арнис, за глаза его еще звали Луженая глотка. Надо отдать должное его благородному происхождению. Тут уж не прикопаешься. Отец - северный герцог, мать - дочь маркиза из того же края. Уважаемые и благопристойные люди, а уж предки их и вовсе увенчанные подвигами и наградами за достойное служение стране и королю.
   В кого уродился Джонатан - одному Лириату известно. Уж ему-то точно.
   Старший среди пять братьев и трех красавиц-сестер, сир Джонатан отыгрался за всю семью.
   - Не могу поверить, миледи, что это вы, - в очередной раз повторил он, глядя на принцессу, чинно восседающую на телеге и облаченную в хламиду.
   - Это вы меня еще в другой ипостаси не видели, - вздохнула девушка.
   Ее история произвела на рыцаря неизгладимое впечатление и новая баллада так и просилась на язык. Келиана, предвидев это обстоятельство, не забывала жаловаться на жуткую головную боль каждые десять минут.
   - Просто не верится, - сир Джонатан снова замедлил шаг лошади, которая так и норовила рвануться рысью. - Как будто сюжет древней легенды. И я ее прямой участник. Боги! Можете не сомневаться, Миледи, как ваш рыцарь, я буду верен вам до последней капли крови.
   Мартин отчетливо хмыкнул с козел. Келли только поморщилась. От отчисленного некроманта уж точно такой верности не дождешься.
   - Давайте лучше молить богов, чтобы те отвели от нас кровопролитие, сир Джонатан. Только его мне и не хватало. Но все равно спасибо, что решились следовать за мной прямо сейчас.
   - Не мне перечить воле богов, - ответил рыцарь.
   Награжденный званием рыцаря только по воле своего рода, Джонатан имел сердце поэта. Будь его воля, он бы взял лютню, надел шляпу с пером и пошел по землям Норландии прославлять своего короля в песнях.
   И, конечно же, умер бы с голоду. Потому как стихи он мог слагать еще более-менее сносные, но вот с голосом совсем была беда.
   - Сир Джонатан, а что вы делали в квартале красных фонарей? - спросила Келиана.
   - Наверное, вы восхищали девиц своим искусством? - не удержался Мартин. - Или все-таки они вас?
   Келиана хихикнула, а Джонатан не растерялся:
   - В вашем возрасте пора бы знать, что делают с девицами в таких кварталах.
   - Увы, мои родители бедны, дед жрец, а учитель слишком стар, чтобы раскрывать такие премудрости, - со скорбным лицом проговорил Мартин.
   - Может, не будем вести такие разговоры при принцессе?
   - Вы рыцарь, сир, вам кодекс не позволяет. А я - простолюдин и грубость мне свойственна.
   - Надо сказать, немалая.
   Келиана даже забыла о своем вопросе. Перепалка двух мужчин была шутливой и забавной, а в долгом пути развлечений немного.
   Сир Джонатан великолепно смотрелся в седле.
   Высокий, широкоплечий, с волной темных волос на плечах и яркими голубыми глазами. Даже в вечерних сумерках он был великолепен.
   Келиана даже подумала, что могла бы в него влюбиться.
   А что? Все как в сказках - благородный рыцарь и прекрасная принцесса - чем не пара?
   Только вот единственный недостаток начисто перечеркивал все достоинства сира Луженой глотки. Он слишком хотел быть менестрелем. А зря. Только время попусту тратил вместо того, чтобы защищать слабых, обездоленных, ну и прекрасных принцесс само собой. Хотя, последнее он сейчас и делал.
   - Скоро совсем стемнеет, - Келиана посмотрела на небо. - Может, нам пора поискать ночлег?
   - Через лигу будет рощица, там и заночуем, - невозмутимо ответил Мартин.
   - Он прав, - согласился Джонатан. - На открытом месте опасно.
   Такое единодушие покорило Келиану и спорить девушка не стала. Откуда ей, изнеженной принцессе знать, где лучше становиться на ночевку? Пусть мужчины выбирают, им видней. В конце-концов, она немощная старуха на телеге.
   Как оказалось, с определением расстояний у Мартина хуже, чем с чувством юмора. Рощица показалась темным пятном на склоне холма, когда уже наступила ночь. Если бы она не оказалась такой ясной, вероятно, рощу бы не заметили.
   Келли, которая за несколько часов поездки на жесткой телеге, уже отбила себе не только филейную часть, но и все бока. Не привыкла принцесса к путешествиям в столь неприятных условиях. Вот бы подушечку мягкую, прохладную воду с лимоном и желательно полог от солнца и комаров.
   Как только телега остановилась, девушка спрыгнула на твердую землю, что сразу же сказалось на затекшей спине.
   - И как вы только ездите на этом? Это же сущее мучение, - укоризненно произнесла она, указывая на телегу.
   Мартин пожал плечами.
   - Это с непривычки. Через пару дней пройдет.
   Келиана не сочла нужным отвечать.
   - А что ты делаешь?
   Мартин не ответил. Только предостерегающе поднял вверх указательный палец.
   - Мне кажется, он колдует, - сказал подошедший рыцарь.
   - А вы разбираетесь в магии?
   - Нисколько.
   Келиана тоже не слишком-то разбиралась.
   Мартин же обошел предполагаемое место ночевки, раскидывая какой-то серебристый порошок. Что-то шептал, пожимал плечами, повышал голос. Как будто с кем-то говорил.
   Потом быстро вернулся.
   - Все в порядке. Можете располагаться. Я все проверил.
   - Это спокойное место? - спросила Келли. - Духи на нас не злятся?
   Некоторые уроки Ларгеса девушка все же освоила.
   - Духи не в восторге от того, что сюда частенько заваливаются чужаки, но я их уговорил потерпеть до утра.
   - С ними, надеюсь, ты был более учтивым?
   - С ними я всегда предельно учтив.
   - Позвольте, я помогу вам, принцесса, - сразу же кинулся на помощь Джонатан.
   - Благодарю.
   Мартин скептически взглянул на Джонатана.
   - А вам, сир, я бы советовал поменять одежду. Вы слишком приметны. Завтра мы будем проезжать одну деревеньку и вам следует купить там что-нибудь...попроще. А все это лучше выбросить в овраг.
   Джонатан недоумевающее посмотрел на парня, продолжавшего обустраивать ночлег.
   - Не слишком ли много вольностей ты себе позволяешь?
   Мартин только-только собрался бы ответить и даже подобрал необходимую колкую фразу, как Келли его опередила.
   - Сир Джонатан, он прав. Ваша одежда вас выдает. А оружие вполне может пригодиться и поэтому мы его просто спрячем. А мне, - она одернула на себе хламиду, - не помешает еще один внук.
   - Как скажете, миледи...
   Ошарашенный рыцарь поглядел на принцессу так, будто она не только состарилась, но и приобрела третью руку, а заодно парочку голов. Чего-чего, а уж такого от манерной и изнеженной Келианы он не ожидал.
   - Идемте, Джонатан! - девушка поманила рукой. - Чего вы стоите? Расседлайте свою бедную лошадь и отдохните сами!
   Приказу Джонатан подчинился, хоть этому и противилась его свободолюбивая натура певца.
   Мартин, поглядев на этих двоих, решил, что толку не добиться и стал самостоятельно готовить ужин. Так как источника воды поблизости не обнаружилось пришлось ограничиться тем запасом, что имелся и сухим пайком. Келиана было заикнулась, мол, ты - маг, вызови воду. Мартин наотрез отказался. Такое заклинание отобрало бы много слишком много сил, а он уже и так потратился на защитный контур. Энергию лучше экономить, даже если обладаешь большим талантом.
   - Мы сейчас находимся вот тут, - он указал точку на карте.
   Келиана и сир Луженая глотка тут же приникли к ней.
   - Дня два-три будем идти вдоль тракта, а после свернем на Восток, к Влостону. Оттуда направимся прямиком через долину к Ренсу-Гра, а после к Нарийскому лесу.
   - Нарийский лес? Это очень опасное место, - задумался Джонатан. - Может, лучше обойти ближе к перевалу?
   - Там нас могут заметить. Лучше пройти через лес, он укроет.
   - Если мне не изменяет память, легенды говорят, что Нарийский лес один их "живых" лесов и еще отзывается, если с ним заговорить. А это умеют делать только эльфы. Вдруг лес нас не примет?
   - Сир, вы верите в легенды?
   - Я - менестрель, легенды - мое призвание.
   - Ваши знания нам очень пригодятся.
   - Нет, позволь...
   - Мы идем через лес, - твердо проговорила Келиана.
   Мужчины разом на нее посмотрели да так, что девушка чуть покраснела.
   - Через лес и точка. Я так решила, а я все-таки принцесса.
   По ее мнению, это должно было предотвратить дальнейшие вопросы.
   О Нарийском лесе Келли слышала столько сказок и легенд, что не преминет посмотреть воочию. Если ей пришлось совершить это путешествие, то пусть хотя бы какое-то удовольствие удастся от него получить.
   - Как скажешь, - усмехнулся Мартин.
   - Миледи, скажите, за чем мы все-таки едем чуть ли не на край света? - спросил Джонатан.
   Он картинно устроился, прислонившись к стволу дерева, и чистил свой меч. Отблески огня плясали на его лице причудливыми тенями. Темные волосы красивой волной лежали на плече, а тесемка темно-красной рубахи была развязана.
   Ни дать ни взять герой баллады.
   При условии, что он сам не начнет ее петь.
   - За ожерельем Налиссы, - улыбнулась Келли. - Она была возлюбленной Лириата. Но, настал день, и Шут отказался от нее, потребовав вернуть подарок - ожерелье. Налисса отказалась, потому что в украшении был заключен один из ее талантов. Лириат очень желал получить его обратно и Налисса предложила сделку. Тысячу лет ожерелье должно быть у нее, а Лириат все это время быть с ней.
   - И он выполнил условия?
   - Выполнил и был верен Налиссе. Но та оказалась хитрее. Она спрятала ожерелье и сказала, что Лириат будет искать его ровно столько, сколько она горевала о его предательстве.
   - И сколько же?
   - Второе тысячелетие пошло, - вставил Мартин.
   - Именно, - кивнула Келли. - В общем, Лириат так и не нашел его. Налисса доверила тайну своим жрецам и те ее хранили. В легендах говорится, что она забрала из ожерелья всю магию и давно позабыли Лириата. Поэтому и позволила жрецам раскрыть место, где же реликвия лежит.
   - Так зачем же Лириату ожерелье без магии?
   - Ни ему, его жрецам. Оно доказывает, что старые боги существуют на самом деле.
   - Выходит, вы идете против своего отца, миледи?
   Келиана вздохнула.
   - У меня нет выбора, сир Джонатан. Или я выполню задание, или, останусь такой, - она указала на свой наряд. - Теперь-то я точно знаю, что Лириат существует и мои предки ошибались.
   Мартин взглянул на небо.
   - Уже поздно, давайте спать.
   - Спокойной ночи, господа, - улыбнулась Келиана и улеглась первой, предоставляя мужчинам самим завершать все дела.
  
   Привыкшая спать в теплой уютной постели, на мягкой перине и, главное, высыпаться, Келиана была недовольна, когда Мартин растолкал ее на рассвете.
   Зябко пожимая плечами, девушка нехотя стала собираться в путь.
   Завтракали быстро. Тщательно затушили костер и, сняв все защитные контуры, отправились в путь. Мартин сказал, что оставлять ничего нельзя. Любой, даже самый слабый магический след может навлечь погоню. А у короля на службе маги куда более опытные, чем Мартин.
   Сир Джонатан внял советам Келли и того дерзкого простолюдина и частично сменил рыцарское облачение. Попросту говоря, снял все то, где имелись знаки короля и что было бы слишком дорого для простого путника. В итоге, остался в одной рубахе, штанах и плаще.
   - Когда мы доберемся до деревни?
   - Думаю, к вечеру, - пожал плечами Мартин. - Если все будет благополучно.
   - А ты не каркай, вот и будет, - ответила Келиана.
   - Принцесса, откуда такие выражения? - "ужаснулся" Мартин.
   - С кем поведешься...
   - Друзья мои, - вдохновенно проговорил Джонатан. - Какое прекрасное утро, не правда ли?
   Мартин даже обернулся с козел телеги. То ли обращение "друзья", то фраза рыцаря, но что-то его определенно удивило.
   А утро и впрямь было прекрасным.
   Прозрачный воздух, пронизанный легким туманом и капельками росы, что дрожат на листьях, травинках и так смело кусают босые ноги. Заденешь веточку и услышишь тихий звон, а роса тут же упадет на тебя обжигающим облаком.
   А небо - Келли еще никогда не видела такого неба - светло-голубое, покрытое утренней дымкой, с нежными и пока несмелыми лучами солнца и звонкой песней жаворонка в вышине.
   Келиана тут же влюбилась в это небо. Которое никогда не увидела, будь она во дворце. Там рассветы ограничены каменной рамкой окон и видны лишь через пелену тюля и кружев.
   Принцессе понравилось впервые в жизни наблюдать как оживает природа после ночного сна. Пусть было и прохладно, и хотелось спать, а на глазах появлялись слезы, стоило только зевнуть. Все было по-настоящему живо и прекрасно. И только менестрель мог понять и уловить такой миг.
   А вот Мартину все было нипочем. Он сто раз уже все эти восходы-закаты видел и совершенно не находил ничего распрекрасного в лесных ночевках. Это мокро, холодно, неуютно и вообще, хорошо, что не зима. В общем, смотрел на все с чистой практической стороны.
   Дорога была хорошей, лошади бодро шли вперед, телега не скрипела и не грозила какой-нибудь аварией, а настроение, вопреки всему, было замечательным.
   Пока впереди не показались другие путники. Телега, везущая стог свежей травы.
   - Сир, надеюсь, вы надежно спрятали все броское? - сразу же поспешил напомнить Мартин. - Келиана, ты - мерзкая старуха и не забывай об этом. Характер у тебя не менее мерзкий.
   - Забудешь тут... - фыркнула девушка.
   Телега с травой приближалась и из большого зеленого пятна превратилась в объект с четкими очертаниями, а также двумя пассажирами. Мужчина и женщина - крестьяне. Уставшие, изможденные лица, с бороздами морщин и уже собранным загаром. Одеты более чем скромно. А кляча, которую запрягли в телегу и вовсе справила свой столетний юбилей года два-три назад, не меньше.
   - Доброе утро! - приветливо улыбнулся Мартин, когда телеги поравнялись. - Не скажете, почтенные, далеко ли до деревни?
   - И тебе не хворать, парень, - хрипло ответил мужик. - А деревня какая нужна? Большой Лог тут рядом. Лебединая заводь - так это направо свернуть. Есть еще одна, но там с десяток домов, не больше. Куда едешь-то?
   - В Большой Лог.
   - Если в Лог, так прямо и к вечеру прибудете, - он скосил глаза на Келиана.
   Та, помня о роли старухи, сгорбилась и недовольно помотала головой.
   - Никак бабка твоя? - спросил крестьянин, поспешно отворачиваясь.
   Мартин только развел руками.
   - Бабка. Вот везем с братом к родне. Вступило карге на старости лет путешествовать, сестру, которой двести лет в обед, повидать.
   - Ты кого это каргой назвал, бессовестный? - Келиана постаралась сделать голос хриплым, хотя крестьянам он и так слышался хуже некуда. - Была бы клюка, дала б тебе по хребту! Никакого уважения к старшим нету! - после посмотрела на крестьян, все не спешивших уезжать. - А вы чего уставились? Дел своих что ль нет? Сказали дорогу и езжайте! Нечего пялиться на добрых людей!
   В довершение она сложила руки на груди и сделалась такой важною, что и подступиться страшно.
   - Ух, старая ведьма! - отшатнулась крестьянка. - Поедем, от греха подальше. Удачи вам, парни!
   Причмокнув губами, мужик дернул поводье и кляча двинулась в путь.
   - Принцесса! - ахнул Джонатан. - Не знал, что вы такая актриса!
   - Я и сама не знала. Мартин, едем, хватит смеяться!
   Парень беззастенчиво хохотал самым наглым способом.
   - Не зря тебя Лириат выбрал - знал, кого в свои приспешники записать. Н-но! Пошла!
   Келиана самодовольно вздернула подбородок и похвалила себя за смелость и недюжинные актерские способности.
  
   Крестьяне не соврали. Деревенька показалась из-за леса стоило только солнцу коснуться горизонта.
   Большой Лог вполне оправдывал свое название. Домов в нем было сотни две, а то и три. Среди них не было жалких бедняцких лачуг, что говорило о достатке жителей.
   Келиана даже привстала на телеге, чтобы получше рассмотреть деревеньку.
   - Кто-нибудь бывал тут раньше?
   - Приходилось, - почти разом ответили ее спутники.
   Переглянулись и замолчали.
   - Там есть приличный трактир, где можно остановиться, - первым нарушил тишину Мартин.
   - "Ельник и осина", - тут же продолжил Джонатан.
   - "Ельник и осина" слишком дорогое место. Там останавливаются те, кто побогаче и познатнее. Нам туда нельзя. Лучше в "Серой собаке".
   - Паршивое место. Там жуткие клопы, - парировал Джонатан.
   - Нет там не единого клопа, - не собирался сдаваться Мартин. - Цены умеренные, чисто и вкусно и мы там не будем белыми воронами.
   - Я считаю, что принцессе не стоит находиться в подобных местах и...
   - Принцессы сейчас нет, а нашей уважаемой бабушке нужен ночлег.
   - Ты слишком много себе позволяешь!
   - А вы не понимаете очевидных вещей.
   Сир Джонатан начинал закипать, а Мартин был невозмутимо спокоен.
   - Заткнись, или, я сейчас же...
   - Тихо! - наконец вступила Келиана. - Можно подумать у нас такой огромный выбор. Вы оба взрослые мужчины, а спорите из-за мелочи.
   - Мы должны решить, где остановимся, а это не ерунда, - спокойно проговорил Мартин.
   Келли мгновение подумала.
   - Может, там есть еще какой-нибудь трактир.
   - Есть. "Кабанья нога". Худший из трех.
   - Настоящий клоповник.
   Келиана даже удивилась такому внезапному единодушию.
   - Отлично. Значит, там и остановимся.
   - Вы уверены, миледи?
   - Я - старуха в рубище, значит, мое место в "Кабаньей ноге".
   - Как скажешь, - усмехнулся Мартин. - Но мы предупреждали.
   Келиана была настоящей принцессой, воспитанной в роскоши и красоте. Ее готовили не к странствиям по дороге, а к жизни во дворце и управлению этим же дворцом.
   С детства она видела все самое лучшее и мир казался одним большим кукольным домиком. С розовыми башенками, игрушечной белой мебелью и красивыми фарфоровыми чашечками.
   У нее и впрямь был такой домик. Лет в пять Келли запросто могла ходить по нему, играть с другими детьми и засыпать внутри, когда очень уставала. Домик был рассчитан на детей и взрослые не могли проникнуть внутрь, даже когда хотели унести принцессу в кровать.
   Но случилось неизбежное - Келли выросла и оказалась не в состоянии попасть в сказочный домик.
   Его стены перестали оберегать ее от внешнего мира и принцесса увидела, что не так уж он и красив, как казалось из окошка с розовым подоконником. Увы...
   С тех пор она перестала играть в куклы, да и играть вообще. Разве что в светсткие интриги. Придворным, хоть те и были взрослыми людьми, такие игры не надоедали никогда.
   Почему-то вспоминать об этом было очень грустно. Может, потому что Келли уже шестнадцать и она, теперь уже точно, никогда не вернется в детство? А, может, потому что скромный букетик васильков, подаренный Джонатоном, так и стремится напомнить об этом?
   Она сама просила не напоминать о дне рождения.
   Келиане, как ни странно, нравилось то приключение, в которое она попала. Ей нравился и горьковатый степной ветер, и колкие шуточки Мартина, сидящего на козлах, и даже маскарад с нищенской одеждой. Это было так необычно и странно и, самое главное, она ощутила свободу.
   Свобода всегда пьянит.
   Келли знала, что не всегда будет так легко и просто. Путешествие только началось и неизвестно, что ждет за поворотом. Но еще страшнее тот миг, когда путешествие закончится. Жизнь уже никогда не станет прежней и от этого почему-то грустно.
   Трактир "Кабанья нога" и впрямь был самого низкого сорта.
   Простые скамьи, столы, залитые элем и жиром. Если их и скоблили, то очень редко. Светильники с оплывшими воском свечами. Девицы в откровенных платьях, готовые на все за монету. И хозяин - толстяк с глянцевой лысиной, в засаленном фартуке и далеко не самого приветливого вида.
   Стоило только войти, как душный кислый запах немытых тел, браги и еще невесть чего, ударил в нос.
   - Может, все-таки уйдем? - на всякий случай спросил Мартин. - Мы с сиром только за.
   - Нет уж, - решительно проговорила Келиана. - Остаемся.
   Она прошла и чинно села за свободный стол.
   На нее косились, но сказать слова не смели. Старуха все-таки, а старость следует уважать. Тем более, на шее старухи какие-то амулеты. Мало ли, вдруг порчу навести вздумает.
   Пока Мартин и Джонатан разбирались с комнатой, ужином и одеждой последнего, Келиана изучала публику, собравшуюся вокруг.
   Как и заведение, посетители тоже были самого низшего сорта. Бедняки в поисках работы, пьянчужки, нищие паломники к святыням, охотники, крестьяне и прочая чернь.
   Все они были грязны, чудовищно невоспитанны и крайне зловонны. Келиана смотрела на людей с интересом и легкой брезгливостью.
   Среди пьянчуг, распивавших за соседним столом отвратного качества эль, одно лицо Келиане показалось знакомым. Она всмотрелась.
   Эгаль сверкал гнилозубой улыбкой и, глядя на девушку, поднимал кружку эля.
   Келли хотела было подойти, но не успела. Стоило только на секунду потерять бродягу из виду, как он и впрямь исчез.
   Старина Эгаль следит за ней - забавно!
   Наверное, из-за него это странное чувство. Келиане за пока еще не долгое время поездки казалось, что кто-то наблюдает за ней. Наверное, это и был Эгаль. Больше ведь не кому.
   Ужин оказался вполне сносным, хоть и не самого лучшего качества. Во всяком случае, его можно было есть. Наверное... Келиана смотрела на все, принесенное служанкой и уговаривала себя, что эта еда пригодна к употреблению.
   Нет, ну едят же как-то Мартин и Джонатан. Нет, первый-то простолюдин, оно и понятно. А вот сир Джонатан - он рыцарь, ему положено терпеть тяготы и лишения.
   А она, сама Келиана - принцесса и обязана, если не сносить тяготы и лишения, то хотя бы принимать их с безупречными манерами и спокойным лицом. Без брезгливой мины.
   Девушка поглубже вдохнула и...попробовала кусочек мяса. Вопреки ожиданиям, с ней не случилось ничего ужасного. Она не превратилась в лягушку, не позеленела и упала замертво от яда. При дворе вошли в моду отравления и вся королевская семья опасалась такой участи.
   Следующий кусок был воспринят уже гораздо спокойнее. За ним следовал еще один. В итоге, Келиана все-таки поняла, что эту пищу есть можно вполне спокойно, хоть и должного удовольствия она не приносит.
   Девушка никак не могла дождаться, пока они покинуть душный, пропитанный запахами перегара, еды и пота, зал и поднимутся наверх, в комнаты. Возможно, там даже будет кровать с матрасом.
   Келиана мечтала об этом так же, как и о прекрасном принце совсем недавно. Тогда ей казалось, что он и есть - предел мечтаний. Оказалось, нет. Пределом были матрас и крыша над головой. А еще - сон.
   Мартину неимоверными усилиями удалось выбить у хозяина приличную комнату - с наименьшим количеством клопов и тремя кроватями. Как ему это удалось - одному Лириату и известно. Впрочем, слуге загадочного божества еще и не то удавалось.
   Конечно, это помещение было далеко от дворцовых палат. Но Келиана понимала, что ничего другого ожидать не приходится. Потому и пропустила мимо рассохшиеся оконные рамы, скрипучий пол, стены, облупленные и выщербленные стены. Сейчас было совершенно не до них, потому что кровати, хоть и скрипели в тон с полом, были со старенькими соломенными матрасами, а это все ж лучше ночевки на голой земле.
   Джонатан, как рыцарь и, следовательно, защитник, лег у двери.
   Келиана устроилась у стены и все никак не могла уснуть, ворочалась, думала. Наконец, решила, что пора положить конец этой бессоннице.
   - Мартин! - шепотом позвала она, приподнимаясь на локте.
   - Чего тебе? - сонно отозвался маг.
   - Сегодня в трактире я видела Эгаля.
   - Ну и что в этом странного? Эгаль появляется где хочет и когда хочет. Или он сказал тебе что-то?
   - Нет, ничего. Он просто улыбнулся, кивнул и исчез. Но... Мартин, да прекрати ты спать! Я должна сказать тебе!
   Маг сдался и приподнялся на кровати.
   - Слушаю...
   Келли покосилась на сира Джонатона.
   - Наш приятель спит, - успокоил Мартин. Подтверждением стало сопение. - Видишь? Что случилось?
   Девушка, хоть и видела, что рыцарь впрямь спит, не решилась говорить вслух.
   - Подойди сюда, - шепнула и поманила рукой.
   Мартин нехотя встал и, посылая во тьму весь королевский род, про себя, конечно же, подошел. Опустился на корточки, чтобы лучше слышать девушку.
   - Ну что такое, Келиана? Почему ты не даешь мне спать?
   - Мартин... - девушка вдруг запнулась под испытующим внимательным взглядом. Он оказался так близко, что Келли неожиданно смутилась. - Мне кажется, за нами кто-то следит. Я чувствую его от самых городских ворот и еще кулон, он время от времени начинает пульсировать. Это верный признак чужой магии.
   - Ты не ошибаешься, - кивнул Мартин. На его лицо падала полоска лунного света, и Келиане отчего-то хотелось отвести ее в сторону. Чтобы не видеть, как под лучом кожа кажется мертвенно-бледной и безжизненной. Мартин ведь не такой, а луна искажает правду. - Я тоже ловил это ощущение.
   - И кто это может быть?
   - Тише! - он прижал палец к губам. - Не разбуди нашего менестреля, иначе балладу об этом услышит вся округа.
   Келли улыбнулась. Не всегда уместные шутки Мартина на этот раз сумели развеять ее страх.
   - Кто бы он ни был, он не желает нам зла, просто наблюдает. Я не ощущал ничего темного. Этот кто-то на стороне света, так что тьма нам не угрожает, не бойся. Спи.
   Он поднялся и уже намеревался вернуться в свою постель, как Келли остановила его.
   - Мартин!
   - Ну что еще?
   - В этом путешествии нам может что-то или кто-то угрожать?
   - Да, - коротко ответил Мартин. - Нас ждет много опасностей, Келиана. Будь готова. А сейчас спи.
   Он легонько, почти незаметно пожал ее ладонь будто бы в знак поддержки, а, может, чтобы успокоить.
   Келли улеглась на плоскую подушку и закрыла глаза. Мартин прав, нужно быть готовой ко всему.
  
   На следующее утро Келиана поняла, что Мартин был прав вдвойне.
   Проснулась девушка от шума, доносящегося с улицы. Встала, подошла к окну и в первую минуту подумала, что все происходящее там ей мерещится спросонья.
   - Мартин! - тут же крикнула она. - Мартин, проснись!
   Некромант оторвал голову от подушки и, щурясь от дневного света, проговорил:
   - Келиана, какой бездны? Тебе опять неймется?
   - Лучше встань и выгляни в окно.
   Вспоминая все известные ему темные силы, Мартин поднялся и, почесывая пятерней взъерошенный затылок, подошел к окну.
   Сон как рукой сняло.
   - Да чтоб его сотня троллей сожрала! - ругнулся он, позабыв о присутствии принцессы и стрелой вылетел из комнаты.
   Келиана побежала следом.
   А случилось не что иное, как дезертирство с боевого поста.
   Сир Джонатан, клятвенно заверив своих спутников, что будет охранять их покой без сна и отдыха, вначале совершенно не по-рыцарски уснул, а после еще и сбежал. Проснувшись перед рассветом и осознав, что все в порядке и бояться нечего, он решил прогуляться и заодно прихватил свою лютню, потому как утренняя свежесть, природа и обилие симпатичных селянок благотворно сказываются на вдохновении.
   Выскочив во двор Мартин и Келиана увидели следующую картину.
   Благородный сир Джонатан, который благодаря новоприобретенной одежде, окончательно превратился в бродячего менестреля, чинно восседал на крыше невысокого сарая и, перебирая струны, пел.
   Неизвестно, кому из троих была посвящена баллада о любви, но девушки стояли в сторонке и, хихикая, не сводили глаз с красавца-барда. Кроме них, представление собрало немало других зрителей.
   - Какой ужас, - четко заключил Мартин.
   - Если ты о его голосе, то я согласна, - сказала Келли, придав голосу старушечью скрипучесть и горбясь. - Дай руку, внучек, я на нее обопрусь.
   - Голос - самое безобидное, что я тут вижу. Надо его как-то снять.
   - Как?
   - Ты же его бабка, вот и потребуй!
   Келиана, которая и так была не в восторге от своей роли, вздохнула совсем уж по-стариковски.
   Они с Мартином протиснулись через толпу и оказались у сарая, на котором восседал Джонатан. Перекричать его не представлялось возможным, а потому Келиана решила дождаться окончания баллады, восхвалявшей красоту возлюбленной некоего рыцаря. Впрочем, какого именно и так было ясно.
   - Джонатан! - хрипло крикнула Келиана. - А ну-ка быстро слазь оттуда! Нам в путь пора, а ты все песни поешь.
   - Бабка права, братец, - подхватил Мартин. - Дорога неблизкая, будет тебе.
   Менестрель поглядел на них блаженным взглядом и только проговорил:
   - Дорога вдохновила меня, а время так скоротечно...
   - Он спятил! - шепнула Келли, округляя глаза от страха.
   - Если он не слезет через пять минут, я сам его вдохновлю, - зарычал Мартин.
   Чего-чего, а такой выходки от рыцаря он не ожидал?
   И кто его только в орден принял? Как его полоумной родне только ума хватило такому оружие в руки дать?
   - Ты прав, братец, - "согласился" Мартин. - Но наша бабушка переживает, а время и впрямь не ждет. Спускайся к нам и едем.
   - Погоди, парень! - закричал какой-то крестьянин в рубахе с закатанными рукавами и вилами в руках. - Пусть допоет! Он еще песен обещал!
   - Хватит с вас песен! - неожиданно для себя самой крикнула Келли. - Шел бы работать, а не глазеть на проезжих!
   - Ах, ты, старая ведьма! - закричал крестьянин, но его заглушил смех.
   Джонатан же, все еще взиравший на землю грешную с высоты сарая, наконец-то отвлекся от воздушных поцелуев и улыбок, что посылали ему милые селянки.
   - Так и быть, время не ждет. Но я спою вам еще одну балладу!
   И снова зазвенели струны лютни. Люди, как ни странно, обрадовались.
   - У них что, совсем музыкального вкуса нет?
   - Зато у них есть вкус к развлечениям.
   Сир Джонатан затянул очередную руладу. Голос его срывался. Горе-менестрель фальшивил так, что Келиана подумала было закрыть уши руками.
   Люди, недовольные пением, стали плеваться и уходить. Даже девицы как-то скисли. Некоторые же остались и слушали, посмеиваясь.
   - Лириат великий, как же мне это надоело, - прошептал Мартин. - Пора прекращать балаган.
   Келли не успела и глазом моргнуть, как он что-то шепнул и в тот же миг соломенная крыша сарая рухнула. И как только до этого выдерживала такого молодца?
   Сир Джонатан, не успев довести высокую ноту до конца, полетел вниз. Благо, опустился прямо в стог сена. То ли равновесие у него хорошее, то ли Мартин так рассчитал, но повезло певцу до крайности.
   Народ разразился гоготом и неприличными шутками, девицы кинулись на помощь своему герою, а Мартину с Келианой только и оставалось, что ждать, пока бедлам завершится.
   Выскочил хозяин "Кабаньей ноги", а следом его женушка.
   Оба стали кричать всевозможные ругательства, призывать на помощь богов и заодно посылать в самую глубокую бездну певца и его родню.
   Келиана слушала с чрезвычайным вниманием, отчего, наверное, изрядно пополнила свой словарный запас причудливыми оборотами. Раньше бы она ни за что не догадалась, что можно проделывать такие вещи с некоторыми частями тела всех присутствующих. Хотя, сиру Джонатану досталось больше всех.
   Скандал удалось уладить лишь монетой, которую Мартин сунул хозяину. Мужик хоть и продолжил ругаться, но уже не так душевно, как прежде.
   Девицы тем временем окончательно привели Джонатана в чувства и просили задержаться еще немного, но грозный взгляд его бабки почему-то отсек все остальные их предложения.
   - Вы, сир, окончательно мозги растеряли? - никак не мог успокоиться Мартин, когда они уже двинулись в путь. - Нам не нужно лишний раз привлекать внимание, а вы такое учудили!
   - Но это еще не повод обрушивать подо мной крышу, - спокойно ответил Джонатан.
   Сегодня его накрыла волна вдохновения и оттого все нападки какого-то простолюдина казались ничтожными и совершенно беспочвенными. Хотя, бок при падении он, конечно же, отбил.
   - Тогда прошу принять к сведению, что если вы еще раз выкинете нечто в этом роде, сир, то я еще не то с вами сделаю.
   - Ты мне угрожаешь?
   - Предупреждаю.
   - Послушайте его, Джонатан, - подтвердила Келиана. - Он некромант.
   Мартин лишь хмыкнул, а рыцарь только покачал головой и вернулся к своему вдохновению и более приятным мыслям. Больше всего его, конечно же радовало, что при падении лютня осталась цела и невредима.
   Келиана почти не обратила внимания на перепалку мужчин. Она лишь тревожно оглядывалась по сторонам и то и дело касалась кулона на груди.
   - Мартин, мне кажется, за нами опять следят. Я чувствую на себе взгляд, а кулон снова пульсирует.
   Маг коротко кивнул и проговорил:
   - Я заметил это еще во время выступления нашего соловья. Вряд ли тот, кто идет за нами по пятам хочет, чтобы его видели.
   Келли подняла глаза и увидела, как с ветки высоченной сосны слетела крупная птица. Значит, они с Мартином не ошибаются.
  

Глава шестая

  
  
   Элси перевернулся на спину и поглядел в потолок.
   Одинокий ночной мотылек кружил возле фонаря, повешенного на длинный гвоздь, вбитый в кривую балку. Еще теплый он напоминал мотыльку об огне, горевшем в нем. Таком чарующем и притягательным, что глупый попал в ловушку, не думая ни о чем. Теперь вот вьется вокруг остывающего стекла и не знает, как выбраться наружу. А ведь окно открыто.
   Элси было не по себе от всего происходящего.
   Странный попутчик по имени Скаггар пугал его, но вместе с тем вызывал интерес. За тот день, что они провели, шага по дороге бок о бок, парень так ничего и не узнал. Разве что окончательно убедился, что черноволосый благородных кровей.
   Амулет на шее по-прежнему неприятно холодил кожу и предупреждал. Старая знахарка, что дала его, велела слушаться беспрекословно и тогда амулет спасет. А Элси был очень суеверным.
   Карта, полученная в уплату карточного долга, врала. До Восточного тракта идти нужно было дольше, чем парень рассчитывал. Его спутника, на удивление, это не слишком расстроило. Скаггар не отказался платить и даже не набросился с кулаками. Просто предложил Элси устроиться где-нибудь на ночь.
   Деревенька, которыми так богаты здешние края стояла на краю оврага и представляла собой не больше двух десятков дворов. Ни о каком постоялом дворе и речи не шло. Бедным жителям едва хватало на пропитание.
   Элси и Скаггара пустил к себе седой селянин с ровно подстриженной бородой и в опрятной залатанной одежде. Предложил заночевать одному в доме, другому в сарае, на стоге сена.
   Элси - птица не гордая, согласился и на второй вариант. Только вот отчего-то все не спалось.
   Наверное, луна виновата. Слишком уж она яркая этой ночью.
   Лириат, наверное, надел одну из свои личин и отправился гулять по земле, потешаясь и ища, чью бы судьбу обыграть. Старые легенды говорили, что Шут всегда так и делал.
   В темноте угадывались черты телеги, еще одного стога сена и простеньких деревянных орудий. Громко пел сверчок, притаившись где-то под окном. В полях кричала ночная птица.
   А сон все не шел.
   Может, плюнуть на все и уйти в ночь?
   Нет, глупости. Нельзя быть суеверным настолько. Элси все же проводит своего попутчика, а после они расстанутся. Он двинется в порт, а Скаггар куда-то еще.
   Элси вслушался в тишину ночи.
   Не так уж она и тиха, если разобраться. Сверчок, птицы, мотылек под потолком, шелест ветра в траве и ветвях, скрип старой калитки и... чьи-то шаги.
   Любопытство Элси часто играло с ним злые шутки. И в этот раз он поднялся на ноги и, подстегиваемый вышеупомянутым, подошел к воротам сарая.
   Мало ли кто может бродить по крестьянскому подворью ночью?
   Может, хозяин, или, кто-то из его семьи вышел по нужде. Может, ушлый сосед полез под покровом темноты за уродившейся капустой. А, может, и вовсе лихой человек заглянул. Кто знает - место ведь глухое.
   Элси выглянул в щель между неплотно закрытыми створками и увидел Скаггара.
   Мужчина шел в сторону озера, не оглядываясь. Оружия при нем не было, как и плаща. Только штаны и рубашка - слишком легкий костюм для ночной прогулки.
   Элси дал себе еще минуту на размышление, но любопытство оказалось сильнее. Он дождался, пока Скаггар скроется в зарослях и, легко приоткрыв одну из створок, вышел.
   Черноволосый, похоже, даже не думал, что за ним могут следить. Он шел беспечно и не оглядываясь. Странно...
   Скаггар казался осторожным и неглупым. Если он собрался сотворить что-то незаконное, неплохо было бы оглянуться.
   Впрочем, Элси заметил одну странность. Его походка, идеально ровная спина, какая-то скованность движений. Как будто он находится во сне, или, по ту сторону... Кажется, такое состояние называется трансом. Элси слышал это слово от магов.
   Он шел, стараясь быть незамеченным и у него получалось. Скаггар ничего не подозревал.
   Увидев, что черноволосый остановился, Элси притаился за кустом ракиты. Вглядываться в темноту не приходилось. Полная луна прекрасно освещала землю. Так ярко, что Элси ощущал себя незащищенным.
   Скаггар остановился на берегу, у самой кромки воды. Поднял голову и взглянул на небо. Что он там увидел, неизвестно. Но после он стал поспешно раздеваться. Отбросив все вещи в сторону, он снова обратился к луне. Как будто ждал чего-то.
   Элси прошиб холодный пот, когда он понял, чего дожидается человек. Он, не теряя времени, выбрался из-за ракитного куста и что было духу припустил прочь. Вслед ему донесся вопль, переходящий в вой.
   Вбежав в сарай, Элси плотно прикрыл двери, еще и вилы повесил на ручки для надежности. Сел на солому, обтер рукавом лоб и выдохнул. Ну и дела!
   Чего он не ожидал, так это встречи с проклятым. Похоже, легенды и впрямь не лгут. Оборотень благородных кровей.
   Король держал таких на особом счету и щедро платил за выполнение некоторых деликатных поручений. Целый клан профессиональных искусных наемников. Элси грешным делом подумал, что гильдия может послать такого по его душу. Но он переоценил себя. Вряд ли гильдейские старейшины станут так тратиться на какого-то воришку.
   Когда испуг немного стих, а сердце перестало биться раненой птицей, Элси взглянул на ситуацию по-другому.
   Зря он так поспешно бежал. Если Скаггар обернулся по своей воле, а это так и было, то он бы не стал нападать. Такие как он вообще редко нападают на людей, разве что по заказу. И, что немаловажно, Скаггара послали не за Элси, иначе тот и пикнуть бы не успел.
   Зачем вот только ему держать путь на Восток? Это слишком далеко от столицы, где он у короля на виду.
   Темная история.
   Одно Элси было ясно как день - он опять вляпался в историю и увидел то, чего не следует. А всему виной дурацкое любопытство!
   Элси всегда везло, его даже прозвали Счастливчиком. Правда, вот сегодня удача к нему повернулась не пойми каким боком. Узнал чужой секрет, а что с ним делать - неизвестно.
   Когда опять послышались шаги, Элси приник к двери и увидел, что Скаггар вернулся. Значит, превращение нужно было ему лишь ради самого его факта. Ненадолго, только чтобы удержать вторую суть под контролем.
   Элси улегся на солому.
   Глупый мотылек все еще бился под потолком, а луна освещала его бледные крылья.
   Нужно спать и не думать. Легко сказать...
  

***

  
   После ясного солнечного утра и день вдруг совершенно испортился. Как и настроение.
   Природа, кажется, не оценила стараний сира Джонатана и на оглушительные певческие трели ответила серым небом, густыми тучами до самого горизонта и мелким противным дождиком. Он то шел, то прекращался, то снова принимался выстукивать звонкими каплями однообразную мелодию.
   Келиана куталась в плащ и хмуро поглядывала на, вдруг переставшую казаться красивой, природу. Принцесса уже подрастеряла свой пыл и поездка совершенно не радовала. Единственное чего хотелось - снять влажную одежду, как следует просушиться и завалиться спать.
   Вспомнилось детство и уютный будто сказочный замок Горного ручья, где Келли провела несколько лет. В те годы при дворе было неспокойно и король счел нужным отправить жену с детьми в ее родовое гнездо.
   Горный ручей, стоящий на скалах перевала, был отлично укреплен и находился вдали от шумных городов и главных трактов. Из его окон открывался чудесный вид на заснеженные вершины и долину, что начиналась у их подножия.
   Келли помнит, как в дождливые дни, покончив с занятиями, забиралась на широченный подоконник в библиотеке и долго смотрела сквозь решетчатое окно. Капельки дождя оседали на стекле и медленно ползли вниз, превращая картинку в непонятное месиво. А еще шумно барабанили все хотели добраться до девочки, притаившейся за окном. В это время тяжелые облака опускались на самые вершины гор и вдалеке сверкали яркие молнии.
   Келли вздохнула. Вряд ли она еще раз попадет в Горный ручей. Вряд ли увидит старую библиотеку. После смерти Эльзы ей так и не довелось попасть туда.
   - Долго нам еще ехать до ближайшего селения? - зябко передернув плечами, спросила девушка.
   - Лиги три-четыре, - пожал плечами Мартин.
   Посмотрел на небо и поцокал языком.
   - Что-то Лириат совсем к нам немилостив. Какая же паршивая погода...
   - Хуже не придумаешь, - согласилась Келли. - Как думаешь, он все еще следит за нами?
   - Возможно, что это и она. Но следит.
   - И дождя не боится.
   - Вряд ли его испугает такая мелочь, Келиана.
   Принцесса высунула из-под плаща ладонь.
   - Ну вот и дождь снова утих.
   - Надолго ли?
   Сир Джонатан ехал позади и угрюмо молчал. Дождь разогнал все его вдохновение и желание разговаривать заодно. Эйфория после утреннего триумфа постепенно прошла и оставила только воспоминания, а еще пару синяков на боку.
   - Мартин, а откуда ты родом? - Келли до смерти надоело молчать, тем более в окружении целых двоих спутников.
   - Из Гринхилла. Это на Западе.
   - Далеко тебя занесло.
   - Родители переехали в поисках работы, а после узнали, что у меня дар и отправили учиться.
   - А Альвин?
   - Альвин - тема отдельная. Однажды ему все надоело и он отправился странствовать. Как стал жрецом Лириата, ума не приложу. Но, если верить рассказам, другой жрец передал ему силу.
   Келиана только удивленно пожала плечами, от чего с них чуть не сполз плащ.
   - Вот так взять все бросить и уйти? Не каждый сможет.
   - Альвин был разбит горем. После смерти моей бабки, он просто не находил себе места. А потом в Гринхилл заглянули трое паломников и Альвин решил пойти с ними. Думал, так будет легче. В итоге, это его и спасло.
   Келли недовольно сморщила носик - на него снова упали капли дождя.
   - А, может, он просто пытался сбежать от себя?
   - Может... - Мартин пожал плечами. - В любом случае, не наше дело его осуждать.
   Келиана вгляделась в мутную дымку, повисшую над дорогой.
   - По-моему, кто-то идет нам навстречу.
   - Если хотите, миледи, я сейчас же узнаю, кто это, - отозвался Джонатан.
   - Не надо, - отказалась принцесса. - И прекрати называть меня "миледи". Лучше перейдем на "ты", а при посторонних "бабушка".
   - Но, при... - девушка строго посмотрела на него. - Келиана?
   - Так нужно, - отрезала она.
   - А ты быстро схватываешь, - подмигнул ей Мартин. - По-моему, это простой путник.
   Мартин не ошибся.
   Спустя пар минут неузнаваемый в туманной дымке силуэт превратился в крестьянина, ведущего за собой корову. У той на шее был привязан колокольчик.
   - Добрый день, почтенные, - поздоровался он, больше обращая внимания на Келиану. - Вы случаем не из Большого Лога едете?
   - Оттуда, господин. А что нужно?
   Мужик указал на корову, бредущую позади и мирно жующую жвачку.
   - Да вот хотел узнать, будет там завтра ярмарка. Может, слышали что?
   Мартин пожал плечами.
   - Откуда нам знать, мы там проездом. Ничего не слышали.
   - Жалко-жалко, - покачал головой крестьянин. - А куда направляетесь? Не в Лебединую заводь?
   - Как раз туда, - с подозрением ответила Келиана, щурясь по-стариковски.
   Мужик просиял, демонстрируя щербатую улыбку.
   - Скажу вам честно, постоялый двор у нас - полное дерьмо.
   От такой неожиданной откровенности Келли и Мартин опешили и невольно переглянулись.
   - Хозяйка - вдова Ритана - бабенка-то ничего, но вот грязище развела... А уж как она цены подняла! Дерет с путников втридорога, а условия, - мужик махнул рукой. - Не советую вам там останавливаться. Вы лучше остановитесь у меня - дом большой, просторный, семья у меня спокойная, жена вкусно готовит, да и за лошадками вашими посмотрим. А денег много не возьмем. Ну как?
   Он с надеждой посмотрел на Келиану, как на главу семьи.
   Девушка коснулась пальцами кулона, что был не виден под одеждой. Тот молчал. Значит, никакой магии тут нет. Но ведь кулон не показывает подвоха, если тот есть.
   - Вы согласны, матушка? - крестьянин пытался не показывать, насколько его коробит образ старухи. - Остановитесь у меня?
   - А чего ты нас так уговариваешь? - Келиана и сама испугалась, услышав настолько скрипучий голос. Надо сказать, ее актерская игра становилась все лучше и лучше.
   - Деревня наша далече от города, от тракта, опять же, в стороне. Работы немного, а своим хозяйством не проживешь. Вот и берем путников на постой. Вы не думайте, почтенная, у нас все для гостей есть, все условия.
   Келиана все еще сомневалась.
   С одной стороны, ей не хотелось вновь оказаться на грязной постоялом дворе, где клопы прямо-таки кровожадные упыри какие-то. Изгрызли ее всю за ночь как только могли.
   А, с другой стороны, она помнила предостережения Мартина и не хотела попасть впросак.
   - Что скажете, внучки? - спросила она все тем же скрипучим голосом и посмотрела на своих спутников. - Джонатан? Мартин? Будем принимать приглашение этого достойного человека?
   - Обещаю, господа, вы не пожалеете, - поспешил заверить крестьянин.
   - Как ты решишь, бабушка, - Джонатан говорил так, будто подавился чем-то. Трудно ему далось нарушение этикета, тем более такое вопиющее. - Но я бы не стал отказываться.
   После утренней выходки доверия к горе-менестрелю было немного.
   - Мартин? - вот от кого Келли ждала помощи.
   Молодой маг кивнул.
   - Давай примем предложение этого человека.
   - Показывай дорогу, - скомандовала Келиана.
   - Вы не пожалеете, почтенная. Ни на минуту не пожалеете. Идем, Буренка, идем! Ты достаточно паслась сегодня. Я живу на краю деревни, господа...
   Колокольчик на шее его Буренки нежно зазвенел и корова, равнодушно взирающая на все происходящее, мирно пошла следом за хозяином.
  
   Дин, так звали крестьянина, не солгал.
   Дом его и впрямь оказался уютным и просторным. И, главное, чистым. Впрочем, он напоминал самого хозяина. Дин, несмотря на небогатый наряд, выглядел очень опрятно и аккуратно. Даже борода была ровно подстрижена.
   Супруга Дина оказалась средних лет полной женщиной со спокойным приветливым лицом. Гостям она не то, чтобы обрадовалась, но и не огорчилась их приходу. Лишь поздоровалась, указала, куда проходить и отправилась готовить ужин. В общем, выглядело это так, будто она каждый день так делала.
   Келиане очень понравилось в этом доме. Главное, тут тепло, сухо и нет дождя.
   Но стоило ей войти в комнату, как девушка едва не выскочила обратно. Хорошо, Мартин встал на входе и не выпустил.
   - Келиана, ты взбесилась?
   - Там... девушка пальчиком указала внутрь. - Зеркало. Я боюсь смотреть в него.
   - Оно отражает истинный облик? - спросил Джонатан.
   Голос его звучал слишком уж зычно. Так, что Мартин тут же затолкал и его, и принцессу в комнату и захлопнул дверь.
   - Вы, сир, ума окончательно лишились?
   - Между прочим, я до сих пор не могу поверить, что принцесса выглядит... не так, как раньше. Вдруг, вы меня дурачите?
   - Заодно и всех вокруг? - зло спросила Келиана.
   - Вообще-то, я тоже не видел твой новый облик, - неожиданно согласился Мартин. - Тебе не кажется, что это нечестно?
   Девушка растерялась.
   Ей самой уже довелось однажды увидеть себя другую. Надо сказать, зрелище не из приятных и снова смотреть не хотелось бы. Но ведь ее спутники, действительно, не знают, как она выглядит.
   Как известно, лучше один раз увидеть.
   "Ну и пусть посмотрят!", - мстительно подумала Келли.
   Вдохнув поглубже, она поманила их рукой.
   - Раз вам так хочется, смотрите...
   Джонатан и Мартин осторожно подошли к зеркалу и остановились позади принцессы.
   - Да чтоб меня гоблины сожрали! - сорвалось у Мартина.
   - Боги, смилуйтесь... - только и проговорил рыцарь. - Простите, что не верил вам.
   - А самое ужасное, что я не вижу себя настоящую, - тихо проговорила Келиана. - То есть вижу, но не в зеркале.
   Мартин даже подвинулся вперед, чтобы получше разглядеть.
   - Да-а-а... Прав был Ларгес, ты ужасно выглядишь.
   - Прости, Келиана, но он прав, - Джонатан был поражен не меньше.
   Глаза девушки налились слезами, и она уже готова была разреветься, но сдержалась.
   - Лучше бы подсказали что-нибудь!
   Мужчины же никак не могли оторваться от картинки в зеркале. Оттуда на них смотрела старуха с двумя внуками. Удивительно только, как они у нее вышли такими симпатичными.
   - Тебе нужно серебро, - Мартин положил руку на плечо.
   - У меня есть перстень, - предложил Джонатан.
   - Нет, нужно блюдо. Серебро покажет истину, а ровная поверхность поможет Келиане увидеть себя, как в зеркале.
   Девушка даже улыбнулась. Мужчины отшатнулись от отражения.
   - Не делай так больше, - сказали почти разом.
   - Где же мне взять серебряно блюдо здесь?
   - Здесь ты его точно не найдешь. Может, где-нибудь по пути купим?
   - Если только Лириат смилуется и сотворит чудо, - грустно вздохнула Келиана. - Ладно, идемте ужинать...внучки.
   Он вышла из комнаты, а мужчины так и замерли возле зеркала.
   Мартин повернулся к Джонатану и ткнул в него пальцем.
   - Если что, мы оба это видели.
   - Непременно.
   - И не смей писать об этом балладу.
   - Какая уж тут баллада?
  
   За ужином постояльцы познакомились с семьей Дина.
   Оказалось, что у селянина трое детей. Дочь Инара, девочка лет двенадцати, и двое сыновей-близнецов, Киммен и Гвест. Парням было уже по семнадцать и они были очень похожи на отца.
   - Дин сказал, что вы, матушка, едете к родне? - спросила Нира, жена.
   - Да-да, - закивала Келли. - К сестре моей, ох, далеко она живет. Внуки мои, молодцы, везти согласились.
   - Сестре твоей уж сто лет в обед, - поддержал беседу Джонатан. - Может, она сама померла давно?
   После отражения в зеркале, он так проникся новой ролью, что решился играть ее со всем рвением. А творческая натура только способствовала открытию нового таланта.
   - Да типун на твой поганый язык! - тут же отозвалась Келли. - Болтает невесть что!
   Мартин усмехнулся, вновь поражаясь, откуда принцесса голубых кровей знает такие выражения.
   - А что ж? Мартин, ты, братец, скажи... вдруг, зря на край света едем!
   - Край-не край, я должна с сестрой повидаться. Одни боги знают, сколько кому по земле ходить осталось. А ты не перечь бабке. Посмотрю я на тебя, как девяносто стукнет!
   - И то верно, - согласился Дин. - Не дело стариков осуждать, не дело...
   На том разговор и закончился.
   Хозяева, к удивлению, оказалось не слишком любопытны. Допрашивать постояльцев об их жизни слишком не стали. Только спросили, кто, откуда да куда едут, а остальное решили им оставить. Впрочем, постояльцы тоже не спешили вызнавать подробности местной жизни, и все остались друг другом довольны.
   Выглянув в окно, Келиана подумала, что погода над ней просто издевается. Дождь и серые тучи вдруг куда-то исчезли и вечер, упавший на землю, оказался ясным.
   Келли не утерпела и вышла из дома. Ей хотелось увидеть звезды.
   В Горном Ручье у ее деда был телескоп. Старик любил подняться на башню и глядеть на небо. В ясные ночи он пропадал там часами.
   Иногда Келли удавалось выбраться из своей комнаты и, неслышно ступая по каменному полу, в мягких туфлях, подниматься к нему.
   Тогда дед брал ее ну руки и позволял смотреть в телескоп. Маленькая Келли припадала к прибору и смотрела на небесные светила, еще и не понимая до конца, что же это такое.
   После ей редко случалось смотреть на звезды. Ночное небо, заглушенное светом дворца, казалось приглушенным и не позволяло рассмотреть себя в настоящем величии.
   Здесь, вдали от городской суеты, шума и обилия огней, небо виделось другим.
   Келли любила смотреть на ночное небо. Как будто бы отрывалась от земли и поднималась ввысь, к звездам...
   Глупо, наверное, в шестнадцать лет, смотреть на звезды. Надо бы думать о предстоящей свадьбе и нарядах. Взрослым девушкам нельзя размышлять о такой ерунде, тем более тратить время.
   - Келиана? Ты что тут делаешь?
   Мартин плотно прикрыл за собой дверь и сел на ступени рядом с девушкой.
   Та мельком взглянула на него и отвернулась. Обратно к звездам.
   Они уж точно не станут задавать глупых вопросов. Звездам вообще все равно.
   Холодные и жестокие, смотрят они на землю и молчат. Наблюдают, караулят, шепчутся за спиной на лишь им понятном языке. Звезды равнодушны и беспристрастны и, наверное, потому так завораживают.
   - Мне захотелось подышать воздухом, - нехотя ответила принцесса.
   Мартин так грубо нарушил ее уединение, полное приятных воспоминаний, что не было никакого желания с ним говорить.
   Тем более о звездах. Которые, кстати, не смотрят так пристально и бесцеремонно. Так, что хочется отвернуться, закрыть лицо руками и встряхнуться, чтобы согнать назойливое стадо мурашек.
   - А я уж подумал, решила сбежать, - в голосе Мартина слышалось беспокойство. - Может, пойдем спать?
   - Ты иди, а я посижу еще.
   - Ну нет. Я тебя одну не брошу.
   - Следить за мной собрался?
   Вот еще!
   Келиана уже взрослая. Даже не так - старая. Разве почтенной старухе, матери семейства не позволено самой решать, что делать, а что нет? И где уважение к ней?
   - Я Ларгесу обещал за тобой приглядеть, - спокойно ответил Мартин. - Прохладно становится, не думаешь?
   - Нет, - сказала Келли и ощутила, как ветерок начинает неприятно колоть тоненькими иглами.
   Но она все равно не уйдет! Не хочется ей в дом и все тут.
   - Завтра будет ясная погода, - зачем-то произнесла девушка.
   - Звезды могут обманывать. Шел же сегодня с утра дождь, - не согласился Мартин.
   - Звезды не люди - врать не будут. Так мой дед говорил, а он много знал о звездах.
   Мартин тихонько усмехнулся.
   - Что такое? - Келли возмущенно обернулась.
   - Иногда ты говоришь такие наивные вещи...
   Девушка только пожала плечами.
   - Может быть. Действительно, чего это я? Глупо говорить о звездах некроманту.
   - И то правда! Куда мне, темному, понять?
   Мартин сказал это так спокойно, так равнодушно и буднично, что Келли вдруг стало не по себе.
   Она ведь совершенно не знает парня, который сидит рядом и который столько для нее сделал. Да ведь если бы не Мартин...
   Нет, Келли и думать не хотела, что бы было тогда. Хотя, с другой стороны, он тоже приложил руку ко всем неприятностям. Не специально, конечно, но факт.
   Келиану приучили считать, что только человек благородных кровей может быть умным, образованным, воспитанным и вообще наделенным всяческого рода благодетелями. Но на деле оказалось, что никто из этих благородных господ не может ей не то, что помочь, а даже увидеть ее под личиной.
   А Мартин смог. Он - единственный, кто пришел ей на помощь, пусть и по настоянию Ларгеса. Удивительно, как только молодому магу удалось все это?
   - Мартин, - Келли легонько дотронулась до его руки. - Я все время хотела тебя спросить.
   - О чем?
   Такой резкий сбивающий вопрос.
   Маг умел говорить так, что и дар речи пропадал. Скажет и все - четкое слово, как будто приказ.
   Келли на миг смешалась, подбирая нужные слова.
   - Как тебе тогда удалось вытащить меня из темницы?
   Ее тоненькие пальчики все еще касались его кисти. Келиане казалось, что, если она отпустит, то так и не услышит ответов.
   Налетевший ветер принес новые запахи - дорожной пыли, что неслась миллионами малюсеньких крупинок, хлеба, только вытащенного из печи в соседнем доме и ирисов. Тех самых весенних, которые появляются на лесных тропках синими колокольчиками. Ветерок треплет их, а они неслышно звенят.
   Келиана помнила, как пахнут ирисы. Совершенно не понимая, откуда доносится аромат, она порадовалась ему. Хоть какие-то вещи в этом мире неизменны.
   А, может, ей просто почудилось?
   - Это было непросто, Келиана, - наконец ответил Мартин. - Мне помогали.
   - Кто? - спросила девушка, сильнее сжимая его руку.
   - Не могу сказать.
   - Но ты очень рисковал. И твои спутники тоже. Кому-то же я должна быть благодарна за спасение.
   - Некоторым из моих спутников было уже совершенно нечем рисковать, в отличие от меня самого, принцесса. Пусть я и благородных кровей, но это не значит, что риск - не мое дело. Лириат выбрал меня и не мог ослушаться.
   - И ты по-настоящему веришь?
   Мартин посмотрел девушке в глаза.
   - А ты нет? Разве зеркало врет?
   Как жестоко!
   Напоминать о том, чего Келли и знать бы не хотела.
   - Ты опять увиливаешь от ответов, Мартин, - с раздражением проговорила она.
   И хотела уже убрать руку, но ей не позволили. Теперь ее ладонь была в плену.
   Девушка хотела что-то сказать. Наверное, что это такая неслыханная дерзость и что нельзя вот так вот хватать принцесс за руки. Но вместо этого только взглянула на Мартина и отвернулась. Только бы не покраснеть!
   - Я же сказал, что не стану раскрывать всех секретов. Буду загадочным, как твои любимые звезды... Хотя, нет, куда мне - я ж некромант.
   - Ты еще не получил лицензию, - язвительно заметила Келли.
   - Ну это плевое дело!
   И правда. Такому одаренному магу получить ее ничего не стоит.
   Келиана знала не так много магов, но, кажется, Мартин при желании может и какого-нибудь магистра за пояс заткнуть.
   Наверное, ему бы замечательно подошли и плащ, и нашивка с королевским знаком, и кабинет в резиденции Его Величества. С таким талантом надо не нечисть на задворках страны гонять, а у трона короля стоят - охранять покой государства.
   Келиана даже тряхнула головой.
   Полезет же в голову такая глупость!
   Но воображение отчего-то упрямо рисовало совершенно немыслимую картинку. Она сама сидит на троне рядом с отцом, а за спиной - Мартин.
   Ерунда!
   - Если ты вернешь меня отцу в целости и сохранности, то он тебе триста таких лицензий даст, - отчего-то сказала Келиана.
   - Если ты не будешь похожа на старуху, то - да. А вообще, я не стану этого делать.
   - Ты не желаешь получить королевскую милость? - Келли по-настоящему удивилась.
   - Этого желают все.
   - Тогда я не понимаю...
   - И не надо пока, - ответил Мартин. - Ты говоришь, что разбираешься в звездах?
   Келиана кивнула.
   - Вон та звезда, видишь? Синеватый мигающий огонек. Она называется Олираэль. По одной старой эльфийской легенде это и не звезда вовсе, а слеза прекрасной как утренний рассвет Олираэли. Она так долго горевала о своем возлюбленном, что небо откликнулось и взяло часть горя себе вместе со слезой.
   Келли только пораженно выдохнула.
   Мартин снова ее удивил. Он говорил о красивой эльфийской сказке как.. менестрель, или, поэт. Но не как некромант.
   - А что с возлюбленным?
   - Он пал. В битве с темными силами. С эльфийскими героями такое часто случалось, насколько мне не изменяется память. А, может, просто под топор орка попался.
   Нет, Келли ошиблась.
   Ее спутника не изменит ничто.
   - Умеешь же ты завершить историю, - хмыкнула девушка.
   - Эта сказка без счастливого конца, зачем выдумывать его заново?
   Келиана не стала вступать в очередной спор, из которого ей не выйти победительницей.
   - Уже холодно. Наверное, ты прав и пора спать.
   Она поднялась.
   - Идешь?
   - Идем, - уверенно ответил маг. - Я все еще держу тебя за руку.
   - Так отпусти.
   - Это королевский приказ?
   - Нет. Я же не королева.
   Мартин поднялся и Келли захотела отступить назад. Она не сделала это из чистого упрямства.
   Такое противное колючее ощущение неловкости, а вместе с тем скрытой радости. Почти как с тем незнакомцем на маскараде.
   Нет, глупости... Перед ней Мартин!
   Они просто смотрели друг на друга, а потом Мартин отпустил ее руку и с улыбкой проговорил:
   - Уже слишком поздно. Пойдем спать.
   И ушел.
   Келиана снова растерялась. Такая странная и нелепая обида вдруг затаилась где-то внутри.
   Почему?
  
   В раздумьях Келли и не заметила как уснула.
   Сон вообще штука странная. Иногда его недозваться, а иногда приходит без спросу.
   Утром, как и предрекали ясные звезды, было ясно. День обещал быть погожим.
   - Доброе утро, миледи! - Джонатан, как всегда почтительный и вежливый, склонился в поклоне. Мартина он предпочел не замечать.
   - Доброе-доброе. Давайте собираться и поскорее уберемся отсюда.
   - Я только "за", - разулыбался Джонатан. - Сегодня прекрасное утро, а погода и виды способствуют вдохновению. Как считаешь, Келиана?
   - Да, конечно, - рассеянно ответила девушка, провожая Мартина взглядом.
   Тот вел себя как обычно, но это зацепляло больше всего.
   Келиане показалось, что вчерашний разговор хоть немного сблизил их, стер границы, ну, или, хотя бы чуть-чуть из размыл.
   Но, увы, чуда не произошло. Пора, наверное, понять, что чудес вообще не бывает.
   Хозяева дома были встревожены.
   На вопрос, что случилось, Дин покачал головой:
   - Странное дело, уважаемая. Ни свет ни заря к нам приехали трое с королевскими знаками. Ходят по деревне, чего-то ищут. Не бывало раньше такого. Разве что каторжник беглый объявлялся года три назад.
   У Келли по спине пробежал холодок. Она вопросительно взглянула на Мартина.
   - Не думаю, что случилось что-то серьезное, - уверенно проговорил тот.
   - Может, люди короля просто заглянули отдохнуть? - с улыбкой заговорил Джонатан. Ему больше всех нравилась эта игра - ну чем не смена ампулуа? - И рыщут в поисках достойного ночлега, или, девиц? Кто их знает?
   - В любом случае, братец, - снова Мартин. - Нам нужно спешно собираться в путь. Бабушке уже не терпится увидеть сестру, не так ли, почтенная?
   - Да... - запоздало подхватила Келиана. - Мы очень задержались. Идем-те заберем вещи и в путь. Дин, пусть твоя жена приготовит нам чего - нибудь в дорогу, а уж мы в долгу не останемся. Идемте, внучки, идемте...
   Взяв мужчин за руки, Келли, припадая на правую ногу, потащила их якобы за вещами, но стоило войти в комнату, как она схватилась за голову.
   - Они ищут! - шепотом кричала она. - Что им еще тут делать?
   - Келиана, тише! - шикнул Мартин. - Нужно уходить и уходить быстро.
   - Ты сможешь как-нибудь их отвлечь? Ну, глаза отвести, или, морок?
   - Придумаю что-нибудь, - пообещал Мартин.
   - Джонатан, помоги мне, - попросила Келли, подавая рыцарю сумку. - Отнеси это к нашей повозке и приготовь лошадей.
   - Как скажешь. Мартин, дай мне свой плащ?
   Маг воззрился на менестреля так, будто бы вместо того посреди комнаты стоял сам Лириат.
   - Он с капюшоном, а мне лучше скрыть лицо, - объяснил Джонатан. - Если эти трое из королевской гвардии, то меня могут узнать.
   - Тьма! - ругнулся Мартин. - Об этом я не подумал. Постой-ка, я брошу на тебя личину.
   - Среди них может быть маг, я бы слишком не надеялась на личину, - вставила Келиана.
   - Мы не знаем наверняка, - покачал головой Мартин. - Лучше перестраховаться. Постой спокойно.
   Джонатан, хоть и считал это прямым посягательством на его честь, благородство крови и прочее, но стерпел. Дерзкому и упрямому простолюдину давно требовалась хорошая трепка, а то и плаха за столь вольное обращение с королевским рыцарем. Но, на магов нынче дефицит, поэтому какой бы ни был, придется терпеть. Да и принцесса не позволит тронуть.
   А жаль. Так кулаки и чешутся.
   Терпеливо снося все манипуляции Мартина, менестрель не мог поверить в происходящее. Это ж надо! Вместо того, чтобы бросить заносчивого парня в темницу, он стоически наблюдает, как тот водит вокруг него руками, торопливо делая наброски новой личины, и шепчет что-то.
   Джонатану не случалось раньше быть объектом воздействия магии. Ну разве что целительной - после турниров, например. Теперь же он ощущал неприятное покалывание на лице. Дико хотелось зачесаться, но нельзя.
   - Ну все, полчаса продержится, - Мартин встряхнул руками и шумно вздохнул. - На скорую руку, так что работа грубовата, уж извини.
   Джонатан развернулся лицом к Келиане и та даже вскрикнула.
   - Мартин, что ты наделал?
   - Нет времени, принцесса. Ты выглядишь не лучше, заметь.
   Девушка осторожно обошла рыцаря по кругу.
   - Тебе не больно?
   - Ни капли. А что там такое?
   - Ощущения, будто тебя искусала стая диких пчел. Очень большая стая. И магией так и разит.
   - Келиана, ты не чувствуешь магию, - напомнил Мартин.
   - Я нет, а мой амулет очень даже.
   - Все, хватит болтать, - Мартин взял свою сумку. - Идемте.
   Келиана сочувственно улыбнулась Джонатану.
   - Это всего на полчаса, но в зеркало лучше не смотреть, - сказал и вышла.
   Вслед ей донеслось сдавленное ругательство - Джонатан все-таки не сдержался.
  
   Дин и его жена не понимали, зачем постояльцам так спешно покидать их дом.
   Вроде и не обидели ничем, и денег много не взяли, и еда была вкусной, и комната чистой. Спешат люди, оно и понятно. Да только, получается, не спешат, а бегут. Не поели толком, похватали узлы и прочь.
   А старший внук так вообще не попрощался, лицо зачем-то закрыл и лошадей готовить ушел. Чудно!
   Поудивлялись хозяева да и решили не лезть в чужие дела. Но как же в них не полезешь, если в такой спешке, так еще огородами уходят - не на тракт, а к лесу? Нечисто тут дело, ох, нечисто!
   На этот раз лошадьми управлял Джонатан. Мартину было не до того. Стараясь защитится от непрошенных гостей, маг плел заклинания. Что он делал, не объяснил. Но Келли сильно и не спрашивала - уже поняла, что ответов не добьешься.
  
   - Я думаю, нам нужно его подождать здесь, - твердо сказала Келли. - Джонатан! Останови!
   Рыцарь нехотя потянул поводья лошади.
   - Он сам захотел остаться, Келиана. Может, не стоит рисковать и уедем подальше?
   - Нет! - девушка соскочила на землю. - Мы будем ждать Мартина здесь.
   Джонатан категорически не принимал такого ответа, но и не спорил. Принцессу ведь не переубедишь.
   Несмотря на все свои менестрельские наклонности, сир Джонатан был рыцарем из знатного рода. Его обучали и военному искусству и, конечно же, он разбирался в маскировке.
   Пусть боги и родня ошиблись, давая поэту оружие, но немного обучить его потрудились - и спасибо им за это.
   Принцесса выбрала совершенно неподходящее место для остановки.
   - Нам нужно хотя свернуть с тропы.
   Девушка прикусила губу, в ее глазах читались сомнения и страх.
   - Хорошо. Надеюсь, Мартин нас найдет.
   Джонатан бегло осмотрел местность - небольшой лесок, в котором можно ненадолго укрыться. Взяв лошадей под уздцы, он повел их прочь с тропы, достаточно широкой и утоптанной.
   Келли тоскливо посмотрела назад и пошла следом. Ей было по-настоящему страшно - и за Мартина, и за себя.
   Менестрелю же все события, наоборот, придали сил и даже вдохновили. Это уже не просто прогулка с компанией, а настоящее приключение. Одно из тех, что воспевают в балладах. Возможно, он и сам когда-нибудь станет героем песни.
   А что? На его сильных плечах обязанность беречь жизнь принцессы, пусть и не слишком прекрасной на данный момент. Здесь и заклятие забытого бога, и гнев короля, и странствия, и даже погоня. Чем не сюжет для песни?
   Джонатан обязательно ее сочинит и запишет. Перо и чернила есть - менестрелю без них никак. Конечно же, храбрым героем, спасющим принцессу будет он сам, скромно не называя имени.
   Только все это позже - сейчас нельзя шуметь. И еще нужно дождаться этого несносного простолюдина, почему-то безмерно одаренного богами.
   Несносный простолюдин появился через пару десятков минут.
   Мартин переводил дыхание - то ли от быстрого бега, то просто от усталость. Намокшие от пота волосы налипли на лоб, а сам он сильно побледнел.
   - Мартин, ты нашел нас? Как ты? - сразу же кинулась с вопросами Келиана.
   Он кивнул.
   - Это было несложно. Нам надо уходить и поскорее. Те трое, что явились в деревню, уже знают о нас.
   - Они знают о бабке с двумя внуками, - поспешил заметить Джонатан.
   - Они знают обо всех, кто прибыл в деревню. Не думаю, что нам стоит их ждать в любом случае. Я отвлек их, но это ненадолго.
   В этот раз с Мартином никто не стал спорить.
   - Надо ехать, - только и сказала Келиана.
   По виду мага было ясно, что он потратил немало сил на колдовство и еще успел кое-что узнать. Как - одному Лириату известно.
   Келли отчего-то стало совестно. Бедные ее спутники.
   Совесть боролась с гордостью. Какая же она принцесса, раз так много думает о своих подданных? Надо воспринимать все как должное. Только вот глядя на Мартина, это ну никак не выходит.
   Лес... Раньше Келли любила его. Наслаждалась каждым моментом, украденным из светского распорядка, и проведенным в лесу.
   Лучи солнца, просвечивающие сквозь нежные листики деревьев, могут быть ласковыми. Журчание ручья в глубокой чаще может стать пением. Крики птиц - дружеской беседой. А хитрые юркие белки на дереве добрыми друзьями.
   Келли, наверное, любила какой-то другой лес, не этот.
   Здесь все было враждебным. Деревья, казалось, норовили схватить беглецов своими цепкими ветвями. Вырвать клок плаща, оцарапать, не пустить, сбить с дороги.
   Келли боялась.
   Свернув с тропы, она как будто утонула в лесной зелени и никак не могла выплыть. Ее спутники вдруг стали непривычно серьезны и встревожены. Они оглядывались по сторонам, время от времени проверяли, нет ли погони.
   Принцесса, никогда не знавшая настоящей опасности, чувствовала себя неуютно. Одно дело - знать о том, что тебя ждет и другое - наконец дойти к нему.
   Кулон на ее шее пульсировал и это было нехорошо. В какой-то миг Келиане даже показалось, что за деревьям мелькнула чья-то тень. Быстрая, едва различимая, опасная.
   Девушка не стала говорить об этом, но твердо знала - незримый преследователь сейчас близко, как никогда. Возможно, он тоже бежит, не желая быть обнаруженным. Ему явно не на руку потерять Келиану.
   День давно перевалил за середину, когда путники решились устроить привал и пообедать. Хозяева, приютившие их, оказались щедры и еды в путь дали много.
   Келли внимательно смотрела на карту, взятую у Мартина. Путь, предстоящий ей, был далек. Так далек, что даже дыхание перехватывало. Не случалось принцессе настолько далеко путешествовать.
   - Мы едем через Дорстен? - Келиана внимательно смотрела на изображение крепости на карте.
   - Дорстен - это крупный город, - заметил Джонатан. - Там можно пополнить припасы, но это может обернуться опасностью.
   - Значит, буду накладывать более плотную личину, - сказал Мартин, дожевывая кусок пирога.
   Результат его работы неровными кусками сползал с красивого лица менестреля, от чего принимал еще более жуткий вид.
   - В Дорстен нам придется заехать, - заключил он, покончив с пирогом. - Этот город необходим нам не только из-за запасов. Там мы найдем подсказку.
   - Для того, чтобы отыскать ожерелье Налиссы? - почти равнодушно спросил Келли.
   Маг кивнул.
   - Дорстен, значит, Дорстен, - пожала плечами девушка.
   - Дорстен... - Джонатан мечтательно улыбнулся. - Земли, на которые падают длинные тени его стен, покрыты шелковистой травой. Она стелется к ногам и ковром окружает реку, что струится лентой. Посреди городской площади там стоит статуя, которой сотни лет. И она все еще прекрасна. А как прекрасны девушки Дорстена. Один поэт писал, что там живут первые красавицы Норландии. Да-да. Я помню одну из них. У нее был гибкий стан, алые губки и волосы цветы гречишного меда. Еще...
   - Сир, давайте продолжил беседу о ваших похождениях на ходу, - предложил Мартин, поднимаясь на ноги. - Надо бы покинуть этот лес, бездна его забери, поскорее. Не хочу оставаться тут на ночь.
   Он решительно поднялся, быстренько подобрал сумки и направился к телеге.
   - Вы позволите, сир? Все же это мое место, - Мартин осторожно указал пальцем на поводья.
   Джонатан, которого так грубо вырвали из чудесных фантазий, хотел было оскорбиться, но потом вдруг вспомнил, что перед ним всего лишь жалкий простолюдин и его прямое назначение - выполнять всю грязную работу.
   - Садись, - ответил рыцарь, освобождая место.
   Келли внутренне выдохнула.
   Нет, она доверяла Джонатану. И даже надеялась на него. Но все же уверенней себя ощущала, когда "у руля" был Мартин.
   Что ни говори, а менестрели - народ творческий, легкомысленный. Прилетит к нему шальное вдохновение и враз позабудет обо всем на свете. Вон с каким блаженным лицом сидит! Как бы из седла не выпал!
   - Значит, Дорстен - красивый город? - спросил Келли, когда телега вновь поползла вперед.
   - Не знаю, я там не был, - пожал плечами маг.
   - Очень красивый, Келиана, - мигом отозвался Джонатан. - Я бывал там дважды. Это древний город, хранящий множество секретов. Легенды говорят, что построили его еще первые жители, а после короли только возводили стены попрочней.
   Первые жители - Келиана столько читала и слышала о них.
   Когда-то Норландия была всего лишь пустынным краем, покрытым лесами, ковром шелковых трав и вереском. Она пустовала до прихода первых жителей. А те приплыли из-за моря и стали обживаться на новом месте.
   - Значит, в Дорстене живет магия, - заметил Мартин. - Первые жители владели ею, как Ларгес своими склянками.
   - Ты знаешь об их магии? - тут же спросила Келли. Разговор помогал ей справиться со страхом.
   - Они владели истинной силой природы - стихиями. Старые магистры, из которых уже сыпется песок, говорят, что ни один из ныне живущих магов не сравнится с ними.
   - И они поклонялись Лириату?
   - Конечно. Это старая религия и она пошла прямиком от первых жителей. Уже после твой род решил принять новых богов и изгнать старых.
   Келиана почувствовала укол тоненькой иголкой. Да, ее предки решили повести страну по новому пути. Но разве она в этом виновата? Не сама же Келли принимала этот закон! Зачем постоянно напоминать?
   - В Дорстене витает дух настоящего волшебства, принцесса, - улыбнулся Джонатан. - А как он пробуждает вдохновение! Мне так и хочется сочинить новую балладу.
   Келли только участливо кивнула и, вспомнив о происшествии в деревне, подумала, что еще одного концерта их компания просто не выдержит.
   А лес тем временем никак не думал заканчиваться. Он становился гуще и пришлось вернуться на тропу, поскольку пройти вне ее оказалось невозможно.
   Странно... Ведь до этого их небольшая телега замечательно проходила среди редких деревьев.
   Келли никак не оставляло ощущение, что кто-то следит за ней. Теперь это было даже не ощущение, а уверенность.
   - Не нравится мне тут, - вдруг произнес Мартин.
   - Мне тоже, - вторила Келиана, ощутив как неизвестно почему по спине бегут мурашки.
   - А мне нравится, - пожал плечами менестрель. - Красивое место!
   Прямо над головой громко прокричала птица и скрылась в лесу, шумно взмахивая крыльями.
   Келиана подняла глаза, чтобы взглянуть на нее.
   - Странная птица - я таких раньше не видела. Мартин? Мартин!
   Девушка вскочила на ноги и огляделась по сторонам. Ее спутников нигде не было.
   - Джонатан? Мартин? Где вы?
   Принцесса беспомощно оглянулась по сторонам.
   Она была совершенно одна в пугающем страшном лесу. Стояла на телеге и озиралась по сторонам. Разве только лошади и были на месте.
   - Келиана! - кто-то позвал по имени.
   - Мартин? Кто здесь?
   - Келиана! - донеслось снова.
   - Где вы?
   Голос позвал в третий раз.
   Девушка соскочила на землю, и пошла за ним. Легкий туман разлился вокруг нежной дымкой. Кажется, до него можно было дотронуться. Келиане приходилось продираться сквозь него, как через стену - воздух как будто сгустился.
   Кулон на груди тихонько пульсировал. Значит, это магия. Только - чья? Может, того самого незримого спутника? Или преследователей? Или же в лесу есть кто-то еще?
   Келли шла вперед, а голос все звал ее. Такой странный - вроде бы и знакомый, но чужой. Кажется, она слышала его где-то, но вот где?
   Лес застыл. Он не двигался, не давал никаких сигналов, не жил.
   Стало страшно. В очередной раз Келиана ощутила неприятный холодок и бешеное биение сердца. Кажется, вот-вот и она упадет без чувств. Но сознание было оказалось слишком жестоким. Покидать девушку не спешило и, вероятно, ждало, что же дальше.
   Келли остановилась.
   Туман вокруг нее сгустился и ожил. Он как будто стал двигаться, густыми волнами накатываясь на девушку.
   - Лириат, спаси... - прошептала принцесса и осторожно, чтобы не споткнуться и не натолкнуться ни на что, пошла дальше.
   Лес исчез в тумане. Лишь темные силуэты деревьев напоминали о себе.
   Оглянувшись, Келиана поняла, что упустила из виду свою телегу и лошадей. Да и что говорить - совершенно потерялась.
   Легкий свист и рядом с Келли пронеслась серая тень.
   - Кто здесь? - девушка быстро обернулась.
   Ответа не последовало.
   Келиана коснулась амулета, надеясь, что тот спасет ее. Не спас.
   Кто - то цепко схватился за плечо и девушка ощутила когти. Вскрикнула и побежала, но тут же споткнулась о ветку и упала.
   За ее спиной раздался крик. Такой, что Келли закрыла руками уши. Развернувшись, она увидела мужчину, стоящего к ней спиной. В его руке был меч, с которого тяжелыми каплями стекала черная смола. Через миг он исчез, растворившись в тумане.
   Холодея от ужаса, Келиана вскочила и со всех ног бросилась прочь.
   Остановилась лишь, когда услышала звуки лютни.
   - Джонатан...Джонатан? - радостно вскрикнула она и пошла на звук.
   Менестрель сидел на камне и безмятежно играл. На его лице блуждала счастливая улыбка.
   - Джонатан! - Келиана бросилась к нему и схватила за руку, прерывая мелодию. - Ты видел его? Здесь было что-то! Оно напало на меня. А потом пришел кто-то с огромным мечом и убил его. Да ты слышишь меня? Ты знаешь, что вообще творится? Джонатан?
   Тот поднял голову и улыбнулся. В голубых глазах светилось счастье.
   - Она попросила меня сыграть, сказала, что у меня талант.
   - Кто? - Келиана даже отшатнулась, понимая, что менестрель под действием магии.
   - Девушка. Прекрасная, как рассвет. С тонким станом и белой кожей. Она коснулась ладонью моего лба и прошептала...
   Не договорив, Джонатан снова заиграл.
   Келиана поднялась на ноги и сделала несколько шагов назад. Нужно срочно найти Мартина - здесь только он помощник.
   Стоило немного отойти, как послышались шаги. Шаркающие, медленные.
   Девушка увидела бредущую в тумане удаляющуюся фигуру.
   - Эгаль! - закричала она. - Стой!
   Безумец не обернулся.
   Келиана побежала следом. Дважды споткнулась и едва удержалась на ногах.
   - Эгаль! - она схватила его за плечо. - Объясни мне, что творится?
   Бродяга ничуть не испугался. Только растянул рот в страшной улыбке и сказал одно единственное слово:
   - Льерту, - потряс своей клюкой и добавил: - Туману напустили, мороки навели...
   Оттолкнув девушку, Эгаль бодро припустил вперед. Келиана же не собиралась сдаваться и побежала следом.
   - Эгаль! Да постой ты! Как отсюда выбраться?
   Бродяга недовольно зарычал и замахнулся на Келиану клюкой.
   - Ах ты, дерзкая девчонка! Проходу не даешь. Чего пристала?
   - Под-скажи мне, - сбивчиво произнесла Келли. - Как выбраться?
   Эгаль скривился и высунул язык будто капризный ребенок.
   - Подскажи-подскажи! Я тебе не некромант! А ну отойди!
   Он снова замахнулся посохом. На этот раз более угрожающе и Келиана поспешила ретироваться.
   Эгаль, довольный, что освободился от преследования, продолжил путь, бормоча под нос нелестные отзывы о девушке.
   - Не некромант... - повторила Келли. - Мартин! Мартин, где ты?
   Эгаль любит говорить загадками. Прямого ответа от безумного бродяги не дождаться. Если он вспомнил о профессии спутника принцессы, значит, того и надо искать. Других вариантов просто нет!
   - Мартин! Мартин, отзовись!
   Келиана шла, не разбирая дороги, и надеялась, что где-то здесь и находится ее спутник, наверняка, собравшийся с льерту.
   Льерту коварны и владеют лесной магией, полученной от эльфов. Те сполна наградили силой собственное творение, от которого, кстати и отказались после. Льерту освобожденные и оттого радостные, расселились по землям Норландии и стали пакостить людям.
   Без силы своих создателей льерту стремительно гибли и встретить их сейчас - большая редкость. Но с Келианой был сам Лириат, а потому могло случиться что угодно.
   На этот раз духи решили не просто пошутить, а отобрать у путников их жизненные силы. Неизвестный с мечом успел уничтожить того, что напал на Келли. Только вот простым мечом этого не сделаешь...
   Принцесса отмахнулась от этой мысли. Лучше подумать о другом - как найти Мартина.
   Сквозь туман она снова услышала лютню. Значит, Джонатан рядом. Прихватит его и в путь за следующим.
   - Джонатан! Где ты?
   Келиана бежала, поминутно спотыкаясь, пару раз даже упала, больно ушибив колено.
   Страх, неестественный холод и дикое желание сбежать гнали ее почище любых ищеек. Если бы псы короля Ринальда сейчас шли по пятам, ни за что бы не догнали. Одно дело - страх перед людьми, пусть и магами. Другое - перед призраками, существами тонкого мира.
   - Джонатан...
   Келли застыла на месте.
   Над менестрелем, с довольным лицом наигрывающим мелодию, стояла льерту. Ее тонкая рука лежала не его плече, а лицо...
   Келиане всхлипнула и едва не упала.
   Ни одна книга не рассказывала о льерту правду. Все лгали. Даже эльфийские рукописи не говорили правды об их облике.
   Этот льерту был в облике женщины. Высокая, стройная, прекрасная и будто живая. Только угольно черные когти и непроницаемые глаза выдавали в ней тьму. Внешне льерту напоминала эльфа, но флер исходящий от нее, никак не мог быть эльфийским.
   Келли, не обладающая магией, ощущала будто что-то давит на нее, словно пригибает к земле. А кулон на груди не умолкал.
   Шорох встревожил льерту. Она резко обернулась и зашипела, обнажая остроугольные зубы. Ее глаза вперились в Келиану, ухватившуюся за опору - ствол дерева.
   Дух вглядывался в девушку, а та не шевелилась. Нельзя. Льерту почует угрозу и тогда...
   Джонатан все играл, находясь во власти морока. Люди впечатлительные чаще всего становятся жертвами кровожадных духов. Те играют с ними, а когда надоедает пожирают.
   Жуткие твари. Неужели прекрасные эльфы сумели сотворить такое?
   Келли замерла, еле дыша, плотнее прижалась к дереву и присела. Пошарив рукой по земле, нащупала ветку.
   Льерту прищурилась и отвернулась. Очевидно, не сочла девушку угрозой. Келиана было выдохнула, но потом случилось ужасное. Льерту выпустила когти и сжала плечо Джонатана. Тот вскрикнул, бросил лютню, вскочил с места, но дух грубо швырнул его на землю.
   Увидев оскаленную пасть льерту, растягивающуюся все шире, Келли закричала и швырнула в дух палку - единственное доступное оружие.
   Льерту взвигнула. Ее фигура подернулась рябью и в следующий миг Келиана увидела уже не прекрасную деву, а жуткого неизвестной породы зверя на четырех лапах-колонах и с огромными клыками.
   - Лириата, спаси, - успела прошептать девушка и побежала прочь, в туман.
   Льерту рванулась за ней.
   С оглушающим свистом, рассекая воздух, сущность стремительно приближалась к своей жертве. Келиана ощущала холод, слышала скрежет зубов, чувствовала, как когти вот-вот вопьются в спину.
   Страх затмил собою все мысли и только подгонял. Девушка так быстро бежала, что не заметила, как упала и, успев пронзительно закричать, покатилась куда-то вниз. Льерту за ее спиной отчаянно завизжала и, кажется, прекратила преследование.
  
   Тело не слушалось. Предательская дрожь проникла в каждую клеточку.
   Способность соображать потихоньку возвращалась к Келли. Открыв глаза, девушка поняла, что лежит на дне неглубокого оврага. Ее руки и лицо исцарапаны, одежда в грязи и местами порвана.
   Сделав усилие, Келиана села и огляделась. Туман как будто рассеялся. Если не рассеялся, то уж точно стал не таким густым.
   Охнув и схватившись за ушибленный бок, Келли поднялась.
   Мысли, еще не успевшие придти в надлежащий порядок, лихорадочно метались от одного к другому. На всякий случай Келиана повторила про себя, кто она такая и что тут делает.
   Не было сомнений в том, что она находится в грязи на дне оврага, у нее куча синяков, кажется, ушиб, царапины и колючи в волосах. А вот то, что она же законная принцесса Норландии, дочь короля Ринальда, сейчас казалось нереальным.
   Во всяком случае, толку от таких рассуждений было немного. Келли бросила такое неблагодарное занятие и стала выбираться наверх. Хватаясь за кустарники и травы, девушка довольно ловко вылезла из оврага.
   Выбравшись, она села на землю и устало выдохнула. Туман и впрямь рассеивался.
   - Мартин? - Келиана всмотрелась в знакомую фигуру, становящуюся все различимее. - Мартин!
   Она мигом вскочила и радостно улыбнулась.
   - Мартин! - побежала к нему со всех ног.
   Маг стоял над странным рисунком, наспех сделанном на земле, палкой. Посреди изображения лежала кучка пепла.
   - Келиана, - он обернулся. Глаза были усталыми, как никогда. - Слава Лириату, с тобой все в порядке.
   Мартин обнял ее за плечи. То ли чтобы утешить, то ли чтобы не упасть самому.
   - Я искала тебя, - проговорила девушка и по лицу отчего-то полились слезы. - А тебя нигде не было... Джо...Джонатан оказался во власти льерту, а потом Эгаль сказал, что... что ты можешь помочь и я...
   Келиана не смогла договорить. Вцепилась в Мартина, ткнулась в грудь и заревела.
   Принцессе полагается быть стойкой, вести себя достойно, не раскисать и не выказывать своих истинных чувств перед кем бы то ни было. Принцесс готовят к светской жизни, к тому, что придется представлять целую страну и своего венценосного супруга. Жаль только, что им не говорят о том, как страшно оказывать в лесу совершенно одной. Особенно, если за тобой гонятся кровожадные твари, а спутники неизвестно где.
   От Мартина пахло лесом, сыростью, землей и дымом. Пеплом. Тем самым, который развеивался вместе туманом от легкого нежного ветерка.
   Келиана вцепилась в него так, что, кажется, начни он отталкивать, ничего не выйдет. Но Мартин и не собирался.
   - Келиана...Келли, - он впервые назвал ее так, легонько коснувшись спутанных волос. - Все уже закончилось. Льерту больше нет. Тише.
   Он говорил, а принцесса никак не верила.
   Голос Мартина такой уставший и негромкий, такой близкий, казался ненастоящим. Вдруг он и сам всего лишь творение темного колдовства?
   Нет-нет, не может быть. Мартин настоящий. Он защитил ее, спас в очередной раз, а сейчас обнимает и успокаивает.
   - Почему ты не пришел раньше? - всхлипнула девушка, поднимая голову. - Где ты был? Я чуть не погибла!
   Она легонько ударила его в плечо, требуя ответа.
   Мартин взял ее ладонь и спокойно ответил:
   - Я пытался найти тебя и Джонатана, но не смог. Магию эльфов я распознал сразу. Но льерту разумны - они не показывались мне. Оставалось только нарисовать фигуру, сплести заклятие и ждать.
   Келиана помотала головой:
   - Ждать, пока кого-то из нас сожрут?
   - Келли, я слышал ваши голоса и знал, что вы рядом. Льерту не могли ждать бесконечно, они были голодны.
   Он вытащил из ее волос листья.
   - Я не виноват в том, что ты попала в овраг. В тумане я его просто не видел.
   - Честно?
   Сейчас Келиана не была никакой принцессой. Всего-навсего напуганной девчонкой, которая не знала, верить ли единственному, кто остался рядом несмотря ни на что.
   Мартин не мог не улыбнуться, глядя в голубые доверчивые глаза.
   - Ну...я думал, ты успеешь остановиться.
   - Мартин! - девушка снова попыталась его, но ее ладонь перехватили.
   Нет, он остался совершенно прежним.
   Тот же самый Мартин, который так язвительно и дерзко говорил с ней у Ларгеса, так нахально назвавший ее бабулей и спросивший о звездах.
   Он был прежним и с ним никакие льерту не страшны.
   - У тебя царапина, - она легко коснулась ссадины на лбу и Мартин скривился: - Болит?
   - Ерунда.
   Вдруг стало так его жалко.
   В одиночку бороться с магическими тварями, не надеясь на поддержку. И, главное, победить. Все-таки Мартин огромный молодец.
   Келиане вдруг стало так хорошо и спокойно, так тепло. Она обняла своего спутника и закрыла глаза.
   - Я так испугалась...
   - Келли, - Мартин оглянулся по сторонам и легонько ее отстранил: - Давай, пока мы окончательно не потеряли голову от страха, найдем нашего сира Луженую Глотку, и уберемся из этого леса?
   Девушка сморщила лоб и нехотя кивнула.
   - Идем?
   - Мартин, погоди!
   Он обернулся.
   - А ты бы мог... - на миг запнулась, словно решая, говорить дальше или нет. - Мог бы чаще меня так называть?
   Мир, наверное, сошел с ума, но только что принцесса Норландии попросила простолюдина называть ее кратким именем.
   А, с другой стороны, почему нет? Из его уст это звучит так приятно.
   Странно...
   Мартин улыбнулся:
   - Как скажешь. Идем! - и потянул за собой.
  
  

Глава седьмая

  
   - Ее глаза, ее голос... - вздохнул Джонатан. - Она была так прекрасна! Я посвящу ей балладу, нет, целый цикл баллад. Эх... Жаль, что такая красота создана убивать...
   Мартин закатил глаза и подмигнул принцессе. Так сочувственно кивнула.
   Менестреля, едва-едва пришедшего в себя, никак не покидал прекрасный образ льерту. Он так вдохновил Джонатана, что тот только и делал, что вспоминал и говорил, говорил и вспоминал.
   Сначала на него не обращали внимания, потом прислушались, даже согласились, ну а под конец он начал жутко раздражать.
   - Она так нежно коснулась моего плеча, так ласково шептала... А ее дыхание.
   - С этим надо что-то делать, - понизив голос, сказала Келиана. - Может, нашлешь на него какое-нибудь сонное заклятие, а?
   Мартин отрицательно покачал головой.
   - Нельзя. На него и так вылилась огромная доля магии. Обычному человеку, тем более такому впечатлительному, сложно пережить ее натиск. Пусть полежит, придет в себя естественным путем.
   Келли оглянулась.
   Джонатан лежал на телеге, не имея сил не то, что в седло сесть, а даже идти самостоятельно. Его ясные глаза были затуманены и смотрели в небеса, а на губах играла дурацкая улыбка.
   - Да, видок у него еще тот, - сочувственно сказала девушка. - Надолго это?
   - Кто знает. Может, пара часов, а, может, пара дней.
   - Дней? И что же нам с ним делать все это время?
   - Если не пройдет до города, то выдадим за дурачка.
   - Мартин!? Он же рыцарь!
   - А я маг, а ты принцесса. Выбирать не приходится, Келли.
   Он взглянул на нее и улыбнулся.
   Принцесса и спорить не стала. Только отметила, что у Мартина замечательная улыбка и голос приятный и вообще он сам замечательный. Почти как тот незнакомец на маскараде.
   Келиана даже зажмурилась, вспомнив прекрасный вечер.
   Именно вечер, а не ночь. После той ночи ее жизнь раз и навсегда переменилась и, увы, не в лучшую сторону. А вот до полуночи все было прекрасно, сказочно просто.
   - Ты обещал рассказать о льерту. Кто они?
   - Льерту, льерту...моя прекрасная льерту... - забормотал Джонатан.
   Келли и Мартин оглянулись на него и продолжили разговор.
   - Льерту создали эльфы, как ни странно. Однажды они решили, что светлой магии недостаточно и добавили немного тьмы.
   - Не думала, что они на это способны.
   - Они еще и не на то способны. Вообще, эльфы непредсказуемы. Ларгес говорил мне о специальных лабораториях, где они проводят опыты по созданию таких вот существ и преобразованию материи. Пару раз его даже приглашали туда.
   - Не удивлена, - согласилась Келиана. - Наш старик весьма эксцентричен.
   - О да, - усмехнулся Мартин. - От Ларгеса не знаешь, чего ждать. Каждый день как на вулкане. Так вот он много знает о создании льерту. Не каждому эльфу это удается - нужен очень опытный и сильный маг. Ошибкой стало то, что их наделили разумом, пусть и небольшим. Как видишь, оставшись без источников силы, они стали искать новые.
   - И нашли, - заметила Келиана. - Представляю, сколько путников затерялось в этих местах.
   - Страшно подумать. Но теперь-то здесь будет тихо. Льерту живут по одиночке и больше здесь не появятся.
   - Ты уничтожил его?
   - Да. Льерту сгорают и оставляет после себя пепел. Не знаю, как эльфам такое удалось...
   Келиана взглянула на закатное солнце, чьи лучики проглядывали меж ветвей. Коснувшись кулона на груди, она нерешительно проговорила:
   - Мартин, я видела того, кто следует за нами. Когда льерту набросилась на меня первый раз, он появился и ударил тварь мечом. Не убил, но отвлек - спас меня. Я так и не смогла его разглядеть...
   Маг задумался.
   - Значит, он и впрямь не так прост. Льерту относятся к тонкому миру и отпугнуть их обычным оружием невозможно. У нашего спутника особый меч и, наверное, особый дар, раз он так искусно скрывается, не находишь?
   - Честно говоря, у меня мороз по коже, когда я о нем вспоминаю, - призналась Келиана. - Я даже не поняла, человек он, или, нет.
   - Мне все это очень не нравится, но придется ждать. Рано или поздно мы узнаем, чего он от нас хочет.
   - Думаешь?
   - Знаю, - самодовольно сказал Мартин.
   А лес тем временем все редел и наконец-то показался просвет и выход.
   - Слава Лириату, - прошептала Келли.
   - Смотрю, ты обратилась в новую веру?
   Она только пожала плечами.
   - Сложно не верить в то, что видишь.
   - Ее глаза так чудесны, а ее руки, - донеслось из-за спины.
   - О, не-е-ет, - Келиана схватилась за голову и засмеялась.
   - Рано так отчаиваться, - шутливо заметил Мартин. - Нам слушать это еще долго, судя по всему.
   - Да уж, - кивнула девушка.
  

***

  
  
   Лириат решил развлечься, думал Элси, глядя на Скаггара, мерно покачивающегося в седле. Вместо того, чтобы вести юного вора к заработку, он привел его к проклятому. Зачем?
   Тут Элси терялся в догадках.
   Тайны - особый товар, его можно выгодно продать и получить неплохой куш. Еще можно обменять, тем самым повышая риск, но получая выгоду. А, главное, тайны очень опасны. Особенно, если суешь нос куда не следует.
   Элси так и сделал. Теперь его раздирали страх и любопытство. Страх, что Скаггар догадался - в конце-концов, мог учуять запах. Любопытство - куда и зачем тот едет и как это можно использовать.
   Будь Элси приличным человеком, в ладах с законом, псами короля и гильдией каких-нибудь ремесленников, он бы ни минуты не оставался рядом со Скаггаром. Скорее всего, он был честно во всем признался, дал горячую клятву молчать - возможно, даже на крови - и уехал на восток. К жене и детям.
   Но у Элси не было ничего. Разве что чужие сапоги и пара амулетов на шее. Остальное не представляло никакой ценности. Его искали столько людей, что общество проклятого ничуть не беспокоило. Наоборот, даже как-то давало шанс. К тому, парень был авантюристом. Раз уж Шут позволил ему ввязаться в такое приключение, почему бы не пойти до конца. Терять ведь нечего!
   Погода благоволила путникам. Особенно тому, кто шел пешком. Денег на лошадь он еще не заработал, а Скаггар и не думал помогать своему оборванцу-попутчику.
   - В бездну бы того, кто нарисовал эту карту, - пробурчал Элси, глядя на уже до боли знакомые значки. - Такого дурацкого масштаба еще поискать...
   - Ты разбираешься в этом? - удивленно скосил на него глаза Скаггар.
   Элси поднял голову, прищурился, потому что солнце слепило глаза, и усмехнулся:
   - По-твоему, такой оборванец как я не может знать умных слов?
   - Ну почему же - слова может знать каждый. А знать их значение - другое дело.
   Элси ухмыльнулся.
   Еще бы! Кому из благородных придет в голову, что такой оборванец без гроша в кармане может оказаться умнее любого рыцаря? О рыцарях, кстати, Элси был не слишком высокого мнения. Дуболомы - что с них взять? Слова о чести, благородстве и прочей чепухе всего лишь красивая сказка. На самом деле, рыцаря зачастую тупы и ограниченны настолько, что даже воришке из провинции удается их провести. Будь оно иначе, Элси бы давно отправили на плаху.
   - А ты чего ж без карты в путь отправился? - осмелился спросить вор.
   Разговор с попутчиком все никак не клеился, а молчать было не с руки - так ничего не выяснишь.
   - Не успел прихватить. А ты, парень, раз так умен, возьми да и посмотри масштаб в нижнем углу.
   Элси только пожал плечами. Шутник какой!
   Возможно, Скаггару и хотелось показать свое превосходство, только вот не удалось.
   Карту Элси раздобыл у купца. То есть как раздобыл - украл. Но украл весьма неудачно. Пришлось оборвать уголок, так неудобно застрявший в твердой рамке. Зато тихо и без подозрений.
   Когда купец обнаружил пропажу, вор находился за несколько лиг и посмеивался, как сумел того обойти. Получил и карту, и кошель денег, да еще и ночку с дочерью купчишки провел. Ловкач!
   - Посмотрел бы, только некуда. Но, судя по всему, к вечеру мы окажемся у тракта.
   Скаггар недовольно зыркнул на него и ничего не ответил.
   Элси засунул карту в сумку и снова зашагал по дороге. Усмехнулся, вспомнив поговорку о том, что волка ноги кормят. Он-то конечно не волк и даже не волчонок. Так, щенок беспородный. Но ноги все же являются источником дохода. Тем более сейчас, когда нет никакого крупного города поблизости.
   - Ты сегодня какой-то хмурый, - заметил парень. - Спал что ли плохо?
   - Ты не лучше.
   - Я? А чего я? Я иду, по сторонам гляжу, радуюсь солнышку и небу голубому. Мне все в радость.
   - Даже пешая прогулка?
   - А что плохого? Дорога ровная, сапоги новые - иди и иди. Дорога вообще штука опасная - как выйдешь за порог, так и уведет куда глаза глядят.
   - Вижу, ты неплохо в дорогах разбираешься? - Скаггар прищурился и Элси вдруг стало не по себе. Очень уж взгляд пронзительный.
   - Я человек бедный, моя жизнь вся в дороге.
   - А деньги откуда берешь?
   - Прихожу в селение, выполняю работу и дальше иду, - Элси выглядел так бесхитростно и просто, что просто невозможно заподозрить его во вранье. - Как и любой бродяга.
   Однако, Скаггар не спешил верить.
   - Мы прошли с тобой две деревни и ты ни в одной не остановился, - заметил он.
   Элси только пожал плечами:
   - Зачем? Я уже у тебя работаю.
   - Верно, - Скаггар усмехнулся.
   Надо же! Элси и подумать не мог, что тот на такое способен.
   Хотя... парень зябко повел плечами. Как вспомнит, что видел вчера, так и холодок по спине бежит.
   - А ты не глупый парень, как я погляжу.
   Без сомнений.
   - И лицо твое мне знакомым кажется. Мы раньше не встречались.
   Разве только его портреты были уж второй месяц развешены где ни попадя и гильдейские старейшины негласно объявили солидный куш за живого или мертвого. За живого, конечно же, больше. Им ведь, наверное, до смерти хочется узнать, куда делись их денежки.
   - Вряд ли, - без промедления ответил Элси. - Ты городской житель, по всему видно, а я бродяга. Слоняюсь где попало, а не сижу на одном месте. Вряд ли мы виделись.
   - Я много где бываю.
   - И запоминаешь каждого, кто шляется по дорогам? Брось! Я-то точно знаю, что вижу тебя впервые.
   Скаггар не ответил.
   Элси принялся насвистывать песенку. Разговор дальше не имел смысла.
   Счастливчик, как его звали в приюте, не ошибся. Стоило солнцу только склониться к горизонту, как показался Восточный тракт. Отсюда уже не было иного пути. Дорога уводила в самую отдаленную часть Норландии. Туда, где и королевские псы чувствовали себя неуютно.
   Восток таил в себе море опасностей. Именно это отчего-то притягивало Элси. Он привык полагаться на удачу, на интуицию, на самого себя. А еще на волю Лириата, которому тайно поклонялся с самого детства. Боги, избранные королевским родом, не помогали ему. Шут же всегда был на стороне юного вора. Которому больше не от кого было ждать помощи.
   Элси тянуло на Восток. Тайны, легенды, скрытые сокровища и расстояние. Вряд ли кто-то пойдет слишком далеко, чтобы искать его. Гильдейские старейшины, конечно, крупно обижены, а псы взбешены, но следовать на край света. Для этого первые слишком зажрались, а вторые слишком много о себе мнят. Пусть на Востоке и не так много возможностей заработать, своя шкура все таки дороже.
   - Куда пойдешь дальше? - спросил Скаггар.
   - Прямо. Куда дорога, туда и я.
   - Держи!
   Элси на лету поймал обещанные монеты и тут же сунул их в изрядно опустевший кошель на поясе.
   - Боги тебе в помощь, - сказал и поклонился. - На этом наши пути расходятся?
   Вопрос был чисто риторическим, потому что Элси знал ответ.
   - Не думаю, - серьезно сказал Скаггар. - Нам в одну сторону. Зачем идти поодиночке?
   - Верно. Вдвоем безопасней.
   - Безопасней. Или ты боишься оставаться?
   Вопрос оказался с подвохом.
   - А чего мне бояться? Страшней остаться одному в степи ночью.
   Скаггар соскочил с седла и двинулся в сторону Элси, положив ладонь на рукоять шпаги. Вор сглотнул и невольно попятился. Может, зря все затеял? Убежать-то не выйдет.
   - Не прикидывайся идиотом, - бросил Скаггар. - От тебя так несло, что я учуял бы за лигу. Ты все видел!
   - Я... Тихо-тихо!
   Холодное острие коснулось шеи и Элси мигом замер, выставив руки вперед.
   - Зачем тебе убивать какого-то бродягу? Разве мне кто-то поверит? Я же простой оборванец и...
   - Заткнись, - это прозвучало беззлобно, и Элси почему-то успокоился. Скаггар не собирается убивать. Сейчас, во всяком случае. - Ты не глуп и ты знаешь то, что знать не следует. Я не убью тебя, - он убрал шпагу, - но не считай это милосердием. Глупо терять такого ценного человека по глупости, не так ли?
   - Если, конечно, он представляет для тебя цену.
   Скаггар жестко усмехнулся и вложил шпагу в ножны.
   - Глупо бросать тебя здесь и еще глупее убивать. Ты мне пригодишься.
   - Для чего? Или у тебя не нашлось помощника среди верных псов?
   - Я предпочитаю тех, кто может принести пользу и быть верным.
   Элси потер шею и, на всякий случай, отступил назад.
   - Считаешь, я на это способен?
   - Поглядим. Ты отправишься со мной и даже не думай сбежать.
   Элси ничего не оставалось как кивнуть. Похоже, на этот раз он влип по-настоящему.
  
  

***

  
   Дорстен - город древний, как земли эльфов, легендарный, как все три межрасовые войны и совершенно не похожий на то и другое вместе. Не читай Келиана столько сказок и не будь Джонатан менее словоохотливым, ни за что бы не подумала принцесса, что это и есть Дорстен.
   С виду город как город - ничего особенного.
   Привычные серые стены, ров с грязной жижей, по ошибке называемой водой, старые перекидные мосты, зевающий стражники на воротах и флагами на дозорных башнях. Сколько раз здесь все перестраивали - сложно сказать. Стены с виду выглядят как современные, разве что отличаются высотой.
   Келли поморщилась, ощутив зловонье города. Каким бы древним не был Дорстен, а несло от него очень по-современному. Вонь и грязь - бич окраин всех больших городов, увы.
   - Джонатан, - девушка обратилась к менестрелю. - Слава Лириату, ты выглядишь гораздо лучше. С тобой точно все в порядке?
   Тот кивнул:
   - Да, Келиана, я уже контролирую себя.
   - Я надеюсь, - вставил Мартин.
   Надо сказать, на этот раз личина удалась ему гораздо лучше. Джонатан больше не напоминал монстра. Теперь он смотрел на всех простодушными светло-серыми глазами, бледно-рыжие волосы были изрядно всклокочены, широкий нос, дурацкая улыбка. Ни дать ни взять - обычный дурачок.
   Келиана, конечно, просила что-то поприличней, но Мартин решила оставить так. Мало ли - вдруг морок льерту еще не прошел и сир Луженая Глотка что-нибудь выкинет? А так оно надежней.
   Кулон Келли твердил о магии. Девушка испугалась, что среди на въезде в город их могут проверить и обнаружить личину Джонатана.
   Ее собственную не ощущал никто. Шут Лириат и впрямь был шутником. Никто, не один из магов, даже Мартин не чуял и малейшего следа волшебства.
   Вопреки всем ее опасениям, в город въехали спокойно. Усталый стражник едва взглянул на мужчин, состроил жалостливую мину "старухе" и кивнул, мол, проезжайте.
   - Мартин, как ты сумел? - зашипела Келиана, стоило только минуть ворота.
   На поясе стражника она заметила амулет. Такой выдавали всем караульным и он помогал опознать магию. Один из магов ее отца придумал эту хитрую штуковину.
   - Тише, Келли, - шикнул Мартин. - Эту игрушку мы называем "светлячком" и ее время от времени нужно перезаряжать. У нашего друга "светлячок" разряжен и ощутить он смог бы разве что грубый приворот. А я не так прост.
   - Угу, - Келиана улыбнулась и не сказала ни слова.
   Мартин оставался Мартином. Самодовольный донельзя. Но таким замечательным!
   Дорстен не спешил раскрывать путникам объятия. Он все еще казался неприветливым и мрачным. Ничего из обещанных чудес, даже никакого намека на них.
   - И где нам здесь искать подсказку? - спросила Келли, невесело оглядывая выщербленную стену трехэтажного дома.
   В окнах уже зажигался свет, люди спешили вернуться по своим квартирам и наглухо запереться. Опасностей хватает не только на большой дороге. В бедном квартале их едва ли не больше.
   Раньше Келиана совершенно не представляла, как живут бедняки. Ей казалось, что все происходит как на страницах учебников. Люди, лишенные привилегий богатства и оказавшиеся вот в таких вот домах, чинно сидят там, уходя лишь на работу в положенные часы. Иногда они ходят в храмы - испросить милости богов, а иногда и идут на восстания, которые слишком жестоко подавляют.
   Король Ринальд конечно же справедлив и заботится обо всех подданных. Бедняки просто неблагодарны, раз способны восстать против своего правителя. Король заботится о них, дает жилье и работу.
   Во всяком случае, принцесса должна так думать в рамках протокола. Иные соображения, которые, несомненно были, Келиана прятала ото всех. Нельзя неодобрить работу собственного отца.
   В реальности все оказалось куда хуже.
   Зловонье, миазмы, болезни, нищета и постоянная борьба за выживание - вот что виделось девушке в бедных кварталах. Келиана даже подумала, что будь она бедной, ушла бы жить в деревню. Там гораздо чище и свежее. К тому же, Келли поняла, что любит природу.
   С другой стороны, принцесса видела, сколько тяжелой работы выполняют крестьяне. Она совершенно была неготова к такой жизни. Впрочем, Келиане бы для начала с собственной разобраться, а уж потом мечтать о чьей-то.
   - Здесь мы точно ничего не найдем, - ответил Мартин, поймав разочарованный взгляд Келианы. - Эти кварталы построили после падения культа Лириата.
   - Значит, нам нужна историческая часть города? - включился в беседу Джонатан.
   - Зрите в корень, сир. Я думаю, нам придется задержаться здесь на пару дней.
   - Это безопасно? - в глазах Келианы появилась тревога.
   - Нет, - отрезал Мартин. - Если люди твоего отца уже добрались до глухих деревень, то в городах и подавно объявятся.
   - Твой отец отправил на поиски всю свою гвардию, - сказал Джонатан, надеясь утешить Келли.
   - Главное, не болтать об этом. Тем более с таким лицом, - Мартин многозначительно оглянулся на рыцаря. - Исчезновение принцессы хранится в строжайшем секрете, чтобы не поднялся бунт.
   - Но слухи...
   - Слухи так и останутся слухами. Король Ринальд не дурак, чтобы позволять кому-то управлять собой любыми методами.
   Келли ничего не ответила на это, но лицо девушки мигом омрачилось.
   Ринальд не дурак, как же! Да он готов был собственную дочь отдать неизвестно кому ради своей страны. Неплохое качество для правителя, но просто отвратное для отца.
   Король никогда ни был любящим отцом. Келиана с ранних лет усвоила, что перед Его Величеством нужно склоняться и выполнять любой приказ. При жизни королевы Эльзы Ринальд был намного мягче, но после, будто обозлившись на весь мир и богов, отобравших любимую, не видел никого и ничего. Кроме власти, разумеется.
  
   Город не спешил радовать. Он был отчужденным, грозным, невыносимым. Магия жила здесь разве что в старых стенах и крепости. Но путникам еще рано идти туда и ее дыхание не ощутимо. А город молчал, не отвечая на призывы.
   Мартин знал, что у Дорстена, как и у многих других городов, выстроенных первыми жителями, есть душа.
   Это не просто линия, очерченная властями и укрепленная стенами. Не беспорядочное нагромождение домов всех сортов и мастей. И даже не люди, живущие и жившие здесь.
   Древние города всегда имеют собственную душу. Они подобны старикам, повидавшим всякое на своей веку, но неизменно сохраняя былое величие и мудрость.
   Еще приближаясь к стенам города, Мартин пытался позвать его, попросить помощи, разговорить. Возможно, даже выведать секреты. Но Дорстен не откликнулся.
   Город спал долгим сном и не желал, чтобы его тревожили. Город отошел в сторону, давая людям разрушать его вновь и вновь, перекраивать, менять без сопротивления. Он уснул и почти умер, зная, что о нем забывают с каждым днем.
   Усталость навалилась свинцовой тяжестью, и Мартин оставил попытки связаться с городом. Он продолжит их, но позже.
   Келиане и Джонатану пока лучше об этом не знать.
   Остановиться лучше всего в недорогом трактире нижнего города - на этом единогласно сошлись все. Таких здесь тьма-тьмущая и найти в них человека вероятность не больше, чем иголку в стоге сена.
   Трактир был найден быстро.
   Неказистое трехэтажное здание с порядком выцветшей надписью "Толстяк Лим". Рисунок вполне соответствовал фразе. С кружкой, полной пенного эля, и в съехавшей в плеча разодранной рубахе, толстяк лихо отплясывал неизвестный танец. Впрочем, какой, все равно не понять - слишком уж потертым было изображение.
   - Мда, - Келиана разочарованно поглядела на трактир. - В деревне, кажется, было лучше.
   - В городах всегда так, - отозвался Мартин. - Здесь больше гостей, а хозяевам некогда следить за всем подряд. К тому же, публика здешняя и сам трактир не слишком высокого уровня.
   - Самое место для нас, - усмехнулась девушка.
   Джонатан не сказал ни слова. Только в его глазах, подернутых легкой поволокой, читалось, что наступил прилив вдохновения. Наступал он обычно так неожиданно, что определить это можно было лишь по мечтательному выражению и полному отсутствию менестреля в неприглядной реальности.
   - Глядите-ка, - Келиана указала на листовку, кое-как держащуюся на столбе у коновязи. - Какого-то парня ищут...
   - Наверное, натворил что-нибудь. Идем, ну его!
   Келли взглянула на грустное лицо совсем еще молодого преступника. Художник не был милостив к нему и изобразил в самой неприглядной форме. Рыжие вихры беспорядочно обрамляют лицо, а глаза хитрые и плутовские, но все же печальные. Еще и имя у него странное "Элси".
   А ведь вот так вот и ее портрет может появится на улицах города, подумала принцесса. Хорошо, что она выглядит старухой. Но только в этом случае.
   Ночь прошла спокойно.
   Вернее, спокойно настолько, насколько может пройти в подобного рода заведении. Келиане и ее спутникам досталась комната во втором этаже и среди ночи они слышали, как внизу произошло две драки, началось выступление какого-то менестреля( что, кстати, крайне расстроило Джонатана) и случилась перебранка кухарок.
   Конечно же, выспаться в таких условиях оказалось задачей сложной и наутро все трое были злы, уставши и измученны.
   Хозяева трактира и их служанки, кажется, ничуть не удивились ночным событиям. Они смеялись и шутили. Наверное, такие бурные ночи у них не редкость.
   Молоденькая подавальщица не сводила глаз с Мартина, что не могло ускользнуть от Джонатана. Келиана и сама заметила, что сейчас маг выглядел куда лучше красавца-менестреля. Все-таки обновленная утром личина деревенского дурачка делала свое дело.
   - Может быть, хотите эля, господин? - спросила девица, томно поглядывая на некроманта.
   Откровенное платье открывало все, что только можно было открыть. К ее чести надо сказать, что девица оказалась и впрямь красавицей. Фигуристая - с тонкой талией и аппетитной грудью, с молочно-белой чистой кожей, что не всегда встретишь у простолюдинок, и вьющимися белыми волосами. А взгляд - взгляд у нее был самый что ни на есть бесстыдный и зовущий.
   И надо быть полным идиотом, чтобы не замечать. Ну а Мартин, конечно же, не идиот.
   - Из твоих прелестных ручек хоть яд, - улыбнулся он. - Но не сейчас. Предпочитаю не пить с утра.
   - Господину предстоят дела? - девушка как бы невзначай коснулась его плеча и легонько погладила.
   - Мне нужно позаботиться о своей бабушке, - эта фраза должна была испортить все впечатление, но нет. Девица, наоборот, прониклась.
   Забота о престарелой родственнице и дурачке-брате сделала Мартина в ее глазах настоящим героем. А вот его дражайшая родня удостоилась только брезгливо скривленных губ и мимолетного взгляда.
   - Такое благородство, - пропела девушка. - Желаю вам удачи и терпения, господин.
   Она кокетливо улыбнулась и поправила волосы:
   - Меня зовут Рида и я всегда здесь, - сказав это, она присела в подобии реверанса, выгодно демонстрируя декольте, и плавной походкой ушла прочь.
   Стоило ей только удалиться, как Келиана фыркнула.
   - Ну и вкус у тебя, - бросила она Мартину.
   Тот самодовольно ухмыльнулся.
   - Не обращай внимания, Келиана, - сказал Джонатан. - У простолюдинов всегда низменные желания.
   - Низменные желания? Да вы сами, сир, едва слюной не изошли, как эта девица сюда подошла.
   - В отличие от тебя, я могу себя сдерживать, а не кидаться на первую попавшуюся...
   В присутствии принцессы он не решился договаривать.
   Келиана же недовольно ерзала на лавке и отчего-то до смерти злилась на Мартина. Нет, ну это ж надо!
   Им предстоит такое важное дело, у них так мало времени, а этот негодяй тратит его на девиц. Да и на каких девиц - самого низкого пошиба. Нет, девушка, конечно, не виновата, что рождена простолюдинкой. Ни капли. Но это же не повод так бесстыдно к ней приставать.
   Да она и сама хороша! Увидела только Мартина и давай задницей крутить перед ним! Ни воспитания, ни женской гордости, ни совести, в конце-то концов!
   И вообще - разве можно так себя вести, когда рядом принцесса? Девица-то не знает, но могла бы и постесняться. Все-таки на нее старая женщина смотрит!
   Келиана даже оправила на себе хламиду и очень натурально по-стариковски закряхтела.
   Ее возмущению просто не было предела. Мартин вел себя просто непозволительно. Как похотливая свинья! Как жеребец! Как... Келиана все еще оставалась принцессой и не позволяла себе даже мысленно произносить более крепкие выражения. Но, по правде говоря, это было так приятно - костерить Мартина на все лады. Злость отступала и как-то легче становилось.
   - Хватит сидеть, идемте, - хмуро заявил менестрель и поднялся из-за стола.
   Лишенные женского внимания, от отсутствия которого он не страдал никогда, Джонатан был не в духе. Личина, брошенная на него, оказалась слишком уж неприглядной для девушек. Наверняка, этот хитрый простолюдин сделал так специально.
   - Да, идем, - согласилась Келиана. Сегодня ей совершенно не хотелось слушать Мартина. - А то мало ли, кто еще сюда подойдет.
   Маг только усмехнулся и, бросив на стол пару монет, пошел следом за своими обиженными спутниками.
   Келиана была такой забавной, когда злилась. А когда ревновала, особенно.
  
  
   Дорстен, так неприветливо встретивший гостей, раскрывался перед ними во всей своей красе.
   Келиана, которую всегда учили сдержанности в эмоциях, наплевала на все и открыла рот, восхищенно оглядывая старинные здания.
   - По легенде здесь был самый первый храм Лириата, - Джонатан указал на величественное здание с причудливыми барельефами и колоннами.
   Келиана с сомнением пожала плечами.
   - Этот храм построили десять лет назад. Отец лично подписывал указ и выделял деньги из казны.
   - Да, все правильно. Сейчас здесь храм новых богов. Храм Лириата сравняли с землей.
   Келли промолчала.
   Чувство вины снова тихонечко подкралось к ней из-за спины и не собиралось отступать. Ее предки здорово ошиблись, а расплачиваться ей, конечно же.
   - Неужели в Норландии не осталось ни одного храма Лириата?
   - Один остался, полуразрушенный. На Востоке, - ответил Мартин.
   Девушка поджала губы, все еще вспоминая случай в трактире, но все-таки ответила:
   - Мы направляемся туда?
   - Нет, но ты увидишь храм.
   И хватит. Нечего с ним больше разговаривать.
   Лучше на город смотреть.
   Отпечаток первых жителей был здесь кругом. В исторической части города Келли постоянно натыкалась на руны забытого языка, странные рисунки, высеченные на стенах древних зданий.
   Наследие первых благополучно дожило до дня, когда принцесса норландская оценить все его величие самолично. Стихийная магия позволила увидеть то, что строили сотни и тысячи лет назад. От этого захватывало дух.
   Интересно, что думает по этому поводу Сайриан? Ее самолюбивому братцу предстоит стать правителем и, скорее всего, он расстроился, что Келиана, эта несносная младшая сестра, вдруг надумала исчезнуть.
   Сайриан даже в детстве не любил, когда что-то идет не по его плану.
   Келли помнит, как однажды во время игры он ударил ее только за то, что она не отдала ему игрушку. Дети жестоки друг к другу. Келиана знала, что брат ее не любил. Скорее, ревновал к матери. Королева всегда хотела девочку и очень заботилась о малышке, опекала. Сайриан же воспитывался в строгости, постоянных тренировках, учился с раннего утра.
   Когда Келиана подросла, она стала ему завидовать. Брат становился блистательным принцем - образованным, искусным в военном деле, известным и любимым народом, будущим правителем. Она же так и оставалась красивой игрушкой, которую однажды передадут в чужие руки. Ей следовало стать украшением двора, а не его хозяйкой.
   Теперь Келли была отчасти свободна. Личина уродливой старухи освобождала ее от обязанностей принцессы, а Шут вел по извилистым дорогам к неизвестному. Она получила новую жизнь и...новые проблемы. Счастья, о котором девушка так мечтала, почему-то не было.
   - Почему мы кружим по этим улицам? - принцесса выпала из свих мрачных мыслей и приметила, что Мартин не спешит, а уже третий раз проезжает мимо храма.
   - Тпррру.... - в ответ он только остановил лошадей. - Боюсь, здесь я не смогу тебе помочь, Келли.
   - Не понимаю.
   - Альвин говорил, что подсказка откроется только тебе и что искать ее нужно на месте храма Лириата. Ты же помнишь про скрижали, которые он спрятал от людей?
   Девушка кивнула.
   - Вот. В Дорстене хранится первая. Тебе всего-то нужно ее найти.
   - "Всего-то", - передразнила Келли.
   - Позволь и мне пойти? - вызвался Джонатан. Его рыцарская половина уже жаждала подвигов, а менестрельская нового вдохновения. В общем, раздираемый такими противоречиями, он просто обязан был сочинить новую балладу. Но, увы, повода пока не предвиделось.
   - Нет, сир, нельзя. Лириат выбрал ее, ей и идти. Вот так.
   - И куда мне идти? - развела руками Келли.
   - Ты должна почувствовать.
   - Мне сложно - я не владею магией, Мартин.
   - Вспомни все, что тебе говорили Альвин и Ларгес, а необходимую силу даст тебе Лириат. Если ты веришь, конечно...
   Верит. Келиана верила.
   Не в себя. Себя она всегда считала слабой, мягкой и бесхребетной. Разве может такая глупая девчонка как она вернуть древнюю реликвию? Лириат пошутил, как всегда.
  
   Мартин и Джонатан остались ждать на краю старинной площади, когда-то бывшей посвященной одной из возлюбленных Лириата. Кстати, оных у Шута было довольно таки много - мифология так и пестрила именами красавиц, заставлявших божество первых жителей забывать о своих прямых обязанностях и пускаться во все тяжкие. Неудивительно, что согласно легендам, по земле бродило множество его потомков. Некоторым посчастливилось узнать об этом и стать легендарными героями, а кому-то так и пришлось остаться обычным обывателем, нося в себе частицу божественной крови.
   Келли всегда обожала сказки и легенды. Однажды она забралась в библиотеку отца старую книгу и Лириате и тайком ее стащила. Правда, прочитать так и не успела - бонна быстренько обнаружила политически некорректную книгу и изъяла как ненадлежащее для принцессы чтение.
   Если бы кто-то сказал Келиане, что спустя много лет придется самой идти по стопам легенд, она бы бросила все это дело еще в раннем детстве.
   Девушка шла по рынку, раскинувшемуся на площади Лиорассы, чья изрядно попорченная временем статуя украшала город, и думала, как же все вокруг несправедливо.
   Люди, которые быстро забыли старую религию, судьба, которая заставила благородную дочь короля тащиться за тридевять земель, Лириат, который решил шутить с ней долго и счастливо и торговка, так завысившая цену на булки.
   Из-за ссоры у прилавка Келиану толкнул какой-то здоровенный детина и она едва не упала на каменную кладку. Сделал парень это, конечно же, не случайно, а потому, что ушлая торговка решилась "оборвать наглецу уши" и еще кое-что и набросилась на несчастного всем своим внушительным весом.
   - Ты, смотри, что наделал, негодяй! - кричала она. - Обокрасть меня решил да еще и на старуху кидается! Люди! Стража! Разбойники средь бела дня!
   Келиана, больно ударившись ляжкой, запуталась в своей одежде и стала неуклюже подниматься. Какая-то женщина решилась ей помочь и принцесса, едва успев вспомнить о своей роли презренной старухи, хрипло поблагодарила.
   Тем временем ссора из-за цены на булку продолжала набирать обороты. Привлеченные криками люди, обступили прилавок торговки, и подбадривая то одну, то другую сторону, с оживлением наблюдали за происходящим.
   - Что здесь случилось? - спросила Келиана.
   Женщина, помогавшая ей встать, поправила платок гильдии зеленщиц на голове и указала на торговку:
   - Рябая Грета с утра продавала хлеб по три медяка, а к обеду повысила до пяти. А этот парень, - указала на высоченного рыжего детину, - вон, что толкнул тебя, почтенная, сын мельника, у которого Грета покупает муку. Он узнал о ее фокусах с ценами и сказал, что отменяет скидку.
   Келиана непонимающе помотала головой:
   - Какие еще скидки?
   Закон, принятый ее отцом, дозволял продавать муку лишь по единой цене.
   - Жалел мельник Грету, - ответила зеленщица. - По книгам писал положенную цену, а ей продавал дешевле. Думал, поможет... У Греты ведь семеро детей, а муж помер два года как.
   Зеленщица вздохнула и продолжила:
   - А она-то сама та еще проныра. Не удивлюсь, если и мужа в могилу свела - ох и злющая же бабенка! Хитрая какая! Да чтоб ей провалиться на этом самом месте!
   Келиана даже рот раскрыла от удивления. Вроде бы только что зеленщица была такой приветливой, а сейчас вмиг превратилась в разгневанную фурию.
   - Она мне третьего дня денег за заказ задолжала, а как не подойду, так и не добьюсь ничего! Не отдает, мол, детей кормить надо, ничего нет. А как нет, если такие бока отъела...
   Дальше Келиана не вникала в смысл, но сводился он к одному - толстая жадная Грета и обманутые ею продавцы и покупатели.
   - В бездну тебя и твоего папашу! - вопила торговка на опешившего мельника. - Хоть самому королю жалуйся!
   - Верни мне три серебряных, Грета! - прохрипел из толпы старик в одежде зажиточного крестьянина и с окладистой бородой.
   - И мне! Мне долг верни! - во все горло выкрикнула зеленщица.
   Грета же в ответ только обсыпала всех проклятьями и поминутно вспоминала о детях, которым нечего есть из-за таких вот крахоборов.
   Обстановка накалялась - в толпе показались городские стражники. Келиана решила, что пора убираться отсюда. Но сделать это оказалось не так-то просто.
   Люди, заметившие приближение блюстителей закона, кинулись врассыпную, создав суматоху. Какой-то мальчишка под шумок схватил с прилавка Греты булку и рванул было бежать, но торговка успела схватить его за рубаху. Бессильно трепыхаясь в ее цепкой хватке, воришка сам оказался ограбленным - хлеб выхватили и из его рук. Грета кинулась ловить второго, но тут ее саму поймали обманутые кредиторы.
   Началось невообразимое. Кто-то смеялся во все горло, Грета вопила белугой, поминутно насылая на всех проклятия, стражники с ругательствами продирались сквозь толпу, а кредиторы требовали немедленно вернуть деньги.
   Келиана тем временем окончательно потерялась в толпе и, протискиваясь сквозь людской поток, пыталась перейти на другой конец площади, к храму.
   Кулон на ее шее стал пульсировать. Девушка подумала, что это Мартин, но, оглянувшись, не увидела мага.
   В толпе мелькнули знакомые ярко-зеленые глаза. Взгляд был такой обжигающий и мимолетный, что Келли не успела толком разглядеть его обладателя. Только почувствовала. А когда оглянулась - никого уже и не было.
   Снова это ощущение - такое странное, неприятное и чужое. Кто-то неизвестный, кто следил на ней все время, оказался и здесь.
   - Ерунда...
   Келли обернулась.
   - Сущая ерунда, - Эгаль брезгливо поджал губы и скривился. - Ты тратишь время на сущую ерунду.
   - А на что мне стоит его тратить?
   Девушка уже успела привыкнуть к нежданным появлениям безумного волшебника.
   - Поговорила бы с Лириатом что ли, - развел руками Эгаль. - Как вы это носите?
   Неловко поправляя на голове косынку зеленщицы, он закряхтел.
   Келли поежилась и ткнула пальцем в темную суконную юбку.
   - А женщина где?
   - Женщина? - Эгаль испуганно вздрогнул и оглядел себя с ног до головы. - Ах, женщина... Да сидит тихо, не выскакивает. Ну и вреднющая же баба!
   Эгаля даже передернуло.
   - Влез в ее голову и столько наслушался...ооооо...
   - Страшно представить, что ты думаешь обо мне.
   - Ерунда! - старик рявкнул так, что Келли отступила назад. - Разве я могу сам о тебе что-то думать? Что Хельга скажет, то и передаю.
   - Кто такая Хельга?
   - Хельга, - Эгаль блаженно улыбнулся. - Она с самим Лириатом говорит. Красавица и истинная жрица. Просила передать, что...
   Тут его лицо исказилось будто от судороги.
   - Что передать? - крикнула Келли.
   Но вместо Эгаля перед ней уже была зеленщица.
   - Верни деньги! - завопила она и, оттолкнув Келиану, бросилась к торговке Грете.
   Келиану за руку грубо дернул мальчишка в грязной рваной рубахе.
   - Туда иди! - крикнул он, показывая пальцем.
   Принцесса отшатнулась, увидев лицо Эгаля, и поспешила уйти в нужном направлении.
   Вернее, убежать. Оставаться дольше в разъяренной толпе было просто небезопасно для жизни.
   А Эгаль, так умело влезающий в любого человека (не удивительно, что он выжил из ума и растерял все зубы из-за таких фокусов), указал не в сторону бывшего когда-то храма Лириата, не на площадь, а в узкий тесный и крайне зловонный переулок.
   Келиана подобрала полы своей хламиды и осторожно, чтобы ненароком не вступить в грязную жижу из нечистот и одним богам известно чего, бойким ручейком, текущую в канаве, стала пробираться вперед. Неизвестно куда.
   Девушка шла быстро и крики толпы стали постепенно стихать за спиной.
   Если Эгаль и хотел ей на что-то указать, то до этого чего-то еще идти и идти. Во всяком случае, сейчас она видит только грязь, зловонье, пару упитанных крыс и выщербленные глухие стены. Ах, да, еще полное отсутствие людей.
   Странно... и это посреди большого города.
   Келли постаралась не обращать внимания на жуткое амбре. У особ королевской крови брезгливость была чем-то вроде инстинкта и видеть подобное, а еще и ступать в это своей монаршьей ножкой было настоящей пыткой для девушки.
   Келиана подняла голову и увидела, как из правого отрога, которым раздваивался переулок, вышли двое.
   Грязные, в рваной одежде, пахнущие так, что и сточная канава начнет волноваться за свою репутацию, и настроенные крайне недружелюбно.
   - Отдавай кошель, старуха! - рявкнул один, выхватив из-за пояса кривой нож.
   Келли судорожно схватилась на кожаный мешочек на поясе.
   - Живо, старая карга! - повторил бандит.
   Страх ядовитым плющом оплетал все тело. Взгляд девушки был прикован к грязному искривленному острию ножа в руках разбойника. Если таким просто оцарапать, то все равно умрешь от заражения крови.
   Келиана попятилась назад.
   - Стой, кляча! - крикнул второй и шагнул к девушке.
   Келли совершенно не по-старушечьи взвизгнула и рванулась было бежать. Но тут две пары рук дружно схватили ее и, повалив на землю, стали обшаривать.
   Девушка, от страза позабыв обо всем на свете, пронзительно закричала и позвала на помощь...
  

***

   Скаггар принадлежал к немногочисленному и обедневшему роду проклятых из Восточной стаи. Элси понял это, как только увидел герб над воротами старой, на честном слове держащейся, крепости.
   Весь долгий путь он проделал пешком, в отличие от своего многоликого спутника. Тот, к слову, мог бы и сам передвигаться на четвереньках, раз он такой выносливый. А лошадь уступить Элси, не обладающему такой недюжинной силой. Ноги у парня так и отваливались. Больше всего хотелось напиться воды - на пищу просто не хватит сил - и уснуть. И ничего другого.
   - Здесь твой дом? - спросил Элси.
   Скаггар чуть заметно улыбнулся. Удивительно, что у такого хмурого типа это получилось с потрясающей теплотой. Наверное, волкам не чужды светлые чувства.
   - Здесь, - кратко ответил он.
   Элси про себя отпустил пару колких шуточек насчет личности своего спутника, но вслух говорить не осмелился.
   Ничего! Нет такого человека на свете, которого нельзя было бы одурачить. Главное, осмотреться и хорошенько все продумать. Тогда и пользу от всей этой истории можно будет получить.
   Но, с другой стороны, Скаггар ведь не человек... или не совсем человек... Нет, сейчас Элси точно не стоит углубляться в такие философские суждения.
   - Надеюсь, здесь нет королевских псов? - с надеждой в голосе спросил парень.
   - А ты их боишься?
   - Их все боятся, - выкрутился Элси. Только, кажется, зря. Скаггар не идиот и, наверняка, понял, что его случайный попутчик не простая птица. Волчье чутье не обманешь.
   - Я их не боюсь.
   "Еще бы! Ты же один из них!" - снова про себя.
   Скаггар вряд ли относится к сословию простых служак. Он - элита. Искусный убийца и очень дорогой наемник на службе короны.
   Когда-то славный и донельзя воинственный предок нынешнего короля Ринальда, тот самый, что решился объединить народ Норландии, заключил с проклятыми договор. Он пообещал им мирную и безопасную жизнь без преследования взамен служению. Полному и беззаветному. Те хотели жить и согласились.
   Элси-Счастливчик нечасто сталкивался с гильдией Метки да и особо желанием не горел. А Скаггар, скорее всего, к этой гильдии и относится - слишком уж он хорош для более низкой касты наемников. Только Метка служит королевскому двору. Разумеется, неофициально, но для таких, как Элси, очевидно.
   Проклятые - особая каста. Никто не знает откуда они появились и почему странное заклятие коснулось лишь некоторые семьи благородных кровей. Говорили разное. Например, что Лириат разгневался на своих детей за какую-то провинность, что одна могущественная колдунья из первых жителей сотворила страшный магический узор. Еще была версия о редком вирусе, сотворенном эльфами. Те слишком много времени проводили в своих лабораториях и достигли катастрофического эффекта в одном из экспериментов.
   В любом случае, результат прижился и уже почти тысячу лет в Норландии жили подобные Скаггару. Правда, становилось их все меньше. У проклятых дети рождались реже, чем у обычных людей. Да и заводить они их не особо хотели, чтобы не передавать ненавистный дар.
   Элси всегда думал, что проклятые до жути богаты - едят на золоте, носят дорогие ткани, а их замки неприступны. Они проживают свои долгие жизни в роскоши, за которую платят кровью.
   На деле была только кровь. Скаггар был наемником - тут Элси сомневаться не приходилось. Но, кроме этого, Скаггар небогат. Возможно, его семья и обладала когда-то огромным состоянием, но теперь все пришло в запустение.
   Восточная стая никогда не славилась достатком. Здесь остались те, кому не повезло перебраться ближе к королю. Те, кому не удалось вовремя занять хлебное место при его дворе. Восток слишком далеко, а Скаггар слишком мрачен и хмур, чтобы завоевать популярность. Возможно, он искусный воин, но сойти за обычного человека вряд ли сможет. Успех любого проклятого в Норландии - умение сойти за нормального. Скаггар здесь не преуспел.
   Счастливчик никогда и ничему не учился. Ему не довелось получить лучших учителей и наставников, как полагалось детям благородных кровей. Элси всегда помнил, что он - сын шлюхи и надеяться может только на себя. Все его образование ограничивалось чтением и природной смекалкой, а также замечательной памятью. В геральдике, например, Элси разбирался неплохо, умения различать и примечать фигуры на гербах.
   Герб крепости Скаггара, пусть уже порядком истертый и блеклый, все же выдал его происхождение.
   Элси остановился и, приложив ладонь ко лбу, поглядел вверх. Ничего себе! Да род Скаггара ведет происхождение от первых жителей. Марлет в правом углу щита явно об этом говорит.
   - Чего застыл? Идем! - окликнул сам отпрыск древнего.
   Элси, немного пораженный своим открытием, встрепенулся и быстро зашагал по опущенному деревянному мосту.
   Ворота крепости были совсем хлипкими. Им не то, что осаду, тут деревенскую драку пережить не получится.
   К слову, деревенька у крепости имелась. Небольшая такая - десятка три домов. Крестьяне, встретившиеся по пути, приветствовали своего лорда поклонами и даже улыбками.
   Это окончательно выбило Элси из колеи. Они не знают, кто он? Они смирились с жизнью в бедности? Или он добр к ним?
   Вопросов было слишком много и Счастливчик решил повременить с ними. Нельзя делать резких движений - сначала лучше разобраться, во что же он все-таки вляпался.
   За воротами крепости картина несколько улучшилась. Такого упадка, как казалось снаружи не наблюдалось.
   Стражники на воротах были неплохо вооружены(вот куда Скаггар девает свои денежки). Только вот почему он путешествует один? Может, возвращается после какого-то задания или тайно?
   Люди приветствовали своего господина, а тот беззлобно отдавал команды и задавал вопросы на непонятном Элси наречии. Лаарти - так назывался язык Востока Норландии. Лаарти представлял собой то, что осталось от первых жителей. Скаггар говорил на нем, добавляя фразы на всеобщем языке.
   Стражники внимательно осмотрели Элси, но обыскивать и задавать вопросы не посмели. Скаггар только сказал, что это его спутник и те все поняли.
   - Они знают, кто ты? - не выдержал Элси.
   - Знаю, - Скаггар даже не моргнул.
   - Тогда почему...
   - Почему не пытаются сжечь на костре? Здешние жители не такие суеверные. Они считают меня потомком первых жителей и уважают.
   - На твоем гербе марлет, значит, они правы.
   Скаггар посмотрел на Элси. На этот раз с толикой уважения.
   - Не зря ты попался на моем пути.
   - Зачем я тебе?
   - Узнаешь.
   Впервые в жизни Элси почувствовал, что ситуация полностью вышла из-под его контроля.
  

***

  
   Мартин беспокойно вглядывался в толпу.
   Хрупкая фигурка Келианы, облаченная в старушечий наряд, казалась совершенно неуместной на фоне прилавков и навесов рынка. Как будто кто-то из семерых Лириата спустился на грешную землю и в растерянности стоит посреди шума и суматохи, не зная с чего начать.
   Прядь белых волос выбилась из небрежно сплетенной косы, а правая ладонь лежала на груди, касаясь медальона.
   Келли всегда обращается к нему, если напугана или растеряна. Она хочет получить помощь, ответы и верит, что получит их от магической игрушки.
   Мартин давно присматривался к кулону Келианы и все хотел понять, какая в нем сила и что вложил создатель. Энергетические потоки, исходящие от него, смущали мага.
   Кажется, обычный амулет, защищающий магический след человека. Но Мартин знал, что за любую защиту нужно платить. Он хотел понять, что за вещь попала к Келли и придется ее расплачиваться за полученный дар. Расплата ведь может оказаться любой.
   Келли упала и Мартин едва успел схватить Джонатана, собравшегося тут же кинуться на выручку, за руку.
   - А ну пусти! - попытался отдернуть руку менестрель. - Принцессе нужно помочь.
   Но Мартин на редкость крепко вцепился в сира Луженую Глотку. Здравый смысл и данная Ларгесу клятва боролись с диким желанием помочь Келиане. Броситься и подать руку, защитить.
   - Нет, - прорычал он сквозь зубы. - Мы не имеем права вмешиваться. Лириат поведет ее по верному пути.
   Джонатан сдавленно выдохнул и резко схватил Мартина за грудки. Поднял и одним движением прижал к стене.
   - Я долго терпел твои выходки, отребье, - негромко проговорил он, сверху вниз глядя на поверженного противника. - Твои игры угрожают жизни моей принцессы. Лириат, семеро, первые жители - все это полный бред. Если с Келианой что-то случится, я размажу тебя по этой самой стене!
   Мартин поморщился.
   В плечо впивалось что-то острое, а затылок глухо ныл от удара. Джонатан неслабо приложил его в порыве гнева.
   - Отпусти, хуже будет, - сказал он, стиснув зубы.
   Воинственный менестрель не спешил выполнять просьбу.
   - Если ты еще раз позволишь себе командовать мной и мешать, я тебя убью.
   - Ладно...
   Мартин судорожно схватил воздух и описал рукой широкий пас. В тот же миг Джонатан побледнел, лицо исказилось в судороге. Схватившись на голову, он повалился на землю.
   - А ты, если еще раз будешь распускать руки, превратишься в овощ, - сказал Мартин, тяжело выдыхая.
   Потом опустился на колено и склонился к поверженному противнику.
   - Ну ты как?
   Различия окончательно стерлись и маг сам себе позволил перейти на "ты". Точнее, даже не заметил, как перешел.
   Джонатан промычал в ответ что-то невнятное. Мартин покачал головой. В магии он был гораздо талантливее, чем в кулачном бою. Впрочем, это умение с лихвой окупало все остальное.
   - В следующий раз хорошо подумай, прежде, чем связываться со мной, - проговорил он, подавая Джонатану руку и помогая подняться. Потом перевел глаза в сторону, где только что стояла Келиана. - Идем за ней! Быстро!
   Чутье подсказывало, что все может повернуться слишком скверно.
   Мартин привык полагаться на него всегда. С самого детства ему пришлось полагаться на свой дар, который оказался слишком силен для мальчишки-простолюдина из провинции. Сила, которая может раздавить, опасна, если не держать ее под контролем. А для этого нужно учиться.
   Что-что, а доверять самому себе Мартин умел. Интуиция не подводила, что жизненно важно для мага.
   Джонатан быстро оклемался от магического удара и побежал следом за Мартином. Келиана уходила с площади и оставить ее без наблюдения было нельзя.
   Пусть Альвин и Ларгес сто раз осудят этих двоих, но бросить свою принцессу они наотрез отказываются.
   Мартин прорывался сквозь толпу, когда его схватил за ногу какой-то мужик, лежащий на земле в крайне нетрезвом виде. По нему протоптались уже не меньше двух десятков людей, но почему-то из всех он выбрал именно Мартина.
   - Стой, отродье! - взревел он. - Ты наступил на меня своей поганой ногой, чтоб та отсохла!
   В том, что нога действительно отсохнет, Мартин, конечно же, сомневался. Но и слушать дальнейшие излияния не хотел.
   - Да чтоб тебя! - ругнулся он, стараясь освободить от хватки.
   - Ку-у-у-уда? А-а-а, ну-у-у...
   Мужик не только не собирался сдаваться, но и решил использовать ногу и всего остального Мартина как опору, чтобы подняться. Вцепившись в парня, он пытался встать на ноги.
   Джонатан, видя борьбу, посмеялся, мол, вот нашелся тот, кто сможет навалять наглому магу. Но все-таки решился прийти на помощь, видя, что миром столкновение не обойдется, а Келиана уходит все дальше и теряется из виду.
   - Шел бы ты... - схватил он за шкирку агрессора.
   - Ребята! Нашего бьют! - закричал кто-то.
   Мартин и Джонатан разом обернулись и увидели четверых с нашивками гильдии плотников.
   - На помощь! - тут же завопил вцепившийся в Мартина, видя такую поддержку.
   - Кажется, нас будут бить, - спокойно констатировал Мартин.
   - Если смогут, - качнул головой Джонатан и встал в оборонительную позицию.
   Дальше события развивались слишком уж быстро.
   Мощными ударами дюжий менестрель свалил с ног сразу двоих. Но те быстро пришли в себя и тут же повторили атаку.
   Мартин отбился от одного напавшего, второму сделал подножку, третьего отбросил невидимым магическим ударом. Тот отлетел в толпу, свалив собою сразу троих. Само собой сваленные возмутились, и началась драка, постепенно перешедшая во всеобщую.
   Стражники, призванные остановить рыночный скандал, поспешили ретироваться и вызвать подмогу, поскольку буйство толпы становилось неконтролируемым.
   - Джонатан! - Мартин схватил за плечо своего спутника, который увлеченно, войдя в раж, кого-то бил. - Бежим отсюда!
   Менестрель наскоро ударил еще раз и последовал совету.
   - А то еще руки повредишь, играть не сможешь, - не удержался от язвительного замечания Мартин.
   - И впрямь. Я не подумал, - Джонатан бегло глянул на свои кулаки. - Битва увлекает не хуже музыки.
   - Да уж, - кивнул маг. - Где Келли? Ты видел?
   - Кажется, свернула туда.
   - Бежим!
  
   - Отдай кошель, старуха!
   Келли попыталась вырваться и ловко ударила бандита в колено. Тот взвыл и на миг ослабил хватку.
   Келиана извернулась, ударив его локтем и рванулась бежать. Но тут же земля стремительно полетела ей навстречу и девушка плюхнулась в зловонную канаву. От омерзения сознание стало мутиться, а желудок едва не извергнул все съеденное наружу.
   Очнулась она, когда поняла, что ее схватили за плечи и грубо подняли. С силой встряхнули так, что клацнули зубы, а на языке появился металлический привкус крови.
   - Обыщи ее, Рет, - скомандовал над самым ее ухом бандит. К горлу холодным острием прижался нож. Келли ощущала изгиб лезвия кожей.
   Второй, тот самый Рет, худощавый, с лицом, побитым оспой и кривыми редкими зубами, бесстыдно ухмыляясь, стал обшаривать Келиану своими ручищами в поисках денег. Перед ним была древняя страшная старуха и никакой мысли, кроме наживы, он не преследовал. Но сама мысль о том, что какой-то мерзкий простолюдин так нагло шарит по ее телу, возмущала до крайности.
   Келиана с удовольствием зарядила бы ему по причинному месту, но нож у горла никак не позволял доставить себе такое удовольствие.
   Нет сомнений, бандиты скорее всего решат ее убить после ограбления. Зачем им свидетель, пусть и такой? Тем более, старуху будет не жалко.
   "Спасибо, Лириат", - впервые мелькнуло в голове у Келли.
   Шут и впрямь не прогадал, наградив ее такой личиной. Страшно и подумать, что бы сделали эти двое с молодой красивой девушкой.
   - Слышь, Вил, а эта карга видать в молодости была ничего! - оскалился Рет. - Фигуристая видать была...
   Келли стиснула зубы.
   - Так где ж ее молодость? - заржал второй.
   - А денежки при ней, - ухмыльнулся Рет, когда его подельник срезал с пояса "старухи" кошель.
   - И цацка какая-то...
   - Не смей! - вскрикнула Келиана, когда бандит своими грязными лапищами схватился за ее кулон.
   - Заткнись! - рыкнул тот и наотмашь ударил ее по лицу.
   Келли поникла, оцарапавшись щекой о лезвие ножа.
   - Странная вещица. Магическая видать, - преступник покрутил в руках кулон, даже понюхал, подумывал и на зуб попробовать. - Откуда она у этой карги?
   - Откуда б не была, за нее дадут хорошие деньги.
   - Ошибаешься, приятель!
   Как по команде бандиты разом обернулись. Мартин, ехидно ухмыляющийся и Джонатан в своем истинно обличье - в погоне личина сползла как-то сама собой - стояли в десятке шагов от них.
   - Отпусти ее! - приказал рыцарь.
   - Пошли вон! Это наша добыча! - грубо ответил Рет. - Проваливайте, щенки, не то отрежу вам уши.
   - Ты слышал? Он нам угрожает, - Мартин улыбнулся Джонатану.
   - Я не верю мертвецам.
   - Зря. Они говорят больше правды, чем жив. А этот пока еще жив.
   - Ненадолго.
   За этими короткими переговорами Рет и его подельник решили свернуть такое неудачное предприятие.
   Схватив кошель, кулон и пояс из хорошей кожи, что удалось снять с Келианы, они решили рвануть наутек. "Старуху", ставшую ненужной тут же бросили в канаву, как уже совершенно ненужный материал. Та сразу и не поняла, что произошло. Сознание вдруг помутнело и вернуть его смогло лишь купание в зловонном ручье.
   - Мой амулет! - вскрикнула девушка, хватаясь за шею.
   - Стоять! - вскрикнул Мартин и бросил невидимую сеть в одного из грабителей. Тот со стоном повалился на землю.
   Второго Джонатан сбил, метнув нож. Клинок пришел в спину и бандит упал замертво.
   - Келиана, поднимайся! Скорей!
   Пока Мартин "отнимал" у грабителя немногочисленные трофеи, Джонатан помог девушке встать.
   - Мой кулон! Скорей, Мартин! - чуть не плакала Келиана.
   Самого мага, оказавшегося рядом с недвижимым преступником, так и подмывало применить что-нибудь из своей некромантской коллекции и тем самым отомстить за столь дерзкое поведение. Но такая магия оставит слишком сильный след и вскоре все королевские псы, обладающие хоть малой толикой дара, в Дорстене, станут на его след.
   Нельзя, эх, нельзя! А как хочется...
   - Келли! Лови! - он бросил девушке ее кулон.
   Та схватила его, сжала в ладони и на ходу принялась застегивать на шее.
   Мартин прислушался. На этот раз город отозвался, пусть и слабым гулким эхом, едва уловимым даже с помощью дара.
   Город предупредил его. Во всем - в воздухе, в стенах, в легкой вибрации земли - слышалось предупреждение.
   - Уходим! - скомандовал Мартин своим спутникам. - Быстро!
   Напоследок он не отказал себе в удовольствии и пнул грабителя, все еще пребывающего в беспамятстве.
  

***

  
   Склонившись над огромной картой, краями свисающей со стола, Дамиен, замер. Глядя в одну точку, молодой маг, пытался понять, что же произошло с ним только что.
   Много дней и ночей бесплодных поисков обессилили практически всех. Король Ринальд приказал не прекращать поисков принцессы, даже если ради этого придется шагнуть в бездну. Придворные маги выполняли это задание с похвальным рвением и полной самоотдачей. Но никакие человеческие силы не могут быть неисчерпаемыми.
   Надежда найти Келиану магическими средствами угасала на глазах. Чародеи слабели и возвращались кто в Цитадель, кто в храмы новых богов, а кто к своему собственному источнику силы, если таковой имелся. Многие из них начинали тайком шептаться, что принцессу не найдут.
   Дамиен был самым молодым среди тех, кого допустили во дворец. Ему едва исполнилось двадцать, и никто не желал признавать в мальчишке дар.
   Зачем? Все и так знают, что Дамиен - хороший друг принца Сайриана и потому приближен к королевской семье, как никто другой среди магов.
   Никто не слушал его слов, но только Дамиен догадывался, что принцесса исчезла по собственной воле.
   Эта догадка подтвердилась пару минут назад, когда он уловил четкий чистый и совершенно неприкрытый след Келианы. Он открылся всего на мгновение с Востока и исчез.
   Дамиен не успел понять, откуда именно шел сигнал, но граница поиска для него значительно сузилась и пальцы почему-то сами собой тянулись к крепости, притаившейся на затертой складке карты.
   - Дорстен... - проговорил Дамиен вполголоса. - Город первых жителей. Что же вы там делаете, Ваше Высочество?
   Дамиен не ошибался. Точнее, не мог ошибаться. Он слишком верил в себя и был слишком горд, чтобы признать поражение.
   Медлить нельзя...
   Одним движением сметя со стола руны, маг быстро вышел, предоставляя слугам закрывать за ним распахнутые двери.
   В утреннее время, если не выпадает никаких других государственных забот, принц Сайриан предпочитает тренировки и верховую езду. Дамиан всегда составлял ему компанию, но с исчезновением Келианы, пришлось поменять распорядок.
   - Ваше Высочество, позволите? - для проформы спросил Дамиан, совершенно бесцеремонно врываясь в зал, где принц упражнялся в благородном искусстве владения шпагой.
   - Ваша Светлость, - склонился его ментор.
   - Дамиан? - принц лишь удивленно повел бровью.
   - Позвольте мне составить вам компанию?
   Принц окинул взглядом зал.
   - Оставьте нас, - бросил слугам. - Сир Николас, благодарю вас за урок.
   Когда они остались вдвоём, Дамиан взял принца за локоть и отвел к окну. Кто как не он знал обо всех ловушках и тайных "зрачках", расположенных в зале.
   Дамиан - настоящая ищейка и может учуять подвох, как бы хорошо он не был спрятан.
   - Что стряслось? - Сайриан оглядывал своего приятеля и понимал, что тот вряд ли спал за последние двое суток. - Не для турнира на шпагах же ты пришел.
   Смятая рубашка с дорогим кружевом на рукавах, красные от напряжения глаза, неловко наброшенный на плечи сюртук. Легкая дрожь в пальцах, впрочем, была малозаметна, но, зная Дамиана, столько лет, Сайриан понимал, что тот всю ночь провел за магией.
   - Я слышал ее, - не церемонясь, заявил маг. - Только что. Всего на пару минут, но...
   - Ты не ошибаешься? - Сайриан вцепился в его руку так, что костяшки пальцев побелели.
   - Я верю себе, Сайриан. А, если и ты веришь мне, то понимаешь весь смысл сказанного.
   Принц понимал.
   Как и то, что у него наконец-то есть такой великолепный шанс.
   - Говорил кому-нибудь?
   Дамиан отрицательно покачал головой.
   Сайриан провел ладонями по лицу.
   - У нас не так много времени, я верно понимаю?
   Маг кивнул.
   - И никто из ищеек или псов отца не знает?
   - Об этом знаю только я, - самодовольно заметил Дамиан. - Ну и ты еще.
   Он улыбнулся. Так, что даже принцу стало не по себе.
   Сайриан редко задумывался, насколько опасен его приятель. Но частенько радовался, что тот оказался на его стороне в такой нелегкой схватке.
   - Если позволишь мне, - вкрадчиво проговорил маг. - Я сделаю все, чтобы найти ее быстрее псов.
   Сайриан знал, чем обернется его следующее слово, но менять решение было слишком поздно.
   - Я доверяю тебе, как брату, Дамиан, - он положил руку на его плечо.
   Маг улыбнулся и, легонько склонившись, поспешно вышел.
   Принц, который никогда не был свободен, снова зависим. На этот раз от него. Дамиан не собирался подводит и уж тем более предавать Сайриана. Слишком много тайн друг друга им пришлось сохранить.
   Дамиану редко доводилось видеть Келиану, но он прекрасно помнил такие мгновения.
   Принцесса была настоящей красавицей - белокурой, стройной, с нежным лицом и ласковым голосом. Дворцовый этикет предполагал ей держаться спокойно и сдержанно, даже холодно. Келиана выполняла это правило с потрясающей выдержкой и терпением.
   Сайриан часто говорил, что сестра только мешает его планам. Теперь же, он хвалил "малышку Келли" за столь удачное исчезновение, что наконец-то ослабило позиции короля. Принц оказался не менее расчетлив, чем сам Дамиан. Пока он ни разу не ошибался, не сделает этого и дальше. А Дамиан в этом только поможет.
  

***

  
   - Мартин, я боюсь, что меня могут найти, - шептала Келиана, схватив мага за руку. - Кулона не было на мне несколько минут. Это очень долго!
   Стоя, прижавшись спиной к холодной шершавой стене, Келли никак не хотела успокаиваться и все еще не отпускала Мартина, которому давно хотелось выйти из треклятого закутка и посмотреть, ушли ли стражники.
   Сбив их с пути, Мартин обратился к совсем уж неблагородному заклинанию отвода глаз. Ларгес бы обозвал его рыночным фокусником и крепко обиделся, но делать было нечего. Тем более на простых вояк не стоит тратить много магических сил - и так сойдет.
   - Келли, я все понимаю, но сделать уже ничего нельзя, - он старался говорить как можно спокойнее, хотя полное нежелание девушки брать себя в руки начинало потихоньку злить. Нет, ну что она - младенец что ли? он-то точно никакая не нянька!
   - А вдруг нас найдут? - не унималась девушка.
   - Нас уже ищут, если тебе станет легче, - вспылил Мартин. - Все, что мы можем, поскорее найти эту треклятую подсказку и убраться отсюда, пока еще чего-нибудь не случилось.
   - Зачем ты вообще полезла в эту дыру?
   Мартин и Келли разом уставились на Джонатан. Тот впервые за все время путешествия проявлял столь дерзкую непочтительность.
   От неожиданности девушка вмиг успокоилась, хлюпнула носом и ответила:
   - Мне велел Эгаль.
   - Старина Эгаль был здесь? - не на шутку удивился Мартин.
   - Угу. Его Хельга послала. Старая ведьма! - девушка недовольно поморщилась, касаясь расцарапанной щеки. - Могла бы хоть раз конкретные предложения высказать.
   - Зря ты так о Хельге, - нервно усмехнулся Мартин. - Вдруг еще разозлится?
   - И что?
   - Она и впрямь ведьма, - заметил маг. - Вот что, я на разведку, а вы ждите.
   Слово "разведка" оказало магическое действие на Джонатана. Мысль, что кто-то занимается чем-то связанным с военным делом, а не он, даже как-то злила.
   - Лучше я, - он властным жестом остановил Мартина.
   Недавний их поединок еще оставил след у каждого.
   - Без личины? - это несносный некромант прямо-таки смеялся в лицо. Но, бездна, он прав!
   Джонатан молча отступил.
   Как было бы здорово, будь он всего лишь бродячим менестрелем, а не каким не рыцарем. Колесил бы по дорогам, пел, радовал людей и ничуть не беспокоился о чести, клятвах и обязанности защищать слабых. Келиану, например.
   Нет, принцессу бы он защищал в любом случае - она же принцесса, как иначе. Но в остальном - жизнь бы заметно упростилась.
   Смирившись со своей участью, Джонатан исподлобья наблюдал, как Мартин отправляется на разведку.
   Спустя пару минут, маг вернулся и объявил, что путь чист - стражники ушли, прихватив с собой грабителей.
   - Надо скорее выбираться отсюда и бежать, как можно дальше, - кратко подытожил он.
   - А как же подсказка? Я так и не сумела узнать, что спрятал Лириат в Дорстене, - уперлась Келиана.
   Уже привыкшая к тому, что Эгаль не появляется нигде просто так, девушка решилась во что бы то ни стало найти ответы, пусть ее преследуют хоть сотни грабителей. Первый шок и омерзение уже прошли. Запах перестал казаться таким уж зловоньем, только щека неприятно жгла.
   - Мартин, ты же сам говорил, - напомнила она.
   Некромант на секундочку задумался.
   Келли права. Без подсказки им придется куда сложнее. Он и сам недавно был руками и ногами за то, чтобы ее искать. Только вот теперь город кричит об опасности, а предчувствие самое мерзкое.
   - Ой! - девушка схватилась за кулон. - Снова какая-то магия...
   - Я думаю, он прав, - произнес наконец открывший рот Джонатан. - Мы должны уйти и как можно скорее.
   - Келли, нужно идти, - уже совсем серьезно сказал Мартин. - Без подсказки ты сможешь разгадать загадку Лириата, а вот если тебя схватят, то даже я не смогу помочь. Поверь. Я знаю, как работают маги короля. Той пары минут хватит, чтобы вскоре они оказались здесь. А подсказку, возможно, придется искать слишком долго.
   "Сущая ерунда! - сказал Эгаль. - Ты думаешь о сущей ерунде..."
   Слова безумца невозможно было понять, а уж найти в них смысл тем более. Может, старина Эгаль как раз имел ввиду, что подсказка и есть сущая ерунда? Или, Хельга просила его передать, что Келиана тратит время на ненужные поиски? Сказать ведь он все равно не успел.
   Девушка вопросительно взглянула на своих спутников. Еще никогда в жизни ей не приходилось принимать столько самостоятельных решений.
   - Уходим, - выдохнула она.
   - Надеюсь, нашу клячу не увели вместе с телегой, - улыбнулся Джонатан.
   - Тут уж точно не волнуйся - она под заклятьем. Тому, кто захочет ее увести, сначала придется ее разглядеть.
   - Ты точно некромант? - в голосе менестреля слышалось сомнение. - Как-то слишком хорошо у тебя получается работать с живой материей.
   Мартин пожал плечами.
   - Мой дар очень многогранен. А ты разбираешься в магии? Думал, рыцарям не до того...
   Джонатан смолчал и сам себе клятвенно пообещал, что в следующий раз обязательно прикончит говорливого мага. Пусть и пользу он приносит немалую, а нервы дороже.
   На этот раз Келли еще явственнее ощущала чье-то присутствие. Некто незримый снова наблюдал за ней. Более внимательно и более пристально. Кулон говорил о нем, да и знаменитая женская интуиция не молчала. Правда, магический амулет был точнее и кроме привычного чувства преследования, говорил еще и о другом. О каком-то новом воздействии. Сегодня амулет пульсировал по-другому.
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Кин "Новый мир. Цель - Выжить!"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) С.Суббота "Наследница Альба ( Альфа-самец и я)"(Любовное фэнтези) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Level Up. Нокаут 2"(ЛитРПГ) I.Eson "Атар"(Научная фантастика) М.Лунёва "Мигуми. По ту сторону Вселенной"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) С.Елена "Беглянка с секретом. Книга 2"(Любовное фэнтези) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Раненный феникс. ГрейсВедьма на пенсии. Каплуненко НаталияБаба с возу, кобыле скучно! Книга 1. Анабель Ли (Anabelle Leigh)Наследство не выбирают. Ravena (Алёна) ВороноваОт меня не сбежишь! Кристина ВороноваКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаАномальная любовь. Елена ЗеленоглазаяХолодные земли. Анна ВедышеваЛюбовь на острове Буон. Olie-Черный глаз. Проникновение. Ирина Грачильева
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"