Лидин Владимир: другие произведения.

Записки сумасшедшего

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  За окном обычный слегка слякотный московский осенний вечер, окна клиники зарешечены, но по моей просьбе санитар слегка ослабил смирительную рубашку, благодаря чему я смог высвободить руки и начать писать. Я знаю, что рано или поздно вырвусь из этого заведения, и доберусь на перекладных до Владивостока, и на ближайшем пароме дойду до славного берега моей родной Японии, где меня ждет моя нежная и утонченная госпожа У.
  Я надеюсь, что в ближайшие дни мое ирреальное существование на задворках российской империи продолжится под плавный скрип вагона и стук колесных пар, и этих нескольких суток мне будет вполне достаточно для того, чтобы собраться с мыслями, насколько это возможно, невзирая на их чудовищный хаос, и с новыми силами вернуться в мою настоящую явь, в которую я всеми силами стремлюсь возвратиться, несмотря на все коварство и изворотливость моего лечащего врача и медперсонала клиники.
  Все мое преступление заключается в том, что я пытался быть самим собой - странствующим рыцарем-изгоем, однако же окружавшие меня люди сочли это крайне нелепым и поместили меня в эту клинику, за что, впрочем, я на них нисколько не сержусь, и взираю, насколько это возможно, на всю их нелепую возню с чувством милосердия и сострадания, если не считать пары-тройки срубленных голов, - клянусь, только в пределах необходимой самообороны.
  Москва весьма опасный город для японского самурая, как с точки зрения наличия неуправляемых толп бритоголовых молодчиков с цепями, разъезжающих на мотоциклетах, так и с точки зрения работы патрульно-постовой службы полиции. Нереально пройти даже пару шагов, чтобы не возник повод обнажить меч в целях сохранения своего лица.
  Я весьма скучаю по госпоже У., которую я полюбил всем сердцем и страстно мечтаю снова ее встретить и провести рядом с ней хотя бы еще пару незабываемых мгновений.
  Однако же вы можете заметить, что такое страстное влечение более свойственно пылким неопытным юношам, чем почтенному мужу, каковым, как я надеюсь, ваш покорный слуга стал в последние годы своего существования, на что я могу ответить: да, я таков. В своем сердце я все еще тот пылкий неопытный юноша, каким я был лет двадцать назад, им же я хотел бы остаться и в момент своей смерти, которой я жду с большим нетерпением, возрастающим с каждой секундой моего бытия, ибо таков есть путь изгоя.
  В ту славную пору, когда мы были еще совсем детьми, я как-то сопровождал юную госпожу У. на прогулке в лесу близ Эдо, мы разыгрались, и пошел проливной дождь. С мокрой одеждой и волосами мы бежали, шлепая по лужам, комья жидкой грязи летели из под ног во все стороны, госпожа У. с веселым смехом пыталась убежать от меня, но я упрямо следовал по пятам; когда мы, запыхавшиеся, влетели в беседку, я схватил ее за рукав, и когда она резко попыталась вырваться из моих рук, я увидел из открывшегося ворота кимоно ее маленькую, только начинающую наливаться, скромную и трогательную девичью грудь.
  Это зрелище потрясло меня до всей глубины души, и я застыл как вкопанный, глядя на это чудо, и казалось, капли дождя застыли прямо в воздухе, слышно лишь было дыханье и громкий стук сердца, я смотрел прямо в глубину ее волшебных зрачков, стояла тишина, лишь капли воды медленно стекали с моего лба, мои зрачки медленно расширились, когда она вдруг обняла меня за шею и подарила робкий поцелуй.
  Это прикосновение до сих пор со мной, и этот поцелуй, кажется, по-прежнему горит у меня на устах, моя госпожа, и несмотря на длительную разлуку, я все еще помню этот миг, который потряс все мое бытие...
  Спустя несколько лет я начал служить сюзерену за скромную плату в сотню коку риса в год, а моя госпожа совершенно расцвела, и наступил день, когда я узнал, что в скором времени она выходит замуж за богатого чиновника из столицы. Моему отчаянию не было предела, я совершенно не находил себе места, однако в один момент мой суровый внутренний голос сказал мне: "Соберись, Исимура, сейчас совершенно не время поддаваться чувствам, каковы бы они ни были. Твоя судьба предрешена, и ее тоже, вам не суждено быть вместе". Когда я сказал себе так, мое отчаяние, сжав зубы, отступило куда-то в тень, и я изрядно при этом потрудился, срубив мечом почти целую рощу бамбука.
  Мы встретились на берегу ручья, стояла поздняя осень, ярко-желтые и багровые листья окружали нас, мы стояли неподвижно в полушаге друг от друга, не в силах вымолвить ни слова, я смотрел в ее побледневшее лицо с опущенными веками глаз, она задрожала и, всхлипнув, бросилась ко мне на грудь, я стоял, обняв ее плачущее тело, из моих глаз не вытекло ни слезинки, но где-то внутри, в моем сердце, что-то очень сильно сжалось, мы стояли, обнявшись, и я думал о том, как было бы чудесно проснуться и понять, что это всего лишь сон.... Спустя несколько минут она села в паланкин, и кортеж тронулся в столицу, а я остался стоять в зарослях у ручья, и белые пушистые хлопья снега, которые начали бесшумно падать на осенний лес, заглушали удалявшиеся шаги носильщиков. Я подумал, что падающий снег говорит мне о том, что наше расставание надолго, не раньше чем до весны... Затем у меня возникла мысль сделать сеппуку, и я даже мысленно представил себе, как кровь фонтаном хлещет из брюшной артерии на снег, и невыносимое наслаждение смерти охватывает всю мою сущность, я лечу куда-то высоко над лесом, вижу удаляющийся паланкин, гору Фудзи, море... Моя рука было схватила рукоять катана, но сучок, треснувший под ногой, вывел меня из транса, и я, собрав дух, медленно пошел к себе на службу...
  Вы спросите, как я оказался в Москве со всеми ее причудами, бульварами, таксистами и весьма плотным трафиком? Должен заметить, это весьма долгая и запутанная история, прояснить которую мне мешает упомянутый мной хаос мыслей. Я должен сосредоточиться, чтобы найти свой внутренний покой, и возможно тогда мой внутренний голос скажет, что мне делать дальше. Пока же я не предпринимаю ничего и жду своего часа....
  С госпожой У. я встретился ранней весной, когда начала цвести сакура, приехав по делам своего сюзерена в столицу. Она встретилась мне посреди шумной торговой улицы в компании двух молоденьких служанок, и увидев меня, чрезвычайно обрадовалась и подошла ко мне, сделав учтивый поклон. Я тоже очень был рад ее увидеть, и отметил про себя ее дорогие наряды, и появившуюся стать замужней дамы... В моем сердце снова что-то заскребло, но я не подал этому вида.
  Однако, не в силах преодолеть магнетическое притяжение друг к другу, мы вновь встретились у меня в гостинице поздним вечером, когда стало темно. Она пришла ко мне, и мы любили друг друга, как мужчина любит женщину и женщина мужчину, без слов, без имени, страстно и беспамятно... Эти встречи повторялись и становились раз от разу все более страстными, пока нам не пришлось прервать их в силу обстоятельств.
  Так прошло тринадцать лет.
  За это время я успел дослужиться до тысячи коку риса в год, принял участие в нескольких военных кампаниях, а госпожа У., о чем я навел справки, приблизительно год спустя после нашего расставания родила сына. Я снова встретил ее с уже подросшим ребенком на улице в Эдо, они шли в сопровождении слуг, и когда поравнялись со мной, я увидел ее сияющие от радости глаза. Я сделал учтивый поклон и сказал, что очень рад видеть госпожу в здравии. Она поклонилась в ответ и представила мне своего сына: - Кекутиё, - сказала она, -он копия своего отца во всем, и в характере тоже. Я посмотрел на него, и увидел в нем что-то неуловимо знакомое, виденное мною раньше когда-то очень давно, но я не мог вспомнить где... Паренек сделал короткий поклон, и его движения, манера, с которой он его выполнил, невольно заставили меня проглотить подступивший комок в горле. - Хай, - ответил я, и поклонился снова. Она улыбнулась одними уголками глаз, вокруг которых я заметил начинающие появляться тонкие морщинки, но в целом госпожа У. выглядела бесподобно, и я почувствовал, как во мне снова, несмотря на прожитые годы, поднимается неуемная волна страсти...
  
  ...Я снова продолжаю эти записи, несмотря на происшедший в последние дни переворот в моем сознании. Это возвращение обнаженной реальности настолько выбило меня из сил, что я долго не мог собраться с мыслями, однако теперь я вижу, что их хаос начал принимать некую упорядоченную структуру.
  Несколько дней назад я составил план побега из клиники и почти его исполнил, но теперь я не вижу смысла в этом побеге. Пожалуй, я проведу остаток своих дней здесь, ибо только постоянные дозы транквилизаторов способны остановить мое желание смерти, которое опасно и для меня, и для окружающих меня ни в чем не повинных людей.
  Итак, несколько дней назад я перестал принимать пищу, с тем, чтобы санитар вошел в мою камеру. Я сделал вид, что лежу неподвижно уже несколько часов, и когда санитар начал открывать камеру, я, быстро спрятавшись за дверь, внезапно набросился на него и оглушил несколькими ударами, как меня учили в ВДВ (о чем я вспомнил несколько позже). Я закрыл изнутри камеру, снял с санитара одежду и надел на себя, одел его в свою пижаму и связал, вложив в рот кляп. После я начал красться по коридору, пока не увидел свое отражение в зеркальных стенах лифта. Это был не я! На меня смотрел совершенно европейской внешности субъект с вытатуированной свастикой на недавно стриженном затылке, абсолютный антипод моего внутреннего я! От этого зрелища я впал в ступор и позволил санитарам увести меня в пыточную, где мне сделали укол, и я в очередной раз провалился в беспамятство.
  Мой лечащий врач чрезвычайно доволен происшедшим, он говорит, что ко мне начала возвращаться истинная память. Как теперь я помню, во время последней акции в парке отдыха по зачистке инородцев я получил удар водопроводной трубой по затылку от одного азиата, который ловкими неведомыми мне приемами сумел ошеломить меня и выхватить мое варварское оружие. От этого удара я рухнул лицом прямо в свежие осенние листья, - я вижу это как бы со стороны - бритый затылок со свастикой, зеленая куртка без воротника, тяжелые ботинки на неподвижном теле, которое проваливается куда-то вниз, в парк, в облака, в звездную ночь... и где-то здесь я становлюсь странным азиатом в кожаных доспехах с двуручным изогнутым мечом, кругом какие-то мелькающие тени, конский храп, лязг металла об металл, крики, кровь, много крови... Так ко мне вернулась память одной из прошлых жизней.
  Спустя несколько часов я встал со студеной земли и пошел в беспамятстве в парк, где меня остановил конный наряд полиции, к сожалению, в тот момент прошлая жизнь возобладала в моем потоке сознания, и эти невинные люди были сбиты мной наземь, к счастью, я оставил их в живых, поскольку у них не было оружия, не считая этих нелепых резиновых дубинок и табельных пистолетов, которыми они не успели воспользоваться; я вскочил на коня и был таков, но городская цивилизация быстро взяла свое.
  И я должен признать, что теперь мне бессмысленно бежать куда-то на восток, ибо нет моей милой родной Японии в том виде, в котором я ее запомнил, теперь это родина превосходных железных коней и незнакомых мне нравов моих далеких потомков, и самое страшное - там нет ее и нет моего сына... Нет смысла в моем внешнем побеге, и теперь единственный побег, который я могу совершить, только внутренний - вглубь моей памяти.
  Мы снова встретились в гостинице, как тогда, тринадцать лет назад, мы предались искренней любви, теперь уже зрелой, но не менее неистовой, пусть наши тела начали увядать - мое от полученных ран покрылось шрамами, и ее не оставила печать времени, но наши сердца были столь же юны, как и тогда... Мы провели несколько часов в постели и погрузились в сон - она уснула на моей руке, и я, сколько мог, смотрел на нее, любуясь, пока не впал в забытье, и не успел заметить, предотвратить того, что произошло позже - вдруг во тьме распахнулись двери и в номер ворвались люди... Среди них был ее муж - чиновник, нас схватили и поволокли в разные стороны... Я с содроганием думаю об ее участи и перед моим мысленным взором проходят печальные картины - кричащая, сопротивляющаяся госпожа У., которую волокут, тащат безжалостные слуги, паланкин, лошади, чьи-то бегущие ноги, темный амбар, пламя факелов, накинутая на шею петля, ее прощальный полный скорби взгляд без слезинки на лице... Я верю, что она думала о нас и нашем сыне в этот момент...
  Когда мы пили чай в номере в свете лампы, за тонкой бумажной перегородкой на улице беззвучно падал белый пушистый снег, я смотрел на нее и думал, что это самое счастливое мгновение в моей жизни, - сидеть рядом с любимой женщиной и мирно пить душистый зеленый чай с лепестками жасмина; вдруг она, прервав молчание, сказала мне, поклонившись: "Я хотела бы снова встретиться с вами в будущей жизни".
  Я отдал бы все, чтобы все ее страдания довелось испытать мне и ни один волосок не дрогнул на ее голове, и меня не постигла бы более легкая и почетная участь - мое тело проткнули и тут же срубили голову на заднем дворе, но и в последний миг я не испытал ни малейшего сожаления о содеянном, не встал на колени, и не умолял о пощаде, я просто молчал, ибо таков есть путь пса войны - не сожалеть ни о чем и встречать смерть с улыбкой на устах.
  
  
  
  25.11-14.12.2011
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) В.Соколов "Фаэтон: Планета аномалий"(ЛитРПГ) В.Кощеев "Тау Мара-02. Контролер"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Боевик) К.Вэй "По дорогам Империи"(Боевая фантастика) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)"(ЛитРПГ) А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) М.Боталова "Беглянка в империи демонов 2. Метка демона"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Малышка. Варвара ФедченкоПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. ИрунаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиПеснь Кобальта. Маргарита Дюжева��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаОфисные записки. КьязаЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Офсайд. Часть 2. Алекс ДПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"