Цепляев Андрей Вадимович: другие произведения.

Кабеса де Вака

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все что ниже изложено, есть краткий пересказ странствий известного конкистадора, написанный под впечатлением от книг "Кораблекрушения" Кабеса де Вака и биографического романа "Долгие сумерки путника" Абеля Поссе.

  
Обратная сторона конкисты - Кабеса де Вака
  
  
  
Благородный конкистадор.
  
  
   С посохом в руке, по горам и бескрайним прериям, в сопровождении сотен туземцев шел бородатый странник. Безоружный, без одежды, с сумкой из оленьего меха на плече. Его загорелая кожа не отличалась от кожи индейцев. Он шел медленно, щурясь под жаркими лучами заходящего солнца, слушая далекий шум океана. Звали его Альвар Нуньес Кабеса де Вака.
   Таков был итог странствий амбициозного казначея, потерпевшего кораблекрушение у побережья Северной Америки в 1528 году. Из трехсот членов экспедиции выжили только четверо. Кабеса де Вака был одним из них. В родной Херес он вернулся без золота, без меча, в единственном поношенном дублете, с клеймом безумца и тяжким грузом молчания за плечами. 'Только вера исцеляет, только доброта побеждает', - говорил он в своих странствиях, спасая больных индейцев силой магических камней. Позже, под давлением инквизиции, Кабеса де Вака скажет, что это были крестные знамения и молитвы Деве Марии.
   Кабеса де Вака человек с тяжелой судьбой. Он часто называл себя завоеванным конкистадором. Как и многие другие испанские подданные XVI века, он отправился в Новый Свет в надежде покорить неизведанные земли, но судьбе, случаю или Господу было угодно, чтобы эти земли покорили его. Его скитания по морю, индейское рабство, побег, жизнь в племени чорруко и долгое возвращение на родину длились восемь лет. Подобно Христофору Колумбу он открыл другую Америку, не испорченную алчностью конкистадоров, потерянный райский сад, землю суровую, но прекрасную.
  
  
  
В начале пути.
  
  
   О ранних годах жизни будущего конкистадора известно немного. Альвар Нуньес Кабеса де Вака (1) родился предположительно в 1490 году в городе Херес, в одной из беднейших испанских провинций - Эстремадуре. Кабеса де Вака (правильно называть его родовым именем) вырос в обеспеченной семье, окруженный заботой и любовью. Его дедом был знаменитый аделантадо Педро де Вера, огнем и мечом покоривший Канарские острова.
   Детство юного завоевателя прошло в достатке и радостях. Благодаря кровавой славе деда и подвигу именитого предка (2), семейство Вака было на хорошем счету у королей Испании и ни в чем не нуждалось. Он рано получил классическое образование и был принят на государственную службу. В возрасте двадцати двух лет ему пришлось участвовать в сражении при Равенне (1512), а еще через девять лет суждено отличиться в битве при Памплоне (1521). Таким образом, имея военный опыт и знание административного права, он смог принять участие в готовящейся экспедиции во Флориду.
   Доподлинно неизвестно, что побудило преуспевающего кабальеро пуститься в опасное приключение. Возможно, свою роль в этом сыграли рыцарские романы или же его прельстили золотые дары Эрнана Кортеса королю Карлу. Новый Свет часто сулил первооткрывателям безраздельную свободу, алмазные копи и энкомьенду (3), отчего многие добровольно жертвовали всем ради возможности прикоснуться к обещанному раю. Не секрет, что большинство из них были жестоко обмануты.
   Итак, Альвар Нуньес Кабеса де Вака воспользовался связями и был записан казначеем и главным альгвасилом (4) экспедиции. Одноглазый генерал-капитан Панфило де Нарваэс встретил нового казначея прохладно. Они не поладили с самого начала, но терпели друг друга в силу обстоятельств. Такой уж был у Нарваэса характер. Не любил он делиться властью.
   Отплытие состоялось 17 июня 1527 года. Пять кораблей и шестьсот человек команды вышли в море из порта Санлукар-де-Баррамеда. Стоя на корме каравеллы, Кабеса де Вака всматривался в удаляющуюся полосу андалусского побережья. Едва ли он мог себе представить, что снова насладиться подобным пейзажем сможет лишь через восемь лет.
  
  
  
Панфило де Нарваэс.
  
  
   Человек, на плечи которого легло бремя освоения Флориды, был хорошо известен в Новом Свете. Многие знали его в первую очередь как неудачника, потерпевшего сокрушительное поражение в бою с солдатами Эрнана Кортеса.
   Панфило де Нарваэс родился в Вальядолиде в 1478 году. Прибыл в Америку в 1509 году на правах колониста, записался в солдаты и отправился покорять Ямайку. Спустя несколько лет, уже в чине капитана, участвовал в завоевании острова Куба, где познакомился с будущим ее губернатором Диего Веласкесом.
   Историки часто приписывают Нарваэсу беспечность и почти сверхъестественную храбрость, граничащую с глупостью. Бога он точно не боялся. Достаточно вспомнить эпизод из его 'военной карьеры', произошедший в долине реки Каонао, где испанцы вырезали целое селенье мирных индейцев. После резни Нарваэс подошел к священнику и спросил, что он думает о подвиге испанских солдат. Священник же в гневе пообещал капитану и его людям вечные муки в аду.
   Тем не менее, Господь не спешил призывать грешника к ответу и Нарваэс продолжал шакалом рыскать по джунглям Нового Света в поисках славы и золота. В 1520 году фортуна улыбнулась конкистадору по-крупному. Взбешенный предательством Эрнана Кортеса, Диего Веласкес поручил Нарваэсу отправиться в Мексику во главе мощной карательной экспедиции и арестовать изменника. Там капитан отличился на всю жизнь.
   Захватив индейское селенье Семпоалу, Нарваэс, вместо того чтобы двигаться вглубь полуострова, стал вести переписку с Кортесом, требуя сдаться. Тем временем, Кортес с небольшим отрядом ночью напал на Семпоалу. Часового, прибежавшего в палатку с вестью о том, что наступает враг, разбуженный Нарваэс послал к черту. Когда же загремели звуки боя, капитан опомнился, оделся и самоотверженно бросился в атаку, но у входа в палатку напоролся на вражескую пику и лишился левого глаза. Большинство солдат сочли его мертвым и сдались на милость победителя.
   Возможно, это было самое постыдное поражение в истории завоевания Нового Света. Унизительный плен в стане врага и последовавший за ним суд не сбили спесь с упрямого конкистадора. До конца дней Нарваэс считал Кортеса своим соперником, но так ничему у него и не научился. Вскоре испанцы захватили Теночтитлан (5), а с ним и всю Мексику, и пришлось одноглазому кабальеро искать новое место для подвигов.
   Отстояв 'доброе имя' в суде, Нарваэс вернулся в Испанию, где в Совете по делам Индий стал хлопотать о предоставлении капитуляции и, в конце концов, добился желаемого. Фортуна улыбнулась конкистадору в последний раз. Король пожаловал ему титул аделантадо - первооткрывателя и хозяина завоеванных земель и передал в распоряжение пять кораблей и шестьсот солдат. Отныне его Новой Мексикой должна была стать Флорида. Там Нарваэс планировал найти свой Теночтитлан, тысячи рабов и золотые копи, которые сделают его сказочно богатым.
  
  
  
Переподготовка.
  
  
   Пять каравелл благополучно пересекли Северное море (6) и в середине сентября подошли к острову Санто-Доминго. Там Нарваэс задержался на сорок пять дней, закупая фураж и лошадей. На Санто-Доминго, согласно записям Кабесы де Вака, их экспедиция потеряла свыше ста сорока человек. Они не умерли, просто решили остаться на острове и начать новую жизнь. Счастливчики потом будут возносить хвалу небесам, когда узнают, от какого кошмара их уберег Господь.
   Покинув Санто-Доминго, корабли зашли на Кубу, где Нарваэс пополнил ряды солдат и зафрахтовал еще одно судно. Кабеса де Вака и капитан Пантоха, тем временем, на двух каравеллах были отосланы на остров Тринидад за провизией. На том острове жил один предприимчивый торговец, который пообещал испанцам выгодно продать провиант. Торговец попался честный, вот только не предупредил конкистадоров об опасной бухте, в которой те оставили суда. Ночью налетел шторм и потопил обе каравеллы. Кабеса де Вака и тридцать моряков уцелели только благодаря тому, что ушли в селенье на торги.
   Через пять дней вернулся Панфило де Нарваэс с новобранцами. Оказалось, что на Кубе генерал-капитан арендовал каравеллу и бриг, сам того не подозревая, восполнив потери. Услыхав о крушении судов, суеверные моряки наотрез отказались выходить в море до конца сезона штормов.
   Возобновить плавание Нарваэс смог только спустя четыре месяца.
  
  
  
Рекогносцировка.
  
  
   12 апреля 1528 года пять кораблей подошли к побережью Флориды, на краю которого виднелось селенье индейцев тимуква. Нарваэс с капитанами сошел на берег и объявил эти земли собственностью Карла V, а затем подписал документ, в котором официально потребовал признать себя губернатором. Поделив шкуру неубитого медведя, конкистадоры занялись индейцами.
   Тимуква отнеслись к пришельцам дружелюбно и принесли множество даров, среди которых Нарваэс нашел золотую статуэтку. Кусочек благородного металла внес сумятицу в ряды солдат. Такой успех - золото в первый же день! Индейцы жестами объяснили, что выменяли эту вещицу у соседей из места под названием Аппалаче.
   Прочесав берег в поисках золота и маиса (7), испанцы наткнулись на десятки сундуков, которыми пользовались кастильские торговцы. В каждом сундуке лежало высушенное тело испанского солдата, завернутое в оленьи шкуры. Как они попали туда - неизвестно. Тимуква объяснили, что сундуки принадлежат индейцам из Аппалаче.
   Зловещее предупреждение не испугало губернатора. Флориду он теперь считал полноправной собственностью. Не взирая на уговоры команды, Нарваэс решил оставить корабли и отправиться вглубь материка на поиски золота. Завоевать Флориду, переманив на свою сторону союзников, как когда-то сделал Кортес в Мексике, он не мог. У здешних индейцев не было единого правителя, а племена, селившиеся на расстоянии лиги друг от друга, говорили на разных языках. Оставалось одно - интервенция.
   На следующий день генерал-капитан созвал военный совет, на котором присутствовали доверенные лица, в том числе Кабеса де Вака и старший моряк по имени Херонимо де Аланис. Губернатор объявил, что собирается вести людей в земли Аппалаче. Корабли же поплывут вдоль берега, пока не найдут подходящую бухту, где можно будет заложить форт.
   Капитаны единогласно поддержали губернатора. 'Против' высказались только Кабеса де Вака и нотариус экспедиции. Решение было скоропостижным и безрассудным. Как потом найти корабли? Как люди на кораблях найдут их? Что команда будет есть, дожидаясь их? Вопросов было много, но золотая статуэтка сделала свое дело. Конкистадоры думали только об одном.
  
  
  
В поисках золота и неприятностей.
  
  
   В субботу 1 мая каждый солдат получил паек в размере двух фунтов сухарей и полфунта свиного сала. Конкистадоры забрали с собой лошадей, почти все боеприпасы и мелкий скот. После непродолжительной молитвы 300 человек и 40 всадников простились с соотечественниками и углубились в джунгли.
   Пятнадцать дней они шли в одну сторону, урезая пайки, страдая от насекомых, укусов змей и болезней. Перебравшись через реку, Нарваэс и его люди встретили индейцев. Те проводили их в свое селенье, но еды там оказалось мало. Разведка не принесла результатов. Два капитана и Кабеса де Вака пытались спуститься к морю, но оказалось, что побережье поросло джунглями, а внутренние лагуны завалены гниющими деревьями, в которых жили ядовитые гады. Самое время повернуть назад и искать корабли, но Нарваэс упорно вел людей к Аппалаче.
   Ночью 17 июня, пересекая большую реку, армия конкистадоров сократилась на одного завоевателя. Первыми жертвами джунглей стали всадник Хуан Веласкес и его лошадь. Оба утонули в бурном потоке. Лошадь потом нашли и съели, а Веласкеса похоронили.
   Через пять дней скитаний по топям конкистадоры попали под ливень стрел. Так получилось, что они обнаружили Аппалаче. Стычка обошлась малой кровью. Убив лошадь, индейцы быстро отступили. Захватив селенье, испанцы обнаружили большие плантации маиса и множество соломенных хижин. Посланные на разведку солдаты доложили, что повсюду множество рек и озер, а леса стали светлее, но пересечь их сложно из-за упавших деревьев (8). В тех краях было много пищи и пресной воды, не было лишь одного - золота. Пленные индейцы объяснили, что их селенье самое большое в здешних местах и что чем дальше завоеватели уйдут от побережья, тем меньше встретят людей.
   Конкистадоры прожили в злополучном Аппалаче двадцать пять дней, а затем отправились в селенье Ауте, расположенное возле моря. Всю дорогу их преследовали индейцы, устраивая засады, осыпая солдат тучами стрел и дротиков. Кабеса де Вака описывал индейских лучников как рослых воинов, вооруженных луками столь тугими, что стрела легко пробивала молодое дерево. Поначалу испанцы пытались отстреливаться, но вскоре выяснилось, что выстрелы аркебуз туземцев не пугают. Племена Флориды вообще отличались редким бесстрашием и по-настоящему боялись только лошадей.
   Потеряв в пути пять человек, конкистадоры добрались до Ауте. Индейцев к тому времени там уже не было. Подкрепившись плодами маиса и фасоли, испанцы оккупировали селенье на два дня. По приказу губернатора, Кабеса де Вака и капитаны Алонсо дель Кастильо и Андреас Дорантес с отрядами копейщиков прочесали джунгли и случайно вышли к побережью. Однако радость их была недолгой. Весь берег был затянут зарослями и изрезан цепями лагун таких больших размеров, что за ними не было видно моря.
   На третий день индейцы выбили конкистадоров из Ауте и заставили перебраться к берегу. Там завоевателям пришлось вынести самое трудное испытание - пытку голодом. Треть людей еле держалась на ногах от усталости. Многие были больны. Остальные сломлены. На совете единогласно приняли решение о строительстве лодок. Предполагалось плыть на них вдоль берега на запад и попытаться достичь испанских владений в Мексике.
   Надо отдать должное испанцам. Не имея под рукой необходимых инструментов, они проявили чудеса смекалки и в кратчайшие сроки соорудили пять вместительных пинасов.
  
  
  
Конец губернатора Флориды.
  
  
   22 сентября была съедена последняя лошадь. В своих записях Кабеса де Вака с иронией замечает, что ни разу за время похода ему не удалось попробовать конины. Это вполне возможно, поскольку в таких ситуациях солдаты часто забывали о субординации и могли не поделиться едой даже с капитанами.
   Перед отплытием конкистадоры сделали из ног лошадей бурдюки и наполнили их пресной водой. Погрузившись в лодки, они покинули залив-кладбище, ставший последним пристанищем для пятидесяти человек.
   Целый месяц конкистадоры плыли вдоль побережья. Бурдюки быстро сгнили, и вода в них стала ядовитой. Люди умирали один за другим, измученные жаждой, нехваткой еды и обмороженные ледяным ветром. Острова вокруг были необитаемы. Пресная вода попадалась редко. Жажда была такой сильной, что испанцам приходилось пить соленую воду. Несколько раз им удавалось подойти к индейским селеньям, но жители побережья прогоняли пришельцев копьями и стрелами.
   К концу месяца остатки экспедиции достигли устья гигантской реки (Миссисипи). Вода под килем оказалась пресной и все вдоволь напились, но радость скитальцев была недолгой. Мощным течением, лодки разбросало в разные стороны, и они едва не затонули. Нетрудно представить ужас людей, которых без пищи и воды бурным потоком уносило в открытое море. В лодке, где плыл Кабеса де Вака, было много раненных и больных солдат. Тем не менее, общими силами, за ночь им удалось вернуться к побережью.
   На исходе нового дня испанцы стали различать вдали лодки соотечественников, ближайшей из которых оказался 'флагман' губернатора. Панфило де Нарваэс изначально набрал в свою лодку самых крепких и выносливых людей. В ней было больше маиса и гребцов. Нарваэс приказал плыть следом за ним, на что Кабеса де Вака ответил просьбой взять их на буксир, поскольку большая часть команды едва могла двигаться. Губернатор отказался, опасаясь, что не сможет добраться до материка. Он так же не захотел попытаться спасти другие лодки.
   На закате пинас, в котором находился Кабеса де Вака, стал отставать от губернаторского. Нарваэс понял, что сил у них больше не осталось и, помахав рукой, выдал нечто похожее: 'Амигос, теперь каждый сам за себя'.
   С заходом солнца лодка Панфило де Нарваэса растворилась во мраке. Больше Кабеса де Вака его не видел. Надо думать, до последней минуты одноглазый губернатор отказывался верить, что его Новая Мексика оказалась воздушным замком, а сам он гороховым принцем. Он часто клял себя за неудачи, быстро их забывал, а потом сильно удивлялся, когда все снова шло не по плану. Невдомек ему было, что единственной причиной невезения был он сам и его неуемные амбиции.
  
  
  
Остров 'Злосчастья'.
  
  
   После отбытия губернатора, лодку Кабесы де Вака четыре дня носило вдоль побережья. Люди съедали в день горсть маиса, запивая его соленой водой. К концу путешествия по вине такого пайка на ногах остались только казначей и боцман. Остальные лишились сил и лежали под ногами гребцов мертвым грузом.
   6 ноября 1528 года лодку скитальцев выбросило на берег обширного острова, который те окрестили островом 'Злосчастья'. На разведку отправили испанца по имени Лопе де Овьедо, который вскоре встретил индейцев из племени дакотов. Туземцы не посмели напасть на беспомощных людей и подарили им стрелу в знак мира, а на следующий день принесли корзины с едой.
   Этот остров испанцы покинуть так и не смогли. Сколько не пытались они спускать лодку на воду, ударами волн ее выбрасывало обратно на берег. Конкистадорам пришлось поселиться в джунглях, но усиливавшиеся холода продолжали убивать их одного за другим. Тогда Кабеса де Вака приказал своим людям перебраться в селенье дакотов. Риск закончить жизнь на жертвенном алтаре был велик, но под открытым небом их всех ждала неминуемая гибель.
   Индейцам предложение испанцев понравилось. Они охотно разобрали их по семьям и стали использовать в качестве слуг. Вскоре Кабеса де Вака обнаружил, что уцелела еще одна группа соотечественников. Оказалось, что дальше по побережью живут капитаны Андреас Дорантес и Алонсо дель Кастильо со своими людьми. Их лодка разбилась о рифы много дней назад. Постепенно дала о себе знать команда третьей лодки. Таким образом, выяснилось, что на острове живет разрозненная группа испанцев численностью около восьмидесяти человек, и жизнь большинства из них зависела от дакотов.
  
  
  
'Жертва' обстоятельств.
  
  
   В середине зимы, когда холода заставили страдать даже индейцев, на острове был зафиксирован первый случай каннибализма. Знаменательно, что он произошел в стане испанцев, а не индейцев. Кабеса де Вака в подробностях описывает его в своих мемуарах.
   На другом конце острова обитало существо, отдаленно напоминавшее человека. Им оказался Эрнандо Эскивель - единственный выживший гребец из лодки губернатора. Он и еще четверо испанцев, живших в хижине на берегу, больше не могли терпеть нужду и стали медленно поедать друг друга. Эскивель из этого 'состязания' вышел победителем. Позже он со слезами признался, что приготовил вяленое мясо из колониста Сотомайора, посланного на разведку, а через месяц съел двух монахов, которых все считали погибшими.
   Дакоты случайно нашли его хижину и, заглянув внутрь, пришли в ужас. На циновке сидел толстый волосатый человек с длинной бородой. Его маленькие воспаленные глазки панически бегали. Пухлые пальцы заканчивались обгрызенными ногтями. Полог хижины был завален почерневшими костями. Куски мяса, просоленные в морской воде, были подвешены к потолку. Впоследствии берлогу людоеда неоднократно посетили разгневанные индейские воины.
   Эскивель небезосновательно стал опасаться за свою жизнь и прибился к ближайшей группе соотечественников. Именно он рассказал, как в действительности погиб Панфило де Нарваэс. Губернатор с людьми все-таки добрался до материка, но сойти на берег побоялся и остался ночевать в лодке вместе с больным моряком и шкипером. Пока все спали, его пинас без еды и воды ветром унесло в открытое море. Таков был бесславный конец завоевателя Флориды.
  
  
  
'Только вера исцеляет, только доброта побеждает'.
  
  
   К весне из восьмидесяти испанцев в живых осталось пятнадцать. То были самые выносливые конкистадоры, включая капитанов Дорантеса, Кастильо и Овьедо, а так же моряка Херонимо де Аланиса. Кабеса де Вака к тому времени жил на материке. Дакоты продали его в рабство племени чорруко. В семье касика (9) Дулхана бывший казначей стал практиковаться в изучении языка жителей равнин и вскоре легко мог изъясняться на нескольких диалектах. Индейцы, удивленные его способностями, настояли, чтобы он постиг искусство врачевания. С этой целью колдуны Дулхана несколько лет обучали его основам шаманизма. В 'Кораблекрушениях' Кабеса де Вака, несомненно, лукавил, описывая свои методы лечения:
  
  Способ, которым мы их лечили, был такой: мы сотворили над ними крестное знамение, дули, читали 'Отче Наш' и 'Деву Марию' и от всего сердца молили господа нашего бога, чтобы он дал им здоровья и наставил их хорошо обращаться с нами. Услышал наши молитвы господь и в милосердии своем сделал так, что все индейцы, за которых мы молились, сотворив над ними крестное знамение, говорили, что они поправились и чувствуют себя хорошо (10).
  
   Сказать правду значит пойти на костер инквизиции. Разумеется, подлинное лечение протекало в ином ключе и включало в себя не только молитвы. Главным инструментом знахаря были камни и минералы различных пород, способные впитывать болезни. Существовала целая наука, как правильно водить ими по телу больного, и какие слова при этом произносить. Прежде чем приступить к лечению, он должен был поднести каждый камень к глазам пациента и выбрать тот, который начинал светиться. Камни всасывали в себя недуг, после чего знахарь должен был либо очистить их, либо закопать в землю. Обычно Кабеса де Вака носил с собой шесть-семь таких камней.
   Овладев мистическим знанием, Кабеса де Вака превратился в уважаемого члена общины. Вскоре у него появилась жена Амария и дети Амадис и Нубе. Жизнь в племени чорруко полностью изменила его. Амбициозный конкистадор Альвар Нуньес Кабеса де Вака перестал существовать. С тех пор главной ценностью для него стала человеческая жизнь. Именно в те годы родился его знаменитый девиз, с которым он шел по жизни до конца дней: 'Только вера исцеляет, только доброта побеждает'.
  
  
  
***
  
  
   Тем временем тринадцать испанцев с острова 'Злосчастия' устроили побег, сумев пробраться в глубь материка через пролив и четыре реки. Оттуда они ушли вглубь континента, наивно полагая, что смогут пешком добраться до Мексики. На острове остались только моряк Херонимо де Аланис и капитан Лопе де Овьедо. Через месяц Аланис скончался от болезни, а Овьедо навсегда остался жить с женой-индианкой.
   Незадачливых беглецов вскоре отловили индейцы материковых племен и почти всех перебили. Правосудие настигло и людоеда Эскивеля. Его скормили шакалам из-за того, что одной женщине приснилось, будто он поедает ее ребенка. В живых остались только два испанца - Андреас Дорантес и Алонсо де Кастильо, а так же негр-раб Эстебанико, принадлежавший Дорантесу.
   Кабеса де Вака к тому времени пользовался большим авторитетом у чорруко. Он подарил им 'огниво', научил строить простейшие катапульты для обороны селенья от врагов и даже занялся меновой торговлей с соседними племенами. Соответственно к числу его друзей вскоре прибавилось равное количество врагов.
   По истечении шести лет Дулхан отвел Кабесу де Вака в прерии и сообщил, что на него готовится покушение. У племен часто практиковался обычай поедания плоти великих людей. Индейцы считали, что таким образом могут впитать их знания и силу. Оказалось, что на совете племени касики и жрецы сговорились полакомиться находчивым чужеземцем и уже готовили жертвенный алтарь.
   Дулхан не мог этого допустить. Он придумал план побега, согласно которому во время ежегодного переселения племени с одной стоянки на другую Кабеса де Вака и его товарищи должны будут скрыться в болотах, где преследователи потеряют их след.
  
  
  
Начало странствий.
  
  
   Простившись с Амарией и детьми, Кабеса де Вака тайно покинул племя чорруко. Вместе с ним сбежали Дорантес, Кастильо и Эстебанико. На прощание Дулхан посоветовал им отправиться по дороге маиса к 'Семи городам'. Чорруко никогда их не видели, но слышали легенды, якобы стены тех городов сложены из золота, а над горами кружат гигантские птицы (11), способные поднять в воздух оленя.
   Узнав об этом, Капитаны Дорантес и Кастильо стали умолять Кабесу де Вака пойти туда и набрать благородного металла. Загвоздка заключалась в том, что города эти располагались на западе, то есть в противоположной стороне от Кубы и вообще любого испанского форпоста. Отправившись на их поиски, они рисковали на многие годы заблудиться в бескрайних прериях. Дорантеса и Кастильо такая перспектива не испугала, ведь где-то там их дожидались горы золота.
   В ночь накануне побега Кабеса де Вака запретил испанцам и негру брать с собой любую одежду. Среди индейцев бытовало мнение, что всяк должен ходить обнаженным, поскольку нагой человек считался безопасным и дружелюбным. Отказаться так же пришлось от клинков, накидок, крестов и библии. Индейцы тех краев знали, что сотворили белые люди в Теночтитлане, знали о падении великих империй на юге, знали о бородатых завоевателях с мечами. Взять с собой хотя бы один противоестественный предмет, значит подписать себе смертный приговор. Кабеса де Вака убедил соратников удержать веру в сердцах, а потом они вместе закопали кресты и библию.
  
  
  
***
  
  
   Из племени чорруко они перебрались к индейцам ававарам и прожили у них восемь месяцев. Там Кабеса де Вака стал практиковать свои способности знахаря. Он лечил руками и силой камней. Рядом с ним многие тяжелобольные чудесным образом выздоравливали. В скором времени племена равнин заговорили о появлении чудотворного целителя. Стоило испанцам войти в селенье, как из хижин им навстречу высыпали толпы индейцев, поднося в дар маис, орехи, мясо бизонов и оленьи сердца.
   Вскоре Кабесе де Вака удалось сделать нечто такое, от чего даже его спутники пришли в ужас. В одном из селений он воскресил мертвого индейца, тело которого было приготовлено к погребению. Свидетелями этого события стали сотни людей. С тех пор четверых странников стали сопровождать группы последователей. Индейцы бросали дома, раздавали имущество и шли за целителем, называя его 'посланником солнца'.
   Не меньший интерес у туземцев вызывал Эстебанико. Обнаженного чернокожего человека там видели впервые, и Кабеса де Вака всерьез опасался, что негра принесут в жертву или съедят. Простодушный же Эстебанико ничего не боялся, позволяя устраивать вокруг себя ритуальные пляски.
   После долгих странствий через болота и джунгли они наконец увидели черную полосу гор. Отсюда Кабеса де Вака и его спутники вышли на дорогу маиса, о которой говорил Дулхан. Где-то здесь находился первый из семи священных городов - Ахакусу.
   Ночь путники провели в селенье Синаола, жители которого подарили им пять крупных изумрудов. По их словам, драгоценные камни эти были выменяны у жителей большого города. Кастильо и Дорантес, плененные блеском драгоценных камней, поддались алчности и до утра делили богатства Сиболы. На рассвете они подрались, видимо не поделив золото седьмого города.
   Путь до Ахакусу занял неделю. На исходе последнего дня в заходящих лучах солнца Кабеса де Вака и его спутники увидели священный город. Это было самое прекрасное зрелище, которое им довелось наблюдать в жизни. Очертания города светились небесным светом и колыхались во мраке, словно мираж. В небо сверкающими столпами вонзались высокие башни. Над вершинами гор сияло зарево тысяч факелов. Повсюду на уступах горели огромные костры. Стены Ахакусу были сложены из блоков слюды с золотыми прожилками, а из ворот доносилось приглушенное пение шаманов и бой барабанов.
   Вокруг реки, где расположился Кабеса де Вака и его окружение, собирались паломники-индейцы. Они танцевали вокруг костров и пели песни. То был город одной ночи, город-фантом, появлявшийся в нашем мире лишь на мгновения. Благодаря бирюзовому амулету шамана, Кабеса де Вака смог пройти сквозь золотой портал и увидеть красоту потустороннего мира. Так получилось, что бывший казначей стал единственным из европейцев за всю историю конкисты, кому удалось пересечь призрачный предел двух миров.
   К утру место, где стоял город, оказалось голой скалой. Ни башен, ни стен, ни тем более золота там не было.
  
  
  
Легенда о 'Семи городах' Сиболы.
  
  
   Стоит сделать короткое отступление и подробнее рассказать о запретных городах, куда держали путь герои. Страна та называлась Сибола. Впервые испанцы услышали о ней в 1536 году от Кабесы де Вака и его спутников, которые к тому времени уже гостили при дворе вице-короля Мексики Антонио де Мендосы. Слушали странников, как обычно, вполуха.
   Экспедицию, состоящую целиком из индейцев, собрали довольно быстро. Во главе ее встал монах-францисканец фрай Маркос. Провожатым выступил негр Эстебанико, которого Мендоса выкупил у Дорантеса. В марте 1539 года отряд вышел из Мехико и в кротчайшие сроки достиг пределов Сиболы. Фрай Маркос отправил провожатого с группой индейцев на разведку, но веселый негр решил не тратить время на пустяки и взял быка за рога. Он ухитрился раздобыть бирюзовый амулет и, представившись великим колдуном, не смотря на запреты жителей, вошел в священный город.
   Реакцию стражи несложно вообразить. Индейцев, сопровождавших негра, перебили. Самого 'великого колдуна', по одной версии, разрубили на куски и разослали по всем семи городам, по другой, обмазали медом и выставили на съедение муравьям пустыни. Так закончилась колдовская карьера Эстебанико.
   Узнав о кончине незадачливого разведчика, фрай Маркос решил, что самым верным способом будет водрузить на высоком холме крест и объявить эти земли собственностью короны. Священный город, раскинувшийся у подножья гор, произвел на монаха неизгладимое впечатление, а тут еще индейцы нашептали, что, оказывается, есть Тотонеак - полис куда больше и красивее.
   Фрай Маркос вернулся ко двору вице-короля и рассказал о величественном городе, равного которому не видел свет. После такого заявления от желающих записаться в ряды экспедиции отбоя не было.
   В 1540 году отряды конкистадоров под командованием капитана Коронадо вторглись в Сиболу. Добравшись до холма, с которого монах созерцал прекрасный город, испанцы ахнули. Перед ними раскинулось неказистое селенье, в центре которого возвышалось каменное строение, напоминавшее современный жилой комплекс. И это величественный город? На монаха тотчас посыпались неисчислимые ругательства. Тем же вечером Коронадо отослал францисканца в Мехико от греха подальше. До сих пор неясно, где фрай Маркос мог увидеть большой город. Историки сходятся во мнении, что он его выдумал.
   В своей биографии Кабеса де Вака замечал, что человек обычно верит в то, чего ему больше всего хочется. Многие индейцы, которых он исцелял, верили в его божественную силу. Хотеть - значит мочь. Фрай Маркос тому пример. Он хотел увидеть священный город, и его пылкое воображение воссоздало легендарный Эльдорадо. Испанцам и в голову не могло прийти, что истинные 'Семь городов' - это эфемерные оболочки, образы иной реальности, которая открывается в определенный день года человеку с ясным сознанием. Золото в них не имело ценности. Настоящие же семь городов в Сиболе, не городов даже, а селений, были построены из глины и навоза. Извращенный разум завоевателей смог увидеть лишь их.
  
  
  
Возвращение в цивилизацию.
  
  
   Оставив позади призрачный предел 'Семи городов', Кабеса де Вака возобновил путь на запад, который, как он полагал, должен был вывести его к Южному морю (13). Пятьдесят лиг они шли по горам, несколько раз перебирались через высокие хребты, минуя леса и глубокие ущелья. Постепенно число туземцев следовавших за ними достигло шестисот человек.
   Спустившись с гор, Кабеса де Вака и его многочисленная паства попали к более развитым индейцам. Эти племена жили ближе к морю в больших домах и, подобно чорруко, охотились на бизонов, пасущихся на просторах прерий. Поднявшись вверх по реке, путешественники вышли к Южному морю. Отсюда потянулись плодородные земли и обширные селенья с каменными домами. Здесь же, впервые за два года странствий, Кабеса де Вака столкнулся с разрушительными следами цивилизации. В одном из разоренных селений были обнаружены следы лошадиных копыт и портупея от шпаги. Все чаще им стали попадаться сожженные хижины и разрозненные группки беженцев.
   Так, ничего не подозревая, путники пересекли границу 'Великой Испании' - обширной области на северо-западе Мексики. Ее в 1531 году завоевал жестокий аделантадо Нуньо де Гусман. Понимая, чем грозит индейцам знакомство с испанцами, Кабеса де Вака отослал свою паству в горы и продолжил путь с горсткой смельчаков, отказавшихся покидать 'посланника солнца'.
  
  
  
***
  
  
   Встреча с соотечественниками произошла рано утром. На рассвете Кабеса де Вака, капитаны Кастильо и Дорантес, а так же негр Эстебанико и десяток самых верных индейцев увидели на горизонте блеск доспехов. То были четыре всадника. Разведчики немало удивились, встретив трех бородатых индейцев, изъяснявшихся на безупречном кастильском наречии. Их отвели в пограничное селенье Сан-Мигель, где они предстали пред очи капитана Диего де Алькараса.
   Алькарас добывал здесь рабов для нужд 'Великой Испании'. Фактически он занимался запрещенной в те годы работорговлей. Многие туземцы, спасаясь от режима Гусмана, ушли в горы, оставив испанцев без рабочей силы. Узнав, что Кабеса де Вака является тем самым великим целителем, о котором говорили рабы, Алькарас потребовал привести к нему шестьсот индейцев отосланных накануне. Кабеса де Вака и его спутники ответили отказом, после чего были арестованы.
   Впоследствии Вака, при поддержке монахов-францисканцев, уговорил индейцев принять христианство, что позволило им избежать рабства, и те вскоре вернулись в долину. О родстве с туземцами и духовном возрождении конкистадор разумно умолчал. В Испании не было места языческим богам и ритуалам. Пришлось шаману снова надеть крест, одежду и признать силу единого Бога. К обуви бывший казначей и его спутники привыкали дольше. За годы странствий кожа их ступней покрылась ороговелыми наростами такой величины, что ноги едва влезали в самые большие сапоги.
   Под конвоем из селенья Сан-Мигель они отправились в Компостелу, где были встречены Нуньо де Гусманом. Губернатор удивился, когда узнал кто перед ним, ведь экспедицию Панфило де Нарваэса считали погибшей и перестали искать семь лет назад. Гусман потребовал в подробностях описать ему все, что с ними приключилось, и Кабеса де Вака рассказал ему то, что можно было рассказать алчному завоевателю.
  
  
  
Новая жизнь.
  
  
   Прошло восемь лет с момента высадки на побережье Флориды. Долгие годы странствий, голода и страданий остались позади. Через неделю из Компостелы Кабеса де Вака, Кастильо, Дорантес и Эстебанико отправились в Мехико. Все дары, включая изумруды, у них отобрали солдаты Алькараса. Путники возвращались с тем же, с чего начали - ни с чем. Теперь на них были дублеты и баски, но кожа осталась загоревшей, как у индейцев, а спать по привычке они могли только на земле.
   В Мехико странников ждал теплый прием. Казначея погибшей экспедиции и его людей принимали во дворце сам вице-король Антонио де Мендоса и генерал-капитан Эрнан Кортес. Перед властителями Нового Света предстал уже не безродный шаман племени чорруко, а дон Альвар Нуньес Кабеса де Вака из города Херес.
   Он рассказал им невероятную историю, в целях собственной безопасности дополненную чудесами 'Божьей милости', молитвами и крестными знамениями. Мендоса и Кортес слушали с ехидными усмешками. Каким должно быть нелепым загорелый странник казался всем этим белолицым капитанам, судьям и кабальеро в дорогих одеждах. Восемь лет он провел в глуши среди индейцев. Пешком прошел две тысячи лиг. И ради чего? Что он открыл? Какие земли принес короне? Какие названия дал тем местам, где побывал? Почему, вместо того, чтобы повернуть к морю, он отправился вглубь материка?
   Кабеса де Вака умолчал о 'Семи городах', о том, что у индейцев равнин были в ходу иные ценности, нежели золото. Люди при дворе все равно бы ему не поверили. На все вопросы он смиренно отвечал, что заблудился и выжил только благодаря Божьей помощи. К концу приема большинство присутствующих считали его сумасшедшим. Это клеймо закрепилось за ним до конца дней.
   Капитаны Кастильо и Дорантес вскоре осознали, что два года жизни потратили впустую. Они упрямо твердили, что видели священный город, но никто им не верил. Зато нашлись дураки, которые поверили Эстебанико. Веселый негр подробно расписал величие тех городов, импровизируя на ходу, возвышая соломенные хижины до высоты гранадских башен. На беду одним из легковерных болванов оказался тот самый фрай Маркос, который повел вышеупомянутую экспедицию, для многих закончившуюся плачевно.
  
  
  
Конец и вновь начало.
  
  
   Два месяца Кабеса де Вака жил в Мехико. В октябре он покинул город и переселился на зиму в портовый городок Веракрус. 10 апреля 1537 года на трех кораблях он вышел в море. 9 августа 1537 года прибыл в Лиссабон и сушей перебрался в семейное поместье в Хересе.
   На родине бывший конкистадор вернулся к привычной жизни. Казалось бы, чем не красивый финал истории человека к 47 годам успевшего пешком пересечь Америку, увидевшего два океана, мифический город Сиболы, ухитрившегося побыть конкистадором, секретарем, казначеем, рабом и шаманом. Приключений должно было хватить до конца жизни.
   Так нет же. Ухитрился на званном ужине познакомиться с известным конкистадором Эрнандо де Сото и тот подбил его на новую авантюру. Причиной сотрудничества стали печально известные 'Семь городов'. Эрнандо де Сото верил в их существование (считал, что Кабеса де Вака обманул всех, включая короля!) и готов был поддержать кабальеро в обмен на информацию.
   Дело в том, что после завоевания испанцами империи инков в 1531 году де Сото вернулся на родину сказочно богатым, но, как и многие конкистадоры, все равно материально неудовлетворенным. Он уговорил Кабесу де Вака продать дом матери и заброшенные владения в Эстремадуре и, прибавив к ним часть своего состояния, помог тому занять пост губернатора Парагвая. Сам же завоеватель, получив необходимые сведения, уплыл во Флориду искать священные города, где 21 мая 1542 года скончался от болотной лихорадки.
  
  
  
***
  
  
   В столицу Парагвая Кабеса де Вака вошел с девизом: 'Только вера исцеляет, только доброта побеждает'. Это был, наверное, один из немногих периодов в истории конкисты, когда не пострадало ни одного индейца. На посту губернатора Кабеса де Вака попытался объединить индейцев и испанцев, но вскоре понял, что легче заставить деревья ходить. Доброта к людям принесла свои плоды, и в лагерях воцарилось беззаконие. Опьянев от свободы, без казней и наказаний, индейцы и испанцы действительно объединились, но вместо того чтобы строить новый мир стали придаваться порокам.
   24 апреля 1544 года, при попытке навести порядок, Кабеса де Вака был арестован и в кандалах отправлен на родину. Тогда, сидя в трюме корабля 'Комунерос', напротив смердящего льяла, он, наверное, впервые разочаровался в людях. Оказалось, что им милее жить в страхе под угрозой виселицы, что нужно подвешивать дамоклов меч у них над головами, нужны законы и порядок, иначе внутренние демон заставят их действовать против себя и других.
  
  
  
Последние годы жизни.
  
  
   В Толедо Альвара Нуньеса Кабесу де Вака приговорили к пожизненной ссылке в Африку. В 1544 году, пока шло судебное разбирательство, была написана его знаменитая книга 'Кораблекрушения'. В ней Кабеса де Вака подробно изложил причины и следствия своих злоключений у берегов Америки, а так же обличил самоуправство губернаторов в испанских колониях. Но самое главное то, что он выступал ярым защитником индейцев и свободы в целом. Скорее всего, именно книга заставила императора помиловать опального конкистадора. Через три года ссылки Кабеса де Вака вернулся в Испанию и был назначен членом Верховного суда в Севилье.
   В 1555 году вышло повторное издание его книги, дополненное 'Комментариями'. В этом варианте она публикуется и по сей день.
  
  
  
Заключение.
  
  
   Минуло время приключений и великих открытий. На смену им пришла старость. Теплыми вечерами на балконе своего нового дома в Севилье Кабеса де Вака придавался воспоминаниям, и в памяти часто всплывали лица спутников первой экспедиции.
   О судьбе капитана Андреаса Дорантеса почти ничего не известно. По возвращению в Мехико он хотел уплыть в Старый Свет, но корабль, на который он сел, дал течь. Дорантес, возможно, воспринял это как знак судьбы. Он сложил меч и поселился где-то на просторах Нового Света. Капитан Алонсо дель Кастильо последовал его примеру и остался жить в Мексике, получив энкомьенду неподалеку от Мехико.
   В конце жизненного пути человек часто подводит итог всему, что совершил и что мог бы исправить. Чувствуя приближение смерти, Кабеса де Вака вспоминал самое дорогое - свою индейскую семью: Амарию, Нубе, Амадиса и доброго касика Дулхана. Ведь семья самое ценное сокровище, которое человек способен получить. Его нельзя завоевать мечом или сковать цепями. Его можно обрести, только отдав что-то взамен. Именно в далеких джунглях Америки осталось то сокровище, которое старый конкистадор страстно мечтал вернуть, пребывая в нищете и безызвестности до самой смерти, настигнувшей его в Севилье в 1559 году.
  
  
Примечания.
  
  (1) Кабеса де Вака - родовое имя, в переводе с испанского означает 'голова коровы'.
  
  (2) Предок Альвара был пастухом. В 1212 году он провел войска короля коровьей тропой через горы и те разгромили мавров. За этот подвиг ему был пожалован дворянский титул.
  
  (3) Энкомьенда - надел земли со слугами-индейцами выдававшийся конкистадорам в качестве награды за службу.
  
  (4) Альгвасил - младшее должностное лицо, ответственное за проведение судебного процесса.
  
  (5) Теночтитлан - столица государства ацтеков.
  
  (6) Северное море - так в XVI веке называли Атлантический океан.
  
  (7) Маис - сахарная кукуруза.
  
  (8) Болотистые сосны, растущие на юго-востоке Америки.
  
  (9) Касик - вождь.
  
  (10) Перевод с исп. Ю.В. Ванникова.
  
  (11) В мифах индейцев сиу птица называется Вокеон или 'Предвестник грозы'. По легенде это мифическое создание покровительствует сильным воинам.
  
  (12) Мехико - столица Мексики, основанная Эрнаном Кортесом в 1521 году на развалинах ацтекского города Теночтитлан.
  
  (13) Южное море - так в XVI веке называли Тихий океан.
Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | | А.Рай "Мишка для ведьмы, или Месть - не искупление" (Любовная фантастика) | | Ю.Эллисон "Хранитель" (Любовное фэнтези) | | Н.Самсонова "Жена мятежного лорда" (Любовные романы) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | Н.Волгина "Ночной кошмар для Каролины" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | К.Кострова "Соседи поневоле" (Молодежная проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"