Цуркан Валерий: другие произведения.

Формат вещания

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новый год, проведенный в новой квартире со старыми друзьями - о чем еще можно мечтать? Сказка, а не праздник.
    Но что-то пошло не так. Древний радиоприемник, невесть откуда взявшийся при переезде, изменил жизнь трех друзей, разделив ее на до и после.
    Боевика здесь почти нет, хотя немножко стреляют, бьют по лицу и пинают кирзой. Попаданцев, учащих Жукова и Сталина, как правильно воевать, тоже нету.
    Есть история о том, как три старых друга, один из которых подруга, собрались отдохнуть на Новый год и куда-то не туда нажали. И в итоге нашли много приключений, нечаянно изменили судьбы незнакомых и знакомых им людей и побывали в разных местах, куда они в трезвом уме и ясной памяти ни за что бы не поперлись.
    Здесь будет выложена только первая часть.
    Полностью роман можно будет почитать На АвторТудей.

1 часть. Формат вещания: ретро-джаз

  Что-то начинает происходить.

Глава1. Радиоприемник

  Новая квартира Василию понравилась. Второй этаж, огромная кухня, просторная и светлая комната, раздельный санузел, все дела. Вторичка, но не убитая, обои свежие и стеклопакеты даже на лоджии.
   Это было его первое личное жилье. Он всю жизнь прожил с отцом и матерью, а последние четыре года обитал в казармах. И если бы не ранение, фиг бы, а не своя квартира. Можно сказать, повезло. Впрочем, Минобороны и не собиралось платить за ранение, но Светлана Львовна Зверева (в девичестве Смирнова), Васина мама, наняла знакомого юриста из ветеранского союза, который заставил военных раскошелиться. Денег, выплаченных за инвалидность, на покупку не хватило, но родители подсобили, собрали недостающую сумму.
  И вот теперь сидит в прихожке собственной фатеры, а вокруг свалены сумки, чемоданы, коробки, ящики и ящички, баулы и свертки. Часть вещей - стол, шкаф, кресло и кровать - забрал из каморки, в которой провел все детство и юность, часть отдали родители из гостиной, а кое-что прикупили, взяв кредит.
  Холодильник и диван грузчики сразу поставили в указанные места, по фэншую, как пошутил отец, а остальное предстояло собирать и расставлять самому.
  На работе дали недельный отпуск на переезд. Сегодня было тридцатое декабря, преддверие Нового года и начало новой жизни. И Вася собирался прожить эту жизнь так, чтобы потом не сожалеть о потраченных годах. Первым делом после праздников намеревался сменить работу. Хватит уже сидеть сторожем в магазине. Рана уже почти не беспокоила, и можно было поискать что-нибудь посолиднее. Хотя бы инструктор рукопашного боя, тем более что недавно приглашали в частную спортивную секцию и оплату обещали раза в два повыше, чем у охранника в ЧОПе.
  Папа после разгрузки "Газели" уехал на работу, обещал заглянуть вечером с инструментами и помочь со сборкой и установкой кухонных шкафов. Завтра придут школьные товарищи Кир Столяров и Машка Незванова, и они вместе доделают остальное, а засим и отметят Новый год. Первый новый год в своей квартире.
  ...Василий собирался переехать после Нового года, но сил терпеть уже не оставалось - и буквально за пару дней собрали с отцом все вещи и перевезли. Отец не отговаривал, все понимал. А мама сначала было обиделась, но договорились, что с утра 31 числа Василий заедет к родителям, посидит за столом и лишь после уедет встречать ребят. Но первого числа обязательно должен предстать пред ее очи, иначе она обидится на самом деле.
  В этом никто не виноват. Разве виноват старший брат, что женат? И в том, что живет с женой и двумя детишками в своей келье, вины на нем никакой, и что не может купить квартиру - тоже.
  Пока Вася служил, все было в порядке - Игорь с Вероникой жили в одной спальне, а дети в другой. А когда солдат вернулся после госпиталя, в доме начался бедлам, все семейство старшего брата упаковалось в одну комнатенку.
  Вероника непрестанно укоряла деверя, что тот живет на средства родителей. И так было до тех пор, пока не оклемался и не устроился работать охранником в супермаркете.
  А уж когда купил квартиру, сноха и вовсе на дыбы встала - как же так, ему квартиру купили, а она? а ей? а ее детям?
   И ежедневно ругалась со свекровью - вспоминала, что просила денег на машину, а та пожадничала, но сыночку своему младшенькому отдала все до копейки. И теперь детишки в детсад пешком ходят, а других родители привозят на дорогих иномарках! "Это несправедливо! - кричала Вероника. - Ему все! А нам ничего!" И при этом совершенно забывала о том, что дедушка и бабушка все силы отдавали семье старшего сына, кормили и одевали малышей. А сама Вероника не работала якобы на правах домохозяйки, однако и по дому ничего не делала.
   И с каждым днем ругань все больше раздражала, и Василий даже во многом соглашался и понимал, что деньги родителям необходимо поскорее вернуть (они доплатили двести тысяч). И ждать еще целый месяц уже не мог, надо было разрубать этот гордиев узел. Тем более ехать уже было куда. И сорвался, принялся звонить перевозчикам и заказал "Газель".
  И пока с отцом собирали вещи, Вероника ходила в старом застиранном халате вокруг и делала язвительные замечания. Последние полчаса в родительском доме Василий провел в наушниках, забивая голос снохи "Металликой". Уже на выходе, когда грузчики все упаковали в кузове, вытащил наушник из одного уха и сказал:
  - Живите с миром, я вам больше не помешаю.
  Вероника растерялась, лишь смотрела на него округлившимися глазами, раскрыв рот, и стала в этот миг похожа на рыбу, выброшенную на берег.
  
  ***
  Посидев на распухшем чемодане, Вася поднялся. Первым делом включил радио в смартфоне, положил на подоконник в зале и не торопясь принялся разрезать веревки, связывающие баулы. Сначала нужно поставить шкаф и стол, а там и распаковывать остальное.
  Он собрал на полу шкаф, а потом поставил его у стены. Динамик смартфона пел голосом Шевчука:
  
  Мне всегда говорили: "Ну что ты нашел в этой химере?",
  А я помню, сколько было добра -
  В каждом видели брата.
  Мы последнее поколение,
  Которое любовь рифмовало без мата.
  Е-е-е, хали-гали,
  Е-е, Галя, ходи.
  
  Пока Вася, приседая, загонял в ДСП саморезы, разболелось раненое колено. Прохромав до прихожей, вынул из кармана куртки, лежавшей на коробке с кухонным гарнитуром, нераспечатанную пачку "Петра" и зажигалку и вышел в лоджию. Там было холодно, но он взял себе за правило дома не курить.
  Приоткрыл окно, и морозный воздух обжег лицо. Хотелось присесть, но разобранные табуретки находились где-то в куче коробок. Вася открыл пачку, выбил щелчком сигарету и прикурил. С наслаждением вдохнул сигаретный дым и улыбнулся. Новая, гражданская, жизнь ему определенно нравилась. Особенно пришлась по душе тишина в новой квартире - здесь он мог делать все, что заблагорассудится, и жить, как хочет. Это была его жизнь.
  Докурив почти до фильтра, затушил сигарету, прикрыл окно и вернулся. Настроение было боевое, хотя поначалу при виде огромной кучи вещей в коридоре он опустил руки.
   Шкаф стоял на своем месте. Теперь можно было запихнуть туда несколько сумок, освободив площадь. Что не поместилось, разложил на диване.
  В последнем бауле что-то треснуло. Вася расстегнул молнию и заметил на самом верху, на любимой осенней куртке, старинный радиоприемник. Никогда раньше его не видел и понятия не имел, откуда тот взялся.
  Он поставил радио на подоконник рядом со смартфоном. Черный деревянный корпус матово поблескивал. Полировка местами была сильно поцарапана, но все еще сохранилась. Это был довольно древний транзисторный приемник, годов пятидесятых-шестидесятых. Решетка на динамике походила на хищно оскаленный радиатор какой-то стариной машины (в Васиной спальне когда-то висел такой плакат), а ручки громкости и настройки были словно два круглых удивленных глаза. На шкале четыре диапазона - LW, MW, SW и TW. Первые три он помнил, это были длинные, средние и короткие волны. А что означал последний - непонятно. Вася присмотрелся и заметил, что шкала TW располагалась в полосе частот 1900-2020. На корпусе не было никаких шильдиков - ни названия модели, ни бренда, словно это какой-то ноунейм-производитель. Но судя по качественной отделке, радиоприемник делали на совесть.
  Василий вытянул до упора телескопическую блестящую антенну, крутанул ручку громкости. Раздался щелчок, но ничего не изменилось - в приемнике не было батареек. Повертев его в руках, заметил крышку батарейного отсека. Открыл и понял, что таких батареек сейчас днем с огнем не найти. Но рядом был разъем для питания - если подыскать подходящий переходник, то можно и попытаться.
  Приемник с первых же минут знакомства притягивал к себе, как магнит. Появилось желание включить и слушать, слушать без конца. Уж очень необычный - красивый, винтажный. От него так и веяло стариной. Василию даже подумалось, что и играть он должен такую же старую и красивую музыку, блюзы пятидесятых. А звук обязательно должен быть сочным, мягким и глубоким, если судить по колонке. Таких динамиков сейчас уже не делают. Современная ширпотребная аудиотехника по большей части выдавала стандартный пластмассовый звук - стук галош друг о друга вместо ударных, а на высокой громкости смазывались все частоты. Не лампово играла современная аудиотехника, слышал Вася когда-то эталонный хороший звук и запомнил его навсегда.
  А радио в смартфоне продолжало петь голосом Константина Кинчева:
  
  Музыка меня зовет вверх,
  Я уже на вершине крыш.
  Мы танцуем лунный вальс,
  Хотя я не сплю, а ты спишь.
  Ну а там внизу, тает снег...
  Тает снег...
  
  Но снег там, внизу, таял лишь в песне. За окном крепчал мороз.
  Оставив приемник на подоконнике, Василий продолжил разбирать вещи. Любил заниматься таким делом, когда работаешь руками, а в голове в это время крутятся разные мысли.
  
  ***
  Иногда вспоминался последний день службы. Это было в Дагестане. Спецназовцев после теракта навели на дом, в котором обитала группа террористов. Те планировали отсидеться, пока уляжется шум, а что собирались совершить дальше - одному богу известно. Спрашивать уже не у кого.
  Едва Вася вбежал в дом, предварительно обработанный дымовыми шашками, под коленку ткнуло - боевик, лежавший на полу за каким-то сундуком, вслепую выстрелил из пистолета. Боли не было, но ослабли ноги. Сделав еще пару шагов, Вася упал. Следующая пуля разбила стекло противогаза и чудом не вышибла ему мозги. Дальше было все как в тумане. Ребята, бежавшие за ним, расстреляли метавшихся в дыму бандитов. Вася сел, прислонившись спиной к стене. Голова закружилась, в ушах зашумело глаза заливала кровь, по ноге текло ручьем. От болевого шока, сильной кровопотери и еще оттого, что он нахватался дыма, Вася потерял сознание.
  ...Теплой волной его унесло на машине времени далеко в прошлое, в детство. Казалось, что опять заболел, лежит в постели с высокой температурой. Папа, как обычно, в командировке, мама ушла на работу, и смотреть за больным восьмилетним Васькой было некому. Мама оставила ключи соседке, тете Вале. И вот открылась дверь, и вошла необычайно красивая женщина с черными длинными до плеч волосами. Никогда не видел такой красоты, разве что в кино - правильные черты лица, огромные зеленые сияющие глаза, в которых можно было утонуть. Тетя Валя красотой не отличалась, и это точно не могла быть она. Женщина провела ладонью по его щеке, и ему сразу стало легче. А когда туман бреда рассеялся, он узнал рыжеволосую, некрасивую и добрую тетю Валю, которая пришла померить температуру и влить в рот невкусную горькую микстуру...
  Вася открыл глаза и снова оказался в своем времени, детство осталось там, в прошлом, много лет тому назад. Он увидел склонившуюся над ним девушку необыкновенной красоты. Это была медсестра в военном госпитале Краснодарского края, куда перевезли раненого. Та самая красавица из детского бреда, которую после он не раз видел во снах. Последний раз она приснилась незадолго до совершеннолетия.
  Его всегда выручала интуиция, или, как он это называл - страх. Этот страх-предчувствие не раз спасал ему жизнь. Бывало, во время заданий Вася испытывал непреодолимое желание пригнуться или сделать пару шагов в сторону. И в следующее мгновение оказывалось, что он сделал все правильно и продолжал жить, хотя мог бы и завершить свой земной путь. Но в этот раз интуиция сломалась - его подстрелили. Вера в свою исключительность треснула, Вася усомнился в том, что у него действительно развита интуиция.
  Спустя месяц после его ранения товарищи попали в засаду в горном ауле, и в перестрелке выжил лишь один парень. Вот тогда Василий снова поверил, что интуиция в тот раз не подвела. Он все еще лежал в госпитале, а боевые товарищи уже были в земле. Некоторое время Вася даже считал себя предателем - ведь, не окажись он в госпитале, может быть, все были бы живы, страх-осторожность помог бы ребятам, Вася в это верил. Но волею провидения случилось то, что случилось.
  Пока лежал в палате, казалось, что они с этой медсестрой были знакомы всю жизнь. Таня была самой красивой, самой доброй и самой нежной в мире девушкой. К тому же оба были связаны судьбой, Вася чувствовал это.
  Он влюбился сразу, как узнал в ней девушку из своих снов. Вася постеснялся спрашивать, видела ли она его во снах, так и не узнал об этом. Казалось, что Таня тоже любит своего подопечного - девушка так нежно смотрела на него своими зелеными глазами, когда делала перевязку. А еще у них было много общего - Татьяна читала те же книги, смотрела те же фильмы, слушала ту же музыку. И страстно отвечала на поцелуи, когда раненый уже мог стоять на ногах, и они уединялись в ординаторской. Ничего серьезного между ними не было, Вася не форсировал события и не торопил коней.
  А перед самой выпиской Таня сообщила, что выходит замуж. Это ввергло его в отчаяние.
  Расстались друзьями и даже подписались друг на друга в ВК. Поздравляли с днем рождения, изредка переписывались и ни слова не упоминали о своих чувствах, словно их и не было. Вася понимал, что у Тани семья, и они теперь лишь старые знакомые. Но продолжал любить, а она любила другого человека. И совсем перестала отвечать да забросила свой профиль в "ВК". Вася ждал ответа целый месяц, а затем отыскал ее брата. Тот сказал, что у Тани не сложилась личная жизнь. Развелась с мужем, а через два месяца пропала. Объявили в розыск, но так и не нашли. Жива или нет, никто не знал. С тех пор раз в месяц Вася писал Вадиму и узнавал, как обстоят дела. И каждый раз получал один и тот же ответ - поиски не принесли результата.
  Вася стал шерстить сообщества Краснодара и нашел-таки на местном поисковом форуме "Лиза алерт" тему о Тане. Некто под ником Lyuty писал о том, что ищет школьную подругу Татьяну Ивереву, которая исчезла при загадочных обстоятельствах. Пропала в октябре 2018 года, войдя с товарищами в кинотеатр "Восход". Все видели, как заходила, но больше Таню никто не встречал. Куртка осталась висеть в гардеробе, а девушка исчезла. Тему несколько раз поднимали, волонтеры провели несколько рейдов по разным местам, но Таню так и не нашли. С тех пор Вася то и дело просматривал этот форум и пытался найти другую информацию о Тане, но больше ничего не попадалось. Таня как в воду канула. И лишь одно успокаивало - тела не нашли, а значит, была надежда.
  Спустя полгода ее аккаунт неожиданно засветился зеленым. Вася написал ей, но Таня не ответила. Попросил Кира узнать, где она сейчас находится. Товарищ был старый боец интернет-фронта, многое умел. Удалось взломать Танину учетную запись и посмотреть историю посещений. Это ничего не дало, указанные IP, с которых входила Таня, говорили о том, что она за один день успела побывать во всем мире. Верно, пользовалась анонимайзером. Или не она, а тот, кто взломал профиль "ВК" до Кирилла или завладел ее смартфоном. На другой день войти в ее учетку не получилось, там уже был заменен пароль и усилена защита.
  А спустя месяц Таня (или тот, кто ее взломал) написала капсом короткое сообщение в телеграфном стиле без знаков препинания.
  "ВРЕМЯ НАС НЕ РАЗЛУЧИТ Я БУДУ ЖДАТЬ"
  Зеленый огонек с аватарки пропал и больше не загорался. Вася после долгих раздумий пришел к выводу, что это все-таки написала Таня. Где могла находиться, не знал. Ее держит в плену сумасшедший маньяк? Или ушла из дому, решив начать жизнь с нуля? Жизнь покатилась по наклонной и сейчас она лежит в наркотическом бреду на какой-нибудь блат-хате?
  Связался со знакомым полицейским, и тот рассказал, что можно написать заявление о поиске, и не обязательно это должен делать родственник. Но если заявление уже было подано, то лучше связаться и дополнить информацию. А когда в очередной раз написал Вадиму, Таниному брату, тот рассвирепел. "Хватит пороть чушь! Неужели непонятно, что Таня погибла? Оставь меня уже в покое!". И немедленно заблокировал Васю. Дальнейшие попытки были бессмысленны - дело было закрыто, Таня признана пропавшей без вести.
  Обжившись на сайте поисковиков, Вася узнал, что ежегодно исчезает большое количество людей. Раньше никогда не задумывался над этим. Многих, конечно, находят - кого спустя месяц, кого через несколько лет. Вася стал искать информацию по пропавшим без вести и наткнулся на статью в одной газете, из которой узнал, что по статистике ежедневно в России пропадает от 300 человек. В год исчезает население среднего по размерам города - от 100 до 130 тысяч людей. 80 процентов все же находят - далеко не всех живыми, но находят. А около двадцати процентов навсегда остаются пропавшими без вести. Конечно, надежда умирает последней, и он мечтал, чтобы Таня нашлась целой и невредимой, но статистика была пугающей.
  
  ***
  В раздумьях Вася не заметил, как раскидал почти все вещи, сложенные в коридоре. Оставалась гора сумок и коробок на диване и стопка панелей от второго шкафа и кухонного гарнитура.
  Ноги гудели, а левое колено снова стало слегка побаливать. Рана уже не болела, как после госпиталя, но иногда давала о себе знать. Не особо беспокоила, он теперь, наверное, мог бы даже снова пойти на службу, если бы появилось такое желание. Верно, это уже на всю жизнь. Пуля разворотила коленную чашечку, и хирурги военного госпиталя сотворили чудо, собрав мозаику из раздробленной кости, да еще и заменили коленный сустав металлопластиковым имплантом. Сейчас об этом напоминает алый вертикальный рубец через все колено. Хирург в городской поликлинике обещал, что Вася еще годик-два походит на процедуры и навсегда забудет о травме. "Как кузнечик, будете прыгать!", - с улыбкой говорил он.
  Смартфон замолчал, и в квартире стало тихо. Убрав одну коробку на пол, Вася устало опустился на краешек дивана.
  Послышался шорох, будто где-то скреблась мышь. Откуда бы взяться грызунам в панельном доме, да еще и в квартире, которая несколько месяцев была нежилой? Бросив взгляд туда, откуда раздавался шум, Василий заметил, как на мгновение желтовато вспыхнула шкала частот ретроприемника. Теперь звук напоминал шелест радиоэфира. Но приемник-то был без батареек, он не мог включиться. Когда Вася уже почти поверил в это, он увидел вечерний луч солнца, скользнувший в окнах соседнего дома. Покажется же! Это всего лишь солнце! Но что же тогда шуршит?
  Но когда он поднялся, чтобы найти источник звука, стало тихо. Наверное, все же мышь. Нужно будет завтра купить пару мышеловок. Никогда раньше не сталкивался с мышами и не знал, как с ними бороться. Стоит вечерком загуглить и поискать ответы в сети.
  Вечером приехал отец. Вася заметил "Ладу-Калину", когда курил в лоджии. Папа не торопясь закрыл машину, нахлобучил на голову меховую шапку, извлек из багажника чемоданчик с дрелью, пакет с гостинцами от матери, подошел к подъезду и набрал код домофона.
  Незадолго до этого (нога болеть к тому времени перестала) Вася сходил в магазин, набрал продуктов, загрузил в холодильник. Ужин не готовил, но перекусить было чем. Уж чаем с бутербродами папу напоит.
  - Чай будешь? Сейчас закипит. - Вася забрал отцовскую куртку и повесил на вешалке.
  - Некогда чаи распивать, - сказал Иван Юрьевич Зверев, главный инженер Зеленогорской мебельной фабрики. - Давай полки повесим, да я поеду. Мать хочет, чтобы я помог с готовкой. - Видя, что сын расстроился, добавил: - Ну заваривай, заваривай. Но сначала полки.
  Полки собрали быстро, отец сделал на стене разметку и начал сверлить отверстия. Видавшая виды неубиваемая "Макита" недовольно рычала, вгрызаясь в бетон. Высверлив все отмеченные отверстия, вколотили дюбель-гвозди. Отец проверил, как крепко они держатся, и после этого повесили все шкафы. Поставили стол, и кухня сразу приобрела жилой и уютный вид.
  Отец задумчивым взглядом осмотрел кухоньку.
  - Шторы бы еще.
  - Завтра куплю, если не забуду. А карнизы можно и сейчас повесить.
  Повесили карнизы на кухне и в зале, и отец убрал дрель в чемоданчик. Вася заварил чай - сели за стол, стали пить обжигающий ароматный индийский чай и есть сушки.
  Вася вынес из зала приемник и поставил на стол.
  - В сумке был. Я его не помню. Откуда он?
  - А это разве не твой? Когда ты уехал служить, я его в твоей спальне нашел, под столом.
  - Впервые вижу. Мне кажется, это дети Игоря откуда-то принесли.
  - Они тогда не с нами жили, Игорь в тот год снимал квартиру. Ты сам приволок откуда-то, да и забыл. Дурная привычка все сваливать на детей старшего брата.
  - Наверное, ты прав, - согласился Вася. - Но я ничего не помню. - Он провел рукой по полированной поверхности. - Раритетная вещь. Годов пятидесятых. Жаль, кабеля нет, а то бы послушал.
  Отец заглянул в гнездо питания.
  - Здесь барахолка недалеко есть, у рынка. Можно атомную бомбу собрать, если поискать. Кабель точно найдешь.
  Выпили по чашке чая, и отец заторопился домой. Вася вышел проводить его до машины.
  - Завтра не забудь приехать, - отец захлопнул багажник. - А то мать обидится. А на Веронику внимания не обращай. Будто ее нет.
  - Не повезло брату с женой, но он сам сделал свой выбор.
  - У тебя и такой нет. Зато у него уже дети. Бабуля их очень любит. А ты когда нас порадуешь?
  - Я постараюсь.
  - Постарается он... Шалопай! Ладно, бывай! Обживайся. Завтра мы тебя ждем.
  Отец уехал, а Вася вернулся домой. Пока раздевался, опять послышался шорох и снова затих. Он явно был не единственным жильцом в этой квартире, но понятия не имел, с кем разделяет свое жилище.
  На кухне Вася сел за стол и снова провел рукой по лакированному корпусу приемника. Шкала на миг осветилась, будто он включился - это было отражение шестидесятиваттной лампы, сиротливо висевшей под потолком. Он убрал радиоприемник на холодильник.
  Остаток вечера Вася сидел и слушал радио в смартфоне и наслаждался одиночеством. Приготовил легкий и быстрый суп из вермишели, поел, снова попил чаю и пребывал в умиротворенном состоянии, когда кажется, что любишь весь мир, а весь мир любит тебя.
  Единственно, чего не хватало, так это Тани. Время от времени, хотел этого или нет, мысли возвращались к ней. Где она сейчас? Жива ли? Что означало это странное послание в ВК? Почему не писала раньше? И она ли вообще это написала? Кто-то взломал ее аккаунт, как это в прошлый раз сделал Кир? Ответов на эти вопросы Вася не знал, и, думается, никогда и не узнает.
  Перед сном вышел в лоджию и закурил, открыв окно. К ночи мороз усилился, щеки запылали. Докурив, вернулся и убрал все коробки на пол, освободив себе место. Искать постельное белье было лень, и, выключив свет, он лег на незастеленный диван. Не привыкать. Порой приходилось спать и не в таких условиях, а тут тепло и сухо, да еще и на мягком диване, а не на бетонном полу.
  Нужно будет завтра купить шторы, подумал Вася, наблюдая, как по потолку время от времени скользят желтые световые пятна - напротив дома была проезжая часть.
  Это была первая ночь в собственной квартире, и он долго не мог заснуть, - размышлял о том, как обустроиться, чем встречать завтра гостей, что подарить маме с папой.
  Ночью его что-то разбудило. Сквозь сон он услышал неясный шум. Открыл глаза и долго лежал, глядя в темный потолок и прислушиваясь к звукам. Было тихо. По потолку медленно прополз луч фар, и, скользнув по краю стены, исчез.
  Из кухни раздался тихий шорох. Мышь! Вася поднялся, посветил экраном смартфона и подобрал из ящика с инструментами молоток. Гладкая рукоять удобно легла в руке.
  "Убью гадину!" - сказал про себя и осторожно, стараясь, чтобы мышь не услышала, стал пробираться на кухню.
  Переступил порог - и шорох прекратился. Вася долго стоял в дверном проеме, всматриваясь в темень. В трусах, с молотком в одной руке и смартфоном во второй, он был похож на маньяка из плохого фильма ужасов.
  Простоял так довольно долго, чтобы понять, что шуршать больше никто не будет - спугнул. Нащупал на стене выключатель и уже собрался было включить свет - услышал шорох у правого уха.
  От неожиданности он отскочил в сторону, больно ударился плечом о дверной косяк и выронил молоток. Благо, тот упал не на ногу.
  Мышь, похоже, забралась на холодильник. Вот же наглая тварь! Надо положить этому конец!
  Вася наклонился и подобрал молоток. По холодильнику, конечно, стучать он не станет. Вот еще - технику крушить! Нужно скинуть мышь на пол, а уже там и добить ее. В какое-то мгновение он ощутил, что боится. Надо же - террористов не боялся, а перед серенькой мышкой-норушкой оробел.
  Он заметил, что шкала приемника словно ожила. Внутри желтовато засветилось. Снова показалось, что звук раздается из динамиков. И больше он напоминал шелест эфира, чем мышиную возню.
  "Что это, блин, такое! Этот приемник без батареек, он не может работать без питания! Или эти чертовы мыши прогрызли корпус и забрались внутрь?"
  Сквозь тихий шелест послышалась приглушенная музыка. Играл медленный джаз. Красивая мелодия словно заполонила весь эфир.
  Вася зачарованно слушал джаз. Этого не могло быть, но вот перед ним раритетный приемник без батареек работает непонятно на какой энергии. А он такой брутальный, с молотком в руке, в широченных семейных трусах и майке-алкоголичке стоит посреди кухни и слушает эту долбаную музыку.
  Женский голос за стеной громко сказал:
  - Да выключи ты это говно! Три часа ночи!
  Музыка прервалась. Прекратился и шорох. По стене поползло желтое пятно, скользнув по приемнику, высветив шкалу частот - где-то на той стороне двора разворачивалась машина.
  Волшебства не бывает. Приемник не работает, это всего лишь плохая звукоизоляция. Охвативший его на мгновение страх перед неизвестным прошел так же быстро, как и накатил.
  Вася включил свет и подбежал к стене. Осмотрев розетку, приложил к ней ухо.
  - Сама ты говно, мама. Это джаз.
  - Я еще отцу скажу, как ты с матерью разговариваешь.
  Да, все розетки нужно залить монтажной пеной. Тут акустика, как в оперном театре. Этак можно и с ума сойти!
  Вася пригрозил приемнику молотком, выключил свет и ушел спать. На кухне снова зашуршала мышь, но он уже не обращал на это внимания. Уснул быстро и проспал без снов до самого утра. Сквозь сон казалось, что где-то за стеной играет легкая джазовая музыка.

Глава 2. Новый год

  
  Вася проснулся в девять утра. Не позавтракав, умылся, оделся и вышел на улицу. Нужно было подкупить продуктов на праздник, и еще собирался найти кабель для приемника и пару мышеловок.
  Мороз стал мягче, не колол и не кусал. Над городом висели тяжелые тучи, наверняка сегодня пойдет снег. В детстве Вася обожал такую погоду. С Киром и с другими ребятами со двора целыми днями пропадали на улице, играли в снежки, в хоккей или бесились, кувыркаясь в глубоком снегу на огородах за домом. Вот бы и сейчас покувыркаться, но народ не поймет. Нужно будет Кирилла вечером подбить на хулиганство.
  Вася дотопал до барахолки, о которой говорил отец. Людей там было немного, да и те не собирались долго сидеть - праздник на носу. Кое-кто уже упаковывал вещи. Вася не спеша прошелся вдоль одного ряда, вдоль другого. Одна бабушка продавала вязаные носки, другая пучок сухих трав неясного предназначения. Перед мужчиной, согревающимся сигаретой, были разложены видавшие виды инструменты - пассатижи, разбитые гаечные ключи и отвертки. Второй продавал старые смартфоны и кнопочные телефоны. Рядом сидела женщина и со скучающим видом рассматривала лежащие пред собой книги. Вася вспомнил, что отец говорил об этой серии - 'Монстры вселенной'. Рассказывал, что это была первая купленная книга после армии. Вася пригляделся и прочитал название 'Хроники Амбера'. Точно! Отец именно о ней и говорил. Надо порадовать батю - свою первую библиотек тот потерял при переездах.
  - Сколько? - Вася присел на корточки и ткнул пальцем в книгу.
  - Сто пятьдесят.
  - Этой книге скоро будет тридцать лет. Дам сто.
  - Много вы понимаете. Это раритет. Сто двадцать.
  - И корешок потертый. Сто десять.
  - Берите.
  Так неожиданно решился вопрос с подарком отцу. Хотя это был не единственный сюрприз, заготовленный для Ивана Юрьевича от сына. Дома уже лежал набор инструментов - любимая папина игрушка.
  Дальше Вася увидел парня лет двадцати пяти, распродающего старые приемники и радиодетали. Казалось бы, кому они сейчас нужны? Но если малый сидит тут, значит, покупатели находятся.
  - Мне кабель нужен от приемника. Есть?
  - М-м-м-м. Нет.
  - А это что?
  - А это в комплекте с приемником.
  - Мне нужен только кабель.
  - А кому потом я приемник продам без шнура?
  - Его и так никто не берет.
  - А без кабеля и подавно не возьмут.
  - Ладно, пойду еще поищу.
  Вася не успел отойти, как его окликнули.
  - Пятьдесят!
  Расплатился, сложил кабель в сумку и направился назад. По дороге заглянул в магазин, взял на всякий случай четыре булки хлеба (чтобы завтра не искать), бутылку крымского вина, две водки 'Зеленая марка' и один коньяк 'Старый Кенигсберг' в пузатой бутылке по 0,7. Для троих многовато, но если кто в гости придет, то пригодится. Или соберутся к кому-нибудь, не с пустыми же руками завялятся. В хозяйственном отделе подобрал две простенькие мышеловки на деревянной основе.
  Вернулся домой, заварил пакетик черного 'Гринфилда', сделал пару бутербродов, перекусил и поехал к родителям, захватив заготовленные презенты.
  По дороге снова зашел в гипермаркет и докупил всем подарков. Маме павлово-посадский платок (удивило, что появились в гипере), брату - фонарь, детям одинаковые модели автомобилей разных цветов. И даже Веронику не забыл, взял книгу рецептов, памятуя, что сноха совсем не умеет готовить, да и не любит этого дела. У них была давняя традиция - злить друг друга, дарить на праздники ненужные чепушинки.
  Район, в котором Василий теперь жил, находился на окраине Зеленых Горок. В восьмидесятых годах город разросся и съел две деревни, Каменку и Филенки, от которых остались одни названия - теперь так зовутся два соседних микрорайона. В девяностых строительство заморозилось, но через десять лет снова развернулось и продолжается до сих пор - то тут, то там над крышами домов возвышаются железные трудяги - башенные краны.
  У родителей долго засиживаться не собирался - к двум часам должна подъехать Маша, а к четырем Кир.
  Мама накрыла на стол, папа выставил из холодильника запотевшую бутылку водки, вино для женщин и лимонад для внуков.
  Светлана Львовна подарила Васе комплект постельного белья, а отец - почти такой же набор инструментов, можно сказать, обменялись одинаковыми подарками. Игорь еще был на работе (надо же, припахали перед праздником), из кельи вышла сонная Вероника в неизменном своем когда-то цветастом халате.
  Вася недолюбливал ее - сидела дома, на работу и не пыталась устроиться, почти ничего не делала по хозяйству, все сваливая на свекровь да на свекра. И всегда напоминала, что она мать ('я же мать!'), воспитывает двух детей, и все ей должны в этом помогать. Василий на месте Игоря уже давно приструнил бы такую женушку, приобщил бы к общественно полезному труду в их большой и дружной семье. Но Игорь был слабохарактерным и позволял Веронике ездить на себе, и даже защищал перед родителями.
  - Хм... ну спасибо! - ядовито улыбнулась Вероника, разглядывая подарок. - Завтра же начну изучать. Ух, поваром стану! - ее красивое лицо на миг скривилось. - Ненавижу готовить! Я тебе тоже кое-что прикупила.
  Сходила в спальню и вернулась, неся перед собой маленький сверток, перетянутый ярко-синей лентой. Вася развернул презент. Под подарочной упаковкой была коробочка, в которой сиротливо лежал один носок.
  - А второй?
  - А второй на следующий год. Его еще заслужить надо.
  - И на том спасибо. - Вася сунул носок в задний карман джинсов и подсел к столу.
  Мама неодобрительно посмотрела на сноху и сына.
  - Что ж вы, как кошка с собакой? Не можете, чтоб не подколоть друг друга?
  - Мы любя, - улыбнулся Вася.
  - Знаю я ваше 'любя', - проворчала мама, завершая сервировку.
  Вася раздал остальные подарки. Племяши, шестилетние близнецы Славик и Юрик, схватив игрушки, убежали в детскую (бывшую Васину спаленку) и принялись спорить, кому достанется желтая машина, а кому зеленая. Мама обрадовалась платку и сразу повязала на голову. Отец одобрительно кивал, разглядывая инструменты - даже если у него было сто отверток, сто первой радовался не меньше, чем первой.
  - А это тоже мне? - он взял книгу.
  - Конечно. Разве не помнишь, ты мне про нее рассказывал?
  - Я? Когда?
  - Давно, я еще классе в восьмом учился. Ты говорил, что это была твоя первая книга, купленная после службы.
  - М-да... старость не радость. Совершенно не помню.
  - Ничего, почитаешь, вспомнишь.
  Иван Юрьевич раскрыл первую страницу и с хмурым видом стал читать, шевеля губами. Постепенно морщины на лбу разглаживались, а лицо приобретало обычный добродушный вид. Он улыбнулся.
  - Точно! Я все вспомнил! Однако давно это было, почти тридцать лет назад. Немудрено забыть. Отличная книга, кстати.
  - Ну ты у нас и доктор, - засмеялась мать. - Отцу память вернул! Ну давайте, садитесь уже за стол. Отец, убери книгу! Вероника, не стой столбом, садись. Разливайте. А ты, Васенька, скажи тост!
  - Да не умею я тосты говорить, - замялся Вася.
  - Учись, казак, атаманом будешь! - Отец разлил себе и сыну водки, а женщинам вина. - В жизни пригодится. У нас бригадир из сборочного цеха знаешь, как тосты шпарит. На ходу выдумывает. Ему бы, понимаешь, тамадой быть, а он на мебельной фабрике прозябает.
  - Ну... - Вася поднял хрустальную рюмку. - Пусть всегда светит солнце, мирного неба над головой, и там по мелочи - Игорь пусть квартиру купит, детишки чтоб не болели, да и вам, родителям, здоровья.
  - Молодец, джигит! Так выпьем же за этот прекрасный кавказский тост! - Отец опрокинул рюмку и проткнул вилкой соленый огурчик.
  Второй тост был за Вероникой.
  - Квартиру не мешало бы, - произнесла она. - И здоровья всем. А Васеньке второй носочек, если будет себя хорошо вести в новом году.
  Мать строго посмотрела на нее, но промолчала и выпила.
  Так они просидели часа полтора. Вероника компанию составляла недолго, скрылась в своей келье. Мама вспомнила детство, стала рассказывать о том, как они жили в Каменке. Принесла старые фотографии, которые Вася любил рассматривать в детстве, разложила альбом на столе и предалась воспоминаниям.
  - Наш дом.
  На пожелтевшей от старости фотографии был изображен сруб, на крыше которого вместо привычного конька стояла деревянная фигура самолета У-2 с пропеллером, вернее, передняя часть с кабиной и крыльями. Вася не раз слышал историю о том, что прадед с детства мечтал стать летчиком, но мечта так и не осуществилась. И когда срубил новую избу, оформил ее вот так вот необычно.
  - На ветру винт всегда вращался, - с нежностью в голосе сказала мама, - и сильно громыхал, как трещотка. Я привыкла к этому шуму, и он нисколько мне не мешал.
  - Я ваш дом хорошо помню, - проронил отец. - Мы с пацанами бегали смотреть на этот самолет.
  Родители познакомились ближе уже после того как всем раздали квартиры в городе, а в детстве и юности они почти и не общались, об этом Вася тоже много раз слышал.
  Мама остановила взгляд на старой довоенной фотографии. На ней был изображен ее дядя Фома. Она рассказывала, что в 16 лет, незадолго до войны, дядя исчез - ушел ловить раков и пропал. Объявился Фома после войны. Как был, с раколовкой в руках, так и вошел в дом. И нисколько не повзрослел за все эти годы, хорошо сохранился. Где был и что делал, объяснить не смог, будто память отшибло. А через несколько дней приехали два офицера и увезли его с собой. Больше Фому никто и никогда не видел. Радость матери от встречи с пропавшим сыном длилась недолго.
  Долистав альбом до конца, мама закрыла его. Это была их семейная традиция, время от времени просматривать старые фотографии, вспоминать своих предков. Без прошлого, говорила мама, нет будущего, нужно помнить своих дедов и прадедов. В детстве Вася обожал смотреть эти пожелтевшие кусочки бумаги, слушать рассказы матери, но теперь относился к этому как к обязательному обряду - он уже наизусть знал историю своей семьи.
  Вася собрался домой - нужно было готовиться к встрече Нового года, да и Машка с Киром должны приехать.
  Мать осталась дома, а отец проводил сына до автобусной остановки. Постояли там минут пять, и пришел автобус. Когда Вася занял место у окна, заметил, как на противоположной стороне дороги выходит из троллейбуса Игорь. Помахал рукой, но брат не заметил.
  В своем подъезде, поднимаясь по лестнице, встретился с патлатым юношей лет пятнадцати и понял, что этот отрок мог быть тем самым любителем джаза, который развлекал его этой ночью. Уж очень 'джазово' выглядел парнишка. Наверное, музыкант.
  - Добрый день! - поздоровался Вася. - И с Новым годом!
  Парень вытащил из уха один наушник, как истинный джентльмен.
  - Спасибо, и вас тоже. Вы наш новый сосед?
  - Да. А это случайно не ты ночью джаз слушал?
  - Ну... я. И что? Музыка мешает?
  - Не то слово, - Вася не стал рассказывать, о том, как ночью чуть ли не до колик испугался этой чертовой музыки. - Но я о другом. Нехорошо так с мамой разговаривать.
  - А ты подслушивал, что ли? - юнец быстро завелся и перешел на 'ты'.
  Это был типичный подростковый вызов.
  - Попробуй там не подслушай. Слышно, как в венской опере. Акустика что надо!
  - Ну и ладно, - бросил подросток. - Это моя жизнь, и нечего в нее лезть. Как хочу, так и разговариваю! И музыку слушаю, какую хочу! И как хочу!
  - А я и не лезу в твою жизнь. Но не мешай по ночам спать.
  - А то что? - малец нагло посмотрел в глаза. - Полицию вызовешь?
  Вася вздохнул. Ох уж эта молодежь, так и лезет на рожон. Еще, поди, руками махать начнет, ножками дрыгать. Но не драться же бывшему спецназовцу с малолеткой!
  - Папе пожалуюсь. Мама, смотрю, тебя жалеет.
  - Считай, что полицию, - погрустнев, заметил парень. - Отец в полиции служит.
  Его запал иссяк. Не сказав больше ни слова, он сбежал по лестнице и хлопнул входной дверью.
  Зайдя в квартиру, Василий разделся, повесил любимую кожанку на вешалку и принялся распихивать остальные вещи. Одно положил сверху на шкаф, другое сунул в диван и под него. Через полчаса стало просторно. Жилье уже можно было назвать условно комфортным. И даже чуть-чуть уютным.
  Но до полного уюта не хватало женской руки. Скоро приедет Маша и наполнит квартиру особой атмосферой. У нее это отлично получалось - когда учились в школе, она иногда приходила к Васе домой и помогала делать математику. И каждый раз, увидев, какой беспорядок был в его спальне, буквально за пару минут превращала 'холостяцкое' жилье в уютное гнездышко. Уже на другой день там снова царил пацанский бардак.
  Засунутые вчера в шкаф коробки с посудой перенес на кухню и начал раскладывать по подвесным шкафам. Хорошо бы шкафчики сначала вымыть, но Василий счел нужным не заморачиваться. Прикрутил к шкафу над столом магнит и бокалодержатель и развесил ножи и бокалы. Минут через пятнадцать кухня была готова к празднованию Нового года.
  Со словами 'ловись рыбка большая и маленькая' он зарядил обе мышеловки, насадив по кусочку колбасы. Одну поставил за мусорным ведром под умывальником, а вторую под ванной. Главное, теперь самому в них не вляпаться.
  Когда завершил наводить порядок на кухне, прозвучал сигнал домофона. Это приехала Маша. Она была мелкая, еле доставала ему до подбородка. В школе были одного роста, а в начальных классах она и вовсе была выше.
  - Привет! - Маша стояла на пороге, держа в руках два увесистых магнитовских пакета. - А у тебя здесь уютненько. Но мы сейчас сделаем еще лучше.
  Она подставила щеку для поцелуя, скинула куртку и положила на пуфик у входной двери. Сняла шапку, и рыжие волосы золотом рассыпались по плечам.
  - Да, я уже тут почти закончил, - заметил Вася. - Но представляешь, шторы забыл.
  - Радуйся! Я сегодня телепатка.
  Маша рассмеялась и вынула из одного пакета два свертка. Это были шторы для зала и кухни. Содержимое второго загрузила в холодильник - в нем оказались заготовки для салатов, запеченная курица и неизменный новогодний оливье.
  - Маша, да ты гений! - удивленно воскликнул Вася.
  - Я подумала, что ты обязательно забудешь о шторах. Но хотя бы гардины повесил, уже молодец! Пойдем, поможешь мне. Стремянка есть?
  Стремянки не было. Зато был высокий и крепкий Вася. Маша собрала роскошные волосы, заколов на затылке, и принялась за работу. Вася посадил ее на шею и так ходил с ней вдоль гардины, пока не подвесили штору. Затем школьная подруга вручную подшила низ, подогнав материал по высоте.
  - Пока от руки сделаю, надо будет на машинке прострочить. Машинка есть у тебя?
  Вася развел руками.
  - Для стрижки наголо. Других не имею.
  Но и сделанного Машей было достаточно. Теперь зал имел вполне обжитый вид - вот что значит женская рука.
  Вскоре на кухне тоже висели шторы.
  - Клевый приемничек, - заметила Маша, когда они пили чай, завершив вешать шторы. - Работает?
  - Я кабель сегодня купил, надо проверить, подходит разъем или нет. Но сначала нужно начать готовить.
  После чая Маша вытащила из холодильника принесенные заготовки и стала делать салаты. Вася разморозил в микроволновке килограммовую горбушу, обжарил булгур с болгарским перцем и помидорами, посыпал нашинкованной зеленью и нафаршировал рыбу. Шпажек не было, и края он скрепил зубочистками. Когда все было готово, разогрел духовку и поставил туда свое творение. Этому он научился совсем недавно, просмотрев несколько роликов на 'Ютубе', и эксперимент был первым пробным шаром.
  Пока Маша занималась салатами, Вася принялся подключать к сети радиоприемник. Разъем купленного провода был немножко шире, и Вася, вооружившись строительным ножом, стал подтачивать штекер, снимая черную пластиковую стружку. В итоге все получилось - разъем встал в отверстие, как влитой. Вася даже загордился своей работой - никогда ничего такого не делал.
  Подключил приемник к сети, но чуда не произошло - внутри затрещало и на мгновение осветилась шкала частот. Из-под корпуса потянуло сизым дымком и в воздухе разнесся запах горелой проводки. Если радио и работало когда-то, то больше не будет. Вася выдернул кабель из розетки и оставил эту затею.
  - Сгорел? - спросила Маша.
  - Похоже. Эх!
  Мертвый приемник стоял на холодильнике, а кабель свисал с него, словно дохлая змея.
  - У меня планшет есть с IPTV, можно будет в нем и телик посмотреть, и радио послушать. А приемник Кирилл починит. Он же у нас опытный мастер-ломастер.
  Она вытерла руки полотенцем, выудила из сумочки смартфон и набрала Кира.
  - Кирилл, ты еще на работе? Скоро выезжаешь? ...Инструменты бери свои, у Васи раритетный радиоприемник появился... Импортный какой-то, красивый, весь такой из себя винтажный, старинный... Задымил, когда в сеть включили... Нет, Вася сразу выдернул.
  Маша положила смартфон на холодильник рядом с приемником.
  - Ругается. Пожарниками назвал нас.
  Когда салаты были готовы, Маша нашла ведро, достала половую тряпку из своей сумки (Вася в который раз удивился ее прозорливости, ведь он о такой мелочи не позаботился) и вымыла полы. В армии Вася ненавидел мыть полы. По духанке его часто ставили в наряд по роте, и приходилось вместе с другими салагами летать с огромными швабрами по 'взлетной полосе' - длинному коридору между аккуратно застеленными кроватями. Это у них называлось 'равномерное распределение грязи по казарме'. У Маши это получалось намного лучше и чище.
  Из духовки доносился аромат печеной горбуши и булгура. На улице начались зимние сумерки.
   Новый год давно перестал быть волшебным праздником - последний раз рождественскую магию Вася ощущал перед армией. Первый же армейский Новый год выжег все это волшебство из Васиной жизни, и оно больше никогда не появлялось. Самый любимый некогда праздник стал обычным, одним из многих.
  Когда стемнело, приехал Кир. К тому времени уже все приготовили и можно было начинать праздновать.
  Первым делом Кирилл осмотрел радиоприемник и злорадно заржал.
  - А я сразу понял, в чем дело, когда Маша позвонила. Лошара ты, Вася. Это ж американская техника. Он от 110 вольт работает, а ты 220 ему впендюрил. Себе бы лучше этот кабель вставил, больше пользы было бы.
  - И что теперь делать? - огорчился Вася.
  - Если не сгорел окончательно, скажу, что ты молодец и вовремя обесточил приемник. Трансформатор понижения приделаю и Вася кот.
  - А если сгорел?
  - Тогда блок питания менять придется. Это уже не сегодня, нет у меня с собой блока питания.
  Повезло - блок питания не сгорел, и Вася оказался молодцом. Кир припаял трансформатор и примотал к корпусу изолентой. Теперь раритетный и винтажный радиоприемник был похож на хромоногий табурет с подвязанной сломанной ножкой.
  - После праздника сделаем аккуратнее. Я все кишки внутрь запихаю, будет все тип-топ. А пока и так сойдет. Ну-ка, Маша, у тебя рука легкая! Запускай.
  Маша включила приемник в сеть, крутанула ручку громкости. Щелкнул включатель. Красная стрелочка, как кролик в клетке, металась по шкале частот, но ничего, кроме шороха эфира, из динамика не раздавалось.
  - На другую волну переключись, - Вася щелкнул тумблером.
  Снова тишина.
  - Не работает, - вздохнула Маша.
  - Подожди! - Вася еще раз переключил волну.
  Он щелкал то LW, то MW, затем SW, но приемник молчал, как партизан в фашистском плену, лишь тихонько поскрипывал динамиком. Последней надеждой была шкала TW. Что она означала, Вася не знал, никогда не слышал о такой волне.
  - Ну-ка, пробуй!
  Маша покрутила ручку настройки, и стрелка застыла между частотами 1930 и 1940. Из динамика послышался абсолютно чистый и сочный звук. Вася давно не слышал такого шикарного саунда. Ностальгия - это было то самое звучание, которое издавал его (вернее, отцовский) старенький кассетный 'Маяк', по глупости проданный за бесценок на барахолке вместе с обеими колонками.
  Играл медленный джаз. Незнакомая и чарующая мелодия заполнила кухню, просочилась в каждую щелочку, скользила по всем поверхностям, мягко рикошетила от стен.
  - Ура, заработало! - дурачась, воскликнул Кирилл голосом кота из 'Каникул в Простоквашино'.
  Мелодия сменилась, заиграла очень знакомая бодрая музыка, в которой Вася почти сразу узнал композицию из старого фильма 'Веселые ребята'.
  
   Легко на сердце от песни веселой,
  Она скучать не дает никогда,
  И любят песню деревни и села,
  И любят песню большие города.
  
  - Ну и пусть работает! - сказала Маша. - Хорошая музыка! Давайте тогда начнем праздновать! Накрываем на стол?
  Вскоре стол ломился от праздничных блюд. Тут были и Машины салаты, и Васина горбуша, и жареная картошка с грибами. Курицу оставили на потом.
   Вася вытащил из холодильника водку для себя и Кира и вино для Маши, вынес заготовленные для товарищей подарки - раздал всем новогодние колпаки и перевязанные яркими лентами мешочки с конфетками и шоколадками.
  - Да ты кудесник! - воскликнул Кир. - Мне таких подарков давненько не дарили. Прям как в детстве! А я тебе тоже кое-что приготовил! И тебе тоже, Маша!
  Он взял сумку, в которой носил инструменты, и жестом факира вынул из нее книгу и CD. Книгу протянул Васе, а диск Маше.
  - Ух ты, 'Всадник без головы', - воскликнул Вася рассматривая книгу.
  - Тоже раритет, - покачал головой Кирилл. - Старое издание, 1968 года. Еле разыскал.
  - Как приятно почувствовать себя ребенком! - Маша, надев колпак, развязала мешочек с конфетами. - Кир, да это же мое любимое! Вау, 'Торба на круче'! Спасибо тебе! - помолчав добавила: - Жаль, слушать сейчас негде.
  - Да, надо было тебе еще и плеер подарить.
  - Я вам тоже подарки припасла. Рассчитывала дождаться полночи, но кому-то очень не терпелось.
  Маша принесла из зала два одинаковых плоских свертка.
  - Я знаю, что вы разгильдяи и наверняка уже потеряли наши школьные фотографии. Ведь так?
  Вася попытался напрячь память.
  - Наверное, одна осталась.
  - И у меня... ни одной, - признался Кирилл.
  - Ну так вот вам от меня подарки. - Маша развернула оберточную бумагу. - Наш любимый третий класс.
  Фотографии были вставлены в рамки и подписаны. Девятилетние ученики смотрели с них озорными испытующими взглядами. Тогда они еще верили, что способны перевернуть мир. Это были будущие космонавты, летчики, водолазы, великие актеры, художники и дизайнеры. Что случилось с этими детьми, подумал Вася, почему они не стали теми, кем мечтали стать?
  - Машка, ты просто космос! - выдохнул Кирилл.
  - Аналогично! - добавил Вася.
  Поставили одинаковые фотографии на холодильник рядом с приемником. Динамики пели:
  
   А ну-ка песню нам пропой, веселый ветер,
  Веселый ветер, веселый ветер!
  Моря и горы ты обшарил все на свете,
  И все на свете песенки слыхал.
  
   Кирилл открыл водку и вино.
  - Ну что, ребята. Я очень рад, что мы снова встретились! Я рад, что у нас у всех все в порядке... ну... почти все. И почти у всех. Но мы все целы, здоровы, не голодаем. И у каждого есть цель! А некоторые даже и добиваются! Я рад, что ты теперь живешь в отдельной квартире. Будет где зависать. С Новым годом нас всех!
  Парни выпили по стопарику и закусили. Маша пригубила вино. Радио продолжало играть ретро.
  - Прогуляться не хотите? - предложил Вася.
  - Не сейчас, - Кирилл подпер спиной холодильник. - Я сегодня набродился по заказам. Думаю, ближе к полуночи погуляем. Я ракеты привез и хлопушки.
  - С пиротехникой надо на крышу.
  - Не те времена! - вздохнула Маша. - Крыши сейчас запирают.
  - Проверим. Надеюсь, открыто.
  В юности втроем они любили сидеть на крыше девятиэтажки, проводили там вечера, а иногда и ночевали под звездным небом. Не сходить на крышу в ночь на первое января было моветоном. Но юность давно уже прошла, и ребята перестали шастать по крышам.
  Рассудили пока никуда не ходить. Маша включила планшет, но IPTV не работал - интернет вырубило напрочь. Она поклялась сменить провайдера, убрала бесполезный без сети гаджет, и они продолжили слушать радио.
  Выпили еще по одной стопке.
  - Жора Стешин сейчас совсем крутой стал, - вспомнил Кир об однокласснике. - Ездит на 'Ауди', нос воротит, будто не узнает.
  - Никогда его не любил, - брезгливо поморщился Вася. - Понтов на миллион, а в башке ноль. Мажорик. И в школе лохом был.
  - А девчонки его любили, - усмехнулась Маша.
  - Да девчонки вечно... А ты тоже?
  - Ну, сначала да. А после того как ты его в седьмом классе из-за меня побил, то нет.
  Жора подошел к Маше, когда та рисовала на доске, и задрал ей платье чуть ли не до головы. И через минуту бежал по коридору в кабинет завуча, шмыгая разбитым носом. А Вася стоял в дверях класса и орал вслед: 'Беги, беги, барабанщик, стучи на меня!'
  - А я жалел тогда, что это не я ему вломил, - добавил Кирилл. - Не успел.
  Васю после этого случая вызвали к директору школы. Мажорик был не прав, но наказали Васю, и даже Маше немного влетело, потому что папа Стешина был богатеньким бизнесменом и помогал школе деньгами. Как бы то ни было, деньги Мажорику не помогали. Даже те, кто с ним дружил, уважали его лишь номинально, поскольку он всегда оплачивал походы в кино, а после, когда одноклассники стали постарше, накрывал поляну за свой счет. В друзьях Мажорика числились школьные хулиганы, к которым он подмазывался с начальных классов. Ребята из богатых семей, такие же мажоры, с ним не водились. Никто бедного Мажорика не любил, но у него всегда были деньги.
  - А Степка Смирнов поэтом стал, - вздохнула Маша.
  - Да он и раньше был немножко того.
   Вася разлил еще по одной, добавил капельку вина в Машин бокал.
  - Я его осенью видела, на остановке встретились. В каком-то поношенном свитере с газетой под мышкой. Радостный, будто миллион получил. Спросила, чего так сияет, а он мне газету подарил, там стихи напечатали.
  - И как стихи? Хорошие? - поинтересовался Кирилл.
  - Я в них не разбираюсь. Но ему предложили в газете работать литературным редактором. Наверное, хорошие стихи, раз так. Зарплата, говорит, не очень, но работа интересная.
  - Ну, хоть этот будет работать по призванию, - заметил Вася. - А не как мы. Наверное, Степка самый счастливый из нас.
  - А что мы? - возмутился Кирилл. - Мне моя работа нравится.
  - Но мечтал-то ты стать летчиком.
  - А кто не мечтал в детстве стать летчиком?
  - Степка! - засмеялась Маша. - Степка с первого класса мечтал стать поэтом.
  - Писал стихи, но не стал поэтом и слишком часто был слеп. Мое грядущее - горстка пепла, мое прошлое - пьяный вертеп, - напел Кир строчки из 'Крематория'.
  Маша посмотрела на него сквозь бокал с вином.
  - Это не о нем.
  Радио продолжало играть джаз.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"