Дадов Константин Леонидович: другие произведения.

Первый герольд

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не всем суждено становиться героями, толпами повергающими врагов, спасающими прекрасных принцесс и осуществляющими древние пророчества. Иногда нужны и те, кто просто умеет исполнять приказы, не боится замарать руки, а так же имеет полезные знания и навыки. Не самый добрый бог выходит на тропу возвышения, и пусть миры трепещут, ведь его жрецы уже несут волю своего покровителя. P.S. Пролог и эпилог, являются отсылками к рассказу "Простро бог".


   ПРОЛОГ.
   "...а если не ограничивать количество посланников?".
   "второй, не забывай что мне придется делиться с ними частицей своей силы, и даже если это не слишком сильно скажется на объеме моего энергетического резерва, у той же Селестии может возникнуть вопрос, "а почему моя сущность слабеет? И не болезнь ли это?"".
   "но ведь перспективы бос!".
   "до этих перспектив еще дожить надо, а если ты не забыл, то в самое ближайшее время, нам грозит война".
   "это ты о остатках легионов зебр, и их диких шаманах?".
   "бос, второй, вы бы заканчивали свою дискуссию, а-то Флаттершай уже начинает нервничать".
   "третий прав, закончим спор дома".
   Продолжая кружить по бальному залу, исключительно на рефлексах и инстинктах огибая другие пары, прижимаю к себе желтую пегаску, одетую в длинное белое платье, на рукавах которого вышиты пышные бутоны цветов. Ее розовая грива уложена в замысловатую прическу, при взгляде на которую в голову приходят мысли о пушистых облаках из сладкой ваты.
   - что-то случилось? - Тихо, но при этом обеспокоено, спросила Флаттершай.
   - похоже я настолько сильно "ушел в себя", что умудрился заблудиться. - Изображаю смущение, и чуть растягиваю губы в улыбке.
   - больше не делай так. - Совершенно серьезно просит пегаска. - Ведь если ты заблудишься окончательно, мы не сможем тебя найти... а я не хочу смотреть на то как ты лежишь в кровати и пускаешь слюни на подушку.
   "бос, это ведь была шутка? Ты испортил характер девочки".
   "а по моему, это даже хорошо что она сумела перебороть свою стеснительность, а-то вы уже не первый год встречаетесь, да и живете вместе...".
   "второй, третий, просто заткнитесь и не мешайте мне получать удовольствие".
   - как думаешь, Рейнбоу не хочет потанцевать? - Спросила моя партнерша.
   - неужели я настолько неуклюжий, что ты хочешь от меня поскорее избавиться? - Восклицаю со строго отмеренной громкостью, что бы другие танцующие не разобрали ни слова. - Или же ты просто решила шокировать общественность, танцуя со своей... не совсем подругой?
   - я... нет... - Девушка смущенно начала темнеть мордочкой, а затем сердито на меня посмотрела и заявила. - Дурак.
   - зато я харизматичный, веселый и красивый. - С последним заявлением, можно было бы поспорить, хотя бы вспомнив свою реакцию после первого взгляда в зеркало, но ведь внешность не главное. - А еще, ты меня любишь.
   - и ты этим пользуешься. - Как-то обижено произнесла Флаттершай.
   - извини. - Наклонив голову, "зарываюсь" своей драконьей мордой, в пышную прическу партнерши, и чуть плотнее прижимаю хрупкую фигурку к себе, что вызвало тихий веселый писк.
   Разумеется, с ритма мы сбились, но никто в нас так и не врезался. Все же моя репутация, часто "играет" на пользу, ведь далеко не каждый решиться как либо задеть "лорда хаоса" и бога раздора.
   Еще чуть-чуть покружив по залу под неспешный ритм вальса, (смотреть за тем как танцуют крылатые, очень интересно, ведь кроме движений ног и рук, они изображают различные взмахи крыльями, что выглядит весьма гармонично), подхватываю Флаттершай под локоть, и направляюсь за наш столик у стены, за которым сидели Рейнбоу, Пинки, Шайнинг и Каденс. Белый единорог, как собственно и я, был одет в черный смокинг, на его супруге было "воздушное" голубое платье, а на шее висела цепочка с кулоном в виде сердца, вырезанного из крупного рубина.
   С нашей первой встречи, Каденс заметно окрепла, и хоть по уровню развитости энергетики уступала даже Пинки, но собственного мужа по тому же параметру, превосходила на несколько порядков. Я даже чувствую себя немного виноватым за то, что она переживет Шайнинга... ведь единороги живут гораздо меньше, чем даже такие несовершенные полубоги.
   "хотя, если он согласиться, то можно будет попробовать провести ритуал возвышения. А-то какой-то неправильный у нас пантеон получается: один самец и девять самок".
   "бос, а что тебе не нравится?".
   "он просто боится, что его на всех не хватит".
   "так пусть создаст еще пару тел, и мы с удовольствием поможем".
   "второй, третий, просто заткнитесь до конца вечера".
   С тех пор как у меня в голове появилась вторая шизофрения, жить стало совсем "весело". Если бы не осознание того, что они это я, и если бы не моя полубожественная сущность, то до безумия оставалось бы сделать меньше одного "шага".
   Выдвигаю стул, на который тут же усаживается Флаттершай, а сам занимаю свободное место между ней и Рейнбоу. Голубая пегаска с радужной гривой, о чем-то увлеченно спорила с Пинки, и не сразу заметила наше возвращение. Одета она была в узкое белое платье, с длинным разрезом на подоле, доходящем до середины левого бедра, и открытой спиной, (узор из вышитых золотой нитью молний, был виден только при движении).
   Розовая лошадка, не смотря на официальный статус данного приема, с непосредственностью свойственной только детям и некоторым подросткам, пришла одетой в розовую блузку, практически сливающуюся по цвету с шерсткой, и белую юбку подол которой опускался до колен. Не удивлюсь, если ее внешний вид, это тщательно продуманный образ, призванный нетолько выделять ее из толпы, но и раздражать аристократов, бросающих на наш столик неодобрительные и боязливые взгляды.
   "вероятно, Пинки легче всех переживет скорую потерю родственников и друзей...".
   "скорую лишь по меркам долгожителей, вроде нас".
   "вы не правы... мне кажется ей наоборот будет даже тяжелее, чем всем остальным".
   "бос, но ведь ты не оставишь бедняжку одну?".
   "об этом еще рано говорить, второй, да и Селестия отнюдь не глупа, и скорее всего уже придумала, как отвлечь своих подопечных от неприятных мыслей и событий".
   - а почему вы не танцуете? - Спросила у Каденс Флаттершай.
   - для нас это уже не первый прием на этой неделе. - Розовая обладательница рога и крыльев, пожала плечами и непроизвольно прижала ушки к голове. - По правде, меня уже начинает мутить от однообразной музыки. Кстати: почему я так редко вижу на этих мероприятиях вас?
   - ну... я все еще занимаюсь благоустройством леса, Рейнбоу постоянно ездит по съемочным и тренировочным площадкам, а Дискорд говорит, что без нас ему просто лень. - Желтая пегаска смущенно улыбнулась, и попыталась спрятаться за бокалом с легким вином... без особого успеха.
   - лень? - Шайнинг удивленно, вопросительно и одновременно завистливо, вскинул брови.
   "как... как у него получается одним действием, выражать столько эмоций? Бос, мы должны узнать этот секрет".
   - могу себе это позволить. - Отвечаю с царственной небрежностью. - Все равно, никто не выставляет претензий...
   Флаттершай, довольно болезненно ткнула меня в бок своим локотком, при этом не забыв напитать руку энергией. Подобные манипуляции даются ей пока что тяжело, но с практикой это пройдет, и хрупкая на вид пегаска, по физической силе перестанет уступать тяжелоатлетам.
   - все меня обижают. - Печально вздыхаю, обиженно глядя на девушку.
   - музыка. - Напомнила мне Флаттершай, в глазах которой выражалась дикая смесь из чувства вины, и укора.
   "точно! это же танго".
   - Пинки, извини но вы потом договорите. - Подхватив Рейнбоу за талию, в считанные мгновения выхожу из-за стола.
   Голубая пегаска попыталась возмутиться, но как-то без "огонька", а затем было уже поздно, так как я увлек ее в центр зала, нагло заняв эту площадку...
   ...как и следовало ожидать, на этом приеме, устроенном Селестией, так ничего особенного и не произошло, если не считать того, что сама виновница торжества, прибыла лишь под самый конец. Можно было подумать, что богиня дня, просто воспользовалась возможностью временно "вывести из игры" основных конкурентов за власть внутри страны, но Фердинанд, следивший за всеми действиями солнечной принцессы и ее сторонниками, был убежден, что это лишь моя паранойя. В ином случае, единорог обязательно дал бы мне знак, да он и сам был достаточно "подкован", (конь подкован...), что бы правильно отреагировать на любые изменения в сложившемся балансе сил.
   Почему я не пытаюсь захватить Эквистрию, хоть и знаю как минимум два способа, как обойти данные мной клятвы? Этому есть несколько основных, и еще больше второстепенных причин: во-первых, я живу по принципу, "не гадь там, где живешь", а любые активные действия, повлекут за собой слишком большие последствия, с которыми позже придется разбираться. Во-вторых, Флаттершай и Рейнбоу, несколько расстроятся, если с их подругами что-то случится, а та же Твайлайт, явно не будет стоять в стороне, если ее наставницу кто-то попытается сместить, (единорожка все еще относится ко мне с некоторой подозрительностью, но если наше общение продолжиться с прежней продуктивностью, то лет через пять...).
   Если уже озвученных причин недостаточно, то можно вспомнить о напряженной обстановке на мировой "арене", которая совершенно не способствует смене власти... не стоит забывать так же о подземном поселении алмазных псов, начавших стремительное развитие технологий, о государстве минотавров, в котором моя власть постепенно становится непререкаемой, да и "кристальная империя", официально хоть и вернулась в состав Эквистрии, в качестве провинции, но на самом деле, всем руководством там занимается орден "хаоса".
   Империя грифонов, демонстративно наращивает свою армию, набирая добровольцев и проводя обязательное обучение всего населения, но пока что угрозы с этой стороны можно не ждать, так как мои агенты, успешно продвигают на пост императора, верного нашим идеям деятеля. Чуть хуже с оборотнями: Кризалис все же пытается вести свою "игру", но пока что основной ее целью являются останки княжеств оленей.
   "бос, а ты сделай ей предложение...".
   "...от которого она не сможет отказаться".
   "может быть и сделаю, если она сможет этого дождаться. В любом случае, до этого момента как минимум лет пятьдесят, а-то и больше".
   - ты опять "ушел в себя"? - Флаттершай, устроив голову на моем правом плече, несильно стукнула меня кулаком по груди, привлекая к себе внимание. - Мне начинает казаться, что тебе с нами не интересно...
   Не даю пегаске договорить, накрывая ее губы своими. Юная полубогиня засопела, но отстраниться или вырваться не попыталась.
   Мы ехали в лимузине, втроем расположившись на заднем сидении. Рейнбоу, уставшая за день и вечер, практически сразу уснула, удобно устроившись на моем левом плече и прижав к груди колени. Водитель, получивший приказ не спешить, выбрал самый долгий путь к башне, и старался как можно осторожнее вписываться в повороты, что бы не разбудить ценную пассажирку.
   - не думай, что это спасет тебя от серьезного разговора. - Разорвав поцелуй, заявила желтая пегаска, после чего уже сама впилась в мои губы, не давая времени на ответ.
   "бос, ты ее испортил".
   "точно, а ведь какая скромная девочка была...".
   "второй, третий...".
   "знаем-знаем, "заткнитесь"".
   Насколько бы длинная не была выбрана дорога, и как бы медленно не ехал лимузин, но до башни мы все же добрались, и мне пришлось будить Рейнбоу. Для этой цели был выбран приятный, хоть и несколько необычный способ: схватив кончик ее уха зубами, я начал его слегка дергать и покусывать, что вызвало у голубошерстой пегаски, слабый стон и тяжелое дыхание.
   - ммм? - Подняв мордочку и посмотрев на меня заспанными глазами, девушка всем своим видом выражала обиду и недоумение.
   - мы приехали. - Радостно растянув губы в улыбке, заявил я, и не удержавшись, поцеловал пегаску в носик.
   Из лимузина мы выбрались только через две минуты, и нигде не задерживаясь, направились прямиком в спальню на самом верхнем этаже башни. По пути встретился Фердинанд, жестом показавший, что ранее полученные распоряжения выполнены, а на рабочем столе в кабинете, меня дожидается интересный отчет.
   "и все же, не зря мы выучили язык жестов".
   "все дела подождут".
   Уже поднимаясь с девушками на лифте, находящимся за креслом в моем кабинете, я подумал о том, что мог бы использовать пространственную магию...
   ...лежа в постели, и прижимая к себе двух сладко сопящих пегасок, я думал о том, что жизнь удалась, а в будущем, она обещает стать еще более счастливой.
   "бос, я тебя конечно понимаю... но нужно заняться делами".
   "как не прискорбно это признавать, но второй абсолютно прав".
   "вот научусь создавать заклинания, излечивающие психические расстройства, и вы исчезните".
   "вряд ли, бос. Мы ведь не психическое заболевание, а второй и третий потоки сознания, а следовательно не являемся даже самостоятельными личностями".
   "да и если бы ты действительно хотел от нас избавиться, то сделал бы это и без всяких заклинаний. Уж со своим разумом ты работать научился в совершенстве".
   Пришлось признать правоту своих внутренних "я", но так как вставать с теплой удобной кровати, а тем более покидать прижавшихся к бокам девушек, крайне не хотелось, пришлось вспоминать практику по созданию ментальных двойников, в которых можно перемещать сознание.
   Первым делом следовало проверить отчет, оставленный на столе в кабинете. На вешалке в углу, висел красный плащ, с пришитыми к рукавам перчатками, который уже не в первый раз использовался в качестве физической оболочки для энергетической проекции. Можно было бы обойтись и без этого... но мне просто нравится вид красного плаща с капюшоном, под которым клубиться серый или алый туман. Любовь к театральности, это еще одна черта характера, которая досталась мне от прежнего Дискорда.
   В бумагах оставленных Фердинандом, не было ничего особо срочного, но все же чем был хорош этот единорог, так это тем, что умел правильно оценивать обстановку, и держал в зоне своего внимания, даже самые незначительные события. Мне же оставалось ознакомляться с предоставляемыми отчетами и выводами, сделанными аналитиками.
   "Кризалис просит о встрече. И что же могло ей понадобиться от маленького скромного меня?".
   "вот во время встречи и узнаем. Бос, а что если...".
   "...назначить ей встречу, во время еженедельного ужина с Луной?".
   "богиня ночи будет в восторге, а как сама Кризалис обрадуется".
   "второй, третий, идея конечно заманчивая, пожалуй я ей даже воспользуюсь, но Луну все же предупрежу. А-то ведь она может не разобравшись, лишить оборотней еще одной "великой матери"".
   Вернув плащ на вешалку, перемещаюсь на минус четвертый этаж "белой башни", где был оборудован изолированный от внешних воздействий, ритуальный зал. Толстые стены с встроенными "поглотителями", многочисленные цепочки рун и банальные "экранирующие" барьеры, не позволят творимой здесь волшбе, побеспокоить двух богинь, живущих в этом же городе.
   "а Фердинанд молодец, все предусмотрел".
   Смотрю на красный кожаный плащ, к рукавам которого пришиты четырехпалые перчатки, лежащий на массивном троне из белого мрамора, украшенного серебряными и золотыми узорами. Тут же приняв форму кровавого тумана, заполняю предложенную оболочку.
   - со стороны это должно выглядеть внушительно. - Произношу низким "рокочущим" голосом, удобно устраиваясь на троне, и осматривая ритуальный зал.
   Двенадцать ониксовых колонн, поддерживают высокий свод, а на покрытом тонким слоем золота полу, отчетливо выделяется двенадцатилучевая звезда, от линий которой исходит слабое фиолетовое сияние. Освещение здесь обеспечивалось магическим огнем, пылающим в одиннадцати чашах, удерживаемых треножниками, находящимися в нишах между колоннами, (в двенадцатой нише стоит трон).
   "пора начинать, бос".
   Создаю всплеск энергии, и магическая фигура вспыхивает ярким белым светом, а затем в ее центре проявляется прозрачный силуэт человека. Незамедлительно вторгаюсь в разум жертвы, и следующие несколько минут, изучаю его воспоминания.
   "интересный мир, а самое главное, в нем нет четкого ощущения присутствия богов. Бос, это идеальный вариант для первой попытки".
   "нельзя отбрасывать вариант, что тамошние боги, находятся на более высокой ступени развития, и поэтому нам не удается их ощутить. Однако я соглашусь с вторым, это лучший вариант для первой попытки".
   "что же, тогда приступим к вербовке моего первого "эмиссара"".
   Накладываю на ритуальный зал иллюзию безграничного космоса, неизменными оставляя только золотой пол, (с замаскированной двенадцатилучевой звездой), а так же свой трон. После этого, освобождаю разум души, от "тисков воли", которые активировал в первые же мгновения призыва.
   - приветствую тебя, смертный. - Произношу низким, "рокочущим" голосом.
  
   ЗНАКОМСТВО.
   - что ленивые куски дерьма, хотите жить вечно?! - Лейтенант, одетый в сине зеленый опаленный мундир, из-под которого виднеется керамический нагрудник от сверхлегкой брони, на фоне выжженной земли и далеких руин одного из крупнейших мегаполисов, выглядел весьма... эпично. - Командование империи приказало нашему отряду, присоединиться к штурму бывшей столицы. Задача: выбить мутантов и их командиров из центральных районов, закрепиться на наиболее удобных для обороны позициях, и дожидаться подхода основных сил. В качестве усиления, с нами отправляют сразу двух "псиоников"... не слышу дружного "УРА"!
   - ура! Ура! Ура!
   Полсотни хриплых голосов, в том числе и мой, огласили окрестности своими выкриками, а правые кулаки, обтянутые резиновыми перчатками матово черного цвета, взметнулись к серым небесам, по которым плыли тяжелые тучи, готовые в любой момент обрушить на наши лысые головы, свой химический дождь.
   По знаку лейтенанта, к отряду вышли два молодых парня, одетых в щегольские белоснежные костюмы, кожаные туфли, зеркальные очки и белые шляпы с широкими полями. На чистых лицах, без единого шрама, следа отравления или химических ожогов, застыли гримасы высокомерия и безразличия. Умом я понимал, что телекинетик среднего уровня, без особого для себя труда, расправится с десятком таких солдат как я... но видеть пренебрежение на роже этого "молокососа", который и в бою еще побывать не успел, было просто омерзительно.
   "теперь я понимаю случаи, когда "псиоников", после завершения боя, пристреливали в спину свои же...".
   Словно услышав мои мысли, парни в белом, снисходительно улыбнулись. Лейтенант же, тем временем продолжил:
   - по докладам разведки, в городе сейчас находятся двадцать тысяч "бесов", шесть тысяч "дьяволов", и две тысячи элитных гвардейцев федерации. Вооружение у вражеских сил стандартное: крупнокалиберные пулеметы, гранатометы, энергетические винтовки и кислотные гранаты. Дороги могут быть заминированы, так что мы пойдем прямиком через равнину... и не дай мертвый бог, хоть одному из вас замешкаться при выполнении приказа: всех на расчистку завалов отправлю. Вы поняли, су*ины дети?
   - так точно! - Синхронный выкрик сопутствовал удару кулаком в грудь.
   - по машинам! - "рявкнул" лейтенант. - Пора пролить кровь мутантов!
   Разделившись на пятерки, мы побежали к бронированным джипам на высоких колесах. На крышах были установлены многозарядные гранатометы и скорострельные энергетические винтовки, а салон автомобиля, при закрытых дверцах, превращался в герметичную капсулу, защищающую содержимое и от газов, и от кислот, и даже от вирусов и не очень высокой радиации.
   К моему удивлению, в наш джип вместе с моими напарниками, забрался и один из "псиоников", нагло занявший место рядом с водителем. Однако спорить, а тем более что-то доказывать парню, никто не стал... не было среди нас таких дураков и самоубийц, (хотя, насчет последнего не уверен).
   - я говорю куда поворачивать и как быстро ехать, а ты четко выполняешь инструкции. - Спокойно, даже в чем-то вежливо, произнес парень в белом. - Если мы сможем сработаться, то доберемся до города живыми.
   - а если не сможем? - Спросил кто-то из моих напарников.
   - тогда до цели доберусь только я. - Был дан ему безразличный ответ. - Вперед на полную.
   Джип "взревел" мотором, и рванул с места, сразу же оказавшись впереди всей колонны. Посмотрев в окна я увидел, как к разрушенной столице, начинают приближаться такие же группы легкой бронированной техники.
   "как я вообще здесь оказался?".
   Непрошенная мысль, возникнув у меня в голове, потянула за собой череду воспоминаний...
   ...вот мне четыре года, и я гордо вышагиваю рядом с мамой. На мне красивая модная курточка, тщательно выглаженные брюки, а за спиной новенький зеленый ранец, в котором лежат тетради для рисования, набор красок, карандашей и фломастеров. Держащая меня за руку высокая красивая женщина, мягко улыбается, и кажется даже с гордостью поглядывает на других прохожих, вышедших на улицу в столь ранний час...
   ...в восемь лет, учась уже во втором классе художественной школы, я не выделялся из общей массы прочих учеников, но очень хотел что бы родители мной гордились, а потому записался в баскетбольный клуб, (благо рост позволял, и в будущем обещал мне немалые преимущества перед одногодками)...
   ...в шестнадцать лет учеба была окончена. На выпускном устроили колоссальную пьянку, тогда же у меня была моя первая девушка, (не имени, ни лица не помню, а жаль)...
   ...когда мне было двадцать, и я удачно продал свою первую по настоящему хорошую картину, (не иллюстрацию к игре или книге, а настоящую картину), страну "сотрясли" перемены. Совершенно внезапно, часть более мелких соседей, лишились своего суверенитета, а президент превратился в бессменного императора. Но это были лишь последствия начавшейся годом ранее, полномасштабной войны...
   ...пропаганда "лилась" полноводной рекой, и так же как и тысячи моих ровесников, я в порыве патриотизма, направился в военкомат. Недели проведенные в учебке, можно было бы считать самым страшным и тяжелым временем, если бы не события, случившиеся еще через год...
   ...мир буквально потерял краски, после того как мне доставили письмо с отпечатанным текстом. Долго мой разум отказывался составлять отдельные буквы в слова, которые затем складывались в предложения. Настоящая истерика затопила сознание, а в голове набатом звучало одно единственное слово, "мертвы"...
   ...с каким удовольствием я слушал сообщение о том, что союз азиатских стран уничтожен совместным ядерным ударом империи, республики и федерации. Не стоило китайцам и японцам, демонстрировать на полях сражения свои роботизированные войска управляемые полноценным искусственным интеллектом...
   ...а потом была долгая затяжная война, продолжающаяся уже третий десяток лет. Успели родиться несколько поколений детей, которые только по книгам и фильмам знали о мирной жизни, и которые никогда не купались в открытых водоемах, потому что вирусы и разнообразная химия, превратили их в мертвые лужи.
   - о чем задумался, Серый? - Ткнул меня кулаком в плечо Антон.
   С этим парнем мы знакомы уже двадцать лет, а может даже и больше. Ни раз и не два, вытаскивали друг друга с поля боя, в состоянии кровоточащего куска мяса, доставляя в госпиталь. Все остальные члены пятерки, успели смениться по три раза, а мы все продолжаем топтать эту землю, назло мертвому богу.
   - о вечном и прекрасном, а так же о бесконечности вселенной, и тленности бытия.
   В салоне джипа раздался грубый хохот четырех голосов. Только "псионик", не поддержал общее веселье, продолжая внимательно следить за приближающимися руинами города.
   В ходе войны, никто и не заметил тех экспериментов, которые проводили на добровольцах и преступниках, всеми нами любимые доктора вивисекторы. Просто в какой-то момент, среди солдат начали появляться люди с необычными способностями, (телекинез, пирокинез, криокинез, электрокинез), а немногим позже, армию федератов пополнили "бесы" и "дьяволы", являющиеся специально выращенными для войны, "мясными дроидами". У республиканцев так же имеется своя программа по модификации человека, и с "орками" и "эльфами", мне уже доводилось сталкиваться.
   "Орки", это человекоподобные гиганты двух- двух с половиной метров ростом, и с ядовито зеленого цвета кожей. Не знаю как это удалось осуществить ученым, но эти мутанты, способны как растения, осуществлять процессы фотосинтеза в своих организмах, получая от этого дополнительную энергию для активной жизни. От обычной еды они так же не отказались, и мясо едят на равнее со всякими травками.
   "Эльфами" стали руководители республиканцев, а так же их семьи и ближайшие знакомые. В генах этих худощавых, так же зеленокожих и остроухих людей, ученые "намешали" еще более невероятный "коктейль". Чего стоит хотя бы возможность получать необходимые для жизни вещества, при помощи симбиоза с деревьями?
   Но самой большой проблемой для империи, стали "дьяволы", внешне похожие на "орков" с ярко красной кожей и чуть изогнутыми рогами, которые являются подобием антенн, при помощи которых они контролируют "бесов", внешне похожих на простых людей с белыми волосами, красной кожей и совсем маленькими рожками. Эти твари хоть и не отличаются гениальностью, но плодятся со скоростью крыс... да и взрослеют в три раза быстрее людей.
   - влево. - Приказал парень в белом.
   Водитель резко выкрутил руль, а на том месте где секундой позже должна была оказаться наша машина, "расцвел" взрыв снаряда, выпущенного из дальнобойного гранатомета. В последующие несколько минут, мне было не до воспоминаний о прошлом, так как джип постоянно петлял, уклоняясь от выстрелов, невидимых для глаз обычного человека.
   Спустя какое-то время, наш транспорт свалился в воронку, оставленную большим снарядом, и мотор заглох окончательно.
   - прибыли. - Хмыкнул водитель, и подхватив свою энергетическую винтовку, первым выпрыгнул из салона автомобиля на утрамбованную землю. мы последовали его примеру, так же не забыв про свое оружие, и только оказавшись под открытым небом поняли, что действительно "прибыли". Первые дома разрушенного мегаполиса, находились всего в двух сотнях метров впереди, и это пространство предстояло преодолеть под обстрелом "бесов", засевших на уцелевших этажах многоэтажек.
   - хотите жить вечно?! Всем вперед, су*ины дети!
   Голос лейтенанта, подействовал как команда дрессировщика на стаю бойцовых псов. На бегу стреляя по провалам окон, наш отряд "волной" устремился к вражеским позициям.
   Дальше все было как всегда: бег, стрельба, поиск укрытий, затем рукопашный бой и захват вражеского оружия, после чего все повторилось еще раз... и еще... и еще... в конце концов, количество "отчищенных" домов, достигло нескольких десятков.
   Все время боев, я почти не думал, действуя исключительно на инстинктах и вбитых многочасовыми тренировками рефлексах. Для солдата вообще лучше не обдумывать приказы выше стоящего офицера, так как их специально "дрессировали", что бы правильно оценивать обстановку, и максимально эффективно использовать имеющиеся ресурсы.
   "порой, чувствую себя точно таким же "мясным дроидом", как и эти "бесы"".
   Не смотря на численное превосходство противника, мы постепенно продвигались вглубь столицы, неся при этом немалые потери собственных бойцов. Не понимаю, почему ни один энергетический заряд или кусок свинца, так и не попали в меня, раз за разом убивая тех, кто вставал рядом со мной. Наверное все же стоит гордиться, что с самого начала боя, именно я находился на острие атаки, и при этом остался единственным выжившим из первой "волны".
   Совершенно внезапно, преодолев очередную наскоро сложенную баррикаду, наш отряд, оказался на широкой площади, вымощенной плотно подогнанными бетонными плитами. Прямо перед нами возвышалась громада резиденции правительства, где сейчас готовились к обороне сотни "дьяволов" и гвардейцев.
   Время шло, прибывало все больше солдат, но почему-то я так и не слышал привычной команды, которая бы заставила нас кинуться на штурм, даже если в руках были бы не автоматы с гранатометами и энергетическими винтовками, а самые обычные палки и камни. Осмотревшись понимаю, что рядом находятся только солдаты... молодые но успевшие повидать очень многое. Однако, самым главным сейчас являлось то, что среди прибывающих, не было ни одного офицера.
   "краснорожие всех повыбивали... знают твари, что армия империи без офицеров, это все равно что толпа "бесов" без отдающего приказы "дьявола"".
   От злости я крепче стиснул винтовку и сжал зубы. Конечно, скоро сюда прибудет хоть один офицер, который отдаст команду на штурм... но за это время, мутанты успеют "окопаться", и наши потери возрастут многократно.
   "ты здесь самый старший, вот тебе и решать".
   Ноздри раздувались от тяжелого дыхания, от внутреннего напряжения, глаза начали вылезать из орбит, а сердце стучало словно барабан. Очень непросто было преодолевать психологические установки, приобретенные за долгие годы подчинения...
   - хотите жить вечно?! В атаку! - Собственный голос показался мне каким-то глухим и далеким, но вбитые в тело рефлексы, в очередной раз не подвели. - В атаку су*ины дети!
   Вскинув винтовку, первым начинаю бежать к твердыне, занимаемой ненавистным врагом, а всего секунду спустя, мой приказ подхватили еще несколько хриплых голосов, и вся масса бойцов, ринулась через площадь.
   Видимо в этот момент моя удача и закончилась... или же просто "дьяволы" решили устранить излишне инициативного солдата. В любом случае, какова бы не была причина, это не отменяет того, что уже на двенадцатом шаге, мне в грудь ударилось что-то горячее.
   "и совсем не больно".
   Шаг... шаг... шаг...
   В ушах шумело, тело продолжало двигаться по инерции, но после четвертого подряд попадания тяжелой пулей из снайперской винтовки, споткнулось и завалилось на бетонные блоки, которыми была вымощена площадь. Боль так и не появилась, а страх оказался гораздо слабее, чем мне представлялось.
   "вот и все... а я ведь уже начал считать себя бессмертным. Но похоже, на этот раз никто меня в госпиталь не доставит".
   Перед глазами мелькали сапоги солдат, идущих на приступ последней крепости мутантов. Некоторые из них падали как и я, истекая кровью и умирая, но это уже не могло остановить все прибывающих и прибывающих воинов, среди которых то и дело звучали выкрики, "Хотите жить вечно?!", и "в атаку су*ины дети!".
   Собрав последние силы, я попытался улыбнуться... жизнь в моем теле сейчас поддерживалась исключительно имплантатами, дублирующими работу самых важных органов, и стимулирующими мышечную и нервную деятельность. Они были установлены пятнадцать лет назад, по очередному проекту создания супер солдат.
   "а вот и боль... значит заряд лекарств в аптечке закончился. Жаль что у меня не было наркотических обезболивающих, хотя бы на последок почувствовал себя счастливым".
   Закрыв глаза, чувствую что теряю сознание, и уже не борюсь с этим. Моя война закончилась...
  
   ***
   - приветствую тебя, смертный.
   Властный сильный голос, заставляет меня прийти в сознание. Осмотревшись понимаю, что нахожусь где угодно, только не на той площади, среди руин мегаполиса.
   "ну и куда я умудрился вляпаться? У меня даже умереть нормально не получилось!".
   Вокруг была черная пустота, в которой где-то вдали, мерцали маленькие тусклые звезды, между которыми словно колыхалась полупрозрачная пленка, переливающаяся тусклыми цветами всех оттенков синего, красного, фиолетового и даже зеленого. Залюбовавшись этим... нечто, не сразу замечаю, что стою на плоской площадке из золота, а на некотором расстоянии от меня, стоит белоснежный трон украшенный золотом и серебром, на котором восседает незнакомец, закутанный в кроваво красный плащ с перчатками того же цвета.
   "а на руках у него по четыре пальца".
   Сознание отметило этот факт, и тут же отмело, как нечто совершенно незначительное.
   - можешь задавать вопросы. - Не скрывая насмешку в голосе, разрешил незнакомец.
   - кто ты? Где я? Что с остальными?
   - ха... ха-ха-ха, а ты забавен, смертный. - Прервал меня низкий "рокочущий" смех. - Отвечу по порядку: я полубог, ты в моем доме, а твои товарищи погибли от массированной бомбардировки, которая была проведена силами республиканской авиации. Если тебе интересно, то с момента твоей смерти уже прошло восемьсот двадцать лет, и затяжная война закончилась... общим поражением.
   - как...? - Собственный голос показался жалким писком, да к тому же эффект портили растерянность и шок.
   - я вырвал твою душу, из круга перерождений, что бы сделать одно очень важное предложение... - Незнакомец поднял голову, позволяя мне заглянуть под край капюшона, что бы вместо лица, увидеть клубящийся там алый туман. - Война закончилась тем, что империя и федерация, обменялись сперва ядерными, затем химическими и биологическими ударами. Примерно восемьдесят процентов планеты, превратилось в безжизненные пустыни, или ядовитые болота... но люди, это твари живучие, и те несколько миллионов, которым удалось уцелеть, значительно "откатились" в своем развитии, но сумели сохранить подобие прежнего общества. Должен заметить, что выжили так же и "дьяволы" с "бесами", которые создали свое собственное государство, а так же "орки" и "эльфы", живущие в уединенных поселениях. Из-за произошедших мутаций, почти все люди теперь обладают "псионикой", да и их тела стали намного крепче и сильнее.
   - б*ядь. - Вырвалось у меня.
   "это не может быть правдой... не может быть. Скорее всего, я сейчас брежу, все еще умирая на той проклятой мертвым богом площади, или же меня спасли, и теперь пичкают какой-то наркотической дрянью".
   - дам тебе один хороший совет, смертный. - Вновь заговорил после короткой паузы, кровавый туман, клубящийся в плаще. - Относись к любому бреду так, будто это реальность, и старайся не делать ошибок, которых ты ни за что не допустил бы в реальной жизни. Ведь если бред, все же окажется реальным, тебе не придется стыдиться своих поступков, и исправлять собственные деяния.
   - ты так говоришь, словно сам был в подобной ситуации. - Странно, но на сознание нахлынуло ощущение какого-то безразличия и спокойствия, через которые с огромным трудом пробился слабый интерес.
   - хм... - Собеседник поднялся с своего трона, и подошел ко мне на расстояние вытянутой руки, (если слово "подошел", вообще применимо к туману в плаще). - Однажды я очнулся вмороженным в глыбу льда, и при этом все чувствовал и находился в сознании. Знаешь... после пары десятков лет в одиночестве и полной неподвижности, начинаешь совершенно по другому смотреть на мир.
   "м-да... и как на это реагировать?".
   - а никак. - Из-под капюшона раздался смешок. - Я не прошу меня жалеть, да и не приму жалости от существа, которое могу уничтожить щелчком пальцев.
   "еще один "мозгоклюй" копающийся в чужих мозгах".
   - твои мысли я не читаю, по крайней мере сейчас. - Собеседник склонил голову, нависая надо мной. - Просто все твои эмоции, выражаются мимикой лица, не смотря даже на то, что физического тела у тебя больше нет.
   Тут же смотрю на свои руки, а сквозь них вижу золотой пол. Странно, но это меня не удивило, и даже не испугало.
   "мертв значит... а как же я тогда разговариваю? Да и ощущения от тела, уж больно реальные".
   - а за это можешь поблагодарить меня. - Плащ развернулся, и отодвинувшись на расстояние трех метров от меня, начал нарезать круги.
   - мне показалось, что смертному человеку будет гораздо проще вести диалог, находясь в оболочке, наиболее приближенной к его прежнему вместилищу. Ну а что бы не возникало проблем с осознанием своего положения, твой внешний вид несколько отличается от человеческого.
   Какое-то время мы молчали. Не представляю, о чем мог думать туман в плаще, но мне нужно было осознать происходящее, осмыслить полученную информацию, а так же решить, что делать дальше.
   В том, что происходило дальше, главную роль сыграла моя привычка выполнять чужие приказы, что бы как можно меньше задумываться над сложными вещами. В связи с тем, что старших офицеров поблизости как-то не наблюдалось, пришлось искать им альтернативную замену.
   - и чем же жалкий "смертный", может быть полезен великому "полу" богу? - Слово "полу", я специально выделил интонацией, чувствуя что для собеседника, это особо неприятная тема.
   - понимаешь, смертный, что бы стать полноценным и полноправным богом, я должен выполнить некие условия... о которых тебе знать совершенно необязательно. - Плащ неспешно вернулся на свой трон, и устроив руки на подлокотниках, стал стучать пальцами перчаток, пытаясь изобразить какой-то ритм. - В связи с некоторыми, не зависящими от меня факторами, в том мире, где я сейчас обитаю, все необходимые условия выполнить невозможно, не нарушив хрупкий баланс мироздания. Кроме того, как сущность высокого порядка, я не смогу попасть в тот мир, где нет моего культа, а масштабные воздействия на реальность смогу оказывать только если культ, станет официальной верой многочисленного народа. Ну еще есть вариант, с принесением мне в жертву, какого ни будь могущественного существа... лучше даже нескольких.
   - я так и не услышал, что именно тебе от меня нужно? - Удивляясь собственной наглости, перебиваю своего собеседника, до сих пор не назвавшего своего имени.
   - ты прав: пора перейти к главной причине того, почему жалкий смертный, все еще существует как личность. - Тон, которым были произнесены эти слова, заставил бы раскаленную лаву, покрыться коркой льда. - Я предлагаю тебе стать моим первым жрецом в твоем родном мире. От тебя будет требоваться, создать для меня плацдарм для проникновения в мир. В качестве оплаты, ты получишь новую жизнь, силу, знания, а так же возможность стать моим "голосом", или "герольдом".
   - и что это значит? - Старательно изображаю недоумение.
   - для всех, кто признает меня богом, ты станешь вторым по власти и праву отдавать приказы. - Спокойно пояснил туман из-под капюшона. - каков твой ответ?
   "а что будет если я откажусь? Стоп-стоп, я не хочу этого знать".
   - жду инструкций... а как к тебе обращаться?
   - в твоем мире я буду носить имя "Плакальщик", и олицетворять силу, развитие, эволюцию и доминирование во всех их проявлениях. - От правой перчатки, отделилось маленькое алое облачко, которое за пару секунд преодолело разделяющее нас расстояние, и втянулось мне в грудь. - Это твой "аванс". Нужные знания появятся в голове при рождении, так что, можешь отправляться на свое первое задание, мой "первый герольд".
   По всему телу прошла судорога, а затем появилось ощущение, будто меня пытаются протолкнуть через слишком узкую резиновую трубу, а следом за этим все вокруг затопил ослепительно яркий свет.
   Мне было холодно, больно и страшно, а легкие к тому же болели, будто в них залили расплавленного свинца. Понимание происходящего еще не достигло сознания, а в голове раздался ехидный, и до отвращения веселый голос:
   "с днем рождения, герольд".
  
   ДЕТСТВО.
   Ненавижу быть младенцем: постоянно спишь, быстро устаешь даже если не задумываешься о сложных вещах, да еще и слух со зрением подводят. Повезло еще, что меня не пеленали до состояния кокона, в светлое время суток, так что во время бодрствования, можно было заняться освоением двигательных механизмов своей тушки.
   Сложно правильно оценивать прошедшее время, когда просыпаешься и засыпаешь по два-три раза в день, но приблизительно через пол года, у меня уже получалось переворачиваться и немного ползать по мягкому ковру, которым был застелен мой детский уголок. Вокруг то и дело появлялись какие-то люди, кажущиеся настоящими великанами на моем фоне, и что немало меня порадовало, говорили они на русском языке, только с каким-то странным акцентом.
   Ни отец, ни мать, своим вниманием меня не баловали, приходя в лучшем случае раз в три дня... правда нянек было столько, что будь я обычным ребенком, и ни за что не почувствовал бы себя одиноким. Каждую минуту, рядом находилась хотя бы одна женщина, готовая отреагировать на любое изменение в поведении ребенка... правда реакция была какая-то слишком уж однообразная: то песни начинают петь, то сказки о древних временах рассказывают, (когда и людей было больше, и они умели летать на железных птицах среди облаков и даже к звездам).
   В мой первый день рождения, в детскую было совершено настоящее паломничество родственников: пришел отец, (высокий беловолосый мужчина, с хорошо развитой мускулатурой, и темно синими глазами, которые подчеркивали строгость бледного лица), явилась мать, (рыжеволосая женщина среднего роста, с ярко зелеными глазами и аристократичным лицом), и с собой они привели двух старших братьев и сестру. Братья были уменьшенными версиями отца, а вот сестра почти полностью копировала мать, за исключением белоснежных волос и темно зеленых глаз.
   Ах да, забыл сказать, что в качестве одежды, все кого я уже видел, носили плотные комбинезоны из ткани темных цветов, женская же одежда отличалась наличием некого подобия юбки, спускающейся от пояса до колен. Мне сложно судить о красоте этой одежды, но ее удобность неоспорима.
   О чем это я? Ах да, мой первый день рождения и пришествие родственников.
   К своему стыду должен признать, что ходить я еще не научился, но ползал шустро, а если за что ни будь держался руками, то мог достаточно долго сохранять вертикальное положение тела. Опять отвлекаюсь... все это из-за крайней молодости организма, не позволяющей концентрироваться на определенных вещах значительное время.
   В общем, целый день старшие братья, которым было по три года, и пятилетняя сестра, играли со мной в мяч и кубики, а родители сидели в стороне, и с невозмутимыми лицами за этим наблюдали. Забавно, но только в этот день мне сообщили мое имя, а-то раньше называли "малыш", или "маленький князь".
   Итак, позвольте представиться: Алексей, сын Владислава и Ольги Мороз. Мои братья, Антон и Егор, (близнецы), и сестра Катерина, как не странно, тоже Мороз.
   Уже к концу дня, когда дети вволю наигрались и няньки начали готовить нас к сну, отец продемонстрировал то, что в фантастических книгах могло бы называться "магия", но людей с подобными возможностями, во время войны, мы называли "псионики".
   Владислав, опустившись передо мной на колени, вытянул вперед руки, ладони направив друг к другу, а затем в считанные секунды, создал ледяную копию мячика, с которым мы с братьями и сестрой, играли несколько минут назад.
   - совсем скоро, и ты сможешь так же, сын.
  
   ***
   Из детской, мне начали разрешать выходить только после второго дня рождения, и если бы не братья, которые приходили поиграть в мяч и рассказать что-то "жутко секретное", наверное я начал бы сходить с ума от скуки.
   Няньки, в основном уже немолодые женщины пятидесяти лет, не могли нарадоваться моей активности и любознательности, а так же аппетиту, заставляющему съедать все, что было наложено на тарелку, а иногда и просить добавки. Дело было в том, что я старался заниматься своим физическим развитием, но так как пытающийся приседать или отжиматься, двухлетний ребенок будет выглядеть как минимум странно, (да и слабоват я пока для таких нагрузок), приходилось больше времени уделять играм с мячом и игрушечным мечом. Иногда к нам с братьями заходила старшая сестра, но мать уже начала ее обучать тому, как себя должна вести настоящая княжна, так что в подвижных играх она почти не участвовала, зато с нескрываемой гордостью читала книги со сказками, (свое умение читать, я пока не демонстрировал, стараясь вообще поменьше говорить и выделяться только желанием играть).
   Кто ни будь мог бы сказать, что взрослому человеку, пусть и в детском теле, должно быть скучно с другими детьми, да и игры должны быстро надоесть из-за своей простоты. Однако, то самое детское тело, накладывало на мою личность свои ограничения, одним из которых была повышенная эмоциональность, а так же гипертрофированное любопытство.
   Опишу дом нашей семьи... точнее "княжескую усадьбу", хоть это на мой взгляд и не совсем верное название, но кто я такой что бы спорить с князем Морозом? Начать стоит с центрального дома, который состоял из трех этажей, первые два из которых были каменные, а третий состоял из древесных бревен. Стены и полы внутри, были покрыты теплыми коврами, из-за чего по дому мы ходили только босиком. Все вещи хранились в сундуках или стенных шкафах, кровати заменяли толстые матрасы, а все столы и стулья были складными, и выставлялись только во время какой-то работы или приема пищи.
   Кроме главного дома, в котором жила наша семья и самые приближенные слуги, на участке огороженном высоким бревенчатым забором, располагался одноэтажный дом для гостей, а еще длинный барак, разделенный на небольшие комнатки, где обитали менее важные слуги и стража. В дальнем конце участка, стоял еще один барак, к которому меня не пускали, и там жили необычные существа, которых братья называли "кошки-рабы".
   К некоторому моему разочарованию, но в нашем поместье, не обнаружилось ни одной лошади, а ведь я так хотел научиться ездить верхом... ну да мир не совершенен. В качестве тягловой силы, люди использовали крупных кабанов, которых откармливали как обычных свиней. Эти звери пахали землю, возили телеги, и их мясо шло на обеденные столы а шкуры превращались в одежду и кожаную броню.
   Мне сложно было поверить, что этот мир, в котором слышали об электричестве и самолетах только из сказок, а из привычных животных остались только свиньи, кролики и крысы, на самом деле является моим домом, за который я сражался и умер в прошлой жизни. Вообще, глядя на чистое синее небо, зеленеющий вдали лес, и занятых своими делами людей, как-то не верилось что здесь вообще когда-то была война, уничтожившая почти все живое.
  
   ***
   И вот мне три года, и я снова сижу один во дворе, прямо перед начерченными на земле клеточками игры, названия которой не помню. Владислав принялся за обучение Антона и Егора, которые стали достаточно взрослыми для пробуждения "псионики", ну а мне еще два года предстоит бегать за мячиком, прыгать по нарисованным клеткам, лазать по странного вида деревянной конструкции, которую соорудил старик, следящий за маленькими кабанчиками.
   В семье Мороз, новое прибавление: неделю назад родился мальчик, которого назвали Александр. Увижу своего младшего брата я только в его первый день рождения, а до тех пор, его будут оберегать от любого лишнего взгляда, что бы не случилось чего ни будь плохого.
   Можно было бы сказать, что подобное отношение к детям, это последствия какого ни будь суеверия... однако в мире, где каждый человек хотя бы в минимальной степени обладает "псионикой", даже если не может ей управлять осознанно, даже косо брошенный взгляд и злая эмоция, могут нанести непоправимый ущерб неокрепшему организму. Рядом с маленькими князьями, все время находятся только женщины, уже вырастившие своих детей, а так же проверенные на психологическую устойчивость и намерения. В первый год жизни, даже родители, если они обладают развитыми "псионическими" способностями, могут оказаться опасны для малыша.
   Все это, только более простыми словами, мне объяснил тот же старик, который собрал тренировочный тренажер. Он даже привел пример того, как молодой князь из рода Пламя, полностью лишился своих способностей, из-за того что его отец, поругался с матерью прямо в комнате у новорожденного сына.
   - в идеале, было бы поручать заботу о младенцах кому-то, вроде "кошек-рабов"... но разве найдется дурак, который дите зверю доверит? - Обычным своим, ворчливо поучительным тоном, говорил старик, объясняя маленькому князю очевидные с его точки зрения, вещи.
   Я кивал, строил самую серьезную мордашку, а затем задавал следующий вопрос, по детски наивный и прямолинейный.
  
   ***
   Сижу на плетенном из шерсти коврике в позе "лотоса", с закрытыми глазами и вытянутыми вперед руками. На мне одеты только хлопковые штаны, да еще на носу висит колокольчик, который в теории должен помогать сосредоточиться.
   За моей спиной, на таком же коврике только большего размера, сидит отец, ладони которого лежат на моей налысо выбритой голове. Уже на протяжении двух часов, Владислав старательно и осторожно, передает мне "псионическую" энергию, что сопровождается легким покалыванием кожи, а так же ощущением прохлады внутри черепа.
   От меня требуется всего лишь, ощутить энергию, и направив ее через руки, заставить воду в миске, хоть немного покрыться льдом. Что бы ничто не отвлекало от занятий, мы расположились в землянке, спрятанной среди кустов ягод, очень похожих на красную смороду, но имеющих сладкий вкус без намека на кислинку.
   Антон и Егор, уже два года как пробудившие свои способности, сейчас занимаются самостоятельно, под присмотром командира стражи, изучая искусство фехтования на коротких мечах. Я же, пятый день к ряду, пытаюсь хоть что-то сделать с этой водой, и уже начинаю сомневаться, что вообще обладаю хоть какими ни будь способностями. Отец же, никак не проявляя своих эмоций, с упорством достойным уважения, продолжает час за часом сидеть в одной позе, делясь своими силами.
   "как же меня это достало".
   Накапливавшееся за время неудач раздражение, наконец вырвалось на свободу, и "выплеснулось" на предмет, вызывающий уже неприкрытую ненависть. В следующую секунду раздался звук удара, и расплескивающейся воды, а распахнув глаза, я увидел осколки глиняного сосуда, которые лежали у стены землянки.
   - ну вот, а ты переживал. - Владислав, мягко потрепал меня по лысой макушке. - Мой сын просто не может быть слабым.
   Ответить на это заявление было нечего, да и навалившаяся усталость, едва не отправила разум в обморок. С трудом вспоминаю, как князь Мороз, вывел меня из землянки, (именно вывел, а не вынес, так как для мужчины, проявление слабости недопустимо), а затем придерживая за плечо, помог дойти до комнаты и улечься в кровать.
   На следующий день, был устроен праздник. Насколько я понял, хоть Владислав и говорил о том, что не сомневался во мне, но вероятность того что дар так и не пробудиться, была достаточно высока. А как объяснял старик: рождение ребенка без дара, это позор для любого князя и всей его семьи. Конечно, соседи при встрече оскорблять, или шептаться за спиной не станут, но на уважение рассчитывать не следует, ведь как может быть хорошим правителем тот, кто даже своего ребенка уберечь не смог?
   После дня отдыха и игр с братьями, как старшими так и младшим, мои тренировки продолжились, и тут обнаружилась первая сложность: как бы я не старался, но "криокинез", отказывался мне даваться, так же как и "пирокинез", который мог достаться от матери, и "электрокинез", (за что спасибо мертвому богу и "Плакальщику", ведь появись у меня склонность к этому дару, и отец мог бы решить, что я не его сын). После полугода бесплодных усилий, Владислав сдался, и полностью сконцентрировал мои усилия, на освоении "телекинеза".
   Забавно, но в моей прошлой жизни, люди обладающие "телекинезом", считались одаренными, и их всячески холили и лелеяли, пытаясь развить этот талант, и закрепить его генетически. Сейчас же, обладая этой перспективной силой, я считаюсь едва ли не калекой, и удостаиваюсь жалостливых взглядов от братьев и сестры, а так же виноватого от отца. По неизвестной мне причине, мать старалась проводить в моем обществе минимум допустимого времени, после чего быстро уходила по каким-то надуманным делам. детскую психику подобное могло бы травмировать, и заставить действительно чувствовать себя неполноценным.
   "три раза "ха". Дайте только время, и я покажу вам, чего может добиться "ущербный" князь".
  
   ***
   Уроки математики, языка, истории, географии и экономики, вели специально обученные слуги. Я очень быстро "обучался" различным наукам, радуя преподавателей, а иногда и шокируя своими размышлениями и "озарениями". Антон и Егор, бросали на меня завистливые и удивленные взгляды, в такие моменты даже забывая о моей "неполноценности".
   Возможно близнецы даже стали бы относиться ко мне хуже, если бы не их дар, ставящий обоих парней, на ступень выше меня в семейной иерархии. Отец же считал что мой быстро развивающийся интеллект, это компенсация за то, что мне недоступен семейный талант.
   Печально, но все мои "откровения", записывались учителями, тщательно прорабатывались, и убирались на книжную полку. Все же, нынешнее время не совсем подходит для "изобретения" двигателя внутреннего сгорания, да и паровые машины можно будет начать собирать, не раньше чем через пару поколений. Вот так и получилось, что десятки идей, так и остались на бумаге, в разделе, "теоретические наработки". Хорошо хоть не стали эту макулатуру сразу сжигать, решив что может быть наши внуки и смогут реализовать хоть что-то из идей предков.
   А вот печатную машинку, при помощи старика, я все же собрал... правда ленту для нее очень сложно делать, да и нет столько бумаги, что бы она действительно могла понадобиться. Однако Владислав, все равно похвалил за усердие, вручил деревянный меч, и отправил на тренировочную площадку, "выпускать лишнюю энергию".
   Александр наконец достиг возраста, когда можно пробуждать "псионику", и уже через два дня мы праздновали радостное событие. Мой младший брат оказался одарен даже больше, чем все остальные дети Владислава и Ольги, так как нетолько заморозил воду, но после этого сумел ее еще и растопить.
   Пришлось отвлекать Антона и Егора физическими тренировками, так как их зависть к младшему братишке, разве что родители и не видели, а это могло стать серьезной угрозой для всех троих.
   Совершенно случайно мне стало известно, что подобная плодовитость, характерна не только для рода Мороз, но и для всех остальных князей. Объясняется же это тем, что наследником семьи становится только самый сильный из потомков, остальные мальчики в возрасте двенадцати лет, отправляются в одну из школ, где готовят офицеров для армии императора. Очень редко, кому-то из "слабых" потомков, удается основать свой собственный род, остальные же вынуждены тратить свою жизнь на служение стране и защиту границ от орды "дьяволов" и их приспешников "бесов", а так же "орков" и "эльфов", основавших собственные государства.
   Кроме империи, на материке существуют и другие страны, заселенные людьми, и они так же, часто пытаются "уколоть" более богатого и успешного соседа.
   Как не сложно догадаться, мне и близнецам, в связи с внезапно проявившимся даром младшего брата, скорее всего предстоит участь солдат на службе империи, (к слову: рядовыми солдатами являются люди, с неразвитой, или слабо развитой "псионикой").
   Как же в таких условиях, родители обеспечивают безопасность своему наследнику? Все элементарно и очевидно: именно сильнейшего ребенка, обучает всем секретам мастерства, глава семьи, который по определению является самым сильным и опытным бойцом в княжестве. Младший братишка практически сразу переехал в соседнюю с родительской комнату, и теперь повсюду ходил за Владиславом. Глядя на его обучение, в разы более суровое чем у нас, даже Антон с Егором, начинали завидовать чуть меньше... ну а я давно смирился с тем, что снова попаду в армию.
  
   ***
   Когда мне было девять лет, я увидел нечто похожее на рыцарский турнир, как их описывали в моей первой жизни, в книгах про средневековье. Однако, пожалуй начну по порядку.
   Моей старшей сестре, было уже тринадцать, и должен сказать что она грозила вырасти в очень красивую женщину, но пока что была просто симпатичной девочкой, (или уже "девушкой"?). не удивительно что Владислав, готовился к помолвке своей единственной дочери, с фанатичной тщательностью, подготавливая развлечения и еду так, словно от этой встречи зависело существование всего рода Мороз. На какое-то время, для обоих родителей, даже официально назначенный наследник, отошел на второй план, уступив все внимание сестре.
   Гости прибыли шумно и торжественно, правда меня немного смущало то, что в пять карет и двадцать двухколесных колесниц, запряжены кабаны... каждый из которых вполне мог претендовать на звание главного монстра из ночного кошмара. Остро наточенные клыки, бугрящиеся под толстой шкурой мышцы, раздвоенные копыта взрывающие землю при каждом шаге, а так же шипованные ошейники, все это внушало уважение, ведь в высоту, стоя на четырех ногах, животные не уступали мне, стоящему вертикально на двух ногах.
   "кошмар, я начинаю бояться свиней".
   Кареты и колесницы остановились за забором, а на участок поместья, зашли только князь Кремень, его шестнадцатилетний сын, и их ближайшая охрана, состоящая из дюжины крупных мужиков в кожаных доспехах, укрепленных железными нашивками. Даже то условие, что гости прибыли без оружия, не сильно успокаивало, ведь каждый из этих людей, голыми руками мог разорвать любого из тех кабанов, которые их сюда и привезли.
   Насколько мне было известно, род Кремень, специализируется на укреплении собственного тела при помощи "псионики", что делает их кожу прочной словно камень, а так же многократно увеличивает физическую силу. Даже "телекинез", они развивают по остаточному принципу, изнурительными тренировками превращая себя в живые крепости.
   Внешний вид обоих Кремней, был суровым: массивные тела, развитая мускулатура, которая могла заставить удавиться от зависти любого культуриста, словно выточенные из камня грубые лица, скрытые короткими черными бородами... и совершенно не подходящие им, добродушные взгляды карих глаз, в глубине которых плещется веселье. Владислав и Ольга, на фоне гостей, казались какими-то хрупкими и маленькими, хоть на самом деле, оба князя были почти одинакового роста.
   После обмена приветствиями был пир, затянувшийся от полудня до самого заката, а затем во дворе появились служанки танцовщицы, перед мужчинами появились алкогольные напитки... а детей разогнали по комнатам, что бы не мешали взрослым развлекаться. Антон и Егор немного поворчали, утверждая что они уже большие, но серьезно спорить не решились.
   А утром следующего дня, после завтрака и умывания холодной водой, (мы закалялись с раннего детства, так как отец считал, что потомки рода Мороз, не должны бояться холода), всей семьей мы отправились за ворота поместья, туда где на большой ровной поляне, слуги и местные крестьяне, соорудили подобие трибун. Смешно сказать, но это был всего третий раз, когда я выходил за бревенчатый забор, и каждый раз меня сопровождала охрана не меньше чем из двух дружинников.
   Вернемся к турниру: под ярким синим небом, на влажной от росы траве, в колесницах запряженных всего одним кабаном, друг напротив друга стояли крепкие мужчины в кожаной броне, на груди у каждого из которых висел железный диск с изображением мишени. Вооружены они были длинными деревянными копьями с тупыми наконечниками, а на лицах кроме обычного шлема, похожего на солдатскую каску, были надеты глухие маски с узкими смотровыми щелями.
   Кабаны брали разгон, сближались и... пробегали мимо друг друга, а мужчины в колесницах наносили по одному удару копьем, стараясь попасть точно в мишень. Если попадание было удачным, то получивший "смертельную" рану выбывал из турнира, ну а если оба промахивались, то колесницы выходили на второй заход. В том случае, когда один из противников падал на землю после удара, но оставался условно "живым", сражение переходило на пеший вариант, и вместо копий использовались мечи.
   "а забавно было бы увидеть, как рыцари скачут на кабанах. Это тебе не "матросы на зебрах", тут психологическая атака куда серьезней".
   Как не грустно, но за победу в турнире, в финале встретились два бойца князя Кремня, которые на пару порядков превзошли всех участников, выставленных с нашей стороны. Однако, думаю если бы бои были настоящие, а не соревновательные, и нашим "рыцарям" разрешили бы использовать "телекинез" и "криокинез", ситуация могла бы развиваться совсем по другому.
   Этот день, как и прошлый, закончился пиром, а так же чествованием победителя.
   А на следующее утро, после завтрака, гости начали собираться в обратный путь, и вместе с ними уезжала моя старшая сестра. Во время расставания, Антон и Егор всплакнули, наш младший брат хлюпал носом но старался изображать взрослого князя, ну а я... для меня ничего особо трагичного не случилось, ведь Катерина не умирала, а уезжала жить к своему будущему супругу.
  
   ***
   Десять лет... странный возраст: уже не ребенок, но еще даже не подросток. Самым моим запоминающимся воспоминанием за весь этот год, стало отбытие братьев в школу имперских офицеров.
   Помню, как за две декады до назначенной даты, все поместье буквально "закипело", хотя наверное более подходящим, будет сравнение с разворошенным муравейником. Для Антона и Егора, собирали самые лучшие вещи, одежду и оружие, книги и небольшое количество золотых монет, (деньгами в империи пользовались только в городах, а наше княжество было целиком на самообеспечении).
   Вместе с близнецами отправлялись несколько дружинников отца, а так же группа из двух десятков мальчишек их возраста, которым предстояло стать свитой для будущих офицеров и молодых князей. Были собраны и запряжены четыре кареты, которые сопровождали три десятка колесниц.
   Вечером на кануне отъезда, мы вчетвером, (ради такого дела, даже наследнику разрешили не ложиться до поздна), сидели на заднем дворе, и в полголоса обсуждали все прошедшие годы. То и дело раздавались смешки, возмущенные возгласы и обиженное ворчание... но все в этой жизни имеет свойство заканчиваться, и наши посиделки так же не были исключением.
   Когда братья уже загружались в кареты, а оставшиеся члены семьи стояли у ворот и молчаливо провожали их взглядами, Егор обернулся ко мне и хлопнув по плечу весело заявил:
   - не робей, через пару лет снова увидимся. Обещаю что к твоему приезду, мы станем в школе самыми главными.
   С родителями близнецы попрощались демонстративно "холодно", а вот младшего брата, который опять принялся хлюпать носом, потрепали по блондинистой голове и пообещали навестить, как только их станут отпускать со службы. Все мы понимали, что потомков рода Мороз, скорее всего отправят на границу с государством "дьяволов", а оттуда до княжества, не меньше месяца непрерывного пути.
   Когда за процессией закрылись ворота, а родители и младший брат ушли в дом, я в полной мере сумел ощутить ту тишину и запустение, которые опустились на наше поместье. Людей вокруг было еще достаточно много, но словно ощущая эту гнетущую атмосферу, они старались шуметь как можно меньше, да и делали все, что бы казаться незаметными.
  
   ПУТЬ МЕЧА.
   - Алексей. - Окликнула меня Ольга... почему-то последние два года, никак не получается называть ее "мама".
   Я стоял у окна в своей спальне, и глядя на суетящихся обитателей поместья, вспоминал прошедшие годы. Нельзя сказать, что второе мое детство было не счастливым, просто отношение новых родителей к своим детям, несколько удивляло. О нас заботились, нас обучали одевали и кормили, но при этом все время сохранялась невидимая граница, за которую ни Владислав, ни его жена, так ни разу и не перешли.
   - княгиня. - Развернувшись на пятках, оказываюсь лицом к двери, и изображаю неглубокий поклон.
   Женщина одета в темно синий легкий комбинезон с "юбкой" край которой опускался до колен, на голове же покоился венок из свежих цветов с красными и синими бутонами. Сам я облачен в светлое хлопковое трико, с повязанным на уровне талии широким поясом, (это считалось домашней одеждой, а трико так же надевалось под комбинезон в холодную одежду).
   - ты уже собрал вещи, которые понадобятся в школе? - Вежливо поинтересовалась Ольга. - Если чего-то не хватает, только скажи, и уже завтра слуги доставят это к твоим покоям.
   - благодарю, княгиня, но у меня все есть. - Бросаю взгляд на сундук, высотой мне до колена, в длину почти метр а в ширину всего сорок сантиметров.
   - как же быстро ты и твои братья выросли... - Чуть грустно произнесла женщина, позволив уголкам губ изогнуться в едва заметной улыбке. - Пойдем, я приготовила для тебя особенный подарок.
   И не дожидаясь моей реакции, Ольга зашагала по коридору. Мне пришлось искать сандалии, и бежать следом, но нагнать княгиню удалось только у выхода из дома. И вроде бы шла она не быстро... даже "шествовала", но при этом мне приходилось идти быстрым шагом, почти переходя на бег.
   Мы обогнули дом, прошли мимо хозяйственных построек, и через сад, направились в дальнюю часть поместья, где из строений был только барак, где обитали "кошки-рабы". По моему мнению, эта раса никак не могла появиться самостоятельно, слишком они были похожи на людей, легко поддавались "дрессировке", были мало агрессивны, а самое главное это "Запечатление". Мечта любого рабовладельца, и страшный сон для борцов за свободу для всех разумных, и полуразумных существ.
   Нельзя сказать, что "кошки-рабы" глупые... они очень даже умны, и легко обучаются новому, но при этом все равно остаются животными. Не ошибусь если предположу, что во времена войны, в которой мне довелось поучаствовать в прошлой жизни, их начали выращивать как подопытных, (вместо крыс и лабораторных мышей), а так же как дополнительные рабочие руки.
   Представители этой, несомненно искусственно созданной, расы, обладали своеобразной "псионикой", которая не позволяла читать их мысли, или внушать нечто необходимое телепату, и это обеспечивало их надежность как личных слуг, верных лишь тому разумному, которого они увидят первым. Содержать "кошек-рабов" довольно просто, ведь в отличие от других животных, они сами могут о себе заботиться, готовить пищу, шить одежду, а кроме этого, помогают слугам. К примеру в нашем помести, они заботятся о саде, а так же ухаживают за пашнями, расположенными за бревенчатой стеной.
   Из рассказов старика я знаю, что у "кошек-рабов", рождается по два-три "котенка", и каждые девять из десяти детенышей, это самки. Говорить они не умеют, по крайней мере по человечески, но речь отлично понимают.
   "что-то я слишком сильно задумался".
   Мотнув головой, выныриваю из размышлений и воспоминаний, и как выяснилось, делаю это как раз вовремя, ведь мы уже подошли к строению, похожему на длинный сарай. Местные обитатели, занятые своими делами, почти не обращали на нас своего внимания, продолжая заниматься своими делами.
   "если жене хозяина что-то понадобится, она прикажет, а до тех пор волноваться не следует".
   Примерно такие мысли, наверное обитают в головах кошек, бродящих вокруг. Внешне они были похожи на людей, только более гибких, с телами покрытыми серой шерсткой, длинными хвостами, коготками на пальцах, а так же кошачьими мордочками. На головах у самок, росли вполне человеческие волосы, преимущественно черного цвета, но встречались и блондинки с пшеничными "гривами". Из одежды на них были передники из грубой ткани, на уровне пояса, переходящие в недлинные юбки, (их самцы, обходились набедренными повязками).
   Полагаю, "кошки-рабы" могли бы обойтись и без одежды... но слишком уж они были похожи на людей физически, а короткая шерсть совершенно не скрывала ни женские, ни мужские достоинства. Почти все они были "запечатлены" на Владислава, и других людей слушались исключительно по его приказу, и строго в тех рамках, которые он озвучил.
   Войдя вслед за княгиней в тесную деревянную комнатку, соединенную с другими такими же, ничем не прикрытыми проемами в боковых стенах, замечаю "кошку-рабыню" лет шести, сидящую на тонком матрасе у дальней стены. Должен заметить, что представители этой расы, взрослеют в два раза быстрее людей, и живут всего лет по сорок-пятьдесят, так что внешне девочка выглядела как моя ровесница... будь она человеком. Кроме уже знакомого передника, у этой кошки имелось еще одно украшение: плотная даже на вид, абсолютно черная повязка, надежно закрывающая верхнюю половину мордочки.
   - нравится? - С тщательно скрываемым весельем в голосе, о существовании которого приходилось только догадываться, спросила у меня Ольга, и не дожидаясь ответа продолжила. - Она твоя. Повязку снимешь, когда я выйду за дверь.
   - а... княгиня, зачем она мне? - Питомцем я обзаводиться как-то не собирался, а там куда меня отправляют, личные слуги не слишком-то и нужны.
   - поверь, ты еще ни раз скажешь мне "спасибо" за этот подарок. - Покровительственно произнесла женщина, и сохраняя царственную осанку, покинула комнату барака.
   "а Владислав вообще знает о такой самодеятельности супруги? Может быть эта "кошка-рабыня" предназначена для продажи, или вообще должна стать собственностью наследника".
   Пару минут я изображал из себя деревянный столб, пытаясь решить, что же делать дальше. Лучшим вариантом было бы пойти и найти князя, что бы задать ему уточняющие вопросы, которые разрешили бы все проблемы... но это означало бы, напрямую показать свое недоверие к княгине.
   "будь что будет".
   Подхожу к все еще неподвижно сидящей кошке, во всей позе которой чувствуется напряжение, и осторожно стягиваю с ее головы повязку. В душе возникает предположение, что это может быть всего лишь способ для родителей, отправить вместе со мной своего наблюдателя, ведь теоретически я не должен знать, как происходит "Запечатление". Однако все сомнения отпадают, когда на меня устремляется немигающий взгляд ярко зеленых глаз, зрачки которых расширяются настолько, что радужка становится невидна.
   "я такие глаза видел только в прошлой жизни, да и-то только в мультфильмах".
   Секунд десять-двенадцать, "кошка-рабыня" находилась в состоянии прострации, и мне даже начало казаться, что что-то пошло не так. Но беспокойства оказались напрасны, так как вскоре радужка зеленых глаз, вновь приняла свой обычный вид, а кошка начала мурлыкать и кажется даже изобразила улыбку... хотя тут я могу ошибаться, так как в мимике этих существ разбираюсь чуть лучше чем совсем никак.
   - как хоть тебя зовут. - Нахожу на шее своей новой собственности тонкую ленту, на которой должно быть написано имя. - Хм... "Пинки". Похоже у князя закончилось воображение.
   - мряу. - Как-то обижено отозвалась кошка, и нахмурила бровки.
   - ничего не имею против, очень хорошее имя. - Улыбаюсь, и начинаю гладить Пинки по макушке.
   Через пару секунд меня простили, а затем кошка зажмурилась и снова начала мурлыкать.
   "а теперь можно идти и к Владиславу, заодно узнаю подробности о поездке, да и в случае чего, лучше наказание получить сразу, чем когда он сам узнает о "запечатлении" ничейной "кошки-рабыни"".
   - вставай и иди за мной.
   Не успел я договорить, как Пинки одним грациозным движением оказалась на ногах, а затем пристроилась за моим левым плечом на расстоянии одного шага.
   Стоило нам выйти на улицу, как впереди появился Владислав, который словно из воздуха материализовался, хотя скорее использовал какой-то прием из своего арсенала "псионики". Меня разумеется подобному учить никто не собирался, ведь тайные знания и все наработки, передаются лишь от князя к наследнику.
   "а если погибнут оба, или князь не успеет передать все свои знания, то род лишится плодов труда многих поколений. Хоть бы тайную библиотеку создали, что ли".
   Под "промораживающим" взглядом главы рода Мороз, всегда было очень неприятно находиться, сейчас же он будто задался целью, превратить меня в глыбу льда, не используя "криокинез". Пинки еще в первую секунду, спряталась у меня за спиной, и теперь не решалась выглядывать из своего убежища. Молчание тем временем затягивалось...
   "в любой ситуации сохраняй достоинство и "холодную" голову".
   Когда-то именно эти слова сказал мне Владислав, когда учил противостоять одновременным атакам "псионикой" и мечом.
   - князь. - Изображаю уважительный поклон, усилием воли заставляя лицо принять выражение бесстрастной маски.
   Молчание затянулось еще на несколько секунд, затем глава рода Мороз поднял руки, и несколько раз громко хлопнул в ладоши. Его губы изогнулись в довольную улыбку, а в глазах мелькнуло довольство.
   - вижу ты усвоил мои уроки, сын. Это похвально. - Развернувшись в пол оборота, он махнул рукой в сторону дома. - Пойдем, я еще не подарил тебе свой подарок.
   Половину сада мы пересекли в молчании, наслаждаясь хорошей погодой, запахами растений, и далекими голосами людей, занятых своими делами.
   - даже наказание, или неминуемую смерть, нужно встречать достойно и с высоко поднятой головой, но это не значит, что ты не должен защищаться, или использовать любые средства, что бы сохранить свою жизнь или выполнить задание. - Монотонно, словно рассуждал о погоде, заговорил князь. - Никогда не забывай правило: все что не запрещено, разрешено. Если на дуэли поставлено условие драться на мечах, не используя дар, кинь в глаза противнику грязь, используй местность, выводи соперника из душевного равновесия... и делай это так, что бы все окружающие поняли, что противник для тебя, равен той самой грязи, и не заслуживает более достойного отношения. Если же вдруг судьба сложится так, что тебя по какой-то причине захотят казнить... не склоняй голову, и пусть враги видят в твоих глазах только холодное презрение.
   - я запомню эти слова, князь. - Произношу спокойно, а на лице едва не появляется усмешка, ведь это чуть ли не самая длинная реплика, которой за последние четыре года, удостоил меня Владислав.
   Вопреки моим ожиданиям, мы пришли не к дому, а к небольшому сарайчику сложенному из камня, толстая дверь ведущая в который, была укреплена полосами железа. Здесь мне жестом приказали остановиться, и отец, после того как открыл массивный замок, скрылся внутри. Обычно у двери дежурил охранник, но сегодня по видимому его отпустили отдохнуть, что бы своим присутствием не портил торжественную обстановку.
   - сильно испугалась? - Пока Владислав был в сарае, решил я уделить немного внимания своей кошке.
   "а ведь в бараке я ее толком и не рассмотрел".
   Пинки была ниже меня на пол головы, уже сейчас могла похвастать изящной фигурой, пусть и не лишенной подростковой угловатости, но самым примечательным была ее расцветка. Светло желтая шерстка, гармонично сочеталась с насыщено красными волосами, и ярко зелеными глазами. Если учитывать, что почти все ее сородичи имеют серую, очень редко белую, шерстку, то мне совершенно непонятно, почему такой уникальный подарок достался не наследнику.
   - мряу... - "Кошка-рабыня" виновато склонила голову, от чего несколько красных прядей упали ей на мордочку.
   - не расстраивайся, все же князь, не самый обычный человек, и его многие побаиваются. - Попытался я успокоить кошку, но получилось плохо, и тогда в голову пришла идея сменить тактику. - В следующий раз ведь ты меня не подведешь?
   - мряу! - Уверенно заявила Пинки, состроив до умиления серьезное выражение мордочки.
   Этот момент выбрал Владислав, что бы выйти из каменного сарая, и привлекая к себе внимание, громко захлопнул дверь.
   - владей с гордостью, используй с честью. - Торжественно провозгласил Князь, протягивая мне на вытянутых руках меч в кожаных ножнах.
   - я не подведу, отец. - Чуть менее эмоционально, отозвался я, принимая оружие.
   - в дорогу ты отправляешься завтра после завтрака, а пока отдыхай и набирайся сил. - После этих слов, князь направился к дому, всем своим видом показывая, что разговор окончен.
   - Мряу? - "Кошка-рабыня" указала пальцем на ножны.
   - тоже интересно посмотреть, что за меч по ценности может быть равен тебе? - Изгибаю брови в вопросительном жесте.
   Кошка посмотрела на оружие, затем осмотрела себя, а после этого вернула взгляд мне. в ее глазах в этот момент, легко было прочесть заявление "я лучше".
   Не удержавшись, треплю Пинки по макушке, из-за чего она жмуриться и прижав треугольные уши к голове, начинает тихо мурлыкать.
   - пойдем, покажем мои подарки брату...
  
   ***
   Следующий день был солнечным, и начался с того, что проснувшись, я почувствовал необычную тяжесть на своих ногах. Резко сев и распахнув слипающиеся глаза, смотрю на неожиданно появившийся груз, и не сразу понимаю, что вообще вижу.
   - Пинки... другого места ты не нашла?
   - ммм... МУР? - Кошка, свернувшаяся калачиком у меня на ногах, неохотно подняла голову, и заспанными глазами посмотрела на меня.
   При условии что выглядит она почти как человек, а спит без одежды, мне открылся весьма... интересный вид.
   "меня сейчас должен волновать вопрос: как она умудрилась забраться мне на ноги, при этом меня не разбудив? И ведь спрашивать бесполезно, все равно ответить не сможет".
   - вставай и одевайся, завтрак скоро.
   Сам же я откинулся на подушку, и пару минут лежал, ощущая как сотни маленьких иголочек, покалывают кожу затекших ног.
   Завтрак прошел спокойно, можно даже сказать "в теплой семейной обстановке"... насколько это вообще возможно для рода Мороз. Пока же мы вкушали яства, слуги запрягли пару кабанов в карету, и перетащили в нее мой сундук. Почетного эскорта как для старших братьев, не предвиделось, да и долгих проводов не намечалось.
   Меня и Пинки,, посадили в колесницу, наградили парой традиционных советов, вручили кожаный кошель с монетами, и Владислав дал команду кучеру отъезжать.
   Свистнул в воздухе кнут, хрюкнули запряженные кабаны, заскрипели колеса кареты, а стражники уже распахнули главные ворота. Выглядывать из окна, а тем более что-то кричать или махать рукой, в нашей семье было не принято, и попытайся я проделать что-то подобное, этого бы не поняли ни родственники, ни слуги. Оставалось сидеть на жестком сидении, смотреть по сторонам, ну и можно было еще покопаться в своих вещах, правда после этого их придется снова укладывать.
   "впервые за двенадцать лет, так далеко уезжаю от дома. Наверное, если бы я был обычным ребенком, то сейчас сильно нервничал бы, или во все глаза пялился в окно... как делает Пинки".
   Скашиваю взгляд на "кошку-рабыню", которая буквально прилипла к стеклу, и с момента как мы выехали за ворота, даже ни разу не пошевелилась. Ей интересно было абсолютно все, и причиной тому был нетолько возраст, но еще и необходимость большую часть жизни, носить на глазах плотную повязку, что бы случайно не "запечатлеться".
   Тем временем, за окном медленно проплывали обширные поля, невысокие холмы, изредка виднелись озера и узкие речки. Лес остался далеко позади, а ехали мы на юга восток, углубляясь в обширные равнины с редкими рощицами деревьев, и раскиданными тут и там деревнями.
   "широка страна моя родная, много в ней лесов полей и рек...".
   Некоторое время я действительно смотрел на виды природы за окном, краем сознания удивившись тому, насколько же ровная та дорога, по которой мы едим. Затем это дело наскучило, и мне в голову пришла идея, полюбоваться своим мечом.
   Это был прямой полуторник, с односторонней заточкой, и волнистым лезвием, оставляющим раны с неровными краями, которые очень плохо поддаются лечению. Помнится в прошлой жизни, во время уроков истории рассказывали, что в средние века, некоторые рыцари были вооружены двуручными мечами с волнистой заточкой, которые назывались "фламберги". Владельцев такого оружия, старались не брать в плен, а вскоре, церковь запретила эти мечи, как не гуманное оружие.
   "что же вы, во имя мертвого бога, не запретили в свое время ядерное, химическое и вирусное оружие? да и эксперименты с генетикой, из-за которых появились "дьяволы", "орки" и прочие уродцы...".
   Вновь скашиваю взгляд на кошку, с детским восторгом рассматривающую что-то, что находилось у самого горизонта.
   "а ведь без этих экспериментов, и Пинки скорее всего, не появилась бы на свет. Но разве жизнь в качестве безвольного раба, многим лучше?".
   Поморщившись, возвращаюсь к изучению меча. Крестовина у него была самая обыкновенная, без украшений и гравировки, рукоять же оплетали кожаные шнурки, переплетающиеся "крест накрест". Из вершины рукояти, торчал короткий железный шип, достаточно острый что бы пробивать среднюю броню, и крепкий, что бы при этом не сломаться.
   Время шло, и вот уже солнце перевалилось через зенит, а мы все ехали по дороге, изредка петляющей и делающей "крюки", если на пути встречалось крупное препятствие. Пинки наконец наскучило смотреть в окно, и она забравшись с ногами на сидение, задремала привалившись к моему плечу.
   Кому ни будь могло бы показаться странным, что вместе со мной не отправили охрану хотя бы из полудюжины сопровождающих, ограничившись одним только кучером. Все дело в том, что направляюсь я не в школу офицеров, где действительно необходимы личные подчиненные и свита для статуса, а в "школу меча", которая является аналогом закрытого монастыря, где изучают боевые искусства. Выпускники этого заведения, часто становятся телохранителями у князей, поступают в личную гвардию императора, или же служат ликвидаторами неугодных нынешней власти людей и нелюдей, (разного рода мутантов).
   В "школе меча", учат сражаться любыми видами оружия, рукопашному бою, владению луком, арбалетом, пращей, метательными ножами и спицами... а еще туда принимают потомков благородных семей, которые так и не сумели добиться успехов в освоении своего дара. До последнего момента, Владислав надеялся, что я сумею пробудить "криокинез", или хотя бы "пирокинез", но к его огромному разочарованию, в моем арсенале остался только "телекинез", что и стало в итоге причиной, смены предполагаемой школы.
   "хех, не быть мне великим магом, кидающимся огненными шарами или гигантскими сосульками".
   Почему же тогда было не отправить охрану, в качестве сопровождения до монастыря? Тут в дело вступает какая-то традиция, по которой претендент на обучение, должен проделать дорогу от своего дома до "школы меча", имея в качестве спутника, только одного проводника. "Кошка-рабыня" разумным существом не считалась, и проходила по категории "питомец", а значит ей разрешалось жить вместе с хозяином.
   "ну, хотя бы не заставили всю дорогу проделать пешком, с одним только мечом за спиной".
   Могли ли на мою карету напасть бандиты? Теоретически могли, но в империи они очень редко встречаются потому, что князья не упускают возможности потренироваться на добровольцах в способах наиболее болезненного умерщвления, да и молодым наследникам на ком-то отрабатывать умения необходимо. Ну а если появлялась банда, возглавляемая одним или несколькими "псиониками", за ними отправляли ликвидаторов из монастыря "мастеров меча".
   Удивительно но факт: далеко не каждый "пирокинетик", "криокинетик" или "электрокинетик", может победить один на один, выпускника "школы меча". Мои будущие товарищи, за поколения существования монастыря, успели заслужить репутацию угрюмых, молчаливых, быстрых, сильных и крайне живучих существ.
   К середине второй половины дня, мы въехали в небольшую деревушку домов на пятнадцать-двадцать. Вокруг были распаханные поля, за заборами можно было увидеть крупных кроликов, и ни единого намека на кур. Я хотел узнать об этом еще в поместье, но не знал как задать вопрос о существах, о которых даже знать не должен... в этот раз было принято решение, так же промолчать.
   "вероятно, что почти все птицы погибли во время войны".
   Мое предположение могло оказаться правдой, так как если грызунов я видел в большом достатке, то встреча с обычной певчей птицей, являлась крайней редкостью. Да и вообще, животный мир в моей второй жизни, пока что не радовал разнообразием.
   - Пинки, просыпайся, пора прогуляться.
  
   ***
   Дома в деревне были одноэтажными, с широкими окнами застекленными мутным стеклом, а построены были в основном из камня и глиняных блоков. Только трактир был двухэтажным, и второй этаж был сложен из тщательно обструганных бревен. Изнутри, главный зал этого заведения не впечатлял размерами, так как был заставлен массивными столами и скамьями, в расположении которых сложно было увидеть хоть какую-то закономерность. В дальнем углу, рядом с лестницей ведущей на второй этаж, стояла видавшая и лучшие времена стойка, за которой стоял трактирщик в опрятном переднике, меланхолично протирающий внушительного размера кружку из все того же мутного стекла.
   - чем я могу вам услужить? - Оскалился в доброжелательной улыбке мужик среднего роста, с небольшой лысиной на голове и короткой черной бородой, украшающей лицо.
   - плотный ужин, и две комнаты на ночь. - Ответил мой сопровождающий, мужчина средних лет, среднего роста, среднего телосложения, но с очень цепким взглядом и вечно хмурым, чисто выбритым лицом.
   - все будет в лучшем виде. - Трактирщик в воздухе поймал брошенную ему монету, и тут же ретировался на кухню.
   - ну что, Алексей, садись за стол, будем ждать. - Сопровождающий позволил мне выбрать место, ничего не сказал по поводу того, что рядом на скамье устроилась Пинки, и только после этого, сел напротив меня. - Может быть ты спросить чего-то хочешь, или деревню осмотреть?
   - ну, спрашивать пока не о чем, а вот прогуляться я бы не отказался. - Отвечаю совершенно честно.
   - вот и хорошо. - Мужчина изобразил что-то вроде одобрительного кивка. - Вот голод утолим, и можешь пройтись вокруг трактира, а я наши вещи пока где ни будь устрою. Дальше поедем уже завтра, а-то кабаны выдохлись...
   Вскоре трактирщик вернулся с кухни, неся в руках поднос с двумя большими тарелками, в которых были наложены большие порции жаренного картофеля с овощами и мясом, а так же миска с какой-то густой похлебкой, от которой так же ощутимо пахло мясом. В качестве питья нам предложили две кружки с молоком, (ни разу после второго рождения, еще не видел коров, но молоко откуда-то берется), и миску с чистой водой.
   "нужно побольше узнать о том, чем предпочитают питаться "кошки-рабы"".
   Решил я, приступая за поглощение своей порции. Должен заметить, что вкус у еды был ничуть не хуже того, чем обычно приходилось питаться в поместье князя Мороза, в которое вернуться можно будет лишь в двух случаях: в качестве нанятого телохранителя, или ликвидатора присланного за головой мятежника.
   Честно говоря, ни один из двух вариантов мне не нравится. Сама мысль о том, что бы быть наемным рабочим у своих же родственников, вызывает неприятие, а об убийстве людей давших мне вторую жизнь, да еще и воспитывавших двенадцать лет, даже и говорить не стоит. Скорее уж я сам перейду на сторону мятежников, хоть это и кажется несусветной глупостью.
   Трапеза подошла к концу, и я пошел прогуляться. Следом, пристроившись за левым моим плечом, устремилась Пинки, уши которой непрерывно шевелились отслеживая какие-то звуки, а хвост нетерпеливо вилял из стороны в сторону.
   Что я могу сказать о деревне после более тщательного осмотра? В принципе ничего нового относительно того, что можно было увидеть из окна кареты. Наверное проживи мы здесь хотя бы несколько дней, смогли бы познакомиться с местными жителями, и уже от них узнали бы много интересного, (или бесполезного и вредного для детского разума).
   Улицы были достаточно чистыми, заборы высокими, дети осторожными и совсем не спешили подойти и познакомиться с чужаком, чья одежда стоит не меньше чем молодой и здоровый кабанчик.
   Внезапная догадка чуть было не заставила меня споткнуться и растянуться на дороге, но остановиться все же пришлось. Пинки тут же выбежала вперед, и обеспокоено заглянув мне в лицо произнесла:
   - мряу?
   - все в порядке. - Машинально поглаживаю кошку по макушке, и продолжаю свой путь.
   "нет-нет... этого просто не может быть. Или может? Могут ли люди вывести свиней дающих молоко? Хотя, если вспомнить все генетические эксперименты, которые проводили во время войны, то это был бы один из самых невинных и безопасных опытов".
   Теория косвенно подтверждалась тем, что я ни разу не видел самок кабанов, только самцов, которых использовали и как тягловую силу, и временами даже как сторожей... ну и как источник питательного мяса конечно.
   "а еще "утилизатор" отходов. Иногда кажется, что эти хрюкающие монстры, способны пережевать и переварить абсолютно все".
  
   ***
   Первая ночь, проведенная вне родительского дома, ничем особенным не запомнилась, утро же, как и в день отъезда, началось с ощущения отдавленных ног. Пока я спал, Пинки перебралась на кровать, и свернулась компактным калачиком, удобно разместившись на моих нижних конечностях.
   Пришлось будить кошку, затем проводить разминку для восстановления кровоснабжения, а затем и время завтрака подошло, так что приведя свой внешний вид в порядок, мы спустились в общий зал трактира.
   В этот день, дорога ничем не отличалась от предыдущего, разве что пару раз мы останавливались, что бы справить нужду в придорожных кустах. На ночлег снова остановились в деревне, чуть более крупной чем прошлая, но здесь так же не было рынка, и только пара магазинчиков разместились рядом с трактиром. Комнаты снятые на ночь, были как будто скопированы с одного рисунка, а из мебели в них были только низкие столики, да толстые матрасы, застеленные теплыми одеялами.
   К середине третьего дня, мы подъехали к каменной городской стене. Высотой в три метра, она была не такой уж и внушительной, но все равно создавала ощущение какой-то надежности. У широких распахнутых ворот, нас не задержали долго, так как стражники просто убедились, что мы не пытаемся провезти с собой кого-то из представителей разумных нечеловеческих рас.
   - и зачем мы здесь? - Спросил я, когда карета остановилась у трехэтажного трактира, огороженного метровым забором из кольев и колючих кустов. - Солнце еще высоко, и мы успели бы доехать до следующей деревни.
   - успели бы. - Согласно кивнул мой сопровождающий, отдавая пару серебряных монет парнишке, работающему на свинарне, (местный аналог конюшни). - Но неужели ты так торопишься оказаться в заперти на долгих восемь лет? Посмотри хотя бы, как живут люди в городах, а-то ведь кроме поместья, нигде и не бывал.
   Спорить с этим заявлением было бы глупо, так что мне оставалось молча согласиться, и идти на экскурсию. Признаюсь честно: ожидал увидеть что-то вроде средневекового города, где мусор валяется на улицах, а помои выливают из окна на головы прохожих... что поделать, если о быте людей живущих в городах, мне и братьям рассказывали крайне мало, а в книгах это не описывалось. Реальность же значительно отличалась от фантазий, причем в лучшую сторону.
   Двух и трехэтажные дома, стояли друг к другу очень плотными рядами, оставляя узкие улочки, по которым в ряд могли бы пройти три-четыре человека. Имелись и широкие дороги, но их было очень мало, и вели они от ворот, и до центральной площади, которую здесь использовали для торговли. На углах крупных улиц, стояли объемные бочки, закрывающиеся широкими крышками, и как объяснил мой добровольный экскурсовод, каждую ночь их вывозят за город, где выплескивают в специально вырытую яму. Законом запрещено выбрасывать или выливать отходы находясь в черте города, куда либо кроме этих бочек. А как же устроены туалеты, в условиях отсутствия водопровода? У каждого дома, стоит своя "будка", в точности похожая на деревенский туалет из моей прошлой жизни. Стоят они на ямах, в которые так же вкопаны бочки, которые после наполнения, тоже вывозятся за город, заменяясь чистыми.
   Наверное это все слишком сложно звучит? На самом же деле, все не так страшно как кажется: помойные бочки вывозятся за счет городской казны, в которую каждый житель, раз в пять декад платит налоги, а за отчистку туалетных бочек, горожане платят из собственного кармана. Работать такую систему заставляет страх перед наказанием, не желание людей жить в собственных помоях, и разумеется привычка.
   Почему я столько времени уделяю столь "благоухающей" теме? Просто оказалось так, что в городе кроме торговой площади, нет совершенно ничего интересного, тем более для человека который помнит довоенные мегаполисы. Даже архитектура, довольно однообразная и скучная, не могла удивить того, кто видел небоскребы под сотню этажей. Однако при всем при этом, в душе зарождалась гордость за то, что потомки граждан старой империи, даже скатившись в развитии до уровня средневековья, не превратились в свиней, каковыми были "просвещенные" европейцы.
   Торговая площадь была просторной, и одновременно жутко тесной из-за рядов прилавков, которые создавали целые лабиринты из переходов, по которым словно муравьи, непрерывно сновали покупатели. Споры о цене и качестве товаров, ругань продавцов, зазывающие выкрики, и неповторимый аромат свежей выпечки... все это вызывало в памяти воспоминания из прошлого детства, которое казалось бы уже надежно забыто, будучи погребенным под массивом не самых радостных событий.
   Надо заметить, что продавали здесь нетолько еду, но и инструменты, оружие, детские игрушки, а так же одежду. Я сам не смог удержаться, и у одного благообразно выглядящего старика, купил себе флейту, а Пинки две трещотки с разноцветными лентами.
   К трактиру мы вернулись только вечером, усталые, голодные но довольные. После плотного ужина, разошлись по комнатам, где я уснул только опустившись на матрац, а утром проснулся от ощущения отдавленных ног.
   - это превращается в нехорошую традицию. - Произношу приподнявшись на локтях и тяжело выдыхая. - Пинки, я не пойму, ты боишься спать одна?
   - миу. - Жалобно произнесла кошка, сжавшись в комочек, и не спеша слезать с моих ног.
   "и как на нее сердиться?".
   - ладно, давай вставать.
   После завтрака в общем зале трактира, мы вновь отправились в путь, но только карета выехала за городские ворота, как погода начала портиться. Примерно за час, чистое синее небо затянули серые тучи, а еще минут через двадцать, начал накрапывать мелкий дождь. К счастью кабаны оказались неприхотливыми, и повышение влажности в окружающей среде, никак не сказалось на их скорости и азартном похрюкивании.
   Что бы хоть немного скоротать время, достал из сундука колоду карт, и попытался научить Пинки играть в "дурака". Замечу, что хоть карты, в отличие от некоторых других игр и сохранились, но претерпели некоторые изменения: дамы и валеты, были упразднены, короли переименованы в князей, тузы вообще стали самыми младшими картами в колоде, а джокеров заменил император и принц. Таким образом, в колоде осталось сорок шесть карт, (от единицы до десятки, плюс "князь" в каждой из четырех мастей, и еще "император" и "принц"), а вот масти не изменились, хотя бы внешне, хоть теперь и носили названия "ромбы", "кресты", "сердца" и "колокола".
   Всего три часа понадобилось, что бы "кошка-рабыня" поняла, какие карты являются "старшими" а какие "младшими"... считать как оказалось она не умела, зато с картинками вовсе проблем не возникло. Играла она не очень хорошо, путала масти, долго считала на пальцах, сравнивая количество знаков на бумажке, и совершенно по детски обижалась проигрывая, но от следующей партии не отказывалась.
   Что касается других игр, которые я к сожалению захватить не догадался, то из всего многообразия моей прошлой жизни, до современного мира дошли шашки, и немного модифицированные шахматы. Начну пожалуй с того, что на игральной доске больше нет разделения на "черные" и "белые" клетки, да и сами квадратики сменились шестиугольниками. Пешек теперь девять, и зовутся они "гвардейцы", есть чужие фигуры могут только направо или налево по диагонали, а ходить строго вперед на одну клетку. Во втором ряду, на самых краях стоят "мастера меча", которые могут ходить по прямой в любую сторону, но только на две клетки. Следующими идут боевые колесницы, которые изображаются фигуркой головы кабана, и они могут ходить уже на четыре клетки, два "князя" ходят так же по прямой, но на пять клеток. Фигура называемая "принц", ходит на шесть клеток в любую сторону, ну а "император"... правильно, в любую сторону по прямой, вообще без ограничения дальности. Разнообразие возможных комбинаций, сильно пострадало из-за изменения правил, только вот мне почему-то не хочется становиться новатором в этой области, и возвращать старые фигуры и игровые доски, (возможно потому, что официально эту игру придумал один из первых императоров).
   Ближе к вечеру, дождь усилился настолько, что предметы стали расплываться уже на расстоянии в дюжину метров, но мы все же успели доехать до деревни, прежде чем ливень разошелся в полную силу. Ужин прошел тихо, не смотря на небольшую группу местных, распивающих какой-то алкоголь, гулять разумеется никого не тянуло.
   Уже ложась спать, я вдруг вспомнил поговорку, "не можешь остановить, возглавь". Мысленно взвесив все "за" и "против", решаю все же испробовать свою идею, и подвинувшись к краю матраса, разрешаю Пинки спать рядом.
   Кошка радостно "мявкнула", свернулась калачиком и заурчала, а через несколько минут уже крепко спала. Самодовольно улыбнувшись, тоже закрываю глаза и погружаюсь в сон.
  
   ***
   Полторы недели нам понадобилось, что бы добраться до монастыря "школа меча". Расположилось это сооружение на возвышенности, и представляло собой крепость, подавляющую как своими размерами, так и ощущением несокрушимости. Первое что бросалось в глаза, это сложенная из каменных блоков стена, в высоту достигающая не менее двадцати метров, при этом если специально не приглядываться, то швов между отдельными блоками совершенно не видно, и кажется что сооружение монолитно. Над аркой с единственными воротами, возвышается башня с балконом, с которого удобно что-то сбрасывать на головы штурмующих, ну или произносить речи для вновь прибывших, используя эту часть укрепления как трибуну.
   Створки ворот были деревянные, но укрепленные полосами железа, а еще в наличии имелась решетка, перегораживающая всю арку.
   Вокруг крепостной стены, располагались обширные распаханные пашни, а так же поля, на которых паслись серые и белые кролики и кабаны. Недалеко от ворот, разместилась большая деревня, которой не хватало совсем немного, что бы называться маленьким городом. Вокруг этого поселения так же была ограда, но скорее чисто символическая, так как в случае опасности, жители скорее всего будут спрятаны за стеной монастыря.
   Меня немало удивило большое количество трактиров, стоящих по обеим сторонам от главной дороги, но мой сопровождающий, когда мы наконец остановились и вышли из кареты, объяснил, что сюда каждый год приезжают поступающие на обучение, а так же их свита и даже родственники. Кроме того, обитатели крепости, нередко приходят в деревню за покупками, или просто отдохнуть. Поселение и существует исключительно за счет того, что обеспечивает монастырь продуктами питания, одеждой и прочими мелочами, на которые молодым воинам просто нельзя отвлекаться.
   Сняв пару комнат в не самом дорогом заведении, мы отправились гулять, и почти сразу же наткнулись на магазины, где продавалось все от еды, до бесполезных но красивых сувениров. Кроме нас, тут бродили группы из четырех, пяти, а иногда и десяти человек, которые вели себя в точности так, как туристы во время отпуска за границей. Нередко встречались и заведения, оказывающие вполне определенные услуги мужчинам... а мой сопровождающий высказал предположение, что в этой деревне должна быть самая большая концентрация внуков и правнуков различных князей и их дружинников. Однако, местные не демонстрировали "псионику", что могло объясняться либо отсутствием обучения, либо нежеланием привлекать лишнее внимание и беспокойство гостей. При условии, что рядом находится монастырь, где обучают хоть слабых, но полноценных одаренных, второй вариант кажется более убедительным.
   "и детей на улицах что-то не видно".
   Могут ли князья не знать, что в этой деревне живут бастарды их семей? Скорее всего они об этом даже не задумываются, как во времена моей прошлой жизни, мужчины не задумывались о последствиях своих скоротечных интрижек. Может ли император не знать, что рядом со "школой меча", есть целое поселение одаренных? Это очень врядли... ну или я слишком хорошо думаю о нашем правителе.
   Скорее всего, в деревне есть наблюдатели, которые следят за порядком, а так же выискивают сильных потомков учеников монастыря, после чего детей отправляют на особое обучение, и в какую ни будь спецслужбу. Ну не верю я, что руководители государства, никак не используют такой удобный ресурс получения сильных бойцов, никак не связанных с родами князей. Можно сказать, что и офицеры армии, официально не принадлежат ни одному роду, но все равно у них остаются семейные привязанности, да и случаи, когда место умершего князя и его наследника, занимал более слабый сын, вернувшийся в родовое поместье из рядов имперской армии, не так уж и редки, как хотелось бы.
   Попробуем представить такую ситуацию: некоторое количество князей подняли мятеж против императора, и к своим родственникам присоединились офицеры, дезертировавшие вместе со своими подчиненными, а среди них имеется некоторое количество "мастеров меча". Ситуация особенно осложняется тем, что в государстве не так много желающих сражаться со своими родственниками, даже дальними... и когда приходит время первых столкновений, в дело вступают никем не учтенные дети учеников "школы меча". Если развивать тему, то можно предположить, что и рядом с "школой офицеров", имеется похожая деревенька, и очень сомневаюсь, что молодым ученикам запрещается посещать "дома отдыха", (местный аналог борделей).
   Даже если не все рождаемые от учеников дети обладают "псионикой"... даже если по силе они уступают "чистокровным", (что сомнительно), все равно можно предположить, что у императора имеется личная армия одаренных, верных только ему и его приближенным. А ведь "дома отдыха" есть в каждом городе, и наблюдатели должны присутствовать везде.
   "еще немного, и я додумаюсь до того, что правитель государства замышляет уничтожение княжеских родов, с последующим назначением на освободившиеся места, фанатично преданных и "надрессированных" офицеров личной гвардии".
   На самом деле, насколько параноноидальными не казались бы мои размышления, косвенно их подтверждает то, что на каждого мужчину, из числа коренных жителей деревни, приходится три женщины, одна из которых его жена, а две другие дочери. Нет, молодые парни тоже встречались, но их было так мало, что создавалось впечатление, будто они здесь исключительно для того, что бы ни у кого не возникло странных вопросов вроде, "а где все мальчики?".
   С чего я вообще начал размышлять на подобные темы? Все дело в скуке и целом "океане" свободного времени. Живя в поместье, с раннего возраста я пытался каждую свободную минуту, занять какой ни будь полезной деятельностью, будь это бег за мячом, или уроки математики и географии. Здесь же, кроме прогулок по широким и чистым улочкам деревни, рассматривания сувениров и других продаваемых товаров, а так же игр в карты с Пинки, делать было абсолютно нечего. Познакомиться со своими будущими товарищами по учебе, не получалось из-за их сопровождающих, с подозрением смотревших на все окружающее, да и дети, вырвавшиеся из родительского дома, стремились наверстать все годы, когда им запрещались шалости и когда контролировался каждый неверный шаг.
   К слову: подсчитав примерное количество прибывших учеников, я был немало удивлен. Сорок два мальчишки, не считая меня, каждый из которых был слабым "псиоником", а некоторые даже могли применять "пирокинез", "криокинез" и "электрокинез", помимо стандартного "телекинеза". Должен заметить, не без гордости, что мой дар развит на порядки сильнее чем у остальных, и уступаю я им только в том, что могу манипулировать лишь "телекинезом".
   "не замечал за собой тщеславия... ну да ладно, это даже приятно".
   А в один из дней, со стен монастыря раздался зов труб, и все прибывшие собрались перед воротами. Ученики построились в две неровные линии, все сопровождающие остались где-то позади. Солнце уже поднялось над горизонтом, и теперь светило чуть с боку. Ожидание прекратилось, когда на балкон вышел худощавый пожилой мужчина, с наголо выбритой головой, одетый в белоснежное свободное трико, колыхающееся на порывах ветра.
   - приветствую вас, юные соискатели права обучаться в "школе меча"! - Торжественно произнес мужчина, раскинув свои "сухие" руки в стороны, словно хотел всех нас обнять. - Однако, прежде чем вы войдете в эти ворота, каждый должен принять важное решение, готов ли он стать одним из нас. Подумайте: вверяете ли вы свои судьбы и жизни в руки наставников, готовы ли вы отказаться от личных тайн и привязанностей, сможете ли вы вынести тяжелейшие и изнурительнейшие тренировки, которые сделают вас существами, на порядки превосходящими обычных людей?
   Молчание было ему ответом, а тишина опустившаяся на пространство перед воротами, действовала не хуже любых известных мне психологических пыток.
   - если вы пройдете в эту арку, наставники станут вашими новыми отцами, а другие ученики братьями. - Совсем негромко, но так что бы услышали все, произнес старик, а затем шагнул с балкона, и приземлился прямо перед нами, даже не пошатнувшись при этом. - Только император может нам приказывать, лишь он имеет право нас карать... там где проходят наши братья, остается смерть, там куда нас направляют, трепещет все живое, мы - карающий меч в руках нашего повелителя! Готовы ли вы встать в наши ряды?!
   Не дожидаясь ответа, старик повернулся к нам спиной, и медленно направился к воротам. В этот же момент, решетка начала быстро подниматься, а створки совершенно бесшумно распахнулись, открывая вид на сад плодоносных деревьев, и вымощенную булыжниками широкую дорогу, ведущую к главному зданию монастыря.
   "что стоишь, ждешь особого приглашения?".
   Мысленно подбодрив себя, делаю первый шаг, затем второй... следом нестройной толпой, в погоню за стариком отправились остальные дети.
   Стоило нам пройти через арку, как взглядам предстал живой коридор из парней разного возраста, которых объединяло то, что их головы были наголо выбриты, а из одежды были лишь белоснежные трико. Нет, все же общего у них было гораздо больше, но выражалось это не во внешнем виде, а в ровной осанке, уверенном взгляде, бесстрастном выражении лица, и ощущении какой-то внутренней силы.
   Не сразу я заметил украшения, которые были надеты на всех обитателей монастыря, кроме старика: причудливые витые обручи на головах, и браслеты на запястьях. Они были столь тонкими, и так органично смотрелись, что казались частью тела владельца, или же необычными татуировками.
   "что-то мне подсказывает, что это не просто бижутерия... интересно, это интуиция проснулась, или наконец-то начали о себе давать знать обещанные "Плакальщиком" знания?".
   В данный момент, идя через живой коридор из воспитанников монастыря, вслед за молчащим стариком, среди толпы испуганных и растерянных детей, я был согласен даже на ехидный голос в голове... если бы он отвечал на задаваемые вопросы и имел информацию, по какой-то причине мне недоступную.
   Быстро осмотревшись, убеждаюсь что все, кто стоял перед воротами, последовали в арку, и даже те кто сомневался, поддались "стадному" инстинкту. Однако, дальнейшая судьба моих будущих товарищей, как и их душевные терзания, интересовали меня крайне мало, куда важнее было получить ответ на вопрос, "что будет с нашими вещами?".
   Чуть ускоряю шаг, и догнав старика, неуверенно произношу:
   - наставник? - Хотел бы я сказать, что мой голос дрожал исключительно из-за великолепных актерских навыков, но хотя бы себе нужно признаться, что мужик способный спрыгнуть с высоты более двадцати метров, при этом ничего себе не сломав, откровенно пугает.
   - тебя что-то тревожит, ученик? - И глазом не моргнув, будто так все и должно быть, ответил наш проводник.
   - а как же наши вещи? - На этот раз мой голос звучит более уверенно.
   - все ваше личное имущество, как и питомцев, доставят в ваши комнаты на первом этаже монастыря. - Благожелательно улыбнувшись, ответил старик, и добавил. - Тебя тревожит что-то еще?
   Почему-то после этого вопроса, мне захотелось как можно скорее прервать диалог, и больше не высовываться из толпы.
   - нет, наставник. - Изображаю уважительный поклон, что не так уж просто сделать на ходу. - Благодарю вас за ответ.
   Замедляю шаг, отставая от проводника, и позволяю нагнать себя остальным детям.
  
   ЧЕРЕЗ ПОТ, КРОВЬ И СЛЕЗЫ.
   Главное здание монастыря, было похоже на несколько необычную пирамиду, впрочем я и в прошлой жизни, видел пирамиды только на картинках, так что мое мнение о необычности, исключительно индивидуальное. Данное сооружение имело форму четырехугольника, состояло из четырех этажей, (каждый верхний этаж, был меньше по площади, чем нижний)... а еще, все это было сложено из каменных блоков и имело такие размеры, словно рассчитывалось на людей ростом примерно в три метра. Здание было окружено широкой бетонной дорожкой, настолько ровной, что даже при сильном желании, невозможно было обнаружить трещины или бугорки.
   По словам нашего экскурсовода, первые четыре года, все мы будем жить на первом, самом большом этаже пирамиды, где расположены нетолько спальни, но и столовая, а так же госпиталь и комната для мытья и стирки. Пятый и шестой годы, будут проведены на втором этаже, где кроме все тех же спален, размещены библиотеки, а так же закрытые тренировочные площадки. Заканчивать обучение предстоит на третьем этаже, где кроме комнат для учеников, есть лишь зал для медитации. Четвертый этаж, является постоянным местом жительства наставников, преподавателей, мастеров и главы "школы меча", который носит титул "магистр".
   Пока мы обходили пирамиду по кругу, (или квадрату?), я осознал, что серьезно недооценил площадь, занимаемую монастырем. По словам все того же наставника, который изображал для нас экскурсовода, в лесу скрыто множество полян, используемых для обучения приемам рукопашного боя, а так же для выполнения физических тренировок. Насколько можно было судить по якобы случайно оброненным фразам, первые года два-три, никого из нас не допустят даже до деревянных муляжей мечей, полностью сконцентрировавшись на развитии тела и духа.
   "только закаленный как сталь воин, способен оценить все преимущества, даваемые хорошим оружием".
   Эта фраза была произнесена наставником, после того как мы остановились у арки входа в пирамиду. На пороге нас уже ждали четверо мужчин с абсолютно бесстрастными лицами, которые как и все уже виденные обитатели "школы меча", были одеты в белые трико. Однако особое внимание привлек не их внешний вид, а ящик, стоящий за их спинами.
   - ученики. - Обратился к нам наш проводник. - Постройтесь в колонну, и подходите по одному к мастерам. Я буду ждать вас внутри, и когда все пройдут необходимую процедуру, провожу к спальным местам. Обучение начнется уже завтра, а сегодня вам разрешено осмотреть первый этаж своего нового дома, и прогуляться вокруг под присмотром старших учеников.
   Утомленные нервным напряжением и достаточно долгой прогулкой дети, построились в колонну, и я как-то неожиданно понял, что стою в очереди первым. Не скажу что это сильно испугало, но все же было как-то неуютно первому идти в неизвестность.
   "уже один раз умерший солдат, собирается прятаться за спинами обычных детей?".
   Взбодрив себя подобными мыслями, уверенно подхожу к ожидающим мастерам, и остановившись от них на расстоянии метра, молча изображаю уважительный поклон. Мужчины, не произнося ни слова, взяли из ящика плетенную из серебристого металла цепочку и четыре браслета, которые тут же были размещены у меня на голове, запястьях и лодыжках. Тут же в теле появилось ощущение дискомфорта, будто бы я оказался одет в слишком узкий резиновый костюм, давящий со всех сторон.
   - это необходимо, что бы развить твое тело, и что бы ты привык усиливать себя своим даром. - Пояснил один из мастеров, подталкивая меня в спину по направлению в глубь коридора.
   "тоесть как? Эти штуки блокируют "псионику"? как-то не верится".
   Что бы убедиться в том, что мои способности остались при мне, достаю из кошеля монету, и положив ее на ладонь, пытаюсь поднять "телекинезом"... но не смотря ни на какое мысленное напряжение, металлический кругляш даже не шелохнулся, а у меня на спине выступил пот. Осознать то, что при помощи какого-то ювелирного украшения, вот так просто можно лишить одаренного его способностей, было очень тяжело, и до слез обидно. Создавалось ощущение, будто мне отрезали руку, которую я хоть и не использовал постоянно, но к наличию которой привык как к неотъемлемой части тела.
   Находясь в состоянии прострации, я даже не заметил как меня завели в маленькую боковую комнатку, где при свете нескольких масляных ламп, какой-то невысокий старик обрил мою голову, а затем вывел обратно в коридор, дожидаться остальных новичков. Способность мыслить нормально, вернулась только тогда, когда рядом уже стояли два десятка парней, на лицах которых застыли совершенно потерянные выражения.
   "если уж меня так "приложило", то какого тогда обычным детям?".
   Помочь своим товарищам я не мог, да и не знал как. Вряд ли сыновья князей, нормально отнеслись бы к ровеснику, который пытается их убедить, что все не так и страшно... а за попытку проявить сочувствие, можно получить по лицу, и заработать не самую приятную репутацию.
   А когда все "новобранцы" прошли процедуру стрижки, нас повели в столовую, наверное решив, что детям следует заесть полученный стресс. Коридоры и залы монастыря, были какими-то серыми, из украшений имелись немногочисленные гравюры на стенах, а освещение обеспечивалось уже знакомыми масляными светильниками, от которых совсем не шло запаха и дыма.
   Столовая представляла из себя прямоугольный зал, по обеим сторонам которого шли ряды деревянных столов и длинных скамей. В дальнем конце помещения, прямо напротив входа, находилось окно раздачи, в котором виднелся молодой парень в белом трико и сером переднике.
   "еще немного, и я буду ненавидеть белый и серый цвета".
   Пройдя через весь зал, я вновь оказался первым в очереди, и тут же получил глубокую миску с какой-то кашей, и торчащей из нее ложкой. Наставник легким толчком направил меня к ближайшему столу, и принялся помогать следующему подопечному. Только усевшись на скамью, я осмотрелся и заметил, что нашу группу сопровождают еще трое взрослых, ненавязчиво присматривающих за детьми, все еще не пришедшими в себя от ощущения блокировки "псионики". Вероятно этих мужчин, никто кроме меня пока и не заметил, считая что им помогает первый проводник.
   "ну, и чем тут кормят?".
   Отправляю в рот первую ложку каши, и мои глаза удивленно расширяются. Вкусовые рецепторы во рту, передают просто невероятные ощущения от сладкой, в меру жирной, горячей еды. Думаю даже повара в поместье князя Мороза, не умели так готовить.
   Вся порция была съедена за считанные минуты, а в животе появилось ощущение приятной тяжести. Тем временем, другие ученики уже расположились за столами, и теперь вяло ковырялись ложками в своих мисках.
   - наставник? - Подаю голос, прозвучавший неожиданно громко в тишине столовой.
   - ты что-то хотел, ученик? - Стоявший у окна раздачи старик, выглядел слегка удивленным.
   - а можно добавки?
   Вместо ответа, мужчина сам взял мою миску, отнес ее к окошку, и вскоре вернулся поставив передо мной новую порцию каши.
   Теперь я ел медленно, что бы не сильно опередить других детей, да и по ощущениям можно было сказать, что вторая половина второй миски, была явно лишней для моего растущего организма. Однако нечто в глубине моего сознания, требовало не оставлять недоеденную еду.
   После трапезы нас отвели в туалет, вид которого меня немного удивил. Длинное узкое помещение, было разделено перегородками на ниши, в каждой из которых находился унитаз вырезанный из камня. Ни о какой системе слива, и речи не шло, просто вниз вела дыра, дна у которой нельзя было увидеть даже при желании. Наверное, если сильно постараться, то в отверстие мог бы пролезть очень худой ребенок...
   - слушайте внимательно. - Привлек наше внимание старик. - Садиться нужно вот так... и будьте осторожны, а-то из отхожей ямы, никто вас доставать не собирается.
   Урок о том, как правильно пользоваться несколько необычным унитазом, долго будет лидировать в моем личном рейтинге странностей этого времени. Хотя бы рукомойник, не отличался ничем от своих аналогов, которые во время детства моей прошлой жизни, использовались в деревнях, где еще не было проведено водопровода.
   После посещения уборной, нас отвели в аналог ванной комнаты. Лампы здесь были не масляные, а представляли из себя причудливую конструкцию из свечи и накрывающего ее стеклянного колпака с отверстиями для воздуха. Само помещение было выложено мраморной плиткой, вдоль стен имелись скамьи, а в полу было множество углублений, по которым вода уходила куда-то под стену. Мыться же пришлось в тазиках с водой, нагретой при помощи дровяной печи.
   После помывки, выйдя в своеобразный предбанник, соединяющий несколько одинаковых помещений, мы обнаружили вместо своей одежды, сложенные в стопку белые трико, которые не всегда подходили по размеру, и в большинстве случаев были скорее на вырост. однако выбирать нам не позволили, и пришлось надевать то, что было выдано.
   И после всего этого, нас наконец отвели в ту часть этажа, где размещались спальни.
   "кажется, в моей прошлой жизни это называлось "келья"".
   Справа и слева от длинного коридора, загибающегося у угла и продолжающего идти вдоль другой стены первого этажа пирамиды, располагались проходы в совсем маленькие комнатки, из мебели в которых имелись только широкие деревянные скамьи, на которых можно было вытянуться в полный рост лежа на спине, а так же сундуки с личными вещами учеников. Такие вещи как матрасы, одеяла и подушки, были не предусмотрены, и на каждую комнату выдавался всего один шерстяной плед, которым можно было укрываться во время сна, или который можно было положить под голову. Кроме того, вместо дверей, проходы закрывались тонкими занавесками, а освещение имелось только в коридоре, а в "кельях", даже свечи зажигать было запрещено.
   "сурово... но наверняка могло быть и хуже".
   - мряу.
   Стоило мне войти в комнатку, выделенную для обитания на следующие четыре года, как я тут же был захвачен в крепкие объятья, а "кошка-рабыня", ранее сидевшая на сундуке, уткнулась мордочкой мне в грудь, и начала тихо мурлыкать.
   - э-э-э... Пинки, давай вещи разбирать. - По правде, я даже растерялся от подобной реакции кошки, и произнес первое, что пришло в голову.
   Должен заметить, что питомица была не только у меня, и примерно три четверти парней, судя по звукам доносящимся из коридора, были поприветствованы похожим образом.
  
   ***
   Обучение в "школе меча", началось с общефизической подготовки. С раннего утра, нас будили четверо молодых наставников, которые чуть ли не пинками выгоняли подопечных, одетых в белые трико и сандалии, на пробежку вокруг пирамиды. В это же время, старшие ученики, живущие на том же этаже, отправлялись на тренировочные площадки в лесу, а те кто жили на этажах выше, занимались разминкой на площадках, являющихся крышей для нижнего этажа.
   На завтрак мы не приходили, а приползали на чистом упрямстве, промотивированном желанием придушить садистов наставников, которые за время пробежки даже не потели. Жирная, сладкая каша, исчезала из мисок будто по волшебству, и группу снова выгоняли на улицу, где заставляли заниматься правильной ходьбой, (учили ставить ногу, распределяя вес по стопе, и затрачивать на движение минимум усилий). После часового "отдыха", приходило время упражнений на растяжку, за которыми снова следовал бег.
   "пока вы слабы, единственным способом выжить при встрече с сильным противником, является быстрый бег и надежда на то, что врагу будет лень вас догонять".
   Вот так оптимистично заявлял один из наставников, бегая рядом с нами, (спиной вперед, и сложив руки на груди). Ехидная усмешка на гладко выбритом лице, вызывала острое желание выбить несколько зубов... но сперва нужно было догнать этого монстра, а затем суметь одолеть.
   После обеда, проходящего по тому же сценарию что и завтрак, мы опять учились ходить, а потом отжимались, приседали, играли в "чехарду", нагружали пресс... на ужин приходили в состоянии мало отличающемся от свежих зомби. А потом было свободное время, которое каждый проводил так, как ему хотелось: шел отсыпаться в свою "келью", или в ванную комнату, что бы смыть с себя весь дневной пот.
   Нельзя сказать, что от нас требовали чего-то невозможного, скорее даже наоборот, наставники четко знали на что мы способны, и первое время даже не заставляли преодолевать свой предел, позволяя привыкнуть к новому ритму жизни. Кормили тоже хорошо, и не только кашей, но раз в день давали мясо и молоко, а при малейшем намеке на растяжение или более серьезную травму, отправляли к целителям, которые заставляли пить отвратительные на вкус настойки, и мазали пахнущими травами мазями.
   "Настоящие тренировки", как их называли старшие товарищи, начались только на пятую декаду, и вот тогда мы "взвыли". Сил не хватало даже на то, что бы жаловаться, а дыхание приходилось беречь, что бы не свалиться на жесткую бетонную дорожку, из-за отдышки. При каждом приеме пищи, нас заставляли выпивать витаминный напиток, похожий на смесь нескольких видов сока, которые при смешивании создавали просто отвратительный "букет" вкусовых ощущений. И все это сопровождалось либо насмешками над тем, какие мы еще слабые, и сколь многому нас нужно обучать, или же лекциями о том, как нам повезло попасть в "школу меча", какие здесь хорошие наставники и верные товарищи, а заканчивалось все рассуждениями на тему долга и ответственности, (причем долг не перед страной и императором, а перед нашими братьями и наставниками... заставляет задуматься, не так ли?).
   Если ученики в монастыре, с раннего утра и до вечера постигали науку, "как стать достойным воином", то всех "кошек-рабов", разумеется с позволения их хозяев, пристроили к какой либо работе. Одних отправили на кухню, другие чистили и мыли коридоры и прочие помещения, третьи были заняты стиркой... в общем, питомцы отрабатывали свою кормежку и проживания, работая в качестве прислуги.
   Сперва я беспокоился, что с Пинки может случиться что-то плохое... все же я успел привязаться к этой кошке. Однако, после разговора с наставником, и нескольких дней наблюдения, пришлось признать волнения напрасными. Причин успокоивших меня было три: в "школе меча" царила по истине "железная" дисциплина, у учеников всех возрастов просто не оставалось сил после тренировок на какие либо лишние действия, ну и никто не желал в случае неприятностей, обрести себе врага в будущем способного ударом кулака крошить каменные блоки.
   Что бы "подстегнуть" энтузиазм учеников, в один из дней два мастера, устроили нам показательный поединок, и я понял, что они вполне могли бы сниматься в "Матрице", или "Звездных войнах", почти без спецэффектов. Ни разу ни в той, ни в этой жизни, мне еще не доводилось видеть людей, способных двигаться настолько быстро, что их силуэты смазывались в воздухе, да и тела изгибались под столь неестественными углами, что казалось будто у них вот-вот сломаются позвоночники.
   Бой проходил с использованием деревянных мечей, которые всего за три столкновения, превратились в нечто бесформенное. После этого, мужчины просто обменивались самыми простыми и бесхитростными ударами, наносимыми с такой силой и скоростью, что в момент соприкосновения кулака и подставленной в блоке руки, раздавался отчетливый хлопок.
   Возможности Владислава Мороза, способного превратить человека в кусок льда за пару секунд, больше не казались столь уж фантастическими и дающими право считаться непобедимым... в конце концов, тот же "мастер меча", может провести атаку быстрее, чем противник сумеет воспользоваться даром.
   Наверняка такие мысли были вызваны эффектом от представления, и мое мнение еще ни раз успеет измениться за время обучения. Скорее всего и отец, ни разу так и не показал мне своих истинных способностей, а потому, рассуждать о том, кто победит в дуэли между князем и "мастером меча", как минимум наивно.
   А еще, наблюдая за старшими учениками, я окончательно понял, зачем же Ольга сделала мне настолько неожиданный подарок. Нет, причина была совсем не в том, что она хотела обеспечить меня служанкой, благодаря которой в комнате всегда будет чисто, а одежда будет выстирана и починена, (хотя и это тоже важно)... просто в условиях монастыря, молодые парни лишены общения с противоположным полом до возраста восемнадцати лет, а гормоны тем временем, не взирая ни на какие нагрузки, воздействуют на разум. Проще говоря, "кошек-рабов", подрастающие воины, используют как самок, ничуть не смущаясь того факта, что они считаются животными.
   Где-то на втором и третьем этажах пирамиды, живут несколько кошек принадлежащих монастырю, услугами которых пользуются ученики, по какой-то причине оказавшиеся без питомицы. Подобное решение, избавляет наставников сразу от многих проблем, и одновременно не дает подросткам повода начать заглядываться друг на друга, (что было бы неизбежно, в условиях постоянного нахождения в ограниченном пространстве и коллективе).
   "не знаю, правда это или нет, но кажется я где-то слышал в своей прошлой жизни, что для тех же целей в римской армии использовали овец... бред наверное".
   Исходя из того, что не у всех учеников были свои "кошки-рабы", а терпеть до восемнадцати лет не хотелось, среди наших старших товарищей появился аналог валюты, которую в шутку прозвали "одна ночь". Некоторые индивиды, просто время от времени обменивались своими питомицами, или же "сдавали в аренду" в обмен на какую ни будь услугу.
   Откуда я, первогодник "школы меча" все это знаю? Дело в том, что приемы пищи у нас часто совпадают по времени с кем ни будь из старших учеников, которые не стесняются обсуждать свои дела сидя за столом, и даже голос не понижают. Однако напомню, что дисциплина в монастыре строгая, так что больших излишеств себе никто позволить не может, да и нагрузки такие, что даже затуманенный гормонами мозг, часто может думать только о том, что бы добраться до комнаты, и уронить тело на постель.
   "зато в последние два года, все уходят в "отрыв". Еще бы: каждые пять дней один выходной, во время которого можно отправиться в деревню".
   Мои же ровесники, пока что и не задумывались о том, что "кошек-рабов" можно использовать как-то кроме как слуг... иногда массажистов, помогающих втирать мази в натруженные мышцы. А в ближайшее время, нагрузки обещали только увеличиваться, ведь некоторые из нас уже "нащупали" метод, при помощи которого можно усиливать тело, применяя "псионику".
  
   ***
   - мряу.
   Влажный шершавый язык, скользнул по моей щеке, вырывая меня из объятий безмятежного сна. Разлепив веки, вижу перед собой тускло светящиеся в темноте, зеленые глаза.
   - солнце взошло, утро пришло! Время отдыха закончилось, ваши вялые тушки поступают в мое распоряжение!
   По коридору прошелся один из младших наставников, выкрикивая ежеутреннюю, почти ритуальную фразу. Это значило, что у меня и моих товарищей, ровно минута на то, что бы окончательно проснуться, натянуть штаны, завязать сандалии на деревянной подошве, и построиться у своих комнат.
   - каждое утро ты меня будешь за две секунды до того как приходит инструктор. - Одежда у меня была готова с вечера, так что на облачение, понадобились считанные секунды. - Увидимся после ужина.
   Потрепав Пинки между ушками, выхожу из "кельи", пол в которой застелен комбинезонами и рубашками, которые уже стали мне малы, да и годятся только на тряпки. Все остальные ученики, сонно протирая глаза, так же неохотно выбирались из своих убежищ, а некоторые явно собирались досматривать сны по пути на пробежку.
   - моя группа готова? Молодцы. - из-за угла вышел наставник моего десятка, выглядящий как мужчина лет тридцати, (имени его я так и не запомнил). - Построились в колонну по два, и бегом за мной...
   ...солнце только поднялось из-за горизонта, но все еще скрывалось за вершинами деревьев, так что первый круг вокруг главного здания монастыря, мы бежали в тени, имея возможность вдоволь насладиться не успевшей исчезнуть ночной прохладой.
   - на месте стой! - Наш личный инструктор взмахнул рукой, приказывая сойти с бетонной дорожки. - А теперь приседания! И раз... и два... и три...
   В последние дни, утреннюю пробежку стали разнообразить различными разминочными упражнениями, и хоть вроде бы это должно хоть немного разгружать разные группы мышц, уставать мы стали гораздо больше. После приседаний, были наклоны вперед и в стороны, а затем вращательные движения корпусом.
   - я что, один должен все делать? активнее работаем! А теперь прыжки на месте: раз... два... три...
   "вдох-выдох, вдох-выдох, вдох-выдох".
   Стараясь не терять ритм, я приседал, прыгал, изгибался под самыми причудливыми углами, а когда мужчина решил что мы отдохнули, бег по дорожке продолжился. Упражнения усложнялись тем, что постоянно приходилось использовать "псионику", усилием воли направляя ощущение прохлады от головы, к рукам и ногам. Если же не облегчать себе нагрузку с самого утра, то к вечеру можно устать настолько, что даже ходить становится невыносимо тяжело.
   Наставники нас заранее предупредили, что каждый день занятия будут становиться только сложнее, и если мы не научимся усиливать себя своим даром, то никогда не сможем добиться хороших результатов. Ощущения "псионики", у каждого свои: кто-то как я, воспринимает эту энергию как некую прохладу, появляющуюся в голове, и облегчающую боль в мышцах, если ее правильно направить, у других это наоборот жар, который словно наполняет тело желанием двигаться и необычайной легкостью, реже всего встречаются те, кто ощущает свой дар как сгусток электрических разрядов, от которых хочется бежать и что-то делать... и они обычно выдыхаются самыми первыми.
   - левой, левой, раз-два, левой...
   Мы снова бежали по кругу, (или все же квадрату?), а головы и спины, уже блестели от выступившего пота. Если вспоминать нас же, но полугодом ранее, то достигнутый прогресс не вызывает сомнений, ведь до сих пор всему десятку, удается держать ритм, и сохранять ровное дыхание. У остальных трех групп, дела обстоят примерно так же, и никто уже даже не вспоминает, что в самые первые разы, после пробежки наставники нас едва ли не на своих спинах несли в столовую.
   - на месте стой! - Мужчина снова дал знак, сдвинуться с дорожки к деревьям. - Упор лежа принять. Приступаем к отжиманиям на кулаках: раз... два... три...
   Начинали мы отжиматься стоя на ладонях, теперь вот перешли на кулаки, а как говорят старшие ученики, еще через пару месяцев, придется опираться на одни только кончики пальцев. Конечно, при помощи усиления "псионикой", мы и сейчас могли бы это делать... но ведь сейчас идет всего лишь утренняя разминка, а настоящая тренировка начнется только после завтрака. Утешало только осознание того, что старшим ученикам еще тяжелее, а те кто учатся на седьмом и восьмом годах, вообще бегают с утяжелителями и мешками за спиной.
   - отлично! - Наставник единым движением из положения "упор лежа", единым движением оказался стоящим на ногах вертикально, и с ничуть не уставшим видом заявил. - Еще один круг, и можно идти на завтрак.
   Никто не стал возмущаться, или хотя бы одним звуком выдавать свое недовольство, что бы случайно не сбить себе дыхание, и не спровоцировать тренера на назначение дополнительных нагрузок для слишком болтливых подопечных. На второй день прибывания в монастыре, мне так и заявили: "раз можешь говорить, значит не устал и еще можешь бежать". Вообще, любые жалобы, вопросы и просьбы, сопровождались повышением нагрузок, за исключением случаев, когда ученик получал какую-то травму, даже самое легкое растяжение.
   К моменту нашего прибытия в столовую, почти все столы были заняты, однако никто не беспокоился о том, что есть придется стоя. Наставники так рассчитывали время, что бы к приходу очередной группы, освобождалось два-три стола.
   - и что у нас сегодня? - Подходя к окошку, спрашиваю ни к кому конкретно не обращаясь.
   - овощное рагу с кусочками мяса с подливкой и чесноком. - Донесся рассеянный ответ от ближайшего к кухне стола, за которым завтракали ученики пятого года, которые отличались от младших товарищей тем, что не носили браслеты, и только цепочка обхватывала голову на уровне лба.
   Есть пришлось быстро, так как после нас, в столовую пришли еще три группы разного возраста, и судя по обрывкам разговоров, скоро должны были прибыть еще два десятка человек. Наставники и мастера ели отдельно, в соседнем зале или своих комнатах, и рацион у них был более разнообразный, но в питательности ничем не превосходил то, чем кормили учеников.
   Стоило нашей группе выйти из столовой, как тренер приказал бежать в туалет, и привести себя в нормальный вид, на что давалось десять минут, так как позже, времени не хватит даже на то, что бы чихнуть.
   И снова мы на дорожке, но теперь не бежим а шагаем, "мягко" ставя ступни, и перенося вес тела... что усложняется жесткой и негнущейся подошвой наших сандалий. В дополнение к ходьбе, приходиться медленно изображать прямые удары руками, что оказалось достаточно сложной задачей.
   "вдох-выдох, вдох-выдох, вдох-выдох".
   Думать о посторонних вещах нет времени и желания, ведь если отвлечься, обязательно собьешься с шага, или дыхание станет слишком глубоким, а это приведет к лишним затратам энергии, и наставник заставит заново отрабатывать неправильно выполненное упражнение.
   - ну что же, после приема пищи прошло достаточно времени... бегом марш!
   На самом деле у меня даже начали появляться сомнения, что из нас готовят именно воинов, а не бегунов или гимнастов... по крайней мере "колесо", делать умели уже все...
   ...солнце уже перевалило через зенит, и медленно катилось к закату. Легкий ветерок шелестел листвой деревьев, и обдувал кожу, принося прохладу разгоряченному телу.
   - левой-правой, левой-правой, левой-правой и ногой. - Наставник стоял перед нашим десятком, выстроенным в две линии, и демонстрировал простейшие удары, а мы в точности за ним повторяли, доводя эти действия до автоматизма. - Левой-правой, левой-правой, левой-правой и ногой, и ногой.
   От монотонности действий, сопровождаемых голосом мужчины, сознание погружалось в состояние некого подобия транса, во время которого даже появлялась возможность, задуматься о чем-то постороннем. Главное было следить за обстановкой, что бы не увлечься, и не пропустить тот момент, когда тренер решит изменить выполняемое упражнение.
   Прохлада, источник которой находился между ушами, (личная "космическая пустота"), волнами расходилась по телу, снимая накопившуюся усталость. Создавалось ощущение, будто я смогу вот так вот двигаться без перерыва столько, сколько захочу... но опыт показывал, что если перестараться, то "откат" все равно придет, и даже мази из госпиталя, не смогут избавить от судорог в перетруженных мышцах.
   - подняли руки вверх... вот так... сцепили пальцы и совершаем волнообразные движения.
   Час за часом, мы выполняли команды наставника, который придумывал иногда настолько нелепые упражнения, что я почти не сомневался, что это делалось исключительно для того, что бы мы отдохнули от нагрузок, но при этом не теряли "рабочего" настроя...
   ...после ужина, наша группа ушла в банную комнату, где парни с удовольствием забирались в тазики с горячей водой, и ожесточенно терли кожу мочалками. К сожалению, наше время здесь было ограничено, так что, пришлось выливать на себя содержимое тазика, и всего через пятнадцать минут, шагать в свою комнату.
   Штаны липли к ногам, по спине скатывались капельки воды... полотенце я как обычно не взял, впрочем как и все мои товарищи, которым было слишком тяжело сперва дойти до "келий", тратя драгоценное время.
   Стоило пересечь порог, как рядом оказалась Пинки, протягивающая теплую чистую ткань, в которую так приятно заворачиваться.
   - и что бы я без тебя делал? - Глажу кошку по голове, и сажусь на свое жесткое ложе.
   - мряу? - "Кошка-рабыня" села рядом, и прижалась к моему плечу.
   - все хорошо... просто устал. - Успокаивающе похлопываю Пинки по руке. - Нужно хорошо выспаться, а-то завтра опять вставать рано... и после завтра... и после-после завтра. Нет, не хочу об этом думать, а-то сразу грустно становится.
   - мррр. - Питомица ткнулась лбом мне в плечо, намекая на то, что неплохо было бы почесать ей между ушами.
   "эх, и ведь сама легко достает, но все равно просит меня".
  
   ***
   Шершавый влажный язык, проскользил по моей щеке.
   - мряу. - Мяукнула мне на ухо "кошка-рабыня", и тут же продолжила облизывать лицо, оставляя мокрые следы на коже.
   - все-все, я проснулся. - Обхватив руками стройную фигурку, не отказываю себе в удовольствии немного потискать такую мягкую, теплую и пушистую кошку.
   В ответ на мои действия, раздалось веселое мурлыканье, (сам не понимаю, как умудряюсь распознавать эмоции по этому звуку), и мне об подбородок тут же начали тереться лбом.
   - солнце взошло, утро пришло! Поднимайте свои ленивые задницы, и марш на пробежку!
   Прошедший по коридору наставник, недавно сменивший любимую фразу на немного другой текст, для большего эффекта, стучал палкой по стенам, (а иногда тряс железную банку, в которую набирал мелких камней).
   - пора вставать. - Отстраняю Пинки и сажусь, опуская ноги на то, что осталось от верхней части когда-то дорогого комбинезона.
   Урчание "кошки-рабыни" стало чуточку обиженным, но она тоже поднялась, и начала облачаться в свой наряд. Меня ждал целый день изнурительных тренировок, а у нее была работа в монастыре.
   Выхожу в коридор в одних штанах и босяком, с недавних пор сандалии мы носим только в свободное время, тренируясь укреплять кожу стоп постоянно, что бы в итоге это действие стало неосознанным. Кивком приветствую товарищей, и мы не теряя времени, направляемся на улицу.
   С начала второго года, тренер больше не следит за каждым нашим шагом, но строго наказывает за неоправданные опоздания, назначая дополнительную сотню приседаний или отжиманий. В условиях, когда каждая кроха силы на счету, подобный "штраф", кажется особенно весомым. Даже не знаю, почему организмы, постоянно находящиеся на грани истощения, так быстро восстанавливаются, позволяя каждый день чуть-чуть, увеличивать свой предел. Можно было бы посчитать, что причина этому заключается в обильном питании, даваемых нам лекарствах, витаминах и мазях, но вряд ли люди из времени моей прошлой жизни, смогли бы выдержать подобный темп.
   Остается верить в программу занятий, составленную нашими наставниками, а так же "псионику", на действие которой ссылаются, при любом непонятном событии. Хотелось бы расспросить подробно тех ученых, которые проводили исследования, результатом которых стало появление первых "телекинетиков", но к сожалению они мертвы уже не первую сотню лет, а в современном мире ученые если и есть, то в ближайшие годы, а-то и десятилетия, у меня не будет возможности до них добраться.
   "да и что могут знать эти "коновалы", если даже наши "светила", так и не разобрались до конца в работе мозга?".
   - бегом марш! - Без приветствий, сходу приказал наш наставник.
   Привычно построившись в колонну по два, начинаем бег с легкой трусцы, а затем наращиваем скорость. Мышцы отзываются приятной легкостью, легкие наполняются свежим утренним воздухом, в голове появляется слабое ощущение прохлады, начавшей распространяться по всему телу.
   "хорошо-то как! Было бы вообще идеально, если бы не пришлось просыпаться в такую рань".
   - а теперь прыжками: раз... раз... раз...
   ...после завтрака, мы провели длительную растяжку на все группы мышц, после чего пришло время тяжелых нагрузок. Удивительно, но ни у одного из нас, так и не появилось заметной рельефной мускулатуры, зато те мышцы что все же были, на ощупь напоминали сталь.
   Во второй половине дня, вместо традиционной отработки ударов по воздуху или по вкопанным в землю деревянным столбам, были спарринги в борьбе. Даже и не думал, что правильное падение, это почти искусство, а ведь в прошлой жизни приходилось ни раз прыгать с большой высоты, или выпрыгивать из движущегося транспорта.
   На ужин мы пришли усталые, местами исцарапанные, с наливающимися синевой ушибами, но чрезвычайно довольными лицами. Впервые с момента попадания в монастырь, нам позволили повалять друг друга по земле, и даже хвалили за особенно удачные подножки и броски... а что еще мальчишкам для счастья надо?
   В этот вечер, в банной комнате царила умиротворенная атмосфера, и даже раздавались шутки и смех. Парни брызгались мыльной водой и кидались мочалками, в общем вели себя так, как обычные дети.
   После возвращения в комнату, я был подвергнут тщательному осмотру, а затем обмазыванию мазью, остро пахнущей травами. Даже глаза немного слезились от этого аромата, а ведь у Пинки обоняние намного более острое, так что ей должно было быть намного хуже.
   - умница. - Треплю кошку по голове.
   - мряу. - Недовольно отозвалась питомица, и убрав баночку с мазью на сундук, решительно задернула штору, заменяющую дверь.
   Под напором превосходящих сил, пришлось завернуться в простыню, и улечься на скамью, заменяющую постель.
   "вот так... еще немного и слушаться ее во всем буду. Хорошо что она по человечески говорить не умеет".
  
   ***
   Как описывать жизнь в монастыре, если каждый следующий день, отличался от уже прошедшего лишь тем, что ученикам предстояло сделать на одно отжимание, приседание, прыжок и подтягивание больше, чем в прошлый раз? Можно наверное сделать акцент на том, что вчера нам давали картофель с мясом, сегодня мясо с овощами, завтра обещали свежую выпечку все с тем же мясом и молоком...
   У нас не было каких-то приключений просто потому, что на них не хватало сил и времени, ведь приходя в комнату после ужина и мытья, хотелось только упасть в постель и больше никогда не подниматься, а ранним утром нужно было вставать на пробежку. Что говорить, если с так называемыми "братьями", я стал просто знакомым, а друзьями вообще никто не смог обзавестись.
   Время от времени, наставники устраивали демонстрационные спарринги, после чего мы играли в спортивные игры, но как-то без "огонька". Из-за чувства усталости, ставшего почти постоянным спутником для каждого из нас, любая не занятая тренировками минута, использовалась для того что бы полежать на земле или какой ни будь другой поверхности. Возможно нас специально держали в подобном напряжении, что бы у детей лишних мыслей в головах не появлялось, да и в усталый разум, гораздо проще проникает пропаганда призывающая к взаимопомощи, поддержке, защите, но относилось это все к ученикам и выпускникам "школы меча". Всем остальным услуги можно оказывать только за плату, и-то после разрешения от старшего товарища, каковыми являются наставники и мастера.
   "неужели императора устраивает, как детям в монастыре "промывают" мозги? Или он просто не знает об этом? Да ну, бред".
   Такие мысли изредка проникали в мою голову, в редкие моменты отдыха и блаженного ничего не делания. В остальное время разум был занят направлением и дозированием "псионики", укрепляющей и усиляющей тело, ну или отключался для отдыха по ночам.
   Стоит наверное заметить, что мне перестали сниться сны, но наставник говорит что это нормально, и когда организм окрепнет, все наладится. Вопрос, "и когда же он окрепнет?", так и не был мной задан, так как после первого вопроса раздалась фраза, "разговариваешь, значит не устал. Давай еще пятьдесят отжиманий, а ребята тебя поддержат". Взгляды парней, которым так же пришлось принять позу "упор лежа", обещали мне все возможные кары, если еще хоть одно лишнее слово сорвется с губ.
   Второй год, как и первый, прошел в изнуряющих тренировках, а в дни, когда нам давали выходные, абсолютно все ученики предпочитали высыпаться, разве что прием пищи не пропуская.
   Становились ли мы сильней? Несомненно да, и это было заметно. Кроме того, для меня стало очевидно, что выращивают из нас бойцов, опасных и без сомнений выполняющих приказы, над смыслом которых не будут задумываться. В подобных условиях, даже задумываться о создании культа какого-то языческого божка, было бы глупо, а возможно что и опасно.
   Перспектива превратиться в "мясного дроида", меня мягко говоря не радовала, только вот других вариантов не представлялось. В итоге, после недолгих сомнений, я решил со всем возможным энтузиазмом отдаться учебе, а после завершения восьми обязательных лет, можно будет покинуть монастырь и наняться к кому ни будь на службу. Главное к тому моменту, сохранить свою волю, а там и перспективы появятся.
  
   ***
   - бой!
   Я и мой противник, совершили одновременный рывок на встречу друг другу, но только мои шаги были чуть короче, а потому встретились мы не в центре поляны. В последний момент, ставлю левую ногу чуть в сторону и разворачиваю стопу под углом почти в девяносто градусов относительно траектории движения, и тут же переношу на нее вес. От напряжения, мышцы стали твердыми как камень, а сухожилия натянулись подобно струнам, но все же корпус удалось развернуть как раз в ту секунду, когда оппонент уже наносил быстрый сильный, и настолько же прямолинейный удар, а когда кулак промахнулся мимо цели, он не успевая погасить инерцию, "провалился" вперед, открывая свой правый бок для моей атаки.
   "левой-правой, левой...".
   Тычок левым кулаком попал точно под ребра, но вложенной силы не хватило, что бы пробить мышечный каркас, да еще и укрепленный "псионикой". Правый кулак обрушился на прижатое к торсу плечо, ну а третий выпад ушел в "молоко", так как противник совершенно не собирался стоять на месте, изображая из себя манекен.
   "не уйдешь".
   Шаг вперед и вправо, вновь с разворотом корпуса, и еще одна "двойка" уже по левому боку парня... на этот раз более удачно. Резкий шаг вперед, и попытка достать оппонента правым кулаком в нижнюю челюсть, но вместо этого, сам получаю чувствительный тычок в солнечное сплетение, затем в правую часть груди, и в живот. Попытка отмахнуться неглядя, выглядела нелепо, но по какой-то причине сработала, позволив мне отступить и перевести дыхание.
   "больно б*ядь!".
   Замираем друг напротив друга, ровно на одну секунду, а затем резко совершаем шаг вперед. Удары кулаков посыпались уже без уловок, только подставленные вовремя руки, позволяли спасти лицо от участи превращения в кровавое месиво. Отклоняюсь влево, на мгновение открывая голову для атаки... но соперник не успел этим воспользоваться, так как мой кулак "вонзился" в его правое подреберье.
   Лицо парня побледнело, он пошатнулся и сделал шаг назад, но я не собирался давать времени прийти в себя, и тут же провел "двоечку" в солнечное сплетение, а затем апперкот в нижнюю челюсть.
   - стоп! - Прекратил драку голос наставника, который в один миг оказался рядом, и был готов перехватывать следующие удары. - Победил Алексей. Разойтись по местам.
   Протягиваю руку для рукопожатия, и жилистый кареглазый парень пятнадцати лет, как и я одетый только в белые штаны, крепко стиснул мою кисть. Дышать ему было все еще тяжело, но если бы не тренировки и укрепляющая мышцы и кожу "псионика", то один из моих ударов мог бы стать смертельным, впрочем это утверждение верно и по отношению ко мне.
   Расходимся в разные концы поляны, где своего времени дожидаются остальные члены наших групп. Полной грудью вдыхаю запах травы и листвы, вслушиваюсь в шелест ветра и ровный стук своего сердца, а по организму уже распространяется целительная прохлада, источник которой находится у меня прямо между ушами.
   Стоило приблизится к "братьям", как меня тут же окружили и начали поздравлять, похлопывать по плечам, несильно тыкать кулаками в ребра, сопровождая это восторженными восклицаниями. По словам наставников, все мы одна семья, но в любом большом коллективе, всегда создаются группы поменьше, которые начинают между собой конкурировать. В нашем случае, подобное разделение было проведено еще в первый год, когда тренеры выбрали себе подопечных и заставили заниматься отдельно друг от друга.
   - следующая пара...! - Вызвали на импровизированную арену новых бойцов наши наставники. - Бой!
   Начало третьего года обучения, стало рубежом, после которого обычные физические нагрузки и наработка рефлексов, сменились боевой подготовкой. Нам по прежнему не давали каких-то особенных приемов, но теперь каждые два дня, проводились спарринги в форматах "один на один", "два на два", "два на одного" и "пять на пять". Каждый раз, в драках были новые условия, к примеру сегодня, нам запретили наносить удары ногами, а в прошлый раз запрет касался левых рук.
   Смотря на середину поляны, где друг друга осыпали ударами два живых вихря, я считал секунды, и когда в моей голове прозвучала цифра "одиннадцать", один из старших мужчин скомандовал остановку поединка. Со стороны казалось, что все произошло молниеносно, а когда я сам был на "арене", думал что прошло несколько минут.
   Во втором бою, проиграл именно наш "брат", и возвращаясь к группе, он смотрел очень виновато, в первую очередь опасаясь моей реакции. Забавно, но что бы стать неофициальным лидером своего десятка, не пришлось совершать никаких особенных поступков, или побеждать конкурентов... я всего лишь первым вызывался на поединки или демонстрацию упражнений и приемов, не редко получая чувствительные ушибы, а пару раз даже ребра и кости в руках хрустели, не смотря на укрепление "псионикой".
   - в следующий раз, ты должен победить. - Произношу спокойно, не как приказ или просьбу, а как утверждение.
   Парень кивнул, и присоединился к товарищам, готовящимся смотреть третий раунд противостояния двух групп.
   Зачем я вообще что-то говорил? Дело в том, что от меня этого ждали как от лидера... и пусть мне не сильно и нужна эта должность, но глупо было бы растерять свой невеликий авторитет, тем более что для его поддержания, требуется не столь и многое.
   Третий бой остался за нами, как и четвертый, а вот пятый шестой и седьмой, выиграли члены группы конкурентов. Пришлось использовать скудные ораторские способности, что бы подбодрить парней, которым предстояло сперва сравнять счет, а затем и вывести нас вперед. Последние три раунда прошли со счетом "два - один", и по общим итогам установилась ничья, которая не удовлетворяла никого, включая наставников. Результатом недолгих переговоров двух мужчин, стал одиннадцатый бой.
   Выхожу вперед, демонстрируя желание участвовать, и мое право никто из парней не оспорил. Напротив меня, из своей группы, вышел ученик, выигравший второй раунд у моего товарища.
   "символично наверное...".
   - бой!
   Рывок на встречу друг другу, и за шаг до того места где мы должны были встретиться, я резко останавливаюсь. Удар, который должен был смести меня с места, пройдя почти в пустую, потерял силу, и почти не причинил ущерба, а вот мой выпад удался на славу.
   "правой-левой-правой".
   Чувствую как кулак оппонента скользнул по брови, но это уже ничего не меняло, так как мои руки замелькали с удвоенной скоростью, просто не позволяя контратаковать и не давая закрыться в глухую защиту. Это не могло продолжаться слишком долго, и противник оступившись при шаге назад, упал на спину.
   - стоп! - Голос наставника прозвучал словно через слой ваты, и только сейчас я заметил, что в ушах звенит, а перед глазами все начинает мутнеть.
   "это с какой же силой он меня достал?".
   Чувствую как сильные пальцы стискивают плечо, тело рывком развернуло и старший мужчина схватив мой подбородок второй рукой, внимательно посмотрел в глаза. Кивнув своим мыслям он произнес:
   - был бы мозг, было бы сотрясение. - Отпустив меня и шагнув в сторону добавил. - Жить будешь, и поздравляю с победой.
   Ритуал с похлопыванием по плечам и поздравлениями, повторился еще раз, и теперь стало видно, что мой авторитет еще немного укрепился в глазах парней. Умирать за меня они не будут, но вот в драку полезут не задумываясь... или не полезут, это зависит от меня самого.
   Позже нас проверили лекари, тщательно ощупавшие все ушибы, а затем замазавшие синяки и царапины пахучими мазями, и заставившие выпить зелья с отвратительным вкусом, от которых слегка шумело в голове. После процедур, мы были отправлены медитировать на травке греясь на солнышке, а наставник подтвердил распоряжение, заявив что мы должны научиться при помощи дара, сами исцелять свои организмы, что бы не зависеть от врачей и их зелий.
   До самого ужина, я и мои товарищи, наслаждались возможностью просто сидеть в позе "лотоса". Направляя "псионику" к поврежденным участкам тела, и увеличивая ее концентрацию, ощущал как проходит боль и усталость, а мышцы наполняются силой и желанием двигаться.
   Как всегда, все хорошее заканчивается слишком рано, и медитации пришлось прервать что бы пойти на ужин, а затем в банную комнату. горячая вода, немного мыла и мочалка, а так же десять минут времени, вот и все что было нужно, что бы почувствовать себя обновленным и готовым к новым свершениям.
   Стоило вернуться к спальням, а затем и переступить порог "кельи", как на моей шее с радостным "мряу!", на моей шее повисла Пинки. Обхватив кошку руками за талию, зарываюсь лицом в пушистую "гриву" длинных и мягких волос.
   Три года назад, в свои шесть лет, "кошка-рабыня" физически была развита как человеческая девочка двенадцати лет, и уже тогда была обладательницей заметных округлостей как в области груди так и бедер. Сейчас же, если бы она была человеком, то ее можно было бы принять за полностью сформировавшуюся девушку восемнадцати лет, и мой подростковый организм реагировал на нее вполне определенным образом.
   Отстранив от себя кошку, задергиваю штору, затем избавляюсь от одежды, и несколько грубо снимаю наряд со своей питомицы. Под радостное урчание, подхватываю ее на руки и удобно устраиваюсь на широкой скамье, играющей роль постели...
  
   ***
   Лежу на спине, и немигающим взглядом смотрю в темный потолок. До подъема еще далеко, но спать уже совершенно не хочется, а значит пришло время немного подумать.
   На груди у меня устроилась Пинки, в данный момент мирно сопящая мне в шею, время от времени начиная мурлыкать и тереться лбом об мой подбородок. Мои пальцы, почти без участия сознания, поглаживают ее спину, перебирая длинные густые волосы, и ненадолго задерживаясь в районе хвоста.
   "глупая, даже не понимает что ее используют, а испытываемые к хозяину чувства, всего лишь иллюзия вызванная "запечатлением". М-да... "глупая"... зато вполне счастливая. А я? Вроде бы "умный" человек, живущий уже вторую жизнь, но разве это делает меня счастливым? Вроде бы радоваться должен тому, что предоставилась такая отличная возможность, о которой не могли и мечтать те миллиарды людей, которые погибли в войне, а занимаюсь какими-то глупостями. Чего я вообще хочу добиться? Уж точно не хочу создавать какой-то там культ... это не мечта а задача, поставленная работодателем, и ведь аванс уже получен, так что придется выполнять".
   Не в первый раз в мою голову уже закрадывались мысли о смысле и цели своей жизни, и хоть изнурительные тренировки, конечно помогали отвлечься, но лишь стоило остановиться, как они возвращались. На память приходили строчки из песни, когда-то услышанной в прошлой жизни, в далеком и счастливом детстве: "бриллиантом засверкаешь, сведешь с ума весь свет. Мечты собой не блещут, когда их просто нет...".
   Какие у меня мечты? Глобальная: выполнить возложенное на меня задание, и стать свободным... или это не мечта? Может быть я хочу завести семью: жену, детей, любовницу? Неплохо было бы построить дом, обзавестись хозяйством, а потом просто жить, и может быть прогрессорствовать понемножку...
   "как-то это совсем не похоже на мечту, хотя как цель жизни вполне сгодиться. Решено: как только решу вопрос с созданием культа, примусь за поиски места, где можно будет построить дом и жить без опаски за потомков. Может быть в будущем еще случиться что-то важное, благодаря чему у меня появится настоящая мечта... или я вообще влюблюсь "неземной" любовью".
   Я даже немного завидовал своим товарищам, мечты которых очевидны, а самое главное, реализуемы. Кто-то хочет стать мастером, или даже магистром "школы меча", другие спят и видят себя среди гвардейцев императора, при одном взгляде на которых крестьяне склоняют головы и в трепете опускают взгляды, а князья ежатся в страхе за свое благополучие.
   Мои размышления были прерваны проснувшейся кошкой, которая сперва поерзала по мне, пытаясь устроиться поудобнее, но затем почувствовала как отреагировал мой организм, и ее планы изменились. Лизнув мою шею, Пинки издала короткий рык, и уселась верхом, начав сперва медленно, а затем все быстрее и быстрее двигаться вверх и вниз...
   Спустя десять минут, "кошка-рабыня" вновь лежала у меня на груди, тяжело дыша и слушая громкое биение моего сердца. Мое дыхание тоже было глубоким, а тело покрыла испарина как после долгого бега на пределе возможностей. Наши "игры" разбудили нескольких соседей, которые судя по доносящимся звукам, решили последовать нашему примеру, будя уже своих соседей.
   "не завидую я беднягам, прибывшим в монастырь без своих питомиц".
   Ориентируясь на внутренние ощущения, понял что уже почти подошло время вставать. Как бы не хотелось еще немного поваляться, пришлось отстранить от себя кошку, и используя принесенное вчера вечером ведро воды и какую-то тряпку, начал обтираться, избавляясь от всех следов и запахов. Пинки в свою очередь, помогла вытереться и подала свежий комплект одежды.
   Мне приходилось ориентироваться на ощупь, так как свет от редких ламп в коридоре, почти не проникал через занавесь, а вот "кошка-рабыня", благодаря своим глазам, зрачки которых вытягивались и принимали вид вертикальных щелок, видела очень даже неплохо, и это даже заставляло немного завидовать.
   Сегодня был во многих смыслах особенный день, начиная с того что наступал четвертый год обучения, и заканчивая тем, что наш курс, впервые должен был участвовать в приветствии новых учеников. Наставник заранее предупредил, что внешний вид должен быть приближен к идеалу, а те индивиды кто умудриться испортить представление усталыми лицами с синяками под глазами, или же какими ни будь другими незначительными деталями, пожалеют о том, что дожили до этого дня.
   Утренняя разминка была на удивление легкой, и состояла из неспешной пробежки, а так же выполнения элементарнейшего разминочного комплекса, который нас даже вспотеть не заставил. Затем был плотный завтрак из той самой каши, которую я запомнил по самому первому дню прибывания в монастыре, а когда миски опустели, наставники приказали выдвигаться к воротам.
   - как думаешь, Алексей, какие они? - Спросил один из моих товарищей, который обучался в той же группе что и я.
   - маленькие, слабые, испуганные и высокомерные... вспомни себя в их возрасте. - Пожимаю плечами, шагая вслед за наставником.
   Впервые за очень долгое время, мы все одеты в полные белые трико, а не только в штаны, а на ногах красовались сандалии, ощущающиеся крайне непривычно, после долгого хождения босиком.
   - да ну тебя, я же серьезно. - обиженно произнес парень, и я бы даже ему поверил, только по лицу было легко понять, что эмоция фальшивая.
   - а я серьезно ответил. - Копирую его интонацию, но затем возвращаю голосу спокойствие и невозмутимость. - Ты разве не видел первогодок в прошлом и позапрошлом годах?
   - первые дни их держат под постоянным присмотром, так что даже в столовой не подойти, а затем они привыкают к обстановке и эффект "смазывается".
   - тихо вы. - Окликнул нас Наставник. - Еще хоть одно слово, и я решу что кого-то потянуло на маленьких испуганных мальчиков, и тогда мне придется принять меры...
   От того, как были сказаны последние слова, непроизвольно поежились и сглотнули все члены нашей группы. Ни о каком корректном отношении к так называемым "меньшинствам", в это время и не слышали, а любое отклонение считалось болезнью, которую лечили либо мягким способом, сводя с подходящей партнершей, (что случалось редко, и только с наследниками князей), либо жестким, в прямом смысле выбивая всю ненормальность. Так что даже если в монастыре есть хоть один представитель "меньшинств", он будет скрываться до самого конца, ради маскировки ведя себя так же, как и все остальные.
   Имелся и еще один радикальный метод лечения психологических заболеваний: некоторые "псионики" с детства развивали не боевую направленность своего дара, а тренировались вторгаться в чужие разумы, просматривая память, а иногда и внушая мысли. Эти деятели, всегда служили только императору, и по слухам, были способны полностью "переписать" личность своей жертвы. В теории, любой одаренный в той или иной степени, может овладеть похожими способностями, но для этого нужны особые тренировки, и даже если человек добьется успеха, он будет серьезно уступать мастеру, имеющему изначальную предрасположенность. В связи с тем, что на развитие телепатии нужно уделять слишком много времени, ее не изучают даже в ознакомительном варианте, полностью концентрируясь на других способностях.
   "получился бы из меня телепат? Вряд ли, слишком неподходящий склад ума".
   На секунду представляю себя стоящим в поле, против толпы дружинников князей, а затем по взмаху моей руки, они начинают друг друга резать... по спине даже мурашки побежали.
   Тем временем мы дошли до ворот, и построились в живой коридор по обеим сторонам от широкой дороги, ведущей к главному зданию монастыря. Приняв чуть напряженный и невозмутимый вид, замираем в одинаковых позах опустив руки вдоль тела и выпрямив спину. Через какое-то время ворота распахнулись, и через арку первым прошел старик, который три года тому назад, точно так же вел нас за собой. Шагах в десяти позади мастера, неосознанно кучкуясь, шли одетые в дорогие комбинезоны маленькие дети. Все они были потомками князей, их обучали и тренировали, но так и не смогли подготовить к столь резким переменам в жизни.
   "сорок восемь... нас было меньше".
   Детей провели мимо, а ворота за их спинами, символично закрылись, как бы показывая, что обратной дороги нет, а так же что их старая жизнь закончилась, а новая начинается прямо здесь и сейчас, на этой самой дороге, под спокойными и изучающими взглядами старших учеников. Обстановка не смогла бы стать более торжественной, даже если бы мы начали петь гимн, или же кричать приветствия и лозунги. В данной ситуации, наше молчание было самой лучшей "музыкой", воздействующей на наших младших "братьев".
   "вот меня занесло... что бы сказали парни, услышав мои мысли? Наверное долго смеялись бы, а наставник изобразил бы жест, будто смахивает слезу умиления".
   Ворота снова открылись, и перед нами появился один из старших мастеров, который без предисловий заявил:
   - мне нужны добровольцы, что бы принести вещи новых учеников.
   Я шагнул вперед одним из первых, и попал в число сорока восьми "счастливчиков". Всех остальных сразу отправили обратно в монастырь, а мы ровной колонной по два, вышли из арки, и направились к ожидающим сопровождающим.
   "а говорили, что до восемнадцати лет, меня за эти стены не выпустят. Вот и шанс сбежать, если прямо сейчас рвануть в сторону деревни... поймают меня шагов через двадцать. Хах, не ровня я еще мастерам".
   Не то, что бы я собирался убегать из "школы меча", но саму вероятность подобного в будущем, нельзя отбрасывать, ведь никто не знает, что нас ждет завтра, не говоря уже о таком сроке как год.
   Подхватив сундук, рядом с которым стояла маленькая серая "кошка-рабыня", молча жестом указываю идти рядом, и направляюсь к воротам. Двое мужчин и женщина, одетые в комбинезоны темно бурых цветов, не сказали мне ни слова, и как только передали ответственность за вещи, тут же направились к домам.
   - миу? - Жалобно мяукнула маленькая кошка, одной рукой схватившаяся за край сундука.
   "интересно, а у Пинки был такой же растерянный и испуганный вид?".
   - скоро увидишь своего хозяина. - Произношу спокойно, не стараясь продемонстрировать дружелюбие, но и без агрессии.
   В ответ на эти слова, "кошка-рабыня" крепче схватилась за сундук, и старательно перебирала ногами, пытаясь поспеть за моей скоростью.
   Вещи пришлось разносить по комнатам, которые нам указывал мастер, а затем всех отпустили к нашим группам на тренировку.
   - сиди здесь. - Велел я чужой питомице, прежде чем покинуть "келью", которую еще вчера вечером, занимал другой хозяин.
  
   ***
   Чем комнаты на втором этаже, отличаются от комнат на первом этаже? Со второго этажа дольше идти до столовой и банных помещений, а в остальном все примерно одно и тоже.
   Пятый год обучения начался с того, что мы перетащили свои порядком опустевшие сундуки, в новые "кельи". Монастырь предоставлял нам каждый год по три комплекта одинаковой одежды, а так же пару пледов, что бы удобнее и теплее было спать. За год, трико успевали протираться до дыр, да и рвались весьма часто, так что не удивительно что в конце выглядели как обычные тряпки, годные для мытья полов но не для ношения.
   В первый же день, наша пробежка проходила не на привычной дорожке вокруг здания, а по площадке, являющейся крышей первого этажа. Бросая взгляды вниз, на медленно бегающих детей, выдыхающихся уже после второго круга, я испытывал странное чувство снисхождения, жалости и превосходства. А затем стало не до разглядывания первогодок, так как наставник начал выдавать утяжелители.
   Каждый комплект тренировочных утяжелителей, состоял из жилета, вес которого был равен двадцати килограммам, а так же широких грузиков на руки и ноги, которые плотно приматывались лентами из эластичной ткани, не стесняющей движения. Если сперва мои товарищи отнеслись к дополнительной нагрузке скептично, то через два часа непрерывного повторения разминочного комплекса, мы чувствовали себя не многим лучше тех же самых первогодок, выполняющих облегченную версию комплекса налегке.
   Только во второй половине дня, после обеда, нам было разрешено снять утяжелители и сложить их в своих спальнях, что бы снова надеть перед утренней пробежкой на следующий день. И начались тренировки обращения с мечом, о чем мои "братья" мечтали последние полтора года, устав просто махать руками и ногами.
   Разумеется, боевое оружие нам не выдали, так что пришлось удовлетвориться деревянными макетами, внутри которых находились утяжелители из железа.
   - для рубящих ударов, существует всего восемь основных направлений: сверху, снизу, справа, слева, сверху справа по диагонали, сверху слева по диагонали, снизу справа по диагонали, снизу слева по диагонали. - Громко и отчетливо произносил лекцию наставник, прохаживаясь за нашими спинами, пока наша группа, стоя одной линией, раз за разом отрабатывала те самые удары. - Не ждите что в этом году, вам начнут показывать хитрые приемы, благодаря которым можно обезоружить противника как-то по особому крутанув кистью. Такие приемы существуют... но в настоящем бою используются крайне редко.
   И мы махали муляжами... и снова... и снова... и еще чуть-чуть. А затем прозвучал приказ вернуть инвентарь на склад, и отправляться на отработку приемов рукопашного боя.
   Таким усталым как в этот вечер, я не чувствовал себя с самого первого года учебы в "школе меча". Даже не знаю, сумели бы мы с "братьями" добраться до своих комнат после мытья, но к счастью выяснять этого не пришлось, так как один из старших учеников не поленился посоветовать, держать в своей "келье" ведро с водой для обтирания перед сном. О ежедневном посещении банных комнат, пришлось забыть как о прекрасном сне... по крайней мере пока организм не привыкнет к новой нагрузке.
   И понеслись дни, похожие друг на друга словно близнецы. Утром пробежка в утяжелителях, затем завтрак, потом разминочный комплекс, упражнения на гибкость и силу, а после обеда избавление от лишнего груза и отработка приемов с муляжом меча. Так же как и с рукопашным боем, нас обучали простейшим приемам, заставляя запоминать их до полного автоматизма, особое внимание уделяя скорости и четкости исполнения.
   Раз в декаду, у учеников пятого года, было нечто вроде "разгрузочного" дня. После пробежки, завтрака и действительно легкой разминки, нас отправляли медитировать и читать книги по медицине. Наставники показывали, как вправлять вывихи, как накладывать "шину", и многое другое, что могло понадобиться во время жизни за пределами монастыря.
   Несколько ночей, группами и по одиночке, мы проводили в походных условиях в лесу и на тренировочных полянах. Спали на тонких матрасах, укрывались кусками плотной ткани, похожей на брезент, готовили еду на костре, собирали травы и ягоды... в общем развлекались и получали удовольствие от отдыха.
   Во время ночевок в лесу по одиночке, разрешалось брать с собой "кошек-рабов", и это мотивировалось тем, что мы все равно будем держать питомиц поблизости от себя, а значит и им нужно приобретать полезные навыки.
   В библиотеке, кроме толстых талмудов по медицине, нашлись учебники по биологии и географии, математике и истории, а так же основам физики и химии.
   Конечно, кроме обязательного курса по оказанию первой помощи, а так же определению отравления и приготовлению настоев, мазей и обычной еды, никто не заставлял больше ничего читать. В "разгрузочный" день, после разминки, можно было вообще ничем не заниматься... однако в наши головы надежно вбили мысль, что умения и знания никогда не бывают лишними, и кажущаяся бесполезной информация, однажды может спасти жизнь. Вот так и получалось, что книги читались охотно и по многу, а когда мозги уставали, можно было заняться медитацией и немного потренировать свой контроль над даром.
  
   ***
   - бой!
   Я и мой противник, синхронно сорвались со своих мест, и буквально через секунду, наши деревянные мечи, с громким стуком встретились. Рубящие удары сменялись жесткими и скользящими блоками, атаки и контратаки сменяли друг друга, а босые ступни, утаптывали траву постоянными перешагиваниями с места на место.
   Ни на миг мы не прекращали движение, пытаясь занять наиболее удобную позицию для атаки, одновременно "прощупывая" оборону соперника. В реальном бою, всего один пропущенный удар, может означать поражение или даже смерть, а потому победителем в этом противостоянии станет тот, кто сумеет провести первую успешную атаку.
   Уклонившись от очередного укола, показываю что собираюсь нанести удар по правому плечу сверху вниз, и когда меч противника начал подниматься для защиты, изо всей своей скорости, изгибаю тело под углом, смещая свое оружие и проводя выпад по диагонали справа сверху. Мой оппонент почти успел отклониться назад, но все же кончик деревянного клинка, царапнул его по груди... впрочем даже не оставив следа на коже, укрепленной "псионикой" до состояния стальной брони.
   Наставники видели касание, но промолчали разрешая продолжать, что значило только то, что по их мнению вероятная рана, которую могло бы нанести настоящее оружие, нетолько не смертельна, но даже не опасна и совершенно не скажется на боеспособности. А вот ответный взмах, прошедший ровно на уровне моей шеи справа налево, был очень опасен, и даже деревяшка могла причинить много проблем при попадании.
   "обычного человека убило бы, ну а мне оставил бы гематому...".
   Здраво оценивая свою прочность, вовремя отступаю назад, и противник развивая успех, наносит серию рубящих ударов справа и слева сверху и по диагоналям. При очередном столкновении мечей, вместо жесткого блока, отвожу клинок направленный мне в левую половину груди, и чуть вывернув руку, наношу удар рукоятью по кисти оппонента.
   Парен стремительно "разорвал" дистанцию, схватившись за поврежденную конечность. Ушиб теперь не позволит ему вращать оружием с прежней ловкостью, так что у меня кроме времени на передышку, появилось небольшое преимущество. Приняв верхнюю стойку, готовлюсь к следующей "сшибке", мой же конкурент на победу, избрал нижнюю стойку, позволяя мечу почти касаться земли своим кончиком.
   Синхронный рывок, и из-за ушиба кисти, противник запоздал на долю секунды, и я нетолько успел отвести его оружие, но и довольно чувствительно полоснул его по правой стороне груди, в области нижних ребер.
   - стоп! - Наставник появился рядом, и легко ладонями остановил наши тренировочные мечи, уже готовые обрушить новые удары. - Победил Алексей.
   - в следующий раз, я тебя достану. - Пожимая мою руку, пообещал коренастый кареглазый парень, так же как и я, считающийся лидером своей группы.
   - мечтай. - Отвечаю изображая чуть снисходительную улыбку. - Ай!
   Подзатыльник от наставника был стремительным и чувствительным, а брошенный на меня суровый взгляд, мог бы заставить раскаиваться любого грешника... одновременно вспоминая о том, где спрятаны украденные вещи, что бы вернуть их хозяевам.
   - побеждая, так же как и принимая поражение от рук более сильного противника, следует вести себя достойно. - Поучительным тоном произнес мужчина.
   - я понял, наставник. - Покорно склоняю голову, что бы собеседник не увидел отблесков злости в моих глазах.
   - возвращайся к своей группе. - Тренер подтолкнул меня в плечо, и вызвал на импровизированную арену, следующих дуэлянтов.
   - только попробуй проиграть. - Произношу своему "брату", передавая ему тренировочный меч.
   В ответ удостаиваюсь хмурого и решительного взгляда, как бы говорящего, "не сегодня...".
   Второй поединок продлился чуть дольше первого, и закончился точным уколом в живот, в исполнении члена нашей группы. Третий бой не успел начаться, как был завершен первым же ударом... оба соперника умудрились провести результативную атаку.
   - м-да... - Одариваю приятеля печальной улыбкой. - Это уже в третий раз к ряду.
   - стабильность - признак мастерства. - Раздается голос за моим левым плечом.
   - да пошли вы знаете куда... - Раздраженно произнес неудачливый поединщик.
   - мы там уже были, и ничего интересного не видели. - Хмыкнул еще один "брат".
   Шуточную перепалку прервал суровый взгляд наставника, который с раннего утра был чем-то недоволен.
   В дальнейших боях никаких неожиданностей не произошло, и наша группа одержала уверенную победу со счетом "шесть - три".
  
   ***
   Седьмой год учебы ознаменовался нетолько очередным переездом на более высокий этаж, а так же увеличением тренировочных нагрузок, но и разрешением два раза в декаду, выходить за пределы территории монастыря. Не скажу что я настолько соскучился по внешнему миру, или по общению с обычными людьми... да и потребности организма помогала удовлетворять верная "кошка-рабыня". Однако, первый выходной за стенами монастыря, ожидался как праздник, на равнее с днем рождения или новым годом.
   После традиционной пробежки, разминки и завтрака, наша группа была проинструктирована о том, что вернуться мы должны до полуночи, а иначе спать придется на улице, а на следующий день будет серьезный разговор с наставниками. Как дополнительное наказание, фигурировал еще и запрет покидать стены "школы меча", на срок до полугода.
   Для парней, которые шесть лет жили в ограниченном, пусть и обширном, пространстве, общаясь с одними и теми же людьми, угроза потерять возможность хотя бы на несколько часов покидать это место, оказалась очень значительной. Кроме того, теперь за любой проступок, ученик лишался своего законного выходного, и вместо отдыха в деревне, должен был помогать в подготовке и ремонте тренировочного инвентаря.
   Надев новенькое белое трико, взяв с собой из кошеля немного монет, и затянув на ногах ремешки от сандалий, я потрепал Пинки по макушке, и пообещал вернуться вечером. Не знаю, может быть мне показалось, но кошка выглядела расстроенной.
   Вдесятером, мы молча прошли по дороге до ворот, а там нас провели к незаметной дверце чуть в стороне от главного входа. На удивленные взгляды, мастер руководящий охраной, заявил что мы не настолько важные персоны, что бы ради нас открывать ворота.
   Когда дверь за нашими спинами закрылась, на плечи опустилось странное ощущение, которое никак не удавалось распознать.
   - ну что, пойдем? - Один из парней, кивнул чисто выбритой головой на виднеющиеся дома.
   - свобода! - Другой наш "брат", раскинув руки в стороны, побежал к деревне.
   - а мы что стоим? - Подал голос третий парень, так же срываясь на бег.
   Не прошло и десяти секунд, как я остался один. Оставалось только хмыкнуть, и сохраняя невозмутимую, чуть снисходительную улыбку на лице, неспешно шагать в том же направлении, в котором умчались все остальные.
   Должен заметить, что в один день, в деревню выпускали не больше двух групп учеников, (одну с седьмого, и одну с восьмого года обучения). Это было сделано для того, что бы молодые воины, уже освоившие немало умений и набравшиеся сил, не решили начать разрешать свои споры среди мирных жителей. Да и наблюдателям, гораздо проще каждый день следить за маленькими группами, чем один день в пять дней, бегать за толпами по сорок человек.
   Дойдя до первых домов, я ненадолго остановился и стал оглядываться по сторонам. Искать парней было исключительно лень, да и присматривать за ними меня никто не просил. Зато внезапно появилось желание, посидеть в каком ни будь трактире, послушать болтовню местных, а заодно и выпить чего ни будь более крепкого чем чай из трав...
   "решено: иду пить и вкушать разные вкусности".
   После недолгих колебаний, первый попавшийся на пути трактир, был гордо проигнорирован, так как велика была вероятность, что именно туда и направились мои "братья". Та же участь постигла и второе питейное заведение, и на всякий случай, даже третье. Магазинчики с продуктами и сувенирами, завлекали красочными вывесками над входами, которые при прошлом посещении я не видел... ну или просто не обратил на них внимания.
   Местные жители, почти не реагировали на мой внешний вид, лишь вежливо улыбались и кивали, если оказывались ближе чем на пять шагов от меня. Девушек, и брюнеток и блондинок, высоких и низких, фигуристых и неочень, было действительно намного больше чем мужчин и парней, и их заинтересованные оценивающие взгляды, заставляли проявлять чудеса выдержки и самоконтроля.
   "спокойно-спокойно, никто не хочет меня убить или ограбить".
   Понятия не имею, откуда у меня взялись такие инстинкты, однако ощущение будто бы вокруг находятся не милые девушки, а опасные хищники, никуда не пропадало.
   "совсем одичал в этом монастыре".
   Зайдя в ничем не примечательное заведение, первое что бросилось мне в глаза, это массивная стойка из темного дерева, за которой стоял крупный мускулистый мужчина в белой рубашке и сером переднике. Его рукава были закатаны до локтя, а в руках он держал объемный стакан из мутного стекла, который протирал влажной тряпкой. Только после этого, мое внимание перешло к скучающему лицу, украшенному короткой густой щетиной и завивающимися короткими черными волосами.
   - что? - Трактирщик вопросительно приподнял бровь глядя на меня, потом перевел взгляд на стакан и снова на меня. - Ты не представляешь, как это успокаивает нервы. Гхм... чем могу быть полезен, молодой человек?
   Осматриваю относительно небольшой зал трактира, в котором стоит всего шесть столов, в данный момент пустующих. Подхожу к стойке, и присаживаюсь на высокий стул, после чего выкладываю перед трактирщиком пару маленьких золотых монет.
   - пиво, и последние сплетни... если вас не затруднит.
   Деньги исчезли как по волшебству, а передо мной со стуком опустилась деревянная кружка, которую мужчина наполнил из "пузатого" глиняного кувшина, извлеченного из-под стойки. Затем он на некоторое время удалился за дверь, по всей видимости ведущую на кухню, и вернулся с подносом, на котором лежала кучка мелко нарезанных сухариков с чесноком, солью и перцем, а так же бутерброды с мясом и сыром.
   - пить без закуски, в моем заведении не позволю. - Заявил трактирщик, опуская передо мной свою ношу.
   А дальше мне оставалось пить пиво, регулярно подливаемое из кувшина, жевать сухарики, и слушать неторопливую болтовню хозяина трактира, изредка задавая уточняющие вопросы.
   Как не странно, но пока я учился в монастыре, жизнь в мире не останавливалась, и за последние шесть лет, успело произойти множество событий. У императора родилась пятая дочь, так что если бы не старший сын, то правитель государства мог остаться без прямого наследника, что грозило борьбой за трон среди мужей его старших дочерей. Пару лет назад, успел начаться и через сорок дней завершиться, военный конфликт с республикой "орков", которые пытались захватить рудники с залежами железа. Был подписан мирный договор с "эльфами", которые обнародовали информацию о том, что научились объединять разумы представителей своего народа в единый супер интеллект, и теперь их государство переименовано в "Единство".
   Из менее важных новостей: "дьяволы" готовятся к войне, и империя стягивает свои силы на границу... но так как этот процесс затянулся больше чем на двадцать лет, и кроме мелких но постоянных стычек отрядов разведчиков, ничего более серьезного не происходит, в полномасштабное противостояние никто не верит. Князья с востока, снова начали "мутить воду", и ходят слухи о собирающихся против императора, военных союзах и заговорах.
   Были и совсем уж незначительные, местные новости: Светлана, дочь мясника, забеременела от какого-то ученика из монастыря, и отец отправил ее куда-то к родне, что бы не мешала работать и не устраивала истерик при виде своего "возлюбленного". Кто-то где-то подрался, что-то сгорело, кого-то избили... к этому моменту из-за алкоголя, было сложно сконцентрироваться на словах мужчины, а взгляд то и дело скашивался на девушку, одетую в облегающий серый комбинезон с "юбкой", который скорее не скрывал, а очерчивал все выпуклости невысокой брюнетки.
   Сам бы я наверное так и не решился подойти, но девушка закончив работу, сама подсела за стойку, и сперва попросила ее чем ни будь угостить, затем стала расспрашивать о жизни в монастыре... не прошло и четверти часа, как мы уже болтали словно давно знакомые друзья, а еще через полчаса, когда в трактир начали заходить другие посетители, и в зале появилась еще одна служанка, моя новая знакомая предложила подняться в одну из комнат наверху.
   Еще несколько монет перекочевало к трактирщику, и мы получив маленький ключ на веревочке, направились к лестнице ведущей на второй этаж. К гордости своей замечу, что шел легко, и не смотря на шум в голове, не потерял координацию движений.
   Стоило нам зайти в маленькую комнатку и закрыть за собой дверь, как мою шею обвили две изящные ручки, а в губы впились страстным поцелуем, продлившемся до тех пор, пока у девушки не начал кончаться воздух. Мое трико, в смятом состоянии отправилось в угол, так же как и передник с комбинезоном, которые скрывали от меня гладкую светлую кожу, бархатистую на ощупь.
   Девушка взвизгнула и рассмеялась когда мы упали на широкий мягкий матрац, а затем наши тела переплелись...
   Уже на закате, выпив какую-то горькую жидкость, умывшись и приведя одежду в приличный вид, я вышел из трактира и на краю деревни встретился с "братьями", которые выглядели так, словно сперва долго дрались, а затем их втаптывали в землю. дебильно счастливые улыбки на лицах, расфокусированные взгляды, и характерные следы на открытых участках кожи, говорили о том, что время они провели ничуть не менее приятно чем их лидер, (тоесть я).
   - если мое лицо хотя бы наполовину такое же как ваши, то мне стыдно за себя... - Произношу с обычным спокойствием в голосе, что вызывает общий хохот.
   - даже не сомневайся в этом. - Заявили парни.
   - а... плевать. - Отвечаю махнув рукой. - Пойдемте к монастырю, а-то еще к закрытию опоздаем.
   Вечерняя прохлада, легкий ветерок и вид заходящего солнца, немного прочистили наши головы, и к стене мы подходили уже нормально себя контролируя. Ребята признались, что совсем чуть-чуть пошумели, но никто не пострадал, а хозяин того трактира обещал не жаловаться наставникам.
   Вернувшись в "школу меча", сперва отправились в банные комнаты, где жесткими мочалками оттирали кожу, и только после этого, чистые и счастливые, устремили свои стопы к "кельям" на третьем этаже.
   Стоило пересечь порог спальни и задернуть штору, (скучаю по дверям...), как мне в грудь уткнулась Пинки. Кошка была необычно тихая, и категорически отказалась выпускать меня из своих объятий. Пришлось так и укладываться спать, прижимая к себе мелко подрагивающую питомицу.
  
   ***
   Тук, тук, тук...
   Три метательных ножа, пролетели через поляну, и вонзились на треть лезвия, в повешенную на дерево деревянную мишень. Пинки радостно мяукнула, совершенно по детски подпрыгнула на месте и захлопала в ладоши.
   - хм, две "девятки" и "десятка"... очень даже неплохо. - Протягиваю руку, и треплю довольную собой кошку по макушке. - Убедила, сегодня остаюсь в монастыре. Покидаем ножи в мишень?
   - мряу! - "кошка-рабыня" сперва повисла у меня на шее, а через секунду побежала вынимать снаряды.
   Облокотившись спиной о ствол дерева, скрещиваю руки на груди, и запрокинув голову, через прищуренные веки смотрю на синее небо, по которому плыли "пятна" белых и серых облаков. Ветер шелестел листвой, с соседней поляны доносились голоса учеников четвертого года, увлеченно избивающих друг друга в спаррингах.
   "красота... я буду скучать по этому месту".
   - мррр. - Пинки ткнула меня в бок, привлекая к себе внимание, и протягивая метательные ножи рукоятями вперед.
   - моя очередь? - Получив в ответ кивок, принимаю снаряды и метаю их один за другим, почти не прицеливаясь.
   Тук, тук, тук.
   - две "десятки" и "восьмерка". - Озвучиваю и без того очевидный результат. - Идем на равнее.
   Кошка снова убежала за ножами, а я вернулся в прежнюю позу, и продолжил созерцать небо.
   Это был последний выходной перед нашим выпуском, и почти все мои одногодки, ушли в деревню что бы отметить завершение учебы. Почему же я не отправился с ними? Скорее всего потому, что за последние два года, три знакомых мне девушки, с которыми у нас было весьма тесное общение, куда-то уехали и как говорят слухи, скоро у них появятся дети. Вторая же причина заключается в том, что мне надоело чувствовать себя "добычей" для "охотниц", которые решили несколько необычным способом, поднять свой статус в обществе.
   А ведь мои "братья" даже не задумываются, что у каждого из них, уже есть как минимум по одному ребенку, который растет где-то далеко...
   "сам я тоже не слишком сильно задумывался о детях, находя в трактире очередную смазливую служанку".
   - мряу. - Прозвучало возмущенное восклицание от кошки, готовящейся метать ножи.
   - я смотрю-смотрю. - Для убедительности, даже "отлипаю" от дерева, на которое опирался.
   Пинки напряглась, прицелилась, и на одном дыхании, один за другим, метнула все три снаряда.
   Тук, тук, дзинь.
   Третий нож ударился об рукоять первого, и упал в траву у мишени. Ушки "кошки-рабыни" обиженно прижались к голове, и она побрела собирать снаряды, даже не дожидаясь озвучивания результата.
   "расстроилась... а ведь еще год назад, у нее была чуть ли не истерика, когда я предложил научиться метать ножи. Только условие, что если она за три броска сможет набрать не меньше двадцати пяти балов, я не пойду в выходной в деревню, заставило Пинки преодолеть себя".
   Воспоминание о том, как кошка впадала в прострацию, беря в руки оружие, заставило меня непроизвольно поморщиться. От идеи научить ее драться в рукопашную, или хотя бы при помощи посоха, пришлось отказаться, так как от одной мысли о причинении умышленного вреда человеку, питомицу начинала бить крупная дрожь, и даже прямой приказ не мог этого изменить.
   "м-да, раса фанатично верных и не способных причинить вред рабов... хотел бы я пожать горло тому, кто так поиздевался над их психикой".
   В какой-то момент, у меня даже начало появляться чувство вины перед Пинки и ее сородичами, но к счастью, это не переросло во что-то большее. Прошлая жизнь, а точнее последняя пара десятков лет, научила принимать мир таким, какой он есть, а еще четко выполнять полученные приказы. Любая попытка освободить кошку, приведет к ее смерти от голода, от рук других людей... или же она сама себя убьет, решив что в чем-то провинилась, раз хозяин ее прогнал.
   "что бы сказали борцы за права животных и людей из малоразвитых стран?".
   Последняя мысль вызвала улыбку, ведь любая "малоразвитая" страна, из моей прошлой жизни, по технологическому прогрессу, на порядки превосходила нынешнюю империю.
   Тук, тук, тук.
   - "десять", "десять", "десять". - Озвучиваю свой результат.
   Пинки радуется и хлопает в ладоши, так как будто бы это она все три раза попала в центр мишени.
   "последние дни, а после завтра начнется новый этап в жизни".
   В прошлый раз, когда я сидел с парнями в трактире, мы размышляли, кого из нас куда отправят. По общему мнению, меня и еще троих лидеров других групп, пророчили в гвардию императора, а один индивид заявил, что его в качестве телохранителя, заберет в поместье родной отец. Даже не знаю, завидовать ему или сочувствовать?
   Последний восьмой год начался с того, что учеников "школы меча", начали приучать к виду крови. Каждую группу по отдельности, выводили на закрытую площадку, где против нас выставляли обычных разбойников, убийц или грабителей, которым вручали оружие, и в случае победы, обещали отпустить на свободу.
   Как сейчас помню: я стоял в просторном зале, освещенном дюжиной масляных ламп, развешенных на стенах, в моих руках была зажата рукоять меча, подаренного Владиславом Морозом. Напротив, лихорадочно вцепившись в клинок, словно утопающий в тонкую нить, не дающую уйти на дно, дрожал всем телом мужчина лет сорока. Это был обычный крестьянин, даже не обученный сражаться, но приговоренный к смертной казни.
   Когда раздался приказ начинать, мне оставалось совершить рывок к противнику, и нанести всего один удар в область шеи... тело, в которое долгие годы вбивались нужные рефлексы, сделало все идеально. В тот день мне впервые довелось оценить, насколько обычные люди, беспомощны против обученных "псиоников".
   Для меня, учитывая прошлую жизнь, это было уже не первое убийство, а потому сильных душевных терзаний не случилось, а вот некоторых парней мутило, трясло, и кого-то даже вырвало.
   Тук, тук, тук.
   - "десять", "девять", "десять". - Поглаживаю Пинки между ушами. - Молодец, у тебя хорошо получается.
   Издав неразборчивый радостный возглас, кошка снова побежала за ножами, а я вернулся к воспоминаниям о прошедшем годе.
   После того случая, нашей группе еще несколько раз приходилось казнить преступников, а что бы мы не зазнавались и не начали считать себя самыми сильными, мастера на следующий же день, показывали всю ту "пропасть", которая нас разделяет. Обидно и больно лежать на земле, с десятком сильных ушибов по всему телу, но это отлично "прочищало" мозги, возвращая с небес на грешную землю.
   А однажды мне довелось исполнять приговор "бесу". Это была почти обычная девушка, за исключением пепельно белых волос, насыщено красной кожи, глаз с вертикальными зрачками, пары коротких рогов на лбу, и коротких черных когтей на пальцах рук и ног. Наставник говорил, что она шпионка, целью которой была организация убийства одного из князей... но что-то мне подсказывает, что если бы "дьяволы" действительно хотели убить сильного "псионика", они бы воспользовались услугами наемных убийц из числа людей.
   Эта "бес", оказалась первой жертвой, сумевшей оказать хоть какое-то сопротивление. Первый удар, который должен был если не срубить голову, то критически повредить шею, был заблокирован в последний момент, а вот за выпадом нацеленным в живот, она уже не уследила.
   Испытывал ли я какие ни будь особенные эмоции, убивая потомка мутантов, с которыми сражался в прошлой жизни? Скорее "нет", чем "да". В той войне, друг в друга стреляли все, и люди ничем не отличались по уровню опасности, от своих ручных монстров.
   Тук, дзинь, клац.
   - ммм... наставник будет ругать за испорченный инвентарь. - Потираю затылок, пытаясь понять, как же меня угораздило попасть два раза, в рукоять первого ножа, впившегося в самый центр мишени.
   - мряу? - Пинки посмотрела на меня обеспокоено, и как будто хотела предложить, взять вину за сломанный нож на себя.
   - глупенькая. - Усмехаюсь и несильно щелкаю кошку по носу, вызывая обиженное сопение. - Все будет хорошо.
   Фыркнув и забавно дернув ушами, питомица пошла за ножами, а мой взгляд снова вернулся к небу, и верхушкам деревьев.
   "и все же, я буду скучать по этому месту".
  
   МЕЧ ИМПЕРИИ.
   - мряу.
   Шершавый влажный язык, скользит по моей щеке, заставляя сознание вынырнуть из глубокого крепкого сна. Сколько уже раз, кошка будила меня таким образом? Даже пытаться подсчитать не буду.
   - доброе утро, Пинки, я уже проснулся.
   Потягиваюсь всем телом до хруста, совершенно не обращая внимания на груз, все еще располагающийся у меня на груди и животе. Когда последние признаки дремы прошли, пришлось согнать с себя "кошку-рабыню", которая самым наглым образом, попыталась уснуть.
   "разбаловал я ее".
   Надев заранее подготовленное белое трико, подхватываю собранный прошлым вечером сундук, и взвалив его на плечо, выхожу из "кельи". Кошка пристраивается за левым плечом, уже одетая в серый передник совмещенный с юбкой. В коридоре, обмениваюсь приветственными кивками с "братьями", так же покидающими свои комнаты.
   - и не верится, что уже восемь лет прошло.
   - а помните какими мы мелкими и "дохлыми" сюда приехали?
   - а я рад, что наконец покидаю эту тюрьму...
   Кто-то переговаривался, делясь эмоциями, другие, в том числе и я, молчали и просто шли на первый этаж.
   Пробежка и утренняя разминка, на сегодня отменялись, так как до завтрака мы должны были успеть получить комплект брони, а так же оружие... если у кого-то нет своего собственного. Немного обидно, но нам не полагалось никакого праздника, и даже торжественной речи в исполнении магистра "школы меча", ведь мы мужчины и воины, а не дети, и не нуждаемся в подобных излишествах.
   У склада на первом этаже, образовалась очередь. Четыре группы, возможно впервые после поступления, вновь собрались в одном месте все вместе, и никто не думал вспоминать о соперничестве или обидах. Все "братья" понимали, что после получения назначений, мы разъедимся по империи, и вряд ли еще когда ни будь встретимся... конечно если не начнется война, или нас не отправят на "зачистку" какого ни будь княжеского поместья.
   Вот подошла и моя очередь, и оставив сундук у входа, под присмотром Пинки, захожу в комнату заведующего складом. За массивным столом сидел пожилой мужчина, с перечерченным множеством морщин и шрамов лицом, одетый в белоснежное трико, с широкими ободками золотых колец на пальцах. на краях стола, справа и слева, стояли масляные лампы, освещающие стопку листов бумаги.
   - имя? - Не глядя на меня, хриплым голосом осведомился начальник склада.
   - Алексей Мороз. - Отвечаю спокойно, без раздражения или нарочитого уважения.
   - так-так... - Мужчина перебрал несколько бумажек. - Вот ты где... так значит? Поздравляю Мороз, после завтрака ты отправляешься в столицу, как один из кандидатов на вступление в один из гвардейских отрядов. Сдай блокираторы.
   Снимаю с запястий и лодыжек браслеты, которые носил уже скорее по привычке чем из-за необходимости, и с немалым облегчением освобождаю голову от обхватывающей ее цепочки. Тут же по кабинету словно ветерок пронесся, а у меня появилось ощущение, будто дышать стало легче.
   - жди здесь... и не пытайся использовать свой дар в моем кабинете, дождись хотя бы момента, когда выйдешь за стены монастыря.
   Рассеянно кивнув старику, новым взглядом осматриваю обстановку помещения.
   "мне кажется, или цвета действительно стали ярче?".
   - вот, принимай, тебе должно подойти. - Вернувшийся из заднего помещения начальник склада, поставил на пол передо мной мешок из грубой серой ткани, туго чем-то набитый, и завязанный обрезком тонкой но прочной веревки. - Вот твое направление. Когда выйдешь за дверь, позови следующего.
   Еще не до конца придя в себя, принимаю из рук старика бумагу, подхватываю мешок, и коротко попрощавшись, выхожу за порог. Звать следующего в очереди не пришлось, так как он сам шагнул в дверь, стоило мне только освободить проход.
   Мне могло показаться, но сундук сам подскочил и устроился у меня на плече, и он словно стал легче в сравнении с тем, что было еще несколько минут назад.
   - пойдем. - Киваю кошке на коридор, ведущий на улицу, и сам первым направляюсь в ту сторону.
   Стоило нам оказаться под открытым небом, как я ощутил на себе то, что в моей прошлой жизни называли "сенсорный шок". Непривычно яркие цвета, четкие и громкие звуки, хорошо еще запахи и ощущения не изменились, а-то боюсь мое сознание не выдержало бы подобного. Создавалось ощущение, будто с глаз сняли черно белые очки, а из ушей вытащили вату.
   - мряу? Мррр, мряу! - Пинки попыталась потрясти меня, но это было сравнимо с тем, как если бы слабый подросток попытался сдвинуть боксера тяжеловеса... а я еще неосознанно использовал "псионику" для укрепления и усиления тела.
   Однако кошка не сдавалась, и использовала тот способ, которым на протяжении долгих лет, будила меня по утрам. Ощущение влажного шершавого языка на щеке, позволило вернуться к реальности, и сфокусировать свой взгляд на питомице.
   - мряу? - С тревогой глядя мне в глаза, произнесла "кошка-рабыня".
   "какие яркие у нее глаза... гхм, о чем это я?".
   - умница. - Улыбнувшись, быстро целую кошку в макушку, (погладить не могу, так как одна рука занята сундуком, а другая мешком).
   В ответ раздался фырк, в котором выражались сразу несколько эмоций, главной из которых было удовольствие.
   Что бы немного отвлечься, отхожу в сторону, и поставив вещи на землю, начинаю развязывать мешок. К некоторому своему облегчению, замечаю что и другие "братья", так же неадекватно реагируют на внешний мир, выходя из здания без цепочки на голове, однако "зависали" они не так сильно, и приходили в себя от пары толчков в бок.
   Кожаный нагрудник, наплечники, наручи, набедренники и поножи укрепленные железными пластинами, вот и вся броня, которая полагалась выпускнику "школы меча". Радовало, что нагрудник соединялся с защитой для спины, при помощи ремешков, превращаясь в своеобразный "панцирь", а-то перспектива бегать по полю боя с открытой спиной, казалась мне сомнительным способом самоубийства. А вот шлемов не полагалось вовсе, ну или просто начальник склада, решил сэкономить на нашем годе выпуска.
   - кто в гвардию, поднимите руки! - По дороге, ведущей от ворот к главному зданию монастыря, шел крупный мужчина в кожаных доспехах, и с алым плащом, накинутым на плечи и скрепленным застежкой в виде ромба.
   У него были короткие каштановые волосы, на поясе в потертых ножнах висел короткий прямой меч, а на пальцах красовались железные перстни, при сжатии кулака, превращающиеся в шипованный кастет. Спокойное волевое лицо, украшал взгляд "колючих" синих глаз, выражение которых ясно говорило о том, что их хозяин привык отдавать приказы и привык, что их выполняют.
   Подняв руку, краем сознания отмечаю еще троих "братьев", с некоторым запозданием повторивших тот же жест.
   - кандидаты, с вещами ко мне. - Вроде бы и негромко, но так что бы услышали все, произнес этот незнакомец.
   Закинув пустой мешок в сундук, я проверил как держатся элементы доспехов, поправил меч, ножны которого закрепил на поясе, и только после этого направился к своему предположительному командиру. Пинки, как и в детстве при первой встрече с князем Морозом, старалась спрятаться за моей спиной, что благодаря разнице в росте и ширине плеч, очень даже неплохо вышло.
   - имена? - Никак не отреагировав на нашу с "братьями" задержку, спросил мужчина.
   - Алексей Мороз. - Представляюсь первым.
   Незнакомец усмехнулся и жестом заставил остальных молчать, после чего произнес:
   - с этого момента, у вас нет родовых фамилий, только имена, и если ваши кандидатуры утвердят на прием в гвардию, то прибавится еще и название отряда. - Поочередно одарив нас пристальным взглядом, он продолжил. - Мое имя Владимир Кровавый, из отряда "красная гвардия". Название "кровавая гвардия", присвоено нам за то, что мы никогда не отступаем, и сражаемся до последней капли крови наших противников и врагов империи. Следующий.
   Парни переглянулись, и голос подал самый низкий из нас.
   - Петр.
   - Степан. - Тут же продолжил его сосед.
   - Василий. - Откликнулся последний из кандидатов в гвардию.
   - вот и познакомились. - Хмыкнул Владимир, затем посмотрел на меня и Пинки, после чего удостоил внимания остальных трех кошек, а в конце вернул свой взгляд ко мне. - Интересная раскраска, подумай о том, что бы разводить котят. В столице найдется немало желающих обзавестись экзотичным питомцем. Ну да это не мое дело. Все вещи собрали? Тогда за мной.
   - командир, а как же завтрак? - Незамедлительно спросил Петр.
   - в деревне посидим в трактире, а заодно я расскажу вам о том, что вас ждет впереди. Еще вопросы? - Взгляд брошенный на нас бойцом "красной гвардии", говорил о том, что сейчас лучше промолчать. - Я так и думал. Шагом марш!
   Закинув сундуки на плечи, мы пошли вслед за Владимиром. Почему ни у кого не возникло сомнений, что именно он наш новый командир? Просто никого постороннего, на территорию монастыря не впустили бы, да и мелькающие на периферии зрения наставники, прибавляли уверенности.
  
   ***
   Мы сидели за столом в самом углу обеденного зала, ничем не примечательного трактира, в котором за последние два года, успели побывать ни раз. Кошки с сундуками, остались у входа, и хозяин заведения вынес им по миске какой-то похлебки.
   Владимир терпеливо ждал, пока мы насытимся, и в знак своего дружелюбия, даже обещал оплатить общий счет. Когда же тарелки опустели, а парни взялись за кружки с легким пивом, мужчина наконец заговорил:
   - слушайте внимательно, потому что от того, что я расскажу, будет зависеть ваша дальнейшая жизнь. - Взгляд гвардейца прошелся по нашим лицам, и выдержав эффектную паузу, он продолжил. - То, что вы четверо с отличием закончили курс обучения в "школе меча", это конечно хорошо, и несомненно заслуживает уважения... только вот для поступления в один из отрядов имперской гвардии, простого умения драться на кулаках и сражаться мечом, катастрофически недостаточно. Сейчас вы являетесь кандидатами, которых каждый год отправляют в столицу на тестирование, но велика вероятность, что всех четверых признают негодными, и отправят на границу с "дьяволами" или "орками". Для того, что бы гарантированно стать гвардейцем, нужно продемонстрировать все свои навыки, и даже немного сверх этого, ну и от силы дара многое зависит. Вот я например "пирокинетик", причем не самый слабый... какие таланты у вас?
   - "пирокинез". - Тут же откликнулся Степан. - Только мы восемь лет не тренировались...
   - это не важно. - Прервал оправдания гвардеец. - Открою вам тайну: некоторые одаренные, специально носят блокираторы, что бы усилить свой дар. Наш император, даже с полным комплектом блокирующих браслетов, может использовать "телекинез", и немного "электрокинез". Так что сейчас, вы должны быть на несколько порядков сильнее себя же, если бы не учились в "школе меча". Однако не обольщайтесь, ведь кроме объема силы, существует еще и контроль, которому мы будем тренироваться всю дорогу до столицы. Следующий.
   - "пирокинез". - Повторил за "братом" Василий.
   - "электрокинез". - Произнес Петр.
   Взгляд Владимира устремился на меня, и в нем выражалось требование ответа.
   - ничего кроме "телекинеза". - Мне даже удалось сохранить внешнюю невозмутимость, хотя изнутри появился неприятный холодок... не тот, который является проявлением дара, а тот, из-за которого становится трудно дышать, и невозможно сглотнуть.
   - будешь учиться контролировать полет нескольких предметов одновременно. - Заявил гвардеец. - Не буду тебя обнадеживать, но знавал я старика, который одновременно мог драться пятью мечами, три из которых удерживал "телекинезом".
   На этом, разговор сам собой и затих, но я чувствовал на себе сочувственные взгляды парней, которые по видимому забыли, что каждого из них я избивал во время спаррингов, что кулаками что тренировочными мечами. только вот чувство гордости, просто требовало доказать, что меня не следует считать ущербным...
   "спокойно, не хватало еще истерику по этому поводу устроить".
   Допив свои напитки, мы покинули трактир, а Владимир не забыл оставить на столе пару золотых монет. На улице, молча подхватив сундуки, рядом с которыми сидели "кошки-рабы", направились вслед за гвардейцем, к окраине деревни, где чуть в отдалении от домов, нас дожидалась шестиколесная карета, запряженная пятью кабанами, даже более крупными чем те, которых я помнил из жизни в поместье князя Мороза. Кучером был молодой парень, приблизительно наш ровесник, облаченный в черную кожаную броню без знаков отличия, с коротким мечом в ножнах за спиной.
   - итак, ребята, загружайте вещи в транспорт, и готовьтесь показать, чему обучены и на что способны в перспективе. - Старший мужчина скинул свой плащ на землю, и положил руку на навершие меча. - Разрешаю нападать по одному, с намерением меня убить.
   Сундуки и кошки отправились в карету, которая выглядела как железный кирпич, так как имела прямоугольную форму без окон. У меня в голове даже промелькнула мысль, что в таких колесницах должны возить преступников.
   Первым свои силы решил показать Петр. Нарочито небрежно он извлек меч, встал в стойку опустив кончик клинка к земле, а затем совершил молниеносный рывок, стремясь разрубить Владимира от паха до головы. Гвардеец же, сместившись на шаг в сторону, слитным движением обнажил свое оружие, и отвел удар противника, заставляя его "провалиться" вперед, после чего отвесил пинка, придавая выпускнику "школы меча", дополнительное ускорение.
   Это было не так больно, как обидно, и Петр не смог сдержать эмоции. По его телу начали бегать слабые разряды электричества, но кажется парень этого не замечал, меч же был отведен назад, для более сильного замаха. Новый рывок был намного более стремительным чем первый, а завершился за шаг до Владимира, с одновременным рубящим ударом справа налево. Гвардеец снова не стал блокировать клинок, а лишь шагнул назад, и при помощи своего оружия, направил силу атаки в землю.
   - если это все, что может один из лучших выпускников "школы меча", то я сильно разочарован. - Мужчина скривил лицо в брезгливой гримасе, а в следующую секунду, Петр отлетел назад от сильнейшего удара кулаком в грудь. - Наверное я забыл вам сказать... но я тоже обучался в этом монастыре, и в отличие от разных неудачников, посвящал свободное время не личной питомице или побегам в деревню, а оттачиванию своих навыков. Следующий.
   Василий и Степан, помогли подняться Петру, а затем их взгляды обратились ко мне. в этот момент даже захотелось хмыкнуть, ведь всего несколько минут назад, они же считали меня ущербным...
   "а мне вообще есть дело до их мнения?".
   Спокойно извлекаю свое оружие, берясь за рукоять обеими руками и направляя клинок вверх под углом в сорок пять градусов. Колени чуть сгибаются, спина наклоняется вперед, взгляд направлен точно в лоб гвардейцу.
   - интересное, даже опасное оружие. - Владимир усмехнулся. - Детям с такими игрушками играть нельзя.
   "говори-говори, мне так интересно".
   Рывок оканчивается за шаг до противника, а мой меч вместо обозначенного рубящего удара в правое плечо, пытается пронзить нагрудную часть брони... но его встречает плоская сторона клинка противника.
   "да как такое вообще возможно! Это же реальный мир, а не кино!".
   Смещаю корпус, выворачиваю кисти рук, и лезвие соскользнув, режущим движением устремляется к правому плечу Владимира, который отводит атаку в сторону небрежным взмахом своего оружия. В этот же момент, разжимаю пальцы правой руки с рукояти, и сблизившись с гвардейцем, наношу удар открытой ладонью в лицо... но пропускаю болезненный пинок в живот, оторвавший меня от земли, и заставивший пролететь пару метров.
   "так просто не получится".
   С трудом, но приземляюсь на ноги, присаживаясь на корточки, якобы компенсируя ускорение, и дополнительно опираюсь свободной рукой о землю, загребая горсть мелких камней и песка. Из такого, не самого удобного положения, совершаю рывок вперед, одновременно бросая мусор в лицо Владимира, и целясь колющим ударом ему в шею.
   Старший мужчина почти не отреагировал на песок и камни, но все же моргнул и сместил голову, затем своим клинком попытался отвести мой меч, но в момент соприкосновения стали, я вывернул кисть, и теперь уже шип находящийся в навершии рукояти, приближалась к нагруднику Владимира.
   - а вот это уже было опасно. - Гвардеец перехватил мою руку за запястье, дернул на себя и в сторону, а затем врезался своим лбом в мой.
   В голове словно колокол зазвонил, ноги подкосились, перед глазами все стало расплываться, а мой противник, еще и коленом в живот добавил, выбивая из легких воздух.
   - мое разочарование стало чуть менее всеобъемлющим. - Раздался голос гвардейца, откуда-то сверху. - Возможно вы на что-то и годитесь. Следующий.
   "а когда я успел упасть?".
   Пока Петр помогал мне встать, Владимир успел "уложить" Василия, а через пол минуты, еще и Степана. На мой взгляд, мужчина показывал уровень боя, на равнее с мастерами монастыря, а может быть и превосходил их. Так и хотелось задать вопрос: "а где вас всех тренируют?".
   - что я могу сказать... могло быть и хуже. - Гвардеец прошелся вдоль нашего помятого строя, посмотрел на небо, будто просил у него совета, а затем продолжил. - Теперь оценим силу вашего дара, и начнем пожалуй с обладателя "электрокинеза".
   Следующие пять минут, Петр метал молнии с рук, на зависть киношным злодеям из "Звездных войн", окутывался электрическим покровом и... все. Других навыков у парня не было, но вот сила создаваемых разрядов, впечатляла. Следующим выступал Василий, первым же действием создав поток пламени, охвативший территорию в пять квадратных метров. За "братом", тот же подвиг, даже с несколько большими масштабами, повторил Степан.
   - ну а теперь ты, Алексей. - Владимир поморщился. - Подними вон тот камень.
   Взмахом руки мужчина указал на булыжник, даже "валун", лежащий у дороги, и в высоту достигающий середины моей груди. Не возмущаясь и не задавая вопросов, вызываю ощущение прохлады в голове, направляю ее через руки в ладони, а затем делаю движение, будто бы поднимаю камень за самый низ. Ладони тут же почувствовали тяжесть и сопротивление, на висках выступил холодный пот, зубы сжались от напряжения, а глаза начали выпучиваться, но задача была выполнена.
   - м-да... силен. - Задумчиво хмыкнул гвардеец, обходя воспарившую над землей глыбу, а затем внезапно нанес по ней удар, раскалывая на две примерно равные части.
   Концентрацию я разумеется потерял, и оба куска камня рухнули вниз, поднимая облака пыли.
   - а теперь подними оба куска одновременно. - Приказал мужчина.
   Вытягиваю вперед руки, сосредотачиваюсь и... куски камня поднялись в воздух, на что потребовалось гораздо меньше усилий, но вот моего контроля едва хватало, что бы не дать им упасть обратно.
   - все с тобой ясно. - Заявил Владимир. - Можешь отпускать. В пути до столицы, тебя ждут самые сложные тренировки по контролю своего дара, из того что я только смогу придумать. Вопросы есть? Вопросов ни у кого нет... просто прекрасно. Обожаю, когда подчиненные понимают все с первого раза, и знают когда надо молчать. Загружаемся в карету, до заката мы должны добраться до следующей деревни, а-то придется спать под открытым небом.
  
   ***
   Изнутри в карете были установлены два широких жестких сидения, вроде тех что стояли в электричках, во времена моей прошлой жизни, а между ними находился простенький складной стол, полностью убирающийся в стену. За одним из сидений, находилось пространство для грузов, роль которых играли наши чемоданы, сверху на которых сидели "кошки-рабы". В связи с тем, что окон в колеснице предусмотрено не было, в потолке имелся прямоугольный откидывающийся люк, через который внутрь проникал солнечный свет, а еще имелись масляные лампы, на случай пасмурной погоды или путешествия в темное время суток.
   С первых же минут пути, Владимир озадачил меня и "братьев" тренировками на контроль дара. Петр теперь сидел с абсолютно отсутствующим видом, держа перед собой две длинные узкие железки, по которым бегали разряды электричества, и пытался ослабить силу напряжения, (на мой скромный взгляд, заниматься подобным в железной карете, несколько небезопасно для всех нас... но разве с командиром можно спорить?).
   В руках у Василия и Степана, находились глиняные чашки, в которых горел огонь, поддерживаемый исключительно при помощи "псионики". А чем занимался я? Играл в карты с гвардейцем, используя только одну руку. Старший товарищ обещал, что добьется от меня того, что бы мне удавалось контролировать все шесть карт вообще без помощи рук, еще до того, как мы прибудем в столицу, ехать до которой не более полутора декад.
   Вот так однообразно и проходили дни моего второго в этой жизни путешествия. На ночь мы останавливались либо в трактирах в деревнях, что находились вдоль дороги, либо спали завернувшись в дорожные плащи, прямо под открытым небом. Каждое утро, Владимир подметал нами землю, называя это тренировками, а затем в пути, заставлял до изнеможения заниматься контролем "псионики".
   Наш кучер, оказавшийся простым солдатом, не из семей князей или других представителей элиты империи, смотрел на нас как на монстров, и старался как можно меньше находиться рядом. Меня такое отношение не сильно расстраивало, тем более что я его даже понимал, ведь сам похожим образом относился к обладателям дара в своей прошлой жизни, а вот парни обиделись.
   Однако вернемся к моим тренировкам по контролю "телекинеза". Гвардеец, что бы доказать мне, что поставленная задача осуществима, играл в карты, сложив руки на груди. Ему приходилось сильно концентрироваться, постоянно держать левитируемые объекты в поле зрения, да и речь заметно замедлялась... но это все равно впечатляло.
   Я сам, только на третий день понял, как двигать предметы, без вспомогательных жестов руками: оказалось, что "псионику" можно пропускать через глаза, как делал Владимир, или же напрямую через лобную кость, (второй способ был сложнее, но в перспективе позволял использовать "телекинез", даже на предметах находящихся за зоной прямой видимости). В ходе экспериментов выяснилось еще и то, что если плотно прижать две карты друг к другу, то они начинают ощущаться как единое целое, и требуют гораздо меньше усилий на поддержание левитации.
   На шестой день, после того как нас традиционно поваляли по земле, назвав при этом слабаками и неумехами, Гвардеец выделил час, на новые упражнения. Петр направлял электрические разряды через меч, Василий и Степан создавали вокруг себя кольца из огня, ну а мне пришлось учиться управлять оружием, находящимся на некотором расстоянии от тела. Пусть теперь прямой необходимости в направлении перемещаемого объекта при помощи рук и не было, но психологически, направлять полет меча жестом, было намного проще.
   - с опытом это пройдет. - С отеческой улыбкой наблюдая за нашими потугами, говорил Владимир. - Но вам следует хорошо постараться, что бы проверяющие инструкторы гвардии, не отправили вас в какой ни будь дальний гарнизон.
   И мы старались, напрягая все свои физические и умственные силы. Пот катился крупными каплями, в считанные минуты пропитывая одежду, а ощущение голода, стало постоянным ежедневным спутником, отступающим только после ужина и перед сном.
   Чем во время наших тренировок занимались "кошки-рабы"? приводили в пристойный вид нашу одежду, готовили пищу, спали, иногда обрабатывали полученные нами повреждения, в чем за время жизни в монастыре, получили немало опыта.
   Не проходило и дня, что бы Василий и Степан, не получали хотя бы слабых ожогов, а вот электрические разряды Петра, только опаливали его одежду. Я же получал травмы, только во время спаррингов с Владимиром, который день ото дня, все наращивал скорость и силу ударов, заставляя использовать все свои умения и возможности тела, иногда даже переходя незримый рубеж, что бы избежать очередного болезненного тычка.
   На двенадцатый день, у меня произошел значительный прорыв в освоении "телекинеза": без помощи рук, для наглядности сложенных на груди, над столом парил веер из пяти карт, и еще одна летала отдельно. Подобный результат требовал от себя всего возможного внимания, а потому не удивительно, что на сам процесс игры, мне было по большей степени наплевать. Однако Владимир, не собирался мириться с подобным моим отношением, и после того как выиграл пять партий подряд, назначил ставку в один серебряный.
   Деньги у меня оставались... немного но их было достаточно, что бы прожить пару декад, не ограничивая себя в еде, выпивке, и обитая в неплохом номере среднего трактира. Ставка же, грозила моим банкротством, а отказаться от игры, гвардеец не позволял, в обратном случае обещая поспособствовать моему провалу на тесте при приеме в гвардию.
   Пришлось стискивать зубы, напрягать мозги до выступающего на гладко выбритой голове пота, но уделять внимание каждому ходу, тщательно продумывая свои действия. Карты падали, масти путались, даже правила иногда забывались, а сами партии порой растягивались на часы... но я перестал проигрывать "всухую".
  
   ***
   Столица была окружена монументального вида каменной стеной, с четырьмя арками широких и высоких ворот, по обеим сторонам от которых возвышались круглые башни, чуть выпирающие за линию стен. Так же как у монастыря, перед воротами находилась свободная площадка, а с верхнего края арки, свисала массивная опускающаяся решетка.
   На ночь все городские ворота закрывались, и мы, прибыв к столице на закате, удостоились возможности полюбоваться запертыми створками, на которых была изображена корона с тремя острыми зубьями. Из-за края стены, выглядывали позолоченные купола трех высоких башен, являющихся частью императорского замка.
   Наша карета остановилась на некотором отдалении от стены, и мы выбравшись наружу, долго и молча смотрели на твердыню, олицетворяющую непоколебимость нынешней власти.
   "опять я думаю о какой-то ерунде... это начинает раздражать".
   - налюбовались? - С едва уловимой ехидностью в голосе, спросил Владимир. - А теперь возвращайтесь на свои места, нам ехать еще не меньше пары часов.
   Мы с парнями удивились, ведь до этого момента считалось, что именно столица является пунктом назначения, но задавать вопросы, или тем более возмущаться, никто не стал. Устроившись на сидении у стены, я сложил руки на груди и склонил голову, стараясь расслабиться и немного подремать. Тренировки на сегодняшний день закончились, а потому "братья", поспешили последовать моему примеру.
   Должен заметить, что столица, или как ее еще называют "Рассветный город", располагалась на незначительном возвышении относительно окружающих ее равнин. в паре часов езды в колеснице от северной стены, должен находиться большой котлован искусственного происхождения, изначальное предназначение которого неизвестно, но сейчас он используется как яма для отходов.
   В следующий раз карета остановилась часа через полтора, и сопровождавший нас гвардеец провозгласил:
   - добро пожаловать в ваш временный дом. - После этого он первым пробрался к двери, и выпрыгнул наружу, в уже сгущающиеся сумерки. - Не забудьте свои вещи, здесь нет слуг что бы за вами присматривать.
   - как будто они нам нужны. - Хмыкнул Петр, вытаскивая свой сундук, и будя дремавшую на нем кошку.
   Степан и Василий, произнесли что-то неразборчивое, но явно одобрительное. Мне пришлось выходить последним, так как из-за занятого места, пришлось бы толкаться с парнями что бы добраться до своих вещей.
   - мррр? - Полувопросительно, полу возмущенно, произнесла разбуженная Пинки.
   - прибыли. - Оповещаю недовольную питомицу, с трудом разлепившую глаза.
   - эй, Алексей, давай поживей! - Владимир постучал кулаком по стенке кареты. - Всем нам хочется отдохнуть после долгого пути, так что не задерживай людей.
   Подхватив сундук, поспешно выбираюсь под открытое небо, и тут же жмурю глаза от начавшего бить в лицо яркого света. Проморгавшись, вижу что мы находимся в небольшом внутреннем дворике, окруженном стеной высотой в метра четыре. Земля здесь утоптана до твердости камня, откуда-то со стороны доносится похрюкивание кабанов, с другой стороны слышатся приглушенные голоса о чем-то спорящих мужчин, а прямо перед нашей группой, замерли десять человек в кожаной броне, пятеро из которых держат в руках масляные лампы, оснащенные зеркалами для лучшей концентрации света.
   Еще чуть позже, когда зрение окончательно привыкло к освещению, мне удалось рассмотреть одно трехэтажное, и два двухэтажных здания, которые выглядели как серые прямоугольники с узкими но высокими окнами бойницами. Все вместе, строения образовывали некое подобие буквы "П", заключенной в квадрат внешней стены.
   Наконец спор закончился, и раздались тяжелые шаги приближающихся крупных мужчин. Через некоторое время, на освещенный лампами участок двора, вышли трое гвардейцев, один из которых носил на плечах красный плащ, еще один был обладателем синей накидки, а последний предпочитал черный плащ с капюшоном, закрывающем верхнюю половину лица.
   - Владимир, мы ждали вас еще в полдень. - Грубым низким голосом, произнес владелец красного плаща, лицо которого украшали глубокие морщины и обрамлял ореол недлинных седых волос, находящихся в состоянии творческого беспорядка.
   - прошу прощения, господин капитан, готов понести справедливое наказание за свою оплошность. - Не задумываясь ни секунды, отозвался наш сопровождающий, вытянувшись по стойке "смирно.
   Седой мужчина одарил подчиненного тяжелым взглядом, а затем кивнул головой в сторону левого двухэтажного здания и приказал:
   - устрой кандидатов на ночь, и приходи в мой кабинет с докладом. - Мельком глянув на нас, он развернулся к центральному, трехэтажному строению и уже уходя добавил. - Испытание проведем завтра... и у нас будут гости.
   Два спутника капитана, брюнет в синем плаще и мужчина в черном с глубоко надвинутым капюшоном, не произнесли ни слова, и тихо удалились в том же направлении.
   - знал бы... - Себе под нос пробормотал наш сопровождающий, а затем заговорил уже обращаясь к нам и оставшимся неподвижно стоять солдатам. - Вы четверо, идете со мной, а вы десятеро, возвращаетесь на посты... и не забудьте позаботиться о колеснице и кабанах.
   - будет сделано. - Хором отозвались встречающие, и их ровный строй распался.
   Следуя за Владимиром, я одновременно радовался тому что земля ровная, надеялся на то что впереди нет ям или других препятствий, и завидовал зрению Пинки, которая совершенно не проявляла неудобств из-за недостатка освещения. Вскоре мы добрались до деревянной двери, рядом с которой висела лампа, тут же зажженная нашим проводником, который не замедлил поделиться своим ехидством:
   - меня радует, что без приказа никто не совершает опасной самодеятельности, но двое обладателей "пирокинеза", могли бы обеспечить себе и своим товарищам, нормальное освещение. - немного помолчав, словно обдумывая свои слова, он продолжил уже нормальным тоном. - Так как гвардейцами вы не являетесь, значит и на обеспечение не поставлены, и собственные комнаты вам не положены. Сегодня переночуете в комнате дежурных, ужин я так и быть раздобуду, с завтраком тоже что ни будь придумаю, а дальше все зависит только от вас.
   В ответ на эту речь, раздалась только тишина.
   - молчите? Могли бы хотя бы "спасибо" сказать. - Гвардеец усмехнулся, жестом останавливая парней, уже хотевших что-то сказать. - Не напрягайтесь так, я просто шучу. Все уже мной сделанное, является частью моих обязанностей, как назначенного ответственным за кандидатов на вступление в гвардию.
   После этого мужчина открыл дверь, и жестом велел идти за ним. Мы переглянулись, не совсем понимая, зачем все это было сказано, но все же выстроились в ряд и шагнули в проход.
   За порогом начинался короткий коридор, в конце которого находилась крутая лестница ведущая на второй этаж. Справа начинался длинный коридор, вдоль которого располагались одинаковые двери, по всей видимости ведущие в жилые комнаты, а слева находилась дверь в комнату для дежурных, по какой-то причине сейчас пустующую.
   - стол, четыре скамьи, окно в стене, что еще для жизни надо? Не отвечайте, вопрос риторический. - Владимир указал на свободный угол. - Сундуки ставьте сюда, сами можете лечь на скамьи или на пол, еду я сейчас принесу. Вопросы есть?
   - нет... - Подал голос Петр.
   - ни "нет", а "никак нет", или "так точно". - Поучительно заявил гвардеец. - Привыкайте, вы больше не в "школе меча", а в армии императора. Все понятно?
   - так точно. - В разнобой откликнулись мы.
   - уже лучше, но тренироваться еще придется. - Мужчина усмехнулся и громко хлопнул в ладоши, заставляя нас встрепенуться. - Располагайтесь, а я на кухню.
   Стоило гвардейцу покинуть помещение, как с нас словно невидимый груз свалился. Поставив сундуки в указанный угол, мы разместились на скамьях, и если я и Петр, просто сели, то Василий и Степан, вытянулись в полный рост. Кошки, все это время старавшиеся не привлекать к себе внимания, начали устраиваться рядом.
   - не знаю как вы, но я до сих пор не верю, что все это не затянувшийся сон. - После минутного молчания, произнес Василий, на ногах у которого уже удобно устроилась его питомица. - Кажется вот сейчас дернусь... и проснусь у себя в комнате в монастыре, а наставник начнет созывать всех на утреннюю пробежку.
   - увы нам, но беззаботная юность осталась позади. - Облокотившись на стену, и запрокинув голову лицом к потолку, заявляю я.
   Пинки забралась на скамью с ногами, и удобно устроила голову у меня на плече, уже начав посапывать.
   - "беззаботная"? - В голосе Степана слышалось возмущение, смешанное с шоком. - Ты наверное шутишь?
   - хотел бы я тебя успокоить... но мой орган, обычно без ошибок предсказывающий неприятности, сигнализирует о том, что спокойная жизнь нам больше не грозит. - Пожимаю одним плечом. - Есть такое мнение... и не только мое, что в гвардии служит элита, и судя по тому что Владимир всю дорогу "макал нас в грязь", образно выражаясь, мы к числу элиты пока не относимся.
   - а это значит тренировки на грани возможностей, после которых хочется только лечь и умереть. - Поддержал меня Петр.
   - ООО, за что нам это? - Застонал Василий. - Я надеялся, что хотя бы покинув монастырь, смогу нормально отдыхать.
   - если бы вы были слабыми, то тогда всем было бы на вас наплевать, и вы могли бы отдыхать столько, сколько сами хотели бы. - Сказал Владимир, входя в помещение с большим подносом в руках, на котором стояло восемь одинаковых мисок. - Как сказал однажды наш капитан: "мне бы слабость, я тогда бы, не стоял у Рубикона". Так, бойцы, слушай мою команду: всем жрать и спать, а наговориться еще завтра успеете.
   - так точно. - Вяло отзываюсь, слегка встряхнув посапывающую "кошку-рабыню".
   Гвардеец, дабы не смущать нас своим начальственным видом, или просто решив что выполнил свой долг, покинул комнату оставив поднос на столе.
   "ммм, каша с мясом, да еще и теплая".
   Все восемь порций, были абсолютно одинаковыми, так что различий между едой для хозяев и для питомиц, не было. В молчании мы утолили голод, избавились от надоевшей за день брони, и более не начиная разговоров, улеглись спать. Кошкам пришлось устраиваться на сундуках, так как лавки, на которых лежали я и "братья", были слишком узкими.
   Ночью мне снился сон, будто я стою на золотой пластине, плывущей через космос, а напротив меня, на белом мраморном троне, сидит существо облаченное в кроваво красный плащ. Не помню, о чем мы говорили, и обменялись ли вообще хотя бы парой слов, но сознание отметило, что на руках у существа, всего по четыре пальца.
   Пробуждение было резким, и очень неприятным, так как мое тело свалилось на холодный каменный пол. Прежде чем последние фрагменты сна испарились из разума, с улицы через открытую дверь, до нас донесся зов труб.
   - ох-ё... - С лавки находящейся у стены напротив, грузно свалился Василий. - Это что, на нас напали?
   Ответ на этот вопрос последовал незамедлительно, и прозвучал он голосом встретившего нас вчера капитана:
   - шевелите ленивыми задницами! Сто приседаний на каждой ноге, сто отжиманий на каждой руке... разминка сама себя не сделает!
   - хм... что-то я уже не хочу попадать в гвардию. - Произнес Петр, садясь на своей скамье, и растирая лицо ладонями.
   Мы быстро оделись, с помощью кошек нацепили кожаную броню, и к моменту когда в дверь вошел Владимир, были готовы к чему угодно.
   - ну, вы меня почти радуете. - Ехидно усмехнулся мужчина, несущий на руках такой же поднос, как и тот, который принес вчера вечером. - Еще немного, и будете похожи на нормальных новобранцев. Не слышу дружного "здравия желаем".
   - здравия желаем. - Послушно, а главное синхронно, повторили мы.
   - молодцы... я даже горжусь собой. - Один миг, и вот на лице гвардейца нет не следа былого веселья. - У вас пять минут что бы поесть, и еще пять, что бы справить нужду и умыться. Туалет в конце коридора напротив. Как будете готовы, выходите во двор, вещи и питомиц оставьте здесь... и советую не опаздывать.
   На завтрак было тоже самое, что и вчера на ужин, но времени насладиться вкусом не было, и вскоре наша четверка уже отправилась на поиски туалета, обнаружившегося точно там, где и обещал Владимир. Унитаза было целых два, и разделяла их тонкая перегородка, а вот раковина, с подвешенным над ней бочонком с краном, была всего одна. К счастью долго засиживаться, и "размышлять над смыслом жизни", никто не стал, так что к истечению выделенного времени, все были готовы.
   Выйдя во двор, я оценил площадку, на которой утреннюю разминку проводили две сотни мужчин, одетых в серые комбинезоны, поверх которых были элементы кожаных доспехов. Как я подсчитал точное количество? Просто они стояли в восемь рядов, по двадцать пять человек... хотя последний ряд был короче остальных, так что цифра неточная.
   Прошло еще пятнадцать минут, прежде чем тренировка закончилась, и солдаты начали расходиться по своим делам. некоторые правда остались во дворе, и начали сооружать нечто вроде трибун для зрителей из ящиков, и принесенных из-за домов скамеек. Капитан в красном плаще, и его вчерашние спутники в синем и черном, появились совершенно незаметно, заставляя заподозрить их в обладании способностью к телепортации. К ним подбежали еще несколько гвардейцев в красных плащах, среди которых обнаружился и Владимир.
   - вы готовы к прохождению испытания, или нуждаетесь во времени для подготовки? - Спросил у нас обычный солдат без плаща и отличительных знаков, пока командиры устраивались на собранной для них трибуне.
   - в чем будет заключаться испытание? - Спросил Петр.
   - бой против действующего гвардейца, который окончится только когда один из противников будет не в состоянии продолжать. - Был дан ему безразличный ответ.
   "размяться было бы неплохо... но ведь от нас ждут не этого?".
   Похоже мои мысли разделяли и остальные "братья", так как все выказали свою готовность начинать прямо сейчас.
   "а пол часа после еды прошло? И о чем я только думаю...".
   Положив ладонь на рукоять меча, ножны которого закреплены на поясе, ощущаю как волнение медленно отступает.
   - и кто будет первым? - Задал важный вопрос Степан.
   "и почему вы смотрите на меня? Козлы".
   - я пойду, может быть даже за счет внезапности чего-то смогу добиться. - Последние слова произношу тихо, скорее пытаясь убедить самого себя.
   Тем временем, на площадку вышел молодой гвардеец в красном плаще, с прямым полуторным мечом в руках, у которого было обоюдоострое лезвие. Красные волосы, хищные черты лица, ярко зеленые глаза... по этим чертам, можно было предположить что он "пирокинетик".
   - правила простые: бой продолжается до тех пор, пока один из противников не сдастся, или не сможет продолжить спарринг. - Объявил немолодой мужчина в кожаной броне, плаще, и с аккуратной черной бородкой, украшающей нижнюю челюсть. - Как только я дам сигнал, вы начнете, и по моей же команде остановитесь. Вопросы есть?
   - использование дара разрешено? - Спрашиваю исключительно ради приличия, так как Владимир предупреждал, что демонстрировать необходимо все свои способности.
   - разрешено. - Ответил судья. - Раз других вопросов нет... (взгляд на трибуну), начали.
   Ни я, ни гвардеец, не стали тут же срываться на встречу друг другу. Подняв свои мечи, мы медленно сближались, при этом смещаясь влево и стараясь даже не моргать. Внезапно противник совершил дерганное движение левой рукой, и в меня устремилась струя огня, одновременно с этим, вспыхнула земля под ногами.
   "м-да, двойная дистанционная атака, это сильно".
   Восхищался я действиями гвардейца, уже находясь в воздухе, на высоте метров пяти. Прыжок, усиленный "телекинезом", позволил уйти из опасной зоны, но так как летать у меня не получается, сейчас мое тело падало на оппонента, выставив перед собой острие меча.
   Этот прием был мной придуман, благодаря воспоминанию о том как встречавший нас у ворот монастыря старый наставник, без видимых усилий спрыгнул с балкона башни. Сейчас я понимаю, что он смягчил приземление при помощи "телекинеза", но тогда это казалось чем-то невероятным.
   Однако, время для раздумий мной было выбрано неудачно, так как гвардеец уже отступил, и с выражением превосходства на лице, приготовился нанести завершающий удар. все же, находясь в воздухе, почти невозможно сменить траекторию, и по его мнению, я сам загнал себя в ловушку.
   "ну-ну... еще посмотрим".
   Красный плащ, висящий на плечах моего противника, стремительно взметнулся и обмотал его голову, одновременно дергая вперед. Тут же пытаюсь нанести рубящий удар сверху вниз, используя вес своего тела, но в последний момент жертва совершает рывок в сторону.
   Когда я утвердился на ногах, гвардеец уже сорвал с себя кусок атаковавшей его ткани, и успел подставить меч под рубящий по диагонали справа сверху, выпад моего клинка. На секунду мы замерли, а затем начали осыпать друг друга ударами, схватившись за рукояти обеими руками. К сожалению я слишком увлекся парированием стремительных выпадов оружием, и совершенно упустил из поля зрения ноги противника, за что и поплатился получив пинок по колену.
   Левую ногу пронзила острая боль, тело пошатнулось, меч гвардейца полоснул мой нагрудник, на его клинке появилась первая кровь. Пришлось использовать рывок, опираясь всего на одну ногу и используя "телекинез". Вдогонку мне отправился поток огня, от которого пришлось руками закрывать лицо, и стараться защититься "псионикой". Привычная прохлада, распространилась по организму в мгновение, и вырвалась на поверхность тела, останавливая жар. Концентрации на то, что бы удержать равновесие при остановке, уже не хватило, и моя спина познакомилась с твердой землей площадки.
   Попытка встать, была пресечена кончиком меча, уткнувшимся мне в шею.
   - стоп. - Рядом появился судья, и гвардеец тут же убрал свое оружие обратно в ножны. - На этом, первый бой объявляю оконченным. Санитар!
  
   ***
   Как проходили поединки моих "братьев", я не видел, и знаю только что они проиграли... что впрочем не так и удивительно. Меня же тем временем, извлекли из кожаных доспехов, местами прожженных до кожи, а затем начали обрабатывать повреждения охлаждающими и заживляющими составами. Откуда появились несколько неглубоких но длинных и кровоточащих порезов, так вспомнить и не удалось, и это еще больше вгоняло в уныние, ведь на первый взгляд, противник не был слишком силен и не показывал подавляющей скорости.
   Виски ломило от перенапряжения, а "псионика" отзывалась очень медленно и словно неохотно. Более или менее прийти в себя, удалось примерно через четверть часа, и тогда же я осознал, что нахожусь не на улице под открытым небом и солнечными лучами, а в каком-то длинном помещении с множеством жестких кушеток, стоящих в один ряд. Приятный полумрак разгонял свет из трех узких окон, и от лампы стоящей на столе, расположенном рядом с входной дверью.
   "хм, незнакомый потолок... что-то мне это напоминает, но вот что?".
   - пришел в себя? - Раздался сбоку голос Петра.
   Поворачиваю голову направо, и вижу своего товарища, одетого в одни только штаны от трико, с перемотанной бинтами грудью, и подвешенной на перевязи правой рукой. Он сидел на своей кушетке, и чему-то усмехался, что выглядело необычно из-за распухшей правой стороны лица.
   - кто это тебя так? - К немалому облегчению, мой голос прозвучал как обычно, только горло немного першило, но это можно было терпеть.
   - ты бы на себя посмотрел. - Беззлобно огрызнулся "брат". - Тебя за время поединка, дважды чуть не поджарили, и второй раз это почти получилось. А вообще, вопрос дурацкий, я же сразу после тебя свое испытание проходил.
   - а Василий и Степан? Вроде бы они тоже проиграли... - Произношу эти слова неуверенно, уже начиная сомневаться, не бредом ли были те слова и звуки, которые слышались ранее.
   - проиграли. - Подтвердил Петр. - Только с ними обошлись немного мягче, чем с нами, и после проверки умений, просто вырубили. Их уже отпустили в комнату к кошкам. Ты скажи, где так прыгать научился, и почему раньше не показывал?
   Осторожно пошевелившись, понимаю что почти ничего не болит, но тугие бинты все же сковывают движения. Медленно, стараясь не делать резких движений, принимаю сидячее положение напротив "брата", и опускаю стопы на прохладный гладкий каменный пол.
   Из одежды на мне остались штаны от трико, укороченные до колен, а так же бинты, крест накрест обматывающие торс словно панцирь черепахи. Руки были тоже замотаны, но не так плотно.
   - долго собираешься молчать? - Изобразил намек на обиду мой собеседник.
   - извини, задумался. - Пытаюсь пожать плечами, но бинты этого не позволяют. - Помнишь как нас встретили в первый день жизни в монастыре? Так вот я подумал, что при помощи "телекинеза" можно нетолько смягчать удары и замедлять падение, но и усиливать прыжки, а может быть и ускорять себя... только мне не хватило времени, что бы проверить приемы.
   - подумал ты правильно, но все же не следовало использовать подобные... трюки, будучи не уверенным в их эффективности. - Раздался тихий и спокойный голос от двери.
   Мы с Петром вскочили на ноги, и повернулись лицами к посетителю, которым оказался мужчина в черном плаще с капюшоном, закрывающим верхнюю половину лица.
   - не стоит так реагировать, я здесь с неофициальным визитом. - Губы незнакомца изогнулись в какой-то неживой улыбке. - И да: рад видеть что вы уже оклемались после своих боев.
   - а-а-а... господин? - Промямлил нечто неразборчивое Петр.
   - я здесь для того, что бы объявить вам результаты проверки. - Человек в черном плаще, облокотился плечом о косяк двери. - Интересует?
   - так точно. - Отзываюсь первым, так как "брат", опять собирался начать бормотать.
   - ваши товарищи, Степан и Василий, приняты в "кровавую гвардию", и их уже разместили в общей казарме. - Мужчина замолчал, затягивая паузу и нагнетая нервное напряжение. - К сожалению, по каким-то мне не понятным причинам, ваши кандидатуры были отвергнуты.
   Я выдохнул, только сейчас поняв, что затаил дыхание, и к собственному удивлению понял, что не сильно и расстроен. А вот из Петра, словно стержень вынули, он ссутулился и даже стал казаться меньше ростом.
   - зато "синяя гвардия", предложила принять в свои ряды кандидата Петра. - Как ни в чем не бывало, продолжил наш посетитель. - Представитель отряда, все еще находится в форте, но собирается уезжать не позднее чем через двадцать минут... с новобранцем или без него.
   Эти слова заставили "брата" встрепенуться, его глаза буквально засветились, и он едва не сорвался на бег, но все же сумел себя удержать, и задал вопрос:
   - разрешите идти?
   - иди. - Спокойно ответил владелец черного плаща, освобождая проход.
   "даже не попрощался".
   Отметило мое сознание, пока я провожал спину быстро идущего парня. Как только мы оказались наедине, с губ посетителя исчезла его наигранная улыбка, а мне показалось, будто кожу просвечивают рентгеном.
   - Алексей, ты неплохой боец с хорошим потенциалом, но по общему признанию, для гвардии не годишься. - Без тени эмоций, произнес мужчина, и стал ждать моей реакции.
   "и как же вы это определили, по одному только бою?".
   - все время обучения в "школе меча", за будущими кандидатами следили наставники, составляющие подробные отчеты и характеристики на своих подопечных. Кроме того, Владимир провел в вашем обществе полторы декады, а этого времени достаточно, что бы составить свое мнение.
   "значит так называемый тест, был пустой тратой времени... стоп! Он что, мои мысли читает?".
   - поединок был нужен, что бы увидеть воочию, на что способен кандидат в экстремальных условиях. - Невозмутимо продолжил собеседник, а затем его губы изогнулись в намеке на улыбку. - Ты думаешь слишком громко, так что мне даже напрягаться не приходиться.
   "вот же... повезло нарваться на "мозгоклюя"".
   - можешь считать себя особенным. - Обладатель черного плаща вновь загородил собой единственную дверь. - Однако, мне все же приятнее разговаривать с людьми, которые отвечают на вопросы вербально.
   - прошу прощения. - Произношу стандартную фразу, но виноватым себя не чувствую.
   - не стоит, я все же не девочка, что бы обижаться на такие мелочи. - Собеседник вновь выдержал паузу, а затем наконец произнес то, ради чего собственно и пришел. - Я предлагаю тебе, Алексей, вступить в ряды "темной стражи".
   - а чем занимается ваша организация? Если это не секрет конечно. - Спина начала жутко чесаться, и мне пришлось приложить немалые волевые усилия, что бы продолжать стоять на одном месте, в наиболее на мой взгляд подходящей стойке "смирно".
   - на самом деле, это как раз секрет. - Делая вид что задумался, произнес собеседник. - Но раз уж я сам пригласил тебя, то будет честно рассказать, что ждет в случае согласия. Итак: "темная стража", работает не только в столице, но и по всей империи, и в наших рядах состоят нетолько обладатели дара, но и самые обычные люди. Мы занимаемся отловом шпионов, поиском беглецов и предателей, допросами и пытками, устранением неблагонадежных граждан империи, и совсем немного спекуляцией на редких товарах.
   "вот б*ядь, я попал".
   Стараясь подавить приступ паники, задаю вопрос, об ответе на который уже догадываюсь:
   - что будет если я откажусь?
   - ничего. - Обладатель черного плаща, безразлично шевельнул плечами, будто собирался развести руками но в последний момент передумал. - Вас, Алексей, отправят на границу с республикой "орков", где придется приложить все усилия, что бы просто выжить. У вас будут все возможности что бы в боевых условиях оттачивать свое мастерство и становиться сильнее, ну и разумеется, что бы избежать возможности "утечки" информации или предательства, где-то неподалеку всегда будет находиться наш человек, готовый решить проблему самым радикальным способом.
   "как будто мне есть что рассказывать или куда бежать".
   - не будьте столь категоричны к себе, молодой человек. - Собеседник усмехнулся, когда мое лицо непроизвольно дернулось. - Выпускник "школы меча", сам по себе очень ценное приобретение для врагов империи, и по нашим данным, те же "орки", занимаются разведением дрессированных людей, обладающих даром.
   Когда до меня дошел смысл услышанного, в душе начала зарождаться ярость, а по телу распространялась "псионика", дарующая ощущение силы и неуязвимости.
   "мутанты разводят людей, как каких-то животных... гррр... ненавижу".
   В следующую секунду, виски стиснула какая-то сила, а затем голова закружилась и в теле появилась слабость, будто бы по мозгам ударили кузнечным молотом.
   - не стоит так резко реагировать, Алексей. - Голос собеседника был по прежнему спокоен, только теперь он стоял рядом со мной, и одной рукой придерживал за плечо, не позволяя упасть. - Все же мы находимся в состоянии вялотекущей войны, а как известно, "в любви и на войне, все средства хороши". Уверяю, мы уже подготавливаем несколько операций, для освобождения, или уничтожения пленников.
   - а "дьяволы"...? - Не знаю, зачем задал этот вопрос, но ответ последовал незамедлительно.
   - наши краснокожие соседи, так же занимаются дрессировкой детей, выкраденных из империи, но они еще пытаются получить жизнеспособное потомство скрещивая людей и "бесов". - Мужчина невесело улыбнулся. - Лишь за прошлый год, мы перехватили четыре партии "живого товара", и уничтожили две крупных банды, занимающиеся продажей одаренных детей.
   "вот теперь меня точно не отпустят, слишком много слышал".
   - так каков будет ваш положительный ответ, Алексей? - Незнакомец отпустил мое плечо, и отошел на один шаг.
   "ненавижу гадов в плащах, от них одни неприятности".
   - разве у меня еще есть выбор? - Произношу это исключительно ради того, что бы потянуть время.
   - выбор есть всегда... просто иногда нас не устраивает альтернативный вариант. - Собеседник изобразил сочувственную улыбку. - Однако могу обещать, что в ближайшие пол года-год, вас не отправят карать предателей империи.
   - мне стало намного легче. - Бормочу себе под нос, а затем собравшись с силами, выпрямившись во весь рост и расправив плечи настолько, насколько это позволяли бинты, произношу громко и уверенно. - Я согласен.
   - а я и не сомневался. - Незнакомец приблизился, положил руку мне на плечо, и одухотворенным голосом продекламировал. - Армия защищает границы империи от внешних врагов, гвардия скрепляет наше государство и позволяет императору править "железной" рукой, а "темная стража" истребляет внутренних врагов, что бы граждане могли жить в достатке и безопасности. Твои друзья стали "мечами империи", и им предстоит проливать кровь на полях сражений, во славу императора и народа, которым он правит, и которому служит. Ты же, с сегодняшнего дня, являешься "отравленным кинжалом императора", и твои основные бои, будут проходить на улицах городов, в деревнях и на дорогах... ты готов стать одним из нас?
   - так точно...
  
   ***
   Мы покинули форт тем же вечером, на самой обычной карете вроде той, на которой меня привезли в "школу меча". За весь день, ни с кем из "братьев" так и не удалось встретиться, но это не слишком сильно расстраивало.
   На складе "красной гвардии", или как они предпочитали себя называть "кровавых гвардейцев", мне выдали крепкий серый комбинезон без украшений, черную кожаную куртку, сапоги, а так же серый балахон с капюшоном для Пинки. Личных вещей у меня итак было немного, а после тщательного осмотра сундука, все что разрешил взять с собой новый командир, уместилось в средних размеров сумку. Меч он предложил кому ни будь продать, так как это слишком приметное оружие, да и кошку рекомендовал оставить кому ни будь из знакомых... но я сумел отстоять право на свою собственность, хоть и пришлось пообещать, не слишком "светиться".
   Выехали из ворот мы на закате, и мне представилась отличная возможность полюбоваться внешней стеной столицы, попасть в которую получится как минимум через год обучения в специальном лагере "темной стражи". Затем меня ожидает "полевая практика" под присмотром опытного оперативника, и если звезды сложатся в благоприятную комбинацию, то всего через три года, меня отправят на постоянное место службы.
   Стоило отъехать от форта метров на двести, как укрепление пропало из вида, скрывшись за почти незаметным зеленым холмом. По словам гвардейцев, с которыми удалось переговорить, вокруг "Рассветного города", расположена дюжина подобных баз, в которых размещены отряды всех цветов. Только "золотая гвардия", которую считают элитой среди элит, расквартирована в замке правителя, и обеспечивает его личную безопасность.
   Колеса кареты мерно поскрипывали, запряженная пара кабанов обменивалась хрюканьем, горизонт окрасился закатными тонами а на востоке уже были заметны первые звезды. Пока что, вся моя жизнь развивалась так, как хотели люди, от которых я полностью зависел: сперва отец отправил в "школу меча", затем наставники сделали кандидатом в гвардейцы, теперь спецслужба занимающаяся безопасностью внутри страны заинтересовалась... само собой возникает подозрение, что бог обеспечивший мне второе рождение, слегка ошибся с посланником.
   "хотя, что я могу знать о замыслах таких существ? Может быть события развиваются именно по его плану".
   Решив не забивать себе голову дополнительными проблемами, поудобнее устраиваюсь на жестком сидении и приобняв свернувшуюся клубком "кошку-рабыню", закрываю глаза и погружаюсь в спокойный сон. Интуиция подсказывает, что нужно успеть воспользоваться шансом, и хорошенько отдохнуть, ведь в скором будущем, для этого может не представиться возможности.
   Сон был... странным. Раз за разом я чертил на твердой земле круг, разделенный пополам прямой чертой, а затем затаскивая на середину рисунка каких-то существ без лиц, вскрывал им глотки кинжалом, вспарывал животы, проламывал грудные клетки и вырывал сердца... после чего жертвы распадались клубами алого тумана, втягивающегося в меня, а на земле оставалась высушенная и изуродованная мумия.
   Каждый раз процесс повторялся с самого начала, и остановиться, или же как-то изменить последовательность действий, не получалось даже в мелочах. Все прикладываемые усилия, пропадали впустую, а изображение круглой "таблетки" разделенной пополам ровной линией, все отчетливее отпечатывалось в сознании.
   Повторении на сороковом, откуда-то пришло знание, что это не просто рисунок, а одноразовый жертвенный алтарь, и если начертить его правильно, а затем принести жертву, то один процент силы убитого, перейдет убившему. Куда денутся остальные девяносто девять процентов? Уйдут богу, в оплату права пользоваться алтарем и ритуалом.
   Еще одной странностью было то, что я не видел ничего кроме серой земли, серого неба, кинжала в руках, а так же безликих гуманоидов, которые оказались тренировочными манекенами. Стало даже немного обидно за то, что после стольких усилий по начертанию символа, а так же вскрытию животов и глоток безликим существам, мне не положена никакая награда.
   Сон прервался из-за того, что карета остановилась, и мой новый командир, довольно мерзким голосом произнес:
   - вставай, спящий красавец, и трепещи: твоя старая жизнь окончена, что делать с твоей новой жизнью, решать буду я. - После короткой паузы, из темноты за окном кареты послышался возмущенный возглас. - Не слышу радостного "ура".
   - не дождешься. - Пробормотал я, растолкав Пинки и подхватив ножны с мечом, выбрался из колесницы. - где мы?
   Вокруг было поле, на небе светили звезды и ущербная луна, а шагах в двадцати впереди, стояло низкое одинокое здание без окон и с одной дверью.
   - добро пожаловать к парадному входу на тренировочную базу... одну из баз "темной стражи". - С фальшивым весельем, произнес сопровождающий. - Как только ты пройдешь в эту дверь, мир для тебя навсегда изменится на "до" и "после". Здесь из воинов делают убийц, из посредственностей мастеров, а из таких как ты, ценных оперативников, способных заменить полную "руку" обычных бойцов.
   - многообещающе...
   - ты и половины того, что ждет впереди, себе не представляешь. - Невесело отозвался мужчина в плаще. - идем, нужно представить тебя нашим садистам... я хотел сказать "наставникам" и твоим будущим преподавателям.
   - а как же карета? - Не понятно зачем спросил я. - Мы оставим ее без присмотра в поле? Кабаны могут убежать.
   - а кто тебе сказал, что за каретой некому присмотреть? - Прозвучал вопрос женским голосом, за моей спиной.
   - резко обернувшись и одним движением выхватив из ножен меч, замираю в защитной стойке. В двух шагах от меня, застыла высокая стройная фигура, плотно закутанная в черный плащ с капюшоном, тень от которого полностью скрывала лицо.
   - ой-ой, какой грозный. - Раздался ехидный смешок от незнакомки. - Уже дрожу от страха! Ты же не будешь тыкать в меня этой железякой, правда?
   - достаточно. - Произнес единственное слово мой сопровождающий, и виски снова стиснула невидимая сила, но на этот раз давление быстро прошло. - Алексей, убери меч. Александра, займись каретой.
   - как прикажете, мастер. - Женщина обозначила намек на уважительный поклон, а затем стремительным рывком оказалась на месте кучера.
   Мне оставалось только убрать оружие, и постараться утихомирить бушующие эмоции, среди которых были злость, стыд и даже смущение.
   - идем. - Махнул рукой мужчина, и направился к входу в одноэтажное здание.
   Глубоко вдохнув прохладный ночной воздух, усилием воли отчищаю разум от посторонних мыслей, и кивнув стоящей рядом Пинки, направляюсь вслед за своим проводником, который по всей видимости, является кем-то очень важным... ну или меня хотят в этом убедить, устроив представление прямо по прибытию.
   "как говорится: "если у вас паранойя, это еще не значит, что за вами не следят"".
   - хорошая фраза, отлично подходит как девиз для нашей работы. - Задумчиво произнес мужчина, уже дошедший до здания, и теперь стучащий в створку двери.
   - может быть хватит читать мои мысли? - Утихшее было раздражение, вспыхнуло с новой силой.
   - ничего не могу с собой поделать, ты слишком громко думаешь... но мы это исправим, так что ни один телепат не разберется. - "Обнадежил" меня мастер.
   В этот момент дверь открылась, и мы шагнули в темный проход.
  
   ОТРАВЛЕННЫЙ КИНЖАЛ.
   Раньше мне казалось, что наставники в "школе меча", заставляли учеников раскрывать весь потенциал своих тел, через пот, кровь и скрежет стиснутых зубов... как же я ошибался. Инструкторы "темной стражи", оказались опытными и умелыми садистами, способными даже черепаху заставить пробежать спринт с удовлетворительным временем. Людей они искренне ненавидели, и ни разу за целый год, не упустили ни единой возможности это доказать.
   Забавный факт, на который я раньше почему-то не обращал внимания, считая его совершенно не важным: четные года по календарю империи, состоят из трехсот шестидесяти дней, а нечетные из трехсот семидесяти. Почему я об этом вспомнил? Просто мое обучение, выпало на нечетный год, а это значило, что ровно на десять дней мучений физических и умственных, будет больше чем могло бы.
   Однако, следует рассказывать обо всем по порядку, а значит мне нужно начать с описания тренировочной базы. Если наповерхности находилось одноэтажное серое здание из бетона и арматуры, в котором была всего одна дверь, представляющая из себя железную пластину толщиной в сантиметр, замаскированную деревянными досками, то под землей скрывался вместительный бункер, способный выдержать попадание снаряда средней мощности, при помощи которых во времена моей прошлой жизни, разрушали железнодорожные мосты, жилые дома, наскоро сооруженные укрепления.
   Пять этажей, соединялись между собой четырьмя винтовыми лестницами, расположенными в углах четырехугольников, по периметру которых шли просторные коридоры с железными стенами, каменными полами и потолками, и толстыми колоннами, поддерживающими свод. Большие "квадраты", были разделены более узкими коридорами на четыре "квадратика" поменьше, в каждом из которых находились жилые комнаты, лазарет, малая столовая и тренажерный зал с беговой дорожкой, турником, установкой изображающей греблю на лодке, и гимнастическими матами.
   На каждом этаже, одновременно находилось не более восьми учеников, по два на "квадратик", четыре медика, четыре инструктора, два охранника и повар. Первые три подземных этажа, полностью повторяли друг друга, в результате чего можно прийти к выводу, что комплекс рассчитан на двадцать четыре ученика одновременно.
   Четвертый подземный этаж, представлял из себя все тот же "квадрат", разделенный на четыре равных части, только вместо жилых блоков, в "квадратиках" размещались тренировочные полигоны для отработки приемов рукопашного боя, а так же упражнений на более полное овладение даром. Как не странно, но холодному оружию уделялось очень мало времени практики, зато голову забивали постоянными лекциями по тактике и стратегии, а так же по приготовлению и применению ядов и противоядий. На пятый этаж меня не пустили, так как допуск туда имели только мастера, и обслуживающий персонал.
   Чуть было не забыл упомянуть тот малозначительный факт, что именно в тренировочном комплексе "темной стражи", я впервые в этой жизни увидел электричество... не "электрокинез", а самое настоящее электричество с проводами, розетками и осветительными лампами. По словам инструктора, который принял мой минутный ступор за шок от чудес современной техники, во всем подземелье можно дышать, только благодаря электровентиляторам, установленным в воздуховодах выходящих на поверхность. К слову должен заметить, что лампы светили очень тускло, от розеток работали только нагреватели воды, а провода тянулись прямо вдоль стен, и имели толщину с мой указательный палец... но это все равно было невероятным достижением, если учитывать что во всем остальном мире пользуются свечами и масляными лампами. Насколько удалось понять, то на пятом подземном этаже, расположен электрогенератор, который и питает все освещение, обеспечивает обогрев и при помощи насосов, нагнетает давление воды в трубах.
   Как все это сумели построить без специальной техники, развитой промышленности, и еще дюжины более мелких, но не менее важных условий? Понятия не имею, а объяснять мне никто почему-то не спешит. Можно даже предположить, что все собиралось вручную, по инструкциям раздобытым на какой ни будь раскопанной военной или промышленной базе.
   О чем еще я забыл? Точно: единственный наземный этаж. Там расположены комнаты охраны из пары десятков хмурых молчаливых парней и девушек, так же оружейка в которой хранятся комплекты амуниции, а еще какие-то склады неясного предназначения.
   Чуть подробнее остановлюсь на жилых блоках, которые как уже было упомянуто ранее, состоят из спален для учеников, столовой, лазарета и тренажерного зала. Спальни находятся по соседству друг к другу и к туалету с душевой... которые к счастью разделены на два разных помещения. Всю обстановку составляет деревянная кровать, обычно застеленная парой толстых пледов, а так же откидной стол и самый обыкновенный стул. Никаких шкафов, сундуков или ящиков не предусматривалось, так как у жильцов не должно было быть вещей, которые там можно было бы хранить. Освещение обеспечивалось единственной лампочкой, свисающей на проводе с потолка, а включалось щелчком выключателя, больше похожего на какой-то рубильник.
   Столовая представляла из себя комнату, в два раза большую чем каждая спальня в отдельности, и занимали ее длинный стол, и стоящие рядом с ним стулья. Еду приносили в кастрюлях вместе с мисками и ложками, откуда-то сверху.
   Лазарет представлял из себя помещение, по размерам примерно такое же как и столовая, и там находились две жесткие кушетки, письменный стол для врача, шкафчик с медикаментами, и непонятного для меня предназначения железки. Тренажерный зал же... не могу сказать о нем чего-то сверх того, что уже было сказано.
   Кормили нас не так что бы вкусно, зато много и питательно. Каждый день в еду подмешивались какие-то витамины, помимо тех которые приходилось пить в течении дня, а еще, на тренировках по рукопашному бою, освоению дара и медитациях, применялись слабые наркотики повышающие концентрацию и расширяющие сознание.
   Моим соседом, а по совместительству и напарником, был Михаил. Скромный парень из крестьянской семьи, с матерью которого однажды развлекся проезжающий мимо князек, в результате чего и родился светловолосый голубоглазый "телекинетик", как и я, не сумевший пробудить другие аспекты силы. День за днем мы "рвали жилы", каждый раз хоть на чуть-чуть, но превосходя свой предыдущий результат, до исступления дрались на полигоне, теряли сознание от "псионических" нагрузок, а так же зубрили и еще раз зубрили всю ту информацию, которая изливалась на нас от инструктора.
   Раз в пять дней, для всех учеников этажа устраивали курсы актерского мастерства и наложения грима. Сперва приходилось играть роли строго по сценарию, произнося реплики исключительно в свою очередь, но занятий через двадцать, репетиторы решили, что мы готовы создавать личины самостоятельно.
   А в один прекрасный день, в миг ставший не столь и хорошим, мне сообщили что тренировочный курс окончен, и через два дня меня передадут под ответственность опытного оперативника, работающего в "Рассветном городе".
   Кто ни будь мог бы спросить: чего же в этом плохого? Дело в том, что бойцы "темной стражи", не должны иметь привязанностей ни к людям, ни к вещам... ни к животным. Ничто не должно отвлекать "отравленный кинжал императора", от поставленной перед ним задачи, а еще мне кажется, что это была проверка на готовность выполнять приказы...
  
   ***
   В тот вечер, в свой кабинет меня вызвал мастер, который был инструктором у меня и Михаила. Помещение не представляло из себя ничего особенного, тот же серый вытянутый куб, как и все остальные комнаты. Посередине стоял крепкий письменный стол, за которым на обычном стуле, сидел мужчина в черном плаще, верхнюю половину лица которого, скрывал глубоко надвинутый капюшон, (у меня был такой же, и носил я его в свободное от физических упражнений время).
   - проходи, Алексей, садись. - Мужчина подбородком указал мне на стул, стоящий с другой от него стороны стола, при этом не прекращая барабанить пальцами рук, по столешнице. - Ты знаешь, зачем я тебя вызвал?
   - могу только предполагать. - Отвечаю уже заняв предложенное место.
   - уже сегодня твоя подготовка окончена, и я подписал документы о первом назначении. Если в течении полугода, наставник решит что ты готов к самостоятельной работе, то тебя отправят в один из приграничных городов. - Задумчиво, и как мне показалось немного виновато, произнес мастер.
   - и все таки я попаду на границу. - Невесело усмехаюсь. - И стоило ради года задержки, проходить все эти пытки?
   - кто знает, возможно полученные здесь навыки, однажды спасут твою жизнь. - Внезапно лицо мужчины, на котором мелькнула тень ироничной улыбки, стало совершенно серьезным. - Однако, я позвал тебя по несколько иной причине...
   Хозяин кабинета опустил одну руку под стол, немного покопался в ящике, а затем поставил передо мной прозрачный стеклянный флакон с мутноватой синей жидкостью.
   - можешь сделать это сам, а можешь попросить кого ни будь из персонала. Состав действует в течении пяти минут, для гарантии хватит половины флакона.
   У меня в горле встал горький ком, который с трудом удалось протолкнуть дальше.
   - а разве нельзя... - Задаю наивный вопрос, на который получаю отрицательное покачивание головы.
   - такой у нас порядок. - Словно оправдываясь, произнес собеседник. - Не ты первый, не ты последний через это пройдешь. Продавать, или как либо по другому отдалять ее от себя не советую, все же "Запечатление", это грубый и противоестественный процесс, который калечит психику, и делает самостоятельное существо, полностью зависимым от хозяина. Разлука более чем в восемь-двенадцать дней, приведет к мучительному "угасанию".
   - и, неужели нет никаких вариантов? - Вопрос опять же был наивным, но не задать его я не мог.
   Мастер сцепил пальцы рук в "замок", уперся локтями в столешницу, и слегка наклонив голову вперед, заговорил медленно и спокойно:
   - ты не первый, и не последний кто задает этот вопрос, и я отвечу точно так же, как и всем остальным. - Повисла короткая пауза, после которой слова инструктора звучали особенно четко. - Этот состав, является сильнейшим обезболивающим и наркотиком, благодаря которому жертва засыпает, а затем перестает дышать. Ты можешь воспользоваться ножом, другим ядом, или попроси о помощи своего напарника по тренировкам, раз у самого духа не хватает, но результат должен быть один. Ты часть "темной стражи", "отравленный кинжал императора", и это налагает свои ограничения и обязанности. Если тебе будет легче, то считай это первым официальным заданием, за которое не положено оплаты. Вопросы есть?
   - никак нет. - Поднявшись со стула, подхватываю флакон и сжимаю его в ладони. - Разрешите выполнять?
   - ступай. - Голосом лишенным намека на эмоции, отозвался мастер.
   Развернувшись на пятках мягких сапог, в которые были обуты ноги, выхожу в коридор и осторожно закрываю за собой дверь. Очень хотелось вспылить, хлопнуть створкой из-за всех сил, попытаться убежать...
   "и меня скрутят еще до того, как я выйду в наземный этаж. Если очень повезет, то получится даже на улицу выйти, а затем появятся охранники, каждый из которых проходил такую же, или более жестокую "дрессировку"".
   Ощущение беспомощности подавляло, а страх лишал воли к каким-то активным действиям. Словно управляемая кукла, я дошел до столовой, где остались сдобные булочки, немного вина и сладости, после праздника вчесть окончания курсов подготовки. Собрав все это на поднос, отправляюсь в комнату.
   - мряу! - Стоило переступить порог, как на шее повисла Пинки, радостно размахивающая хвостом и болтающая ногами в воздухе.
   - я тоже рад тебя видеть. - Улыбаюсь и треплю кошку по макушке свободной рукой. - Я тут вкусненького принес, хочешь?
   Конечно она хотела... Пинки вообще никогда не отказывалась от сладкого, так что поднос перекочевал на столик, а "кошка-рабыня" устроилась на краю кровати и стала выбирать, с чего бы начать. Самому мне пришлось сесть на стул, что бы оказаться точно напротив питомицы.
   Мы сидели, ели сладости и запивали их вином, потом играли в карты и снова ели и пили. Даже не представляю, каким образом сумел заставить себя улыбаться и небрежно подшучивать над забавно обижающейся кошкой, а когда она начала зевать, внутри все сжалось... и пришло абсолютное безразличие.
   "все во имя империи; все во славу императора".
   Кажется пропаганда и непрекращающиеся агитации, которыми меня и других учеников "школы меча", буквально пичкали с двенадцати лет, все же возымели эффект... потому что иначе я не могу объяснить то, что действительно верю в этот лозунг.
   - устала? - Спрашиваю, удивленно вскинув брови.
   - мррр... - Пинки кивнула головой, глядя на меня слипающимися и начавшими мутнеть глазами.
   Пересаживаюсь на кровать, поднимаю кошку на руки и устраиваю на своих коленях, осторожно обняв и прижав к себе.
   - спи, я буду рядом. - Шепчу в треугольное ушко, пока питомица удобнее устраивает голову у меня на груди.
   - мряу? - Очень сонно спрашивает "кошка-рабыня", ткнув меня коготком.
   - нет, я пока не устал. - Голос звучит ласково и заботливо, а в голове совершенно пусто, и за всем происходящим наблюдаю словно зритель в кинотеатре, сидящий на переднем ряду. - Хочешь спою колыбельную?
   В ответ раздался слабый скептичный фырк, а затем голова с рыжей "гривой" растрепанных волос, едва заметно кивнула.
   Ложкой снег мешая,
   Ночь идет большая,
   Что же ты глупышка не спишь.
   Спят твои соседи,
   Звездные медведи,
   Спи скорей и ты малыш.
   Мы плывем на льдине,
   Как на бригантине,
   По седым суровым морям.
   И всю ночь соседи,
   Звездные медведи,
   Светят дальним кораблям.
   (из мультфильма "Умка").
   - Пинки? - Шепчу осторожно на ухо, но реакции не последовало и тогда я повысил голос до нормальной громкости. - Пинки?
   Прошло несколько минут, и кошка перестала дышать, а затем попытавшись прощупать пульс, понимаю что и сердце не бьется. Сам не замечаю, как начинаю раскачиваться из стороны в сторону, крепко прижимая к себе уже мертвое тело, а хуже всего то, что в душе нет ничего кроме легкой грусти. Ни вины, ни злости... ничего.
   - ну и сволочь же я. - Произношу, зарывшись лицом в мягкие рыжие волосы, а затем резко вскидываю голову и смотря на потолок кричу. - Ивы все, тоже сволочи!
   Аккуратно уложив кошку на кровать, накрываю ее краем пледа, оставляя открытой только мордочку. Сам сажусь на стул, и смотрю прямо перед собой. В голове по прежнему пустота, и начинающее наваливаться безразличие.
   "кажется что она просто спит, и если я ее разбужу, то она опять будет прежней, веселой, непосредственной, наивной и верной...".
   Спустя какое-то время, подхожу к кровати и проверяю дыхание и пульс. Чуда так и не произошло, и моя питомица внезапно не ожила.
   "что же, первое задание можно считать выполненным".
   Ехидному голосу, прозвучавшему в голове, хочется разбить лицо, но останавливает от необдуманных действий то, что я понимаю, что это мои собственные мысли.
   "возможно ли что у меня появилось раздвоение личности?".
   "это называется "шизофрения"".
   "просто блеск! Как будто мне и без этого проблем не хватало".
   От интереснейшего процесса, мысленного общения с самим собой, отвлек стук в дверь. Гость не стал дожидаться ответа, и просто вошел в не запирающуюся комнату.
   - чем обязан? - Спрашиваю у Михаила, одетого в черное облегающее трико, предназначенное для спаррингов.
   - пойдем, помашем кулаками. - безапелляционно заявил он, и раньше чем я успел отказаться, схватил меня за руку и выволок в коридор.
   "плохо, реакция почему-то заторможена".
   "шоковое состояние. Не каждый день приходится своими руками убивать самое близкое существо, даже если это животное".
   "и что, я теперь постоянно буду слышать голос в голове? Это... неприятно".
   "ну, раз уж я мешаю, то могу и помолчать. Но если вдруг захочешь поболтать с кем ни будь кто точно не предаст, зови".
   Тем временем, Михаил уже довел меня до лестницы, и собирался спускаться. Что бы высвободить руку, нужно было просто совершить рывок, но в моей голове появилась другая идея. Перехватываю запястье напарника, резко выворачиваю его, наношу несильный удар свободной рукой по уху, и пользуясь временной дезориентацией, прижимаю лицом к стене, для надежности уронив на колени и приставив колено к пояснице.
   - а теперь объясни, друг мой, что все это значит? - Изобразить добрый голос и "всепрощающую" интонацию, удалось на удивление легко, а еще я осознал, что в случае необходимости, готов прервать жизнь этого парня сломав ему шею.
   Видимо Михаил и сам что-то такое понял, так как его лицо, и без того не радующее взгляд румяностью, окончательно посерело. Попытка отбросить меня "телекинезом", была заведомо провальной, так как мой дар сильнее, а контроль у нас примерно одинаковый.
   - я жду ответа. - Сильнее надавливаю коленом, демонстрируя намерение сломать позвоночник.
   - Алексей, ты чего? Я же только помочь хотел. - Дергаться Михаил перестал, но голос явно подрагивал, выдавая ненаигранное волнение.
   - и чем же ты собирался помочь? - Немного ослабляю хватку, но так, что бы в любой момент можно было нанести финальный удар.
   - да видел бы ты себя в зеркало, в землю закапывают более живым... кха-кха, за что?
   Несильный удар по нижним ребрам, для жизни не опасный, но ощущения непередаваемые... и ничего что ударил я ногой.
   - не отвлекайся. - Прошу все так же вежливо, еще и улыбку изображаю. - Что бы желать помочь, нужно сперва узнать о проблеме... вряд ли мастер всем подряд рассказывал о том, что я должен был сегодня сделать.
   - ему я рассказал. - Произнес мужчина, незаметно приблизившийся на расстояние пяти шагов... в абсолютно пустом коридоре при неплохом освещении. - Тебе действительно нужна была помощь, и мне показалось что дружеский спарринг, подходит наилучшим образом. Кстати, неплохая реакция, но может быть все же отпустишь напарника.
   Разжимаю хватку и отступаю назад. Михаил легко поднялся, и парой движений стряхнул несуществующую пыль со своего трико.
   - извиняться не буду. - Произношу на требовательный взгляд приятеля.
   - ну и не надо, как ни будь переживу. - Недовольно проворчал он.
   - ну конечно, мы же все сволочи... какие могут быть обиды? - Ехидно улыбнувшись, произнес инструктор. - Может быть спарринг? Я один, против вас двоих.
  
   ***
   Столица империи, Рассветный город", занимал по истине большую площадь, но все же не шел ни в какое сравнение с мегаполисами из моей прошлой жизни. четырех и пятиэтажные прямоугольники зданий, создавали запутанный лабиринт из площадей и улочек, среди которых выделялись широкие центральные дороги, ведущие от императорского замка к воротам во внешней стене. Стены домов, особенно на главных улицах, украшались различными барельефами, на площадях стояли высеченные из камня статуи, а в массивных катках, росли декоративные плодовые деревья.
   При первом взгляде, если бы не местные жители, город можно было бы принять за музей... однако стоило отойти поглубже в переулки, как ситуация резко менялась. Между окнами, на натянутых веревках сушилось белье, на земле лежали компактные кучки мусора сметенного к стенам, и забытого до лучших времен, неприличные рисунки и надписи радовали взгляды прохожих. Нет, все было не так и плохо, по крайней мере стаи бродячих животных не бегали, по причине отсутствия в этом времени самых обычных собак и кошек, ("кошки-рабы" не в счет, так как представить их бесцельно бегающими по узким переулкам, не получается даже при сильном желании). Мусор, так же как и туалетные бочки, вывозились регулярно, да и нищих бродяг, встречалось крайне мало.
   Люди, живущие на главных улицах, и в глубине переулков, тоже отличались как по богатству, так и по уровню высокомерия. Вокруг императорского замка, среди декоративных деревьев, часто прогуливались молодые парочки, одетые в разнообразные костюмы, от классических для империи комбинезонов всех цветов и разных фасонов, до ярких камзолов и смотрящихся как-то непривычно, длинных узких платьев.
   Как и в последние двадцать три дня, я сидел на сложенном вдвое коврике, прислонившись спиной к ровной стене, и безучастным взглядом провожал прохожих, торопящихся по своим делам. было позднее утро, и небо уже окрасилось в голубой цвет, на фоне которого выделялись пятна белых и серых облаков. Передо мной стояла глиняная миска, в которую изредка падали серебряные монеты, бросаемые особенно жалостливыми горожанами.
   Одет я был в потертый, местами рваный, когда-то ярко зеленый комбинезон, а так же дорожный плащ, в который кутался холодными ночами. Замотанные в грязные тряпки руки, оставляли свободными только кончики пальцев, что значительно ограничивало мелкую моторику, а на голове, длинные спутанные волосы, и заросшее щетиной лицо, довершали образ человека, опустившегося на самое дно жизни.
   Оказывающиеся рядом люди, либо смотрели с жалостью и тщательно скрываемой брезгливостью, либо вообще отводили взгляд, чувствуя стыд, пусть и не понимали причину его появления. Иногда, очень редко, звучали фразы вроде, "и куда смотрит стража?", "почему городское управление с этим не разберется?"... и еще много тому подобного.
   "обыватели нигде, и как выяснилось никогда не меняются".
   Мысль прозвучавшая в голове, на секунду поколебала меланхолию, но вскоре сознание вернулось к уже привычному состоянию. Даже когда какой-то парнишка лет восьми-десяти, выбежал из-за угла ближайшего дома, а затем запустил руку в миску, и схватив несколько монет, убежал обратно, на моем лице не дрогнул ни мускул, а люди оказавшиеся свидетелями этой сцены, только покачали головами, пробормотали что-то о дурном воспитании нынешней молодежи, и отправились дальше по своим делам.
   Я наблюдал и слушал, "отсеивал" бесполезную болтовню о ценах и ежедневных мелких заботах, и тщательно выискивал крохи по настоящему ценной информации. Мало кто знает, сколько всего интересного можно услышать, если уметь правильно слушать. Если сперва горожане старались как можно быстрее пройти мимо, понижали голос или переходили на другую сторону улицы, то теперь относятся как к неотъемлемой части города, и уделяют внимания, не многим больше чем одной из множества безвкусных статуй... что впрочем не мешает им испытывать жалость и брезгливость.
   Вот в конце улицы показался невысокий пухлый мужчина, (именно "пухлый", а не "толстый"... обладатели дара вообще не бывают в слишком плохой физической форме), одетый в темно серый комбинезон, с длинной накидкой из красного бархата на плечах. На поясе у него висели два кинжала, рукояти которых украшало золото и драгоценные камни, но не смотря на вычурный вид, это было опасное оружие, в руках мастера не менее опасное чем любой меч. А чуть позади и побокам от хозяина, шли двое телохранителей в черных комбинезонах, поверх которых была надета кожаная броня.
   Дернувшись, протягиваю обмотанные тряпками руки к миске, и очень неуверенно подтягиваю ее к себе. На дне покоилась кучка из дюжины серебряных монет, и этого было бы достаточно, что бы нетолько нормально поесть, но и провести ночь в недорогой гостинице, где ни будь на окраине. Прежде чем подняться на ноги, пришлось встать на колени, опереться плечом о стену, а затем напряженно сопя, все же принять вертикальное положение.
   Отталкиваюсь плечом от стены, делаю шаг... второй... запинаюсь и роняю миску на вымощенную булыжниками дорогу, а сам нелепо взмахнув руками, что бы устоять, повисаю на неожидавшем подобного торговце. Миг, и спрятанная в тряпках игла, впивается в плечо, еще секунда, и миниатюрный шприц опустевает, а меня отталкивают к стене, по которой я и сползаю на землю, издав сдавленный всхлип.
   "а телохранители у тебя паршивые. Что, тварь, неужели на деньги получаемые от "дьяволов", не мог нанять кого ни будь порасторопнее? Хотя, думаю ты просто не рискнул связываться с "мастерами меча", так как боялся что узнав о твоих делах, они сами решат упокоить такого нанимателя".
   Тем временем вокруг поднялась суета, кто-то кричал и ругался, мою незадачливую жертву обвиняли в жестокости и бессердечности, в ответ слышались оскорбления. Игла была смазана сильнейшим обезболивающим, так что торговец живым товаром, так и не почувствовал укол, а яд подействует только через пару часов, так что о встрече с убогим бездомным, если и вспомнят, то вряд ли свяжут со смертью.
   "задание выполнено... ха, столько дней подготовки и вхождения в образ, ради нескольких секунд реального дела. Теперь нужно не привлекать к себе внимания, а-то еще заподозрят что ни будь".
   Жертва с телохранителями, после короткого скандала, удалилась по своим делам, и люди собравшиеся посмотреть на бесплатное развлечение, стали расходиться. Немного удивило, и даже порадовало то, что несколько горожан все же задержались, помогли собрать монеты, кто-то даже принес новую миску, на этот раз железную. Мне даже помогли встать на ноги, но на этом все и закончилось.
   Хромая и пошатываясь, вдоль стены подхожу к ближайшему переулку, и заворачиваю за угол дома, скрываясь от взглядов людей. Жаль ли мне мужчину, обреченного на медленную смерть из-за отказавших внутренних органов? У него ведь осталась жена, две дочери и малолетний сын, которым достанется все немаленькое наследство. Скажу так: начав вести дела с врагами империи, он знал что рискует, а за проданных в рабство и на эксперименты детей, мне бы хотелось лично его выпотрошить, а заодно можно было бы проверить, работает ли ритуал из моего сна.
   Почему этого человека не схватила гвардия, или городская стража? Просто достаточного количества неопровержимых доказательств его деятельности, у имперской службы безопасности нет, а оперативников "темной стражи", как свидетелей не привлекают. Вот и приходится нам "изгаляться", что бы предатели не ушли без расплаты. При попытке официального Ореста, начали бы возмущаться другие торговцы и князья, которые приняли бы это за произвол со стороны императора.
   Зайдя в уютный тупичок, сажусь на деревянный ящик и облегченно выдыхаю. Не смотря на то, что операция прошла успешно и без осложнений, нервы были напряжены до предела... все же это первая моя официальная миссия.
  
   ***
   И все же, насколько внешний вид, меняет отношение окружающих к одному и тому же человеку. Вот сейчас, я тщательно отмывшийся, выбритый, и одетый в чистый серый комбинезон с мягкими кожаными сапогами, ничем не выделяюсь из толпы жителей столицы, и даже ловлю на себе заинтересованные женские взгляды.
   "все люди, кроме князей и императора, между собой равны, но все равно остаются те, кто равнее остальных".
   Захожу в скромную закусочную, разместившуюся на первом этаже жилого пятиэтажного дома, и только успеваю сесть за стол, как рядом появляется девушка в облегающем трико, и белоснежном переднике. Приняв заказ, она убежала на кухню, ну а я вернулся к разглядыванию прохожих через широкое высокое окно.
   Предоставленный мне начальством выходной, постепенно подходил к концу, и проведен он был в общественной бане, за отмоканием в бадье с горячей водой, душистой пеной, и в компании миловидной брюнетки... ну да это совершенно не интересная тема.
   Официантка принесла поднос с салатом, картофелем и мясом, а так же кружку светлого пива, и убедившись что мне больше ничего не надо, разочарованно удалилась за стойку, где стала дожидаться следующего клиента. Прежде чем приступить к еде, проглатываю пару таблеток: универсальное противоядие, которое следует принимать раз в день, и тогда даже сильные яды вызывают только недомогание, а так же легкий наркотик, позволяющий расширить сознание.
   Если кто-то говорит, "это вещество абсолютно безвредно, и не вызывает привыкания", не верьте ни единому слову. Я и сам не заметил, как стимулятор мозговой активности, из таблетки принимаемой исключительно для тренировок дара, превратился в неотъемлемую пищевую добавку, без которой мир кажется "выцветшим". Хотя, следует признать, что побочных эффектов действительно мало, и если бы не привыкание, то все вообще было бы просто превосходно.
   "еще один способ контролировать оперативников? Если хочешь получать таблетки, то работай лучше...".
   Тарелки слишком быстро опустели, пиво продержалось не многим дольше. Оставив пару серебряных, "на чай", выхожу на улицу под темнеющее небо. Выходной закончился, а значит нужно возвращаться на базу, что бы получить новое задание. К слову: своего куратора я видел пока что лишь три раза, а ведь он должен был следить за работой, а в конце полугодия дать заключение, можно ли меня отправлять на самостоятельную работу.
   Штаб, а точнее один из штабов "темной стражи" в "Рассветном городе", находился на окраине столицы, в отдалении от основных улиц, среди домов самых обычных горожан. Это было жилое трехэтажное здание, внешне ничем не отличающееся от соседних, даже бельевые веревки из окон висели. Если точно не знать, что живут здесь только матерые убийцы, состоящие на службе у императора, то можно легко пройти мимо, так ни о чем и не заподозрив.
   Входная дверь оказалась открыта, а за порогом в маленькой проходной комнатке, в жестком деревянном кресле сидел сутулый старик, изображающий охранника. Если не знать, что это "криокинетик", по силе вряд ли уступающий князю Морозу, то можно было бы принять его за обычного улыбчивого деда.
   - явился все же. - Хмыкнул охранник, стукнув узловатой тростью об деревянный пол. - Я уже думал что не увидимся.
   - работа. - Пожимаю плечами, тщательно вытирая ноги об коврик лежащий у двери.
   - это да. - Старик вздохнул. - Вот помню я... гхм, не твое это дело. Тебя командир просил зайти в его кабинет, и лучше не задерживайся.
   Коротко кивнув, прохожу в следующую дверь, и оказываюсь в коридоре. Справа разместилась лестница на второй этаж, слева находилась общая кухня, совмещенная со столовой... но ей почти никто не пользовался. Дальше находились несколько дверей, одна из которых вела в кабинет командира, другая к его заместителю, а остальные помещения этажа, являлись складами разного хлама. Второй и третий этажи, были заняты жилыми комнатами, обширными по площади но скудными на обстановку.
   Честно говоря, когда меня отправляли на практику в столицу, мне представлялось все немного по другому. Я был почти уверен, что буду жить в квартире у временного наставника, перед соседями представляясь каким ни будь родственником. В реальности же, "темная стража" владела жилым домом, где обитали только оперативники, играющие роли простых людей, только перед соседями из других домов. Мне сказали, что в маленьких городах все по другому, но в столице, необходимо держать на готове различные инструменты, лекарства, комплекты оружия, да и просто безопаснее, когда бойцы находятся под постоянным присмотром начальства.
   Стучу в дверь, и дождавшись разрешения, захожу в кабинет командира. На середине комнаты стоял массивный письменный стол, за которым разместилось жесткое кожаное кресло с высокой спинкой, а за креслом, так же как и у стен справа и слева от входа, стояли шкафы с множеством полок и выдвижных ящиков. Под потолком висела люстра из трех зеркальных полусфер, в центре каждой из которых на маленьком крючке, висела масляная лампа.
   - дядюшка, вы снова засиделись до поздна за своими бумажками. - Растянув губы в улыбке, и всплеснув руками, укоризненно обращаюсь к мужчине средних лет, среднего возраста, и совершенно невыделяющейся внешности.
   - кто-то же в этом доме должен работать, пока бестолковая молодежь вроде тебя, племянник, тратит время на бесполезные развлечения. - Хмуро проворчал командир, складывая отдельные листы документов в ровную стопку, а затем скрепляя их булавкой.
   Закрываю дверь и сажусь на стул для посетителей. Мое лицо снова невозмутимо, а взгляд спокоен. Традиция соблюдена, а значит можно переходить к серьезным делам.
   "играть роль нужно всегда и везде, а-то в один непрекрасный момент, можно забыть свою "маску"".
   - сегодня ночью, от "Рассветного города" отправляется караван с особым товаром. Финальной точкой является приграничный город "Рыбный". - Мужчина "пронзил" меня испытующим взглядом. - Догадываешься, почему они так спешат?
   - я где-то "прокололся"? - Напрягаюсь всем телом, готовясь уходить с траектории возможной атаки, хоть умом и понимаю что ничего подобного произойти не может, но подсознание буквально "вопит" об угрозе.
   - к счастью нет. - Успокоил меня сильнейший из оперативников, обитающих на этой базе, (он владеет сразу и "пирокинезом" и "электрокинезом"). - По данным от наших осведомителей, смерть того уб*юдка, списали на внутренние разборки в самой банде... благо и поводов у лидеров было много. Бегство же объясняется тем, что "золотая гвардия", наконец решилась на рейд по неблагополучным районам столицы. Мне казалось, что ты должен об этом узнать... видимо ошибся.
   Напрягая память, действительно нахожу среди услышанных на улицах "Рассветного города" сплетен, упоминания о какой-то подготовке и суете среди чиновников.
   - ничего, со временем научишься правильно слушать и оценивать важность услышанного. - Проявил намек на разочарование, хозяин кабинета. - Тут и моя ошибка есть, привык работать с опытными оперативниками.
   На провокацию никак не реагирую, только продолжаю ждать дальнейших распоряжений.
   - в общем так: отправляйся к себе и отдохни. - Командир откинулся на спинку кресла, и положил руки на подлокотники. - Ближе к полуночи... нет, ровно в полночь, собираемся в столовой. Наша задача, это перехват каравана и захват руководителей. Обычных наемников убиваем на месте, рабов по возможности освобождаем и передаем "синей гвардии".
   - разрешите вопрос?
   - ты его уже задал. - Хмыкает мужчина. - Я слушаю.
   - почему гвардия сама не захватит караван, раз известно время его отправки и маршрут? - На самом деле мне это не так и интересно, но от меня ожидают вопросов, так что незачем разочаровывать прямое начальство.
   - если бы нужно было уничтожить всех, то операцию выполняли бы гвардейцы. Нам нужно захватить хоть кого-то из организаторов, что бы выйти на осведомителей и поставщиков "живого товара". - Хозяин кабинета сделал паузу, для большего эффекта. - Учти, что нам нужны именно живые пленники, от которых можно будет получить информацию. Если вдруг кто-то из торговцев не досчитается руки, ноги, или нескольких пальцев, никто плакать не будет.
   - разрешите идти?
   - разрешаю. - Командир вернулся к бумагам, и больше не обращал на меня внимания.
   Встав со стула и подойдя к двери, уже поставив одну ногу за порог произношу:
   - не засиживайтесь слишком долго, дядюшка.
   - не учи меня жить, молокосос. - Хмуро хмыкнул мужчина, прежде чем дверь отрезала кабинет от коридора.
   Поднявшись на второй, а затем и третий этаж, захожу в свои временные апартаменты. По пути так никого из других жильцов и не встретил, что могло означать одно из двух: либо все на заданиях, либо отдыхают. Оперативники "темной стражи", вообще не самые общительные люди, и если есть возможность, предпочитают проводить время в одиночестве. Даже странно, что с нашей работой, почти ни у кого нет психологических расстройств... хотя, может быть все как и я, просто их хорошо скрывают.
   Просторная светлая комната, пол в которой был застелен старым потертым ковром синего цвета, встретила меня тишиной и покоем. В ушах как наяву, прозвучало радостное "мряу", а на периферии зрения как будто шевельнулась тень, но стоило обернуться, и иллюзия пропала. Пожав плечами, закрываю створку и запираю замок, после чего начинаю скидывать одежду.
   В дальнем от входа углу, на полу лежит широкий матрац, застеленный чистой простыней и пушистым пледом, а под ним спрятан меч в ножнах, оставшийся единственной вещью, которая напоминает о давно покинутом доме, где меня не ждут, и детстве, которое безвозвратно ушло. У окна стоит стол с цветочным горшком, в котором росло миниатюрное деревце, оставшееся еще от предыдущего жильца, а ему от его предшественника.
   "может быть принести сюда ванну, и поставить посередине комнаты?".
   В ответ на эту мысль была только тишина. Шизофрения, как и обещала ранее, не подает признаков существования, пока я не обращаюсь к ней напрямую, что происходит раз в три-четыре дня... все же приятно поговорить с умным понимающим человеком, даже если это ты сам.
   Оставшись в трусах, пересекаю комнату и заваливаюсь на матрац. Желания чем-то заниматься нет абсолютно, а до сбора в столовой еще несколько часов, так что можно спокойно подремать.
  
   ***
   Вечер, улица, крыша дома... немного не по сценарию? Просто когда все свободные оперативники "темной стражи" собрались в столовой, командир приказал облачаться в легкие доспехи, вооружаться кому чем удобно, и подниматься на верхнюю площадку.
   Помню когда-то давно, в юношеские годы прошлой жизни, я некоторое время увлекался мультипликационными сериалами про всяких героев, мутантов, и прочих чудиков в разноцветных костюмах. Любимым их способом передвижения, у тех кто не умел летать, были прыжки по крышам многоэтажных домов... что же, у меня появилась отличная возможность заняться тем же самым, (не геройством, а прыжками по крышам домов).
   Доспехи состояли из кожаного "панциря", плотно прилегающего к торсу, наплечников, наручей, набедренников и поножей, с вшитыми в них железными пластинами. На головы надевались полушлемы, закрывающие макушку, затылок, лоб и виски, оставляя открытыми уши. Нижнюю часть лица, закрывали черные жесткие маски, не имеющие никаких украшений.
   Перевязь с мечом, пришлось надевать на спину, так что рукоять торчала над правым плечом, на поясе же устроился пояс с метательными ножами, лезвия которых были тщательно обработаны ядом.
   В нашем отряде было сразу шесть стрелков, вооруженных миниатюрными одноручными и однозарядными арбалетами, заряженными дротиками со снотворным. Именно на их плечи и возлагалась обязанность по захвату пленников, в то время как все остальные, должны были заняться устранением охраны.
   Наверное странное зрелище, когда по крышам приближенного к средневековому города, прыгают полтора десятка человек в черной кожаной броне, при этом умудряясь сохранить некоторое подобие строя. К счастью, горожане редко гуляют по ночам, и еще реже при этом любуются небом, а даже если кто-то нас и видел, то скорее всего принял за обман зрения.
   "даже в мире, где твой сосед может взглядом поджечь костер, или заморозить воду, люди продолжают мыслить в определенных рамках, которыми сами себя и ограничивают".
   За городскую стену мы вышли через специальную калитку, предназначенную исключительно для стражи или агентов служб безопасности императора. Там же, наш командир получил доклад, что намеченные цели, уже отправились в свой последний поход, и если мы хотим добраться до них раньше "синей гвардии", нужно хорошенько поторопиться.
   И был бег по полю, на всей возможной в данных условиях скорости. Отряд прибыл на заранее оговоренную позицию, за двадцать минут до появления каравана. Если бы кто ни будь спросил у меня, чем отличается этот участок дороги от любого другого, я бы ответил, что не вижу никакой разницы... но по мнению более опытных оперативников, эта разница имелась.
   На месте нас встретил еще один боец "темной стражи", явно не из нашего отделения. Какое-то время они с командиром переговаривались жестами, после чего нам был дан приказ, "занять удобные для атаки на караван позиции".
   Где можно спрятаться ночью в открытом поле? Оказалось мест более чем достаточно, начиная от канав вдоль дороги, заканчивая кем-то подготовленными окопами, слегка замаскированными свежей травой.
   Спустя какое-то время, показались и наши цели. Неспешно бредущие кабаны, по двое запряженные в полностью закрытые колесницы, выдавали себя недовольным хрюканьем. По обеим сторонам от колонны, пешком шли наемники, единственная лампа горела только у кучера, карета которого возглавляла колонну.
   В один момент все "завертелось", события понеслись с невероятной скоростью, так что даже сознание обладателя дара, усиленное стимуляторами, не успевало все зафиксировать. Вот я еще лежу в окопе, ожидая команды к началу, в следующую секунду уже бегу к дороге, отправляя в полет первую пару метательных ножей, а через пару ударов сердца, уже выхватив меч, сношу голову противника, решившего заступить путь.
   Оставалась небольшая вероятность, что наемники не знали, что за товар им приходится сопровождать... но приказ был однозначен, и свидетелей остаться не должно. Когда же неуверенное сопротивление было сломлено, половина кабанов перебита а другая половина порвав вожжи разбежалась, колесницы начали вспыхивать одна за другой.
   Рывком сближаюсь с каретой, "телекинетическим" ударом разношу стенку, и мне в лицо выплескивается огонь. Отскочить я успел, все же стимуляторы улучшали реакцию в разы, а доспехи спасли кожу от Ожегов, только вот спасать уже было некого.
   "вот твари... ламповое масло разлили".
   По всей видимости, хозяин каравана подготовился к неожиданному нападению, и заранее подстраховался, уничтожая все улики. Те же гвардейцы, если бы остановили эту колонну, ничего не смогли бы доказать... да и есть у меня подозрение, что мы тоже "сели в лужу".
   Тем временем, оставшихся выживших повязали, и тычками острым железом, погнали прочь от дороги. Пленников теперь доставят на одну из баз "темной стражи", где их заставят вспомнить все преступления, вплоть до украденной с прилавка в далеком детстве сдобной булочки. Нашему же отряду следовало возвращаться в "Рассветный город", что бы провести "разбор полетов", и приготовиться к обвинениям в бесполезности службы разведки, которые обязательно поступят от высокого начальства.
   "а иначе и быть не может, особенно после подобного провала".
  
   ***
   Операция, получившая пафосное название "пепел будущего", привела к ожидаемым, но от этого не менее неприятным последствиям. В столице, словно лесной пожар в засушливую погоду, распространялись слухи о бандитах, обнаглевших настолько, что не стесняются нападать на честных людей под самым носом у императора и его гвардейцев. Что бы хоть немного успокоить истерию, на охоту за несуществующими разбойниками, отправили сразу и "синих" и "зеленых" и "красных гвардейцев", сделав из этого целое представление.
   Как не странно, но охотники, уже на второй день поймали свою добычу, и предоставили людям доказательства в виде трех десятков бывших крестьян, возглавляемых сразу пятью сыновьями разных князей, двое из которых были "пирокинетиками". Если бы я точно не знал, что этих ребят вытащили из темниц "темной стражи", где содержали специально для подобного случая уже около трех лет, то и сам бы поверил в успешную поимку преступников. А для особенно недоверчивых, в дне пути от "Рассветного города", было устроено место сражения, и разоренный лагерь, в котором можно при желании найти целые хоть и недорогие вещи, или даже тайник одного из главарей с десятком золотых и полусотней серебряных монет.
   Авторитет гвардии вернулся на прежний уровень, граждане империи убедились, что император заботиться об их безопасности... а разведка получила несколько выговоров, кто-то из начальников лишился своего места, пара осведомителей потеряла головы, а оперативники готовились отомстить за недавнюю насмешку.
   Даже не знаю, радоваться или огорчаться, ведь не смотря на наш провал, дети не пострадали, так как в тех колесницах, не было ничего кроме бочек с ламповым маслом. Все же, наверное нам повезло, ведь если бы груз был более взрывоопасным, то без жертв среди "псиоников" точно не обошлось бы. Но была и плохая новость: пока "темная стража" захватывала поддельный караван, а затем разбиралась с последствиями, живой товар был отправлен получателю, и узнали мы об этом только через два дня.
   И вот теперь я сижу на скамейке, на одной из множества маленьких площадей "Рассветного города", грызу орешки и любуюсь статуей деда нынешнего императора. Суровый мужчина, в стальном нагруднике, с круглым щитом в левой руке, и прямым полуторным мечом в правой руке, с короткой но густой бородой украшающей лицо, с явным неодобрением взирал на оперативника "темной стражи", стоя на своем постаменте. Иногда казалось, что вот сейчас он спрыгнет на булыжники, плотно подогнанные друг к другу, подойдет вплотную, и с рыком "займись делом", отвесит чувствительного пинка.
   Не скажу, что бы я на самом деле бездельничал, хоть со стороны так и могло показаться. На мне был темно зеленый комбинезон, мягкие кожаные сапоги голенища которых перехватывали ремешки с пряжками, на голове красовалась плоская черная шляпа прикрывающая наголо выбритую голову, а лицо обрамляла трехдневная щетина. Выпирающий живот, создавал ощущение грузности и неповоротливости... но моему напарнику было намного хуже.
   Молодая блондинка, в светло голубом комбинезоне с юбкой, ярко красными губами, бледным лицом, и изящной фигурой, просто не могла не притягивать взгляд, и вряд ли кто догадается, что на самом деле это парень, у которого под одеждой спрятан маленький арсенал. Почему было не отправить для наблюдения настоящую девушку, вместо того что бы переодевать мужчину? На самом деле я даже приблизительно не знаю ответ, так как не решился задавать вопрос командиру.
   Прохожие почти не обращали на нас внимания, принимая за обычную парочку, решившую отдохнуть от повседневных забот в компании друг друга. на самом же деле, мы ожидали сигнала, что бы принять участие в штурме детского приюта, ну и за одно следили, что бы никто не сбежал раньше времени.
   Замечу, что в столице всего работает пять детских приютов, куда принимают как детей княжеских родов, (чаще, потомков младших сыновей и бастардов), и обычных горожан, почти не владеющих никаким даром. Два приюта принадлежат императору, и там воспитывают будущих командиров спецслужб, и бойцов для не совсем легальных проектов, еще один приют находится под патронажем "темной стражи", ну и два остаются на обеспечении торговцев и приближенных императора.
   Выяснилось, что в одном из приютов, как раз и обосновались лидеры организации, занимающейся торговлей одаренными детьми с "дьяволами" и "орками". Как им удавалось скрывать исчезновение подопечных столько времени? На самом деле, все просто до банальности: некоторое количество поступающих воспитанников, не отображаются в документах, еще кто-то умирает от болезней, получает травмы, или же принимается в семьи, которые очень быстро покидают столицу и переезжают в один из городов на окраине империи. Целые караваны с живым товаром, это скорее исключение, нежели правило, ведь куда безопаснее непрерывно отправлять по два-три ребенка, чем разом сотню или две.
   Что бы обнаружить эту базу работорговцев, нам пришлось отлавливать мелких воров, через них выходить на более значимых подельников, которые дали информацию о своих местах сбыта товара... в общем, криминальный мир "Рассветного города", значительно поредел, те кто остался на свободе попрятались по тайным логовам, а те кому не повезло оказаться в подземельях спецслужб, охотно выдали интересующую информацию. В скором времени, нескольких князей, которые по видимому забыли, где живут и кому служат, ждут неприятные визиты групп захвата и ликвидации.
   Пока же, оставим размышления о расправе над предателями, и вернемся к приюту. Квадратное четырехэтажное здание с узкими окнами, на первых двух этажах зарешеченными. Входная дверь, по прочности вряд ли уступает аналогу на нашей базе, а вот крыша совершенно не укреплена, и прямо сейчас, на ней размещаются мои коллеги.
   Гвардейцы постепенно оцепили район боевых действий, горожан стараясь не поднимать шума, увели на безопасное расстояние, и в воздухе как будто бы повисло напряжение.
   - ну что, "дорогая", пришло время немного похулиганить. - С тщательно скрываемым весельем в голосе, обращаюсь к напарнику.
   - зубы выбью. - Обворожительно улыбнувшись, пообещал Михаил, и подумав добавил. - Все.
   - какая ты сегодня кровожадная. - Усмехаюсь уже не скрываясь.
   - убивать буду долго, что бы ты прочувствовал всю прелесть процесса. - Не меняя интонации, продолжил обещать мой приятель.
   Продолжить беседу нам не дал противный писклявый свист, который звучал на грани восприятия, и буквально резал слух.
   - пора. - Произнесли мы почти одновременно, вставая со скамейки и направляясь к приюту.
   Подойдя к двери, стучу кулаком по створке, и через несколько секунд, в ней открылась узкая щель для глаз, через которую на нас уставился охранник, тут же заявивший:
   - сегодня посещений нет.
   - но... как же так? - Изображаю растерянность. - Мы же договаривались с директором о том, что именно сегодня...
   - сказано: "посещений нет". - Охранник захлопнул задвижку.
   Переглянувшись с Михаилом, переходим к плану "Б". напарник вытащил белоснежный носовой платок, и брызнув себе на лицо немного жидкости из флакончика, начал ее вытирать словно слезы. Я же, снова застучал по створке.
   - что еще? - Недовольно спросил охранник, опять открывая смотровую щель.
   - слушай внимательно, сволочь. - "Зашипел" я, раздувая ноздри и выпучивая глаза. - Сегодня мы должны были получить права опеки над нашим будущим сыном, и даже первый взнос уже выплатили. Если ты, тварь, хочешь сказать что нас попросту обманули, то через пять минут я вернусь с отрядом стражи, мы выломаем эту дверь, и я вырву глотки тебе и твоему паршивому руководителю.
   "а не переигрываю ли я?".
   Охранник оказался человеком впечатлительным, и спустя пару ударов сердца, щелкнул замок и створка приоткрылась.
   - заходите. - Проворчал мужчина. - Но если спросят, вы мне угрожали.
   - я знал что вы разумный человек. - Произношу заходя в проходную комнату, где за игральным столом сидели еще двое охранников.
   Стремительный удар в нижнюю челюсть, и тело мужчины, одетого в серый комбинезон с кожаным нагрудником, валится на пол бесчувственной тушей. Его напарники не успели ничего понять, как рядом оказался Михаил, столкнувший парней головами. В ту же секунду, из-за угла дома напротив, к распахнутой двери побежали десять человек в черной кожаной броне с масками на лицах, а те "темные стражники", которые находились на крыше, при помощи веревок, используя принцип "маятника", запрыгнули в верхние окна, ногами выбивая стекла.
   А дальше, группа захвата ворвалась в коридор, и наиболее эффективным способом обезвреживая рабочий персонал, стала продвигаться на встречу второму отряду. Тем кому доставались уколы со снотворным, сильно везло, так как "темная стража" не церемонилась ни с женщинами, ни с подростками, часть из которых так же состояла в банде. Не прошло и пяти минут, а здание приюта уже было под полным нашим контролем.
   Директор заведения, и большинство сотрудников, поступили достаточно разумно, и не пытались оказывать сопротивление. Были конечно индивиды, которые собирались драться до конца, большей частью это были подростки страдающие чувством максимализма, и те кто понимал, что умереть в бою будет менее мучительно, чем в камере с палачом.
   Обнаружилось, что в зародыше было предотвращено восстание против императора, под прикрытием которого, некоторые князья, хотели захватить одно из хранилищ с секретными документами. В качестве доказательства, в подвале были обнаружены ящики с оружием и доспехами, которыми должны были снабдить бунтовщиков из числа горожан.
   Что в приюте происходило дальше, мне не известно, так как нас с Михаилом, после того как мы избавились от грима и надели шлемы с масками, и еще восьмерых рядовых бойцов, отправили сопроводить подростков, до ближайшей тренировочной базы "темной стражи". Сомнений на счет того, можно ли доверять детям, вступившим в сговор с работорговцами, никто не испытывал, все же наши инструкторы, умели убеждать в своей правоте любого собеседника. Ну а если с "мягкой" обработкой не получится, то в штате работников базы, всегда есть телепат, который может нетолько читать мысли.
  
   ***
   Вот и минули пол года "стажировки", и я в последний раз сижу в своей комнате, на третьем этаже столичной базы "темной стражи". Документы о переводе уже подписаны, даже легенда отрепетирована, вещи уложены в карету, и осталось только попрощаться с знакомыми.
   Буду ли я скучать по этим хмурым и неразговорчивым людям? Скорее всего нет... так же как и они по мне. скажу даже больше: не смотря на то, что меня отправляют почти на самую границу с государством "дьяволов", на душе чувствуется значительное облегчение.
   С "Рассветным городом", являющимся центром цивилизации для жителей империи, у меня связано множество не самых приятных воспоминаний, и если бы мне дали выбор, "остаться или уехать?", я бы без сомнений выбрал второй вариант. И все же, где-то в глубине души, остается ощущение, что все могло бы сложиться по другому, стоило лишь показать характер и сделать другой выбор.
   "что теперь думать о вещах, которые невозможно изменить... жизнь не терпит сослагательного наклонения".
   На мне надет зеленый комбинезон, за спиной висят ножны с мечом, рукоять которого выглядывает из-за правого плеча, на поясе с левого бока, прицеплена небольшая кожаная сумка с разными мелочами, среди которых и толстый кошель с золотыми монетами, а с правого бока пристроился кинжал с позолоченной рукоятью. Лицо чисто выбрито, а на голове черный парик, скрывающий начавшие отрастать, пепельно белые волосы.
   "все взял, и вроде бы ни о чем не забыл".
   Выйдя из комнаты, прохожусь по коридору, стуча во все двери, а в ответ молчание и тишина. Это значит, что либо меня грубо игнорируют, либо все на заданиях... врываться в чужую спальню и проверять, слишком небезопасно для здоровья.
   Процедура повторилась на втором этаже, но тут одна дверь открылась, и на пороге появилась хмурая заспанная девушка, одетая в тонкую белую рубашку, достающую только до верхней трети бедер. Меня одарили испытующим взглядом, требующим ответа на очевидный, а потому не заданный вопрос.
   - уезжаю, решил попрощаться. - Отвечаю совершенно честно.
   Оперативница "темной стражи", изобразила дружелюбную улыбку, и произнесла:
   - счастливого пути. Не забывай о нас, и заглядывай иногда.
   Дверь в комнату закрылась, вновь оставляя меня в коридоре в гордом одиночестве.
   На первый этаж спускался с легкой усмешкой на лице, напевая про себя незатейливую мелодию: "тум, тум, тум, тум-турум, тум-турум".
   Последним местом, куда следовало зайти, был кабинет командира. Постучав в дверь, захожу не дожидаясь разрешения, и разведя руки в стороны восклицаю:
   - дядюшка, опять вы со своими бумажками возитесь. Вышли бы на улицу, хоть немного на солнце погрелись бы.
   - чего приперся, племянничек? - Откладывая в сторону очередную стопку никогда не заканчивающихся бумаг, спросил мужчина сидящий за рабочим столом.
   - уезжаю. - Закрыв дверь, произношу совершенно спокойно.
   - все документы заполнил? Амуницию получил?
   - так точно.
   - уверен что не нуждаешься в кучере? - Губы хозяина кабинета дрогнули в намеке на улыбку. - Я не хочу получать отчеты о том, что мой оперативник заблудился на просторах империи, и так и не прибыл на место своей службы.
   - никак нет. Не извольте волноваться...
   - прекращай строить из себя клоуна. - Хмыкнул командир. - Не в своем монастыре находишься. У тебя декада для того, что бы добраться до деревни. По приезду, сразу доложишься местному управляющему, он один из наших агентов, и будет твоим координатором. Вопросы есть?
   - только один: как мне преодолеть за декаду расстояние, на которое в лучшем случае уходит пятнадцать дней?
   - удиви меня. - С совершенно серьезным лицом ответил хозяин кабинета. - Я что, все твои проблемы за тебя решать должен?
   - никак нет. - Вновь выпрямляюсь по стойке "смирно".
   - так-то лучше. - Мужчина усмехнулся. - Раз больше вопросов нет, тогда свободен. Транспорт дожидается тебя у выхода... счастливого пути.
  
   БЛАГОПРИЯТНЫЕ УСЛОВИЯ.
   Пара запряженных кабанов, задорно хрюкая, перебирали копытами дорогу, все дальше унося меня от столицы империи. Ярко светило солнце на чистом голубом небе, поскрипывали колеса моей повозки, а мысли в голове текли ровно и неспешно.
   Впервые в этой жизни, я увидел самый настоящий фургон, сделанный из деревянных досок, железных листов, и скрепляющих все это массивных болтов. Это была самая настоящая жилая комната на колесах, с одной дверью, двумя окошками по бокам от входа, а так же столом, кроватью и шкафом внутри. Кроме моей собственной одежды и брони, в шкафу обнаружились несколько запасных комбинезонов, а так же белоснежные трико, которые носили исключительно в монастыре "школы меча". Запасной меч, комплект метательных ножей, кинжалы, а так же коробочка с ядами, обнаружились в ящике под столом.
   Но пожалуй вернусь к тому моменту, как я вышел из здания базы "темной стражи" в "Рассветном городе". Обещанный транспорт действительно дожидался почти у самых дверей, и это был тот самый фургон темно зеленого цвета, запряженный двумя крупными кабанами. Ключ от двери в передвижной дом, передал старик вахтер, сидевший на месте кучера, и до этого момента делавший вид что дремлет.
   Долгого прощания не получилось, бессменный страж входных дверей, посоветовал не ориентироваться на деревни, и вообще поменьше времени тратить на отдых, так как жизнь слишком коротка, что бы проводить ее во сне. После этого он пожелал "счастливого пути", и не оборачиваясь ушагал в дом.
   Усевшись на место кучера, я внезапно понял, что лишь теоретически представляю, как управлять колесницей... однако все оказалось не так страшно, и кабаны сами не стремились врезаться в стены домов, выбирая наиболее удобную для себя траекторию движения. Уже подъезжая к воротом, у меня не было никаких проблем с тем, что бы задавать правильное направление, а так же ускорять и останавливать два четвероногих двигателя.
   Вероятно, стражники стоявшие на посту у выезда из столицы, были заранее предупреждены обо мне, так как в отличие от других карет и повозок, мой фургон не попытались остановить, лишь жестом руки позволяя двигаться дальше.
   И вот уже два дня я трясусь на жесткой скамье предназначенной для кучера, километр за километром преодолевая сельские дороги. Неожиданно, но оказалось что путешествовать в одиночку, мне нравится гораздо больше, чем в компании "братьев", или коллег из "темной стражи". Возможно причина в том, что нет необходимости играть какую-то роль, поддерживать неинтересный разговор, или стараться не мешать отдыху сопровождающих... иными словами, я не социальная личность.
   "эй, шизофрения, как по твоему, я псих?".
   "хм, дай подумать... учитывая, что ты разговариваешь с голосом у себя в голове, который еще и отвечает, то ответ "да"".
   "ты меня расстроил".
   "всегда рад помочь".
   Поздним вечером, когда становилось слишком темно что бы ехать дальше, я съезжал с дороги на обочину, отвязывал кабанов, выставлял перед ними по тазику с неоднородной массой из овощей, зерна, иногда добавляя обрезки мяса, и заливая все это водой. Пока животные ели, появлялось время что бы пройтись вокруг фургона, что бы размять затекшие за день мышцы, а перед тем как укладываться спать, хряков опять приходилось привязывать, что бы ночью куда ни будь не убежали.
   Проезжая через деревни, я делал остановки что бы пополнить продуктовые запасы, выпить кружку пива и послушать последние сплетни. Спать в дороге предпочитал забираясь на крышу фургона, и развалившись на расстеленном пледе, в те же дни когда небо закрывали тучи и начинал моросить дождь, приходилось укрывать кабанов брезентом, а самому забираться внутрь вагончика.
   Удивительно, но тратя минимум необходимого времени на отдых и сон, я проделал дорогу, на которую обычно уходит полторы-две декады, всего за дюжину дней... и с момента отъезда из поместья князя Мороза, это было самое спокойное и безмятежное время за всю вторую жизнь.
  
   ***
   Первым моим пунктом назначения, был маленький городок, (или все же большая деревня?), построенный вокруг хорошо укрепленного форта, способного вместить в себя до тысячи человек, с постоянным гарнизоном в две сотни воинов, из которых "псиониками" была лишь одна восьмая. До границы, отсюда было приблизительно пять дней непрерывного пути, и уже там начинались настоящие укрепления в виде городов-крепостей, в которых размещались армии по две-три тысячи солдат.
   Форт был окружен высокой бревенчатой стеной в виде равностороннего четырехугольника, в каждом углу которого размещалась наблюдательная вышка. Бревна были пропитаны специальным составом, ухудшающим горение, а так же тщательно обмазаны толстым слоем цемента. Вокруг стены был выкопан ров шириной в два метра, и глубиной в четыре, на дне которого лежали железные, и уже порядком проржавевшие, "ежи", состоящие из четырех разнонаправленных шипов. Через ров был перекинут дощатый мост, ведущий к толстым двустворчатым деревянным воротам, укрепленным полосами железа.
   Внутри периметра внешней стены, разместились два длинных двухэтажных барака, административное здание штаба, так же состоящее из двух этажей, ну и нагромождение складов оружия и продовольствия. Все постройки, состояли из бревен обмазанных цементом, что объяснялось близким расположением леса, и отсутствием желания у строителей, отливать блоки из бетона.
   Городок так же был деревянным, но в отличие от форта, никто не обрабатывал строительные материалы противопожарным составом, да и цементом строения не обмазывали, так что в случае диверсии, из жилищ нескольких сотен человек, получится один большой и жаркий костер. Даже странно, почему командующий местным гарнизоном, не озаботился подобной проблемой.
   Мое прибытие, у местных не вызвало никакого ажиотажа, так как из-за форта, сюда достаточно часто должны приезжать караваны со снаряжением, а так же новобранцами. Одинокий путник на их фоне, совершенно не смотрится. Правда ради справедливости замечу, что удостоился заинтересованных взглядов от нескольких девушек, встретившихся на пути до оплота армии империи.
   От парика я избавился еще после того, как выехал из столицы, а затем в одной из деревень, налысо выбрил голову, так что выглядел почти как выпускник "школы меча", который только что вернулся в большой мир. В выданных мне документах, были подправлены некоторые даты, так что в форт я прибыл как Алексей Мороз, выпускник монастыря этого года, выдвинутый как кандидат на вступление в гвардию... и проваливший свое испытание.
   По легенде, некоторое время меня "мариновали" в столице, но когда начались волнения, просто отправили к границе, решив забыть о не оправдавшем надежд неудачнике. Могли бы возникнуть проблемы, если бы здесь оказался кто-то из выпускников этого, или прошлого года, которые могли бы узнать, или наоборот не узнать мое лицо... но почти все они остались в центральной империи, или же заняли посты в городах-крепостях.
   Таким образом, мне даже не придется врать, если у кого-то возникнут вопросы, следует просто не упоминать о коротком, но насыщенном периоде жизни. как любил говорить мой инструктор на тренировочной базе "темной стражи": "лучшая ложь - это правда".
   Разумеется, по первой же просьбе в форт меня не впустили, но стражники на воротах обещали передать сопроводительное письмо, заместителю командующего. Пришлось примерно час сидеть на ярком вечернем солнце, наблюдая за неспешной жизнью горожан, и похожей на суету муравьев в муравейнике, деятельностью солдат гарнизона. К стыду своему вынужден признать, что упустил тот момент, когда на мосту перекинутом через ров, появился мужчина лет сорока, среднего роста, широкий в плечах, с коротким "ежиком" черных волос, одетый в стандартную кожаную броню.
   - так значит ты и есть очередной недоумок, умудрившийся "заблудиться на дороге жизни"? - Спросил незнакомец, на левом плече у которого я увидел три красных полосы, что демонстрировало его звание сотника, (одна полоса - рядовой, две - десятник, четыре - тысячник, ну а стилизованная звезда - генерал).
   "мне показалось, или он придает этим словам какой-то особый смысл?".
   - так точно. - Вскакиваю на ноги и замираю перед офицером по стойке "смирно".
   - ну и где ты пропадал целых два дня? - Мужчина вперил мне в лицо требовательный взгляд.
   - виноват... не успел уложится в указанный срок...
   Сотник махнул рукой и криво усмехнулся, после чего почти добродушно произнес:
   - не ты первый, кто не успел. Однако, не думай что это спасет тебя от заслуженной кары. - Развернувшись, он жестом приказал следовать за собой. - У меня появилась просто прекрасная идея... ты же из "школы меча"?
   - так точно. - Отзываюсь незамедлительно, о судьбе фургона не спрашиваю, так как он остался под присмотром стражников, так что вряд ли кто-то попытается его угнать.
   Пройдя через ворота, мы оказались на просторной утоптанной площадке, которую использовали и для тренировок, и в качестве стоянки для прибывающих колесниц, которые по какой-то причине нельзя увезти на положенное им место. Не задерживаясь, дошли до здания штаба, поднялись по нескольким ступенькам, миновали проходную с двумя вахтерами, прошли через коридор и по лестнице поднялись на второй этаж. Кабинет моего сопровождающего, находился почти в самом конце еще одного коридора, а своей обстановкой, почти не отличался от кабинета командира столичной базы "темной стражи", разве что за спинкой кресла находился не шкаф с выдвижными ящиками, а узкое зарешоченое окно.
   - садись, Алексей, разговоры говорить будем. - Закрыв на замок входную дверь, приказал сотник, направляясь к своему креслу. - Меня зовут Борис Темный... вижу понял о чем я.
   Усаживаясь в кресло, мужчина довольно кивнул, и сложив руки на столе перед собой "крест накрест", дал мне некоторое время осмыслить услышанное. На самом деле, в империи не существовало фамилии "Темный", но по аналогии с отрядами гвардии, так мог представиться только оперативник "темной стражи"... или тот, кто хочет таковым прикинуться.
   - вижу не веришь, и это хорошо. - Сотник усмехнулся одними губами, но глаза его оставались совершенно равнодушными. - Слишком доверчивые на нашей работе не выживают. Не знаю, почему тебя не обучили "контрольным" фразам... это мы еще выясним, но сочетание слов, "заблудился на дороге жизни", считается негласным приветствием среди наших коллег, работающих вне пределов столицы. На будущее учти, что если услышишь вопрос, в котором будут использованы эти слова, то следует ответить следующее: "снимал котенка с дерева". Контекст не важен, главное что бы прозвучали эти слова.
   - какие ваши доказательства, что это не простая болтовня, с целью втереться ко мне в доверие? - "Сухо спросил я.
   - пфф, да кому ты нужен. - Борис усмехнулся чуть шире, только глаза его оставались спокойны. - Ты все еще жив, только из-за письма, которое мне передали еще до твоего приезда. Другой оперативник, который не получит фразу "отзыв", может решить избавиться от подозрительного индивида. Но если жизнь не дорога...
   - а разве какой ни будь шпион, не может узнать пароль? - В моем голосе прозвучал скепсис, который был гордо проигнорирован.
   - разумеется может. - Мужчина пожал плечами. - Но есть немало других признаков, что бы во время беседы понять, кто находится рядом с тобой.
   - и что же это за признаки? - Вопросительно вскидываю брови.
   - вспомни последствия тех тренировок, которые мы прошли, затем посмотри в зеркало и сравни свое выражение глаз с моим. - Усмешка пропала с лица Бориса, сменяясь выражением спокойного безразличия.
   - это не аргумент. - Заявил я. - В конце концов, шпион мог пройти то же самое обучение, да и предатели...
   - а вот с этим поосторожнее. - Сотник прищурился, и в его голосе появилась легкая угроза. - Нас не просто так отбирают в "темную стражу", есть особые критерии... да и после обработки инструкторов, даже мысль о предательстве, причиняет почти физическую боль. Или ты думал что штатные телепаты, только мысли читают? Открою тебе "великую" тайну: в голове у каждого из нас, ряд установок, которые станут активными только при определенных условиях, а до тех пор их не смогут обнаружить ни "дьяволы", ни даже "эльфы" с их "супер разумом".
   "м-да... и что ответить на это?".
   - не веришь? - Борис откинулся на спинку кресла, и сложил руки на груди. - Тогда попробуй представить, как ты убиваешь императора.
   Хоть я с главой нашего государства и не встречался, но пару раз видел его изображение, так что с долей воображения, задача не казалась неосуществимой. Закрыв глаза, представляю себе ситуацию, как атакую немолодого мужчину на троне при помощи меча. Сперва все было нормально, но затем в голове начало что-то пульсировать, а прохлада, которая обычно приносила облегчение, на этот раз только ухудшила положение.
   - достаточно. - Сильный властный голос Бориса, привыкшего отдавать приказы, вывел меня из странного, ни на что не похожего состояния. - Убедился?
   Не без труда разлепив веки, смотрю на невозмутимое лицо сотника, и кивнув произношу:
   - в наличии установок... убедился. Но ты мог о них узнать, допрашивая кого-то из оперативников.
   - на этот счет можешь не волноваться. - Собеседник снова наклонился к столу, и положил перед собой руки. - Ни один "темный стражник", физически не сможет выдать правдивую информацию тому, кого считает врагом. Тут есть множество ограничений, но это касается тех сведений, которые ты сам считаешь важными и секретными.
   - как-то это... слишком сложно звучит. Не может быть, что бы ментальные установки предусматривали все.
   - ты прав, предусмотреть абсолютно все, не под силу никому. - Борис невесело улыбнулся. - Однако, организация "темная стража", работает не первую сотню лет, и за множество поколений сотрудников, штатные менталисты, путем проб и ошибок, наработали самую действенную комбинацию условий и ограничений, которые обеспечивают сохранение секретной информации, но не мешают оперативникам проявлять инициативу и использовать нестандартные идеи.
   - и все же, это меня не убедило в том, что ты один из "темных стражников". - Произношу после короткой паузы.
   - это к лучшему, ведь вдруг я действительно вражеский шпион? - Борис хмыкнул. - В любом случае, мне не нужна от тебя секретная информация, а выполнять или не выполнять приказы, ты должен думать сам. Однако: некоторое время нам придется сотрудничать, а так как я старше по званию...
   "мне придется изображать старательного подчиненного".
   - жду распоряжений. - Почти всю беседу, я просидел в одной позе, отвлекшись только для эксперимента с ментальными установками, так что спина немного затекла.
   - раз ты у нас выпускник "школы меча", будешь инструктором у добровольцев ополченцев. - Впервые в глазах сотника появились эмоции, всего на миг, но это было заметно. - По правде говоря, меня уже достали просьбами, отправить к ним кого-то кроме рядовых солдат, которые сами умеют не так много. Такое чувство, будто у меня в распоряжении целая толпа детей князей, жаждущих делиться своими навыками с крестьянами.
   - я не совсем понимаю...
   Мою попытку уточнить ситуацию, Борис прервал единственным жестом, а затем углубившись в какие-то бумаги, продолжил свою монотонную речь:
   - какой-то умник, видимо из желания пошутить, распустил в деревнях слухи о том, что империя срочно проводит набор солдат в ряды армии. На самом деле ничего страшного в этом не было бы, если бы не то, что шутник оказался превосходным оратором, и после его речей, у людей произошел резкий "взлет" патриотизма. В результате, мы имеем восемь десятков парней и девушек, пожелавших защищать родину от заграничных чудовищ... и это только те, кто пришел к нашему форту. Сам понимаешь, такое количество потенциальных диверсантов, да еще и гражданских, которые из оружия в руках держали только серпы да косы для травы, мы впустить не решились, но и обратно их отправить нам не позволили.
   - почему? - Представшая перед моим воображением картина, повеселила, но решение казалось очевидным.
   - кто-то из столичных руководителей решил, что это нанесет ущерб по авторитету императора среди простого народа. Не спрашивай, как они пришли к такому выводу, просто прими как факт. Пришлось строить новую деревню на некотором отдалении от города, хорошо хоть местные с этим помогли, да и крестьяне пришли не с пустыми руками, а с телегами запряженными кабанами, и загруженными припасами, которых хватит еще дней на сто. Сейчас я ищу средства, на которые буду снаряжать и кормить это "пополнение"...
   - а причем тут я? - В душе уже зародилось нехорошее подозрение, которое Борис не замедлил подтвердить.
   - а ты, мой юный коллега, властью данной мне командованием военных сил империи, назначаешься ответственным за подготовку новобранцев. - Злорадная усмешка "расцвела" на лице сотника. - Под твое командование переходят десять рядовых, отправленных во временное поселение, для обеспечения порядка и безопасности.
   С этими словами, печать со стуком опустилась на приказ, торопливо написанный на чистом листе бумаги.
   - но... у меня совершенно нет опыта в командовании и руководстве, да и звание...
   Мои растерянные протесты, были прерваны предъявленным документом, из текста которого выходило, что в день моего отбытия из столицы, мне было присвоено звание десятника.
   - Алексей, я не жду от тебя чудес, и понимаю что без ошибок в первое время не обойдется. - Голос офицера стал внушительным и гулким, и казалось что проникает в самую душу. - Для тебя, это идеальная возможность научиться командовать, а если справишься, то я лично дам рекомендацию на дальнейшее повышение.
   - а если не справлюсь? - Вопрос сорвался с губ сам собой, раньше чем я успел его обдумать.
   - останешься десятником, и поступишь в подчинение какому ни будь сыну великого и богатого князя, за которым будешь следовать как тень. - Ни секунды не промедлив, ответил сотник. - Вот приказ и карта, отправляешься завтра утром. Отчитываться будешь лично мне, и еще... займи их чем ни будь, что бы об этих "новобранцах", за пределами их поселения не слышали.
   - так точно. - Поднимаюсь со стула и взяв со стола бумаги спрашиваю. - Разрешите идти?
   - ступай, и не забудь заглянуть на склад, для получения новой формы.
  
   ***
   На следующее утро, я ехал по свежей колее, проложенной от городка с фортом до временного поселения. Поверх серого комбинезона, была надета кожаная броня, на левом плече которой выделялись две красные полосы, обозначающие звание десятника.
   Западная половина неба была затянута серыми тучами, восточная же наоборот, сияла чистой голубизной. Ветер почти не дул, солнце припекало, кабаны хрюкали... просто идиллия. Проводника мне выделять не стали, сказав что дорога всего одна, и если с нее не сворачивать, то заблудиться невозможно, так что до прибытия на место службы, у меня было несколько часов тишины и спокойствия.
   Вопрос, "что делать с толпой вчерашних крестьян?", занимал голову на протяжении всей ночи и сегодняшнего утра. Сам я только приблизительно представлял, чему можно обучать людей, не владеющих "псионикой", и большая часть полезных идей, была почерпнута из прошлой жизни и времени службы в регулярной армии. Начать следует со строевой подготовки, которая является нетолько красивым зрелищем, и самым нудным занятием, но еще позволяет каждому солдату в отдельности, почувствовать себя частью большого организма, когда на уровне подсознания начинаешь ощущать, где в какой момент окажутся твои товарищи, и что они предпримут в следующую секунду.
   Следующим этапом станет стрельба из лука, или арбалета... хотя в наличии самострелов я сильно сомневался. Если подумать, то сама идея создания ополчения, выглядит весьма бредово, так как средний одаренный, в одиночку способен одолеть десяток хорошо подготовленных и вооруженных солдат. Те же "бесы" и "дьяволы", по моим же воспоминаниям, значительно превосходили людей физически, и только благодаря современному оружию, этот разрыв удавалось нивелировать. В настоящее время, паритет сил сохраняется исключительно благодаря "псионикам", представляющим из себя живое оружие.
   Зачем же тогда нужны обычные солдаты? Кто-то же должен заниматься обеспечением наиболее боеспособных частей, ну и использование тех же луков и арбалетов, все еще остается эффективным, ну и разумеется, для противника пытающегося забраться на высокую стену окружающую город, нет никакой разницы, кто на его голову сбрасывает камни или выливает кипящее масло. Для меня долгое время оставалось непонятным, почему не используются целиком железные доспехи, вроде рыцарских из европейского средневековья, но в ходе обучения в "школе меча", все встало на свои места. Для одаренного, тяжелая громоздкая броня, это больше помеха чем защита, а использование отрядов простых латников, малоэффективно, слишком затратно по ресурсам, и долго в обучении.
   Во время жизни в монастыре нам рассказывали, что "орки", во время боевых столкновений, нередко используют метательные машины вроде катапульт, или же "скорпионов", выстреливающих тяжелые дротики, без труда пробивающие деревянные щиты, даже если те укреплены полосами железа.
   Как не печально, но простым людям не обладающим развитым даром, в имперской армии отведена роль "пушечного мяса", "живого щита", а в мирное время, вооруженного обслуживающего персонала. Они получают кожаные доспехи, мечи, щиты и арбалеты, учатся сражаться по одиночке и в группе, но не смотря на все свои усилия, выше младших офицеров, поднимаются только единицы, являющиеся исключениями которые подтверждают правило... да и к ним относятся с изрядной долей скепсиса и снисхождения.
   Огнестрельное оружие могло бы изменить ситуацию, но меня от чего-то совершенно не тянет прогрессорствовать в этом направлении. Вряд ли пистолет в руках крестьянина, защитит его от обученного одаренного, все же даже во время моей прошлой жизни, "псионики" считались элитой, но простых людей не смотря ни на что, гораздо больше, и получив "средство уравнивания", они могут попытаться сместить князей и императора, с их руководящих должностей. Революция, станет сокрушительным ударом для империи, чем не замедлят воспользоваться "дьяволы" и "орки", которые тоже обзаведутся огнестрельным оружием, благодаря своим шпионам. Не стоит забывать и про "эльфов", которые хоть и не проявляют агрессии, но могут в любой момент нанести свой "кинжальный" удар.
   "куда-то не туда ушли мои мысли, а ведь я думал о том, чему учить новобранцев".
   Внезапно, как озарение, мне в голову пришла интереснейшая идея: а что если начать выполнять задание данное "Плакальщиком" и создать свой культ? Борис сам попросил меня, чем ни будь занять новобранцев, что бы о них не слышали как можно дольше. Что же, передать им часть знаний, получаемых через сны, может быть даже интересно, но сперва стоит проверить, действуют ли ритуалы, или это просто плод моего больного воображения, как и воспоминания о прошлой жизни.
   "где бы найти пару жертв для опытов... хотя, не обязательно же использовать людей".
   Взгляд сам собой обратился на кабанов, уже на протяжении двух часов, без признаков усталости волокущих фургон по узкой колее. Никто не удивится, если вновь прибывший десятник, решит поджарить немного мяса, и поделится со своими подчиненными.
   В теории, жертвоприношение проведенное по всем правилам, должно принести проводящему ритуал, пять процентов силы жертвы. Это могло бы стать решением проблемы с разницей в силе между простым человеком и "псиоником", только почему-то мне все равно не верилось в подобное чудо. Если дар использования "телекинеза", "пирокинеза", "криокинеза" и "электрокинеза", еще хоть как-то объяснялся наукой, то мистика оставалась за гранью понимания.
   "не обязательно знать, как работает двигатель, что бы управлять машиной... надеюсь такой же подход сгодится и для колдовства".
   Будущее уже не казалось столь грустным, в своей способности убедить крестьян в необходимости поклонения языческому богу, у меня сомнений не было. Люди всегда и везде остаются одинаковыми, и если предложить им возможность получить силу, они схватятся за нее обеими руками и останется следить, что бы в процессе, они не перешли определенных рамок, за которыми разумные существа превращаются в опасных животных.
   "но все это в будущем: сперва нужно заручиться поддержкой доверенных мне солдат, затем добиться расположения лидеров ополченцев, и только когда ко мне привыкнут и будут воспринимать как непоколебимый авторитет, можно будет начать религиозную пропаганду".
   Внезапно проснувшаяся жажда деятельности, едва не заставляла подпрыгивать на месте кучера от возбуждения. Хотелось скорее приступить к выполнению только что появившегося плана, и даже ментальные установки, о которых ни на секунду не следовало забывать, никак не отреагировали на намерение создать религиозный культ.
  
   ***
   Временное поселение, не впечатляло. Четыре больших бревенчатых дома, сложенные из грубо обработанных деревьев, были окружены изгородью из вкопанных в землю кольев. Между срубами, не имеющими окон, с наклонными дощатыми крышами, стояли полтора десятка больших палаток, в каждой из которых могло одновременно находиться человек по пять. Если не считать выложенного на центральной поляне очага из булыжников, то это были все условия, созданные для жизни ополченцев. Воду предполагалось брать из ручья, протекающего за изгородью, где сейчас паслись кролики, и важно прохаживались крупные кабаны, под присмотром пары мальчишек лет пятнадцати.
   "они хотя бы ямы для отходов и туалета выкопать додумались?".
   Оказалось что переживал я зря, и деревенские жители позаботились о том, что бы справлять нужду в приемлемых для себя условиях. Данное поселение, меньше всего напоминало тренировочный лагерь для новобранцев, и было похоже скорее на какой-то далекий от цивилизации хутор. Кроме парней от двадцати, до тридцати лет возрастом, в первые же минуты удалось насчитать два десятка подростков, пол дюжины мужиков "за пятьдесят", а так же немало женщин, девушек и еще совсем девочек.
   "м-да, а я был слишком оптимистичен, когда составлял свои великие планы... или может это не та деревня?".
   Последние надежды на благоприятное разрешение ситуации, разбились при виде бойца в кожаной броне, который с ведрами наперевес, сопровождал молоденькую крестьянку, одетую в комбинезон серого цвета, сшитый из грубой ткани. Судя по лицам, окрашенным заметным румянцем, подготовка к защите родины, была последней темой, о которой они думали.
   - рядовой! - Сам от себя не ожидал, что так хорошо с первой попытки получится изобразить командный "рык".
   Солдат подпрыгнул на месте, споткнулся, опрокинул ведра и чуть было не полетел на землю. его спутница взвизгнула, нашла взглядом меня, покраснела, затем побледнела, прикрыла рот ладошкой и убежала в поселение.
   - я-я! - Испуг прошел достаточно быстро, и тут в дело вступили вбитые многочисленными тренировками рефлексы.
   Парень оказался рядом с моим фургоном за считанные секунды, так что даже наставники из "школы меча", не смогли бы придраться, и тут же вытянулся по стойке "смирно", буквально "пожирая" преданным взглядом, любимое начальство. Мои знаки отличия он разглядел еще на подходе, и теперь изображал из себя образцового подчиненного, имеющего вид бравый, и немного придурковатый.
   "хм, а в наше время, разве сохранились труды русских классиков?".
   Вспомнив библиотеку князя Мороза, где любил заседать во время перерывов между тренировками, констатирую что действительно видел нечто подобное, но уже прошедшее некоторую редакцию.
   - имя? - Делаю лицо суровым, а голос требовательным и слегка раздраженным.
   - Евгений, господин десятник! - Тут же откликнулся солдат, едва не светящийся от переполняющего его счастья.
   "верю! Даже приз за отличную актерскую игру выдал бы, снимайся мы в кино".
   - не ори, не в лесу. - Демонстративно ковыряю пальцем в ухе, скривив лицо в недовольной гримасе.
   - виноват, господин десятник, исправлюсь. - На пару тонов тише, отозвался парень.
   - ладно. - Оглядываю рядового с ног до головы. - Покажи, где здесь можно поставить мой фургон, в нем я пожалуй и буду жить, а затем собери весь наличный состав на главной площади поселения. Буду произносить вдохновляющую речь.
   - э-э-э... какой площади? - Стушевался Евгений, начав оглядываться по сторонам, словно надеялся обнаружить ту самую площадь, о которой я говорил.
   - я имею в виду, вон ту поляну между домами и палатками. - Изобразив тяжелый вздох, указываю рукой в нужном направлении. - Так ты покажешь мне, где можно поставить фургон, или я сам должен искать место?
   Уже через пару минут, мой транспорт был "припаркован" между крайним правым срубом, а так же изгородью из вкопанных в землю кольев. Порядком утомившихся кабанов распрягли, и отвели к остальным животным, которых я на всякий случай, приказал не оставлять без присмотра, а-то исполнительные рядовые, и взбудораженные ополченцы, могли собрать на поляне абсолютно всех, забыв об остальных делах. Перспектива бегать по окрестностям, собирая в одну кучу разбредающихся хряков и кроликов, мне совсем не нравилась.
   Прошло приблизительно минут сорок, прежде чем на поляне, в пять неровных рядов по двадцать человек, построились мои подчиненные. Вместе с мужчинами и юношами, стояли женщины и молодые девушки, на лицах у которых читалось выражение, отстаивать до последней капли крови, свое право защищать империю вместе с мужьями и братьями. Теперь становилось более понятно то злорадство, которое проявил сотник, скинув эту проблему на мои плечи.
   "еще посмотрим, кто будет смеяться последним... главное что бы это не было нервное хихиканье".
   Пройдясь вдоль строя, останавливаюсь в пяти шагах перед первым рядом ополченцев, в котором находились только мужчины, всем видом демонстрирующие, что готовы принять на себя первый удар неприятеля, в роли которого в данный момент времени, выступаю я. Порыв этот был похвален, но учитывая нашу разницу в силе и подготовке, практически бесполезен.
   - уважаемые граждане империи! - Вложив в голос всю имеющуюся решимость, и немного подбодрив себя "псионикой", обвожу взглядом притихшую толпу. - В виду вашей беспрецедентной верности идеалам империи, и благодаря проявленному желанию защищать нашу общую родину от иноземных вторженцев, командованием военных сил было принято решение, отправить для проведения особых тренировок, выпускника "школы меча". Я горд находиться здесь, среди достойных и смелых мужчин и женщин, и обещаю вам приложить все возможные и невозможные усилия, что бы вы смогли на равных противостоять любому противнику. Я убежден, что такие сознательные и верные империи граждане как вы, в свою очередь будут прилагать все свои силы, что бы освоить преподаваемую науку. Кроме того, вам выпала редкая честь, пройти подготовку по секретной методике, еще нигде не используемой. Вы будете первыми, кто пройдет новым путем, познает цену силы, увидит плоды развития, и ощутит эйфорию превосходства. Ура сограждане! Ура!
   Вместе со мной, ополченцы вскинули к небу сжатые в кулак правые руки, изо всех сил своих голосов раз за разом крича единственное слово, "ура!".
   Моя импровизированная речь, не возымела бы и десятой доли того успеха, если бы каждый человек стоящий в толпе, слушал ее в одиночку, или в маленькой группе. Однако, как известно с давних пор, люди являются животными стадными, и находясь в обществе, даже самые умные индивиды, охотно верят убежденному в своих словах лидеру. Иными словами, стадный инстинкт, подавляет способность к критичному мышлению, и чем большая толпа собирается, тем больший эффект имеет это свойство нашей психики.
   - занятия начнутся с завтрашним рассветом, а сегодня, вы должны закончить все самые срочные дела, и хорошо отдохнуть. - Делаю паузу, позволяя волнениям успокоиться. - Смирно! Вольно! Разойтись.
   "могло быть и хуже: мне могли поручить толпу подростков обоих полов, в головах у которых лишь мысли о сексе".
   Мотнув головой, прогоняя от себя картины работы воспитателем у озабоченных подростков, направляюсь к своему фургону, что бы побыть в одиночестве. Люди, вопреки ожиданиям не стали разбредаться, а разбившись на несколько крупных групп, стали обсуждать устроенное мной выступление. Следовало бы собрать всех рядовых, и распорядиться о нормальной дозорной службе... но раз уж они прожили здесь без меня, и не пропали, то это дело может потерпеть еще несколько часиков.
   Мой передвижной домик, встретил меня тишиной, полумраком и ощущением пустоты. Быстро разоблачившись, забираюсь под пушистый плед, и вытянувшись в полный рост лежа на спине, закрываю глаза, вводя сознание в состояние граничащее с боевым трансом. Сразу же становится легче, тревожные мысли отступают, и разум стал кристально ясным. Это не заменит нормальный отдых, но в последние дни мне и не доводилось по настоящему уставать, а видеть сны сейчас совершенно не хотелось.
  
   ***
   Ночь, звездное небо, чуть ущербная луна, и я хожу по высокой траве босиком, одетый лишь в штаны от серого комбинезона. Рядом сонно фыркая, что-то жует один из тех кабанов, которые привезли мой фургон в эту деревню.
   Для того что бы провести ритуал, мне не пришлось уходить слишком далеко, все равно ополченцы хоть и догадались выставить нескольких дозорных на ночь, но те кому выпало стоять на посту, догадались прямо там устроиться спать. А десяток рядовых? Вообще не понимаю, чем они здесь занимаются, ну кроме того что ухаживают за крестьянками. Так что полагаю, даже приди мне в голову начать вырезать животных прямо на поляне в центре селения, никто бы и не дернулся.
   Вырезать символ на земле, внешне похожий на таблетку разделенную пополам, пришлось мечом, так как других подходящих инструментов в моем арсенале не было, а ходить по домам и выискивать что-то в вещах своих новых подчиненных, не позволил голос разума... да-да, я о своей шизофрении, которая решила дать пару дельных советов.
   Сменив меч на более подходящий для ритуала кинжал, при помощи "телекинеза" подвожу кабана на середину рисунка одноразового алтаря, а затем усилив концентрацию, заставляю его встать на задние ноги. Животное недовольно фыркало, пыталось вырваться, копыта топтались по земле, грозя разрушить ровные линии, вырезанные в верхнем слое почвы.
   - кровь за силу. - Резким ударом вонзаю кинжал в мягкое брюхо, а затем расширяю рану от низа живота до ребер.
   Из-за ускоренного восприятия прекрасно видно, как выпучились глаза хряка, он распахнул пасть что бы завизжать, но мой второй удар, перерубающий горло, не позволяет этого сделать.
   - дух за могущество. - Губы сами шепчут слова, заученные наизусть и многократно повторенные во время долгих однообразных снов.
   Капли крови достигают земли, из раны на шее слышится хрип, а кинжал выпадает из пальцев, освобождая правую руку для завершающего удара. Пальцы складываются на манер наконечника копья, рука напитывается "псионикой", что придает дополнительную силу и крепость.
   - жизнь за жизнь.
   Сознание упускает тот момент, когда я пробил рукой грудную клетку кабана, затем пальцы сомкнулись на еще живом сердце, и следующим движением вырвали его. Бездыханная туша в последний раз дернулась, и упала на землю, начав заливать зеленую траву, и начерченный узор, густой темной кровью. В моей руке остался кусок плоти, из которого вытекала все та же горячая жидкость.
   - и что дальше? - Смотрю на жестоко убитое животное, перевожу взгляд на руку, в которой сжимаю сердце. - Неужели все это действительно было лишь сном, а я самый обычный сумасшедший?
   "печально это признавать, но с фактами не поспоришь. Чувствую себя прямо как какой-то сатанист".
   В раздражении и от разочарования, с силой стискиваю пальцы, превращая сердце кабана в не аппетитное месиво, и отбрасываю его к туше. Наклонившись, поднимаю окровавленный кинжал, и уже собираясь идти к пруду что бы отмыться, произношу в пространство:
   - ну и что тебе, "Плакальщик", не понравилось в моей жертве?
   в следующую секунду, на грани слышимости раздался тихий хмык, а затем по голове словно мешком с песком ударили. Перед глазами все помутилось, ноги подкосились, сердце сперва пропустило удар, а затем начало биться громче и сильнее. На коже появилось противное ощущение чего-то теплого и липкого, а в воздухе ощутимо запахло свежей кровью.
   Все прошло так же быстро и внезапно, как и началось, и окончательно придя в себя, я обнаружил что стою на коленях, Уперевшись руками в землю. ощущение было такое, будто в меня разом влили литра четыре пива, да еще без закуски, но при этом координация движений ничуть не пострадала. Хотелось делать глупости, совершить какой ни будь подвиг, или же развлечься с молодой девушкой... которых было не очень много в зоне досягаемости, но на полное отсутствие жаловаться не приходилось.
   "так... взять себя в руки! Не хватало мне еще в первый же день после прибытия, начать приставать к своим подчиненным. Ни о каком доверии тогда и думать будет нельзя".
   Решив пустить свои силы на полезную деятельность, вроде жарки мяса, замечаю, что ни на кинжале, ни на моем теле, не осталось следов крови. Повернувшись к кабану, вижу что и та лужа, которая успела натечь из его туши, тоже куда-то исчезла. Подойдя поближе, и ощупав жертву, убеждаюсь в своем предположении, констатируя что хряк выглядит так, будто его высушили.
   - м-да... - Это единственное, что я смог из себя выдавить.
   Вроде бы к чему-то такому и готовился, даже ожидал, но подсознательно все равно не верил, что хоть что-то получится. По правде, сам этот ритуал был проведен для того, что бы убедить себя в бредовости своих снов, и наконец избавиться от наваждения, получив реальные доказательства бесполезности всяческих действий мистического характера. Что же, доказательства получены, и теперь придется более серьезно относится к своим снам, ведь если есть шанс усилить себя, за счет жертвоприношений, нельзя от этого отказываться. Но это совершенно не значит, что я начну резать животных и людей, ради лишней крохи силы, все же разумный человек тем и отличается от зверя, что знает рамки, которые нельзя переходить.
   "волки не убивали больше, чем нужно для пропитания, а вот люди напротив, отличались своей кровожадностью и жадностью. Слишком многие жили по принципу, "не съем, так понадкусываю"".
   Ехидный внутренний голос, испортил всю торжественность момента, но при этом вернул меня из мечтаний о величии, к реальности этого мира. Следовало поторопиться, что бы замести следы жертвоприношения. Слишком рано еще показывать людям подобное... слишком велика вероятность, что кто ни будь отправится к форту, и доложит о том, что новый десятник, обычный сумасшедший.
   "и ведь они будут правы, голос в голове - это не признак психического здоровья".
   Оставшаяся ночь была потрачена на разделывание туши, разжигание костра, жарку мяса. Правильно сдирать шкуры меня никто не учил, первый опыт оказался не самым удачным, и эта часть кабана, в итоге была безнадежно испорчена. Хотя бы дрова не пришлось искать долго, у хозяйственных крестьян была заготовлена целая поленница, из которой мной была позаимствована примерно десятая часть.
   Мясо оказалось не высушенным, как могло показаться в первый момент, но крови в туше оставалось настолько мало, что она даже почти не вытекала. Выяснилось так же, что готовить я не умею... ну это было и раньше известно, но все равно обидно осознавать свою неполноценность в таком важном деле. Одни куски сгорали, другие оставались сырыми изнутри, третьи покрывались черной коркой снаружи, и мне совершенно не хотелось узнавать, какой у них вкус. Две трети продукта, были испорчены так же как и шкура, а мной было принято решение, напроситься в ученики к какому ни будь повару, охотнику, кожевнику... как показывает опыт, навыки лишними не бывают.
  
   ***
   Как заставить людей делать вещи, сомнительные с точки зрения рациональности? Критичность мышления, теряется не только при нахождении в толпе, но так же из-за сильной физической и эмоциональной усталости.
   Недавние крестьяне, решившие посвятить свои жизни защите родной державы, на личном опыте смогли убедиться, что инициатива наказуема. Кроме того, косвенное подтверждение получили слухи о том, что выпускники "школы меча", лишены чувства жалости и милосердия... ну или это просто я такой садист.
   А начиналось все мирно и культурно, с утренней пробежки вокруг деревни. Затем был завтрак, получасовой отдых, упражнения на растяжку, выполнение разминочного комплекса... половина девушек и подростков, отсеялась уже на этом этапе. До упражнений с тяжелыми палками, изображающими муляжи мечей, добрались только самые крепкие и выносливые мужчины, которые на подгибающихся ногах, едва дошли до своих матрасов.
   Со второго дня тренировок, началась ожесточенная борьба за право мыть посуду, стирать, следить за животными и стоять на посту у ворот, ведь это давало право целый день не посещать мои занятия. Из-за усиленных физических нагрузок, люди стали больше есть, и продуктовые запасы таяли буквально на глазах.
   Еще три раза, по ночам я проводил ритуалы жертвоприношения, но как не печально, кроме чувства опьянения, не ощутил никаких изменений ни в силе, ни в выносливости. Возможно это было следствием того, что благодаря "псионике" мое тело не почти не уставало от тех нагрузок, которые выполняли ополченцы, так что для чистоты эксперимента, следовало инициировать кого-то слабого, что бы проследить за происходящими с ним изменениями.
   В качестве подопытных, наилучшим образом подходили подростки, с их чувством максимализма, и желанием добиться всего и сразу, но выбрать следовало того, у кого наиболее устойчивая психика, ведь мне не нужен был кровавый маньяк. В итоге, из осторожности, присматривался к кандидатам до конца первой декады, затем лично отправился с отчетом о проделанной работе в форт, устроив подопечным выходной на целый день. Такого облегчения, и столь незамутненной радости, мне не доводилось видеть на лицах людей уже очень долго, даже на миг в душе зародилось чувство стыда за свои действия.
   При личной встрече, проходящей в кабинете Бориса, сотник внимательно выслушал доклад и все мои предложения, похвалил за энтузиазм, попенял за излишнюю требовательность, и рекомендовал снизить нагрузки, что бы мои подчиненные не начали умирать от истощения, или не дезертировали обратно в свои деревни. Затем он помолчал, и с ехидцей в голосе добавил:
   - конечно если у них хватит сил, что бы дезертировать. Знаю я нескольких выпускников "школы меча"...
   После возвращения в поселение, обнаружил своих подопечных спящими, или просто валяющимися на травке под лучами теплого солнца. Только те, кому приходилось следить за животными и заниматься бытовыми делами, находились на ногах, и впервые за декаду, с завистью смотрели на своих товарищей.
   Вторая декада прошла в чуть сниженном темпе, так что у людей даже хватало сил, что бы начать жаловаться друг другу на злобного садиста, не ведающего о таких понятиях как жалость, совесть и мера. Я делал вид, что не слышу этих разговоров, ведь в конце концов, в годы жизни в монастыре, мы с "братьями", и не так отзывались о своих наставниках.
   К концу второй декады, нагрузки позволили выявить сразу четырех слабых "псиоников", неосознанно использующих свой дар, для усиления тела. Одна женщина, двое мужчин и парень лет семнадцати, в отличие от всех остальных ополченцев, не падали на землю сразу после окончания упражнений, но внешне так же выглядели изможденными. Если бы не возможность спать по десять часов, а так же плотно питаться, то думаю первые потери среди добровольцев, не заставили бы себя ждать.
   Во время третьей встречи с Борисом, после доклада, мне был сделан выговор за безалаберность. Оказалось, что кто-то из рядовых, обитающих в деревне ополченцев, написал на меня жалобу, адресованную лично коменданту форта. В доносе описывались все зверства, которые молодой десятник, несомненно ради удовлетворения садистской натуры, проводит над ни в чем не повинными крестьянами.
   Бумажка, попав в руки к секретарю командующего, была переадресована его заместителю, занимающемуся работой с личным составом. Мне было рекомендовано выявить доносчика, и показательно его наказать... желательно без членовредительства. Под конец разговора сотник заявил:
   - не забывай что ты "темный стражник", а не какой ни будь "кровавый гвардеец".
   После возвращения к своим подчиненным, я дал людям отдохнуть остаток дня, а на следующее утро после пробежки и разминки, произнес короткую речь:
   - до меня дошли слухи, что среди вас, друзья мои, есть те, кто не доволен слишком тяжелыми тренировками. Я никак не могу поверить в то, что люди, сами изъявившие желание защищать империю от иноземных врагов, отказались от своих намерений при первых же трудностях. Когда командующий заявил мне подобное, я долго убеждал его в вашей преданности идеалам нашего государства, и в том что все слухи, это обыкновенная клевета завистников, которые сами не способны переступить через свою лень, ради того что бы добиться значимых результатов.
   Осматриваю ровные ряды ополченцев, вслушивающихся в мои слова с затаенным дыханием. На лицах некоторых из них отчетливо просматривалось разочарование, другие злились, третьи пылали энтузиазмом доказать, что они лучшие и самые сильные.
   - дабы более не возникало подобных недоразумений, вызванных завистью и непониманием, мне было разрешено привлечь к тренировкам рядовых солдат, назначенных под мое командование, и ранее занимавшихся лишь наблюдением за порядком в поселении, и охраной от диких животных... которых я до сих пор в окрестностях не встречал. В честь столь радостного события, сегодняшняя норма по выполнению упражнений, увеличивается в полтора раза. Ура!
   - ура! - Хором, но с совершенно разными интонациями, прокричали бывшие крестьяне.
   Во время своего монолога, я периферическим зрением следил за построившимися чуть в стороне солдатами, и в тот момент когда до них дошло, что отныне тренировки становятся обязательными для всех, восемь пар глаз, устремили озлобленные взгляды на двух парней, наиболее часто замечаемых в обществе молодых девушек. Авторы доноса были определены, но мной было решено не применять к ним никаких репрессий, тем более что товарищи все равно выкажут всю свою "благодарность". Нужно только следить, что бы до поножовщины не дошло.
   Занятия вошли в размеренное русло, и люди постепенно втянулись, уже не жалуясь на чрезмерные нагрузки. Тренировки разнообразились стрельбой из луков по мишеням, из-за чего пришлось сделать внеочередной выходной, для оборудования стрельбища, запасания стрел и приведения в порядок имеющихся в наличии луков.
   Очередная встреча с Борисом, прошла в почти дружеской обстановке, и на этот раз никаких претензий мне не высказывалось. А затем я решился на эксперимент с инициацией нового жреца для "Плакальщика".
   Кандидатом был семнадцатилетний парень по имени Федор, обладающий слабеньким даром, но большими амбициями. Он всегда старался выполнять упражнения лучше остальных, демонстрировал свою старательность и желание обучиться чему-то большему. Несколько раз я делал намеки на то, что существует способ стать сильнее... только это самый секретный из всех секретов секрет, о котором никто не должен знать, и вообще об этом лучше забыть.
   Парень, осознающий что в данный момент, мало чем отличается от своих ровесников, но желающий добиться большего чем родители, легко поддался на провокацию. Когда он достаточно себя "накрутил", я предложил ему свою помощь, но предупредил что об этом следует молчать, и если мне станет известно о его предательстве, то парой ополченцев может стать меньше.
   В ответ на предупреждение, Федор заверил, что умеет хранить секреты, а сам при этом едва не прыгал на месте от радости, в мечтах уже представляя себя могучим воином, сокрушающим врагов сотнями, и спасающим от злодеев молодых княгинь, или даже дочерей императора. Мне даже стало неловко, ведь в будущем, сработает ритуал или нет, его наивные мечты потерпят крах, так как в нашем мире всегда найдется кто-то более сильный, умный, ловкий и богатый. Кроме того, в империи правит сословное общество, и если ты не родственник императора, князь или его наследник, то о высоком положении можно забыть с гарантией, не взирая на личную силу и иные качества, (редкие исключения, лишь подтверждают правило).
  
   ***
   В этот день тренировки были особенно изнурительными, и после ужина, все обитатели временного поселения, разошлись по своим жилищам, что бы как следует отдохнуть перед завтрашним днем. Бойцы, назначенные на дозорные посты, пользуясь возможностью, дремали закутавшись в плащи и пледы, время от времени вздрагивая и просыпаясь, что бы осмотреться по сторонам, убедиться в отсутствии непосредственной угрозы, и снова уснуть.
   На небе светила яркая луна, ветер полностью стих, а воздух казался особенно сухим и тяжелым. Дождя не было уже достаточно давно, так что трава успела высохнуть и начать желтеть.
   Мы с Федором вышли за пределы деревни, ведя за собой одного из кабанов, которых осталось всего четверо. Парень оглядывался по сторонам, ощущая себя словно какой-то вор, бросал на меня плохо интерпретируемые взгляды, и нервно теребил рукоять выданного кинжала. О том, что должно произойти, я рассказал ему самый минимум, пообещав дать более подробные объяснения, в случае успешного завершения ритуала.
   Из снов, я знал как проводить инициацию жрецов, и по правде говоря, был удивлен отсутствием сложных обрядов, специальных одежд, пафосных фраз, или даже каких-то клятв. Объяснялось это тем, что после инициации, бог будет иметь возможность воздействовать на последователя, накладывая свои ограничения.
   Итак: первым делом следовало начертить на земле одноразовый символ, изображающий алтарь в виде таблетки, разделенной пополам. Затем, надрезав предплечье, мне пришлось нацедить в кружку своей крови глотка на три-четыре, а остальное зависело уже от Федора.
   Дрожащими руками парень принял кружку с кровью, выпил ее содержимое, и вошел в начерченный на земле символ, на второй половине которого, уже находился кабан, удерживаемый на задних ногах моим "телекинезом". В свете луны блеснуло лезвие кинжала, в следующую секунду вонзившееся в низ живота зверя, и одновременно с этим, прозвучал неожиданно высокий, срывающийся на крик голос инициируемого:
   - кровь за силу.
   Мне пришлось приложить немало усилий, что бы не позволить жертве сопротивляться или распахнуть пасть для визга, но все равно звуки издаваемые кабаном, были очень громкими, особенно в условиях спокойной ночи.
   - дух за могущество. - С отчетливой хрипотцой произнес Федор, перерезая хряку горло.
   Кровь уже залила руки парня, и рукоять кинжала начала скользить в пальцах. оставалось последнее действие, но так как от обычного человека нельзя требовать, что бы он рукой пробил ребра взрослого борова, допустимо было просто вонзить лезвие жертвенного оружия, в сердце жертвы.
   - жизнь за жизнь. - Взвизгнул мой подопытный... тоесть подопечный, по рукоять вгоняя кинжал в тушу животного.
   Отпускаю "телекинетический" захват, и хряк падает на землю, распространяя вокруг себя лужу крови, и не самый приятный запах опорожненного кишечника. А ведь в прошлые разы, я не обратил внимания на посторонние ароматы, ощущая лишь кровь, которая казалось проникает сквозь кожу, в каждую клеточку тела. Дальше было не до размышлений, так как начался процесс, который в прошлые разы мне со стороны увидеть не удавалось.
   Кровь на земле и на теле Федора, превратилась в густой туман, окутавший парня, и начавший стремительно в него впитываться. Туша кабана, слегка усохла в размерах, и все запахи от нее тут же исчезли.
   "это что же, дерьмо тоже...? Б*ядь, что-то мне больше не хочется заниматься жертвоприношениями".
   Передернув плечами, смотрю как подопечный поднимается сперва на колени, а затем встает на ноги. В свете луны, на лице появляется широкая радостная улыбка, а затем он срывается с места, и совершив широкий замах, пытается ударить меня в переносицу.
   Отклоняю корпус влево, перехватываю руку за запястье, дергаю на себя и выставив в сторону ногу, совершаю бросок. Пока бывший крестьянин не успел подняться, пинаю его по ребрам заставляя перевернуться на спину, и приставляю к горлу выхваченный из-за спины меч.
   - и что это было? - Чуть склонив голову к левому плечу, поднимаю брови, при этом сохраняя вежливую и доброжелательную интонацию голоса.
   - я-я... простите, я не хотел... - Заикаясь, пробормотал Федор, лицо которого окончательно побелело, а во взгляде появилась осмысленность и паника.
   - сделаю вид, что ничего не случилось. - Убираю клинок обратно в ножны. - Запомни: как бы силен, умел и быстр ты не был, всегда найдется кто-то более быстрый, сильный и умелый. Именно понимание этого факта, заставляет всех князей, офицеров армии и "мастеров меча", постоянно оттачивать свои навыки, совершенствуя умения. Ты еще только ступил на дорогу непрерывного совершенствования, и старайся не допускать ошибок, из-за которых тебя могут признать угрозой империи. Понимаешь о чем я?
   - нельзя убивать граждан империи. - Едва слышно, пробормотал парень.
   - как себя чувствуешь? - Задаю интересующий вопрос, протянув руку и помогая подняться Федору с земли.
   - такое чувство, будто я стал сильнее вдвое. - Взгляд подопечного радостно сверкнул, а затем его лицо и голос, стали выражать сильное сомнение в собственном здоровье. - Мне показалось... ну когда кинжал пробил тушу кабана... в общем я видел какое-то существо, сидящее на белом троне, в темном зале с золотым полом. А еще... на существе был надет красный плащ с капюшоном, а под капюшоном клубился красный туман.
   - привыкай, теперь ты часто будешь его видеть. - Хлопаю парня по плечу, и на удивленный взгляд поясняю. - Это бог, называющий себя "Плакальщик", благодаря которому ты смог получить часть силы своей жертвы. Он воплощает силу, развитие и превосходство, так что мы, как его представители в этом мире, должны стремиться к постоянному самосовершенствованию.
   - эм... а... - Федор стоял, открывая и закрывая рот, то собираясь что-то сказать, то выдавливая из себя неразборчивые сочетания звуков.
   - все не так страшно, как может показаться. - Дабы подбодрить подопечного, изображаю легкую улыбку. - Никаких обрядов и ритуалов от нас не требуется, а принесение жертв, дело строго добровольное. С сегодняшнего дня... я хотел сказать с этой ночи, ты мой ученик, так что не рассчитывай на отдых до тех пор, пока не усвоишь минимум необходимых знаний. А сейчас, давай займемся тушей кабана, что бы мясо не пропало.
  
   ФЕНИКС, ВОССТАВШИЙ ИЗ ПЕПЛА.
   Как принято говорить в таких ситуациях: "ничто не предвещало беды".
   В чистом голубом небе светило солнце, дул свежий ветерок, мои подчиненные одной колонной бегали вокруг временного поселения, уже вытоптав в траве удобную тропинку. Каждое утро начиналось с пробежки и легкой разминки, затем был завтрак и примерно час времени, что бы выполнить основную работу, после чего начинались силовые тренировки, разнообразные растяжки, отработка движений с муляжами мечей, и стрельба из луков. Бывшие крестьяне уже не роптали, умело маршировали, а некоторых из них даже не стыдно было бы показать командованию.
   О том что что-то не так, я должен был начать догадываться еще в тот момент, когда при очередном отчете, обычно сосредоточенный и внимательный к мелочам Борис, показался слишком усталым, нервным и рассеянным. Однако как и всем людям, мне не хотелось признавать очевидного, а потому все странности в поведении сотника, были списаны на загруженность работой, или какие-то личные проблемы.
   "ха-ха... три раза "ха": личные проблемы у "темного стражника", у которого личной жизни быть не может по определению".
   В тот день, мной было решено провести несколько спаррингов среди подопечных, а потому все население маленькой деревни, собралось вокруг центральной поляны, расположенной между домами и палатками. Федор, продолжающий ритуальные жертвоприношения, но теперь не кабанов а кроликов, стал значительно превосходить своих товарищей в скорости и ловкости, и совсем немного в физической силе, что не могло остаться незамеченным всеми остальными. В боях "один на один", что в рукопашную, что с использованием тренировочных мечей, он выигрывал девять схваток из десяти, изредка проигрывая исключительно из-за малого опыта. Не удивительно, что несколько парней и мужчин, изъявили желание пройти те же тренировки, что и мой личный ученик.
   - почему нет? - Ответил им я. - Приходите сегодня в полночь, и мы все обсудим более подробно. Однако учтите, что методика секретная, и вы ни при каких обстоятельствах не должны никому о ней рассказывать, а тем более передавать кому либо, без моего разрешения.
   Претенденты на инициацию, которых оказалось сразу пятеро, с серьезными лицами покивали, пообещали явиться ко времени, и вернулись в свой строй. Мы продолжили поединки, в которых выступали отдельно взрослые мужчины, подростки и женщины. Пусть все и занимались по примерно одной программе, но мне показалось немного не честным, выставлять тридцатилетнего мужика весом в девяносто килограмм, против шестнадцатилетней девушки, которая едва дотягивает до шестидесяти килограмм.
   Во время противостояния девятой пары, представленной двумя парнями двадцати лет, дозорный стоявший у ворот, доложил о прибытии гонца из форта. Дав подчиненным время на передышку, я вышел на встречу неожиданному гостю, и увидел запыхавшегося и тяжело дышащего, рядового солдата, облаченного в кожаные доспехи, но почему-то без оружия.
   - господин десятник, вам письмо. - Гонец вытащил из поясной сумки сильно измятый конверт, и смутившись протянул его мне. - Прошу прощения, я сильно спешил...
   - ничего страшного. - Приняв послание, не спешу его открывать, а вместо этого вежливо спрашиваю. - Не хочешь отдохнуть, боец? У нас скоро поздний обед.
   - благодарю, господин десятник, вынужден отказаться. - Солдат вытянулся по стойке "смирно". - У меня приказ, вернуться в форт сразу после передачи послания.
   - что же, тогда можешь идти. - Киваю в сторону колеи, наезженной в траве, и перевожу свое внимание на конверт.
   - так точно. - Гонец изобразил какой-то непонятный жест, развернулся, и медленно побежал в обратную сторону.
   Решив не открывать послание на виду у подчиненных, ухожу в свой фургон, и усевшись на кушетку, ломаю восковую печать. Внутри оказался сложенный вдвое лист бумаги, на котором мелким ровным подчерком было написано следующее:
   "Собирай своих подчиненных, и выдвигайся в город. Вещи берите только самые необходимые, и постарайтесь не задерживаться. Все подробности при личной встрече. Борис... заблудившийся на дороге жизни".
   - и что это значит? - Спрашиваю подняв взгляд к потолку, но ответа как и ожидалось, не последовало. - Эх, надеюсь это не какая ни будь шутка.
   Как же я хотел уже этим вечером, что бы все это было шуткой, ну или глупым розыгрышем... но обо всем по порядку.
   Мои подопечные, получив приказ собираться и готовиться к переходу в город, не стали задавать вопросов и споро принялись за работу. Мне даже показалось, что они обрадовались возможности прекратить тренировки, и даже не задумывались о причинах того, что могло произойти. Все личные вещи были собраны в мешки и загружены в фургон, в который запрягли последнюю пару кабанов, еще не успевших по примеру собратьев, стать нашим ужином, завтраком или обедом. Еще через пол часа, были собраны и уложены палатки, и в поселении остались только бревенчатые дома, перевезти которые даже по частям, не представлялось никакой возможности. Кто-то предложил их спалить, но идею не поддержали, так как крестьянам, даже бывшим, претило подобное расточительное отношение к вещам.
   До города мы добирались долго, так что солнце успело коснуться горизонта, а на востоке зажглись первые тусклые звезды. Нас встретил патруль из десятка солдат, находящихся под командованием еще одного десятника, который после установления моей личности, отправил толпу размещаться в трактир, а мне передал приказ через час, явиться на собрание офицеров в форте.
   В городке стояла суета, люди сновали по улочкам, перенося мешки и сундуки, напоминая муравьев в разворошенном муравейнике. Однако никаких признаков паники не было, и из-за этого создавалось впечатление, будто все жители этого поселения, разом решили отправиться в гости к соседям. Часто встречающиеся патрули из пяти бойцов в кожаной броне, пытались предать происходящему хоть какой-то порядок, но в итоге вносили лишь большую неразбериху.
   Вопреки опасениям, в трактире за комнаты платить не пришлось, но и свободных комнат оказалось слишком мало, что бы вместить всех желающих. Примерно трети моих подопечных, пришлось устраиваться на ночь в большом обеденном зале.
   Закончив с организационными заботами, я и десять рядовых, отправились в форт, по пути стараясь не привлекать к себе внимания, и подмечать все необычное. Когда стемнело настолько, что стало тяжело ориентироваться на улицах, горожане начали зажигать многочисленные масляные лампы, и продолжили свою работу уже при искусственном освещении. У моста через ров, нас остановили, допросили, осмотрели, и проверив бумаги, пропустили внутрь.
   В отличии от шумящего города, в обители военных сил империи, царили тишина и покой, лишь бессменные часовые стояли на своих постах, да в некоторых окнах горел неровный свет.
   - у вас есть свои места в казарме? Вот и хорошо. Сегодня отдыхайте, а завтра встретимся после утреннего построения.
   Парни вяло отсалютовали, затем побрели к бараку, тихо переговариваясь между собой. Я же, направился к зданию штаба, где у постового на входе узнал, что собрание офицеров еще не началось, и все командиры находятся в своих кабинетах, разбираясь с навалившейся макулатурой.
   Не долго думая, решаю навестить Бориса, что бы переговорить "с глазу на глаз". За прошедшие декады, дорога до кабинета сотника стала настолько привычной, что мне не составило бы труда пройти ее даже с мешком на голове.
   - открыто. - Донесся приглушенный голос из-за двери после стука.
   Распахиваю створку и перешагиваю через порог, оказываясь в довольно тесной, но не лишенной уюта комнате. Тут же взгляд натыкается на мужчину, сидящего за письменным столом, на котором кроме кипы документов, стояла масляная лампа, в свете которой, лицо офицера казалось особенно бледным.
   - Алексей Мороз, по вашему распоряжению прибыл. - Вытягиваюсь по стойке "смирно" и дожидаюсь реакции.
   - еще один весельчак на мою голову. - Проворчал Борис, устало потирая глаза. - Садись раз пришел, не нависай над душой.
   Занимаю стул для посетителей, и несколько минут молчу, дожидаясь пока хозяин кабинета закончит свою работу. Сотник же не спешил, будто специально оттягивая начало разговора, а возможно дожидаясь, что в дверь войдет кто-то еще, что избавит его от необходимости объяснять происходящее.
   Как говориться: "терпение - это благодетель". Как бы медленно "темный стражник" не перебирал бумаги, но в конце концов они закончились, и на меня все же обратили взгляд покрасневших от напряжения глаз.
   - чего пришел? - Осведомился Борис. - До собрания осталось минут пятнадцать, там бы и услышал последние сплетни.
   - предпочитаю достоверные факты. - Пожимаю плечами, и снова жду.
   Собеседник тоже не спешил говорить, а откинувшись на спинку кресла, и положив руки на подлокотники, закрыл глаза. В этот момент, сотник показался лет на пятнадцать старше, чем обычно, и мне в голову пришла мысль, что я нынешний, смотрюсь на его фоне как неразумный юнец, требующий что бы ему поведали государственную тайну.
   - хочешь знать, что происходит. - Хозяин кабинета не спрашивал а утверждал. - Тебе официальную версию, или настоящую?
   - если можно, то обе. - Отвечаю не задумываясь.
   - почему бы и нет... "темная стража", должна быть полностью осведомлена. - Мужчина изогнул бледные губы в невеселой улыбке. - По официальной причине, из-за напряженных отношений с федерацией "дьяволов", империя решила укрепить свои границы, расширяя линию оборонительных укреплений. В данный момент ведутся переговоры с "единством" о военном и торговом сотрудничестве, и создании альянса, для отражения угроз от более диких соседей.
   Установилась тишина, в которой отчетливо можно было расслышать как дышит мой собеседник. Хозяин кабинета же, не открывая глаз, достал из выдвижного ящика стола бутылку с мутной жидкостью, а так же два граненых стакана.
   - на самом же деле, мой юный друг... - Борис наполнил до половины оба стакана, и один подтолкнул мне. - На самом же деле, война уже началась, и союзников у нас нет и не будет.
   - как будто раньше было по другому. - Хмыкнув, принюхиваюсь к жидкости, и понимаю что это что-то вроде водки. - Без закуски?
   - обойдешься. - Ответил сотник. - Ты прав, и в прошлых войнах у империи тоже не было союзников, но не смотря на численное превосходство врага, мы если не побеждали, то и не проигрывали. На нашей стороне были выучка, качественное оружие, регулярное обеспечение, медицинская помощь... и одаренные, каждый из которых способен переломить ход отдельной битвы.
   - и что же изменилось? Неужели "дьяволы" обзавелись своими одаренными.
   - хуже. - Хозяин кабинета залпом выпил содержимое своего стакана, и даже не поморщился. - Эти краснокожие и рогатые уроды, откопали наследие наших великих предков, которые были способны уничтожать горы и высушивать океаны...
   - легенды я знаю. - Не сделав ни одного глотка, ставлю стакан на стол. - Ближе к делу.
   - хм... знает он. - Борис приоткрыл глаза, что бы одарить меня недовольным взглядом. - Хочешь подробностей? Тогда слушай: наша разведка конкретно облажалась, только несколько дней назад доложив об обнаруженном "дьяволами" древнем убежище. Наши соседи, уже несколько лет обследовали свою находку, и вложили немало ресурсов в непонятные нам работы... а ведь мы никак понять не могли, почему они стали такими спокойными и покладистыми. Гхм... в общем, это сооружение, оказалось местом сборки военной техники, о которой даже наши умники, знают только из обрывочных сведений из древних книг. Эффективность нового оружия, уже проверена на "орках", и после первого же столкновения, республика добровольно отдала четверть своих территорий. Прямо сейчас, пока мы с тобой сидим и мирно разговариваем, железные монстры, движутся к границе империи, а вместе с ними, почти пятнадцать тысяч "бесов" с их хозяевами. Пока что, нам удается проводить эвакуацию населения, не поднимая паники, а по всей стране, проводится экстренная мобилизация.
   На осознание услышанного, ушло ровно три секунды, после чего мне внезапно захотелось выпить.
  
   ***
   Совещание проходило в кабинете командующего фортом. Это было прямоугольное помещение с двумя узкими окнами, длинным "Т" образным столом, и стенами на которых висели карты империи и ближайших земель.
   Я, как и остальные младшие офицеры, стоял у стены, и внимательно слушал спор, происходящий между сотниками. Сам командующий, находящийся в должности полутысячника, (на левом плече было три длинных, и одна короткая красная полоса), молча наблюдал за своими подчиненными, ни единым жестом или взглядом, не выдавая своих эмоций. Это был немолодой мужчина с волевым лицом, суровым взглядом, и развитой мускулатурой, которой могли бы позавидовать некоторые атлеты.
   По какому поводу начался спор? Просто случилось так, что за несколько минут до начала совещания, пришли сведения о появлении авангардных отрядов войска "дьяволов", у границ империи. Борис предлагал собрать имеющиеся силы, и выдвинуться на помощь гарнизону ближайшего города-крепости, его оппонент считал, что мы должны остаться и защищать форт, на случай если диверсионные отряды попытаются перекрыть пути снабжения, ну а третий коллега... изъявил намерение сопровождать мирных жителей до финального пункта эвакуации.
   На самом деле, в обычных условиях, самым правильным было бы именно предложение второго сотника, так как во время осады пограничных крепостей, нужно было бы удерживать под контролем стратегически важные дороги. Однако, в связи с появлением у "дьяволов" неизвестного оружия, возникали сомнения в том, что осада вообще состоится, а города-крепости не возьмут прямым штурмом. Еще и предполагаемая численность противника, не давала даже иллюзорной надежды на победу в открытом столкновении. Ну и венчало проблему то, что на подобный случай, у командующего форта, не было никаких инструкций, и любое действие, не взирая на успех или неудачу, будет под его полной ответственностью.
   Аргументы повторялись уже по третьему кругу, и мне начало становиться откровенно скучно. Первый шок от того, что кто-то сумел найти старый работающий завод по сборке военной техники, уже прошел, и теперь я пытался вспомнить все, с чем успел столкнуться в прошлой жизни от легковых автомобилей, до передвижных крепостей на гусеничном ходу, а так же способы противостояния, в условиях отсутствия взрывчатки и современного оружия.
   "кажется я размышлял о прогрессорстве? Почему-то идея создания огнестрельного оружия, уже не кажется такой плохой как раньше. Жаль у нас нет времени, и жаль я был не оружейником а простым солдатом".
   - достаточно. - Негромко произнес командующий, и спорщики тут же замолчали. - Завтра до полудня, мы должны выступить в "Одинокий утес", а по прибытию, поступим под командование местного коменданта. Для сопровождения мирных жителей, выделим два десятка рядовых и одного младшего офицера... думаю этого будет достаточно, что бы обеспечить безопасность на дорогах империи и сохранить порядок среди переселенцев.
   - но как же форт? - Высокий худощавый мужчина, с острыми чертами лица, вскинул голову, словно зверь готовый к бою. - Мы не можем его оставить просто так.
   - мое решение вы услышали, так что готовьтесь уходить. - Командующий встретился взглядом с подчиненным. - Эта война будет совсем не похожа на то, к чему мы привыкли, и ты понимаешь это ничуть не хуже меня.
   Сотник неохотно опустил голову и отвел глаза, всем видом показывая, что остался при своем мнении, но подчинится приказу старшего офицера.
   - почему именно "Одинокий утес"? - Задал вопрос третий из спорщиков, самый низкий, и наименее внушительный по внешности.
   - "Стальная башня" слишком далеко от нас, "Речная гавань" находится в слишком неудобной для штурма местности, и какое бы оружие у "дьяволов" не появилось, если оно не умеет летать, то на захват понадобятся декады, и к тому моменту успеют подойти основные войска империи. Остается только "Одинокий утес", закрывающий самое удобное направление для прорыва вглубь нашего государства. - Адъютант командующего форта, указал на три точки на карте, расположенные на самой границе страны. - Кроме того, если будет захвачен "одинокий утес", то у противника появится отличная возможность атаковать оба этих города, не опасаясь получить удар во фланг или спину.
   - еще вопросы у кого ни будь есть? - Хозяин кабинета обвел тяжелым взглядом всех присутствующих, от чего мужчины постарались выпрямиться еще больше чем обычно. - Раз нет, тогда расходимся. К двенадцати часам завтрашнего дня, беженцы должны быть отправлены в центральные районы, а мы выступаем к "Одинокому утесу".
   У выхода из кабинета, меня догнал Борис, жестом приказавший идти следом. Мы молчали пока не оказались на улице, зайдя за угол штаба и убедившись что посторонних рядом нет, сотник решил заговорить:
   - ну, и что ты об этом думаешь?
   Подняв лицо к небу, смотрю на далекие звезды. Никогда не был астрономом, и вряд ли отличу "Большую медведицу" от какого либо другого созвездия.
   - мы в заднице. - Произношу после короткой паузы.
   - поздравляю, ты открыл мне глаза на мир. - Собеседник хмыкнул. - Но я бы хотел услышать другое.
   - например? - Интерес даже не приходится изображать.
   - например: откуда ты знаешь об оружии, которое выкопали "дьяволы"? - На последних словах, мне в шею уперлось тонкое острое лезвие.
   Осторожно опускаю взгляд на Бориса, который стоит на расстоянии вытянутой руки, и держит у моего горла небольшой кинжал. Нервно сглотнув, спрашиваю резко осипшим голосом:
   - что это значит?
   Мысли в голове мечутся как бешеные, сердцебиение участилось, а мышцы напряглись, готовясь к бою... в котором у меня почти нет шансов на победу.
   - во время нашего разговора, в моем кабинете, ты очень бурно отреагировал на известие об оружии "дьяволов". Создается впечатление, как будто бы ты уже встречался с чем-то подобным... но это невозможно, так как все образцы древней техники, находятся на секретных подземных полигонах, и новичков вроде тебя, не подпустят к ним и на километр.
   - я не... - Пришлось замолчать, так как кинжал надавил чуть сильнее, и если бы не "псионика", укрепляющая тело уже без участия сознания, кожа была бы прорезана.
   - я неплохо читаю людей по их мимике, даже если она ограничена как у "темных стражников". В сравнении с некоторыми предателями, которых мне приходилось допрашивать, ты просто отвратительный актер. Последняя попытка Алексей: откуда ты знаешь об оружии "дьяволов"? поверь, я не хочу переходить к более грубым методам допроса.
   "б*ядь! Вот я влип".
   - хорошо... ты сам хотел услышать. - Нервно усмехаюсь и чувствую, как лезвие отодвигается, буквально на миллиметр. - Ты веришь в перерождение?
   - ты говори, а верить или нет, я решу чуть позже. - Абсолютно серьезно ответил Борис.
  
   ***
   Любопытный факт: за всю свою вторую жизнь, я так ни разу и не поинтересовался, как между городами империи доставляется почта. В пределах городов все было очевидно: либо поселение слишком маленькое, так что проще добежать до интересующего человека, либо отправлялись курьеры с записками.
   Тем временем, в империи успешно функционировала целая сеть почтовых отделений, имеющих свои филиалы в каждом крупном поселении. Существовало два вида почты: письма и документы, которые перевозили курьеры на легких двухколесных колесницах, а так же посылки, упаковываемые в специальные сундучки, перевозимые в закрытых повозках вроде той, на которой меня и еще трех "братьев", привезли в форт "кровавых гвардейцев" для прохождения испытания. В случае необходимости, при доставке срочного послания, в каждом почтовом отделении можно было поменять одну двухколесную колесницу с уже усталыми кабанами, на другую, запряженную животными полными сил.
   Процесс доставки посланий, затягивался на дни, а-то и декады, так что новости успевали устаревать, и часто становились вообще не актуальными. Однако, в условиях отсутствия радиосвязи, телефонов, телеграфов, и даже прирученных почтовых птиц, приходилось довольствоваться тем, что имеется в наличии.
   Как с доставкой посланий справляются наши соседи? Почти все "дьяволы", обладают хоть и неполноценной, но развитой телепатией, и даже при том что они не могут залезать в головы друг к другу, напрямую обмениваясь мыслями, это не мешает им использовать "бесов", в качестве трансляторов своей воли. Краснокожим рогатым великанам, нужно лишь раз вступить в контакт с "бесом", что бы после этого, иметь возможность воздействовать на него на расстоянии в пару десятков километров... это кстати объясняет, почему случаи побега обладателей белых волос от своих более крупных сородичей, происходят столь редко.
   Зеленокожие "орки", используют почтовую сеть, на подобие имперской, ну а "эльфы", объединяя свои разумы, способны обмениваться информацией на прямую. Мне, как человеку не самому общительному, сложно даже представить, каково это, ощущать что твои мысли постоянно слышат сотни сородичей.
   С чего я вообще вспомнил о письмах, посылках и почте в целом? Просто в данный момент, мне представилась отличная возможность, на личном опыте почувствовать все неудобства, которые испытывают курьеры, вынужденные доставлять срочные послания. Двухколесные колесницы, запряженные тройкой кабанов, бегущих "клином", не были оборудованы сидениями, и нам с Борисом, приходилось держать равновесие стоя на ногах, и удерживаясь от падения стискивая руками поручни.
   Внешне, наш транспорт напоминал мне какой-то балкон, к которому кто-то приделал два колеса, а так же закрепил конструкцию, в которую впрягались кабаны. Если бы не приказ сотника, и реальная необходимость торопиться, то я бы предпочел путешествовать бегом на своих двоих, или с удобствами в карете, (второй вариант даже предпочтительнее).
   Однако, пожалуй стоит объяснить, что вообще происходит, и почему двое оперативников "темной стражи", не сопровождают своих товарищей на пути к "Одинокому утесу". А началось все с допроса, который устроил мне мой прямой командир, непостижимым образом умудряющийся понимать, когда мной говорится правда, а когда ложь. Даже попытки умолчать какие-то факты, оказывались распознанными, и тогда лезвие у горла, угрожающе надавливало на кожу.
   Ни раз и не два, мне в голову приходила мысль, попытаться бежать или напасть на Бориса, но всякий раз доводы разума, останавливали от необдуманных действий. Попытайся я сбежать, и даже если бы это получилось, мне попросту некуда было идти... не к "дьяволам" же. Нападение на выше стоящего офицера, тоже оставляло мало вариантов, так как меня скорее всего приняли бы за шпиона, предателя или психа, да и вряд ли так просто удалось бы победить опытного "псионика", еще и владеющего некоторым позиционным преимуществом.
   Пришлось поведать историю о ребенке, который с раннего детства помнил свою прошлую жизнь, окончившуюся во время захвата давно разрушенного города. Не удалось утаить сведения и о "Плакальщике", а так же о договоре, благодаря которому моя личность и не была стерта. Когда рассказ закончился, сотник "цветасто", но совершенно безэмоционально выругался, а затем, дабы убедиться в правдивости моих слов, устроил эксперимент.
   Доброволец, которого отловил и назначил на почетную должность Борис, Послушно выпил мою кровь, а затем зайдя на середину начерченного на земле символа, произвел ритуальное жертвоприношение кролика, раздобытого на кухне. Старший оперативник "темной стражи", внимательно следил за всем процессом, а затем провел подробный допрос подопытного, поведавшегого о том, что видел странное место, находящееся как будто в пустоте, пол которого состоял из золота, а на белом троне сидело существо в красном плаще, под капюшоном которого клубился кровавый туман.
   После этого, эксперимент повторился еще дважды, и новые добровольцы описывали все тоже самое, заявляя что чувствуют себя отдохнувшими и полными сил. Получив приказ, "молчать о произошедшем под страхом смерти", парни были отправлены отдыхать в барак, а я и Борис, направились к командующему фортом. Так как ритуалы проводились ночью, да еще за зданием штаба, свидетелей нашей деятельности, кроме троицы подопытных, не было.
   - почему мы их отпустили? - Задал тогда вопрос я, следуя за своим командиром, по коридорам главного здания форта.
   - им все равно никто не поверит... да и не хочу я ребят убивать, особенно на кануне войны. - Отозвался сотник.
   В кабинет командующего меня не пригласили, заставив дожидаться своей судьбы в коридоре, под ненавязчивым присмотром двух выпускников "школы меча", которые были старше чем я, лет на восемь-двенадцать. Не знаю, о чем уж там говорили офицеры, но спустя каких-то пятнадцать минут, сотник вышел в коридор, и заявил что нас отправляют в столицу с важным донесением. Услышавшие это мои старшие "братья", пообещали, что уже завтра среди солдат будут распространены необходимые слухи.
   После этого, не теряя времени, мы и отправились к местному почтовому отделению, где получили колесницу с кабанами, и запас продуктов на один день. Почему было не уехать тихо, ни кого не оповещая? Возможно моего отсутствия никто и не заметил бы, кроме десятка подчиненных солдат, и толпы ополченцев, о которых теперь должен позаботиться кто-то другой, а вот Борис, являлся сотником, да еще и первым заместителем командующего. Пропади он бесследно, и люди начали бы нервничать и строить разные предположения, вплоть до дезертирства, что явно не подняло бы боевой дух бойцов... теперь же, все заинтересованные, смогут ознакомиться с официальной версией, которую если будет нужно, подтвердят все старшие офицеры.
   Рассвет мы встретили, с ветерком мчась по направлению к центру империи, но как можно было понять из отдельных обмолвок старшего "темного стражника", пунктом назначения была отнюдь не столица. Сколько нелесных эпитетов, высказанных совершенно безэмоциональным голосом, мне пришлось выслушать, прежде чем сотник успокоился, и начал говорить как нормальный человек, а не робот, даже упоминать не буду. Даже стук колес, подпрыгивающих на мелких камнях, хрюканье подгоняемых хлыстом кабанов, и необходимость удерживаться за поручень, что бы не выпасть на дорогу, не могли его отвлечь от увлекательного занятия, заключающегося в сравнении моих мыслительных способностей, с теми же хряками, способными выполнять только строго определенную работу.
   - "Плакальщик"... какое-то дурацкое имя для бога. - Перевел тему монолога мой прямой командир. - Правда, если подтвердится то, что при помощи жертвоприношений ему, можно увеличивать свою силу, наши солдаты будут готовы даже ночному горшку поклоняться. Главное что бы не дошло до истерии и человеческой бойни. Знаю я нескольких князей, которые ради собственного усиления, всех крестьян на подконтрольных территориях, как скот под нож пустят, а затем примутся за слуг и дружинников. Ну да эта проблема уже будет не моей головной болью. Однако ты и идиот... столько времени потратил впустую, а ведь если бы сразу обо всем рассказал своему инструктору, или координатору, то уже нетолько культ бы организовать успел...
   - а разве мою память не проверяли менталисты? - Попытался я перейти в контратаку.
   - проверяли конечно, и не один раз. - Борис от души хлестнул хлыстом по спине кабана, бегущего на острие "клина", чем вызвал громкий взвизг, и временное ускорение бега животных. - Только ни один телепат, не залазит в память дальше возраста в пять-шесть лет. Кто же знал, что у тебя, есть воспоминания еще о целой жизни, окончившейся до рождения?
   Приходилось признать, что действительно у обычного ребенка, просматривать воспоминания о событиях происходивших раньше возраста пяти лет, будет только параноик с огромным опытом и развитым чувством преследования. С другой стороны, мне совершенно не хотелось становиться подопытным у каких ни будь вивисекторов, а это был один из наиболее вероятных вариантов развития событий, в случае если бы моим словам поверили.
   Почему же сейчас я послушно еду с Борисом, в место где меня будут изучать, держать под постоянным наблюдением, а так же иными способами нарушать право любого гражданина на свободу и личное пространство? Просто альтернатива стать беглецом, за которым охотится спецслужба, да еще в военное время, еще менее привлекательна. Кроме того, сотник в чем-то прав, и если возможность увеличения силы бойцов, путем жертвоприношений, оправдает себя, то получится что я все же выполню условие договора с "Плакальщиком", и в случае смерти, можно будет попробовать выторговать себе еще одно перерождение, или что ни будь не менее важное и ценное.
   "всего-навсего, нужно потерпеть ученых и дознавателей, которые будут измываться над моей тушкой... какие мелочи".
   Ехали мы без отдыха, не останавливаясь даже на ночлег, и делая маленькие перерывы, меняя колесницы на встречающихся по пути почтовых отделениях. На мой вопрос, "когда будем спать?", заданный на третье утро встреченное на дороге, Борис ответил, "в могиле отоспишься", после чего стегнул хлыстом по спине ведущего кабана.
   Не то, что бы мне действительно так уж хотелось спать, все же "псионики" гораздо выносливее простых людей, а обученный одаренный может бодрствовать сохраняя дееспособность, в течении пяти-шести суток... просто по мере приближения к пункту назначения, все сильнее становился страх за свою жизнь. Да, нужно признать, я не отчаянный храбрец, готовый засунуть голову в пасть льва, и мой патриотизм не достаточно силен, что бы становиться жертвой каких либо экспериментов, "ради общего блага".
   К вечеру третьего дня, мои нервы были настолько напряжены, что даже нападение на Бориса, не казалось такой уж глупостью и безрассудством. Хорошо хоть голос разума, по прежнему был сильнее инстинктов, да и при взгляде на сотника, создавалось впечатление, будто бы это не он бодрствует уже несколько дней к ряду.
   Видимо поняв мое самочувствие, старший "темный стражник", решил начать разговор на отвлеченную тему:
   - думаешь о парнях в "Одиноком утесе"?
   - а? - Встрепенувшись, перевожу взгляд от кабанов, бегущих по дороге и тянущих колесницу, на своего спутника.
   Вопрос удивил, и одновременно отвлек от мыслей о своей дальнейшей судьбе.
   - я тоже переживаю за своих бойцов, и если мы не придумаем, как противостоять оружию "дьяволов", то велика вероятность, что я их всех переживу, во время боя, находясь в безопасном убежище. - Мужчина невесело хохотнул, как будто сказал какую-то шутку. - Ты себе даже не представляешь, какого это, отправлять на смерть молодых ребят, еще не успевших толком пожить, и в которых вложил кучу собственных сил... хотя, учитывая твою прошлую жизнь, может и понимаешь.
   Вспомнив свои последние минуты, во время захвата того города, повторяю невеселую улыбку своего собеседника.
   "что это я вообще, как тварь дрожащая? Вместо того что бы радоваться, что могу помочь выжить простым бойцам, трясусь за свою шкуру, будто невинная девица перед насильниками".
   - спасибо. - Произношу, глядя в сторону, на проплывающие мимо поля и холмы, с редкими рощами деревьев и ломанными линиями рек. Даже стыдно стало, и хоть страх не исчез полностью, но стал намного более терпимым.
   - с каждым бывает. - Хмыкнув и хлестнув начавших замедляться кабанов своим хлыстом, ответил сотник.
  
   ***
   Четвертый день ознаменовался тем, что небо затянули серые тучи, угрожающие в любой момент пролиться дождем. До "Рассветного города", оставалось совсем немного, можно даже сказать: "рукой подать". Даже удивительно было осознавать, что путь на который мне понадобилось двенадцать дней, мы проделали меньше чем за четыре. Правда ради справедливости замечу, что фургон, не разгонялся до таких скоростей, да и от ночного отдыха я не отказывался.
   После очередной деревни, ничем не отличающейся от десятка точно таких же, которые мы успели миновать ранее, Борис свернул на узкую колею, поросшую травой и уходящую в глубь сравнительно небольшого леса. Деревья и кусты здесь росли так плотно друг к другу, что возможным оставалось двигаться исключительно по заранее проложенной тропе, находящейся под постоянным наблюдением, и отлично простреливающейся из луков и арбалетов.
   Откуда я, впервые попав в это место, знаю о наблюдении? Просто некоторые бойцы, охраняющие тропу, не утруждали себя тем, что бы прятаться, и в первые же минуты как наша колесница въехала под кроны деревьев, появились люди в черных плащах.
   Сотник значительно сбавил скорость, позволяя кабанам перейти на быстрый шаг, и обменялся несколькими жестами с охранниками. Больше нас не беспокоили, позволив спокойно добраться до поляны находящейся в глубине чащи, на которой стояло двухэтажное каменное здание без окон, покрашенное в зеленый цвет.
   "маскируются от авиа налета?".
   Обдумать эту мысль мне не дали времени, так как колесницу окружили сразу пятеро носителей черных плащей, вооруженных двухзарядными арбалетами. Разместились они грамотно, так что в случае стрельбы и промаха, не попали бы в товарища даже при сильном невезении.
   - мы ехали, что бы снять котенка с дерева, но кажется заблудились на дороге жизни. - Подняв руки, в которых не было оружия, произнес Борис.
   Мне оставалось только повторить действия командира, стараясь не делать резких движений.
   - а я говорил, что пароль звучит по идиотски? - Раздалось из-под одного из капюшонов.
   - "зато точно никто не догадается". - Явно кого-то цитируя, произнес другой арбалетчик. - Если бы оперативники на каждом шагу эти фразочки не произносили, стараясь выявить шпионов, тогда от них был бы хоть какой-то смысл.
   - ммм, прошу прощения, но не могли бы вы проводить нас к коменданту базы? - Вежливо попросил Борис.
   - проще пристрелить, закопать в лесу и не возиться с отчетами. - Проворчал третий голос.
   - все равно придется писать отчет об инциденте. - Печально прозвучал голос первого заговорившего.
   - ладно, заканчивайте балагурить. - Вмешался в разговор четвертый арбалетчик. - Сами видите, гости не простые, да еще и одаренные. У кого там блокираторы? Наручники и ножные кандалы тоже доставайте.
   На землю полетели два комплекта широких браслетов, соединенных толстой цепью, а так же два обруча, соединенных с ошейниками, из-за которых их так просто не снять. Сперва мне, как наименее опасному по мнению арбалетчиков, приказали обезоружить и сковать сотника, а затем велели встать на колени и завести руки за спину, что бы сковали уже меня.
   Ощущение того, как дар снова запирают в теле, сложно передать словами. Ближайшее сравнение, это как если бы меня завернули в толстую мутную пленку, нетолько сковывающую движения и не дающую телу дышать, но еще и почти не прозрачную.
   - встали и посеменили. Вот так, маленькими шажками и быстрее, а-то до ужина даже до входной двери не дойдете. - С этими словами, меня поставили на ноги и толкнули в спину, придавая начальное ускорение.
   Не думал, что так остро отреагирую на блокираторы, надев их после долгого перерыва. Эмоции словно угасли, на сознание обрушилась апатия, а все страхи и тревоги стали настолько незначительными, что о них даже думать не стоило. Краем сознания отметил тот момент, когда нас провели через толстые двойные двери, отлитые из железа и закрывающиеся нетолько на замки, но и на массивные засовы. Освещение внутри, обеспечивалось электрическими лампами, что вносило некий диссонанс в привычное восприятие мира. Серые стены, полы и потолки, вгоняли в еще большую апатию, не позволяя взгляду зацепиться хоть за одну интересную деталь, которая могла бы встряхнуть разум.
   Меня поместили в карцер, размерами два на два метра, но в высоту почти три. Под потолком горела ровным и холодным светом, тусклая синяя лампа, а у дальней стены стояла железная кушетка, вмурованная в пол. За железной дверью, гораздо более тонкой чем входные, разговаривали охранники, но их слова доносились обрывками, так что вслушиваться было бесполезно.
   Постаравшись удобно улечься, что было несколько затруднительно, с скованными за спиной руками, уставился в стену, и что бы хоть немного себя взбодрить, до крови прикусил язык. Боль помогла, и апатия исчезла как не бывало, позволяя в спокойной тихой обстановке, поразмышлять над всем уже произошедшим, и своими действиями.
   "какой-то я неправильный герой: подвигов не совершаю, принцесс не спасаю, выдающимися талантами тоже не обладаю...".
   Поерзав на жесткой лежанке, наконец принимаю удобное положение, и закрываю глаза. Противный свет от лампы, только раздражает, а смотреть здесь все равно не на что.
   "а ведь во всех книгах и фильмах про приключенцев, которым везло начать новую жизнь, всяческие свершения сами падали в руки, и даже особенно напрягаться не приходилось. Я же, все детство развивал свои тело и "псионику", затем восемь лет обучался боевым искусствам и владению мечом, в чем был одним из лучших на потоке, а что в итоге? В гвардию не попал, в "темной страже" нахожусь на положении младшего и неразумного подчиненного, которому доверяют самую бесполезную работу, и даже свой "рояль", (кажется так это называли разные попаданцы?), в полной мере использовать не смог. Ну что стоило на пару декад, устроиться работать на мясную ферму? Принес бы в жертву пару сотен кабанчиков, и сразу стал бы намного сильнее. Жаль что мне раньше эта идея в голову не пришла, хотя с моим везением, и там пошло бы что ни будь не по плану. Интересно, а "Плакальщик" жалеет о том, что выбрал в свои жрецы столь талантливую личность?".
   Еще немного пожалев себя и обвинив мир в жестокой несправедливости, привел мысли в порядок, и решил заняться самым продуктивным из ныне доступных дел. Не прошло и пары минут, как я крепко уснул.
  
   ***
   - вставай-вставай, штанишки надевай!
   Проснулся я под абсолютно немузыкальное пение очередного "темного стражника", вихрем ворвавшегося в мою камеру, с явным намерением совершить какую-то гадость. К счастью, вбитые на тренировках рефлексы, не смотря на блокирующие внешние проявления дара оковы, позволили почти моментально принять сидячее положение, при этом махнув ногами в непосредственной близости от лица незваного гостя.
   - а ты шустрый. - Незнакомец оскалился в безумной улыбке, глаз же его не было видно из-за края капюшона. - Нашим садистам научникам, как раз такие нравятся. Что расселся? Встал и пошел на выход! Комендант и вивисекторы, желают полюбоваться на столь необычный образчик человека неразумного.
   "я уже его ненавижу, а ведь мы даже не знакомы".
   Стоило мне выйти в коридор, как два высоких охранника с наголо выбритыми головами, одетые только в черные комбинезоны и мягкие сапоги, подхватили меня под руки, и оторвав от пола, побежали по коридору. Ощущения, доставляемые выкручиваемыми плечевыми суставами, были не очень приятными, но все же терпимыми. Добравшись до лестничной клетки, где пролеты ступенек уходили как вверх, на второй этаж, так и вниз, на минус первый этаж, мои... наверное все же сопровождающие, ни секунды не сомневаясь, побежали вниз. Подобный метод транспортировки, совершенно не добавлял любви к обитателям этой базы.
   Спустя еще два коридора и неизвестное количество дверей, через которые пришлось пройти и мимо которых меня пронесли, мы оказались перед широкими створками из дерева, не имеющими никаких украшений. Два охранника, вооруженные короткими дубинками и кинжалами на поясах, синхронно вскинули брови в немом вопросе.
   - так быстрее. - Пояснил правый носильщик, опуская меня на пол и громко постучав в дверь.
   - войдите. - Приказал хрипловатый низкий голос.
   Створки распахнулись, и моему взгляду предстал самый настоящий зал для конференций. Просторное светлое помещение, было облицовано деревянными панелями, на полу лежал самый настоящий паркет, с потолка свисали изящные люстры стилизованные под бутоны цветов. Центр занимал равнобедренный треугольный стол с обрезанной вершиной, на месте которой стояло шикарное кожаное кресло, в котором со всеми удобствами устроился худощавый седой старик с бледной морщинистой кожей, как и все присутствующие, одетый в черный комбинезон. Его взгляд, брошенный через сцепленные перед лицом пальцы, вызвал табун мурашек, пробежавшихся по моей спине.
   С правой и с левой сторон стола, сидели мужчины и женщины разного возраста, общим числом в двенадцать особей... не считая старика. Перед столом, на скромном табурете, разительно отличающемся по комфорту от стульев, похожих на офисные кресла, восседал Борис, с головы которого сняли обруч, что бы телепат, стоящий за спиной, мог расположить свои руки на его висках.
   Сотник выглядел неважно: кожа побледнела, плечи осунулись, из уголка губ текла тонкая струйка крови, такая же как и из носа.
   "вот и все, закончились мои приключения. Похоже у этой истории не будет счастливого конца".
   - большего он не знает. - Прервал мои безрадостные мысли голос телепата, которым был пожилой, но крепкий на вид мужчина.
   - и того что мы уже узнали, достаточно что бы сделать прорыв в некоторых исследованиях. - Хрипло произнес старик. - Подумать только, мы столько лет изучали все что касается дара, а так же мистики, и когда казалось бы дальнейшее развитие науки остановилось на неопределенный срок, такой подарок от судьбы.
   "да уж, подарок".
   - прикажите доставить Бориса в медицинскую часть? - Подал голос один из охранников, стоявших у стен.
   - разумеется. Мы не можем себе позволить терять настолько полезных и верных идеалам империи сотрудников.
   Непонятно откуда появились носилки, на которые уложили потерявшего сознание сотника, уже избавленного от блокираторов. Меня тем временем усадили на освободившийся табурет, а затем с моей головы сняли обруч.
   - Александр Мороз, вы готовы с нами сотрудничать? - Спросил телепат, занявший место за моей спиной.
   "как будто у меня есть выбор".
   - так точно. - Удивительно, но ответ прозвучал четко и спокойно, и даже возрастающее волнение, не отразилось в голосе.
   - тогда выпейте это.
   Мне к лицу поднесли стакан с какой-то жидкостью, не имеющей запаха, и помогли выпить все, до последнего глотка. Буквально через минуту, в голове образовалась легкость, одновременно с этим, все мысли куда-то пропали. Я чувствовал, как на виски легли чьи-то горячие ладони, после чего в ушах появился тихий звон.
   - мы можем начинать, сыворотка подействовала. - Объявил телепат.
   - ваше имя?
   - ваш возраст?
   - какую по счету жизнь вы проживаете?
   - что вы помните о своей смерти?
   - кто такой "Плакальщик"...
   Допрос продолжался долго, но точного или даже приблизительного времени я назвать не могу. Стоило прозвучать очередному вопросу, как в моей голове появлялись картинки из прошлого, и чем менее четкими они были, тем сильнее становился звон в ушах. Иногда, после моих ответов, свои дополнения вносил мужчина, копающийся в моей голове, как в личном складе.
   Не смотря на все усилия, но вспомнить подробности встречи с богом, обеспечившим мое перерождение, так и не удалось, а при усилении давления, из моего носа по лицу потекла струйка крови. Эту тему решили отложить, и перешли к подробному изучению моих знаний о тактике и вооружении прошлого, а так же о военной технике. Быт простых людей, никого не заинтересовал, а вот компьютеры вызвали ажиотаж.
   В какой-то момент все прекратилось, и меня напоили жидкостью с мерзким вкусом, от которой начало клонить в сон. Последнее, что зафиксировало сознание, это как мое тело укладывают на носилки и выносят в коридор.
  
   ***
   Проснулся я лежа на кушетке, застеленной теплым пушистым пледом и свежими простынями. В голове ощущалась непривычная легкость, блокираторов на руках, ногах и висках, не обнаружилось, а это значило что я больше не заключенный.
   Открыв глаза и осмотревшись, понял что нахожусь в местном аналоге больничной палаты, рассчитанной на двух пациентов... только вторая кушетка была пуста. Комнатка оказалась небольшой, но чистой, теплой и даже немного уютной. Из обстановки здесь были две лежанки у правой и левой стены, две тумбочки стоящие у изголовья, одна вешалка, закрепленная на стене напротив входной двери. Освещение обеспечиваемое тусклой желтой лампой, создавало ложное ощущение тепла, а еще в воздухе пахло свежим деревом.
   Вероятно за мной каким-то образом следили, так как стоило проснуться, как буквально через пять минут, явился молодой лысый мужчина, одетый в серое трико и белый медицинский халат. Напоив меня лекарствами, он проверил реакцию зрачков, задал несколько уточняющих вопросов, а затем удалился, предупредив что скоро за мной придут.
   Так как проснулся я голым, как только ушел врач, пришлось приступить к поиску одежды. В тумбочке у изголовья, обнаружилось черное трико, оказавшееся немного великоватым, но зато чистым, да и другого варианта все равно не было.
   "и все же за мной следят... не ужели здесь есть видеокамеры?".
   Подумал я, когда входная дверь открылась, и на пороге появились двое охранников в комбинезонах темно синего цвета. Парни примерно моего возраста, с короткими "ежиками" черных волос, и хмурыми лицами, оказались очень не разговорчивыми. Отведя меня сперва в столовую, затем в туалет и душ, они обменялись едва ли десятком фраз.
   После гигиенических процедур, меня отвели в уже знакомый зал для конференций, где произошел разговор со стариком, являющимся местным главой.
   - Алексей, я надеюсь у тебя нет претензий к нашим методам работы? Сам понимаешь, обстоятельства не располагают к длительным церемониям.
   - никак нет, претензий не имею. - Стоя перед треугольным столом с обрезанной вершиной по стойке "смирно", чувствовал себя школьником, которого вызвали в кабинет директора.
   - вот и славно. - Старик, сидящий ровно в той же позе что и при нашей предыдущей встрече, изобразил улыбку взглядом. - Тогда ты не будешь возражать против пары экспериментов? Нам бы хотелось убедиться в полезности и действенности жертвоприношений... да и оперативники, отправляющиеся на границу, для повышения выживаемости, должны пройти инициацию.
   И что кроме, "так точно", можно было на это ответить? Тем более что способствовать созданию культа, это в моих же интересах.
   А дальше события понеслись неудержимым потоком, и так как с базы на поверхность меня не выпускали, сложно было даже определить, день сейчас или ночь. Под мои нужды выделили тренировочный зал без тренажеров и манекенов, зато с ровным белым полом, отлично подходящим для рисования любыми красками.
   Как не странно, первым инициируемым оказался Борис, для которого в подземелье спустили сразу трех молодых кабанчиков. За всем процессом, с начала рисования круга разделенного на две части ровной линией, и до момента, когда кровавый пар впитался в тело сотника, наблюдала группа людей, среди которых не сложно было узнать тех, кто находился в зале совещаний во время допроса.
   Вторую и третью жертвы, Борис приносил самостоятельно и без моей помощи. Рисунок одноразового алтаря у него получился с первой попытки, и не смотря на некоторую кривизну, сработал как следовало. После убиения третьего хряка, сотника куда-то увели, а меня приблизительно на пол часа, оставили в гордом одиночестве.
   Когда наблюдатели вернулись, то по отдельным фразам можно было сделать вывод, что только что прошло измерение сил подопытного, и результат их впечатлил. Без лишних объяснений, меня настойчиво попросили инициировать еще пятерых добровольцев, после чего пришлось произносить лекцию об одноразовых алтарях, о жертвах и проценте получаемой от них силы, и о возможности перерождения, в которой по правде я и сам был не до конца уверен.
   К разочарованию исследователей, "Плакальщик" не спешил показывать каких-то чудес вроде исцеления всех болезней или воскрешения мертвых, да и своих последователей особыми способностями не награждал. Возможно, никто из нас еще не доказал ему свою преданность, а может быть он и не мог устраивать чудеса как в фантастических романах.
   "это вряд ли, все же мое перерождение он устроил, а это само по себе можно считать чудом. Может быть нужно просто принести больше жертв? Или же безмозглые животные, это недостаточная цена за мистическую силу".
   Следующий день отличался от предыдущего не слишком сильно. Вместо больничной палаты, я проснулся в выделенной комнате, где из мебели имелись кушетка, стол и шкаф с вешалкой и парой полок. Личных вещей у меня почти не было, за исключением меча когда-то подаренного князем Морозом, а комплект свежей одежды, каждое утро выдавали свежий.
   Мой распорядок дня, выглядел следующим образом: пробуждение, завтрак, гигиенические процедуры, легкая разминка, принесение жертвы "Плакальщику", инициация двух-трех добровольцев, тренировка, беседы с учеными пытающимися вызнать как можно больше о оружии прошлого, краткий отчет хмурому старику, ужин, гигиенические процедуры, сон в выделенной комнате. Каждый день, очередность пунктов немного менялась, а неизменным оставалось то, что рядом всегда находились двое охранников, так же исполняющих обязанности проводников и надсмотрщиков.
   Каждый день уделялось по пять-десять минут, на измерение моих физических параметров, а так же силы дара. В отличие от добровольцев, которые резали глотки и вскрывали животы кабанам, мне доставались кролики, по одному каждый день. Это можно было принять за издевку, но причиной подобного стало желание научного персонала, рассчитать среднее усиление, получаемое от жизни одного маленького зверька.
   Третий и четвертый дни, были похожи на второй, и у меня начало складываться ощущение того, что в ближайшее время, которое может растянуться на годы, перемен ждать не стоит. Но больше всего раздражало даже не положение почетного пленника, с которым обращаются предельно вежливо и культурно, а полное отсутствие информации о том, что же происходит во внешнем мире. Вспоминая карты, с обозначениями примерного расположения вражеских войск, которые удалось увидеть на совещании в форте, можно было предположить что первое сражение за "Одинокий утес" уже произошло.
   Смогли ли наши солдаты отстоять город-крепость? Какое именно оружие используют "дьяволы"? какое положение сейчас на фронте? Все эти, и многие другие вопросы, оставались без ответа, и задавать их персоналу базы было абсолютно бесполезно, так как в ответ в лучшем случае звучало, "не имеем сведений".
   "и они хотят что бы я поверил, что оперативники секретной службы, не имеют хотя бы общей информации о ходе войны? Это даже звучит глупо".
   Однако, не смотря на свои желания, приходилось молчать и выполнять свою работу. Понимание того, что сбежать все равно не получится, а даже если мне повезет, то один солдат не сможет изменить ситуацию на фронте, позволяло смириться со своей беспомощностью. Даже не представляю, чем умудрился заслужить к себе подобное отношение, но руководители базы не могли не понимать, что их действия не добавляют мне любви к "темной страже" и империи в целом.
   А по ночам снились сны, в которых я раз за разом, выполнял непонятные действия с неясным смыслом. По утрам, подробности стирались из памяти, и уже после завтрака, только на границе сознания оставались нечеткие образы. Интуиция подсказывала, что в этом следует разобраться, а голос разума предупреждал, что не следует рассказывать ученым о том, о чем они не спрашивают.
  
   ***
   (отступление).
   Величественная цитадель, разместившаяся на уступе, возвышающемся над равниной тянущейся от горизонта до горизонта, внушала трепет врагам, и уверенность в завтрашнем дне в сердца защитников империи. "Одинокий утес", был окружен пятнадцатиметровой стеной из каменных блоков, настолько плотно подогнанных друг к другу, что в зазор между отдельными камнями, невозможно было просунуть даже лезвие ножа. Две башни, южная и северная, служили отличными наблюдательными постами, с вершин которых было видно пространство, на многие километры вокруг.
   Под защитой стены, в строгом порядке, стояли трехэтажные каменные дома, служащие жильем для многочисленного гарнизона, обслуживающего персонала, и немногочисленных чиновников администрации. Вместе с некоторыми военными, жили и их семьи, что служило причиной создания торгового рынка, а так же школы для детей. Общая численность населения "Одинокого утеса", достигала почти трех тысяч, из которых чуть менее половины, являлись воинами имперской армии.
   Известие о приближении воинства "дьяволов", и их ручной орды "бесов", достигло ушей защитников несколько дней назад, и с тех пор, они спешно готовились к осаде и отражению штурма. Продержаться следовало совсем немного, не больше декады, и тогда подойдут основные силы крупнейшего государства людей, которым не составит труда отбросить назад краснокожих и рогатых монстров. Никто не сомневался в успехе, слишком часто стены города-крепости, доказывали свою неприступность, и горожане уверились в своей неуязвимости.
   Из-за самоуверенности командующего гарнизоном, даже эвакуация мирных жителей проведена не была, и их просто спрятали по подвалам домов на время боевых действий. Разумеется, среди почти трех тысяч человек, были и те кто перестраховывался, но от их предупреждений просто отмахивались, называя параноиками.
   А тем временем, пятнадцать тысяч "бесов", стройными рядами маршировали в сторону цитадели людей. Они были облачены в кожаные доспехи со стальными нагрудниками и шлемами, и вооружены короткими копьями, парными кривыми саблями, и небольшими круглыми щитами, ярко сверкающими на солнце, тщательно отполированными железными поверхностями. На нагрудной броне и щите каждого "беса", было нанесено изображение огненной птицы распахнувшей крылья и раскрывшей в крике клюв... это был уже давно и надежно забытый символ, когда-то великой и могущественной державы, погибшей в огне нескончаемой войны.
   Несколько лет назад, когда один из амбициозных "дьяволов" нашел невероятным образом сохранившийся военный завод, и привлек к его восстановлению своих сподвижников, символ великой федерации, вновь украсил доспехи существ, созданных специально для войны. Не удивительно, что все ресурсы немаленького государства, были пущены на создание нового оружия и переоснащение армии, все же хоть нынешние представители рогатых рас и отличались наличием свободы воли, которой были лишены предки, но в самих их генах было запрограммировано, стремление к захвату новых территорий.
   Каким же образом военный завод, сумел сохраниться спустя столько веков? Во времена великой мировой войны, люди конечно тратили почти все свои усилия, на создание наиболее надежных средств умерщвления друг друга, но и о других науках не забывали. Одним из самых гениальных открытий, стало изобретение вещества, получившего название "гель2000". Данное вещество, в условиях герметичности, занимало собой все свободное пространство, вытесняя воздух и проникая в иные материалы на атомном уровне, после чего происходил эффект застывания. Подобный способ консервации, останавливал, или замедлял в тысячи раз, все процессы, происходящие внутри материалов.
   "Гель2000", изобретался в качестве альтернативы криогенных камер: руководители федерации, хотели с помощью этого вещества, пережить самые тяжелые времена в специально построенных бункерах, что бы проснуться уже тогда, когда на поверхности планеты пройдут последствия использования ядерного, химического и биологического оружия. Теми же разработками занимались в империи и республике, и у них даже получилось воссоздать формулу, но как всегда бывает в подобных ситуациях, вмешалось непредусмотренное "но".
   При помощи "геля 2000", процесс консервации происходил быстро, однако все же не моментально, и живые организмы, после "разморозки", получали многочисленные микроповреждения, не совместимые с жизнью. Со временем ученым удалось усовершенствовать вещество, что бы в нем можно было неограниченно долго, сохранять образцы крови и прочих жидкостей, но им попросту не хватило времени, что бы завершить свою работу.
   Так как же "гель2000", связан с тем, что "дьяволам" в руки попал практически не пострадавший военный завод федерации? Ответ очевиден, и одновременно невероятен: некоторые командиры военных сил, были озабочены сохранением боевого потенциала своей державы в послевоенное время, и в тайне от политиков, провели свой эксперимент с консервацией нескольких заводов и складов. По замыслу, люди выжившие в бункерах, после того как выберутся на поверхность, при помощи оставленных карт, должны были найти сохраненные объекты, и запустить процесс "разморозки". Этот проект назывался "возрождение феникса", и что бы его осуществить, многим генералам пришлось пойти на предательство своей родины.
   Подобное развитие событий, звучит слишком сложно, и даже невероятно... но люди ни раз и не два, за свою историю доказывали, что способны совершать невозможное. План заговорщиков, потомки которых должны были получить в свои руки наследие темного прошлого, потерпел крах в тот момент, когда на убежища обрушились удары тактических боеголовок с повышенной пробивной силой, унося жизни тех, кто имел всю необходимую информацию по проекту.
   За сотни лет, законсервированные заводы и склады, теряли свою герметичность, что запускало процесс расконсервации, а после этого оружие и оборудование, постепенно приходили в негодность под действием времени. "Дьяволам" повезло наткнуться на один из уцелевших заводов, чей внешний слой брони, оказался достаточно прочным, что бы перенести все выпавшие на него испытания, и таким образом, существа созданные для войны, получили малую часть наследия своих создателей. Пока что они не могли использовать все возможности, даруемые ценной находкой, так как персоналу не хватало знаний по управлению оборудованием, но эта проблема решалась при помощи самоучителей, заботливо оставленных рядом с входом в картонных коробках. А если учитывать то, что в каждом "схроне", имелась карта с обозначением всех остальных законсервированных объектов, то в скором будущем возрожденную федерацию, ожидало еще большее усиление.
   Пока же, следом за пятнадцатью тысячами "бесов", без страха и сомнений марширующих прямиком к "Одинокому утесу", сверкая сталью бронепластин, сминая гусеницами кусты и мелкие деревья попадающиеся на пути, ехали две дюжины тяжелых танков. И пусть их экипажи, не понимали и половины надписей на мониторах, и не знали как пользоваться двумя третями оборудования, это не мешало им стрелять из одного главного, и двух вспомогательных орудий, установленных на башне, имеющей форму полусферы.
   Создатели этих стальных монстров, схватились бы от отчаяния за головы, если бы узнали, что новые владельцы не пользуются даже рациями, для связи друг с другом, используя свою ущербную телепатию и трансляцию мыслей в головы "бесов". Генералы, укравшие эти боевые машины с военных полигонов, что бы ими пользовались внуки и правнуки, переворачивались бы в гробах, узнав что все усилия пошли прахом, а остатками "возрождения феникса", пользуются мутанты, которые были созданы исключительно как расходный материал и "пушечное мясо".
  
   ***
   Закат окрасил небо алыми лучами, солнце светило в спины орде "бесов", заставляя жмурить глаза защитников города. На стене уже стояли метательные машины, в котлах закипали смола и горючее масло, на тетивы арбалетов накладывались первые "болты". Все было готово к отражению штурма, и не смотря на подавляющее численное преимущество, у краснокожих практически не было шансов покорить стену, так как на ее вершине, собралось почти две сотни опытных одаренных, готовых применить все свои навыки для принесения смерти во вражеские ряды.
   Однако "дьяволы" не спешили отдавать приказ об атаке, отойдя от своей привычной тактики заключающейся в заваливании имперцев, трупами своих марионеток.
   Вечернюю напряженную тишину, разрушил рокот мощных двигателей, приводящих в движение стальные машины, в высоту достигающие четырех метров. Прямоугольные гусеничные платформы, на броне которых были изображены огненные птицы с раскрытыми крыльями, с издевательской неспешностью выстраивались в одну линию, за пределом дальности атак имперцев. Башни танков, имеющие форму полусфер, нацелили свои главные орудия на верхний край стены, и замерли, ожидая команды на открытие огня. Вокруг боевых машин, собирались "бесы", образуя подобие "коробок".
   Люди, которые встречались с техникой, только на страницах книг, описывающих древние легенды, слишком поздно осознали нависшую над ними угрозу, и помешать первому слаженному залпу, уже никак не могли.
   Грохот, подобный сильнейшему раскату грома, огласил окрестности города-крепости, в следующую же секунду, стена окрасилась вспышками двух десятков взрывов осколочных снарядов. Через три секунды залп повторился... и еще раз... и снова.
   Даже самым недалеким солдатам стало очевидно, что привычного штурма не будет. Обладающие мощным оружием "дьяволы", собирались попросту расстрелять препятствие, уничтожив как можно больше защитников "Одинокого утеса", а затем в атаку пошли бы "бесы", задача которых после разрушения стены, упрощалась на несколько порядков.
   Это понимали и командиры гарнизона города, и прежде чем комендант сумел справиться с шоком и взять командование на себя, десятки одаренных приняли очевидное с их точки зрения решение: если проблема заключается в железных машинах, значит нужно их уничтожить любой ценой, не считаясь с жертвами... "во имя империи!".
   У "дьяволов" был свой генерал, который предвидел возможные действия противника, и подготовился к ним со всей возможной тщательностью. Когда со стен "Одинокого утеса", начали спрыгивать люди вооруженные одними только мечами, все пятнадцать тысяч "бесов", сомкнули ряды вокруг танков, готовясь защищать их до последней капли крови. Боевые машины, численность которых пока что была сильно ограничена, для новой федерации, были гораздо важнее жизни нескольких тысяч марионеток, которые в скором будущем наплодятся в еще большем количестве.
   Десятки одаренных, окутанных электрическими разрядами, потоками огня или облаками холода, стремительно бежали по направлению к железным монстрам. Некоторые из них погибли при первых залпах главных орудий танков, другим не повезло неудачно приземлиться после прыжка со стены, третьих остановил град арбалетных "болтов", обрушенных из задних рядов "бесов", но эти мелочи не могли остановить бойцов, увидевших свою цель. На землю падали товарищи, под ногами взрывались снаряды, выпущенные из вспомогательных орудий боевых машин, а одаренные бежали, вводя свое сознание в боевой транс, они готовились умереть, но выполнить свою задачу.
   Из тех сотен "псиоников" которые изначально находились на стене "одинокого утеса", до рядов противника, ощетинившихся множеством копий, добралось не более двух десятков. Словно раскаленные ножи в сливочное масло, они вонзились в построение бесов, и неся за собой смерть, неудержимо рвались вперед, уже ощущая радость успеха.
   Потоки огня сжигали плоть, морозная аура заставляла кровь застывать в жилах и рваться сосуды, электрические дуги прожаривали противников изнутри, надежно уничтожая нервную систему... но этого было мало. Краснокожие существа, с маленькими рожками, белоснежными волосами и чертами лица, так похожими на человеческие, наваливались на одаренных целыми толпами, заставляя сперва замедлиться, а затем и вовсе остановиться. Неся невообразимые потери, они все же добились желаемого результата, и вскоре опаснейшие из воинов империи, оказывались пронзенными дюжинами копий и клинков.
   Лишь двое братьев близнецов, волосы которых были даже более белыми чем у "бесов", сумели прорваться к танку, и синхронно нанесли удар по стальной броне. От их совместной атаки, металл покрылся толстым слоем инея, и начал трескаться, двигатель заглох, а экипаж машины, превратился в ледяные статуи. Это был несомненный успех, еще раз доказавший генералу "дьяволов", что одаренных нельзя недооценивать... однако потеря одной машины, не должна была сказаться на итоговом результате противостояния, а двух героев, обессиленных прорывом и необходимостью использовать столь мощный "криокинез", тут же пронзили копьями, подоспевшие воины федерации.
   Обстрел стены продолжился уже без помех, а спустя час, в атаку двинулась орда краснокожих "бесов". У защитников "Одинокого утеса", не оставалось сил для контратаки, и к тому моменту когда на небе зажглись звезды и во всей красе появилась луна, город-крепость пылал от пожаров и отдельных сражений на узких улицах.
   С немалыми потерями, сопротивление было подавлено, а на утро, в шатер генерала привели пленника, заявившего что готов поделиться очень важной информацией, если ему обещают сохранить жизнь.
   "наивный: думает что смерть, худшее что может случится с разумным".
   Подумал про себя "дьявол", давая обещание не убивать человека по имени Федор...
   (конец отступления).
  
   БЕРЛОГА СПЯЩЕГО МЕДВЕДЯ.
   - начали. - Скомандовал инструктор, в долю секунды оказываясь за пределами желтого круга, ограничивающего пределы импровизированной арены.
   Я и моя противница, начали медленно сближаться, при этом постоянно смещаясь влево, и стараясь даже не моргать, что бы в прямом смысле "не проморгать" единственный решающий удар. посохи в наших руках, медленно вращались словно лопасти пропеллеров, с характерным звуком рассекая воздух, что было особенно хорошо слышно в идеальной тишине тренировочного зала.
   Бац, бац, бац, вжих! Бац-бац!
   Стремительный обмен ударами и блоками, и мы синхронно отскакиваем на шаг назад, выходя из зоны поражения. Посохи снова вращаются, а мы кружим в противоположном предыдущему направлении. Со стороны это наверное было похоже на танец, ритм которого резко сменялся с медленного и плавного, на быстрый и яростный.
   Бац, вжих, бац-бац-бац!
   Моя противница, золотоволосая голубоглазая красавица, уступающая мне ростом целую голову, демонстрировала невероятную силу, скорость и выносливость. Еще пол года назад, она размазала бы меня по арене тонким слоем, и даже не запыхалась бы, но регулярные тренировки и жертвоприношения "Плакальщику", выправили ситуацию. И все равно, мое самолюбие было значительно ущемлено осознанием факта, что без божественной помощи, хрупкая на вид красавица, оказывалась лучше почти по всем показателям.
   Наташа была воспитанницей "темной стражи", и обучалась по особым методикам с трехлетнего возраста. Кто ее родители она не знала, да и не спешила узнавать, являясь одной из детей, зачатых в деревнях рядом с "школой меча" и "школой офицеров". таких как она, по всей империи сотни, и большинство притворяется обычными людьми, которые следят за обстановкой на доверенной территории. Князья, привыкшие считать, что в случае неповиновения, император пришлет за ними карателей из своих гвардейцев, или тех же воспитанников монастыря, даже и не подозревают, что в подвластных деревнях, могут находится убийцы, готовые вынести приговор при неверном действии или намеке на предательство.
   Помнится я когда-то размышлял на тему, что у императора должна быть особая служба, занимающаяся воспитанием бастардов потомков князей... мои тогдашние мысли, были не столь далеки от правды.
   Посох Наташи, свистнул параллельно полу, заставив меня подпрыгнуть теряя опору и возможность маневра. Девушка победно улыбнулась... но мой посох уперся в пол, а ноги "выстрелили" по торсу расслабившейся противницы, отбрасывая ее на полтора метра назад. Еще бы тридцать сантиметров, и ее нога оказалась бы за пределами круга, знаменуя мою победу.
   - ррр! - Красавица оскалила белоснежные зубки, и сверкнув глазами, метнулась в лобовую атаку.
   Бац, бац, бац, бац-бац, бац!
   Деревянные посохи, для большей прочности вымоченные в специальном составе, сделавшим их тяжелее в два раза, а затем еще и обожженные в печи, сталкивались друг с другом, ни на миг не позволяя потерять концентрацию. Один пропущенный удар такой "палкой", для обычного человека означал бы как минимум перелом пары костей.
   - стоп! - инструктор появился в двух шагах от нас, прерывая обмен выпадами. - Поздравляю Алексей, ты... проиграл. Опять.
   Непонимающим взглядом смотрю сперва на высокого жилистого мужчину в черном трико, затем на золотоволосую девушку, которая с довольным но усталым видом, оперлась на свое оружие, после чего опускаю глаза вниз. Ругательства, готовые вырваться из горла, удалось подавить, ограничившись раздраженным выдохом сквозь сжатые зубы.
   "пятка за кругом... третий раз подряд! Да как так можно!".
   - четыре ноль в мою пользу. - С победным видом заявила Наташа. - И не говори что это случайность.
   - один раз - случайность, два - совпадение, три - закономерность, а четыре... - Начал говорить инструктор, а закончил за него я.
   - а четыре - это карма. - Вытираю пот со лба правым рукавом и спрашиваю. - Еще раунд?
   - ни-ни... не хочу. - Отмахнулась от меня девушка. - Вот если бы ты предложил что-то подобное в спальне...
   - как будто ты дала мне хоть один шанс. - Произношу обижено и возмущенно.
   - вот когда сможешь меня победить на арене, тогда и получишь свой шанс. - Наташа звонко рассмеялась и закинув посох на плечо, зашагала к выходу из тренировочного зала. - Я в душ, если узнаю что кто-то подглядывал, убью.
   - хмм... соблазнительно и рискованно... как азартный человек, я не могу упустить такой шанс. - Не стараясь понижать голос, произнес инструктор, после чего ловко выхватил из воздуха метко брошенный посох. - Ну, Алексей, готов провести еще один раунд?
   Вместо ответа, перехватываю свое оружие, и выхожу на центр арены...
   ...спустя примерно двадцать минут беспощадного избиения, я неподвижно стоял под струями холодной воды, которые омывали ноющее от боли тело. Обиднее всего то, что мой противник, совершенно не имел преимущества ни в силе, ни в скорости, ни даже в ловкости, но раз за разом выигрывал за счет опыта и мастерства. Хотя... мое самолюбие грела мысль, что и мой посох несколько раз, "лизнул" ребра инструктора, заставив насмешливое выражение лица, смениться болезненной гримасой.
   Странный выверт мироздания: с раннего детства меня учили владеть мечом, и не смотря на все приложенные усилия, мой уровень так и не поднялся выше среднего, зато владение посохом всего за пол года, уже почти не уступает младшим мастерам. До слез обидно осознавать, что столько лет подряд, талант оставался невостребованным.
   Именно держа в руках посох, я чувствовал оружие как продолжение своего тела, с мечом же такого никогда не было. Пару раз, после очередных спаррингов, мне в голову приходила мысль, что лучше было бы родиться бастардом, и быть воспитанником "темной стражи". Однако эти глупости быстро проходили, после наглядного примера того, как здесь воспитывают детей.
   "м-да, монастырские воспитатели, нервно курят в сторонке".
   Пищевые добавки, наркотики, психологическая ломка... вот далеко не полный список того, через что приходится пройти настоящим "темным стражникам". Что значит "настоящим"? просто таких как я, принятых после обучения в "школе меча", или вообще подобранных с улицы, не смотря ни на какие навыки и родословную, в лучшем случае считают "вторым сортом", впрочем никогда об этом не говоря. Можно общаться с воспитанниками "темной стражи" несколько лет, но так и не узнать, как к тебе относятся на самом деле. Мне об этом рассказали только потому, что я первый жрец "Плакальщика", провожу инициацию добровольцев, учу ритуалам и тому подобное... в общем являюсь личностью, вне существующих каст.
   "б*ядь! Совсем забыл".
   Выскочив из душа, торопливо обтираюсь жестким полотенцем, затем натягиваю на себя темно красный комбинезон, (на этой ткани почти невидно следов крови), и быстрым шагом покидаю раздевалку. Спустя три коридора и одну лестницу, захожу в зал, отданный в мою полную собственность, и превратившийся в аналог храма.
   По центру стоит алтарь, выглядящий как круг из белого мрамора, разделенный пополам глубокой бороздой. Выглядит это творение безумного скульптора, как таблетка диаметром в полтора метра, высотой в сорок сантиметров. История о том, как его затаскивали на второй подземный этаж, могла бы послужить основой для множества анекдотов... только вот почему-то даже мне не хочется шутить над алтарем не самого доброго бога.
   Напротив входа, на вешалке в виде креста, висит красный кожаный плащ с глубоким капюшоном, и четырехпалыми перчатками пришитыми к рукавам. В теории, когда культ "Плакальщика" наберет достаточную силу, и принесет нужное количество жертв, бог сможет являться в наш мир принимая форму кровавого тумана, заполняя собой этот плащ, который будет служить чем-то вроде временной оболочки. Почему нельзя просто вселяться в людей, делая из них свои аватары? Понятия не имею, это нужно спрашивать у самого божества, которое не слишком часто снисходит до общения со смертными последователями.
   "кажется я слишком сильно вошел в роль жреца, и даже думать стал как-то по другому".
   Кроме уже упомянутых алтаря и плаща, в зале на стенах имелись рисунки круга, разделенного на две равные части тонкой линией... не знаю зачем они вообще здесь нужны, разве что ради создания подходящей атмосферы.
   - ты опоздал на одиннадцать минут. - Заявил мне один из двух лысых охранников, ростом и шириной плеч, больше напоминающих "орков".
   Оба мои надсмотрщика, были одеты в стандартные черные комбинезоны, на поясах у них висели железные дубинки, из которых при нажатии почти незаметного рычажка, выскакивали острые как бритва лезвия. Этих парней ко мне приставили недавно, как раз когда спал ажиотаж у ученых пытавшихся изучить процесс инициации. Приходят они только тогда, когда появляется новый доброволец, и уходят сразу же, как только жертвоприношение оканчивается.
   - ммм... я спешил изо всех сил, но кажется заблудился на дороге жизни. - Широко улыбаюсь, развожу руками в стороны изображая крайнюю степень раскаяния.
   Рука одного из здоровяков, с глухим шлепком встретилась с его же лицом, а до моего слуха донесся тихий шепот:
   - как же я ненавижу эту проклятую фразу... убил бы автора пароля, если бы он уже не лежал в земле.
   - давайте закончим с этим побыстрее, у всех еще есть важные дела. - Вступил в разговор второй наблюдатель, взмахом руки приказывая кандидату подойти поближе.
   Из угла зала, вышла высокая и стройная черноволосая девушка, грациозная как кошка, и напряженная словно струна. Странно, но я почти уверен, что еще минуту назад, ее здесь не было.
   - зовут Мария, слова знает. - Произнес первый громила, и испытующе посмотрел на меня.
   - тогда начнем. - Пожимаю плечами и направляюсь к алтарю, на краю которого стоит железный кубок и лежит ритуальный кинжал. - Алгоритм простой, так что проблем быть не должно.
   Пока я наполнял сосуд своей кровью, (терпеть не могу эту часть инициации новичков), наблюдатели уложили на мраморный камень молодого кабанчика, которого принесли в большом мешке. Зверь дышал, его глаза были открыты, но попыток встать на ноги, или хоть как-то проявить активность, он не предпринимал.
   - опять наркотиками обкололи? - Спрашиваю нарочито недовольным тоном, хоть на самом деле мне все равно, что здоровяки сделали с жертвой, главное что жизнь еще теплится в тушке.
   - в прошлый раз, пришлось уши затыкать, что бы от визга не оглохнуть. - Пожаловался второй громила.
   - там кабан какой-то больной оказался. - Поддержал его напарник.
   "а зачем мы вообще поддерживаем этот разговор? Как будто хоть кому-то из нас он интересен".
   Кандидатка выпила мою кровь, облизнула длинным язычком алые губы, приняла из моих рук кинжал, и легко взобралась на алтарь. Одной рукой приподняв жертву за шкирку, она вопросительно посмотрела на меня.
   "ну и чего ждешь? Моего высокого дозволения что ли".
   - приступай. - Все же изображаю театральный кивок.
   - кровь за силу. - Кинжал легко вспорол брюхо совсем еще поросенка, и из раны вместе с кровью, выпали кишки.
   В этот момент у меня в голове проскочила мысль, что именно мне придется убирать последствия жертвоприношения. Взгляд брошенный на напарников, только подтвердил их желание как можно быстрее оказаться подальше отсюда.
   "и что им так не нравится этот зал... может они поклоняются другому богу?".
   - дух за могущество. - Еще один взмах кинжалом, и горло жертвы перерезано, а из раны хлещет кровь.
   "а ведь эти умники действительно обкололи поросенка наркотиками. Эх, столько мяса испортили, сволочи".
   Мои мысли блуждали вокруг самых разнообразных тем, совершенно не подходящих к данному действу. Как верный жрец, я должен бы биться в религиозном экстазе, но вместо этого испытываю лишь скуку и легкое раздражение от наблюдения за давно надоевшим процессом.
   - жизнь за жизнь. - Кинжал выпал из руки девушки, а в следующую секунду она резким ударом, пробила грудную клетку жертвы, после чего вырвала сердце.
   Прежде чем кровь кабанчика превратилась в кровавый туман, и начала впитываться в тело новой последовательницы "Плакальщика", прошло целых четыре секунды напряженного ожидания. На лице кандидатки, даже проступило беспокойство о том, что жертва оказалась не достаточно хорошей, что бы бог ее принял.
   Шагнув вперед, подхватываю падающее тело, и укладываю Марию на пол. Редко происходит так, что после инициации кандидат теряет сознание, но все же это уже не первый случай.
   - тушу мы заберем. - Не спрашивая, а констатируя факт, заявил второй из громил, сваливая означенный кусок усохшего мяса, в свой мешок.
   "вот и отлично, мне работы меньше".
   - тебя хотел видеть старик. - Как будто только что вспомнив, произнес первый верзила.
   Сдержав рвущиеся ругательства, уже направляясь к выходу говорю:
   - сами все объясните, когда она придет в себя. - Оказавшись в коридоре, тут же срываюсь на бег.
   "Стариком", на нашей базе называют только одного человека, заставлять ждать которого, не рекомендуется никому.
  
   ***
   В который раз я уже стою в зале для совещаний, перед треугольным столом, во главе которого сидит хмурый старик? Сбился со счета на третьем десятке. Все же, именно мне приходилось делать доклады о том, насколько успешно проходит инициация, какие возможности перед нами открываются, и что еще кроме получения силы, может предложить нам "Плакальщик".
   Обычно, по обеим сторонам от стола, сидели руководители разных проектов и старшие офицеры, обеспечивающие общее руководство, но сегодня, кроме меня в помещении был только командующий, неподвижно сидящий в своем кресле, уперев подбородок в сцепленные пальцы рук, локти которых поставлены на край столешницы.
   - Алексей Мороз, прибыл по вашему приказу. - Вытянувшись по стойке "смирно", произношу достаточно громким голосом.
   Старик недовольно поморщился, будто я сбил его с размышлений, а затем устремил на меня взгляд суровых глаз.
   - вижу, что прибыл. - Хмыкнул он. - У меня есть несколько тем, для серьезного разговора, и начнем мы пожалуй с того, что относится к твоей должности как жреца.
   Из-под стола вылетела толстая папка из белой бумаги, и левитируемая "телекинезом", опустилась на край столешницы с моей стороны.
   - ознакомься, и скажи свое мнение.
   Вскрыв бумажную папку, извлекаю из нее стопку очень некачественных фотографий... впрочем если учесть, что все уже видимые фотоаппараты были собраны вручную, а пластинки, заменяющие пленку, оставляют желать лучшего, то можно похвалить фотографа за прекрасную работу.
   Не сразу до меня дошло, что же я увидел на первой картинке: скелет обтянутый сморщенной кожей, с вскрытым животом, перерезанным горлом и раскуроченной грудной клеткой. Только когда в голове мелькнула мысль, что бедняга как будто усох, в памяти всплыли ассоциации о том, что происходило с животными, во время ритуала жертвоприношения.
   Что бы убедиться в своей догадке, я стал просматривать следующие фотографии, на которых были запечатлены люди с вскрытыми животами, перерезанными глотками и проломленными ребрами. Всех их объединяло высушенное состояние, делающее жертв отдаленно похожими на мумий. На последней же картинке, был изображен краснокожий мужчина с белыми волосами и короткими рогами на голове.
   - ну, и что ты об этом думаешь? - Поторопил меня старик, за все прошедшее время, не сдвинувшийся ни на сантиметр.
   - кто-то приносит в жертву "Плакальщику" людей. - Произнес я через пересохшее горло. - Это мог сделать кто-то из наших оперативников?
   - нет. - Незамедлительно ответил командующий, и после недолгой паузы пояснил. - Все эти фотографии, доставлены прямиком с границы. В докладной записке сказано, что "дьяволы", после захвата "одинокого утеса", начали вести себя как-то странно. Всех пленников, которых они захватили, и которые должны были быть отправлены в федерацию в качестве рабов, принесли в жертву во время проведения неизвестного агенту обряда. На земле были так же обнаружены рисунки кругов, разделенных на две равные части прямой линией. Что ты, как посланник бога, и его старший жрец, можешь сказать по этому поводу?
   - я... - В голове не находилось правильных мыслей, а под испытующим взглядом старика, возникало лишь желание убежать и спрятаться в дальний темный угол.
   - может быть у тебя есть какой ни будь способ связаться с "Плакальщиком"? через молитву, или особо жестокое жертвоприношение, призвать его в наш мир?
   Качаю головой.
   - жаль. - Командующий тяжело вздохнул. - Что бы узнать, что вообще происходит, нашим бойцам пришлось пробраться во вражеский лагерь, и похитить одного из "дьяволов". Что бы этот монстр не оказывал сопротивление и не вызвал помощь, ему перерезали сухожилия на руках и ногах, а так же почти у самого основания, спилили рога, а затем на голову надели блокирующий обруч. Даже после этого, "темным стражникам", пришлось целых два часа "уговаривать" пленника, поделиться интересующей информацией...
   Я стоял и ждал, молча смотря прямо перед собой. Старик тоже молчал, и сделанная им пауза начала затягиваться.
   - по словам пленника выходит, что в "Одиноком утесе", был захвачен пленник, который за обещание сохранить ему жизнь, поведал интереснейшую историю о боге, дающем силу за жертвоприношения. Разумеется, "дьяволы" не поверили простым словам, и потребовали доказательств, а когда пленник их предоставил, приказали провести инициацию нескольких добровольцев. В итоге, тому парню все же сохранили жизнь, отрезав до половины руки и ноги, и посадив в клетку, из которой открывался отличный вид на то место, где происходило массовое жертвоприношение пленников. Таким образом можно утверждать, что наши враги уже получили те же способности что и мы.
   Мне ничего не оставалось, как признаться в том, что во время своей службы у границы, у меня появился ученик из числа ополченцев, который скорее всего и попал в руки к "дьяволам". Вопреки ожиданиям, от командующего не последовало никаких немедленных действий, и он продолжал неподвижно сидеть на своем месте.
   - надеюсь ты понимаешь, что в произошедшем есть немалая доля твоей вины? - Старик приподнял левую бровь, выражая вопрос, но ответа дожидаться не стал. - Знаешь, Алексей, я всегда считал, что каждый человек должен заниматься только той работой, для которой он предназначен. У тебя был шанс изменить мое мнение, но своими действиями ты его только подтвердил. Из тебя не вышло руководителя, не важный получается учитель, а вот исполнитель очень даже не плохой. Ты не согласен?
   - так точно. - Не стал спорить я, тем более что как бы неприятно это было признавать, но правда в словах старика имела место быть.
   - ты снимаешься с должности главного жреца. - Произнес командующий, и немного подождав усмехнулся. - Что же, раскатов грома не слышно, удар молнии меня не поразил, а значит "Плакальщик", не имеет ничего против этого решения. Завтра на рассвете, ты и небольшая группа научников, отправляетесь на раскопки... если повезет, то у тебя будет еще один шанс занять положение, более высокое чем десятник. Вопросы есть?
   - что будет с храмовым залом? - На самом деле, мне было это безразлично, но ничего более умного, в голову не пришло.
   - на твое место будет назначен один из первых инициированных добровольцев. Как показывает практика, они уже ничем не уступают тебе.
   "он что, провоцирует меня?".
   - каковы будут мои обязанности?
   - ничего особенного: просто выполняй приказы старших офицеров, и старайся не проявлять излишней инициативы.
   - разрешите идти? - Клубок эмоций из злости, облегчения, обиды, разочарования и еще черт знает чего, мешал мыслить рационально, а потому наилучшим выходом из ситуации, с наименьшими для меня последствиями, было банальное бегство.
   - раз мы разобрались со всеми вопросами... можешь быть свободен.
  
   ***
   Хотел бы я сказать, "жизнь не справедлива"... хотелось бы мне заявить, "кто-то получает все, а кто-то ничего"... хотелось бы закричать, "у меня не было шанса!". К сожалению если уж быть честным с собой, то все это если и является правдой, то никак не относится ко мне.
   Итак, вспомню свою жизнь по порядку: родился в семье князя Мороза, не самого богатого и влиятельного землевладельца, но способного дать своим детям очень многое. Из-за своей самоуверенности, вместо того что бы напроситься в ученики к какому ни будь дружиннику, или попросить помощи у отца, начал тренироваться самостоятельно, и если в первые годы это было оправданной осторожностью, то после наступления пяти лет, осталось обычным проявлением упрямства. Хорошо что нас с братьями, хотя бы основам обучали по уже отработанной системе, что приносило куда больше пользы, чем самостоятельные "трепыхания".
   На самом деле, ребенок обладающий "телекинезом", за семь лет может обучиться очень многому, и стоило мне проявить больший энтузиазм в тренировках с князем, возможно меня и не отправили бы в "школу меча". Но в те годы, мне почему-то казалось что отец, все свое время уделяет наследнику, а на меня и близнецов, фигурально выражаясь "махнул рукой". На деле же, он просто не представлял, как подступиться к сыну, перед которым чувствовал вину, за его, (тоесть мою), неспособность использовать "криокинез". Старшие братья же, только радовались возможности больше времени проводить за играми и бездельем.
   Вот так и получилось, что имея доступ к учителям и ресурсам, я занимался чем угодно, (даже книги писал), но не тем, что действительно могло пригодиться в будущем. Стыдно это признавать, но ничьей вины, кроме моей собственной, в этом нет.
   Второй этап жизни начался в монастыре, и тут действительно от меня ничего не зависело. Первые же дни усердных тренировок показали, что если я и превосхожу сверстников в физическом плане, то совсем не значительно, и этот отрыв удавалось сохранять, исключительно благодаря упрямству и желанию быть лучшим.
   Третий этап жизни, оказавшийся совсем уж коротким, начался в день выпуска из "школы меча", и окончился в день вербовки в "темную стражу". Наверное можно сказать, что согласие на вступление в ряды секретной службы империи, было самой большой из совершенных ошибок.
   Да-да, "темная стража" помогла раскрыть боевой потенциал тела, именно из числа оперативников этой организации, состоит весь ныне существующий культ "Плакальщика", (интересно, а можно ли считать, что данное при перерождении задание, уже выполнено?), но и в замен они забрали ничуть не меньше, чем дали. До сих пор мне иногда мерещится, что стоит войти в выделенную комнату, как на шее с радостным "мряу!", повиснет рыжеволосая "кошка-рабыня"... и у меня просто в голове не укладывается, что Пинки умерла именно от моих рук.
   Во время обучения, да и после него, инструкторы и координаторы, раз за разом повторяли фразу о том, что "темный стражник" не может иметь привязанностей. Что-то мне это напоминает, но вот что?
   В наличии ментальных установок в своей голове, мне не приходилось сомневаться еще с момента прибытия в пограничный форт, но только после долгих раздумий над своим поведением и действиями, совершенными после зачисления в "темную стражу", удалось понять примерные масштабы своих проблем. Нет, я не имею ничего против того, что бы по приказу командира, отправиться задерживать многократно превосходящего врага, не имея шансов на выживание, если это поможет сбежать мирным жителям, но вот невозможность проигнорировать даже самые абсурдные приказы, это не может не тревожить. Самое же "великолепное", заключается в том, что слова командующих, воспринимаются как единственно верная истина, и при попытке противиться, я сам нахожу доводы для подчинения. Даже интересно, если мне прикажут вскрыть себе живот тупым кухонным ножом, мне удастся найти довод, оправдывающий необходимость этого действия?
   На самом деле, телепатами "темной стражи" нельзя не восхищаться. Эти люди умудряются из новобранцев, создавать абсолютно лояльных оперативников, при этом не лишая своих подопытных иллюзии свободы воли, а так же возможности креативного мышления и проявления инициативы. Не хочу даже задумываться о том, скольких бедняг они превратили в безмозглых марионеток, пока не разработали идеальный комплекс ментальных ограничителей.
   Даже сейчас, когда меня отстранили от проекта создания "культа "Плакальщика"", в глубине души не смотря на все противоречия, я понимаю что это совершенно правильный поступок с точки зрения командующего. И сам собой возникает вопрос: мои ли это мысли, или же опять сработала одна из установок, призванная убеждать в непогрешимости командования?
   "как в прошлой жизни любил говорить мой знакомый из КИБ, (комитет имперской безопасности): "если тебе кажется что за тобой следят, это еще не значит что у тебя паранойя"".
   Хороший был парень, но рано распрощался с жизнью. Думаю, если бы "Плакальщик", для своих целей выбрал не меня, а его, то задание уже было бы выполнено.
   "отставить пораженческие настроения! Ничто еще не кончено".
   По словам старика, у меня остался один шанс доказать свою полезность, и им нужно воспользоваться с максимальной эффективностью. В случае неудачи, скорее всего придется проявлять себя на полях сражения, выходя с мечом в руках, против бронированной техники "дьяволов". Тот факт, что именно я стал источником знаний о новом боге, и возможности увеличивать силу путем ритуальных жертвоприношений, уже ничего не значит, ведь уже существует множество других людей, которые могут инициировать добровольцев и проводить нужные ритуалы.
   "не важно, был ли ты полезен в прошлом, главное насколько ты будешь полезен в будущем".
   Это жестокий принцип, по которому живут почти все "темные стражники", и он ни на минуту не позволяет расслабиться и почивать на лаврах прошлого. Наверное только командиры отдельных баз, а так же старшие офицеры, могут не беспокоиться о том, что их сместят более успешные и активные конкуренты... но это только предположение, не имеющее под собой никаких оснований, кроме моих собственных домыслов.
  
   ***
   Утро, чистое синее небо, яркое теплое солнце и освежающий ветерок шевелящий листву на деревьях... даже не верится, что где-то на западе, гвардейцы и "темные стражники", прямо сейчас ценой своих жизней останавливают продвижение орды "дьяволов" и "бесов", в глубь нашей империи. По обрывочной информации, которую все же удавалось собрать, выходило что прорыв врага замедлился, а защитники отступая, сжигают деревни и города, а так же запасы продуктов, которые не могут увезти с собой. Таким образом, захватчикам после жестоких боев, достаются лишь руины и пепел. После того, как стало известно о появлении жрецов в рядах краснокожих мутантов, солдатам приказано не сдаваться в плен самим, и не позволять захватывать живыми крестьян или животных.
   Не представляю, что чувствуют гвардейцы, когда им приходится убивать тех, кого они должны защищать, только ради того, что бы люди не стали очередными жертвами на алтарях. Радует лишь понимание того, что мирных жителей эвакуируют к восточной границе, а потому солдатам не приходится поднимать оружие на граждан империи.
   - что замер, не выспался что ли? - Меня чувствительно ткнули в бок рукоятью меча.
   - задумался. - Признаюсь совершенно честно.
   - ну-ну. - Хмыкнул один из пяти "темных стражников", которых вместе со мной отправили на какие-то раскопки.
   "идет война, а мы занимаемся археологией... бред какой-то".
   От базы, спрятанной в глубине небольшого леса, мы в быстром темпе, бегом на своих двоих, добрались до опушки, а затем и вышли на дорогу, где уже стояла полностью закрытая черная колесница, внешне похожая на железный керпич. Кучером, как и ожидалось, оказался еще один оперативник нашей организации, не смотря на теплую погоду, как и все остальные, плотно закутанный в плащ с глубоким капюшоном.
   "в такой же карете, мы с "братьями" ехали из монастыря в столицу".
   Подумал я, забираясь в транспортное средство, и усаживаясь на одно из двух сидений. Когда дверь с хлопком закрылась, кабаны начали тащить свою ношу, а мы почувствовали легкую качку из-за неровности дороги.
   Говорить никто не спешил, возможно потому что всем хотелось спать, а может быть и из-за того, что нам не объяснили, куда конкретно и с какой целью отправляют. Неизвестность раздражала, особенно учитывая то, что наши командиры порой разводили такую секретность, в которой не было никакой необходимости. К примеру сейчас, вряд ли кто-то из нас мог бы проговориться посторонним людям, о своем задании, и причина была нетолько в ментальных установках, практически гарантирующих невозможность предательства, но и из-за банальной невозможности встретиться с другими людьми.
   Если нечего делать, а спутники не расположены к общению, остается либо спать, либо размышлять, коротая время в дороге. Я решил заняться именно вторым действием, сочтя его более полезным, да и имелись некоторые сомнения в возможности нормально отдохнуть сидя на деревянной скамье, находясь при этом в движущейся железной коробке.
   Главный вопрос сегодняшнего дня: зачем кому-то может понадобиться, отправлять на раскопки группу из шести, а если учитывать кучера то и всех семи, "темных стражников"? возможно все дело заключается в предмете, или объекте, который откапывают ученые. Что это может быть? Предположим, что удалось найти какое-то древнее оружие, непостижимым образом сохранившееся до наших дней со времен великой войны... тогда меня могли определить в качестве консультанта, как единственного очевидца тех времен. Еще может быть, что нашелся какой ни будь бункер, или подземный комплекс... к сожалению в этом случае, все мои познания окажутся бесполезны, все же обычному солдату, даже с технологичными пушками в руках, не было нужды уметь разбираться в технике и электронике, (этим занимались специально обученные люди).
   "эй, шизофрения, ты как думаешь, что меня ждет впереди?".
   "смерть, кровь, боль и страдания. Есть предположение, что вас везут в научный центр, для проведения бесчеловечных экспериментов, финалом которых будет обязательная гибель на алтаре, а слова об археологических раскопках, это только предлог, что бы вы не волновались раньше времени и не пытались сбежать".
   "м-да... ну и фантазия. Уж лучше и дальше молчи".
   В ответ, в моей голове раздалась обиженная тишина. Тут же вспомнился анекдот про парня с раздвоением личности, который поссорился сам с собой, перестал разговаривать с голосом в голове, и из-за этого вылечился. Или это был не анекдот?
   Ехали мы долго, и никто из спутников так и не попытался начать разговор. Я тоже молчал, перебирая в голове всевозможные истории, которые успел услышать за обе жизни. до самого заката мы так ни разу и не остановились, ни ели и только пили воду из фляжек. Когда же наступило время отдыха и колесница замедлилась, все пассажиры, включая в том числе и меня, стремительно выскочили на улицу, и разбежались в разные стороны, попутно оглядываясь по сторонам в поисках возможной угрозы.
   Разумеется, нас учили терпеть, находиться долгое время в неподвижном положении, да и "псионика" способствует улучшению характеристик организма. Однако это не отменяет ощущения блаженства, испытываемого в те секунды, когда после долгого терпения, ты наконец освобождаешься от лишней жидкости...
   Спали мы на голой земле, завернувшись в плащи, перед сном поужинав вяленым мясом с хлебом и водой. Для остановки, кучером было выбрано ничем не примечательное место, вдали от населенных пунктов, а благодаря тому что у кареты не было даже окон, мы не могли точно сказать, в каком направлении движемся.
   Утром, еще до рассвета, справив нужду и утолив голод, после легкой разминки необходимой для того что бы разогнать кровь в конечностях, мы вновь забрались в колесницу, и продолжили свой путь с первыми лучами солнца. Как и в прошлый день, никто не стремился к разговорам, а некоторые все же умудрились уснуть на неудобных сидениях. Пришлось снова погружаться в свои размышления, но на этот раз, разговаривать со своей шизофренией я не решился.
   Прошел второй день, пролетела и вторая ночь. К середине третьего дня, когда все члены отряда не сговариваясь занимались медитацией, пункт назначения был достигнут, о чем нас поспешил оповестить кучер, громко постучавший в стенку кареты.
   Старательно скрывая внутреннее волнение, кутаясь в черные плащи и придерживая перевязи с мечами, мы выбрались под открытое небо, и стали осматриваться. Нашим взглядам предстала невысокая роща лиственных деревьев, заброшенная деревня домов из сорока, палаточный лагерь рассчитанный приблизительно на полторы сотни человек, и в довершение к этой картине, широкий котлован, глубиной не менее пары десятков метров, на крою которого и остановился наш транспорт. Прибытие кареты не осталось незамеченным, но и особенного ажиотажа не вызвало, кроме нескольких охранников, одетых в кожаные доспехи и плащи "кровавой гвардии", никто не проявил интереса к нашим личностям.
   Встречающая делегация состояла из шести гвардейцев, половина из которых носила синие плащи, и троих "темных стражников". Все они были вооружены мечами и ручными арбалетами, и всем своим видом демонстрировали подозрительность по отношению к вновь прибывшим.
   - сдайте оружие и наденьте блокираторы дара. - Приказал по видимому главный в отряде, как не странно, оказавшийся "красным гвардейцем". - О вашем прибытии нас предупредили, так что необходимо лишь пройти проверку и подтвердить личности.
   Самолично надевать на себя обруч соединенный с ошейником... это не то удовольствие, которое мне хотелось бы повторить еще раз. В сравнении с ощущением того, как виски сжимает давление, исходящее от металлического обруча, браслеты на руках и ногах совершенно не доставляли неудобств, тем более что цепью они соединены не были.
   Под конвоем, нас отвели в палаточный лагерь, где каждого по одиночке впускали в маленький шатер, в котором обитал местный телепат. Как-то так получилось, что в очереди я оказался последним, а потому был вынужден оставаться в обществе охранников не менее получаса.
   - а почему вы живете в палатках, а не в деревне? Домов должно было хватить на всех. - Спросил у ближайшего гвардейца, не надеясь впрочем на особенную разговорчивость надзирателей.
   - когда мы сюда прибыли, местные все еще жили в своих домах, и никуда уезжать не собирались. - Хмуро отозвался мужчина лет тридцати пяти-сорока, с короткими каштановыми волосами, среди которых встречались седые пряди. - А потом приехали твои коллеги, и "убедили" их. Может в палатках и не так удобно, но в домах мертвецов никто жить не захотел.
   Сказано последнее было таким тоном, что сомнений не оставалось, "темную стражу" здесь очень "любят". Продолжать разговор сразу же расхотелось, и пришлось сделать вид, что рассматриваю что-то интересное на горизонте.
   Не скажу, что был слишком удивлен услышанным, все же в условиях необходимости сохранять секретность, спецслужбы готовы пойти и не на такое... но одобрять убийство жителей целой деревни, из-за того что они просто не хотели уезжать из своих домов, даже ментальные установки меня не заставят. При этом я прекрасно понимаю, что если бы мне приказали повторить те же действия в другом месте, даже мысли ослушаться не возникло бы.
   "какое же это мерзкое ощущение".
   Вот наконец пришла и моя очередь. Уверенно шагнув в шатер, оказываюсь лицом к лицу с худощавым лысым стариком моего роста, самой примечательной деталью лица которого являлся нос с отчетливо выделяющейся горбинкой. Одет он был в черный комбинезон, на поясе висели два кинжала в ножнах, в правом ухе было вставлено медное кольцо. в помещении, кроме грубого табурета, находился письменный стол, стул, свернутый рулоном матрац, а так же пара сундуков.
   Все это, сознание отметило в первую пару секунд, пока между мной и стариком, царило напряженное молчание.
   - налюбовался? - Телепат прищурил серые глаза, и изогнул губы в неприятной улыбке. - Тогда не трать мое время понапрасну и садись.
   Послушно опускаюсь на табурет, и с внутренним напряжением, терпеливо жду, пока старший "темный стражник", снимет с моей головы обруч. Почему вместе со мной не вошел кто-то из гвардейцев, что бы обеспечить охрану ценного специалиста? Просто в нашем мире, очень мало самоубийц, готовых один на один выйти против человека, способного усилием мысли, "сварить" твои мозги. Каким бы ты не был сильным, быстрым и умелым воином, но мысль разума опытного менталиста, быстрее любого движения, а способность в "фоновом режиме", считывать поверхностные мысли окружающих, делает этих людей почти неуязвимыми для внезапных атак. К слову: именно за профессиональную привычку проверять мысли окружающих на предмет угрозы себе, "мозголомов" не любят даже больше чем "темных стражников".
   - значит ты и есть тот реликт из прошлого? - Насмешливо хмыкнув, произнес старик, стоило обручу покинуть мою голову. - Ну и как тебе, воину прошедшему великую войну, наше мирное время?
   "да пошел ты...".
   - все мы там окажемся. - Уже без наигранного веселья в голосе, прервал мою мысль телепат. - А сейчас расслабься и "получай удовольствие".
   "нашелся насильник-самоучка".
   В ответ на это, за моей спиной раздался пренебрежительный хмык. Затем виски стиснули неожиданно сильные пальцы, после чего у меня появилось ощущение, будто через мозг протянули электрический шнур, по которому подают все усиливающееся напряжение.
   Спустя пять долгих минут, эта пытка прекратилась и я ощутил как сперва из головы пропало чужое присутствие, затем от висков убрались руки старика, а затем с уже моих рук и ног были сняты блокираторы. Еще минуты две или три, мне понадобилось для того, что бы вернуть себе способность нормально мыслить и сфокусировать взгляд на телепате.
   - ну и каков ваш вердикт?
   - лояльность империи подтверждена, в сговоре с неблагоприятными личностями не замечен. - Без энтузиазма ответил старик. - Иди, тебя уже ждут на улице.
   Дважды себя просить я не заставил, и поднявшись на ноги, начал ковылять к выходу. Нелюбовь к разного рода менталистам, стала еще сильнее, и думаю, это одна из немногих черт, объединяющих всех обитателей палаточного лагеря.
   На улице меня действительно ждали, и кроме уже знакомых гвардейцев, там стояли пятеро человек в серых комбинезонах, которые не слишком сильно были похожи на военных. Четверо мужчин и женщина, все брюнеты, роста невысокого, телосложения среднего. При моем появлении они значительно оживились и начали что-то оживленно объяснять гвардейцу в красном плаще.
   "и почему глядя на его измученное лицо, я чувствую злорадство".
   - тихо! - "Рявкнул" командир охраны. - Отвечаю на ваши вопросы по порядку: да, это тот самый человек, который помнит свою прошлую жизнь; да, он отправлен на эти раскопки, специально что бы проверить вашу теорию о прохождении системы идентификации; да, мы можем прямо сейчас отправиться к объекту, но сперва нужно дождаться, пока соберется вся экспедиционная группа.
   - гхм... я конечно извиняюсь, но может быть мне кто-то объяснит, что от меня вообще требуется, и что здесь происходит? - Какое-то нехорошее предчувствие начало зарождаться у меня в душе, и мне сильно захотелось оказаться как можно дальше отсюда.
   Стоило прозвучать моему голосу, как пятеро людей в серых комбинезонах замолчали, почти синхронно развернулись, и уставились на меня широко распахнутыми глазами, словно пытались сказать, "оно разговаривает!". Ощущение неприятностей только нарастало, а во взгляде единственной здесь присутствующей девушки, появилось отчетливое желание провести тщательное исследование, возможно даже с вскрытием.
   Неловкую тишину нарушил гвардеец, решивший все же ответить на мой вопрос:
   - когда господам ученым стало известно, что в "темной страже" есть человек, помнящий свою предыдущую жизнь, когда он был солдатом древней империи человечества, у них появилась мысль, что с твоей помощью мы сможем пройти систему идентификации одного... бункера, или чего-то на него очень похожего.
   Тут же двое мужчин в сером, начали шипеть на воина в красном плаще, размахивая руками и говоря о том, что это секретная информация. Доводы, что я являюсь "темным стражником", а кроме того все равно буду участвовать в эксперименте, так что имею право знать, что меня ожидает, были ими успешно проигнорированы.
   Вот в такой "теплой" обстановке, мы и продолжили ждать оставшихся членов экспедиции, ну а я гадал, что будет дальше и не поздно ли еще попытаться дезертировать.
  
   ***
   Три десятка гвардейцев в разноцветных плащах, среди которых были зеленые, желтые, синие, красные и даже белые, пятеро ученых в серых комбинезонах, и дюжина "темных стражников", вот такой был состав группы, спускающейся в котлован по веревочным лестницам. Само собой, среди этих людей был и я, и как не странно, за тем что бы во время спуска со мной не случилось никаких неприятностей, следили особенно тщательно.
   Не буду подробно описывать весь процесс того как мы собирались и выдвигались к находке археологов, перейду сразу к главному. В рукотворной яме, располагалось сооружение, похожее на многоступенчатую пирамиду, целиком отлитую из сплава, подозрительно напоминающего ракетный титан. Учитывая то, что раскопки все еще продолжались, те пятнадцать метров металлического сооружения, которые показывались на поверхность, являлись лишь "вершиной айсберга".
   Как бы я не напрягал память, пытаясь вспомнить хоть одно упоминание о чем-то подобном из прошлой жизни, но это было бесполезно. В конце концов, обычному солдату было неоткуда узнать о секретном объекте неизвестного предназначения... да и не факт, что к моменту моей смерти, этот объект существовал.
   Забравшись по пирамиде на самый верх, мы оказались на широкой площадке, две трети которой занимала толстая труба из все того же материала, имеющая высоту еще в три метра. По многочисленным царапинам и неглубоким бороздам, можно было определить, что эту трубу неоднократно пытались спилить, а может и проломить.
   - нам наверх. - Произнесла единственная в нашей компании женщина, указывая на приставленную к трубе, на этот раз деревянную лестницу.
   - можно задать вопрос? - Впервые с момента спуска в котлован, осмелился заговорить я.
   - да? - На меня обернулись все присутствующие, но откликнулся только ученый, уже взобравшийся на первую ступеньку.
   - если я правильно понимаю, то это подземный бункер. - Что бы не возникло недопонимания, топаю ногой по площадке из бронированного сплава. - Зачем вы его откапываете?
   - а как еще нам его изучить, если внутрь не попасть? - Как нечто само собой разумеющееся, заявил все тот же ученый, и продолжил забираться наверх.
   - но ведь он может уходить в землю на километры. - Вырвалось у меня.
   - может быть. - Согласился второй ученый, последовавший на лестницу за своим коллегой. - Но есть вероятность, что ниже, он не покрыт столь прочной броней, и мы сможем наконец пробиться внутрь.
   "а еще, бункер может быть заминирован и запрограммирован на самоуничтожение в случае разгерметизации. Или это вообще окажется склад химического оружия".
   Однако озвучивать свои мысли я не стал, надеясь на то что после процедуры идентификации, меня решат отпустить на фронт. Лучше уж сражаться с "дьяволами", чем общаться с учеными, в психическом здоровье которых я сомневаюсь ничуть не меньше, чем в своем собственном.
   Вершина трубы представляла из себя еще одну площадку, только несколько меньших размеров чем предыдущая. Вставшие по краям ученые, в нескольких коротких фразах объяснили, что нужно делать, а когда к нам присоединились еще несколько сопровождающих, пришлось приступить к выполнению приказа.
   Скинув плащ и отдав меч гвардейцу, тем самым оставаясь в черном комбинезоне и без оружия, (не считая лезвий спрятанных в рукавах, а так же длинного штыка в правой штанине), выхожу на середину площадки, и опускаюсь на корточки. Под выкрики, "левее!", "правее!", "да ниже же!", шарю руками по ровной гладкой поверхности. В какой-то момент, мне все же удается нащупать неровность, и приложив некоторые усилия, вдавить ее.
   Раздался глухой щелчок, и часть площадки передо мной, приподнялась вверх, четко очерчивая прямоугольный контур крышки. Подцепив край, откидываю металлическую пластину, которая удерживается на паре внушительного вида петель, а так же двух тросах, уходящих куда-то в дно открывшегося ящика.
   - "Искусственный интеллект военно-научного комплекса "медвежья берлога", приветствует вас". - Звонкий девичий голосок, внезапно зазвучавший из открытого мной углубления, заставил вздрогнуть и рефлекторно отшатнуться.
   - это нормально? - Встав на ноги, перевожу взгляд на ученую, доставшую из поясной сумки записную книжку и карандаш.
   - мы тоже сперва удивились, но потом привыкли. - Женщина пожала плечами. - Правда на контакт этот голос не идет. Продолжайте Алексей, не теряйте времени.
   Собравшись с мыслями, снова присаживаюсь на корточки, и протягиваю руки к толстому обручу, состоящему из пластика и неизвестного мне металла, который был соединен длинным кабелем, с дном этого углубления.
   - "Пожалуйста, для прохождения идентификации, наденьте данное устройство на голову. Предупреждение: в случае повторной порчи оборудования, искусственный интеллект, будет вынужден активировать защитные системы комплекса". - Снова заговорил радостный звонкий голос.
   Рывком надеваю обруч на голову, и на всякий случай сажусь на поверхность площадки в позу "лотоса". Сперва ничего не происходило, но затем устройство начало тихо гудеть, а виски стиснуло легкое давление, словно при воздействии телепата. Еще через несколько секунд, перед глазами начали появляться строчки текста, а так же картинки из жизни.
   "Внимание!
   Инициирован процесс сканирования памяти. Для вашей же безопасности, искусственный интеллект "медвежьей берлоги", настойчиво рекомендует не сопротивляться и не пытаться прервать процесс. В противном случае, возможно нанесение ущерба головному мозгу сканируемого".
   А после этого, у меня было такое ощущение, будто я смотрю свою жизнь как фильм, только не с начала к концу, а с конца к началу. Сознание то и дело выхватывало из калейдоскопа картинок, отдельные кадры тех или иных событий. Не успел я и опомниться, как взрослая жизнь и период обучения в "школе меча", были окончены, и начался просмотр жизни в поместье князя Мороза.
   Мне казалось, что процесс должен прекратиться, на моменте моего рождения, но вопреки ожиданиям, сразу же после этого пошли кадры моей смерти из предыдущей жизни, затем война, а через какое-то время все замерло на кадре получения паспорта гражданина империи.
   - "Идентификация успешно завершена. Гражданину Сергею Смирнову, присвоен гостевой статус... получено разрешение на посещение первого уровня комплекса. Желаете воспользоваться своим гостевым доступом?".
   Проморгавшись, встречаюсь взглядом с ученой, которая от охватившего ее энтузиазма, едва ли не подпрыгивала на месте. Лихорадочное кивание головой, невозможно было интерпретировать как-то иначе, кроме как прямой приказ соглашаться.
   - желаю. - Произношу максимально спокойным тоном, все еще ожидая какого-то подвоха.
   - "Пожалуйста, уберите анализатор в предназначенное для него хранилище, и примите устойчивое положение на подъемной платформе".
   Пару секунд потратив на осознание просьбы, снимаю с головы обруч и кладу его в углубление. Как только я убрал руки, крышка с хлопком захлопнулась и защелкнулась, а затем площадка вздрогнула, на расстоянии в пол метра от края, появилась круглая трещина, а затем отделившаяся часть, начала опускаться вниз. Ученые, как и гвардейцы и успевшие забраться на трубу "темные стражники", спрыгнули на уходящую вниз платформу, и окружили меня плотным кольцом.
   "а ведь в сканировании памяти что-то есть... все же ключ можно украсть, пароль выпытать, ДНК подделать, а воспоминания...".
   Неожиданно, со всех сторон начали бить струи холодного пара. Видимость тут же стала нулевой, да и звуки значительно ослабли. Все прекратилось так же внезапно, как и началось, в тот самый момент когда опускающаяся платформа, в очередной раз вздрогнув, замерла в темном пространстве.
   - и что все это значит? - Вопрос был задан кем-то из гвардейцев, кем именно в такой темноте сказать было невозможно.
   - "Гражданин Сергей Смирнов: искусственный интеллект "медвежьего логова", приветствует вас на первом уровне военно-научного комплекса. Здесь вы сможете получить пищу и кров, а так же медицинскую помощь, если в этом есть необходимость. Пожалуйста, не сходите с платформы до полного завершения расконсервации уровня и включения искусственного освещения. Благодарю за внимание".
   - и долго нам ждать? - Спросил в темноту недовольный мужской голос.
   - мы несколько лет пытались сюда попасть, так что еще пару минут, вполне можем потерпеть. - Отозвался кто-то из ученых.
   Вскинув голову, смотрю вверх, и вижу круглое отверстие на высоте метров восьми-десяти. Из-за окружающей темноты, небо кажется особенно ярким, и каким-то далеким.
   - "Расконсервация первого уровня завершена". - Произнес радостный девичий голос, а затем со всех сторон вспыхнул свет.
   Нашим взглядам предстал сравнительно небольшой зал, размеры которого едва ли дотягивали даже до половины баскетбольной площадки. На стенах висели кристаллические мониторы, на потолке, словно лучи от солнца, во все стороны от шахты подъемной платформы, отходили длинные белые лампы. Пол здесь был выложен черными и белыми квадратными плитками, уложенными в шахматном порядке, а еще, вокруг царила стерильная чистота.
   В одном из четырех углов, стояло нечто, одновременно похожее на стоматологическое кресло, на приспособление для пыток и на операционный стол с механическими манипуляторами над ним. В трех других углах, находились плотно закрытые металлические контейнеры.
   Прежде чем хоть кто-то успел что-то произнести, мониторы вспыхнули голубым светом, а затем на фоне развивающегося флага империи, появился вставший на задние лапы медведь, огласивший пространство триумфальным рыком. Звуковая атака оказалась настолько мощной, что все без исключения члены отряда, похватались за уши, а у меня в голове появился звон.
   - "Гражданин Сергей Смирнов: пожалуйста, займите кресло оператора, для прохождения медицинского обследования, синхронизации работы комплекса, и принятия решения о расконсервации нижних уровней. Искусственному интеллекту "медвежьего логова", не удалось установить связь с бункерами и старшим командным составом империи. В виду военного положения, принято решение об автономной работе, до момента получения иных распоряжений от руководства проекта".
   Из всей речи, произнесенной по прежнему жизнерадостным девичьим голосом, мне удалось понять только то, что компьютер управляющий базой, не смог связаться с другими компьютерами, а так как правительство империи погибло несколько сотен лет назад, приказов от них так же не поступало. Меня же, скорее всего желают использовать как источник полезной информации, что вполне реально, при условии существования технологии сканирования памяти. Тут же вспомнились фантастические фильмы о свихнувшихся ИИ, и хоть пока что компьютер базы вел себя дружелюбно, неизвестно, что будет дальше.
   - чего вы ждете, Алексей? Скорее садитесь в это... кресло, и разблокируйте нам доступ к остальному комплексу. - Подталкивая меня в спину, забормотал один из мужчин в серых комбинезонах.
   Остальные ученые его поддержали, а гвардейцы на вопросительный взгляд, сделали вид что происходящее их совершенно не касается, и вообще их сильно интересуют мониторы, на которых все еще не сменилось изображение флага империи и стоящего на задних лапах медведя.
   - выполняй приказ. - Разрушил мои сомнения "темный стражник", о присутствии которого я успел забыть.
   Осторожно приближаясь к креслу оператора, вспоминаю все случаи посещения стоматолога в своей прошлой жизни, и радуюсь тому, что в этой жизни, зубы еще ни разу не болели. Даже представлять не хочу процесс лечения, или вырывания зубов, без обезболивающего и стерильного оборудования.
   Что бы к телу возможно было подключить все необходимые устройства, перед тем как улечься в кресло, пришлось оголить торс. Прикосновение шершавой ткани к коже, вызвало появление мурашек, а затем мне было уже не до анализа своих ощущений. Четыре механических манипулятора, похожие на многосуставчатые трехпалые руки, начали закреплять электроды, застегивать ремни, надели на запястья и лодыжки что-то вроде блокираторов дара. На голову опустился шлем, лицевая часть которого представляла из себя почти не прозрачное серое стекло.
   - "дыхательная система в норме; пульс в норме; давление в норме; мозговая активность выше среднего...".
   Слушая радостный голос искусственного интеллекта, я постепенно успокоился, и даже смог расслабиться не смотря на то, что мое тело было обездвижено, а в голове появилось ощущение легкого ветерка. А затем начало происходить то, чего я опасался, но в глубине души продолжал ожидать.
   Новая вспышка света и звуковая атака, дезориентировали меня не смотря на то, что шлем заглушал внешние звуки и был почти не прозрачным, всем остальным членам отряда, должно было быть гораздо хуже. А затем появилось ощущение быстрого, но короткого падения вниз, после чего над моей головой сомкнулись бронированные створки.
   - "внимание! Зафиксирован факт узурпации власти в империи, представителями неизвестной незаконной организации, которая опустила технологическое развитие общества до уровня средневековья. в виду военного положения, комплекс "медвежья берлога" переходит в осадный режим. Гражданину империи Сергею Смирнову, после прохождения курса реабилитации, будет присвоено звание полковника сил обороны империи".
   - какого х*я? Какой еще "полковник"?
   Попытки вырваться, ожидаемо ничего не принесли, "псионика" так же жестко блокировалась, а затем мне в шею что-то впилось, и эмоции стали стремительно "затухать".
   - "посторонние объекты, успешно обезврежены и отправлены в исследовательскую лабораторию. Расконсервирован склад с "биомассой", инициирован процесс клонирования. Предположительное время выращивания первой боеспособной партии клонов: два года и три месяца".
   - м-да... Скайнет, ты ли это? - Вместо злости, страха, волнения и отчаяния, меня захлестнула апатия и непонятное веселье. - Нет, ты не Скайнет... хм, даже на ум не приходит искусственный интеллект, увлекающийся клонированием.
   - "У гражданина Сергея Смирнова, зафиксировано состояние нервного срыва. Вводятся успокоительные препараты".
   - стой-стой, а срок годности у этих лекарств не истек... хи-хи-хи... срок годности... - Мысли в голове спутались, и из горла стал вырываться совершенно дурацкий смех.
   - "Комплекс "медвежья берлога", был законсервирован при помощи экспериментального вещества называемого "гель2001". Проверка показала, что химические соединения, лекарственные вещества и запас "биомассы", сохранились в неизменном виде на девяносто три процента".
   После очередного укола смех прекратился, тело занемело, а мыслей в голове почти не осталось. Перед глазами мелькали какие-то картинки, в шлеме звучал девичий голос докладывающий об успешном уничтожении агрессоров. В какой-то момент, появилась связь с космическим телескопом, непонятным образом продолжающий функционировать, и с его помощью удалось получить картинку поверхности планеты. Наверное, если бы апатия полностью меня не захватила, то вид материков, от которых откололись острова, и в которых появились новые крупные озера почти правильной круглой формы, вызвал бы новую истерику.
   - "Обнаружена активность военных сил федерации; обнаружены поселения народов республики. Получен отклик от военных баз "вулкан" и "закат". Обнаружена активность автономного центра по добыче и переработке металлов".
   - и что дальше? - Вопрос удалось задать только после пары минут мучений, понадобившихся для того, что бы заставить голову работать по назначению.
   - "Инициирован процесс лечения и реабилитации гражданина Сергея Смирнова. Предположительное время завершения: два года и шесть месяцев. На время процедур, пациент будет погружен в виртуальную реальность, симулирующую военные действия, для прохождения обучения в боевых условиях".
   - а... спросить мое мнение?
   - "до окончания периода реабилитации, Сергей Смирнов признается гражданином с ограниченной дееспособностью".
   Последняя фраза, даже через апатию вызванную лекарствами, сумела пробудить во мне слабое возмущение... а затем сознание окончательно помутилось и реальный мир перестал существовать.
  
   ЭПИЛОГ.
   - Шайнинг, Каденс... рад вас видеть! - Раскинув руки, широким шагом приближаюсь к белому единорогу и его супруге, а затем стискиваю их в дружеских объятьях, впрочем не слишком усердствуя, что бы не помять одежду. - Мне уже начало казаться, что вы не придете.
   - разве мы могли пропустить такое событие, как новоселье "лорда хаоса"? - Мило улыбнувшись и поспешно отстранившись, что бы уцепиться за руку мужа, ответила розовошерстая обладательница крыльев и рога.
   - красивое платье. - Оскалившись в ответной улыбке, делаю шаг назад, и пользуясь случаем, осматриваю ауру младшей полубогини.
   "ммм, уже много лучше, но все равно грубо и не эффективно".
   "бос, сейчас она хотя бы не заболевает от каждого сквозняка".
   - Шайнинг, неужели ты решил вернуться в гвардию? - Вскинув брови осматриваю парадный бело золотой мундир, на котором не обнаруживаю офицерских нашивок.
   - это идея Каденс. - Мужчина улыбнулся уголками губ и положил ладонь свободной руки, на запястье жены. - Она сказала, что форма мне идет.
   - военная форма, всегда украшает мужчину. - Самодовольно заявила обладательница розовой шерстки.
   - да? - Поправляю отворот строгого черного пиджака. - Может быть мне тоже попробовать что-то такое...
   - боюсь что жители Эквистрии не оценят, если увидят "лорда хаоса" в военной форме. - Белый единорог усмехнулся и прищурил левый глаз. - Еще решат, что началась война, или же ты решил захватить власть в стране.
   - в прошлый раз-то не решили. - Ворчу деланно обижено. - Ладно, мои разноцветные друзья, развлекайтесь. Как говорит мой дворецкий: "за все уплачено".
   - не подскажешь, где моя сестра? - Прежде чем уйти вглубь приемного зала, спросил Шайнинг.
   На мгновение сосредотачиваюсь, охватывая внутренним взором сперва приемный зал, а затем и весь особняк. Как и ожидалось, шесть хорошо знакомых мне источников магии, разместились вместе, подальше от шумной толпы.
   - второй этаж, восточная гостиная... это по лестнице наверх и налево по коридору до самого конца.
   Семейная пара поблагодарила за помощь, и растворилась среди гостей, прогуливающихся по мозаичному полу изображающему многочисленные бутоны золотых и красных цветов. Потолок поддерживали витые колонны, размещенные у стен в два ряда, а под потолком висела хрустальная люстра в виде многолучевой звезды, медленно вращающейся, и отбрасывающей белые, синие и желтые блики. Приемный зал, захватывал сразу и первый и второй этажи, и прямо сейчас некоторые гости, прогуливались по круговому балкону второго этажа, любуясь своими отражениями в многочисленных зеркалах.
   "как вспомню, сколько времени и средств было на все это потрачено... но зато удалось наладить дружеские отношения с Рарити".
   Мой новый особняк, состоял из трех этажей, имел четыре декоративные башенки с площадками для наблюдения за звездами, несколько широких балконов, с одного из которых открывался прекрасный вид на парковый лес, наконец-то приведенный в пристойный вид усилиями Флаттершай. Во дворе имелся бассейн, окруженный беговой дорожкой, клумбами с цветами, мраморными заборчиками и скамейками. Не обошлось и без статуй, рядом с которыми пришлось строить фонтаны... в общем рядом с заповедным парком, образовался еще один парк, только для отдыха.
   Само это мероприятие с новосельем, нужно было исключительно для того, что бы улучшить свою репутацию среди аристократии и наиболее влиятельных членов общества. Пусть меня уже и не сравнивают с монстром из сказок, но и особого доверия не проявляют.
   - Луна, Селестия. - Отвешиваю галантный поклон двум официальным правительницам Эквистрии, (им приятно, мне не сложно, а свидетели лишний раз убедятся, что между нами нет вражды).
   - Дискорд, рада тебя видеть. - Селестия, облаченная в белоснежное платье, цветом сливающееся с ее шерсткой, ограничилась дружелюбной улыбкой и царственным кивком.
   "провоцирует что ли? И что опять ей не нравится".
   - привет Дискорд. - Богиня ночи улыбнулась более открыто, и с ехидством в глазах, протянула изящную руку для поцелуя.
   Луна была одета в струящееся платье из синего шелка, чуть более светлого чем грива, и украшенного серебряным узором.
   - и зачем ты только отстроил такую громаду, неужели пытаешься самоутвердиться? - Младшая принцесса непроизвольно дернула левым ухом и поджала крылья, когда я стремительно приблизился и нагло обхватив за плечи, прижал к себе. - Ты что творишь?
   - готов искупить вину... когда гости разойдутся. - "Жарким" тоном шепчу ей. - Тут по соседству есть комната, с мягким полом и всем необходимым инвентарем.
   - давно не был битым? - Луна легко вывернулась, и хищно сверкнула глазами, зрачки которых вытянулись в вертикальные щелки. - Если так, то я всегда рада помочь.
   - ах... я весь в предвкушении. - Скалюсь в довольной усмешке.
   - не пожалей потом. - Фыркнула богиня ночи, успевшая успокоиться.
   - каждую нашу встречу, я храню в памяти как ценнейшее сокровище. - Произношу с долей гордости.
   - клоун. - Младшая принцесса мотнула головой, заставляя взметнуться пряди гривы, а затем направилась к гостям, на последок произнеся. - Буду ждать обещанного спарринга, а пока... Селестия хотела с тобой поговорить.
   Свидетели этого маленького концерта, поспешили сделать вид, что ничего не видели и вообще совершенно случайно здесь оказались.
   "ставлю золотой, что уже завтра слухи о вашем романе, снова начнут захватывать столицу".
   "бос, не пора ли переходить к более активным действиям?".
   "второй, третий, сейчас главное не "спугнуть"...".
   - тебе не кажется, что это было слишком нагло? - Вроде бы вежливо, но при этом еще и строго, спросила богиня дня.
   "эх-хе-хе, кажется меня сейчас будут бить, возможно даже ногами... очень стройными и милыми, но от этого не менее сильными ногами".
   Селестия, которая хотела сказать еще что-то, внезапно поперхнулась воздухом, а ее мордочка слегка порозовела.
   - будешь знать, как читать мысли у посторонних. - Наклонившись вперед, шепчу ей на ухо, что бы не услышал никто посторонний.
   На самом деле, мне никаких усилий не стоило бы, как обычно оградить свой разум от вторжения... просто захотелось подшутить над принцессой, которая привыкла использовать поверхностное сканирование мыслей своих подданных в повседневной жизни. признаю, и сам нередко использую подобные методы, и это позволяет избежать немалых проблем, но ведь и меру знать надо.
   "о чувстве меры говорит тот, кто недавно стал причиной начала новой глобальной войны в одном из параллельных миров? Бос, даже на мой взгляд, это лицемерно".
   Галантно предлагаю свою руку Селестии, и богиня дня не замедлила на нее опереться. Со стороны наверное мы выглядим забавно: белоснежный ангел с золотой гривой, и рогатый монстр в черном костюме.
   "красавица и чудовище блин... и что за дурацкие ассоциации?".
   Молча шествуем через зал к лестнице на балкон второго этажа. Гости перед нами расступались как вода перед носом корабля, и снова смыкали свои ряды позади, начиная обсуждать новую сплетню, только что зародившуюся в их головах.
   - не удивлюсь если в газетах завтра напишут, что у нас роман. - Произношу обращаясь к Селестии, и начинаю подниматься по деревянным ступенькам, (Рарити хотела стеклянные, но мне удалось доказать, что лучшего способа избавляться от ненужных слуг и гостей, найти будет сложно).
   - я не против. - Ошарашила меня богиня дня.
   "чуть было мимо ступеньки ногу не поставил...".
   Перевожу взгляд на свою спутницу, невозмутимо поднимающуюся рядом, и вижу веселье в ее обычно холодных глазах. по виду принцессы можно было сказать, что она сейчас думает примерно следующее: "месть удалась".
   Поднявшись на балкон, мы дошли до ближайшей двери, и вышли в коридор. Стоило створке закрыться, как звуки разговоров и ненавязчивая музыка стихли, позволяя погрузиться в тишину. Сам выбираю направление, и неспешно виду свою спутницу к большим стеклянным дверям в дальнем конце галереи, выходящим на широкий внешний балкон, с которого открывался превосходный вид на парковый лес.
   Освещение здесь обеспечивалось пока что только тусклыми лампами, висящими прямо над картинами, занимающими все свободное пространство стен. Виды природы, животные, батальные сцены из далекого прошлого... здесь было почти все, за исключением изображений современной техники.
   - неужели ты скупил весь музей? - По тону было ясно, что тема Селестию не интересует, но для важного разговора еще рано, так что она проявляет вежливость.
   - только то, что мне действительно понравилось. - Отвечаю в тон собеседнице. - Сама понимаешь, в наше время сложно найти что-то действительно достойное.
   Внезапно богиня дня остановилась и отпустив мой локоть, повернулась к одной из картин.
   - "дом которого нет". - Прочитала принцесса, и если бы не мой обостренный слух, то услышать дрожь в голосе так и не получилось бы. - Зачем?
   Подхожу поближе, и осторожно касаюсь ее плеча, после чего задумчиво произношу:
   - из тебя мог бы получиться превосходный художник, и покровительница искусства... не реши ты вплотную заняться политикой.
   Селестия дернула плечом сбрасывая мою руку, и развернувшись ко мне, с вызовом посмотрела в мои глаза.
   - предлагаешь все бросить и оставить власть тебе?
   - что ты. - В деланном испуге выставляю перед собой раскрытые ладони. - Я слишком долго был лишен маленьких прелестей жизни, что бы самостоятельно загонять себя в ограничивающие рамки. Кроме того, если выбирать возможность развиваться как маг или как управленец, я выбираю первое.
   - не хочешь ли ты сказать, что я не развиваюсь в магическом плане? - Глаза богини дня начали светиться синим и белым, а крылья за спиной угрожающе раскрылись, словно Селестия готовилась к бою.
   "что-то она сегодня слишком раздражительна".
   "думаешь настали "такие" дни?".
   "ха-ха, у богини... ну ладно, полубогини, да настали "такие" дни. Мир обречен сгореть в огне...".
   "Второй, Третий, заткнитесь и не мешайте. Если я из-за вас провалю эту сцену, сотру обоих и буду обходиться простыми параллельными потоками сознания".
   Хмыкнув, поворачиваюсь к собеседнице спиной, и продолжаю идти к балкону, не забыв при этом жестом предложить следовать за мной. Через несколько секунд, богиня дня справилась с собой, и по коридору стал разноситься отчетливый цокот ее накопытников.
   Распахнув стеклянные створки, выхожу под звездное небо и останавливаюсь только у самого бортика. Принцесса, изображая недовольство, остановилась в метре правее, и так же как и я, стала смотреть на тихий лес.
   - Флаттершай молодец, кажется скромной и пугливой, но когда нужно проявляет настойчивость и упрямство. - Изгибаю губы в легкой улыбке, вспоминая обеих своих пегасок. - Я бы на ее месте, сжег весь лес, а затем на пепле вырастил новый... что такое несколько десятков лет, когда впереди ожидают целые тысячи?
   - что ты хочешь этим сказать? - Селестия повернулась ко мне, и одарила одним из тех взглядов, под которым смертные начинают каяться во всех своих грехах. - Что ты задумал, Дискорд? Если ты не хочешь править Эквистрией, тогда зачем все эти действия?
   - слишком много вопросов. - Усмехаюсь и разворачиваюсь всем корпусом к богине дня. - Я говорил тебе о выборе, по какому пути хочу идти... сколько времени мы уже общаемся, даже сегодня, а ты даже не посмотрела на мою ауру. Может быть я вообще не Дискорд.
   Дважды просить принцессу не пришлось, и моему взгляду предстала редкая картина того, как у правительницы Эквистрии, удивленно распахиваются глаза, испуганно дергаются ушки, и как-то обреченно опадают крылья. С момента начала моего эксперимента с рассылкой жрецов по разным мирам, прошло не так много времени, но изменения в ауре уже заметны, особенно для тех, кто знает на что нужно смотреть.
   - как? - С дикой смесью надежды, обиды и страха, спросила Селестия, глядя на меня немигающим взглядом.
   - есть способы. - Усмехаюсь, полностью раскрывая свою энергетику, позволяя собеседнице насладиться медленно протекающим процессом перехода моей сущности на новый уровень... хотя предыдущий хозяин этого тела, когда-то на нем уже находился. - Ты слишком увлеклась политикой, и заигралась в интриги.
   Делаю два коротких шага вперед, и приподняв голову богини дня за подбородок, впиваюсь поцелуем в ее приоткрытые губы. Еще не прошел шок от моего предыдущего действия, так что на подобную наглость, принцесса просто не успела отреагировать.
   Отрываюсь от неожиданно сладких губ, и отстраняюсь, давая собеседнице прийти в себя. Взгляд Селестии, в какой-то момент ставший расфокусированным, вновь вернул себе осмысленность.
   - если хочешь, можешь продолжать жить так, будто ты одна из смертных магов, я не буду мешать, а может быть даже помогу. - Пожимаю плечами и оскаливаюсь в улыбке. - В любом случае, если кто-то решит напасть на Эквистрию, я приложу все усилия, что бы заставить его пожалеть об этом.
   - Флаттершай, Рейнбоу? - Богиня дня быстро успокоилась, и даже не собиралась выставлять претензий за мою вольность.
   - девочки еще не привыкли к своей новой сути, и им рано идти дальше. Возможно лет через сто-сто пятьдесят... - Опять пожимаю плечами. - Пожалуй нам стоит вернуться к гостям, а-то некоторые сплетники, могут вообразить себе что ни будь совсем уж непристойное.
   - Дискорд, но как у тебя это получилось? Мои...
   - ...шпионы ничего не докладывали. - Иронично выгибаю брови. - Не забывай, я все же "лорд хаоса", и мыслю немного не так, как все остальные.
   - не расскажешь. - Печально вздохнула моя собеседница.
   "ммм, сейчас она так мило выглядит...".
   "нужно чаще шокировать Селестию".
   - может быть и расскажу. - Подмигиваю принцессе, и неторопливо направляюсь обратно в приемный зал. - Если ты сможешь меня убедить.
  
  
  
   "посвящается читателям, писателям и комментаторам".
  
   "для тех кто дочитал:
   - прощай, жестокий мир! - Марио взмахнул ножом, и вонзил его себе в живот.
   Люди, которые находились на то же улице, собрались вокруг тела, и с удивлением наблюдали как оно растворяется в воздухе, а затем снова появляется, но уже совершенно целое и здоровое.
   Марио посмотрел на часы, на которых отображалась цифра "49", вздохнул и снова схватился за нож.
   - прощай, жестокий мир!
   Собирающаяся вокруг толпа, наблюдала за тем, как раз за разом невысокий мужчина в форме водопроводчика, зарезает себя ножом, только для того, что бы исчезнуть и появиться на прежнем месте совершенно здоровым.
   - так... осталось двадцать четыре... я успею... я справлюсь!
   Внезапно в кармане рабочего комбинезона зазвучал звонок мобильного телефона. Марио отложил нож, поднес к уху трубку и нажал на кнопку ответа.
   - да дорогая? Значит мама сегодня не приезжает? Да, буду к ужину. - Убрав телефон в карман, Марио подобрал нож и обратился к толпе. - Шоу окончено, теща осталась на даче".

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"