Дария: другие произведения.

Силуэт

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.89*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ты - одинокий воин. Раз за разом принимаешь удары судьбы, поднимаешься с колен и идешь дальше зная, что за твоей спиной нет никого, а пол под ногами в любой момент может провалиться. Ты - королева, спустившаяся с трона. Останавливаешься, смотришь вокруг себя, и понимаешь, что все это время ты не замечаешь по - настоящему важных вещей и тех людей, чьи судьбы намертво спаяны с твоей. Ты - героиня драмы. Пытаешься выпутаться из сетей лести и обмана, не желая признавать, что с каждым движением всё сильней натягиваешь невидимые нити, что оплели тебя словно паутина. Ты - бриллиант, у которого нет хороших или плохих сторон. Есть только грани, которые можно увидеть только под разными углами. У тебя множество оттенков, ты постоянно изменяешься, учишься и двигаешься вперед, не смотря на все трудности. Ты - силуэт, внутри которого скрыта целая Вселенная. Главное, не забывать об этом, иначе твоя жизнь будет принадлежать кому угодно, но только не тебе.
      
    ЗАКОНЧЕН. 30.01.2015.-.02.04.2017.

  
  Человек - фейверк. Человек - торнадо.
  
  Пожалуй, только так я могу сказать о своем давнем знакомом и просто человеке, который способен заводить окружающих одной только энергетикой - Илье Преображенском. Он порой невероятно самовлюблен, эгоистичен, заносчив и полностью оправдывает тот знак зодиака, под которым он родился, иными словами, он - баран. Даже не смотря на то, что его собственный брат - близнец спокоен, уравновешен и обладает поистине святым терпением, чтобы сносить все выходки своего братца, этот тип просто не может усидеть на месте. Ему постоянно надо что - то делать, где - то быть, иначе он начинает насиловать мозг всем, до кого может дотянуться.
  
   Человек - лабиринт. Человек - бриллиант.
  
  Для меня он - полная противоположность Ильи. Не смотря на то, что в этом парне нет энергии мальчика - фейверка, с ним невероятно интересно общаться. Ты никогда не знаешь, куда заведет тебя следующий поворот ваших отношений. Он непредсказуем и каждый раз я открываю его с совершенно новой стороны, подобно драгоценному камню, все грани которого можно увидеть лишь под разными углами. Одни словом он способен развеселить или наоборот, отдать тебя на растерзание отчаянью. Он может дать совет или утешить, ему можно доверить любые тайны и точно знать, что он - не предаст.
  Однако, у этого парня есть существенный недостаток, разумеется, существенен он только для меня - мы никогда не встречались. И дело не в том, что человек - лабиринт - плод моего воображения или гражданин другой страны. Всё дело в том, что наше общение сводилось к переписке в режиме онлайн, на довольно странном сайте. А странным сайт "Силуэт" был уже потому, что давал гарантии в нахождении родственной души.
  
   Хоть я никогда не была поклонником сайт знакомств или знакомств в интернете как таковых, прогресс не стоял на месте, и подобное явление стремительно набирало обороты, помогая людям, которые не могут познакомиться в реальности, сделать это во всемирной паутине. И, каким - то свершено невероятным образом, я так же стала частью этой сложной системы.
  
  
  
   ***
  
   " - Эй, девочка! Как тебя зовут, а? А почему ты такая лохматая? А почему такая белая? Ты болеешь? Боишься солнца? Ты вампир?
   - Не лезь к ней, брат - нахмурившись, пихнул мальчика в бок другой мальчик, неодобрительно смотря голубыми глазами на свое живое отражение, которое начало пихаться в ответ - извини его, он не всегда думает, что говорит - обратился он ко мне - меня зовут Саша, а тебя как?
   - А я...
   - А меня Илья - выскочил вперед наглый семилетний мальчишка, отпихивая близнеца в сторону - ну, а как зовут тебя?
   - Лилия - гордо произнесла я, задрав подбородок и свысока смотря на удивленных мальчишек - а вы кто такие? Что вы тут делаете? Что - то раньше я вас не видела!
   - А мы только сегодня переехали - улыбнулся Саша - кстати, красивое имя.
   - Спасибо - я против воли покраснела, смотря на красивого мальчика, предпочитая не замечать его противоположность с таким же лицом.
   Вот только противоположность это совсем не волновало.
   - Ах - ха- ха! Ты слышал, Сашка?! Лилия! Цветочек!
   - Да ты....Да ты....- я даже слова не могла подобрать, чтобы сказать, как он меня обидел - а ты - дурак, вот кто! И я не вампир, ясно тебе!
   Развернувшись, я, даже не посмотрев в сторону новых соседей бегом кинулась к дому..."
  
  
   ***
  
   Так произошла моя первая встреча с братьями Преображенскими - Александром и Ильёй. Не смотря на то, что наше знакомство прошло неважно, а я затаила на наглого мальчишку обиду за прозвище "Цветочек", которое намертво прицепилось ко мне в школе благодаря лёгкой руке Ильи, эти двое все равно, так или иначе, влияли на мою жизнь. Тем более, что учились мы не только в одной школе, но и в одном классе.
  
  
   ***
  
   " - Эй, Лилька! А знаешь, что мне отец сегодня сказал про отношения между мальчиком и девочкой? Хочешь узнать?
   - Нет!
   - И правильно! Потому что я тебе не скажу! - десятилетний голубоглазый мальчишка с растрёпанными черными волосами расхохотался, словно маньяк и, показав язык, исчез во дворе соседнего дома, оставив меня в немом удивлении смотреть ему вслед..."
  
  
   ***
  
   То, что своим упрямством и пренебрежением к персоне Ильи, я чем - то манила парня, мне стало понятно далеко не сразу. Правда, Преображенского, казалось, совершенно не волновало мое непонимание его действий, и он не упускал возможности потрепать мне нервы, приглашая прогуляться и признаваясь при всем честном народе в любви до гроба, предлагая выйти за него замуж. Отмахиваясь от осуждающих взглядов брата, Илья продолжал одну ему понятную забаву, причем, с каждым годом размах его выходок становился пугающе масштабнее.
  
  
   ***
  
   " - Эй, как дела, цветочек? Хочешь сегодня пойти погулять после уроков?
   - Нет.
   - Почему? Моя кандидатура тебя чем - то не устраивает?
   - Да.
   - М, ясненько. А ты можешь отвечать не только односложными предложениями? Разнообразия ради?
   - Нет.
   - Это что, все слова, которым тебя научили? Какое досадное упущение: такой красивый рот, а говорит только "да" и "нет".
   - Преображенский! Ты меня уже достал! Хватит ко мне цепляться! Иди, найди себе кого - нибудь другого для издевательств! Неужели ты не можешь быть таким как твой брат?!
   - Народ! На пол! Все! Немедленно! Это не учебная тревога! Немедленно ложитесь!
   Ученики школы номер 8, которые в этот момент находились поблизости, в ужасе стали оглядываться по сторонам. Каждый старался понять причину нескрываемой паники в голосе пятнадцатилетнего парня, который первый упал на пол, закрывая взлохмаченную голову руками. Ученики восьмого класса, которым так не повезло стоять рядом с нами, и ждать урока географии в соседнем классе, так же, как и несколько бедолаг, которые в это время оказались в коридоре, практически сразу последовали примеру провокатора, с громкими криками упав на пол. Да что здесь твориться?!
   - Что тут происходит?! - озвучила мои мысли завуч, выскочив из своего кабинет, который находился в конце коридора, где проходил этот спектакль - что случилось?! - увидев учеников, которые лежали на полу и, закрыв голову руками, кричали Ирине Аркадьевне - невысокой женщине с короткими светлыми волосами, быстрее ложиться на пол, женщина растерялась ещё больше.
   - Орлова! - заметив меня, всё ещё стоящую в ступоре посреди лежащих у моих ног учеников рванула ко мне завуч, словно я была спасательным кругом, а она пассажиром "Титаника" - что тут происходит?! На школу напали?! Господи! Нужно срочно вызывать полицию!
   - Я...не знаю.... - растерянно произнесла я, беспомощно смотря на происходящее вокруг, даже не представляя, что вообще можно сделать в такой ситуации - мы...Просто стояли, а потом Илья...
   - Илья?! - вцепилась в мои слова Ирина Аркадьевна и, заметив лежащего парня, схватила его за небрежно завязанный галстук, коршуном нависая над головой лукаво посматривающего в её сторону идиота - опять твои выходки, Преображенский? Да что ж такое - то, а?! Ты что, даже день нормально не можешь прожить? Что на этот раз послужило поводом твоих выходок?!
   - Но это действительно чрезвычайная ситуация - отозвался тот, садясь на пол, совершенно не смущаясь того, что его черные брюки выглядели так, словно ими полы в школе помыли, а после ещё и пыль протерли на всех классных подоконниках.
   - Да что ты?
   - Да, Цветочек, то есть, Лилия впервые осчастливила меня предложением, а не односложными ответами!
   Завуч растерянно замерла, открывая и закрывая рот словно рыба, смотря в светящееся от триумфа лицо этого невозможного человека, а ученики, которые поняли, что ничего плохого не происходит, рассмеялись, поднимаясь с пола, не забывая при этом показывать шутнику кулак, бросая в мою сторону косые завистливые взгляды..."
  
  
   ***
  
   Даже не смотря на очевидное, я бы даже сказала показательное, игнорирование своих действий, Илья не отчаивался. В критических ситуациях, он будто становился человеком - зонтом, от которого словно вода, отскакивали все мои слова и многочисленные отказы. Услышал, отряхнулся и снова за старое. Хотя иногда его реакция на мои слова меня откровенно пугала и заставляла сводить совместные встречи к минимуму.
  
  
   ***
  
   "- Эй! Цветочек! Хочешь оказаться в паре с таким красавцем как я? Давай, соглашайся! Вот увидишь, мы будем самой красивой парой выпуска! Best always, так сказать.
   - Извини, но я уже договорилась пойти с Сашей.
   - С Сашей? Каким Сашей?!
   - У нас что, Саш много? Он по - моему, один у нас во всех классах.
   - Это с братом, что ли?
   - Да.
   - Почему?! Когда этот хмырь успел тебя позвать?! Я же с него глаз не спускал!
   - Это я его позвала, и не называй своего близнеца хмырем, Илья.
   - Да хоть петухом буду называть, тебя это волновать не должно. Почему ты его позвала?! А как же я?! Мы же с ним одинаковые!
   - Так что я всё равно буду в паре с красавцем, и мы будем лучшими на выпуске - подхватила я, и, усмехнувшись, продолжила - вы же одинаковые, не правда ли?
   - Это нечестно!- закричал парень, сжимая руки в кулаки и смотря на меня растерянным взглядом - не честно, слышишь?
   - Извини, но я не заставляла тебя так говорить - пожала плечами я, и, оставив разозленного парня за спиной, постаралась как можно быстрее добраться до кабинета..."
  
  
   ***
  
   Так происходили наши "беседы". Против него лично я ничего не имела, более того, если отмахнуться от всей этой показушной мишуры с прилюдными признаниями и обещаниями верности до гроба, можно даже сказать, что я и Илья Преображенский - друзья детства. Хотя даже это определение не мешает мне скрежетать зубами в бессильной ярости от всех тех шуток, которые сыплются на меня подобно граду.
  Так, меня зовут Лилия, хотя благодаря стараниям Ильи, все в округе называют меня "Цветочком". И именно благодаря этому прозвищу, я никогда и ни под каким предлогом не встану под знамёна "любителей природы". Так как стоит мне только где - нибудь что - нибудь услышать про цветы или другие растения, то меня начинает трясти, а руки сами собой сжимают то, что я держу в данный момент, словно эта вещь - шея причины моих нервов.
   Не помогало даже то, что брат - близнец Ильи Саша, который из этой пары нравился мне гораздо больше, советовал просто не обращать внимания на его братца, которого все никак не отпустит детство, и просто быть выше его шуток. Наверное, ему видней. Всё-таки, кто ещё из всех моих знакомых, которые знают про Илью не понаслышке, мог похвастаться тем, что терпит его с самого рождения и делит с этим шутом одну крышу над головой, при этом до сих пор разгуливает на свободе, а не коротает время в компании санитаров?
   Про моих подруг вообще говорить нечего! Варвара Котова, девчонка - неформалка, с которой я была знакома ещё со школьной скамьи, в протест суровому воспитанию деда - фронтовика выкрасила свои каштановые волосы в фиолетовый цвет и всерьез занялась игрой на гитаре. Эта сумасшедшая не только всячески поддерживала начинания Ильи и его закадычного дружка Андрея Смелова, но и пыталась сделать так, чтобы её позвали с собой.
   Хотя девушку можно простить, ведь она ещё со времен первого курса беззаветно влюблена в брата Андрея. Правда я не совсем понимала, как она хочет привлечь внимание предмета своего воздыхания, ведь Артём Смелов - парень которому "повезло" стать объектом первой любви Котовой - практически не общался ни с одним, ни с другим, по крайне мере на людях, предпочитая проводить время либо с Сашей, либо с их общим другом - Женей. Наверное, Варя просто рассчитывала вызвать ревность.
  Конечно, я всячески поддерживала увлечение Вари, хотя и не понимала, что могло привлечь веселую, энергичную и беззаботную девушку, с не слишком высокой самооценкой в Артёме Смелове. Наверное, всё дело в том, что противоположности притягиваются. Смотря на этих двоих, поневоле начнёшь всеми руками и ногами поддерживать данную теорию, так как более разных людей найти было сложно. В противовес жизнерадостной Варваре, Артём был настоящим самовлюбленным айсбергом, которого частенько за глаза, да и в глаза тоже, называли бездушной сволочью и редким эгоистом, зато самооценка у парня была просто Эйфелева башня! Наверное, этим он Варе и понравился, ведь когда ты себя любишь, тогда и тебя все любят, разве нет?
   Полной противоположностью Варваре была Анна Боголюбова - тихая девочка, с которой мы познакомились в пятом классе. Из-за спокойного характера, девушка была совершенно незаметна среди общей кутерьмы класса, но я и Варя, почему - то сразу обратили внимание на новенькую ученицу - худенькую девочку с длинными белокурыми волосами и немного испуганными карими глазами. Аня то и дело осматривалась по сторонам, словно стараясь предугадать, откуда придет неприятность, наверное, именно поэтому мы с Варей и решили присмотреться к ней по - внимательнее.
  Друзья, семья, успешная учеба в школе, поступление в главный университет города - моя жизнь меня вполне устраивала, и я совершенно не хотела что - либо менять. К сожалению, в один далеко не самый прекрасный день моя жизнь перевернулась на сто восемьдесят градусов, полностью выбивая у меня из-под ног привычную землю и отправляя в свободный полет среди безумных событий и невероятных признаний.
  Хотя нет, началось всё задолго до дня "Х", просто я совершенно не хотела себе в этом признаваться.
  
  
   ***
  
   В день, когда я впервые узнала о том, что душа каждого человека не просто нечто неопределенное, а имеет собственный цвет и даже животное, солнце первый раз показалось за целую неделю беспросветных дождей.
   Смотря на холодное осеннее небо, по которому неспешно плыли горы белоснежных облаков, и то и дело летали отъевшиеся голуби, хотелось радостно улыбаться уже потому, что не нужно было идти под зонтом, который то и дело сносило порывами ветра. Так что я, стояла в трамвае битком набитом не только студентами, но и обычными рядовыми сотрудниками и пенсионерами, держалась за поручень, и с удовольствием смотрела в высокое окно, отражающее солнечные лучи. Настроение у меня было просто прекрасное, и я твердо убеждала себя, что испортить его мне никто не сможет.
   - " Следующая остановка - университет" - объявил холодный металлический женский голос, заставив меня вздрогнуть и вырваться из собственных мыслей.
   Протиснувшись поближе к дверям трамвая, я покачнулась и едва не упала. Повезло, что в последний момент меня кто - то ловко подхватил под руку и помог выровнять равновесие. Всё-таки не стоило соглашаться на уговоры матери и доставать эти демисезонные сапоги на таком высоком каблуке из коробки. На высоких каблуках я ходила всего несколько раз за всю жизнь.
   - Спасибо за помощь - я всё-таки додумалась поблагодарить своего спасителя, который продолжал крепко держать мою руку - Вы очень помогли...
   - Не стоит - отозвался знакомый голос у меня над головой - всё - таки птицы должны помогать друг другу.
   Ответь так, мог только один человек. Посмотрев наверх, я увидела знакомые карие глаза, которые весело смотрели на меня с вполне знакомого симпатичного лица.
   - Женя! - мои губы сами собой растянулись в широкой радостной улыбке.
   - О, узнала всё - таки? Я с тобой, между прочим, почти всю дорогу ехал - покачал головой лучший друг Саши Преображенского, его правая рука в профкоме и просто прекрасный парень - Евгений Соколов.
   - Простите, Евгений - лукаво опустила глаза я - просто я никак не ожидала увидеть тебя в этом трамвае. Ты же обычно на маршрутке добираешься, или я не права?
   - Есть такой грешок - кивнул головой парень и покрепче сжал мой локоть, чтобы со мной опять не случилось чего - нибудь при торможении трамвая - просто сегодня дорогу, по которой я обычно добираюсь, перекрыли из-за ремонта, вот и пришлось добираться сподручными средствами.
   - Вот как, ясно - я осторожно спустилась со ступенек вагона и с облегчением почувствовала под собой твердую землю - а почему раньше не подошёл? Было бы гораздо интереснее ехать, поболтали бы.
   - А сейчас мы что, не болтаем? - улыбнулся парень и быстро осмотрел меня глазами от рыжей макушки до носков обуви, после чего едва заметно покачал головой - а чего ты сегодня такая нарядная? Праздник, что ли?
   - Нет - отозвалась я, осторожно беря парня под руку - ты не против? - поинтересовалась я у Жени - а то я упасть могу, всё-таки дорога здесь ужасная...
   - Нет, всё нормально.
   - Так вот, - продолжила я, поправив на плече сумку - мама купила мне сапоги, как я и хотела. Вот только я не учла, что мама хочет видеть в единственном чаде не сорванца, а милую девушку. Не напомнишь мне, в чем должны ходить милые девушки? - обратилась я к сдержанно улыбающемуся парню, пока мы подходили к светофору, чтобы перейти на другую сторону и добраться до университета.
   - В туфельках? - невинно поинтересовался он, уже не скрывая улыбки и снова кидая на меня насмешливый взгляд.
   - Именно! - подтвердила я - вот тебе и результат. Знала бы, так сама купила - вздохнув, добавила я и покачала головой - но мне всё равно повезло. Мама купила мне эти сапоги ещё месяц назад, а я их до них только сейчас добралась, да и то потому, что она со слезами упрашивала хотя бы попробовать. Завтра я снова буду ходить на привычной для меня высоте.
   - А вдруг тебе понравиться? Что тогда будешь делать?
   - Нет - твердо отозвалась я, смотря, как красный человечек на светофоре стоит последние секунды - такого точно не случиться! А как дела в профкоме?
   - Нормально - пожал плечами Женя, помогая мне перейти дорогу - бумажной волокиты много, свободы - мало. Всё как всегда.
   Я рассмеялась и посоветовала парню не отчаиваться. Всё - таки с ним было очень легко общаться, не смотря на то, что Женя выглядел довольно солидно. Высокий парень с широким разворотом плеч и мощным телосложением, он всегда выделялся из толпы, словно айсберг среди льдин. К тому же, Женя держал себя в форме, занимаясь борьбой и заглядывая в тренажерные залы, что бы, как он сам частенько поговаривал: " Не стать медведем и не впасть в спячку". Так что многие девушки бросали на него заинтересованные взгляды, хотя этот веселый и общительный, но немного стеснительный парень эти признаки симпатии или просто игнорировал, или вообще не замечал.
  Хоть Соколов и учился на физтехе, в то время как я обосновалась на матфаке, мне было безумно приятно, что я знаю этого человека, на которого можно положиться в любой ситуации. Жаль, что в жизни Жени было не слишком приятных моментов: его родители погибли в аварии, столкнувшись с несущейся легковушкой и закончив маршрут в речке, возле которой проходила дорога. Соколову было тогда всего лишь пять лет. После этого его стали воспитывать дедушка и бабушка, хотя сам Женя никогда не жаловался на свою судьбу, говоря, что ему очень повезло с тем, что его воспитали родственники, а не приемная семья.
   - Ну, слава Богу! - облегченно простонала я, миновав вход на территорию университета - я уже думала, что никогда не дойду! Ненавижу каблуки!
   - Зато теперь ты достаёшь мне практически до плеча, а ведь раньше едва ли до локтя и то макушкой - попытался утешить меня Женя, хотя смешинки в его глазах выдавали парня с головой.
   - Это не я маленькая, это ты слишком высокий! - привычно отозвалась я, пихая парня плечом .
   - Оправдывайся!
   - А ты...
   Меня прервал визг тормозов. Мы с Соколовым привычно хмуро переглянулись и посмотрели в сторону стоянки для машин преподавателей, которая находилась напротив главных ворот университета.
   Ярко - красная спортивная иномарка, вольготно остановившись на парковке, радушно открывала дверцы, выпуская четверых парней, которые громко хохоча что - то обсуждали. Быстро посмотрев на тех, кто, не обращая внимания на заинтересованные или осуждающие взгляды окружающих, продолжали что - то обсуждать, я заметила, что в этой "компашке" почему - то не хватает Артёма. Интересно, куда они его дели? Может, всё-таки не выдержали вечного превосходства и просто закопали под кустиком по дороге? Да нет, вон, Саша тоже с ними, а он бы не позволил парням руки распускать.
   Заметив водителя машины, я скривилась и поспешно отвернулась. Сама не знаю почему, но Кирилл Осипов - крестник ректора нашего универа, сын богатого отца и обыкновенный мажор, вызывал во мне неприятную дрожь. Более того, по всей видимости, наши чувства с этим высоким, наглым парнем с русыми волосами, самые длинные пряди которых достигали конца шеи и вечно надменным взглядом серых глаз, были полностью взаимны. Хоть мы практически и не общались, но Кирилл меня почему - то люто ненавидел и не упускал возможности показать, что я - никто. Просто тряпка для его ног.
   - Идём? - посмотрел на меня Женя, явно как - то неправильно поняв мою реакцию на веселых парней - или ты хочешь через другой вход зайти?
   - Ещё чего! - я вздёрнула подбородок и твердо посмотрела на Соколова - не буду я такие глупости делать! Потом ещё и обходить сколько придется! Пойдем уже, а то опоздаем.
   Парень пожал плечами, мол, ему все равно через какой вход идти, и мы пошли к центральным дверям, дорога к которым проходила как раз мимо стоянки машин.
   - Не, ты прикинь! Девчонка с обалденной фигуркой и пятым размером - девственница! Я как услышал, что она ещё никогда...просто выпал! - громко делился своими впечатлениями о последним походе в клуб Кирилл, не обращая внимание на хохотавших парней, руками показывая на своём теле все прелести девушки и призывно покачивая бедрами - нет, вот как так? Может, она того....по бабам?
   Женя хмыкнул, без слов показывая свое мнение, с которым я была полностью согласна. Сжав локоть парня чуть сильнее, выражая свое согласие, я твердо решила, что даже не посмотрю в сторону этих шутов.
   - Цветочек!
   Скривившись, словно за один раз съела целый лимон, я только сильнее вжала локоть Жени и постаралась ускорить шаг, дабы быстрее добраться до дверей универа, стараясь не перейти на бег.
   - Куда летите? - Илья оказался передо мной словно черт из табакерки - опаздываете, мадам? Привет, Сокол - скользнув взглядом по моего сопровождающему, поприветствовал парня Преображенский.
   - И тебе не хворать - улыбнувшись, пожал протянутую ему руку Женя - да, пара начнется через десять минут.
   - Да это ещё вагон времени! - рассмеялся Илья - кстати, Цветочек, ты сегодня просто прекрасна! А почему моя королева держится за руку холопа? Нужно исправить эту несправедливость! Князь к Вашим услугам, госпожа!
   - Иди своей дорогой - смотря куда угодно, но только не на Преображенского попросила я - серьёзно, Илья, тебя там ребята ждут.
   - А может, скажешь это, смотря в мои глаза?
   - Нет.
   - А почему?
   - Да вот боюсь ослепнуть от твоего величия - отозвалась я сквозь зубы.
   Внезапно мой подбородок сжали сильные пальцы и против воли подняли моё лицо. Вздохнув, я всё-таки посмотрела на держащего меня парня. За то время, пока мы учились в универе, Илья довольно сильно изменился, по крайней мере, внешне. Благодаря занятиям плаванья, у парня была хорошая фигура, что он довольно часто подчеркивал рубашками или футболками, к тому же природа не обидела парня и в лице, которое хоть он и делил с братом, всё равно заставляло обращать на своего хозяина внимание.
  Особенно выделялись его глаза, цвет которых очень выгодно подчеркивали темные волосы, как всегда немного взъерошенные от того, что парень часто в расстроенных чувствах запускал в шевелюру руку. Казалось бы, парень - картинка, деньги есть, что ещё надо девушке? Вот только под мои стандарты Илья не вписывался совершенно, о чем приходилось постоянно напоминать и даже кричать, но все без толку. Вот что ему от меня надо? Может, он мазохист?
   - Ничего страшного - обаятельно улыбнулся парень, жадно осматривая моё лицо голубыми глазами, даже разрез которых был кошачьим - я соскучился.
   - Мы виделись вчера. Когда ты успел соскучиться? - поинтересовалась я, стараясь отцепить его пальцы от своего лица.
   - Так прошел целый вечер и ночь - пожал плечами Илья, крепче сжимая пальцы.
   - Ах, да, ты же у нас не только дневной, но ещё и ночной жизнью живешь! - вспомнила я, щелкнув пальцами - как я могла забыть?
   - В точку, Цветочек - усмехнулся парень, а я едва не взвыла.
   - Не называй меня так! Ненавижу это прозвище!
   - Как так?
   - Ты знаешь!
   - Нет, что тебя не устраивает, прелесть моя?
   Не надейся, что я скажу это вслух!
   Похоже, что Илья и сам это понял. Усмехнувшись, он отпустил мой подбородок и, косо посмотрев на мою руку, которая держала Женю за согнутый локоть, слегка нахмурился.
   - Кстати, Сокол, тебя брателло зовет - сунув руки в карманы, произнёс Преображенский, кивнув в сторону переговаривающихся парней, которые всё ещё стояли возле красной машины и бросали в сторону Ильи неодобрительные взгляды - вроде в профкоме аврал намечается...
   - Серьёзно? - брови Жени удивленно изогнулись, после чего он вопросительно посмотрел на меня.
   - Спасибо за помощь - правильно поняла его вопрос я и отпустила руку парня - дальше я справлюсь сама.
   - Точно?
   - Да, иди, а то профком загнётся в конвульсиях, без помощи твердой руки - рассмеялась я и отошла на несколько шагов.
   - Да, не волнуйся, она в надежных руках - заверил Соколова Илья и, схватив меня за руку, рванув на себя, словно я была канатом - иди, а то пара скоро начнется.
   - Пара! - я едва не взвизгнула и, рывком задрав рукав темного пальто, в ужасе уставилась на наручные часы - пять минут! Я не успею!
   - И черт с ней - согласно кивнул Илья, рассеянно поглаживая пальцы моей правой руки, посылая приятные волны по телу - пошли лучше позавтракаем, я такое кафе знаю, обалдеешь...
   - Что?! - я посмотрела на него как на психа и вырвала руку из захвата- ты серьёзно? Я не могу пропустить эту пару!
   - А, ну да, как я мог забыть...Без тебя же не начнется. Ты же в сумке наверняка конспект лекции для препода несешь! Без него преподаватель как без рук!
   - Илья, я серьёзно! - огрызнулась я и направилась к входу в университет, стараясь не обращать внимания на идущего рядом со мной парня, на котором прекрасно смотрелась демисезонная серая куртка.
   А вот парень явно не стремился поддерживать подобную политику, так как болтал, не умолкая, время от времени отвлекаясь, чтобы поприветствовать встречных знакомых. Я же в это время искала в сумке пропуск. Да где же он?! Я же точно положила его в эту сумку! Ещё несколько раз проверила!
   - Что - то не так? - легкомысленно поинтересовался Илья, посматривая в мою сторону заинтересованным взглядом - что, пропуска нет?
   - Неужели не положила? - растерянно произнесла я, ещё раз просматривая сумку - но как же так? Я же вчера даже проверяла!
   - Ну, значит не судьба тебе сегодня на пары идти - удовлетворенно произнес Преображенский, разведя руки в стороны - а я, как твой друг, который просто не может оставить товарища в беде, так уж и быть, тоже прогуляю, дабы составить тебе компанию.
   - Илья...- растерянно произнесла я, понимая всю трагедию ситуации - если я пропущу пару, то самоката мне не видать! Я же ещё ни разу не пропускала! А экзамен сложный...
   - Насколько сложный? - мигом стал серьёзным парень.
   - Сто пятьдесят вопросов...- прошептала я, беспомощно смотря на друга - слушай! Как думаешь, охрана пропустит? Если я расскажу всю ситуацию?
   - Долго объяснять будешь - нетерпеливо махнул головой Илья и, схватив меня за руку, потащил к входу в университет - слушай внимательно, Цветочек, сейчас ты заходишь и гордо идешь дальше, не обращая внимания на охрану.
   - Но как же... - попыталась возразить я, но мне не дали даже закончить свою мысль.
   - Я пойду следом. Охрана потребует пропуск, а я начну скандалить, и тебя пропустят.
   - С ума сошёл? Что тебе за это будет? - я попыталась остановиться, но Преображенский не обратил никакого внимания на мои попытки, продолжая идти вперед.
   - Всё путем! - легкомысленно отозвался Илья, подходя к стеклянным дверям - ну поскандалим немного, и уйду себе в закат. А зайду с другого входа - как только мы вошли в двери, то Илья моментально стал серьёзным и с силой толкнул меня в спину - всё, вперед!
   Я, как и было велено, с гордым видом, не обращая внимания на происходящее, быстрым шагом прошла мимо охраны. Практически сразу мне в спину послышались крики "Девушка! Пропуск!". Стараясь не думать о том, что я на каблуках, а за спиной Илья начинает выяснять отношения с представителями закона, я бегом взлетела по лестнице на свой этаж и быстро пошла к нужной аудитории.
   - Орлова!
   - Здесь! - я ввалилась в аудиторию точно в тот момент, когда мою фамилию огласили на перекличке.
   Марина Васильевна, невысокая сухонькая старушка, которая преподавала у нашей группы статистику, недовольно пожала губы и покачала головой.
   - Впредь не опаздывайте, Орлова - строго произнесла женщина, которая судя по слухам, преподавала в универе с момента его основания, а именно уже больше ста лет.
   - Конечно - закивала головой я, выпрямляясь и преданно смотря на преподавательницу.
   - Считайте, что Вам сегодня повезло. Занимайте своё место, мы продолжаем. Онушкин!
   Я быстро взбежала практически на самый верх ряда, откуда мне помахала рукой сонная, но прекрасно накрашенная Варя, которая одни своим видом втаптывала в грязь все предрассудки о том, что неформалы, просто не могут, хорошо выглядеть. Рядом с ней сидела Аня, которая жалостливо улыбнулась, при виде моего растрепанного от быстрого бега вида, и убрала сумку, давая мне возможность сесть.
   - Не могу - прошептала я, блаженно прикрывая глаза и вытягивая под партой ноги - больше никогда не встану на такой каблук.
   - Ты чего опоздала - то? - шепотом поинтересовалась Варя, перегнувшись через Аню - в смс вроде же писала, что пораньше приедешь. Авария? На путях кто - то поломался? Пробки?
   - Ага, трамвайные - усмехнулась Аня, поправляя молочный пуловер, в вырезе которого виднелся серебряный кулон, подчеркивающий длинную шею и изящные ключицы хозяйки.
   - А что? Я видела подобное. Стояло, по меньшей мере, пять трамваев! - убежденно отозвалась Варя, закатывая рукава вязанного темно - синего свитера с высоким горлом.
   Я с улыбкой слушала их спор, стараясь незаметно снять пальто. Когда мне это наконец - то удалось и пальто было отложено в сторону на длинную и широкую лавочку, часть которой занимала наша тройка, я скептически посмотрела на свою серую в розовую полоску кофту.
   - Так почему ты опоздала? - вспомнила о начальной причине спора Варя - что - то случилось?
   Я, время от времени поглядывая в сторону преподавателя, шепотом пересказала подругам события сегодняшнего утра. В конце моего рассказа, Аня уже в открытую хмурилась, то и дело, бросая в мою сторону неодобрительные взгляды.
   - Вот так и было - развела я руки и, открыв тетрадь, переписала материал с доски.
   - Лиля, так нельзя - покачала головой Аня, откидывая с плеча длинную белокурую косу.
   - Знаю, - вздохнула я - впредь буду пропуск в карман куртки класть.
   - Я не об этом!
   - А о чем?
   - Ты не правильно поступаешь с Ильёй - пояснила подруга, наклоняясь ко мне, чтобы из-за головы сидящего впереди парня не было видно, что она говорит - я понимаю, что для тебя он просто друг, но для него же это не так! А что, если он рассчитывает на то, что его поступок поможет тебе посмотреть на него по - новому? Что ты всё-таки подумаешь над его предложением вечной любви? - на последних словах тонкие губы Ани, на которых блестел малиновый блеск, тронула улыбка, но девушка всё-таки сдержалась и не рассмеялась - поэтому лучше сразу скажи ему, что он для тебя друг.
   - Я говорю - сквозь зубы произнесла я, сжимая в руках ручку - постоянно. Но как ты видишь, его проще убить, чем заставить в это поверить.
   - Да, он упертый - со вздохом согласилась Аня и покачала головой.
   - О чем разговор? - тихо поинтересовалась Варя, хихикая над тихими комментариями троих сидящих перед ней парней, которые касались стиля преподавания Марины Васильевны и её интимных связях со статистикой.
   Аня, наклонившись в сторону подруги, и тихо пересказала девушке то, о чем мы только что говорили. Варя только задумчиво покрутила в пальцах ручку, после чего повернулась ко мне и задорно подмигнула.
   - Забей, Лиля. Этого парня даже могила не исправишь. Ну, нравишься ты ему, что тут поделаешь? Главное, что он знает о том, как ты к нему относишься, а за то, что он изо дня в день трепет тебе нервы, парня можно хоть иногда, но эксплуатировать.
   - Но у него могут быть проблемы - Аня, как всегда была на стороне совести и морали - вы об этом подумали, друзья мои? Всё-таки скандал с охраной - это не шутки.
   Варя пожала плечами, всем своим видом показывая, что она тут вообще не причем. Я опустила голову, понимая, что Аня абсолютно права. Нужно будет поблагодарить Илью и больше так не попадаться. Надеюсь, ему не сильно досталось из-за меня.
  
  
  
   ***
  
   - Ещё раз такое повториться - я тебя прибью.
   - Спокойней, мой нервный друг, спокойней!
   - Тамбовский волк тебе друг! Серьёзно, Илья, я выпустил тебя из виду всего лишь на пару минут, а ты уже успел нарваться на проблемы!
   - Ну, а я причем? Я что, виноват, что так им нравлюсь? - улыбнулся Илья, потягиваясь.
   Саша только неодобрительно покачал головой, смотря на собственного брата. На первый взгляд сразу бросилось в глаза, что хоть парни и были близнецами, казалось, что сама природа поделила их, не отставляя каких - либо примесей. Так, если для всей группы студентов третьего курса факультета журналистики Саша олицетворял собой спокойствие и надежность, то Илью воспринимали только как воплощение веселья и легкомысленности.
  Вот только те, кто знал близнецов не только в стенах университета, ни и в повседневной жизни точно знали, что граница между различиями братьев является весьма условной. Преображенский были настолько похожи, словно являлись отражением друг друга не только в физическом, но и духовном плане. Единственное, что помогало друзьям и многочисленным знакомым мгновенно отличать братьев друг от друга - это отношение братьев к одному человеку. Вопрос: "Как Цветочек?" уже давным-давно стал кодовым для всех, кто хоть как - то пересекался с Ильей и Александром.
   Среди таких людей был и Кирилл Осипов - общий друг братьев Преображенских, крестник ректора университета, мажор и довольно эксцентричный молодой человек. Одной Судьбе было известно, почему эти не похожие друг на друга парни поладили и что было у них общего, но результат был, как говориться, на лицо.
   Отбросив с лица пряди светлых волос, Кирилл недовольно посмотрел на переругивающихся братьев, совершенно не обращая внимания на попытку рассказать нужный материал студентки магистратуры второго курса, впрочем, большинство одногруппников поступало так же.
   - Это же надо было додуматься! Забрать у меня пропуск, пройти через другие двери и скинуть его мне через окно! Где твой, позволь спросить!
   - Да толку от него, когда мы на одно лицо! Должен же я хоть как - то пользовать этим в целях компенсации.
   - Да что ты говоришь!
   - Да отстань ты от этого дурака, Саша - вмешался в разговор Кирилл, слегка наклоняясь вперед, так как близнецы сидели впереди него - если речь идет о Лилии, то Илья просто выключает мозг, позволяя этой невзрачной целке, на которую никто нормальной ориентации не посмотрит, вытирать об себя ноги.
  Саша прикрыл глаза, ожидая взрывая. И этот взрыв не заставил себя ждать.
   - Заткнись - сквозь зубы произнёс Илья, сверкая голубыми глазами и медленно поворачиваясь к скривившемуся мажору- ещё хоть слово и я тебя убью. Не доводи меня до греха.
   - Да трахни ты её уже! - не выдержал Осипов.
  Как, не как, эта девка смогла так зациклить нормального парня на себе и каждый день втаптывать его в грязь?!
   - Кирилл! - повысил голос Саша, вцепившись в плечи брата, не давая тому вскочить и ввязаться в драку, попав в ещё большие неприятности, чем сегодня утром - завались уже! Он же до вечера теперь будет гореть жаждой убийства. Оно мне надо?!
   - А что я такого сказал? - удивленно поинтересовался парень, смотря на не мигающего Илью, который, в свою очередь, внимательно смотрел на лицо мажора - и не смотри на меня так! Ты не удав, а я не причисляю тебя к бандерлогам! Ты же хочешь её, да?! Ну, так вперед! Хватит мотать сопли на кулак, иди и завали её! Может после того, как она наконец - то раздвинет перед тобой ноги, ты успокоишься и снова станешь нормальным пацаном, а не тряпкой!
   - Тряпкой? - тихо поинтересовался Преображенский и неожиданно расхохотался на всю аудиторию.
   - Александр! - прикрикнула Алеся - студентка второго курса магистратуры, которую сегодня попросили заменить приболевшую преподавательницу у третьего курса, вот только студенты совершенно не хотели её слушать и предпочитали заниматься своими делами. Девушка смирилась с этим, стараясь держать хотя бы видимость порядка под контролем, но смех на всю аудиторию одного из красивых близнецов, был уже слишком даже для терпения Алеси.
   - Ты что, знаешь эту тему лучше всех? - поинтересовалась студента, скрещивая руки на груди - может, и нам расскажешь, что тебя так развеселило?
   - Я Саша - поднял руку сидящий рядом со смеющимся братом парень - это Илья.
   - Да? Ой, извини... - растерялась Алеся. Хотя она же видит этих парней в первый раз, не мудрено запутаться - что с твоим братом, Саша?
   - Извините, просто у него день сегодня ненормальный, как и он сам - со вздохом пояснил Александр, незаметно пихая брата под партой, надеясь, что тот скоро угомониться - он сейчас успокоиться.
   - Точно? - скептически поинтересовалась Алеся.
   - Да, я уже успокоился - заверил её другой парень, которого звали Ильёй - извините, что прервал Вас, Алеся - он был сама скромность и раскаянье - Вы очень интересно рассказываете, просто Кирилл такую шутку вспомнил, что я не смог сдержаться. Больше такого не повториться.
   - Точно?
   - Да.
   - Ладно, поверю на слово, но это первый и последний раз - строго посмотрела на улыбающегося парня Алеся.
   Эх, был бы он немного старше, подумала девушка, но тут же выкинула из головы крамольные мысли и продолжила объяснять вверенный ей материал. Одногруппники близнецов ещё некоторое время поворачивали головы в сторону внезапно развеселившегося Преображенского - младшего. Но, уже вскоре поняв, что парень действительно держит себя в руках и снова о чем - то перешептывается с братом и Кириллом Осиповым, вернулись к своим делам, считая минуты до окончания бесполезной пары, всё-таки, из Алеси получился не очень хороший педагог.
   - Ты что, с катушек слетел? - тихо поинтересовался Кирилл, смотря на Илью широко раскрытыми глазами, в которых плескалось возбуждение.
   Нет, что ни говори, но этот парень всегда реагирует так, как даже предположить не мог Кирилл, и это чертовски нравилось парню в Илье Преображенском.
   - Ага, - легко согласился Илья, откидываясь на стуле назад, и стая его лишь на две ножки - ты иногда такие смешные вещи говоришь, приятель, что я едва живот от смеха не надрываю.
   - Сядь нормально - приказал младшему брату Саша, стараясь заставить брата сесть как и положено примерному студенту - вот после таких как ты, нам в профкоме мозги и имеют за сломанные стулья.
   - Будешь ко мне лезть, я вообще ноги на стол закину, понял? - лениво отозвался тот - кстати, скажи своему напарнику, чтобы он впредь к моей девушке не лез, хорошо?
   - У тебя есть девушка? - переспросил Саша, не обращая внимания на поперхнувшегося на словах брата Кирилла - кто такая? Я что - то упустил, или это вы с Андреем куда - то влезли?
   - Что? Алё! У меня есть девушка ещё с семи лет!
   - А, ты про свою самую больную фантазию - дошло до Саши - а твоя девушка знает о том, что она так - то твоя девушка? Или ты держишь её в приятном неведенье?
   - Ты опять про Орлову что ли? - судя по тону Осипова, он надеялся на отрицательный ответ, но когда Илья кивнул головой, подтверждая предположение друга, бессильно застонал и приложил руку к лицу, всем своим видом показывая, что он думает об этой идее - и чего ты на ней так зациклился?
   - Ты вообще слышал о том, что люди так - то способны кого - то любить, а не только тра... Спать вместе? - поинтересовался парень, смотря на друга со смесью усмешки и усталости.
   - А что такое любовь? - поинтересовался Кирилл, закидывая ногу на ногу, благо место позволяло, всё-таки он сидел один - вот скажи мне, как ты понимаешь эту чувство.
   - Любовь - это когда ты любишь кого - то так же сильно, как и себя - пожал плечами Илья.
   Аудитория повторно содрогнулась от дикого хохота, вот только теперь смеялся не Илья, а Кирилл. Громко, от души и с чувством.
   - Последние парты! - не выдержала Алеся - у вас там что, фестиваль юмора? Что на этот раз послужило причиной веселья? Давайте, поделитесь со всеми, мы тоже посмеёмся!
   - Алеся, а как Вы думаете, что такое любовь? - поинтересовался Илья, отмахиваясь от кашляющего брата, который пытался скрыть смех и одновременно призвать близнеца к спокойствию.
   - Что? - студентка растерялась, так как такого вопроса она не ждала.
   - Что такое любовь? Как Вы считаете?
   - Илья, у нас вообще уже есть тема занятия!
   - Поддержи же меня! Ты мне брат, или сосед? - пихнув в бок Сашу, Илья - почему я один постоянно свечусь в подобных делах?
   - Потому что мозгов нет - с удовольствием ответил парень - ладно- ладно, не пихайся только! Понял, сейчас разрулим. Нет, серьёзно, Алеся - уже громче обратился Саша к растерянной студентке - до конца пары осталось каких - то тридцать минут. Материал мы уже поняли, давайте же подискутируем. Все мы молодые и каждый в этой аудитории хотя бы раз влюблялся, я прав? - обратился к аудитории Преображенский - старший и обвел задумавшихся ребят внимательным взглядом - у кого - то влюбленность была счастливой, у кого - то напротив, заставила страдать. А как люди вообще понимают, что они кого - то любят? Разве есть какие - то определенные признаки влюбленности?
   - Вот за что я уважаю Сашку, так это за его язык - тихо произнес Кирилл, немного успокоившись и снова повернувшись к довольному Илье - ему только тему дай, заболтает до смерти. И проникновенно же говорит, сука! Может, его именно поэтому выбрали в профком?
   - А ты как думал? - усмехнулся Илья, смотря на то, как его брат поднялся с места и, благожелательно улыбаясь заинтригованной Алесе, подошёл к кафедре - всё-таки наш отец не зря на телевиденье работает. Он тоже умеет из любой мелочи раздуть целый спектакль. Я так не могу. Вот подвести к нужной теме - это другой разговор, но так её раскрутить...Тут нужен талант брателлы.
   -Ну-ну - покачал головой Кирилл.
   - Ну же! Давайте высказываться, друзья - обратился к одногруппникам Сашка - вот как вы думаете, что такое любовь? Нужна ли он вообще людям или без неё всем будет удобнее?
   - По мне, так любовь - это всего лишь красивая сказка, с помощью которой люди стараются придать своим порочным желаниям благородный оттенок - сказал Кирилл, посмотрев на криво усмехнувшегося Илью - ведь, что такое любовь? Это просто влечение, когда один человек физически тебя привлекает и заводит. Ты хочешь с ним переспать, он хочет переспать с тобой, и на этой почве вы сходитесь. Как только желание физической близости пропадает, у "пары" начинаются проблемы, люди начинают ссориться из-за каждого пустяка и, в конце концов, находят того, кто будет снова вызывать у них физическое желание. Таким образом, можно сказать, что "любовь" - это всего лишь оправдание для постели.
   - А как же пары, которые женятся и живут до старости вместе? - поинтересовалась темноволосая кудрявая девушка с первой парты - Ангелина Несынова - что, они тоже вместе только из-за тесных физических отношений?
   - А это уже не вопрос любви - пожал плечами Кирилл - это уже вопросы уважения и порядочности человека. Любовь тут не причем. Она заканчивается в тот момент, когда заканчивается "конфетно-букетный" период отношений.
   - Ещё варианты? - подал голос Саша, удовлетворенно улыбаясь, и посмотрел на младшего брата.
   Илья, перехватив взгляд брата, только улыбнулся в ответ. Теперь можно просто расслабиться, оставшееся до конца пары время было благополучно занято.
  
  
   ***
  
   - Кстати, девчонки, а вы слышали об одном интересном сайте? - поинтересовалась Варя, когда мы сидели в кафе расположенном на первом этаже универа и пили горячий чай вместе с пирожными.
   - Мне даже страшно представить о каком сайте ты сейчас нам расскажешь - покачала головой Аня - надеюсь, у него нет цензуры "18+"?
   - Нет, расслабьтесь - усмехнулась Варя и тряхнула фиолетовой гривой - это сайт знакомств!
   - Дальше можешь не продолжать - попросила я, выставив вперед руку - только сайтов знакомств нам не хватало!
   - Ну, знаешь, не всем повезло, так как тебе - пробурчала Варя, то и дело "топя" дольку лимона у себя в чае - вон, Илья у тебя есть, на все случаи жизни. А нам с Анькой что делать? Где нам свое счастье найти?
   - А как же Артём Смелов? Или он тебя уже не привлекает? - поинтересовалась я, решив не обращать внимания на реплику про Илью - или ты практикуешь многомужество?
   - Артём - это мой идеал - отозвалась Котова с фанатичным блеском в глазах - пока, увы, недостижимый, но не далек тот день, когда я преодолею его укрепления, вот увидите! А пока.... Почему бы не потренироваться и не зависти знакомства в разных регионах нашей большой страны?
   Логично. Наберешься опыта общения с противоположным полом и заодно пополнишь словарный запас. Усмехнувшись, я сделала глоток чая и посмотрела на Аню. Та, правильно поняв мой взгляд, едва заметно улыбнулась и покачала головой, показывая, что она собирается держаться от всего это как можно дальше.
   - Ну, так что, вы хотите попробовать? - поинтересовалась Варя, с огнем в глазах и улыбкой маньяка.
   Ну как такой откажешь?
   - Отлично! Я знала, что ты согласишься, Лиля! А ты Аня, точно не хочешь? - повернулась к подруге Котова - давай! Тебе понравится! Я на всякий случай тебе тоже в вк пришлю адрес сайта, а ты уже потом решишь, хорошо?
   Судя по лицу Ани, она уже давно все решила, причем мнение менять не собиралась совершенно, но, то ли из-за воспитания, то ли из чувства самосохранения и опасения за сохранность своего мозга, а может просто из скрытых мотивов, девушка сдержано кивнула, стараясь, лишний раз не смотреть по сторонам.
  Понимаю - понимаю. Варя так увлеченно рассказывала нам о прелестях общения по интернету, что сидящие за соседним столиком студенты - программисты начали бросать в нашу сторону откровенно заинтересованные взгляды. Спасибо тебе, Варвара! Спасибо за то, что вселила в парней веру в то, что не одни они страдают от одиночества долгими вечерами! Теперь бы ей ума хватило перед Ильёй про этот сайт не вспомнить. Даже думать не хочу о его реакции, а уж про реакцию Кирилла вообще даже можно не вспоминать. Вздохнув, я посмотрела в окно. Хорошо, что солнце все ещё царит на небе, можно будет немного прогуляться после пар, которых оставалось всего две. Романтика!
   - Надо же, какая встреча. Добрый день, девушки.
   Я вздрогнула и едва не пролила чай. Котова тоже поперхнулась и расширенными глазами посмотрела на меня и Аню. К чести Боголюбовой, она никак не отреагировала на появление нового действующего лица. Хотя...Чего ей реагировать? Всё-таки Артём Смелов был ей безразличен, так же как и его братец.
   - Здравствуй Артём - первой нашлась я, смотря на невысокого, но крепкого парня с аккуратно подстриженными волосами каштанового цвета, одетого в серую водолазку и держащего в сильных руках черный пиджак - присядешь?
   Вежливость - вот главное оружие и одновременно спасательный круг в разговоре с этим парнем. Надеюсь, никто ещё не забыл о том, как сильно он себя любит? То - то же! Ибо никакого оскорбления, или пренебрежения к своей персоне Артём не потерпит. Парень просто уничтожит холопа, посмевшего слово поперек царю сказать, колкими замечаниями и точечными придирками, безошибочно выявляя у противника слабые места. Даже его родной брат - двойняшка Андрей, лучший друг несносного Преображенского, который тоже без царя в голове, старается лишний раз не вспоминать парня, ибо всерьез опасается того, что тот появиться, словно черт из табакерки. И что только Варя в нём нашла?
   - Благодарю за предложение, не откажусь - учтиво произнёс Артём, отодвигая свободный стул, на котором не лежали наши вещи и с каким - то присущим ему одному аристократизмом, занял место рядом со мной.
   Варя бросила в мою сторону ревнивый взгляд, но предпочла промолчать. Я тоже не знала, о чем можно поговорить, а говорить надо было, так как молчание становилось слишком гнетущим.
   - Эм... Артём - всё-таки решила заговорить я, поняв, что никто не собирается этого делать - я сегодня не видела тебя с ребятами. Вы же обычно вместе приезжаете, так ведь? У тебя не было первой пары?
   - Да - кивнул головой парень, слегка поворачиваясь ко мне - преподаватель заболела, и нас решили побаловать.
   Внезапно темные глаза Артёма расширились. Что такое? У меня выросла третья голова? Обернувшись, я увидела причину удивления во взгляде парня, впрочем, Аня и Варя тоже не остались в стороне.
   Мимо нашего столика шла Кристина Свиридова - девушка - айсберг. Честное слово! Я совершенно не преувеличиваю, более того, я преуменьшаю! Кристина считала себя сногсшибательной красавицей - причем настолько искренне считала, что даже не знаешь, что сказать.
   Эту девушку знал весь наш факультет, главным образом потому, что она была уверена в том, что все парни в университете мечтают с ней переспать. Честное слово! Сама слышала, как она говорила об этом своим подружкам в женской уборной. Мол, одногруппники девчонок просыпают пары из-за того, что им снятся эротические сны с её участием. Лично я даже не представляла, как парень вообще сможет сделать то, о чем говорила Кристина в её случае. Единственный из всех моих знакомых, кто мог похвастаться преимуществом в росте в случае Свиридовой - это Женя, но он после памятной встречи с этим чудом, больше на нашем факультете не появлялся, даже ради дел профкома.
  Почему все так реагируют на девушку как Артём? О, всё просто. Несмотря на внушительную фигуру, Свиридова носит только укороченные юбки и надевает обтягивающие кофты на свое довольно внушительное тело, кое - как скрывая этот ужас пиджаками и кофтами, правда, время от времени всё же выставляя напоказ свои прелести.
   Вот и сейчас Кристина так завела руки за спину, что Смелов, увидев всё, чем наградила Кристину природа и расслабленное питание, не смог промолчать. Дождавшись, когда девушка подойдет к нашему столику на минимальное расстояние, он, со всем ядом, в свойственной ему аристократичной манере, вкрадчиво поинтересовался:
   - Девушка, прелесть моя, как Вам удалось отрастить три груди?
   Я расхохоталась, скорее от неожиданности, чем от реплики Артёма. Серьёзно, иногда такое случается, причем далеко не всегда в нужное время и в нужном месте. Сейчас была как раз такая ситуация.
  Варя поперхнулась чаем и круглыми глазами уставилась на Артёма. Судя по сосредоточенно - напряженному лицу Ани она хотела быть где угодно, но только не здесь и не сейчас. Господи! Ну что за ситуация такая - то?!
   - Что ты сказал? - притормозила за спинами девчонок, одна из которых закрыла рот рукой и круглыми глазами смотрела на стол, а вторая в окно со страдальческим выражением на светлом лице Кристина, внимательно смотря в темные глаза Смелова.
   Нет, иногда бывают такие ситуации, когда я реально понимаю, что его фамилия подходит парню. Было бы у него ещё отчество Умневич или Башкович - вообще было бы прекрасно! Пока же все, но что он мог рассчитывать, было далеко от идеала. Над этим стоит задуматься.
   - Я сказал...- терпеливо, что для него в общем - то не свойственно начал Артём, но его нахально перебили.
   - Думаешь, что эта дешевая уловка поможет тебе подкатить ко мне? - поинтересовалась Кристина, напрочь нокаутировав парня этим заявлением.
   Я даже на мгновения начала уважать девчонку. Впервые на моей памяти Артёму Смелову нечем было ответить. Он просто открывал и закрывал рот, словно рыба, которую выбросили на берег, даже темные глаза как - то подозрительно округлились. Судя по его лицу, он очень хотел найти достойный ответ, просто жаждал до колик в неприличном месте, но не мог. Просто не мог. Ещё бы! Что тут ответишь? Его только что сравнили с пикап - мастерами. Его. Артёма Смелова, который никогда не бегал за девушками, ведь они сами преследовали его, сравнили с незадачливыми ухажерами, пусть и не прямо, но общий смысл легко можно было прочитать между строк.
   Но с другой стороны, шла бы отсюда Кристина скорее, вон, как Варя глазами сверкает. Сейчас кинется, и плевать ей на разницу в весовых категориях.
   - Ребята! Что тут за дела? О, Кристиночка, яблочко мое наливное, ты тоже тут? - раздался веселый голос Ильи, который вместе с Кириллом и Андреем ловко притиснулся к нашему столику, поставив рядом со мной стул.
   Да мне сегодня везет! Просто фатально, я бы сказала.
   - И ты туда же Преображенский? - высокомерно поинтересовалась Свиридова, уперев руки в бока - даже не старайся. Не в этой жизни.
   Интересно, что он ответит? Его так же выбьет из колеи, как и Артёма? Хочу на это посмотреть!
   - Ай, какая досада! - щелкнул пальцами Илья, огорченно покачав головой - ты как всегда не оставляешь мне шанса, милая.
   Что? Как так? А где ступор? Где хоть какая - то забавная реакция? Косо посмотрев на откровенно веселившегося парня, я только вздохнула. Что ж, понять, что номер не пройдет, можно было. Всё-таки Илья уже сталкивался со Свиридовой во время одного из многочисленных мельканий на моем факультете, в то время как его собственный находился в противоположной стороне здания. Но что взять с журналиста? Похоже, что настырность у них с рождения в комплекте идёт. Так что у Преображенского уже выработался иммунитет к виду роковой женщины, которую: "Хотели все, начиная от студентов - первокурсников и заканчивая ректором", не то, что у неподготовленной психики Смелова.
   Кристина, в последний раз гордо посмотрев на парней, нас, то есть, девушек она сознательно игнорировал, и от бедра пошла дальше. Наша компания проводила её молчаливым вниманием, и даже глазами, правда, наверное, каждый в это время думал о своем.
   - Эх, какова, чертовка! - первым нарушил неловкую паузу Кирилл, весело сверкнув глазами и обменявшись с Ильёй понимающим взглядом - ну просто так и манит, согласись?
   - А то - согласно кивнул головой Преображенский, изо всех сил делая серьёзное лицо - не будь у меня цветочка, я бы... Каналья! - парень всё-таки не выдержал и расхохотался, взъерошив при этом тёмные волосы, и быстро поцеловав меня в щёку.
   - Я могу её позвать и сказать, что ни на что в отношении тебя не претендую - предложила я, заставляя себя сидеть смирно и не реагировать на то, что этот хам только что сделал.
   - Не стоит - обаятельно улыбнулся Илья - давно тут сидите?
   - Уже минут десять - отозвалась Аня, смотря на жемчужные часики на тонком запястье - а что?
   - А мы только закончили - пояснил парень - благодаря Кириллу у нас была невероятно познавательная беседа со всей группой. Правда, его ребята обещали подловить и сжечь на костре. Особенно лютовали девчонки.
   Что ж за тему они обсуждали? Я поерзала на стуле, но решила всё же не уточнять. Хотя может помочь девушкам? Ну, там дровишки подкинуть, спички достать? А то у меня с этим пареньком слишком много личных не состыковок.
   - Эй! Артем! Что с тобой? - Андрей осторожно потряс брата за плечи, удивленно смотря зелеными глазами на замершего парня - ты меня вообще слышишь? Хватит прожигать взглядом стол! Я с тобой разговариваю! Приём!
   - Оставь его - глубоким голосом произнёс Кирилл, с усмешкой смотря на братьев Смеловых - это нормальная реакция после первой встречи с этой малышкой. Ближе к вечеру смириться с мыслью, что он её хочет и отойдет. Главное, чтобы она в сознании не укоренилась, а то реально пойдет завоёвывать нашу чертовку. Кто знает, может, потом и жениться придется - на этих словах Осипов расхохотался и едва не упал со стула.
   Похоже, он что - то употребляет. Причем давно.
   Варя опасно сжала в руках ложку и, сузив глаза, посмотрела в сторону расслабленного Кирилла. Ох, не чует парень приближения беды! Не чует... А зря.
   До начала пары было ещё десять минут, всё-таки саамы большой перерыв как - никак, между парами. Илья и Андрей шутили, Кирилл улыбался, и вставлял комментарии, Варя и Аня смеялись и уточняли детали рассказываемых историй. Артём всё ещё сидел в ступоре, я же задумчиво постукивала пальцем по столу и, хмурясь, пыталась придумать способ вытащить Илью из компании и спросить, как разрешилось столкновение с охранниками. Должен же быть способ! Может, просто попросить его проводить меня до следующей аудитории? Нет, исключено! Только не в присутствии Кирилла! Он же меня потом просто морально уничтожит.
   Времени оставалось все меньше и меньше, так что все уже настраивались на следующую пару, а я все не придумала, как мне изловчиться и поговорить с Преображенским. Перебрав с десяток вариантов, я поняла, что мне поможет только чудо. Может, многим покажется это глупым, но я не могла его просто попросить выйти и поговорить, когда поблизости был Осипов. Этот парень мне при этом просто глазами уничтожал, словно я собиралась, по меньшей мере, кастрировать Илью. Ну почему мне не помог Женя? Было бы куда меньше проблем и непонимания!
   - О, мне звонят - ворвался в мое затуманенное сознание удивленный голос Кирилла.
   Подняв голову, я с изумлением уставилась на Осипова, который заинтригованно смотрел на мигающий черный телефон, словно ему его подсунули и установили таймер, чтобы в нужное время активировать бомбу.
   - Да ты что? - на секунду повернувшийся к другу Андрей, который беззаботно переговаривался со всеми девушками, которые находились в радиусе метра от него, забавно округлил глаза - а обязательно так удивляться? Или ты в первый раз узрел такое чудо, как мобильный? Друзья! Давайте вместе порадуемся за нашего друга! Он, наконец - то стал мужчиной!
   Эх, нравиться мне этот парень, даже не смотря на его юмор.
   - Да ты сегодня остроумен как никогда - отмахнулся Кирилл, не обращая внимания на хихикающих девушек и, поднявшись, вышел в коридор.
   Вот он, мой шанс! Или сейчас, или никогда!
   - Эм... Илья...
   - Да? - потянул таким порочным голосом Преображенский, словно я его на сеновал позвала.
   Не обращай на это внимание, Лиля. У каждого свои тараканы. Чем быстрее ему скажешь, тем лучше.
   - Ты не мог бы выйти на минутку? - сквозь зубы попросила я и выдавила из себя улыбку.
   Если он сейчас начнет шутить, я его стукну!
   - Ну, пошли - пожал плечами парень и, поднявшись, помог подняться мне.
   Не обращая внимания на удивленных парней, ободряющий взгляд Ани и заинтересованный от Вари, я вышла в коридор, нервно сжимая в руках пальто. Так, куда бы пойти, чтобы было не так шумно?
  Илья словно прочитал мои мысли и, взяв меня за локоть, пошел в сторону нового крыла, где совсем недавно построили новые аудитории и поставили компьютеры. Пока там никто не учился, а только проводили курсы по повышению квалификации или пары, когда не хватало аудиторий на факультете. Что ж, зато здесь тихо и можно будет спокойно поговорить. Хотя... Опомнись, Лиля! Ты идёшь рядом с потомком Казановы! Здесь не только уши надо держать востро, но и глаза открытыми, да и сумку лучше далеко не убирать, мало ли...
   Остановившись возле первой аудитории и для чего - то нажав на ручку, парень удовлетворенно улыбнулся и, не отпуская мою руку, открыл дверь кабинета.
   - Что ты хочешь сделать? - поинтересовалась я, смотря то на Илью, то на пустую аудиторию.
   - Не разговаривать же нам под дверью - улыбнулся Преображенский - а тут такая удача! Открыто и никого нет. Заходи, не бойся.
   - А я и не боюсь - отозвалась я, вырвав свою руку из захвата, и гордо зашла в аудиторию, нарочито громко стуча каблуками.
   Проигнорировав фырканье за спиной, я села на парту и положив рядом с собой вещи, ждала, пока Илья сядет на парту, которая стояла передо мной. Не культурно, зато удобно, тем более, что рассиживаться мы тут не собирались, уж я - то точно. Поёрзав, чтобы усесться как можно комфортней, Преображенский внимательно уставился в моё лицо, ожидая, что же я ему скажу. Поколебавшись несколько секунд, я всё же открыла рот, чтобы начать, при этом чувство у меня было такое, словно я прыгала с самого высокого трамплина.
   - В общем, я хотела тебя поблагодарить за то, что ты мне помог - начала я, смотря на свои руки, лежащие на коленях - ты сегодня очень подставился, и всё из-за меня. В общем, спасибо большое, Илья. Если бы не ты, я бы пропала, наверное. Надеюсь, тебе не сильно досталось? - подняв взгляд, я увидела, что парень смотрит в окно, задумчиво прикусив губу и постукивая длинными пальцами правой руки по своей ноге.
   Надеюсь, что он меня хотя бы слышал. Я просто не смогу все это повторить.
   - Илья? - осторожно позвала его я, слегка подергав парня за голубую джинсовую рубашку с логотипом известного бренда на кармане - Преображенский? Ты меня слышишь?
   - Слышу - кивнул головой Илья, не поворачивая головы - я тебя всегда слышу. Это все, что ты хотела мне сказать?
   Я кивнула, но вспомнив, что он не сможет этого увидеть твердо сказала :
   - Да.
   - Ясно. И что ты хочешь?
   - Я у тебя в долгу - признала я, смотря на профиль Ильи.
   - И?
   - Что и? Ты сильно подставился?
   - Ну... Можно и так сказать - признался Преображенский и повернулся ко мне, весело улыбнувшись - хотя... Это как посмотреть. Я просто не смогу какое - то время заходить через главный вход, не более того. А, и Сашка тоже теперь пользуется окольными путями, мы же с ним близнецы, так что охранникам он не докажет, что не оскорблял их.
   - Ты их оскорблял? - я удивленно подняла брови - серьёзно?
   - Да так, сказал им пару не слишком ласковых... Не обращай внимание. И ты тут не причем. Я уже давно думал над тем, как можно растормошить представителей правопорядка, а то стоят такие все из себя несчастные. Поэтому парни обрадовались перепалке ещё больше чем я.
   Я рассмеялась и, поддавшись вперед, шутливо пихнула Илью. Тот только хмыкнул и слез с парты и встал передо мной, опираясь руками с двух сторон от моих ног.
   - Это все? - поинтересовался Преображенский, внимательно смотря мне в лицо голубыми глазами - сказать больше ничего не хочешь?
   - А что я ещё должна сказать? - поинтересовалась я, смотря в лицо Ильи - наверное, да, мне больше нечего добавить.
   С минуту мы молчали, каждый думая о своем. Не знаю, о чем думал Преображенский, а я, смотря на собственные руки, отсчитывала время до начала пары. Конечно, она не такая важная, как первая и на неё можно опоздать, всё равно не отмечают, тем более, что все темы на сегодняшнее семинарское занятие уже разобрали. Может, вообще не идти? Эх, была бы это последняя пара, то вопрос был бы решен, а так...Вздохнув, я посмотрела на парня, который внимательно смотрел на меня.
   - Не смотри на меня так пристально - попросила я и постаралась улыбнуться - ты мне напоминаешь змею Каа, а он так только на бандерлогов смотрел. Не очень - то хочется чувствовать себя обезьяной, знаешь ли.
   Илья тонко улыбнулся и прижался своим лбом к моему, прикрыв глаза.
   - И что это значит? - поинтересовалась я.
   - То, что я тебя люблю, а ты меня динамишь - отозвался парень, не открывая глаза - все как обычно. В наших отношениях потрясающая стабильность, которой не страшен ни экономический кризис, ни инфляция, ни переворот. Наверное, их не изменит даже конец света.
   - У тебя всегда было странное воображение - нахмурилась я и отстранилась - тебе бы стихи писать, или книги. Думаю, у тебя большое будущее в этом направлении.
   - Кем ты меня считаешь? - открыл голубые глаза Илья - вот только честно, ок? Порой этого простого пункта очень не хватает.
   - Другом - твердо произнесла я - наверное, ты мой лучший друг, хоть мы практически и не общаемся.
   - Другом? - повторил Преображенский, словно пробуя это слово на вкус - другом... Хм, френдзона, значит? Хреново. За пятнадцать лет у меня накопилось бонусов на золотую карту для этого клуба.
   - Ты преувеличиваешь - отмахнулась я, пытаясь слезть с парты, но тот факт, что парень всё ещё не убрал свои руки, существенно осложнял ситуацию.
   - Скорее преуменьшаю.
   - Да почему ты воспринимаешь это так?
   - А как это воспринимаешь ты?
   - Тебя просто бесит, что я никак не соглашусь с тобой гулять - сказала я, смотря в его голубые глаза - признай уже! Как только я соглашусь, то я тебе надоем.
   - Тогда почему бы тебе уже не огласиться? Это бы невероятно облегчило нам жизнь, не находишь? Я бы тобой переболел, и наконец - то обратил бы внимание на других девушек, чей цвет волос не был бы таки экстремальным - Илья улыбнулся и осторожно взял прядь моих рыжих волос - а ты бы вздохнула свободно и перестала бы меня терпеть. Ну что, как тебе перспективы?
   - Умеешь же ты соблазнять - улыбнулась я, обнимая парня за шею - ну просто змей искуситель! - я наклонилась ближе, и наши лица теперь разделяло всего несколько сантиметров - но знаешь, пожалуй, я не соглашусь на подобную перспективу.
   - Почему?
   - Потому что не хочу терять тебя как друга - твердо сказала я, отталкивая от себя Илью и поднимаясь с парты - а если мы узнаем каково это, быть влюбленными, а зная тебя ещё и любовниками, то к дружбе мы точно не вернёмся.
   - А, то есть, что чувствую при этом я тебе наплевать, так? - поинтересовался парень, недобро сузив глаза - конечно! Плевать, что думает какой - то дурак Преображенский! Главное, что при этом будет чувствовать госпожа Орлова!
   - Я рада, что ты все понимаешь - зло произнесла я и пошла к выходу - а сейчас извини, но пара уже началась.
   Внезапно Илья схватил меня за локоть и, рывком развернув, поцеловал. Я замерла, но уже через несколько секунд пришла в себя и, с силой укусив парня за губу, оттолкнула его от себя, не забыв в лучших традициях жанра дать наглому парню пощёчину.
  Вот опять он это сделал! Иногда, когда у Ильи было какое - то особое настроение, может, наступала определенная фаза луны, я не знаю, Преображенский наглел на столько, что даже умудрялся поцеловать меня. Раз за разом, он портил какой - то момент своим поцелуем, получал за это, и потом мы, а точнее я, не разговаривала с ним неделю или около того, в целях профилактики, так сказать. Но, не смотря на это, парень всё равно продолжал эту дурацкую и понятную ему одному забаву.
   - Пошёл к черту! - крикнула я и, схватив вещи, едва ли не бегом покинула место действия.
   - Ты просто божественна, когда злишься! - донёсся мне вслед крик Преображенского и его довольный смех.
  
  
  
   ***
  
   - С тобой точно все нормально? - в сотый раз поинтересовалась Варя, смотря на красную от бешенства меня, когда наша тройка шла к выходу из университета.
   Нет! Не нормально! И то, что ты уже в который раз спрашиваешь меня об этом, только усугубляют ситуацию! Но срываться на друзей - последнее дело, так ведь? Наверное. Просто сейчас мне очень трудно помнить об этом простом правиле.
  Прикрыв глаза, я тяжело и медленно вздохнула, перебарывая в себе желание подобно Преображенскому запустить руку в волосы и взлохматить шевелюру. Вот! Вот опять я про него вспоминаю! Сгинь! Изыди из моей головы, наглый хорек! Пошел вон!
   - Наверное, её сейчас лучше не трогать - встала на мою сторону Аня, косо смотря на то, как я с каким - то нечленораздельным воплем всё-таки хватаюсь руками за голову - похоже, что разговор вышел не совсем...Успешным. Надо бы потом Илью поискать.
   - Зачем? - удивилась Котова, доставая из кармана требовательно верещавший мобильник, на котором красовалось нечто длинное и мохнатое с большими глазами, дикого красного цвета, в качестве подвески - на кой этот самоубийца тебе сдался?
   - Чтобы удостовериться в том, что он до сих пор жив.
   - Согласна - кивнула головой Варя - кстати, друзья мои, вы все - таки решили на счет сайта?
   - Мне кажется, что сейчас не время рассуждать про сайт знакомств - сдержанно посмотрела на Варвару Анна и осторожно обняла меня за плечи, хотя то, что я до сих пор держалась обеими руками за голову, существенно осложнило ей задачу - тем более что Лиле сейчас плохо. Её нужно поддержать!
   Я скептически посмотрела на Боголюбову. Что, моими руками хочешь жар загребать? А вот хрен тебе! Вот знает же, что когда я злюсь мне под руку лучше не попадаться, а туда же! Она что, простодушно думает, что я, молча, позволю ей легко отделаться от предложения Котовой и спустить всё на тормозах?
   - Нет, не волнуйтесь - как можно убедительнее произнесла я, выворачиваясь из ставших подозрительно крепкими объятий - моя судьба не повод для того, чтобы ломать вашу. Аня, я надеюсь, что этот сайт поможет тебе найти свою судьбу.
   - А я о чем? - радостно вскричала Варя, не обращая внимания на подозрительные взгляды охраны, которая едва не подскочила от внезапного вопля только что появившейся в фойе университета девчонки с диким цветом волос - Я же говорила, что тебе надо попробовать!
   Вздохнув, Аня всё-таки выдавила из себя улыбку, которая подозрительно напомнила мне оскал и, подхватив под локоть Варю, потащила её к зеркалу, находившемуся неподалеку от подозрительных охранников. Наверно, она думала, что таким образом сможет её отвлечь. Мне же был показан кулак из-за спины подруги и недобрый взгляд, в ответ на который я просто пожала плечами. Сама знаешь, когда не надо ко мне лезть.
   - Кстати, Варя, а что за чудовище у тебя телефон охраняет? - поинтересовалась Аня, аккуратно закручивая лёгкий шарф - трубу белоснежного цвета с нежными голубыми и розовыми цветами, на шее - и где твоя прошла подвеска?
   - А, всё не вечно - философски отозвалась Варвара, наспех набрасывая черную куртку, попав в один рукав только со второго раза.
   Я только покачала головой, смотря на эту картину. По - моему, эта довольно лёгкая куртка у Вари на все случаи жизни, так как ничего теплее неё я ещё не видела, по крайней мере, в универе точно, даже зимой. Шарфы, перчатки и шапки этой мадам традиционно игнорировались в принципе, наверное, потому, что у Котовой был подозрительно крепкий иммунитет, который был не по зубам ни гриппу, ни простуде. На все мои вопросы касательно того, не боится ли она заболеть, Варя только меланхолично пожимала плечами и говорила, что это у неё от деда, который в буйной молодости вообще зимы в окопах проводил, а там иммунитет такой вырабатывается, что на всех потомков хватит.
   - Ладно, народ, я побежала - подруга быстро поцеловала застегивающую пальто Аню, крепко обняла меня, взъерошив при этом волосы и, увернувшись от моей руки, спасая тем самым прическу, рассмеялась и, помахав на прощание, едва ли не бегом направилась в сторону ещё настороженно смотрящим на неё охранникам.
   - Куда это она? - удивленно поинтересовалась Боголюбова, смотря в след девушке с фиолетовыми волосами.
   - Кто знает? - пожала плечами я, застегивая последние пуговицы тёмного пальто - кстати, Аня, ты сегодня свободна?
   - Нет - вздохнув, отозвалась подруга, беря сумку и поворачиваясь ко мне - мать попросила её ненадолго подменить, так что я сейчас прямо в аптеку.
   - Вот как, ясно. Передавай привет Светлане Аркадьевне, хорошо? - попросила я, беря Боголюбову под руку и выходя с ней из университета - кстати, как у неё здоровье? Она уже оправилась после приступа?
   - Да - со слабой улыбкой произнесла Аня - все хорошо, спасибо.
   - Точно?
   - Да, она уже оправилась. Кстати, Лиля, ты чего такая взвинченная? Разговор прошел плохо?
   - Лучше даже не спрашивай - вздохнув, отозвалась я, и, сжав зубы, продолжила - наверное, сегодня луна в созвездии кролика.
   - А, вот оно что! - рассмеялась Аня, и ободряюще сжала мой локоть - всё понятно. Он опять попытался тебя поцеловать?
   Молча кивнув, я решила не уточнять, что этот идиот всё-таки смог своего добиться. Не думаю, что Ане нужно знать все подробности, а то мало ли что она подумает? Начнет ещё допытываться, что между нами происходит, и как ей потом доказать, что нас вообще ничего не связывает кроме общего прошлого и одного круга знакомых? Я даже себе не всегда могу это доказать.
   Покосившись на все ещё посмеивающуюся подругу, я улыбнулась. Всё-таки как бы я хотела быть похожей на Аню! Она самая рассудительная из нас всех, самая надежная, всегда даст правильный совет в любых вопросах и никогда не расскажет ничего, что ей доверили. Она словно человек - гранит, с которым можно быть уверенной в том, что ничего не случиться, и ты всегда находишься под её защитой, есть на кого опереться и положиться в трудной ситуации. Надеюсь, что ей повезет встретить человека, который будет её поддерживать так же, как и она поддерживает нас всех, ведь Аня этого достойна.
   Дойдя до пешеходного перехода, мы с Боголюбовой распрощались и отправились каждая в свою сторону. Я - домой, а Аня помогать матери в аптеке. Увидев, что трамвай снова полон, а значит, придется снова стоять, я вздохнула. Пробившись в конец вагона, и встав у последнего окна, я прислонилась спиной к стенке трамвая. Порывшись в сумке и достав наушники, я включила плеер и отстранёно посмотрела перед собой, выбрасывая из головы все нездоровые мысли и воспоминания, особенно об этом мангусте.
   Выйдя из трамвая в своем районе снова едва не упав из-за каблуков, я прошла несколько шагов и с удовольствием потянулась. Всё-таки в три часа трамваи довольно забиты в основном из-за студентов, а кому приятно, когда тебя словно селедку зажимают со всех сторон.
   Вдохнув полной грудью напоследок, я поправила на плече ремешок сумки и пошла в сторону своего дома. Жаль, что погулять сегодня не вышло. Варя улетела со скоростью ветра, а Аня в аптеке... Не Преображенского же мне звать! Тот наверняка где- то с Андреем зависает. Вот интересно, вроде бы Саша и Илья близнецы, вкусы должны совпадать, а у них помимо четырех общих друзей есть ещё и по одному "на стороне". Так, у Саши это Женя Сколов, с которым он несет тяжкое бремя профкома, а у Ильи - Андрей Смелов, брат двойняшка Артёма Смелова, с которым парень познакомился ещё в детстве, благодаря тому, что мать двойняшек сотрудничала с дядей близнецов. Честное слово, до встречи с братьями Смеловыми я не очень представляла разницу между близнецами и двойняшками, да и после тоже не особо разобралась. Хотя Артёма сражу можно отличить от его брата, так как парень пониже будет и глаза у него не зеленые, а темные, почти черные. Вот бы и Преображенских так же отличать! А то это два брата - акробата иногда одинаково оденутся, так и не разберешь кто перед тобой - нормальный или Илья.
   Добравшись, наконец, до родного дома, я подошла к лифту и чуть не взвыла: он не работал! Как так? Да что ж за день - то такой? Это что, мне теперь пешком топать до восьмого этажа? Вы издеваетесь, господа?
   Постояв несколько минут перед бессовестным лифтом и попытавшись заставить его приехать одним взглядом, я плюнула на это гиблое, и не благодарное дело, расстегнула молнию на сапогах и в одних легких носках побежала до своей квартиры. Хотя "побежала" - это не совсем точно обрисовывает ситуацию, так как на третьем этаже легкие благополучно приказали долго жить, и дальше я шла словно альпинист в снежную бурю, который твердо решил дойти до конца непокорной вершины.
   - Да...Что б...Этот....Лифт...Попал....В....Ад! - тяжело дыша пробормотала я, наконец - то добираясь до своей квартиры и открывая дверь.
   Интересно, а как будут добираться до своих квартир те, кто живет на двенадцатом этаже?
   - О, Лиля, добро пожаловать! - мама появилась в прихожей и быстро обняла меня - не поняла! - она с удивлением посмотрела на то, как я ставлю сапоги на полку - ты что, уже переобуться успела? Когда?
   - Да так хотелось на земле быстрее оказаться, что я не смогла сдержаться - улыбнулась я и сняла пальто - а папы ещё нет?
   - Нет, он на дежурстве - улыбнулась мама и ногой осторожно отпихнула повизгивающего мопса, который словно волчок крутился между наших ног - осторожней, Гоша, а то довертишься.
   Я усмехнулась и поспешно подхватила брошенную сумку, пока до неё не добрался мопс.
   - Кстати, мама, а ты знаешь, что лифт не работает? - поинтересовалась я, направляясь следом за матерью на кухню и с шумом отодвигая стул от круглого светло - коричневого стола, стоящего в центре комнаты.
   - Знаю - горестно отозвалась мама, ставя передо мной тарелку с супом и хлеб - он ещё с утра не работает, так что пришлось мне с пакетами добираться до квартиры пешком, попутно вспоминая всех родственников лифтеров в общем, и лифта в частности.
   Я усмехнулась и, взяв ложку, начала есть, смотря на то, как мама суетиться в кухне, время от времени прикрикивая на чересчур эмоционального Гошу, который так и норовил пробежать под ногами. Зовут мою маму Ольга Дмитриевна, и она домохозяйка. Правда, это было далеко не всегда так, и она в свое время закончила медицинский ВУЗ, после чего работала в клинике. Однако, после того, как умерла моя бабушка, мама оставила работу в клинике и ушла помогать ребятам в Скорой помощи, надеясь хоть так забыться.
  Когда мама проработала практически год, её бригаду вызвали на место захвата полицией притона. К сожалению, все прошло далеко не так гладко, как бы всем хотелось, и было много раненых, в том числе и капитан полиции Валерий Александрович Орловский, которому очень понравилась строгая и энергичная девушка с веселыми карими глазами и каре каштановых волос. Вот так, после года ухаживаний, мама и папа поженились, а когда через два года родилась я, мама ушла с работы и посветила себя дому. К слову, ни у мамы, ни у папы нет рыжих волос. Эта особенность мне досталась от папиного отца, а вот зеленые глаза достались мне от бабушки.
   - Кстати, Лиля, а чем ты хочешь заняться сегодня? - поинтересовалась мама, присев рядом со мной.
   - Да вот думаю, чем бы мне таким интересным себя побаловать? - решила подыграть я, делая глоток горячего чая - может, поможешь придумать? Какие у тебя есть варианты, а, мама?
   - Ну...Погуляешь с Гошей?
   Да....Уж лучше бы сама себе развлечение придумала, ей - Богу!
   - Нет, не вариант - пожала плечами я, вставая из-за стола и убирая посуду в посудомойку - уж извини.
   - Почему нет?
   - Потому что гладиолус - усмехнулась я - а если серьёзно, то тащиться без лифта сначала вниз, а потом наверх...Ты моей смерти хочешь? И ладно бы самой, так ещё с собакой? Думаешь, это чудо природы продержится восемь этажей? Да он вымотается ещё на пятом!
   - Вот ты это и проверишь - с улыбкой отозвалась мама, хотя все в её лице предупреждало о том, что мне лучше с ней не спорить, а то мало ли к каким последствиям это может привести - хорошо?
   И что прикажете делать в подобной ситуации? Пришлось смиренно кивнуть и клятвенно пообещать, что я займусь этим вопросом часа через два, после того, как немного отдохну и просмотрю задания на завтра. Когда барское разрешение было получено, холоп смиренно удалился в свою комнату. Едва успев отпихнуть наглого мопса от двери и захлопнуть её прямо у наглого животного под носом.
   Устало вздохнув, я упала на кровать, и несколько минут меланхолично рассматривала потолок. На тело и разум методично накатывали волны апатии и приближающейся меланхолии, что нельзя было допускать ни в коем случае, так как отходила я от таких "накатов" довольно долго, поэтому крепко зажмурившись, словно я собиралась нырнуть с вышки, я резко встала с кровати и подошла к большому шкафу, намереваясь переодеться.
  Удовлетворённо улыбнувшись маленькой победе, я полезла доставать старые джинсы и футболку. Аккуратно повесив вещи в шкаф и, достав телефон, я снова улеглась на широкую кровать, застеленную бежевым покрывалом. Надо было всё-таки посмотреть, что за сайт прислала Варя, а то ведь не отвертишься от неё. Кстати, интересно, куда она вообще сегодня убежала? Обычно у неё не было никаких срочных дел, а значит, что она до последнего вертелась в универе, действуя на нервы Саше и Жене, или просто смеялась над выходками Ильи и Андрея.
   Ссылка на сайт открываться не хотела. Никак. Возможно, она скопировала её с ошибкой, или сайт был заблокирован, но мне показалось, что само небо уберегало меня от этого шага. Некстати вспомнилась поговорка "Бог любит троицу", так что я решила попробовать в последний, третий, решающий так сказать, раз. Не получиться, значит не судьба, и я со спокойной совестью умою руки. Перевернувшись на живот, и нетерпеливо отбрасывая с лица пряди распущенных волос, которые то и дело раздражающе лезли под руку, я снова нажала на ссылку. Ну, давай! Пошли меня! Давай, родной! Ты меня уже дважды продинамил! Давай контрольный! Ну! Ну....
   Черт! Открыл, сволота такая! Вот что ему стоило опять высветить ошибку? Ему что, жалко было что ли? Но дело было сделано, так что я, страдальчески поморщившись, стала читать, о том, что представляет из себя данный ресурс, предназначенный для одиноких и обездоленных в любовном плане людей.
  
   "Добро пожаловать, Уважаемый посетитель, на сайт "Силуэт"!
   Здесь Вы сможете найти того, кто без малого, предназначен Вам самой Судьбой! Ответив на несколько вопросов, Вам будет предоставлен точный список тех людей, или же страница Того Единственного человека, который будет идеально подходить Вам по всем канонам нумерологии и гороскопов!
   Однако, администрация сайта предупреждает, что не несет ответственности за то, кем окажется Ваш избранник в реальной жизни".
  
   Я часто слышала о том, что у людей иногда бывает ощущение того, что перед ними дело, в которое лучше не ввязываться, так как ничего хорошего из этого просто не выйдет. Сейчас я впервые поняла, что это значит. После прочтения "вступительного слова" администрации данного сайта, я резко расхотела вообще хоть как - то светиться на данном ресурсе. С другой стороны, ход уже был сделан, так что нажимать на тормоза было уже поздно, поэтому я, подперев голову кулаком, нажала на "Зарегистрироваться".
   Не буду описывать, через что мне пришлось пройти, чтобы наконец - то получить свой результат. Я, конечно, всё понимаю! Как - никак, но нумерология штука сама по себе довольно сложная, а уж расчеты наверняка совсем выходят за грань добра и зла, но двести вопросов! Двести! Это было выше даже моего понимая.
  В итоге, я, с красными от усталости и бешенства, наконец - то ответила на последний вопрос. Сразу захотелось бездумно радоваться жизни, петь и просто плясать. Пять минут ожидания обработки результатов показались мне просто секундой по сравнению с теми двумя часами, которые я потратила до этого. Наконец, измученный и накаленный такими не шуточными страстями телефон жалобно пиликнул, говоря о том, что результаты готовы, и снова в молчаливом экстазе присосался к зарядке.
   - Что....За....Фигня?! - я обалдело смотрела на то, кем оказалась моя душа, не находя в себе силы на больший комментарий.
   Я - орёл! Орёл! Каким боком я вообще оказалась орлом?! Какие вопросы вообще это решили? Что вообще за система такая? О, к тому же, я оказалась не просто Орлом, согласно результату данного теста я - Золотой Орел! Именно Орел, а не Орлица! То есть, не смотря на то, что я выгляжу как девочка, в душе я - мальчик, что ли? Почему ты меня орлом сделал, паршивый сайт? Каким боком вообще решался этот вопрос? Немедленно скажите, я подам аппеляцию! Взвыв не хуже приведения, я в расстроенных чувствах закусила уголок небольшой декоративной подушки и заколотила кулаками по покрывалу. Ну, Котова, погоди! Увижу завтра - заклюю, попомни моё слово!
   Но это было ещё не всё! Театр абсурда цвел махровым цветом, так как моя пара была...Барабанная дробь....Алый олень. Абзац. Это просто абзац. Нет, эти люди вообще представляют себе, как выглядит олень? Они вообще знают, в каких условиях он обитает? Почему они сделали его красным? Что бы бедолагу было видно за три поля вокруг? Так, чтоб его сразу сожрали волки, и он не мучился от постоянных насмешек других животных, более традиционных расцветок и сексуальных предпочтений?
  Про Золотого Орла - мечту всех охотников и ювелирных магазинов я вообще умолчу, так как скорее в природе появиться красный, о, пардон, алый олень, нежели орел из золота. И как я только летать могу? А хотя зачем мне летать? У меня вон, олень есть! Я на его рогах езжу. Чинно так, не спеша, а от моего сиянья на солнце все звери вокруг слепнут и не могут охотиться на моего суженного! Вот это я понимаю логика! Куда уж Ромео и Джульетте! Да кто они вообще такие против подобной системы?!
   Покачав головой, я, с дико вытаращенными глазами смотрела на то, как перейдя по ссылке, мне открывается страница этого алого оленя. Вся фишка данного сайта была в том, что он не только рассчитывал зверя внутри тебя и зверя твоего суженного, но и выдавал страницу, на которой этого зверя можно было найти среди пользователей. Что самое интересное, пользователь с таким... Жителем богатого внутреннего мира всё же был, к моему сильному раздражению и обиде. Интересно, а как сам человек отреагировал на то, что он - олень? Тем более красный? Кстати, а когда сам олень узнает о том, что у него так - то есть пара? Тем более, что его пара - вообще орел.
   Покосившись ещё раз на экран телефона, я заблокировала аппарат и пошла на кухню, чтобы сделать себе чай и немного прийти в себя после такого морального потрясения. Кстати, неплохо было бы узнать, кем оказалась Варя и кто подходит ей. Заваривая себе чай, я размышляла над вариантами, которые могли бы быть наиболее точными к истине. Так, зная Котову можно было бы предположить, что она сама - либо выдра, либо попугай, вот только нужно учитывать всю картину, вместе с ненормальной системой сайта, согласно которой Варвара вполне может оказаться и зеленым кроликом или голубым тигром. Кто в таком случае будет её....Парой я даже боюсь предположить. Тут наверно нужен только мамонт, ну или слон, на худой конец, иные варианты не стоит даже рассматривать.
  Усмехнувшись своим мыслям, я, наконец - то взяла в руки чашку чая и уже хотела вернуться в родные пенаты, чтобы больше узнать про красного оленя, как меня наглым образом обломали, забрав прямо из рук чашку, и сунув на её место поводок, с бешено вертящимся мопсом, отправили с ним гулять.
   Все мои протесты и доводы были проигнорированы, так что я, с кислой миной на лице, одела куртку и, обув кеды, поудобнее намотала поводок на руку, чтобы не отпускать от себя это недоразумение на порядочное расстояние, после чего вышла из квартиры. Вот интересно, есть ли смысл вообще подходить к лифту, а? Хотя, сегодня же такой удивительный день! Все мечты сбываются! Может, и лифтеры прониклись этим волшебством и всё-таки успели сделать лифт на радость все жильцам, особенно верхних этажей? Подойдя к вышеуказанному лифту, я, с замиранием сердца нажала кнопку вызова и замерла, считая про себя секунды. Ну, давай, детка! Давай! Я знаю, ты сможешь!
   И наш милосердный лифтик не заставил себя ждать.
   - Похоже, что сегодня действительно сумасшедший день - покачала головой я, и, затащив упирающегося Гошу в лифт, нажала на кнопку первого этажа - ну чего ты так вертишься? - поинтересовалась я у собаки, пока мы спускались. Мопс успел оббежать периметр лифта уже раза три - четыре - вроде не весна, чтобы так любить мир. Может, тебя чем - то вкусным накормили? Или у тебя день рождения?
   Увы, но отвечать на эти вопросы мне никто не собирался, так что разговор явно не клеился. Замолчав, я порылась в кармане куртки и достала наушники вместе с плеером. Надеюсь, что дальше все закончиться без происшествий.
   Иногда мне серьёзно кажется, что кто - то ходит за моей спиной и тщательно записывает все, что я говорю, после чего исполняет это с точность наоборот. По - моему, в данном случае говорят, что мысль - материальна, вот только в моем случае что - то в этой системе исполнения явно дает серьёзный сбой. Вот кто вообще просил меня надеяться на то, что сегодня уже ничего странного не произойдет? Не могла промолчать, что ли? Вот, молодец, Лиля, теперь наслаждайся.
   Все началось с того, что выйдя из дверей дома, меня едва не снес с ног нечеловеческий энтузиазм Гоши. Собака рванула к первому же столбу как к давно потерянному, но горячо любимому и незаменимому другу, с которым он не видела лет десять, и которые внезапно объявился. Все мои попытки хоть как - то образумить, или хотя бы притормозить мопса были пресечены на корню, более того, меня просто жестко игнорили!
   - Стой! Гоша! Да притормози ты! - кричала я в безуспешной попытке хоть как - то образумить обезумевшее от свободы животное - стой! Немедленно!
   Как об стену горохом. С таким же успехом можно было кричать Преображенскому - младшему, чтобы он отстал от меня и занялся своими делами. Ну не получается у меня ладить с животными, что тут поделаешь?
   Тем временем, Гоша, сделав свое без сомнений темное дело, полетел дальше, таща меня за собой. Я уже даже не пыталась вырвать из этого наглого собачьего произвола и просто старалась оттащить неадекватное животное от испуганных и удивленных прохожих, чтобы они не сдали его ветеринарам, с целью проверить на бешенство. Вот так, не знаю, каким образом, мы оказались во дворе соседнего дома, куда я старалась без особой нужды вообще не заглядывать. Но это - я, а это - Гоша, так что мои приоритеты явно не учитывались. Подумаешь!
   - Так - так - так - раздался подозрительно знакомый голос с детской площадки, которая в наступающих сумерках выглядела довольно подозрительно - это случаем не подруга шкетов?
   Шкетов? Так, на моей памяти такое определение кому - то мог дать только один человек. Вот только его для полного счастья не хватало!
   - Добрый вечер, Прохор Семенович - поздоровалась я с дядей близнецов Преображенских, предварительно подойдя поближе.
   Мужчина отсалютировал мне бутылкой и белозубо улыбнулся. Приглядевшись, я только покачала головой. Семеныч, а именно так негласно называли все окружающие этого мужчину кто за глаза, а кто и в глаза, опять выглядел так, словно только что вернулся из плена, ну, или из пешего турне по России. Но так мог судить только тот, кто встречал Семеныча в первый раз. Те, кто имел возможность видеть его не только во дворе дома с бутылкой, но и на съемочной площадке, где мужик был просто Царь и Бог, прекрасно знали, что подобным образом Прохор Семенович Преображенский мог выглядеть только в том случае, когда с головой уходил в работу.
   Да, дядя Ильи и Саши был довольно известным режиссером, на счету которого было несколько довольно крупных проектов. Правда, сам стиль фильмов этого мужчины был довольно....своеобразным. На любителя, так сказать, но, тем не менее, это не мешало Семенычу удивлять, восторгать или ужасать своими работами общественность. Хотя из-за постоянной занятости на съемках, Семеныч так и не женился, предпочитая время от времени заводить романы, которые уже окрестили "недельными", ибо ни одна пассия не могла задерживаться рядом с таким человеком больше чем на семь, от силы восемь дней.
   Лично мне этот мужик был симпатичен. Хоть мы с Прохором Семеновичем и пересекались от силы раз тридцать за все время, пока он вместе с семьей брата жил в соседнем доме, но этого было вполне достаточно, чтобы обе стороны поняли, что представляет каждый из собеседников, и стоит ли вообще продолжать знакомство. Оказалось - стоит, поэтому и я, и он с удовольствием перебрасывались несколькими фразами при встрече.
   Думаю, что это благодаря тому, что Семеныч не смотря на свою карьеру все - таки умудрился остаться самим собой, а именно сумасбродным мужчиной, у которого был поистине несносный язвительный характер и невероятные идеи, навевающие на мысль, что он употребляет что - то незаконное, причем довольно давно.
   Вот что с такого вообще возьмешь?
   Я подошла к сидящему на качелях мужчине и села на свободные по соседству, чем заставила мужика немного криво усмехнуться. Не обратив на это внимания, я отцепила поводок Гоши и позволила псу умчаться в прекрасное далеко. Все равно скоро выдохнется, а так может ещё и присмиреет.
   - Я слышала, Вы начали работу над новой картиной.
   Семеныч хмыкнул и снова отхлебнул из бутылки и слегка качнул качели, которые жалобно заскрипели. Ну да, согласна, вопрос, конечно заезженный до безобразия, но с чего - то все - таки надо начинать, правильно?
   - Есть такой грешок - все-таки ответил мне мужчина и, нахмурившись, убрал с лица длинные пряди темных волос, которые то и дело взлохмачивал легкий ветер - а ты так и динамишь младшего шкета?
   Один - один.
   - Чтобы динамить, надо по меньшей мере нравиться кому - то - отозвалась я, стараясь не заскрипеть зубами от злости - а мы с Ильей просто друзья.
   - Вон оно что - глубокомысленно произнес Семеныч и снова качнул качели, качаясь, словно в кресле - качалке - ну, если ты так ставишь вопрос....
   - А как Ваши дела? - не стала дослушивать я - всё-таки не часто Вас встретишь здесь. Вдохновение ищите?
   - Да что его искать - отмахнулся Семеныч - я от него вообще бегаю, да все без толку. Всё равно оно догоняет.
   - Тогда почему Вы здесь, а не на съемках?
   - Я что, бессмертная лошадь, что ли? - поинтересовался Семныч таким тоном, словно всерьез сомневался в моих умственных способностях - погода хорошая, вот я и решил на улице посидеть, не все же время торчать в квартире.
   - Вас что, снова выгнали? - осторожно поинтересовалась я, косо смотря на профиль режиссера.
   Да, такое тоже порой бывало. Например, когда Юрий Семенович - отец близнецов, вернувшись с очередной командировки, заставал брата в состоянии "творческого застоя", которое почему - то распространялось не только на дядю, но и на племянников, Прохор Семенович незамедлительно оказывался за дверью, вместе со всеми "лекарствами", а особо тяжких случаях ещё и с вещами.
   Естественно, так просто Семеныч не сдавался, и просто сидел на качелях под окнами квартиры, невзирая на ту погоду, которая была в данный момент. Так что стоило Юрию Семеновичу снова уехать для новых репортажей, то Семеныч получал амнистию и возвращался обратно в квартиру, полный новых сил и вдохновения. В остальных случаях его на качелях практически не увидишь.
  Может, сегодня его снова выставили?
   - И с чего ты это взяла? - поинтересовался Семеныч, переводя на меня взгляд карих глаз с немым укором.
   - Это просто предположение - заерзала я, стараясь не отрывать взгляда от глаз мужчины, хотя это было довольно тяжело.
   Всё-таки умел Семеныч смотреть прямо в душу. Профессиональный навык, что тут ещё скажешь?
   - Нет.
   Ясненько. Дальше эту тему можно не продолжать, а то и до беды недалеко.
   - Кстати, Прохор Семенович - решила спросить я, вспомнив про сайт и красного, то есть, Алого Оленя - а верите в судьбу?
   - Судьбу? - кажется, такого вопроса мужчина не ждал, потому как удивленно покосился на меня и даже запустил руку в волосы, что означало крайнюю степень удивления и растерянности.
   Вот от кого Преображенский эту привычку получил!
   - Ну, не просто в судьбу, а в то, что есть люди, которые могут быть друг другу... Предназначены, что ли? - я начала раскачиваться на качелях, не отрывая взгляда от темного здания многоэтажки и десятков окон, в которых начали загораться электрические огоньки в наступающих сумерках.
   - Ты имеешь в виду красную нить? - уточнил Семеныч, плотнее кутаясь в потертую куртку, из-за порыва холодного ветра.
   - Не совсем - помолчав, отозвалась я, пытаясь как можно точнее выразить то, что хотела сказать - просто... как думаете, у человека только одна жизнь, или их столько же, сколько и листьев на деревьях?
   - О, пошла религиозная тема - усмехнулся мужчина, и отпил из горла бутылки, по всей видимости, для религиозного настроя, не иначе - смотря каких именно "религиозных убеждений" ты придерживаешься. Вот, например, в христианстве после смерти ты сразу попадешь либо в рай, либо в ад. В буддизме ты будешь перерождаться. В исламе тоже сразу либо вверх, либо вниз... Ну, может ещё в других религиях предусматривают возможность новой жизни.
   - Получается, что душа живет только один раз?
   - Я же сказал, что здесь все зависит от...
   - Да-да, я помню - отозвалась я, отбрасывая с плеча волосы - я вот что хотела узнать: есть ли такая вероятность, что каждому человеку кто - то предназначен? Ну, то есть не самому человеку, а его душе? Вот была я в прошлой жизни парнем, была у меня жена, я её любила, то есть, любил без памяти, а потом и она, и я... Умерли. Есть ли вероятность, что я встречусь со своей возлюбленной и в этой жизни? То есть, моя душа и её могут встретиться и снова быть вместе? Или это невозможно?
   Нет, я не хотела быть парнем, но ведь должно быть хотя бы какое - то логическое объяснение, что я - орёл, а не орлица, правильно?
   Семеныч задумался. Вот - вот, пускай, ему это полезно.
   - Странные ты вопросы задаешь - спустя несколько минут медленно произнес Семеныч, взвешивая в уме каждое слово - я вот что думаю : если тебе предназначено кого - то встретить, то ты его встретишь. Не важно, когда это произойдет и как именно это случиться.
   - И давно Вы стали фаталистом? - поинтересовалась я, останавливая качели, проехав ногами, обутыми в кеды по гравию - значит, вариант с душами всё-таки имеет шанс на жизнь?
   - А почему нет, собственно? - пожал плечами мужчина - существуют же всякие экстрасенсы, гадалки, нумерологии и прочие шаманы. Так почему бы и этому не существовать?
   Усмехнувшись, я поднялась с качели и, повернувшись к Семенычу, сказала:
   - Спасибо.
   - За что? - удивился тот, наклонив голову на бок и задумчиво смотря на окна квартир.
   Похоже, что ему самому стало найти ответ на мой вопрос.
   - За то, что высказались - отозвалась я.
   - Обращайся. У тебя интересное видение мира, хотелось бы послушать твои размышления и по другим вопросам, всё-таки не зря тот шкет с тобой как с писаной торбой носиться. Всё-таки есть в тебе что - то интересное.
   - Да Вы что? - сквозь зубы поинтересовалась я, сузив глаза - что ж, как только так сразу. Доброй ночи, Прохор Семенович.
   - Бывай - рассеянно произнёс мужчина мне вслед.
   Подняв голову, я посмотрела на небо, но ничего кроме темных туч так и не увидела. Ни луны, ни звезд, ничего. Похоже, что определить в каком же созвездии сегодня ночное светило мне не удастся, а посему, нужно поскорее найти мопса и возвращаться. Всё-таки мне еще задание делать, а я все время на дурацкий сайт потратила. А ну как вызовут? Что тогда делать буду?
   Гоша нашелся среди своры бродячих собак во дворе дома, который находился едва ли не в километре от нашего. При этом противная и неблагодарная собака всячески противилась возвращению на Родину. Но не зря люди миллионами лет наращивали ум, волю, упорство и храбрость, так что я довольно скоро доставила пойманного мопса в родные пенаты, и, торжественно вручив удивленной маме длинный поводок в руки, пошла умываться и садиться за задание.
   - Так- так - так - пробормотала я, зайдя в комнату и покосившись на лежащий поверх покрывала мобильник - интересно, олень уже ответил?
   Увы и ах, но, ни смс, ни звонков, ни каких - либо других проявлений интереса на экране не наблюдалось. Разочарованно вздохнув, я кинула телефон обратно на постель и, вытерев мокрые волосы полотенцем, уселась неподалеку, гипнотизируя прибор глазами.
   И что это значит? Он меня что, динамит? Ему что, не интересно узнать о том, кто его пара? А этот Алый Олень гораздо умнее, чем я себе представляла. Конечно, я могла и сама ему написать, но я же девушка, в конце - концов! Пусть по результатам сайта я вообще орел, но на самом - то деле я не парень, так что сообщать о себе первой я не собираюсь. Это вообще всё е - рун - да! Лиля, ты просто повелась на рассказы Вари, а этот сайт вообще промыл тебе мозги! Конечно! Двести вопросов пройти и не думать о том, что из себя представляет твоя пара довольно сложно, уже хотя бы потому, что это интригует. А может всё-таки попробовать первой? Ну что с меня, убудет, что ли? Это же всего лишь сообщение...
   - Да пошло всё к черту! - не выдержала я и, рывком вытащив протестующее пикнувший телефон из зарядки, сунула его в ящик стола от глаз подальше - ещё чего! Буду я такими глупостями заниматься!
   Вот это другое дело! Молодец, Орлова! Тьфу ты, у меня даже фамилия от орла произошла! Ну что за ерунда?
  
  
   ***
  
   - Что с тобой? - Варя удивленно посмотрела на меня и даже совершила некий круг почета, словно я была новогодней елкой - ты чего такая помятая?
   - Ничего - огрызнулась я, прикрывая зевок рукой - это все из-за тебя!
   - Меня? - обалдела Котова, отступая на несколько шагов и растерянно оглядывая коридор, в котором мы ждали вторую пару, словно старалась найти кого - то, кто мог бы взять на себя эту роль.
   Увы, таких людей не нашлось.
   - Да - зло посмотрела я на подругу, которая с видом мученика накручивала на палец локон фиолетовых волос.
   - И в чем же моя вина? - поинтересовалась Варя, скрестив руки на груди.
   - Это ты мне подсунула этот дурацкий сайт, а я...
   А я не спала почти всю ночь, так как ждала сообщения от оленя, не переставая ругать себя за глупость.
   - Ты всё-таки на нем зарегистрировалась? - глаза Варвары зажглись ненормальным энтузиазмом - и как? Кто ты? Хотя нет, дай угадаю! Ты - кобра! Или нет, ты...Бабочка! Нет! Ты...Голубь! Хотя может ты и...
   - Я орел! - не выдержала я и в отчаянье топнула ногой - орел, ты понимаешь? Причем не просто орел! Я - Золотой Орел!
   - Круто! - так искренне восхитилась Варя, что я даже растерялась - это реально круто, Лилька! Тебе повезло! А кто твоя пара? Давай угадаю, это...
   - Алый Олень - сквозь зубы произнесла я, снова возвращаясь к своему плохому настроению.
   - Ну что ж, хорошая пара - подбодрила меня Котова - конечно, в идеале было бы круто, если бы и ты и он были птицами, ну или ты бы стала ланью, это очень гармоничные пары, но и так здорово. Вот если бы твоей парой был хищник, то...
   - Варя, ты хоть представляешь себе этот ужас? -поинтересовалась я у увлекшейся рассуждениями подруги, смотря на неё как на говорящий кактус, то есть совершенно ошарашено - красный олень и орел из золота! Красота!
   - А что тебе не нравиться? Я вообще белая сова, а моя пара - черный гризли, и что? Я же молчу!
   - Кто ты? - не поверила я - сова? А твоя пара - медведь?
   - Ну да - кивнула головой Котова - ну так и что? Моя цель - это Артём! А на этого медведя мне плевать с высокой ёлки!
   - То есть, Вы даже не общаетесь? - удивилась я
   - Общаемся, конечно - легкомысленно пожала плечами Котова, потягиваясь и осматривая коридор в поисках преподавателя, который должен был подойти к аудитории ещё десять минут назад - но ничего серьёзного.
   Одногруппники уныло стояли под дверью и тихо переговаривались, время от времени строя неуверенные предположения, что пары не будет. Я косо посмотрела на ребят, с которыми училась уже третий год. Интересно, как много из них зарегистрированы на "Силуэте"? Нашли ли они того, кто предназначен им самой Судьбой? Или же они просто отмахнулись от этого как от чего - то недостойного из внимания?
   - Ну что, Бориса Евгеньевича всё еще нет? - поинтересовалась Аня, только что вернувшаяся со встречи с научным руководителем - может, его вообще не будет? Он же обычно не опаздывает.
   - Не говори вслух, а то не сбудется - попросила Варя, протягивая ей куртку, которую Боголюбова спешно впихнула в руки девушки перед тем, как пойти наперерез пожилому преподу, с которым подруга решила писать курсовую.
   - Ну - ну - скептически отозвалась Аня, поправив рукава светло - зеленой кофты, которые она постоянно закатывала, когда нервничала.
   - Кстати, а ты в курсе, что Лиля зарегистрировалась на сайте? - поинтересовалась у подруги Варя противным тоненьким голоском - а ты хоть попробовала это сделать?
   - Я пыталась - Анна была как всегда честна - но меня отпугнули двести вопросов.
   Варя разочаровано махнула рукой и даже отвернулась от Боголюбовой. Нет, ну а что тут такого? Котова прекрасно знает, что если Аня не хочет что - то делать, то её просто нереально заставить. Хорошо, что она хотя бы зашла на сайт, а ведь могла бы и проигнорировать даже ссылку, так что это ещё и довольно много.
   - Борька тащиться - печально оповестила нас с Аней Варя и, схватив меня за руку, потащила к двери в аудиторию.
   Похоже, я сегодня в фаворе.
   - Заходим и готовимся! - с ходу объявил препод, открывая двери аудитории и едва не подталкивая студентов в спину - да быстрее! Пара уже давно началась!
   - А что же Вы тогда опоздали, Борис Евгеньевич? - поинтересовался Эдуард Тополь - худенький паренек довольно высокого роста, который, не смотря на свою внешность, был гласным и негласным лидером нашей группы, из-за способности договариваться с кем угодно, когда угодно и о чем угодно.
   - Пробки.
   Ну конечно! Что же могло заставить такого педанта как Розанов Борис Евгеньевич пропустить целых десять минут? Не удивлюсь, если он вообще пешком до нас добрался, выскочив из трамвая или маршрутки на ходу!
   Тихо переговариваясь и закатывая глаза, студенты всё-таки расселись за парты, приготовившись слушать. Наша тройка как всегда села вместе за последние парты, на самом верху рядов парт и лавочек. Я нисколько не преуменьшу, если скажу, что это самые козырные места, за которые на первом курсе разыгрывались настоящие бои с закулисными интригами! До сих пор ума не приложу, как мы смогли тут оказаться, но факт есть факт и с ним не поспоришь.
   Достав из сумки тетрадь и ручку, я стала с равнодушным видом смотреть на то, как преподаватель пишет на доске крупными буквами тему пары. Внезапно телефон, который до этого тихо - мирно лежал у меня в кармане джинсов завибрировал и замигал. Это ещё что такое? Стараясь не привлечь внимания сидящей слева от меня Вари, я достала телефон и посмотрела на экран. Увиденное едва не заставило меня подскочить на месте.
  
   "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орел:
   - Добрый день. Похоже, что моя пара наконец - то нашлась. Очень приятно познакомиться.
   Пятница,11:40".
  
   Приплыли, господа.
  
  
  
   ***
  
   - СЕМЕНЫЧ!
   Тихий покой раннего утра пятницы простого мужчины - работяги, который неимоверными усилиями каждый день зарабатывал себе на хлеб насущный, был нарушен самым наглым образом.
  Зверски зевая, Прохор Семенович сел на кровати, упираясь локтями в согнутые колени, чтобы было удобнее поддерживать голову, и обвел комнату красными от недосыпа глазами. А ведь он заснул только под утро, уныло подумал мужчина, медлен обводя глазами, которые грозились в любой момент закрыться, свою берлогу.
   У этих паразитов нет ни стыда, ни совести, все в отца.
   Комната, которую в квартире семьи Преображенских занимал Прохор, полностью отражала всю суть его деятельности. Тут были всё, что так или иначе когда - то использовалось в работе над тем или иным фильмом: дикие картины, с изображением странных чудовищ, самых разных форм, размеров и цветов, странные схемы, знаки которых понимал только сам хозяин комнаты, но которые можно было встретит на стенах домов серийных маньяков. По углам, словно часовые застыли восковые фигуры, изображающие некоторых персонажей фильмов Семеныча, подаренные самими актерами или их менеджерами в память о проделанной работе.
  Многие задавались вопросом, зачем такому человеку как Прохор Семенович Преображенский хранить подобные безделушки, ведь обычно он являл собой образец ходячего сгустка язвительности и полного пренебрежения. Ответа на этот вопрос не мог дать даже сам хозяин, уже потому, что сам никогда об этом не задумывался.
   Большое окно, завешенное тяжелыми темными шторами, не пропускало назойливый солнечный свет, укрывая комнату мягким полумраком, что совершенно не способствовало состоянию бодрствования, а потому глаза Семеныча снова начали закрываться, вот только...
   - Дядя!
   - А?! - резко поднял голову с колен мужчина и удивленно посмотрел на отскочившую от стены дверь, которая вела в его скромные пенаты.
   Не иначе, как с ноги открыл, зараза, мрачно подумал Семеныч, смотря на влетевшего в комнату мальчишку, по недоразумению являвшегося его племянником.
   - Ты почему меня не разбудил?! - голубые глаза племянника рассерженно смотрели в упор на сонного родственника.
   - А должен был? - удивился Семеныч, пытаясь понять, кто стоит перед ним из близнецов.
   Выходило не очень. Но спрашивать о том, кто из близнецов его разбудил, было как - то не правильно. Всё-таки он их дядя, поэтому так - то должен понимать, кто перед ним. Хотя, тут Прохор рассеянно запустил руку в волосы и вздохнул, наверное, их даже родители с трудом различают, что уж про него говорить? В детстве им вообще на руку разные браслеты завязывали, чтобы знать, кто из них Илья, а кто Саша. Правда, шкеты быстро просекли, в чем дело, и частенько менялись браслетами, чем выносили мозг взрослым окончательно.
   - Должен! Ты обещал, что не будешь спать! - продолжал тем временем обвинять родного дядю во всех грехах один из близнецов.
   - Так я и не спал - всё ещё не мог понять причину переполоха Семеныч, хотя очень старался - и что?
   Может, он вчера что - то пообещал, а потом из-за горы работы просто забыл?
   - Ты должен был меня разбудить! В восемь часов!
   В точку.
   - А - вспомнил мужчина и щелкнул пальцами - точно! А я - то думал, что я забыл? Извини, парень, я в семь утра вырубился...
   - Вырубился он! - рывком открыл занавески мальчишка, впуская в комнату яркий свет - а сейчас уже начало первого! - закричал он, указывая на улицу рукой.
   - Да расслабься ты - посоветовал брату второй шкет, вальяжно зайдя в комнату родственника и садясь на край широкой кровати - ты слишком волнуешься. Успокойся и дыши полной грудью, все равно уже проспали, так чего теперь паниковать?
   - Что? Ты с каких это пор в пофигисты подался?
   - Так! Стоп! - выставил вперед руку Прохор, душа приближающийся скандал в зародыше - для начала давайте - ка разберемся. Кого я должен был разбудить?
   Две пары удивленных голубых глаз с одинаковых лиц уставились на него в упор, заставив поежиться.
   - Что?
   - Семеныч, ты что, ещё не проснулся? - осторожно поинтересовался тот, кто стоял у окна - или принял вчера чего для вдохновения?
   - А?!
   Может, он что - то не то сказал?
   - Тогда, будем угадывать по буквам! - радостно объявил тот, кто сидел на кровати и, вскочив, метнулся к столику, на котором стояла большая юла, выполненная в готическом стиле.
   Мозг мужчины безразлично отметил, что даже не помнит, как эта юла вообще оказалась у его хозяина.
   - Итак! - парень поставил юлу на серое покрывало и крутанул - у Вас триста очков на барабане! Назовете букву или скажете все слово?
   Только один из этой пары могу учудить такое, обреченно подумал Семеныч и перевел взгляд на стоящего у окна взъерошенного парня, одетого в бежевый свитер с закатанными рукавами и темные джинсы.
   - Прости, Саша, я тебя подвел - со вздохом признал мужчина, отбирая у второго мальчишки юлу.
   - Да ничего, бывает - отмахнулся тот и подошел к близнецу - это и моя вина. Надо было будильник поставить. А ты чего сидишь? - поинтересовался Саша у Ильи, который снова восседал на кровати как на троне.
   - Могу лечь, если хочешь - пожал плечами парень - Семеныч, ты не будешь сильно против?
   - Собирайся, нам надо ехать! - не дал дяде даже рта открыть старший брат, пихая в плечо младшего.
   - Куда?! - не понял тот.
   - В универ.
   - Ради последней пары? Я что, дурак? - удивленно поинтересовался Илья, смотря на Сашу снизу вверх - без меня обойдутся.
   - Ты что - то подозрительно довольный - покачал головой Саша, опираясь на высокую резную спинку кровати - с чего бы это?
   - Мне снился хороший сон - усмехнулся Илья и потянулся - мы с Цветочком гуляли по мостовой и я показывал ей звезды.
   - Да ты что? - сделал круглыми глаза Саша - а что потом?
   - А потом ты начал орать, что мы проспали, и обломал мне весь кайф - швырнул в брата тапок Илья, но тот ловко увернулся - вот не мог подождать хотя бы пять минут, перед тем, как начать паниковать? Мы только дошли до самого интересного!
   - Мне начинать беспокоиться? - поднял брови Семеныч, смотря на ругань братьев - Илья, будь осторожнее, иначе однажды улетишь в грезы навсегда. Лучше вернись на землю и найди того, кто тебе предназначен.
   - Ты что, в фаталисты подался? - подозрительно поинтересовался Преображенский - младший, косо смотря на дядю - мне начинать беспокоиться?
   Вот умеют же они с братцем перехватывать фразы и практически тут же возвращать их обратно, покачал головой Семеныч. И в кого они такие? Хотя, как это - в кого? В мамашу, конечно. Хотя эти слова он уже где - то слышал. А, точно.
   - И ты туда же - мрачно произнес Прохор, подпирая подбородок кулаком.
   - Я?!- Илья удивленно округлил глаза, и растерянно посмотрела на сонного родственника.
   - Ага, твоя подружка мне тоже вчера сказала.
   - Подружка? - удивление сменилось подозрением, которое парень даже не пытался скрыть.
   - Если не изменяет память, ей зовут Лиля.
   - Ты её видел? - удивился Преображенский, игнорируя закатывание глаз Саши, полностью сконцентрировав внимание на Семеныче - когда? Где?
   - Вечером, когда сидел на качелях - пожал плечами тот, недовольно скривившись от яркого света и такого пристального внимания племянника - она собаку выгуливала, и забрела в наш двор, так что мы разговорились и ...
   - А я где был в этот момент?
   - Ты у меня спрашиваешь?! Мне - то откуда знать, где тебя черти носили?!
   - Я тоже не в курсе - поднял руки Саша, сразу открещиваясь от вопроса, который мог достаться ему следом за дядей - у Андрея спрашивай. Ему видней, где вы шлялись.
   - Вот блин - расстроено протянул Илья, взлохматив шевелюру - теперь буду каждый вечер во дворе на качелях сидеть.
   Мужчина удивленно посмотрел на задумавшегося мальчишку. Наверное, это семейное. Если Прохору не изменяла память, а она пока была ему верна, то отец этих одинаковых шалопаев в свое время точно так же помешался на одной поистине несносной девице, которая каждый раз втаптывала воздыхателя в грязь, а потом и вовсе умудрилась сбежать с их свадьбы. Но, не смотря на все эти выкрутасы безумной женщины, доказательство поистине бараньего упорства Юрия Преображенского стоит сейчас перед его братом. Точнее, одно стоит, второе сидит. Хотя, может с Ильёй все не так потеряно?
   - Как думаешь, это лечиться? - поинтересовался у Саши Семеныч, кивком головы указывая на сидящего в позе мыслителя Илью.
   - Нет. Пробовали уже. Тут остается только смириться - со вздохом отозвался тот, разведя руками - ладно, пойду я.
   - Всё-таки появишься в универе? - поинтересовался Прохор.
   - Да.
   - Ладно, выметайтесь из моей комнаты - велел Семеныч, сильным пинком сбрасывая Илью с кровати - раз все проблемы благополучно разрешились, и мое участие в дальнейших событиях не столько важно, как было до этого, то пошли вон! Я спал только четыре часа, до того, как вы ввалились в мою комнату и начали орать!
   - Сашка, сейчас все равно уже начало первого, какой смысл куда - то идти? Или ты собрался на пару, которая у нас в час будет? - поинтересовался Илья, поднимаясь с пола и недовольно потирая бок, намеренно игнорируя вопли дяди - смысл?
   - А толку тебе что - то говорить? - риторически поинтересовался брат и, показав близнецу кулак, ответ на передразнивание, вышел из комнаты.
   - Ладненько, отдыхай, дядя - усмехнулся Илья и, задернув шторы, вылетел из комнаты, чтобы успеть достать брата перед его уходом.
   - Идиоты - пробурчал Семеныч, когда за вторым мальчишкой закрылась дверь, и снова повернулся на живот, обнимая подушку.
   - И всё-таки рожа у тебя слишком уж довольная - подозрительно покачал головой Саша, смотря на стоящего в коридоре брата, все ещё одетого в серую футболку и такого же цвета спортивные штаны, завязывая при этом шнурки на кроссовках - наверняка опять с этим идиотом что - то выкинули.
   - Ты про кого? - приподнял брови Илья, чуть склонив голову на бок - если про себя, то да. Поломали мы Семенычу кайф знатно...
   - Я не про себя! - отмахнулся парень, выпрямляясь - я про тебя и Андрея Смелова. Или опять связался с Кириллом? Но если в этом замешан Фей - отцу скажу. Сколько можно тебя покрывать?
   - Любопытной Варваре....- начал Преображенский, но замолчал, едва в него полетела лопатка для обуви - осторожней! - прикрикнул Илья, увернувшись - попади ты - и это статья. Я ж тебя на полную катушку в тюрягу упрячу.
   - Напугал ежа - отмахнулся Саша и потянулся за курткой - кстати, ты слышал про новый сайт?
   - Сайт? Надо же! С каких это пор главу профкома стали интересоваться социальные сети? - поинтересовался парень, садясь на своего любимого конька, имя которому было подколы и издевательства.
   Да, в чем в чем, а в этом ему равных не было, особенно когда речь шла о родном брате. Хотя и сам брат был не лыком сшит, так что и ответить при случае мог так, что и челюсть падала. Всё-таки один набор генов, что тут ещё скажешь?
   - Не меня, осёл - отмахнулся от попытки придраться к своим словам Саша - мне про него весь профком все уши прожужжал.
   - Окей, и что за сайт?- постарался изобразить на своем лице вежливое любопытство Илья.
   - Я не помню, как он называется, но там высчитывают того, кто подходит тебе по всем параметрам - задумчиво произнес Преображенский - старший и покосился на младшего брата - не хочешь попробовать? Мало ли...
   - Зачем? Я и так знаю, кто подходит мне по всем параметрам.
   - Ну-ну - покачал головой Саша, понимая, что спорить просто бесполезно - ладно, бывай. Надеюсь, что ты не начнешь страдать и писать стихи о неразделенной любви?
   - Если только в твоих мечтах.
   - Дурак.
   - Дебил.
   Вот и поговорили, подумал Саша и, закрыв дверь, быстрым шагом пошел к лифту, что бы, наконец - то покинуть этот дом и погрузиться с головой в привычную работу.
  
  
   ***
  
   - Хэй! Кого я вижу! Господин Осипов собственной персоной! И что ты тут делаешь, а?
   Андрей Смелов, который под благовидным предлогом только что смотался со скучнейшей пары по проектированию, удивленно посмотрел на высокого парня с русыми волосами и серыми глазами, с которым он только что столкнулся практически на выходе с родного факультета.
   И чего это крестник ректора забыл на художественном факультете? Это же практически на два этажа выше журфака! Неужели случилось что - то настолько необычное, что этот парень лично поднялся на факультет Андрея?
   - Не видел Преображенских? - поинтересовался Кирилл, игнорируя обращенный к нему вопрос, как можно глубже засовывая руки в карманы и стискивая зубы.
   Наглый ублюдок.
   - Не - е - ет - сквозь зубы, чуть нараспев произнес Смелов, задетый подобным пренебрежительным тоном, сузив зеленые глаза - а что, должен был?
   Так как Андрей не входил в число "великолепной четверки", общаясь из всего её состава больше всего с Ильей, не считая брата, то парень не видел особых причин скрывать свое отношение к остальным участникам "золотого квартета". А мажор, который сейчас стоял перед парнем, весь из себя такой не постижимый, с королевским видом показывая, что вертел он всех встречных и поперечных на среднем пальце, раздражал Андрея Смелова из всех его многочисленных знакомых так, как никто и никогда.
   Вот бывают такие люди, которых ты просто не перевариваешь. Каждый хотя бы раз в своей жизни сталкивался с подобным. Вроде ничего плохого тебе человек ничего не сделал, но, не смотря на это, тебя просто трясет, когда ты стоишь неподалеку. Вот у Андрея, когда дело касалось Кирилла, так и было, поэтому парень старался как можно меньше пересекаться с Осиповым, но раз он сам подошел, то выхода не было.
   - Их не было на парах, а ты числишься лучшим другом Ильи, вот я и подумал, что ты знаешь, где он и его брат - невозмутимо отозвался Кирилл, совершенно не обращая внимания на реакцию Смелова - так что, знаешь или нет?
   - Числюсь? - мягко переспросил Андрей, прекрасно понимая, что ещё немного и начнется ссора.
   Да что этот мажор о себе возомнил?
   - Проблемы со слухом? - поднял брови Осипов, прекрасно осознавая, какую реакцию он вызывает у оппонента - если все настолько плохо, то я могу повторить.
   - Уматывай отсюда - серьезно произнес Смелов - слышишь, Кирилл? Уматывай, прошу тебя, или я за себя не в ответе.
   - Надо же, какие мы нервные - усмехнулся Осипов, подняв вверх руки, и отступая на шаг - успокойся, дыши глубже, я же ничего ещё не сказал.
   - А, так ты только разогреваешься? - поднял брови Смелов, сжимая в руках куртку - интересно, и что же ты скажешь, когда захочешь? Мне следует подготовиться?
   - Подготовиться... - задумчиво повторил Кирилл, потерев рукой подбородок - пожалуй, да. Но не сейчас. Разойдемся миром, так сказать. Значит, ты не знаешь, где Преображенские?
   - Они у тебя что, денег одолжили, что ты их так ищешь? - раздраженно поинтересовался Андрей, отходя ближе к стене, чтобы пропустить спешащую мимо парней смущенную и немного нервничающую первокурсницу, которая, однако, не упустила возможности рассмотреть симпатичных парней - ну, не пришли, подумаешь. Может прогулять решили, или банально проспали, с таким - то соседом по квартире как Семеныч это не удивительно.
   - Думаешь, причина в этом? - посмотрел на парня Кирилл, совершенно не обращая внимания на взгляды первокурсницы.
   - Нет, блин, их инопланетяне украли - огрызнулся парень и, закинув на плечи рюкзак, поинтересовался - это все, что ты хотел у меня спросить? Или ещё что - то узнать хочешь?
   - Как там твой братец? - внезапно поинтересовался Осипов - отошел после встречи с Кристиной? Или до сих пор в ступоре?
   - Всё шикарно.
   - Поздравляю, значит, у него сильная психика. Тогда не смею больше задерживать - развел руки в стороны Кирилл и, сделав шаг в сторону, слегка покачнулся.
   - С тобой все нормально? - против воли поинтересовался Андрей, заметив это движение - кстати - парень присмотрелся по внимательнее, и удивленно присвистнул - какой - то ты нереально бледный... Как вампир.
   - Все нормально - отмахнулся Осипов, выпрямляясь - просто как - то хреново с утра, вот и качает. Наверное, подцепил что - то ....
   - Поменьше по бабам мотайся, и не подцепишь ничего - мстительно отозвался Смелов и, бросив на парня последний, немного обеспокоенный взгляд вышел из дверей факультета, думая о том, что Кирилл Осипов сегодня был каким - то слишком странным, даже для своего обычного состояния.
   А за его спиной парень в синем пиджаке медленно съехал по стенке вниз, держась руками за голову, но Андрей уже этого не видел, доставая телефон, чтобы всё-таки поинтересоваться, почему братья Преображенские решили прогулять занятия. Ладно бы только Илья, но вот то, что Сашка тоже решил ставить под сомнение свою репутацию, было чем - то действительно странным.
  
  
   ***
  
   Я в полном замешательстве ещё раз прочитала сообщение. Наверное, это был уже десятый одиннадцатый раз, а буквы все не менялись, продолжая равнодушно складываться в слова, прямо говоря, что Судьба все-таки решила постучать в мои двери.
   Почему - то стало невыносимо жарко, словно температура в аудитории мгновенно поднялась на десяток градусов, так что я, одетая всего лишь в зеленую клетчатую рубашку и голубые джинсы, почувствовала себя на солнцепеке.
   - Что с тобой? - тихо поинтересовалась Варя, удивленно смотря на то, как я достаю из тетради лист и начинаю им махать, чтобы хоть немного охладиться - тебе плохо? Может, выйти попросишься?
   Беспокойство в голосе подруги стремительно нарастало, и в конце фразы она уже едва ли не выпихивала меня из-за парты в проход, чтобы я вышла из аудитории и более - менее пришла в себя. Не скажу, что идея была дикой, но пропускать даже часть объяснений Розанова - это самоубийство. Мужик и так объяснял материал словно на китайском, а если упустить нить его рассказа, то вообще можешь помахать хоть какой - то логике транспарантом с надписью "Помним. Любим. Скорбим". Так что я выйти с пары я согласилась бы только под расстрелом.
   Хотя при этом почему - то мне моя логика не помешала на такой паре читать сообщения от пользователя сайта знакомств, да ещё и зацикливаться на этом. Наверное, со мной действительно что - то не так.
   - Всё нормально - успокоила я Варвару, всё же отвоевывая себе право остаться за партой, а не быть выставленной в проход - да прекрати ты меня пихать! Сказала же, что всё хорошо!
   - Так, на последнем ряду! Что там за переговоры?! Вы что, тему лучше всех знаете?
   Мы с Котовой испуганно замерли, и посмотрела на раздраженного Бориса Евгеньевича как провинившиеся щенки, понимая, что сейчас конкретно облажались. Аня тихо вздохнула и покачала головой, слегка отодвигаясь в сторону, чтобы не попасть под гнев Великого и Ужасного преподавателя.
   Лицемерка!
   Преподаватель только нахмурился и ещё сильнее сжал губы в тонкую полоску, ожидая извинений. Не день, а сплошное недоразумение! Мало того, что трамвай сломался и заблокировал все остальные на середине пути Розанова до университета, что отняло у него целых десять минут занятий, так ещё и студенты решают свои проблемы, прямо на объяснении темы, совершенно не смущаясь того, что они мешают не только себе, но и всем остальным.
   - Простите - всё-таки подала голос я, когда молчание между нами и преподавателем достигло апогея - мы не хотели помешать.
   - В таком случае займите свои места и потрудитесь уделить мне хотя бы толику того внимания, что Вы уделяете Котовой, Орлова - ледяным тоном произнес Розанов и продолжил объяснять.
   Я вздохнула и отпихнула виновато заерзавшую подругу в сторону, чтобы нормально сесть самой. Вот подставила, так подставила! Борис Евгеньевич такого наплевательского отношения к своему предмету мне не простит. Надеяться на то, что он забудет, как я выгляжу, тоже очень глупо. Всё-таки, что ни говори, а у Розанова всегда была очень хорошая память, о которой в универе ходили легенды, особенно на лица, а так как я всегда выделялась благодаря цвету своих волос, так же, как и Варвара, то надеяться на то, что преподаватель забудет рыжую и фиолетовую нахалок, просто нет.
   - Прости - едва слышно произнесла Котова, записывая в тетрадь материал с доски, косым, размашистым подчерком - мне правда показалось, что ты себя плохо чувствуешь.
   - Всё нормально - я опустила руку и легонько сжала подругу за локоть - вот увидишь, он забудет. А так, вдруг бы мне действительно было плохо, а кто бы кроме тебя это ещё заметил?
   Варя, скептически хмыкнувшая на словах касательно памяти Розанова, бросила на меня быстрый взгляд и улыбнулась. Я улыбнулась ей в ответ и в свою очередь записала то, что диктовал Борис Евгеньевич, при этом то и дело смотря на экран телефона. Больше сообщений не было, и я не знала, радоваться ли мне этому, или огорчаться.
   Всё-таки мое общение с противоположным полом можно описать одним словом - "дружба". Ни о каких романтических отношениях не могло быть и речи, так как Преображенский ещё со школы отпугивал всех парней, которые зачастую даже не смотрели в мою сторону, хотя Илья почему - то считал по - другому. Не смотря на все мои крики и наши ссоры, я всё равно оставалась одна, и с завистью смотрела на то, как одноклассницы ходили гулять с парнями в парки, или сидели в уютных кафе, держась за руки и строя планы о будущем, которое без сомнений было прекрасным.
   Варя тоже особо не задумывалась о любви и предпочитала романтике веселые посиделки с большим количеством народа, где обязательно бы царила атмосфера веселья и адреналина. Аня только качала головой и на все расспросы девчонок, гордо отвечала, что не собирается гулять с кем попало, так как хочет встретить такого парня, с которым она могла бы чувствовать себя в безопасности.
   Но сдаваться просто так я не собиралась, поэтому всё равно пару раз пыталась познакомиться с кем- нибудь из парней, но как только контакт начинал налаживался, то откуда ни возьмись появлялся Преображенский, мой несостоявшийся кавалер исчезал за горизонтом, а мне всегда основательно промывали мозги, пытаясь достучаться до совести и образумить, крича при этом на всю округу, что встречаться с кем попало не безопасно, так как мало ли каких проблем это может принести.
  Наверное, я всегда буду помнить тот день, когда Илья, идя с урока по игре на гитаре вместе с Сашей, совершенно случайно застал "неверную" меня, сидящую в парке на лавочке с милым шестнадцатилетнем парнем, подарившим мне красивую розу, которую я застенчиво крутила в руках, смущенно улыбаясь при этом рассказам парня. Вспоминать о реакции парня на подобную "измену", даже не хочется, так как скандал получился жуткий.
   Покосившись на уверенно читающего материал преподавателя, я задумчиво прикусила ручку и нахмурилась. Наверное, все дело в том, что сейчас мне просто страшно начинать общаться с совершенно незнакомым парнем, ну, или мужчиной, что было бы просто за гранью, так как просто не знала, о чем вообще с ним можно говорить.
   - Записываем задание на семинар - послышались долгожданные и такие желанные для всей группы слова, которые предвещали конец пары и полную свободу до понедельника.
   Как хорошо, что в пятницу у нас только одна пара!
   Подождав, пока Борис Евгеньевич не скроется из виду, Варя радостно вскинула руки вверх, всем своим видом показывая, как она безумно рада этому обстоятельству.
   - Наконец - то! Ну и тяжелая была неделя, я вам скажу - подруга повернулась лицом ко мне и Ане и пошла спиной вперед, совершенно не заботясь о том, что может упасть или сбить кого - то - кстати, а что вы собираетесь делать?
   Мы с Боголюбовой переглянулись. Ну, все понятно! Пятница - обед - завтра пар нет.... Понятно к чему клонит мадам Котова!
   - Ответ будет зависеть от того, что ты предложишь - не стала сжигать мосты Аня и выжидающе посмотрела на пританцовывающую Варю.
   - Давайте пойдем на озеро, а? Такой день хороший, посидим, поговорим... Пойдемте, девчонки!
   Мы с Аней неуверенно переглянулись. Идея и вправду была довольно заманчивой, а что нам собственно, мешало? В принципе, ничего, так почему бы не прогуляться?
   Услышав положительный ответ, Варя расцвела, словно роза и, наспех надев куртку, нетерпеливо ждала, когда же я и Аня, наконец - то оденемся. Когда же это произошло, Котова схватила нас за руки и потащила к лифту, чтобы не тратить время на лестницы, словно боялась, что мы передумаем.
   Пройдя через один из многочисленных выходов универа, мы втроем неторопливо пошли к выходу с территории шестиэтажного здания из белого кирпича, которое стояло окруженное деревьями и газонами, словно айсберг среди моря. Чтобы добраться до озера, которое вполне можно было увидеть прямо со стадиона университета, нужно было сделать немалый крюк, так как напрямую добраться до места отдыха молодых семей и слоняющихся без дела школьников, а так же студентов, возможности не было. Так что дорога, которая занимала двадцать минут, прошла довольно тихо, лишь время от времени прерываясь чьей - нибудь фразой или предложением.
   Хоть на улице и было солнечно, последний месяц осени никто не отменял, так что холодный ветер приносил довольно отрезвляющее действие, заставляя недовольно морщиться и повыше натягивать воротник пальто, а так же прятать руки в карманы как можно глубже, в попытке свести действие ветра на минимум.
   Но разговор все равно как - то не клеился. Аня явно думала о чем - то своем, слегка нахмуривая аккуратные светлые брови, и чуть прищуривая глаза, а это происходило только в случаях крайнего беспокойства. Неужели с мамой что - то случилось? Я ещё раз посмотрела на Боголюбову и отмела эту мысль. В таком случае, подруга не пошла бы с нами даже под страхом смертной казни, значит, причина в другом. Уточнять, что беспокоит Аню, я не стала, так как если бы она считала нужным поделиться со мной и Варей переживаниями, то уже давно бы сделала это.
  Котова же просто шла, так же как и я, засунув руки в карманы, напевая себе под нос какую - то песню. Похоже, она тоже не знала, о чем можно заговорить, чтобы всех растормошить, но и сдаваться так просто подруга не хотела, всё-таки в последний раз мы втроем выбирались куда - то прогуляться месяц назад. После этого у каждой были дела, которые нужно было выполнить, так что о встречах пришлось забыть.
   - Эм, Варя - обратилась я к Варваре, которая заинтересованно посмотрела в мою сторону, явно надеясь на помощь в налаживании беседы - я тут вспомнила... Короче, помнишь, как - то мы с Ильей договор заключили?
   - Который из списка? - тут же поинтересовалась Котова - на моей памяти их у вас было не меньше десятка.
   - Правда? - я даже удивилась.
   Неужели мы успели столько друг другу наобещать?
   - И что это за договоры? - опасливо поинтересовалась я, стараясь, чтобы голос звучал как можно равнодушнее и беззаботнее.
   Увы, но Котова Варвара всегда видела меня насквозь.
   Человек - рентген!
   - Ну... - Варя стала загибать пальцы, вспоминая очередной бессмысленный "договор" - короче, там было: " Соглашение о соблюдении частной собственности" ...
   Ага, это когда Преображенский обнаглел настолько, что даже мой телефон стал брать без спроса, при этом беззастенчиво уносил его с собой, зачастую даже забывая его отдать. Однажды, не заметив, что мальчишка успел его умыкнуть, я всерьез испугалась, что телефон украли. Обыскав весь класс, но так ничего и не найдя, я расплакалась и отправилась на повинную к родителям. Но стоило отцу позвонить на нужный номер, как трубку сразу сняли и даже ответили. Какой же уровень был у моей злости, когда я поняла, что телефон унес Илья! После того, как он, смотря куда угодно, но не на меня отдал мне телефон, я не разговаривала с ним неделю.
   - "Соглашение о неприкосновенности частной жизни" ...
   Это когда голубоглазая зараза полез в мои фотографии, а потом попытался устроить истерику. Изменяю я ему, видите ли! Подумаешь, фотография моего троюродного брата там была, было бы из-за чего спектакль устраивать. А ведь нам тогда было всего - то одиннадцать лет!
   - " Договор о соблюдении личного пространства" ....
   Ну, тут все ясно. Это я настояла на подобном, так как мне до смерти надоело то, что наглый и самоуверенный Преображенский всё время стоял вплотную за моим плечом на переменах, а иногда даже опирался на него подбородком. Стоишь ты, разговариваешь с подругами, никого не трогаешь, настроение отличное, на улице птички поют, весна...И тут кто - то прислоняется к тебе и, обняв за предплечья, упирается подбородком тебе в плечо, прислоняясь своей головой к твоей...
   Когда это произошло в первый раз, я едва не ударила шутника.
   - А договор о том, что никто из нас не должен встречаться, пока кандидата не одобрит другая сторона, помнишь? - поинтересовалась я, смотря на развеселившуюся Варю, сама не скрывая улыбки.
   - А то! Это вы вообще отожгли! Надо было такое вообще придумать! - расхохоталась Котова.
   - Только не думаю, что он его помнит - усмехнулась я, вспомнив многочисленные романы Ильи.
  Даже притом, что Преображенский постоянно признавался мне в любви и всячески пытался добиться "взаимности", это совершенно не мешало ему каждую неделю светиться в парках и кафешках с новой красавицей. Блондинки - брюнетки - шатенки...Его пассии на любой вкус мигом становились новостью "Номер Один" и одноклассницы не забывали при мне картинно обсуждать, насколько хороша очередная девушка Ильи, смотря при этом в мою сторону с плохо скрываемым торжеством. Именно после подобных выходок я раз и навсегда поняла, что никогда не смогу стать Преображенскому больше, чем другом.
   - Нет, интрижки у него самой собой имеются, но девушкой своей он никогда никого не считал, это я точно знаю - улыбнулась Варвара, хитро покосившись в мою сторону и отбросив со лба длинную прядь фиолетовых волос, добила - кроме тебя, разумеется.
   - Да что ему от меня вообще нужно? - возмутилась я, поджав губы - ему что, в кайф, что его все время обламывают? Он что, мазохист?
   - Ну, у любого человека есть свои...Склонности - усмехнулась очнувшаяся от своих мыслей Аня, беря Котову под руку, чтобы не упасть на неровной дороге.
   Всё-таки любит Боголюбова каблуки! Как только появилась такая возможность, то Аня вообще с них слазить перестала. Хотя, с нашими дорогами, она довольно сильно рискует когда - нибудь поплатиться за такую преданную любовь.
   - Просто ты наверно на его мать похожа, нет? - поинтересовалась Варя - существует же теория, что парням нравятся девушки, похожие на их матерей.
   - Да я бы так не сказала - пробормотала я, вспоминая мать Ильи и Саши.
   Нет, на высокую, стройную и уверенную в себе женщину, которая всегда шла, держа спину идеально прямой, а голову с каре темных тяжелых волос, высоко поднятой, я походила мало. Точнее, вообще не походила. Нас можно было сравнивать, как противоположностей, но не как кого - то похожего. Это есть факт.
   - Нет, - со вздохом отозвалась я - мы с Надеждой Валерьевной вообще не похожи.
   - Не обязательно внешне, достаточно характера - пожала плечами Варя.
   - Тогда, согласно твоей теории, Саша тоже должен проявлять к Лиле теплые чувства, а у них кроме как дружбы ничего нет - встала на мою сторону Аня, чуть качнув светловолосой головой.
   - Откуда ты знаешь? Может, он этого просто не показывает...
   Вот только этого мне для полного счастья не хватало!
   - Давайте лучше о чем - нибудь другом поговорим, хорошо? - попросила я, сама жалея о том, что вообще начала этот бессмысленный разговор.
   Вот кто вообще за язык тянул? Ну почему я всегда сначала делаю, а потом думаю?
   Ага, как же! Так как мы всё-таки смогли добраться до озера, которое находилось в окружении деревьев и квартир, и даже смогли занять лавочку практически у самой воды, Аня и Варя даже не думали прекращать. Увы, но я похоже натолкнула их на интересную тему, под названием: выбирают ли парни девушек, которые похожи на их матерей? И слазить с неё они пока точно не собирались.
   Махнув на подруг рукой, я достала телефон и всё-таки решила ответить на сообщение. Хоть и прошло больше двух часов, можно будет объяснить, что я была на паре, поэтому не могла ответить...Да и вообще, неужели так важно, когда отвечать тому, с кем ты вообще общаешься в первый раз?
  
   "Сообщение от пользователя Золотой_Орел пользователю Алый_Олень:
   - Добрый день. Мне тоже приятно знать, что Судьба все- таки дала мне шанс пообщаться с тем, кто...Подходит для меня по всем параметрам. Как давно Вы на этом сайте?
   Пятница, 13:30".
  
   Хоть меня и распирало от вопросов к Алому оленю, я все-таки решила ограничиться малым, разве это не будет слишком - забрасывать его вопросами в первом же сообщении?
   Откинувшись на спинку лавочки, я подняла голову и уставилась на голубое небо, которое раскинулось над головой, словно покрывало без единого облака, выглядя из-за этого пусто, оставляя внутри какой - то торжественный холод.
   В детстве мне казалось, что облака - это не просто белые и воздушные гиганты, похожие на белоснежную сахарную вату, неспешно плывущие по небу, а острова, на которых кто - то живет, постоянно путешествуя с места на место по всему земному шару. Когда же в школе я узнала, что облака - это не более чем капли воды, поднятые вверх теплым воздухом, то очень расстроилась. Не потому, что ошибалась, а из-за того, что, не смотря на всю свою красоту и воздушность, облака одиноки. На них никто не живет. Никто не путешествует с ними по небу. У них нет никого, с кем они могли бы восхищаться тем, что они видят.
   - А я тебе говорю, что ты не права - вывел меня из состояния транса голос Варвары.
   Я вздрогнула и обреченно посмотрела на сидящих рядом со мной девчонок, которые продолжали спор, который начали минут десять назад. Ну, какое им дело до того, как именно выбирают парни своих девушек? Их же наверняка не интересует, по каким критериями выбирают себе в партнеры девушки, так зачем Варе и Ане это делать?
   - Это ещё почему?
   - Совсем не обязательно, что ты должна быть похожа на потенциальную свекровь, чтобы на тебя обратили внимание - твердо сказала Аня, закидывая ногу на ногу.
   - Фрейд был бы с тобой не согласен - покачала головой Варя - ты когда - нибудь слышала про Эдипов комплекс?
   - Естественно. Все мы когда - то старину Фрейда добрым словом перед экзаменом поминали - согласилась Аня.
  - Лиля! - повернулась ко мне Варя.
   Ну, началось.
   - Вот как ты думаешь, это правда? - поинтересовалась подруга, с азартным блеском в глазах, что не предвещало ничего хорошего.
   - Что именно? - поинтересовалась я, подняв брови.
   - А?! Прием! Ты вообще слушаешь, о чем мы говорим? - громко поинтересовалась Варвара, наклонившись к моему уху, для того, чтобы в этот раз я точно услышала.
   - Да, не обязательно так орать - попросила я, потирая пострадавший слуховой аппарат от диких воплей товарища Котовой.
   - И что ты скажешь?
   Я что, сказала, что я их слушала? Мысленно прокрутив только что состоявшийся диалог, я поняла, что реально подтвердила, что слышала, о чем они говорили. Всё-таки язык мой - враг мой. В который раз убеждаюсь.
   Однако выкручиваться все равно придется.
   - Ну... - я заерзала, пытаясь выкроить время, чтобы придумать, как отвертеться от такого пристального внимания - я не считаю, что это правильно, но... Доля правды в этом все же есть
   - Я же сказала! - торжествующе посмотрела на спокойную Добролюбову Варя.
  Аня только пожала плечами, всем своим показывая, что ей эта тема совершенно не интересна.
   - Хорошо, и в чем же тут доля правды? - от избытка эмоций Варвара вскочила и, круто развернувшись, уставилась нас с Аней как на врагов народа, прожигая поистине инквизиторским взглядом.
   Вот она - советская закалка! Попробуй я так посмотреть, то у меня бы ничего не получилось. Тут особый опыт нужен.
   - Я думаю в том, что девушке не обязательно быть похожей на мать парня внешне. Достаточно характера, или каких - нибудь привычек, чтобы привлечь внимание - попыталась объяснить я.
   - Хорошо - прошипела Котова, нетерпеливо доставая из кармана своей черной всесезонной куртки резинку для волос и быстро завязывая себе небрежный хвост, чтобы порывы ветра не отбрасывали пряди прямо в лицо девушки - тогда почему парни меняют девушек как перчатки, если их избранницы напоминают им матерей?
   - Не путай обычное влечение с любовью - отозвалась Аня, поднимая воротник пальто и слегка ежась от холодного ветра - ведь и девушки и парни обращают внимание на тех, к кому их тянет в физиологическом смысле, а потом уже обращают внимание на привычки и схожесть.
   - О, подруга, да ты рассуждаешь как Осипов - удивилась Варя, хитро посматривая на удивленную Аню - он тоже вчера на паре выдал, что любовь - это когда ты хочешь его, он хочет тебя, и на этом вы сходитесь. Из вас бы получилась интересная пара.
   Боголюбова поджала губы, всем своим видом показывая, что она думает о подобном союзе. Я хмыкнула и сочувствующе похлопала её по руке. Такого парня как Кирилл я никому не пожелаю.
   Внезапно телефон ожил и требовательно завибрировал. Покосившись на яростно спорившую о том, что мажор ей не подходит ни под какими углами Аню, и подхихикивающую на особо крутых словесных виражах Варю, я поняла, что дело сделано, и обо мне вспомнят теперь не скоро. Такая уж Боголюбова - тихая, мила и скромная, но как доведешь, или заденешь ненужную грань - в ней просыпается зверь, который готов прибить любого, кто стал виновником такого перевоплощения.
   Наверное, Аня - оборотень. Хорошо, что она хоть на луну не воет.
   Посмотрев на телефон, я увидела, что Алый олень снова прислал сообщение. Похоже, наши отношения все-таки перейдут на планку "общение", а я - то думала, что мы даже до такого не дойдем.
  
   "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
   - Примерно месяца два. Когда регистрировался, администраторы сообщили, что моей...пары на сайте ещё нет. И только вчера пришло сообщение, что подходящая для меня кандидатура наконец - то объявилась, что не могло не обрадовать.
   Пятница,13:40".
  
   И почему я уверенна, что это написано не то что с иронией, а с полноценным сарказмом?
   Не обращая внимание на спор подруг, который в любой момент был готов перерасти в ссору, что было делом для этих двоих вполне привычным, так как спорить без скандала они друг с другом просто не могли, я устроилась поудобнее, и стала набирать ответ.
  
   "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
   - И как Вы отнеслись к тому, что Вы - Олень?
   Пятница,13:42".
  
   Знаю, спрашивать в лоб не совсем прилично, но мне было действительно интересно, как человек отнесся к такому результату. Представляю - живешь ты себе, никого не трогаешь, и внезапно, в один роковой момент узнаёшь, что ты - олень. И как с этим жить?
   На удивление, ответ пришел довольно быстро, и заставил меня скривиться так, словно я съела лимон.
  
   "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орел:
   - А как Вы отнеслись к тому, что Вы - орел? Тем более из золота? Ну, просто редчайший экземпляр я бы сказал...
   Пятница 13: 45"
  
   Скотина.
   Я же тебя не подкалывала тем, что ты тоже далеко не традиционной раскраски, что ж ты меня моим...Химическим состоянием пытаешься подколоть? Серьезно, я общаюсь с этим человеком всего лишь третью минуту, а он уже меня безбожно злит.
   Ну, ничего, олень, я тебе сейчас малину подпорчу...
  
   "Сообщение от пользователя Золотой_Орел пользователю Алый_Олень:
   - Ну, за меня хотя бы все охотники и ювелиры друг другу глотки перегрызут. Я рада, что Вы понимаете, какой приз Вам достался...А вот что делать бедному красному оленю в условиях дикой местности лесов, среди далеко не толерантных животных более традиционных цветов, я даже не представляю. Наверное, Вы очень быстро бегаете.
   Пятница 13:50".
  
   Сжав зубы, я нажала отправить и с каким - то темным упоением стала ждать ответа мистера оленя. Ну, давай! Что ты ответишь на такое? Нетерпеливо заерзав, я растерянно постучала по лавочке, считая секунды до ответа.
   Согласна, общение началось как - то не так, как должно начинаться обычно. Где те робкие, осторожные и милые сообщения, в которых каждый из нас двоих пытался бы узнать о собеседнике как можно больше, используя при этом светский тип разговора, изо всех сил стараясь не обидеть противоположную сторону. Почему мы сразу начали с оскорблений? Пусть и не прямых, но тем не менее?
   - А ты вообще молчи! - крикнула Аня.
   Вздрогнув, я обернулась на девушек, которые стояли друг напротив друга и яростно сжигали глазами противника. Так, и что тут происходит?
   - Эй, народ - я вскочила и встала между ними, чтобы предотвратить возможную трагедию - давайте не будем заходить далеко, и ограничимся тем, что есть на данный момент.
   - Не мешай! - в один голос крикнули Аня и Варя, на секунду оторвавшись от созерцания друг друга и посмотрев на меня.
   - Что произошло? - поинтересовалась я - почему стоит мне на секунду отвлечься, как вы уже готовы друг другу глотки грызть?
   - Она сказала, что я буду хорошей парой с мажором - отозвалась Аня, гневно ткнув пальцем в Котову, наплевав на правила приличия, которых Боголюбова в любой другой ситуации придерживалась неукоснительно.
   - Ну и что? Это была шутка, ты что, совсем юмор не понимаешь? - не собиралась сдаваться Варвара, уперев руки в боки.
   - Ах, шутка?! По - моему, это перестало быть шуткой, когда ты стала мне это доказывать. Тебе не кажется, что ты суешь свой нос не в свое дело, а, Варя?
   А вот это паршиво.
   Нет, в принципе, Аня и Варя частенько спорили и ссорились, правда, это случалось по - мелочи, так что они сами быстро забывали о причине и мирились. Но, похоже, что в этот раз Варя переступила невидимую черту, и так просто Аня ей это не простит.
   - И что же конкретно тебя зацепило в моих словах? - поинтересовалась Котова - не процитируешь?
   - Варя! - попыталась образумить подругу я - успокойся! Аня! Тебя это тоже касается!
   Боголюбова, сузив глаза, посмотрела на меня, сжав кулаки. Что - то в её взгляде заставило меня попятиться, скорее инстинктивно, чем намеренно. Подруга это заметила и криво усмехнулась, после чего откинула с плеча волосы, которые были собранны в простую косу и, схватив лежащую на лавочке сумку, холодно сказала:
   - Большое спасибо за прогулку, но мне пора.
   - Может, хотя бы раз не будешь сбегать, а? - поинтересовалась Варвара, когда Аня прошла мимо неё.
   - Когда ты станешь следить за своими словами и думать, прежде чем говорить, то и я перестану, как ты выразилась, сбегать - не оборачиваясь, отчеканила Боголюбова, даже не посмотрев в сторону Котовой.
   - Аня! - я всё-таки решила предпринять последнюю попытку остановить подругу - не надо все так воспринимать! Я уверенна, что Варя не хотела тебя обидеть или задеть!
   - Да ладно тебе, Лилька - отозвалась Варя, смотря на то, как высокая девушка с белокурыми волосами уверенным шагом поднимается по дороге на пригорок, чтобы спокойно дойти до остановки трамваев - ты же её знаешь....Пока не остынет - даже не пытайся остановить.
   - Что ты ей такого сказала? - поинтересовалась я, посмотрев на подругу.
   Всё-таки, что ни говори, но вывести из себя Анну Боголюбову - практически так же нереально, как поздороваться за руку с президентом.
   Варвара смущенно затеребила рукой волосы, что было верным признаком сильного переживания и глубоких душевных терзаний. Да, Котова была настоящим партизаном, с которой легко можно было пойти в разведку, так как Варя до последнего будет стоять на своем, даже если её поймают с поличным, всё-таки язык у неё подвешен и за словом девушка в карман никогда не лезла. Однако, если всё-таки получалось достучаться до её совести или голоса разума, я уж не знаю, кто именно реагирует первым, то подруга просто доведет себя до крайности самобичеванием и самокопанием.
   Сейчас у мадам Котовой происходила именно такая реакция на мои слова и собственные действия.
   - Да ничего такого я не сказала! - резко начала Котова, накручивая волосы на палец - просто неудачно пошутила и всё. Она же прекрасно знает, что случается, когда я впадаю в раж!
   И не только она, можешь мне на слово поверить.
   - Ну, я и ляпнула лишнее, что они с Кириллом будут хорошей парой, а она... Я даже не поняла, что конкретно так её зацепило!
   Вот где собака зарыта!
   - Варвара - глубоко вздохнула я - ты же не хуже меня знаешь, что Аня тяжело переносит подобные шутки и подколы, так?
   - Так - покаянно согласилась Котова, опуская голову, слишком внимательно рассматривая при этом носки сапог.
   - А раз так, то зачем ты это делаешь?
   - Да сказала же, что в раж вошла! Когда я начинаю спорить, то перестаю следить за тем, какие слова я говорю!
   И в этом - то вся и проблема.
   - Ладно - поняв, что нужно было сразу вмешиваться, а не давать им дойти до такого состояния, произнесла я, и похлопала подругу по плечу - уверенна, вы помиритесь. Позвони ей вечером, когда Аня более - менее придет в себя и объясни ситуацию.
   - Думаешь, простит? - глухо поинтересовалась Варя, недоверчиво смотря на меня прищуренными глазами.
   - Думаю да - честно отозвалась я, и начала подниматься на пригорок, всё равно прогулка получилась на редкость паршивой - будь это я, то наверняка трепала тебе нервы до последнего, но это - Аня, а она в сто раз благороднее меня, так что уверенна, прощение ты получишь быстро.
   Да, это действительно так. Иногда мне казалось, что моя совесть каким - то образом отделилась от всего остального и материализовалась на земле в виде Ани. Причем, у Вари почему - то тоже возникало подобное ощущение, объяснить которое она не могла.
   - Вот почему она такая? - поинтересовалась Котова, когда мы не спеша шли по тротуару, мимо многоэтажных домов, стоящих почти на берегу озера - даже злиться долго не может.
   - И это бесспорный плюс - пожала плечами я, как можно глубже засовывая руки в карман пальто - это же Аня. Она всегда была самой спокойной и рассудительной из нас троих.
   Внезапно телефон в кармане завибрировал. Во всей этой кутерьме я даже успела забыть о том, что мы с оленем всё-таки начали переписываться. Быстро прокрутив в голове переписку, я пыталась вспомнить, о чем мы говорили. Кажется, что вместо разговора, мы начали оскорблять друг друга. Ну что ж, прекрасное начало отношений, ничего не скажешь!
   Посмотрев на Варю, я решила, что посмотрю на сообщение когда буду в трамвае. Сейчас не самое подходящее время для того, чтобы продолжать глупый детский спор. Посмотрю на последнее сообщение и больше не буду ему писать, всё равно вряд ли из этого получиться что - то хорошее.
   - Если хочешь, я могу поехать с тобой к тебе - предложила я, чтобы хоть как - то растормошить подругу и вырвать её из объятий раскаянья.
   - Не стоит - отмахнулась Варя, остановившись у обочины дороги, безразличным взглядом смотря на то, как меняются секунды до зеленого цвета.
   Кто бы мог подумать, что у такой жизнерадостной, активной и довольно наглой Варвары Котовой - такая сильная совесть? Наверное, это тоже дедушкина заслуга. Я встречалась с этим высоким, худощавым, но цепким и серьёзным пожилым мужчиной всего несколько раз, но он произвел на меня неизгладимое впечатление ясностью мыслей и твердой позицией в таких вопросах как "добро" и "зло". Наверное, что понимать, что по - настоящему значит сострадание, цена жизни, совесть и честь нужно пройти войну.
   Красный человечек сменился зеленым, и мы с тихой Котовой перешли дорогу, и подошли к остановке. Теперь осталось дождаться трамвая. Мне нужен был трамвай под номером семь, а Варя ждала двадцатку.
   - Не переживай - я осторожно сжала руки подруги - я уверенна, что она тебя уже простила. Хочешь, я позвоню ей сейчас и спрошу?
   - Не надо - отмахнулась Котова, тряхнув головой, словно сгоняя с себя наваждение, а точнее, беря эмоции под контроль, пряча переживания так глубоко, как это возможно - всё нормально. Я сама ей позвоню, чуть позже.
   Криво усмехнувшись, Варя пожала плечами и вытянув шею, пыталась увидеть номер приближающегося трамвая. Несколько человек, которые были на остановке, последовали примеру подруги, стараясь занять как можно более выгодную позицию, чтобы зайти в те двери, где будет меньше людей.
   - О, это твой - произнесла Варя, ткнув пальцем в трамвай синего цвета, на боку которого была изображена футбольная команда нашего города.
   В последний раз сжав локоть подруги, я зашла в транспорт и села на свободное место в самом конце вагона, на противоположной от остановке стороны. Так как вагонов было два, свободных мест было ещё предостаточно, а значит, наверняка мне удастся доехать до своего дома не стоя словно лошадь у самого последнего окна, вжимаясь спиной в стекло, чтобы обеспечить себе хоть какое - то свободное пространство.
  Люди, которые поднимались в вагон следом, по - видимому тоже сразу оценивали все прелести сложившейся ситуации. Хмурые или сосредоточенные лица новых пассажиров на мгновенье становились светлей, после чего снова возвращались в обычное состояние.
   Заплатив кондуктору - пожилой женщине, одетой в привычную для многих форму, состоящую из желто - синей безрукавки и такого цвета штанов, я обернулась и посмотрела, какой трамвай будет следующим. Похоже, что Варя тоже особо долго засиживаться не будет. И действительно, подруга поднялась с лавочки и сделала несколько шагов от вагона семерки, видимо для того, чтобы посмотреть, сколько вагонов будет у нужного ей трамвая.
   Подождав, пока двери вагона закроются, и трамвай тронется с места, я достала телефон и наушники, чтобы скоротать дорогу, и заодно прочитать сообщение, которое прислал мне загадочный и необыкновенный Алый Олень. Включив первую песню в плеере, я открыла сообщение.
  
   "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
   - Естественно, я просто безумно этому рад. Правда, я читал, что орел - птица умная, но пока это не слишком заметно. А на счет бега...да, бегаю я быстро, но так как Мать - природа наградила меня...рогами, то не вижу особого смысла их не применять.
   Пятница 14:30".
   Вздохнув, я подавила в себе волну сарказма, и потратила колоссальные усилия для того, чтобы не написать ответ в подобном стиле. Он прав: орлы - птицы умные, поэтому я так и быть проглочу это сообщение, чтобы потом как - нибудь его ему припомнить.
   Наверное, я сдурела. В конце - концов, день сегодня был поистине сумасшедший, такой же, как и вчера, поэтому не мудрено, что организм в целом и разум в частности, в целях самозащиты просто перестали остро реагировать на происходящее и решили пустить все на самотек. Внезапно во мне включился "эффект попутчика", так что я решила поделиться с незнакомым, но ужасно надоедливым оленем тем, что в идеале должно было волновать мою душу и сердце, а на деле просто трепало нервы. Усевшись на жестком сиденье трамвая по удобнее, я стала набирать сообщение.
  
   "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
   - Можно задать Вам вопрос? У Вас есть друзья?
   Пятница 14:35".
  
   Что ж, думаю, для начала вполне сгодиться. Всё-таки не вываливать же на человека всю ситуацию сразу. Надо же как - то...Подготовить его, что ли.
   Ответ пришел довольно быстро и снова заставил меня заскрежетать зубами в бессильной ярости.
  
   "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
   - Друзья у меня есть. Могу ли я поинтересоваться причиной подобного интереса? Неужели общества одного меня Вам мало, так что Вы решили ещё и компанию подключить?
   Пятница 14: 38".
  
   Я что, как - то неправильно написала? Перечитав свое сообщение, я постаралась представить, что бы почувствовала, если бы мне пришло подобное. Не думала, что скажу это, но подобный интерес вот так, без особого перехода действительно как - то странно выглядит. Вот черт! Надо было сразу спросить всё, а не растягивать! Вот что этот олень теперь про меня думает? Ругались - ругались, а потом раз - и его друзьями интересуются, наверное, для того, чтобы предложить расширить численность дискуссии. Покачав головой, я стала печатать ответ, стараясь как можно четче объяснить ситуацию.
  
   "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
   - Извините, я не совсем правильно выразилась. Поверьте, Вашего общества мне вполне хватает, просто...У меня есть две подруги, с которыми я дружу ещё со школы. Мы довольно редко ссоримся, но когда это происходит, то один, а точнее одна, уходит в смертельной обиде от остальных, как сегодня. Самая спокойная девушка из нашей "тройки" очень сильно разозлилась и поссорилась с другой девушкой. А я не смогла ни чем им помочь в разрешении... спорного момента. Естественно, они помирятся, всё-таки долго быть в ссоре никто из нас не может, но сам факт того, что я ничем не смогла им помочь, меня выбил из колеи. Как думаете, могла ли я действительно вмешаться и образумить спорщиков ,или только бы усугубила ситуацию?
   Пятница 14:45".
  
   Перечитав сообщение, я нажала на "отправить" и уставилась в окно, ожидая того момента, когда олень мне ответит. Знаю, он наверняка подумает, что я просто истеричка, которая соскакивает с темы на тему, да и ещё и просит помочь разобраться в каких - то нелепых ситуациях. Но мне хотелось хоть кому - то рассказать о том, что произошло. С этим парнем, ну или мужчиной, олень его знает, я не знакома, так же как и он со мной, так что ситуацию оценить он сможет трезво, с новой стороны или под новым углом, без разницы. Конечно, он может просто отмахнуться, но мне почему - то казалось, что этого не произойдет.
   Хотя интуиция у меня всегда была ни к черту.
   Телефон завибрировал, показывая, что сообщение пришло только спустя минут десять после того, как я отправила ему текст, а до моего дома оставалось не так уж далеко. Достав телефон из кармана пальто, я отключила блокировку и стала читать. По мере того, как я читала строки, мои глаза становились всё больше и больше.
  
   "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золтой_Орёл:
   - Интересная ситуация. Если честно, то я даже не знаю, что ответить... Я далеко не психолог, да и советы у меня спрашивают в последнюю очередь, но я думаю, что Вы не сделали ничего, из-за чего могли бы сейчас переживать. Друзья всегда ссорятся - это естественно. Жить всё время в мире невозможно, рано или поздно, но конфликтная ситуация всё равно произойдет. Да и что Вы могли сделать в этой ситуации? Навязать мир? Бесполезно. Пока обе стороны не поймут того, что примирение - единственное верное решение проблемы, говорить или делать что - то смысла нет. Разобраться в этом могут только те, кто непосредственно участвовал в ссоре. К тому же, Вы сами сказали, что Ваши друзья помирятся без сомнений, а ведь сделают они это без Вашей помощи, не так ли? Поэтому не стоит переживать из-за того, что уже произошло, нужно просто постараться избегать подобных ситуаций в дальнейшем.
   Пятница, 14:55".
  
   Что ж, рассуждает этот олень довольно интересно. Я под таким углом на ситуацию не смотрела. Надеюсь, что мы с ним сможет всё-таки найти общий язык, всё-таки общение обещает быть довольно интересным. Подумав немного, я снова застучала пальцами по экрану телефона, набирая текст сообщения.
  
   "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
   - Это очень интересная мысль, я не понимаю, почему к Вам обращаются за советом в последнюю очередь...к тому же, давайте перейдем на "ты". Не против?
   Пятница, 14: 57".
  
   Трамвай остановился у очередной остановки, объявив, что следующая будет моя. Кинув на экран взгляд, и удостоверившись, что ответ ещё не пришел, я спрятала телефон в карман пальто и подошла к дверям вагона, крепко сжимая в руке поручень, чтобы не упасть на довольно крутом повороте.
   За то время, когда я каталась от дома и обратно на данном транспорте, я для себя четко уяснила одну деталь: если трамваем управляет мужчина, то поездка будет быстрой и с ветерком. Не знаю почему, может, у них жажда скорости в генах заложена, но мужчины - водители гнали куда быстрее женщин, так что при особо сильном лихачестве, пассажиры даже могли едва ли не падать на поворотах, костеря при этом водителей самыми последними словами, причем далеко не всегда тихо и про себя. Но к чему это я? Всё дело в том, что я как раз попала на тот рейс, когда за пультом управления был мужчина, так что трамвай ехал довольно бодро, лихо заворачивая на очередном повороте.
   Везет мне, что тут ещё скажешь?
   Охнув, я изо всех сил вцепилась в поручень двумя руками, чтобы хоть как - то удержаться и не встретиться лбом с дверью. Осторожнее что, нельзя? Или за нами гонится кто, раз ты так несешься?
   - Ох, ну и лихач - пробормотал стоящий рядом со мной мужик в тяжелом пальто грифельного цвета, вцепившись в поручень над своей головой со всей силы, так, что побелели костяшки пальцев. Правда, это не мешало ему раскачиваться подобно огромному странному флагу темного цвета - и где только таких набирают?
   - Это новичок - пояснила стоящая поблизости кондуктор, услышав возмущения пассажира - только второй день на работе. К тому же, мы по расписанию отстаем почти на десять минут. Тут уж хочешь, не хочешь, а гнать придется.
   - Это точно - пробормотал мужик, поджав губы.
   Почему - то я уверенна, что соглашался он явно не с тем, что нужно так нестись из-за отставания от расписания.
   Хмыкнув, я только покачала головой, отметив про себя тот уровень сплоченности коллектива, где любой кондуктор без раздумий встанет на сторону водителя. Наверное, их этому на специальных тренингах учат. Трамвай, в последний раз натужно заскрипев, остановился и открыл двери. Я и мой товарищ на несчастью вылетели из вагона словно пули, стараясь как можно быстрее оказаться на твердой и не раскачивающейся земле, в то время как трамвай, в последний раз сверкнув на солнце поцарапанными многочисленными посланиями стеклами и синим боком, скрылся за очередным поворотом, словно призрак.
   - И где только таких шумахеров понабрали? - пробормотал мужик и, отряхнув пальто, неспешным шагом отправился в сторону многочисленных многоэтажных домов.
   Согласно кивнув, я, поправив на плече длинный ремень сумки, пошла в сторону своего двора, размышляя о том, что можно спросить у Алого оленя. Наверное, можно сказать, что наши отношения стали более - менее налаживаться, ну, или мы просто решили взять некое перемирие на неопределенное время. Интересно, если я спрошу у него, откуда он и как его зовут, олень ответит?
   Осторожно переступив через небольшой бордюр, чтобы немного сократить путь до квартиры путем срезания целого угла по пустой клумбе, расположенной у одной из стен нашего дома, цветы на которой приказали долго жить ещё в сентябре, я, тихо напевая себе под нос, не заметила приближение опасности.
   И опасность не заставила себя долго ждать.
   - О, и кто тут у нас? - раздался недовольный голос дедушки Олега - старожила нашего дома, который пережил всех последних советских вождей, начиная с Андропова, и благополучно сплясал на могиле каждого из них.
   Я замерла и едва не застонала от осознания того, насколько сильно попала. Это ж надо было! Из всех именно я, и именно деду Олегу!
   Все дело в том, что эта клумба хоть и числилась общей, по негласному соглашению между всеми жильцами принадлежала Олегу Владимировичу Пархоменко - невысокому худощавому старичку, с необычайно острым умом и цепкой хваткой. Ни детей, ни внуков, а уж тем более жены у деда Олега не было, что породило невероятное количество слухов и домыслов, как среди нас, так и среди черных риелторов, которые по доброте душевной, иначе и не скажешь, раз за разом пытались помочь старику не чувствовать себя одиноким. Правда, все заканчивалось тем, что за "гостями" приезжал участковый, и некоторое время старик жил спокойно, разумеется, до новых участливых мужчин или женщин.
   Единственное, что давало деду Олегу хоть немного спокойствия - это клумба, за которой он невероятно трепетно ухаживал, и все время сидел где - то неподалеку, чтобы в случае чего поймать незадачливых ухажеров, решившись на халяву разжиться цветами, или путников подобных мне, которые просто хотели сократить путь.
   Ну, сейчас начнется...
   - Добрый день, Олег Владимирович - поздоровалась я, повернувшись к мужчине и с тоской понимая, что до конца клумбы оставалось каких - то пара метров.
   - А, Орлова! Ну, и что это ты тут делаешь?
   У этого старика действительно невероятная память! Я даже половины всех жильцов не то, что по именам, в лицо не знаю! А он...
   - Да вот, задумалась и не увидела куда иду - пояснила я, стараясь как можно незаметнее подойти к краю клумбы, одновременно с этим находясь на безопасном расстоянии от одетого в теплую крутку деда Олега, сжимающего в руках трость.
   Ох, что - то не нравиться мне эта трость, ох не нравиться! Как бы по спине такой палкой не получить! А ведь с деда Олега и не такое станется! Вот же блюститель природы на мою голову!
   - Вот как - подозрительно спокойно отозвался старик, задумчиво посматривая на пустую землю.
   Может, обойдется? Обычно, к этому времени он уже начинал орать и проклинать до седьмого колена...
   - Да - как можно более бодро подтвердила я, делая ещё несколько маленьких шагов по направлению к краю ненавистной клумбы - извините, пожалуйста, я правда не хотела....Это просто неблагоприятное стечение обстоятельств.
   Похоже, что своими словами я, по неосторожности, нажала в голове старожила какой - то рычаг. Серьёзно, я даже услышала щелчок!
   - Неблагоприятное стечение обстоятельств? - обманчиво - мягким тоном переспросил дед Олега, делая несколько шагов в мою сторону.
   Абзац.
   - Да - не стала сдаваться я, напряженно смотря за тем, как старик подходит ко мне ещё ближе - извините, я сейчас уйду...
   - Ты хоть представляешь, сколько труда стоило следить за этой клумбой? - поинтересовался старик, стремительно стараясь сократить дистанцию, но я уже начала пятиться назад, так что расстояние практически не сокращалось.
   - Я уже ухожу - нервно отозвалась я, сдерживаясь, чтобы не перейти на бег.
   Вот попала! Знала же, что старик может быть где - то поблизости и все равно потащилась! Лиля, ты - дурра!
   - Уходишь? - завопил дед Олег, переступая через бордюр клумбы и на полном серьёзе набирая скорость - сейчас пойдем к твоим родителям, пусть они тебе объяснять, что нужно уважать чужой труд!
   - Да тут все равно нет цветов - огрызнулась я, не упуская противника из вида - одна земля!
   Так, сейчас я покидаю клумбу и захожу с другой стороны двора. Придется побегать, но тут уже ничего не поделаешь. Либо я обхожу все здание и захожу с другой стороны одна, либо с ближнего входа, но с дедом Олегом.
   Безусловно, первый вариант!
   И я побежала.
   - А ну стой! - закричал мне вслед дед Олег, который просто не мог позволить преступнику уйти от справедливого возмездия - стой, хулиганка!
   Ага, я что, на полную дуру похожа? Конечно, странности у меня есть, куда ж без них - то, родимых? Но суицидальные склонности в их список уж точно не входят, так что я даже не сбавила темп, продолжая бежать к другой стороне дома.
   Тяжело дыша, то и дело поправляя на плече сползающий ремень сумки, я, наконец - то добралась до заветного поворота, безумно радуясь тому, что подобно Добролюбовой не тащусь от каблуков, а предпочитаю твердую поверхность. Усмехаясь про себя, я уже крутила в голове картинку своего триумфа. Надо будет потом Варе и Ане рассказать о том, как я едва не попалась в лапы защитника природы. Вот они посмеются над везучей мной!
   - Куда?! - из-за угла дома мне навстречу выскочил дед Олег, с которым я едва не столкнулась нос к носу.
   Это как? Он что - летел? Догадка опустилась на мою голову подобно мешку: на кой черт ему лететь, когда гораздо быстрее просто пройти мимо дома, в то время как мне пришлось его оббегать практически вокруг. Вот дура! Надо это ж надо было так попасть!
   - Домой - всё-таки ответила я старику, снова отступая на несколько шагов, зорко следя за тем, чтобы расстояние между нами было не меньше трех шагов.
   - А кто за клумбу отвечать будет?
   - Да какая клумба, Олег Владимирович! Бог с Вами! Там одна земля осталась - отмахнулась я, продолжая незаметно отступать - цветы все равно уже не растут, смысл ругаться?
   - Что? - кажется, от возмущения дедушка даже потерял дар речи - да...Я....Это....Ты хоть представляешь, сколько труда мне стоило её вскопать?!
   Вскопать? Он что, копал землю клумбы? Зачем?
   - А зачем Вы это делали? - удивилась я, даже остановившись от неожиданности - в смысле, зачем Вы копали?
   - Чтобы земля насытилась и стала более плодородной - объяснил ничего не понимающей в тонкостях сельского хозяйства мне дед Олег - а ты потопталась! Тебя родители не учили чужой труд уважать?
   - Учили...
   - Так почему не уважаешь?
   По - моему мы ходим кругами.
   - Простите - громко повторила я - мне действительно очень жаль. Если бы я знала, то никогда бы не пошла по клумбе. Извините, пожалуйста.
   - Добрый день, Олег Владимирович - послышался голос, который преследовал меня только в кошмарных снах - как Ваше здоровье?
   Обернувшись, я увидела Илью Преображенского, который стоял позади меня на несколько шагов и удивленно переводил взгляд с меня на старика и обратно.
   Растрепанный как всегда.
   - Здравствуй, Илья - отозвался дедушка - а что тут делаешь? Ты же вроде в соседнем доме живешь, нет?
   - Да - подтвердил осведомленность деда Олега Преображенский, не отводя от меня заинтригованного взгляда голубых глаз - а что тут происходит?
   - Да вот Орлова - сразу стал сдавать меня Пархоменко по всем статьям и пунктам - клумбу мою потоптала, которую я, между прочим, копал несколько дней, а потом захотела сбежать с места преступления.
   - Ого, а ты оказывается вандалка - усмехнувшись, прокомментировал слова деда Илья, пытаясь не рассмеяться - как тебе не стыдно, а, Преображенская?
   Я удивленно посмотрела на веселого парня. Он что, совсем с катушек съехал?
   К счастью, так подумала не одна я.
   - А разве она не Орлова? - подозрительно поинтересовался дед Олег, прищурив глаза, и смерил меня оценивающим взглядом - да, это Лилька Орлова. Илья, ты часом не перепутал?
   - Это пока она Орлова - пояснил запутавшемуся старику клоун, в то время как я сжимала кулаки и душа в себе желание запустить в шутника сумкой - но в будущем она станет Преображенской.
   Может, прибить его, чтобы не мучился?
   - Да что ты говоришь? - громко поинтересовалась я, повернувшись к довольному произведенным эффектом парню - да я скорее Осиповой или Смеловой стану, нежели Преображенской!
   - О как, мне начинать ревновать?
   - Илья! - не выдержав, я топнула ногой в бессильной ярости от его откровенной усмешки - прекращай кривляться!
   - По - моему, единственный, кто тут кривляется это не я.
   - А кто? Дед Олег?
   - А? - обалдел от такого неожиданного поворота Пархоменко - я?!
   - И чем тебе не нравиться, а? - поинтересовался Илья, скрестив руки на груди поверх теплой серой куртки, внимательно осматривая меня от рыжей головы до носков черных демисезонных сапог - Лилия Преображенская, неужели плохо звучит?
   - Ага - сквозь зубы отозвалась я - Лилия Орлова звучит куда лучше.
   Парень только пожал плечами, мол, считай, как хочешь, а я останусь при своем. И что с ним делать, а?
   - Что Вы хотите с ней сделать? - поинтересовался тем временем Илья, снова перенося внимание на все ещё стоящего в ступоре деда Олега.
   Посмотрев в сторону Пархоменко, который явно пытался понять, когда это он кривлялся во время нашего с Преображенским разговора, я только махнула рукой. Мысленно, конечно, ведь такую наглость мне не простят.
   Хотя действительно, что дед Олег хочет со мной сделать за порчу частной собственности?
   Дедушка задумался. Время медленно шло, а я все больше и больше раздражалась, понимая, что ещё немного и сама предложу перекопать всю клумбу, лишь бы быстрее оказаться дома, а не в такой экстравагантной компании как дед Олег и Илья Преображенский.
   Последний, как оказалось, тоже быстро взвесил все за и против, ожидания, так что неслышно подошел ко мне со спины и обнял меня за плечи. Я рванулась, но хватка была довольно крепкой, так что вырываться смысла особого не было. Но и расслабляться и получать удовольствие я тоже не хотела.
   - Отпусти - тихо велела я, впиваясь ногтями в руку парня - немедленно.
   - Нет.
   - Я тебе всю руку сейчас исцарапаю. Пусти - ещё раз попыталась образумить Илью я, чуть сильнее сжимая пальцы.
   - О, предпочитаешь совмещать удовольствие с болью? - тихо, чтобы слышала одна я, поинтересовался парень, сжимая меня сильней.
   Похоже, чем сильнее я его царапаю, тем сильнее он меня сжимает. Прямая зависимость, так сказать.
   - Должен тебя предупредить, что я не сторонник таких...Ощущений - раздался голос Преображенского прямо над моим ухом, от чего я дернулась, заставив его улыбнуться.
   - Да? А по - моему, у тебя большой потенциал - не согласилась я, отчаянно стараясь выпутаться из чересчур крепких "объятий".
   - Пусти, идиот! - зашипела я, пытаясь отодрать от себя руку - задушишь!
   Рука тут же разжалась и я едва не упала, потеряв опору. В последний момент, выровняв равновесие, я уставилась в глаза Ильи. С этим разборками мы совершенно забыли о ещё одном участнике конфликта, а вот он о нас не забыл.
   - Я извиняюсь, конечно за то, что прерываю разборки, но...Давайте вернемся к проблеме - раздался голос деда Олега, заставив нас с Преображенским вздрогнуть от неожиданности - что с клумбой делать будем?
   Опять двадцать пять!
   - А что Вы предлагаете? - поинтересовался тем временем Илья, не дав мне даже рта открыть.
   - А ты - то чего подорвался? - подозрительно поинтересовался Пархоменко - это наше дело с Орловой.
   - Вот именно - согласилась я со стариком, за что была награждена предупреждающим взглядом сузившихся голубых глаз - это я виновата, так что и отвечать мне.
   - Какая ответственность - усмехнулся парень, чуть склонив голову на бок и внимательно рассматривая то меня, то деда Олега - твоим родителям надо памятник поставить.
   - Илья... - начала я, но меня снова перебили.
   - Так, ладно, решим дело так - тоном, не терпящим возражений начал дедушка Олег - Орлова, что признаешь свою вину, похвально. Поэтому, когда я буду сажать цветы, то ты будешь моим первым и самым яростным сторонником. Поняла? Может, когда ты на своей шкуре узнаешь, каково это, то впредь будешь умней.
   Я удивленно посмотрела на уверенного соседа. Думать, что он забудет о своем обещании, было бессмысленно, так как уж на что, а на память мужчина не жаловался. Поэтому остается только согласиться.
   - По рукам - кивнула я, и протянув руку и пожав руку дедушки Олега.
   - Вот и решили - удовлетворенно кивнул головой дед и, бросив непонятный взгляд на стоящего рядом Илью, чуть усмехнулся и пошел обратно во двор, что - то тихо напевая себе под нос.
   И что это было? Повернувшись к парню, я выжидающе посмотрела на него, но Преображенский чуть нахмурившись, смотрел в след дедушке Олегу. Вздохнув, я подошла к парню и помахала рукой перед его глазами, заставив перевести внимание на меня.
   - И угораздило же тебя - покачал головой Преображенский - ты что, спокойно не можешь день прожить? Обязательно нужно куда - нибудь влипнуть?
   Ага, просто сплю и вижу, как бы себе ещё проблем найти!
   - Нет, - терпеливо отозвалась я, посмотрев на свою обувь, которая после знакомства с клумбой выглядела так, словно я ногами её перекапывала - а вот что ты тут забыл?
   Неужели следит? Я мельком взглянула на парня и, не удержавшись, фыркнула, представив его с биноклем в руках сидящим в засаде на дереве. Нет, всё-таки у меня слишком извращенная фантазия.
   - Да я Семенычу помогал антураж в машину грузить - пожал плечами Преображенский - потом поворачиваюсь, и вижу, как ты уматываешь от какого - то старика. Ну, у меня в голове и перемкнуло, подумал, что это какой - то извращенец решил на старости лет развлечься. Вот и вмешался. Это потом до меня дошло, что это был дед Олег.
   Я расхохоталась. Да у нег фантазия ещё извращеннее чем у меня!
   - Ладно, с причиной твоего появления здесь мне всё более - менее ясно, а вот зачем ты меня прижимал к себе как игрушку? Я даже испугалась, что задохнусь - отсмеявшись, поинтересовалась я, слегка нахмурившись от неприятных воспоминаний чересчур сильных "объятий".
   Парень расстроено вздохнул и запустил руку себе в волосы, растрепывая их ещё сильнее, чем было до этого. Я задумчиво посмотрела на эту картину, непроизвольно задумываясь над вопросом: нравиться ли парню ходить как электрик, который только что разрядом получил, или он потом причесывается? Хотя эта его привычка....заразна. Сколько раз себя ловила на том, чтобы подобно Илье запустить руку в волосы!
   Тем временем, словно не замечая моего задумчивого взгляда, Преображенский, смотря куда угодно, но не на меня, ответил:
   - Просто...Считай, что это моя ошибка, хорошо?
   Что?
   - Не поняла? - удивленно произнесла я, ожидая в ответ на свой вопрос какого - угодно объяснения, но только не того, что выбрал друг - повтори!
   - Ну, затмение на меня нашло, карты не так легли, блажь в голову ударила - раздраженно отозвался Илья, переводя взгляд на меня - да, я сначала сделал, а потом подумал, признаю. Забудем?
   И что это было? Я в немом удивлении смотрела на стоящего передо мной парня. Может, его подменили?
   - А ты точно Илья? - поинтересовалась я, придумывая какой бы вопрос его спросить, чтобы удостовериться - не пойми меня не правильно - быстро начала я, увидев возмущенный взгляд - просто...Тот Илья, которого я знаю не стал бы оправдываться и просить забыть о том, что произошло.
   - Скажем так, я пересмотрел свое поведение - развел руки в стороны Преображенский.
   - Да ты что? Теперь я сомневаюсь ещё больше!
   - Нет, я серьёзно.
   - Кто ты и куда дел Илью?
   - Лиля! Прекрати издеваться!
   - Единственный, кто тут издевается - это ты.
   Мы уставились друг на друга так, словно видели впервые. Нет, серьёзно, что с этим парнем? Может, он ударился головой или над ним проводили опыты? Куда подевался тот Илья Преображенский, которого я знаю?
   Судя по взгляду собеседника, его одолевали такое же мысли.
   - Так, ладно - выставил вперед руку парень - я понял.
   - Рада за тебя, потому что я вообще ничего не понимаю - пожала плечами я, стараясь найти причину такого странного поведения.
   - Просто...Мы же друзья, так? - попытался донести до меня свои мысли парень.
   - Так - я всё ещё не понимала, к чему он клонит.
   - Вот я и хочу вести себя как друг - твердо сказал Преображенский.
   - То есть?
   - Я буду относиться к тебе как к другу - улыбнулся Илья, глубже засунув руки в карман - вот и все.
   - А... - я даже растерялась от подобного заявления - значит, раньше ты себя вел не как друг?
   - Не думаю, что мои действия можно было назвать дружескими - холодно отозвался парень, сжав тонкие губы.
   Посмотрев на внимательно рассматривающего меня парня, я только вздохнула. Конечно, с одной стороны такое решение не могло не радовать, а вот с другой... Мы что, опять будем придерживаться рамок "друзья - знакомые", пока Илья в очередной раз не сорвется? Обычно парня хватало на несколько дней. Мне даже интересно, сколько он продержится на этот раз.
   - И почему ты снова решил заняться этой дурной затеей? - поинтересовалась я у друга - сколько лет ты уже пытаешься, вести себя как друг, и пока ничего путного из этого не вышло.
   - А вдруг на этот раз получиться?
   Не реалистичность происходящего буквально выбивала землю у меня из - под ног. Почему он всегда думает только о себе?
   - И только поэтому ты решил поменяться? - обалдело спросила я, смотря на усмехающегося над моей реакцией Преображенского.
   - Ага - уже более открыто улыбнулся Илья, и, протянув руку, поправил мою прядь волос, которую резким порывом ветра отбросило мне на лицо - посмотрим...
   - На что? - настороженно поинтересовалась я у него, слегка вздрогнув от прикосновения холодных пальцев.
   - Может, ситуация повернется совершенно под другим углом - легкомысленно отозвался парень, убирая руку и засовывая её обратно в карман.
  Ага, повернется, как же. С очередной девушкой в клубе. Как будто я тебя не знаю, Илья.
   - Ты сегодня реально странный - покачала головой я, признавая поражение в попытке понять ситуацию - но это не мое дело. Наверное, у тебя опять какое - то затмение, или откровение, вот ты и мутишь одному себе понятные вещи...Надеюсь, что себе ты хуже не сделаешь.
   - Хуже себе? - удивленно поднял брови парень, всем своим видом показывая, что не понимает смысла происходящего.
   - Просто когда у тебя такое настроение, ты всегда сначала делаешь, а потом уже думаешь - пояснила я свою позицию - вот я и надеюсь, что ты не влезешь в неприятности.
   Вот что я несу? Теперь он подумает черт знает что! Раздраженно вздохнув, я слегка пнула лежащий у ног камешек. Похоже, что это мне надо сначала думать, а потом действовать.
   - Ты меня хорошо знаешь - улыбнулся Илья, сделав вид, что не заметил моего состояния - наверное, так же хорошо как и Сашка.
   - Не думаю - покачала головой я - всё-таки он твой близнец.
   - Близнец - эхом повторил Илья, снова задумавшись над чем - то - кстати, - встрепенулся парень - я тут от Семеныча слышал, что ты его фаталистом назвала.
   - Было дело - признала я, прекрасно понимая, что весь наш разговор для близнецов тайной не являлся, так как Семеныч просто не видел смысла что - то скрывать от семьи - а что?
   - Да так...Это...Забавно - усмехнулся Илья и тут же переключил мое внимание в другое русло - может, тебя проводить?
   Поняв, что разговор закончен, я отрицательно замотала головой.
   - Точно? А то мало ли...Ты опять в какую - нибудь ситуацию влезешь.
   -Нет, я буду предельно осторожна - пообещала я и, не выдержав, протянула руку, взъерошив другу волосы на прощание - удачи в сегодняшних похождениях.
   - Спасибо - отвесил мне шутовской поклон парень - холоп безумно рад царскому разрешению.
   Я рассмеялась и с достоинством кивнула головой, после чего пошла во двор.
   - Кстати - вспомнил Илья, заставив меня обернуться - а ты не хочешь с нами?
   - Что? - я даже остановилась от неожиданности и повернулась к стоящему позади парню.
   Что это он опять удумал?
   - Я говорю - терпеливо начал с начала Преображенский, подходя ко мне на пару шагов, в то время как я настороженно смотрела за его действиями - не хочешь с нами сегодня...Погулять?
   Нет, он сегодня реально какой - то странный. Может, его все - таки утащили инопланетяне и промыли парню мозги? Обычно если мы и оказывались в одной компании, то только потому, что меня тащила либо Варя, либо приглашал Саша. Сам Илья никогда не предлагал мне поучаствовать, только отмахиваясь от подобных предложений, обосновывая это тем, что цветок подобный мне требует большого внимания и слишком слаб для суровой погоды города, так как до этого обитал исключительно в комнатной среде.
   Стоит ли говорить, как я отреагировала, услышав подобную чушь в свой адрес?
   А сейчас Преображенский сам зовет меня на очередную безумную прогулку своей компании.
   Сам!
   - Кто ты и куда ты дел Илью? - снова поинтересовалась я, развернувшись к парню всем корпусом и не сводя с его красивого лица взгляда.
   - Лиля, это уже не смешно. Я же говорил, что...
   - Илья которого я знаю, никогда не предложил бы мне пойти с его компанией на очередную...Прогулку - не сдавалась я, нетерпеливо убирая с лица разметавшиеся от ветра пряди рыжих волос - что вообще происходит?
   - Эй, я же сказал, что мы теперь друзья, так?
   - Допустим - не спешила сжигать мосты я - и?
   - Так почему я не могу тебя пригласить?
   - Раньше ты этого не делал.
   - Ну, то было раньше - фыркнул парень, легкомысленно отмахнувшись - так что, на тебя можно рассчитывать?
   - А куда вы пойдете? - опасливо поинтересовалась я.
   Всё-таки когда дело касается Ильи Преображенского, любая неучтенная мелочь может стать фатальной.
   -Даю слово, что ты будешь в восторге - не стал раскрывать карты друг, улыбнувшись - мы с Андреем недавно на это место наткнулись, но предварительную разведку провели, так что ты с нами?
   - С вами - согласилась я, кивнув - кто ещё будет?
   - А, все свои.
   - Конкретней, пожалуйста.
   - Да что ты нервничаешь, словно тебя красть собираются? - пробурчал Илья, но уже громче добавил - не считая тебя и меня, Андрей и Сашка. Ну, ещё и Фей присоединиться.
   - А это ещё кто?
   - Вот на месте и познакомишься.
   - А если я Варю приглашу, не откажешь?
   Что ни говори, но быть одной в сугубо мужском коллективе мне не хотелось.
   - Приглашай - барским жестом разрешил меня Преображенский - только оденься в спортивное, и желательно не яркое. Можешь и не в спортивное, главное, чтобы удобно и тепло было, договорились?
   - Да что ты задумал?
   Всё-таки умеет он заинтриговать!
   - Увидишь, цветочек. Значит, на этом месте сегодня в восемь вечера, договорились?
   - Договорились - кивнула головой я и, помахав напоследок, отправилась дальше, доставая из кармана куртки телефон.
  
  
   ***
  
   - И куда этот хмырь нас потащит? - поинтересовалась Варя, чем - то гремя в трубку.
   - Без понятия - отозвалась я, выходя из лифта и подходя к двери своей квартиры - так ты в деле?
   - Спрашиваешь! Мне уже до чертиков интересно, что опять стукнуло в голову нашему Ромео. А раз с ним ещё и Сашка увязался, то это должно быть что - то реально нереальное!
   Я усмехнулась и, порывшись одной рукой в сумке, достала ключи, открыв двери квартиры.
   - Прекрасно, тогда я попрошу заехать за тобой.
   - А если я не на машине?
   - Не волнуйся, тебя все равно дождемся - твердо сказала я, кое - как снимая сапоги и принимаясь расстегивать пальто - ладно, ближе к восьми я тебе сообщу последние новости.
   - Хорошо, держи меня в курсе - отозвалась Варя и в трубке послышались частые гудки.
   Вздохнув, я, наконец - то сняла пальто и, подхватив сумку одной рукой, пошла к себе в комнату, на ходу читая сообщение от алого оленя.
  
   " Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
   Буду только рад, если наши отношения перейдут на уровень дружеских разговоров, а не формальных бесед. Кстати, а откуда ты?
   Пятница 15:30"
  
   Надо же! Он не против! Радостно улыбнувшись, я не глядя села на кровать и снова перечитала сообщение. Интересно, а откуда он? Может быть, у Судьбы настолько извращенное чувство юмора, что олень окажется даже из нашего города. Если это так, то мы вполне можем встретиться, пообщаться...И вот это меня почему - то испугало.
   Наверное, пока лучше повременить.
  
   "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
   Рада, что ты согласен. Кстати, разве не парень должен сначала отвечать на вопросы девушки?
   Пятница 15:32"
  
   Однако ответа я так и не дождалась. Олень словно ушел в подполье и затаился как партизан. Уж не знаю, чем было вызвано подобное молчание ягнят, но надеюсь, что не моим ответным сообщением. Сколько бы я не проверяла каждые пять минут телефон, все оставалось по- старому. Интересно, он молчит, просто потому, что не хочет раскрываться?
   Переделав все, до чего я только могла дотянуться, мне пришлось сознаться, что я успела накрутить себя так, словно меня за это сообщение на эшафот потащат. Вот же олень! Неужели нельзя было сразу ответить? Или я спросила что - то не то?
   Раздраженно захлопнув книгу, которую я уже битых десять минут пыталась прочитать, я запустила руку в волосы и невидящим взглядом уставилась в окно, пытаясь успокоиться и дозваться до голоса рассудка, заглушенного плотной стеной чувства собственной никчемности. И, казалось бы, с чего такие мысли? Ничего же фатального не произошло, но нет, я старательно подвожу себя к той черте, когда начну либо закатывать истерики, жалуясь всем и каждому, какая я плохая, либо наплюю на все планы и буду лежать на кровати, бессмысленно смотря в потолок. Ни то, ни другое меня совершенно не устраивало, так что я, наплевав на все общепринятые нормы, взяла телефон и стала набирать новое сообщение, но мне в очередной раз не дали осуществить задуманное.
   - Лиля, выползай из своей норы! К нам малыш Данил в гости пришел! - раздался веселый голос матери из глубины квартиры, заставив меня вздрогнуть.
   Только не это!
   Я со стоном спрятала лицо в ладони. Ну что, Лиля, хотела чем - то заняться? Получи и распишись!
   Данил - трех летний малыш с кудрявыми темными волосами, круглым личиком и огромными серо - зелеными глазами с длинными ресницами, был моим племянником, а точнее довольно "поздним" сыном сестры папы, которая время от времени заходила к нам в гости с малышом, благо отношения между ней и моей мамой были на редкость хорошими.
   Муж Елены, а именно так нужно было называть мою тетю, которая всегда старалась выглядеть так, что без слов становилось понятно, что в девичестве фамилию Орлова она носила не просто так, ходил по морю и возвращался домой только раз в полгода, в отпуск. Так что женщина в сыне души не чаяла, посвящая все свое свободное время только ему, хотя нужно было отдать ей должное, малыш не рос избалованным принцем, не смотря на всю материнскую заботу и любовь. В общем, семья Сафьяновых была на редкость счастливой, что не могло не радовать.
   Но, как известно, у всего есть свои крайности.
   Так, у Елены и дяди Аркадия, довольно спокойных и рассудительных по характеру, этой крайностью стал характер сына. Данил был просто отражением родителей и, в отличие от них, обладал невероятно взрывным характером, который мог рвануть, словно вулкан в любой момент. Пока ребенку было всего три года, это не являлось чем - то катастрофичным, но Елена начинала хвататься за голову уже сейчас, время от времени представляя, что мальчик будет вытворять, когда подрастет. Лично я не предполагала, а знала практически наверняка, что Сафьянов Данил будет уменьшенной версией либо Преображенского Ильи, либо Смелова Андрея.
   Оставалось надеяться, что из него не получиться второй Кирилл Осипов.
   Хотя, не смотря на непоседливость малыш, как и все дети, обожал подвижные игры, играть в которые Елене, в силу возраста было довольно сложно, так что обычно за помощью обращались ко мне. Особенно мальчику нравилось играть, в храброго казака, который верхом на коне спасал отважную принцессу от рук злодея, или на худой конец, дракона. Принцессой обычно приходилось быть матери храброго воина, злодеем от случая к случаю становилась либо моя мать, либо отец, но для полноты и реалистичности картины мальчику ему нужен был конь. И так случилось в моей жизни, что конем для бравого казака Данилы стала именно я.
   Наверное, в тот день луна была в созвездии дрозда. Ну, или оленя на худой конец.
   Однако, возмущайся не возмущайся, а идти все равно придется. Быстро собрав волосы в косу, я поставила все бьющиеся предметы в комнате как можно выше, дабы избежать повторения неприятных вещей, связанных с юрким мальчиком и его нездоровым любопытством, после чего отправилась приветствовать гостей.
   - Лия! - первым заметил меня мальчик и, подергав мать за край юбки - карандаша ткнул в меня пальцем с нетерпеливым выражением на круглом личике - Лия!
   Наверное, он выглядывал своего верного скакуна, как только переступил порог квартиры.
   - Да, мой хороший, это Лиля - с улыбкой кивнула Елена, на секунду оторвавшись от разговора с моей мамой, снимая при этом куртку - а здороваться, кто будет?
   Малыш, которого уже избавили от теплой курточки, важно повернулся ко мне и, смерив меня величественным взглядом, важно произнес, протянув маленькую руку:
   - Здлавствуй.
   Я тихо хмыкнула и, присев на корточки перед Данилом, протянула свою руку в ответ, осторожно сжав детскую ладошку:
   - Здравствуй, Данил. Как дела?
   - Холошо - все так же серьезно произнес ребенок и вопросительно посмотрел на мать.
   Мол, сколько ещё нужно любезничать?!
   Елена по- видимому, подумала так же. Улыбнувшись, она потрепала ребенка по голове и с немым вопросом посмотрела на меня, ожидая разрешения на дальнейшие действия.
   Да разве у меня есть варианты?
   - Данил - снова перевела внимание ребенка на себя я и поправила воротничок теплого вязаного свитера - хочешь пирожных? У нас как раз с кремом есть.
   Малыш радостно улыбнулся и потянул меня в сторону кухни. Всё-таки, нашу квартиру он знал как свою, если не лучше.
   Так, игра в "Рыцаря и компанию" была времена отложена на неопределенный срок.
   Когда все сидели за столом и пили чай с обещанными пирожными, я внезапно вспомнила о том, что ещё не сказала маме о планах на вечер. Это надо было исправлять, так как долго таскать на своей спине довольно тяжелого мальчика я просто физически не смогу, а варианта, что ребенок, обладающим огромным воображением, не придумает что - то новое гарантий у меня не было.
   - Мам - позвала я, поставив кружку на стол.
   - Да?
   - Мне к восьми нужно будет уйти.
   - О, свидание? - заинтересованно поинтересовалась мама, посмотрев на меня оценивающим взглядом.
   - Нет, меня...Преображенские позвали на прогулку - отозвалась я, невольно скривившись от подобной реакции.
   - И почему это не может быть свиданием?
   - Уже потому, что их будет двое, это раз. А во - вторых, с нами будет ещё Варя и какой - то незнакомый мне парень - объяснила я.
   Похоже, что моей мамочке уже просто невтерпеж было отдать меня хоть кому - нибудь в качестве жены. Не удивлюсь, если они с отцом ещё денег сверху положат!
   Это родную дочь!
   - Ясно - отозвалась мама, переглянувшись со спокойной Еленой, которая вытирала перепачканное кремом лицо Данила - ну, раз надо, то надо. А куда пойдете?
   - Без понятия - честно ответила я - Илья мне так и не рассказал.
   - Вот оно что...Только постарайтесь никуда не влезть хорошо? А то давненько фамилия Преображенских в криминальных хрониках не гремела. Мало ли, вдруг это реванш?
   - Не смешно - отозвалась я, и, сделав последний глоток чая, протянула руку мальчику - ну что, рыцарь, идем?
   - Да!
   Кто бы сомневался.
  
  
  
   ***
  
   - И куда мы отправляемся, мои загадочные друзья? - поинтересовалась Варя, спустя десять минут после того, как мы её забрали.
   За рулем ничем не примечательной темно - серой девятки действительно оказался незнакомый мне ранее парень. Подивившись тому факту, что Преображенский всё-таки не соврал, я только поспешила занять место в "стальной", как называл сам девятку Фей, машине. Почему Фей? А не знаю. Более того, зная таких людей как Илья Преображенский и Семеныч, я твердо уяснила, что даже у самых спокойных и порядочных на вид людей в голове могут быть такие загоны, что....В общем, ну, Фей и Фей. Пусть хоть драконом Беззубиком себя называет. Главное, чтобы водил нормально.
   Кстати, Фей, парнем оказался довольно молчаливым. Ну, или он просто был "в образе". А может просто пытался найти "нужный момент", дабы вставить свои пять копеек. Да к тому же парень был неформалом, с выбритыми висками и небольшим ирокезом темных фиолетовых волос, чем сразу привлек внимание Вари, но это, а так же тоннели в ушах и набитые рукава, было пока единственное, что заставило меня первые несколько минут кидать на нового знакомого заинтересованные взгляды.
   И как он только с Андреем и Ильей сошелся? Может, эпатажем взял?
   - А вот увидишь - весело отозвался Смелов на вопрос подруги, который сидел рядом с водителем.
   Варвара фыркнула, её, как и меня в подробности пока никто вводить не спешил, поудобнее устраиваясь на коленях Саши. К сожалению, "стальная" машина не была приспособлена для того, чтобы перевозить на заднем сидении двух парней и двух девушек. Вспомнив, какая драка едва не началась за места на сидении, а не на коленях, я только усмехнулась.
   - Осторожней - прошипел Преображенский - старший, которому выпал жребий быть "сиденьем" у Котовой.
   - О, прости - Котова извиняющееся улыбнулась, к моему немому удивлению, даже не стараясь огрызаться, как она обычно это делала - просто не очень - то удобно так сидеть. Потолок низкий.
   Всё-таки девизом Варвары Котовой всегда были слова: "Лучшая защита - нападение".
   А тут такое!
   - Ты тяжелая, так что не верти своей прелестной попой, детка - попросил Саша, недовольно сжав губы, когда Варя подскочила от неожиданности, впрочем, продолжая молчать, что настораживало меня всё больше и больше.
   Похоже, парню совершенно не понравилось подобный расклад с местами. Ну, что поделать? Илья никого брать на руки не захотел, наотрез отказываясь от попыток брата его переубедить, а я к моменту возникновения спорного момента уже сидела в машине, и выходить из неё на пронизывающий ветер отказывалась напрочь, не обращая внимания на все уговоры.
   И что Саше не нравиться?
   Поздний вечер, машина, тихая музыка, мелькающие огни фонарей и витрин магазинов, красивая девушка на коленях...Романтика же!
   Но Александр, похоже, так не считал, поэтому сидел мрачнее тучи, крепко вцепившись в сиденье водителя, дабы не мотаться из стороны в сторону при каждом резком повороте.
   - Осторожней! Всё-таки не мешок с картошкой везешь! - раздраженно попросил Илья Фея на очередном крутом вираже.
   Вот умеет парень иногда умные вещи говорить, подумала я, покрепче сжимая в руках спинки передних сидений мертвой хваткой.
   Как бы потом мне вообще от них отцепиться.
   - Сори, брат, моя вина - бесшабашно улыбнулся водитель.
   И тут же без особого перехода, нажал на газ, увеличивая скорость, дабы догнать тонированный белый внедорожник и, молча, даже с каким - то аристократизмом, показал едва не подрезавшему нас водиле средний палец, после чего, снова нажал на газ, успевая пролететь на последние секунды светофора.
   - Впредь осторожней буду - пообещал Фей, совершенно не обращая на злые гудки внедорожника.
   - Да что ты? - недоверчиво прошипела Варя, хотя услышали её только мы трое.
   Практически тут же девушка охнула и схватилась за фиолетовую макушку, которой секундой ранее хорошенько приложилась о крышу машины, на очередной яме.
   Мне оставалось ей только посочувствовать.
   - Черт возьми! Да кто вообще придумал машины с такими низкими крышами? - зло спросила Котова, ни к кому конкретно не обращаясь.
   - Ты ещё в спортивных не ездила - внезапно, и в первую очередь для самой Котовой, ответил девушке Фей, внимательно следя за дорогой темными глазами.
   Что - то я не поняла: значит, со мной он общаться не захотел, а с Варей - пожалуйста? Хотя...посмотрев на водителя, в чьих ушах отражали свет ночных фонарей тоннели, и его довольно свободный вид, я не стала поднимать вопрос о приоритетах парня в общении. Как говорится: рыбак рыбака видит издалека, ну, а в нашем случае это неформалы. Ну, понравилась ему Варя, что тут поделаешь? Котова вообще девушка боевая, и практически сразу заставляет обращать на себя внимание.
   - А ты что, свечку держал? - огрызнулась подруга.
   Всё-таки после удара головой она не была настроена на душевные беседы.
   - А ты дерзкая - рассмеялся водитель, посматривая в зеркало заднего вида, загадочно блестящими глазами.
   - На дорогу смотри - велел Саша, отцепляясь от подголовника кресла и с силой нажимая водителю на голову - потом на неё любоваться будешь.
   - Да не ревнуй, парень, надо было сразу сказать, что она с тобой. Я на таких виды не имею, ты же знаешь. Если не веришь, вон, у Илюхи спроси, он подтвердит.
   - На дорогу смотри - повторил просьбу-приказ брата Илья, зло сверкнув глазами в сторону Фея - и болтаешь много.
   Оп - па! Вот это номер! Я перевела заинтригованный взгляд на Преображенского, но этот конспиратор даже не посмотрел в мою сторону, а только покрепче сжимал побелевшими пальцами спинку пассажирского сиденья, не обращая внимания на довольный вид Андрея, пристегнутого ремнем безопасности, а отличии от нас, заметив впереди очередной поворот.
   - Осторожней, шумахер недобитый! - проворчала Варя, держась одной рукой за кресло, а второй упираясь в крышу машины, дабы обеспечить себе максимально устойчивое положение. Похоже, обнять Сашу за плечи она так и не решилась.
   На мой взгляд, это было невероятно мудрое решение.
   - Когда мы уже приедем? - поинтересовалась я, стараясь хоть как - то прояснить ситуацию с гонкой по ночному городу - и главное - куда?
   - Ты ей не сказал? - повернулся в мою сторону Саша, кидая на удивленный взгляд на подозрительно спокойного Илью - теперь я не удивляюсь тому, что она согласилась. Мне - то казалось, что Лиля только на спор могла согласиться на что - то....подобное.
   - Да скажите уже вы! - взвыла я, не выдержав напряжения момента и очередного резкого поворота машины - куда мы едем?!
   - Пять минут, и ты всё узнаешь, мой друг - подмигнул мне внезапно вышедший из транса Илья, хотя, может его заставил очнуться мой удар локтем под ребра - так что, терпение!
   - Да какое к черту терпение, ты.....ты..... - мне даже слов не хватило выразить всё свое негодование.
   - Успокойся - попросил меня Илья, поудобнее перехватывая спинку пассажирского сиденья - всё будет круто. Я уверен в этом.
   - Неужели?
   - Да. Если бы это было не так, я бы тебя не позвал.
   - По - моему, это я тебя вынудила, разве нет?
   - Считай это просто прогулка.
   - Ну, ни хрена ж себе прогулка! - обалдел Андрей - детка - он посмотрел на меня в зеркало заднего вида, ненадолго оторвавшись от созерцания дороги - я, как ни на что не намекаю, но советую подумать: стоит ли тебе туда тащиться. Всё-таки, если поймают - посадят.
   - О чем это он? - подозрительно поинтересовалась я, не мигая, смотря в сторону Преображенского.
   - Да так. У Андрея просто очень своеобразное чувство юмора - очаровательно улыбнулся Илья - не стоит обращать внимания.
   Я ему не поверила. Вот честно! Ни капли! И фырканье Саши с другого бока так же добавил мне уверенности в словах Ильи Преображенского. Но с вопросами решила повременить, поэтому я только посмотрела в честные - пречестные глаза парня несколько секунд и отвернулась обратно к лобовому стеклу, сжимая в пальцах спинку сиденья.
   Сделав ещё пару резких поворотов, машина, наконец - то остановилась и мы едва ли не кубарем выбрались на улицу. Особенно радовались свободе Саша и Варя, которые практически сразу отошли на приличное расстояние друг от друга, потягиваясь и старясь хоть немного прийти в себя после вольных поз в машине. Я только усмехнулась, заметив их маневры, боковым зрением поймав, насмешливые взгляды Фея и Ильи, которыми парни обменялись между собой.
   - Ну? Дальше что? - поинтересовалась Варя, вплотную подойдя к Илье и едва ли не ткнув в его грудь пальцем при этих словах.
   В отличие от брата, Преображенский - младший вполне спокойно относился к тому, что кто - то пытался пробиться в его личное пространство. Не знаю почему, но Сашу подобное отношение к своей персоне злило страшно, и парень едва ли, не мгновенно записывал такого человека в " стан врагов", совершенно не разбираясь в причинах, которые могли его толкнуть на подобный отчаянный шаг. Повезло, что мне в свое время хватило ума не совершать подобной ошибки.
   - А дальше моя леди, мы с Вами совершим небольшой подъем, откуда Вы сможете полюбоваться невиданным доселе видом ночного города - отозвался Илья, беря Варю под локоть и поворачивая подругу в сторону стоящегося двадцати пятиэтажного здания будущего офиса.
   - Ты...Серьезно?! - севшим голосом поинтересовалась я, смотря на уходящую в темную высь махину.
   - Вот почему я удивился, когда узнал, что ты согласилась - подтвердил мои опасения Саша, подойдя поближе.
   - Но...Это же....
   - Хочу туда! - едва ли не запрыгала на месте Варя, буквально пожирая глазами здание - как можно опасть внутрь?
   - Терпение, моя леди - шутливо поклонился Котовой Илья - сейчас дождемся Фея и пойдем.
   Подруга в нетерпении приплясывала на месте, то и дело оглядываясь по сторонам в поисках нашего водителя, а я медленно, но верное впадала в панику. Высоты я боялась страшно. Даже то, что мы живем далеко не на первом этаже, ни капли не уменьшило мой страх. Ну и что, подумаешь, восьмой этаж? Можно же просто к окнам не подходить, и дело с концом. А тут - двадцать пятый!
   - Что такое, Цветочек? - поинтересовался Андрей, едва ли не выпрыгивая у меня перед носом - если не хочешь подниматься, можешь остаться в машине.
   - Я поднимусь - сквозь зубы отозвалась я, сжимая руки в кулаки - спасибо за заботу.
   - Все готовы? - поинтересовался Илья, бегло осмотрев "охотников за приключениями" и улыбнулся - тогда пошли, но не шумите. Как ранее метко сказал Андрей: поймают - выговором не отделаемся.
   А это мне понравилось ещё меньше. Зябко поежившись от открывающихся перспектив, я, стараясь не слишком громко наступать на лежащий лист забора, пошла к своему собственному наказанию. А вот поделом тебе, Лиля! Знала же, что Преображенский никогда не предложит то, что в твоем понимании нормально! И всё равно ведь согласилась! А почему? Хрен знает.
   И вообще, что это за пренебрежение? Может, Илья действительно побывал у инопланетян? Нет, я ни на что не намекаю и не претендую, но....Что за фигня? Ещё два дня назад Преображенского было от меня метлой не отогнать! А сейчас он, как ни в чем не бывало, идет себе впереди, тихо переговариваясь с Феем и братом, совершенно не обращая на меня внимания.
   Это...Пугало.
   Если с поведением "прошлого" Ильи я более - менее приспосабливалась к ситуации, смутно догадываясь, что этот непредсказуемый человек может сделать в следующую минуту, но сейчас я просто терялась. Будто землю выбили из - под ног.
   Слишком странно. Слишком внезапно. Всего слишком. И что делать с таким поведением - непонятно.
   Сам подъем было просто кошмаром. Мало того, что с каждым новым этажом я начинала паниковать всё сильнее, и сильнее, стараясь не сорваться и не забиться в темный угол, с трудом заставляя переставлять ноги, так ещё и щель между лестницами заставляла воспылать к стенам, исписанным разнообразным граффити и посланиям, далеко не всегда цензурными, просто нездоровой любовью.
   Меня - то уж точно.
   - Не отставайте - посоветовал Андрей, обернувшись.
   Я, молча, закатила глаза, стараясь подавить в себе желание показать парню средний палец. Хотя соблазн был очень велик.
   - Всё нормально? - тихо спросил Саша, который замыкал нашу процессию, освещающая себе путь фонариками на телефоне - тебя шатает.
   Что ж, думаю, ему можно сказать. Всё равно он прекрасно видел мое состояние.
   - Я высоты боюсь, Саша - тихо произнесла я, с ужасом смотря на стену, где было баллончиком выедена цифра 20, и, заставляя себя не думать о том, какая сейчас разница между мной и такой твердой, горячо любимой землей.
   - Серьезно? А зачем тогда полезла?
   - Что бы все потом меня трусом считали? Ну, спасибо! - обиделась я, бросив на нахмурившегося парня мрачный взгляд.
   Саша только вздохнул и, поднявшись немного выше, чтобы поравняться со мной, взял меня за руку.
   - Так не очень страшно? - поинтересовался парень, даже не смотря на меня.
   - Нет - удивленно отозвалась я, смотря на Преображенского - старшего как на призрака - а что ты делаешь?
   - Помогаю тебе не бояться.
   - Держа меня за руку?
   - А что? Довольно действенный способ, не находишь?
   - Это почему?
   - Хотя бы потому, что ты теперь больше думаешь о том, что я держу тебя за руку, а не о высоте. Не правда ли?
   Я задумалась. А ведь действительно! То, что сам Александр Преображенский, который ненавидит не только физические проявления чувств в целом, но и контакты с другими в частности, причем ещё с раннего детства, решил поступиться своими принципами и взял меня за руку, чтобы просто, без какого - либо подтекста морально поддержать, невольно заставляло расслабиться. Нет, о своем страхе я не забыло, но коленки уже не подгибались, что в сравнении с прошлым подъемом просто не может не радовать.
   - Правда. Спасибо - поблагодарила я, не решаясь сильнее сжать теплую ладонь друга.
   В который раз убеждаюсь, что, не смотря на тот факт, что братья Преображенские - близнецы, и по идее должны быть одинаковыми во всем, а не только в идентичной до последней мелочи внешности, Илья и Саша невероятно, просто чудовищно разные. Стала бы я так теряться, если бы меня за руку взял Илья? Нет, безусловно, нет. Ещё и попыталась бы скрутить наглую конечность. А вот с Сашей такой номер не пройдет уже потому, что я никогда в трезвом уме и твердой памяти не сделаю подобного.
   Вот что со мной не так?
   - Эй, голуби! - раздался веселый голос Фея впервые за все наше знакомство, и мне по глазам ударил яркий свет фонарика - я всё понимаю, но давайте всё-таки доберемся до крыши. Там какая - никакая, а романтика будет...
   - Иди уже - огрызнулся Саша, не выпуская мою ладонь из своей ладони, заслоняя свободной рукой глаза от неожиданного света - и хватит слепить в глаза! Ты не прожектор!
   Фей хмыкнул, но свет убрал, пробормотав при этом что - то. Что именно я, из-за разницы в этаж не расслышала, в отличие от Андрея, который расхохотавшись, быстро ответил знакомому, вызвав ответное веселье. Ну, ничего, я ему это ещё припомню! Как только свет перестал слепить глаза, я успела заметить тяжелый взгляд Ильи в сторону брата. Похоже, что Саша тоже не остался равнодушным, так как пальцы друга на мгновенье сильнее сжали мою ладонь.
   Дурдом, какой - то.
   К счастью, дальше до крыши мы добрались без происшествий. Заверив Сашу, что всё хорошо, и больше я в поддержки не нуждаюсь, я высвободила свою руку из его и медленно, не спеша, сделала пару шагов по направлению к краю. К сожалению, это всё, на что меня хватило, так как моя голова начала немилосердно кружиться вместе с крышей под ногами, поэтому пришлось остановиться и наслаждаться видами издалека. А посмотреть было на что. Всё-таки голова у Ильи на плечах имеется, так же как и воображение, хотя я никогда не признаю этого вслух.
   - Ну как тебе? - подскочила ко мне Варя, глаза которой сверкали от избытка эмоций, а сама она то и дело подпрыгивала на месте - правда, тут круто? Это же нереальный кайф, Лиля! Подойди поближе! Отсюда же ничего не видно!
   - Не хочу - едва не закричала я, когда Котова попыталась подтащить меня к краю - Варя! Пожалуйста! Я не хочу!
   Ещё чего! Я и так титаническими усилиями до сих пор здесь стою. Что ещё от меня надо?
   - Ладно, прости - подруга отступилась, заметив мое состояние - всё время забываю, что ты боишься высоты... Извини, пожалуйста.
   - Всё нормально - отмахнулась я, делая шаг назад, возвращаясь на спасительную дистанцию - не стоит стоять со мной. Я всё равно вряд ли с места сдвинусь.
   - И зачем ты только поднималась? - покачала головой Варя, сочувствующе смотря на меня.
   - Иди уже! - не выдержала я.
   - Ладно - ладно, может, хотя бы поближе к нам подойдешь? А то стоишь тут как статуя...
   - Не хочу.
   - Ладно, захочешь, приходи - улыбнулась Котова и, не обращая внимания на парней, с удовольствием подошла к краю крыши.
   Я зажмурилась, чтобы не видеть этой картины. И как ей только не страшно? У меня ноги подгибаются, стоит бросить взгляд на склонившуюся прямо над бездной тонкую спину в черной кофте. А Варе хоть бы хны! Хотела бы и я быть настолько бесстрашной. Преображенский с Андреем наверняка тоже тут каждый выступ облазили, каскадеры, блин.
   - Да я тебе отвечаю, что можно! - донесся до меня разраженный голос Ильи.
   - Нет, пролетишь - не согласился Фей.
   Повернувшись к стоящим напротив меня парням, я краем глаза заметила, что Андрей стоит поодаль, разговаривая с кем - то по телефону, стараясь перекричать шум ветра, Саша делал снимки, а Преображенский и Фей о чем - то спорили. Причем, чем злее становился Илья, тем спокойнее выглядел Фей.
   - Да ты меня уже задолбал! - зло прокричал Илья - ну, хочешь, я тебе докажу, что это реально?!
   - Да говорю тебе, что нет! И как ты мне это докажешь?
   Илья фыркнул, и, не дожидаясь реакции на свои действия, прыгнул вниз. Я замерла, словно в замедленной съемке смотря на то, как Преображенский падает вниз. В бездну. Прямо в море огней ночного города. И мой крик, отталкиваясь от стен понеся следом за парнем.
   - ИЛЬЯ!
   Дальнейшие события пошли в жесточайший диссонанс с моим сознанием. Проще говоря, я просто перестала воспринимать реальность, а мой здравый смысл ушел в бессрочный отпуск, прихватив вместе с собой инстинкт самосохранения и самообладание, чтобы компашкой закутить где - нибудь на Кудыкиной горе.
  Так как сознание временно осталось без таких важных составляющих, то я застыла памятником и неотрывно смотрела туда, где секунду назад исчез Преображенский. Всё происходящее сразу стало каким - то размытым и непонятным, так что я долго не могла понять, почему все суетятся, кричат, ругаются. Интересно, почему Саша такой бледный? На Варе вообще лица нет, вон, стоит руки к лицу прижимает, и смотрит на меня расширившимися глазами. А Фей стоит, как ни в чем не бывало.... И Андрей тоже спокоен. Казалось, что я не могу понять чего - то важного, но смысл этого "чего - то" постоянно ускользал.
   Как же это бесило!
   - Урою тебя мудак ты последний! - кричал Саша, свесившись по пояс вниз с того места, откуда спрыгнул Илья - что б ты подох, скотина! Только поднимись, я тебя сам отсюда скину, понял?! Лучше вообще мне на глаза не попадайся!
   Что с ним? Кому он это кричит? Может, у близнеца Ильи с горя начались галлюцинации?
   - Он живой? - подала голос Варя, срываясь с места и подлетая к Саше, высовываясь по пояс вниз так резко, что парень едва успел её схватить, не дав упасть - спасибо - поблагодарила Котова - так что с Ильей?
   - Живой - живой - поспешил заверить подругу Фей, доставший пачку сигарет, вытягивая из них одну длинными пальцами - что с ним будет?
   - Но он прыгнул! Мы все видели! И где тогда сам Илья?!
   - Не шуми - поморщился парень, прикуривая от зажигалки Андрея, усевшегося прямо на крышу, подобрав под себя ноги - там внизу балкон есть. Илюха просто грамотно всё рассчитал, скотина такая и, спрыгнув, точно попал на этот балкон.
   - Зачем ему вообще понадобилось прыгать?! - не унималась Варя, вырывая из рук опешившего Фея пачку и доставая сигарету.
   Надо же, а я думала, что она завязала....
   - Когда этот шут поднимется, у него и спросишь - миролюбиво предложил Андрей, протягивая девушке зажигалку - у нас можешь не спрашивать, что твориться в этой растрепанной голове.
   - На себя посмотри - раздался у меня за спиной знакомый до последней интонации голос.
   Я медленно обернулась и посмотрела в нахальные голубые глаза, которые горели азартом и удовлетворением от проделанной работы.
   - Ну что, Фея, убедился?
   - Ещё раз так назовешь, я тебя....
   Ситуацию, которая для меня всё ещё напоминала сюрреалистическую картину ещё больше усугубил Саша, который молча подошел к близнецу и, всё так же молча, хорошенько размахнувшись ударил того в скулу. Илья покачнулся, но на ногах устоял внимательно, при этом не мигая смотря на брата, словно решая: ответить, или признать, что заслужил?
   - Ещё одна подобная выходка и я за себя не в ответе - на удивление спокойно предупредил Саша, правильно поняв взгляд Ильи - лучше я сам тебя убью, чем буду смотреть на последствия твоей непроходимой тупости.
   Илья на мгновение нахмурился, но тут же, словно одернув себя, коротко, рвано кивнул. Я едва слышно хихикнула и прикусила кулак, чтобы не расхохотаться в голос. Какой прекрасный сегодня вечер, однако! Неудавшийся, или удавшийся, тут с какой стороны посмотреть, прыжок, разборки... Как сказал бы кот Бегемот - я в восхищении!
   Всё. Это конец. У меня начинается истерика.
   - Ладно, давайте уже будет собираться - проговорил Андрей, явно стараясь разрядить обстановку, прерывая тем самым установившуюся вязкую тишину, и давая невербальный сигнал всем остальным.
   Как забавно!
   Я хихикнула уже громче, теперь уже прикусывая щеку изнутри. Интересно, что ещё сегодня произойдет? И все ли прогулки Преображенского заканчиваются так... Феерично?
   - Да, правда, ребят. Уже пора спускаться, что - то холодает - потерла предплечья Варя, выбрасывая окурок.
   - Простите ребят - раздался голос Ильи, который до сих пор играл с братом в гляделки - не хотел портить вечер.
   - Да ладно, мы всё равно уже насмотрелись на ночной город - легкомысленно отозвалась Варя - не правда ли?
   - Ага - сквозь зубы произнес Саша, который словно старался убить безмозглого младшего брата взглядом - аж до тошноты.
   И тут я не выдержала. Внутри словно упала стена, а сдерживаемая из последних сил истерика снесла все барьеры, заставив согнуться пополам и расхохотаться. Громко, от души, не обращая внимания на то, что щекам стало холодно из-за слез.
   - Лиля? - Варя быстро оказалась рядом и попыталась меня встряхнуть, но успеха в это не достигла - ты чего, подруга? А ну живо прекращай! Ещё чего не хватало! Лиля!
   Но так просто меня было не заткнуть. Я уже просто не могла остановиться, захлебываясь смехом и слезами, едва находя возможность сделать короткий вздох. Я просто задыхалась от всех эмоций, которые бушевали внутри, переворачивая душу и выворачивая её наизнанку.
   Он же мог умереть! Он же мог...
   Щеку обожгла боль, заставив голову мотнуться от удара. Смех прекратился, а вот слез мгновенно стало больше, и я просто разрыдалась, вцепившись в чью - то куртку у себя под руками, совершенно не обращая внимания ни на что вокруг, упиваясь минутной слабостью.
   Может, мысль Саши собственноручно прибить паразита, не такая уж и плохая? Лично мне она с каждой минутой начинает нравиться всё больше и больше!
   - Тише, успокойся. Кто бы сказал, что я смогу тебя до слез довести - никогда бы не поверил! Кто же знал, что для этого надо просто с крыши спрыгнуть?
   Мягкие, осторожные поглаживания по спине и тихий, успокаивающий голос, медленно проникали в сознание, помогая найти в вихре чувств, что - то твердое, на что можно опереться. Истерика медленно, но верно уходила, оставляя после себя пустоту, судорожное дыхание и всхлипы, сотрясающее тело. Глубоко дыша и повторяя про себя "вдох" и "выдох", я начала постепенно осознавать реальность. Здравый смысл, самосохранение и самообладание вернулись из внепланового отпуска и принесли с собой как бонус стыд и злость. Стыд за то, что разрыдалась на глазах у парней, двоих из которых я знаю с самого детства, и двоих, кому никогда и ни за что не показал бы свою слабость. Если бы рядом со мной была только Варя, я бы не переживала, всё-таки Котова - моя лучшая подруга и ей, как и Ане я могу довериться полностью. А вот злость была направлена только на одного конкретного человека.
   Прибью скотину.
   Подняв голову, я поняла, что час мести близок. Илья стоял прямо передо мной, внимательно смотря мне в лицо голубыми глазами, тем не менее, располагающе улыбаясь. Это подстегнуло меня получше кнута.
   - Ты.... - прошипела я, ткнув пальцем в широкую грудь, не заботясь о том, как это выглядит со стороны.
   И плевала я на то, что едва достаю ему по плечо!
   - Лиля - парень слегка наклонился - извини, что напугал. Я не думал, что мой.... поступок вызовет у тебя такую реакцию....
   - А наша реакция типа не важна? - пожала голос Варя - мы тут что, прохожие?
   - Нет, мы же не Цветочек - отозвался Андрей, и я заметила, как они с подругой обменялись понимающими улыбками.
   Фей только фыркнул и пробормотал себя что - то под нос, переводя взгляд темных глаз с меня на Илью и обратно, делая какие - то свои выводы о ситуации в целом и нашем с Преображенским поведением в частности.
   - Умолкните - велел Илья веселящимся друзьям, даже не поворачивая головы.
   Я размахнулась, и по крыше разнесся звон пощечины. Удар пришелся в то же место, куда ударил Саша, и теперь скула Ильи была ярко - красного цвета, но парень сдержался и даже не вздрогнул, а только на секунду прикрыл глаза.
   Понимая, что сейчас наделаю глупостей и просто накричу на Преображенского, высказывая ему то, о чем потом, несомненно, пожалею, я развернулась и пошла к лестнице. И плевать я хотела на то, что боюсь высоты, что за спиной Фей и Андрей поморщились, смотря на скулу друга, Варя только покачала головой, направляясь за мной, а Саша, ничуть не скрывая злорадства , произнес:
   - Не доходит через уши и глаза, дойдет через руки, не правда, ли братец? Может, хотя бы теперь, заметив, как некоторые твои поступки отражаются на... Знакомых тебе людях, ты будешь более....адекватен?
   Чтобы отвлечься от пережитого, я стала считать ступени, но быстро сбилась на третьей сотне. В голове мысли носились со скоростью света и звуком набата. Вот что он за человек, а?! Неужели Илья не понимает, что он и Саша для меня - как братья? Они же мои лучшие друзья, которых я знаю практически всю сознательную жизнь! Как он мог так легкомысленно рисковать своей жизнью, совершенно не задумываясь, что подобное....доказательство своей правоты может оказаться фатальным?
   Придурок!
   В машине я сразу села на пассажирское сиденье, полностью игнорируя протесты Андрея и Вари. Первый пытался доказать, что сидеть троим парням в ограниченном пространстве, которое для этого не предназначено, просто глупо. Подруге же просто не хотелось снова оказаться на коленях у кого - то из близнецов, которых сейчас вообще лучше было бы не трогать. В принципе, доводы, как Смелова, так и Котовой были довольно убедительны, но я по глубже затолкала чувство, близкое похожее на совесть и непреклонным голосом сказала, что то, как они поместятся в машине, меня не колышет, пусть хоть кто - то в багажник ложиться.
   - Мегера - прошипел Андрей, пытаясь уместиться на сиденье, и помогая Варе сесть себе на колени, однако я всё равно услышала.
   - Твоими молитвами, детка.
   Что ж, когда я злюсь, то начинаю огрызаться. Пора уже было это усвоить.
   Фей же просто улыбался, поглядывая в зеркало заднего вида с плохо скрываемым весельем. Похоже, парня искренне забавляла происходящее, так что он не спешил вставать на чью - то сторону, держа нейтралитет.
   Умен.
   Часы на телефоне показывали начало одиннадцать, когда "стальная" девятка остановилась неподалеку от моего дома. Не дожидаясь никого, я бегло поблагодарила Фея за такую увлекательную поездку и, получив приглашение на очередную прогулку, которая должна была состояться на следующей неделе, я покинула машину и, погасив в себе порыв со всей силы хлопнуть дверью, пошла к своему дому.
  
  
   ***
   Варя и Андрей с радостью расстались с обществом друг друга и с легким сердцем расселись по разным "углам" девятки. После того, как близнецы и Орлова покинули салон, Смелов перебрался к водителю, а девушка растянулась на заднем сиденье, положив под голову куртку и достав телефон, углубилась в чтение книги, которую ей рекомендовало прочитать уже несколько человек.
   Ехать предстояло почти тридцать минут, так как Котова жила в другом конце города. Где жил Андрей, а уж тем более Фей, Варе было совершенно безразлично. Куда больше её интересовали две вещи: что за хрень творилась сегодня между Ромео и Джульеттой местного разлива и что, черт возьми, нашли в этой книге те идиоты, которые едва ли не пищали от восторга после её прочтения.
   - " Ни нормального сюжета, ни диалогов, ни характеров у героев.... Все какие - то малолетние идиоты, ведущие себя как девушки при ПМС - недоумевала Котова, с каждой строчкой известного романа раздражаясь всё сильнее и сильнее - как, нет, как можно считать это - нормальным? Вот же....Фрейда на этих укуреных имбицилов нет! Тут же комплекс на комплексе и комплексом погоняет! А ты что делаешь, дура? Ты же главная героиня! Вот и веди себя соответствующе! Куда ты убегаешь? Из дома?!Лечиться тебе надо, а не сбегать! И почему это у тебя так внезапно характер поменялся? Вначале же, была тихой мышью - неудачницей, а сейчас крутая стала как каска скалолаза, и недели не прошло.... А-а! Бесит!".
   Убрав от греха подальше телефон, Варя зло заворочалась, пытаясь найти наиболее удобный угол для размышления. Кто - то мог сказать, что это - ерунда и ты либо умеешь думать, либо нет, но девушка была другого мнения. Для неё не было "тупых" и "умных", а были только "мотивированные" и "владеющие условиями". Вот сейчас Котова и пыталась "завладеть условиями", которые помогли бы ей настроиться на полет мысли. Когда же бледное подобие комфорта было найдено, а тихие разговоры парней перестали мелькать на периферии сознания, девушка стала разбираться в ситуации.
   Ситуация настораживала. Лиля и Илья в последнее время довольно сносно вели себя друг с другом, и это не могло не радовать, учитывая, что скандалили они всегда слишком громко, привлекая тем самым как ненужное внимание, так и ненужные последствия, но сегодня что - то пошло не так. То, что именно твориться между Преображенским и Орловой, Варя старалась не пытаться угадать, так как они и сами пока, по всей видимости, не знали.
  Хоть Илья и кричал с первого класса на всех углах о любви к Цветочку, Котова прекрасно знала, что сам парень далеко не так прост, как мог казаться. Ведь "любовь" Ильи к Лиле совершенно не мешала ему мелькать на свиданиях и тусовках в клубах в компании других девушек, а ведь по-хорошему, настолько влюбленный парень не должен был даже смотреть на других. Или же у него какая - то извращенная форма любви, что - то похожее на одержимость, и тогда сама Орлова - воплощение мудрости, ведь ей хватило ума держаться подальше.
  Хотя сама Лиля никогда не перешагивала собственноручно проведенную черту дружбы и вела себя с Преображенским подчеркнуто дружелюбно, даже не замечая, что это обращение зачастую действует на парня как красная тряпка, тоже не всегда адекватно реагирует на очередной сдвиг у Ильи. Друзья этой "пары" хватались за голову, пытаясь понять, что творится с ними, но каждый судил со своего угла, не в силах оценить ситуация в целом.
   А надо ли вообще разбираться?
   - Это просто жесть - пробормотала Варя, даже не представляя, как может аукнуться эта многоходовка всем, кто был в неё вовлечен.
   В то, что вечно так продолжать не могло, Котова была уверена. Единственный вопрос: у кого сорвет крышу раньше?
   - Ты про нашу пару? - услышал девушку Андрей, повернувшись к ней полу боком.
   На лету схватывает, уважительно подумала Варя и кивнула, не утруждая себя мыслями по поводу того, как в темноте салона её жест увидит парень.
   - Я даже представить не могу, что у них в головах творится....
   - А ничего у них не творится.
   - В смысле?
   - Всё просто, детка. Им так удобно.
   - Удобно?
   - А ты не поняла? Ну, смотри. У Ильи есть недостижимый идеал, запретный плод, вроде и перед глазами, но руками не возьмешь, иначе "идеал" превратиться в мегеру, а "плод" окажется ядовитым. И в том, и в другом случае - итог печален. Всё-таки некоторым людям лучше не быть вместе, это факт. Но, пока Лиля его интересует, парень над собой работает. Как Будда, епта - расхохотался Андрей вместе с Феем над собственными словами - а твоей Орловой просто льстит, что за ней бегают. Вот и всё.
   - Думаешь? - скептически поинтересовалась Котова, смотря на лицо парня, по которому проносились огни города.
   В оценке ситуации со стороны подруги девушка согласна не была, но решила не навязывать собственное мнение. Всё - таки тот факт, что в этой фигне был не чужой для Вари человек, делал Котову не слишком объективной, заведомо ставя приоритеты дружбы выше остального.
   - Они дураки, которые никого, дальше друг друга не видят. Это утопия. Но если им нравится жить в этой утопии, пусть. Всё равно рано, или поздно, но хотя бы до одного из них дойдет, вся абсурдность этого подвешенного состояния.
   - Помочь не хочешь?
   - На хрена? Мне своих проблем хватает, чтобы ещё и их разгребать. Я в это не лезу, и тебе не советую. Сами разберутся.
   - А если нет?
   - Ну, на кой черт тебе вообще надо вмешиваться? - подал голос Фей, который внимательно прислушивался к разговору.
   Всё-таки не смотря на довольно неординарную внешность и непримечательное поведение, парень не зря считался довольно опасным противником, который никогда не бил открыто, но практически наверняка действовал чужими руками, собрав как можно больше информации о противнике. Ситуация, в которой волей - неволей оказался невыносимый Преображенский, которого Фей если не открыто недолюбливал, то скрыто ненавидел, радовала парня как долгожданный подарок на Новый год. Это надо было так удачно попасть на подобный "душевный разговор"! Сам Илья, зная об отношении к нему Фея, так бы никогда не подставился, и если бы эта истеричная дура и не эти "заботливые" друзья, то водитель "стальной" девятки так бы ничего не узнал.
   Сегодня просто прекрасный день!
   - Смотри - те, кто голос подал - пробормотала Варя и добавила уже громче - скучно, знаешь? Вот думаю, чем бы себя занять.
   Темные глаза встретились с карими в зеркале заднего вида. Всё-таки у Вари всегда была если не потрясающая, то очень сильная интуиция, которой девушка доверяла как себе. И эта интуиция вопила о том, что парню, который сидит за рулем доверять нельзя. Ни в коем случае, но с другой стороны Фей - разве не знакомый Ильи, Саши и Андрея? Они же, типа друзья, не так ли?
   Или держи друзей близко, а врагов - ещё ближе?
   - Интересные у тебя способы развлекаться - первым уступил Фей, прерывая зрительный контакт - кстати, - обратился парень к Андрею, который ощутимо напрягся от пристального внимания знакомого к одной небезызвестной неформалке - как там Кир? Я его давненько не видел.
   Так вот как Фей сошелся с Преображенским и Смеловым! Варя только покачала головой, удивляясь тому, как Судьба может переплетать судьбы совершенно разных и порой даже не совместимых людей.
   - Не знаю - сквозь зубы отозвался Андрей, которому эта тема явно была не приятна.
   Они же не ладят с Осиповым, вспомнила Котова. Терпят друг друга только из-за общих знакомых, но грызутся при любом даже самом небольшом поводе, как кошка с собакой.
   - О, сори брат. Неприятная тема? - проявил чуткость Фей, мягко поворачивая руль и, следуя указаниям навигатора, лавировал между домов, чтобы доставить Варвару в родные пенаты.
   - А тебе какая печаль? - поинтересовалась Котова, которой не хотелось оставлять Смелова без поддержки в таком, без сомнения тяжелом вопросе.
   Пусть это и не тот Смелов, которым она грезила.
   - Я смотрю, ты за словом в карман не лезешь? - улыбнулся Фей, снова обращая внимание на Варю.
   Девушка только хмыкнула, садясь ровно и одевая куртку. До точки "Х" оставалось проехать всего ничего. Всё-таки родной район Котова была способна узнать даже в далеко не адекватном состоянии, что уж про ночь говорить!
   - Можешь тут остановить - барским жестом указала на ближайшую парковку Варя - с удовольствием пройдусь. Надеюсь, возражений не последует? Как и предложений проводить?
   - Если ты настаиваешь - пожал плечами Фей, останавливая машину.
   Выбравшись из теплого салона, Варя довольно потянулась и, помахав на прощание оставшимся в машине парням, пошла к своему родному дому, стараясь не копаться в своих чувствах и предположениях.
   В конце - концов, то, что творится между Феем и парнями её совершенно не касалось.
  
  
   ***
  
   - Ну, как прогулка?
   - Нормально - сквозь зубы отозвалась я, сбрасывая обувь и срывая куртку, чуть ли не вырывая молнию - я к себе пойду.
   - Что - то не так? - мама, нахмурившись, переводит взгляд с меня на вещи и обратно - Лиля?
   - Всё хорошо - отмахнулась я и, быстрым шагом, едва не срываясь на бег, скрылась в своей комнате.
   - Да что ж такое! Ну, подумаешь, прыгнул! И что теперь? Жалко, что не разбился! - я с разбегу упала на кровать и зло ударила кулаком по одеялу - черт бы его побрал, придурка!
   Разреветься захотелось с новой силой. Наверное, я слишком близко приняла к сердцу тот злополучный прыжок.
   - Лиля - в комнату неслышно вошла мама - всё нормально?
   - Да - глухо ответила я, не поворачиваясь в её сторону.
   -Точно?
   - Да, мама, не волнуйся. Я просто устала.
   Дверь за матерью закрылась, всё - таки что ни говори, но "беседы по душам" - не ее профиль, чему я иногда очень рада. Достав телефон, я сняла его с блокировки, надеясь на то, что сегодня будет хоть что - то хорошее.
   Наивная.
   Даже пресловутый Алый олень меня игнорировал. Настроение упало так низко, что грозило пробить собой пол. Резко сев, я решила поступить согласно древнему правилу: если гора не идет к Магомеду, значит, Магомед идет к горе.
  
   "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
   Можно задать вопрос?
   Пятница, 22:45"
  
   Может, хоть с ним поговорить обо всей этой ерунде?
   Удивительно, но ответ от загадочного, таинственного и неуловимого оленя пришел практически мгновенно. Я даже ущипнула себе руку, чтобы убедиться в том, что это реальность, и я не сплю.
   Ну и скорость, господа!
  
   "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
   Конечно. Но напоминаю, что я не мастер давать советы.
   Пятница, 22: 47"
  
   Ну, это я помню, не стоит напоминать, хотя советы он всё равно дает очень толковые. Наверное, у парня просто низкая самооценка. Устроившись на кровати поудобнее, и положив под локти подушку, я уперла подбородок в кулак и стала печатать ответ - вопрос.
  
   "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
   Ты никогда не думал о том, чтобы спрыгнуть с крыши?
   Пятница, 22:50"
  
   Как и в прошлый раз, ответ не заставил себя ждать. Надо же, если всё и дальше пойдет в таком темпе, это будет очень интересный конец дня, не смотря на то, что он прошел далеко не так радужно, как мне бы хотелось.
  
   "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
   Что? Неожиданный вопрос. Очень неожиданный. Если честно, то нет. Я вообще не очень люблю высокие места. В детстве полез вместе с другом на дерево за яблоками и упал с верхушки. После этого стараюсь находиться выше двух метров от земли только по крайней необходимости.
   Пятница, 22: 52"
  
   Ну, ничего себе! Я удивленно перечитала сообщение, пытаясь представить себе этот случай. После подобного опыта я бы тоже стала держать от высоких мест подальше.
  
   "Сообщение пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
   Могу себе представить. Если честно, я страшно боюсь высоты, хотя и живу на восьмом. Мне все говорят, что можно было уже привыкнуть к тому, что от земли тебя отделяет несколько десятков метров и перестать бояться, но это выше меня. Дома я даже к окнам лишний раз не подхожу. Глупо, наверное?
   Пятница, 22: 55"
  
   Интересно, что он ответит? Я в предвкушении постучала пальцами по подушке, душа в себе желание встать и начать ходить туда - сюда по комнате.
   Давно мне не было так интересно.
  
   - "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золтой_Орёл:
   Любопытно. У Судьбы интереснейшее чувство юмора. Орел, который боится высоты - это что - то новое. Но если серьезно, то в этом страхе нет ничего ненормального или глупого. Просто у тебя сильнее, чем у остальных развит инстинкт самосохранения, вот и всё. Но, вернемся к крыше и прыжкам с неё. У тебя всё нормально? Или мне стоит начинать волноваться?
   Пятница, 23:00".
  
   А он умеет успокаивать и обходить скользкие темы. Перечитав сообщение, я даже начала подумывать о том, чтобы завести себе цитатник и не записывать туда интересные мысли. Вот начнет ко мне Варя приставать, пытаясь узнать причины того, почему я так боюсь высоты, а я ей : "Мой инстинкт самосохранения развит сильнее, чем у других людей".
   А это идея!
  
   "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
   У меня всё хорошо, если, конечно, не считать сегодняшнего дня, но это не то, о чем можно было бы поболтать, извини. Не думаю, что тебе стоит беспокоиться, уж что - то, но прыгать с крыши я точно не собираюсь. Просто ведь есть такие люди, которые не хотят умирать, но абсолютно, просто чудовищно не ценят свою жизнь. Почему они так относятся к себе? Неужели им не страшно ходить по краю, прекрасно понимая, что в любой момент можно сорваться?
   Пятница, 23: 07".
  
   Да, уж Преображенский - то наверняка прекрасно осознавал, что с ним будет, не рассчитай он свой прыжок, но почему - то этого дятла это не остановило. Наверное, будь он на этом сайте, он был бы Зеленым дятлом или Оранжевым бакланом.
   Сто процентов.
  
   "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
   Почему не ценят свою жизнь? Я думаю, что люди, которые, как ты выразилась: "ходят по краю, прекрасно понимая, что в любой момент можно сорваться", ценят жизнь больше тех, кто никуда не влезает. Погибнуть можно в любой момент: на тебя нападет маньяк, упадет кирпич, в тебя попадет молния ...мало ли вариантов? И чем ты сможешь похвастаться перед Богом? Тем, как избегала темных переулков, а представилась из-за того, что тебя сбила машина? А те, кто сознательно лезут на рожон, будь то гонки, прыжки с тросом, парашютом или же банальщина вроде покорения крыш учатся ценить каждый миг, каждую минуту, потому что она реально может оказаться последней. Разве нет?
   Пятница, 23:15".
  
   Я молча смотрела на экран, пытаясь вникнуть в написанные строчки. Говоришь, советы не можешь давать? Может, он на психолога учится? Или на философском факультете? Настолько " видеть суть" - надо уметь.
   Вот тебе и олень.
  
   "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
   Ты...Что ж, с этим нельзя не согласиться. Кстати, а на кого ты учишься?
   Пятница, 23:20".
  
   Психолог. Точно психолог. Второго варианта просто нет.
  
   "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
   Спасибо, рад тому, что к моим словам ты не придерешься. Я учусь на юриста.
   Пятница, 23: 23".
  
   Вот это поворот.
  
   " Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
   Уходи оттуда. Честно, уходи. Тебе прямая дорога на психологию. Все дороги открыты будут с таким - то умением разбираться в ситуации и делать выводы. Или на философский факультет, но, ни как не на юридическом.
   Пятница, 23:24"
  
   Интересно, а чем он вообще увлекается? Надо бы расспросить.
  
   " Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
   Спасибо, но мне вполне комфортно в том месте, где я учусь. Может быть, когда - нибудь и до психологии руки дойдут, но не в ближайшем будущем точно.
   Пятница, 23: 26".
  
   Я села на кровати и задумчиво осмотрела комнату, ища то, о чем можно было бы с ним поговорить. Всё-таки тема риска жизнью - не то, о чем девушка должна спрашивать парня.
  
   " Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
   Могу я поинтересоваться, чем ты занимаешься в жизни помимо зубрежки законов? Какая музыка тебе нравится? Какие фильмы смотришь? Если честно, то я не особо знаю, о чем можно говорить в подобных случаях, так что не смейся, пожалуйста.
   Пятница, 23: 28".
  
   Фух, ну всё, призналась. Если олень рассчитывал на кокетство или тонкую словесную игру, то он наверняка сейчас очень разочарован. Наверняка, даже писать больше не захочет. В конце концов, какому нормальному парню будет интересно с девушкой, у которого опыта в общении с противоположным полом нет вообще? Что, учить её самому? Да какой дурак на это согласится?
   О том дураке, который на подобное всё-таки способен я старалась не думать.
  
   "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
   Я не "зубрю" законы! Я их просто читаю. Не имею привычки торчать за книгами с утра до вечера, но это к сведенью. Говорить в случаях знакомства с парнем можно о чем угодно, хоть про нашествие инопланетян. Но то, как на это сам парень отреагирует - другой вопрос, который, в данном случае, нас не волнует. Особых предпочтений, как в музыке, так и в фильмах нет, всё по настроению. Кстати, орёл, а сколько тебе лет? Надеюсь, меня не посадят за совращение малолетних. И как тебя всё-таки зовут?
   Пятница, 23: 35".
  
   Я фыркнула. Ну да, конечно! Вот буду я про нашествие инопланетян парню говорить! Представляю, вечер, горят фонари, на небе начинаю загораться звезды, я и мой гипотетический парень идем по улице, у меня в руках букет цветов, одним словом, романтика. И тут я начинаю говорить о том, что звезды - это не звезды, а космически корабли, на которых летают зеленые человечки, мечтающие захватить нашу планету....да меня в дурку сдадут сразу, даже не разбираясь!
  
   "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
   Не смешно. Если я начну говорить с парнем обо всём, то он просто сдаст меня в дурку. Не думаю, что тебя посадят, всё-таки мне уже двадцать один год. Меня зовут Лиля, а как зовут тебя?
   Пятница, 23:40".
  
   И тишина. Десять минут, двадцать....сорок, а ответа всё не было. Я даже волноваться начала, не сказала ли я чего - то лишнего? Перечитав последние сообщения, мне захотелось побиться головой о стену, ругая себя на все лады. Вот что я за человек?! Нет, чтобы про погоду с ним поговорить, или о звездах на худой конец, как это наверняка делают все нормальные девушки, я снова пошла наперекор течению и начала беседовать с незнакомым парнем о самоубийстве, инопланетянинах и, как бонус, психушке.
   Молодец, Лиля. Ты просто молодец!
   Следующее сообщение пришло только через час после того, как я отправила последнее сообщение. Я уже лежала в кровати, и молча смотрела на потолок, стараясь привести мысли в порядок. В наушниках играла грустная песня, настроение тоже было довольно паршивое, так что для самой себя я в тот момент представлялась чем - то наподобие желе насыщенного синего цвета.
   Прелестно.
   Так что особой радости звук сообщения, который на мгновение перебил песню, у меня не вызвал. Со вздохом отключив блокировку, я поморщилась от яркого света экрана, и постаралась как можно быстрее её снизить, после чего всё-таки прочитала сообщения от оленя.
  
   "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
   У тебя очень красивое имя.
   Суббота 00: 55"
  
   И это всё, что ты можешь мне сказать после часа молчания?!
   Апатия и уныние сменилось гневом, который в свою очередь практически мгновенно перерос в бешенство. Я, значит, жду, а всё, что он мне присылает - это "у тебя красивое имя"?!
   Скотина!
   Резко подскочив на кровати, я стала быстро набирать ответное сообщение, стараясь особо не задумываться над тем, что именно я пишу. Иначе я просто не смогу отправить сообщение.
  
   "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
   Знаешь, я всё понимаю, у тебя дела и прочее, но тебе не кажется, что бросать разговор без какого - либо объяснения причины это несколько неправильно? Если тебе настолько неинтересно со мной общаться, то можно просто сказать мне об этом, а не игнорировать и уж тем более пропадать! Возможно, кому - то из твоих знакомых и нравится подобное общение, но я вынуждена тебя разочаровать: я не разделяю подобных взглядов. Так что если ты и дальше планируешь общаться таким образом, то всего хорошего.
   Суббота 01:00".
  
   Резко вырвав наушники из гнезда, я выключила телефон, не дожидаясь ответа на свое сообщение. Подумав немного, я встала и убрала несчастный аппарат как можно дальше с глаз, чтобы избежать соблазна, который уже маячил на горизонте сознания. Вот нет! Не буду смотреть, что именно он мне написал. Если ему можно не уважать меня и без каких - либо объяснений обрывать разговор, то мне тем более. С такими мыслями я залезла обратно в кровать и, беспокойно поворочавшись около часа, всё - таки заснула.
   Снилась мне какая - то ерунда. Я сидела на поляне в лесу, хотя просто ненавидела походы на природу длившиеся дольше одного дня. Рядом со мной на траве сидела Аня, одетая в легкое сиреневое платье, которая уговаривала меня выпить воды из бутылки, сделанной из мутного стекла.
  Присмотревшись, я заметила, что мутной была совсем не бутылка, а сама вода. Мне даже показалось, что в ней плавало что-то, что без сомнения когда - то было живым. Поэтому я пыталась отказаться от этой затеи, сказав, что пить эту гадость я не буду ни за что на свете, на что Аня, внимательно посмотрев мне в глаза просто пожала плечами и сказала :
   - Глупая. Ты уже её пьешь.
   Проснулась я с ощущением невероятно сухого горла и дикой жажды. С трудом сглотнув, я только покачала головой, понимая, что, по всей видимости, простыла вчера на крыше, а это значит, что сегодняшние планы придется срочно корректировать.
  И это в субботу!
   - И где ты успела простыть? - удрученно покачала головой мама, смотря на градусник, который измерил мою температуру - тридцать восемь и пять. Кошмар! Лиля, ты же знаешь, что у тебя слабый иммунитет! Ну что за ребячество?
   Я только пожала плечами, плотнее закутываясь в одеяло. Мама осторожно положила ладонь мне на лоб, качая головой.
   - У нас, как назло, таблетки закончились. Подождешь, пока я схожу в аптеку?
   - Куда я денусь? - улыбнувшись, спросила я, закрывая глаза.
   - Вот и правильно, лучше поспи. Я быстро, вот увидишь!
   Мама вышла из комнаты, прикрыв за собой дверь. Я только - только стала погружаться в дрему, видя перед собой зеленые луга и голубое небо, как ожил мой телефон, сообщая, что мне пришла смс.
   - Пошли к черту - пробурчала я, натягивая на голову одеяло, стараясь спрятаться от дневного света - не трогайте больного человека.
   Но поняв, что уже не засну, а любопытство точно не даст усидеть на месте, я приподнялась на кровати и кое - как достала рукой телефон с тумбочки. Сев на кровати и положив руки на колени, я, подперев гудящую голову рукой, сняла телефон с блокировки и замерла. Мне написал Алый олень!
   - Неужели он снизошёл до простого орла? - хмыкнула я, стараясь сосредоточиться, чтобы прочитать сообщение.
  
   " Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золтой_Орёл:
   Прости, не хотел тебя обидеть. К сожалению, у меня далеко не всегда получается сразу отвечать на сообщения такого интересного собеседника. Я не обещаю исправиться, но очень постараюсь больше не заставлять тебя так много ждать, договорились?
   Суббота 09:38"
  
   Я молча смотрела на экран, понимая, что этот олень не только ничего не объяснил, но ещё и сказал, что ничего делать с этими "паузами" не собирается. Мол, хочешь общаться - терпи. Если нет, то тебя никто не держит. Вздохнув, я стала писать ответ.
  
   "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
   Что ж, зато честно. Люблю честных людей, поэтому я постараюсь смириться с таким расписанием. У меня тоже часто бывают совершенно неожиданные ситуации, когда приходиться выкладываться, не обращая внимания на что - то другое. Хотя, свободного времени у меня теперь будет просто море.
   Суббота 09: 42".
  
   В этот раз ответ пришел подозрительно быстро. Всё-таки у этого оленя странная логика. То он не может отвечать, то может...
  
   " Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
   Что - то случилось?
   Суббота 09:43".
   Он беспокоиться? Я подавила глупую улыбку, уткнувшись подбородком в колени. Может, потянуть с ответом? Или как там девушки обычно общаются со своими парнями? Пусть побеспокоиться, подумает. Может, всё-таки быстрее отвечать впредь будет.
   - Нет, так не правильно - нахмурилась я и начала печатать ответ.
  
   "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
   Ничего особенного, просто я заболела. У меня иммунитет не очень крепкий, так что простудиться для меня - проще простого. Можно задать вопрос? Что ты собираешь сегодня делать? Я вот буду целый день лежать в постели и чихать. Хотелось бы, чтобы хоть у кого - то день был интереснее моего.
   Суббота 09:50".
  
   Не успела я убрать телефон в сторону, как комнату наполнили звуки моей любимой песни, а на экране высветился номер Ильи Преображенского.
   - Алло? - кажется, что удивление в моем голосе вполне можно было потрогать руками - Илья? Что - то случилось?
   - Ну, это я у тебя должен спрашивать - раздался веселый голос парня в телефоне - это не я вчера устроил истерику на пустом месте и дал пощёчину несчастному другу детства. Как ты, Цветочек?
   - Не называй меня так! - возмутилась я, чихая.
   - Заболела, что ли? - удивился Илья.
   - Простыла, ничего страшного - я махнула рукой, забыв о том, что Преображенский меня увидеть не сможет - ты же знаешь, для меня заболеть - дело трёх минут.
   - Да, я об этот как - то подзабыл - растерянно проговорил Илья - слушай, а ты...
   Голос парня ненадолго заглушил женский смех и радостные крики парней. Ну, всё ясно. Похоже, суббота будет проходить дома только для меня.
   - Заткнитесь! - крикнул Преображенский, даже не убрав руку с телефоном подальше.
   Я помотала головой, ненадолго оглохнув от крика. Когда Илья снова заговорил нормальным голосом, пришлось слегка напрячься, чтобы уловить в его словах смысл.
   - Температуру мерила? - так, словно ничего не произошло, спросил парень.
   - Да - кивнула я - было где - то тридцать восемь.
   - Почему так много? Не очень похоже на обычную простуду.
   - Поверь, для меня это вполне нормально - заверила я Илью - ты звонил спросить всё ли со мной хорошо? Спешу уверить - всё нормально. К понедельнику, максимум вторнику, я снова буду на ногах, так что не отвлекайся от своих дел.
   - Да я на паре сижу - отозвался Преображенский - у нас препод вышел, так что все с ума сходят. Ты зачем меня пинаешь? Ноги длинные? Укоротить?
   - Я тебе форму придаю, тряпка - расслышала я голос ненавистного Кирилла - а то ты тут чуть ли не лужей растекаешься.
   - Засохни, одноклеточное - огрызнулся Илья.
   - Успокойтесь оба! - раздался раздраженный голос Саши - хватит устраивать тут цирк!
   Я улыбнулась, перед глазами словно встала картинка, где Саша недовольно сложив руки на груди, зло смотрит на веселого брата и спокойного Осипова. Интересно, а что у них за пара?
   - Что у вас хоть за предмет? - спросила я у Ильи, падая спиной обратно на кровать.
   - А, ничего интересно - легкомысленно сказал Преображенский.
   - Ты хоть за дверь выйди - посоветовал Кирилл - сил моих нет слушать ваши милые сердцу, но противные печени разговоры.
   - Могу вылечить - отозвался Илья - не нравится - никто не держит.
   Я закашляла, давясь смехом. Всё-таки приятно осознавать, что Илья тоже далеко не всегда спокойно терпит Кирилла. Хоть в чем - то у этого мажора малина попортилась!
   - Ты лекарства пила? - спросил у меня Преображенский, не обращая внимания на издевательский смех Осипова.
   - Нет, у нас их нет - усмехаюсь я, натягивая одеяло чуть ли не на голову.
   - Как нет? - удивленно переспросил Илья.
   - Мама пошла за ними в аптеку, так что на ноги меня точно поднимут - отозвалась я - ты там по крышам опять прыгать не собираешься?
   - В ближайшее время точно нет - заверил меня Преображенский - ладно, Цветочек, препод вернулся. Я к тебе сегодня загляну...
   - Презервативы не забудь, а то станешь папочкой в двадцать два - я тебя морально уничтожу - успел вставить свои пять копеек Кирилл.
   - Ты будешь крестным - заверил его Илья, чем вызвал смех Саши.
   Меня перекосило, словно я за один присест съела килограмм лимон. Никогда, никогда Кирилл Осипов не подойдет к моим детям и на пару метров! И мне плевать, что на это счет думает Илья Преображенский.
   - А меня спросить ты не хочешь? - уточнила я, нахмурившись.
   - Цветочек, можешь мне поверить, Кирилл будет лучшим крестным - расхохотался Илья.
   - Ненавижу детей - парировал Осипов.
   - Только через мой труп - отозвалась я.
   - Прекратили разговоры! - послышался громкий мужской голос - Преображенский, это Вас тоже касается.
   - Простите, Антон Владимирович - ничуть не смущаясь, отозвался Илья - моя девушка заболела. Вот, спрашиваю, как себя чувствует.
   - Узнали?
   - Да, всё очень плохо. Можно мне уйти?
   - Что?
   Я поспешно сбросила вызов, пряча лицо в подушку, чувствуя как становиться трудно дышать, а внутри все замирает от смущения и какого - то неясного чувства. Хоть Илья часто и работал на публику, но иногда даже Преображенский выкидывал что - то из ряда вон выходящее. Я и так уже прославилась на факультете журналистике и получила прозвище "Джульетта", к надоевшему мне Цветочку. Всё-таки любит Илья широкие жесты. И как его только окружающие терпят?
  
  
  
  ***
  
   - Вот смотрю я на него и диву даюсь: откуда в нём столько бесхребетности? - Кирилл переглянулся с Сашей и с трудом подавил желание расхохотаться на всю аудиторию - может, это у вас семейное?
   - Кто знает - пожал плечами Саша, стараясь отсесть как можно дальше от близнеца, который смотрел преподавателю в глаза, нисколько не раскаиваясь в своих словах.
   - Стул освобождать не буду - предупредил Кирилл, картинно поставив на свободное место рядом с собой сумку - мне и одному хорошо.
   - Больно надо! - отозвался Преображенский - старший, стараясь изо всех сил сделать вид, что у него нет никакого брата.
   Антон Владимирович Додока ненавидел активистов - это знали все, кто учился на факультете журналистики. Антон Владимирович ненавидел позеров - это знали все студенты, кому посчастливилось отучиться у сорокалетнего мужчины хотя бы один семестр. Антон Владимирович ненавидел Илью и Александра Преображенских - это знали даже те, у кого Додока не преподавал никогда, а именно весь университет.
   В отличие от брата, который всегда сначала делал, а потом уже задумывался о последствиях, Саша всегда старался просчитывать свои действия хотя бы на пару шагов вперед. И парень был совершенно уверен, что ссориться с Антоном Владимировичем, когда у него и Ильи впереди нерушимой стеной стоит экзамен по предмету, что преподавал въедливый и вредный Додока - это последнее дело. Но разве этому дятлу можно что - то объяснить?
   - Вот дурак - пробормотал Саша, отворачиваясь к окну и морально готовясь к скандалу, который не заставил себя ждать.
   - Преображенский - прошипел Антон Владимирович, заставив вздрогнуть одногруппников близнецов - что Вы себе позволяете, позвольте Вас спросить?
   - "Началось" - горестно подумал Саша, устало вздохнув.
   Теперь бы самому не ввязаться в ссору. Раз Илья виноват - то пусть он сам выкручивается.
   - Я хочу у Вас отпроситься, Антон Владимирович - спокойно сказал Илья, никак не реагируя на шипение мужчины.
   - Смело, - хмыкнул Кирилл, смотря как краснеет лицо препода - но глупо.
   И в этом вопросе Саша был совершенно согласен с Осиповым.
   - И по какой же причине? - уточнил Антон Владимирович, нависая над Ильей Немезидой.
   - Моя девушка очень плохо себя чувствует - отозвался Илья, чем вызвал приступ кашля у Кирилла и обреченный стон у брата - а дома у неё совсем нет лекарств. Я не могу просто так оставить её одну, беззащитную, на произвол Судьбы.
   - Какое благородство! - препод театрально захлопал в ладоши - вот уж чего не ожидал от Вас, Илья, так это именно благородства! Мне казалось, что Вы на него не способны.
   - Ну не на Вас же мне его распространять - пожал плечами Илья - простите, но благороден я только с девушками, а Вы на девушку ну ни как не похожи.
   Одногруппники испуганно пригнулись, стараясь не попасть под раздачу взбешенного преподавателя, а Саша понял, что это конец. Надежда на то, что Илья смолчит и не станет отвечать на подколки препода, рассыпались как карточный домик на ветру. Теперь они с Ильей экзамен сдадут только с третьей попытки как минимум.
   - Господи, за что мне это? - обреченно спросил сам у себя Саша.
   - Это карма, чувак - Кирилл посмотрел на Преображенского - старшего взглядом, в котором было что - то очень похожее на жалость.
   - Вон из аудитории! - голос Антона Владимировича дрожал от едва сдерживаемой ярости - и чтобы я тебя больше на своих занятиях не видел!
   - А по какому праву Вы его выгоняете? - спросил Саша, понимая, что он следующий на очереди, поэтому смысла тянуть этот спектакль парень не видел.
   - Я смотрю, что мозгов Вам с братом досталось поровну - зло фыркнул Антон Владимирович, поворачиваясь к Саше - жаль, я надеялся, что у Вас хватит сообразительности не вмешиваться.
   - Илья же сказал, что у него веская причина - отозвался Саша, не обращая внимания на удивленные и сочувствующие взгляды ребят - человеку плохо, он даже за лекарствами не может выйти, что ему, умирать теперь?
   - Это какому человеку? - удивился преподаватель - его девушке, что ли?
   - А Вы считаете, что девушка - не человек? - встрял Кирилл, с царственным видом закидывая ногу на ногу - да Вы, Антон Владимирович, просто женоненавистник, какой - то.
   По аудитории прошлись смешки, которые тут же попытались спрятать за кашель, но Осипов своего уже добился. Пусть, он и подставился из-за этих братьев - акробатов.
   - Вон из аудитории! - взревел преподаватель - Преображенские, чтобы я вас двоих больше у себя на занятиях не видел до экзамена! Осипов! Думаешь, раз твой дядя - ректор, тебе всё можно?
   - Я это знаю - пожал плечами Кирилл, с усмешкой смотря на мужчину, которого, казалось, вот - вот хватит удар.
   - Пошли прочь!
   - Антон Владимирович - Илья встал со своего места, став с хватающим ртом воздух преподом - Саша и Кирилл ни в чем не виноваты. Они просто хотели помочь мне. Не надо отстранять их от занятий.
   - Ты ещё указывать мне будешь? - завопил мужчина - уйди с глаз моих! Немедленно!
   Илья внимательно посмотрел на преподавателя и, нарочито медленно, закинул рюкзак себе на плечо.
   - Ну что ж, до встречи на экзамене, Антон Владимирович - усмехнулся Преображенский и галантно поклонился, легко обойдя ошарашенного мужчину сбоку - надеюсь, теперь Вы довольны моим благородством?
   - Вон!
   Кирилл расхохотался и, не обращая внимания на дрожащего от ярости преподавателя, не спеша пошёл к двери. Саша только покачал головой, смотря на двоих позёров, но тоже не стал задерживаться.
   - Спорим, он сейчас ещё и дверь закроет, чтобы мы точно не вернулись? - услышал Саша, выходя из аудитории смех Кирилла.
   - Каюсь, виноват - поднял руки вверх Илья, увидев брата - просто в голове что - то перемкнуло. Не сдержался.
   - Вечно у тебя что - то в голове происходит - дал брату подзатыльник Саша - ладно, теперь - то что? Всё равно будем до победного к нему ходить. Начинай копить на волшебную палочку.
   - Это ещё зачем? - удивился Осипов, с усмешкой наблюдая, как Илья трет пострадавшую голову.
   - Память старому хрычу сотрем - отозвался вместо брата Илья - ну, знаешь, заклятие амнезии, или что - то типа этого...
   - Лучше уж сразу убейте - отозвался Кирилл - боюсь, у него иммунитет к любой дряни. А вообще, не партесь. На этот раз Владимирович реально далеко зашёл, вся аудитория была свидетелями, так что перед дядей я отмажу. Если сильно приспичит, будем ему сдавать.
   - Тебе - то что? - спросил Саша, устало потирая переносицу - отстранил он только нас.
   - И что мне там одному делать? - удивился Кирилл.
   - Учиться? - предложил Саша, под громкий смех Ильи.
   Осипов красноречиво посмотрел на Преображенского - старшего, без слов говоря, где он видел эту учебу.
   - Понимаешь, Сашенька - Кирилл обнял Сашу за плечи, от чего тот поморщился, но промолчал - мне учиться не надо. Я тебя уверяю, диплом у меня появился в тот момент, когда я только перешагнул через двери этого замечательного заведения. И никакие Владимировичи или старые девственницы как Аркадьевна мне ничего не сделают.
   - Не у всех есть такие связи - огрызнулся Саша, сбрасывая с плеч руку парня.
   - Забей, у вас есть я - гордо сказал Осипов.
   - Да, чем же мы заслужили такой подарок? - скептически посмотрел на Кирилла Илья, роясь в рюкзаке в поисках номерка гардеробной - прям чудо из чудес.
   - Ты вообще молчи, тряпка - отозвался Кирилл - это лютый пиздец, парень! Ты разнёс хрупкое равновесие с Владимировичем из-за этой рыжей девки. Приворожила она тебя, что ли?
   - Не поверишь, я задаюсь этим вопросом несколько раз на дню - признался Илья - и прекрати называть моего Цветочка ведьмой, или я тебя на костре быстро сожгу.
   - Скажите, пожалуйста, какая цаца! - расхохотался Кирилл - кстати, садовод, ты в курсе, что не один такой любитель цветов на весь универ?
   Саша удивленно посмотрел на Осипова, который едва не приплясывал на месте от нетерпения, не сводя жадного взгляда с замершего Ильи. На лице Кирилла светилось неподдельно веселье, которое далеко не всегда казалось нормальным.
   - "Он что - то задумал! - в ужасе догадался Саша - вот же паразит! Наверняка уже давно что - то узнал и терпеливо ждал, пока наступит подходящий момент!".
   А выжидать Кирилл Осипов умел как никто. Настоящая гадюка на охоте.
   - Что ты сказал? - не верящее спросил Илья, медленно поворачиваясь в сторону улыбающегося Кирилла - повтори.
   - Мне тут одна птичка на хвосте принесла, что твоим Цветочком другой садовник заинтересовался - лениво сказал Осипов, смотря на Илью горящим взглядом.
   - Кто? - отрывисто спросил Илья, сжимая лямки рюкзака так, что побелели пальцы.
   - Илья, успокойся! - прикрикнул Саша, понимая, что ещё чуть - чуть и начнется настоящий хаос - ты же сам говорил, что Лиля для тебя - друг!
   - О, даже так? - развеселился еще сильнее Кирилл - вот это поворот! Ну, тогда мои новости уже не актуальны, какая жалось. Ладно, пойду я покурю, счастливо оста...
   Саше показалось, что он не успел даже моргнуть, как Кирилл оказался прижат к стенке побледневшем Ильёй. Надавив ругающемуся Осипову на горло локтём, Преображенский - младший приблизил свое лицо к удивленному Кириллу, в глазах которого появился нехороший огонёк.
   - Кто? - повторил свой вопрос парень, надавливая на горло друга сильнее.
   - Идиот! Ты его убьешь! - Сашка попытался оттащить брата от хватающего ртом воздух Кирилла, но Илья только отмахнулся и оттолкнул брата свободной рукой.
   - Сильнее - прохрипел Осипов, хватая Илью за руку, которой его держали - это же так просто, да? Я даже сопротивляться не буду...сильней!
   - Илья!
   Преображенский прикрыл глаза и сделал резкий шаг назад. Кирилл, лишенный опоры, сполз по стене, закашлявшись, и делаю глубокие вдохи. Сашка крепко схватил брата за плечо, с силой сжимая пальцы.
   - Ты что творишь, псих? Ты его едва не убил!
   - Не убил же - пожал плечами Илья, внимательно смотря на Осипова - так о ком ты говорил, друг?
   Кирилл расхохотался. Вытерев рот рукавом красной толстовки, парень внимательно посмотрел на Илью снизу вверх и сложил перед собой руки в молитвенном жесте.
   - Да ты просто мой Бог - хрипло признался Осипов - хочешь - даешь жизнь, а хочешь - забираешь.
   - Пара психов! - не выдержал Саша - Илья! Ну ладно этот, с ним уже и говорить поздно, ты - то чего сорвался? Что он такого сказал?
   - А можешь не спрашивать - усмехнулся Кирилл, устраиваясь на полу поудобнее - когда замешана Лилия Великая у нашего придворного шута срывает все тормоза. Я удивляюсь, как ты её ещё не изнасиловал с таким - то темпераментом? Зверюга. Неужели на сторону ходишь?
   - Кажется, ты хотел сказать, кто ещё решил заняться садоводством - напомнил веселящемуся Осипову Илья, улыбнувшись.
   - А, да - вспомнил парень - Аркадий Соловьев, филолог. Четвертый курс. Около ста восьмидесяти трех сантиметров рост, шатен, если мне не изменяет память. Что - то ещё?
   - Откуда узнал?
   - А вот это сори, брат, но говорить не буду - развел руки в стороны Кирилл - я свои источники не раскрываю. Это крысятничество, сечешь? Так что даже тебе, как бы сильно ты мне не нравился, я ничего не скажу. Но поверь, человек надежный.
   - Илья, надеюсь, ты глупостей делать не будешь? - строго спросил Саша, тряся брата за плечо - хватит нам проблем с Владимировичем, не хватало ещё из тюрьмы тебя вытаскивать за убийство.
   - Я не собираюсь его убивать - отмахнулся Преображенский, поморщившись.
   - Трус - фыркнул Кирилл - не разочаровывай меня, Илья. Ты единственный в этой шайке клоунов, кто часто мыслит на моей волне, так что не подрывай мою веру в тебя.
   - Больно надо - огрызнулся Илья, сбрасывая с плеча руку брата и подхватывая отброшенный в сторону рюкзак.
   - Куда ты? - вскинулся Саша, внимательно смотря на брата.
   - В теплицу - отозвался Илья - только перед этим надо в аптеку зайти.
   - Правильно, лучше предохраняйся, а то оплодотворят твои пестики чужие тычинки и всё! Будут в вас семена - расхохотался Кирилл.
   Саша с трудом подавил улыбку, нахмурившись. Настроение у Осипова всегда менялось меньше чем за минуту и сам Преображенский - старший никогда не знал, чего можно ожидать от этого мажора. Наверное, это знал только Илья, поэтому Кирилл едва ли не с первых дней выделил его среди толпы.
   - Обязательно, пчелка моя! - весело отозвался Илья - но чуть позже. Луна не в той фазе.
   - Тряпка - фыркнул Осипов, с трудом понимаясь на ноги - нормальный парень пропадает. На хрена такая любовь вообще нужна?
   - Ты как? - спросил Саша, не особо прислушиваясь к обиженному бормотанию.
   - Жить буду - отозвался Кирилл, потягиваясь - к сожалению. Ладно, пошёл я. Всё равно без Ильи скучно будет на следующей паре сидеть. Привет!
   Саша только покачал головой, смотря, как Кирилл Осипов, насвистывая себе под нос веселую песню, спускается по лестнице. И за что ему такое наказание как эти двое?
   - Может, правда, карма? - пробормотал Саша и, развернувшись, пошёл в сторону лифтов.
   Раз у него появилось свободное время, то почему бы не разобрать документы, которые дамокловым мечом нависли над головой Александра Преображенского ещё с прошлой недели?
  
  
  
   ***
  
   В дверь настойчиво звонили уже несколько минут. Я нахмурилась, сквозь сон услышав трель звонка, и, не открывая глаз, попыталась нашарить рукой будильник, наивно полагая, что пора вставать. Кое - как открыв глаза, я приподняла голову от подушки и с удивлением поняла, что будильник не причем. На тумбочке у кровати высилась целая гора лекарств и записка от мамы.
   " Лиля, ты спала, и я не стала тебя будить. Я ушла к Елене, так что буду не раньше шести. Обед в холодильнике, поэтому, когда отец придет с работы, пожалуйста, покорми его, иначе он будет сидеть голодным до моего прихода".
   Теперь понятно, почему дверь всё ещё не открыли.
   Вздохнув, я с неохотой вылезла из-под одеяла и, накинув сверху на пижамную кофту голубой махровый халат, который доставал мне до колен, отправилась встречать визитера, смутно догадываясь, кто бы это мог быть.
   - Привет больным - бодро произнёс Илья, когда я открыла дверь.
   Я посмотрела на Преображенского, который стоял, прислонившись к стене с большим пакетом в руке, и отступила на пару шагов, чтобы парень мог зайти. Илья улыбнулся и, шутливо поклонившись, снял с себя куртку и кроссовки.
   - Кажется, мы с тобой уже здоровались - сказала я, зевая и пряча рукава в глубоких карманах халата.
   - По телефону - весело отозвался Илья, подхватывая свой рюкзак и пакет - ну что, угостишь чаем, хозяйка?
   - Прошу - я рукой указала в сторону кухни - после Вас.
   - Ну что Вы, дамы вперед.
   - Само благородство и галантность - усмехнулась я, и, развернувшись, пошла в сторону кухни.
   - Это да, у меня сегодня день Джентльмена - не стал спорить Преображенский, усаживаясь за стол и ставя пакет рядом с собой.
   - Эм...Илья - я осторожно подошла к парню и пакету - обычно пакеты на стол не ставят...
   - Я знаю. Это чтобы ты заметила - пожал плечами парень.
   - Я заметила, но...
   - Тогда торжественно вручаю его тебе!
   Я охнула, когда мне в руки сунули пару килограмм неизвестно чего и слегка покачнулась. Вздохнув, я поставила пакет на стул и стала смотреть, что принёс Илья.
   Обычно Преображенский всегда покупал не то, что полезно, а то, что вкусно. Помню, когда однажды меня положили в больницу, Илья, не слушая возражений Саши и врачей, принёс не только фрукты, но и целую жареную курицу, с порога заявляя, что в больницах всегда плохо кормят и какие - то яблоки и апельсины организму и даром не нужны. Впрочем, после недели пребывания в четырех стенах я была с Преображенским полностью согласна.
   В этот раз Илья остался верен своим убеждениям. Он даже торт купил, хотя я и не понимала, зачем. Преображенский, молча сидел за столом, не сводя с меня глаз, подперев голову рукой и явно о чем - то думал. Я замерла с яблоками в руках и повернулась к другу, не выдержав пристального внимания. Я что, картина, чтобы меня так разглядывать?
   - Не смотри на меня так - попросила я, сжимая в руках яблоки.
   - Как?
   - Оценивающе - я передернула плечами - я словно картина.
   - Ты и правда, как картина - улыбнулся Илья - мне нравиться, когда ты выглядишь так.
   - Неопрятно? - усмехнулась я, складывая яблоки в миску.
   - По - домашнему - не согласился парень.
   Я повернулась к Илье и удивленно посмотрела на расслабленного парня. Взглянув на часы, я нахмурилась.
   - Не рано ли у тебя пары закончились? Только второй час.
   - Нет, нормально - отмахнулся Преображенский.
   - Я надеюсь, тебе не сильно досталось от препода? - спросила я, вытаскивая из пакета торт и оглядываясь в поисках ножа.
   - Откуда ты знаешь? - подобрался Илья.
   - Ну, как же... - я растерянно посмотрела на парня.
   Преображенский резко провел рукой по волосам, и посильнее натянул рукава черной толстовки.
   - Илья?
   - Ничего страшного, у нас и так не самые лучшие отношения, Цветочек - улыбнулся Илья, заставив меня поморщиться - но мне приятно, что ты волнуешься обо мне. Надежда, знаешь ли, просыпается и всё такое.
   Я только покачала головой и, сделав чай, поставила перед Преображенским чашку.
   - Если хочешь, могу торт предложить - я села напротив Ильи, который размешивал сахар.
  - Спасибо, я не голоден.
  Я пожала плечами и сделала первый глоток, внимательно смотря на Илью, который явно хотел о чем - то спросить, но никак не решался. Парень то и дело слегка наклонялся в мою сторону, и уже почти открывал рот, но в последний момент словно передумывал, бездумно постукивая пальцем по ободку чашки.
  - Спрашивай уже - со вздохом сказала я, поняв, что сам Преображенский говорить не будет.
  - О чем?
  - Не делай вид, что ничего не понимаешь - попросила я, поморщившись.
  Может, малинового варенья добавить? Я видела, Илья его тоже купил.
   - Там, на крыше, ты вела себя так, словно я для тебя кто - то значимый - выпалил Илья, напрочь оглушая меня своим вопросом.
  К такому я точно была не готова. Надо же, мне казалось, что он просто спустит то, что произошло "на тормозах" и мы возвращаться к этой теме не будем. Похоже, я его недооценила.
   - А как мне нужно было реагировать? Ты же мой друг! - с жаром сказала я, слишком громко опустив чашку на стол - я думала, у меня сердце остановиться! Чем ты вообще думал, когда прыгал? Или ты умеешь летать, но коварно умалчиваешь об этом?
   - Нет, летать я не умею - усмехнулся Илья - и всё?
   - Илья, что ты хочешь от меня услышать? - прямо спросила я, прекрасно понимая, к чему он ведет - что ты мне нравишься? Что я тебя люблю? Что? Между прочим, я в то, что ты постоянно говоришь, тоже не верю!
   - Серьезно? - так искренне удивился Преображенский, что я поперхнулась воздухом - вот сейчас было обидно.
   - Что? - возмутилась я - кому обидно - так это мне!
   Мы возмущёнными уставились друг на друга . Нет, в самом деле! Он кричит о том, что любит меня на каждом углу, а сам гуляет и флиртует с другими девушками! Причем началось это не вчера, а лет с шестнадцати! Я до сих пор помню, что чувствовала, когда одноклассницы, завидующие мне черной завистью, смеясь, говорили, что Илья гуляет на сторону, и как я готова была сама бегать за Ильей и просить, чтобы он прекратил издеваться, крича о своей "любви", плача по ночам в подушку.
  После этого все те чувства, которые вполне могли бы у меня появиться, всё- таки Илья Преображенский был действительно запоминающейся личностью, задушились на корню. И сам Илья прекрасно знал, что мне не нравиться такое поведение, но даже не собирался ничего менять. Так какого черта я должна теперь что - то менять?
   - Я уже сбился со счета, сколько раз я признавался тебе - сказал Илья, сузив голубые глаза.
   - Грош цена твоим признаниям - не менее жестко отозвалась я, скрестив руки на груди - признавался и тут же уходил к другой. Знаешь, я бы с удовольствием выбрала бы того, кто признался бы мне один раз, но остался бы рядом на всю жизнь.
   Преображенский расхохотался. Я сделала глоток остывшего чая, стараясь смочить горло. Похоже, что разговор действительно будет не из лёгких.
   - Вот значит как - глубокомысленно произнёс Илья, перестав смеяться - получается, что мы с тобой ходим по кругу.
   - Мне кажется, что мы уже давным-давно разобрались, разве нет? - уточнила я, нахмурившись - ты же сам сказал, что мы - друзья.
   - Я люблю тебя - совершенно серьезно сказал Илья.
   - Ты опять за старое? - зашипела я.
   - Нет, я совершенно серьезен - признался парень - давай встречаться, Лиля?
   Я оцепенела, смотря на Илью расширившимися глазами. Опять! Вот опять он за старое! Ну почему Преображенский не перестанет повторять одно и то же постоянно? Я же не железная!
   - Зачем ты это делаешь? - прямо спросила я - тебе что, так нравиться меня мучить? Или у тебя времени свободного много?
   - Нет, я бы хотел сделать так, чтобы ты никогда не испытывала этого чувства - признался Илья - но я не святой, Цветочек. Я это я, ты и сама знаешь, каким я могу быть. У меня сотня недостатков и всего - то пара десятков достоинств. Не слишком хороший расклад, признаю, но ты мне нужна. Честно, нужна. Не отталкивай меня, ладно?
   - Зачем я тебе?
   - С тобой легче - с трудом признался Илья - без тебя я не знаю, что мне делать. А ты - мой идеал и поэтому я стараюсь выглядеть лучше. Веришь?
   Я промолчала, опустив глаза. Слышать такое было странно приятно, но, тем не менее, пугающе. Зная Илью, эти слова могли оказаться как правдой, так и красивыми пустыми словами.
   Я попыталась на минуту представить, что могло бы получиться, если бы я согласилась на его предложение. Выходило, честно говоря, с трудом. Но, вспомнив, что я чувствовала тогда, когда Илья спрыгнул с крыши и подумав, что бы я чувствовала, если бы любила его...а ведь это далеко не последняя его выходка, я уверенна!
   - Прости, но я не могу так рисковать - призналась я, понимая, что не смогу перенести трагический исход новой выходки, если влюблюсь в Преображенского, а в том, что я влюблюсь, можно было не сомневаться.
   Илья может быть неотразимым, если захочет.
   - Но, если тебе это так нужно, я всегда готова тебя поддержать - уверенно добавила я, отставляя миску с яблоками в сторону.
   - Знаешь, я рад, что ты так ответила - улыбнулся Илья, делая последний глоток чая.
   - Что?
   - Если бы ты сказала "да", мне не к чему было стремиться - начал объяснять Преображенский, а его лицо светлело на глазах, словно парень нашел новую цель - а у "нет" просто потрясающие перспективы, не находишь?
   Как по мне, так эта его "влюбленность" всё больше и больше походила на "одержимость", причем ещё немного и мой положительный ответ на его предложения даже не потребуется. Это действительно начинало пугать.
   - То есть, ты не отстанешь? - обреченно спросила я, понимая, что проиграла.
   - Пока ты не найдешь того, кто действительно будет достоин - нет - улыбнулся Преображенский, а я не смогла сдержать облегченного вздоха.
   Значит, не всё потерянно!
   Я фыркнула, и, перегнувшись через стол, легко потрепала Илью по растрепанным волосам. Преображенский поймал мою руку и поцеловал внутреннюю сторону запястья, туда, где бился пульс.
   - Ну, спасибо - я попыталась забрать свою руку, но Илья не дал мне этого сделать, мягко, но крепко удерживая в своей руке - отпустишь?
   - Чуть позже - отозвался Илья - эх, Лиля, как же я рад, что из нас двоих ты всё ещё держишься. А я уже давно и безнадежно пошёл ко дну. Признайся, ты меня приворожила?
   - Илья, ты пьян? - мрачно спросила я.
   - Нет, просто я не могу найти другого объяснения этой одержимости - прикрыв глаза, отозвался парень - мне кажется, что у тебя не кровь, а приворотное зелье.
   - Что, ведьмой меня хочешь выставить? - уточнила я, всё ещё пытаясь вырвать руку из захвата Преображенского - Илья, ты же знаешь, что будет, если ты опять сделаешь какую - нибудь глупость?
   - И что же?
   - В тебя полетит моя чашка.
   - Ну, это всё-таки не сковородка, думаю, я переживу - пожал плечами парень - придумай что - нибудь оригинальное, хорошо?
   - Я тебя отравлю - пообещала я - и это не просто угроза!
   Илья рассмеялся и, резко дернул меня на себя, одновременно поднимаясь со стула. Мы встретились на середине стола, и я с ужасом почувствовала, что Преображенский меня поцеловал. Опять!
   Я попыталась вырваться, но парень осторожно, но, тем не менее, крепко обхватил меня за шею, углубляя поцелуй, всё ещё стискивая моё запястье. Я взглядом пообещала Илье все кары ада, с вызовом смотря в насмешливые голубые глаза. Понимая, что ситуация сейчас далеко не светская, я покраснела, на мгновение представив, как мы выглядим со стороны. И почему что - то подобное происходит именно со мной?
   - Может, вы хотя бы от стола отойдете? - как гром среди ясного неба раздался голос отца - я ни на что не намекаю, но если продолжите хотя бы у окна, обещаю сделать вид, что ничего не вижу.
   Я в ужасе распахнула глаза и с силой прикусила губу Ильи. Преображенский поморщился, но медленно отстранился, не выпуская мою руку, и посмотрел в сторону моего отца.
   - Добрый день, Валерий Александрович - улыбнулся Илья, ничуть не смущаясь того, что только нас застукали совсем не за игрой в шахматы.
   Я же даже не знала, куда мне смотреть, чувствуя, что пылают не только щёки, но и лицо. И как теперь в глаза папе смотреть? А если он ещё и маме расскажет...
   - И тебе не хворать - усмехнулся папа, подходя к столу и слегка отодвигая меня в сторону, здороваясь с Ильей за руку - простите, что помешал. Дело молодое, всё понимаю, но я голодный как собака.
   Я вырвалась и спешно побежала к холодильнику. За моей спиной отец и Преображенский обменялись понимающими взглядами. Илья развел руки в стороны, на что мой отец только махнул рукой.
   - Как родители, Илья? - спросил отец, смотря на присевшего напротив парня.
   - Всё хорошо - улыбнулся Илья - отец снова в командировке, да и мама по делам уже второй месяц пропадает.
   - А что Семенович? - улыбнулся папа - всё так же в творческом процессе? Или уже до кондиции?
   -Нет, он к ней подходит - расхохотался Илья - пара дней и снова уйдет в работу с головой.
   - А что Сашка?
   - Всё так же живет в профкоме.
   - Ну а ты где себя нашёл?
   Я поставила перед отцом тарелку рагу и присела неподалеку от Ильи. Парень сразу притянул меня к себе, не обращая внимания на мои попытки вырваться. Папа только головой покачал, смотря на нас.
   - Что, всё ещё держишься? - спросил он у Ильи.
   - Да - улыбнулся Преображенский.
   - Ну, держись. Лиля упертая, но если сдастся, от себя потом не отцепишь. Оно тебе нужно?
   Я возмущенно сверкнула глазами, скрестив руки на груди. Подумаешь! Больно нужно!
   - Нужно - уверенно сказал Илья.
   - Ну, смотри - отец покачал головой - я предупредил. Будет из-за тебя вены резать - пристрелю.
   Илья поморщился, наверняка вспомнив о моем обещании его отравить.
   - Вы с дочерью очень похожи - признался парень - даже мысли схожи.
   - Вот и радуйся. Её мать вообще не поймешь - посоветовал отец.
   - Ладно, не буду мешать разговорам - вставила я, поднимаясь на ноги -пойду - ка я выпью лекарство и посплю.
   - Почитать тебе перед сном? - крикнул мне вдогонку Преображенский - если что, я и петь могу!
   - Спасибо, обойдусь - отозвалась я, подавив в себе желание хлопнуть дверью, услышав как засмеялся отец.
   Всё-таки родителям Илья Преображенский был как сын, и, что самое печальное, сам парень это прекрасно знал.
  
  
  
   ***
  
   Не сказать, чтобы Артём Смелов был особо удивлен, увидев в этот субботний осенний день сидящего на лавочке во дворе университета Кирилла Осипова, скорее он был озадачен видом спокойного и умиротворенного друга. Всё-таки, не смотря на то, что Артём, в отличие от своего глупого и ветреного брата, общался не только с Преображенским Ильей, но ещё и с Сашей, Кирилл Осипов был гораздо понятнее для Артёма Смелова, нежели братья - близнецы. И сам Кирилл об этом прекрасно знал, порой позволяя Артёму заметить гораздо больше, чем нужно.
   - Что ты тут делаешь?
   - Сижу - усмехнулся Кирилл, вальяжно положив обе руки на кованую спинку лавочки - не видишь?
   Смирнов приподнял брови, красноречиво смотря на дизайнерскую куртку, которая служила подстилкой Кириллу.
   - Не люблю на холодном сидеть - правильно понял взгляд парня Кирилл - ну, что стоишь? Присядешь?
   - Что - то ты слишком спокоен - усмехнулся Артём, усаживаясь рядом с Осиповым, на выделенный ему край куртки.
   - Я медитирую. У меня сегодня трудный день - легко пожал плечами Кирилл.
   Смелов - старший внимательно посмотрел в лицо Осипову, словно старался что - то найти. Кирилл улыбнулся и, повернув голову, уставился другу прямо в глаза. Темные глаза Артёма удивленно расширились, когда Смелов заметил, что зрачок почти скрыл серую радужку глаз Кирилла.
   - Опять ты за свое - скорбно покачал головой Артём, недовольно смотря на спокойного Кирилла - ты же говорил, что завяжешь. Или я что - то путаю?
   - А я и завязывал - рассмеялся Кирилл - на целую неделю!
   - Кажется, в прошлый раз ты завязывал на две.
   - Ну, не дотерпел. У меня всегда было хреновое терпенье, ты же знаешь.
   Над лавочкой повисло молчанье, которое сам Смелов только поддерживал. Он не любил видеть проявление слабости других людей, особенно тех, кого сам парень считал если не сильными, то хотя бы достойными подобного отношения.
   - Опять она чудит? - тихо спросил Артём, когда молчание затянулось минут на десять.
   - Нет - покачал головой Кирилл - я сам.
   - Всё настолько плохо? - внимательно посмотрел на друга Смелов.
   - Ну как тебе сказать...
   - Кирилл!
   Артём удивленно посмотрел на подошедшего к лавочке, на которой сидели парни, высокого сорокалетнего мужчину в длинном темном пальто. Внимательные карие глаза за стеклами прямоугольных очков впились в спокойное лицо Осипова, словно старались увидеть душу, но сам Кирилл только усмехнулся, заставив мужчину недовольно скривиться.
   - Здравствуйте Михаил Олегович - поздоровался с ректором университета Артём, вспомнив, где он мог видеть этого человека.
   Так как факультет, на котором учился Смелов - старший находился отдельно от университета, и в корпусе у парня было всего несколько пар в неделю, ректора Артём видел только на дне первокурсника и мельком в конце коридора главного корпуса.
   Теперь Артёму Смелову выпал шанс исправить этот недочет.
   - Добрый день - мельком взглянул на Артёма, произнёс ректор и снова обратил всё свое внимание на Кирилла - живо в мой кабинет.
   - У меня дела - пожал плечами Осипов - может, как - нибудь в другой раз?
   - Немедленно - отчеканил мужчина - не стоит испытывать мое терпение, Кирилл. Ты прекрасно знаешь, что оно совсем не бесконечное.
   Осипов пожал плечами и поднялся с лавочки. Артём быстро переглянулся с Кириллом, но тот только скорчил гримасу и, пожав Смелову руку, подхватил с лавочки свою куртку, неспешно отправляясь следом за ректором.
   Артем, подняв голову, посмотрел в чистое осеннее небо, принялся лениво размышлять, чем можно занять себя на ближайший вечер. Вариантов было не слишком много, все-таки людей, которые могли выдержать общество Смелова - старшего можно было пересчитать по пальцам, не то, чтобы Артёма как - то волновало мнение окружающих, но иногда даже его самомнение выходило парню боком. Правда, в этом Артём не признавался даже сам себе.
   Внезапно Смелов почувствовал, что его хватают за руку, и рывком поднимают с лавочки.
   - Не понял - перевел немного удивленный взгляд на нарушителя спокойствия парень и, не сдержавшись, воскликнул - ты?!
   - Не ори! - прошипел Кирилл, оглядываясь назад, на двери родного университета - вставай, давай!
   - Ты должен был быть в кабинете ректора!
   - Я много кому чего должен, что же теперь, всем долги отдавать? - усмехнулся Осипов, и, не отпуская локоть Смелова, быстрым шагом направился к выходу с университета - понимаешь, Артём, дядя - мужик хороший, даже отличный, но я сейчас совершенно не настроен на то, что мне будут промывать мозги.
   - Может, пришла пора платить по счетам? - поинтересовался Артём, вырвав руку из захвата, как только парни вышли за ворота ограждения - тебе так не кажется?
   - Не - а - легкомысленно отозвался Кирилл.
   - Теперь мы уже можем распрощаться? - поднял одну бровь Смелов, с неудовольствием смотря на друга снизу вверх.
   - Не хочешь прокатиться со мной в одно место? - улыбнувшись, предложил Кирилл, доставая из кармана куртки помятую пачку сигарет.
   - Куда? В притон?
   - Обижаешь! Я же не законченный наркоман - расхохотался Осипов, прикуривая от простой зажигалки желтого цвета - что? - удивился Кирилл, заметив скептический взгляд Артёма, направленный на зажигалку - а! любимый цвет. Забавный, правда?
   - Не вижу ничего забавного - сквозь зубы произнёс Смелов - полная безвкусица.
   - Как и моя жизнь.
   - Мне кажется, что ты зажрался.
   - Очень может быть - пожал плечами Кирилл, пытаясь вытянуть из кармана куртки телефон - блядь, и как я только запихнул его в карман куртки?
   - Ты сидел на куртке, зная, что у тебя в кармане телефон? - без особого интереса спросил Артём, заранее зная ответ на свой вопрос.
   В этом был весь Кирилл Осипов. Он никогда не следил за своими вещами или деньгами, из-за чего постоянно терял ту или иную вещь, или же и вовсе становился жертвой карманников. Что, впрочем, парня совершенно не волновало, более того, очередное воровство Кирилл считал поводом купить что - то получше и подороже.
   - Меня больше зажигалка беспокоила - подтвердил мысли Артёма Осипов, наконец - то доставая тонкий смартфон, внушительного размера.
   - Знаешь, я где - то слышал о зависимости между размером вещей и мужским достоинством - не сдерживая улыбки, произнёс Смелов - старший, поглубже засовы руки в карманы джинсов - правда, там было ещё что - то про комплексы.
   Кирилл удивленно посмотрел на друга, несколько секунд переваривая услышанное, после чего запрокинул голову и расхохотался. Громко, не обращая внимания на косые взгляды прохожих, и перешептывания студенток, стоящих неподалеку. Смелов терпеливо ждал, пока Кирилл успокоиться и перестанет смеяться как сумасшедший.
   Раздались первые аккорды песни популярной рок - группы и Кирилл, продолжая смеяться, посмотрел на экран телефона, моментально становясь серьезным. Артём удивленно смотрел на то, как парень с силой проводит по экрану, отменяя звонок.
   - Шутник - усмехнулся Осипов, бросив косой взгляд в сторону Смелова - умеешь же ты развеселить.
   - Мне кажется, что у тебя не все в порядке с головой - прямо сказал Артём, поежившись от холодного ветра.
   - Только друг скажет правду, хоть и горькую - продолжал веселиться Кирилл - кстати! Про тебя Фей спрашивал.
   - Мне все равно - тут же открестился от общего знакомого Артём - можешь не продолжать.
   - Зря ты так - притворно вздохнул Осипов - ты умеешь произвести впечатление на людей с первой встречи.
   - Неужели?
   - Ага, Фей так и сказал : " Передавай салют не коронованной сволочи".
   - Как мило.
   - Может, всё-таки составишь мне компанию? Я как раз к нему собираюсь - не отставал от друга Кирилл, выбрасывая окурок в урну - он же не отстанет, запал ты ему в душу, что уж тут поделать?
   - Скорее в печень - усмехнулся Артём.
   - Это да - не стал спорить Кирилл - хорошо, что ещё костью в горле не встал. Эту должность уже перехватили.
   - И кто же? - заинтересовался Смелов.
   То, что Фей - парень с приветом, Артём прекрасно понял с первой встречи. Наверное, все, кто хоть как - то связан с Кириллом Осиповым могут похвастаться тем же, но данный парень бил все рекорды. В том, что Фей, так же как и Осипов любит "нырять в нирвану" с помощью далеко не самых законных средств, Смелов - старший даже не сомневался, сам видел, но кроме этого, у неформала был прекрасный ум и удивительное чутье на нужных людей. Приноси Фей пользу людям с помощью своих качеств - цены бы ему не было, но парень оказался гораздо прозорливее и на общественное благо не велся ни под какими уговорами, предпочитая подниматься самому.
   Единственный, кого Фей на дух не выносил, был, как ни странно, Илья Преображенский.
   - А то ты не знаешь! - улыбнулся Кирилл.
   - Предполагаю - увернулся от прямого ответа Артём.
   - И правильно делаешь - важно кивнул головой Осипов - кстати, Фей рассказывал, что недавно стал свидетелем интересного происшествия.
   - Я даже слышать об это не хочу - предупредил Артём, выставляя вперед руки - не смей! Мне не интересно!
   - Там бы твой брат - вкрадчиво произнёс Кирилл, доставая вторую сигарету.
   - Андрей? - удивился Артём - что он забыл в такой компании?
   - Как мило! Старший брат заботиться о младшеньком!
   - Кирилл!
   - Поедешь - скажу.
   - Да зачем я тебе?!
   - Ты не дашь мне сделать глупостей - неожиданно серьезно произнёс Кирилл, затягиваясь - боюсь, сорвусь. Это же Фей. Я бы Илью попросил, но ты же знаешь, они как собаки грызутся.
   - Повод? - поднял брови Артём, скрестив руки на груди.
   Илья и Фей действительно друг друга не выносили, об этом знали все, кто знал либо Илью, либо Фея. Но до недавнего времени все ограничивалось взаимными подколками и косыми взглядами. Повода для того, чтобы эти безобидные вещи переросли во что - то большее просто не было, да и не могло быть, за этим зорко следили представители обеих сторон. Неужели не уследили?
   - Да есть один - скривился Кирилл, словно его заставили съесть лимон - ты его, кстати, тоже знаешь?
   - Правда? - Артём лихорадочно пытался вспомнить, что могло послужить причиной накала отношений между двумя не самыми спокойными людьми в его жизни, но безуспешно.
   - Ага - ещё больше раздражаясь, произнёс Осипов, бросая окурок на тротуар и стирая его в пыль подошвой кед - рыжий такой.
   Не может быть.
   - Только не говори, что это...
   - Да, блядь! - не выдержав, закричал Кирилл, практически на всю улицу - Орлова!
   Твою ж мать.
   - Это....нехорошо - пробормотал Артём, понимая весь масштаб проблемы.
   - Это пиздец как не хорошо! - зло подтвердил Осипов - это просто полная жопа!
   - Успокойся - поморщился Смелов - старший, который не переносил ругательства. Зачем опускаться до матов, когда можно выразить свои мысли более изощрёнными способами?
   - Это же просто атас! - схватившись за голову, простонал Кирилл - нет, я не спорю, рано или поздно, но Фею бы о ней донесли. Мы и так довольно долго покрывали это дело, но он же сам её ему показал!
   - Кто, кого и кому? - уточнил Смелов, догадываясь, что хотел сказал Кирилл.
   - Илья лично познакомил Фея с той, на кого у него стоит, как только начало стоять!
   Артём закатил глаза, стараясь не рассмеяться. Всё-таки Осипов умел обрисовывать ситуацию в самом пошлом свете.
   - Это называется...
   - Не смей мне говорить, как это называется - пригрозил Кирилл, сузив глаза - я тебе сам скажу. Пиздец, вот как это называется!
   - И что теперь?
   - Поздравляю! Мы перешли на новый уровень - шутливо поклонившись, отозвался парень, устало вздохнув - я не знаю, что теперь будет. Точнее знаю, но надеюсь, что ошибаюсь.
   - Да ладно тебе, у Ильи и Фея не так уж много точек соприкосновения - попытался мыслить позитивно Артём, но у него это никогда особо не получалось.
   - Тех, что есть уже больше чем достаточно - глухо сказал Кирилл, набрасывая куртку на плечи - придется туго.
   - Почему?
   - Выбирать надо - пожал плечами Осипов - мне, конечно, Илья - друг, но с Феем у нас... больше сторон для сотрудничества.
   - Может, Фей не будет рубить с плеча?
   - Может. Но, сам понимаешь, теперь мы все как на пороховой бочке. Сначала Илья полез, куда не надо, теперь ещё и эту рыжую дуру вовлекли. Полный набор!
   - Я уверен, что Илья не даст Лилю в обиду - уверенно произнёс Артём - и ты тоже это знаешь.
   - А кто не даст в обиду самого Илью?
   - Ты. Я. Сашка, да и Андрей с Мишкой тоже не останутся в стороне.
   - Попомни мои слова, вся эта его "любовь" выйдет нам боком - мрачно отозвался Кирилл - нет, чтобы трахнуть эту ведьму и забыть! Ты что, мы будем носиться с ней как с хрустальной вазой, будем оберегать, чтобы не дай Бог волос с рыжей головы упал, иначе нам самим потом скальп снимут.
   - Что плохого в любви? - удивился Артём.
   - В этой вашей любви ничего плохого нет - огрызнулся Кирилл - а вот от любви Ильи - одни проблемы.
   - Ладно, поехали - сдался Смелов.
   - Куда?
   - К Фею.
   - И почему ты передумал?
   - Век бы его не видеть - скривился Артём - но раз в это дело впутался Андрей, придется вмешаться.
   - Вот это по - нашему - улыбнулся Кирилл, набирая номер их общего знакомого - вот увидишь, тебе обрадуются как воскресшему Христу!
   - Иди уже - пробурчал Смелов - старший, пихая друга в бок.
   Остается надеяться, что Андрей не слишком сильно успел завязнуть в этом деле, иначе и правда придется туго.
  
  
  
   ***
  
   - Знаешь, мы стоим на пороге глобальных изменений, когда все человечество может вернуться во времена ледникового периода. Некоторые специалисты и вовсе предрекают возвращение динозавров.
   - Что ты тут забыл? - простонала я, накрывая голову подушкой, так как одеяло у меня отобрали - ты, вроде как уходить собрался!
   - А кто - то вообще предрекает смерть от ультрафиолета - как не слышал меня Илья, продолжая рассказывать - в Чили вообще больше трехсот китов на берег выбросились.
   - Илья, зачем ты мне это рассказываешь? - не выдержала я, садясь на кровати, и раздраженно уставившись в голубые глаза.
   - А кому мне это ещё рассказывать? - искренне удивился Преображенский - Сашка меня не слушает, Андрей вообще в это не верит, а Кирилл сам по себе глобальная катастрофа.
   - Я вообще - то тоже в это не верю!
   - Брось, я знаю, тебе нравятся такие истории.
   - Господи! - простонала я, падая спиной на кровать, раскинув руки в стороны.
   Ещё одна причина, которая делала наш "союз" невозможным - Илья просто обожает всякие псевдо - научные программы, в которых рассказывают о том, что нам, грешным, осталось всего ничего и надо бы подыскать новую планету для жизни, а то мало ли... Но, к моему удивлению, об этом его "увлечении" знала только я! Саша, если и догадывался, не подавал виду, а другим своим многочисленным "друзьям" и "знакомым" Илья сам не рассказывал. Исключением снова была я. У этого парня я всегда почему - то выбиваюсь из общей массы.
   - Нет, ты послушай!
   И я слушала, стараясь не слишком сильно показывать увлеченному другу своей скуки. Как он вообще может верить в подобное?!
   - Илья! - прервала я Преображенского, который как раз начал рассказывать про то, откуда взялась жизнь на земле - этакой батл между пришельцами и Дарвином - зачем ты мне это все рассказываешь?
   - Я пытаюсь донести до тебя, насколько скоротечна наша жизнь - серьезно отозвался парень, смотря на меня снизу вверх, сидя на мягком ковре у кровати, кутаясь в мое одеяло.
   - Допустим, у тебя получилось это сделать. И?
   Я действительно не понимала, зачем мне это все нужно знать. Да и нужно ли?
   - Выходи за меня.
   Воздух встал поперек горла, и я закашлялась, вытирая слезы с глаз. Илья терпеливо ждал ответа на свое предложение, не сводя с меня глаз.
   - Ты серьезно?!
   - Я никогда не шучу с тем, что касается тебя.
   - Мне казалось, что мы все выяснили - недовольно пробормотала я, не зная, куда смотреть.
   - Ты согласна?
   - Ты же сам сказал, что нам осталось немного - попыталась обратить я все в шутку - зачем же подвергать детей такой опасности?
   - Я сделаю все, чтобы ты и наши дети выжили - спокойно произнёс Преображенский, а у меня замерло все внутри.
   - Ты говоришь ерунду - огрызнулась я, злясь на себя, на Илью и весь мир.
   - Я так понимаю, меня снова отвергли? - шутливо спросил Илья, притворно схватившись за голову - как же так?
   - Выметайся! - вскочила я на кровати - пошел вон! Чтобы я тебя здесь больше не видела!
   - Цветочек, ты слишком напряжена - даже не подумал поменять своей расслабленной позы Илья - успокойся, температура может подняться.
   - Она уже поднялась!
   - Мне принести лекарства?
   Я схватила подушку и швырнула в наглое лицо Преображенского, после чего за озиралась по сторонам, в поисках чего - то потяжелей.
   - Как же ты меня достал! Найди себе уже кого - нибудь и отстань от меня! Я уверенна, что у тебя десятки вариантов, так что остановись уже на ком - нибудь и прекрати надо мной издеваться!
   Как же мне хотелось его ударить! Ещё чуть - чуть и я точно дойду до состояния неконтролируемого бешенства, круша все, что попадется под руку.
   - Я не игрушка, когда же ты это, наконец, поймешь?! Что, нравиться меня унижать?! Раз за разом вынимать из меня душу! - руки сомкнулись на статуэтке кошки, которую папа и мама привезли из Египта, куда ездили во время последнего отпуска, но кинуть я её так и не смогла.
   Ноги подкосились, и я просто упала на колени, разрыдавшись. Ненавижу рыдать, по мне - это глупое и совершенно бесполезное занятие, к тому же, после слез у меня всегда дико болела голова, но сегодня все шло не так, как надо, так почему бы не поплакать?
   - Лиля - Илья неслышно подошел ко мне и присел рядом - извини, не стоило мне так шутить.
   - Просто уйди - попросила я, не поднимая головы, стараясь стереть слезы со щёк, всхлипывая и давясь рыданиями, насильно успокаиваясь - ты меня просто уничтожаешь.
   - Слишком громкие слова для определения того, что я делаю - Илья осторожно погладил меня по голове, легко массируя затылок длинными пальцами - ну же, ты передо мной уже второй раз рыдаешь, что я о тебе подумаю?
   - Я не понимаю - призналась я, поднимая голову и смотря в голубые глаза.
   - Я тоже - с готовностью отозвался Илья, доставая из кармана платок, и осторожно провел им по моим мокрым щекам - что? - заметив мой взгляд, поинтересовался парень - я просто забыл его вытащить! Да и вообще это все Семенович, прицепился ко мне, мол, хожу как бомж. Смешно от него это слышать, правда? Хотя он прав, я часто куда - то влезаю, вот он и сунул платок в руки, а потом сказал, что если я не перестану ходить как свинья, он меня самого заставит свои вещи стирать. Честное слово, будто стиральная машина - это его жена!
   Я против воли улыбнулась, слушая возмущеннее Ильи, который смешно нахмурившись, закончил вытирать мои слезы, осторожно обнимая меня одной рукой.
   - Кстати, а чего ты не понимаешь? - поинтересовался парень - я не технарь как ты, но объяснить что - то - пожалуйста!
   - Тебя - честно сказала я, кашляя.
   - Черт, ты же болеешь! - Илья вскочил на ноги, помогая мне подняться и силой укладывая на кровать, набрасывая на меня оделяло и плед - тебе не пора пить лекарства?
   - Сядь - попросила я, садясь на кровати, и похлопав возле себя рукой.
   - Ты меня как кота зовешь - усмехнулся Преображенский, послушно пристраиваясь рядом.
   - Почему не собаку?
   - Ненавижу собак.
   - Тебя я не понимаю - призналась я, подперев голову рукой.
   - Я сам себя не понимаю - улыбнулся Илья - может, у тебя получиться?
   - Иногда мне кажется, что у тебя шизофрения - честно сказала я - ты слишком непостоянен, в курсе?
   - Просто мы, мужчины, отличаемся от вас, женщин - самодовольно отозвался парень, гордо выпрямившись.
   - Если судить по эмоциональному состоянию, то женщина здесь точно не я - не удержалась я, усмехнувшись.
   - Ты меня сейчас бабой назвала?!
   - Почему ты такой... - я замолчала, стараясь найти нужное слово - ветреный? Ты словно...силуэт. Вроде как четкие очертания, но что твориться внутри - неизвестно.
   -А ты скажи, чего ты от меня хочешь, и я стану таким, каким будет нужно - легкомысленно отозвался Илья, пожав плечами.
   - Скажи - мне было трудно это спрашивать, но я собралась с силами и все-таки продолжила - гуляя с другими девушками, ты тоже вел себя с ними так же, как со мной?
   - Нет - тут же отозвался Илья - и не гулял я с другими девушками.
   - Не ври - поморщилась я - мне прекрасно известно о твоих похождениях с шестнадцати лет.
   - Какой ужас! - притворно ужаснулся Илья - я влюблен в спутник, который отслеживает все мои передвижения! Ты ещё скажи, что знаешь, о чем я и с кем переписываюсь!
   - Бесишь! - не выдержала я, пнув смеющегося друга в бедро - Илья, будь серьезным!
   - Честно, я ни с кем не гулял - успокоившись, сказал Преображенский - может потому, что я не считаю одно свидание чем - то достойным внимания? Лиля, я же уже говорил - голубые глаза внимательно посмотрели в мои, становясь насыщенного цвета летнего неба - ты мой идеал. И мне почему - то кажется, что я знаю тебя гораздо дольше, чем одну жизнь.
   - Вот только давай без фатализма - скривившись, попросила я - что - то осознание того, что я - твой "идеал", не мешало тебе гулять направо и налево!
   - Оправдываться не буду - предупредил Илья, скрестив руки на груди - с тобой мне ничего не светило, неприступная крепость моей жизни, пришлось искать кого - то доступней.
   - Так почему ты не остался с более доступным вариантом? - начала закипать я, чувствуя себя ревнивой женой.
   Вот опять он делает меня виноватой!
   Илья красноречиво посмотрел на меня, явно раздумывая над ответом, или же просто удивляясь моей недогадливости.
   - А почему ты встречалась с парнями, хотя знала, что у тебя есть я? - неожиданно спросил Преображенский, заставив меня поперхнуться.
   - Что?! - моему возмущению не было предела - ты хочешь сказать, что те сорванные свидания можно назвать отношениями?
   - Вот ты сама и ответила на свой вопрос - развел руки в стороны Илья, ложась рядом со мной на кровать, заставив потесниться - я тоже не считаю то, что было у меня с девушками отношениями.
   - Мне кажется, что ты сравниваешь несравнимое - зло процедила я, вырывая из-под тяжелого тела парня одеяло - я, по крайне мере, ни с кем не спала!
   - Двойные стандарты - невозмутимо отозвался Преображенский, осторожно подкладывая свою руку мне под голову - сама посуди, мне уже двадцать два. В таком возрасте стыдно быть... невинным агнецом. Меня просто засмеяли бы.
   - Кто?
   - Да хоть тот же Кирилл - пожал плечами Илья, рассматривая мой потолок .
   - Ну да, без одобрения Осипова мы никуда - пробормотала я, а Преображенский рассмеялся.
   - Ты как ревнивая жена.
   - Ты, кажется, хотел уходить - напомнила я, нахмурившись.
   - Хотел - не стал спорить Илья - но уходить сейчас, оставляя девушку в скверном расположении духа, после того, как был с ней в одной постели.
   Я даже не нашла что возразить. Просто лежала, хватая ртом воздух и пытаясь успокоиться. Ну и наглость! И как только Саша терпит этого павлина?
   - Ты нарцисс - справившись с голосом, все-таки сказала я, отодвигаясь на другую сторону не слишком широкой кровати - самый настоящий самовлюбленный нарцисс!
   - Ты куда? - удивленно спросил Илья - осторожнее, там уже конец кровати - упадешь.
   - Я не хочу заразиться твоим нарциссизмом - призналась я, стараясь не обращать на развеселившегося Илью - потом уже не вылечишься, буду, как Артём Смелов ходить и всех гнобить.
   - Нет, такой же, как Артём ты не будешь. Просто потому, что быть подобным ему невозможно - заверил меня Илья.
   Я скептически посмотрела на Преображенского, но парень, поморщившись, достал из-под спины мой телефон, который слабо осветил подсветкой красивое лицо Ильи.
   - Так вот с кем Цветочек предпочитает проводить одинокие вечера! - торжественно провозгласил парень, усмехнувшись - хотя подожди - ка - голубые глаза сузились, а я похолодела - у тебя тут не прочтенное сообщение. Интересно, от кого?
   Я судорожно пыталась вспомнить, кто мог мне написать. Господи, да кто угодно! Варя, Аня, бабушка, дедушка, даже научный руководитель!
   - Без понятия - пожала я плечами, понимая, что правда не знаю от кого сообщение - может, подруги написали. Ну, знаешь, о здоровье хотели спросить.
   - Ага - не стал отрицать Илья, все ещё сжимая телефон в пальцах - вот только не простое смс. Это сообщение с кого - то сайта.
   Только не это!
   - Что? - я протянула руку, чтобы отобрать телефон, но Преображенский поднял аппарат выше, не давая мне дотянуться - Илья! Немедленно дай мне телефон!
   - Нервничаешь? - его голос в противоположность моему становился все тише и спокойнее - значит, подруги о здоровье решили спросить? Ну что, вместе отвечать будем?
   - Пошел к черту! - не выдержала я, рывком бросаясь на руку Ильи, стараясь отобраться телефон, но это оказалось не так - то просто - немедленно отдай! Слышишь?!
   - Значит, ни с кем не общаешься? - ещё тише спросил Преображенский - интересно, кто же это тебе написал? Может, сам Аркадий? Что - скажешь?
   - Что ты несешь? - я так удивилась, что даже замерла, напрочь забыв о телефоне - какой ещё Аркадий? Илья, ты не в себе.
   - Соловьев - пояснил Илья - знаешь, Цветочек, вокруг тебя столько птиц, что я скоро начну их отстреливать.
   Я сделала ещё одну попытку достать телефон, но Преображенский оказался проворнее и, не успела я возмутиться, как оказалась замотанной в одеяло без какой - либо возможности пошевелиться. Парень с видом победителя сел сверху, к моему счастью перенеся основной вес на ноги, иначе мне бы прошлось туго.
   - Больным нельзя много двигаться - с заумным видом объявил Илья, наклоняясь вперед и расставляя руки по обе стороны моей головы - иначе температура снова может подняться.
   Мне казалось, что моя температура уже поднялась градусов на десять, не меньше! Оделяло было таким тяжелым, словно его сделали из свинца, или это Преображенский делал его таким? Очень хотелось освободиться, избавиться от этого удушающего жара, от которого было уже не скрыться.
   - Отпусти - прохрипела я, извиваясь под Ильей, стараясь получить хоть какую - нибудь свободу - Илья!
   - Даже подо мной ты продолжаешь командовать - пожаловался парень, наклоняясь ещё ниже так, что наши лица разделяло всего несколько сантиметров - ну что ты за женщина такая, а, Лиля?
   -Илья!
   - Знаешь, я тут подумал - не собираясь хоть как - то менять положение тела продолжил Преображенский - это, наверное, первый раз за долгое время, когда мы спокойно общаемся дольше пяти минут.
   - Ты считаешь, что такое общение можно назвать нормальным? - возмутилась я, не осознано повышая голос.
   - Вполне - улыбнулся Илья.
   - Ах, да! Я же говорю с человеком, который просто так с крыши прыгнул! - если бы у меня были свободные руки, я бы в ладоши хлопнула, честное слово!
   - Нашла что вспомнить - поморщился парень, явно вспоминая удар брата, который можно было назвать каким угодно, но не слабым.
   - Слезь с меня - ещё раз попросила я, делая ещё одну безуспешную попытку освободиться.
   - Не раньше, чем ты скажешь мне, кто тебе написал - улыбнулся Преображенский, показывая мне мой собственный телефон.
   - С какой стати я должна это делать?
   - Цветочек, я могу просто посмотреть, ты же сама знаешь, но я этого не делаю - тоном, словно он говорил с ребенком, отозвался Илья - видишь? Я культурный, современный человек, а не пещерный житель.
   - Да ты что? - вот с этим его утверждением я согласна не была - то - то ты меня спеленал как паук муху, и не торопишься отпускать! Как там раньше было? По голове и за волосы в пещеру?
   - Лиля, просто скажи, кто тебе написал, и я отстану - пообещал Преображенский - помнишь, я говорил, что мы друзья?
   - С тех пор ты уже успел позвать меня замуж - огрызнулась я, зло сузив глаза.
   - Но так как ты меня отвергла, то мы вернулись к точке отсчета - невозмутимо парировал парень - и, как твой друг, я должен быть уверен, что ты не попадешь в плохую компанию.
   - Не попаду - клятвенно пообещала я.
   - Я вынужден настаивать.
   - Слезь с меня!
   - Если не скажешь - поцелую - предупредил Илья, наклоняясь ещё ближе.
   - Закричу - пообещала я.
   Парень замер, внимательно смотря на меня, словно пытался понять, могу ли я выполнить свою угрозу или нет. Не сомневайся, смогу и даже сделаю, потому что хоть мои родители и относятся к тебе как к моему "парню", но вида завернутой в одеяло дочери которая лежит под нависающем парнем не понравиться даже моему отцу.
   - Весомо - признал Илья, снова выпрямляясь, но, тем не менее, даже не думая меня освобождать.
   Вся эта возня начинала меня медленно, но верно раздражать. Голова кружилась от жара, воздуха катастрофически не хватало, поэтому безумно хотелось скинуть с себя одеяло и парня.
   Круглые часы, висящие над письменным столом, показывали два часа. Солнечные лучи проникали в комнату, освещая ее светом осеннего солнца. Отец разговаривал с кем - то по телефону, а Илья задумчиво смотрел на стену, которая была обклеена фотографиями. Я с трудом повернула голову в ту же сторону, стараясь понять, что же так привлекло его внимание, но фотографий было так много, что я не смогла угадать.
   Всё-таки не смотря на то, что сейчас можно было хранить любую информацию на компьютерах, телефонах, планшетах и прочей технике, я всё равно любила старые - добрые проявленные фотографии. В них была своя магия, своя прелесть, которой никогда не смогут добиться цифровые картинки. Наверное, именно поэтому, делая очередной снимок, я распечатывала его и прикрепляла к стене у шкафа с зеркальными дверцами. Долго, больше пяти лет собиралась эта коллекция, зато теперь на стене не было свободного места. От пола до самого потолка - все было заполнено воспоминаниями.
   - Ностальгия? - поинтересовалась я у Преображенского, глубоко вздохнув и прикрывая глаза.
   Кажется, ещё чуть - чуть и я постигну дзен.
   - Я помню практически все фотографии, которые здесь есть - улыбнулся Илья - но есть и те, которые я вижу первый раз.
   Легко поднявшись с кровати, Преображенский подошел к стене, чтобы получше рассмотреть снимки. Я тут же вскочила на ноги, спешно поправляя пижамную куртку, которая под одеялом задралась, чуть ли не до горла. Свобода! Наконец - то!
   - Вот эту я не знаю - Илья протянул руку и указал на небольшой прямоугольник.
   Подойдя поближе, я заглянула другу за плечо, чтобы узнать, что же привлекло его внимание. Это была фотография, сделанная два года назад. Варя, тогда ещё с естественным цветом волос одной рукой обнимает за плечи смеющуюся Аню, у которой аккуратное каре растрепалось на ветру, а второй крепко держа вырывающегося Сашу. Женя, терпеливо ждущий друга у самых дверей универа, засунул руки в карманы серой толстовки, смотрел на высокое безоблачное небо, даже не зная, что тоже попал в кадр, так же как и Илья. Преображенский - младший разговаривал по телефону, протягивая отражающему летнее солнце затемненными очками Кириллу Осипову толстую тетрадь, в то время как Андрей Смелов выглядывал из-за головы Вари, с самым безумным выражением лица подняв руки. Даже Артём Смелов попал в объектив, правда, узнать его можно было только по гордо выпрямленной спине.
   - Первый курс - пояснила я, вспоминая жаркий летний день.
   Тогда я, Варя и Аня только - только сдали свой последний экзамен, поэтому радости у всех было хоть отбавляй. Правда, близнецы с Осиповым нашего восторга не разделяли - у них все только начиналось.
   - А где ты? - поинтересовался Илья, продолжая рассматривать снимки.
   - Неужели ты думаешь, что такой прекрасный снимок мог сделать себя сам? - усмехнулась я, тут же чихнув.
   - У меня есть твоя фотография - внезапно сказал Преображенский, повернувшись ко мне с серьезным выражением лица.
   - Даже не сомневаюсь - буркнула я - думаю, после выпускного она у всех есть. Не зря же нас тогда фотографии пару часов мучил.
   - Нет, не эта - поморщился Илья, явно вспомнив что - то неприятное - у меня есть только твоя фотография.
   - И сколько же мне там? - поневоле заинтересовалась я.
   - Не больше десяти - усмехнулся Илья.
   - Сколько? - ахнула я, широко распахнув глаза.
   Десяти? Господи, даже вспоминать страшно, как я тогда выглядела! Тощие ручки и ножки с острыми коленками, которые от постоянных падений всегда были в синяках и ссадинах, коротко подстриженные волосы и, о, ужас, не выщипанные брови.
   - Скажи, что ты сейчас шутишь - почти взмолилась я, прикидывая как же мне заполучить паршивый снимок.
   - Нет - улыбнулся Илья - и не думал даже! Как сейчас помню: отец тогда камеру купил и, надо же было такому случиться, ты была первой, кто мне попался на глаза в тот великий день!
   - Мы с тобой в разных домах живем - закатила глаза я.
   - Я просто кроме тебя больше никого не вижу.
   - Отдай мне эту фотографию - потребовала я, развернувшись к Илье и молитвенно сложив руки на груди - пожалуйста!
   - Ещё чего! - возмутился Преображенский - это, между прочим, детская фотография моей будущей жены!
   Высказывание о будущей жене я традиционно проигнорировала, но от идеи достать фотографию отказываться не спешила. Ладно, не мытьем, так катанием! Попрошу Сашу достать паршивый снимок.
   - Делай что хочешь - отвернувшись от Ильи, я вернулась в кровать - только будь добр, выйди из моей комнаты. Кажется, ты спешил.
   Преображенский не тронулся с места, продолжая внимательно смотреть на меня, словно что - то решая. От его взгляда мне стало не по себе, словно на горизонте замаячили крупные проблемы. Впрочем, чего ещё ждать от Ильи?
   - Если ты подойдешь ближе, в тебя полетит лампа - серьезно пообещала я - слышишь, парень?
   - Хочешь вернуть фотографию? - неожиданно спросил Илья, примирительно поднимая руки вверх, словно он сдавался на милость победителя.
   - Хочу - тут же кивнул головой я.
   - Тогда у меня будет небольшое условие - все так же улыбаясь, продолжил парень, делая осторожный шаг ко мне.
   - Целовать не буду - тут же сказала я, нахмурившись.
   - Жаль - притворно вздохнул Илья, но тут же повеселел - но я сейчас не об этом.
   - Правда? - я удивленно подняла брови - удивительно!
   - Цветочек, как на счет того, чтобы прогуляться? - подойдя к моей кровати, Преображенский присел рядом на ковер, смотря на меня снизу вверх своими голубыми глазами - что скажешь?
   - Тебе крыши было мало? - возмутилась я, на всякий случай, подвигаясь ближе к лампе.
   - Нет - покачал головой Илья - и мне, правда, жаль, что так все закончилось. Я не думал, что...впрочем, не важно - тут же поправил себя парень и, улыбнувшись, продолжил - я прошу о ещё одной прогулке.
   -Что, только ты и я? - подозрительно это как - то.
   - Не совсем - ушел от прямого ответа Илья - но тебе понравиться, вот увидишь!
   - На высотку не полезу - тут же предупредила я.
   - Я тебя туда и не зову - закатил глаза Илья - ну так что? Согласна?
   - Илья - я терпеливо попыталась объяснить, почему я не хочу с ним никуда идти - знаешь, я тебя...уважаю - все-таки удалось подобрать определение тех чувств, что я иногда испытывала к другу - но при всем моем уважении, я вынуждена напомнить, что все наши совместные "прогулки" заканчивались как угодно, но не хорошо. И последняя из них - явное тому доказательство.
   - Цветочек - Преображенский солнечно улыбнулся и положил мой телефон рядом со мной на смятое одеяло - я обещаю, что с тобой ничего не случиться. Веришь мне?
   - Нет - тут же отозвалась я.
   - А ты поверь, ладно?
   - А что на счет тебя? С тобой тоже ничего не случиться? - требовательно спросила я, наклоняясь вперед, чтобы видеть лицо Ильи в мельчайших деталях - это ты мне можешь пообещать?
   Преображенский тяжело вздохнул, прикрыв глаза, словно решаясь на что - то. Неужели мой вопрос такой сложный?
   - Могу - твердо произнёс Илья.
   - Тогда я согласна - довольно отозвалась я, радуясь небольшой победе.
   Всё-таки, Преображенский очень редко идет на уступки, пусть я и редко его о чем - то прошу.
   - Тогда давай в понедельник - прикинув, сколько мне понадобиться, чтобы более - менее прийти в себя сказала я, снова заворачиваясь в одеяло по самый нос.
   - Сегодня.
   - Что сегодня? - не поняла я, подумав, что ослышалась.
   - Мы идем сегодня - повторил Илья, поднимаясь на ноги - в семь часов.
   - Но... я же болею - я никак не могла понять его логики.
   Или он об этом уже позабыл?
   - Уверен, что таблетки смогут тебе помочь - подхватывая свой рюкзак, улыбнулся парень.
   - Ты сошел с ума!
   - Цветочек, я прошу всего один вечер. Именно сегодня, потому что то, что я хочу тебе показать - довольно редкое событие, так что потерпи немного, ладно?
   Я даже не нашлась, что ему сказать. Просто открывала и закрывала рот, словно рыба. Пользуясь моим состоянием, Преображенский весьма довольный жизнью, отдал мне шутливый поклон и смылся. Как раз перед тем, как одна из декоративных подушек ударилась в дверь.
   Скотина!
  
  
   ***
  
   - Какая мерзость.
   - Не стоит так говорить, Артём. Мы все-таки в гостях.
   Смелов поморщился от слишком веселого голоса друга и внимательно осмотрелся по сторонам. Парень ненавидел эти кварталы уже потому, что здесь шагу нельзя было ступить, не вляпавшись в грязь. И почему этих дураков сюда как магнитом тащит?
   - Какие здесь нерадивые хозяева - высокомерно произнёс Артём, борясь с желанием подвернуть джинсы, чтобы точно не испачкаться - не улица, а помойка.
   - Да-да, я тоже скучал, чистоплюй - на плечо парня легла узкая ладонь с длинными нервными пальцами, сжав так сильно, что обязательно должны будут появиться синяки.
   - С чего ты взял, что я скучал? - повернув голову, Артём встретился взглядом с насмешливыми глазами Фея.
   Неформал только пожал плечами и, сжав плечо Смелова напоследок, обратил все свое внимание на курящего Кирилла. Осипов всё-таки ответил на звонок того, кто перезванивал ему каждые десять минут, чем достал Артёма, бывшего невольного свидетелем, до самого нутра. Теперь Кирилл, прикусив сигарету, одной рукой держа телефон у уха, а второй роясь в своем рюкзаке в поисках ручки и блокнота, совершенно не обращал внимания на окружающий мир, сквозь зубы резко отвечая на вопросы собеседника.
   - Знаешь, когда я вижу кого - то занятого, меня посещает желание ему все испортить - доверительно сказал Фей, не сводя внимательного взгляда с копошащегося Кирилла - кстати, я действительно удивлен. Не думал, что ты снова тут появишься. Чем обязан?
   - Мне скучно - просто отозвался Смелов, чем вызвал громкий хохот со стороны собеседника.
   - Вот уж не ожидал! Скучно! Какая прелесть! - отсмеявшись, произнёс Фей, вытерев выступившие в уголках глаз слезы - знаешь, по такой причине ко мне ещё не приходили.
   - А по какой приходили? - без особого интереса спросил Артём, передернув плечами от порыва ветра.
   - Не думаю, что тебе она понравятся - предупредил Фей - поэтому не вижу смысла отвечать.
   Смело только пожал плечами. Не видит, значит, не видит. Ему нет до Фея и его знакомых никакого дела. Единственное, из-за чего Артём вообще общался с подобными людьми, было опасение за брата. В отличие от спокойного и слегка меланхоличного Артёма, Андрей всегда лез на рожон, не думая при этом о том, что может произойти.
   - Хотя ты знаешь.... - парень повернулся к моментально встрепенувшемуся Фею - наверное, я всё-таки пришел не просто так.
   - Неужели? - неформал заинтересованно поддался вперед, не мигая смотря в глаза Смелову - и зачем же ты пришёл?
   - Я слышал, что ты недавно видел Андрея - прямо сказал Артём - и мне захотелось убедиться, что ты помнишь о нашем уговоре.
   - Не волнуйся, я даже не думал его куда - то нибудь втягивать - тут же поднял руки вверх Фей, улыбнувшись - а что до твоего брата...мы случайно пересеклись. Одни сферы влияния, понимаешь?
   - Это у тебя с Преображенским и этим - кивнул в сторону Кирилла Артём - одни сферы влияния. Втянешь в них ещё и Андрея - я спущу тебя с неба на землю.
   - Эх, как же проблемно, когда кто - то узнает лишнее - притворно вздохнул Фей, зло сверкнув глазами - на твоем месте я бы не стал так опрометчиво напоминать обо всех козырях. Но так уж и быть. Я от своих слов не отказываюсь, так что никаких видов на Смелова - младшего не имею.
   - Ты не на моем месте. И никогда на нём не будешь.
   Тонкие пальцы вцепились в ворот куртки, грозясь оторвать от неё кусок. Артём поморщился, но вырываться не стал, терпеливо ожидая как Фей, который тяжело дыша от ярости, объяснит причину своего поведения.
   - Не согласен? - всё-таки не сдержался Смелов, усмехнувшись.
   Пальцы сжались сильнее. Неформал, вдохнул воздуха, собираясь высказаться, как поверх его руки легла рука Кирилла Осипова.
   - Вас что, на минуту нельзя оставить? - хмуро поинтересовался Кирилл, с трудом отцепляя пальцы Фея, от куртки Артёма - каждый раз, как только я отвлекусь, вы готовы друг другу в глотки вцепиться.
   - Заговорились - легко пожал плечами Фей, возвращаясь в обычное состояние, только на дне глаз парня залегла лютая ненависть.
   - Бывает - подхватил Кирилл, стараясь развеять обстановку.
   Артём мельком посмотрел на куртку, раздраженно отметив, что на ней наверняка остались следы.
   - Сука - спокойно сказал Смелов, поморщившись от того, что его всё-таки вывели из себя - испортил мне куртку.
   - Ах, какой я невнимательный! - улыбнулся Фей, примирительно поднимая руки - прости - извини, ок?
   Отвечать Смелов посчитал ниже своего достоинства.
   - Так по какой причине ты меня позвал? - спросил Осипов, становясь между неформалом и Артёмом.
   - А, точно! Сегодня же знаменательно событие! - опомнился Фей, хлопнув себя по лбу.
   - Неужели? - удивился Осипов, зорко следя за тем, чтобы разозленный Смелов не сказал лишнему взбешенному Фею.
   Кирилл частенько думал о том, что Артём Смелов действительно оправдывает свою фамилию. Этот парень всегда говорил то, что думал и совершенно не думал, кому он говорил. Если Артём был с чем - то не согласен, то об этом узнавали все. Вот только правда, она как дорогая проститутка - все хотят, но никто не любит. А Смелов все никак не мог понять этот нехитрый принцип, из-за чего вполне мог закончить свою жизнь в какой - нибудь канаве с множеством ножевых ранений.
   - Тебе понравиться - проникновенно заверил парня Фей - засовывая руки поглубже в карманы свободных штанов - вот увидишь.
   - Полагаю, я могу идти? - вклинился в разговор Артём.
   - Нет, не можешь - тут же отозвался Осипов, не давая Фею и рта открыть - мы же только что пришли! Как же можно так быстро уходить?
   Красноречивый взгляд Смелова Кирилл решил игнорировать.
   - Тогда не стоит стоять на пороге - усмехнулся Фей - милости прошу!
   - Помоги мне - прошептал Кирилл, наклонившись к Артёму - пожалуйста.
   - Я тебе что, спаситель? - огрызнулся Артём.
   - Буду должен - серьезно отозвался Осипов - что хочешь проси, только не дай мне сорваться.
   - Будто я многое смогу сделать, если ты захочешь.
   - Если ты захочешь, то я ничего не смогу.
   Смелов внимательно посмотрел на бледного друга, прикидывая, насколько муторно будет влезать в это дело. Наконец, приняв решение, парень, вздохнул, и махнул рукой.
   - Чёрт с тобой. Мне всё равно нечем заняться.
   - Спасибо.
   - Голубки - и - и - раздался из-за спин парней высокий голос.
   - Только не это - обреченно прикрыл глаза Артём.
   Смелов ненавидел такие голоса.
   - О, Аннет! - улыбнулся Кирилл, шутливо отдавая честь девушке в джинсовом комбинезоне и собранными в красивую прическу красные волосы - давненько не виделись, правда?
   Смелов ненавидел таких женщин.
   - Это верно - Аннет подошла к Осипову вплотную и, приподнявшись на носочки дизайнерских сапог на тонком каблуке, обняла его за шею - я соскучилась - выдохнула девушка.
   Смелов ненавидел Аннет.
   Но никто не интересовался его мнением.
   - Дорогая, ты как всегда прекрасна - улыбнулся Кирилл, обнимая девушку за тонкую талию одной рукой - кстати, позволь выразить свое восхищение твоей новой работой. Огонь.
   Аннет усмехнулась красными губами и изогнула красивую бровь, слегка наклонив голову, от чего свободные пряди красных волос красивой волной легли на плечо.
   - Я старалась для тебя - томным голосом произнесла девушка, проведя указательным пальцем по щеке Кирилла - и очень рада, что тебе понравилось.
   - Не волнуйся, он и остальные поклонники твоего... специфического творчества просто в восторге - закатил глаза Смелов, которому надело стоять посреди улицы, стремительно наполняющейся машинами и грохотом тяжелой музыки, напротив трех этажного дома - теперь, когда мы все в этом убедились, может, пойдем внутрь?
   - О, и ты здесь - недовольно сморщила носик красавица, высокомерно посмотрев на не высокого Артёма - вот не думала, что увижу кого - то подобного тебе на таком вечере.
   - Не знал, что ты умеешь - не остался в долгу парень - скажу прямо, смотря на тебя даже мысли не возникает, что это кукольное личико может быть омрачено печатью интеллекта.
   - А ведь он прав, дорогая - успел влезть Кирилл, пока Аннет открывала рот, чтобы ответить нахальному Артёму - не стоит стоять прямо на дороге. Составишь нам компанию, солнце?
   - Нет - нет - вернула себе самообладание девушка, всё равно не удержавшись от того, чтобы показать зевающему Смелову средний палец, без слов говоря, на чем она вертела его мнение - я здесь сегодня на правах хозяйки вечера, так что тебе придется коротать время не с прекрасной девушкой, а этим самоуверенным хмырем.
   - Какая жалость - вздохнул Артём - а когда придет эта красивая девушка, чтобы я тоже смог оценить масштаб потери Кирилла?
   - Думаешь, ты здесь самый умный? - зло сверкнула глазами Аннет, наклонившись к лицу Смелова - продолжишь так болтать и всё, что тебе светить - это порно - сайты, малыш.
   - Увы, но думаю, что этот вариант тоже не для меня - сквозь зубы произнёс Артём, скрестив руки на груди.
   - Даже не сомневалась - фыркнула девушка.
   - Боюсь, что твое лицо среди участников могу встретить - закончил свою мысль парень, с удовольствием смотря на то, как матовая кожа лица девушки становиться красной, под цвет волос.
   - Ублюдок! - зашипела Аннет - я тебе сейчас оторву...
   - Ребятушки! - вклинился в обмен любезностями Осипов, выпуская девушку из объятий и пихая высокомерно улыбающегося Смелова к дверям дтрех этажного здания, что стояло почти на самом углу улицы и в двери которого то и дело заходил народ - смотрите сколько времени! Кажется, нам уже пора! Аннет, милая, с нетерпением жду твоего выхода. Надеюсь, что ты подаришь мне завтрашний вечер?
   - Договоримся - улыбнулась девушка, проведя ладонями по рукам Кирилла - если я не найду более достойного кандидата для этой роли.
   - Ты меня убиваешь - шутливо схватился за сердца Осипов, чем вызвал смех Аннет.
   - Увидимся - поцеловав парня в щеку, она легко развернулась и, не удостоив скучающего Артёма взглядом, уверенным шагом направилась в сторону паркующихся машин, отвечая на приветствия знакомых.
   - Какая женщина - мечтательно вздохнул Осипов, не отрывая взгляда от тонкой фигуры - она прекрасна!
   - Она проститутка - косо посмотрел на друга Артём - не знал, что тебе нравятся такие особы.
   - Не проститутка, а фотомодель - наставительно отозвался Кирилл, направляясь в сторону здания, возле которого останавливались все новые машины.
   - Она снимается обнаженной.
   - Это называется "стиль ню".
   - Сказал бы я, как это называется - пробормотал Артём, мельком бросая взгляда на веселых парней и девушек.
   - Ты слишком привередлив - усмехнулся Кирилл - такими темпами, друг мой, ты никогда не узнаешь счастья быть мужчиной.
   - Иди уже, шлюх местного разлива - толкнул Осипова в спину Артём.
   Кирилл хмыкнул, но ничего сказал, решив оставить высказывание без внимания. Ему вполне хватало своих проблем, чтобы раздумывать ещё и над тем, как он выглядит в глазах Артёма Смелова.
  
  
  
   ***
  
   - Куда собираешься?
   Я поморщилась, но выпила пару таблеток, надеясь, что голова перестанет гудеть, а тело гореть как в огне. Очень надеюсь, что у Преображенского была действительно веская причина вытаскивать меня из дома в таком состоянии.
   - Гулять - прохрипела я ответ на папин вопрос - Илья позвал.
   - Что, больная пойдешь? - удивленно поднял брови отец, размешивая сахар в чае, то и дело бросая взгляды на возвышающийся перед ним торт.
   Мне стоило сразу понять, кому именно Илья принес это кондитерское изделие. Паршивый лис.
   Меня начинало раздражать абсолютно всё, начиная от высокого горла свитера, до коротких рыжей прядей, что выбились из длинной косы. Хотелось вернуться в кровать и, укрывшись с головой, спокойно пострадать из-за собственной никчемности в романтических отношениях.
   Даже Алый олень - тот, кто по версии сайта "Силуэт" подходит мне на сто процентов, отделывался общими, ничего не значащими фразами, не пытаясь узнать что - то обо мне, или же рассказать о себе.
   Похоже, что сайт безбожно врет.
   - Да - ответила я на вопрос отца, делая ещё несколько глотков, чтобы избавиться от вкуса горечи на языке после антибиотиков.
   В сиреневом свитере с высоким горлом становилось так жарко, что уже не хватало воздуха. Вот только если я его сниму, станет гораздо хуже. Это я знала по своему горькому опыту. И приспичило Илье именно сегодня прогуляться.
   - Какие жертвы - притворно ужаснулся папа и, видимо что - то для себя решив, попросил - подай- ка мне нож.
   - Не хочу никуда идти - призналась я, передавая отцу требуемое - я вообще никуда с ним идти не хочу.
   Вот только кто меня спрашивает?
   - Так не иди - пожал плечами папа, осторожно убирая крышку с торта, одобрительно кивая, увидев содержимое - делов - то. Не пойму смысла трагедии.
   - Не могу. Я уже пообещала.
   Отец поднял голову, нахмурившись. Он
   - Я вот не пойму, что у вас творится - внимательно посмотрел мне в глаза папа - вы пара или нет?
   Как же меня достал этот вопрос!
   - Мы - друзья - раздраженно отозвалась я, оттягивая ворот свитера - не более. Понимаешь?
   - Как - то вы совсем не по дружески себя ведете - задумчиво протянул папа, явно вспоминая в каком виде застал нас на кухне, когда вернулся с работы.
   Я покраснела, но упрямо сжав губы, всё равно продолжила смотреть отцу в глаза, уверенная в своей правоте. Другой глава семьи на его месте давно бы оттаскал наглеца не только за уши, но папа был совершенно спокоен в вопросе Ильи и его приставаний. Даже не знаю, что послужило для этого причиной в больше степени : клятвенное обещание Преображенского в четырнадцать жениться на мне, написав об этом краской под окнами нашей гостиной, или долгий разговор с родителями близнецов, который состоялся в год моего восемнадцатилетия. Здесь определенно что - то не так.
   - Ну, раз ты так говоришь, то тогда всё нормально, правда? - улыбнулся папа и легко потрепал меня голове, перегнувшись через стол - только глупостей не натворите.
   - Вот скажи мне - я села за стол, подперев гудящую голову двумя руками - вот что с ним не так? Он постоянно признается мне в любви, и тем не менее находит время встречаться с другими девушками! Это что, такие моральные принципы? Или новая тенденция такая? А когда я говорю ему в ответ на очередное признание, что не хочу иметь с ним ничего общего в плане романтических отношений, то Илья заявляет, что рад этому, иначе ему было бы просто скучно!
   Отец со страдальческим выражением на лице слушал мои сбивчивые обвинения, тем не менее, продолжая отрезать себе кусок торта. Так уж сложилось, что с папой у нас были более доверительные отношения, чем с мамой. Я могла рассказать ему практически всё, и получить нормальный, логически обоснованный совет, а не обычное мамино напутствие : " Сожми зубы и борись!".
   - И что ты хочешь от меня услышать? - поинтересовался папа, когда понял, что от меня так просто не отцепиться.
   - Совета - призналась я.
   - Если хочешь, чтобы он отстал - дай ему то, чего он хочет - так, словно это многое объясняет, сказал папа, перекладывая большой кусок себе в тарелку и откладывая нож в сторону - все просто, как дважды два.
   - Я думала над этим - призналась я - лет в пятнадцать.
   - Ну?
   - Но мне стало страшно.
   - В смысле? - не понял папа, удивленно покосившись на грустную меня - он что, угрожал?
   - Нет - покачала я головой, подперев щёку рукой - просто, если я знаю, что делать с поведением Ильи сейчас я ещё более - менее могу догадаться, то как реагировать на его выходки, после того, как ситуация измениться - боюсь даже подумать.
   Папа задумчиво прожевал кусок торта, запив его чаем. Я молча сверлила глазами картину над столом, борясь с сонливостью после выпитых лекарств.
   Время неумолимо приближалось к семи.
   - Я могу с ним поговорить - наконец разорвал тишину папа, заставив меня вздрогнуть и проснуться.
   - Что?
   - Я могу поговорить с Ильей по поводу его поведения - повторил папа, внимательно смотря на меня - послушай, Лиля, я, конечно, не понимаю всех...тонкостей ваших отношений, но всё-таки советую тебе разобраться, прежде всего, в себе. Просто подумай на досуге, нужно ли тебе это.
   - Я хочу, чтобы он был моим другом - призналась я, опустив голову - почему мы не можем просто общаться так, как я с Сашей?
   - Где есть любовь - мне места дружбе.
   - Не понимаю я этого - скривилась я.
   - Придется принять - жестко сказал папа - иначе ты мучаешь не только себя, но и его.
   - Думаешь, нужно просто разорвать все отношения? - испуганно переспросила я, наконец поняв, о чем говорит мне отец.
   Я не готова заплатить такую цену!
   - Это тупик, Лиля - с жалостью посмотрел на меня папа - тут уже нужно что - то решать. И вообще, почему ты спрашиваешь о таких вещах меня? В нашей семье уже есть две женщины! Мне и собаке приходиться совсем не сладко, ещё и ты пристаешь!
   - Хотя изначально Гоша должен был стать Жюли - не смогла смолчать я.
   Папа горестно застонал, наверняка вспомнив о том, что мама очень хотела щенка - девочку, чтобы возиться с "милыми щеночками". Вот только люди, у которых мы покупали собаку что - то напутали - и вместо Жюли, нам достался Гоша.
   Радости отцу не было предела!
   - А спрашиваю я тебя потому, что не хочу услышать от мамы очередное "Борись!" - ответила я на второй вопрос папы.
   Тот что - то неразборчиво пробурчал, но не стал углублять эту тему, решив, что все, что мог сказать - он сказал.
   В дверь позвонили, от чего я вздрогнула, в панике стараясь найти часы. Поняв причину моих метаний, папа молча вытянул вперед левую руку, на которой были наручные часы.
   Семь часов.
   Трель звонка повторилась, только теперь стал звонить и мой телефон. Скорбно вздохнув, я вытащила телефон из карманов джинсов, и едва подавила в себе желание кинуть ни в чем не повинный агрегат куда подальше, увидев номер звонившего.
   Илья Преображенский.
   -Вот блин - брякнула я первое, что пришло в голову, заметив взгляд отца.
   - Тогда я пойду и скажу ему, что тебе нужно ещё часа два - пожал плечами папа, поднимаясь из-за стола.
   - Нет уж! - подскочила я, выскакивая в коридор, и быстро обувая кеды и надевая куртку, не с первого раза попадая в рукава.
   - Всё нормально - заверил меня отец, показав большой палец - держи хвост пистолетом! Борись!
   Показав отцу язык, я выскочила за дверь, едва не врезавшись носом в грудь мучающему наш звонок Преображенскому.
   - Оперативно - хмыкнул Илья, придирчиво осмотрев меня в ног до головы - но одета ты не слишком подходяще.
   - Для чего? Мне казалось, мы идем на прогулку - я осмотрела себя, но так и не смогла понять, что ему не нравится.
   - Ну да - пробормотал Илья.
   - Что ну да? - заподозрила я не ладное - Илья? Куда ты собрался меня везти?
   - Понимаешь - издалека решил начать Преображенский, смотря куда угодно, но не на меня - я уже давно хотел показать тебе одно место.... но как - то руки не доходили. А сегодня у меня очень удачный гороскоп, вот я и решил рискнуть.
   - В день, когда у меня температура под тридцать девять? - поинтересовалась я, сузив глаза - тогда не могу не согласиться - ты рискованный парень.
   - Расслабься, Цветочек - обворожительно улыбнулся Илья, наклоняясь ко мне и обнимая одной рукой за плечи - я с тебя глаз не спущу, так что не волнуйся. Твоя жизнь в надежных руках.
   Ох, как же мне стало нехорошо от этих слов! Сразу захотелось убежать в квартиру, захлопнув дверь и закрыться на все замки!
   - Ты понимаешь, что своими словами только усугубляешь и без того серьезную ситуацию? - поинтересовалась я, осторожно выкручиваясь из ненавязчивых объятий - особенно после высотки.
   - Тогда спрыгнул я - спокойно отозвался Илья - тебе бы я даже близко к краю подойти не дал бы.
   - Потому что ты прекрасно знаешь о моей боязни высоты - со вздохом сказала я.
   Илья улыбнулся и обнял меня чуть крепче. Поняв, что вырваться не удастся, я просто замерла, дожидаясь пока прилив нежности закончится. Хотя от удивления мне хотелось кричать на всю округу - всё-таки нежным Илья был крайне редко. Его стиль - насмешка и подчинение, но никак не защита и забота.
   И как его только девушки, с которыми он гулял, выдерживали?
   - Мне кажется, ещё немного и ты начнешь урчать - попыталась пошутить я, чувствуя, как начинаю краснеть - в самом деле, Илья, ты что, перепутал меня с печкой?
   - Я хочу тебя поцеловать - признался Преображенский - ты даже не представляешь себе, как я хочу сейчас этого сделать.
   Я вздрогнула, почувствовав, как его руки сжали меня сильнее. Ситуация начинала накаляться.
   - Вечер перестает быть томным - пробормотала я, нахмурившись.
   Отец сказал, что если я не хочу иметь с Ильей ничего общего - я должна ему подыграть. И я почти уверенна, что с Преображенским этот способ сработает, но не буду ли я потом кусать локти? Как же паршиво чувствовать себя собакой на сене!
   С другой стороны, был ли Илья Преображенский когда - нибудь только моим?
   - Хочешь - целуй - громко сказала я, подняв голову, чтобы встретить удивленный взгляд голубых глаз.
  Лучше предложить самой, потому что нутром чувствую - рано или поздно, но мы к этому все равно придем.
   - Что?
   - Хочешь поцеловать - целуй - повторила я, осторожно обнимая парня в ответ - но это ничего не значит, верно? Я просто хочу кое - что уточнить.
   - Надеюсь, ты сейчас не проверяешь свою ориентацию? - обеспокоенно поинтересовался Илья, улыбнувшись - будет довольно проблемно, если ты поймешь, что тебе нравятся девушки.
   - Неужели?
   - Да, мне чертовски не идет платье.
   - Хватить болтать, просто целуй!
   Преображенский усмехнулся и медленно наклонился. Я прикрыла глаза, ожидая обычного напора, граничащего с безумием - Илья всегда старался пользоваться моментом на полную, беря все и сразу. Но ожидаемого поцелуя так и не последовало.
   - И что это такое? - поинтересовалась я, открыв глаза и возмущенно уставившись на злорадно улыбающегося Преображенского, который остановился в нескольких сантиметрах от моего лица - издеваешься?
   - Я не целуюсь в подъездах - состроив серьезное и оскорбленное лицо Илья - между прочим, я - порядочный парень.
   - Скажи ещё, что спать ложишься в десять - поджала губы я, чувствуя разочарование.
   Как там говорил Пушкин? А вот не дождешься такого исхода, Преображенский!
   - Ну ладно, как видишь, я - не тяну на роль коварного соблазнителя - я опустила руки, и сделала шаг в сторону - усов не хватает, чтобы их злорадно подкручивать во время надругательства над твоей честью.
   - И это все? - возмутился Илья, смотря на то, как я иду к лифту - никаких уговоров? Криков? Возмущений? Ты хоть как - нибудь отреагируешь?
   - Зачем? - удивилась я - если не хочешь - значит, не хочешь.
   Лифт, натужно скрипя, подъехал к восьмому этажу, открывая двери.
   - Ты что, по ступенькам решил идти? - поинтересовалась я у Ильи, который всё ещё стоял у моей двери - парень! Ты меня вообще слышишь?
   - Нет, я думаю - отозвался Преображенский, подойдя к лифту и заходя в узкую кабину.
   - О чем же? - поинтересовалась я, нажимая кнопку первого этажа - хотя, я тоже думаю. Например, о том, куда же ты решил меня потащить?
   - Знаешь - не слыша меня, продолжил Илья, стоя где - то за моей спиной - тебе придется взять на себя ответственность.
   - Что? - обалдела я, повернув в сторону друга голову - ты что там опять удумал?
   Илья наклонился и, не успела я опомниться, как меня поцеловали, не позволив даже нормально повернуться, обняв одной рукой за плечи, а второй держа за подбородок.
   Лифт остановился, и за его дверьми раздались веселые голоса нескольких человек. Я в ужасе распахнула глаза, представив, что они могут увидеть, если двери откроются, но Илья не дал мне сделать и шагу.
   - А потом Антонина Васильева выгнала его из класса, бросив следом портфель. Ты бы видел лицо Антона! Историчка ему по плечо, а швырнула так, словно он был сопливым первоклассником! А как она портфель точно в спину метнула - это вообще было...
   Судя по тому, как оборвался поток веселых слов, те, кто стоял на пятом этаже, прониклись увиденной картиной в полной мере. Кто - то даже не удержал удивленного возгласа, но Преображенский просто нажал кнопку, закрывая двери, и лифт снова поехал вниз.
   Да что ж за день - то такой?!
   Стоило лифту открыть двери на первом этаже, как я пулей выскочила на лестничную площадку, пряча в ладонях красное лицо. Это надо же было так попасть! Извращенец!
   - Зачем ты это сделал? - накинулась я на Илью, который сыто улыбаясь, вышел следом за мной, и теперь печатал кому - то сообщение.
   - Да брось! Там школота стояла, думаешь, они до сих пор не знают, что должны делать парень и девушка, которые не безразличны друг другу?
   Я зло сверкнула глазами, понимая, что ему ничего не докажешь. Мы слишком разно видим одну и ту же картину.
   - Куда мы идем? - поинтересовалась я у Преображенского - ты мне этого так и не сказал.
   - Это сюрприз -улыбнулся Илья.
   - Ну, уже нет! - сразу открестилась от подобного я - или говори или расходимся.
   - Цветочек - вкрадчиво начал Преображенский - ты ранишь меня своим недоверием. Неужели ты боишься меня? Я никогда не причиню тебе вреда, ты же это прекрасно знаешь.
   - И ещё лучше я знаю, чем могут закончиться твои выходки - парировала я.
   - Ты мне ту высотку до самой смерти будешь вспоминать? - возмутился Илья.
   - Нет - тут же отозвалась я, засунув холодные руки в карманы куртку - намного дольше, мой друг.
   - Цветочек...
   - Не называй меня так!
   - Хорошо - хорошо - примирительно поднял руки Илья, всё ещё сжимая телефон в правой - Лиля, вот скажи мне честно : ты мне веришь?
   - Сам знаешь, что веры тебе - ни на грош - отозвалась я, выходя из подъезда на осеннюю улицу.
   Сумерки уже вступали в свои права, погружая многоэтажки в темноту, делая их похожими на бетонные коробки, обмотанные многочисленными окнами - фонариками. Поежившись от довольно прохладного ветра, я поправила высокий воротник и уже хотела повернуться к Илье, но внезапно перед глазами все потемнело.
   - Ты что творишь? - возмутилась я, пытаясь убрать с глаз повязку - совсем с катушек съехал?
   - Тише, это сюрприз - Илья ловко завязал у меня на затылке узел и осторожно взял мои запястья, не давая испортить его работу - Цветочек, не сердись, по - другому никак.
   - Только не говори мне, что ты захотел потащить меня на скотобойню - взмолилась я вертя головой, тщетно пытаясь хоть что - то увидеть, кроме темноты.
   - Хорошего же ты обо мне мнения - услышала я возмущенный голос Ильи - о, а вот и машина!
   - Илья, немедленно скажи, куда ты меня тащишь! - велела я, топнув ногой - или я никуда не иду!
   - Не иди.
   Внезапно меня подхватили за талию и забросили на плечо. От подобной наглости я сначала даже растерялась, чтобы уже через несколько секунд со всей силы забарабанить по широкой спине, крича на всю округу:
   - Отпусти! Поставь меня! Сейчас же! Я не шучу! Илья!
   - Тише, Цветочек, иначе сюда сейчас все жильцы сбегут - похлопал меня по спине Преображенский, словно невзначай хлопнув и по пятой точке, за что тут же получил коленом в ребра - ох, ну ты и изворотливая!
   - А ты настоящая задница - огрызнулась я.
   - Не ругайся, Цветочек, это некрасиво - наставительно сказал парень - тем более, девочкам нельзя даже думать о таких словах.
   - Поучи меня - отозвалась я, прекращая выкручиваться, почувствовав, как меня слегка опустили вниз.
   Ненавижу, когда он так делает! Тем более сейчас, с завязанными глазами!
   - Илья!
   - Да расслабься, я шучу - весело сказал Преображенский.
   - С тобой бы так пошутили - отозвалась я, изо всех сил вцепившись в куртку друга - мигом бы небо в алмазах увидел.
   Преображенский не ответил, только, наконец - то спустил со своего плеча на что - то мягкое. Наверное, мы добрались до машины.
   Хлопнула дверь и меня снова взяли за запястья, хотя я и не думала вырываться. Наоборот, я решила, что раз сделать все равно ничего не смогу, то почему бы не поспать? Кто знает, куда Илья меня везет? Я вот не знаю.
   - Ты так ничего мне не скажешь? - спросила я, положив голову парню на плечо, размеренно вдыхая его запах.
   - Иначе будет не интересно - усмехнулся Преображенский, обнимая меня за плечи и притягивая ближе - что, сильно плохо? - едва слышно спросил Илья, когда машина мягко тронулась с места.
   - Терпимо - пробормотала я - но приятного все равно мало.
   - Прости - меня аккуратно поцеловали в висок - но я, правда, хотел тебе это показать.
   - Что именно? - устало спросила я.
   - Ты сказала, что я - силуэт, помнишь? - поинтересовался Преображенский.
   Я вздрогнула, услышав о силуэте. Но, поняв, что он имеет в виду не сайт знакомств, расслабилась. Все, Лиля, поздравляю, у тебя началась паранойя.
   - Помню - осторожно согласилась я - ну и что? Я много чего тебе говорила. Но почему - то ты все пропускаешь мимо ушей.
   - Я хочу показать тебе ещё одну свою сторону - немного поколебавшись сказал Илья - наверное, я поступаю нечестно, не спросив хочешь ли ты вообще это знать, но если ты поймешь...думаю, мне будет проще.
   - А мне? - прямо спросила я, поднимая голову и поворачиваясь в ту сторону, откуда слышался его голос - мне будет проще?
   - Я очень на это надеюсь.
   Ох, не нравиться мне это! Что этот дурак опять задумал?
   - Илья, ты все равно останешься моим другом - прямо сказала я - чтобы я сейчас не увидела.
   - Пообещай мне одну вещь - наклонившись к моему уху, сказал Преображенский - сегодня ты дашь мне окончательный ответ.
   - Окончательный ответ?
   - Да.
   - По - моему, я тебе уже несколько раз его давала.
   - Я постараюсь показать тебе...каким я могу быть. Думаю, это честно, не находишь?
   Разве я не знаю, каким ты можешь быть? Опомнись! Я знаю тебя уже больше десяти лет! Ты - мой лучший друг, почти брат. О чем ты вообще думаешь, дятел?
   - Хорошо - твердо сказала я - мы договорились.
   До конца поездки мы больше не сказали друг другу ни слова.
   Когда машина остановилась, Илья первым вышел на улицу, после чего помог выбраться мне. Я терпеливо ждала, пока повязка с глаз будет наконец - то снята, пытаясь хотя бы на слух определить, чего мне ждать. Увы, громко бьющие со всех сторон звуки, которые с сильной натяжкой можно было назвать музыкой, приводили в состояние близкое к унынию.
   - Ну, ты готова? - радостно поинтересовался у меня Преображенский, берясь за повязку.
   - Убирай её уже - нетерпеливо отозвалась я, стараясь перекричать грохот басов.
   Когда я снова смогла видеть, я нетерпеливо осмотрелась по сторонам, постепенно приходя в самый настоящий ужас.
   Я его убью.
   По обочинам довольно широкой улицы советских домов стоит настоящая толпа народа. Кругом гремят басы и визжат шины подъезжающих машин. От многочисленных огней так светло, словно здесь сейчас царит не вечер, а день. Илья не дает мне осмотреться, хватая за руку, и тащит куда - то в толпу.
   - Смотри куда прёшь, осёл!
   Я растерянно осматриваюсь по сторонам, стараясь удержаться на ногах, и не упасть от многочисленных ударов локтями. Парни с самыми разными прическами, по - хозяйски обнимая девушек за талию, громко обсуждают последние футбольные новости Евро, неспешно потягивая пиво, кто - то чуть дальше, собравшись в небольшую компанию, употребляет что - то явно запрещенное и, по меньшей мере, опасное. То и дело подъезжают все новые люди, приветствуя знакомых. Кто - то просто с интересом наблюдает за этой мешаниной цветов и света, словно просто приехал на пикник.
   Что я тут делаю?
   Найдя кого - то в толпе, Преображенский улыбнулся и прибавил шаг. Я, едва поспевая следом, старалась смотреть исключительно под ноги, чтобы не упасть, поэтому роковой момент встречи с новым знакомым упустила.
   - Какие люди! - смутно знакомый голос раздался прямо у меня над головой.
   На меня с интересом смотрели темные глаза Фея. Парень улыбался нехорошей улыбкой, обнимая красивую девушку с огненными волосами. Мне стало жутко стыдно за свой внешний вид и прическу. Сжав зубы, чтобы позорно не расплакаться, я перевела взгляд чуть в сторону и поняла, что это финиш.
   На меня насмешливо - удивленно смотрел Кирилл Осипов и скучающий Артём Смелов.
   Да что тут твориться?
   - Я ждал только тебя, а ты привел с собой милую даму - продолжил Фей, не сводя с меня глаз.
   - Только выглядит милая дама как - то потасканно - вставила шпильку девушка, мигом развеяв все впечатление.
   - Аннет, вот уж не ожидал тебя здесь увидеть - улыбнулся Илья, ловко отталкивая Фея в сторону и целуя девушку в щёку.
   Что, простите?
   - Нахал - беззлобно махнул рукой в сторону Преображенского Фей - что ж, милая дама, полагаю, Вы не знакомы с моими спутниками?
   Я, полностью сосредоточив внимание на Илье и этой красной девице, не сразу поняла, что от меня требуется. Повернув голову к Фею и парням, я только открыла рот, чтобы ответить, что очень даже знакома, как Кирилл едва заметно покачал головой.
   - Нет, не знакома - губы совсем не слушались, поэтому вместо улыбки получился оскал - Вы хотите нас познакомить?
   - Если Вы не возражаете - подхватил игру Фей - что ж, позвольте представить: Кирилл Осипов и Артём Смелов. Рекомендую, они отличная компания.
   - Лиля Орлова - представилась я, протягивая ледяную руку Кириллу для рукопожатия.
   - Ну, кто так делает! - возмущенно вскричал Фей, привлекая к нам совершенно ненужное внимание - разве девушкам не нужно целовать руки? Кирилл ты - мужлан.
   - Прошу прощения - обворожительно улыбнулся Осипов, от чего меня бросила в дрожь - я как - то растерялся от такого приятного знакомства.
   - Я ничего целовать не буду - тут же объявил Артём Смелов - можешь считать меня борцом за равноправие - сказал парень смеющемуся Фею, сжимая мои пальцы в своей ладони - кстати, а что привело Лилию сюда?
   - Илья - отозвалась я, стараясь, лишний раз не смотреть в сторону смеющегося Преображенского и девушки, которая на полном серьезе хотела его поцеловать.
   - Ох уж этот Казанова - покачал головой Фей - все ему неймется! Сначала одна, потом - другая. Кошмар!
   - Что Вы говорите? - сквозь зубы уточнила я, понимая, что Преображенский привез меня сюда только для того, чтобы поиздеваться.
   Что, хочешь показать, насколько ты востребован?
   - Мне Вас очень жаль - театральным шепотом сказал Фей, ненавязчиво обнимая меня за талию, не дав опомниться - Вы выбрали самого неподходящего спутника на этот вечер. Если не расстанетесь с ним сейчас - его поклонницы вам прохода не дадут.
   Я сцепила зубы и, вцепившись ногтями в запястье Фея, убрала его руку с моей талии. Намекаешь, что я настолько невзрачная мышь, что здешним красавицам и в качестве коврика под ноги не подхожу?
   - Не стена - подвинуться - подняв голову, сказала я, сверкая глазами - в конце концов, у меня карт-бланш.
   - Что Вы говорите - восхитился хозяин вечеринки, нисколько не обидевшись на мое поведение, или же просто искусно это скрыв - и что же это за козырь, хотел бы я знать. Не удовлетворите мое любопытство?
   - Ну... - я задумалась, пытаясь хотя бы приблизительно просчитать, стоит ли мне затевать эту игру или последствия мне расхлебать не удастся.
   Давай, Лиля, думай! Ты же технарь! Логика - вот твоя сильная сторона!
   Правда, то, что я - девушка, ставит последний аргумент под явное сомнение.
   Но с другой стороны, неужели я обязана весь вечер слушать смех поклонниц Преображенского и пялиться на кривую надпись, что гордо украшала собой каменную стену огромного здания " У Лены жопа - лучше всех в Европе"?
   Не дождешься.
   - Говорить такое при всех... - замялась я, не зная, куда деть глаза.
   Всюду творилась настоящая вакханалия: крики, смех, ругань, алкоголь, всполохи света, громкая, на грани ультразвука музыка, рев машин... Казалось, ещё немного и начнется настоящая оргия. От этого места страшно хотелось засунуть себе пальцы в рот и хорошенько проблеваться.
   - Давайте отойдем - тут же предложил Фей, наклоняясь ко мне.
   Услышав, о чем говорит парень, Осипов покачал головой, отвешивая комплименты какой - то мулатке в насколько облегающих светлых джинсах, что казалось, будто их совсем нет.
   - Лучше наклонись ещё немного - нервно улыбнулась я, слегка привстав на носочки, чтобы довольно высокому Фею не пришлось наклоняться ещё ниже, буквально сгибаясь пополам.
   - Ну - ка - сделал крайне заинтересованное лицо парень, хотя по его глазам было прекрасно видно, что то, что я сейчас скажу ему глубоко фиолетово.
   - У него зеленые трусы в красный горошек - со всей серьезностью сказала я и отскочила в сторону, твердо решив добраться до Ильи и потребовать, чтобы он вернул меня обратно.
   За спиной раздался громкий хохот Фея.
   Но мне даже близко не дали подойти к Преображенскому. Его окружили словно какую - то знаменитость, плотным кольцом закрыв со всех сторон, практически в несколько рядов. Поэтому всё, что мне оставалось - это оставаться за "кордоном".
   - Вот спасибо тебе, Илюшенька - процедила я, сжимая кулаки - вот удружил - так удружил.
   - Что ты тут делаешь? - поинтересовался знакомый голос у меня за спиной, который принадлежал Артёму Смелову.
   Ну, хоть не Осипов, и на том спасибо!
   - Илья привез - честно сказала я.
   - Зачем?
   - Без понятия.
   - Если хочешь уйти - забери меня с собой.
   Я удивленно покосилась на серьезного Артёма. Судя по его виду, парня здесь достало уже абсолютно все, так же как и меня. Сколько же он здесь торчит?
   - А сам уйти не можешь? - поинтересовалась я, покосившись в его сторону.
   Смелов страдальчески вздохнул, красноречиво смотря в сторону смеющегося Осипова. Не знала, что они такие близкие друзья.
   - Тебе бы не помешало как можно скорее убраться отсюда. Пока Фей не освободился.
   - Да на кой черт я ему сдалась? - настроение было ужасным, и с каждой новой девушкой возле Преображенского оно все ухудшалось.
   Кобель! Нет, какой кобель!
   Понимая, что сейчас просто - напросто прорвусь с боем, я сделала шаг вперед, но меня схватили за локоть, оттаскивая на несколько шагов назад.
   - Лиля, не усугубляй - с самым доброжелательным лицом попросил Артём, до синяков сжимая мою руку - просто уйди отсюда.
   - Да что такое? - не выдержала я, мило улыбаясь Смелову, убивая того взглядом - почему мне никто не хочет сказать, каковы причины того, что я должна покинуть этот праздник жизни?
   Народа вокруг нас было слишком много, чтобы начать кричать, топать ногами, требовать объяснений и вести себя как последней дура. Хотя у меня было четкое ощущение, что её из меня делали и без моего участия.
   - Боюсь, что ответить на данный вопрос я не смогу - беспечно пожал плечами Артём, продолжая оттаскивать меня через толпу ближе к последним домам улицы - но от всей души советую покинуть это место.
   - Мне будет очень неловко перед хозяином - брыкнулась я, удивляясь тому, насколько Артём Смелов силён.
   Или это я просто такая слабая?
   - Да уйди ты, наконец! - прошипел мне в ухо парень, наклоняясь - ты можешь просто сделать то, что тебе говорят?!
   Я сжала зубы, гася в себе порыв ответить. Мало того, что дятел Преображенский меня кинул с первых же минут, как меня выставляют за порог, даже не объясняя причин! Да ещё и виноватой делают! Что за бред?!
   - Почему? - в тон Смелову сказала я, сжимая зубы - мне, твою мать, кто - нибудь объяснит, почему я должна убраться отсюда с первой минуты?
   - Ты вообще не должна была приходить!
   - Нормально! Пойди, Илье это скажи!
   - Ты не должна тут быть!
   - Возликуй! Это возможно! - едва ли не закричала я, вскидывая руки.
   Артём буквально вытолкнул меня за угол последнего дома улицы, прижав к грязной кирпичной стене, разрисованной самыми разными граффити. Под ногами неприятно хрустели куски обвалившейся штукатурки, которой в лучшие времена был покрыт весь дом.
   - "Теперь вся спина будет грязной" - промелькнула в голове мысль, от которой хотелось рассмеяться.
   Смелов расставил руки по обе стороны моей головы, слегка наклоняясь так, что я видела тонкий золотой ободок у зрачка в его глазах. Челюсти парня были крепко сжаты, от чего скулы стали острыми, темные пряди волос, которые Артём всегда аккуратно зачесывал назад, в отличие от растрепанного брата, падали на высокий лоб. Тонкие, но без сомнения сильные пальцы, впивались в стену у меня над головой с такой силой, что мне казалось, будто я слышу треск кирпичей.
   - Слушай, Орлова - тихо начал Артём, наклоняясь к моему уху - не усугубляй. Я сам не знаю всей ситуации, но могу тебе сказать, что у Фея и Ильи между собой серьезный конфликт. Ты же не глупая, должна понимать, кем приходишься Илье, и что с тобой могут сделать. Тем более, такие как Фей особо задаваться вопросом нравственности и морали точно не будут. По - хорошему прошу, уходи. Я и Кирилл постараемся отвлечь...хозяина вечера до тех пор, пока ты не окажешься дома. Поняла меня?
   Я оторопело слушала тихий хриплый голос, с каждой секундой все яснее понимая, что готова собственноручно убить Преображенского. Мало того, что сам влез в какие - то дела, так ещё и меня захотел о них просветить!
   Помотав головой, чтобы хоть немного прийти в себя, я подняла глаза, и только открыла рот, чтобы спросить, как можно добраться хотя бы до дороги, как из-за угла вывалилась страстно целующуюся пара. Судя по тому, как быстро на девушке расстегивались пальто и рубашка, много времени, чтобы дойти до основного занятия им не требовалось. Смелов поморщился, словно увидел что - то очень мерзкое и гаркнул:
   - Занято!
   - Ой, досада - засмеялась девушка, пряча лицо на плече своего, как мне очень хотелось верить, парня - Макс, пойдем, найдем другой место.
   Смелов терпеливо ждал, пока увлеченные друг другом "влюбленные" скроются за углом дома, после чего снова повернулся ко мне. Мне казалось, что ещё немного и от моих щёк можно будет поджигать спички. Страшно захотелось закрыть ладонями глаза и сесть прямо на землю, уткнувшись лицом в колени. Как же стыдно!
   - Время - спокойно сказал Артём, возвращая меня с небес на землю.
   - Точно! - я глубоко вздохнула, приходя в себя, и поинтересовалась - как мне добраться до дороги?
   - Сейчас пойдешь до знака...
   - Кхм - раздалось за спиной парня, и я замерла, узнав голос нарушителя нашего спокойствия.
   - Ты что - то хотел, Фей? - поинтересовался Артём, набрасывая на мою голову капюшон куртки и, схватив за затылок, прижал мое лицо к своему плечу - мешаешь.
   - О, прости - судя по голосу, Фей улыбался - ты не видел нашу Лилию? Я ее обыскался.
   - Нет - спокойно отозвался Смелов, а я, пересилив страх, осторожно обняла парня за талию - и тебе бы не советовал это узнавать. Это все, что ты хотел спросить?
   Дышать становилось все трудней, но я терпела, стараясь отвлечься на что - то другое. Сейчас, ещё немного и он уйдет...нужно просто потерпеть ещё чуть - чуть...
   - Какая досада - вздохнул Фей - меня, в принципе, не очень волнует, где она, но Илья спохватился. Он почему - то думает, что это я ее куда - то дел. Интересно, почему?
   В голосе Фея было столько удивления и непонимания, что я едва слышно фыркнула. Смелов что - то прошипел и сильнее вдавил меня в себя. Ещё немного и я задохнусь.
   - Воздуха... - едва слышно прохрипела я, вцепившись в широкую спину.
   - Без понятия - ответил Фею Артём, слегка ослабляя хватку, позволяя мне сделать спасительный вдох - но раз мы выяснили, что ни я, ни ты ее не видели, может, ты все-таки оставить нас?
   - Полагаю, что просить показать личико твоей дамы, смысла нет?
   - Ты зришь в корень.
   - Жестоко. Меня прямо раздирает любопытство увидеть, кто же смог тебя привлечь. Хотя бы буду знать, какой тип девушек тебя привлекает.
   - Не твоего ума забота - спокойно отозвался Артём, в то время как я стояла, боясь пошевелиться.
   - Хм...знаешь, я ни на что не намекаю, но... кажется, у пропавшей Лилии была точно такая же куртка, как и на твоей знакомой.
   Я похолодела. Неужели поймал?
   - Я тоже ни на что не намекаю - как ни в чем не бывало, отозвался Смелов - но такая куртка есть у каждой четвертой девушки в городе.
   Если бы не рука, сжимающая мой капюшон, я была бы уверенна, что Артём совершенно спокоен. Но сжавшиеся пальцы говорили лучше всяких слов.
   - Несомненно - тут же отозвался Фей - так же как и джинсы. Про обувь вообще умолчу.
   - Ты мешаешь - холодно сказал Смелов, не собираясь признавать свою неправоту - может, оставишь нас?
   Несколько секунд я не слышала ничего, кроме грохочущего в ушах сердца, но вскоре к этому звуку прибавился шорох кусков штукатурки под ногами. Похоже, Фей действительно решил уйти. Неужели получилось?
   - Стой смирно - приказал Артём - он ещё слишком близко.
   - Я убью Илью - отозвалась я, цепляясь за куртку Смелова, словно она - спасательный круг - это же надо так подставить.
   - Да, я тоже потом с ним поговорю - согласился со мной Артём - теперь запоминай, Лиля. Сейчас выходишь обходишь высотку и, не оборачиваясь, идешь мимо спортивной площадки во дворах. Потом всего пара кварталов и будет дорога. Автобусы ещё ходят, у тебя хоть деньги есть?
   Я покачала головой, понимая, что того, что у меня в карманах хватит только на половину билета. Но с другой стороны, кто же знал, что Илья такое сделает?
   Смелов устало вздохнул и вытащил из кармана тысячу. Я попятилась назад, врезаясь в стену, выставив вперед руки.
   - Не дури - правильно понял мои действия Артём, недовольно скривившись - у тебя денег нет. Как ты думаешь до дома добраться? Хоть такси вызовешь, если автобусов не будет.
   - Слишком много - отозвалась я, умоляюще смотря на парня - поехали со мной, пожалуйста? Ты же сам хотел уйти!
   Смелов только покачал головой, насильно впихивая деньги мне в руку и делая несколько шагов назад, пряча свои руки в карманы куртки, чтобы я не отдала ему купюру обратно.
   - Не могу. Я обещал, что останусь.
   - Кому? - удивилась я, но тут же вспомнила, что помимо Артёма видела ещё и Кирилла Осипова.
   Это не может быть совпадением!
   - Вы с ним друзья? - тихо спросила я, зная, что он поймет, о ком я говорю.
   - Друзья - повторил Артём, бросив взгляд на небо - все может быть. Тебе пора.
   Я кивнула головой, и, поправив на голове капюшон так, чтобы не было видно моих рыжих волос, обошла Смелова, быстрым шагом направляясь к виднеющейся неподалеку многоэтажке, на которую мне показал Артём. В голове все звенело от обиды и вновь поднимающегося жара.
   Только мы, да? Встретиться, чтобы показать, какой он на самом деле? Дать окончательный ответ?
   Я сжала зубы, невольно ускоряя шаг, то и дело спотыкаясь в сумраках на небольших ямах и валяющихся камнях. Музыка за спиной становилась все тише, а я давно перестала различать на дороге разноцветные всполохи, значит, я уже если не очень далеко, то хотя бы ушла из опасной близости к Фею.
   Ты тут лишняя. Зачем ты пришла? Быстро уходи, пока есть возможность. Ты же знаешь, что с тобой могут сделать?
   Просто так. Меня выгнали, отделавшись парой слов. Спасибо Артёму, он хотя бы попытался что - то сказать. А что делал в это время Преображенский? Мило беседовал с окружившими его девушками! Он даже ни разу не посмотрел на меня! Даже когда я пыталась подойти - никакой реакции!
   - Идиот! - я с силой пнула попавший под ноги камень - придурок! Дурак! Если у тебя такой гарем, на хрена ты так в меня вцепился? Экзотики захотелось? Устал от того, что все дают? Какого хрена, я тебя спрашиваю?!
   Страшно захотелось разреветься словно Данил, которому родители не купили красивый красный самолетик, который малыш случайно увидел среди игрушек в магазине. Закричать, затопать ногами, потребовать объяснений, ударить, расцарапать красивое лицо с самоуверенной улыбкой...
   Что за двуликость? Почему ты не можешь быть нормальным, обычным? Открыто выражать то, что чувствуешь, а не постоянно меняться, боясь показаться таким, какой ты есть.
   - Ненавижу! - прорычала я, резким движением сбрасывая с головы капюшон - Преображенский, ты - козел!
   - Полностью согласен - раздался за спиной знакомый голос, от которого тело покрылось холодным потом.
   Не может быть...
   - Как давно ты идешь следом? - мертвым голосом спросила я, с тоской смотря в освещенные окна многоэтажки, до которой я почти добралась.
   - Достаточно, чтобы услышать много интересного.
   Фей стоял в нескольких шагах от меня и спокойно курил, с самым безмятежным видом рассматривая появляющиеся звезды. Я раздумывала, что делать дальше. Вероятность того, что я смогу убежать была минимальной. В конце концов, бегаю я, откровенно говоря, парщиво, что наверняка будет Фею только на руку. Закричать, прося помощи? В принципе расклад был неплохой, ведь до дома действительно оставалось совсем чуть - чуть, может, кто - нибудь да выйдет на крики?
   - Не советую - так же спокойно сказал парень, бросая окурок на землю - видишь ли, здесь не самый хороший район. И то, что ты пока не нарвалась на бомжей и кого похуже - совсем ничего не значит. Я удивлен тем, что тебя отпустили одну. Неужели думали, что с тобой ничего не случится?
   - Думаю, если не считать тебя, то со мной действительно ничего не случилось - пожала плечами я - скажи, Фей, почему ты пошел за мной? Мы же видимся всего - то второй раз в жизни.
   - Полагаю, если скажу, что как истинный джентльмен захотел проводить леди, мне не поверят? - глумливо поинтересовался Фей, смотря на меня темными глазами.
   - Не поверят - подтвердила я - поэтому давай я на свой страх и риск все-таки уйду? У тебя там наверняка гости заскучали....
   - Зачем он тебя привез? - спросил парень, подходя ближе.
   Я невольно сглотнула, делая шаг назад. Ситуация становилась все хуже.
   - Сама не знаю - призналась я, съежившись - он просто предложил прогуляться, вот я и согласилась.
   - Знаешь, мы с Преображенским знакомы не так давно, чтобы можно было сказать, будто я знаю его как себя - слегка наклонился Фей, хватая меня за прядь волос, наматывая ее на кулак, не смотря на все мои протесты - но тем не менее, того, что я знаю - уже достаточно чтобы сказать, что этот олень ничего не делает просто так.
   Я вздрогнула от упоминания оленя. Почему - то вспомнился "Силуэт" и Алый олень. А я ведь так и не начала с ним нормально общаться...
   - Поэтому я хотел бы услышать настоящую причину твоего появления здесь - улыбнулся Фей.
   - Я не знаю - закричала я, пытаясь вырваться - спроси у Ильи! Понятия не имею, зачем я здесь! Вы, чертовы психи!
   Парень улыбнулся, и отстранился от меня, делая шаг назад. Вот только мои волосы по - прежнему были у намотаны на его кулак.
   - Знаешь, а у меня возникла интересная идея - вдохновенно начал Фей - у нас сегодня очень важное мероприятие. Не хочешь в нём поучаствовать?
   - Я хочу уйти.
   - И ты уйдешь сразу, как только финиширует победитель.
   - Какой победитель? О чем ты говоришь? - я в панике дернулась, стараясь вырваться и убежать, но только зашипела от боли.
   Фей ни на минуту не отвлекался от меня и моих действий, каким бы расслабленным он не выглядел при этом.
   - Не советую дерзить - улыбнулся парень, беря меня свободной рукой за локоть - в конце концов, это невежливо уходить в самом начале.
   Я извернулась и со всей силы пнула его по колену, одновременно вцепившись зубами в державшую меня руку. Фей зашипел, отпуская меня, и я побежала в сторону освещенного квартала.
   Конечно, можно было попытать удачу и рвануть в сторону дороги, но я прекрасно понимала, что мне, совершенно не знающей местности, будет чертовски трудно хотя бы спрятаться от преследующего меня взбешенного парня, не говоря уже о том, чтобы действительно убежать. А вот затеряться среди "гостей" было действительно проще. К тому же, где - то там, среди беснующейся толпы были Смелов и Осипов. Пусть у меня и были довольно натянутые отношения как с одним, так и с другим, но это хоть какая - то поддержка.
   Меня почти поймали, однако я как - то смогла извернуться и пальцы Фея схватили лишь воздух вместо моих волос. С разбега врезавшись в первые ряды людей, я, не разбирая дороги, отпихивая каждого, кто попадался мне на пути, пробиралась дальше, стараясь постоянно поворачивать в разные стороны, шаря взглядом по незнакомым лицам, которых сейчас было словно стекляшек в калейдоскопе, выискивая Артёма или Кирилла.
   О Преображенском я даже не подумала.
   К тому же, удача наверняка отвернулась от меня ещё на начальной стадии моего "побега".
   Сделав очередной поворот, я налетела на Фея, едва не сбив того с ног. Удивление в его глазах быстро сменилось мрачной радостью, а моя голова мотнулась в сторону, следом за вцепившейся в волосы рукой.
   - Надо же! Вы только посмотрите, кто объявился! - улыбнулся парень, притягивая меня к себе и поднимая к моим глазам окровавленную руку со следом моих зубов.
   Только сейчас я почувствовала металлический привкус во рту, мельком удивившись, как смогла не понять сразу.
   - Это больно, знаешь ли - покачал головой парень, не обращая внимания на приветственные оклики, и танцующих вокруг нас людей - и за подобное обычно зубы выбивают. Но ты - девушка, поэтому с вами нужно быть...нежнее, не так ли?
   Я только усмехнулась и попыталась снова укусить, тут же зашипев от боли из-за того, что меня сильно дернули за волосы. Фей раздраженно выдохнул, наклоняя мою голову назад ещё сильнее, оголяя горло и, не дав мне опомниться, со всей силы вцепился зубами в кожу у плеча.
   Мой крик без следа поглотила музыка, а воротник сиреневого свитера покрылся темными пятнами. Я вцепилась парню в волосы, слегка уколов пальцы о выбритые виски, стараясь оттянуть его от своей шеи, но Фей держался очень крепко, словно вампир.
   - Теперь мы квиты - довольно улыбнулся парень, выпрямляясь и стирая свободной рукой мою кровь с губ - у каждого останется маленькая память об это встрече. У меня на руке, у тебя - на горле.
   Я слегка нахмурилась, пытаясь прийти в себя от боли, но выходило плохо. Парень ещё что - то говорил, но я даже не пыталась уловить смысл сказанного, не отрывая взгляда от танцующих людей. Все звуки словно пробивались сквозь толщу воды, полностью теряясь и совершенно не достигая сознания. Наверное, именно так чувствуют себя люди под гипнозом.
   Фей, видя мою отрешенность, что - то говорит, но я только смотрю, совершенно ни на что не реагируя. Хочется просто стоять, и ничего не делать, ни о чем не думать.
   - Ты ещё сознание потеряй - раздался насмешливый голос парня, и меня потащили сквозь толпу.
   Тряхнув головой, я более - менее пришла в себя, поморщившись от боли в укушенной шее. Невольно вспомнилась Марина Пашкова - моя одногруппница, которую каждую неделю можно было встретить с новым парнем. Вот эта самая Марина, закатывая карие глаза, рассказывала о том, как ей нравятся страстные укусы в шею и ключицы. Это же так страстно и ярко! Варя на такие заявления только закатывала глаза и крутила пальцем у виска, называя Марину такими словами, которыми в приличном обществе не разбрасываются.
  Хотя Котову можно было понять, ведь Пашкова всерьез пыталась прибрать к рукам Артёма Смелова, а такого хамства подруга стерпеть не могла. На счастье самой Марины, Артём брезговал даже смотреть в её сторону лишний раз, поэтому Варя быстро успокоилась, поняв, что на её мечту никто не претендует. Теперь, когда у меня самой появился подобный "кусачий" опыт, я могла со всей уверенностью заявить, что ничего хорошего в этом нет! Наверняка Марина имела в виду несколько другую ситуацию, но повторить нечто подобное я захочу очень нескоро.
   - Куда ты меня тащишь? - поинтересовалась я, даже не пытаясь вырваться.
   Действительно, а смысл?
   - Готовиться.
   - К чему?
   - К своей роли.
   - И что же это за роль? - честно говоря, мне уже было на все наплевать, поэтому интересовалась я только ради продолжения беседы.
   Давненько со мной такой фигни не случалось. А кто виноват? Правильно, Преображенский! Интересно, почему всегда, когда происходит что - то опасное или неприятное этот парень является организатором? Может, это действительно моя кармическая отработка?
   - У нас сегодня будут гонки - наконец - то начала объяснять свой супер - план Фей - приз есть, но как по мне, этого не совсем достаточно для того, чтобы...привлечь некоторых личностей. А я так хочу увидеть их в деле! Поэтому я решил, что ты можешь помочь мне справиться с этой проблемой.
   Я, кажется, догадываюсь, о каких именно личностях говорит Фей...
   - А если я не хочу? - спросила я, заранее зная ответ.
   Не хочешь - заставим.
   - Неужели ты откажешь мне в помощи? - притворно расстроился неформал, сильнее сжимая мою руку - как же так? Я думал, мы друзья.
   - Значит, у меня нет выбора?
   - Конечно, есть! Вот только он довольно ограничен.
   - Поподробнее, пожалуйста.
   - Либо ты участвуешь добровольно, и мы расстаемся друзьями, либо пытаешься отказаться, и мне придется тебя заставить. Поверь, последний вариант тебе точно не понравиться.
   Я даже не сомневалась. Место укуса горело огнём, заставляя лишний раз не двигать головой, чтобы хоть немного приглушить боль. О том, что мог сделать Фей, попытайся я снова убежать, не хотелось даже думать. Почему - то я была уверенна, что парень с легкостью не только ещё раз укусит, но и ударит. Никогда не замечала за собой пристрастия к мазохизму.
   А вот к садизму - как не фиг делать. И Илье Преображенскому скоро придется убедиться в этом на собственной шкуре. Спускать такую подставу ему с рук я не собиралась, чтобы он не сказал в свое оправдание.
   Фей, протиснувшись через толпу, затащил меня внутрь двух этажного дома. Здесь так же, как и на улице было так шумно, что у меня начала болеть голова. Хотелось зажать себе уши, которые просто не выдерживали грохота мощных колонок и крика гостей, чьи силуэты были едва различимы в царящем тумане дыма.
   - О, я смотрю, веселье уже на полную - прокричал мне Фей, протискиваясь все глубже в комнату - ну, тогда осталось совсем немного и будешь свободна. Естественно, если тебя захотят отпускать.
   - Что?! - я рванулась назад, пытаясь освободить руку - отпусти меня, сейчас же! Ты сказал, что я буду просто участвовать в гонке!
   - На правах приза.
   Я онемела от подобного заявления. Что ещё за приз?!
   - Ты понимаешь, что это, по сути, продажа людей? - поинтересовалась я, прикидывая возможность позвонить в полицию до того, как все начнется.
   - Расслабься! - посоветовал мне Фей, открывая неприметную дверь, ведущую в коридор жилого крыла и заталкивая меня внутрь - многие девушки мечтают оказаться на месте приза. Тебе просто несказанно повезло! Знаешь, какие люди обычно участвуют в таких мероприятиях? Все как на подбор: дети богатых, влиятельных и прикрытых со всех сторон.
   - Что, хочешь сказать, что Преображенский тоже входит в их число? - сквозь зубы спросила я, стараясь запомнить дорогу, чтобы потом не заблудиться.
   Рано тебе ещё сдаваться, Лиля!
   - Не совсем - покачал головой парень, открывая очередную дверь и запихивая меня внутрь, заходя следом - но с ним у нас чисто деловые отношения. Любовь моя! Смотри, кого я тебе привел!
   Я обернулась и увидела красивую мулатку с копной роскошных черных кудрявых волос. Девушка стояла у открытого окна в белой майке, которая выгодно подчеркивала цвет кожи, совершенно не обращая внимания на царящий в комнате сквозняк, и явно не ожидала каких - либо гостей. Увидев меня и Фея, она только подняла идеальную бровь и, убрав от губ сигарету, поинтересовалась низким, грудным голосом:
   - Какого черта?
   Ты не представляешь, сколько раз я уже задавала этот вопрос!
   - Эта девочка - сегодняшний приз - улыбнулся Фей, подталкивая меня в сторону спокойной, как удав мулатке, которую время от времени закрывали от нас развивающиеся на холодном ветру легкие занавески - вот только выглядит она не то чтобы ... в общем, без твоих золотых рук не обойтись.
   - Почему она? - поинтересовалась девушка, даже не посмотрев в мою сторону - я думала, что сегодня будет Аннет.
   Я даже не претендую на это без сомнений вакантное место! Так! Где эта Аннет? Хочу сказать ей о своих намереньях лично! Во избежание недопонимания, так сказать.
   - Прости мне эту прихоть - улыбнулся неформал, подходя к девушке, которая была с ним одного роста, целуя её в щеку - постарайся, хорошо, котенок? Я хочу, чтобы за неё боролись.
   - Снова какой - то план?
   - Ты видишь меня насквозь - улыбнулся Фей и, проходя мимо меня к двери, шлепнул по попе - удачи, детка.
   Я подскочила, отходя в сторону девушки, не спуская глаз с хохочущего Фея. Ненавижу!
   - Подонок! - крикнула я вдогонку неформалу, за которым только что закрылась дверь.
   - Давай начнем - обратила на себя внимание девушка, выбросив окурок на землю и отходя от окна.
   Я, все ещё злая как стая собак за такой паршивый вечер, неудачный побег и, в довершении ко всему, участие в каком - то мутном деле, только рявкнула в ответ:
   - Лиля.
   Девушка осталась совершенно спокойной, только взгляд стал немного острее.
   - Можешь называть меня Мила - отозвалась мулатка, цепко осматривая меня с ног до головы.
   - Мила? - удивилась я, убирая руки от пятой точки - не ожидала, что у тебя окажется насколько...русское имя.
   - Полное Камилла. Совершенная, во всех отношениях.
   Что ж, с выбором имени родители Милы попали точно в цель. Не знаю, какова она в деле, но выглядит девушка - мулатка действительно на все сто из ста. Даже я, девушка, это понимаю.
   - Вопросов больше нет.
   - Куртку сними - велела Мила, и только неоднозначно хмыкнула, увидев след от зубов Фея, на моей шее.
   Очень надеюсь, что он все-таки будет не таким заметным, иначе у меня будут крупные проблемы.
   - И давай на чистоту - произнесла Мила, оставшись недовольной моим видом - выглядишь на редкость паршиво. Что с тобой?
   - Во - первых грипп - хрипло отозвалась я - а во-вторых неоднократные попытки побега.
   - Побега? - брови девушки слегка приподнялись, выражая удивление - от кого?
   - От своего счастья - пробубнила я.
   Но Мила услышала и усмехнулась. Темные глаза неуловимо смягчились, а сама девушка уже благосклоннее похлопала по стулу, который стоял перед большим зеркалом.
   - Что же тогда тут делаешь, раз пыталась убежать?
   - Поймали и вернули.
   - Сама пришла?
   - Привезли.
   - В гонках участвовать?
   - Я не хочу говорить о том, кто меня привез - резко отозвалась я - иначе я тут просто все разнесу и убегу через окно.
   - Не советую, тут много собак - меланхолично отозвалась Мила.
   - Ну, это меня точно не остановит - сказала я, не выпуская куртку из рук.
   - Что ж, тогда надейся, что тот, кто тебя привез тебя же и выиграет - пожала плечами Мила, доставая из ящика стола аптечку - иди сюда, укус нужно обработать.
   Я, скрипнув зубами, подошла поближе и послушно присела на стул, перед мулаткой, стараясь не думать о том, что я сделаю с Преображенским, когда его увижу. Причем убийство - это ещё не самое страшное.
   - Кто это тебя так? - спросила девушка, обрабатывая укус перекисью, заставляя меня шипеть от неприятных ощущений - тот, кто тебя привез?
   - Фей.
   Мила озадаченно моргнула пару раз, после чего поинтересовалась:
   - Зачем?
   - Я ему руку укусила - пожала плечами я, смотря в потолок - это его ответ.
   Громкий хохот лучше всяких слов говорил о том, что именно думает Мила об этой ситуации. Да, я бы тоже смеялась, окажись по другую сторону баррикад.
   - Что ж, посмотрим, что можно сделать - пробормотала девушка, перестав смеяться.
   - Не надо со мной ничего делать! - тут же сказала я, отходя на несколько шагов назад.
   Ещё чего! Она что, серьезно думает, что я добровольно буду участвовать в этом адском шапито? Ну, уж нет!
   Однако, меня нагло схватили за руку и заставили сесть на стул перед небольшим квадратным зеркалом, что ютилось на узкой деревянной столешнице, забрав куртку, в которую я вцепилась как клещ и распустив волосы, совершенно не обращая внимания на мое сопротивление.
   - Так на тебя никто не посмотрит - как полной дуре сказала Мила, дергая меня за прядь волос - если ты не вызовешь ажиотажа, Фею это не понравиться.
   - Так - я увернулась от длинных рук и, вскочив со стула, повернулась к озадаченной девушке - послушай, я правда не хочу в этом участвовать. Я приехала сюда с другом, но мы потерялись в толпе - это, конечно, не правда, но знать Миле об это не обязательно - наткнулась на Фея, который почему - то решил, что я могу ему помочь. Но я совершенно ничего не знаю о том, что я должна делать, чем мне это вернется и вообще, у меня нет никакого желания что - то делать!
   Мила терпеливо ждала, пока я закончу.
   - Всё? - поинтересовалась мулатка, и когда я кивнула, достала тонкую сигарету и, затянувшись, выпустила дым в потолок комнаты - а теперь ты меня послушай. Это тебе не конкурсы на день города: захотела - участвуешь, а захотела - нет. Тут ошиваются довольно обеспеченные господа, которые не прочь доказать всем и вся, что у них стальные члены - уж прости мою грубость, пай - девочка - соответственно, делаются ставки. Здесь играют большие деньги, которые Фей терять не намерен. Раз уж он сделал на тебя ставку, пусть я понятия не имею, что он задумал, значит, ему нужно помочь.
   Мне страшно захотелось схватиться за голову. Куда же этот паскуда с голубыми глазами меня втянул?!
   - Я могу отказаться? - поинтересовалась я, сглотнув - или....мы можем ничего не говорить Фею, и просто подменить меня с этой...Аннет.
   - Лучше радуйся - посоветовала Мила, раскладывая на столе косметику - раз уж ничего не изменить - получай удовольствие.
   - Закрой глаза и думай об Англии? - я догадалась о смысле слов новой знакомой, нервно усмехнувшись открывшейся перспективе.
   - Именно - вернула мне ухмылку девушка и приглашающее похлопала по стулу, возле себя - давай скорее, малышка. У нас минимум времени, а Фей не отличается терпением.
   Я покорно опустилась на стул, стараясь не расплакаться от бессилья. Так паршиво мне уже давно не было, если не сказать, что никогда.
   - И вообще, я не понимаю, почему ты так яростно сопротивляешься - вклинился в мою голову голос Милы, которая колдовала над моим лицом - здесь собирается цвет нашего города. Такое событие действительно очень редкое, зато можно спокойно найти спонсоров, начальный капитал и просто обеспеченных возлюбленных. Ты ведь уже видела, какие тут девушки?
   Перед закрытыми глазами появился образ красивой девушки с красными волосами и её пренебрежительный тон.
   - Видела - сквозь зубы отозвалась я.
   - Тогда ты точно не обидишься, если я скажу, что до их уровня ты действительно не дотягиваешь - спокойно сказала мулатка, втирая в мои щёки какой - то крем - потенциал есть, безусловно, но они - профи. Тело - их хлеб, они им работают и зарабатывают, соответственно тоже им. Поэтому и самооценка на нужном уровне, и внешность безупречна. На фоне этих див ты - простушка.
   - Я и без того знаю все, что ты мне сейчас говоришь - отозвалась я, слегка поморщившись от сквозняка.
   - Так работай над собой.
   - А может, я нравлюсь себе такой, какая я есть?
   - Девиз слабовольных неудачников. Всегда можно быть лучше.
   - Предлагаешь, гнобить саму себя?
   - Правильная критика ещё никого не убила - справедливо заметила Мила, нанося мне на глаза тени - просто многие об этом забывают и превращаются в таких звезд, что само солнце меркнет на их фоне.
   - Что ты будешь со мной делать? - поинтересовалась я, сжимая пальцы в замок.
   - Я как раз думаю над этим - Мила чем - то зазвенела, после чего снова провела по моему лицу широкой кистью - знаешь, я думаю, что с тобой действовать в лоб нельзя. Всё-таки на роковую красавицу, которых здесь как звезд, ты не тянешь. Даже если я тебя такой сделаю - воспитание выдаст. Поэтому попробуем противоположный образ.
   - Серой мыши?
   - Скромной девушки.
   Я удивленно подняла брови. Она серьезно?
   - И не делай такое лицо - усмехнулась Мила - скромность - вот что поможет тебе выделиться. Мужчин очень привлекает послушание и покорность. Это дает им почувствовать себя скалой и вообще крутым перцем.
   Я рассмеялась, чувствуя, как нервозность неспешно растворяется в ходе разговора. Что бы я делала, если бы не Мила не разговорилась? Наверное, валялась бы в обмороке от нервов.
   - Что здесь делаешь ты? - спросила я у мулатки.
   - В смысле? - удивилась она - это - мой мир, девочка. А вот что здесь делаешь ты уже куда интереснее.
   - Похоже, что с Феем вы довольно хорошо ладите - осторожно сказала я.
   - С ним вообще никто не ладит - спокойно сказала Мила.
   - Правда?
   - Да.
   - Почему? Мне показалось, что у него довольно много знакомых.
   - Наверное, сам не хочет иметь лишних связей - отозвалась девушка, поднимая меня на ноги - но лучше не лезь. Как только гонка закончиться - беги, что есть духу. Тебе тут не место - раздавят.
   Я только закатила глаза. Будто мне самой хочется становиться частью этого мира! А Преображенский у меня ещё получит!
   Мила впихнула мне в руки платье насыщенного бежевого цвета с широкой юбкой, достающей чуть ниже колен и рукавами - фонариками. Впереди поблескивали круглые пуговицы, которые шли от самого горла, до середины юбки. Сам вырез немного открывал шею и ключицы, заканчиваясь стоячим воротником.
   - Я ожидала чего - то более...открытого - призналась я, хотя идея разгуливать в платье осенью совершенно не нравилась.
   - Я же говорила - довольно отозвалась Мила, бросая мне платье, которое на ощупь оказалось гладким, словно вода - давай скорее, я хочу успеть сделать тебе прическу.
   Я послушно стянула с себя одежду, думая, куда бы её положить, чтобы потом забрать. Мила вырвала у меня из рук мои вещи и запихала их в небольшой рюкзак, пообещав отдать мне его сразу, как только закончиться гонка.
   Платье село как влитое, правда, из-за моего роста мне снова пришлось встать на каблуки. Только после этого Мила позволила мне посмотреть на себя в небольшое зеркало. Результат превзошел все мои ожидания, я стала гораздо ярче и красивее, чем привыкла себя видеть.
   - У тебя талант - честно сказала я, слегка покрутившись на месте.
   Мила усмехнулась и, надавив на мои плечи, заставила меня сесть обратно на стул. Собрав волосы в красивый узел чуть ниже затылка, мулатка выпустила несколько прядей и заколола результат красивыми заколками с цветами на концах.
   - Что ж, будем надеяться, что ему понравиться - устало сказала Мила, присаживаясь на подоконник и доставая очередную сигарету.
   - Спасибо - сказала я, рассматривая себя в зеркале.
   - Я же говорила - потенциал есть. Просто нужно подобрать именно тот стиль, который подойдет именно тебе. Это - семьдесят процентов успеха.
   - А оставшиеся тридцать?
   - Пожалуй, уверенность в себе.
   Дверь резко распахнулась, заставив меня вздрогнуть и обернуться. В дверном проеме стоял слегка растрепанный Фей, внимательно рассматривающий меня. Настороженность быстро сменилась ликованием, и парень, раскинув руки, подбежал к Миле, подхватывая девушку и заключая в медвежьи объятья.
   - Я знал, детка! Я в тебя верил! Говорил же : у меня нюх на удачные сделки.
   - Смотри, не пожалей потом - посоветовала Мила, даже не выбросив сигарету - ты же её не для ставок привел?
   - Дорогая моя, меньше знаешь - крепче спишь - поцеловав мулатку в щёку, Фей мигом оказался передо мной и, схватив за руку, слегка покрутил, словно ребенок новую игрушку.
   - Да-да-да - пробормотал парень - на тебя определенно найдется свой купец. Конечно, было бы больше времени.... Но даже так - прекрасно!
   - Я рада, что смогла угодить - огрызнулась я, вырвав руку из захвата сильных пальцев - ну, когда начало?
   - Не нервничай, малыш - посоветовал мне Фей и приглашающее распахнул дверь в коридор - что ж, спасибо за помощь, красавица моя - обратился парень к Миле - не выйдешь посмотреть?
   - Я подумаю - пожала плечами мулатка.
   - Тогда мы откланиваемся - шутливо поклонился Фей и, снова схватив меня за руку, потащил по коридору, мимо разодетых девушек.
   Я старалась как можно меньше смотреть по сторонам и обращать внимания на удивленные восклицания. Фея это вообще не волновало, он притащил меня на балкон, под которым собрались самые разные машины, самая дешевая из которых стоила как квартира моих родителей.
   - Запомни просто правило, малыш - наклонился к моему уху Фей, обнимая меня за талию - твое дело - улыбаться. Никто не требует от тебя заумных речей или глупого смеха. Просто улыбайся, чтобы не происходило внизу, хорошо?
   Я сглотнула, но покорно кивнула, молясь про себя, чтобы это все поскорее закончилось.
   - Друзья мои! - Фей вытащил из кармана широких штанов микрофон и его голос, многократно усиленный, разнёсся по всей улице, привлекая всеобщее внимание.
   Мне стало плохо. Захотелось спрятаться в норку и забиться в самый дальний уголок.
   - Безумно приятно видеть вас всех здесь, на нашем скромном мероприятии! - продолжал заливаться соловьем Фей, подходя ближе к краю балкона и таща меня следом - надеюсь, вы не останетесь разочарованными сегодняшним вечером! Для вас играют лучшие ди-джеи и танцуют самые красивые девушки! Вы согласны со мной?!
   Рев толпы ясно дал понять, что все до единого из присутствующих были полностью согласны с каждым словом Фея. Мне показалось, что ещё немного - и ноги просто откажутся меня держать. Когда же это все закончиться?
   - Тогда давайте начнем! - громогласно объявил мой надсмотрщик и по кварталу разнёсся рев двигателей и свист - сколько энергии! - восхитился Фей - вижу, вам не терпеться? Тогда не смею затягивать и объявляю двадцать пятые гонки открытыми! И пусть удача всегда будет с вами!
   Когда толпа более - менее пришла в себя, Фей снова заговорил:
   - Итак! Позвольте обратить ваше внимание на небольшие изменения, которые произошли в программе. Как вы все знаете, в первом заезде призом должна была стать великолепная и несравненная Аннет! Но так как сегодня своеобразный юбилей, то прошу простить мне небольшую прихоть, дорогие друзья! Поэтому, я взял на себя смелость изменить приз первого заезда, но уверяю вас, эта девушка ничуть не хуже нашей королевы!
   Сердце колотилось где - то в горле, а перед глазами все стало темнеть. Только не обморок! Этого ещё не хватало! Улыбайся, Лиля, улыбайся!
   - Она появилась здесь только сегодня, и, поверьте мне на слово, за этот приз стоит бороться! - меня бесцеремонно вытолкнули к самым перилам, возле которых стояла довольно широкая подставка, на которую нужно было подняться - не смотря на милую и безобидную внешность, она - настоящая демоница! Не верите мне - спросите у моей руки, которую эта милашка умудрилась укусить! Я даже растерялся от такого напора!
   Меня сильнее толкнули в спину, без слов говоря, что мне нужно подниматься.
   - Я высоты боюсь - огрызаюсь я так, чтобы меня слышал только Фей, однако выбора не было, поэтому я, сжав в руках прохладную ткань подола, поднялась на мой пьедестал.
   Голова закружилась от высоты : из-за подставки, я стояла вровень с перилами балкона, так что видно меня было всем, без исключения с ног до головы. Под многочисленными взглядами и светом прожекторов мне становилась все хуже и хуже, но я, помня о словах Фея, только широко улыбалась, слегка разведя в стороны широкий подол, словно собиралась сделать изящный поклон.
   - Прекрасный собеседник с невероятным чувством юмора! - продолжал нахваливать меня Фей - скромна, послушна, конечно, если вы её не выведете из себя, тогда вам придется спасаться бегством - расхохотался Фей - поверьте мне на слово, дорогие друзья, у меня нюх на алмазы! Только чуть - чуть работы и она превратиться в прекрасный бриллиант! Ну что, есть желающие за неё побороться? Спешите! Количество мест участников ограниченно. Всё-таки, она здесь в первый раз.
   Это было сказано таким тоном, словно Фей завуалировано сообщил всем присутствующим что я - девственница. Хотя, что - то внутри кричало, что именно так и есть. Щеки моментально стали красными, а на глаза навернулись злые слезы. Лиц тех, кто собрался внизу я не могла разобрать, но до зубовного скрежета хотелось закричать : " Доволен, Преображенский?"
   - Ты посмотри, какой ажиотаж! - довольно сказал Фей, подходя к помосту, на котором стояла я и опираясь руками о перилла.
   Впереди, прямо за импровизированной сценой, стоял огромный экран, на котором высвечивались количества мест и ставки. Они постоянно менялись и совершенно ничего не значили для меня, в то время как парень едва не подпрыгивал на месте от радости.
   - Нужно будет пожать Илье руку - доверительно сказал мне Фей - привел такой сокровище! Ты смотри, за тебя едва не дерутся! Вот что значит хороший наряд и правильная реклама! Люди удивительно легко поддаются на провокации и похвалу. Хотя, отдаю тебе должное, мне почти не пришлось врать. Вот помню, в прошлом году у нас была Диана - может, слышала? Девушка сына начальника ДПС - так я соловьем минут пятнадцать заливался, стараясь народ хоть как - то зацепить. Ей бы какого - нибудь предпринимателя средней руки - и за глаза бы хватило, но девочка была с запросами, пришлось стараться. А ты пошла уже с первых минут!
   - Заткнись - сквозь зубы отозвалась я, продолжая улыбаться.
   - Ты бы покрутилась, что ли - посоветовал мне Фей - люди должны знать, на что тратят деньги.
   - Пусть будет сюрприз - огрызнулась я.
   - Крутись - приказал парень.
   - Я упаду. Тут высоко, а у меня хреновое равновесие - предупредила я.
   - Ничего страшного - беспечно сказал Фей - я поймаю. Давай.
   Я глубоко вздохнула и медленно, слегка расставив руки в стороны, повернулась вокруг себя.
   - Никакой сексуальности - убито произнёс Фей - и как тебя Илья терпит?
   - Вот у него и спроси - посоветовала я, снова замирая на месте.
   - Ты как поезд - не отставал парень - пока тебя разгонишь - пассажиры уже вернуться успеют.
   Я высокомерно промолчала.
   Цифры продолжали меняться со скоростью болида. Я перевела взгляд выше и уставилась в темное небо, на котором стали загораться звезды, думая о том, что ждет меня дальше. Мысли текли медленно и неохотно, да и тихо пение Фея рядом не способствовали самоконтролю и погружению в себя. Хотелось спросить, что связывает его и Илью, но будет ли его ответ честным? Я ведь совершенно ничего не знаю о том, что тут вообще происходит, поэтому обмануть меня - легче легкого. С другой стороны, можно было потом расспросить Илью и сверить "показания". Вот только где гарантии, что у этих двоих нет определенной договоренности?
   - Долго мне ещё тут стоять? - поинтересовалась я у своего надзирателя, поежившись на ветру - холодно, между прочим! А у меня температура и грипп. Если я слягу после того, как вернусь - я тебя по судам затаскаю.
   Фей рассмеялся, но развел руки в стороны, мол, что я могу поделать?
   - Ещё пару минут - пообещал парень, зорко следя за тем, что творилось на экране - ставки поднимутся до максимума и тогда - хлоп! - мы мышеловку и захлопнем!
   - Вот уж не думала, что ты занимаешься подпольными гонками - усмехнулась я, чувствуя, как сильно замерзла в тонком платье.
   - О, это далеко не все мои достижения - доверительно отозвался Фей - просто, гонки - наиболее легальный способ получения денег. Причем, довольно неплохих.
   - И каким образом тут замешан Илья? - осторожно закинула удочку я.
   А вдруг получиться? Сейчас, когда Фея больше интересуют ставки, а не беседа со мной, может, он не будет сильно врать?
   - А что сам Илья говорит по этому поводу? - поинтересовался Фей.
   - Знаешь, кажется, я сейчас спрашиваю у тебя про него, а не наоборот - отозвалась я, лихорадочно просчитывая возможные варианты развития беседы и стараясь хоть как - то предугадать, что можно произойти дальше - ты и твои дела меня совершенно не волнуют. А вот в том, чтобы узнать тут делает Илья, я крайне заинтересована.
   - Даже так - задумчиво потер подбородок Фей, покосившись на меня - ну, скажем так, мы партнёры.
   Я дернулась, едва не упав со своего пьедестала. Что значит партнёры?!
   - То есть - осторожно начала я - Илья тоже организатор этих гонок.
   - Организатор? - насмешливо повторил Фей, приподняв брови - ну, можно и так сказать.
   Я стиснула в руках скользкий подол, стараясь успокоиться. Илья Преображенский, которого я знаю с самого детства, по вечерам организует нелегальные гонки? Что за шутки?
   - Вот так новость - пробормотала я, но меня всё равно услышали.
   Может, Фей - эльф? Иначе как он может настолько хорошо слышать?
   - Не ожидала? - улыбнулся Фей, повернувшись ко мне, полностью теряя интерес к происходящему внизу - знаешь, я был очень удивлен, когда увидел тебя в первый раз. Помнишь? У многоэтажки. Хотя, казалось бы, что тут удивительного? В конце концов, с девушками Илья мелькал, да и не скрывал никогда своих романов. Даже Аннет - гордость и цвет наших мероприятий! - и та была дамой его сердца - расхохотался парень - но как - то быстро он со всеми расходился. Я уж думал, что девчата для прикрытия его не совсем поощряемых обществом вкусах, если ты понимаешь, о чем я. А тут ты - маленькая, совершенно обычная девчонка, казалось бы, что в тебе такого? Даже твоя подружка, и та была гораздо ярче и интереснее. Кстати, может, дашь номерок девчонки? - поинтересовался Фей, но поняв, что ему ничего не светит, продолжил - я и забыл о тебе через пару минут. Но, как оказалось зря.
   Я слушала, затаив дыханье. Не то, чтобы мне было очень интересно выслушивать мнение левого парня о том, какая я неприметная, но даже из такого монолога можно было понять довольно многое. У меня в голове словно менялся ракурс, с которого я обычно смотрела на Илью Преображенского, открывая его с новых сторон.
   - Этот Человек - Паук местного разлива спрыгнул с крыши. Конечно, переполошив всех, кто был поблизости, как же без этого? В конце концов, Илья никогда ничего не делает просто так - усмехнулся Фей, доставая из пачки сигарету и, пощелкав пару раз зажигалкой, довольно затянулся дымом - все его действия направлены на определенный результат. Может, не мгновенный, но в том, что этот самый результат обязательно случиться сомневаться не приходиться. Не так ли?
   Я кивнула, подтверждая правдивость его наблюдений.
   - У тебя случилась истерика - немного помолчав, продолжил Фей - и Илья, словно верная псина, тут же оказался рядом, начиная успокаивать. Хотя, нужно отдать тебе должное - леща ты дала ему знатного. Я даже готов был устроить тебе овации, забросав цветами. Не ожидал, что он выберет кого - то под стать тебе. Вот интересно, чем ты смогла зацепить?
   Я стиснула зубы, борясь с желанием заматериться. Как же меня достал этот вопрос!
   - А ты что, отбить его у меня хочешь? - собрав всю ярость в кулак, усмехнулась я - бедолага, надеялся, что раз у Преображенского такие короткие романы, то горизонт чист? А тут появилась я и все обломала. Ай - яй - яй! Какая нехорошая я!
   Что, думает, ему меня можно оскорблять, а мне его - нет? Не тут - то было!
   Фей озадаченно нахмурился и тут же расхохотался, согнувшись пополам. Сигареты выпала у него из рук и красным светлячком упала на бетонный пол балкона у парня под ногами, но он этого даже не заметил, продолжая смеяться, изредка хлопая рукой по периллам.
   - Достойный ответ - немного успокоившись, выпрямился Фей, довольно улыбнувшись - я - то всё думал, насколько тебя хватит?
   - Проверил? - недовольно поинтересовалась я, тут же чихнув.
   - А вот это уже не очень хорошо - покачал головой Фей, снова переведя взгляд на экран - ох мать! Мы, кажется, заболтались.
   Вообще - то заболтался Фей, но уточнять я мстительно не стала.
   - Итак, дорогие друзья! - снова обратил на себя внимание толпы Фей, включая микрофон - ставки сделаны! В гонке будут участвовать двадцать человек - совсем неплохой результат для дебютантки, не правда ли? - толпа внизу радостно загудела, раздался свист и рев двигателей, перекрывающие даже громкую музыку.
   Голова начинала нещадно болеть от этого водоворота музыки и цвета. Я зажмурилась, едва подавив в себе желание потереть виски, стараясь хоть немного облегчить последствия подступающей мигрени. К сожалению, боль надвигалась девятым валом, так что остановить её не было никакой возможности. Хотелось верить в то, что после того, как этот цирк закончиться я смогу найти Милу и попросить у неё хоть какое - нибудь обезболивающее.
   - Старт начнется через пять минут - продолжил накалять обстановку Фей, указывая левой рукой в сторону Западного ДЭПО, откуда брали свое начало трамваи под номерами семь и десять - финиш, как обычно, у парка Победы. Таким образом, маршрут будет огибать город, мы же не хотим лишних проблем с доблестными сотрудниками ДПС? Да - да, уважаемый Маркин, я знаю, о том, что последствий благодаря Вам удастся избежать, но давайте не будем испытывать фортуну. На конечной точке маршрута вас уже ждут, дорогие участники и как только один из вас пересекает финишную черту, мне тут же об этом сообщают, и вы можете смело ехать за своим призом. Что ж, давайте пожелаем удачи нашим участникам!
   Дорогие машины взревели, словно дикие звери и тут же сорвались с места, исчезая из вида буквально за несколько секунд. Я потрясенно смотрела им вслед, даже не представляя, что сделаю, если меня выиграет какой - то Маркин. Боюсь, что одним укусом дело не ограничиться.
   - А пока наши участники добираются до старта, давайте сделаем ставки, друзья мои! - Фей просто светился от радости - сейчас вашему вниманию будет предоставлен список участников, а вы можете выбрать достойного кандидата. Ну же! Испытывайте фортуну! Ставки принимаются всего пять минут, вам стоит поторопиться и, возможно, именно для тебя, мой друг сегодня звезды встали в нужную позу!
   Отключив микрофон, Фей жестом велел мне спуститься с помоста, и, стоило мне оказаться рядом, тут же накинул на мои плечи толстовку. Я вздрогнула и сильнее укуталась в плотную ткань, наслаждаясь тем, как медленно начинаю согреваться.
   - Пошли, чаю выпьешь, дебютантка - толкнул меня в спину Фей - вся синяя, как покойник. Не хватало, чтобы меня записали в некрофилы. Нет, подобный контингент тоже встречается, не буду врать, но крайне редко, поэтому риск того не стоит. Мне нужно, чтобы ты была живой, бодрой и нормального цвета. Договорились?
   У меня не хватило сил даже на то, чтобы его послать.
  В коридоре, что начинался сразу за дверьми балкона, было не протолкнуться. Все тянули шеи, чтобы лучше рассмотреть меня, а кто - то не слишком высокий даже встал на стул. Все толкались, перешептывались и переглядывались, не скрывая эмоций. Фей растолкал толпу, крепко держа меня за локоть, чтобы я не потерялась.
  - Разошлись! - приказал парень, когда кто - то особо наглый успел шлепнуть меня пониже спины - руки оторву - пообещал Фей смельчаку, сверкнув глазами - товар руками не трогать! Испортишь - закопаю. Что встали? - рявкнул он на притихших зрителей - заняться нечем? Я сейчас проверю, как вы ко второму заезду подготовились. Живо по местам!
  Коридор опустел за несколько мгновений, мне даже показалось, что все просто исчезли. Фей хмыкнул, заметив мой удивленный взгляд по сторонам, и пошел дальше, к самой последней двери, выкрашенной в простой бежевый цвет.
  - Располагайся - широким жестом обвел комнату парень, отпуская мою руку - сейчас организуем чай.
  - Можно что - нибудь покрепче? - поинтересовалась я, осматривая комнату.
  Просторная, с огромным окном, но совершенно пустая. Кроме дивана, стола с электрическим чайником и парой кружек здесь ничего не было. Даже ковра или занавесок. Похоже, что комнатой не так уж часто и пользовались. По сравнению с той роскошью, что я видела там, внизу, здесь просто келья монаха.
  - Нельзя - ответил на мой вопрос Фей, когда я села на край дивана, кутаясь в толстовку - тебе нужна трезвая голова, а не пьяное веселье.
  - Оно было бы кстати - пробормотала я.
  Парень усмехнулся и включил чайник, который тут же стал подогревать воду. Достав из кармана телефон, Фей посмотрел на экран, слегка нахмурившись, из-за чего я начала нервничать.
  - А как долго длиться заезд? - поинтересовалась я, стараясь хоть как - то разбавить тишину.
  - Минуть десять - не больше - отозвался парень, пряча телефон обратно в штаны и доставая пакетик чая, который тут же отправился в светло - голубую кружку - так что наберись терпенья.
  - Что будет, когда кто - то выиграет?
  - Мне звонят, и я вручаю тебя победителю.
  - А если я не хочу?
  - Опять ты за свое?!
  - Я действительно не хочу! Почему ты не можешь меня просто отпустить?
  - Вот с победителем потом и разбирайся - раздраженно сказал Фей, наполняя кружку кипятком и впихивая ее мне в руки - пей. И не зли меня, иначе нам обоим будет тяжело договориться.
  Я зло сверкнула глазами, но промолчала, делая глоток обжигающего чая. Плакать захотелось с новой силой. Круг обстоятельств все сильнее сжимался и сжимался, грозясь меня раздавить.
  В комнате повисла тишина, которую разбавляли только далекий грохот басов и визг шин. Фей спокойно стоял у окна, думая о чем - то своем, я держала в руках пустую, но все ещё теплую кружку, грея об неё руки. Минуты ползли медленно, словно улитки. В конце концов, я даже бояться устала, невольно расслабляясь и смиряясь с ситуацией. Как там говорила Мила? Расслабься и получай удовольствие?
  Резкий звонок телефона заставил меня вздрогнуть, и едва не выронить из пальцев кружку. Фей посмотрел на экран и тут же ответил.
  - Слушаю.
  Я замерла, понимая, что сейчас решается моя судьба.
  - Так...ну кто бы сомневался...надеюсь, без жертв? Отлично. ....да...я прослежу....хорошо....до созвона.
  - Ну все, красавица - повернулся ко мне Фей - миссия окончена. Победитель определен, ставки сделаны, твое присутствие здесь больше неуместно. Прошу к дверям, встречать своего героя!
  - Кто победил? - спросила я без особого интереса, ставя кружку на стол и снимая с плеч толстовку, которую Фей просто бросил на диван, прежде чем распахнуть передо мной дверь.
  - О, пусть это будет сюрпризом - усмехнулся парень и, снова подхватив меня под локоть, направился по извилистому коридору.
  Я совершенно не следила за дорогой, безучастно смотря в лица встречных людей. Все были взбудоражены, словно произошло что - то из ряда вон выходящее, переговаривались между собой, смеялись и восторженно восклицали, что такого ещё не видели. Девушки обиженно хмурились, спрашивая у высоких накаченных ребят, стоящих на каждом углу, будут ли участвовать те, кто был в этом заезде в следующей гонке? Кто - то, увидев меня, даже заявил, что совсем не против стать третьей сегодняшним вечером.
  - Вот разошлись - усмехнулся Фей, спускаясь по лестнице на первый этаж - навели шороху ребята. Нужно будет потом обговорить детали. Так дела не делаются.
  Я молча шла следом, игнорируя направленные на меня взгляды публики, морщась от слишком громкой музыки и криков. Гости поздравляли Фея с прекрасной гонкой, хлопали его по плечам, но меня никто не трогал, только осматривали с головы до ног, отчего внутри становилось мерзко и противно. Хотелось разнести здесь все к чертям.
  Стоящая у самых дверей Мила, впихнула мне в руки рюкзак с моими вещами и похлопала по плечу. Я слабо улыбнулась и вышла на ночную улицу, битком забитую дорогущими машинами.
  - Ну что ж, не скажу, что был уверен, но такой ход был вполне ожидаем - веселый голос Фея проник в голову, словно удар колокола, заставив меня поморщиться.
  - Поговори мне - грубо отозвался второй голос, и я медленно подняла голову.
  Передо мной стоял Преображенский собственной персоной, а за его спиной маячил взволнованный Осипов, который увидев меня, кивком головы указал на дорогую спортивную машину желтого цвета.
  Он серьезно думает, что я спущу это дело на тормозах?!
  Но с другой стороны, устраивать скандал на виду у всего народа...пусть Илья меня не слабо подставил, но подставлять его в ответ, тем более сейчас, перед Феем и всеми этими богатыми сынками и папиками.... Я помотала головой, направляясь к указанной машине, выпрямив спину. Преображенский ещё своё получит, но подрывать его авторитет, тем более в таком месте - последнее дело. Наверное, он дорожит им гораздо сильнее, чем мной.
  В салоне машины было на удивление уютно. Я положила рюкзак перед собой и, поколебавшись пару мгновений, стала снимать с себя платье. Затемнённые окна, полумрак салона и ночь на улице были отличными союзниками, так что я могла быть уверенна, что ничего лишнего никто из зрителей не увидит.
  Когда я уже обувала кеды, водительская дверца распахнулась и за руль сел сам господин Преображенский. Заведя мотор, который звучал как сытый кот, он нажал на газ, срываясь с места и увозя меня из мира гонок, призов и богатых прожигателей жизни.
  Вытащив из прически все заколки, я откинула голову на спинку кожаного сиденья и прикрыла глаза, наслаждаясь поездкой. Вот бы мне такую машину! Но чтобы накопить даже на бледное подобие этой красавицы мне нужно будет пахать до конца жизни, да ещё мои дети будут расплачиваться.
  - Лиля - нарушил тишину Илья.
  Я открыла глаза, уставившись в его затылок. Надо же! Я - то думала, что он решиться на разговор куда позднее. Как там делают парни? Дают девушке успокоиться? Прийти в себя? Почему же ты лезешь прямо в пекло, а, Преображенский? Я же сейчас могу наговорить такого, что это поставит крест не только на нашей дружбе, но и на общении со всеми твоими дружками и братом. А терять такого друга как Саша мне бы не хотелось. Он не виноват в то, что его брат - дебил.
  - Я знаю, что ты меня слышишь - продолжил настаивать на своем Илья.
  Точно дебил.
  - И что? - лениво поинтересовалась я, ложась на спину и смотря в потолок.
  Надо же! Тут даже на звезды через люк в крыше можно видеть! Ну, или огни города, смотря, где мы едем.
  - Если хочешь что - то сказать, спросить или послать не стесняйся - немного нервно сказал Илья.
  - Знаешь, - медленно, тщательно подбирая слова начала я - когда ты кинул меня на первых же минутах - хотела. Когда меня выгоняли Осипов и Смелов, говоря, что я тут лишняя, ничего толком не объясняя - хотела. Когда меня поймал Фей и заставил участвовать в его эпохальных планах, совершенно не слушая мои возражения - хотела. Когда стояла там, на пьедестале в тонком платье по колено, освещенная софитами и оценивающими взглядами - хотела. Когда смотрела, как меня продают, словно барана - хотела. Когда Фей сказал мне, что меня кто - то выиграл, и он передает меня на милость победителя - хотела. А теперь что - то не хочется.
  Преображенский выдохнул сквозь зубы, слегка сбавляя скорость. Я продолжала молча смотреть на небо, через люк в крыше машины, раздумывая, сильно ли по мне ударит то, что я стояла на ветре в одном платье, или все же обойдется?
  - Тебе понравилось? - поинтересовался Илья, застав меня удивленно поднять брови- то, что ты видела, в чем ты участвовала?
  - Нет - честно сказала я - ничего более мерзкого мне испытывать не приходилось.
  - А если я скажу, что это я придумал подобное развлечение? - поинтересовался Илья.
  - Ты? Мне показалось, что всем заправляет Фей.
  - Я скорее Серый кардинал - усмехнулся Преображенский - конечно, много было доработано Феем и его командой, но основная идея принадлежала мне. Как и клиентура.
  - Но зачем? - спросила я, резко садясь, едва не ударившись при этом головой - ты же...у твоей семьи есть деньги! Зачем тебе это?
  - Причем тут деньги? - удивился Илья, плавно поворачивая руль - я затеял это, только ради веселья.
  - Давай, скажи мне, что деньги тебе не нужны!
  - Почему? У меня есть своя доля. Это, конечно, не гонорар Фея, но и обязанности у меня совершенно другие.
  - Какие? Девушек приводить?
  - Нет, подбором кадров занимается Фей.
  - Я вообще не понимаю, как ты мог влезть во что - то незаконное! - схватилась я за голову - Илья! Чем ты вообще думал?!
  - Что - то незаконное? - расхохотался Преображенский - почему же? Все легально.
  - Неужели?
  - Послушай - начал говорить Илья, и я сразу узнала это тон.
   Так обычно говорят с неразумными детьми, которые не могут запомнить, что нельзя совать пальцы в розетку. Только в случае с Преображенским, так он начинает говорить, когда хочет меня в чем - то убедить.
  - Не хочу ничего слышать! - закричала я, закрыв уши руками - не хочу! Я знаю, что ты сейчас будешь переворачивать все с ног на голову!
  - Лиля...
  - Замолчи!
  - Мы будем кататься по городу, пока ты меня не выслушаешь.
  - Тебя остановит первый же патруль и потребует документы.
  - Думаешь, меня это остановит?
  Я промолчала, все ещё продолжая держаться руками за голову.
  - Ты сказала, что я буду твоим другом, не смотря ни на что - напомнил мне мои же слова Илья - что, откажешься от собственного обещания?
  - Я женщина, мне можно - огрызнулась я - а разве не ты разливался соловьем, говоря, что любишь меня?
  - Я люблю тебя.
  - Если то, что произошло со мной этим вечером, было доказательством твоей любви, то я могу тебя только послать.
  - Почему? Разве это не романтично? Рыцарь выигрывает на турнире руку прекрасной дамы, победив всех соперников!
  Я даже онемела от подобного ответа. Он что, серьезно?!
  - Подавись такой романтикой! - прошипела я, сжимая кулаки.
  - Тем более, участники гонок все равно бы прожигали свои жизни в ночных клубах, а так у них есть уникальная возможность почувствовать себя главным героем Форсажа. Большинство девушек, которые являются призами - выходцы из довольно неблагополучных семей. Для них это стало уникальным шансом, за который они готовы вцепиться в горло кому - угодно. Всё ещё думаешь, что наша затея плоха?
  Я стиснула зубы, закрывая глаза. Я не должна поддаваться на его слова. Илья Преображенский - та ещё змея, которая легко переставит все с ног на голову и убедит в собственной правоте. Но сегодня поддаваться ему я не собираюсь.
  - Да - твердо сказала я, повернувшись в сторону Ильи всем телом - и знаешь почему? Потому что сегодня меня, как приз, мог выиграть любой извращенец, и я ничего бы не смогла сделать. Я не спорю, среди местной элиты есть нормальные кандидаты для призрачного шанса выбиться в люди для несчастных девушек, но ведь есть и законченные отморозки! Что, скажешь, не было ни единого случая?
  - Только по взаимному согласию - отозвался парень, обгоняя неповоротливый джип.
  - Ты говоришь совсем как Фей - поморщилась я.
  - Послушай, Лиля, мне, правда, очень жаль, что тебе пришлось участвовать...
  - Ты меня кинул! - закричала я, не в силах больше молчать - что, скажешь, не так? Привез в совершенно незнакомое место и свалил! Почему ты так сделал? Что за идиотский план был у тебя в голове, Преображенский?
  - Я отвернулся всего на минуту - отозвался Илья, таким тоном, будто я его обидела.
  - Ты болтал с какими - то бабами, которые окружили тебя таким кордоном, что пробраться через него стало задачей равной пересечению швейцарской границы! - завизжала я так громко, что самой стало противно.
  Но сдерживаться больше сил не было. Меня откровенно трясло от обиды и разочарования, накатывающего на меня подобно волнам. Неужели Преображенский действительно не понимает, как мерзко он поступил?
  - Хочешь сказать, что все, что произошло - не твоих рук дело? - поинтересовалась я, сжимая кулаки - ну же! Давай! Ты же уже столько мне врал, что ещё одна ложь ничего не изменит!
  - Я никогда тебе не врал - устало ответил Илья.
  - Неужели?
  - О моей жизни ты никогда не интересовалась, поэтому не вижу ничего странного в том, что то, чем я занимаюсь, вызвало у тебя шок - продолжил парень, не обращая внимания на мои слова - но ни я, ни Фей - он по крайне мере в этом деле - не делаем ничего противозаконного. Да, у нас с ним небольшие проблемы во взаимопонимании, и мне очень жаль, что тебе пришлось стать разменной монетой, но неужели ты действительно думаешь, что я бы оставил тебя в беде?
  - Я в этом уверенна - сквозь зубы отозвалась я, вспомнив свой неудачный побег - что, хотел показать, какой ты крутой и востребованный? Поздравляю. Показал. От меня ты что хочешь?
  - Ты обещала дать ответ.
  - Ты серьезно на что - то надеешься после того, что случилось сегодня?
  - В этом вся ты - со вздохом отозвался Преображенский, выезжая на главную улицу города - стабильность - залог успеха. Но не слишком ли однобоко ты судишь о людях? Даже сейчас ты, вместо того, чтобы просто расслабиться и посмеяться над тем, что произошло, упорно продолжаешь выискивать минусы, совершенно забывая о плюсах.
  - Посмеяться? - прошипела я, сжимая в руках обивку сиденья - ты серьезно?
  - Я был рядом - резко сказал Илья - Кирилл был рядом. Артём, на крайний случай, помог бы. Ты действительно думаешь, что мы бы дали Фею тебя кому - то отдать?
  - Да - без тени сомненья сказала я - более того, сам Смелов меня вытолкал с вечеринки по интересам, после того, как один дятел бросил меня на первых же минутах и побежал обниматься с девушками.
  - Так что же ты вернулась? - поинтересовался Илья, прибавляя скорость.
  - Поймали - пожала плечами я, поморщившись от боли в шее.
  - Кто?
  - Фей. Знаешь, мы с ним даже заклеймили друг друга - усмехнулась я, зло сузив глаза - правда, я достала только до руки, зато его метка куда ярче.
  В зеркале заднего вида было прекрасно видно, как Илья сжал челюсти, но его голос оставался нейтрально - спокойным:
  - Рад, что вы нашли общий язык.
  - Ты что, ревнуешь? - не поверила я, расхохотавшись - вот это новости! Не поздновато ли, а, Илья? Может, стоило начать, когда я стояла перед толпой нетрезвых парней в платье на помосте? Нет? Наверное, я тогда недостаточно хорошо выглядела. Да, определенно. С той девушкой, у которой волосы выкрашены в красный даже не сравнить. И не стыдно было такой приз забирать, а, Илья? Тебя не засмеяли?
  - Прекрати - тихо, но отчетливо сказал Преображенский.
  - Это ещё почему? - поинтересовалась я - ты сам сказал, что я однобоко сужу о людях, так радуйся, сегодня моё мнение о тебе изменилось! Проведение открыло мне новую грань характера Ильи Преображенского! Тебе, кстати, Фей руку хотел пожать. Успел хоть?
  - Лиля...
  - Нет, ты представляешь, я только что поняла : я должна быть благодарна! В конце концов, ты участвовал, старался, чтобы выиграть, а я сейчас претензии предъявляю - я покачала головой и сложила перед собой руки в молитвенном жесте - прости меня, о, повелитель!
  - Успокойся! - рявкнул Илья, на миг повернувшись ко мне.
  - Ой, горе мне, горе - запричитала я - повелитель назначит меня нелюбимой женой. Что же делать?
  Машина резко остановилась, и Илья повернулся ко мне всем телом. Он тяжело дышал, и время от времени прикрывал глаза, чтобы успокоиться. На меня картина не произвела совершенно никакого эффекта. Злиться? Обижен? Это не шло ни в какое сравнение с тем, что чувствовала я! Да мне казалось, что на меня вылили ведро грязи, и теперь я никак не могу избавиться от этого чувства. Словно я - испорченная.
  - Что, неприятно слышать? - поинтересовалась я, наклоняясь ближе к Илье, внимательно следя за его реакцией - ничего, уверенна, мои слова не очень - то влияют на твое мировоззрение.
  - Просто давай спокойно обсудим то, что произошло - сказал Преображенский.
  - Нечего обсуждать - отозвалась я, раздраженно махнув руками - ты спросил, что я решила, я готова дать ответ. Так вот, не смотря на то, что сейчас произошло, ты все равно останешься моим другом. Знакомы мы с самого детства, тем более, что общих друзей у нас куда больше, чем мне бы сейчас хотелось, поэтому разрывать отношения просто потому, что у нас не совпали взгляды на твои увлечения - глупо.
  - Другом - повторил Илья, усмехнувшись - знакомы с детства, общие друзья... ты серьезно считаешь, что то, о чем ты сейчас говоришь - не глупо?
  - Думай, как хочешь - твердо сказала я, открывая дверь машины - а теперь извини, но я хочу пройтись в одиночестве. А, точно. Я оставлю рюкзак с платьем в салоне, верни его Фею или Миле. Платье - то наверняка дорогое. Приятной ночи, Илья.
  Захлопнув за собой дверь, я плотнее засунула руки в карманы и пошла вперед, по освещенной высокими фонарями улице. До дома оставалось не так уж и много, минут сорок, вряд ли больше, а это куда лучше, чем оказаться неизвестно где. Адреналин выветривался из крови осенним ветром, оставляя после себя только усталость. Страшно захотелось спать, но я упрямо шла вперед, радуясь про себя, что прохожих почти не было.
  Правда, те, что ещё прогуливались по улицам ночного города, удивленно смотрели мне вслед. Точнее не мне, а желтой спортивной машине, которая медленно ехала вровень со мной. Я не обращала на неё никакого внимания, рассудив про себя, что если Преображенскому так хочется тащиться следом как улитке - пусть тащиться.
  - "Надо бы потом поблагодарить Смелова - лениво думала я, зевая - он всё-таки пытался мне помочь. Ещё и денег на проезд дал, только зря тратился...стоп! - я остановилась как вкопанная и начала хлопать себя по карманам. Так и есть, деньги, которые Артём впихнул мне в руки, так и осталась лежать в кармане джинсов - ну, хоть не украли, и то хорошо"
  Завтра было воскресенье, так что отдать парню деньги я смогла бы только в понедельник. И то не факт, в конце концов, Смелов - старший учился не в основном здании универа, значит, придется через кого - то.
  Повернувшись в сторону стоящей рядом спортивной машины, за рулем которой Илья терпеливо ждал, пока я пойду дальше, мне в голову пришла прекрасная идея. А почему бы и нет, собственно? Если Илья сам не сможет передать, то это сделает либо Осипов, или Андрей Смелов. Оба варианты вполне неплохи! Разрешив ситуацию таким нехитрым способом, я, довольная собой, подошла к окну машины и постучала, дожидаясь пока мне откроют.
  - Девушка, я не нуждаюсь в Ваших услугах - усмехнулся Илья, наклоняясь ближе ко мне с водительского кресла.
  - Подобное тебе не светит даже в эротических снах - отозвалась я, протягивая Илье деньги.
  - Решила за проезд мне заплатить?
  Если бы голосом можно было замораживать - настал бы Ледниковый период.
  - Нет - терпеливо отозвалась я - это нужно передать Артёму.
  - Кому?
  - Артёму - повторила я - он дал мне на проезд, перед тем, как меня снова поймали. Нужно вернуть, но я не знаю, когда встречу его, поэтому передай, пожалуйста. Сам или через общих знакомых, у вас всё равно куда больше общих точек, чем у нас. Передашь?
  Илья молча взял деньги, поморщившись при этом и что - то пробормотав. Различив слова "получит" и " скотина", я решила не уточнять, почему простая просьба вызвала у парня такое недовольство.
  - А ну стоять! - приказал Преображенский, когда я уже хотела выпрямиться и пойти дальше.
  Меня накрепко схватили за ворот куртки, заставив наклониться в открытое окно ещё ниже, практически затаскивая в салон, натягивая ворот свитера и открывая обработанный укус. Я попыталась вырваться, но только больно ударилась головой о низкий потолок, в то время как Илья свободной рукой провел по отметине, сжав при это зубы и тяжело дыша через раз.
  - Да пусти ты! - не выдержала я - слышишь? Я не змея, чтобы так выворачиваться!
  - Значит, вот куда он тебя укусил - сверкнув глазами, прошипел Илья.
  - Да пусти же ты!
  - Доброго времени суток - раздался за моей спиной незнакомый голос, от которого я и Илья замерли, удивленно смотря друг на друга.
  - Скажи, что это твоя прекрасная и несравненная попа начала разговаривать - прошептал Илья - или у нас большие проблемы.
  - Пошёл ты - прошипела в ответ я, судорожно дернувшись.
  - Гражданка, не могли бы вы покинуть салон и ответить на несколько вопросов? - продолжил голос.
  Преображенский отпустил меня и я тут же выпрямилась, в очередной раз ударившись головой о потолок машины. Господи! Нужно было идти домой! Ну что мне стоило побеспокоиться о деньгах и Смелове чуть позже?
  Передо мной стоял молодой мужчина в форме, который внимательно осмотрев меня с ног до головы, прикоснулся к козырьку фуражки.
  - Сержант Огнев, предъявите документы.
  - А.... - я растерялась, не зная, что сказать. Документов у меня не было - что - то не так?
  - Нет, это обычная проверка - спокойно сказал мужчина.
  Вот что - то мне показывает, что далеко не обычная. Наверняка он заметил, как я, стоя на обочине, разговариваю с водителем дорогой машины, держа при этом в руках деньги!
  - Если Вы подумали, что я из тех, кто по ночам стоит на трассе, то Вы ошибаетесь! - попыталась доказать свою невиновность я.
  - Подтверждаю - подошел ко мне Илья.
  А он куда? Надеюсь, у него есть с собой документы и дарственная на машину, иначе Преображенский на своей шкуре узнает, что такое быть арестантом. Страшно представить, что тогда он будет вытворять.
  - Понимаете - начала я, сделав шаг вперед и привлекая к себе внимание мужчины в форме, напоминая, что именно я стала причиной разговора - мой друг предложил мне прогуляться, поэтому документов у меня с собой нет. Но, если Вы дадите мне позвонить, их тут же привезут.
  Полицейский внимательно посмотрел на меня, сузив глаза. Я сглотнула, понимая, что просто так меня вряд ли отпустят.
  - Я все понимаю, гражданка - отозвался сержант Огнев - но и Вы поймите: сейчас время не спокойное, недавно ограбили несколько магазинов, да и гонки нелегальные какие - то отморозки стали устраивать все чаще, из-за чего на дорогах твориться черт знает что. Мне продолжать список, или Вы сами поймете к чему я виду?
  Ну, всё ясно : меня приняли за проститутку. Вот спасибо тебе, Илюшенька! С королевы бала до ночной бабочки за один вечер! Головокружительный карьерный спуск! Подобные выкрутасы Золушке даже в кошмарных снах не снились.
  В который раз убеждаюсь, что с такой любовью как у него и ненависти не надо. Надеюсь, что после всего, что я пережила по его милости, мне уже выделили место в райских кущах или я убью Преображенского.
  - Я могу позвонить? - обреченно поинтересовалась я.
  - Кому Вы хотите звонить?
  - Не сутенеру, не волнуйтесь - отозвалась я, доставая из кармана куртки телефон - родителям.
  - Начальник - обратил на себя внимание тот самый отморозок, который устраивал нелегальные гонки в нашем городе - может, договоримся?
  Я замерла, так и не нажав на контакт отца. Только не говорите мне, что этот дятел решил дать полицейскому взятку! Нет, Преображенский, скажи, что ты не собираешься ему платить!
  - Что, всё так серьезно? - усмехнулся сержант Огнев.
  - Нет - отмахнулся Илья, доверительно наклоняясь к невысокому мужчине - я за этой девчонкой уже лет десять бегаю, а родители её всё гонят и гонят, упертые. Только сегодня еле - еле упросил позволить прогуляться. Если они узнают о том, что произошло, меня даже на порог не пустят. И что тогда делать? Воровать её, что ли?
  Я поперхнулась, во все глаза смотря на разнесчастного Илью, который чуть ли не рыдал на плече у опешившего от представления сержанта. И я ещё удивлялась, как этот шут смог сойтись с моими родителями? Забудьте!
  - Ну...раз Вы ставите вопрос таким образом... - начал полицейский, в то время как я удивленно смотрела то на него, то на подобравшегося Илью - думаю, не стоит лишать молодых заслуженного счастья.
  - Я знал, что Вы поймете - улыбнулся Преображенский.
  Я закатила глаза, понимая причину того, почему Илья и Фей так спокойно рассуждали о законности своей деятельности. Неужели все можно решить за деньги? А если бы я действительно была бы...и что? Меня бы отпустили за взятку? Или Илья бы угнал эту машину, а его даже не спросили о документах! И как после такого куда - то обращаться?
  - Сержант Онев, какие - то проблемы?
  От этого холодного тона подскочила уже не только я, но и Илья вместе с полицейским.
  - Твою ж мать - прошептал Преображенский, поморщившись.
  Впрочем, полицейский тоже не выглядел особо радостным.
  - Нет, товарищ майор, все в порядке - приложил руку к козырьку сержант Огнев, невольно ставший соучастником творившегося здесь беспредела.
  Почему - то очень захотелось засмеяться.
  К нам подошел высокий мужчина с усами как у моржа. Впрочем, телосложением данный гражданин ничуть не уступал млекопитающему, обитающему исключительно в холодных водах или зоопарках.
  - Доброй ночи, граждане, майор Лисьев - приложил руку к козырьку мужчина, повернувшись ко мне с Ильей - что произошло?
  Сержант бросил на нас извиняющийся взгляд и повернулся к старшему по званию.
  - Проверка документов.
  - Что ж, гражданка, предъявите паспорт, пожалуйста - протянул в мою сторону руку майор Лисьев.
  - У меня его с собой нет - отозвалась я.
  - Вот как - покачал головой полицейский - а Вы, гражданин? У Вас есть паспорт?
  - Нет - отозвался Илья.
  - Это Ваша машина?
  - Нет.
  - А чья?
  - Друга.
  - У Вас есть документ, который подтвердил бы Ваши слова?
  - Нет.
  Я только глубоко вздохнула, стараясь подавить приступ паники. Как же все паршиво!
  - Сержант Огнев, по какому вопросу были задержаны данные люди?
  - По подозрению в проституции - тут же отозвался мужчина.
  - Ты мою девушку проституткой назвал? - рванулся вперед Илья.
  - Что ж, - майор Лисьев отошел от Преображенского на пару шагов - вам придется проехать с нами.
  - Причина? - поинтересовался Илья.
  - Отсутствие документов и разрешения на использование транспортного средства - отозвался полицейский.
  Я в панике посмотрела на мрачного Преображенского, который явно что - то придумал, но пока почему - то не спешил вмешиваться. Мне же совершенно не хотелось ехать в участок. Да что же за день сегодня такой?!
  - Что ж, в таком случае, ничего не поделаешь. Везите - улыбнулся Илья, протягивая вперед руки - или без наручников обойдемся?
  - Что? - не поверила я своим ушам - в каком смысле - ничего не поделаешь? Я не поеду в участок!
  - Не усугубляйте, гражданка - попросил майор Лисьев - в участке со всем разберемся.
  - Но я живу неподалеку, мне могут привезти документы!
  Вот только участка мне для полной картины не хватало! Неужели того кошмара, во что превратился сегодняшний вечер всё ещё мало?! Ну, погоди у меня, Преображенский! Я тебе этого никогда не забуду.
  - Лиля, тебе же сказали не усугублять - покачал головой Илья, обнимая меня со спины за плечи - давай лучше тихо - мирно прокатимся, а потом позвоним, и нам все привезут.
  - Сам езжай, если такой умный - огрызнулась я.
  Преображенский усмехнулся и крепче сжал объятья, без слов говоря, чтобы я помалкивала и не ставила палки в колеса. Ну, хочешь разгребать все сам - пожалуйста!
  - Что ж, в какой картере нас повезут? - поинтересовалась я, наглея - я хочу с золотой крышей.
  - Надеюсь, с алмазной Вас устроит, гражданка? - тонко намекнул мне на последствие шуток майор Лисьев, указывая рукой на стоящую неподалеку машину.
  - Не особо - призналась я, поморщившись от мысли, что мне, Лилии Орловой, дочери подполковника Валерия Александровича Орлова, придется провести неопределенное время в обезьяннике.
  Папа меня убьет. А потом мама реанимирует и снова убьет.
  - Если ты не вытащишь нас из этого беспредела раньше, чем об этом узнает мой папа, я с тобой больше никогда не заговорю - улыбаясь, прошипела я Илье на ухо, слегка повернув голову.
  - Доверься мне - отозвался парень.
  - Ага - легкомысленно отозвалась я, понимая, что в ближайшее время точно не смогу ему поверить.
  - Ну что, граждане, прошу - открыл перед нами дверцу служебной машины сержант Огнев.
  - Расслабься, Цветочек, когда ещё будет такая возможность? - поинтересовался Преображенский, стоило нам забраться внутрь - вот что бы ты делала сегодня вечером, если бы не я?
  - Лечилась - огрызнулась я, стараясь отсесть подальше - читала книгу, пила горячий чай....
  - То есть, ничего интересного - подытожил Илья, улыбнувшись - ну, разве ты можешь похвастаться хотя бы одним днём, который был бы таким же насыщенным, как этот?
  - Хочешь сказать, что то, что произошло сегодня для тебя - обычное дело? - поинтересовалась я.
  - Ну, в пятерку лучших, он точно не входит - пожал плечами Илья.
  Майор Лисьев, который сидел за рулем едва слышно хмыкнул и, нажав на газ, словно сказочный лакей повез нас в отделение полиции, куда обычно попадает тот контингент, к которому я бы не причислила себя и в страшном сне.
  - А какие входят? - поинтересовалась я, неожиданно даже для себя.
  Парень покосился на явно прислушивающихся служителей порядка и посмотрел на меня. Я только подняла брови, удивляясь тому, что такой человек как Илья Преображенский способен стесняться. Хотя, наверняка всё дело в том, что многие его "веселые" дни связаны не со всем с легальными делами, поэтому друг просто не хочет нагнетать и без того безрадостную обстановку.
  - А это я расскажу тебе в другой раз - беспечно отозвался Илья, на что я просто пожала плечами и отвернулась к окну, смотря, как мимо проносятся фонари и витрины магазинов.
  
  
  * * *
  
  - Я так по всем соскучилась!
  - Варя, прошло всего два дня - Аня устало вздохнула, поправив ворот бледно - розовой рубашки, которая идеально подходила к джемперу персикового цвета.
  До начала первой пары этой недели, которую поставили в час дня , оставалось каких - то десять минут, а студенты все продолжали приходить, вяло здороваясь с остальными одногруппниками и занимая свои места за партами, стараясь оказаться как можно дальше от преподавательницы страшного, но такого нужного математического анализа. Правда, вся его значимость и необходимость совершенно не мешала студентам выть от безысходности и корпеть над конспектами, полных формул и расчетов.
  - Народ! Кто сегодня на семинаре должен отвечать? - поднял главный вопрос дня староста и идейный вдохновитель группы - Эдик Тополь - и, минуя шквал вопросов, хочу отметить, что все вопросы, которые дала нам Зинаида Петровна, были разобраны в группе вк ещё в пятницу. Очень надеюсь, что те люди, которые их разобрали, добросовестно нашли ответы, иначе те, кого лишили возможности заработать баллов для самоката, будут сильно ругаться. И я в том числе.
  Варя только хмыкнула, смотря на худенького паренька, который стоял за кафедрой подобно Ленину перед революционерами.
  - Да ладно тебе, Эд, если что - быстро найдем в интернете, не беда - легкомысленно отмахнулась Катя Маркова - Петровна разрешает пользоваться планшетами, а в этой аудитории ловит вай-фай.
  - Да дело не в том, ловит он или нет! - огрызнулся Эдуард - дело в ответственном подходе к выполнению своих обещаний! Осталось всего - то три семинара, а Зинаида сказала, что для самоката нужно восемь ответов. Восемь! У меня их всего четыре, а я не хочу зубрить семьдесят вопросов!
  - Прибейся к кому- нибудь - пожала плечами Маркова, доставая из объемной сумки пудреницу - что, сложно?
  - Я тебе не фрегат к кому- нибудь прибиваться - отозвался Тополь, зло сверкнув глазами - кто сегодня должен отвечать? Ну чего молчим?
  - Все когда - нибудь отвечать будем - философски пожал плечами Ахмед Ибрагимов, сцепив пальцы рук за головой в замок - высокий ингуш, который не раз выручал свою группу на творческих вечерах университета игрой на гитаре и веселыми песнями - вопрос в том, стоит ли торопить события или же послушно жить по воле Всевышнего.
  - Философ, блин - поморщился Тополь - что ж ты тогда к Михайловичу три раза на пересдачу ходил?
  - А я высоко мыслю только в пост - пожал плечами Ахмед, усмехнувшись - душа, знаешь ли, в такие дни ближе к Вечному, поэтому и думается лучше.
  Группа расхохоталась, даже Эдуард не выдержал и присоединился к веселью.
  - Кстати, а где Лиля? - Варя повернулась к Ане, доставая из своего небольшого рюкзака общую тетрадь и пару ручек - она же обычно приходит минут на десять раньше начала.
  - Я не смогла ей дозвониться - пожала плечами Аня, зевая - наверное, ещё болеет. У неё вообще голос был убитый, когда я вчера ей звонила.
  - Что - то случилось? - замерла Варя, только сейчас заметив, как устало выглядит Боголюбова.
  Под голубыми глаза залегли тени, которые даже пудра не смогла скрыть, острые скулы стали ещё заметнее, как и природная бледность. Во всем облике Ани чувствовалась усталость, словно девушка не спала несколько дней, хотя девушка и пыталась выглядеть бодро, но потухший взгляд было не спрятать. От Вари так точно.
  - Не знаю - пожала плечами Боголюбова, от чего белокурые волосы заскользили по плечам - она отказалась говорить, что проихошло.
  - Я не про Лилю - покачала головой Котова, садясь рядом с подругой - я про тебя.
  - А что со мной не так?
  - Ты какая - то уставшая...
  - Я не опоздала?
  Варя обернулась, во все глаза смотря на запыхавшуюся Лилю, которая пыталась отдышаться, держась за горло и поспешно расстегивая пуговицы серого пальто свободной рукой. Рыжие волосы, заплетенные в длинную косу, слегка растрепались от бега, заставляя девушку морщиться, то и дело отбрасывая длинные пряди назад. Расстегнутое пальто делало и без того невысокую Лилю ещё меньше, заставляя Варю умиляться тому, насколько мило выглядит её подруга. И не скажешь, что студентка. Школьница, не иначе!
  - Девочка, что ты тут забыла? - поинтересовался Ахмед, когда Орлова, наконец - то сняла с себя пальто, оставшись в сером сарафане поверх черной водолазки - школа через три квартала отсюда.
  Похоже, такого мнения о подруге было не только Варя.
  - Ха-ха-ха - отозвалась Лиля, всем своим видом показывая, что не настроена на шутки - смешно, Ахмед. Мне напомнить, сколько километров до Ингушетии?
  - Она всегда в моем сердце - отозвался ингуш, пожав плечами.
  Лиля только закатила глаза, присаживаясь рядом с Аней. Варя быстро переглянулась с Ибрагимовым, и повернулась к подругам. Выглядела Орлова почти так же замучено, как и Боголюбова.
  - Да что с вами? - не выдержала Варя, несильно хлопнув рукой по парте - выглядите так, словно вас пытали!
  - Обычно культурные люди делают вид, что не заметили - отозвалась Лиля, доставая тетрадь - кстати, Варя, ты подготовила ответ на вопрос?
  - А то - отозвалась девушка, показывая большой палец настороженному Эдуарду, который отреагировал на вопрос Лили как собака на кость - часа три искала ответ. Еле нашла.
  - Та же песня - согласно кивнула головой Орлова - а почему Тополь на нас так подозрительно смотрит?
  - А, точно, ты же не застала его нытье - припомнила Варя, накручивая на палец прядь фиолетовых волос.
  - Нытье?
  - Он тут целое выступление устроил по поводу подготовки и ответов.
  - Можешь больше ничего не говорить.
  - Лиля, у тебя вся прическа растрепалась - Аня осторожно коснулась рукой рыжих волос - давай я тебя заплету?
  - Я планировала сегодня с распущенными ходить - улыбнулась Орлова.
  - Всё равно давай причешу - осталась непреклонной Аня - знаю я, как ты ходишь.
  - А почему Зинаиды Петровны до сих пор нет? - поинтересовалась Лиля, смотря на дверь в аудиторию - пара уже минут десять идет. Она же не опаздывает.
  - Она решила дать тебе время привести себя в порядок - вклинился в разговор Ахмед, сидящий прямо перед девушками и прекрасно слыша каждое слово из разговора.
  - Не удивлюсь, если ты и здесь принял участие - пробормотала Лиля.
  Аня усмехнулась, осторожно расчесывая волосы подруги.
  - А если серьезно, то Лиля права - встала на защиту подруги Варя - Петровны - то нет. Может, и пары не будет?
  - Издеваешься? - возмутилась Маша Малявина - девушка, которая не пропустила ни одной пары за все три года обучения - у нас с ней две пары сегодня. Что нам три часа перед информатикой делать?
  - Молиться - смиренно отозвался Ахмед - и нам воздастся.
  Варя расхохоталась и поймала ответную улыбку ингуша. Все- таки, не смотря на то, что Ибрагимов был жителем жаркого Кавказа, о народах которого ходило немало анекдотов и страшных историй, сам парень, как и его земляки отлично вписались не только в жизнь универа, но и всего города.
  - Сам молись - огрызнулась Маша.
  - Какая женщина - развел руки в стороны Ахмед - заботиться о моей душе. Всё-таки русские хорошие люди.
  - Может, женишься на ней ещё? - с улыбкой предложила Варя.
  Ибрагимов только покачал головой, не отвечая на предложение. И так все было ясно.
  - Кстати, Лиля, я вот что спросить хотел - повернулся к Орловой Ахмед - как мне можно найти Илью Преображенского?
  Лиля поперхнулась и закашляла, пытаясь что - то ответить. Аня участливо похлопала подругу по плечу, предложив воды. Девушка отрицательно помахала рукой и, глубоко вздохнув, повернулась к ингушу.
  - Откуда мне это знать?!
  - Ну как же? Он же всегда где - то неподалеку от тебя.
  - Он студент журфака! Как он может быть неподалеку от меня?!
  - Любовь не знает границ - отозвался Эдик Тополь, присаживаясь рядом с Ахмедом - ну, это первое, что приходит в голову, когда на вас смотришь.
  - Я тебе сейчас твою голову сама откручу! - пообещала Лиля, несильно толкая старосту в плечо.
  - Так что с Ильей?
  - Да откуда мне знать? Позвони ему - спроси, где он шляется. Или друзей его найди.
  - Не волнуйся, я просто хотел уточнить у него, когда будет полуфинал КВН - примирительно сказал Ахмед, улыбаясь.
  - Он что, ещё и в КВН играет? - поинтересовалась Лиля, слегка поморщившись, когда Аня с силой провела расческой по длинным рыжим волосам - что я ещё про него не знаю?
  - Нет, не он - отозвался ингуш, замахав руками - его брат в профкоме, поэтому Илья точно знает о всех мероприятиях.
  - Могу дать тебе его номер и пожелать удачи - пожала плечами Орлова, доставая телефон - извини, но встречаться сейчас с ним у меня нет никакого желания.
  - Любовная ссора? - вставил свои пять копеек Тополь, переглянувшись с Ахмедом, который прикусил губу, чтобы не расхохотаться - досадно, но ты держись, ладно?
  - Валил бы ты отсюда, Эдик, по - хорошему - не смогла смолчать Варя, не выдержав насмешек над подругой.
  - Не стоит так нервничать - примирительно улыбнулся парень - я просто пытаюсь ее поддержать.
  - Обойдусь - отозвалась Лиля, отдавая Ахмеду телефон, чтобы тот переписал номер - но, если у тебя на Преображенского есть какие - то планы, то я даю тебе зеленый свет. Не думаю, правда, что он отнесется к этому с восторгом, но ты уж постарайся, ладно?
  Эдуард поморщился и сделал вид, что его тошнит.
  - Нет, спасибо, он не в моем вкусе.
  - Народ! Что с Зинаидой? - подала голос Катя Маркова - у меня смена начинается через сорок минут! Неужели никто не может узнать, стоит ли вообще её ждать?
  - Конечно, стоит - отозвался Ахмед.
  - Ибрагимов! - зашипела Маркова - я понимаю, что ты сейчас на особой волне, но меня ждать не будут.
  - Зачем тогда вообще было приходить? - поинтересовалась Варя, подпирая щеку рукой и смотря на девушку с темными волосами, заплетенными в сложную прическу.
  - Я думала ответить и отпроситься - пожала плечами Катя - но раз её нет, то какой смысл сидеть?
  - Да сейчас я у методиста спрошу - успокоил девушку Эдуард, нажимая на экран смартфона, где высвечивался номер - пять минут подожди.
  - Дурдом - покачала головой Лиля, тут же поморщившись и зашипев.
  - Кстати, а я ведь сегодня видела Илью - вспомнила Аня - только, он какой - то странный был.
  Варя заинтересованно повернулась в сторону подруги, в то время как Орлова только фыркнула. Илья часто бывал странным и непонятным для простых смертных, но раз сама Аня Боголюбова говорит, что с Преображенским было что - то не так - то с ним действительно было что - то не так. Уж Варя это точно знала.
  - Страннее чем обычно? - уточнила Варя, решив подстраховаться.
  - Он пел - кивнула Аня.
  - И?
  - Владимирский централ - уточнила Боголюбова, поправив красивую прическу.
  - Подумаешь, может, услышал где - то, вот и прицепилась - пожала плечами Котова, в то время как Лиля внезапно уронила голову на руки и обреченно застонала - что с тобой? - удивилась Варя - Лиля? Все нормально?
  - Нет - подняла голову Орлова - все просто ужасно!
  - Почему?
  - Не будет пары - не дал Лиле открыть рта Эдуард, поднявшись со своего места - Петровна заболела.
  - А что со следующей парой? - поинтересовалась Маша Малявина - ты не спросил?
  - По расписанию - отозвался Эдик, забрасывая рюкзак на спину - но это будет через две пары, не думаю, что Борис Семенович захочет проводить информатику у трех - четырех калек, которые либо дождались его пары из принципа, либо вообще живут в общагах, которые из каждого окна нашего крыла видать.
  Истина в словах старосты была, но возмущению группы все равно не было предела. Приехать в универ просто так!
  - Так, не кричим! - попытался угомонить народ Тополь - ребята, будем четными! Поднимите руки, кто собирается ждать пару Бориса Семеновича? Действительно ждать, а не смоется через два часа.
  Варя косо посмотрела на подруг. Аня колебалась, все-таки пропускать занятия было вовсе не в её привычках, в то время как Лиля всем своим видом показывала, что ждать пары, которая состоится только через два с половиной часа, она не намеренна.
  Среди двадцати пяти студентов группы, руки подняли только шестеро, причем Ахмед Ибрагимов был в их числе.
  - Да ладно? - не поверила Маша, удивленно смотря на ингуша - не верю!
  - Это не точно - успокоил девушку парень - все будет зависеть от того, когда будет КВН.
  - Ясно, а вы, неразлучная тройка? - поинтересовался у подруг Тополь - ждать не будете?
  - А смысл? - резонно спросила Лиля, убирая тетрадь обратно в сумку - мне не настолько нужна информатика, чтобы ждать ее почти три часа. Тем более, такая информатика, какую преподает Борис Семенович.
  - Я согласна - кивнула головой Варя, радуясь, что понедельник оказался не так уж плох, как могло показаться в начале - а ты, Аня?
  Боголюбова косо посмотрела на ждущих одногруппников, спокойную Лилю и нетерпеливую Варю. Вздохнув, Аня пожала плечами.
  - Я тоже вряд ли дождусь - призналась девушка - извините, ребят, но эта пара действительно не то, что стоит ждать.
  - Правильно - поддержал ее Эдик Тополь, впихивая в руки изумленной Маши журнал посещений - ну, тогда всем счастливо оставаться! Если что - то измениться - передам через Машу.
  - Ты в конец охамел, Тополь? - возмутилась Малявина, пытаясь вернуть журнал обратно - сам заполняй! Ты же староста!
  - А ты мой зам - отозвался парень, ловко перепрыгивая через парту и направляясь к выходу из аудитории - да, кстати, не ломитесь толпой мимо деканата, ладушки? А то нам головы отрубят.
  - Тополь!
  - Вот циркачи - усмехнулась Варя, повернувшись к подругам, когда староста исчез из аудитории, вместе с побежавшей за ним Машей - ну, что делать будем? Или все по домам?
  - Не уходите, пожалуйста - попросила Лиля, комкая в руках пальто - я хочу с вами поговорить.
  Варя и Аня удивленно переглянулись, но кивнули.
  - Это как - то связанно с Ильей? - осторожно поинтересовалась Аня, как всегда понимая чуть больше, чем нужно было.
  Варя никогда не лезла в чужую душу, предпочитая не замечать того, что происходит с человеком, пока тот сам не расскажет. Промолчит - значит, проблема не настолько важна и значима, чтобы ей делиться. Аня была более прозорлива, почти мгновенно понимая причину и сразу же придумывая десятки вариантов решения, правда, она никогда ничего не говорила, предпочитая молчать и не навязывать своего мнения.
  - Давайте не здесь - попросила Лиля, подходя к двери аудитории - лучше пойдемте, выпьем горячего чая, хорошо? Погода отвратительная.
  Погода действительно была по - настоящему осенней: холодный ветер и то и дело срывающиеся мелкие капли дождя с пасмурного неба. Варя посмотрела в окно и искренне посочувствовала тем, у кого сейчас была пара физкультуры.
  - Ну, точно Илья что - то выкинул - еле слышно пробормотала Аня своим мыслям, набрасывая на плечи светлое пальто.
  - С чего ты взяла? - поинтересовалась Варя, хватая свою куртку в охапку и забрасывая рюкзак на плечо - может, дома что - то не так.
  - Может быть - не стала спорить Аня.
  Котова поморщилась, но спорить не стала. В конце концов, Аня всегда легко уходила от конфликтов, даже когда ей их пытались навязать.
  - Давайте быстрее, не хватало ещё методиста встретить по пути - поторопила подруг Лиля, выходя из аудитории.
  Похоже, разговор действительно предстоял довольно сложным. Хотя, когда дело касалось Ильи Преображенского, все вообще становилось слишком сложным, а на взгляд Вари вообще не решаемым. Но кто ее спрашивал? Ей бы со своими проблемами разобраться.
  
  
  * * *
  
  - Хочешь сказать, что после того, как вы уехали в гонок, вас упекли в участок?! Илья, ты нормальный?!
  - Не кричи так - с мольбой попросил Кирилл, не открывая глаз, лежа головой на парте - Саша, ты обычно тихий, что ж ты так разорался?
  - А ты не понимаешь, значит? - не унимался Саша, шипя не хуже змеи, то и дело оглядываясь на преподавателя, внимательно смотрящего на невысокую девушку, которая рассказывала о развитии журналистики на рубеже двадцатого века.
  - Нет, не понимаю.
  - А ты где был в это время?
  - Не помню - признался Кирилл, приоткрывая глаза, и смотря на повернувшегося к нему Сашу - и не смотри на меня так осуждающе. До моей совести ты все равно не достучишься.
  Преображенский - старший поморщился, но промолчал. Илья, сидящий с братом за одной партой, безучастно смотрел в окно на стадион, где у каких - то курсов проходила физкультура, даже не пытаясь ввязаться в разговор.
  - Что - то он слишком тихий - кивком головы указав на брата, сказал Саша - колись, что с ним?
  - Откуда мне знать?
  - Поговори мне - пригрозил Саша - думаешь, я не знаю, что ты тоже был на тех гонках? Какого черта вы вообще снова туда пошли?
  - Фей позвал - честно сказал Осипов, потирая глаза левой рукой.
  Спать хотелось страшно, но парень держался, как мог.
  - Кирилл - тон Саши стал угрожающим - что с ним?
  - Да та рыжая дура его кинула - наконец сознался Осипов, вспомнив раздраженное лицо девчонки, когда Фей торжественно вручал "приз" в руки не менее злого Ильи.
  Вот потеха - то была!
  - Лиля? - удивился Саша - и что на этот раз?
  - Не, наверное, это уже финиш - задумчиво отозвался Кирилл, снова подпирая щеку рукой - она точно не простит того, что её заставили быть "призом".
  - Что?!
  - Преображенский, у Вас какие - то проблемы? - поинтересовался преподаватель - пожилой мужчина невысокого роста с темными волосами, в которых уже виднелась седина - может, расскажете об этом все группе? Мы попробуем Вам помочь.
  - Мой брат - идиот - раздраженно сказал Саша, пихая безучастного Илью в бок - причем самый большой идиот в мире.
  - Сочувствую - холодно сказал преподаватель - но вынужден Вас предупредить : ещё одна подобная выходка и я выставлю Вас и Вашего брата - идиота за дверь.
  - Простите - сбавил тон Саша, прекрасно зная, когда нужно остановиться и дать задний ход.
  В отличие от своего идиота - брата.
  - Зачем ты это сделал? - прошипел Саша, когда мужчина вернул свое внимание отвечающей девушке.
  - Я могу попробовать ответить на этот вопрос - вклинился Кирилл, когда парни поняли, что от Ильи ничего не добьешься.
  - Ну, попробуй - не сводя пристального взгляда с брата, отозвался Саша.
  - Нельзя любить человека, зная его только с одной стороны - сказал Кирилл.
  - И? - не понял Саша - ты что, философ решил стать? Так у нас этот предмет только через пару.
  - Ай - поморщился Осипов - нет! Я имею в виду, что наш Ромео решил ввести свою Джульетту в курс своих делишек, в надежде, что она примет и поймет, но Джульетта его кинула.
  - И правильно сделала - не остался в долгу Саша, злорадно смотря в сторону Ильи - может, хоть после этого он начнет думать головой.
  - Ну что ты за брат? - возмутился Кирилл, с нескрываемой усмешкой смотря на старшего близнеца - поддержал бы, что ли.
  - Пошли вы оба по известному маршруту - сквозь зубы сказал Саша, не обращая внимания на слова Осипова - я вам уже сто раз говорил, чтобы завязывали со своими похождениями. И что?
  - Что?
  - Тебе - то ничего - раздраженно отозвался Саша - а ему может что - то в голову и прилетит.
  Илья все так же безучастно смотрел в окно, не подавая никаких признаков заинтересованности в разговоре брата и друга.
  - Это провал, да? - тихо поинтересовался Саша у Кирилла, начиная беспокоиться.
  Обычно Илья довольно быстро приходил в нормальное состояние, не имея привычки долго страдать, но сегодня с ним было что - то не так.
  - Полный - подтвердил Кирилл, лениво посмотрев на Илью - но ничего, уверен, что все, что ни делается - все к лучшему.
  Саша косо посмотрел в сторону Осипова, но промолчал. В конце концов, это не его дело. Он и так делал все, что мог, для того, чтобы свести все последствия выходок брата к минимуму.
  - А я считаю, что она была права - встал на защиту несостоявшейся жены Ильи Саша.
  - Она просто его кинула.
  - Нельзя обвинять человека в том, что он не захотел идти против своих принципов и правил - жестко сказал Саша.
  - Даже ради друга?
  - Ну, этот друг же не захотел идти ради неё против своих принципов и правил - резонно заметил Преображенский - старший - так почему Лиля должна это делать? По - моему, это не она клялась в любви и верности до гроба.
  - Вот вечно ты все с ног на голову переворачиваешь - поморщился Кирилл, и, вытянув шею, внимательно посмотрел в сторону преподавателя, который рассевшись на своем стуле, лениво следил за тем, как отвечает высокий парень, заикающийся на каждом слове.
  - И что такой, как он забыл на факультете журналистики? - пробормотал Осипов, доставая из сумки бутылку воды - пересядь немного вправо - попросил парень Сашу.
  - Тебя выгонят - пригрозил тот, слегка наклоняясь вправо.
  - Поэтому я и попросил тебя пересесть. Не тупи, парень.
  Саша поморщился, но отвечать не стал.
  - Это ещё не конец - пробормотал Илья, заставив брата подскочить от неожиданности.
  - Что, прости? - удивленно переспросил Кирилл, на мгновение даже забыв о своей головной боли и недавнему крутому повороту в жизни.
  - Ты что, совсем тупой? - прошипел Саша, бросая на брата раздраженный взгляд - заканчивай это представление и наконец - то разберись со своей жизнью!
  - Он прав - серьезно сказал Кирилл, убирая бутылку обратно в рюкзак - хорош стелиться, пора бы и гордость поиметь хоть раз.
  - Вас не спрашивал - спокойно сказал Илья, не поворачивая головы от окна - обойдусь без советов.
  - Но...
  - Найди себе бабу - Осипов потянулся вперед и, положив руку на плечо Ильи, слегка сжал пальцы - не обязательно на "долго и счастливо" хотя бы на одну ночь. У тебя недотрах. Может, после того, как ты хорошо проведешь время с девочкой, у которой не настолько глобальные запросы, ты успокоишься?
  - Я не это имел в виду! - возмутился Саша, понимая, как сильно может попасть его брат, если послушает совета неадекватного мажора.
  Неадекватный мажор лишь картинно пожал плечами и убрал руку, расслабленно прислоняясь к спинке стула.
   - Не вздумай его слушать! - обратился Саша к Илье, совершенно забыв, что идет пара, и преподаватель внимательно прислушивается к их разговору уже несколько минут - ну, подумаешь, отшила она тебя, в который раз - то? У тебя за эти годы иммунитет к её отказам выработался. Лучше услышь, наконец - то, что Лиля тебе говорит, и прекрати её мучить. Ты ни себе, ни ей жизни не даешь.
  - Подписываюсь под каждым словом - подтвердил Кирилл.
  Хоть Осипов и не был согласен со всем, что сказал Преображенский - старший, но говорить об этом сейчас - настоящая глупость. Потом, когда Ильи не будет поблизости, как и его верной шестерки, Андрея Смелова - тут Кирилл презрительно усмехнулся, вспомнив это недоразумение - он ещё скажет свое слово Саше.
  - Ну, не приворожила же она тебя - в отчаянье произнёс Саша, уже не зная, как достучаться до головы близнеца - отпусти ты её. Ну, правда, хватит. Это уже выходит за все границы.
  - Я ей нужен - твердо, но тихо сказал Илья, повернув голову к Саше - я это чувствую, знаю. Если я уйду - кто с ней останется?
  - Родители, друзья - тут же вставил свои пять копеек Кирилл - поверь, одна она точно не останется.
  - Все познается в сравнении - произнёс Саша, не обращая внимания на слова Осипова - она просто не знает, каково это - когда тебя нет. Почему бы тебе просто не отступить?
  - Просто попробуй. Хотя бы неделю не показывайся ей на глаза - убежденно сказал Кирилл - я знаю, у тебя получиться, парень.
  - Может, расскажешь, что произошло в участке? - тихо спросил Саша, изо всех сил пытаясь понять ход мыслей брата.
  Хоть они и были близнецами, Александр никогда не мог понять ход мыслей брата. Словно между ними просто не существовало той невидимой нити, о которой так много говорят всевозможные шаманы и колдуны. Может, там, наверну, кто - то просто ошибся и они вообще не должны были родиться братьями?
  - Ты веришь в судьбу? - поинтересовался Илья у брата.
  - Верю - честно сказал тот.
  - А я - нет. Почему я должен безропотно принимать то, что моей жизнью кто - то распоряжается? - зло спросил Преображенский, не обращая внимания на удивленного брата, настороженного Кирилла и ухмыляющегося препода - почему я должен мириться с тем, что у меня нет права выбора? Разве человек - не венец природы? Или это просто красивые слова?
  - Ты больной - почти восхищенно произнёс Кирилл - нет, честно, ты - редкий псих!
  - И к чему ты это говоришь? - устало поинтересовался Саша, понимая, что уже не хочет ни во что вмешиваться и готов закрыть глаза на все похождения брата.
  Его уже ничего не исправит.
  - Если вы хотите, чтобы я прекратил добиваться того, кто мне нужен, то я послушаюсь - отозвался Илья, доставая телефон и вытаскивая сим - карту, протянув ее брату - но, это не значит, что я позволю вам навязывать мне свое мнение. Я живу и поступаю так, как считаю нужным и в советах других я не нуждаюсь. В моей шкуре вы никогда не будете, так что поменьше открывайте рты.
  - И что ты этим хочешь сказать? - нахмурившись, поинтересовался Саша, вертя в пальцах ручку.
  - Сам когда - нибудь поймешь.
  - Псих - повторил Кирилл, косо посмотрев на телефон Ильи - но ты забавный.
  - Осипов - раздался голос преподавателя - вы сегодня на редкость красноречивы. Не хотите ли ответить на следующий вопрос?
  - Хорошо - безразлично пожал плечами Кирилл и, выбравшись из-за парты, пошел к кафедре, не обращая внимания на уставшие взгляды одногруппников, которые уже отчаялись дождаться конца пары.
  - Только не натвори ещё больше глупостей, хорошо? - попросил Илью Саша.
  - Мне плохо, Саш - признался Преображенский, как когда - то давным-давно, в детстве - и что мне с этим делать, я и сам не знаю.
  - Это просто неразделенная влюбленность - сказал Преображенский - старший - неприятный, но все же нужный опыт. Поэтому просто забудь и отпусти, хорошо?
  - Хреново быть королем френдзоны - усмехнулся Илья - к такому не привыкнешь.
  - Просто иди дальше - твердо сказал Саша - я редко соглашаюсь с Кириллом, но он прав : сколько можно ходить по кругу? Сам сказал, что ты никому не позволишь распоряжаться собой, и что я вижу? Если Лиля не имеет на тебя никакого влияния, то мы открыли новый термин.
  - Ты прав - со вздохом признался Илья - пора заканчивать этот цирк. Только помоги мне, ладно? Один я не справлюсь.
  - Давно бы так - похлопал брата по спине второй близнец - можешь на меня рассчитывать.
  Эта история действительно затянулась, подумал Саша, посмотрев на брата, который снова безразлично смотрел в окно, пора заканчивать.
  
  
  * * *
  
  Начало дня выдалось таким же кошмарным, как и минувшие выходные. Погода окончательно вошла в роль, и осень вступила в полноправные права, вытеснив более - менее теплые дни, заменив их промозглыми буднями. Этому радовались только заядлые оптимисты или те, у кого на золотое время года выпало День рождения, остальным приходилось повыше натягивать воротники курток и пальто, каждое утро запихивая в сумки и рюкзаки зонты.
   В универ не хотелось страшно, даже притом, что добраться до родного учебного заведения в обед можно было без проблем - трамваи ходили практически пустыми, но стойко державшая свои позиции температура и вполне оправданное опасение столкнуться с Ильей все равно перевешивали.
  Как мы с этим "отморозком, устраивающим гонки" выбирались из обезьянника, даже вспоминать не хотелось. Но Преображенский не соврал, когда заявил, что один его звонок все решит. Нас действительно отпустили уже через сорок минут после задержания и торжественно вручили в руки беспрерывно смеющемуся Алексею Смертникову - сыну прокурора, который, как пояснил потом Илья, был заядлым любителем гонок и их с Феем постоянным клиентом.
  - Вот это насыщенный вечер - устав смеяться, произнёс Алексей, пожимая руку Преображенскому - ну, я тебе помог, помоги и ты мне.
  - Номер не дам - огрызнулся Илья - придумай что - нибудь другое.
  - Почему?
  - Это конфиденциальная информация - отозвался парень, и я невольно восхитилась тем, как Илья спокойно общается с тем, кто в будущем будет вершить судьбу нашего города.
  И ведь Смертников даже не возмущается, что какой - то левый субъект ему отказывает! Только смотрит как побитая собака. Интересно, почему?
  - Если все дело в долге, то... - начал Алексей, но его перебили.
  - Не сейчас. Спасибо, что выручил. Всего хорошего.
  Илью я ждать не стала, и просто пошла домой, решив, что лучше долгая прогулка, чем ещё одна поездка с Преображенским. Кто знает, на что ещё можно нарваться?
  - Если не хочешь со мной общаться - я пойму - догнал меня Илья, не желая ставить точку в разговоре.
  - Не хочу - не стала спорить я, не поворачиваясь - по крайней мере - сейчас.
  - Я хочу объяснить - схватил меня за руку Преображенский - да, я привез тебя на гонки. Да, я тебя бросил, точнее, выпустил из вида, но это не уменьшает моей вины. Да, я стал причиной того, что тебе пришлось быть призом. Это всё случилось из-за меня, не отрицаю, но ты можешь хотя бы выслушать, прежде чем закрываться в себе и делать какие - то выводы?
  - Что? - не поверила я своим ушам - хочешь сказать, что я не могу даже сделать выводы? Ты что, считаешь меня бесхребетной дурой? Того, что ты и так сделал из меня черт знает что, тебе мало?!
  - Просто помолчи и послушай - с силой сжимая мою руку, произнёс Илья - знаешь, зачем я это сделал?
  - И знать не хочу.
  - Сколько мы знакомы, а, Лиля? - поинтересовался парень - ну? Считай уже пятнадцать лет. И все эти пятнадцать - ты только вдумайся в эту цифру! - я стою перед тобой на задних лапах, готовый выполнить любую прихоть. Я знаю о том, что ты любишь, какой цвет тебе нравиться, какую музыку и книги ты предпочитаешь, я даже знаю, какое слово ты сказала первым. А ты? Что знаешь обо мне ты?
  Я сцепила зубы, борясь с желанием закрыть уши и больше не возвращаться к этой теме. Но нельзя. Сейчас решается дальнейшая судьба наших с Ильей отношений. Как бы малодушно мне бы не хотелось избежать этой беседы, я знала, что рано или поздно она всё-таки состоится. Дальше тянуть было просто опасно.
  Илье нужно было выговориться. Не смеяться и уходить от ответа как обычно, а действительно рассказать все, что он уже так давно держал в себе.
  - Я привез тебя на гонки, чтобы показать, что вот она - та жизнь, которая мне по душе. Не криминал и подполье, как ты могла бы подумать, а драйв, азарт и скорость. Разные люди, новые знакомства, в конце концов! У каждого человека есть вторая сторона. Мы - как монеты: одну видят все, а вот на вторую внимания не обращают. Потому я захотел показать тебе свою "вторую" сторону, чтобы ты увидела меня целиком, таким, какой я есть.
  На душе стало так паршиво, что захотелось кричать, топать ногами и плакать. Истерить, просить, чтобы он замолчал, а лучше - чтобы этого дня вообще не было. Но я продолжала молчать, внимательно слушая каждое слово, всё отчетливее понимая, что это катастрофа.
  - Я сложный человек - продолжал Илья, смотря куда - то выше моего плеча - иногда даже сам себя не понимаю, но я - это я. Такой, какой есть. Скажи, Лиля, узнав, что я могу быть... Таким, каким я был на этом вечере, что у меня такие знакомства и увлечения, ты останешься рядом?
  - Другом? - тихо спросила я, боясь поднять глаза.
  - Нет.
  - Прости - слова казались камнями, настолько трудно было их произнести - но я не смогу дать тебе того, чего ты хочешь. Быть той, кто будет поддерживать тебя, и радоваться твоим успехам в гонках или прочих подобных делах. Этот мир - не для меня.
  - Даже если я там? - спросил Преображенский, касаясь своим лбом моего.
  - Ты сможешь отказаться от своей жизни ради меня? - поинтересовалась я, наконец - то поднимая глаза - от гонок, драйва, новых знакомств и веселых компаний? Хотя, можешь не отвечать, знаю, что у тебя хватит ума попробовать, но это уже будешь не ты, понимаешь? Я не хочу ломать тебя, поэтому, пожалуйста, не ломай меня, ладно?
  - Значит...все?
  - Да.
  - Но, шанс все равно есть, ведь так?
  - Не сегодня.
  - Да, не сегодня.
  Илья слабо улыбнулся и, поцеловав меня в лоб, отстранился. Я сжала зубы, стараясь не расплакаться. В душе творился настоящий ураган : страх, обида, разочарование, растерянность, облегчение...и надежда. Я его отпустила. Это нужно было сделать давным-давно, но я так привыкла постоянно видеть любовь в его глазах, что просто не представляла, как может быть по - другому. Наверное, я ещё крупно пожалею, но не сегодня.
  - Что ж, передавай привет Саше - улыбнулась через силу я.
  Это не конец, мы просто начинаем новую страницу наших отношений. Приятельских, соседских...какая разница?
  - Обязательно - кивнул Преображенский - так, может, тебя подвести?
  - Не стоит - пожала плечами я - сама дойду. Хватит, подвез уже.
  Илья кивнул, и, посмотрев мне в глаза, улыбнулся, после чего развернулся и пошел в сторону разговаривающего по телефону Алексея Смертникова.
  После этого я Преображенского больше не видела, и не слышала. Ни звонка, ни смс, ни - чего. И это практически за два дня! Похоже, что Илья действительно решил что - то поменять. Это было дико непривычно, но терпимо, поэтому я изо всех сил старалась привыкнуть к своему новому статусу в его жизни, если этот статус вообще был. Правда, была одна деталь, которая помогала мне отвлекаться от тяжелых мыслей. И имя этой детали - Алый Олень.
  
  
  " Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Нужно уметь отпускать людей. Если сам понимаешь, что это - финиш, если не можешь прожить и дня, не разругавшись в хлам, если воротит только от мысли оставаться один - на - один с тем, кто ещё вчера был значимым - уходи. Сам или пусть уходит тот, другой, не важно. Скорее всего, вы уже выполнили свое предназначение в жизни друг друга, и оттягивать неизбежное смысла больше нет. Нужно только вовремя это понять и уступить свое место тому, кто должен прийти вместо тебя. Тогда и в твою жизнь на свободное место придет другой, не менее значимый человек.
  Воскресенье, 22: 30".
  
  
  " Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  А что делать, если не хочешь разрывать связь, которая крепла несколько лет? Когда просто не представляешь себе жизни без этого человека? Переступать через себя и продолжать изо всех сил цепляться за любую возможность жить как раньше?
  Воскресенье, 22:40"
  
  
  " Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Помнишь, я говорил, что не мастер давать советы? Так вот, разговоры по душам и моральная поддержка тоже не мой конёк. Всё, что я могу - это похлопать тебя по плечу и сказать: "Эй, ты знаешь...только не волнуйся, хорошо?...там твоя кошка под машину попала, но ты знай, что она - в лучшем мире...короче, вот, ты это...держись". Наверное, мне стоит радоваться тому, что я сейчас не где - то поблизости от тебя. Но я попробую объяснить, помочь. Знаешь, я читал - правда, читал! - что иногда мы не можем отпустить человека потому, что вложили в него слишком много себя. Делать первый шаг в неизвестность всегда очень страшно. Но если "настоящее" уже трещит по швам, то куда лучше рискнуть ради хорошего, пусть призрачного "будущего". Разве нет?
  Воскресенье, 22: 47".
  
  
   " Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  А если "будущее" окажется ещё хуже, чем трещащее по швам "настоящее"?
  Воскресенье, 22: 48".
  
  
  " Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Пока не попробуешь - не узнаешь.
  Воскресенье, 22: 50".
  
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Но ведь потом уже ничего не исправишь! Ставки будут сделаны, а возможность выигрыша - неизвестна. Разве можно решиться на подобное, не зная, что тебя будет ждать там, за поворотом?
  Воскресенье, 22: 53".
  
  
   " Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Ты пытаешься усидеть на двух стульях. Это невозможно.
  Воскресенье, 22: 55".
  
  
  " Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Я просто не знаю, как мне поступить. После того, как я узнала о настоящем, действительно настоящем лице человека...Я никогда не смогу дать ему то, в чем он так нуждается. Выходит, я даже другом не могу ему быть. А если я вот так прекращу общение, опущу руки, выходит, что я - ужасная эгоистка, настоящая трусиха, которая, узнав правду, тут же отворачивается от человека, даже не пытаясь его понять! И я это прекрасно осознаю! Но мне так плохо, я растеряна, словно стою на развилке дорог и никак не могу понять, куда же дальше?
  Воскресенье, 23:00".
  
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Я не Гудвин, чтобы создавать Дорогу - Из - Желтого - Кирпича, а ты - не Элли, чтобы по ней идти. Принимать решения, отказываясь от чего - то одного, это нормально. Это - жизнь. Нельзя желать чего - то нового¸ необходимого, ценного, не платя при этом. Решение должна принять ты, Орёл. Либо привычный мир, вместо нового пути, либо - не известность, вместо расшатанного "настоящего". Осталось только выбрать.
  Воскресенье, 23: 06".
  
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Но этот выбор чертовски трудно сделать.
  Воскресенье, 23: 07"
  
  
  " Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Да, быть взрослым непросто. Но рано или поздно нужно взрослеть, и учится нести ответственность за каждый свой выбор.
  Воскресенье, 23: 12".
  
  
  - И о чем ты хотела поговорить? - поинтересовалась Варя, когда мы заняли столик у окна в небольшом кафетерии на первом этаже.
  Даже притом, что пара должна была быть в самом разгаре, многие столики были заняты. Студенты различных факультетов тихо переговаривались друг с другом, обсуждая задания на пару, последние слухи о том, что молодая преподавательница с кафедры психологии вышла замуж за студента, и личные дела, не обращая особого внимания на то, что происходит вокруг.
  Аня села напротив окна рядом с Варей, оставив меня без поддержки. Я устало вздохнула и устроилась напротив подруг. Котова размешивала сахар в чае, который в кафетерии продавали в высоких стеклянных стаканах, терпеливо дожидаясь моего ответа, но, не выглядя при этом особо заинтересованной, в отличие от Ани. Боголюбова едва заметно нервничала, словно опасалась этого разговора, как школьник, прогулявший уроки. Хотя, может это потому, что мы действительно прогуливаем пару?
  Встряхнув головой, я сделала глоток горячего чая и решила начать.
  - Мы попрощались с Ильей.
  - Опять? - устало поинтересовалась Варя, обмениваясь с Аней понимающими взглядами - ну и насколько на этот раз? На неделю? Месяц?
  - Полагаю, что навсегда - отозвалась я, сжимая в руках пластиковую ложку, и кусая от волнения губы.
  Внутри все сводило от осознания того, насколько значимо мое решение. Оно грозило перевернуть все с ног на голову, вышвыривая меня в свободный полет. Алый олень был прав, мне пора научиться брать ответственность за свои поступки.
  - И что послужило причиной вашего расставания на этот раз? - решила всё-таки поддержать тему беседы Варя, хотя я видела, что спрашивает она это из чистой вежливости.
  - Я понимаю, вы не особо не верите в мои слова - натянуто улыбнулась я - но, это правда, конец.
  Аня удивленно посмотрела на меня, хотя до этого не мигая изучала поверхность стола. Варя встрепенулась, слегка поддаваясь вперед, чтобы ничего не упустить.
  - Вы знали, что он увлекается нелегальными гонками? - тихо спросила я, внимательно смотря на подруг.
  - Что? - громко переспросила Варя, но тут же испуганно прикрыла рот рукой, осматриваясь по сторонам, чтобы убедиться в том, что студенты не услышали лишнего - с чего ты это взяла? - тихо спросила подруга, настороженно сузив глаза - услышала где - то?
  - Если бы - покачала головой я.
  - Но зачем ему это? - продолжала допрос Котова, в то время как Аня нахмурившись что - то обдумывала - у него же обеспеченная семья! Или он ещё с наркотой связался и так отрабатывает долги?
  - Не думаю, что все настолько запущенно - поспешно сказала я, боясь, что Варя сделает неправильные выводы и пойдет разбираться с Ильей, прихватив с собой санитаров на случай, если парень будет сопротивляться.
  - А как он вообще попал на гонки? - подала голос Аня, подключаясь к разговору - Илья это вообще как - то объяснил? И как ты узнала об этом?
  - Он сказал, что провернул это дело с Феем - мрачно отозвалась я, делая глоток чая, чтобы смочить горло.
  - Кем? - удивилась Боголюбова - феей?
  - Ты его не знаешь - против воли улыбнулась я - он отвозил нас с Варей и близнецами к недостроенному офисному зданию.
  - Зачем? - все ещё не понимала Аня.
  - Чтобы мы поднялись на крышу.
  - Зачем?!
  - С этим недо - волшебником, что ли? - удивилась Варя, вклиниваясь в разговор - странно, я думала, что у них какие - то терки между собой.
  - Да, Артём мне тоже это сказал - пробормотала я, тут же спохватившись.
  Вот дура! Нашла что говорить! И кому!
  - А Артём ту причем? - насторожилась Варя, нахмурившись - Лиля?
  - Он тоже там был - созналась я, опустив голову.
  - Тоже? - голос подруги непроизвольно стал выше - что значит - тоже? Он там что, с бабами развлекался? Тоже гонял?
  - Нет - фыркнула я, на мгновение представив чопорного Артёма Смелова, который на спортивной машине мчался по улицам города, нарушая правила - он был вместе с Осиповым. Как я поняла, мажор попросил Артём прийти.
  - И всё?
  - И все - твердо сказала я - Варя, ну ты же знаешь Артёма! Он на девушек в универе не смотрит, а тут - гонки! Полная антисанитария, раздетые и распущенные барышни, неподходящая атмосфера...ты за кого его принимаешь? За Андрея?
  Аня тихо рассмеялась. Лицо Вари медленно светлело, карие глаза снова становились нормальными, а не полными жажды убийства. Подруга смущенно улыбнулась, пожав плечами.
  - Прости, но у меня, когда заходит речь про Артёма, словно тормоза срывает - потупилась Варя, запустив руку в фиолетовую копну волос - в глотку хочется вцепиться всем, кто на него косой взгляд бросит.
  - Сказала бы ты ему уже - покачала головой Аня, допивая свой чай.
  - Не могу - тихо призналась Котова - когда его вижу - словно голос отнимается. Но давайте вернемся к Илье и гонкам. Ты узнала, что он ими увлекается и даже мутит какие - то дела с Феем и? Почему вы решили разойтись, как ты говоришь, на совсем?
  - Я поняла, что не являюсь тем человеком, который ему нужен - честно сказала я.
  - И с чего ты это взяла? - осторожно спросила Котова.
  - Он спросил, смогу ли я, зная какой он на самом деле, принять его - вспомнила я слова Преображенского - и я честно ответила, что нет.
  За нашим столом повисло молчание. Варя во все глаза смотрела на меня, пытаясь быстро "переварить" информацию, открывая и закрывая рот. Аня оставалась предельно спокойной, словно уже давно ожидала чего - то подобного. Хотя, может это не так уж и далеко от истины?
  - Подожди - попросила Котова, выставив руку вперед, не обращая внимания на раскаты грома за окном - Илья сказала тебе, что увлекается гонками. Ты сказала, что тебе это не по нутру. И все? В это все дело?
  - Я была на этих гонках - отозвалась я, сжимая в ладонях уже остывший чай - этот парень не только привез меня на них, но вообще забыл про мое существование, налево и направо флиртуя с моделями, отдал на растерзание Фею, который сделал меня "призом" заезда и, наконец, мы попали в КПЗ!
  - Нет, я понимаю, что это не те причины, на которые можно закрыть глаза, но...может, ты преувеличиваешь? - неуверенно сказала Варя, оглядываясь на Аню, в поисках поддержки, но Боголюбова молчала - может, лучше подождать? Парень ведь с детства с ума сходит!
  - Ты не понимаешь, Варя - тихо сказала Аня, встав на мою защиту - дело не только в том, что Илья с ума сходит, а в том, что сама Лиля не готова принять его взгляды на жизнь. Какой толк от отношений, если оба будут ломать себя? Влюбленные должны быть счастливы, а не бояться сделать неверный шаг или сказать лишнее слово. Илья должен это понимать.
  - Но разве Лиля не может пойти на уступку? - не отступала Варя - Илья ведь столько раз шел против себя, ради неё!
  - А шел ли? - скептически поинтересовалась Аня - ведь о гонках ни ты, ни я даже не догадывались. Я уже не говорю о Лиле. Как это он, весь такой жертвенный, смог так долго проворачивать нечто подобное у нас за спинами?
  Варя поперхнулась заготовленными словами, возмущенно смотря на Боголюбову. Я же боялась, что не выдержу и начну смеяться, снова доведя себя до истерики.
  - К тому же, все люди разные - продолжила Аня - то, что просто и понятно для тебя, для другого - невыполнимая задача.
  - Это ты о чем? - подозрительно спросила Варя.
  - Это я о Лиле и ее уступках - пояснила Аня, улыбнувшись мне - я уверенна, что для тебя, Варя, гонки не представляют особой проблемы. Подумаешь, нелегально катаются по городу, хотя вы наверняка даже не слышали о том, насколько увеличилось число жертв этих лихачей, что тут такого? Но для Лили это...увлечение может быть неприемлемо.
  - Но из-за этого разрывать отношения?
  - Илью это не остановило - пожала плечами Аня - так почему Лилю должно было останавливать?
  - Но разве это не предательство? - неуверенно произнесла Варя, запинаясь от волнения.
  Я сглотнула, уставившись в крышку стола. Котова, сама того не осознавая, била точно в цель, заставляя меня сомневаться и колебаться, отступая от уже сделанного выбора.
  - Мы сейчас точно об одном Илье говорим? - скептически поинтересовалась Аня, скрестив руки на груди - не он ли начал гулять в шестнадцать с девушками, не давая Лиле и шанса найти кого - то для себя? Сколько можно?
  - Но ведь Лиля сама отказывалась от его предложений - уперлась Варя, заставив меня вздрогнуть.
  Это ещё что такое? Мне послышалось, или это меня считают виноватой?
  - А разве она не имела права отказаться? Или раз Илья сказал, то отказ ей даже на ум недолжен был прийти?
  Они что, забыли, что я ещё здесь?
  - Я его не выгораживаю! Просто, если бы Лиля не была такой упертой, то этой ситуации вообще бы не было! Преображенский вокруг неё, сколько лет кругами ходит, неужели, узнав о его увлечениях нельзя если не закрыть на них, то хотя бы попытаться найти плюсы в положении вещей?
  А ведь Преображенский говорил тоже самое. Неужели я действительно смотрю на вещи настолько однобоко?
  - У каждого человека должен быть выбор - твердо сказала Аня, удивляя меня всё больше и больше - раз все дошло до такого финала, то это выбор не только Лили, но и Ильи. Он мог отказаться, когда она первый раз сказала: "Нет"? Мог. Но Илья выбрал борьбу, также как и Лиля выбрала держаться от всего этого подальше. Это нормально, Варя.
  Я во все глаза смотрела на сердитую Боголюбову. Никогда бы не подумала, что подруга будет поддерживать меня в вопросе отношений с Ильей. Обычно мне казалось, что Аня - на стороне Преображенского. Неужели я ошибалась?
  - Да не может это быть нормальным! - завопила на весь кафетерий Варя - не может!
  - Хватит! - я ударила кулаком по столу, заставив подруг и всех, кто сидел поблизости, вздрогнуть - спасибо, я все поняла. Думаю, на сегодня хватит. Пожалуй, я пойду.
  - Лиля - Варя, хоть и выглядела смущенной, словно и правда забыла о моем присутствии, смотрела прямо в глаза - это только ваше дело, но, пожалуйста, поставь себя хоть раз на место Ильи. Я уверенна, что он рассчитывал на поддержку, а не разрыв отношений.
  - А он хоть раз ставил себя на мое место? - грубо спросила я, поднимаясь из-за стола - к тому же, никто не говорил про разрыв отношений. Мы будет общаться, пусть и не так тесно, как раньше. А теперь извините, но мне пора.
  - Лучше сделать и пожалеть, чем пожалеть, что не сделал - сказала мне в спину Аня, чем заслужила недовольный взгляд от Вари.
  Поставив стеклянный стакан на поднос с остальной посудой, я вышла из кафетерия, на ходу натягивая пальто, быстрым шагом направляясь к дверям. Вот зачем я только рассказала им! Вместо того, чтобы окончательно успокоиться и принять решение, я только больше запуталась. Почему мне все говорят выбирать, но не говорят, какой выбор будет правильным?
  - О, это же сама госпожа Орлова!
  Я вздрогнула и едва не выронила из рук сумку. Только не это!
  - И тебе добрый день, Кирилл - обреченно произнесла я, поднимая голову, встречаясь с серыми глазами, в которых горел триумф.
  Я даже знать не хочу, что послужило его причиной.
  - Уже уходишь? Решила, что после гонок - битая птица и на устав вообще можно наплевать? - насмешливо поинтересовался Осипов.
  - Иди, проспись, ты не в себе - поморщилась я, стараясь обойти Кирилла, но его почему - то было настолько много, что он словно занимал собой все пространство безлюдного коридора.
  - Слышал, ты Илью кинула? - пропустил мои слова мимо ушей мажор, подходя ближе ко мне.
  - Ещё один шаг и в тебя полетит моя сумка - пригрозила я, непроизвольно делая шаг назад.
  - Я просто хотела сказать, что безумно рад твоему решению - улыбнулся Осипов, примирительно поднимая руки вверх - ты молодец. Давно бы так.
  - А тебе какая радость? - подозрительно спросила я.
  Нет, то, что он почему - то не выносит именно меня, уже не было секретом ни для кого. Но всё-таки вся эта ситуация была довольно странной.
  - Да ничего, просто захотелось посмотреть на вымирающий вид - криво улыбнулся Кирилл, подходя ещё ближе ко мне, и наклоняясь так, чтобы видеть мои глаза - не трахнутая и не покоренная. Мои поздравления, тебе хватило ума самой все остановить. Я даже не думал, что ты такая смышленая!
  - Это все? - грубо спросила я, нахмурившись.
  Как же у меня чесались руки вцепиться в это ухоженное лицо с высокомерными серыми глазами! На мгновение даже почудилось, что мои ногти сами собой удлинились подобно кошачьим.
  - Ага - улыбнулся Кирилл - хотя нет, ещё один вопрос.
  - Всего доброго - не стала слушать я, делая шаг в сторону, чтобы уйти.
  - Я очень надеюсь, что больше рядом с Ильей тебя не увижу - поймал меня за руку Кирилл - и, полагаю, мои надежды оправдаются?
  - Что, убьешь меня, если я окажусь поблизости от Преображенского? - насмешливо спросила я, хотя внутри все кипело от злости, словно адский костер - найди уже себе девушку и прекрати следить за личной жизнью остальных.
  От все души надеюсь, что ему попадется такая стерва, что он света белого не увидит!
  - Спорно, но все равно спасибо - улыбнулся Осипов и отпустил мою руку, делая шаг в сторону, чтобы я могла пройти мимо - но я от всей души надеюсь, что мы друг друга поняли.
  - Поняли - не стала спорить я - но это не значит, что мы договорились.
  - Какая трагедия - покачал головой Кирилл, хотя серые глаза недобро сузились - что ж, значит, вопрос остается на повестке дня.
  Я, не оборачиваясь, помахала мажору рукой, грозясь с желанием показать средний палец. Как же я его ненавижу!
  Казалось, этот день просто не может быть хуже, чем он есть, но я серьезно ошиблась. Из-за поломки одного трамвая, встало все движение, причем именно того номера трамваев, что была нужна мне и передо мной появилась серьезная проблема с транспортом. Нет, были ещё маршрутки, но до моего района нужно было совершить пару пересадок. Наверное, будь у нас сегодня все пары этой проблемы я бы даже не заметила, но звезды сегодня точно сошлись в какое - то странное созвездие. По крайней мере в моем гороскопе точно. Надо бы теперь внимательнее присмотреться к прогнозам звездочетов для водолеев.
  - Вот что мне делать? - сама у себя спросила я, беспомощно оглядывая пустую остановку трамваев.
  Неужели всё-таки маршрутка?
  - Лиля!
  Обернувшись, я с радостной улыбкой помахала рукой в ответ на приветствие старо знакомого. Сто лет не видела Евгения Соколова! Как же я по нему соскучилась! Хоть один нормальный человек за последнее время все ещё не отказался от общения со мной.
  - Что, стоишь? - улыбнулся Женя, подходя ко мне, и слегка потрепал по волосам, словно ребенка - и давно?
  - Поломка - со вздохом отозвалась я - сколько ещё ждать - неизвестно. Вот, думаю на маршрутке поехать.
  - А троллейбус? - выдвинул встречное предложение Соколов.
  - А вот об этом я как - то не подумала - пробормотала я.
  Нет, этот транспорт до моего района тоже не доезжает, но, не смотря на это, останавливается всё равно не так далеко, как маршрутка. А уж пешком я с удовольствием пройдусь пару кварталов.
  - Тогда приглашаю - широким жестом указал на противоположную сторону дороги Женя.
  - А у тебя разве нет пар? - уточнила я, косо посмотрев на друга.
  Соколов пожал плечами, останавливаясь перед светофором, чтобы перейти через дорогу и подойти к остановке маршруток, автобусов и троллейбусов, на которой уже собралась довольно большая толпа людей, возмущенных до глубины души поломкой трамваев и мелким дождем.
  - Как бы сказать - начал парень издалека, поняв, что я не отстану - у нас полевые учения.
  - Как это - полевые учения? - не поняла, жестом предлагая Жене присоединиться ко мне под широкий серый зонт - это как в армии?
  - Не, спасибо - вежливо отказался друг, поправляя мокрые волосы на голове - не с нашими размерами - улыбнулся Соколов и, поймав мою ответную улыбку, продолжил - нет, полевые учения - это когда ты, как будущий специалист идешь в народ и проводишь с ними беседу, анкетирование или опрос. В общем, то, что нужно на пару.
  - И где ты собрался проводить эти полевые учения? - заинтересовалась я.
  - Дома - буркнул Жена - я уже задолбался в профкоме сидеть. Пусть сегодня Саша поработает, ему полезно.
  Услышав о брате Преображенского, я едва подавила в себе желание разреветься, которое упорно преследовало меня ещё с вечера субботы. И которому я упорно не давала зеленый свет. К тому же, сегодняшний разговор с Варей и Аней тоже не особо поднял настроение, так же как и встреча с Кириллом.
  - Что случилось? - хмуро спросил Женя, заметив мое состояние, и помогая мне не влезть в широкую лужу у тротуара, когда загорелся зеленый свет и народ отправился переходить дорогу - ты очень бледная.
  - Я всегда бледная - огрызнулась я - это особенность всех, у кого есть рыжие волосы.
  - А я - то думал, что это веснушки - удивленно произнёс Соколов - кстати, а почему их у тебя нет?
  - Давай закроем тему - попросила я.
  Только этого мне не хватало для полного счастья!
  - Что не так? - тихо спросил Женя, останавливаясь возле обочины, у которой тормозили маршрутки.
  - Я не хочу об этом говорить - твердо сказала я, понимая, что Женя - единственный, кого мне действительно не хочется вовлекать в свои проблемы.
  Господи, да мы же никогда толком не общались!
  - Иногда полезно выговориться - философски отозвался Соколов - к тому же, мне как раз нужно в твой район.
  - Зачем? - удивилась я, заметив, что к нам как раз приближается нужный номер троллейбуса.
  Ну, хоть что - то хорошее.
  - Мне нужно в банк.
  - А возле вас что, отделения банка нет?
  - Отделение есть, но мне нужно в главный. У меня банковскую карту, куда приходит стипендия, украли.
  - Серьезно?- не поверила я.
  Неужели нашелся тот самоубийца, который осмелился что - то украсть у самого Евгения Соколова? Да на него посмотришь - и подходить не захочется, сражу же видно, что парень сумеет за себя постоять. Это был действительно рискованный человек.
  - Или потерял - пожал плечами Женя, помогая мне забраться в салон троллейбуса, и жестом указывая на свободные места в конце салона - да там немного было. Вот я и подумал съездить и заблокировать ее, все равно через две недели выдадут новую.
  Что ж, доля правды в это есть.
  - И ты готов сорок минут трястись в троллейбусе, а потом ещё и идти двадцать минут для того, чтобы поменять карту? Да ещё под дождем? - уточнила я, пытаясь убрать куда - нибудь мокрый зонт, чтобы не слишком сильно пачкать пол троллейбуса.
  - Это необходимость - устало выдохнул Соколов - к тому же, мне повезло, я поеду не один. Я тебя ещё на выходе увидел, хотел позвать, но ты была такой взвинченной, что как - то не рискнул, а потом смотрю : ты на остановке стоишь, ну, думаю, это судьба. Вот и позвал - рассмеялся Женя, отбирая у меня закрытый зонт и вешая на спинку стоящего впереди кресла.
  - Да, день сегодня был трудным - согласилась я, отдавая кондуктору - молодой женщине с которыми светлыми волосами - деньги за проезд - но об этом лучше просто забыть и не вспоминать.
  - Что случилось? - поинтересовался Соколов, когда кондуктор ушла на свое место - или ты не хочешь мне говорить?
  - Просто... - заелозила я под внимательными карими глазами - не очень хочется забивать тебе голову своими проблемами.
  - А ты представь, что я - твой психолог - и не подумал отставать от меня Женя - я, кстати, психологию тоже изучал.
  - Но ты же управленец - осторожно отозвалась я, быстро прокрутив в голове все факты, связанные с Соколовым - или нет?
  - Но у нас тоже была психология - с умным видом произнёс Женя - конечно, до Фрейда или Рубинштейна мне как до луны, но я попытаюсь.
  Не выдержав, я рассмеялась. На душе стало гораздо светлее, и даже погода, казалось, начала улучшаться. Дождь стал сходить на нет, и ветер уже не так яростно сгибал ветви деревьев к земле.
  - Ну что, вскрываемся? - весело поинтересовался Женя, довольный моей реакцией на свои слова.
  Я физически ощутила, как пропадает улыбка с лица. Нахмурившись, я отвернулась к окну троллейбуса, смотря на улицу. Ну почему он так в меня вцепился?
  - Лиля - голос Соколова снова стал серьезным - ты сейчас всем своим видом показываешь, чтобы я был умным и замолчал. Но давай представим, что я...не умный. У тебя что - то с Ильей?
  - Нет! - слишком резко отозвалась я, резко поворачиваясь к Жене - у меня ничего нет с Ильей! Нет, и не будет!
  - Значит, всё-таки что - то случилось.
  - Пожалуйста, я не хочу об этом говорить.
  - Ладно - примирительно поднял руки вверх Женя -я понимаю, что мы не настолько доверяем друг другу, чтобы делиться проблемами, но мне бы хотелось это исправить.
  - Зачем? - удивилась я.
  Нет, правда, зачем ему это? Ладно бы хоть как - то общались, но у нас только общие знакомые и несколько встреч за плечами. С таким багажом отношения не построишь.
  Хотя, может, стоит попытаться?
  - Допустим, мне нравятся разумные девушки - снова улыбнулся Женя.
  - Разве я подхожу под этот стандарт? - усмехнулась я.
  - Ладно, тогда допустим, что мне нравятся девушки, у которых есть принципы и характер - вывернулся Соколов - когда встречаю подобную, ничего не могу поделать, сразу хочется наладить контакт.
  - Интимный? - подняла брови я, насмешливо смотря на парня.
  - Не о том думаете, товарищ Орлова - покачал головой Женя - но, так уж и быть, отвечу на Ваш вопрос. Платонический, Лиля, чистый, платонический контакт, основанный на доверии и дружбе.
  - Какой - то ты неправильный - я немного отсела от удивленного Жени - обычно, парни наоборот не хотят попадать во френдзону, а ты сам ее создаешь.
  - Я ломаю устаревшие взгляды - гордо сказал Соколов - к тому же, я считаю, что френзона - не более чем глупость. Почему - то некоторые парни не могут понять, что девушка действительно хочет дружить, просто дружить, а не ложиться с ним в постель или гулять под луной.
  - Поэтому ты сам решил лишить девушку возможность затащить тебя в постель или заставить гулять под луной, правильно? - расхохоталась я - а ты умеешь удивлять.
  - На самом деле все проще некуда - наставительно произнёс Соколов, поморщившись и проведя рукой по спутанным волосам, которые уже стали высыхать - сами люди все усложняют.
  - А у тебя самого есть девушка? - поинтересовалась я, устраиваясь поудобнее.
  - Нет - улыбнулся парень - мне как - то не особо нужны отношения подобного рода.
  Я поперхнулась. Нет, я слышала о том, что есть люди, которым в принципе не нужна романтика, любовь, привязанность. Кажется, их называют асексуалами, но я никогда бы не подумала, что это относится к Жене! Он же такой сильный, высокий...броский, в конце концов, мимо такого в толпе не пройдешь, неужели не нашлось никого, кто смог бы ему понравиться?
  - Не верю - категорично заявила я - такого просто не может быть.
  - Почему же? - спокойно произнёс Соколов, слегка поворачиваясь в мою сторону и наклоняясь, чтобы любопытные пассажиры не услышали лишнего.
  Сидящая напротив старушка в огромной широкополой шляпе с немыслимыми цветами, из-под которой виднелись фиолетовые волосы, укоризненно поджала губы, косо посмотрев на затылок Жени. Наверняка, она уже мысленно составила перечень слухов, которые обязательно разнесет по всем знакомым старушкам. И тема как раз была подходящая: парень, который нос от девушек воротит. Голубой, наверное, других причин в головах большинства людей почему - то не появляются.
  - Но...ты же...на тебя же смотрит столько девушек! Неужели не нашлось никого, кто смог бы тебе понравиться? - я попыталась объяснить причину своего удивления.
  Соколов насмешливо поднял брови, выразительно обведя взглядом пассажиров троллейбуса, которых было не так уж много.
  - По-моему, из девушек здесь только ты - косо посмотрел на меня парень, а я поджала губы, толкнув шутника в бок.
  - Не смешно.
  - Да, прости, не рассчитал - раскаянья в голосе не было совершенно.
  Да этот парень в открытую издевался!
  - Скорей бы уже моя остановка - пробурчала я, отвернувшись.
  - Лиля - осторожно позвал меня Женя, легко касаясь рукой моего локтя - не веди себя как ребенок, пожалуйста.
  - Я не веду себя как ребенок!
  - Ведешь
  - Не веду!
  - Неужели!
  Мне показалось, что ещё немного, и я накинусь на Соколова с кулаками. Тяжело дыша, я закрыла глаза, считая про себя до десяти и пытаясь успокоиться. Что - то в последнее время я становлюсь слишком раздражительной, и нервной. Может, у мамы таблетки попросить?
  - Лиля - позвал меня Женя.
  Я промолчала, упорно смотря в окно троллейбуса. Дождь набрал силу и обрушился на город, словно вода из перевернутого ведра. Из-за стены воды ничего нельзя было увидеть дальше, чем на расстояние собственной руки. Многие люди жались друг к другу на остановках, стараясь оказаться как можно дальше от дороги и как можно ближе к прозрачной стене остановки. Те пассажиры, которые с радостью забегали в салон троллейбуса, не могли сдержать радости и, отряхиваясь от капель воды, громко жаловались на погоду.
  - Лиля.
  - Что? - грубо спросила я, не выдержав и повернувшись к Жене.
  Парень улыбнулся и поднял руку, протягивая ее ко мне. Я настороженно смотрела на действия Соколова, не понимая, что же ему от меня надо.
  - Бей.
  - Что? - мне показалось, что я ослышалась.
  - Бей - повторил Женя, терпеливо держа руку ладонью ко мне.
  - Зачем? - всё ещё не понимала я.
  Нет, серьезно, зачем ему это? Ну, ударю я его руку, и дальше что?
  - Просто ударь - улыбнулся Соколов - один раз.
  Я тяжело вздохнула и ударила кулаком в раскрытую ладонь. Женя слегка приподнял брови, как бы говоря: и это все? Стиснув зубы, я ударила сильнее. Реакция была все та же, только добавилась ещё и усмешка.
  - Девушка, у Вас все в порядке? - уточнила кондуктор, останавливаясь возле меня и Жени, руку которого я уже не просто била изо всех сил, а пыталась укусить.
  - Да, все хорошо - улыбнулся Соколов, легко перехватывая мои руки, совершенно не обращая внимания на попытки вырваться - извините за беспокойство.
  Кондуктор внимательно посмотрела в мою сторону, но я не обратила на неё никакого внимания, пытаясь освободить руки. Как он только ухитрился поймать мои запястья одной рукой?
  - Стресс - пожал плечами Женя, правильно поняв скепсис женщины - осень, дождь, ветер...ну, вы понимаете.
  Бросив в нашу сторону последний внимательный взгляд, кондуктор вернулась на место.
  - Хватит кусаться - стоило только женщине отойти на несколько шагов, прошипел Женя, безуспешно пытаясь отцепить меня от своей руки - Лиля! Прекрати! Это уже переходит все границы!
  - Ты сам сказал бить - не осталась в долгу я, дергая руки.
  - Но не кусать же! - возмущенно отозвался парень - у тебя зубы - как у пираньи! Ты их затачиваешь, что ли?
  - Исключительно здоровая пища - гордо отозвалась я.
  - Не хочешь шоколадки? - меланхолично предложил Женя, зорко следя за тем, чтобы мои зубы были как можно дальше от его руки.
  - Нет, спасибо - улыбнулась я, стараясь выглядеть мило и безобидно.
  Судя по тому, как скривился Соколов, я сейчас была какой угодно, но не милой и безобидной. Скорее всего, я была похожа на ведьму со своими растрепанными волосами, и лихорадочным румянцем на щеках.
  - Наша остановка - встрепенулся Женя, и помог мне подняться.
  Кондуктор проводила нас взглядом полным облегчения, в то время как пожилая дама в шляпе напротив, заметно заскучала.
  Стоило только оказаться на улице, как меня едва не снесло сильным порывом ветра, а колготки моментально стали мокрыми из-за дождя, так же, как и волосы. Поспешно открыв зонт, я кое - как спряталась от бушующей стихии, чего нельзя было сказать о Соколове. Женя промок до нитки за считанные секунды, но совершенно не обратил на это внимания, весело рассмеявшись, и от души пройдясь по самым глубоким лужам.
  - Я все равно уже промок - сказал парень, в ответ на мой удивленный взгляд - не поверишь, с самого детства не ходил по лужам. Уже и забыл, как это весело.
  - Ты заболеешь! - крикнула я, стараясь заглушить ветер - нужно пойти туда, где тепло!
  - Да мне уже без разницы - отмахнулся парень - это тебе надо торопиться, иначе обязательно простудишься.
  Вот ведь самоуверенный дурак! Он же действительно заболеет!
  - Пойдем ко мне - попыталась достучаться до разума Жени - чаю выпьешь, отогреешься, а потом отправишься в свой банк.
  - Спасибо, но я откажусь - улыбнулся Соколов, стирая с лица дождевую воду.
  - Почему?
  - Потому что ты сама сказала, что у нас не тот уровень доверия.
  Подловил.
  - Черт с тобой! - не выдержала я, топнув ногой - если я скажу, что у меня с Ильей, ты согласишься пойти на этот дурацкий чай?
  Соколов остановился и, развернувшись, внимательно посмотрел на меня. Я выдержала его взгляд, хотя зубы уже стучали от холода. Он хочет узнать, что случилось? Хорошо. Я уступлю. Не знаю, какого черта его вообще заинтересовал этот вопрос, но если это настолько важно, то я отвечу.
  - А ты сама хочешь об этом говорить? - поинтересовался парень, подойдя ко мне.
  - Нет - призналась я, поднимая голову, чтобы видеть лицо Жени.
  - Тогда я не буду спрашивать - твердо сказал Соколов - только ответь мне на один вопрос, хорошо?
  - Ты же сказал...
  - Нет, я не про то, что происходит у вас с Ильей - слабо улыбнулся Женя - это ваше дело, и я не буду в него влезать, раз для тебя это так важно. Я хочу спросить о другом : тебе все ещё плохо?
  - Ты о чем? - не поняла я.
  - Когда я к тебе подошел, ты была взвинченной, подавленной и выглядела так, словно запуталась в чем - то. Сейчас тебе лучше?
  Я попыталась вспомнить, что со мной творилось сорок минут назад, и не смогла. Внутри было на удивление пусто, но это была уютная пустота, а не так всепоглощающая дыра, которая разъедала меня после гонок. Неужели?
  - Ты специально! - закричала я на всю улицу - тебе не нужно ни в какой банк! Ты специально поехал со мной до моей остановки!
  - Я хотел тебя поддержать - просто сказал Соколов - и, как я вижу, у меня это волне получилось. Ты выплеснула эмоции и смогла немного успокоиться. Всё, как по нотам.
  - Ты...ты... - у меня не хватало слов.
  Женя терпеливо ждал, когда я выскажусь до конца. Посмотрев на него, мне стало очень стыдно. Вместо того, чтобы сразу вежливо нейтрально ответить, я тянула до последнего, заставляя такого хорошего человека отступать от своих интересов в угоду моим. Всё-таки Евгений Соколов слишком хорош для меня. С таким другом я очень быстро стану эгоисткой до мозга костей.
  Может, Преображенский - это мое искупление?
  - Пойдем, выпьем чай - устало произнесла я, делая шаг вперед - надеюсь, теперь ты думаешь, что у нас достаточный уровень доверия.
  - Я, правда, лучше отправлюсь домой - попытался отказаться Женя - в конце концов, что скажут твои родители?
  Я удивленно посмотрела на парня. Серьезно? В наше время ещё остались подобные моралисты? Но вспомнив, кто воспитывал Женю, я только улыбнулась и закрыла свой зонт.
  - Всё нормально. Идем.
  Соколов открыл рот, чтобы высказать все, что он думает по этому поводу, но, посмотрев на мигом промокшую меня, только устало отмахнулся, сдаваясь без боя.
  - Вот и славненько - улыбнулась я, с удовольствием вбегая в лужу, поднимая кучу брызг.
  Он был прав: это чертовски весело!
  
  
   * * *
  
  - Что - то я не до конца понял суть вопроса. Ты не мог бы его повторить?
  - Мог бы, но не хочу.
  - Тогда у нас ничего не получиться.
  Фей откровенно наслаждался ситуацией, даже не думая этого скрывать. Бледное лицо с резко очерченными скулами буквально светилось от самодовольства, в то время как темные глаза, слегка суженые от природы и отца - азиата, с которым давным-давно разобрались собственные друзья за крупные долги, насмешливо смотрели на давнего знакомого. Давненько он не видел Преображенского настолько растерянным.
  - Ладно, я повторюсь - стиснув зубы, произнёс Илья, сжав кулаки и повернувшись к неформалу, что неспешно курил в открытое окно машины, которую едва не тащило по асфальту следом за потоками воды.
  - Сделай милость.
  - Я просил тебя ее не трогать. По - хорошему просил, даже с Аннет договорился, хотя она прямым текстом говорила, где видела тебя и твои интересы. А ты что?
  - Что? - повернулся в сторону Ильи Фей, насмешливо приподняв уголки губ - слушай, я не понимаю, какого хрена ты, прости уж мой французский, имеешь мне мозги? С твоей куклой ничего не случилось, она покрасовалась перед толпой, вызвала ажиотаж, хотя я до сих пор не могу понять, как ей это удалось с такой - то внешностью и характером, бесплатно побывала на таком увлекательнейшем мероприятии, где собирается весь свет нашего города. Это должно было поднять ее - сам не верю в то, что говорю! - самооценку, так почему ты мне сейчас что - то предъявляешь? Её даже выкупать не пришлось.
  - Я тебя просил - с нажимом повторил Илья - ты обещал. Мне казалось, что свои обещания ты держишь, иначе бы не выкабенивался столько со своим ·кодексом чести?.
  - Я свое слово сдержал.
  - Ты сделал ее призом. Это так ты держишь свои слова?
  - Это даже призом нельзя было назвать - отмахнулся Фей - твоя баба просто слишком много хочет. Как старый друг тебе говорю: кидай ее. Она - интеллектуальна, Девушка - Из - Высшего - Общества, куда ни тебе, ни уж тем более мне хода нет. Ей другой типаж нужен, понимаешь?
  - Не уводи тему - резко отозвался Илья, поморщившись.
  Фей едва подавил в себе желание расхохотаться. Попал, попал прямо в цель!
  - Да-да - покровительственно похлопал по плечу компаньона Фей - не отнекивайся. Сколько я уже таких видел - уже не сосчитать. Моральные принципы, нравственность, гордость, идеалы - все эти шестерки действуют как броня. У вас просто разные ценности и цели. Зачем тебе такой головняк? Найди кого - нибудь поспокойней и покладистей. Какую - нибудь девочку - припевочку. В нашем деле таких действительно много.
  - У тебя когда - нибудь был человек - якорь? - поинтересовался Илья, открывая свое окно, позволяя каплям дождя хлестать по лицу и куртке.
  - Человек - якорь? - не понял Фей, выбрасывая окурок - может, человек - пароход?
  - Нет - усмехнулся Илья, не спеша поворачиваться - человек - якорь. Вроде бы он ничего не делает, просто существует, но тебе этого уже больше чем надо. Он где - то там, в доме, квартире...да хоть на луне, какая разница? Он просто есть. Он просто дышит. Он просто говорит. А ты смотришь на него и понимаешь, что, черт возьми, если и есть ангел - хранитель то вот он, перед тобой. И что все твои проблемы - такая херня. И косяки твои на самом деле - это только последствия твоих необдуманных поступков, тебе просто не хватало времени этого понять.
  - Я ни хрена не понял - признался Фей - что за философия, Ницце?
  - Человек - якорь держит тебя на одном месте. Одним своим существованием он заставляет тебя быть лучше, чем ты есть на самом деле.
  - Это Лилия - то заставляет тебя быть лучше, чем ты есть? - наконец - то понял, что именно пытался до него донести Илья Фей.
  Смеяться захотелось с новой силой. Чтобы не нарваться на драку, неформал поспешно достал ещё одну сигарету и от души затянулся, пытаясь представить, как та девчонка, что была на гонках, смогла настолько зациклить на себе Илью. Он что, слепой? В ней же совершенно ничего нет!
  - Да.
  - Ты извращенец, парень - признался Фей - серьезно. У тебя проблемы. Обратись к врачу.
  - И почему вы все так реагируете? - устало поинтересовался Илья.
  - Послушай, я понимаю, точнее нет, не понимаю, но хрен с ним - попытался объяснить свои мысли неформал, делая ещё одну затяжку никотина - тебе эта Лилия помогает быть лучше, и что? Уверен, что Аннет сделала бы тоже самое с куда большим азартом, но ладно. Но не твоего она полета птица, ты понимаешь, Илья?
  - Она считает меня редким эгоистом.
  - И она права.
  - Наверное, я делал что - то не так.
  - Ага, начиная с рождения.
  - Иди к черту.
  - Серьезно, ну на хрена она тебе? Ты что, не найдешь себе другую?
  - Найду - со вздохом сказал Илья, закрывая окно - но я всегда смотрел только на неё. Это будет трудно.
  - Ни хрена это не трудно - твердо сказал неформал, выбрасывая окурок - поверь, я знаю, о чем говорю.
  - У тебя тоже был такой случай?
  - Какой - то бабский у нас разговор получается - скривился Фей, но поймав усмешку Ильи, нахмурился - ладно, не совсем такой, но похожий. И знаешь, что я тебе скажу? Что бабы любят выделываться. Королевы драмы, мать их. Ты должен быть решительным, настойчивым, держать ее, умолять ее, боготворит ее, ценить ее и восхищаться богатым внутренним миром. Ты должен - должен - должен! А она, она ни хрена тебе не должна. Только тогда она довольна, тогда все хорошо и даже ты хороший.
  - Как - то все у тебя грустно получается.
  - Зато у тебя весело.
  - В тебе говорит азарт - помолчав, произнёс неформал.
  - Что во мне говорит?
  - Это наследие предков - авторитетно произнёс Фей, только темные глаза насмешливо блестели - азарт охотника. Вот можешь же выбрать доступную? Можешь. А зациклился на бастионе, который даже немцы бы не взяли. Ну так и оставь это несбыточно мечтой. Поверь, если добьешься - ждет только разочарование.
  - Рот закрой - посоветовал парню Илья, нахмурившись - иначе я тебе сейчас ещё укус припомню. Это вообще выходит за все возможные рамки, ты в курсе?
  На это Фей только картинно закатил глаза и театральным жестом поднял левый рукав черной толстовки со следами зубов, по краям которых запеклась кровь.
  - Мы с ней квиты. Но зубы у неё - как у акулы. Слушай, ее предки часом не стоматологи? Если да, готов пожать этим людям руки, потому что сделать зубы настолько крепкими и острыми под силу далеко не каждому.
  - Нет, но её отец подполковник - мстительно отозвался Илья, не обращая внимания на удивленный взгляд Фея - ну что? Пришло осознание, насколько тонка была грань?
  - М-да, я повторюсь: ты - псих, Илья. Зная, кто ее папаша и увлекаясь далеко не всегда законными вещами, ты ещё в серьез на что - то рассчитывал? Ты что, до сих пор веришь в сказки?
  - Её отец - нормальный мужик.
  - Не сомневаюсь, но вот когда ты бы сидел по ту сторону решетки, уверен, твое мнение существенно поменялось бы.
  Илья только усмехнулся.
  В машине воцарилось молчание. Фей перебирал в уме полученную выручку и со сколькими благодаря этой сумме ему удастся рассчитаться. Выходило, что почти половина долгов могла быть погашена к вечеру, что приводило неформала в состояние близкое к эйфории. Сегодня был на удивление хороший день, даже ливень его совершенно не портил.
  Правда, куда больше денег, Фей любил, когда страдают другие. Откуда в нём эта черта, парень даже не предполагал, но был уверен, что без сумасшедшего отца точно не обошлось. Особенно неформалу доставало удовольствие смотреть, как страдают те, кого он считал достойными противниками.
  Так почему бы не сделать этот прекрасный день ещё лучше?
  - Кстати, Илья - улыбаясь, начал говорить парень, доставая очередную сигарету - я тут недавно узнал необычайно забавную шутку.
  - И ты решил, что мне тоже нужно ее знать? - без какого - либо интереса спросил Преображенский, листая в телефоне непрочитанные сообщения, от количества которых несчастный аппарат уже давным-давно грозил расплавиться.
  - Ага.
  - Ты ошибся.
  - Нет, ты послушай - не отставал от друга Фей, прикуривая - это тебя тоже касается.
  Илья напрягся. Фей сделал первую затяжку, внутренне ликуя. Странное, почти звериное чутье Преображенского всегда делало все только интереснее. Наверняка Илья уже понял, к чему ведет неформал, об этом без слов говорили побелевшие пальцы, которые сжали корпус с такой силой, будто хотели сломать, но сам парень почему - то молчал. Наверное, надеялся, что ошибался.
  - Что? - поняв, что Фей не будет говорить, пока его попросишь, процедил сквозь зубы Илья - говори уже, раз начал.
  - Ну, хорошо - улыбнулся парень, на всякий случай, подвигаясь поближе к двери, справедливо полагая, что ему придется спасаться бегством из собственной машины - мне тут одна птичка напела, что ты у нас первый парень на деревне!
  Преображенский окаменел. Голубые глаза от ярости стали практически синими, сжав зубы, Илья едва слышно прошипел:
  - И что с того?
  - Да, в принципе ничего - широко улыбнулся Фей, хотя внутри все замирало от предвкушения невероятной подставы - просто кто бы мог подумать, что на тебя смотрят не только девушки.
  - Пустой треп.
  - Выгораживаешь? Как мило. Может, скажешь ещё, что он все-таки своего добился?
  Неформал не успел договорить, как его прижали к дверце машины, нажимая рукой на горло, перекрывая доступ кислорода.
  - Что, веселишься? - тихо поинтересовался Илья - знаешь, я ведь тоже могу сейчас припомнить пару занятных вещей.
  - Ну, кто старое помянет, тому, как известно... - прохрипел Фей - а вот это действительно история, достойная пера Шекспира! Какая тайная страсть! И как ты его только рядом выдерживаешь? Спину взглядом не прожигает?
  - Закрой свой рот.
  - Вижу, что нет. Представляешь, я так смеялся, когда увидел! Это настолько очевидно!
  - Заткнись!
  - Что, неприятно быть объектом страсти у представителя своего пола?
  - Я тебе сейчас кадык перебью - тихо пообещал Илья - или ты заткнешься, или я сам тебя немым сделаю.
  Фей внимательно посмотрел в ответ.
  - Ну, попробуй. Вот только ты же не думал, что один будет играть в такие игры? - нож, приставленный к боку Ильи, был отличным подтверждением его слов.
  - Хочешь играть - играй, но меня в свои игры не втягивай - прошипел Илья, крепче прижимая руку к горлу неформала.
  - А с другими играть, значит, можно?
  Илья только открыл рот, чтобы ответить, как в окно за спиной Фея постучали. Неформал слегка повернул голову и закатил глаза, увидев знакомую физиономию.
  - Не помешаю? - поинтересовался Андрей Смелов, насмешливо смотря на парней через стекло.
  Илья сузил глаза и медленно, словно сомневаясь, отпустил Фея, возвращаясь обратно на свое место.
  - Хоть что - то полезное в жизни сделал - прокашлялся неформал, потирая горло и махая рукой Смелову, без слов говоря, что он может залезать.
  - Ну и дождина - крупно дрожа, Андрей сел на заднее сиденье - еде добрался, думал - смоет.
  - Какая досада - пробормотал Фей едва слышно.
  - Кстати, а что это вы делали? - весело поинтересовался парень, отряхиваясь от воды.
  - Не будь как собака - рыкнул на парня неформал - испачкаешь мне весь салон, скотина.
  - Не будь ханжой - расхохотался Андрей - уверен, что это даже не твоя машина.
  Фей поджал губы, но промолчал.
  - Как - то у вас тут...неуютно - поежился Андрей, косо смотря на парней, сидящих впереди.
  Илья красноречиво смотрел вперед себя, совершенно не обращая внимания на тех, кто сидел в салоне. Фей косо посмотрел на соседнее сиденье и потер горло, с трудом удерживая улыбку.
  - Ну, в чем дело? - попытался выпытать у парней Смелов - между вами сейчас искры летают.
  Не выдержав подобного сравнения, Фей расхохотался. Илья дернулся, словно пытался кинуться на удивленного Андрея с кулаками, но удержался на месте.
  - Да что такое?
  - Ничего - сквозь хохот выдавил из себя неформал - просто ты попал точно в цель.
  - Да пошли вы - огрызнулся Андрей - сейчас ещё раз по лужам пройдусь, чтобы сделать салон ещё грязнее.
  - Хватит - ледяным тоном приказал Илья, заставив Фея замолчать - я уже устал от этого цирка. Мы все обсудили?
  - Да - осторожно отозвался парень, быстро переглянувшись с напряженным Андреем.
  - Тогда вези меня обратно. Я не собираюсь идти обратно под таким дождем.
  Фей только усмехнулся, но послушно завел мотор. Андрей благоразумно молчал, стараясь особо не привлекать к себе внимания. Позже, потом, когда Преображенский снова станет нормальным, а не пороховой бочкой.
  Поднимая волны брызг, машина мчалась по улицам тонущего города, который все больше становился похожим на Атлантиду. Дождь продолжал заливать землю, лужи быстро превращались в озера, затрудняя движение транспорта, а резкие порывы ветра едва не сбивали с ног редких прохожих. Фей едва слышно ругался сквозь зубы, едва успевая крутить руль, чтобы избежать внепланового подводного плаванья в очередной луже. В салоне царила тишина, которая изредка нарушалась шипением неформала, Илья меланхолично смотрел в окно автомобиля, сжимая в руках телефон.
  Андрей только поджал губы, ругаясь про себя последними словами. Вот кто мешал ему прийти хотя бы на пять минут раньше? Гребанный светофор, который едва можно было разглядеть сквозь дождь. Теперь бы не сидел как дурак, боясь сказать неосторожное слово.
  - Приехали - объявил Фей, останавливаясь у многоэтажного дома - выметайся и шлепай себе по лужам.
  Илья молча расстегнул ремень безопасности, и уже собирался выйти из салона, как Андрей, встрепенувшись, резко схватил его за руку.
  - Тебе чего? - хмуро поинтересовался Преображенский, косо посмотрев на друга.
  - Вы это видите? - Андрей указал в сторону соседнего дома, присвистнув.
  Фей поддался вперед, не веря в свою удачу. Сегодня точно был его день!
  - Это что, Лиля? - переспросил Андрей, пока Илья молча смотрел в сторону дома, у которого стояла Орлова и Евгений Соколов.
  Неформал расхохотался, изо всех сил тарабаня по рулю руками и запрокидывая голову. Андрей потер подбородок, с сожалением покосившись в сторону Преображенского.
  - Знаешь, я недавно перечитывал "Собачье сердце", может, не помнишь, но там был один такой забавный профессор. У него ещё была такая знакомая фамилия - Преображенский. И он пытался научить собаку жить как человек, естественно основываясь на своем опыте и понятиях, правда, у него так ничего и не получилось - решил поделиться своими мыслями Андрей - ничего не напоминает?
  Фей, перестав смеяться, показал Смелову большой палец, без слов говоря, что он полностью с ним согласен.
  - А она не промах - присвистнул Фей, насмешливо прищурив глаза - а ты так не думаешь, а, Илья?
  Преображенский, не мигая, смотрел на Лилю и лучшего друга собственного брата. Фей даже слегка наклонился, чтобы ничего не упустить. Голубые глаза остекленели, побледневшие губы сжались в тонкую линию, а сам Илья наклонился вперед, сжимая пальцы свободной руки в кулак.
  - Как думаешь - тихо произнёс Андрей, подвигаясь ближе к заинтересованному Фею - сорвется?
  - Уверен - почти беззвучно отозвался тот, в нетерпении прикусывая губы.
  - А если он тебе дверь снесет?
  - И хрен с ней.
  Но Илья не сделал ни того, ни другого. С трудом закрыв глаза, парень опустил голову, утыкаясь лбом в панель. Андрей и Фей удивленно переглянулись. Такой реакции трудно было ожидать.
  - Эй - позвал друга Смелов, осторожно потрепав Преображенского по плечу - Илья, что с тобой?
  - Действительно! - встрепенулся Фей и принялся толкать Илью к дверце машины - чего расселся? Твою бабу уводят! Нагло, прямо у тебя на глазах! И кто?! А ну! Ату его! Ату!
  Неформал так увлекся своими стараньями вытолкать партнёра из машины, что не успел среагировать на удар кулаком направленным точно в челюсть.
  - Мать твою - сплюнул кровь Фей, зло сверкнув глазами и перехватывая кулак, который снова оказался в опасной близости от его лица - не меня ату, тупая собака! Бугая того!
  - Я тебе сейчас...
  -Илья! - Андрей едва успел схватить друга за свободную руку, хотя из-за тесноты салона это было довольно трудно сделать - прекрати! Хватит! Успокойся!
  - Что, сука, не по - твоему вышло, а? - усмехнулся Илья, с ненавистью смотря на прижатого к дверце машины Фея - пауком себя возомнил? Думал, оплел паутиной и можешь руководить балетом? Я тебе сейчас твое самомнение в глотку вобью. Ты даже не представляешь, как давно я хочу это сделать.
  - Так зачем дело встало? - поинтересовался Фей, вытирая рукавом толстовки кровь с подбородка - давай, бей. Только потом и я ударю.
  - Илья! - в голосе Андрея отчетливо слышалась паника.
  - Что, не можешь в лицо, да, змея? - не услышал голос Смелова Илья - только из-за спины и можешь. Падаль.
  - Самоуверенный мудак - не остался в долгу Фей - святым хочешь себя выставить? По воде мечтаешь ходить? А грехи на дно не потянут? Уверен, что Инна на том дне уже заждалась.
  - Опять? - зарычал Преображенский - сколько раз можно говорить, что я здесь не причем.
  - Это ты на том свете ей скажешь - огрызнулся Фей - что, Илья, паршиво? Только не говори, что ты настолько наивен! Неужели и вправду решил, что я закрою глаза?
  - Я не трогал твою сестру - ровно отозвался Илья - и ты об этом прекрасно знаешь.
  - А я просил тебя к ней не подходить. Просил?
  - Напоминаю, что это произошло из-за того, что я как раз к ней не подходил. Или ты уже забыл, что довел единственного родственника до суицида?
  - Я знаю, что без твоего рожи там не обошлось - прошипел Фей - и ты это знаешь.
  - Увы, но неразделенная любовь такая жестокая.
  - Хватит! - закричал Андрей, увидев, как неформал выхватил нож.
  Поняв, что ещё немного и начнется банальная поножовщина, Смелов выскочил из машины под ледяные струи дождя и рывком вытащил Илью из салона, успев в последний момент закрыть дверь, чтобы Преображенский не успел вернуться.
  Илья, тяжело дыша, не мигая, смотрел на бледное лицо неформала, оставшегося в салоне. Андрея трясло от осознания той катастрофы, которая едва не произошла. В этот раз Фей и Илья действительно зашли слишком далеко.
  - Я вызову ментов - тихо предупредил Андрей друга, крепче сжимая пальцы на капюшоне серой куртки - слышишь, Илья? Пусть тебя лучше посадят за мелкое хулиганство, чем его за убийство.
  - Брось, на кладбище сейчас не так уж и паршиво - криво усмехнулся Преображенский - будешь носить мне цветы. Лилии.
  - Обязательно - согласно кивнул Смелов - младший - лет через шестьдесят.
  Подняв голову, Илья молча уставил в темное низкое небо, подставляя ледяной воде лицо. Андрей молча стоял рядом, то и дело бросая обеспокоенные взгляды на курящего в машине Фея, который почему - то все ещё не уезжал. Главной причины скандала и неожиданного поклонника этой самой причины уже давным-давно не было на улице, но на это никто не обращал внимания.
  - И все - таки - не выдержал Андрей, покосившись в сторону дома, где жила Орлова - почему ты не пошел к ней?
  - Зачем? - устало поинтересовался Илья, сразу как - то неуловимо осунувшись.
  - Раньше ты не тратил время для того, чтобы придумать ответ на этот вопрос.
  - Вот почему все твердят мне попробовать все с чистого листа и безумно удивляются, когда я следую их советам? - риторически поинтересовался Илья - может, отстанете уже от меня?
  Андрей смущенно замолчал, усиленно изучая, как капли дождя падали в огромную лужу, поднимая брызги во все стороны. Невольно вспомнились слова Фея о воде и дне. Но, как бы парень не старался, никакой Инны он вспомнить не мог, хотя общался с Преображенским ещё с первого курса.
  - Это правда? - тихо спросил Смелов, стараясь не обращать внимания на холодный ветер и насквозь мокрую куртку, которая почему - то нихрена не защищала от воды.
  - Что, правда? - поинтересовался Илья, внимательно рассматривая темную громаду многоэтажного дома, который казался таким же серым, как и все вокруг.
  - Ну...то, что этот псих говорил? Про Инну? Кто это вообще?
  - Точно, ты же ее не застал - припомнил Илья, опуская голову и, нахмурившись, убрал мокрые пряди с глаз - это его сестра. Точнее, она была его сестрой, потом случился несчастный случай и она умерла. Конец истории.
  - Из-за тебя? - осторожно спросил Андрей.
  - Ага, без меня вообще на земле ничего не случается - огрызнулся Преображенский, всем своим видом давая понять, что не собирается отвечать на этот вопрос.
  - Поэтому вы друг друга так ненавидите?
  - Ты чертовски догадлив.
  - Слушай, я, конечно, совсем не понимаю, что у вас там твориться, но поменьше с ним пересекайся, ладно? - опасливо покосившись в сторону машины, попросил Андрей.
  - Считай, что он уже забыл - спокойно отозвался Преображенский - такое уже случалось. Просто у него ЛГП.
  -ЛГП? - не понял Смелов - это ещё что за фигня?
  - Ломка гениальных планов. Облом, короче говоря.
  Андрей только покачал головой, но решил больше не спрашивать. Какая ему, собственно разница, что там у Фея? Главное, чтобы Илья не ломал дров, остальное Смелову- младшему было не слишком интересно.
  - Ладно, пошли - развернулся Илья, поморщившись и натягивая капюшон на голову.
  - Куда?
  - В поход - огрызнулся Преображенский, недовольный мыслительной деятельностью друга - в квартиру, осел. Я замерз как собака, если сейчас не окажусь в тепле - замерзну до весны.
  Андрей поднял руки, признавая свое поражение и, в последний раз оглянувшись в сторону машины Фея, отправился следом за Преображенским, стараясь не слишком часто попадать в лужи. Всё-таки Семенычу страшно не нравилось, когда кто - то разводил грязь.
  
  
   ** *
  
  - Проходи, не бойся - с улыбкой пригласила Женю я, открывая перед ним дверь - тебя никто не укусит, Гоша у нас смирный парень
  Соколов усмехнулся и зашел в квартиру, настороженно осматриваясь по сторонам, стараясь делать это как можно незаметнее, на что я только улыбалась.
  - У вас уютно - искренне сказал парень, осмотревшись в прихожей - чувствуется женская рука.
  - Да, мама действительно вложила в эту квартиру всю душу - согласилась я - ну же, не стой на пороге.
  Женя послушно прошел на кухню, стараясь не слишком сильно пачкать полы дождевой водой, которая стекала с одежды парня, словно плоды китайских портных сами были сделаны из воды.
  - Добрый день - услышав настороженный голос Соколова, я, с досадой хлопнув себя по лбу, побежала на кухню, чтобы поскорее прояснить ситуацию.
  И как я могла забыть предупредить маму, что я приду не одна?
  Хотя, почему - как? Всё-таки, единственным гостем мужского пола в нашем доме всегда был Преображенский, а ему особого приглашения никогда не требовалось, он мог и сам зайти в любое время. Поэтому по привычке я даже внимания не обратила на то, что настолько внезапная встреча родителей с совершенно незнакомым парнем вполне может привести к звонку в полицию. А мне бы очень не хотелось, чтобы вместо теплой кухни и обещанного чая Женя получил внеплановые выходные в КПЗ.
  - Привет, мама - я выскочила из-за спины Соколова, нарушая настороженное молчание - знакомься, мой друг - Женя Соколов. Он вместе с Сашей Преображенским в профкоме работает.
  Услышав сразу несколько знакомых слов, мама оттаивает и искренне улыбается парню.
  - Что ж, рада познакомиться, Евгений. Но Вы что, промокли до нитки?
  - Всё в порядке - попытался откреститься от заботы моей мамы Женя, поняв, к чему она клонит - я уже почти высох. К тому же, меня пригласили только на чай.
  - Лиля - возмущенно произносит мама, нахмурившись, смотря на меня - это не гостеприимно! И, как минимум, жестоко по отношению к человеку, который стал жертвой стихии.
  - Он вообще не хотел идти - наябедничала я, улыбаясь Жене - поэтому с чистой совестью передаю его в твои руки. Меня он вообще не слушает.
  - Я лучше пойду - делает несколько шагов в сторону двери парень, которому происходящее явно не нравиться.
  - Ладно - ладно - примирительно поднимает руки вверх мама - может, хотя бы дашь одежду высушить?
  - Она все равно промокнет - не дал слабины Женя - дождь обещали на несколько дней. Не вижу смысла оттягивать неизбежное.
  - Вот что с ним будешь делать? - бурчит мама, которой такое упрямство было явно не по душе - заболеешь, это я тебе как врач говорю. Хорошо, если ещё гриппом отделаешься, а ну как воспаление легких подхватишь?
  - Я поеду на такси - пожал плечами Соколов, присаживаясь на стул - ничего страшного.
  - Вот упертый - сузила глаза мама - дикий, как волк. Детдомовский, что ли?
  Я поперхнулась и едва не выронила из рук очередную чашку. Неужели мама не могла найти другой темы для разговора?
  - Мама - позвала я, сжимая в руках чашку так сильно, что побелели кончики пальцев - у нас есть что - нибудь к чаю?
  - Ты не думай, я не хочу обидеть - поймала темный взгляд Жени мама, не обращая на меня внимания - просто я за свою практику сталкивалась с этими ребятами и знаю, о чем говорю.
  - У меня просто нет родителей - справившись с собой, отозвался Женя, который наверняка уже проклинал меня последними словами - и я не хочу об этом говорить.
  - Знаешь, можешь считать меня сумасшедшей, но я считаю, что в этом нет ничего плохого - пожала плечами мама - ты свободен в принятии решений, над твоей головой нет назойливой опеки, ты не боишься не оправдать чьих - то ожидай. Ты живешь для себя.
  - Вы говорите так, словно не иметь семью - это благо.
  - Не для всех. Но очень часто именно семья ломает человека так, как никогда не сможет сломать общество. Я просто хочу сказать, что не стоит делать трагедию и посыпать голову пеплом только потому, что тебе была уготована такая судьба, просто нужно найти в ней плюсы.
  - Это не так - то просто.
  - Неужели? Мне кажется, что все куда проще, чем кажется.
  - Я удивляюсь, как Вы с таким отношением вообще решились создать семью.
  Подавив испуганный вздох, я принялась быстро расставлять чашки с горячим чаем на столе, стараясь изо всех сил, чтобы никто не заметил мои дрожащие пальцы. Черт возьми, как все до этого дошло?
  - Любовь - спокойно сказала мама - но скажу тебе откровенно, что когда я была подростком, самая недосягаемая мечта для меня была остаться одной.
  - Это...жестоко.
  - Думаешь? Я понимаю, что ты сейчас принимаешь все на свой счет, но поверь, я не хочу тебя оскорбить, или омрачит память твоей семьи. Я просто не хочу, чтобы этот груз давил на тебя. Перестань задаваться вопросом : а что если? Если не будет никогда. Мы никогда не становимся причиной чего - то, мы лишь разбираемся с последствиями. Если и дальше будешь оценивать все с точки зрения черное - белое, ты сойдешь с ума.
  - Какой - то у нас странный разговор. Вы всегда говорите о смерти, когда к Вам приходят гости?
  - Мне незачем о ней говорить, когда её вокруг тебя руками потрогать можно.
  Соколов вздрагивает, и я удивленно смотрю то на него, то на маму. Неужели она увидела что - то, чего не вижу я?
  - У Вас интересное виденье мира - с трудом улыбается Женя, и меня передергивает.
  - Это не виденье мира - отрезает мама - это опыт врача. Поверь, у тебя все тело - сплошная медицинская карта.
  - Я уже боюсь спрашивать, кто Лилин отец - усмехается Женя.
  - Подполковник - пожимает плечами мама, делая глоток чая.
  - У неё такие интересные родители, что я не перестаю удивляться её недальновидности.
  Я поперхнулась, удивленно смотря на Соколова. Напряженность все ещё сквозила в его движениях, но сам парень старался этого не показывать, а мама - не заострять внимания. Но было видно, что они поймали какую - то общую волну, на которой общаться было гораздо легче. Вот только почему этой "волной" обязательно должна была стать я?
  - Это возвращает нас к теме семьи - со вздохом признается мама - в конце концов, моя дочь все ещё верит в хороших людей.
  Неужели?
  - Мне казалось, что Лиля - слишком рациональна для девушки своего возраста.
  Какой комплимент, сейчас заплачу.
  - Это не рациональность. Это - скорлупа.
  Неужели паршивый сайт был прав, когда делал меня орлом? Они же вроде тоже их яйца вылупляются. Хотя, чего это я? Меня тут нагло обсуждают, совершенно не обращая внимания на то, что объект обсуждения всё ещё среди них!
  - Я ещё тут - напомнила о себе я, но меня проигнорировали.
  Волшебно.
  - Скорлупа? - кажется, Женя не совсем успевает улавливать образы моей матери. Ничего, я тоже не всегда её понимаю.
  - Эмоциональная - поясняет мама - ей нужна хорошая встряска. Тогда она сможет смотреть на мир прямо, не прячась за розовыми очками.
  - И почему Вы говорите это мне? - интересуется Соколов.
  Вот именно!
  - Ты первый начал эту тему, я всего лишь подхватила - равнодушно отзывается мама - когда ты вошел, я подумала, что именно ты можешь стать тем человеком, который нужен моей дочери.
  - Я не претендую - сразу отозвался парень, примирительно поднимая руки - так что не волнуйтесь.
  - Я не волнуюсь - все так же спокойно отозвалась мама - я бы сама тебе её не отдала. Всё-таки, тебе другой тип людей нужен.
  Женя многозначительно усмехается, и я вспоминаю его слова о том, что ему в принципе никто не нужен. Интересно, каково это - смотреть на всех, и одновременно ни на кого?
  - Могу я, из чистого любопытства поинтересоваться, почему Вы так решили? - предельно вежливо уточняет парень.
  - Тебе не понравиться то, что я могу сказать.
  - Мне уже многое не понравилось из того, что Вы сказали. Какая теперь разница?
  Мама внимательно посмотрела на спокойного Женю, словно выискивая в его обороне слабое место. Напряжение в кухне стало настолько плотным, что его можно было потрогать руками, а мне с каждой секундой все сильнее хотелось проваливать под землю, чтобы этого не видеть. Привела, называется, на чай! И мама хороша! Зачем человеку в душу надо было лезть? Наверняка опять своих книжек о психологии начиталась и возомнила себя великим психоаналитиком!
  Но, посмотрев на этих двоих, мне пришлось признать, что можно даже не пытаться перевести тему разговора в другое русло. Они оба слишком сильно увлеклись, и теперь вряд ли подхватят мои старанья. Но не сидеть же мне как статуя и слушать этот кошмар!
  - Женя, а ты веришь в судьбу? - громко спрашиваю я, нарушая хрупкое равновесие, запуская маятник.
  - В судьбу? - переводит на меня озадаченный взгляд парень, под едкое хмыканье матери.
  Вот кто не верит - так это она. Мама реалистка до мозга костей, поэтому все поэтичные высказывания в стиле "любовь с первого взгляда" вызывали у неё только глухое раздражение потому, что "делали из людей сентиментальных идиотов". И как папа вообще смог к ней подступиться?
  - Смотря что ты имеешь в виду - осторожно подбирая слова начал говорить Соколов, но было видно, что резкий переход с одной темы на другую дается ему тяжело.
  У меня тоже бывает подобное состояние. Когда что - то цепляет настолько сильно, что не можешь усидеть на месте, отвлекаться на другое нет никакого желания. А мама умеет цеплять одними словами куда лучше, чем рыболовный крючок.
  - Я имею в виду вообще - с энтузиазмом начинаю раскручивать свою идею, в тайне молясь, чтобы это сработало, и парень хотя бы изредка здоровался со мной после того, что ему пришлось услышать, а не делал вид, что мы вообще не знакомы - вот, например, недавно появился сайт "Силуэт" и...
  - Можешь дальше не продолжать - усмехнулся Соколов - я уже достаточно наслышан об этой штуке.
  - А что за сайт? - оживилась мама - я не слышала. Лилия, почему я всегда узнаю обо всем последней?
  - Кто знает? - бормочу я, стараясь не слишком отвлекаться, чтобы не отдать штурвал беседы в руки матери - и что ты слышал? - уже громче интересуюсь я.
  - Ну, он обещает найти тебе "вторую половину" - потерев подбородок, говорит Женя - но я не верю в такие вещи.
  - Почему? - удивляюсь я.
  - Потому что человек сама решает, кто ему подходит, а кто нет.
  - А как же красная нить и все эти разговоры о родстве душ? - весело спрашиваю я, допивая чай - неужели ты никогда не думал, что сможешь встретить свою "вторую половину".
  - Человек изначально целое существо - отзывается Соколов.
  - А как же история о том, что Ева была сделана из ребра Адама? - усмехаюсь я, постепенно втягиваясь в разговор.
  - Миф. У нас столько же костей, сколько и у женщин. Тем более, если вспоминать библию, то мы все результат неоднократного инцеста.
  Мама расхохоталась, даже похлопала в ладоши, довольная таким ответом.
  - И всё - таки?
  - Лиля, если бы каждому человеку был уготован тот, кто "идеально подходит по всем параметрам", то одиноких людей бы не было в принципе.
  - Ты что, регистрировался там? - удивилась я, вспомнив приветственную запись сайта.
  - Меня отпугнули двести вопросов - улыбнулся Женя.
  Где - то я уже слышала такой ответ.
  - А ты что, там тоже есть? - удивилась мама, моментально находя подводный камень в выборе моей темы для разговора.
  Вот же блин.
  - Есть - не стала скрывать я, прямо смотря в глаза удивленной матери - и что?
  - И это моя дочь! Регистрируется на каком - то сайте для сомнительных знакомств и ещё спрашивает, что мне не нравиться!
  - Его мне посоветовала Варя - я попыталась переложить на плечи подруги всю ответственность.
  - Мне казалось, что ты уже выросла из того возраста, когда тебе надо говорить : "А если все с крыши пойдут прыгать, ты тоже пойдешь?" - поморщилась мама.
  - Я не хочу это обсуждать - прямо сказала я, не собираясь превращать и так не слишком крепкое перемирие в банальный разбор полетов - извини.
  - Вы против сайта знакомств? - весело спросил Соколов, который внимательно прислушивался к разговору.
  - Да - кивнул мама, поправив рукава зеленой водолазки - это настоящая глупость.
  - А если человек просто не может знакомиться в реальности? - не отставал Женя.
  - Тогда, полагаю, что и детей он тоже будет делать с помощью переписки. Мне его очень жаль.
  Женя усмехнулся, в то время как я с трудом подавила в себе желание хорошенько приложиться лбом о поверхность чего - нибудь. Говорят, помогает.
  - Что ж, думаю, мне действительно пора - не стал рассиживаться Соколов, поднимаясь из -за стола.
  - Ты ещё даже не высох - подперев голову рукой, заметила мама, которой очевидно не очень хотелось расставаться с таким собеседником.
  Всё-таки, с ней нечасто спорил даже папа. Судя по всему, маме этого очень не хватало, может, папе стоит намекнуть на то, что ему нужно с ней о чем - нибудь поспорить? Например, об эволюции.
   - Я провожу - тут же подскочила из-за стола я, едва не падая вместе со стулом, на котором несколько секунд раннее сидел парень.
  - Не стоит, не заблужусь - мягко отказал Соколов.
  - Ты всё-таки гость - не согласилась я, с нажимом выделяя слово "гость".
  Хотя, какой он гость! Разве гостей тычут носом в их прошлое? Господи, только бы я смогла нормально перед ним извиниться! Мне вполне хватает проблем с Преображенским, чтобы ещё и с Соколовым начать враждовать.
  - Хотя бы зонт возьми - взмолилась я в прихожей, протягивая парню зонт - трость - пожалуйста, или я поеду с тобой до твоего дома.
  - У нас нет чая - покачал головой Женя, но зонт всё-таки взял, выходя на лестничную площадку - что ж, спасибо за чай.
  - Послушай, - я вышла следом, закрывая за собой двери и вертя в пальцах ключи - я...
  - Не стоит - отозвался парень, улыбнувшись - всё не так плохо, как могло показаться.
  - И всё равно - не поверила я - мне ужасно жаль. Прости, пожалуйста, я правда не думала, что мама начнет говорить о...таком.
  - У неё интересное мышление - вежливо отозвался Соколов, поежившись в своей мокрой куртке - но это её право. Я с ней не согласен, и это - мое. Всё в порядке. Я не стану относиться к тебе хуже или лучше после того, что услышал.
  Я промолчала, не зная, куда мне смотреть. А что тут скажешь?
  - Что ж, завтра верну - помахав передо мной зонтом, Женя легко улыбнулся и начал спускаться вниз, решив проигнорировать лифт.
  - До завтра - запоздало отозвалась я, без сил сползая по стене и садясь на корточки у нашей двери.
  В последние дни я будто стала пассажиром американских горок. Всё неслось с такой скоростью и поворотами, что хотелось кричать, визжать от страха и ужаса, как это делают остальные пассажиры. А я только сильнее сжимаю в руках поручни и закрываю глаза, чтобы ничего не видеть.
  Когда же этот аттракцион закончиться?
  С трудом поднявшись на ноги, я вернулась обратно, захлопывая за собой дверь. Идти на кухню не хотелось, но лучше было сделать это сейчас, а не когда сама мама захочет поговорить. Если буду ждать - сделаю только хуже.
  Мама все так же сидела за столом, задумчиво смотря на картину, на которой были изображены красивая девушка в беседке времени Романтизма, и не менее красивые белоснежные лебеди. Сама картина была довольно большой и, более того, написана она каким - то известным художником, чью фамилию я никогда не запоминала. Откуда это произведение искусства у нас я тоже совершенно не помню, но прекрасно знаю, что мама терпеть ее не может. Папа тоже недолюбливает бедную девушку с лебедями, но снять ее они почему - то не могут. Кажется, на эту тему, у них даже был какой - то спор.
  - Проводила? - поинтересовалась мама, спустя какое - то время, как я села за стол напротив неё, выныривая из своих мыслей.
  Сразу под картиной. Может, поэтому ей понадобилось столько времени, чтобы меня заметить?
  - Да - отозвалась я, подвигая к себе коробку конфет, к которой за чаепитием никто не притронулся, и, набравшись решимости, взглянула маме в глаза - могу я спросить?
  - Конечно.
  - Что это было?
  - Ты о чем? - удивилась мама, переводя взгляд с картины на меня.
  - Ты же видела, что ему неприятно было говорит на тему семьи! Зачем ты продолжала бить? - прямо спросила я.
  Мама задумалась, прокручивая в голове разговор, пытаясь точно понять, что я имею в виду. Всё-таки, из-за колоссальных различий как в мировоззрении, так и в моральных ценностях, мы не всегда точно понимали друг друга. Наверное, именно поэтому мне было гораздо проще разговаривать с папой, который мыслил если не так же, как я, то очень похоже.
  - С опасными людьми ты водишься, Лиля - внезапно сказала мама, заставив меня подавиться воздухом.
  Вот что - то, но такого ответа я точно не ожидала!
  - Что? - уточнила, на всякий случай отодвигая от себя так и не начатую конфету.
  Конечно, мама врач, но кто знает, что она выкинет в следующий раз?
  - Ладно, Илья, признаю, он парень мутный, но ты хотя бы его с детства знаешь - как не слышала меня мама - да и Саша там есть, он бы тоже не дал брату сорваться, но этот парень...ты хоть представляешь, по какому краю ходишь?
  - Да в чем дело? - не выдержала я - это опять как - то связанно с тем, что я не вижу дальше собственного носа?
  - Напрямую.
  - И ты, конечно же, не расскажешь мне, почему ты решила, что я общаюсь с "плохими" людьми - я даже не спрашивала.
  Плавали, знаем.
  - А какой в этом смысл? - не разочаровала меня мама - понимаешь, дело не в том, что я желаю тебе плохо. Как я могу? Я же мать, в конце концов.
  - Мне иногда кажется, что папа смог затащить тебя под венец только после того, как ты забеременела мной - мстительно ввернула я.
  - Избавь меня от своего комплекса Электры - спокойно отозвалась мама.
  - Что? - я едва не вскочила - как ты можешь!
  - Уймись, я пошутила - мягко улыбнулась мама, наливая себе чай и наполняя мою чашку - уже и шутить нельзя. И за что мне досталась дочь с такой нежной психикой?
  - Ну должен же у тебя быть стоп - кран - отозвалась я, с трудом успокаиваясь - и всё-таки, почему тебе не понравился Женя?
  - Что изменится если я скажу?
  - Ничего.
  - Тогда зачем мне говорить?
  - Может потому, что так делают все матери? Предостерегают, учат, берегут?
  - А потом оберегаемое чадо орет, что всех ненавидит и убегает на крышу резать вены. Ненавижу таких проблемных детей.
  Я только качаю головой, понимая, что пытаться что - то доказать - пустая трата времени.
  - Не подумай, что я тебя не люблю - сделала глоток чая мама.
  - Как я могу? В конце концов, ты меня всё-таки воспитала, а не отдала в детский дом - усмехнулась я.
  - Со мной многие не согласны - продолжила мама, доставая конфету - помню, когда тебе было лет пять, ты играла в песочнице. Неподалеку от тебя крутилась семилетняя девчонка, с которой бабушка глаз не спускала. До сих пор помню, её визгливый голос, который кричал на весь двор : " Машенька, не бегай - упадешь! Машенька, не лезь на дерево, ты же девочка! Машенька, не подходи к этой девочке, ты же видишь, что он вся в песке, испачкаешься!".
  Я поморщилась. Да, я тоже прекрасно помнила эту историю, хотя мне и было не больше пяти, почему - то именно это воспоминание о раннем детстве оказалось слишком живучим.
   - Бедная девочка даже не знала, куда ей податься, чтобы не нарваться на ругань - продолжила мама - когда я спросила у старухи, какого хрена она вообще решила выгулять свою внучку - именно выгулять, потому что прогулкой там и не светило - если ей все не нравиться, она начала орать как резаная. Ну, я не выдержала и сказала, что с таким отношением "Машенька" начнет спать с парнями, курить и резать себе вены, как только в голову ударит переходный возраст.
  - И что потом? - невольно заинтересовалась я.
  - Эта ведьма пригрозила пожаловаться на меня участковому, а ты кинула в неё лопатку, испачканную в песке - мстительно улыбнулась мама - вот тогда я и поняла, что в отличии этой "Машеньки" ты - нормальный ребенок.
  Да, не самый хороший мой поступок. Признаю, гордиться нечем.
  - И что, эта Маша и правда стала курить и спасть с парнями, когда у неё начался переходный возраст? - поинтересовалась я.
  Мама частенько угадывает то, что, так или иначе, случиться с другими. Есть у неё какое - то чутье, которое никогда не подводит.
  - Она даже из дома сбегала - резко сказала мама, со звоном ставя чашку за стол - а ведь я предупреждала, что с таким отношением ничего хорошего не будет! В этом самая большая проблема современных людей - мы не хотим признавать, что не все так нуждаются в нас, как бы сильно нам не хотелось обратного. Ребенок - не собственность родителей, он - совершенно самостоятельный человек, который перестает нуждаться в чьей - то опеке сразу, как только начинает понимать, что происходит вокруг и что ему с этим делать.
  - Но каждому хочется, чтобы его любили - не согласилась я с мамой.
  - Любили - да, но не душили заботой и чрезмерным вниманием. Это ломает, и ставит ребенка перед совсем безрадостным выбором : либо сломаться, и принять правила игры, но в этом случае сами родители никогда не смогут гордиться своим чадом. Ведь он просто ничего не добьется в жизни! Потому что ему будет банально страшно пробовать себя в чем - то новом, неизвестном.
  - А какой второй выбор?
  - Либо ребенок пойдет в отрыв и сам не захочет никого знать.
  - Поэтому ты воспитывала меня так странно? - поинтересовалась я - будто я тебе вообще не родная?
  - Что за глупости? - возмутилась мама - я давала тебе самое главное - свободу. Ты всегда могла сказать, что думала и сделать то, что тебе хочется. Неужели тебе это было не нужно?
  - И как же другие дети растут? - хмуро поинтересовалась я - в заботе и любви?
  - У тебя было и то, и другое. Просто, это не так бросалось в глаза, как у других.
  - Ладно - я потерла руками лицо, стараясь собраться с мыслями и перестать думать о воспитании и прочей психологической ерунде. Ты - технарь, Лиля, тебя не должны касаться всякие гуманитарные заскоки - лучше расскажи, почему я общаюсь с "плохими людьми". И прекрати уводить разговор в сторону!
  - Ах, меня поймали - улыбнулась мама - ладно - ладно, не смотри так зло, а то я расплачусь. Но говорить не буду.
  - Почему?
  Всё-таки я совершенно не понимаю эту женщину.
  - Потому что если я тебе скажу, ты всё равно не поверишь и не поймешь. Даже если я запрещу тебе общаться с тем, кого считаю "плохим", ты всё равно не послушаешься, пока не удостоверишься сама. Всё, что я могу - это просто сказать : "Эй, детка, мне не нравиться этот парень, потому, что у него все руки в старых шрамах, от многочисленных драк, будь осторожнее!". Но послушаешь ли ты меня?
  - Что? - я открыла рот, удивленно смотря на развеселившуюся маму, совершенно не обращая внимания на удар грома за окном - что значит - руки в старых шрамах? Драки? Хочешь сказать, что Женя - дрался?
  - И не однократно - серьезно кивнула мама - поэтому я и спросил, не детдомовский ли он. Слишком уж серьезные повреждения для обычных потасовок, да и сам парень не выглядит настолько беспомощно, чтобы к нему так часто лезли, нарываясь на драку.
  - Погоди - попросила я, выставив вперед руку - мне нужна минута.
  Как так? Нет, я не спорю, в конце концов, что я знаю о Соколове? Он - лучший друг Саши Преображенского, студент факультета Управления и Психологии, работает в профкоме, живет с бабушкой и дедушкой, потому что родители погибли в аварии, асексуал - да и то, это я узнала только сегодня - и всё. Мы не так часто с ним виделись и общались, чтобы я могла утверждать, что он просто не может драться. Да, он - ответственный, в какой - то степени отзывчивый, добрый и даже благородный, потому что только такой человек мог наплевать на свои планы и постараться, по - своему, конечно, помочь другому. Но может ли такой человек попадать в такие опасные переделки? А хрен его знает!
  - Ладно, признаю, он может драться - нехотя сказала я, стараясь не смотреть на маму - ну и что? Подумаешь, подрался пару раз. Может, он живет в неблагополучном районе!
  - Думай что хочешь, я просто говорю, что парень не так прост, каким ты его, очевидно, считаешь.
  - Ну почему вокруг меня столько ерунды? - со стоном упала на стол я, закрывая голову руками - это просто чертовщина какая - то!
  - Что такое? - поинтересовалась мама.
  Я косо посмотрела на неё, решая рассказать ли ей про Илью и гонки или нет? Если расскажу, то придется рассказывать про Фея, высотку и всю остальную компанию. В этом замешано столько людей, что я просто не имею права вот так, по собственной прихоти говорить об этом на каждом углу. Хватит уже того, что я рассказала Варе и Ане. Они, конечно, болтать не будут, но всё равно я поступила глупо.
   - Не важно - отмахнулась, поднимаясь - всё равно, я сама пока ничего не понимаю.
  Мама внимательно посмотрела на меня, но промолчала. Это и есть та свобода, которую она имела в виду? Не лезть, если не просят? Может, ее взгляды на мир не так уж плохи.
  - Что ж, в таком случае и разговаривать не о чем - улыбнулась мама - оставь, я сам уберу - заметив, что я потянулась к посуде, сказала она - иначе я от безделья располнею, и твой отец уйдет к стажерке. А кому я с таким характером кроме него нужна?
  Я рассмеялась, но послушно оставила все на местах, примирительно подняв руки вверх. Уже выходя из кухни, я поймала обеспокоенный взгляд матери, но всё равно решила молчать. В конце концов, больше меня это касаться никак не будет.
  Уже в комнате я без сил упала на кровать, бросив сумку на пол и думая, что же мне делать дальше. В принципе, кроме ситуации с Преображенским ничего особо не менялось. Да, Соколов оказался не таким простым, как казался, ну и что? меня это как - то трогает? Нет. Над чем тут вообще думать? Но меня почему - то не оставляло противное чувство, словно на меня кто - то вылил ведро смолы и теперь она медленно стекает вниз, и от нее никак не избавиться. За моей спиной точно что - то происходило, но я никак не могла понять, что именно.
  Да ещё и этот олень. Он дает неплохие советы, но отвечает, когда ему вздумается, заставляя меня нервничать и метаться из угла в угол. Вот что со мной не так?
  Даже поговорить об этом не с кем. Варя и Аня сегодня сам едва не разругались в кафе, так и не придя к чему - то одному. Но не с самой собой мне разговаривать, правда же?
  Достав из сумки телефон, я провела пальцем по экрану и, зайдя на знакомый до мелочей сайт, стала печатать сообщение. Конечно, гарантии того, что олень ответит - нет, но может, он всё-таки скажет, что думает по этому поводу. Наверное, бедный парень уже и сам не рад, что решился пройти двести вопросов. И пару странную нашел, и психологом заделался. Хотя, он сам не охотно о себе рассказывает, либо отмалчиваясь, либо переводя тему в другое русло. Так почему бы ему в этом не помочь?
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Скажи, а как ты думаешь, есть ли у человека "другая сторона" или это просто ерунда и сам человек просто не хочет показывать себя настоящего, придумывая для этого всякую ерунду о "двух сторонах монеты"?
   Понедельник, 16:03"
  
  
  Надежды на быстрый ответ не было, поэтому я просто отложила в сторону телефон и упала на кровать, слушая шум дождя за окном. Почему - то забыть про "другую сторону монеты" было совсем непросто. Мысли то и дело возвращались к тому, насколько я на самом деле плохо знаю тех, кого привыкла видеть рядом. Неужели вообще можно быть настолько слепой?
  Илья как - то оказался втянут в нелегальные гонки, причем он сумел выкрутиться и вторым организатором не самого безопасного хобби богатых и знаменитых. Почему? Ведь он - из обеспеченной семьи, у него прекрасное будущее, хорошая внешность, популярность среди друзей и знакомых. Неужели этого ему было мало?
  А Женя? Нет, с ним я действительно почти не общалась, вряд ли это, конечно, можно использовать как отговорку, но иначе я просто сама себя утоплю в море стыда. Интересно, озарение всегда приходит вместе с неловкостью от своей ограниченности? Иначе, я просто не знаю, как объяснить все то, что сейчас кипит внутри. Дерется. Может, мама просто не так выразилась? Может, Соколов живет в неблагополучном районе? Или в подростковом возрасте постоянно решал проблемы кулаками, с его - то внешностью это неудивительно. Если бы я не знала Женю, то тоже бы подумала, что он сначала бьет, а потом спрашивает.
  А слова Фея? Он говорил, что у него с Преображенским конфликт, да и Артём Смелов вместе с этим мажором Кириллом Осиповым только подтверждали его слова. Но почему? Ведь парни, если посмотреть со стороны, делают одно дело, зачем враждовать? Или наоборот, зачем тогда сотрудничать?
  "- В этом вся ты - раздался у меня в голове голос Ильи - стабильность - залог успеха. Но не слишком ли однобоко ты судишь о людях? Даже сейчас ты, вместо того, чтобы просто расслабиться и посмеяться над тем, что произошло, упорно продолжаешь выискивать минусы, совершенно забывая о плюсах"
  Застонав, я со всей силы ударила рукой по небольшой подушке. Ну почему сейчас? Почему я должна вспоминать слова Ильи именно сейчас? Вот никак Преображенский не хочет выходить у меня из головы! Он - как яд проник уже под кожу, туда, откуда недостать, как не пытайся. Все, что остается - смиренно ждать, пока он заполнит собой всю меня, заменив кровь, сердце, органы собой и либо полностью подчинит своим желаниям, либо уничтожит. Интересно, это вообще как - то лечиться?
  Варя частенько любила повторять, что клин клином вышибают. Может, и в этой ситуации подобная стратегия сработает? Вот только кто сможет стать моим клином?
  Внезапно телефон ожил, и я, подскочив на месте, едва не уронила его с кровати, стараясь как можно скорее открыть сообщение с сайта "Силуэт".
  
  - "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  У нас с тобой очень интересное общение. Я тут недавно вспомнил, что представлял на месте своей...пары девушку, которая интересовалась бы собаками, спортом, чувствами или - что по мне ещё хуже - старалась показать красоту своей души. В итоге реальность превзошла все мои ожидания. Я даже не знаю, в какую категорию тебя определить. Если честно, мне очень интересно, как ты должна выглядеть в реальности, слишком уж не типично ты мыслишь. Надеюсь, тебе не девяносто лет?
  Понедельник, 16:22"
  
  Вот же...олень. Нетипично мыслю, значит? Как будто это не он игнорировал все мои вопросы о его жизни, привычках и имени. Кстати! Я ведь его так и не знаю!
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Очень жаль, что здесь нельзя пересылать сообщения, иначе я бы напомнила тебе, насколько ревностно ты оберегаешь свою личную жизнь, игнорируя любые вопросы, которые хоть как - то отличаются от рассуждений о смысле бытия. Мне приходится подстраиваться.
  Понедельник, 16:25".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Уела.
  Понедельник, 16:26"
  
  Я расхохоталась, чувствуя, как настроение начинает подниматься вверх. Уела, значит? Вот он - вкус победы!
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Ты мне льстишь, не стоит, иначе я привыкну и стану смотреть на всех свысока. Мне, если честно, совершенно безразлично, о чем говорить, просто я совершенно не представляю, что ты за человек, чтобы придумывать тему разговора. Может, ты хоть немного введешь меня в курс дела?
  Понедельник, 16:30".
  
  Клин клином выбивается? Лишь бы не оказаться между молотом и наковальней.
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  О нет, только не это! Пожалуйста, не начинай расспрашивать меня про мой любимый цвет, фильм и размер обуви! Не опускай наш высоко философский разговор до уровня уличного знакомства.
  Понедельник, 16:32".
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Прости, но ты не оставляешь мне выбора. Итак, для начала, как тебя зовут и сколько тебе лет? Между прочим, мое имя ты знаешь. Так что я настаиваю на обмене информацией.
  Понедельник, 16:33".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Ты убила всю оригинальность. Просто вырубила на корню. Неужели нельзя было спросить что - то более...оригинальное?
  Понедельник, 16:35".
  
  Я, нахмурившись, перечитала сообщение, пытаясь понять, что же меня так зацепило. Что - то не давало покоя, ворочаясь внутри. Как будто подобное уже случалось раньше...вот только, что же меня так сильно напрягало, я так и не смогла поймать.
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Не выкручивайся. Вдруг это не мне девяносто, а тебе семьдесят? Что тогда мне делать? Между прочим, подобная разница будет несущественна только в одном случае - если ты сказочно богат.
  Понедельник, 16:37"
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Охотница за наследством? Ну вот, видишь, наш разговор снова выходит на орбиту интриги и хитрых многоходовых комбинаций. И, между прочим, мне нет даже тридцати!
  Понедельник, 16: 40"
  
  Многоходовые комбинации...вот оно! Я замерла, поняв, что же меня так напрягало : стиль разговора! Точно так же обычно вел себя только один человек - Илья Преображенский! Выкручиваться, переворачивать все с ног на голову, уводить собеседника в сторону, избегая неудобных вопросов - это все было в стиле Ильи. Неужели он и олень - одно лицо? Если это так, то я его убью.
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Я могу спросить?
  Понедельник, 16:45".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Спрашивай.
  Понедельник, 16: 47".
  
  Я закусила губу так сильно, что едва ее не прокусила. Пальцы дрожали, но я упорно набирала текст, то и дело, стирая слова, и все никак не могла сформулировать свои мысли. Они сбивались, путались и никак не хотели отображаться на экране телефона. Но, наконец, мне это удалось. Правда, все то, что бурлило внутри, выразилось в трех словах.
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Тебя зовут Илья?
  Понедельник, 16:53".
  
  Время растянулось, подобно резине. Каждая минута его молчания приравнивалась к десяти, заставляя меня едва ли не лезть на стену. Не может быть! Этого просто не может быть! Илья бы точно мне сказал! Не в его правилах долго молчать о чем - то, правда, после Фея и гонок я в этом уже сомневаюсь. Некстати вспомнилось, как быстро Илья позвонил мне после того, как я написала Оленю, что заболела. Это же просто совпадение, правда же?
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Нет, меня зовут Стас. Станислав, если уж быть совсем точным. Почему ты решила, что меня зовут Илья?
  Понедельник,16:56"
  
  Мне показалось, что из легких мгновенно выпустили весь кислород, оставив бессмысленно хватать ртом воздух. Я даже не понимала, чего во мне сейчас больше : облегчения или разочарования? Станислав. Стас. Резкое, твердое имя, которое словно срывается с языка, в отличие от мягкого и плавного "Илья".
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Потому что вы с ним очень похожи. Наверное, мне нужно будет постоянно напоминать себе, что тебя зовут иначе, а то я совсем запутаюсь, с кем говорю.
  Понедельник, 17:00".
  
  Честность. Нужно всегда быть честной. Хотя бы с самой собой. Клин клином? Кажется, меня ждет только наковальня.
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Этот человек тот, о котором ты постоянно говоришь? Наверное, он для тебя очень важен. Если хочешь, мы можем перестать общаться, чтобы не запутывать ситуацию еще сильнее.
  Суббота, 17:03"
  
  Я удивленно покосилась на экран телефона. Серьезно? Он говорит это серьезно? Хотя, может, с его стороны все выглядит именно так?
  Вот почему у меня в последнее время все сводится к Илье? Он есть в моей жизни уже пятнадцать лет, и почему - то только сейчас его стало настолько много, что я едва не лезу на стену. Что - то подобное было только один раз - в пятнадцать лет, когда Преображенский ворвался ко мне домой, трясущийся, словно в лихорадке, с мокрыми щеками и разбитыми в кровь костяшками пальцев. После этого парень словно с цепи сорвался, не отставая от меня ни на шаг целую неделю, после чего все снова вернулось в привычное русло. Странно, но как бы я сейчас не старалась, я не так и не смогла вспомнить, что с ним случилось в тот день.
  Нахмурившись, я постаралась вспомнить, что тогда произошло. Всё-таки, Илью довольно трудно довести хотя бы до открытого проявления злости, а про слезы вообще и речи не идет. Я даже иной раз думала, что он вообще не способен на подобное. Но, как бы я не старалась, в голове словно был туман. Всё, что билось в ушах набатом, это тихий голос, который то и дело срываясь, полубезумно шептал в приглушенном свете прихожей: "Я люблю тебя, я люблю тебя, я люблю тебя...".
  Не выдержав, я со всей силы ударила кулаками по одеялу, стиснув зубы от собственной глупости и равнодушия. Илья и мама действительно были правы: я не вижу дальше собственного носа! Постоянно ограждая себя от всех остальных, предпочитая смотреть и видеть самый верх. Совершенно забывая о том, что у каждого есть "вторая сторона" - делать глупые выводы, думая, что прекрасно разбираюсь в ситуации . Наверное, олень тоже подумал, что я - истеричная девчонка, которая постоянно жалуется на мальчишку, в которого тайно влюблена.
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Нет, все не так, как могло показаться. Я даже не знаю, как это все объяснить, но...Илья - мой лучший друг, практически брат и...прости, что вообще начала вас сравнивать друг с другом. Просто он обычно так же изворачивается и переворачивает все с ног на голову, выходя победителем из всех словесных баталий. Думаю, что совсем скоро перестану придавать этому значение, так что это не настолько весомый повод для того, чтобы прекращать общение.
  Понедельник, 17: 15".
  
  Отправив сообщение, я устало выдохнула, проведя ладонью по лицу. Всё-таки, даже не смотря на то, что Олень сказал, что его зовут Стас, мне почему - то все ещё в это не особо верилось. Неужели есть люди, которые в различных ситуациях ведут себя совершенно одинаково? Это же невозможно, разве нет? Конечно, я не общалась с Ильей на всякие темы о смысле жизни, поэтому просто не могу знать, что бы он ответил на мои вопросы, но ощущение подвоха никак не хотело уходить, прорастая где - то под кожей. Если со мной сейчас действительно общается Преображенский, то самое время ему покупать билет в Антарктиду, и не факт, что я его там не найду.
  Телефон завибрировал, и я поспешно провела пальцем по экрану.
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Что ж, раз ты говоришь, что все хорошо, значит, все хорошо. Не буду лезть в ваши дела, в конце концов, меня это не касается. Ты спрашивала про другую сторону человека в самом начале нашего разговора. Не знаю, относится ли это к твоему Илье, но я считаю, что человек - это многогранное существо, для которого иметь разные стороны характера - нормально. Так, человек кому - то показывает себя только с хорошей стороны, кому - то с плохой. Но при этом, все эти стороны составляют одну личность. Вот только об этом часто забывают, делая выводы сразу после того, как увидели одну сторону. По-моему, это глупо.
  Понедельник, 17:25".
  
  Многогранность и разносторонность, да? Получается, что я, как и большинство просто забыла о том, что о человеке нельзя судить только с одной стороны? Ведь я повесила на Илью ярлык, даже не смотря на то, что мы практически не общались вне стен университета. Вот только с одним ли Ильей я так ошиблась?
  
  " Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Всегда даешь человеку второй шанс? Иногда кажется, что у человека внутри - целый океан, а на самом деле - жалкая лужа
  Понедельник, 17:27".
  
  Нет, я понимаю, честное слово понимаю, что пытается сказать мне олень! Просто я никогда не задумывалась о том, чтобы так глубоко присматриваться к людям. Казалось бы, какая разница? Мне всегда было достаточно того, что я видела для того, чтобы определить, какой человек передо мной. Думаю, что настолько внимательно присматриваться к другому нужно только в том случае, когда этот "другой" - очень близкий тебе человек. Иначе можно просто сойти с ума.
  Получается, что у Ильи, Вари, Ани, того же оленя и всех остальных, кто хоть как - то входил в мою жизнь - множество граней. Значит, сам человек - это бриллиант, у которого множество граней, увидеть которые можно только под разными углами? Это пытался донести до меня Илья, когда говорил, что я однобоко смотрю на мир?
  Как же все сложно!
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Что ж, возможно. В конце концов, это - твое мнение. Кстати, если уж продолжать тему о многогранности, то мне кажется, что название сайта "Силуэт" не лишено иронии.
  Понедельник, 17:35".
  
  Я поежилась от очередного грохота грома и заозиралась по сторонам в поисках кофты или пледа. Мягкая, теплая кофта серого цвета как раз лежала неподалеку, на стуле у стола. С неохотой встав с кровати, я подошла к стулу и, набросив на плечи кофту, медленно приблизилась к окну. Слегка отодвинув в сторону штору, я посмотрела в темное низкое небо, которое было едва видно из-за дождя, обрушившегося на город с такой силой, словно решил превратить город в море. Интересно, как там Женя?
  К тому же, что может быть не так с названием сайта? Ну, силуэт и силуэт, что с этого? Вообще, если олень имел в виду что означает это слово, то тут и так понятно - смутный образ, но для сайта знакомств это вполне простительно. Ты ведь никогда не знаешь, на кого наткнешься, а если в дело замешены ещё и расчеты души - то подавно невозможно предсказать результат, как бы создатели не уверяли в обратном. В чем же здесь ирония?
  Ненавижу философию! Все эти "почему", "что это значит", "что это такое" или и вовсе "что такое что"...в дрожь бросает! Вот только почему у меня все к этой самой философии сводиться?
  Вернувшись к кровати, я села на покрывало и взяв в руки телефон, начала набирать сообщение. Этот разговор - самый долгий за все недолгое время нашего общения. Может, это действительно мой шанс начать жить по - новому? Не оглядываясь назад, не боясь сделать что - то не так, не слушать мнения других, а просто...жить? Не думая о том, что каждый мой шаг может иметь последствие уже потому, что у меня, наконец - то может появиться тот, кто сам будет помнить об этом? Разумеется, только если Илье не пришло в голову так изощренно отомстить за все те годы, которые он на меня потратил.
  Нет, подобная шутка в стиле мажора Кирилла Осипова, но никак не Ильи Преображенского. Хотя, наверное, не стоит забывать о том, что все люди на самом деле - бриллианты.
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Если честно, я не понимаю, как ты нашел иронию там, где ее может совсем не быть.
  Понедельник, 17:45"
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  А что тебя смущает? Ты знаешь, что означает слово "силуэт"? Если дословно, то это контур фигуры без деталей. Ничего не напоминает?
  Понедельник, 17:48".
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Хочешь сказать, что сайт тоже за твою теорию? Каждый человек многогранен, и далеко не каждый может понять, что у другого внутри? Может, ты один из создателей этого своеобразного сайта знакомств?
  Понедельник, 17:50".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Ты мне льстишь. Если бы я был создателем этого "бреда", то я бы сейчас не стоял в страшно пробке, двигаясь со скоростью черепахи, а гордо пролетал над этим безобразием в личном вертолете. Ну, или на личном катере, этот вид транспорта более актуален в настоящее время. А то, что сайт меня поддерживает... не обращай внимания, я часто вижу то, чего нет. Точнее, всегда пытаюсь увидеть глубину даже, как ты раньше выразилась, в лужах.
  Понедельник, 17:56".
  
  Теперь понятно, почему Олень такой разговорчивый. Ему просто скучно! А тут я подвернулась со своими вопросами. С другой стороны, если Олень до сих пор пишет, значит, эта тема ему тоже интересна.
  
  
  * * *
  
  Варя не без удивления смотрела на то, как мрачный, как грозовые тучи в небе Соколов, торжественно вручил не менее мрачной мне зонт - трость.
  - Воспитание не позволяет мне сказать, что он был бесполезен, поэтому я просто поблагодарю за твою помощь - произнёс Женя.
  Я только хмыкнула и пожала плечами.
  - Ты только что это сделал. Не переживай, после того, что ты вчера услышал от моей матери, ты можешь смело говорить мне все в лицо.
  - Тогда этот зонт защитил меня от воды так же, как и кирпич, который подло поджидал меня в луже и из-за которого я окончательно промок.
  - Как ты смог промокнуть из-за кирпича? - не совсем поняла суть нашего разговора Варя, круглыми глазами смотря на Соколова, сама того не осознавая делая его шутку ещё смешнее.
  - О, ты даже не представляешь, насколько коварными могут быть кирпичи в лужах, чья глубина внезапно оказывается выше твоих коленей.
  Я не выдержала и расхохоталась, забирая из рук Жени зонт.
  - Ты прости, что вчера все вышло...так - ещё раз произнесла я, потирая запястье - я, понимаю, что это не то, на что можно закрыть глаза, но...
  - Всё нормально - пожал плечами Соколов, косо посмотрев на задумчивую Варю - я и не такое слышал. Кстати, а где ваша третья?
  - Она заболела - отозвалась я, вспомнив, как резко подскочила ни свет, ни заря из-за сообщения, в котором Аня написала, что не сможет прийти в университет из-за жара, появившегося после ее внеплановой прогулки под дождем из-за поломки трамваев.
  Покопавшись в памяти, я хлопнула себя по лбу, поняв, что Ане нужно ехать с пересадкой, а между двумя остановками десять минут ходьбы. Не мудрено, что Боголюбова, у которой здоровье было не слишком крепким, с легкостью могла подхватить простуду. Написав подруге в ответ пожелания скорейшего выздоровления, и клятвенно пообещала сбросить фото конспектов сегодняшних пар, я снова провалилась в тревожный сон полный пляшущих канкан лягушек желтого цвета и почему - то исполняющий цыганские романсы.
  - Передай ей мои пожелания скорейшего выздоровления - улыбнулся Женя, но тут же поменялся в лице, уставившись стеклянными глазами мне за спину.
  Услышав за спиной насмешливое фырканье Вари, я всё-таки обернулась и едва подавила в себе желание застонать в голос. Только её тут не хватало!
  - Ну...я пойду - поспешил откланяться Соколов, не сводя настороженного взгляда с монументальной фигуры Кристины Свиридовой, что неспешно плыла по коридору в нашу сторону.
  На самой - желанной - девушке - факультета сегодня была облегающая кофта насыщенного зеленого цвета и черные джинсы. Почему - то сегодня Кристина как никогда напоминала мне лягушку. Впрочем, саму девушку это ни капли не смущало.
  С трудом подавив в себе желание расхохотаться, я только кивнула, пихая локтем тихо смеющуюся Котову. Женя, бросив ещё один настороженный испуганный взгляд на Свиридову, поспешил покинуть этаж нашего факультета.
  - Завелся с пол-оборота - донеслось до нас насмешливый голос Кристины - а ведь мне даже не нужно было приближаться. А ещё говорят, что красивые девушки - те, чью талию можно двумя пальцами обхватить. Что - то парни не спешат обращать внимания на этих красоток, предпочитая смотреть друг на друга.
  Варя подавилась воздухом, смотря на меня ошарашенным взглядом. Уверенна, что мой взгляд в тот момент ничем не отличался от ее.
  - О, это чувство, когда парни настолько не хотят встречаться с тобой, что готовы спать друг с другом - горестно произнесла Котова.
  Я рассмеялась, шутливо пихая подругу в плечо. Всё-таки, смех - смехом, но это не повод давать Свиридовой лишнюю уверенность в собственных словах.
  - А если серьезно, то она свихнулась на почве любви к себе - покачала фиолетовой головой Котова, перестав изображать из себя несчастную и покинутую - это даже не нарциссизм, а фиг знает что.
  Согласно кивнув, я постаралась встать как можно дальше от громогласно расхваливающей саму себя Кристины, насколько это позволяли соседние кабинеты. Варя последовала моему примеру, все ещё подрагивая от еле сдерживаемого смеха и отвращения.
  Посмотрев по сторонам, чтобы отвлечься от темы стандартов красоты, я заметила, что многие студенты даже не смотрят по сторонам, уткнувшись в экраны телефона, поднимая голову только для того, чтобы убедиться в том, что нет угрозы с кем - то столкнуться. Хотя, это не являлось чем - то странным, мне внезапно стало интересно: сколько же парней и девушек из тех, кто сейчас держал в руках телефон, зарегистрирован на сайте "Силуэт"?
  - Варя - повернулась я к подруге - можно спросить?
  - Угу - кивнула головой Котова, заинтересованно смотря на меня, обрадовавшись возможности отвлечься от монолога Свиридовой и унылым ожиданием двух пар по философии.
  Если наша группа выдержит три часа разговоров о вечном с умным, но совершенно не умеющим объяснять свой предмет мужиком, то нас смело можно будет считать учениками Сократа.
  - Ты всё ещё общаешься со своей...парой? - осторожно спросила я.
  Всё-таки, память у Котовой всегда была отменная. Наверняка подруга так и не забыла, с какой неохотой я и Аня отнеслись в ее предложению испытать судьбу. Поэтому спрашивать в лоб было не очень - то правильно с моей стороны, правда, после того, как я озвучила свой вопрос, мне показалось, что такое начало беседы - чистой воды идиотизм.
  - Это ты про "Силуэт", что ли? - озадаченно поинтересовалась девушка, явно не ожидая от меня подобной темы - ну да, переписываемся время от времени, но ничего серьезного. Так, просто развлекаем друг друга.
  - То есть, ты считаешь, что сайт неправильно рассчитал твою половину? - улыбнулась я.
  - Не в этом дело - отозвалась подруга, накручивая на палец прядь фиолетовых волос - просто я люблю Артема, и знаю это безо всяких сайтов.
  - Тогда зачем ты там вообще зарегистрировалась? - удивилась я.
  Нет, всё-таки Варя иногда действует совершенно нелогично. Зажмурившись, я потрясла головой, вспоминая, что все люди - бриллианты, а это значит, что нельзя делать выводы, смотря на ситуацию только с одной стороны. Наверняка, у Вари свой взгляд на мир и на знакомства. А значит, что логика у Котовой тоже есть, просто я ее не понимаю. Наверняка, подруга так же не может понять принцип моих поступков, которые мне кажутся прозрачными, как горная вода.
  - Можешь не отвечать - поспешно сказала я, поежившись и потерев предплечья.
  Наверное, не стоило сегодня наряжаться в зеленую клетчатую рубашку, не взяв с собой теплой кофты, ограничившись курткой.
  - Да нет, ничего страшного - улыбнулась Котова - просто мне стало любопытно, многие об этом говорили, даже хвастались тем, что благодаря "Силуэту" нашли свою судьбу, что я просто не могла не попробовать. Всё-таки Артём не слишком балует меня своим вниманием, точнее, совсем не балует.
  - Но если тебе нашли пару, то почему ты не попробовала наладить отношение?
  - Потому что я люблю Артёма - как само разумеющееся сказала Варя - мне могут найти хоть сотню кандидатов, но именно я решаю с кем мне связать свою жизнь и никакой сайт мне не указ.
  - Выбор делает сам человек? - улыбнулась я, пытаясь разрядить обстановку.
  - Кстати, неужели ты всё-таки решила попробовать наладить отношение со своим оленем? - загорелась Варя, поняв, к чему я завела весь этот разговор.
  - Ну... - я отвела взгляд в сторону, не выдержав энтузиазма подруги.
  Может, сейчас наконец - то начнется пара и мне не надо будет отвечать? Ну, пожалуйста! Увы, но преподавателя на горизонте видно не было, зато Варя едва не подпрыгивала на месте, ожидая от меня ответа на свой вопрос.
  - Можно и так сказать - сдалась я на милость победителю.
  - А как же Илья? - мгновенно стала серьезной Котова - что с ним делать будешь?
  - Прежде всего, извинюсь - честно сказала я.
  Мне действительно стоило извиниться перед Преображенским. Это я поняла еще вчера, когда попрощалась с Оленем и лежала на кровати, пытаясь заснуть под стук капель дождя.
  Хоть уверенность в том, что Илья поступил как самый последний эгоист, никуда не делась, я поняла, что Преображенский был прав: я действительно смотрю на мир под одним углом, совершенно не пытаясь понять других. У Ильи были свои взгляды на наши отношения, а я постоянно отталкивала его, не пытаясь даже разобраться, предпочитая оставлять все, как есть, вместо того, чтобы протянуть руку и предложить просто поговорить. Перекладывая всю ответственность на его плечи.
  - Я ужасная эгоистка, Варя - призналась я.
  Это было чертовски трудно. Признать собственную ошибку, понять, сколько проблем ты принес другим, и расписаться в собственном бессилии.
  - Лиля? - осторожно позвала меня Котова - ты чего?
  Я удивленно посмотрела на Варю и тут же провела пальцами по своей щеке. Неужели...я плачу?
  Варя схватила меня за руку и потащила в сторону женской уборной, игнорируя крики Эдуарда о том, что пара уже началась. Я послушно шла следом за подругой, не переставляя удивляться реакции собственного организма. Мне ведь не плохо, не больно, не обидно...так почему?
  - Рассказывай, давай - велела Котова, впихивая меня в небольшую комнату, с широким зеркалом и несколькими раковинами.
  - Что - то мне не очень хочется здесь откровенничать - призналась я, присаживаясь на кушетку, стоящую возле огромного горшка с какой - то зеленой растительностью.
  Варя села рядом, не сводя с меня серьезного взгляда.
  - Нет, честно, я сама не знаю, почему начала рыдать - улыбнулась я, с облегчением понимая, что больше не плачу - это, наверное, от нервов. В последнее время со мной твориться непонятно что, поэтому не удивляйся.
  - Рассказывай, что с тобой происходит - в приказном тоне сказала Варя.
  - Долгая история - попыталась увести разговор в сторону - давай после пар, хорошо? Мне действительно нужно выговорится, поэтому дай мне собраться с мыслями и набросать примерный план своих жалоб.
  Котова ещё раз посмотрел на меня, кивнула, признавая мою правоту.
  - Даже не думай, что я забуду о твоем обещании - велела Варя, вставая с кушетки и поправляя лямку рюкзака - кстати, зачем ты вообще завела разговор о сайте?
  Я встала следом, и невольно обрадовалась смене темы разговора. По крайней мере, подруга действительно пыталась меня поддержать, пусть и своеобразно.
  - Он очень популярен? - поинтересовалась я, выходя из уборной в опустевший коридор.
  - Очень - согласилась Котова - я знаю пар пять - шесть, которые утверждают, что нашли свою половину на этом сайте.
  - Странно...я не слышала про него ничего, пока ты мне не сказала.
  - А мы часто с этим сталкиваемся, разве нет? Пока нам не приходиться с чем - то столкнуться, мы даже не видим, как много места в нашей жизни занимают очевидные, порой, вещи. Но, если серьезно, то у нас в городе даже кафе есть.
  - Кафе? - я удивленно остановилась, не дойдя до двери аудитории, в которой у нас проходила пара, несколько шагов - серьезно?
  - Ага, а ещё я недавно читала, что в столице проходил флеш-моб - кивнула Варя.
  - И где ты читала? - поинтересовалась я.
  - В группе ВК, разумеется. Ты что, не знала о том, что есть сайт "Силуэт" в Вк?
  - Нет.
  - У меня просто слов нет. Тебе что, совсем неинтересно было узнать, какой сайт я тебе посоветовала? - обалдела Варя - а если я тебе подскажу адрес сайта для самоубийц, ты тоже молча зарегистрируешься?
  - Ага - легкомысленно отозвалась я, открывая двери в аудиторию - извините за опоздание. Мы можем войти?
  
  
  * * *
  
  - Скажи, какой твой поступок был самым глупым за всю жизнь?
  - Самым?
  - Ага.
  - Когда с тобой связался.
  - А если серьезно?
  - Что тебе от меня надо? - устало поинтересовался Артём, смотря на довольного жизнью Кирилла.
  И как он опять умудрился столкнуться с этим парнем? Они же учились в совершенно разных местах!
  - Поговорить хочу - доверительно отозвался Осипов, улыбаясь и подмигивая спешащей мимо них с Артёмом миловидной студентке - и пригласить на свою свадьбу.
  Смелов ещё несколько мгновений по инерции кивал головой, думая о том, как бы так половчее выкрутиться, чтобы отделаться от защиты первой главы курсовой, поэтому не сразу осознал масштаб новости.
  - Что, прости? - переспросил Артём, резко поворачиваясь к спокойному Кириллу - я не расслышал с первого раза.
  - Я приглашаю тебя на свою свадьбу - послушно повторил Осипов, прислоняясь спиной к стене - мне ещё раз это сказать?
  - Если не трудно - заторможено кивнул Смелов, отчаянно пытаясь вспомнить, что же он мог употреблять с утра, если организм так подло мстит, подменяя реальность на что - то странное.
  А Артём Смелов терпеть не мог чувствовать себя беспомощным.
  - Я женюсь - с усмешкой сказал Кирилл - так понятней?
  - Если это шутка - то ты выбрал самое неудачное время.
  - Я совершенно серьезен.
  - И кто же эта... этот... - Артём покрутил рукой в воздухе, стараясь подобрать нужное слово.
  Осипов молча смотрел на Смелова, не спеша помогать с определением пола своего избранника, только серые глаза парня слегка сузились, выдавая все раздражение, которое с каждой минутой становилось все сильнее.
  - В общем, кто согласился на твое предложение? - выкрутился Артём, так и не придя к одному решению.
  - Девушка - сквозь зубы произнёс Кирилл.
  Артём удивленно посмотрел на собеседника, даже забыв на мгновение и своих принципах, согласно которым то, что не касалось его близких, расценивалось как пустой звук. Правда, в последнее время сам Смелов постоянно ловил себя на том, что поразительно легко наступает сам себе на горло, вмешиваясь в дела то Ильи Преображенского, то Фея. А теперь вот ещё и Кирилл Осипов подозрительно легко обходит очередную стену моральных устоев Артёма Смелова, медленно, но верно, превращающегося в своего собственного брата, защитника сирых и убогих. А быть похожим на Андрея Артём абсолютно не хотел.
  - Поздравляю - справился с собой Артём, твердо приняв решение не влезать в это дело.
  Да, так получилось, что Смелов знал о специфичных чувствах Кирилла, да и то, что эти самые "чувства" вызывал вполне конкретный человек, тоже догадывался, ну и что? После того, как об этом узнал Илья, новость и вовсе перестала быть актуальной и волнующей, и, соответственно, самому Артёму скрывать свою... осведомленность тоже не было смысла. Но это было давно, а брать на себя ответственность за ещё одну тайну Смелову страшно не хотелось. Лучше сделать вид, что ничего не заметил. Так будет спокойней.
  - И почему у тебя такое лицо, словно ты хочешь от меня поскорее отвязаться? - поинтересовался Кирилл, театральным жестом поправляя рукава белой рубашки, которая неприятно слепила глаза - не подскажешь?
  Смелов устало вздохнул, посмотрев на дизайнерский пиджак, сиротливо собирающий пыль на подоконнике, куда его забросил нерадивый хозяин. Всё-таки, даже притом, что у Осипова был острый ум и хорошая интуиция, он оставался настоящим паразитом, от которого так просто было не избавиться.
  - Потому что я хочу поскорее от тебя отвязаться - послушно повторил за парнем Артём.
  - Разве так радуются за друзей?
  - А ты мне не друг, сам знаешь.
  - Тогда у тебя вообще никого нет - развел руки в стороны Кирилл - а это очень грустно.
  - Мне прекрасно живется одному - огрызнулся Артём - от людей одни проблемы.
  - А как же дети?
  - Ненавижу детей.
  - Но ведь у твоего брата они когда - нибудь будут!
  - И что? - Артём посмотрел на развеселившегося Кирилла как на идиота - мы с ним, слава Богу, не сиамские близнецы. Пусть хоть десяток заводит, меня это как касается?
  - Ну как же! Представь, как эти десять карапузов сбивают тебя с ног, крича во все горло : "Дядя!", "Дядя!", "Дядя!" - расхохотался Кирилл, смотря на резко побледневшего Артёма.
  - Я уеду - нашелся с ответом Смелов.
  - Куда?
  - В другую страну. И никому не скажу куда именно.
  Кирилл фыркнул и покачал головой.
  - Прости, но кроме тебя мне рассказывать некому - развел руки в стороны парень - поэтому сделай одолжение.
  - И как же так получилось? - устало вздохнул Артём - ты же, в отличие от меня, общаешься с Ильей, его братом, моим братом, и этим...как его...парнем с профкома. Тебе что, некому похвастаться своим торжеством?
  - Ты Фея забыл упомянуть - ввернул Осипов, бессмысленно смотря на носящихся в поисках нужного кабинета первокурсников.
  - Точно! - хлопнул себя по лбу Смелов - и с ним ещё. Почему я?
  - Потому что ты всегда попадаешься мне первым - развел руки в стороны Кирилл - так уж вышло. К тому же, в прошлый раз ты так и не сдержал своего обещания.
  - Я бы рядом до самого конца - огрызнулся Артём - и я не виноват в том, что тебе приспичило остаться и обсудить с Феем какие - то дела, прекрасно зная, что мне на подобные " встречи - по - интересам" вход запрещен. Не вижу ничего, что могло бы расцениваться как нарушение обещания.
  - И тем не менее - не отставал Кирилл, прекрасно видя, что ещё немного, и собеседник просто сорвется, не смотря на все свое хваленное хладнокровие.
  - Черт с тобой! - не выдержал Артём - давай, рассказывай! Я сделаю вид, что все услышал и принял к сведенью, и разойдемся. У меня пара через пять минут. И это не тот случай, когда я могу опаздывать.
  - Хорошо - легко согласился Осипов - так вот, как ты уже слышал, я - женюсь.
  - И до сих пор думаю, что у меня всего лишь галлюцинации - пробормотал Смелов - старший, но его к счастью не услышали.
  - Но до этого придется вытерпеть ещё одну свадьбу - продолжил Кирилл.
  - Чью? - вяло поинтересовался Артём - неужели Илья всё-таки добился своего?
  - Нет. Моего отца.
  - Что?
  Смелов удивленно посмотрел на спокойного парня, для которого явно не происходило ничего необычного. Хотя - Артём слегка усмехнулся - он слишком хорошо знал Осипова, чтобы понять: буря уже прошла, оставив после себя мертвый штиль. Наверняка, в особняке не досчитались десятка дорогущих ваз и картин после объявления о свадьбе Виктора Сергеевича Осипова с очередной любовницей.
  Мимо парней быстрым шагом прошла молодая женщина в сером пиджаке и черных штанах, подходя к дверям аудитории, у которой собрались одногруппники Артёма. Смелов стиснул зубы, смотря на то, как преподавательница жестом предлагает студентам зайти внутрь и начать готовиться к паре.
  - Черт - прошипел Артём, прекрасно понимая, что не сможет сейчас уйти.
  Артем Смелов ненавидел, когда ему открывали душу, потому что начинал считать себя ответственным за другого. И Кирилл Осипов прекрасно об это знал.
  - И кому же так повезло? - устало поинтересовался Артём, когда за последним одногруппником закрылась дверь аудитории, оставляя их с Кириллом посреди быстро опустевшего коридора.
  И почему именно он, Смелов, должен был всегда оказываться в ненужном месте и в ненужное время? Всё-таки, наверное, это что - то очень похожее на суперспособность, хотя сам Артём предпочел бы подчинять других, а не искать себе совершенно ненужных проблем.
  - Всё, что я знаю, так это то, что ее зовут Нина - слабо пожал плечами Кирилл - тот человек сказал, что я увижу ее только после того, как она официально станет его женой.
  Да, о ненависти и ее причинах между отцом и сыном Артёму Смелову тоже было прекрасно известно. Наверное, его когда - нибудь действительно убьют за то, что он знает столько секретов.
  - Разве последнюю пассию твоего отца звали Нина? - нахмурившись, начал вспоминать Артём - мне, почему - то казалось, что ее звали Марина.
  Точно убьют, раз он даже имена любовниц одного из самых влиятельных людей знает. После такого обычно долго не живут.
  - Она появилась неделю назад.
  - И сразу свадьба?
  - Это дочь нового делового партнера. И она младше моего отца на двадцать лет.
  - Забавно - протянул Артём, мысленно прикидывая, что при таком раскладе разница между сыном и женой у господина Осипова будет практически минимальной - почему тогда ты не стал ее мужем? Или ты как раз на ней женишься?
  - Нет - с усмешкой отозвался Кирилл - к несчастью, или наоборот, к сумасшедшему веселью, отец в курсе, что после его похождений я...довольно скептически отношусь к женщинам. Поэтому ему пришлось делать работу самому.
  - И ты все равно женишься - всё ещё не понимал логики Осипова Артём.
  - Ты бы видел его лицо - расхохотался на весь коридор Кирилл, сгибаясь пополам - я думал, он меня убьет! Как же! Терпеть рядом с собой молодую, энергичную, но довольно избалованную особу, вместо того, чтобы скинуть ее на сына - такое не каждому понравиться! А сын, который ещё вчера не смотрел в сторону красавиц - наследниц во всеуслышание объявил, что собрался жениться!
  - Ты больной - покачал головой Артём, удивленно смотря на едва дышащего от смеха друга - ты хоть понимаешь, что устроил?
  - Да - резко выпрямился Кирилл - я устроил ему кучу проблем, и это только начало. Мне уже двадцать два, моему отцу - давно за сорок, его молодой жене - недавно исполнилось двадцать шесть, причем детей она не хочет заводить ещё лет десять. Смекаешь, к чему все идет?
  - К тому, что ты все равно остаешься наследником? - попытался разобраться в происходящем Артём.
  - Именно, мой дорогой друг. И я скорее разрушу их брак, чем допущу появления другого кандидата на эту роль.
  - Тогда почему ты, черт возьми, не женился на ней и не остался наследником?
  - И стал причиной увеличения семейного капитала? И потом, где гарантии, что в таком случае родственники жены бы не подстраховались, и не объявили общего ребенка наследником, в обход меня?
  - Тебе так нужны его деньги, раз ты идешь на подобные жертвы?- устало спросил Артём - почему бы тебе не начать подниматься самому?
  - Ну, должно же хоть что - то напоминать отцу о моей матери, верно? - улыбнулся Кирилл - кроме того, я являюсь законным хозяином половины того состояния, которое появилось благодаря свадьбе с моей матерью.
  - У вас не семья, а интриги королевского двора - покачал головой Артём - я не хочу больше ничего об этом слышать.
  Действительно, пора нажать на тормоза, иначе он уже точно не сможет выпутаться из этого болота. Меньше знаешь - крепче спишь. У Артёма уже и так было достаточно компромата с легкой руки Кирилла, чтобы успешно шантажировать многих. Естественно, до первой пули в лоб.
  - Ты даже не представляешь, какая грязь может скрываться за безупречным фасадом - горько улыбнулся Кирилл - впрочем, моя мать тоже не особо задумывалась об этом. Пока у отца были любовницы - меня все устраивало. Пусть гуляет, если хочет, может, подцепил бы что - то и перестал коптить землю - так я думал, но не свезло. Но теперь все меняется, и, если отец захотел снова построить с другой семьей совместный бизнес, значит, я уже не оправдываю никаких ожиданий.
  - И как это связанно? - не понял Артём - причем тут бизнес и ты? Или это тоже очередная шарада?
  - На самом деле это просто предлог - пожал плечами Кирилл, забирая свой пиджак с подоконника - типа, создадим бизнес, которым будет управлять общий наследник. На самом деле, это - беспроигрышный вариант. Чем отдавать дело всей жизни какому - то левому человеку, лучше сделать его семейным. И, к сожалению, семья моей матери, которая когда - то действовала по такому же сценарию, ничего не сможет возразить.
  - Почему?
  - Потому что мертвые не говорят, приятель. Как бы нам иногда не хотелось обратного.
  На это сказать Артёму было нечего. В конце концов, лучше иногда держать рот на замке, и не задавать лишних вопросов. Но один всё-таки стоило задать, иначе весь этот разговор будет бессмысленным.
  - Так что с твоей свадьбой? - мрачно посмотрел на собеседника Смелов - я уже понял, что с отцом у тебя все паршиво. Но на ком решил жениться ты?
  - Это прекрасная девушка, которой нужны были деньги - широко улыбнулся Кирилл, отвесив шутовской поклон - мы с ней удивительно подошли друг другу: расчетливая стерва и легкомысленный мажор. Отец бился в истерике, когда узнал, кого я хочу сделать гражданкой Осиповой.
  - И кого же?
  - Вот придешь и увидишь.
  - Я не приду.
  - Тогда просто пришлю тебе фотографии с этими паршивыми голубями и лебедями, которые обычно запускают в небо. Надо будет ружье, что ли взять...
  Смелов зло фыркнул и, развернувшись на каблуках, едва ли не бегом бросился к дверям аудитории, стараясь быстрее оказаться как можно дальше от этого психа.
  - Я могу войти? - поинтересовался парень у прервавшейся на середине фразы женщине, стараясь не слышать хохот за спиной.
  - Входите, Артём - жестом пригласила в аудиторию Смелова преподавательница - только больше не опаздывайте.
  - Не волнуйтесь - произнёс Артём, закрывая за собой двери - больше такого не повториться.
  Больше такого не повториться. Сколько раз он уже говорил себе эти слова? Только почему - то все постоянно повторяется, словно бумеранг, от которого не избавишься, как сильно не бросай.
  
  
  * * *
  
  В небольшом кафе на углу улицы было немноголюдно. В зале, который был заставлен столами и мягкими диванами бежевого цвета сидело не больше пяти человек, кто - то парами, кто - то в одиночестве, коротая свободное время. Лично мне не очень нравилось тут находиться уже потому, что это было именно то место, где практически всегда можно было встретить воркующие пары. Варя, замечая, как я морщусь при виде очередного проявления чувств и заботы влюбленных, говорила, что я просто завидую. Я не спешила ее разубеждать.
  Кто я такая, чтобы подвергать ее проницательность сомнению?
  Тем не менее, даже зная о моих чувствах к местам общественного питания, Котова с завидной регулярностью таскала меня только в них. Наверное, она все-таки о чем - то догадывалась.
  - Нам обязательно разговаривать именно здесь? - обреченно поинтересовалась я, усаживаясь за столик у окна.
  - Не переживай, тут мало людей, причем половине уже давно за сорок, так что твоей фобии просто негде разгуляться - улыбнулась Котова, садясь напротив меня и убирая в сторону куртку - и потом, когда мы в последний раз куда - то выбирались? Жаль, Ани нет.
  - Может, тогда уйдем и вернемся вместе с ней? - нервно поинтересовалась я, натягивая рукава рубашки на ладонь.
  - Послушай, что с тобой такое? - не выдержала Варя, все -таки находя время улыбнуться подошедшему к нашему столику официанту, чтобы сделать заказ.
  - Ты не представляешь, я сама себе задала этот вопрос уже столько раз, что меня начинает трясти, как только я об этом задумываюсь - призналась я, молча слушая, как Варя заказывает чай и пару пирожных.
  - Все же было нормально - нахмурилась подруга, отпуская официанта и переключаясь на меня - еще на прошлой неделе все было хорошо!
  - Да, пока я не зарегистрировалась на этом проклятом сайте, все было прекрасно! - не выдержала я, с огромным трудом удерживаясь от крика - знаешь, мне уже начинает казаться, что это заговор.
  - Я не причем! - тут же отозвалась Варя, замахав руками - честное слово!
  - Я знаю - устало отозвалась я, подпирая голову рукой - если бы это была ты, то я узнала бы об этом ещё в самый первый день. Но сначала этот сайт, потом Олень, потом высотка, разговор по душам с Ильей, гонки и, как финал - расставание с Преображенским. Хотя, нет, это звучит неправильно. Мы просто расставили все по местам. И это все произошло с пятницы! Всего за пять дней! Ты понимаешь? Вся моя жизнь рухнула всего за пять дней!
  Варя с состраданием посмотрела на меня, похлопав по руке.
  - Это просто какая - то карусель - простонала я, уткнувшись лицом в ладони - Варя, ну что мне делать?
  Котова - идеальный вариант для подобного разговора. Из нас троих только Варя с легкостью могла менять тему и смотреть на вещи под другими углами, когда это было нужно. Вот кто сразу видел все стороны человека! У меня это никогда не получалось, и, если честно, то до недавнего времени я даже не задумывалась о том, чтобы смотреть на людей "со всех сторон".
  - Слушай, - осторожно начала Варя, и я в ожидании уставилась в лицо подруги - может, тебе не стоит так...драматизировать?
  - Да? - я с надеждой наклонилась вперед и что же стоит делать?
  - Ну, вот смотри - уже смелее начала подруга, поняв, что я не собираюсь спорить или ругаться - да, за эти пять дней действительно случилось многое, хотя я до сих пор не могу представить, что это все случилось у меня за спиной, но это лирика. Итак, давай по порядку. Что стало для тебя самым...большим ударом?
  - Разговор с Ильей - без колебаний ответила я.
  Его лицо мне до сих пор снилось каждую ночь, только сам Преображенский уже не улыбался, а смотрел так, словно я - пустое место. И как бы я не пыталась до него докричаться, парень словно оставался по другую сторону стены или стекла, продолжая равнодушно созерцать мои попытки.
  - Хорошо - медленно кивнула Варя, забирая у подошедшего официанта заказ и пододвигая ко мне тарелку с красивой выпечкой, на которую я даже не посмотрела, прекрасно понимая, что сейчас мне кусок в горло просто не полезет - ты хотя бы расставляешь приоритеты. Так, Илья. Вы поговорили и решили разойтись. Как друзья?
  - Я не знаю - отозвалась я, сцепив пальцы в замок - может да, может нет... Я сказала ему, что все равно останусь его другом, но захочет он общаться или нет, я даже не рискну предположить
  - Даже так - нахмурилась Котова, задумчиво постучав пальцем по столу - что ж, знаешь, я всё равно думаю, что вам нужно поговорить.
  - Мы уже все друг другу сказали - твердо сказала я - он прямо сказал, что нужно ему, я прямо сказала, что не смогу дать ему необходимое. Что ещё обсуждать? Сделка не состоялась. В таких случаях принято менять деловых партнеров.
  - Но вы же знаете друг друга столько лет! Он все это время круги вокруг тебя нарезал! Хочешь сказать, что вы просто выяснили, что по каким- то там причинам друг другу не подходите, и все? Никогда в это не поверю!
  - Варя...
  - Не перебивай, пожалуйста - попросила подруга, выставив руку вперед - я сейчас не оправдываю Преображенского. Ты - моя лучшая подруга и я всегда буду на твоей стороне, какое бы ты не приняла решение. Но пожалуйста, услышь меня, ладно? Я понимаю, что почти ничего не знаю о том, что происходило между тобой и Ильей. Но ведь ты ему нужна! Это видели все! Да, у вас были трудности в понимании друг друга, но ведь далеко не каждая пара сразу находит общий язык или общие интересы. Почему бы вам не попробовать все...
  - Все с начала? - перебила я - нечего там начинать, Варя. Нужна, говоришь? Я ему не нужна. Честное слово, я даже не знаю, как это объяснить, но я уверенна, что Преображенскому я сама, как личность, не нужна.
  - С чего ты это взяла? - устало поинтересовалась Котова.
  Я с силой закусила губу, чтобы немного привести мысли в порядок. С чего я это взяла? Наверное, сработал "принцип Ньютона", только вместо яблока мне на голову упал настоящий кирпич в виде внезапной догадки. Это произошло буквально накануне, когда я пыталась заснуть, боясь снова увидеть в своем сне равнодушие Ильи и собственную беспомощность. Переворачиваясь с боку на бок, я молча смотрела в потолок, и внезапно меня озарило. Словно внезапно появилась новая деталь, которой так не доставало, и я смогла собрать всю мозаику.
  А всего - то и нужно было, что посмотреть под другим углом!
  - Я начала задумываться об этом ещё тогда, когда Илья кричал на каждом углу, что любит меня, продолжая гулять с другими - призналась я, делая глоток горячего чая, вспоминая, как пришла к осознанию довольно простой истины - но сначала не предавала этому значения. Подумаешь, может, он просто так развлекается? Потом я вообще забыла о том, что вообще когда - то пыталась разобраться в причине такого отношения к себе и просто махнула рукой. Но на гонках я снова обратила внимание на поведение Ильи. Знаешь, ведь он действительно прекрасно чувствовал себя в компании других девушек, совершенно не обращая внимания на то, что в это момент делаю я. Варя, даже если бы я там начала целоваться с каждым встречным, он бы и тогда головы не повернул!
  - Ты преувеличиваешь - покачала головой Варя.
  - Нет! - отчаянно возразила я - Варя, ну как ты не понимаешь? Ну как вы все этого не поймете? Это не любовь! Это что - то совершенно другое! Если бы это было возможно, то я бы решила, что Илья - одержим.
  По тому, как вздрогнула Котова, я поняла, что попала в цель. Замерев, я во все глаза смотрела на Варю, которая мрачно сверлила взглядом стол. Неужели она думала так же?
  - Варя? - позвала я подругу, сузив глаза - ты что, думаешь так же?
  - Не совсем - призналась подруга, все ещё не поднимая глаз - когда мы с высотки возвращались, помнишь? Тогда ещё я в машине с Андреем и этим...Феем осталась. Они начали обсуждать то, что произошло, и Андрей сказал, что ты для Ильи - что - то вроде недостижимого идеала, приза, который должен оставаться недоступным или как - то так.... Я тогда особо не прислушивалась, но тоже подумала, что это очень похоже на навязчивую идею.
  Я молча сверлила Варю взглядом, без слов говоря, чтобы она продолжала. Котовой подобное было не по нутру, и этого девушка даже не пыталась скрыть.
  - Но это было минутное впечатление - постаралась побыстрее свернуть этот разговор Варя - после того вечера я и думать забыла об этом.
  - То есть ты тоже согласна, что это ненормально - торжествующе произнесла я.
  - Я согласна с тем, что вы ненормальные - огрызнулась Варя - пара ненормальных, которые обожают создавать себе проблемы на ровном месте. Но при этом, даже говоря, что вы разобрались, ты все равно не можешь его отпустить.
  - Могу но...
  - Что но?
  - Я просто не знаю каково это - жить без него. Понимаешь, раньше он был повсюду, куда не посмотри - везде увидишь его лицо, услышишь голос. А теперь ничего нет. И от этой пустоты я хочу лезть на стену.
  - И что ты решила?
  - Я решила, что нужно выбивать клин клином - призналась я.
  - То есть, найти другого?
  - Да.
  - То есть, вместо того, чтобы помириться с Ильей, ты решила найти себе другого - повторила Варя, скрестив руки на груди - я правильно поняла?
  - Да - повторила я.
  - Я даже не знаю, что сказать - призналась подруга - честное слово, Лиля, я действительно не знаю, что с тобой происходит. Прости, наверное, это потом, что ты и Илья за эти годы для меня стали чем - то...неделимым. Ты - отталкиваешь, он - добивается. Это была аксиома, понимаешь? А теперь... я не знаю. Ну, ладно. И кого ты хочешь поставить на это место? Оленя?
  - Он приятный собеседник - согласилась я, чувствуя себя ужасно неудобно.
  Почему - то после разговора с Варей я снова чувствовала себя виноватой. Пусть Котова этого и не хотела, но я прекрасно понимаю, что ей не нравиться мое решение. Да, она поддержит и даже может дать пару советов, но на большее я могу не рассчитывать. Получается, что разбираться со всем этим придется самой.
  - Допустим - согласилась подруга, подтверждая мои догадки - но что ещё не так, кроме Ильи и Оленя?
  - Это не совсем плохое событие - улыбнулась я - ну, по крайней мере, мне так кажется.
  - И?
  - Я поняла, что все люди - бриллианты.
  - Прости, что? - опомнилась Котова, после секундного замешательства - я не совсем уловила смысл твоих слов. Наверное, еще просто не переключилась от прошлой темы разговора.
  - Я говорю, что поняла, насколько многогранен человек - повторила я, всё-таки решаясь сделать пробу выпечке.
  Наверное, теперь, когда тема не настолько опасна, я может быть, даже смогу поесть. Впервые за два дня.
  - И как ты пришла к такому выводу?
  Я посмотрела на заинтересованную Котову, которая даже слегка наклонилась вперед. Всё-таки, Варя была очень рада смене темы, и даже не пыталась этого скрыть.
  - Вообще, первым мне сказал об этом Илья - начала я - правда, он наверняка подразумевал что - то свое, но это тоже было довольно близко по смыслу к тому, что сказал олень.
  - То есть, твой олень тут тоже замешан?
  - Да.
  - Ну и?
  - Хотя, может, я просто не смогла понять, что хотел сказать Преображенский - пробормотала я, прокрутив разговор в машине, но тут же спохватилась и начала говорить громче - в общем, я поняла, что нельзя оценивать человека, узнав только одну его сторону.
  Варя удивленно подняла брови, наклонив голову, явно задетая моими словами. Наверное, Котова тоже не думала о подобном.
  - Забавно - пробормотала Варя - но это же все настолько субъективно. Каждый меряет по себе...
  - И поэтому важно не делать поспешных выводов - продолжила я - я всю жизнь видела в Илье - одного человека, хотя на самом деле он оказался совершенно другим. Хотя нет, не другим, он был собой, просто я этого совершенно не замечала. Я жила в настолько замкнутом мире, что боялась сделать хотя бы шаг за его пределы, предпочитая закрывать глаза, не видя очевидного. Понимаешь, я всю жизнь пыталась загнать всех под свои рамки, забывая, что на самом деле это просто невозможно.
  - Ты говоришь точно так же, как и Шекспир - внезапно улыбнулась Варя.
  - А он тут причем? - удивилась я.
  - Точнее, не так же, но очень похоже. У него есть замечательный сонет, ты наверняка должна была увидеть многочисленные записи в контакте.
  - Это не там, где про глаза и сердце? - подозрительно поинтересовалась я, вспомнив, как часто мне высвечивались подобные картинки с записью в новостной ленте.
  - Именно - подтвердила Варя, улыбнувшись - ведь по факту, очень близко. Ты говоришь, что не хотела уходить из своего мира, предпочитая не замечать того, что могло бы тебя расстроить или разозлить. Так, может, ты просто смотрела сердцем?
  - По - моему, ты слишком сильно уходишь от темы - отозвалась я - разве тогда я бы не смотрела на вещи правильно?
  - Что есть правильно? - философски поинтересовалась Варя - нет, ты не думай, я не сошла с ума. Это просто предположение. Вот, смотри, ты говоришь, что не хотела видеть, какой Илья на самом деле. Почему? Не потому, что он - плохой, а потому, что он - другой. Вы с ним разные, но для тебя эта разница непреодолима, соответственно, чтобы сохранить дружбу, ты просто "закрыла глаза", которые видели все его недостатки, и стала "смотреть сердцем", которое позволило тебе ничего не замечать. Согласись, чистое безумие, но в этом что - то есть.
  - Да Шекспир вообще прекрасный парень - отозвалась я, лихорадочно обдумывая слова подруги.
  - Между прочим, очень часто мы не смотрим в глубину, предпочитая наслаждаться поверхностью - серьезно сказала Котова.
  - Почему все так сложно? - простонала я, опуская голову на руки, скрещенные на столе - я думала, что только - только начла понимать, как выяснилось, что я ничего не понимаю!
  - Разве? - удивилась Варя - мне кажется, что ты понимаешь гораздо больше меня, Ани, Ильи и того же оленя. Просто тебя очень легко толкнуть в сторону, просто указать на что - то другое и ты, отвлекаясь, забываешь о том, на что смотрела раньше.
  - Получается, что я действительно однобоко смотрю на мир? - угрюмо поинтересовалась я.
  - Это не значит, что ты - какая - то простодушная и недалекая дура - поспешила успокоить меня Варя - просто иногда лучше действительно "смотреть сердцем" и не видеть грязь, чем "видеть глазами" и жить в этой грязи всю жизнь.
  - Это подозрительно сильно напоминает мне одну историю, в которой был не совсем хороший конец. Точнее, совсем нехороший.
  - И что за история?- поинтересовалась подруга.
  - Хоть убей - не помню названия.
  Варя усмехнулась, но не стала ничего уточнять, за что я была ей очень признательна.
  - Это все, что тебя беспокоит? - поинтересовалась Котова - или есть что - то еще?
  - Нет - отозвалась я, делая глоток чая - единственное, что не дает мне покоя - это Илья и эта история с многогранностью человека.
  - Ну, с последним я тебе точно не помогу - развела руки в стороны подруга - над этим вопросом уже задумывались многие. Почитай философию, уверенна, что ты найдешь там тех, кто мыслил так же, как и ты сейчас. А вот с Ильей... я бы все-таки советовала вам поговорить. Да, вы решили, что не стоит больше общаться как...паре. Но наверняка остались вопросы, которые и ты, и он ещё бы хотели обсудить. Уверенна, ему сейчас тоже не очень хорошо, поэтому давай, бери все в свои руки и действуй.
  - Как же, наверняка уже нашел утешение в очередном декольте - огрызнулась я, залпом допивая чай - ну, хорошо - хорошо - заметив взгляд Вари вяло отозвалась я - если мы пересечемся, я остановлю его, хорошо?
  - Лучше позвони - попросила Котова.
  - Нет - покачала головой я - если судьбе угодно, чтобы мы остались в жизни друг друга - значит, встреча неминуема. Конец.
  Подруга только покачала головой, но поднимать тему о звонках больше не стала. В молчании расплатившись с официантом, мы вышли на улицу, стараясь не утонуть в лужах, которые все ещё украшали собой тротуары после вчерашнего ливня.
  Уже в трамвае я, устало прислонившись лбом к холодному стеклу, прикрыла глаза, понимая, что разговор с Варей хоть и помог выговориться, все равно не дал ничего конкретного, оставив меня топтаться на месте. Интересно, это когда - нибудь вообще кончиться?
  Вспомнив свои слова о том, что клин клином выбивается, я достала телефон и, проведя пальцем по экрану, начала печатать сообщение.
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Как ты относишься к Шекспиру?
  Вторник, 15:40".
  
  
  * * *
  
  - Шекспир? Ты серьезно? Илья, мне кажется, что ты сходишь с ума - Саша обеспокоенно смотрел на то, как его брат, невзирая на то, что у них в данный момент была пара по высшей математике, сидел за партой со сборником сонетов Шекспира в руках.
  - Не отвлекайся - даже не подняв глаза на близнеца, отозвался парень, неторопливо перелистывая страницу - ты не шаришь в математике. За тебя решать контрольный тест я не собираюсь.
  - Ты ненавидишь Шекспира - все ещё допытывался Саша.
  - Ненавижу.
  - Неужели вдруг решил пересмотреть свои взгляды? - не отставал парень, бросив быстрый взгляд на высокого худого преподавателя, который рассказывал обалдевшей аудитории прирожденных гуманитариев особенности диффузных уравнений.
  Зачем будущим журналистам математика здесь понимал далеко не каждый, и Саша бы в числе большинства. Преображенский - старший мог спокойно написать сочинение на двадцать листов, опираясь на сотни источников, как отечественных, так и зарубежных, но не мог решить просто уравнение с несколькими неизвестными. Уже в школе Саша понял, что точные науки - это не его, и если на геометрии и черчении он мог "выехать" благодаря терпению, то в вычислении парень был настоящим неудачником.
  Единственным, кого не трогали на паре высшей математике, был, как ни странно, Илья. Младший из братьев легко решал любые уравнения, схватывая все, что им говорили, с первых слов. Одногруппники постоянно удивленно косились на братьев, не понимая, почему они настолько отличаются по способностям, чем доводили Сашу едва ли не до бешенства.
  Единственное, что успокаивало Александра Преображенского - это понимание, откуда у его брата такие способности к точным наукам. Не зря же Лилия Орлова решила связать свою жизнь с расчетами и формулами. Волей - неволей, Илье пришлось тянуться следом за своим объектом обожания, что дало внеплановый бонус, вроде неподдельного интереса к вычислениям.
   - Мне просто на глаза попался интересный сонет, вот я и решил дать Шекспиру второй шанс - отозвался Илья, не обращая внимания на то, что происходило вокруг.
  - Это тот, который постоянно в вк мелькает, что ли? - поразился Саша - какой позор! Мой брат читает солнце британской литературы из-за статуса в социальной сети! А русскую литературу ты начнешь читать, наткнувшись на неё в кроссвордах, что ли?
  - Не ори - спокойно отозвался Илья, совершенно никак не реагируя на подколку - да, я заинтересовался и решил почитать. Радуйся, что я вообще решил это сделать.
  - Я просто в восторге - отозвался Саша - и как тебе? Нашел что - то стоящее?
  - Да, есть пара интересных идей.
  - Например?
  - А ты сам прочитай, уверен, тебе понравиться.
  - Нет, спасибо. Я зачитывался Шекспиром, когда мне было двенадцать, и повторять это, когда мне двадцать два - как - то несерьезно.
  - Да ладно тебе! А ему сколько было, когда он это писал? - поинтересовался Илья, усмехнувшись - так что не ной. У него действительно есть интересные идеи, правда, понимаешь ты это, когда уже столкнулся с тем, что описывает тот или иной стих. Это немного...странно.
  - Ты читаешь только Шекспира? - осторожно поинтересовался Саша, внезапно вспомнив, что Семеныч как раз вчера жаловался на то, что никак не может найти несколько книг, которые пропали из его личной библиотеки, торжественно занимающей самое почетное место в шкафу - на дне.
  Теперь же, смотря на то, как младший брат увлеченно вчитывается в строки очередного сонета, Саша готов был поклясться, что понял, куда подевались книги дяди.
  - Нет - отозвался Илья, переворачивая очередную страницу - я добрался до Шекспира после пяти или шести авторов.
  - То есть, ты решил увлечься чтением? - все ещё не мог поверить в услышанное Саша.
  В последний раз Илья брал в руки книгу перед ЕГЭ по литературе, и то потому, что учительница постоянно подлавливала его на путанице в именах героев бессмертной "Война и мира", чем портила настроение и самому парню, и Саше, которому до самого вечера приходилось видеть раздраженное лицо близнеца.
  - Это помогает отвлекаться - признался Илья, после короткого молчания - найти...что - то стабильное. Что - то, за что можно зацепиться.
  А вот это было уже совсем паршиво. И старший Преображенский прекрасно понимал скрытый смысл этих слов.
  - Твою ж - прошипел Саша, в расстроенных чувствах запуская руку в волосы - и давно ты так...отвлекаешься?
  Может, ещё не все так плохо?
  - Не помню - пожал плечами Преображенский, не отрываясь от чтения коротких стихов - просто подумал, что то, что есть уже несколько десятилетий, можно считать чем - то нерушимым, верно?
  Нет, он ошибся. Все не просто плохо, а действительно паршиво.
  - Почему бы тебе не обратиться со своей проблемой к специалисту? - понизил голос Саша - Илья, это уже переходит все границы! Я понимаю, раньше тебе помогала держаться Лиля, но теперь, когда ты один, займись уже этой проблемой! Хочешь, я сам найду хорошего врача?
  - Не надо - поморщился Илья, поднимая глаза от книги - так будет только хуже.
  - Хуже будет, если все оставить как есть! Ну как ты не поймешь, что это - неправильно? Тебе нужно было рассказать все родителям ещё тогда!
  Преподаватель удивленно посмотрел в сторону братьев, так же, как и несколько ребят, но промолчал, заметив, что дисциплину нарушает один из тех, кто хоть что - то понимает. В конце концов, мужчина был рад уже тому, что здесь хоть пара - тройка человек не только могла отличить одну переменную от другой, и понимала, что с ней делать. Валить одного из "одаренных" студентов не хотелось, поэтому преподаватель вернулся к объяснениям, снова вгоняя всех присутствующих в сон.
  - Теперь поздно что - то делать - прошипел Илья, когда студенты вновь обратили все свое внимание на доску - не лезь в бутылку, лучше займись своими делами.
  - Тогда я сам расскажу - твердо произнёс Саша, ругая себя последними словами, что в тот день вообще промолчал - хватит, я не собираюсь больше смотреть на то, как мой брат идет на дно.
  - Это не твоего ума дело - прошипел Илья - не смей в это влезать!
  - Моего. И ты это прекрасно знаешь.
  - Послушай - книга полетела на парту, но на этот раз никто не обернулся - я сам все прекрасно понимаю. Да, это немного странно, согласен, ну и что? Уверен, что смогу с этим жить.
  - Илья, это ненормально - покачал головой Саша - и ты сам это знаешь. Не бойся, в психушку тебя никто не отдаст. Один сеанс, пожалуйста.
  - Нет.
  - Только один и я от тебя отстану. Хочешь, я с тобой пойду? Только согласись, пожалуйста!
  Илья не отвечая, молча отвернулся к окну, всем своим видом показывая, что никуда он не пойдет. Саша устало вздохнул, борясь с желанием дать брату подзатыльник и за шкирку оттащить на прием. Жаль, что теперь сделать это будет трудно.
  - Илья...
  - Нет.
  - Как ты не понимаешь, это...
  - Это ты не понимаешь - повернулся к брату Преображенский, холодно смотря на свое живо отражение - со мной все хорошо. Я не нуждаюсь в услугах специалиста. Запомни это раз и навсегда.
  - Предлагаешь мне снова молча смотреть на то, как ты катишься вниз? - горько поинтересовался Саша - мне напомнить, куда ты ввязался в прошлый раз? Между прочим, тебе светил реальный срок!
  - Сделали бы вид, что просто меня не знаете - пожал плечами Илья.
  - Идиот! Ты просто непередаваемый идиот! Что ты несешь? Сделать вид, что мы тебя не знаем? Да мама чуть с ума не сошла, когда узнала! Продавать...
  - Ори громче - прошипел Илья, сверкнув глазами - уверен, тебя не вся аудитория ещё слышала.
  - Я думал, что тебе поможет Лиля - не слышал брата Саша, решив высказаться - почему ты не рассказал ей? Уверен, она бы поняла и постаралась бы помочь. Ты же сам говорил, что она - твой якорь.
  Да, выяснять отношения на паре - последнее дело, но если не сейчас, то потом брата просто не поймать. Это Саша прекрасно знал из собственного опыта. Сейчас Илье просто некуда было деваться.
  - Всему можно найти замену - раздраженно отозвался Илья - тебе ли не знать.
  - Обратись. К . Специалисту - четко отделяя каждой слово друг от друга произнёс Саша.
  - Нет.
  - Или ты делаешь это сам, или я все рассказываю родителям, и тебя тащат насильно. Выбор за тобой.
  - Не боишься, что снова уйду из дома?
  - Мне казалось, что ты уже давно вышел из того возраста, когда дети сбегают из дома, чтобы высказать свое не согласие. Выходит, я ошибся.
  Илья раздраженно смотрел на брата, сузив потемневшие до синего цвета глаза. Саша спокойно смотрел в ответ, хотя внутри парня раздирало внутренности отчаянье. Хотелось вновь, как в далеком детстве, после очередной драки Ильи и дворовых мальчишек, отвесить подзатыльник и притащить упирающегося брата к матери, которая обязательно помогла. Но сейчас это было попросту невозможно, и не потому, что братья были физически равны, а потому, что проблема была в голове Ильи. Сидела там, как паразит, развивалась, мутировала, разрасталась, и конца этому не было видно.
  От собственного бессилья хотелось кричать и разбивать кулаки о стену глухого равнодушия собственного брата. Иногда Саше казалось, что если бы они с Ильей не были так близки, было бы гораздо проще. Но отец постарался на славу, с колыбели вдалбливая в головы братьев мысль, что они в ответе друг за друга.
  - Неужели тебе не страшно? - прошептал Саша, в отчаянье не зная, за какую соломинку ему хвататься, чтобы удержаться самому и хотя бы попытаться вытащить брата - а, Илья?
  - Это не мешает мне жить - спокойно отозвался парень, пожав плечами - да, неприятно. Да, иногда это доставляет небольшие проблемы, но в целом это не настолько ужасно, как ты себе воображаешь,
  - Ты с ума сходишь - прошипел Саша - и говоришь, что это - неважно?
  - Я в здравом уме и твердой памяти - огрызнулся Илья - не делай из меня психа.
  - О, ты сам прекрасно справляешься с этой ролью.
  Илья несильно, но ощутимо пнул брата под партой, вновь открывая книгу и всем своим видом показывая, что разговор окончен. Саша с трудом подавив разочарованный стон, откинулся назад, скрестив руки на груди и безразличным взглядом уставившись на доску.
  Как назло, Осипова сегодня не было. Не то, чтобы от него была бы какая - то польза, но он мог хотя бы на словах встать на сторону старшего из братьев. В конце концов, Кирилл, хоть и никогда не показывал этого, все-таки был заинтересован в стабильном состоянии своего друга.
  И все-таки, нужно рассказать, понял Саша. Если Илья не хочет, чтобы об этом знали родители, значит, нужно подключить того, кого он будет слушать, хочет сам Илья этого или нет. А, значит, ему, Саше, нужно как- нибудь встретиться с Лилей Орловой и попросить ее о помощи. Пусть это будет неправильно, и сам Илья вполне сможет считать подобный поступок предательством, но рано или поздно, должен был найтись тот, кто перестал бы оценивать ситуацию как "простую" и начал рассматривать ее как "сложную". Правда, Саша до последнего надеялся, что это будет не он.
  Пока Илья держался, но старший из братьев прекрасно знал, что срыв может произойти в любой момент, поэтому времени у них совсем не было.
  - Ну за что это тебе, идиот? - устало выдохнул Саша - умеешь же найти себе проблемы.
  Илья если и слышал, сделал вид, что ничего не произошло, спокойно перелистывая очередную страницу.
  
  
  * * *
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Шекспир? Неожиданно. Если честно, то не очень. Недавно, кстати, снова решил перечитать его стихи. С произведениями сложнее, мы с ним слишком по- разному воспринимаем одно и тоже.
  Вторник, 15:50"
  
  " Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  А как же всемирно признанные Ромео и Джульетта? Канон любви и верности?
  Вторник, 15:53".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Никогда не любил Ромео и Джульетту. Подростковый максимализм и пиар - вот главный двигатель этой истории. Согласен, во время жизни самого Шекспира это наверняка было что - то, наподобие "Лолиты" Набокова в пятидесятые. Но в современном мире подобные отношения - уже не редкость.
  Вторник, 15:58".
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  "Лолита" Набокова? Первый раз слышу. И что, там тоже про любовь и самопожертвование?
  Вторник, 16:00".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Нет. Там про психическое расстройство и влечение к двенадцатилетним девочкам.
  Вторник, 16:03".
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Кхм..я даже не знаю, что сказать. Сравнить настолько разные произведения между собой - это уже какое - то извращение.
  Вторник, 16:05".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Я сравнивал между собой не два произведения, а тот эффект, который они вызвали в обществе. Не путай. Почему мы вообще стали разговаривать о Шекспире? Ты решила его перечитать? Не поздновато ли?
  Вторник, 16:10".
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Просто сегодня с подругой говорили об одном его сонете, вот и вспомнился. Кстати, а какие тебе авторы нравятся? Судя по тому, что ты читаешь про совращение детей так же легко, как и об эталонной любви, список должен быть впечатляющим.
  Вторник, 16:16".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Все-таки ты умеешь извернуться и впихнуть в одно предложение как похвалу, так и оскорбление. Если честно, то я не особый поклонник литературы. Скорее, я читаю, когда у меня есть свободное время, или мне нужно отвлечься от каких - ни будь проблем. Поэтому я не придерживаюсь определенного стиля, читаю все, что попадется под руку. Помню, один раз даже читал любовный роман. Вот это было настоящее извращение, и прежде всего над собственной психикой. Хотя, я сам виноват. Но сексуальная полуобнаженная девушка на обложке и мужик, похожий на маньяка, сбили меня столку. Я надеялся на нестандартный сюжет.
  Вторник, 16:25".
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Надеюсь, что твои надежды были оправданны.
  Вторник, 16:27".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Я был жестоко обманут. После этого подобных ошибок я старюсь не допускать, предпочитая читать тех, кто хоть как - то засветился в мировой литературе. Так меньше шансов нарваться на что - то...крышесносное.
  Вторник, 16:30".
  
  - Внимание, по техническим причинам, трамвай дальше не поедет.
  Я с трудом оторвалась от переписки, озадаченно смотря на кондуктора - пожилого мужчину в традиционной зеленой безрукавке - который ходил по салону, повторяя одно и то же, чтобы до пассажиров скорее дошел смысл его слов.
  То есть, как не поедет?
  - Издеваетесь? - прошипела женщина в длинном пальто грифельного цвета - опять? Это уже третий трамвай за день!
  - Так может это Вы стали причиной поломки? - нагло поинтересовался мужчина в спортивном костюме, который тоже не выглядел радостным от новости, что теперь либо придется пересаживаться на маршрутку, либо сидеть в салоне и ждать, когда же поломка будет устранена.
  - Я смотрю, среди нас Нострадамус затесался - огрызнулась женщина, быстрым шагом направляясь к открытым дверям вагона - надеюсь, тебе это поможет успеть на маршрутку.
  - Не дай небо с Вами в одной маршрутке ехать - не отставал мужчина - еще одного внепланового ремонта я не перенесу.
  Пассажиры медленно покидали салон с крайне недовольным видом. Мне сложившаяся ситуация тоже была не по душе, уже потому, что мы проехали только половину пути. Может, подождать, пока трамвай снова поедет?
  Обернувшись назад, и увидев, что позади трамвая стоят уже по меньшей мере пять штук его собратьев, я подошла к кондуктору, твердо решил поинтересоваться о дальнейшей судьбе данного транспортного средства.
  - Извините, Вы не скажете, хотя бы приблизительно, сколько времени трамвай будет стоять? - спросила я у мужчины, который всем своим видом показывал, что подобное для него в порядке вещей и вообще, он настоящий спец в починке трамваев, просто никто не желает этого признавать.
  - А черт его знает - искренне ответил мужчина, и мне стало стыдно за то, какие мысли пришли мне в голову - этот трамвай практически мой ровесник, двигатель старый, вот и ломается постоянно.
  - То есть, это уже не в первый раз? - поинтересовался парень, сидящий напротив кондуктора.
   - Ага.
  - А почему не поменяют двигатель?
  - Потому что сейчас все трамваи меняют на современные. Зачем менять один двигатель, когда можно поменять целый трамвай?
  Я хмыкнула и, поправив лямку сумки у себя на плече, решительно вышла на остановку. Даже если трамвай и поедет через пять минут, я вполне смогу сесть на другой, благо, стояло в "пробке" не меньше десяти трамваев.
  Обогнув столпотворение водителей многотонных машин и нескольких кондукторов, которые яро спорили о причинах поломки, я перешла через дорогу и, засунув наушники в уши, включила музыку, радуясь про себя, что погода хотя бы сегодня решила не заливать жителей нашего города дождем.
  Настроение было на удивление спокойным, даже разговор с Варей, которая продолжала поддерживать Илью, и постоянные размышления на тему "людей - бриллиантов", поэтому я неспешно прогуливалась по улицам города, ловко избегая столкновений с спешащими по своим делам людей. Лирическая музыка, разговор по душам и поломка трамвая - и космический настрой обеспечен до самого вечера.
  Едва успев избежать столкновения с мужчиной, который не отрывал взгляда от экрана телефона, я сделала несколько шагов в сторону и совершенно случайно уставилась в окно небольшого, но уютного кафе, которое находилось на противоположной стороне улицы. Я знала это место потому, что как - то Варя силой затащила нас с Аней переждать дождь в это кафе. Помню, даже Боголюбова не осталась равнодушной к уютному интерьеру.
  Почему я вспомнила про Аню?
  Да потому что она сидела за одним из столиков кафе вместе с Кириллом Осиповым.
  Нет, я понимаю - я, правда, понимаю! - у каждого есть личная жизнь, рассказывать о которой дело каждого. Даже я не рассказывала подругам о том, что стала всерьез рассматривать кандидатуру Оленя как замены для Ильи. И сделала я это потому, что знала - они не одобрят.
  Может, здесь что - то похожее?
  Но ведь это Кирилл Осипов! Мажор, который не любит никого кроме себя! Аня никогда даже не рассматривала его в качестве знакомого, не то, что...парня. Более того, стоило Котовой неудачно пошутить даже о возможности подобного, и Аня пришла в ярость. Так почему?
  Прохожие настороженно посматривали в мою сторону, но я совершенно не обращала на них внимания, в изумлении смотря на то, как Кирилл с вечной улыбкой что - то говорит моей подруге, которая молча слушает и изредка кивает, от чего мажор веселиться все сильней. С огромным трудом подавив в себе желание ворваться в кафе и вытрясти из Осипова зачем ему вдруг понадобилась Аня, я достала телефон, снимая блокировку и открывая телефонную книгу.
  А имею ли я на это право?
  И самое смешное, что я сама прекрасно знаю ответ на этот вопрос.
  Нет.
  Глубоко вздохнув, я убрала телефон обратно в карман пальто, пряча дрожащие руки в карманы и медленно разворачиваясь, с трудом переставляя ноги, пошла вперед, ничего не видя перед собой, то и дело налетая на прохожих. Скомкано извиняясь, я старалась как можно скорее уйти, чтобы не вернуться. Внутри все ходило ходуном, словно Аня разговаривала не с Кириллом, а с Гитлером. Почему? Почему меня это так задело? Подумаешь, она решила пересмотреть свои взгляды, ну и что?
  Может, это потому, что я просто не успела понять, когда все настолько поменялось?
  В тот день Илья сказал, что его увлечение стало для меня шоком только потому, что я не интересовалась его жизнью. Наверное, здесь тот же случай.
  - Да какого черта? - не выдержала я, останавливаясь - почему кругом виновата только я?
  Настояла на своем, не захотев ломать саму себя ради Ильи - виновна! Не увидела, что у каждого, кто меня окружает, есть свои тайны - виновна! Думала только о себе, делая выводы, из того, что вижу - виновна!
  Люди - бриллианты, да? Многогранны ? Тогда почему никто не задумывается о том, что я тоже бриллиант? Почему всегда именно я должна нести ответственность за свои поступки, в то время как остальные даже не задумываются об этом?
  Зажмурившись, я медленно начала считать про себя до десяти, стараясь успокоиться. В последнее время со мной действительно происходило непонятно что. Может, записаться на прием к психологу?
  - Девушка, с Вами все хорошо?
  Я вздрогнула и открыв глаза увидела прямо перед собой обеспокоенное лицо незнакомого человека, который был слишком близко. Взвизгнув, я отскочила в сторону, невольно привлекая к себе ещё больше внимания. Молодой мужчина в темном пальто недовольно поморщился, явно не ожидая такой реакции на свой простой вопрос.
  - Простите - быстро затараторила я - я не хотела! Но Вы были слишком близко! Я не успела среагировать, голова была забита разными мыслями, поэтому я не сразу сообразила, что происходит, и Вы так внезапно спросили про мое самочувствие, что...
  Мужчина поднял руку перед собой, без слов прося меня успокоиться. Я замолчала, чувствуя, как начали гореть щеки. Посмотреть в лицо невольному свидетелю собственной глупости, я просто не могла, уставившись в открытую шею мужчины.
  - Во - первых, не стоит так яростно оправдываться, хотя, может Вы просто хотели изменить тему нашей встречи? У Вас прекрасно получается отвлекать, я практически забыл, что вообще послужило причиной нашего случайного знакомства.
  Я едва не застонала от своей глупости. Отлично! Совершенно незнакомый мне человек считает меня болтливой дурой!
  - Простите - прошептала я, сцепляя пальцы перед собой - я, правда, не хотела...
  - Во - вторых, в том, что произошло, действительно виноват я - продолжил мужчина, и я невольно подняла глаза, едва не утонув в черных глазах собеседника - мне действительно не стоило так близко к Вам подходить. Но в свое оправдание хочу сказать, что до того, как Вы обратили на меня внимание, я успел позвать Вас трижды.
  Я озадаченно нахмурилась. Трижды? Неужели?
  - Но теперь я прекрасно вижу, что с Вами все в порядке - улыбнулся мужчина.
  Я улыбнулась в ответ, замечая про себя, что он совсем молодой. Лет двадцать пять, вряд ли больше. Не очень высокий, даже я, со своим метром пятьдесят практически достаю ему до плеча, а значит, что он не выше метра семидесяти. Черные глаза на бледном, слегка вытянутом лице были совершенно правильными, я даже не могла представить у этого человека другой цвет глаз.
  Что - то в нём цепляло.
  - Спасибо за помощь - протараторила я, когда до меня дошло, что не стоит так долго рассматривать незнакомого человека.
  Мужчина если и понял, почему я опять начала смотреть куда угодно, но не на него, вида не подал, за что я была ему очень благодарна.
  - Постарайтесь больше не останавливаться посреди тротуара - попросил он - Вы, хоть и не очень высокого роста, все равно занимаете место в пространстве.
  - Хорошо - поспешно отозвалась я.
  - Не смею задерживать - улыбнулся мужчина и, обойдя меня по дуге, попрощался через плечо.
  - Всего доброго - спустя несколько секунда отозвалась я, но разобрать спину в темном пальто среди других прохожих уже не получалось.
  - Ну что за день - простонала я, снова потянувшись за наушниками - просто карусель.
  Но почему - то у меня осталось какое - то приятное ощущение после встречи с этим человеком. Хотя, скорее его нужно было говорить о нём, как о парне. Словно я уже давным-давно знаю его, хотя, может это потому, что он просто оказался приятным в общении?
  Обернувшись в последний раз, чтобы убедиться, что мужчина действительно скрылся в толпе, я пошла дальше, с трудом удерживаясь от того, чтобы не засмеяться.
  Я не успела пройти даже квартал, как мимо меня промелькнул трамвай. Поразмышляв о пользе ходьбы на свежем воздухе и времени, которое потребуется для того, чтобы добраться до дома, я была вынуждена признать, что ходьба это, конечно, хорошо, но даже она не стоит практически двух часов по асфальту, на котором все ещё зловеще ловили лучи редкого солнца лужи. Тем более, что пары у меня завтра в одиннадцать, поэтому выспаться особо не удастся.
  Приняв решение в пользу общественного транспорта, я со спокойной душой перешла дорогу, едва загорелся зеленый человечек, и в последний момент успела залететь в трамвай. Хорошо, что я не успела выбросить билет с прошлой, неудавшейся поездке. Показав его кондуктору - все тому же мужчине в форменной жилетке - я села на свободное место в практически пустом салоне и достала телефон. Раз уж у меня появилась возможность, почему бы не продолжить общение с оленем? Тем более, что думать сейчас о чем - то помимо своей рогатой половины совершенно не хотелось - это грозило снова столкнуть меня в пропасть самоедства.
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Кстати, а как прошел твой день? У меня сегодня был прекрасный разговор по душам и встреча с довольно интересным человеком. Ну, и некритичная переоценка ценностей.
  Вторник, 17:00".
  
  Трамвай закрыл двери, и медленно набирая скорость, поехал вперед. Я устало потерла лоб, терпеливо дожидаясь ответа, в тайне надеясь, что Оленю не придет в голову снова исчезнуть на неопределенное время, как он частенько делал это в начале общения. У нас только - только начало налаживаться хоть что - то отдаленно похожее на диалог, а не монолог меня для одного зрителя.
  К счастью, похоже, что Олень был со мной солидарен, потому как ответ пришел довольно быстро, мы только две остановки проехали. Что, конечно, нельзя было считать мгновенной реакцией, но хоть что - то.
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Даже не знаю, что ответить. В принципе, нормально. Самый обычный день самого обычного вторника.
  Вторник, 17:10".
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Тебе не кажется, что у нас все идет как - то не так? Насколько я знаю, именно парни должны быть инициаторами беседы, а я чувствую себя злодеем, который загадочно подкручивая усы, пытается соблазнить невинную девушку.
  Вторник, 17:15".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  А у нас все идет не так. Правда, я не думаю, что это плохо. Тем более, что быть "невинной девушкой" не ещё не приходилось. Очень интересный опыт.
  Вторник 17:18".
  
  Да уж, тут он действительно прав. У нас все идет не так.
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Кстати, можно спросить?
  Вторник, 17:20".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Спрашивай.
  Вторник 17:22".
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Почему ты решил зарегистрироваться на этом сайте? Неужели веришь в судьбу и красную нить, которая соединяет души?
  Вторник, 17:25".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Если честно, то я даже не вспомню сейчас о причинах. Кажется, купился на популярность и советы друзей. Пара - тройка человек из моих знакомых действительно смогли найти кого - то на этом сайте. Но окончательно решение я принял, когда прочитал приветствие. Уж слишком смелое обещание давала администрация сайта. Рассчитать человека, который идеально тебе подходит - разве это не чудо? Тебе самому совершенно ничего не нужно делать, за тебя уже сделали все, что можно. Ну, а как ты оказалась здесь?
  Вторник, 17: 35".
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Я зарегистрировалась только потому, что меня заставила подруга. У неё упрямства хватит на нескольких баранов. Поэтому если она что - то задумала, то лучше сразу согласиться и потом придумать как отвертеться, чем биться головой о стену, доказывая свое нежелание "хотя бы попробовать" что - то делать. Она тоже зарегистрирована на сайте, поэтому и предложила мне попробовать. Ну, а потом я оказалась орлом, да притом ещё и орлом из золота и завертелось. Правда, даже притом, что ей нашла "идеального" кандидата, моя подруга все равно предпочитает сама выбирать, с кем ей общаться.
  Вторник, 17:45".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Это очень продуманное решение. Твоя подруга умеет трезво смотреть на вещи, предпочитая делать выбор самостоятельно. Смело.
  Вторник, 17:50".
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Ты тоже предпочитаешь делать выбор сам?
  Вторник, 17:55".
  
  - Следующая остановка - улица Дорожная - объявил равнодушный женский голос.
  Я встала со своего места, и, не отрывая взгляда от экрана телефона, подошла к дверям трамвая, крепко держась за поручень, чтобы не упасть на очередном повороте. Интересно, что Олень ответит?
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Стараюсь, по крайней мере. Правда, меня не всегда слушают. Это дико злит.
  Вторник, 17:58".
  
  Трамвай остановился, и я едва не вывалилась на остановку, совершенно не обращая внимания ни на что вокруг. Отряхнув пальто, я поправила на плече сумку и, убедившись, что прохожих поблизости нет, неспешным шагом пошла вперед, продолжая печатать сообщение.
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  И кто же не дает тебе делать то, что ты хочешь? Жена? Девушка? Подруга?
  Вторник, 18:00".
  
  Чувствуя, как губы невольно растягиваются в улыбке, я отправила сообщение, глубоко вдохнув прохладный воздух. Хотелось смеяться и прыгать на месте, как ребенок, нетерпеливо дожидаясь ответа на свой вопрос. Интересно, как Олень отреагирует?
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Почти. Только почему - то жену и подругу успешно сочетает в себе мой брат. Иногда он здорово помогает, но чаще всего, такая опека просто раздражает. Правда, он так не считает, поэтому проще свести общение к минимуму, чем переубедить родственника заняться своей жизнью, не пытаясь устроить мою.
  Вторник, 18:06"
  
  Брат? У него есть брат?
  Я остановилась на месте, с силой сжав переносицу, стараясь привести мысли в порядок. Значит, у него есть брат. И у Ильи есть брат. Причем у обоих браться существенно влияют на жизнь своих родственников. По крайней мере, Саша точно считает себя в ответе за Илью, хотя я совершенно не понимала, как именно ему удается контролировать Преображенского. Мне всегда казалось, что это просто невозможно, но, раз Илья все ещё не подался кочевать с цыганами, то Саша пока со своей ношей справляется довольно успешно.
  Опять! Опять у них появляются какие - то общие черты! Ну не может это быть просто так!
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  А твой брат старше или младше тебя?
  Вторник, 18:10".
  
  Если мне не изменяет память, то Илья - младший. Пожалуйста, скажи, что ты - старший! Пожалуйста!
  Ну, Преображенский, не дай небо, я узнаю, что это твоих рук дело! Я тебя со свету сживу, помяни мое слово!
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Младше, правда, всего на пару лет, но рассудительности ему не занимать. Мне даже иногда становится жать его девушку. Бедняга уже давным-давно превратилась в большую куклу, с которой мой братец никак не может наиграться.
  Вторник, 18:15".
  
  Я медленно выдохнула, прикрыв глаза. Словно огромный камень упал с плеч, позволяя дышать полной грудью, и не считать секунды до ответа. Всё-таки, это не Илья...
  Но почему - то где - то на самом дне, под толщей облегчения, теплилось разочарование. От этого становилось как - то неловко и обидно.
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Снова Илья, да?
  Вторник, 18:17".
  
  Я озадаченно посмотрела на экран телефона, где высвечивалось уже второе сообщение от Оленя. Снова Илья? О, нет! Он подумал, что я думаю о нём как об Илье Преображенском. Конечно, истина в его мыслях была, но почему - то мне ужасно не хотелось в этом признаваться. В конце концов, Олень, то есть, Стас, в первую очередь был парнем, а какому парню бы понравилось сравнение с другим?
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Нет, дело не в этом. Я рада тому, что смогла узнать о тебе ещё одну деталь. Кажется, именно так должно быть при знакомстве, верное?
  Вторник,18:20".
  
  Кажется, Стас сам говорил, что я могу мастерски переводить тему разговора. Что ж, если это так, то самое время воспользоваться этим навыком. В конце концов, я уже поняла, что между Ильей и Стасом всё-таки есть отличия.
  Разве не это самое главное?
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Черт возьми, ты заставила меня смутиться. Позорище, волноваться из-за такой мелочи.
  Вторник,18:25".
  
  Я расхохоталась, прочитав сообщение и, зачитавшись, едва не угодила в лужу, остановившись в последний момент.
  Наша многоэтажка появилась слишком быстро, и подниматься домой мне почему - то совершенно не хотелось. Постояв перед домом несколько минут, я повернулась и осторожно обходя лужи, пришла в соседний двор. Детская площадка, на которой я совсем недавно сидела с Семенычем, была пуста, поэтому я с чистой совестью оккупировала одну из качелей, слегка раскачиваясь и держась за звенья цепи, на которой крепилась пластиковая сидушка. Мне было совершенно не холодно, поэтому можно было не торопиться, боясь, что снова заработаю ухудшение своего и так не слишком крепкого здоровья.
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Что ж, тогда я начинаю подкручивать усы, посматривая в твою сторону с многозначительной усмешкой.
  Вторник, 18: 35".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Ты что, действительно решила сделать из меня девушку? Я на такое не подписывался. И вообще, почему только ты выпытываешь из меня подробности жизни? Требую обмен.
  Вторник, 18:38".
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Хорошо, и что ты хочешь знать?
  Вторник, 18:40".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Для начала - как ты выглядишь. Дальше будем смотреть по ситуации.
  Вторник, 18:43".
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Ты сейчас серьезно? Действительно серьезно? Может, спросишь ещё что на мне надето? И это ты мне говорил про шаблонность и банальность, до которой я опускаю наш разговор? Ты себя явно недооценивал.
  Вторник, 18:45".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Уймись, я не спросил ничего преступного. К тому же, откуда ты знаешь, что обычно спрашивают парни? Мне казалось, ты говорила, что раньше не общалась с противоположным полом в романтическом смысле. Неужели меня жестоко обманули?
  Вторник, 18:47".
  
  Я со стоном спрятала лицо в ладонях, чувствуя, как горят не только щёки, но и уши. Ну, отлично! Просто прекрасно! Молодец, Лиля, теперь тебя считают извращенкой! Пусть прямо Стас этого не сказал, но общий смысл легко читался между строк. Вот почему нельзя было просто ответить, не цепляясь к словам, а?
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Прости, меня слегка занесло. Не стоило так реагировать, и пожалуйста, не думай, что я извращенка. У меня, между прочим, есть подруги, и среди них есть личности, практикующие далеко не монашеский образ жизни, так что я наслышана о том, какие вопросы могут задать эти самые "представители противоположного пола". И я действительно не ожидала от тебя такого вопроса.
  Вторник, 18: 52".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Я не считаю тебя извращенкой, успокойся, я всего лишь пошутил. Ты довольно серьезна для своего возраста. Тебе ведь наверняка даже двадцати трех нет. И все-таки, я узнаю ответ на свой вопрос?
  Вторник, 18: 53".
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Я очень рада, что ты так не считаешь. И я не серьезна для своего возраста! Мне многие говорят, что я вообще не только выгляжу как школьница, но и веду себя соответственно.
  Вторник, 18:55"
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Отлично, пусть и не сразу, но мы подходим к ответу на мой вопрос. Итак, теперь, благодаря довольно прозрачному намеку, я знаю, что ты выглядишь младше своего возраста, и тебе действительно нет двадцати трех. Прекрасно! Может, к концу сегодняшнего дня я смогу ещё что - нибудь узнать.
  Вторник, 18:59".
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  На самом деле мог бы первым себя описать. Это не так - то просто, как кажется, между прочим!
  Вторник, 19:02".
  
  - Это же подруга шкетов!
  Я вздрогнула от неожиданности, едва не выронив телефон. Передо мной стоял Семеныч, как всегда в своем любимом образе. Интересно, что испытывают те актеры, которым приходиться впервые с ним работать? Наверняка особо впечатлительные падают в обмороки, ну а те, кто покрепче даже соглашаются сниматься в его картинах во второй раз.
  - Добрый вечер - поздоровалась я, смотря на то, как мужчина присаживается на соседние качели - погода сегодня хорошая, неправда ли?
  Мужчина покосился на меня, но поняв, что я не собираюсь менять тему разговора, устало вздохнул.
  - Да, этот месяц был богат на сюрпризы - кисло улыбнулся режиссер.
  - Мне почему - то кажется, что Вы говорите не только о погоде - пробормотала я.
  - А я про нее и не говорю - спокойно отозвался Семеныч.
  Я озадаченно потерла шею, убирая телефон в карман. Всё-таки продолжать заниматься своими делами, когда ты находишься в компании другого человека - все равно, что показать ему, что он пустое место. А я Семеныча пустым местом никогда не считала.
  - Слышал, ты порвала с Ильей - помолчав, произнёс мужчина.
  - Мне казалось, Вы не собираете сплетни - раздраженно отозвалась я.
  Опять Илья!
  - Я хочу сказать, что не считаю это чем - то плохим - произнёс Семеныч - знаешь, я всегда думал, что слишком уж вы с ним разные. Перейди вы к чему - то большему, чем дружба - разочаровались бы оба.
  - Почему? - удивилась я, с радостью понимая, что хоть кто - то на моей стороне.
  Наконец - то! Сколько можно выгораживать Илью? Пусть и за меня кто - то вступиться!
  - Знаешь, почему - то считают, что противоположности притягиваются - начал мужчина, раскачиваясь на качелях, не отрывая ног от земли - чушь, мы же не молекулы, в самом деле. Я сторонник того, что подобное должно притягивать подобное. Как бы минус на минус дает плюс, понимаешь?
  - Очень хотелось бы сказать, что нет, но я понимаю - призналась я, поморщившись.
  - Если один человек ревнив, то и его избранник должен быть таким же. Двум людям с одинаковыми взглядами на жизнь гораздо проще договариваться между собой.
  - А как же мнение, что тогда им будет скучно друг с другом?
  - Ерунда. Как может быть скучно с человеком, который понимает тебя с одного взгляда? Или тебе будет интереснее жить, выслушивая о строении ракетного двигателя, хотя ты сама предпочитаешь перед сном слушать джаз? Вот именно, что не будет. Вы просто не поймете друг друга, и рано или поздно либо перестанете разговаривать, либо вовсе разойдетесь.
  - Вы считаете, что мы с Ильей закончили так же?
  - Определенно. Я не лез, надеялся, что хоть до одного из вас дойдет первым и, как видишь, не ошибся. Правда, мне бы хотелось, чтобы это осознал Илья.
  - Почему?
  - Потому что он интересовался тобой гораздо больше, чем ты им.
  - Никто не считает это правильным - призналась я, сделав глубокий вдох.
  Спокойнее, Лиля, ты же сама слышала, что дядя близнецов на твоей стороне.
  - Все, кому я говорила про свое решение, считали, что я поспешила, что нельзя это вот так заканчивать, нужно идти на уступки и постараться сохранить отношения - закончила я, уставившись в землю и вцепившись в качели - и никто не считает мое решение правильным.
  - А ты сама считаешь его правильным? - поинтересовался Семеныч.
  - Я сама уже ничего не знаю - горько отозвалась я.
  - Знаешь, Лиля - начал мужчина - ты - молодец. Да, пусть у вас с Ильей действительно была увлекательная история, но ты же сама прекрасно понимаешь, что это не тот случай, когда главные герои обязательно должны остаться вместе. Слишком разные взгляды на мир, слишком разные моральные принципы, характеры и понимания вообще самой сути "любви". Все ещё считаешь хорошей идеей возможность "долго и счастливо" с моим племянником? Тогда изобрети машину времени и вернись лет на пять назад. Думаю, тогда ты сможешь либо измениться сама, либо изменить его. Теперь менять что - то поздно.
  - Не так - то просто менять то, что стало для тебя чем - то постоянным- отозвалась я.
  - А что было постоянным? - поинтересовался Семеныч.
  - Скажите - я повернулась к мужчине, который сидел на качелях, задрав голову к небу - разве может человек, который кричит о том, что любит, встречаться с другими?
  - Ты про Илью? - усмехнулся тот - знаешь, я не знаю, что у вас творилось, но не начинай копаться во всем этом. Или просто сойдешь с ума.
  - И всё - таки?
  - Как бы описала Илью одним словом? - внезапно поинтересовался Семеныч.
  - Бумеранг - тут же отозвалась я.
  - Почему?
  - Как его не отталкивай, он все равно возвращается.
  - Вот и подумай - произнёс мужчина, поднимаясь с качелей.
  - О чем?
  - Почему он возвращается.
  - Да откуда мне знать?
  - Если не тебе, то никому.
  Я в удивлении смотрела вслед Семенычу. Что он имел в виду? О чем тут вообще можно думать?
  Поднявшись с качелей, я устало вздохнула и отправилась к себе. в конце концов, мама наверняка уже начинает волноваться, ведь расписание моих занятий она знает даже лучше чем я сама.
  
  
  * * *
  
  - А ну- ка стой, приятель!
  Андрей Смелов никогда не считал себя дураком.
  Андрей Смелов был проницательным человеком.
  Андрей Смелов привык быть в центре событий, узнавая о них из первых рук.
  Но в последнее время парню все отчетливее казалось, что его просто вышвырнули за борт, оставив барахтаться в воде, не предоставив никаких средств для спасения.
  Вокруг что - то происходило, менялось, медленно, со скрипом, смещалось с привычной оси, но Андрей никак не мог понять, что же не так. И это ужасно раздражало.
  Казалось, что ещё на прошлой неделе небо было голубым, трава зеленее, а солнце - ярче. Но стоило пройти всего нескольким дням и ничего, кроме туч Андрей не видел. Даже его брат, Артём, только снисходительно посматривал в сторону младшего брата и качал головой в ответ на все вопросы, советуя ему никуда не лезть. Эта чрезмерная опека была неотъемлемой частью жизни Андрея, сколько он себя помнил. Казалось, что Артёму ещё в детстве просто кто - то включил функцию "заботливый старший брат" и забыл выключить. Но даже не смотря на излишне сильное стремление защитить младшего брата от серьезных проблем, Артём все равно предпочитал не вмешиваться, наблюдая со стороны за тем, как Артём раз за разом оказывался в ледяной воде, в последний момент протягивая руку помощи. Однако, в этот раз сам Смелов - младший был уверен, что брат будет молчать.
  Просто потому, что это была не его тайна.
  Всё-таки, Артём Смелов всегда был слишком наблюдательным.
  Но дело было не в каких - то мало знакомых ему, Андрею, людях, а в его лучшем друге - Илье. Как он мог остаться в стороне?
  И теперь этот лучший друг терпеливо ждал, пока ему скажут о причине остановки.
  Андрей окинул Илью быстрым внимательным взглядом, пытаясь понять, только ли он сам изменился или этому подверглись все вокруг. К его немалому удивлению, за тот день, который они не виделись, Преображенский хорошо сдал, осунувшись и как - то растеряв весь свой запал. Под голубыми глазами, которые, казалось, стали ещё больше, залегли тени, скулы стали острее, и сам Илья словно потускнел. Вдобавок тонкие пальцы с силой сжимали то, что Андрей никак не ожидал увидеть в руках младшего из близнецов.
  - Книги? - удивился Андрей- ты уже к курсовой готовишься? Не рано ли? Обычно ты за три дня до защиты все пишешь...
  - Это не для курсовой - отмахнулся Илья - это так...для общего развития.
  Андрей и сам это уже увидел. Конечно, Шекспир, Дюма и ещё один автор, которого просто нельзя было рассмотреть за первыми двумя книгами, никак не могли быть материалом для научной работы.
  И это было странно. Просто чертовски странно.
   - И что читаешь?
  В конце концов, книги - это не наркотики, ничего страшного, пусть и странно.
  - Да так... - неопределенно пожал плечами Илья - что под руку попадется.
  Смелов осторожно подошел к другу и присмотрелся повнимательнее. Ну да, так и есть: Шекспир, Дюма и...Набоков.
  - Что? - Андрею показалось, что удивляться дальше просто невозможно - Илья, у тебя действительно какой - то странный выбор. Набоков? Серьезно? С тобой точно все хорошо?
  - Да что вы прицепились ко мне все? - раздраженно прошипел Илья, делая шаг назад - да, я читаю. Да, я читаю про извращенца с поехавшей крышей, который тащился от двенадцатилетних девочек, и? Хочешь сказать, что мне тоже стоит задуматься о чем - то подобном?
  - Если не перестанешь так орать, то у тебя выбора не останется- отозвался Андрей, заметив, что несколько студентов, проходивших мимо них, удивленно покосились в сторону Преображенского - ладно - ладно, я понял, у всех бывает период, когда нужно пробовать что - то новое, неизведанное. Не горячись, друг. Лучше расскажи, что нового происходит. А то я словно потерялся и никак не найду выход.
  - Добро пожаловать в мою реальность.
  Андрей удивленно посмотрел на Илью, который без улыбки смотрел в ответ. Наверное, не стоило все - таки поднимать эту тему. Наверное, нужно было просто ждать, пока все само собой встанет на свои места. Но Андрей чувствовал, что ему нельзя оставаться в стороне. Только не теперь.
  - Так помоги мне выбраться - улыбнулся Андрей, похлопав напряженного Илью по плечу - слушай, я что - то все никак не пойму одну вещь.
  - Какую?
  - Как ты затащил на гонки моего брата?
  Андрей скорее почувствовал, чем увидел, как Илья расслабился. Это проскальзывало во всем : в глазах, жестах, мимике. Смелов мысленно погладил себя по голове за то, что с ходу попал в точку. Почему - то парню казалось, что спросил он друга о Фее и этой странной Инне, или даже Лили Орловой и Илья просто даст ему в челюсть, прекратив общение, по меньшей мере, на неделю. Но пока тема была безопасной, Андрей смело мог расспрашивать, делая свои выводы из той информации, которую он мог получить.
   - А это сделал не я - улыбнулся Илья, разведя руки в стороны, стараясь удержать книги - это Кирилл.
  - Осипов? - поразился Андрей, поморщившись.
  Он никогда не понимал этого парня. От того казалось невероятным, что Артём смог его понять.
  - Именно - с важным видом подтвердил Илья, хотя его голубые глаза смеялись - ты бы видел лицо Фея и Аннет, когда Артём появлялся в поле их зрения. Казалось, что они хотят плеваться ядом или вовсе стереть его в порошок.
  - Только не говори мне, что он опять не держал язык за зубами! - взмолился Андрей.
  Его брат не мог быть настолько безответственным!
  - Когда я приехал, волна уже пошла на убыль - отозвался Илья - но знаешь, - продолжил он, становясь серьезным - он, конечно, сильная личность с храбрым сердцем и все такое, но не стоит ему говорить все, что он думает. Это может закончиться не так радужно, как бы нам всем хотелось.
  - Он не послушает - горько отозвался Андрей - он никогда не слушает. По крайней мере, меня.
  Илья вздохнул, но отвечать не стал.
  - Кстати, ты теперь у нас все подряд читаешь, или только классику? - поинтересовался Андрей, улыбнувшись - надеюсь, однажды я не застану тебя рыдающим над тонкой книгой в мягком переплете с полуголой девицей на обложке?
  - Нет - расхохотался Илья, взъерошив волосы - во-первых, подобными вещами я увлекался, когда мне было лет тринадцать, а во - вторых, это была только одна книга, по которой Семеныч вздумал снимать свой фильм.
  - И как? Снял? - заинтересовался Андрей.
  - Нет, его сценарий не прошел цензуру - пожал плечами Илья - сказали, что это - порнография в чистом виде, которую даже для домашнего просмотра нельзя выпускать.
  - Интригуешь...
  - Просто у него тогда был один из самых бурных романов - спокойно отозвался Илья - он, кажется, даже из квартиры съехал, чтобы жить со своей музой. Правда, через месяц эта муза превратилась в медузу Горгону и Семеныч быстренько вернулся. Конец истории.
  Андрей расхохотался, прекрасно представляя себе все веселье, которое тогда переживала семья Преображенских.
  Но как бы легко не вел себя Илья, ощущение неправильности продолжало биться в висках, но Андрей никак не мог понять, с чем это связанно. Обычный день, обычный разговор, обычный, пусть и страшно усталый, Илья...хотя именно Преображенский и вызывал смешанные чувства у лучшего друга. Как - то все было неправильно. Он не мог так быстро сдать настолько, словно изнурял себя, по меньшей мере, неделю.
  - Скажи, Илья - успокоившись, произнёс Смелов, решив рискнуть - у тебя нет чувства, словно что - то...не так?
  В конце концов, может, все обойдется?
  - Не так? - не понял Илья - в каком смысле?
  - Я не могу нормально объяснить, но...словно что - то меняется.
  - Даже не знаю - равнодушно отозвался Преображенский, хотя Андрей прекрасно видел, как остекленели голубые глаза - если хочешь поговорить о смысле бытия, то это не ко мне. Ненавижу философию.
  - Что с тобой не так? - невольно вырвалось у Андрея, и парень спешно прикусил себе язык.
  Идиот! Зачем? Зачем это нужно было спрашивать именно так?!
  - Со мной все нормально - резко отозвался Илья, скрестив руки у груди, словно пытаясь закрыться от этого разговора - не нужно смотреть на меня как на больного.
  - Прости - примирительно поднял руки Андрей - просто в последнее время я сам не свой, кажется всякая фигня, вот и лезу ко всем подряд.
  Илья не поверил ни единому слову, это Смелов прекрасно видел в голубых глазах. Надо же было все испортить!
  - Если хочешь что - то спросить - спрашивай - произнёс Преображенский - и разойдемся. У меня остались дела.
  Теперь можно было спрашивать что угодно. Илья уже взбесился, назад дороги нет.
  - Вы с Лилей разбежались? - прямо спросил Андрей вопрос, который так и не решился задать в тот день, когда дождь превращал город в Атлантиду.
  - Да - сквозь зубы ответил Илья.
  - Почему?
  - Это было совместное решение. Больше вопрос нет?
  - Кто такая Инна?
  - Это сестра Фея - пожал плечами Илья, хотя едва разжимал зубы, произнося слова - мне казалось, ты и сам это прекрасно понял.
  - Но какое отношение она имела к тебе? - не отставал Андрей.
  Преображенский рванулся, словно действительно собирался ударить лучшего друга, но внезапно остановился, словно налетев на стену. Андрей едва слышно выдохнул, но тут же понял, что Илья смотрит куда - то за его плечо, причем то, что он видел, ему явно не нравилось.
  - А она любила нашего прекрасного Илюшку чистой и преданной любовью - раздался над ухом Андрея издевательский голос Кирилл Осипова, и его рука ловко обняла обескураженного Смелова за плечи - а Илюшка, паразит такой, ее не любил. Фею очень не нравилось, что его сестрой пренебрегают, они, знаешь ли, только вдвоем остались, после того, как их папаша под кайфом семью вырезал. А потом Инна узнала, что у ее обожаемого, единственного и несравненного Ильюшеньки есть Дама Сердца - Лилия Орлова, которая спокойно может вытирать об него ноги и он слова поперек не скажет. Инне это очень не понравилось и она...
  - Заткнись - хрипло приказал Илья, сузив синие от бешенства глаза - заткнись сейчас же, Кирилл.
  - Твое слово для меня закон, ты же знаешь - улыбнулся Осипов, поднимая руки вверх - прости, парень, что успел - то рассказал. Остальное - тайна за семью печатями. Хотя, можешь у Фея спросить, если не боишься конечно. Он звереет сразу, когда слышит о сестре.
  - Это правда? - тихо спросил Андрей, смотря в стремительно бледнеющее лицо друга - Инна действительно любила тебя?
  Илья открыл рот, чтобы ответить, но внезапно покачнулся и едва устоял на ногах, резко зажимая себе рот ладонью. Книги посыпались на пол, раскрываясь и шелестя страницами, но на них никто не обратил внимания. Андрей едва успел подхватить падающего Преображенского с одной стороны, в то время как Кирилл крепко держал с другой. Вместе они помогли Илье добраться до ближайшей лавочки и упасть на неё.
  Илья откинулся на стену, крепко зажмурив глаза, ощутимо приложившись об неё головой пару раз, продолжая зажимать себе рот рукой, словно его тошнило. Андрей неуверенно топтался рядом с другом, который то и дело вздрагивал всем телом, глубоко и рвано дыша. На высоком лбу выступили капли пота, руки Ильи мелко дрожали, и каждый новый вздох давался ему все трудней. И Смелов с ужасом понял, что это - не просто какая - то истерика, это настоящий припадок.
  И что ему теперь делать Андрей Смелов совершенно не понимал.
  - Илья, вызвать скорую? - тихо спросил Андрей, наклоняясь к другу.
  - Он тебя не услышит - спокойно отозвался Кирилл, положив рядом с Преображенским его книги - лучше Саше позвони, он знает, что в таких случаях делать.
  - Да что с ним? - не выдержал Андрей, сжимая в руках телефон - он раньше никогда таким не был!
  - Если ты этого не видел, это ещё не значит, что такого не было - равнодушно отозвался Осипов, осторожно обхватывая запястье руки Ильи, которая все ещё зажимала рот - пульс бешенный.
  - Как ты смог довести его до подобного состояния? - громко спросил Смелов, борясь с желанием кинуться на спокойного мажора с кулаками - зачем?
  - Я? - картинно удивился Кирилл - мне казалось, что тот, кто все начал - это ты.
  - Я всего лишь спросил про...
  - Да, ты всего лишь спросил - подтвердил Осипов, поднимая на Андрея холодный взгляд - и я тебе отвечу: это не твоего ума дело. То, что произошло - уже не исправишь.
  - Она же...покончила с собой - прошептал Андрей так, чтобы Илья не услышал - Фей тогда говорил...что она Илью ждет...
  - Фей много чего говорит - огрызнулся Кирилл - и не всегда по делу. Лучше забудь ты про Инну. Если не ради себя, то ради него - кивнул парень в сторону Ильи.
  - Откуда ты все знаешь? - прямо спросил Андрей, сцепив зубы - ты как паразит, Осипов. От тебя нет спасенья.
  - Просто я умею разговаривать с людьми, а не кидаться на них с кулаками после первых же слов - спокойно отозвался Кирилл.
  Андрей едва подавил в себе желание действительно ударить. Со всей силы врезать по этому красивому лицу, чтобы мажор больше не смеялся, а захлебывался кровью.
  - Эй, Илья, ты сейчас в универе, слышишь? - тихо, едва слышно произнёс Кирилл, наклонившись к Преображенскому так низко, что почти касался губами волос парня - сейчас день, ты сидишь на лавочке, и пытаешься не выблевать свой вчерашний ужин. Нет никакой трассы, нет никаких машин, и её...тоже здесь нет, понимаешь? Давай, открывай глаза, парень. Хватит вспоминать.
  Преображенский судорожно вздохнул, но только сильнее зажмурился, замотав головой. Осипов досадливо фыркнул, и Андрей с ужасом увидел, что тот осторожно, почти благоговейно, касается ладони Ильи, которая была прижата ко рту. Слегка напрягшись, Кирилл отвел руку в сторону, удерживая от попытки снова закрыться.
  - Давай, Илья - продолжал тихо уговаривать Преображенского мажор, сжимая его руку - хватит прокручивать в голове эти картинки. Открывай глаза и возвращайся в реальность, слышишь?
  Преображенский глубоко вздохнул и резко распахнул глаза. Голубого цвета почти не было видно из-за расширившихся зрачков, а сам Илья дышал так глубоко, словно пробежал несколько километров без остановки. Поморгав несколько раз, Илья резко выдохнул и успокоился.
  - Полегчало? - деловито поинтересовался Кирилл, отпуская руку парня.
  - Да - хрипло отозвался тот, прочистив горло - воды ни у кого нет?
  - У меня только минералка - отозвался Осипов, присаживаясь рядом с Ильей на лавочку и доставая из дорогой сумки с логотипом известной фирмы стеклянную бутылку.
  - Буржуй - буркнул Илья, осторожно открывая бутылку и с наслаждением делая несколько глотков.
  Андрей осторожно подошел ближе, и заметил, что Преображенского все ещё трясло, словно ему было холодно, но в целом состояние Ильи не вызывало особых опасений. Правда, перед глазами младшего Смелова все ещё стояла картина захлебывающегося воздухом друга.
  - Сашке не говорите - хрипло попросил Илья, вытирая лоб рукавом свитера - он взбеситься и снова начнет опекать на каждом шагу. Я повешусь от его заботы.
  - Он должен знать, что у тебя снова начались...приступы - отозвался Кирилл, спокойно смотря на него - о таком нельзя молчать.
  - Ты будешь молчать - тоном, не терпящим возражения, отозвался Илья, посмотрев прямо в серые глаза.
  - Буду - согласился Кирилл, не отрывая взгляда от голубых глаз напротив.
  - Что? - вмешался Андрей, не веря своим глазами - да как о таком вообще можно молчать? Илья, тебе же было плохо!
  - Я всего лишь заработал легкое отравление - пожал плечами Преображенский - не то съел. Такое бывает, не стоит поднимать панику.
  - Вот уж не думал, что легкое отравление можно вызывает галлюцинации и бред - резко отозвался Смелов.
  - У меня не было галлюцинаций - не согласился Илья.
  - Были! Ты вообще перестал отличать реальность от воспоминаний! Илья, Саша должен об этом знать!
  Преображенский внимательно посмотрел на обеспокоенного друга и пожал плечами.
  - Хочешь - говори - сказал Илья, снова упираясь головой в стену и закрывая глаза - можешь звонить ему, писать письма, слать сообщения и голубей. Хоть азбукой Морзе ему простучи, мне плевать.
  - Зачем ты так? - прошептал Андрей, смотря на усталого, разбитого друга - ты же знаешь, что я хочу помочь.
  - Тогда не лезь - резко отозвался Преображенский, поднимаясь с лавочки и забирая свой рюкзак и книги - этим ты мне здорово поможешь.
  Андрей молча переглянулся с Кириллом. Мажор только развел руки в стороны, покачав при этом головой, без слов говоря, что нужно молчать. Смелов стиснул зубы, смотря вслед уходящему Илье, прекрасно понимая, что промолчать он не сможет. Да, его лучший друг будет на него злиться, может, даже посчитает это своеобразным предательством, но лучше он, Андрей, сделает хоть что - то, чтобы ему помочь, чем будет просто наблюдать за тем, как Илья будет скатываться все ниже.
  Не глядя на внимательно рассматривающего его Кирилла, Андрей развернулся и пошел в другую сторону, твердо решив добраться до профкома и поговорить со старшим из братьев Преображенских.
  
  
  * * *
  
  Анна Боголюбова с самого детства знала, что все в жизни зависит только от собственных усилий. Её мать, улыбаясь, гладила ребенка по светловолосой голове перед сном, говоря, что ее ждет прекрасное будущее. Аня серьезно кивала, но словам матери не верила. Какое может быть прекрасное будущее, когда они едва сводили концы с концами?
  Маленькая девочка быстро поняла, почему мама не могла купить ей ту красивую куклу, которую Аня случайно увидела на витрине магазина игрушек вместо старого, потрепанного медведя или новое голубе платье с красивым цветком на груди, вместо комбинезона, который матери приходилось постоянно зашивать. В детском саду дети косо посматривали на девочку, у которой в руках всегда был один и тот же потрепанный медведь, но дружить не спешили, поэтому Аня, проплакав целый день в подушку, решила, что если хочешь чего - то добиться, привыкай рассчитывай только на себя.
  В школе девочке было гораздо легче, хоть на неё продолжали косо смотреть, но обижать - не обижали, да и сама Аня, обладая спокойным характером, никогда не стремилась привлекать к себе лишнего внимания. Правда, в пятом классе девочке пришлось сменить школу из-за того, что матери предложили должность фармацевта в другом конце города, а ребенок был ещё слишком мал, чтобы путешествовать из одного конца города в другой, но Аня никогда об этом не жалела. Именно в новой школе она, наконец - то, нашла первых друзей. Шумная, веселая, искренняя Варя и серьезная, даже немного замкнутая Лиля быстро стали кем - то большим, чем простые одноклассницы и Аня наконец - то почувствовала себя на своем месте. Боголюбова твердо знала, что дружба не дается просто так, и если ты сам не будешь поддерживать ее, идя порой на значимые уступки, то навсегда останешься в одиночестве.
  Поэтому Аня шла. Поддавалась на уговоры Вари, которая и дня не могла прожить без очередного приключения, поддерживала постоянно взвинченную от совершенно не нужного ей внимания Лилю. Улыбалась, смотря на то, как младший из близнецов Преображенских, совершенно не обращая внимания на уговоры более разумного брата, ходил кругами вокруг ее рыжеволосой подруги, признаваясь в любви и клянясь в верности до гроба.
  Улыбалась и молчала.
  Это стало ее девизом. Чтобы не случилось, она должна была оставаться спокойной, рассудительной и великодушной, прощая все и всем, повторяя про себя старый, как сам мир принцип "хочешь жить - умей вертеться". А Аня очень хотела жить, как все нормальные люди, а не существовать, с боем вырывая себе каждый новый день, поэтому девочка, а после - девушка, продолжала улыбаться.
  И молчать.
  Молчать даже тогда, когда в четырнадцать поняла, что уже давно не может прямо смотреть в голубые глаза напротив. Молчала, когда стало ясно, что больше не может свободно разговаривать с парнем, предпочитая отмалчиваться в веселых беседах Ильи и Вари, стараясь думать о чем угодно, даже о противной учительнице по физике, но только не о том, какой все-таки удивительный человек стоит перед ней.
  Преображенский знал. Как бы Ане не было стыдно от одной мысли об этом, но она была уверенна в том, что Илья все прекрасно понимал, поэтому голубые глаза всегда становились серьезными и даже настороженными, когда смотрели на неё. Только сама Боголюбова прекрасно знала, что никогда не сделает первого шага, и постепенно Илья расслабился, поняв, что девушка не полезет к нему с признаниями. Он продолжал общаться с ней как с другом, улыбаясь и шутя, за что Аня была ему бесконечно благодарна. Так уж случилось, что девушка твердо поняла одно: Илья принадлежит Лиле и, как бы сама подруга не отталкивала его, Боголюбова прекрасно видела, насколько сильно ударяют по моральной защите Орловой слухи о новых романах Преображенского.
  И по ночам, тихо ненавидя саму себя, мечтала хоть раз побывать на месте тех девушек.
  Из-за этого становилось тошно и гадко, но Аня молчала, продолжая улыбаться и успокаивать медленно доходящую до края Лилю, осаждая Варю, которая своим энтузиазмом и верой в несокрушимость пары "Илья- Лилия" только подливала масла в огонь. Молчала, молясь про себя, чтобы это чувство, в конце концов, прошло, оправдывая себя тем, что братья Преображенские действительно легко могли стать кандидатами на роль первой любви многих девушек. И они были совершенно не обязаны нести за это ответственность.
  Правда, однажды Аня совершенно случайно узнала о том, что даже у таких людей как Илья и Саша жизнь легко может превратиться в ад всего в одно мгновение.
  И это мгновение звали Инна.
  Аня даже сейчас, спустя столько дет, прекрасно помнила день, когда она в спешке забежала в школу, чтобы забрать свою книгу по историю, забытую после последнего урока на краю парты, и как едва не врезалась в братьев, которые стояли у окна в коридоре, успев в последний момент остановиться за поворотом. Чувствуя себя если не дурой, то уж героиней какого - то романа точно, Боголюбова, стараясь отдышаться, прислонилась спиной к стене, невольно слушая разговор на повышенных тонах, от всей души надеясь на то, что ее не заметят. Этого позора она бы просто не перенесла.
  - Просто скажи ей уже! - раздраженно говорил Саша - сил нет смотреть на то, как она едва не на колени перед тобой падает.
  - Вот сам и скажи - огрызнулся Илья - я говорил, слышишь? Кричал, уговаривал, даже на стене надпись оставил, чего ты ещё от меня хочешь? Могу себе татуировку на лбу набить, вот только не думаю, что ее это остановит.
  - Зачем ты вообще с ней связался?
  - Слушай, мне тоже не особо нравиться эта ситуация, но я пытаюсь, правда, пытаюсь ее изменить. Так может ты, вместо того, чтобы давить на меня, наоборот, поможешь?
  - И как же я должен это сделать?
  - Я не знаю, но...
  - Илья - голос Саши действительно был усталым, и Аня невольно подумала, что ему наверняка уже осточертело возиться с младшим братом - я понимаю, что ты предпочитаешь рыжих, но раз уж здесь тебе ничего не светит, почему ты не попробуешь с ней? Инна - прекрасная девушка, даже при том, что её брат...в общем, не важно. И, скажу тебе честно, лично мне она гораздо симпатичнее Орловой. Она тебя любит, любит так, словно весь мир вокруг тебя вертится. Такое действительно встречается чрезвычайно редко, так почему бы тебе не выбрать её? Уверен, что любви у этой девушки вполне хватит на двоих.
  - Издеваешься? - прошипел Илья.
  - Советую - спокойно отозвался Саша.
  - Неужели?
  - Просто скажи ей, почему ты не можешь ее выбрать - посоветовал Саша - расскажи ей про Орлову и попроси успокоиться. Я уверен, она поймет.
  - Я говорил! - закричал Илья - говорил множество раз! И она даже сказала, что понимает и принимает мое решение, но знаешь, что эта дура сделала? Она просто выкрасила волосы в рыжий цвет! Мать твою, я думал, что Фей меня расчленит взглядом, повезло, что было слишком много народу.
  Саша тихо рассмеялся, чем вызвал новое возмущение у брата, но Аня уже не слушала. Махнув рукой на учебник, девушка быстрым шагом начала спускаться по лестнице, пытаясь вытереть слезы, которые упорно бежали по щекам. Она даже сама не понимала, почему плакала. Ведь это Лиля должна была переживать, что какая - то Инна решила серьезно бороться за сердце Ильи Преображенского, даже если это означало стать ради него совершенно другим человеком. Против такого противника Аня точно проигрывала ещё в первом раунде.
  Правда, после того подслушанного разговора, Боголюбова уже никогда не слышала имени Инны ни от одного из братьев. Как будто девушка просто перестала существовать, мгновенно исчезнув, оставляя своего возлюбленного с пошатнувшимся миром и непрекращающимся чувством вины, которое грызло парня изнутри. Аня прекрасно видела, как сильно вздрагивал Илья при виде темноволосых девушек, при этом пристально смотря каждой в лицо, словно пытаясь убедить себя в чем - то.
  Для этого ему понадобилось целых два года.
   Аня твердо поняла, что её дороги с Ильей никогда не пересекутся. Ему нужна была Лиля, которая, как ни странно, запросто могла успокоить парня одним словом, а не Аня, которая могла только выслушать и постараться помочь. Илье не нужна была помощь, ему нужно было спокойствие и уверенность в чем - то незыблемом, чем - то, что всегда будет в его жизни, и единственным человеком, который подходил на эту роль, была Лиля.
  Правда, теперь Аня прекрасно понимала, что любовь Илье совсем не нужна. Его просто тошнит от этого чувства. И Боголюбова смирилась.
  Смирилась настолько, что могла спокойно смотреть в голубые глаза.
  Институт совершенно ничем не отличался от школы, разве только появились новые люди и знакомства, а так же новые возможности, которые Аня точно не собиралась упускать. Девушка надеялась, что хотя здесь сможет найти того человека, который наконец - то будет поддерживать ее, Аню, а не ждать поддержки со стороны самой девушки, но время шло, а никого, кто хоть как - то бы подходил на эту роль, все не находилось.
   У Преображенских появились новые друзья, Варя начала встречать с парнями и регистрироваться на сайтах знакомств, Лиля все так же продолжала отказывать Илье, и только Аня продолжала стоять на распутье. Хотелось просто задрать голову и завыть, прося у неба помощи, но девушка держалась. Когда ей сообщили, что у единственного родного человека страшный диагноз - держалась, когда поняла, что учебу придется бросить после этого полугодия, ради присмотра за матерью - держалась, но когда поздним субботним вечером она нашла под дверьми аптеки, в которой работала её мать, полуживого Кирилла Осипова, даже её безграничному терпенью пришел конец.
  - Ты, никчемный, избалованный ублюдок, который не ценит свою жизнь, будешь говорить мне, что я тебя не пойму? - наверное, её крики слышала вся улица, но Ане было все равно.
  Сколько можно? Она ведь не железная!
  - Какая трагедия, сейчас расплачусь - продолжала разъяренная девушка, ходя туда-сюда мимо лежащего на кушетке возле кассы Осипова - ты можешь все! Перед тобой столько возможностей, вариантов и дорог, а все, на что хватило твоего ума - стать наркоманом? Серьезно? А что тогда делать мне? В проститутки идти? Господи! Ну почему ты даешь все тем людям, которые совершенно этого не ценят?
  - А ты бы ценила? - хрипло прошептал Кирилл, открывая мутные глаза и внимательно смотря на девушку.
  И почему именно она? Из всех жителей этого города, почему именно ей пришлось оказаться в такой ситуации? За что?
  - Не с тобой разговариваю - отчеканила Аня, с отвращением смотря на потрепанного парня - хоть бы о семье своей подумал, если о себе думать не хочешь.
  - А я и семье думать не хочу - усмехнулся Осипов, тут же поморщившись.
  Она так и думала. Он ни о ком не думает, кроме себя. Избалованный мальчишка с королевскими замашками, привыкший к тому, что все ему чем - то обязаны.
  - Эгоист - сквозь зубы произнесла Боголюбова, чувствуя, что ещё немного, и она просто даст позднему посетителю хорошую пощёчину.
  И когда она только успела стать такой...несдержанной?
  - Спасибо.
  - Это был не комплимент.
  - Для меня это слово лучше любой похвалы.
  В аптеке наступила гнетущая тишина, которая прерывалась только хриплым дыханьем Осипова. Аня и сама не понимала, зачем она в это влезла. Как раз сегодня мама попросила её посчитать товар и закрыть аптеку, как словно снег на голову прямо на крыльцо упал явно невменяемый Кирилл Осипов. Девушка едва успела остановить себя от нажатия тревожной кнопки, в последнюю секунду поняв, что мажору сейчас явно не до ограбления кассы. Парень выглядел так, будто ещё немного и отдаст Богу душу прямо на том месте, где стоял.
  Я просто боялась, что меня потом упекут как виновницу, убеждала себя девушка, пытаясь найти причину того, что она помогла Кириллу добраться хотя бы до кушетки, на которую тут свалился в полубессознательном состоянии. У него слишком много связей, чтобы потом доказывать свою невиновность, продолжала уговаривать себя Аня, не зная, за что ей хвататься, чтобы хоть немного помочь. В конце концов, возникнет слишком много вопросов, если человек умрет в помещении набитом всевозможными лекарствам, решила девушка и протянула задыхающемуся парню стакан воды, одновременно с этим набирая номер скорой помощи.
  Теперь оставалось только ждать, пока она приедет.
  - Что с тобой произошло? - поинтересовалась Аня, поняв, что больше не сможет просто смотреть на хрипящего парня.
  Черт возьми, почему мама не берет трубку? Может, она бы смогла что - нибудь подсказать? Ведь Аня не врач!
  - Рука - отозвался Кирилл, сжимая правую руку чуть выше локтя - черт, перед глазами все троиться.
  Ещё бы. Если вспомнить многочисленные видеоролики на школьных классных часах о приеме наркотиков, сначала ребятам очень хорошо, а потом очень - очень плохо. Кирилл сейчас явно пребывал во второй стадии.
  - Ты же после дозы - резко отозвалась девушка, подходя к Кириллу, и осторожно закатывая рукав темного свитера, чтобы хотя бы точно знать, что нет кровотечения - это ещё что?
  - Нравиться? - хрипло поинтересовался Осипов, с трудом растягивая губы в улыбке - сам эскиз рисовал.
  Аня с трудом сглотнула, смотря на абстрактные татуировки, которые украшали собой почти всю руку от запястья до плеча. Ей такое издевательство над собой никогда не нравилось. Но девушка прекрасно понимала, что в данном случае вопрос был явно не в красоте или моде.
  - Зачем? - тихо поинтересовалась Аня, осторожно проводя холодными пальцами по горячей коже Кирилла.
  Осипов довольно застонал, почувствовав прохладу, и слегка повернул руку так, чтобы тонкие пальцы касались вздутых вен, внутри которых словно рассыпали стекло.
  - Чтобы не было видно - честно сказал Кирилл, прикрывая глаза от удовольствия - видишь, я тебе не вру. Хотя мог бы, но я этого не делаю. А знаешь почему?
  - Нет - поджав губы, произнесла Аня, осматриваясь по сторонам, в поисках какой - нибудь чистой тряпки, которую можно было бы намочить и приложить ко лбу.
  Да где же эта скорая?
  Кирилл был ненормально горячим. По вискам стекал пот, светлые волосы слиплись, и каждый вдох отдавался хрипом, к тому же, с рукой парня действительно было что - то не то.
  - Где же врачи - пробормотала девушка - ты так долго не протянешь. У тебя уже температура выше тридцати восьми.
  - Подумаешь - отмахнулся Кирилл - знаешь, у тебя божественные руки. я даже не догадывался, что от одних прикосновений может быть так хорошо. Хотя, наверное, дело в самой ситуации.
  - Ты мог подхватить какую - нибудь инфекцию! - прошипела Аня, борясь в себе с желанием вцепиться ногтями в светлую кожу, раскрашенную черными линиями
  - Не бойся, я не заразный.
  - Зачем ты это делаешь? - тихо спросила девушка, присаживаясь возле кушетки на пол, подобрав под себя ноги - можешь не отвечать, но пока едет скорая нам лучше разговаривать, иначе ты совсем потеряешь связь с реальностью.
  - А ты что делала в аптеке? Сторожила? - в свою очередь поинтересовался Кирилл, с трудом произнося слова.
  Анне пришлось напрячь слух, чтобы разобрать, что у неё спросили.
  - Нет, я помогала матери - покачала головой девушка, осторожно начиная свободной рукой гладить то и дело дрожащего парня по спутанным волосам.
  Осипов с трудом приоткрыл глаза, внимательно посмотрел мутными серыми глазами на внезапную помощницу. Девушка, поняв, что конкретно она сейчас делает, поспешно убрала руку, оставив только одну на лбу парня.
  - Знаешь - медленно произнёс Кирилл, снова закрывая глаза - я ведь могу сдохнуть. Конечно, я не совсем так представлял себе свою смерть, но...
  - Не говори глупостей - осадила его Аня - врачи уже едут.
  - Мне нужно сказать...давай представим...что ты- мой...пастор - с трудом произнёс Кирилл мотая из стороны в сторону головой.
  - Черт - вскочила на ноги Аня - да у тебя начался бред! Подожди, я...я...сейчас!
  Осмотревшись по сторонам, но так и найдя ничего подходящего, девушка бегом вернулась за подсобку и, схватив ножницы, отрезала рукав от своего свитера, после чего кинулась к крану. Уже держа ткань под струей холодной воды, Аня устало посмотрела в зеркало, висящее над раковиной. Если Осипов умер до приезда врачей...
  Вернувшись обратно, девушка подошла к мечущемуся на узкой кушетке Кириллу, которому явно стало гораздо хуже, чем было, и, осторожно села рядом, положив его голову себе на колени, приложив холодную тряпку к пылающему лбу. Осипов дернулся и застонал. Мутные глаза снова распахнулись, и парень уставился на склонившуюся над ним Аню с таким ужасом, словно она была самой смертью.
  - Все хорошо - с трудом произнесла Аня, осторожно гладя Кирилла по волосам, стараясь успокоить - все будет хорошо. Тебе обязательно помогут.
  - Ма...ма? - тихо, едва слышно прошептал парень, словно не веря своим глазам и как - то неуловимо меняясь - это... нет... не может...ты же...
  Боголюбова удивленно посмотрела на явно бредящего Кирилла, продолжая гладить того по волосам. И что она должна ответить? Здравствуй, сынок? Что за глупость! Но с другой стороны, разве Кирилл её сейчас узнает? Он уже явно доходил до стадии не возврата.
  Потом она обязательно пожалеет об этом, но не сейчас.
  - Здравствуй - едва слышно произнесла Аня, молясь всем Богам, чтобы Осипов начисто забыл о том, что случилось как только придет в себя, иначе он сам её убьет.
  Кажется, зря она это сделала. Серые глаза стали ещё больше, а и без того бледное лицо парня сравнилось со своим цветом с мелом.
  - Не может быть - выдохнул Кирилл - ты не можешь тут быть. Это невозможно.
  - Почему? - решила идти до конца Аня.
  В конце концов, это ему сейчас нужно. Разве она не привыкла давать другим то, в чем они нуждались? Чем Кирилл Осипов отличался от остальных?
  Внезапно парень резко поднялся и, не успела Аня даже испугаться, как её схватили в объятья так осторожно и отчаянно, словно от этого зависела вся его жизнь. Наверное, для такого рывка Кириллу потребовались все его силы, поэтому, как только его руки обвили плечи девушки, он начал падать. Аня едва успела его подхватить.
  - Прости - отчаянно прошептал парень, прижимаясь пылающим лбом к плечу девушки - прости меня! Я...ничего не понимал. Ты была совсем одна, а я.... Я должен был быть рядом, не дать, помешать...прости меня, мама. Пожалуйста, прости! Если бы я мог...все бы отдал, лишь бы не дать тебе...успеть...Я бы лучше его убил, чем дал бы тебе умереть. Прости, прости меня!
  Аня пораженно молчала, бессмысленно смотря в одну точку, чувствуя, как дрожит Кирилл. Её саму начало трясти, поэтому девушке пришлось с силой прикусить губу, чтобы успокоиться и взять себя в руки. Сейчас она должна помочь ему, а потом уже будет разбираться с собой сама.
  - Зачем, зачем ты это сделала? - продолжал шептать Кирилл, сжимая объятья так сильно, словно хотел навсегда слиться с Аней.
  Нет, одернула себя девушка. Не с ней. Со своей матерью.
  - Мне...мне не за что тебя прощать, дорогой - прошептала девушка, осторожно гладя Кирилла по спутанным волосам.
  - У тебя ведь был я - не слышал её парень - почему тебе было этого мало? Почему ты оставила меня?
  - Прости - срывающимся голосом произнесла Аня - я...
  - Я каждую ночь вижу твою улыбку - продолжал Кирилл - стоит только закрыть глаза, как я вижу...Ты улыбалась тогда.... Почему ты улыбалась? Почему? Ты была рада, что уходишь? Если бы я мог защитить тебя от него, тебе бы не пришлось решаться на такой поступок. Если бы я был сильнее, ты могла бы положиться на меня.... А потом выстрел.... Знаешь, он мне несколько лет мерещился в каждом шорохе. Выстрел и твоя улыбка.
  - Прости - прошептала Аня - это так...мне очень жаль.
  - Я очень хочу к тебе - прошептал парень - но...я слышал, что самоубийцам в рай путь закрыт. Ты в аду, да? Если так, то я тоже там буду. Ты только дождись меня, ладно?
  - Не говори глупостей - прошептала Аня, чувствуя, как по щекам начинают катиться слезы - я хочу, чтобы ты жил, слышишь?
  - Зачем? - тихо спросил Кирилл, начиная трястись все сильнее, и девушка с ужасом почувствовала, что - то мокрое на своей шее.
  Кирилл Осипов не мог, просто не мог плакать! Так же, как и не мог в бреду разговаривать со своей умершей матерью.
  - Потому что я очень люблю тебя - Аня знала, что именно этой ей нужно сейчас сказать.
  Ведь любая мать должна говорить такое своему ребенку, когда он в отчаянье, разве нет?
  - Здесь ничего нет - отозвался парень, начиная запинаться все сильнее - ничего...пустыня.
  - Так сделай что - нибудь, чтобы в твоей пустыне появился оазис - произнесла девушка, вытирая слезы свободной рукой.
  - Ты...плачешь? - Кирилл с трудом поднял голову, уставившись почти черными глазами на заплаканное лицо Ани - почему ты плачешь? Ты же всегда улыбалась. Ну же! Улыбнись! Я хочу, чтобы ты улыбалась!
  - Не могу - прошептала Аня, чувствуя, что слез стало ещё больше - прости, но я не могу сейчас улыбаться.
  -Почему? - нахмурившись, спросил Кирилл.
  - Потому что мне очень жаль тебя.
  - Жаль? - удивленно произнёс парень, словно не до конца понимал значение этого слова - жаль. А мне нет. Поэтому улыбайся!
  Аня только открыла рот, как дверь аптеки распахнулась и внутрь быстрым шагом вошла женщина вместе с мужчиной. На них была форма врачей скорой помощи, и девушка едва нашла в себе силы выдохнуть.
  - Он? - кивнула на парня женщина - понятно - получив кивок от Ани, произнесла врач - ну что, голубчик почти готов. Валера, помогай, уносим его. Иначе сейчас его таким раком согнёт, что он загнётся.
  Кирилл продолжал смотреть в лицо Ани, словно пытаясь в нём что - то найти. Пользуясь тем, что врачи пока только подходили к кушетке, девушка сделала последнее, что должна была.
  - Я хочу, чтобы ты жил - твердо произнесла Аня, от всей души надеясь, что парень все ещё видит вместо неё свою мать - обещай мне, что ты будешь жить. Обещай, Кирилл.
  - Обещаю - прикрыл глаза Кирилл.
  Когда ни Осипова, ни врачей скорой в аптеке уже не осталось, Аня уткнулась лицом в ладони и разрыдалась. Кажется, впервые за последние десять лет.
  И в тот момент Аня готова была молить всех богов, чтобы больше никогда не встречаться с Кириллом.
  Но сам парень явно был совершенно другого мнения, поэтому уже через пару дней снова объявился на пороге аптеки. Поздоровавшись с удивленной женщиной за ресепшеном, Осипов, мило улыбаясь, за неполные десять минут успел не только узнать номер Боголюбовой, но и адрес.
  После этого девушка всей душой возненавидела понедельники.
  - И что ты вообще забыл? - недружелюбно поинтересовалась Аня, кутаясь в куртку и настороженно смотря на спокойного, как удав, мажора, который стоял под козырьком их подъезда.
  - Ты даже не пригласишь меня в дом? - поинтересовался Кирилл, смотря поверх плеча девушки, которая заслоняла собой дверь.
  - Нет, тебя не звали - в тон ему отозвалась Аня, скрестив руки на груди - я вообще не понимаю, почему ты здесь. Мне казалось, что мы уже распрощались.
  Она - то уж точно!
  - И ты так просто говоришь о том, что вытащила меня с того света? - удивленно поинтересовался Кирилл.
  Хотя, Аня прекрасно видела, что на самом деле Осипову было совершенно безразлично, почему она, Аня, помогла ему и почему теперь отказывается об этом разговаривать.
  Он точно тот же человек, который в бреду просил прощения у своей матери?
  - Да - безразлично отозвалась девушка, морщась от холодного воздуха и мерзкого чувства пустоты, которая разрасталась внутри.
  А на что она, собственно, надеялась?
  - Что ж, тогда давай перейдем сразу к делу - мгновенно подобрался Кирилл, сменив тон с нейтрального на деловой - Анна, ты, безусловно, девушка умная. Я бы даже сказал, что из вашей тройки мне безумно повезло нарваться именно на тебя, а не на...Лилию или....
  - Варю - подсказала Аня, сузив глаза.
  - Не суть - отмахнулся Кирилл - так вот, надеюсь, ты понимаешь, что информация о случившимся не должна достигнуть чужих ушей?
  - Почему бы тебе просто не завязать? - поинтересовалась девушка, убирая с лица пряди русых волос - тогда и рассказывать ничего никому не придется.
  - Анна? - ещё вежливее протянул парень, сузив серые глаза - мы друг друга поняли?
  - Естественно. Тебе совершенно не обязательно было лично приходить и говорить мне держать рот на замке. Я не имею привычки разбалтывать чужие тайны.
  - Ты просто умница - улыбнулся Кирилл, заметно расслабляясь - но я хочу поговорить с тобой не только о том, чтобы эта тайна осталась между нами.
  - О чем ещё? - подняла брови Аня, мечтая поскорее закончить этот бессмысленный диалог и вернуться в теплую квартиру.
  - Может, все - таки пустишь меня? Ничего личного, но эта не та тема, которую можно обсуждать на улице - развел руки в стороны Осипов - но, если тебе неприятно запускать чужака на свою территорию, то мы можем сходить в кафе.
  - Наверное, тебя слишком рано выпустили - покачала головой Аня, внимательно смотря на Кирилла - ты все ещё бредишь.
  - Поверь, я совершенно, абсолютно нормален. По крайне мере, ровно настолько, насколько это возможно в моем случае.
  - То есть тебя в любой момент может сорвать?
  - Не настолько трагично, пожалуйста. Я вполне способен себя контролировать. Ну, так что?
  - Нет.
  - Хорошо - поднял руки вверх Кирилл, делая шаг назад - что ж, приятно было поболтать. Я бы, конечно, хотел обсудить с тобой возможные детали лечения твоей матери, но...
  - Что?
  Аня медленно повернулась. Ручка тяжелой металлической двери неприятно холодила кожу ладони, но девушке было все равно. Неужели этот человек думает, что имеет хоть какое - то право лезть в её жизнь?
  - Я сказал, что хотел обсудить с тобой детали лечения твоей матери - терпеливо повторил парень, пожимая плечами - в третий раз повторять не буду.
  - Откуда ты знаешь о моей матери?
  - Кто я такой, Аня?
  Девушка внимательно посмотрела на развеселившегося парня, словно пыталась поймать его на издевке.
  - Мажор.
  - Это верно, но очень уж грубо - деланно расстроено покачал головой Кирилл - нет, я не совсем мажор. Понимаешь, мой отец - довольно... интересная личность, у которого имеются не менее интересные связи. Так что, я могу узнать что угодно и о ком угодно. И, если ты не знала, спешу добавить, что мой дядя - ректор нашего университета, так что о причине твоего будущего ухода я тоже знаю.
  - Зачем тебе это? - с грохотом закрыла дверь подъезда Аня, заставив нескольких кошек испуганно разбежаться в разные стороны - хочешь, чтобы я молчала? Я и так буду молчать! Не смей втягивать в свои дела ни меня, ни мою мать! Неужели у тебя совершенно нет ничего святого?
  - Успокойся - осадил раздраженную девушку Кирилл - я не хочу причинять неудобства ни тебе, ни уж тем более, твоей матери. Наоборот, я хочу попросить у тебя помощи.
  - Это какой? Вытягивать тебя из наркотического тумана?
  - Я был бы крайне признателен, сумей ты это сделать, но у меня другой вопрос.
  - Какой?
  - Ты хочешь вылечить свою мать?
  Наверное, именно в таком состоянии люди могут убивать. Во всяком случае, Аня была уверенна, что ещё немного, и она точно убьет Кирилла Осипова. И ей будет совершенно плевать на то, поймают её или нет. Потому что есть вещи, которые должны оставаться личными и в которые никто и никогда не должен лезть.
  - Судя по твоему лицу ты готова меня убить - улыбнулся Кирилл, хотя в его глазах было чистое раздражение и совсем немного усталости - зря, я не хотел тебя обидеть. Не стоит понимать меня как - то неправильно. Это простая сделка, понимаешь?
  - Какое тебе дело до моей матери и меня? Что ты привязался? Не нужно заставлять меня жалеть о том, что я помогла тебе.
  Молчание между ними можно было потрогать руками. Кирилл не мигая смотрел в глаза Ани, без какого - либо выражения, словно ждал, пока девушка сорвется и кинется на него с кулаками. И девушка понимала, что он как никогда близок к истине.
  - Можешь не отвечать - зло проговорила Аня, снова берясь за ручку двери - я не хочу ничего слышать.
  - Я...ай, блядь, как все сложно - прошипел Кирилл, нервным жестом запуская руку в волосы - хорошо - хорошо...я понимаю твою реакцию. Это вполне нормально, честно. Давай, я задам вопрос по-другому - глубоко вздохнув, парень прикрыл глаза, словно решаясь на отчаянный шаг, и произнёс - мне нужна твоя помощь.
  - Что? - зло переспросила девушка, повернувшись в сторону Осипова - тебя точно рано выпустили из больницы!
  - Мне нужна твоя помощь - повторил Кирилл, серьезно смотря Ане прямо в глаза - я знаю, что не имею на это никакого права, но всё-таки, помоги мне.
  - С какой стати?
  - Тогда я помогу тебе.
  Аня медленно развернулась в сторону Осипова. Парень молча смотрел на неё, ожидая ответа, и Боголюбова внезапно почувствовала себя страшно усталой, словно из неё в одно мгновение выпустили весь воздух, оставив только пустоту и безразличие. Наверное, именно так чувствовали себя те, кто доходил до края. Казалось - сделай шаг и провалишься с бездну, и которой уже не выберешься. И Аня знала, что она будет хвататься за любую ниточку, чтобы удержаться на краю.
  Почему - то ей вспомнилось, как давным-давно Варя сравнила русоволосую подругу со Снежной королевой, которая унесла маленького Кая от любящей и преданной Герды. Тогда Боголюбова только насмешливо фыркнула, пожав плечами, но сейчас Аня была полностью согласна с Котовой, как никогда ярко ощущая себя главной злодейкой, у которой внутри нет никаких чувств, только бесконечный холод.
  Даже сердца, и того нет.
   Смотря в серые глаза, которые были похожи на грозовое небо, Аня поймала себя на мысли, что именно такой цвет должен сопровождать Снежную королеву. Поглощая и растворяя в своей безысходности.
  - Ты понимаешь, что я не смогу тебе помочь? - поинтересовалась Аня, плотнее кутаясь в свою куртку в безуспешной попытке хоть как - то согреться - что я, скорее всего, тоже пойду на дно, вместе с тобой?
  - Да - спокойно сказал Кирилл.
  - И тебе что, меня совсем не жалко? - усмехнулась девушка, наклоняя голову на бок.
  - Нет - просто ответил Осипов.
  - Какой ты поддонок - покачала головой Аня, совершенно не удивляясь подобному ответу.
  В конце концов, разве Кая хоть когда - нибудь заботила судьба Снежной королевы? Для этого у него есть прекрасная Герда.
  - Какой есть - развел руки в стороны парень, улыбнувшись.
  - Что тебе от меня нужно? - поинтересовалась Аня, понимая, что уже давно проиграла.
  Нужно было даже не открывать дверь, когда он сегодня пришел.
  Нужно было не вызывать врачей, когда он ввалился в аптеку, стоя одной ногой в могиле.
  Нужно было не претворяться его умершей матерью.
  Нужно было не просить его жить.
  Теперь уже поздно что - либо менять.
  В конце концов, разве Снежные королевы не тают от тепла? Их судьба - вечный холод, который так красив под темным, серым небом.
  - Выходи за меня.
  
  
  * * *
  
   - "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  У тебя когда - нибудь бывает ощущение, что все вокруг говорят загадками? Причем каждый, кроме тебя понимает их смысл?
  Вторник, 20:00".
  
   "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Ты готова обсуждать со мной все, что угодно, лишь бы не рассказывать о своей внешности? Не волнуйся, я спокойно отношусь ко всяким экспериментам и эпатажным выходкам, в разумных пределах, разумеется. Так что не стоит стесняться. Но если серьезно, то иногда проскальзывает. Не самое лучшее ощущение, понимаю.
  Вторник, 20:06".
  
   "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  И как ты от него избавляешься?
  Вторник, 20:09".
  
   "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Обычно внимательнее присматриваюсь к окружающим. Зачастую эти "загадки" действительно не представляют из себя ничего серьезного. Стоит только немного подумать.
  Вторник, 20:11".
  
  Я убрала телефон в сторону и недовольно постучала ручкой по столу. Немного подумать, да?
  Мама как - то сказала, что если хочешь увидеть картину целиком - опиши ее. Раздели все на составляющие: хорошее - плохое, понятное - непонятное и будет гораздо легче. Не то, чтобы я действительно верила в подобный метод, но почему бы не попробовать? Вырвав из тетради пару листов, я, заколебавшись, всё-таки написала " Я знаю: "
  Правда, список обещал был совсем коротким.
  Итак, действительно, что я знаю? Когда все это началось? Когда появился Олень? Нет, гораздо раньше. Наверное, за точку отсчета стоит взять тот год, когда Илья впервые стал кричать на каждом углу о своей "любви". Когда же это произошло? Кажется, нам было пятнадцать.
  " 1) Начало; "
  Что же дальше? Я запустила руку в волосы, стараясь привести мысли в порядок. Только почему - то все воспоминания буквально ускользали сквозь пальцы.
  А может, я делаю все неправильно? Почему я взяла за основу Илью? Почему, черт возьми, я всегда думаю, прежде всего, о Преображенском?
  Застонав, я размахнулась, чтобы зачеркнуть запись, но тут же замерла, вспомнив, что именно в тот год Илья кардинально поменялся. Для одноклассников и его многочисленных знакомых парень наверняка почти не изменился, разве стал чуть более неугомонным, но не более. Я же знала его немного дольше, и прекрасно видела, что не смотря на характеры, между братьями Преображенскими действительно не так уж и много различий.
  Так, отлично. Допустим, что тогда у Ильи действительно случилось что - то плохое. Пропала любимая собака, потерялся первый эротический журнал.... неважно что, главное, что именно тогда Преображенский перешагнул границу "дружбы" и где - то затерялся, так и не дойдя до отметки "любовь".
  " 2) Бумеранг; "
   И это относиться не только к Илье. Наверное, наши все наши отношения можно охарактеризовать этим словом. Мы постоянно возвращаемся на прежнюю точку, как бы сильно оба от неё не бежали. Это словно проклятье.
  И, самое смешное, мы оба это прекрасно понимаем.
  "3) Любовь...?;"
  Честно говоря, я давно задумывалась об этом. А нужна ли я Илье как девушка? Понимаю, глупые мысли, но тем не менее, они имеют место быть. Ведь если подумать, то что во мне действительно может понравиться парню? Тем более, такому как Преображенский?
  Я встала из-за рабочего стола и подошла к зеркальным дверцам шкафа, придирчиво рассматривая свое отражение. Девчонка, как девчонка. Маленького роста, рыжая, худая и всё ещё немного нескладная, с отвратительным характером и привычкой видеть все хуже, чем есть на самом деле.
  И вот это может нравиться? Вы серьезно? Кому?
  - Будем честны, подруга - я ткнула пальцем в свое отражение, которое тут же повторило мой жест - ты - не для Ильи. Не его полета птица, и все вокруг это прекрасно понимают. И я сейчас совершенно не принижаю свои достоинства, просто есть люди, которые настолько разные, что не могут быть вместе. И этот как раз такой случай.
  Но, если Илья не рассматривал меня как потенциальную девушку, то зачем я ему?
  Зачем ему постоянно быть где - то неподалеку, появляясь в самые неожиданные моменты? Хотя я прекрасно знаю, что парень свершено не страдает недостатком внимания со стороны девушек.
  - Сама с собой разговариваешь? - поинтересовалась мама, заглядывая в комнату, привлеченная моим монологом - не рано ли?
  - Вот скажи - я повернулась к матери, которая тут же страдальчески поморщилась, осознав, как не вовремя она решила появиться - что ты думаешь про нас с Ильей?
  Всё-таки, умеет мама схватывать все на лету, мгновенно оценивая ситуацию. Профессиональный навык, что ещё можно сказать?
  - Ничего - тут же ответила мама.
  Она что, серьезно думает, что теперь так просто отделается от моих вопросов?
  - Ты же знаешь, что он бегал за мной ещё со школы - не отставала я - и видела, как...далеко порой заходили наши...отношения. Неужели тебе нечего сказать?
  Да - да, не стоит с таким страдальческим видом закатывать глаза и едва слышно ругаться. Я прекрасно знаю, что дела сердечные - не твой конёк, но с кем - то мне нужно об этом говорить, правильно? И раз Аня и Варя не смогли мне помочь, то к кому мне ещё идти? Ведь в фильмах и книгах матери всегда дают дочерям ценные советы, которые были получены благодаря накопленному опыту и, черт возьми, там это всегда срабатывало!
  - Давай упростим - попросила мама, входя в мою комнату и прислоняясь спиной к косяку двери - ты сейчас хочешь услышать, почему я не заставила Илью сватать тебя, когда впервые увидела ваши " дружеские" поступки?
  - Да - я силой воли заставила себя не покраснеть, прекрасно понимая, что именно мама имела в виду.
  - Я думала, что вы прекрасная пара.
  Хотя, в моем случае коронный прием фильмов вполне может провалиться. Я уже слышу этот треск.
  - Не выдумывай - попросила я, становясь серьезной - ты не могла так подумать. Папа - мог, но не ты.
  Я не отстану, как бы ты сейчас не выкручивалась. Хватит оговорок, я хочу узнать все как есть на самом деле. Пусть мне и будет неприятно.
  - Ладно - ладно, ты меня раскусила - примирительно подняла руки вверх мама - это я заставила отца молчать и делать вид, что ничего особенного не происходит.
  - Что?!
  Вот чего - чего, но этого я точно не ждала! Так вот почему папа молчал! А я - то все думала, почему он так спокоен, хотя прекрасно знает, что мы с Ильей никогда не даже не пробовали встречаться. Надо было сразу догадаться, что без мамы тут не обошлось! Ну, спасибо тебе, дорогая! Как мне теперь вообще в глаза отцу смотреть?
  - Не кричи - попросила мама, улыбнувшись - я действительно сказала твоему отцу не лезть. Но это только для того, чтобы помочь тебе и...
  - Снова это твое "воспитание"?! - вызверилась я, едва сдерживаясь, чтобы не начать метаться по комнате.
  - Лиля - мама стала серьезной - послушай меня, хорошо? Послушай, и постарайся услышать. Я никогда ничего не делаю просто так. Ты спрашиваешь, почему я не вмешивалась и запрещала вмешиваться отцу?
  - Я не хочу знать! - крикнула я, делая пару шагов назад - Господи! - схватившись руками за голову, я согнулась пополам, чтобы хоть как - то найти току опоры - ну почему? Почему я? Почему именно моей жизнью каждый распоряжается как хочет? вокруг меня вообще есть хоть что - то нормальное?
  - Я сделала это потому, что эти "отношения" были нужны вам обоим.
  В комнате стало так тихо, что можно было услышать, как там, внизу, проезжают машины. Я молча смотрела на раздосадованную мать, которой явно не нравилось то, что приходиться говорить. Серьезно? Единственная, кто имеет право жаловаться - это я.
  - Неужели? - как можно более спокойно поинтересовалась я.
  - Что ж, хочешь правду, будет тебе правда - жестко сказала мама, скрестив руки на груди - раз ты сама не хочешь смотреть по сторонам, значит, заставим силой. Да, я действительно запретила отцу влезать и как - то осуждать ваши отношения с Ильей. Почему? Потому что, повторюсь, это был взаимовыгодный союз.
  Я молча смотрел на мать, сжимая кулаки и душа в себе желание кричать и бросаться вещами. Опять меня хотят сделать виноватой во всех грехах! Почему? Неужели я настолько паршивый человек, что являюсь причиной всех бед окружающих?
  - Илья помог тебе выбраться из своего мира - продолжила мама, смотря куда - то выше моего плеча - что ты знала до того, как он начал таскаться за тобой? Друзья, редкие прогулки и дом - вот и вся твоя жизнь. Илья подарил тебе новые краски, эмоции, он познакомил тебя с новыми людьми, заставил других смотреть на тебя. Поэтому я молчала. Запрети мы с твоим отцом ему к тебе подходить, кем бы ты выросла? Замкнутой, нелюдимой девчонкой, у которой всего пара друзей? Прости, но я такой судьбы для тебя не хотела.
  - Да что ты говоришь - сквозь зубы поинтересовалась я - как это трогательно.
  - Я понимаю, ты злишься - попыталась успокоить меня мама - но поверь, ты бы и сама это увидела, если бы не...
  - Не что? - громко спросила я, чувствуя, как срывает тормоза - не была слепой? Не была эгоисткой? Что - не, мама?
  - Лиля...
  - Почему вы все делаете меня виноватой? - закричала я, чувствуя, кК дрожат губы - почему? Именно я в этой истории являюсь козлом отпущения, о которого все вытирают ноги и живут за спиной! В чем моя вина? Объясни! Давай! Я хочу это понять, черт возьми! Почему я?
  - Я не сказала, что ты виновата, Лиля, но ты действительно не видишь дальше своего носа - не выдержала мама.
  - А если я не хочу видеть? - завизжала я, швыряя на пол стопку книг со стола - если то, что я вижу - хуже любого кошмара? Если я хочу жить в мире, где все просто и понятно?
  - Так нельзя - горько сказала мама - это неправильно. Ты не ребенок, Лиля. Нужно взрослеть и учиться брать на себя ответственность за свои поступки.
  Я оперлась руками о стол, тяжело дыша и чувствуя, как по щекам медленно скользят слезы. Взрослеть?
  - Знаешь, я недавно разговаривала с Варей - едва слышно сказала я, не поворачиваясь к замершей у меня за спиной матери - ты когда - нибудь думала о том, что все люди - бриллианты? У каждого есть свои грани, которые проявляются под разными углами, всех сразу и не углядишь.
  Судорожно вздохнув, я ещё ниже опустила голову, с трудом успокаиваясь, чтобы не разрыдаться как ребенку.
  - Так почему, черт возьми, никто не видит этого бриллианта во мне? Почему все упорно приписывают мне одни и те же качества, совершенно забывая о том, что я тоже многогранна?
  - Лиля - мама осторожно сжала мое плечо, но я скинула её руку - послушай, я понимаю, что....
  - Не хочу слышать - устало отозвалась я- извини, что накричала. Я просто устала, поэтому давай поговорим как - нибудь в другой раз. Не сомневайся, я услышала твои слова. Выводы сделаю позже, когда смогу спокойно рассуждать, хорошо?
  - Ты опять сбегаешь - покачала головой мама.
  - Я просто прошу небольшой перерыв.
  - Лиля...
  - Мама, пожалуйста.
  Мама колебалась. Ей явно не хотелось заканчивать разговор вот так, на такой ноте, но я действительно не могла найти в себе силы и дальше разговаривать на эту тему. Не так - то просто слышать от своей матери, что ты - эгоистка, которая не видит дальше собственного носа. К подобному нужно привыкнуть.
  - Не надумай себе лишнего - попросила мама и, в последний раз бросив на меня взгляд, вышла из комнаты, осторожно прикрыв за собой дверь.
  Я только усмехнулась, смотря прямо перед собой, с силой сжимая кулаки. Лишнего? А что тут может быть лишнего?
  - Господи - простонала я, наклоняя голову, позволяя длинным волосам свободно упасть вперед, скрывая меня от всего мира - ну почему все должно быть именно так?
  Увидев исписанный лист, который лежал на столе и отражал мои безуспешные попытки разобраться в происходящем, я сжала зубы и, схватив несчастный листок, быстро разорвала его на мелкие кусочки, с удовольствием чувствуя, как трещит бумага под моими пальцами. Если бы только можно было так же легко расправляться со своими проблемами...
  И почему я так рьяно взялась за это дело? Какая мне разница, что твориться вокруг? Меня это как - то касается? Если говорить про Илью, то единственное, что ударило по мне - наш разрыв, всё-таки терять друга было очень тяжело, но разве я потеряла ещё что - нибудь?
  Нет.
  То, что происходит с Преображенским - это его дело, к которому лично я не имею совершенно никакого отношения. Аня начала встречаться с Кириллом? Это тоже целиком и полностью её выбор, который никак не влияет на мою жизнь. Кто там ещё? Олень? Ну, пока он - единственный, в ком я заинтересована, и от которого зависит то, что произойдет со мной в ближайшем будущем.
  Вот и всё.
  Вот и всё, Лиля.
  Я эгоистка? Конечно. Все люди так или иначе являются эгоистами. Но если это не мешает жить остальным, то почему должно мешать мне?
  - Не вижу дальше собственного носа? - поинтересовалась я сама у себя - прекрасно. Меня все устраивает. Раз всем так нравиться окутывать себя покровом тайны, то пусть продолжают. Мне плевать. Я не хочу никуда лезть и что - то делать. Хватит.
  Пора нажать на тормоза.
  Как там говорила Варя? Я не хочу видеть плохого, чтобы не разочаровываться в людях? Вот и славно.
  Потянувшись, я взяла телефон, чтобы посмотреть время и удивленно замерла, увидев новое сообщение от Оленя. Ну надо же, он в последнее время не перестает меня баловать. Как бы не привыкнуть к такому отношению.
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Я тут подумал...ты только не смейся, ладно? Просто иногда любому человеку нужно, чтобы его выслушали и поддержали. Конечно, я не психолог, но раз ты иногда спрашиваешь у меня советы и говоришь о своих проблемах, то почему бы не попробовать... В общем, я недавно перечитывал нашу переписку и понял одну интересную вещь. Черт, пишу какую - то ерунду...Короче, ты - прекрасный человек.
  Вторник, 20:35"
  
  Я поперхнулась воздухом, совершенно не представляя, как реагировать на такие слова. Он что, пытается меня поддержать? Но почему?
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Ты что, пытаешься меня поддержать? Почему?
  Вторник, 20:37".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Что значит "почему"? Между прочим, ты - моя пара, ну, по крайней мере, по версии этого сайта. Тем более, что ты - девушка, я - парень.
  Вторник, 20:39".
  
  Он что, серьезно? Нет, в самом деле?
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Спасибо, конечно, но не стоит. Я прекрасно себя чувствую, и поддержка мне пока не нужна. Но как только это произойдет, я тут же дам тебе знать.
  Вторник, 20:41".
  
  Я устало опустилась на стул, смотря на экран телефона, отсчитывая про себя минуты до ответа Оленя. Ну почему именно сейчас? Ты мои проблемы носом, что ли чуешь? Как тебе удается все время так точно попадать именно тогда, когда мне нужна помощь?
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Ты очень умная и честная девушка. Я понимаю, что от собеседника в интернете это звучит глупо, но я действительно рад тому, что наши пути пересеклись.
  Вторник, 20:45".
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Я не умная и не честная. Прекрати писать ерунду.
  Вторник, 20:46".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Ты считаешь себя эгоисткой, а я думаю, что ты - очень отзывчивый человек, который всегда ставит других выше себя. Знаешь почему? Потому что эгоисты никогда не думают о других. И те, кто считают тебя таким человеком, просто не видят дальше собственного носа.
  Вторник, 20: 52".
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  ХВАТИТ!
  Вторник, 20:53".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Почему ты так легко слышишь других и подчиняешься их мнению? На самом деле ты не делаешь ничего плохого, невозможно знать все и обо всех, Лиля, это ненормально. Ты совершенно не обязана разбираться в проблемах других людей, в конце концов, никто не будет разбираться в твоих. Нужно уважать выбор других, и, если тебя не посветили в какое - то событие, это совершенно не значит, что ты - плохая или сама ничего не понимаешь, просто человек хочет сам разобраться со своими проблемами. Не более того.
  Вторник, 20:58".
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Думаешь, я - мученица? Нет! Я никогда не обращала внимания на то, как живут другие люди, которые не являются для меня кем - то незначительным. Я жила в своем собственном мире, где не было места чужим проблемам и все, что теперь происходит всего лишь последствие моих ошибок. Я даже никогда не задумывалась о том, что это неправильно. Что таким отношением я вполне могу обижать кого - то. Вот почему я не нуждаюсь в утешениях.
   Вторник, 21: 03".
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  А что мешало тем людям, которых ты "обижала" сказать тебе это в лицо? Почему они спокойно переносили твое "равнодушие"? Потому что не хотели причинять "неудобств"? Хотели, чтобы ты сама все поняла? Что же изменилось? Надоело ждать? Но разве "близкие" люди так поступают?
  Вторник, 21: 06".
  
  - Хватит! - я со всей силы швырнула телефон на кровать, совершенно не беспокоясь о том, что с ним может случиться.
  Ну почему ты так легко находишь мои слабые места? Я же только нашла опору! Не выдержав, я вскочила со стула и стала мерить шагами комнату, пытаясь успокоиться и погасить в себе желание кричать и разбивать все, что попадалось под руку.
  В последнее время мои нервы были натянуты как струна, что грозила вот - вот лопнуть. И её упорно продолжали натягивать.
  - Прекрати! - не выдержала я, слушая, как звенит оповещение о новом сообщении - хватит лезть мне в душу! Почему вы все так яро пытаетесь туда попасть?!
  Не выдержав, я схватила телефон, открывая сообщение от Оленя, из-за которого я стала нервничать ещё больше, чем после разговора с матерью.
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Просто помни, что твоя жизнь - это только твоя жизнь. И ты не совершенно не обязана нести на себе груз чужих проблем. Доброй ночи, Лиля.
  Вторник, 21:10".
  
  Я без сил опустилась на кровать, чувствуя себя страшно усталой. Безумно хотелось забиться в угол и не вылазить оттуда ближайшие несколько лет. Кого мне слушать? Каждый говорит что - то свое, совершенно не обращая внимания на то, чего хочу я.
  - Я совершенно не обязана нести на себе груз чужих проблем - едва слышно повторила я вслед за Оленем.
  Поднявшись с кровати, я медленно подошла к зеркалу и, смотря своему отражению прямо в глаза, громко, чтобы было слышно в каждом углу комнаты, повторила:
  - Я совершенно не обязана нести на себе груз чужих проблем - помолчав несколько секунд, я вцепилась руками в холодное зеркало, закричав во все горло, совершенно не заботясь о том, что подумают родители и соседи - я совершенно не обязана нести на себе груз чужих проблем!
  Хватит. Просто...хватит.
  Никто не хочет нести мои проблемы. Никто не хочет задумываться о том, что нужно мне. Никто, кроме Оленя не встал на мою сторону. Никто не сказал, что в проблеме не может быть только одного виновника. Никто. Кроме него.
  Прислонившись лбом к стеклу, я прикрыла глаза, тяжело дыша. Чувство, словно меня вывернули наизнанку, да так и оставили, поселилось где - то под кожей, заставляя сжимать зубы в бессильной ярости и желании просто исчезнуть. Перестать быть объектом для осуждения. Я просто хочу жить так же, как раньше, не раздумывая над каждым своим шагом, не взвешивая каждое слово.
  Я хочу быть свободной, но меня упорно тянут на дно.
  И никто мне не поможет, кроме меня.
  - Хватит - повторила я, смотря на себя в зеркало - хватит, Лиля. Ты ни в чем не виновата, и ты имеешь полное право распоряжаться своей жизнью так, как сама этого захочешь. Пойми это, наконец.
  Медленно выдохнув, я отошла от зеркала, смотря на устроенный мной же погром.
  - Ну и дела - бодро начала я, тряхнув головой - это нельзя так оставлять. Нужно убраться. Срочно! Но сначала...
  Разблокировав телефон, я начала быстро печатать сообщение. В конце концов, я действительно должна сказать спасибо.
  
  "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Спасибо за все, Стас. Просто спасибо. Приятных снов.
  Вторник, 21:20".
  
  - Так, а теперь пора убираться - я потянулась убрать телефон в карман, но проклятый агрегат снова ожил, наполнив комнату мелодией, которую я сто лет назад поставила на свой звонок.
  Господи, неужели мне действительно когда - то нравилась эта музыка?
  Кошмар!
  Мельком взглянув на входящий вызов, я удивленно замерла. Нет, что могло от меня понадобиться младшему, я ещё понимаю, но старшему - то я зачем? Тем более в такой час?
  - Слушаю - произнесла я, теряясь в догадках.
  - Лиля? - голос Саши был каким - то странным, но я силой заставила себя не обращать на это внимания.
  - Ты ожидал услышать кого - то ещё? - поинтересовалась я понимая, что веду себя, по меньшей мере, глупо, но не сдержавшись.
  - Прости, что так поздно - не обратил внимания на мои слова Саша, и я прикусила себе язык - мне очень нужно с тобой увидеться.
  - Прямо сейчас?
  - Нет, но в ближайшее время. Как насчет завтра?
  - Что - то случилось?
  - Я хотел поговорить с тобой на счет Ильи.
  Я замерла, едва не уронив при этом телефон. Нет! Нет! Не может быть! Я же только что решила, что не буду никуда лезть!
  - Саша, послушай...
  - Я понимаю, что ты не обязана это делать - перебил меня старший из братьев Преображенских - но мне больше не к кому обратиться. Ты единственная, кого он послушает. Я...прошу тебя.
  Я сглотнула, понимая, что не смогу сказать "нет". Как же я ненавидела себя за бесхребетность!
  - Хорошо - едва слышно отозвалась я - завтра...после пар. В четыре, тебя устроит?
  - Я подстроюсь под любое удобное тебе время - поспешно сказал Саша с огромным облечением в голосе - спасибо, Лиля!
  Я отключилась и, не выдержав, кинула телефон в ближайшую стену, молча смотря на то, как корпус разлетается на части.
  Что, не обязана нести на себя груз чужих проблем, да? Ты действительно в это поверила?
  Какая же ты наивная, Лилия Орлова.
  
  
  * * *
  
  - Повтори - ка. Я, кажется, не расслышал.
  - Хватит кривляться. Я прекрасно знаю, что ты все понял с первого раза.
  Фей неприятно усмехнулся, медленно поднимаясь с потертого дивана, стоящего особняком в самом центре огромной пустой комнаты загородного дома. Глубоко засунув руки в карманы свободных штанов, неформал медленно обошел спокойного Александра Преображенского, который так неожиданно решил заглянуть на огонёк, словно он был экспонатом выставки современного искусства. Вроде и интересно, но что это такое и для чего это нужно - не понятно.
  - Ты, кажется, что - то путаешь - начал Фей, останавливаясь перед лицом незваного гостя и смотря прямо ему в глаза - тебя никто не звал, тебя никто тут не ждал. Ты пришел, что - то требуешь и хамишь. Ты в гостях, Саша, а не на своей территории. Не боишься, что я всажу тебе нож в ребра?
  Саша сжал зубы, стараясь не поддаваться и не отвечать на откровенную провокацию. Парень не общался с Феем почти пять лет и не жалел об этом ни дня. В отличие от идиота - брата, Саша прекрасно понимал, что ничего хорошего из этого знакомства не выйдет.
   Особенно после памятного вечера.
  - Тогда давай сведем наше общение к необходимому минимуму - пожал плечами Саша, смотря в темные глаза - просто выполни мою просьбу, и мы больше не встретимся.
  Фей оглушительно расхохотался, запрокинув голову, словно давно не слышал ничего смешнее. Саша глубоко вздохнул, понимая, что идти к этому парню в одиночку было как минимум глупо, в конце концов, Фей всегда был непредсказуем. Но кого он мог позвать? Кирилла? Насколько Саша слышал, именно Осипов контактировал с Феем практически так же тесно, как Илья. Вот только какие были бы гарантии того, что мажор встал бы на его, Сашу, сторону, а не перешел под знамена неформала?
  - Хочешь, чтобы я оставил в покое Илью? - отсмеявшись, поинтересовался Фей, приподнимая брови - так - так - так. Забавно. Вот только почему ты решил, будто все дело во мне?
  - У тебя есть голова на плечах - пожал плечами Саша, с огромным трудом заставляя себя оставаться на месте и не обращать внимания на то, как внутренности скручивало жгутом от нехорошего предчувствия.
  Всё-таки все, что было хоть как - то связанно с Инной было подобно хождению по тонкому льду над Антарктическим океаном. Один неверный шаг - и сорвешься в холодную глубину.
  - Безумно рад это слышать - усмехнулся Фей, который тоже как - то напрягся, очевидно почуяв о чем пойдет речь - и?
  Пора заканчивать эту комедию. Хватит ходить кругами, и скалиться друг на друга, подобно диким собакам.
  - Послушай, Артур - устало потер висок Саша - я знаю, что ты ненавидишь Илью, что тебе неприятно его общество. Так почему бы нам не помочь друг другу?
  - Ненавижу? - удивился Фей, поморщившись, когда парень позвал его по имени, и глубже засовывая забитые татуировками руки в карманы, словно стараясь удержать себя от необдуманных поступков - ты, кажется, не совсем понимаешь истинное значение этого слова.
  - Неужели? - не поверил Саша.
  Кто ещё может понимать значение "ненависти" как не брат того, кого эта самая "ненависть" уже давным-давно выела изнутри.
  - Да. Все дело в том, что мне по большей части, плевать на твоего брата. Так уж сложилось, что у нас совпали пара - тройка интересов, но не более. Поэтому могут тебя заверить, что я не имею совершенно никакого отношения к тому, что с ним происходит.
  - Ты - нет - согласился Саша, и, глубоко вздохнув, решился - но твоя сестра - да.
  Была не была. В конце концов, сам неформал уже наверняка понял, чего от него хотят, и тянуть дальше смысла просто не было.
  Фей замер, пристально смотря на серьезного Сашу. Парню даже на мгновение показалось, что Артур как - то растерялся от такого ответа, и теперь просто не знает, как ему реагировать на такую наглость. Однако, спустя пару секунд Саша готов был отвесить себе хороший подзатыльник за резкость, потому что Фей прекрасно знал не только что ему отвечать, но и что ему следует сделать.
  И это была катастрофа.
  - Не стоит так резко реагировать на мои слова - поднял руки вверх Саша в тщетной попытке хоть как - то смягчить последствия своих слов едва успев увернуться от резкого, молниеносного удара, который был направлен точно в висок.
  Шансы на благополучный исход "беседы" таяли просто на глазах, что не могло не злить. Наверное, именно поэтому Саша успевал уклоняться, правда, самозащита - единственное, что ему оставалось. Парень прекрасно понимал, что если неформал действительно захочет свести его в могилу, ему ничего не помешает.
  В подтверждение мыслей старшего Преображенского, Фей только сильнее сжал зубы, кидаясь на противника снова и снова, будто пытаясь выгадать момент, когда последствия удара будут наиболее ощутимыми. Саша, тяжело, с хрипом втягивая в себя раскаленный пыльный воздух, чувствовал, что ещё чуть - чуть и Фей не промахнётся. Ноги больше не держали, и сам парень искренне не понимал, как до сих пор остается на ногах, в то время как кровь застывала в жилах от очередного замаха неформала .
  Возможности вывести ситуацию если не в мирное, то хотя бы спокойное русло, таяли с каждым мгновением. Чем дольше изворачивался и уклонялся Саша, тем больше заводился Фей, и это не сулило ничего хорошего.
  Неожиданно запнувшись о кусок кирпича, который так некстати возник прямо под ногами, Саша на мгновение упустил противника из вида, но этого было уже больше, чем достаточно.
  - Ах ты сучий выродок - прошипел Фей, со всей силы ударяя противника в солнечное сплетение, от чего Саша согнулся пополам, пытаясь откашляться от попавшей в рот крови - я же тебя по стене размажу, понимаешь ты это?
  Длинные сильные пальцы впились в горло, стискивая до темных кругов перед глазами, перекрывая кислород. Саша словно сквозь туман почувствовал, как его спина столкнулась с чем - то твердым и холодным.
  "- Стена - пронеслось в голове у парня, хотя перед глазами все ещё продолжали кружиться черные точки - бетонная стена"
  - Я тебе через глотку внутренности вытащу, паскуда - прошипел Фей, продолжая сжимать чужое горло - что, думал, вот так запросто явишься, и все будет заебись?
  С силой приложив полу - бессознательного противника о стену, неформал сделал пару шагов назад, внимательно смотря на то, как Саша пытается сделать хотя бы один вдох.
  - А вот не будет - с усмешкой произнёс Фей, всем своим видом показывая, что он - хозяин положения - знаешь, я ваши морды видеть не могу. Будь моя воля - кости твоего брата уже давно бы сожрали бродячие собаки. Ты даже не представляешь, чего мне стоит молча смотреть на его довольное лицо, и знать, что вот он, херов герой - любовник, стоит передо мной, а она...А что она? Её уже давно черви сожрали, не так ли?
  Саша только сильнее сжал зубы, душа в себе порыв высказать все, что он думает и обо всем этом. Но сделать это - как собственноручно вылить в костер канистру бензина - взорвется мгновенно. Поэтому парень молчал, давясь своей кровью и словами.
  Как же его все это достало!
  - И теперь ты просишь меня оставить в покое своего брата? Серьезно? Ты двинутый, что ли? - усмехнулся Фей, а его слова отскакивали от стен, словно бусины из порванного ожерелья - да я, скорее сам его на части разорву, чем позволю жить как все нормальные люди. Ты ведь этого для него хочешь, не так ли?
  Саша прикрыл глаза, опираясь спиной о бетонную стену. Дышать было все ещё чертовски трудно, но от слов Фея было куда хуже. А чего он ждал? Разве могло было по - другому? Нет. Только не с Артуром.
  - Ты прекрасно знаешь, что мне очень жаль - хрипло произнёс Саша, прекрасно понимая, что с ним будет за эти слова - но вины Ильи в том, что произошло с Инной, не было. Ты сам слышал, как он говорил ей, что между ними ничего не может быть.
  На мгновение Саше показалось, что он услышал над своей головой свист гильотины.
  - Заткнись - прошипел Фей, взбешенно сверкая глазами, и Саша невольно вздрогнул, увидев в руках парня нож - заткнись, пока я могут тебя просто покалечить. Не делай ситуацию ещё хуже.
  Наверное, стоило заранее побеспокоиться о месте на кладбище. Хотя, будет просто чудо, если его тело вообще найдут.
   - Так давай это прекратим! - крикнул Саша, зная, что теперь его точно убьют - ты же сам знаешь, что Илья сходит с ума!
  - А может это наказание за все его грехи? - поинтересовался Фей с дикой улыбкой на лице, делая шаг вперед - а, парень? Ты не задумывался об этом? Может безумие - это его кара?
  - За что? - крикнул Саша, понимая, что больше не может молчать.
  Даже если он больше не выйдет из этого дома.
  Сколько можно? Все эти годы видеть, как твоя половина рассыпается, словно паззл, на кусочки, и понимать, что ты ничего не можешь сделать для того, чтобы хоть немного облегчить его страдания. Страдания, в которых Илью убедили все вокруг.
  - Хочешь сказать, что у твоей сестры не было своей головы на плечах? Или что тот водитель мог видеть будущее, и знал, что ему не следует гнать? Или за то, что Илья не пожелал быть объектом любви? За что из этого он должен расплачиваться? Очнись, Артур! В смерти Инны никто не виноват! Ни ты, ни она, ни Илья, черт вас всех дери!
  В конце концов, для чего тогда вообще нужны старшие братья, если они не будут защищать младших?
  - Уходи - страшным голосом произнёс Фей, смотря на Сашу взглядом полным ненависти - пока я тебя отпускаю.
  - Нет - упрямо тряхнул головой Саша - хватит. Это просто замкнутый круг. Я больше не могу закрыть глаза на происходящее. Хочешь убить? Убей. Только давай договоримся. После этого ты отстанешь от моего брата. Как тебе такая сделка? У тебя Илья забрал сестру, а ты заберешь у него брата. По - моему, это прекрасные условия.
  Неформал внимательно посмотрел на спокойного собеседника, словно пытался уличить того в обмане. Но Саша только улыбнулся, чувствуя, как внутри становиться как - то пусто. Даже страха не было, что уж тут говорить. Как будто это не он предложил убить себя. Как будто это просто неудачная сцена в спектакле. Наверное, он просто сошел с ума.
  - Только быстро, ладно? - попросил Саша - в конце концов, Инна не мучилась. Всё должно быть по - честному.
  - Тут ты прав - медленно кивнул головой Фей и, внезапно, чему - то усмехнулся - не думал, что ты решишься на подобный шаг.
  - Зачем тогда вообще нужны старшие братья, как не разбираться с проблемами младших? - фыркнул Саша, поморщившись от боли.
  Фей горько улыбнулся и, не успел парень сделать очередной вдох, как его левое плечо пронзила дикая, разрывающая боль. Поперхнувшись воздухом, Саша зашипел, чувствуя, как нож медленно проворачивается в его плече, чуть ниже линии ключиц. Так близко к сердцу, что дерни рукой - и оно разорвется.
  - Что, все ещё уверен? - поинтересовался неформал, зорко следя за лицом противника - может, решил передумать? Пока есть шанс?
  - Ты обещал, что все будет быстро - прошептал Саша, понимая, что он не выдержит.
  Как там делали крутые парни в боевиках? Молча терпели оглушающую, тошнотворную боль, не меняясь в лице? Как жаль, что он, Саша, не так крут, как эти ребята. Всё, на что его хватало - это молчать, хрипло дыша через раз, и стараясь не кричать, от тупой, разрывающей на части, боли. Плечо уже онемело, и левый рукав серой рубашки насквозь пропитался кровью, от металлического запаха которой к горлу подкатывала тошнота, но Саша знал, что он стерпит. Просто не может не стерпеть.
  Нож вошёл ещё глубже, царапая и разрывая мышцы, превращая в бесполезные нитки вены и нервы, и руку парень больше совсем не чувствовал. Голова начала кружиться, ноги подкосились, и Саша чудом устоял на ногах, только потому, что был прижат к стене.
  Ещё чуть - чуть. Ему нужно продержаться совсем немного и все закончиться. Больше ничего не будет : ни боли, ни тошнотворного бессилья, ни презрения к самому себе. Ничего. Только пустота.
  - Хватит с тебя - внезапно произнёс Фей, делая резкий шаг назад и вырывая окровавленный нож из тела старшего близнеца - кровь за кровь. Всё по-честному.
  Саша расхохотался, прижимая правую руку к левому плечу, чувствуя, как мокрые, окровавленные пальцы неприятно холодит воздух комнаты.
  - Серьезно? - весело поинтересовался Саша, чувствуя, как усиливается головокружение, и ноги практически не справляются с весом собственного тела.
  - Ага - улыбнулся Фей, демонстрируя карманный нож - можешь проваливать. И передай Илье, чтобы больше не смел ко мне соваться. Гонки я пока отменю, потом обговорю с твоим братцем по телефону пару деталей. Но если увижу его - сдерживаться уже не буду. Понятно?
  - Ты обещаешь, что больше не будешь иметь с ним никаких дел? - уточнил Саша, понимая, что лучше переспросить, чем остаться в дураках.
  Только не сегодня.
  - Да - спокойно ответил Фей.
  - И ты прощаешь ему смерть Инны?
  Неформал втянул воздух сквозь сжатые зубы, в попытке успокоиться. Тонкие пальцы сильнее сжали мокрую от крови ручку перочинного ножа, словно пытаясь найти какую - нибудь опору.
  - Ты бы смог простить человека, который забрал у тебя семью? - поинтересовался Фей, как - то неуловимо меняясь.
  Плечи слегка осунулись, и сам неформал стал казаться очень усталым и каким - то пустым, словно он парил в невесомости без какой - либо возможности зацепиться хоть за что - нибудь.
  - Илья не виноват - твердо произнёс Саша.
  - Да пошел он к черту - раздраженно отозвался Фей, с силой швыряя нож куда - то в сторону и резко поворачиваясь в сторону прижатого к стене Саше - самому не противно, что такое ничтожество, которое только и знает, как прятаться за чужими спинами - твой брат?
  - Нет - спокойно отозвался парень, с трудом отдаляясь от стены - потому что ты совершенно ничего про него не знаешь.
  - Ну конечно - усмехнулся Фей, зло сплюнув на пол - мученик, херов.
  - Ты обещал - напомнил Саша, забирая свою куртку с одиноко весящего у дверей гвоздя.
  - Иди уже - устало отозвался неформал - я прекрасно все помню.
  - Надеюсь, наши дороги больше не пересекутся - искренне произнёс Саша, выходя из комнаты и аккуратно прикрывая за собой дверь.
  - Я тоже - отозвался Фей - приятно было познакомиться.
  
  
  
  * * *
  
  - Да что с вами такое? Ладно Лиля, в конце концов, у неё есть Илья, как причина всех проблем, но ты, Аня! С тобой - то что происходит?
  Я хмыкнула, но решила промолчать. Если подумать, Варя действительно долго терпела. Обычно подруга начинала разбираться с проблемами с первых же минут, а тут тихо наблюдала за нами практически половину дня. Терпения ей не хватило ровно на одну пару.
  - Не понимаю, о чем ты - спокойно произнесла Боголюбова, поправляя перед зеркалом воздушный шарф насыщенного голубого цвета, который ей безумно шел - а ты, Лиля?
  В ответ я пожала плечами, не отрывая взгляда от окна. Если бы я сама знала ответы на подобные вопросы, то жизнь стала бы гораздо проще.
  День начался, прямо сказать, паршиво. Правда, мне всё-таки хватило ума извиниться перед матерью за то, что сорвалась на неё вечером. Мама только покачала головой и отмахнулась со словами, что она пыталась, и теперь с чистой совестью уходит в сумрак, а её самостоятельная дочь вольна делать все, что ей заблагорассудиться. Из-за этого мы едва не поругались во второй раз, но положение спас папа, который вовремя появился на кухне. Но, как будто уже полученных неприятностей мне было мало, я ещё опоздала на свой трамвай, и мне пришлось ехать на другом, с тремя пересадками по пути. Поэтому первую пару я так же благополучно пропустила, отсиживаясь в коридоре экономического факультета, постоянно ловя на себе подозрительные взгляды декана эконома. И, апофеозом этого сумасшедшего дня должна была стать встреча со старшим из братьев Преображенских. Так что желания заморачиваться ещё и разговором с Варей у меня не было совершенно никакого желания. Да, не по-дружески, но для разговора с Сашей мне нужна была "трезвая" голова, а с дотошностью Вари подобное было равносильно подвигу.
  К тому же, уж кто - то, но я прекрасно знала, что не так с Аней. Пусть совершенно и не горела желанием это узнавать.
  - Не держите меня за дуру - пригрозила Котова, сузив карие глаза - что - то точно не так. Пусть с Лилей я хотя бы приблизительно понимаю ситуацию, то что происходит с тобой, Аня, я даже представить не могу
  - Со мной все нормально - улыбнулась Боголюбова, поворачиваясь к Варе - спасибо за заботу, но тебе действительно не о чем беспокоиться.
  - Неужели? - всё-таки у Вари всегда была железная хватка - правда? То есть, тебе действительно нечего нам рассказать?
  - Да - твердо сказала Аня.
  Я поморщилась, чувствуя, как внутри неприятно сжалось от этих слов. Хотя, чем тут удивляться? Я знала, что связь с Кириллом Осиповым - это не то, о чем Аня могла нам рассказать. Всё-таки Боголюбова никогда не была дурой, и прекрасно знала, как я и Варя относимся к этому мажору.
  Но с другой стороны мы, вроде как, лучшие друзья. Неужели Аня действительно думала, что мы не поймем её выбор? Она действительно решила, что мы отвернемся от неё из-за Кирилла? Или мы с Варей просто не подходим на роль тех, кто поддержит в любой ситуации и кому смело можно сказать все в глаза?
  Почему ты молчишь, Аня?
  - Ну хорошо - холодно произнесла Варя - раз у тебя все нормально, я не лезу. Лиля, сходишь со мной в библиотеку? У тебя ведь тоже нет справочника, который Семеновна велела ещё в прошлом месяце взять, правильно? Или я опять что - то путаю?
  Я посмотрела на Варю, которая явно хотела поскорее уйти и согласно кивнула головой. В конце концов, Аня вполне могла справиться с проблемами сама, а вот Котова всегда легко заводилась, при этом умудряясь совершить кучу ошибок, прежде чем понимала всю суть ситуации. Ей я сейчас нужнее чем Боголюбовой.
  - Пошли - поправив на плече ремень сумки и одернув рукава джинсовой куртки я подхватила Варю под локоть и посмотрел на Аню - займешь места, ладно? Мы туда и обратно. Семеновна действительно будет орать, если мы явимся без книг.
  - Конечно - кивнула Аня, улыбнувшись - только не задерживайтесь, иначе она будет орать уже потому, что вы опоздаете.
  Я улыбнулась и потащила Варю к лестнице, хотя необходимый справочник лежал у меня в сумке, так же, как и у Котовой. Наверное, Аня тоже об этом знала, но предпочла промолчать. Господи, да что же происходит? Почему все начинают отдаляться друг от друга?
  - Нет, ты видела? - зашипела Варя стоило нам оказаться на лестнице - видела? Она даже в лице не изменилась!
  - Варя, успокойся, все нормально - попыталась успокоить подругу я - с чего ты вообще взяла, что с Аней что - то случилось?
  - Лысого помнишь? - поинтересовалась Котова.
  - Кого? - обалдела я.
  - Ну того парня, который нам как - то помог с проектом?
  Лысого, точнее, Михаила Короткого я вспомнила далеко не сразу. Хотя, студент - программист с бритой головой и мощным телосложением действительно здорово помог мне и Варе, разобравшись с внезапно слетевшей виндой и исчезнувшим проектом. Правда, где Котова нашла этого парня и почему у него такое прозвище, так и осталось для меня загадкой.
  - Помню - кивнула головой я, решив, что это не будет ложью - и что?
  - Ему Аня очень понравилась - продолжила говорить Варя, запуская руку в фиолетовые волосы - ну, он её отлично запомнил. И знаешь, что?
  - Что? - поинтересовалась я, догадываясь, о чем хочет сказать Варя.
  Похоже, правду знаю не только я.
  - Он видел нашу девочку - припевочку с Кириллом! - прошипела Варя - представляешь?! Аня с Осиповым!
  - Подумаешь, может, просто случайно встретились - отозвалась я, стараясь, чтобы мой голос звучал легкомысленно.
  - Не - е - ет - протянула Варя, в меня передернуло от этого тона - в том - то и дело, что нет! Они сидели в кафе и спокойно говорили! А когда Лысый подошел поближе, чтобы убедиться в том, что действительно увидел Аню, то услышал, что этот паразит назвал её своей невестой! Невестой!
  А вот это уже больше, чем серьезно.
  - Поэтому Лысый мне и позвонил, чтобы поинтересоваться, действительно ли Аня свободна, как мы сказали, или это была просто шутка? - передразнила парня Варя, скривившись - ты понимаешь? Ладно Кирилл, в конце концов, чем черт не шутит, но почему она молчит? Она ведь нам даже ничего не сказала! Мы же друзья, как можно молчать о том, что парень считает тебя своей невестой? И, главное, когда они начали встречаться? Ещё недавно она мне едва в горло не вцепилась после того, как я неудачно пошутила и пожалуйста!
  - Знаешь, Варя, если Аня молчит, значит, так нужно - твердо сказала я.
  -Но...
  - Мне тоже неприятно - призналась я - но, может, её отношения с Кириллом действительно не то, что нам следует знать.
  - Тогда зачем вообще нужны друзья, если ты предпочитаешь тащить все в одиночку? - поинтересовалась Варя, постепенно беря себя в руки.
  - Просто не лезь - попросила я - может, ей просто нужно время.
  - А если она продолжит молчать?
  - Значит, мы не заслужили её доверия - горько сказала я, опуская голову.
  Варя резко усмехнулась, с видимым усилием гася в себе желание ответить. В конце концов, это действительно было одним из самых простых объяснений молчания Ани.
  - Или она просто пытается нас защитить - задумчиво произнесла я - в конце концов, Кирилл Осипов - это не парень с соседнего двора. Я слышала, что у него действительно неприятная семья. Кто знает, может, Аня просто пытается решать проблемы по - своему?
   - Если я узнаю - а я точно узнаю - что этот хмырь поспел втянуть Аню в свои дела, я оторву ему все, что способно приносить радости жизни - твердо сказала Варя.
  Я улыбнулась и легко похлопала подругу по плечу. Варя поджала губы и кивнула, принимая поддержку.
  - Просто дай ей время - напомнила я - не дави. Я уверенна, что она прекрасно понимает, что мы с тобой в курсе её дел. Просто не стоит обращать на это внимания. Мы всё ещё лучшие друзья, помнишь?
  - Да - отозвалась Котова - ладно, пошли. Иначе Семеновна действительно будет орать. Пара вот - вот начнется.
  Всё-таки, Варя действительно прекрасный человек. Она всегда ставить других выше себя, по крайне мере, я никогда не видела, чтобы она ставила свои интересы над интересами тех, кто был ей дорог. Даже сейчас, девушка заткнула саму себя, наступив на горло гордости и решила промолчать. Мне невероятно повезло, что я могу называть Варвару Котову своим другом.
  Правда, очень жаль, что того же я не могу сказать про Александра Преображенского.
  Смешно, но даже при том, что почти пятнадцать лет Илья постоянно был где - то неподалеку, я практически не сталкивалась с Сашей. Наше общение ограничивалось приветствиями и обменом парой - тройкой фраз, после чего мы снова спокойно не виделись неделями. Даже встреча у высотки стала неожиданностью для обоих и первым вечером, когда мы с Сашей не только общались больше пары часов, но и занимались совместным делом. Я совершенно не представляла, что мне говорить и как себя вести со старшим из близнецов, и от этого сильнее нервничала. А если вспомнить о причине предстоящего разговора, то...завыть хотелось все сильней.
  - Это, случайно, не Сашка? - удивленно произнесла Варя, когда мы, измученные дотошными вопросами преподавательницы выходили с последней пары - что это он тут забыл? Журфак вообще в другой стороне.
  Преображенский - старший действительно стоял, облокотившись о стену, напротив дверей аудитории, что - то печатая правой рукой в телефоне.
  - Он за мной - поспешно отозвалась я, пока Котова не решила спросить об этом Сашу напрямую - так что, я сегодня не с вами. До завтра, девчонки.
  Варя посмотрела на меня так, словно у меня вторая голова. Наверное, я сама сейчас выгляжу не лучше. Надеюсь, что моя паника не слишком заметна, иначе Варю будет не остановить.
  - Хорошо - пришла мне на помощь Аня - тогда мы пойдем. Надеюсь, ты не будешь творить глупости?
  - Не буду - пообещала я, нервно усмехнувшись.
  - До завтра - улыбнулась Боголюбова и, с силой сжав локоть Вари, постаралась как можно скорее добраться до лестницы, чтобы покинуть этаж факультета.
  Я улыбнулась обернувшейся Варе, стараясь показать, что все нормально и повернулась к ждущему меня Саше. Парень тоже увидел, что я осталась одна и приветственно кивнул головой.
  Соберись, Лиля, в конце концов, это же Саша, а не Илья. Уж его - то тебе бояться нечего.
  - Твоя просьба о встречи была очень неожиданно - прямо сказала, подходя к Саше, который продолжал стоять у стены.
  Сам парень выглядел довольно паршиво. И так довольно бледный от природы, Саша казался настоящим призраком, голубые глаза лихорадочно блестели из-под рванных прядей челки, которую старший Преображенский обычно зачесывал назад, а левую руку парень вообще старался лишний раз не беспокоить. Хотя, если не приглядываться, то ничего странного не заметишь, всё-таки Саша прекрасный актер.
  Хотя, может, он сам хотел, чтобы я заметила?
  - Что с тобой? - поинтересовалась я, красноречиво смотря на бледное лицо.
  - Всё нормально - улыбнулся Саша - так, небольшая травма. Ничего серьезного.
  Но я его уже не слушала, заметив, что у парня не было ни рюкзака, ни сумки, словно у Саши сегодня вообще не было занятий в универе. Может, он заболел, но из-за меня и разговора об Илье, решил прийти?
  - Знаешь, ты слишком сильно о нём волнуешься - покачала головой я.
  - Что? - не понял меня Саша - ты о чем?
  - Совсем не обязательно было в таком состоянии искать встречи. Мог бы подождать, пока тебе станет получше - постаралась объяснить я.
  - Со мной все нормально - отмахнулся от меня Саша, тут же зашипев.
  Я удивленно смотрела на то, как парень осторожно касается правой рукой левого плеча, которое явно доставляло ему серьезную боль.
  - Ты был у врача? - спросила я, не отрывая взгляда от плеча друга.
  - Был - кивнул головой тот.
  - И что сказали?
  - Вообще - то меня положили в больницу, но...я убежал.
  - Что? - я перевела взгляд на смущенного Сашу - ты точно Саша? Может, я говорю сейчас с Ильей? Преображенский, если ты решил подшутить надо мной таким способом я тебя сама вылечу, причем так, что мало тебе точно не покажется.
  - Нет, я не Илья - рассмеялся Саша.
  -Что - то я уже в этом сомневаюсь - отозвалась я, сузив глаза.
  - Честное слово - заверил меня Саша - ничего серьезного со мной не произошло. Я неудачно...упал и задел плечо. Меня зашили, и врач решил проверить, что со мной действительно все хорошо, поэтому велел сдать анализы. Но я прекрасно себя чувствую, поэтому решил не утруждать персонал и ушел. Все.
  - Ты упал и тебя пришлось зашивать? - не поверила я своим ушам - на что, позволь спросить?
  - Не помню, там было темно - развел руки в стороны Саша, поморщившись.
  - Неужели дурость у вас - семейное? - поинтересовалась я, вспомнив Илью и Семеныча.
  А я - то надеялась, что Саша отличается от своих родственников!
  Преображенский - старший рассмеялся, но тут же стал серьезным. Я вздохнула, поняв, что больше увиливать от основной темы разговора не получиться.
  - Послушай, Лиля - со вздохом начал Саша - я попросил тебя о встречи потому, что сам я уже не справляюсь с этой проблемой. Честно сказать, я никогда с ней не справлялся, но как это свойственно многим, считал себя полезным и незаменимым, хотя стоило только осмотреться по сторонам, как...ладно - оборвал сам себя парень, заметив, что я совершенно ничего не понимаю - разговор будет долгим. Действительно долгим, потому что мне очень много нужно будет тебе сказать. Ты меня выслушаешь?
  - Да - обреченно произнесла я.
  Когда - нибудь моя бесхребетность меня погубит.
  - Сегодня прекрасная погода для осени - улыбнулся Саша - ты не против, если мы немного прогуляемся?
  - Нет - спокойно отозвалась я - но сначала нам нужно будет спуститься на первый этаж и забрать из гардероба мою куртку.
  - Я никуда не спешу - отозвался парень.
  Наверное, это была она из самых странных прогулок за всю мою жизнь. Саша не спеша шёл рядом и отстранённо говорил о погоде и природе, постепенно доводя меня до состояния бешенства. Беспокойство и любопытство съедали изнутри, заставляя едва ли не скрежетать зубами от нетерпения. Даже страшно представить, сколько нервов мне пришлось испортить, чтобы не начать трясти Сашу за руку и, словно капризный ребенок, требовать правду.
  - Куда мы идем? - не вытерпела я, когда от университета нас отделяла уже пара кварталов - если это, конечно, не секрет.
  - В парк - спокойно отозвался Саша - я слышал, что здесь неподалеку есть прекрасное место. Хотелось бы на него посмотреть.
  - Может, тогда начнешь уже этот страшный и важный разговор? - поинтересовалась я, поднимая воротник пальто, чтобы хоть как - то защититься от ветра - или ты приберегаешь его для парка?
  - Нам было пятнадцать - после пары минут молчания решился Саша, а я обратилась в слух, внимательно следя за тем, чтобы не врезаться в кого - нибудь из редких прохожих - переходный возраст, новые знакомства и желание доказать, что ты уже взрослый...сейчас это вспоминается с улыбкой, а тогда казалось незыблемым. Знаешь, ты будешь смеяться, но у Ильи этот этап взросления прошел куда тише, чем у меня.
  - Не может быть - развеселилась я - хочешь сказать, что ты дразнил полицейских, курил в подъездах и лапал девчонок? Серьезно?
  - По - моему у тебя какое - то неправильно представление обо мне - усмехнулся Саша - неужели я выгляжу настолько порядочным?
  - Иногда мне мерещиться нимб над твоей головой - призналась я.
  Саша хмыкнул, но продолжил.
  - Родители тоже были удивлены подобным раскладом. Все готовились к тому, что брат станет совершенно неуправляемым, но тормоза сорвало именно у меня. Знаешь, Лиля, это ведь именно я первым познакомился с Феем.
  - Что?
  - Точнее, не с ним. С его сестрой.
  - У Фея есть сестра?
  - Её звали Инна. Я встретил её на одной из вечеринок приятеля, имени которого я сейчас даже не вспомню. Наверное, она тоже заметила меня практически сразу, всё-таки внешность у нас с Ильей одна на двоих, и решила продолжить общение. Я не видел смысла отказывать красивой и общительной девушке и так завязались наши...отношения.
  Я молчала, боясь сказать хоть слово. Слишком много была у меня вопросов, и слишком мало информации, чтобы их задавать.
  - У нас не было ничего серьезного - спокойно говорил Саша, неспешно идя по новой плитке тротуара - так, легкое увлечение. И я, и она понимали, что это ненадолго. Неделя, может, две. Но в один из вечеров, я точно помню, что это была среда, Инна встретилась с Ильей. Брат просто оказался со своими друзьями неподалеку и подошел поздороваться. Она влюбилась в него с первого взгляда.
  Я замерла на месте. Что, простите? Нет, то, что на Илью часто обращали внимания девушки для меня открытием не стало. Но вот в то, что братья могли обратить внимание на одну и ту же девушку верилось с трудом.
  - Инна призналась мне сразу - Саша посмотрел на меня, и я с трудом заставила себя сделать несколько шагов вперед - сказала, что любит его и что будет рада, если мы расстанемся тихо и без истерик. Я был этому только рад. Правда, сам Фей оказался не в восторге. Он надеялся, что Инна образумится и перестанет общаться с теми, кто "доставит проблем". Кажется, я нравился ему чуть больше, чем Илья. Но разве она бы его послушала?
  - Они начали встречаться? - тихо спросила я, смотря себе под ноги.
  - Нет - ответила Саша - насколько я знаю, Инна пыталась обратить внимание Ильи на себя, но брат оказался упертым и сдаваться не хотел. Может, виноват был Фей, который как - то пригрозил разделать его, если хоть раз заметить Илью с сестрой, а может все дело было в тебе.
  - Что? - я даже опешила от подобного поворота.
  Ну конечно! Без меня вообще никуда!
  - Правда, Инна оказалась девушкой упертой - улыбнулся Саша - и сдаваться явно не планировала. Как - то раз на даже пришла на очередную вечеринку в рыжем парике. Наверное, этот вечер до сих пор сниться Фею в кошмарах.
  Усмехнувшись, я покачала головой, даже не представляя, как именно должна была выглядеть эта Инна, чтобы Фею хотя бы приснились кошмары.
  - Он был для неё целым миром - грустно улыбнулся Саша - я больше не видел, чтобы кто - то растворялся в другом человеке настолько, насколько она растворилась в Илье.
  - Ты ревновал? - тихо спросила я, заметив первые ряды деревьев парка.
  - Кого? - не понял парень, посмотрев на меня - Инну?
  - Да. Разве тебе не было обидно, что она выбрала Илью, а не тебя?
  - Знаешь, по - началу я об этом думал - признался Саша, задумчиво прикусив губу - но потом понял, что, наверное, я с самого начала был промежуточным этапом в их жизни. Знаешь, говорят, есть люди, которым суждено встретиться самими небесами. Наверное, Илья и Инна была из числа этих людей.
  - И что, Илья ни разу не поддался на её попытки? - поинтересовалась я, не веря до конца в услышанное.
  Чтобы Преображенский пропустил мимо себя симпатичную девушку, которая сама вешается ему на шею? Остановите землю, я сойду.
  - Он был уверен, что у них ничего не получиться - сказала Саша, поглубже засовывая руки в карманы куртки - не спрашивай, я сам не знаю почему. Она часто рыдала из-за этого, крича Фею в лицо, что он настоящий...дурак, который сует нос не в своё дело. Думаю, парень из-за этого недолюбливает Илью особенно сильно.
  Я нахмурившись, посмотрела на ушедшего в воспоминания парня, чувствуя, как крепнет ощущение подставы. Очень крупной подставы.
  - Но постепенно, день за днём...Илья стал оттаивать - продолжил Саша, беря себя в руки и успокаивая волнение - во всяком случае, со стороны это выглядело именно так. Трудно устоять перед человеком, для которого ты - всё. Наверное, это проклятие всех людей - хотеть быть если не любимыми, то хотя бы нужными.
  Я поморщилась от этих слов, но послушно присела на ближайшую лавочку, смотря на стоящего передо мной парня. Похоже, что сейчас должно была быть самая неприятная часть истории, не зря ведь Саша так нервничает.
  - Инна тоже это увидела и постаралась закрепить успех. Но в какой - то момент все пошло крахом, и Илья даже в одной комнате с ней не мог находиться. Фей тогда рвал и метал, грозясь убить брата и выбить из сестры всю дурь, чтобы мозги встали на место. Я тоже пытался узнать, что произошло, но Илья только отмахивался и молчал. А потом наступил вечер субботы.
  Внутри все заледенело, и страшно захотелось зажать уши, чтобы ничего не слышать. Всё, но что меня хватило - это вцепиться побелевшими пальцами в лавочку, широко распахнутыми глазами смотря себе под ноги.
  - Илья снова её оттолкнул - с трудом произнося слова говорил Саша - сказал, что ей лучше поскорее забыть о своей влюбленности, и найти себе нормального парня, который соответствовал бы её уровню. Инна даже слова сказать не могла, просто вылетела из комнаты, расталкивая толпу. Мне кажется, что Фей тоже приложил к случившемуся руку, слишком уж довольным выглядел он в тот момент. А потом, спустя несколько десяток минут мы узнали, что её сбила машина.
  Я не сдержалась и всё-таки закрыла себе уши ладонями. Перед глазами стояла молодая девушка, совсем подросток, которая так рано ушла из жизни по вине ужасной случайности.
  - Поднялся страшный хаос - продолжал Саша и его слова, словно гвозди, намертво забивали крышку гроба, в котором умирало мое спокойствие - особенно досталось Фею. Парень был не в себе, его едва оттащили от Ильи, к тому же, он довел всех присутствующих. Впрочем, для того, кто только потерял последнего члена семьи его поведение было вполне нормальным.
  - А Илья? - спросила я, боясь услышать ответ.
  - Я не виню его - прямо сказал Саша - даже сейчас я уверен, что ни он, ни Инна не сделали ничего, что могло привести к этой трагедии. Это была судьба, злой рок, называй как хочешь.
  - Зачем т мне это рассказываешь? - спросила я, поднимая голову и внимательно смотря на серьезного Сашу - зачем мне нужно было знать про эту Инну и какие у них с Ильей были отношения?
  Саша глубоко вздохнул и сел рядом со мной. Я безучастно смотрела перед собой, пытаясь припомнить хотя бы кого - нибудь с таким именем. Но довольно быстро стало ясно, что это глупая затея. Инна - имя довольно редкое и необычное, даже если бы я встречалась с его обладательницей хотя бы один раз, я бы все равно запомнила.
  - Илья... болен - с трудом произнёс Саша - очень болен, Лиля. И он совершенно ничего не хочет с этим делать.
  - И что с ним не так? - поинтересовалась я на автомате, хотя мыслями была все ещё далеко.
  Тебе пятнадцать, ты красив и популярен, в тебя влюблена девушка, для который ты - воплощение бога, у тебя всё прекрасно и в один момент всё рушиться. Словно на картину полную ярких красок от души выплеснули ведро черной краской.
  - Он сходит с ума.
  Я подняла голову и удивленно посмотрела на серьезного Сашу.
  - В каком смысле сходит с ума? - поинтересовалась я.
  - В самом прямом - честно ответил парень, даже не думая шутить - после того, как Инна умерла у Ильи начались проблемы с психикой. Становилось всё хуже, причем все шло таким бешенным темпом, что я боялся, как бы он не наложил на себя руки.
  - Он хотел покончить с собой? - я вскочила с места, сжимая в ярости кулаки.
  - До этого не дошло - признался Саша, с видимым облегчением - но он был очень близок к этому. Становилось всё хуже и хуже, а потом, в один момент, время словно вернулось вспять, и Илья снова стал нормальным. Конечно, насколько только можно было стать нормальным после того, как пережил смерть близкого человека.
  - То есть, он вышел из депрессии и снова стал нормальным? - уточнила я, чувствуя, как к облегчению примешивается что - то странное.
  Какой - то подвох был в воздухе. Ещё немного, и его можно будет потрогать руками. Пожалуйста, пусть я просто неправильно все понимаю или сгущая краски, что угодно, но только не это!
  - Нет - жестко ответил Саша, смотря прямо мне в глаза с едва заметной жалостью - он...переключился.
  Твою мать.
  Кусочки мозайки со щелчком встали на место. Тот день, когда Илья ворвался ко мне в квартиру и впервые признался в любви...Та неделя, когда он, словно собака, таскался следом, хотя до этого мы нормально общались... Кажется, именно тогда моя жизнь превратилась в карусель.
  - Молчи - взмолилась я, выставив перед собой дрожащие руки - это неправда! Неправда!
  - Лиля...
  - Замолчи! - закричала я, делая несколько шагов назад и в бессилии падая на колени, совершенно не обращая внимания на джинсы и пальто, вцепившись в рыжие пряди.
  Горло почему - то страшно скребло. Только спустя пару секунд я поняла, что продолжаю кричать. Тело сотрясали рыдания, глаза уже ничего не видели из-за слез, а внутренности пожирала ненависть и отвращение.
  Прежде всего, к самой себе.
  Что, думала, что он серьезно? Говорил, что любит, гуляя с другими, а ты верила? Страдала? Льстило внимание красивого парня к самой обычной и простой девчонке? Нравилось быть центром чужого мира?
  А он просто использовал тебя.
  Наслаждайся любовью, Лилия Орлова!
  - Всё было ложью - я крепко зажмурилась, слегка раскачиваясь из стороны в сторону, пытаясь найти хоть какую - нибудь опору. Ещё немного, и я просто перестану существовать. Меня просто поглотят свои же эмоции. Разорвут на части.
  Ему просто нужно было зацепиться за что - то, чтобы не потеряться окончательно. Вот и всё.
  - Если бы не ты, Илья уже давно бы наложил на себя руки - тихо сказала Саша, присаживаясь передо мной и осторожно обнимая меня - я не сразу понял, в чем дело. А когда до меня дошло...прости, я не хотел терять брата. Даже если для этого нужно было молчать.
  - Решив использовать меня? - спросила я безжизненным голосом.
  Вокруг меня была целая паутина, а я даже не догадывалась о её существовании, беспечно проживая день за днём. Не замечая, что отвратительный огромный паук подбирается всё ближе, вытягивая мое спокойствие, и заполняя своим безумием.
  - Прости.
  - Почему он не сказал прямо? - спросила я.
  Я убью его. И плевать мне на все, что будет после. Думал, сможешь просто насмехаться, и я промолчу? Ты мне всю душу вытянул, ублюдок, своими выходками! Каждый - каждый! - мать его встречный говорил мне, что Илья - хорошая партия и прекрасный парень, а ты, дура, не обращаешь на него внимания. А этот прекрасный парень просто использовал меня, чтобы не слететь с катушек окончательно!
  - Думаю, он сам не сразу понял - признался Саша.
  Я оттолкнула его и вскочила на ноги, чувствуя себя Громовержцем. Ещё немного и начну молниями убивать всех, кто посмел так низко со мой поступить.
  - Простить? - громко спросила я, не обращая внимания на удивленных прохожих - кого простить? Тебя, за то, что молчал? Его, за то, что использовал как тряпку против грязи? Ну, кто ещё был с вами в заговоре, признавайся!
  - Лиля - Саша продолжал стоять на коленях, смотря на меня снизу вверх - пожалуйста, хотя бы попытайся понять...
  - Нет - крикнула я - хватит! Я устала понимать! Теперь, сделай милость, пойми ты! Я знать вас не хочу, слышишь?! И тебя, и Илью и всю вашу компанию! Пошли вы все к черту со своими играми!
  - Лиля, пожалуйста...
  Я развернулась и, не оглядываясь, бросилась в сторону остановки, чувствуя, как начинаю задыхаться от боли и разочарования.
  - Пожалуйста! - Саша хватил меня за руку, дернув на себя.
  - Пусти! - закричала я, вырываясь - немедленно!
  - Нет - крикнул парень, хорошенько меня тряхнув, от чего я замолчала, зло смотря в голубые глаза - прости, но это касается моего брата. Ему нужна помощь или он действительно сойдет с ума.
  - А может, это наказание за все его грехи? - прошипела я, чувствуя, что во мне не остается ничего, кроме лютой ненависти к братьям Преображенским.
  Поэтому хотелось ударить как можно больнее. Хотя, даже то, как исказилось лицо Саши после моих слов не шло ни в какое сравнение с тем, что разрывало меня. Я никогда ещё не чувствовала себя настолько...ужасно. Ярость, обида, ненависть, боль, разочарование...Чувства рвали душу на куски, выворачивали тело на изнанку и крошили кости. Хотелось снова разрыдаться и со всей силы бить кулаками по земле, чтобы физической болью хотя бы на мгновение заглушить тот хаос, что творился у меня внутри.
  Как же тебя ненавижу, Илья Преображенский! Тебя и твоего брата!
  - Я понимаю, что у меня нет никакого права рассчитывать на твою помощь, но лучше я буду для тебя настоящим поддонком, чем потеряю брата - твердо сказал Саша, сильней сжимая мои плечи, морщась, словно это движение причиняло ему боль.
  - Пошёл к черту - спокойно сказала я, понимая, что это финиш.
  Что - то внутри меня, что даже не смотря на все выходки Преображенского все ещё отзывалось на его улыбку, гасло. Медленно, но верно рушилось, словно карточный домик, оставляя после себя пустоту. Вместо ярости и ненависти пришло равнодушие и апатия. Хотя я и знала, что это ненадолго, и стоит Саше хоть немного меня задеть, и я снова превращусь в Мегеру, сейчас я была рада своему спокойствию.
  В последнее время оно стало для меня настоящим подарком.
  - Лиля, пожалуйста.
  - Нет.
  Даже не проси, парень. Я не стану этого делать. У меня нет нимба над головой, и я не мать Тереза. Разгребайте всю эту грязь сами.
  Как там говорил Илья? Что я вижу все с одной стороны? Ну, зато он точно все просчитывал на несколько шагов вперед. Усмехнувшись, я невольно вспомнила Фея. Наверное, именно это и пытался донести до меня этот парень, когда мы стояли там, на балконе перед толпой нелегальных гонщиков, говоря, что Илья никогда ничего не делает просто так, и все его выходки рассчитаны на определенный результат. Кто бы мог подумать, что неформал, который, казалось, искренне меня недолюбливал, попытается меня предупредить!
  Хотя, кого я обманываю? Разумеется, Фей не пытался мне помочь. Скорее, он хотел расшатать землю под ногами Преображенского, поэтому и поймал меня после того, как я попыталась убежать с гонок. Наверное, это был негласный вызов: ты забрал у меня сестру, а теперь смотри, как легко я могу забрать у тебя...кого? Кем я была для тебя, Илья?
  Неужели ты действительно видел во мне только средство для собственного спокойствия, наплевав на все остальное?
  - Я не стал бы тебя просить, если бы его состояние не стало ухудшаться - сказал Саша, заставляя меня собраться и обратить внимание на окружающий мир.
  Когда он успел стать таким серым?
  - Что, и дальше бы молчал? - усмехнулась я, скривившись - даже не знаю, что теперь думать. Может, это правда его наказание за грехи?
  Саша в ярости стиснул зубы, отчего острые скулы стали ещё заметнее. Даже голубые глаза медленно, но верно становились насыщенного синего цвета. Я не раз видела, как темнели глаза Ильи и прекрасно понимала, что Саша на грани. Подтолкни и сорвется.
  - Отпусти - спокойно сказала я, передернув плечами, в попытке скинуть с себя чужие руки - слышишь?
  Тонкие пальцы сжались ещё сильнее, словно парень хотел сломать мне кости, но в последний момент смог остановиться.
  - Если хочешь кого - то ненавидеть, ненавидь меня - серьезно произнёс Саша - в конце концов, это я виноват в том, что произошло.
  Я расхохоталась, чувствуя, как эта драма по классике захлестывает меня с головой. Когда я успела стать такой бездушной? Наверное, теперь - то мы точно найдем общий язык к Кириллом Осиповым.
  - Ты сам слышишь, как звучат твои слова? - поинтересовалась я, перестав смеяться - мы что, снимаемся в мелодраме? Тогда добавь трагизма в голосе и в конце обязательно добавь, что ты меня любишь. Иначе запорем весь сценарий.
  - Лиля - меня с силой тряхнули, от чего я невольно клацнула зубами, чудом не успев укусить себя за язык.
  - Неужели ты действительно думал, что я, узнав о причине такой...всепоглощающей любви Ильи ко мне, побегу ему помогать? - поинтересовалась я, удивляясь тому, что рассудительный Саша всерьез мог рассчитывать на подобный исход.
  А рассудительный ли?
  - Нет - спокойно сказал Саша, но я прекрасно видела, какой ценой дается ему это спокойствие - я думал, что ты кинешься на меня с кулаками, а потом начнешь кричать на всю улицу, чтобы меня загребли в обезьянник.
  Я скривилась от упоминания этого прекрасного места. Слишком уж много воспоминаний было связанно с событиями того вечера, когда мы с Ильей наконец - то распрощались. Хотя, кого я обманываю?
  Ни я, ни он, не собирались опускать друг друга по-настоящему.
  - Ты понимаешь, что я тоже схожу с ума? - поинтересовалась я у Саши - чего ты добиваешь, Саша? Хочешь спасти брата - вперед, мешать не стану, можешь быть уверен, но меня не втягивай. Он пойдет дальше, а я? Что делать мне? Кто меня вытащит, а, Саша? Ты?
  Замолчав, я глубоко вздохнула, прекрасно видя ответ в голубых глазах. Ему было плевать на то, что будет со мной. Для Саши главным было помочь брату, все остальное значения не имело.
  Да, Илья, ты даже не представляешь, как сильно тебе повезло со старшим братом.
  - Ладно, это уже не смешно - поморщилась я, чувствуя, как начинают болеть плечи от слишком цепкой хватки - отпусти меня, Саша. Мы может простоять так до самого вечера, мой ответ не измениться.
  - Просто поговори с ним - попросил Саша, и впервые в его голосе появилась настоящая мольба - тебя он послушает, Лиля! Даже против воли, но он твои слова игнорировать не будет.
  - Он успешно занимался этим последние лет пять - не поддалась на уговоры я - что помешает ему сделать это снова?
  Саша промолчал. Я покачала головой, и снова попыталась выкрутиться из его рук, краем глаза впервые замечая, сколько внимания мы с ним привлекли. Почему - то вокруг сразу стало так много людей, которые неторопливо прогуливались по аллейке, словно она была единственной во всем парке, не забывая бросать на нас косые взгляды.
   Наверное, не стоило так резко реагировать на слова Саши и устраивать целый спектакль одного актера, отрешенно подумала я, и, поймав на себе очередной косой взгляд какой - то миловидной девушки, которая шла мимо нас с высоким худы парнем, с чистой совестью показала ей средний палец. Бледное лицо девушки вспыхнуло и, показав мне ответный жест, она крепче вцепилась в руку парня, ускорив шаг.
  Вот нечего смотреть на чужую драму.
  Простые мысли помогали хоть немного отвлечься от пустоты внутри, и хотя все вокруг по - прежнему казалось серым, мне уже не было настолько паршиво, что хотелось спрыгнуть с моста.
  Нашла из-за чего страдать! Давай, признайся себе, что в глубине души ты знала, что за действиями Ильи был подвох. Ну, Лиля, теперь ты поняла, что была права. Мама может мной гордиться. Наконец - то её недалекая дочь смогла сделать что - то толковое.
  Да, неприятно.
  Да, больно.
  Да, обидно.
  До слез, до крика.
  Обидно за все пустые мысли и мечты, которые отравляли жизнь в школе. За иллюзию собственного свободного выбора, хотя его у меня изначально не было. Какая свобода? Я сама не заметила, как давно стала действовать и думать именно так, как нужно Илье. У него настоящий талант.
  Как там говориться? Признать проблему - половина её решения? Отлично! Кто бы теперь подсказал, что делать со второй половиной. Сама я уже не выкарабкаюсь.
  - Так, давай ещё раз, медленно и спокойно повторим ситуацию и подумаем, что теперь делать - сказала я, обращаясь прежде всего к себе, а не к внимательно слушающему меня парню.
  Когда проговариваешь все слух, становиться легче услышать весь тот бред, который в твоей голове звучит как гениальное решение.
  - У Ильи проблемы с психикой - медленно начала говорить я - правда, не знаю, в чем это выражается, но мне этого и не хочется. Его брат хочет, чтобы я поговорила с ним, вот только о чем я должна с ним говорить? О погоде? Или о миграции королевских пингвинов? Ну, чего молчишь? Не хочешь мне речь написать? Обещаю, что прочитаю все по слово в слово - обратилась я к Саше.
  Старший Преображенский только покачал головой, смотря куда - то выше моего плеча, все так же сильно сжимая в пальцах мое пальто. Наверное, у меня на плечах останутся синяки. В последнее время я слишком уж часто стала обзаводиться подобными "украшениями": то Фей укусил, то Саша вцепился в меня, словно я собираюсь удрать на край света.
  - Знаешь, я никогда не одобрял выбор Ильи - внезапно сказала Саша, когда я уже всерьез подумывала ударить парня по колену и наконец - то убежать.
  Замерев, я удивленно посмотрела на серьезного парня. Он что, серьезно думает, что сейчас самое подходящее время для подобных признаний?
  - Это, безусловно, именно то, что я сейчас хочу услышать - не смогла промолчать я - вот ты сейчас просто поднял мою самооценку на небеса. Продолжай! Ещё немного, и она достигнет такой высоты, что я смогу записаться в хор ангелов.
  - Ты не умеешь любить - слабо улыбнулся Саша - я не хочу тебя обидеть, но это действительно так. Наверное, тебе ещё просто не встретился тот человек, который смог тебя этому научить. Поэтому я и решился тебе все рассказать. Мне казалось, что ты не будешь так сильно реагировать на правду. В конце концов, ты никогда не показывала, что Илья действительно что - то для тебя значит.
  Да я вообще бесчувственна скотина, парень. К тому же, я уже вижу впереди дорогу в рай. Интересно, по каким дням недели собирается хор и как у них проходит отбор?
  - Разочарован? - поинтересовалась я, смерив собеседника взглядом и усмехнувшись.
  - Даже сейчас я почему - то уверен в том, что задеты твои гордость и самолюбие, но уж точно не сердце - не подвел Саша - или я неправ?
  - Если я скажу нет, это что - то изменит? - уточнила я.
  - Так я и думал - уже увереннее продолжил Саша, до ужаса напоминая своего брата подобным тоном, из-за чего я невольно вздрогнула - Лиля, я прошу тебя, помоги ему. Ты сможешь, я знаю!
  - Нет - твердо сказала я, сузив глаза и чувствуя, как внутри поднимает голову ярость.
  Да что такое! Мне столько лет врали в глаза, причем вполне осознанно, а теперь, когда пришла пора расплачиваться по счетам, сразу запросили о помощи? И это нормально? Он что, думает, у меня совсем гордости нет?
  - Только не делай поспешных выводов, пожалуйста - попросил Саша, словно прочитав мои мысли.
  Хотя, мне всегда говорили, что у меня все на лице написано.
  - Я уверенна, что ты вполне справишься без меня - сквозь зубы произнесла я, снова делая попытку выкрутиться из крепкой хватки.
  - Тогда бы я не просил тебя о помощи!
  - Ты просто не рассчитал свои силы, но уверяю тебя, все получиться - постаралась улыбнуться я, не оставляя своих попыток - да отпусти ты меня!
  - Только когда согласишься - твердо сказал Саша.
  - Отлично - прошипела я - надеюсь, ты умеешь спать стоя, как лошадь.
  - Неужели Илья для тебя ничего не значит? - тихо спросил Саша, как - то сразу меняясь.
  - Хочешь из меня крайнюю сделать?!
  Ещё немного и у меня изо рта начнет вырываться огонь.
  - Я не говорю тебе прощать Илью - продолжил старший Преображенский, не повышая голоса - хочешь ненавидеть его - твое право. Наверное, он это даже заслужил, только помоги ему выкарабкаться. Это все, о чем я у тебя прошу. И тогда ты со спокойной совестью сможешь его прибить, я мешать не стану.
  Я фыркнула и, не выдержав, расхохоталась. Наверное, у меня просто началась истерика. Ну, или я сошла с ума так же, как и Преображенский.
  - Прелестно - произнесла я, с трудом отдышавшись после приступа веселья - предлагаешь закрыть глаза на то, что он использовал меня, и вытащить его из собственных надуманных проблем? Я ничего не забыла?
  - Лиля...
  - И как ты себе это представляешь? - перебила я Сашу, слыша, как нарастает мой голос - ударить его по голове, чтобы мозги на место встали? Оттащить к психиатру? Привести на исповедь?
  - Просто поговори с ним - устало сказал Саша, наконец - то отпуская меня и потирая глаза.
  - О чем? - сквозь зубы произнесла я.
  - Хотя бы о том, что он не виноват в смерти Инны.
  - Как будто он сам это не знает - пробурчала я.
  - Он в это не верит - сказал Саша, сжимая правой рукой левое плечо.
  - Тогда с чего ты решил, что он поверит мне?
  - Наверное потому, что он привык делать то, что ты хочешь - просто ответил Саша.
  - Что? - возмутилась я - делать то, чего хочу я? Это как?
  - А ты повспоминай - подсказал Саша, продолжая морщиться сильней - может, что - то и поймешь.
  - Если ты сейчас пытаешься сделать из меня виноватую во всех грехах твоего братца, я тебя придушу - сузив глаза пообещала я - не в этот раз, слышишь?
  - Да - улыбнулся Саша - подумай, Лиля, хорошо? Времени не много, но оно все же есть. Боюсь, чем дольше тянуть, тем хуже все будет.
  - Почему ты сразу мне обо всем не рассказал? - спросила я, не в силах отвезти взгляд от плеча парня.
  - Я сам не сразу понял - с неохотой отозвался тот - а когда догадался... ты была единственной, кто действительно мог помочь Илье, совершенно ничего при этом не делая. К тому же, его состояние стало почти нормальным, поэтому я просто закрыл глаза. Не самый мой лучший поступок.
  Я промолчала, закрыв глаза и делая глубокие вдохи.
  - Поговори с ним. Это все, что я у тебя прошу, Лиля.
  - Если я его увижу, то сама убью, ты это понимаешь? - открыв глаза спросила я у серьезного Саши - не боишься за брата?
  - Тогда давай договоримся - пожал плечами старший Преображенский - чего ты хочешь взамен?
  Я удивленно посмотрела на Сашу. Он серьезно?
  - И что ты можешь предложить? - из любопытства поинтересовалась я.
  Раз он считает, то после того, как весь мой мир разбился вдребезги можно просто предложить сделку, и я соглашусь, то мне пора ставить памятник. Я даже вижу табличку под моими ногами "Самое бездушное и эгоистичное существо на земле". Аплодисменты, господа!
  - Все что захочешь.
  Как банально. Ну, просто король драмы.
  - Не разочаровывай меня - попросила я, покачав головой.
  Наверное, со мной действительно было что - то не так. Иначе, как ещё можно объяснить то, что у меня так резко меняются полюса настроения? Пяти минут назад я готова была убивать, а сейчас мне так весело, будто кто - то рассказал смешную историю. Хотя, может, все, что происходит со мной, и есть просто смешная история? Только я пока ещё не поняла где нужно смеяться, от и действую невпопад?
  - Я серьезно - не стал сдавать назад Саша - если ты поможешь Илье, я выполню любую твою просьбу. Тебе не обязательно придумывать что - то сейчас, просто знай, что я - твой должник. Этого будет достаточно?
  - Считаешь меня повернутой на выгоде стервой? - поинтересовалась я - а мне казалось, что мы были друзьями.
  - Не переворачивай мои слова - попросил Саша.
  - Ну, тогда я просто не знаю, как мне ещё понимать твое предложение.
  Парень открыл рот, чтобы ответить, но тут же крепко зажмурился, опасно покачнувшись. Я удивленно смотрела на то, как Саша, осторожно покачав головой, медленно выдохнул, с силой сжимая пальцы на мокром рукаве куртки.
  Мокром?
  - Это что... - я сделала осторожный шаг вперед, сокращая дистанцию между нами - кровь?
  - Всё нормально - огрызнулся Саша и, сделав глубокий вдох, слабо улыбнулся - просто неосторожно дернул плечом. Бывает.
  - Тем, которое пострадало при падении? - уточнила я, вспомнив подозрительную легенду парня, которую тот рассказал мне ещё при нашей встрече в универе.
  Это как надо было упасть?!
  - В точку - подтвердил Саша - ничего страшного. Наверное, стоит просто обратиться к врачам и все будет нормально.
  - Что с тобой произошло? - прямо спросила я, начисто забывая о том, что для Александра Преображенского я не тот человек, которому можно было говорить правду.
  Неужели я действительно чем - то заслужила подобное обращение?
  Наверное, я приду в ад легендой.
  - Споткнулся, упал - беспечно отозвался Саша, продолжая сжимать рукой плечо.
  - На что надо было так упасть? - поинтересовалась я, скривившись от очередного вранья - ты себе что, плечо пробил?
  - Нет, слегка поцарапал. Правда, в неудачном месте, но ничего смертельного.
  - Давай я скорую вызову? - предложила я, доставая из кармана пальто телефон - не хватало ещё, чтобы ты тут от потери крови слег. Не думаю, что Илья это оценит.
  Саша невольно вздрогнул, словно своими словами я попала в цель. Неужели Илья тут тоже как - то замешан?! Да что же ты творишь, Преображенский?
  - Я сам спокойно доберусь до больницы - заверил меня Саша - давай уже закончим наш разговор. Он и так затянулся, неправда ли? Ты согласна?
  А вот об этом я бы вообще предпочла бы никогда не вспоминать!
  - Дай мне пару дней - устало отозвалась я, пряча озябшие пальцы в карманы - я обещаю подумать.
  - Лиля...
  - Это мое право - твердо сказала я, посмотрев прямо в голубые глаза - ты сам сказал, что время пока есть. Вы с Ильей на пару использовали меня несколько лет, даже не попытавшись хотя бы объяснить зачем весь этот спектакль. Скажи спасибо, что я вообще согласилась хотя бы подумать, а не послала бы вас, братья - акробаты куда подальше.
  - День - выдохнул Саша, делая шаг вперед, и становясь прямо передо мной - больше ждать нет смысла. Или ты соглашаешься, или я ищу другие пути.
  Я кивнула, принимая условия. День, так день.
  - Я сама тебе напишу - опередила я Сашу, который уже открыл рот, чтобы что - то сказать - так что не стоит беспокоиться.
  - Хорошо - кивнул головой парень.
  - И обратись как можно скорее к врачу - поморщилась я - конечно, если ты не хочешь остаться в этом парке навсегда.
  Саша усмехнулся и кивнул, доставая из кармана куртки телефон. Не дожидаясь его звонка, я развернулась и быстрым шагом, едва не срываясь на бег, пошла в сторону дороги.
  Мне безумно не хотелось в это влезать. Даже при том, что я все ещё считала братьев Преображенских друзьями, пусть и бывшими, отмахнуться от того, что с тобой поступили так низко было нелегко. И пусть Саша думает об этом как хочет, но я прекрасно знала, что это не из-за моей гордости или обиды на Илью.
  Просто за все это время он успел врасти в мою душу настолько, что теперь приходилось вырывать вместе с ее кусками.
  И вот этого я ему простить не могла.
  Трамвай, к моему немалому удивлению, не заставил себя долго ждать. Может, сама вселенная решила, что с меня на сегодня достаточно? Заняв свободное место у окна, я прислонилась виском к стеклу, смотря вперед, и ничего не видя. Сил не осталось даже на то, чтобы просто держать глаза открытыми, но спать в трамвае было последним, что я хотела делать, поэтому приходилось бороться с накатывающими волнами апатии.
  Что же мне делать?
  К кому мне идти?
  Я совершенно запуталась, потерялась в происходящем и даже не знаю, за что можно взяться в первую очередь. Мне нужен совет. Но у кого я могу его спросить? Аня, Варя и даже мама безусловно встанут на сторону Ильи. А как иначе? Он ведь заслуживает помощи и поддержки, как никто другой! Неужели ты, Лиля, будешь такой бесчувственной эгоисткой, что не поможешь ему? Что? Он использовал тебя? Но разве ты, когда - нибудь принимала его всерьез?
  - Помогите - прошептала я, спрятав лицо в ладонях - кто - нибудь, помогите мне!
  Пожалуйста, кто - нибудь, кто угодно, примите мою сторону. Не Ильи, Саши, Вари или Ани, а мою! Скажите мне, что в произошедшем нет моей вины. Что я не обязана прощать только потому, что так нужно. Да и кому это нужно? Уж точно не мне.
  Илью вытащат, в этом я не сомневалась ни секунды. Саша не тот человек, который просто опустит руки и перестанет бороться. Даже если сам Преображенский будет противиться помощи всеми силами, его брата это не остановит.
  Будем честны, старший из близнецов обратился ко мне не потому, что всерьез рассчитывал на мою помощь. Так было быстрей. К тому же, зачем Илье вообще слушать меня? Я что, особенная? Нет.
  Но почему я? Почему из всех своих знакомых Илья пришел именно ко мне? Уверенна, что многие девушки захотели оказаться на моем месте и были бы только рады помочь парню избавиться от "душевной травмы". Так какого черта? Да, мы заем друг друга с самого детства. Да, когда - то давно, практически в прошлой жизни, Илья действительно смотрел на меня как на девушку, а не замену. Ну и что? Неужели этого оказалось более, чем достаточно?
  У кого же можно спросить совета? Кому можно хотя бы рассказать все, что разрывает голову изнутри? Неужели у меня действительно нет никого, кто мог бы принять мою сторону?
  - "Следующая остановка: парк Горького".
  Я подняла голову, глубоко вздохнув. Хватит, Лиля. Соберись. Возьми себя в руки. Если никто не поможет, решай все сама. Спасение утопающих - дело рук самих утопающих.
  Мимо прошла девушка, едва не задев меня рюкзаком. Я недовольно поморщилась, буравя спину незнакомки тяжелым взглядом, но она так старалась поскорее добраться до дверей, что даже не обратила на меня внимания. Опустив взгляд чуть ниже, чтобы посмотреть на рюкзак, которые едва не стал причиной моих новых ссадин, я едва не подскочила на месте.
  Олень!
  На замке небольшого рюкзака сиреневого цвета, неспешно покачивался плюшевый брелок в виде оленя, с красным свитером и шапке - ушанке. Наверное, именно так чувствовали себя шаманы, когда к ним приходили духи.
  Достав из кармана пальто телефон, я, не отрывая взгляда от оленя, сняла аппарат с блокировки и зашла на знакомый до мелочей сайт "Силуэт". Надеюсь, что он ответит хотя бы минут через сорок, а не наследующий день.
  
  
  - "Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Добрый день, Стас. Я могу с тобой поговорить, или тебя сейчас лучше не беспокоить?
  Среда, 17:45".
  
  
  Отправив сообщение, я нервно усмехнулась и отбросила длинные рыжие пряди с плеча. Бедный парень. Я бы и врагу не пожелала бы такой судьбы, как я. Одни проблемы и самоедство. Разве девушка должна себя так вести? А, хотя, я же орел, а не орлица. Всё-таки, душа у меня мужского пола, поэтому мне можно.
  Эх, добьешься ты Лиля того, что единственный, кто готов тебя слушать, просто пошлет все подальше и заблокирует "Золотого Орла". Что тогда делать будешь?
  Телефон, который я крепко сжимала в руках, требовательно завибрировал, и я поспешно сняла его с блокировки, открывая сообщение.
  
  
  "Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Вечером поговорим.
  Среда, 17:50".
  
  
  Устало выдохнув, я убрала телефон в карман, снова прижимаясь виском к холодному стеклу. Вечером, так вечером. В конце концов до завтра я совершенно свободна.
  
  
  
  * * *
  
  Артём Смелов устало выдохнул, смотря на довольного жизнью Кирилла Осипова, понимая, что бездушным его зовут не просто так. Даже при всем трагизме ситуации друга, Артёму было совершенно плевать на то, как обернется вся эта затея. Хотя, девчонку ему было действительно жаль.
  - Ты об этом пожалеешь - прямо сказал Артём спокойной Ане, которая сидела напротив него рядом с названным женихом.
  В конце концов, Боголюбова действительно нравилась Смелову - старшему чуть больше остальных девушек. Спокойная, уверенная в себе, умная, рассудительная и красивая девушка легко приковывала к себе внимание многих парней, так почему Артём должен был отличаться от представителей своего пола? В конце концов, ему тоже не чуждо было чувство прекрасного.
  Правда, Аня была слишком неприступной и холодной с виду, что отпугивало большинство потенциальных кандидатов на роль "прекрасного принца", но какое дело до этого ему, Артёму? В конце концов, он сам не спешил завоевывать руку какой - нибудь "прекрасной принцессы", предпочитая справляться со всеми проблемами самому. И парень нутром чувствовал в сидящей напротив девушке такое же дно.
  Ане нужен был равный партнёр. Тот, кто уважал бы её решения и прислушивался к советам. Наверное, даже любил. Кирилл Осипов не мог дать ей ни первого, ни второго, ни уж, тем более, третьего.
  Но не Артёму Смелову было их судить.
  - Спасибо за предупреждение - вежливо произнесла Аня, делая глоток кофе - я его запомню.
  - Прекрати пугать мое невесту, парень - усмехнулся Кирилл, хотя серые глаза опасно сузились - лучше скажи, зачем тебе так внезапно понадобилось поговорить?
  - Я так понимаю, что секретов у тебя от твоей невесты нет? - уточнил Артём, посмотрев на спокойную девушку, которая даже не повернула головы в его сторону.
  - Именно - кивнул Кирилл - глупо что - то скрывать от той, кто скоро станет моей женой.
  - А если она подаст на развод?
  - Увы, но наш брачный контракт не предполагает такой возможности.
  Артём ещё раз покосился на Аню, понимая, насколько сильно она увязла в делах семьи Осиповых. Раз Кирилл настолько сильно вцепился в девушку, что даже решился подписать брачный контракт на подобных условиях, то Боголюбова - ведьма. Иначе быть не может.
  Главное, чтобы ее не сожгли на костре.
  - Что ж, тогда перейду к сути. Что с Феем? - поинтересовался Артём.
  Раз Анна действительно была в курсе всех дел ее жениха, то говорить загадками смысла не было. Во всяком случае Артём ненавидел притворство.
  -Феем? - удивленно переспросил Кирилл, явно не ожидая подобного вопроса - ты умеешь удивлять, парень. Вот уж не думал, что он настолько запал тебе в душу, что ты станешь беспокоиться о его благополучии.
  - Не смешно - высокомерно отозвался Артём, делая глоток крепкого кофе - мне совершенно плевать на то, что твориться в его голове. Я спрашиваю потому, что это может иметь отношение к Андрею.
  А точнее к надоедливому родственнику, которого явно мало пороли в детстве. Но уточнять Артём не стал.
  - Твой младший брат - усмехнулся Кирилл, быстро переглянувшись с Аней, которая старательно делала вид, что ее очень интересует интерьер небольшого кафе - всё-таки Андрею крупно повезло с тобой, знаешь?
  Спелись.
  - Обойдусь без твоей похвалы. Просто скажи, что у него произошло.
  - Мой ответ будет зависеть от того, как много ты знаешь - признался Кирилл, скрестив руки на груди - сам понимаешь, Фей не из тех людей, чьи секреты можно разбалтывать на каждом повороте.
  Неужели у Кирилла Осипова наконец - то хватило ума держать рот на замке?
  - Он поругался с Ильей - сказал Артём, вспомнив недавний телефонный разговор, случайным свидетелем которого он стал.
  Почему - то в последнее время Смелов - старший постоянно появлялся не в том месте и не в то время. Что на гонках, что в коридоре главного корпуса после пар, когда парень всего лишь хотел вернуть книгу в библиотеку. Поэтому услышанный конец разговора между Ильей и, как позже выяснилось, Феем, Артём предпочел игнорировать как явление. Не в его интересах было вникать в совершенно чужие отношения. В конце концов, у Ильи был Саша, который при желании мог хотя бы немного влиять на неугомонного родственника, а Артёму вполне хватало проблем с собственным младшим братом.
  - Скорее разделил сферы влияния - пожал плечами Кирилл, явно вспоминая детали - ну да, так и есть. Не знаю почему, но наш общий знакомый решил, что прекрасно проживет без Преображенского. Поэтому и разорвал все деловые отношения. Хотя, не думаю, что для Ильи это было ударом.
  Артём усмехнулся, вспомнив, как хохотал Илья после того, как повесил трубку. Расстроенным парень не выглядел совершенно. Смелов совершенно не удивился бы узнав, что Илья вообще ушел в загул, отмечая окончание партнёрства.
  - Я могу быть уверенным в том, что они больше не свяжутся друг с другом? - решил уточнить Артём.
  Что ни говори, но парень прекрасно понимал, насколько легко его брат поддается чужому влиянию. Поэтому в интересах самого Смелова было сделать так, чтобы у Ильи, и, как следствие, Андрея, осталось как можно меньше проблемных знакомых.
  - Лично я не уверен даже в том, что солнце завтра тоже будет светить - усмехнулся Кирилл, разводя руки в стороны - не волнуйся. Фей не собирается снова начинать с Ильей совместных дел, так что твоего брата тоже никуда не затянут.
  - Хотелось бы в это верить - сузил глаза Артём, делая последний глоток кофе - что ж, тогда это все, что я хотел узнать. Не буду больше обременять вас своей компанией.
  - Не забывай, что ты официально приглашен на свадьбу - напомнил парню Кирилл, когда Смелов уже поднялся со своего места - и только попробуй опоздать.
  Вот же черт.
  - Я уже забыл об этом - с неохотой признался Артём - когда там, говоришь, свадьба?
  - Через две недели.
  - Не рано ли? - поинтересовался Артём, удивленно посмотрев на Кирилла и безучастную к разговору Аню.
  Две недели? И это с учетом того, что "предложение" было сделано всего лишь пару дней назад? Зачем так торопиться?
  - Я бы предпочел уладить все формальности в ближайшие дни - покачал головой Кирилл - пока отец вне себя от радости время терять нельзя. Иначе та ваза, которую Аня присмотрела для себя в магазине так нам и не достанется.
  Смелов усмехнулся, поняв, что имеет ввиду Кирилл. Конечно, Осипов хочет, как можно скорее провернуть свою аферу, справедливо опасаясь реакции собственного отца. Пока у последнего ещё не прошёл шок и не вернулась способностью трезво смотреть на мир вокруг.
  - Вот как - медленно произнёс Артём, не сводя внимательного взгляда с девушки, которая спокойно встретила его взгляд - неожиданно. А твои подруги знают о намечающемся торжестве?
  Идеалистка Лилия и прямая, как палка, Варвара. Это будет даже забавно.
  - Нет - сказала Аня - церемония будет очень скромной.
  Нет, не будет. Что может быть банальнее такого сценария?
  - Ясно - усмехнулся Артём, покачав головой, гася в себе желание устало поморщиться от все этой мишуры.
  Какая драма, господа!
  Неужели так сложно говорить правду в лицо, а не действовать за спиной?
  Люди такие...люди.
  - Приятного вечера - произнёс Артём, и, подхватив свое пальто, вышел из кафе, доставая телефон из кармана и проверяя пропущенные.
  - Он такой сноб - усмехнулся Кирилл, повернувшись к спокойной Ане.
  - У вас довольно близкие отношения - произнесла девушка, переводя взгляд на двери кафе - наверное, вас можно даже назвать друзьями.
  - Он один из немногих кто знал о моей...особенности - пожал плечами Осипов, поправляя рукава свитера - так что не вижу ничего особенного в том, что я говорю ему немного больше, чем другим.
  - Даже мне? - усмехнулась Аня, поворачиваясь к Кириллу.
  - Ты моя жена, дорогая - неприятно улыбнулся парень - моя союзница. Если я буду утаивать от тебя хоть что - то, нам не выиграть.
  - Разве меня не убьют за то, что я слишком много знаю? - поинтересовалась Аня, подняв брови.
  - Нет - легко ответил Кирилл - во всяком случае, я всяко умру раньше тебя, так что не волнуйся. Ты успеешь убежать.
  - Напомни мне, почему я согласилась? - поинтересовалась девушка, устало потирая лоб длинными пальцами.
  - Чтобы помочь своей матери - тут же отозвался Кирилл, осторожно убирая прядь волос Ани, которая падала девушке на глаза - её, кстати, уже записали в клинику, так что свою часть сделки я практически выполнил. Теперь твоя очередь.
  - Тебе самому не противно?
  - Ну, если учесть, что парни привлекают меня больше чем девушки, то приятного мало - признался Кирилл, расхохотавшись - но в целом, ты - лучший кандидат. И как я раньше мимо тебя проходил?
  - Наверное, ты был кем - то очарован - не смогла промолчать Аня, но тут же раскаялась, увидев, как вспыхнули серые глаза.
  - Как и все мы - пробормотал парень.
  Отвернувшись, девушка уставилась в пустую тарелку, стараясь скрыть покрасневшие щёки. Да, все они, когда - то были пойманы одним человеком. Правда, ему это было совершенно не нужно.
  - Но, как бы там ни было, наши желания никогда не совпадают с нашими возможностями - легко пожал плечами Кирилл, делая вид, что не заметил поведения своей невесты - поэтому не вижу смысла огорчаться. Более того, мне просто невероятно повезло с тобой, Анна. Думаю, мы сработаемся.
  - Твой отец возненавидел меня с первой секунды разговора - поморщилась Аня, стараясь скрыть дрожь, от одного воспоминания о посещении дома Осиповых.
  Это было раннее утро понедельника и Аня совершенно не ожидала встретить у своего подъезда Кирилла Осипова, который терпеливо дожидался ее, опираясь на стоящую посреди двора машину.
  - И что за спешность? - поинтересовалась девушка, поморщившись от того, что практически все соседи побросали свои дела и прилипли к окнам, стараясь увидеть как можно больше из разыгрываемой сцены.
   Какая наглость!
  - Хочу познакомить тебя с отцом - улыбнулся Кирилл и, оттолкнувшись от машины, быстро оказался рядом с настороженной Аней, крепко обнимая высокую девушку.
  Аня попыталась сделать шаг назад, но её только крепче прижали к сильному телу, не давая даже пошевелиться.
  - Давай сразу договоримся - зашептал Кирилл, касаясь губами волос девушки и восхваляя про себя рост невесты и её любовь к каблукам, благодаря которым ему практически не нужно было наклоняться - ты улыбаешься, молчишь, и терпишь все, чтобы я не сделал. Даже если я начну раздевать тебя где - нибудь в темном углу, ты спокойно и послушно подставляешься.
  - Издеваешься? - прошипела Аня, впиваясь пальцами в бока парня, от чего тот болезненно выдохнул - ты за кого меня принимаешь?
  - Так надо - тоном, не терпящим возражения произнёс Кирилл - отец должен быть уверен в том, что ты бесполезна и безопасна, понимаешь? Конечно, если ты хочешь, чтобы он присмотрелся к тебе внимательнее, то можешь открывать все дери с ноги и бить вазы, но поверь, он не оценит.
  - Я могу отказаться? - серьезно произнесла Боголюбова.
  - Нет, я уже поставил его в известность о твоем приезде - усмехнулся Кирилл и, отстранившись, поцеловал сердитую Аню в висок, с неприятной улыбкой смотря в сторону дома и многочисленных окон - какие у тебя неравнодушные соседи.
  Аня промолчала вспомнив, как все эти "неравнодушные" соседи дружно делали вид, что не видели, как пару недель назад, кто - то обокрал пожилую женщину, прямо перед дверьми подъезда.
  - Поехали - весело сказал парень, делая широкий жест в сторону машины - если мне не изменяет память, у тебя сегодня есть пары. Так что не будем затягивать.
  С этим Аня была абсолютно согласна. Более того, отец Кирилла - высокий, крепкий мужчина, который явно не брезговал спортом, действительно произвёл на Аню сильное впечатление. И дело было не в потрясающей внешности, в которой не было ни капли женственности или мягкости и от которой Кирилл унаследовал только цвет глаз, хороших манерах и окружающей роскоши, которая почему - то совершенно не казалась пошлой или лишней. Девушку поразила та уверенность, которая словно окутывала Виктора Сергеевича Осипова, подчиняя всех, кто находился вокруг.
  Правда, на Кирилла это совершенно никак не действовало.
  Теперь, когда Аня увидела одного из родителей своего будущего мужа, она поняла, почему у отца и сына такие натянутые отношения. Кирилл был копией матери, чья фотография одиноко стояла на подоконнике в комнате парня. Высокий, жилистый, с острыми скулами, миловидным лицом и русыми волосами - парен одним своим видом словно ставил себя на другую сторону баррикад.
  И Ане это очень не понравилось.
  Огромный дом, словно старинный особняк из книг Кинга, заставил девушку нервно дернуться, но Аня поспешила тут же взять себя в руки. Как оказалось - не зря.
  Дом, несмотря на то, что в нём жили люди, казался пустым и никому ненужным. Просторные залы, множество уютных комнат, высокие окна, скрытые тяжелыми бежевыми шторами - все словно замерло, прекратило жить, застыв, словно насекомое в янтаре.
  Здесь нельзя было жить.
  - Нравиться? - поинтересовался тогда Кирилл, проведя невесту по всем комнатам внушительного дома - кажется, его построили ещё в начале прошлого века. Деду пришлось хорошо выложиться, чтобы его купить.
  - Почему именно его? - поинтересовалась Аня, смотря на картины, которые украшали собой стены.
  Это просто музей, а не дом. У девушки складывалось впечатление, что её привели на экскурсию в дом какого - нибудь мецената, близкого к царской семье и расстрелянного в годы революции.
  - Во-первых, место удачное. Как ни посмотри, но добраться до города отсюда можно буквально за тридцать минут, в какую бы сторону ты не поехал. Во - вторых, у моей матери было довольно слабое здоровье, поэтому её родители не хотели, чтобы она жила в городе.
  - Здесь будто никто не живет - задумчиво произнесла Аня, осторожно проведя рукой по полке над камином.
  - И Вы совершенно правы - раздался за спиной девушки мужской голос, от которого Боголюбова едва не сбила с полки хрустальную фигурку балерины - этот дом был куплен специально для моей первой жены. Я всегда предпочитал город, и поэтому после смерти супруги появляюсь здесь нечасто.
  Повернувшись, Аня с ужасом поняла, что Кирилл нисколько не преуменьшал, рассказывая о своем отце. Скорее, он его недооценивал.
  Виктор Сергеевич хоть и был безукоризненно вежлив, совершенно не пытался сделать хотя бы заинтересованный вид, спрашивая Аню о её семье и учебе в университете. Ещё никогда девушка не чувствовала себя настолько униженной.
  - Прекрати напирать на мою невесту - вмешался Кирилл, увидев, что Аня едва сдерживала злые слезы, со всей силы сжимая кулаки - у тебя совершенно не получается сделать вид радушного хозяина.
  - С тобой я потом поговорю - пообещал Виктор Сергеевич, расслабленно сидя в кресле, и с усмешкой смотря на устроившихся напротив "супругов" - кстати, Аня, я хотел Вас поблагодарить. Не знаю, что Вы сделали, но то, что мой сын наконец - то прекратил позорить семью, ложась под других мужиков - безусловно подобно чуду. В моих глазах Вы - святая.
  - Не я под них, а они под меня - спокойно отозвался Кирилл, хотя у Ани даже дыханье перехватило от ужаса.
  О том, что Кирилл Осипов предпочитал парней, девушка даже не догадывалась.
  И что теперь делать?
  Как выкручиваться?
  Будь тут Варя, она бы мгновенно сообразила, как выйти из этой ситуации с наименьшими потерями. Но она - то не Котова!
  - Думаешь, это что - то меняет? - поинтересовался Виктор Сергеевич, нахмурившись - и почему тебя на них вообще потянуло? Неужели мало было женщин?
  - Меня даже тошнило от их количества - холодно отозвался Кирилл - особенно от того, сколько их было у тебя.
  - О, перестань - поморщился мужчина - сколько можно уже обвинять меня? Я что, зря отдавал деньги психологу, который должен был выбить из тебя все это дерьмо? Хватит цепляться за прошлое, не позорься.
  - Ты... - зашипел Кирилл, но осекся, посмотрев на бледную Аню, которая вообще старалась дышать через раз - ты настоящий ублюдок, папа.
  - Зато у меня хватило ума не слетать с катушек и идти трахаться с мужиками - не остался в долгу Виктор Сергеевич - и это мой сын! Всё-таки я был прав, Марина слишком тебя баловала. Вот и вырос хрен знает кто. Сломался от первого же жизненного удара.
  - У меня был хороший учитель - сквозь зубы произнёс парень с ненавистью смотря на отца.
  - Надо же, так и думал, что Марина совершенно ничему тебя не научила. Разве что как ноги под мужиком раздвигать.
  Кирилл вскочил на ноги, словно хотел броситься на отца, но Аня, вовремя опомнившись, вцепилась в руку парня, успев в последний момент не дать жениху сорваться.
  - Пожалуйста, не оскорбляйте его мать - тихо попросила Боголюбова, стараясь не смотреть на мужчину и крепко стискивая в пальцах рукав рубашки Кирилла - Вам ведь все равно, верно? Но для Кирилла она много значит.
  - Комплекс одинокого ребенка - с отвращением произнёс Виктор Сергеевич, закидывая ногу на ногу - кажется, старый шарлатан называл это именно так. Знаете, что я хочу Вам сказать, Аня? - голубые глаза мужчины едва ли не в первый раз за всё утро посмотрели прямо на девушку - бросайте моего сына.
  - Что? - Аня подумала, что ослышалась.
  - Я говорю это не потому, что Вы не подходите нашей семье по каким - то определенным критериям - спокойно продолжил Виктор Сергеевич, полностью игнорируя дрожащего от ярости сына - но Вы пожалеете о своем выборе в первый же месяц этого брака. Да что там? Вы уже жалеете, ведь так?
  Аня сглотнула, понимая, что мужчина прав. Черт возьми, она действительно жалела! Больше всего на свете девушке хотелось выбежать из особняка и больше никогда не видеть никого из семьи Осиповых. Но она не могла так поступить. Только не после того, как пообещала помочь. Не тогда, когда согласилась не оставлять его одного.
  - Нет - твердо сказала девушка, настойчиво потянув напряженного Кирилла на себя - спасибо за совет, но у нас с Кириллом все очень серьезно.
  - Надеюсь, у тебя хватит мужества и гордости, чтобы её не отравить - зло произнёс Кирилл, садясь рядом с Аней и переплетая их пальцы - не правда ли, отец?
  - Ты обо мне какого - то неправильного мнения - пожал плечами Виктор Сергеевич - знаете, Анна, у Кирилла паршивый характер. Я даже не знаю, в кого он такой. К тому же, его увлечения и пристрастия, которые совершенно не поощряются в приличном обществе, не дадут Вам подняться в полный рост. Иными словами, от этого брака для Вас не будет никакой пользы. Стоит ли рисковать? Вы - прекрасная девушка и достойны гораздо больше, нежели мой сын.
  - То - то ты так усердно пытался подложить под меня дочь делового партнёра - не смолчал Кирилл, усмехнувшись - как хорошо, что у меня не получилось испортить девушке жизнь. Я просто чудовище какое - то.
  Аня сидела ровно, словно проглотила палку и смотрела прямо перед собой. Как же её хотелось уйти! С каждой минутой девушке становилось все хуже, воздуха катастрофически не хватало и казалось, что сам стены медленно сужаются, грозясь раздавать Аню словно букашку.
  - Кирилл - прошептала девушка, наклоняясь к парню, который встревоженно смотрел на её лицо - можно...открыть окно? Здесь очень душно.
  - Лучше принеси невесте воды - усмехнулся Виктор Сергеевич - к сожалению, дорогая, особняк довольно стар. Марина не позволила мне менять обстановку, поэтому окна так же сделаны не в нашем веке. Открывать их, все равно что играть в русскую рулетку - совершенно не ожидаешь, какое окно разобьется в следующий момент.
  - Я её с тобой не оставлю - твердо сказал Кирилл - Аня, встать можешь? - обратился он к девушке, которая изо всех сил боролась с желанием спрятать лицо в ладонях, лишь бы ничего не видеть и не слышать.
  - Ты дурак? - прямо спросил мужчина и в его голос отчетливо слышалось раздражение - ей нужна вода, а не прогулка. У слуг сегодня выходной, поэтому обслуживай даму сам.
  - Сделаешь с ней хоть что - нибудь, я тебя пристрелю - пообещал Кирилл и, в последний раз сжав пальцы Ани, быстрым шагом вышел из комнаты, неплотно прикрыв за собой дери.
  Наступившую тишину можно было потрогать руками. Аня молчала, боясь лишний раз привлечь к себе внимание, а Виктор Сергеевич безразлично смотрел в высокий потолок, украшенный резьбой.
  - Вы знаете, что это за комната, Анна? - внезапный вопрос заставил девушку дернуться - не стоит так бояться. В конце концов, Вы мне совершенно безразличны. У меня уже есть одна молодая жена. Второй не мне нужно.
  - Гостиная? - решила рискнуть девушка, хотя на самом деле Ане было совершенно все равно, что это за место.
  Все, что её интересовало - как бы поскорее уйти.
  - Это не всегда была гостиная. Раньше тут жила моя первая жена.
  Аня удивленно посмотрела по сторонам, но ничего в обстановке комнаты совершенно не намекало на то, что раньше здесь жил конкретный человек.
  - Я переделал эту комнату после того, как прошли похороны - правильно понял удивление гостьи Виктор Сергеевич - очень неприятная история приключилась. Но я даже в кошмарном сне не мог представить, что Марина додумается до такого. В конце концов, мы никогда друг друга не любили. Обыкновенный брак по расчету, такое в наших кругах сплошь и рядом.
  - Почему она... - Аня не договорила, боясь показать, что совсем ничего не знает обо всей ситуации.
  Ну, кроме того, что мать Кирилла Осипова покончила с собой.
  - Застрелилась? - помог девушке мужчина - разве Кирилл не рассказал все тайны нашего дома?
  - Я бы хотела выслушать Вас, если это возможно - тихо сказала Аня.
  - Что, не делаете выводы из услышанного от одной стороны? - Виктор Сергеевич поощрительно улыбнулся - это похвально. А что до Марины...возможно, она просто слишком идеализировала наш брак. Мне же отношения с ней были совершенно не нужны, хватало того, что у нас был наследник. Поэтому я предложил остаться друзьями и время от времени поддерживать видимость дружной и любящей семьи.
  - И Вы считаете, что это нормально? - поинтересовалась Аня, удивленно смотря на сидящего перед ней мужчину.
  - Вы точно собираетесь замуж за моего сына? - осторожно уточнил Виктор Сергеевич, нахмурившись - знаете Анна, у меня складывается впечатление, что Вы не совсем понимаете, куда Кирилл пытается Вас втянуть. Может, всё-таки откажетесь?
  Аня едва слышно выдохнула, стараясь не показывать, как сильно её задели слова мужчины. Словно он видел все её уловки насквозь, но почему - то успешно закрывая на них глаза.
  - Благодарю за беспокойство - сглотнув произнесла Аня, скрестив руки на груди - но не стоит пытаться меня отговаривать.
  - Думаете, мне это надо? - равнодушно спросил Виктор Сергеевич - впрочем, главное, что он собрался жениться на девушке, а не признавать в открытую свои...пристрастия. А сейчас позвольте распрощаться. Было приятно познакомиться с Вами, Анна.
  - Всего доброго - сказала девушка.
  Даже воспитание и правило хорошего тона не смогли заставить Боголюбову сказать, что ей тоже было приятно познакомиться. С таким человеком Аня бы не захотела знакомиться никогда.
  - Всё нормально?
  Вздрогнув, девушка обернулась, и с облегчением выдохнула, увидев закрывающего за собой дверь Кирилла. Парень хоть и был бледным, спокойно держал в руке высокий стакан воды, в то время как руки Ани страшно дрожали.
  - Ты сам знаешь, что нет - отозвалась девушка, принимая стакан и жадно выпивая воду.
  - Не понимаю, почему ты так нервничаешь - улыбнулся Осипов - он просто знакомился с тобой. Ничего особенного.
  - Я думала, что умру - призналась Аня - ты, конечно, предупреждал, что с твоим отцом лучше не связываться, но я не думала, что все настолько...страшно.
  - Что, он всё-таки попытался отговорить тебя от свадьбы? - поинтересовался Кирилл, садясь на кресло, где раньше сидел его отец.
  - Он сказал, что раньше эта комната принадлежала твоей матери - неожиданно для самой себя сказала Аня.
  Кирилл удивленно поднял брови, словно не до конца понимая суть вопроса. Девушка прикусила язык, чувствуя, как начинают гореть щёки. И почему она просто не смогла промолчать и уйти?
  - Даже странно, что он помнит об этом - произнёс парень, запуская руку в волосы - я думал, что ему наплевать.
  - Но зачем было переделывать комнату под гостиную? - поинтересовалась Аня - её же можно было просто оставить закрытой. Тем более, что по словам Виктора Сергеевича здесь никто не живет.
  - Он не рассказал?
  - О чем?
  - Моя мать застрелилась в этой комнате - сказал Кирилл, пустым взглядом смотря перед собой - она сидела в этом кресле - парень похлопал рукой по дорогой обивке - правда, само кресло было повернуто к окну, а в её руках был пистолет.
  - Ты...видел её...
  Аня замолчала, поняв, что не может подобрать слов. Да и что тут скажешь, когда парень спокойно рассказывает о таких жутких вещах с таким видом, словно о погоде говорит?
  - Мне было семь - со вздохом сказал Кирилл, откидываясь на спинку кресла - знаешь, почему я предпочитаю парней?
  Аня поморщилась. После новости о гибели матери Кирилла, информация о том, что её жених - гей, как - то потускнела. А теперь Осипов сам решил напомнить о своих увлечениях. Хотя сама Боголюбова с огромной радостью предпочла бы вообще ничего об этом не знать.
  - Мои родители поженились из-за договора - не обратив внимания на реакцию невесты продолжил парень - в таких семьях огромным достижением считается уже банальное уважение, но...моя мать, как бы странно это не звучало, влюбилась в собственного мужа. А моему отца вообще было все равно. Главное, что есть наследник, то есть я, а большего от брака ему было не нужно. Поэтому в доме все чаще стали появляться другие женщины.
  Аня внимательно слушала, стараясь ничего не упустить. Что ж, не удивительно, что у отца и сына такие натянутые отношения. Такое открытое пренебрежение не могло пройти просто так.
  - Мать боролась - продолжал Кирилл, смотря в потолок - точнее, пыталась бороться. Но она была...безобидна. Единственная дочь многоуважаемого человека, которую с рождения носили на руках, и которую ревностно берегли от всех несчастий жизни, просто не могла удержать такого человека, как мой отец. Я помню, как она рыдала ночи напролет, когда отца снова видели с новой моделью или актрисой и какой разбитой она была потом. Словно сломанная кукла, которую забыл завести мастер. Знаешь, а ведь она очень жалела, что я совершенно не похож на Виктора Осипова. Думаю, моя мать была бы счастлива, если бы у неё была маленькая копия любимого человека, на которого можно было бы перенести всю свою любовь.
  Резко поднявшись с кресла, Кирилл подошёл к окну. Аня молча кусала губы, смотря себе под ноги, и стараясь не слишком привлекать к себе внимания. Слишком много грязи было в этой семье. Как же ей не захлебнуться?
  - Ей стало казаться, что все вокруг смеются над ней - после долгого молчания сказал Кирилл, смотря в окно, на безоблачное холодное небо - конечно, это была паранойя. Такой финал браков по расчету совершенно обыден и не выходит за какие - то рамки. Но мать жалели. И этого она уже перенести не могла.
  - Неужели твой отец не видел, что происходит с его женой? - тихо спросила Аня, слегка раскачиваясь из стороны в сторону.
  - Скорее ему было все равно - просто ответил Кирилл - а может он тоже...боролся. Не знаю.
  - Поэтому тебя привлекают...парни? - едва слышно сказала Боголюбова - из-за того, что твоей отец изменял матери?
  - Когда она застрелилась, в доме была очередная любовница - Кирилл замахнулся и ударил.
  Оконное стекло жалобно зазвенело, но не разбилось.
  - Знаешь, я до сих пор помню её взгляд, когда она увидела собственного мужа и победно улыбающуюся шлюху - на - ночь, столкнувшись с ними на лестнице. Мы с матерью как раз вернулись из города, и все руки были забиты подарками и пакетами. Кажется, дело было под Новый год... мне показалось, что из неё словно жизнь вырвали, и оставили только оболочку. А та стерва только спряталась за спину отца, насмешливо смотря в лицо моей матери, даже не пытаясь выглядеть виноватой.
  Кирилл прервался и с силой потер лицо, словно прогоняя ненужные воспоминания.
  - Я отнёс свои покупки в комнату и побежал к маме, чтобы рассказать... о чем же я хотел ей рассказать? Не помню... а когда открыл дверь, увидел, что она держит в руках пистолет. Знаешь, она улыбалась. Смотрела куда - то в окно и улыбалась. А потом - выстрел и все закончилось. Дальше для меня всё было как в тумане, но знаешь, что я запомнил так же отчетливо, как звук выстрела? Рыжие волосы. У той женщины, которая стала последним гвоздем в гробу Марины Осиповой, были рыжие волосы. Наверное, именно поэтому я ненавижу этот цвет. Впрочем, женщины тоже стоят мне поперек горла. Наверное, потому, что они улыбаются точно так же, как улыбалась она.
  Аня молчала, старательно смотря себе под ноги, стараясь не привлекать к себе много внимания. Похоже, эта тактика станет единственной приемлемой для сохранения собственного рассудка и психики. Хотя, что-то в словах Кирилла заставило девушку нахмуриться в попытке поймать ускользавшую мысль.
  Осипов сказал, что ненавидит рыжеволосых? А ведь Лиля с первого дня своего знакомства твердила, что он её ненавидит!
  - Кто бы мог подумать, что у Орловой такая сильная интуиция?
  - Поэтому ты так относишься к Лиле? - тихо спросила Аня, поднимая голову и смотря на жениха.
  - Орловой? - переспросил Кирилл, поворачиваясь к девушке - а причем тут... о, понял. Нет, у меня не поэтому такие натянутые отношения с твоей рыжеволосой подругой. Скорее, тут целый ряд причин.
  - Например?
  - Тебе-то какая разница? - удивленно поинтересовался парень, возвращаясь в кресло, на которое Аня теперь не могла смотреть без отвратительной холодной дрожи.
  Как будто смотришь на покойника.
  Зачем его вообще оставили в доме?
  - Она моя подруга - честно сказала Боголюбова, стараясь смотреть куда угодно, но только не на кресло - поэтому мне бы очень хотелось знать, что ты не будешь доставлять ей особых проблем.
  - Я никому и никогда не доставляю проблем - легкомысленно отмахнулся от слов девушки Кирилл - ну, кроме своего отца, разумеется.
  - Кирилл, я могу рассчитывать на то, что ты не будешь отравлять ей жизнь?
  - Почему ты вообще решила, что я хоть как - то отравлял ей жизнь? - хмуро поинтересовался парень, закидывая ногу на ногу - насколько я могу вспомнить, мы с ней пересекались от силы пару раз. Гонки не в счет, там я не сказал ей даже слова.
  - Ты явно недооцениваешь свои способности - пробормотала Аня.
  - Слушай, забудь об Орловой - попросил парень, наклоняясь вперед, так, чтобы их с Аней разделяло несколько десятков сантиметров - она не тот человек, ради которого можно положить свою жизнь на алтарь.
  -Всё дело в нем, да? В Илье? - едва слышно спросила девушка.
  Слова Виктора Сергеевича о том, что его сын предпочитает парней, откровенная неприязнь мажора к Орловой и, как венец этого кошмара - на удивление хорошие отношения с Ильей Преображенским.
  Во что же она ввязалась?
  Кирилл сжал губы в тонкую полоску и недобро сузил серые глаза. Впрочем, ответ Ане был уже не нужен.
  - Я пойду - девушка поднялась с дивана так резко, что у неё на мгновение закружилась голова - провожать не нужно. Я прекрасно доберусь до автобусной остановки.
  - Лучше я вызову тебе такси - Осипов даже если и понял, почему Аня хочет как можно скорее покинуть этот дом, вида не подал, открывая перед нервничающей девушкой дверь комнаты - всё-таки автобусы в этом районе крайне редкое явление.
  - Хорошо - нервно отозвалась Аня, понимая, что готова идти до города пешком, если не будет других вариантов.
  Только бы не оставаться в этом доме.
  Только бы не оставаться с Кириллом Осиповым дольше, чем на пару минут.
  Иначе её начнет тошнить от всей этой грязи и мерзости.
  - Полагаю, наш договор остается в силе? - тон парня стал официальным и сухим, словно они обсуждали покупку дома - учти, я не для того вытаскиваю с того света твою мать, чтобы ты потом сослалась на разные характеры и ушла в закат.
  - Я понимаю - кивнула головой девушка, плотнее кутаясь в свое пальто - но я могу спросить об одной вещи?
  - Спрашивай - после минуты молчания разрешил парень, внимательно следя за белой машиной с фирменным логотипом, которая неспешно подъезжала к воротам особняка, возле которых стояли "компаньоны".
  - Какова вероятность того, что ты... - Аня не договорила, поняв, что просто не может заставить себя произнести эти слова в слух.
  На что же она надеется? Что Кирилл, пожив с ней, станет нормальным? Но разве для самого себя он не входит в понятие нормы? В конце концов, какое ему дело до того, что будет чувствовать сама Аня? Разве это не её проблемы?
  - Что я перестану раздвигать ноги под мужиками? - подсказал парень, неприятно усмехнувшись, вспомнив отвращение на лице отца при этих словах- мне казалось, что ты уже достаточно взрослая для того, чтобы верить в сказки. Впрочем, если ты захочешь нормальных отношений на стороне, я не буду против. Единственное, чего ты не получишь - это развод.
  - Тогда чем эти отношения будут отличаться от тех, что были у твоей семьи? - спросила Аня, чувствуя, что внутри расползается лед, вытравливая все чувства, которые помогали ей держаться на плаву.
  - Знаешь, почему я действительно рад, что именно ты станешь моей женой? - поинтересовался Кирилл, поворачиваясь к замершей Ане и обнимая её за плечи, под внимательным взглядом двух пар глаз : водителя такси и мрачного отца, стоящего у одного из многочисленных окон старинного дома - у тебя хватит ума не втягивать себя во всю эту хрень с чувствами и самопожертвованием. Ты ни за что не сделаешь той же ошибки, что моя мать - не отдашь мне свою жизнь, безропотно подчиняясь и принимая. Ты выживешь, даже если ради этого придется прогибаться под других. И мне это чертовски нравиться. Поверь мне, мы сработаемся.
  Боголюбова стеклянным взглядом смотрела на искусный узор кованных ворот, за которыми теперь начинался её собственный ад. Слова Кирилла ядом текли по венам, отравляя и убивая.
   Улыбайся и молчи, Аня.
  Улыбайся и молчи.
  - С моей матерью точно все будешь хорошо? - холодно спросила девушка, постепенно беря себя в руки.
  Раз уж ей придется заплатить такую цену, она должна быть уверенна в результате.
  - Я никогда не бросаю свои слова на ветер - серьезно произнёс Кирилл, отстраняясь и проводя рукой по длинным светлым волосам - что ж, не буду тебя задерживать, дорогая. Думаю, что в ближайшее время мы ещё встретимся, так что не прощаюсь. Ах да, кстати! Не пойми неправильно, у тебя прекрасный вкус и мне безумно нравиться, как из всего этого хлама ты можешь сделать что - то достойное, но давай лучше не будем рисковать и подберем тебе действительно стоящую одежду. Вскоре с тобой захотят познакомиться, поэтому придется выглядеть подобающе.
  - Как кажешь - безразлично отозвалась Аня, хотя ещё вчера бы её безумно разозлил этот пренебрежительный тон.
  Но сегодня, после всего этого ужаса, покупка новой одежды казалась таким пустяком, что на него даже не обращаешь внимания. Наверное, ей стоит присмотреть себе доспехи. В конце концов, в глазах большинства она - спасительница Кирилла Осипова.
  Где бы теперь достать коня?
  Вот только оказавшись, наконец, дома, в тишине комнат и одиночестве, спасительный лед треснул, безжалостно обнажая все, что успело накопиться за это время. Слез не было. Аня даже успела удивиться этому факту, спокойно и размеренно разрывая очередную тетрадь, которая попадала под руку.
  Она сама в это ввязалась. Приняла решение, совершенно не думая о последствиях и поддаваясь на слова Осипова. Хотя, нет, не Кирилла. Во всем виновата её гордость и самолюбие. Её потребность быть кому - то нужной. Шанс наконец - то достичь своей мечты, пусть и таких способом. Вот теперь она действительно нужна, так что поздно крушить все, что попадается под руку. Надо взять себя в руки и идти дальше. Сломаться она всегда успеет.
  - Знаешь, у тебя просто ужасный вкус в одежде - произнесла Аня, с усмешкой смотря на задумчивого Кирилла, который практически ничего не сказал за то время, когда ушел Артём Смелов.
  - Ты жестока - притворно вздрогнул Осипов, вырываясь из раздумий и улыбаясь девушке в ответ.
  - Советую привыкать - пожала плечами девушка, ощущая уже привычную ледяную броню вокруг сердца.
  - Если честно, то только на это я и рассчитываю - улыбнулся Кирилл - уверен, что твоего прекрасного вкуса будет достаточно для нас двоих.
  - Не сомневайся - спокойно сказала Аня - что ж, что у тебя дальше по плану?
  - Сегодня вечером прием - со вздохом произнёс парень, оплачивая счет за их заказ и отдавая меню официанту - так что стоит подготовиться. Многим не терпится с тобой познакомиться.
  Аня улыбнулась, чувствуя, как лед расползается по всему телу, делая её настоящей Снежной королевой, с волшебным зеркалом вместо души.
  Улыбайся и молчи, Аня.
  Улыбайся и молчи.
  
  
  * * *
  
  Мама удивленно смотрела на то, как я, сцепив зубы, расстегиваю пуговицы пальто. Пальцы дрожали, из-за чего я несколько раз останавливалась, стараясь успокоиться и просто не вырвать пуговицы вместе с петлями.
  - Всё нормально? - осторожно поинтересовалась мама, выглядывая из кухни в прихожую - ты какая - то нервная...
  Ты даже не представляешь насколько!
  Я рывком подняла голову и уставилась прямо в мамины глаза, стараясь без слов передать, как я сейчас настроена отвечать на любые вопросы.
  - Всё замечательно - сквозь зубы произнесла я, наконец - то расправившись с ненавистными пуговицами - и будет ещё лучше, если мы закончим наше общение именно сейчас. Надеюсь, ты не будешь особо против?
  - Что случилось? - мама вышла в коридор, скрестив руки на груди и хмуро смотря на меня - Лиля? Что - то в университете?
  - Нет - отозвалась я, стараясь говорить ровно и спокойно - я пойду к себе. \День какой - то....странный. Наверное, из-за вспышек на солнце.
  Интересно, а мама тоже знала о Великом Плане Ильи?
  Я замерла возле двери своей комнаты, вцепившись побелевшими пальцами в дверную ручку. Нет, не может быть. Даже моя мать не настолько жестока, чтобы знать обо всем и молчать. Хотя, у неё хватило решимости молчать и не рассказывать мне о " хорошем" влиянии Ильи на мою самооценку и общении с окружающими, так почему этот случай должен был стать исключением?
  - Мама - не оборачиваясь начала я, но тут же осеклась.
  Нет, наверное, я слишком много думаю.
  К тому же, где гарантия того, что узнав правду она не встанет на сторону Ильи?
  Мне нужен человек, который будет рядом со мной, а не начнет винить меня во всех грехах, которые так или иначе произошли с Преображенским.
  - Что такое? - настороженно спросила мама, подходя ближе и осторожно касаясь моего плеча - Лили, что произошло? Не пугай меня так.
  - Всё нормально - улыбнулась я, похлопав по руке, которая лежала у меня на плече - я просто устала. Так что, надеюсь, ты не слишком обидишься, если я до вечера не выйду из комнаты.
  - Да что с тобой? - воскликнула мама, резко поворачивая меня к себе - что успело случиться за то время, пока ты была на учебе? У тебя проблемы с преподавателями? С подругами что - то не так? Лиля, ты же можешь мне всё рассказать!
  Разве на этот раз ты примешь мою сторону?
  - Всё нормально - через силу улыбнулась я, хотя, наверное, моя попытка была слишком жалкой - я, правда, устала. Столько всего произошло, что мне кажется, будто я - Атлант, держащий на плечах целое небо.
  Мама поджала губы, но допытываться не стала. Отпустив меня, она молча сделала два шага назад, не сводя с меня внимательного и обеспокоенного взгляда. Благодарно улыбнувшись, я рывком открыла дверь в свою комнату и с облегчением ввалилась в свой спасительный мир, оставляя за закрытой дверью все проблемы и секреты.
  Сумка выпала из ослабевших пальцев, ноги почему - то перестали держать, а тело словно покрылось цементом, становясь неподъемным. Рухнув у дверей на пол, я обессиленно прислонилась спиной к стене, пустым взглядом смотря в окно.
  За что мне это?
  Почему именно я должна быть той, кто всегда и за все в ответе?
  Почему Илья не мог выбрать эту Инну и отстать от меня?
  Почему Саша, вместо того, чтобы сказать родителям, обратился ко мне, словно я действительно могу как - то помочь?
  Почему мне нельзя быть эгоисткой и заставлять окружающих решать мои проблемы?
  - Хватит - прошептала я, уткнувшись лбом к колени - так нельзя, Лиля. Чем ты тогда будешь лучше остальных? Посмотри на себя: сидишь на полу и упиваешься жалостью самой к себе. Самой не противно?
  Противно. Даже мерзко и стыдно, но я ничего не могла с собой поделать. Обида душила изнутри, заставляя задыхаться.
  Что же мне делать? - слегка раскачиваясь из стороны в сторону спросила саму себя я, сильнее сжимая пальцы в своих волосах - к кому идти?
  Просто поговорите со мной.
  Скажите, что я ни в чем не виновата.
  Я просто хочу нормальной, спокойной жизни, а не эту чертову карусель без тормозов.
  Телефон в сумке завибрировал, вырывая меня из моего личного болота отчаянья и тоски, заставив очнуться. Может, это Олень?
  Но на экране высветился номер Ани Боголюбовой.
  - Слушаю - удивленно произнесла я, не понимая, что может понадобиться от меня подруги.
  - Лиля, ты не слишком занята? - спросила Аня.
  - ;Пока нет - осторожно отозвалась я, сжимая в руках гладкий корпус телефона - что - то случилось?
  - Я просто...ты сегодня виделась с Сашей - запнулась Аня, но тут же взяв себя в руки, продолжила - я слышала, что с Ильей что - то не так в последнее время, и он наверняка попросил тебя о помощи...
  - Только не говори мне, что ты тоже в курсе все этой истории - сквозь зубы произнесла я, понимая, что ещё немного и начну убивать.
  Они что, издеваются?!
  Ну, кто ещё был в курсе? Весь универ? Весь город? А может, весь мир?
  И только я ничего не знала?
  - Истории? - удивилась Аня - какой истории?
  - Забудь - отозвалась я, не понимая, радоваться ли мне от осознания того, что подруга всё-таки была не причем или огорчаться.
  - Лиля, послушай, я понимаю, что лезу не в свое дело, но...
  - Что? - холодея спросила я, медленно поднимаясь с пола и делая несколько шагов к окну.
  Неужели она всё-таки знала?
  - Я...так вышло, ты не думай! - паника в голосе подругой стала такой сильной, что я словно наяву увидела закушенную губу и нахмуренные светлые брови на красивом лице - в общем, я случайно услышала разговор Кирилла и какого - то парня...
  Ещё одно прекрасное событие этого дня: Анна Боголюбова только что подтвердила, что действительно состоит в отношениях с Кириллом Осиповым. Пусть непрямым текстом, но всё же. Вот только почему она...
  - Ты знаешь, что я... - я замолчала, стараясь подобрать слова.
  Что я что? В курсе их отношений? Ну и что? Мы взрослые люди и каждый может выбирать для себя нужного человека.
  - Догадывалась - призналась Аня, после короткого молчания - да и Варя сегодня тоже вела себя необычно. Она совсем не умеет притворяться и обманывать.
  - Я бы очень хотела, чтобы все люди были такими как она - сквозь зубы произнесла я.
  - Ситуации могут быть самыми разными - тихо произнесла Аня - скажи, мы можем сейчас встретиться? Я понимаю, что время не очень подходящее и если ты откажешь, пойму. Просто... у меня на душе неспокойно. Давай позовем Варю и как раньше устроим себе веселый вечер?
  - Прости, но у меня сейчас совершенно нет никакого настроения праздновать и веселиться - призналась я.
  - Тогда просто поговорим - тут же сказала Аня, словно только и ждала этого ответа - уверенна, нам есть что сказать друг другу. Я бы не хотела, чтобы наша дружба прекратилась из-за недопонимания и обид.
  Я рассмеялась. Вот она - Анна Боголюбова! Пока мы с Варей пытались разобраться за её спиной в том, что вообще происходит с подругой, она сама предложила всё рассказать. Как можно быть настолько...хорошей?
  - Ты точно человек? - кое - как успокоившись спросила я, переводя дыхание.
  - Ты о чем? - удивилась Аня.
  - Ты же все поняла, да? - прямо спросила я - когда сегодня Варя пыталась выпытать у тебя признание... почему ты хочешь рассказать? У каждого человека могут быть свои секреты и обстоятельства, о которых необязательно знать другим.
  - Я не хочу, чтобы вы думали, будто я вам не доверяю - призналась Аня - но мне было сложно решиться. На самом деле я совсем не хочу, чтобы вы знали об этой истории больше положенного, но...вы - мои единственные друзья. Если я вас потеряю, то останусь совсем одна. А это последнее, чего бы мне хотелось.
  Останется одна? Неужели что - то случилось с её мамой?
  - Что - то со Светланой Аркадьевной? - выпалила я.
  Для Ани мать была всем. Ради неё она готова была на любые жертвы и поступки. Может ли быть что...
  - Что этот ублюдок тебе пообещал? - тихо спросила я у напряженно молчавшей Ани - только не говори, что он начал шантажировать тебя матерью!
  Если это действительно так, то я совершенно не завидую Кириллу Осипову. И плевать, какие последствия это за собой повлечет, я всё равно убью его.
  - Лиля это не совсем... - Аня прервалась, а я заметалась по комнате, в попытках найти более - менее удобную одежду, чтобы в случае чего можно было бежать - в общем, тут все не так просто, поэтому...
  - Я к тебе сейчас приеду - прервала подругу я, хватая спортивный костюм - и по дороге наберу Варю. Так что дверь лучше не закрывай, иначе она их просто снесет.
  - Хорошо - в голосе Ани послышалась слабая улыбка - буду ждать с открытыми настиж дверями.
  - Договорились - кивнула головой я и сбросила вызов, начиная спешно собираться.
  Вот дура, а! Сидела, жалела себя, думала, что у только у тебя действительно серьезные проблемы, хотя под носом творилась такая вакханалия, что тошно становилась при одной мысли. Ане ведь было в разы хуже чем мне все это время, но она даже не показывала этого! Улыбалась и только успокаивала меня, вместо того, чтобы велеть заткнуться и собраться. И за что мне досталась такая подруга?
  - Лиля? - мама удивленно смотрела на то, как я спешно натягиваю кроссовки и стараюсь собрать длинные волосы в подобие хвоста - ты куда?
  - К Ане - отозвалась я, хватая с вешалки куртку и пытаясь попасть в рукава - думаю, что до утра, так что передай, пожалуйста, папе, чтобы он не волновался.
  - Что за спешка? - продолжала допытываться мама, не спуская с меня настороженного взгляда - что - то случилось?
  - Нет, просто мы давно не собирались вместе - отозвалась я, застегивая молнию на куртке - вот и решили, что надо наверстать.
  - Ты же понимаешь, что я не поверю в эту отговорку? - прямо спросила мама, скрестив руки на груди.
  - Да - призналась я - более того, я была бы удивленна, если бы у меня получилось тебя отвлечь.
  - Когда ты вернешься, я устрою тебе знатную промывку мозгов - пообещала мама - и ты мне всё расскажешь. Куда ты опять успела влезть?
  - Время приключений - бодро отозвалась я, и, подскочив к маме, поцеловала её в щеку, после чего выскочила за дверь.
  Лифт я сознательно проигнорировала, сбегая по ступенькам лестницы с таким грохотом, словно привела в дом слонов. Но это было последним, что меня волновало.
  Аня жила не так уж далеко от меня, но главная проблема была в том, что напрямую в её район было не попасть. Ни трамвай, ни маршрутка от моего дома в ту сторону не ездили, поэтому приходилось добираться в объезд, что сегодня раздражало меня особенно сильно. И какой дурак придумал построить очередной продовольственный и тем самым попортить и без того не радостную картину дорог нашего города? Премию Дарвина ему, пожалуйста.
  Варя от новостей в восторг не пришла, но пообещала приехать сразу.
  Я знала, что там что - то не так! - кричала подруга в трубку, пока я нетерпеливо ждала очередной трамвай, который наконец - то отвез бы меня туда, куда нужно - но нет! Сразу сказать мы не можем! Мы для этого слишком благородные! Придушить бы это благородство, чтобы не мучилось! Ну, если этот мажор чем - то её шантажирует, я ему оторву все, что может принести в его серую жизнь радость и счастье!
  На месте Кирилла Осипова после такого заявления я бы капитулировала без боя.
  Аня действительно нас ждала. Едва я убрала руку от домофона, как дверь дома распахнулась, а сама хозяйка квартиры нетерпеливо выглядывала со второго этажа.
  Варя приедет минут через десять - предупредила я, пытаясь отдышаться после бега по ступенькам.
  И плевать, что это был всего лишь второй этаж!
  Ну, знаешь, пробки - помахала рукой в воздухе я, продолжая делать глубокие вдохи - воды не - найдется? Я сегодня что - то не в форме.
  - Конечно - улыбнулась Аня - даже чай есть.
  Всё-таки квартира подруги всегда как - то отличалась от всех, где я была. Несмотря на минимум мебели, картин и прочих "мелочей для уюта", тут действительно было здорово. Светлые стены и белоснежные занавески, светло - коричневый паркет и песочного цвета мебель...эта квартира была словно вырезана из янтаря. И почему - то я не могла представить Аню где - нибудь в другом месте.
  А уж в доме Осиповых тем более.
  Варя действительно примчалась через десять минут и развила бурную деятельность, не снимая теплой куртки.
  - Так, ты, Лиля, рубай телек - начала раздавать указания гражданка Котова, отбрасывая с лица фиолетовые волосы - за тобой, Аня, чай. Я принесла торт и мороженное. А, ещё прихватила список мелодрам, но он так, на скорую руку.
  - Причем тут мелодрамы? - удивилась я, не совсем понимая, к чему клонит Варя.
  - Будем оправдывать перед соседями вой и скулёж, который вы обязательно разведете - жестко отозвалась подруга, гневно сверкая глазами - тоже мне, великие страдалицы! У одной херня твориться, думала, что хоть у Ани ума хватит держаться подальше от проблем так нет, она умудрилась даже Лилю обогнать в этом вопросе. Поздравляю! Кому вручать диплом главного неудачника этого года?
  - Спасибо, твоя поддержка просто неоценима - процедила сквозь зубы я.
  Хотя, чего ещё стоило ожидать от Варвары Котовой? Сочувствия? Поддержки? Сопереживания? Никогда. Варе были чужды эти понятия. Она скорее предложит пойти и накостылять обидчику, чем тихо - мирно пересидеть в уголке. Наверное, именно поэтому в ситуациях подобной этой, наличие в друзьях Варвары - неоценимый плюс. Иначе я и Аня просто утонули бы в своих болотах.
  - Ну что там с чаем? - поторопила Варя, снимая куртку и впихивая в руки Ани коробку с тортом - я, между прочим, на него всю дорогу смотрела. А в магазине вообще едва подралась с одним мужиком.
  - Ты хотела подраться со взрослым мужчиной? - не поверила Аня, ставя торт на кухонный стол и включая чайник - серьезно?
  - Он первый начал меня оскорблять - отозвалась Котова, усаживаясь за стол и за руку притягивая меня на соседний стул - или он думал, что я ему только из-за его возраста уступлю? Ну так я ему и сказала, что сочувствую.
  - Чему ты сочувствуешь? - поинтересовалась я, поневоле втягиваясь в беседу.
  - Тому что он с каждым годом всё ближе и ближе к могиле. А тут ничего веселого нет - усмехнулась Варя, опасно сузив глаза - ох и визг он поднял! Весь магазин сбежался.
  - Вот почему ты даже в магазин не можешь спокойно сходить? - устало поинтересовалась Аня, присаживаясь напротив нас и разрезая ножом веревки с коробки.
  - Наверное потому, что люди, видя мой цвет волос и независимое выражение лица думают, что могут учить меня жизни - фыркнула Варя - ну, типа, становление на путь истинный и всё такое. А я, может, не хочу становиться на путь истинный! Может, мне и на моем месте хорошо! Вот почему об этом никто не думает?
  - По - моему ты преувеличиваешь - покачала головой Боголюбова, закончив возиться с веревками - уверенна, что тот мужчина не хотел сказать тебе ничего плохого.
  - Люди любят унижать других потому, что это помогает им чувствовать себя хозяевами положения - резко сказала Варя, хлопнув рукой по столу.
  Аня поджала губы, но промолчала. Я тоже не нашлась с ответом, тем более, что спорить с Варей - себе дороже. У Котовой был свой взгляд на мир, который она была готова отстаивать до победного.
  - Ладно, не будем о противном старом мужике - собралась Варя - лучше расскажите мне, что за фигня с вами твориться. И, пожалуй, начнем с Ани, потому что о Лилиных проблемах я знаю хотя бы пару слов.
  - Мне нечего рассказывать - пожала плечами Аня, расставляя кружки - ну, кроме того, что я выхожу замуж.
  - Ну да, такое же каждый день встречается - пробормотала Варя, нервно усмехнувшись - сегодня ты, завтра - я, послезавтра Лилька...фигня вопрос. Издеваешься?! - завопила подруга - нечего рассказывать?! Да как ты вообще связалась с мажором? Ты же его ненавидела!
  Понеслась.
  Аня нахмурилась, но, судя по ее решительному виду, отступать от своего решения она была не намерена.
  - Может, расскажешь? - тихо попросила я, протягивая руку и осторожно сжимая холодные пальцы Боголюбовой.
  - Да нечего рассказывать - отмахнулась подруга, но руку не убрала, что по - своему было если не хорошим, то хотя бы обнадеживающим знаком - в общем, оказалось, что мы неплохо ладим, поэтому решили попробовать, вдруг получиться?
  - Мы с Варей быстро переглянулись. Аня что, серьезно думает, что мы в это поверим?
  - Ты нас за дур принимаешь? - угрожающе поинтересовалась Варя, озвучивая мои мысли и наклоняясь вперед, зло сузив глаза - подробнее, Анна. Иначе я прямо сейчас пойду бить морду Осипову.
  В чем лично я не сомневаюсь совершенно. Честно говоря, я удивлена, почему Котова всё ещё тут, а не идет исполнять свою угрозу.
  - Я не могу рассказать всего - призналась Аня, переводя умоляющий взгляд с меня на Варю и обратно - это не мои тайны. Просто так было нужно. Он не сделал мне ничего плохого, наоборот, очень помог. Потом так получилось, что я смогла помочь ему и...
  - Закрутилось? - услужливо подсказала Котова.
  - Варя! - зашипела я, увидев, как вспыхнули бледные щёки подруги - прекрати сейчас же!
  - Что-то не так? - удивилась Варя, хотя я прекрасно знала, что Котова очень зла и едва сдерживается, чтобы не начать кричать - по мне, так всё прекрасно.
  Вот что теперь делать?
  Оставлять как есть - нельзя. В конце концов, Варя может просто сорваться и совершенно перестать себя контролировать. На что она способна в таком состоянии даже страшно вспоминать.
  И крупный старшеклассник, чей нос был разбит хрупкой девятиклассницей с одного удара отличное тому подтверждение.
  - Я попробую рассказать так, чтобы не нарушить чужие тайны - попыталась разрядить ситуацию Аня, глубоко вздохнув - в общем, это произошло, когда я оставалась вместо мамы на дежурстве в аптеке. Кириллу стало плохо и он по чистой случайности оказался поблизости. Я вызвала Скорую, мы поговорили и он предложил помочь с лечением мамы. Потом мы встретились ещё несколько раз и решили, что неплохо было бы...попробовать.
  Я нахмурилась, но промолчала. Вот не поверю, что всё так прекрасно! В чем подвох?
  - Неужели? - сквозь зубы произнесла Варя, явно не поверив больше половины слов Ани - мы сейчас точно говорим про Кирилла Осипова? Что, всё было настолько розово, мило и безобидно? Зная его, мажор наверняка вломился к тебе в бессознательном состоянии после наркоты или напившись до зеленых слонов. А потом ещё начал тебя шантажировать.
  Ты сгущаешь краски - устало улыбнулась Аня - я понимаю, что ты не доверяешь Кириллу. Я и сама не до конца ему верю, но...
  - Да ты хоть в курсе, что он...! - Варя вскочила и едва успела закрыть себе рот рукой, не давая вырваться злым словам.
  Да что тут вообще происходит?
  Похоже, я действительно недооценила Варю и степень её проницательности.
  Интересно, есть ли хоть что - нибудь, о чем она не знает?
  - Это наше дело - твердо сказала Аня, тоже поднимаясь из-за стола - если у него какие - то проблемы, то мы вместе это решим. Спасибо за волнение, но это абсолютно лишнее, Варя.
  - Прекрасно - сквозь зубы произнесла Котова, с трудом держа себя в руках - что ж, раз это ваше дело, я не лезу.
  - Так, спокойно! - я вскочила со своего места, становясь между подругами, которые сверлили друг друга тяжелыми взглядами - мы собрались здесь не потому, что хотела разругаться! Да что с вами такое? Варя, Аня, прекратите сейчас же!
  Да что за дурдом такой? Почему нельзя все решить нормально? Может, мне все сошли с ума, просто не заметили этого?
  - Но она...! - Варя поперхнулась от возмущения, указывая в сторону замершей Ани - почему она не хочет нам ничего говорить? Этот козёл наверняка её шантажировал! Просто помощь? От Кирилла Осипова? Не смеши меня! У него никогда и ничего не бывает просто так!
  Я вздрогнула, услышав эти слова. Кажется, Фей говорил тоже самое про Илью. Как же давно это было...
  - Аня рассказала все, что могла - тихо произнесла я, сжимая кулаки - и требовать большего мы не в праве.
  Варя устало вздохнула и, сжав пальцами край стола, низко опустила голову. Фиолетовые пряди скрыли её бледное лицо словно завеса, и от этого усталого жеста становилось не по себе. Кажется, не одной мне пришлось паршиво.
  - Прости, Аня - тихо сказала Варя, не поднимая головы - я понимаю, честное слово, понимаю. Но вот так опустить руки...если что - то случиться, я даже помочь не смогу. Ты всегда решала всё сама, но в этот раз тебе не справиться, понимаешь? Осипов не тот человек, который бросает слова на ветер. Но раз ты знаешь, что делаешь, то я не полезу.
  - Я запомню - отозвалась Аня, подходя к Котовой и, протянув руку, осторожно погладила девушку по напряженной спине - спасибо.
  Варя усмехнулась, но промолчала. Я топталась на месте, не зная, что мне делать. С одной стороны нужно было тоже как - то подбодрить подруг, но с другой...кажется, понимание между собой им сейчас было нужнее, чем моя поддержка.
  - Сделаю- ка я чай - пробормотала я, срываясь с места.
  Стараясь как можно громче переставлять чашки и искать сахар. Сделать хоть что - нибудь, лишь бы не слышать то, что происходит за спиной - единственное, что я могла в тот момент. Руки почему - то дрожали, а в глазах всё двоилось, словно я сама была готова разрыдаться. Может, так и сделать? Вдруг мне станет легче?
  - Ладно, хватит устраивать тут потоп соседям- слишком бодро произнесла Варя и рассмеялась, пытаясь вернуться к своему обычному поведению - ну где там чай? Лилька! Ты заснула, что ли?
  - Слушаюсь и повинуюсь, мой господин - отозвалась я, смаргивая слезы и ставя чашки на стол - простите, что так долго.
  - А что там с Ильей? - весело спросила Варя, заставив меня замереть.
  Как же хорошо, что в этот момент у меня ничего не было в руках!
  - С ним всё...нормально - отозвалась я, стараясь лишний раз не смотреть на Варю.
  - Саша сказал, почему его не видно в последнее время? - к счастью, Варя была слишком занята тортом, поэтому не заметила, моего состояния.
  - Нет - врать с каждым разом становилось всё легче и легче.
  По крайней мере другим.
  - Тогда зачем ты ему понадобилась? - посмотрела на меня Котова, сузив карие глаза - Лиля? Только не говори мне, что у тебя тоже проблем выше крыши, но ты как великомученица решила о ним молчать. Опять Илья, да?
  Как будто у моих проблем может быть другое имя - усмехнулась я, чувствуя, как внутри поднимает голову обида.
  Вот интересно, если я сейчас начну жаловаться и просить помощи это будет звучать жалко? И если да, то насколько?
  - Но знаешь - продолжила я, силой воли запихивая все эмоции как можно глубже - в отличии от Ани, тебе совершенно не нужно волноваться. В конце концов, Илья - взрослый мальчик, у которого есть любящий старший брат. И жертвой я ну никак не стану.
  И кем же ты станешь? - в тон мне спросила Котова, протягивая мне чашку чая, совершенно не обращая внимания на бледную Аню, которая расширившимися глаза смотрела то на меня, то на Варю, словно не знала, какую сторону ей принять.
  - Судьей - торжественно объявила я, делая глоток.
  - Будешь судить его за грехи? - уточнила Варя, не сводя с меня взгляда.
  - Скорее оправдывать - пожала плечами я.
  В конце концов, разве могло быть по-другому? Никогда. Как бы сильно я его не ненавидела, как бы низко и подло он со мной не поступал, я всегда буду оправдывать его. Интересно почему?
  - Вы знали девушку по имени Инна? - спросила я, внезапно даже для себя, словно озвучивала мысли вслух.
  - Кого? - удивилась Варя, непонимающе смотря на меня - Инну? В первый раз вообще слышу это имя, если честно. Она что, как - то связанна с Ильей?
  - Я слышала - одновременно с Котовой тихо произнесла Аня, не поднимая глаз от чашки чая - давно, и всего один раз, но слышала.
  - Да кто это? - не отставала Варя - мне кто - нибудь вообще объяснит, что происходит?
  - Это... - я запнулась, не зная, как лучше начать - когда - то давно ей очень нравился Илья. По крайней мере, так я слышала. Но потом они поругались, и разошлись.
  И что? - всё ещё не могла понять подруга - ну разошлись и? Что не так - то?
  Вот что мне сказать? И вообще, нужно ли говорить? В конце концов, Саша наверняка не хотел бы, чтобы о проблемах в его семье знали все вокруг. Но Аня наверняка уже всё узнала от Кирилла, если, конечно, я правильно поняла её слова по телефону, да и Варя, с её проницательностью тоже довольно скоро догадается. Но стоит ли влезать мне? Может, пока ещё не поздно, уйти в сторону и вежливо отказаться?
  Я не знаю, как мне всё рассказать - призналась я, низко опустив голову - точнее, имею ли я на это право.
  - Что, и ты туда же?! - казалось, что ещё немного и Варя на меня просто кинется - да вы что, сговорились?! То одна, то вторая! Я вас сейчас прибью!
  - Помнишь, мы с тобой говорили в кафе - решила попробовать объяснить ситуацию я, поднимая взгляд и встречаясь с разозленными карими глазами.
  - Ну? - с нажимом спросила Котова, скрестив руки на груди.
  Аня только покачала головой, но ничего не сказала. Боголюбова осторожно протянула руку и слегка сжала моё запястье, выражая поддержку.
  - Спасибо - улыбнулась я, и снова обратила внимание на Варю - ты тогда сказала, что влюбленность Ильи чем - то похожа на одержимость...
  Ну, по - первых, я сказала, что мне это просто показалось - уперлась подруга - а во - вторых, какое это имеет отношению ко всей этой карусели и этой...как её...Инне? Откуда она вообще взялась?
  Я вздрогнула, стараясь не обращать внимания на то, каким тоном было произнесено имя незнакомой девушки. Почему - то мне совершенно не приходило в голову, что она в каком - то смысле главный виновник всех моих проблем, из которых я сейчас никак не могу выбраться. Инна была чем - то эфемерным, ускользающим и утекающим сквозь пальцы, словно вода. Я даже не могла мысленно представить, как должна была выглядеть девушка, на которую мог посмотреть не только Илья, но и Саша. Наверняка, я проигрывала ей по всем фронтам.
  Глубоко вздохнув, я решительно поставила чашку на стол. Хватит. Одна я не выстою. Варя была права, мне нужна поддержка. И если она есть у Ильи, то почему её не должно быть у меня? Как я могу сама принимать какое - то решение во всем этом хаосе? И пусть Саша будет считать меня эгоисткой, которая легко отдала судьбу его брата на растерзание другим из-за трусости, я не буду его винить. Потому что это правда. Мне не просто страшно, я просто в ужасе от той ответственности, которую взвалили на мои плечи.
  Я действительно настоящая трусиха.
  - Они познакомились в пятнадцать лет - начала я тихо, но постепенно голос креп и уже не напоминал мышиный писк - через общих знакомых.
  - Это каких? - пытливо спросила Варя, наклоняясь вперед, чтобы ничего не упустить.
  - Сашу и Фея - если говорить честно, то до конца - Инна - это сестра Фея, Варя.
  - У этого ненормального есть сестра?
  - Была сестра - горько отозвалась я, и сильнее сжала пальцы Ани, которые обхватывали мое правое запястье - ей очень нравился Илья. Но у них...не сложилось и она...так вышло, что... - голос почему - то срывался почти после каждого слова, заставляя нервничать сильнее - в общем, произошел несчастный случай и Инна погибла. Толпа народа была свидетелями, как и сам Илья. Наверное, после этого у него и появились проблемы.
  В небольшой кухни повисло тяжелое молчание. Я ждала, пока Варя сложит у себя в голове целую картину и сделает свои, порой совершенно невероятные, выводы. Мне даже стало интересно, до чего она сможет додуматься.
  Аня успокаивающе гладила меня по руке, тоже думая о чем - то своем. А как ей рассказал обо всём Кирилл? Наверняка в его варианте я оказалась главных злодеем.
  - То есть, эта Инна, которая сестра Фея, была влюбленна в Илью - медленно начала говорить Варя, словно пытаясь убедить саму себя в чем - то простом и понятном, что никак не желало укладываться в голове - она была влюбленна в Илью. Тот, если мне не изменяет память, взаимностью ей не ответил, иначе об этом знала не только вся школа, но и весь город. Фей наверняка тоже был не особо рад, на счет Саши не знаю. Потом она умирает, а у Ильи начинаются какие - то проблемы...я ничего не упустила?
  - Нет - покачала головой я, делая глоток давно остывшего чая, чтобы хоть как - то смягчить пересохшее горло.
  - Хорошо - довольно кивнула головой Варя - но ты - то тут причем? Или я что - то упустила?
  - Саша сказал, что Илье нужно было за что - то зацепиться - произнесла я, не в силах оторвать глаза от стола - что - то нейтральное, не замешанное в том деле.
  - То есть, ты - уловила Варя, недобро сузив глаза.
  - Да. Как видишь, никакой любви или симпатии. Простой расчет.
  - Но если он выбрал тебя, то наверняка что - то чувствовал - не сдавалась Варя - может, это действительно была не любовь, в привычном нам понимании, но привязанность, дружба, симпатия точно была!
  - Какая теперь разница? - усмехнулась я, смотря в потолок.
  - Саша позвал тебя поговорить об Инне? - спросила Аня, косо посмотрев на хмурую Варю.
  - Он хотел, чтобы я помогла Илье - призналась я - с ним сейчас что - то происходит, поэтому Саша хотел, чтобы я поговорила с его братом.
  - И что же ты будешь делать? - угрюмо уточнила Варя - послушно поговоришь о том, что Илья не виноват в том, что эта...как её...Инна умерла?
  - Я не знаю - честно ответила я - что я могу сказать? И почему он вообще должен меня слушать? Я в тупике.
  - А может не нужно так много думать? - Варя хлопнула рукой по столу - вот смотри, ты наверняка уже прокручивала это в голове сто раз. Зачем? Ну хочет Саша, чтобы ты поговорила, так иди и скажи всё, что думаешь!
  - Если я это сделаю, то мы разругаемся навсегда - твердо сказала я.
  - Вот в этом я не сомневалась ни секунды. Если я всё-таки увижу Илью в ближайшее время то точно не буду сдерживаться и скажу всё, что копилось внутри все эти годы.
  А может это именно то, что тебе нужно? - спросила Варя со свойственной ей прямотой - не думать, а просто пойти и сказать. Вот так просто. И плевать, что будет дальше.
  Наверное, мои глаза стали совсем круглыми от этих слов. Котова фыркнула и, не выдержав, расхохоталась. Аня только покачала головой, но её бледное лицо впервые за этот вечер снова стало живым, а не кукольной маской.
  - Знаете, в чем ваша проблема? - поинтересовалась Варя, упираясь подбородком в ладонь и насмешливо смотря на меня и Боголюбову - вы слишком много думаете. Оцениваете. В любви нет места разуму и логике. Они просто пожирают друг друга, сжигая тебя дотла. Поэтому, если любишь, то не оглядывайся ни на что. Поэтому сразу видно, что никакой любви в вашей жизни нет. Есть страх и неуверенность, обида и разочарование, отчаянье и злость, причем их столько, что можно захлебнуться. Но раз Аня готова всю жить прожить с этими эмоциями, то у тебя, Лиля, ещё есть шанс. Главное, не упусти его.
  От слов Вари внутри все ходило ходуном. Ломалось, трещало, словно тонкая корка льда весной. Дышать становилось легче от понимания того, что я - не одна. Что нашлись те, кто встал на мою сторону, кто сказал, что я имею право на свое мнение, что могу действовать так, как хочу я, а не кто - то. От этого ледяная корка покрывалась мелкими трещинами всё быстрее, а в глазах подозрительно стало двоиться.
  - Спасибо - прошептала я, быстро моргая, чтобы не разрыдаться, наверное, в сотый раз за эту неделю.
  Варя соскочила со своего места и, подбежав ко мне, обняла за плечи, прижимая к себе и осторожно гладя по волосам.
  - Ну хватит, прекрати - шепотом произнесла подруга, чувствуя, как меня начало трясти - никто не в праве говорить тебе, как жить, Лиля. И даже если я, Аня или твои родители встали бы на строну Саши, пинками гоня тебя вытаскивать Илью, ты спокойно могла бы послать нас всех и уйти в закат, понимаешь? Просто потому, что это было твоим решением.
  -Даже если бы я была после этого ужасной эгоисткой в ваших глазах? - уточнила я, чувствуя, как внутри стремительно исчезает темное нечто, безжалостно поедающее меня все эти дни.
  -Ну, остальных ведь не заботит, как они будут выглядеть в твоих глазах - поджав губы произнесла Варя - так почему тебя должно? Повторю для тех, кто не понял с первого раза: ты слишком много думаешь, Лиля. Не надо так.
  Я рассмеялась, крепко прижимая подругу к себе. Аня ободряюще улыбнулась мне и развела руки в стороны, без слов говоря, что ей добавить нечего.
  Наверное, это и есть настоящее счастье - знать, что ты не один. Что всегда найдется тот, кто подставит плечо и скажет, что он рядом. Поддержит и выслушает, даже если при этом у самого проблем по самое горло. И за таких людей стоит бороться.
  Жаль, что я столько времени не замечала, насколько мне повезло.
  -Я вас очень люблю - призналась я, отстраняясь от Вари и серьезно смотря на обеих подруг - если бы не вы, я бы сошла с ума, пытаясь вытянуть все в одиночку. Спасибо, что поддержали меня.
  -Не нужно бояться просить помощи - серьезно произнесла Котова, возвращаясь на свое место - иногда нужно просто сказать, что тебе - плохо, страшно или обидно, а не душить эти эмоции в себе. Иначе, зачем нужны друзья, как не для поддержки?
  -Аня - я посмотрела на Боголюбову, которая все ещё стояла на месте, словно статуя - я понимаю, что ты привыкла справляться со всем сама. И отговаривать тебя от вашей...ваших отношений с Кириллом тоже не буду. Но, если тебе вдруг понадобиться с кем - то поговорить, что - то рассказать или просто кого - то хорошенько поругать, я всегда к твоим услугам. Думаю, Варя тоже не останется в стороне, правда, действовать она будет гораздо жестче.
  Ещё бы - пробормотала Котова, даже не думая опровергать мои слова - я вообще могу даже не дослушать и сразу пойду нахальным богачам морду бить.
  Аня рассмеялась, окончательно расслабляясь. Даже сама атмосфера на небольшой, но уютной кухне стала спокойней. Ушло напряжение и недомолвки. И хоть я, да и Котова, прекрасно понимали, что Аня рассказала нам всего лишь малую часть из того, что на самом деле происходило в её жизни с появлением Осипова, большего требовать от неё мы были не в праве. Когда сама Боголюбова будет готова к последствиям этой, без сомнений, некрасивой правды, вот тогда мы всё узнаем. Но, не смотря на то, что произойдет это нескоро, мы всё-таки смогли удержаться на плаву, и не пойти разными дорогами, оставшись в жизни друг друга не как приятное воспоминание, а как реальные люди.
  -А что касается Ильи - снова заговорила Варя, после того, как все немного успокоились - я считаю, что поговорить тебе с ним всё-таки нужно. Пусть на повышенных тонах, пусть вы разругаетесь окончательно, но ты хотя бы узнаешь праву. Не со слов Саши, не догадываясь обо все сама или вовсе с подсказкой третьих лиц, а от самого Ильи. Думаю, уже ради этого стоит рискнуть.
  -Она права - твердо сказала Аня, подходя ко мне и слегка сжимая плечо - вам действительно пора во всем разобраться.
  -Но я совершенно не представляю, что ему сказать! - я в панике за озиралась по сторонам в поисках поддержки - а что, если я увижу его и просто разрыдаюсь, обвиняя во всех смертных грехах?
  -Тогда я сама тебя прибью - честно отозвалась Варя, поморщившись - соберись уже. Хватит позволять использовать себя как игрушку. Иди и сломай хребет его самомнению. Тоже мне, кукловод нашелся.
  Я рассмеялась и весело переглянулась с Аней. Вот интересно, Котова хоть когда - нибудь опускает руки? Её вообще хоть что - нибудь может сломать? Очень надеюсь, что нет. Всё-таки, Варвару Котовой можно было смело называть непотопляемой, иначе и быть не могло. Это будет уже не Варя.
  Уже прощаясь в коридоре с Аней, я спешно натягивала куртку, стараясь хоть немного успокоить Варю, которая нетерпеливо ходила из стороны в сторону, по узкому коридору, представляя лицо матери, которая совершенно не ждет увидеть блудную дочь раньше утра. Но лучше, если мы распрощаемся именно сейчас, не растягивая эту встречу до самого утра. Пока мы ещё держимся в рамках дозволенного, не претендуя на что - то большее.
  -Ну, удачи тебе - улыбнулась я - да иду, хватит жаловаться, ты уже совсем как наша собака - не выдержала я, поворачиваясь к Котовой, которая с каждой минутой становилась всё более громкой, грозясь доставить Ане неприятностей с соседями.
   Боголюбова внимательно посмотрела на меня, словно на что - то решаясь, а потом резко обняла, притягивая к себе за плечи обратно в квартиру, не обращая внимания на мое удивление и недовольный голос Котовой:
  -Издеваетесь?!
  -Знаешь, хоть я и не должна этого говорить, знай, что Инна действительно любила Илью - тихо сказала Аня, наклоняясь ко мне, и жестом прося Варю замолчать - я слышала о ней всего раз, но мне этого вполне хватило. Она была готова бороться за него даже против целого мира. Думаю, Илья тоже прекрасно это понимал, и именно поэтому её смерть ударила по нему так сильно. В конце концов, так уж устроенны все люди: мы в ответе за тех, кого приручили, не правда ли?
  Я нахмурилась, понимая, что Аня действительно всегда знает чуть больше, чем все остальные. Наверное, даже сам Преображенский не догадывался о её осведомленности, иначе давно бы принял меры.
  -Спасибо - тихо отозвалась я, начиная смутно понимать, чего хотела добиться от меня Аня, сказав эти слова - я учту.
  Подруга кивнула и, улыбнувшись, легко вытолкнула меня за порог, пожелав доброй ночи и не забыть о подготовке к завтрашнему семинару.
  -Подготовишься тут - пробурчала Варя, торопливо спускаясь по лестнице, нарочно перепрыгивая через ступеньки с таким грохотом, что уши закладывало - тут бы как тебя зовут не забыть.
  -Ты всех разбудишь - покачала головой я, морщась от громкого звука - и у Ани будут проблемы.
  -У неё и так сейчас проблем - выше крыши. Не думаю, что разгневанные соседи хоть на что - нибудь повлияют. А если и начнут угрожать, у неё теперь есть защитник. Вот ему не помешало бы добавить ложку дегтя в медовую бочку жизни.
  Действительно, а почему бы нет?
  Пусть это будет моральной компенсацией.
  Я расхохоталась, от души прыгая следом за ней. Из квартир выглядывали недовольные соседи, кто - то даже пригрозил вызвать полицию, но мне было абсолютно все равно. Пусть вызывают кого хотят, у меня наконец - то появилась земля под ногами и теперь я знаю, что мне нужно делать.
  И это по - настоящему здорово!
  - Пообещай мне, что когда ты снова куда - то влезешь, или узнаешь что - то про Аню, ты тут же позвонишь - тоном, не терпящим возражения произнесла Варя на прощанье, натягивая на голову капюшон и морщась от холодного ветра - и заканчивайте вести себя словно мученицы.
  - Обещаю - твердо произнесла я, улыбнувшись - как думаешь, она справиться? - уже тише спросила я, бросив взгляд на дом, который пестрил множеством горящих окон.
  Время покажет - отозвалась Варя, доставая из кармана пачку сигарет - что? - возмутилась Котова, заметив мой недовольный взгляд - я, между прочим, нервничаю! Нервы они мои не берегут, а за легкие убить готовы! А не пойти бы вам всем...
  - Просто не делай этого слишком часто, пожалуйста - попросила я, понимая, что никак не могу на неё повлиять.
  А ты заканчивай вести себя как королева драмы - отозвалась Варя, затягиваясь никотином - считай, что это сделка. Ты выбрасываешь весь мусор из головы, а я - из легких.
  - Хорошо - улыбнулась я, обнимая подругу на прощанье - до завтра, Варя.
  - Созвонимся - отозвалась Котова и, выбросив окурок, неспешно пошла в сторону остановки.
  Я молча смотрела ей вслед, чувствуя, как внутри постепенно успокаивается шторм. Всё-таки не смотря на то, что я рассказала подругам о проблемах семьи Преображенских и поступила совсем не так, как от меня того хотел Саша, и, если говорить совсем уж откровенно, я сама, у меня наконец - то появилось ощущение защиты. У меня за спиной были друзья, которые готовы меня поддержать и это практически уравнивало наши с Ильей шансы на спокойный разговор двух взрослых людей.
  По крайне мере, я очень на это надеялась.
  Трамвай пришел на удивление быстро и был практически пустым, поэтому я со спокойной душой села на свободное место, и, достав из кармана наушники, просто отключилась от реальности. За темным окном трамвая проносились яркие огни магазинов и фонарей, мелькали остановки и неспешно идущие по своим делам люди. В наушниках мерно играло что - то заунывное, помогающее отключать голову и просто смотреть по сторонам. Что ещё нужно?
  Телефон внезапно ожил, и, прервавшаяся на мгновение музыка, дала понять, что пришло сообщение. Сердце пропустило удар и забилось где -то в горле. Наконец - то!
  Спешно достав телефон из кармана, то и дело путаясь в наушниках и едва не выронив аппарат, я сняла блокировку и, приблизив экран к глазам с облечением выдохнула поняв, что это действительно написал Олень.
  
  " Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Что - то случилось? Прости, только освободился.
  Среда, 20:45"
  
  Я замерла над клавиатурой, не зная что написать. Да, Стас знает про Илью, но похоже, эта тема ему не совсем приятна. А я была настолько растоптанной днём, что схватилась за Оленя не раздумывая. Может, лучше вообще не упоминать о Преображенском? В конце концов, благодаря Варе и Ане я хотя бы приблизительно понимаю, что мне нужно сделать.
  
  " Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Ничего страшного. У каждого есть свои дела. На самом деле не ничего серьезного не произошло, так, небольшие неприятности. Но я уже разобралась, и теперь, если у тебя есть время и желание, мы можем просто обсудить как прошел день.
  Среда, 20:50"
  
  Господи, какой же дурой он меня считает!
  Пишет какая - то непонятна девица, грузит своими проблемами, да ещё и панику то и дело разводит на пустом месте. На месте Оленя я был подала жалобу администрации сайта с просьбой заблокировать надоедливого пользователя.
  
  " Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Опять он.
  Среда, 20 : 52"
  
  Вот черт.
  Неужели он так быстро все схватывает?
  Или это я слишком предсказуема?
  Небо, Лиля, неужели у тебя есть в этом сомнения?
  
  " Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Прости.
  Среда, 20:54".
  
  Если он не захочет больше со мной общаться, я его пойму. Честное слово. И даже не обижусь.
  
  " Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Что случилось на этот раз? Знаешь, мне начинает казаться, что этот парень ваша местная легенда.
  Среда, 20: 57".
  
  Я не выдержала и усмехнулась. Металлический голос объявил нужную мне остановку и я поспешно вскочила со своего места, стараясь успеть до того, как двери трамвая закроются и мне придется ждать следующие пять минут до другой остановки. Про то, сколько времени мне придется потратить для того, чтобы вернуться обратно мне не хочется даже вспоминать.
  Поэтому, я совершенно не смотря по сторонам, старалась быстро напечатать ответь Оленю, и успеть покинуть трамвай, даже не думая, что мне может что - то помешать. Вот только что значит мое мнение, по сравнению с мнением Вселенной?
  Слишком увлекшись сообщением, я не заметила начала ступенек и, когда моя нога вместо привычной твердой поверхности прошлась по пустоте, а я сама начала падать прямо в открытые двери, мне показалось, что я слышу чей - то зловещий хохот.
  Удивленный резкий вздох, который раздался над моей головой, был подобен удару грома. Точно так же, как и чужие руки, которые успели подхватить меня в последний момент перед окончательным падением со ступенек вагона трамвая. Неужели меня поймали? Спасли от падения? Похоже, что так. По крайне мере, мужчина, который крепко держал меня практически на весу, был вполне себе реален и даже не пытался скрыть свое раздражение от того, что ему на голову падают незнакомые рыжие девицы.
  -Извините - прошептала я, крепко вцепившись в предплечья державшего меня мужчины, понимая, что не в силах поднять глаза и посмотреть на своего спасителя - я не хотела...это случайно...простите, пожалуйста!
  -Осторожней, двери закрываются - раздался равнодушный металлический голос.
  Только этого не хватало! Я испуганно дернулась, но меня красноречиво встряхнули, без слов говоря, что если я продолжу, то за мою сохранность никто не ручается.
  -Черт - устало произнёс мужчина, продолжая сжимать мои плечи - сегодня явно не мой день.
  Поставив меня обратно на землю, мой невольный спаситель достал из кармана телефон, набирая номер. Как же паршиво получилось! И почему я в последнее время приношу всем только неприятности?
  Я отошла на пару шагов назад, смотря в сторону уезжающего трамвая. Мой телефон с разбитым экраном продолжал лежать на земле, в то время как я продолжала крепко удерживать наушники. Да, сегодня тоже не мой день.
  -Я сказал тебе сидеть на месте и ждать, пока приедет полиция, а не нестись на разбитой в хлам машине следом за виновником аварии - раздраженно прошипел мужчина в трубку - что? И? Для этого существуют специально обученные люди, которым государство платит зарплату. Хватит отбирать их хлеб!
  Я подняла телефон и устало вздохнула, представляя как будет недовольна мама. Мне ведь его подарили совсем недавно...Так. Стоп. Телефон телефоном, но нужно нормально попросить прощения за сорванные планы мужчины. В конце концов, он явно торопился и, если судить по разговору, совсем не на праздник.
  - Просто сиди на месте, понял? - ледяным тоном произнёс мой спаситель, стоя ко мне спиной - да.... Я постараюсь добраться так быстро, как смогу.... Нет.... Придется вызывать такси.... Да.... Жди меня, ради всего святого!
  - Простите, пожалуйста - выпалила я, когда мужчина отключился и стал искать номер такси, повернувшись ко мне боком.
  - Ты всё ещё здесь? - безразличным голосом спросил он, совершенно не обращая на меня внимания - всё нормально. Просто займись своими делами, и не мешай моим.
  - Давайте я вызову вам такси - предложила я, с радостью понимая, что экран хоть и разбился, но всё ещё продолжает работать - будем в расчете.
  Мужчина повернулся ко мне, и я едва удержалась от удивленного возгласа. Да я ведь его уже видела! В тот самый день, когда впервые увидела Аню и Кирилла за столиком в кафе! Кажется, он тогда пытался узнать, почему я стою посреди тротуара...
  Меня, судя по всему, тоже узнали.
  - Опять ты - покачал головой мужчина, нахмурившись - ну, что на этот раз? Ты снова замерла на середине дороги, и тебя подтолкнули, чтобы не мешала?
  - Что? - я настолько удивилась подобному тону, что даже ненадолго забыла о том, что мой спаситель имеет полное право на меня злиться - что Вы сказали? Между прочим, в прошлый раз я не просила Вас ни о какой помощи!
  - Между прочим, я делаю выводы из реальной ситуации, которая имело место быть. А вот что заставляет тебя пытаться сделать виноватым другого человека, мне действительно интересно - всё так же спокойно произнёс мужчина, продолжая искать номер такси.
  - Я не пытаюсь сделать Вас виноватым - глубоко вздохнув произнесла я - просто моей вины здесь тоже нет. Хотя да, это произошло из-за того, что я просто слишком увлеклась ответом и не обратила внимания на ступеньки. Но я же не просила Вас меня ловить!
  Судя по тому, как удивленно поднял голову мужчина я снова сказала что - то не то. Черт возьми! Это уже происходит само собой!
  - Простите - я закрыла пылающее лицо руками - пожалуйста, не слушайте меня. У меня сегодня просто кошмарный день.
  - Не стоит вызывать мне такси, извиняться и как - то пытаться загладить вину - вернулся к своему занятию мужчина - просто займись своими делами. Я тебя не задерживаю и в твоей компании не нуждаюсь. Спасибо.
  - Между прочим, я младше Вас от силы на пять лет - возмутилась я, сжав в руке телефон - не стоит разговаривать со мной так, словно я - ребенок.
  - А это не так? - посмотрел на меня собеседник - я - то думал, что тебе от силы лет семь. Ну, если судить по поступкам.
  - Как мило - сквозь зубы произнесла я - как бы там ни было, спасибо, что помогли. Если бы не Вы, то я не отделалась бы разбитым экраном, обязательно сломав себе пару костей.
  Мужчина усмехнулся и снова посмотрел мне в глаза. Всё-таки мне не показалось, у него действительно были черные глаза и довольно приятная внешность, хоть он и был не на много выше меня.
  - И в благодарность позвольте мне всё-таки вызвать Вам такси - попросила я - оплачивать его, я, так и быть, не буду.
  Меня молча сверлили взглядом, словно пытаясь понять, действительно ли до меня не доходит с первого раза, или этот случай исключение? Улыбнувшись, я просто развела руки в стороны, без слов говоря, что проще согласиться.
  - Ты не отстанешь, так ведь?
  - Да.
  - Вызывай - поднял руки вверх мужчина, смотря на меня с уже не такой открытой неприязнью - телефон хоть выдержит?
  - Один звонок да - пробормотала я, набирая номер, который, благодаря постоянным разъездам матери и выходкам Вари знала наизусть - а вот с сообщениями придется повозиться. А я даже не заметила, как он начал падать.
  - Свидания? - с усмешкой спросил мужчина, убирая свой телефон в карман, и устало прислоняясь к ограждению остановки.
  - Можно и так сказать - кивнула головой я, слушая длинные гудки.
  - Думаю, я тоже должен тебя поблагодарить - внезапно сказал мужчина, когда я продиктовала таксисту адрес и осторожно убрала телефон.
  - За что? - удивилась я, смотря прямо в черные глаза.
  - Мне нужно было на кого - то переключиться, иначе я точно убил бы одного человека - произнёс мой спаситель, поправляя капюшон темной куртки - так что думаю, что это даже к лучшему.
  - Везде можно найти плюсы - философски заметила я, улыбнувшись.
  - Кстати, как тебя зовут, задумчивая девочка? - поинтересовался мужчина - хотелось бы, конечно, верить, что это наша последняя встреча, но мало ли.
  - Лиля - представилась я.
  - Лиля? - удивленно переспросил мужчина, наклоняясь вперед, словно хотел лучше меня рассмотреть - вот уж не думал, что такие имена всё ещё в ходу у народа.
  - Вот спасибо - сквозь зубы произнесла я - а как зовут Вас? Наверняка что - то пафосное.
  - Например? - кажется, мужчина развеселился и теперь с интересом ждал моего ответа.
  - Илья - имя сорвалось с языка прежде, чем я успела подумать.
  Хотя, для меня Преображенский действительно является воплощением практически всего, что только можно хоть как - то выразить словами. Чему уж тут удивляться?
  - Ненавижу это имя - признался мужчина, и его глаза сузились - так что ответ неверный.
  - Эдуард? - снова попыталась я, вспомнив нашего старосту.
  - Тебе в рифму ответить? - поинтересовался мужчина.
  - Чт...? - я поперхнулась от пришедшего в голову слова- нет! Ни за что!
  - Я тоже так думаю.
  - Антон?
  - По-твоему это пафос?
  - Черт, я уже даже не знаю...Кирилл? Олег? Может, Александр?
  - Увы - покачал головой мужчина, явно веселясь - всё мимо.
  - Так нечестно! - разозлилась я - почему нельзя просто сказать?
  - Действительно, почему же нельзя просто сказать, вместо того, чтобы постоянно ходить кругами - согласился со мной мужчина.
  - Это и есть Ваш ответ? - уточнила я, нахмурившись.
  - Слава - признался мой спаситель.
  - Серьезно? - не поверила я, невольно делая шаг навстречу - так значит, я в какой - то мере была права!
  - Вот уж нет. Не думаю, что мое имя может быть пафосным - скривился мужчина, но не делая попыток увеличить между нами дистанцию.
  Я расхохоталась, чувствуя удивительное спокойствие. Словно я давным - давно знала этого человека и теперь мы просто встретились снова. Что - то подобное я чувствовала только при встрече с Аней.
  - А знаете что - решилась я поделиться своими ощущениями - у меня такое чувство, словно я Вас уже давным - давно знаю.
  - Правда? - поднял брови Слава - это действительно интересно. Ну, если мы и дальше продолжим сталкиваться подобным образом, то твои ощущения вполне могут стать реальностью.
  - А может я просто верю в переселение душ - пожала плечами я, сдерживая улыбку.
  - Тогда у тебя серьезные проблемы - с усмешкой отозвался Слава.
  Такси прибыло через десять минут после того, как был совершен звонок. Я открыла рот, чтобы ещё раз извиниться, но мужчина взглянул прямо мне в глаза, и слова застряли у меня в горле.
  - Постарайся больше не попадать в такие ситуации - попросил Слава напоследок - иначе однажды это просто плохо закончиться.
  Я кивнула, поглубже засовывая руки в карманы куртки. Ну что же за день сегодня? А ведь мне нужно будет ещё поговорить с Оленем. И как это сделать?
  Добравшись до своего дома, я устало посмотрела на лестницу и, рассудив, что на свой этаж я точно подняться не смогу, пошла в сторону лифта. Привалившись к стене, исписанной посланиями самой разной степени цензурности, я достала из кармана разбитый телефон, смотря на не отправленное сообщение. Нужно всё-таки ответить, иначе Олень может подумать, что я о нём просто забыла. Да и обычно это было его право - прерывать наш разговор, когда ему захочется. Не стоит разочаровывать парня.
  А ведь я так и не знаю, как он выглядит, какой у него цвет глаз, рост, и - на что там ещё смотрят нормальные люди? - внешность. Всё, что я успела узнать за эту неделю - вредный характер, странное, почти болезненное стремление к независимости, прекрасный ум и внимание к деталям. И меня это почему - то более чем устраивало.
  Наверное, со мной всё-таки что - то не так.
  
  -"Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Прошу прощения за то, что так оборвала наш разговор. Случился форс - мажор и пришлось отвлечься. Я едва не сломала себе пару костей, упав со ступенек трамвая и разбила телефон. Слава Богу, что я отделалась только этим. Меня спасли.
  Среда, 21:40".
  
  Лифт остановился, открывая двери. Вздохнув, я снова спрятала телефон в карман и, достав ключи, открыла двери в квартиру. В гостиной тихо работал телевизор, похоже, папа снова смотрел новости, хотя он прекрасно знал, как это злит маму. Гоша тихо сопел в своей корзине, иногда забавно дергая лапами во сне, словно бежал за кем - то очень надоедливым. Надеюсь, он его поймает. У кого - то сегодня должен быть удачный день.
  Стараясь не привлекать к себе особого внимания, я быстро прокралась в свою комнату и, достав зарядку, подключила телефон к проводу. Довольно пискнув, мой разбитый аппарат приветственно мигнул заставкой и ушел в блокировку. Сообщения от Оленя всё не было и это начинало потихоньку напрягать.
  Умывшись и переодевшись, я снова завалилась на постель, бессмысленно смотря в потолок комнаты, раскинув в разные стороны руки. Перед глазами мелькали лица Саши, Вари и Ани, которые один голос кричали и обвиняли меня в бездушности и излишней гордости, подходя ближе и постепенно беря меня в кольцо. Я отступала, стараясь не упускать никого из вида, пока не уперлась спиной во что - то теплое и определенное живое. Более того, это "что - то" положило мне на плечи руки, заставив вздрогнуть и обернуться. От вида человеческого тела с оленьей головой на плечах, я истошно закричала, подскакивая на кровати и понимая, что просто уснула.
  Сердце колотилось как бешеное где - то в горле, мешая дышать. Я задыхалась, из щёки были мокрыми от слез, а длинные волосы неприятно лезли в глаза. Вцепившись руками в смятое одеяло, я пыталась прийти в себя после кошмара, не до конца понимая, что происходит. Спустя пару минут, когда реальность перестала кружиться перед глазами и стало легче дышать, я заметила, что телефон продолжал мигать экраном, сообщая об ответе Оленя.
  Небо, дай мне сил.
  Схватив телефон, я поспешно сняла его с блокировки дрожащими пальцами и прочитала сообщение.
  
  -"Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Да, у меня тоже был нелегкий день. Ты в порядке? И почему тебе необходимо постоянно попадать в какие - то неприятности?
  Среда, 22:05".
  
  Всхлипнув, я зажала себе рот рукой, поспешно печатая ответ.
  
  -"Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Пожалуйста, поговори со мной. Не важно о чем, давай обсудим погоду, британскую королеву, новый сезон сериала...просто, пожалуйста, говори, ладно?
  Среда, 22: 10".
  
  Наверное, глупо просить о подобном человека, с которым ты просто переписываешься. Но, как бы мне не хотелось этого признавать, Олень был единственным, кто всегда был на моей стороне. Пусть он и был не согласен с моими словами и поступками, но тем не менее, старался поддержать и успокоить, а не натравливать собак. Помогал увидеть мир под другим углом, где я не являлась источником всех проблем, хотя он был совершенно не обязан этого делать. Олень словно якорь, который держал меня на плаву в трудные моменты, веселил, заставлял злиться или же наоборот, успокаиваться. Поднимать голову и двигаться дальше, ничего особенного при этом не делая. Просто существуя где - то на этой планете.
  Наверное, будь мы знакомы с ним не только по сети, я могла бы даже...
  Я замерла, широко распахнутыми глазами смотря на экран телефона, чувствуя, как с грохотом все становиться на места внутри моей головы. Словно я - Кай, который наконец - то смог выложить проклятое слово "Вечность".
   Якорь!
  Преображенский назвал меня точно так же! И Саша тоже упоминал об этом. Что - то, что помогает держаться на одном месте, не увязнув в собственных проблемах, поддерживает словами, оставаясь при этом в стороне... неужели для Илья я была таким же человеком - якорем, каким для меня стал Олень?
  Резко сев на кровати я уставилась в стену, слегка раскачиваясь из стороны в сторону и вцепившись в волосы руками. Это - то, что пытался донести до меня Саша? Что я была нужна его брату как человек, который бы его держал? Илье совсем не обязательно было общаться со мой постоянно. Он прекрасно справлялся со своей жизнью так же, как и мне спокойно жилось в перерывах между сообщениями Оленя. Всё, что тебе нужно нужно - знать, что где - то есть тот, кто обязательно встанет на твою сторону и дышать сразу становиться легче. Кто - то, кто скажет, что все хорошо или вовсе не в курсе ситуации, продолжая общаться как раньше, какую бы глупость ты не совершил.
  Человек не выживает в одиночку.
  -Господи - простонала я, уткнувшись лицом в ладони.
  Идиот! Почему ты не рассказал мне обо все сразу? Почему предпочел врать столько лет? А если бы я действительно поверила?
  Наверное, я была единственной, кто не знал о том, что произошло с Инной. По крайней мере, единственной из списка тех, кого Илья считал друзьями. И произошло это просто потому, что у нас были совершенно разные компании и интересы. Когда Инна погибла, Илью наверняка начали жалеть все, кому не лень, а ведь именно жалость переламывает хребет стойкости, заставляя опускать руки и смириться. Илья всегда ненавидел жалость. И именно поэтому пришел ко мне. К той, кто ничего не знал, поэтому общался так же, как и до всего этого кошмара, создавая иллюзию привычной реальности, выдавая потребность в утешении за любовь.
  Твою мать!
  Преображенский, ты - редкий идиот!
  Но злиться почему - то уже не получалось. Все, что осталось внутри - грусть и сожаление и, возможно, совсем чуть - чуть жалости к поломанному человеку.
  
  -"Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Что конкретно от меня нужно? У тебя точно всё нормально? Если ты хочешь поговорить о своем Илье, то я так уж и быть не буду возражать. Просто знай, что я начинаю ненавидеть всех, у кого есть это имя. Ну, давай, я слушаю.
  Среда, 22:20"
  
  Я нахмурилась, пытаясь вернуть смысл беседы. Точно, я же попросила Оленя, то есть, Стаса, со мной поговорить.
  
  -"Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Знаешь, может это покажется странным, но ты стал для меня якорем. Ну, то есть...я очень благодарна тебе за то, что ты стараешься меня поддержать. Я очень ценю это и...черт это так сложно! В общем, хоть мы и общаемся около недели, я действительно рада, что познакомилась с таким человеком как ты. Вот так, как - то...
  Среда 22 : 25"
  
  И это была чистая правда. Я действительно была ему за все благодарна. Кто бы мог подумать, что Олень пройдет со мной весь этот путь?
  
  -"Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Знаешь, обычно после таких слов следует предложение остаться друзьями. Я как - то не планировал обзаводиться другом, после того, как мне пообещали "рассчитать идеального кандидата" в роли спутника жизни. По - моему, ломать систему для тебя смысл жизни. Не стоит принимать все настолько близко к сердцу, Лиля. Даже если мы так и останемся друзьями - по - переписке (я сам в ужасе от того, что пищу), или вообще разойдемся, перестав общаться, это - нормально. Людей нужно отпускать, помнишь?
  Среда, 22: 30".
  
  Помню. Я помню все, о чем ты мне говорил. Но в моей жизни и так произошло слишком много замен, чтобы действительно опускать руки, не пытаясь удержать. Поэтому, я хочу спросить у тебя последний совет. Обещаю, что если после всего, что я тебе наговорила ты всё ещё захочешь со мной общаться, я никогда не упомяну Илью в разговоре с тобой. Честное слово.
  
  -"Сообщение от пользователя Золотой_Орёл пользователю Алый_Олень:
  Брат Ильи назвал меня сегодня "якорем", который помогает этому идиоту держаться. Я не сразу поняла, что он хочет этим сказать, но если честно, теперь до меня наконец - то дошло. И мне очень страшно от той ответственности, которую Илья взвалил мне на плечи. Господи, как я вообще могу кого - то поддерживать, когда сама только и делаю, что жалуюсь? Тебе, подругам, самому Илье? Мне самой нужен "якорь", иначе я просто захлебнусь.
  Среда, 22: 36"
  
  Ну, по крайней мере это признание далось мне не так сложно, как я думала. Молодец, Лиля, можешь выдохнуть, получить морального пинка за излишнюю склонность к трагизму и идти дальше.
  
  -"Сообщение от пользователя Алый_Олень пользователю Золотой_Орёл:
  Ты снова слишком драматизируешь, Лиля. Каждому человеку нужен "якорь", это нормально. Другое дело, когда сам человек начинает делать странные поступки, вместо того, чтобы просто попросить о поддержке. Сомневаться и нервничать, когда дело касается ответственности за другого - нормально. Главное, знать, что ты не пожалеешь о своей помощи. Уверен, из тебя получился прекрасный "якорь", раз этот парень боролся до самого конца.
  Среда, 22: 42".
  
  Я провела пальцем по треснутому экрану, словно пытаясь стереть сточки сообщения. Не пожалею о своей помощи?
  -Откуда я могу это знать? - прошептала я, убирая телефон в сторону - может, ему вообще не нужна моя помощь!
  Упав на спину, я крепко зажмурилась. Обида на Илью всё ещё была внутри вязкая, словно застывающая лава, она медленно текла по венам, отравляя. Но я прекрасно знала, что если Илье действительно будет нужна помощь, я помогу. Забуду про обиду, обман и собственную растоптанную гордость.
  Потому что...это Илья Преображенский.
  Глубоко вздохнув, я снова взяла телефон и открыла телефонную книгу, стараясь действовать так быстро, как только это было возможно, боясь, что передумаю в самый последний момент. Не сейчас, потом, когда все слова будут сказаны и объяснения получены, а сейчас нужно собраться и действовать. Хватит. Раз уж на меня взвалили такой груз, значит, я донесу его до конца.
  - Саша? - выпалила я, едва длинные гудки сменились тишиной - это Лиля...
  - Я понял - раздался в трубке усталый голос старшего из братьев Преображенских - я так понимаю, ты отказываешься?
  - Нет - твердо сказала я - где я могу найти Илью?
  - Ты...серьезно? - уточнил Саша таким тоном, словно боялся дать себе поверить в мои слова - ты с ним поговоришь?
  - Да - кивнула головой я - может, я об этом крупно пожалею, но мы хотя бы попробуем.
  - Спасибо - выдохнул Саша, и я потерла себя по предплечьям, чтобы прогнать дрожь от того облегчения, которое сквозило в голосе старшего близнеца.
  Словно он был уверен, что мое вмешательство действительно поможет.
  - Я сообщу, когда Илья будет в адекватном состоянии - произнёс Саша.
  - Ты не понял - прервала его я, понимая, что если мне придется ждать, то я точно растеряю всю свою уверенность - я не спрашиваю когда, я спрашиваю где Илья. Мне плевать, в каком он сейчас состоянии. Готова поспорить, что мы с ним не слишком - то отличаемся друг от друга.
  Повисло молчание. Я терпеливо ждала ответа, прекрасно понимая, что если Саша откажет работать на моих условиях, я сама найду Преображенского. В конце концов, Андрея, мажора и Фея ещё никто не отменял.
   Ты даже не представляешь, Илья, как ты попал.
  - У него завтра будет встреча с научным руководителем - наконец заговорил Саша - на нашей кафедре в четыре часа. Но, Лиля, ты уверенна, что готова встретиться с ним именно завтра? В конце концов, я буду поблизости, но даже я сейчас не смогу точно сказать, как он отреагирует.
  - Ясно как день, что это взбесит - легкомысленно отозвалась я, с огромным трудом сдерживая предательскую дрожь.
  Всё-таки я уже видела Илью в гневе. И слава Небу, что тогда его гнев был направлен не на меня.
  - Тогда до завтра - осторожно произнёс Саша, словно всё ещё сомневаясь в моем решении.
  - До завтра - кивнула головой я, отключая телефон. Ставки сделаны. Ставок больше нет.
  
  
  * * *
  
  Слишком.
  В последнее время это слово стало девизом квартиры Преображенских.
  Слишком много тайн, странных, нелогичных поступков и мыслей.
  Всего было "слишком".
  И каждый изо всех сил пытается сделать вид, что ничего особенного не происходит.
  Прохор Семенович никогда не считал себя глупым человеком. Скорее, наоборот, многим людям было далеко до умевшего подмечать любые детали, мужчины, в это он был уверен. Кажется, у его деда была подобная отличительная черта, которая почему - то прошла мимо его матери, впрочем, Семеныч особо не задумывался над причудами природы, используя свои таланты на максимум и поднимаясь на самый верх за довольно короткое время.
  Единственное, что раньше, во времена беззаботной юности, заставляло Прохора чувствовать себя слегка виноватым, было понимание, что его брату, Юрию, подобного бонуса не досталось. Более того, старшему брату, будущему отцу двух идиотов - пацанов приходилось добиваться всего самому, рассчитывая только на холодный расчет и собственную удачу, которая словно постоянно вертелась где - то поблизости, сцепив зубы и разбивая кулаки о препятствия.
   Впрочем, в том, что любая система дает сбой, Прохор Семенович убедился когда увидел женщину, которая к собственной головной боли, рискнула обратить на себя внимание Юрия Преображенского. Не то, чтобы его брат был страшен или отвратителен, но Прохор предпочел бы видеть его холостым всю жизнь, потому что для семейной жизни старший брат явно создан не был, и детей, после воспитания довольно активного младшего брата, в своем доме вообще видеть не хотел. Наверное, именно поэтому Судьба подарила ему двоих пацанов, которые полностью переняли не только внешность ошарашенного подобной ответственностью родителя, бывшего на момент их появления на свет двадцати трехлетним парнем, но и его странные отношения с Фортуной.
  Поэтому, когда абсолютно одинаковые, как во внешности, так и в характере, трехлетние мальчишки виртуозно увели из-под носа зазевавшегося пятилетнего ребенка новый велосипед и позже утопили его на дне старого колодца просто потому, что им было "скучно", Прохор Семенович понял, что это конец.
  Тандем Александра и Ильи Преображенских со временем грозился стать действительно страшным оружием против окружающих. Мальчишки отказывались понимать значения "хорошего" и "плохого", руководствуясь только своими интересами.
  И с этим нужно было что - то делать.
  Мать мальчишек была против, но даже ей пришлось уступить после того, как близнецы уговорили соседского ребенка залезть на крышу старого гаража. Как потом объяснял Саша, они просто хотели проверить, провалить ли проржавевшая крыша или по ней все же можно будет ходить? Результат этой "проверки" Прохор Семенович до сих пор вспоминал с невольной дрожью. Кажется, тому мальчишке действительно повезло, что у Саши оказалась достаточно быстрая реакция, а у Ильи - необходимая сила, чтобы удержать кричащего от ужаса ребенка от падения на битые бутылки, что зловеще блестели в дыре обвалившейся прямо под его ногами крыши. Но, не смотря на то, что ничего особо страшного не случилось, своим криком мальчишка перепугал всю улицу.
   Юрий Семенович пришел в настоящую ярость. И это воспоминание его брат тоже не назвал бы хорошим.
  Надо что - то делать - устало сжав виски сказал Юрий, после того, как перепуганные насмерть гневом отца мальчишки, клятвенно пообещали, что больше подобного не повториться.
  - Думаешь, снова куда - то влезут? - поинтересовался Прохор, делая очередной глоток черного кофе и черкая сценарий очередной картины.
  -Уверен - твердо сказал мужчина смотря перед собой - если не вмешаемся сейчас, страшно представить, что они будут делать дальше. И откуда в них эта...потребность в издевательствах над окружающими?
  Прохор Семенович удивленно покосился на старшего брата. Нет, он, конечно, видел, что с мальчишками что - то не так, но чтобы настолько...
  - Ты уверен? - осторожно поинтересовался мужчина, делая очередной глоток кофе - такими словами не разбрасываются.
  - Когда они подрастут, их... "забавы" покажутся тебе не такими уж и безобидными - пожал плечами Юрий - но будет поздно. Я не собираюсь оставлять этого просто так. Хватит, наигрались.
  Но как отвлечь братьев - близнецов друг от друга с минимальными потерями? Илья и Саша проводили практически все время в компании друг друга и всем было абсолютно ясно, что ни в какой компании мальчишки не нуждаются. Им вполне хватало друг друга, чтобы нуждаться в ком - то ещё.
  Смотря на то, как Илья, зло сверкая глазами, стоял между Сашей и рычащей собакой, которую пытался оттащить хозяин, Прохор Преображенский понимал, что отделить детей друг от друга поможет только чудо.
  Выход нашелся неожиданно.
  При очередном переезде, мальчишки познакомились с соседской девчонкой со слишком уж ярким цветом волос - по скромному мнению самого Семеныча, разумеется - и понеслась.
  - Значит, уже успели с кем - то подружиться? - спокойно поинтересовался Юрий Семенович, выслушав вечером сбивчивый пересказ сыновей о прошедшем дне.
  - Её зовут Лиля - пожал плечами Саша, сидя на стуле за столом и болтая ногами в воздухе - она живет в соседнем доме.
  - Цветочек! - подхватил Илья и рассмеялся, весело переглянувшись с братом.
  - Почему бы вам завтра не встретиться с Лилей? - продолжил Юрий, настойчиво отодвигая от детей конфеты, которые Прохор принёс после очередных съемок - уверен, она сможет показать вам район и рассказать много интересного.
  Семеныч вовремя поднял голову, чтобы успеть заметить, как сузились глаза брата. Юрий Преображенский уже все просчитал и составил примерный план действий, даже не скрывая радости от призрачного шанса наконец - то сдвинуться с мертвой точки в отношении детей.
  - Она скучная - отозвался Саша, поджав губы и внимательно следя за конфетам и - к тому же, совсем не умеет шутить.
  - Это точно - согласно кивнул головой Илья, победно улыбаясь брату.
  От Прохора не укрылось то, что младший из братьев оказался проворнее и утащил пару конфет про запас до того, как отец решил, что со сладким пора заканчивать.
  - Она может стать вашим другом - продолжил Юрий Семенович, легко потрепал Сашу по волосам - неужели вам не хочется рассказать кому - то о своих интересных открытиях?
  Семенович поспешно спрятался за кружкой чая, стараясь не слишком явно реагировать на слова старшего брата. Использовать другого ребенка как громоотвод было, разумеется, низко, но если ничего другое не помогало, почему бы не рискнуть? В конце концов, шанс на то, что очередная затея Юрия окажется удачной, было настолько мал, что Прохор его даже не рассматривал.
  - Зачем? - поинтересовался Саша, обиженно смотря на то, как Илья, сидящий рядом с дядей, спокойно есть очередную конфету и ему ничего не говорят - нам и так неплохо - уже агрессивнее произнёс мальчик, смотря на отца внимательным взглядом - мы с Ильей хорошо дружим. Зачем нам ещё кто - то?
  На этот вопрос ответ у Юрия несомненно был. Но заготовлен он был явно для более взрослых версий сыновей, а никак не для семилетних киндеров.
  - Тогда давайте устроим конкурс! - неожиданно, даже для себя, подключился Прохор, ставя чашку на стол и весело смотря на встрепенувшихся братьев - кого первым Лиля назовет другом, тот и победил!
  Поймав удовлетворенную улыбку брата, Семеныч усмехнулся в ответ.
  Теперь, оглядываясь назад, Прохор Семенович Преображенский знал, что ничего не желает так сильно, как забрать свои слова назад.
  Но его идею поддержали и совсем скоро Илья, как более общительный и изворотливый ребенок, спокойно общался с Лилей Орловой, называя её Цветочком и не оставляя на долгое время в одиночестве. Цель Юрия Преображенского была достигнута: братья уже не так тесно общались, и число их опасных для окружающих "приключений" заметно снизилось.
  Тогда это казалось победой в целой войне, сейчас же, смотря на бледного, измученного тревогой Александра, который метался по квартире, не находя в себе сил переступить порог комнаты брата, Прохор Семенович Преображенский понимал, что они в свое время явно упустили из вида кое - что важное.
   Например то, что дети всё-таки были связанны друг с другом с самого рождения куда сильнее, чем можно было представить.
  - Рассказывай - велел Прохор, смотря на старшего из братьев, что устало прислонился спиной к стене коридора и медленно сползал на пол - что случилось?
  В том, что Илья снова куда - то влез было ясно с первого взгляда.
  - Я не знаю - отозвался Саша, вцепившись в волосы и оттягивая из назад - я ничего не знаю. Не спрашивай, дядя.
  - Слушай меня внимательно, рыцарь Круглого стола - прошипел Семенович, садясь перед трясущимся племянником - меня не интересует, что ты знаешь, а что - нет. Я спрашиваю, что происходит, и хочу получить верный и, главное, честный ответ на свой вопрос.
  Саша пару раз моргнул, словно приходя в себя, и впился взглядом в лицо родственника огромными темными глазами. Семенович только сильнее сжал губы, понимая, что слишком умный для своего возраста парень, у которого была прекрасная интуиция точно ничего не расскажет. Наверное, Саша разгадал " великий план взрослых" в первый же вечер, но почему - то решил не вмешиваться.
  Он спокойно смотрел на то, как Илья постепенно отдаляется, заводит новых друзей, увлекается новыми мечтами и строит планы, в которых брату практически не оставалось места.
  Разные секции, разные увлечения, разные друзья...единственное, что так и осталось у близнецов на двоих - это внешность.
  Цель Юрия Преображенского был достигнута и опасный дуэт Александра - Ильи так и не был создан.
  И как теперь требовать у одного ответа за другого, когда сами близнецы не понимали, что происходит?
  - Почему ты молчишь? - тихо спросил Прохор, стараясь рассмотреть в темной коридоре тусклый силуэт Саши - что в сами не так? У вас проблемы? Вам нужна помощь? Что происходит?
  - Я не знаю - уперто повторил парень, не сдавая позиций - наверное, Илья опять чудит. Пора бы уже к этому привыкнуть.
  Привыкнуть? Даже зная, что именно Александр всегда был организатором всех проказ, в то время как Илья предпочитал быть ведомым? Даже видя, как старший из братьев уже который день наматывает круги по квартире, отчаянно желая помочь, но не в силах оставаться с братом в одной комнате?
  Идиоты.
  - Не держи меня за дурака - пригрозил Семенович, заводясь - думаешь, вам обоим будет лучше от это игры в молчанку? Почему бы просто не довериться взрослым, хотя бы один раз в жизни? - от подобной фальши страшно разболелась голова, но мужчина только отмахнулся, понимая, что сейчас не время вспоминать прошлое и нужно двигать дальше - Саша, ты же не дурак, должен понимать, что есть проблемы, которые самостоятельно не вытянешь.
  - Снова хотите забрать его у меня? - поинтересовался парень, зло усмехнувшись - что, прошлого раза было мало?
  - Он уже давным - давно не твой - не поддался Прохор, прекрасно понимая, что сейчас нельзя давать слабину.
  Даже если все слова - сто процентное попадание в десятку.
  Позже, он обвинит во всём себя и самоуверенного брата чуть позже. Главное - вытащить Сашу из скорлупы, а потом добраться до Ильи. Или хотя бы попытаться это сделать.
  - Вам видней - спокойно отозвался Саша, хотя вся его поза кричала о том, что ещё немного и он просто кинется на родственника с кулаками.
  Семеныч внимательно посмотрел на племянника, понимая, что перед ним - просто великолепный актер. Илья был действительно важным для Саши, настоящим младшим братом, которого нужно было защищать и оберегать, пусть даже от самого себя. Так было с самого детства, пока их не разделили. Саша понял, отступил и дал брату шанс самому решать, что для него важно и нужно, стараясь хотя бы издалека наблюдать, оставаясь в курсе проблем близнеца.
  Но, видит Небо, как же ему не нравилось такое положение дел! И ребенок, а потом парень, изо всех сил старался сделать вид, что ничего особенного не происходит.
  - Если не расскажешь, я сам узнаю - пригрозил Прохор Семенович, понимая, что терять - то уже нечего.
  Маски сорваны, занавес опустился и никто уже не крикнет очередное "Мотор!", потому как уже отзвучали финальные титры.
  Значит, можно не мелочиться.
  - Ну? Даю тебе последний шанс передумать - твердо сказал мужчина, поднимаясь на ноги - Саша?
  - Я не знаю - пустым голосом произнёс старший из братьев, безразлично смотря на стену перед собой.
  - Значит, пойдем другим путем - решил Семенович, разминая шею - спросим у самого виновника спектакля. Ну что, Илья, понравился наш диалог? - громко поинтересовался мужчина у закрытой двери младшего племянника - мне - да. И, если ты не возражаешь, я бы хотел повторить его с тобой.
  Тишину можно было потрогать руками. Чем бы сейчас не занимался младший Преображенский, он явно не планировал начинать разговор. С силой дернув ручку двери на себя, Прохор с мрачной радостью понял, что она закрыта.
  - Ну, гулять, так гулять! - громко объявил мужчина, отходя на пару шагов назад.
  Саша безразличным взглядом смотрел на то, как дядя с силой бьет дверь ногой, слегка морщась от громкого звука удара. Прохор только сильнее сжал зубы, и, ещё раз оттолкнувшись от противоположной стены, с силой ударил ногой по двери.
  Веселые голубоглазые мальчишки, которые никогда не выпускали друг друга из виду. Которым был не нужен никто, кроме них самих.
  Дверь заскрипела, но выдержала.
  "Приключения", которые с каждым разом становились всё страшнее, пугая взрослых жестокостью и продуманностью.
  Удар и очередной треск.
  Решение разделить и заставить смотреть в разные стороны, пока не стало слишком поздно, забывая о том, что дети практически не представляют жизни друг без друга.
  Дверь начинает поддаваться.
  Неуверенная в себе рыжеволосая девочка, которая так "вовремя" попалась на глаза.
  Глубокая трещина от ручки двери до самого пола без лишних слов доказала, что осталось совсем чуть - чуть.
  Они смогли, у них получилось. Болезненная привязанность детей друг к другу постепенно сошла на нет, ограничиваясь дружескими отношениями, как это часто бывает в семьях. Но никто не подумал, что же произойдет после того, как братья окончательно потеряют друг друга из вида.
  - Сукины вы дети - прошипел Прохор, вкладывая всю оставшуюся силу в последний удар - ну почему нельзя было просто сказать, а не строить козни за спиной?!
  - И вы бы послушали? - вежливо поинтересовался Саша, все это время молча наблюдая за выбиванием двери в комнату брата.
  - Рот закрой - велел мужчина, понимая, что сейчас не лучшее время для споров - я до тебя ещё доберусь, вот увидишь. Сначала с твоим братом разберемся.
  Саша пожал плечами, совершенно не меняясь в лице. Правда, само движение вышло скованным и немного рваным, что не укрылось от цепкого взгляда Семеныча, но мужчина твердо решил разобраться с выходками старшего мальчишки позже.
  Потому что младший преспокойно сидел на подоконнике открытого настежь окна, свесив ноги вниз, на улицу, наблюдая как десятью этажами ниже копошатся люди.
  - Блядь - выдохнул Прохор, чувствуя, как у него останавливается сердце.
  Господи Боже, только не это!
  Что угодно, но не так!
  Не обращая внимания на застывшего на пороге бледного Сашу, мужчина рванул вперед, изо всех сил надеясь, что успеет. Чтобы не случилось в его жизни, Илья не должен был поступать, как последний эгоист, и заканчивать свою жизнь подобным ужасным способом.
  - Ты что творишь? - взревел Прохор, за воротник затаскивая младшего племянника обратно в комнату - совсем двинулся? - схватив ошарашенного Илью за плечи, мужчина изо всех силы прижал его у себе, стараясь выровнять дыхание - что бы...больше...никогда...понял? Или я тебя...своими руками...
  - Ты что творишь, дядя? - поинтересовался Илья, вытаскивая наушники, из которых доносилась громкая музыка - совсем двинулся? Так и убить недолго, между прочим!
  Наушники... музыка...он не собирался...
  - Как хера ты залез на окно, скотина? - у Прохора перед глазами все медленно окрашивалось в красный цвет - острых ощущений не хватает? Так ты только скажи, я тебе их прямо сейчас обеспечу!
  - Дядя - прохрипел Илья, которого мужчина начинал душить - в себя приди! Семеныч!
  - Убил бы, гаденыш - резко отпустил мальчишку Прохор, поднимаясь на ноги и смотря на то, как Илья пытается восстановить дыхание - чтобы я больше такого не видел, понятно?
  Илья закашлялся, потирая горло и тяжело поднимаясь с пола, о который хорошо приложился затылком. Голубые глаза парня удивленно и настороженно следили за каждым движением мужчины, словно пытаясь предугадать, когда у родственника опять сорвет крышу.
  - Что с ним? - прямо спросил Илья у прислонившегося к стене Саше - хотя, можешь не отвечать. Я тебя вообще видеть не хочу.
  - Илья - устало произнёс старший брат, с силой проведя ладонями по бледным щекам - прекрати уже. Так было нужно...
  - Нужно?! Кому? Тебе? - зашипел Илья, совершенно не обращая внимания на прислушивающегося к разговору дядю - поздравляю, можешь гордиться собой! Заступник, мать твою!
  - Илья, пожалуйста...
  - Выметайся! Нашелся мне, благородный рыцарь! Тебе уже подали коня, так что не смею задерживать.
  - Выслушай меня, наконец! - закричал Саша, делая шаг вперед, но тут же останавливаясь, словно налетев на стену, не отрывая взгляда от напряженного брата - я просто хотел...
  - Ты мне всю жизнь сломал - тихо произнёс Илья, опуская голову и сжимая в руках наушники, словно не мог больше смотреть на близнеца - зачем ты ходил к Фею? Хотя, нет, не отвечай. Там я хотя бы могу себе представить твои мотивы, но Лиля...что я тебе сделал? За что ты меня так ненавидишь? - голубые глаза впились в точно такие же на чужом бледном лице.
  - Я хочу тебе помочь - едва слышно сказал Саша, с огромным трудом делая ещё один шаг - ты сам понимаешь, что происходит что - то плохое!
  - Заткнись! - прошипел Илья, бросив быстрый взгляд на вцепившегося в спинку кресла Семеновича.
  Но было поздно. Мужчина уже услышал всё, что ему было нужно.
  Так Саша всё-таки знал, что происходит. Более того, успел приложить ко всему руку. Просто прекрасно.
  Подобное уже происходило. Давно, больше пяти лет назад, но Семенович всё равно то и дело просыпался от очередного ночного кошмара, в котором Илью едва успевали откачать. Кажется, именно после этого Юрий Преображенский практически перестал возвращаться из командировок, а мать близнецов перекрасилась в блондинку, стараясь скрыть серебристые нити в каштановых волосах.
  - Ты опять начал употреблять? - прямо спросил Прохор, отбрасывая кресло в сторону и не мигая смотря на вздрогнувшего мальчишку.
  Хоть тогда это и продолжалось всего неделю, мужчина был уверен, что увидел настоящий ад. Кто мог подумать, что Илья будет способен взять в руки иглу?
  - Это было всего пару раз - оскорбленно отозвался парень, упрямо подняв голову, скривившись от воспоминаний - я держал все под контролем, тем более, что наркотики не помогли.
  Он? Держал под контролем? Да его едва успели откачать после передозировки в каком - то заброшенном доме!
  - Интересно, с чем это они тебе не помогли? - зло уточнил Семенович, подходя к настороженному парню - ну? Может, расскажешь уже, наконец? Что - то в прошлый раз мы как - то упустили эту тему для разговоров.
  Единственное, что было важно - что мальчишка жив. Что врачи успели, а сам Илья, казалось, взялся за ум и больше к наркотикам не притрагивался.
  - А ты у него спроси - холодно улыбнулся Илья, кивая в сторону застывшего брата - уверен, он с радостью тебе всё расскажет.
  - Мне плевать, что он там может рассказать! - сорвался Прохор, вцепившись в плечи Ильи и с силой тряхнув его - немедленно говори, иначе я за себя не ручаюсь, слышишь, Илья? Хочешь по - плохому? Без проблем.
  - У меня был переходный возраст - огрызнулся парень, пытаясь вырваться - каждый совершает глупости в это время!
  Берет в руки иглу?!
  Под ногами Ильи что - то отчетливо хрустнуло. Прохор, тяжело дыша, посмотрел вниз и увидел, как один из белых наушников треснул, замолчав навсегда. Похоже, что мальчишка наступил на него, когда пытался вырваться из рук дяди.
  - Твою мать - расстроенно протянул Илья, смотря на свою потерю - они две штуки стояли. Вот от кого не ожидал подставы, так это от них...
  Семенович внимательно посмотрел в лицо парня, старясь увидеть хоть что - то помимо издевки и показательной печали. Ничего. Илья совершенно ни в чем не раскаивался и даже не собирался ни о чем говорить.
  - Собирайся - велел мужчина, толкая Илью в сторону шкафа - поедем.
  - Куда? - удивился парень, смотря на дядю, как на приведение.
  - В больницу.
  - Ну да, тебе бы не помешало провериться - согласился Илья, улыбнувшись.
  - Не мне, тебе - спокойно отозвался Прохор, выталкивая удивленного Сашу в коридор, чтобы не вздумал мешаться под ногами.
  - Что? - удивление в голосе Ильи было настолько очевидным, что его можно было потрогать руками - зачем?
  - Затем, что с тобой происходит какая - то херня - спокойно отозвался мужчина, скрестив руки на груди - и, раз ты не собираешься мне ничего рассказывать, я сам узнаю.
  - Что? - потрясенно повторил Илья, отступая на пару шагов назад - ты хочешь сказать, что я...абсурд! Я чист! Нашел что вспомнить! Это было больше пяти лет назад! После этого я ни разу не приближался к наркоте.
  - Среди твоего окружения есть прекрасный спонсор - ядовито произнёс Семенович, сжав зубы - не так ли?
  Илья смотрел на него так, словно ему внезапно объявили о казни. Потемневшие до синего цвета глаза стали огромными, губы беззвучно ловили воздух, а лицо стремительно бледнело. Дрожащей рукой, парень провел по темным волосам, словно пытаясь уложить мысли в голове, после чего снова уставился на родственника.
  - Ты так не думаешь - голос дрогнул, хотя парень и пытался оставаться спокойным - на самом деле ты...
  - А что мне ещё остается? - поинтересовался Прохор, не меняя позы - запираешься, посылаешь всех, кто к тебе обращается, срываешься из-за каждой мелочи и не спишь уже третьи сутки. Ничего не напоминает? Мне - очень даже. Поэтому, я успокоюсь только тогда, когда тебя проверят на наркоту.
  - Ты прекрасно знаешь, что я ничего не принимал! - закричал Илья, тяжело дыша и смотря по сторонам, словно ища поддержку.
  Как зверь, которого загнали в угол.
  - Тогда что с тобой происходит? - закричал Семенович, делая шаг вперед - скажи уже! Перестань изводить себя и остальных! Ты чист? Прекрасно! Тогда в чем дело?
  - Со мной всё нормально! - Илья в бессилии вцепился в волосы дрожащими пальцами, согнувшись пополам - что вам от меня всем нужно? Отстаньте! Дайте мне спокойно жить! Прекратите кружить вокруг, словно я - умираю. Черт...почему...
  - Илья - мужчина прикрыл на секунду глаза, после чего осторожно подошел к племяннику, опуская руки на дрожащие плечи - мы все любим тебя, понимаешь? То, как ты себя ведешь... все волнуются, потому что совершенно не представляют, что им делать. Ты никого не подпускаешь к себе. Что тогда, что сейчас. Пожалуйста, позволь помочь. Не отталкивай.
  - Не трогай меня - едва слышно произнёс парень, но Прохор тут же убрал руки, отступая на шаг.
  - Или ты говоришь, в чем дело или я везу тебя в больницу - прямо произнёс Семенович - выбирай.
  Илья выпрямился, прямо смотря на решительно настроенного родственника, словно пытаясь увидеть, заметить хотя бы тень сомнения. Прохор спокойно встретил его взгляд, понимая, что после этого Илья точно не сможет ему доверять, но лучше пусть он его ненавидит, чем снова окажется одной ногой в могиле.
  - Прекрасно - спокойно произнёс парень, отбрасывая телефон в сторону и доставая из шкафа толстовку, которую натянул поверх красной футболки - поехали, дядя.
  Семенович кивнул, доставая телефон и набирая номер такси. Илья спокойно вышел из комнаты, словно ничего не произошло, и мужчина только покачал головой, понимая, что парень обязательно сорвется. Не сейчас, чуть позже. И дай Бог, чтобы всё ограничилось обычным скандалом.
  - Надеюсь, ты доволен - светским тоном произнёс Илья, неспешно натягивая куртку, даже не смотря в сторону брата.
  - Прекрати - прошептал Саша, без сил опускаясь на пол и сжимая руками голову - ты прекрасно знаешь, что нет.
  - Так что там с Лилей? - всё так же спокойно спросил Илья, похлопав себя по карманам, проверяя, есть ли деньги на проезд обратно.
  Ехать с родственником в одной машине после больницы, Преображенский точно не хотел. Лучше он пойдет пешком, но с Прохором Семеновичем он ещё долго наедине не останется.
  - Она хочет встретиться с тобой завтра - едва слышно произнёс Саша, поднимая голову и смотря лихорадочно блестящими глазами на брата - Илья, я...
  - Надеюсь, ты уже предупредил её, настолько я...нестабилен - перебил брата Илья, поправляя часы на руке - боюсь, что могу не сдержать и кинуться. Ну, знаешь, как бешеная собака.
  - Илья!
  - Осторожнее с рукой - холодно посоветовал парень, делая шаг в сторону от протянутой руки брата - уж я - то знаю, как Фей умеет развлекаться. Особенно, когда дело касается "избранных" клиентов.
  - Просто расскажи - взмолился Саша, понимая, что ещё немного - и он на колени встанет, лишь бы Илья его послушал.
  Господи, ну почему Фей не убил его, Сашу, когда была возможность? Может, хоть тогда старший из братьев наконец - то обрел покой.
  - Быстрее можно - раздраженно поинтересовался Илья у Семеновича, который появился в коридоре - я не собираюсь торчать тут всю ночь.
  - Такси уже ждет - холодно отозвался мужчина, косо посмотрев на Сашу - ты не поедешь?
  - Я? - парень встрепенулся, но наткнувшись на взгляд брата, опустил голову - нет. У меня много дел с профкомом...надо разобраться...
  - Пошли - Илья открыл дверь квартиры, звеня ключами - мне ещё завтра на пары, если ты не забыл. Прохор внимательно посмотрел на разбитого Сашу, но тот только покачал головой и, тяжело поднявшись, ушел к себе. Устало выдохнув, Семенович аккуратно прикрыл входную дверь, чувствуя, как у него начала кружиться голова.
  
  
  * * *
  
  В больнице, не смотря на довольно поздний час было многолюдно. Поморщившись, Илья демонстративно сел на кресло в приемном отделении, пока Семенович договаривался о приеме. Работающая в регистратуре молодая девушка с пониманием кивала на каждое слово мужчины, изредка посматривая в сторону Преображенского. Илья только закатил глаза и устроился удобнее, искренне ненавидя себя за то, что оставил телефон и наушники дома. Похоже, не надо было так сильно расходиться и заранее подумать о последствиях. Наученный горьким опытом, парень прекрасно понимал, что он здесь как минимум на несколько часов.
  - Кто бы мог подумать - пробормотал Илья, запрокидывая голову и не мигая смотря в белый потолок - ещё немного и я действительно поверю в судьбу.
  - А ты сейчас в неё не веришь?
  - Сейчас я не нуждаюсь в компании - отозвался парень, устало прикрыв глаза.
  - Это было грубо.
  - Влезать в чужое личное пространство - это грубо. Я всего лишь отвечаю тем же.
  - Ты со всеми такой? Или просто ломка?
  - Я не наркоман - прошипел Илья, резко открывая глаза и поворачиваясь в сторону надоедливого собеседника.
  Сидящая на соседнем кресле девчонка, которой едва ли можно было дать шестнадцать, пожала плечами, не переставая надувать розовые пузыри из жвачки, болтая ногой в черной рваной штанине.
  - Поздравляю - искренне отозвалась она, улыбнувшись - я тоже. Была когда - то.
  Илья и сам это понял. Девчонка была слишком бледной и худой, то и дело сотрясаясь в сильной дрожи, натягивая рукава растянутой зеленой толстовки как можно ниже на трясущиеся пальцы. Преображенский знал, что так выглядят те, кому необходима очередная доза, ничего особенного. Но что - то всё-таки было не так. И присмотревшись повнимательнее, Илья с ужасом понял, что не давало ему покоя. Длинные темные волосы, небрежными прядями обрамляющие лицо с огромными темными глазами и острыми скулами, худоба и широкая зеленая толстовка, которая все равно не скрывала изящества, нервная, но искренняя улыбка...
  Слишком хорошо знакомый образ.
  Вздрогнув, Илья отвернулся, глубоко вздохнув и сжав пальцами виски, стараясь выкинуть из головы пронзительный визг шин, истеричные крики и собственные руки, словно испачканные красной краской до самых локтей.
  Это было слишком давно.
  Он действительно верил в то, что смог всё забыть, выкинуть из головы и идти дальше? Какой дурак.
  - Что - то не так? - поинтересовалась девчонка, участливо наклоняясь вперед - ты побледнел, знаешь ли. Если хочешь упасть в обморок - пожалуйста, не стесняйся. Это больница, тебе быстро помогут. Правда, если тебя тошнит, то советую всё же успеть добраться до уборной. Убирать за тебя вряд ли кто будет.
  - Помолчи хоть минуту - раздраженно попросил Илья, бросая на занятого бумагами дядю злой взгляд - ты слишком много болтаешь.
  - Нервы - призналась девчонка сильнее натягивая рукава на свои пальцы - ну, знаешь, как это бывает? Ты чего - то боишься, и, чтобы об этом не думать, начинаешь говорить. Так что, если тебе не сложно, можешь немного поболтать со мной?
  - Я похож на того, с кем можно болтать? - поднял бровь Илья, чувствуя, как у него начинает болеть голова от этой карусели.
  Господи, ну почему его спокойный вечер должен был превратиться в это? Как это, черт возьми, случилось? Где он так нагрешил? Да ещё и Сашка навел панику, подняв на уши всю семью и наговорив хрен знает чего Лиле, явно сделав её крайней во всех проблемах. Похоже, что по милости брата, Преображенского ждет очередной грандиозный скандал.
   Выдохнув, Илья слегка улыбнулся, чувствуя, как по венам разливается привычное тепло при мысли о рыжих волосах и твердом взгляде зеленых глаз. Господи, он не видел её всего лишь несколько дней, а его мир уже сошел с орбиты.
  - Тебе очень идет улыбка - в голосе незнакомой девчонки звучало искреннее восхищение - и ты выглядишь как чертова модель с обложки журнала, который совершенно непонятным образом оказался в приемной больницы.
  - Надо же, какое я произвожу впечатление - усмехнулся Илья, поморщившись - ты действительно хочешь со мной поболтать?
  - Если тебя это не затруднит. Мне кажется, я сейчас сорвусь и просто до крови расцарапаю себе руки. Паршивое чувство.
  - Словно муравьи под кожей - пробормотал Илья, вспомнив слова Кирилла и свои давно забытые ощущения.
  - Я так и думала, что ты знаешь! - торжественно произнесла девчонка, подвигаясь поближе, но стараясь соблюдать необходимое расстояние личного пространства - хотя, ты не выглядишь как....поклонник подобного времяпрепровождения.
  - Это было пять лет назад - пожал плечами Илья - хватило ума установиться.
  - Ещё немного и я буду тебе поклоняться - призналась девчонка, широко улыбнувшись - невероятно красивый парень со стальными нервами и непоколебимой волей....ты точно настоящий? Можно, я к тебе прикоснусь? Вдруг ты всего лишь результат наркотической дури?
  - Не надо ко мне прикасаться - отозвался Илья, безуспешно пытаясь не улыбнуться в ответ - я вполне реален.
  - Я могу хотя бы узнать имя своего личного божества? - шутливо поинтересовалась девчонка - кому мне возводить алтарь?
  
  " Ты словно создан для того, чтобы тебе поклонялись. Я буду самой верной твоей последовательницей. Даже если для этого придется продать тебе свою душу. Ну так что, Илья, позволишь мне воздвигнуть тебе алтарь?"
  
  Смеющиеся черные глаза и благоговейное объятие нежных рук.
  
  Блядь. Только не снова.
  
  - Черт - прошипел Илья, вскочив на ноги, под удивленный и испуганный взгляд новой знакомой - это уже ни в какие рамки!
  Его снова трясло. К горлу подкатила тошнота, а комната опасно закачалась перед глазами. В ушах грохотал знакомый до последней интонации голос и звонкий смех.
  - Не уходи! - взмолилась девчонка, вцепившись длинными худыми пальцами в рукав толстовки парня - пожалуйста! Я буду молчать! Останься!
  С трудом сбросив с себя оцепенение, Илья осмотрелся по сторонам и обернулся, встретившись с настороженным взглядом Семеновича, который повернулся посмотреть, что стало причиной шума в приемной отделения. Черные глаза дяди внимательно посмотрели сначала на застывшего племянника, а потом обратили все внимание на вцепившуюся в парня девчонку. Илья не знал, что послужило причиной - перепуганная насмерть собеседница, его озадаченный вид или вопрос медсестры, - но Прохор вернулся к прерванному занятию, передумав вмешиваться. И за это Илья был даже немного благодарен.
  - Я что - то не то сказала, да? - губы девчонки задрожали - прости! Обещаю, что буду следить за каждым своим словом!
  - Всё нормально - отмахнулся Илья, тяжело вздохнув и опускаясь обратно в кресло - просто ты напоминаешь мне одного человека. Не слишком приятное ощущение.
  Помедлив, девчонка натянула на голову капюшон толстовки, так, чтобы он практически закрывал верхнюю половину лица.
  - Так уже не напоминаю? - тихо спросила она - прости, я совершенно не знаю, что делать.
  - Кто тебя сюда привез? - смирившись с компанией, спросил Илья, устраиваясь поудобнее, не обращая внимания на полный восхищения взгляд.
  К подобной реакции на свой внешний вид парень давно привык.
  - Максим Игоревич - пожала плечами девчонка - вон он стоит. Разговаривает по телефону.
  - Родственник? - поддержал беседу Илья, скользнув взглядом по высокому мужчине в деловом костюме.
  - Дворецкий - фыркнула девчонка - ну, и мой охранник по совместительству.
  - Ммм... "Богатые тоже плачут"?
  - Что - то типа того.
  - И что же послужило причиной? - Илье действительно стало интересно.
  В том, что среди "золотой молодежи" наркоманов ещё больше, чем среди тех, кто живет за чертой бедности, парень был абсолютно уверен. Особенно ярко это проявлялось на нелегальных гонках, где присутствовала вся молодая "элита" их города.
  - Ну, знаешь, как это обычно бывает? - улыбнулась девчонка - серая мышка, красавица - подруга, неудачная любовь, разочарование родителей... рецепт не сложен.
  - И ты не придумала ничего умнее, как начать употреблять? Как у тебя на такое смелости хватило?
  - Ну...мне предложили и я...это как - то произошло...все навалилось, вот я и решила попробовать. Знаешь, как это бывает? Тебе хочется доказать всему миру, что ты можешь все - пожала худыми плечами девчонка - а как ты начал употреблять?
  - Я уже не помню - отозвался Илья.
  Знакомые - не знакомые темные глаза внимательно посмотрели в голубые, словно пытаясь увидеть правду.
  - Такое не забывается - усмехнулась собеседница - ладно, не хочешь говорить - не говори. Кстати, меня Марина зовут. Но это так, к слову.
  - Илья - представился в ответ парень - это к сведенью.
  Марина легко рассмеялась.
  - И тебя привезли лечиться? - уточнил Илья, бросив ещё один взгляд на мужчину в костюме.
  - Ага - улыбнулась Марина, снова надувая розовый пузырь - но вряд ли родители будут особо заморачиваться. Упрячут в клинику, а всем скажут, что отправили в закрытую школу, которая делает упор на биологию.
  - Биологию?
  - Мне нравиться биология.
  - Никогда её не любил.
  - Ты просто не понял всю прелесть этого предмета - отозвалась девчонка, развеселившись.
  - Меня больше привлекают точные науки - с усмешкой отозвался Илья.
  - По тебе не скажешь - удивилась Марина - тебе же чуть больше двадцати, верно? На кого учишься? Я всегда хотела быть археологом, но родители сказали, что это глупая мечта и договорились со своим знакомым с кафедры экономики.
  - Журналист - спокойно произнёс Илья, заметив, что мужчина в костюме прекратил разговор и направляется в их сторону в компании пожилого доктора- за тобой идут.
  Бледное лицо Марины стало совершенно белым. Темные глаза стали просто огромными, а саму девчонку заколотила такая дрожь, что она едва могла сидеть.
  - Почему ты так его боишься? - тихо спросил Илья, слегка наклоняясь вперед.
  Марина затрясла головой.
  - Я боюсь клиники - призналась девчонка, вцепившись в кресло, которое протестующе заскрипело под тонкими пальцами - я там уже была и знаю, что меня ждет. В прошлый раз я душу готова была продать, лишь бы выбраться из белых стен, и вот опять. Но они сильнее меня! Я так долго боролась и одна - единственная ошибка отшвырнула меня на годы назад. Черт - Марина спрятала лицо в ладонях - я сейчас в обморок упаду от страха.
  Илья медленно выпрямился, смотря на пожилого врача. Внутри заскреблось что - то подозрительно похожее на жалость. Когда - то ему тоже было настолько паршиво, что он без раздумья схватился за первую попавшуюся возможность остаться частью реальности. Ему повезло, у него была Лиля, которая, пусть и против своей воли, но всё равно помогала, держала за шиворот над бездной, не давая упасть. А у этой девчонки никого нет. Ни одного человека, который стал бы её якорем, заставляя держаться за жизнь.
  Паршиво.
  Глубоко вздохнув, парень медленно стащил с себя толстовку и, оставаясь в одной красной футболке, накинул кофту на трясущиеся худые плечи.
  - Ты решил довести меня до сердечного приступа? - хриплым голосом поинтересовалась Марина, пробегая взглядом по рукам Ильи - клянусь, я думала, у меня кровь носом пойдет.
  - Подростки - фыркнул Илья, покачав головой и указал на толстовку - вернешь, как выйдешь из клиники, поняла?
  - Марина Пономарева? - встрял врач, листая бумаги в своих руках - прошу в кабинет. Вам нужно пройти обследование и позвонить семье.
  - И как мне тебя найти? - не слушая врача выпалила девчонка, в отчаянье хватая Илью за запястье холодными пальцами - я даже фамилии твоей не знаю!
  - Преображенский - улыбнулся парень - Илья Преображенский.
  - Марина Игоревна - позвал девчонку мужчина в костюме, бросая на Илью недобрый взгляд - вам лучше поторопиться. Игорь Владимирович с нетерпением ждем результатов обследования. Не заставляйте его нервничать.
  - Я верну - пообещала Марина, с видимом трудом отпуская руку Ильи и поднимаясь с кресла, вцепившись в толстовку на своих плечах - обещаю.
  - С нетерпением буду этого ждать - кивнул Илья, слегка нахмурившись от отчаянья, с которым девчонка смотрела в его лицо.
  Он слишком хорошо знал этот взгляд. Словно на него смотрели, и не могли насмотреться. Когда - то тот человек смотрел точно так же...
  Господи, он был готов отдать что угодно, лишь бы ничего не помнить. Похоронить все мысли и чувства глубоко внутри, а ещё лучше вырвать их с корнями, которые уже давно проросли в вены.
  Марина, бросив на него последний взгляд, позволила себя увести, изо всех сил стараясь не оборачиваться. Илья молча смотрел ей вслед, чувствуя, что ещё немного - и он точно сорвется. Сегодня был самый паршивый день за последние несколько лет.
  - Я всегда знал, что люди к тебе тянуться - задумчиво произнёс Прохор, присаживаясь на место Марины - но даже не догадывался, что ты подрабатываешь психологом.
  - Её поместят в реабилитационный центр - спокойно отозвался Илья - Кирилл рассказывал мне про это место. Думаю, я бы предпочел сдохнуть от передозировки, чем попасть туда.
  - В прошлый раз ты практически на "отлично" справился с этой задачей.
  - Ничего не вышло, поэтому я буду реалистом и поставлю себе "удовлетворительно".
  - Пошли - Прохор Семенович поднялся, и косо посмотрел на красную футболку племянника - тебя уже ждут.
  - Ты ведь знаешь, что я тебя не прощу? - поинтересовался Илья, расправляя футболку и смахивая с плеча невидимую пылинку.
  - Знаю - пожал плечами мужчина - но лучше ты будешь ненавидеть меня, чем загибаться в какой - нибудь подворотне накачанный дурью.
  - Я не наркоман! - прошипел Илья, зло сузив глаза.
  - Охотно верю - не стал спорить Прохор - но предпочту проверить. Раздраженно выдохнув, Илья, зло сверля спину родственника, отправился в кабинет врача.
  Высокая худая женщина в прямоугольных очках и белом халате внимательно осмотрела Илью с ног до головы, стоило ему только переступить порог, заставив при этом парня слегка повести плечами. Если бы взглядом можно было сканировать, то этой женщине не понадобился бы рентген.
  - Илья Преображенский? - холодный голос женщины разрезал воздух словно нож.
  - Да - спокойно ответил парень, присаживаясь на стул возле стола, за которым сидела врач.
  - Меня ознакомили в Вашей ситуацией. Я выпишу Вам направления на анализы.
  - Зачем? Уверен, Вы прекрасно видите, что я в полном порядке - усмехнулся Илья, поморщившись от мысли, сколько времени займут эти вынужденные процедуры.
  Ну спасибо тебе, дядя!
  - Я много чего вижу - не поддалась врач, продолжая заполнять направление - не всегда можно верить своим глазам, Илья.
  - Это с Вашей - то практикой? - не поддался Илья, наклонившись вперед и полностью игнорируя возмущенное шипение Семеновича за спиной - не скромничайте...Ангелина Олеговна - прочитал имя врача на бейдже парень, улыбнувшись - уверен, что Вы наверняка видели многих пациентов в различных состояниях обдолбанности.
  - Илья! - прикрикнул на племянника Прохор Семенович - веди себя прилично!
  - Я сейчас вообще могу быть под кайфом - отмахнулся от слов родственника Преображенский, удобнее устраиваясь на жестком стуле под внимательным взглядом врача - не так ли, дядя?
  - Паршивец - пробормотал мужчина - простите, он иногда бывает невыносимым - обратился Семенович к Ангелине Олеговне - особенно, когда что - то идет не так, как он хочет.
  - Это называется самолюбием - подсказал Илья, уставившись в потолок и скрестив руки на груди.
  - Это называется эгоизм! - резко отозвался Прохор, не поддавшись - и тебе прекрасно известна разница между этими понятиями.
  Илья фыркнул, всем своим видом показывая, что ему нет совершенно никакого дела до того, как называется его поведение. Все, чего хотел сейчас парень - лечь в свою кровать и проспать минимум до конца следующего дня, вот только ни Семенович, ни кошмары не дадут ему этого сделать.
  - Как давно Вы прекратили употреблять наркотики? - поинтересовалась врач, не сводя глаз с Ильи - нет - заметив, что Семенович открыл рот, резко произнесла Ангелина Олеговна, подняв руку - пусть говорит молодой человек.
  - Чуть больше пяти лет назад - подумав, произнёс Преображенский, нахмурившись - точнее не скажу. Я вообще смутно помню то время.
  - Вас отправляли на реабилитацию?
  - Нет.
  - Хотите сказать, что сами смогли прекратить?
  Как же его бесит это постоянное удивление!
  - Да - сквозь зубы произнёс Илья.
  - И как же Вам это удалось? - интерес в голосе врача был неподдельным.
  - Мне явился посланник божий - резко отозвался парень, скрестив руки на груди - и показал девять кругов ада. Я настолько проникся, что тут же завязал.
  - Илья - прошипел Прохор, напоминая о себе.
  - Не поймите неправильно, Илья, но зависимость - это не то, от чего можно просто отмахнуться. Нужно иметь действительно огромное количество внутренних ресурсов, чтобы перестать употреблять наркотики, тем более самостоятельно - примирительно произнесла врач, улыбнувшись - может, Вам помогла семья?
  Илья раздраженно выдохнул. Ему обязательно отвечать на этот вопрос?
  - Да, именно так все и было - огрызнулся парень, понимая, что ещё немного и он согласиться на что угодно, лишь бы покинуть стены больницы.
  Черт, какой же долгий день!
  Откинувшись на спинку стула, Илья прикрыл глаза, не слушая разговора Семеновича и врача, понимая, что к его словами точно никто не прислушается. И всё - таки, почему дядя решил, что он снова стал употреблять? Как можно быть таким идиотом, чтобы не понять очевидного? После того, как Илья понял, что вместо обещанного облегчения и удовольствия видит только смерть и боль в остекленевших черных глазах, больше к наркотикам парень не прикасался. Особенно после последней, отчаянной попытки наконец - то забыться и перестать видеть кровь закрывая глаза.
  Хотя Илья даже спустя пять лет прекрасно помнил каково это - отказываться от того, что подчиняет с первого раза. Ломало так, что хотелось снять с себя кожу, будто его насадили на чужой скелет и он никак не может приспособиться. Трясло словно в лихорадке, постоянно тошнило и было невыносимо жарко, словно его постоянно швыряло то в Антарктиду, то в Африку, снова и снова, без какой - либо возможности прекратить адскую карусель. Неужели Семенович действительно думал, что Илья снова согласиться испытать что - то подобное?
  Глупо.
  Интересно, а та девчонка осталась довольна результатом своего бегства от проблем?
  - Илья? - голос врача внезапно оказался слишком громким.
  Вздрогнув, парень открыл глаза, вырываясь из собственных воспоминаний и мыслей. Семенович и Ангелина Олеговна терпеливо смотрели на него, словно он был их непослушным сыном, который разбросал игрушки по всей комнате и теперь отказывается убирать.
  - Что? - поднял брови вверх парень.
  - Я понимаю, что Вам наверняка обидно из-за отсутствия доверия со стороны семьи, но пожалуйста, не замыкайтесь в себе - попросила врач, слегка улыбнувшись.
  - Приму к сведению - холодно отозвался Илья, чувствуя, как внутри скручивается в узел ярость и что - то подозрительно похожее на ненависть.
  - Подпишите это - Ангелина Олеговна протянула парню несколько листов и ручку.
  - Что это? - насторожившись поинтересовался Илья, не спеша брать в руки листы.
  - Это разрешение на обследование - терпеливо отозвалась врач - так как Вы - совершеннолетний, то нести ответственность за самого себя должны сами.
  Илья поднял голову, вцепившись взглядом в глаза женщины. Нести ответственность за самого себя?
  Как же долго он ждал этих слов!
  - Нет, спасибо - парень резко поднялся на ноги - я не буду ничего подписывать.
  - Илья!
  - Ты слышал доктора, дядя? Я должен нести за себя ответственность за самого себя. Я. Не ты. Не Саша. Не отец. Я.
   Прохор сжал кулаки, явно стараясь успокоиться и подавить в себе порыв силой заставить племянника подписать нужные бумаги. Медленно выдохнув, мужчина открыл глаза и встретился взглядом с насмешливыми голубыми глазами.
  Паршивец.
  - Просто подпиши - с трудом выговорил Семенович - Илья, пожалуйста, просто поставь свою подпись и сдай кровь. Это всё, о чем я тебя прошу.
  - Я бы попросил тебя о доверии, но, похоже, я не заслуживаю такого щедрого подарка - холодно отозвался Илья, упиваясь яростью и беспомощностью родственника.
  Хватит.
  Он позволил притащить себя в это место. Позволил воспоминаниям и старым кошмарам, от которых постоянно бежал последние пять лет, снова взять верх. В конце концов, он дал Прохору почувствовать себя полезным. Что ещё нужно?
  - Илья...
  - Я сам разберусь со своими проблемами- резко отозвался Илья, не давая договорить - у меня их и так по горло, не придумывай ничего нового, пожалуйста.
  - Тогда что с тобой твориться?! - не выдержал Прохор, но тут же подавил в себе ярость, бросив недовольный взгляд на настороженную женщину, которая молча переводила взгляд с одного Преображенского на другого.
  - Ничего - резко отозвался Илья, нервно сжав губы - в том - то и дело, что ничего! Так почему вы все, вашу мать, пытаетесь мне что - то придумать?
   Развернувшись, Преображенский вылетел в коридор, с силой хлопая дверью кабинета. Руки дрожали от ярости, хотелось разгромить все вокруг, чтобы хоть немного избавиться от той ярости, что клокотала внутри как лава.
  - Это совершенно неприемлемое поведение - Семенович появился рядом словно черт из табакерки - и ты это знаешь.
  - Просто уйди - сквозь зубы произнёс Илья, покидая больницу и выходя на улицу, вздрогнув от холодного ветра.
  Прохор резко схватил племянника на локоть и заставил того остановиться. Голубые глаза стремительно темнели до синего цвета, без слов говоря, что ещё немного - и их обладатель будет не прочь устроить драку даже с собственным дядей.
  - Пусти - тихо, но твердо произнёс Илья, сузив глаза - немедленно.
  - Нет - просто ответил Семенович, сильнее сжав руку на локте парня - хочешь ударить - ударь, но пока ты мне все не расскажешь, я тебя не отпущу.
  - Мне нечего тебе рассказывать - огрызнулся Илья, рванувшись.
  - Хватит вести себя как ребенок! - крикнул мужчина, хорошенько тряхнув парня - тебе что, пять лет? Что за максимализм, Илья? Хватит всех отталкивать! Ты что, блядь, герой драмы? Несчастная мадмазель, которая тащит все на своих плечах? Жена декабриста, мать твою!
  Преображенский замер, пораженно смотря на взбешенного дядю.
  Да ладно!
  - Ты серьезно? - удивленно поинтересовался Илья - думаешь, это действительно сработает?
  - И что тебя так удивляет? - поинтересовался Прохор, ещё раз хорошенько встряхнув племянника - не согласен? Так прекрати вести себя как ребенок, и научись говорить людям правду! Если тебе есть что сказать другим - говори! Не разыгрывай из своих проблем трагедию земного масштаба.
  - Да что ты знаешь? - прошипел Илья, мгновенно заводясь - что ты вообще знаешь, чтобы говорить такие вещи?
  - Ничего - устало ответил Семенович, чувствуя себя по меньшей мере столетним стариком - в этом - то всё дело, понимаешь? Тебе плохо, ты злишься и мечешься в поисках выхода, который всё никак не можешь найти. Для тебя эти поиски могут быть делом всей жизни но для меня они будут не более чем бессмысленными страданиями. Знаешь почему? Потому что я совершенно ничего не знаю об их причине.
  - Да мне плевать, как это выглядит для тебя! - закричал Илья, сверкая глазами и тяжело дыша - я не хочу, чтобы мне лезли в душу! Просто оставьте меня в покое, дайте спокойно жить, прекратите считать, что разбираетесь во всём лучше, чем я!
  - Каждому человеку нужен тот, кто его поддержит в трудную минуту.
  - Человеку нужна свобода.
  - Илья...
  - Ты можешь сколько угодно говорить : "Не волнуйся, я рядом, я помогу", но какой от этого толк, если ты запираешь человека в клетке собственных обещаний?
  - Мне безумно жаль, что для тебя это всё выглядит именно так - опустив голову произнёс Семенович, отпуская руку парня - насколько же сильно ты ненавидишь окружающих тебя людей?
  - До самых костей - холодно ответил Илья.
  - Кроме неё, да?
  - Она единственная, кто дает мне почувствовать себя нормальным человеком, который может сам принимать решения и нести за них ответственность, не боясь того, что снова появиться кто - то, кто возьмет всё на себя. Пусть она сама не догадывается о последствиях своих слов.
  - Но вы разошлись - сузил глаза Прохор, вспомнив отрывок скандала между близнецами - что сказал ей Саша? Зная Орлову, это должно было быть что - то действительно стоящее, в конце концов она знает тебя уже не первый год.
  Илья несколько минут не моргая смотрел в лицо дяде, который терпеливо ждал, стараясь не делать резких движений, словно пытался в его лице прочитать все ответы. Спокойно. Сейчас любое неосторожное движение и всё может полететь к черту. Видит небо, Прохор не хотел действовать настолько грубо, но выбора просто не оставалось. Теперь, когда Илью насильно вытащили из его "раковины", оставалось только надеяться, что всех сказанных раннее слов хватит хотя бы для одного слова правы от Ильи.
  - Он рассказал ей, что я стал причиной смерти человека - спокойно и уверенно сказал Преображенский, не обращая внимания на леденящий осенних ветер и всепоглощающий ужас, который медленно, но верно расползался в глазах родственника.
  Хуже чем есть быть уже просто не могло.
  Но, черт возьми, Илью нельзя недооценивать.
  Когда же он, Прохор, уже это поймет?
  
  
  * * *
  
  Этот день действительно был на удивление паршивым. Если сравнивать его с другими днями этого года по десяти бальной шкале, он уверенно тянул на отметку "8".
  В этом Варя была уверенна.
  Пачка сигарет, которая спокойно лежала в рюкзаке практически два месяца, почему - то на удивление быстро опустела. Порывшись среди тетрадок, листов с конспектами и многочисленными ручками, Варя со вдохом признала, что из пачки ничего не выпало и сигарет больше действительно нет.
  - Вот что за фигня? - возмущалась девушка, расстроенно запуская руку в волосы.
  Курить хотелось всё сильнее, впрочем, побиться головой о ближайшую стену тоже становилось довольно заманчивой идеей. Устало выдохнув, Варя поправила на плече лямку рюкзака и неторопливо пошла по длинной улице, старательно обходя редких прохожих и время от времени смотря в темное небо. Ужасно не хватало музыки в наушниках, но телефон благополучно разрядился десять минут назад, заставив раздраженно скрипеть зубами и слушать шум ночного города, а не очередную лирическую дурь под стать настроению.
  - Да что ж за жизнь такая? - пробормотала Варя - когда есть - нафиг не нужно, а стоит этому "чему - то" закончиться - так без него жить нельзя? Глупые законы мироздания!
  Глупые законы, глупые люди, глупые дома и вообще всё глупое.
  Особенно её друзья!
  Ну ладно Лиля, от Преображенского и не такого можно было ждать, как бы глупо и страшно это ни звучало, но Аня - то куда полезла?
  По мнению Вари от семьи Осиповых нужно было держать подальше. Не только потому, что Аня и Кирилл были выходцами из разных классов, на что не так - то просто закрыть глаза, как бы фильмы и книги не старались доказать обратное, а из-за того, что мажору сама Боголюбова была совершенно не нужна. В этом Варя была уверенна на все сто, впрочем, так же, как и все, кто хоть раз видел Кирилла Осипова.
  Тем более, если вспомнить, о его предпочтениях в личной жизни, то желание пойти и хорошенько ударить красивое лицо о ближайшую стену за очередной фарс, становилось просто невыносимым.
  Как Аня вообще могла пойти на что - то подобное?
  Неужели всё настолько плохо, что другого выхода просто не было?
  - Твою мать - выдохнула Варя, с силой пиная камень, который отлетев, ударился о стену старого дома - ну что за драма?
  А ведь Лиля и Аня - обе молчали до последнего! И это злило куда сильнее пустой пачки и разряженного телефона.
  Может, нужно было сразу вытряхивать всю правду, наплевав на такие бесполезные слова, как "личное пространство" и "частная жизнь"? Прав бы дед, когда говорил, что человек теперь словно хрустальная ваза - тронешь, тут же разобьется на кусочки, и поэтому эту "вазу" нужно беречь и защищать от тягот внешнего мира. Правда, после этого Алексей Олегович - человек - "ваза", который прошел всю войну и лично видел советское знамя на крыше Рейстага, глумливо скалился и плевался, удрученно качая головой.
  И Варя была с ним согласна.
  Человеку нельзя чувствовать себя особенным, иначе он начнет требовать особого отношения от остальных. А если все будут особенными, то кто будет простым? На ком всё будет держаться? Ведь особенным никто кроме самих себя не нужен. Мир просто развалиться.
  - Вот почему всё так? - пробормотала Варя, задирая голову и смотря в холодное ночное небо - неужели нельзя сделать всё проще?
  Домой идти не хотелось, а для прогулки было слишком холодно и одиноко. Вздохнув, Котова ещё раз провела телефон и, убедившись, что аккумулятор действительно окончательно и без поворотно разрядился, поморщилась. Что делать не было ни малейшего представления.
  - Так, по закону всех мелодрам, сейчас обязательно появиться либо мой знакомый, либо моя судьба - потерла руки Варя, в тщетной попытке хоть немного согреться и бегло осматривая улицу - всё по канону: одинокая, симпатичная девушка в трудной ситуации не знает, что ей делать и к кому обратиться. Так, где же тот красивый, богатый, образованный и, главное, щедрый молодой человек, который почувствовав стрелу Купидона в заднице угостит несчастную кофе и сделает предложение руки и сердца?
  Но улица была пустынной и тихой.
  - Издеваетесь? - громко возмутилась Варя, поднимая голову к небу - эй, вы там! Не халтурьте! Где мой суженный? Почему на улице никого кроме меня нет? Я что, сама себе суженная, что ли? Ну спасибо!
  Вот так всегда, горестно думала Котова, считая мелочь в карманах и прикидывая, хватит ли ей на чашечку кофе и пирожное в небольшом кафе или придется ограничиться только кофе? Но, видимо там, в небесной канцелярии над Варей всё-таки сжалились, потому как мелочи было вполне достаточно не только на кофе и пирожное, но и на пачку сигарет.
  - Ну вот, другое дело! - радостно сказала девушка, пересчитывая деньги - можете же, когда хотите! Ну что, милая дама, а не угостить ли мне Вас кофе? Только не отказывайтесь, всё за мой счет! - Котова радостно зазвенела мелочью в кармане и бодро зашагала в сторону трамвайных путей - вот так всегда, хочешь чего - то - действуй сам. Даже если речь идет о простом визите в кафе романтичным вечером и прогулке под луной.
  Засмеявшись, Варя силой воли затолкала поднявшуюся голову горечи подальше, понимая, что думать об одном несносном, вредном, самовлюбленном, но таком нужном и недоступном человеке сейчас совсем не время. В конце концов, что измениться от того, что она начнет страдать? Небо не станет зеленым, как бы сильно ты не представлял себе обратное. Это закон. А Котова, не смотря на все свои поступки, старалась быть законопослушым гражданином.
  В небольшом кафе, явно не рассчитанным ни на что большее, как на бюджетные свидания студентов, было на удивление многолюдно. Варя, привыкшая за время прогулки к вынужденному одиночеству, даже немного растерялась, не зная оставаться ей, или лучше уйти. Но минутное замешательство быстро прошло, поэтому девушка, крепко сжимая в руке долгожданное кофе и небольшое блюдце с пирожным, решительно заняла столик в углу, прямо под какой - то огромной картиной, на которой были изображены безвкусные цветы в кувшине.
  Жизнь явно начинала налаживаться, правда, без телефона было немного неуютно, но Варя быстро освоилась, переводя взгляд с одного посетителя на другого. У кого - то свидание, кто - то, как и она просто зашли "на огонёк", а кому - то наверняка стало одиноко дома.
  Зазвенел колокольчик на двери и Варя, повернув голову, с удивлением и каким - то садистским наслаждением увидела, что в кафе зашёл никто иной, как Евгений Соколов. Вот это было действительно неожиданно! Правда, прикинув примерный район места обитания лучшего друга Александра Преображенского, Варя едва не хлопнула себя по лбу: Женя жил буквально в паре кварталов от этого места. Так что это не ей стоит удивляться внезапной встрече.
  Её тоже довольно быстро заметили. Решив проигнорировать недоуменный взгляд, которым на неё смотрел парень, Котова многозначительно отодвинула в сторону свободный стул и убрала с него свою куртку. Покачав головой, Соколов послушно опустился на свободное место.
  - Я даже спрашивать не буду, что ты тут забыла - признался парень, делая глоток своего чая - не думаю, что это действительно нужно знать.
  - Гуляю - пожала плечами Варя - только и всего. Да ещё