cthulhuraejepsen: другие произведения.

Стоит Свеч

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Перевод книги Worth the Candle, оригинал - http://archiveofourown.org/works/11478249/chapters/25980909 56(168) глав. (В скобках - количество переведённых глав всего, вне них - бесплатных)

   Глава 1: Падение человека.
  
   Я натужился, пытаясь лучше осмотреться, но ошейник удерживал меня на месте. Мои руки и ноги тоже были в кандалах, соединённых меж собой толстыми металлическими прутами, из-за которых даже пошевелиться толком не получалось. Ещё и во рту кляп, но хоть не такой тугой.
   Пять секунд назад я сдавал тетрадь по окончанию урока английского.
   Вокруг меня в тусклом красном свете ряда лампочек были видны другие люди, скованные, как и я. Мы сидели в два ряда, направленные в противоположные стороны; раздавалось громкое гудение, в котором было бы сложно разговаривать, даже если бы не кляп. Этот звук, вкупе с вибрацией и изогнутыми стенами, говорил о том, что я нахожусь в самолёте, хотя я понятия не имел ни куда мы движемся, ни где находимся.
   Вокруг - никого знакомого. Я был в классе, на уроке английского, так что, учитывая, что вдруг оказался в кандалах на каком-то самолёте, не было бы удивительно увидеть ещё кого-то из моего класса; однако, хотя окружающие парни и девушки были примерно моего возраста, они не выглядели так, словно посещали школу в Бамблфак, Канзас. Частично из-за причёсок - преувеличенно-показные могавки, яркие цвета - но в основном из-за суровых хмурых лиц, скорее ассоциирующихся с террористами в телевизоре, чем со старшеклассниками.
   Мужчина в армейской униформе прошёлся посередине самолёта, между двух рядов колен. Он остановился как раз напротив меня, что позволило мне хорошенько рассмотреть его. Он был чисто выбрит, с сединой на висках, от его подбородка до носа проходил шрам. Его взгляд, когда он смотрел на нас, был исполнен интенсивной, пылающей ненависти, что лишь подчёркивалось скрипом его зубов.
   - Мятежники. Предатели. Убийцы. Диссиденты. Воры. Вы - отбросы, всплывшие к поверхности. В менее цивилизованном обществе вас предали бы мечу, как только поймали. Мы, однако, верим в наши идеалы. Сила через преодоление трудностей, праведность через борьбу. Если вы выживете, то станете сильнее. Доберитесь до аванпоста, и вас ожидают должность и прощение преступлений.
   С этими словами он ушёл. У меня были вопросы, но я не мог поднять руку, и попытка кричать привела лишь к невнятному звуку из-за кляпа.
   Его слова не утешали. Я и так уже был дезориентирован и в прострации, а теперь к этому добавился ещё и страх.
   Пацан напротив меня тряс головой из стороны в сторону. Он уже какое-то время это делал, но сейчас начал ускоряться. Дёрганым движением он зацепил кляп за выступ металла, окружающего его шею, и выдернул его. Однако никаких признаков удовлетворения заметно не было; вместо этого он заговорил.
   - Нам позволено объединяться - выкрикнул он. - У нас больше шансов на выживание, если будет "мы против них" вместо "каждый за себя". Мы можем...
   Его голос заглох, когда брюхо самолёта распахнулось. В миле под нами в тусклом свете сквозь облака виднелись какие-то поля. Я напрягся в своих кандалах и взмолился, чтобы проснуться, хоть и осознавал, что это не сон.
   Мои ноги болтались в открытом небе.
   Послышался громкий лязг какого-то механизма. Я всё ещё не мог толком повернуть голову, но периферийным зрением видел, как народ падает в небо под нами. Очередь приближалась ко мне, и я видел, что ни у кого из них нет ничего похожего на парашют. В моих ушах звенели слова того армейского - "Сила через преодоление трудностей". Как раз то, что можно сказать перед тем, как убить кого-то.
   Затем механизм выпустил меня и я упал, освобождённый от кандалов.
   Меня обдало ветром. Желудок свело чувство невесомости. Я почти инстинктивно расправил конечности, пытаясь поймать ветер; в первый момент, когда начал падать, я вскрикнул, но тут же перестал, когда ветер задул в рот.
   Я умру, как и все остальные, и ничего не могу с этим поделать. С такой высоты даже вода будет как бетон.
   Я взглянул на остальных падающих, надеясь, что у кого-то из них есть решение.
   Вместо этого я увидел убийство.
   Парень с розовым могавком спикировал и столкнулся с девушкой. Он схватил её, зафиксировав одной рукой и одной ногой, и другой рукой нажал на подбородок. Резкое усилие, и её шея хрустнула, а он отпустил её безжизненное тело, закувыркавшееся в направлении земли.
   К своему ужасу я осознал, что он движется в моём направлении. Я понятия не имел, как маневрировать в свободном падении, кроме как "расправить конечности, чтобы замедлить падение, поджать их, чтобы ускорить". Учитывая, как быстро приближался убийца с могавком, я остановился на "быстро" и прижал руки к бокам. Потребовалась пара секунд, чтобы перестать крутиться, но я определённо ускорился.
   Что означало - земля устрашающе быстро приближалась. И чем ближе она была, тем, казалось, быстрее приближается. Я задумался было, почему оно так, и добрался до мыслей об угле обзора, но быстро решил, что не хочу тратить свои последние секунды, пытаясь вспомнить физику.
   Когда я оглянулся, розововолосого уже не было видно; я заметил лишь несколько других человек, плюс несколько кувыркающихся тел - видимо, трупы.
   Земля была уже совсем близко, достаточно близко, чтобы я смог разобрать детали помимо беспорядочной сетки полей и пятен домов. Слева от меня было некое обширное облако, прижимающееся к земле - должно быть, туман - но непосредственно в той зоне, где должно шлёпнуться моё тело, было что-то вроде заправки. Машин видно не было, но виднелись люди; они смотрели вверх, на меня, светящимися красным глазами. Это могло бы быть зловеще, если бы не вся эта фишка с неизбежной смертью. Я закрыл глаза, ощущая, как колотится сердце. По крайней мере, это будет быстрая смерть.
   Я продолжал держать глаза закрытыми, пока вдруг не осознал, что ветер слабеет. Осмотревшись, я обнаружил, что смерть отнюдь не так неизбежна, как я думал: падение замедлялось. На моей правой руке проявилась сияющая руна, которой, я мог бы поклясться, пять секунд назад не было.
   Когда я принял тот факт, что, кажется, меня всё-таки выбросили из самолёта не чтобы так убить, падение стало уже довольно плавным. Я должен был приземлиться где-то в сотне ярдов от заправки, на большом поле. Поблизости было четверо красноглазых, но они двигались в сторону девушки, которая уже приземлилась. Сейчас я видел, что у этих ребят мертвенно-бледная кожа и рваная одежда; всё это вкупе со спотыкающейся походкой прямо-таки кричало "Зомби!". Десятифутовыми неоновыми буквами.
   Как только мои ноги коснулись земли, я услышал мелодичный перезвон, и передо мной появился текст.
   Достижение Разблокировано: Спустился, Но Не Выбыл...
   Я проморгался, и сообщение исчезло. Понятия не имею, что это за фигня, но сейчас есть проблемы побольше, вроде бредущих ко мне зомби.
   На мне были чёрные джинсы, белые кроссовки, кожаный пояс, и серая футболка. Ничего, чем можно было бы сражаться, но я и не собирался, учитывая, как медленно зомби брели в мою сторону. (Я ещё на секунду задумался, кто, блин, меня одевал - я не ношу чёрные джинсы, и пояса тоже никогда не носил).
   Я услышал вопль "Отвали от меня!" слева. Повернувшись, я увидел девушку, которую видел сверху, стараясь держать и зомби в поле зрения.
   Каким-то образом девушку успели окружить. Она встретилась со мной взглядом, и выкрикнула:
   - Помоги мне!
   В её голосе было некое негодование, словно она возмущена тем, что я ничего не делаю.
   Я нерешительно замешкался, и в этот момент один из зомби с неожиданной скоростью бросился вперёд. Она сумела вырваться, но я видел, что на её плече кровь.
   Я побежал. Не к ней, а прочь, стараясь оторваться от ближайшего ко мне зомби. У меня не было оружия, и в секции карате средней школы у меня был только оранжевый пояс, который они в общем-то выдают всем, кто продержался пару недель. Я услышал женский вопль, и не уверен, на меня или на зомби вокруг неё - а затем вопль оборвался.
   Передо мной появился новый текст. На этот раз я вгляделся в него внимательнее, хотя и не перестал бежать. Слова двигались вместе со взглядом, словно дисплей перед глазами; они висели чуть в стороне от центра зрения, что бы я ни делал со взглядом.
   И этот текст меня беспокоил.
   Новое Поражение: Трусость!
   Я трусцой бежал к заправке, стараясь экономить энергию. Рядом с этим зданием зомби не было, и людей - тоже. Было сложно забыть, что я только что видел, как в небе кого-то убивали. Проморгавшись, я заставил исчезнуть сообщение, называющее меня трусом, но я ощущал, что краснею от гнева, думая об этом. Я видел, как кто-то умер, и предполагалось, что брошусь в рукопашку, чтобы помочь кому-то, кого даже не знаю? Это не трусость, это просто здравый смысл.
   Я как раз был у заправки, когда выскочило новое сообщение.
   Разблокирован Навык: Атлетизм!
   Это тоже было непонятно, так что я два-моргнул, убирая сообщение, и взглянул на заправку, или по крайней мере то, что считал заправкой. Вблизи было очевидно, что я ошибался. Были некоторые примечательные черты заправок западных регионов - дешёвая панельная конструкция, и голые металлические двери, однако там, где должны были стоять колонки, из тротуара торчали чёрные глыбы обсидиана. Если бы они не были окружены бетонными бордюрчиками и между ними не были бы равномерно расставлены мусорные баки, я бы мог подумать, что они вылезли из земли.
   Были и другие несоответствия, вроде прозрачных бочек перед зданием, и баннеров, рекламирующих свежие ножки фронгалов. Слово "фронгалы" что-то зацепило в моей памяти, но я не понял, что.
   Дорога, идущая рядом со зданием, выглядела как нормальный асфальт, с двойной жёлтой линией посередине. Рядом с дорогой стояли столбы электропередачи, на парковке стояли машины, хотя форма у них была какая-то не такая; не просто в стиле пятидесятых, но вообще какие-то не такие капоты.
   Всё это выглядело очень запущенным; трава, по которой я бежал, была в пару футов высотой, и в трещины в асфальте проросли сорняки. Здание тоже было покрыто грязью, и два окна разбиты; на земле были видны осколки стекла.
   Я остановился, пытаясь понять, что к чему.
   - Тотошка, кажется, мы больше не в Канзасе - пробормотал я себе под нос. У моего отца была привычка говорить это каждый раз, когда мы ездили куда-то и пересекали границу штата.
   Моим планом было добраться до заправки, и... ну, дальше не знаю. В заправках есть люди, еда, телефоны, и транспорт. Если это здание - не заправка, то у меня была надежда, что хотя бы что-то подобное, но в любом случае проблема в том, что оно давно заброшено. Интуиция подсказывала, что если войти внутрь, я найду испорченную еду и разграбленные прилавки, отсутствие электричества, и нерабочий телефон. А ещё она подсказывала, что внутри любой, или любое, что будет меня преследовать, легко зажмёт меня в угол.
   Моё сердцебиение начало успокаиваться. Отставшие зомби продолжали ковылять ко мне, и я видел других, дальше, заметных в основном по красным искрам их глаз. Я взглянул на здание не-совсем-заправки, и попытался взять себя в руки. Может как минимум хотя бы оружие удастся там найти. Или что-то, что можно использовать как оружие. Я подбежал ближе и заглянул в выбитое окно.
   Плохая новость: там всё было практически так, как я и боялся. Полки были практически пусты, а вонь, доносящаяся оттуда, словно говорила "Эй, вся эта еда протухшая и мерзкая". У меня ещё оставалась толика надежды, что удастся найти что-то не испортившееся в консервных банках, если, конечно, в здешних местах вообще бывают консервы. Весь этот мир, в который я (в буквальном смысле) свалился, словно на шаг отстоял от реальности, которая была мне знакома. Около 90% его могло быть прямо из Бамблфак, Канзас, если бы все оставили его на пару лет, но последние 10%, вроде красноглазых зомби и чёрных кристаллов... ну, они вызывали озноб по коже.
  
   Я проскользнул внутрь "заправки" - и обнаружил торчащую из-за шкафа человеческую ногу. Чуть не взвизгнул от неожиданности, но сумел сдержаться. Больше всего я опасался, что этот чувак поднимется как зомби, или что обойду и увижу, что его тело кто-то жуёт; оба варианта вполне реальны. Одновременно я думал, что хорошо бы найти какое-нибудь оружие, или ответы. Я уже проверил свои карманы, и обнаружил, что они пусты.
   Я подобрал полку для визиток, поднял её над головой, как биту, и прокрался вперёд.
   Разблокирован Навык: Импровизированное Оружие!
   Звук, сопровождавший появление текста, заставил-таки меня взвизгнуть. Признаю, я был порядком на взводе.
   И сразу после этого я увидел, как нога дёрнулась.
   Я всегда был на дальнем конце "Дерись" шкалы "Дерись или беги". Я говорю это не для того, чтобы показаться крутым; скорее, чтобы объяснить тот факт, что как придурок пробежал за угол и принялся дубасить труп на полу, что, учитывая обстоятельства, нельзя было назвать умным поступком. Я дважды врезал ему по голове, прежде чем полка треснула, и ещё дважды, после чего она окончательно сломалась.
   Навык повышен: Импровизированное оружие, ур 1!
   Труп всё ещё двигался, медленно поднимаясь на ноги. Я заметил под его торсом рукоятку и схватил её; к моему удивлению, и удовольствию, я обнаружил, что держу нечто вроде ржавого мачете.
   Разблокирован Навык: Одноручное Оружие!
   Я заморгал сообщение и обрушил мачете на зомби, как раз в тот момент, как он повернул голову в мою сторону и отсутствующе уставился на меня светящимися красным глазами. Мачете ударило его в лоб со всей силой моего веса. Я услышал треск раскалывающегося черепа...
   Критическое попадание!
   Навык повышен: Одноручное оружие, ур 1!
   ...и мачете застряло в его лице, прямо между светящихся глаз.
   Если бы в мире была толика справедливости, то в этот момент он бы и перестал двигаться. Его красные глаза угасли бы, как в конце Терминатора, и он бы обрушился на пол. Вместо этого он с открытым ртом побрёл ко мне. Единственное, что спасло меня от укуса (поскольку я был слишком ошарашен, чтобы реагировать), это тот факт, что я ещё держал мачете, застрявшее в его голове. И этого было достаточно, чтобы держать его на расстоянии.
   Когда я пнул его, отбрасывая, появилось сообщение, говорящее что-то о безоружном бое, и я вложил все силы в ногу, продолжая сжимать рукоять мачете. Оно выскочило из его головы с влажным чмоком и приличным количеством тёмной крови, в то время как зомби кувыркнулся и упал в кучу мусора. Впрочем, он неожиданно быстро вновь оказался на ногах, и уставился на меня своими светящимися красными глазами, не обращая внимания на пустоту между них.
   Разве не так убивают зомби? Все комиксы и фильмы, что я видел, сходились в этом вопросе; единственный надёжный способ - разбить голову, потому что в любом другом случае они продолжают двигаться. Однако если это его не убило, то что мне делать?
   Я отступил он него; он проковылял вперёд. Быстро выглянув в окно, я увидел, что поблизости было больше зомби, чем раньше, хоть они были и не так близко, чтобы было невозможно убежать. Я перевёл взгляд обратно на чувака с разрубленным лицом, и сжал рукоять мачете. Я не так глуп, чтобы решить, что смогу разобраться со всеми этими зомби, не допустив ошибки, но если придётся, мне нужно знать, как их убивать. Моё сердце колотилось, как бешеное, но я взял себя в руки.
   Эти безумные сообщения, выскакивающие перед глазами, походили на игру, это я заметил. Возможно, как раз потому я и решил, что удар в голову убьёт разрубленного. Однако это не сработало. Так что, если бы я играл в игру, и разрубание головы противника его не убило, что я сделал бы? Ну, это признак того, что дизайнер пытается оригинальничать, идя против ожиданий игрока. Если об этом подумать, я и сам однажды такое делал, в первоуровневом подземелье.
   Разрубленный всё ещё брёл ко мне, а я глупо размышлял о D&D. Как я поступил, когда сделал головы зомби неважными: Я перенёс их слабое место в сердце, вот что. И я дал им светящиеся красные глаза, просто для понта в описании.
   Бл*.
   Я направил мачете в сердце разрубленного, и как раз вовремя, поскольку долю секунды спустя он бросился на меня - и напоролся на лезвие, прямо в грудь. Он почти мгновенно перестал двигаться, и бухнулся на пол. Мачете так и торчало из него.
   Затем красные глаза угасли, став мутно-белыми.
   Навык повышен: Одноручное оружие, ур 2!
   Зомби побеждён!
   Достижение Разблокировано: Рэмбо
   Уровень повышен!
   Последнее сообщение сопровождалось ощущением, которое я могу описать только как экстаз. Золотое сияние выплеснулось из меня волной, поднявшей ветер, и я ненадолго поднялся в воздух. Было такое чувство, словно кто-то воткнул провод под напряжением прямо в центр удовольствия моего мозга.
   Через секунду это окончилось, оставив меня дрожать.
   - Я что, уровень взял?.. - вопросил я пустоту. Ничего из происходившего с того момента, как я оказался в самолёте, не имело смысла, но то, очертания чего я видел, было так странно, что в этом почти появлялся смысл.
   Прежде всего: я в игре, или по крайней мере в чём-то, похожем на игру.
   Второе: в этой игре присутствуют элементы того, что я сам создал. Не только красноглазый вариант зомби, которых нужно бить в сердце; я был уверен, что помню эти чёрные кристаллы перед зданием. Я назвал их "Черношипы", и они использовались для обеспечения энергией древнего некрополиса. Фронгалов я тоже вспомнил: это гигантские лягушки, которых выращивали и забивали как свиней.
   Естественно, это поднимало дальнейшие вопросы. Я на секунду закрыл глаза и вздохнул, и тут увидел свой лист персонажа.
  
  PHY
  
  3 2 POW 1 Unarmed Combat 2 One-handed Weapons 0 1 Improvised Weapons
   2 SPD 0 0 0 0
   2 END 0 0 0 0
  MEN
  
  3
   2 CUN 0 0 0 0
   2 KNO 0 0 0 0
   2 WIS 0 0 0 0
  SOC
  
  3
   2 CHA 0 0 0 0
   2 INS 0 0 0 0
   2 POI 0 0 0 0
  
   0 LUK 0 0 0 0
  
   ...Определённо, 0 Удачи - именно то, что есть.
  
  Примечание. В оригинальном тексте при наведении мыши появлялось описание статов, здесь оно приводится отдельно.
  PHY: Physical (Физра) - Тело и физические способности. Основной стат для всех физических навыков и трёх физических способностей.
  POW: Power (Могущество, Мощь) - Физическая сила. Используется, чтобы вышибать двери, гнуть пруты, и отпихивать кого-нибудь с дороги.
  SPD: Speed (Скорость) - Как быстро вы двигаетесь. Используется, чтобы жонглировать ножами, бегать по крышам, или делать сальто.
  END: Endurance (Выносливость) - сколько всего можете вынести. Используется, чтобы предотвращать отравления, двигаться в затяжных походах, или идти против течения.
  MEN: Mental (Ментал) - Разум и ментальные способности. Основной стат для всех ментальных навыков и трёх ментальных способностей.
  CUN: Cunning (Хитрость, Смекалка) - Насколько вы умны. Используется, чтобы разгадывать головоломки, обучаться новому, и решать, какой провод перерезать.
  KNO: Knowledge (Знание) - Как много всего вы знаете. Используется, чтобы находить связи между разными концепциями, вспоминать что-то, или запоминать десятизначные числа.
  WIS: Wisdom (Мудрость) - Ментальная Выносливость. Используется, чтобы предотвращать стрессовые реакции, принимать решения без эмоций, или медитировать.
  SOC: Social (Социальность) - Ваша личность и понимание других. Основной стат для всех социальных навыков и трёх социальных способностей.
  CHA: Charisma (Харизма, Обаяние) - Насколько вы нравитесь другим. Используется, чтобы убеждать принцесс, торговаться с официантками, или вымаливать свою жизнь.
  INS: Insight (Инсайт, Прозорливость) - Насколько хорошо вы читаете людей. Используется, чтобы раскрыть секрет царственной особы, раскусить блеф кардинала, или избежать удара в спину.
  POI: Poise (Самообладание, Выдержка) - Насколько хорошо вы переносите других людей. Используется, чтобы выдержать допрос, сохранить выражение лица на суде, или не плакать на свадьбе.
  Luk: Luck (Удача) - Насколько вы везучи. Влияет на всё, не правит ничем.
  
   Глава 2: Развитие.
  
   Лист персонажа появлялся, стоило три секунды подержать глаза закрытыми. Это не просто оборот речи, я присел и замерил после того, как он выскочил в первый раз. Он был таким же, как выскакивавшие сообщения о навыках и достижениях - как бы я ни поворачивался с закрытыми глазами, весь лист оставался в фокусе. Если я переводил глаза в сторону, то он переключался на по большей части пустые "страницы", на которых местами было подписано "Доблести", "Компаньоны", "Известные Заклинания", и тому подобное. В итоге я нашёл страницу, озаглавленную "Поражения", в которой числилось "Трусость", но непохоже было, чтобы она что-то делала, по крайней мере описания не было. Довольно удивительно, но инвентаря не было, хотя имелась довольно бессмысленная страница, на которой было моё описание. Единственной существенной информацией там было то, что мой уровень - 2, о чём я и так уже догадался.
   (Не стану растолковывать своё описание. Мой приятель Грег как-то сказал, что я выгляжу как кто-то, выбравший "По умолчанию" во всех пунктах редактора персонажа; я пытался над этим посмеяться, но вообще-то задело за живое. Я не был симпатичным, не был уродом; никаких выделяющихся черт, синие глаза, карие волосы, средний рост... После того, как Грег это заметил во время одной из наших игр по D&D, ещё какое-то время моё прозвище было "По умолчанию", пока я не перестал притворяться, что считаю это забавным, и даже после этого мои приятели стебались надо мной в этом духе, высказываясь в духе "Самый обычный человек в мире", "Масло масляное", или "Человек-эквивалент ванильного мороженого". Не то, чтобы я был меньшим засранцем по отношению к ним).
   Я открыл глаза и осмотрел "заправку", а затем зомби рядом с ней. На мой взгляд, они ещё были достаточно далеко, чтобы пока что не беспокоиться, так что закрыл глаза, хоть часть меня (вероятно, WIS) и говорила, что это очень скверная идея - стоять не глядя. Ну, я всё равно это сделал; я хотел толику ответов.
   Проблема, насколько я её видел, была в том, что эта система мне незнакома. Это можно счесть неким высокомерием, словно я считал "да всё будет нормально, если это пятое поколение D&D", но вообще - это по крайней мере то, с чего можно начать. В пятёрке сложнее манчкинствовать, нежели в Pathfinder, но по крайней мере я разбирался, что к чему в ней, и это уже было бы огромным преимуществом. Это сразу пришло мне на ум, и когда я обнаружил, что если всмотреться в аббревиатуры, то появляются подсказки (прямо в моей голове!), эта мысль только укрепилась.
   Тут имеются способности и навыки, что уже достаточно знакомо, однако "Способностей" было аж тринадцать, что многовато. Ещё имелось четыре ряда по десять слотов, для суммарно сорока навыков. Похоже, прежде чем их можно будет повышать, их нужно разблокировать. Тридцать шесть навыков были "замазаны" серым, и как бы я ни всматривался, не мог разобрать их названия. Впрочем, если эта игра похожа на другие, то я могу предположить некоторые из них...
   Но тут есть свой риск. Я открыл глаза и взглянул на зомби, с их светящимися красными глазами. Эти зомби были моей идеей, которую я использовал в одной из игр по D&D, и здесь они воплотились в жизнь. Я подверг себя риску, решив, что мистер Треснувшая Голова - такой же, как зомби из телевизора. Будь я игровым дизайнером (и я в каком-то смысле считал себя таковым, поскольку в основном я был Данжн Мастером во время наших игр), то я создал бы подобного зомби и поместил его у начала игры, в качестве предупреждения "Не стоит полагаться на знания из игр". Что он, похоже, и делал.
   Я вытащил мачете из тела зомби. Меня обдало вонью, и затошнило, но я сумел удержаться от рвоты.
   Я вернулся в переднюю часть здания, осторожно шагая и стараясь не издавать ни звука. Быстрый взгляд на холодильники показал, что они в скверном состоянии; не думаю, что в них можно найти что-то ценное, только мучать желудок из-за вони. Я бы хотел убраться отсюда, но, к сожалению, поля и длинная пустая дорога снаружи не настолько подпадали под определение "убраться отсюда", как мне хотелось бы. Я попытался вспомнить, что там сказал военный на самолёте, но не удалось.
   Я снова закрыл глаза, и взглянул на то, что начал считать "глазным меню". В верхнем правом углу имелись маленькие сияющие символы "+2", как раз за пределами листа персонажа. Когда я на секунду задержал на них взгляд, лист персонажа всколыхнулся и изменился, слегка растянувшись, чтобы было место для плюсов и минусов возле показателей способностей и статов. Это меня несколько утешило; я повысил уровень, так что появились очки для распределения.
   Однако я не знал, с чего начинать. Если Правило 1 - "не рассчитывать, что дизайн игры повторяет другие игры", то Правило 2 - "не рассчитывать, что дизайн разумный". Я играл в достаточное количество непродуманных игр, чтобы знать, что временами бывают чересчур мощные абилки и бесполезные статы, но одного знания, что в системах бывают изъяны, недостаточно, чтобы знать, где они. Всё, что я мог - это взглянуть на лист персонажа, и попытаться сделать парочку предположений.
   Треть способностей были социальными; их я сразу опустил, поскольку в настоящий момент моя главная забота - зомби. Треть - ментальные; их тоже неохотно отверг, поскольку они обычно важны для магии, которую я не разблокировал, и если здесь применимо правило "Линейные бойцы, квадратичные маги", то мне основательно надерут задницу, прежде чем я смогу стать сильным.
   Так что оставалось всё в группе PHY. Что любопытно, я мог повысить как PHY, так и три связанные с этим способности - POW, SPD и END. Подсказки не сообщали, какая математика тут используется.
   Когда я попытался вложить очко в PHY, я увидел, как оба они исчезли, а стат поднялся на единицу, что привело к повышению на один и трёх способностей.
   О.
   По мне, очень неплохая сделка; практически, удвоение очков, или плюс пятьдесят процентов, если PHY сам по себе ничего не даёт. Если дизайн игры разумный, то это, полагаю, выбор специалист/универсал, но чтобы иметь возможность противостоять немедленным (и по большей части неизвестным) проблемам, с которыми я имею дело, более уместным кажется подход универсала.
   Когда я открыл глаза, зомби были уже тревожаще близко. Я сжал мачете и вышел через переднюю дверь "заправки". Зомби были медленными, достаточно медленными, чтобы от них можно было оторваться пешим шагом, но трюк в том, что они не останавливаются, и попытка убить их не лишена риска, особенно если они могут заражать через царапины или укусы.
   (Если я действительно оказался в игре, то базовые принципы дизайна предписывают, что игра не должна убивать игрока чем-то, о чём они не знают и не могут выяснить. Но, разумеется, Правило 2 - нельзя полагать, что дизайн хорош, и существуют некоторые жанры и школы, в которых такое приемлемо, как в "Зов Ктулху", где смертельная болезнь - норма вещей. Всё же, будь моя воля, я бы сделал источником зомби что-то вроде некроманта, вкладывающего усилия в поддержание ополчения из нежити, или какую-нибудь занятную фигню вроде эффекта некротического поля).
   Всего их было около тридцати, ближайший - в двадцати футах. Я медленно пошёл в его сторону, осторожно держа мачете перед собой. Я вспомнил, что протыкать сердце неожиданно сложно, поскольку нужно, чтобы клинок не уткнулся в грудину или рёбра. Что ещё хуже, мачете предназначены для того, чтобы размашисто рубить. Пытаться проткнуть им что-то - всё равно что пытаться проделать дыру мясницким тесаком. Базовая функция мачете - рубить заросли в джунглях либо сахарный тростник, а не протыкать сердца.
   (Я не упоминал это раньше, но можно мне заметить, что мои всего 2 в KNO - просто чушь собачья? Я не особо атлетичен, не слишком хорош в социалке, и даже не назвал бы себя таким уж умным, но я впитывал информацию из Википедии, словно умирал от жажды, и прочитал гору книг).
   Я размахнулся и рубанул по шее зомби. Как раз в этот момент она бросилась вперёд, и вместо шеи я попал по плечу. Я отпихнул её, не давая меня схватить, и мои пальцы прикоснулись к неожиданно тёплой плоти; словно приложил руку ко лбу в горячке.
   Я снова рубанул зомби, в этот раз попав в ключицу. Треск кости заставил меня вздрогнуть, но я всё равно замахнулся снова; моя рука на миг закрыла обзор, и зомби снова атаковала. Я присел, избегая её руки, и отскочил, создавая себе пространство.
   Разблокирован навык: Уклонение!
   Ну, не могу сказать, что особенно удивлён. Я снова замахнулся по зомби, на этот раз ударив в висок, и один из её глаз угас. Не уверен, что это значит; когда я создавал свою версию этих зомби, их глаза ничего особенного из себя не представляли, и эффект свечения был чисто косметическим.
   Другие зомби приближались к нам, так что я атаковал снова, исполненный решимости поджать хвост и сбежать, если это не сработает. Моё мачете опустилось в двуручном замахе, за которым стояла вся моя сила, и ударило как раз в то место, где ключица была сломана. Послышались два влажных треска, когда мачете прорубило рёбра, а затем второй глаз тоже погас. Я сумел удержать мачете в руках, когда она бухнулась на землю.
   Навык повышен: Одноручное оружие, ур 3!
   Зомби побеждён!
   Я надеялся убить ещё несколько, прежде чем смываться, в основном ради левел апа, но сейчас они слишком плотно скучковались, и я хотел слинять, пока ситуация не стала напряжной.
   Я без проблем проскочил мимо них, пока не оказался на шоссе, и зашагал по нему быстрым шагом.
   Тут такое дело - я на самом деле не знал, делают ли в реальности все эти статы что-то. Когда я махал мачете, я не ощущал разницы между уровнями два и ноль, и не было заметно связи между числами и результатом, по крайней мере мне (за исключением самого левел апа). И это означало, что попытка остаться на одном месте и поубивать относительно легко убиваемых тварюшек остаётся слишком большим риском с непредсказуемым результатом, по крайней мере пока не узнаю больше.
   На дороге у меня был выбор, но я решил направиться к отдалённым зданиям вместо ровной, словно бесконечной, равнины. Небо было затянуто облаками, так что я не видел солнца, и без этого понятия не имел, в каком направлении иду. Вроде было что-то про мох, как помнится, но я не помнил, что именно. Всё равно не то, чтобы ориентация по сторонам света помогла - я даже не знаю, в каком я мире.
   Я старался поддерживать ровный темп движения, достаточно быстро, чтобы суметь добраться куда-нибудь, но достаточно медленно, чтобы не уставать. О, и зомби всё ещё преследовали меня; я видел позади множество красных глаз. Они медленные, но если они так продолжат, мне понадобится найти какое-то укрытие, чтобы спать. Они вроде не очень сильные, хотя временами и выдают рывки, как тогда, когда Расколотая Голова встал, или когда бросаются. Дверь может их сдержать, но достаточно ли долго, чтобы я смог поспать? А ещё понадобится план отступления. Военный сказал добраться до аванпоста, что казалось разумной целью (и началом квеста), но он не назвал ни направления, ни расстояния. В любом случае, я не думал, что смогу добраться туда прежде чем понадобится сон, так что найти безопасное место важно.
   Навык повышен: Атлетизм, ур 1!
   Угу, быстрая ходьба считается атлетизмом, это хорошо. Я этого ожидал, и на этот раз действительно заметил изменение. Мои шаги стали чуть более уверенными, чуть более быстрыми, и я немного выпрямился. Я задумался, что из этого, если вообще что-то, чисто психологическое. В любом случае, это даёт толику информации об игровой системе, что приветствуется.
   Однако у меня не было времени, чтобы это обдумывать, поскольку я приблизился к группе зданий достаточно, чтобы взглянуть на них. Они выглядели как любой маленький городок, которые можно найти на западе в целом, и в Канзасе в частности, место, существующее в основном на основании того, как далеко фермеры готовы ездить за покупками, бензином, и причёсками. Над городом нависали три огромных элеватора, но и здесь был элемент экзотики в виде торчащей у них сбоку большой антенны, помеченной висящими в воздухе вращающимися сигилами, видимыми из-за излучаемого ими неземного голубого сияния.
   И тут я заметил людей, бегущих по дороге. Впереди - девушка, коротковолосая блондинка, а за ней гнались двое парней с розовыми могавками. По крайней мере, так я сперва подумал, пока не заметил преследующую их тварь. Это было почерневшее существо, составленное из трупов, с глазами размером с фонарь и телом таким большим, что ему трудно было бы спрятаться за заправкой. Оно двигалось быстрее, чем зомби, волоча себя на руках; одна его нога была искривлена, сломана.
   Я оказался между молотом и наковальней. Впереди - огромный некромонстр, позади - орда. Не думаю, что кто-то из них мне по силам, но по крайней мере впереди были здания, в которых я могу спрятаться, и, возможно, обшмонать, пока большой парень отвлечён.
   Поражение: Трусость ур2! (WIS -1, POI -1)
   - В каком месте это трусость? - вопросил я, но тут же понял. Я заполучил "Трусость", когда убежал от девушки, атакованной четырьмя зомби, сразу после приземления. А сейчас передо мной была ещё одна девушка, убегающая от страшных чуваков с могавками и зомби, и я даже не подумал о том, чтобы броситься ей на помощь.
   - Это не трусость, это скорее уж эгоизм - произнёс я в пустоту. Ответа не последовало. Не то, чтобы я его ожидал.
   Я протрусил в сторону города. Ближайшее здание выглядело как некая автомастерская; выходящая на дорогу большая складная дверь, и хотя машины на парковке проржавели, у некоторых из них были сняты двери и распахнуты капоты, что говорило о том, что некоторые поломки были ещё до того, что тут произошло. Главным аргументом в его пользу было то, что это было ближайшее укрытие от Большого Трупонога, исчезнувшего из моего поля зрения.
   Зомби видно не было, и быстрый погляд в окошко в боковой двери показал, что там меня ничто не ожидает. С ржавым мачете в руке я медленно открыл её, и изо всех сил постарался воспроизвести то, что видел в исполнении команд SWAT по телевизору, поворачиваясь из стороны в сторону (техника, имеющая куда больше смысла, когда у вас в руках дробовик или ружьё). Помещение, в котором я оказался, было некоей зоной ожидания, из тех у нас на западе, где неудобные кресла, пресный кофе и пара устаревших журналов, и воздух наполнен запахом машинного масла и резины. Очень специфичная атмосфера. Здесь было почти то же самое, только что вместо кофейника стоял чайник (хотя чашечки сливок и пакетики сахара были вполне привычные).
   Запах здесь был ужасный, вероятно, из-за тела. На одном из этих неудобных стульев сидел труп одного из парней с розовыми могавками. Я бы напрягся, ожидая, что он восстанет из мёртвых, если бы на его теле не было двух очень точно расположенных дырок размером с монетку, одна на лбу, другая в центре груди. Ниже груди он был практически пропитан кровью.
   Думаю, только мой опыт охоты на оленей и разделки добычи удержал меня от рвоты. Ко мне вернулось то неприятное чувство подташнивания, что было одним летом, когда я подстрелил оленя в живот и преследовал его по холмам, пока он истекал кровью, но я справился тогда, справлюсь и сейчас.
   Я прошёл дальше в здание мимо грязных окон в поисках чего-нибудь полезного, но в основном пытаясь разобрать, есть ли у силуэтов, что я вижу, конечности либо головы, и отблески света от металла или от глаз. Я старался шагать как можно тише, но всё это казалось невозможно громким...
   Разблокирован Навык: Обман!
   Перезвон, с которым возникло сообщение, заставил меня напрячься на миг, сердце заколотилось в груди. Прошло уже какое-то время с последнего появления этих сообщений, так что я почти забыл.
   Я постарался выбросить из головы вопросы, которые оно подняло. (Эта система использует один навык для скрытности и лжи? Какой стат влияет на Обман, SPD или CHA? Выполнение какого условия вызвало разблокирование?)
   А вот и следующая дверь. По моей прикидке от формы здания, она должна вести в саму мастерскую. Я глубоко вздохнул, медленно нажал ручку, и приоткрыл дверь ногой лишь настолько, чтобы заглянуть в щель.
   У рабочего стола, среди разнообразных деталей и банок с неизвестными жидкостями, стояла самая красивая девушка, которую я когда-либо видел.
   Признаться, не уверен, как тут лучше выразиться. В смысле, я не хочу показаться озабоченным или что-то в этом роде, так что, возможно, мне лучше придерживаться максимальной прозаичности и сказать о том, как её тёмно-рыжие волосы были затянуты в косу, о льдистой синеве её глаз, какой обострённо-бдительной она выглядела, всматриваясь в детали перед ней, о её испачканной в смазке одежде...
   Вообще-то кроме глаз я ни на что это не обращал внимания. Мой разум был поглощён её изгибами, буграми её сисек в запачканной кровью футболке, полнотой её губ и тому, как они изящно расходились - и да, это было достаточно убойно, чтобы пятно крови на её футболке не заслуживало особого упоминания. Я был поглощён взглядом на неё и мыслью о том, насколько она роскошна, пока не заметил, насколько сильно она на меня подействовала, и с этим часть моего разума продолжала предаваться ощущению привлекательности, в то время как другая сосредоточилась на её изучении.
   Представьте, что кто-то потратил несколько лет на изучение того, что вам нравится, и что нет, наблюдал за вами, составляя психологический профиль и изучая реакции. Затем они уселись с этими данными, и лучшие специалисты по фоторедактуре в мире составили абсолютно идеальную картинку, которая заставит ваше сердце подпрыгнуть, вызовет дрожь в спине, бабочек в животе, и холодный пот на руках. Затем представьте, что они сделали это снова и снова, с лёгкими вариациями, пока у них не получилось полноразмерное 3D видео высокого качества, и показали вам.
   Наблюдая за ней, я ощущал примерно это.
   (И если эта аналогия кажется вам чутка пугающей, то я описал правильно, поскольку часть меня была напугана тем, как она красива, другая часть была сердита, что кто-то смог вызвать у меня такую реакцию, и маленькая, неизученная часть меня мгновенно напряглась, испытывая подозрительность к любому, кто может так влезть мне в мозг, как сделала она).
   Она возилась с деталями на верстаке, время от времени поворачивая. Она подняла одну из них, маленький плоский прямоугольник с чем-то вроде рукоятки. Плавным движением она вытянула руку и отвела её в сторону, пока маленькая дырка в этой штуке не оказалась направлена на меня. Дырка была размером примерно с те, что были в мертвеце из приёмной, и даже в моём состоянии я осознал, что штука, которую она держит, плоская вертикальная пушка.
   - Не двигайся - произнесла она.
   - Но... - произнёс я. Вернее, я хотел сказать "но", начать каку-то фразу, но она застряла у меня в горле.
   Разблокирован Навык: Романтика!
   (Ха-ха, игра, ха-ха).
   - Имя - произнесла она.
   В конце концов шестерёнки моего разума встали на свои места и он заработал, и я понял, что она спрашивает у меня моё имя.
   - Джун - произнёс я.
   - Джон? - переспросила она, подняв бровь.
   - Нет, Джун - ответил я. - Сокращённое от Джунипер.
   Она смотрела на меня, сжав зубы. Была в том, как она держится, некая напряжённость, словно лук, готовый спустить стрелу.
   - Кто такой? - спросила она.
   - Эм, - медленно произнёс я, пытаясь потянуть время. У меня было неприятное подозрение, что как раз для таких ситуации и нужно POI, а у меня она аж одно очко из-за штрафа.
   - Кто такой - повторила она, поджав губы.
   - Студент - произнёс я. Я понятия не имел, чего она от меня хочет; возможно, сказать, что мой отец пилот вертолёта, а мать работает на фабрике коробок, было бы полезней.
   Она осмотрела меня сверху вниз, по крайней мере насколько могла из-за всё ещё прикрытой двери.
   - Какой афиней? - спросила она.
   - Я, эм, не знаю, что это такое - произнёс я. Это было правдой, когда я это сказал, но сразу после проблеск памяти напомнил мне термин: это было термином для места литературы и обучения, основанным на имени греческой богини Афины. Я использовал его в кампании D&D, когда партия отслеживала гоблина-рейнджера в залах покинутого Афинея Перьев и Крови.
   - Почему тебя сунули в самолёт? - спросила она. Я понимал, что мой ответ об афинее не заработал мне плюсов. Её пушка оставалась направлена на меня, что лишь слегка приглушало её привлекательность.
   Что там говорил парень на самолёте? Диссиденты.
   - Меня поймали раздающим листовки - произнёс я, отчаянно надеясь, что она не станет копать дальше.
   Навык повышен: Обман, ур 1!
   Я не мог определить, поверила она мне или нет, но она слегка опустила пушку, так что она оказалась направлена мне на живот вместо груди.
   - Выйди из-за двери - произнесла она. Я так и сделал, подняв руки над головой и демонстрируя мачете так, чтобы она видела, что я не угрожаю.
   - Брось мачете - произнесла она. Я сделал, как она сказала.
   - Вместе с нами высадилась группировка Фуксия - произнесла она. - У них миссия в Землях Восставших, и часть этой миссии - прикончить всех, кто их видел. Обычно в пути до аванпоста выживает один из ста, но Цветная Банда постарается обеспечить, чтобы у вас не было и этой надежды... если только мы не будем работать вместе.
   Ну, это весьма шокирующе прямолинейный крючок.
   - Я в деле - произнёс я. - Что нужно сделать?
   Квест принят: Семь Колоколов для Семи Адов!
  
   Глава 3: Персональная ответственность.
  
   - Это душецикл класса ХС - произнесла самая красивая девушка в мире. Штуковина, на которую она указывала, стояла на полу мастерской. Она выглядела более-менее как мотоцикл, но вместо резины на колёсах был металл, и а вместо бензобака - пустой цилиндр из толстого стекла. - Комфорт обобран подчистую, и я полагаю, что это наш лучший шанс получить рабочее транспортное средство. Без тебя я не справлюсь.
   - Два вопроса - произнёс я. - Прежде всего, ты не назвалась.
   - Это не вопрос - ответила она. Но если ты Джунипер, то можешь называть меня Сайприсс. (пр. переводчика. Juniper - можжевельник, Cypress - кипарис).
   - Второе, кто или что Комфорт? - спросил я.
   - Комфорт - это название города, и насколько я видела, когда падала, это единственное заметное место на мили вокруг - ответила она, подняв бровь. - Ты пропустил огромный знак?
   - Полагаю, отвлёкся на всех этих зомби - ответил я.
   Разблокирован Навык: Комедия!
   Однако, определённо, юмора она не уловила, поскольку она снова подняла пушку и направила мне в грудь.
   - Что ты сказал? - прошипела она.
   Я сглотнул.
   - Мы, эм, не произносим слово на "з"?
   Она снова медленно опустила свою пушку, в то время как её синие глаза изучали моё лицо.
   - Я тебе не поверила, когда ты сказал, что ты диссидент. Я знаю, что дела идут скверно, особенно для бедных, но... есть традиции, которые стоит поддерживать. Есть правила, которым стоит следовать.
   Она отвела взгляд, задумавшись о чём-то.
   - Эм, - сказал я - ладно. Я правда ничего такого не имел в виду. Я не знал, что называть их з-эм, так, что-то из себя представляет.
   - В том и проблема - выплюнула она. - Это всё равно что выплеснуть с водой ребёнка, полагать, что нет причин.
   - Нет, я имею в виду, я не из этих мест - произнёс я. - Я из Бамблфак, Канзас. Первое, что я увидел в этом мире, это внутренности самолёта прямо перед тем, как нас сбросили. Не знаю, я был магически перенесён сюда, или что, но я даже не из этого мира.
   Разблокировано Достижение: Полное Раскрытие.
   Сайприсс снова осмотрела меня, что дало мне ещё время подумать о том, какая она красавица, не то, чтобы мне это было нужно. Я начинал сам на себя раздражаться, но это меня не останавливало.
   - Понятно - наконец произнесла она. - Ты грёзотёртый.
   - Эм... Что? - спросил я.
   - Всё нормально - произнесла она. - Это не помешает выбраться, и я могу найти тебе помощь, в которой ты нуждаешься.
   Она говорила медленно, словно с ребёнком.
   - Я не "грёзотёртый" - ответил я. - Я из места под названием Земля.
   Сайприсс кивнула.
   - Я знаю - произнесла она. - Там семь континентов, два больших океана, и это вращающийся шар со льдом сверху или снизу. Верно?
   Я медленно кивнул.
   - Это грёза, что стирает - произнесла она. Заправила прядь волос за ухо. - Все мысли и воспоминания мгновенно стираются, заменяясь грёзами о Земле и другой жизни там. Судьба, что лишь немногим лучше смерти.
   Она покачала головой.
   - Ты всё равно можешь помочь. Нам всё ещё нужен рабочий душецикл, чтобы скрыться от Группировки. Это просто чуть усложняет ситуацию.
   Я покачал головой.
   - Нет, извини, мне нужно... - я помедлил, собираясь с мыслями. - Мне нужно больше. Сколько всего грёзотёртых? Они все считают, что придумали это место? Они все видят игровые панели? Они левелапятся, как я?
   Она прикусила губу. Было в её синих глазах нечто новое, некая более мягкая эмоция.
   - Было что-то около тысячи грёзотёртых - произнесла она. - О них заботятся и изучают в Афинеуме Предположений и Исследований. Насколько мне известно, их фантазии только о жизни на Земле. Ты считаешь, что создал Аэрб?
   Аэрб. Это как раз тот тип лени, который я продемонстрировал бы, если бы игрок спросил меня о названии мира, а у меня не было бы предусмотрено.
   - Части этого мира выглядят похожими на идеи, которые у меня были на Земле - произнёс я. Я ещё не знаю всего масштаба, но пока что было четыре или пять точек сходства, и я видел лишь очень маленький кусочек мира. Только бы здесь не было Фел Сида...
   Сайприсс нахмурилась. Очень обаятельно нахмурилась.
   - Как нарциссично - произнесла она. - Ничего личного, очевидно, я просто думаю в контексте фантазии. Что интересно в грёзотёртых, это то, что их записи о Земле совпадают, даже если они никогда не общались друг с другом. Но внести в твою фантазию элементы этого мира... если, точнее когда, мы выберемся отсюда, тебе нужно будет проконсультироваться с Афинеумом Предположений и Исследований.
   Квест принят: Двойственные Миры!
   Я ничего такого не делал, но начал понимать, что точность языка - не самая сильная сторона игровых панелей. (пр. переводчика: в названии квеста использовалось слово "Straddling", "Straddling Worlds". У него несколько значений, большинство из которых не подходят к названию квеста, и даже "двойственные" - это американский слэнг, относящийся к политике.)
   - Что насчёт игровых панелей? - спросил я. Она вопросительно глянула на меня, и я пояснил. - У меня в поле зрения появляется текст.
   - Никогда о таком не слышала - произнесла она. Она взглянула на мотоцикл - вернее, она назвала его душециклом. - Что бы там с тобой ни было... Это может подождать. Сейчас мы здесь в безопасности, полагаю, пока Группировка не атакует массой, но это просто вопрос времени. Нам нужны эти проклятые души, чтобы душецикл работал.
   Она подошла к верстаку. Я обратил внимание, что она продолжает держать свою пушку одной изящной рукой.
   Она подняла стеклянную баночку с толстыми стенками, сунула в неё длинный шип, и передала мне. На миг наши пальцы соприкоснулись.
   - Ты когда-нибудь пользовался... нет, извини, твоя память пропала, так что ты не помнишь, пользовался ли. Воткни шип в голову или сердце трупа, и он вытянет душу. Если видишь, что кто-то умер, у тебя есть что-то около трёх минут прежде чем они поднимутся как нежить, но душу ещё можно добыть, если прибить их в течение получаса.
   Она вернулась к верстаку и взяла стеклянную пробку.
   - Держи банку закрытой, когда души в ней, иначе они рассеются. Думаю, нам понадобится семь, чтобы добраться туда, куда мы направляемся.
   Семь Колоколов для Семи Адов. Это было первым, что сумело повлиять на моё впечатление от Сайприсс. Она убила чувака в комнате ожидания, я был в этом практически уверен, но это меня не тревожило. Она направляла пушку мне в лицо, горло, пах, живот, и грудь, но в таком месте готовность защищать себя следует уважать. Однако уничтожать души, чтобы снабдить топливом мотоцикл, который увезёт нас отсюда... ну, это вызывало неприятное ощущение.
   - Погоди, так загробная жизнь существует? - спросил я.
   Губы Сайприсс сжались в тонкую линию, когда она посмотрела на меня.
   - Я была серьёзна, когда говорила, что у нас немного времени, Джун.
   Звук моего имени на её губах вызвал мурашки по моей спине.
   - Ладно - сказал я. - Ты хочешь, чтобы я прошёлся и пособирал. Я могу это сделать. - Я взглянул на пушку, которую она продолжала расслабленно держать у бока. - Полагаю, я справлюсь лучше, если не придётся лезть в рукопашку.
   К моему удивлению, Сайприсс протянула мне свой пистолет. Видимо, моё удивление проявилось на лице, поскольку она указала на верстак.
   - Я сделаю другой - произнесла она.
   Разблокирован Навык: Пистолеты!
   Я взглянул на пушку в моей руке. Коробка была размером примерно с колоду карт, чуть больше и угловатей. К ней была приделана прорезиненная рукоять со спусковым крючком; это был не обычный спусковой крючок, который нажимаешь пальцем, а что-то вроде того, что бывает на бутылках спрэя, этакий рычаг длиной с саму рукоять, который нужно нажимать всеми пальцами. Я взглянул на дырку в коробке, но внутри ничего не было видно. Механизма для подачи боеприпасов тоже видно не было.
   Я меня была куча вопросов к Сайприсс, но меня беспокоило, что она сочтёт их тупыми. Вопросы вроде "как, бл*, ты собрала пистолет за что-то около часа, что мы здесь находимся?" Или "чем вообще стреляет эта пушка?" Или "а не сложновато ли из неё стрелять, учитывая, что нужно нажимать всей рукой? И, учитывая это, как ты сумела подстрелить чувака точно в центр лба из этой штуки?" Она знала, что я ничего не знаю об этом мире, а всё равно предложила мне пушку, без подробных объяснений, так что я решил, что вопросы только вызовут у неё раздражение, а ответов всё равно скорее всего не получу.
   - Семь душ - произнёс я. - Вернусь, когда их добуду.
   Лояльность Повышена: Амариллис ур 0!
   Я вышел тем же путём, по которому пришёл, через тёмный коридор в приёмную. Труп оставался на месте, прованивая окрестности. Я чуть помедлил, оценивая ситуацию.
  
   Теории о том, что за хня творится.
  
   1. Теория глюка: я или сплю, или в коме, галлюцинирую, или свихнулся. Это не похоже на сон, и я ничего не могу поделать, если эта теория верна, так что... учтено, но отброшено.
   2. Теория симуляции: я играю в некую игру, с гиперреалистичным изображением и полной поддержкой осязания, обоняния и вкуса, в мире, созданном на основе элементов моего воображения. Это объясняет панельки, плюс почти оргазмный левел ап, плюс существование кого-то вроде Сайприсс (Амариллис?). Это, однако, не объясняет переход от урока английского к месту в самолёте... тому, что, если подумать, было стартовым роликом. Плюс технология, необходимая для настолько погружённой и персональной симуляции, требует наступления технологической сингулярности.
   3. Теория реальности: это место существует, и я попал сюда благодаря неизвестной магии/технологии, которая засунула меня в тело, идентичное моему собственному (что подтверждают веснушки на моей руке). Совершенно не объясняет игровые панели.
   4. Теория грёзотёртости: я на самом деле парень с Аэрба, страдающий от фантазий о том, что он из места под названием Земля, вкупе с воспоминаниями о моём ручном хомячке Милдю, телефонном номере китайской закусочной в Бамблфак, о том, что Канзас называют Великой Стеной, о том случае, когда бабушка отругала меня за использование салатной вилки во время обеда, и сотнях подобных мелочей и не мелочей. Сайприсс сказала, что такое уже бывало, так что может быть, но это тоже не объясняет игровые панели.
   Разумеется, истина может быть смесью нескольких теорий. В любом случае, главный вопрос не столько что я считаю правдой, сколько как мне изменить своё поведение в зависимости от возможностей. Я считал вероятность того, что Аэрб - глюк, довольно высокой, но это не особо помогало с выбором действий. Да ничего не помогало, в общем-то. Если это игра, то её правила непрозрачны, и то, с Земли я или с Аэрба непосредственного значения не имело, разве что метафизически. Я давненько не смотрел на иерархическую пирамиду Маслоу, но был уверен, что метафизика там изрядно высоко, куда выше более базовых вещей вроде "не дать зомби убить себя".
   В качестве части оценки положения я закрыл глаза и взглянул на свой лист персонажа. Он заполнился ещё немного по мере того, как я разблокировал навыки, но меня больше беспокоили штрафы к WIS и POI, из-за чего оба показателя упали до единички. Эта хрень "Трусость", похоже, прогрессивна, что означает - если она снова активируется, то я рискую упасть до нуля в обеих абилках. В различных редакциях D&D падение любого стата до нуля вызывает особые эффекты; вы не просто становитесь отстойны в чём-то, а оказываетесь парализованы, в коме, или умираете, в зависимости от того, какой стат. Ну, я не знал, есть ли здесь такое, но учитывая, что речь идёт о смерти, я не могу так рисковать, тем более что паралич или кома в общем-то гарантируют смерть.
   Но я схлопотал два уровня "Трусости" за то, что считал эгоистичными, но вполне рациональными действиями. Я был напуган, когда увидел, как девушку окружают зомби (и воспоминание о хрусте костей заставило меня вздрогнуть), но не думаю, что это было причиной, побудившей меня бежать. Проблема, однако, в том, что если игровое дополнение наказывает меня за то, что я не помчался на выручку, как хренов пафосный герой, то, возможно, тут всё наоборот. По мне так бросаться в бой, который не можешь выиграть, просто потому, что боишься наказания в виде смерти, это как-то не особо храбро.
   А ещё я был малость раздосадован тем, что согласие помочь Сайприсс, бросившись в опасность, не считалось достаточно героическим, чтобы снять хотя бы один уровень "Трусости", но я предположил, что у меня будет больше прав на ворчанье, когда действительно что-то сделаю, вместо того, чтобы просто сидеть в комнате ожидания в компании с трупом. Кстати, об этом...
   Я подошёл к телу. Если не считать розовый могавк, он был обычно одет, в светло-коричневые штаны, словно из какого-то брезента, и простую футболку без украшений. Я достал из кармана баночку (которую было довольно неудобно там держать, словно таскаешь с собой банку газировки), вытащил из неё шип, и медленно приблизился. Не уверен, как долго он мёртв, но кровь ещё не свернулась, так что можно было надеяться. Я не был уверен в процедуре, но засунул шип в дырку в груди, стараясь при этом не дотрагиваться до него. Наконечник шипа почти коснулся пропитанной кровью рубашки, когда он начал сиять бледно-зелёным сиянием. Я смотрел на него, не зная, что происходит. За полсекунды образовался шарик света, который затем упал; я сумел подхватит его банкой, прежде чем он упал на окровавленные колени трупа.
   Прогресс Квеста: Семь Колоколов для Семи Адов, 1/7
   О. Удобно, мгновенное информирование. Я вытащил потерявший активность шип из трупа, вытер его об относительно чистую часть рубашки, сунул шип в банку, закрыл ей, и выдохнул - даже не замечал, что всё это время задерживал дыхание.
   Похоже, я только что поймал чью-то душу.
   Я подошёл к двери, с пушкой в руке и с мачете, болтающимся на поясе. Вроде всё чисто, но в видеоигре это было бы идеальным моментом для внезапного нападения. Я толкнул дверь ногой и вышел под давяще серое небо.
   Итак, это город Комфорт. Я больше обращал внимание на огромного монстра, чем на здания, а когда он исчез из виду, сосредоточился на автомастерской. Сейчас, когда я обращал больше внимания, заметил то, что упустил раньше: половина зданий были построены из булыжника, с соломенными крышами. В прошлый раз совсем не обратил на это внимания. Не знаю, спутал с чем-то, или просто не заметил, но это было ещё одним напоминанием, что я не в Канзасе.
   Итак, в видеоиграх обычно, когда некий непись даёт игроку то, что явно основной сюжетный квест, первое, что делает любой нормально мыслящий игрок, это полностью его игнорирует. Можно сказать, что видеоигры приучили игрока к этому; неважно, как бы там не шумел непись про крайнюю срочность задачи, мы все знаем, что на самом деле это не срочно, если только на экране не появляется таймер, и даже в этом случае не обязательно. Считается скверным игровым дизайном наказывать игроков за желание осмотреться и исследовать мир.
   В настольных RPG это в какой-то мере зависит от того, какой у вас Данжн Мастер, ДМ. Лично я не боялся обрушивать на игроков молот, если они не реагировали на слово "срочно" с подобающей оперативностью. На мой взгляд, если предупреждения для вас ничего не значат, то вы стреляете в ногу реалистичности. Конечно, в настолках обычно можно достаточно просто перенаправить события к другой сюжетной точке, если деревня сгорела, и я понимаю дизайнеров игр, у которых нет роскоши в виде возможности переписывать сценарий после каждого провала, но это было частью того, из-за чего я считал настолки лучше.
   Так что да, была часть меня, вопившая, что адекватная реакция на пребывание в игре - сбегать в зону с зомби и нагриндить уровней, пока не стану настолько крут, что смогу раскатать весь Комфорт. Но если это место было в какой-то степени порождено или вдохновлено моими мыслями и идеями, то разве не вероятно, что игровая система согласится с моим мнением?..
   Я какое-то время проторчал у двери, думая об этом вместо того, чтобы двигаться, парализованный не падением WIS, а моими собственными нерешительность и слишком глубоким копанием. Кто знает, может, я так и остался бы торчать там, если бы из-за угла не появились двое чуваков с розовыми могавками.
   Они пришли в движение почти в тот же момент, как я их заметил, оба стались пригибаться к земле и прятаться за укрытиями, какие есть. Я направил на них свой пистолет, держа его обеими руками. Нужно было потратить немного времени в мастерской на практику вместо того, чтобы сводить себя с ума раздумьями, или пускать слюни на Сайприсс.
   У одного из них была в руках труба, в то время как у другого почему-то меч. Я прицелился в того, что с трубой, пока он шнырял между машин - первый раз целюсь из реальной пушки в человека - и спустил крючок.
   Пистолет издал негромкое "пвип", но ожидаемой вспышки не было, и отдача была не сильнее взмаха пёрышка. Сперва я решил, что с ним что-то не то, но чувак, в которого я целился, споткнулся, и я заметил кровь там, где он был.
   - Пустотный туннеллер! - выкрикнул он. - Бл*!
   Естественно, эти слова для меня ничего не значили. Я осторожно наблюдал за машинами в поисках движения, и благодаря этому едва успел присесть, избегая брошенного мне в голову кирпича.
   Навык повышен: Уклонение ур1!
   Парень с мечом не тратил времени. Он выпрыгнул из-за машины, за которой укрывался, и бросился ко мне. Это могло бы сработать, если бы кирпич в меня попал, но я смог оправиться достаточно быстро, чтобы направить пушку на него и нажать спуск. Ещё одно негромкое "пвип", и из его груди хлынула кровь, но он хоть и споткнулся, всё равно двигался ко мне. Я нажал спуск второй раз, но пистолет только пикнул.
   Кровь стремительно пропитывала рубашку мечника, и я практически видел его сердцебиение в том, как она вытекала. Он побежал ко мне, не обращая внимания на свою рану, и я отступил в мастерскую, продолжая держать пистолет перед собой. Я ждал, сколько мог, пока он не оказался меньше чем в пяти футах передо мной, а затем выстрелил ему в грудь.
   Навык повышен: Пистолеты ур1!
   Миньон Группировки Фуксия побеждён!
   Он опрокинулся на землю, выронив меч и издав булькающий стон. Я шагнул вперёд и отбросил ногой меч от него, а затем повернулся и увидел его приятеля как раз перед тем, как его труба обрушилась на мою руку. Я услышал хруст кости (Новое Поражение: Сломанная Кость), и выронил бы пушку, если бы не держал её обеими руками. Его следующий удар пришёлся мне в плечо, но не той руки, которой я держал пистолет, и я наклонил пушку и из-под руки, в упор выстрелил ему в живот.
   Он завыл от боли, и это дало мне время отступить от него. Он попытался броситься на меня, как сделал и его товарищ, но я был к этому готов и пнул его промеж ног. Я получил сообщение об безоружном бое, он упал на бок, и сжатие длинного спускового крючка пистолета вызвало очередной "пвип", проделавший дырку над его ухом.
   Навык повышен: Пистолеты ур2!
   Миньон Группировки Фуксия побеждён!
   Уровень повышен!
   Снова возникло золотое свечение, с ветром, сдувшим прочь обрывки газет, и я ощутил тот же славный экстаз, словно противоположность удара в лицо сковородой. Меня приподняло на пару дюймов, и когда я снова опустился, остаток этих ощущений даже заставили забыть о сломанной руке.
   По крайней мере, так я подумал, пока не попытался пошевелить рукой. Она ощущалось совершенно нормальной, и осторожное прощупывание быстро превратилось в грубое прощупывание, когда я пытался найти место перелома. Я закрыл глаза, и три секунды спустя смотрел на свой лист персонажа, передвигая взгляд в сторону, чтобы сменить панели, пока не добрался до озаглавленной "Поражения". "Трусость" оставалась здесь, но "Перелома" видно не было.
   Похоже, для исцеления сломанной кости мне достаточно левел апа. Я снова открыл глаза, и облегчённо вздохнул. Когда я был в шестом классе, я сломал руку, выполняя глупый трюк, и провёл восемь недель в гипсе, что сделало то лето одним из самых скучных в моей жизни. Здесь же сломанная конечность - это практически смертный приговор. Если бы не левел ап... ну, нет смысла об этом думать.
   Я взглянул на два тела, а затем на пушку в моей руке. Это была очевидная самозащита, но понимание этого не убирало уколы вины и ужаса. Я понятия не имел, что за хрень с этой Группировкой Фуксия, но даже если они действительно собирались меня убить, я не думаю, что они заслуживали смерти. На их безжизненные глаза было трудно смотреть, так что я постарался сосредоточиться на чём-то другом, что привело меня к стеклянной банке, всё ещё неудобно болтающейся в моём кармане. Верно. У меня есть работа, которую нужно сделать.
   Того, что с трубой, я подстрелил в голову, так что им занялся в первую очередь. Шип был чуть меньше проделанной пистолетом дырки, так что было легко его всунуть, и на этот раз я был готов, так что душа упала в банку без проблем.
   Прогресс Квеста: Семь Колоколов для Семи Адов, 2/7
   Парня, напавшего на меня с мечом (мечом!) я подстрелил в грудь, и судя по углу был неплохой шанс, что я попал в сердце. Я сунул шип, ещё красный от крови предыдущего, прямо в рану и немного подождал. Ничего не происходило, так что я схватил пистолет, направил его ему в лоб...
   ...Его глаза раскрылись, оба сияли красным светом. Я почти немедленно нажал спуск, что проделало в его голове дырку размером с монету, но почти тут же сообразил, что этим зомби их головы не важны. Я отступил от него и достал своё мачете, затем сообразил, что у меня тут рядом, бросил мачете, и подобрал вместо него меч. Как только зомби поднялся на ноги, я был рядом, и вонзил меч ему в грудь рядом с предыдущей проделанной мной дыркой. Его глаза угасли, и он упал - снова.
   Я пару секунд понаблюдал за ним, тяжело дыша. Ещё секунда на раздумья, и я подобрал свою пушку, подошёл к тому, что с трубой, выстрелил ему в сердце, и вернулся к мечнику забрать его душу, надеясь, что она осталась после того, как он превратился в зомби.
   Прогресс Квеста: Семь Колоколов для Семи Адов, 3/7
   "Полдела сделано" - подумал я, и хоть это не совсем так, но было приятно так думать.
  
   Глава 4: Похититель.
  
   Ну, вы наверняка хотите услышать больше о секси-мотомеханике, или бандитах-панках, или гигантских зомби, но прежде чем углубляться в это, я должен рассказать вам о своей D&D-шной компании. Знаю-знаю, но - столь многое в Аэрбе отражение моих записей во время ДМ-ствования, так что в этом есть смысл. Не беспокойтесь, постараюсь придерживаться главного.
   Начать с того, "D&D-шная компания", пожалуй, неправильное название, поскольку мы много во что играли, не только в D&D, и с нами была та же история, что и с Кораблём Тесея - народ приходил и уходил, и оставались только мы с Артуром, а в итоге один я. В общем-то, единственным, что было с начала до конца, была Коллекция. Коллекция, вообще, даже старше нашей группы; когда брат Артура отправился в колледж, он оставил Артуру две стопки книг по различным системам настолок, хотя около половины из них были по D&D. Со временем мы расширяли Коллекцию, оставляли в книгах свои имена и временами забирали их домой, но по большей части Коллекция оставалась в доме Артура, и занимала сперва одну, а потом и две аж проседающих книжных полки в его полуподвальном логове.
   Артур был стержнем группы. Даже когда он не отыгрывал лидера, он всегда старался поддерживать ход сюжета. Он был тотальным гиком, но он знал, что он гик, и вроде как не заморачивался, что о нём думают. Когда мы играли, обычно он был единственным, кто придерживался отыгрыша. Я был тем, кто создавал миры, но Артур - тем, кто вдыхал в них жизнь, поскольку он обладал способностью вкладывать себя в то, с чем имел дело.
   К тому же он хорошо меня понимал. Была у меня такая привычка - появляется идея, и начинаю кампанию с энтузиазмом, а потом через пару недель она мне наскучивает, и продолжаю по инерции, больше не ощущая вдохновения. Артур всегда выручал меня, по типу "Может, начнём на следующей неделе что-то новое?", не привлекая внимания к тому, что потерял тему. Когда он сделал это первые пару раз, я просто облегчённо вздохнул, не замечая, что он действовал в моих интересах. Он был классным парнем, всегда по уши занятым практически всей неспортивной активностью, что была в нашей школе (академическое десятиборье, математлетика, тестовые экзамены, и тому подобное), но всегда поддерживал меня, несмотря на это.
   Прошлым летом Артур проезжал через перекрёсток без светофора, и в его автобус врезался грузовик, нёсшийся с превышением скорости. Он пролежал в коме одиннадцать дней, а затем умер от осложнений.
   Были моменты, месяцы спустя, когда я ел ланч в школьной столовой и оборачивался сказать ему что-то - чтобы осознать, что мой мозг работает на автопилоте, и его здесь нет, и не будет, и какую бы глупость я ни хотел ему сказать, она просто добавляется к куче вещей, которые он никогда не испытает. Я привык думать, что когда люди говорят "смерть оставляет дыру", они говорили о ролях и ответственности, но после того, как Артур умер, я начал видеть это в другом свете. Это было скорее как если бы он стал частью меня, персоной столь важной в моей жизни, что мои взаимодействия с ним были на уровне инстинкта. С его смертью часть схем в моём мозге стали барахлить.
   В любом случае. Коллекция переехала в мой дом. Его родители предложили нам продолжить использовать его логово, но моя мама сказала мне, что для них будет нехорошо, если друзья из мёртвого сына будут приходить дважды в неделю (и да, я передаю практически дословно). Мы продолжили играть, хотя это очевидно было уже не то. Артур был де факто лидером группы, а сейчас эта роль легла на мои плечи, и не только я был загружен управлением игрой, но и был в не лучшем ментальном состоянии.
   Я рассказываю это, поскольку Аэрб обладает свойствами, взятыми из моих игр, и вся хрень, которую я больше всего боялся, плод пост-Артуровой эры. Фел Сид, Найтсмок, бороговы, мимси... Я отправлял партию в молотилку, поскольку злился на мир. Это было больше, чем просто делать стычки слишком сложными и мир нечестным, это было больше, чем тот факт, что я сделал всё гримдарком, это было пропитывающим всё безнадёжным отчаяньем. Я вводил злодеев, чьи злодеяния было не исправить, чьё убийство будет просто вопросом безнадёжной мести, и ситуация в мире будет не исправлена.
   И сейчас я беспокоился, что мне придётся иметь с ними дело.
  
   * * *
  
   Собрав души убитых мной людей, я остановился, чтобы ещё раз взглянуть на свой лист персонажа. У меня снова были два очка, которые можно потратить, как пожелаю. Я просмотрел другие страницы, но ничего не увидел, не считая того, что на странице "Компаньоны" числилась "Амариллис" с нулём рядом и замазанным квадратиком снизу. По крайней мере, ожидание оправдалось, и если это действительно окажется её именем, то, вероятно, могут быть ситуации, в которых игра будет давать мне подсказки, опережающие события.
   Было соблазнительно вложить очки в WIS и POI, учитывая, что они обе были по единичке, и я не знал, что будет, когда они достигнут нуля... но это слишком неэффективно, учитывая, что они не помогают мне спасать мою жизнь, как физические способности, и я не получу бонуса. Так что вместо этого я вложил оба очка в PHY, что заодно повысило POW, SPD и END. В этот раз я был настороже и внимательно следил за своим телом; и я ощутил изменение. Это было, словно я выпрямился и принял правильную позу, но без реального изменения позы. У меня изначально не было много жира, но я ощутил, как тот, что был, растаял, и мышцы слегка напряглись, подрастая. Ещё я ощутил себя чуть повыше, и задумался, будет ли это продолжаться, если я продолжу повышать физические способности.
   Я оставил мачете лежать на земле и взвесил в руке меч. Это был короткий меч, с клинком примерно в полтора фута длиной, изогнутой гардой, и обёрнутой кожей рукоятью. У Группировки Фуксия не было оружия, когда они спускались, по крайней мере я не видел, когда мы падали, и если бы было, я бы обратил внимание - меч выделяется, так же, как и каменные здания с тростниковыми крышами. Я бы назвал это ленью в миростроительстве. Если у вас есть массово производимые штукатурные плиты и дорожный асфальт, то не должно быть зданий, которые собраны из булыжника и покрыты тростником, если только они не для туристов. А Комфорт не выглядел туристическим поселением. Аналогично, только у каких-нибудь реконструкторов или фэнтези-гиков будут мечи, если существуют пистолеты - разве что существует нечто вроде эффекта Хольцмана из Дюны.
   Меч весил немного, но в то время как я смог подвесить мачете на пояс, я опасался, что меч достаточно остёр, чтобы разрезать его. Я подобрал пистолем, прикидывая, каково будет держать их оба в руках.
   Разблокирован Навык: Двойное Оружие!
   Впрочем, я понимал, что было бы идиотизмом пытаться сражаться ими обоими одновременно. Мне были нужны ножны или кобура, желательно то и другое, а ещё рюкзак, чтобы удобне носить банку с душами. И это приняло решение за меня: пришло время отыскать офис шир-рива.
   Улицы города Комфорт не особо удобны, чтобы скрытно красться по ним. Были аллеи, но широкие, и за вычетом главной улицы здания разбросаны поодаль друг от друга, с узкими тротуарами рядом с ними. На улицах стояли брошенные машины, такие же, как у "заправки", с причудливыми капотами, и большинство окон и витрин представляли из себя куски разбитого стекла. Не было никаких признаков уборки, или попыток исправить урон. Что бы здесь ни произошло, это было быстро. Я видел прежде города-призраки, но обычно они приходили в такое состояние медленно, по мере того, как люди уезжали, и бизнес останавливался из-за отсутствия клиентов.
   Здание, которое я искал, стояло рядом с маленьким, двухэтажным зданием администрации. Оно лишь слегка напоминало здания администрации дома; оно выглядело как обрезанная пирамида, и вместо псевдогреческих колонн в нём были арки от пола до потолка. На нём оставался флагшток со рваным куском красной ткани, и перед ним стояла большая бронзовая статуя, так что я был достаточно уверен, что это действительно административное здание.
   Я понятия не имел о правительственной структуре Земель Восставших, но Комфорт, хоть он и маленький, следовал знакомой мне схеме. Он был окружён фермами и полями, стоял поодаль от других городов. Причина существования этого города - то, что немногочисленному населению окрестных районов нужно было место, где можно приобрести важные вещи, которые они не могут вырастить или сделать самостоятельно. Я был уверен, что где-то здесь есть магазин сельскохозяйственного инструмента, и скобяной, где можно купить гвоздей и молоток. Но город вроде Комфорта не может быть просто собранием магазинов и домов людей, работающих в этих магазинах, здесь требовались и госуслуги. Так что - администрация, чтобы, когда понадобится проверить документы на землю, или брачный сертификат, не нужно было гнать шесть часов до местного эквивалента Вичиты. Я знал, основываясь на размере Комфорта, что здесь должно быть такое, но мне нужна была не администрация, а офис шир-рива рядом с ней, поскольку если фермеру нужно, чтобы госуслуги были доступны на расстоянии получаса езды, то ему определённо понадобится и страж закона по крайней мере так же близко.
   (Повторюсь, 2 в KNO - чушь собачья).
   Ещё одна причина по которой я предположил, что оно здесь будет, помимо дедукции, это то, что я включал шир-ривов практически во все игры, которые вёл как ДМ. Шир-рив - это просто устаревшая форма "шерифа", но я считал, что в этом именовании есть некий оттенок фэнтезийности, и заодно это показывало энтимологию слова, что для меня было маленьким личным удовольствием. На здании, которое я искал, был символ гриба в треугольнике вместо шестиконечной звезды, которую использовали шерифы в Америке, и машины перед ним были покрашены в чёрно-голубую полоску. Не было причин, по которым их здесь называли бы "шерифами" или "шир-ривами"... но когда я приблизился к зданию, я смог разобрать выцветшие буквы на окне, действительно гласившие "Офис Шир Рива Герцогства Алистер". Хм.
   Стеклянная дверь была разбита, и в проходе лежал труп с осколками стекла в животе. Кровь была ещё свежая, так что это произошло недавно. Я подошёл ближе, держа пистолет в правой руке и всматриваясь в окружающие окна. У двух чуваков, с которыми я столкнулся ранее, было холодное оружие вместо пушек, что я воспринял как обнадёживающий знак. Меня как-то не особо интересует стрельба, если я не единственный, у кого есть пушка. С другой стороны, Сайприсс сказала, что она сделала пушку (из кучки деталей?), что означало, что и другие могут их сделать.
   Меня так никто и не заметил, пока я подбирался к трупу, и я присел рядом с ним. Все, кого я видел на самолёте, были по крайней мере так же молоды, как я, и этот парень не был исключением. Я его не узнал, но и не ожидал этого.
   С гримасой я поднял пустотный туннеллер и выстрелил ему в голову, внимательно наблюдая, и увидел, что моя гипотеза верна: он не выстреливал пули, просто каким-то образом делал дырки. Это знание не было немедленно полезно, и поднимало новые вопросы, но вопросы на вопросах к этому моменту были нормой вещей. Я сунул шип в его голову, надеясь, что заполучу ещё одну лёгкую душу.
   Прогресс Квеста: Семь Колоколов для Семи Адов, 4/7
   Я выпустил безмолвный дрожащий вздох облегчения, закрыл бутылку и снова взял оружие в руки.
   У меня не было иллюзий, что офис шир-рива не будет ограблен. Это было первым местом, куда отправится любой, кто оказался в Комфорте. Какое бы оружие или броня тут ни хранилось, всё это забрали те, кто был здесь раньше меня, и если Земли Восставших использовались как свалка для нежелательных элементов достаточно долго, чтобы Сайприсс могла назвать пропорцию выживших... ну, это означало, что шансы найти в офисе шир-рива полезное оружие практически нулевые. Люди его забрали, затем погибли от рук неведомых ужасов, бродящих в ночи, и оружие оказалось разбросано по воле ветров.
   Однако даже так, оставались другие вещи. Я не был уверен, что смогу найти кобуру, которая подойдёт к угловатой пушке, сделанной (вероятно) Сайприсс, но я надеялся найти что-то из длинного списка вещей, которые я хотел бы заполучить, прежде чем покидать Комфорт.
   А ещё у меня было более мрачное дело. Мне всё ещё нужно собрать несколько душ, прежде чем смогу вернуться к Сайприсс и снабдить топливом её душецикл, и если я хотел избежать конфликта (чего я очень, отчаянно, хотел), то это означало, что нужно найти недавно умерших. И как показывал труп у двери, в любом месте, подающем народу идею отправиться туда, я найду себе работу падальщика.
   Я прокрался в офис, с двумя оружиями в руках, хоть это и выглядело бредовато. Я оказался в приёмной; передо мной был заваленный бумагами стол. За столом на стуле сидел труп, но он был таким старым, что кожа на черепе усохла и оставшиеся пряди волос выцвели добела. Для надёжности я выдал ему "бвип" из пистолета, но он даже не вздрогнул. Календарь за его спиной демонстрировал картинку высокого белого шпиля, торчащего из острова, который был лишь чуть больше его основания; я почти немедленно опознал один из Белых Шпилей из моей кампании "Утонувшие долины", но не стал задерживаться, чтобы рассмотреть.
   Я продолжил двигаться, высматривая признаки присутствия людей, тел, и зомби. В одном из офисов был давно мёртвый мужчина с заметной раной напротив сердца, и на его бедре была одна из вещей, которые я искал: ножны для короткого меча. Я снял их насколько мог осторожно, но он всё равно упал на бок, и голова отвалилась. Ушло пара минут, но я был рад (и слегка удивлён), что мой меч подходит к ножнам. Я привязал их, чтобы они свисали с бедра, и попрактиковался доставать меч.
   Я продолжил медленно двигаться по офису шир-рива, выискивая сейф, в котором может быть оружие и другое снаряжение. Я пытался сохранять тишину, на тот случай, если здесь кто-то был (в конце концов, трупу у входа было меньше получаса)...
   Навык повышен: Обман ур2!
   Я замер, как только появилось это сообщение. Изначально я разблокировал этот навык, когда крался по автомастерской, и получил уровень в нём, когда соврал (скверно) Сайприсс. То, что навык повысился, могло означать одно из двух. Первое - осторожное шныряние по Комфорту медленно повышало некое скрытое значение, которое как раз перевалило нужный порог. Второе - что мои навыки повышаются только тогда, когда активно используются для чего-то... и Обман повысился, поскольку кто-то был достаточно близко, чтобы навык применялся.
   Я отступил в угол пустой комнаты, в которой находился, и спрятался за какими-то шкафчиками, стараясь дышать как можно ровнее и не издавать шума. Меч и пушка вместе были очень неудобны, и, поразмыслив секунду, я сунул меч в ножны, отчётливо осознавая шуршание металла по коже.
   Навык повышен: Обман ур3!
   Я внимательно прислушивался, напрягая уши в попытках что-то услышать. Если повышение навыка зависело от того, чтобы кто-то находился поблизости, это заставляло задуматься о дистанции. Полблока? Меньше? Отсутствие звука означало, что или они далеко, или они сами крадутся...
   Я увидел, как ствол ружья появился в комнате, прежде чем увидел держащего его человека. Ствол поводил туда-сюда, и затем в мою комнату вошёл ещё один член Банды Фуксия. Я был в целом скрыт шкафчиком, но чем дальше в комнату он пройдёт, тем лучше меня будет видно. Я поднял пистолет, направил ему в голову, и выстрелил. Он заметил движение, и обернулся, но в его голове появилась дыра, прямо через нос. У меня быстро появились три сообщения, каждое со своим перезвоном, почти заглушившие звуки хрустящего стекла и скрипящих досок снаружи помещения.
   Я присел, оставаясь за шкафами. У чувака на полу были длинные розовые волосы, затянутые в пучок; он трясся, истекая кровью, словно в приступе. Его ружьё лежало на полу рядом с ним; оно выглядело куда более традиционно, нежели мой пистолет, за исключением изогнутого магазина, торчащего сверху, а не снизу, и слабо светящегося красного символа сбоку.
   Ситуация для меня была неважная. Снаружи кто-то был, возможно, несколько человек, и у меня было около трёх минут, прежде чем парень на полу восстанет как зомби. Насколько я мог судить, они ничем не рисковали и могли просто дождаться, пока я выберусь наружу.
   В комнате было грязное полусломанное окно наружу, но это мне не помогало, поскольку я заполучу нож в спину, как только они услышат, что я пытаюсь открыть окно. Выманить их казалось единственным вариантом, но прежде чем я смог это сделать, кто-то бросил в комнату маленький пурпурный кристалл.
   Он был присоединён проводами и чем-то вроде жевачки к маленькой батарейке размером с монетку. Он упал рядом с телом. Я инстинктивно присел за шкафчиком ещё до того, как в моей голове возникла мысль "граната"; думаю, я среагировал на сам факт броска, а не на то, как выглядел предмет.
   Взрыв был маленьким и негромким, но подействовал немедленно: всё вокруг меня начало рушиться. Ковёр и пол возле центра комнаты отсутствовали, и быстрый взгляд в сторону тела показал, что от него осталась лишь тонкая влажная полоска. Противоположная стена офиса по большей части отсутствовала, не взорвана, а просто исчезла без обломков. Не давая себе времени на раздумья, я бросился наружу из проделанной гранатой дыры, ощущая при этом влажное холодное пощипывание на плече и бешено озираясь в поисках угроз. Когда я оказался за укрытием стены, я повернулся в сторону дыры, из которой выбрался, и поднял пистолет - как раз вовремя, чтобы подстрелить в грудь появившегося чувака. Он простонал, но направил в меня собственную пушку; я бросил свой пистолет наземь и попытался достать свой меч.
   Разблокирован Навык: Парирование!
   Навык повышен: Парирование, ур1!
   Вместе с сообщениями раздался грохот стрельбы, а мой меч болезненно дёрнулся в руке со звуком лязга пули о металл. Я бросился вперёд с мечом в руках и под неуклюжим углом ткнул чувака передо мной в руку (вообще-то я целил ему в грудь). Кровь хлынула из его груди, пропитывая рубашку, и в его дыхании послышалось бульканье. Я снова рубанул его по руке, когда его пистолет снова направился в мою сторону, и ощутил удар о кость. Он попытался заорать, но из его рта хлынула кровь, и он упал на спину.
   Я подхватил с земли свой пистолет и направил его в сторону дыры в стене, но никто не появился. Я тяжело дышал, и моя рубашка становилась всё более влажной; полагаю, от крови, если судить по щиплющей боли от холодного воздуха, которую я ощущал на плече. Я рискнул обернуться, и увидел, что в моей рубашке не было куска размером с ладонь, вместе с кожей под ней.
   Я подкрался к дыре и заглянул внутрь, держа пушку перед собой.
   Офис был разрушен. У шкафчиков отсутствовали передние части, как и большая часть бумаг в них, кроме тех, что лежали сзади. Я видел то место, где стоял, и дырку в шкафчике, за которым укрывался, в котором была "проедена" дырка почти того размера, что щиплющая рана на моём плече.
   Я вернулся к парню снаружи и выстрелил ему в сердце. Мне ни к чему зомби за спиной. Заодно воткнул шип.
   От тела в офисе мало что осталось; я попытался приложить шип к куску черепа, но сияния не было, и я сдался. Однако в коридоре я обнаружил сюрприз: там был третий розововолосый член Группировки, с мечом в руках и очевидно мёртвый. Большая часть стены рядом с ним была уничтожена гранатой, кроме нескольких мест; я предположил, что электропроводка или трубы водопровода блокировали часть взрыва, но недостаточно, чтобы спасти этого парня, у которого в нескольких местах недоставало доброго дюйма плоти, включая его череп. Я подстрелил его в сердце, чтобы не восстал, и собрал его душу.
   Прогресс Квеста: Семь Колоколов для Семи Адов, 6/7
   Это означало, что осталась одна, прежде чем можно будет возвращаться к Сайприсс. Я задумался, почему именно семь, а не шесть или восемь; она мне не сказала, а я по глупости не спросил. Если души - это топливо, значит, нам нужно семь, чтобы добраться туда, куда мы отправляемся? Она слишком красива, и это моя проблема. Ну, или недостаточная ясность ума с моей стороны. Рядом с ней определённо сложно думать.
   Я прокрался по оставшейся части офиса шир-рива. Единственное оружие, которое удалось найти, принадлежало Группировке Фуксия; ружьё было практически полностью уничтожено тем, что я с изрядной уверенностью счёл пустотной гранатой, а пистолеты стреляли традиционными пулями, и выглядели худшим оружием, нежели то, что было у меня. Впрочем, я изменил мнение, когда обнаружил труп с пустой кобурой. Она была слишком узкой для пустотника, но я был не против носить дополнительный вес ещё одной пушки, если она у меня на бедре.
   Основным содержимым здания были бумаги. У меня не было времени, чтобы уделить им больше чем взгляд, хоть я и горел от любопытства относительно этого мира, не только потому, что это могло помочь с моим выживанием, но и из-за того, что Сайприсс назвала нарциссизмом. Во всём этом было так много элементов того, что было моим. Я боялся того, что придумал, да, но всё равно хотел увидеть их все, увидеть отпечатки своего разума, воплощённые здесь. К моей досаде, единственная найденная газета покрывала только события в Герцогстве Алистер, и хотя были намёки на другие вещи, упоминания Короля Колыбели и Эдикта Цирюльника (оба которых были мне знакомы), она была написана для тех, кто уже знал основы.
   Моя рана ещё не совсем подсохла, но по крайней мере покрылась коркой густеющей крови. С ходом времени она болела всё сильнее, и я понимал, что в следующем бою мне придётся сложнее, поскольку любое быстрое движение вызывало жгучую боль. Игровые панели не показывали никаких очков здоровья, только достаточно серьёзные поражения, и определённо это таковым не считалось.
   Моя рубашка липла к спине.
   Я вышел из офиса шир-рива, чувствуя себя измотанным, частично из-за того, что адреналин боя выдохся, и частично из-за кровопотери. Я не ел с... ну, с того момента, как съел гамбургер и картошку фри в столовой Старшей Школы Бамблфак, и я не уверен, считается ли это. Воды не было примерно столько же.
   Так что когда тварь, собранная из трёх десятков трупов, вышла из-за здания и почти сразу же повернула ко мне свою кривую голову, взглянув на меня пылающими красными ямами, обрамлёнными расчленёнными руками и ногами, я конечно был напуган, но часть меня решила, что у меня недостаточно энергии на то, чтобы скрыться. Так что я обернулся и побежал обратно в офис шир-рива, надеясь, что что-нибудь придумаю.
  
   Глава 5: Горайон.
  
   Эта штука, насколько я видел, была просто скоплением трупов. Не было швов, стягивающих их вместе, никакой обматывающей их колючей проволоки, ни даже видимых нитей неземного пурпурного сияния. Было непонятно, как трупы скреплены вместе, поскольку они не хватались друг за дружку, и не было какого-то то порядка в их расположении. Я понятия не имел, как оно было создано или возникло, но выглядело это так, словно кто-то взял огромную отливочную форму существа с четырьмя конечностями и залил в неё трупы. Некоторые составляющие части продолжали подёргиваться.
   Я уже думал о том, как убить эту хрень. Зомби убивались протыканием, или каким-нибудь ещё уничтожением их сердец, но у этой штуки, похоже, нет чёткого аналога, и даже если есть, оно укрыто по крайней мере футом плоти. Пустотник вроде как далеко не бьёт, баллистический пистолет тут тоже не потянет, и даже если бы я сумел воткнуть в этого Зомби-Вольтрона меч по рукоять, мало шансов, что это сработает. Так что оставалось... мало что, в общем-то. Электроподачи в Комфорте нет, так что электрошок - не вариант. Рабочих машин вроде как тут нет, так что не сбить машиной. Я не видел никаких ям, в которые можно было бы (в теории) его спихнуть, никаких обрывов, никаких озёр, чтобы утопить, и не видел чего-нибудь достаточно горючего, чтобы (опять же, в теории) сжечь. Единственное подходящее, что я видел, это граната, которую в меня кинули ребята из Группировки, и я не знаю, как такую заполучить.
   Если бы это была видеоигра, я бы не меньше часа мучался с таким боссом, пробуя различные стратегии, пока не разобрался бы с атаками и не сумел его заколупать. Если бы это была настолка, я бы убил партию за попытку связаться с чем-то, что, как я несколько раз намекал, им не по уровню. В любом сценарии для меня это верная смерть, и я не готов положиться на возможность дополнительных жизней или реролла персонажа.
   Так что я сбежал, отчаянно надеясь, что не схлопочу ещё один уровень "Трусости" и не окажусь в ступоре из-за 0 WIS, после чего окажусь сожранным.
   Я слышал хруст кирпича и стекла, когда Зомби-Вольтрон погнался за мной по коридору офиса шир-рива. Я прошнырнул налево, в комнату, где столкнулся с членом Группировки, и быстро оглянулся. Как я и надеялся, Зомби-Вольтрон замедлился из-за того, что ему приходилось ломиться через стены, словно грёбаному маньяку. Я перепрыгнул через проделанную гранатой дыру в полу, но неловко приземлился и ощутил резкую боль в лодыжке, а затем споткнулся и кувыркнулся на пол.
   Критический провал!
   Новое Поражение: Вывих лодыжки ур2! (SPD -2, Атлетика -5, Уклонение -5)
   Я как мог быстро захромал вперёд, стараясь игнорировать боль; пострадала моя левая лодыжка. С каждым шагом было такое чувство, словно в ногу вгоняли гвоздь, но я слышал, как Зомби-Вольтрон за моей спиной крушит себе путь через здание, так что у меня не было особого выбора. Когда я только оказался в этом городе, я видел, как он гнался за людьми, и они вроде как были быстрее его, но с ногой в таком состоянии мои шансы дерьмовые. На другой стороне улицы стояло здание с вывеской "Зоомагазин", чья дверь висела на одной петле, и за неимением лучшего выбора я похромал к нему.
   Зомби-Вольтрон вырвался из офиса шерифа; хотелось надеяться, что вывихнул при этом свою лодыжку. "Ноги" это громоздкой твари на самом деле представляли из себя всё тот же неуклюже слепленный набор трупов, и они разваливались, не из-за гниения, а из-за того, что каждый его шаг рвал плоть и заставлял ломаться кости.
   Зоомагазин внутри оказался настоящим кошмаром светящихся красных глаз, которые все смотрели на меня. Я не останавливался взглянуть на них, но они сияли из клеток с беличьими колёсами, вольеров, устланных искусственными листьями и ветками, и сотнями смотрели на меня из мутных аквариумов. Я прохромал мимо их всех, стараясь не обращать внимания, мотивированный хрустом и грохотом позади - Зомби-Вольтрон вступил в контакт со зданием. (Однако я не мог не задуматься о том, обратились зверушки в том апокалипсисе, что накатил на Комфорт, или все они умерли от голода в своих клетках и восстали как зомби после этого).
   Через дверь со рваным занавесом я прохромал в заднюю часть здания, затем через заполненную ящиками кладовку, и наконец через чёрный ход к свету. Я остановился, осознав, что не слышу ничего сзади. Зловеще, однако.
   За магазином имелась маленькая парковка и зона разгрузки, а за ними - широкая аллея. Это означало, что между мной и главной улицей был ряд магазинов, а дальше ещё где-то пара блоков до мастерской, где ждёт Сайприсс. Я сглотнул и захромал дальше, стараясь не стонать от боли с каждым шагом.
   - Тсс! - послышалось из одного из зданий в аллее. Я развернулся и направил пушку в этом направлении, но смог удержаться от выстрела.
   Из окна высунулся пацан, нагнувшись, чтобы видеть меня. К моему удивлению, я его узнал: тот самый, что кричал о том, что мы все вместе в этом перед тем, как нас сбросили.
   - Давай сюда! - прошептал он, достаточно громко, чтобы я услышал.
   Я захромал к нему, держа рукоять пистолета с её спуском так, чтобы можно было в любой момент выстрелить. Боль в моей лодыжке усиливалась, и я чувствовал на спине свежую кровь.
   - Внутрь - произнёс он, и дверь рядом с ним открылась. Я поковылял к неё, матерясь про себя.
   Очень всё это подозрительно. Я всегда был склонен смотреть дарёному коню в зубы, с того случая, когда моя бабушка сказала мне, что в церкви будут конфеты, и заставила меня отсидеть двухчасовую проповедь, чтобы их получить. Хотя, конечно, суть поговорки в появлении халявы... вообще, не думаю, что кто-то просто проигнорирует конские зубы. Они же жвачные животные, их зубы важны!
   В любом случае. Это был магазин одежды, и в нём скрывались ещё двое людей - мертвенно-бледный паренёк, сжимающий рану на животе, и девчонка со шрамом от края рта до уха. Это она открыла мне дверь, и закрыла её, как только я вошёл. Она уделила короткий взгляд моей лодыжке, и более долгий - моему оружию, но ничего не сказала.
   Из соседней комнаты выполз парень, который меня окликнул. Он вроде как моего возраста, мускулистый блондин, выглядит словно сошёл с вербовочного плаката нацистов. Он натянуто улыбнулся мне и протянул руку.
   - Поул - произнёс он.
   Я осторожно пожал его руку и ответил.
   - Джун.
   - Это Бекка и Слай - произнёс Поул, указывая сперва на девчонку, затем на парня.
   - Слай не вытянет - произнесла Бекка. Она присела и охватила свои колени. Рядом с ней в полу торчал кинжал.
   Слай слабо усмехнулся.
   - Это точно - он кашлянул. - Вступлю в армию нежити.
   Поул поморщился.
   - Мы что-нибудь придумаем - произнёс он, но не смотрел при этом в глаза Слаю.
   Какой-то момент висела тишина, а затем он повернулся ко мне.
   - Вместе с нами сбросили банду, как будто Земли Восставших и так не достаточно скверное место. - Он глянул на самодельный пистолет в моих руках, затем на меч у меня на поясе и пистолет на бедре. - Ты выглядишь опасным парнем.
   - Не в моём текущем состоянии - произнёс я. - Плюс даже на пиковом состоянии я не думаю, что смог бы справиться с горой трупов снаружи.
   Бекка уставилась на моё оружие. Её шрам явно был глубоким, поскольку нахмурилась только половина лица.
   - Что это за оружие? - спросила она.
   - Пустотный туннеллер - произнёс я.
   Поул скривился, а Бекка втянула воздух через зубы.
   - Не стоило удивляться - произнёс Поул. - Карантинной Зоне плевать на Имперский запрет. - На его лице появилась натянутая улыбка. - Ну, это подтверждает, что ты опасный парень. Это ты его собрал?
   - Да - немедленно ответил я.
   Навык повышен: Обман, ур 4!
   Довольно сложно сохранять выражение лица, когда прямо перед тобой возникает сообщение, называющее тебя лжецом. Я немедленно решил, что прокачаю Обман как можно быстрее, хотя бы для того, чтобы не дёргаться от этих табличек.
   (Надеюсь, очевидно, почему я соврал. Я ещё не доверял этой компании, и даже если бы доверял, это не значит, что я могу предать доверие Сайприсс. А ещё, наш мотоцикл - двухместный, и это хороший побудительный мотив к предательству).
   - Какие планы? - спросил я, в основном чтобы сменить тему.
   - Никаких - произнесла Бекка, но Поул уже качал головой.
   - Сейчас тут два фронта - произнёс Поул. - Это играет в нашу пользу, пока они убивают друг друга. Лучший выбор - оборонительная стратегия, поскольку наши шансы увеличиваются с каждым убитым с любой стороны.
   - Удобно в том плане, что минимизирует риск - произнесла Бекка. - Но мы умрём от голода.
   - Мы можем поискать съестное - сказал Поул.
   - Нет - кашлянул Слай. Его голос был слабым. - Мой дядя делал расчёты, послал их мне в тюрьму за пару дней до того, как нас сбросили. - Он был заметно бледнее, чем когда я вошёл. - Пропорции выживших уверенно сокращаются, месяц за месяцем, год за годом. Всем становится сложнее покинуть Земли Восставших. А те, кто сумели вернуться, рассказывают, что почти вся сохранившаяся еда съедена. Все работавшие машины забрали в самом начале, и обратно их никто... - он кашлянул и взмахнул рукой, а затем продолжил кашлять, пока на его губах не показалась кровь. Я ждал, пока он остановится, но он продолжал, пока Поул не подошёл и не положил руку ему на плечо. Когда Слай перестал кашлять, он просто лежал, не пытаясь вытереть кровь со рта. Когда он говорил, его грудь тяжело вздымалась, но сейчас она была неподвижна.
   - Дерьмо - сказал Поул.
   - Он восстанет - произнесла Бекка. Её слова были тихими, и словно неохотно срывались с её губ.
   Я поднял свой пустотник.
   - Отойдите - произнёс я. Проковылял вперёд, и тщательно прицелился; Поул отступил за мою спину. "Пвип" казался громче, чем обычно, но это могло быть просто моим воображением.
   Я взглянул на проделанную аккуратную дырку, где плоть исчезла из тела. Может, я засранец, но первой моей мыслью было "Ну, это седьмая душа, которая мне нужна".
   - Бл* - произнесла Бекка.
   - Я не знаю никаких последних ритуалов - произнёс Поул.
   - Я тоже - произнесла Бекка. Она сунула руку в карман своих джинсов. - Но я подобрала пару монет. Подумала, что нам может понадобиться обол.
   Она протянула Поулу серебряную монету размером с полтинник, который открыл Слаю рот, бросил туда монету, и закрыл рот снова. Он повернулся ко мне.
   - Последние ритуалы?
   Я сглотнул и сфокусировался на теле.
   - Да обратится твоя тьма светом. Да спадут обузы с твоей бессмертной души. Да найдёшь ты быстрый путь в рай и к миру.
   Я не успел закончить, когда заметил движение сбоку, и увидел, как Бекка вытаскивает кинжал.
   - Что за х*йня, какой ещё рай? - спросила она через сжатые зубы.
   - Успокойся - рявкнул Поул. Он отвернулся от неё и осмотрел меня, словно увидев впервые. - Это было определённо... неортодоксально.
   - Извините - быстро произнёс я. - Я не... Я не отсюда, я грёзотёртый. Я не знал... Извините. Я ничего такого в виду не имел.
   - Грёбаный культист - выплюнула Бекка.
   - Нам нужно работать вместе - произнёс Поул. - Ты же заметила, что он тут парень с оружием, верно?
   Это было чувствительно. Мне определённо нужно было быть умнее, и сказать, что тоже не знаю никаких ритуалов, но я вспомнил свои годы ДМ-ствования. Я несколько раз придумывал различные последние ритуалы по разным поводам. Однако, определённо, вместо того, чтобы их утешить, я выставил себя засранцем. Стеклянная банка с шестью душами в моём кармане чувствовалась особенно тяжёлой и неуклюжей. Я задумался, как они среагировали бы на неё; Бекка почти готова была меня убить за неправильную молитву.
   - Нам всё ещё нужно решить, что делать - произнесла Бекка. Она встала и выглянула через вешалки на улицу. - Нежити становится больше. И, нравится это нам или нет, но без Слая двигаться будет проще.
   Моя лодыжка при упоминании движения вспыхнула болью.
   - Мы можем подождать денёк - произнёс Поул. - Этого времени хватит, чтобы они перестали бродить по улицам.
   - У Группировки есть причина быть здесь - произнёс я. Я аккуратно помассировал свою лодыжку, но она была распухшей и чувствительной. - И, это их цель или нет, но они охотятся.
   Поул и Бекка переглянулись.
   - Повтори это, но медленнее - произнёс Поул.
   - У них есть причина быть здесь - произнёс я. Я практически ощущал, как краснею. Сперва эта хрень с ритуалом, а теперь они смотрят на меня так, словно я отрастил вторую голову.
   - Ты сказал "Группировка" - произнесла Бекка. - В смысле, "Группировка Фуксия"?
   - Да - ответил я. - Часть Цветного Бунта, кажется?
   Термин "грёзотёртый" для них ничего не значит, похоже, и это проблема. Мне повезло, что первой я встретил Сайприсс.
   - Ё* твою мать - пробормотала Бекка.
   - Было достаточно скверно, когда мы думали, что это просто банда - произнёс Поул, покачав головой. - Но я всё равно считаю, что нам нужно держать себя в руках. Цветному Бунту нет причин посылать сюда одну из своих когорт... Ады, провести их на самолёт под носом Хозяина? Они не стали бы это делать, если бы просто пытались убить нас. И если это действительно Группировка Фуксия, мы не можем позволить себе связаться с ними.
   Я покачал головой.
   - Не знаю, что о них рассказывают, но я уже убил четверых из них. Возможно, пятерых, смотря как считать. Их не могло остаться так уж много.
   - Да кто ты, бл*, такой? - спросила Бекка. Лицо Поула побледнело.
   - Я знаю безопасное место - произнёс я, игнорируя вопрос Бекки. Я взглянул на улицу, и хотя видно было не очень, я слышал звуки бредущей орды. - И хотя я прямо сейчас слишком медленный, чтобы туда добраться, думаю, есть способ это исправить.
  
   * * *
  
   - Он чокнутый - пожаловалась Бекка.
   - Он хорошо вооружённый - возразил Поул. - Ты думаешь, что он дожил бы до этого момента, будь он безумен?
   - Да - ровно сказала Бекка.
   - Ну, в этом случае - медленно произнёс я - это по крайней мере выгодная форма безумия. - Грёзотёртый. - Вы можете предоставить это мне, и мы можем встретиться позже, но я думаю, что это более рискованно.
   - Мы сбежим при первых признаках того, что всё катится в жопу - сказала Бекка. - Мы не собираемся ждать, пока тебя завалят числом, и помогать не будем.
   - Договорились - произнёс я. Я встал проковылял в переднюю часть магазина. Зомби не увидели меня немедленно, что дало мне время направить пустотник на ближайшего и прицелиться в центр его груди. Пришлось немного опереться на лодыжку, что было болезненно, но я надеялся, что это ненадолго.
   Бвип.
   Навык повышен: Пистолеты, ур 4!
   Зомби побеждён!
   Я пытался игнорировать сообщения, в основном потому, что они ничем не помогали. Лист персонажа определённо делал что-то, но это было раздражающе неопределённо и явно не показывало всю игровую механику, особенно учитывая, что у меня даже не было хитпоинтов или полоски здоровья. (И я ненадолго задумался о том, как мне определять, насколько я близок к смерти, пока не подумал "так же, как делал это на Земле, тупица").
   Бвип.
   Бвип.
   Зомби побеждён!
   Я узнал кое-что полезное: пустотнику нужно четыре секунды на перезарядку. До того я был с ним осторожен, не желая слишком его мучать, поскольку опасался сломать, и потому предпочёл не проверять. Здесь и сейчас, однако, у меня была определённая возможность контролировать условия этого боя. Новые зомби поворачивались в мою сторону, мой пистолет издавал негромкий звук, но окна в магазин одежды были не на уровне земли, и зомби нужно преодолеть стену, чтобы добраться до меня.
   - Ты сказал, что владеешь магией - произнесла Бекка.
   Я проигнорировал её и переключился на следующего зомби. Они были медленными, но всё же шагали с приличной скоростью, что означало определённые сложности при стрельбе по ним. Если бы можно было стрелять им в головы, могло бы быть иначе, но моей целью были их сердца, которые существенно меньше.
   Бвип.
   Зомби побеждён!
   С последнего левел апа я убил уже трёх зомби и двоих членов Группировки Фуксия, и полагал, что близок к четвёртому уровню. К сожалению, зомби начали массово двигаться в мою сторону, и я, похоже, недооценил их количество. И я встревоженно узнал одного из зомби; у него были джинсы разорваны в промежности, и я вспомнил, что видел его у "заправки". Это означало, что преследовавшая меня орда догнала и оказалась в Комфорт. Дерьмово.
   К тому времени, как я убил ещё троих, я начал беспокоиться. Я оглянулся на Бекку и Поула, и увидел, что они стоят у двери, Поул оглядывается, не появился ли кто, а Бекка сверлит меня взглядом. Я увидел, как её глаза на секунду расширились, и переключился обратно на происходящее перед магазином, где зомби начали вести себя иначе.
   Там, где они сталкивались друг с другом, они начали как-то координировать действия, наползая друг на друга или отступая. Толпа образовала тугой узел зомби, которых, казалось, больше интересовали друг дружка, нежели я. Они даже немного отступили.
   Я понял, что происходит, когда снова выстрелил и подстрелил ближайшего неупокоенного. Однако я мало что мог сделать; нежить сливалась воедино, поднимая грубые очертания торса и разводя конечности. Передо мной медленно формировался Зомби-Вольтрон 2.
   Бвип.
   Критическое попадание!
   Навык повышен: Пистолеты, ур 5!
   Зомби побеждён!
   Уровень повышен!
   В этот раз я был готов к тому, как левел ап ударит в голову, и смаковал его, глубоко вдохнув медовый ветер, что заставил развеваться рваную одежду, висящую на манекенах в магазине. Когда это прошло, боль в моей лодыжке исчезла, и моё плечо стало чистым.
   Я побежал от зомби, когда двое из них перевалились через стену в магазин. Бекка уставилась на меня с открытым ртом, когда я бросился к ней, но сумела взять себя в руки и раньше меня выскочила на улицу. Мы втроём бежали вместе; я отдал Поулу свой баллистический пистолет, поскольку он настаивал, что если зомби меня убьют, то они вдвоём останутся практически беззащитны.
   Не было слышно грохота разрушаемого магазина одежды, но мы всё равно бежали со всех ног. До автомастерской было полтора блока, что я неохотно и сообщили Поулу с Бекки. Мне всё ещё не хватало души, но я не посмел забрать её из трупа Слая в их присутствии, точно не после того, как они среагировали на мою попытку провести последний ритуал. (Это можно было назвать трусостью или осторожностью, как посмотреть, но игровая система не засчитала это против меня).
   Мы придерживались аллеи, на полной скорости мчась по улице, мимо бредущих зомби, поворачивающихся к нам своими красными глазами. Мы преодолели половину блока, когда на его конце на вид появилась огромная фигура. На секунду я решил, что второй Зомби-Вольтрон каким-то образом обогнал нас, но затем с нарастающим ужасом осознал, что расположение трупов выглядит знакомо. Это был не тот, что только что собрался, это был оригинал. Что означает, что Зомби-Вольтрон 2... да, быстрый взгляд подтвердил, что она у нас на хвосте, перекрывает другой конец аллеи.
   - Налево! - выкрикнул я, и бросился в сторону одной из тонких дорожек-тротуаров, окаймляющих здания. Поул следовал сразу за мной, Бекка - за ним, но когда я обернулся, я увидел, как её юбка зацепилась за торчащую из земли трубу. Юбка порвалась, но это отбросило её, и она упала на землю, ударившись головой о цемент.
   Это был момент, которого я больше всего боялся. Если предположить, каково правило для Трусости, то, вероятно, это "не помочь людям в опасности, дабы увеличить собственные шансы на выживание".
   Я повернулся к Бекке и помчался, пронесясь мимо продолжающего бежать Поула. Мой пустотник был в руке, и направлен в аллею.
   Когда я оказался рядом с Беккой, один из Зомби-Вольтронов уставился на нас. Вблизи его красные глаза почти слепили.
   Я выстрелил в него. Бвип - попадание в левый глаз. Он угас, но трупы рядом с глазом принялись переформировывать его.
   Я схватил Бекку левой рукой за ногу и потянул, вытаскивая из-под удара; трупоруки Зомби-Вольтрона пронеслись между зданий и обрушились туда, где полсекунды назад была её голова.
   - Й в п-рядке - произнесла Бекка, пока я её тащил. Или она неожиданно лёгкая, или я не знаю собственной силы.
   Я досчитал про себя до четырёх, а затем снова выстрелил в Зомби-Вольтрона. Дырки видно не было, и эта тварь не среагировала. Бекка дёрнула ногой и попыталась встать, но, попытавшись сделать шаг, она споткнулась и оперлась на стену, а затем снова попыталась встать на ноги.
   Я подошёл к ней и помог опереться мне на плечо, придерживая за пояс. Я на половину поддерживал её, и на половину нёс. Мысли о том, чтобы спорить, её оставили; она лишь пыталась держаться на ногах. Пространства между зданиями было едва достаточно, чтобы мы вдвоём могли пройти, и то могли бы застрять, если бы шли рука об руку, а не она на моём плече.
   Когда мы оказались между зданий, Поула уже не было видно. Я боялся, что другой Зомби-Вольтрон мог обойти и взять нас в коробочку, но, похоже, они не обладали должными скоростью или координацией.
   Мы снова оказались на главной улице, с её ржавыми машинами и бредущими к нам зомби. Бекка сильнее оперлась на меня, а я думал, как быть - и эти мысли обрубил Зомби-Вольтрон, появившийся из-за зданий и побредший к нам. Обратно вернуться мы не могли: другой Вольтрон, извиваясь, пробирался в узкий для него проход.
   Тот, что был на улице, бросился к нам. Я, матерясь, снова выстрелил из туннеллера.
   Критическое попадание!
   На миг у меня появилась надежда, но всё, что произошло - это один из трупов, составляющих некротическую мерзость, свалился на землю. На этот раз я видел дырку, в груди этого зомби... о. Пробивание сердца зомби его убивает, эта тварь собрана из зомби, так что всё, что нужно сделать, чтобы его убить, это пробить все их сердца. Один есть, осталось пятьдесят.
   Я сунул пустотник за пояс штанов, поднял Бекку, перебросив её через плечо, как пожарный, и побежал. Хотя "побежал" - это приукрашение, учитывая, что я нёс больше сотни фунтов.
   Я старался двигаться между машин, надеясь, что Зомби-Вольтрону будет сложно двигаться между них, и это компенсирует мою проблему со скоростью. Я слышал, однако, как оно преследует меня, и влажные звуки разрываемой плоти трупов, когда оно прикладывало слишком много усилий. Судя по звуку, оно меня догоняло. Единственным, что было в мою пользу, было то, что я двигался в направлении автомастерской, где, надеюсь, Поул и Сайрисс смогут меня чуток прикрыть, но нужно было преодолеть ещё два здания, и я двигался болезненно медленно. Какой бы боевой дух не оставался в Бекке, сейчас он выдохся, и она обмякла на мне, отчего нести её было ещё сложнее.
   Я услышал громкий звук очень близко за моей спиной, и рискнул обернуться как раз вовремя, чтобы увидеть, как ко мне приближается рука Зомби-Вольтрона. Покорёженной плоти, составляющей его ноги, больше не было, и вместо них торчало множество двигающихся рук.
   Оно было слишком близко ко мне, и я был слишком медленным. Одна из рук схватила руку Бекки, и сдёрнула её с моего плеча. К первой руке зомби присоединились другие, хватающие её за горло, волосы, плечи - всюду, куда дотягивались. Я ухватил её за ногу, прежде чем её совсем утащили, но масса зомби потянула её с такой силой, что чуть не вывихнула мне руку. Она вырвалась из моей хватки, и я с ужасом увидел, как сложенная из трупов рука хлестнула в сторону, ударив Беккой о металлический мусорный ящик. Его край угодил ей в спину и разрубил тело надвое, расплескав по земле кровь и внутренности.
   - Нет! - заорал я.
   Поражение: Трусость устранено!
   Я ощущал, как кровь пульсирует в висках, и зрение плывёт. Я прежде, бывало, злился, бывал поглощён ослепительной яростью, но она никогда не совпадала так идеально с приливом адреналина. Дрожащей рукой я выхватил пустотник и направил его на Зомби-Вольтрона... а затем повернулся и побежал, поскольку это было разумным поступком.
   Я матерился на бегу, проклиная несправедливость, чистую нечестность полного провала попытки поступить правильно. Это было как тогда, когда умер Артур, яростный гнев на этот столь безразличный к нам мир, жгучее желание найти бога и дать ему по морде за то, что позволил такому произойти.
   Я бежал, пока не решил, что оторвался, а затем обернулся и присмотрелся. Ярость угасала, превращаясь в твёрдую решимость перебить здесь всех грёбаных зомби, прежде чем отправлюсь дальше. Я схвачу этот грёбаный мир за глотку, если понадобится, я переплавлю его в нужную форму, невзирая на протесты, пока он не окажется избавлен от такого дерьма.
   На земле я чувствовал подобное шесть месяцев после того, как умер Артур. Это чувство было эхом того, или, возможно, просто пробудило те старые мысли, которые я думал, что оставил позади. Я был знаком с Беккой всего с полчаса, и вернулся, чтобы спасти её, только потому, что опасался за собственную жизнь. Часть меня, что не рычала на мир, видела, что этот срыв корки на старой ране был просто реакцией на смерть Бекки, но это не меняло моих чувств.
  
   Я убил ещё с пяток зомби по пути к мастерской, скорее от злости чем потому, что они представляли реальную угрозу. "Бвип" было досадно тихим, хоть и было некое удовлетворение от появлявшихся панелек. Признаков Зомби-Вольтрона не было, и я был этому рад: мне потребовалось сознательное усилие, чтобы не остаться там и сражаться с ним, пока оно меня не прикончит. Членов Группировки Фуксия я тоже не видел.
   Когда я добрался до автомастерской, я услышал, как кто-то произнёс "Тсс!". Поул вышел из-за угла и подошёл ко мне, пригибаясь. Он осмотрелся и открыл рот, чтобы задать вопрос, но остановился.
   - У двери было трое зомби - произнёс он вместо этого и похлопал по пистолету на боку. - Я решил, что эта штука слишком громкая, не хотел привлекать внимания, так что отманил их в сторону и вернулся сюда. Ты... В порядке?
   - Угу - произнёс я. - Бекка не справилась.
   - Дерьмо - произнёс Поул.
   Я подошёл к двери и открыл её. Обдало вонью; труп в комнате ожидания продолжал зреть. - Заходи, я вас представлю.
   Сайприсс приветствовала меня так же, как при нашей первой встрече; у неё была новая пушка, на этот раз ружьё, которую она направила на меня. Она присела за самодельным укрытием из дверей машин, собранных вместе. Я и забыл, насколько она привлекательна; этот факт превратился просто в запись в моём разуме, не передававшую вызывающее ей влечение.
   - Я слышала какую-то суматоху снаружи - спокойно произнесла она. - За тобой хвост?
   - Нет - произнёс я. - Но я привёл компанию.
   Сайприсс мотнула головой в сторону, универсальный жест, означающий "В таком случае, отойди".
   - На тебя направлен пустотный туннеллер - произнесла она, когда Поул выступил вперёд. - Каким бы ни было моё доверие к Джуниперу, на тебя оно не распространяется.
   Поул на это не ответил. Он уставился на Сайприсс.
   - Срань господня - произнёс он.
   Угу, я тоже это подумал, но я по крайней мере был достаточно вежлив, чтобы не произносить это вслух.
   Однако я его неправильно понял. Поул упал на колени и поклонился. Я поднял бровь, Сайприсс закатила глаза.
   - Принцесса Амариллис - произнёс Поул с земли. - Клянусь служить вам.
  
   Глава 6: Холодный Комфорт.
  
   Прострация Поула, похоже, не заработала ему благосклонности со стороны Сайприсс, которая, как выяснилось, не просто Амариллис (о чём уже сообщил мне мой лист персонажа), а принцесса Амариллис. Это подняло целую кучу вопросов, главным из которых было - как вообще она оказалась на самолёте, полном преступников.
   - Джунипер, душецикл может увезти максимум двоих, и это при том, что один из нас будет за рулём - произнесла Амариллис. - Не думаю, что ты продумал логистику.
   - Я об этом не подумал - произнёс я. - Просто не мог бросить их на смерть.
   - Их? - спросила Амариллис, подняв бровь.
   - Его - ответил я, сглотнув. Я хотел бы, чтобы она продемонстрировала печаль, или хоть что-то, что продемонстрировало бы, что она понимает подтекст и симпатизирует, но она снова переключила внимание на Поула.
   - Имя - медленно произнесла она. - Мне нужно знать, как тебя называть.
   Не думаю, что кто-то упустил из виду тот факт, что она продолжала держать ружьё направленным на него. Это заставляло меня нервничать. Меня учили дисциплине обращения с оружием, и это было её серьёзным нарушением. Никогда не направляй оружие на то, что не готов уничтожить. Или, возможно, её вполне устраивает его убийство. Но я хотел, чтобы это было притворством, прикрывающим мягкость.
   - Поулус Камбрия - произнёс он.
   - Кто такой? - спросила она. Поул на какое-то время умолк.
   - Солдат - наконец, произнёс он. Амариллис нахмурилась.
   - Как ты здесь оказался? - спросила она.
   - Я бы предпочёл не говорить - ответил он.
   - Прискорбно - произнесла Амариллис. Её палец уже был на спуске, и я видел, что он слегка движется, добавляя давления. Я хотел бы, чтобы это было блефом, тактикой, чтобы заставить его говорить, но Поул оставался в коленопреклонённой позе, лицом к полу, и такой жест был бы напрасен.
   - Я был осуждён военным трибуналом за изнасилование - произнёс он.
   Амариллис поджала губы.
   - В наше время за это нечасто наказывают - произнесла она. - Общий Совет изменил закон, потребовав двух свидетелей помимо жертвы. В твоём случае были долгие разбирательства?
   - Нет - ответил Поул.
   - Ну, в таком случае - произнесла Амариллис. - Джунипер, есть какая-либо хорошая причина оставлять его в живых?
   - Он мне помог - произнёс я, хотя, сказав это, понял, что это не совсем так.
   - Сентиментальность значения не имеет - произнесла Амариллис. - Поулус, есть причина, по которой тебе следует жить, а не умереть?
   Он довольно долго молчал, достаточно долго, что я подумал, что Амариллис пристрелит его за то, что не отвечает, но хоть она и угрожала ему смертью, она делала это с терпением, а не злобой. Я не совсем понимал тонкости их разговора, но определённо Поул был виновен в том, в чём его обвиняли.
   - Здесь Группировка, моя леди, и я полагаю, что им нужны вы - наконец, произнёс он. - По Землям Восставших бродит нежить, некоторые из которых превыше даже ваших существенных сил без компетентной помощи. Вы сказали, что на этом душецикле два места? Ну, я могу заявить, что я лучший компаньон, нежели Джун. Я прошёл армейское обучение, и до своего позора был на хорошем счету с отличием в...
   Мой рот приоткрылся, когда я понял, что он делает, хоть я и затруднялся с тем, что сказать. Меня выручило вмешательство Амариллис.
   - Заткнись на минутку - сказала она ему. - Джунипер, как ты там справился?
   Я сунул руку в карман и достал стеклянную банку. В ней плавали шесть маленьких зеленоватых душ, кружащих вокруг магического шипа, который я держал там за неимением лучшего места.
   - У меня шесть из семи.
   - При каких обстоятельствах? - спросила она. Она всё ещё держала ружьё направленным на Поула, который сохранял неподвижность.
   - Две добыты из уже умерших - произнёс я. - Ещё четыре... Из членов Группировки Фуксия.
   Убийства всё ещё были мне неприятны. Это была самозащита, но я не мог полностью убедить себя, что это было правильно.
   - Джунипер, если место только для двоих, ты бы предпочёл, чтобы со мной отправился ты или он? - спросила она.
   - Моя леди... - начал Поул.
   - Молчание - сказала Амариллис.
   Я сглотнул. Я не думал на самом деле, что она просто возьмёт и хладнокровно убьёт его, но всё равно испытывал нерешительность.
   - Я отправлюсь с тобой - произнёс я.
   Бум.
   Поул упал на пол, и из его головы хлынула кровь.
   - Что за?.. - вырвалось у меня. - Нельзя же просто... нельзя же просто взять и сделать так!
   Амариллис проигнорировала меня. Она встала из-за своей самопальной баррикады и спокойно подошла к трупу Поула; затем пнула его, перевернув на спину, опустила ружьё и выстрелила ему в грудь.
   - Банку, пожалуйста - произнесла она.
   Я уставился на неё, и не по обычной причине. Я не думал, что она его действительно убьёт, и я не хотел его смерти, даже после того как узнал, что он насильник, и даже после того как он, фигурально выражаясь, пытался столкнуть меня под автобус.
   Я не спешил отдавать ей банку.
   - Мы могли его отпустить - произнёс я.
   - Да - ответила Амариллис. - Мы могли его отпустить, но он был готов предать тебя, что означало, что будет готов предать и меня. Я не хотела рисковать шансом того, что он достаточно глуп, чтобы попытаться обратиться к Группировке Фуксия с информацией обо мне, моих ресурсах, где я скрываюсь, куда могу отправляться... и с кем я была.
   Мне нечего было на это ответить. Я пытался найти какой-то другой вариант, который она не заметила, какую-то другую возможность, но находил лишь оптимистичное мышление. Я протянул ей банку и наблюдал, как она извлекает душу Поула.
   - А теперь его душа будет уничтожена - медленно произнёс я.
   Амариллис помедлила, и, нахмурившись, глянула на меня.
   - Знаешь, почему я тебе доверяю? - спросила она. Я подумал о своём листе персонажа, и о том, что он говорил о ней. "Лояльность 0".
   - А ты мне доверяешь? - спросил я.
   - Доверие - сложная штука - произнесла она. - Впрочем, в какой-то мере я тебе доверяю, и надеюсь, что ты тоже продолжишь доверять мне.
   Она позволила душе Поула упасть в банку к остальным. (Квест выполнен: Семь Колоколов для Семи Адов!). Были между ними лёгкие различия, но в целом их было почти не различить.
   - Ты не выполнил бы мою просьбу и не вернулся бы сюда, если бы не доверял мне. На каком-то уровне ты учитывал худший вариант, что я убью тебя, как только ты войдёшь.
   Я об этом совсем не думал.
   - Причина, почему я тебе доверяю, это потому что ты раскрыл, что ты грёзотёртый - сказала она. - Агент под прикрытием мог бы выдать много разных историй, но оперативникам различных королевств в голову не придёт использовать такое прикрытие - слишком выделяется, и слишком никакое. К тому же в мире немного агентов, способных одновременно сыграть незнание мира и продемонстрировать знание истории и культуры Земли.
   - Не уверен, к чему ты ведёшь - произнёс я. Мои мысли, пока она говорила, поплыли в сторону, в то время как мой взгляд сфокусировался на безупречном изгибе её ключицы.
   - Я знаю о грёзотёртых больше, чем большинство - сказала Амариллис. - Было время, когда я интересовалась космологией, и Земля всегда оставалась одним из висящих вопросов в этом поле. То незнание, что ты только что продемонстрировал... это фирменный знак Земли, почти гарантированное доказательство происхождения.
   Она подняла банку с душами.
   - Ты считаешь, что уничтожение души - это плохо.
   - А разве нет? - спросил я.
   - Как ты считаешь, что происходит с людьми после смерти? - спросила она, подходя к душециклу.
   - Я... Не знаю - произнёс я. - Я никогда...
   Я подумал минуту о культурном провале между нами, и о том, как сказать то, что хотел, без допущений о её знаниях. Тот просчёт с последним ритуалом заставлял действовать осторожнее... и описание Земли от Амариллис было скорее в духе сколько там континентов и океанов.
   - На Земле есть такая вещь, как религии - начал я.
   - У нас они тоже есть - произнесла Амариллис. - Организации, построенные вокруг богов?
   - На Аэрбе существуют реальные боги? - спросил я. - Реальные в смысле... существуют неопровержимые свидетельства их существования, не просто естественные феномены, приписываемые им?
   Я напрягся; моя персональная концепция богов - что они, в общем, Лавкрафтовской природы, древние сущности невероятного могущества и непостижимых целей, и да, эта интерпретация богов распространяется на большинство мировых религий. И этот взгляд отражался и на мирах, которые я создавал для D&D. Если я нахожусь в мире, где подделки под Ктулху реальны...
   - Существует пять богов - произнесла Амариллис. Она отвинтила толстый стеклянный элемент от бака душецикла и вылила туда семь душ. Они улеглись на дне, и я не мог не заметить, что бак был заполнен всего на одну десятую, и если судить по стеклянным бочкам, которые я видел в городе... ну, это означало охренительное количество душ.
   Толика напряжённости оставила плечи Амариллис, когда она снова завинтила бак.
   - Троих из них я встречала во плоти.
   - Ладно - произнёс я, когда она не продолжила. - Ну, на Земле нет доказательств, что кто-то из богов существует, и я один из тех, кто считает, что их нет. И как часть этого, я не думаю, что что-то происходит с людьми, когда они умирают, они просто... перестают существовать.
   Я ощутил, как сжимается горло при мысли об Артуре, и отодвинул её, пока не переполнили эмоции.
   - Но у нас на Земле нет бессмертных душ, по крайней мере которые кто-то смог бы обнаружить.
   - Хмм - произнесла Амариллис. Она отвлеклась от душецикла и взглянула на меня. Я чувствовал биение своего сердца, когда наши взгляды встретились. Она без эмоций убила Поула, и казалось оскорблением морали, что я всё ещё могу смотреть на идеальность изгиба её губ и ощущать такую тягу к ней. - Знаешь, это не тот ответ, которого я ожидала. Большинство грёзотёртых считают, что есть загробная жизнь как награда, и как наказание. Они рассматривают уничтожение души схоже с тобой, поскольку основываются на предположении, что посмертие будет хорошим, а не плохим.
   - И? - спросил я. - Вы используете души в качестве топлива, поскольку в вашем обществе нет такого предположения?
   - Существует девять тысяч адов - сказала Амариллис. - Высочайший ад чуть лучше Комфорта в его текущем состоянии. Наши инферноскопы достают только до пятитысячного ада, но там существуют лишь краткие передышки от пыток и боли, и эти передышки отмечены страхом и тоской.
   Мне не понадобилось много времени, чтобы свести одно с другим. Как там сказала Бекка - "Что за х*йня, какой ещё рай?" Это было вполне резонным вопросом, если он не входит в вашу стандартную космологическую модель.
   - Вы не верите в рай - произнёс я. - У вас даже нет такого слова.
   - У нас есть слово - сказала Амариллис. - Мы называем их "антиады". Это термин, который можно найти в научных документах, но даже там это рассматривается как некая ересь.
   Похоже, она в это верила. И всё же... мне было сложно поверить, что мораль и удобство настолько совпадают. Это как если бы гигантские грохочущие фабрики индустриальной революции делали всех умными и здоровыми вместо изрыгания смрадного дыма, отравляющего лёгкие нескольких поколений. Не то, чтобы я считал, что в разных мирах всегда всё одно и то же, но как-то всё это подозрительно.
   - Ладно - произнёс я вместо того, чтобы затягивать этот разговор. - Итак, какой у нас план?
   - Мы едем - просто произнесла она. - Семь душ дадут нам где-то пятнадцать миль в час. Это позволит добраться до Сильмар-сити в пределах двух дней, если будем останавливаться на ночь. Нас двое, так что сможем меняться, кто за рулём, но спать на душецикле сложно.
   Квест Принят: Из огня!
   Я подождал, но она принялась изучать металлические колёса душецикла.
   - Что в Сильмар-сити? - спросил я.
   - Это сложно - ответила она. Отвернулась от колеса и глянула на меня. - Ты мне доверяешь?
   - Да - ответил я.
   - В таком случае, ты идиот - ответила она. - Ты понимаешь, что я послала тебя на смерть, когда просила добыть эти души? Это настоящее чудо, что ты вернулся с ними. Я знала это, когда отправляла тебя, но подсластила свои слова надеждой и мёдом. У тебя нет причин мне доверять.
   - Я уже говорил, я вижу слова и числа - ответил я. - Твоё имя там. Ты числишься как мой компаньон.
   - О - произнесла Амариллис.
   - У меня есть доказательство - ответил я. - Когда я закрываю глаза, я вижу дополнительную информацию. Кое-что из этого могу менять. И когда я это делаю, есть результат в реальном мире. Смотри на меня внимательно.
   Я закрыл глаза и подождал три секунды, чтобы взглянуть на мой лист персонажа, первый раз за довольно приличное время.
  
  PHY
  
  5 4 POW 1 Безоружный Бой 3 Одноручное Оружие 0 1 Импровизированное Оружие
   4 SPD 0 0 Двойное Оружие 5 Пистолеты 0
   4 END 0 0 1 Парирование 3 Атлетизм
  MEN
  
  3
   2 CUN 1 Уклонение 0 0 0
   2 KNO 0 0 0 0
   2 WIS 0 0 0 0
  SOC
  
  3
   2 CHA 0 0 0 0
   2 INS 0 0 0 0
   2 POI 0 0 0 0 Комедия
  
   0 LUK 0 Романтика 0 4 Обман 0
  
   Я испытывал изрядный соблазн вложить два оча в MEN или SOC, в основном чтобы предотвратить падение каких-либо способностей до нуля, но когда я сказал Амариллис, что она увидит изменение, уже было решено на PHY. Когда я открыл глаза, она уставилась на меня широко открытыми глазами.
   - Что - что за... - она запнулась. - Я... Я уже видела этот трюк.
   Я поднял бровь.
   - Не думаю, что я смогу объяснить, насколько это должно быть невозможно. Если бы это было не настолько мгновенно, я бы решила, что ты умелый маг крови или кости, но я внимательно следила, и ты изменился меньше чем за мгновенье между одним и другим состоянием. Небольшое изменение, но...
   Она покачала головой.
   - Где ты видела этот трюк раньше? - спросил я.
   - Инврейзен - сказала она. Когда увидела мой пустой взгляд, добавила:
   - Бог Моря и Льда.
   Квест Принят: Доставала Богов!
   Я даже не знал, как на это реагировать. Простой, очевидный вывод, который можно из этого сделать - что я бог, но это казалось почти наверняка неверным. Могут ли боги быть грёзотёртыми? Но это предполагает, что вся моя жизнь на Земле - ложь, чего я не хотел принимать, и не объясняет форму игровой системы. Или, возможно, я в какой-то форме использую божественную силу, не будучи богом, или боги и я используем схожие источники силы. Или, может, просто выглядит похоже.
   - Нам нужно двигаться - внезапно произнесла Амариллис. - Здесь нам небезопасно, и нам нужно будет начать искать укрытие, пока ещё светло. Тем более, я не уверена, что ночью будет безопасно ехать - дороги в Землях Восставших не ремонтируют.
   - Снаружи много всего, что хочет нас убить - произнёс я.
   - Я соберу мины - сказала она. - Возможно, к выходу из Комфорта придётся пробиваться с боем.
   Квест Принят: Зона Комфорта!
   У меня было к ней множество вопросов, но я подумал, что она права в необходимости спешить. Образ разрубленной Бекки я ещё нескоро забуду, как бы ни старался.
   Я взглянул на тело Поула, мрачное напоминание о том, что Амариллис не совсем та, кем я хотел бы чтобы она была. Она продемонстрировала сочувствие при нашей первой встрече, а потом всё равно отправила на то, что считала моей смертью. Было бы куда проще иметь с ней дело, не будь она образцом физического совершенства.
   Пока Амариллис доставала что-то с потолка в коридоре, я начал искать монетку, чтобы положить ему в рот. В этот раз я подберу более подходящий последний ритуал.
  
   * * *
  
   Амариллис заминировала коридор маленькими пурпурными кристаллами вроде того, что взорвался в офисе шир-рива. Ко всем ним были подсоединены провода, ведущие в гараж, к какой-то конструкции, которую я не заметил за дверями машин, за которыми она укрывалась. Могу предположить, что ей требовалось лишь нажать ногой кнопку, и всё в коридоре было бы напрочь уничтожено.
   Она увидела мои манипуляции с Поулом, но ничего не сказала. Я попытался сложить некую молитву, но ничего не казалось честным, нужным, и добрым.
   - Это пустотные бомбы - произнесла Амариллис, осторожно держа одну из них на открытой ладони. Остальные были завёрнуты в кусок мягкой кожи. - Они чрезвычайно опасны.
   - О, так вот почему кто-то кинул в меня такую - произнёс я.
   Навык повышен: Комедия, ур 1!
   - То есть ты знаешь, насколько они опасны? - спросила она. Я не знаю, не дошла до неё шутка, или она решила, что это не смешно. Если полагаться на прошлый опыт, скорее всего второе.
   - Да - сказал я, думая о пропавших с моего плеча коже и плоти.
   - Сейчас они отсоединены, но у меня готовы активаторы для них, это не займёт больше пяти минут - сказала она. - Пустота пронзит во все стороны, так что убедись, что между нами и детонацией что-то есть. Она преодолевает около шести дюймов плоти и кости, полдюйма стали, или пятьсот футов воздуха. Всё понятно?
   Я кивнул. Похоже, оно более-менее основано на плотности.
   Когда она подсоединила активаторы и передала один мне, я обнаружил маленький сюрприз.
   Разблокирован Навык: Метательное оружие!
   Мне не нравилось, что приходится иметь дело с этими штуками с нулём в навыке, но пока что я неплохо справлялся. Мой самый первый удар одноручным оружием оказался критом, расколовшим голову зомби надвое, не то чтобы это как-то повлияло на итог.
   Я вернул ей эту штуку, и она положила её в кусок кожи.
   Когда Амариллис завела душецикл, я был не совсем готов к этому. У Грега, одного из парней в нашей D&D-шной группе, был один из этих здоровенных мотоциклов, которые называют "кабанами"; душецикл походил на него, так что я ожидал, что и звучать будет похоже - грохот, из-за которого сложно разговаривать. Вместо этого он издал звук, похожий на раскат грома, а затем на колёсах вспыхнули короткие, с палец, молнии, и он приподнялся над землёй. Так и завис в нескольких дюймах над полом, с колёсами, окутанными мерцающей прозрацной голубой аурой.
   - Зажигание оказалось громче, чем я надеялась - сказала Амариллис. Она забрала у меня пустотный туннеллер, накинула на плечи сумку, стоявшую возле верстака, и уселась на душецикл, который просел на долю дюйма. - Хватай ружьё, и подстреливай всё, что приблизится.
   Я подобрал ружьё...
   Разблокирован Навык: Ружья!
   ...но это сообщение не особо радовало, поскольку означало, что оба мои метода атаки были с нулевым навыком.
   (Было кое-что в игровой системе, что меня напрягало: она предполагала, что я начинаю практически с нуля. Я был в неплохой форме, достаточно, чтобы не облажаться на физкультуре, так почему навык Атлетизма разблокировался только когда я начал бежать? Аналогично, я ходил на охоту практически каждую осень с тех пор, как мне исполнилось десять лет. Ружьё, собранное Амариллис, отличалось от тех, но какого хрена игровая система решила, что у меня нулевой навык с ружьями в целом?)
   Я забрался на душецикл, за спину Амариллис, и попрактиковался в прицеливании из пустотного ружья, плюс очень аккуратно испытал тугость спуска. Я не снимал меч с бедра, но Амариллис ничего не сказала, и игровая система, кажется, намекала, что он ещё пригодится.
   - Бомбы в мешочке - сообщила она - Амариллис, я имею в виду. - Обращайся с ними осторожно, поскольку одной достаточно, чтобы убить нас обоих. Готов?
   - Дверь закрыта - заметил я, глядя на дверь гаража.
   - Мы пойдём другим путём - сообщила Амариллис. Она повернула газ, и душецикл проплыл через гараж, мимо тела Поула, и по коридору. Я держал ружьё двумя руками, что означало, что за душецикл держусь только ногами, как на лошади без рук. Даже на малой скорости это было страшновато, частично из-за электрических (или что это там) искр, появляющихся из мерцающего сияния вокруг колёс. Я вдруг понял, что хотя душецикл и тихий, но сияющие колёса, молнии, и бак с сияющими душами делают нас очень заметными.
   Дверь уже была приоткрыта; должно быть, это сделала Амариллис, когда забирала бомбы. Она слегка притормозила, одной рукой подняла пистолет, и распахнула им дверь. В двадцати футах от нас стоял одиночный зомби, глядящий на нас своими красными буркалами. Амариллис прицелилась, и с "бвип" он упал. А затем она прибавила скорости.
   Это было... Невпечатляюще. Как она и предположила, душецикл выжимал максимум пятнадцать миль в час, чего было достаточно, чтобы обогнать преследующего нас бегом человека, и определённо означало, что мы можем оторваться от Вольтронов. Однако это было меньше, чем я мог бы выжать на велосипеде, и в сравнении с машиной это было практически неспешной прогулкой.
   Мы преодолели всего полблока, когда окно машины рядом с нами разлетелось на осколки. Амариллис поворачивала руль душецикла ещё до того, как до нас донёсся звук выстрела; я вцепился ногами в душецикл, изо всех сил стараясь не кувыркнуться.
   - Бл* - произнесла Амариллис. Она повернула в одну из ответвляющихся от главной улиц и оставила между нами и стрелком здание как раз в тот момент, как по полям разнёсся звук нового выстрела.
   - Баллистика - сообщила она мне. - Их дальность втрое больше нашей, может и больше.
   Она продолжала управлять душециклом, резко поворачивая с улицы на улицу. - Если мы направимся в их сторону, нам хана. Идеи есть?
   - Прорываемся через Комфорт - сказал я.
   - А если у них стрелки по направлению нашего движения? - спросила она. Это был очень хороший вопрос, на который у меня не было хорошего ответа.
   - Придётся рискнуть - ответил я.
   Когда она кивнула, я ощутил сосущее чувство. Поскольку я понимал, что это не очень хороший план, тот факт, что она согласилась, означал, что это наш лучший шанс. Насколько я видел, единственной альтернативой было засесть где-то и надеяться, что сможем найти хавчика и продержаться, укрываясь от зомби и поисковых групп. Тактика партизанских набегов могла бы сработать в нашу пользу, но достаточно было бы одной неудачи. Единственная причина, почему я ещё жив, это то, что левел апы дважды возвращали меня к идеальному состоянию здоровья после серьёзных травм.
   Когда мы повернули на следующую улицу, мы увидели троих членов Группировки Фуксия, стоящих на крыше двухэтажного здания; один из них стрелял в конгломерат зомби, который пытался смахнуть их со здания. Ритмичное бвипанье было слышно через издаваемые душециклом звуки.
   Группировка немедленно заметила нас, и двое парней с розовыми волосами и длинными ружьями подняли своё оружие, чтобы выстрелить в нас. Я поднял своё собственное пустотное ружьё и прицелился в них, одновременно с тем, как они целились в меня.
   (Мы были не так уж далеко друг от друга, но я двигался, не управлял своим движением, пытался поддерживать баланс, сжимая ногами сиденье, и использовал незнакомое самодельное оружие, основанное на неизвестной мне технологии. Ещё до того, как выстрелить, я понимал, что стреляю в общем-то ради прикрывающего огня, надеясь, что они увидят, как я целюсь, и укроются, что даст нам толику времени).
   Бум.
   Критическое попадание!
   Навык повышен: Ружья, ур 1!
   Снайпер Группировки Фуксия побеждён!
   Я удивлённо моргнул. Один из стрелков повалился вперёд и свалился с края крыши, неуклюже упав на соединённых зомби, которые схватили его высунувшимися из их коллективного тела руками. Когда я глянул вверх, оба остальных исчезли из вида, скорее всего прячась от того, что посчитали безумной меткостью.
   (- Я всегда считал это дуростью - сказал Реймер. - Выбрасываешь 20, и это автоматически попадание? То есть первоуровневый обыватель с церебральным параличом выходит против величайшего воина всех времён, облачённого в магические полные латы с грёбаным башенным щитом и парящими вокруг него маленькими щитами, и у него есть пять процентов вероятности, что он попадёт? В каком месте это не тупо?
   - Тут дело не в симуляции - ответил Артур. - Ты не должен думать, что весь мир состоит из персонажей с уровнями, действующими в соответствии с абстрактными законами, вот это... ну, не хочу сказать "тупо", поскольку понимаю, что это может некоторым нравиться, но обычно суть этих игр не в этом. Они - это рассказывание маленькой импровизированной истории, котору не узнает никто, кроме горсти людей. Правила вроде автоматического попадания при двадцатке - просто опора для повествования.
   Он повернулся ко мне.
   - Джун, расскажи нам эту историю.
   - Какую историю? - спросил я. - Про первоуровневого обывателя и лучшего воина в мире?
   Артур кивнул. Он тянул меня, и мы оба это знали, но это было частью наших отношений. Артур считал это частью негласного договора игроков и ДМ.
   - Ладно - сказал я. - Обывателя звали Моксит, у него был церебральный паралич, и он практически всю жизнь зависел от чужой доброты. Он ненавидел это, но других вариантов для него, в общем-то, не было. Затем в город явился Керланд, большой плохой воин. Он знал, что он практически неуязвим для этих людей, почему ему и нравились такие захолустные места, где даже нет друида, способного послать птицу с просьбой о помощи. Ну, местные жители знали, что им не справиться с Керландом, так что немедленно были готовы сдаться, и отдать Керланду жареных кур, хлеб, деньги и если он надавит, то одна из деревенских девушек может вызваться согревать его постель. И когда Моксит это увидел, он разозлился. Все эти люди, кого он знал всю свою жизнь, ведут себя беспомощно. Моксит всегда боролся, пытался найти, чем он мог бы заниматься, старался не быть обузой. А сейчас все эти люди просто сдаются. Так что, когда Керланд стоял в центре посёлка, Моксит вышел из здания с луком наготове. Керланд видит это, и встаёт в оборонительную стойку, поскольку хоть он и невероятно силён, но не настолько глуп, чтобы без причины позволить кому-то просто свободно атаковать. Моксит выпускает стрелу...
   Я бросил кости за панелью; 15, что я быстро заменил на 20, а затем продемонстрировал группе.
   - Его стрела выпущена в идеальный момент, и хотя сперва кажется, что она промахнётся, она попадает точно под нужным углом, прямо над башенным щитом перед Керландом, мимо маленьких парящих щитов Ромока, и попадает в одно из слабых мест доспеха, в мягкую кожу между пластин. Стрела не убила Керланда, и близко того нет, но она ранила его, и в этот момент Керланд ощутил реальный страх, поскольку понял, что под коллекцией магических предметов, стоящих маленького королевства, и телом, которое заставит Бога Мощи позеленеть от зависти, Керланд всё ещё просто человек.
   - Натяжка - сказал Реймер. - И обыватель с той же вероятностью мог выбросить единицу, а затем боец эпического уровня убивает его одним взмахом меча, а заодно кого-то, кто стоял рядом, просто для наглядности.
   - В этом случае это была бы другая история - заметил Артур. - Про безнадёжность сражения, или об эго, или что-то в этом роде. Существует множество путей, кости просто сдвигают с одного на другой, с одной истории к другой.
   А затем принесли пиццу, и спор был более-менее забыт).
   Я проследил взглядом от крыши здания до Зомби-Вольтрона, интегрировавшего труп подстреленного мной снайпера. Он повернулся взглянуть на нас своими ярко-красными глазами, и через миг, когда, видимо, что-то вроде мысли появилось в его чём-то вроде мозга, он убрал руки со здания и начал двигаться в нашу сторону.
   - Бомбы - произнесла Амариллис. Её голос был ровным, точно так же, как и когда она прострелила голову Поулу. Я повесил ружьё на плечо и потянулся к мешочку, хватая два маленьких кожаных шарика, в каждом из которых была бомба. - Поворачиваю - сообщила Амариллис, и я схватился свободной рукой за неё, чтобы не соскользнуть. - Бросай, когда я скажу.
   Зомби-Вольтрон появился из-за угла следом за нами. Он был медленнее нас, но нам приходилось объезжать зомби и машины, в то время как он просто игнорировал их, лишь слегка замедляясь. У меня сердце ушло в пятки, и страх снова нахлынывал каждый раз, когда душецикл замедлялся для маневра.
   - Сейчас, за ту машину! - выкрикнула Амариллис.
   Я нажал переключатель и бросил бомбу, попав в бок машины и заполучив уровень навыка. Я снова схватился за Амариллис, оборачиваясь посмотреть, ещё одна бомба оставалась в моей руке. Зомбячная тварь оказалась у машины, и на миг я подумал, что таймер слишком долгий, но затем услышал приглушенную детонацию и увидел, как слои плоти мгновенно исчезли с зомби у его спины. Некоторые из них попадали на землю, но это не остановило тварь.
   - Достали его? - спросила Амариллис. Я повернулся вперёд как раз в тот момент, как зомби на длину руки не дотянулся до нас.
   - Нет - произнёс я. - Ещё одну?
   Амариллис выпустила одну сторону руля и подняла пистолет. Она быстро выстрелила в человека, которого я не замечал, пока он не кувыркнулся на землю, сжимая свою ногу.
   - Нам нужно укрытие - отозвалась она. - Подожди его.
   Город Комфорт был не особо длинным, и мы быстро приближались к его краю. Меня беспокоило, что будет, когда мы покинем его и окажемся на открытой дороге; знакомые мне ружья могут стрелять на расстояние нескольких футбольных полей, и непохоже, чтобы здесь было иначе. Движущиеся цели сложнее подстрелить, особенно если они специально движутся непредсказуемо... но минуту назад я выдал почти невозможный выстрел, и смертельно боялся, что это работает в обе стороны.
   Как оказалось, мне следовало больше беспокоиться о том, что происходит за моей спиной. Второй Вольтрон присоединился к первому, и оба они гнались за нами. Препятствий, которые нам приходилось огибать, становилось меньше, но было что-то в красном свете их глаз, что вызывало у меня тревогу.
   Я облегчённо вздохнул, когда они внезапно остановились, но затем две груды трупов соприкоснулись и начали сливаться. Я представил, что за нами погонится существо размером с двухэтажный дом, однако на самом деле масса тел разошлась, открывая нечто, что было меньше любого из них.
   Если они выглядели так, словно были небрежно слеплены из груды трупов, эта новая тварь выглядела результатом аккуратной сборки, словно кто-то выбрал десяток самых сохранившихся трупов и по инструкции собрал их. Спереди было три направленных на нас человеческих головы, их тела образовывали ноги и торс этой твари. Оно огляделось красными буркалами, сделало шаг, а затем - побежало.
   - Оно быстрее нас - окликнул я Амариллис. Я убрал бомбу, положив её между нами, и прицелился из ружья, неловко выкручиваясь на сиденьи и стараясь не свалиться. Было сложно сказать, попал ли мой первый выстрел, но "Гончая смерти" не остановилась и даже не замедлилась. Подбить сердца. Это был простой план, сложный в исполнении, особенно с учётом того, что пустотное ружьё не могло пробить больше шести дюймов плоти.
   - Что быстрее? - спросила Амариллис. Она снова подняла пушку и стреляла во что-то, чего я не видел.
   - Найди укрытие - сказал я. - Я брошу ещё одну бомбу.
   Она снова выстрелила из пистолета. Мы уже покинули город, и на дороге впереди виднелись лишь отдельные здания.
   - Машина впереди - произнесла она. Я мотал головой туда-сюда, пытаясь подобрать момент и дистанцию. Гончая смерти была слишком близко к нам, если я повторю бросок как в прошлый раз, она проскочит зону поражения, не пострадав.
   Я щёлкнул переключатель на бомбе и бросил её вперёд, перед нами. Я увидел, как она покатилась и ударилась о колесо машины, и стал бы считать, если бы думал, что у этого самодельного оружия есть точный таймер. Однако я продолжал следить за пустотной бомбой, надеясь, что она нас не убьёт.
   В последний момент я обернулся к Гончей и снова воспользовался ружьём. Мы обогнули машину, и в этот момент я услышал приглушенную детонацию, почти одновременно - я почти решил, что нас накроет взрывом.
   Вместо этого, однако, Гончая смерти развалилась на части. Руки, ноги и головы закувыркались по дороге.
   Больший Умбральный Зомби побеждён!
   Квест Выполнен: Зона Комфорта!
   Уровень повышен!
   Можно было бы подумать, что к этому моменту золотой свет был мне уже знаком, но он всё равно застал меня врасплох, и волна экстаза не стала менее сладостной из-за того, что я это уже испытывал. Я приподнялся над сиденьем, слегка, и опустился обратно, не потеряв баланса. Должно быть, Амариллис ощутила что происходит со мной, поскольку душецикл повело в сторону, а затем она выправила направление в другую сторону; мы слегка качнулись, выправляя баланс.
   - Ты - произнесла Амариллис через какое-то время. - Нам нужно выяснить, что ты такое.
  
   Глава 7: Двадцать вопросов.
  
   Через два часа езды от Комфорта Амариллис заметила дом с амбаром, и мы свернули на пыльную неровную дорогу, заросшую сорняками, которая вела туда. Мы проверили местность на предмет зомби, убили двоих найденных, а затем укрыли душецикл и стали искать чего-нибудь поесть. Кухня была полна давно испорченной еды; я был голоден настолько, что почти готов попробовать.
   Ещё там были шкафы со сломанными дверцами и перевёрнутые жестянки, явные признаки того, что здесь уже обчистили всё ценное.
   В конце концов я вышел на двор и осмотрел заросли. Не понадобилось много времени, чтобы найти, где прежде были грядки, и там я и нашёл наш ужин из малины, томатов и лука.
   Разблокирован Навык: Садоводчество!
   Прежде всего, Амариллис настояла, чтобы я рассказал ей о магии, которой я обладаю, и моих фантазиях. Мы вдвоём сидели на крыльце под светом заходящего солнца, пока его не сменили отблески лунного света через всё ещё укрывающие небо тучи. Я вкратце описал ей всё, пока не добрался до настольных ролевых игр.
   - Мой друг описывал их, как спектакль, в основе - произнёс я. Я редко произносил имя Артура, поскольку это вызывало комок в горле. - За исключением того, что это пьеса без сценария, и вместо того, чтобы просто придумывать по ходу дела, полагаешься на числа и кости в качестве проводника.
   Амариллис кивнула.
   - В Пяти Шпилях есть похожая форма публичных представлений - сказала она.
   Пять Шпилей существуют, подумал я, откладывая это на будущее. Я видел один из Белых Шпилей на календаре в Комфорт, так что это было не особенно удивительно.
   - Они используют кости? - спросил я. Одной из любимых шуток Грега было, когда его персонаж доставал карандаш и кости, чтобы сыграть в игру-в-игре. Временами я ему подыгрывал, когда думал, что это забавно. Понятия не имею, попало ли это сюда.
   Амариллис покачала головой.
   - Спектакль останавливается в определённых точках, чтобы один из персонажей вышел и спросил у зрителей совета по важному решению. Когда зрители определяются с решением, обычно криками, спектакль продолжается. Все возможные решения написаны заранее, и традиционно ведут к тридцати двум возможным концовкам. Это низкий жанр. Эти игры похожи?
   - Нет - сказал я. - Ваше скорее в духе того, как если бы Твитч играл Шекспира.
   Амариллис выдала пустой взгляд.
   - Объясни.
   - Эм... - ответил я. - Неважно, мы тут на всю ночь.
   Я помедлил.
   - У вас на Аэрбе есть компьютеры?
   (В офисе шир-рива или каких-либо магазинах, где я был, я их не видел, но не факт, что это что-то значит. Земли Восставших - карантинная зона, и делать предположения об остальном мире, основываясь на том, что я видел здесь, это как если бы пришельцы высадились в Чернобыле и пытались понять, что из себя представляет человечество, основываясь на том, что там увидели).
   - Да, у нас есть компьютеры - сказала Амариллис.
   - Ну, нужно ещё упомянуть, что хотя в эти игры изначально играли с бумагой, карандашами и костями, позже многие из них перенесли на компьютеры, сперва по возможности адаптируя правила, и через какое-то время они постепенно превратились в нечто отдельное. Я упоминаю это, поскольку полагаю, что это как раз то, что имитируют числа и текст в моей голове. Тут, эм, много чего нужно объяснять.
   Она выдала ещё один пустой взгляд.
   - Я не понимаю, при чём тут компьютер - сказала она. - Ты говорил, что с этими листами персонажа связана математика, но у меня сложилось впечатление, что всё это делается вручную.
   - Угу - произнёс я, не уверенный, где возникло непонимание. - Так что вместо этого, все расчёты берёт на себя компьютер. Погоди, компьютеры здесь дорогие? На Земле они стоят... с недельную зарплату, при работе обслуги.
   По крайней мере, мой нетбук стоил столько.
   - Как долго? - спросила Амариллис.
   - "Как долго"? - переспросил я.
   - Если потратить недельный заработок, как долго будет работать компьютер? - спросила она.
   - Сколько продержится, но большинство людей их заменяют через два-три года - ответил я. Я ощущал, как растёт непонимание, но не представлял, где оно. Если у них тут только масштабные системы, то это имеет смысл. - Низкая цена означает, что их много.
   Амариллис вздохнула.
   - Когда я говорю "компьютер", я имею в виду женщину, по крайней мере три года обучавшуюся в Афинее Математики и Метафизики, обычно нанимаемую для сложных математических расчётов, связанных с криптографией, физикой, или некоей эзотерической магией. Что ты имеешь в виду?
   - О - произнёс я. - На Земле это слово когда-то тоже это значило. Без афинеев или магии, просто "тот, кто вычисляет".
   Я как-то использовал это в сюжете короткого приключения в стимпанковской кампании.
   - У нас есть электронные компьютеры - Амариллис подняла бровь. - Расчёты более сложные, чем в настолке, поскольку если ты взмахнул мечом с определённой силой под определённым углом, то можно рассчитать, попал ли он в другой меч, движущийся под другим углом и скоростью, и компьютер просто делает всё это, не заставляя тебя задумываться, и просто сообщает, парировал ты или нет.
   - Не думаю, что это нам помогает - сказала Амариллис. - Было около тысячи грёзотёртых, и всех их много раз расспрашивали и тестировали в Афинее Предположений и Исследований. Детали об этих механических компьютерах интересны в академическом смысле, но даже примерно не объясняют физические эффекты твоей персональной магии, или управляющей ей логики. В этом столько вопросов, что это начинает меня раздражать.
   - Ты думаешь, это раздражает? - спросил я. - По крайней мере, у тебя есть некие знания о Земле и контекст к моему состоянию, даже если я полагаю, что ты скорее всего ошибаешься. А у меня целый мир Аэрб, о котором я ничего не знаю, и половина его кажется связанной с тем, что уже было в моей голове. И мне нравится говорить о ролевухах, частично потому, что это позволяет мне не думать людях, которых я убил сегодня, но и потому, что ты не слишком-то открыта с информацией.
   Как только эти слова прозвучали, я ощутил, что зашёл слишком далеко. Я и на Земле время от времени срывался на людей; после смерти Артура это происходило практически каждый день несколько недель. Меня тревожило, что она отвернётся и скажет что-то вроде "нам нужно отдохнуть", но она лишь взглянула на меня.
   - Мы оба хотим информации - сказала она. - Вопрос за вопрос, не больше пары минут на ответ, и дополнительные вопросы считаются следующим ходом. Афинеи рекомендуют придерживаться структуры. Ты можешь начать первым.
   Я какое-то время размышлял.
  
   То, о чём нужно спросить Сайприсс Амариллис.
  
   1. Как мне изучить заклинания?
   2. Какими силами обладают боги?
   3. Что случилось с Землями Восставших?
   4. Почему ты была на том самолёте?
   5. Принцесса чего ты?
   6. Насколько велик Аэрб в сравнении с Землёй?
   7. Как быстро развивается технология, если вообще развивается?
   8. Что грёзотёртые говорят о Земле?
   9. Существует ли Фел Сид?
   10. Существуют ли мимси?
   11. Существует ли город под названием Найтсмок?
   12. Почему не произносят слово на "з"?
   13. Что такое кристаллы пустоты, и почему они запрещены?
   14. Откуда берутся души?
  
   Наверное, я мог бы продолжать. Каждые тридцать секунд в моей голове возникал новый вопрос. Я видел определённый смысл в том, чтобы отвечать вопрос на вопрос. Это не просто равенство в разделяемой информации, это ещё и гарантировало, что оба человека сперва спросят о главном. Однако я понимал, что мы не можем потратить всё время на разговоры, что в свою очередь означало - нужно определиться с приоритетами.
   В итоге я начал с того, что даже не вошло в изначальный список.
   - Что в Сильмар-сити? - спросил я.
   - Это слишком много вопросов - произнесла Амариллис, но слегка улыбнулась при этом, так что я придержал язык. Это была первая улыбка, которую она продемонстрировала. - Короткая версия - Сильмар-сити был целью атаки, создавшей Земли Восставших, он заполнен ходячими мертвецами, и когда-то там было учреждение, занимавшееся изучением эффекта некротического поля, в котором, как я полагаю, содержится ключ, который мы можем использовать, чтобы телепортироваться в безопасность.
   Я открыл было рот, чтобы задать новый вопрос, но затем вспомнил, что мы отвечаем по очереди.
   - Ладно, твой ход.
   Лояльность Повышена: Амариллис, ур 2!
   - Какие навыки записаны в твоём листе персонажа? - спросила она.
   Я закрыл глаза и зачитал их, чуть помедлив на трёх последних. "Комедия, уровень 1; Обман, уровень 4; ... и Романтика, уровень 0".
   Она глянула на меня, подняв бровь. Я был уверен, что покраснел. (И да, я был в смертельной опасности, отрезан от известного мне мира, и убивал людей, но она была настолько, настолько красива, и может, я просто болван, или пытался найти утешение в чём мог).
   - Твоя очередь - произнесла она.
   - Ладно - быстро произнёс я, стараясь не запинаться. - Откуда берутся души?
   - Серьёзно? - спросила она. Я кивнул. Этот вопрос был неважен для моего персонального бытия, но он меня грыз. - Могу я спросить, почему ты хочешь это знать? Можешь засчитать вопрос в мой счёт, если хочешь.
   - Нет, нет нужды - сказал я. - По моей прикидке, бак на душецикле должен вмещать около семидесяти душ, может, и сотню. Везде, где я был, я видел пустые стеклянные баки, которые, похоже, содержали души. Даже простая математика говорит, что это сли-ишком много душ в мире.
   Амариллис вздохнула... это был не совсем вздох.
   - Душа появляется через шесть дней после зачатия, хотя считается, что она не способна попасть в ад, пока не пройдёт примерно месяц после формирования. Ты прав, что наши потребности в душах в качестве источника энергии значительно превышают то, что доступно от естественных смертей, так что наши лаборатории разработали техники для создания душ на основе образцов добровольцев. Почти все запасы происходят от комбинации Техники Подснапа и Процесса Бокановского.
   Это звучало знакомо, но я не мог вспомнить. Души и посмертие в большинстве фэнтезийных игр есть по умолчанию, так что меня не удивило бы, если бы я придумал что-то подобное... но припомнить не удавалось, и меня отвлекло внезапное понимание вытекающего.
   - Вы создаёте души, чтобы обречь их на ад - сказал я.
   Амариллис некомфортабельно поёжилась.
   - В теории - начала она. Затем остановилась. - Ложь, которую мы говорим себе, это что души будут созданы, а затем израсходованы без наличия сознания. Обычно это правда, но случаются аварии и нападения. Достаточно большая бомба, взорвавшаяся в городе, не только заберёт жизни людей, но и обречёт искусственные души на ад. Тысячи их, возможно - миллионы.
   - Дерьмо - произнёс я. Что происходит, когда кто-то попадает в ад? У них есть тело? Тысячи новорождённых младенцев просто падают с неба? У меня так свело желудок, что я решил, что не хочу сейчас спрашивать.
   - Ладно - сказала Амариллис. - В играх, в которые ты играешь, какие ещё навыки, кроме тех, что ты уже "разблокировал", ты бы прежде всего ожидал увидеть?
   - Эм - я сглотнул, пытаясь переключить шестерёнки. Закрыл глаза и взглянул на свой лист персонажа. - Одноручное оружие подразумевает двуручное оружие, парирование и уклонение подразумевают блокирование щитом, пистолеты и ружья означают, возможно, автоматическое оружие или дробовики, садоводство новое, но заставляет думать о чём-то вроде крафтерских или добывающих навыков, вроде кузнечного дела или шахтёрства. И социальные навыки... заметил отсутствие Убеждения, и я полагаю, что уже получил бы его, но это оставляет запугивание, угрозы. И в зависимости от того, как работает магия, думаю, должен быть как минимум один магический навык.
   - Попытайся мне пригрозить - сказала Амариллис. Она откинулась назад и с ожидающим видом на лице посмотрела на меня.
   - Эм - произнёс я. Поднял кулак. - Ты, ты лучше... Даже не думай, чтобы спать во время своей вахты. А не то!..
   Разблокирован Навык: Запугивание!
   Критический провал!
   Я надеялся, что Амариллис рассмеётся, или хотя бы снова улыбнётся, пусть даже слегка, но вместо этого она просто подняла бровь.
   - Это сработало? - спросила она. - Ты на секунду отвлёкся от меня.
   - Да, это сработало - сказал я. - Спасибо. У меня был критический провал.
   - Да, я видела - сказала Амариллис. Она не улыбнулась - она ухмыльнулась, но это было достаточно близко, чтобы я снова покраснел.
   Навык повышен: Романтика, ур 1!
   - Сейчас твоя очередь или моя? - спросил я.
   - Твоя - спокойно ответила она. Я был уверен, что она может читать меня, как открытую книгу.
   Я попытался вспомнить свой список, но на меня влиял её последний ответ. Мне спать в этом жутком доме.
   - Принцесса чего ты? - спросил я.
   - Конкретно сейчас? - спросила Амариллис. - Ничего.
   Она увидела, как я нахмурился, и заправила волосы за ухо.
   - Я была частью Двора Потерянного Короля... - она остановилась и покачала головой. - Могу я в качестве прелюдии рассказать историю?
   - Конечно - ответил я. Я как раз заметил, что порядком устал, и готов отказаться от наших вопросов в пользу сна. История, которая позволит мне передышку от интенсивных размышлений в этой игре, это неплохо.
   - Однажды был великий и могущественный король - сказала Амариллис. Её голос, когда она рассказывала, звучал иначе, и у меня было чувство, что это подобающая История, а не просто пересказ произошедших событий. - Он был всем, чего могут желать от короля - добр и справедлив, благороден и чист, обаятелен и добродушен, был словно любящим отцом всему королевству. У него было два сына, один - воин, всегда на поле боя, а другой - школяр и администратор. Оба принца были умелыми по своему, и каждого отец любил наравне.
   - Однажды король отправился в великий и опасный поход. Он так и не вернулся.
   Квест принят: Потерянный король - найден?
   Я немедленно сосредоточил всё внимание на рассказе, который Амариллис продолжала.
   - Пока отца не было, за королевство отвечал администратор, но старшим, и потому истинным наследником, был воин. Недели сменялись месяцами, и воин начал подталкивать администратора к тому, чтобы объявить их отца мёртвым. Администратор отказался, поскольку их отец был столь мудр и могуществен, что ни за что не отправился бы в столь важный поход, чтобы затем потерпеть поражение. Братья долго спорили, пока месяцы не превратились в годы. Это было мирное время, выкованное королём, что означало, что заботой воина были в основном мелкие угрозы и демонстрация силы. Реальной властью в долгое отсутствие короля обладал администратор.
   - В конце концов, пришло к неизбежному. Два брата сразились... пожалуй, это я пропущу, поскольку как оно обычно рассказывается, это занимает уйму времени, но достаточно сказать, что администратор трижды одолел воина, и с вопросом было покончено. Чтобы избежать гражданской войны, и гарантировать, что вопрос действительно решён, они совместно объявили, что их отец, этот мудрый и славный король, не передаст свою корону, пока он не вернётся или не будет найдено его тело.
   Амариллис вздохнула.
   - Это было пятьсот лет назад. С того момента все наследники обоих братьев называются Принцами или Принцессами, и нас сотни практически на всех важных административных позициях, так что не думаю, что у меня есть шанс когда-нибудь унаследовать титул Королевы. Я видела, как не один иностранец допускал эту ошибку.
   Она протянула руку.
   - Амариллис Пенндрайг, десятая своего имени, Особый Представитель по Экзистенциальным Проблемам Королевства Англицинн, да стоит оно вечно.
   Я слабо пожал её руку. Моя кровь похолодела.
   - Потерянный Король - медленно произнёс я. - Как его звали?
   Она посмотрела на меня так, словно ожидала, что я сейчас упаду в обморок.
   - Утер Пенндрайг - медленно произнесла она.
   - О - прошептал я. Я узнал это имя. Только в этот раз это было не одой из моих идей.
  
   * * *
  
   - Том, имя персонажа? спросил я.
   - Элхарт Клоакшилд - ответил он своим самым напыщенным голосом, который оставлял для эльфов и типа-эльфов. - Фирменный приём: взмах плащом с использованием его в качестве щита.
   - То есть он решил, что не стоит пропадать имени "Клоакшилд"? - спросил я. (пр. переводчика: Cloakshield, "Плащещит").
   - В правилах нет буквально ничего, что позволяло бы этому работать - сказал Реймер.
   - Может, Клоакшилд - династическая фамилия? - спросил Артур. - Фамилия "Смит" происходит от поколений кузнецов, так что неудивительно, что они получили фамилию, соответствующую их самой яркой боевой способности.
   - Способности, которой, повторюсь, правила не предусматривают - сказал Реймер.
   - Ну, мы можем засчитать её как слабый магический предмет - ответил я. - Я потом прикину. Артур, имя персонажа?
   - Утер Пенндрайг - ответил он с улыбкой. - По механике он довольно стандартный боец с мечом и щитом, но позже я возьму уровни паладина, просто предупреждаю.
   Я записал это в свою записную книжку. В начале кампании мои записные книжки всегда были более организованны, и первая сессия начиналась с аккуратно разделённой страницы, чтобы можно было записывать детали обо всех персонажах игроков. Только потом мои записи превратятся в каракули про имена и места, которые я через пару дней уже не буду помнить.
   - Артур Пендрагон? - спросил Реймер. - Я думал, мы не копируем имена.
   - Я сказал, что ты не можешь быть войнокованным по имени Метатрон - ответил я, закатив глаза.
   - Он лидер Десептиконов! - сказал Реймер.
   - Технически, я выбрал Утера, который канонически отец Артура - сказал Артур. - И я выбрал Среднеанглийскую версию "Пенндрайг", чтобы меньше рушило погружение. Но да, я всегда хотел отыграть персонажа, который что-то вроде копии Артура. Не то, чтобы я считал себя Королём Артуром, или что-то подобное, но я вырос с этим именем, и всегда думал, что есть связь с известными людьми, с которыми делишь имя, в духе того, что если твоё имя Александр, тебя может интересовать Александр Великий, или если твоё имя Бенджамин, ты можешь задумываться о Бенджамине Франклине.
   - Разве у него не было сифилиса? - спросил Том. - К слову, почему нет известных людей по имени Том?
   - Том Хэнкс? - спросил Реймер.
   - Исторических Томов, в смысле - сказал Том.
   - Томас Аквинский - сказал я, подняв палец. Продолжил. - Томас Джефферсон, Томас Эдисон.
   Мы ещё какое-то время это продолжали, пока в итоге Крайг не нагуглил список всех Томов со времён Нового Завета. Артур наклонился ко мне, пока список зачитывался.
   - Я могу изменить имя - сказал он.
   - Нет, всё нормально - ответил я. - В смысле, очевидно, ты не можешь начать как Король Англии, но я прикину, что можно сделать насчёт меча из воды.
   И это было более или менее началом того, как Артур начал свой путь к становлению Лучшим Королём, что Когда-либо Существовал.
  
   * * *
  
   А теперь Утер Пенндрайг был здесь, в этом мире, частью этой игры, или что это такое. Мне не следовало так удивляться; во всех мирах, что я создавал, потоптались игроки, так почему их не должно быть здесь? Но я всегда считал, что игроки - это скорее вторжение в мир, чем его часть, и он всегда прогибался под них, даже под Артура, пусть и немного. Меня окатило новой волной страха, когда я подумал о присутствии здесь некоторых персонажей Реймера.
   И этот квест, "Потерянный король - найден?". Если здесь Утер Пенндрайг был реальной личностью... Он не будет Артуром, я просто не могу этого представить, и он пропал уже пятьсот лет как, но игра не даст мне квест, который невозможно выполнить, не так ли? У меня закружилась голова от надежды при одной мысли об этом. Даже если Утер не был Артуром, это было его творение, персонаж, начавший как подражание, и ставший самостоятельной личностью.
   - Ты хочешь первую вахту или вторую? - спросила Амариллис. - Сегодня будем спать здесь, поскольку я не видела на горизонте красных глаз. Но может понадобиться встать посреди ночи, чтобы зачистить их.
   У меня ушёл момент на то, чтобы осознать, что она позволила вопросам-ответам заглохнуть, даже не упоминая этого.
   - Вторая смена - произнёс я. - Если тебя это устраивает.
   Стало холодновато, а годной постели в доме не нашлось. Я задался вопросом, смогу ли вообще спать, учитывая всё, что произошло этим днём. Я постарался устроиться удобнее на жёстком полу, пока Амариллис сидела рядом и несла вахту, но это было холодно и неуютно. Я потратил какое-то время на разглядывание потолка этого покинутого места, затем повернулся и уставился на стену.
   Это продолжалось около получаса, пока Амариллис не наклонилась, положила руку мне на лоб, и не произнесла слово, которое выскользнуло из моего разума как катящееся по столу яйцо. Я отключился даже раньше, чем успел подумать "магия".
  
   Глава 8: Бриллиант и железо.
  
   Я проснулся от шёпота Амариллис. Она стояла рядом на коленях и прикасалась к моему лицу. На миг я растерялся, увидев её, а затем мир вернулся в фокус, и я понял, где я.
   Разблокировано Достижение: Под Луной Первой Ночи.
   - Твоя очередь нести вахту - прошептала она. - Ты проснулся? Ты меня понимаешь?
   - Да - ответил я. Я поднялся на ноги и осмотрелся, моргая. Небо больше не было закрыто облаками, так что стало намного светлее, чем было, когда я ложился спать. Открылись многоцветные звёзды, всех цветов спектра - розовые, зелёные, синие, оранжевые. Астрофизическая невозможность. Не было видно знакомых созвездий, но было что-то вроде Млечного Пути, область, где звёзд было так много, что было сложно разобрать отдельные цвета; словно щель в небе. И луна... на луне не было пятен, не было знакомых кратеров, но она была покрыта геометрическими линиями, сходящимися там, где должно было быть Море Спокойствия.
   - Селестар - выдохнул я. Прежний дом эльфов, прежде чем они были вынуждены бежать. В этом мире есть эльфы.
   - Остаточное знание? - спросила Амариллис.
   Я хотел сказать, что нет, возразить, что Селестар - моя идея, вечный монумент тому, что потеряли эльфы, ясно видимый всем каждую ночь... но вместо этого я сказал:
   - Возможно.
   И добавил.
   - Ложись спать.
   - Разбуди меня на рассвете - сказала она. - Моя вахта была чистой, надеюсь, ты сможешь сказать то же.
   Она легла там, где был я, сложила руки на груди, и замерла. Я осмотрел её, а потом отвернулся, поскольку чувствовал себя извращенцем.
   По моей прикидке, вахта займёт часа четыре. С крыльца, на котором мы сидели, открывался свободный вид на поля. Обороняться здесь было бы не так удобно, как мне хотелось бы, но красных огней глаз зомби не было видно на мили кругом, а Группировке, если они будут преследовать, будет известно направление, в котором мы покинули Комфорт, но больше ничего, никаких сведений о том, куда мы направляемся или где можем остановиться.
   Нести вахту было жутко скучно. В большинстве игр, что настольных, что компьютерных, вахту просто пропускают и сообщают только если произошло что-то интересное. Игры не предназначены для симуляции скуки, чем более-менее и являлась ночная вахта. Через какое-то время - по моей прикидке, полчаса, хотя на самом деле скорее всего минут десять, я начал напрягаться.
   Три секунды, чтобы открыть мой лист персонажа. После левел апа у меня появилось ещё два очка, которые можно потратить. Я отчётливо осознавал, что с закрытыми глазами затруднительно вести дозор, так что время от времени отвлекался от меню и осматривался, а затем возвращался к нему.
   Пока что моим модус операнди было просто вкладывать очки в PHY, что повышало POW, SPD и END. Я уже ощущал изменения от этого, когда двигаюсь; сейчас я был более мускулистым, чем был на пятом уроке, занятиях по английскому, достаточно, чтобы ребята дома спросили, не хожу ли я в качалку, но не думаю, что с этим был бы лучшим в классе по силе, скорости и выносливости - по крайней мере, пока что.
   Проблема была в том, что я не знал кривую характеристик этой игры. Если они здесь сублинейные, то бишь с каждым вложенным очком эффект всё меньше, то почти наверняка лучше распределять очки равномерно. Если линейны, то бишь с каждого очка одинаковый эффект, то всё равно лучше распределять равномерно из-за уменьшающейся в процентах с ростом эффективности (по принципу, что разница между способностью прыгнуть на 10 футов и на 12 больше, чем разница между 200 и 202). Если же эффект экспоненциальный... ну, тогда я, вероятно, уже облажался, поскольку если бы вкладывал все очки в SPD, то уже мог бы догнать её до десятки.
   Проблема, однако, была в том, что система не была открыта.
   - Настройки - прошептал я. - Помощь. Опции.
   Ничего не произошло. С другой стороны, я никогда не использовал для игровой хрени голосовые команды. Подсказки появлялись, когда я смотрел на что-то достаточно долго, я перелистывал страницы движением глаз, и использовал бонусные очки, глядя на плюсики. Ничего не показывало, что путь к успеху лежит через озвучивание.
   Я открыл глаза и взглянул на поля, выглядывая движение и свет в своём жутко скучном долге. Я продолжал это с минуту, а затем вернулся к своему листу персонажа.
   Все игровые взаимодействия производились глазами. В таком случае, как мне просигналить, что мне нужно некое главное игровое меню? Какой эквивалент Ctrl+Alt+Del с управлением глазами? Это должно быть что-то, что не сделать случайно, но что можно сделать достаточно легко. Я всё ещё не рассчитывал на то, что тут соблюдаются базовые принципы дизайна, но в идеале это должно быть нечто осмысленное, поскольку очевидно я не могу воспользоваться секретным кодом.
   Я попробовал много разного, пока глаза не заболели от дёрганий ими. И почему нельзя было сделать что-то вроде кнопки в верхнем левом углу?
   В итоге я решил, что ответ, скорее всего, лежит в направлении кодирования. Игра распознавала моргания - я ими убирал сообщения - распознавала движения вправо-влево, и хотя это вроде бы ничего не делало, но страницы по крайней мере немного двигались, когда я пытался двигать взгляд вверх-вниз. Если бы я хотел использовать какой-то код... ну, если бы это делал я, и для себя, а не типовая система для других людей...
   Вверх, Вверх, Вниз, Вниз, Влево, Вправо, Влево, Вправо...
   И я даже не успел подумать, как сделать остальное, поскольку передо мной тремя вертикальными столбцами выскочила панель настроек.
  
   Настройки
  
   х Режим "Железный человек" х Режим правдоподобия х Запись квестов
   х Хардкорный Режим "Железный человек" о Миникарта о Подробная запись квестов
   х Бриллиантовый Хардкорный Режим "Железный человек" о Карта мира х Запись достижений
   о Погружение в ад о Быстрое путешествие о Хитпоинты
   о Страховка мертвеца о Маркеры квестов о Манапоинты
  
   Я внимательно и осторожно прочитал всё, стараясь не задерживаться на метках включено/выключено слишком долго, чтобы не изменить что-то случайно. А затем я выругался - про себя, чтобы не разбудить Амариллис. Подсказки сообщили мне скверные новости. С одной стороны, я уже действовал, полагая, что смерть - это плохо (хе), но увидеть "вы умрёте реально", написанное так чётко и однозначно, и увидеть неотключаемость... ну, это было как оплеуха. Похожим образом, "Режим правдоподобия" был заблокирован во включенном режиме, и это лишало меня множества возможностей, которые были бы исключительно полезны. Не знаю, как работает "Быстрое путешествие", но теперь и не узнаю, поскольку застрял в Режиме Правдоподобия.
   "Погружение в ад" подтверждало существование адов, но это вело в философскую кроличью дыру. Что лучше - умереть, или жить жизнью, наполненной вечным страданием? Я не думал, что смогу на это ответить. Амариллис сказала, что высочайший уровень ада немногим хуже Комфорта, что казалось терпимым, даже в долгосрочном плане. Всё же, я немедленно решил не активировать эту опцию. Похожим образом, "Страховка мертвеца" убьёт меня, если я окажусь в ситуации хуже, чем смерть. На поверхности это казалось похоже на предыдущее, выбор между смертью и страданием, но это оставляло вопрос "хуже по чьему определению?".
   Я включил "Подробная запись квестов", а затем "Хитпоинты" и "Манапоинты", поскольку в теории они дают больше информации, а больше информации - это хорошо.
   Когда я открыл глаза, в нижнем правом углу моего поля зрения была маленькая красная полоска. Вроде бы на самом краю периферийного зрения, но при этом всё равно остаётся в фокусе. Когда я уделял ей толику внимания, она показывала два числа со слэшем между ними, "27/27", и рядом с ними вертикально пробегало слово "Здоровье". Это было не особо полезно, и подсказка говорила, что на механику это не влияет, что для меня было не особо осмысленно. Привычные шаблоны подсказывали, что справа будет синяя полоска для маны, но пока что я не знал никакой магии.
   Я осмотрелся в поисках зомби, но их всё ещё не было.
   Хоть я и открыл страницу настроек, там не было ничего, что могло бы мне помочь. Там не было ничего, проясняющего механику игры, даже со включением хитпоинтов, поскольку они были просто числовым отображением моего здоровья, и, походу, уступало той оценке, что можно сделать по ранениям.
   И, кстати, по моей прикидке до конца моей вахты было ещё часа три, может больше.
   Однако тот факт, что механика не была видна напрямую, не означает, что её невозможно выяснить. Игра не поясняла, что прикоснувшись к оружию разблокируешь навык, однако после двух раз в этом можно быть уверенным.
   Я проверил, спит ли ещё Амариллис, затем схватил пустотник и вышел в ночь.
   Бвип. Бвип. Бвип. Бвип. Бвип. Бвип. Бвип.
   Навык повышен: Пистолеты ур. 6!
   Я подошёл к своей мишени, помятой алюминиевой банке с этикеткой столь выцветшей, едва смог разобрать только что-то красное. Сейчас в ней были видны дырки, идеально круглые, словно просверленные с машинной точностью. Я был не слишком метким; промазал дважды, и видел, что один раз попал в деревянную изгородь, на которую поставил банку. Я дважды перевернул её, поставил обратно, и отошёл чуть дальше, всё время проверяя горизонт. Хорошо бы иметь глушитель, но я понятия не имел, как соорудить хотя бы хреновенький для подобной пушки. Она не очень громкая, но даже с лёгким бризом, шелестящим травой, это был самый громкий звук в округе.
   Я порядком удивился, обнаружив, что могу повышать навык, стреляя в банку. Нет, логически, люди улучшают связанные со сражениями навыки в основном интенсивными тренировками вне боя. У профессиональных бойцов ММА что-то около десяти минут боя в год, а между ними - месяцы интенсивных тренировок. Реальные сражения, конечно, имеют ценность, но в первую очередь важны месяцы тренировок. Но это скучно, так что игры всегда находили способы минимизировать это, поскольку игра, заставляющая заниматься скучными вещами - плохая игра. В конце концов, так будут те, кто будут стрелять по банкам, пока не поднимут навык до максимума и будут способны отстреливать крылышки мухе за сотню ярдов.
   Я продолжал стрелять - Бвип. Бвип. Бвип. - и в итоге понял пару вещей. Во-первых, старание имело значение; если я направлял пистолет в сторону, и закрывал лицо, это ничего не давало. Во-вторых, чем выше навык, тем медленнее он поднимался, чего я более-менее ожидал. Третье, я почему-то не получал ни критов, ни промахов. И четвёртое...
   Навык повышен: Пистолеты, ур. 12! (Максимум навыка ограничен утроенным значением первичного стата SPD.)
   Это было после того, что казалось парой часов стрельбы, у меня даже пальцы онемели. Ещё не наступил рассвет, но уже было заметно светлее, так что звёзды начали исчезать.
   В сообщении не было понятно, является ли SPD первичным статом для этого навыка, или это вообще один из первичных статов. Тем не менее, это было крайне важно для понимания системы, поскольку теперь я не только наверняка знал, что способности связаны с навыками, но и знал, насколько они важны. Мой план вкладывать всё в PHY фактически оказался подстрелен, поскольку пренебрежение ментальными и социальными способностями будет означать, что я останусь отстоен в связанных навыках. Другими словами, не получится компенсировать нехватку хитрости высокой прокачкой навыков, связанных с хитростью.
   Я потряс рукой, опустил пушку, и задумался, что дальше.
   И в этот момент мне в голову прилетел камень. Я выругался, присел, и схватился за пушку, когда услышал голос Амариллис:
   - Ты мёртв.
   Я потёр слегка кровоточащий висок. Мои хитпоинты опустились до 24/27, что не казалось правильным. Я встал, поднял пушку, и подошёл к Амариллис. Если бы она стояла у дома, у меня могла бы быть отмазка, что не заметил её до того, как в меня попал её камень, но она была на противоположной стороне дома, что означало - она незаметно прокралась мимо меня.
   - Извини - произнёс я, вытирая окровавленные пальцы о рубашку. Затем запоздало сообразил, что у меня нет сменной одежды, так что это пятно со мной надолго.
   - Ты был на вахте - сказала Амариллис.
   - Я знаю - ответил я. - Я сторожил, просто хотел улучшить свои навыки к Сильмару.
   Амариллис помедлила, и её лицо слегка смягчилось.
   - И получилось?
   Я кивнул.
   - Меньше промахов, лучше кучность, и с большего расстояния от цели.
   - Неестественное улучшение? - спросила она.
   - Да - ответил я. - Мне так кажется.
   - Ты оставил меня, когда я спала - нахмурившись, сказала она. - Когда я была максимально уязвима. Если я смогла незаметно подкрасться к тебе, то мог бы и кто-то другой. Мне могли перерезать глотку, поскольку ты нарушил наш договор. Больше так не делай.
   Она отвернулась.
   - Ладно, нам пора двигаться.
  
   * * *
  
   Как правило, карты, что я рисовал, были как можно менее детализированными. Самый минимум миростроения в настолке - стартовая локация и цель, и больше ничего кроме этих двух точек и соединяющей их линии. Конечно, мир, в котором существуют только эти две минимальных необходимости, выглядит пустым и безжизненным, так что я добавлял вещи, создающие впечатление живого мира. Линия отмечает реку, которую нужно пересечь, что подразумевает мост; лес проходит рядом с предположительно полями, и есть другие дороги, кроме идущих между двумя "реальными" локациями, которые уходят вдаль и ведут (предположительно) к другим местам. Когда придерживаешься простой карты с множеством предположительных элементов, это помогает переходить от одного приключения к другому, поскольку одну из этих линий можно провести к новому месту, которое я придумал. Не намечая слишком много заранее, я оставляю себе свободу импровизации, когда игроки задают мне вопросы вроде "здесь поблизости не найдётся башни волшебника?" или "где ближайшее место, где можно найти троллей?" Детальная карта вызывала бы сложности с изменениями, когда понадобится, чтобы мир отличался от того, что я задумывал изначально.
   Я упоминаю это в основном потому, что зона, через которую мы проезжали, была почти именно той непримечательной территорией, что разделяет две важные точки. Это была плоская равнина с (бывшими) фермами, насколько достаёт взгляд, однообразие которой временами нарушали лишь ручьи и рощицы. Ещё временами попадались дома фермеров и заправки, и столбы электропередачи. Это мог бы быть Канзас, или Небраска, или буквально где угодно на западе страны. Если бы это место было персонажем, оно было бы банальнейшим из неписей, торговцем, продающим вам свои товары без малейших намёков на характер или мотивы.
   Я время от времени постреливал в движении из ружья. Идея Амариллис. В конце концов, мы двигались всего на пятнадцати милях в час, и хотя зомби редко попадались, пока мы держались в стороне от скоплений зданий, я мог целиться в дорожные знаки, деревья, и камни.
   В этот раз сообщение появилось куда быстрее.
   Навык повышен: Ружья, ур. 6! (Максимум навыка ограничен утроенным значением первичного стата CUN.)
   Это заставило меня нервничать насчёт правильности моих выборов до этого момента, и с некоторой неохотой я вложил свои два очка в повышение MEN (и соответственно CUN, KNO и WIS). Это не только вопрос ружей; я очень не хотел лишиться возможности использовать магию.
   Мы остановились через четыре часа пути, посреди длинного отрезка дороги без кого бы то ни было в поле зрения. Мои ноги и спина меня убивали, и я был голоднее, чем когда-либо на Земле. У меня появилось поражение "Голод", но оно вроде как не несло никаких штрафов. Я полагал, что как и "Трусость" оно станет хуже, если с ним ничего не делать, но постарался игнорировать и голод, и возможные грядущие статусные эффекты.
   - Добыть что-то съестное по мере приближения к Сильмару должно становиться проще - сказала Амариллис. Она выполняла какую-то гимнастику, незнакомую мне; плавные движения и остановки в позах, выглядящих неудобными. Она выглядела бы потрясно даже просто кушая сэндвич, но во время этой гимнастики я ощущал, как ускоряется моё сердце. Возможно, часть моего мозга думала, что она танцует для меня.
   - Думаешь, найдём чего-то поесть? - спросил я, стараясь игнорировать это.
   - Сильмар был центром атаки, создавшей Земли Восставших - сказала Амариллис. - Сюда, со всех сторон, годами сбрасывали народ, но если хочешь выжить - держишься подальше от Сильмара, так что он в целом нетронут. Большая часть еды всё равно испортилась, но шансы найти что-то не испорченное выше. К тому же эффект поля у эпицентра был выше, что означает - птицы и крысы тоже подверглись воздействию.
   - И... это хорошо? - спросил я. Прежде чем она смогла ответить, я понял, о чём она. - Это значит, что животные не успели всё съесть, поскольку превратились в зом... в нежить со светящимися глазами.
   Я подумал ещё.
   - Если я правильно понял, более слабая версия воздействует на более крупных существ?
   Амариллис пожала плечами.
   - Это академический вопрос - сказала она. - Я бы предпочла придерживаться вопросов, которые могут в критический момент спасти наши жизни, нежели вдаваться в эзотерику эффектов некротических полей, присутствующих в Землях Восставших.
   Возможно, если бы меня не отчитали так за несерьёзное отношение к вахте, я бы надавил, но я опасался увидеть сообщение о падении лояльности. Амариллис была кем-то, кого игра считала важной фигурой, и я полагал, что если потеряю её, то я, считай, покойник.
   - Думаешь, Группировка Фуксия последовала за нами? - спросил я.
   - Если смогли - ответила она, наклоняя голову и открывая шею. - Часть причины, почему мы направляемся в Сильмар-сити, это то, что я ожидаю от них попытки перехвата с других сторон. Я бы даже сказала, что у них есть шансы поставить на колёса транспорт, если вообще у них в заначке нет чего-то эквивалентного.
   - В заначке? - спросил я.
   - Это моё предположение - сказала Амариллис. - На самолёте у них не было оружия, и то, чем они были вооружены, не выходило за пределы того, что можно было найти, но выглядит подозрительным, что так много из них нашли оружие. Есть законы, запрещающие полёты над Землями Восставших, но их не особенно соблюдают. Однако это было бы не так уж просто... Кто-то потратил приличное количество персонального и политического капитала, чтобы организовать мою смерть таким образом, чтобы это впоследствии можно было уверенно отрицать. При Дворе Потерянного Короля приемлемо убивать своих оппонентов, пока никто не узнает, что ты это делаешь. Так что да, я полагаю, что Группировка Фуксия снабжена лучше, чем можно ожидать от тех, кого сбросили в эти пустоши с одной одеждой.
   - Мы тоже снаряжены лучше, чем можно ожидать - заметил я, глядя на пистолет и ружьё, лежащие рядом с мотоциклом, работающем на человеческих душах. Я заметил, что в баке их оставалось семь.
   - Наши враги допустили критическую ошибку, недооценив Пенндрайг - сказала Амариллис. Она встала, перебрала плечами, и зашагала обратно к душециклу. - Хотя это заставляет задуматься, сколько Пенндрайгов погибло сразу после такого заявления.
  
  Примечание переводчика: подсказки по пунктам меню настроек.
  
  Режим "Железный человек": Смерть персонажа постоянна, действия нельзя отменить. Когда игра начата, режим неотключаем.
  Режим правдоподобия: выключает большинство игровых возможностей, нарушающих погружение. Если режим правдоподобия включен в режиме "Железный человек", то он не отключаем.
  Запись квестов: показывает, когда квест принят, обновлён, или выполнен.
  Хардкорный Режим "Железный человек": если умираете в игре, играть снова не можете. Когда игра начата, режим неотключаем.
  Миникарта: карта окружающей зоны радиусом в одну милю, подвержена туману войны. Выключена в режиме правдоподобия.
  Подробная запись квестов: показывает подробную информацию, когда квест принят, обновлён, или выполнен.
  Бриллиантовый Хардкорный Режим "Железный человек": если умираете в игре, умираете реально. Когда игра начата, режим неотключаем.
  Карта мира: карта мира, подвержена туману войны. Выключена в режиме правдоподобия.
  Запись достижений: показывает достижения и прогресс выполнения достижений.
  Погружение в ад: когда вы умираете, вы оказываетесь брошены в один из девяти тысяч адов на вечные муки. Обладает приоритетом над ограничениями режимов "Железный человек".
  Быстрое путешествие: возможность путешествовать в ключевые места через карту мира. Выключена, если выключена карта мира. Выключена в режиме правдоподобия.
  Хитпоинты: числовое представление того, насколько вы близки к смерти. Не влияет на геймплей.
  Страховка мертвеца: если вам угрожает судьба хуже смерти, вместо этого вы умираете.
  Маркеры квестов: маркеры, показывающие, куда двигаться, чтобы выполнить ваш квест. Выключено в режиме правдоподобия.
  Манапоинты: числовое представление вашей способности использовать магию. Если получаете доступ к различным типам магии, у каждой будет свой показатель. Не влияет на геймплей.
  
   Глава 9: Делаем магию.
  
   Мы сделали ещё одну, последнюю, остановку, когда Сильмар-сити показался на горизонте. В общем-то, всё, что я видел, это то, что он куда меньше отражал свет, чем было мне привычно; из чего бы ни были сделаны высокие, тянущиеся к небу здания, основным материалом было не стекло, а нечто серое. Впрочем, это можно было отложить на потом, сейчас я хотел кое-о чём поговорить с Амариллис.
   Наш план, сказать честно, не заслуживал называться таковым.
   Как уже упоминалось, Англицинн создал в Сильмар-сити базу, исследующую эффекты некротического поля. Частью их вложений был ключ телепортации, который вроде как крайне ценная и незаменимая магическая штука, позволяющая телепортацию органических существ, летальную без одного из этих магических предметов. (Амариллис не называла их магическими предметами, но я что вижу, так и называю). Амариллис была частью совета, создавшего эту базу, и когда она перестала отвечать, было что-то вроде паники, в основном из-за того, что требовалась операция по возвращению ключа телепортации, а в чёрном бюджете не было денег на её финансирование, и попытки собрать средства потребуют разрешения других советников, что привлечёт значительное ненужное внимание к фракции в Англицинне, которая...
   "Бла-бла, политика", как сказал бы Реймер.
   Я не хотел относиться к тому, что она рассказывала, как к создающему фон тексту, но Амариллис, похоже, была не в настроении для урока социологии и политики, и я тоже не испытывал особого энтузиазма к распутыванию всех этих предположений и сложностей в том, что она рассказывала. К тому же было то, что имело куда большее значение - например...
   - Если предположить, что вы нашли бы деньги для операции по возвращению ключа, как она выглядела бы? - спросил я.
   Амариллис нахмурилась.
   - План обсуждала бы группа советников - сказала она. - Тем не менее, хотя я и могу упускать что-то важное, но скорее всего это была бы команда из пяти или десяти членов, поскольку это кратность, с которой работают телепортационные ключи. Среди них трое кастеров разных типов, чтобы обеспечить перестраховку для возвращения, один громила, возможно тоже кастер, душесвязанный, чтобы принимать удары на себя, плюс как минимум один воин, связанный с клинком, чтобы прорубаться через меньшие угрозы. Они зачистили бы путь до учреждения, попытались оценить угрозу, будучи готовы телепортироваться обратно, если ситуация им не по силам, а затем, в зависимости от того, что там найдут, проникли бы внутрь и постарались найти ключ, основываясь на выданных им заблаговременно планах базы.
   - О - медленно произнёс я. - Ты уверена, что мы хотим это сделать?
   Это был вопрос, который я часто задавал как ДМ, в основном как сигнал партии, что они собираются сделать нечто чрезвычайно глупое.
   - Да - ответила она. - Я оценила варианты, и в этом наименьшая вероятность того, что я окажусь в неглубокой могиле.
   - Ладно - ответил я. - В таком случае, прежде чем мы отправимся, я хочу, чтобы ты научила меня магии.
   - Это невозможно - произнесла Амарилис, покачав головой. - Даже простая магия, вроде того, на что я способна, требует годы изучения. Я знаю три заклинания, ни одно из которых ты не сможешь освоить без месяцев интенсивного изучения.
   - А если моя сила применима и к магии? - спросил я.
   Амариллис помедлила.
   - Мы можем потратить полчаса - сказала она. - Время важно только потому, что есть вероятность преследования со стороны Группировки, и я думаю, что мы можем выделить толику времени на тестирование. Скажи мне, что ты знаешь о магии крови.
   - Эм - я помедлил. - Ничего. В смысле, я могу сделать пару предположений, но сходу ничего на ум не приходит.
   - Попробуй предположить - сказала она.
   - Ну... Могу предположить, что это что-то вроде того, что я видел на Земле - произнёс я. - Так что это может быть способность телекинетически контролировать кровь, или может быть использование своей крови для сохранения заклинаний из других источников. Или, может, связь со стихийным планом крови, или, например, когда пьёшь кровь, чтобы впитать силу крови. Или когда проливаешь кровь в качестве жертвоприношения, чтобы запитывать различные эффекты.
   Амариллис странно посмотрела на меня.
   - Хоть что-то было правильно? - спросил я.
   - Нет - сказала она. - Глубина грёзотёртости меня временами поражает.
   Я нахмурился, и она поспешила продолжить.
   - Нет, магия крови черпает чистую жизненную эссенцию тела, зачерпывает и придаёт ей форму для других целей. Самые умелые из магов крови могут распространять свою силу вовне тела, придавая ей форму инструмента или оружия.
   - И это оружие... Кровавые кнуты, или что? - спросил я. По мне, это было изрядно похоже на телекинез.
   - Кнуты были бы практически невозможны - сказала она. - Энергия тела неохотно подчиняется законам физики. Нет, чаще всего бывают копья. Впрочем, подобная магия - это не мой уровень, и я говорю об этом только ради наглядности. Пока что, закрой глаза и ощути течение крови в тебе. Прислушайся к биению своего сердца и ощути свой пульс, не пальцами, а как он течёт в твоей шее, в руках, в ногах. Открой глаза.
   Когда я открыл глаза, она стояла ближе ко мне, и если бы я не мог ощутить свой пульс до того, то после этого определённо ощутил бы прилив крови.
   - Следующая часть обычно вызывает толику раздражения - сказала она. - Когда ты сумеешь ощутить свою кровь, реально ощутить её, не просто как некую часть тебя, которая действует автоматически без твоего вмешательства, нужно суметь думать о ней частями. Думай о теплоте своей крови, думай о том, как будут ощущаться твои пальцы, если перетянуть их нитью и обрезать циркуляцию, затем думай о вновь распространяющейся в них теплоте крови.
   Я сделал, как она сказала.
   - Это упражнение, которое мы практиковали, но у нас сейчас нет времени на него, на то, чтобы выполнить его подобающе, и я не хочу рисковать твоими пальцами.
   Я кивнул, всё ещё пытаясь ощутить то, о чём она говорила. Это звучало всё более похоже на некую систему ки.
   - А теперь - сказала Амариллис - призови теплоту своей крови и направь её в свои пальцы.
   Она сконцентрировалась на своих указательном и среднем пальцах, которые загорелись пламенем. Она позволила мне понаблюдать несколько секунд, а затем огонь исчез без заметных последствий.
   - Теперь ты попробуй.
   Я сделал, как она проинструктировала, ощущая свою кровь, ощущая её движение, ощущая её теплоту, а затем направил её в свой палец - который загорелся пламенем.
   Разблокирован Навык: Магия Крови!
   Достижение Разблокировано: Гуще, чем Водица.
   Открыто заклинание: Касание Аарде!
   Амариллис уставилась на мой зажжённый палец. Я уставился на свой зажжённый палец. Маленькая кроваво-красная полоска выскочила в нижней правой части моего поля зрения. Когда я отпустил ментальное чувство давления, направленное в мой палец, огонёк угас. Клёво.
   - Кто такой Аарде? - спросил я.
   - Бог - ответила Амариллис. - У меня ушли месяцы, чтобы освоить это заклинание. Месяцы. У меня были лучшие учителя в мире, и буквально века знаний о том, как помочь кому-то понять. У тебя... Была я, дающая тебе примерный урок на основе неполных воспоминаний, в течение нескольких минут, и мы оба при этом голодны. Это должно быть невозможно, если только...
   Она остановилась, опустив взгляд.
   - Если только? - подтолкнул её я.
   - Если только ты не знал магию крови в своей предыдущей жизни, и стирание не было неполным - ответила она.
   - Нет, я думаю, это игровая фишка - сказал я. Я поднял палец и снова его зажёг. Во второй раз это было гораздо проще, и потребовало не больше усилий, чем щелчок пальцами. Полоска маны совсем не двигалась, и вроде бы не показывала чисел. - Каков ограничивающий фактор в магии крови?
   - Персональное мастерство - сказала Амариллис.
   Я нахмурился. Я был порядком уверен, что игра не стала бы показывать полоску маны, основанную на персональном мастерстве. Я распространил пламя по кончикам пальцев, затем покрыл им всю кисть, пока она не запылала, как факел.
   - Так что я могу поддерживать это бесконечно? - спросил я. - Оно делает ещё что-то, кроме освещения?
   Навык повышен: Магия Крови, ур. 1!
   При этой демонстрации рот Амариллис слегка приоткрылся, что, стоит признать, было приятно.
   - Производимый им свет - отражение используемого тобой тепла - сказала она. - Оно не особенно полезно, хотя можно обходиться без зажигалки. Могу поклясться, что единственная причина, почему в афинее было хоть как-то распространено, это потому, что оно позволяло демонстрировать свой навык.
   Я кивнул, а затем позволил огню отступить и угаснуть.
   - То есть хочешь сказать, что мы могли развести огонь прошлой ночью? - спросил я.
   - Огонь, ясно видимый на мили во все стороны, да - сказала Амариллис.
   - О - ответил я. - Резонно. Погоди минутку, хочу взглянуть, как заклинание выглядит в моей голове.
   Я закрыл глаза на три секунды, а затем пролистал лист персонажа до страницы, где числились "Известные заклинания". С прошлого раза страница немного изменилась; сейчас здесь был раздел "Магия Крови", а в нём - "Касание Аарде".
   Касание Аарде:Направляет теплоту крови, чтобы создать маленький огонёк на кончиках пальцев, не обжигающий вас. Подожжённые или нагретые объекты всё же могут причинить вам вред. Вытягивает телесное тепло и может заставить ощущать озноб, если используется слишком долго. Потребляет 0 капель крови.
   - Хм - произнёс я, открывая глаза. - Это заклинание... Как-то оно непонятно. Огонь же результат кислородного окисления, верно? В смысле, в этом мире это не изменено?
   - Тебе нужно посетить Афиней Перьев и Крови, если хочешь узнать больше - сказала Амариллис, и хотя это был практически идеальный образец фразы непися, на этот раз квеста не выскочило. - Меня интересуют подобные вещи, но я новичок... хотя если ты просто задаёшься вопросом, вызван ли огонь кислородным окислением, то да, обычно так и есть.
   - По моей прикидке, полчаса ещё не прошли - сказал я, воспламеняя свою руку и затем позволяя ей угаснуть, когда моя концентрация ослабела. - И ты сказала, что знаешь три заклинания.
   Амариллис кивнула.
   - Хорошо, в таком случае перейдём к кое-чему более продвинутому из царства магии крови - сказала она. - Ощути, как твоя кровь струится по венам, затем ощути свой пульс, ощути его движение.
   Она сложила свои тонкие пальцы в кулак, что почему-то совсем не выглядело угрожающе, хотя всё, что я о ней знал, говорило о том, что она более чем способна надрать мне задницу.
   - Теперь подними руку, и со следующим ударом своего сердца, когда ощутишь, как кровь течёт в твою руку...
   Её кулак мелькнул, рассекая воздух и издавая звук взмаха бейсбольной биты.
   - Используй силу своего сердца. Если справишься, скажи, какую информацию ты изучил.
   Я сжал руку в кулак и сконцентрировался на своей крови. Прежде, на Земле, я не пытался сосредоточиться на пульсации крови в венах, и определённо не мог определить, когда и как она движется, тем более, что она течёт в обе стороны. Но здесь, на Аэрбе, я мог её ощущать, почти обострённо, когда сосредотачивался. Я отвёл руку, попытался подстроиться к ритму биения сердца, и...
   Навык повышен: Магия Крови ур. 2!
   Открыто заклинание: Багровый Кулак!
   Было такое ощущение, что я вложил в удар огромную силу, и я потерял равновесие, слегка споткнувшись.
   - Оно называется "Багровый Кулак" - сказал я.
   Амариллис кивнула. Она не выглядела довольной.
   - И ты освоил его с первой попытки, при том, что ознакомился с концепцией магии крови всего за полчаса до того - сказала она. - Это тревожит. Я более чем когда-либо убеждена, что важно вытащить тебя отсюда и доставить куда-нибудь, где тебя можно будет безопасно... продиагностировать.
   Эта долгая пауза - вот это проблемно. Впрочем, я отложил это на заднюю полку и закрыл глаза, чтобы взглянуть на заклинание.
   Багровый Кулак:Направляет силу вашей крови на получение кинетической энергии в форме удара кулаком. Ваш кулак не защищён этим заклинанием. Слишком частое применение этого заклинания может вызвать чувство заторможенности. Потребляет 3 капли крови.
   Я открыл глаза и взглянул на полоску маны в нижней правой части поля зрения. При этом она приобрела подпись, "Кровь", и появились числа, 75К/75К. Я попытался сделать быстрый подсчёт, но математика никогда не была моей сильной стороной. В теле что-то около десяти пинт крови, я это знал из изучения материалов, которое проводил к разовой игре по Vampire: The Masquerade. В пинте 7 500 капель? Звучит резонно.
   В любом случае, полоска не сдвинулась, и числа были недостаточно подробными, чтобы увидеть их изменения.
   - Возможно, что ты ошибаешься насчёт ограничений? - спросил я. - Описание показывает стоимость в крови.
   Амариллис нахмурилась.
   - То есть с твоей перспективы, тебе просто сообщает сведения эта... игровая система, ты говорил?
   - Да - ответил я. - Она сообщила мне твоё имя до того, как... - Поул, которого ты убила. - До того, как мне его назвали.
   - Есть некоторая стоимость в крови, да - сказала Амариллис. - Но обычно она считается столь пренебрежимо малой, что об этом не стоит и думать. Есть также аспекты дискомфорта, но это можно пережить.
   Она помедлила.
   - Чтобы использовать кровавый меч, нужно вытягивать кровь из тела, но традиционно способный на это маг крови будет обладать достаточным навыком, чтобы вернуть себе свою жизненную эссенцию без потерь. Если правила прогрессии для тебя отличаются, я не имею понятия, что может произойти. Это может быть опасно.
   Она обернулась взглянуть на Сильмар-сити на горизонте.
   - Назначенное время вышло - сказала она. - Единственное оставшееся заклинание, что я знаю, для сна, и оно не только не привязано к школе, но и я не вижу способа безопасно продемонстрировать или попрактиковаться в нём, по крайней мере в нашей текущей ситуации. И к тому же оно не поможет нам там.
   Мне бы очень хотелось разблокировать ещё одну магию, чтобы начать её прокачивать, но я понимал, что часть этого - просто желание быть готовым к тому, что лежит впереди.
   С поисками еды у нас было неважно, хватило лишь на то, чтобы не схлопотать ещё один уровень голода. В любом случае, так или иначе - мы отправлялись в Сильмар.
  
   * * *
  
   Я ожидал, что Сильмар-сити будет похож на Витчиту или Омаху, отличаясь в основном деталями; в конце концов это общая тема того, что я видел в этом мире пока что. Вместо этого здесь было не меньше шести тридцатиэтажных замков вместо небоскрёбов, и двадцатифутовая стена кольцом окружала город. За городскими стенами не было ничего похожего на пригород, и вообще было очень мало зданий; собственно, только многоуровневый гараж поодаль от ворот, и то, что выглядело как административное здание рядом с ними.
   - Дерьмо - произнесла Амариллис, замедляя душецикл. - Ворота не открыты.
   - Это... неожиданно? - спросил я. Ворота перед нами были сделаны из металла, и на них были сияющие сигилы вроде тех, что я видел на зернохранилищах в Комфорте.
   - Не совсем - сказала Амариллис. - Большинство городов закрывают ворота на ночь. Но нам придётся найти другой вход. И... ады, если все ворота закрыты, то у нежити не было возможности выплеснуться в окружающие поля. Это объясняет лёгкость приближения, полагаю, но и означает, что их там миллионы.
   - И когда они образуют группы, они сливаются в новую форму - медленно произнёс я. - У нас... на самом деле нет надёжного метода убиения здоровяков. Или быстрых вроде того, что нас почти догнал. И они, похоже, становятся умнее с увеличением, по крайней мере способны на рудиментарную тактику. И если они бывают больше того, что я видел, и эти большие обладают интеллектом на уровне человека...
   Я остановился. Ну, у нас могут быть большие проблемы.
   - Что-нибудь придумаем - сказала она. Повернулась на сиденье и взглянула на меня; наши лица были тревожаще близко. Я видел искры серебра в её льдисто-голубых глазах. - Это твой последний шанс соскочить. Я могу отдать тебе душецикл, и ты можешь уехать. Сейчас мы дальше от аванпостов Хозяина, по крайней мере на пару дней, но я не могу заставлять тебя рисковать своей жизнью, чтобы спасти мою.
   - Я тебя прикрою - сказал я.
   Лояльность повышена: Амариллис, ур 3!
   Это оставило меня с ощущением теплоты, и я ощутил, что снова краснею. К счастью, она отвернулась, прежде чем это увидела, и посмотрела на ворота, которые были шириной с четырёхполосный хайвей.
   - Сигилы на них предотвращают большинство форм повреждений - сказала она. - Впрочем, для нас это не имеет большого значения, поскольку у нас всё равно нет ничего, чем можно было бы их разбить. Пустотное оружие в конечном итоге может их пробить, но если эта дверь толщиной в фут... У нас уйдёт весь день на то, чтобы проделать дырку, в которую едва можно будет пролезть, и я не настолько уверена в этом оружии, чтобы не ожидать поломки, прежде чем закончим.
   - Так что мы попробуем обойти - произнёс я.
   Прогресс квеста: Из огня - Главные ворота Сильмар-сити блокированы, и у вас нет возможности пройти через них. Найдите тайный вход, чтобы попасть внутрь.
   - В Сильмар-сити есть тайные входы? - спросил я, прочитав текст.
   - Если и есть, мне о них не известно - ответила Амариллис. Она на секунду сжала руки на рукоятях душецикла. - Твоя сила тебе что-то говорит?
   - Она упомянула тайные входы - ответил я. - Я надеялся, что это подтолкнёт твою память.
   Амариллис покачала головой.
   - Я знала об этом месте в основном из-за здешней базы - сообщила она. - Я не посещала её до ей падения, и очевидно не посещала после.
   - Ты знаешь, для чего нужны эти стены? - спросил я.
   Она озадаченно глянула на меня.
   - Они в основном для защиты. Зачем ещё нужны стены?
   - Защиты от чего? - спросил я. - Если это была защита от нежити, то они должны были оставить дверь, через которую нежить не сможет пройти, верно? - Не говорить слово на з. - Очевидно, они не готовились защищаться от нежити, но готовились защищаться от чего-то, или зачем было тратить столько времени, денег, и возможностей развития на эти стены?
   (Вообще-то было не совсем верно говорить, что у стен должна быть причина. В играх, даже тех, что я вёл, бывали детали, которые не имели смысла. В Аэрбе я такого пока что не встречал, только то, объяснения чего пока не знал, если улавливаете разницу. Я не собирался порицать сеттинг за отсутствие очевидного ответа, только за отсутствие возможного без кучи натяжек ответа).
   - Для защиты в целом - ответила Амариллис. - Подобную стену несложно построить и поддерживать корпусу магов стали, во всяком случае в пост-Бессемерскую эру, и они могут передвигать её буквально по желанию, чтобы обеспечить возможность развития. К тому же удобно, когда в городе есть чётко определённые точки входа и выхода, не только для налогообложения, но и для контроля перемещения населения.
   - Это звучит как подозрительно необоронительное применение стен - заметил я. - Если стена нужна, чтобы не давать народу избегать налогов, то я бы ожидал, что у контрабандистов будут свои методы входа и выхода из города.
   - И как мы их найдём? - спросила Амариллис.
   - Это... Хороший вопрос - признал я. - Не здесь точно, не так близко к тому, что является аналогом пограничников, но если покружить вокруг, может, и найдём что-то. Не обязательно туннель, но...
   - Это должно быть нечто, что гипотетические контрабандисты скрывают от города - сказала Амариллис. - Что означает, оно будет скрыто и от нас. И контрабандисту с длинной лестницей будет несложно перебраться через стену.
   Тем не менее, я был уверен, что игра мне не лжёт, поскольку пока что она этого не делала. Если предположить, что нам будет слишком сложно найти эти пути контрабандистов, то что может означать "тайный вход"? Амариллис, должно быть, тоже это обдумывала, поскольку она умолкла. Меня это устраивало; меньше думать вслух.
   Города - живые сущности. Они поглощают пищу и материалы, и выплёвывают отходы и готовую продукцию. К сожалению, существование магии телепортации усложняло всё это. Амариллис сказала, что телепортация летальна без ключа, но множество вещей, которые нужно перевозить, уже мертвы. Дорога в Сильмар-сити выглядела узковатой для его размера, но в этом был смысл, если учесть, что громоздкие транспортники почти совсем не используются. Я ещё не видел железной дороги, и практически не было машин-грузовиков.
   - Что не телепортируют? - спросил я.
   - Хм? - спросила Амариллис.
   - Вы же используете телепортацию для транспортировки товаров между странами, верно? - спросил я. - Какие вещи не телепортируют?
   - Воду - немедленно ответила она. - Она слишком тяжела в сравнении со стоимостью. Жидкости в целом проблематичны, но вода... Её почти никогда не поставляют. Проще набрать из реки.
   - Здесь поблизости есть река? - спросил я.
   - Саркан - ответила Амариллис. - Она течёт мимо Сильмар-сити, с противоположной от нас стороны. Насколько я помню, стены захватывают часть берега, и есть мост. О чём ты думаешь?
   - Вода как-то должна доставляться в город - сообщил я. - Предположительно, отходы тоже должны смываться схожим образом. Возможно, у них есть решётки, в зависимости от подхода к защите, но могу предположить, что их нельзя будет сравнить с этими стенами и воротами, особенно на истечении. Мы направляемся в одно из самых стереотипных игровых мест всех времён: канализацию.
   - У нас немного других вариантов - пробормотала Амариллис. - Но стоит сперва проверить другие ворота и убедиться, не сможем ли проникнуть через них. Что до проникновения через канализацию... Ну, полагаю, это не должно быть особенно опасно, поскольку нежить не полезет в труднодоступное место без причины.
   Полчаса спустя мы смотрели на набор труб истечения, торчащих над водой реки Саркан.
   Прогресс квеста: Из огня - Канализация Сильмар-сити относительно незащищена. Проберитесь через неё в заражённый город.
  
   Глава 10: Канализационная крыса.
  
   У меня были вопросы относительно системы квестов. Что она сделала бы, если бы мы решили пробиваться в город грубой силой? Что, если бы мы потратили пару часов на то, чтобы вернуться за лестницей, а потом притащили её к Сильмар-сити? Что, если бы нашли верёвку и приделали к ней крюк? В системе квестов есть внутренняя информация среды, в которой мы существуем, но откуда берётся эта информация? Это, как минимум, тревожило, и я воспринимал это как аргумент в пользу того, что я действительно в игре, пусть даже это игра, основанная на непостижимой технологии, в которую меня засунули, выдернув из жизни, и в которой на кону стояла жизнь.
  
   Потребовалось несколько минут, чтобы преодолеть решётку с помощью пустотника, но это было достаточно легко. Решётка упала на землю, и мы заглянули в трубу, которая была достаточно большой, чтобы идти, не пригибаясь.
   - Что с душециклом? - спросил я, оглядываясь на него. Моя задница болела от езды, но бросать его было жаль.
   - Резонный вопрос - заметила Амариллис. Она подошла к нему и вытащила длинную резиновую трубку, которую затем замкнула, образовав кольцо. Она надела её на шею, как ожерелье.
   - Вот так - произнесла она. - Теперь никто не сможет его забрать. Не то, чтобы мы будем за ним возвращаться.
   - Что насчёт душ? - спросил я, глядя на бак, в котором оставались всё те же семь душ. Тоже вызывает вопросы; непохоже было, чтобы они как-то истощались, что означало ошибку в моём изначальном сравнении с бензином.
   - Они растают через пять лет - сказала Амариллис. - Сомневаюсь, что к тому времени в Землях Восставших что-то изменится.
   Она направилась к канализационной трубе.
   - Я бы хотел забрать их с собой - я сам себя удивил этими словами.
   Амариллис бросила на меня взгляд, затем пожала плечами.
   - Как угодно - произнесла она. Достала из своей сумки пустую стеклянную банку, которую захватила с собой. - Ты же понимаешь, что мы не можем вернуть их к жизни, верно? Даже если бы хотели, а мы не хотим.
   - Я понимаю - кивнул я. - Это просто для моего спокойствия.
   Извлечение душ отняло больше времени, чем мне хотелось бы, поскольку бак определённо разрабатывался для того, чтобы помещать в него, а не доставать из него. Амариллис стояла рядом и не предлагала помочь, хотя это и отнимало наше время. Должен признать, это меня немного раздражало, хоть и дало мне некоторую оценку того, что на самом деле означает Лояльность уровня 3.
   Когда я закончил, мы наконец вошли в канализацию.
   Я шёл впереди, в одной руке - пустотник, в другой - огонь, наш единственный источник света. Меч был у меня на бедре, хотя я отчаянно надеялся, что не окажусь в ситуации, когда понадобится им воспользоваться. Амариллис следовала за мной с ружьём. Признаю, это заставляло меня нервничать; насколько я видел, у неё было всё в порядке с выдержкой и точностью, но если мы на что-то наткнёмся, я окажусь между её дыроделом и целью. Не думаю, что она выстрелит мне в спину, но она была заметно раздражена моим мастерством с Касанием Аарде, и явно не имела моральных сдержек по отношению к убийству. Я надеялся, что это не повлияет на её прикидки, стрелять или нет.
   По трубам текла тонкая струйка воды, достаточно, чтобы видеть, в каком направлении она течёт. Благодаря этому было просто ориентироваться - достаточно двигаться вверх по течению. Я надеялся добраться до водоочистной станции или какой тут местный аналог (тема, относительно которой Амариллис призналась в неведении). Оттуда мы могли попасть в город, выбив двери или окна, и начать двигаться к цели.
   Первым признаком проблем был крысиный труп, частично разложившийся и сильно изувеченный. Я уставился на него на долгие несколько секунд.
   - Что там? - спросила Амариллис, остановившаяся за моей спиной.
   - Крысиный труп - произнёс я. Присел рядом, чтобы взглянуть поближе. - По тому, что ты сказала, крыс здесь должно было накрыть сильным эффектом поля?
   - Да - медленно произнесла Амариллис. - Хотя крысы всё равно поднялись бы как нежить после смерти. Я говорила в основном о самой атаке. Все крысы по всему городу должны были обратиться в нежить. То же относится к птицам и людям.
   - Угу - произнёс я. - Так как, блин, погибла эта крыса?
   - Думаю, это не тот вопрос, ответ на который мы хотим узнать - сказала она.
   Однако что-то насчёт этой крысы продолжало зудеть в моём разуме, помимо простых вопросов "что её убило, и что тут водится". Ещё я задумался о том, какую ментальную способность нужно поднять, чтобы поймать эту мысль, если оно вообще так работает.
   Прошло несколько минут, когда я увидел красные огоньки на другом конце туннеля, движущиеся пугающе быстро. Обычные зомби почти не являются угрозой, если есть оружие; большие, Зомби-Вольтроны, достаточно медленны, чтобы от них можно было убежать. Реально пугали меня средние вроде того, которого мы видели, покидая Комфорт, особенно в здешних клаустрофобичных условиях. У нас осталась всего одна пустотная бомба, и я полагал, что наш источник света будет притягивать нежить, как бабочек на огонь.
   Я остановился, увидев пару красных глаз, и Амариллис за мной тоже остановилась. Я напряжённо ожидал, когда оно приблизится, но оно, должно быть, двигалось по одному из боковых туннелей, почти перпендикулярно к нам. Был шанс, что оно нас не заметило... но и звука тоже не было, ни соприкосновения мёртвой плоти со стенами, ни шлепков ног по воде.
   - У нас контакт - прошептал я, и услышал, как Амариллис за мной сдвинулась в сторону, в то время как я поднял руку выше и вложил больше жара в Касание Аарде, так что огонь объял всю мою кисть от кончиков пальцев до запястья. Было всё ещё не особенно светло, к тому же я ощущал холод, о котором предупреждало описание заклинания, но в настоящий момент это было несущественно.
   Я подождал ещё несколько секунд, а затем прокрался вперёд, держа пушку перед собой. Моя рука слегка дрожала, из-за чего дрожало и оружие, что, в свою очередь, ещё больше напрягало меня, поскольку я понимал, что будет сложнее попасть в цель. Я чуть не потерял остаток выдержки, когда игра снова не вовремя выдала сообщение, на этот раз о моём навыке в магии крови.
   В конце концов я добрался до пересечения труб, где заметил проходящую мимо нежить. Я глубоко вздохнул и быстро повернул за угол.
   Я выстрелил - "бвип" - за мгновенье до того, как оно начало двигаться, даже прежде, чем смог его рассмотреть.
   Оно состояло из трупов крыс, сотен, если не тысяч их, с четырьмя конечностями, но шло на двоих. Оно выглядело как груда влажной шерсти и извивающихся хвостов, с торчащими между тел ногами и головами, всё это образовывало единое целое. Одна из... штук, которые я сомневался, можно ли назвать руками, потянулась вперёд, вытягивая множество крысиных когтей. Я отдёрнулся, но оно зацепило мою левую руку, оставив несколько рядов глубоких царапин.
   Новое Поражение: Крысиная Гниль! (END -1, CUN +1)
   У меня не было времени задумываться об этом, поскольку я пытался отступать и пинать крысотварь, чтобы оно не могло ко мне приблизиться. Когда я во второй раз попытался пнуть её в грудь, моя нога словно погрузилась в неё: крысиные трупы немного расступились, а затем вернулись на место, поймав мою ногу. Я отдёрнулся, потеряв ботинок и упав на задницу в мелкую воду на дне трубы.
   Я услышал звук выстрела ружья Амариллис и оправился как раз вовремя, чтобы избежать ещё одного взмаха конечности, покрытой маленькими когтями. Видно было, как куски твари осыпаются, но, крысиная колония переформировалась и сделала новый замах.
   Я поднял меч для блока, но оно всё равно врезало напрямую, не обращая внимания на разрубаемых крыс. Когти вцепились, разрывая мою плоть на внутренней части руки, прямо у локтя, и я заорал от боли, отступая, и нанося неловкий удар мечом.
   Новое Поражение: Кровопотеря! (END -1)
   Навык повышен: Одноручное Оружие, ур. 4!)
   Рука, которой я держал меч, была влажной от крови. Я отступил ещё на шаг, и масса крыс не выглядела пострадавшей. Я услышал еёщ один выстрел Амариллис, на этот раз пугающе близко, и увидел, как кучка крыс опадает с дырки, которую даже не видел в скудном свете своей горящей руки. Я ударил снова, неуклюже, поскольку стукнулся локтём о бок трубы, и разрубил стаю крыс от "плеча" до "ноги".
   Поражение: Кровопотеря, ур. 2! (PHY -1, END -1)
   Я чувствовал холод и головокружение, и полоска, показывавшая мой запас кров, заметно просела. И когда крысотварь взмахнула в мою сторону лапой, я не смог среагировать достаточно быстро, чтобы уклониться или парировать. Она рассекла мой живот, разорвав футболку и оставив длинные красные линии.
   Амариллис оттолкнула меня в сторону, из-за чего я окровавленным кулем упал на изогнутую стену трубы. Она шагнула вперёд и ударила рукой в центр крысотвари, двигаясь так быстро, что меня обдало ветром прежде чем её кулак врезался в цель с влажным хрустом. Я болезненно простонал - это должно было быть предупреждением, что так с этой тварью не получится - но она убрала руку от крыс, и в следующую секунду послышался приглушенный звук взрыва пустотной бомбы. Крысы грудой осыпались на землю, у большинства из них недоставало частей.
   Умбральный Крысиный Зомби побеждён!
   Я опасался, что они завалят нас массой, пока не увидел, какие они тормозные. А затем попытался двигаться и понял, какой я тормозной, и это вызвало у меня некоторую панику. Я продолжал истекать кровью, достаточно сильно, чтобы видеть, как она вытекает и как сокращается полоска "маны".
   Амариллис одну за другой затаптывала крыс, пока они все не перестали двигаться. Затем она подошла ко мне и осмотрела меня. Её собственная рука, которой она ударила крысотварь, была поцарапана и слегка кровоточила, но двигалась она не обращая на это внимания.
   Поражение: Кровопотеря, ур. 3! (PHY -2, END -1, MEN -1, SOC -1)
   - Ты врезала этой штуке гранатой? - спросил я. Головокружение усиливалось.
   - Заткнись и не двигайся - сказала она. Сунула руку в сумку и достала пояс, который немедленно обмотала вокруг моей раненой руки, затянув болезненно туго. Затем она достала отвёртку, которую приложила себе к мизинцу. Глубоко вздохнула, и её палец окутался огнём. Она прижала его к отвёртке, морщась от боли и заметно вспотев, пока в воздухе не появился запах жжёной плоти, а отвёртка не раскалилась докрасна. Я знал, что последует, и закрыл глаза, стараясь не думать.
   Раскалённая отвёртка прикоснулась к ране у моего локтя, где, должно быть, оказалась вскрыта вена, и прижгла её с болью, которая сперва была на удивление приглушенной, а затем настолько острой, что всё моё тело непроизвольно сжалось. Я почти пропустил звук шипения моих плоти и крови.
   - Ты говорил, что повышение уровня тебя исцеляет? - спросила она.
   Я слабо кивнул, а затем осмелился глянуть на свои хитпоинты. 1/8. Мило.
   - Ну, нам нужно обеспечить это в ближайшие полчаса, иначе, думаю, что-то сделать будет мне не по силам. - Она достала из своей сумки полосу ткани, которую быстро обмотала вокруг своего пальца, даже не поморщившись. Если бы не то, как она стиснула зубы, я бы даже не подумал, что ей больно. - У нас не осталось пустотных бомб, ты ранен, и мы всё ещё не знаем, приблизились ли к поверхности, а тем более - что там найдём. И встреча с ещё одной такой тварью - она помедлила и раздавила ногой крысу, оказавшуюся близко ко мне скорее всего будет означать нашу смерть.
   Она опустила взгляд на свою раненую руку.
   - Плюс, я думаю, есть большой шанс, что было заражение.
   - Мы справимся - произнёс я, пытаясь встать на ноги. Много усилий и мало эффекта. Впрочем, в итоге встать удалось-таки.
   По моей примерной прикидке, основанной на шкале крови, я потерял пару пинт (шкала сообщала 61К/75К, что было не слишком информативно). Я не был уверен, заполнится ли она при левел апе. У меня было, что исчезал перелом и связанное с ним поражение, но "Трусость" оставалась несколько уровней, пока я не попытался спасти Бекку.
   Амариллис встала во главу, и я поплёлся следом за ней. Мой пистолет промок, но стрелял нормально - он бы в куда лучшей форме, нежели стрелок. Я не хотел смотреть на свой лист персонажа, в основном потому, что сделать с ним всё равно ничего не мог, но если статы работают так, как я думаю, то моя END упала до двух очков, и комбинация Кровопотери и Крысиной Гнили эквивалентны потере четырёх уровней.
   Поражение: Голод, ур. 2! (PHY -1, MEN -1, POI -1)
   Бл*.
   - Мне нужно взглянуть на мой лист персонажа - произнёс я. Потребовалось усилие; я практически задыхался.
   - Давай быстро - сказала Амариллис. - Нам нужно двигаться.
   Быстрый взгляд подтвердил мысленную математику: сейчас четыре моих стата упали до нуля, все ментальные кроме MEN, плюс POI. Я облегчённо вздохнул, обнаружив, что это меня не убивает. Взгляд на навыки продемонстрировал ещё одну хорошую новость: то, что навыки ограничивались статами, не означало, что уменьшение статов уменьшает навыки.
   - Ладно, можем двигаться - прохрипел я. Жжение на руке было мучительным. - Мне просто нужно было взглянуть...
   - Береги силы - сказала Амариллис.
   Не знаю, как долго мы брели по туннелям; моё восприятие и сознание плыли. Сердце бешено колотилось, из-за страха смерти и из-за того, что оно работало с меньшим количеством крови, чем обычно.
   Мы натыкались на несколько крыс-зомби, но не на тех монстров, что было хорошо, поскольку определённо погибли бы. Ещё нам попадались другие раздавленные крысиные трупы, что я наконец понял. Крысомонстр использовал трупы в качестве ног, и при каждом шаге на нижних приходились сотни фунтов веса.
   В конце концов мы добрались до лестницы, ведущей к решётке, и эта решётка привела нас в место куда-то, что отдалённо напоминало место, предназначенное для людей, с металлическими дорожками и негорящими лампами над головой. Что важнее, здесь имелась дверь, которая подразумевала другие двери, одна из которых выведет нас на поверхность. Я присел, опустив голову на поручень, а затем указал на неё.
   - Смотри-ка, мы нашли дорогу к новым зомби - сказал я.
   - Не говори это слово - прошипела Амариллис.
   - Извини - ответил я. Моё горло едва работало.
   - Мне нужно обеспечить, чтобы ты их убивал? - спросила она. Мне потребовалась секунда, чтобы понять, о чём она.
   - О, нет, не думаю - ответил я. - Я получил сообщение, когда ты убила ту тварь.
   - В таком случае, я оставлю тебя здесь - сказала Амариллис. Поправила ремень ружья. - В одиночку я смогу двигаться быстрее, так что смогу разведывать и пользоваться тактикой налёта и отскока. Если то, что я буду делать, поможет тебе выжить, и мы разделимся...
   - Встретимся - сказал я, кивая, потому что не мог удержать шею прямо.
   - Встретимся - согласилась Амариллис. Я видел, как она сжала челюсти. - Тридцать первый этаж замка Сориана, там учреждение. Я... Я постараюсь ждать, сколько смогу, если не смогу вернуться.
   И она без дальнейших слов ушла в дверь. Я закрыл глаза, устало вызвал меню настроек, и включил опцию "Погружение в ад". Заодно попытался выключить некоторые другие опции, вроде той, что сообщала о том, что это моя единственная жизнь, но, разумеется, они оставались блокированы во включенном состоянии, как и ожидалось.
  
   После этого я просто ждал какое-то время, глядя во тьму, поскольку мне было слишком холодно, я был слишком уставшим и потерял слишком много крови, чтобы использовать Касание Аарде для освещения. Я подумал "вот что чувствуешь, когда умираешь", потом поправился "вот что чувствуешь, когда умираешь от кровопотери", а потом поправился снова "вот что чувствуешь, когда потерял много крови, независимо от того, умираешь или нет", потому что я же не знал наверняка, что умру, верно же? В том, что я всё ещё воспринимал как реальный мир, люди ежедневно выживают с куда более тяжёлыми травмами. Я проверил свои здоровье и ману; здоровье 2/4, кровь - 59К/75К. Я вернул одно очко, вероятно благодаря тому, что не умирал достаточно долго, чтобы раны чуть подзатянулись. То же происходило после того, как Амариллис бросила мне камнем в голову.
   Если я чего-то и ждал, так это появления сообщения о том, что Амариллис что-то убила, но ничего такого не видел. Через где-то полчаса на неудобном полу этого индустриального помещения в полной темноте, я решил, что то, мне не приходится винить Амариллис (и ей не приходится винить себя) за то, что она оставила меня практически умирать, не означает, что я действительно должен здесь умирать. Так что я поднялся на ноги, чувствуя, как открываются раны на животе и руке. Попробовал воспользоваться магией крови, чтобы осветить себе путь, но кровяное давление было слишком низким, чтобы ощущать пульс. Вместо этого я поковылял вперёд, держась за ограждение и вознося про себя молитву тому, что в Сильмар-сити было местной версией администрации по охране труда и здоровья.
   Это заняло много времени, достаточно, чтобы из меня вытекла ещё тысяча капель крови, но я добрался до двери и открыл её, что обеспечило толику тусклого света из коридора. Я направился к свету, опираясь о стену. Через сотню футов наткнулся на труп; было как раз достаточно света, чтобы увидеть идеально ровную дырку в его груди. Её фраги мне не засчитываются. Великолепно.
   Ещё поворот по коридору, и я оказался на свету. Здесь было порядочно трупов, и судя по их виду они превратились обратно из немёртвых в мёртвых благодаря любезной помощи кого-то с пустотным ружьём, кто бы это мог быть. Свет проникал в окошко наверху, слишком высоко, чтобы я мог в него выглянуть, даже если бы был в достаточно хорошем состоянии, чтобы встать на цыпочки.
   Новые двери, новые коридоры. Когда это было очевидно, я двигался по тому пути, где шла Амариллис. Мне не попадалось зомби, только оставленное ей побоище. Было нечто пугающее в её методичности, в точности её выстрелов, достаточно, чтобы слегка развеять туман в моей голове. Конечно, зомби медленные, и большой проблемы не представляют, но всё же нужна сила воли, чтобы противостоять им, выжидая идеального момента.
   Наконец я добрался до широких двустворчатых дверей с матовыми стеклянными окнами на них. Потребовались все мои силы, чтобы нажать ручки и открыть их.
   Передо мной лежал Сильмар-сити, за мной стояли его высокие стены. Я видел кусок лужайки, а за ней над офисными зданиями возвышались шесть громадных замков. Однако не они привлекли моё внимание.
   Впереди стояла ещё одна сложенная из трупов тварь, настолько высокая, что её голова была видна из-за трёхэтажного здания. Её красные глаза горели так ярко, что напоминали маяк.
   Квест выполнен: Из огня! Вы добрались до Сильмар-сити!
   Уровень Повышен!
   Квест принят: В пламя! В тайном исследовательском учреждении на верхних этажах Замка Сориана, одного из шести корпоративных замков Сильмар-сити, находится ключ телепортации. Добудьте ключ, найдите Амариллис, и покиньте это место, пока не появились её друзья.
   Я упал на колени, когда меня окатило золотой волной блаженства, но меня подняло, удерживая от падения, пока моё тело дрожало от экстаза. На этот раз это ощущение, казалось, продлилось дольше, достаточно долго, чтобы я ощутил его хватку. Когда это прекратилось, я ощутил некую холодную пустоту, словно меня пожалели. Однако это чувство не продлилось долго, поскольку я был цел, не подвержен травмам и поражениям, вся моя кровь снова была в теле, и я даже больше не был голоден.
   Я потянулся, улыбнулся, и направился на поиски Амариллис.
  
   Глава 11: Извилистый Путь.
  
   Не думаю, что в состоянии описать, насколько хорошо, когда вся кровь на месте. Это почти заставило испытывать сочувствие к вампирам, поскольку - если настолько хорошо вернуть всю свою кровь обратно в тело, то насколько же будет классно добавить ещё больше крови? Разумеется, делиться этими мыслями ни с кем на Аэрбе я не собирался, поскольку вампиры здесь наверняка существуют, учитывая, как часто они появлялись в моих играх. Полагаю, можно только надеяться, что они будут из тех, которых я использовал в Контратто, со своей слабостью у каждого клана вампиров.
   Магия крови сейчас ощущалась как нечто естественное. Мне достаточно было подумать о жаре моей крови, чтобы получить огонёк на пальцах. Я был совершенно уверен, что у магии крови есть и другие применения, учитывая, что успел увидеть, но не был уверен, смогу ли изучить их без посторонней помощи, или, учитывая предупреждения Амариллис, хочу ли я изучать их без посторонней помощи.
   Прежде чем отойти далеко от водоочистной станции, я остановился, чтобы вложить очки в MEN, в основном потому, что сейчас знал - есть навыки физического боя вроде Ружей, которые основаны на этом, ну и частично потому, что работа факелом в канализации догнала мою Магию Крови (которая, как оказалось, основывалась в основном на WIS) до капа. От вложения этих очков не было заметного эффекта, в отличие от PHY, после повышения которого я становился сильнее и быстрее; досадно.
   Закончив с этим, я задумался, что дальше. Очевидно, первый шаг - найти Амариллис. Могло бы быть иначе, если бы на её шее не было ключевого соединительного шланга к душециклу и в сумке - стеклянной банки со всеми семью душами, но обе эти вещи были у неё. Это означало, что спасение из города становится намного более сложным, чем всего лишь вернуться через канализацию, надеясь, что не наткнусь на пропущенных в первый раз крыс.
   (У меня была мысль так поступить. Возможно, после того, как найду какой-нибудь еды - или можно положиться на достаточно быстрые левел апы, чтобы бороться с голодом - однако это казалось как-то... не могу объяснить, но неправильно. Как ДМ, я всегда ощущал озноб, когда партия решала что-то вроде того, что они займутся выращиванием гигантских коз вместо того, чтобы спуститься в Пещеры Кастрато, как хотела от них дварфовская матрона. Частично потому, что я был готов к урезанию истории преступников-дварфов, но ничего не знал о выращивании коз. И, можно сказать, я считал, что между игроками и игрой есть некий договор, и у меня - есть квест добыть ключ и найти Амариллис. Бросить этот квест и смотаться куда-то - наплевать в лицо игры, и я слишком уважал игры, чтобы так поступить.
   И я не стану отрицать, что мне не хотелось, чтобы усилия, приложенные для проникновения в город, пошли насмарку.
   И... ну, не хотелось бы это говорить, поскольку делает меня похожим на девочку-фанатку, но Амариллис реально красотка, и было в холодно прагматичных принцессах нечто, что я определённо находил привлекательным.
   В общем, можно подытожить, что в моей мотивации было больше чувств, чем логики, но у меня были свои причины).
   Проблема с поиском Амариллис была в этом, что этот дурацкий режим Правдоподобия включен, и это означало, что у меня нет маркеров квеста или линий на миникарте, или как бы там это выглядело, будь оно включено. Всё, на что я мог ориентироваться, это "тридцать первый этаж замка Сориана". Я даже не был уверен, что направиться туда - лучший вариант, поскольку не был уверен, что Амариллис направится прямо туда. Она сумела изготовить пустотные бомбы из... ну, чего-то, что она сумела добыть где-то в Комфорте. Я понятия не имел, где она раздобыла пустотные кристаллы; слышал только, как Поул говорил что-то про имперский запрет, что не очень полезно.
   Так что вместо того, чтобы направиться в сторону местного эквивалента делового района, я решил заняться старой доброй добычей лута, и на ходу составил себе "список покупок", включающий такие вещи, как карта, новая, не порванная и не окровавленная, одежда, новая обувь, не пропитанная канализационной водой, и рюкзак, в котором можно держать вещи.
  
   Одной из странных особенностей произошедшего в Землях Восставших было то, что всё по большей части сохранилось целым. Здания оставались подвержены воздействию стихий и зомби, как и тех людей, кого сбрасывали с самолётов, но зомби, похоже, не увлекались бессмысленными разрушениями, если только на их пути не было людей, а здания строят так, чтобы они выдерживали нормальную погоду. Я не был уверен, сколько лет прошло с того момента, как эти места стали известны под названием "Земли Восставших", но временами можно было подумать, что это было вчера, или город вовсе не брошен - просто люди куда-то вышли.
   На Земле мой отец занимался помощью при чрезвычайных ситуациях, и я несколько раз сопровождал его, когда он возил свой грузовик и инструменты на помощь пострадавшим от торнадо по всему Канзасу. Помню, как в 2011 году мы отправлялись в Ридинг, и я помогал разбирать товары на складе тканей, выбирая уцелевшее после того, как сорвало крышу и всё залило дождём. Это был довольно скверный торнадо, практически с эпицентром в городе - и тем не менее, когда через пару лет мы проезжали через Ридинг, практически всё, кроме деревьев, стояло на своих местах, хотя в тот раз было разрушено полгорода.
   Так что я брёл по Сильмар-сити, высматривая места, в которых можно что-то раздобыть и думая о городе и том, что с ним произошло, и что всё это говорит об этом мире. В Землях Восставших погибло около полумиллиона человек, а затем эту территорию объявили карантинной зоной, бросив гнить инфраструктуру на триллионы долларов. Не только куча валяющегося барахла; фермы и земля, остающаяся плодородной. Всё это оставалось в карантинной зоне, в которую никто не заходит. Почему?
   Я сбился с мысли, когда высокие здания, которые я считал фабриками или офисными зданиями, уступили место магазинам. Улицы Комфорта были выстроены удобной упорядоченной сеткой, как я привык, но в Сильмар-сити использовался "Парижский" подход - неуклюже понатыканные здания, и паутина улиц. Для того, кто привык, что улицы тянутся, пока не упираются в фермы, протягивающиеся к горизонту, это было порядком клаустрофобично. Так что когда я увидел магазин одежды, я воспринял это как дар небес и передышку от пустых улиц.
   Дверь была заперта, но справиться с этим легко помогло быстрое "бвип" пустотника. Блин, я уже люблю эту штуку...
   Я осторожно вошёл; прежде чем пробовать что-то опасное вроде примерки новых штанов, нужно убедиться, что всё чисто, и для надёжности я потратил минут десять на попытки прятаться, просто чтобы проверить, не появится ли сообщение о повышении Обмана.
   Я определённо был в индустриальной части города, поскольку одежда в магазине была рабочая: тяжёлая ткань, крепкие пряжки, и у прилавка - набор инструментов. За двадцать минут я нашёл практически всё, что хотел из одежды, от пары ботинок со стальными подошвами, до плотных джинсов, тоже пары, которые, можно надеяться, немного защитят от когтей нежити. Здесь имелись упаковки чистых носков и нижнего белья, из того разряда, что продают сразу помногу, и хотя они попахивали, но выглядели целыми и прочными. Сейчас был местный эквивалент лета, так что плотная одежда была неудобна, но я решил, что это цена, которую стоит заплатить за защиту, особенно с учётом того, что я нашёл флягу для воды и сумку, в которую можно всё сложить. Из моего списка остались ненайденными только еда, питьевая вода, карта, и мультиинструмент.
   Разумеется, всё немного отличалось от того, к чему я привык. Символом валюты был "?", стоящий после арабских чисел. Нижнее бельё было упаковано в тонкий брезент вместо привычных мне пластиковых вакуумных упаковок. Нигде не было молний; вместо этого они использовали пуговицы. Наконечники шнурков на моих новых ботинках были металлическими, а не пластиковыми, и я не думаю что это просто такая модель, поскольку на остальных было то же самое. Я знал, что на Аэрбе есть пластик, но видел в основном или твёрдую пластмассу, или резину; у них нет полиэтиленовых пакетов?.. Даже в мусорке под прилавком был бумажный пакет вместо пластикового, и да, я специально проверял - любопытно же.
   Эти усилия изучить и понять мир частично были вызваны моим желанием отвлечься от всех проблем, что стояли передо мной, но я действительно отчаянно хотел понять этот мир. У меня здесь было четыре квеста, но самой важной моей целью было понять природу этой новой реальности, в которой я оказался. Метафизические вопросы не имеют сейчас смысла, с этим я определился почти сразу, но если бы у меня был самостоятельно поставленный квест, то это было бы "разобраться, что из себя представляет этот мир". Он слишком уж пропитан моими мыслями и слишком напоминает Землю...
   Я продолжил свой путь по городу, лишь ненадолго останавливаясь прислушаться, не движется ли кто-то, когда подходил к перекрёстку, или когда хотел прочитать вывеску над магазином. Моё внимание привлекли Услуги Быстроты Сильмара, Татуировки Плануса, Предсказания Экхарта, но я шёл дальше, не обнаружив внутри ничего немедленно интересного. Я понимал, что могу годами исследовать этот город со всеми его странностями и особенностями, даже если игнорировать все места, которые очевидно просто едальни.
   Когда я был в нескольких блоках от одного из нависающих башнями замков, я наконец обнаружил то, что больше всего искал: книжный магазин. На окне, грязном, но не разбитом, было написано "Эйбл & Адлер, книготорговцы", и за ним были видны выставленные книги, плюс ряды книжных полок дальше. Я отпер дверь, прострелив в ней дыру, а затем вошёл внутрь посмотреть, что тут можно найти.
   У меня перехватило дыхание, когда я нашёл целую секцию, озаглавленную "Магия".
   Я принялся просматривать названия, однако затем вспомнил, что здесь могут быть зомби, и неохотно проверил окрестности, прежде чем вернуться к чтению. Тур по элементным планам, Откровения о Белых Шпилях, Бессемер: История в стали, и так далее, каждая следующая всё более интригует. Расставлены они были как попало, хоти и были труппы по теме. В конце концов я достал Гид обывателя по магии Ревизии и начал читать (исполненный надежды, что получу сообщение о разблокировании навыка).
  
  | Маги Ревизии - мастера времени, способные обращать его течение одной силой воли. Афиней Когтя и Часов - одно из самых маленьких образовательных учреждений, его члены и выпускники известны
  | склонностью к затворничеству и нелюбовью к демонстрации своих самых прославленных способностей.
  | Для меня было большой честью получить приглашение госпожи Аудрей Лаволен обсудить магию Ревизии, её роль в делах Аэрба, и некоторые распространённые заблуждения о том, на что она
  | способна, и на что - нет; последнее было для неё особенно важно. Также я чрезвычайно признателен Джорге Аурелио, чья помощь в написании этой книги неоценима.
  
  Я немного пролистал, пока не добрался до главы, озаглавленной "Взаимодействия".
  
  | Общее правило - ревизия не может стереть что-то, прекратить существование; лишь разбить объекты на компоненты, и даже это лишь благодаря доскональной ревизии процесса, создавшего оный
  | объект (см. Гл. 4). Когда речь заходит о взаимодействии с другими системами магии, важно помнить, что, как правило, магию невозможно обратить, только эффекты этой магии.
  | Например, маг стали может создать стену, иммунную ко вмешательству мага ревизии, поскольку магию, поддерживающую существование стены, невозможно убрать, и маг ревизии не может откатить
  | стену ко времени, когда её не существовало. То же относится к набору схожих эффектов, которые мы называем телепортацией, поскольку маг ревизии не может де-телепортировать что-то или кого-то,
  | что уже прибыло, что серьёзно ограничивает, насколько далеко они могут откатить телепортированный объект. Некоторые подробности этого мы обсудим в этой главе.
  | С другой стороны, магия быстроты почти полностью сконцентрирована на создании эффектов, которые являются для мага ревизии лишь некоторой сложностью, связанной скорее со скоростью реакции,
  | нежели с реальной тратой сил. Магия татуировок...
  
   Я добрался до середины фразы, когда окна магазина разлетелись вдребезги, и, обернувшись, я увидел, как ко мне поднимается собранный из трупов монстр. Я споткнулся и побежал в панике.
   Должно быть, то, что до этого времени зомби в Сильмар-сити мне не попадались, вызвало у меня ложное чувство безопасности, поскольку я пренебрёг планом бегства из книжного магазина. В итоге я бежал между полок, в то время как трупомонстр гнался за мной, опрокидывая полки. Добежав до задней стены, я резко развернулся и помчался обратно, двигаясь между опрокинутыми, как домино, полками, и наступая на книги.
   Я перепрыгнул через опрокинутый выставочный прилавок на улицу, а затем, на миг замешкавшись, повернулся обратно туда, откуда пришёл, что казалось безопасным вариантом. Бежать в плотной одежде было куда тяжелее, я быстро перегревался, но надеялся быстро оставить монстра позади, как сделал в Комфорте. К сожалению, скорость - это только полдела, и я быстро обнаружил, что нахожусь на незнакомой улице, что было именно тем, чего не хотелось бы. Я присел за лестничным пролётом и принялся ждать с пушкой в руках, надеясь, что достаточно напетлял по запутанным улицам.
   Примерно через минуту ожидания я встал и зашагал снова, пытаясь определить, где нахожусь относительно центра города и так называемых корпоративных замков, по солнцу. Я отчаянно хотел вернуться в книжный и продолжить читать, в основном для того, чтобы прикинуть, сколько магических систем может содержать один мир. Я обругал себя за то, что не поступил умно, положив несколько книг в сумку, прежде чем начать читать.
   Я продолжал идти, на этот раз осторожнее, чем раньше. Я искал Амариллис, но если она и оставила какие-то признаки, что проходила здесь, я их не видел. Это оставило меня в сущности без цели, до того момента, как я нашёл на углу магазинчик с запасом выцветших карт с общей раскладкой Сильмар-сити.
   В первую очередь я заметил, что улицы не подписаны. Вместо этого названия были у блоков, а улицы были просто не имеющей значения пустотой между ними. Это японская адресная система, и я уверен, что запутался бы, если бы не знал о ней и использовал в нескольких метрополисах в моих играх по D&D.
   Вторым я заметил Замок Сориана, удобно подписанный как самостоятельный блок недвижимости. Я облегчённо вздохнул и подобрал с прилавка карандаш, чтобы пометить его, но тут понял, что в этом странном карандаше, завёрнутом в бумагу вместо дерева, чёрное ядро высохло и рассыпалось, когда я попытался им писать. Заметка себе: если застряну здесь надолго, нужно попытаться изобрести графит.
   Я медленно двигался в направлении замка. Не думаю, что те многоэтажные трупомонстры смогут подкрасться ко мне лучше, чем мог бы Годзилла, но они были не единственным, что бродит по этим тихим улицам. Отсутствие обычных зомби несколько тревожило; во-первых, я не мог подстреливать их для повышения навыка, а во-вторых, это означало, что все они слились в увеличенные версии.
   Я прошёл около трёх блоков, когда из-за угла выбежала женщина в военной униформе, прямо на меня. В её руках был лук высотой почти с неё саму. Увидев меня, она улыбнулась и отсалютовала.
   - Лучше двигай за мной! - произнесла она, пробегая мимо. Секунду спустя я понял, почему: за ней следовало двое зомбимонстров размером с грузовик. Естественно, я побежал. И только на бегу заметил, что уши женщины заострены.
   Она была быстрее меня, но когда я последовал за ней на соседнюю улицу, она стояла там со стрелой на тетиве, направленной прямо на меня.
   - В сторону! - скомандовала она.
   Мне не нужно было говорить дважды. Я отбежал на тротуар, и пробежал дальше, оставив её позади; только тогда обернулся. Естественно, я был уверен, что лук - чрезвычайно неэффективное оружие против такого существа. Чтобы оно развалилось, нужно пробить сердца множества зомби, и даже очень точно нацеленная стрела хорошо, если пробьёт два сердца. Впрочем, я этого не сказал, поскольку не хотел выглядеть засранцем, указывающем другим, когда ещё ничего не знаю.
   Когда она отпустила тетиву, стрела прошила воздух. Отдалившись на десять футов, она на лету разделилась на две идентичных стрелы, а ещё через десять футов обе они разделились на две, и так далее, пока не образовалась целая туча стрел, держащихся вместе. Они врезадись в зомби со звукам пронзаемой сотню раз плоти, и оба умбральных зомби споткнулись и рассыпались. Часть отдельных зомби, бывших их частями, встали - в некоторых из них торчали стрелы - но они двигались медленно, спотыкаясь, и в общем-то не представляли угрозы, если только не зажмут в угол.
   Эльфийка схватила лук обеими руками и с зевком потянулась, держа его над головой.
   - Пожалуйста - произнесла она.
   - Спасибо - сказал я. Я осмотрел её. На её униформе не было герба или знаков различия. Она была блондинкой, примерно моего роста, с веснушками на лице; в целом гладкая, безупречная кожа. Мой взгляд привлекли её уши, вытянутые и заострённые. - Хотя вообще-то ты привела этих тварей ко мне.
   - Хм, ну да - ответила она. Неспешно подошла ко мне и взглянула на бредущих к нам красноглазых зомби. - Что вообще делаешь в этом районе, хууман?
   - Эм - сказал я. Не самое лучшее моё затягивание времени. Мне нужно действовать с умом и не выдавать ничего важного. - Вообще-то я хотел спросить у тебя то же самое.
   Угу, вот так.
   - Ну, как я вижу, ты заметил уши - сказала она. - И зубы тоже, э?
   Она улыбнулась мне, и чтобы там она ни думала, что я увидел, её улыбка не помогла мне ничего понять, поскольку её зубы выглядели нормальными, разве что чуток неестественно белыми.
   - Полуэльф - произнесла она.
   - Угу - медленно произнёс я.
   - Так что твоим вопросом вместо этого должно было быть "Что делаешь в этом районе, полуэльф?" - продолжила она, ожидающе глядя на меня.
   Меня почти парализовало набором вещей. Во-первых, я стою перед реальной, живой, натуральной эльфийкой (или по крайней мере полуэльфийкой), как видел в сотнях книг и фэнтезийных картинках. Думаю, я чувствовал бы то же самое и впервые встретив дварфа.
   Во-вторых, и это уже реально важно, я немедленно насторожился по отношению к ней. Шансы того, что я наткнусь на кого-то в этом городе, были... ну, сложно рассчитать, учитывая, что я не знаю, сколько народу может находиться в Сильмар-сити в любой конкретный момент. Но в моём квесте было "пока не появились её друзья", и я не упустил из внимания эту формулировку.
   - Ну, я мародёрствую - сказала она. - Нарушение имперского закона, конечно, но если империя просто позволяет всему этому добру гнить, то я не считаю большим преступлением спереть толику.
   Она помедлила.
   - И вот мы подошли к тому месту, где ты объясняешь, что ты здесь делаешь.
   - Я - начал я - просто брожу тут.
   Навык повышен: Обман ур. 5!
   Я даже немного обиделся. На самом деле я и не врал.
   - Бродишь - кивнула полуэльфийка. - Я тоже зачастую оказываюсь бродящей в городах в сердце карантинной зоны с самодельными пистолетами в руках. Есть нечто освобождающее в том, что заблудился, не находишь? Радость вызываемая оторванностью от понимания, где вообще находишься, хмм?
   - Угу - ответил я. - К слову... Клёвый у тебя лук.
   Разблокирован Навык: Лесть!
   Это как-то странно. Я разве ни разу не говорил Амариллис комплиментов? Если подумать, не могу вспомнить ничего конкретного, но она, блин, так впечатляет, что кажется невозможным, чтобы я никогда ничего не говорил, или хотя бы не проговорился, насколько она красива.
   - О, спасибо - сказала полуэльфийка. - Фамильное наследие, очень ценный, но у девушки иногда бывает желание выпустить уйму стрел. А твой... пистолет? Он очень... самобытный.
   Я взглянул на пистолет в моей руке.
   - Знаешь, я, эм, ищу друга, с которым разошлись - произнёс я. - Ты не видела... - я подумал об Амариллис и о том, как её описать, а затем передумал. - Кого-нибудь?
   - Не думаю, что мы подошли к той точке, где свободно обмениваемся информацией - ответила она. - И, уж извини, но в этом толика твоей вины. Есть какая-то особая причина, по которой мы не можем быть друзьями?
   - Нет - ответил я. Мой взгляд непроизвольно вернулся к её луку, первому настоящему магическому предмету, который я видел пока что (если не считать пустотное оружие). Я задумался о том, как часто она может выстреливать этот град стрел, и насколько мёртв я буду, если он в меня попадёт. Можно предположить, что очень мёртв. - Слушай, если честно... Я здесь с самолёта.
   Она подняла бровь и присвистнула, а затем глянула на зомби, бредущих к нам.
   - И твой друг тоже? - спросила она.
   - Угу - ответил я, поскольку не думал, что смогу тут убедительно соврать.
   - Ну, в таком случае - произнесла полуэльфийка, продолжая следить за зомби. Она протянула мне руку. - Меня звать Фенн Грингласс.
   - Джунипер Смит - ответил я, пожимая её руку. Я был уверен, что в этом мире не существует записей, которые могли бы подтвердить моё имя.
   Она повернулась ко мне и улыбнулась.
   - Ну, мистер хуман, согласись, путешествовать в одиночку по Сильмар-сити один из самых безумно опасных поступков, которые кто-то может совершить, так что я хотела бы представить тебя моей партии, и ты можешь путешествовать с нами, по крайней мере пока не найдёшь своего друга. Не заставляю, но так всем нам безопаснее.
   Дерьмо. Я ей не доверяю.
   - Я планировал отправиться к Замку Сориана - сказал я. Да, я ей не доверяю, но если ничего не делать, то ничего не добьёшься.
   - Меня устраивает - пожав плечами, произнесла Фенн. - Посмотрим, сможем ли договориться с остальными, но мы пару раз туда ходили. И если нет, возможно, кто-то из них видел твоего друга.
  
   Глава 12: Жизнь в пати.
  
   (Пр. переводчика. В общем-то, большинство названий глав - игра слов, но в данном случае, возможно, стоит пояснить. Party - это и "пати/партия", в данном случае команда приключенцев, и "вечеринка".)
  
   - Ну и что бы ты делал, если бы за тобой погналось что-то из умбральной нежити? - спросила Фенн, пока мы шли туда, где вроде как ожидала её партия.
   - Я довольно легко могу их обогнать - сказал я. - Как и ты.
   - Больших - само собой - ответила она. - Они могут порождать тварей поменьше, меньше тел, но лучше сложены, и этих даже я не могу обогнать, что означает, что у тебя нет шансов. Могу предположить, что ты таких не встречал, поскольку иначе знал бы, что твой план - самоубийство.
   Я пожал плечами.
   - Не то, чтобы у меня было много вариантов.
   - Верно, верно - сказала Фенн. - Конечно, вариант номер один, который выбирают большинство сбрасываемых, это не приближаться к Сильмар-сити. Хозяин предлагает неплохую сделку, если суметь до них добраться.
   - Угу - сказал я.
   - Так ты попал сюда по ошибке? - спросила Фенн.
   У меня не было ответа на это, так что я промолчал.
   - Слушай, я не хочу тебя пугать, но ребята, в компании которых я провожу этот прекрасный день, захотят ответы, любые ответы, и сказать им, что ты бродил в округе - не вариант - мягким тоном произнесла она. - Не обязательно сразу говорить правду, хотя очевидно это было бы предпочтительно, но ты можешь сказать что-то вроде ну, не знаю, пришёл в Сильмар-сити потому что решил, что здесь есть чем поживиться, есть что-то, чем можно воспользоваться, чтобы спастись.
   - Самолёты сбрасывают народ не первый год - произнёс я. - Мой родственник сказал, что процент выживших падает с каждым годом, поскольку всё полезное давно забрали. Так что... Мы пришли сюда, поскольку сюда никто не приходит.
   - Эм, ну, это совершенно неубедительно - сказала Фенн. - И не только потому, что я знаю, что ты врёшь.
   - У тебя есть причина мне помогать? - спросил я. Если ты вообще это делаешь. - Не то, чтобы я возражал.
   - Демон подсказал - весело ответила Фенн.
   - Э... Демон? - спросил я. Я изо всех сил старался не сказать что-то, что выдаст моё незнание Аэрба, но Фенн делала это сложным. В обычных условиях я предположил бы, что демоны - часть этого мира, но такая открытость относительно инструкций от демона... ну, создаёт впечатление, что я упустил что-то большое.
   - Разве это не человеческая присказка? - спросила Фенн. - Когда делаешь что-то, что знаешь, лучше не делать, говоришь "демон подсказал"?
   - О. - Произнёс я. - В смысле, "Чёрт дёрнул".
   - А, точно - сказала Фенн. - Я знала, что что-то близкое. Ну, мы почти пришли, я буду говорить.
   Мы повернули за угол (учитывая странные формы улиц, Сильмар-сити почти полностью состоял из углов) и обнаружили сидящую группу мужчин и женщин. Они мгновенно насторожились, как только мы появились на вид; руки потянулись к оружию, и позы сменились на оборонительные. Лишь самую малость расслабились, когда Фенн окликнула их.
   Лучший способ описать этих четверых - классическая пати приключенцев. Во-первых, здоровенный детина, по моей прикидке все семь футов, с ног до головы укрытый латами, с массивным щитом, который он поднял с земли, завидев нас, и пистолетом втрое больше моего, хорошей работы; это танк. Рядом с ним было крысоподобное существо с иглами на голове - хм, скорее дикобраз - одетое в балахон; его рука лежала на рукояти того, что я определил как катану. Дэмейж дилер. Остальные двое, походу, некие маги, оба - люди (и да, я заметил, что с этого момента биологический вид имеет значение); женщина носила обтягивающую красную мантию с патронташами, на которых был набор костей, в то время как лысый мужчина был почти голым, и покрыт татуировками. Амариллис вроде упоминала мага костей?.. И последнее, что я прочитал в книжном, было о "магии татуировок".
   И вдобавок к тому, что это было очень близко к классическому формату команды приключенцев, моего внимания не избежало то, что их состав был очень близок к тому, что Амариллис описывала как идеальная ударная сила: пять человек, кастеры разных типов, громила, клинок... Выделялась разве что Фенн, но если бы я вообще верил в то, что она простой мародёр, сейчас на это можно было бы забить. Разве что такие в этом мире простые мародёры, и в этом случае мне жопа.
   - Я нашла друга! - воскликнула Фенн. - Я как раз рассказывала ему, что мы тут мародёрим.
   Это было самым очевидным предупреждением "Объясняю, что сказала ему, так что не противоречьте", что я когда-либо встречал, настолько очевидным, что я решил относиться к истории о мародёрстве как к вежливой форме отмазки "не твоё дело".
   - Ты сегодня много оступаешься - произнёс дикобраз-самурай. - Не оставляй нас снова. И мы не подбираем дворняг.
   - Извини, Джунипер, он очень грубый - сказала мне Фенн. - Иголки, Джунипер разделился со своим другом и я надеялась, что мы сможем ему помочь. Чем больше, тем веселее, верно?
   - Нет - произнёс Иголки (имя, которым я не рискну его называть, пока не услышу с его собственных губ). - У нас здесь дело, в которое не следует никому соваться.
   - Ой, ну, если ты так это ставишь... - ответила Фенн, закатив глаза. - Джунипер упал с самолёта, и его друг тоже. Это меняет твоё мнение?
   Она добавила в сторону, мне:
   - Иголки интересуется падающими с самолётов.
   "Иголки" глянул на меня.
   - Опиши своего друга.
   - Эм, у него короткие светлые волосы, и хрупкое телосложение - ответил я. - Когда я его видел в последний раз, у него на спине было ружьё, но он мог его и потерять после того, как мы разошлись.
   Навык повышен: Обман, ур. 6! (Дальнейшее повышение навыка через ложь ограничено сопряжённым первичным статом POI).
   - Ты самый неуклюжий лжец, которого я встречала за всю жизнь - сказала Фенн. Она опустила руку мне на плечо; я сдержал порыв стряхнуть её. - А меня воспитывали лесные эльфы. Слушай, ты можешь сказать нам правду, больше твои проблемы всё равно уже не станут.
   - А у меня проблемы? - спросил я.
   - Ты посреди карантинной зоны - буркнул мужчина в доспехе. Его шлем скрывал лицо и приглушал голос.
   - Не, серьёзно - сказала Фенн. - Ты ищешь своего друга, и мы можем помочь, но это невозможно, если ты даже не даёшь описания, не так ли?
   - Рыжие волосы, бледно-голубые глаза, дева, исполненная решимости - произнесла маг кости. Её пальцы пробежались по костям в патронташах. - Умная, находчивая, отважная.
   - Ну, это куда больше похоже на описание, чем то, что я получила - надувшись, произнесла Фенн. Она повернулась ко мне. - Похоже на твою подругу? Я так понимаю, Иголки хотел бы задать ей пару вопросов.
   - Фенн, умолкни - произнёс Иголки. - Джунипер, как ты познакомился с этой девушкой? Ответ на этот вопрос должен быть достаточно безвреден для тебя, и может направить нас в продуктивное русло беседы.
   Глаза мага татуировок озарились, в буквальном смысле засияли жёлтым светом, а затем с шипением угасли, и одновременно исчезла маленькая татуировка на его груди.
   - Нам нужно двигаться - спокойно произнёс он.
   - Куда идём? - спросил Фенн Иголки. Она крутанула пальцев в воздухе и указала вниз по улице, а затем, ничего не сказав, побежала трусцой в этом направлении. Остальные последовали за ней, кроме Иголки, который остался со мной.
   - Ты идёшь с нами на новое место - произнёс он.
   Я не спрашивал, что иначе, поскольку не хотел закреплять свою позицию в качестве их пленника, и вместо этого просто побежал вместе со всеми. Иголки бежал рядом со мной. Как я понял, я был в одном ударе от смерти, и это зависело от того, насколько по его мнению я могу пригодиться.
  
   Мы перегруппировались в горелом магазине, сильно пахнущем пеплом. Я немного удивился, что без человеческого вмешательства не сгорел весь город, но стены здесь толще, чем на Земле, и состояли из камня, а не дерева или стен сухой кладки.
   - Здесь безопасно? - спросил Иголки. - Ты уверена?
   - Пока что - пожала плечами Фенн. - Ты же знаешь, что я только полуэльф, верно?
   - Организуй нам периметр - сказал Иголки магу татуировок.
   - У меня осталось шесть - ответил тот.
   - Понимаю - кивнул Иголки. Маг татуировок отошёл, и он повернулся ко мне. - Откуда ты знаешь эту девушку? - спросил он. Он внимательно смотрел на меня, а я смотрел на него, пытаясь прочитать его, как он очевидно читает меня, но он, блин, грёбаный антропоморфный дикобраз, и это слишком отвлекало. - Вы встретились на самолёте? Нет, вы были связаны и с кляпами. Вы встретились на земле?
   - Да - произнёс я, чтобы спасти себя от позора, когда меня читают, как открытую книгу. Я не настолько хорош во лжи, по крайней мере пока что, и явно не стану лучше в ближайшее время, если верить сообщению о лимите навыка. - Она назвалась фальшивым именем, Сайприсс, но у неё был план, как нам выбраться. Группировка Фуксия там убивала народ, так что вариантов получше у меня не было.
   - В это втянут Цветной Бунт? - спросила маг кости. Она вздохнула. - Эта миссия становится всё более за*бись.
   Она снова протянула руку с костям, прикасаясь к ним по одной.
   - У нас есть хорошая прикидка миссии, и необходимые для неё инструменты. У нас есть багаж - она махнула рукой в сторону Фенн - но это учтено и скорее всего сработало бы, если бы мы на полпути не влезли в эту грёбаную хрень. Миссии так не выполняют. Если есть две цели, которых необходимо достичь, то не растягиваешь силы средней команды, надеясь, что удастся достичь обеих; определяешься с приоритетами и выбираешь ту, которой реально достичь.
   - Закончила? - спросил Иголки. Маг кости кивнула. - Во-первых, ты слишком много болтаешь перед нашим гостем, которому нет нужды грузиться сложностями мелких контрабандистов. Во-вторых, мы переключили фокус с одной задачи на другую, для которой, соглашусь, мы неважно снаряжены, именно потому, что она должна быть проще, и, что важнее, время поджимает. В-третьих, задачи связаны между собой. Она знает, где оно.
   - И откуда она это знает? - спросила Фенн. - Кто, бл*, эта девка, которая вам нужна?
   - Я бы сказал, если бы тебе нужно было знать - сказал Иголки.
   Я держал рот закрытым. Я сказал ему, что Амариллис назвала мне фальшивое имя, и он, похоже, купился на эту деталь правдивого обмана. У меня было такое чувство, что я с одного этого поднял бы уровень навыка. Насколько же она известна, если Поул опознал её с одного взгляда? И почему она так известна, если принцев и принцесс буквально сотни? Это же как если бы кто-то узнал, не знаю, сенатора, или что-то в этом роде. В данном случае это не было одним из академических вопросов из разряда "Интересно, почему в этом мире так", которые иногда у меня возникают; в данном случае мне реально нужно это знать, чтобы понять, как вести себя с этой группой.
   - Куда она направлялась? - спросил Перья. Один из длинного списка вопросов, на которые я не хотел отвечать.
   - Замок Сориана - ответил я. Помедлил секунду, пытаясь сообразить, что бы сказать, что не выдаст меня как грёзотёртого, не будет крайней глупостью, или ещё как-то меня не подставит. - Что вы собираетесь с ней делать, когда найдёте?
   Вопрос казался безопасным, и пока что Иголки не относился ко мне так, словно я не заслуживаю ответов.
   - Он тебе скажет, если тебе нужно будет знать - сказала Фенн с больше чем ноткой горечи в голосе.
   - Фенн переступает свои границы - сказал Иголки. - Это одна из худших привычек, что она успела продемонстрировать, помимо других. Сайприсс, как ты её называешь, будет допрошена и затем освобождена.
   Угу, то есть они собираются её убить. Потому что если бы не собирались, он бы мог просто сказать, что доставят её на безопасную территорию. Погодите, волшебное число для телепортации - пять, что означает, что если они решат взять её с собой, то одному из них придётся остаться. Видимо, у ключей телепортации есть некие ограничения, так что даже с ними нельзя таскать сколько угодно народу, поскольку Амариллис упоминала кратные размеры групп.
   - Но вы забираете ключ телепортации? - спросил я, обратив внимание на удивление Иголок и остальных. - Она сказала мне о нём, почему я и согласился отправиться в этот город. Этот ключ должен был быть нашим билетом на выход. Это ваша основная миссия, но вы не знаете, где он, что как минимум часть того, почему она вам нужна.
   Я надеялся, что не сказал слишком много. Была определённая выгода в том, чтобы прикидываться ничего не понимающим дурнем, но я не знал, что их обучение или цели миссии говорят о тех, кто изжили свою полезность.
   - Я могу вам помочь - продолжил я. - Я путешествовал с ней два дня, я знаю, как она действует, какие трюки использует. Мы действительно подружились. Я могу с ней поговорить, убедить её отдать вам то, что вам нужно, если она сама так не решит.
   - И твоя цена? - спросил Иголки. - Ключи перемещают по пятеро, и мы не сможем вернуться за тобой.
   - Защита на время путешествия - сказал я. - Возможно, оружие, если сможете выделить, когда уйдёте.
   Я взглянул на двоих магов.
   - Магия, чтобы увеличить мои шансы выбраться из Земель Восставших.
   Иголки осмотрел меня.
   - Мы заберём твоё оружие - сказал он. - И Леонольд повяжет тебя. С этим я принимаю твоё предложение.
   Маг татуировок шагнул вперёд и протянул ко мне руку. Вблизи было видно, что татуировки движутся по его груди, очень медленно, но движутся, извиваясь, словно живые существа. Там было несколько пейзажей, но в основном татуировки изображали существ, предметы, и сложные узоры. Одна из них, шипастая, обернулась вокруг его кисти, и она вращалась, двигаясь быстрее остальных.
   - Не сопротивляйся - произнёс он.
   Я взял его руку, и он крепко сжал мою. Шипастая татуировка прикоснулась ко мне - на ощупь как металл - а затем я увидел, как она появилась на моей руке, продолжая вращаться.
   Разблокирован Навык: Магия Кожи!
   Разблокировано Достижение: На толщину кожи.
   Однако там она не осталась. Вместо этого она проползла по моей коже и исчезла под жакетом. Однако я чувствовал, как она движется - по локтю, через плечо, а затем обернулась вокруг шеи.
   Квест принят: С плеч Мага Кожи. Леонольд поместил на вашу шею Ошейник Глупца. Нейтрализуйте его, убейте мага, или избавьтесь от него прежде чем он вас убьёт.
   - Не имел прежде дел с магией кожи - медленно произнёс я.
   Леонольд поднял бровь.
   - Ценю уважение, - кивнув, произнёс он - но ты ошибаешься. Я ещё чувствую выгоревшую руну на твоей правой руке.
   Точно, с самолёта. Она не разблокировала навык, поскольку это было частью опенинга?
   Я прикоснулся к шее, где ещё ощущал полоску холода.
   - И что оно делает? - спросил я.
   - Если я его активирую, для чего достаточно мысли, он примерно на полдюйма врежется в твою плоть - спокойно произнёс он. - Ты знаком с расположением сонной артерии?
   - Чистая предосторожность - поспешил сообщить Иголки. - Когда мы уйдём, он выдохнется.
   Я кивнул, стараясь не слишком паниковать из-за управляемой мыслью удавки на моей шее.
   - Я займусь пареньком - сказала Фенн. - Объясню, что к чему. Бесплатная услуга, о благороднейший из дикообразов.
   - Дикобразов - отозвался Иголки. - Уверен, причина того, что ты так невинно измываешься над речью, в твоём дикарском происхождении. Мы отправляемся в Замок Сориана. Что полезного можешь о нём рассказать? - спросил он.
   (Пр. переводчика. В оригинале Фенн назвала его porcine вместо porcupine, на что дикобраз указал, что это означает свинью. Обругала в ответ на предыдущее, в общем.)
   - Корпоративные замки - смертельные западни - сказала Фенн. - Как ни странно, их разрабатывали без учёта возможности внезапного обращения живых в нежить. В каждом из них жили сотни человек. Когда отрубилось энергоснабжение, они переключились на резервное питание, а когда отрубилось и оно, все двери открылись в качестве меры пожарной безопасности. Ну, это означает, что нежить может бродить свободно, но то, как они движутся, означает, что все они оказались в одних и тех же местах, а поскольку все они жили и работали вместе, это означает больше умбральной нежити, чем можно ожидать от плотно населённой зоны.
   Она пожала плечами.
   - Помимо этого, это типичный случай ближнего боя с врагами, которых можно убить только точностью или большой огневой мощью, плюс он в пределах охотничьей территории Громадины, вся суть которого сводится к истреблению посторонних. Так что, как я понимаю, человеческое выражение тут "раз плюнуть"?
   Маг кости выругалась и сжала одну из косточек у груди, словно наготове швырнуть её в стену.
   - Это идиотизм - произнесла она.
   - Я учту твоё мнение, Това - сказал Иголки. Кажется, это действительно его имя. - Мы знали, что это будет сложно.
   - Сложно - выплюнула маг кости. - Не самоубийственно. И нас должны были снабдить более полной информацией.
   - Должны были - кивнул Иголки. - Как я понимаю, политическая ситуация в столице более нестабильна, чем мы полагали, и определённые планы, на которых была основана эта миссия, полностью провалились. Что оставляет нас в неудобном положении.
   - Ладно - буркнул здоровяк в доспехе. - Я задам вопрос, о котором, полагаю, все мы думаем. Мы собираемся добыть ключ телепортации и воспользоваться им, чтобы отбыть. В случае провала миссии мы должны были подать радиосигнал об эвакуации.
   Повисла краткая пауза.
   - Если ты посчитаешь миссию проваленной, полагаешь, нас эвакуируют?
   Нос Иголки дёрнулся.
   - Критерии провала миссии...
   - Просто ответь на грёбаный вопрос - сказал Леонольд, маг татуировок.
   - Я не слышал ничего конкретного об этом, но, полагаю, мы предоставлены себе - ответил Иголки. - Возможно, было бы иначе, достигни мы нашей вторичной цели.
   Похоже, всем это пришлось не по вкусу - кроме Фенн, которая сдерживала улыбку. Она заметила мой взгляд, пожала плечами, и ухмыльнулась мне.
   - К замку Сориана! - воскликнула она. - Да преуспеем мы с доблестью, или погибнем в бесчестьи!
   - Не будет бесчестья - тихо произнёс Иголки. - Эта миссия будет погребена под таким количеством слоёв секретности, что наши имена просто никогда не всплывут.
  
   Глава 13: Таймаут.
  
   Вскоре после этого свет в глазах мага татуировок угас, так мы потопали дальше, следуя указаниям Фенн и в этот раз направляясь в сторону Замка Сориана, от которого находились не слишком далеко. Я уже видел его на карте, и он был не намного больше, чем то, к чему я был готов - всего лишь невероятно громадным, заслуживающим называться городом внутри города. Высокие стены с бойницами для стрелков, начиная со второго этажа, а ниже этого - сплошные каменные стены. На мой взгляд - идиотизм, учитывая, что обзор посреди города дерьмовый, и вообще сложно представить здесь осаду, хотя, конечно, я могу чего-то не знать (что очень вероятно).
   Естественно, я продолжал чувствовать, что нахожусь не на своём месте, но кроме того, я больше не ощущал себя в игре.
   Группа персонажей, каждый со своими сильными и слабыми сторонами, которые оказались среди врагов и могут полагаться только на себя, и единственный путь вперёд лежит через опасную зону... ну, это основательно хоженая территория. Проблема в том, что я не являюсь частью этой истории. Если бы это была игра, то я был бы неписем, которого игроки захватили, чтобы использовать для чего-то, и я ДМил таки ситуации более чем достаточно раз, чтобы знать, как оно бывает. Я не могу активно действовать, поскольку это приведёт к моей смерти. Не только потому, что от оппонентов можно ожидать тотального превосходства в снаряжении, знаниях, и подготовке, но в первую очередь из-за татуировке на моей шее, которая, как игровая система сообщила мне практически прямым текстом, рано или поздно меня убьёт - и скорее рано, чем поздно.
   Я даже не мог уверенно сказать, что они плохие парни, только "союзники врагов Амариллис". Я не знаю, можно ли считать Амариллис хорошим человеком, так что называть злодеями тех, кто хотят её убить, было бы натяжкой, учитывая доступную информацию. Скорее всего, если в этом мире присутствуют параллели с тем, что я создавал для D&D-шных кампаний, тут на одной стороне оттенки серого, а с другой - кромешная тьма.
   Итак, ситуация не в мою пользу. Что у меня есть? 1. Амариллис, скорее всего, ещё где-то здесь, и, вероятно, поможет мне, если сможет... вероятно. 2. Фенн очевидно участвует в этой миссии не добровольно, возможно, если выяснить, какой рычаг воздействия к ней применили, удастся этим воспользоваться. 3. Все кроме Иголки демонстрировали недовольство этой миссией и тем, как к ней отнеслось руководство, кем бы оно ни было, и хотя они вряд ли сцепятся друг с другом, но междоусобицы - полезное отвлечение. 4. Они забрали мой пустотник, но не меч, что, вероятно, означает его бесполезность или по крайней мере неэффективность против них. Это и логично, если маг кожи может перерезать мне глотку одной мыслью, но всё же на мой взгляд было классическим случаем недооценки. 5. У меня есть игровые элементы, вроде способности исцеления всех ран при левел апе, плюс способность изучать всякое намного быстрее, чем должно быть возможно, плюс подсказки, которые временами выдаёт игровая система.
   С этим последним я и начал работать, когда мы направились к Замку Сориана. Когда я заполучил ту татуировку, это разблокировало Магию Кожи, что означало, что я обладаю зачатками способностей, продемонстрированных Леонольдом. Я не знал заклинаний, но на, или может в, моей коже, была толика магии.
   (В этом месте можно сказать себе "Джунипер, ковыряться в убивающем ошейнике - плохая идея", и в обычных условиях я бы согласился, но полученный мной квест упоминал возможность нейтрализации. И да, прислушиваться к сообщениям в голове - действительно лучший метод действия).
   Чувство холода появлялось только тогда, когда я о нём думал. Если я сосредотачивался, то мог ощутить его точные границы, края и шипы; это чувство не было естественным ощущением тепла и холода. Я сосредоточился на нём, пытаясь воздействовать по этому каналу в обратную сторону.
   Навык повышен: Магия Кожи, ур. 1!
   Должен сказать, это меня удивило. Татуровка ничуть не сдвинулась, но моё восприятие её немедленно обострилось. Я снова мысленно надавил, чуть сильнее. Она проползла по моей руке, чтобы добраться до шеи, и если её функция связана с расположением, на что я отчаянно надеялся, то её перемещение сделает разрез на полдюйма нефатальным. Леонольд не проверял меня на способности мага кожи, прежде чем повязать, и я надеялся, что этот ещё один пример недооценки даст мне толику пространства для маневра.
  
   Когда мы оказались у входа в Замок Сориана, я поднял Магию Кожи ещё на два уровня, но сдвинуть татуировку всё так же не удавалось. Заодно я заполучил уровень Обмана, что меня порядком удивило, учитывая предыдущее сообщение. Это потому, что я незаметно отрабатывал магию кожи, что ли?..
   Перед Замком Сориана была опущена массивная решётка добрых двадцати футов в высоту. Впрочем, её угол был выгнут наружу, и в эту дыру мог бы проехать микроавтобус.
   За ней лежал внутренний двор, и только тут я увидел ожидаемое от небоскрёба остекление, хоть оно и было укрыто от глаз, и большая часть стёкол разбиты. На третьем этаже замка, который с того места, где я стоял, казался состоящим скорее из колонн, чем из стен, что-то светилось.
   - Нежити нет - пробормотал Иголки.
   Фенн шагнула вперёд и подошла ко мне. Она спокойно подхватила меня под руку и прижалась ко мне, придерживая свой лук другой рукой.
   - В этом ничего удивительного - сообщила она. - Они как-то патрулированием не увлекаются, и если тут кто-то проходил, то оттянул на себя в город всех, кто стояли у входа. А если кто-то вбежал внутрь, обгоняя низших умбралов, то они все последовали внутрь здания.
   Говоря это, она сжимала мою руку. Короткое сжатие, два длинных, пауза, два коротких... продолжалось в том духе, и я понимал, что это скорее всего азбука Морзе, но понятия не имел, что она пытается сказать. Я взглянул на неё, и с последним сжатием она мне мило улыбнулась, на что я ответил озадаченным взглядом.
   Фенн вздохнула.
   - Нам остаётся только войти. Я начинаю ощущать, что нам не стоит тут задерживаться.
   - В таком случае мы двигаемся, медленно и осторожно - сказал Иголки. - Я впереди, Това с Леонольдом сзади. Фенн, держись рядом с Джунипером и будь готова использовать артиллерию по моей команде. Джунипер, мы не будем специально стараться тебя защитить.
   Он положил когтистую руку на бронированного здоровяка.
   - Удачи, Картер.
   Однако прежде чем мы смогли начать двигаться, из-за угла появилась волна трупов. В жуткой тишине оно опустило одну из множества своих конечностей, осторожно избегая машин и фонарных столбов. Оно было почти в двух блоках от нас, но сердце заколотилось у меня в груди. Эта хрень только примерно напоминала какое-то существо; мертвецы в нём образовывали руки и ноги, и глаза были настолько ослепительно яркими, что было сложно смотреть в его сторону.
   - Двигаемся - произнёс Иголки, начавший бежать ещё до того, как это произнёс. "Здоровяк" поднял одну из своих рук, состоявшую из такого количества мертвецов, что она походила скорее на некий вырост. Оно неожиданно быстро взмахнуло конечностью, снова и снова, и каждый раз в нашу сторону неожиданно быстро неслось тело.
   Иголки вытащил свой меч и разрубил один из трупов, не теряя скорости, и я впервые смог взглянуть на его длинную узкую катану. Он отбросил половинки в стороны, и новый труп врезался в здоровяка, Картера, вернее в его здоровенный щит, но он принял удар без заметных усилий. Остальные ударились о землю, разбрасывая плоть и внутренности под звук хруста костей. Лишь из-за того, что я был парализован нерешительностью, я увидел как один из брошенных трупов угодил в Леонольда, врезавшись в не защищённого доспехом человека с такой силой, что ему должно было сломать шею, или даже оторвать голову - но это даже не заставило его пошевелиться. Вместо этого - вместо него - Картер отдёрнулся, как от удара. Душесвязанный, чтобы принимать удары на себя, как сказала Амариллис.
   Я наконец пришёл в себя и побежал. Я порядком отстал от остальных, что обеспечило мне крошечное преимущество в виде того, что я не находился в зоне, по которой вёлся "обстрел". Иголки разрубил ещё несколько тел в воздухе, иногда чуть задерживаясь, чтобы защитить остальных. Картер двигался быстрее, чем я ожидал от человека в полном доспехе, даже учитывая все прочитанные мной материалы, опровергающие его громоздкость. Два мага поймали ещё пару мелких попаданий фрагментами тел, и я видел, как они отражались на Картере во внезапных неловких движениях. Фенн... Это не выглядело так, словно она именно уклоняется; вместо того, чтобы смотреть, куда летят трупы и реагировать на это, она просто словно всегда находилась там, где не было метательных снарядов.
   На бегу я вытащил свой меч, стараясь отслеживать летящие со скоростью мчащегося автомобиля тела. Когда один из них оказался близко, я быстро перекатился по земле, надеясь, что не попаду прямо под удар.
   Навык повышен: Уклонение, ур. 2!
   И я снова побежал, всё ещё отставая от остальных, которые уже добрались до сломанной решётки. Она по крайней мере обеспечивала прикрытие от обстрела трупами, хотя если внешняя часть Замка Сориана кишит зомби, мы окажемся в клещах.
   Шальной трупоснаряд врезался в машину рядом со мной, и его верхняя часть, вращаясь, полетела в мою сторону. Я поднял меч и поймал его в рёбра; этого хватило, чтобы его остановить.
   Навык повышен: Парирование, ур. 2!
   Я заметил, что зомби ещё жив, вернее немёртв, поскольку его глаза светились и он двигался. Я сбросил его с меча и поторопился вперёд; разрыв между нами увеличился ещё больше.
   - Артиллерия! - выкрикнул Иголки, когда я пробежал за решётку. У нас впереди была компания, трое Зомби-Вольтронов, и один более стройной разновидности; все они направлялись к нам во двор из-за разбитых окон.
   Фенн натянула тетиву своего лука, прищурившись, закрыла один глаз, а затем выпустила стрелу. Её стрела снова разделилась - на две, затем на четыре, затем на восемь, пока в нежить не врезался целый поток стрел. Двое Вольтронов рассыпались, но в третьего она не попала, и стройный, составленный из десяти трупов зомби перекатился в сторону и укрылся за одним из подбитых стрелами. Остальные стрелы, и их было много, врезались в здание позади зомби.
   Иголки, не снижая скорости, побежал прямо к Зомби-Вольтрону, держа меч за собой. Приблизившись, он крутанулся, выставив меч; от прорубленной линии на землю посыпались части тел. Когда оно замахнулось на него своей "рукой", он разрубил и её, а затем рассёк его "ногу", что заставило тварь упасть на землю.
   - Бежим! - выкрикнула Фенн и последовала собственному совету, исчезая в лобби замка. В отличие от остальных я и не останавливался, и избегал сражения, лишь на миг оглянувшись, чтобы убедиться в том, что подозревал: Здоровяк направлялся к решётке. Оно выпускало части себя, маленькие в сравнении с ним, но вполне узнаваемые как быстрые соединения, вполне способные нас догнать.
   Мы побежали. Внутри тоже были зомби, но у Иголки был меч, способный, похоже, прорубить что угодно, и опасных соединённых разновидностей видно не было. Мы в почти полной темноте взбежали по центральной лестнице - здоровяк, Картер, подотстал - потом по ещё одной лестнице, потом по третьей, пока не оказались на четвёртом этаже.
   - Лео, таймаут - выкрикнул Иголки.
   Маг татуировок остановился на месте и поднял руку, а затем пробежал по кругу шириной не больше десяти футов, держа руку за собой. На его руке появилось синее сияние; оно разгоралось, пока вся рука не оказала окутана ярко-синим свечением. Он почти закончил, когда я сообразил, что все, кроме меня, внутри круга; я сделал шаг, и Фенн протянула руку, чтобы подтянуть меня внутрь - как раз вовремя. Круг замкнулся, и всё окутала тьма.
   Я ощущал пульс своей крови - весьма буйный - и зажёг на пальце огонёк, осветивший нас шестерых, пол, на котором мы стояли, и ничего за пределами очерченного Леонольдом круга.
   - Ты сжигаешь наш кислород, засранец - сказала Това. Её волосы были растрёпаны, и в патронташах не хватало косточек.
   - Магия крови не использует реакцию окисления, если только он не подожжёт что-то - сказал Иголки. - Это лучший источник света из того, что нам доступно. Хоть что-то хорошо.
   К моему удивлению, он слегка поклонился в мою сторону.
   - Леонольд, что с целостностью заклинания?
   - Каст был поспешный - ответил маг татуировок. - К тому же нас тут шестеро, а не пятеро, что урезает наше время. По моей прикидке, полтора часа, после этого бы будем не в форме, чтобы сражаться.
   - Что это за хня, где мы? - спросила Фенн. - На мой взгляд, выглядит как нигде.
   Она протянула руку к черноте вокруг нас, но Иголки хлопнул её по руке.
   - Мы вне времени - сообщил он. - Не прикасайся к границе, если не хочешь потерять палец. Картер, статус?
   Картер наконец снял свой шлем, впервые за всё время. Он был безволосым и синекожим; один из кашунк, если я правильно помню созданные мной расы. Его лицо было окровавленным и в синяках, и один глаз опух так, что не открывался; из него текла белая жидкость.
   - Сломанное запястье, сломанные рёбра, разбитое лицо, сломаны все пальцы на левой руке, в синяках с головы до ног, чувствую себя отбивной. Мне понадобится половина исцеления Товы, чтобы просто продолжать двигаться.
   - Значит, так и сделаем - сообщил Иголки, и Картер немедленно начал снимать свой доспех, что было неудобно для нас всех, поскольку места для шестерых было маловато. Това взялась за кости на своих патронташах, осматривая их и откладывая некоторые. Пока они этим занимались, Иголки повернулся ко мне.
   - Мы по большей часть полагаемся на твои слова - сказал он. - Есть что-то, о чём ты умолчал? Какие-то идеи о том, где она находится в замке?
   Я постарался успокоить дыхание. Я дышал их воздухом, и моя полезность быстро уменьшалась. Кое-какие знания об Амариллис не помогут, если мы её не найдём, и я не мог представить, каким образом она могла пробраться мимо того, что встретило нас во дворе. У меня было мало кусочков информации, которые можно им скармливать, и когда они закончатся, я, скорее всего, буду мёртв. Если их удерживать, скорее всего результат будет тот же.
   - Я не знаю, что вы знаете - ответил я. - Она сказала, что на двадцать первом этаже было секретное учреждение. Хотя игровая система сообщила, что она на верхнем этаже, и я не уверен, что это было об одном. Оно должно было изучать эффект некротического поля, но они... потеряли контакт, или что-то в этом роде, и с ними остался их ключ.
   Иголки повёл носом из стороны в сторону.
   - Я погляжу, она тебе действительно доверяла.
   Я кивнул.
   - Возможно, зря.
   Я хотел позволить огоньку на моём пальце угаснуть, чтобы скрыть моё лицо. Я просто сделал то же самое, что сделала она, когда оставила меня умирать: провёл расчёты, и она оказалась на не той стороне. Но это всё равно заставляло меня чувствовать себя дерьмом.
   - Так кто, бл*, такая наша загадочная девица? Которая оказалась заброшена в Земли Восставших, и при этом знает всё о секретных организациях, нарушающих карантин? - спросила Фенн. Она проманеврировала в тесном пространстве, пока не оказалась рядом со мной. Её рука опустилась на моё плечо, а сама она взглянула на Иголки.
   - Амариллис Пенндрайг, Принцесса Англициннская, Особый Представитель по Экзистенциальным Угрозам - ответил я. Я был достаточно уверен, что Фенн - единственная, кто этого не знает, и сейчас, по крайней мере, я мог получить толику информации от Иголки.
   - О - произнесла Фенн. - Ну, бл*.
   Её взгляд на миг оказался на Леонольде, затем на мне, затем перескочил к татуировке на моей шее.
   Она повернулась обратно к Иголки.
   - То есть ты хочешь дружески поболтать с этой девочкой, высшей в линии наследования Пенндрайгов, а потом весело отправить её на смерть посреди Сильмар-сити? Потому что на мой взгляд мы должны или убить её, или вытащить отсюда, и если второе, то это, полагаю, плохая новость для наименее ценного члена команды.
   Она взъерошила мои волосы рукой, которой придерживала свой лук, а затем подхватила его, не давая упасть.
   - Без обид к нашему приблудному, которому достался бы этот титул, если бы он был членом.
   Иголки всё ещё не вложил свой клинок в ножны, и продолжал держать его в руке.
   - Это не имеет значения - произнёс он. - Мы её не найдём. Эта миссия сведена к попытке выживания.
   Я не хотел давить, и к моему удивлению Фенн, похоже, тоже не хотела. Вместо этого она повернулась и чмокнула меня в щёчку, а затем текучим движением упала на пол и уселась на нём.
   Навык повышен: Романтика, ур. 2!
   - Ты остаёшься с нами, пока что - сказал мне Иголки. - Я связанный-с-клинком; мы клянёмся блюсти своё слово. Но предупреждение, которое я уже давал, что мы не будем специально стараться сохранить твою жизнь, тоже верно.
   С этими словами он отвернулся от меня, сел, и принялся очищать свой клинок.
   Това ещё работала над Картером; одной рукой она прикасалась к его обнажённому телу, а другой держала кость, пока та не начинала дымиться. Исцеление ещё не было завершено; его раны выглядели уже лучше, но синяки оставались.
   Когда одна кость выгорела, она отбросила её и выбрала другую, осторожно проходясь по его телу (сейчас он был в одних шортах) и временами задавая тихие вопросы, на которые получала односложные ответы.
   Леонольд наносил себе татуировку при свете моего огня, пользуясь маленькой чернильницей и иглой. Он стискивал зубы, но не издавал ни звука. Определённо, это было частью процесса для мага кожи, или мага татуировок. Я не знал, это разница в терминологии, или действительно разные практики, но в любом случае не хотел мешать человеку, чья магия обернулась вокруг моей шеи.
   Так что за неимением лучшего занятия я сел рядом с Фенн.
   - Полагаю, ты задаёшься вопросом, почему я тебя поцеловала - заметила она.
   - Не особенно - ответил я. - Я решил, что это было просто... поддёвкой такой. Надо мной или над Иголки.
   Я говорил тихо, но пространство вне времени, в котором мы находились, было маленьким, и Картер занимал изрядную его порцию.
   - А ты милашка - сказала Фенн. Она говорила так же тихо, как и я. - Не в том, что сейчас сказал, это было почти обидно, а в целом, по внешности и поведению. Есть в тебе нечто очень человеческое, тебе этого никогда не говорили?
   - Нет - ответил я. - Но... У меня не очень широкий круг общения.
   - Ну... - сказала Фенн. Она подтянулась ближе ко мне; прижалась и положила голову на плечо. Я крайне отчётливо ощущал прикосновение её заострённого уха. - Возможно, я как раз это и имела в виду.
   - Не играй со своей едой - сообщил Леонольд с другой стороны.
   - Я всего лишь полуэльф - ответила Фенн, не поднимая головы с моего плеча. - Я мало кого употребила.
   Она слегка сдвинулась, затем села и посмотрела на меня.
   - Есть нечто уютное в близости смерти, не находишь? Когда за дверью воют волки и это вызывает озноб по коже? Или это просто реакция моей эльфийской стороны?
   Она наклонила голову и слегка ткнула меня носом, а затем поцеловала в щеку. Я не мешал. Я чувствовал усталость, не столько физическую, сколько ментальную, вероятно, из-за того, что приходилось очень быстро обдумывать очень многое, плюс стресс из-за угрозы смерти. В любом случае, это было приятно, но я слишком выдохся, чтобы оценить. Она наклонилась ко мне прикоснулась губами к моему уху.
   - Они убьют нас обоих - прошептала она едва слышно. Отодвинулась, тернув щекой о мою щеку, и посмотрела на меня. В этих тёмно-зелёных глазах не было ничего игривого или соблазнительного. Я не слишком хорош в том, чтобы читать людей, не настолько, чтобы прочитать её микромимику, но уже напряжение во взгляде было пугающим.
   - Конечно, было много написано по теме предбоевого соития - вслух произнесла Фенн, поворачиваясь к остальным. - Некоторые придерживаются мнения, что оно подтачивает боевой дух, в то время как другие считают, что оно успокаивает разум. Лично я полагаю, что толика подначивания может подтолкнуть мужчину к величию.
   Она вздохнула и отделилась от меня; сейчас мы просто сидели рядом.
   - Так ты говоришь, что круг общения у тебя небольшой. Впервые видишь живой щит? - она взмахнула рукой в сторону Картера.
   - Я... слышал истории - произнёс я. - Но лично не видел, это да.
   Его что, реально так называют? Этот мир серьёзно настолько странный?
   - Он связан через душу с остальной командой, и принимает на себя все приходящиеся на них удары - сказала Фенн. - Забавная хрень, можно дать по морде Тове, а почувствует Картер. Хотя, конечно, на нём броня, так что скорее всего отобьёшь себе руку, что, полагаю, уже не так забавно, разве что для сторонних наблюдателей. Да, и пока ты не попробовал что-то, конкретно со мной он не связан, поскольку по какой-то причине мне наши дружелюбные контрабандисты не доверяют.
   - Хватит болтать - сказала Това. - И Джунипер, тут добавь света.
   Она помедлила секунду и добавила:
   - Пожалуйста.
   Я прибавил огня, пока он не окутал мою руку, и получил сообщение, что снова достиг текущего максимума в магии крови. Това достала самую толстую кость из оставшихся в её патронташах и провела пальцами по синей груди Картера. Эта кость завоняла сильнее остальных, заполняя наше закрытое пространство резким запахом. Впрочем, на половине Картер буркнул и откинулся на спину. Това, закончив свою работу, тяжело дышала.
   - Сделала всё возможное - сообщила она. - У меня осталось около одной пятой от моих резервов - она указала на кости. - Достаточно на один бой, или для того, чтобы залатать критические раны при необходимости.
   Картер принялся надевать свою броню. Я задумался о том, как часто он оказывается ранен ради остальных, как часто проходит подобный процесс исцеления, чтобы снова вернуться в бой. По мне это отдаёт мазохизмом.
   Однако Фенн сообщила мне о его связи с остальными не ради того, чтобы удовлетворить моё любопытство; она сказала это потому, что они собираются убить нас обоих. Она сказала мне о Картере, потому что если я хочу выжить, мне нужно разобраться с Леонольдом, и чтобы это сделать, сперва нужно разобраться с Картером. На самом деле я не был уверен, почему мы ещё живы, если Иголки с компанией действительно плохие парни, но я доверял Фенн больше, чем им. Я не то, чтобы планировал хладнокровное убийство Картера и Леонольда, но это частично потому, что у меня не было реальных идей, как это провернуть.
   - Нам нужен план - произнёс Иголки, быстро вставая. - В настоящий момент мы на четвёртом этаже, с бесчисленным множеством нежити впереди и бесчисленным множеством нежити на хвосте. Между нами и нашей целью - семнадцать этажей. Това, ты некомбатант если только Картер не умрёт, в каком случае ты используешь все оставшиеся силы как охранение тыла. Леонольд... Статус?
   - Обычные мелочи, но если говорить о существенном, то две Неуязвимости Принца, пять Псевдо-Периметров, которые скорее всего здесь даже не сработают, ещё один Ошейник Глупца, и один Мерцающий Канделябр - сообщил Леонольд, указывая на участки своей кожи.
   Пока он говорил, я сосредоточился на своём ошейнике, снова давя на татуировку. На восьмом уровне Магии Кожи я наконец-то сумел её сдвинуть, но "сдвинуть" было в масштабе сантиметров, вместо того, чтобы убрать её с моей шеи, а уровни сейчас поднимались куда медленнее.
   - Неуязвимость принца, это которая длится около шести секунд? - спросил я. - Покрывает шестерых?
   Леонольд уставился на меня.
   - Да - сказал он. - Откуда ты знаешь?
   Ну, видишь ли, есть такая игра, "Подземелья и драконы", в месте под названием Земля, которое может существует, а может и нет, и есть заклинания, созданные Гари Гигаксом и "Волшебниками Побережья", а ещё есть люди, которых называют "Данжн Мастер", которые могут создавать собственные заклинания и наделять ими волшебников, и конкретно это придумал я, прежде чем попасть сюда.
   - Читал где-то - медленно произнёс я.
   - Где? - спросил Леонольд.
   - Это не важно - сказал Иголки. - Начались головные боли, значит, времени мало. Джунипер, больше не говори.
   Я закрыл рот, хотя у меня и появлялась идея. Неуязвимость принца была ошибкой, одно из заклинаний, которые я считал клёвыми, но которые вывернули игру набекрень. Проблема была не в механике аспекта предотвращения всего урона, а в последовавших эксплойтах; в самой первой игре после его введения, партия устроила драматический побег, активировав неуязвимость, а затем спрыгнув с парапета замка лича.
   (И да, это вызвало кучу споров о том, доминирует ли реальная физика над правилами D&D, когда они глупые и нереалистичные, плюс расчёты коэффициента лобового сопротивления на онлайн-калькуляторах, плюс кучу шуток о скорости негружёной ласточки).
   - Фенн - спросил Иголки. - Сколько артиллерийских выстрелов?
   - Один - ответила она, нахмурившись. - Скажи, и будет сделано, но выбирай момент с умом. Кстати, если подсчитываем резервы, то, пожалуй, стоит учесть и мой шарм. Я ещё не пробовала обаять нежить, но можем попробовать в крайнем случае, верно?
   - Я больше надеюсь, что нам поможет твоя удача - ответил Иголки, покачав головой. - Джунипер, ты в какой-то степени владеешь магией крови, но, могу предположить, ограниченно?
   Я в буквальном смысле только сегодня ей научился.
   - Немногим больше, чем простой трюк - ответил я. - Но...
   Я помедлил, не уверенный, как быть. Я многое не знаю об этом мире, и не мог задавать вопросы, не выставив себя дураком, или хуже того, безумцем.
   - Нам стоит воспользоваться лифтом - произнёс я.
   - Возможно, друг-человек, ты упустил из внимания, что электричества нет - сказала Фенн. - Конечно, это легко упустить.
   Однако несмотря на её язвительность, я облегчённо вздохнул, поскольку она подтвердила, что двери, которые я мельком заметил на этаже лобби были действительно дверями лифтов, и к тому же эти лифты работали на электричестве, а не на какой-нибудь безумной системе рун.
   - Ты хочешь, чтобы мы взобрались по шахте - сказал Иголки, покачав головой. - Хуже, чем лестница, поскольку наши варианты в случае преследования будут ограниченны, и в случае атаки сверху мы упадём и разобьёмся.
   - Нет - ответил я, начиная ощущать приятное чувство возбуждения от плана, который может сработать. - Я хочу нас запустить.
  
   Глава 14: Факты о ЛИФТЕ.
  
   Благодарим за то, что вы подписались на информационную рассылку "ЛИФТЫ"!
   О современных лифтах следует знать, что в них используется много средств обеспечения безопасности.
   1. Лифт держится не на одном тросе; их около восьми, каждый из которых способен удержать полностью загруженный лифт в одиночку.
   2. Кабина лифта и связанный с ней противовес обычно идут по рельсам, чтобы обеспечить трение в случае катастрофического отказа.
   3. В кабине лифта есть средства безопасности, активирующиеся при том, что в мануале обозначено эвфемизмом "случай превышения скорости", другими словами, если она движется быстрее, чем должна.
   4. Тележка на вершине шахты лифта - то самое, что заставляет лифт и противовес двигаться, и на ней есть стопор, запирающий тележку, если она слишком разгоняется из-за превышения лифтом скорости.
   5. На дне шахты лифта обычно есть что-то для смягчения падения, недостаточно, чтобы наверняка предотвратить травмы или смерть, но достаточно, чтобы увеличить шансы.
  
   Это всё, что я знаю. В другом случае я бы ещё добавил, что 2 KNO - чушь собачья, но к этому моменту моё KNO было уже 4, и, честно сказать, я не был уверен, что смог бы всё это вспомнить пару дней назад, спроси меня кто-то. Это была отрезвляющая мысль; первый реальный показатель, что игровая система действительно химичит с моим разумом.
   В любом случае, перейдём к тому, что я знаю о лифтах на Аэрбе:
   1. ???
   (Ну, немного преувеличиваю, поскольку являюсь убеждённым сторонником идеи, что схожих целей достигают схожими средствами, и к этому миру это тоже относится, неважно, создан он из идей в моём разуме, или мои иллюзии о Земле были вдохновлены погребёнными воспоминаниями. Даже если на Аэрбе не было Элиши Отиса, принципы дизайна лифтов всё равно будут в целом теми же, с учётом возможностей магии. У лифтов есть системы торможения, поскольку это предотвращает падение и разбивание, а не потому, что это земная фишка. Ну, да, на Аэрбе есть то, что я назвал бы "физика плюс", но то, что я видел до сих пор, говорит о том, что у них тут нет халявной энергии, так что её нужно экономить, а значит, у лифтов будут противовесы, чтобы уменьшить необходимую для их движения энергию).
   К сожалению, остальные тоже особо ничего не знали, и это означало, что я продвигаю план, как минимум частично основанный на незнании. Было возможно, что наверху шахты есть стопор, который замкнётся, когда противовес начнёт двигаться, и то, что отсутствие электричества заблокирует лифт и противовес - тоже возможно.
   - Риск и награда - пробормотал Иголки, когда мы немного пообсуждали идею. - Если это сработает, мы пропустим семнадцать этажей тяжёлых сражений. Если провалится... мы потратим ресурсы, которые не можем позволить себе тратить. Нежить доберётся до нас, и нам придётся её убивать вместо того, чтобы просто убегать. И всё же, в плане баланса... Леонольд, Неуязвимость Принца нас защитит?
   - Да - кивнул Леонольд. - Шесть секунд, не больше, не меньше. Если будем подниматься дольше, мне придётся активировать его дважды. И если провалимся, то ничего не поделать.
   - В таком случае, я - за - сказал Иголки. - Двигаемся к лифтам, с удачей добираемся до вершины и оттуда отбываем. Фенн, мы используем твой последний артиллерийский выстрел. Возражения?
   Картер неуютно переступил с ноги на ногу, но ни он, ни кто-то ещё ничего не сказал. Лично я начинал остро ощущать эффект замкнутого пространства; головная боль обострилась, и я вспотел. По идее, мне должно было быть жарко, но я целый час поддерживал огонь, используя свою кровь.
   И тем не менее, даже когда мы определились, что делаем дальше, мы остались в пузыре времени. (Нужно ли указывать, что я очень хотел научиться это делать? В смысле, надеюсь, я не кажусь идиотом, так что да, я хотел научиться ставить игру на паузу).
   Одной из "обычных мелочей" из арсенала Леонольда была двухсотфутовая верёвка, которую он вытащил из татуировки на запястье, и с которой затем обращался как с совершенно реальной. В смысле, навязал на ней узлов, что явно лучше делать в безопасности, чем когда у нас на пятках зомби.
   А затем, после всего этого ожидания, большую часть которого я использовал, чтобы пытаться сдвинуть татуировку на моей шее, мы вдруг были готовы двигаться. Все встали на позиции; я ощущал, что моё сердце колотится в груди и дыхание ускоряется. Впрочем, это могло быть из-за углекислого газа.
   Когда пузырь времени выдохся, возникла вспышка света, заставившая меня проморгаться, и нас обдало ветром. Осматриваться, однако, времени не было, поскольку мы немедленно помчались к лифтам.
   Когда мы оказались перед ними, Иголки стремительно проделал три разреза в двери лифта, а затем Картер пнул треугольник металла, который отлетел внутрь и упал на четыре этажа, поскольку лифта не было. Я сунул в дыру голову и подсветил огоньком на руке, а затем облегчённо вздохнул.
   - Четвёртый внизу! - выкрикнул я, хоть они и стояли рядом со мной. Первый проблемный момент прошли; здесь был лифт на той высоте, что нам нужна.
   Мы оказались у него как раз тогда, когда троица "стройных" трупомонстров появились на виду. Иголки вызвал артиллерию, и Фенн выполнила указание, её стрелы принялись разделяться каждые десять футов. Однако мы находились относительно близко, так что атака оказалась не такой уж мощной, и только одна из тварей превратилась в подушечку для иголок. Оно развалилось и пропустило двух других вперёд. Иголки дорубил дверь лифта, а затем обернулся, чтобы встретить их.
   Моей ролью было помочь Леонольду с приготовлениями, частично потому, что я создал им впечатление человека, имеющего представление о том, что мы там найдём, и частично потому, что я мог обеспечивать свет. Я последовал за ним в лифт, а затем пролез за убранную им решётку.
   Ну, на Земле я никогда не был наверху лифта, и даже не видел её кроме как в фильмах, так что если скажу, что всё выглядело точно как на земле, к этому следует относиться с толикой сомнения. Уверен, какая-то разница была, но не знаю, какая. Кабина ходила по рельсам, имелись рельсы и для противовеса, и восемь тросов уходили в темноту. Всё это выглядело хорошо сохранившимся, минус толика пыли, которая могла присутствовать ещё тогда, когда этот замок был активен. Что вполне разумно, учитывая, что это место неизвестно сколько лет было в нафталине. В любом случае, с этим мы прошли проблемный момент номер два: лифт выглядел именно так, как нужно, чтобы этот план сработал.
   - Если ты облажаешься, я тебя убью - шепнул мне Леонольд.
   Я кивнул и постарался игнорировать дрожь в своих руках, помогая ему готовиться. Тросы уходили в каркас лифта; нам нужен способ удержаться на них, когда кто-то, предположительно Иголки, обрубит их концы. Для этого мы обвязали их верёвкой, оставляя свисать заготовленные петли, в которых могли разместиться все мы. Я работал одной рукой, поскольку вторая поддерживала огонь; в целом, просто помогал Леонольду.
   - Выдержит? - спросил я его, хотя во время планирования мы уже задавались этим вопросом. Маг татуировок мне не ответил. Его верёвка была не особо прочной, даже не настолько, как верёвка скалолаза, но от неё и не требовалась особая прочность, учитывая, что её присобачивали так, чтобы нагрузка распределялась.
   - Готово? - окликнул нас Иголки, когда мы заканчивали.
   - Почти - отозвался Леонольд. - Проблем нет.
   - Канделябр! - выкрикнул Иголки.
   Леонольд немедленно спрыгнул в лифт и активировал заклинание, которое я лишь наполовину рассмотрел. Оставалось дождаться его - но я не просто ждал, а изо всех сил старался сдвинуть Ошейник Глупца. На Земле худшее, что может выйти из-за татуировки на всю шею - это что её все увидят. На Аэрбе это было только вторым по скверности, но всё равно скверно, поскольку в этом случае даже если я её сдвину, это сразу будет видно - если только, конечно, я не был в тёмной шахте лифта, контролируя единственный источник света. Она сдвигалась медленно, но я наконец ощутил, как холодная лента магических чернил скользнула в сторону, как раз в тот момент, как Леонольд вернулся. Это больше не был ошейник, скорее кольцо на плече, и хотя всё равно будет болезненно, но это лучше, чем перерезанная глотка.
   Леонольд быстро вернулся к своей работе. Он и раньше на меня не смотрел, и к моему облегчению это не изменилось; он просто продолжил вязать узлы. Тем не менее я разместил свет так, чтобы меня освящало как можно хуже, и позволил ему слегка потускнеть.
   Закончив, он влез в петлю, разместив её в подмышках, а потом отошёл на полшага, натягивая верёвку. Слегка наклонился, проверяя её.
   - Можно двигать - выкрикнул он. А потом негромко обратился ко мне. - Мне не стоило говорить, что убью тебя. Просто нервы. Эта миссия... ты даже половины не знаешь. А теперь она скатилась в это безумие.
   - Всё нормально - произнёс я, ощущая комок в горле.
   Остальные поднимались к нам, сперва Фенн, затем Това, Иголки, и наконец поднялся потрёпанный и неровно держащийся на ногах Картер, пиная что-то внизу.
   - Быстрее - произнёс он, и в этот момент кабинка содрогнулась от удара. Леонольд помог накинуть на него петлю, и поддержал его. Из решётки высунулась рука с отслаивающимися и отваливающимися ногтями.
   При слабом свете Касания Аарде Иголки нанёс удар, прорубая крышу лифта. Насколько я мог судить, или у связанных-с-клинком абсурдно острые и прочные клинки, или они считают традиционную физику не очень интересной. Когда за первым ударом последовал второй, металл заскрипел, а после третьего лифт упал. Кусок металла, на котором мы стояли, изогнулся; Иголки резко выдохнул и поднял свой клинок.
   - Неуязвимость по счёту три - сказал он. - Один, два...
   Копья золотого света ударили из большой татуировки, которая сейчас находилась на груди Леонольда. Они ударили в каждого из нас, соединяя с ним, а затем угасли.
   - ...Три - произнёс Иголки, обрушивая свой меч.
   Я думал, что мы будем подниматься быстрее. Я представлял, что мы взлетим, как монетка из рогатки, но на самом деле хоть это было и не то, чтобы медленно, но я успевал считать этажи. Как только мы пришли в движение, я погасил огонь, и сейчас держался за две верёвки, свою и Товы, сдерживая тошноту от качки.
   - Готовь каст! - провозгласил Иголки.
   Шесть секунд прошли, и мы всё ещё поднимались в темноте. К подташниванию добавилось болезненное давление на груди. Верёвки стянули нас всех вместе, прижимая плоть к плоти, и я ощущал жаркое дыхание Фенн. Я всё ещё считал этажи по слабому свету, просачивающемуся из-за закрытых дверей лифта. В любом случае, мы прошли третью проблему, поскольку стопор не сработал, и мы продолжали подниматься.
  
   * * *
  
   - Есть такая штука, как гарантия неозвученного плана - сказала Тифф. Она повернула свой стул в сторону, и положила ногу на стул Реймера; ему это не нравилось, но он не возражал. - В целом, это означает, что если в книге, в кино, или в телешоу говорят о плане, то этот план провалится, а если не провалится, то столкнётся с неожиданными сложностями.
   - Не уверен, что понимаю - сказал Артур. - Мы не связаны традиционными правилами повествования.
   - Да, я тоже не понимаю - сказал я. - Гарантия неозвученного плана существует потому, что когда план уже известен, отсутствует напряжённость неизвестности. В настолках её обеспечивают кубики.
   - Кубики обеспечивают долю напряжённости - ответила Тифф. - Но если план достаточно хорош, то возникает та же проблема, и у нас тут за столом есть человек, чья работа, по крайней мере в большей степени, чем у остальных, делать так, чтобы это занятие было интересным, и при этом обладает возможностью по желанию устаивать непредвиденные осложнения.
   Сложила пальцы пистолетом в мою сторону и издала звук "пуф". Я улыбнулся и закатил глаза.
   - То есть ты хочешь сказать, что мы должны держать секреты от ДМ? - спросил Реймер. - По моему опыту, это неважно работает.
   - О, ну, не большие секреты - сказала Тифф. - Мы должны оставлять маленькие секреты, мелочи, которые оставляем в резерве и не говорим о них громко, надеясь, что Джун о них забудет, или части плана, которые окажутся для него неожиданностью, так что ему не нужно будет вставлять в игру всякое, чтобы сделать её поинтереснее.
   - Это кажется немного противоречивым - ответил Артур. - В настолке, как модели эффективности... ну, полагаю, можно использовать тот же аргумент, что эффективность выше, если демонстрируется некий аспект скрытого.
   - Или - сказал Том - мы можем вообще ничего не планировать.
   Он постучал себе по виску.
   - Если нет планов, то и скрывать ничего не нужно.
  
   * * *
  
   Мы были в районе пятнадцатого этажа, когда достигли точки провала три с половиной. Я был единственным, кто о ней знал, потому и такая неуклюжая нумерация.
   Я прислушался к биению своего сердца и к своему пульсу, а затем направил жар в свою сжатую руку, внимательно присматриваясь, сколько света просачивается. Я крепко держался за верёвку, и если понимаю правильно, этот огонь не такой, как настоящий огонь, так что даже во тьме шахты лифта света практически не было видно. Я добавил чуть больше жара крови в руку, затем ещё, и ещё немного.
   Через секунду жар стал неприятно горячим, а на вторую это стало болезненно. Я бы сказал, что это невыносимо, но я выносил, поскольку приходилось. А затем, когда я едва не застонал от ожогов, которые вызывал на своей руке, держащая Тову верёвка порвалась, и она с воплем упала. Затем стремительно принялись возникать игровые сообщения.
   Навык повышен: Обман, ур. 8!
   Инге Картер побеждён!
   Лояльность повышена: Фенн, ур. 1!
   Разблокировано достижение: Микрогитлер
   Това Фейдлимит побеждена!
   Лояльность повышена: Фенн, ур. 2!
   Новая Доблесть: Безжалостность!
   Я ощутил тошноту, читая их, и немедленно замаргивал, как только видел. Това не упала прямо вниз, она приложилась о стену шахты, вероятно, ударившись о какой-то выступ. Я не был рядом с Картером, но ощутил, как он дёрнулся, а затем закачался. После этого я услышал звук её падения на дно. Даже без игрового сообщения было бы понятно, что она мертва. Даже если падение её каким-то образом не убило, это сделали бы зомби, так что я был по крайней мере благодарен, что её смерть была быстрой.
   Очень, очень хочется надеяться, что она это заслужила.
   И мы всё ещё поднимались, быстрее, чем прежде, почти у самого верха.
   - Неуязвимость - мрачно произнёс Иголки.
   И снова от Леонольда возникли копья света, но в этот раз они коснулись лишь троих - Иголки, Фенн, и меня. Они дали достаточно освещения, чтобы увидеть, как Иголки быстро перерезал верёвку Картера, позволив ему упасть. Через две секунды мы врезались в потолок шахты лифта; я упал одной ногой на что-то металлическое, в то время как руки болтались в пустоте. Верёвка оставалась на моей груди, но я не был уверен, куда она тянется.
   Когда я пришёл в себя, меня почти парализовало болью в обожжённой руке, так что я остался на месте, не смея двигаться.
   - Проверка состава - сказал Иголки. Его голос был ровным и уверенным.
   - Я в порядке - сообщил Леонольд.
   - Лучше не бывает - закашлявшись, ответила Фенн.
   - Джунипер? - спросил Иголки; я пытался успокоить дыхание. Я знал, что из-за огня будет больно, но не ожидал, что настолько. Что хуже, я был абсолютно уверен, что это будет заметно, так что меня поймают на горячем.
   - Това - прошептал я. - Она была рядом со мной.
   - Дай нам свет - произнёс Иголки.
   Я положил руку на металл подо мной, стараясь не прошипеть от боли, а затем воспользовался здоровой рукой, чтобы создать огонёк. Я видел, как Иголки с обнажённым мечом держится за стойку, Леонольд вслепую шарит по креплениям тележки, а Фенн спокойно сидит на краю дорожки.
   - Что произошло? - спросил Иголки. Я бы облегчённо вздохнул из-за того, что вопрос был направлен Леонольду, а не мне, но моей руке становилось всё больнее.
   - У плана было слишком много слабых мест - сквозь сжатые зубы произнёс Леонольд. - Мы должны были напороться на одно из них.
   И теперь я вне опасности, пока не выйдем на свет и они увидят мою обожжённую руку и смещённую татуировку.
   - Но я всё равно хотел бы проверить верёвки.
   Бл*.
   Я позволил свету угаснуть сильнее и замерцать.
   - Не уверен, сколько ещё я смогу его поддерживать - сказал я. - У меня уже озноб.
   В основном он был из-за излучаемой ожогом боли. Я задумался, насколько он глубок, что я увижу, если взглянуть на него. Я вложил достаточно жара, чтобы прожечь верёвку, или по крайней мере её достаточно повредить; что это сделало с моей рукой?
   - Причины смертей сейчас неважны - сказал Иголки. Леонольд подозрительно глянул на меня в тусклом свете, но моя рука была высоко поднята, и тени от головы по большей части закрывали шею. Иголки встал, держа меч в руке и не обращая внимания на то, что нависает над пропастью в двадцать этажей, как минимум. Он спустился к двери лифта под нами, встал на узкий выступ, и четырьмя взмахами меча вырубил в двери квадратную дыру. Кусок металла соскользнул и упал в шахту лифта, с грохотом ударяясь о стены.
   - В плюсе - верхние этажи должны быть относительно чистыми - сказала Фенн. Они не были жилыми, и нежити подниматься сложнее, чем спускаться, что означает, с их манерой передвижения многие из них спустились на нижние этажи. Осталось только найти ключ, и вуаля.
   Леонольд спустился и выбрался в дверь, следом за Иголки, а за ними с кошачьей грацией последовала Фенн. Я снял с себя верёвку, ощущая жалящую боль в руке, когда прикоснулся к верёвке, а затем медленно и болезненно спустился по служебной лесенке, которой остальные даже не воспользовались, стараясь не поддаваться головокружению. При движении я прижимал пострадавшую руку к груди, надеясь, что смогу как-то уболтать их, когда обнаружат травму.
   Но когда я шагнул на пол, я ощутил резкую боль в плече, когда татуировка врезалась в него, а затем...
   Леонольд Павран побеждён!
   Квест Выполнен: С плеч Мага Кожи. Леонольд Павран пытался убить вас, умирая, но вы вовремя сумели передвинуть татуировку.
   Уровень повышен!
   Меня окутало мягкое объятье золотого сияния чистой силы, боль в плече и кисти исчезла, словно и не бывало. Мой разум наполнило чувство, подобное чистой, блаженной любви, исчезнувшее, как только левел ап опустил меня обратно на ноги.
   Я был уверен, что Фенн и Леонольд уставились бы на меня, если бы Леонольд не лежал на земле с кинжалом в виске. Так что вместо этого Иголки с мечом в руках двигался в сторону Фенн.
   Фенн побежала, и Иголки последовал за ней. Происходило слишком много всего, чтобы я мог переварить всё сразу, но мы находились в залитой солнечным светом приёмной верхнего этажа Замка Сориана, у одной стены стоял стол, и на стене был сине-жёлтый герб с изображённым на нём барсуком. Фенн направилась к ближайшей из двух дверей, толкнула её, и я уверен, что там бы она и погибла, будь дверь заперта. У неё был лук, и магический при том, но в нём не осталось магии, а у него был меч, способный разрубить практически что угодно.
   Я побежал за ними, не зная, что могу сделать против Иголки, даже если сумею застать его врасплох.
   Я оказался в просторной комнате с куполообразным потолком добрые две сотни футов длиной. Мебель за ним была разбросана в стороны. Я едва не врезался в него, когда он остановился и поднял меч, не в мою сторону, а в сторону знакомого лица, присевшего за импровизированной баррикадой в сотне футов перед нами.
   Бац.
   В узком клинке, который держал Иголки, возникла идеально круглая дырка, и он простонал. Я, раскрыв рот, уставился на Амариллис, спокойно присевшую с ружьём в руках на другом конце комнаты, прикрытую лежащим на боку толстым деревянным столом. Иголки сругнулся и перекатился в сторону, опустившись за мягким диваном. Фенн подобным образом спряталась за тем, что выглядело как образец лабораторного оборудования, со стрелой на тетиве. Её прицел был... не сказать, чтобы на Иголки.
   - Назовитесь - произнесла Амариллис, повысив голос, чтобы было слышно с расстояния.
   - Браунснут Иголки-в-руке - сказал Иголки. - Связанный-с-клинком, лидер, теперь бывший, Огневой Команды Чёрное Сердце, служу Королевству Англицинн, да стоит оно вечно.
   - Фенн Грингласс - ответила Фенн. - Я технически консультант Огневой Команды Чёрное Сердце, но у нас сейчас небольшой спор относительно открывшихся в последнее время в команде вакансий, некоторые совсем недавно, если вы меня понимаете. Ценю, что вы меня не подстрелили, когда я вошла.
   - Только потому, что это было неожиданно. Браунснут, кто из потомков Потерянного Короля тебя послал? - спросила она.
   Возникла длительная пауза.
   - Приказ был от Принца Ларкспура Прентисс, моя леди.
   - Ты хотел мне соврать, но передумал - сказала Амариллис. - Зачту это как очко в твою пользу.
   - Они собирались убить вас, принцесса - ответила Фенн. Я видел, как она поглядывает туда, где за укрытием спрятался Иголки, прикидывая, стоит ли попробовать выстрелить. - Лично я бы засчитала это как минимум одним очком против него.
   Я вдруг сообразил, что я единственный, кто не вовлечён в противостояние. Я стоял у двери, не прячась за чем-то. Я пока что хранил молчание, наблюдая и ожидая.
   Я закрыл глаза на три секунды и старался прислушиваться, глядя на страницы. У меня были очки, которые можно потратить, но мне нужна была панель "Компаньоны". Я видел сообщения, так что не удивился, увидев здесь Фенн. Здесь присутствовала краткая биография, и, к моему удивлению, у Фенн тоже. Интересно, когда это произошло. Эту панель я нечасто проверял.
   | Фенн Грингласс, лояльность ур. 2
   |
   | Фенн - полуэльф, рождённая от эльфийского отца и человеческой матери. Её детство проходило по месяцам то на острове Эверсаммер, то в колонии Рогботтом. В то время как её уши | среди людей отмечали её как опасную и экзотическую, её зубы отмечали её как отвратительный позор среди эльфов. Она никогда не ощущала себя дома в любом из миров, и
   | притворялась, что понимает меньше, чем на самом деле, подчёркивая свои отличия перед теми, кто их упоминали. Повзрослев, она занималась разными подработками, пока не | остановилась на рейдах в карантинную зону Земель Восставших, собирая всё, что не приколочено. Эта жизнь закончилась, когда её арестовали за продажу контрабанды. Когда | Англицинну понадобился проводник по Сильмар-сити, её выпустили из тюрьмы и предоставили второй шанс.
  
   - Фенн зачислена как компаньон - сказал я Амариллис. - Иголки - нет.
   - Ты голосуешь за неё? - спросила Амариллис.
   - Да - ответил я, надеясь, что выданная игровой системой биография не лжёт. Всё равно я уже рискнул положиться на Фенн. Возможно, если бы со стороны команды Иголки было меньше угроз, или, может, если бы они не указывали так очевидно, что моя жизнь для них бесполезна... блин, если бы математика ключа телепортации работала иначе, и они могли притвориться, что для меня есть место, всё это могло бы сработать иначе.
   - Браунснут, почему вы прибыли? - спросила Амариллис.
   Иголки на секунду умолк.
   - Джунипер и Фенн знают достаточно, чтобы я не мог соврать, смягчая историю - произнёс он. - Я бы предпочёл обойтись без этого.
   Он выпрыгнул из-за дивана и перекатился ко мне.
   Бац.
   И схватил меня за рубашку, проворачивая и прикрываясь мной от Фенн и Амариллис. Его меч, в котором появилась вторая дырка, был у моей шеи. У него на груди была кровь, но это была лишь толика красной влаги, а не струя. Он учащённо дышал, и пах гнилым деревом.
   А затем мы пришли в движение. Иголки держался как можно дальше от меня, оставаясь на достаточном расстоянии, чтобы меня рубануть. Его катана была длиннее, чем мне казалось, добрые три фута, и он встал так, что легко мог сблизиться.
   - Я полагаю, обеих этих дам вполне устраивает моя смерть - сообщил я Иголки. - Не знаю, на что ты рассчитываешь.
   - Я могу справиться с Фенн - сказал Иголки. Он говорил достаточно громко, чтобы все могли его слышать. - Выпускной у связанных-с-клинком включает в себя наступление на лучников, когда приходится отражать их стрелы, чтобы добраться до них. Я выбрал выйти против пятерых, и справился, не пострадав. Фенн, ты знаешь, что в твоих интересах. Ты ничего не добьёшься, потратив стрелы, которые я с лёгкостью отобью.
   Фенн пожала плечами и поставила лук на пол.
   - Ты прав - сказала она. - Не моё сражение. Фишки не в мою пользу.
   - Что до принцессы, она тебя ценит - продолжил Иголки. Сейчас его голос был тише, его слова обращены только ко мне. - У неё здесь оборонительная позиция, на создание которой нужно было время. Ключ уже у неё. Могу предположить, что она ждала тебя.
   - Возможно - сказал я, хотя не особо в это верил, после того, что видел от неё. - Это не помешает ей выстрелить.
   - Уже останавливает - ответил Иголки. - Мне нужно только сблизиться.
   Амариллис держала ружьё направленным на меня, пока мы приближались. Ладно, может и не на меня как такового, но на цель, находящуюся прямо за мной. И Иголки был прав, она позволяла нам приблизиться, шаг за шагом. Частично, возможно, чтобы подгадать более удобную возможность для выстрела, учитывая, что у неё четырёхсекундная пауза между выстрелами. В теории, для неё лучшей стратегией было бы подождать, пока не станет возможно сделать два выстрела, прежде чем он доберётся до неё. Чтобы это сработало, нужно убрать меня с линии огня, возможно просто крикнуть мне двигаться, ожидая, что я это сделаю, неважно насколько вероятно, что меня разрубят. В интересах Иголки было как можно дольше держать меня перед собой, чтобы нужно было блокировать своим клинком только два выстрела; скорее всего при этом снова получит лёгкие ранения, но затем сможет её убить. А в моих интересах было продолжать медленно двигаться вперёд, и надеяться, что произойдёт что-то неожиданное. У меня в голове были пара теоретических трюков, которые можно было бы провернуть, пара полусформировавшихся идей о магии крови, которые могли бы что-то сделать, но у меня будет только один шанс.
   Мы проделали почти полпути, когда Фенн заговорила.
   - Кхм - произнесла она. Мы с Иголки дружно повернулись взглянуть на полуэльфийку, которая молча подняла свой лук и натянула тетиву. Иголки продолжал держать меня за рубашку, и подтянул меня ближе; мы замерли на месте.
   - Думаешь, это что-то даст? - спросил Иголки. - Это только замедлит наше движение, ничего больше.
   - Полагаю, мы это выясним - сказала Фенн. Стойка Иголки изменилась, его меч поднялся, чтобы встретить её стрелу, и я упал на пол за ним (чистая удача или некое наитие, не знаю).
   Полагаю, Иголки планировал отбить стрелу и продолжать двигаться, или просто подождать, пока у неё закончатся стрелы. Отбивание мечом стрел на лету определённо было частью его комплекса хреновой магии меча, так что это было не так глупо, как может показаться.
   Но когда стрела оказалась в десяти футах от её лука, она разделилась на две, а затем снова на две, и снова, и к тому времени, когда стрелы долетели до него, их было добрых пять сотен. Я лежал на полу, а не всматривался, так что не видел этого, но в моём воображении его глаза расширились в понимании того, что грядёт; понимает, что происходит, но ничего не может с этим сделать. Скорее всего, скорость стрел была около 150 миль в час, и его синапсы буквально не успевали их все зарегистрировать, даже если среди его способностей связанного-с-клинком было отражение стрел.
   Он обрушился на пол, нашпигованный стрелами, и я вскрикнул от боли, поскольку невозможно выпустить пятьсот стрел в чувака и не попасть заодно в того, кто скрывается за ним.
   Браунснут Иголки-в-руке побеждён!
   Квест выполнен: В пламя. Враги мертвы, ключ в руках, и путь свободен... но путь куда?
   Лояльность Повышена: Амариллис, ур. 5!
   Лояльность Повышена: Фенн, ур. 3!
   - Извини! - произнесла Фенн, подбегая ко мне.
   Я дрожал от боли, глядя на стрелу, пробившую мне лодыжку. В меня прямо попало три штуки, и задело ещё по крайней мере двумя. У меня была кровь на виске, на боку, и в животе торчала стрела, которая на удивление мало беспокоила. Однако при всём этом полоска крови в нижнем левом крае поля зрения пока что не уменьшилась, и полоска здоровья показывала семьдесят пять процентов.
   - Ты, бл*, меня подстрелила - буркнул я Фенн.
   - Ты кажешься довольно крепким парнем - сказала Фенн. - К тому же, полагаю, это лучше, чем альтернативный вариант - оказаться разрубленным злобным дикобразом, чем бы в итоге закончилось. Иголки - тот самый парень из четверых, с кем я меньше всего хотела бы близкого общения, и это не связано с его колючками.
   - Ты, бл*, меня подстрелила - снова буркнул я. - Не хочу показаться неблагодарным.
   Навык повышен: Комедия, ур. 2!
   - Ну, не могу сказать, что не сделаю этого снова - сказала Фенн. Она наклонилась взглянуть на мои раны. - Знаешь, твоя принцесса всё ещё направляет на меня пушку. Как думаешь, сможешь её убедить, что я выгляжу симпатичнее без дырки в голове?
   - Амариллис! - окликнул я. - Она мне жизнь спасла. Мне нужна твоя помощь.
   - Ключ у меня - отозвалась она. - Ты ей доверяешь?
   - Нет! - ответил я. - Она, бл*, меня подстрелила!
   Я простонал от боли.
   - Но она убила ребят, которые собирались убить нас. - мне становилось трудно дышать из-за усилий, которых требовала громкая речь. - Так что я думаю, что нам стоит выбираться отсюда вместе.
   - Знаешь, - сказала Фенн - ты слишком уж зациклился на этом "подстрелила", это не очень-то мило. Я использовала шилообразный наконечник, рада помочь.
  
   В общем, подытоживая дальнейшее, Амариллис подошла и залатала меня, насколько могла. Все три попадания, что я словил, прошли мимо крупных артерий, и шилообразные наконечники наносили меньше повреждений, чем большинство других. На самом деле, самой опасной была царапина на виске; не из-за самого ранения, а из-за того, что если бы чуть левее, то стрела вышибла бы мне мозги.
   - Итак - произнесла Фенн, когда я был в более-менее приемлемой форме. - В настоящий момент я персона нон грата в Королевстве Англицинн, и насколько я понимаю политическую ситуацию, вам тоже возвращаться неразумно, так что куда мы отправляемся, моя леди?
   Амариллис окинула Фенн взглядом.
   - Ты сказал, что она компаньон - произнесла она. - Так же, как и я.
   - Игра считает, что она лояльна - ответил я. - Метрика говорит, что её лояльность такая же, как была у тебя в канализации. Хотя меньше, чем у тебя сейчас.
   Амариллис подняла бровь. Про метрику я ей не говорил.
   Фенн просто улыбнулась, словно знала, о чём мы говорим. Я задумался, что будет, если Амариллис скажет "нет"; ключ был последним автобусом из Сильмар-сити, и я не стану винить Фенн, если она будет бороться за него зубами и ногтями.
   - В таком случае, будем держаться вместе, пока что - сказала Амариллис. Она достала что-то из сумки на боку: маленький золотой диск с сияющим зелёным центром. Она слегка прижала к нему палец, и он пульсировал в ответ. - Мы направляемся в Пустынную Драгоценность.
   Она бросила взгляд на Фенн.
   - Возражения не принимаются.
   Я узнал это название; город посреди пустыни, поддерживаемый магией, полный головорезов, и отрезанный от современного мира. Не уверен, как это выглядит в Аэрбе, с его доступом к радио и телепортации.
   - Кому-то что-то нужно, прежде чем мы отправимся? - спросила Амариллис.
   - Шмон - сказала Фенн. - Я сперва хотела бы осмотреться тут и прихватить ценностей, которые можно будет сбыть в Драгоценности.
   Она принялась шнырять по большой комнате, которая, судя по оборудованию, и была исследовательской базой. А до того - можно только гадать; судя по лобби, это был офис какой-то шишки, но всё остальное говорило о жилище короля или генерального директора.
   - У меня есть вопросы - сказал я. - Но ничего, что не могло бы подождать, пока мы окажемся в безопасности.
   Амариллис положила руку на мою руку.
   - Мы ещё долго, долго не будем в безопасности. - Она закрыла глаза и вздохнула. - Извини, что не вернулась за тобой.
   - Нет, это...
   - Я оставила тебя умирать с едва достаточными шансами, чтобы меня не мучала совесть - сказала она. - Ты наверняка это понимал. Только взобравшись сюда, я смогла признаться себе, что не буду за тобой возвращаться. Рада, что ты жив, Джунипер. Ты очень приличный человек.
   - Благодарю - сказал я. - Погоди, ты что, взобралась по стенам замка?
   Однако Фенн вернулась, прежде чем я смог получить от Амариллис что-то кроме кивка, а затем диск в её руке принялся вращаться, и мы отбыли к следующей части того, что я щедро решил называть приключением.
   Разблокировано Достижение: Обучение Завершено!
  
   КОНЕЦ КНИГИ 1
  
   Глава 15: Почему и для чего.
  
   - Город Драгоценность Пустыни лежит в сердце пустыни Датура, со всех сторон окружённый милями песчаных дюн и скалистых утёсов. Это город головорезов, где стража или отворачивается, или в доле, место, где в тенях рыщет могущественная магия, но где достаточно цивилизации, чтобы богатые всё ещё могли восседать на спинах бедных. Вы поднялись на вершину холма и впервые взглянули на него, как раз перед наступлением ночи, когда городские огни после вашего долгого путешествия кажутся почти манящими.
   Я читал с экрана лэптопа, что всегда было неловко, даже когда я предварительно репетировал.
   - Это просто модель - сказал Том. Он говорил это после практически каждого описания большого города, и всё равно каждый раз это оказывалось неожиданно и смешно.
   - Погодите, мы в пути встречали караваны? - спросил Реймер.
   - Нет - сказал я. - С Драгоценностью Пустыни практически нет торговли.
   - Но тогда... почему он существует? - спросил Реймер. - Нет, как он существует? Как они получают пищу и воду?
   - Легко, "Создать Пищу и Воду" - сказал Крэйг.
   - Это не... - начал было Реймер, но затем открыл книгу и принялся читать, не закончив фразу.
   - На это потребуется уйма магии - заметил Артур. Я пожал плечами.
   - Так и есть. Пустыня Датура не всегда была пустыней, когда-то здесь были процветающие фермы и тихие леса. Всё это изменилось, когда начала распространяться ползучая чума, убивающая растительность и скот. Маг Альвион пожертвовал своей жизнью, чтобы создать в городе, который затем стал Драгоценностью Пустыни, источник магии, позволяющий городу процветать даже после того, как окружающие земли вымерли.
   - У-уу, мне нравился Альвион - сказал Том.
   - Он... историческая фигура? - спросил я.
   - Ты спутал с Альвино - сообщил Артур. - Который был в кампании Разбросанного Пепла, и даже не был магом.
   - Ладно - сказал Реймер. - "Создать Пищу и Воду" - третьеуровневое заклинание клерика, они получают одно на пятом уровне, плюс ещё одно, если их домен - творение, так что один среднеуровневый клерик может обеспечить пищей и водой на 24 часа допустим тридцать человек, и клерик двадцатого уровня упирается в потолок примерно на двух тысячах, если это буквально единственное, что они делают своей магией.
   Он поднял взгляд от открытой книги.
   - Так что это не сработает, если в городе нет большой диспропорции могущественных клериков.
   - Вообще-то мы это уже проехали - сказала Тифф. - Джун сказал, что там есть некая магия, позволяющая городу не беспокоиться о пище и воде.
   - Все кастеры в партии с этого момента способны использовать "Создать Пищу и Воду" как клерик пятого уровня раз в сутки - сказал я. - Вы ощущаете магию в своих костях, как только оказались на территории города, во исполнение обещания великого мага Альвиона, что не придётся голодать из-за ужасной чумы, покрывающей то, что сейчас известно как Пустыня Датура.
   - Эм, ладно - сказал Реймер. - Но почему здесь кто-то живёт? Почему бы не переехать куда-нибудь?
   - Угу - сказала Тифф. - Почему люди живут во Флинте, Мичиган, почему не переезжают туда, где есть чистая вода и рабочие городские услуги? Почему умирают от голода в Африке, когда могли бы просто прилететь в Америку у купить еды здесь в супермаркете? Почему эти тупые китайские крестьяне горбатятся на фабриках, собирая дешёвые смартфоны за пенни в час вместо того, чтобы просто переехать в Сан-Франциско?
   И это привело к тому, что Тифф и Артур углубились в одну из их знаменитых "дискуссий", когда они спорили о вертикальной мобильности и позднем капитализме, или о чём-то подобном. Это было образцом того, что я называю "Тифф-Артурской эпохой" нашей D&Dшной группы, поскольку у Тифф всегда было своё мнение, а Артур любил поспорить.
   Я, впрочем, особо не обращал внимания, поскольку спешно вносил правки в свои заметки по Драгоценности Пустыни, чтобы всё укладывалось в то, что я только что сымпровизировал.
  
   * * *
  
  PHY
  
  6 5 POW 1 Безоружный Бой 3 Одноручное Оружие 0 1 Импровизированное Оружие
   5 SPD 1 0 Двойное Оружие 12 Пистолеты 0
   5 END 9 Ружья 0 2 Парирование 9 Атлетизм
  MEN
  
  5
   4 CUN 0 0 0 0
   4 KNO 0 0 Садоводство 0 0
   4 WIS 0 12 Магия Крови 0 0
  SOC
  
  3
   2 CHA 0 0 0 0
   2 INS 0 8 Магия Кожи 0 0
   2 POI 0 0 0 2 Комедия
  
   0 LUK 2 Романтика 0 Запугивание 8 Обман 0
  
   * * *
  
   Квесты
   [] Двойственные Миры: Существуют другие подобные вам, те, кто грезит о месте под названием Земля. Так называемых грёзотёртых изучают в Афинее Предположений и Исследований. Вы можете отправиться туда, чтобы узнать больше.
   [] Доставала Богов: В этом мире существуют боги, титаны мощи и хозяева доменов, каждый - особое существо со своими особыми правилами. Будьте осторожны с ними, особенно если хотите однажды вступить в их ряды.
   [] Потерянный король - найден?: Пятьсот лет назад Утер Пенндрайг, легендарный король Англицинна и предок Амариллис, исчез из этого мира во время архиважного похода. У этой давней тайны должен быть ответ для те, кто достаточно храбры или глупы, чтобы стремиться к нему, не так ли?
  
   * * *
  
   Амариллис Пенндрайг, Лояльность ур. 5
   Амариллис - самая прямая из потомков Утера Пенндрайга, Потерянного Короля, что обеспечивает ей особое право претендовать на приличное количество его движимого и недвижимого имущества, связанного правилами кровного родства, первородства, старшего наследника, и раздела собственности без объявления наследника. Когда-то она была ключевым членом блока при Дворе Потерянного Короля, но сейчас стала изгоем через полулегальные и откровенно преступные действия врагов. Её родина, Англицинн, для неё сейчас закрыта, по крайней мере пока она не собрала достаточно сил, чтобы вышибить кое-какие двери.
  
   * * *
  
   К моему удивлению, телепортация была чрезвычайно болезненной, и это говорит человек, который за прошедшие пару дней схлопотал перелом руки трубой, вывихнул лодыжку, убегая от скопления трупов, потерял пару пинт крови по милости крыс-нежити, прошёл поспешное прижигание разорванной вены, прожёг кисть руки, и был прострелен тремя стрелами дружеского огня. Ключ телепортации в руке Амариллис мигнул зелёным, и мы больше не были в Замке Сориана, оказавшись вместо этого сидящими в песке возле скалистого утёса; вся боль произошла в промежутке, кто должно было быть невозможно, поскольку я совсем не ощутил, чтобы прошло сколько-то времени. Этот эффект определённо напрягал.
   - Итак - сказала Фенн, осматривая свой лук и проверяя, всё ли с ним в порядке. Полуэльфйка оставалась одета в ту же армейскую униформу, что носила при нашей встрече, только что сейчас на ней было больше крови. - У нас есть друзья в Драгоценности Пустыни, или мы просто вломимся на этот праздник жизни?
   - Нет друзей, - ответила Амариллис - но и нет врагов.
   - Ты не могла закинуть нас в город? - спросила Фенн. - Ворота не будут опущены, потому что они никогда не бывают опущены. Они вроде как в прошлом веке заржавели.
   - Ключ телепортации настолько ценный, что это угроза нашим жизням - сказал я; Амариллис сунула его в свою сумку. - Я не знаю, насколько хорошо можно его контролировать, но если бы кто-то заметил наше появление во вспышке света, или как там, то у нас немедленно возникли бы неприятные сложности.
   Я был рад увидеть, как Амариллис кивает.
   - Да, но теперь у нас есть другая проблема. Нужно или перебираться через стену, или переговорить со стражниками и убедить их, что впустить нас без обыска - идея лучше, чем забрать наше барахло и ткнуть заточкой - сказала Фенн. Она вздохнула и сняла рюкзак, который, скорее всего, сняла с трупа Леонольда. - У меня есть кое-что на продажу, но мне нужно попасть в город, чтобы это сделать. Без денег мы не можем снять комнату, и Джунипер, хоть ты и достаточно крепкий, но, полагаю, тебе понадобится время, чтобы прийти в форму.
   - Что скажешь? - спросила Амариллис.
   - Я исцелился прямо перед тем, как мы наткнулись на тебя - ответил я. - Если только мы не ввяжемся в бой, в ближайшее время это вряд ли.
   Фенн смотрела на нас с ухмылкой.
   - Вам, наверное, стоит кое-что знать обо мне - сообщила она. - Я как-то так люблю узнавать секреты.
   - Да это в общем и не секрет - сказал я. Я не сказал об этом Огневой Команде Чёрное Сердце, но там дело было скорее в покрытии того факта, что я, блин, нихрена не знаю. - В смысле, разве что должно им быть?
   - Да, - сказала Амариллис - должно. То, что я видела с твоей стороны, делает тебя огромной ценностью для афинеев, некоторых частников, корпораций, или стран. Часть этого зависит от твоего потенциала роста, но пока мы в Драгоценности Пустыни, это должно оставаться таким же секретом, как и моя личность.
   - Вы двое специально меня дразните? - спросила Фенн, скрестив руки. - Да ладно, мы же вместе в этом деле. Я компаньон, так что, думаю, будет честно, если я буду знать то, что знают все.
   - Нам следует двигаться - сказала Амариллис. - Мы сейчас в десяти минутах от стен, они сразу за утёсом. Джунипер ранен.
   - Я грёзотёртый - сообщил я Фенн. Попытки Амариллис ограничивать информацию обречены на провал, и я лучше могу судить о своих ранах. - К тому же у меня есть некая особая способность изучать всякое быстрее, чем должен бы, и я обладаю информацией, которой не должен бы.
   Заметка себе: придумать, как озвучивать всё это, чтобы звучало точно, но менее безумно.
   - Какой информацией? - спросила Фенн, подняв бровь.
   - В детстве ты по месяцам проводила время попеременно на острове Эверсаммер и в колонии Рогботтом - сказал я.
   Фенн и так была бледной, но когда от её лица отлила кровь, она стала практически белой.
   - Как назывался корабль, который меня отвозил? - спросила она.
   - Не знаю - сказал я. - Всё, что у меня есть, это параграф описания. И там в основном то, что я и так уже понял.
   - У меня есть описание? - спросила Амариллис.
   - Сейчас есть, раньше не было - сказал я. - Я не знаю, что изменилось. Вероятно, наша связанность.
   Я помедлил.
   - Я прочитаю их вам обеим приватно, когда будет время.
   Лояльность повышена: Фенн, ур. 4!
   Это оказалось для меня неожиданностью, особенно с учётом того, что у Амариллис лояльность была всего на пятом уровне. Я задумался, сводится ли это к общению с ними, или к их личностям.
   - Как работает ключ телепортации? - спросил я. - Ты думаешь о месте, в которое отправляешься, и оказываешься там?
   Амариллис покачала головой.
   - Можно отправиться или туда, где физически был раньше, или последовать за притяжением камня касания. Использовать можно раз в два часа, не чаще.
   - Как можно этого не знать? - спросила Фенн.
   - Грёзотёртый - сказал я. - У меня нет воспоминаний раньше чем три дня назад. Или, вернее, у меня есть воспоминания, но они с альтернативной Земли. Эм, то есть с альтернативнога Аэрба, извини. Эм, безмагического.
   Я повернулся к Амариллис, стараясь игнорировать озадаченный вид Фенн.
   - Так ты уже была здесь раньше? - спросил я, глядя на уходящую в бесконечность пустыню впереди и утесы за нами.
   Амариллис кивнула.
   - Есть идея?
   - Не уверен, стоит ли она чего-то - сказал я. - Нам нужна комната в Драгоценности Пустыни, место, где сможем задержаться на несколько дней, если не недель. Я ранен, и больше всех из нас бросаюсь в глаза, плюс у меня нет базовых знаний... да всего, в общем-то. Обычаи, деньги, язык, я в сущности чистый лист. Так что если нам нужна комната, вам двоим стоит отправиться вместе, а потом вернуться и телепортировать меня прямо в комнату, поскольку взобраться по стене я не смогу.
   - Насколько ты ранен? - спросила Амариллис. - Сможешь прождать на жаре и ветре два часа?
   - Хм - ответил я. - Если подавать в числах, то я бы оценил своё состояние на одиннадцать из двадцати семи. Впрочем, не теряю заметное количество крови.
   Навык повышен: Комедия, ур. 3!
   - Я только что получил за это очко в навыке - заметил я. Лучшие шутки - которых больше никто не понимает.
   - Поздравляю - ответила Амариллис. - Это всё ещё оставляет нас с проблемой, как мы будем перебираться через стену.
   - Такая же высокая, как в Сильмар-сити? - спросил я.
   - Сам взгляни - ответила Амариллис, шагая вперёд. Фенн последовала за ней, и я поковылял следом; моя нога пульсировала от боли там, где извлекли стрелу.
   Драгоценность Пустыни был не таким, как я его представлял. У меня в воображении это было что-то вроде Аграбы, место с Мурской архитектурой и купольными минаретами. Вместо этого стена высотой в двадцать футов (с парапетами, но без дозора) окружала угловатые здания с неуклюже протянутыми между ними проводами. Я видел только часть их, учитывая, как высока была стена, но в них не было ничего особенно Средневосточного. Скорее казалось, что архитектура здесь вообще отсутствует; высокие здания не выглядели так, словно в них учитывали удобство проживания или эстетику, разве что в том плане, что их сдвинули к краю. Заставляет задуматься, откуда в названии взялось слово "Драгоценность".
   - Какая красота - вздохнула Фенн. - Я сама здесь никогда не была, но слышала истории, и они неспособны передать всего.
   Она указала на узкое здание, возвышающееся над остальными, самое высокое в городе, по крайней мере с нашей точки обзора.
   - Если бы это здание было персоной, то оно было бы убийцей во тьме.
   Амариллис поморщилась.
   - Я надеялась, что возвращаться сюда не придётся. Джунипер, твой план?
   - Я могу быстро бить рукой, используя магию крови, Багровый Кулак - сказал я. Амариллис кивнула. - Есть причина, по которой нельзя сделать того же с ногами?
   - Нет - ответила Амариллис. - Существует стиль боя магов крови, полагающийся больше на ноги, чем на руки.
   - Это не совсем то, что я имею в виду - сказал я. - Я планировал подтолкнуть вас обеих через стену.
  
   Нам потребовалось какое-то время, чтобы всё устроить, и когда я прислушивался к звучанию своего сердца с ногами Фенн на моих руках, Амариллис предложила, чтобы я сперва попробовал с камнями. Я сделал это дважды, приноровляясь, и на второй раз сумел подбросить стофунтовый камень на пятнадцать футов, что вызвало короткую вспышку невыносимой боли в моей ноге.
   Открыто заклинание: Багровая Нога!
   Багровая нога:Направляет силу вашей крови на получение кинетической энергии в форме удара ногой. Ваша нога не защищена этим заклинанием. Слишком частое применение этого заклинания может вызвать чувство заторможенности. Потребляет 3 капли крови.
   Открыто заклинание: Багровый Всплеск!
   Багровый Всплеск: Направляет силу вашей крови на получение кинетической энергии в форме прыжка. Ваше тело не защищено этим заклинанием. Слишком частое применение этого заклинания может вызвать чувство заторможенности. Потребляет 5 капель крови
   Хух. Два заклинания и испытания одного - это щедро, но, возможно, это потому, что мои усилия не были в точности покрыты тем, что было в игре.
   - Думаю, можно отправляться - произнёс я. Несмотря на боль, моя полоска здоровья не просела.
   Фенн отправилась первой, в ровной, выдержанной позе, с луком, привязанным к рюкзаку. Она встала на мои руки, слегка прикасаясь к стене для баланса. Она была тяжелее, чем камень, и порядком, учитывая её груз. Я прислушался к биению своего сердца, постарался ощутить пульс в ногах, а затем начал ритмичный обратный отсчёт про себя. Когда добрался до единицы, поднялся ногами и вложил инерцию в руки, заставив её воспарить, после чего она ловко ухватилась за край стены. Я прошипел от боли в раненой ноге, и в отличие от прошлого раза, в этот раз боль не утихала. Я стиснул зубы и сжал кулаки, наблюдая, как выполняет акробатическое взбирание на стену. Закончив с этим, она продемонстрировала нам большой палец.
   - Ты уверен, что ты в порядке? - спросила Амариллис. Она насторожённо смотрела на меня.
   - Бывало хуже - произнёс я, и немного задумался.- Собственно, даже сегодня бывало хуже.
   - Ладно - сказала Амариллис. Она сняла со спины своё пустотное ружьё и поставила его у стены. - Оставляю его с тобой. Технически, Драгоценность Пустыни - маленькая часть империи, и запрет здесь в силе. Используй его, если понадобится. Попрактикуйся.
   Она облизнула губы.
   - Прости, что снова тебя оставляю.
   - Ты ждала меня в Сильмаре - сказал я. - Нечего прощать, но если и было, то прощено.
   - Ты слишком хорошо обо мне думаешь - сказала Амариллис.
   Я недоумевал об этом, когда она вставала мне на руки. Она держалась менее уверенно, чем Фенн, но и весила меньше - меньше ростом, и меньше груза. На секунду её волосы попали мне в лицо, когда я присел; она пахла канализацией, через которую мы вместе пробирались, и я был уверен, что я сам не лучше, разве на мне что чуть больше запаха крови.
   В этот раз было сложнее уловить ритм моего пульса. Не уверен, из-за того, что рядом с Амариллис моё сердце бьётся быстрее, или из-за обновившейся боли, но прошла целая минута, прежде чем я, простонав, подбросил её вверх. Она удивлённо пискнула от неожиданности, но ухватилась за край, и я увидел, как появляются бледные руки Фенн, чтобы помочь ей. А потом я упал на спину у стены, ощущая боль ран и жар солнца.
   В играх такого не бывает. Или вообще в любой истории, собственно. Герой не оказывается застрявшим за стеной, ожидая, пока его компаньоны вернутся и вытащат его в безопасное место. Если бы я был очень проактивным протагонистом, то, наверное, вскочил бы на ноги, стиснул зубы, перебарывая боль, и использовал Багровый Всплеск, чтобы запрыгнуть на стену самому.
   Или, если бы я был другим типом протагониста, реагирующим на события вокруг него... ну, посмотрим, в этом случае, очевидно, когда я подбрасывал Амариллис я увидел бы что-то странное - её ухватили руки в броне, или тентакль, да пофиг что, или я услышал бы её крик боли, а потом был вынужден что-то делать. Или, может, появились бы стражники, и бросили меня в темницу, из которой пришлось бы сбегать. Или я увидел бы, как моё здоровье уменьшается, или истекаю кровью из-за какой-то раны, открывшейся, когда подкидывал компаньонов на стену. Что-то в этом духе, что-то, что заставило бы меня действовать и реагировать, чтобы история продолжала катиться.
   Я немного подождал, но не было ничего, кроме негромкого гула города с другой стороны стены, и неприятно тёплого бриза, так что я продолжил неподвижно лежать на месте.
   Я устал. Не физически, поскольку час назад поднял уровень, и это обеспечило мне эквивалент ночи хорошего сна. Нет, я устал от всей этой хрени, от того, что оказался пойман в странном мире, словно сложенном из смеси моих придумок, от незнания всего чего только можно не знать, от лжи, убийств... господи, убийств. С Картером и Товой было хуже всего, потому что я их знал, но к этому моменту я убил уже семерых человек. Я и снова не стал бы поступать иначе, но от этого всё равно подташнивало.
   "Микрогитлер", достижение, которое я получил, когда умер Картер. Его Крэйг объяснял, и я не помню, откуда он это взял, скорее всего с 4chan. Гитлер убил шесть миллионов человек, так что убиение шести миллионов человек можно определить как один гитлер. Ну а если применить стандартные префиксы системы мер, то убиение шести человек - это один микрогитлер.
   (Если бы Тифф была в группе во время того разговора, я абсолютно уверен, что она приняла бы своё лучшее гермионовское выражение лица, и сказала, что на самом деле гитлером нужно называть убиение одиннадцати миллионов человек, поскольку это были не только евреи, но и цыгане, гомосексуалисты, и т.д., и т.п., и на самом деле Гитлер не убивал их напрямую, он отдавал приказы, и если вы считаете, что нацисты были просто марионетками, исполняющими приказы, то вы спорите с Нюрнбергскими принципами).
   Достижение "Микрогитлер" подразумевало другие, более сложные достижения, и мне было не по себе от мысли о том, что это игра, где игроку возможно убить шесть миллионов человек. Или ещё хуже, это может быть игра, где я буду вынужден убить столько народу.
   Я нашёл утешение в том факте, что в настоящий момент эта игра не особенно походила на игру. Никакая известная мне игра не станет уделять несколько часов на тихие меланхоличные раздумья, лёжа на песке. Я устал от этого места, но оно наконец перестало подкидывать мне события, по крайней мере пока что.
  
   Я проснулся, и только тут понял, что уснул. Когда я открыл глаза, Амариллис слегка похлопала меня по лицу. Было приятно по пробуждении видеть перед собой её голубые глаза и симпатичное лицо, обрамлённое длинными рыжими волосами. Её одежда поменялась; сейчас она была облачена в длинный белый балахон с подпругой на поясе и лентой на капюшоне. Впрочем, она всё ещё пахла канализацией.
   - Цел? - спросила она, осматривая меня.
   - Угу - ответил я. - Вы?
   - В порядке - сказала она. - С другой стороны залезть проще. Готов?
   Я глубоко вздохнул.
   - Угу.
   Снова это мгновенье боли, которое произошло словно когда я был нигде, и время не шло. Она не столько прекратилась, сколько полностью остановилась, оставив лишь воспоминание. А затем я был в тускло освещённой комнате с большой и маленькой кроватями, с одной стороны стояла Фенн, ухмыляясь мне, и свечи мерцали, встречая нас.
   - Человеки вернулись! - произнесла Фенн с толикой реальной радости. - Джунипер, ты там с кем-то подрался, или так плохо выглядел ещё когда мы тебя оставили?
   - Если в числах, сейчас я себя чувствую на десять из двадцати семи - сказал я. - Так что да, на четыре процента хуже.
   Я лёг на пол, не желая пачкать простыни. Пол был каменный, холодный; приятненько. Я перегрелся на солнце, пока спал.
   - О, я потерял, хм... два или три процента крови.
   - Похоже, было безответственно оставить его пропекаться - сказала Фенн, побарабанив себе по подбородку. - Гонит, похоже.
   - У него в голове числа - сказала Амариллис. Она присела рядом со мной и принялась осматривать мои раны. - Похоже, они движутся не в том направлении. Нам нужно исцеление, и, вероятно, чем раньше, тем лучше.
   Она взглянула на свои руки, на одной обожжённый палец, на другой - царапина от когтей зомби.
   - Мне тоже, если на то пошло.
   Фенн кивнула.
   - Пока тебя не было, я поспрашивала, и у нас есть выбор между неуважаемым магом кости и неуважаемым магом крови. Уверена, у высших классов есть свои целители, но нам, наверное, не стоит выделяться, учитывая все эти сочные секреты. Слушай, тебе не кажется нечестным, что у меня нет секрета?
   Амариллис проигнорировала её.
   - В общем, нам нужно идти. Я предпочитаю мага кости; их услуги надёжнее, и меньше риска.
   - И дороже - вставила Фенн. Она сунула большой палец в рот и прикусила ноготь. - У нас есть кое-какие деньги с того, что я нашмонала, но сделка была так себе, учитывая, что я очевидный чужак без контактов. Если мы здесь задержимся, лучше будет придержать лут для продажи, пока не будет некая опора, как думаете?
   - Джунипер - мудрец - сказала Амариллис. - Он изучил базовые принципы магии крови за несколько минут этим утром, а к обеду уже помог нам перебраться через стену, используя эти принципы в другом виде. Не знаю, распространится ли это в такой мере на другие навыки, но если он будет продолжать такими же темпами, то через месяц будет соперничать с богами.
   - Ты ставишь свои фишки на него - кивнула Фенн. - Вот это я понимаю. Это ставка, но не глупая. Джунипер, ты согласен, что сможешь соперничать с богами?
   - Эм, - произнёс я - насколько просто магу кожи передвигать татуировки?
   Амариллис уставилась на меня, приоткрыв рот.
   - ...ты действительно изучил магию кожи за те три часа, на которые мы разошлись?
   Она немного запнулась в последней части фразы, чуть-чуть, полагаю потому, что не хотела упоминать, что оставила меня умирать.
   - От мага кожи ожидается, что он сможет контролировать свою кожу достаточно, чтобы передвигать немагические татуировки, к окончанию их первого года обучения - продолжила она. - Собственные татуировки они обычно могут передвигать свободно, но нанесённые другими... когда вступаешь в афиней как ученик, они размещают на твоей шее татуировку, известную как Ошейник Глупца...
   - Угу - сказал я, слабо щёлкнув пальцами. - Она самая.
   Амариллис какой-то момент смотрела на меня, а затем повернулась к Фенн.
   - Джунипер - рычаг, которым можно перевернуть мир.
   - Ну, это по крайней мере объясняет, почему ты его ждала - заметила Фенн с ехидной улыбкой. Амариллис нахмурилась, но не отрицала этого. - Ладно, повидаемся с магом кости.
  
   Глава 16: Славные Кости.
  
   Когда я заполучил достижение "Обучение Завершено", я был слишком занят другим, но даже с уделённой ему долей внимая удивился - какого хрена обучение занимает три дня, и включает в себя кучу смертельно опасных ситуаций? Если только не предполагалось, что игрок будет многократно умирать, или игра задумывалась убийственно сложной (RPG-аналог Super Meat Boy?), то, что период с падения из самолёта до ухода из Сильмар-сити является обучением, как-то глупо.
   (Была тут кроличья нора, от которой я пытался себя отвлечь: вопрос о том, что произошло бы, действуй я иначе. Игра заклеймила меня трусом за то, что я не поспешил на спасение той безымянной девчонке сразу после приземления. Если бы я поспешил на выручку и сумел избавить её от зомби, спас тогда... что произошло бы? Или когда я ушёл с заправки, что произошло бы, если бы я направился прочь от Комфорта, а не к нему? Что, если бы я убил Амариллис вместо того, чтобы принять её квест? Что, если бы я как-то убедил её направиться к аванпосту Хозяина, вместо того, чтобы согласиться с её предложением отправиться в другую сторону?
   Дизайнеры видеоигр не могут создать так много разных путей, это неэффективно, особенно учитывая, что большинство игроков проходят игру только один раз. В видеоиграх есть много способов симулировать элемент выбора, чтобы игроку казалось, что их действия имеют значение, но в основном изменения чисто косметические, разве что в итоге получаешь разные концовки, или два разных пути ведут через те же места, где общаешься с теми же персонажами.
   Так что в видеоигре попытка отправиться в неизвестное когда должен направляться в Комфорт скорее всего привела бы меня к некоей непреодолимой стене, которая заставила бы направиться туда, куда нужно игре. Я не уверен, что именно могло бы произойти, но, например, появилась бы Группировка Фуксия, или множество зомби, которых не победить, или, если дизайнер игры ленив, просто невидимая стена, разрушающая погружение.
   А вот в настолке достаточно просто можно импровизировать. Если партия не хочет отправляться в Комфорт, то пожалуйста, можете отправиться по длинной дороге, и в конце концов что-нибудь придумаем. Если бы я был ДМ, я бы запланировал, что Амариллис находится в Комфорте, и если партия не хочет туда идти, или убили её при встрече, или ещё что-то такое, то и ладно, она остаётся мёртвой и я придумаю другую подводку к этому квесту, или учту намёк от партии и придумаю совсем другой квест.
   Или, если ты хитрожопый ДМ, то можно сделать то, что делают дизайнеры игр и отнять толику выбора, сделав некоторые выборы не имеющими значения. Если игрок решает, что хочет направиться прочь от Комфорта, а не к нему, то в итоге окажется у города Прелесть с тем же базовым дизайном и всеми теми же квестами, неписями, и врагами. Блин, если игроки не видели знака с надписью "Комфорт", то его даже не нужно переименовывать.
   Но самое ох*ительное - это можно делать и с людьми. Скажем, вы хотели, чтобы игрок встретился с важной принцессой из Англицинна, недавней жертвой чего-то вроде государственного переворота и основным движителем сюжета. Что я сделал бы? Поместил бы её рядом с игроком в самом начале игры, окружённую зомби и кричащую просьбы о помощи. Если бы всё это было настолкой, то умный ГМ мог бы запланировать то, что я увижу эту первую девушку, и она будет Амариллис. После того, как я сбежал вместо того, чтобы ей помочь, мне влепили штраф, и поскольку я о ней ничего не знал, другая девушка могла стать Амариллис, и вся вселенная переписалась вокруг этого изменения. Если подумать, я схлопотал второй штраф трусости после того, как не побежал на помощь другой девушке, и вполне возможно, что если бы я побежал за ней и отбил её от нападающих, она бы со временем оказалась Амариллис Пенндрайг. И вообще-то Амариллис сперва назвалась фальшивым именем, когда мы встретились, так что если бы она умерла, или я решил к ней не возвращаться, то оставалась возможность переписывания, до того момента как я вернулся с Поулом и он её узнал.
   В некоторых настолках реальность крутится и подстраивается под игрока, и мосты строятся по мере надобности.
   Из-за того, в какие глубины ведут такие мысли, я и называю такое "кроличьей норой", как в Алисе, и глубины паранойи, в которые можно погрузиться, задумываясь об этом, одна из причин, по которым я старался не задумываться о природе этой реальности слишком сильно. По крайней мере, пока не придумаю что-то, что можно проверить, а с этим у меня пока что не очень).
   Однако когда я оказался в Драгоценности Пустыни - и укрылся белым балахоном с капюшоном, скрывающим большинство моих ранений - меня приложило значением достижения "Обучение завершено". До того я убегал из одного места к другому, с чёткими целями и относительно немногими фигуральными сторонними улицами, в которые можно заглянуть. Шагая же (если честно, ковыляя) по улицам Драгоценности Пустыни, я был поглощён зрелищами и звуками, и больше того, возможностями.
   Мы прошли мимо существа с хитиновым панцирем и мандибулами, прямоходящего, как человек, и с длинным древковым оружием на спине. Мимо нас прошли трое эльфов с поджатыми губами, все на голову выше меня, одеты в красные плащи с золотым подбоем, и Фенн прижала свой капюшон, чтобы скрыть от них свои уши. Я видел, как существо, похожее на черепаху, покупает банку красного порошка у в целом нормально выглядящей женщины с кожистыми крыльями, сложенными за её спиной. В толпе был просвет, и я решил, что это свободное пространство, но когда мы приблизились, я увидел, что это карлы - не маленькие люди, а дворфы, низкие, плотные, плосконосые дворфы с заплетёнными косичками и узорными доспехами. Большинство виденного народа были людьми, и большинство из них были в белых, чёрных или синих балахонах, но были также и странные, причудливые зрелища. Я хотел бы забить на свои раны и последовать за голубым кристаллом размером с тостер, летевшим по своим делам куда-то по улице, или за долговязым мужчиной, в котором было футов восемь даже несмотря на то, что он шёл пригибаясь, чтобы не задеть паутину проводов электро передачи, пересекающихся над нашими головами.
   И да, Драгоценность Пустыни - тот ещё зажопинск. Все цвета словно были зарезервированы за народом, а здания одного и того же белого цвета, в основном лишённые украшений, если не считать вывески и надписи. Водосточные канавы воняли сильнее, чем я, временами попадались груды гниющего мусора. Мой отец сказал бы про провода над головой, что они раздражают, и про американскую противопожарную безопасность здесь не слышали. Тут и там были нищие, безногие-безрукие калеки, поднимающие руки, и маленькие дети, бежавшие за мной, выпрашивая монетку, которой у меня не было, пока Фенн не хлопнула одному из них по уху.
   Но вокруг было столько всего, и это совсем не было похоже на видеоигры, где подобный фон и неписи в общем-то просто ограничивающие путь препятствия, а здания - просто маски с неоткрываемыми дверями. Всё это было реальным. Мир Аэрба никогда не создавал впечатления, что он заставляет меня что-то делать, нет, но прежде было продвижение, а сейчас... Я был волен чертить собственный путь по Аэрбу и решать, что для меня важно.
  
   Обитель мага кости была типичным образцом архитектуры Драгоценности Пустыни, как я её видел: тот же белый материал, из которого тут (и в Сильмар-сити) сложены стены, и прямоугольная, довольно неуклюжая, дверь. В петлях было множество щелей, и я решил, что или установщик облажался, или её много раз меняли. Это определённо было нужное место, поскольку над дверью был знак с грубым изображением кости, и на двери от руки написано "Славные Кости". Здесь были окна, но они были высоко. Впускают свет, но не позволяют в них заглянуть.
   Фенн вошла, не стучась; мы с Амариллис последовали за ней. Здесь не было нормального второго этажа, хотя здание было достаточно высоким. Вместо этого до потолка, на котором свисали тысячи костей, словно гроздья чеснока в итальянском ресторане, тянулись две длинные лестницы. На стенах тоже были кости, на маленьких полочках, а на полу стоял набор шкафов с полками, помеченными подписанными от руки бумажками. На одном из этих шкафов курилось благовоние, наполняющее помещение слегка цветочным запахом, не совсем прикрывающим более глубокий известковый запах.
   Кроме этого здесь была кушетка с поворачивающимися частями, по грудь высотой, и бледная женщина с чёрными пятнами, идущими от ушей до воротника, где исчезали под её балахоном. Она сидела за маленьким столом с какими-то бумагами.
   - Добро пожаловать в Славные Кости, я Магус Борманн - произнесла женщина с лёгким поклоном, сложив руки. - Чем могу помочь?
   - Мы пришли за исцелением - сказала Фенн. - Моего приятеля случайно подстрелила несколькими стрелами сторона, которая останется неизвестной.
   - Это была ты - сказал я. - Ты меня подстрелила.
   - Раздевайтесь, и дайте взглянуть - сказала Борманн. Она взглянула на Фенн. - Консультация бесплатна, но я могу предположить, что вы будете платить?
   - Неохотно - пожала плечами Фенн.
   Я снял балахон, открывая свои драные джины, рваную футболку, и окровавленные раны. Мы об этом говорили, но решили не переодевать меня во что-то другое, частично потому, что я не хотел пачкать одежду кровью.
   - Раздевайтесь полностью, если это не слишком болезненно - сказала Борманн. - Вы раньше лечились у мага кости?
   - Нет - ответил я. Я взглянул на Фенн и Амариллис (веселье и безразличие, соответственно), и начал снимать одежду, морщась, когда отрывал присохшую кровь. Я сел кушетку и снял джинсы, сругнувшись, когда отрывал их от лодыжки. По крайней мере, было приятной неожиданностью обнаружить, что моё тело изменилось к лучшему; не сказать, что стал качком, но кубики были видны, когда не сидел. Я на Земле не был толстым или пузатым, но моему отцу находилось применение для слова "тощий".
   - Хм - сказала Борманн. Она потыкала пальцем в рану на животе, на ноге, и перешла к порезам от стрел, которые прошли вскользь. - Вы хотите позаботиться только о самых серьёзных ранах, или обо всех?
   - Всех - сказала Фенн. - Повторюсь, неохотно.
   - В таком случае, полагаю, это можно сделать за полмиллиона тчер - сказала Борманн, обращаясь к Фенн. - Он в хорошем состоянии, помимо самих ран, никаких очевидных осложнений, и не вижу магии, которая могла бы вызвать помехи.
   Фенн буркнула, сунула руку в свою сумку, и достала горсть банкнот, которые Борманн приняла и быстро пересчитала.
   - Ложитесь, и приступим. Это должно занять пару часов, или около того.
   Она взглянула на Фенн и Амариллис.
   - Вы можете уйти и вернуться потом, если у вас есть какие-то дела.
   Фенн тихо ушла, Амариллис осталась.
   - Это... - начал было я. Я хотел сказать "как-то долго", но я сравнивал эту женщину с Товой, зловещей женщиной, работавшей под давлением и предположительно с доступом к ресурсам.
   - Если у вас есть вопрос, я могу ответить - сказала Борманн. - Подобная работа к этому моменту моей карьеры не требует особого внимания.
   - Я задаюсь вопросом, что нужно, чтобы научиться магии кости - сказал я. - Вернее... Вообще хотелось бы о ней что-то узнать. Я видел, как её использовали однажды, в чрезвычайной ситуации, но...
   - Позвольте мне сперва взять кости - сказала Борманн. Она подошла к одному из шкафчиков и достала несколько костей, которые разложила на столике рядом с кушеткой. Затем она принялась поднимать их по одной. - Основной аспект исцеления - жизненная сила, так что для этого отбираем из живучих существ. В данном случае - восточная почтовая чайка, или, точнее, её рёбра, соответствующие вашему торсу, и его кости ног, соответствующие вашей ноге, плюс несколько других для более мелких ран.
   Она взяла в руку узкое ребро не длиннее пальца, а другую руку положила мне на живот, рядом с раной. Кость засветилась, очень слабо, и от неё поднялся крошечный дымок без запаха.
   В конце концов она отложила кость в сторону и взяла другую, идентичную, повторяя процесс. Я ощущал, как с моим животом что-то происходит, но это было медленно.
   - Я провела пять лет в Афинее Кости и Плоти - сказала Борманн. - Это минимум, необходимый, чтобы называть себя настоящим магом кости. Учёба состоит в основном из изучения скелетов различных животных и их связи с аспектами, вместе с изучением аспектов и смертной формы. Мы не начинаем изучать вытягивание из костей до второго года.
   Пока она говорила, было израсходовано ещё три кости, и боль в животе несколько утихла.
   - Почти закончила с этой секцией, дальше перейдём к вашей ноге - сообщила Борманн, поджав губы. - Разговор вас успокаивает?
   - Да - ответил я. - Так, ой, вы вытягиваете аспекты существ из их костей?
   - В общем так - ответила Борманн. - Наиболее широко используется жизненная сила, поскольку эффекты выдыхаются, когда эссенция извлечена из кости, а с жизненной силой концентрированное исцеление остаётся. Другие четыре аспекта - быстрота, сила, фокус и интеллект.
   Когда она закончила фразу, рана на моём животе наконец полностью закрылась; она стёрла полотенцем засохшую кровь и переключилась на мою ногу.
   Жизненная сила, быстрота, сила, интеллект, и фокус. Или, в другом порядке, сила, быстрота, жизненная сила, интеллект, ... , и фокус. Что очень близко к мощи, скорости, выносливости, хитрости, знанию, и мудрости, которые стоят аккуратными рядами в моём листе персонажа.
   - Что насчёт знания? - спросил я.
   - О, вы слышали истории - сказала Борманн. В её руке были кости ног, и она занималась моей раной. - Маги кости вытягивают воспоминания из черепа, в том духе?
   Я осторожно кивнул.
   - Ну, это не так драматично. Если потянуть слишком глубоко, то это будет сразу множество неупорядоченных воспоминаний, а если слишком мелко, то они слишком кусками, и невозможно ничего понять. И в любом случае их нужно быстро записывать или надиктовывать, пока не выдохлись, что создаёт собственные проблемы. Народ всегда думает о том, что выгребают их секреты, но на практике оно так не работает. В любом случае, это не является значимым направлением, и редко изучается.
   Амариллис впервые заговорила.
   - Джунипер, если у тебя есть дальнейшие вопросы, тебе лучше отложить их, пока у нас не будет возможности поговорить.
   Борманн подняла бровь, но она казалась достаточно профессиональной, чтобы не расспрашивать кого-то, заявившегося с несколькими ранами от стрел, так что продолжила свою работу без комментариев.
   Скорее всего, Амариллис была права, что остановила меня от дальнейших вопросов, поскольку вполне возможно, что я был в трёх секундах от вопроса, который выставил бы меня или незнающим того, что знают все, или знающим то, чего никто не должен бы знать. Первое - не большая проблема; я не напрягался по поводу того, что меня могут счесть идиотом, хоть и не хотелось бы, чтобы обращали внимание, конечно. А вот второе может нас и убить, особенно учитывая, как скудны наши ресурсы.
   Так что вместо этого я умолк и задумался об магии кости. Описанные Борманн аспекты очевидно совпадали с атрибутами на моём листе персонажа, минус социальные атрибуты и удача (возможно, или они как-то иначе категоризировали). Это позволяло легко внедрить магию кости в игровую систему; нужно только некое логическое правило вроде "когда используешь кость, выбери атрибут, который был у этого животного при жизни, и добавь к своим". Полагаю, это на деле несколько сложнее, но у меня было бы огромное преимущество в магии кости даже без моей способности повышения навыков, поскольку я был бы в состоянии видеть изменения в числах.
   - А есть другие способы научиться магии кости? - спросил я. Я заметил, как Амариллис слегка нахмурилась, но даже не покачала головой, так что я решил, что бреду в безопасных водах. - Существуют учителя вне афинеев?
   - По имперским законам это нелегально - широко улыбнувшись, ответила Борманн. Должно быть, моё пустое выражение лица продемонстрировало, что шутка до меня не дошла, поскольку её улыбка исчезла.
   - Используется аргументация - начала Амариллис - что в мире есть ограниченное количество хороших, пригодных для использования костей, и хотя всё время появляются новые, всё равно остаётся лимит, сколько их создаётся каждый год, через естественные процессы и на фермах. Посредственный маг вытягивает из кости меньше, чем превосходный, что означает расход большего количества костей слабым магом, истощение ограниченного ресурса и повышение цен на исцеление в долгосрочной перспективе. Уверена, игроки в этой игре тебе очевидны.
   Эм, нет?..
   - Афиней Кости и Плоти существенно увеличивает своё влияние, если они единственный источник аккредитованной магии кости, существующие маги кости избавляются от конкуренции и поддерживают высокие цены. Афиней Перьев и Крови посередине, поскольку с одной стороны когда исцелением занимаются только аккредитованные маги кости, это уменьшает конкуренцию для магов крови, но с другой возникают проблемы престижа из-за борьбы за эту привилегию. А ещё есть фермеры, охотники, и тому подобная публика, которая зарабатывает в том числе и поставками костей, и разумеется они против изменения этого имперского закона, поскольку оно повлияет на них, и так далее, и так далее. Множество голосов в поддержку закона, и в итоге всё определяется комбинацией денег и влияния вместо того, хорошо это или плохо.
   Я практически слышал Реймера с его "бла-бла, политика". Однако моей проблемой было то, что я не знал контекста, чтобы всё это было осмысленно. Могу предположить, что афинеи - что-то вроде сверхвлиятельных университетов с выпускниками в руководстве различных компаний, политических полей, и возможно армий. Хм, империя?.. В общем-то, всё, что я знаю - что есть некий "имперский закон", который Борманн почему-то считала смешным.
   И тут я понял, что Амариллис не объясняет, а прикрывает меня. Я не понял шутку Борманн, она это заметила, и Амариллис обеспечила отвлечение и объяснение моего непонимания. Я был не идиотом, который не понимал, что имперский закон заслуживает насмешки, у меня очевидно вызывали недоумение политические причины запрета нелицензионных магов кости.
   - Вы одна из тех, к кому нужно обращаться, если у меня проблемы, требующие политического решения? - спросила Борманн. - Большинство моих клиентов ремесленники, нечасто встречаются те, кто понимают, что на самом деле происходит в империи.
   Она продолжала свою работу, и закрыла рану на ноге, пока не осталась лишь маленькая розовая точка там, где вошла стрела, а затем переключилась на мелкие раны.
   - Хотя, сказать по чести, одна из вещей в афинее, по которым скучаю меньше всего, это то, как все погружены в имперскую суету.
   И с этим дипломатическим окончанием разговора мы снова умолкли. Я чувствовал себя намного лучше, хотя и оставалась некоторая недостача крови, и намеревался держать рот закрытым, не задавая больше вопросов. Недолго осталось, пока появится время наедине с тем, что я начал принимать как свою партию.
   Впрочем, чем ничего не делать, я закрыл глаза и взглянул на свой лист персонажа - однако никакие числа с применением костей не менялись. Когда глаза были открыты, я видел временами, как поднимаются хитпоинты, но это было числовым представлением аналогового процесса, или может вообще примерная прикидка того, насколько я здоров. (Я не повышал себе END с того момента, как включил хитпоинты, но когда это сделаю - обращу внимание).
   - Выглядишь намного лучше! - сказала вошедшая Фенн. - Хотя, полагаю, должен бы, за полмиллиона-то.
   - Ему повезло - сказала Борманн. - Стрела в ноге не попала в бедренную артерию, а та, что в животе, не пробила никакие внутренние органы. Что бы вы ни делали, я бы настоятельно рекомендовала не делать этого снова... хотя если всё-таки сделаете, надеюсь, не забудете обо мне.
   Она положила кость в металлический поддон, затем окунула руки в маленькую чашу с водой и принялась их вытирать.
   - Работа выполнена.
   Все мои раны закрылись, оставив лишь маленькие розовые участки новой плоти. Насколько я мог судить, маг кости не столько магически срастила мою плоть, сколько на несколько порядков ускорила процесс естественного исцеления.
   - Даму тоже - сказала Фенн. - У неё порезы на руке, и ожог, кажется.
   Борманн подошла к Амариллис и осмотрела её руки, нахмурившись.
   - Этот ожог... магия крови?
   Амариллис пожала плечами.
   - Мне нужно знать, чтобы как следует вас исцелить - сказала Борманн.
   - Что именно нужно, чтобы было не нужно знать? - спросила Фенн.
   Борманн нахмурилась.
   - Двойная плата, если хотите, чтобы я влила больше магии и надеялась на лучшее. И никаких гаранитий на качество исцеления.
   Она взглянула на другую руку Амариллис и вздохнула.
   - Судя по виду, вы заполучили эти раны сегодня. Ваши ногти тогда уже были жёлтыми?
   Амариллись внимательнее взглянула на свою руку.
   - Нет - осторожно произнесла она. - Инфекция?
   - Это может быть крысиная гниль - сказал я. Они втроём оглянулись на меня. - У меня это было однажды. Мне сказали, что это так называется.
   - Я с этим незнакома - сказала Борманн. - Пятьдесят тысяч тчер за ваши раны, половина этого, если расскажете больше, чтобы я могла сделать оценку. И если крысиная гниль это болезнь, я не знаю, что понадобится, чтобы выжечь её из вас. Это было бы хорошим способом набить карманы, если бы я была из тех целителей, кто любит выжимать всё.
   - Что насчёт конфиденциальности? - спросила Фенн.
   - Нет - ответила Борманн. - Если городская стража постучится с вопросами о людях, которые вовлечены во что-то, во что не должны были, помимо простой стрельбы друг в друга стрелами, то я расскажу им всё, что знаю, без малейшего нажима.
   - В таком случае мы заплатим полную сумму - сказала Фенн. - Если вы обязаны рассказывать, то вам лучше не знать. А о крысиной гнили потом позаботимся, если понадобится.
  
   Когда мы закончили, Фенн достала из сумки одежду для меня, и я её надел. Ничего особенного, просто футболка и штаны не по размеру, всё несколько мешковатое, но мой балахон всё равно это прикрыл. Борманн любезно предложила выбросить мою старую одежду, и мы направились своей дорогой.
   - Итак - произнесла Фенн. - Я думаю назначить нашей следующей остановкой баню, где можно будет смыть вонь наших похождений.
   Она зевнула, потянулась, и прикоснулась к луку на своей спине, словно чтобы убедиться, что он на месте.
   - Кстати, Джунипер, ты будешь рад узнать, что я выяснила, почему мы здесь на самом деле. "Нет друзей, но нет и врагов" применимо к множеству мест, куда мы могли бы отправиться. Есть более глубокая причина, почему Драгоценность Пустыни совсем-совсем не обсуждалась.
   Она улыбнулась, но её глаза не улыбались, и в голосе не было юмора.
   - Нам стоит говорить потише - сказала Амариллис. - Мы сможем обсудить это приватно. Я всё равно это планировала после того, как передохнём.
   - Как угодно.
   Фенн пожала плечами, глянула на меня, подняв бровь, а затем отвернулась.
   Мы молча направились обратно к гостинице, и хотя я больше не хромал, внезапная напряжённость в группе тоже неплохо справлялась с тем, чтобы подтачивать во мне восхищение экзотикой улиц.
  
   Глава 17: Блоки голосования.
  
   - Итак - сказала Фенн, как только мы прошли в дверь нашей комнаты. - Я наконец-то поняла, что мне напоминает эта фигня с компаньонством: кхарасс, эльфийская культурная фишка. Попросту говоря, это группа персон, которые космологически связаны друг с другом вампетром, что, как бы это сказать... "цель" близко, но тема, возможно, ближе. У меня всегда было хреново с переводом.
   - Мы хотели поговорить о том, почему мы на самом деле в Драгоценности Пустыни - сказал я.
   - Ой, цыц, я к этому подхожу - отозвалась Фенн. - Видишь ли, я тут чуток подумала о нас как о трио, и о том, что может быть нашей темой, что может нас объединять. Принцесса, мародёр, и кто-то, у кого проблема с головой? Маловато общего. Однако через какое-то время до меня дошло, что мы все не на своём месте. Возможно, вы заметили к этому времени, что я полуэльф, что оставляет меня между мирами. Джунипер считает, что он зимилянец, застрявший здесь на Аэрбе. И Амариллис - принцесса без королевства, аристократка среди бедняков.
   - И? - спросила Амариллис после паузы в монологе Фенн.
   - И я думаю, что мою ситуацию не решить. Я никогда не буду эльфом, я никогда не буду человеком, и для полуэльфов нет убежищ, да и я бы не пошла туда, если бы были. Меня выбросили из двух домов, к которым принадлежу, просто из-за природы моего рождения. Аналогично, у ситуации Джунипера нет решения. Не существует места под названием "Зимиля", так что ему невозможно вернуться домой, его пребывание не на своём месте такое же постоянное, как и моё. Однако вы, принцесса, вы хотите вернуться домой, и хотя это может быть реализуемо с преимуществами вашего рода и с помощью Джунипера, это не часть нашего вампетра. И не может быть, поскольку ни Джунипер, ни я никак с этим не связаны. Так что скажите нам, почему мы должны связываться с магососами пустыни и возвращать дом ваших предков.
   Я поднял руку.
   - Могу я спросить? Ты специально произносишь "Земля" неправильно?
   - Я не хочу возвращать Каэр Лага - сказала Амариллис. - Там находится значительное количество магических предметов, и все они должны быть моими и повязаны ко мне.
   - В любом случае - сказала Фенн. - Ты собираешься втянуть нас в план "Амариллис получает то, что хочет", и хотя Джунипера это может устраивать, поскольку ты молодая, чрезвычайно привлекательная женщина его вида, лично я должна озвучить свои взгляды, особенно если мы объединены космологической целью.
   - Я упускаю пару вещей - произнёс я. - Прежде всего, что такое "магососы"?
   - Это существо, питающееся магией - сказала Амариллис. - Пустыня Датура была бы опасна, даже если бы речь шла просто о четырёх сотнях миль горячего песка без воды или растительности, но до уровня карантинной зоны опасность поднимают магоискатели. Действительно, чтобы добраться до Каэр Лаги придётся рисковать столкнуться с ними, но я уверена в наших способностях, пока у нас есть время на подготовку, которое, полагаю, у нас есть.
   Она повернулась к Фенн.
   - Ты сама призналась, что занималась мародёрством. Я ожидала от тебя меньше возражений.
   - Я занималась мародёркой не из любви к этому занятию - сказала Фенн. - Ну, можно сказать, мне нравится находить зарытые сокровища, и, гм, с археологической точки зрения рыться в чужих вещах, и нравится выживать, полагаясь на свои хитрость, удачу, и уберкрутой лук. И мне определённо нравится работать над этим в одиночку. Но при всём этом я не идиотка, которая занималась бы этим, если бы была доступна профессия получше.
   - Это не та причина, по которой ты не хочешь этим заниматься - сказал я. - Если бы дело было в этом, ты бы сказала "это сложно и опасно".
   - Можем мы поговорить о слоне в комнате? - спросила Фенн. Я кивнул. - У нас в руках хренов ключ телепортации.
   - Эм, я вообще-то не владею контекстом для этого - сказал я. - Амариллис сказала мне, что это наш билет из Земель Восставших, и что он ценная штука, но... он кажется очень ценным, и я понимаю, что он незаменим, я просто... ну, не понимаю суеты вокруг него.
   - Грёзотёртый - выплюнула Фенн, словно ругательство. - Эх, это не весело.
   Затем она немного приободрилась.
   - Погоди-ка, ты же не знаешь никаких Аэрбских шуток, верно? Утка заходит в бар и спрашивает: "Винограда не найдётся?"
   - Изначально, когда их только создали, ключей телепортации было тысяча - сказала Амариллис. Некоторые со временем оказались утрачены, несколько - уничтожены. В настоящий момент их чуть больше девятисот, но это если включать предположения о тех, которые находятся в руках частников, или засекречены. Пять человек, двенадцать раз в день, то есть пятьдесят четыре тысячи человек каждый день могут свободно перемещаться по миру. Это хребет внутриимперских путешествий. Это клей, позволяющий империи функционировать. Дальше; плата за телепортацию одной персоны - около десяти тысяч оболов, что означает ежедневную ценность ключа телепортации в шестьсот тысяч оболов.
   - Определи обол - сказал я. - В стоимости... Куска хлеба. Сколько оболов стоит кусок хлеба?
   - Откуда это знать избалованной принцессе? - встряла Фенн.
   - Зависит от того, какой хлеб - сказала Амариллис, закатив глаза в сторону Фенн. - Дешёвый хлеб стоит что-то около одной десятой обола за порцию. Нормальный хлеб, из пшеничной муки, ближе к двум или трём оболам. Что-то, испечённое мастером, будет дороже.
   Я кивнул. Довольно непонятно.
   - Ладно, попробуем другую меру. Сколько платят в час, скажем, уборщику? Не профессионалу, просто за подработку?
   - Оболов пять, думаю - сказала Амариллис. И это примерно минимальная плата. И это, полагаю, означает, что стоимость обола достаточно близка к доллару, чтобы я не ошибался сильно, прикидывая в них.
   - Благодарю за контекст - сказал я. - Думаю, я понимаю... за вычетом того, что магу кости мы платили тчерами.
   - Это действительно вопрос, о котором стоит сейчас говорить? - спросила Фенн. - Лично я думала, что мы пытаемся обсуждать, о да, тот факт, что у нас в руках хренов ключ телепортации. Или это только меня интересует?
   - Меня интересует - ответил я. - Но насколько просто на нём заработать? Ты раньше говорила, что они могут отправлять или к камням касания, или туда, где ты уже был. Могу предположить, что мы не хотим отправляться к любым камням касания, поскольку нас увидят и украдут наш чрезвычайно ценный ключ телепортации, которого у нас не должно быть. Это оставляет места, где мы уже были, и тут снова вступает в игру моё незнание, но... Ещё мне сказали, что телепортация неживого относительно дешева, и у вас есть технология радио, что означает, что работа курьерами вероятно отпадает, даже если бы мы смогли заниматься ей незаметно, так что остаётся... Контрабанда?
   - Вот видишь? - спросила у Фенн Амариллис. - Джунипер был в этом мире три дня, и уже видит связанные с этим проблемы. Контрабанда? Мы начинаем с ничем, и придётся иметь дело со всеми бандами, картелями, синдикатами и тому подобной публикой Аэрба, которая уже занимает эту нишу. И на их стороне системы производства, распределения, и экономики.
   Фенн пожала плечами.
   - С прискорбием вынуждена согласиться.
   - Так что вопрос в том, как воспользоваться ключом телепортации, не привлекая к себе ненужного внимания и не устроив себе проблем - сказал я. - Остаётся мародёрство, не так ли? Мы можем вернуться в Замок Сориана и забрать всё, что не прибито гвоздями.
   - Не уверена, что это разумно - сказала Фенн. Она повернулась к Амариллис. - Ты знала, что ключ там. Огневая Команда Чёрное Сердце знали, что он в городе. Чёрное Сердце вычёркиваем, но кто ещё будет его искать? Если мы туда телепортируемся, насколько вероятно, что окажемся окружены злыми мужиками с пушками и мечами?
   - Мне понадобится день, или даже до недели, чтобы получить новости из Англицинна - сказала Амариллис. - Внутреннюю политику сложно отслеживать снаружи. Если только обстоятельства не вынудят нас полагаться на удачу... шансы, что кто-то будет нас ждать, или что там будут установлены обереги, чтобы поймать нас, неприемлемо высоки, и с ходом времени увеличиваются.
   - И тем не менее, - сказала Фенн - Каэр Лага манит.
   Амариллис сильно прикусила губу и поморщилась от боли.
   - Ладно - сказала она. - Могу я нормально подать?
   Я кивнул, а Фенн откинулась на большую кровать, прежде чем произнести:
   - Давай.
   - Джунипер, сперва тебе нужно очень быстро кое-что узнать - сказала Амариллис. Фенн фыркнула. - Как и в твоём мире, в Аэрбе есть мастера, изготавливающие разнообразные вещи - быстро продолжила Амариллис. - Иногда, по причинам, которых никто не понимает, кто-то из них впадает в ремесленную горячку, когда их охватывает некая идея, и они направляют на её реализацию все силы вплоть до игнорирования денег, репутации, сна, пищи, и т.п. Когда работа закончена, они приходят в себя, и на их верстаке, или что там у них, лежит штуковина, которую они не знают, как сделали, окутанная невиданной магией и совершенно, вечно уникальная. Это энтады. Пока что ты видел два из них, лук Фенн и ключ телепортации.
   - Но ты сказала, что ключей было тысяча - сказал я.
   - Вся тысяча была создана за раз - сказала Амариллис. - В течение одной ремесленной горячки. Вроде бы это была сложенная из ключей башня. В любом случае, энтады разнятся от полезных до невероятно мощных; но главное, одна из их особенностей то, что право на обладание ими не так-то просто изменить.
   - О - произнёс я. - Некоторые связаны правом первородства, а другие - по равному разделу собственности без завещания.
   Амариллис уставилась на меня.
   - Это было в твоей биографии, которую мне всё ещё нужно тебе прочитать. Но я вроде понимаю, есть магические предметы, передающиеся по наследству, на которые ты имеешь фактическое право, и часть из них по какой-то причине остаются в Каэр Лага.
   Амариллис помедлила, обдумывая свои слова.
   - Каэр Лага была оставлена моим прадедом с функционирующими оберегами и кучкой фамильных реликвий, в основном из-за того, что содержать её в Датуре было накладно. Моя кровь даёт мне право пройти через обереги в сопровождении вас двоих. Внутри не должно быть ничего, и мы должны быть способны использовать ключ телепортации, чтобы уйти, так что опасность только в том, чтобы пройти через Датуру, рискуя встречей с магоискателями.
   Квест принят: Нафталин. По словам Амариллис, одна из обителей её предков стоит пустой и содержит в себе принадлежащие ей богатства. К сожалению, она находится на порядочном расстоянии посреди враждебной территории. Подготовьтесь тщательно.
   - Я в деле - произнёс я. - Если позаботимся о подготовке.
   - Я бы сперва хотела знать, что в этом для меня, во-вторых, что именно ты хочешь с этого получить, а конкретно - какие именно энтады, и в-третьих, я хочу знать, каков вампетр нашего кхарасс. Впрочем, полагаю, важность стоит наоборот, так что инверсируй этот список - сказала Фенн. Не похоже, чтобы её беспокоило моё быстрое согласие.
   - Я не думаю, что вампетр и кхарасс применимы к нам - сказала Амариллис. - Разве что в том плане, что они представляют из себя удобные термины, чтобы создать временную или постоянную команду. Что до остального, ответ тот же. Три из семи реликвий, которые, как я полагаю, находятся в Каэр Лага, могут быть использованы всеми нами, или выданы вам через пожалование во владение.
   - Ну, вот это привлекло моё внимание - сказала Фенн. - С этого и надо было начинать.
   - Я бы так и сделала - со льдом в голосе произнесла Амариллис. - Но ты вошла сюда с речью об эльфийских традициях и о том, что меня слишком заботят свои интересы.
   - О, я всё ещё так думаю - ответила Фенн. Она лежала на кровати и говорила в потолок, однако сейчас поднялась и направила палец на Амариллис. - Ты с этого получаешь больше, чем мы, и наши приобретения связаны с твоими успехами или неудачами. Например, скажем, ты пожалуешь Джуниперу понтовый новый меч, и через пару недель или месяцев вы с ним поругаетесь. Этот понтовый меч был конфеткой, который ты помахала перед ним, а стал рычагом влияния на него.
   - Это и есть природа пожалования - сказала Амариллис, потирая лицо. - Я не понимаю, почему ты так упираешься. Что ты сама предлагаешь?
   Фенн нахмурилась.
   - Нам лучше сразу со всем разобраться - сказала она. - Я уже путешествовала с группой, взаимовыгодное партнёрство, и если просто весело направиться к закату, то ночью ситуация уйдёт не туда. Я в деле в этом путешествии к Каэр Лага, но за то, чтобы всё было в открытую.
   Амариллис уставилась на неё с отвисшей челюстью.
   - Ты... ты с самого начала была готова идти?
   - А то ж - сказала Фенн.
   - ...Ладно - сказала Амариллис, проглотив что бы там она не собиралась сказать. - В таком случае нам нужно перестать тратить время и перейти к планированию.
   - Вы двое воняете, - сказала Фенн - и я сама тоже не благоухаю. Так что, раз уж время не поджимает, предлагаю найти баню, выспаться, и планировать с утра, когда восстановим толику ясности ума.
  
   * * *
  
   Амариллис наставала на том, чтобы я никуда не ходил без пары недель образовательной программы о том, чего не делать в Драгоценности Пустыни, но Фенн продолжала отпускать шуточки о канализационном запахе и жаловаться, что придётся выкинуть один из наборов новой одежды, которую она нам купила. Вероятно, Амариллис была так же близка к своему пределу, как и я, поскольку она сдалась.
   - Лучше, если ты не будешь ни с кем говорить - сказала Амариллис. - Думаю, ты достаточно умён, чтобы понимать, почему. Мы будем раздельно при переодевании, и думаю, это самый опасный момент, но в остальное время мы вдвоём сможем тебя прикрыть.
   - Думаю, ты слишком усложняешь - сказала Фенн. - Слишком много паранойи.
   Я усмехнулся.
   - Это вызывает у меня желание никуда не ходить - сказал я. - Те, кто говорят, что паранойи слишком много, всегда недостаточно параноидальны.
   - Это такая Зимилянская фишка? - спросила Фенн, почесав нос.
   - Угу, ты точно специально говоришь неправильно - ответил я. - И нет, это, в общем, не земная фишка. Я в общем-то не тот, кто может говорить о правильных или неправильных уровнях осторожности. С магом кости вроде нормально вышло.
   - Ты едва себя не выдал - сказала Амариллис. - Просто не разговаривай. Вопросы можно будет задать потом, нам, приватно.
   После этого оставался вопрос ключа телепортации, стоящего на уровне миллиардов долларов в потенциальной прибыли. Амариллис тщательно охраняла его, и то и дело прикасалась к своей сумке, достаточно часто, чтобы, если бы я был вором, у меня от одного этого заблестели глаза. Отправиться в баню означало оставить его с одеждой, что не вариант. Оставить в гостинице тоже было не вариантом, поскольку не стоило полагаться, что пожилые владельцы не пороются в наших вещах (по крайней мере, если верить Фенн).
   Моей идеей было снова перелезть через стену и спрятать его в пустыне, но это потому, что я не знал, что эту проблему можно решить при помощи магии.
  
   Маг татуировок был на мой взгляд слишком уж рад видеть Амариллис, по крайней мере пока не принюхался. Маг кости не жаловалась, но у неё в заведении было благовоние, и она специализировалась на медицине.
   После коротких переговоров с Амарилис и оплаты от Фенн, он приступил к татуированию на внутренней стороне её левой руки. К моему удивлению, он использовал вполне современно выглядящую машинку для татуирования, включенную в стену. У меня самого татуировок никогда не было, но я ходил с Тифф, когда она хотела сделать себе в память Артура. Главной разницей между тату-салоном в Бамблфак, Канзас и тем, что в Драгоценности Пустыни, были усилия по обеспечению гигиены; татуировку Амариллис наносил парень, который, походу, никогда не слышал о латексных перчатках, перекрёстном заражении, болезнях крови или о чём-то подобном.
   Амариллис закрыла глаза, и он нарисовал на её коже круг, продолжая смотреть на неё широко открытыми глазами. Любая похотливость, что была сперва, оказала заменена опаской, граничащей со страхом.
   - Можем поговорить? - прошептала Фенн, подхватив меня под руку. - Это надолго.
   - Конечно - ответил я. Она вытащила меня наружу.
   - Итак, насколько ты в неё влюблён? - спросила Фенн. Пожалуй, это была самая серьёзная Фенн, что я видел, кроме того случая, когда она сказала мне, что Иголки с его друзьями собираются нас убить.
   - Эм, я не влюблён - ответил я.
   - Ладно, по шкале от нуля до девяти, насколько ты в неё влюблён? - спросила Фенн.
   - Есть много разных способов разделять любовь - ответил я. - Физическая привлекательность, эмоциональная привлекательность, сочувствие, всякое такое. Я понимаю, что ты считаешь, что я не соображаю, поскольку я тинейджер, но...
   - Нет - сказала Фенн. - Я опасаюсь, что я буду третьим колесом в этой нашей маленькой группе. Я вижу, как ты на неё смотришь, и вижу, как ты не смотришь на меня, даже когда я выдаю эти поцелуйчики.
   - Это не...
   - Всё нормально - сказала Фенн. - У меня нет заблуждений, как я выгляжу на фоне принцессы, - слова, покинувшие её губы, были едва шёпотом, настолько тихими, что я бы их скорее всего не уловил, если бы не видел движения её губ - и я знаю, что полуэльфы интересуют только извращенцев.
   - По-моему, ты симпатичная - сказал я.
   Навык повышен: Лесть, ур. 1!
   - Ой, извращенец - усмехнулась Фенн. - Ну, ты на это напросился, верно?
   - Слушай - сказал я. - Ты, наверное, беспокоишься о том, как будет в дороге, верно? Если всё сложится в, эм, том месте, куда мы отправляемся, то это сцементирует нашу команду, пусть даже дело просто во взаимной выгоде. Ты считаешь, что если я по уши в неё влюблюсь, то против тебя всегда будет два голоса из трёх, и это вполне резонный страх.
   Ненадолго повисло молчание.
   - Исключая что? - спросила Фенн. - Разве это не тот момент, когда ты делаешь заявление о том, что ты такого никогда не сделаешь?
   - Я не знаю - ответил я. Я наблюдал за проходящей мимо публикой и на секунду офигел, увидев всадника на птице размером со страуса. - Я в этом мире три дня. Мне не хватает кучи знаний о том, как он работает, и что в нём за народ. На мой взгляд, твои опасения оправданны. Если попытаться дать тебе некие гарантии, полагаю, можно сказать, что наша спутница меня чутка пугает, что она слишком безучастна, чтобы чувствовать с ней какую-то связь кроме того, о чём говорит мне моя способность, и что я куда больше сосредоточен на...
   Я остановился. Здесь, наверное, стоило бы сказать, что я сосредоточен на возвращении домой, но, сказать по правде, дома было хреновато. Дом - место, исполненное гнева и скорби. Это место, где люди говорили, что со временем станет легче, и они были правы, но я, типа, всё равно им не верил. Аэрбе же - свежий и новый, сложный, выдержанный, проработанный мир, но здесь я свободен от шрамов, и мой груз эмоций сброшен, по крайней мере пока что. Меня тревожило, что в итоге Аэрб заставит меня встретиться с тем, с чем я не хотел бы встречаться, но до того, пока я обладаю суперсилами и не так уж опасно, я на самом деле не хочу возвращаться домой.
   - Лично я - сказала Фенн - хочу большой старый замок со множеством слуг, симпатичными мальчиками у моих ног и рук, экзотической пищей и волнующими сценами, и запасом вина, в котором можно утонуть. Неплохая цель, если выбирать.
   Я ни на секунду в это не поверил. Частично потому, что у персонажей в фильмах, книгах и играх никогда не бывает такая простая мотивация, даже когда они это заявляют. У наёмника всегда есть некая трагическая история, требующая разрешения, или некая глубинная проблема, из-за которой они никогда не будут счастливы, даже если заполучат свой позолоченный замок. И я не поверил ей, когда она сказала, что мародёрство в карантинной зоне - единственный доступный ей в жизни путь.
   - Нам стоит вернуться - сказал я. - Я не хочу, чтобы она решила, что мы сбежали. Я учту то, что ты сказала, и могу по крайней мере заверить, что в настоящий момент не думаю, что мы близки к созданию нерушимых блоков голосования.
   Фенн кивнула и хлопнула меня по плечу.
   - Знаешь, иногда такое успокаивает больше, чем гарантии. По крайней мере это показывает, что ты думаешь.
   Лояльность повышена: Фенн, ур. 5!
  
   Когда мы вернулись в тату-салон, там как раз заканчивали. Не знаю, заметила ли Амариллис, что мы уходили, но её глаза оставались закрытыми, а лицо спокойным, когда татуировщик завершил сложный круг на её коже. Закончив, он прикоснулся к нему голыми пальцами. Хотя кожа была красной и чувствительной, Амариллис на это не прореагировала.
   - Контейнер? - спросил татуировщик.
   Амариллис открыла глаза, потянулась в свою сумку, и достала ключ телепортации, завёрнутый в белую ткань и перетянутый верёвочкой. Он без слов принял его и, прищурившись, принялся вкручивать в её кожу. Я внимательно наблюдал, как ключ входил в кожу, почти без сопротивления; когда он закончил, чернила пришли в движение, и образовали неподвижное изображение перевязанного верёвочкой свёртка.
   - Готово - произнёс татуировщик. - Чтобы достать, возьмитесь за край и сосредоточьтесь на нём.
   - Я знаю - сказала Амариллис, разминая руку. Краснота татуировки полностью исчезла, и как только она вновь надела свой балахон, было невозможно определить, что в её коже спрятан магический предмет на миллиард долларов.
   И с этим мы пошли в баню.
  
   Глава 18: Коммуналка.
  
   Самым близким к публичной бане, что я испытывал, была раздевалка в старшей школе, с рядами душей и отсутствием приватности. Я бы сказал, что "очевидно, души были разделены по полам", но это явно не было очевидно жителям Драгоценности Пустыни. Я заплатил деньгами, которые мне дала Фенн, сунул свою одежду в шкафчик, вышел с полотенцем, которым меня снабдил служитель, и меня приветствовало море плоти.
   Снаружи публичная баня была большим уродским зданием, неокрашенным и неукрашенным, с такой текстурой стен, словно сдерёт кожу, если её погладить. Внутри, однако, было широкое открытое пространство с высокими, резными колоннами, поддерживающими стеклянный потолок, пропускающий остатки угасающего света. Через регулярные промежутки стояли канделябры, каждый с особым пламенем, некоторые из них были такими высокими, что я задавался вопросом, как их зажигают. Всё было цветным, от бирюзовой и золотой плитки, до красно-зелёных фресок на стенах, изображающих детальный пасторальный пейзаж. В каком-то смысле, это было противоположностью Драгоценности Пустыни; там я видел серые здания с движущимися меж них цветными людьми, а здесь был красивый, созданный с любовью интерьер с обычными людьми без украшений, все или голышом, или с простыми белыми полотенцами.
   Хотя нельзя сказать, что народ здесь был непримечательным, поскольку я видел цвета кожи, не встречающиеся на Земле, людей со странными пропорциями и странными выростами - мужчины с бивнями, женщины с перьями, и временами попадались прямоходящие животные в мокрой шерсти. Большая часть народа выглядела людьми, но те, кто нет, привлекали моё внимание.
   - Грубо так глазеть - сказала рядом Фенн, заставив меня подскочить. Она была завёрнута в полотенце, благодаря чему была более-менее прикрыта. Взглянув на её руки, я понял, что никогда не видел их не прикрытыми. По её рукам от стыка плеча до середины предплечья шли келоидные шрамы; причудливые узоры, выглядящие почти естественными, но полностью идентичные на обеих руках.
   - Вот видишь, я сказала, что грубо так глазеть, и что ты делаешь? - спросила Фенн.
   - Красиво - сказал я. Фенн отвернулась и пожала плечами.
   - Не мой выбор, вообще-то. И они нерабочие, если интересует.
   Меня не интересовало - до этого момента, поскольку я не дотюкал, что одним из различий между "магией кожи" и "магией татуировок" может быть то, что возможны и другие виды магии, связанной с кожей. Если я прав, предполагая, что магия кожи распространяется на ритуальное шрамирование, то что ещё может быть? Растягивание кожи? Пирсинг? У меня восемь уровней в навыке, но я об этом практически ничего не знаю. Я хотел было спросить Фенн ещё, даже учитывая её очевидный дискомфорт, но затем я увидел Амариллис, которая сбросила своё полотенце и вошла в воду.
   У меня недостаточно опыта, чтобы сказать, что это относится ко всем публичным баням, учитывая, что эта в Драгоценности Пустыни - единственная, в которой я был, но она не сказать, чтобы сексуальное место. Здесь купались семьи, вокруг которых бегали маленькие дети, и хотя нельзя было сказать, что на Аэрбе есть эпидемия ожирения, как на западе Америки, но здесь было много народа, чьи тела были далеки от эстетически приятных (собственно даже, были те, кто выглядели недоедающими).
   Возможно, из-за этого контекста я нашёл зрелище Амариллис на самом деле не самым эротичным, что видел в жизни, а только вторым с небольшим отрывом. О первом я распространяться не намерен, но достаточно сказать, что на Земле у меня была подружка, и она прикладывала усилия к соблазнению, хоть в этом и не было нужды.
   Амариллис не пыталась быть сексуальной, или по крайней мере очень хорошо в этом притворялась. Она вошла в воду, затягивая на ходу волосы в пук, что продемонстрировало мускулы её рук. У неё были веснушки над попой, и заметные мышцы на рёбрах, сокращающиеся, когда она двигалась. Если она действительно взобралась по стенам Замка Сориана, нет ничего удивительного, что она в потрясающей форме, но её изгибы всё равно были мягкими и соблазнительными. Она обернулась в мою сторону, затягивая волосы и прикасаясь пальцами к своей шее, и у меня словно сердце остановилось, когда мы встретились взглядами, а затем снова пошло, заметно прибавив скорости. Аж дух захватило.
   (Слушайте, я представляю, что вы тут думаете - классика же, приписывать сексуальные мотивы тому, в чём их нет. Тифф была единственной девчонкой, с которой я о таком разговаривал, и она говорила, что одна из самых отстойных вещей в отношениях парень/девчонка это, что парни, особенно старшеклассники, увидел как девчонка потягивается, и не просто оценивающе смотрит на её сиськи, но и убедил себя, что это некая показуха специально для него, или неозвученная увертюра к чему-то большему. Серьёзно, иногда просто нужно потянуться после того, как полтора часа сидишь за партой. Я старался учитывать всё это, когда смотрел на Амариллис, так что не думаю, что всё это было некоей демонстрацией для меня).
   Я вошёл в воду по пояс, и попытался отмыться, думая о чём-то, что не связано с обнажённой Амариллис поблизости от меня. Это сработало куда лучше, когда Фенн передала мне кусок мыла с пропущенной через него верёвкой. Сама Фенн тоже сбросила своё полотенце, открыв своё стройное эльфийское тело, и с ухмылкой подмигнула мне, когда мой взгляд на миг скользнул ниже её уровня глаз.
  
   Я как раз успел отмыться, когда началась драка. Прежде всего, меня схватили за руку и потянули; я попытался освободиться, но хватка была мёртвая, а когда я повернулся к напавшему, понял, что это Фенн, которая оказалась куда сильнее, чем выглядит. Она брела в воде и тащила меня следом с таким видом, словно я самый тупой в мире, что не следую за ней сам.
   И тут я заметил кровь в воде, а затем последовали крики и вопли окружающих. Этого было достаточно, чтобы я зашевелился со всей энергией, что была. Обернувшись к воде, я увидел битву магии; скорее всего, замер бы в трепете, чтобы понаблюдать, если бы не рука Фенн на моём запястье. Так что у меня остались лишь мимолётные впечатления - голый мужчина, высоко подпрыгивающий над водой и обрушивающий на толпу красный свет, обнажённая женщина, на гребне волны устремляющаяся прочь, и в одном месте словно время шло назад. Были там и люди в одежде, вооружённые пушками и мечами, и прорубающиеся через людей.
   Мы бежали, Фенн впереди, держа меня за руку одной рукой и хватая руку Амариллис другой. Мы изначально держались поблизости от края воды, и выбрались из неё одними из первых, частично потому, что Фенн начала двигаться до того, как появились признаки проблем.
   - Хватайте свои вещи, встретимся снаружи! - выкрикнула Фенн, и с этими словами выпустила мою руку, оставив меня бежать к раздевалке самостоятельно. Однако, когда я там оказался, я увидел служителя, дававшего мне полотенце, мёртвым на полу с перерезанным горлом, и троих ожидающих вооруженных мужчин с суровыми взглядами.
   Не задумываясь, я поднял кулак и вложил в него всю силу своего бешеного пульса. Мужчина, на которого я нацелился, определённо не ожидал, что голый парень атакует его магией крови, поскольку его единственной реакцией, прежде чем я разбил ему лицо и словно половину костей в своей руке, стал удивлённый вид.
   Критическое попадание!
   Новое Поражение: Сломанная Кость!
   Член Нарастающего Гнева побеждён! (пр. переводчика: Risen Bile, альтернативно переводится как "подступающая тошнота").
   Мы обрушились на пол вместе, я - потому что не подумал о том, чтобы затормозить, он - потому что я, похоже, врезал ему достаточно сильно, чтобы убить. Поднимаясь, я ощутил острую боль в ноге, но это была не атака двух остальных, а я порезался об упавший меч. Я подобрал его мокрой левой рукой и повернулся к двум остальным, но в раздевалке уже появлялись новые люди, и этой парочке пришлось иметь дело с человеческим потоком. С расстояния послышалось стаккато стрельбы.
   Ну, полагаю, вы сочтёте это глупостью, но я бросился на этих двоих - голышом, мокрый, раненый, и используя левую руку. Может, я бы этого и не сделал, если бы не видел, как они убили ребёнка. Может, это из-за резкого перехода от напрягающей попытки адаптации к местной культуре к бегству, спасая свою жизнь, или, может, некая часть меня хотела исправить неправильное, но я нанёс удар мечом по одному из них, и хотя он был достаточно одоспешен, чтобы меч не врезался в его тело, я заставил его обернуться ко мне, в то время как его приятель удерживал проход.
   Впрочем, дальше этого я не думал... я вообще не думал.
   Он напал на меня, словно безумец, перекрикивая звуки битвы и размахивая мечом, словно каждым ударом пытался меня пересилить. Я парировал и уклонялся, и на третий раз понял, что он вообще-то не очень хороший мечник, собственно, хуже меня. По сути, в его пользу были только кожаная броня да свирепость, плюс тот факт, что он использовал основную руку, и хотя это вполне существенно, но он был первый попавшийся мне противник, с которым, на мой взгляд, я мог бы справиться в честном бою.
   Я уклонился ещё от трёх рубящих ударов, обретая всё больше уверенности с каждым и игнорируя появляющиеся сообщения, пока не заметил возможность и бросился вперёд, целясь ему в грудь. Вместо этого я попал ему в горло, пробив его, и потерял меч, когда он в панике крутанулся, отчаянно замахав руками.
   Член Нарастающего Гнева побеждён!
   Вот после этого я и побежал, оставив свою одежду в шкафчике, поскольку не было времени на то, чтобы её искать. По коридорам, и через главный вход бани. Я оказался на улице Драгоценности Пустыни, всё ещё совершенно голый, и в крови. Я стоял на прохладе, тяжело дыша и оглядываясь; на меня бросали взгляды, но я был первым, выбравшимся наружу, и, похоже, никто не понимал, что внутри происходит нечто ужасное. Я хотел звать на помощь, но не знал, что сказать, и через пару секунд понял, что допрос местным эквивалентом полиции - совсем не то, что мне нужно.
   Меня спасло от нерешительности появление из бани Фенн и Амариллис, обе - в своих балахонах. Фенн глянула на меня и рассмеялась, а потом бросила мне полотенце, которое держала.
   - Двигаем - сказала она. - Съ*бываем отсюда.
  
   * * *
  
   - Ладно - сказала Фенн, когда мы оказались в безопасности дома, и она убедилась, что её лук там, где она его оставляла. - Думаю, спрятать этот ключ в татуировке было как бы не самым умным, что кто-то когда-то делал.
   - Что за хрень там произошла? - спросил я, баюкая свою руку. Я сидел на полотенце на меньшей из двух кроватей. Из-за того, что пришлось идти по улице босиком, мои ноги бы в скверном виде; хорошо хоть, ни на что не наступил.
   - Двои догадки ничем не хуже моих - сказала Фенн. - Это было одной из самых безумных вещей, что я видела в жизни.
   - Думаю, у них было по крайней мере две цели - сказала Амариллис. - Им были нужны несколько конкретных персон, но также они убивали без разбора.
   Она покачала головой.
   - Сперва я решила, что они направлены на нас - она повернулась к Фенн. - Нам очень повезло.
   Фенн пожала плечами.
   - Или очень не повезло, как посмотреть - ответила она.
   Я перевёл взгляд с одной на другую.
   - Не хотелось бы доставлять вам неудобств, но я тут немного пострадал. - Осторожное движение пальцем вызвало резкую боль в руке. Насколько я мог судить, в моей руке была сломана только одна кость, хотя когда это произошло, чувство было такое, словно куда больше. - Думаю, в планах ещё один визит к магу кости.
   Мои ноги воняли из-за пробежки по улицам, и если бы первый визит в баню не закончился катастрофой, я бы, вероятно, предложил вернуться туда.
   Фенн скривилась.
   - Наши финансы небезграничны. Будет несложно найти оплачиваемую работу, чтобы добыть порцию тчер, но это займёт какое-то время. К тому же, ты же вундеркинд магии крови, не можешь просто исцелить себя?
   - Возможно - сказала Амариллис. - Основы он изучил быстро.
   Она повернулась ко мне.
   - Я не обучалась исцеляющей стороне магии крови, так что придётся ограничиться тем, что есть. Если ты освоишь это так же быстро, как всё остальное, то должен быть способен залатать эту кость минут через десять.
   - Угу - я поморщился. - Это было бы неплохо.
   - Ладно, большая часть работы хирурга, особенно в случае переломов костей...
   - О, так мы сейчас занимаемся уроками? - спросила Фенн. - Потому что в этом случае я пойду поищу хавчика. У меня нет магических мозгов осваиваю-таланты-по-простому-описанию, и я нахожу уроки довольно скучными.
   - Принеси нам что-нибудь - сказала Амариллис. Она перебрала плечами и потянулась. - Надеюсь, это не займёт много времени.
   Когда Фенн ушла, Амариллис потратила толику времени на осмотр моей руки, несколько раз заставив меня прошипеть от боли, прежде чем бережно опустила её обратно. На ней появился синяк.
   - Большая часть работы хирурга, особенно в случае переломов костей, это обеспечение телу возможности нормально исцелить себя - сказала Амариллис. - Это естественное исцеление - то, что стимулируют низшие уровни магии кости, как ты уже испытал. Как я понимаю, с магией крови схоже. Кровь в твоём теле снабжает питательными веществами и кислородом, она закрывает раны, и обеспечивает основу для исцеления, когда ты ранен. Так что схожим образом с тем, как ты используешь жар своей крови для Касания Аарде и пульс своей крови для Багрового Кулака, тебе нужно сфокусироваться на целебных свойствах своей крови. Я... сама никогда этого не испытывала, поскольку я не настоящий практик, и не знаю полезных аналогий.
   - Ладно - медленно произнёс я, глядя на свою руку. - Просто... Почувствовать исцеление. Обещаешь, что не будешь раздражаться, если у меня не получится?..
   - С чего бы я стала? - спросила Амариллис, но её, похоже, раздражал уже вопрос.
   - Неважно - ответил я. Я сфокусировался на своей руке, особенно на сломанной кости, на среднем пальце. (Как там она называется, пястная кость, метакарпал? Слишком похоже на название покемона, чтобы было правильно). Я пытался думать о крови, исцеляющей меня, закрывающей рану... делающей свою хрень магии крови, которую должна делать. Я пытался думать о том, как ощущалось исцеление моей сломанной руки на Земле, но это заняло восемь недель, слишком медленно, чтобы что-то заметить, кроме того, как чешется под гипсом, и как глухо пульсирует боль.
   Я занимался этим минут десять, без уменьшения боли или сообщений о повышении навыка, пока моя сосредоточенность не поплыла, и только ещё минут через пять я заговорил.
   - Удача действительно существует? - спросил я.
   - Ты должен был сосредотачиваться на исцелении - сказала Амариллис. Она сузила глаза. - Ты это сделал и когда должен был нести вахту. У тебя проблемы с вниманием?
   - Нет - сказал я. - Не обычно. Я просто... думал, что это будет проще.
   - Ты думал, что у тебя уйдёт меньше пятнадцати минут на то, для чего другим требуются годы интенсивной учёбы? - спросила Амариллис.
   - Ну... угу, типа того - ответил я. - Я освоил магию крови и магию кожи очень быстро, и мне казалось, что на них тоже нужны годы интенсивного обучения. В играх временами есть требования для определённых заклинаний, например, атрибуты или навыки. Обычно я получаю сообщения, но тут всё далеко от нормы. Так что тот факт, что я не получил его быстро, говорит о том, что, возможно, потребуется другой подход.
   - Тебе следует нарисовать мне этот "лист персонажа" - сказала Амариллис. - Вероятно, лучше получить физическую версию, с которой можно работать и помечать.
   Меня немного шокировало, как быстро я переключаюсь от попыток думать несексуальные мысли об Амариллис на убийство людей, остающихся для меня загадкой, а затем к раздражению на хозяйское отношение Амариллис к моим способностям. Она была права, вполне разумно записать всё, особенно то, что не очевидно по рассмотрению самой панели, вроде того, какая способность ограничивает какой навык. Лог сообщений был бы полезен, особенно учитывая, что много всего происходит. Но всё же это была моя странная игровая хрень, не её, и я не настолько доверял Амариллис, чтобы с открытыми руками приветствовать "мы в этом вместе".
   - Определи удачу - сказала Амариллис.
   - Эм, - ответил я - не уверен, что могу.
   - Эльфы везучи - сказала Амариллис. - Если играть с ними в орлянку, проиграешь в девяти случаях из десяти. Если в них стрелять, пули промахиваются чаще, чем должны, хотя и всё ещё в пределах возможного. Половина этого основана на изменениях мира, которые они не имеют очевидной возможности вызывать, а другая - на их действиях, причины которых не всегда ясны для них самих.
   - Фенн потащила нас из бани ещё до того, как что-то пошло не так - сказал я.
   - Да - ответила Амариллис. - На Аэрбе есть много тех, кто заблуждается о том, как устроен мир, кто думают, что есть такая вещь, как удача, применимая во всевозможных обстоятельствах, чему нет никаких свидетельств. Игроки говорят про полосу удачи, или нечто подобное, и хотя Афиней Математики и Метафизики провёл достаточно исследований, чтобы это опровергнуть, мифы живучи. Это относится к таким вещам "на удачу", как носить с собой кость фронгала, или плюнуть в фонтан.
   - Сегодня мы прибыли в Драгоценность Пустыни - ответил я. - Баня, в которой мы были, сегодня была атакована. Это просто ужасное совпадение? Потому что на мой взгляд, непохоже.
   - Ты говоришь, что это невезение - произнесла Амариллис. - Не просто невезение, а эффект, который, предположительно, можно измерить?
   - Я не знаю - ответил я. На самом деле я думал, что это похоже на игровое событие, только что с нами это, похоже, было не связано. В игре нападавшие были бы посланы из-за некоего загадочного пророчества, или потому, что у них был какой-то способ отследить Амариллис, побуждая нас к действию, или, может, потому что Фенн - крот, снабжающий врага информацией. Но им были нужны не мы, по крайней мере этого не было заметно, и мы ушли без чьего-либо монолога для нас, или обнаружения некоей важной улики. Это было очень похоже на совпадение, но было как-то бесцельно, почему я и задумался о своём нуле в LUK.
  
   Фенн вернулась, когда я был погружён во второй заход попытки исцелить свой перелом; палец покраснел и опух. Я был рад отбросить безрезультатные усилия в пользу еды. Это была уличная еда, какое-то маленькое жареное животное, обёрнутое в тонкую вощёную бумагу. Фенн не сказала, что это такое, помимо "еда", и я не испытывал желания допытываться.
   - Фигня в бане, походу, работа группы под названием "Нарастающий Гнев" - сказала Фенн, прикончив свою порцию зверушки. - Стража прочёсывает город, но непонятно, что они будут делать. На улицах говорят, что их раздражало, что сексапильные женщины вроде меня и Мэри купаются на виду у похотливых мужчин, но я не уверена, что куплюсь на это.
   - Мэри? - спросил я.
   - Нужно же как-то её называть на публике - сказала Фенн. - Эми, Мэри, или Лисс, и я выбрала вариант, который мне больше нравился.
   - Мне на самом деле неважно, как меня называют. К слову, с магией крови безрезультатно - сказала Амариллис.
   - Почему я и захватила косточек - с улыбкой произнесла Фенн, помахав крошечным рёбрышком.
   - Некому его учить - сказала Амариллис. - И прежде чем ты это предложила, мы не будем возвращаться к магу кости, чтобы научиться.
   Она взглянула на меня.
   - Ты же не получил магию кости, пока там был, верно? Я думаю, о таком ты сообщил бы нам.
   - Нет, не получил - сказал я. - Но я и магию крови получил не просто от того, что услышал о ней. То же самое с магией кожи, как бы. Просто увидеть татуировки и знать, что они делают, недостаточно; это было ощущения татуировки, скользящей по моей коже. Думаю, если бы я был внимательнее, скорее всего активировал бы навык с татуировки парашюта. Впрочем, это только теория.
   Я взял косточку из руки Фенн.
   - Полагаю, сейчас хороший момент, чтобы её протестировать.
   Я попытался сделать то, что видел в исполнении магуса Борманн: одной рукой держу кость, концентрируюсь на своей травме. Она описала это как вытягивание, но это слово мало что для меня значит. Возможно, значило бы, если бы я мог ощутить некую силу в кости, но она ощущалась просто как жирная кость.
   - Что это за животное? - спросил я, надеясь, что не пожалею об ответе. Лишь бы не крыса, не после того, что мы видели в канализации.
   - Это ганзель - сказала Фенн. - В некоторым местах их держат как домашних питомцев. Здесь в Драгоценности Пустыни они очень популярны, поскольку едят испорченную манну.
   - Ману? - спросил я. - Как в магии?
   - Манна - сказала Амариллис. - Двойное н. Также называется пустынным хлебом. Полагаю, можно заодно научить тебя словам силы.
   Она подняла руку перед собой.
   - Бесонет.
   Открыто заклинание: Плоть Альвиона!
   И, без церемоний и показухи, из ниоткуда ей на руку упал маленький ломтик хлеба.
   - Преизрядная гадость. Это мы не будем есть, если будет альтернатива. Молоко более сносно.
   Она сложила руку ковшиком у рта.
   - Илимонет.
   Открыто заклинание: Кровь Альвиона!
   Молоко полилось из руки Амариллис прямо ей в рот. Она проглотила его, кашлянула, и скорчила гримасу.
   - Удивлена, что принцесса вообще пробовала пустынное молоко - сказала Фенн. И в этот раз это не было сказано как шутка или издёвка.
   - Когда-то я подумала, что важно знать, что едят и пьют беднейшие из бедных - сказала Амариллис. - Это полезно в контексте публичной политики понимания реальности народа, которым управляешь. Пустынное молоко и пустынный хлеб - фундаментальная пища бедных, и даже средний класс иногда использует её, чтобы растянуть свой бюджет.
   - Итак, это ганзель - сказал я, пытаясь вернуться к теме. - Они обычно питаются остатками манны? Перед тем, как стать уличной едой, они мусорщики в городе?
   - Нет - моргнув, ответила Фенн. - Думаешь, продавцу есть смысл полагаться на животных-мусорщиков, попавшихся в ловушки, или что-то в этом роде? Это несерьёзно. Из тебя был бы отстойный бизнесмен.
   - То есть... Фермы? - спросил я. - Кто-то держит их в клетках, говорит заклинание, чтобы создать им питьё и пищу, а потом собирает?
   В моём воображении немедленно возник образ фабрики.
   - Более-менее - ответила Фенн. - В деталях я сама не уверена, Знаю только то, о чём спрашивала. Не думаю, что тебе нужна история жизни животного, чтобы освоить исцеление.
   Я тоже не был уверен, но попытался думать об этом существе, поворачивая кость в руке. Я попытался представить, какова жизнь для ганзеля, и, провалив это, попытался представить жизнь курицы, которую держат в клетке и кормят самой дешёвой едой. Моменты страха, когда приходят редко видимые хозяева, неудобные ограничения в клетке, возможно, желание свободы, хотя, скорее, просто воля жить и расти, несмотря на всё это. Даже не обязательно в разуме, если у ганзелей или кур есть что-то подобное, но усилия тела превратить помои в кости и мускулы. По идее, это и есть сердцевина END - живучесть тела, и именно это я и пытался вытянуть.
   Разблокирован Навык: Магия Кости!
   Разблокировано Достижение: Палки и Камни.
   Открыто заклинание: Переливание Физического!
   Я ощутил, как магия покидает кость, исчезает, стоило за неё взяться, словно поцелуй на ветру. Моей сломанной кости не полегчало, и я не заметил в себе никаких изменений. Однако я ощутил магию кости, всего на миг, и, что важнее, игра подтвердила, что я на правильном пути.
   - Мне понадобятся ещё кости - с улыбкой произнёс я.
  
   Глава 19: Монтаж!
  
   Повышен навык: Магия Кости, ур. 10!
   Открыто заклинание: Переливание Мощи!
   Открыто заклинание: Переливание Скорости!
   Открыто заклинание: Переливание Выносливости!
   Повышен навык: Магия Кости, ур. 12! (Навык ограничен утроенным значением первичного стата KNO).
   Поражение: Сломанная Кость устранено!
  
   У меня ушло добрые восемь часов, чтобы догнать магию кости до капа, и полностью исцелить мою руку. Фенн ушла добыть ещё костей, когда стало очевидно, что я переработаю сотни доступных от ганзелей. Каждая кость содержала лишь кроху силы, даже когда я вытягивал изо всех сил. Наблюдение за работой Борманн заставило меня думать, что так делать менее эффективно, так что я попытался вытягивать силу из костей как можно медленнее, что дало ещё меньший эффект, но более долго, что, полагаю, в итоге означает больше исцеления.
   Только с десятым уровнем навыка я получил способность вытягивать из кости конкретно выносливость вместо всех физических статов, и это помогло мне ускорить процесс исцеления. Однако даже так понадобились все имеющиеся кости, чтобы полностью исцелить мой палец, и всё равно ощущалось что-то не так, некое утолщение. Было бы ещё несколько часов и сотня-другая косточек, и я бы, возможно, сумел полностью вернуть его в норму, но к тому времени, как я закончил, Амариллис и Фенн давно спали. Фенн устроилась первой, бесцеремонно раздевшись до нижнего белья и захватив большую кровать, а Амариллис присматривала за моей работой, чтобы я оставался сфокусирован, пока не стала так зевать, что это отвлекало. Они разделили большую кровать меж собой, и Фенн охватила Амариллис одной рукой за пояс; я довольно-таки уверен, что это была подсознательная попытка её подоставать. Только тогда я наконец сменил полотенце на купленную для меня Фенн одежду.
   А сам продолжил. Я ощущал желание спать, но не необходимость. Я не был уставшим, хотя и был уверен, что если попытаюсь, то усну на маленькой кровати за считанные минуты. Не уверен, каково географическое положение Драгоценности Пустыни относительно Сильмар-сити, и какая у них разница по времени, если вообще есть, но вполне возможно, что я испытывал некую комбинацию разницы часовых поясов и магии левел апа. К тому же я вздремнул на солнце.
   Было приятно получить толику времени, чтобы подумать. Мои мысли снова и снова возвращались к бане; было несколько вещей, которые меня беспокоили. Во-первых, "Нарастающий Гнев" с его альтернативным значением "Подступающая Тошнота" - отстойное название, не то, которым себя называешь, если только не относишься к панк-банде или показушным злодеям. Второе, слухи, которые подхватила Фенн, говорят, что они устроили эту террористическую атаку из-за некоего моралистского крестового похода, но мы видели, что они нацеливались на конкретных персон. В-третьих, двое чуваков, с которыми я сразился, были слабее, чем я ожидал, учитывая демонстрацию магии внутри, и это заставляет думать, что они были пешками или козлами отпущения. Четвёртое, меня не должно было там быть. В этом мире определённо удача реально существует, и хотя у учёл слова Амариллис о том, что удача есть только у эльфов, я знал и то, что она не всё знает о моей силе, а та говорит 0 LUK.
   Я попытался силой воли вызвать квест, чтобы получить больше ответов из описания, но эта затея предсказуемо провалилась.
   Воспользовавшись добытыми для меня Фенн карандашом и бумагой, я принялся записывать содержимое моего листа персонажа, а затем всё то, что сообщала игра, но нигде не сохранено, с фокусом на капах навыков. У меня всё ещё оставались два очка, которые можно потратить, и я не был уверен, куда их вложить. Тот факт, что в Магии Кости разблокировалось нечто по достижении круглого числа немного изменило направление моих мыслей, поскольку с этим достижение этих круглых чисел становится более ценным.
   Заполнив страницу этими наблюдениями, я принялся заполнять другую страницу, на этот раз мыслями и вопросами о том, как игра связана со всем, что я создал как ДМ. Пока что я сдерживал вопросы об этом, частично - поскольку не хотел загружать Амариллис неважным, и частично потому, что были там вопросы, на которые я не хотел ответов. Однако сейчас я ощущал, что достаточно тянул, и, честно говоря, у меня немного прибавилось уверенности в способности этого мира справляться с проблемами, учитывая магию в его распоряжении.
   Я заполнил страницу на три четверти, когда Фенн внезапно проснулась и отпустила Амариллис, которая на секунду открыла глаза, а затем устроилась удобнее и снова уснула. Фенн потянулась и выскочила из постели, всё так же едва одетая. Она немного приоткрыла окно, достаточно, чтобы я расслышал отдалённые звуки стрельбы, а затем снова его закрыла. Это её разбудило? Звуки стрельбы, слишком слабые, чтобы я их услышал, пока писал? Я добавил к своему списку вопрос о природе эльфов.
   - Чё пишешь? - спросила Фенн, подходя и уставившись на страницу.
   - Накинь что-нибудь - сказал я. Я был уверен, что она специально стоит рядом в таком виде.
   - Заставь - сказала Фенн. Она наклонилась над моим плечом, и пробежалась пальцем по моему списку. - Перечисляешь карантинные зоны? - Её палец остановился на Фел Сид. - Или просто пытаешься вызвать у себя негатив?
   - Он реален - медленно произнёс я. - В этом мире есть Фел Сид.
   - Ты не веришь легендам? - спросила Фенн. - Или, погоди, у тебя вывихнутый мозг, считающий, что изобрёл кучу всего в этом мире с нуля. Так ты считаешь, что придумал Фел Сид? В каком контексте?
   - Это долгая история - ответил я. И не сказать, чтобы приятная. - Он... Его убили?
   - Неа - сказала Фенн. - Всё ещё сидит на своём троне в Городе Тысячи Невест. Не уверена, уцелела ли эта часть твоего мозга, но он не тот, о ком говорят в вежливой компании.
   Я покачал головой.
   - Он был создан, чтобы поглотить этот мир. Если бы он был в процессе этого, или был убит, это было бы понятно, но... он ещё жив, и делает... свою работу?
   Фенн похлопала меня по голове.
   - Ты очень странный хууман - сказала она. - Что, по твоему, карантинная зона?
   - Эм, что-то вроде Чернобыля, это место на Земле, где произошёл ужасный инцидент - сказал я. Зона отчуждения, карантинная зона - терминология та, которой я воспользовался бы, если бы разрабатывал этот мир, как, похоже, в какой-то мере и есть. - Те, кто отправлялись в её центр, страдали от рака, а затем умирали, или умирали от яда прямо там.
   - И то, что не даёт Чернобылю распространять - правило карантина, верно? - спросила Фенн. Она провела рукой по своему уху. - Иначе весь мир стал бы Чернобылем.
   - Эм... - сказал я. - Это... не совсем верно, применительно к Чернобылю. В смысле, есть такая штука, как ядерное оружие...
   - О, Синие Поля? - спросила Фенн.
   Я помедлил с приоткрытым ртом.
   - В этом мире есть ядерное оружие?..
   - Было. Но его карантинировали - ответила Фенн. - Боги, а то, скорее всего, от Аэрба бы ничего не осталось. В Синих Полях можно им воспользоваться, если так уж хочется сделать это целью жизни, но это как-то глуповато, даже для хуумана.
   На миг мой разум оказался переполнен мыслями о том, что всё это значит. У них было ядерное оружие, что кажется вершиной технологий, что я видел на Аэрбе, но его каким-то образом заставили перестать действовать... что-то вроде сценария "Огонь Гаснет"?.. Некое изменение законов вселенной?
   - Итак, Фел Сид не может распространяться, - медленно произнёс я - поскольку он... Карантинирован. Отчуждён. Каким-то образом.
   - Угу - сказала Фенн. - Он, его заложники, и его порождения, карантинированы от цивилизованного общества. Хотя у нас тут самих нечто вроде гражданской войны, так что - кто бросит палку, как вы, человеки, говорите.
   - Кто бросит камень - поправил её я. Мой взгляд поплыл в сторону её талии, и я перевёл его на бумагу передо мной. - То есть ты говоришь, что большинство этого - карантинные зоны, места, где распространяющиеся болезни или зло были остановлены?
   - Ну да - сказала Фенн, оперевшись о меня. Её рука, когда она указывала на бумагу, была рядом со мной, и я бросил короткий взгляд на извивающийся узор шрамов. Едва сумел сдержать желание попросить потрогать. - Фел Сид, Найтсмок, да, Парсмонт, да, Город Постоянной Крови, технически да, Стеклянные Поля, большое да... но у тебя тут есть вещи вроде белых шпилей, которые не вредоносны, и некоторые я не знаю, вроде этого "Города Зубов", и в целом тут изрядный бардак.
   - Сколько всего карантинных зон? - спросил я.
   - Пятьдесят три - ответ пришёл с кровати. Амариллис спустила с неё ноги, проморгалась, а затем встала и недовольно мосмотрела на свою мятую одежду. - Рука исцелена? - спросила она меня.
   - Ага - ответил я. - Пятьдесят три?
   - Официально, да - сказала Амариллис. - Не стану наскучивать имперской политикой в отношении этого. И раз уж мы все встали, есть другие дела, которыми нужно заняться, вроде подготовки к Каэр Лаге. Фенн, я оценю, если ты оденешься.
   Фенн надулась, но принялась натягивать свои штаны и рубашку. Я был уверен, что попу в моём направлении она при этом выставила не случайно. Заметил, как при этом нахмуриась Амариллис, но изо всех сил старался не обращать внимания.
   - Всё по порядку - произнесла Амариллис, когда все мы были одеты. - Думаю, нам следует потренировать Джуна.
  
   * * *
  
   Если бы это было фильмом, здесь был бы монтаж.
   После того, как Амариллис взглянула на мой написанный от руки лист персонажа, она принялась расспрашивать меня о деталях того, что заставляло эти навыки повышаться. Я немного подстегнул разговор, предложив упражнения, которым могут поднимать эти навыки в контролируемом окружении нашей комнаты в отеле, и после некоторого обсуждения того, что важнее, с общим согласием, что лучше всего сфокусироваться на бое, я потратил около недели на то, чтобы замаксить все свои навыки кроме пистолетов и ружей, которые сложно прокачивать не устроив шумихи, и садоводства, для которого не придумали простого способа.
   Я изучил навык Луки, просто прикоснувшись к луку Фенн, но она не позволила мне стрелять из него, и в итоге потратила приличную сумму на лук, из которого я стрелял в комнате. Это считалось только тогда, когда были очень маленькие мишени; если не было сложности, то игра ничего не давала.
   Впрочем, в процессе я узнал несколько интересных вещей об игре.
   Навык повышен: Парирование, ур. 10! (Навык ограничен пятикратным значением вторичного стата INS.)
   Новая Доблесть: Рождающийся Связанный-с-клинком!
   Во-первых, достижение 10 уровня в навыке действительно временами разблокировало что-то, хоть и не всегда. Второе, навыки опирались в кап или при трёхкратном значении основного стата, или пятикратном - вторичного, что давало дополнительное ограничение того, насколько высоко могут подниматься навыки, и делало социальные навыки важнее, чем я от них ожидал.
   В процессе я получил ещё несколько доблестей, но когда я посмотрел их на панели "Доблести", их эффекты оказались очень маленькими. Безоружный Бой 10 дал мне "Твёрдые Кулаки", уменьшающие нагрузку от безоружного боя (без чисел, просто словами). Двойное Оружие 10 дало Обоерукость, странное чувство одинакового умения пользоваться любой рукой, убирающее привычку (что я немедленно проверил письмом; было очень странно писать своё имя левой рукой). Метательное Оружие 10 дало "Определитель Дистанции", способность проще определять, насколько далеко что-то расположено. Импровизированное Оружие 10 дало "Структурную Оценку", способность держать и использовать импровизированное оружие так, чтобы оно не ломалось, впрочем, в пределах естественного.
   Как я уже сказал, не было ничего, что вызывало бы восторг, просто мелкие преимущества. Если бы их бутылировали, можно было бы продать за денежку, особенно Обоерукость, но я сомневался, что они станут решающими между жизнью и смертью.
   Самыми неловкими, полагаю, были социальные навыки.
   - Ладно - сказала Фенн, потирая руки. - Польсти мне.
   - Эм - сказал я. - Не думаю, что в этом есть смысл. Мы отправляемся в брошенный замок, и по пути сражаемся с безмозглыми тварями, верно?
   - Магососы не безмозглые - сказала Фенн. - Они хитры, и это делает их опасными. Но нет, вряд ли можно будет на них повлиять, сказав, какие прекрасные синие глаза у них. А вот я, с другой стороны, более податлива.
   - Твои глаза зелены - сказал я.
   - И насколько они красивы? - широко улыбнувшись, спросила Фенн.
   - Твои глаза... - я помедлил, подбирая слова. - Я мог бы заблудиться в красоте твоих глаз, когда они сияют на утреннем свете, и когда я вижу твою улыбку, как она касается этих изящных глаз, у меня дыхание застревает в горле и сердце колотится в груди.
   Навык повышен: Романтика, ур. 3!
   Навык повышен: Лесть, ур. 4!
   - Ладно - вздохнул я - это сработало.
   - Ура! - сказала Фенн. Она прикусила губу. - А теперь сделай комплимент, допустим... Моему языку.
   Она высунула язык.
  
   В общем, всё это было очень глупо и неловко, но, к счастью, не продлилось долго, поскольку мои социальные навыки ограничивались шестёркой. С Романтикой было хуже всего, частично потому, что я не представлял, чтобы когда-нибудь пользоваться этим навыком, и частично потому, что Фенн, похоже, нравилось флиртовать. Я не мог определить, есть у неё какой-то реальный интерес ко мне, или она просто развлекалась за мой счёт, или то и другое вместе; в любом случае, я не собирался ничего делать, и мог лишь чувствовать смущение. Впрочем, практиковаться в Лести и Романтике с Фенн всё-таки лучше, чем делать это с Амариллис.
   Кроме этого? Не знаю, что сказать. Это была неделя моей жизни, прожитая в основном в комнате отеля, поскольку на улицах продолжались вспышки насилия, и Амариллис - сейчас Мэри - считала, что мне неразумно выходить, когда я так несведущ относительно мира.
   Они старались ликвидировать толику этого незнания, но это означало поспешно впихнуть в меня целую жизнь знаний, и это смешивалось с тем, что я помнил из D&D, что зачастую вызывало путаницу. К тому же было слишком много всего, о чём стоило спросить, и слишком много того, что они обе считали одинаковым между мирами.
  
   Общеизвестные Факты об Аэрбе.
   =============================
   1. Аэрб примерно в десять раз больше Земли, плоский вместо сферы, в форме шестиугольника. Если достаточно далеко двигаться на север, окажешься на юге, и так с любой стороны. (Амариллис назвала мне меры Аэрба, и я прикинул размер Земли примерно, учитывая, что помнил только ширину континентальных Соединённых Штатов).
   2. На Аэрбе нет часовых поясов, поскольку солнце было на одной высоте, где бы ты ни находился, без параллакса. Несмотря на это, времена года были, поскольку солнце становилось меньше зимой и больше летом. Были и региональные различия погоды из-за чего-то под названием "слой проекции", атмосферного феномена, о котором Фенн не знала, а Амариллис знала немного.
   3. Существует примерно 200 "смертных рас", плюс Анималия, антропоморфные животные вроде Иголки. Было пять отдельных волн миграции с Селестар, каждая из которых считается отдельным видом. Существуют дворфы, но они как правило держатся сами по себе под землёй. Не существует "злых видов" как таковых, но есть злые культуры, состоящие исключительно из одного вида разумных, что Амариллис считала важной разницей, а Фенн просто закатывала глаза.
   4. Существует тридцать семь различных видов магии, и это только официально. Неофициально есть много разновидностей наследственной, расовой, или ещё по каким-то причинам недоступной широким кругам. Рассматривая мой лист персонажа и предполагая, что он создан здраво, я предположил, что у меня может быть доступ максимум к пятнадцати из них, хотя вероятно, что меньше. (Мне очень хотелось узнать о них побольше, но Амариллис считала, что всё легкодоступное уже собрано. Ето не остановило меня от того, чтобы задавать вопросы, но она была права в том, что имелись существенные барьеры, которые не могла превозмочь моя способность быстро изучать всякое, ну и некоторые были бы бесполезны без существенных вложений ресурсов).
   5. Когда кто-то говорит об "империи", они имеют в виду нечто вроде Объединённых Наций, в том плане, что это довольно беззубая организация, чья реальная власть основана на согласии стран-участниц придерживаться стандартизированных законов или вводить глобальные (хотя они, по очевидным причинам, говорят "гексальные") санкции против друг друга. Официальный титул - "Империя Общих Интересов", но народ называет просто "империя" или "Третья Империя", по историческим причинам, которые я не думаю, что особенно важны.
  
   - Ладно - произнёс я после одного из этих информационнонакачивающих уроков. - Но есть одна вещь, которую я вообще-то не понимаю.
   - Всего одна из всего во всём мире? - спросила Фенн. Её начинала раздражать вся эта фигня с грёзотёртостью, это было очевидно, как она сама и предсказывала.
   - Вот смотрите, ремесленная горячка происходит случайным образом и равномерно на душу населения, верно? - спросил я. Амариллис кивнула. - Ну, я не понимаю, почему Потерянный Король и Англицинн всё ещё обладают таким могуществом, если только они не сгребают все энтады и реликвии, созданные в Англицинне, или привозят их откуда-то. Но даже так, я бы не ожидал, что даже самый прямой наследник будет обладать особым могуществом.
   - И почему ты так считаешь? - спросила Амариллис. - Почему собранное могущество не должно сохранять свою ценность? Ну, оно несколько разбавится, поскольку наследование реликвий идёт по разным правилам, но я не уверена, к чему ты ведёшь.
   - Ладно - сказал я. - Ну, каждый год создаются новые магические предметы...
   - Почему? - спросила Амариллис.
   - Потому что... ремесленников становится всё больше со временем? - спросил я. - Или есть проблемы из-за механизации?
   - С чего бы ремесленников станет больше? - терпеливо спросила Амариллис. Её эта грёзотёртость тоже начинала раздражать, но она держалась намного лучше.
   - В каждом году народа больше, чем в предыдущем - сказал я, и тут понял, что это не обязательно относится к Аэрбу. - Ладно, объясни вот что: глобальное население растёт или сохраняет уровень?
   - Во время правления Утера Пенндрайга, пятьсот лет назад, численность населения в мире была двадцать миллиардов - сказала Амариллис. - Сегодня - пять миллиардов.
   - На мой взгляд, народу нужно больше тра*аться - сказала Фенн. - По крайней мере, я слышала, что дети так появляются.
   - Секс не помогает, когда пользуются предохранением - сказала Амариллис. - И это сложный вопрос, затрагивающий не только темпы воспроизводства. Карантинные зоны - проблема, которая становится всё сложнее, и происходят разовые события, бьющие по численности населения, от которых мы не можем оправиться.
   - Аэрб умирает - сказал я.
   - Ну, это слишком сильно сказано - сказала Фенн. - Селестар - вот что значит "умер".
   - Сложно сказать, умирает, или нет - сказала Амариллис. - Общий тренд - на понижение. Оптимисты считают, что в итоге график будет сигмовидным - долгий период стабильности перед Первой Империей, период нестабильности, а затем второй длительный период стабильности.
  
   После этого мы перешли к другим вещам, но это заставило меня думать "срань господня, да это же гримдарковый мир". Нет рая, только девять тысяч адов, и сам Аэрб превращается в бледную тень себя былого. Мне было очевидно, что это отражение моего собственного разума; после смерти Артура я как-то не верил в "долго и счастливо", и даже до того всегда делал свои миры немного сумрачными, чтобы герои могли сиять ярче.
   И эта мысль давала мне надежду. Если я создал этот мир, то, возможно, я был в нём героем, одним из тех людей, чья цель - возжигать свет и прогонять тьму.
  
   * * *
  
   Фенн и Амариллис взяли на себя большую часть подготовки, собирая припасы по городу, когда бои немного затихли. Периодически всё ещё случались перестрелки, слышимые при открытых окнах, и временами в воздухе ощущался металлический запах крови. Чем бы ни были "Нарастающий Гнев", городская стража их истребляла. Фенн говорила, что стража несколько увлекалась, что вызывало потери среди гражданских, которые никого не радовали. Учитывая это, и мародёрство после некоторых нападений, город был не лучшим местом для проживания. Возможно, если бы татуировка Амариллис не была одноразовой, она достала бы ключ, и мы занялись подготовкой в каком-то другом месте, но я почти ощущал, что нестабильность нам выгодна.
   Мы заполнили рюкзаки пищей и водой в дорогу. Фенн купила (или, возможно, украла) мне меч, и принесла пустотное ружьё, которое, к моему удивлению, оказалось тем самым, которое я неделю назад оставил за стеной; она вернула его мне. Фенн заполнила свой колчан стрелами и раздобыла новый кинжал, обосновавшийся на её бедре, заменяя тот, которым она пырнула Леонольда. Я не знал, что из наших запасов было украдено Фенн, и что честно куплено, но это и не имело значения. В ночь перед тем, как мы отправились, она вошла в нашу комнату и выгрузила мешок костей для меня, и я был уверен, что добыла их не честным образом.
   В общем, со всем этим мы перебрались через стену и направились в Каэр Лага.
  
   Глава 20: Пустынный маршрут.
  
   Мы двигались по пустыне вместе, бредя по пустыне в наших белых балахонах, двигаясь след в след, чтобы скрыть нашу численность чтобы кто-то мог изображать первопроходца, переходящая роль. Мне объяснили, что магию в общем смысле можно разделить на три категории: латентная, пассивная, и активная. Магоискатели (или магососы, смотря кого из членов моей партии спросить) могут ощущать и выискивать пассивную и активную магию на невероятном расстоянии, но латентная магия в целом безопасна, если только они не совсем рядом.
   В луке Фенн была латентная магия, если только она не использовала его особую способность, и в этом случае магоискатели скорее всего увидят его, как маяк на горизонте. Схожим образом, магическая татуировка на руке Амариллис, скрывающая ключ телепортации, остаётся латентной магией, пока она не стянет её, доставая ключ. А пустотные кристаллы были "обычными", хотя я до мозга костей был уверен, что это колдовство.
   Оставался я и не такая уж маленькая магическая мощь, которую я носил с собой. У меня был мешок с костями, но их нельзя использовать, если только не ввяжемся в бой. В моих венах текла кровь, но даже думать нельзя было о том, чтобы использовать её силу без крайне серьёзной причины. Магию кожи я в общем-то и не мог использовать, поскольку у нас не осталось денег на татуировки. С этим оставалась моя уникальная игровая хрень, про которую мы не знали, считается ли она магией. И это мы хотели выяснить заранее, поскольку если я притягиваю магоискателей, то об этом следует знать до того, как мы окажемся слишком далеко от безопасности Драгоценности Пустыни, когда ещё можем отступить от путешествия в Каэр Лага.
   - Мне странно, что вы вообще разделяете магию и не магию - сказал я, когда мы ели свой первый путевой обед, нечто под названием "портативный суп", изрядно напоминающий мне рамен минус макароны. - На Земле магией называют нечто загадочное или сверхъестественное, но изучению магии крови вроде как целый университет посвящён.
   - Никогда не называй афиней университетом - сказала Амариллис.
   - Правило номер 137 для выживания на Аэрбе - сказала Фенн. На самом деле она не считала выдаваемые мне Амариллис правила, но число всё время возрастало, и я подозревал, что она придумывает способы эксплуатировать эту шутку в будущем.
   - Ладно - ответил я. - Но на мой взгляд эта так называемая "магия" изучена настолько, что потеряла ощущение сверхъестественности и всю загадочность. В смысле, для меня-то ещё остались, поскольку афинеи для меня закрыты и в ближайшее время небезопасно обращаться даже к нереспектабельному учителю, но основной-то массе населения это не так. Даже есть магазинчики, продающие "магические" татуировки.
   - Тогда каким словом нам называть? - спросила Амариллис.
   - Не знаю - ответил я. - Просто подумал об этом.
   Фенн уселась и принялась хлебать из собственной миски супа, который оставляла настояться.
   - Ну, лично мне думается о магососах, бегущих по пустыне, чтобы выцарапать нам глаза - сказала Фенн. - Впрочем, думаю, сейчас всё чисто, но мы за пределами действия Слова Альвиона, так что нам лучше двигаться, как только закончим.
  
   Так что мы шагали по пустыне, и рюкзаки у нас на плечах становились легче по мере того, как мы подъедали и выпивали наши резервы. Каждый раз, когда я пил воду, я был рад, что уменьшение несомого веса приближалось на одну остановку помочиться. Когда мы ещё были в отеле, у меня появилась отличная идея применить ракетное уравнение Циолковского к путешествию по пустыне; чтобы преодолеть определённое расстояние, нужно определённое количество воды, но нести эту воду - значит двигаться медленнее и потреблять больше воды, так что нужно больше воды, чтобы добраться дальше, и всё это нужно учитывать в расчётах. В итоге оказываешься на милости пустынного уравнения. (Вообще-то само уравнение я не помнил, так что, возможно, что-то серьёзно путаю; в конце концов, я был фэнтезийным гиком, а не космическим). Нам нужно было пройти всего около пятидесяти миль плюс-минус, пять дней на дорогу, то бишь по десять миль в день по песчаным дюнам и выступам камня, галлон в день, галлон весит восемь фунтов, то есть сорок фунтов одной только воды, плюс меч, плюс ружьё, плюс еда, плюс одежда, плюс кости.
   - Мне нужно было построить парусные сани - пробурчала Амариллис вечером первого дня.
   - О? - спросила Фенн. - Мне кажется, с этим была бы та же проблема, что и с моим предложением ехать верхом на воетса - их нужно как-то перетащить через стену. К тому же я не уверена, какой ветер ты хочешь использовать, поскольку воздух практически неподвижен.
   - И всё же - сказала Амариллис.
   - По крайней мере, мы всё ещё не видели ни одного магоискателя, верно? - заметил я. - Если мы сможем добраться до Каэр Лага, не наткнувшись на них и без инцидентов, то практически дело в шляпе, верно?
   - Не думаю, что нам так повезёт - сказала Фенн. - Но... А вдруг?
   У меня оставалось ещё два очка, которые можно потратить на что-нибудь. Как только Фенн узнала, что есть такая штука, как LUK, она предложила мне вложить эти очки в неё. Амариллис считала, что мне следует выбрать первичный и вторичный атрибуты, связанные с наиболее ценным навыком, и забить на бонус от вкладывания очков в три базовые способности. Меня не радовали оба варианта. Я оставил эти два очка нетронутыми, частично потому, что страдал от нерешительности, и частично потому, что надеялся на открытие игрой Единственного Истинного Пути. Были навыки, которые я ещё не открыл; я не хотел вложить очки во что-то, чтобы обнаружить, что упустил возможность для чего-то классного.
   Я не стал отвечать на комментарий Фенн, и мы устроились спать в неожиданно холодной пустыне. Нет ничего удивительного, что в пустыне по ночам холодно, поскольку здесь нет растительности или влаги в воздухе, чтобы удерживать температуру, да и я знал, что в пустынях так. И тем не менее даже с учётом всего этого холод удивлял.
   Идём, идём, останавливаемся, едим, идём, идём, отдыхаем. В начале пути Фенн много болтала, но к середине второго дня она по большей части молчала, фокусируя усилия на переставлении ног. Амарариллис держалась более ровно.
   Что же до меня... Было нелегко, но одним из достоинств моей странной способности было то, что повышение Атлетизма до 15 подниманием грузов в нашей комнате в отеле сделало меня вполне способным преодолеть путь по пустыне, хоть я и был уверен, что это никак не связано с мускулами. Я почти предложил забрать себе часть груза одной из девушек, но в итоге отказался от этого, поскольку последнее, чего хотелось бы - переоценить свои силы и как идиот свалиться от переутомления из-за желания вести себя по рыцарски.
   Мы шли днём и спали ночью. Были аргументы в пользу обратного, но температура днём была не так уж высока, а ночью была плохая видимость. Нашей главной заботой были магоискатели, а не жара или нехватка воды, и по балансу мы решили, что будет лучше оставаться на ночь в одном месте с несением вахты, чем плестись в темноте, поднимая шум. Магососы прибавят скорости, почуяв активную магию, и засекут пассивную магию за мили, но меня заверили, что не задумываясь атакуют и в случае, если наткнутся на латентную. В этом мире это означало всё, у чего есть кожа, кости, или кровь, и так уж вышло, что у нас было всё из этого.
   Что бы там не говорила Амариллис, у меня нет проблем с вниманием, но я страстно ненавидел несение вахты. На Земле я был в чем-то фантазёром, и годы в школе отточили умение отвлекаться и думать о чём-то постороннем. Было достаточно сложно сохранять внимание и бдительность, но главной проблемой было то, что когда я оставался предоставлен себе, мои мысли брели в сторону вещей, о которых я не хотел думать, как это было и в последние девять месяцев на Земле.
  
   * * *
  
   Комната Тифф была на втором этаже её дома, с окном, направленным на крышу из заднего крыльца. В первый раз, когда я к ней приходил, она высунулась из-за занавески, и отвела меня на крышу полюбоваться с ней звёздами.
   (Тифф всегда создавала такое чувство, словно она приехала в город в середине старшей школы, но это на самом деле не так. Она выросла в Бамблфак, Канзас, как и мы все, просто она выросла в деревне и в основном держалась сама по себе, со своей группой подруг. Эта девичья группа распалась где-то в первом году старшей школы, когда сперва уехала Лаурел, ключевой член группы, а затем ещё две девчонки начали встречаться с парнями на пару классов старше. Несколько месяцев Тифф была на плаву, а потом стала тусоваться с нами. То, каким путём она попала в нашу D&D-шную группу всегда оставляло у меня ощущение, что её не было в Бамблфак до той первой игровой сессии с нами. Когда мне напоминали, что она всегда была где-то рядом, это казалось неуклюжим ретконом, потому что - ну как я мог её не замечать?)
   Мы сели на крышу её крыльца, где она разложила для нас одеяло. Я лежал на спине, глядя на звёзды и пытаясь вспомнить созвездия, но не в состоянии сосредоточиться. Она свернулась рядом, в одном из отцовских свитеров, который бы ей велик на три размера, так что прикрывал руки это холодной ночью. Её голова лежала на моей груди, поднимаясь и опускаясь с моим дыханием. Немного раньше она плакала, но сейчас по большей части перестала, её дрожащее дыхание вернулось в норму. Это было через месяц после смерти Артура.
   - Я беспокоюсь о тебе - тихо сказала она.
   - О? - спросил я.
   Она подняла руку, которой охватывала меня, и ткнула меня в грудь.
   - Ты страдаешь.
   Я пожал плечами, насколько это было возможно, не сбрасывая её.
   - Он был моим лучшим другом - сказала я. - Естественно, что страдаю. Я должен бы быть грёбаным социопатом, чтобы ничего не чувствовать.
   - Я беспокоюсь, что ты - она остановилась и прикусила губу. - Я беспокоюсь, что часть тебя тонет в этом. Это... ну, мой дядя, у него есть лицензия на скрытное ношение оружия, и то, как он об этом говорит, о возможности однажды воспользоваться, это словно упивается возможностью однажды застрелить кого-нибудь.
   - Ты думаешь, что я хотел, чтобы Артур...
   "Умер", но я не смог этого произнести. Слова звучали монотонно, лишённые гнева, который должен был в них быть.
   - Нет - сказала Тифф. - Нет-нет-нет, это, я хочу сказать, что ты словно пытаешься показать, как ты страдаешь. И я это понимаю. Я тоже хочу кричать, спрашивать, как могут спокойно продолжать, когда он...
   "Мёртв", но она тоже не смогла этого произнести.
   - ...Его нет. И я понимаю что я тут посторонняя, я не была его лучшим другом, я знаю, что тебе тяжелее.
   Какое-то время она молчала, замаргивая новый раунд слёз.
   - Меня тревожит, что ты страдаешь, и что в страдании есть нечто манящее, поскольку это праведная, осмысленная боль.
   Новый вздох и глубокое, выравнивающееся дыхание.
   - ...не хочу, чтобы ты продолжал идти по этому тёмному пути.
   - Ты думаешь, что понимаешь меня лучше, чем на самом деле - сказал я ей.
   Она умолкла на какое-то время.
   - Возможно - тихо произнесла она. - Но я стараюсь. Я знаю, что эту пустоту не заполнить. Я знаю это. Для меня так же...
   - Не так же - почти рефлекторно ответил я.
   Она снова замолчала, пока не начала плакать, но на этот раз это был тихий, спокойный плач, а не рыдания. Я поднял взгляд к звёздам, но не видел их, поскольку замаргивал слёзы. Она хотела, чтобы я сказал, что я скучаю по Артуру, но по крайней мере мы можем утешить друг друга. Я, однако, не мог этого сказать, поскольку в тот момент не думал, что это так.
   Тифф пропустила следующую сессию D&D из-за назначения у доктора, и следующую из-за семейных дел, а потом перестала придумывать отговорки и просто не появлялась, что, возможно, и к лучшему, учитывая, как проходили эти сессии.
  
   * * *
  
   Так что мои холодные ночи в пустыне были порядком тяжёлыми, поскольку прекрасно справлялись с работой по возвращению этих неприятных воспоминаний. Может, это изоляция, может, дикая местность, или холод, или, возможно, висящая в многоцветном небе Селестар напоминала мне, что временами что-то бывает разрушено и невозможно исправить.
   Днём было лучше, частично потому, что у меня была компания, и частично потому, что ходьба погружала меня в этакое состояние дзен, в котором время шло быстро. Мы ориентировались по солнцу, или, скорее, это делала Фенн, и Амариллис определяла темпы движения. Мне оставалось только глядеть вдаль, прикрывая глаза белым балахоном, смотреть в никуда.
   Мы заметили Каэр Лагу на четвёртый день. Пустыня была не полностью пустой, в ней просто не было растительности, воды, почвы или зданий. Это оставляло песок и скалы. Каэр Лага была построена на одной из этих скал; её фундамент находился на высоте в добрую сотню футов без заметного пути вверх по утёсу. Это была закруглённая крепость без зубчатых стен, с округлой крышей, накрывающей всё строение. Были окна, но маленькие, удобные для обороны. Мы были ещё в дне пути до неё, но по крайней мере наша цель была уже видна.
   Вскоре после этого Амариллис споткнулась.
   Мы обходили скалистый край одной из дюн, попавшихся на нашем пути, надеясь обойтись без взбирания или долгого обхода. Одна секунда - я в своём полузабытьи, другая - смотрю, как она кувыркается.
   - Бл* - пробормотала Фенн, последовавшая за мной вниз; она проскользила по песку, и я повторил за ней на рюкзаке.
   - Ты как? - спросил я, когда Амариллис остановилась. Её рюкзак прижал её к песку; она явно дышала, но не двигалась.
   - Лодыжка - сказала она. - Болит.
   - Ну, я не ожидала такого окончания этого приключения - сказала Фенн. - Я думала, это будет скорее что-то, связанное с когтями и зубами.
   - Помогите мне встать - сказала Амариллис. Мы так и сделали, в основном я; сперва сняли с неё рюкзак, а потом перевернули её, так что она лежала на песке на спине. - Не уверена, что это всё.
   - А есть варианты? - спросила Фенн. - Мы не можем рисковать исцелять тебя, а до Каэр Лаги ещё восемь миль, причём придётся изрядно карабкаться.
   - Шесть миль - сказала Фенн. - Варианты есть. Мы можем обогнать магоискателей. Или можем сразиться с частью, и обогнать остальных. Мы близки.
   - Или - сказала Фенн - ты можешь достать ключ из своей руки, мы можем вернуться в Драгоценность Пустыни, и можем понаслаждаться комфортом, а потом вернуться сюда, когда на таймере выйдет два часа.
   - Где нас будут ждать магоискатели - сказала Амариллис. Этот разговор был для нас не нов, поскольку мы обсуждали стратегии отступления ещё до того, как отправляться в пустыню. Снятая в Драгоценности Пустыни комната оставалась за нами, на полу была отмечена секция, куда мы телепортируемся, и оставлены чёткие инструкции ничего не трогать.
   - Идти можешь? - спросил я.
   Амариллис попыталась встать на ногу и тут же упала, простонав от боли.
   - Не думаю.
   - Ладно - сказал я. - Я голосую за то, чтобы отнести Мэри к утёсу и исцелить её там, а потом вскарабкаться вовне досягаемости магоискателей, пока они до нас не доберутся.
   - Сколько времени у тебя займёт её исцеление? - спросила Фенн. - На твою руку ушло восемь часов. У нас нет столько времени.
   - Тогда я не был так хорош, и кости были хуже - ответил я. - Это точно не займёт восемь часов. Однако сколько... Я не знаю. Я всё ещё новичок в магии кости.
   И игра всё так же жадничает на числа.
   - В любом случае, я считаю, что перейти к утёсу - хорошая идея. Мы уже прикончили большую часть еды и воды, можно переложить содержимое рюкзака Мэри в мой, и сделать из её рюкзака волокуши, чтобы тащить её.
   Фенн цыкнула.
   - Мы планировали на пять дней, и мы справлялись, а теперь замедляемся, но... Если бы у нас не было карты "освобождаетесь из тюрьмы бесплатно", или от меня ожидалась дополнительная работа, я могла бы возражать сильнее. Ладно. Так и сделаем.
   Всё это было проще сказать, чем сделать, частично потому, что Амариллис явно было больно, и я не хотел её трясти, и частично потому, что она хотела помочь, особенно с волокушами, что мы пытались сделать. Было очевидно, что одна из специальностей Амариллис - инженерия, но когда она выдавала мне указания, это несколько раздражало.
   Разблокирован Навык: Инженерия!
   Это сняло порцию раздражения, впрочем.
  
   Пять часов спустя мы заметили нашего первого магоискателя. Он сидел на вершине холма, глядя вдаль, но не в нашу сторону. С расстояния я лишь едва разобрал его рыжую собакоподобную форму. Впрочем, мне описывали - жуткие когти, зубы торчат из пасти наружу, и здоровенные ноздри. Я вроде даже разобрал зубы, но больше ничего.
   Мы спустились, укрывшись от его взгляда за склоном, и после этого держались меж холмов. С тяжёлыми рюкзаками и осторожной навигацией, мы выдавали не больше мили в час; когда приходилось тащить Амариллис, получалось ещё меньше. Четыре дня в пути меня вымотали, и я тащил сто двадцать фунтов принцессятины, плюс всё, что оставалось в её рюкзаке. К концу дня она материлась на каждом бугре или сдвиге веса, а нам оставалось ещё около двух миль.
   - Что ты предлагаешь? - спросил я, когда мы остановились передохнуть. Я сделал ей миску портативного супа с кусочком пеммикана. Её лицо вспотело; лодыжка сильно вспухла, и я с тревогой заметил, что её правая рука стала выглядеть намного хуже, чем была во время визита к магу кости. Ногти стали толще, чем были, почти полностью желтыми, и треснули посередине; из трещины сочилась прозрачная жидкость. То, что раньше я этого не замечал, говорило, что она скрывала это от нас.
   - Продолжим - сказала Амариллис. - Мы недалеко.
   Фенн взглянула на меня, подняв бровь. Я заметил, как она проартикулировала губами "блоки голосования". Однако это был не тот момент, когда стоит обсуждать лояльности, или мне поддаваться желанию угодить кому-то. Я скрытно продемонстрировал ей средний палец, на что она улыбнулась.
   - Перед нами непредусмотренное скалолазанье - сказал я. - Знаю, что мы захватили клинья и верёвку, и знаю, что ты отличный скалолаз, но меня беспокоит, что мы вымотаемся, когда окажемся там. Даже если я смогу тебя исцелить, слишком много риска, и мы пытаемся вскарабкаться ночью. Я думаю, что нам следует телепортироваться. Мы сможем восстановить силы в Драгоценности Пустыни, и если их привлечёт запах телепортации, мы можем просто подождать, а потом вернуться и отбиваться от них, продвигаясь к Каэр Лага.
   Амариллис вздохнула.
   - Ладно. - Она потянулась и прикоснулась к своей татуировке. - Фенн, полагаю, ты не передумала?
   - Как бы ни было забавно наблюдать, как корячится Джун, нет, не передумала - ответила Фенн. - Уматываем отсюда нахрен.
   Амариллис прикоснулась к краю татуировки своими треснувшими жёлтыми ногтями, слегка вжав их и поморщившись от боли, и потянула за кожу. Я ожидал, что татуировка анимируется или придёт в движение, вроде того, что видел, когда Леонольд доставал из руки верёвку. Вместо этого мы просто сидели на месте, пока Амариллис, поджав брови, безрезультатно пыталась подцепить татуировку сломанными ногтями.
   - Не работает - наконец, произнесла она.
   - Ты это правильно делаешь? - спросила Фенн.
   - Я не первый раз пользуюсь татуировкой - ледяным тоном сказала Амариллис. - Это татуировка не работает.
   - Из-за крысиной гнили? - спросил я.
   Амариллис сжала руку в кулак, скрывая ногти.
   - Не думаю - сказала она. Тем не менее, она попыталась неуклюже провернуть руку и прикоснуться к татуировке здоровыми пальцами. Ничего так и не произошло.
   - Если ты специально придуриваешься... - начала Фенн.
   - Я этого не делаю - сказала Амариллис. Её лицо покраснело. - В чём смысл? Я могла бы сейчас притвориться, что татуировка не работает, чтобы было по моему, если бы я была вздорным ребёнком, которым ты меня считаешь, но что мне делать, когда мы окажемся на утёсе, или будем внутри Каэр Лага? Если бы я была социопаткой, можешь мне поверить, я бы думала о будущем и не использовала очевидную ложь. Оно не работает.
   - Итак - осторожно произнёс я. - Похоже, у нас проблема, поскольку мы в сорока с чем-то милях от Драгоценности Пустыни, и у нас осталось, примерно, на день пищи и воды.
   Квест Принят: Стратегия Отступления. Вы посреди пустыни с ограниченным количеством пищи и воды, без доступа к магии, если не хотите быть разорваны магоискателями, и с вами раненый член команды. Остаётся надеяться, что вы готовы!
   - Эм, - произнёс я - я только что получил квест. Вкратце - дела хреновы. Чтобы выполнить квест, полагаю, нужно выбраться из пустыни. Там говорится... Там говорится "остаётся надеяться, что я готов".
   - Мы были готовы - ответила Амариллис. - Нам следует двигаться.
   - Дерьмо - сказала Фенн. - В Каэр Лага? Ты сама сказала, что нет причин считать, что ты сможешь достать ключ там, если не можешь вытащить здесь. По тому, что ты говорила, это место было закрыто и брошено больше сотни лет назад, что означает, что пищи или воды там тоже не будет. Даже если мы тебя исцелим, взберёмся на утёс, и окажемся внутри, что это нам даст?
   - Реликвии - сказала Амариллис.
   - Погоди - произнесла Фенн, слегка прищурившись. - Доспех, меч для тебя, меч для Джуна, коробка, перчатки для меня, амулет, горшок для нас... ты говорила, что горшок обладает целебными свойствами?
   Амариллис кивнула.
   - Если я права, и он там, и я смогу его повязать, то да.
   - И ты считаешь, что исцеление поможет нам от голода? - спросил я.
   Амариллис нахмурилась.
   - Я не знаю. Но... Не думаю, что это имеет значение. Наши варианты сейчас - попытаться вернуться в Драгоценность Пустыни на четверти рациона пищи и воды, или направить вперёд и надеяться, что сможем найти спасение. По балансу путь вперёд даёт больше шансов.
  
   * * *
  
   Возможно, мне стоит немного отступить и выдать толику истории, которая поможет рассеять некоторые загадки. (Если вы один из людей "бла-бла, история", то встретимся в следующем сегменте).
  
   Загадка #1: Каким образом Амариллис - самый прямой потомок Утера Пенндрайга, если по возрасту она примерно как старшеклассница, а принцев и принцесс Пенндрайг существуют тысячи? Ну, полагаю, вы это и сами поняли; поколения сменяются с разной скоростью. Прошло около пятисот лет с того момента, как Утер Пенндрайг оставил своих двух взрослых сыновей, чтобы отправиться в некий предположительно скверно обернувшийся поход, оставив после себя то, что, как я медленно начал понимать, было невероятно обширным арсеналом магии. Амариллис отстояла от него на десять поколений, так что получается что-то около пятидесяти лет на поколение.
   Из этого можно догадаться, как выглядела её фамильная линия; имя несли в основном мужчины, они были долгожителями по человеческим стандартам, и детей заводили очень, очень поздно. Это не просто случайность, не после четвёртого поколения; это была репродуктивная стратегия, нацеленная на использование правил наследования реликвий Утера Пенндрайга. Как ранее говорилось, магические реликвии следуют правилам наследования, но они различаются у разных реликвий.
   Линия Амариллис была предпочтительной у правил наследования, дававших приоритет братьям или сёстрам над сыновьями или дочерями, и правилами наследования, дающими приоритет более старым поколениям над более новыми, и правилами, разделяющими всё поровну среди поколения. Это означало, что в руках одной юной особы оказалось изрядное количество магической силы.
   "Но что насчёт её матери и отца?", можете спросить вы. Ну, её отцу было восемдесят два, когда она родилась, и он умер, когда ей было четыре года. Её мать стала самостоятельной силой, поскольку некоторые реликвии предпочитали мужей и жён детям, но она умерла (предположительно, убийство), когда Амариллис было десять лет. Большую часть этого я узнал от Фенн, которая порасспрашивала там-сям, поскольку обожала совать всюду свой нос.
   В любом случае, это подводит нас к...
   Загадка #2: Почему мы не могли просто телепортироваться в крепость, забрать вещи, и отбыть? Это было моим первым вопросом, поскольку невозможность это сделать мне казалась тупой игровой логикой. Ответ был в том, что ключ телепортации позволял перемещаться или к одному из камней касания (о которых я думал как о магических маяках наведения), или к месту, где ты уже был, и Амариллис никогда не была в Каэр Лага. Её отец и/или мать, вероятно, взяли бы её туда, чтобы отметиться, но они умерли, когда она была совсем юной.
   Однако это поднимало другой вопрос, а именно...
  
   Загадка #3: Даже если Каэр Лага была брошена в сохранности, почему там оставили магические предметы? И ответ на это оказался довольно глубоким. Видите ли, Каэр Лага была в процессе строительства, когда на территории, ставшей впоследствии пустыней Датура, начала распространяться чума. У них было время, чтобы закончить фортификации и установить мощные магические обереги в камнях крепости. Крепость посреди пустоши, где нет ресурсов, или путей, которые требуется защищать, может показаться глупой и бессмысленной, пока не вспоминаешь, что при Дворе Потерянного Короля убийства не редкость. Крепость посреди карантинной зоны на самом деле очень неплохое место, чтобы залечь, если ты атакован, вдвойне удобное, поскольку если ты там был, то туда можно телепортироваться с помощью ключа телепортации, а если не был, то у тебя проблема - ну, в общем-то остаётся примерно то, что мы и делали, только с лучшими ресурсами и большей командой.
   И, естественно, если у тебя есть куча магических предметов, большинство из которых работают только у тебя и твоих ближайших союзников, то ты хранишь часть из них в своей суперсекретной крепости, обустроенной для того момента, когда случится дерьмо. Точная информация об этих магических предметах не записывалась, вероятно для секретности и предполагая, что это будет пересказано Амариллис лично. Но не было, поскольку история жизни Амариллис списана, вероятно, с Лемони Сникет.
   (Часть меня, которая вначале фыркала из-за того, что это приключение было слишком уж стереотипными, всем этим оказалась по большей части удовлетворена, но я всё ещё пытался найти изъяны в мири, некие несовпадения мириадов правил и фактов с тем, что я наблюдал).
  
   * * *
  
   Мы двигались вперёд, даже когда тьма опустилась на пустыню. Я тащил Амариллис, стараясь делать это аккуратно, но всё равно временами слышал звуки боли. Фенн вышла немного вперёд, присматривая, чтобы всё было чисто. К тому времени, как мы добрались до утёса через три часа, я был измотан и всё болело. Это было бы прекрасным моментом, чтобы вытянуть силы из кости и взбодриться, или, ещё лучше, левел апнуться.
   - Итак - сказала Фенн. - Магососы нас не учуяли.
   - Нам нужно прикинуть путь по утёсу - сказала Амариллис. - На мой взгляд, это несложно. Джун, если ты достанешь пустотное ружьё и начнёшь стрелять в утёс, чтобы обеспечить места, за которые можно ухватиться или вбить клин, это будет хорошим использованием простоя.
   Прежде чем мы вышли, она сделала ряд модификаций, которые "теоретически" уменьшали шанс поломки.
   Я поднялся, взял ружьё, и принялся стрелять в утёс. Бац, бац, бац. В паузах я потягивал воду, стараясь не обращать внимания на то, что осталось от наших припасов. Камень поднимался на сотню футов до подножия стены Каэр Лага, эквивалент десяти этажей, и меня совсем не радовало это восхождение.
   - Он весь день тащил тебя по пустыне - сказала Фенн. - Нам стоит отдохнуть здесь, заночевать, и карабкаться с утра.
   - Ты не беспокоишься о магоискателях? - спросила Амариллис.
   - Разумеется беспокоюсь - ответила Фенн. - Но меня больше беспокоит возможность того, что кто-то из нас свалится вниз, когда мы сообщим им о своём присутствии. Я полагаю, человеческая фраза тут "гарантированная смерть", и здесь не то место, где кто-то сможет собрать и погасить твою душу. Обращаюсь с петицией отдохнуть до рассвета, ваше высочество.
   - Ладно - сказала Амариллис, глядя на свою лодыжку. - На рассвете. Не думаю, что я сегодня буду толком спать, так что возьму первую вахту.
   Я воспользовался этой возможностью, чтобы улечься на песок и похавать пеммикана, что начинало входить в привычку. Так я и уснул с полным ртом протеинов и жиров.
   Предсказуемо, разбудили меня крики.
  
   Глава 21: Забег по утёсам.
  
   Рассвет ещё не наступил, но пустыню Датура окутали сумерки; достаточно, чтобы прогнать с неба многоцветные звёзды. Оставалось недолго до того момента, как солнце (каким-то образом) поднимется над бесконечной плоскостью тесселирующего Аэрба (нет, серьёзно - как?..), и вновь окатит нас светом.
   Меня, однако, больше беспокоил крик, который издавала Фенн, и когда я его увидел, всё моё внимание переключилось на зверя, мчащегося по дюнам прямо к нам. Занятный факт о магоискателях, которым я с вами ещё не поделился: они очень, очень, бл*, быстрые. Разгоняются они хреново, но дайте им достаточно времени на разгон, и их мощные мышцы позволят им обогнать практический любую форму транспорта, кроме телепортации. Этот конкретный магоискатель увидел нас, и двигался к нам.
   Я услышал тунк пустотного ружья, и взглянул на Амариллис, положившую рюкзак за своей спиной, чтобы было на что опереться. Она с ледяным спокойствием смотрела в ствол своего самодельного оружия. Фен, разбудившая меня криком, стояла рядом со стрелой на тетиве. Как раз в этот момент она спустила стрелу; та пролетела и попала в магоискателя без очевидного эффекта.
   Я поднялся на ноги и подобрал свой меч. Я ещё просыпался, но было понятно, что против такого зверя, как магоискатель, меч - не то, оружие, которое я хотел бы использовать.
   - Никакой магии - сказала Фенн, выпуская в сторону зверя ещё одну стрелу.
   Мне хватило времени только на то, чтобы вспомнить сказку на ночь, которую рассказывал мне отец, и которая всегда меня чертовски пугала, хотя должна была быть забавной - "У него были ужасные бивни и ужасные когти, и ужасные клыки в его ужасной пасти" - и в следующий момент оно уже было рядом. Оно пролетело у нас над головами и врезалось в утёс. Не знаю, почему я ожидал от него стремительного разворота, зная, что у него проблемы с разгоном... Я слышал хруст кости, когда оно врезалось в камень и кувыркнулось на землю, где снова встало на ноги. Я поднял меч, и он вылетел из моей руки, сопровождаемый брызгами крови - в основном из отсечённых с моей руки острыми когтями двух пальцев. Я завопил от боли.
   Критический провал!
   - Ложись! - выкрикнула Фенн с расстояния, и я упал на землю без лишних слов. В следующую секунду знакомый поток стрел пролетел над моей головой и врезался в магоискателя, мгновенно убив его.
   Магоискатель побеждён!
   - Ладно, я тут чутка стрельнула, - сказала Фенн - но, походу...
   - Нам нужно двигаться - сказала Амариллис. - Немедленно. Джун, исцели меня?
   Я подошёл к ней, стараясь не смотреть в шоке на свои отсутствующие пальцы, и принялся подбирать кости рядом с ней. Я истекал кровью, хотя и не так сильно, как показалось - вероятно, потому, что разрез был не таким уж ровным. Я положил свою окровавленную, изувеченную руку на её лодыжку и прикоснулся другой к костям.
   Я потянул силу в кости изо всех сил, выбирая находящийся в ней аспект выносливости, затем выбрал другую, и продолжал процесс, пока первая не рассыпалась в прах.
   Фенн уже взбиралась на утёс. Там уже были места, за которые можно было ухватиться, и это на самом деле не была вертикальная стена, но я явно неважно воспользовался пустотным ружьём, поскольку дырки в камне были разбросаны неудобно, где-то есть, где-то нет. В любом случае, Фенн воспользовалась тем, что было, и быстро двигалась, не останавливаясь чтобы выровняться или присмотреться. На миг я подумал, что она нас бросает, но, поднявшись на тридцать футов, она нашла небольшой выступ, на который можно было встать, и снова натянула тетиву.
   - Хороший денёк для скалолазания - произнесла Фенн, обращаясь к нам. - Когда вы к этому готовы, в смысле. Кстати, осталось два выстрела.
   Я сжёг ещё одну кость и ткнул пальцем в ногу Амариллис; она скривилась и помотала головой.
   - Я бы сказала "не спешите", - продолжила Фенн - но к нам со всех сторон приближается компания, шесть - нет, семь в сумме. Могу предположить, что вскоре появятся ещё.
   Потребовалась исцеления ещё с двух толстых костей, чтобы Амариллис встала на ноги и начала взбираться, с пустотным ружьё на спине, оставив всё остальное на земле. Я последовал за ней, стараясь взбираться одной рукой; я опасался, что если попытаюсь воспользоваться второй, то зацепы станут скользкими. Я двигался медленно, медленнее, чем Амариллис, взбиравшаяся по вертикальной поверхности так естественно, словно просто шла, словно с неё всё было в порядке. Фенн оставалась на выступе, уже с натянутой тетивой; она поглядывала на нас и что-то бормотала себе под нос. Я оставил свой меч позади. Столько волок с собой по пустыне, а в итоге только потерял пальцы.
   - Стреляй, когда сможешь - сказал я Фенн.
   К этому моменту я отчаянно хотел, чтобы магоискатели оказались скверными скалолазами, но полагаться на это явно не стоило. На что я надеялся, так это на левел ап. Давно пора бы уже, учитывая, что последний я получил ещё в Сильмар-сити, когда Фенн убила Леонольда, и с того момента я выполнил квест и убил двоих, плюс ещё подстреленные Фенн. Я полагал, что с магоискателя на него хватит, но ничего не произошло, и я не был уверен, что левел ап отрастит мои потерянные пальцы, но очень на это надеялся.
   Фенн выпустила ещё один свой артиллерийский выстрел, целясь куда-то вдаль. Я услышал, как они свистят в воздухе, размножаясь на лету, а затем стрелы вонзились в плоть и песок. Я не останавливался взглянуть на результаты, поскольку игра услужливо выдала сообщение.
   Магоискатель побеждён!
   Магоискатель побеждён!
   И всё ещё нет левел-апа. У Фенн остался всего один артиллерийский выстрел, и ей требовалось приличное расстояние, чтобы его использовать, но я слишком сфокусировался на взбирании по утёсу, чтобы думать о том, насколько у нас хреновая ситуация.
   Я заморгал сообщения, и немедленно услышал звуки глухих ударов, несколько подряд - магоискатели врезались в камень. Угу, они самоубийственно нацелены на то, чтобы прикончить нас, приятно знать. А затем я взглянул-таки вниз, и обнаружил, что они взбираются следом за мной, не особенно изящно, и не могут использовать опоры так же эффективно, как я, но всё равно двигаются быстрре меня.
   - Звиняй, Джун - выкрикнула Фенн, забрасывая лук на плечо и снова принимаясь взбираться вверх. Это вполне разумно, её обычные стрелы очевидно неэффективны, а артиллерийский выстрел вблизи бесполезен, так что если бы она осталась на выступе, могла бы оказать разве что моральную поддержку.
   Я принялся взбираться чуть более безрассудно, не проверяя вес на опорах и не отрабатывая переход от одной к другой. Сказать по правде, я бы, наверное, кинул очки в PHY, если бы у меня было на это время.
   Я услышал снизу новые звуки ударов и хруст, и ощутил их через камень, к которому прижимался. Фенн озвучила "семь", но на семи они не закончились; они всё прибывали и прибывали. Впервые за долгое время я глянул выше следующей опоры, и увидел, как Амариллис заглядывает за край возле высокой стены Каэр Лага, а Фенн отстаёт от неё на двадцать футов. Она не говорила, где именно расположены обереги, но я надеялся, что там, поскольку боль в руке начинала перевешивать адреналин.
   Я был в сорока футах от вершины, когда что-то ударило в мою левую ногу с достаточной силой, чтобы едва не сбросить меня со скалы. Я заорал от боли; бритвенно-острые когти рассекли мой ботинок и ногу. Я глянул вниз, и увидел, как магоискатель поднимается для нового удара; кровь с моей ноги капала прямо ему на морду.
   Я успел вовремя увернуться, избегая замаха, но если будем так продолжать, я остановлюсь на месте, а там подбираются и другие.
   Ладно, время для глупостей.
   Моё сердце колотилось в груди, подстёгиваемое необходимостью компенсировать кровопотерю и той смесью нейротрансмиттеров, которую мой мозг счёл необходимой применить при угрозе смерти. Мне не пришлось долго искать пульс, и я оттолкнулся от опор руками и ногами как раз в тот момент, как настроился на него. Сила магии крови подбросила меня на двадцать футов в воздух рядом с поверхностью утёса.
   Меня спасло в основном то, что утёс на самом деле не был вертикальным, но было близко. Моя раненая рука соскользнула с опоры, а раненую ногу свело; я удержался на одной руке. Потребовалось какое-то время, чтобы снова найти опору и выровняться, время, которым магоискатели воспользовались, чтобы карабкаться по утёсу. Я едва слышал их сквозь своё тяжёлое дыхание. Мне оставалось ещё двадцать футов до Фенн и Амариллис, стоявших возле Каэр Лага, так что я собрался, и воспользовался силой своей крови для ещё одного сверхъестественного прыжка.
   Фенн и Амариллис ждали меня; они обе лежали на скале, протянув руки. Фенн схватила меня за правую руку, Амариллис за левую, но моя правая рука была в крови по локоть, и быстро выскользнула из её хватки; меня повело в сторону, и я потянул за собой Амариллис. Я опустился одной ногой на выпирающий камень и сумел удержаться от падения. Амариллис наполовину съехала с утёса; она продолжала держать меня, но сама не держалась.
   - Поднимаюсь - сказал я, а затем ещё одним приливом магии крови оттолкнулся от опоры и приземлился в кучу-малу на ровной поверхности. Я поднялся на ноги и взглянул на приближающихся магоискателей. Мы практически не видели их по пути в Каэр Лага, но при первом же применении магии они, похоже, собрались со всей пустыни. Их была уйма, возможно сотни, и новые продолжали прибывать. С такой высоты была видна даже Драгоценность Пустыни, хоть и выглядела просто пятнышком на ровной поверхности пустыни.
   У меня наконец появилась возможность проверить свои показатели жизни, и я обнаружил, что у меня 15/27 здоровья, и 69К/75К крови, лучше, чем я рассчитывал. За нашими спинами стояла стена, слишком ровная, чтобы по ней взобраться, с окнами, находящимися слишком высоко, чтобы до них достать, и идти некуда. Магоискатели быстро приближались.
   - Нам нужно укрыться за оберегами! - выкрикнул я.
   - Мы уже - ответила Амариллис.
   Я увидел, как лапа одного из здоровенных рыжих зверей поднялась над краем утёса - и у меня отвисла челюсть: лапа испарилась. Невзирая на это, магоискатель бросился вперёд, и я увидел, как он разрушается в движении, словно по нему прошёлся дезинтегрирующий луч, обнажающий кость и плоть. Лапы, морда, голова - всё исчезало одно за другим; задние ноги и половина торса упали, так и не поднявшись к нам.
   Магоискатель побеждён!
   Я выдохнул. Даже не заметил, что задерживал дыхание.
   Остальные магоискатели, взбиравшиеся вверх, замерли на месте, и те, что столпились у подножия скалы, тоже, кроме тех, что ещё бежали к нам по пустыне - но и они замедлились, врываясь когтями в песок, чтобы затормозить, или кувыркаясь по дюнам, чтобы погасить инерцию. Не отступили, однако; просто уставились на нас.
   - Ну, это, блин, жутковато - сказала Фенн. - Мы уверены в этих оберегах?
   - Да - сказала Амариллис. - В основном. Каэр Лага поколениями стоял брошенным, но обереги не должны деградировать со временем.
   Было такое впечатление, что это не всё, но развивать мысль она не стала.
   - В таком случае, займёмся делом - сказала Фенн. Она взглянула на Каэр Лага. - Изрядная стенка, взобраться проблемно. И с окнами не очень.
   Она указала на узкие окна.
   - Полагаю, того, что это место было построено посреди карантинной зоны на высоте сотни футов недостаточно. Окна тоже нужно было сделать в виде бойниц, на тот случай, если какой-нибудь хренов мудак решит... ну, я даже не знаю, что думали твои предки.
   - Они не такие уж узкие - сказала Амариллис. - Думаю, мы сможем пролезть, если я смогу туда подняться.
   Она сняла своё ружьё и начала стрелять в стену, аккуратно создавая опоры. Хотелось бы знать, насколько она уверена в своих модификациях пустотного ружья. Не знаю, как будет выглядеть его катастрофическая поломка, и как-то не хочется это выяснять.
   - Ты как, Джун? - спросила Фенн. Тунканье пустотного ружья раздавалось снова и снова; её внимание было направлено на магоискателей, устилающих камень. - Тебе стоит научиться взбираться лучше.
   - Мне стоит научиться лучше владеть мечом - ответил я, и взглянул на свою руку, с которой продолжала капать кровь. На моей правой руке отсутствовали мизинец и безымянный палец, и она тряслась. После того, как я отошёл от немедленной угрозы жизни, она разболелась сильнее. - Бл*.
   - Жить будешь - сказала Фенн. - Я думала, ты должен получить какое-то своё магическое исцеление.
   - Угу - сказал я. - Я... Не уверен, в чём дело.
   Я сел, оперевшись спиной о тёплую стену Каэр Лаги. Кровопотеря снова станет проблемой, это было понятно, и если у меня будет головокружение, стоит держаться подальше от края утёса.
   - Надеюсь, это не из-за того, что ты сделала большую часть работы.
   - Ну, если игра тебя наказывает за умный подход, но по мне это дерьмовая игра - сказала Фенн.
   - Угу - сказал я. - Но если ты делаешь игру, в которой персонажи становятся сильнее, убивая гоблинов, то...
   - Не говори так о гоблинах - сказала Амариллис.
   - О - произнёс я. Заметка себе: нужно будет потом спросить о гоблинах. Здесь какой-то книжный вариант? Или это просто некая фэнтезийная политкорректность? - Ну, представь, что сделала игру, где кто-то должен убивать нежить, но вместо того, чтобы красться с ружьём и отстреливать их, игроки построили огромную ловушку и заманили нежить в неё. Естественно сказать "не-не, так не считается".
   - Почему? - спросила Фенн. - Это какая-то человеческая фишка? Ты устанавливаешь цель, но её нужно достичь неким кружным путём, и бьёшь по рукам, если кто-то придумывает хитрый трюк?
   - Несказанные правила - сказала Амариллис. Тунк. - Нам как-то пришлось убрать генерала во время маневров за их нарушение. - Тунк.
   - В общем, - сказал я - будь это я, я бы поставил штраф экспы за то, что убито силой этого лука. Пока что укладывается в это предположение, так что... Я не говорю этого не делать, просто если будем им всё решать, то я не думаю, что многое с этого получу.
   - Фи - сказала Фенн. - Ну, уродские зверюги про должают на нас смотреть. Я надеялась, что они сдадутся.
   - Я закончила с опорами - сообщила Амариллис. - Но они не особо. Я отправлюсь первой, пока что одна.
   - Нам здесь безопасно? - спросила Фенн. - Обереги не активируются на нас, если ты будешь слишком далеко?
   Амариллис на миг замешкалась.
   - С вами всё должно быть в порядке. К тому же здесь несколько оберегов, я ощущаю их, когда через них прохожу. Этот, в который врезались магоискатели, думаю, был предназначен только для них, направлен вне физической структуры для дополнительной защиты. Для людей другие, и они начинаются от стен. Моя воля должна вас за них пропустить. Как я сказала, с вами всё будет в порядке.
   Фенн вздохнула и села рядом со мной.
   - Дай знать, когда нам последовать.
   Она опустила голову и закрыла глаза.
   Я смотрел, как Амариллис взбирается. Я знал, что она мускулистая (в моём разуме возникла картина её в бане, этот образ того, как она оглядывается на меня, затягивая волосы, сохранён в моей памяти, словно муха в янтаре), но то, как она взбиралась, вызывало трепет. Она использовала не только проделанные в стене дырки размером с монетку, но и маленькие неровности камня, и временами казалось, что она держится на совершенно ровной поверхности. Или - временами она подтягивалась только руками, удерживая свой вес одними пальцами. И при этом пустотное ружьё оставалось на её спине. Определённо, скалолазанье было одной из вещей, в которых она очень, чрезвычайно хороша.
   Она добралась до нижнего окна, осторожной последовательностью движений сняла ружьё со спины одной рукой, направила ствол на определённое место, а затем той же рукой сжала спуск на рукояти. Тунк. Если бы меня попросили проделать то же самое на уровне земли после десяти минут практики, уверен, что провалил бы в девяти случаях из десяти. Обе мои спутницы выше меня уровнем.
   Когда Амариллис проскользнула внутрь, Фенн заговорила.
   - Итак - произнесла она. - Каковы шансы, что она нас бросит?
   - Один процент - сказал я.
   - Ладно, - ответила Фенн - ставки приняты.
   - У меня нет денег - ответил я. - У меня вообще нет ничего, кроме одежды на мне, и даже полботинка я потерял.
   Я взглянул на кровоточащую пятку.
   - Так что не уверен, в чём ставки.
   - Неопределённая услуга - сказала Фенн. - Если она не вернётся, ты должен мне сотню услуг. Если она вернётся, я должна тебе услугу. Ты же сказал сто к одному, верно?
   - По-моему, ты просто обещаешь мне услугу - ответил я. - Если она просто притворялась, что татуировка не работает, и намеревалась бросить нас тут умирать, то ты же всё равно не сможешь ими воспользоваться, верно?
   - Как знать - сказала Фенн. - Мы можем оказаться в одном аду. Смерть эту ставку не отменяет, Джун. Если мы тут умрём от голода, или обереги нас прикончат, то я тебя найду и заставлю расплатиться.
  
   Когда прошло двадцать минут, я начал немного нервничать. Не что Амариллис нас бросила, а что внутри что-то случилось. Висела мёртвая тишина; магоискатели оставались внизу, на точно тех же местах, ожидая, пока мы к ним придём, или что они там думали (если вообще думают). Фенн молчала, и я был слишком изранен, чтобы разговаривать. Давай уже, левел ап.
   Амариллис выбралась из окна, когда прошло полчаса, к моему облегчению. Я толкнул Фенн, которая успела уснуть (или притворялась).
   - Одна услуга - шепнул я.
   - Долго ты - сказала Фенн.
   - Перчатка у меня - сказала Амариллис, доставая из кармана одиночную чёрную перчатку. Она скинула свой балахон, а так же ружьё и туфли, оставшись в футболке и штанах. Перчатка была самой чёрной штукой, что я когда-либо видел, настолько чёрной, что я переставал различать её форму, когда её части налагались друг на дружку.
   - Я думала, это должны были быть две перчатки? - спросила Фенн.
   - Видимо, нет - сказала Амариллис. Она надела перчатку. - Всё, что я о ней знаю, это слово "экстрамерная", но пока что она, похоже, всасывает то, к чему прикасается, и выплёвывает по команде. Это способ доставить вас двоих внутрь. Джун в таком состоянии взобраться не сможет.
   Фенн нахмурилась.
   - Ты хочешь засунуть нас в перчатку - сказала она.
   - Ненадолго - сказала Амариллис. - Я смогу взобраться, прежде чем у вас закончится воздух, если он внутри перчатки заканчивается.
   - Насколько это безопасно по твоему мнению, если выразить в числах? - спросил я. 1 в 1d20? 1 в 1d100? Полагаю, к этому моменту я согласился бы на один процент, если бы не было вариантов получше.
   - Я проверила её внутри - сказала Амариллис. - Там помещается как минимум два накрытых кресла, и оба вернулись без каких-либо повреждений. Обычно реликвии не дают катастрофических провалов, если их лимиты превышены. Босиком я смогу взобраться быстрее, у вас не должно быть проблем за это время.
   - Я бы был спокойнее с верёвкой - ответил я. Амариллис помрачнела. - Не то, чтобы я тебе не доверял, но у нас есть время.
   - Я нашла и горшок - сказала Амариллис. - Он был запечатан, и на нём предупреждение. Вся наша еда у подножия утёса, который всё ещё покрыт магическими зверями, стремящимися нас убить, и их, похоже, вполне устраивает ожидание. Если бы я нашла верёвку, то уже сбросила бы её вам. Чем быстрее мы окажемся внутри, тем быстрее сможем разделиться и поискать что-то, что позволит нам продлить время, которое нужно, чтобы умереть от голода.
   - Убедила ещё на "от голода" - ответил я. Это старая D&D-шная шутка, которую моя компания затёрла до дыр. Ни Амариллис, ни Фенн, однако, не улыбнулись, и никто из них не произнёс традиционное "но это было последним, что я сказала".
   - Ладно - сказала Фенн. - Джунипер, если я умру, отомсти за меня.
   Амариллис закатила глаза.
   - Задерживайте дыхание как можно дольше, и не пытайтесь выбраться, я не хочу, чтобы вы выпали из перчатки, пока я взбираюсь, поскольку это может убить нас всех. Она заряжается десять секунд, так что постарайтесь подготовить своё дыхание.
   Фенн отправилась первой; она сделала глубокий вдох, в то время как Амариллис положила руку в перчатке ей на лоб. Когда прошло десять секунд, Фенн исчезла без спецэффектов. Амариллис тут же подошла ко мне, и я принялся глубоко дышать, стараясь подгадать вдох. Через девять секунд я задержал дыхание, и через десять мир окутала тьма.
   Я немедленно обнаружил выход, почти инстинктивно. Это было словно я находился в пространстве, не более прочном, чем мыльный пузырь, и чтобы выскочить наружу нужно было лишь направить мысль. Если бы не это, я бы, возможно, запаниковал, но я ощущал возможность выхода, если понадобится. Я не особо клаустрофобичен, но там было совершенно темно, я задерживал дыхание, и я был невесом, даже одежда куда-то уплывала, если её не держать.
   Я начал считать, за неимением лучшего занятия, и пытался представить, на каком месте стены Амариллис, если судить по её предыдущему восхождению. Сейчас она будет двигаться быстрее, поскольку путь уже есть, и несёт груз с ограничением по времени. Как долго человек может задерживать дыхание? В D&D - на удвоенное значение CON, то есть около двадцати шестисекундных раундов, или две минуты, если ты среднестатистический человек. Не знаю, что использует для этого моя система, хотя подозреваю, что END. Очевидно, я не мог взглянуть на формулы или проконсультироваться с книгой правил, но надеялся, что смогу продержаться по крайней мере минуту, возможно - две.
   Я считал тем быстрее, чем дольше оставался здесь, и пытался сознательно замедлить это, чтобы компенсировать, но в любом случае начинал испытывать паническое желание сделать вдох, когда подобрался к трёхзначному числу. А ещё становилось жарковато; здесь не было вакуума, но теплу тела всё равно было некуда деваться.
   Я вернулся в мир дезориентированным и задыхающимся, с внезапной вспышкой боли, когда мои раны обдало свежим воздухом. А затем вся эта боль оказалась смыта сиянием света.
   Квест выполнен: Нафталин. Вы прибыли в Каэр Лага и добыли реликвии в нём. Вы можете вернуться в Каэр Лага в любой момент при помощи своего ключа телепортации.
   Уровень повышен!
   Давненько я не ощущал прикосновения этого света, нежного касания его пальцев к центрам удовольствия моего мозга. Когда он угас, я ощутил некую пустоту, и с этим сожалением возвратился к реальности.
   Мы находились в каменном коридоре, более спартанском, чем я ожидал, без каких-либо украшений на стенах. С другой стороны, это место было построено в спешке, в то время, как окружающие земли превращались в пустыню, верно? У них не было причин роскошествовать.
   - Лучше? - спросила Амариллис. Я кивнул и размял руку, на которую возвратились пальцы, целую. Я задумался, можно ли найти внизу дубликаты пальцев.
   Фенн стояла рядом с Амариллис, держа руки на коленях и тяжело дыша.
   - Знаете, - сказала она - эльфы могут задерживать дыхание на час. Полагаю, отцовских лёгких мне не досталось. Да, и ещё: давайте больше никогда не будем путешествовать перчаткой.
   - Пойдём - произнесла Амариллис. - Позвольте показать вам плоды наших усилий.
  
   Глава 22: Нужно бросать кости.
  
   Пока мы пытались отдышаться, она целенаправленно провела нас через несколько коридоров. По пути я заметил несколько комнат; большинство пустые, но в некоторых была мебель. Здесь идеальные условия для того, чтобы всё оставалось в сохранности, поскольку в Датуре редко меняется погода - почти всегда тепло и сухо. Я задумался, не станет ли это место нашей базой, которая нужна для любой хорошей видеоигры. Я практически уже видел квест по реанимации этого места, организовать доставку персонала и товара за большие деньги... хотя это откровенно непрактично, почему это место изначально и было законсервировано.
   В конце концов мы оказались у открытого металлического хранилища, заполненного пьедесталами, крючками и полками, большинство которых были пусты. У задней стены стояли три манекена, только на одном была броня - изящные полные латы со стилизованным изображением наковальни спереди. Ещё было два меча; у одного - металлическая гарда-корзинка, и я бы назвал его рапирой, если бы лезвие не выглядело слишком острым для оружия, специализированного на выпадах. Второй - совершенно обычный, немного тусклый клинок; он выглядел настолько обычно, что казалось, что он что-то скрывает.
   Были там и другие вещи. На пьедестале лежал амулет с синим камнем, имелась облицованная слоновой костью деревянная коробка, и керамический горшок с изображением играющих фей, крышка которого была затянута красной лентой. С перчаткой выходило семь предметов.
   - Думаю, нам не стоит открывать этот горшок, пока не будем готовы - сказал я.
   - У тебя есть какая-то подсказка? - спросила Амариллис.
   - Я не знаю, как он правильно называется, - ответил я - я, эм, так и не придумал. Но если это то, что я думаю, он наполнен феями из марципана. Когда мы его откроем, они нападут.
   - В чём, бл*, смысл этого? - спросила Фенн.
   - Думаю, они нападают только в первый раз - сказал я. - По крайней мере, так было, когда я его придумал.
   - В этих твоих фантазиях - сказала Фенн, поджав губы.
   - Раньше он уже оказывался прав - сказала Амариллис.
   - Марципановые феи - сказала Фенн, подняв бровь. - И они... Исцеляют?
   - Если их съесть, угу - ответил я. - Горшок постепенно создаёт новых, но после первого раза остальные должны быть смирными.
   Я дал партии этот предмет, чтобы частично компенсировать тот факт, что никто не хотел играть целителем; убийство фей в итоге стало постоянной шуткой. Им нужно сворачивать шеи, чтобы не извивались.
   - Ладно - сказала Амариллис. - Мы можем к этому подготовиться. В таком случае, эти феи будут нашим источником пищи. Надеюсь, этого хватит, чтобы побороть голод на какое-то время.
   - Думаю, этот доспех - это латы неподвижности - сказал я, указывая на броню. - В целом, жезл неподвижности в форме доспеха. Останавливает любое движение.
   Я указал на коробку.
   - А это, вероятно, копировальный набор, который может создавать копии любых стандартных приключенческих наборов, хотя я не уверен, как это будет реализовано здесь.
   Амариллис и Фенн уставились на меня.
   - Ну, блин, - сказала Фенн - полагаю, остаётся проверить, чокнутый ты или нет.
   - Это первый раз, когда ты делаешь конкретные, проверяемые предсказания - сказала Амариллис, что было достаточно похоже на согласие, чтобы было обидно.
   - Ну, это же неправда - сказал я. - У меня было много информации, которой не должно было быть, учитывая, что я грёзотёртый.
   - Да - сказала Амариллис. - Но это в основном была информация, доступная широким кругам, или полученная от появляющегося перед глазами текста, что я числю отдельно. Если я слышу тебя верно, это первый раз, когда будут проверены твои воспоминания о создании этой игры. Всё остальное могло быть порождено нетипичным стиранием. Ты помнил о Драгоценности Пустыни, но это не совпадало с грёзой о Земле, так что стирание исказило твой разум, изобретя эту игру, в которую ты играл, и разместив Драгоценность Пустыни в этой фикции. Если ты окажешься прав насчёт этих предметов, эту гипотезу можно будет вычеркнуть.
   Я глянул на них.
   - Вы это обсуждали?
   - Разумеется - сказала Фенн. - Мы же команда. Ты думаешь, что мы не обсудим между собой члена команды, который сам признался в ментальной болезни? Я не настолько безответственна.
   - Мы не имели в виду ничего плохого - сказала Амариллис. - И не говорили ничего, чего не можем сказать перед тобой. Просто были... решения, к которым нужно было подготовиться.
   - О - ответил я. Вздохнул. - Ладно, я понимаю.
   Лояльность повышена: Амариллис, ур. 6!
   - Понимаешь? - спросила она.
   - Угу - ответил я. - В конце концов, что вы слышали? "Я с друзьями создал большую часть элементов этого мира в качестве игры, и теперь пойман здесь". Я сам, если бы мне кто-то такое сказал, посчитал бы говорившего психом, даже с теми способностями, что я демонстрировал. Осторожность - превыше всего. Было бы тупо с моей стороны наезжать на вас за то, что я и сам бы сделал.
   - Это... Взрослый подход - сказала Амариллис.
   - В последние месяцы я многое прошёл - ответил я, пожав плечами. Однако комплимент Амариллис заставил меня покраснеть.
   - Хууманы, не то, чтобы мне не нравилось это шоу, но мне обещали перчатку, и вы знаете поговорку - сказала Фенн.
   - Утром стулья, вечером деньги? - спросил я. Я улыбнулся, а затем рассмеялся над собственной шуткой, в которой ни одна из них не видели ничего даже отдалённо смешного. Мне от этого было ещё смешнее. (Пр. переводчика: в оригинале было 'No glove, no love?', "Нет перчатки - не любви").
   Амариллис отдала перчатку и подошла к мечам (и несмотря на напыщенное название "пожалование во владение", определённо под ним стояла обычная передача магического предмета кому-то другому). Амариллис прикоснулась к одному мечу, затем к другому, и передала мне подозрительно обыкновенный. В моих руках он немедленно ожил, изменяясь и принимая другие формы; он становился толще, тоньше, острым, потом тупым, длинным, потом коротким, не задерживаясь ни в одной форме. Несмотря на это, он всё время сохранял прекрасный баланс, формируя на рукояти противовесы, которые нейтрализовывали дёрганья от изменения формы клинка.
   - О, клёво - сказал я. - Это же Всеклинок.
   Я направил на него мысль и трансформировал его из меча в топор, обёрнутый декоративными золотыми волосами, затем в маленький кинжал с черепом на рукояти, затем в бронзовый хопеш. Когда я превратил его обратно в обыкновенный среднестатистический меч, он подуспокоился, лишь лениво меняя формы. Я остановил это мыслью.
   Амариллис снова уставилась на меня. Её собственный меч, пока я играл со Всеклинком, ничего заметного не демонстрировал.
   - Сколько магических предметов ты придумал? - спросила Фенн. Она смотрела на Всеклинок с завистью во взгляде.
   - Во-первых, ты не можешь его взять - сообщил я Фенн. - Во-вторых... думаю, ближе к сотням, если речь только о тех, которые я придумал, а не о тех, которые взяты из книг правил или адаптированы из какого-то другого канона. Если включить все производные, то я бы сказал около тысячи.
   Я попытался быстро подсчитать в уме. Четыре игрока, умножить на восемь лет, умножить на две сессии в неделю, умножить на пятьдесят две недели в году, один магический предмет за сессию на игрока, примерно округляя, около трёх тысяч двухсот. Учитывая пропуски некоторых недель, нехватку игроков, не всегда был ДМ, плюс дубликаты, будет намного меньше.
   - Точно не скажу. А что?
   (Сказать по правде, я был очень доволен. Я получил свою долю лута, и фундамент неплохо складывался, особенно относительно Фенн и Амариллис. Чувство, что я знаю что-то, чего они не знают, и это действительно полезно, а не просто элемент "Зимилянской" поп-культуры, было приятным).
   - Мэри, сколько в мире магических предметов? - спросила Фенн. Она направила палец на Амариллис, но смотрела на меня.
   - Я нахожу раздражающим то, что ты ожидаешь, что я буду это знать - нахмурившись, произнесла Амариллис. - К тому же мы говорим об энтадах, и фамильных реликвиях, "магические предметы" - это более широкий класс...
   Фенн приложила руки ко рту, изображая хлопающие губы.
   - Примерная прикидка - миллиард, один на каждые пять персон, но тут применим Принцип Парето, и восемьдесят процентов энтадов находятся в руках двадцати процентов населения.
   - Парето - это же земное - произнёс я. - Он был земным математиком.
   - Нет, она была уважаемой компьютером - сказала Амариллис.
   - В любом случае - произнесла Фенн. - В мире есть миллиард магических предметов, и Джунипер утверждает, что придумал сотни, может быть тысячи из них. Если он прав насчёт того, что делают эти предмета, и я думаю, он скорее всего прав, то... ну, подсчитать может кто-то другой, но на мой взгляд это поразительное совпадение.
   Амариллис заправила волосы за ухо и нахмурилась. Только заметив движения её губ, я понял, что она и правда подсчитывала. Я даже не уверен, с чего тут начинать.
   - Действительно, потрясающее совпадение - наконец, произнесла Амариллис. - Один на квинтиллион, или около того. Для этого нужно искажение вероятности превыше сил даже старейших эльфов.
   После этого повисла тишина.
   - Ну, добавим это к нашей куче загадок - улыбнулась Фенн. - Благодаря мне!
   - Нам стоит побыстрее сразиться с феями - произнёс я. - Если я правильно помню, они генерируются медленно, и если мы здесь задержимся, то нам нужно как можно больше их.
   - Сперва доспех - произнесла Амариллис, сбрасывая футболку и направляясь к манекену. Момент шока, и я отвёл взгляд. Мы неделю делили комнату, и я видел Фенн голой больше раз, чем могу сосчитать, поскольку ей нравилось наблюдать за моей реакцией. Амариллис не то, чтобы была скромной, но она обычно предпринимала некие шаги для сохранения приличий, если не для себя, то для меня. Она красавица, и хоть я и пытаюсь, но не полностью удаётся убедить себя, что я просто её компаньон по путешествию, когда вижу её без одежды.
   Я повернулся к ней спиной и переключил внимание на Всеклинок, решив проверить пределы его способностей. Он мог превращаться только в клинковое оружие, но определение "клинкового оружия" было весьма свободным, и я мог использовать любые украшения для меча, топора, или другого клинкового оружия, в которое его превращал. Изменения происходили не совсем со скоростью мысли, но достаточно близко, чтобы я решил, что изменение формы можно выгодно использовать во время боя. Всеклинок принадлежал роге Реймера, и у Реймера были манчкинские наклонности, которым я любил потакать в меру разумного. Я постарался вспомнить, что он пробовал, и что я позволял. Я представил, и из рукояти вырос ключ. Я улыбнулся, и подумал, что Реймеру здесь понравилось бы, наверное.
   Меня ткнули в спину; я обернулся и увидел Амариллис в её латах.
   Знаете эту сцену в стереотипных молодёжных фильмах, когда размалёванная девчонка без чувства фасона, или пацанка, которая носит мешковатую одежду, или ещё что-то такое - горячая актриса, про которую все притворяются, что она не горячая, поскольку она должна быть горяча, чтобы фильм продавался, но по сюжету непривлекательная - в общем, у неё кастинг, или свидание, или что-то в этом роде, так что она делает причёску, надевает платье, снимает очки, и делает макияж. И, вуаля, большое откровение - оказывается, она действительно красотка.
   Амариллис в магическом доспехе красивее не была.
   Это был красивый доспех, и она определённо красотка, но это был нормальный полный доспех, что означало - не видно ни изгибов, ни кожи. Нет, вместо красивой Амариллис стала выглядеть смертоносной. В смысле, она уже была смертоносной, мускулистой и подтянутой, при нашей встрече она спокойно направила пушку мне в лицо, и я видел, как она убила много народа, и всё же... Пока я не увидел её в латах, с магическим мечом в руках, с завязанными в пук волосами и с сияющим синим амулетом на шее, я этого так не воспринимал. Амариллис - не та, на кого стоит залупаться. Она прорубит себе дорогу через армию и встанет на гору трупов, если посчитает это необходимым. Она убьёт без жалости и предупреждения. Она проявит столько же сочувствия и сожаления, как противопехотная мина.
   (И, надеюсь, понятно сравнение с молодёжным фильмом, поскольку у нас уже был эквивалент сцены, когда главгероиня снимает очки, а главгерой поправляет ей волосы и говорит: "знаешь, а ты, пожалуй, симпатичная без очков". Правда, в нашем случае это был момент, когда она хладнокровно убила Поула, поскольку на её мотоцикле не помещались трое, и я подумал "знаешь, а ты, пожалуй, чутка хладнокровная убийца").
   Первой мыслью, появившейся в моей голове, было "Срань господня, как хорошо, что она на моей стороне", и это смягчило испытанную встряску страхом и беспокойством. Вторая мысль была куда менее успокаивающей: "Погодите, а насколько я уверен, что она на моей стороне?" Ответ на это, конечно, 6. Я был на 6 уверен, что она на моей стороне; 6 возможно из 10, возможно из 100, может, даже больше. Моим единственным утешением было то, что у Амариллис и Фенн лояльность примерно одинаковая, что на самом деле совсем не утешение, особенно учитывая, что они обсуждали меня за моей спиной.
   - Классно выглядишь - сказал я.
   - Не в виде дело - ответила Амариллис. Она провернула меч, а затем подняла его перед собой. Клинок исчез, оставив её лишь с рукоятью в руке, а затем снова появился. Она на секунду нахмурилась. - Эффект меча небольшой, но может пригодиться в сложной ситуации.
   - Эм - произнёс я, не уверенный, стоит ли давать ей хороший совет. - Он действительно отсутствует, когда исчезает? Что произойдёт, если он вернётся, когда на его месте что-то есть?
   Амариллис снова заставила клинок исчезнуть и направила рукоять к ближайшему манекену. Клинок возник, наполовину вонзённый в грудь. Амариллис выдернула его, осмотрела, а затем нанесла пугающе быструю серию ударов по манекену, оставивших набор глубоких разрезов.
   - Благодарю - произнесла она, слегка улыбнувшись мне.
   - Остаётся только амулет - сказала Фенн. - Полагаю, у него нет силы, способной вывести из пустыни? Потому что даже если мы сможен прожить на феях из миндаля, мы здесь застряли.
   - Амулет пассивен, и сейчас нам толком не поможет. Сперва распечатаем фей - сказала Амариллис. - Потом попытаемся разобраться с планами. Джун, возможно, тебе придётся вложить всё в магию татуировок. У тебя сейчас должно быть четыре очка, которые можно потратить?
   - Да - ответил я. Её сохраняющаяся склонность по хозяйски распоряжаться моей силой всё ещё напрягала. - Я держу их в резерве. Очевидно, пока что я не хочу идти этим путём.
   - Ладно - сказала Амариллис. Она надела шлем, бывший в комплекте с латами, и он с шипением сам по себе закрепился. - Идём.
  
   * * *
  
   На самом деле, прежде чем открывать горшок, мы немного повозились с копировальным набором. Приятным сюрпризом было то, что мы все могли им пользоваться, так что выходило один предмет мне, один Фенн, два общих, и три Амариллис. Неприятным - набор был довольно привередливым. Работал он так: держишь коробку (размером примерно с рюкзак, но угловатую) в обеих руках, думаешь о некоей достаточно стандартной профессии, и коробка выдаёт набор предметов, связанных с этой профессией, который можно в определённой степени определять, сосредотачиваясь на нужном.
   Мы пробовали разные вещи, которые могли бы позволить нам выбраться отсюда, например попытались получить от набора ключи телепортации, думая о тех, кто профессионально их используют, но это не сработало. Копировальный набор мог создавать еду, если мы думали о поварах или официантах, но мы наткнулись на одно из ограничений, которых я и ожидал: всё, созданное копировальным набором, требовало оплаты.
   - В общем, проблема в том, что телескопы, типа, в D&D безумно дорогие - сказал я. - И я допустил ошибку, сказав, что да, она может создавать телескопы, которые стоили... эм, эквивалент минимальной заработной платы за год, или что-то вроде того, не знаю, в играх экономика туповатая, если её не прорабатывать как следует. В любом случае - я вздохнул - чтобы это придавить, когда игроки решили, что ни просто создадут кучу телескопов и продадут их, я сказал, что ящику нужно платить. Другими словами, чтобы он снова работал, нужно возвращать вещи в него, или дать ему что-то равной ценности.
   - И коробка стоит больше как магическая коробка, чем, я не знаю, сделать ящик самоцветов? - спросила Фенн.
   - Какая профессия, по твоему, таскает с собой кучу самоцветов? - усмехнулся я.
   - Маг самоцветов, о головоушибленный хуман - ответила Фенн. - Они таскают с собой.
   - Эм - произнёс я. - Действительно. Но в наших играх их не было, вероятно потому, что никто не считал хорошей идеей привязать классовую способность к материальному богатству.
   Ну, по крайней мере, помимо того, что уже есть в игре.
   - Даже без фей копировальный набор позволит нам какое-то время бороться с голодом - сказала Амариллис. - В зависимости от того, как набор определяет ценность, мы можем использовать многое из того, что осталось в Каэр Лага, или воспользоваться набором, чтобы увеличить ценность предметов. Пока что же нам нужна сеть.
   За этим последовал ряд попыток получить сети. Мы пытались получить достаточно мелкую, чтобы ей можно было поймать марципановую фею. В конце концов Фенн вспомнила профессию ловца бабочек, которые, оказывается, в какой-то далёкой стране были деликатесом, и хотя по мне это звучало как чушь, копировальный набор выдал нам прекрасную мелкую сеть.
   Мы положили сеть на горшок, сняли крышку, и вот тут всё покатилось в задницу, поскольку то ли я забыл, насколько сложным сделал бой с феями, то ли решил, что хреновы феи, состоящие практически из одних мёда и миндаля нам не угроза. Возможно, я просто не был подобающе параноидален, поскольку не думал, что феи будут действовать скоординированно.
   Первая волна, два или три десятка (сложно считать быстрых существ размером с палец) сорвала сеть, со всеми силами сдёрнув её в сторону. мы не закрепили её как следует, поскольку мы были неподготовившимися идиотами. Как только они позаботились о сети, остальные феи потоком вылетели из горшка, расправив крылышки толщиной с паутинку. Какой-то момент они порхали по комнате, а затем атаковали.
   Меч Амариллис замелькал в воздухе, появляясь и исчезая; она рассекала массу фей, и порядочное их количество оказалось разрублено и попадало на пол. Несколько из них потыкалось в её доспех, а затем оставили её и направились к нам с Фенн. Я взмахнул мечом, но отдельные феи были маленькими и вёрткими, и мечи вообще-то для такого не приспособлены. Я попытался придать Всеклинку другую форму, но ничего не приходило на ум, частично потому, что меня облепили феи.
   Они щипали и кусали меня, нацеливаясь на глаза, рот, нос и уши, хватали за пальцы и лезли под одежду. Я выронил меч и захлопал себе по лицу, сбив нескольких и поранившись в процессе, поскольку они хватались за веки и ноздри. Я хлопал по местам, где чувствовал боль, расплющивая фей, пока квинтет фей не атаковали мой рот. Прежде чем я сообразил, что происходит, они открыли мои губы и проскочили за зубы, руками и ногами пробираясь в горло. Тут меня меньше стали беспокоить феи, которые кусались и пытались что-то оторвать; куда больше беспокоила возможность задохнуться насмерть. Я сжал челюсти, перекусывая фей, пробирающихся через зубы, и сунул пальцы в рот, пытаясь ухватить тех, которые уже активировали рвотный рефлекс. Одну я поймал за ногу и сумел вытащить, после чего перекусил, но вторая слишком глубоко забралась, и я задыхался.
   В следующий момент рядом оказалась Амариллис. Она отбрасывала фей от меня, но я всё равно задыхался, поскольку одна уже была у меня в горле, и старательно пробиралась глубже. Я уже паниковал и пытался делать глубокие вдохи, чтобы получить воздух, но когда она ухватилась за какую-то внутреннюю часть глотки, ту складку, что не даёт еде попадать в лёгкие, я издал задыхающийся стон.
   Амариллис, в доспехе, толкнула меня на пол и прижала грудь коленом. Она подняла рукоять меч надо мной, направив вниз, и мои глаза расширились от страха и понимания. Клинок материализовался, и его острие прошло через моё горло, пронзая фею внутри.
   Я подавился и перевернулся, выплюнул склизкую фею на пол, высматривая других и пытаясь глубоко дышать, в то же время дрожащими руками защищая рот. Я был весь в крови от сотни укусов, особенно на лице.
   Комната погрузилась в тишину. Полумёртвая фея вздрогнула на полу, и Амариллис придавила её бронированной ногой. Пол был устлан трупами фей и заляпан кровью.
   - Бл* - сказала Фенн. - Бл***.
   Она лежала лицом вверх на полу, глядя на потолок, и выглядела так, словно ей несколько раз заехали граблями по лицу. Всё её лицо было в крови, кусочки его выдраны, и отсутствовал кусочек уха.
   - Джун, если ты действительно изобрёл эту штуку благодаря какой-то метафизической хрени, я отрежу тебе конечности и съем.
   - Нам следует съесть их - попытался сказать я, но у меня в горле была дыра, так что вышло "аа эи" и кашель с кровью на полу. Я сунул фею в рот, свирепо прожевал её, и проглотил, стараясь игнорировать жгучую боль, когда марципан проскользил мимо дырки в горле. Впрочем, почти немедленно мне стало лучше, и я увидел, как моя шкала здоровья увеличилась на двоечку. Я схватил с пола ещё один окровавленный труп феи (моя кровь, не феи) и сунул её в рот. Потребовалось некоторое время, и ещё восемь фей, но мои раны закрылись, и я чувствовал себя намного лучше.
   Фенн воспользовалась примером и сделала то же самое, хотя ей понадобилось меньше времени, чем мне. Возможно, благодаря тому, что она не подверглась экстренной трахеотомии.
   - Ну, - сказал я - это был горшок фей.
   - Почему ты создал такую вещь? - спросила Фенн. - Что в этом может быть весёлого?
   - Это сложно ответил я, хотя на самом деле ничего сложного. Мы просто были подростками в Канзасе во времена мира и процветания, и горшок фей-убийц - просто часть вымышленного мира с вымышленными последствиями.
   - Ну - сказала Амариллис, снимая свой шлем. Она заглянула в горшок. - Похоже, с этим разобрались, и если Джунипер прав, то у нас есть значительно более удобный источник исцеления, нежели маг кости или крови, а так же пищи, чтобы не умереть от голода. Единственная цена - боль.
   - Тебе легко говорить, ты-то не пострадала - ответила Фенн.
   - Да, это так - примиряюще кивнула Амариллис. - Моей линии рода принадлежат и другие доспехи, и некоторые из них я могу пожаловать вам. Когда выберемся отсюда, нужно будеть заняться этим.
   - То есть взятки, э? - спросила Фенн. Она взглянула на свою чёрную перчатку. - Ну, отдам тебе должное, ты знаешь путь к сердцу полуэльфа. Но я куда меньше уверена, что отсюда есть выход. Раздеться и снова попробовать татуировку может быть неплохой идеей, и я всегда говорила, что руки - лучшее, что в тебе есть.
   Амариллис вздохнула и начала снимать доспех, что, похоже, было непростым делом.
   - Погоди - произнесла Фенн, внезапно напрягшись. Её длинные уши дёрнулись. - Ты, часом, не организовала для нас спасательную экспедицию перед тем, как мы вышли?
   Амариллис покачала головой, и я увидел, что она прислушивается, как и я. Чуть позже я услышал отдалённый ритмичный звук; он доносился снаружи и становился всё громче, но хотя звучал знакомо, я не мог определить, что это, пока не заговорила Амариллис.
   - Вертолёт?.. - произнесла она.
   - Угу - ответил я. - И если ты его не организовала, то... ты говорила, что отправляться в Замок Сориана неразумно, поскольку там могут быть установлены обереги, чтобы поймать нас? Возможно...
   - Да - сказала Амариллис.
   - Эльфийские чувства просто вопят - сказала Фенн. - Обычно я слушаю, но сейчас несколько неразборчиво, что всегда нехороший признак.
   - Человеческие чувства тоже вопят - ответил я и подобрал Всеклинок с пола. - Насколько именно эти обереги надёжны? Насколько они могут нас защитить?
   Амариллис надела шлем.
   - Будем надеяться, что наши враги снова допустили ошибку, недооценив нас.
  
   Глава 23: Осада.
  
   Магия оберегов, судя по всему, чрезвычайно комплексная штука, по крайней мере со слов Амариллис. Меня не особо интересовали низкоуровневые аспекты установки оберегов, вроде того, как определяются формы, только высокоуровневые фишки, вроде того, как (гипотетически) крепость защищают от вторжения, и как вторгающиеся могут обойти такую защиту. Амариллис жаловалась, что я прошу её описать века игр в кошки-мышки между магами оберегов, и по большей части не удовлетворила мою потребность знать, основываясь на предположении, что я всё равно не придумаю ничего умного в ближайшие десять-пятнадцать минут.
   На мой взгляд, это очень раздражает, так что уделю вам толику информации, чтобы вы не были так раздражены, как я.
   Обереги обеспечивают обобщённую основанную на определённых правилах контрмагию. На Аэрбе это было очень круто, поскольку здесь "магия" включает в себя абстрактные категории и концепции, включая "кровь", "кости" или "воду". Или даже "скорость". Особенно учитывая, что обереги могут работать с так называемой латентной магией. Объяснения всех стоящих за оберегами правил будут слишком долгими и слишком скучными, даже если только придерживаться законов Гоэттла, но я могу сделать выжимку.
   1. У зданий старше двухсот лет обычно бываю перманентные обереги, в то время как у более новых - периодически обновляемые. (Объяснение с заманухой, скорее всего, было бы озаглавлено "Как Бессемер убил перманентные обереги").
   2. Большинство дорогих зданий обладают оберегами от телепортации, оставляя временами только специальное помещение для телепортируемых товаров (или, реже, людей).
   3. Большинство дорогих зданий обладают оберегами от высокой скорости, что делает их устойчивыми, если не неуязвимыми, к баллистике и взрывчатке.
   4. Обереги в общем действуют как или барьеры, или зоны обнуления, обычно с оставляемыми некими ограничениями, модифицирующими функциональность. Следствием этого было то, что как только оказываешься в зоне действия оберега, оказываешься под его полным влиянием (если только он не сигнальный, в котором случае вскоре появляется компания).
   5. Умелый маг оберегов может разрушить обереги, но это требует много времени и денег, плюс прямой доступ к самому оберегу, что зачастую может быть проблемой.
   6. Маг оберегов может довольно легко модифицировать зону действия оберегов, но затем они вернутся к прежнему состоянию (обычно обереги неподвижны). Это самый распространённый метод обхода оберегов.
   7. Хотя в большинстве случаев обереги используются как барьеры, некоторые достаточно мощные уничтожают соответствующую магию. Мощный оберег против крови может уничтожить попавшую в него кровь, и соответственно убить человека.
   8. Маги оберегов обучаются в афинеях и используют индивидуально привязанный инструмент, который они сами собирают около шести месяцев. Напоминает джедаев, собирающих свои световые мечи, и это, вероятно, главная причина, почему я не разблокировал магию оберегов, или как там будет называться навык.
   А если конкретнее, в Каэр Лага был оберег, через который не могла пройти кровь, что не давало бы войти никому, если бы не тот факт, что хитрый обережник оставил в нём "дырку" специально для наследственной линии крови и тех, кто мысленно отмечены как друзья. Это была наша основная защита от вторжения. Она ничего не сделает атакующим, просто сдержит их... если они не смогут изогнуть или сломать оберег и просто пройти.
   - Могло быть хуже - сказала Фенн, когда мы быстро спустились по лестнице в хранилище. - Они прибыли в вертолёте, а не просто телепортировались сюда, так что мы о них знаем.
   - И они не могут висеть там вечно - сказал я. - Если здесь нет вертолётной площадки, или они готовы рискнуть приземлиться на неровную площадку или на крышу, нужно просто подождать пару часов, пока они не улетят.
   Мой отец работал пилотом вертолёта, и я был рад, что подхватил у него пару вещей.
   - Души - сказала Амариллис. Её голос звучал приглушенно из-за шлема. О. Верно. Здешние вертолёты не используют нефтепродукты, они используют души. Мы два дня гнали на одной десятой бака, семь душ, и даже одну не истратили. Можно предположить, что они смогут висеть здесь почти неограниченно.
   - Мы же не планируем запереться в этом хранилище? - спросила Фенн, когда мы оказались в том месте, откуда забрали магические предметы. По очевидным причинам окон мы избегали.
   - Я не знаю - ответила Амариллис. - Здесь мощные обереги, мощнее, чем в остальной Каэр Лаге. Если они будут ломать обереги, то это приличное место, чтобы противостоять большинству оппонентов, с которыми можем иметь дело. Если они будут только прогибать обереги, то не думаю, что они смогут добраться сюда, искажения будут слишком сильными для этого. Однако у них есть радио, и наверняка они сообщили, что прибыли, так что мы пойманы здесь ещё сильнее, чем раньше.
   - Меньше - сказал я. - Мы можем украсть вертолёт.
   - Никто из нас не умеет им управлять - начала Амариллис.
   - Мой отец летал на них на Земле - сказал я. - Понимаю, что здесь они другие, и даже на Земле я не осили бы взлёт или посадку, но, думаю, я смогу управлять достаточно хорошо, чтобы доставить нас обратно к Драгоценности Пустыни и обеспечить грубую, но выживаемую посадку, особенно с латами иммобильности. Мы ближе к возможности выбраться отсюда живыми, чем были пять минут назад.
   Меня раздражал шлем Амариллис. Он отлично сделан, но из-за него я мог видеть лишь её глаза через прорезь. Я и раньше неважно её читал, а сейчас это вообще было невозможно.
   - Ладно - наконец, произнесла она. - Мы выясним, с кем именно имеем дело, потом убьём всех на вертолёте, и каким-то образом сделаем это так, чтобы в процессе он не разбился. И всё ещё нужно опасаться магоискателей, поскольку они могут высоко прыгать за воздушными судами.
   Дерьмово. Прежде я "управлял" вертолётами в том смысле, что мне позволялось браться за стик управления под присмотром отца в спокойную ясную погоду, поскольку что такое небольшое грубое нарушение правил авиационной безопасности между отцом и сыном? Я прекрасно понимал, что: А) Летать на Аэрбском вертолёте - не то же самое Б) Я совершенно не готов к маневрам уклонения, если магоискатель прыгнет на нас в небо и В) если в этой игре вообще есть навык вроде Вертолёты или Пилотирование, я его не разблокировал, не то что прокачал.
   И самое неприятно, я всё равно не был уверен, что "угнать вертолёт" - не лучший план из доступного.
   - Так что, полагаю, нам нужна разведка - сказала Фенн. - И, полагаю, это будет не тот, кто в полных латах, и, вероятно, не тот, у кого почти нулевой опыт в скрытном прошмыгивании, так что остаётся только ваша покорная слуга.
   - У тебя есть перчатка - сказала Амариллис. Мы воспользовались двадцатью секундами, чтобы поместить в неё горшок фей и копировальный набор. - Будь осторожна. Если сможешь, придумай какую-нибудь историю, но мы не знаем, кто они, и что знают.
   - Надо же - сказала Фенн. - Ты меня временами удивляешь. Я бы подумала, ты...
   - Иди - сказала Амариллис. - Времени мало.
   - О, вот и оно - улыбнулась Фенн. - Джун, обязанности по мщению остаются на тебе.
   - Я бы предпочёл убить их до того, как они убьют тебя - ответил я. - Ты мне должна услугу.
   - Иди - сказала Амариллис. Фенн улыбнулась и выскользнула за дверь.
   Как я уже делал, я осветил это место огнём на руке. Прошло немало времени с той ситуации, когда мы с Амариллис действовали вдвоём, и ещё больше, когда мы были наедине, освещаемые светом моей крови. Я чувствовал неловкость. Может, из-за доспеха, или, может, потому, что был уверен, что она меня прикончит, если я буду слишком мешать её планам. Доспех прекрасно справлялся с работой скрытия от меня её лица и тела; я задумался, насколько сильно её смазливость влияла на то, как я интерпретировал всё в ней.
   Она потянула защёлку сбоку на шее и сняла шлем, открыв слегка вспотевшее лицо. Угу, она всё ещё достаточно красива, чтобы я ощутил слабость в коленях.
   - Тебе нужно определиться, в чём будешь специализироваться, и лучше раньше, чем позже - сказала она.
   - Я знаю - ответил я. - Хотя сейчас это большого значения не имеет, поскольку у меня всё равно нет времени тренироваться в чём-то.
   - На мой взгляд, это означает, что следовало решить неделю назад - сказала Амариллис. - Я не хочу подталкивать тебя делать что-то, о чём ты пожалеешь, но у тебя сейчас уже четыре очка, которые можно потратить. Этого достаточно, чтобы удвоить твои способности в магии крови, или если ты хочешь стать связанным-с-клинком, можешь сделать и это, но, Джун, тебе нужно перестать ждать, поскольку есть шанс, что мы умрём в следующий час из-а твоей нерешительности.
   Это приложило меня, как пинок в сердце. После того, как умер Артур, люди всегда говорили мне, что это не моя вина, и я знал, что это так, но всё равно думал обо всём, что мог бы сделать иначе, обо всём, что могло бы предотвратить его смерть, всех волнах во времени всего, что я когда-либо делал, что привело Артура в то место и время.
   И Амариллис была права. Мы можем умереть, поскольку я решил, что лучше придержать эти очки вместо того, чтобы их потратить. По моему опыту, до этого времени игра регулярно подкидывала проблемы, которые я едва переживал, мою жизнь спасали левел апы и сильные союзники. Это не аргумент в пользу ожидания и сохранения.
   - Ладно - сказал я. Это словно прозвучало более неприязненно, чем я хотел. - Твоё предпочтение?
   - Всё в мудрость - ответила она. - Сила магии крови на высоких уровнях может быть пугающей, но даже на более низких уровнях ты должен быть недалёк от возможности исцелять себя. В перспективе, полагаю, отправить тебя в афиней, чтобы отточить твои навыки, будет правильным выбором, и я провела достаточно времени в Афинее Перьев и Крови, чтобы уверенно помочь тебе там ориентироваться.
   Мне это не нравилось. Не тот факт, что у неё есть планы на мой счёт, хотя это тоже не радовало; идея магии крови как долгосрочной перспективы просто не казалась соблазнительной. Магия крови - это в сущности магия "ки", и её высшие достижения, насколько я слышал, связаны с созданием мечей из своей крови и вливанием энергии в раны, чтобы их исцелять, что меня не особо интересовало. Вернее, это было интересно, но это не то, что расколет мир, и если я не расколю мир, то по крайней мере хотел что-то, что меня зацепит.
   У меня не было проблемы, которая была у некоторых моих друзей, постоянно создававших новых персонажей. Вместо этого у меня была проблема с постоянным созданием новых миров. Получаю всё веселье, что можно выжать, и манят новые горизонты. Сменить класс моего персонажа или создать нового персонажа здесь не вариант, по крайней мере со включенной опцией "Режим Алмазный Хардкорный Железный Человек", так что я был уверен, что в конце концов столкнусь с этой проблемой тяги к новому, но даже сейчас магия крови мне не особо нравилась. Частично из-за этого чувства слабости и тошноты, связанного с кровопотерей, с которым я становлюсь слишком уж хорошо знаком, и частично потому, что она выглядела бледно в сравнении с некоторыми другими, особенно когда у меня уже есть способность прыгать на двадцать футов.
   Решить идти по этому пути было как... ну, я хотел сказать "как изучать язык вместо компьютерных технологий", но, полагаю, даже если вы терпеть не можете компьютеры и любите литературу, это всё равно неплохой выбор, учитывая рынок труда. Или можно было сказать "как играть целителем вместо того, что предпочитаешь, поскольку он нужен партии", но я видел, что случается, когда партия действует без способа восстанавливать здоровье. Сказать по правде, в консервативном, скучном, осмысленном варианте что-то есть, и я бы на это мог пойти, если бы хотя бы описание самого стата WIS было более заманчивым, или намекало на что-то продвинутое. Мудрость - Ментальная Выносливость. Используется, чтобы предотвращать стрессовые реакции, принимать решения без эмоций, или медитировать. Ну, полезно, наверное, но делает ли это мудрее в традиционном смысле? Выглядит скорее похоже на ментальный эквивалент END или POI, учитывая описание.
   На самом деле я думал о Иголки - катана в руке, разрубает двери лифта, словно они бумажные, и смог атаковать лучников, разрубая стрелы на лету. Амариллис говорила, что в стандартную команду входит один из них, не так ли? Это означало, что они по крайней мере не уступали другим типам магии, если только это не было результатом какого-то глупого политического давления афинеев, или чего-то в этом роде, принуждающего к неоптимальному составу команд. Это было бы довольно типично для Аэрба.
   - Думаю, я выберу связанного-с-клинком - сказал я, осознавая, что скорее всего упускаю возможность повысить её лояльность.
   - Как пожелаешь - сказала Амариллис. - Главное, чтобы ты сделал что-то.
   Я закрыл глаза и вложил два очка в PHY, поднимая его и все го дочерние статы на 1, а затем два очка в INS. Я получил доблесть "Новорождённый Связанный-с-клинком", повысив Парирование, и оно не поднимется выше, пока я не подниму его вторичный стат, INS. Его повышение на два очка означало, что я упрусь в кап на 20, если не считать того, что первичный стат ограничивал утроенным значением, так что мне нужно выяснить первичные статы для Парирования и Уклонения, скорее всего, когда они упрутся в 18.
   Это было одним из вариантов, которые я уже какое-то время обдумывал. С одной стороны, физические повышения, скорее всего, будут полезны для моего выживания, даже если в итоге я стану неким волшебником. С другой стороны, я не думаю, что в этой игре можно забить на социальные навыки, особенно если тут будут внутрипартийные конфликты. INS, на мой взгляд, лучший из трёх социальных навыков, не только потому, что он необходим для повышения Парирования и Уклонения (заблаговременной готовностью к атаке?), но и потому, что лучшее понимание людей, полагаю, должно решать многие из тех же проблем, что решало бы CHA, и одновременно понимание и сопереживание теоретически должно сделать низкое POI меньшей проблемой.
   (Другой причиной было то, что я хотел как минимум одну социальную способность немедленно; лицом партии были Фенн или Амариллис, и мне не нравилось, что это давало им слишком много возможности рулить, особенно с учётом того, что я всё ещё не мог разобрать, каковы их личные планы и мотивы).
  
  PHY
  
  7 6 POW 15 Безоружный Бой 15 Одноручное Оружие 15 Двуручное Оружие 15 Импровизированное Оружие
   6 SPD 15 Метательное Оружие 15 Двойное Оружие 12 Пистолеты 12 Луки
   6 END 10 Ружья 0 10 Парирование 15 Атлетизм
  MEN
  
  5
   4 CUN 10 Уклонение 0 Инженерия 0 0
   4 KNO 0 0 Садоводство 0 0
   4 WIS 0 12 Магия Крови 12 Магия Кости 0
  SOC
  
  3
   2 CHA 0 0 0 0
   4 INS 0 8 Магия Кожи 0 0
   2 POI 0 0 6 Лесть 6 Комедия
  
   0 LUK 6 Романтика 6 Запугивание 8 Обман 0
  
   Я надеялся, что получу некий невероятный прорыв, удвоив свою INS. Я пытался разобраться, что будет давать каждая из способностей, если её замаксить, и на мой взгляд INS сделает меня чем-то вроде Шерлока Холмса, только что эксклюзивно для социальных ситуаций. Способность определить, что у кого-то нерешённые проблемы с отцом по тому, как он дважды стукнул ручкой, подписывая контракт.
   Ничего подобного я не получил.
   Разумеется, я уже знал Амариллис. Её отец был стариком, когда она родилась, и он умер, когда ей было два года. Не нужно дедуктивных способностей Шерлока Холмса, чтобы понять, как она к этому относится; он будет тенью над её жизнью. Человек, которого её культура определяет как защитника, исчез, прежде чем она смогла его узнать, и, возможно, она его за это презирает - или примирилась с этим, или даже почитает за то, чего он добился, и благодаря тому, что его никогда не было рядом, чтобы облажаться и продемонстрировать, что он человек. Или, может, она просто никогда о нём не думала, поскольку была слишком сосредоточена на текущих и будущих нуждах, чтобы беспокоиться о прошлом.
   Я задумался, насколько я смог бы продумать всё это пару минут назад, когда моё INS было 2, а не 4. Полагаю, суперспособности с бонуса одного уровня не получить, но что-то же должно быть, верно?
   - Хорошо - сказала Амариллис. - Теперь, если мы умрём, по крайней мере я буду знать, что это было не потому, что мы берегли ресурсы для будущих сражений. Холодное утешение в аду, конечно.
   - Мы справимся - ответил я. - Я ещё не провалил квест.
   Я улыбнулся, и она слабо улыбнулась в ответ, чего было достаточно для меня, чтобы решить, что Лояльность 6 что-то да значит.
   Фенн испортила момент, проскользнув в комнату. Её дыхание было слегка неровным.
   - Ладно - сказала она с улыбкой. - У нас есть кое-какие хорошие новости. Во-первых, там только четыре человека, плюс пилот, остающийся позади, так что мы наравне. И если вы умеете считать, то вы думаете, что я сказала "четыре" в то время как нас трое, но вторая хорошая новость - один из четырёх их маг оберегов, и они только изгибают обереги, не ломают их. Так что если мы будем сражаться внутри, то это будет трое на троих. Третья хорошая новость - они не профессионалы, в отличие от того, что ожидала Мэри. Если они были наняты теми же засранцами, которые отправили меня на смерть в Сильмар-сити, я куплю шляпу. И четвёртое - они только взялись за обереги, так что кружат вокруг в поисках новых окон, поскольку проход, который они делают в оберегах, отстоен.
   - И плохие новости? - спросил я.
   - Я не говорила, что есть плохие новости - ответила Фенн. Она сняла свой лук со спины и спокойно проверила тетиву. - Хотя, когда ты это упомянул... их лидер - маг золота из Драгоценности Пустыни.
   Маг золота? Это было частью моего недельного брифинга, но... Это те, что обращают время? Нет, это маги ревизии, маги золота как-то используют реальное металлическое золото, и я не мог припомнить подробностей, частично потому, что в моей голове была спутанная куча идей об этом, и я не был уверен, что правильно. Я был довольно уверен, что они не содраны с Туманорождённого, но на Аэрбе существуют племена металлов на основе этого сериала, где-то в собственном регионе этого мира.
   - Телекинез не защитит его от пустотного ружья - сказала Амариллис. О, точно, тактильный телекинез, вот в чём фишка магов золота. Она держала меч, но ружьё висело за спиной.
   - Ну да, маги золота не обладают защитой от пустоты, это верно, если только не считать возможность швырнуть монетку тебе в голову, прежде чем сможешь выстрелить - сказала Фенн. - Но вторая плохая новость - с ними маг ревизии. Он не большая шишка, судя по тому, как с ним обращаются, но я уверена, что он вполне способен залатывать дырки быстрее, чем ты сможешь их делать, по крайней мере если мы говорим о ружье.
   - И третья плохая новость? - спросил я.
   - Не могу винить тебя за то, что следуешь тенденции, мой маленький друг-человек - сказала Фенн. - Но последняя член их маленькой группы не сделала и не сказала ничего, что позволило бы мне что-то о ней понять. Согласна, что это само по себе скверно. У неё есть клинок, но есть и пистолет, что заставляет надеяться, что она просто мускулы, поддержка для мага золота.
   Амариллис прикусила губу.
   - Соглашусь, что эти люди, скорее всего, не из Двора Потерянного Короля - сказала она. - Ты уверена, что этот золотой маг из Драгоценности Пустыни? Он не может быть откуда-то ещё?
   - Это был он - сказала Фенн. - Акцент, одежда, и описание - всё совпадает. Я в первый же день там изучила территорию.
   - В таком случае, кто эти люди? - спросил я.
   - Мы думали, что кто-то из Двора Потерянного Короля, скорее всего кто-то из людей Ларкспура Прентисса, прибыл сюда, установил сигнальный оберег, а потом отбыл - сказала Фенн. - Они должны были знать о ключе телепортации, чтобы подумать о Каэр Лага, но это возможно, поскольку сцена, оставленная в Замке Сориана могла бы быть и не такой яркой.
   Она провела рукой в чёрной перчатке по своим светлым волосам.
   - Однако нет причин, почему кто-то другой не мог установить вокруг Каэр Лага сигнальный оберег.
   - Ресурсы, которые потребуются для этого... - начала Амариллис, а затем остановилась, задумавшись. - Маг золота, чья резиденция в Драгоценности Пустыни, везёт мага оберегов, которой не нужно платить за работу... возможно.
   - Личное участие - сказала Фенн.
   Я потёр лицо.
   - Не уверен, что понимаю это - сказал я. - Если они не нацелены на нас, то что они здесь делают?
   - Ну, никто не говорил, что им не нужны мы - сказала Фенн. - Если бы я была одним из десяти богатейших и могущественнейших людей в Драгоценности Пустыни, и делала бы инвестицию, летая сюда каждый год или около того с доверенным магом оберегов, то я бы делала это для того, чтобы подкрасться к к одной из отпрысков Пенндрайга, когда она больше всего нуждается в моей силе и ресурсах. Удобная позиция для обмена или контракта, всё такое.
   Она помедлила.
   - Альтернативно - чтобы захватить или убить этого отпрыска в обмен на награду от её врагов.
   Амариллис закрыла глаза и вздохнула.
   - Думаю, ты права. Ещё я думаю, что в текущей ситуации этот бой невозможно выиграть, только избежать. Что означает - время для дипломатии.
   - Ты пропустила ту часть, где я говорила, что он может быть здесь для того, чтобы тебя убить? - спросила Фенн. - Ауманн считается весьма безжалостным.
   - Дай мне знать, если у тебя есть вариант получше - сказала Амариллис.
   Фенн скривилась.
   - Я предпочитала подход "убьём всех" - сказала она.
  
   * * *
  
   Мы прошли через Каэр Лага, который в большинстве мест был частично освещён солнечным светом, проходящим в узкие окна. В стены были вделаны осветительные приборы, но какой бы источник энергии не использовало когда-то это место, сейчас он давно был в спячке.
   - Они перед нами - прошептала Фенн; её уши слегка вздрогнули. Лук был в её руке, и стрелы наготове. - Если судить по тому, что я видела раньше, они не смогут пробиться дальше того, где мы сейчас. Идеальные условия.
   Амариллис прочистила горло и заговорила в направлении искривления в коридоре, повысив голос.
   - Исаак Ауманн - произнесла она. - Моё имя Амариллис Пенндрайг, десятая её имени, Принцесса Королевства Англицинн. Я фактическая обладательница Каэр Лага, одного из домов моих предков, куда вы вторгаетесь.
   Какой-то миг была тишина.
   - Прошу простить меня, принцесса, - прозвучал спокойный голос - но, похоже, наш проход в ваших оберегах не позволяет нам говорить лицом к лицу. Уверен, это просто совпадение, нежели недоверие с вашей стороны. Не были бы вы так любезны отметить меня как друга, чтобы я мог взглянуть на вашу легендарную красоту?
   - Думаю, пока что нам лучше не встречаться лицом к лицу - сказала Амариллис, сохраняя жёсткий тон. - Мага золота по его природе невозможно обезоружить.
   - О, я даже не думал просить вас поставить себя в неудобное положение - ответил Ауманн (предположительно). - Если у вас есть оружие и доспехи, я бы не настаивал на разоружении и разоблачении, как может предписывать вежливость. Друзья позволяют друг другу свободу грубости.
   - И вы считаете себя моим другом? - спросила Амариллис.
   - Все незнакомцы должны считаться друзьями, пока нет причин делать иначе - ответил Ауманн. - Это же слова Потерянного Короля, не так ли?
   - Эта цитата апокрифична - сказала Амариллис. Впрочем, я посчитал её подлинной; когда Артур отыгрывал Утера Пенндрайга, он часто это говорил. - Я хотела бы знать, зачем вы прибыли к Каэр Лага, чтобы мы могли обсудить условия.
   Снова молчание.
   - Полагаю, к этому моменту вы заметили определённые сложности с телепортацией - произнёс он. Амариллис взглянула на нас двоих, но, разумеется, никто из нас не знал, о чём он говорит, разве что только он заставил мага татуировок саботировать ключ телепортации, что... ну, это в принципе похоже на один из запутанных планов из видеоигр, направляющих сюжет, если подумать. - Мой маг оберегов мог бы объяснить это лучше, чем я, но оберегам Каэр Лаги сотни лет, и они содержат дефекты, которых нет в более поздних оберегах, конкретно - барьеры от телепортации. Короче говоря, вы не можете отсюда уйти без содействия моего оберегателя.
   Амариллис сузила глаза.
   - Вы установили ловушку, чтобы заняться вымогательством следующего члена моего рода, который прибудет сюда - сказала она. - Вы... действуете не на основе последней информации?
   - Несчастливое совпадение - ответил Ауманн. - Я понимаю, что у вас меньше возможностей заплатить мне, поскольку вы, в последнее время, обнищали. Тем не менее, не думаю, что вы прибыли сюда без реликвий. Передайте их мне, и я сниму вторичное вмешательство, что позволит вам отбыть.
   - Они для вас бесполезны - сказала Амариллис. Она стиснула зубы. - Реликвии отвечают только моей линии крови, и вы не сможете доверять тем, что были переданы через пожалование.
   - О, ну, ценность вещей не в том, как их можно использовать лично, а в том, какую ценность вкладывают в них другие - ответил Ауманн. Я практически слышал улыбку в его голосе. - Я, естественно, буду готов продать их вам обратно, когда мы оба будем в менее конфронтационном настроении.
   Амариллис сжала кулак. Понятия не имею, что было у неё на уме, кроме разве что унижения от шантажа в том, что должно было быть безопасной базой. Ещё я был немного растерян; причина, по которой мы не могли телепортироваться - то, что татуировка не работала (или была саботирована), и это была магия кожи, а не магия телепортации. Мы были в милях от Каэр Лага в первый раз, когда пытались достать ключ из татуировки, и на мой взгляд крайне маловероятно, что вмешательство распространяется так далеко.
   Что означает... ну, что татуировка была саботирована, и что Каэр Лага был саботирован отдельно другой стороной, считавшей, что играет с нами в другую игру?
  
   * * *
  
   Я поставил свою банку Mountain Dew, продемострировал группе свою лучшую злодейскую ухмылку, и начал хихикать.
   - Глупцы, так легко поверили, что я оставлю ваше прошлое позади, так готовно поверили, что другие попадутся на самодовольную чушь, что вы наплели. - Я сложил руки кончиками пальцев. - Обед, который вы только что съели, отравлен. И с этим, смерть моего сына отмщена.
   Тифф сложила руки в форме "Т", что мы использовали в качестве "таймаут, сейчас говорю не от персонажа". Сейчас мы были вчетвером, Артур был на тестовом экзамене. Крайг появился позже, к ночи, без объяснений, как он делал зачастую.
   - Да? - спросил я.
   - У нас же ещё есть языковёртки, верно? Те жучки, которыми мы заменили свои языки, вместе с гламуром на них? - спросила она. - Насколько я помню, они должны были поедать все яды, или что-то в этом роде, с их чуждой биологией.
   - Да, они у вас - ответил я.
   Реймер просмотрел свои записи.
   - Они обеспечивают иммунитет к ядам.
   - Да, всё так - сказал я.
   - В таком случае... - сказал Том, перед чем тоже сложил руки в "Т". - Я не понял, почему он нас травит?
   - У вас был долгий разговор об этом - ответил я. - Вы убили его сына во время эпидемии вервольфов, прежде чем выяснили, что существует лечение.
   - Нет, - сказал Том - я имею в виду...
   - Он пытается нас отравить - сказала Тифф. - Он просто выбрал стратегию, которая не сработает, поскольку никто кроме нас не знает об языковёртках. С его точки зрения всё разумно.
   - Давно, блин, пора - сказал Реймер. - Помните этого рогу, которого я сделал, а потом мы три месяца реального времени провели, сражаясь только с существами, у которых иммунитет к удару в спину? - Он часто это вспоминал. - Должно же иногда что-то быть в нашу пользу.
   - Дело не в этом, на самом деле - ответил я. Хотел бы я, чтобы Артур был здесь, поскольку я знал, что он смог бы сформулировать это лучше, и я понимал, что сейчас слишком оттяну занавес. - Не всё связано с вами, люди идут своими путями, и не способны идеально противодействовать вашим стратегиям, поскольку не обладают всеми ресурсами и информацией. Так что представьте графа Гарднер, скорбящего о своём сыне, сердитого на Вибратос за ваше прощение, и планирующего свою месть. Он ненавидит вас, рассматривает вас как тех, кто устанавливают собственные законы, что фактически так и есть, и хочет, чтобы вы умерли, верно? Так что он решает, что вы все достаточно глупы, чтобы отобедать с ним, если он произнесёт подходящий монолог о том, как ему понадобилось какое-то время, чтобы оставить прошлое позади. Он провёл свое исследование ядов, поговорил с различными алхимиками, вытащил подпольных торговцев из своих темниц, чтобы они приобрели для него, и потратив сколько-то денег и времени на планирование, он устроил так, что вы все съели молотый рог зелёного лося, вкус которого идеально замаскирован комбинацией специй в обеде, который вы только что съели. Он назвал вас самодовольными, но сейчас это его грех. Более умный человек, или менее поглощённый своей местью подождал бы, пока вы будете мертвы, и не стал хвастаться. А потом отравление проваливается, по непонятным ему причинам.
   - Я встаю и произношу командное слово, материализующее мой клинок - сказал Реймер - Не сегодня, граф Гарднер.
   - Нам понадобятся улики всего этого - сказала Тифф. - Полагаю, не разумно будет убить ещё одного аристократа и располагать только устными показаниями.
   - В любом случае, бросайте кости на инициативу - ответил я.
  
   * * *
  
   Если попытаться немного экстраполировать, план Ауманна был таков:
   1. Использовать эксплойты на непропатченных оберегах, чтобы установить второй анти-телепортационный оберег поверх первого, который позволит телепортироваться внутрь, но не наружу.
   2. Установить сигнальный оберег, чтобы выяснить, когда кто-то прибудет в Каэр Лага.
   3. Подождать, пока кто-то телепортируется.
   4. С триумфом прибыть в Каэр Лага и заняться вымогательством.
   Это не выглядело отстойным планом, если не считать тот момент, что он делает врагами могущественную ветвь могущественной семьи, и ту часть, что ему придётся противостоять тем, кто прибудут в Каэр Лага. Проблема была в том, что нам было нужно больше, чем просто снятие помехи телепортации; нам нужно было, чтобы он подвёз нас на вертолёте. Сказать ему это было бы, вероятно, плохой идеей, поскольку он будет знать, что у него больше рычагов давления, чем он считал.
   - Твоя главная цель в этом - деньги - сказала Амариллис. - Не власть?
   - Вы знаете, что для мага золота это одно и то же, принцесса - сказал Ауманн.
   - Вы знаете, что для моей семьи наступили тяжёлые времена - сказала Амариллис. Она повернулась и принялась жестикулировать Фенн, протянув правую руку и прикоснувшись к амулету, а затем указывая на мой меч. - Кроме этих реликвий, ожидавших в хранилище, которых было всего двое, я мало что могу вам дать.
   Фенн уже действовала. Прикоснулась к амулету, десять секунд - и он исцез в перчатке. Затем пустотное ружьё на спине Амариллис, затем её лук, затем подошла ко мне. Я, однако, не больно-то хотел расставаться со Всеклинком; вместо того, чтобы отдавать меч, я уменьшил его до размера зубочистки, сделал клинок как можно более тупым, и сунул в рот, прижав зубами. Фенн пожала плечами, заставила исчезнуть свой колчан (который смотрелся бы крайне подозрительно без лука), а затем сняла чёрную перчатку и сунула её в свой грязный балахон.
   - Если вы заберёте у меня эти две реликвии, то у меня не останется ничего - сказала Амариллис. - Маловероятно, что у меня когда-нибудь будут деньги, необходимые, чтобы выкупить их у вас за сумму, которую вы найдёте приемлемой. Я прибыла в Каэр Лага, чтобы получить опору для могущества и богатства, опираясь на которую смогу вернуть то, что осталось от моей собственности по миру. Если я отдам вам своё наследство, для меня будет всё кончено, и если всё кончено для меня, вы ничего не приобретёте из этого предприятия.
   - Ладно - сказал Ауманн. - В таком случае отдайте ключ телепортации.
   Часть меня задалась вопросом, почему он не потребовал его изначально, если считал, что он у нас есть (что технически правда).
   - У меня его нет - сказала Амариллис. - Я пришла сюда пешком от Драгоценности Пустыни, и взобралась по утёсу. Если вы покружите вокруг Каэр Лага, то найдёте мою кровь и открытое окно.
   Только тут я заметил, что Амариллис использует только "я" вместо "мы" в своей речи. Сейчас она заявляла, что моя кровь - её. На мой взгляд, это ослабляло её позицию в переговорах, особенно учитывая то, что в конце концов ей придётся это упомянуть, и хотя в плюсе оставалось то, что мы - карта, которую ещё можно сыграть в нужный момент... ну, я не был уверен, что это сможет помочь, учитывая, что было "это сражение невозможно выиграть" ещё до того, как мы заначили своё оружие.
   Ауманну потребовалось какое-то время, чтобы ответить.
   - Похоже, вы говорите правду, или по крайней мере её часть - сказал он. - Прискорбный факт, что ваша семья утратила благодать, сделал это предприятие куда менее выгодным, чем я ожидал. Разве что вы что-то можете предложить?
   - Я хочу доставку вертолётом обратно в Драгоценность Пустыни, в качестве демонстрации доброй воли с вашей стороны - сказала Амариллис. - После этого... Я уже сказала, что намеревалась сделать Каэр Лага первой ступенькой в своём возвышении обратно к могуществу. Я готова заключить альянс. Существует четыреста восемьдесят шесть реликвий, привязанных к моему роду. Двести тридцать семь из них могут быть пожалованы или разделены каим-либо другим образом. Я предлагаю могущество, если сможем добиться взаимного доверия.
   Я видел, как Фенн показывает губами "нет". Амариллис подняла скрещённые пальцы. Это что, настолько универсальный жест "я вру", что даже на Аэрбе есть? В любом случае, Фенн, кажется, это устроило.
   - Хорошим первым шагом к взаимному доверию было бы, если бы вы позволили мне проход через этот оберег - сказал Ауманн. - Я начинаю уставать говорить, не видя вашего лица, и я уверен, что моему обережнику тоже не доставляет удовольствия держать этот туннель открытым так долго.
   Амариллис скривилась. Её рукоять меча была у неё в руке, клинок скрыт в экстрамерном пространстве, или куда там он девается, когда исчезает. Она взглянула на меня и Фенн, подняв бровь. Фенн немного отставила руку и помахала ей; я медленно, нерешительно, поднял большой палец.
   - Ладно - сказала Амариллис. - Но только вы.
   Через считанные секунды из-за угла высунулась голова лысого мужчины с пятнистой красно-белой кожей. Он улыбнулся, увидев нас, и зашагал вперёд. Он носил браслеты, состоящие из маленьких металлических шариков, и ожерелье такого же дизайна. Костюм был почти обтягивающим и сшит вроде бы из шёлка; его ноги были босы.
   - Вы не упоминали друзей - сказал Ауманн, осматривая нас. - Четвертьэльф? - спросил он, глядя на Фенн. Его взгляд на миг остановился на её одежде, запятнанной кровью и с дырами там, где её покусали феи. Моя собственная одежда была в схожем состоянии.
   - Полуэльф - ответила Фенн. - Фенн Грингласс. Приятно познакомиться.
   - Хмм - произнёс Ауманн. Он взглянул на меня, но определённо не счёл достаточно интересным, чтобы прокомментировать. - Ваша доставка в Драгоценность Пустыни не включает этих двоих.
   - Включает - сказала Амариллис. - Они доверенные компаньоны, бесценные для меня.
   Ауманн напоказ почесал подбородок.
   - В вертолёте больше нет места - сказал он. Я его ещё слышал, но звучало более отдалённо. Видимо, набрали высоту, чтобы избежать унюхавших его монстров.
   - В таком случае, два рейса - сказала Амариллис. Она сняла шлем и держала его в одной руке.
   - Я вижу, почему о вас так говорят - сказал Ауманн. - Вашу красоту упоминают каждый раз когда ваше имя появляется в газетах, что в последнее время бывает часто, по крайней мере для тех из нас, кого интересуют иностранные дела.
   Он взглянул на нас с Фенн.
   - Два рейса? На мой взгляд, честно, хотя это включает некие риск и затраты.
   - Разумеется, один из ваших людей должен будет остаться с ними - сказала Амариллис.
   - Зачем? - спросил Ауманн. Затем он рассмеялся. - О, понимаю, страховка. Вас беспокоит, что я могу отказаться от сделки и оставить их здесь в той же ситуации, что была до моего появления. Скажите мне, как вы планировали покинуть это место?
   - Мы полагались на появление могущественного незнакомца - сказала Фенн. (Я решительно держал рот закрытым. Частично потому, что в нём был меч).
   - Ну, боюсь, я не соглашусь оставить одного из моих людей в качестве заложника - сказал Ауманн. - Я не против этого партнёрства, но пока что тут слишком много непредсказуемого, чтобы ввязываться.
   - Боюсь, я должна настаивать - сказала Амариллис. Её хватка на рукояти меча не то, чтобы сжалась, но её тон был достаточно многообещающим. Я надеялся, что это блеф, поскольку судя по тому, как вели себя девушки, выиграть бой с ним, если до этого дойдёт, мы не можем.
   Ауманн ухмыльнулся.
   - Если я уйду, вы надеетесь, что прибудет ещё кто-то, чтобы спасти вас?
   - Мы что-нибудь придумаем - сказала Амариллис.
   Ауманн поднял руку, и металлические шарики, составляющие его браслет, поплыли и разделились, следуя по его коже, пока не выстроились на его руке. Судя по реакции Амариллис, для тактильного телекинеза это был эквивалент направления на нас заряженной пушки. Она была слишком далеко, чтобы нанести удар мечом, к тому же её шлем был снят, и если воспринимать металлические шарики на его руке как пули... ну, ситуация выглядит неважно.
   - Мне очевидно, что любые отношения между нами в основном будут выстроены вокруг того, что я буду ожидать удара в спину, как только вы накопите достаточно могущества. У вас есть два варианта - сказал Ауманн. - Я могу убить ваших миньонов двумя импульсами силы, а затем забрать вас с собой силой, возможно, после краткого боя, который вы почти наверняка проиграете, или вы можете сдаться моему гостеприимству и позволить этим двоим, как вы сказали, что-нибудь придумать.
   Амариллис нерешительно замерла. 4 INS было недостаточно, чтобы понять, что происходит у неё в голове, так что я мог только гадать. Её варианты в любом случае неважные. Я был уверен, что если Ауманн и продвигает идею альянса, то это потому, что намерен использовать её в качестве разменной фишки в переговорах с теми, кому она нужна мёртвой. Был и более зловещий вариант - подвергнуть её угрозам и пыткам, чтобы выжать из неё всё возможное.
   Она положила рукоять меча на пол, и клинок материализовался.
   - Итак, - сказала Фенн - правильной стратегией было подождать, пока они уберутся.
   - Помолчи ты хоть раз в жизни - сказала Амариллис. Она повернулась ко мне. - Джунипер, надеюсь, ты знаешь, что моё доверие к тебе простирается превыше чисел. Мы не прощаемся.
   Я кивнул. Дерьмо, она действительно считает, что я могу её как-то спасти.
   - Идём - сказал Ауманн. - Я обещаю хорошее обращение, если не будете кусаться.
   Я смотрел, как Амариллис уходит с ним, и это наполняло меня болезненным но не незнакомым чувством беспомощности. Ауманн всё это время следил за нами, пока они не оказались за углом.
   - Могло бы пройти лучше, если бы она не подставила шею ради нас - фыркнув, произнесла Фенн.
   - Лук всё ещё у тебя - сказал я. - Мы можем последовать и прикончить его.
   - Если бы я думала, что это сработает, я бы сделала это и без твоих слов - сказала Фенн. Она села на пол и скрестила ноги. Я слышал, как за углом разговаривают, но сдержал порыв последовать за Амариллис. Она приняла сделку и выбрала лучший из двух вариантов. - Похоже, мы остались вдвоём.
   - Она всё ещё может их побить - прошептал я, когда голоса затихли. - Они в вертолёте, и у неё латы иммобильности. Всё, что ей нужно сделать - подождать, пока они разгонятся, и включить их.
   - Что, в лучшем случае, разобьёт вертолёт и выбросит её в пустыне, где будут ждать магоискатели - сказала Фенн. - Сядь, расслабься, и когда они отбудут, сможем подумать обо всём.
   - Всё неправильно - сказал я. - Я должен был управлять этим вертолётом. Шаблоны повествования указывают, что я должен был пилотировать этот вертолёт, в моей предыстории, бл*, есть очень специфичный навык, упомянутый вам обеим, и при этом, что за хрень, я не пилотирую этот вертолёт? Бред же. Даже боя не было.
   Звук вертолёта приближался. Я хотел крикнуть Фенн, чтобы она схватила свой лук и подстрелила его, но это только вызовет бой, который, как считают они с Амариллис, нам не выиграть, и при неидеальных условиях.
   - Ты же понимаешь, что это не игра, верно? - спросила Фенн. - Мир не следует шаблонам повествования, какая бы чёрная магия не обеспечивала твоё быстрое обучение и невероятное исцеление.
   Она вскочила на ноги.
   - Её нет. Она обеспечила, чтобы у нас были подарки за наши хлопоты. Если только ты не считаешь, что она развернёт положение и вернётся, чтобы нас спасти, что, зная ей, не совершенно невозможно, но на ближайшее время мы остались с тобой. И это означает, что ты должен понимать, что фигня, в которой мы сейчас находимся - реальность. Перестань думать, что ты в игре, или в истории, или что там, поскольку это нам не поможет, ладушки?
   Звуки вертолёта принялись затихать.
   Новое Поражение: Трусость!
   Квест принят: Ваша принцесса в другом замке. Амариллис была захвачена золотым магом Драгоценности Пустыни, Исааком Ауманном. Найдите её, спасите её, и, возможно, в конце даже будет поцелуй.
  
   Глава 24: Как перчатка.
  
   Это был первый раз, когда я серьёзно чувствовал, что Арб меня подвёл. Оно и раньше было не то, чтобы весело, хотя в отдельных местах и было; и определённо не было легко. И при всём этом я бы даже не сказал, что было особо похоже на игру, просто, как бы, в духе игры. А эта хрень? Это вообще было похоже на проскриптованную сюжетную сценку, где Амариллис забирают, и я ничего не могу сделать.
   Возможно, я должен был удариться в анимешно-сёненовский шаблон. Или, услышав, что мы не можем выиграть этот бой, мне следовало произнести стимулирующую речь о том, что нет ничего невозможного и забить на здравый смысл.
   Однако мне было очень сложно поверить, что в результате этого могли бы одержать победу. Ауманн даже не знал, кого найдёт в Каэр Лага, но всё равно прибыл сюда, вероятно потому, что полагал себя достаточно сильным, чтобы сразиться с любым, кто бы тут ни был.
   Пока я продолжал стоять у стены, жалея себя и отстранённо меняя формы Всеклинка, Фенн достала чёрную перчатку и принялась выкладывать на пол вещи.
   - Вот - сказала она, когда копировальный набор стукнулся о пол. - Нам придётся работать с этим. Ящик, который делает что-то из чьей-то профессии, горшок, медленно наполняющийся исцеляющими марципановыми феями, артиллерийский лук, амулет, который мы не знаем что делает и никто из нас не может использовать, пустотное ружьё, и экстрамерная перчатка. Плюс меч, который может быть любым мечом, которым захотим его сделать, что кажется не намного полезнее обычного кинжала.
   - Очевидного плана в голову не приходит - сказал я. - Всё это у нас было и когда Амариллис ещё была здесь. Если был какой-то способ спастись из Каэр Лага и вернуться в Драгоценность Пустыни, мы бы ещё тогда его нашли.
   - Ситуация тогда была не настолько мрачная, да и другие дела были - сказала Фенн. - Слушай, я в болтовне ни о чём не очень, так что если можешь просто представить, что я тебя утешила по тем вещам, что тебя напрягают, полагаю, это будет к лучшему для нас обоих.
   - Извини - сказал я. - Я просто не вижу вариантов.
   Я взглянул на выложенные предметы.
   - Хотя ты кое-что упускаешь. Ещё у нас есть Каэр Лага и его обереги, у нас есть мебель, у нас есть всё остальное, что здесь запасено... По крайней мере, копировальный набор может создавать нормальную еду, так что не придётся питаться феями.
   - Вот видишь, разве не лучше на чём-то сосредоточиться? - спросила Фенн. - Я думаю, ключ к успеху тут - обмануть копировальный набор. Нам просто нужно представить нужную профессию, связанную с путешествиями. О, или мы можем создать самоцветов!
   - Самоцветы - сказал я.
   Фенн прикоснулась к крышке копировального набора, сосредоточенно сморщила лицо, а затем открыла коробку. Внутри лежали восемь маленьких самоцветов, шесть из них - цветов радуги, разложены в виде круга на деревянном дне коробки, и в центре - прозрачный бриллиант рядом с чёрным камнем.
   - Та да! - сказала Фенн. - Чудно, а теперь делай своё дело.
   - Эм - ответил я. - Я прав, полагая, что ты хочешь, чтобы я изучил магию самоцветов, здесь и сейчас?
   - Да - сказала Фенн. - Это же твоя фишка, верно? Причина, по которой у принцессы был, или есть, такой могучий стояк, направленный в твою сторону? Её послушать, так ты смог обеспечить себе трёхгодовой курс в трёх различных видах магии за часы времени практически без инструкций.
   - У меня было впечатление, что магия самоцветов - скорее, инструмент атаки - сказал я. Я сунул руку в копировальный набор и достал бриллиант. Осмотрел его. Я не эксперт по огранке самоцветов, но этот казался неприятно асимметричным, и очень мелким.
   - Да - сказала Фенн. - Но главное слово здесь не "атаки", а "инструмент", в том плане, что это то, что мы сможем использовать, если понадобится. Если ты будешь достаточно силён, чтобы использовать бриллиант чтобы стрелять белым светом, то этого может быть достаточно, чтобы отбиваться от магоискателей пару часов. Это не решение, но может быть его частью.
   Я сжал бриллиант в руке. Так уж вышло, что я видел мага самоцветов - тогда, в бане. Он был тем голым парнем, что подпрыгнул и выстрелил широким лучом красного света в кого-то, предположительно нападавшего. Огранённые и полированные самоцветы обладают силой, в основном в виде света, варианты которого зависят от цвета, гранения, чистоты и размера. Это была одна из наиболее систематичных форм магии, о которых я узнал на Аэрбе, хотя я и не знал всех управляющих ей правил, или с чего вообще начать.
   Я попробовал ряд аналогий, поскольку в прошлом они помогали. "Думай о X как о Y" было неплохой стартовой точкой для попыток концептуализации большинства видов магии, на которые я пока что натыкался, возможно, потому, что это использовало знакомые ментальные образы. Я бы не удивился, если бы оказалось, что эти аналогии фундаментально ошибочны, как и бывает с большинством аналогий, но они всё равно помогали получить навык.
   В этот раз, однако, ни одна из аналогий, приходивших мне на ум, не помогали. Серьёзно, я надеялся, что ответом будет первое пришедшее мне на ум, поскольку Аэрб был пронизан моими воспоминаниями, предпочтениями и предположениями, или, по крайней мере, был искажён таким образом, что я мог делать предсказания о мире.
   Из камней не выливался свет, они не были фильтрами, они не были лазерами, они не были кранами, они не были концентратом силы, они не были колесом цвета, или чем-либо ещё, что я пробовал. Что бы я ни делал, я не ощущал в них ни малейшей толики латентной силы, даже на миг, что означало - мне не удаётся, щёлкнув пальцами, открыть магию. Возможно, одна из этих аналогий действительно была правильной, и я просто не достаточно сосредоточился, но в любом случае через полчаса усилий я убрал самоцветы. Если подумать, было слишком оптимистично решить, что я смогу изучить новое направление магии просто по базовым принципам и кучке материалов.
   В это время Фенн обшаривала Каэр Лага в поисках полезных вещей. Она принесла всё, что не было прибито, в большую комнату рядом с холлом, в котором я практиковался, шумно доставая вещи из перчатки.
   - Эта перчатка великолепна - сказала Фенн, наблюдая, как я кладу камни обратно в коробку. - Однако ей нужно имя, у всех лучших магических предметов есть имена. Теневые пальцы? Траурная Ладонь? Не, ни то, ни другое не катит. Ещё подумаю. Судя по отсутствию обжигающего света можно предположить, что с камнями не повезло?
   - Увы - ответил я. - Ты нашла что-нибудь, что мы можем использовать?
   - Мебель в основном - сказала Фенн. - Вышедшая из моды пару сотен лет назад, насколько я знаю моду среди богатых и знаменитых. Есть несколько произведений искусства, но насколько я могу судить, они забрали всё, что чего-то стоило, оставив то, что не стоило цены перевозки. Я нашла обыкновенную оружейную, вероятно, где наёмники держали своё снаряжение. Большая часть того, что там было, отсутствует, но кое-что осталось, вероятно на случай экстренного отступления. Есть кухня, без ничего, есть сухие ванные, и трубы ведут к пустой цистерне наверху крепости, и есть спальни без матрасов.
   Оружейная - это дар небес, а в остальном примерно как я и ожидал.
   Фенн подняла руку в перчатке, и рядом с ней на пол обрушился металлический ящик.
   - А ещё я нашла сейф с ценными бумагами, золотом, и бумажными деньгами на полмиллиона оболов - с улыбкой сказала она. - Обычно такая находка заставила бы моё сердце буйно биться, но сейчас у нас нет способа вернуться и потратить их. Пока что.
   - Мы можем скормить их набору - сказал я. Помедлил. - Это изрядно денег.
   Я хотел сказать ей, что в первых редакциях D&D опыт давался в зависимости от полученных золотых монет, но сдержался, поскольку это было интересно только мне. Раздражало, что не с кем поделиться подобными вещами. Я бы сказал, что скучаю по своим друзьям, но на самом деле у меня осталось не так уж много друзей на Земле.
   - Для таких как мы с тобой - это изрядно денег - сказала Фенн. - Для правящего класса Англицинна - не особо. Полмиллиона годами лежит запертым? Ну, не проблема, там, откуда они пришли, ещё много. Я не просто так дразнила её избалованной.
   - Её взяли в плен - сказал я. - Я бы оценил, если бы ты была чуть сдержанней.
   - Полагаю, я могу постараться, для парня, с которым, скорее всего, умру - сказала Фенн. - Но знаешь что, я думаю, мы найдём, если вернёмся в Драгоценность Пустыни? Думаю, если мы поднимемся на вершину высокого замка, в котором она по нашему мнению заточена, то увидим двадцать-тридцать расчленённых тел, среди которых стоит твоя принцесса в своей понтовой броне и со своим понтовым мечом в крови.
   Она говорила всё быстрее и эмоциональнее.
   - Потом она выключит меч, кровь упадёт на пол идеально ровной линией, и она посмотрит на тебя и скажет: "Чего так долго?"
   Н-да, то ещё у неё впечатление от Амариллис.
   - Я думаю, её ситуация несколько более опасна - сказал я. Взглянул на копировальный набор, затем на её перчатку. - Как ты думаешь, экстрамерное пространство перчатки считается латентной или пассивной магией?
   - Понятия не имею - сказала Фенн. - Наша дорогая Мэри, будь она благословенна, наверняка знает.
   - Думаю, это зависит от того, как на действует - медленно произнёс я. - Я не знаю, каково определение экстрамерного пространства на Аэрбе, но если перчатка магически искривляет пространство вокруг неё, то можно предположить, что это пассивная магия, а если отправляет вещи куда-то, и затем возвращает, то латентная, когда её не используют, и активная, когда убирает или возвращает. Это же та разница, которая имеет значение для магоискателей, верно? Твой лук для них не магический, пока не сделает что-то магическое, как и моя кровь просто латентная, пока я не сделаю что-то с ней. Ну, перчатка очень чёрная, но я не уверен, что сверхъестественно чёрная, поскольку у нас на Земле есть подобное.
   - И о чём конкретно ты думаешь, хуман? - сузив глаза, спросила Фенн. - Очевидно, что мы не можем доставать вещи из Обсидиановой Длани, пока мы в пустыне, из страха привлечь магососов. Мы можем забрать всё, что захотим, из Каэр Лага, поскольку я ещё не нашла максимального предела того, что можно засунуть в Лапу Ворона, но чем это поможет?
   - Тебе нужно назвать её одним словом - сказал я. - Конструкция из прилагательного и существительного говорит о том, что ты слишком стараешься. Просто назови её Траур.
   - И что ты хочешь сделать с Трауром? - спросила Фенн.
   - Ну, - сказал я - помнишь, как ты сказала, что мы больше никогда не должны путешествовать перчаткой?
   - Да - медленно произнесла Фенн.
   - Ну, я думаю, что мы можем суметь путешествовать перчаткой все пятьдесят миль до Драгоценности Пустыни - сказал я.
   - Это - сказала Фенн. - Я пытаюсь подобрать слово, но "глупо" не совсем описывает. Ты должен... ну, прежде всего...
   Она снова остановилась, не уверенная, с чего начать.
   - Я могу перечислить возражения - сказал я. Я на секунду ощутил раздражение из-за отсутствия ручки и бумаги, а затем вспомнил, что перед нами есть копировальный набор. Я положил руку на него и попытался представить, какая профессия снабдит меня тем, что я хотел. Писец? Я открыл коробку и обнаружил перо, закрытую бутылочку чернил, и стопку бумаги. Я снова закрыл коробку, не удовлетворённый этим, частично потому, что не умею пользоваться пером. Компьютер, здесь же это профессия, верно? Я открыл коробку и обнаружил узкую ручку и тонкую бумагу.
   1. Магия перчатки латентна или пассивна?
   2. Можно ли использовать перчатку на её владельца?
   3. Каким образом мы можем переместить перчатку на пятьдесят миль...
   ...в нужном направлении...
   ...без способности управлять?
   4. Каким образом нам дышать достаточно долго, чтобы добраться до Драгоценности Пустыни?
   5. Как обеспечить, чтобы нас не достали магоискатели?
   - Итак, - сказал я - есть две вещи, которые можно довольно легко проверить, и несколько проблем, которые нужно решить, но мы ближе к решению, чем были.
   - Как мы проверим, почуют ли нас магоискатели? - спросила Фенн. - Ты знаешь об оберегах даже меньше, чем я, а я понятия не имею, сможем ли мы войти обратно сюда, если выйдем. Амариллис дала нам что-то вроде гостевого права, но разве обычно гостям позволяют свободно приходить и уходить?
   - Ладно - медленно произнёс я. - Значит, нам понадобится шнур.
   - Ты не станешь выбрасывать эту перчатку из окна - сказала Фенн. - Это мой друг. Я дала ей имя.
   - У тебя есть идея получше, как перебраться через пустыню? - спросил я.
   - Спустимся с утёса и пойдём пешком - сказала Фенн. - Как если бы мы не были реальными, легитимными кретинами. У нас есть копировальный набор, и он может создать нам столько пищи и воды, сколько понадобится, особенно с учётом того, что у нас сейчас есть деньги, которые можно скормить ему, когда он проголодается.
   - И ты готова оставить перчатку здесь? - спросил я. - Потому что если перчатка привлекает магоискателей, мы не сможем идти с ней. В любом случае придётся это определить.
   - Ненавижу, когда другие оказываются правы - пробормотала Фенн. - Ладно, но мы поработаем с копировальным набором, пока не получим реально хороший шнурок.
  
   * * *
  
   На самом деле, копировальный набор - тот ещё геморрой. У него нельзя запросить конкретные предметы, можно только думать о профессии, у которой этот предмет есть как часть "стандартного" набора инструментов и материалов. Невозможно просто взять шило, нужно подумать ему "кожевенник". Это само по себе не так уж плохо, но существуют профессии, которые слишком специфичны или просто не распознаются. Помимо этого, мы использовали его, генерируя набор и забирая из него отдельную часть, а потом "выплачивая" набору за то, что мы взяли.
   - Две проблемы - сказала Фенн. - Во-первых, эта хрень не выдаёт нам сдачу, а во-вторых, он нас бессовестно обдирает.
   - Вероятно, чтобы предотвратить перепродажу - ответил я и получил в ответ пустой взгляд. - Одна из проблем с магическими предметами, которые могут создавать вещи, это то, что люди попытаются продавать эти вещи. У копировального набора уже есть ограничение на это, в том плане, что за созданное нужно платить, но это всё равно может привести к другим проблемам. Скажем, ты знаешь, что копировальный набор оценивает пассатижи в 12 оболов, и ты нашёл место, где их можно продавать по 14. Всё, что тебе нужно делать, это сидеть там, создавать наборы с пассатижами, доставать их и продавать. Часть денег возвращаешь в ящик, и так можно продолжать бесконечно.
   - Ну, пока у тех, кому ты их продаёшь, не будет достаточно пассатижей - сказала Фенн.
   - Ну да - ответил я. - Но тогда отправляешься дальше и придумываешь что-то ещё, и это становится твоей профессией: выяснять, во сколько коробка оценивает вещи, и находить тех, кто покупает их за большую сумму. А это... ну, не то, о чём игры. По крайней мере, в D&D.
   - Бред же - сказала Фенн. - Это получается мир, в котором... эм, магические предметы не имеют ценности?
   - Нет - сказал я. - Совсем не так. Просто их ценность всегда важна для приключений, а не для того, чтобы открыть где-нибудь магазин и стать скучным торговцем, который проводит свои дни, засунув нос в бумаги. Или гроссбухи, что вы здесь используете.
   - Но это не этот мир - сказала Фенн. - Народ с магией постоянно открывает магазины, это практически весь смысл магии. Я всё время забываю, что вся твоя жизнь в этом мире укладывается в две недели, но Огневая Команда Чёрное Сердце - это НЕ норма. Амариллис - не норма, она... у вас Зимиле есть эквалисты?
   - Я не уверен, что это, но вероятно есть корреляция, да - ответил я. - И, кстати, это произносится "Земля", и я думаю, что мы достаточно долго знакомы, чтобы ты могла перестать притворяться, что не знаешь этого.
   - Амариллис Пенндрайг - всё, против чего протестуют эквалисты - сказала Фенн. - Она практически воплощение привилегий, рождена с властью, передаваемой в её роду, и с уймой денег, собранных её предками. Большая часть денег идёт, прямо или косвенно, от реликвий, передаваемых со времён Утера Пенндрайга. Видишь, к чему я веду? На Аэрбе магические предметы не такие, как ты описываешь.
   - Если не считать этот - сказал я, кивнув в сторону копировального набора. - И есть другие способы ограничить использования, если хочется. Ключ телепортации чрезвычайно ценен, настолько ценен, что мы даже не можем на нём зарабатывать, из-за риска, что кто-то попытается его у нас забрать. Или, в случае некоторых других, рынок уже может быть насыщен благодаря тому, что магия может делать определённые вещи, или магия заменяет его функции, или что-то в этом роде. Горшок фей? Мы можем использовать его, чтобы исцелять народ и брать за это плату, но мы действительно сможем нормально заработать? Когда маги кости и крови могут делать то же самое.
   - Да, сможем - ровно сказала Фенн. - Ты же понимаешь, что исцеление - штука недешёвая, верно? Если бы я смогла устроить где-то магазин по продаже мёртвых фей, я могла бы жить комфортной жизнью. Не богатой, но комфортной.
   - И ты хочешь, чтобы я поверил, что ты бы этим занималась? - спросил я.
   - Нет, конечно - сказала Фенн. - Я через неделю умру со скуки. Скорее всего я бы наняла кого-то заниматься этим, а сама отправилась на поиски чего-то покрупнее и получше, но это же я, верно? Мне можно дать гусыню, несущую золотые яйца, и я, скорее всего, убьюсь, пытаясь достать вторую. Полагаю, как раз поэтому я сейчас в заброшенном замке пытаюсь найти способ вернуться к цивилизации вместо того, чтобы нормально работать в Драгоценности Пустыни.
   Она фыркнула.
   - Полагаю, по той же причине я в деле в плане спасения принцессы.
   - Серьёзно? - спросил я. - Тогда давай выбросим перчатку в окно.
  
   Впрочем, на самом деле всё было не так просто. Первой проблемой было найти подходящий материал, чтобы закрепить перчатку. В итоге мы остановились на толстом кабеле, чтобы получить который потребовалось тридцать попыток. Вторая - как закрепить на нём перчатку, так, чтобы быть абсолютно уверенными, что она не соскользнёт, когда выбросим её в окно. В процессе создания крепления для перчатки поднялся мой навык инженерии, что привело к...
   - Тебе нужно попрактиковаться в этом - сказала Фенн. - Если твоя жизнь на кону, ты выйдешь против кого-то с тремя мечами, когда могло бы быть десять мечей, если бы отложил на пару часов?
   - Три уровня и десять уровней? - спросил я. Она кивнула. - Ну, полагаю, нет...
   - В таком случае, тебе нужно обеспечить, чтобы число в твоей голове было как можно выше, прежде чем мы это попробуем, и мы сперва проведём тестирование, с другой, немагической перчаткой - сказала Фенн. - И не надо так на меня смотреть, я знаю, что я слишком осторожничаю.
   - Не в этом дело - ответил я. - Толика паранойи - это хорошо, я просто... не ожидал этого от тебя. Меня немного беспокоит сколько времени на всё это уйдёт, особенно учитывая, что может происходить с Амариллис.
   - Она продержится, даже если они прибегнут к пыткам, чего она вряд ли допустит - сказала Фенн. - Я понимаю, что у тебя к ней слабость, но нам придётся положиться на то, что она сможет продержаться. А пока что займёмся дурацкими экспериментами с перчатками.
   - Она знает обо всём, что осталось у нас - сказал я. - Отставив в сторону вопросы эмоций и лояльности, чем дольше мы ждём, тем вероятнее, что она откроет, что у нас здесь, что означает новый визит мага золота, который... скорее всего неважно для нас закончится, не так ли?
   - Бл**** - сказала Фенн. - Ладно, очко в твою пользу. Но я не позволю тебе потерять эту перчатку.
  
   * * *
  
   Навык повышен: Инженерия, ур. 10!
   Новая Доблесть: Анализ материала!
   "Анализ материала" предположительно должен позволять мне видеть "слабые точки", хотя я не заметил ничего откровенно очевидного, когда стал оглядываться (что заставило меня надеяться, что это не было одной из вещей, втихую выключенных "режимом правдоподобия"). По крайней мере, ничего не подсвечивалось красным и не появлялось прицелов. Я видел слабые места Фенн, куда можно ударить, чтобы нанести максимум вреда, но я видел их и до того, как получил доблесть. Впрочем, лучше, чем ничего.
   Навык повышен: Инженерия, ур. 11!
   Навык повышен: Инженерия, ур. 12! (Навык ограничен утроенным значением первичного стата CUN).
   - Думаю, сейчас прекрасный момент, чтобы вложить очки в хитрость - сказала Фенн, когда я сообщил ей об этом факте. Тут я понял, что ещё не сказал ей.
   - Я уже потратил эти очки - сказал я.
   Она нахмурилась.
   - Амариллис заставила, верно?
   - Я бы не стал это так формулировать - сказал я. - Мы не знаем, с чем столкнёмся, и я не хочу сдерживаться, когда уже слишком много раз проходило впритык, так что... да, она поговорила со мной, и я потратил очки.
   - Ух - сказала Фенн. - И, конечно, ты потратил их не на что-то, полезное в нашей текущей ситуации?
   - Нет - медленно произнёс я. - Я вложил их в направлении становления связанным-с-клинком.
   - Болван - надулась Фенн. - Или хитрость, или знание, или удача, эти три были нужны, и нужно объяснять, что удача - то, на что этот план целиком полагается? Разве в описании хитрости не сказано, что она насчёт ума и решения проблем? Разве это не то, на что мы потратили хрен знает сколько часов? И я даже не соглашалась на это! Я всё ещё думаю, что лучше будет просто пройти пешком.
   - Я думаю, мы недооценили магоискателей - сказал я. - Мы наткнулись на одиночного, и не смогли с ним разобраться, не притянув к нам ещё кучу, воспользовавшись ограниченным ресурсом. Если бы это произошло на полпути по пустыне, мы бы все умерли. Ты думаешь иначе?
   Часть этого была из-за моего критического провала, но точно не всё.
   - Нет - сказала Фенн. - Но я помогу тебе тренироваться, прежде чем мы отправимся, что бы мы не решили. Тебе нужно стать лучше с мечом.
   Это я и так уже решил. Я же не просто инженерию прокачивал; я использовал инструменты и материалы из копировального набора, чтобы построить ракету, и она была по большей части готова. У меня было маленькое преимущество в виде кратковременного участия в школьном ракетном клубе (в основном по настоянию Артура), но у меня не было интернета, чтобы консультироваться с мануалами, и копировальный набор не хотел или не мог производить книги. Мой план, тем не менее, начинал детализироваться; построить ракету, сделать ей крылья, обеспечить ей возможность самостоятельного полёта, планирования, разобраться, как преодолеть дистанцию в пятьдесят миль, и тогда...
   - Как она попадёт в сторону Драгоценности Пустыни? - спросила Фенн. - Я не доверяю твоей меткости в отношении чего-то, что находится в пятидесяти милях отсюда.
   - Радио - сказал я. Пришлось повозиться, чтобы заполучить от копировального набора рацию с собственным источником энергии, но в итоге я заполучил её от "лесничего". - Я ещё не уверен, как это сделать, но в Драгоценности Пустыни есть радиобашни, к которым мы и полетим...
   - Внутри магической перчатки - с непроницаемым выражением лица сказала Фенн. Она сама проделала тест; да, она может использовать её на себе, перемещаясь в экстрамерное пространство. Перчатка при этом падала на пол.
   - ...и тот факт, что мы ориентируемся на радиосигнал, нам помогает, поскольку я могу установить на глайдере рефлекторы, которые позволят полностью аналоговое управление рулём без необходимости ручного управления. В теории, нам не нужно ничего делать.
   Фенн уставилась на меня.
   - Насколько тебе помогла прокачка инженерии? - спросила она.
   - Это просто план - сказал я. - Проблема будет с его реализацией. Можно что угодно говорить об установки условий контуров, но вот реально сделать это, причём так, чтобы оно могло пережить хотя бы некоторые неожиданности... Это гораздо сложнее.
   - Однако вчера ты бы всё это не продумал - сказала Фенн.
   - Нет - ответил я. - Определённо нет. Я думаю, инженерия может быть как магия, в смысле, что немного тренировки позволяет мне пропустить несколько лет, которые были бы нужны, чтобы это освоить. У меня пятнадцать в одноручном оружии, но по твоим словам я лишь чуть выше компетентного. А вот в магии крови я гораздо лучше, чем Амариллис, а она была в афинее три года. Если я стал, скажем, эквивалентом бакалавра в механической инженерии, подняв навык до двенадцати... Я не уверен.
   - Компетентность относительна - сказала Фенн. - С мечом ты лучше, чем большинство людей, которые когда-либо его держали. Их в наше время в армиях особо не используют, но ты против среднего солдата - я бы ставила на тебя. Даже не учитывая твой магический клинок. Скорее всего, ты вскоре превзойдёшь мои способности. Хотя, конечно, моё дело скорее луки, по очевидной причине, и тебе ещё придётся поработать, прежде чем этого достигнешь.
  
   Вскоре после этого мы наконец выбросили чёрную перчатку в окно - после трёх разных тестов, чтобы убедиться, что мы сможем вывести её за барьер и потом вернуть обратно. Всё это прошло гладко, и магоискатели не появились, что было последним барьером сопротивления со стороны Фенн. Думаю, страх перед магоискателями был тем, что наконец подтолкнуло её в моём направлении; было очевидно, что она не сможет отбиться даже от одного без использования магии.
  
   Глава 25: Ракетчик.
  
   Прошло три дня, прежде чем мы были готовы отправляться, так что План Ракета-Перчатка на самом деле не сэкономил нам времени в сравнении с пешим переходом по пустыне, но по крайней мере частично задержка была из-за времени, потраченного по настоянию Фенн на тренировки. Мне это совершенно не нравилось; я всё время представлял, что плохого могло случиться с Амариллис, и приходилось убеждать себя, что она достаточно сурова, чтобы справиться со всем самостоятельно.
   - Хууман, это был твой тупой план, сосредоточиться на клинках - сказала Фенн. Она держала в руке слегка ржавый меч из оружейной. - Хрена с два мы попробуем этот план спасения без того, чтобы ты стал максимально хорош.
   - Я в этом уже лучше тебя - сказал я. Я поддерживал Всеклинок в виде простого длинного меча, но проверка показала, что я равно хорош с любой его формой. Навык был "Одноручное оружие", не просто мечи, что означало - я могу так же легко пользоваться топором или кинжалом. Чувство переключения между ними было несколько напряжным, поскольку появлялась мускульная память о том, чего я никогда не делал.
   - Да, сейчас ты лучше меня - сказала Фенн. - Но тебе придётся иметь дело не со мной, а с самоубийственным свирепым зверем, который в прошлый раз отсёк тебе два пальца и едва не убил.
   Это было резонным замечанием, и после этого я придерживал жалобы. Я даже предпринял толику самостоятельной тренировки, проверяя возможности магии крови про ускорению бега. Потребовалось просто использовать Багровый Всплеск с каждым шагом, и направлять его под таким углом, чтобы получать горизонтальную скорость, а не вертикальную. Я надеялся, что открою новое заклинание, но, похоже, это не считалось. На каждый шаг расходовалось шесть капель крови, и это означало, что я могу пострадать от кровопотери, если попытаюсь бежать на полную.
   Оценить свою максимальную скорость не удалось, поскольку самые длинные коридоры Каэр Лага были изогнуты, и даже самые большие комнаты - слишком короткие.
   Впрочем, не всё время было посвящено конструированию и тренировкам. Естественно, у нас были перерывы на еду и сон, но помимо этого мы и разговаривали.
   - Могу я спросить о шрамах? - спросил я. Мы закончили раунд мечемахания, и оба порядком вспотели и тяжело дышали. Я, как и планировал, догнал Парирование до капа, 18, что открыло его первичный стат, SPD. Мелкий и предсказуемый кусочек новой информации.
   - Можешь спросить - сказала Фенн. - И, насколько я понимаю, только что это сделал.
   - Ты сказала, что они нерабочие - сказал я. - Мне особо ничего не говорили о магии шрамов.
   - О - сказала Фенн. - Какую-то секунду я беспокоилась, что ты пытаешься узнать меня получше.
   - Это как пожелаешь - я пожал плечами. - Я хочу узнать о тебе, но это если хочешь об этом говорить. Так что ты или говоришь "вот что я могу сказать о магии шрамов" и я улавливаю намёк и не лезу дальше, или говоришь мне что-то личное.
   - Можешь засчитать это как услугу, которую я тебе должна? - спросила Фенн.
   - Ни в жисть - усмехнулся я. - Знаешь, я серьёзно беспокоюсь, что однажды мы ввяжемся в сражение, и ты остановишься со стрелой на тетиве и спросишь меня, считается ли выстрел в атакующего меня чувака за услугу.
   - О, а это хорошая идея - сказала Фенн. Она негромко усмехнулась, а затем ненадолго умолкла. Я позволил воцариться тишине, давая ей время собраться с мыслями.
   - Эльфы - начала она, а затем остановилась, нахмурившись. - Говорят, что эльфы перестают стареть, когда достигают совершеннолетия, но это далеко не всё. Когда эльфу наступает около сорока лет, это совершеннолетие, и совершеннолетие означает, что их физический облик пожизненно фиксирован, если только им не отрубят руку, или не заклеймят - ну, что-то в этом роде. Люди? Они постоянно меняются, набирают мускулы, набирают жир, худеют от недоедания, загорают, обгорают на солнце, много всего. Эльфы мог становиться сильнее или слабее, они могут умереть от голода, но их тела не меняются, никогда.
   Она выпустила дыхание.
   - Ну, в общем, магия шрамов. Короткий ответ - получаешь шрамы на коже, и они дают тебе способности. Это форма пассивной магии, довольно мощная. Проходишь через боль шрамирования в определённых узорах, и когда закончено и они зажили, можешь пробить камень кулаком или прыгнуть на несколько этажей. Проблема тут, помимо точности техники, необходимой, чтобы нанести шрамы правильно, в том, что шрамы должны располагаться в определённом порядке, очень точном, и если кожа слишком меняется, то магия утрачивается.
   - То есть эльфы используют это больше, чем другие расы - сказал я.
   - Я бы хотела сказать, что только эльфы это используют, но на самом деле не знаю - сказала Фенн. Она села и сняла свою рубашку, обнажая руки и демонстрируя покрывающие их узоры - работа мастера, судя по всему. Они были по своему красивы, но я не был готов ей это сказать, пока она не закончила свою историю. - У разных типов эльфов свои фишки, но среди лесных эльфов это ритуал инициации. Ты получаешь свои шрамы с совершеннолетием, и теперь ты неизменен, и это часть этой культурной фишки под названием "фяаш", которая... ну, это сложно, но в общем эльфы придают большое значение неизменности.
   Она нахмурилась.
   - Эльфы меня терпеть не могли. Большая часть моего детства, в общем, сплошные издевательства, и, полагаю, мне стоит быть благодарной за то, что большая часть всего этого прошла мимо меня, поскольку я толком не понимала эльфийскую культуру. Шрамы, однако... я знала, что никогда не буду идеальной и неизменной, как они. Бл*, у меня веснушки, в конце концов, и мне регулярно приходится подстригать волосы, так что я не идиотка, было очевидно, что шрамы у меня будут просто шрамами. И мне даже не было сорок, мне было семнадцать, но они хотели плюнуть мне в лицо, так что решили, что я пройду ритуал рано. Я отказалась. Они меня опоили и всё равно сделали это.
   - Извини - сказал я.
   - Самое хреновое - это работало, что-то около недели - продолжила Фенн. - Я была такой сильной, такой быстрой, и это было так клёво. А потом моя кожа изменилась, всего чуть-чуть, и шрамы потеряли свою силу, и с тех пор живу с ними как с орнаментом. В целом, это клеймо, гласящее "эта, она не эльф".
   - Я бы сказал "на*уй эльфов", но боюсь что можешь не так понять - ответил я.
   - Не, на*уй эльфов - ответила Фенн. - Не то, чтобы другие были намного лучше. Я выросла, выслушивая множество речей от эльфов, насколько ужасны люди, и множество демонстраций от людей решительно старались доказать правоту эльфов.
   Она встала и потянулась.
   - Ну, вот такая вот фишка со шрамами. Доволен?
   - Угу - сказал я. - Спасибо. Иногда сложно, как бы это сказать... понять, что ты думаешь, то ли ты серьёзно, то ли прикалываешься.
   - Я? - спросила Фенн. - Да ты что, ни в жисть.
   Она помедлила.
   - У меня лояльность подскочила?
   - Нет - ответил я. - Ты думала об этом?
   - Ну, это приходило мне на ум - сказала Фенн. - Я никогда никому об этом не рассказывала, обычно говорю, что медведь погрыз. Я просто подумала, ну, знаешь, постыдная персональная травма, это должно стоить хотя бы очко, верно?
   - Я думаю, моя лояльность тебе подскочила на пару очков - сказал я. - Но игра не отслеживает в этом направлении.
   Лояльность повышена: Фенн, ур. 8!
   Фенн тепло, искренне улыбнулась, и постаралась скрыть это, надевая рубашку. Я решил не говорить ей о повышении лояльности, частично потому, что опасался, что это перечеркнёт то, что я сказал. Я не пытался выжимать всё из системы, но, возможно, она подумает так.
  
   В итоге я целиком построил второй глайдер. Работа над ним прошла гораздо быстрее, чем над первым, особенно учитывая, что сейчас у меня была фактически целая мастерская, полная инструментов и деталей, в главном обеденном зале Каэр Лага. На это ушло ещё время, и я беспокоился, что мы услышим звук вертолёта на расстоянии, или, поскольку маги золота могут использовать свой телекинез, чтобы летать, что просто увидим Ауманна, идущего по коридору. Однако ничего из этого не произошло, и я запустил первый ракетный глайдер из самого высокого окна, которое мы смогли найти.
   Мы наблюдали в подзорные трубы (от щедрот копировального набора), как он устремился вдаль. Я был слегка удивлён тем, что смог оценить, насколько он далеко, но у меня имелась доблесть "Оценка дистанции", которая определённо распространялась на ракеты. В итоге я потерял её из виду, но она продолжала лететь по прямой даже после того, как горючее было израсходовано.
   - Дерьмо - сказала Фенн. - То есть мы реально это сделаем?
   - Да - ответил я. Я ощущал, как мои руки дрожат. Если бы я был ДМ, и мои игроки попробовали что-то подобное, я бы это позволил, верно же?
  
   * * *
  
   - Всё, что нам нужно, это солнечный свет - сказал Крэйг. - У нас же есть связанные порталы, верно? Так что мы просто можем взять один, и положить другой под прямой солнечный свет.
   - Их радиус действия - миля - сказал Реймер. - Лондон окутан туманом на гораздо большем пространстве.
   - Ладно, тогда мы просто отправим портал вверх - ответил Крэйг.
   - Как? - спросил Артур. - Мы не можем летать. Да, мы говорили о том, чтобы один из нас стал вампиром и внедрился к ним, но конкретно в этом случае это всё равно не поможет, поскольку нужно лететь в солнечный свет.
   - Шаг один, украсть пушку - сказал Крэйг. - Шаг два, направить её точно вверх. Шаг три, выстрелить вместо ядра половинкой портала.
   - В то время, как мы внутри, сражаемся с Дракулой? - спросил Артур. - Ну, полагаю, мы можем убедить кого-то сделать это за нас, приурочив к колоколам Святой Марии...
   - Джун, насколько высоко простирается магический туман? - спросил Реймер. - И насколько высоко мы можем выстрелить из пушки?
   - Максимальная дальность Наполеоновской двенадцатифунтовой - три сотни ярдов, и туман поднимается примерно на триста футов, так что Собор Святого Павла как раз едва возвышается над ним - ответил я.
   Где я планировал провести климакс этой арки, но, похоже, мы этого не будем делать.
   - Ну вот, раз плюнуть - сказал Крэйг.
   - Если не считать тот факт, что мы подвергаем магический предмет баллистическому ускорению - сказал Реймер.
   - Какой бросок нужен, чтобы узнать, уцелеет ли портал? - спросил Том.
   - Тайные знания - ответил я. Он бросил кости, выпало 19. - Ты считаешь, что он скорее всего уцелеет, особенно если у вас будет время магически укрепить его, но вы не можете контролировать его падение или предотвратить падение, скажем, в Темзу, или что-то подобное.
   - Ладушки, то есть мы не можем провести испытания и у нас всего одна попытка, но это гарантированный вынос, если сработает - сказал Реймер, ущипнув себя за нос. - И мы, скорее всего, потеряем портальные кольца, но эту цену я готов заплатить, учитывая их ограничения. По моим расчётам, нам понадобится некий парашют, чтобы замедлить падение, когда достигнет высшей точки...
   Они согласились на план, и перешли к следующему пункту - где найти пушку и как доставить её в Уайтхолл, где обосновался Дракула. Я в это же время пытался сообразить, как быть с этим их хитрожопым планом. Я не мог просто сказать им, что у них всё вышло, поскольку это было бы произволом ДМ, но и сказать, что они провалили не мог по той же причине. Однако я никогда не любил предоставлять переломные моменты броску костей, когда мы так далеко зашли за пределы систем, в которых играли.
   Так что я решил разделить разницу.
  
   * * *
  
   Фенн всосала всё в Траур, и мы с ней носили дыхательное снаряжение, которгое получили, подумав копировальному набору "ныряльщик за жемчугом". Я прикоснулся к перчатке, закреплённой на рокетоглайдере, Фенн закрыла глаза, и через десять секунд я был в пустоте.
   Не думаю, что могу достойно описать, насколько это было жутко. Траур была пожалована Фенн, не мне, и это означало, что всё, подготовленное мной, должна сделать она.
   В этот раз я был снаряжен для пребывания в перчатке, и потратил какое-то время на то, чтобы осмотреться вокруг, просто чтобы отвлечься от того, что происходит снаружи. У меня были карманные часы, фонарик, и Всеклинок, плюс маленький бурдюк с водой. На моей груди был патронташ с пятью мёртвыми феями. Фонарик был в основном для того, чтобы иметь возможность видеть без использования Касания Аарде; я хотел быть в пиковом состоянии, когда выберусь из перчатки.
   Мы раздельно проверили всё, что могли. Я какое-то время повозился с радиоотражателями, поворачивая конструкцию туда-сюда, в сторону Драгоценности Пустыни и от, и наблюдая, как соответственно поворачиваются рули. Я провёл часы внутри перчатки с дыхательным снаряжением, просто чтобы убедиться, что не задохнусь или не схлопочу судороги. Даже так многое оставалось не покрытым; мы не знали наверняка, сможет ли глайдер добраться до Драгоценности Пустыни, мы не знали, смогут ли установленные для этого механизмы вовремя остановить... Не знали и что будет, если перчатка окажется уничтожена, но проверить этого никак не могли.
   Взгляд на часы показал, что прошла минута, так что мы, видимо, уже были в пути, с безумной скоростью рассекали небо, сжигая горючее. Я старался сохранять спокойствие, но ощущал накатывающую клаустрофобию. Сейчас выбраться наружу означало рухнуть в песок пустыни, так что мне было доступно только то, что было у меня с собой, пока не будет безопасно выбираться из перчатки - а информация снаружи до нас не доходила, так что мы могли ориентироваться только на время.
   Разблокировано достижение: Вне рамок.
   Разблокировано достижение: В бесконечность и дальше!
   Я уставился на два сообщения, пытаясь их расшифровать. Про Базза Лайтера, вероятно, из-за того, что я лечу, хотя это мир с самолётами, так что это не уникально для меня, и я в самом начале игры упал с неба, что обычно и имеют в виду смотревшие "Историю игрушек", используя эту фразу. Подразумевается "Упал со стилем".
   "Вне рамок" меня немного беспокоило. Это было комментарием игры по поводу моего метода бегства из Каэр Лага? И если так, каково было "запланированное" решение, если оно вообще было? Как понимать "Вне рамок"? Я не настолько понимаю чувство юмора этой игры, чтобы определиться, было ли это сарказмом.
   В общем, я потратил толику времени на размышления об этом, а потом попытался отстранённо размышлять, когда не смотрел на часы. Мы договорились о часе; к этому времени глайдер определённо уже должен был упасть, что означало, что можно выходить. В теории, лежащий в дюнах глайдер в безопасности от всего, кроме разве что приблудного магоискателя, так что нет большой разницы, выбираться сразу после падения, или через полчасика. Я сидел в пустоте, дышал воздухом из металлического цилиндра, ощущая возможность выхода, и я не был мёртв, так что уже неплохо. Я испытывал клаустрофобию, но в целом был спокоен, пока не прошло полчаса.
   Прогресс квеста: Стратегия Отступления. Ваша самодельная ракета разбилась, недолетев пять миль до Драгоценности Пустыни из-за попавшего в рули песка. Хотя магоискатели пока что не заметили вашего присутствия, они бросятся к вам, как только вы выйдете из Траура.
   Моё сердце бешено заколотилось, когда я увидел это. В этот раз присутствовало необычно много конкретности, вплоть до названия, которое мы дали волшебной перчатке. Больше чем когда-либо это выглядело так, словно Данжн Мастер вмешивается в ситуацию. Я бы позволил ракетному глайдеру сработать, будь я ДМ? Ну, да... но добавил бы затруднение. Когда Крэйг решил выстрелить портальное кольцо в небо над магическим туманом, чтобы они смогли через другой конец направить на Дракулу солнечный свет, я решил, что это сработает... но не полностью, не настолько, чтобы само столкновение ничего не значило.
   Магия, защищающая всю Драгоценность Пустыни, называлась Слово Альвиона, и она распространялась на милю за пределы городских стен. Это означало, что нам нужно преодолеть примерно четыре мили, четыре мили по песчаным дюнам, с преследующими по пятам магоискателями, которые бросятся к нам, как только мы покинем перчатку. Сколько времени у нас было с того момента, как Фенн выпустила свой артиллерийский выстрел до их появления? Достаточно, чтобы исцелить Амариллис, достаточно, чтобы Фенн взобралась и присматривала, и хотя казалось, что очень мало, но я находился под давлением и спешил, так что... небольшое однозначное количество минут?
   Когда я использовал свою кровь, чтобы бежать, я двигался быстрее, чем Фенн, и у неё нет причин выбираться из перчатки ещё полчаса, поскольку она не получала сообщений напрямую от того, что я могу описать как своё личное божество. Я могу подождать, пока она выберется наружу, но всё равно ей придётся вернуться обратно, чтобы я мог её нести, и если не совпадём по времени, то потеряем ценное время, которое можно было потратить на бег.
   Я максимально уменьшил Всеклинок, снова делая его как можно более маленьким и тупым, чтобы снова сунуть в рот. Отстегнул бурдюк и кислородный баллон. Я серьёзно это делаю? Пытаюсь обогнать существ, способных превосходить сотню миль в час?
   Я шагнул из экстрамерного пространства перчатки, и отстёгнутые вещи обрушились на землю. Глайдер наполовину зарылся в песок, но чёрная перчатка была видна, и я одним движением вытащил её из футляра, а затем направил всё движение моей крови в ноги, взбираясь на дюны, чтобы осмотреться.
   Заметив на горизонте пятно Драгоценности Пустыни, я прыгнул снова, стараять преодолеть как можно большую дистанцию по горизонтали. Я приземлился на верхушку другой дюны, восстановил равновесие, и прыгнул снова, стараясь войти в ритм, но это было сложно, поскольку дюны стояли неравномерно. Впрочем, ещё три прыжка, и я смог бежать по ровному участку присыпанной песком земли.
   Я был неожиданно быстр, даже учитывая эксперименты, проделанные в Каэр Лага. Там у меня не было места, чтобы набрать скорость, но в ровной пустыне было легко набрать скорость. Вскоре главной сложностью стал не песок, гасящий силу моих ног, а сопротивление воздуха. Я вспомнил прочитанное - на низких скоростях у машин основное трение создают шины, а на больших главным становится отталкивать воздух в сторону. Дизайн машин разрабатывается с учётом воздушных потоков, а я был просто мускулистым тинейджером, не обладающим подспорьем в виде современного аэродинамического дизайна.
   Я обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как за мной гонится магоискатель. Его когтистые лапы лишь на миг соприкасались с вершинами дюн, которые остались позади. Я понятия не имел, насколько быстро двигаюсь, но его относительная скорость создавала впечатление, что практически стою на месте. Я достал изо рта Всеклинок и придал ему форму узкого кинжала, маленького и лёгкого. Я тоже пытался прибавить скорости, но воздух ощущался слишком плотным, чтобы был какой-то эффект. (Почему у магоискателей нет такой проблемы? Магия, видимо. Кривозубые ублюдки).
   Большой проблемой (помимо магоискателя и его приятелей, которые наверняка тоже сейчас появятся) было то, что я не мог следить за ним и одновременно смотреть на землю передо мной, и я нёсся настолько быстро, что толком не мог рассмотреть, куда ставлю ноги. Когда магоискатель приблизился, я стал прыгать, используя краткое время, которое был в воздухе, чтобы обернуться и оценить расстояние до него. Последним прыжком я приземлился прямо перед ним, и со всей силой своей магии крови бросился влево...
   Критический успех!
   ...едва успев уклониться. Его когтистая лапа пронеслась рядом со мной, и, как я видел на утёсах, эти твари хреново контролировали набранную огромную инерцию. Оно пронеслось по песку и закувыркалось, пытаясь вцепиться когтями в песок.
   Но уже были видны другие, сходящиеся на испускаемой мной магии, и, взглянув на Драгоценность Пустыни, я мог определить, что она ещё в двух милях от меня, что означало милю до безопасности, что означало... ну, меня порежут на ленточки, если я не предприму что-то отчаянное. Они двигались слишком быстро, и так же, как я мог получить критические успехи, были и критические провалы. Последнего, который я схлопотал на бегу, хватило на вывих лодыжки.
   Я потянулся к источнику силы, который очень не хотел трогать. В моей крови была магия, остающаяся латентной, пока я не зачерпывал её, но я уже черпал её настолько интенсивно, насколько мог. Я стиснул зубы и сконцентрировался на другом источнике латентной магии: моих костях.
   Я высосал силу из рёбер, одно за другим, черпая из каждого скорость, и рывки движения, получаемые из этого, опьяняли. Это, однако, была не просто стремительность, это не была скорость, это было SPD, правящий атрибут для ловкости, изящества, и проворности. Не то, чтобы время замедлялось, а скорее я словно получал лучшее знание, как использовать каждую доступную секунду. Каждое выпитое ребро оставляло ощущение лёгкой пустоты, и каждое сопровождалось сообщением о поражении, но я не тратил времени на их прочтение, поскольку ещё один взгляд назад показал, что я всё ещё не в безопасности, и тут ещё закончились рёбра. Но сейчас я нёсся слишком быстро, проталкиваясь сквозь пытающийся остановить меня воздух, плотный, как стена, и если я потеряю SPD, то определённо споткнусь и упаду, так что я начал вытягивать из пальцев своей левой руки, а когда эти косточки закончились - из костей в ладони.
   Я закончил с костями левой руки как раз в тот момент, как ощутил холодную боль в спине - и получил ещё одно сообщение - и кувыркнулся вперёд, в песок. Эквивалент аварии на мотоцикле с хайвейной скорости...
   Когда я остановился, моя спина горела, а лицо было ободрано о песок, но дикий взгляд в сторону магоискателей показал, что они больше меня не преследовали. Я остановился прочитать длинное сообщение перед глазами.
   Квест выполнен: Стратегия Отступления. Добравшись до Драгоценности Пустыни, вы оказались под надёжной защитой Слова Альвиона и избежали угрозы голода. Возможно, здесь вас ожидает и не безопасность, но по крайней мере другая, более человечная опасность.
   Я упал спиной на землю и слабой рукой потянулся в патронташ. Достал фею, съел её, и снова, и снова, пока не съел всех пятерых, и каждая закрывала раны. Моё дыхание постепенно выровнялось, и сердце больше не угрожало взорваться в груди, но я ощущал пустоту внутри. К моему удивлению, мои рука и грудь ощущались нормально, несмотря на то, что были выпиты магией крови, но в то же время я ощущал, что там больше не осталось магии. Я проверил перчатку, чтобы убедиться, что с ней всё в порядке, затем удлинил Всеклинок, чтобы им можно было пользоваться, но надеясь, что сражаться не придётся. Три секунды, и я открыл меню, чтобы проверить, что случилось с моими костями, но всё, что увидел -
   Поражение: Выпитая кость (х51)
  
   Какое-то время полежав в песке, я поднялся на ноги и побрёл в сторону Драгоценности Пустыни, которая оставалась в миле от меня. Квест рано засчитался выполненным; я вполне мог там погибнуть, особенно если бы у меня не было фей для быстрого (пусть и неполного) исцеления. Ещё я потерял целые шесть тысяч капель крови, часть на бег, часть из-за рассечённой спины, и феи её ничуть не восстановили.
   Чего хотелось бы, так это левел апа, ощутить этот золотой вкус, быть освежённым телом и духом. Он не убирает все поражения, и я сомневался, что уберёт нечто столь отчаянное, как использование собственных костей в качестве топлива, но просто ощутить это, пусть на миг... разве это не было большим квестом? Разве я не заслужил этого?
   Я был в сотне шагов от стен Драгоценности Пустыни, когда Фенн выскочила из перчатки, которую я нёс, и упала задницей в песок. Она осмотрелась, затем сняла свою дыхательную маску и забрала у меня перчатку, а затем со вздохом облегчения надела её.
   - Мы это сделали! - выкрикнула она. - ...Что за хрень с тобой случилась?
  
   Глава 26: Супермен.
  
   Я поедал содержимое горшка фей, сжимая крошечные тела и раздавливая их марципановые внутренние органы, пока я не оказался полностью исцелён, снова на 36/36 хитпоинтов. Моя шкала здоровья удлинилась, когда я вложил очки в PHY, но я не знал формулу, и толком не понимал, что значить иметь хитпоинты, поскольку совсем не ощущал себя более живучим. Впрочем, эту загадку пришлось отложить на другой раз, поскольку мы с Фенн перебрались через стену (воспользовавшись копировальным набором, чтобы заполучить чистые балахоны) обратно в Драгоценность Пустыни. Предупреждение в описании Багрового Всплеска о заторможенности определённо было правдивым, и это было не только из-за потери крови, потраченной на забег.
   - Нам нужно найти другое место, где можно остановиться - сказал я ей. - Старое стоит навестить, да, проверить, нет ли там сообщений, но всё, что знает Амар... эм, Мэри, следует считать скомпрометированным. Вполне ожидаемо, что они спросят её, где она остановилась, и она им скажет, поскольку это не имеет большого значения.
   - Мы в любом случае не будем оставаться в той лачуге, спасибо большое - сказала Фенн. - Нет, мы с тобой заживём нормально. Мы же богаты, помнишь?
   Её лук был у неё за спиной, и полный колчан стрел с ней, но перчатка слишком выделялась, так что отправилась в её карман. А в перчатке находился ящик, содержащий целое состояние. Мы потратили приличную часть его, оплачивая различные вещи копировальному набору, но даже так денег было навалом.
   - Я боюсь, что они могут понадобиться, чтобы вытащить Мэри - сказал я.
   - Ты сейчас не в форме, тебе нужен отдых - сказала Фенн. - И чего ты всё время так ранишься? Даже с феями ты находишь способы повредить себе таким образом, чтобы они не могли исцелить.
   - Я спас нас обоих - ответил я. - Думаю, это заслуживает лучшего отношения.
   - Уверена, это было очень героично - сказала Фенн. Она нахмурилась. - Я на секунду подумала о том, чтобы побыть серьёзной и поблагодарить тебя, но тут сообразила, что вместо этого могу вести счёт. Я спасла твою жизнь, сколько, четыре раза уже? Против твоего - я тут щедра - одного раза?
   - Я слишком устал, чтобы даже думать об этом - сказал я. - Но уверен, что ты считаешь неправильно, поскольку у меня должно быть два раза, считая этот.
   - Это как? - спросила Фенн.
   - Может, сперва найдём, где остановиться? - спросил я.
  
   Большая часть жилья в Драгоценности Пустыни была предназначена для обитателей города. Это было вполне разумно, если учесть, что телепортация стоит эквивалентно 10000$ за каждого пассажира, отнюдь не дёшево. По очевидным причинам Драгоценность Пустыни не была туристическим местом, так что у большинства из тех, кому мог бы понадобиться отель, мотель, ночлежка или что-то подобное были особые обстоятельства, искали новое место для жизни или ждали, пока закончится строительство или ремонт. В прошлый раз мы остановились в здании с примерно двадцатью комнатами, владельцы которого, вероятно, молились о бедствиях, которые позволят им заполнить комнаты.
   Однако несмотря на сё, всё-таки были те, кто телепортировались в этот город, и у них не всегда были влиятельные знакомые с обставленной гостевой, так что в Драгоценности Пустыни имелось по крайней мере одно место, обслуживающее таковых. К которым относились и мы с Фенн.
   Первым, что я заметил в лобби - там были растения.
   Я не считал дни, но прошло что-то около двух с половиной недель с того момента, как мы покинули чёртову территорию Сильмар-сити и прибыли в другую чёртову территорию, то бишь Драгоценность Пустыни и прилежащие земли. Обе - карантинные территории, но по крайней мере в Землях Восставших были растения, деревья, и трава, некоторые из которых прорастали в трещины в асфальте или проникали в здания. В пустыне Датура не росло ничего, и чума распространялась на саму Драгоценность Пустыни. Так что я уже порядочно времени не видел растений.
   Фенн схватила меня за руку и аккуратно оттащила меня в сторону, когда я подошёл взглянуть на одну из пальм в углу.
   - На этот раз я это прощу, поскольку ты в скверной форме - тихо сказала она. - Не трогай ничего.
  
   Фенн заплатила за нашу комнату наличными - ну, это естественно, не так ли? На Аэрбе же ещё нет компьютеров. Хотя... На самом деле, кредитные карты появились до компьютеров. Использовалась копировальная бумага и машина, считывающая выбитые буквы, или что-то в этом роде. Так что вполне возможно, что на Аэрбе есть кредитные карты, полагаю.
   Даже если отставить растения, лобби было впечатляющим; напомнило мне о бане. Это такая фишка Драгоценности Пустыни, что уродская внешность скрывает внутреннее роскошное, сияющее убранство?
   - Скоро будем в комнате, дорогой - сказала Фенн. - Это был долгий день - пояснила она консьержу.
   Благодаря копировальному набору у нас была свежая одежда, но за всё время нашего пребывания в Каэр Лага вместо ванной обходились влажными губками. Я никогда не был поклонником ванных, слишком это... отмокаешь в собственной грязи, но сейчас я многое отдал бы за возможность нырнуть в тёплую воду. Чувство кровопотери и общая заторможенность, нахлынувшая на меня, были дополнительной причиной особо не вкладываться в магию крови. Я не могу так жить.
   Фенн провела меня к лифту, и мы молча стояли рядом со служителем лифта, поднимаясь.
   - Намного лучше, чем наш прошлый раз в лифте - сказала Фенн.
   - Во всяком случае, меньше смертей - ответил я. Служитель лифта глянул на меня, но это даже не заставило его поднять бровь. Фенн закатила глаза, но на её лице была лёгкая улыбка, и она подхватила меня под руку, хотя это, возможно, потому, что я покачивался.
   Когда мы оказались в комнате, я плюхнулся на белую кровать, даже не снимая балахона. Было лишь чуть позже полудня, но я определённо хотел выспаться. И местечко выглядело комфортным для этого. Кремовые стены с синей окантовкой, гладкая, слегка прохладная плитка. Однако вместо того, чтобы сделать это, я присел - более-менее - и взглянул на раздевающуюся Фенн.
   - Не теряешь времени, когда у нас появилась кровать, э? - спросил я.
   - Это не для тебя - сказала Фенн, раздеваясь до нижнего белья. - Если только...
   Она прикрыла рот рукой и взглянула на меня широко раскрытыми глазами. Слегка отвернулась.
   - Ты делаешь мне предложение? Потому что я польщена, но...
   - Отвали - пробормотал я, отворачиваясь.
   - Ладно, ладно - засмеялась она. - Я заплатила за горячую воду, и собираюсь ей воспользоваться.
   Она сняла нижнее бельё и шагнула в ванную - разумеется, она ну никак не могла сделать этого в обратном порядке. Я услышал звуки душа, и откинулся на кровать, закрыв глаза.
   Мне был пожалован Всеклинок, Фенн была пожалована Траур, и нам обоим - горшок фей и копировальный набор. Пожалование - сложная штука, различающаяся от реликвии к реликвии, но меня заверили, что у нас есть по крайней мере месяц, прежде чем мы рискуем потерять что-то из этих четырёх предметов, и скорее всего они будут с нами, пока Амариллис или не обрежет магический ментальный поводок, или пока она не умрёт.
   Я мог утешаться тем фактом, что продолжение работы наших четырёх магических предметов было слабым свидетельством того, что Амариллис ещё жива, где-то в городе. Тот факт, что нас не навестил вертолёт мага золота тоже говорил в пользу того, что с ней всё хорошо, поскольку мы были расходны, если она была под давлением, особенно учитывая, что наши шансы выглядели скверно. С другой стороны, то, что она не прислала нам подмогу, означало, что она всё ещё поймана.
   Нам нужно будет изучить этого золотого мага Ауманна, и придумать способ или побить его, или украсть её, чтобы он не узнал, но мы знали, что у него есть маг оберегов и ревизионист, вероятно и другие тоже, и как раз на этом остановились мои рассуждения, когда я погрузился в сон.
   Когда я проснулся, Фенн сидела на кровати рядом со мной, ещё мокрая после душа, и завёрнутая в полотенце.
   - Душ открыт для тебя, вонючий хууман - сказала она. - Отдохнёшь после этого, не прованивай кровать.
   - Не уходи, пока я буду мыться - сказал я. - Нам есть о чём поговорить.
   Фенн плюхнулась на кровать.
   - Я сняла эту комнату на нашу честно заработанную добычу, и собираюсь наслаждаться этим, по крайней мере сейчас.
   Я отправился в душевую, ещё заполненную тёплым паром после Фенн, закрыл дверь, разделся, и включил воду. Балахон был относительно чистым, но рубашка была в крови и с дырами, и всё пропитано потом после долгого бега. Тёплая вода душа отеля... Впервые после печально закончившегося похода в баню я, наконец-то, мог помыться, смыть с тела все эти пот, грязь и песок. Конечно, это не то что дома - давление не то, и у воды был лёгкий запах, система фильтрации не справляется - но это всё-таки был приватный, горячий душ. Я положил голову на плитку стены, и, возможно, даже вздремнул пару секунд.
   Когда я вышел из душа, с полотенцем на поясе, Фенн уснула на кровати, полуприкрытая - но недостаточно, чтобы это выглядело прилично, поскольку одежды на ней не было - одеялом. Рядом с ней на маленьком столике, которого прежде не было, стоял металлический поднос с двумя большими металлическими крышками-куполами; полагаю, сервис в комнате. Я открыл обе, и выбрал то, что выглядело как бургер со слишком красным мясом вместо супа с куском чего-то жареного.
   Я прикончил возможно-бургер в рекордный срок, поскольку он бы на голову выше уличного хавчика из нашей прошлой комнаты, рационов в дороге, и того, что мы смогли получить от копировального набора в Каэр Лага. Нарезанные жареные овощи вскоре присоединились к нему в моём желудке, и я начал поглядывать на суп-жаркое, когда Фенн проснулась.
   - О, хавчик - сказала она, зевнув и выгибая спину.
   (Я много говорил о том, как красива Амариллис, но не о том, как красива Фенн, и вообще-то предпочёл бы вообще об этом не говорить, поскольку важно что за люди, а не насколько они мне кажутся красивыми. Очевидно, сравнивать их нечестно по отношению к Фенн, поскольку Амариллис просто идеально соответствует моим вкусам, превыше того, насколько красива в целом. Я думаю, это довольно убедительный аргумент в пользу того, что внешность Амариллис была создана специально, но как-то это неправильно говорить о женщине "О, она была создана специально для меня". Так что даже если это правда, я бы этого не сказал.
   Фенн была худой, почти тощей, слегка плоскогрудой и не особо мускулистой, хотя с её удара так и не скажешь - поскольку эльфы смеялись в лицо мускульной массе, а полуэльфы по крайней мере усмехались. Я считал её шрамированные руки симпатичными до того, как она рассказала свою историю, и сейчас тоже считал симпатичными, даже красивыми, но это слегка окрашивалось "бл* на этих эльфов за то что оставили на тебе метку", и я знал, что она не хотела бы слышать ни то, ни другое.
   Мне нравились её веснушки, сосредоточенные у скул и переносицы; сейчас, после дней в пустыне, больше чем при встрече. Мне нравилась форма её ушей, её слегка изогнутые и нечеловечески белые зубы, и всё это было больше, чем сумма частей, особенно в том, как она улыбалась и шутила. Она была симпатичной, и я не хотел принижать это, сравнивая её с другими.
   И всё это - очень долгое объяснение, почему я, всего на миг, взглянул на её сиськи - нечто, что я обычно опустил бы, поскольку не нужно знать обо всём, что бывает у меня на уме... если бы она меня не поймала).
   - О боги - сказала Фенн - со смехом прикрываясь рукой. - Так ты действительно хотел предложить?
   Я ощутил, что краснею, не только из-за её слов, но и потому, что оказался пойман на неджентльменском поведении. Я отвернулся от неё и взглянул на еду.
   - Это не... Я же объяснял, что в моей культуре всё иначе, я не... Могла бы давать и больше понимания.
   - О, уверена, ты бы хотел, чтобы я давала - рассмеялась Фенн. - Если улавливаешь, о чём я. Это же такой человеческий сленг, верно? В смысле секса?
   - Ты это прекрасно знаешь - сказал я. Моё лицо оставалось красным. - Просто ешь свою еду.
   - По шкале от 0 до 9, насколько ты в меня влюблён? - спросила она. Наклонилась и подхватила свою тарелку еды и столовые приборы, чтобы есть на кровати, так и не одевшись.
   Где 0 совсем не влюблён, а 9 - вечная преданность телом и душой...
   - Ты серьёзно думаешь об ответе? - спросила Фенн с полным ртом еды.
   - Тебе обязательно абсолютно всё опошлять? - спросил я. -Не можем мы для разнообразия разок серьёзно поговорить, вместо того, чтобы превращать всё в шутку?
   Именно в этот момент это меня раздражало. Сейчас я понимал достаточно, чтобы осознавать по крайней мере часть ответа, а именно - если бы это было шуткой, то не было бы так серьёзно. Её биография говорит за себя.
   - Джун, у нас было та-ак много серьёзных разговоров - ответила она. - Даже в первый день, как мы встретились, когда я сказала тебе, что Иголки и компания собираются нас убить, помнишь это? Я не пыталась превратить это в шутку.
   Она говорила, продолжая есть, с едой во рту.
   - Да, но - начал я, а затем остановился. - Не обязательно же быть под угрозой смерти, чтобы серьёзно поговорить.
   - О чём? - спросила Фенн. - Даже если у тебя начала появляться некая жалкая привязанность ко мне, и ты смог опустить те мои элементы, что более эльфийские, чем человеческие...
   Я повернулся взглянуть на неё. Она всё ещё была обнажена, с одеялом на коленях и обедом на нём. В одной руке она держала ложку, на полпути ко рту, на пальцах другой руки был суп, так что она держала её чуть в стороне, чтобы ни на что не попало. Это выглядело несколько абсурдно, и заставило меня слегка сдуться. Она глянула на меня, а затем поднесла суп ко рту и громко всосала его.
   - Я объяснял, что у нас на Земле есть представление об эльфах - сказал я. - Как я тебе говорил, эльфы, по Толкиену, в целом идеальные существа, нестареющие, практически бессмертные, всего на шаг отстоящие от ангелов. Может, здесь все и ненавидят эльфов из-за военных преступлений или просто типичной эльфийской спеси, догнанной до 11, или они здесь мудаки, но на Земле народ любит эльфов, хотят быть эльфами... Увлечённость эльфами так распространена, что целые группы спорят, что эльфы представляют собой нереалистичные стандарты красоты, и, конечно, всё это происходит в интернете... эм, глобальной сети соединённых электронных компьютеров... извини, сбился с мысли.
   - Ты говорил, что в твоей культуре считать полуэльфов привлекательными - норма, а не извращение - сказала Фенн.
   - Это было для тебя проблемой в прошлом? - спросил я. - Тебя преследовали потому что ты полуэльф, а не из-за твоего личного?
   В этом я могу видеть и земные параллели.
   Фенн пожала плечами.
   - Может, на седьмом уровне лояльности и скажу - сказала она. - И мы игнорируем слона, который не в комнате, которого мы всё ещё собираемся спасать. Вот что тут главное, и что делает реальный, серьёзный разговор о "чувствах" болезненным для меня и неловким для тебя, если просто выложим всё, как дворфы.
   - А дворфы так делают? - спросил я, частично из любопытства, и частично чтобы сменить тему. Я не совсем помнил, с чего начался разговору, но где-то по пути я потерял опору, и хорошо ещё что её лояльность не упала.
   - О да - сказала Фенн. - Дворфы известны прямотой в том, как видят мир.
   Она отхлебнула ещё супа.
   - Предлагаю сделку. Я попытаюсь уважать твою культуру и её стандарты скромности, пока это для меня не слишком хлопотно, что не должно быть, пока мы пытаемся разобраться, как помочь Амариллис. Сейчас я уже знаю как вертятся эти конкретные шестерёнки в твоей голове, так что буду джентльвумен и постараюсь специально их не крутить. В обмен, я хочу с твоей стороны расслабленной и ненапряжной атмосферы, насколько это возможно, пока мы злоумышляем против и пытаемся спасти союзницу, которая может быть, а может не быть, под угрозой неизвестных пыток.
   Она помедлила.
   - И ещё ты должен мне услугу.
   - Ты просто пытаешься выцыганить у меня услугу - ответил я.
   - Ну, иначе получается слишком шоколадно - ответила Фенн. - Я даю тебе то, чего ты хочешь, и то, чего ты должен хотеть.
   - Ты уже должна мне услугу - сказал я.
   - И? - спросила Фенн. - В таком случае, мы должны друг другу по услуге, услуги отменяют друг друга в человеческой культуре?
   - Понятия не имею - сказал я. - Ладно, договорились.
   Я протянул руку, и она её с улыбкой пожала - рукой в супе - а потом, продолжая улыбаться, подняла одеяло, прикрываясь полнее.
   Ничего этого на самом деле ничего не решило, но отложило на полку, по крайней мере пока что.
  
   * * *
  
   Давайте немного поговорим о комиксах, ладушки?
   Супермен создал архетип супергероя "летающий кирпич"; быстрый, сильный, почти неуязвимый, и способный летать. Всё это неплохо, но не всё соблюдает тему, и Супермен, как и его наследники, регулярно ломал законы физики такими образами, которые не должна была позволять его сила. Были гики, которые раздражённо трясли головой, когда Супермен ловил падающую с неба женщину, поскольку очевидно при этом всё равно её спина переломилась бы. Или Супермен ловил самолёт, чьи двигатели отказали, и эти гики писали бы длинные комментарии о том, как корпус самолёта не способен удерживать весь самолёт на одной точке опоры.
   Решение обеих проблемы, и единства способности, и с физикой, сводилось к одной силе: тактильный телекинез. Супермен на самом деле не неуязвим, у него просто есть телекинетическое силовое поле, распространяющееся на несколько миллиметров от его кожи, противодействующее направленным на него силам. Супермен на самом деле не силён, он просто подсознательно использует свою телекинетическую силу крайне малого радиуса действия, чтобы вкладывать силу в свои удары. Он летает, используя телекинез на себе. Он может распространять свой телекинез на других людей, прикрывая их, предотвращая их смерть от ускорения, и может покрыть самолёт, сохраняя его структурную целостность.
   Золотые маги обладают тактильным телекинезом, и когда я это услышал, Супермен был первым, что пришло на ум. (Вообще-то это у Супербоя, а не Супермена, был официально тактильный телекинез, и был ряд проблем с его применением именно к Супермену, просто из-за других его способностей, вроде лазерных глаз или холодного дыхания, и необходимости для него инстинктивно использовать его определённым образом, не понимая, что делает).
   Причина, почему их называли "магами золота" - то, что их сила напрямую связана с количеством золота, которым они владеют, где обладание определяется магическим ритуалом, проводимым над золотом каждый месяц. У золотых магов почти всегда есть хранилища, в которых они могут надёжно содержать своё золото, в которые они могут возвращаться каждый месяц, чтобы обновлять свою заявку на обладание.
   Всё это мне объяснила Амариллис во время недельного курса по Аэрбу.
   - Так что нам нужно, чтобы я смог изучить магию золота? - спросил я.
   - Как минимум, понадобится фунт золота - сказала Амариллис. - Ритуал обладания в общем-то не секретный, но потребуются время, усилия, и деньги, чтобы найти копию. После этого - двадцать минут твоего времени, чтобы всё проделать, что даст тебе толику сил. Но даже если бы было достаточно денег, чтобы ввести тебя в ряды магов золота, есть подвох. Магия золота многого от тебя ожидает. В первую очередь требуется поддерживать определённое количество золота в своём хранилище, но помимо этого есть некоторые другие требования.
   - И если я не смогу или не стану? - спросил я.
   - Ты можешь навсегда потерять доступ к магии - ответила Амариллис. - В настоящий момент я не думаю, что есть смысл задумываться об этом типе магии, и мы вряд ли с ней столкнёмся. Перейдём к магии цветов.
  
   * * *
  
   - Итак, допустим, я хочу убить мага золота - сказал я Фенн на следующее утро, после того, как мы наконец выспались (в одной кровати, но кое-как избегая контакта). Мы снова заказали обслуживание в номер, и я смог получить очень нормально выглядящий завтрак из бекона и яиц, пусть даже бекон был толщиной в полдюйма.
   - Придержи коней - сказала Фенн. - Зачем тебе убивать мага золота?
   - Я... Один из них удерживает Амариллис - начал было я, но остановился, сообразив, о чём она. - Ты считаешь, что мы должны пробраться, забрать её, и смыться.
   - Я думаю, что нам нужно послушать, что говорят на улицах - сказала Фенн. - Убить золотого мага не наша цель. Я понимаю, что это, вероятно, лучший способ тебе заполучить ещё один левел ап, и, видят боги, это может быть необходимо, но чего мы действительно пытаемся достичь - это вернуть Амариллис. В основном для того, чтобы быть уверенными, что наши игрушки продолжат работать.
   - Гипотетически, - медленно произнёс я - если бы нашей целью было убить Ауманна, как нам это сделать? Достаточное количество пуль или стрел, чтобы превозмочь его силу? Залить воду ему в глотку, чтобы утопить? Яд? Что-то ещё?
   - Залить воду не поможет, он сможет от неё избавиться - сказала Фенн. - Ударить достаточно сильно сработает, но нам нужна оценка его силы, для чего, снова, нужно узнать, что говорят на улицах. Что до яда, он скорее всего нашёл какое-то решение для этого.
   - Магия крови или кости? - спросил я. Оба варианта выглядели подходящими.
   - Не скажу наверняка - Фенн пожала плечами. - Скорее всего, он надыбал на аукционе парочку реликвий.
   - Дерьмо - медленно произнёс я. - То есть возможно, что у него не только вариант сил Супермена, но и другая магия, о которой мы не знаем, часть которой он мог купить специально для того, чтобы противостоять планам его убийства, и о которой мы не узнаем, пока не попытаемся применить эти планы.
   Я вспомнил графа Гарднера, непися, который как раз по таким причинам не сумел убить партию.
   - И, естественно, мы не особенно хотим его убивать - сказала Фенн. - В смысле, не то, чтобы я была против, и, уверена, ты хочешь свои очки, но он же, сука такая, не даст себя просто так убить, так что чего заморачиваться?
   - Уровни - это то, как я становлюсь лучше - ответил я. - Но даже отставив это... В игре я бы не стал ожидать, что мы отправимся на миссию спасения и не столкнёмся с именованным антагонистом.
   - В игре забрали бы у тебя Амариллис? - спросила Фенн.
   - Возможно - ответил я. - Зависит от игры. Я не говорю, что его обязательно убивать, просто когда будем задавать вопросы, стоит учесть, что можем в какой-то момент оказаться вынуждены. Я бы предпочёл сражаться с ним на собственных условиях, а не чтобы он появился, когда мы отопрём дверь её камеры, или что-то в этом роде.
   Я потёр подбородок.
   - Пустотное оружие его ранит?
   Фенн вздохнула.
   - Да. Всё, что не противодействуется силой напрямую. Или мы можем отрезать его связь с золотом, хотя я думаю, что это первое, что кто-то попытается сделать, так что к этому он больше всего готов, особенно если у него есть свой оберегатель, способный обезопасить хранилище. И, не хотелось бы разжёвывать, но до тебя, похоже, не доходит. Мы не должны с ним сражаться. Есть причина, почему мы не делали этого в Каэр Лага. Джун, помнишь его шарики, которые он направлял на нас? Он мог выстрелить ими со скоростью пули. А выпущенная в него пуля просто остановится у его кожи.
   - Ладно, - сказал я - я тебя понял.
   - Наконец-то - надулась Фенн. - Что нам с тобой нужно сделать, так это выйти пособирать информацию. По радио говорят, что мир и порядок в городе были восстановлены после того, как разобрались с Нарастающим Гневом, так что можно будет передвигаться чуть менее осторожно.
   - Итак, что нам нужно узнать, это жива ли Амариллис, где её держат, какими силами или ресурсами обладает Ауманн. Ещё что-то? - спросил я.
   - Ты кое-что забыл - сказала Фенн. - Как раз то, с чего я хотела начать, кстати.
   Она потёрла кулаки и продемонстрировала злобную ухмылку.
   - Один татуировщик должен нам кое-что объяснить.
  
   Глава 27: Страхи.
  
   Моя левая рука слегка онемела, но помимо этого не ощущалось негативных последствий вытягивания из её костей латентной магии. Я то и дело разминал её, продолжая ожидать проявления других проблем из-за этого. Борманн, скорее всего, будет знать, но я не знал, как начать этот разговор, поскольку "вообще-то после прошлой встречи с вами я освоил магию кости" подняло бы слишком много вопросов. Я не уверен, насколько это может быть опасно, и не горел желанием выяснить. Безусловно, ответы нужны, но пока что у нас были другие дела.
  
   Татуировщик был тощим парнем с обнажёнными руками, покрытыми татуировками. Впрочем, не сплошняком - это был набор отдельных картинок, с границами из чистой кожи между ними. Под его рубашкой на груди тоже были видны татуировки, до плеч. Вообще-то его заведение было более-менее таким же, как то, чего можно было ожидать на Земле, только что он, похоже, не занимался пирсингом, и наверняка провёл несколько лет в Афинее Чернил и Усердия. В первый раз я не обращал на него особого внимания, поскольку больше наблюдал за Амариллис, а в нём меня скорее беспокоило то, как он смотрел на амариллис, чем интересовало что-то его.
   (Вообще, насколько я понял, маги татуировок ближе всего к традиционному D&D-шному визарду, по крайней мере по механике. D&D-шный визард готовит свои заклинания в начале дня из списка известных ему заклинаний, и на протяжении дня использует для различных целей. Все заклинания описаны в книгах, и делают разные вещи, не всегда следующие логике. Было заклинание, создающее невидимую силовую руку, и заклинание, издающее пугающие звуки, но нельзя объединить два в один эффект, нужно просто применить два заклинания. Маги татуировок похожи; ограниченное количество фиксированных заклинаний, ограниченная возможность соединять эффекты, но широкое разнообразие заклинаний с различными эффектами. Главная разница в том, что они записывают свои заклинания на своей коже вместо медитации над книгой заклинаний; но после того, как маг татуировок потратил свои запасы, ему нужно передохнуть и восстановиться, как и визарду).
   Татуировщик как раз занимался сложной работой на чьей-то спине, когда мы вошли. Он среагировал на нас слегка замедленно.
   - Я сейчас занят - сказал он. Голос был слегка неровным. - Вернитесь через пару часов.
   Большой, бородатый мужчина повернул голову к нам и нахмурился. Его глаза были жёлтыми, и на носу были гребни, но в целом достаточно близок к человеку, чтобы это не имело значения на мой взгляд. Его ухо выглядело так, словно кусок откусили. Я не уверен, из-за нас ли он хмурился, поскольку он то и дело это делал, когда игла двигалась по его спине.
   - Думаю, у каждого афинейского мага здесь в Драгоценности Пустыни есть своя история - сказала Фенн. Естественно, мы не собирались возвращаться сюда позже, чтобы ему было удобно. - Такое уж это место, сюда дорого попасть, и дорого покинуть. Две сотни миль докуда либо, так что тебе, походу, пришлось заплатить системе ключей, и я задаюсь вопросом, почему.
   - Бывает, что за тебя готовы заплатить - гулко произнёс мужчина на столе. - Это само по себе история, полагаю.
   - Я же сказал, я занят - сказал маг татуировок. - Для этого нужна концентрация.
   - До этого ты разговаривал - сказал мужик, которого он татуировал.
   Фенн улыбнулась.
   - Зеке, верно?
   - Да - ответил маг татуировок. Он продолжал оставаться сосредоточенным на своей работе, или по крайней мере притворялся.
   - Ну, Зеке, н нас с тобой есть маленькая проблемка, поскольку я заплатила тебе за услуги, и оказалось, что это не работает - сказала Фенн. - Я девушка грамотная, мир повидала, и таково не должно было быть. Собственно, если бы хотя бы вероятность такая была, я бы тебе не платила.
   - Мне нужно взглянуть на татуировку - сказал Зеке. Его голос дрожал.
   - Боюсь, сейчас это не вариант - сказала Фенн. - Не вариант именно потому, что ты нас поимел.
   - Я этого не делал - сказал Зеке.
   - Если у вас тут разборки, я потом вернусь закончить - сказал мужчина на столе, оглянувшись. - Не запори линии из-за того, что пытаешься придумать, как бы прикрыть свою задницу.
   - Зеке раздражённо вздохнул.
   - Ладно, в таком случае сегодня закрываюсь рано.
   Он протёр спину мужчины куском ткани и прикрыл её. Мужчина накинул свою рубашку и направился к двери, на секунду задержался у окна, закрывая жалюзи, а потом перевернул табличку на двери с "Открыто" на "Закрыто".
   - Не убивайте его - сказал мужчина Фенн. - Ему ещё тигра заканчивать.
   Это то, что я думаю?
   А затем он оставил нас наедине с магом татуировок.
   - Итак - сказала Фенн. Она помедлила, затем повернулась ко мне. - Хочешь попробовать?
   - Хм - ответил я, а затем прочистил горло и повернулся к Зеке.
   Запугивание ограничивалось INS; единственный из моих социальных навыков. Я, в принципе, понимал стоящую за этим логику; в D&D Запугивание основывалось на Харизме, но здешняя игровая система разделила все социальные навыки в разных направлениях. Запугивание - не Шарм, скорее его противоположность, и определённо не Самообладание, поскольку тут фишка совсем не в том, чтобы держать лицо. В запугивании были элементы того и другого, но в основном суть в том, чтобы озвучивать убедительные угрозы и донести до персоны то, чего он боится.
   И когда Фенн натянула свою перчатку, столь чёрную, что поглощала свет, от которой несло магией, я понял, что предложение мне поговорить с Зеке было частью её стратегии запугивания. Она, по сути, говорила "ты такой мелкий, незначительный кусок мусора, что я передаю это дело другому, чтобы он попрактиковался".
   - Ты нас поимел - сказал я Зеке. - Ты знаешь, что нас поимел. Сейчас мы здесь, смотрим на тебя, и нам очевидно, что ты нас поимел.
   Я обнаружил, что действительно злюсь на него, тем больше, чем больше об этом думаю.
   - Я чуть не сдох в грёбаной пустыне, потому что ты решил устроить какую-то хрень.
   Навык повышен: Запугивание, ур.7!
   - Эй, погодите - сказал Зеке. - Это может быть интерференция от...
   Я шагнул вперёд и врезал ему в живот изо всех сил. Он согнулся и закашлялся, глотая воздух. Я наклонился и схватил его за шею.
   - Она была моим компаньоном, ты, мелкое дерьмо. Возможно, она мертва из-за... - я вспомнил, что мне нужно не выбить дерьмо из этого чувака, а получить от него информацию. - Скажи мне, что ты сделал, и почему это сделал, и я позволю тебе жить.
   Навык повышен: Запугивание, ур. 8!
   Зеке продолжал кашлять, но попытался подняться.
   - Это вариант - сказал он, задыхаясь. Я и не знал, что сейчас могу бить так сильно. - В качестве ключа... я.
   Я схватил его за палец руки.
   - Ты помедлил - сказал я. - Вероятно, потому что решил, что я тебя убью, если не будет мотивации оставить в живых, верно?
   Я сильно сжал его пальцы, и он попытался отдёрнуться. В его коже была магия татуировок, так что он не был беззащитен, и это было частью причины, почему важно заставить его думать, что эскалация приведёт к его смерти.
   - В отличие от тебя, я держу своё слово. Я сказал, что если ты скажешь, как и почему, я оставлю тебя в живых. У тебя есть ещё ровно одна возможность.
   Навык повышен: Запугивание, ур. 9!
   Я был приятно удивлён тем, как быстро повышался навык. На уровне 8 начинается замедление, и с десятого идёт гринд. Может, помогала повышенная Прозорливость, или это потому, что я не пытался надурить систему, отыгрывая ролевые сценки с однопартийцами, но в любом случае было заметно быстрее.
   - Пожалуйста - сказал он, снова пытаясь освободить пальцы из моей хватки. - Это вариант, в качестве ключа - слово. Новая версия, обнаружена в последние годы, Кожа и Усердие не хотят его распространения, потому что считают, что это ослабит ремесло, я даже не должен был об этом знать.
   - Ты думал, что мы - лёгкая добыча - сказал я Зеке, глядя ему в глаза. - Мы были молоды, очевидно не находились под чьей-то крышей, легко вооружены, не демонстрировали магии, и тратили прилично денег, так что ты решил... что сможешь заняться вымогательством.
   - Или выдать историю о том, что нужно доплатить, чтобы исправить что-то пошедшее не так - сказала Фенн. - То же вымогательство, вид в профиль. Не лучшая стратегия на перспективу.
   - Я наскребаю деньги, чтобы смыться отсюда - сказал Зеке. Он взглянул на свои пойманные пальцы и скривился. - Вы правы в том, что за тем, как я сюда попал, стоит история, это...
   - Мне плевать - перебил его я. Не хватало ещё, чтобы он мне квест выдал. Игорные долги, похищенная сестра, бегство от чего-то... Если бы я рассказывал эту историю, у него была бы некая предыстория, оправдывающая его действия и направляющая игроков чему-то, что они могут сделать, помимо простой мести. Однако я не хотел рисковать. - Скажи мне нужное слово.
   - Азалия - сказал он. Я заглянул в его глаза, пытаясь понять, не лжёт ли он. Какие расчёты идут в его голове? Сейчас для него должно быть очевидно, что мы намного круче, даже без демонстрации всех наших способностей и оснащения. Однако это не означало, что он скажет нам правду, если посчитает, что это большое преимущество, от которого не следует отказываться.
   - Ну, меня это устраивает - сказала Фенн. Она отошла от его рабочего стола и положила руку в перчатке на деревянный ящик, наполненный припасами.
   - Что ты делаешь? - спросил Зеке.
   - Я забираю это - сказала Фенн, и ящик исчез. - Ну, я не хочу, чтобы ты потерял работу, поскольку ты нам помог.
   Она осмотрелась и заметила второй татуировочный пистолет. Схватила его, осмотрела, и он исчез в перчатке.
   - И, наконец, думаю, мы заберём половину твоей, как это называется? Книга рисунков?
   Она снова осмотрелась, а потом достала из-под шкафа книгу и принялась листать. Вернее, это была папка с тремя кольцами, с надетыми на них листами.
   - Нет, они мне необходимы! - сказал Зеке, когда Фенн открыла кольца и забрала примерно половину страниц.
   - Они тебе необходимы? - спросил я. Я врезал ему в горло и отпустил, уронив на пол. - Должно быть, отстойно, когда нужно что-то, что держат в заложниках - выплюнул я. - Мы вернём всё, если только ты нам не соврал. А до того времени у тебя есть ещё половина твоих вещей.
   Я немного помедлил, рука чесалась достать Всеклинок из кармана.
   - Скажешь кому-нибудь, что мы здесь были, и я постараюсь творчески подойти к твоей смерти.
   Навык повышен: Запугивание, ур. 10!
   Зеке лежал на полу, кашляя и задыхаясь, так что я не был уверен, что он меня услышал. Фенн сняла Траур и вернула её в карман, а затем направилась к двери, мимоходом оглянувшись на меня. Я быстро последовал за ней, чувствуя некую неловкость из-за того, что просто оставил его так. В моей голове это не было частью плана.
   - Ты немного перестарался с ним - сказала Фенн, когда мы вернулись на людные улицы. - Слишком давил. Если так угрожать, чувак может решить, что его жизнь на грани, и если так решит, то может воспользоваться всей магией, что ему доступно. Да что я объясняю, ты сам так вчера сделал.
   Я покраснел.
   - Извини. В следующий раз учту.
   - Ну, я обычно бывала на другой стороне подобных переговоров - продолжила Фенн. - Стража всегда хочет, чтобы ты знал, что они сломают тебе пальцы, если не будешь сотрудничать. Не то, чтобы криминальный мир был особо добр к дерзким полукровкам.
   Она насвистела какую-то мелодию.
   - Ты бы его убил?
   Улицы всё ещё были наполнены зрелищами, привлекающими моё внимание, но сейчас в этом уже было повторение, и появлялось чувство знакомого. В первый раз когда я увидел дворфа, это был шок, но во второй этот шок был приглушен.
   - Это было бы неразумно - ответил я.
   - О, ну, с этим я могу согласиться - сказала Фенн. - Но был шанс, что ты всё равно это сделаешь?
   - Это было нечестно - сказал я. - Если сталкиваешься с проблемами, это не должно быть из-за того, на что никак не можешь повлиять.
   - Это звучит чрезвычайно идеалистично от того, кто ударил парня в горло - сказала Фенн.
   - Он заслужил и большего - ответил я. К тому же это из того разряда поступков, на которые игровая система, похоже, смотрит с одобрением. - Но я говорю об играх. Если это хрень со случайными числами или в том духе, это ещё ладно, это можно учитывать в планировании. Но зачем организовывать что-то, что имеет тебя вслепую? И это, блин, второй раз, когда с нами такое происходит. Противодействующие сюжеты - это ладно, но не тогда, когда игрок о них понятия не имеет.
   - Кто-то сунул шершня в твою шляпу - сказала Фенн. - И, ты достаточно меня знаешь, чтобы знать, что я не понимаю половину того, что ты говоришь, верно?
   - Я знаю, просто спускаю пар - ответил я.
   - К тому же - сказала Фенн - я за последние несколько недель в третий или четвёртый раз оказываюсь в таком положении. Ты вообще представляешь, как выглядела история с Сильмар-сити с моей стороны? Меня вытащили из камеры и сказали, что я буду работать гидом на каких-то очень опасных ребят в очень опасном месте. Когда мы оказались там, информация, которую нам должны были предоставить, так и не прибыла, и из-за других историй, идущих где-то на другом конце света, мы в сущности оказались предоставлены себе, если не считать того, что помимо всего была эта девчонка, которую они хотели найти, сама информация о которой была угрозой моей жизни, поскольку они не могли оставить меня в живых, если бы я знала, что они её убили. Ты представляешь, сколько историй тут переплелось? Не, это следует ожидать от Двора Потерянного Короля, но, пожалуйста, не жалуйся на то, что возникают неожиданности, после того, как на одной удаче выбрался из Сильмара.
   - Ты слишком всё списываешь на удачу - сказал я.
   - Не думаю - ответила Фенн. - Можешь представить, что было бы, наткнись ты на Чёрное Сердце без моего присутствия? Они бы извлекли из тебя всю пользу, что смогли, а потом растёрли в мелкую пасту. Блин, да поездка на лифте была полностью на эльфийской удаче.
   - Чего? - спросил я. - Ты... это я был! Ты всё это время думала, что я ничего не сделал?
   - Более-менее, да - сказала Фенн. - Что ты имеешь в виду под "это был я"?
   - Я пережёг верёвку - сказал я. - И заодно свою руку чуть насквозь не прожёг.
   Мы двигались в направлении Борманн, для разговора, который меня совсем не воодушевлял. Моей руке не стало лучше, она всё ещё была онемевшей, и я ощущал нечто подобное в груди. Ещё и от кровопотери страдал, хотя питание в хорошем отеле сотворило для меня чудеса.
   - Ну, откуда мне было это знать? - спросила Фенн. - О, так вот почему ты говорил, что спас мне жизнь дважды? Ну, думаю, засчитаю это тебе. Но тебе всё равно ещё догонять.
   - Ты тогда говорила "четыре к одному"? - спросил я. Потёр левую руку, пытаясь вернуть ей чувствительность. - Что за четыре?
   - Ну, номер один - как раз когда мы встретились - сказала Фенн. - Номер два...
   - Я бы от них убежал, я не был в опасности - сказал я.
   - Номер два - продолжила Фенн - это когда я убила Леонольда, прежде чем он смог использовать против тебя Ошейник Глупца. Фатальный изъян этой конкретной татуировки в том, что она заставляет людей очень хотеть убить тебя, чтобы избавиться от неё.
   - Я передвинул татуировку - сказал я. - И она сработала, несмотря на твои честные усилия убить его быстро.
   Я понимал, что мы занимаемся чем-то не тем, разговаривая об этом посреди людной улицы на ходу, но её было еле слышно, и в настоящий момент у нас технически не было врагов, поскольку я уверен, что по прошествии пяти дней Ауманн списал нас со счёта, если не вообще сразу, как только вертолёт отбыл.
   - О? - спросила Фенн. - О, точно, фишка с исцелением. Это тебя спасло от рассечения плоти?
   - Да, именно - ответил я. - Не благодаря тебе.
   - А что вызвало твой левел ап? - спросила Фенн. Она смотрела вперёд, не на меня, что делало её улыбку ещё более раздражающей.
   - Ладно, это засчитаю тебе - сказал я.
   - Ну а два остальных можно не обсуждать - сказала Фенн. - Я подстрелила дикобраза и магоискателя, оба специально для тебя.
   - Ладно - сказал я. - Но даже так получается три к двум, мне нужен всего один раз, чтобы догнать, и, жаль тебе это говорить, но я становлюсь лучше быстрее, чем ты.
   - Тебе ну совсем не жаль - рассмеялась Фенн.
   Было приятно, что она вернулась к шутливому настрою после нашего разговора в отеле о том, что мой мозг воспринимал как драму об отношениях школьного уровня. Конечно, если это место было отражением меня, или моих мыслей, или что там, то подобного уровня следовало ожидать, наверное. Впрочем, в гипотезе "Аэрб - это я" было больше чем несколько вывертов, и один из них - клеймо "Трусость".
  
   Мы прибыли в "Славные Кости" и обнаружили Борманн сидящей за своим столом. Когда мы вошли, она отложила какое-то бульварное чтиво, которое читала, и удивлённо взглянула на нас.
   - Снова инцидент с дилетантской стрельбой из лука? - спросила она со слабой улыбкой.
   - У нас был пьяный спор, который мы хотели бы разрешить - сказала Фенн.
   - Вы не выглядите пьяными - сказала Борманн.
   - Ну, пари нужно уважать, даже если оно было смазано выпивкой - улыбнулась Фенн. - Я более чем готова заплатить вам за ваше время и опыт, если вы согласитесь помочь.
   Борманн улыбнулась.
   - Не помню, чтобы кто-то из вас был магом какого-либо рода, но есть определённые секреты, которые мы соглашаемся не разглашать, когда завершаем обучение. Ну, законы в Драгоценности Пустыни не так строги, как в других местах, но я выяснила, что закрытый рот - ценный навык в моей профессии, и предпочитаю так и делать по возможности.
   - Мы, вообще-то, секретов не ищем - ответила Фенн. - Скорее нас интересует, как бы это сказать... необычные ситуации, то, что будет знать маг кости, но не обычные клиенты вроде нас.
   - Понятно - кивнула Борманн. - Ну, буду рада ответить на ваши вопросы, но, надеюсь, вы понимаете, что есть вещи, на которые я не могу ответить. Будь то по причинам обещаний, которые я ещё уважаю, вашей безопасности, или моей собственной. И, очевидно, ничего о предыдущих пациентах.
   Фенн кивнула и взглянула на меня. Я прочистил горло.
   - Ладно. Гипотетически, может маг кости вытягивать силы из собственных костей?
   Я уже знал, что может, поскольку сделал это, но я хотел взглянуть её реакцию на это прежде чем задам реальный вопрос.
   - Это возможно - сказала Борманн. Её губы были плотно поджаты. - Это случается, временами, если маг кости в такой скверной ситуации, что каннибализация собственного тела ради краткого прилива сил выглядит разумной.
   Она взглянула на Фенн, и её глаза слегка расширились.
   - Без обид.
   - Никаких обид - сказала Фенн. Видимо, она заметила мой взгляд, поскольку пояснила:
   - Эльфы практикуют ритуальный каннибализм, в основном на худших из худших. Это второе по серьёзности оскорбление у эльфов, первое - заставить кого-то есть себя.
   - Ясно - сказал я, бледнея. - Так что происходит с костями, если из них вытягивается сила, когда они ещё в теле?
   Пожалуйста, только не говори, что некроз.
   - Ничего такого, что можно было бы заметить снаружи - сказала Борманн. - Кости после этого становятся более хрупкими, и костный мозг в них не работает, как должен, что может привести к проблемам с кровью вроде анемии, лихорадки, риска инфекций, в том духе.
   Бл*.
   - Самое интересное изменение - в самой магии кости. Тело компенсирует потерю, дайте ему несколько месяцев, и усилит оставшиеся кости, и в какой-то степени плоть вокруг них.
   Она указала на несколько костей покрупнее, висящих в её заведении.
   - Есть специализированные фермы, которые проводят эту процедуру над животными, усиливая другие кости, после чего из бойни их поставляют таким как я.
   - То есть, - медленно произнёс я - у того, кто выжег магию своей грудной клетки, там будет слабое место? Но это со временем будет компенсировано другим?
   - Вы говорите об экстремальной ситуации - сказала Борманн. Она внимательно смотрела на меня. - Не то, чтобы кости сами по себе были магическими, они связаны с, и обеспечивают, сырую эссенцию существа. Я очевидно занимаюсь предположениями, но если бы это была вся грудная клетка, все двадцать четыре кости, то другим костям будет мало возможности компенсировать. Слабость лёгких, сердца, всей пищеварительной системы... это будет зависеть от конкретной персоны, особенно от жизненной силы, но я бы спрогнозировала значительное ухудшение самочувствия.
   Бл*. Бл*.
   - Возможно, если бы я знала детали этого пари, то смогла бы рассудить.
   - Джун слышал историю - сказала Фенн. - Не помню всех деталей, но суть в том, что чувак выжег около пятидесяти костей, все свои рёбра и все кости в кисти. Я сказала, что маг кости так не сможет, и даже если бы мог, то вскоре после этого умрёт. Но вы говорите, что он будет цел, просто чутка болен?
   - Болен всю оставшуюся жизнь - кивнула Борманн. - Рёбра особенно важны для производства крови. Но это не будет фатально, не обязательно.
   - И как это исправить? - спросил я. Я снова ощущал слабость, не только от кровопотери, но и от дурных новостей. - Существует, не знаю... пересадка костей?
   - Ну, это уже за пределами моей компетенции - сказала Борманн. - Полагаю, существует некое решение, мир большой, но найти его - другой вопрос.
   Квест принят: Костеит. Вы истратили силу в ваших костях, и она не вернётся без применения серьёзной магии.
   Бл*, бл*, бл*. Выскочившая панелька квеста означала, что это, вероятно, не пройдёт со временем или левел апом. И это не только создаст мне слабое место, пока проблема не будет решена, не только ухудшит самочувствие, но и вмешается в мою способность эффективно использовать магию крови.
   Фенн похлопала меня по плечу.
   - Чего такой мрачный? Ты выиграл обе части пари. Это двадцать тысяч тчер из моих закромов в твои.
   Она повернулась к Борманн.
   - И для вас, поскольку вы мне нравитесь, и поскольку меня восхищают ваши беспристрастность и благоразумие, и поскольку нам может понадобиться ваша помощь в ближайшие дни, в конце концов дилетантская стрельба из лука такой опасный но манящий спорт, пятьдесят тысяч тчер.
   Фенн сунула руку в свой балахон и достала деньги.
   - Это очень щедро - сказала Борманн. Впрочем, не настолько щедро, чтобы она отказалась.
   - Что будем делать? - спросил я, когда мы покинули Славные Кости.
   - Мы найдём Мэри - сказала Фенн. - О каком количестве она говорила, что-то около двухсот, которые можно передать? Уверена, где-то там есть решение.
   Она слегка повернулась и указала на высокое цилиндрическое здание в серой облицовке.
   - Это хата Ауманна. Я наполовину надеялась, что пройдясь по своим следам, мы найдём сообщение для нас, но пока что нет такой удачи. Так что пока что навестим наш старый отель, но, скорее всего, придётся найти способ проникнуть в это фаллическое здание.
  
   Глава 28: Чертовская гостиница.
  
   Мы сидели за столиком в задней части "Чертовской гостиницы", каждый со своим стаканом чего-то под названием "кефир" - жидкий, слабоалкогольный йогурт, который я понемногу потягивал, пытаясь распробовать. Получалось не очень. Впрочем, ничего страшного; в конце концов, "Чертовская гостиница" - моя первая фэнтезийная таверна, и я старался ничего не упустить.
   На Аэрбе имеется предположительно около двухсот "смертных видов", но в Драгоценности Пустыни доминировали люди, и по всему миру они были большинством. Даже так, я постоянно замечал кого-то нового, некоторых узнавал, некоторых нет, плюс Анималия, антропоморфные животные. Их формы, как у Иголки, обычно ограничивались минимальными изменениями, чтобы обеспечить прямохождение - все они чрезвычайно далеки от людей.
   В Чертовской гостинице (скорее всего, названной так для игры слов, поскольку, как я понял, комнаты здесь не сдавали) имелся настоящий, реальный чёрт, сидящий в клетке перед баром. Это было жалкое существо, с острыми концами везде - уши, нос, суставы. Он протягивал руки в решётку и выпрашивал поесть-попить, и хотя я видел, как некоторые ему давали, это не останавливало его попрошайничества. Фенн объяснила мне, что эти существа время от времени появляются из адов, но это определённо "не проблема, так что не стоит и заморачиваться". Похоже на то, если кто-то может держать одну из этих тварей в качестве аттракциона во второсортной таверне, и народ не хватается за оружие.
   Народ в основном держался себе подобных, как я заметил. Был стол хоббитов, все они сидели тесной кучкой на удлинённых стульях, потягивая крошечные напитки. Трое лысых женщин с синими руками, витрики, выпивали и тихо разговаривали, наклоняясь друг к другу, чтобы расслышать сквозь шум. Пара больших существ с зелёными полосками на пятачках сидели на специально укреплённых стульях; немного понаблюдав за ними, я решил, что они на свидании, если конечно правильно понял язык тела.
   - Не все места так удобны, как это - сказала Фенн, проследив мой взгляд. - Это одна из причин, почему народ обычно держится в гетто. Особая диета, особые сиденья, особые туалеты, особое всё. Слишком много возни, так что большинство мест строятся просто для самых частых клиентов, людей, и на этом всё. Меня устраивает, но могу представить, что неудобно, если тебе всё время мешает хвост. Конечно, Драгоценность Пустыни - особый случай, поскольку это скорее место, где народ оказывается, чем то, куда отправляются. Так что, насколько я понимаю, разнообразие здесь с годами потихоньку усохло.
   Я кивнул.
   Фенн была в балахоне, натянутом, как хиджаб, чтобы подчеркнуть лицо и скрыть уши. Не то, чтобы я что-то имел против её ушей, но на мой взгляд она так выглядела привлекательней; это сводило внимание к её лицу, к тёмно-зелёным глазам, к тому, как она поджимала губы, осматривая толпу, и к созвездию веснушек.
   Естественно, вслух я этого не говорил.
   Мы находились в Чертовской гостинице, чтобы собрать информацию, что начали разговором с барменом и просьбой посылать народ к нам. Наша легенда - мы извне города, и планируем заняться бизнесом с Ауманном, но сперва нам нужно больше узнать о нём и его делах. Бармен знал, кто такой Ауманн, но не больше того, однако улыбнулся, когда Фенн дала ему щедрые чаевые, и мы слышали, как он расспрашивал по нашему запросу, не упоминая нас по именам. Впрочем, пока что никого к нам не прислал.
   (Этот план был не лишён риска; однако альтернативой была идея Фенн. Она хотела слоняться у здания, а когда кто-нибудь выйдет, догнать и завязать беседу, постепенно подведя к Ауманну. Мне этот план не понравился, в основном потому что она должна была неопределённые сроки действовать в одиночку, и она сдалась без боя. У нас всё ещё сохранялся элемент неожиданности, и Ауманн был единственным, кто видел наши лица в Каэр Лага, так что я посчитал, что встречаться с народом в таверне более-менее безопасно).
   - Итак, - сказала Фенн - Пока мы ждём, расскажи мне земную историю. Я их не слышала.
   Я огляделся. Никого достаточно близко, чтобы слышать, не было.
   - Я рассказывал тебе много историй с Земли - сказал я. - К тому же ты не веришь, что Земля - реальное место.
   - Ты рассказывал об играх, в которые вы с друзьями играли - сказала Фенн. - И ты очень пространно распространялся о правилах этих игр, и сеттингах, и концепциях, и всяком таком. Но если Земля - реальное место, или по крайней мере полноценный вымысел, то там должны быть собственные истории, не так ли? Расскажи мне одну из них. Историю твоего народа.
   Я помедлил, задумавшись. А затем начал рассказывать одну из историй, которые скорее всего смогу изложить верно, и у которых минимум бэка, который нужно объяснять. Какое-то время Фенн слушала, пока мы наблюдали за народом, потягивая свой кефир, но с какого-то момента она стала обращать больше внимания, сосредоточенно хмуря брови.
   - И тогда - продолжил я - Стоя над ямой, с отсечённой рукой, Люк Скайуокер сказал, "Ты убил моего отца!", и тёмный лорд Вейдер ответил, "Нет, я твой отец".
   - Могу я тебя на минутку прервать? - спросила она.
   - Конечно - ответил я. - Правда, мы где-то на двух третях, извини, нужно было выбрать что-то покороче.
   Серьёзно, мне стоило остановиться в конце "Новая Надежда", но мне было весело, и она впервые заинтересовалась "Земным".
   - Ты не читал никаких книг на Аэрбе? - спросила она.
   - Только пару параграфов одной - сказал я. - Я бы хотел это изменить.
   - И, могу предположить, Амариллис тебе не рассказывала историй с Аэрба? - спросила Фенн.
   - Я хотел бы знать, к чему ты ведёшь - сказал я.
   - Твоя история - сказала Фенн. - Это пересказ "Звёздных Войн". Не просто общий сюжет, но и некоторые имена, и отдельные куски, по крайней мере все известные, прямо из спектакля.
   Я откинулся на спинку своего стула.
   - О как - сказал я. Отхлебнул ещё кефира и поморщился; к нему так сразу не привыкнуть. - Ладно, я вижу несколько объяснений этого.
   - Номер один - сказала Фенн. - Неполное стирание, превратившее воспоминания о пьесе в историю из места, из которого ты себя считаешь.
   - Или, - сказал я - это может быть пасхалкой, оставленной разработчиками, чем-то, что я замечу, усмехнуть, и пойду дальше.
   - Если весь мир был создан для тебя - сказала Фенн. - Ты же понимаешь, почему я не хочу удостаивать вниманием эту чрезвычайно нарциссистичную фантазию, верно?
   - Угу - ответил я. - Погоди-ка. Есть же другие грёзотёртые, это здесь признанное медициной состояние, верно? История могла прийти от кого-то из них.
   Это не казалось невозможным, и давало убедительное объяснение пасхалке - типа, это не разработчик вламывается в мир, добавляя отсылку... но раньше подобных вещей я не замечал.
   - С этим есть одна проблема - сказала Фенн. - Автор пьесы знаменит, и он жил за сотни лет до тебя. Он написал много пьес, так уж бывает.
   - И? - спросил я. - Всё это совпадает с гипотезой грёзотёртости.
   - Он был не просто театральным автором - сказала Фенн. - Он был правителем, королём. Его называли Поэт-Воитель, прежде чем выяснился его род, а после того называли Король-Поэт.
   Она наблюдала за мной. У меня было такое чувство, что меня испытывают, но я не знал даже вопроса, не то что ответа.
   - Конечно, это было до того, как он отправился в какой-то великий поход и не вернулся. Сейчас его обычно называют Потерянным Королём. Человек, написавший Звёздные Войны, Побег из Шаушенко и Волшебник страны Оз, помимо множества, как бы не сотен, других - это Утер Пенндрайг, пра-пра-пра-сколько там-дед - она остановилась и осмотрелась - аристократии Англицинна.
   - Срань господня - произнёс я с широко раскрытыми глазами. - Он был грёзотёртым.
   - Что? Нет! - воскликнула Фенн. - Как ты вообще пришёл к этому выводу? Я тебе говорю, что этот человек не мог быть каким-то чокнутым из другого мира, без обид...
   - Обидно - сообщил я. - Давай так, представь, что Земля реальна, даже если это невозможно доказать.
   - Ладно, я это сделаю как услугу тебе - сказала Фенн.
   - Нет - сказал я. - Ты сделаешь это, потому что я стараюсь не предлагать версию, что Аэрб искуственный, и мы оба не хотим из-за этого ругаться.
   - Бурк-бурк - сказала Фенн, помахав рукой. - В любом случае. Утер Пенндрайг был лучшим мечником в истории. Он основал Первую Империю. Если ты когда-нибудь встретишься с кем-то из его потомков, они будкт истекать магическими предметами, и это лишь толика того, что он собрал при жизни. Он основал два Афинея, и был мастером восьми разных магий. Грёзотёртость может объяснить то, что он был поэтом, писателем, певцом, и художником, но он был куда больше, чем это. Да, и если наша подруга Мэри спросит, сделай вид, что я думаю, что он не так уж велик. Полагаю, это слишком подольёт ей самодовольства.
   - То есть ты говоришь, - сказал я, потирая подбородок - что Утер Пенндрайг был рычагом, перевернувшим этот мир?
   Фенн вздохнула.
   - Ух. Очко в твою пользу.
   Она отхлебнула кефира и поморщилась.
   Я подумал об Артуре. Я не говорил о нём Фенн или Амариллис. Когда Амариллис впервые рассказала мне об Утере, я был уверен, что моя реакция была заметна, но она так и не спросила, вместо этого предложив лечь спать. Не обратила внимания, поскольку это была та ночь, когда я облажался со своей вахтой, тренируясь? Или... или, что более вероятно, больше совпадает с тем, как она действует, она заметила, и решила, что лучше оставить эту карту несыгранной?
   (Вероятно, многое говорит о том, как я воспринимаю Амариллис то, что я могу представить, что мы готовы поругаться, и как раз когда я сердито собираюсь уйти, или сказать, что между нами всё кончено, она говорит, что её пра-пра-пра-как там-дед был таким как я. И она, вероятно, знает об Утере больше, чем кто-либо, кого я смогу встретить, и это позволит ей снова связать нас, или воспользоваться своим предком в качестве контекста к сделанному, если необходимо, или, может просто сбить меня с настроя. Это представление об Амариллис было довольно жёстким, но она уже дважды оставляла меня умирать, и когда я её представляю, то это картинка её со шлемом, с оружием и в броне, готовой убивать без пощады, если сочтёт необходимым).
   Но мои мысли возвращались к Артуру. Если он оказался в этом мире, как я, что он сделал бы? Он бы стал отыгрывать роль, как всегда делал за столом. Обычно он играл рыцаря или бойца, но временами использовал барда. Суть D&D для меня всегда была в мирах, заморочках мест и народа, но для Артура суть была в историях. Очень в его духе было бы воспользоваться западной культурой и оставить здесь свою метку, петь песни, которые он слышал по радио, когда вырастал, и хотя нет, California Gurls Кэти Перри скорее всего никого на Аэрбе не зацепит, но были и другие, котоые вполне себе, особенно когда он был королём и за каждым его капризом следил целый двор. И как бы Артур назвал себя в этом новом мире? Ну конечно же он выбрал бы имя своего любимого персонажа, Утера Пенндрайга.
   Ко мне возвращалось головокружительное чувство надежды. Тот квест, Потерянный король - найден? стремительно поднялся на вершину моего списка приоритетов. Мне нужно изучить книги, прочитать его жизнеописание, чтобы узнать, что он из себя представлял, подтвердить мои подозрения, что он был не просто королём, не просто грёзотёртым, а игроком в этой игре, что он был Артуром, которого я последний раз видел в коме, с потемневшими глазами, в бинтах и с порезами на лице. Артур, мой лучший друг, Артур, умерший молодым.
   - О чём думаешь? - спросила Фенн.
   - Мне нужна библиотека - прохрипел я. - Или книжный магазин.
   - Из-за Утера Пенндрайга? - спросила Фенн.
   - Да - ответил я.
   - Я уже засчитала тебе очко, не нужно самодовольства... хотя обсудим это позже, у нас компания - сказала Фенн, переключаясь. Она помахала рукой приятной молодой женщине с парой маленьких рогов на голове. Я был почти уверен, что она то, что в D&D называют "тифлинг", кто-то с примесью демонической крови. То, как она с сочувствием взглянула на чёрта в клетке делало это ещё более вероятным. На ней был белый балахон с парой пятен возле края; она нерешительно подошла к нам.
   - Квинтен говорит, что вы... делаете запрос? По Ауманну - сказала она, стоя рядом с нашим столом.
   - Угу, это мы - сказала Фенн. - Не беспокойся, мы просто проводим обычную проверку прежде чем организовать встречу с ним сообщила она. - Мы не собираемся спрашивать о чём-то, из-за чего можешь рисковать работой, и можешь уйти в любой момент, если решишь, что пересекаем черту, которую лучше не пересекать.
   Она достала из своего балахона банкноту в пять тысяч тчер и выложила её на стол.
   - Разумеется, мы компенсируем потраченное время, и можешь свободно сообщить своему работодателю обо всём, если захочешь, хотя мы предпочли бы больше времени на сбор информации, прежде чем сделаем свою подачу.
   Она секунду поколебалась, взглянула на меня, а затем взяла банкноту и уселась, складывая её.
   - Что вы хотите знать? - спросила она. - Я просто служанка, так что не уверена, что смогу существенно помочь.
   - Я Эмили, это Сэм - сказала Фенн.
   (Мне пришлось отговаривать Фенн от анаграмм, игры слов, или кодовых имён в пользу обычных, скучных человеческих имён, на которые никто не обратит внимания. В итоге она согласилась, что выдавать что бы то ни было глупо. Самый умный псевдоним - тот, который абсолютно ничего не говорит об истинной личности, не выдавая даже того, что это псевдоним).
   - Вэнити - сказала она, старательно игнорируя то, как я на неё смотрел.
   - Башня Трифлес - сказала Фенн. - Она его?
   Вэнити кивнула. Когда Фенн позволила молчанию затянуться, Вэнити заговорила.
   - Он её переименовал. Раньше называлась Башня Часовщиков, пока Ауманн не завладел ей десять лет назад.
   - На тот момент он уже давно был магом золота? - спросила Фенн.
   - Нет - сказала Вэнити. - Двенадцать лет, или около того.
   Снова молчание, что снова заставило её продолжить.
   До того в Драгоценности Пустыни было три мага золота, постоянно сражавшихся друг с другом, временами менявшихся. Потом пришёл Ауманн и захватил их хранилища, одно за другим. Но это было до меня.
   - Есть какие-то идеи, как он это провернул? - спросила Фенн.
   - Его друзья говорят, что он был хитрее, а его враги - что он был коварнее - пожала плечами Вэнити. - Я знаю, что там не было побед в прямом бою. Похоже, он этим гордится.
   Фенн поморщилась.
   Угу, потому что это означает, что он умнее, чем можно подумать, и, как минимум, знает, как можно победить мага золота.
   - Я не совсем уверена в сути этого "зова золота", но как я понимаю, это в каком-то смысле постоянная потребность в накоплении. Ты знаешь, как Ауманн с этим справляется?
   - Думаю, ему делают поставки - сказала Вэнити. - Но я не совсем уверена. Среди персонала ходят разговоры.
   Она поёрзала на стуле.
   - Есть беспокойство, что он не сможет вечно справляться.
   - Говоришь, у него есть враги? - спросила Фенн. - Те, кто могут усложнить бизнес-договор?
   Я бы, наверное, не подумал добавить последнюю фразу.
   - Нарастающий Гнев - сказала Вэнити, сплюнув в сторону. - Другие... Более мелкие. Соперники по бизнесу, политики - насколько я понимаю, мэр его не любит. Хотя назвать его врагом было бы слишком сильно.
   Фенн нахмурилась.
   - И что ты знаешь о его бизнесе? - спросила она. - Просто в общих чертах, уверена, полный обзор он сам даст.
   - У него пальцы во многих пирогах - сказала Вэнити. - Две сырных фабрики - его, это я знаю. Он выиграл аукцион по бане, так что она тоже скоро будет его. У него порядочно служащих, среди которых достаточно талантливый оберегатель, и он сам использует свою силу, помогая, когда нужны мускулы.
   Она окинула нас взглядом.
   - Но всё это вы можете узнать от любого, кто работает на него.
   И, собственно, большую часть этого мы уже знали.
   - Нарастающий Гнев - сказала Фенн. - Я так полагала, они все мертвы.
   - По большей части - пожала плечами Вэнити.
   - То есть зачистки ещё идут - сказала Фенн. - И почему моральные крестоносцы выступили против него? Он же не заполучил эту баню до атаки, верно?
   - Он их порвал - сказала Вэнити. - Он предложил свои услуги городской страже, бесплатно, и быстро разбирался с ними, как только находили новую группу.
   Фенн, хмурясь, постучала пальцами по столу.
   - Ну, тогда последний вопрос, полагаю. Был кто-то ещё вроде нас? Новые лица извне города, пытающиеся заключить сделку, или ещё как-то оказаться в его зоне влияния?
   Вэнити провела взглядом между нами. Быстро прикоснулась к своим рогам, к одному, затем к другому, затем к своей груди напротив сердца.
   - Двадцать тысяч тчер - тихо произнесла она. Фенн спокойно достала деньги из кармана и словно невзначай передала их Вэнити, которая немедленно спрятала добычу в своём балахоне.
   - Пять дней назад он отбыл в своём вертолёте - тихо сказала она, наклонившись вперёд. - Когда он вернулся, с ним была женщина. Рыжие волосы, очень красивая. Кто бы она ни была, башня начала кипеть активностью, и это не прекращается. Народ бегает туда-сюда, некоторые отправляются в командировки.
   Она встала со стула.
   - Это всё, что я знаю.
   - Благодарю - кивнув, сказала Фенн. - Думаю, очевидно, что мы не будем упоминать этот разговор во время наших дел с твоим нанимателем, и, как ты и сказала, это мог бы рассказать кто угодно из башни.
   Вэнити кивнула и поспешно ушла в сторону двери.
   - Итак - сказала Фенн. - Хочется сказать, что всё это было ни о чём.
   - Она жива - сказал я. - Это не ничего.
   - Была жива, пять дней назад - ответила Фенн. - Что мы и так знали. Хотя "активность" может означать, что Ауманн ищет сокровища, и наша подруга вероятно выдала ему карты, что... ну, полагаю, можно засчитать в нашу пользу, если так уж этого хотим.
   - Итак, каков план? - спросил я. - Я всё ещё хочу посетить книжный, раз уж ситуация в городе успокоилась, и у нас есть деньги. Мы можем создать самоцветы для магии самоцветов, проблема только в том, как их активировать, и это, надеюсь, я смогу понять по книгам.
   Плюс, я серьёзно хотел детальную биографию Утера Пенндрайга.
   - Мы не станем ограничиваться одной персоной - сказала Фенн. - Сэм, мы с тобой проторчим тут всю ночь. Воспользуемся информацией, которую только что получили, чтобы просунуть пальцы в другие трещины. Сейчас мы можем изменить свою историю, сказав что-то вроде "мы знаем, что в последнее время в башне Трифлес увеличилась активность и народ бегает туда-сюда, и хотели бы знать, почему, прежде чем отправляться с предложением к твоему боссу".
   - Слишком очевидно - сказал я. - Даже мне.
   - Ты даже не слышал моё предложение - улыбнулась Фенн. - Я хотела предложить существенное уменьшение цены путешествия.
   Я сузил глаза.
   - И как же?
   - Я могу обойти ограничение ключей телепортации - сказала она. - Они должны перемещать по пятеро, не больше, но я могу перевозить кучу одним билетом.
   Она изобразила надевание перчатки.
   - О как - сказал я. - А это сработает?
   - Понятия не имею, но выглядит вероятным, не так ли? - заметила Фенн. - Очевидно, мы не можем на самом деле встречаться с Ауманном, и очевидно, он может знать о перчатке, но для других это убедительно, так что может сработать как прикрытие. Надеюсь, они просто возьмут деньги и не будут рыть глубоко.
   Я нахмурился.
   - Погоди, такое часто делают? - спросил я. - Эта перчатка не может быть единственным магическим предметом, использующим экстрамерное пространство.
   - Какой жизнью я по твоему жила, Джун? - спросила Фенн. - Я за всю жизнь путешествовала ключом четыре раза, и при одном из них ты присутствовал. Это дорого. Не, после того, как мой отец был убит, я побродила, но большую часть времени я провела, бродя по Землям Восставших и от них - найти лута, вернуться к цивилизации, продать.
   - Хм - произнёс я. - Походу, ложные предположения...
   - В смысле, что я побродила по всей империи, изучая виды? - спросила она. Покачала головой. - Хотела бы я, чтобы это было так, поскольку означало бы, что моя жизнь куда лучше. Ну, меня обучали эльфы, которые меня ненавидели, но искренне верили в то, что любую работу нужно делать хорошо, и я встречалась с приличным количеством опасного народа, но нет, всё это для меня в новинку. В основном в хорошем плане, хотя я бы не возражала, если бы угроз жизни было поменьше.
   - Я с тобой солидарен - сказал я. Слегка прикоснулся к своей груди. Я чувствовал себя неплохо, но я сидел, и беспокоился, что когда встану, может закружиться голова. Это было, можно уверенно сказать, симптомом кровопотери, а не запоротой чакрой, или что там я сделал со своим скелетом. - Ты не против пока что позаниматься этим в одиночку?
   - И куда ты направишься, мой юный компаньон? - спросила Фенн, подняв бровь. - В комнату для мальчиков?
   - В книжный - сказал я. - Нет смысла нам обоим сидеть здесь всю ночь. Наше ограничение по времени стало более жёстким, чем было этим утром.
   - Ты уже устал от моей компании? - с улыбкой спросила Фенн, но это была не смешная шутка, и был в ней оттенок грусти, столь слабый, что могло и показаться.
   - Ты мой лучший друг в этом мире - сказал я чистую правду. - Я вернусь, и заметить не успеешь.
   Фенн сунула руку в свой балахон и достала несколько тысяч тчер, которые передала мне.
   - Я не буду матушкой-наседкой, как была бы наша Мэри, но... Будь осторожен. Я тебя прикрыть не смогу.
   - Я не собираюсь влезать в драку, с которой не справлюсь.
   Я улыбнулся, и ушёл, прежде чем она смогла возразить. Она очевидно предпочла бы, если бы я остался, но провести всю ночь, ожидая появления тех, с кем можно будет провести короткие разговоры... Ну, это не то, как я представлял приятное времяпровождение, особенно если пьём кефик, который наверняка сделали из Пустынного молока.
   Я бродил, ориентируясь на заметные детали местности. Улицы Драгоценности Пустыни были такими же запутанными, как в Сильмар-сити, и следовали естественным разветвляющимся путям вместо привычной американской сетки. Очевидно, город возник до появления автомобилей, или даже вообще до планирования городов. В Драгоценности Пустыни почти не было машин, хотя я видел маленькую трёхколёсную моторизированную фиговину; насколько я помню, у неё дурацкое название, что-то вроде "тук-тук". Животные тоже попадались, верховые птицы и один раз ящер, хотя они тоже были редкостью, и, насколько я видел, скорее символом статуса, чем практичным транспортом.
  
   Я нашёл старый, потрёпанный книжный магазин под названием "Ещё Глава". Куча книг, и продавец рядом с кассой, сосредоточивший внимание на потёртой книге в мягкой обложке. Книги были почти не упорядочены, но нехватка порядка компенсировалась объёмом. Проходы между полками были узкими, чтобы помещалось больше книг. Я был на полпути в одном из них, читал названия, когда продавец заметил, что кто-то прошёл мимо него. Он окликнул меня.
   - Могу я вам помочь? - спросил он. Я заметил, что его палец остаётся в книге.
   - У меня есть список - сказал я. - Он начинается с биографии Утера Пенндрайга.
  
   Час спустя в моих руках была груда из четырнадцати книг.
  
   * От фермера до основателя - биография Утера Пенндрайга, написанная через пару десятков лет после того, как он стал Потерянным Королём, хотя в той копии, что была у меня, язык был обновлён до "более современного". (Занятный факт - определённо на Аэрбе был лингвистический дрейф, что вызывало растерянность, учитывая, что народ явно разговаривал на английском).
   * Полное собрание творчества Утера Пенндрайга - книга, собравшая всё, что Утер написал при жизни, включая стихи и песни. Она была толщиной в добрую тысячу страниц, и краткий взгляд на оглавление показал, что там была уйма адаптаций земных произведений, а так же несколько оригиналов, в основном связанных с военным делом, магией, или политикой.
   * Стирающая Грёза - ну, тут можно догадаться о теме. Первой страницы было достаточно, что получить впечатление о книге - научно-популярная книга в стиле Гладуэлла, но это была единственная книга по теме.
   * Портрет Многих Адов - книга с чёрно-белыми иллюстрациями из инферноскопов, хотя большую её часть составляли текстовые описания.
   * Семь книг из серии "Руководство для чайников". По словам Ясина, хозяина магазина, они скорее развеивали суеверия о магии, чем обучали ей; этим в основном занимались афинеи.
   * Книга Крови - описание различных рас Аэрба, их взаимоотношений, и большая часть книги покрывала скрещивание, определённо очень сложный вопрос. (Увы, о магии крови там ничего не было).
   * Принцип Отчуждения, седьмая редакция - частично каталог карантинных зон, включая карту на внутренней части обложки, и частично (порядком устаревший) анализ того, что такое "карантинная зона".
   * Пальцы Небесной Длани - мне описали это как пять досье богов, и, проверив, я обнаружил, что там было довольно мало биографии. В основном там было о пяти богах как о мировых силах, что меня куда больше интересовало.
  
   Ничего из этого не было полезно прямо сейчас, кроме разве что "Руководств Чайника", из которых очень уместными выглядели Магия Оберегов и Магия Ревизии.
   - Весьма эклектично - сказал Ясин. - Нет художественной литературы, кроме творений Пенндрайга?
   Он цыкнул языком.
   - Я могу понять необходимость учиться, но разве не будет уместно немного отдыха от реального мира, пока вы в моём магазине?
   Я рассмеялся.
   - Полагаю, у вас и так уже продажа куда больше, чем бывает обычно.
   - Да уж - улыбнулся Ясин. - Но дело не только в торговле, это для вашего удовлетворения.
   Он потянулся к своему стулу и поднял книгу в мягкой обложке, а затем добавил её к моей куче.
   - Бесплатно, для вас.
   Я взглянул на название. "Принц и служанка".
   - Вы её ещё читали - сказал я.
   - Я знаю, как она заканчивается - с улыбкой произнёс Ясин.
   Пока я отсчитывал, сколько ему должен, он упаковал мои книги, сперва завернув их в бумагу, а затем обмотав верёвкой. Когда я подошёл забрать их, заметил, что на стопке лежит карточка "Ещё Глава", с подписью от Ясина - он написал "Рад был помочь".
   Направляясь по улицам обратно к Чертовской гостинице, я был изрядно доволен собой. Я выполнил задачу, в одиночку, не ввязавшись в проблемы и не спрашивая ни у кого. Я знал о мире достаточно, чтобы не поднять никаких флагов во время пути к магазину. Это была мелкая победа, но приятная. Я всё ожидал каких-то затруднений - происшествия в аллее, которое придётся остановить или рискнуть схлопотать ещё один уровень Трусости, или кто-то меня узнает, или вор попытается украсть мои книги, но моя паранойя не оправдалась.
   Когда я вернулся в Чертовскую гостиницу, Фенн была погружена в разговор с дворфом, потыкивающим стол кинжалом. Я медленно подошёл к ним, не желая мешать, но Фенн слегка покачала головой, предупреждая, когда заметила меня. Меня это более чем устраивало; я распаковал книги и достал биографию Утера Пенндрайга, которую и принялся читать.
  
   Глава 29: Грэйчапел. (Серая Часовня).
  
   | Историю Утера Пенндрайга можно начать с разных мест, но чтобы понять его становление, лучше всего пройти его жизнь вместе с ним, год за годом.
   |
   | Его урождённое имя - Исия из Колма, маленькой фермерской деревушки, где фамилии были не в ходу. Его мать умерла при родах, оставив его с отцом, который снова женился, когда Исии было
   | два года. Его отец был фермером, и Исия, вместе с двумя сводными братьями и двумя сводными сёстрами каждое лето работал на полях. Очень мало написано об этом времени в жизни Утера
   | Пенндрайга, и он практически никогда об этом не говорил.
   |
   | Когда Исии из Колма было шестнадцать, завоевательная кампания Тёмного Короля выплеснулась в Англицинн. Тёмная армия, состоящая в основном из гоблинов, орков, и дворфов, прошла через
   | Колм, забирая из хранилищ всю еду, что смогли найти, и убивая или забирая всех мужчин, способных сражаться. Исия из Колма был в лесу возле фермы его семьи, когда проходила армия, и,
   | вернувшись, обнаружил разгром, учинённый против его семьи.
   |
   | Во многих историях именно тогда Исия из Колма взял меч и начал сражаться, и хотя этот образ вполне убедителен, обладая логикой повествования, исторические исследования его не
   | подтверждают. Оставив в стороне показания свидетелей, есть два дополняющих друг друга источника, отслеживающих эту арку жизни Утера. Первый - множество всё ещё стоящих в Колме
   | надгробий, реликвий передвижения тёмной армии, отмечающих год смерти 1138 (9 ДИ). Второй - в 1142 (5 ДИ), когда Утер Пенндрайг вошёл в Грэйчапел и попытался извлечь Авенджион из
   | камня, в котором он находился. Помимо этих двух источников и множества показаний свидетелей, сделанных через годы, если не десятилетия после событий, нет записей об Исии из Колма
   | или Утере Пенндрайге на этот примерно четырёхлетний период, ни в записях, оставшихся от Тёмного Короля, ни в письмах Англициннского сопротивления.
   |
   | Этот четырёхлетний провал - некая загадка. Конечно, шестнадцатилетнему сыну фермера понадобится некое время, чтобы нормально обучиться владеть мечом, но для нормального обучения
   | нужен кто-то с соответствующими навыками, а единственный ментор, которого Утер упоминал применительно к этому времени - цветочный маг Вервин, который определённо не мог бы научить его
   | всему, что он демонстрировал во время своего первого визита в Грэйчапел, даже с неутомимым стремлением Утера к совершенству, его естественными атлетическими талантами, и врождённым
   | умением обращаться с мечом.
   |
   | Есть ещё одно свидетельство, которое я сомневаюсь, стоит ли приводить. Несколько лет назад в Англицинне были найдены сценарии пьес от неизвестного автора. Все они написаны одной рукой,
   | и исполнялись Эрствайлскими Актёрами, труппой, активной во время завоеваний Тёмного Короля и затем оккупации Англицинна. Через такое время практически невозможно отследить
   | перемещения труппы, и все они были повешены в 1141 (6 ДИ) за нарушение воли Тёмного Короля, конкретно за пьесу под названием "Братство Кольца", письменных копий сценария которой не
   | сохранилось. Другие сценарии, оставшиеся от труппы, однако, похожи на более поздние работы Утера Пенндрайга, равно как и почерк, которым они написаны.
   |
   | Невозможно сказать наверняка, был ли Утер Пенндрайг членом Эрствайлских Актёров, или был ли он автором обнаруженных сценариев. Если был, то это обрисовывает совсем другую картину его
   | пути к восстанию против Тёмного Короля. Театральная труппа во время оккупации Англицинна не была бы нейтральна по отношению к Тёмному Королю, он платил им; это было частью активных
   | усилий по воздействию на общественное мнение, одна из инвестиций Тёмного Короля в захваченные территории. Возможно, Исия из Колма просто использовал время, проводя вечера в
   | тренировках с деревянными мечами и планируя месть тем, кто убили его семью.
   |
   | Однако в собственных пьесах Утера и написанных им комментариях он фокусируется на Зове Приключения юного героя, и зачастую Отвержении Зова, обе фразы всегда с заглавной буквы.
  
   Я отложил книгу, чтобы подумать. Артур, если это был Артур, оказался в этом мире с семьёй, отцом и братьями-сёстрами, а затем произошло стереотипное событие - появился Тёмный Король и убил его семью. На этом начинается традиционное, настолько-шаблонное-что-никто-этого-не-использует путешествие героя, когда некое ужасное событие направляет героя на путь исправления зла.
   И Артур (если это был Артур) сказал "пошло всё на" и отправился искать свою удачу с театральной труппой, воспользовавшись своим талантом к отыгрышу вкупе со своими широкими знаниями поп-культуры... На три года? Может быть, если он был умён и избегал встреч, если держался незаметно, если, если, если. Или, может, он становился сильнее самым безопасным способом, который мог придумать. Я мог основываться лишь на паре фраз догадок из биографии, написанной намного позже всех этих событий. Но в любом случае, ни один герой не может долго отвергать зов приключения, поскольку в какой-то момент их снова грубо пихнут на рельсы судьбы.
   В истории Утера Пенндрайга это будет концовкой первого акта, и во втором акте он встретит своего Мерлина.
   Я взглянул на Фенн и увидел, что она всё ещё погружена в активный разговор с дворфом. Она улыбалась, немного хищно, и я надеялся, что это означает, что она добилась от него чего-то хорошего. Я вернулся к своей книге, всё ещё в поисках ответов, чего-то, что однозначно подтвердит, что это действительно был он.
  
   | Утер Пенндрайг прибыл в Каледвич полностью сложившимся. Что бы ни произошло с ним за четыре года после смерти его семьи и его первым входом в ворота тогдашней столицы, он стал умелым
   | мечником и оратором, исполненным решимости и целеустремлённости творить благо. Он встретился и обеспечил верность двоих из его исторических семи компаньонов, которые позже станут его
   | Рыцарями Квадратного Стола. С ним были Вервин, маг цветов, и Сорок Два, чэйнджлинг скверной репутации, недавний друг. Оба они к этому моменту поклялись ему в верности сердцем и душой.
  
   Сорок Два был одним из персонажей Реймера, незапоминающийся одиночка оборотень-ассасин. Его имя было частью скучной трагической предыстории, в которую я не стану вдаваться. Проблема в том, что это вставило палку в колёса моих расчётов "Утер это Артур". Я очень хотел, чтобы Артур прошёл в портал пятьсот лет назад и воссоздал одного из своих персонажей, поскольку это означало бы, что он жив. Но если здесь были другие персонажи из наших игр, то что это означает? Сколько персонажей Реймера было в Аэрбе? Был ли кто-то из них грёзотёртым, или реальными людьми, которых я знал, оказавшихся в своих персонажах?
   Тот факт, что Сорок Два был исторической фигурой, заставил меня начать сомневаться; придётся изучить ещё одну биографию, если в этой о нём будет недостаточно информации. Если он был просто Сорок Два, не Реймер-как-Сорок-Два, то это было слабой уликой против того, что Утер - это Артур-как-Утер. Ещё было то, что фамилия Пенндрайг уже существовала, а не была выбрана возможно-Артуром, что означало, что мир ожидал его с готовой предысторией.
   Я продолжил читать. Интересная штука, не только из-за истории, но и из-за мелких деталей, описанных пунктирно, которые нужно было понимать по контексту. Я продолжал искать чёткие доказательства того, что это был Артур, что я читаю не просто о приключениях невероятно одарённого короля, но единственными ниточками были написанные им истории и пьесы. Я хотел найти фразу, где Утер говорил о своём лучшем друге Джунипере Смите, но так её и не нашёл.
   Я одолел примерно четверть книги, когда Фенн подошла ко мне. Частично потому, что она очень долго разговаривала с дворфом, и частично потому, что я быстро читаю. Могу выдать краткую версию:
   Фамильная линия Пенндрайгов была стёрта до последнего ребёнка, когда Тёмный Король захватил Каледвич. Последнее, что сделал Константин Пенндрайг, когда напавшие стучали в его дверь, это привёз в Грэйчапел огромный камень, в который вонзил свой меч. Уникальная магия меча сделала меч и камень практически неуязвимыми, и меч могла извлечь лишь рука кого-то из рода Пенндрайг. Константин хотел сделать из этого большое "фак ю" для Тёмного Короля, которому придётся потратить время и силы на то, чтобы избавиться от этого оскорбления его власти, но Тёмный Король обратил это в противоположное, сказав "Эй, старый король мёртв, его род мёртв, и вот доказательство тому. Если кто-то хочет достать меч из камня, пожалуйста, пытайтесь, но остальным это напоминание, что наследников королевского рода не осталось".
   И, конечно, Исия из Колма действительно был сыном тайной принцессы, и он въехал в Каледвич с планом - достать меч, что обеспечит ему сразу право на Англицинн и клёвый меч, а заодно даст всем сигнал о начале реального сопротивления Тёмному Королю. Когда я это читал, подумал, что как-то тупо со стороны Тёмного Короля, что он не убрал камень из Грэйчапел, как раз по этой причине... и тут добрался до части, где Утер попытался вытащить меч из камня, и не сумел, после чего попал в засаду и был вынужден с боем прорываться к выходу вместе со своими союзниками.
   Как оказалось, Тёмный Король по крайней мере частично соображал, что к чему, и под прикрытием тьмы заменил камень с Авенджионом специально сделанным идентичным камнем с копией меча в нём. Меч в камне был не просто свидетельством того, что Пенндрайгов не осталось в живых; пока народ считал меч в камне подлинным, это было свидетельством против любых потенциальных кандидатов, а заодно приманкой для потенциальных героев.
   В общем, это было представлением Утера Пенндрайга миру. На что ушло около двух глав, половина из которых расписывала его генеалогию, что меня не особо интересовало; всё, что мне было нужно знать, это что он был тайным наследником трона.
   После этого Утер около года оправлялся от боя, собирал более сильных союзников, включая ещё двоих Рыцарей Квадратного Стола (один - маг кожи, названный по визарду, которым играл Том, но не особо схожий с персонажем, а другой - клерик, хотя Аэрбианские клерики изрядно отличаются от традиционных D&D-шных). После этого он снова отправился за Авенджионом, местонахождение которого выяснил. Тёмный Король сунул огромный неуязвимый камень в озеро, и Утеру пришлось воспользоваться помощью магической русалки, чтобы его добыть. Биограф не называл её Владычицей Озера, но я мог читать между строк; кто бы ни писал историю, они использовали Артурианские легенды.
   К этому моменту Утеру был двадцать один год. Первая Империя была основана в 1147 (0 ОИ), что произошло всего через четыре года, и короткий взгляд на оглавление показал, что этот срок покрывает около четверти его биографии. Его два сына родились вскоре после основания Первой Империи, а затем он исчез с лица Аэрба в походе в возрасте пятидесяти пяти. Я изо всех сил старался ничего не пропускать, особенно потому что под конец вряд ли будут какие-то ответы, но меня уже мучали вопросы, на которые ответов, скорее всего, не будет. Если это действительно был Артур, то каким он будет после сорока лет здесь, большую часть которых он провёл как ультра-могущественный король?
   Хотел бы я, чтобы Амариллис сидела рядом, не только потому, что тогда нам не придётся заниматься опасным квестом по её спасению, не только потому, что она красотка, но потому, что разговор с ней мог бы помочь. Я не спрашивал её об Утере, когда мы были вместе, и сейчас жалел об этом, но я не думал, что он был Артуром, и всё это было древней историей, настолько же далёкой, как Мартин Лютер с его 95 Тезисами.
   Я снова оторвался от книги и уведел, как Фенн прошла мимо в компании с дворфом. Он был около четырёх футов ростом, но широкоплеч, и, похоже, под его плащом из шкур скрывались изрядные мускулы. У него на боку был топор, украшенный завитками, которые я через секунду опознал как волосы. Его густая борода была затянута в серые косички. Нос с горбинкой, и он подозрительно осматривался.
   Я проведу краткий обзор дворфов Аэрба, но в целом к ним можно относиться как к стандартным фэнтезийным дворфам. Они - вторая по численности раса Аэрба, после людей, их численность около миллиарда, хотя этого и не подумаешь, взглянув на карту или пройдя по крупному городу. Дворфы - комбинация шахтёров и фермеров, из-за тестяного лишайника, который они разводят на стенах, и который выедает камень, превращая его в нечто съедобное, по крайней мере для дворфов. Возможность превращать камень в еду означает, что им нет нужды подниматься на поверхность, так что большинство из них этого никогда и не делают. Существует около тысячи дворфовских городов-государств различных размеров, в некоторые из которых невозможно войти кроме как через телепортацию, а некоторые ограждены и от этого.
   О, и ещё кое-что о дворфах: у них нет женщин, только мужчины. Вроде бы когда-то дворфы вырезали своё потомство из камня, но на них было наложено великое расовое проклятье, которое сделало их биологически воспроизводящейся расой, что они могут делать как друг с другом, так и самостоятельно. Они все на самом деле не мужчины, поскольку это означало бы различие полов, но у них были мужские вторичные половые признаки, так что буду называть их "он" и "его".
   (К слову, я вспомнил, что создавал таких дворфов. Это было после того, как к нашей группе присоединилась Тифф, когда её собственные интересы к роли секса и пола в обществе привели меня к некоторым любопытным путям в миростроительстве. Дворфы-которые-вырезают-своих-детей-из-камня и дворфы-у-которых-один-пол на самом деле были в двух разных кампаниях, но на Аэрбе они слились воедино).
   - Джунипер, пока ты зарывался в книгу, я нашла друга - сказала Фенн. Я взглянул на дворфа, который не выглядел другом. - Его зовут Грак, и он поможет нам с нашим ограблением.
   К вечеру таверна стала более шумной, по мере того, как столы заполнялись, но я всё равно поморщился, услышав, что она воспользовалась моим реальным именем. И меня не проинформировали ни о каком ограблении, разве что это было частью некоей попытки надурить дворфа. Я не был уверен в отношениях между дворфами и эльфами, но, похоже, для Фенн это всё равно не имело значения, если только это не было откровенной враждой.
   - Зовут Гракхуил Лидбрэйдс - поправил Грак. Он принюхался, раздувая ноздри, и взглянул на меня. - Твой компаньон уже огласила условия.
   - Условия - я кивнул. - Фенн... Хорошая работа.
   Фенн коротко кивнула мне.
   - Рада помочь - она потянулась. - Уже поздно, и у нас есть другие дела, но мы встретимся здесь завтра рано с утра - сказала она Граку. - Понадобятся определённые приготовления, займёмся ими в ближайшие дни. Подробности можно будет обсудить завтра.
   Грак кивнул нам обоим, и ушёл.
   - Можешь ввести меня в курс? - спросил я Фенн.
   - Оказалось, что у Ауманна есть враги - сказала она. - Я тебе расскажу в комнате, за едой.
  
   * * *
  
   Фенн нахмурилась, когда я заказал тот же псевдобургер, что был в прошлый раз.
   - Где твоё чувство приключения? - спросила она. - Когда мы спасём Амариллис и она вернёт себе своё место на троне Англицинна, она будет водить тебя по всяким понтовым банкетам, где от тебя ожидается есть всякую всячину. Лучше заранее расширять горизонты.
   Я нахмурился.
   - Мои горизонты достаточно расширенны - сказал я. - Но ладно, я возьму... лосиные полоски. Здесь одомашнили лосей?
   - Зачем их одомашнивать? - спросила Фенн.
   - ...Неважно - ответил я. - Ладно, расскажи мне про этого дворфа.
   - Один момент, заказ сделаю - сказала она. Спрыгнула с кровати, где мы с ней сидели, и подошла к дисковому телефону на стене. Смесь технологий на Аэрбе всё ещё царапала меня временами, поскольку моему мозгу было сложно переключиться с "я говорю с реальным дворфом, дворфы здесь - это нормально" на мысли об линиях электроподачи, лифтах, и радио. Я задумался, отличалось ли во времена Утера, чувствовалась ли тогда высокая фэнтези.
   - Ладно - сказала Фенн, положив трубку. - Наш приятель дворф - кстати, он компаньон?
   Я закрыл глаза на три секунды и прошёлся по меню, стараясь не обращать внимания на текст на экране "Поражения". Я чувствовал себя не очень, но полагал, что в основном это просто слабость из-за кровопотери. В любом случае, экран "Компаньоны" всё ещё показывал только Фенн и Амариллис, у обеих были те же описания, что были прежде.
   - Неа - ответил я. - Всё как было.
   - Ну, дерьмово - сказала Фенн. - Я надеялась. Наш дворф-приятель-но-не-компаньон Грак на миссии со своей родины, ему нужно украсть кучу золота, и он не может вернуться, пока этого не сделает.
   Я нахмурился.
   - Ты говорила, что он враг Ауманна.
   - Тебе короткую версию или длинную? - спросила Фенн. - Потому что короткая версия - он хочет украсть золота.
   - В таком случае, давай длинную версию - сказал я. - Его к тебе отправил бармен?
   - Угю - сказала Фенн. - Плюс ещё двоих, хотя они были менее полезны, в основном, полагаю, просто хотели наших денег. Но вот Грак - ценный приз. Длинная версия - у дворфов сложная культурная история с золотом и магами золота. По словам Грака, дворфы издавна считали золото сакральным металлом, чем-то почитаемым и уважаемым. А потом однажды, сотни, если не тысячи лет назад, они выяснили, что другие смертные виды на поверхности тоже любят золото, и дворфы поддались соблазну расстаться со своим золотом в обмен на комфорт для тех ям, в которых они живут. Только потом дворфы обнаружили проклятье на золоте, за которое они ощущают некую ответственность, и которое повлияло на них через серию бесконечных войн.
   - Хмм - сказал я. - У меня было впечатление, что у дворфов города-государства, а не реальная нация. Можно ли говорить о них, как о едином целом?
   - Это сложно - сказала Фенн. - Полагаю, дворфы чувствуют видовое единство сильнее, чем другие виды Они не являются прямой частью Империи Общих Интересов, у них есть собственное подобие правительства, которое имеет дело с империей, что-то вроде буфера.
   Она фыркнула.
   - Н-да, хотелось бы, чтобы Амариллис была здесь, а то у меня такое чувство, что я невнятно излагаю.
   - То есть, Грак здесь, чтобы вернуть золото, чтобы предотвратить некое проклятье? - спросил я. Фишка с ацтекским золотом? У нас тут "Пираты Карибского моря"?
   - Попробуй угадать, что за проклятье - сказала Фенн, улыбаясь и прикусив губу. Очень привлекательно смотрелась.
   - Ну, если ты так подаёшь, то речь наверняка о магах золота - сказал я.
   - В точку - ответила Фенн. - Грак, и определённо некоторые другие дворфы, достаточное количество, чтобы его финансировали, считает, что это дворфы были причиной появления золотых магов, когда выбросили в мир свои запасы золота.
   Я нахмурился.
   - Вообще-то я не вижу, где тут проклятье, в привычном смысле этого слова.
   - Я думаю, они имеют в виду зов золота - сказала Фенн. - Маги золота сильны, но они связаны в том, что могут делать с этой силой, поскольку если они не посвятят себя зову золота, то не справятся. Речь не просто о том, чтобы каждый месяц добавлять в хранилище фунт золота; нужно фунт в первый месяц, потом два фунта во второй, потом четыре в третий, и так далее.
   - Повышение не может быть таким резким - сказал я. - Ауманн - маг золота уже двенадцать лет, если бы требованием было удвоение каждый месяц, это было бы эм, больше фунтов золота, чем песчинок в Аэрбе. Что вряд ли. График должен быть не таким крутым.
   - Не суть - отмахнулась Фенн. - Ты понял, о чём я. В любом случае, через какое-то время маги золота начинают ощущать серьёзное давление, так что исторически, по крайней мере со слов Грака, у них остаётся два основных варианта - украсть золото у кого-то ещё или организовать/захватить золотой рудник. А учитывая, что дворфы добывали золото с незапамятных времён, маг золота может убит двух зайцев одной пулей, нацелившись на один из холдов дворфов. Украсть всё золото, а потом поработить дворфов и заставить их добывать тебе ещё золото.
   - Ладно то есть дворфы считают магию золота своей виной - сказал я. - Они продали золото другим смертным видам, и были наказаны существованием магов золота.
   Я понятия не имел, насколько это обоснованно, но на мой взгляд не казалось особо вероятным.
   - Ну, на самом деле не все дворфы. Не больше, чем можно было бы говорить за всех людей - сказала Фенн. - Клан Грака особо сурово огрёб от мага золота несколько веков назад, пока золотые жилы не оказались полностью истощены. В любом случае, это его миссия, и поэтому он готов работать с нами.
   - Ладно - медленно произнёс я. - И что он положил на стол?
   - Тебе это понравится - сказала Фенн с искрами в глазах. - Он разбиватель оберегов.
   - Хм - сказал я. - Полагаю, поскольку маги золота и оберегатели идут рука об руку, если у тебя квест по возвращению золота, будешь заинтересован разбиванием оберегов. Меня это устраивает... но ты мне всё время говорила, что наша цель - вернуть Амариллис, а не убить или нейтрализовать Ауманна. Это меняется с участием Грака?
   - Эм - сказала Фенн. - Я, возможно, дала понять Граку, что знаю, где находится склад золота Ауманна, и я, возможно, сказала, что у меня есть конкретная информация, что оно там же, где держат Амариллис. Что, заметь, достаточно резонное предположение.
   - Мы знаем, где держат Амариллис? - спросил я. Моё сердце забилось быстрее. Принцесса Шрёдингера давила на меня, даже с учётом того, что было резонно предполагать, что она в плену, но в целом с ней всё в порядке. - Мы знаем, что она жива?
   - А, да - сказала Фенн. - Совсем забыла сказать. Она на этаже под пентхаусом, за серьёзными оберегами, непострадавшая, но недовольная, по крайней мере насколько известно слугам. Ауманн и его внутренний круг единственные, кто знают её личность, но он не делал секрета из того, что у него есть гостья.
   - То есть план - воспользоваться Граком, чтобы добраться на вершину Башни Трифлес, затем разрушить обереги на Амариллис, а потом сбежать? - спросил я. - И надеяться, что он не будет взбешён, когда узнает, что золота там нет? Ты говорила ему об Амарилис?
   - Неа - сказала Фенн. - Но он знает, что нам нужно не только золото, и золото всё-таки может быть там, так что не то, чтобы мы водили его за нос. Не сильно, во всяком случае.
   - А если золото не там? - спросил я.
   - Ты собираешься морализаторствовать по этому поводу? - спросила Фенн. - А то когда это, ах да, этим утром ты избил чувака ради информации, а я украла его барахло.
   - Он это заслужил - сказал я. - Но я предпочёл бы не добиваться помощи обманом.
   - Ладно - сказала Фенн. - Тогда завтра утром я отправлюсь в Чертовскую гостиницу и скажу ему "звиняй, но у тебя нет реального повода помогать нам", да?
   Я почувствовал, что начинаю злиться. Всего пару месяцев назад я бы, вероятно, ответил праведной яростью, сказал бы ей что да, она должна сказать ему правду, даже если это будет нам стоить. Дело даже не в том, что я так уж склонен придерживаться моральных принципов; просто мы были на противоположных позициях. Так что я отступил и попытался всё обдумать.
   Да, это было вполне приличной догадкой - предположить, что Ауманн держит все свои ценности, людей и деньги, в одном месте, поскольку есть предел тому, сколько надёжных убежищ можно содержать, особенно если тебе постоянно приходится вливать деньги в свой источник силы. Лично для нас это было, в принципе, не страшно, поскольку магия оберегов мало на что способна в плане атаки, и не то, чтобы наша репутация от этого пострадает. Главной проблемой было то, что это дерьмовый поступок.
   - Ты права - со вздохом сказал я. - Я бы предпочёл этого не делать, но если нам в руки падает такой ресурс, то... Наша цель достаточно важна, чтобы пойти на уступки себе.
   Амариллис бы так и сделала.
   Лояльность Повышена: Фенн, ур.9!
   - О - сказала Фенн.
   - В смысле, если хочешь, мы можем поругаться по этому поводу - сказал я. - Определённо, впечатление такое, что ты хочешь поругаться. Но я изо всех сил стараюсь не спорить только потому, что у меня есть крепкая позиция.
   - О как - сказала Фенн. - Это такая человеческая фишка, ругаться, потому что речь не о чём-то важном?
   - Угу - сказал я. - И ты наполовину человек, так что ты мне скажи. Есть какая-то особая причина, чтобы ругаться?
   Фенн нахмурилась.
   - Неа, я говорила "расслабленная атмосфера", так что её и будем придерживаться.
   - Часть меня беспокоится по поводу того, что будет, если мы её действительно вернём - сказал я.
   - И почему же, маленький хууман? - спросила Фенн.
   - Во-первых, я больше тебя - ответил я. - Во-вторых, когда мы заказывали еду, ты была раздражительна, и говорила, что "я", а не "мы" буду на банкетах. Раньше ты уже говорила, что беспокоишься о том, что Амариллис отодвинет тебя в сторону. Резонно, что ты об этом всё ещё беспокоишься, возможно, даже больше, учитывая, что со своими реликвиями она получила на нас рычаг влияния. Ты не хочешь, чтобы тебя оставили позади.
   И тебя, в общем-то, отбросили обе части твоей семьи, почему у тебя всегда были скорее знакомые, чем друзья. Сейчас ты считаешь меня своим реальным другом, ты беспокоишься, что потеряешь меня, поскольку не сможешь просто отмахнуться, сделав вид, что тебе никогда не было дела.
   Однако всё это было лишь догадками с моей стороны, и я не знал, как сказать это так, чтобы звучало позитивно и сочувствующе, а не цинично.
   Фенн поморщилась.
   - Ладно, я малость беспокоюсь, полагаю. Но сделай вид, что я этого не говорила.
   Я взглянул ей в глаза.
   - Фенн, ты мой компаньон. Это написано в моём листе персонажа. Если будут какие-то напыщенные светские обеды или банкеты, на которые вынудят идти обстоятельства или Амариллис, ты пойдёшь с нами, разодетая до девяток.
   - "До девяток"? - спросила Фенн.
   - Это... вообще-то не знаю, как объяснить - ответил я. - И в любом случае ты всё ещё должна мне услугу, помнишь?
   Я улыбнулся ей.
   - Не могу же я позволить тебе сорваться с крючка, не воспользовавшись этим, не так ли?
   Фенн открыла было рот, чтобы что-то сказать, но тут в дверь постучались, и к тому времени, как она принесла поднос с едой, она уже или отвлеклась, или решила не продолжать эту линию разговора.
   - Ну, - сказала она, начав есть что-то макароновое и набором разнообразных разноцветных овощей. - Есть интересные книжки?
   - Типа того - сказал я. - Книги по магии должны быть полезны. Я надеюсь, что копировальный набор и "Путеводитель Чайника по Магии Самоцветов" вместе позволят мне разобраться с этой хренью. Я примерно на четверть одолел биографию Утера, и она... менее полезна, чем я ожидал, по крайней мере в формировании гипотезы. Остальные в основном книги, которые можно использовать в качестве пояснения отсылок, или, я надеюсь, позволят мне лучше изучить мир.
   Фенн подняла из кучи "Принц и Служанка".
   - А эта? - спросила она.
   - Подарок хорошему клиенту - сказал я. - Можешь почитать, если хочешь, я сомневаюсь, что у меня будет время расслабиться, и я уверен, что ты всё равно будешь сидеть и ждать, пока я закончу.
   - Кстати говоря - сказала Фенн, доставая Траур из кармана и надевая на руку. - Вскоре тебе понадобится научиться делать татуировки.
   Она принялась выгружать вещи на кровать - сперва пистолет, затем ящик с чернилами, затем книгу иллюстраций.
   - По мне так следовало сразу грабануть того чувака подчистую.
   - Все мы задним умом крепки - ответил я.
   - Бе, - сказала Фенн - не мешай мне торжествовать мои ретроспективные победы.
   Я съел пару кусков лосятины, которая была достаточно похожа на оленину, слабо поджаренной и сильно присыпанной специями, но особого аппетита у меня не было. Вместо этого я отставил тарелку и взялся за татуировочный пистолет. Пора освоить парочку заклинаний.
  
   Глава 30: Сюжетно значимое.
  
   Разблокирован Навык: Искусство!
   Навык повышен: Искусство, ур. 6! (навык ограничен утроенным значением первичного стата CHA).
   Навык повышен: Магия Кожи, ур. 10!
   Новая Доблесть: Изменчивая Кожа!
   Навык повышен: Магия Кожи, ур. 12! (навык ограничен утроенным значением первичного стата KNO).
   Ледяной дьявол: окутывает вашу руку морозом, на следующие три минуты наделяя её способностью заморозить то, к чему вы прикоснётесь. Одиночное применение. Необходимый размер - примерно 1 квадратный фут.
   Чаша Лжеца: Позволяет вам вытягивать из своего тела слабые токсины, такие как босклиф, алкоголь, кофеин, террабленд, никотин, или гранчар, и незаметно передавать их прикосновением. Только для себя. Необходимый размер - примерно 2 квадратных фута.
   Распутная Лоза: Создаёт маленькую тонкую лозу, которая может опутать любой вход, такой как дверь или окно, на период двадцати четырёх часов. Вы будете знать, если кто-то пройдёт через кольцо лоз. Одиночное применение. Необходимый размер - примерно половина квадратного фута.
   Поверхностные Ножны: Объект, прижатый к татуировке, войдёт в неё и станет частью магии кожи, позволяя затем вернуть его, потянув за край татуировки. Объект необходимо вставить в течении тридцати минут после завершения татуировки. Требуемый размер зависит от размера сохраняемого объекта.
   Змея: Неядовитая змея оживает и соскальзывает с вашей кожи. Она обладает нормальным змеиным интеллектом, симпатия к вам отсутствует. Одиночное применение. Только для себя. Размер татуировки определяет размер змеи. Уход за змеёй - большая ответственность!
  
   У магии татуировок было скрытое ограничение - она зависела от моего навыка Искусство, о существовании которого я не знал, пока не попытался нарисовать что-то татуировочным пистолетом. Я не использовал собственную кожу; вместо этого потратил немного времени, провозившись с копировальным набором, пока он не выдал мне кусок свежей кожи (профессия "дубильщик"). У самих татуировок были точные спецификации в плане углов, дуг, чернил, и относительных размеров отдельных элементов. Это напомнило мне работу в классе Искусств, когда нужно было сделать векторный логотип; они должны быть чётко узнаваемыми и масштабируемыми, так что каждая часть должна быть определена в математических терминах, позволяя неограниченное воспроизведение. Маг татуировок рисует на коже не просто дьявола, который оживает и хватает за руку; он рисует очень конкретного дьявола.
   Как оказалось, у меня просто недостаточно умения обращаться с татуировочным пистолетом, чтобы нарисовать что-то кроме пяти самых простых татуировок из примерно тридцати в стыренной Фенн половины книги. Тем не менее, пара часов практики позволили мне нанести на свою кожу несколько татуировок, и полученная мной новая доблесть позволила перемещать их по своей коже в другие места простой мыслью, и это означало, что я могу наносить все татуировки на относительно большие участки кожи на моём бедре, передвигая их в другие места, когда заканчиваю.
   Учитывая всё, толку с этого было маловато, так что я перешёл к магии самоцветов.
   Судя по "Руководству по магии самоцветов для чайников", в магии самоцветов вообще не было аналогий. Вместо этого у неё было три разных оси эффекта, и каждому самоцвету может быть назначено цифровое значение в каждой из этих осей на основе их цвета. Книга не называла это цветовой моделью RGB, но она использовала слова "красный, зелёный и синий".
   (Можно и не говорить, но это как-то бредово. В смысле, вся причина появления модели RGB, это то, что в глазу человека только три типа сенсоров цвета, реагирующих на эти длины волн. Было бы вполне возможно, чтобы были другие пики на других длинах волн, или другие сенсоры цвета. Блин, на Земле есть существа с четырьмя типами цветодетекторов, и можно даже не упоминать, что среди 200 смертных видов Аэрба были такие, которые воспринимают цвета не так, как люди; собственно, это было прямо упомянуто в одном из дополнений книги. Однако, определённо, магия самоцветов в этом мире была разработана на основе человеческих определений цветов).
   Всё цвета были атакующими, проецирующими силу в мир, и различались количеством залпов, расхождением, скоростью, перезарядкой, и кучей других вещей. Я толком не въехал, пока в книге не привели пример (хотя это и заставило меня ощутить себя чайником).
   * Чистый красный самоцвет будет испускать непрерывную проекцию силы, половина которой будет направлена обратно на пользователя. У луча будет нулевое расхождение.
   * Чистый синий самоцвет будет выстреливать раз в восемь секунд, излучая пятьдесят снарядов с расхождением в 180 градусов, которые затем изменят направление в сторону определённых пользователем целей до 90 градусов.
   * Чистый фиолетовый самоцвет будет выстреливать раз в четыре секунды, излучая двадцать пять снарядов с разбросом в 90 градусов, которые затем изменят направление в сторону определённых пользователем целей до 945 градусов. Четверть силы залпа будет направлена обратно на пользователя.
   Разблокирован Навык: Магия Самоцветов!
   Разблокировано Достижение: Объединёнными Силами.
   Я был немного раздражён, когда думал о том, что к магии в самоцветах позволяет доступ проходящий через них свет, поскольку это было вторым, что я попробовал. Конечно, сейчас я знал о магии самоцветов больше, чем тогда, включая толику знаний о том, каким эффектом должны обладать грубые самоцветы, созданные копировальным набором, но аналогию-то я уловил, верно? Самоцветы - связано со светом, если они выдают свет и это связано со значениями RGB. Возможно, аналогия в этом случае не имеет значения, важно знание, но это реально выглядело как что-то, что я должен был освоить самостоятельно.
   Я заполучил ещё одну полоску, выскочившую рядом с полоской, измеряющей кровь. Эта была синей, и пульсировала слабым свечением. Быстрый взгляд показал, что она озаглавлена "Ментальное Истощение". Её значение было 9/12, утроенное значение любого из моих ментальных статов кроме самого MEN. Ещё бы я мог продемонстрировать что-то серьёзное, прежде чем закончится ментальная энергия, но фиг там. (Да, я был разочарован способностью пускать магические лазеры с рук. Избаловался).
   Вообще-то комната в гостинице - не лучшее место для практики в магии самоцветов, что я осознал после первого залпа красного света, который опрокинул стол. Фенн этому поапплодировала, но она читала "Принц и Служанка", и вернулась к своей книге, как только стало ясно, что я больше не собираюсь ничего громить.
   Я сделал мишень из пары подушек с нашей кровати и цитруса с толстой шкуркой, который мы получили к обеду, а потом принялся использовать красный камень, чтобы сбивать его. Камень был не совсем чистым, и мне стало очевидно, что это очень важно - если и не в плане непосредственно чистоты, то в удобной комбинации эффектов. Это напоминало случайно генерируемые в Borderlands пушки. Я надеялся, что тут больше, чем сумма частей.
   А ещё нужно было учитывать не только цвет, поскольку множество аспектов самоцветов изменяли их эффект в разном, и всё это пересекалось друг с другом. Большой самоцвет мощнее маленького, но ментальное утомление возрастало пропорционально размеру. Огранка может быть разных типов и уровней симметрии, которые изменяли метрики. Одни отрицательно, другие позитивно, но в основном - то и другое вместе.
   И всё это было, бл*, бесполезно, поскольку копировальный набор отказывался выдавать мне что-то кроме восьми камней, которые мы получили в самый первый раз, как бы я ни пытался. Судя по тому, что написано в книге, у всех магов самоцветов уникальные наборы, так что, возможно, копировальный набор не мог сообразить, что было бы у "мага самоцветов", почему и создавал всё время одно и то же.
   Я сделал несколько залпов по фрукту, каждый раз возвращая его на место. Было облегчением видеть, что использование самоцвета не стоило мне трёх единиц ментального утомления каждый раз, но это означало, что "ментальное утомление", которое использует игра, числовое представление моего реального ментального утомления, и именно его использовала магия самоцветов. Я не был уверен, как к этому относиться, особенно потому, что был уверен в том, что завтра мне понадобится ясный ум, и, как обычно, игра не давала никаких подсказок, как быстро я оправлюсь от ментального утомления.
   Сделав достаточно залпов, чтобы поднять Магию Самоцветов до 5 уровня, я оказался на 6/12 в этом плане, и это было достаточно низко, чтобы решить остановиться на этом. Я испробовал все восемь камней, которые выдавали различные (но скорее похожие, чем уникальные) эффекты. Я не смог заставить работать только чёрный и бесцветный; если основываться на RGB, то у белого все значения будут 255, а у чёрного - 0, но определённо они были "особыми", и превыше моих способностей. Чёрный был контрмагией для самоцветов, и способен нейтрализовывать атаку в пределах характеристик камня; бриллиант не обладает атакующими способностями, и вместо этого использовался для усиления магии самоцветов, хотя "Руководство Чайника" и не описывало, как именно это должно работать, учитывая, что можно использовать только по одному камню за раз. Возможно, нужно действовать парой?
   Достаточно сказать, что магия самоцветов меня тоже разочаровала. Ну, лучше ей владеть, чем не владеть, но на мой взгляд пистолет лучше, по крайней мере с моими камнями и способностями. И, что ещё хуже, самоцветы дороги, скорее всего дороже, чем мы можем заплатить копировальному набору, учитывая его цены, и это означало, что если я буду ими пользоваться, то придётся забыть об использовании копировального набора.
   - Ты съел не всю лосятину - сказала Фенн, когда заметила, что я уставился на самоцветы в своей руке.
   - Угу, не особо голоден - сказал я. Взял одну из полосок, и положил её обратно.
   - Перекусил чего-то по дороге, когда ходил в книжный? - спросила Фенн.
   - Нет - ответил я.
   - Ну, тебе стоит поесть - сказала Фенн. - Особенно если ты болен. Ты облажался со своими костями и у тебя нехватка крови, лосятина будет полезна, в ней много железа.
   - Угу - сказал я. Я потерял пятнадцать фунтов после смерти Артура, но в тот раз потеря аппетита была вызвана депрессией, а не тем, что происходит со мной из-за магически нефункциональной грудной клетки, или что там. У меня были похожие разговоры, о том, что нужно есть, с моей мамой, с отцом, и с Тифф. В итоге я просто запихивал еду в рот, стараясь игнорировать то, что на самом деле не хочется. Так что я решил, что Фенн, пожалуй, права, и отрезал четыре куска лосятины; быстро прожевал их и проглотил.
   - Ты в порядке? - спросила Фенн.
   - Думаю, когда речь идёт о плане спасения, лучше действовать быстрее - сказал я. Потёр руку. Кажется, она стала чуть слабее, но сложно сказать наверняка, поскольку это моя левая рука, и обоерукость я заполучил лишь недавно.
   - Грак тоже готов действовать - сказала Фенн. - Он уже месяц пытается с этим разобраться. Я дала ему пару намёков на наши ресурсы, что его порядком простимулировало.
   Она посмотрела, как я ем.
   - Если хочешь, могу заказать тебе другую еду - предложила она.
   - Не, всё в порядке - ответил я. Взглянул на книгу, которую она читала. - Есть там что-то интересное? Или... значимое для истории?
   - Плохой парень побеждает - пожав плечами, ответила Фенн. Помедлила. - В каком смысле "значимое для истории"?
   - В смысле... не знаю, была там подсказка? Или что-то подобное? - спросил я.
   - Как ты получил эту книгу? - спросила Фенн, подняв бровь.
   - Продавец читал её, когда я вошёл в магазин - сказал я. - Когда я уходил, он сказал что-то о том, что мне нужно и развлекательное чтение, а потом добавил её к куче, бесплатно.
   - И ты думаешь, что это как-то... связано? - спросила Фенн. - Ты думаешь, что продавец читал эту конкретную книгу, потому что вселенной было предназначено, чтобы ты её получил, поскольку у неё есть некая космическая связь с чем-то неизвестным?
   - Это возможно - сказал я. - В смысле, почему нет. Это же в дух эльфийской удачи, разве нет?
   - Да я бы не сказала - сказала Фенн. - Там скорее чувство движения с течением, по определённому пути, в духе "несчастье и благо". А не случайные чуваки дают вам книги, в которых есть подсказки. Говоришь, так работают игры?
   - Так работает повествование - ответил я. - Антон Чехов был театральным автором в 1800-х, и он определил, что в целом у любого элемента спектакля должна быть причина. Если в первом акте висит ружьё, то из него выстрелят в конце третьего акта, потому что иначе нафига было его изначально вешать. Насколько я помню, у Эрнеста Хемингуэя это тоже было.
   Я размял пальцы левой руки; чувствовалось как-то не так.
   - В играх, впрочем, иначе, потому что невозможно гарантировать, что все заготовки выстрелят, если только не лишить игрока элементов выбора, или обеспечить набор вариантов для каждой заготовки. В смысле, в настолке можно повесить ружьё в начале сессии, а потом события могут переместиться куда-то в другое место, и ГМ ничего не может с этим поделать. Моя собственная персональная стратегия - просто заложить как можно больше деталей, а потом использовать их по возможности.
   Фенн терпеливо слушала.
   - Ты и правда любишь свои игры, верно? - спросила она. - Нам стоит как-нибудь поиграть.
   - Серьёзно? - спросил я. - В смысле, да, было бы клёво, если бы у нас появилось время, когда у нас не заканчиваются еда или деньги, и нас не пытаются убить или замучать, или... ну, ты поняла, та хрень, с которой приходится иметь дело.
   А потом я окажусь в ещё одном фэнтезийном мире, который придумал для игры-в-игре. Вау!
   - Но к чему я веду, по крайней мере слегка, это что некая порция игровой логики может быть применима, из-за моей собственной разновидности чего-то вроде удачи, так что если в "Принц и Служанка" есть некая подсказка, то что это за подсказка?
   Фенн подняла книгу и пролистала её, пока не добралась до самого конца.
   - Какая твоя фамилия? - спросила она.
   - Ты серьёзно не знаешь? - спросил я. - Не могу понять, шутишь ты или нет.
   - Ладно, - сказала Фенн - ты говоришь мне свою фамилию, и я говорю, шутила или нет.
   - Фенн, мы вместе уже почти три недели, как может быть, чтобы ты не знала мою фамилию? - спросил я.
   - Так речь же никогда не заходила! - сказала Фенн. - Вот ты знаешь мою фамилию?
   - Грингласс - почти немедленно ответил я.
   - Ты грязный жулик, у тебя в глазах написано - почти так же быстро ответила Фенн. Она усмехнулась. - Но серьёзно, какая?
   - Смит - сказал я.
   Фенн кивнула, а потом села рядом и указала на кусок текста.
  
   | Свадьба прошла в садах Замка Чернвит, одной из старых крепостей Утера Пенндрайга, где ещё расли посаженные его твёрдой рукой растения. Самым большим из них был можжевельник,
   | тень от которого затмевала большую статую великого кузнеца Мершена Эделя. Говорят, Утер временами приходил сюда, и в той же тени, где стоял его величественный предок,
   | пронизанной древней историей Англицинна, наследием его и его невесты, Принц наконец женился на его Служанке, закрепив брачные клятвы поцелуем.
  
   - Как я уже сказала, плохой парень побеждает. Принц - засранец, отравивший парня, в которого была влюблена служанка, и она тоже я б сказала п*зда, потому что как только он ослаб от яда, она потеряла интерес и вернулась к принцу. - Фенн снова указала на текст. - Но вот, можжевельник и кузнец, похоже на то, что могло бы быть подсказкой. (Пр. Переводчика: ГГ зовут Juniper Smith, Можжевельник Кузнец).
   - Это свидетельство - медленно произнёс я. - Свидетельство, что он меня знал.
   - Утер Пенндрайг тебя знал? - спросила Фенн. Я слышал в её голосе скептицизм, но она не отвергала этого, как я ожидал, и как она обычно делает, когда речь заходит о Земле.
   Я не говорил ей об Артуре. Я не произносил его имени вслух с того момента, как оказался здесь. Я не хотел произносить его имя, поскольку от этого у меня в горле появлялся комок, а на глазах слёзы. И, возможно, была часть меня, считавшая его священным, и что любая надежда, что он может ещё быть жив где-то в этом фэнтезийном мире, окажется смыта, как только я признаю, что он вообще существовал. Но всё это бессмысленные глупости, порождённые моим мозгом, я это понимал, и сейчас был момент, когда это нужно было сказать, потому что мне понадобится помощь, если я собираюсь найти Потерянного Короля.
   Так что я рассказал ей об Артуре.
  
   * * *
  
   Фенн была хорошей слушательницей. В смысле, в целом она не была хорошей слушательницей, скорее уж ужасной, даже учитывая, что часть этого было игрой или её чувством юмора, но когда я рассказывал ей об Артуре, она сидела рядом и слушала, кивая, когда меня нужно было подбодрить, и беря за руку, когда мой голос становился пустым.
   - Прости - сказала Фенн.
   - Угу - ответил я. Умолк на какое-то время. - В любом случае, это был он. Утер был его персонажем, Лучшим Королём В Истории. У меня есть квест найти Потерянного Короля. И он... он посадил можжевельник рядом со статуей кузнеца, и приходил туда подумать обо мне. Я знаю, что всё это просто моя версия, что это может говорить грёзотёртость
   - Нет, - сказала Фенн - я тебе верю.
   - Серьёзно? - спросил я. - Во всё это?
   Фенн держала меня за руку, но сейчас расцепила наши пальцы.
   - "Всё" - сильное слово - сказала она. - Я думаю, существует место под названием Земля, и твоя душа, со всем её опытом, оттуда. Возможно, это и есть стирающая грёза, одна личность затирает другую, как палимпсест.
   Она помедлила.
   - Но ты столько всего говоришь, что из твоих игр, или как-то взято из твоего мира, и... я не понимаю, как в этом может быть смысл, потому что это будет означать, что весь мир крутится вокруг тебя и только тебя. Это бы значило не только что я твой реальный, фактический компаньон, но и что я существую чтобы быть твоим компаньоном.
   Она сжала кулак.
   - Извини, я правда не хочу сейчас говорить об экзистенциальной фигне, но... это капает на мозги.
   - Всё в порядке - сказал я. - Для меня всё это тоже... бьёт по мозгам.
   - Угу - сказала Фенн. - Пожалуй.
   Она взглянула на "Принц и Служанка", лежавшую на полу.
   - Так в чём был смысл этой книги? Навести нас на этот разговор? Или... Дать тебе конкретные детали об Утере?
   - Разбираться нужно - сказал я. - Может, это просто я пытаюсь соединить точки.
   - Ну и ладно - сказала Фенн. - Не то, чтобы у меня были какие-то хорошие планы на мою остальную жизнь. Но когда мы найдём Потерянного Короля, лучше бы у него были для меня мускулистые ребята в масле.
  
   Глава 31: Эльфийская лояльность.
  
   Гракуил Лидбрэйдс прибыл в Чертовскую гостиницу прежде нас, и когда мы прибыли, он отвёл нас в заднюю комнату, кивнув бармену и скривившись в сторону чёрта в клетке, маскота таверны.
   - За эту комнату я продаю свою профессию - принюхавшись, произнёс Грак, садясь на один из стоящих у стола трёх стульев. Я заметил, но не прокомментировал, приподнятое сиденье, дающее ему дополнительные несколько дюймов. В комнате было мало места, но нам хватало. Грак разложил на столе бумаги, на большинстве которых было что-то нарисовано.
   - Здесь должно быть безопасно, настолько безопасно, насколько может обеспечить оберегатель за короткий срок.
   Я допоздна читал "Путеводитель по магии оберегов", и достаточно разобрался в ограничениях в работе оберегателя. На Аэрбе уйма разных типов магии, и поскольку обереги в корне своём - противомагия, обереги от "латентной магии" позволяли распространять их действие в зоны, которые, казалось бы, не магические. Существуют маги скорости, маги воды, маги ветра, маги вибраций, маги стали, маги цветов, маги ревизии, список продолжался и продолжался. Помимо этого, были индивидуальные "заклинания", независимые от школ, плюс магия, существующая только в карантинных зонах, плюс магия, доступная только монстрам, плюс уникальная магия в магических предметах. Блокировка звука, можно предположить, неким барьером против латентной магии вибраций.
   - Я изучил Башню Трифлес, насколько это вообще возможно снаружи - сказал Грак. У обережников есть обережные монокли, позволяющие им физически видеть обереги. - Шериот разместил сильные обереги у всех входов. На входе для слуг обереги слабее и неряшливей, я их уже проверил и легко могу подправить. Мы пройдём через вход для слуг, не разбивая тамошние обереги. Когда будем подниматься в башню, я позабочусь об оберегах, а вы двое убьёте всех, кто окажется у нас на пути.
   При слове "убьёте" Фенн бросила взгляд на меня. Уверен, в её голове всплыло слово "моралист", но я не собирался говорить ничего, что заставило бы Грака фыркнуть. Он нам нужен, и если он попросит нас сделать что-то аморальное, вроде того чтобы убить увидевшую нас служанку, мы можем просто отказаться. Охранники - морально-серая зона; они даже могут не знать, что Амариллис у Ауманна, просто люди делают свою работу... и я практически уверен, что я помедлю, прежде чем их сразить, но сражу, нелетально, если возможно. Хотя даже когда я об этом думал, "нелетально" казалось наивной мыслью.
   - Что насчёт Ауманна? - спросила Фенн.
   - Мы подождём, пока он отбудет - сказал Грак. - Он всегда путешествует с магом ревизии, чтобы прикрыть слабости своей магии золота. Его оберегатель не будет проблемой, если она будет там.
   - А что насчёт других? - спросила Фенн. - На улицах говорят, что в его компашке есть и другие серьёзные ребята, в том числе маг неподвижности и маг скорости. Маг скорости, если он существует, сможет быстро среагировать, если они узнают, что мы там. И должна сказать, мне не нравится идея просто ждать, пока Ауманн отбудет.
   - Эшерт - его маг неподвижности - сказал Грак. - Он проводит время на сырной фабрике. Лида - его маг скорости. Она никогда не входит в Башню Трифлес из-за тамошних оберегов от скорости.
   При этой демонстрации большей осведомлённости Грака Фенн что-то пробурчала, признавая его достижение.
   - Нам следует самим отвлечь Ауманна - сказал я. - Думаю, у нас есть ресурсы, чтобы устроить для него отвлечение, что-то, что заставит его отбыть на какое-то время. Маги золота любят золото, верно?
   Грак поднял густую бровь.
   - У вас есть золото? - спросил он. Взглянул на Фенн. - У вас есть золото?
   Фенн вздохнула, и это звучало как болезненное шипение.
   - У нас есть три фунта - сказала она. - Только для экстренных случаев.
   Грак напряжённо подвигал челюстью.
   - Он почувствует его - наконец, сказал он. - И направится к нему, если оно будет достаточно близко достаточно долго. Будет вынужден идти к нему. Где золото сейчас?
   Фенн сунула руку под свою рубашку и достала чёрную перчатку, которую положила на стол.
   - Там, и я могу достать, когда потребуется. Это тот предмет, о котором я тебе говорила.
   Грак слегка расслабился; сейчас вместо крайней настороженности он выглядел всего лишь так, словно ему сунули палку в задницу.
   - Могу я проверить? - спросил он.
   Я хотел ему отказать, поскольку Траур не просто очень полезный магический предмет, но и содержит большую часть текущего имущества нашей партии, но Фенн бросила перчатку ему. Грак достал из-под своих шкур жезл и провёл им линию на столе, а затем помахал перчаткой туда-сюда над ней.
   (Жезл выглядел вычурным, и был ещё одной фишкой обережников; насколько я понял, это было эквивалентом джедайской лучевой сабли, собираемой самостоятельно, исключая тот факт, что обережники практически бесполезны без своих инструментов. По крайней мере, пока не смогут изготовить новый жезл, уникально настроенный на их душу, в сложном многомесячном процессе. Вторым инструментом в наборе обережника является монокль, для создания которого аналогично требовался сложный процесс, и который позволяет им видеть обереги).
   Когда Грак закончил, он стукнул по столу там, где провёл линию, а затем бросил Траур обратно Фенн, которая надела её.
   - И? - спросила она.
   - Перчатка блокирует золото - сказал Грак. Что означает, та линия была слабым оберегом против латентной магии золота. Удобно. - Вы правы. Мы сможем устроить ловушку, чтобы заманить Ауманна.
   - Это шестьдесят тысяч оболов золотом, которые мы по сути отдаём врагу - сказала Фенн. - Я единственная, кому это не нравится?
   - Мы будем мертвы, если этот план провалится - сказал я. Грак кивнул.
   - Нет - ответила Фенн. - Вы неправильно думаете о будущем, есть много вариантов, при которых план может развалиться, не открывая нас. А вот если мы поставим отвлечение, использующее наши буквально шестьдесят тысяч оболов золотом, то это будет означать, что мы всецело нацелились на дело ещё до того, как вошли в двери, и не можем дать обратный ход, по крайней мере не потеряв свои финансы.
   - Ты права - нахмурившись, произнёс я. Взглянул на Грака. - Это некий зов золота сообщит ему, где золото, верно? Ты можешь его блокировать?
   Грак перевёл взгляд с Фенн на меня и втянул носом воздух, а потом потянул себя за одну из косичек на бороде.
   - Ты хочешь обрушить оберег с расстояния - сказал он. - Хитро.
   Лояльность повышена: Грак, ур. -1!
   Это заставило меня проморгаться. Так, мне нужен способ незаметно закрыть глаза на несколько секунд и проверить лист персонажа. Если Грак теперь компаньон... погодите, если у Грака отрицательная лояльность, то... я вообще-то не уверен, что означает отрицательная лояльность, но это определённо не хорошо.
   В итоге я решил, что Фенн меня прикроет.
   - С ним всё в порядке? - спросил Грак.
   - Он думает - ответила Фенн. - Он учился у Элон Гар, но всего ничего, потом выгнали. Единственный реальный трюк, который он выучил, это думать чуть лучше, на секунду отрешаясь от мира. Не сомневаюсь, когда он откроет глаза, у него будет для нас что-то умное.
   Гракуил Лидбрэйдс действительно числился в "Компаньоны"; биография была закрыта, и в Лояльность стояло -1. Это был первый раз, когда игра выдала мне отрицательное число, так что ура первопроходцам.
   Ну, по крайней мере, насколько я понимаю, Грак не был активно нелоялен нам. (Или он настолько лоялен, что это вызвало переполнение стека, но это вряд ли).
   - У нас есть три фунта - сказал я. - Мы может установить их в трёх разных местах в городе, чтобы отвлечь Ауманна. В зависимости от того, насколько сильно его тянет к золоту, насколько хорошо он может его ощущать... нам следует провести подготовительную работу, ненадолго доставая золото из перчатки и пряча его обратно, чтобы он привык.
   Я повернулся к Фенн.
   - Мы доставали золото с момента... нашего прибытия?
   - Нет - сказала Фенн, потирая подбородок. - Большинство спрятали бы его, обладая ресурсами.
   Ни Фенн, ни я не хотели обсуждать с дворфом наше время в Каэр Лага, по очевидным причинам. Я решил, что освою обереги, как только у меня появится месяц на создание необходимого оборудования, поскольку споткнуться о невидимый оберег или иметь дело с теми, которых никогда раньше не видел, не лучшая идея, на мой взгляд. Конечно, если Грак - компаньон, то согласно правилам, которые я давным-давно установил как ДМ, ему найдётся занятие в партии.
   - То есть походим по Драгоценности Пустыни, доставая золото на срок достаточный, чтобы он почуял кровь в воде, а потом убирая его - сказала Фенн. - А на следующий день Грак установит обереги вокруг как можно большего количества кучек золота, обереги, для разбития которых понадобится маг золота, и пока он будет бегать и собирать, мы поднимемся по башне и заберём приз.
   - Сколько может унести перчатка? - спросил Грак.
   - Верхний предел неизвестен - с довольной улыбкой сообщила Фенн.
   - Мы положим в неё всё золото - сказал Грак. - Он или дегенерирует, или полностью потеряет силы. Мы сможем уйти, даже не встречаясь с ним.
   - Он узнает - сказала Фенн. - Как только первый слиток покинет его хранилище, он будет знать, и это если его обережник тебя не засечёт и не сообщит, что мы здесь, тырим его имущество.
   - Мы можем выйти в окно - ответил я. - Я знаю, что путешествие перчаткой никому не нравится, но... это уместно. Мы можем просто подождать, пока она упадёт на землю, и выскочить, дыхательные устройства не понадобятся.
   - Мы не знаем, кто будет в башне - сказала Фенн. - Даже если сам большой парень будет отсутствовать, вдали от нас, и его сильнейших миньонов не будет, мы не знаем, что найдём.
   - Что ты предлагаешь? - спросил Грак.
   - Больше времени - сказала Фенн. - Время поговорить с народом, время собрать информацию, возможно, сходить в сити-холл и заполучить старые документы с планами этажей, всякое такое.
   - Это Драгоценность Пустыни - сказал Грак. - Здесь такого не делают.
   Фенн малость сдулась.
   - И почему мне всегда предлагают придумать альтернативный план? - пожаловалась она. - По-моему, это нечестно. В смысле, я бы предложила наняться в Башню Трифлес, но Ауманн уже видел наши лица, так что пришлось бы надеяться на то, что он нас не узнает или не станет лично заниматься мелкими работниками, и при этом велики шансы, что так всё равно не сможем попасть на верхние этажи.
   Она взглянула на Грака.
   - И я сомневаюсь, что он наймёт дворфа.
   Грак кивнул.
   - Где именно хранилище?
   - Мы соврали - сказал я.
   - Джун, ради... - начала Фенн.
   - Он компаньон - ответил я.
   - Вы соврали - сказал Грак, предлагая мне продолжить.
   - Ауманн держит в заложниках нашу подругу, принцессу Амариллис Пенндрайг Англициннскую - сказал я. - Он хочет использовать свои ресурсы и её информацию, чтобы собрать больше денег и больше золота. Мы знаем, где она, и предполагаем, что его хранилище золото будет рядом с этим местом, и кроме того, вершина башни в целом наиболее вероятное место.
   Я ставил на тот факт, что дворфы ценят прямолинейность.
   - Нам нужна твоя помощь, поскольку мы не можем сделать этого без тебя. Думаю, тебе тоже нужна наша помощь, раз ты был здесь месяц.
   Грак что-то буркнул, задумавшись; Фенн жгла меня взглядом. Но не то чтобы я пог прерваться от разговора с ним, чтобы обсудить, говорить ему или нет, не только потому, что это было бы неловко, но и потому, что приватный разговор подорвёт доверие. Чего я сейчас больше всего хотел, так это повышения его лояльности.
   Лояльность повышена: Грак, ур. 0!
   - Я был прав, что не доверял вам - сказал он, что было по сути противоположностью того, что сообщала игра. Я ожидал "но", но оно так и не прозвучало, поскольку определённо это было всё, что хотел сказать Грак, однако...
   - Однако ты всё ещё сидишь за столом - сказала Фенн.
   - Твой квест - вернуть золото? - спросил я. - Любое золото, или конкретно Ауманна?
   Грак слегка сменил позу.
   - Тысяча фунтов - моё покаяние перед кланом - ответил он.
   - Или около двадцати миллионов оболов - сказал я. - Ладно, если ты поможешь нам спасти Амариллис, мы можем это обеспечить, если окажется, что на верхних этажах башни нет золота. Очевидно, если золото там, то ты разобьёшь обереги и мы обнесём его подчистую, но если нет, то Амариллис Пенндрайг сможет оплатить твои услуги.
   Фенн всё ещё жгла меня взглядом, но Грак сейчас выглядел куда более расслабленно.
   - Вы хотели меня обмануть - сказал он. - Мы можем работать вместе, пока работаем в общем направлении.
   Фенн подняла бровь.
   - Так просто?
   Грак снова чуть сменил позу.
   - В культуре дворфов всё иначе - сказал он. - Большинство других смертных видов позволяют неурядицам сохраняться в воздаяниях и недоверии.
   Он взглянул мне в глаза.
   - Другие считают нас наивными.
   - Потому что это плохо масштабируется - сказал я. Я вспомнил эту культурную черту; я наделил ей хоббитов, не дворфов. - Это работает в маленьких сеттингах, где важно, чтобы не было постоянных вражды и эскалаций конфликтов, но в городе с миллионным населением постоянно натыкаешься на тех, кого больше никогда не увидишь. Противовес прощения первой обиды - то, что сурово судишь вторую, но в городе это просто не вариант, поскольку со второй обидой просто уже не столкнёшься.
   - Ты изучал культуру дворфов? - спросил Грак.
   - Нет - ответил я. - Изучал просто культуры в целом.
   Лояльность повышена: Грак, ур. 1!
   И я хотел бы изучить культуру дворфов, особенно чтобы понять, как они решают внутреннее противоречие стратегии "зуб за зуб с прощением" с посыланием народа красть золото .
   Я повернулся к Фенн.
   - Прошу прощения, что не посоветовался с тобой сперва, но ты же понимаешь, как бы это выглядело, если бы я попытался приватно поговорить с тобой, прежде чем сказать ему правду, верно? Словно мы договариваемся, что говорить, чтобы звучало складно.
   Фенн ущипнула себя за нос.
   - Всё хорошо, что хорошо кончается. Мы всё ещё придерживаемся плана потратить наше золото на отвлечение, чтобы подняться на башню?
   - Я открыт предложениям получше - ответил я. - У нас ещё есть время. Нам нужно проверить, как быстро Ауманн среагирует на присутствие золота в городе, так что нужно будет сделать несколько прогонов и записать его передвижения.
  
   * * *
  
   Фенн, как и ожидалось, злилась на меня. Когда мы наконец покинули комнату в Чертовской гостинице, она не стала поднимать эту тему, и меня вполне устраивало позволить ей это переварить, пока я обдумывал, как пойдёт ссора. Возможно, она назовёт меня предателем, или скажет, что я наивен, или... что-то вроде этого, возможно, учитывая, что она говорила прежде. Она не поднимала тот факт, что Грак может только притворяться, что будет работать с нами, чтобы продать нас, но я видел, как его лояльность поднялась дважды, и это казалось достаточным свидетельством против злонамеренности. Его показатель лояльности не поднимался бы, если бы он злоумышлял против нас, не так ли? (Правда же?..)
   Мы вместе шли по городу, оставляя позади народ, магазины, уродские здания, и неряшливые провода. Мы ничего не говорили друг другу, даже когда вошли в лобби отеля, и единственным, что Фенн сказала в лифте, был номер нашего этажа. Я сел на один из стульев в номере, а Фенн плюхнулась на кровать, и я ждал, пока она что-то скажет, наверняка персональное, а не профессиональное. Что-то о том, что я не посоветовался с ней, в чём источник её гнева, чувство того, что её не ценят, точно не результат встречи, разве что может бы что-то вроде "в итоге-то всё неплохо, но риск был неприемлемым".
   - Сколько компаньонов ты собираешься заводить? - спросила потолок Фенн.
   - Эм - ответил я, поскольку это было совсем не то направление разговора, которого я ожидал. - У Утера Пенндрайга было семеро, так что это неплохая версия.
   - То есть, возможно, осталось найти ещё четырёх - сказала потолку Фенн. - Блин, мне придётся прочитать биографию Утера Пенндрайга, верно? Мне нужно разобраться, как они с этим управлялись.
   - С чем? - спросил я.
   - Со сваливанием в твою колею - сказала Фенн. Она поднялась в сидячее положение и взглянула на меня. - Ты развернулся на пятачке, потому что игра так сказала, и это означает, что мы развернулись на пятачке.
   Она вздохнула.
   - Меня просто задело, это всё.
   - Ты хотела, чтобы он был компаньоном - ответил я. - Ты сама это сказала, когда представила его мне.
   - Угу - сказала Фенн. - Но я думала, что это мы будем его втягивать, а не... так. Не ты принимаешь единогласное решение, и да, я понимаю, почему ты сделал этот выбор, почему ты решил, что важно не договариваться со мной, и я достаточно неплохо читаю Грака, что бы считать, что он на самом деле доволен, но... Я чувствую себя персонажем второго плана.
   - Ты... беспокоишься о своём месте в повествовании? - спросил я.
   - Лояльность вообще падает? - спросила Фенн.
   - Я не видел, чтобы это происходило, нет - ответил я. - Вообще, в общем... по разному, но как правило большинство игр удовлетворяют желание увидеть, как числа растут, так что нет, обычно лояльность поднимается, не падает.
   - Ты понимаешь, почему, если принять твою версию реальности, это может быть жутко? - спросила Фенн.
   - Потому что люди не так устроены - ответил я. - Угу, я понимаю.
   - Я думаю, что должна бы больше на тебя сердиться, чем есть - сказала Фенн. - Мы говорили о том, какую историю скормим Граку, а потом ты решил, под влиянием момента, всё равно сказать ему, хотя у нас был отдельный разговор о том, что мы не будем этого делать. Меня это разозлило, но я ощущала, как этот гнев угасает, и к тому моменту, как мы покинули таверну, он уже прошёл.
   Я уставился на неё.
   - Погоди, так ты злишься на меня за то, что ты не злишься на меня?
   - Ух, когда ты это озвучил, это звучит так тупо... - сказала Фенн. Плюхнулась обратно на кровать.
   - Я понимаю - сказал я. - Ты же знаешь, что в моём мышлении происходят изменения, верно? Я вложил очки в свои ментальные статы, и сейчас задумываюсь о том, что - я, и что было модифицировано игрой. Когда я собирал ту ракету в пустыне, я изо всех сил старался не думать о том, откуда я всё это знаю, как много извлечено из моего опыта на Земле, и как много было просто вставлено по необходимости самой игрой. Я сомневаюсь в своей прозорливости, и сейчас когда думаю о ком-то, всегда есть соблазн подумать "о, это просто игра скармливает мне информацию, влезая мне в голову". И если это не так, то я фундаментально, необратимо изменён на ядровом уровне.
   - И как ты с этим справляешься? - спросила Фенн, снова глядя в потолок.
   - В основном никак - я пожал плечами. - Я двигаюсь вперёд, стараясь не думать об этом, фокусируюсь на других вещах, делаю то, что нужно сделать. Не думаю, что это вопрос, на который есть ответ, так что просто... игнорирую это, полагаю.
   С моего угла я едва заметил её улыбку при этих словах.
   - Гениально - сказала она. - Игнорируй проблемы, отшучивайся... задача, под которую я была создана.
   Её улыбка увяла.
   - Я правда надеюсь, что не была для этого создана.
   - Да уж, я тоже - ответил я.
   Лояльность повышена: Фенн, ур. 10!
   Разблокирована Пассивка Компаньона: Сдвоенные Души (Фенн)!
   Я сдержал порыв сказать "бл*", и вместо этого закрыл глаза, просматривая экраны, чтобы разобраться, что это делает. Оно числилось на экране "Компаньоны", под биографией Фенн.
   Сдвоенные Души: Фенн - лояльный компаньон, сейчас ставшая официальной частью вашего кхарасс, и не будет отставать от вас в относительной силе, пока остаётся членом вашей партии.
   Э?.. Это... вообще-то очень неплохо. Я - универсал, с билдом универсала, так что пока продолжу набирать уровни (что я был полностью намерен делать), ситуация выглядела так, что Фенн будет не особо нужна, по крайней мере в плане боевых способностей, поскольку я уже был лучшим мечником, чем она, и последние уровни Уклонения и Парирования было сложно набрать, поскольку не было особого вызова в спаррингах. Оставался вопрос, что ей сказать, а это вовсе не вопрос.
   - Ты только что добила лояльность до десятки - сказал я. - Игра сообщает, что у тебя есть фишка, с которой твои силы остаются на уровне с моими, когда я левел апаюсь.
   Фенн на миг затихла.
   - Клёво! - наконец, произнесла она. Она снова села, а потом закрыла глаза. Мне понадобился момент, чтобы понять, что она делает. - Уу, полуэльфам панелей статов не дают - произнесла она, открыв глаза и взглянув на меня. - Итак, если ты на пути становления следующим Утером Пенндрайгом, то я на пути становления, гм, величайшей лучницей в истории? Самой обаятельной полуэльфийкой в мире? Слово "силы" малость расплывчато, скажи своей игре быть поконкретнее, пожалуйста.
   И с этим напряжённость оказалась разрушена, по крайней мере частично, чему я был рад. У меня были предложения, как измерить силы, крутящиеся в основном вокруг выполнения простых, однообразных задач, у которых был шанс неудачи, которому мы могли назначить метрику, но Фенн считала, что это самое скучное дело в мире. От этого мы перешли к другим темам, к историям Земли и Аэрба, историям из блужданий Фенн по Землям Восставших в поисках сокровищ, и в целом всё вернулось в норму.
  
   Глава 32: Моё сердце остановилось.
  
   Два дня спустя мы вошли в Башню Трифлес через служебный вход, - моё состояние немного ухудшилось - после того как Грак минут десять повозился с оберегами, держа руку напротив них, как-то подчиняя или изменяя их. Мы достаточно долго наблюдали снаружи, чтобы знать, что к чему; нижние две трети Башни Трифлес были эклектичной смесью квартир, офисов и магазинов, что означало, что нам нет нужды в маскировке. Большая часть трафика в здании шла через центральный лифт, так что с долей удаче на лестницах мы ни с кем не столкнёмся.
   Оказавшись на лестнице, мы достали снаряжение, которое было неразумно демонстрировать на улице, вроде патронташей с дохлыми феями и костями.
   Когда мы поднялись до седьмого этажа, Грак остановил нас.
   - Оберег - сообщил он. Прищурился в своём монокле, глядя на что-то, невидимое нам. Подошёл ближе и потыкал во что-то жезлом, затем ухмыльнулся и убрал жезл. - Ничего существенного, базовый оберег-детектор против набора магий, предназначенный предупреждать, если постучатся большие пушки. Только вот мы - не те большие пушки.
   Я поморщился. Грак не в курсе моей уникальной ситуации.
   - Можно подробнее? - спросил я. - Он сообщит о магии кожи? Магии самоцветов?
   - Любопытство или осторожность? - спросил он.
   - У меня есть трюки в рукаве - сказал я и передвинул одну из змеиных татуировок, пока голова змеи не высунулась из-под длинного рукава. Когда Грак её увидел, я поднял руку и зажёг кончик пальца пульсом своей крови. - Ничего грандиозного.
   Грак осмотрел меня.
   - Этот оберег сообщит ей о высоких скоростях, соотносящихся с огнестрелом или магом скорости - сказал он. Слегка передвинул руку, хотя никто из нас не мог определить, на что он указывает, поскольку монокль был у него. - Это обнаружит латентную магию в самоцветах, золоте, панцирях, цветах, огне, кристаллах, прыщах, дьяволах или демонах, а так же пассивную или активную магию крови, кости, кожи, дерева, или золота. Что из этого важно?
   Я помедлил.
   - Это только барьер здесь, или относится ко всему зданию?
   - Что, из этого, важно? - стиснув зубы, спросил Грак.
   - У нас в перчатке есть самоцветы - сказал я. - У меня есть одна татуировка пассивной природы (которую я, если подумать, не знаю, как убрать) но я хотел бы знать, не сможем ли мы обойти это, если я войду в перчатку, Фенн пройдёт оберег, и я выйду из перчатки.
   Грак принюхался, что я начал воспринимать как его версию нервного тика. Он словно считал, что принюхавшись сможет лучше понять ситуацию.
   - Должно сработать - сказал он. - Перчатка может одурачить многие обереги. Вам следовало сказать мне.
   Он был прав, но я доверял "Путеводителю Чайника по Магии Оберегов", в котором говорилось, что обереги кожи используются почти исключительно для предотвращения физического проникновения.
   - Ты лучше обучен, чем я ожидал - сказал Грак.
   - Угу - ответил я. - Обычно сохранение этого в секрете является преимуществом.
   - Ты обучен лучше, чем должно быть возможно, учитывая твой возраст - сказал Грак, продолжая смотреть на меня.
   - У нас нет времени на этот разговор - ответил я. - Даю своё слово, что после того, как закончим с возвращением Амариллис, я тебе всё расскажу.
   Я старался не подчёркивать "своё"; Грак симпатизировал мне больше, чем Фенн, и доверял мне определённо больше, чем ей, по очевидным причинам.
   - Ладно - сказал Грак. - Ты слышал, что я сказал о демонах и дьяволах?
   Я кивнул и ответил.
   - Не чернокнижник. Даже не встречал их никогда.
   Грак буркнул, что временами делал в качестве знака согласия. Я ощутил руку на своём плече, заметил краем глаза черноту, и начал упражнения по управляемому дыханию, которые практиковал в последнее время - вместе с кучей чтения и тренировками. Плюс сбор информации о Башне Трифлес, плюс поиски мест для наших отвлечений и их установка, плюс моменты, когда хреново себя чувствовал. (Вероятно, я прислушался бы к Фенн, говорившей, что мы слишком спешим, но вчера я сломал два пальца на левой руке, пытаясь открыть банку. Чтобы их вылечить я убил и съел пару фей, но это было мрачным напоминанием о том, что с ходом времени я становлюсь менее полезным).
   Я провёл во тьме Траура не больше десяти секунд, прежде чем меня выплюнуло обратно на лестницу. Сейчас мы двигались по ней медленней, и Грак был ещё осторожнее, чем прежде.
   Лестница была не совсем традиционной пожарной, но было сходство, в основном в плане голых стен и редких лампочек. Я был ещё в достаточно хорошем состоянии, чтобы не чувствовать себя измотанным подъёмом, но это всё равно было утомительно, и определённо к Граку это тоже относилось. Я был уверен, что некоторые его остановки с вглядыванием в монокль были для того, чтобы перевести дыхание.
   - Контакт, участок А - сказал Грак, когда мы поднялись до тринадцатого этажа.
   Это означало, что активная магия золота прошла через оберег, который мы оставили в снятой нами комнате на северном конце города. Когда Ауманн окажется там, по нашей прикидке ему понадобится от пятнадцати до двадцати минут, чтобы грубой силой проломить обереги вокруг золота, может, чуть больше, а затем он или вернётся в башню, или направится к одному из остальных участков.
   Проблема была в том, что по плану мы должны были какое-то время подождать наверху лестницы, пока он не доберётся до одного из участков; однако он двигался гораздо быстрее, чем мы ожидали, или, возможно, мы двигались гораздо медленней. Нам оставалось ещё семь этажей до вершины.
   Мы поспешили вверх по лестницы, напрягая ноги, особенно Грак. Пока что мы никого не видели и не слышали на лестнице, так что скрытная часть плана продвигалась неплохо, и этим можно было воспользоваться, чтобы компенсировать временной аспект.
   Мы добрались до вершины лестницы и остановились на минутку перевести дыхание.
   - Дерьмо - прошептала Фенн. - Это девятнадцатый этаж. В Трифлес же должно быть двадцать этажей, верно?
   Разумеется, все мы это знали, поскольку после того, как определились с планом, прошли всю информацию взад и вперёд. Определённо, гостья Ауманна удерживалась на верхнем этаже, рядом со спальней самого Ауманна, но полный план здания был нам неизвестен. Нехватка этажа означала проблему.
   - Обереги на двери - тихо произнёс Грак, глядя в свой монокль. Он скривился. - Три разновидности испарения, на нас не действуют, но говорит неприятные вещи о навыках Шериот. Она лучше, чем я думал.
   - Обнаружение есть? - спросила Фенн. - Или можно пройти?
   Грак помедлил, а затем снял с крепления свой топор и снял с топорища кожаный кожух. Обережники, как правило, бесполезны в любом сценарии боя, где не подготовили территорию заблаговременно. Я не был уверен, на что способен Грак, но надеялся, что раз уж он мой компаньон, то на что-то способен.
   - В таком случае, прорываемся, ожидая бой - сказал я. - Если о нас вообще с самого начала не узнали.
   Я помедлил и взглянул на дверь. Она открывалась наружу, на площадку перед лестницей.
   - Секундочку.
   Всеклинок сейчас был маленьким кинжалом в скрытых ножнах под моей рубашкой, но когда я достал его, превратил в тонкий жёсткий нож с закруглённым остриём, достаточно тонкий, чтобы им можно было снять крепления, удерживающие петли двери. Без них дверь ничего не держало.
   - Фенн? - произнёс я.
   Она протянула Траур и приложила перчатку к двери. Потянулись десять секунд, и я старался не задерживать дыхание, поскольку был хороший шанс, что мне понадобится весь доступный кислород, чтобы иметь дело с тем, что было на другой стороне этой двери.
   Когда дверь исчезна, перед нами оказались два человека в маленьком коридоре без украшений. Женщина прислонилась к стене, лицом к нам, одна нога приподнята, рука на плече мужчины, возле его нагрудника. Он наклонялся к ней, от нас, и между их лицами почти не было пространства.
   Я лишь едва успел разобрать, как исчезла улыбка на лице женщины, когда топор Грака пронёсся через воздух и разрубил голову женщины надвое. Мужчина в шоке и ужасе повернулся к нам, с кровью на лице, и поймал в упор стрелу в глаз, отбросившую его к стене.
   Сопутствующий ущерб. Мой батя всегда ненавидел эти слова, то, как они сбрасывали ответственность за людей, погибших лишь по той причине, что стояли на дороге выполнения задачи. Я знал, что у нас это может случиться, но не думал, что будет так скоро. Это была как раз одна из тех морально серых ситуаций, которые я всегда устраивал своим игрокам, так что не стоило бы удивляться, что столкнулся с одной из них здесь.
   - С обережницей разобрались - негромко произнёс Грак. Он протянул руку, и топор полетел обратно, опасно быстро вращаясь, пока не опустился на его руку. Я уставился на него.
   - Шериот - сказал он, указывая топором на женщину, чьё лицо было разрублено надвое. Естественно, он был прав, и я мог бы сам это знать, если бы сосредоточился на выдаваемых игрой словах.
   Шериот Трости побеждена!
   Охранник Башни Трифлес побеждён!
   - Никто не идёт - шёпотом сообщила Фенн. Она достала из Траур металлический гвоздь с рунами и ненадолго сунула его сперва в мозги Шериот, а потом охранника, вытягивая их души и бросая их в стеклянную бутылочку. Потом ей пришла в голову мысль, и она, прикоснувшись к телам на требуемые десять секунд, их тоже переместила в Траур. - Нам нужно двигаться.
   Я оставил свои мысли при себе, стараясь побороть диссонанс. Нет, это не была случайная служанка или консьержка, флиртующая с охранником в коридоре, это была женщина, которая помогла Ауманну похитить Амариллис, и разве это, бл*, не удобно, достаточно, чтобы я ощущал, как растёт злость на то, как меня дёргает за ниточки игра. Не просто случайность, которая привела нас к нереально удобному внезапному нападению, но моральное удобство убийства кого-то, кто этого заслуживает.
   Мы двинулись по коридору с Граком во главе, временами он прикладывал монокль к глазу, высматривая обереги. Временами мы заглядывали в комнаты, Фенн держала лук наготове, я с пустотным ружьём за ней, но это оказывались спальни или комнаты ожидания; один раз была кухня. Похоже, этот этаж - место, где Ауманн держит свою ближнюю команду, большинство из которых либо присматривают за его бизнесом, либо телепортировались из Драгоценности Пустыни искать сокровища, о которых могла рассказать Амариллис. Я был уверен, что растянутые силы Ауманна были одной из причин, почему Фенн не особенно спорила насчёт скорости, с которой мы взялись за это дело; это был ещё один факто, в котором время играло против нас.
   Коридор, по которому мы шли, в итоге повернул за угол и открылся в большую комнату с широкой лестницей, ведущей наверх. Она была неожиданно красивой и детализированной; "зов золота" вроде как должен быть постоянным давлением на мага золота, чем-то, что давит на них, и, как я ожидал, вызывает жмотское поведение. Однако здесь вместо этого было проявление вкуса и изящества, говорившее о невероятных деньгах, тех, которые позволяют простые вещи, поскольку вы знаете, что они совершенны.
   Рядом с лестницей стоял одиночный охранник, расслабленно читающий книгу в мягкой обложке, повернувшись слегка в сторону от нас. Фенн подняла свой лук, достала из Траур стрелу, и безмолвно выпустила её. Стрела пробила его голову, прежде чем он среагировал на звук тетивы. Убийство было не таким уж чистым; он дезориентированно повернулся, и когда заметил нас, что-то вроде слова донеслось из его рта. Он схватился за голову там, где в неё попала стрела, и Фенн выпустила вторую, заставившую его упасть.
   Охранник Башни Трифлес побеждён!
   Мы помедлили, ожидая, что кто-то вбежит, но никого не было. Это вызывало у меня дурное предчувствие; не только из-за отвращения к тому факту, что мы убивали охранников, простых служащих на зарплате, но и из-за того, что всё это казалось слишком уж просто. В реальном мире иногда бывает, что всё просто, но в игре "слишком просто" обычно означает, что задаётся тон к тяжёлой битве.
   Мы быстро и тихо обсудили наш план. Было логично воспользоваться большой лестницей, но на этом этаже был ещё один коридор. Напротив лестницы был лифт, которым большинство посетителей воспользовались бы, чтобы попасть на девятнадцатый этаж, и я как раз подумал, что стоит разместить Распутную Лозу у двери лифта, чтобы было предупреждение о вторжении, когда мы услышали звук прибывающего лифта.
   Фенн среагировала первой; она бросилась к лестнице, а затем развернулась и выпустила стрелу как раз в тот момент, как двери открылись. Стрела разделилась, так что когда они оказались у лифта, их было уже больше двух сотен. Лифтёр, пацан с волчьими ушами, на вид лет двенадцати, стоял так, что частично находился в укрытии, и провернулся в сторону, когда пара стрел попала в руку и ногу. Другой человек, находившийся в лифте, был мужчиной в деловом костюме и очках, и в него попала по крайней мере сотня стрел.
   Однако там, где наконечники стрел попали в него, они полностью остановились. Какую-то секунду он стоял, выглядя, словно подушечка для иголок, стрелы прикасались к нему но не пронзали его одежду.
   А потом все они попадали, не заставив его и глазом моргнуть.
   В следующий момент он достал пистолет и открыл огонь по нам.
   Мы бросились в укрытия. Маг неподвижности, Эшерт, стрелял в Фенн, поскольку она была чёткой и очевидной угрозой. Его выстрелы оглушительно гремели, но она была достаточно везуча или достаточно быстра, чтобы три выстрела прошли мимо, прежде чем она укрылась за диванчиком. Грак перевернул стол, создавая укрытие, и взялся за жезл, создавая оберег, но я не представлял, сколько времени на это понадобится.
   Я поднял пустотное ружьё, и выстрелил с громким звуком "тнк". В его левой руке образовалась дырка, заметная в основном по хлынувшей из неё крови. К сожалению, это переключило внимание на меня,
   Я сорвал с пояса трёх фей и сунул их в рот - как раз в тот момент, как первая пуля попала мне в грудь. Возможно, мне казалось - у меня было ощущение, словно кровь в венах потекла не в ту сторону - но боль сломанного ребра точно не показалась. Я прожевал и проглотил фей, стараясь двигаться, чтобы его следующий выстрел в меня не попал, но мы были слишком близко друг к другу, и у пустотного ружья четырёхсекундный кулдаун. Я вложил пульс своей крови в Багровый Всплеск, что позволило мне уклониться от ещё одного выстрела и двинуться к укрытию, но маг неподвижности тоже двигался, пытаясь сократить дистанцию между нами.
   Топор Грака влетел магу неподвижности в шею. Полагаю, смысл был просто в том, чтобы его отвлечь, поскольку вся фишка магии неподвижности в остановке вещей, но хоть топор и остановился, эффект от него был: в глаза Эшерту попал добрый фут дополнительных волос.
   Я снова выстрелил в него, на этот раз попал в живот. Не то, куда целился. Он простонал от боли и бросился ко мне, не обращая внимания на рану и пытаясь дотянуться до меня. Я не знал, сколько у него осталось патронов, но понимал, что он хочет схватить меня, чтобы остановить, а потом спокойно прикончить. Я отбросил пустотное ружьё, поскольку понимал, что ещё раз выстрелить не смогу, и бросился навстречу ему, что заставило его замешкаться. Когда я схватил его за шею, он растерянно уставился на меня. Естественно, я замер на месте, это же природа его магии, практически инстинктивная с его стороны. Однако это не помешало мне использовать мою татуировку, Ледяной Дьявол, окутавшую мою руку льдом.
   В следующую секунду он убрал свою обездвиживающую хватку, пока ему не заморозило мозги, но я не перестал его держать. Он попытался поднять свой пистолет, и я блокировал его второй рукой; он выстрелил мне в ногу чуть выше бедра, и это было больно, словно удар бейсбольной битой, оставивший во мне жгучую боль, но ему это ничем не помогло. Он снова обездвижил меня, пытаясь бороться к продвигающемуся к его мозгу холоду, и поднял свою пушку выше, пытаясь направить её мне в голову. Я чувствовал ещё что-то, желание убийства с его стороны, направленное на мою грудь. Одним из способов, которыми маг неподвижности может убивать, является остановка сердца на достаточное время, но некоторые могут этому противостоять, и пока что, похоже, я прокинул спасбросок на выживание.
   Эшерт Халдерсон побеждён!
   Хватка неподвижности спала вместе с донёсшимся справа "тнк". Я схватил всех оставшихся на патронташе фей и сунул их в рот, падая на пол. Мне реально нужно перестать давать себя подстрелить, и у меня слишком давно не было левел апов.
   Магия фей взялась за работу по исцелению моих ран, и я осмотрелся в поисках остальных. Они оказались у лифта; Фенн достала из Траур фею и сунула её в рот пацану, но он был обмякшим и мелко дышал. Она пыталась заставить его жевать, пыталась заставить его проглотить марципан, но это не работало. Я подхромал к ним, ощущая, как закрываются мои раны и поглядывая на полоску хитпоинтов; она упала до 5/36, но сейчас уверенно росла.
   Я достал из патронташа кости и воспользовался исцелением, но он был тяжело ранен, а я посредственен в магии кости, и это означало, что моих усилий было недостаточно. Я захватил их с собой не для исцеления, для этого у нас были феи, я захватил их для приливов скорости или силы. Не понадобилось много времени, чтобы опустошить все десять костей; я одну за другой выбросил их.
   - Дайте мне труп - сказал я.
   Фенн взмахнула рукой с Траур в мою сторону, и передо мной материализовалось, тут же упав на пол, тело мага оберегов, Шериот. Я скривился и сунул пальцы в её изувеченное лицо, ощутил неровный край там, где был расколот её череп, а потом потянулся к пареньку с мохнатыми ушами и положил на него руку. Грак немедленно сообразил, что я делаю, и принялся рубить Шериотт своим топором, прорубаясь к костям, чтобы я мог вытянуть из неё END и вложить в пацана. Каждый раз, когда он наносил удар по трупу, её волосы отрастали на фут, пока на полу не образовалась спутанная груда.
   - Контакт, участок В - сказал Грак, как раз когда я заканчивал. Я одну за другой выпил восемь костей из трупа Шериот, и кровотечение по большей части остановилось. Фенн выглядела мертвенно-бледной, то ли потому, что не хотела убивать пацана, то ли из-за уймы крови.
   - С*бываем отсюда - сказала Фенн. - Он стабилен?
   - Угу - сказал я, хотя и не был уверен, что не говорю ей вежливую ложь. По крайней мере, игра не сообщала мне, что мы победили случайного подростка-лифтёра, и он ещё дышал, со слабым пульсом.
   Мы поднялись на двадцатый этаж, и я был достаточно уверен, что по крайней мере никто новый к нам не идёт. Пистолет стрелял достаточно громко, чтобы это было слышно на нижних этажах, и если бы кто-то подходил, они бы уже появились к этому моменту. На всякий случай я снова заполнил свой патронташ, но Ауманн был у второй приманки, предположительно вместе с магом ревизии, так что оставалась только маг скорости, которая вроде как не появляется в Башне Трифлес. Конечно, если ей позвонят, она сможет немедленно прибыть...
   Верхний этаж Башни Трифлес был одной большой, открытой комнатой с большой кроватью, дверями, ведущими на балконы, кухней, полками и обоями на стенах, поднимавшихся на добрые тридцать футов, пока не сходились в остром шпиле. Впрочем, у меня не было времени рассматривать что-то из этого, поскольку Амариллис стояла у двери маленькой комнатки, которая, похоже, была отгорожена от остального пространства.
   Прошедшие с нашего расставания дни не были к ней добры. Её правая рука была слишком тонкой и ужасно жёлтой, усохшей, словно состарилась на сотню лет. Ногтей на этой руке больше не было, лишь красная корка на концах пальцев. У неё были тёмные мешки под глазами, и скомкавшиеся волосы. На ней была простая рубашка, в которой она выглядела бесформенно.
   Лояльность повышена: Амариллис, ур. 8!
   Её рот двигался, но мы не слышали слов.
   - Обереги - сказал Грак, поднимая свой монокль. Он повернулся и взглянул на нас. - Ищите золото. Шериот самостоятельно не смогла бы поставить испаряющие обереги против крови, кости или кожи, так что вы не наткнётесь без меня на что-то смертельно опасное.
   Он постучал жезлом об обереги над дверью и нахмурился.
   - Мы сматываемся отсюда - сказала Фенн. Она частично сняла Траур, так что держала пальцами за край, и взмахнула через оберег; Амариллис поймала за пальцы. Десять секунд, Амариллис исчезла, и в следующую секунду она стояла на другой стороне оберега.
   - Ключ у него - сказала Амариллис без каких-либо благодарностей, взгляда в сторону Грака, или признания невероятности того, что мы здесь с ней. - Татуировка всё ещё запечатана, но она на его теле. Он не знает, что внутри.
  
   Глава 33: Десятый.
  
   - Я тебя тоже рада видеть - сказала Фенн. - Спасибо.
   Грак упал на колено.
   - Принцесса Амариллис, для меня честь встретиться с вами.
   - Нам нужно двигать - произнёс я. - Неизвестно, как скоро он вернётся.
   Я повернулся к Фенн.
   - Лично я за перчатку в окно.
   - Мои вещи в его хранилище - сказала Амариллис. - Оно этажом ниже. По десять секунд на клинок и доспех, когда пробьёмся через обереги.
   - Простите меня, принцесса - сказал Грак, поднимаясь на ноги. - Но я не думаю, что это будет так просто, как с теми, которые заточали вас. Абсолютный оберег против скорости не даст этому трюку сработать.
   - Значит, мы что-нибудь придумаем - сказала Амариллис.
   - Вот - сказала Фенн, доставая фею из Траур и протягивая её Амариллис. - Ты выглядишь так себе.
   - Если у нас мало времени, то нам нужно спуститься к его хранилищу сейчас, пока ещё можем - сказала Амариллис. Она откусила фее голову и проглотила, не жуя.
   - Нет, нам нужно уматывать - сказала Фенн. - Мы не можем его побить, и твоё барахло тебе не поможет, если ты будешь мертва.
   - Согласен - сказал я. - У меня квест на твоё спасение, он ещё не завершён, что означает, не факт, что мы сможем смыться.
   Грак странно посмотрел на меня, но он был бы идиотом, если бы после того как увидел всё, что я делаю, у него не появилось бы вопросов. Я больше сосредоточился на том, как вытащить нас всех отсюда, потому что если бы я вёл эту игру, я бы точно не удержался от соблазна устроить финальную конфронтацию с главным антагонистом, если это вполне возможно по ситуации.
   - Контакт, участок С - сказал Грак. - Во второй раз он был куда быстрее.
   Фенн протянула Траур и схватила кислородный баллон (с дыхательной маской) возникший из неё.
   - Сейчас же.
   - Его золото в этом хранилище - сказала Амариллис. - Мы можем покончить с ним.
   Я видел, как замерло лицо Грака, и как Фенн закатила глаза. У нас в партии нельзя сказать, чтобы была демократия, и у нас не было каналов решения конфликтов, которые было бы неплохо иметь, и это означало, что это разрешится или спорами, или напором, и у нас не было времени ни на то, ни на другое.
   - Идём к хранилищу - сказал я. Лучше так, чем ничего не делать.
   Лояльность повышена: Грак, ур. 2!
   Я видел по челюстям Фенн, что она злится, но тем не менее она направилась к лестнице, и на ходу дыхательный аппарат исчез в перчатке.
   На этот раз мы спустились в другом крыле. Прошли мимо нескольких комнат, пока не оказались перед цельнометаллической железной дверью. Грак немедленно провёл своим жезлом у пола у нас за спиной и потратил ценную минуту нашего времени на воздвижение оберега против высоких скоростей, прежде чем повернуться к двери, на которую мы смотрели. Надев монокль, он взглянул на дверь и скривился.
   - Тяжёлые обереги, абсолютный от скорости, кровь и кость, чтобы остановить нас, но все три разрушаемы за пять минут. Есть ещё несколько, которые не имеют значения, проблема в физической двери.
   Грак потянулся и прикоснулся к тяжёлому замку, ключ к которому наверняка постоянно при себе у Ауманна.
   Я шагнул вперёд и достал Всеклинок, изменяя форму рукояти в ключеподобную, а затем сунул её в замочную скважину. Я знал, что Всеклинок не предназначен для такого, но ещё я знал, что Реймер постоянно так делал, пока у меня каждый злодей не начал использовать двухфакторные замки.
   Было не особо сложно ощутить сопротивление пружин и повилять рукоятью, хотя, полагаю, это было бы намного быстрее, если бы это было одной из вещей, в которых я практиковался. В конце концов я добился своего, повернул меч, и хранилище открылось.
   Внутри были три доспеха, пять оружий, несколько других предметов, предположительно магических, раз они тут находятся (среди них были моток верёвки и кресло), и, прямо посередине, куча золота. Я был уверен, что вся она уместится в несколько кубических футов, возможно даже один кубический фут. Это были далеко не несметные сокровища дракона (хотя они всегда были нереально большими), но всё равно стоило миллионы долларов. Не знаю что там с "зовом золота", но было почти соблазнительно стать магом золота, если можно получить столько сил от такого (визуально) маленького количества.
   Там было какое-то количество золотых монет и ювелирки, но в основном просто проштампованные слитки золота.
   Грак принялся работать с оберегами, а Фенн осторожно ощупывала их пальцами. Я не был уверен, почему она это делает, поскольку она как и я знала, что абсолютный оберег от скорости не позволит провести через него палец перчатки - остановит любое движение на границе. Пустотное ружьё может его преодолеть, поскольку пустота проходит через препятствия без скорости (по мне так чушь собачья, но пустота это "не магия"), и свет, походу, не считался обладающим скоростью (иначе помещение было бы совершенно тёмным), но помимо этого мало что могло его преодолеть.
   Амариллис с пустотным ружьём в руках сидела на полу коридора, поглядывая в него и слегка нажимая на спуск указательным пальцем её усохшеё жёлтой руки. Красная ямка, где был ноготь сочилась прозрачной жидкостью.
   - Ты в порядке? - спросил я.
   - Нет - сказала Амариллис. - Когда закончим с этим, нам понадобится поискать очень дорогое лечение. "Крысиная гниль" прогрессирует.
   - Я в смысле... Что с тобой было - сказал я.
   - Не сейчас, Джун - сказала Амариллис. Помедлила, словно вспоминая, как быть человеком. Она никак не могла проглядеть лужи крови на полу у лифта. - Спасибо.
   Фенн рассмеялась.
   - Я бы сказала "не стоит благодарить", но ты почти это и сделала.
   Я хотел сказать что-то, объяснить, сколько сложностей нам пришлось пройти, или как я думал о ней, или даже спросить её, знала ли она, или подозревала, что Утер Пенндрайг был грёзотёртым, но Грак закончил свою работу.
   - С оберегами разобрался, обошёл их - произнёс он с хищной улыбкой, которая смотрелась как-то неправильно с ровными широкими зубами дворфа.
   Фенн немедленно оказалась внутри и направилась прямо к доспехам, что я счёл странным, пока не сообразил, что их будет сложнее всего двигать. Пока Траур один за другим засасывала их, я достал из татуировки на руке сложенный мешок, и принялся загружать в него золото, по одному слитку. Золотые слитки были чрезвычайно тяжёлыми, даже несмотря на то, что я заранее знал, что золото очень плотное и таскать его неудобно. Цельный кубический фут золота весит что-то около 1200 фунтов.
   Грак стал мне помогать, и мы переложили около половины, по одному двадцатифунтовому слитку за раз, когда Фенн подошла и схватила мешок своей чёрной перчаткой. Траур требуется около десяти секунд, чтобы что-то всосать, и она не может всасывать сразу несколько вещей, но "вещь" - понятие расплывчатое, что было заметно по тому факту, что она не раздевала нас, когда мы оказывались в ней. Это было одной из причин, почему я использовал несколько штук Поверхностных Ножен, чтобы запастись мешками. Когда один мешок золота отправился в перчатку, я достал второй, который мы с Граком принялись наполнять.
   Тнк.
   При звуке пустотного ружья я оставил это дело и выбежал из хранилища в коридор, доставая Всеклинок и вытягивая его на длину кинжала. Как раз вовремя: я увидел, как Ауманн падает с дырой во лбу. Его браслет и ожерелье развалились и покатились по полу, мышцы под его пятнистой красно-белой кожей расслабились.
   ...А затем я увидел, как эти шарики покатились обратно к нему, а он поднялся с пола движением, которое было невозможным - физика работала задом наперёд. Я бросился вперёд с мечом в руках, не слишком оптимистично настроенный по своим шансам, и обрушил Всеклинок в виде двуручника, едва не прорубив потолок, как раз в тот момент, когда дыра во лбу Ауманна заполнилась плотью.
   Всеклинок ударил его в голову и отскочил, вывернувшись в моих руках. Ауманн дезориентированно глянул на меня, а затем отмахнулся тыльной частью кисти, выбив его из моих рук и сломав несколько костей в моей руке. А затем он прикоснулся ко мне, и мир опрокинулся.
   Поражение: Трусость устранено!
   Я пришёл в себя от боли. Моя левая рука не была сломана, так что я воспользовался ей, чтобы потянуться в патронташ дрожащей окровавленной рукой и достать ещё фей, которых сунул в к счастью тоже не сломанные челюсти. Жевать, впрочем, всё равно было больно, а глотать вообще мучительно, поскольку у меня остался всего один хитпоинт, и состояние моего тела это отражало. Реймер всегда говорил, что здоровье не имеет значения, пока ты не потерял последний хитпоинт, и хотя в моём случае это было очевидно не так, но по крайней мере всё можно было поправить.
   Я поднялся на ноги с комком приторного марципана во рту, простонав от давления на свежеисцелённые ноги. Я был в каком-то офисе, кругом разбросаны книги и бумаги, а в стене дыра примерно моего размера. Я понятия не имел, сколько времени прошло с момента моей отключки, но не могло быть много, поскольку кровь моя ещё не засохла. Я захромал вперёд, продолжая глотать фей; второй раз за день опустошил весь патронташ.
   Я был почти у дыры в стене, когда увидел, как мимо пролетели металлические шарики, быстро словно пули, а затем мужской голос, Ауманна, произнёс "Тут оберег".
   Это было первым, что дало мне надежду. Ауманн был силён, достаточно силён, чтобы швыряться металлическими шариками, как пулями, достаточно силён, чтобы его телекинез ударил меня как автомобиль, и с ним был маг ревизии, который предположительно держится рядом, но он не видит обереги, а маг оберегов опаснее всего, когда у него было время подготовить поле боя. Конечно, Грак не подготовил поле боя, но Ауманн этого не знал, и он видел, как его пули замедлились до нелетальной скорости.
   Барьерные обереги были самым простым и самым распространённым типом оберегов, но существуют и обереги, покрывающие зону, вроде тех, которые используют для блокировки телепортации, и если бы я был Ауманном, я бы очень беспокоился об отрицании магии золота, которая не позволит мне быть Суперменом, или о чём-то, что не даст магии ревизии исцелить меня после ещё одного выстрела из пустотного ружья. И если бы я был Граком, я бы установил эти обереги как можно быстрее, у границы хранилища, в котором все они предположительно прячутся.
   Траур не отсекает "связь" Ауманна с золотом, но я был уверен, что наша сторона выиграет войну на истощение, поскольку даже если Траур не считается в плане убирания золота из-под его контроля, то уж уничтожение золота точно сработает. И Ауманн знал, что у нас есть пустотное ружьё, и он должен достаточно хорошо представлять нас, чтобы понимать, что мы готовы пожертвовать золотом, чтобы лишить его сил, а значит он ограничен временем.
   Так что оставался я, стоящий в разгромленном офисе, без оружия кроме татуировок на моей коже, и без реального плана. Всеклинок куда-то отлетел, полагаю, Амариллис, Фенн и Грак прячутся в хранилище, и Ауманн... если бы это была ведомая мной игра, и Ауманном играл кто-то хоть умеренно осторожный, то как раз сейчас он бы достал одиннадцатифутовый шест.
   Ещё один шарик пронёсся мимо, но через пару секунд я увидел, как он летит обратно. Магия ревизии, проверяет наличие невидимых оберегов, что означает, что линия обзора мага ревизии - по коридору. Пока маг ревизии остаётся там, Ауманн может уверенно двигаться по коридору, и проверять на предмет оберегов от магии золота, а когда обнаружит, что их нет, ничто не остановит его от того, чтобы ворваться в хранилище и убить всех там.
   Я осмотрелся в поисках оружия, и увидел на столе тяжёлое металлическое пресс-папье, которое подобрал и взвесил в руке. Против мага золота это будет бесполезно, но против мага ревизии... ну, у них есть откровенно абсурдная способность ревизить себя в случае смерти, травмы, или нокаута, что делает его практически неубиваемым (за некоторыми исключениями, но они не относятся к парню с пресс-папье).
   Так что я уселся там, возле дыры в стене, пытаясь обеспечить себе максимально хороший вид на хранилище и прячась так, чтобы если (когда) Ауманн будет проходить мимо, я не был в его поле зрения. Пресс-папье оставалось наготове, словно может для чего-то пригодиться.
   Дыхание застряло у меня в горле, когда я увидел, как приближается Ауманн. В его вытянутой руке была трость, которой он помахивал из стороны в сторону, словно слепец. Вглядевшись, я заметил, что он на самом деле не держит трость, она телекинетически "прилепилась" к его руке. Можно предположить, что она окутана его полем тактильного телекинеза, так что как только упрётся в оберег против магии золота, он сможет ощутить это и остановиться.
   Через дыру в стене я видел следующего за ним мага ревизии. Он был слегка растолстевшим мужчиной с затянутыми в хвост волосами на голове, одетым в коричневый жакет, застёгнутый на все пуговицы, и хаки. Мы наблюдали за башней Трифлес, отслеживая, насколько быстро Ауманн реагирует на золото, и я несколько раз видел мага ревизии, Колвина, улетающего вместе с Ауманном.
   С моего места едва видно было как он следует за Ауманном, и прикрытую дверь хранилища.
   Когда я увидел кусочек черноты, появившийся из-за двери хранилища, я принялся действовать, и хотя я узнал об этом только потом, одновременно произошло сразу несколько вещей.
   Амариллис выскочила из Траур, материализуясь из экстрамерного пространства с пустотным ружьём на плече и рукой на спуске. Она выстрелила через долю секунды после появления, второй раз за день проделав дырку в голове Ауманна. Колвин протянул руку, начиная обращать это, в тот же момент, как это произошло, но как раз тут я появился из дыры в стене и врезал ему по голове Пресс-папье, с усилением магией крови.
   Удар расколол его череп и обрушил на пол, но затем мы оба направились обратно во времени, стирая мои воспоминания о произошедшем, и во второй раз он присел, избегая замаха. Я атаковал его снова, возвращая замах в обратную сторону, снова с усилением кровью, врезал ему по основанию шеи, и мы снова вернулись во времени, стирая мою память, но я знал, что это происходит, я читал об этом в "Руководстве Чайника", я знал, что поединок с магом ревизии по сути не имеет смысла, я знал, что эти удары попадают в цель, потому что он никак не мог уклониться от ударов, которых даже не видел.
   Но я видел и Амариллис, которая в моём фрагментированном восприятии словно телепортировалась из коридора к нам с рукоятью меча в руке, и после того, как я ударил Колвина в третий раз, я остановился, потому что Амариллис была рядом с ним, и в его голове торчал меч. Я увидел, как он качнулся, и
   Исаак Ауманн побеждён!
   Уровень Повышен!
   Колвин Хёст побеждён!
   Квест Выполнен - Ваша принцесса в другом замке: Амариллис в безопасности на ближайшее время, и вам досталась большая куча золота, везучий ты засранец.
   Лояльность повышена: Амариллис, ур. 9!
   Уровень Повышен!
   Разблокировано Достижение: Десятый
   Меня окутало золотое сияние, на этот раз с примесью красного, и это было словно богиня достала мой мозг из черепа, вытащила из него все желтовато-белые нервы, потом сунула в рот и провела тёплым языком по каждому нервному окончанию. Это было блаженство, чистое, хоть и не утончённое, и когда оно прошло, я задумчиво взглянул на свои пальцы; было такое чувство, словно кто-то неправильно меня собрал. Я снова поднимался в воздух и создал порыв ветра, но даже не заметил этого.
   И тем не менее кости в моих рёбрах и левой руке всё так же были лишены энергии, и квест по их восстановлению не исчез, потому что нет, игра меня не любит, она способна давать мне безграничное удовольствие, но заперла его за краткими моментами, когда решала, что я сделал хорошую работу; она способна полностью исцелять меня, но по какой-то дерьмовой причине решила, что то, что я поступил умно и воспользовался своими костями как топливом было слишком умно, и требует лечения, поскольку жизнь никогда, бл*, не бывает честной, это постоянный марш брутальности и боли и...
   - Прекрати - сказала Фенн. Она стояла рядом со мной с рукой на моём плече, глядя мне в глаза. Моя нога прекратила то, что она делала, что, когда я опустил взгляд, оказалось запиныванием лица мага ревизии в кровавое месиво. Я взглянул на Фенн, которая смотрела на меня влажными, обеспокоенными глазами. Она подошла ближе, сдвигая руку, так что сейчас держала меня за шею, и быстро поцеловала в губы.
   - Я думала, ты мёртв - сказала она, отступая. - Если ты опять сделаешь подобную глупость, я тебя убью и съем, понял?
   Не знаю, она про атаку на мага золота, или про схватку с магом ревизии, но в любом случае она, скорее всего, права. Я взглянул на труп Ауманна, который Амариллис перевернула. Она стащила с него одежду и поднесла нож к его грудной клетке, аккуратно надрезая ещё тёплую кожу рядом с татуировкой.
   - Погоди - сказал я, подходя. - Азалия.
   Татуировка на секунду засветилась, выдавая синие искры по контурам свёртка, и когда я наклонился и ухватился за неё, она легко сошла с кожи, двухмерное изображение в моих руках расширилось в три измерения. Я потянул шнурок, развернул ткань, и взглянул на ключ телепортации.
   - Почему это слово? - спросила Амариллис. Она выглядела истощённой, когда мы её спасли, но сейчас в ней не было огня; что бы её не поддерживало, сейчас этого не было.
   - Его выбрал татуировщик - сказала Фенн. - Вероятно, увидел семейное сходство.
   Амариллис закрыла глаза и кивнула. Видимо, какая-то культурная фишка, прошедшая мимо меня. Вервайн, маг цветов, был эквивалентом Мерлина для Утера Пенндрайга, и цветочные имена были распространены в роду Пенндрайгов, но я понятия не имел, что там за Азалия, и в настоящий момент это было ну совершенно не важно.
   - Нам нужно зачистить остальное - сказал Грак от двери хранилища. - Я так вижу, у нас есть ключ телепортации, это существенно упростит отступление.
  
   Дальше была зачистка, как раз то, чем совершенно не хочется заниматься после того, как закончил что-то сложное. Фенн сложила трупы Колвина и Ауманна, и после того, как мы украли всё, что оставалось в хранилище, сложили всё в перчатку, но даже тогда мы ещё не закончили, поскольку в башне Трифлес, ожидаемо, были обереги от телепортации. В конце концов Грак нашёл зазор в них на балконе верхнего этажа.
   Мы покинули башню, - ключом снова управляла Амариллис - и после болезненного мгновенья, заставшего меня врасплох, поскольку я уже забыл об этом, мы стояли в лесу посреди деревьев столь высоких, что рядом с ними красное дерево не смотрелось, в миле от поляны, на которой стоял большой дом с крышей, покрытой травой и дикими цветами.
   - Проверьте обереги - сказала Амариллис после того, как потратила секунду на то, чтобы осмотреться. Грак чуть помедлил, и я знал его не настолько хорошо, чтобы точно определить, что он думает, но могу предположить, что он задумался о том, что теперь представляет его жизнь. Находится в компании очевидных психов с загадочными способностями, укравшими золота и магических предметов на миллионы долларов, и спокойно использовавших магию на миллиард, чтобы перемещаться по миру. Но он не сказал ничего такого, и вместо этого достал монокль и принялся оглядываться.
   - Что-то вокруг дома - сказал он. - Могу предположить, что встроены в камень, но узнаем, когда будем там.
   Амариллис кивнула, замерла на миг, пошатнувшись, и я успел подхватить её, когда она упала.
  
   КОНЕЦ КНИГИ II
  
   Глава 34: Вейк Хандум.
  
  PHY
  
  7 6 POW 18 Безоружный Бой 18 Одноручное Оружие 15 Двуручное Оружие 15 Импровизированное Оружие
   6 SPD 15 Метательное Оружие 15 Двойное Оружие 12 Пистолеты 12 Луки
   6 END 12 Ружья 0 18 Парирование 18 Атлетизм
  MEN
  
  5
   4 CUN 18 Уклонение 12 Инженерия 0 0
   4 KNO 0 0 Садоводство 0 0
   4 WIS 6 Искусство 12 Магия Крови 12 Магия Кости 6 Магия Самоцветов
  SOC
  
  3
   2 CHA 0 0 0 0
   2 INS 0 12 Магия Кожи 0 0
   2 POI 0 0 6 Лесть 6 Комедия
  
   0 LUK 6 Романтика 10 Запугивание 8 Обман 0
  
   * * *
  
   - Итак, у нас есть ключ телепортации - тоном светской беседы произнёс Грак, когда мы шли по лесу. Деревья вокруг нависали над нашими головами, закрывая свет. На ходу дворф дёргал себя за косички на бороде и временами прикладывал к глазу монокль, поглядывая в него на дом, к которому мы шли.
   Я нёс в руках Амариллис, остающуюся в отключке. На её жёлтую, иссохшую руку с красными пятнами на месте ногтей было болезненно смотреть, так что я смотрел вперёд, а не на неё. Временами она напрягалась в моих руках, на миг открывала глаза, чтобы убедиться, что я ещё несу её, а затем снова погружалась в подобие сна.
   - Первое, что я узнала, присоединившись к этой команде, - сказала Фенн - это что не следует ожидать ответов сразу же, и не стоит ожидать, что тебе сообщат то, что было бы неплохо знать.
   Она подняла палец.
   - Например, я всего три дня назад узнала, что наш приятель Джунипер дружил с Утером Пенндрайгом.
   Грак принюхался.
   - Мне не нравятся эльфийские шутки - сказал он.
   - Это полуэльфийские шутки - сказала Фенн, передёрнув своими остроконечными ушами. - И хочу сказать, что вкус к ним вырабатывается со временем. Пока что только у Джунипера выработался, и ему понадобилось на это порядком времени.
   - Нее - ответил я. - Ты мне изначально нравилась.
   Нести Амариллис было не так тяжело, как я ожидал, но с другой стороны, я только что взял уровень, и она потеряла вес во время своего заточения. Мне не нравилось видеть её такой хрупкой.
   - Ой, ты мне тоже нравишься, маленький хууман - сказал Фенн.
   Грак кашлянул в кулак.
   - Ходить вокруг да около не в натуре дворфов - сказал он. - Я пытался вежливо дать вам возможность объяснить ключ телепортации самостоятельно. Объясните, откуда он взялся.
   - Он принадлежал Англицинну - ответил я. - Они использовали его... ну, полагаю, чтобы нарушать имперский закон о карантинных зонах, или что-то в этом роде, так что старались умалчивать тот факт, что потеряли его. Мы забрали его в карантинной зоне Земель Восставших.
   Я пропустил некоторые детали, не потому, что они не важны, и не потому, что сознательно пытался скрыть что-то от Грака, а просто потому, что объяснять слишком долго. По той же причине я и Фенн сказал "неважно", когда она спросила, что такое Рикролл.
   - И что это за защищённое место, куда мы идём? - спросил Грак.
   Я взглянул на Амариллис, спящую у меня на руках.
   - Фенн? - спросил я.
   - Понятия не имею - весело ответила она. - Когда мы покинули земли нежити, Амариллис решила отправить нас в Драгоценность Пустыни, где у нас были миленькие похождения в пустыне.
   - В пустыне? - спросил Грак, подняв бровь.
   - Она выбрала Драгоценность Пустыни, потому что это было место, куда мы могли безопасно телепортироваться, где можно было подлечиться, где никто не будет нас искать, и поблизости от предполагаемо надёжного места, где можно было заполучить ценности - сказал я. - Так что, основываясь на этом, можно предположить, что это место подпадает под схожие критерии, хотя - я осмотрелся, пытаясь найти некую подсказку о том, что лежит за лесом, но нашёл только деревья - я не думаю, что мы здесь поблизости от цивилизации, если не упускаю ничего очевидного, и, вероятно ещё один критерий тут тоже не задействован.
   - Так что проверяем обереги - кивнула Фенн. - Возможно, это одно из мест, куда ожидалось что заявится принцесса Амариллис, и куда они отправят народ, когда выяснится, что она жива, или по крайней мере что не мертва. Полагаю, сейчас им известно только то, что нет подтверждения смерти.
   - Как долго она была в плену? - спросил Грак, продолжая быстро шагать.
   - В сумме семь дней - ответил я.
   - Ауманн её допрашивал - сказал он. - Он наверняка ломал ей кости и сдирал кожу, пока она не рассказала всё, что знает. У него был маг ревизии, способный убирать повреждения и память. Он разослал народ в названные ей места.
   - Но сейчас он мёртв, так что это не важно... - я остановился. - Неверно. Потому что если он рассылал народ, он мог отправить и сюда, но... ключи отправляют только к камням касания или туда, где ты уже был, что означает, что они отправились в ближайшее доступное место, а оттуда добираются уже своим ходом, так что сейчас могут быть в пути.
   Я выругался про себя.
   - И если Ауманн не держал всю информацию в большом секрете, а мы знаем, что это не так, то информация об Амариллис могла протечь её так называемой семье.
   - И это если Ауманн не сообщил им напрямую - сказала Фенн. - В смысле, если у тебя есть воинственная принцесса, готовая при малейшей возможности выпустить тебе кишки, ты правда станешь держать её при себе, как тигра в клетке, готового атаковать? Я не стала бы, но это частично потому, что я её знаю. Она придумает способ подсыпать яду в мою чашку за полдня.
   - Если он рассылал народ по заначкам, то вряд ли собирался продать её тому, кто больше заплатит - ответил я.
   - Ещё как собирался - сказала Фенн. - Ты же помнишь, что он сказал - вещи стоят столько, сколько за них готовы заплатить. Ему недостаточно продать Амариллис тем, кто хотят её убить, он сделает это, а затем отправится к следующему в роду потомку Утера Пенндрайга и скажет "Эй, сколько заплатишь за эту волшебную верёвку, которую я украл?"
   Я скривился, поскольку она была права - это именно то, как он поступил бы.
  
   Вблизи наша цель выглядела так, словно кто-то построил дачу, а потом накрыл её дёрном, словно одеялом на ночь. Не знаю, был дом построен на равнине, а потом засыпана земля и выросла трава, или его вырезали в холме. Впрочем, местность вокруг была в целом ровная, так что скорее первое. В любом случае, это было красивое, зрелищное место на поляне, покрытой цветами, озаряемой столбом света - прямо лучше не добиться, как ни старайся. Рядом с домом стояла мебель из полированного дерева - длинный стол с расставленными вокруг него восемью стульями, пара скамей у ямы для костра. Цветущий сад, и декоративные камни, разложенные в естественном стиле.
   - Мы поняли, что ты богата - заметила Фенн.
   И да, это место для пролетариата было словно гигантский указующий перст, не только потому что строительство и содержание должно стоить кучу денег, не только потому, что не видно было дорог, а значит товары и людей нужно телепортировать за ещё одну кучу денег, но и потому, что это место было уютным, уютным по Хоббитонски, в загородном стиле богачей, и мы были посреди леса, но мне на ум пришло слово "облагораживание местности".
   - С оберегами ничего подозрительного - сообщил Грак, подняв монокль к глазу. - Отсюда не вижу оберегов обнаружения, только обычные обереги дорогостоящего здания, защита от телепортации и слишком высоких скоростей. Дорогие обереги, работа нескольких магов, несколько из них чисто для удобства.
   Он указал на камни, затем на большой стол.
   - Обереги от воды, чтобы не промокнуть за обедом.
   - Думаешь, войти будет безопасно? - спросил я. Четверть мили назад Амариллис стала тяжеловата, и хоть это не по рыцарски, мне очень хотелось положить её куда-нибудь.
   Грак кивнул.
   - Это значит, что и остальные смогут.
   Мы медленно и осторожно двинулись вперёд, заглядывая в окна. Фенн предложила надеть на Амариллис маску с баллоном и сунуть её в перчатку, чтобы мне было проще идти, но я отказался по очевидным причинам. Я надеялся, что до этого не дойдёт; у Амариллис была причина, почему она отправила нас сюда, и я надеялся, что она полагала это место безопасным но бесполезным - место, где можно передохнуть и запланировать наши дальнейшие действия.
   Входная дверь была не просто не заперта - на ней не было замка. Мы вошли, и обнаружили внутри тот же стиль, этакая загородная дача. Огромный камин, окружённый мягкой мебелью с полированными поручнями. Судя по размеру холма, в котором был дом, эта комната с потолком на высоте двенадцати футов была самой большой в доме; из неё в разные стороны вёл набор дверей.
   Я опустил Амариллис на диванчик и слегка прикоснулся к её лицу, смахивая волосы.
   - Мы на месте - прошептал я.
   Она открыла глаза и взглянула на меня.
   - Безопасно? - спросила она, вздрогнув.
   - Вероятно - ответил я. - Отдохни. У нас будут вопросы, когда ты проснёшься.
  
   Мы втроём прошлись по дому, осматривая по одной комнате; Грак с моноклем искал обереги. Большая часть найденного была бы вполне уместна на Земле: спальни, ванные, большая кухня с обеденным столом, маленькая библиотека со столом, который я определённо попозже проверю. Ничего, что было бы именно Аэрбским. Конечно, конструкция была не сухая кладка два на четыре, и картины на стенах изображали фантастические сцены и загадочных зверей, но не было ничего, что кричало бы о магии или параллельной вселенной - по крайней мере, пока мы не спустились в подвал. Где нашли души.
   Там стояла большая стеклянная бочка, наполовину заполненная этими маленькими шариками света, сложенными друг на дружке на дне. Рядом стояло некое устройство, слегка гудящее; звук блокировала толстая дверь подвала. Мне понадобилась секунда, чтобы сообразить, на что я смотрю; это был генератор. Причина, почему здесь есть электричество - потому что на Аэрбе они просто обыденно использовали некие изобретения безумных учёных, чтобы создавать души из эмбрионов, чьё разложение использовали как источник энергии, и их держат рядом с подогревалкой воды, как ни в чём не бывало.
   Фенн подошла к бочке, вытащила сверху стеклянную пробку, а потом достала собственную стеклянную бутылку из Траур, своей магической перчатки. Она высыпала шесть душ в бочку к сотням остальных, а потом вернула затычку на место.
   - Моё доброе дело на сегодня - сказала Фенн. - Нужно быть редкостным мудаком, чтобы отправить кого-то в ады, каким бы засранцем ни был покойник.
   Пожалуй, я с этим соглашусь, но была во мне вероятно-не-столь-морально-оправданная часть, считавшая, что Ауманн заслужил худшего нежели то, что получил.
   Единственная оставшаяся комната, заслуживающая упоминания, это кладовая в подвале, огромная комната, в которой эстетика помещений наверху была по большей части забыта. Вместо деревянных полов - потёртый бетон, и открытая зона с аккуратными метками на полу. Я видел нечто подобное в Каэр Лага; сюда можно телепортировать то, в чём есть потребность, что обычно делается большими объёмами. Впрочем, в отличие от Каэр Лага, здесь имелся запас сушёной еды, и здоровенный холодильник, так что нам не придётся прибегать к магии, чтобы быть сытыми. Вдобавок цистерна рядом была полна свежей чистой воды.
   Когда мы вернулись в главную комнату, Амариллис уже встала, и как раз закончила разжигать огонь в камине.
   - Это место называется Вейк Хандум - сообщила она, ткнув бревно. - Оно известно многим. Возможно, нам стоит покинуть его побыстрее.
   Она повернулась к нам, наконец встретившись взглядом с Граком.
   - Прошу прощения за мою предыдущую грубость.
   - Всё в порядке - ответил Грак. - Дворф понимает.
   Он шагнул вперёд и протянул руку.
   - Гракхуил Лидбрэйдс, из клана Лидога.
   Амариллис пожала ему руку.
   - Амариллис Пенндрайг, десятая своего имени, из Королевства Англицинн, да стоит оно вечно.
   Я практически слышал, как Фенн закатывает глаза.
   - Нам нужно тебя подлечить - сказала она. - Парня тоже.
   - Что не так с Джуном? - спросила Амариллис, переключая внимание на меня. - Он поднял уровень перед тем, как мы оказались здесь.
   - Магия кости - сказал я. Потёр шею. - Похоже, вытягивать магию из собственных костей - плохая идея.
   Я ощущал взгляды Грака и Амариллис на себе.
   - Не то, чтобы у меня был выбор, я бежал, спасая свою жизнь, и мне нужен был прилив скорости. Если бы не это, я бы точно умер.
   - И феи не помогают - сказала Амариллис, скорее утверждение, чем вопрос, поскольку она не так плохо думала о нас с Фенн, чтобы решить, что мы не подумаем о стоь очевидном. - Симптомы?
   - Эм, - сказал я - потеря аппетита, анемия, и я ломаю кости слишком легко.
   Я получил двурукость, достаточно подняв навык Двойного Оружия, но сейчас практически не пользовался левой рукой, если была возможность этого не делать. Были, наверняка, и другие изменения, но было сложно сказать, какие именно, поскольку я понимал, что паранойя берёт верх. Было это чувство в животе первым признаком серьёзных неполадок с органами? Была одышка из-за дисбаланса в лёгких? Без доктора определить невозможно, и, вероятно, даже с ним понадобится специалист.
   - Ладно - сказала Амариллис, потирая свой лоб. Я заметил, что она предпочитает левую руку, хоть она и правша. - В таком случае, нам нужен план.
   - У нас есть почти тысяча фунтов золота - сказала Фенн. - Я уверена, что это одна из проблем, которые можно просто забросать деньгами.
   - У вас есть пятьсот фунтов золота - сказал Грак. - Половина содержимого хранилища - моя. Мы так договаривались.
   - Ладно - сказала Фенн. - Даже так, у нас есть почти пятьсот фунтов золота, что означает - у нас есть безумная сумма денег, которую можно потратить на исцеление вас обоих.
   Амариллис повернулась к Граку.
   - Полагаю, когда ключ снова будет готов, вы хотели бы, чтобы вас где-то сбросили? - спросила она. - Очевидно, наши варианты в этом плане ограниченны, но я уверена, что мы сможем договориться.
   Грак поменял позу.
   - Джунипер предложил мне долю вашего персонального богатства в обмен на мою помощь в спасении.
   Амариллис уставилась на него.
   - Всё, что у меня есть, хранится в этой перчатке - сказала она, указывая пожелтевшим пальцем на Фенн. - Я больше не обладаю богатствами. С каждым проходящим днём всё больше того, что было моим, оказывается в руках других членов Двора Потерянного Короля. Есть места, вроде этого, и секретные хранилища, оставленные моими предками на времена нужды, но нет банка, из которого я могла бы что-то снять.
   Грак пожал плечами.
   - На мой взгляд, оставаться с вами тремя - самый прямой путь к оплате покаяния перед моим кланом, если сможем договориться об условиях.
  
   * * *
  
   - Смотрите, вся мотивация моего персонажа - лут - сказал Том. - Ему на самом деле нет дела до культа Эпсилона, и он не верит, что боги позволят им реинкарнировать демона, так что почему он должен соглашаться на "честный раздел" добычи?
   Артур нахмурился.
   - Вообще-то ты прав - сказал он. - Я делаю это потому, что считаю это правильным, следуя воле своего бога, потому что я считаю, что боги не позволят этого, но я их инструмент для того, чтобы не позволить этого, из-за желания восхвалений и восхищения, изъяна моего персонажа, потому что это необходимо сделать... Я бы занялся этим, даже если бы добычи не быо, так что почему я должен предлагать равный раздел?
   Крэйг взглянул на Тома.
   - Разве это не опускает нас до уровня наёмников? - спросил он. - Не думаю, что это сработает в плане сохранения команды, когда приключение будет окончено.
   - Вот - сказал Реймер, который наконец нашёл нужное место в книге перед ним. - РДМ, страница 135, тут таблица богатства персонажей по уровням.
   Он повернул книгу, предлагая всем взглянуть и убедиться, чего никто не сделал.
   - Игра предполагает, что количества сокровищ растут соответственно получаемому опыту, что в целом упрощает математику боёв. Если придерживаться моих элайнмента и предыстории, то да, конечно, я откажусь от доли сокровищ, если очень надо, но это запарывает игровой баланс.
   - Угу, но если не запорешь игровой баланс, то запорешь персонажей - сказал Артур.
   - Я могу это исправить - сказал я. - Вы можете разработать договор персонажей о разделе добычи, а я могу подкрутить со своей стороны, так что вы будете получать меньше лута с приключений, но получите индивидуальную компенсацию от ваших паладинского ордена и круга друидов соответственно.
   - Это работает? - спросил Крэйг. - У меня было впечатление, что с этого приключения мы получим тысячи золотых, и если у церкви есть тысячи золотых, которые они могут потратить, то почему бы не потратить их на нас прямо сейчас. Как-то глупо, что они ждут завершения квеста, если считают, что он так важен.
   Я вздохнул и потёр лицо.
   - Окей, ладно, это повторяющаяся хрень - сказал я. - Для Утер и Закума важно победить культ по их собственным, персональным, морально-социальным причинам, но если они просто откажутся от лута на переговорах, то им постоянно будет не хватать ресурсов, особенно когда наступит следующий раз, и они знают, что соотношение риск/вознаграждение уже достаточно выгодно с равным разделом. И с точки зрения аспекта сохранения команды, наёмники понимают, что сотрудничество с двумя полу-целителями поможет им оставаться в живых и в случае чего поднимет из мёртвых.
   - Ладно, - сказал Артур - теперь сделаем всё это от персонажей.
  
   * * *
  
   У нас ушло какое-то время, чтобы договориться. Граку будет выплачен фунт золота за каждые две недели, которые он проведёт с нами, но всё оно будет храниться в перчатке, пока он не захочет его забрать, в основном потому, что ему просто невозможно утащить столько золота. Он получит треть сокровищ, которые мы найдём или украдём, и временный доступ к реликвиям, которые сочтёт подходящими Амариллис, с пониманием того, что в наших интересах обеспечить защиту нашего обережника. Помимо этого ему в общем-то не было дела, что и как. (Фунт золота каждые две недели - это годовое жалование чуть меньше двух миллионов долларов, что на мой взгляд было безумной суммой, особенно учитывая, что мне вообще не платят).
   - Ладно - сказала Фенн, когда у нас появился письменный (совершенно не обязующий) контракт. - А теперь мои условия.
   - Нам нужно многое сделать - сказала Амариллис. Она уселась в большое кресло у огня, и выглядела так, словно у неё не было сил.
   - Присматривать за нашим уловом - одно из этого - ответила Фенн. - И перед этим я хотела бы кое-с чем разобраться.
   - Ладно - произнесла Амариллис, взмахнув рукой.
   - Прежде всего, Траур остаётся у меня - сказала Фенн, поднимая перчатку, столь чёрную, что было невозможно рассмотреть контуры её пальцев. - Не просто на время нашего квеста по добыче собственности леди Пенндрайг и убиения её врагов, а насовсем. Если потребуются регулярные пожалования, то, Амариллис, я буду тебя навещать, когда время будет на исходе.
   Амариллис помедлила. Очевидно, Траур полезнее, чем она полагала изначально.
   - Ладно - произнесла она.
   - Второе, меня на самом деле не интересует твоё возвращение во власть - сказал Фенн. - Без обид, но политика, как бы это сказать, скучная штука, особенно при Дворе Потерянного Короля, насколько мне известно. Вместо этого я хочу приложить наши усилия в развитие сил Джунипера, что означает - сражаться со всяким и выполнять его квесты. Не просто для его пользы, мы же с ним как-то связаны.
   - Что ты имеешь в виду под "как-то связаны"? - спросил Грак.
   - Мы толком не знаем - ответила Фенн. - Вероятно, хрень с душами, или, может, Джунипер бог. В любом случае, я не возражаю против того, чтобы навестить несомненно сотни домов вроде этого и ограбить их подчистую, или воспользоваться информацией, которой ты владеешь благодаря бывшей позиции в запутанной политике Англицинна, но с этого момента в первую очередь Джунипер. Договорились?
   - Договорились - сказала Амариллис, как-то слишком быстро на мой взгляд. "Джунипер - рычаг, которым можно перевернуть мир", и Амариллис хотела стоять у этого рычага.
   - Третье - начала Фенн.
   - Сколько ещё? - спросила Амариллис. - Мне нужно прилечь.
   Она уже лежала в кресле, опустив голову на спинку.
   - Последнее - сказала Фенн. - Третье, я хочу, чтобы мы отправились на остров Эверсаммер и отомстили за моего отца.
   Квест Принят: Конец Лета. Вернитесь туда, где Фенн получила свои шрамы, и принесите правосудие эльфам. (Квест компаньона). (Пр. Переводчика: Эверсаммер - "Вечное лето".)
   - Я только что получил квест на это - сообщил я.
   - Сработало! - воскликнула Фенн, хлопнув в ладоши. - Ладно, потом попробуем это ещё, надыбаем Джуну столько квестов, сколько выдержит его маленький игровой мозг.
   - Какой магией обладает Джунипер? - спросил Грак. - Я так понял, ему пятьсот лет.
   - Ладно - сказала Амариллис - я сплю.
   Она опустила голову и закрыла глаза.
   К моему удивлению, Фенн взяла с диванчика одеяло и накинула на неё.
   - Джунипер, возможно, тебе пора заняться объяснениями.
   Я вздохнул.
   - Ладно, в общем я прибыл из места под названием Земля, которое во многом похоже на Аэрб и во многом отличается...
  
   * * *
  
   Должен признать, я уже порядочно времени основываюсь на натяжках, ещё до того, как мы встретили Грака. Было разумно начать с Земли, сказать, что это другой мир, частично совпадающий с этим, обыграть природу совпадений и загадку того, как некоторые вещи похожи друг на друга, притвориться, что многие вещи, которые я видел на Аэрбе, не мои творения (что в общем-то верно, поскольку я видел некоторые отсылки к земным вещам кроме того, что было в моих играх), и только тогда, когда всё это было выложено на стол, сказать:
   - Ну и часть того, что особенного во мне, это то, что я вижу в уме числа, соотносящиеся с моими навыками и способностями, которые я могу повышать, когда выполняю квесты, появляющиеся в моём поле зрения.
   Я произнёс это очень терпеливо и спокойно, как нечто самое рациональное на свете.
   - Есть связь между этими числами и хорошо изученной магией, как сообщила мне маг кости.
   - И фирменная магия Джунипера обозначает тебя компаньоном - сказала Фенн, чего я не оценил, поскольку это только усложняет дело.
   - Понятно - сказал Грак. Он взглянул на Фенн. - У тебя есть причины верить, что что-то из этого правда?
   - Конечно - Фенн усмехнулась. - Джунипер - славный парень.
   Я сделал фэйспалм.
   - Я совершил по крайней мере шесть невозможных вещей - сказал я. - В смысле... ты не видел мой левел-ап?
   - Это что? - спросил Грак.
   - Сияние, я полностью исцелился, в коридоре было? - спросил я.
   - Когда я вышел из хранилища, ты пинал труп в голову - сказал Грак.
   - Ладно, ну... тогда я не могу этого доказать - сказал я. - Фенн может рассказать тебе о том, что я делал, сейчас я в общем-то спец в разных типах магии, что ты сам видел...
   - Нет - сказал Грак. - Я видел умение, но если тебе пятьсот ет, это неудивительно, у меня вызвал недоумение только внешний возраст.
   - Мне семнадцать - сказал я. Полагаю. Этому телу может быть семнадцать, а может быть нет, поскольку оно, походу, принадлежало кому-то, когда я оказался в нём, если, конечно, этот мир не был создан как есть в тот момент, когда я появился, что вряд ли.
   - Фенн сказала, что ты знаком с Утером Пенндрайгом - сказал Грак.
   - Это... Фенн, нам нужно будет поговорить о том, какие шутки подобающи перед народом - сказал я. - Но да, я предполагаю, что Утер Пенндрайг был изначально с Земли. Девять месяцев назад я был с ним знаком. Сейчас уже десять, полагаю.
   Я взглянул на Амариллис, снова уснувшую. Я надеялся, что это просто симптом её стрессового времени с Ауманном, а не крысиной гнили, поскольку если она останется в таком состоянии, я не смогу выжать из неё подробности.
   - На самом деле, это для меня неважно - сказал Грак. - Дуришь ты этих двоих, или говоришь правду, я основываюсь на нашем договоре. Вот если потребуешь действовать, полагаясь на этой странной магии, которую только ты видишь, у нас будет проблема.
   - Секундочку - сказал я. Закрыл глаза на три секунды, открывая лист персонажа, а затем на секунду задержался на панели с навыками и способностями. Я дважды левел-апался, что означало, что сейчас должен бы видеть парящее в верхнем правом углу "+4". Однако вместо этого там было "+9". Я откуда-то получил пять дополнительных очков. За достижение десятого уровня? Это казалось вероятным, но игра, как обычно, жадничала на информацию, и игрового журнала записей не было.
   - Что он делает? - спросил Грак.
   - Получает доступ к мистическим секретам за закрытыми глазами - ответила Фенн.
   Я глянул в сторону, переключая панели и спокойно выискивая новые сюрпризы, пока не добрался до страницы компаньонов. К моему удовольствию, биография Гракхуила больше не была замазана, что означало, что она, скорее всего, разблокируется на втором уровне лояльности.
   | Гракхуил Лидбрэйдс, Лояльность ур. 2
   |
   | Гракхуил происходит из в основном партеногенетического клана в Дарили Ирид (пр. перевод - "Золотая Дыра"). Благодаря да над мастерству в игре Рангов и общей эмпатической
   | природе да над рода, Грак был выбран, чтобы покинуть Дарили Ирид и отправиться в Афиней Барьеров. Планировалось, что да вернётся, и станет следующим мастером-оберегателем
   | дома клана. Вернувшись домой, да над оказался ввязан в редкий договорной союз пары с другим дворфом, и сбежал из Дарили Ирид, отказавшись от Поцелуя в да над ночь уз. Да
   | проводит да над время в поисках покаяния за урон, который да над отсутствие вызвало да над клану.
  
   Я открыл глаза и взглянул на Грака.
   - Ладно, прежде всего, что означает "да над"?
   - Это часть дворфского диалекта, которым пользуется мой клан - сказал Грак. - "Да" - эквивалент "он", а "да над" - эквивалент "его". Ничего, что ты не мог бы узнать другими способами.
   - Ладно - сказал я. - Но значение другое, поскольку ты просто считаешься мужчиной для общего удобства?
   Грак кивнул.
   - Знание этого не является доказательством.
   - Просто любопытствовал - сказал я. Вздохнул. - Твой клан происходит из Дарили Ирид, что переводится что-то вроде Золотая Дыра. Ты был выбран отправиться в Афиней Барьеров, поскольку был умелым в игре Рангов, и когда вернулся, оказался вовлечён в договорную свадьбу, с которой сбежал, отказавшись от чего-то под названием "Поцелуй".
   Грак уставился мне в глаза, и я надеялся, что не облажался в чём-то.
   - Что ещё? - спросил он.
   - Ничего, это всё, что у меня есть - сказал я. - Надеюсь, этого достаточно.
   - Достаточно - кивнул Грак.
   - Ладно! - произнесла Фенн. - В таком случае, займёмся осмотром добычи.
   Она выставила руку в сторону, и на пол начали падать предметы.
  
   Глава 35: Дружба - это магия.
  
   Нам пришлось разбудить Амариллис, чтобы изучить лут, поскольку реликвии были завязаны на неё, так что только она могла их активировать или пожаловать.
   - Сперва верёвка - сказал я. - Я хочу проверить, не Ропи ли это. (пр. переводчика: Ropey, уменьшительно-ласкательное от "верёвка". Можно было бы назвать "Верёвкин", но это не очень.)
   Фенн подняла верёвку и прилежно протянула её Амариллис, которая секунду подержала её в руках, прежде чем та ожила. Она упала и проползла к камину, где поднялась и принялась изгибаться в различные формы. Если бы я не был наготове, то наверняка упустил бы пару первых, но это действительно Ропи, так что я знал, что эти формы - буквы. П-Р-И-В-Е-Т.
   - Оно говорит "привет" - сказал я. - Иди сюда, Ропи, будем друзьями?
   Верёвка упала на пол, а затем заскользила ко мне, обвившись вокруг моей ноги, и поднявшись по ней на уровень груди, чтобы я мог похлопать по поднятому концу, изображающему его голову.
   - Это разумная верёвка - объяснил я.
   - Вечная Золотая Косичка - пробормотала Амариллис с дивана. Похоже, разводить огонь было неважной идеей, поскольку она была совсем без сил.
   - Угу - сказал я, усмехнувшись. - Я его так назвал, но все называли Ропи. Насколько я помню, была история с его влюблённостью в разумный магический меч незадолго до того, как эту кампанию положили на полку.
   - И что именно оно делает? - спросила Фенн.
   - О, много чего - сказал я. - Разведка, ловушки, скалолазание, всякое такое. Всё, что может сделать цепкая верёвка. Мне больше не придётся подбрасывать вас через стены, мы можем просто подбросить Ропи, и предоставит ему завязаться в узлы, чтобы было за что хвататься.
   Я был очень рад его видеть, в основном потому, что он(о?) было самым целостным и верным из всего, что я создавал. Он, если честно, в основном уступал тому, что у нас уже было, но всё равно было приятно его видеть.
   Ещё два предмета были уже известны; не мне, Амариллис. По крайней мере, достаточно, чтобы она могла описать, что они делают.
   Первый - метательный кинжал, обладающий двумя раздельными силами. Первая - способность возвращаться в руку, вроде того, что демонстрировал топор Грака, но достаточно быстро, чтобы болезненно било в руку. Вторая способность - если спрятать его на себе, он будет телепортироваться по телу, чтобы оставаться скрытым, пока есть куда переместиться. Это говорило об уровне разумности и восприятия, который мог бы меня шокировать, если бы у нас не было, ну, знаете, мотка разумной верёвки. (Кинжал достался мне, поскольку у меня был навык Метательного Оружия и не было вторичного оружия - не то чтобы я попытался использовать два оружия сразу с моей пострадавшей рукой).
   Второе - кожаный доспех, обладающий эффектом замедления и ускорения движений носителя, ненадолго обменивая одно на другое. Фенн заявила, что она будет носить его, если я соглашусь носить другой (остающийся для нас загадкой), и я решил, что стоит бросить кости, в основном потому, что у меня и так было достаточно разных боевых способностей, чтобы не хотелось задумываться во время боя ещё об одной.
   Третий, серп с богатой дубовой рукоятью, могла использовать только Амариллис; он был непожалуемым, и это выглядело несколько нечестно, учитывая, что у неё уже был клёвый меч. Мы не имели понятия, что делает этот серп, но она едва удерживалась ото сна, так что это придётся проверить потом.
   (Я начал замечать в ней саморазрушительные мотивы, другую стороны монеты неудержимой, несокрушимой женщины-адского пламени, способной прорубиться через что угодно на своём пути, чтобы достичь поставленной цели. Дело не только в том, что она сильна, хотя это так; она испытывала потребность, чтобы её воспринимали сильной. В доме было умеренно прохладно, в принципе, довольно приятно; никто не просил её таскать брёвна и разводить огонь, она сделала это, потому что проснулась и сознательно или подсознательно решила, что является бесполезной обузой, так что нужно или продемонстрировать, что на что-то способна, или задать направления. Или, может, мои 4 INS не так уж хороши в разборе мотиваций, и это была случайная флюктуация крысиной гнили, а не проявление её характера).
   В итоге оставались доспех, лук, и короткий меч из хранилища, плюс всё, что мы нашли на трупах, которые собрали в Башне Трифлес - то есть браслет, который носил Ауманн, ожерелье, которое он носил под рубашкой, его карманные часы, и очки мага неподвижности.
   Должен сказать, тестирование магических предметов - один из плюсов моего пребывания на Аэрбе. Эквивалентов заклинания идентификации не существовало, но Грак мог определить, обладает что-то латентной или пассивной магией, пару минут поизучав предмет в свой монокль, и изучение магии было естественным ответвлением специализации на контрмагии. Мы так и нашли три магических предмета, которые были на теле Ауманна. Я, к слову не забыл сказать Фенн вытащить его тело из перчатки вне дома, чтобы кровь смыло дождём.
   Были, конечно, вещи, которые мы не могли протестировать. Мы вышли наружу с оружием, но я твёрдо настоял на том, чтобы мы не пытались атаковать им друг друга, даже ударами, которые не должны повредить, поскольку я не был уверен, что стрижающий меч не отрубит кому-то случайно голову (пр. переводчика: vorpal sword в D&D обладает фиксированным шансом отрубить голову противника - если она есть), или, более реалистично, что мы не выясним на себе, что меч оставляет кровоточащие раны, на которые не действует магическое исцеление, или ещё что-то в этом духе. Я не особо уверен, где находятся пределы возможного магических предметов; шесть карантинных зон были вызваны теми или иными магическими предметами. Те, что мы испытывали, были или имуществом Ауманна и его компании, или недавно получены из известных Амариллис мест, так что они не настолько могущественны, по крайней мере в большом масштабе... но это не слишком помогало, поскольку возможности всё равно оставались крайне широкими.
   Ну, в любом случае это было клёво.
   - Ладно - сказала Фенн. - Сейчас лук не делает ничего.
   Упомянутый лук обладал хватом, который казался сделанным из песчаника, и испускал порцию пыли каждый раз, когда из него стреляли, но тоньше не становился. Дерево, из которого были изготовлены его плечи, было лёгким, цвета мёда, но "красиво" - не то свойство, которое мы искали.
   - Я вот что думаю: вероятно, он реагирует на ключевое слово.
   Она подняла лук и прицелилась в сторону лужайки, где она устроила мишени на шкафчик. Шкафчик появился из перчатки, и я был уверен, что она спёрла его из нашей комнаты в отеле.
   - Гамбагулон! - произнесла она, и выпустила стрелу.
   - Это вообще что-нибудь означает? - спросил я, рассмеявшись. - Ты надеялась, что твоя эльфийская удача поможет тебе случайным образом подобрать нужное слово из всех возможных в мире?
   - Это было бы не самым странным, что произошло со мной за последнюю неделю - с улыбкой ответила Фенн. - Ладно, назови мне парочку земных слов.
   - У нас один и тот же язык - отозвался я. - Разница только в терминах, отсылках, идиомах, в тому подобном, и больше половины их на Аэрбе просто имеют другое происхождение.
   - Ладно - сказала Фенн. - Просто назови мне самое стереотипное слово силы на земном английском. У нас будет что-то вроде "абракадабра".
   - Это... На Земле то же самое - сообщил я.
   - Чушь собачья - сказала Фенн. - У вас есть та же история?
   - Нет - сказал я. - Это просто слово, которое люди говорят, когда творят магию. Ну, вернее, у нас нет магии, так что это говорят, когда притворяются, что творят магию.
   Я помедлил.
   - А здесь что это значит?
   - Классическая пьеса - сказала Фенн. - Вроде как основано на реальной истории, но это было века назад, до времени Потерянного Короля, если ты об этом думаешь. Там был король и его советник-волшебник, кто вообще-то втайне предатель, но король втайне знает, что его советник - предатель, и волшебник немного некомпетентен, так что самый прикол в том, что волшебник устраивает все эти коварные планы, которые король предугадывает. В любом случае, ближе к развязке волшебник находит где-то в книге слово силы, которое гарантированно уничтожит короля. Какое именно - выясняется, когда он наконец произносит его в лицо королю. И, конечно, король уже знал об этой книге, он сам её и подложил, так что зрители смеются над тем, что волшебник всегда на шаг отстаёт от своего оппонента. Так что "Абракадабра" означает бессмыслицу.
   - О как - пробормотал я. Похоже на подсказку.
   - Знаешь - сказала Фенн - не всё - подсказки.
   - Я не говорил, что это подсказка - ответил я. - Ты просто предположила по моему выражению лица.
   - Ну, не всё - подсказки - ответила Фенн. - Я знаю, что у тебя твои магические силы и всё такое, но мы реально свихнёмся, если пойдём этим путём. Точнее, я свихнусь.
   - Очки окутывают людей в ауру - сказал Грак, сидевший за большим столом снаружи дома, рассматривая остальные предметы. - Вы оба окрашены пурпурным. Эта реликвия переключается с латентной на пассивную, если стукнуть пальцами по сторонам. Пока непонятно, что означает цвет.
   - Хм - произнёс я. - Только в поле зрения?
   - Да - ответил Грак. Взглянул на лук в руке Фенн. - С вашими есть успехи?
   Я надел доспех, металлически-синего цвета, словно нарочито демонстрирующий максимум ремесленного разнообразия - с большим цельным нагрудником, чешуйчатой защитой по бокам и на верхней части рук, с кольчужной сеткой по краям, и подо всем этим кожа и ткань. Он идеально подходил мне по фигуре, что не слишком удивительно, поскольку это было стандартным правилом, кторое мы всегда использовали. Хотя я не смотрел, как она его надевает, но я был уверен, что то же самое магическое изменение размера под фигуру произошло и когда Амариллис надела латы неподвижности, поскольку мысль о том, что в хранилище были латы как раз размером для девочки-подростка была откровенно бредовой (на тот момент я об этом просто не задумался).
   Я подвигался в нём, и попытался предположить, какой магией он может обладать. Сделал колесо, пробежался в траве, потом выполнил несколько упражнений с Всеклинком, но довольно быстро отправился посмотреть, что делает Фенн.
   По вопросу Грака было понятно, что на самом деле он имел в виду "вы там ещё не закончили страдать фигнёй?", что для стороннего взгляда, справедливый вопрос. Но по мне это всё равно было нечестно, поскольку и нескольких часов не прошло с того момента, как мы убили шестерых, и если я хотел сбросить это с мыслей, развлекаясь с Фенн, то это достойное вложение времени. Я не хотел думать о адреналине, когда направляешься кого-то убить, о медном вкусе крови в воздухе, о том, как неряшливо хлынула кровь из Ауманна, когда в его голове проделали дыру, о том, как я чувствовал себя так, словно заставляю себя чувствовать угрызения совести и сожаление, которых на самом деле не чувствую... я не хотел думать ни о чём этом, и занимался тем, что позволяло уйти от этого, так что с одной стороны Грак оправданно не особо тонко указывал нам, что мы занимаемся не тем, но с другой - я всё равно был этим раздражён.
   - Пока ничего - сказал я. - Ты считаешь, что у этого доспеха и пассивные, и латентные способности?
   Грак кивнул, и выражение его лица немного смягчилось.
   - Но это не говорит ничего конкретного. Изменение размера латентное, если не в процессе, когда это происходит. Если доспех легче весит или проще носить, то это считается как пассивная магия. Это обычное дело в реликвиях, так обычно работает ремесленная горячка.
   - Но маловероятно, что это просто очень хороший доспех - сказал я.
   - Угу - ответил Грак. Повернулся к Фенн. - А у тебя?
   - Слушай, ты не наш надсмотрщик - сказала Фенн. - Если кто-то и есть наш надсмотрщик-распорядитель, то это Мэри, и то только потому, что у неё старшинство. Мы не обговаривали, кто заместитель распорядителя в случае болезни или отсутствия, но лично я рассматривала эту позицию...
   - Эльфийский юмор - отмахнулся Грак. - Но это важно. Если мы хотим преуспеть в наших совпадающих целях, нам нужны единство и целеустремлённость.
   - Конечно-конечно - произнесла Фенн. - Но это не значит, что мы не можем время от времени развлекаться. К твоему сведению, это я комик команды, Джун пробовался на эту позицию, но он мне и в подмётки не годится.
   - Если там есть физический метод активации, он, вероятнее всего, в хвате - сказал Грак. Указал на песчаник. - Это особый материал, его обычно не используют в луках, и он демонстрирует магический эффект при прикосновении.
   - Ну, я это пробовала - сказала Фенн. - Я пробовала его тереть, лизать, съесть чуток песка, сдуть песок с руки, прикасаться стрелой к песку, всякое разное, и ничего не работает.
   Не знаю, насколько она серьёзно про съедание песка.
   - Ты пробовала её повернуть? - спросил я.
   Фенн зыркнула на меня.
   - Естественно.
   Она подняла лук, держа его за хват, и повернула рук; лук повернулся вместе с ней.
   - Нет, я имею в виду - я помедлил, думая, как бы это сформулировать. - Используй обе руки, одной держишь лук, другой крутишь центральную часть.
   Фенн так и сделала, и это сработало, что только усилило раздражение в её взгляде.
   - Глупые бредовые игровые способности - произнесла она.
   - Иногда вещи работают так, как я от них ожидаю - пояснил я для Грака. Он, похоже, не знал, как к этому относиться, но через пару секунд его внимание вернулось к Фенн: она выстрелила из лука.
   Стрела повисла в воздухе, в футе от лука.
   - Опа - произнесла Фенн. - Ну, подождём.
   И мы подождали. Я считал в уме, используя метод миссиссипи, и в районе "пятнадцать миссиссипи" моё внимание стало терять фокус. Я начал задумываться, как на Аэрбе называют, когда считаешь секунды, и является ли их секунда точно такой же, как на Земле, или они просто достаточно близки, чтобы не было заметно, и не то, чтобы у меня был способ проверить.
   - Возможно, нужно что-то сделать, чтобы она снова двигалась - начал Грак, но тут я добрался до тридцати миссиссипи, и стрела прошила воздух, угодив в кусок мыла, стоявший на шкафчике.
   - Тридцать секунд - в унисон произнесли мы с Фенн.
   - Ему нужно имя - сказала Фенн. - Но сперва я хочу немного поработать над тактикой, и... о. Погодите.
   Она достала из Траур стрелу и выстрелила. Стрела замерла в воздухе, к ней присоединилась ещё одна, и ещё, и ещё, пока их не висел целый десяток бок о бок. К тому моменту, как она выпустила последнюю, первая снова начала двигаться, полетела в цель.
   - Угу, хорошо, в этом ограничений нет. С этим можно будет устраивать засады или отвлечения. Это фактор в выборе имени.
   - Тебе стоит экономить стрелы - сказал Грак. Фенн подняла перчатку.
   - Не хочешь попытаться угадать, сколько стрел у меня в лёгкой досягаемости? - Грак нахмурился. - Избавлю от труда - их две тысячи. Если у меня закончатся стрелы, то, скорее всего, у нас тотальная жопа.
   Она повернулась ко мне.
   - Тебе ещё нужно разобраться с доспехом, да? Я пойду проверю нашу принцессу.
   - Угу - сказал я. Думаю, стоит дать этим двоим отдохнуть друг от друга.
   Пока Фенн удалялась, я понаблюдал за покачиванием её бёдер, и наверняка она специально для меня делала это напоказ. Она сказала, что перестанет флиртовать со мной и будет уважать мои культурные нормы, что действительно в основном делала, но бывали моменты, как сейчас, когда она словно проверяла границы установленного.
   Внезапно я обнаружил, что Грак стоит рядом со мной. Он изучал мой доспех.
   - Когда я покинул свой клан, чтобы учиться в Афинее Барьеров, я словно оказался в другом мире. Это было странно и тревожаще.
   - Вижу параллели - осторожно произнёс я.
   - В первую неделю у меня появилось двое друзей. Мы втроём были неразделимы. - Грак снял магические очки, сложил их, и положил в карман, а затем достал монокль, чтобы изучить мой доспех. - У большинства смертных видов есть сходство. Мы все привязываемся друг к другу, когда проводим время вместе. Это одинаково для дворфов, эльфов, и людей. Если мы проводим время вместе, можно ожидать, что становимся друзьями, несмотря на различные виды, взгляды, характеры и чувство юмора. Окружающие начинают нам нравиться просто потому, что они рядом.
   У меня было чувство, что Грак ведёт к чему-то, но я не понимал, к чему. Это была его самая длинная речь с того момента, как ты встретились. Было что-то в том, как он говорил, что я не мог ухватить, не только в заметном акценте, больше чем его обычное произношение с подчёркиванием гласных, но и в модуляции, создающей каждой фразе чувство твёрдой уверенности. Однако при всём этом он продолжал смотреть на мой доспех и сохранят тишину достаточно долго, чтобы казалось, что он закончил.
   - Ну, я надеюсь, что мы будем друзьями - попробовал я.
   Грак принюхался и убрал свой монокль, а затем посмотрел мне в глаза, что было несколько неловко, учитывая нашу разницу в росте.
   - Я допустил ошибку, попробовав с одним из них экспериментальное соитие - сказал он. - После этого друзьями оставались недолго.
   - О - произнёс я. - Понятно.
   Хотя фраза "экспериментальное соитие" звучала очень странно и неправильно, и я пообещал себе побыстрее забрать у Фенн свою "Книгу Крови" и проверить инфу по анатомии.
   Грак вздохнул, и утратил толику напряжённости.
   - Благодарю - сказал он. - Я бы предпочёл избежать такого разговора. Не хочу быть грубым.
   Он ткнул доспех, достаточно сильно, чтобы я чуть не потерял равновесие, но доспех упрямо отказывался делать что-то заметное.
   - Нет, - сказал я - ты прав, что нам нужно будет побыстрее двигаться, и что насчёт, гм, личных отношений, это... разумная осторожность.
   Грак выставил руку в сторону, и топор влетел в неё со стола, на котором лежал.
   - Сейчас я тебя ударю - сказал он.
   Я приготовился к удару, и услышал звук замаха, но контакта не последовало. Я был достаточно уверен, что мне нужно что-то большее, нежели 18 в Уклонении, чтобы полностью избежать удара, стоя на месте. Опустив взгляд на свой доспех, я обнаружил в нижней части металлически синего нагрудника белую обесцвеченную полосу.
   - Он прошёл сквозь - произнёс Грак. - В любом случае, удар был не настолько силён, чтобы серьёзно ранить тебя.
   Он снова приставил к глазу монокль и всмотрелся в доспех.
   - Это должно будет исчезнуть - наконец, сообщил он, ткнув в белую полосу. - Могу предположить, что этот доспех позволяет удару пройти сквозь тебя, но не дважды в одно место. Нужно будет подождать и проверить, как долго будет исчезать след.
   Я взглянул на свой нагрудник и провёл пальцем по белой полосе. Это кажется великолепным увеличением моей выживаемости, особенно учитывая то, что меня больше не подстрелить, по крайней мере если защита распространяется на всю закрытую им зону, включая руки и ноги. В комплект доспеха не входили шлем, ботинки, или перчатки, так что я стоял в произведённых копировальным набором шлёпанцах. Наверняка выглядел по идиотски, но это не имело значения, потому что я был крайне доволен при мысли о том, что реально ношу магический доспех.
  
   * * *
  
   - Она хочет, чтобы мы убили единорога - сказала Фенн, когда мы вошли в главную комнату. Её руки были сложены на груди. Амариллис сидела в кресле, уже не спала.
   Квест Принят: Однорогий. Отправьтесь в Рощу Аон Адак и убейте единорога, и позвольте Амариллис испить его целебной крови.
   Амариллис влажно кашлянула.
   - Напомни мне никогда ничего не утверждать тебе с уверенностью - сказала она.
   - Единороги существуют - ровно произнёс я. - Потому что, ну конечно же. И убивать их - очень злой поступок, могу предположить?
   - С чего бы вдруг? - спросила Фенн. - Единороги - грёбаные мудаки. На Зимиле есть противоположные единороги, которые не воруют маленьких девочек и не протыкают народ в грудь?
   - О, эти единороги - произнёс я. - Я сперва подумал, что речь о другом сорте единорогов.
   И хотя я говорил это немного саркастически, но вообще-то это было правдой, поскольку я помню, о каких единорогах говорилось. Я создал их для Тифф.
  
   * * *
  
   - Я не говорю, что D&D сексистские - закатив глаза, произнесла Тифф. - В смысле, основные рулбуки третьей редакции не более сексистские, чем среднестатистический голливудский боевик, со всякой фигнёй вроде того, что женщины в доспехах-секси, а мужчины в нормальной броне или того, какие позы у портретов, но в основном всё бесполо, стараются что-то сделать. Проблема в том, что по умолчанию D&D основываются на мире средневековья, который основан на реальном средневековье, и что книги, что игроки обычно лукавят, делая вид, что в средневековье существовали расовое и половое равенство, но при этом бросаются в глаза остатки из реалий и мифологии средневековья.
   Тифф была пожирательницей книг, что вообще-то было нормально для нашей группы, но её вкусы были больше направлены в сторону от художественной литературы, чем было для нас нормой, и она как-то сказала мне, что на каждую художественную книгу прочитала три анализов и комментариев. Она говорила, что чтение того, что другие люди думают о том, что она читала или смотрела, было её версией девичьих сплетен, и какое-то время я воспринимал это всерьёз, пока не сообразил, что она немного стебалась, язва мелкая.
   - То есть есть монстры, с которыми ты не хочешь сражаться? - спросил я.
   - Нет-нет - ответила Тифф. То, как её хвост раскачивался из стороны в сторону, когда она покачала головой, заставило меня улыбнуться. - Я хочу сказать, типа, в Мануале по монстрам есть карги и суккубы, верно? Ну вот я просто не хочу, чтобы они были закинуты в игру как есть, как взятые от балды средневековые представления о женщинах. Если нам придётся иметь дело, я хочу, чтобы они были продуманными представлениями.
   - Угх, господи исусе, пожалуйста, не надо - сказал Рейнер. - Пожалуйста, не проси Джунипера вдаваться в тонкости. Тебя не было здесь, когда мы играли в Длинные Лестницы, это должен было быть простенький рейд по подземельям, где мы были армейскими ребятами, отправившимися в бесконечное фэнтезийное подземелье в Орегоне, но мы, блин, постоянно вязли в этих моральных дилеммах и параллелях с американским империализмом на Ближнем Востоке, в том духе.
   - Это было классно - заметил Артур. - Лучшая кампания, которую мы когда-либо играли.
   Тифф взглянула на меня.
   - Я бы не прочь попробовать это как-нибудь - сказала она. - Звучит клёво.
   - Она закончена - ответил я. И, возможно, не была бы, если бы я использовал более простую версию, морская пехота с автоматами против фэнтезийных существ, но с фишкой "мы тут бяки" мало что можно сделать. - Жаль, что тебя тогда с нами не было.
   - Не переживай - заметил Крэйг. - Они постоянно говорят о Клюквенных Гильдиях, новые компании в конце концов занимают место старых.
   - Угу - сказала Тифф. - Меня это устраивает.
   На тот момент Тифф ещё была в группе новичком, и хотя ей нравилось, но это был первый раз, когда сложилось впечатление, что она может стать постоянной участницей. Так что конечно же я создал для неё единорога, величественного ужасного зверя, одержимого девственной чистотой в том виде, которого я ожидал от человека средневековья.
  
   * * *
  
   - Есть место, где можно ожидать найти единорога? - спросил Грак. - И куда можем попасть через незаметную телепортацию?
   - Роща Аон Адак - произнёс я. Все уставились на меня. - Только что получил квест на это. Извините, спойлеры. Амариллис, можешь задать нам направление?
   Она выглядела уставшей, и я немедленно пожалел, что оставил это на неё.
   - Я за, кстати, поскольку у меня квест на это.
   - Могу я заметить, что единороги ох*ительно опасны? - спросила Фенн. Она сложила руки на груди. - Мы только что сразились и убили мага золота, что нам удалось только благодаря тому, что у нас была - она бросила взгляд на меня - очень удачная комбинация обстоятельств и совпадений, на которую я бы не стала полагаться снова. У нас, по большому счёту, не было способа ранить Ауманна, кроме пустотного ружья, или насовсем убить его ревизиониста кроме меча Мэри.
   - Так что, логически, предметы, которые мы сейчас заполучили - как раз то, что позволит нам убить единорога - с довольной улыбкой произнёс я. - Или подберём необходимое по пути, или что-то в этом роде.
   - Если это план, то я голосую против - сказал Грак.
   - Я наполовину шучу - сказал я.
   - Моя правая рука почти бесполезна для чего-то, кроме ружья - сказала Амариллис. - Распространение болезни ускорилось. Могу предположить, что у нас в лучшем случае десять дней, прежде чем она достигнет моего мозга и причинит ущерб, который будет куда сложнее обратить, если не уже. Когда я была под опекой Ауманна, я убедила его, что что бы он не намеревался со мной делать, живой я стою дороже, чем мёртвой. Некоторые направления исцеления уже были испробованы, в том числе магия крови и кости. Это малоизвестная болезнь неизвестного происхождения, вполне возможно что магическая по своей природе, учитывая, как я её подхватила. Названия "Крысиная гниль" нет ни в одной книге. Часть этой информации от Ауманна, так что спорна, но я полагаю, что он исцелил бы меня, если бы мог, чисто в его собственных интересах.
   Фенн кивнула и крутанула пальцами, демонстрируя "давай уже быстрее".
   - У нас есть другие варианты - сказала Амариллис. - Они будут стоить нам времени, но может быть смысл попробовать. Чуть позже я их перечислю, но моё мнение вы уже знаете. Единороги - абсолютное лекарство от любой болезни, что делает их в этом плане почти уникальными.
   Она бросила взгляд на меня. А я избавился от крысиной гнили с левел апом.
   - Когда мне было восемь лет, я встретилась с единорогом в Роще Аон Адак, в дальней северной части Парастеура, где моя мать была с дипломатической миссией. Он убил мою служанку и двух охранников и забрал меня. Три дня спустя я, вместе с другими четырьмя девочками, которых он похитил, была спасена; в этой операции погибли трое из десяти человек, посланных за мной.
   - То есть ты хочешь сказать, что это очень, очень опасно - кивнув, сказала Фенн.
   - Команда была поспешно собрана и не обладала критически важной информацией - сказала Амариллис. - У них было только несколько научных книг, написанных по показаниям выживших. Эта информация - одно из двух наших преимуществ. Второе преимущество - то, что у нас есть я. Он забирал меня, и он будет хотеть вернуть меня.
   Фенн критически взглянула на Амариллис.
   - Без обид, - заметила она - но я не уверена, что единорог в тебе увидит.
   - Я девственница, которая не отметила свой восемнадцатый день рождения - сказала Амариллис. - Кроме того, он знает меня, что делает меня ещё более привлекательной для него.
   Она опустила взгляд на свою руку.
   - Я прекрасно осознаю, в каком я состоянии, спасибо.
   - Я не в том смысле - заметила Фенн. - Сказала же, без обид.
   - Я всё ещё за, но сперва стоит собрать информацию, проверить, нет ли способа попроще - сказал я. - Думаю, мы можем позволить себе потратить на это день.
   - Я не знаю, в какие двери стучал Ауманн - сказала Амариллис. - Не знаю, вступал ли он в контакт с моей семьёй, хотя была бы не удивлена. Меня допрашивали, это я знаю, но было несколько вещей, которые я заранее решила умолчать - вроде информации об этом месте, о Джунипере. Болезнь не была среди них. Одно из преимуществ выманивания и убиения единорога Аон Адак - не придётся отправляться по тем путям, где нас могут ждать.
   - Мне нужно и о своём состоянии думать - заметил я. - Это тоже нужно изучить, так что можем сразу убить двух зайцев одним выстрелом. Не считая тебя, мы все неизвестные, так что задавать вопросы должно быть не опасно.
   - Ты не знаешь мою семью - сказала Амариллис.
   - Ну, это моё условие - сперва информация, потом единорог - сказала Фенн. Она убрала руки с груди и потянулась, приспосабливаясь к своему ещё непривычному доспеху. - Хотя, не. У меня много условий. Раз Джунипер повысил уровень, это означает, что его нужно натренировать, лучше сразу чем потом, чтобы он мог достичь своих лимитов до того, как займёмся этим делом с единорогом.
   - Не думаю, что это вариант - сказал я. Я чуть не сказал им, что у меня девять очков, которые можно потратить, а не два, как они предполагают, но сдержался, в основном потому, что не хотел советов (и уже знал, что они скажут). - Тренировки становятся всё более сложными по мере повышения. Поднять любой конкретный навык до двадцатки - понадобится как минимум день, полагаю, и навыков нужно учитывать много.
   - В таком случае по крайней мере начнём - сказала Фенн. - В целом, скажу, что я неохотно за, но сперва поговорим с народом. Телепортироваться куда-то опасно, это я понимаю, мы не можем позволить кому-то увидеть, как мы появляемся ниоткуда с ключом телепортации в руках, а потом застрять на два часа прежде чем сможем смыться, но это же единорог. Их убиение - достижение, оставляемое для эльфийских старейшин, так что я хочу поискать способ обойтись без этого.
   Она повернулась к Граку.
   - У Грака есть голос? Мы демократия?
   - Я голосую за - сказал Грак. - Я согласен с твоей оценкой Ауманна и его мотивов, для него ты возможность. Он наверняка потратил приличную сумму на то, чтобы поддержать твоё здоровье. Я согласен и с Фенн, нам следует проверить, нет ли способа решить эту проблему деньгами.
   А я на самом деле не сомневался, к чему всё идёт, поскольку у меня висел квест.
  
   Глава 36: В Которой Джунипер Смотрит На Свой Лист Персонажа.
  
   Пока Фенн и Грак продолжали своё тестирование магических предметов, я уставился на свой лист персонажа, и попытался определиться, как мне потратить свои очки.
   Кем ты хочешь быть, когда вырастешь?
   Ну, нет, это не тот вопрос. Реальный вопрос - каков правильный путь к минмаксингу, учитывая доступную мне информацию. С навыками связаны первичные и вторичные способности, которые, вероятно, помогают определять успехи и провалы в соответствии с некими скрытыми правилами, которые мне неизвестны. Моё предположение - шанс Уклонения что-то вроде броска кости плюс навык в Уклонении, умноженные на первичный стат и ещё половину вторичного стата, но ничего из этого мне не показывалось, и проверить очень сложно, особенно если (как я это подозревал) правила изменяются в зависимости от того, в бою я или нет.
   Одна из базовых концепций оптимизации персонажа в D&D - избегать ЗаРаС, Зависимости от Различных Статов. Суть в том, что если персонажу важен только один стат, то можно вкладывать всё в него, так что он будет эффективнее того персонажа, который распыляется на разные. Частично это было из-за того, как работают математика и механика D&D; игра усложняла складывание бонусов в один стат, чтобы избегать этой гиперспециализации, но всё равно это оставалось одной из лучших стратегий оптимизации.
   Поскольку у меня были первичная и вторичная способности для каждого навыка, было невозможно действительно сосредоточиться на одной способности, поскольку в итоге упрёшься в лимит навыка по вторичной способности. Однако были различные способы разделения различных навыков.
   1. Навыки, у которых и первичное, и вторичное в одном классе - PHY, MEN или SOC. Их лимиты можно поднимать, просто вкладывая очки в базовый стат, что даёт отдачу 2:3 (например, у Одноручного Оружия первично и вторично POW и SPD соответственно, и если бы я собирался развивать только этот навык, то я бы вложил очки в PHY, когда навык ограничен по SPD (а если по POW, то в POW), и пытался бы поддерживать соотношение между POW и SPD как 5:3. Если бы я делал это с самого начала, то с моими 23 набранными до этого момента очками, на десятом уровне у меня было бы 11 PHY, 17 POW, 10 SPD и 10 END, и лимит Одноручного Оружия был бы 50. Если вместо этого поднимать только PHY, то в каждом дочернем стате будет по 13, с одним оставшимся очком, и кап будет 39, лучше для универсала, но хуже для специалиста.
   2. Навыки, в которых первичная и вторичная способности разошлись по разным группам. В этом случае или придётся вкладывать очки в обе родительских способности, или "терять", вкладывая в конкретные способности (например, у Парирования SPD первичное, и INS вторичное. Если развивать только этот навык, то подход специалиста даст мне 17 SPD и 10 INS с капом 50, но ничего кроме этого. Универсал оставит меня с 9 в PHY и 6 в SOC, но с капом 27 во всех навыках, которые не используют способности из группы SOC.
   3. Навыки, связанные с другими навыками. Пока что я знал только об одном, Магия Кожи, для которой нужен навык Искусство, чтобы делать татуировки. Магия Кожи включает в себя не только татуировки, поскольку туда очевидно входит и магия шрамов, но в любом случае, если бы я решил развивать исключительно Магию Кожи, пренебрегая остальными навыками, мне пришлось бы прокачивать четыре разные способности, по две на каждый навык, что могло бы быть сложно, в зависимости от того, какие способности нужны, и, вероятно, этого следует избегать.
   Так что, логически, чтобы минмакситься, мне следует сосредоточиться на тех навыках, которые полагаются только на одну группу способностей, и это означает, что мне следует выбрать одно из трёх. А поскольку я изначально не поднимал толком SOC, выбор ограничивался между PHY или MEN.
   Проблема была в том, что ментальные статы пока что в основном были связаны с магией, а известная мне магия отстойна. Ну, "отстойна" - слишком сильное слово, но я знаю магию крови, кости, кожи, и самоцветов. Магия кожи - практически образцовый пример ЗаРаС, магия крови - "скрытый" вариант того же, поскольку это в основном магия, ориентированная на рукопашный бой, магии кости постоянно нужен запас костей, и магия самоцветов не только ограничена дорогостоящими самоцветами, но ещё и расходует ментальную энергию. И что ещё хуже, я не знаю вторичные способности для обеих, так что они даже могут не полагаться на одну группу (в магии крови у меня было сильное подозрение на END вместо CUN или KNO).
   Но, в общем-то, в этом сеттинге общеизвестно, что основанием цивилизации и прогресса является магия. Насколько я знаю по тому, как шли бои, есть много разновидностей магов, которых невозможно победить в поединке без удачи или хитрости, и удачливым или хитрым не стать без перенаправления очков с PHY. С (возможным) исключением выживаемости, MEN выглядело кандидатурой на роль победителя, особенно в долгой перспективе.
   Полагаю, я сомневался в ментальных статах по другой причине, и этой причиной был Том.
  
   * * *
  
   Партия уже какое-то время застряла с головоломкой, но по крайней мере они вместе работали над ней, вместо того чтобы скучать или раздражаться. Головоломка имела вид блоков с линиями на них, выстроенных в определённой последовательности и реагирующих на прикосновение свечением. За этим стоял набор правил, которые следовало выяснить, что они сделали и записали, но после этого оставалось решить эту головоломку, используя установленные правила против разумного противника. По сути это была настольная игра, которую я придумал и затем практиковался в ней, пока не овладел. У меня были преимущества этой практики и того, что не нужно выяснять правила, но я был уверен, что проиграю, поскольку один противостоял пятерым.
   - Могу я бросить проверку интеллекта на наш следующий ход? - спросил Том. Он играл гномом-волшебником с 22 в INT; 18 INT как бы максимум для человека, хотя это зависит от редакции. Том был классным парнем, очень понимающим и забавным, но мыслителем он не был, уж точно не сравнить с его персонажем.
   - Эм, нет - ответил я. - Возможно, сделаем это, если вы не сможете выиграть самостоятельно.
   Том потряс воздетым к небу кулаком.
   - Будь проклят мой бесполезный гигантский мозг!
   - Череп - это кость - хмыкнул Крэйг (пр. переводчика: тут была игра слов, про которую Крэйг заметил, что это не намеренно: You kind of have to roll with it, что означает что-то вроде "тебе с этим жить", но в то же время "типа, кидай (кости)".) - В смысле, реалистично ты бы сразу разобрался с этой головоломкой, поскольку твой противник Джун, у которого определённо нет 22 инты.
   - Эй! - произнёс я. В смысле, это правда, конечно, но нельзя же такое просто пропустить.
   - Мы с тобой в одном классе, у тебя в лучшем случае пятнадцать - сказал Крэйг. Поднял палец. - Что вообще-то очень неплохо, что-то вроде стандартного разброса выше нормы.
   - На самом деле нет - сказал Реймер. - Среднее для 3d6 - 10.5 со стандартным разбросом в 3, но это для приключенцев, а не обывателей, и если использовать 3d6 для обывателей, то получишь абсурдный результат - вроде того, что у одного из каждых 216 человек будет IQ около 145.
   - Я же не буквально - отмахнулся Крэйг.
   - То есть хочешь сказать, что 15 - фигуральное отклонение от среднего? - спросил Реймер. - Ты вообще знаешь разницу между фигуральным и буквальным?
   - Мы говорим, что у Джуна будет гипотетически IQ около 130 - вмешался Артур. - Что относит его к верхним 3% людей, или что-то вроде того. По мне - ничего невероятного, в нашем классе около полутора сотен человек, так что он будет относиться к пятёрке лучших, или шестёрке?.. В любом случае, суть в том, что Том играет персонажем, у которого IQ 160, что делает его Стивеном Хокингом или Альбертом Эйнштейном, и хотя можно имитировать такой уровень интеллекта, чтобы дойти до тех же вещей, что они, за то же время, нужно действительно быть таким же умным, как они. Том не смог бы дойти до теории относительности просто притворяясь Эйнштейном.
   - Ладно - сказал я. - Но я не хочу, чтобы было - я даю вам головоломку, вы кидаете кости, и я сообщаю вам ответ. Это стрёмно.
   - Согласен - Артур пожал плечами. - Но, походу, тебе в итоге придётся как-то жульничать, поскольку ты не Стивен Хокинг, и Том тоже.
   Мы так и не смогли найти хорошего решения этой проблемы, которая стояла не только с интеллектом, но и с другими аспектами. С мудростью и харизмой было чуть попроще, но проблема всё же оставалась, и у Реймера была с этим дурацкая ситуация, когда он пытался отыгрывать самого обаятельного барда в мире, а сам слова связать не мог.
  
   * * *
  
   Меня беспокоили две вещи.
   Во-первых, хотя было очевидно, что игра что-то делает с моей головой, я не знал природы этого вмешательства и как это работает. Сборка ракеты была самым умственно-сложным делом, что я делал, и при этом у меня было такое чувство, словно я привык иметь дело с чем-то подобным. Ну, знаете, когда делал что-то достаточно много раз, чтобы шло уже на автомате? Это обычно бывает с мускульной памятью, но и с другими функциями мозга тоже, и именно так у меня было с инженерией. Но как это происходит? Игра просто вставляет мысли в мою голову как некий посредник? Или действительно меняет структуру моего разума? Если я делаю себя "умнее" или "более знающим", это действительно делает озвученное, или просто повышает частоту и значимость мыслей, вставляемых в мой мозг игрой? (Полагаю, не стоит объяснять, что передавать мои мыслительные процессы не-то-чтобы-незлобной игре не слишком разумно).
   И второе - было очевидно, что игра что-то делает с моей головой. Я уже вкладывал очки в MEN (и в меньшей степени в SOC), но всё ещё чувствовал себя собой. Радикальное изменение моей личности - не то, чего хотелось бы, а это кажется итогом повышения моих хитрости, знания и мудрости. Было сложно поверить, что Джунипер, начавший этот процесс, будет тем же, что появится с другого конца. Я уже начал этот процесс, и не чувствовал особых изменений, но большой скачок пугал, каким бы образом не проводились изменения.
   Так что я осторожничал. Я составил список задач или вопросов, на которые не знал ответа, некоторые из них - в доменах навыков, некоторые нет, пытаясь распространить их как можно шире по различным зонам ментальной активности, а потом добавил социальные и физические задачи, чтобы определить пересечения. (Я бы хотел стандартизированные тесты, но не смог заставить копировальный набор выдать мне даже один, не то что два сравнимых-но-не-идентичных, которые можно было бы использовать для контроля и экспериментов). Вот примеры вопросов:
   * Что из себя представляет ракетное уравнение Циолковского? (KNO)
   * Как всегда выигрывать в крестики-нолики, если начинаешь первым? (CUN)
   * Что определяет числа, стоящие за повышением НР? (CUN)
   * Что определяет числа, стоящие за ментальным утомлением? (CUN)
   * Чувствует ли Амариллис ко мне реальную привязанность? (INS)
   * На что мне потратить свои очки? (???)
   * Как мне вытягивать из костей социальные атрибуты? (Магия Кости, KNO)
   * Какой фильм получил Оскара в номинации Лучшая картина в 1994? (KNO)
  
   Разумеется, в плане того, что на что влияет я мог только догадываться, и понятия не имел, насколько эти вопросы сложные или простые, но я хотел некую основу. Список растянулся на полторы страницы, что по крайней мере помогало прояснить некие вещи, даже если в целом окажется бесполезно.
   И с этим я перестал затягивать, закрыл глаза, и вложил первые два очка в MEN, что повысило все мои ментальные статы на единицу. А затем открыл глаза, поскольку продуманная мной экспериментальная процедура подразумевала выполнение по шагам.
   Ничего не чувствовалось как-то иначе. Я не чувствовал себя умнее. С другой стороны, я вообще не уверен, могут ли люди чувствовать себя умнее или глупее, даже когда они действительно умнее или глупее из-за таких вещей, как нехватка сна, наркотики, ноотропы, и т.п. Можно определять, насколько сложна или легка задача перед тобой, но в отсутствие таких задач интеллект - не то, что ощущаешь Я, может, чувствовал себя чуть менее эмоциональным, что могло быть следствием повышения WIS, но это могло быть и из-за того, что наконец определился с путём и не столкнулся с экзистенциальным ужасом изменения личности на первом шаге. Так что я взглянул на лист задач.
   И да, некоторые из них я мог решить, или ответить на них, чего раньше не мог.
   Четыре виденных мной значения максимума хитпоинтов были 4, 8, 27 и 36. Между 8 и 27 - довольно существенный разрыв, но это потому, что я не отслеживал постоянно полоску здоровья, когда истекал кровью в канализации Сильмар-сити. Если хитпоинты основывались на одном атрибуте, и этот атрибут END, то 1=4, 2=8, 3=?, 4=?, 5=27, 6=36, 7=?.
   Большой подсказкой было то, что повышения не были в простых числах, и после разложения на простые множители расклад получался 2*2, 2*2*2, ?, ?, 3*3*3, 2*3*3*2, или, альтернативно, 1*2*2, 2*2*2, ?, ?, 3*3*3, 3*3*4, так что недостающее будет 2*2*3 и 2*3*3. Были и другие вероятности, но это была самая простая, и основываясь на этом можно было сделать несколько предположений, которые можно проверить. Следующее повышение END должно дать мне максимум хитпоинтов 3*4*4, или 48, и недостающие значения, которые я увижу, если по какому-то скверному повороту судьбы снова истеку кровью, будут 12 и 18.
   Ментальное утомление поднялось с максимального 12 до максимального 20, что означало, что оно следует по другой траектории, которую я совсем не мог определить, полагаясь только на два примера, даже если связать со статом WIS. Вероятно, однако, что принцип был схожим, как и с END-хитпоинты; 4=12, 5=20, или 4=2*2*3, 5=2*2*5, то есть следующим будет или 5*6 (30) или 2*2*7 (28) (помимо кучи других вариантов). Первое вероятнее, учитывая, что график вряд ли будет линейным, но фактов было слишком мало. К счастью, у меня оставалось ещё семь статпоинтов, что означало, что вскоре я смогу получить больше данных.
   Сперва, однако, я взглянул на самый важный на данный момент вопрос - "На что мне потратить свои очки?" Единственным новым озарением, которое я получил, было то, что сейчас я упёрся в лимит 18 на десяти разных навыках, все которые можно будет поднять, вложив два очка в PHY, и хотя это было краткосрочной инвестицией, но это была краткосрочная инвестиция, которая может мне понадобиться, если мы будем сражаться с единорогом, или наткнёмся ещё на какие-то бои по пути. Я поднял шестнадцать навыков выше 10 и семь раз получил новые (мелкие) Доблести, плюс на десятке Магии Кости я разблокировал кучу всего, что, в принципе, тоже считается. А если бы я был разработчиком игры, то те навыки, которые не получили доблесть на десятке, точно получили бы на двадцатке - и "если бы я был разработчиком игры" оставалось неплохим ориентиром.
   Я закрыл глаза и вложил ещё два очка в MEN, а затем открыл глаза и взглянул на лист передо мной. Показатель ментального утомления поднялся с 20 до 30, что означало, что формула, скорее всего, (WIS * (WIS - 1)), или, может, просто "повышение каждый раз увеличивается на два".
   Но, опять же, я не чувствовал себя умнее, или мудрее, или более знающим. Чувство было просто такое, словно о некоторых вещах я не подумал достаточно, или упустил их по какой-то причине. Например:
   - Соловей, соловей, пташечка Канареечка жалобно поёт... (пр. переводчика: в оригинале было "Blackbird singing in the dead of night, take these broken wings and learn to fly")
   Разблокирован Навык: Музыка!
   У меня была книга пьес, историй, музыки и стихов, написанных Утером Пенндрайгом, и у меня был навык Искусство, но я просто не подумал попытаться спеть и проверить, не будет ли разблокирован навык. Я не мог представить, каким образом музыка может быть полезна, если только не связана каким-то неизвестным образом с некоей формой магии, но когда я подумал о музыке, стало очевидно, что это следует по крайней мере попробовать, хотя бы для того, чтобы заполнить лист персонажа. И это не только навык, который, скорее всего, можно будет повышать относительно пассивно, напевая, пока занимаюсь другими делами, но и могут разблокироваться Доблести, которые могут быть полезны чем-то не связанным с музыкой.
   Я попробовал и стихи:
   Однажды был парень с Канзаса
   Похищенный прямо из класса
   Он попал в самолёт
   Нифига не поймёт
   А потом пнули в жопу - вперёд! (пр. переводчика: а вот тут - практически дословный перевод :-) )
   Впрочем, система, похоже, не сочла эту хрень достойной комментариев, даже не выдала мне сообщения о Критический провал!
   Так что, снова просмотрев свои вопросы и не обнаружив ничего достойного упоминания, я закрыл глаза и вложил ещё два очка в MEN, снова повышая свои ментальные статы на единицу.
   ВНИМАНИЕ: КОГНИТИВНОЕ УЛУЧШЕНИЕ ВЫЗВАЛО ПРЕВЫШЕНИЕ ПОРОГА ЦЕЛОСТНОСТИ СЕТИ ЛИЧНОСТИ. ОТКАТ И ПЕРЕСМОТР ЭМУЛЯЦИИ В ПРЕДЕЛАХ ПОРОГА ЦЕЛОСТНОСТИ. АКТИВАЦИЯ НАСТРОЙКИ ВНЕДРЕНИЯ ТРЁХСЛОЙНОГО ПСЕВДОИНТЕЛЛЕКТА ДЛЯ КОМПЕНСАЦИИ.
   Этот текст ворвался в моё поле зрения, как только я открыл глаза, ярко-красный, заглавными буквами, и другим шрифтом. Как только я их прочитал, слова исчезли, и я уставился на бумаги передо мной, не видя их.
   - Ну... Бл* - произнёс я вслух. Это было не то направление, с которого я ожидал появления дозы экзистенциального ужаса. Я читал достаточно книг с описанием сеттинга Eclipse Phase, чтобы понимать, что имелось в виду под эмуляцией, скорее всего; это означало, что мой разум был просканирован или разобран, и работает на некоей немозговой платформе, притворяющейся моим мозгом. Если я эмуляция, то я даже не мозги в банке; я мозги, симулированные с неким уровнем реалистичности на каком-то компьютере, что означало, что всё, что я видел и испытывал, скорее всего тоже симуляция, или что-то в этом роде.
   И, возможно потому, что сейчас у меня было 7 WIS, но я охреневал от этого меньше, чем ожидалось бы. Эта хрень, в общем-то, подтверждала теорию симуляции, но это было не так уж удивительно. Это объясняло, каким образом я попал с занятия по английскому прямиком на Аэрб, по крайней мере частично. Кто-то или отсканировал мой настоящий, реальный мозг и воссоздал его на компьютере, сделав правки, вызвавшие амнезию, или, возможно, меня создали с чистого листа, без реального Джунипера Смита на Земле, и, возможно, вообще без Земли.
   Для чего? Это определить невозможно. Ну, не невозможно, поскольку теоретически это вопрос с ответом, но вот как этот ответ получить?.. Кто или что засунуло меня сюда? Ну, оно или они интересовались конкретно мной, поскольку этот мир создан на основании моих мыслей и воспоминаний, помимо того, что, вроде как, испытывают грёзотёртые. И в сообщении, про превышение пределов личности, было сказано, что они поддерживают границы, чтобы сохранять меня от превращения в не-Джунипера.
   У меня, впрочем, было имя для творца, сразу пришедшее мне на ум: Данжн Мастер. Я играл в его (или её, или их) игру. Я уже бывал на другой стороне создания миров, персонажей, и историй достаточно раз, чтобы понимать импульс - если не как, то почему можно делать такое, без согласия или подстраховки, помимо возможной подлой, гедонистической злобности.
   (Всё ещё оставалась слабая вероятность того, что игровая система, или эта новая система за ней, не реальна, просто эффект некоей уникальной магии, но эта версия стала куда менее вероятной, чем была пару минут назад, при том что изначально была не особо вероятной).
   И, на самом-то деле, это мало что меняло. Я всё ещё считал Фенн и Амариллис реальными, возможно даже более реальными, чем считал их раньше, поскольку сейчас дело обстояло так, что это не я реальный, а они поддельные, а мы все поддельные, разве что возможно на разных уровнях, или концепция настоящего и фальшивого вообще не имеет смысла. Возможно, одна из них, или обе, были созданы под мои вкусы, или чтобы незримый ДМ имел возможность манипулировать мной, но это просто делает их жертвами. Я не собираюсь строить из себя Томаса Ковенанта, или что-то такое. (пр. переводчика: книга "Хроники Томаса Ковенанта Неверующего".) В настройках игры было предупреждение, что если я умру, то умру всерьёз. У меня не было причин в этом сомневаться.
   И Артур. Я более чем когда-либо был убеждён, что он каким-то образом был здесь, на Аэрбе, и что если во всём этом есть окончание, если это не просто бесконечное приключалово с повышением уровней, улучшением снаряжения, и приобретением новых компаньонов, то окончание будет тогда, когда я найду Потерянного Короля.
   Я встал, чувствуя необходимость отправиться куда-то и сделать что-то. Я не сомневался, что Данжн Мастер обладает корневым доступом к моему разуму, способностью стирать воспоминания и изменять мысли. В конце концов, это уже проделывала со мной магия ревизии, и если это возможно в рамках Аэрба, то уж тем более возможно для того, кто контролирует эмуляцию моего разума или фальшивой реальности. Я не просто уловил отблеск надигровой системы, мне было позволено уловить этот отблеск. Это не было реверсировано или стёрто. (Если в этом был некий намёк, я его не понял).
   Но у мира есть правила, и оно не хотело их нарушать, по крайней мере пока что не продемонстрировало готовности их нарушать. Когда кто-то что-то делает, у этого есть причина. Фракции и люди конфликтуют из-за своих ценностей и убеждений, не просто "добра" и "зла". Фенн - это Фенн, она не кто-то искажаемый капризами игры. Пусть даже мы оба задавались вопросом, что означают числа Лояльности, и как это может влиять на неё, наша растущая близость не выглядела работой незримого Данжн Мастера, это казалось естественным результатом наших разговоров, убеждений, и разделённых проблем.
   - Ладно - сказал я в пустоту, так тихо, чтобы никто не смог меня услышать, если не обладает способом отслеживать каждое моё слово. Скорее всего, мне даже не нужно говорить, поскольку чтение моих мыслей определённо не превыше сил Данжн Мастера, но это был вопрос церемонии. Секунду спустя я молитвенно сложил руки, чего не делал очень, очень давно.
   - Ты уже знаешь, как я отношусь к Богу - произнёс я. - Ты, вероятно, просканировал или создал воспоминание о том, как я напал на Виктора Кларка, как бешеный зверь, когда он сказал, что пути господни неисповедимы.
   Это было через неделю после смерти Артура.
   - Ты заставляешь меня страдать, когда мог бы сделать иначе. Ты создал мир страдания вместо радости. Я так и не встречал хороших аргументов, которые опровергли бы божественный идиотизм, и не ожидаю, что на Аэрбе будет иначе. Так что - пошёл ты на.
   Я сглотнул.
   - Но пока у меня не появится возможность реально что-то сделать, я не буду тратить свою жизнь на плевки в небо. Я продолжу делать то, что делал. Я буду относиться ко всему как к реальности, поскольку ты приложил усилия к тому, чтобы оно было реальным, так же, как я, хочу думать, старался делать мои миры реальными.
   Я помедлил, поскольку у меня не было способа повлиять, поскольку я не знал, чего хочет ДМ, так что всё, что я мог сделать, это сказать ему, чего я хочу и на что надеюсь, что он наверняка уже знал.
   - Я не хочу, чтобы Фенн менялась из-за того, что повысился её показатель лояльности. Я хочу, чтобы её показатель лояльности, если уж он у неё есть, был просто отражением того, насколько она лояльна, а не невидимым рычагом, контролирующим её. Я хочу, чтобы она была реальной личностью, или по крайней мере настолько же реальной, насколько реален я. И... я не уверен, стоит ли хотеть этого для всех остальных на Аэрбе, потому что иногда существование - это боль, но... Если они не реальны, или по крайней мере настолько как я, то я хочу, чтобы они были достаточно реальны, чтобы нельзя было отличить. Я хочу этого для всего Аэрба, лады? Я хочу потыкать в щели и узнать, что ты думал обо всём. И, помимо всего, я хочу вернуть Артура. Это единственный вариант, при котором игра будет стоить свеч.
   Аминь.
  
   Глава 37: Пути.
  
   Мне понадобилось некоторое время, чтобы взять себя в руки. В итоге я вложил два очка в PHY и ещё одно в LUK, балансируя кратковременное выживание с долговременным развитием. Этот выбор я сделал ещё до того, как получил то сообщение от надигровой системы, но после этого был ещё более уверен в нём, поскольку наверняка этот "псевдоинтеллект" - эквивалент того, как Том кидает проверку Знания, поскольку он не может быть настолько умён, как визард с 22 INT.
   PHY в настоящий момент было более важным сверхстатом, и позволит достичь двадцатки практически во всех важных навыках. LUK я поднял в основном потому, что у меня было нечётное количество очков, и, скорее всего, следующее нечётное значение будет на двадцатом уровне, так что нет особого смысла ждать - тем более, если эффективность LUK была сбалансирована с учётом отсутствия бонуса от вложения в "сверхстат" 2:3. К тому же, не вложив хотя бы это очко, невозможно выяснить, как этот стат вообще работает. (Вдобавок размышления обо всём этом помогли мне отстраниться от экзистенциальной хрени, и не буду притворяться, что моё решение не было частично принято из-за нежелания снова связываться с экзистенциально проблемным статом MEN).
   У Грака и Фенн с остальными магическими предметами особых успехов не было. Ни ожерелье, ни браслет ничего не делали, хотя Фенн предполагала, что по крайней мере один из этих предметов как-то связан с ядами, поскольку это один из классических способов убить мага золота. Карманные часы показывали Аэрбианский эквивалент широты и долготы, которые, учитывая, что мир плоский, были более простой парой координат, но определять их было куда сложнее, учитывая, что солнце на любом месте Аэрба выглядело находящимся в одной позиции. Так что часы были полезны, но ничего особенного. С креслом мы тоже не разобрались; я подозревал, что оно забросит нас на дно темницы, поскольку я однажды создавал такое кресло, но когда они в него садились, оно ничего такого не делало, и как-то странно хранить кресло темницы в хранилище.
   Я пытался влиться в струю на волне их открытий, но моё чувство отчуждённости было не так-то просто преодолеть, тем более что прогресса не было.
   Какое-то время я потратил на тренировки, сняв доспех, чтобы случайно не потратить его способность пропускать удары сквозь себя. Я на самом деле не хотел тренироваться, но это было необходимо, а если сидеть и читать или распускать нюни, это не увеличивает мои шансы. В итоге я попытался сделалть тренировку как можно более интенсивной, задействуя максимум навыков.
   В итоге это выглядело так: я мчался по лужайке, выпуская из рук огонь и напевая "Never Gonna Give You Up'" Рика Эстли, в то время как Фенн стреляла в меня стрелами с тупыми наконечниками. Ещё Фенн быстро ставила препятствия, выкидывая из своей перчатки предметы мебели, и ещё маленькие мишени, которые мне нужно было поражать мечом. Грак стоял в конце лужайки, готовый спарринговаться со мной, когда я оказывался рядом, а с другого конца лежали несколько арбузов, которые мне следовало бить без оружия.
   Меня это достало через пятнадцать минут, но я старался ещё несколько часов, пока не ощущал себя так, словно сейчас упаду без сил. Я полагал, что мне понадобится по крайней мере день, чтобы поднять какой-то навык до 20, но на самом деле вышло быстрее, и скорее всего знаю, почему: подсказка по CUN упоминала "Используется, чтобы ... обучаться новому", так что разумно, что влияет на механику повышения навыков.
   Навык повышен: Музыка, ур. 6! (Максимум навыка ограничен утроенным значением первичного стата CHA.)
   Навык повышен: Одноручное оружие, ур. 20! (Навык больше невозможно повышать дилетантскими тренировками.)
   Новая Доблесть: Обезьянья Хватка!
   Навык повышен: Уклонение, ур. 20! (Навык больше невозможно повышать дилетантскими тренировками.)
   Новая Доблесть: Волшебное Уклонение!
   Две новые доблести были относительно мелкими. "Обезьянья Хватка" давала способность использовать большое оружие "без штрафа"; я и не знал, что был штраф, но держать широкий меч в одной руке больше не было неудобно (эта доблесть называлась так же, как любимый фит Реймера с тем же эффектом). "Волшебное Уклонение" убирало предполагаемый штраф на уклонение от магиии. Похоже, доблести 20-го уровня были (спорно) сильнее, но они не относились к высшим уровням того, что, как я знал, физически возможно на Аэрбе, и я был уверен, что к какому-то моменту они будут позволять то, что буквально невозможно для смертного, а не просто сложно или невероятно.
   Ограничение на двадцатке из-за того, как я тренируюсь, было для меня шокирующе скверно. Это означало, что я не могу просто отрабатывать свой навык Уклонения с Фенн и надеяться, что Сдвоенные Души обеспечат паритет её атаки, чтобы оставалось достаточно сложно. Впрочем, слово "дилетантскими" намекало, что профессионал ещё может помочь мне тренироваться, а слово "тренировками" подразумевало, что я ещё могу повышать навыки в реальном бою, или, может, другими методами. Я старался особо этим не заморачиваться, но это были плохие новости в тот момент, когда моя мораль и так низкая.
   Мы перекусили запасённой в подвале едой, не заморачиваясь готовкой, а потом зашло солнце и пора было по кроватям - впереди был долгий день. Мы все выбрали себе по комнате из множества доступных. Грак установил у главного входа оберег, который разбудит его, если через тот пройдёт любая кровь, и антителепортационный оберег в подвале, где находился традиционный "зазор" в защите дома. Я использовал шесть вытатуированных на мне Распутных Лоз; одну на входе, ещё одну на двери в комнату телепортации, и по одной у каждой из наших спален. Это могло показаться перебором, но не факт, что в ближайшее время вообще смогу ими воспользоваться.
   Это заняло меня на какое-то время, но после я мог лишь сидеть в своей комнате, не испытывая реальной усталости, но понимая, что надо бы ложиться спасть, и пытаясь не слишком задумываться о природе моей реальности. Я начал поддаваться побуждению погрузиться в эту хрень, когда в дверь постучали. Мельком подумалось, что очень удобно - сама вселенная предоставила мне отвлечение, но я придавил эту мысль, как подступающую тошноту.
   Впрочем, отвлечение было действительно в тему.
   Когда я открыл дверь, за ней обнаружилась улыбающаяся Фенн.
   - Есть время поговорить? - спросила она.
   - Угу, давай - ответил я.
   Она прошла в дверь, что вызвало тревожное ощущение в оставшемся на моей руке листке лозы. Фенн села на мою кровать и расправила простыню. Она сняла свой кожаный доспех, и сейчас была в майке и синих шортах, что стало её стандартным ночным нарядом после того, как она согласилась "уважать мои культурные нормы". Я довольно давно не видел её голышом, и признаю, что чувствовал от этого толику досады.
   - Грак сказал мне тебя не *бать - усмехнулась она.
   - Прямо так и сказал? - спросил я.
   - О, нет конечно - сказала Фенн. - Ну, классический дворф, возможно, так бы и сказал, но Гракуил десять лет учился на обережника, так что достаточно времени провёл в цивилизованном обществе, чтобы выучить, что такую прямоту не одобряют. Так что он пытается быть мягким, потому что знает, что люди любят читать между строк, но у него эти строки так широки, что между них нельзя не прочитать.
   - Угу - сказал я. - Он со мной поболтал. Он с тобой использовал фразу "экспериментальное соитие"?
   - Чего? - удивлённо спросила Фенн. - Что это значит, вообще?
   - Моя "Книга Крови" у тебя - сказал я. - Кстати, я хотел попросить её вернуть.
   Она носила Траур, и, полагаю, та уже приближалась к своему пределу, поскольку Фенн не переставала запихивать в неё барахло. Она даже украла все кресла и большой стол на лужайке.
   - Одно условие - произнесла она, подняв руку в перчатке.
   - Какое? - спросил я.
   - На самом деле, два условия - сказала она. - Поскольку ты дал мне время об этом подумать, что всегда опасно.
   - Ладно - сказал я. - Какие условия?
   - Ну ладно, три условия - со смехом произнесла Фенн. - Поскольку ты не выучил урок.
   Я постарался показательно-обиженно вздохнуть.
   - Первое условие, запрещаю смотреть статьи об эльфах и полуэльфах - сказала Фенн.
   - Могу я спросить почему, или это добавит четвёртое условие? - спросил я.
   - Не знаю, что тебе сказал продавец, но "Книга Крови" - штука довольно известная - произнесла Фенн. В её руке появилась книга в красной обложке и с большими буквами. Довольно толстая, что разумно, поскольку это что-то вроде справочника.
   Она не спешила отдавать её.
   - Алек Сифренд был озабоченным гномом, решившим, что существует нехватка информации о межвидовых взаимоотношениях, где под "отношениями" имеется в виду секс. Он был богатым наследником, так что у него были деньги на то, чтобы попутешествовать по миру и повидать практически все существующие виды, собирать истории и платить различным леди и джентльменам ночи, чтобы получить возможность взглянуть вблизи. Книга оказалась лучшим путеводителем по смертным видам, что был когда-либо написан, но в то же время она потакает похотливым интересам, пусть и с техническими описаниями. Частично поэтому она так популярна.
   - Ла-адно - протянул я. - И, почему ты не хочешь, чтобы я читал об эльфах и полуэльфах?
   Фенн вздохнула сквозь зубы.
   - Это, м, сложно - сказала она. - Можно сказать, что это что-то вроде скромности.
   - От тебя? - спросил я и улыбнулся; она не улыбалась. - В смысле, понимаешь же, что раз ты говоришь "не смотри книгу", мне остаётся предполагать, что там есть что-то, что будет мне очень интересно.
   - Это не подсказка - сказала Фенн. - Не всё - подсказки. Это личное. Лады?
   Я поднял руки.
   - Ладно, я обещаю, что не буду смотреть информацию, которую ты сделала такой заманчивой.
   Мой разум, однако, бурлил, пытаясь сообразить, почему это для неё так важно и серьёзно. И, разумеется, разум склонен уходить в крайности и создавать худшую возможную историю, в этом случае - что-то вроде "Фенн - жертва травмы гениталий", хотя на самом деле скорее всего тут, как с её шрамами, дело в трясине социально-культурных идей, которые ко мне просто не применимы. Я старался не задумываться об этом, поскольку если бы она хотела это обсудить, то так бы и сделала.
   Фенн передала мне "Книгу Крови".
   - Ладно, второе условие - сегодня я хочу спать в твоей кровати.
   - Ну, книга уже у меня, так что у тебя больше нет рычага влияния - ответил я. - Не слишком разумное ведение переговоров.
   - Не, я не думаю, что ты будешь на это возражать - ответила Фенн.
   Мы спали вместе в большой, роскошной кровати отеля, и это было нормально. Я ожидал, что когда проснусь, она свернётся рядом, как видел она временами делала с Амариллис, когда мы были в мотеле, но ничего подобного не произошло, и на ней всё равно была по сути пижама. Это было очень платонично, прямо словно говорило "вот видите, насколько всё платонично?".
   - Я, как бы, не хочу, чтобы у остальных появились не те идеи - сказал я.
   - Тебя настолько беспокоит, что думает Грак? - спросила Фенн с ухмылкой.
   - Если ты так уж хочешь спать с кем-то, есть Амариллис - ответил я.
   - У неё сейчас жуткая жёлтая рука - сказала Фенн. - Плюс я, как бы, сомневаюсь в её способности защитить меня, если нас атакуют посреди ночи. Гораздо лучше, если на расстоянии руки будет самый опасный член нашей партии.
   "По шкале 0-9, насколько ты в меня влюблена?" хотел было спросить я, но... пожалуй, это не тот путь диалога, по которому я хотел отправиться. Не с таким началом, и, возможно, вообще.
   - Ладно - сказал я. - Можешь сегодня спать со мной, но когда мы утром встанем, тебе придётся громко и убедительно объяснить Граку и Амариллис, что между нами ничего не было, лады?
   Фенн посмотрела на меня.
   - Это была шутка? - спросила она.
   - Ну, по мне - смешно - сказал я. - Хотя можно поспорить, можно ли это засчитать шуткой.
   - По-моему, это было практически антисмешно - сказала Фенн. Словно ты хотел проверить, нельзя ли использовать отсутствие юмора в качестве оружия. Ты пытался разблокировать новый навык? Комедия уже есть, теперь хочешь Антикомедию?
   - Ладно, ладно - рассмеялся я. - С двумя условиями разобрались, какое третье?
   - О - произнесла Фенн. Она приложила палец к своим поджатым губам. - Эм, дай подумать.
   - Потому что у тебя нет третьего условия, я так и знал - сказал я. - Ну, я уже и так изрядно уступил, и эти условия граничат с предоставлением тебе услуги.
   - Ладно - сказала Фенн. - Есть кое-что. Но просто чтобы убедиться, мы не занимаемся сексом сегодня? Это не вариант?
   Я покраснел. Это было озвучено как шутка, одна из тех заигрывающих шуток, которые она согласилась больше не говорить, но у меня было чёткое ощущение, что ещё это была та шутка, с которой если я проявлю инициативу, это не будет шуткой, или по крайней мере станет смешной по другой причине. (А потом станет глупой, запутанной драмой, это точно).
   - Я скучала по возможности заставить тебя краснеть - ухмыльнулась Фенн. - Ну, поскольку мы оба принимаем приказы Грака очень, очень серьёзно, так что это не вариант, то моя просьба - её лицо стало серьёзным - моя просьба, м, чтобы ты попытался понизить мою лояльность.
   - Эм, - сказал я - я не хочу.
   - Потому что лояльность делает меня сильнее и более управляемой? - спросила Фенн.
   - Потому что я за тебя беспокоюсь - ответил я.
   - Ладно, это был правильный ответ - сказала Фенн.
   - В Башне Трифлес, когда ты хотела уйти, а остальные хотели отправиться за золотом, я думал, что это как раз тот момент - сказал я. - Так что должно быть что-то хуже, верно?
   - Я понимаю, почему ты принял это решение - произнесла Фенн. - Я не согласилась с ним, но я не какая-нибудь соплюшка, которой нужно, чтобы всё было по её. Слушай, я просто говорю, что хочу, чтобы ты попытался сделать меня менее лояльной.
   - Парадокс получается - заметил я. - Если я попытаюсь понизить твою лояльность по твоей просьбе, то разве не получится, что я демонстрирую, какой я классный парень, так что сделаю тебя более лояльной?
   Фенн пожала плечами.
   - Я не хочу этого делать. Я не хочу предавать твоё доверие или говорить какие-то гадости. Я не хочу ранить тебя, а если лояльность может уменьшаться, то, полагаю, для этого нужно что-то подобное. Так что нет, не хочу и не заставишь.
   Фенн уставилась на меня, скривив губы.
   - Ладно, - наконец, произнесла она - два из трёх - уже неплохо. В таком случае, я баиньки.
   В общем, в итоге я уснул под звук дыхания Фенн и того, как она временами ворочалась под одеялом, как было тогда, когда мы вместе были в отеле, а когда мы утром проснулись, оказалось, что встали раньше всех, так что не пришлось отвечать, как и почему вышло, что мы провели ночь вместе.
   (Фенн-таки рассказала Граку, громко и настойчиво, что у нас с ней не было секса, и потратила какое-то время на подробное описание всех способов, которыми мы не занимались сексом, но она делала это вне слышимости Амариллис. Тот факт, что она устраивала эту шутку передо мной и Граком, но не Амариллис, скорее всего, что-то означал, но я решил не вкладываться в социальные статы, так что магической помощи с разгадыванием этого не было).
   (Как я выяснил из "Книги Крови", у дворфов имеется нечто, называемое "клоака", дырка в заднице, служащая универсальным портом для мочи, кала, и размножения. Других гениталий у них нет. Дворфы проводят соитие друг с другом через нечто под названием "клоачный поцелуй", который "Книга Крови" описывала во всех подробностях, но я ограничусь словом "отвратно", особенно часть про "клоачное моргание". Дворфы могут скрещиваться с несколькими другими смертными видами, среди которых люди, используя различные методы в зависимости от того, мужчина или женщина их партнёр. "Книга Крови" их тоже описывала в подробностях, и опять же я полагаю, что описания "отвратно" будет, пожалуй, достаточно. В принципе, я уже по этому мог понять, почему Фенн не хотела, чтобы я читал статью об эльфах и полуэльфах, даже если там сказано что-то безобидное, поскольку Сифренд так писал, что хотелось отмыться).
  
   * * *
  
   При других обстоятельствах ключ телепортации мог бы означать, что перед нами открыт весь мир. Он позволял перемещаться или к камню касания, или туда, где уже был прежде, но в нашем случае камни касания сразу вычёркивались, поскольку все места, где они находятся, наверняка охраняются и прикрыты оберегами, чего мы очень-очень старались избегать, не только потому, что Амариллис была узнаваемой принцессой, которую многие хотели захватить или убить, но и потому, что ключ телепортации безумно ценный, и если кто-то увидит наше прибытие, они могут или попытаться забрать его у нас, или сообщить кому-то, кто попытается забрать его у нас.
   Это означало, что мы были ограничены в выборе мест теми, где бывали Амариллис, Фенн, Грак или я, и насчёт которых мы могли быть полностью уверены, что там никого нет, и которые вдобавок в таком месте, из которого и в которое мы могли ходить, не привлекая слишком много подозрений.
   И помимо этого, мы хотели конкретное место, то, в котором мы сможем расследовать и задавать вопросы о болезни, которую подхватила Амариллис, а так же о том, как исправить мои выпитые кости.
   Это оставило нам, неожиданно, несколько вариантов.
  
   Выбор локации.
  ==========================================================================================================================================================================
   1. Амариллис провела три года в Афинее Перьев и Крови, и считает, что знает несколько мест, через которые мы можем пройти туда (или в окружающий его город Сангуин). Здесь, скорее всего, придётся полагаться на скрытность и обман, хотя охрана вряд ли будет особо серьёзной, по крайней мере вокруг того, что мы ищем. Рейтинг по Крысиной гнили: ***ОО, рейтинг осушённых костей: **ООО, рейтинг опасности: **ООО
   2. Каледвич, где Утер Пенндрайг пытался вытащить меч из камня, сейчас был домом одной из крупнейших библиотек в мире вне афинеев. Также Каледвич - пульсирующее сердце Англицинна, и наиболее вероятное место, в котором можно наткнуться на кого-то из Принцев или Принцесс Двора Потерянного Короля. Рейтинг по Крысиной гнили: ****О, рейтинг осушённых костей: **ООО, рейтинг опасности: ***ОО, исторический рейтинг: ****О
   3. Клюквенный Залив - дом Афинея Кости и Плоти, и учитывая, что моя личная проблема была связана с костями, а магия кости - основная целительская магия в мире, казалось вероятным, что там мы найдём решение обеих наших проблем. Подвох в том, что у нас не было хорошего варианта для входа; Амариллис посещала Клюквенный Залив, но она была юна и не выискивала тайные места, через которые она могла бы прибыть ключом вне поля зрения. Рейтинг по Крысиной гнили: ****О, рейтинг осушённых костей: *****, рейтинг опасности: ***** при входе, рейтинг ностальгии: *****
  
   И это всё, вот такие три варианта. Мы могли бы отправиться в Пять Шпилей, или любой другой большой город, и возможно купить там книг, но одна из вещей, которые поддерживала Империя Общих Интересов - это законы об интеллектуальной собственности. У афинеев было много влияния в империи, и они постарались ввести ограничения, чтобы централизовать обучение магии. Естественно, это было "на общее благо" и просто так уж вышло, что повышает власть и прибыли лоббистов, это просто случайное совпадение.
   (Империя, на самом деле, не так уж сильна или эффективна, во многом по тем же причинам, по которым неэффективна ООН, но афинеи были достаточно сильны, чтобы могли использовать империю для продвижения законодательства, которое ввели у себя, или по крайней мере предпринимают действия по введению, все государства-участники).
   Это было подкреплено тем, что афинеи пользуются своей властью против партий в империи, пытающихся отступать от "разумных" законов об интеллектуальной собственности и/или схем сертификации. В большинстве афинеев были программы бесплатного обучения и департаменты, занимающиеся трудоустройством их студентов, что означало, что существуют морковка, подписанная "мы заплатим вашей молодёжи за обучение здесь" и палка, подписанная "мы не пришлём вам обученных магов", но с пеной дипломатии поверх этой базовой реальности. И кроме этого, большинство афинеев неприлично богаты, и практически являлись самостоятельными нациями, что означало, что они могут (и так и делают) использовать все стандартные тактики, к которым прибегают корпорации на земле, вроде вкачивания денег в политиков, судебных разбирательств, и тому подобного.
   Так что если вы книгоиздатель, вы посмотрите на правительства и афинеи, потом посмотрите на то, как скуден потребительский рынок, и решите заняться чем-то другим. Да и не то, чтобы кто-то действительно мог выучить магию по книге, учитывая, что на изучение даже простейшей магии уходят годы интенсивного обучения под бдительным руководством, не говоря уж об эффективном применении.
   Не то, чтобы об этом совсем не было книг. В конце концов, как сказал Стюарт Брэнд, информация хочет быть свободной. Однако в мире без глобального Интернета, информация на Аэрбе куда меньше желает свободы, нежели на Земле, так что бутлегерские книги и подпольные волшебники - редкость.
   ...На чём это мы остановились? А, да, на выборе, куда отправляться).
   По большей части, мы обсудили всё ночью перед отправлением, за простым обедом из расфасованной еды.
   - Ну, я голосую за Клюквенный Залив - сказал я. - Это место я знаю лучше всего.
   - Мы всё ещё не определились, демократия ли мы - сказала Фенн. - Лично я считаю, что мы должны стать анархосиндикалистской коммунной, по очереди принимая на себя роль исполнительных офицеров.
   (Это была цитата из "Монти Пайтон в поисках Святого Грааля", я её узнал, но я был уверен, что если это скажу, то она ответит "ну разумеется это цитата из Монти Пайтон, а ты думал что-то земное?", а потом улыбнулась бы, довольная, что пустила разговор в другую сторону).
   - Мы можем проголосовать - сказала Амариллис. - Голос Джунипера будет определяющим. Я хорошо знаю кампус Перьев и Крови, и у меня есть там определённые контакты, хотя и нет тех, кому я могла бы безопасно открыться. Но можно послать кого-то из вас, это упростит сбор информации. Исцеление - побочная специальность магии крови. Я голосую за это.
   - Кость и Плоть кажутся более вероятным вариантом решения наших проблем - ответил я. - Если отправляться в Кровь, то придётся делать ставку на связи и на то, что они перевесят близость информации. И ни магия крови, ни магия кости всё равно не могут вылечить крысиную гниль, так что лучше отправиться туда, где акцент на исцелении, которое не в царстве базовой магии, верно? (Я пробовал магию кости, просто для надёжности, но это не сработало; болезни, как уже сказано, вне поля двух стандартных исцеляющих магий).
   - Я голосую за Кость и Плоть - сказал Грак. - Кровь всегда была более слабой исцеляющей магией. Связываться с твоими контактами - риск, на который я не хочу идти. Если отправимся в правильное время суток, сможем уменьшить риск свидетелей.
   - Ладно, я умираю, так что просто сделаем это - сказала Амариллис.
   - Ух-ты, похоже, мы отправляемся в Афиней Кости и Плоти - сказала Фенн. - Всегда хотела взглянуть на Клюквенный Залив.
   Она была в этом не одинока. Клюквенный Залив был одним из созданных мной мест, и он был для меня особенным, по очень простой причине: я создал его, когда мне было девять лет, в самой первой кампании, которую когда-либо вёл. Это было простое, невинное место, и единственным вопросом было - во что он превратился в кривом зеркале Аэрба.
  
   Глава 38: Не разделяйте партию.
  
   Когда прошёл миг ослепительной боли, я моргнул и осмотрелся, высматривая свидетелей или угрозы. Никого не увидев, я с облегчением вздохнул, и медленно выпрямился. Проблемный момент уже прошёл, поскольку если сейчас кто-то увидит нас там, где нас не должно было быть, они не подумают немедленно, что мы обладаем предметом на миллиард долларов, за который нации готовы убивать. У нас всё равно будут проблемы, но на уровне "незаконное проникновение", а не "украли атомную бомбу".
   Нашей целью был дорогой ресторан с отдельными комнатами, где Амариллис, тогда бывшая куда моложе, едала со своей матерью и гостями. Мы отбыли с утра, до того, как ресторан откроется, в надежде на то, что если там кто-то и будет, так это работники кухни, занимающиеся своей работой, и в идеале мы сможем проскользнуть через вход незамеченными. Это нам удалось довольно легко; я снова воспользовался рукоятью Всеклинка в качестве ключа.
   И после этого нас было не отличить от любых обитателей Клюквенного Залива. Амариллис носила традиционную вуаль женщин пустыни Мекади, которая не позволяла узнать её даже тем, кто знает в лицо; также на ней была одежда с длинными рукавами и перчатки, закрывающие её пожелтевшую руку без ногтей. Эта одежда появилась из перчатки Фенн; похоже, там была куча одежды для всех нас, включая Грака. Когда я спросил её об этом, Фенн сказала, что мне не стоит забивать мою симпатичную голову такой ерундой, а когда её спросила Амариллис, Фенн лишь заметила, что Траур практически создана для обноса магазинов, что она, должно быть, и проделала в Драгоценности Пустыни.
   План, попросту, заключался в том, чтобы отправиться в Афиней Кости и Плоти поискать в их библиотеке информацию, и найти пару человек, готовых говорить о костях, из которых выпили силу и/или о том, как лечить серьёзные болезни без стычки с единорогом. Мы собирались (вздох) разделить партию, чтобы выполнить всё необходимое как можно быстрее, а потом до заката покинуть город, чтобы никто и не заметил, что мы были здесь. Как только у нас сложился этот план, я немедленно представил заставку с надписью "Три недели спустя", или "Банда оказалась захвачена", или ещё что-то в том духе. Простые планы заставляют меня нервничать.
   Тем не менее, мы разделились, и я оказался предоставлен себе, впервые с... ну, с Сильмар-сити, когда Амариллис оставила меня умирать. Сильнейшим аргументом за то, чтобы я не отправлялся в одиночку, было то, что у меня всё ещё остаются пробелы в знаниях, и хотя большая часть к этому моменту была уже заполнена, оставалось множество культурных тонкостей, которые я наверняка упускал. Однако даже так, афинеи - учебные заведения, куда путешествует народ со всего Аэрба, как имперскими железными дорогами, так и ключами телепортации, благодаря чему они куда более социально и культурно разнообразны, чем почти любое другое место в мире. И это означало, что для моих странностей достаточно свободы.
   Так что Фенн отправилась дурить кого-нибудь, разбирающегося в выпитых костях, Грак отправился в лоб расспрашивать о крысиной гнили (название, которое пока что, похоже, существует только в игровой системе), Амариллис отправилась передохнуть в снятой в гостинице комнате (ключ телепортации заныкан в татуировку, которую я набил на её коже), а я - прямиком в библиотеку.
  
   * * *
  
   - Дажи наносит удар по тебе, получаешь 23 урона - произнёс я, не поднимая взгляда от своих записей.
   Крэйг сделал пару пометок на своём листе персонажа.
   - Я повержен - сказал он.
   - Вот поэтому и нельзя разделять партию - с нахальным удовлетворением сказал Реймер.
   - Мне создавать нового персонажа? - спросил меня Крэйг.
   - Флора и Ике в городе - сказал я, указывая на Тифф и Артура. - Финч в паре кварталов от тебя, но он понятия не имеет, что ты был атакован, и в лучшем случае он мог бы кинуть проверку на стабилизацию.
   - Что я мог бы сделать, - сказал Реймер - если бы я знал, что ты умираешь, чего я не знаю, поскольку мы разделили партию.
   Он взглянул на меня.
   - Дальше мой ход?
   - Погоди - сказал я. - Крэйг, у тебя нет ничего, что могло бы тебя спасти? Какое-либо особое снаряжение, магические эффекты, о которых ты забыл, что-то вроде того?
   - Неа - ответил он.
   - Ладно - сказал я. - Ты мёртв. Возможно, твоё тело будет найдено и потом его заберёт партия, так что тебя можно будет поднять из мёртвых, но скорее всего все твои вещи пропадут. Это лучший возможный вариант для тебя в настоящий момент, если испытываешь привязанность.
   Крэйг что-то забормотал себе под нос, и это заставило меня чувствовать неловкость, поскольку означало, что он действительно обдумывает это.
   - Нет - наконец, произнёс он. - Придумаю что-нибудь другое.
   - Теперь я? - спросил Реймер.
   - То есть аргумент против разделения партии - то, что вместе мы сильнее, верно? - спросила Тифф. - Типа, если бы мы наткнулись на этого дажи командой, то разделали бы его без проблем.
   - Игра сбалансирована вокруг команды из шести персонажей - сказал Реймер. - У них непересекающиеся специализации, так что они не только сильнее вместе, хотя и это тоже, но и вместе способны практически на всё. Сами по себе большинство классов способны только на ограниченный набор задач, кроме высокоуровневых визардов, потому что визарды ОР.
   - Вообще-то я думаю, что суть в основном в истории - сказал Артур. - Если разделиться, как бы можно покрыть большую территорию, но на самом деле это не так, потому что на самом деле невозможно выполнять несколько задач одновременно, и игроки всё равно сидят здесь. При этом половина партии вне нарратива, что скучно. Причина, почему партию не следует разделять, не в том, что кто-то может погибнуть а в том, что убираешь "групповая" из "групповая ролевая игра".
   - Угу, без обид, Джун, но я хотела бы снова воссоединиться с Реймером как можно быстрее - сказала Тифф.
   - Спасибо за соболезнования, ребята - сказал Крэйг.
  
   * * *
  
   Фишка в том, что я на самом деле не знал, применим ли штамп "не разделяйте партию", поскольку почти ничего не знал о механике игры (или том, на чём работает эта игра). Что происходит с Фенн и Амариллис, когда они выпадают из фокуса повествования? Понятия не имею. Это одна из тех экзистенциальных вещей, о которых я старался не думать, опасаясь падения в глубины безумия.
   Мой Данжн Мастер обладает неограниченными ресурсами, которые действительно могут включать симуляцию не только двух миллиардов квадратных миль Аэрба и пяти миллиардов его обитателей, но и девяти тысяч адов. Единственное, что говорило в пользу того, что оно не так, это то, что некоторые вещи казались слишком удобными с точки зрения повествования, и это не слишком надёжный аргумент. Но, опять же, это не то, о чём хотелось размышлять.
   К счастью, было достаточно легко перевести мысли на что-то другое, поскольку я был в Клюквенном Заливе, месте, где проходило первое приключение, что я написал.
   Клюквенный Залив был (очень примерно) основан на Сан-Франциско. Он был построен на полуострове, составляющем одну строну устья залива. Здесь не было огромного моста через залив, но были пирсы, выступающие в холодную воду, остров с тюрьмой максимальной безопасности на нём, и высокие холмы, раздёлённые на цветные кварталы. Каждый год из глубин Клюквенного Залива всплывала клюква, и собиралась большими плавучими сетями, а затем продавалась по всему миру.
   (Что вы хотите сказать? С клюквой так не бывает? Причина, почему на буклетах клюква плавает, это потому что её собирают, затапливая клюквенные болота? Ну, я этого не знал, когда мне было девять лет, так что не надо наезжать. Можно предположить, что на Аэрбе клюква устроена иначе, или фрукт, который собирают в Клюквенном Заливе называется как-то иначе, и просто выглядел и на вкус был похож для первопроходцев). (Пр. переводчика: развесистая клюква, в общем :-) )
   Ресторан, из которого мы появились, находился на вершине холма, так что передо мной был чудесный вид на город и залив. Аж дух захватило немного. Пока что я успел побывать в Сильмар-сити, безжизненном, некреативном месте, словно списанном с Уичито, и в Драгоценности Пустыни, где не на что посмотреть снаружи и логово швали и бандитов внутри. Клюквенный Залив был другим. В то время, как Драгоценность Пустыни словно хромала по инерции, Клюквенный Залив был городом в расцвете сил, ярмаркой коммерции и культуры. Взглянув, я увидел, что мы оказались здесь как раз ко времени сбора урожая клюквы: залив был окрашен красным, и большие корабли с белыми парусами тащили за собой сети.
   Если не считать давшую ему имя клюкву, этот город не слишком-то походил на созданное мной место. Над городом доминировал афиней, и его нельзя было назвать транспортным городом, каким я его обрисовывал, поскольку благодаря магии телепортации не было смысла отправлять товары по миру кораблями, за парой исключений. На кораблях в заливе даже не было расцветок Клюквенных Гильдий, что означало отсутствие сюжета с подпольной торговлей клюквой. У меня не было времени на такой квест, но всё равно было огорчительно. Отсутствовал огромный потенциал для ностальгии, и я задумался, не специально ли это убрано.
   Афиней Кости и Плоти было несложно найти; четыре из пяти высочайших зданий в городе находились на территории его обширного кампуса. В Клюквенном Заливе не придерживались единого архитектурного стиля, но два из этих четырёх зданий выглядели так, словно задумывались парой. Оба они походили на огромные замки, пятидесяти или шестидесяти этажей, и по крайней мере внешне выглядели так, словно были построены безумными волшебниками, которым сказали, что они могут строить что и как угодно, при условии, что ничего не придётся сносить. Я никогда не видел такого большого здания, которое выглядело бы таким собранным из чего попало, и немедленно исполнился подозрений, что всё это просто эстетика, маска, чтобы выглядело необычно, но скрывающая интерьер прямых, аккуратных линий.
   Было приятно остаться предоставленным самому себе. Я всегда был, в общем-то, одиночкой, и за исключением ночей настолок, предпочитал проводить время дома в одиночестве. Я был одним из тех людей, которые чувствуют облегчение, когда назначения отменяются, поскольку это означает, что освобождаюсь от усилий находиться рядом с другими людьми. Даже когда мы были вдвоём с Фенн, я в общем-то ничего не делал сам, и почти не покидал отель подышать свежим воздухом, по крайней мере без её сопровождения. Мне нравилась Фенн, серьёзно, нравилась, но без неё рядом ощущалась свобода. В игре была полоска, подписанная "Ментальное утомление", и, если судить по раскладке статов, можно предположить, что где-то есть скрытая метрика под названием "Социальное утомление", которой нужно время на перезарядку.
   Я не носил свой магический доспех, хотя на груди оставался патронташ с феями, и Всеклинок оставался в форме кольца, готовый превратиться в большой меч по мановенью мысли. Ещё со мной был Ропи, свернувшийся в сумке у меня на боку, плюс мой метательный кинжал, несколько костей на экстренный случай, приличная сумма денег, и флакон жидкого никотина, который, как я надеялся, мне не придётся использовать. Существуют табу против того, чтобы ходить вооружённым и в доспехе, но мало какие нации ввели законы против этого, и Клюквенный Залив (часть Монархической Демократиии Эспландиана) не входил в их число. Если подумать, то и в Америке как-то не очень с законами по части ношения доспехов. Ну, в любом случае это заставило бы меня выделяться, а это совсем не то, что было мне нужно. Патронташ, может, и был малость необычным зрелищем, но не настолько, чтобы привлекать взгляды.
   Мне всё время хотелось остановиться и поглазеть на разное. В Драгоценности Пустыни я чувствовал то же самое, но Драгоценность Пустыни - дерьмовая дыра, где я постоянно опасался, что меня ограбят или обокрадут, или по крайней мере наступлю на дерьмо. Клюквенный Залив был чистым, и пусть даже не организован по разумной сетке, но по крайней мере присутствовала толика городского планирования и комплексной инфраструктуры. Это делало исследование тем более соблазнительным, поскольку означало, что выше вероятность того, что всё обойдётся безопасно, если забреду, скажем, вон в то подающее чаи заведение, или в тот магазинчик, перед которым в воздухе парили камни, или решу последовать за зеленокожей женщиной с панцирем на спине, чтобы узначь, в чём её фишка. На панцире стоял миниатюрный город, и она шла так, что все здания оставались параллельны земле. От того, чтобы последовать за ней, меня остановило только то, что она увидела, что я смотрю на неё и улыбнулась мне.
   Амариллис умирала. Я, в принципе, не умирал, но моя рука была онемевшей и нескоординированной, мой аппетит был слабым, и время от времени я ощущал тошноту, которая будет совсем не к месту во время боя. Анемия, которая по идее должна была сопровождать эффект, пока что не была проблемой, поскольку я восстановил запас крови с левел апом, но в долгосрочной перспективе дело выглядело скверно. Всё это лежало на чаше весов, так что желание отправиться посмотреть на товары в случайном магическом магазинчике или последовать за женщиной-черепахой было в сущности эквивалентом откладывания домашнего задания до последней минуты, потому что хочу посмотреть аниме или написать описание города для кампании, в которую в итоге так и не будем играть. Было маленькой неожиданностью обнаружить, что эта часть меня не изменилась за три недели на Аэрбе.
   В конце концов я добрался до того, что считал "кампусом", не отвлекаясь на мужчин в двухфутовых шляпах, или группу детей с сияющими красными кольцами на шеях.
   Афиней Кости и Плоти был ох*уительно огромным. Это было единственное авторизированное заведение, обучающее магии кости, на Аэрбе, и в нём состояло четыре миллиона студентов. То есть оно в шесть тысяч раз больше моей старшей школы. Одним только количеством студентов оно больше Лос Анжелеса, и это не считая всех учителей, уборщиков, поваров, домохозяев, развлечения, и т.д. - всех, кто необходим, чтобы афиней был функционирующей организацией, плюс всех тех, кто задействованы не напрямую и обеспечивают потребности студентов, учителей, и работников.
   Было очевидно, что я в кампусе, по тому, что все вокруг носили на себе кости. Наверняка часть из них - просто фасон, поскольку не то, чтобы было так много возможностей практиковать магию кости, и кости достаточно дороги, чтобы их не использовали от балды. Некоторые носили их как Това, в патронташах через грудь, но были и те, у кого они висели на спине, или в колчане у бедра. Большинство костей были крупными, но некоторые предпочитали множество мелких косточек, вроде рыбьих, расположенных для удобного доступа. Я видел несколько значительно выглядящих персон с черепами на тростях, но такое было редкостью.
   Среди студентов и обслуживающего персонала было относительно немного людей; в отличие от Драгоценности Пустыни, здесь они были просто большинством, не подавляющим большинством. Было прилично дворфов, в основном группами, но я видел всего пару эльфов. Остальные быль смесью рас, и монолитными группами, и смешанными компаниями, много тех, кого я узнавал, и несколько которых нет. Кроме раздела о дворфах, я ещё не читал "Книгу Крови", в основном потому, что прочитать справочник от корки до корки напряжно, особенно когда есть и другие книги и нужно прокачивать навыки.
   Мы заранее выяснили необходимый минимум информации, так что я знал, какое здание мне нужно: одно из больших, находящееся между широкими зелёными вестибюлями. Зал Коеус, самая большая и обобщённая из восьми библиотек афинея. В неё и из неё лились людские потоки, хоть они были и меньше, чем я ожидал. Впрочем, если подумать, оно и разумно: большинство студентов учатся на магов кости, и проходят тот самый пятилетний курс, который упоминала Борманн, что означало одинаковые материалы и наставления, с одинаковыми или похожими учебниками. Библиотеки полезны, если хочешь углубиться в тему и найти эзотерические детали, так что студенты, которые ходят сюда, намерены быть специалистами.
   Я вошёл в двери, пройдя несколько оберегов, о которых предупреждал меня Грак (обереги, чтобы удерживать книги внутри, а воду снаружи) и пытаясь выглядеть своим. Это была однозначно самая большая библиотека, в которой я когда-либо бывал, и она выглядела так, словно архитектор выстроил вход таким образом, чтобы это сразу бросалось в глаза.
   Библиотека была высотой в сотню футов, и накрыта огромным куполом. Заполненные книжными полками этажи тянулись ввысь, но пустое пространство посередине, похоже, было оставлено специально, чтобы можно было видеть все эти уходящие на десятки этажей полки.
   - В первый раз здесь? - спросила женщина в белом балахоне. Она была самым обычным человеком, разве что может чуть ниже среднего ростом, её волосы были стянуты в сложный пучок. Она мило улыбнулась мне.
   - Эм, ну да - произнёс я. Осмотрелся, и за длинным, изогнутым столом увидел других людей в белых балахонах, сортирующих и раскладывающих книги. То есть это униформа, а значит, эта женщина - библиотекарь. Жаль, имени на одежде нет.
   - Вы рассматривали - произнесла она, взмахнув рукой в сторону купола. - Бывает.
   - Архитектор не думал, как вид повлияет на пешую доступность, э? - спросил я.
   - Вообще-то он был в состоянии ремесленной горячки - сообщила библиотекарь. - Так что совершенно точно - нет, не думал. Не хотите экскурсию?
   - Хотел бы - сказал я. - Но меня, к сожалению, время поджимает, так что...
   - Могу вам чем-то помочь? - спросила она.
   - Эм... - ответил я. Я не знал политики библиотеки по отношению к не-студентам, и не хотел спрашивать на тот случай, если они не позволены. Неизвестно, что она думает обо мне. - Если я скажу, что я ищу определённую тему, а не определённую книгу, вы сможете мне помочь найти что-то, что стоит прочитать?
   - Разумеется - произнесла женщина. Она указала пальцем на себя. - Клара.
   - Сэм - произнёс я. - Вы работаете здесь?
   -Подработка - ответила она. - Нам нужно будет найти каталоги.
   Она направилась к большим рядам шкафов.
   - Я не настоящий библиотекарь, я работаю здесь чтобы "отточить характер", по факту - отбиваю часть платы за обучение. Но скорее всего смогу найти то, что вам нужно.
   Мы подошли к шкафам и Клара ожидающе взглянула на меня.
   - Что вам нужно?
   - Я искал информацию об очень специфичной не заразной надеюсь, что не заразной болезни, но я не знаю её названия, только симптомы, плюс где и как её подхватили.
   - Ладно, значит, понадобится справочник - сказала Клара. - Скорее всего, будет полезно сузить географический регион, если возможно. Вы уверены, что она не заразная?
   - Достаточно уверен - ответил я. - Изначально она передавалась через крысиные когти. А регион, эм, карантинная зона Земли Восставших.
   И если она отправится позвать кого-то ещё, то это намёк, что мне стоит сматывать удочки, потому что я совершенно не намерен оказаться под ударом из-за того, что задавал не те вопросы. Я не был уверен, насколько разумно делиться этой информацией, но эта женщина определённо была низкоранговым магом кости на подработке, и какой бы обширный подпольный заговор не был организован против Амариллис (а значит, и против меня), они не могли распространить агентов так далеко, учитывая, что у Амариллис крысиная гниль всего что-то около двух недель.
   - Вот как - произнесла Клара. - Если она эндемична для карантинной зоны, у вас может быть проблема. О болезнях в больших карантинных зонах... ну, не заморачиваются. У этого интереса есть какая-то конкретная причина?
   Она заметила мою нерешительность.
   - Просто любопытство, можете не говорить, если это секрет.
   - Вы знаете, что в Англицинне сбрасывают народ в карантинную зону в качестве формы наказания? - спросил я.
   - Ух - скривилась Сара. - Да, я хорошо знакома с этим варварством. То есть кто-то смог вернуться, но по пути подхватил болезнь?
   - В том духе - ответил я. - Так что я здесь, пытаюсь по крайней мере выяснить, что это за болезнь. Ему осталось жить неделю, что, я надеюсь, объясняет, почему я не хочу терять время на экскурсию.
   И если она спросит о расстоянии, которое в районе десяти тысяч миль, я просто скажу, что получил приказы по радио. Не слишком умная история, но я мало что мог сделать.
   - Ну, в таком случае займёмся - произнесла Клара. Она принялась доставать из шкафа длинную полку с карточками, и тут я сообразил, что библиотека использует картотечный каталог с реальными карточками, поскольку здесь очевидно нет компьютерной системы. - Ну, будем надеяться, что она не уникальна для Земель Восставших. Они бывшая территория Королевства Франкорум, так что, вероятно, можем начать с - о, вот.
   Она достала карточку и продемонстрировала мне.
   - Начните с "Мануала по Диагностике Фатальных Заболеваний Континента Бретайнь и Зорянских Островов". Обращайтесь ко мне, если будут сложности.
   Она взяла лежащие на каталоге карандаш и бумагу и записала мне информацию.
   - Я буду у входа, прикалываться на тех, кто глазеют на верхние этажи.
   Она улыбнулась мне и ушла.
   Библиотека не использовала десятичную систему Дэви, так что мне потребовалось некоторое время, чтобы найти искомое, но как бы они не классифицировали свои книги, они использовали множество чисел, и пронумеровывали ими полки и книги. Я нашёл искомую книгу тремя этажами выше, толстый зловещий том рядом с другими толстыми зловещими томами, и принялся просматривать оглавление в поисках "Крысиной гнили". Когда это ничего не дало, взялся за поиски, читая краткие описания и просматривая в основном симптомы и направления развития болезней.
   Я был посреди этого занятия, когда подошла Клара, ведя за собой мужчину с рыжими волосами, веснушками, и в красном доспехе с чёрной кожей на сочленениях. У него был меч на поясе и щит под плащом на спине, чего было бы достаточно, чтобы понять, что он представляет собой проблему, даже если бы об этом не говорило его лицо.
   - Сэм - произнесла Клара. - Это ваш друг?
   Я уставился на мужчину и отчаянно пожалел, что не вкладывал очки в социальные статы
   - Эм.
   Ну вот опять. Мне подкидывают, а я выкидываю. Кому нужна особая магия, когда ты настолько хорош в том, чтобы языком выбраться из проблем?
   - Ещё ничего не нашёл по "крысиной гнили"? - спросил он.
   Я был абсолютно уверен, что моё лицо меня выдало. Я ощущал напряжённость в животе и лёд в жилах, и был уверен, что в ближайшее время покроюсь холодным потом. Глупые 2 в POI и 8 в Обмане означали, что я выдал всё, даже ничего не сказав. А следовательно, логично будет обеспечить себе возможность сбежать и исчезнуть в городе. Не знаю, друг или враг этот парень, но вероятно-магические предметы, лёгкое фамильное сходство с Амариллис, и тот факт, что он мог узнать о крысиной гнили только от наших врагов, были надёжными аргументами в пользу того, чтобы налепить на него обозначение "враг".
   - Клара, не могли бы вы нас оставить? - спросил я. Не стоит подставлять её под неизбежный перекрёстный огонь.
   Доблесть: Безжалостность устранена!
   Новая Доблесть: Совестливость! (Лесть +5, Романтика +5)
   Я изо всех сил постарался не реагировать на эти сообщения. Безжалостность вообще-то ничего не делала, по крайней мере в её воплощении нулевого уровня. Я вообще-то не использовал ни один из навыков, к которым получил бонус, но он был довольно существенным, и это было лучше, чем ничего.
   - Разумеется - сказала Клара, хотя взглянула на нас опасливо. Она ушла без дальнейших замечаний, и мужчина передо мной подождал, пока она не оказалась достаточно далеко, прежде чем заговорить.
   - Только представьте, как удачно было услышать, что кто-то ещё ищет информацию о болезни из Земель Восставших, переносимой крысой - произнёс он. - Скажи мне, где она.
   - Кто? - спросил я. - И, вообще, прежде всего - ты кто такой?
   - Ларкспур Прентисс, второй своего имени, Директор Безопасности Иностранных Дел Королевства Англицинн - ответил он. - Могу предположить, что ты Джунипер Смит, компаньон по путешествию моей дражайшей кузины. Скажи мне, где она.
   - Прошу прощения, понятия не имею, о чём речь - ответил я. Доспех, меч, плащ, щит, всё скорее всего магическое, плюс он скорее всего получил обучение по крайней мере в одной школе магии, возможно в нескольких, плюс скрытая магия, о которой мне никак не узнать, плюс качественное бойцовское обучение. То очко, что я вложил в LUK, было напрасной тратой.
   - Откуда, вообще, ты взялся? - спросил он, осматривая меня. - Доклады разведки в отношении тебя мутные и противоречивые. О Фенн Грингласс я уже знал, собственно, сам её выбирал, и можно не сомневаться, что прискорбная участь Браунснута Иголки-в-руке - дело её рук.
   - Я всё ещё не понимаю, о чём ты - сказал я, не заморачиваясь тем, что ложь прозрачна. - Но, похоже, что со своей работой ты справляешься дерьмово.
   Ларкспур снова осмотрел меня.
   - Думаешь, хамство позволит тебе спастись? - спросил он.
   - Я думаю, что мне не нужно спасаться - ответил я. - Могу предположить, что твоя власть как что-то там иностранных дел не включает право войти в афиней и похитить или убить случайного посетителя. Уверен, ты смог бы придумать какую-нибудь историю о том, что я - опасный преступник, которого ты выслеживал, или что-то более умное, но будет куча свидетелей, и могу предположить, что ты так же связан политикой, как любой другой Принц или Принцесса Англицинна.
   Во всяком случае, так я оценивал ситуацию, и если я ошибался, то реакция Ларкспура что-то мне скажет, а моё нахальство выставит меня самоуверенным идиотом, что само по себе может быть преимуществом. Я понятия не имел, правильно ли это разыгрываю. Тот факт, что он был здесь один, намекал, и очевидно я знал, что это он тот чувак, который направил за Амариллис огневую команду, и он же хотел добыть ключ телепортации.
   - Ты играешь в рискованную игру - сказал он. - Ты думаешь, что политика беспокоит меня больше, чем поимка Амариллис.
   Я пожал плечами.
   - И снова, понятия не имею, о ком ты говоришь. А если бы и знал что-то о чём-то, всё равно не сказал бы, поскольку ты выглядишь засранцем.
   (И, если подумать, вообще-то я не верю, что нас свела просто удача, особенно учитывая, как он об этом сказал. Скорее всего, некая форма манипуляции вероятностями, предвидения, предсказания, или LUK, и тот факт, что он пытался провести это у меня под носом, типа "какой я умный", вызывал у меня ещё большую неприязнь к нему).
   - В таком случае, полагаю, у нас пат - произнёс Ларкспур, подтверждая, что политика действительно реальная проблема, и сражение в библиотеке афинея в другой стране поднимет множество вопросов, на которые он не хотел бы отвечать. Он взглянул на книгу в моей руке. - Я не просто болтал, я действительно хочу знать, нашёл ли ты что-нибудь.
   Я вернул книгу на полку. Каким бы образом он меня не нашёл, тот факт, что я здесь, дал ему некую конкретную информацию, а именно - что крысиная гниль остаётся проблемой, над которой мы работаем. Он понял это, просто прочитав заглавие книги в моих руках. Сам он допускал утечку информации куда сильнее, чем я, но это не слишком утешало, поскольку я был уверен, что в бою он меня побьёт, даже если пришёл один. Но вот сможет ли побить в гонке?
   - Не знаю, чем она тебя держит, - сказал Ларкспур - но если это деньги, я удвою, и если какой-то магический предмет - он бросил взгляд на моё кольцо - я могу предложить больше. Шантаж, заложники, магическое принуждение, что бы там ни было, я могу устранить проблемы.
   Ларкспур стоял у входа в проход, с толстыми перилами за его спиной, и провалом на три этажа до пола библиотеки за ним. Я был между книжных полок, недостаточно места для взмаха мечом. Его руки были связаны, по крайней мере частично, политикой, и хотя вытащить меня из библиотеки, вероятно, было вариантом, но он предпочитал его избежать, по очевидным причинам. Я? Ну, как говаривал Реймер, нет смысла вкладываться в стат "политика".
   Я побежал прямо на Ларкспура, использую всю до последней крохи магию крови, что мог из себя выжать, в то же время сунув руку в сумку и готовясь воспользоваться татуировкой Ледяного Дьявола, если он попытается меня схватить. Я присел, когда он достал свой меч, и пронырнул под ним, а затем толкнул с силой Багрового Всплеска, пытаясь сбросить его с перил. Он повернулся в сторону, избегая меня, и лишь моё плечо зацепило его живот, отталкивая назад. Я перепрыгнул через край, как и планировалось, и взмахнул разумной верёвкой в сторону перил.
   Один конец Ропи обернулся вокруг моего запястья, в то время как другой обернулся вокруг столбиков и завязался вокруг них. Я упал на двадцать футов, так что моё плечо едва не выскочило из своего гнезда, и сломал несколько костей, и врезался в перила на нижнем этаже. Перелез через них, и Ропи упал сверху и принялся обматываться вокруг моей груди; на секунду я запаниковал, но тут сообразил, что он образует для меня верёвочную броню.
   Я задержался на втором этаже лишь настолько, чтобы сунуть в рот фей, а затем перепрыгнул через перила и вытянул Всеклинок в его полную длину, восемь футов, оперевшись на него. Мой хитрый план был в том, чтобы уменьшить клинок, когда он упрётся в пол, чтобы так смягчить падение, но услышал внутри хруст ребра и в итоге неловко упал на стол, что было болезненно, но не ослепительно болезненно.
   Я поспешно поднялся и побежал, оглянувшись лишь настолько, чтобы увидеть, как Ларкспур спрыгнул с четвёртого этажа. Было бы неплохо, если при падении бы он схлопотал те же боль и травмы, что и я, но когда он был в двух футах от земли, он проделал явный "двойной прыжок" и приземлился на стол, а после этого бросился следом за мной с мечом в одной руке и щитом в другой.
   Я выругался и взял себя в руки, добавляя к каждому шагу Багровый Всплеск, синхронизированный с моим колотящимся сердцем. На ходу я потянулся в сумку, схватил первую попавшуюся кость, и досуха высосал из неё END, прежде чем отбросить её и схватить следующую, которая была направлена на SPD. Я мчался среди напуганных и офигевающих студентов и сотрудников библиотеки.
   Но, разумеется, было не так просто выбраться, поскольку у входа стояли двое. Первый - здоровяк в полных латах, с полным шлемом. У него на боку был автомат, которым он не воспользовался, вместо этого предпочтя широко развести руки, словно намеревался или блокировать мой путь, или поймать меня. Вторая - стройная женщина с рогами, которая держала и раскручивала сияющий посох, с каждым оборотом всё быстрее, и мне это совсем не нравилось. Я вытянул SPD ещё из одной кости, продолжая мчаться вперёд.
   Я бросил в неё кинжал, и не удивился, когда она не прореагировала на попадание остриём в лицо. Вместо этого послышалось "тыньк", и голова чувака в броне слегка откинулась назад; та же хрень со связью душ, с которой пришлось иметь дело в Сильмар-сити.
   Кинжал вернулся в мою руку, с болезненной скоростью ударив в ладонь. В этот раз у меня не было удобной шахты лифта, в которую можно было бы сбросить одного или обоих их, и пустотного ружья тоже не было. Впрочем, моя цель была проще, поскольку мне не нужно было их убивать, всего лишь смыться.
   Я превратил Всеклинок в алебарду, и помчался на парня в доспехе, а потом в последнюю секунду уперся ей в пол и изо всех сил постарался перепрыгнуть через него, как прыгун с шестом, уменьшив Всеклинок как только взмыл в воздух. Эффект SPD от костей ещё сохранялся, и всё словно было замедленным; я видел, как рука амбала потянулась ко мне, когда он пытался меня схватить, и вывернулся, а затем приземлился у двери как раз в тот момент, когда сияющий посох стал внешне похож на прозрачный диск.
   Я выскочил в дверь, не оглядываясь, чтобы взглянуть, на что способна новая форма этого оружия. Бросился налево, как только оказался за дверью, и был вознаграждён звуком ломающегося дерева, когда диск пронёсся там, где я только что был. Я вытащил из сумки последнюю кость, уменьшил Всеклинок до размера кольца, и постарался тянуть SPD как можно медленнее и ровнее, чтобы продержалось дольше. А затем бросил все силы на то, чтобы обогнать их, и попытался сообразить, что делать дальше.
  
   Глава 39: Стратегические резервы.
  
   Навык повышен: Магия Крови, ур. 20! (Навык больше невозможно повышать дилетантскими тренировками.)
   Новая Доблесть: Повышенное кровяное давление!
   Навык повышен: Атлетизм, ур. 20! (Навык больше невозможно повышать дилетантскими тренировками.)
   Новая Доблесть: Бегун на дальнюю дистанцию!
   Я перестал использовать Багровый Всплеск с каждым шагом, когда потратил тысячу капель крови. У меня был момент паники при получении доблести "Повышенное кровяное давление", поскольку полоска, отслеживающая кровь, в мгновенье ока из почти полной стала полупустой. Впрочем, числа изменились, и сейчас там было 74K/150K, что показывало, что моё тело может вместить вдвое больше крови, чем раньше. Я надеялся, что заодно получил доступ к дополнительной магии, но сейчас было не время для проверок. На изучение "Бегун на дальнюю дистанцию" я тоже не хотел тратить время, поскольку был уверен, что там всё равно нет причин для восторгов.
   Я пытался наугад двигаться по улицам, и продолжал бежать, пока не заболела грудь. Остаётся только радоваться, что вложил дополнительные очки в PHY, поскольку можно быть уверенным, что если бы не это, костеит доставил бы больше проблем.
   В конце концов я остановился в аллее и спрятался за квадратной мусоркой.
   Проблема ?1: я не знаю, как Ларкспур меня нашёл, или была ли наша встреча чем-то иным, нежели слепая удача. Сложно сказать, о чём он разговаривал с Кларой; если бы я это знал, то по крайней мере мог бы представлять, чего он может ожидать от меня, но не думаю, что есть смысл тратить время на эти догадки, особенно с учётом того, что он наверняка наполовину гнал фигню. Возможно, хоть и маловероятно, что он задавал те же вопросы, что и я, что могло привести к тому, что она спросила, не знакомы ли мы, и в результате свело нас вместе. Ну, в любом случае этого не узнать.
   Проблема ?2 - с того момента, как я отправился в библиотеку, прошло не так много времени, мы не планировали встречаться до заката, и я не знаю, где сейчас Фенн или Грак, только их задачи. Скорее всего, Амариллис в безопасности, поскольку Ларкспур спрашивал, где она, чего не делал бы, если бы ему было это элементарно выяснить. Он знал, что я отправлюсь в библиотеку? Или его что-то привело туда, и он не знал, что именно найдёт? Не похоже, чтобы он был готов иметь дело со мной, и я так говорю не только потому, что смог смыться.
   Если Ларкспур не знал, что я буду в библиотеке, пока меня не увидел, то моё присутствие дало ему больше информации, чем я полагал, но это всё же не было полным провалом. Я кое-что узнал о нём, его способностях, и о членах его команды, что можно считать плюсом. С другой стороны, это стоило половины моих фей и всех костей в сумке, плюс информация, которую он получил.
   Я сунул патронташ в сумку, сказал Ропи, что пока что он мне не нужен в качестве доспеха, и выскользнул из аллеи, осторожно осматриваясь и выглядывая, не ищет ли меня кто-то. Удачно, что все трое, кого я видел, очень выделялись, даже по стандартам мультикультурного конгломерата Клюквенного Залива. Была существенная вероятность, что были и другие, кого я не видел, поскольку для ключей телепортации пять - волшебное число, но если вглядываться во всех, это только привлечёт внимание ко мне.
   Я нырнул в магазин одежды и купил первые две вещи, которые по моей прикидке должны сработать, быстро заплатил, и поспешил в примерочную. В итоге я оказался в широких землисто-зелёных штанах, которые едва держались на тугом поясе, и просторной розово-красной рубашке, которая выглядела достаточно похоже на то, что носил народ на улице. В примерочной я сказал Ропи залезть под рубашку, и он прекрасно выполнил указание, свернувшись вокруг рук и груди так, что это было не очень заметно. На виду была только сумка, так что я выглядел обычным невооружённым обывателем.
   Я зашагал по улицам Клюквенного Залива, в примерном направлении гостиницы, в которой мы оставили Амариллис. Меня беспокоило, что за мной могут следовать, так что я несколько раз воспользовался Всеклинком в качестве зеркала, чтобы незаметно глянуть назад. Ларкспур дотрагивался до меня, и если он подготовился, то мог поместить на меня некую магическую следилку. Я проверил свою одежду и ничего не нашёл, но просто для надёжности оставил свою старую одежду в примерочной.
   Нехватка информации действовала мне на нервы. У меня было неплохое представление о большинстве распространённых магических систем, и даже о некоторых редких, но для высокорангового принца Англицинна, полагаю, нет пределов. Особенно учитывая, что магические предметы, походу, следуют домашней версии правил D&D, которую я использовал, то есть по сути магические предметы могут делать что угодно, пока это клёво, а их крутизна не оказывает особого влияния на мир за счёт того, что их мало. Предмет, позволяющий отслеживать кого-то, до кого дотронулся, определённо не невозможен, но возможности вообще столь безграничны, что практически нет смысла об этом думать.
   Я нашёл себе комнату в отеле в трёх блоках от того места, где оставалась Амариллис; моя комната была на втором этаже, с балконом, который позволял высматривать проблемы и быстро смыться (и почему-то когда я расплачивался красно-розовыми бумажными деньгами, это заставило сработать мой детектор странностей, вероятно потому, что мой мозг придерживался мнения, что я недостаточно взрослый, чтобы снимать комнату в отеле). Я поставил стул так, чтобы наблюдать с него за балконом и дверью, которую запер, поставил у неё шкаф, а потом окружил Похотливой Лозой для надёжности.
   А потом принялся ждать, с Всеклинком в одной руке, и метательным кинжалом в другой.
   А потом ждал ещё, думая, что в любой момент они могут выследить меня и попытаться захватить.
   Где-то через полчаса я решил, что если они знают, где я, то выжидают, пока я выйду, но это не имело смысла, поскольку Ларкспур знал, что в игре ключ телепортации, и не знал, где находится Амариллис, так что с его точки зрения я мог отправиться в этот отель, чтобы встретиться с ней и покинуть Клюквенный Залив. Нет, погодите, он мог поговорить с консьержем и спросить о человеке с моей внешностью, но потом... Установить антителепортационный оберег? Я не слишком хорошо представлял, как мыслит Ларкспур, или какие ресурсы ему доступны, и внезапно установить антителепортационный оберег вокруг комнаты на втором этаже отеля кажется затруднительным.
   Но в таком случае, где он?
   Я подождал ещё четыре часа, прислушиваясь к звукам города, доносящимся через дверь балкона, и временами выходя проверить, нет ли там обережника, отыгрывающего спайдермена и устанавливающего оберег вокруг моего окна. Через какое-то время стало скучно, так что я поупражнялся с возвращающимся ножом, в итоге подняв навык до 20, что было не слишком хорошим применением моего времени. Но никто так и не показался, не было тайной атаки, и когда солнце начало заходить, я отодвинул шкаф от двери и покинул отель.
   Я всё ещё сохранял настороженность, когда вернулся к "Розовой Леди", где мы припарковали Амариллис, но уже гораздо слабее. Когда я поднялся в комнату, Фенн, Грак и Амариллис уже ждали меня.
   - Ты разве не в другой одежде был? - спросила Фенн.
   - Я наткнулся на Ларкспура Прентисс - сказал я. Было заметно, как напряглось при этих словах лицо Амариллис, но Фенн непонимающе глянула на меня. - Тот парень, который отправил ту огневую команду за Амариллис.
   - О - произнесла Фенн. - Этот Ларкспур Прентисс.
   - Я оторвался от него несколько часов назад, но нам, полагаю, нужно линять - произнёс я. - Думаю, можно не объяснять, что в библиотеке мне не свезло. Возможно, была небольшая свара. А ещё мне нужны ещё феи.
   - И это всё, что ты сделал? - спросила Фенн, протягивая Траур и выгружая в мою ожидающую руку мёртвых фей. - Лично я выяснила всё, что можно, о твоих костях, плюс позанималась шоппингом, плюс помогла потерявшемуся пареньку найти его мамочку, плюс поучаствовала и выиграла состязания по стрельбе из лука, и после этого...
   - Мы можем поговорить об этом в другом месте - сказала Амариллис. Она подняла рукав и потянула татуировку с кожи, пока в её руке не оказался ключ телепортации. - Пока что вернёмся в Вейк Хандум.
   - Нам нужно поговорить о том, как он меня нашёл - сказал я. - Я не думаю, что это было просто совпадение, и мы не определились с визитом в Клюквенный залив до вчерашнего дня, что означает возможное участие неизвестной силы. Амариллис?
   Она потёрла лицо здоровой рукой. День отдыха ей не помог; скорее уж она выглядела хуже, чем вчера, даже с учётом того, что её длинные рукава и перчатки скрывали худшее в её состоянии.
   - Он тебя ждал? - спросила она.
   - Я не уверен - ответил я. - Не думаю. Было такое чувство... Словно он пришёл в библиотеку в поисках той же книги, что и я, и не удивился, обнаружив, что я тоже её ищу.
   Амариллис взглянула на Фенн и Грака.
   - У Англицинна есть свои государственные секреты - сказала она. - Я должна учитывать, что открываю, если надеюсь вернуться ко власти. Не думаю, что он сможет так просто повторить это достижение, наткнуться на тебя.
   - Пока что уже неплохо - произнёс я, сохраняя ровный тон. - Объясни, что он использовал.
   Амариллис посмотрела на меня, и я ощутил почти невыносимую жалость к ней. Она была красивой, и красота по большей часть оставалась при ней, но её внутреннее ядро силы, которое я воспринимал как её определяющую черту, было на грани коллапса. Я хотел взять обратно то, что сказал, и оставить её в покое, или вернуться к этому позже, мягче. Будущие политические проблемы из-за информационной безопасности должны бы быть последним, о чём следует думать, но это было её способом держать себя в руках, или притворяться, что она может снова стать тем, кем была.
   - Объясни - повторил я, поскольку мне пришло в голову, что POI - способность выдерживать психологическое давление, и я не мог просто поддаться сочувствию из-за того, что не вкладывал очки в социальные статы.
   - Это лишь предположение - со вздохом произнесла Амариллис. - Но я подозреваю, что он влез в стратегический эльфийский резерв.
   - Во что? - переспросила Фенн.
   - Достаточно умелый маг кости способен вытягивать удачу из костей - сказала Амариллис. - Удача - свойство, которым обладают почти исключительно эльфы, так что королевство украдкой собирало их кости уже изрядное время.
   - Срань господня - сказала Фенн. Грак нахмурился.
   - Ларкспур, однако, не сможет взять оттуда слишком много, и если его удача только привела его к тебе, и через несколько часов он так и не смог снова найти, то я не думаю, что этого следует опасаться - сказала Амариллис. - Есть пределы того, что позволяет даже высококонцентрированная удача. Могу предположить, что он воспользовался некоей техникой, чтобы направить себя в правильном направлении, и от этого отталкивался.
   Она всё это знала. Она знала, когда мы говорили об удаче, когда мы вместе изучали мой лист персонажа, когда давала советы, что мне следует делать, она знала и не сказала мне, поскольку считала, что знает лучше. Я ощущал, что начинаю злиться на неё, и снова мои мысли вернулись к 2 POI на моём листе персонажа. Я не знаю, как это взаимодействовало с моей WIS, но надеялся, что смогу воздержаться от того, чтобы сделать или сказать что-то просто потому, что обижен на неё. Я не был уверен, что смогу говорить вежливо, так что промолчал.
   - То есть ты хочешь сказать, что Англицинн причастен к глобальному осквернению эльфийских погребений? - спросила Фенн. - В этом подвох?
   - Я думаю, Ларкспур, скорее всего, упустил свой шанс - сказала Амариллис. - Но на тот случай, если нет, нам следует отправиться в Вейк Хандум.
   Так что мы без дальнейших слов телепортировались, и я приберёг свои обвинения на потом.
  
   * * *
  
   - Я описал болезнь и её симптомы магусу - сказал Грак. - Учитывая доступную информацию, он сказал мне, что это была "мурина путредин", редкое и почти безусловно фатальное заболевание. Я описал состояние принцессы, и он сказал мне, что она почти наверняка умрёт. Его предложением было найти единорога. Он говорил это так, словно не верил, что я смогу. Ещё он сказал, что достаточно умелый маг крови может выжечь болезнь переливанием в пределах первых сорока восьми часов. Не думаю, что это полезно.
   - И на это ты потратил свой день? - спросила Фенн. - У меня одной было приключение соло?
   Она положила руку на грудь.
   - О боже, так это я главгероиня?
   - ...Ты же слышала, что у меня была заварушка с принцем Англицинна и его приспешниками, верно? - спросил я.
   - Ну да, если так сформулировать, это звучит впечатляюще - сказала она. - Но после этого ты спрятался в отеле и ждал, пока моё приключение закончится, не так ли?
   Амариллис "плохо себя чувствовала" и отправилась в свою комнату поспать ещё, что меня слегка раздражало, поскольку я хотел от неё ответов, блин, и слегка вызывало облегчение, потому что мне не нужно думать о том, что она больна (и в нагрузку я чувствовал лёгкое отвращение к себе, поскольку чувствовать облегчение из-за того, что больной человек пропал с глаз, несколько мерзко). Мы намеревались отправиться за единорогом, это уже было решено до того, как я появился, и с моей информацией план не слишком поменялся.
   - Признаю, что провёл большую часть дня в комнате отеля, почти такой же, как на Земле - сказал я.
   - Звучит скучно - заметила Фенн. - В любом случае, на заливе проводилось состязание лучников, там такие маленькие буи расставили в качестве мишеней, и они дали мне полный гандикап на эльфийскую удачу, что явно нечестно, особенно с учётом того, что там был кашунк, и ему гандикапа вообще не дали, хотя у него бицепсы больше моих ляжек. В смысле, фишка всё равно в меткости, а не в силе, учитывая мишени, но...
   - Я не нахожу это забавным, если ты считаешь, что должно было быть - сказал Грак.
   Фенн взглянула на меня. Я тоже не улыбался. Может, она действительно участвовала в состязаниях лучников, может, даже и выиграла их, но в любом случае то, что она делала, было разве что слегка забавно, и то только из-за контраста с нашими мрачными обстоятельствами.
   - Сложные клиенты - сказала она. - Ладно, хорошо, я сходила в афиней, поковырялась там чуток, и в итоге нашла очень желающего помочь заучку, который все уши прожужжал о том, что называл "теорией плана".
   Она подняла перчатку, и в её руке появилась толстая стопка бумаг, скрепленная маленькими металлическими скрепками.
   - Это копия доклада по этой теме, которую он сказал можно одолжить. Это, походу, очень продвинутая хрень, на несколько лет выше того, что обычно вообще затрагивают маги кости, поскольку это на самом деле не полезно знать, если только маг кости не выпьет собственные кости, или по крайней мере кости чего-то живого.
   Я забрал у неё бумаги; она продолжила.
   - В любом случае, идея в том, что в душе содержатся планы тела, а кости - каркас, на котором всё держится, с их собственными локальными копиями плана - сказала Фенн. - Он долго разглаголивался о том, что звучит лучше, "теория каркаса" или "теория плана", хотел моего совета, в том духе, это была очень неудачная трата моего времени. Он считает, что некоторые виды исцеления работают на основе того, что записано в каркасе, а другие - на основе общего плана. Типа, полагаю, как если у тебя сдуло часть кровли с дома, ты знаешь, куда положить новую черепицу просто взглянув, потому что всё очевидно, но если торнадо снесло часть дома, то придётся смотреть на чертёж, чтобы разобраться, как отстроить. Прошу прощения, думаю, я всё запутала.
   - Нет, ты хорошо объяснила - ответил я.
   - О, хорошо - сказала Фенн. - Но возвращаясь к сути, проблема, походу, в том, что когда выпиваешь кости, ты влияешь не на каркас, или не только на него, ты на самом деле влезаешь в план. Так что твой палец ранен, и спрашивает ближайшую кость: "эй, что мне с этим делать?", но эта кость, в общем, мертва, и не отвечает, что означает, что пальцу нужно обратиться за ответом куда-то ещё, что занимает больше времени и, возможно, в процессе получается лажа из-за расстояния. Во всяком случае, такое вот моё обывательское представление.
   - Ладно - сказал я. - Так как это исправить?
   Фенн кашлянула.
   - Ну, вот выжимка. Я задала тот же вопрос, и первой мыслью было, что это невозможно, поскольку если он прав, то эту схему, или может быть эти схемы можно увидеть только пристально изучая косвенные улики. Ну, так он сказал. Большинство улик - от выпивания костей, так что запороть кажется проще, чем исправить.
   - То есть у тебя нет для меня квеста? - спросил я.
   Фенн осмотрела меня.
   - Ладно, вот два варианта - сказала она. - Вариант номер один - обеспечить тебе новые кости. Тот заучка полагал, что это может сработать, если ты получишь их от кого-то, кто более-менее похож на тебя.
   Она помедлила.
   - Как там?
   - Квеста нет - ответил я.
   - Ладно, тогда пропустим все причины, почему это плохая идея - сказала Фенн. - Вариант номер два - попросту говоря, чтобы тебе кто-то влез в душу.
   Прогресс Квеста: Костеит. Проблема лежит глубже костей, глубже сердца, прямо в эссенции вашей смертной сути. Найдите кого-то, способного исправить вашу душу, или исправьте её сами; в любом случае, это проект, к которому следует подступаться с осторожностью.
   - Угу - сказал я. - Это сработает. Душелазанье... я прямо в восторге.
   - Действительно так и называется? - спросил Грак. Он тихо сидел рядом, наблюдая за нами, и я почти забыл, что он тут. Есть у людей такое свойство, говорить что-то просто чтобы быть уверенными, что их слышат, но у Грака, похоже, этого инстинкта нет.
   - Нет - ответил я. - Этот квест не совсем квест, просто обновление старого, с предупреждениями.
   - Угу, предупреждения тут определённо в тему - сказала Фенн. - Во Второй Империи практиковали магию души, но сейчас с этим не очень, и те, кто на ней специализируются, обычно ребята из того разряда, от которых предпочтёшь держаться подальше.
   - Если объявить манипуляцию душой вне закона, этим будут заниматься только преступники - ответил я.
   - Не совсем так - сказала Фенн. - Во времена Второй Империи они в основном занимались тем, что извращали невинный народ, превращая в с трудом опознаваемых монстров. И верхние эшелоны ещё используют остатки этой магии, она не совсем нелегальна, просто этот афиней был полностью разрушен и практически все связанные с ним погибли.
   - Извини - сказал я. - Это была шутка.
   - Бу - сказала Фенн.
   Ну, в любом случае это была проблема на другой раз, потому что завтра мы отправлялись охотиться на единорога (или, скорее, мы собирались убить единорога, который будет охотиться на нас).
  
   * * *
  
   - Вы на несколько миль углубились в лес, когда впервые заметили единорога - сказал я.
   - Есть какие-либо признаки девушек? - спросила Тифф.
   - Я стреляю в него - сказал Реймер, отыгрывающий лучника/клерика, и произносящий слова "я стреляю в него" по крайней мере раз двадцать за сессию.
   - Проверка инициативы - ответил я. - Тифф, признаков присутствия девушек не видно.
   Когда все назвали свои числа, я выдал им описание.
   - Единорог высок и шокирует белизной. Не только на его голове рог почти двух кубитов длиной, но у него ещё и козлиная борода, львиный хвост, и парные копыта как у свиньи, а не у лошади. Он обладает телом огромного жеребца, перевитым мускулами. Его чисто чёрные глаза смотрят на вас четверых, а затем он исчезает за деревом, которое на ваш взгляд никак не могло скрыть его тушу.
   Я бросил кости, затем взглянул на свой счётчик ходов.
   - Реймер?
   - Я его не вижу? - спросил он.
   - Нет - ответил я.
   - Ладно - произнёс он. - Подготовленное действие стрелять, когда он появится.
   - Единорог направляется к тебе, и ты видишь, как он появляется из-за дерева, за которым, снова, никак не мог спрятаться - произнёс я. - Выпускай стрелу.
   - 18, попадание? - спросил он.
   - Стрела пронеслась по воздуху, но рог единорога переместился, и с громким стуком отбил стрелу, а затем бросился на тебя - ответил я.
   - Переместился как? - спросил Артур. - В смысле, он очень быстро двинул рогом, чтобы сбить стрелу, или это был эффект телепортации, или что?
   - Кидай восприятие - сказал я.
   - 22 - сообщил Артур.
   - Ты понимаешь, что у тебя два отчётливых воспоминания - ответил я. - В одном стрела была выпущена из лука и была готова попасть в единорога, но это воспоминание заканчивается прежде чем это произошло. В другом единорог плавно передвинулся, подставляя рог под стрелу, прежде чем стрела была выпущена.
   Крэйг бросил кости и нахмурился.
   - Ладно - произнёс он. - То есть это как дежа вю, но мы помним оба варианта.
   - Дежа фойс вю, полагаю - заметила Тифф.
   - То есть не предвиденье или сверхъестественные рефлексы - сказал Артур. - Скорее что-то вроде... искажения реальности.
   - Или коллапса таймлайнов - сказал Крэйг. - Он видит, что его сейчас подстрелят, а затем выбирает таймлайн, где в него не попали, и сливает с этим, заодно затягивая нас.
   - Нет, это бессмысленно - сказал Реймер. - Почему мы это помним? Мозг так не работает. И в любом случае, это нам не особо полезно, поскольку не даёт подсказок, как его побить. По моему мнению, он сможет делать это с каждой выпущенной в него стрелой?
   - Я не знаю, а ты как думаешь? - спросил я, что было моим ответом каждый раз, когда этот хорёк пытался вытянуть из меня ин формацию. - Но в любом случае, это было твоё подготовленное действие, так что ещё его ход, и он мчится прямо на тебя, выставив рог.
   Я снова бросил кости за экраном, мимолётно глянул на них.
   - Его рог пронзает твой доспех, словно масло, и пробивает твоё плечо. Он вновь сдвигается прочь от тебя, и у тебя два воспоминания, в одном он мчится вперёд и протыкает тебя, а в другом останавливается перед тобой. Его рог чист, не в крови, но ты всё ещё ранен. Получаешь 16 урона.
   - Ладно - сказал Артур. - Эта тварь похитила тринадцать девочек и убила двадцать мужчин, некоторые их которых были предположительно лучше нас. Сейчас у нас есть прикидка его возможностей, у кого-нибудь есть идеи, как его убить?
  
   Глава 40: Женская загадочность.
  
   Мы телепортировались в Рощу Аон Адак в доспехах и с оружием наготове. Если бы не тот факт, что в окрестностях бродит единорог-убийца, я бы, пожалуй, посчитал её приятным местом. Берёзы, трава по колено, синие бабочки летают над скоплениями жёлтеньких цветочков...
   Мы находились на поляне, до ближайшего дерева было шестьдесят футов. Мы все стояли спиной к спине, но Грак стремительно принялся действовать; он воздвигал вокруг нас оберег, на десять футов вокруг. Одна из вещей, которой Грак посвятил свой день, были поиски информации об единорогах, конкретно относительно оберегов. Он был достаточно уверен, что оберег от латентной магии кожи, то бишь от кожи, сработает на единороге, так что его и поднимал. Но он предупредил нас, что вполне возможно, что поскольку единороги - очень магические существа, наш дружок-единорог, как упорно называла его Фенн, может или обладать кожей, насыщенной единорожьей магией вместо латентной магии кожи, или у него вовсе кожа только на вид.
   Убиение единорога обладало толикой поверхностного сходства с убиением мага ревизии. В случае мага ревизии, в принципе, необходимо гарантировать, что он не сможет отмотать время до той точки, где он не был мёртв, или убив его чем-то, с чем его магия не может взаимодействовать, или гарантировав, что никакое количество отматывания или изменений его действий не смогут предотвратить его смерть. Большой разницей было то, что вмешательству в таймлайны или что там делал единорог, походу не было дела до магии. Оно ничего не отменяло, просто уводило в сторону, вливая в таймлайн, где этого вообще не делали.
   Так что всё это, в общем, означало, что нам нужно убить его таким образом, что мы не могли не убить его, сколько бы таймлайнов он не пытался сливать.
   Хорошей новостью было то, что Амариллис уже спасали из-под "опеки" единорога, а потом она, когда была постарше, прочитала доклад о её спасении. Мы по крайней мере частично полагались на то, что она запомнила, хотя по её словам прошло четыре года, и она не слишком уверена в своей способности вспомнить подробности, поскольку изначально читала не для того, чтобы запоминать. Раздвоение воспоминаний, о котором докладывали отправленные убить единорога, всегда укладывалось в три секунды, и это означало, что нужно лишь гарантировать, чтобы три секунды единорог не мог сделать ничего, чтобы выжить.
   Плохая новость в том, что эту силу, или магию, или что там, он мог использовать неограниченное количество раз, и помимо этой масштабной, напрягающей и смертоносной способности у единорога были и другие. Например, он мог телепортироваться от дерева к дереву, что позволяло ему атаковать нас практически с любой стороны. И в то время как моим естественным ответом на манипуляции временем было бы использование яда (если, конечно, удастся найти способ его применить), в данном случае это было бесполезно, поскольку естественное единорожье исцеление обеспечивало полный иммунитет к ядам и болезням.
   Грак закончил свой оберег от кожи и присоединился к нам с топором в руках. Мы всё ещё не видели единорога.
   - Говоришь, ты достаточно уверена, что этот единорог не умер? - спросил Грак.
   - Да - ответила Амариллис. Мы уже обсудили это в Вейк Хандум, и желания повторять сказанное там она не испытывала. Если здесь нет единорога, то непонятно, что и делать. Информация о единорогах не сказать, чтобы распространена, и охотников на них находится немного.
   Фенн принялась действовать, прежде чем я что-то заметил. Она достала стрелу из перчатки, натянула тетиву, и принялась выцеливать что-то невидимое в лесу. Секунду спустя я заметил, как мелькнуло что-то белое.
   - Эльфийская удача ещё работает - сказала она. - Контакт с врагом, кстати.
   - Готов - ответил я.
   Единорог появился из-за ближайшего к нам дерева, девять футов конины, каким-то образом скрывавшихся за берёзой в фут шириной. Я задался вопросом, как это возможно; не только о телепортации, но мы же с разных направлений смотрим, верно? А учитывая это, тут не только с физикой заморочка, но и со зрением.
   Фенн выпустила стрелу в единорога. Я видел, как она поплыла к нему - а потом у меня было другое воспоминание, в котором он пришёл в движение одновременно с тем, как Фенн спустила стрелу. Он сбил её своим шестифутовым рогом и презрительно фыркнул, выпуская в холодный воздух завитки пара.
   - Ну, точно как ты его обрисовал - сказала Фенн. - Хорошая работа, Джунипер.
   (На самом деле, нет. В моей версии у него был вариант Отражения Снарядов, основанные на его роге, и он срабатывал только раз в раунд, плюс возможность делать то же самое с рукопашными атаками, опять же раз в раунд. Его было легко превозмочь концентрацией усилий или использовать против него заклинания AoE, а "новые воспоминания" были в основном декоративным элементом, для соответствия теме).
   - Он должен бы атаковать - сказал я, наблюдая за ним. Он стоял неподвижно, глядя на нас четверых. - Думаете, он чувствует оберег?
   - Он осторожен - сказала Амариллис. - У него на боку можно увидеть, где его ранили.
   Я взглянул, куда указывала её рука в перчатке, и заметил тонкий серый шрам сквозь белую шерсть.
   - Дерьмо - сказала Фенн. - Непохоже, чтобы это дело шло в нашу пользу. Мне выстрелить в него снова?
   - Попробуем пустотное ружьё - ответил я. Снял его со спины и прицелился в единорога, который следил за мной, время от времени притопывая раздвоенным копытом. Я уже был готов нажать спуск и подстрелить его, но тут кое-что подумалось. - Почему вообще он просто стоит и позволяет мне его подстрелить? Моя единственная версия - он собирает информацию.
   - Возможно, издевается над нами - заметила Фенн.
   - Не знаю - сказала Амариллис. Она носила свои латы неподвижности, со шлемом, и меня очень раздражало, что приходится ориентироваться на один голос. Эта тварь похитила её и убила трёх человек, с которыми она была, когда ей было восемь лет. - Оно любит, когда его жертвы знают и понимают, что оно сильнее, но... Вы трое - не жертвы, вы угрозы, препятствия.
   Я нажал спуск и увидел, как в груди единорога возникла дырка размером с четвертак, а затем снова это чувство, альтернативная память, в которой он повернулся и метнулся за дерево. В этом воспоминании я попытался подстрелить его, но он двигался слишком быстро и мой выстрел проделал дырку в дереве.
   Он бросился на нас с совсем другой стороны, набирая скорость, с опущенным рогом. За секунду он преодолел пятьдесят футов и врезался в оберег, рог взмахнул в паре футов от нас. А затем внезапно у всех нас было новое воспоминание, в котором он вместо того появился за другим деревом и просто уставился на нас.
   - Ладно, - сказал я - он определённо прощупывает нас. Мы уверены в этом обереге?
   - В течении двух часов, да - сказал Грак. - Сейчас более уверен, чем когда он создавался. Он доказал, что оберег его остановит.
   - Остановить его недостаточно - сказала Амариллис.
   Она была права. Условием успеха, как гласил квест, было убить единорога и дать Амариллис выпить его крови. Двухчасовое сидение за барьером, играя в гляделки с единорогом, пока не выйдет таймер ключа телепортации, чтобы мы могли отступить, ничего не даёт.
   Логически, в игре должен быть способ обеспечить работу единорожьей манипуляции таймлайнами в игре. Я не знаю, как работает сама игра, но хотя симуляция всего Аэрба выглядела натяжкой, а симуляция всех девяти тысяч адов - это вообще нереально, я был достаточно уверен, что симуляция реальных альтернативных таймлайнов в принципе возможна. Было бы проще, если бы симулировалось только моё окружение, только то, что находится в зоне моего внимания, но если Данжн Мастер так халтурил, то уж точно не стал бы заморачиваться с симуляцией множества таймлайнов, особенно если его интересовали только те, где единорог побеждает.
   Главным вопросом было получает ли единорог информацию из будущего. Было возможно, что если единорог ранен, или вот-вот будет ранен, его ментальное состояние отправляется на три секунды в прошлое, и он делает повтор с этой информацией. Также было возможно, что вместо этого время отматывается на три секунды, а потом события разыгрываются с другим броском костей (или что там), что означает, что единорог получает информацию только о том альтернативном таймлайне при слиянии.
   Эти варианты не были одинаковыми, если существует предел вероятности. Если способность единорога можно озвучить как "повторяй сценарий, пока не победишь", то его невозможно убить, поскольку могут происходить глупости вроде того, что все умирают от внезапных кровоизлияний в мозг, или умелые бойцы совершают глупые ляпы, или что-то в этом роде. В D&D-шных аналогиях, это как возможность перекидывать кости сколько угодно раз, так что не будет ситуации, когда не можешь выбросить 20.
   Возможности решения зависели от того, с чем мы имеем дело. Возможно, нам не нужна смерть, от которой он никак не может спастись, возможно, нам просто нужна смерть, от которой он не может спастись, поскольку не обладает информацией, чтобы среагировать на неё.
   - Ладно - сказал я. - Нам нужно разобраться, получает единорог информацию из будущего или нет. Может да, а может, он просто выбирает что-то, что действительно произошло, из случайного набора возможностей.
   - И как же, расскажи пожалуйста, мы это определим? - спросила Фенн.
   - Артиллерийский выстрел - ответил я. - В прошлый раз он среагировал на твой выстрел тем, что подождал, наблюдая, а потом воспользовался своей магией чтобы отправить нас в мир, в котором он отбил стрелу, верно? Очевидно, он очень-очень быстрый, мы это уже видели, возможно даже достаточно быстр, чтобы ему не было необходимости использовать его способность, но он, скорее всего, не сможет сделать так с артиллерийским выстрелом, поскольку стрел будет слишком много.
   - С такого расстояния только от восьми до шестнадцати - сказала Фенн.
   - Думаешь, он сможет отбить восемь стрел? - спросил Грак.
   - Если может, это стоит выяснить - сказала Амариллис.
   - Угу - сказал я. - В общем, я хочу, чтобы ты прицелилась в него, подождала шесть секунд с натянутой тетивой, а затем выстелила. Если увидишь, что он хоть как-то двигается, или если твоя эльфийская удача подскажет, что он собирается двигаться, то стреляй до того, как выйдет время, но только через три секунды. Лады?
   - Эм, ладно - сказала Фенн, подумав об этом. - Ты хочешь убедиться, что он не может вернуться к моменту до того, как я натянула тетиву.
   - Угу - согласился я. На самом деле, это не было надёжной проверкой того, получает ли единорог информацию из будущего, но было самым близким из возможного. У меня в голове была схема возможных вариантов, и сбор информации - это то, чем следует заниматься, учитывая, что нас не атакуют.
   - Он хочет меня - сказала Амариллис. Я заметил лёгкую дрожь в её голосе.
   - У нас есть время - сказал я.
   Фенн наложила стрелу и оттянула тетиву, закрыв один глаз. Одна миссисипи. Две миссисипи. А затем единорог рванулся с места, исчезнув за деревом и возникнув в другом месте. Фенн повернулась, отслеживая его. Одна миссисипи. Две миссисипи. И снова он пришёл в движение, метнувшись за деревья. Его движения напоминали скорее лань, чем лошадь, в том плане, что он мог прыгать как вперёд, так и в сторону. Возможно, это из-за парных копыт.
   - Ладно - сказал я. - Он достаточно умён, чтобы избегать ситуации, где его варианты ограниченны, он держится у деревьев, чтобы всегда иметь выход, и даже так не остаётся на месте достаточно долго, чтобы иметь дело с чем-то неизбежным. Могу предположить, что он не получает информацию из будущего, только информацию из параллельных таймлайнов при слиянии, что означает, что нам достаточно загнать его в ситуацию, в которой он не ожидает смертельного удара.
   - Единственная причина, почему оно остаётся здесь, это потому, что оно хочет меня - сказала Амариллис.
   - Или потому что оно не знает о ключе телепортации и ожидает, пока оберег выдохнется - сказал Грак. - Мне пришлось бы перерисовывать его уменьшенным.
   - У тебя есть что-то умное, Джунипер? - спросила Амариллис.
   Я помедлил.
   - У меня есть флакон никотина - ответил я. - Если я его выпью, то, возможно, с помощью Ропи я смогу схватиться за единорога и...
   - О, мы рассматриваем идиотские самоубийственные сценарии? - спросила Фенн. - А то мой - я заколю его в глотку, но я настолько хороша в закалывании в глотку, что совершенно невозможно, чтобы он меня проткнул вместо того, чтобы просто сдохнуть.
   Она повернулась к Амариллис.
   - В общем, это мой, мы знаем, что у принцессы есть её, так что, Грак, у тебя есть?
   - С достаточным количеством исцеляющей магии может быть возможно поймать единорога в искривлённый оберег - сказал Грак.
   - Нет, - сказала Фенн - это должно быть что-то как у Джуна или Мэри, где ты тянешь весь вес приключения на своём хребте.
   - Это я умираю - сказала Амариллис. Она сняла шлем, и я взглянул в её впавшие глаза. Она приняла душ и магическое исцеление, но это мало чем помогло. - Я знала, что дойдёт до этого. Мы все знали, что я - ключ.
   Она положила шлем на землю, и двинулась вперёд, безоружная. Оберег защищал нас, но не от рога, и через три шага она оказалась за той точкой, где он может её проткнуть. Фенн снова начала поднимать лук, и я положил руку на её руку, останавливая её.
   - Это я - произнесла Амариллис, обращаясь к единорогу. Она шагнула вперёд, протянув дрожащую руку. Её голос был выше, более сладким, чем обычно. - Я твоя милая маленькая девочка, твоя дорогуша вернулась к тебе, всё ещё чистая и невинная, всё ещё нетронутая мужчиной, всё ещё непробуждённая удовольствиям плоти, ты же этого хочешь, верно? Твоя дрожащая, девственная, оленеглазая красавица вернулась, чтобы ты снова мог захватить?
   (У меня прямо живот свело от этих слов. Вся эта хрень с "невинной маленькой девочкой" всегда была мне неприятна, с примесью стыда, пожалуй. Чать этого было влиянием на меня Тифф. Если бы она была здесь, она бы отчитала меня насчёт мужской одержимости чистотой и молодостью Но это и было причиной, почему я изначально создал единорога).
   Единорог прыгнул вперёд и помчался к Амариллис. Я всё ожидал, что он остановится, или по крайней мере Амариллис попытается уклониться, но она лишь слегка вздрогнула под конец, прямо перед тем, как оно пронзило её насквозь своим длинным белым рогом.
   А затем это стало просто альтернативной версией того, как могло быть, а в нашем таймлайне оно остановилось перед ней.
   - Да - выдохнула она дрожащим голосом. - Ты можешь убить меня, спасибо что показал это, ты такой большой и сильный и красивый, поэтому я вернулась к тебе, поэтому я здесь чтобы ты мог забрать меня от этих людей, чтобы ты мог использовать свои большие сильные мускулы и длинный мощный рог, чтобы защитить меня от всех, кто может попытаться осквернить меня.
   Единорог был полуразумным, но не понимал английского, так что она говорила в основном чтобы передать эмоции и намерение. Лжец из неё был лучше, чем я полагал; даже с перебарщиванием темы, было что-то подкупающее в её словах.
   Вновь единорог опустил рог и рванулся вперёд, пронзив её, и снова кровь и шок от смерти Амариллис стали лишь воспоминанием о том, чего не было.
   - Я знаю, что меня забрали у тебя - сказала Амариллис, напрягшаяся, и затем расслабившаяся в момент интеграции. - И я знаю, что тебе было одиноко в этой роще, потому что все прячут от тебя своих дочерей, но это те вредные люди забрали меня у тебя, хотя я царапала землю, пытаясь остаться с тобой. Я оставалась чистой и скромной, ожидая, пока смогу вернуться к тебе, к единственному существу, которое может меня защитить.
   Она сделала ещё шаг вперёд и опустила руку на рог единорога, а затем осторожно шагнула вперёд и провела по нему пальцами в перчатке.
   Уже дважды оно проткнуло её, затем сделав это лишь воспоминанием, и я напряжённо ожидал, что решит зверь. Ничего не останавливало его от того, чтобы убить её реально, кроме того факта, что он испытывал это страстное псевдосексуальное желание её. Я беспокоился, что доспех делает её непривлекательной, или что он почует от неё болезнь, или может просто что она не была чиста и невинна, вернее, была только в том смысле, что никогда не занималась сексом.
   Но единорог позволил ей приблизиться, и она продолжила движение вперёд, проводя рукой по рогу, пока не прикоснулась к оберегу от кожи.
   - Грак - сказала Амариллис, не оглядываясь. - Тебе нужно убрать этот оберег, чтобы я могла воссоединиться с единорогом.
   Её голос был всё тем же, лёгким и высоким. Она была осторожна со словами с того момента, как мы оказались в роще, и сейчас был критический момент.
   - Он останется с тобой, если я нарисую новый для нашей защиты? - спросил Грак.
   - Не могу сказать - ответила Амариллис. - Вы в его роще. У него все права вас убить. Он не любит мужчин.
   - Я не совсем мужчина - сказал Грак.
   - Что бы ты ни делал, делай это быстро - сказала Амариллис. - Мы так долго были разделены.
   Единорог чуть отодвинулся, когда Грак медленно и осторожно создавал второй оберег внутри первого, но не пытался атаковать, или даже создать воспоминание об атаке. Не было ясно, насколько разумен единорог, но я решил, что он понимает, что мы собираемся выпустить Амариллис к нему. Однако он определённо не был достаточно умён, чтобы увидеть ловушку, или, если был, то его желание Амариллис было достаточно сильным, чтобы превозмочь осторожность.
   Когда на земле был нарисован второй оберег, существенно меньше первого, Грак поднял свой жезл обережника и взмахнул им. Единорог пришёл в движение, преодолев расстояние между ним и Амариллис и уткнувшись носом в её руку. Она наклонилась и коротко, нежно поцеловала его.
   - Будем только ты и я - сказала она, так тихо, что я едва расслышал. - Я могу помочь привести под твою опеку ещё девушек, я могу привести их в эту рощу с собой, чтобы мы все были твоими, вместе.
   Она опустила голову, прикоснувшись к голове единорога. Там, где её рыжие волосы прикоснулись к его рогу, он изменился, приобретя сияющий, призрачный вид.
   - Могу я сесть на тебя верхом?
   (Я затаил дыхание).
   Единорог опустил голову, прикоснувшись рогом к земле, и Амариллис подошла к его боку. Он стремительно повернулся к ней и обрушил на неё копыто, на лицо, единственное место, не защищённое доспехом. А затем это, вновь, было лишь воспоминанием, воспоминанием, говорящим "я славный парень, но я могу, бл*, с тобой покончить, и так и сделаю, если меня предашь".
   Амариллис на миг замерла у бока единорога, когда её догнало это воспоминание, а затем она положила руку ему на бок. Он слегка присел при её прикосновении, и она взобралась с лёгкостью, которая говорила об опыте с лошадьми.
   Амариллис сжала его ногами и наклонилась вперёд, охватывая шею руками. Она шепнула что-то ему на ухо, слишком тихо, чтобы я мог расслышать, но я больше внимания обращал на счёт. Одна миссисипи, две миссисипи, три миссисипи.
   - Сейчас! - выкрикнула Амариллис, и единорог попытался рвануться с места, но обнаружил, что заморожен на месте руками вокруг его шеи; доспех неподвижности застыл вокруг него. А затем последовало не одно воспоминание, а целый каскад, все о том, как он пытается её сбросить, а она держится, крепко замкнув доспех вокруг его шеи.
   Я рванулся в действие. На миг замешкался из-за дезориентации таймлайнами, поскольку не сидел, считая, в реальности я двигался с того момента, как он пытался взбрыкнуть, а она замкнула его на месте. Я поднял пустотное ружьё и прицелился в центр его массы, стараясь гарантировать, что нет вероятной реальности, в которой я попал в неё вместо него, и нажал спуск.
   Навык повышен: Ружья, ур. 21! (Навык ограничен утроенным значением первичного стата CUN.
   Новая Доблесть: Компенсатор!
   Критический Провал!
   Последовал новый дезориентирующий поток воспоминаний о том, как единорог попытался и не сумел избежать выстрела. Несколько мыслей пришли одновременно, из нескольких параллельных таймлайнов, первое - у меня было 12 в Ружьях, и у меня были воспоминания о разных сообщениях, что означало, что я прокачивал навык со всех таймлайнов, и второе - единорог определённо перебирает таймлайны в поисках подходящего, пытаясь снова и снова.
   И тем не менее, пустотное ружьё проделало в нём дыру, чуть в стороне от центра груди, и я помнил те случаи, когда ему доставалось хуже, когда шестидюймовой раны было достаточно, чтобы убить его вместо того, чтобы просто оставить рану, не задевшую ничего жизненно важного. Она почти немедленно принялась закрываться, и через секунду это была просто серая точка.
   Грак убрал оберег, и Фенн встала рядом с ним, двигаясь со скоростью, обеспечиваемой её доспехом, а затем аккуратно прицелилась. Единорог откинул голову, пытаясь ударить Амариллис, и я видел, как она дёрнулась от удара, но почти вся сила ушла в её доспех, что никуда не вело. Воспоминания сейчас приходили непрерывно, и мне было сложно отслеживать, что происходило и что - нет. Я положил руку на кость, торчащую из моего патронташа, и принялся вытягивать из неё SPD; вытащил змею из татуировки и присоединился к Фенн.
   Навык повышен: Магия Кости, ур. 21! (Навык ограничен утроенным значением первичного стата KNO.
   Навык повышен: Магия Кожи, ур. 21! (Навык ограничен утроенным значением первичного стата KNO.
   Когда Фенн выстрелила, я, должно быть, пережил эти три секунды несколько сот раз. Она отодвинулась настолько далеко от единорога, насколько возможно, и когда выстрелила, стрелы разделялись, разделялись и разделялись, и у меня было месиво воспоминаний о том, как это происходило, стрелы вонзались в бок единорога. В истинной реальности, в которой мы оказались в итоге, шесть из них оказались в единороге и две - в ноге Амариллис, шансы на это были астрономически малы, но и этого было недостаточно, чтобы спасти единорога.
   Он замедлился, отчаянно фыркая и вставая на дыбы, временами бросая нас в другие таймлайны, давая нам воспоминания о том, что происходило чуть иначе. Лицо Амариллис было в крови, она кровоточила там, где единорог сумел её достать, но она стиснула зубы и ждала, пока мы прыгали по реальностям а единорог выдыхался, пока наконец он не осел так, что лишь передняя часть тела стояла, поддерживаемая запором Амариллис и её доспеха неподвижности на его шее.
   Единорог побеждён!
   Она неаккуратно свалилась и чуток перекатилась, а затем болезненно выдохнула и приблизилась к единорогу. Амариллис выдернула одну из стрел из его бока, игнорируя собственные раны, и прижала губы там, где вытекала кровь. Я подошёл к ней и взял предложенную Фенн маленькую чашу; попытался собрать кровь из других ран единорога. Когда я предложил чашу Амариллис, она одним махом опустошила её, запачкав губы и зубы серебристой жидкостью. Стрелы в её ноге выскочили, порезы и ушибы на лице зажили, а затем она дрожащей рукой сняла перчатку. Её рука, прежде жёлтая, сейчас была такой же красивой и идеальной, как была раньше.
   Она взглянула на меня с маниакальной ухмылкой на лице, и тут я заметил, что её зрачки безумно расширены, придавая ей вид, который был бы мультяшным, если бы не кровь (её и его) на лице. Она потянулась ко мне рукой, схватила за шею, а затем притянула для некомфортного поцелуя; сминанье губ, стук зубов.
   Когда она отстранилась, она встала с колен и с криком подняла руки в воздух.
   - Вуууууу! - она направила палец на единорога. - Фааааак ю, фак ю, тупой грёбаный конь!
   Квест Выполнен: Однорогий. Кровь единорога вычистила болезнь из Амариллис и вылечила весь нанесённый урон. Не беспокойтесь, опьянение не продлится дольше 1d4 часов.
   И приготовился к левел апу, но его не последовало, и я упал духом.
   - Я чувствую себя ЗА*БИСЬ! - выкрикнула Амарилис и принялась снимать свой доспех. - Я всегда чувствовала себя так хорошо? - спросила она, говоря быстро и не ожидая ответа. - Нет, нет, я никогда не чувствовала себя так хорошо, это говорит единорожий сок, но ФЕНН, не хочешь пробежаться со мной по лесу голышём, потому что я больше не умираю и вероятно хорошая идея сжечь толику единорожьей крови во мне чтобы могла мыслить трезво и Джунипер извини что тебя поцеловала но я знаю что ты хочешь чтобы я...
   Она остановилась, борясь с одной из застёжек доспеха неподвижности без особого успеха.
   - Ну, теперь я, типа, хочу это попробовать - сказала Фенн. - Но нам понадобится по крайней мере двое здравомыслящих. Джун, твоя очередь.
   Я взглянул на труп единорога, а затем сделал то же, что и Амариллис - вытащил стрелу и всосался в рану. Я уже испытал толику вкуса, когда Амариллис меня поцеловала; металлический, слегка горьковатый, не ожидаемая амброзия. Я на самом деле не ожидал, что она поможет моим костям, но даже не попробовать определённо не вари