Демина Ольга Георгиевна: другие произведения.

Дворецкий

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очередная история о веселом бесшабашном парне Никите.

   Глава
   ДВОРЕЦКИЙ (ЖИЗНЬ В ОСОБНЯКЕ)
   Никита запил, причина была банальна, на карточке не было денег. Две недели привычно он ходил к банкомату проверить, если деньги на счету, но все было безрезультатно, железный друг денег не выдавал. Никита захандрил, он понимал, что вновь начались трудные дни, скромные выплаты, которые он получал в городском Центре занятости, прекратились. Можно было, конечно, одолжить деньги у друзей, но потом надо было из чего-то отдавать. Вновь пошла черная полоса невезения, пустого холодильника и урчащего от голода желудка. К тому же, работы он так и не нашел, безработица косила ряды претендентов (соискателей) на рабочие места. Кризис в очередной раз лютовал, цены подскочили до небес, коммуналка пугала обывателей тарифами. Было от чего впасть в отчаяние, и Никита запил.
   В таком состоянии его застал Антон Герасимов.
   - А, это ты, Антоха, проходи, - кисло улыбнулся Никита, пропуская друга в дом.
   - Отчего ты, братан, опять навеселе? Что есть повод? - деликатно осведомился Антон, стараясь быть по-деликатнее и дипломатичней, понимая, что на человека во хмелю сильно давить не стоит, и так пострадавшего от судьбы-злодейки.
   - Понимаешь, Антон, я - никчемный человек! Я - пустое место!
   - С чего это ты, вдруг, так решил?
   - Я безработный, у меня нет денег, скоро закончатся продукты из холодильника... И, вообще, с Татьяной мы все время ссоримся... Ну, правильно, зачем ей нужен неудачник.
   - Мог бы попросить денег у меня.
   - Я и так тебе кучу денег должен...
   - Не важно... Мы друзья, должны помогать друг другу.
   - Понимаешь, я хочу сам добиться в этой жизни чего-нибудь, чтоб меня уважали.
   - Тебя и так все уважают.
   - Но это не то, Антон, как ты не понимаешь! - вспылил Никита. Он устал от нравоучений друга и пошел на кухню за новой бутылкой пива.
   - Я так понимаю, что на спиртное ты деньги находишь? - иронично заметил Антон.
   - Ну, не надо давить на любимую мозоль, - скривился недовольно Никита. - Не надо мне читать нотаций, сам мастак, кому угодно могу лапши на уши навешать и посоветовать, как быть в трудной ситуации. Это все чепуха! А вот когда ты сам оказываешься в тупике, вот это, брат, проблема...
   - Герман сказал, что ты пьешь вторую неделю...
   - Опять наябедничал! - сказал Никита, зло сверкая глазами. - Все, что не скажешь ему, все разболтает, бабская натура...
   Антон закурил, он не знал, как образумить друга. Честно говоря, он в первый раз выступал в роли наставника, всю жизнь все учили его, ему читали нотации все, кому не лень, но оно и понятно, Антон был гуляка еще тот, весьма легкомысленная личность. Но чтобы Никита вдруг стал скатываться с катушек, это была вообще полная ерунда. Никита был всегда очень рассудительным и не подвержен вредным привычкам и порокам. Прямо скажем, Антону было нелегко в его новой миссии - образумить друга, он не находил нужных слов, дурацкое поведение друга его бесило и выводило из себя, хотелось просто хлопнуть дверью и уйти. "Да, - подумал Антон, - не легко наставлять людей на путь истины!" Его размышления нарушил Никита. Никита толкнул приятеля в бок и предложил:
   - Антоха, выпишь хочешь?
   - Ну, давай, только не много, я за рулем, - сказал Антон, чтобы разрядить обстановку.
   - Ну, вот это я понимаю, другое дело, а то, блин, пришел мне нотации читать, психолог хренов.
   - Хм, какой из меня психолог? - удивился Антон. - Это ты ж у нас психолог.
   - К черту все это, если я безработный! Сейчас психологов развелось, как собак не резаных, - развел руками Никита. - На всех вакансий не хватает, так мне сказали в этом... как его... Центре занятости. Век бы туда не ходить! И еще выплаты закончились... Вы, говорят, отказались от двух предложенных вам вакансий, и выплата вам прекращена.
   - Куда они тебя посылали?
   - Вот именно, что посылали... Один раз предложили работу логистом на складе.
   - Какое это отношение имеет к психологии? - удивился Антон.
   - Ага, вот так они нас, безработных, футболят... Мой специалист Руденко Анжела Викторовна мне говорит, что логистика и психология в чем-то схожи... - Никита в сердцах махнул рукой, - честно говоря, я не помню, что она там говорила... Конечно, я отказался от этой работы. А в следующий раз послали на склад грузчиком. Это, вообще, не мой профиль. К тому же, грузчиком я уже работал, как ты помнишь. Эта работа не по мне...
   - А почему сразу грузчиком? Не понял!
   - Говорят, вы стоите в Центре занятости уже полгода, вам ничего не подходит, от всего отказываетесь, идите работать грузчиком... Ну, я и отказался. Пошли они все вон! Надоело все до чертиков!
   - Ничего себе! Строго у них там. Два дурацких предложения, и ты вылетаешь с биржи. Клево! Сами небось получают неплохо.
   - Ну, они же избранные, а мы так - планктон!
   - Да, я б на такую биржу не пошел, - сказал Антон. - Гоняют тебя по городу, как сидорову козу. Иди туда, иди сюда, в общем, не пойми что!
   - Антоша, тебе-то это зачем?! На биржу становиться, у тебя - папа олигарх!
   - Фигня все это! Ищи нормальную работу.
   - Где? - спросил Никита и уставился на приятеля невеселым взглядом. Вид у него, честно говоря, был понурый. Антон в эту минуту искренне пожалел друга. В эту минуту он вспомнил, что один отцов приятель Суворов Леопольд Измайлович жаловался на днях, что не может найти в дом приличного дворецкого. Попадаются только хапуги и проходимцы. За полгода поменял шесть кандидатур, ни один не удержался на посту дворецкого больше месяца.
   - Слушай, Никита, а дворецким пойдешь? - оживился Антон.
   - Куда это? - спросил Никита. - В дом к твоему отцу не пойду. Он - самодур!
   - Да ладно!
   - Ну, в общем, не хочу я работать в доме у своих друзей, так и дружбе конец придет...
   - Нет! Дворецкий требуется в особняк к олигарху Суворову. Платит приличные деньги. Домина у него...ух! Можно на роликах кататься.
   - А как не справлюсь?! - спросил Никита. В лице его появилась заинтересованность.
   - Делать особо ничего не надо. Так следить за порядком в доме, за прислугой, прикрикнуть, если что...
   - Это я могу!
   - Ну, вот! Твоя работа! - подытожил Антон. - Сразу говорю, обижен не будешь, будешь в шоколаде, там такая приличная зарплата.
   - Ой, что ж сам не идешь? - сказал с издевкой Никита.
   - Смеешься! Я так и понял, что ты пошутил. Да отец меня за такую выходку лишит наследства, а не только денег на карманные расходы.
   - Знаю я твои карманные расходы, - улыбнулся Никита. - Помню, когда ты за месяц прокутил деньги, предназначенные на учебу за границей, что пришлось бежать из дома от отцовского гнева...
   - Ну, это все в прошлом, ты ж понимаешь, приятель, я образумился, - сказал Антон весьма миролюбиво.
   - Ой ли?!
   - Да ладно тебе, Никита! Че пристал как прошлогодний снег, ну потратил тогда малеха деньжат, отец не обеднеет...
   Никита промолчал, пытаясь сдержать смех, который распирал его изнутри. Но не удержался и расхохотался.
   - Че ржешь, как придурок! - сказал Антон, толкая приятеля в бок. - Впрочем, таким ты мне больше нравишься! Пошли в бар отмечать твое выздоровление от хандры.
   - Друг спас друга! - сказал Никита, выходя уже за порог. - Постой, а как же работа? Надо же позвонить...
   - Никуда твоя работа не денется до завтрашнего дня, - уверенно заявил Антон. Приятели направились в ближайший бар выпить за чудесное исцеление Никиты.
  
   * * *
   Особняк, куда попал работать Никита, поражал своими размерами и пугал своей роскошью. Кругом была позолота, лепнина, дорогие драпировки, бархат и атлас. Дополняли интерьер дорогая мебель и хрустальные люстры, фарфоровые сервизы, хрусталь и столовое серебро, картины в золоченых рамах и огромные зеркала. Да-а, в такой роскоши Никита еще не работал. Отрадно было ощущать себя в такой благостной обстановке, повелевая прислугой и следя за порядком в доме. Платили здорово, еды было валом, Никита отъелся и еще затарил дома все шкафы дармовой провизией. Жизнь показалось ему раем. Если бы не одно но!
   Дочка олигарха - Мирабелла втюрилась в Никиту как кошка и не давала ему проходу. Татьяна узнала об этом от Германа и вконец рассорилась с Никитой, молодые люди в очередной раз расстались. Надо сказать, вначале внимание симпатичной хозяйской дочки ему очень льстило. Он ходил по дому с важным видом, следя за работой прислуги. Никита приосанился, и в во всем его облике появилось что-то царственное, манеры стали изысканными и речь напыщенной, еще чуть-чуть и он бы стал говорить "позвольте-с, господа!" Но потом ухаживания Мирабеллы стали настойчивее, она решительно вознамерилась заарканить молодого жеребчика, тут Никита взбунтовал, встал на дыбы и решил дать деру, невзирая на райскую жизнь и приличную зарплату. Дело в том, что Мирабелла была натурой вспыльчивой, самовлюбленной и капризной, как все избалованные дети. Детство у нее было тяжелое, в основном для ее родителей, так как свой характер маленькая Маша проявляла с пеленок. Это потом ее назвали на заграничный манер Мирабеллой. Верней сама Маша решила стать Мирабеллой. Она подумала, что так будет эффектней и это имя больше приличествует дочери олигарха.
   Своего отца доченька тоже решила переименовать. Она считала имя Леонид очень скромным и непризентабельным для ее влиятельного отца, и стала называть его Леопольдом. Зная капризный и взбалмошный характер дочери, Суворов не возражал, чем бы дитя не тешилось, как говорится. Маша старалась подражать во всем дореволюционным аристократам, возрождая, так сказать, традиции так не разумно прерванные глупой февральской, а заодно и октябрьской, революцией. Девушка заставила купить отца княжеский титул, добро у отца денег была тьма, и на такую безделицу, как приобретение знатного титула, денег было предостаточно. Теперь Маша именовалась княжной Мирабеллой Суворовой. Выходило не плохо.
   Но неугомонный характер дочери постоянно досаждал ее родителям, особенно матушке ее Полине Ивановне, которая ну ни как не хотела превращаться из обычной барыни в знатную госпожу. Но все же усилиями дочери и она потихоньку приобретала лоск и даже изысканность в манерах, когда принимали гостей Полина Ивановна вела себя как заправская помещица, умело руководя прислугой, и непринужденно ведя светский тон беседы с приглашенными, в общем, все гости неизменно оставались довольными приемами в особняке Суворовых.
   Но предприимчивой Машеньке было и этого не достаточно. Она уговорила своего отца, раньше работающего прорабом на стройке, заняться литературой и историей. И теперь Леопольд Измайлович Суворов заделался историком, пишущим на досуге, в свободное время от олигаргических трудов, исторические опусы на модную тему. Изыскания самозванного историка выходили из печати с завидным постоянством. Члены допропорядочного семейства даже устали считать количество вышедших в свет исторических книг папеньки. Конечно же, Леопольд Измайлович писал книги не сам, он при себе имел целый штат референтов из борзописцев и историков, которые корпели над будущими книгами историка-любителя.
   У Маши было все - деньги, титул, приданое, не хватало только жениха и вот он появился на горизонте в образе молодого красавца Никиты. Конечно, Суворову сразу же не понравился выбор дочери, не для простого дворецкого он растил и лелеял свою единственную дочь, о чем он сразу же сообщил жене Полине Ивановне, та в свою очередь сказала об этом дочери. Но спорить с сумасбродной Машенькой было бесполезно, она решила настоять на своем и выйти замуж за Никиту. Тут Суворов разошелся не на шутку, он страшно рассердился, узнав о намерении дочери породниться с простолюдином, Леопольд Измайлович на минуту вышел из благородного образа аристократа и в гневе топал ногами, бил посуду и пускал гром и молнии, все домочадцы и челядь попрятались по дальним углам. Отец даже вызвал свою дочь для серьезного разговора в свой огромный кабинет, весь заставленный книжными шкафами. Немного побаиваясь гнева отца, Маша вошла в кабинет и замерла на пороге. На столешнице внушительного письменного стола красовались старинная чернильница, глобус, коробка с кубинскими сигарами и хрустальный штоф с коньяком. Суворов грозно посмотрел на дочь и изрек суворо:
   - Дочь моя, мне стало известно, что ты готова выйти замуж за оборванца и простолюдина!
   - Папа, Никита не оборванец...
   - Не перечь отцу!
   - Молчу, молчу... - сказала Мирабелла и решила добавить: - Папа, Никита - отличный парень. Вот увидишь, мы будем счастливы с ним. Ты же хочешь счастья своей единственной дочери? - капризным тоном спросила девушка.
   - Как ты могла, Маша, выбрать простого парня? Никита не подходящая партия для тебя. Он простой дворецкий, как на это посмотрят все наши друзья и знакомые, в свете поползут слухи, что князья Суворовы породнились с простолюдином...
   - Папенька, давно ли мы были простыми смертными? - упрекнула отца Мирабелла, впервые при этом проявив благоразумие.
   - Это другое дело, Маша... Сейчас мы занимаем видное положение в обществе. Твоя помолвка и замужество с дворецким могут испортить мой имидж.
   - Ха-ха-ха! Папа, твой имидж ничто не испортит, пока у тебя будут деньги! Большие деньги!
   - Согласен! Деньги решают все! Но мы хотели с твоей матерью, чтобы ты была счастливая.
   - Я буду счастлива, папа, если выйду замуж по любви, а не за сынка какого-то толстосума, взбалмошного и распущенного молодого человека.
   - Согласен, дети современных олигархов воспитаны ужасно. Они растут на всем готовом, совершенно не пригодны для жизни, они испорчены и порочны. Но Антон Герасимов был бы приличной тебе парой. Очень выгодная партия! К тому же, мы знакомы с старшим Герасимовым, у нас общий бизнес...
   - Папа, опять ты все сводишь к выгоде! - взвилась Мирабелла, срываясь на крик. - Я не хочу замуж за Антона Герасимова! Я люблю Никиту и все! Точка! Разговор закончен, я ухожу! - сказала Мирабелла и вышла из кабинета, громко хлопнув дверью.
   - Ну, раз ты так решила, пусть будет по-твоему, - сказал Суворов, оставшись один в кабинете. Он налил коньяк в бокал и выпил залпом, запивая горький осадок, оставшийся от разговора с дочерью. Затем он закурил сигару, его настроение заметно улучшилось, он решил вызвать к себе в кабинет Никиту, чтобы поближе познакомиться с будущим зятем.
   Никита шел на разговор с владельцем особняка с недовольной миной, понимая, что хозяин дома редко вызывает прислугу, чтобы сообщить ему хорошие новости. "Значит, будут ругать. Тогда за что? - думал Никита, подходя к кабинету. - Надо заранее подготовиться, чтобы знать, что ответить, чтобы не попасть впросак." Никита подумал, что, возможно, Леопольду Измайловичу стало известно, что он, Никита, таскает продукты с барского стола и холодильника к себе в дом. Как запасливый хомяк, Никита решил натаскать побольше провизии в свой дом и заполнить ими свои закрома, потому что, как известно, деньги быстро кончаются, с работы тоже можно слететь, а продукты пригодятся, во всяком случае, не сдохнешь с голоду какое-то время. Парень вздохнул, он вспомнил, что вчера, когда он уходил домой с набитыми сумками, его видела горничная Софья. А накануне охранник Петя ехидно поинтересовался, что это он тащит домой из особняка, хорошо, хоть сумки не стал проверять, там как раз были припрятаны баночки с черной икрой, сыр с плесенью (дорогущий, зараза!), балык и бутылка элитного коньяка марки "Наполеон", тоже в хозяйстве вещь необходимая.
   - Никита, мне говорили... - начал издалека Суворов.
   - Что?! - обомлел Никита, понимая, что владельцу дома известно, что он воришка.
   Хозяин медлил с ответом, строго взирая, буравил взглядом своего подчиненного, пытаясь проникнуть к нему в душу и прочитать потаенные мысли. В кабинете повисла тягостная пауза, слышно было, как тикают стрелки напольных часов. А для Никиты время остановилось, он готовился к худшему, к провалу, к тому, что его выгонят с позором, а еще хуже, ничего не заплатят, и он снова окажется безработным. В эту минуту Никита проклинал своего друга Антона Герасимова, втянувшего его в эту авантюру с работой дворецкого. "Ну, что поделаешь? - думал Никита, - ну, не рожден я служить дворецким! Нет у меня этой жилки. Правда, одному я научился, все дворецкие и управляющие любят приворовывать. Да, но это не от хорошей жизни". Никита вздохнул и покаянно опустил взор. Леопольд Измайлович остался доволен произведенным впечатлением на своего подчиненного. Суворов поинтересовался, как Никита относится к его дочери, и, правда ли, что между ними роман. У Никиты отлегло от сердца, он оживился и стал расхваливать хозяйскую дочку, называя Мирабеллу "красавицей, умницей и сущим ангелом". Суворов размяк, суровость мгновенно слетела с его лица. Он разрешил Никите сесть в кресло и протянул ему бокал с коньяком. Чокнувшись, Леопольд Измайлович дружелюбно улыбнулся и сказал: "Будем здоровы, зятек!" От этих слов Никита поперхнулся и закашлялся. Суворов ласково на него посмотрел, сказал: "С кем не бывает!" и отпустил с миром. После этого разговора Никита занервничал по-настоящему, мечтая о том, что лучше бы его уволили с позором, чем жениться на не любимой. Никита решил сбежать, но бдительная Мирабелла его опередила.
   Вначале Мирабелла окружила Никиту вниманием и комфортом, делая ему изысканные подарки, в виде дорогих часов и золотых запонок с бриллиантами. Никита пробовал вежливо отказаться от подарков, понимая, что принимая их, продает свою будущую свободу. Но Мирабелла ласкаво улыбалась Никите и говорила, что "это сущие пустяки, безделушки, ни к чему не обязывающие." - "Хотелось бы верить!" - думал Никита, чарующе улыбаясь хозяйке дома. Он старался быть вежливым с Мирабеллой и очень внимательным, чтобы не попасть в сети, ловко раставленные ею.
   Хуже того, Никита заметил за собой слежку, когда он выезжал из особняка в город, вокруг него постоянно вились какие-то подозрительные типы, очень похожие на шпиков. Это явно были то ли сыщики, то ли тайные агенты полиции, нанятые для слежки за Никитой неугомонной Мирабеллой. Весь его маршрут по городу отслеживался по минутам. Никита понял, что с каждым днем ему сбежать от Мирабеллы становится все труднее. Тогда он решился на отчаянный шаг. Один раз после обеда выйдя в сад погулять и подышать свежим воздухом, как он сказал чересчур подозрительной горничной Софье, Никита договорился с садовником, добродушным стариком Палычем, за несколько бутылок рома, что тот вывезет его в своем фургоне в город. Но бдительная охрана предупредила побег, фургон догнали по дороге, Палыча уволили за предательство, а строптивого бунтаря поселили в особняке, усилив охрану.
   Тут Никита пришел в бешенство от таких нарушений его прав, от дикого самоуправства молодой барыни Мирабеллы, и от того, что пострадал Палыч, садовник был единственным другом Никиты в особняке, ставшим уже враждебным Никите. Жизнь во дворце превратилась в кошмар, не радовали больше ни хрусталь, ни позолота с лепниной, на дармовая еда, ни приличная зарплата. Никита бился в клетке, словно пойманный охотником сокол, рискуя сломать крылья о прутья золоченой клетки. Мирабелла пыталась украсить его жизнь роскошью и назойливым вниманием. По утрам прислуга подавала ему кофе в постель, во время обеда он сидел вместе с хозяевами дома за обеденным столом, а на ужин они выезжали вместе с Мирабеллой в дорогой ресторан и казино. Там они тратили кучу бабок, прожигая жизнь на манер современных толстосумов. В общем, жизнь стала отвратительной!
   Из дворецкого его перевели в ранг жениха хозяйской дочки со всевозможными привилегиями. Но счастливей от этого не стал. Никита все чаще стал заглядывать на дно стакана, шаткой походкой во хмелю он слонялся по дому без дела, словно совсем какой-то пропащий жиголо. Позвонить и пожаловаться друзьям было проблематично, так как его телефон прослушивался. До свадьбы оставалась неделя. Тогда Никита решился на крайнее средство, глухой ночью, когда все в доме спали, он угнал транспортное средство, дорогущий мерседес, припаркованный у входа в особняк, и на полной скорости, снеся ворота, погнал подальше от дома Суворовых. Охранники в машинах с мигалками преследовали его всю дорогу, но догнать не смогли, ощутив запах свободы, Никита оказался для них неуловим. Как неуловимый мститель, как черная молния в ночи, он рассекал на черном мерседесе ночной воздух на бешеной скорости, скрежеща зубами и злорадно ухмыляясь: "Что догнали, сукины дети?! Я так просто не сдамся! Меня так просто не возмешь!" На полной скорости Никита въехал в город, промчался по городским улицам, тут за ним тоже увязалась погоня с мигалками бдительных полицейских. Никита теперь удирал еще и от них, не желая объясняться со стражами правопорядка по поводу превышения скорости и угнанного автомобиля. (Тут одним штрафом не отделаешься!) Никита вдруг осознал, что запах свободы чересчур стал его пьянить, отрезвление могло быть плачевным. Свернув в боковую улочку и попетляв по городу еще несколько километров, Никита выехал из города и поехал по проселочной дороге, удирая от преследователей.
   Он остановился, когда въехал в небольшую деревушку. Уже светало, село медленно просыпалось, по проселочным дорогам торопились кто куда первые прохожие, люди с интересом взирали на иномарку и ее водителя. Никита вышел из машины и направился к реке, протекающей рядом. Здесь было прохладно и свежо, пахло камышом и аиром. Мужчина устало присел на перевернутую днищем лодку и не заметил, как задремал. Его разбудили местные рыбаки, пришедшие удить рыбу. От них он узнал, где можно остановиться на пару дней. Старый рыбак Петрович, видно самый главный и верховод среди остальных, целых пять минут ему разъяснял, как надо пройти в конец деревни по главной улице и выйти к дому на отшибе, где живет баба Маня, у нее-то и можно стать на постой. "Ты не беспокойся, парень, - заверил Петрович, - баба Маня тетка нормальная, больших денег с постояльцев не берет. Снимешь у нее комнатку за умеренную плату". - "Деньги меня не интересуют, мне главное, где-нибудь бы схорониться, - не подумав, ляпнул Никита". Рыбаки с подозрением уставились на незнакомца, Никита понял свою промашку и, невесело улыбнувшись, сказал: "От девушки я сбежал... можно сказать, сбежал прямо из-под венца..." Рыбаки рассмеялись, понимающе кивая головами.
  
   - Ну-у, коли так, то оно конечно... - сказал молодой рыбак, которого звали Иваном.
   - Неуж-то стерва попалась? - поинтересовался Петрович, который вновь ощутил симпатию к незнакомцу.
   - Стерва - не стерва, но не та, с которой бы я хотел связать свою судьбу, - уклончиво ответил Никита, понимая, что излишние подробности ни к чему, и от погони он ушел еще не далеко, преследователи в любой миг могли нагрянуть в село.
   Благо Петрович первый прекратил допрашивать незнакомца и сказал своим товарищам: - Айда, мужики, а то утренний клев упустим!
   Никита поехал по означенному адресу. Остановившись возле старого дома на околице, вышел из машины. Криво усмехнулся, глядя на красоты сельского пейзажа и с тоской взирая на старый кривобокий плетень и захудалый домишко. "Ну, я прям из князи в грязи! - слегка поморщился Никита, - видно, мои приключения продолжаются." В этот момент пред его взором предстала деревенская грация восемнадцати лет отроду, и Никита понял, что пропал. Он влюбился с первого взгляда. Наденька, так звали внучку хозяйки дома, была просто красавицей, руса коса до пояса, васильковые глаза, в которых можно было утонуть, стройный гибкий стан. Парень залюбовался, глядючи, как она идет к колодцу по воду, и тут же вознамерился ей помочь нести полные ведра с водой, она игриво на него посмотрела, зачерпнула пригоршней воду из ведра и брызнула ему в лицо, Никита понял, что очаровал девушку, и у него есть шансы добиться ее расположения.
   Никита уже размечтался, что женится на Наденьке, поселится в деревне и будут они с супругой жить-поживать да добра наживать. Никита будет работать в поле, сеять хлеб, а Наденька будет дома воспитывать их детей и дожидаться его вечерами с работы, сидя у окошка за ситцевой занавеской. Вечером Никита, как влюбленный юнец побежал на танцы в сельский клуб, чтоб потанцевать с Наденькой. Но местные хлопцы не оценили его рвения, вызвали его во двор для выяснения отношений, надавали ему тумаков и прогрозили, "чтоб к девчатам не приставал, а то получит по шее. И, вообще, пусть катится ко всем чертям!". Никита в очередной раз спустился с небес на землю. Но он решил проявить характер и не стал уезжать из села, уж больно Наденька была хороша. Но к его большому огорчению у Наденьки уже был ухажер, первый парень на деревне Иван, парень видный, косая сажень в плечах, кулаки пудовые, если что не так, сразу бил в морду, а потому односельчане вежливо его звали между собой Иван Иванович, уважали, значит. Баба Маня сразу сказала постояльцу:
   - Жить живи, не прогоню, а внучку не трожь!
   - Я, может, жениться хочу! - обиделся Никита.
   - Ты городской, видно, богач, вон, на какой машине приехал. Зачем тебе простая деревенская девушка? Ты в городе столько красавиц встретишь.
   - Люблю я Надю, вот и все! - настаивал на своем молодой человек.
   - Я, может быть, и не против была б, так Ванька не даст вам счастья, он за моей внучкой второй год ходит.
   - Я отобью ее! - не унимался Никита.
   Баба Маня только вздохнула, покряхтела и пошла в огород полоть грядки, шепча про себя: "Ванька спуску тебе не даст... Поколотит он тебя, на том все твои ухаживания и закончатся..." Как в воду глядела. На следующий день Никита встал радостный, сегодня вечером они договорилсь встретиться с Наденькой на берегу реки. После выяснения отношений с местными парнями и побитой физиономии Никита не осмеливался больше наведываться в клуб. Когда сгустились сумерки, окрыленный Никита шел по деревне в сторону реки. Вдруг из кустов сирени вынырнул Петрович, старый знакомый Никиты, и сказал: "К речке не ходи!" - "Чего это вдруг?!" - опешил Никита. - "Там Ванька тебя дожидается, врежет он тебе, будь здоров!" - "Ничего, отобьюсь! Я его самого на лопатки уложу, я ради Наденьки на все готов!" - хвастливо сказал Никита. - "Ну, гляди! Я тебя предупредил, - обиделся старый рыбак. - Я Ваньку знаю, он долго разговаривать не будет. Я, он, давеча спьяну утопил его лодку, так он меня так за грудки тряхнул, думал, все - душа улетит на небеса..."
   И, действительно, Ванька разговаривать не стал, он сразу же заехал Никите в ухо, Никита только и успел ойкнуть, в глазах помутнело и он тяжело плюхнулся на влажный песок. Придя в себя, Никита нетвердой походкой побрел к дому бабы Мани, старушка охала и причитала, а Наденька оказала ему первую медицинскую помощь. С тяжелым сердцем, простившись с милой Наденькой, Никита покинул так полюбившееся ему село. И снова перед ним встала задача, где на время спрятаться от Мирабеллы. Домой возвращаться нельзя было, там, наверняка, его поджидали ее люди. Тут Никита вспомнил про деньги, которые накопил, работая в богатом доме, и решил на неделю махнуть в Венецию, он давно хотел повидать Италию. Когда еще будет такая возможность?!
   В Италии он кутил и шиковал, с усердием тратя накопленные средства. Он сидел в дорогих кафе, заказывал дорогую пиццу и морепродукты, ел устрицы, запивая шампанским. Экскурсии Никиту не сильно интересовали, он праздно шатался по городу, ленивым взором оглядывая местные достопримечательности, чувствуя себя барином и хозяином жизни. Хорошенькие женщины кокетливо ему улыбались. Он закрутил роман с премиленькой владелицей соседнего кафе Луизой, которая скучала в виду отсутствия своего супруга, уехавшего по делам в другую страну. Ночи напролет Никита проводил со страстной итальянкой, благословляя судьбу и небо Италии, которые послали ему такое райское наслаждение. Но тут неожиданно вернулся муж Луизы и застал любовников врасплох.
   Услышав, как муж вошел в дом, Луиза в смятении забегала по комнате, не зная, куда спрятать любовника, муж Луизы Антонио был страшным ревнивцем. Никита тогда страшно испугался, но в шкафу прятаться решительно отказался, считая это недостойным по отношению к себе, и выпрыгнул с балкона прямо в воду главного канала. Потом сел в первое попавшееся водное такси и был таков. Из Италии тоже пришлось поспешно уезжать, соседи Луизы донесли на него ревнивцу-мужу, тот грозился расправиться с ним. А посему наш герой снова оказался в родных пенатах. Впереди его ждали новые приключения.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"