Демьянков Александр Владимирович: другие произведения.

Палаточный городок

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фантастическая история из реальной жизни

  
   (драма в 2 актах)
  
  ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
  Вадим Теплых - без пяти минут кандидат наук, психиатр (30 лет);
  Андрей Андреевич Уткин - известный сценарист, сосед Вадима по коммунальной квартире (60 лет);
  Сергей - друг Вадима, помощник депутата (35 лет);
  Холодцов - человек без совести, кинорежиссер (55 лет);
  Вилена - призрак супруги Уткина (50 лет);
  Лида - студентка пединститута, активистка "Народного фронта" (20 лет);
  Малый - глухонемой юноша без определенного места жительства (20 лет);
  Демон и Ангел - бесполые существа (неопределенного возраста);
  Ольга - воображаемая жена Вадима Теплых;
  Голос в палатке, голоса за окном и на площади.
  
  
   1 АКТ
  
  Действие 1
  
  Комната в старой коммунальной квартире с окном, открытым в проходной двор. Обстановка - типичная для молодой семьи с маленьким ребенком.
  В невидимом углу, расположенный кинескопом к зрителям светится-работает телевизор (передачи идут в записи - слышен звук "прямого эфира"). В освещенном месте прикреплен настенный календарь - 1991 год. Отметки фломастером заканчиваются в августе.
  На диван-кровати сидит главный герой с загипсованной ногой. Он внимательно глядит на экран. Звонит телефон (междугородняя связь). Мужчина оживает, тянется к костылям...
  В дверях (без стука) появляется помятый жизнью человек в валенках - Уткин. Он подходит к телефону...
  
  Уткин: Алло!.. Алло!.. Оля, это ты?!.. Ничего не слышно! (кладет трубку, обращается к мужчине на диване) Кто-то не может дозвониться... (поправляет очки, глядит на телевизор) Не переживай ты, Вадим, так - "наши" победят!
  Вадим: А кто, по-вашему, "наши"?
  Уткин: Как - кто?! Советские люди, товарищи и члены.
  Вадим: Которые - из "единого сообщества"?
  Уткин: Из-за чего?.. (через паузу) С сантехником души выпить не желаешь?
  Вадим: Не знаю... Отдел разве работает? До семи же!
  Уткин: Мой отдел, как часы!.. До двадцати трех ноль-ноль! Я у знакомой буфетчицы в кафе покупаю.
  Вадим: У заслуженных людей - свои привычки. Вокзал же рядом, таксисты...
  Уткин: Я не заслуженный, а известный в узких кругах!
  Вадим: ...Нет, я, пожалуй, пить не буду. С костылями - не научился еще...
  Уткин: Моя фамилия - Уткин. Я тебе "семейное изделие" принесу, если надо! Жене в наследство от папаши-паралитика досталась.
  Вадим: Спасибо, Андрей Андреевич, лучше не стоит.
  Уткин: Не стоит первое или не надо второе?
  Вадим: Не надо ничего.
  Уткин: Ну, как знаешь!.. А я все-таки схожу, на людей посмотрю, свежий воздух понюхаю...
  Вадим: Поэтому вы летом валенки надели?
  Уткин: Не-ет... Это я переобуюсь. Валенки - новые, я их в чулане нашел. Думаю, чего без пользы лежат? А у меня от мудрости ноги мерзнут, кости болят!
  Вадим: Понятно. В народе про это говорят: "Седина в бороду - бес в ребро"!
  Уткин: В какое-такое "ребро"? Я человек пьющий, неверующий. Ветхий Завет не читал... (шутливо) И жена у меня - молодуха!
  Вадим (с иронией): Вилена И-о-ановна - "молодуха"?
  
  Уткин на мгновение застывает. Становится очень серьезным...
  
  Уткин: А что это ты так?.. Какая она тебе "Иоановна"?!
  Вадим: Я пошутил. Ивановна - Иоановна, это ж одно и то же.
  Уткин: У нас в квартире так не шутят. Ви-лена - советское партийное имя. Товарищ будущий полковник и мой любимый покойный тесть дочку в честь главного памятника СССР назвал! Понятно тебе?..
  Вадим: Я знаю.
  Уткин: ...И человек при этом он был русский, фронтовик, орденоносец!
  Вадим: Андрей Андреевич, я же просто пошутил!
  
  Уткин успокаивается. Садится у стола.
  
  Уткин: Эх, Вадим, ты Вадим!.. (вспоминает) Супруга моя еще в первом классе в меня влюбилась. Я в десятом тогда уже был, ее на плечах нес, когда она колокольчиком звонила... Кто бы мог подумать, что первоклассница вырастет, и мы снова встретимся!..
  Вадим: И кто из вас кого узнал?
  Уткин: Ну... Я все-таки - парень... Девушки в наше время скромнее были... О том, что помнила она меня, Вилена Ивановна призналась только после свадьбы.
  Вадим: В каком это году?
  Уткин: ...В шестьдесят пятом - я как раз высшие курсы закончил, а Вилка студенткой была. Самой-самой первой на выданье!
  Вадим: В каком смысле "первой"?
  Уткин: В смысле характера и внешности.
  Вадим: Такая красивая?
  Уткин (с гордостью): Гораздо хуже! Перед ней даже центровые, то бишь стиляги, штабелями падали. Вилка - она... (изображает руками прелести женской фигуры) Ты даже не представляешь!
  Вадим (со вздохом): К сожалению, да.
  
  На этот раз Уткин понимает его фразу, как шутку. Хмыкает, с усмешкой поднимается...
  
  Уткин: Ладно. Время - деньги, а деньги - на ветер. Последний раз спрашиваю: компанию составишь?
  Вадим: Ни за что.
  Уткин: Вот теперь мы точно - идейные враги! (уходит)
  
  Оставшись один, Вадим осторожно поднимается на костыли, передвигается к телевизору, переключает каналы. Звучит музыка Чайковского. Он снова щелкает переключателем - возвращается к бесконечному информационному выпуску программы новостей...
  В открытом окне появляется Сергей (с дорожной сумкой в руках)...
  
  Сергей: Оба-на!.. Инвалидам - привет!.. К тебе через окно в "центр Европы" можно?..
  Вадим (с удивлением): Здорово, Серега! Ты откуда?.. Зачем?.. Дверь же где-то там есть!
  Сергей: Не открывают мне. Видимо, гостей не ждали!
  Вадим: А-а... Ну, да!.. Это у меня кнопка не работает. Надо соседу по коммуналке звонить. Он как раз на улицу собирается...
  Сергей: Лучше я напрямки!.. Тут перед окном даже ступенька есть.
  
  Забирается через окно в комнату. Они обнимаются.
  
  Вадим: Осторожно, хирург, у меня - двойной перелом!
  Сергей: Извини, Вадик! С удовольствием поправлю, если что!..
  Вадим: Не надо мне твоего удовольствия! (возвращается на диван)
  Сергей: Как тебя угораздило? Где жена? Рассказывай, что у вас тут на площади творится?
  Вадим: Оля в санатории, как раз где-то под Форосом - я путевку в Крым по блату достал... Пропади оно все пропадом!.. А что тут творится - я сам гадаю. Сосед говорил про оцепление около Дома Правительства, ментов, кажется, много...
  Сергей: Как же так?! Ты же живешь совсем рядом!
  Вадим: Что я могу?! Меня домой сегодня утром из травматологии на такси привезли!
  Сергей: Понятно - извини. (достает из сумки бутылки с напитками и пакет с продуктами) Сейчас будем лечить твою ногу. Где холодильник?.. Раскладушка, кстати, у тебя есть?
  Вадим: Придумаем... Холодильник - в коридоре. Но это успеется... Ты-то какими судьбами?!
  Сергей: Я ж - Помощник, то есть "Четверть депутата"! Вот он мне и позвонил - с испугу!.. Что сейчас эти "ГК" и "ЧП" по телику из Москвы говорят?
  Вадим: Ничего нового. Повторяют одно и то же. "Взглядовцы" из подполья шалят, "голоса" в прямом эфире вопят уже сутки...
  Сергей: Ясно... Говно дело! Надо выпить!
  Вадим: Я только что отказался.
  Сергей: И правильно сделал - меня подождал! (ищет и находит в комнате четыре граненых стакана) О!.. То, что надо! Шедевры дикого соцреализма имени Веры Мухиной! Знаешь такую?
  Вадим: Читал в "Огоньке". Возьми лучше рюмки.
  Сергей: Ни в коем случае. Я не в духе, ты тоже. Только стаканы!.. Из этих пьем, из "близнецов" запиваем!
  
  Садится за стол. Какое-то время молча глядит на бутылку водки. Вадим с улыбкой наблюдает за ним.
  
  Сергей: Как инвалид - ты прав. Лучше сначала все-таки сходить на площадь, в свободу поиграть. А, Вадик?
  Вадим: Сходи, конечно. Водка не убежит.
  Сергей: Аппетита что-то нет. Спасибо, друг!.. Я только в разведку - туда и обратно... Пока пуля не пролетела!
  Вадим: Дверь открывается изнутри.
  Сергей: Я не надолго. (уходит)
  
  Звучит голос диктора, в очередной раз зачитывающего Обращение ГКЧП к советскому народу. Вадим на костылях подходит к столу, наливает и разом выпивает полстакана...
  За окном слышны шаги и молодые голоса.
  
  Голос девушки: Ребята, куда вы?!.. Это нормальный проходной двор! Тут за забором и дальше за тем углом есть ящики со строительным мусором! Доски разные, палки... Всё, что нам потом пригодится!.. Короче, идите за мной! Малый, не отставай!.. Пошли, говорю! Там за корпусом института есть выход через арку!..
  
  Голоса удаляются. Вадим выглядывает в окно. Возвращается к столу. Как только он опускается на стул, в комнате появляются Уткин и Холодцов.
  
  Уткин: Ёшкина мать!.. (глядит на стол) А говорят, чудес не бывает!.. С порога чую: русским духом запахло! Откуда это?
  Вадим: Здрасьте вам!
  Холодцов: Добрый вечер.
  Уткин: Откуда жидкий дефицит, спрашиваю?
  Вадим: Из открытого окна.
  Уткин: Вот те на!.. Зачем я только старался, переплачивал! (показывает бутылку) Знакомьтесь... Это мой коллега, так сказать... А это Вадим, мой новый сосед и жилец...
  Холодцов: Приятно познакомиться. Холодцов.
  Вадим: Вадим... Теплых.
  Уткин: Холодцов, потому что кинорежиссер. Режиссерам имена не нужны. Мы около "хлебного" встретились. Он с площади шел. Решили вот - зайти, переворотик обсудить. Ты не против? У меня, сам понимаешь, жена дома...
  Вадим: Если телевизор не помешает... Рюмки - в секции.
  Уткин: Чего уж тут!.. Мы по-простому: стакан для киношника, как ложка для солдата! Правда, Холодцов?.. И тебе, Вадим, с нами скучно не будет.
  Вадим: Что на площади нового?
  Уткин: Молодежь палатки устанавливает... в центре города!.. Ха!.. Ничего "комсомольцы" уже не боятся!.. (к Холодцову) Ты ему расскажи, что видел-то, ты там больше был!
  Холодцов: Да-да, палатки привезли. Народный фронт, наверное... деревянную трибуну сколотили. В Верховном Совете кворум собрался. Народа на улице пока - так себе, но к вечеру после работы зевак стало больше. Толпа растет.
  Уткин: Значит, и танкистов скоро позовут, если уже не позвали.
  Холодцов: Около стадиона, говорят, "КАМАЗы" с бойцами МВД стоят. Они там курят, но наружу из кузовов не вылазят.
  Уткин: А как же, если вдруг по нужде припрет?
  Холодцов: Не знаю. Я не командир.
  Уткин: Да-а-а... За это надо выпить!.. (разливает по стаканам) Предлагаю тост. За советский народ и советских солдат!
  
  Чокаются, выпивают, закусывают...
  
  Вадим: Я только что выпил... до дна не могу.
  Уткин: Неопытный еще - жизнь научит. Ты, Вадим, закусывай!
  Холодцов (к Уткину): Вилена, кстати, услышала, что я пришел?
  Уткин: Вилка после вчерашней ночи у экрана дрыхнет, как убитая. Я у нее из-под подушки денежку позаимствовал. Даже не пошевелилась!
  Вадим: Зачем? Я бы одолжил.
  Уткин: Ради принципа! Она нашла мою заначку из гонорара.
  Холодцов: Из какого гонорара?
  Уткин: Из того самого! Который тебе в прошлом году не понравился!
  Холодцов: Чувак, я не говорил, что не понравился. Ты так сам решил! Зачем было обижаться?!
  Уткин: Только не надо об этом снова!.. Я поступил как свободный человек!
  Холодцов: Андрей Андреевич!.. (к Вадиму) Это он - свободный?
  Уткин: Разумеется. Я в твое киношное болото когда-то залез, только ради творческой свободы!
  Холодцов: Тогда не залез ты, дорогой мой, а наступил!
  Уткин: Да пошел ты!.. Я, если и наступил, то... в холодец!
  Холодцов: Чувак, успокойся! Тоже мне каламбурист нашелся!
  Вадим: Уважаемые, о чем это вы?
  Холодцов: Я об искусстве, а он обо мне любимом.
  Уткин: Это мы о жизни, о вечном, не обращай внимание!
  Вадим: Я понимаю так - когда друзья ссорятся, им явно чего-то не хватает?
  
  Наступает короткая тишина.
  
  Уткин: Чего это мы в самом деле?! Вроде и не выпили еще!
  Вадим: Так выпейте. За встречу, например.
  Холодцов: Давайте за знакомство. Простите - настроение поганое... Перестройка эта!.. До разрухи падлы страну довели! Горбачев - трепло! - сам и виноват.
  Уткин: За что-то выпить надо... (с готовностью наливает) Ты, Вадим, не слушай нас. Холодцов - мужик нормальный. Режиссер он талантливый. Только сценарий мой ему, видите ли, не понравился!
  Холодцов: Заткнись ты! (к Вадиму) Еще раз простите! Вы где работаете?
  Вадим: Аспирант я. Сейчас оформляю к защите диссертацию.
  Холодцов: Интересно, а тема какая?
  Вадим: Вообще-то я изучаю пограничные состояния. Это такая область между психологией и психиатрией.
  Холодцов: О-о-о!.. Так мы с вами почти коллеги!
  Уткин: Ну, да! А я тебе что говорил?!
  Холодцов: Значит, Вадим, вы и есть специалист по тому, что сейчас в умах творится?
  Вадим: Нет. Я в политике не очень-то...
  Холодцов: Я тоже, но мы скоро все там (показывает на зрительный зал) будем! Поверьте мне как режиссеру!
  Уткин: Холодцов, не каркай!
  Холодцов: Чувак, не перебивай! Дай закончить!
  Уткин: Ты выпей с человеком за знакомство, а потом кончай, сколько влезет!.. Давай, сосед, по капельке!
  Холодцов: Эн-то можно. За вас, Вадим!
  Вадим: Спасибо. Выпьем, просто за знакомство.
  
  Чокаются. Выпивают. Уткин и Вадим закусывают.
  
  Холодцов ( продолжает): Я это к тому... в общем, сейчас ситуация такая... Государство, общество, люди, всё - на грани! Мы с вами интересуемся именно такими вещами! Правильно?
  Вадим: Наверное. Я не думал об этом...
  Уткин (перебивает): Точно! А я что всегда говорил?! Драматургия это, как бы, взгляд в подзорную трубу - от человека к чему-то общему, а в психиатрии - всё наоборот!
  Вадим: Что - наоборот?
  Уткин: Наоборот к принципам искусства. Твоя наука, она смотрит на жизнь, как бы, через микроскоп - от большого, видимого, внешнего к чему-то скрытому... к душе человеческой личности!
  Холодцов (к Вадиму): Это он о способах познания мира. (к Уткину) Ты мне дашь поговорить с живым психиатром?!
  Уткин: Вот-вот!.. Сейчас. (к Вадиму) А третий способ - это просто реальная жизнь!.. Обретение знаний через страсти человеческие!
  Холодцов (куда-то вверх): Боже ты мой!.. Простите, Вадим, но у меня к вам конкретный вопрос! Только пообещайте, что ответите честно.
  Вадим: Не знаю даже... Если смогу, конечно.
  Холодцов: Коллега сказал мне, что вы - почти гений. Знаете про всякие там комплексы личности, изучали модные теории, осилили кучу занудных монографий...
  Уткин: Не стесняйся, Вадим, я ему о тебе рассказал - про диссертацию. Поверь, ты станешь хорошим ученым!
  Вадим: А вопрос какой?
  Холодцов (к Уткину): Наливай-ка, дружище. Прочистим мозги, как следует!
  
  Уткин наливает спиртное. Они поднимают стаканы.
  
  Вадим: Третий тост... за что?
  Холодцов: Можно за тех, кто в пути, за чувих, за дружбу...
  Уткин: Как говорится - за кино, вино и домино!
  Холодцов: Отлично!
  
  Чокаются, по очереди выпивают...
  
  Уткин (с выдохом): Хорошо пошла!.. (к Холодцову) Спрашивай человека, о чем хочешь.
  Холодцов: Вадим, как вы думаете, Андрей Андреевич Уткин - псих?
  
  Игровая пауза.
  
  Вадим: В каком смысле?
  Холодцов: В прямом. Ваш сосед - психически больной человек?
  Уткин: Холодцов, ты зачем хамишь?
  Холодцов: Я - серьезно. Вадим, вы как спец, обещали ответить. (к Уткину) Слышишь, я тебя как друга прошу - помолчи или выйди.
  Уткин: ...Сдается мне, что Вилка проснулась. (останавливается у двери) Знаете, Вадим, профессия режиссера вторична. Они не умеют придумывать оригинальные истории. Они их как бы переосмысливают, но всегда используют чужие идеи, а выдают за свои. Холодцов тому - главный пример. Он завидует мне как человеку пишущему! Я есть альфа, он же как рыжий сёр понимает, что находится где-то посередке... нашего алфавита. Даже фамилия у него на букву "Ху"!
  
  Все переглядываются. Уткин уходит.
  
  Холодцов: ...Вадим, я все-таки жду ответ на свой вопрос.
  Вадим (смущенно): Ну-у...Андрей Андреевич - алкоголик, но он же... творческий интеллигент, так сказать.
  Холодцов: Все мы творчески употребляем. Я о другом спрашиваю. Посмотрите в зеркало, на меня... а потом на Уткина. Разве он - нормальный?
  Вадим: Норма - это такая условность... Я, например, вас сейчас не понимаю. Что вы хотите?..
  Холодцов: Отлично... Уточняю. Я знаю чувака и сценариста Андрея Уткина очень давно. Он всегда был придурком. Все человеческие заморочки, такие как жадность, зависть, самолюбие... у него с детства зашкаливали. А ведь это - смертные грехи! Знаете, о таких?
  Вадим: Слышал что-то.
  Холодцов: Слышать мало! Надо их совершить и выжить. Короче, вся жизнь Уткина прошла в этой самой вашей области - между психологией и психиатрией... Может быть, наконец, он уже совсем того? (стучит пальцем по голове)
  
  Вадим задумывается. В открытом окне появляется Сергей, забирается в комнату...
  
  Сергей: ...Не стреляйте - это свои! Я звонил, но мне опять не открыли.
  Вадим (к Холодцову): Это мой товарищ... друг.
  Сергей: За оцепление не пропустили. Я свои красные "корочки", оказывается, в сумке забыл! (пожимает Холодцову руку) Сергей Александрович Краско, помощник депутата, хирург в отпуске.
  Холодцов: Холодцов, режиссер-постановщик, собутыльник помощников, депутатов и хирургов.
  Сергей: Я так почему-то и подумал. Вадим, угощай гостя!
  
  Достает из сумки удостоверение, подходит к столу...
  
  Холодцов (к Вадиму): Отлично. О вашем соседе поговорим в другой раз.
  Сергей: Вот, если не верите... (показывает удостоверение) Начальство приехал спасать.
  Вадим: Держи - для храбрости!
  Сергей: За Горбатого, Ельцина и Верховный Совет!
  
  Чокается, сразу выпивает и закусывает. Вадим опускает стакан на стол...
  
  Холодцов: Тогда и за "Народный фронт"!
  Вадим (к Сергею): Ты уже во всем там разобрался?
  Сергей: Не-а... (с аппетитом жует) Но народ на площадь валом валит. Почти все - за Ельцина и против ГКЧП... Политики выступают, молодых много... Палаточный городок поставили - студенты ночевать будут... И все люди какие-то!.. Лица светятся.
  Холодцов: Все от Москвы зависит. Как закончится у них, так аукнется и у нас.
  Сергей: Точно!.. Вот и нам надо народ в Первопрестольной поддержать!
  Вадим: Как я вовремя в яму упал!.. Представляете: шел ночью поддатый мимо стройки и ограждение не заметил!.. А потом - дурак - не врубился, что с ногой, выполз наверх и с переломанной лодыжкой захромал-поскакал к остановке, пока не отрубился!.. В сознание пришел уже в травмотологии.
  Сергей: Не зря в медицине говорят, что слова "псих" и "психиатр" одного корня! Прутков потому и сказал: "Зри в корень!".
  Холодцов: Слава Богу, что живой остался, а нога до свадьбы заживет!
  Вадим: Какая свадьба! Я в ста метрах от площади живу, а переворот смотрю по телевизору!
  Сергей: Там один герой на инвалидной коляске уже катается.
  Холодцов: Неужели, бунтовать приехал?
  Сергей: Не знаю, но телевизионщики его подсняли.
  Холодцов: Молодцы. Я инвалида почему-то не заметил.
  Вадим: Не плюйте в душу! Сейчас прогоню кого-нибудь за коляской!
  Сергей: Это идея! Только сегодня уже поздновато будет, а завтра в шесть часов утра... Кто из наших в Первой клинической работает?.. Мамаев?
  Вадим: Серега, ты настоящий!.. Если одолжишь коляску, я когда-нибудь выйду за тебя замуж!.. Как, кстати, твое семейство?
  Сергей: Все нормально. Целуют тебя и обнимают. (к Холодцову) Извините, товарищ режиссер, как вас по имени-отчеству?
  Холодцов: Не надо... я этого не люблю. Меня зовут Геннадий, для вас - Гена.
  Сергей: Понятно. "Гена" звучит гордо!.. Вы извините, Геннадий, но вы состоите в "Народном фронте"?
  Холодцов: Как человек - симпатизирую. А что? Неужели, вы - партийный?
  Сергей: Есть такой грех!.. Мне ваш лидер не нравится - чисто внешне, со стороны.
  Холодцов: Почему?
  Сергей: Несимпатичный какой-то он... бешеный взгляд... до сих пор холостой... Типичный холерик с типичными комплексами.
  Холодцов: Вадим, вы тоже так думаете?
  Вадим: Мы учились в одной группе. Серега чешет по учебнику.
  Холодцов: А кого из наших вождей, чуваки, уважаете вы?.. Я не имею в виду Горбачева и Ельцина!
  Вадим: Я, наверное, все-таки - Горовца.
  Сергей: Мы с депутатом - сторонники Шуревича.
  Холодцов: А чем Горовец красивее Польняка?
  Вадим: Он опытнее как голова республики.
  Холодцов: Один - угрюмый бюрократ, а другой - болтун из техникума. Если к тому же вам они нравятся только по внешним данным!..
  Сергей: Гена, только не надо надувать шарики! Мы не на выборах.
  Холодцов: А если вдруг бунт - бессмысленный и беспощадный?!
  Вадим: Не должно - я мозгами чувствую.
  Сергей: Не скажи, Вадик! Все может быть. Сдается мне, что рельса где-то треснула!
  Холодцов: Запомните - будет то, что должно! Государством рулит сидящий у руля. Вы, конечно, не помните, как Хрущева убирали... Тогда на улицах не менты, а танки были!
  Вадим: Какие танки? Об этом уже все написано.
  Холодцов: Ха!.. Написанному, переписанному и описсаному как раз лучше не верить! Танки были дивизии Дзержинского.
  Вадим: Так это в Москве!
  Холодцов: А вы где бы хотели их увидеть?
  Сергей: Вадим, режиссер прав. Танки на улицах - это к неурожаю. Давайте, мужики, накатим разбавленного этилового!
  Холодцов: Отлично! У нас пустая только одна, а за окном уже сумерки!
  
  Водку наливает Сергей.
  
  Вадим: И все-таки, Серега, что ты думаешь об этом Кремлевском путче?
  Сергей: Ну-у...когда образуется гнойник, больные чаще всего норовят выдавить его грязными ногтями. Конечно, можно обратиться к врачу и сделать надрез... Но лучше, когда прыщи лопаются сами. Ты же, Вадик, такие вещи должен знать!
  Холодцов: Сдается мне, что это не просто какие-то чирьи, а пролетарская контра вылезла. Интеллигенцию хотят обратно в прослойку загнать. В стране, видите ли, слишком много умных стало!
  Вадим (задумчиво): Нда-а-а... Все революции любят кушать своих детишек... Предлагаю тост за несъедобных нас!
  
  Когда они поднимают стаканы, в комнату заходит...
  
  Уткин (не в себе): Гена... Вадим...Она холодная...
  Холодцов: Что холодное?
  Уткин: ...Вилка умерла. Я хотел разбудить, а она... холодная.
  
  Игровая пауза. Холодцов автоматически выпивает свою порцию водки, спохватывается...
  
  Холодцов: Ты, Андрей Андреевич, совсем сдурел?
  Уткин: Нет. Не веришь - иди, посмотри.
  
  Затемнение.
  
  
  Действие 2
  
  Голос Сергея: Пульса нет. Дайте мне какое-нибудь зеркальце.
  Голос Уткина: Какое?
  Голос Сергея: Небольшое.
  Голос Уткина: У нас нет небольшого, только в трюмо.
  Голос Сергея: У Вадима одолжите, я там видел.
  
  В луче света появляется крепкая красивая женщина - призрак жены Уткина (Вилена).
  
  Вилена: Не может быть!.. (оглядывается по сторонам) Этого просто не может быть! Успокойся, Вилена, успокойся!.. Где-то должен быть выход. (ощупывает себя) Это такое сновидение!
  Голос Сергея: Женщина не дышит. Видимо, остановилось сердце.
  Голос Холодцова: Может быть, это сон такой - летаргический?
  Голос Уткина: Да... Она спит уже второй день.
  Вилена: Андрей, где ты?.. Я вас всех слышу!.. (делает шаг, тянется руками к чему-то невидимому) Так не бывает! Это не я!.. Я - живая!
  Голос Сергея: Тело твердое, значит, окоченело...
  Голос Холодцова: Что же делать? Сергей, вы же доктор!
  Голос Уткина: Сделайте что-нибудь!
  Голос Сергея: Извините, но я - хирург, а не господин Бог.
  Вилена: Ребята, не надо ничего делать! Я сейчас проснусь! Это обычный кошмар!
  Голос Холодцова: Я все-таки скорую вызову. Андрей, подожди нас на кухне.
  Вилена: Скорая?.. Зачем мне скорая?! Я здорова!
  
  Луч света гаснет, призрак женщины исчезает...
  
  Голос Вилены: Андрей, Гена!.. Где вы?.. Почему вы замолчали?! Люди, помогите!
  
  
  Действие 3
  
  Из темноты: Вадим полулежит на диване. Заходит Сергей с настольным зеркальцем в руках.
  
  Сергей: Повезло соседке: заснула и не стало. Момента смерти даже не заметила!.. Как ты? Нога не болит?
  Вадим: Слава Богу, побаливает.
  Сергей: ...Я сначала сам себе не поверил... (ставит зеркальце на место)
  Вадим: Почему?
  Сергей: Судя по окоченению, она померла сутки назад. Как сосед это не просек?!
  Вадим: Не понял.
  Сергей: Он же спал рядом с трупом. Ночью замерзнуть было можно!
  Вадим: Странно. Андреевич почти трезвым вчера был и сегодня... до твоего приезда.
  Сергей: ...К тому же ран, синяков и следов уколов на теле не видно. Уже проявились бы.
  Вадим: Не думай даже! Не мог он убить.
  Сергей: Я и не думаю. Вскрытие покажет. Как ее звали?
  Вадим: Вилена Ивановна.
  Сергей (крестится): Прими, Господи, душу рабы твоей Вилены!.. Услышит ли? Имя - не из святцев, совковое...
  Вадим: Серега, ты же - коммуняка!
  Сергей: Перестроился, покрестился. Теперь имею право даже крестик носить.
  Вадим: От тебя не ожидал.
  Сергей: Я тоже. Старею, наверное... ( в сторону окна) Что это там у тебя?..
  
  В окне появляется голова молодой девушки.
  
  Лида: Ой, приветик! А Вадим дома?
  Вадим: Лида?.. Ты что тут делаешь?
  Сергей: Добрый вечер, девушка!
  Лида: А мы тут дрова собираем... на мусорке. Для палаточного городка. Ночью костер жечь будем. Можно к вам на огонек? Голодная я.
  Сергей: Почему бы и нет?! Заходите, накормим. Только лучше - через окно, в прихожей "мертвые с косами".
  Вадим: Лида, а сколько там вас?
  Лида: Двое. (через плечо) Малый, за мной!
  
  Следом за ней в комнату забирается юноша (Малый).
  
  Лида: Еще раз, всем - привет! Мы не надолго, нас на площади ждут. Малый, поздоровайся. Это Вадим, наш молодой препод. А это его... (к Сергею) Как вас зовут?
  Сергей: Сергей Александрович.
  
  Юноша несколько раз с улыбкой кивает Вадиму и Сергею головой...
  
  Лида: Сергей, который Александрович, угостите прохожих едой!
  Вадим: Берите все, что на столе.
  Лида: Малый, садись, кушать будем!.. (устраивается) Голыми немытыми руками жрать будем!.. (к Сергею) Мужчина, у вас водка пропадает, а на улице ночью холодно! Угостите девушку!
  Сергей: Вадим, кто это?
  Вадим: Это... Лида, студентка пединститута. Я у них на кафедре подрабатываю.
  Сергей: Студентка? А почему такая наглая?
  Лида: Пардон, месье! Я не наглая, я - активная!
  Вадим: ...Серега, налей ты ей!.. Лида, веди себя нормально!
  
  Сергей, подумав, наливает водку в два пустых стакана (получается четыре порции). Лида руками ломает домашнюю колбасу, делится с юношей.
  
  Сергей (к юноше): А вы, молодой человек, тоже студент? Если - да, то "педик" или медик?
  Лида: Не-ет! Это Малый! Он глухонемой. Только что из тюрьмы вышел - у него справка есть. Так что не шутите вы так!
  
  Игровая пауза.
  
  Сергей: ...За свободу, земляки! (подает стакан и закуску Вадиму)
  
  Выпивают все, кроме Малого. Он машет руками.
  
  Малый: Нэ...(издает гортанные звуки)
  Лида (комментирует): Малый говорит, что это дело не пьет. Хорошее, между прочим, качество для мужчины!
  Вадим: А плохое у него какое?
  Лида: Он в кровати не разговаривает. (к глухонемому) Ты не смотри на них - кушай! (к Вадиму) Он по губам понимает. Очень умный.
  Вадим: С чего ты взяла?
  Лида: Девушки такие вещи сразу просекают.
  Сергей (с иронией): Что правда, то правда!
  Вадим: Интересно, что он делает на площади?
  Лида: Из зоны пацан вернулся, а дома живут чужие люди. Маманя каким-то макаром жилье в городе продала и в деревню уехала. А куда - не написала! Малый - в справочный киоск, а тут такие события!.. Он мне палатку помог поставить. Настоящий мужик!
  Вадим: Откуда ты это знаешь?
  Лида: Я же сказала, что Малый - не идиот, а глухонемой! Он носит блокнот и авторучку. (к Сергею) Симпатичный парень, правда?
  Сергей: Ну, я не дама... Он вам, девушкам должен нравиться.
  Лида: По мне - очень даже ничего!.. А у вас еще спиртное есть?
  
  Под столом стоят две пустые бутылки из-под водки. Сергей оглядывается по сторонам...
  Раздается телефонный звонок.
  
  Сергей: А где третья?..
  Вадим: Серега, сними трубку, это межгород!
  
  Сергей подходит к телефону...
  
  Сергей: Алло!.. (слушает) Оленька, это Сергей Краско! Привет, милая! Я у вас в гостях. Вадик сейчас не может подойти, у него нога в гипсе. Говори, я передам!.. (глядит на Вадима) Она говорит: в санатории плохая связь, трудно дозвониться!
  Вадим: Скажи ей, что я ее люблю и, что со мной всё окей!
  Сергей (в трубку): Оля, он говорит, что любит, и что у него в башке - куча мусора!.. Что?.. (к Вадиму) Оля говорит, что не может купить билет обратно.
  Вадим: У нее же есть билет. Она что, передумала там отдыхать?
  Сергей (в трубку): Вадим спрашивает: почему тебе не нравится Черное море?.. (к Вадиму) Оля боится за ребенка, потому что рядом злые дяди и несчастный Горбачев...
  Вадим: Она что - дура?! Пускай сидит в санатории и никуда не высовывается!
  Сергей (прикрывая ладонью трубку): Сам ты - дурак, а она - молодая мама!.. (в трубку) Ольга, мы тут подумали маленько... Вадим прав, оставайся на полный срок! Это в Москве хулиганят, а в стране - полный штиль. На курортах тем более ничего не будет!.. Что?.. Здесь все спокойно. Вадим ногу подвернул. У меня отпуск, я тут за ним присмотрю!..
  Вадим: ...Я ее очень сильно люблю и нашу кроху, скажи, еще больше!
  Сергей (продолжает): Оленька! Вадик хочет тебе от души соврать, но он же такой косноязычный!.. Что?.. Что ты говоришь?!.. (кладет трубку)
  Вадим: Что она сказала?
  Сергей: Мы с ней договорились. А для тебя - пропала связь.
  
  Во время разговора Малый вертит головой, как болельщик при игре в пинг-понг. Лида глядит на Вадима со злостью.
  
  Вадим: Серега, перестань! Она в санатории останется?
  Сергей (с пафосом): Там, где в Крыму был вход - выхода нет. Все билеты проданы.
  
  В проеме двери появляется пьяный в дребедень Уткин.
  
  Уткин: Мужики, труповозка подана. Вилка уезжает навсегда. Кто с нами?
  
  Затемнение.
  
  
  Действие 4
  
  Ночь. В пятне света - брезентовая палатка. У догорающего костра сидят Демон и Ангел. К ним приближается Вилена Уткина.
  
  Вилена: Извините, товарищи, я тут заблудилась... и вдруг огонек заметила! Вы здешние?
  Ангел: Да, конечно. Присоединяйся, пожалуйста!
  
  Она устраивается с ними рядом.
  
  Демон: Ты знаешь, где ты?
  Вилена: Нет.
  Демон: Как тебя зовут?
  Вилена: Вилена Ивановна.
  Демон: Кто ты?
  Вилена: Домохозяйка.
  Демон: Точнее!
  
  Она не отвечает.
  
  Ангел: Вилена Ивановна, не надо волноваться. Тебе никто не угрожает.
  Вилена: Я не волнуюсь. (к Демону) Мужчина, почему я должна вам отвечать? Я что - на допросе?
  Демон: Потому что я не мужчина. Повторяю: кто ты?
  Вилена (робко): ...Я работаю в Дворце культуры.
  Демон: Женщина, я спрашиваю: кто ты?
  Вилена (с испугом): Жена сценариста Уткина.
  
  Игровая пауза.
  
  Ангел: Она - человек.
  Демон: Уже не человек.
  Ангел: Это вопрос спорный! Она имеет личность. А личность - это главное в человеческой сущности.
  Демон: Я встречал многих, которые обходились без личности.
  Ангел: Они ее потеряли, либо кто-то украл их душу.
  Демон: Мы с тобой встретились впервые, а ты меня уже обвиняешь?!
  Ангел: Не тебя, а похожих на тебя... Вилена Ивановна, ты что-то хочешь спросить?
  Вилена: Товарищи, а вы... кто?
  Ангел: Я - Хранитель, а он - как бы мой коллега... Сейчас мы просто должны поговорить с тобой. (к Демону) Спрашивай!
  Демон: Женщина, о чем ты сожалеешь?
  Вилена: ...Я умерла?
  Демон: Ты сама сказала. Это было твое решение.
  Ангел: Стражник, Вилена Ивановна, говорит правду. Здесь невозможно солгать.
  Демон: Отвечай.
  Вилена: Подождите... Когда это случилось?
  Ангел: В этот раз - 20 августа, в начале земных суток...
  Вилена (с улыбкой): Неправда! Я ночью всегда сплю. У меня такой распорядок дня. Это муж у меня - "сова", а я - "жаворонок".
  Ангел (к Демону): Объясни, пожалуйста, ты.
  Демон: Женщина, где, по-твоему, мы находимся?
  Вилена: На площади Ленина. Я прошла мимо памятника.
  Демон: Памятники - это прошлое. В будущем их нет. Твое время остановилось в третьем часу после полуночи. (кивает на Ангела) Он же ясно сказал!
  Вилена: Но я же сейчас холод чувствую, как живая! Мы же - на городской площади!
  Демон: Забудь про свой атеизм! Ты видишь то, к чему привыкла. Называй это место, как хочешь, только отвечай на вопросы!
  
  Игровая пауза.
  
  Вилена: Да-да... Я, кажется, понимаю... Ничего я не понимаю! Я вам почему-то не верю!
  Демон: Женщина, ты не обязана верить.
  Ангел: Вилена Ивановна, не волнуйся и просто расскажи нам, о чем ты сожалеешь.
  Вилена: А зачем это вам?
  Демон: Здесь вопросы задаем мы. Не хочешь отвечать, уходи!
  Вилена: Куда?
  
  Застывает, как под гипнозом. Изменяется на глазах...
  
  Ангел (к Демону): Перестань! Ты же знаешь, что дороги нет.
  
  Вилена вздрагивает, приходит в себя.
  
  Демон: Говори - о чем сожалеешь?
  
  Она задумывается...
  
  Вилена: ...У нас с Андрюшей не было детей.
  Демон: Хорошо. Продолжай!
  Вилена: Я ему не хотела из... не должна была...Я его за это так ненавидела!.. (другим тоном) Зря я совесть не слушала!.. Я родителей любила больше, чем мужа... Я даже не знаю, для чего жила с Андреем столько лет! Я знала, что он меня почти не любит... Я всю жизнь боялась одиночества!.. Я сделала три аборта, потому что понимала, что Уткин - плохой муж и тем более - отец!.. Мне было очень стыдно и больно... Потом я даже не заметила, как перестала надеяться на лучшее... Я устала жить в пятьдесят лет!
  
  Затемнение.
  
  Голос Ангела: Не волнуйся, Вилена! Все это с тобой уже произошло.
  
  Занавес.
  
  
  
  2 АКТ
  
  Действие 5
  
  Утро. В комнате появилась раскладушка. На ней спит Уткин. За прибранным после выпивки столом сидит Холодцов. Перед ним - бутылка "Советского шампанского". Из ванной комнаты на костылях возвращается Вадим.
  
  Вадим: Который сейчас час?
  Холодцов: Уже девятый.
  Вадим: С ума сойти!.. А шампанское зачем?
  Холодцов: Выпьем за упокой Вилены Ивановны. У меня дома ничего другого не было.
  Вадим: Шампанское - за упокой?
  Холодцов: Тогда просто выпьем, пока Уткин спит. Интересно, когда он заснул?
  Вадим: Серега уложил часа в три.
  Холодцов: А почему здесь?
  Вадим: К себе он не захотел - покойницы боялся.
  Холодцов: Вот-вот... Об этом я с вами, Вадим, и хотел поговорить. А тут - такое!.. Вилена на здоровье никогда не жаловалась.
  Вадим: Может быть, лучше поговорим на кухне? Пусть поспит человек.
  Холодцов: Не беспокойтесь. Сон алкоголика крепок. Уткина в это время пушкой не разбудишь!
  Вадим: Я вообще-то тоже не выспался.
  Холодцов: Так вы еще не знаете?
  Вадим: О чем?
  Холодцов: Горбачев в Москву прилетел. ГКЧПистам - полный трындец!
  Вадим: Тогда открывайте шампанское и телик врубите - только потише!
  Холодцов (задумчиво): Похоронами кому-то надо заниматься. С продуктами сейчас, сами понимаете, одни проблемы. Водку придется доставать через стол заказов... Вы мне поможете?
  Вадим: В каком смысле?
  Холодцов: У телефона кто-то постоянно должен находиться. Знакомым и в Правление союза я позвоню сам. Киностудия выделит машину и автобус... Вам дома за Уткиным нужно присмотреть - напьется ведь!
  Вадим: Да-да, я согласен. Если деньги нужны...
  Холодцов: Это потом. Главное - ему на руки не давайте.
  
  Умело открывает бутылку. Наливает шампанское в стаканы.
  
  Вадим: За Горбачева и чтобы все закончилось окей!
  Холодцов: Я - за упокой. Перенервничала Вилена Ивановна. Пусть земля ей будет пухом!
  Вадим: И да простит нас, если что!.. За здравие и за упокой!
  
  Выпивают вино, не чокаясь.
  
  Холодцов: А ведь я любил ее когда-то... Вилена в молодости - ух какая была! И характер у нее настоящий, не жена, а чудо!.. Знаете, почему она из нас двоих Андрея Андреевича выбрала?
  Вадим: Нет. Впервые об этом слышу.
  Холодцов: Когда я однажды об этом спросил, Вилена сказала, что у меня совести нет, а у него она есть...
  Вадим: Почему так?
  Холодцов: Не знаю.
  Вадим: Женщины обычно выбирают тех, кто сильнее любит.
  Холодцов: ...Неправда. Чтобы это понять, у меня баб было достаточно. Вилена - умница. Она знала, что говорила. Уткин - больной, но что-то ее в нем тогда зацепило.
  Вадим: Я недавно сюда переехал... Как вам сказать... Они последнее время часто ругались.
  Холодцов: Они всегда ругались! Это у них любовь такая, как будто на войне.
  Вадим: Бывает и так.
  Холодцов: Все равно, не понимаю!.. Уткин и совесть - понятия не совместимые. А она это про меня сказала! Словно я маргинал или люмпен какой! А я, между прочим, был чувак из хорошей семьи.
  Вадим: Многие люди искусства думают и поступают импульсивно. В отличие от большинства нас смертных, вы всегда на виду. Вот и создается такое впечатление... иногда.
  Холодцов: Перестаньте! Сценаристы - это домашние животные. Они на улице детей боятся, а в магазинах цену спросить стесняются. Ничего самостоятельно сделать не могут. Уткин - не исключение... И вдруг на худсовете как пошлет всех на хрен!.. А к главному редактору однажды пришел и пообещал помочиться на его могиле!.. Это ни с того , ни с сего! Причина-то была - с мизинец!
  Вадим: В тихом омуте, сами знаете, кто живет. Что тут странного?
  Холодцов: Правильно. Бесы в нем водятся. Одержимый он!
  Вадим: Почему же вы с ним дружите?
  Холодцов: Да из-за Вилены я... Работал с ним, чтобы с голоду не подох... А он меня взял и предал! И не один раз!
  
  Уткин со стоном садится на раскладушку. Холодцов глядит на часы.
  
  Холодцов: Рановато, однако... Шампанское унюхал. (к Уткину) С утра подслушивать, чувачок, грешно!.. (протягивает бутылку) Держи, похмелись!
  
  Уткин из горлышка выпивает остатки вина.
  
  Вадим: Доброе утро... Если только оно доброе.
  Уткин: Вилка - она где?.. Или мне приснилось?
  Холодцов: ...Ладно. Я пошел звонить. А потом из киностудии сразу на кладбище. (к Уткину) У тебя место на кладбище есть?
  Уткин: ...Кажется, есть. Рядом с папой... то есть с тестем. Он полковником был... Ты фамилию не помнишь?
  Холодцов: Старый придурок ты, Андрей Андреевич... Я-то помню. Это ее девичья фамилия! Пойдем, найдешь паспорт и брачное свидетельство.
  Уткин: Зачем?
  Холодцов: Потому что мой администратор договариваться будет... Вместо тебя организацией похорон займется! Или ты думаешь, что я вас развести хочу?
  Уткин: Да-да, Гена, извини, я еще не очухался.
  Холодцов: Пошли!.. (к Вадиму) Я еще к вам зайду.
  
  Они выходят из комнаты. В дверном проеме сталкиваются с Лидой и Малым...
  
  Холодцов: Здравствуйте!
  Лида: Ой!.. А у вас входная дверь нараспашку!
  Уткин: Проходите! (расходятся)
  
  Молодые люди проходят к столу. Малый ставит термос. Улыбается Вадиму...
  
  Лида: Я тебе горячий кофе принесла. Настоящий.
  Вадим: Где ты его стащила?
  Лида: Сегодня с шести утра к нам на площадь люди приходят. Кормят, поят, собачек выгуливают. Этот термос мне один холостяк одолжил до вечера. Малый не даст соврать!
  Вадим: Спасибо, конечно, только я и сам не безрукий...
  Лида: Не ломайся ты, как так! В палатки сочувствующие столько всего притащили, что мы полгорода сегодня накормим! А еще большие дяди из нашего "Фронта" обещали горячее питание наладить. С туалетом только иногда проблемы. Так что извини!.. Малый, ты первым сходи! Я потерплю!..
  Малый: Н-ны...
  Лида (к глухонемому): В туалет, говорю, сходи. Мне поговорить надо.
  
  Малый кивает и выходит из комнаты.
  
  Вадим: ...Лида, ты мне очень нравишься, и я не знаю, как быть. У меня ребенок маленький. Жену я тоже люблю.
  Лида: За это я в тебя и втюрилась! Ты не такой, как все самцы. Не волнуйся, я не буду разрушать семью. Если ты так любишь свою жену, значит, и меня ты никогда не бросишь!.. А мне много не надо... Короче, я согласна быть твоей любовницей и только!
  Вадим: Как ты себе это представляешь? У меня в ноге - металлический штырь.
  Лида: Есть разные способы... Впрочем, нога заживет. Я подожду.
  Вадим: Через две недели Ольга из отпуска приедет...
  Лида: Я знаю, пусть приезжает. Я тебя все равно буду любить. Ты, милый, не беспокойся.
  Вадим: Как это - "не беспокойся"?! Я не умею так и не хочу никому делать плохо. Если Оля узнает...
  Лида (перебивает): А ты ей ничего не говори! Многие мужчины в твоем возрасте имеют молодых любовниц.
  Вадим: Моя жена тоже молодая. Она сразу почувствует, что со мной что-то не так!
  Лида: Если ты ее любишь, не почувствует.
  Вадим: Лида, не надо!.. Я какой-никакой, а психиатр!
  Лида: Ты мой самый любимый психиатр!
  Вадим: Но ты же - не моя пациентка!
  Лида: И, слава Богу! Это означает, что я - умная и здоровая!
  Вадим: Это ты сейчас говоришь, а со временем тоже будешь ревновать и прочее... Влюбленные женщины все одинаковые!
  
  Раздается стук в дверь. В комнату заглядывает Малый...
  
  Лида: Я - не одинаковая, и я тебе это докажу! (в сторону двери) Малый, заходи и подожди меня тут. (уходит в туалет)
  
  Вадим жестом подзывает к себе глухонемого юношу...
  
  Вадим: Парень, подойди поближе!.. Скажи, она тебе нравится?.. Что ты мотаешь головой?..
  Малый: Н-мэ...
  Вадим: Ах, да!.. Если нравится, кивни.
  
  Малый кивает и прикладывает ладонь к сердцу...
  
  Вадим (громко): Понимаю. Она красивая... Ты ей тоже нравишься - она мне вчера говорила, когда ты был за столом!.. Ты Лиде сразу понравился! Она сказала, что ты симпатичный!
  
  Малый смотрит на его губы с недоверием.
  
  Вадим: Ты бы за ней поухаживал!.. Как тебя зовут?
  
  Малый: М-ны...(жестикулирует пальцами)
  Вадим: Понятно и не важно!.. Главное запомни: девушкам нравится, когда за ними ухаживают!
  
  Малый пытается что-то объяснить, достает из кармана блокнот и авторучку, пишет...
  
  Вадим (читает): "Лида - не такая"... А какая она, по-твоему?
  
  Малый пишет...
  
  Вадим (читает): "Хорошая"... Согласен! Лида - хорошая. За хорошими девушками тем более надо ухаживать! Вот ты и постарайся! Договорились?
  
  Подумав, Малый кивает.
  
  Вадим: Порядок! Я на тебя, дружище, надеюсь! (пожимает руку)
  
  Открывается дверь, возвращается Лида.
  
  Лида: Господа-товарищи, о чем это вы?
  Вадим: Да - так!.. Поговорили немного по душам...
  Лида: Странно... Малый, а ты, оказывается, любишь поболтать?
  
  Глухонемой смущенно улыбается. В комнату заходит Сергей.
  
  Сергей: Салют советской молодежи!.. Вадик, а куда твой сосед пошел? Я с ним у подъезда разминулся - он даже не поздоровался.
  Вадим: Черт!.. Я забыл про деньги под подушкой!
  Сергей: Какие деньги?
  Вадим: Покойница под подушкой семейный доход хранила. Уткин вчера сам проговорился. А я пообещал режиссеру, что он трезвым будет!
  Сергей: Ясно. Может, мне его догнать?
  Вадим: И что, ты ему у магазина руки заламывать будешь?
  Сергей: Значит, когда вернется, пусть выпьет немного под нашим присмотром.
  Вадим: Его "немного" - это уже третья стадия.
  Лида: Малый, нам пора и честь знать - у взрослых мальчиков небольшие проблемы. Мы уходим.
  Сергей: Подожди. Кто у вас в палаточном городке главный?
  Лида: Глеб, наверно. Он из "Молодежного фронта".
  Сергей: Худой такой... с кадыком на длинной шее, как у грифа?
  Лида: Ага, точно - он самый. А что?
  Сергей: Только что с трибуны выступал. Залез на трибуну и во всю длину горла как заорал: "Терентей - это политическая проститутка! Нам со шлюхами не по пути! Народ - за волю!"
  Лида: Ну и?..
  Сергей: Все. Воздух в легких закончился. К микрофону подошел другой активист.
  Лида: Малый, за мной! Нам здесь больше делать нечего!
  
  Они уходят. Сергей садится за стол, открывает термос, наливает кофе...
  
  Сергей: Ты будешь?
  Вадим: Пока не хочу. Ты в Первой клинической был?
  Сергей: К сожалению, Мамаев там больше не работает. Дежурная сказала, что инвалидные коляски есть в прокате.
  Вадим: Где именно?
  Сергей: Узнать надо. Мне некогда было. Я сразу рванул в гостиницу к своему депутату.
  Вадим: Тогда рассказывай.
  Сергей: А что рассказывать?! Он говорит, что оппозиция все время лезет к микрофонам, срывает выступления. Коммунисты раскололись - боятся толпы на площади. На самом деле большинство просто тянет время - ждут указа президента СССР.
  Вадим: Серега, кстати, включи телевизор.
  Сергей: Он же накрылся, перегрелось что-то ночью.
  Вадим: Включи, авось - заработает.
  
  Сергей щелкает кнопками.
  
  Сергей: Изображение есть, а звука нет.
  Вадим: Оставь так. Звук, если увижу что-нибудь интересное, я по радио послушаю.
  Сергей (декламирует, глядя на экран): Горбачев и Ельцын - близнецы-братья! Кто более всего в истории ценен? В России, ребята, уже не Ленин!.. (другим тоном) Никогда не подумал бы, что эти двое помирятся!
  Вадим: Не помирятся. Кому-то властью делиться надо.
  Сергей: Горбачев поделится - Ельцын сейчас на коне.
  Вадим: А какой он ему пост предложит?
  Сергей: Генерального секретаря.
  Вадим: Коммуняка ты недорезанный! Партия твоя вот-вот свое по заднице получит! А Политбюро и ГКЧП сегодня-завтра посадят!
  Сергей: На площади ее вообще запретить хотят. "Фашисты!" - орут... Какие же мы фашисты? Я имею в виду рядовых членов. А орут это, кстати, и в лицо ветеранам, которые за нас кровь проливали.
  Вадим: Ну, это молодой дебил какой-нибудь ляпнул!
  Сергей: А вот и нет! Ты не видел!.. А я там был, когда депутаты в Дом Правительства шли. Возмущаются люди постарше молодых дебилов! "Совсем, - кричат, - ветераны совесть потеряли!"
  Вадим: Эффект толпы?
  Сергей: Нет. Оцепление "Народного фронта" истериков сдерживает. Там у них есть дружинники в повязках... Они ментам помогают, чтобы не было мордобоя и провокаций. На площади - митинг, а хулиганов и пьяных не видно!
  Вадим: Твой депутат - как он там?..
  Сергей: На улицу не выходит. Сомневается еще. Кому охота власть потерять?! Он мужик тертый, из "косыгинцев", хозяйственник. От работы в райкоме когда-то отказался, но Высшую партийную школу закончил с отличием.
  Вадим: Ты-то как в помощниках оказался?
  Сергей: Он в моем отделении лежал после аварии. Познакомились, поговорили, выпили... Между делом предложил мне стать доверенным лицом на выборах... В общем, карьеристом я оказался.
  Вадим: Как человек, он какой?
  Сергей: Когда ты в команде, они все - свои парни!
  Вадим: По-моему, нормальному мужику в политике делать нечего. Нормальный думает о семье, о работе... Нафига ему власть? Тем более на самом верху!
  Сергей: Самолюбия, конечно, у моего хватает. Все они не без греха!..
  Вадим: По науке желание командовать чаще всего возникает у людей когда-то сильно обиженных. Знаешь, недавно зоологи изучали поведение в стае крыс... Так вот, у этих тварей существует социальная иерархия. Главный у них - альфа-самец, второй по значимости бета-самец, потом следует гамма и так далее. Короче, власть у них мужская. Самый последний в списке - самец-изгой. Он живет на границе территории обитания этой стаи. Все - как у людей!
  Сергей: Действительно, похоже.
  Вадим: Тогда слушай!.. Когда альфа-самец погибает, в 90 с лишним процентах случаев место лидера занимает не самец-бета, а тот самый изгой, которого до этого даже самки кусали. Вот какая оппозиция получается!
  Сергей: Любопытно... Значит, по Дарвину политики произошли от крыс. А я-то думал, что от этих из Бразилии, которых диких много!..
  Вадим: Двоечник!.. Хомо сапиенс и обезьяны в процессе эволюции - это как бы братья и сестры.
  Сергей: Понятно. Слушай, Вадик!.. Получается, если Терентею капец, Польняк окажется на троне?
  Вадим: Польняк - это самец-бета или даже гамма. Ищи, Серега, изгоя!
  Сергей: Кофе у тебя - что надо! Умеешь. Гипс на ноге, кстати, заваривать не мешает?
  Вадим: Сорт кофе называется "Халява демократическая". Его из палаточного городка активистка из "Народного фронта" притащила.
  Сергей: Зачем тебе эта студентка? Вдруг Ольга узнает!
  Вадим: Серега, честное слово - не хотел! Случайно получилось, один раз не удержался. Вход в пединститут - через двор. Теперь не могу концы разрубить.
  Сергей: Конец тебе жена отрубит, и станешь ты, Вадик, самцом-изгоем!
  Вадим: Лучше посоветуй, что делать?
  Сергей: Спроси у Чернышевского. На том свете.
  
  В комнату заходит в одном валенке Уткин, улыбается друзьям...
  
  Вадим: Андрей Андреевич! Где это вы успели?.. (глядит на часы) Поздравляю с рекордом нашей коммуналки!
  Уткин: Я на улице видел покойного... Вилкиного папу. Может, он этот, как его... зомби?
  Вадим: Насколько я знаю, из паралитиков зомби не получаются. Правда, Серега?
  Сергей: Правда. А где вы его видели?
  Уткин: У памятника Ильичу. Он там с мили-ли-ционером разговаривал. Меня к нему не пустили.
  Сергей: За оцепление пропускают только депутатов.
  Уткин: Наш покойный папа - депутат?
  Вадим: Андрей Андреевич, зомби депутатами быть не могут.
  Сергей (к Вадиму): Ну, положим, это суждение спорное!
  Вадим: Серега, не дури человеку мозги!.. Не видишь - ему пора отдыхать.
  Уткин: Зачем ему отдыхать? Он же мертвый!
  Вадим: Андрей Андреевич, это вам показалось. Вы выпили и увидели похожего на вашего тестя полковника.
  Уткин (показывает кукиш): А вот те - фигушки!.. Я выпил потом, а папу я видел по дороге!.. Не надо из меня дурня делать!.. Я, когда выпивший, думаю, как трезвый!.. И зрение у меня нормальное!
  Сергей: Как же - нормальное? Вы же вчера в очках были!
  Уткин: Это чтобы вблизи видеть, дальняя зоркость у меня отличная!
  Вадим: Успокойтесь, пожалуйста, Андрей Андреевич! Вы очень расстроены, вот вам и показалось. Такое с каждым случается.
  Уткин (с удивлением): Да-а?!.. Вилка это мне не говорила. Она умерла, потому что психиа-логию не знала.
  Сергей: Андрей Андреевич, давайте приляжем на раскладушку, поговорим как добрые соседи...
  Вадим: И то - правда! Лежа разговаривать удобнее.
  Уткин (к Сергею): Ты - кто?
  Вадим: Андрей Андреевич, это мой друг. Он вчера ко мне в гости приехал.
  Уткин (к Сергею): Мне очень приятно познакомиться с молодым друг-другом.
  
  Пожимают руки... Сергей помогает Уткину подойти к раскладушке, но в последний момент тот отстраняется и садится за стол.
  
  Вадим (к Уткину): Может быть, выпьете горячий кофе?
  Уткин: Да. С новым друг-другом выпить надо. Я когда-то его видел. А где Гена?
  Вадим: Режиссер Холодцов уехал на киностудию.
  Уткин (с удивлением): Да-а?!.. Он там режис-срирует?!.. За это надо выпить!
  
  Сергей наливает из термоса три стакана кофе. Передает стакан Вадиму.
  
  Уткин: Это с коньяком?
  Вадим: С коньяком, с коньяком!
  Сергей (к Уткину): Давайте выпьем этот армянский коньяк с бразильским кофе за наше новое знакомство!
  Уткин: Пьем до дна?
  Сергей: Так точно!
  
  Выпивают кофе. Уткин перед этим делает выдох, потом выдерживает паузу и делает глубокий вздох.
  
  Уткин: Почему коньяк такой теплый?
  Сергей: Потому что крепкий очень. 43 градуса. Семь звездочек.
  Уткин (с удивлением): Да-а?!..
  
  Глядит по сторонам, зевает и мгновенно отрубается. Его голова с грохотом падает на стол.
  Вадим спокойно допивает свой кофе.
  
  Вадим: Действительно, кофе уже остыл. Пора подумать о завтраке.
  Сергей: Я бы уже пообедал!
  
  Звонит телефон. Сергей подходит к нему...
  
  Сергей: Алло... Нет, это его друг. (слушает) Хорошо, я скажу. (к Вадиму) Это Гена Холодцов. Он говорит, что могила будет готова завтра к часу дня. Значит, похороны - в одиннадцать. (кладет трубку)
  
  Они с сочувствием глядят на спящего за столом Уткина. Затемнение.
  
  
  Действие 6
  
  Из темноты: в палатке появляется яркий свет.
  
  Голос Вилены: У меня что-то со зрением, я ничего не вижу!
  Мужской голос: Вилена, возьми меня за руку!
  Голос Вилены: Господи!.. Откуда здесь ступеньки?!
  Мужской голос: Осторожно. Открой глаза!
  
  Свет в палатке исчезает. У тлеющего костра остаются Ангел и Демон.
  
  Демон: Ты знаешь, кто Проводник?
  Ангел: Кажется, ее отец. Знакомый голос.
  Демон: Который вами был парализован?
  Ангел: Да. Он не погиб со своими солдатами, поэтому должен был вспоминать и думать о той войне.
  Демон: Насколько мне известно, он так и не раскаялся.
  Ангел: Поэтому Вилена и не родила ему внука.
  Демон: После смерти отца ее ребенком стал муж.
  Ангел: По нашим правилам - взрослые мужчины детьми не считаются!
  Демон: Но это из-за ее любви, он так и не повзрослел!
  Ангел: Теперь, благодаря вам, у него будет такая возможность.
  
  Демон помешивает палкой тлеющие угли. Усмехается.
  
  Демон: Этот человек все-таки потерял свою музу и крылья.
  Ангел: Он потерял их вместе с Виленой.
  Демон (категорично): Смерть во сне - это был ее выбор!
  Ангел: Смерть слишком рано обманула эту женщину! Она еще могла жить.
  Демон: Вилена мечтала только о страсти, и она ее испытала. Других желаний у нее больше не было.
  Ангел: Согласен. Мужчинам она нравилась. Но любить двоих ей было очень сложно.
  Демон: Ей это нравилось.
  Ангел: А если бы она ошиблась в выборе?
  Демон: Законы Времени изменились. На этой Земле их создаем мы.
  Ангел: Поэтому ты считаешь, что людей она любит больше Бога?
  Демон: Это говоришь мне ты.
  
  Демон достает сигарету. Ищет подходящий уголек в кострище. Прикуривает.
  
  Ангел: Заметь, я рассуждаю о душе доброго человека. Она - такая.
  Демон: Ну и что? Мертвые из этой страны всегда выбирают Чистилище!
  Ангел: Здесь наши законы не совпадают.
  Демон: Проводник с Виленой расстанется у Врат. Вот увидишь!
  Ангел (задумчиво): Плохо, что ее мама больше не живет с отцом.
  Демон: Она бросила их, когда муж заболел. Теперь отдыхает у нас.
  Ангел: Ясное дело. Семья плохая - здоровье плохое. Если учесть, что такие люди стараются жить долго...
  Демон: Не считай - не получится. Вилена похоронила мать только в прошлом году.
  Ангел (сердито): Не дыми ладаном в мою сторону. Я этого не люблю.
  Демон: Извини, дорогой, глупая привычка.
  
  Бросает окурок в угли. Свет гаснет.
  
  
  Действие 7
  
  На следующий день. Окно закрыто. Телевизор не работает. Стол и стулья исчезли. В пустой комнате звонит телефон. Когда он замолкает, заходит Уткин. Отодвинув в сторону костыли, садится на диван и тихо плачет...
  В комнату заглядывает Холодцов...
  
  Холодцов: ...Ах, вот ты где!.. (заходит) В столовой киностудии все уже закончилось... Остальные кое-как поместились за двумя столами - тебя ждем.
  Уткин: Не могу, в глотку не лезет. (вытирает слезы)
   Холодцов: Вчера не надо было столько... Похмелишься - отпустит, ты же знаешь.
  Уткин: Не могу я, хреново мне.
  Холодцов: Может, подогреть бульон или чай без сахара?
  Уткин: Отвали!.. Ненавижу!
  
  Игровая пауза.
  
  Холодцов: Зачем ты так? Я же ради тебя все это...
  Уткин: Ради кого?!.. Ты думаешь, я не знаю, что ты к Вилке под юбку норовил залезть?! Она мне обо всем рассказывала!..
  Холодцов: ...Обо всем... всегда?.. Ты уверен?
  Уткин: Иди нахер!
  Холодцов: Я уже там, только вместе с тобою! Она рассказывала, что звонила мне, когда ты по неделям - хрен знает где - пропадал?
  Уткин: Ну, звонила, ну и что?!
  Холодцов: А то, что я тогда холостым был!
  Уткин: Все вы режиссеры бля... (доходит) Не ври мне, Гена! Это же Вилка... Моя Вилка.
  Холодцов: Наша с тобой она. (крестится) Господи, прости и помилуй!
  Уткин: Ну, ты и подонок! Совести у тебя нет!
  Холодцов: У тебя она есть?! Это же ты на съемках пьяный изменял ей направо и налево!
  Уткин: Я любил только ее одну. Всю жизнь!
  Холодцов: А я ее от такой любви спасал... Когда она из-за тебя хотела на себя руки наложить!
  Уткин: Не было этого! Я не верю! Будто я тебя не знаю!..
  Холодцов: Разумеется, не знаешь! Ты давно в своем мирке живешь среди надуманных страстей!.. Реальная жизнь, Андрей, она с тобой рядом, она там, на площади... где сейчас тысячи живых людей!
  Уткин: Вилка из-за этого... Она так переживала... Это путчисты твои виноваты... и ты тоже!
  Холодцов: Проснись!.. Больше всех укоротил ее жизнь именно ты!
  
  В дверном проеме показывается Сергей...
  
  Уткин и Холодцов (одновременно): Закройте дверь!
  
  Сергей с удивлением закрывает.
  
  Холодцов: Ладно. Хватит об этом. Пошли к людям, помянем.
  Уткин: Я сказал, не буду пить, тем более с тобой. Я вообще сегодня завязал и больше ни грамма никогда!.. Иди туда сам - я никого к себе домой не приглашал.
  Холодцов: ...Придурок!
  
  Уходит. В открытую дверь Сергей вкатывает Вадима на складной инвалидной коляске.
  
  Вадим: Спасибо, Серега, в комнате я сам... (катается вперед-назад, крутится на месте)
  Сергей: Андрей Андреевич, что с вами?
  Уткин: Душа, ребята, побаливает, не обращайте внимания. Что там - на площади?
  Вадим (с воодушевлением): На-ро-ду!.. Я такое даже представить не мог!.. Все требуют врубить прямую трансляцию из Дома Правительства. Национальные флаги... Короче, главный лозунг снова: "Вся власть - Советам!"
  Сергей: Говорят, Горбачев указ подписал против КПСС. Теперь дело за регионами - как будут исполнять.
  Уткин: Если только это не провокация КГБ.
  Сергей: Нет, вроде... Средства информации, все - за гласность.
  Уткин: А военные и милиция за что?
  Сергей: Им - понятное дело - начальство приказывает.
  Уткин: Вывод - печальный. Что генералы скажут, то и будет. В ближайшем будущем, и после него.
  Вадим: Поживем - все увидим!.. (перестает улыбаться) Ой!.. Простите, не сообразил... Извините, Христа ради!
  Уткин: Да... Вилена... она этого не должна была... да и я тоже уже... Нельзя кому-то жить в эпоху перемен... есть такое выражение.
  Сергей: О чем это вы?
  Уткин: "Чтоб ты жил в эпоху перемен!"... Это кармическое проклятие. Вилка древних китайцев уважала.
  
  Сергей и Вадим переглядываются...
  
  Вадим: Андрей Андреевич, о таких вещах лучше не думать. Как говорится, судьба играет на трубе, а человек!..
  Сергей (сразу): На губе, которая у тебя - дура. Как ляпнет чего-нибудь!
  Вадим: Что ляпнет?
  Сергей: Ерунда! Оговорился ты... (к Уткину) Вы бы в церковь сходили, свечку поставили - немного помогает. Я знаю.
  Вадим (к Уткину): У Сереги первая жена в аварии погибла.
  Уткин: Сожалею... (улыбается) Не переживайте вы так за меня! Я еще не привык, что ее рядом нет. Не могу поверить... Вы зайдите ко мне, скушайте что-нибудь, выпейте за ее здоровье... помяните грешную.
  Сергей: Андрей Андреевич, а вы?
  Уткин: Я прошу вас! Мне надо подумать.
  Вадим: Хорошо. Мы понимаем, вам хочется побыть одному. (к Сергею) Поехали, поговорим с режиссером.
  
  Сергей открывает дверь, Вадим выезжает. Уткин остается один. Когда раздается междугородний звонок, он не реагирует... Затемнение.
  
  
  Действие 8.
  
  Наступает вечер. Телефон звонит в очередной раз. Вадим (в инвалидной коляске) снимает трубку.
  
  Вадим: ...Да, Оля, это я. Здравствуй. (слушает) Все окей. Уже выходил с больной ногой на улицу. Как ты?.. (слушает) Почему у тебя такой голос? Что случилось?.. Оля, я же знаю, каким тоном ты говоришь нормально! Кроха здорова?.. (слушает) Милая моя, скажи, что случилось!.. (слушает) Ты так разговариваешь, только если тебя кто-то обидел, или когда боишься что-то сказать!.. (слушает) Оля! Зачем ты врешь?!.. Что?! Почему - потом?!.. Ольга, не бросай трубку!
  
  Разговор обрывается. Вадим задумчиво отъезжает от телефона. Открывается дверь. Малый и Лида заносят в комнату стол и стулья. Следом появляется Холодцов. Он приносит на подносе напитки и закуски...
  
  Холодцов: Все свежее, сегодняшнее... Мы из столовой привезли. Осталось столько, что в холодильник не помещается. Так что, молодежь, не побрезгуйте!.. А я с Андреем Андреевичем побуду - мало ли что ему в голову взбредет!.. (уходит)
  Лида (вслед): Наше вам коллективное спасибо!.. Малый, ты сухач любишь?
  Малый: Мэ...
  Лида: Понятно. (смотрит на бутылку) Красное...сойдет, но я обычно предпочитаю белое.
  Вадим: Перестань. Вечеринки не будет. Человека похоронили!
  Лида: Ну и что?
  Вадим: Подожди. Сейчас придет ужинать Сергей.
  Лида: Который Александрович?
  Вадим: Да.
  Лида: А кто он такой?
  Вадим: Мой друг и однокурсник.
  Лида: Он же старше тебя будет!
  Вадим: Серега до ВУЗа работал, служил. Потом тоже не сразу поступил...
  Лида: А сколько ему сейчас?
  Вадим: Лида, какая тебе разница?!
  Лида: Интересно - с кем ты дружишь. Что тут такого?
  Вадим: Мои друзья тебя не касаются!
  Лида: ...Вадим, неужели ты меня ревнуешь?
  Вадим: Еще - чего! Не воображай лишнего!
  Лида: Нет! Ты ревнуешь - я же вижу! - признавайся!
  Вадим: Лида, как тебе не стыдно!
  Лида: Дурачок! Девушкам приятно, когда их ревнуют. Вот Малый меня совсем не ревнует. (к Малому) Правда?
  
  Наблюдавший за их разговором, Малый поднимается со стула, быстро жестикулирует и уходит...
  
  Вадим: Ну вот!.. Обидела парня!.. Ты ему, между прочим, нравилась!
  Лида: ...Какой даун!.. Ну и черт с ним! Надоел!
  Вадим: Зачем тогда выпендривалась?
  Лида: Он сам ко мне прилип. Общительный очень. Все время глядел... как на мамочку! Я пожалела.
  Вадим: И меня тоже пожалела?
  Лида: Вадик, извини меня глупенькую! Я не хотела... не думала, что ты будешь ревновать.
  Вадим: Лида, ты мне, честное слово, без-раз-лична! Я не собираюсь тебя ревновать! Тем более, к другу и к какому-то глухонемому!
  
  Игровая пауза.
  
  Лида: Знаешь, что... Если я захочу, Малый тебя зарежет. Он на зоне за драку с ножиком сидел. За злостное хулиганство!.. Он сделает все, что я попрошу! Он в меня втюрился по уши, ему терять нечего!
  Вадим: Лида, убирайся отсюда вон!
  
  Девушка бросается на Вадима, опрокидывает инвалидную коляску, они падают на пол...
  
  Лида: Ах ты, мерзавец!.. (норовит ударить)
  Вадим: Дура! Ты мне гипс поломаешь!.. (защищается, хватает ее за руки)
  Лида: Пусти!.. Мне больно!..
  Вадим (держит): Мне тоже больно. Успокойся!..
  Лида: Отпусти, говорю!.. Гадина!..
  
  В комнату заходит Сергей.
  
  Сергей: Отставить!.. Что за нежности?!
  Вадим: Серега, помоги, она меня сейчас покусает!
  Лида: Сволочь!.. Маньяк!.. Насильник!..
  
  Сергей разнимает дерущихся.
  
  Сергей: Тихо мне - оба!.. Хватит!.. Он же калекой останется!..
  
  Лида со слезами на глазах убегает из комнаты, оставляя дверь приоткрытой. Сергей помогает Вадиму подняться и сесть в коляску.
  
  Сергей: Рассказывай, голубь, что произошло?!
  Вадим: Глупость какая-то!.. Я только сказал, что все кончено... А она как налетела, как фурия!.. Хищница!.. Тьфу ты!.. Мать моя - женщина!
  Сергей: Мама-то при чем?! (усмехается) Страсти-мордасти какие! Что с тобой, Вадик? Ты же умеешь с пациентами разговаривать!
  Вадим (тяжело вздыхает): Мне в санатории жена изменила.
  Сергей: Кто?.. Когда?.. С чего ты это взял?!
  Вадим: Она звонила. Я по голосу понял.
  
  Игровая пауза.
  
  Сергей: Как это - по голосу? Оля тебе сама призналась?
  Вадим: Нет. Но сказала, что мы поговорим об этом, когда она вернется.
  Сергей: ...О чем конкретно - "об этом"?
  Вадим: О том, что там произошло. У нее голос был виноватый. Я сразу догадался.
  Сергей: Идиот!.. Какой же ты идиот!.. С чего ты взял, что разговор был о рогах?!
  Вадим: А что еще в санатории может случиться?!
  Сергей: Ты Чехова давно читал?..
  
  Закончить фразу он не успевает. Из открытой двери доносится грохот и звон разбитого стекла...
  
  Голос Холодцова: Ты - придурок и гребаный козел! Кто теперь стекло убирать будет?!
  
  Появляется Уткин, оглядывается, закрывает за собой дверь.
  
  Уткин: Он мне вштавные жубы выбил, а крови во рту нет.
  
  В печали садится на стул. Первым приходит в себя...
  
  Сергей (сдерживая смех): Это не квартира, а коммунальный дурдом!
  Вадим (задумчиво): ...Ты думаешь, я придумал измену из-за того, что... я со студенткой... когда Ольга уехала?
  Сергей: Я ничего не думаю. Я отдыхаю. Думайте, мужики, сами! (садится за стол) Андрей Андреевич, за что это вас?..
  Уткин: Не вашно... Я когда-то тош-же ему морду набил.
  Вадим (задумчиво): Ясно...Но этого не может быть!.. (оглядывается) Ой, извините!
  Уткин: Не за што. (глядит на стол) У ваш водки нет, рот прополошкать?
  Вадим: Нет. Только бутылка красного с ваших поминок.
  Уткин (к Сергею): Шходите, пожалуйшта. Там найдете.
  
  Сергей пожимает плечами и выходит.
  
  Уткин: А где штуденты?
  Вадим: На площади. Они в палаточном городке ночуют.
  Уткин: Молодцы. Я не гош-жусь для политики...
  Вадим: Ночью им там холодновато. Скоро - осень.
  Уткин: Конешно. (глядит на валенки) Калоши надо купить.
  
  Игровая пауза. Ничего не происходит. Затем возвращается с бутылкой белого вина Сергей.
  
  Сергей: Водки больше нет. Режиссер нашел только это.
  
  Ставит на стол, садится. Все какое-то время молчат...
  
  Уткин (к Вадиму): Бокалы где?
  Вадим (к Сергею): Возьми на полке.
  
  Сергей приносит набор из шести бокалов на металлической подставке. Уткин разливает. Все снова молчат. Пауза затягивается... Вдруг заходит Холодцов.
  
  Холодцов (к Уткину): Я там убрал... разбитое. Ты, чувак, прости! Я не хотел, сам знаешь.
  Уткин: Ладно, Гена. Я уже оштыл.
  
  Холодцов садится за стол.
  
  Холодцов: Я смотрю, вы все странные какие-то!.. (к Уткину) Он-то пить бросил, (к друзьям) а вы почему трезвые сидите?
  Уткин: Жнаете, какое у Гены от-чество?.. Адольфович. Он штешняет... Тьфу!.. (в потолок) Вилена, прош-ти! (выпивает)
  Холодцов: Мои прадед и дед тоже были Адольфами. Меня батя так хотел назвать. Мама еле отговорила. (выпивает)
  Сергей: Бывает и хуже. Например, у нас в клинике лежал сын испанского республиканца... Представляете, его звали Леопольд Хулиевич! (выпивает)
  
  Вадим с рюмкой в руках начинает смеяться - при этом старается и не может выпить. Вместе с ним и над ним смеются остальные...
  
  Уткин (сквозь слезы): Папаша у него по-нашему Хулио Хулиевич!
  
  В самый смешной момент в комнату заходят Лида и Малый. Игровая пауза. Все успокаиваются...
  
  Лида: Ничего себе поминки!.. Со слезами на глазах!
  Вадим: Что тебе?..
  Лида: Ничего. Я помириться зашла. Правда, Малый?.. (к Вадиму) Не злись, пожалуйста! В жизни всякое бывает...
  
  Глухонемой кивает и улыбается. Потом показывает на стену...
  
  Малый: Мэ-нэ-ну-му-ну...
  Сергей: Оба-на! Как разговорился!
  Вадим (к Лиде): Что он хочет сказать?..
  Лида: Там только что компартию запретили, идет запись в Национальную гвардию, а вы тут сидите, не знаете!
  
  Вадим вопросительно глядит на Сергея...
  
  Сергей: Ну, да... Я не успел сказать. Запретили, но не совсем еще!.. Завтра большинство депутатов проголосует за оппозицию... Договорились приостановить деятельность. Так мне мои "три четверти" сказали.
  Лида: Они по нашему требованию прямую трансляцию врубили. Народ на площади совсем уже того!..
  Холодцов: Ребята, присоединяйтесь! Подходите к столу! Вадим, Сергей, наливайте же!..
  
  Наливается красное и белое вино. Поднимаются шесть бокалов...
  
  Холодцов: ...Андрюха, скажи тост ты!.. Вилены с нами больше нет, но жизнь-то продолжается!
  Сергей: Действительно, скажите что-нибудь!..
  Вадим: ...Как самый старший и мудрый из присутствующих!
  
  Уткин умело выдерживает паузу.
  
  Уткин (возвышенно): Дружья! Давайте жабудем житейские и политичеш-шкие ш-шоры! Проижошло шобытие, которое ижменит нашу шижнь! Выпьем же жа будуш-шее нашей великой швободной родины - Шоюжа Шоветш-шких Шо-ши-алиш-ши-ше-шких решпублик!.. Народ - за волю!
  
  Вверх поднимаются кулаки. Изумленная его новым произношением Лида слушает с открытым ртом, потом спохватывается и последней выпивает вино.
  Звучит междугородний звонок. Вадим подъезжает и снимает трубку. Затемнение.
  
  
  Действие 9
  
  Из темноты: у светящейся палатки сидит Вилена...
  
  Голос Демона: Я угадал - она вернулась одна.
  Голос Ангела: Смерть все-таки не права! Душа этой женщины надеется.
  Голос Демона: Я же тебе говорил!.. В этой стране все мертвые выбирают одно и то же посмертие.
  Голос Ангела: Потому, что эта страна и Чистилище слишком похожи.
  
  Свет в палатке начинает мерцать...
  
  Вилена: Эй, вы, подождите! Скажите, что будет со мной?
  Голос Демона: Ничего. Ты увидишь сущности, похожие на тебя. Жди в этом месте того, кого любишь.
  Голос Ангела: До свидания, Вилена! Мы еще встретимся!
  
  Свет внутри палатки гаснет. В темноте звучит шум ветра, птичий крик, автомобильный сигнал, все громче слышны голоса на невидимой площади - где-то недалеко включается репродуктор, начинается митинг...
  Светает. Вилена поднимается, оглядывается по сторонам...
  
  Вилена: Люди? Я же... я же вас слышу!.. Люди, я иду к вам!
  
  Она уходит со сцены через зрительный зал.
  
  ЗАНАВЕС
  
  3 августа 2009 г.
  љАлександр Владимирович Демьянков, 220103, г. Минск, ул. Калиновского, 41-23, тел. 283-07-60, МТС +375298650812, alexdiak@mail.ru
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Попаданцы в другие миры) | | С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | А.Рай "Мишка для ведьмы, или Месть - не искупление" (Любовная фантастика) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | К.Демина "Леди и некромант. Часть 2. Тени прошлого" (Приключенческое фэнтези) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"