Дерюгин Василий Евгеньевич: другие произведения.

Амазонки 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.69*65  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третья часть романа

  

АМАЗОНКИ

  

ЧАСТЬ 3

  ПОСЁЛОК "АМАЗОНИЯ"
  ГЛАВА 1
  МОКРЫЙ СЕЗОН
  Как сказали прожившие несколько лет на Новой Земле, "мокрый сезон" начался раньше срока и продлился дольше. Не три с половиной - четыре месяца, а больше пяти. Не ожидавшие подобного фермеры и ранчеро, а так же связанные с ними торговцы и службы понесли убытки. Но мы в своём подземном комплексе "Амазония" лишь качали головой, наблюдая за буйством стихии.
  Поездка девчонок "за витаминами", как обозвала я эту экспедицию, закончилась полным успехом. Все коробки для льда или айс-боксы были забиты зеленью, фрукты и овощи были навалены в мешках. Но, надо сказать, было пара эпизодов... Я перед поездкой проинструктировала девчонок: перед заездом на ферму, связаться со мной по радио и сообщить что за ферма, кто владелец, как далеко от ближайшего городка, а потом выходить на связь каждые пятнадцать минут. Я исходила из того, что некоторым придуркам может стукнуть по голове захватить трёх молодых девчонок и хороший грузовик, якобы никто о них не знает. Весть о том, что бандитское гнездо захвачено, широко прокатилось по городам и весям, так что угроза нанести визит от Ведьмы, вполне вправляла мозги. А предложение оплатить "витамины" оружием и боеприпасами, вполне примиряли с гостями. Один раз, правда, это не сработало, пришлось связываться с шерифом, мэром или судьёй местного городка, я так и не поняла статус тамошнего властного главы. После матерного объяснения, что будет с фермой, а так же с его городком после нашего визита, шериф-мэр-судья помчался на ту ферму, пару часов полаялся с фермером и его сыночками, но всё-таки освободил девчонок и вернул всё до гвоздя.
  Если, кстати, старикан думал, что он отделался маленьким штрафом в пользу девушек, который присудил мэр-судья, то он глубоко ошибался. По моему совету, девчонки оставили на повороте к его ферме Объявление -предупреждение, какие нехорошие люди там живут. Прежде чем до них дошла эта новость и они снесли объявление, она широко разнеслась по округе. Фермеру был объявлен негласный бойкот, он был вынужден продать свою ферму и убраться. Но это случилось потом, пока он счёл, что его шалости оказались безнаказанными.
  Удачными были и экспедиции в бывший бандитский лагерь. Там осталось много ценного: оружие, горючее, машины, вещи. И самое странное, никто не спешил этим завладеть. Так что каждый день туда отправлялось две-три машины и привозили много ценного. Когда всё, что можно оторвать и передвинуть вывезли, начали разборку и перевозку самих зданий, благо они были сделаны из досок и брёвен.
  -Женя, но зачем?! - не понимали девчонки.
  -Нам предстоит много работы по оборудованию нашего жилища. Лично мне очень не нравится, как оно сейчас выглядит. А для этого нужно очень много материалов. Есть два пути получить: купить или сделать самим. Я нашла третий: разобрать этот лагерь. Ломать не строить, чем это вас не устраивает? Разбираем, аккуратно грузим, потом будем строить из этого материала.
  Девчонки замолчали. Похоже с этой точки зрения на свои действия они не смотрели.
  Кстати, пока взрослые занимались разборками лагеря, детвора насобирала винограда. Они всю долину прошли от начала до конца, тщательно собрав всё до кисточки. Двое взрослых неизменно их сопровождали, я им специальную инструкцию составила, что и как делать при том или ином развитии событий. И часто приезжала проверять. Но проверки нарушений не выявляли. На звук мотора дети прятались, а взрослые занимали оборону в удобных местах.
  -Как погляжу, уже заканчиваете? - спросила я, глядя как Эстер тащит ведёрко с виноградом.
  -Да, ещё пара дней и всё, - ответила Майя. - Слушай, а зачем тебе столько винограда?
  -Будем делать вино, сок, компот, варенье, - сказала я. - Поскольку у нас алкоголиков нет, часть вина можно будет пустить на продажу. Это ведь очень хорошие виноградные сорта: Шардоне и Мускат-Троллингер. Немного выродились за прошедшее время, - я бросила виноградинку в рот, - но при хорошем уходе должны возродиться.
  Что интересно, к нам от фермеров сбежали две девушки. Одна немка 15 лет, просто не хотела, чтобы её любимую коняшку продали. Ну и прискакала на этом коняке. Меня срочно вызвали на стоянку, где среди машин я увидела живую лошадь. Девочка обратилась ко мне с сумбурной речью на смеси английского и немецкого, проскакивали и русские словечки. Из этого монолога я поняла, что Лохматку хотят продать, а это очень-очень-очень плохо.
  -Лошадь - это хорошо, - сказала я. - Только вот беда: негде содержать. Ну нет здесь места для лошадей. Но, скажем, нашли место. Чем кормить? У нас вообще ничего нет. Абсолютно. Доски же лошадка грызть не будет. Извини, помочь ничем не могу.
  Тут Лохматка вытянула голову и деликатно взяв виноград у меня из рук, сжевала. Я хлопнула её по носу, та боднула меня головой. Я снова хлопнула её по носу, та снова толкнула меня головой. Я переглянулась с девочкой и мы засмеялись. Гляжу, лошадь тоже скалит зубы: смеётся однако. Тут набежала ребятня, стали прыгать, гладить коняшку. Я подхватила Эстер и Леви и посадила на Лохматку. И та вдруг пошла шагом, да так важно! Коняшка несколько раз прокатила детей. Те были в диком восторге и начали просить меня оставить лошадку.
  -Ладно, - сказала я. - Покупаю лошадку, но с условием, что она до весны поживёт у вас. Просто потому, что нам нечем её кормить. Весной мы её заберём. Хорошо, Лохматка?
  Лошадь словно поняла меня. Она вздохнула, боднула меня головой и встала боком возле девочки. Та обняла меня, погладила еврейчиков и Катю, вскочила на лошадку и поскакала домой. А через пару дней к нам приехал её отец. Мужик хороший, заядлый лошадник. На Новой Земле уже седьмой год. Лохматку продаёт про?сто потому, что и так табун слишком большой. В общем, я ему заплатила треть суммы и две трети обязалась заплатить после "мокрого сезона".
  Вторая девушка по имени Адель шестнадцати лет сбежала от родного отца, который хотел выдать её замуж.
  -Я бы не сопротивлялась, - говорила, плача, она, - если бы был нормальный мужик. Так ведь трёх жён забил до смерти, ему теперь четвёртая нужна. Он и меня убьёт...
  Видок у девушки - краше в гроб кладут. На пол лица синячище, глаз заплыл и не открывался, ухо распухло, голова в ранках, несколько зубов выбито, одна рука вывихнута. Всё тело в следах от ударов кнутом, розг и других "воспитательных" пособий. Пришлось вызвать Воен, нашего эрзац-доктора, та смазала раны и перевязала. По словам Адель, на голове - следы первой воспитательной беседы будущего мужа. У отца была другая методика: он привязывал жертву к скамье или столбу и избивал до тех пор, пока не уставал. Двоих младших сестёр он забил насмерть. После "разговора" с будущим мужем, девушка прыгнула за руль пикапа и помчалась сюда. В город не рискнула: пару лет назад сноха сбежала в город, но была арестована шерифом и возвращена на ферму От немедленной расправы несчастную спасла беременность.
  -Да уж... - я провела рукой по голове и поморщилась.
  Лекарство, которое я колола, дало абсолютно невероятный эффект. Неожиданно обильно стали отрастать волосы на голове, причём седина пропала, вернулся естественный рыжий цвет, приходилось брить раз в неделю, не раз в два-три месяца.
  Воен повела девушку кушать - та была тощей как из Бухенвальда. Как выяснилось, женщины у отца Адель жили хуже скотины. Даже ели по разрешению главы семейства, большей частью это были объедки мужской тра?пезы, на всех не хватало, между женщинами даже драки часто были из-за еды. Мужчины это знали и даже часто для развлечения провоцировали эти потасовки.
  -Женья, - позвонила Кэтрин от поста, сегодня было её дежурство, - тут приехали какие-то уроды, ругаются матом, угрожают и требуют выдать беглянку. Пришлось из "американо" пару раз пальнуть, чтоб не наглели.
  "Американо" - так мы прозвали пулемёт М-240, который установили параллельно с КПВ, специально, чтобы патроны крупняка не тратить. Кто-то назвал, другие подхватили, так и прижилось.
  -Гони их наружу, - сказала я, - нечего им тут делать. Мы скоро выйдем.
  Я позвала Сашку, Роберто и Генриха и мы вчетвером на "перенти" и пикапчике выехали наружу. Тут стоит заметить, что я осуществила свою идею. У нас образовался явный избыток ручных пулемётов. Можно было всех без исключения, даже детвору вооружить такими пулемётами и ещё остались бы запасные. Так что Сашка и Роберто отвлеклись на денёк и соорудили строенные установки на "перенти" и пикап. На "перенти" установили строенный ПКМ, а на пикап - строенный М60. Так что огненный шквал был обеспечен. Банда на четырёх машинах собралась на холме, возле могилы Михаила. Разъехавшись в стороны, мы остановились в метрах четырёхстах, в случае чего могли сразу с двух сторон обрушить ливень пуль.
  Сашка осталась за пулемётами, а я вышла наружу и направилась к холму. Погода была препаршивая: низкие тучи, мелкий дождь, земля размокла и чавкала под ногами. И это только начало. Сверху навстречу мне направились двое: длинный худой старик в пончо и сомбреро и здоровенный толстый мужик в джинсовой куртке и почему-то в котелке. Старик мне напомнил киношного продавца пиявок Дуремара, а мужик - хряка. Так и ре?шила называть их - Хряк и Дуремар. Мы встретились у подножья холма, и прежде чем они успели заговорить, я сказала:
  -Я бы попросила убрать ваши машины в сторону. Там похоронен наш товарищ, нехорошо топтаться на его могиле.
  Я знала, что выгляжу несолидно и даже смешно: девчонка лет на пятнадцать-шестнадцать с двумя пистолетами, пытающаяся выглядеть внушительно. Хряк скривил губы в пренебрежительной усмешке, явно не воспринимая меня всерьёз:
  -А если нет?
  -Там две установки по три пулемёта, - указала я на машины, - плюс там АГС, "утёс" и пара крупнокалиберных снайперских винтовок, вроде "баррета" и "взломщика", - указала я на край скалы. - Мало не покажется. Убедила?
  Дуремар пожевал губами и сказал:
  -Не шуми, Диего, мы уберём машины. Он помахал и машины разъехались, открыв столбик с покорёженной звездой. Что-то объяснять этим людям было бесполезно. Чувствуя свою безнаказанность они могли творить что угодно, пример с Адель тому подтверждение. А вот теперь нашла коса на камень. Три десятка головорезов могли наводить страх на соседей, но мы были готовы дать им жесткий отпор. Неожиданно заговорил Хряк:
  -Ты завоевала Кубок в Аламо в этом году. Так? - Я только кивнула. - Я предлагаю поединок. Рукопашная схватка! До смерти проигравшего! При твоём проигрыше отдаёте беглянку, при моём - они уходят. Как тебе?
  Я окинула его изучающим взглядом. Хряк будет далеко непростым противником: судя по тому как шагал и двигался, он быстр, ловок, силён. Я же недавно была ранена и ещё не восстановилась полностью.
  -Чтож, давай, - согласилась я. - Только оружие относим в свои машины, и сходимся снова сюда.
  Ко мне приехал пикапчик, я положила оружие и разделась до полосатой майки - тельняшки. Потом пикап вернулся назад. А вот Хряку пришлось топать за холм и обратно. Но, похоже, он не только оружие относил, но принял какой-то стимулятор, судя по блестящим глазам и порывистым движениям. Однако его взгляд впился в наколку на моём правом плече. Похоже, словосочетание "Спецназ ГРУ" ему знакомо не понаслышке. Я же говорила, что выглядела слишком юной, и Хряк относился пренебрежительно. Теперь он начал жестоко раскаиваться, что бросил вызов, но отступить уже было невозможно.
  -Что за толпа наверху? - спросил Хряк вдруг.
  -Смотрят по монитору, - усмехнулась я. - Для простого глаза довольно далеко, больше полутора километров, а на мониторе картинка хорошая.
  Вначале мы просто кружили, делая короткие выпады, прощупывания противника. Так и есть, амерский спецназовец, хорошие бойцы, но рукопашным боем пренебрегают. А это минус и весьма большой. Хряк не выдержал первым, ринулся вперёд, стараясь поразить меня ударами в голову. Я легко уклонилась и сама нанесла несколько ударов по ногам. Один удар он таки пропустил, от остальных сумел уклониться. Но тем не менее начал хромать. А я увеличила скорость и опять нанесла несколько ударов по повреждённой ноге. И попала под удар левого кулака Хряка.
  Такое впечатление, что меня кувалдой долбанули. Я взлетела в воздух, пролетела не менее десяти метров и шлёпнулась на землю. Хряк заторопился ко мне, волоча ногу, чтобы добить, но я уже встала и начала уклоняться от его атак. Постепенно я пришла в себя и сама атаковала его, только став значительно осторожнее. И, само собой, добилась успеха. Вторая нога треснула под моим ударом. Он упал на землю. Я стала осторожно приближаться.
  -Я сдаюсь! - выдавил из себя эти слова Хряк. Он понял, что проиграл, и кому! Девчонке, которую вначале вообще всерьёз не принял! Бабе, которых привык держать за говорящих животных. Есть, видимо, какая-то высшая справедливость на небесах. Недаром древние писали глаз за глаз, зуб за зуб, ухо за ухо, ноздря за ноздрю. Хряк издевался и убивал беспомощных женщин и к нему пришло возмездие в моём лице.
  -Не принимаю! - ответила я. - Ты сам предложил драку до смерти одного из участников, и вряд ли бы пощадил меня. Так что сдохни!
  Хряк дёрнулся, я подскочила и нанесла удар по горлу. Шея хрустнула, его рука упала на землю. Я подобрала выпавший из руки дерринджер, которым он не успел воспользоваться, а из-за пояса - французский морской офицерский кортик, которым он тоже не успел воспользоваться. Впрочем, я сама не без греха: у меня были и ПСС, и хороший тесак. Когда я подошла к машинам фермеров, старый Дуремар вдруг сказал:
  -Не зря Чейз предупреждал, что с тобой опасно связываться, не зря...
  -Это который Роджер Чейз? - встрепенулась я.
  -Ты его знаешь? - удивился Дуремар.
  -Отлично знаю, - усмехнулась я. - Имела с ним дело ещё на Старой Земле. Бандит ещё тот. В России был объявлен вне закона за свои бандитские "подвиги".
  -Это какие? - посмотрел на меня Дуремар.
  -Нарко и работорговля, торговля органами, похищение людей с целью выкупа, - перечислила я, - контрабанда оружия, ну и бандитизм на территории России. Ты откуда?
  -Германия, - сказал старик.
  -Ну так представь, что на территорию Германии приезжает тип из Америки и начинает вытворять такое.
  -В Германии это невозможно!! - заявил Дуремар.
  -Кто знает будущее? - пожала я плечами. - Однако вернёмся к делам нашим скорбным. Вещи Хряка?
  -Вон его лендровер, - махнул рукой Дуремар. - Там и куртка, и оружие. Что, кстати, будешь делать с его фермой?
  -Ничего, - удивилась я, - потому что это не моё. У Хряка есть наследники, пусть получают имущество. А если нет, то ферма отходит анклаву или городу. Пусть юристы разбираются.
  Я села за руль внедорожника, включила мотор и подъехала к Дуремару.
  -Пара слов на прощание, старик. Тебе надо что-то менять в ваших семейных отношениях. Я знаю, что это не моё дело, но... В этот раз дочь от вас сбежала. А в следующий раз может взять оружие и перестрелять всю вашу банду. Может такое случится? Может, ещё как может. Случалось встречать подобные случаи. Весь вопрос, когда терпелка кончится. Может завтра, или месяц, или год.
  Дуремар лишь презрительно усмехнулся, глядя на меня. Мол, глупая девчонка, несёт какую-то чушь...
  -Чтоб далеко не ходить, - указала я, - погляди на своего дружка. Мог ли он вообразить ещё утром, что будет валяться трупом, а убьёт его одна из баб, которых он даже животными не считал? Никто не знает своего будущего. Думай, старик!
  И поехала к своим.
  Меня приняли с диким восторгом. Не успела я вылезти из трофейного лендровера, как меня выдернули из машины и под вопли "Ура!!! Ура!!! Ура!!!" принялись подбрасывать в воздух. Пока раз двадцать не подбросили, меня не отпустили. Едва душу не вытрясли. Оказалось это им Сашка подсказала, мол, в России есть такой обычай: подбрасывать победителя двадцать один раз в воздух. А эти дуры рады стараться.
  Ничего, я ей позже отомстила. Сашка и Роберто всё-таки сделали решётку на вход и обшили её бронёй с подбитой танкетки "Борзой". И вот, на демонстрации того, как решётка поднимается и опускается, Сашка вдруг почувствовала, что её ногу тянет следом. Дико заорав "Стоять!!!!", Сашка еле успела ухватилась за полосы решётки и вместе с ней взмыла под потолок, где и повисла, изрыгая маты и угрозы в адрес одной особы, крутившийся рядом с ней. Пока догадались включить мотор на обратный ход, пока Сашка сумела открепить цепь, я успела спрятаться. И напрасно Сашка потом в дикой ярости металась с той самой цепью по коридорам, я пряталась, пока она не успокоилась.
  Вернёмся, однако к воротам. Сашка и Роберто работали как проклятые. Сколотить решётку - самое простое. Главное было другое: разрезать корпус танкетки и обшить полосками эту самую решётку. Вот тут этой парочке пришлось повкалывать. Сначала пришлось замерить, а потом нарезать броневую сталь - та ещё работа. Потом согнуть и просверлить в нужных местах. Мы им помогали, как могли, но всё-таки главная работа легла на них. Потом надо было прикрепить петли к потолку, пришлось подгонять "Урал" с кунгом и на него ставить площадку. Потом всем вместе пришлось одевать решётку на стержень. Раза три пришлось начинать сначала, пока правильно надели. А потом на торжественном открытии Сашка взлетела к потолку.
  Дождавшись, когда Сашка сменит гнев на милость, я собрала всех и презентовала Сашке сумку с набором инструментов, а Роберто - малюсенький токарный станочек.
  -Нашей дорогой Александре - этот сумку с набором Юного Вредителя и так называемый Револьвер Штурмовой 50-го калибра, то есть 12.7 миллиметра. Владей, моя прелесть! Роберто, знаю, что у тебя почти готовы две модели кораблей, но надо обточить реи, мачты и прочие шпангоуты до нужной толщины. С помощью этого токарного станочка тебе не придётся делать это вручную. Кроме того, мы заметили, что ты упорно предпочитаешь калибр 5.56 калибру 7.62. Прими в дар АК серии 101 любимого тобой калибра. А кроме того - вот тебе стеллаж, где ты можешь всем демонстрировать свои изумительные модели кораблей! - я вытащила разобранный на стойки и полки стеллаж.
  Народ стал вставать, но я сказала:
  -Э, кудой?! Слоны ещё не кончились! Дорогая Татьяна! Мы каждый день наслаждаемся твоими очень вкусными блюдами, но забываем поблагодарить. Но ты должна знать, что мы очень ценим твой труд! - и я вытащила здоровенный черпак.
  -Ё моё! - пробормотала Таня, принимая инструмент. - Где же вы его спёрли?!
  -Ну, чтобы не только этим черпаком оборонялась, - продолжила я, - вот тебе кобура скрытого ношения и американский револьвер "Кобра" полицейская модель. Калибр, всё-таки, не 45, а всего 41, но врагу мало не покажется. Теперь наша дорогая Воен. Ты самоотверженно лечила наши порезы, ссадины, сопли и ангины. Вот тебе белый халат, шапочка, стетоскоп, специальная ложечка, чтобы могла смотреть в глотку этим зверям. Сегодня Я и Генрих закончили оборудовать медицинский кабинет, где теперь ты полная хозяйка. Ну и чтобы ты могла себя защитить, вот тебе обрез, - я достала тот самый обрез, что я нашла в первом налёте на вражескую базу. - Сашка потратила немало времени, чтобы привести сей агрегат в более пристойный вид.
  В общем, я отметила всех, даже еврейчики получили рогатки в подарок.
  Особо отметила Катю. Я как-то случайно сказала, что хорошо бы вести видеодневник событий в нашем поселении "Амазония". Вот она и стала снимать происходящее на видеокамеру. Я ей сначала помогала монтировать, и раз в три-четыре дня стали выпускать короткие минут по 7-10 записи в "В нашем городке", сделанные с большой долей юмора. Всем это нравилось и шло на ура. Как все ржали, когда был показан сашкин полёт на воротах! Видео повторяли раз десять по требованию зрителей. За это я вручила Кате большую грамоту на трёх языках и автоматическую винтовку "ругер" со снайперским прицелом.
  -Калибр пусть и небольшой, - сказала я, - но жалит очень больно! Как и твои видеоролики. Ну, а теперь пусть подойдёт Капрал! Котяра, ходь сюды!
  Рыжий кот вскочил на стол передо мной. Я достала ошейник, красиво расшитый и с большим сапфиром:
  -За особые заслуги перед бандой "Амазонки" кот Капрал награждается именным ошейником!
  Сняв старый, который был уже тесноват, я надела новый.
  -Помимо всех прочих достоинств, ошейник имеет радиомаяк, Мы всегда будем знать, где ты находишься и сможем прийти на помощь.
  Банда яростно зааплодировала, кота принялись гладить, тискать и целовать.
  Вообще Капрал был достоин не то что богато украшенного ошейника, но и целого ведра сметаны. Моё задание он выполнил на пять с плюсом. Облазив и обнюхав все коридоры и помещения, он нашёл не менее де?сят?ка новых комнат и коридоров. Конечно, пришлось изрядно повозиться, но дело того стоило. Например, мы нашли склад с оружием. Пять десятков ящиков с винтовками "Маузер", пять ящиков со штурмовыми винтовками FG-42, ящик с "парабеллуми", два ящика с "маузерами" модели М712 - большой магазин и автоматический огонь, три десятка пулемётов MG-42 - лучшего пулемёта Второй мировой. Этот пулемёт получил прозвища "Косторез" и "Пила Гитлера", союзники часто вооружались им. Ну и большая комната забитая ящиками с патронами и гранатами. Что интересно, гранаты были как немецкие "колотушки" на длинной рукоятке, так и советские Ф-1, "лимонки", видимо, из трофеев. Обнаружили склад с рациями и армейскими телефонами и катушками с кабелем. Мы нашли склад с кроватями, со шкафчиками, склад с обмундированием, с матрацами и постельным бельём. Как ни странно, ничего не сгнило и не сопрело. Несколько комнат с мясными консервами, всяких долгохранящихся продуктов, сахара, муки, множество всяких приправ.
  Заинтересовавшись, я достала одну банку мясных консервов, осмотрела, тщательно оттёрла от смазки и повернула специальный ключик. Внутри раздалось шипение и банка ощутимо нагрелась. Я открыла, достала ложку и принялась кушать. Съев пару ложек, я предложила заинтересованно глядящим окружающим. Все попробовали, а Кэтрин сказала:
  -Немецкий интеллект!
  -Вообще-то это русское изобретение, - усмехнулась я. - В 1897 году инженер Фёдоров предложил проект саморазогревающихся консервов, сделав более сильный корпус и поместив в днище воду и негашёную известь. Во время первой мировой войны такие консервы поступали на фронт, правда в небольшом количестве. - Посмотрев на надувшуюся немку, я сказала: - Так, поскольку от голода не умираем, мясные консервы больше не трогать. Оставим на будущие экспедиции и поездки. Остальным можно пользоваться.
  Я уже хотела распустить собрание, как вдруг встала Сашка.
  -Подожди, Евгения, ещё одно небольшое дело.
  Когда Сашка называет меня Евгения, то она настроена очень серьёзно.
  -Ты всех назвала, всем слонов вручила, только забыла про одного присутствующего, который главный во всех делах. Она успевает побывать всюду, посоветовать, что-то подсказать. Никогда не забуду, как мы с Роберто ломали головы, как поднять решётку, чтобы зацепить за скобы, а она напомнила про мотор и трос. Помогла оборудовать медицинский кабинет, организовала пошив одеял и тёплой одежды. И, кроме всего прочего, у этого человека сегодня день рождения. Ему исполняется аж двадцать шесть лет! Женька, с Днюхой!
  И полезла обниматься и целоваться. Меня окружили все и стали поздравлять.
  -Так, один момент, мамзели!! - взревела Сашка, все замолкли и уставились на неё. - Подарок от меня!
  Откуда-то с пола Сашка достала свёрток и развернув, вручила... винтовку Мосина с современным оптическим прицелом. На ложе была табличка с гравировкой "Евгении, атаманше "Амазонок" -Зная, что ты любишь снайперки, мы решили что такой у тебя точно нет!
  Не успела Сашка отойти, как встала Майя:
  -Чтож, я тоже хочу вручить свой подарок!
  И протянула мне скатанную тряпку. Я развернула и заржала, отмахиваясь от вопросов. Девчонки набежали, выхватили... и тоже стали ржать. Значит, вверху большая надпись "Царица Амазонок". Внизу - девица в камуфляже и берцах, с пистолетами на бёдрах, на лысой голове - набекрень корона, на плечах - горностаевая мантия, в правой руке - ведро, в левой - швабра с тряпкой, намёк на моё участие в мойке полов пещеры.
  -Королевишна, мля... - еле сумела просипеть Сашка, рыдая от смеха. -Королева-уборщица! Ииии... - пищала детвора.
  Чего Майя не ожидала, так это такой реакции. Она думала, что её сейчас обматерят, её вышивку порвут и сожгут, а я непременно дам в глаз. Примеры были. Но вот так, ржать никого не стесняясь, да ещё показывать другим... Такое было невозможно в ППД ПРА. Старшие товарищи начинали психовать, орать о "подрыве авторитета" и готовы были пристрелить ехидную лейтенантшу. Майя чувствовала, что здесь ей очень и очень нравится.
  В это время распахнулись двери и въехала тележка со здоровенным тортом с горящими свечами, которую толкали Татьяна и Воен. Погас свет и все потребовали от меня разом потушить все свечи. "Раз плюнуть!" - сказала я, положила на середину торта бомбочку и нырнула вниз. "Бум!" - грохнула бомбочка. "Ё моё!" - сказала я, вынырнув из-под тележки. Свечи погасли, а заодно все присутствующие были белые от макушки до колен. Тут сашкина рука легла мне на затылок и меня лицом впечатали в торт. Все зааплодировали.
  -Так будет справедливо! - сказала Сашка.
  После того, как все помылись и почистились, сели пить чай, кофе и разные соки с этим кулинарным чудом. Неожиданно Катя потребовала:
  -Тётя Женя, спойте песню!
  -Да, да! Песню! - запросили все. - Пес-ню! Пес-ню!! Пес-ню!!!
  -Хорошо, уговорили! - согласилась я. - Повесьте ваши волосатые ухи на гвоздь внимания и слушайте! Итак, "Старинная застольная песня"!
 
  Мы души свои не щадили, бродяги.
  Мы мерзли, тонули, горели в огне.
  Так сдвинем же, сёстры, бокалы и фляги,
  Пусть отблеск заката играет в вине.
 
  Мы выпьем за тех, кто не с нами не дома,
  Кто в море, в дороге, в неравном бою,
  Кто так одинок, что за верного друга
  Готов прозакладывать душу свою.
 
  За то, чтоб сквозь ярость и буйство стихии,
  Сквозь черные крылья и когти беды,
  Мы выпьем, чтоб в эти минуты лихие
  Пробился к ним свет путеводной звезды
 
  За тех, у кого истощаются силы,
  За тех, кто надежду в крови потерял,
  За тех, кто проходит по краю могилы,
  За тех, чьим сердцам угрожает металл.
 
  За тех, кто не верит ни в черта ни в бога,
  А верит в удачу и силу свою.
  За тех кто в ночи далеко от порога,
  За тех кто со смертью играет вничью.
 
  Пусть в эту минуту им станет полегче,
  Хотя бы немного, а в следующий раз,
  Когда мы пойдём по опасной дороге
  Друзья незнакомые выпьют за нас!
 
  Раздались бурные аплодисменты. Потом попросили ещё. Ну как попросили... Помните, у Высоцкого: "Два здоровенных мужука меня схватили за бока. Играй, говорят, парнишка, пой, пока не удавили!" Удавить не удавили, но покалечит обещали. Ну я и спела. Того же Высоцкого "Дорогая передача", "Ой где был я вчера!", "Смотрины", вспомнила старую "Губит людей не пиво", "Песню пиратского попугая", "Девушка с острова Пасхи" и много других. Несколько раз на бис повторила "Жену французского посла". Чем-то понравилась эта песня обчеству. Несколько раз повторили все вместе припев:
  Крокодилы, пальмы, баобабы
  И жена французского посла!
  Потом гитару взяла Майя и спела "Миленький ты мой", и ещё несколько романсов. Потом стали петь другие девчонки и парни. Зазвучали песни на английском, французском, испанском. Даже еврейчики пропели на иврите. А я тихонечко выбралась и вышла на стоянку покурить. А ко мне подошла Адель, единственная, кто остался не награждённой и вообще вне праздника, получившего у нас.
  -Я хочу уехать! - сказала она.
  -Хорошо, - кивнула я. - Завтра возьмёшь свою машину и езжай.
  -А ты рада! - постаралась уязвить меня девушка.
  -Честно говоря: да, - не стала скрывать я.
  -Вы все! Вся ваша шайка! - задохнулась Адель. - Вы! Вы! Вы!!! А эти жидята...
  -Стоп! - сказала я. - Ты не помнишь, почему тебя переселили в другое место и попросили не отсвечивать? Как раз после того, как ты попробовала "воспитывать" детей затрещинами. Да ещё драки, которые ты стала за?тевать с Воен, Тиффани, Кэтрин...
  -Я?! - возмутилась Адель.
  -До тебя они драчливостью не отличались, - ответила я. - Так что возвращайся в свою комнату и жди утра. Утром мы тебя отправим в путь-дорожку.
  -Вы мне завидуете! - заявила девушка, отходя.
  -Чему?! - изумилась я. - Что тебя постоянно избивали? Что ты сбежала от жениха, чтобы не убил? Чему завидовать?!
  -Меня ждёт большое наследство... - начала Адель, но я перебила:
  -Девочка, мы здесь захватили "трудовые накопления" атамана больше, чем полсотни твоих ферм. Если кто решит уйти, в зависимости от его степени участия, мы сможем заплатить ему от трёх до десяти таких ферм. Или вот, я осенью стала победительницей чемпионата по стрельбе из пистолета. - Адель выпучила глаза, даже ей было известно, что участвуют там лучшие из лучших, а побеждают самые-самые. - Так вот, нам удалось сорвать банк - около ста пятидесяти тысяч экю. Так что иди и не выдумывай про себя невесть что.
  Адель прямо таки с ненавистью посмотрела на меня, развернулась и убежала.
  -О чём шла беседа? - подошла Майя, доставая кисет с табаком и бумагу.
  -Нас хотят покинуть, - поведала я, освобождая место.
  -И ты её отпустишь?
  -У нас не исправительная колония, - сказала я, - и не воспитательное учреждение. Так что пусть катится. А выживет или нет - на это уже только Божья воля.
  На следующее утро Адель получила винтовку "Маузер", "парабеллум", сумку с едой на три дня и, обложив на прощание матюгами, уехала, вздымая тучи брызг. Должна сказать, что далеко она не удалилась. Её тело мы нашли в километрах семи на юг в небольшой пещерке. Почему-то звери и насекомые не тронули её тело. Судя по всему, её долго и мучительно насиловали, а потом ей отрубили голову. Кто убил её - так и осталось неизвестным. Мы там же похоронили Адель. Просто выкопали яму, положили тело и засыпали, никак не отметив её могилу. Не заслужила.
  ГЛАВА 2
  ВИЗИТЁРЫ
  Едва дороги чуть просохли, как в наше поселение, вскоре после освобождения наших подруг, явилось пятеро перцев на двух машинах аж из Зиона. Трое из них были явно охранниками, а двое больше напоминали мелких жуликов, впихающивающих людям какую-то муть. Не знаю, откуда это впечатление, но оно появилось даже не с первого взгляда, а с первого услышанного слова.
  Я была в столярной мастерской, мастерила очередную тумбочку, когда пришёл вызов из радиорубки. Тиффани в последние месяцы постоянная дежурная на рации, сообщила что какие-то перцы просят поговорить с самым главным.
  -Если ты занята, то я скажу, чтобы вышли на связь часа через три, - сказала Тиффани.
  -Нет, всё в порядке, - ответила я, - сейчас подойду.
  Я сняла фартук, отряхнула стружки и пошла в радиорубку, Тиффани кивнула мне на микрофон.
  -Главный на связи, приём, - сказала я.
  -Это хорошо, - услышала я, - мне очень нужно встретиться с вами.
  -На предмет? - спросила я.
  -Есть важный разговор, касается детей, которых вы подобрали в дороге.
  -Да? - я несколько удивлённо посмотрела на радиостанцию. - Сколько вас всего?
  -Пятеро, - последовал ответ.
  -А уполномоченных на переговоры?
  -Двое. Я и наш адвокат.
  -Вот вы и ваш адвокат пусть заезжают по ущелью. До встречи, - сказала я и выключила рацию. Потом посмотрела на Тиффани. - Что скажешь?
  -Не знаю... - пожала та плечами. - Но если судить по голосу - проходимец.
  -Вот и я так думаю, - вздохнула я и поглядела на девушку: - Как чувствуешь себя?
  Тиффани погладила свой выпирающий животик.
  -Пока всё нормально, - сказала она. - Но надо будет к сроку поехать в Демидовск. Там, я слышала, организовали роддом для рожениц. Очень хороший роддом и специалисты классные. Одна Боцманша чего стоит.
  -Кто?! - изумилась я.
  -Здоровенная такая еврейка, похожа на Сашку по габаритам, но работает не инженером, а акушером. Слышала разговоры, что она - лучший акушер на Новой Земле. К ней даже из Порто-Франко летали рожать через весь материк.
  Нашу беседу прервал телефонный звонок.
  -Командир, - сказал "истинный ариец" Генрих, - тут к тебе какие-то перцы рвутся.
  -Двое? - спросила я. - Запускай, они ко мне, поговорить.
  Встретила я их на автостоянке. Изрядно потрёпанный лендровер "второй свежести", то есть, битый в хлам и потом восстановленный, выехал из туннеля и остановился около меня. Оттуда вылезли два еврея, одетые в типично классические одежды, тоже изрядно потрёпанные. Один здоровый как бык, в углу левого глаза я заметила американскую тюремную наколку: две слезы. "Не фига себе!" - подумала я. Хороший адвокат! Спец по уголовным делам? Второй длинный, худой, нечистоплотный, обшлага лапсердака засалены, весь в каких-то крошках, впечатление такое, что в помойке извалялся и даже толком не очистился. Пускать такую публику в пещеры? Нет уж, обойдутся. Я коротко, по-офицерски, поклонилась, не подавая руки:
  -Приветствую! - и открыла дверь КУНГа: - Прошу, разговаривать будем здесь.
 Длинный попробовал было возмутиться, но я его оборвала:
 -Разговор нужен вам, я могу вообще не разговаривать. Или здесь говорим, или уезжайте.
 Поджав губы, длинный вошёл в КУНГ, американский уголовник попытался войти следом, но я жестом его остановила и указала на машину, а потом забралась в КУНГ и закрыла дверь. Внутри длинный с немалым интересом осматривал внутренности. Разные приборы, оружие. Рация, радары, пеленгаторы, пара компов, оружие. Длинный даже протянул к одной из винтовок руки, но я хлестнула по ним тростью:
 -Не лапай! Разрешение спрашивать надо!
 Поставив на откидной столик пепельницу, я достала сигару и закурила. Длинный поморщился:
 -А можно не курить?
 -Можно и не разговаривать, - спокойно отозвалась я. - О чём хотел говорить? Излагай!
 Длинный разразился речью. Это был гениальный оратор. Его речь блистала сравнениями, цитатами из Торы, ссылками на еврейские обычаи, отсылками к законам Израиля, Америки, нескольких европейских стран и Марокко. Когда он закончил, я несколько раз хлопнула в ладоши:
 -Браво! То есть, ты хочешь, чтобы я ради детей отказалась от опекунства, а ты, по доброте душевной, так и быть, возьмёшь это на себя. Я правильно поняла?
 -Ну да! - Длинный снял шляпу, обнажив плешь, рукавом вытер пот со лба.
 -Знаешь, я не могу так с ходу принять решение, - с большим сожалением сказала я. - Надо всё обдумать, посоветоваться с соратниками, мнение самих ребят спросить. В общем, приезжай через два, а лучше через три месяца. Тогда я и расскажу о том решении, что мы выработаем.
 Длинный побагровел, он понял, что я над ним издеваюсь. Но, виде перед собой девчонку лет пятнадцати, не удержался он попытки давления и угрозы:
 -Девочка, ты нарываешься на неприятности...
 -Дядя, а ты слишком много внимания уделяешь внешнему виду, - отпарировала я. - И считаешь глупее себя. Никогда так не делай, не убедившись в этом. Кстати, погибший ашкенази, его жена тоже, а ты сефард . Каким чудом?
 Длинный побелел и привстал сунув руку в карман лапсердака. Пистолет? Возможно, какой-нибудь дерринджер, но скорее раскладной нож, идеально для мелких жуликов и уголовников. Я достала пистолет маузер и нагло улыбнулась. Длинный вынул руку из кармана и спросил:
 -Откуда ты знаешь столько про евреев?
 -Природное любопытство, - ответила я. - Просто было интересно.
 -Но ты зря мне отказала, - угрожающе сказал Длинный. - Ой зря! В этом деле заинтересованы очень серьёзные люди. Очень. И если они шевельнут пальчиком - тебя раздавят в пыль!
 -Я уже отписалась со страху, - ответила я. - Слушай сюда, дурачок. Во-первых, и ты, и твои "очень серьёзные люди", обитают в Зионе и окрестностях. Правильно? Во-вторых, здесь не Зион и его предместья, здесь пограничье ПРА, Бразилии и Американской Конфедерации, несколько тысяч километров от Зиона. В-третьих, серьёзные люди так просто не нападают с бухты барахты. Они сначала проводят разведку, изучают противника, его сильные и слабые стороны. Это только такие придурки как ты, кидаются вперёд, ничего не зная о противнике. Вот, скажем, что ты знаешь обо мне? Например, ты знаешь, что я выиграла осенью соревнования по стрельбе из пистолетов в Аламо? А то, что мы разгромили перед твоим приездом бандитский городишко? Во-о-от, вместо того, чтобы поговорить с окрестными фермерами, ты примчался вешать мне лапшу на уши.
 Взгляд Длинного был полон презрения и пренебрежения. Мол, молоти ересь дурочка. Ну не воспринимает он меня серьёзно, слишком внешний вид дезориентирует. Наверное, чтобы к моим словам прислушались, надо выглядеть не девчонкой пятнадцати лет, а свирепым мужиком лет сорока. Впрочем, есть такие, которых нужно по башке всё время дубиной бить, иначе они быстро всё забывают.
 Можно было бы на пальцах объяснить идиотику, что в своём Зионе эти "очень серьёзные люди", где у них всё схвачено, являются серьёзными, а в том же Форт-Линкольне они уже никто. А в случае моего визита, этим "очень серьёзным людям" лучше самим вешаться. Никакая охрана не поможет, никакие связи не спасут. Две недели... нет, десять дней мне вполне достаточно. Неделя наблюдений и составления плана с вариантами, а потом три дня действий.
 Но нет, магия внешнего вида действует несокрушимо. Этот мелкий жулик вряд ли меня бы прежнюю серьёзно воспринял. Ну не ассоциируется у такого женщина с чем-то опасным. Тем более, я нынешняя. Какая-то девчонка несёт какой-то бред... Даже сделай я что-нибудь этакое, Длинный бы не поверил своим глазам. Ну не может девчонка что-то серьёзное и опасное предпринять! Если я не ошибаюсь, то скоро придётся ему убедиться в обратном.
 Накаркала.
 Едва мы вышли из КУНГа, как внезапно выбежали мои еврейчики. Стоящий возле машины уголовник прыгнул и схватил Мазаль. Я выхватила ТТ, но Длинный заслонил его и поднял руки:
 -Один момент, покажи правую руку! - Над его плечом появилась рука с НАЖАТОЙ кнопкой на пульте. - А теперь садись в машину и открой багажник.
 Бандит зашвырнул девочку в салон и сел сам. Длинный открыл багажник. Одного взгляда хватило, чтобы понять, что багажник забит взрывчаткой.
 -Так мы едем, - сказал Длинный.
 -Езжайте! - кивнула я.
 -Скажи своим, чтобы открыли решётку! - сказал Длинный.
 Я подняла трубку телефона и по всем подземельям разнёсся мой голос:
 -Похищена Мазаль, у бандитов полный багажник взрывчатки. Роберто, подними решётку. Пусть едут, пока. Все на стоянку!
 Показав мне средний палец, Длинный прыгнул в машину и помчался прочь. Ещё, сволочь, пальнул по Роберто.
 -Так, - остановила я ринувшихся к машинам друзей. - Башара, Кэтрин, Генрих. Садитесь в "брабус" запускаете БЛА и в километрах десяти тащитесь за бандой. Ни в коем случае не пытайтесь задержать или атаковать! Ваша задача - сообщать мне, где именно находится банда, куда повернула. Сделаете? Вперёд! Теперь Сашка. Сколько надо времени собрать вертолёт?
 -Час - полтора, - сказала Сашка. - Чё там собирать? Рама, мотор и лопасти.
 -Тогда чего стоим?! А пока мозгами раскину про их маршрут. Леви, принеси пожалуйста из кабинета мой ноутбук! Только не грохнись по дороге! - добавила я, глядя, как он рванул.
 -Ну почему ты их отпустила? - спросила Мари. - Я же знаю, что ты стреляешь как богиня! Пристрелила бы этого урода...
 -Понимаешь, - я присела рядом с мулаткой, - пульты взрывных устройств бывают двух видов. На одних нужно нажать кнопку, а на других нажать и отпустить. У бандита было именно второго типа. Если бы он отпустил кнопку взрыв обязательно бы произошёл. Я никак не могла этому помешать. К тому же мне его заслонил второй бандит. А взрывчатки в багажнике было не меньше полутонны. Чего мог натворить здесь взрыв такого количества взрывчатки - можете сами представить. О, спасибо, Леви! Я взяла ноут, включила и вывела на экран район пещеры. Для этих двух бандюков существовало два пути. Один - выехать на трассу, примкнуть к одному из конвоев и доехать до Аламо и оттуда ехать в Зион. С одной стороны - окажешься под защитой конвоя, с другой - можно очень легко попасть, когда я найду конвой и предъявлю обвинения. А девочка обязательно их подтвердит. Другой путь - доехать до Алабама -Сити, потом добраться до Форт-Ли, а оттуда морем до Зиона. И там, и там можно воспользоваться помощью криминальных элементов, знакомых и бизнеспартнёров. Есть ещё третий вариант: попробовать бежать через Одессу, но это вообще от безнадёги. Как мне рассказывала та же Мари, одесские бандиты вообще способны догола раздеть. Так и будешь без трусов стоять на пирсе Зиона, соображая что к чему. Так что, скорее длинный с американским уголовником рванут на юг, в Алабама-Сити. Поступившее донесение от троицы вроде подтвердило моё предположение.
 Сашка была чересчур оптимистична, когда называла срок в полтора часа, ей пришлось два с половиной часа собирать и отлаживать вертолёт. Но в конце концов, я и Сашка с "барсуком" сели, и я медленно подняла вертолёт в воздух. Пока мы летели за убегавшими бандитами, я вспоминала о первом боевом вылете этого вертолёта.
 Во время "войны" с чеченской мафией, мы с Сашкой узнали, что собирается большой шабаш в загородном имении главаря чеченов, чтобы поднять дух своих сторонников и сподвижников после первых наших ударов. Сначала мы разогнали стихийный рынок, который контролировали чечены. Спрашивается, как это вдвоём возможно? Ответ: элементарно. Рынок располагался в низине, а под рынком шла канализация. Мы угнали бетоновоз, кое-чего добавили в бетон и разгрузили в открытые люки. Бетон марки 800 - знаете что такое? Это значит, что даже отбойные молотки не берут эту марку, взрывать надо. В общем, после перекрытия трубы вся эта гадость хлынула на рынок. Народ после устранения проблемы так и не вернулся. Чечены получили солиднейший удар по карману. А тут мы взорвали бетонный завод, который тоже "чехи" держали. Были взорваны краны, перевозившие бетонные конструкции, электроподстанции и заводоуправление. Ну и заварен пожарный гидрант. Пока пожарные сначала пытались въехать на территорию завода, потом куда подключиться, всё сгорело дотла. Вот после этого главный чечен и устроил своё гульбище. Скрыть такое событие было невозможно, поэтому на всех дорогах и тропинках дежурили милиция и чеченские боевики. Ждали наш визит. Ну, мы тоже подготовились к этой вечеринке. Мы заранее приехали в заброшенную деревеньку в километрах сорока от загородного имения. И на закате отправились в гости.
 Для начала залпом НУРСов уничтожили машины на стоянке. Я ещё из пулемётов добавила. Потом взорвала главное здание. Далее, переместившись на берег озера, уничтожила лодки и пару яхт. Небольшой пароходик так и затонул у причала. А потом просто летали кругами и распугивали и гостей, и самих чеченов. В свете прожектора попалась фигура главного чечена, который стоял и потрясал кулаками. Сбросив вымпел, мы наконец улетели. Когда ему принесли вымпел с запиской, чечен едва не лопнул от злобы. В записке было всего два слова: "Аллах акбар!" Пока тушили пожары на стоянке и в доме, пока собирали разбежавшихся по окрестностям, пока перевязали раненных и покалеченных. Кстати, мост на единственной дороге мы взорвали, так что помощь прийти не смогла, пришлось посылать вертолёты, из-за чего народ обуяла дикая паника...
 А в городе по телевизору уже крутили запись нашего визита на чеченское сборище. Взрывы на автостоянке, взрывы дома, расстрел лодок и кораблика, разбегающиеся люди. И как завершение - записка главарю. Ну и в ходе съёмок были показаны главные лица нашей области: губернатор, начальник УВД, начальник ФСБ, мэр нашего славного городка, представитель президента. Особенно людям понравился генерал МВД, жирный такой дядя, но через двухметровый забор сиганул похлеще молодых, не касаясь руками. Москва заинтересовалась происходящим, начались чистки, отставки и посадки. А для чеченского главаря всё закончилось более чем печально. Попытка поднять дух закончилась оглушающим провалом, народ от него побежал и в конце концов я поставила в его карьере свинцовую точку. Из неучтённых эффектов был тот, что Сашка была в диком восторге.
 От воспоминаний меня отвлёк вызов по радио. Кэтрин доложила, что бандиты мчатся на юг и не собираются сворачивать.
 -Но задняя машина тормозит, - добавила Кэтрин, - похоже, что они собрались притормозить погоню.
 -Ладно, вы не геройствуйте, - сказала я, - притормозите в нескольких километрах и ждите сигнала.
 Ориентируясь на слова Кэтрин, где засели бандиты, я сделала большой крюк и вышла к высотки с тыла. Ребятки попались грамотные: во всю махали лопатами, оборудуя позицию. И место выбрано грамотно: длинная долина с крутыми склонами, на которые даже джип не заедет. Можно было бы попытаться их взять в плен, только вот зачем?
 Воевать с мафией в Зионе я не собиралась, я вообще ни с кем воевать не собиралась, ехать с визитом в Зион разбираться с наследством еврейчиков я тоже не собиралась, хотя оно должно быть нехилым, иначе Длинный с Уркой не помчались бы через весь континент. Похоже Длинный сработал на опережение, надо ждать визита действительно важных людей. Я кивнула Сашке. Три коротких очереди вспороли воздух, три трупа украсили холм.
 -Забирайте трофеи, - сказала я, - и похороните. Как раз могилу выкопали себе.
 Я посадила вертолёт на холм и закурила. Высадив Башару у холма для сбора трофеев, Кэтрин и Генрих поехали дальше . Мы помахали друг дружке, когда они проезжали мимо. Увидев, какими глазами смотрит чеченка на вертолёт, я предложила:
 -Садись, прокачу!
 -А как же...
 -Они должны догнать бандитов и выяснить, куда они намылились: на восток или юг, - объяснила я. - А "лендровер" всё-таки не товарный состав, спрятать легко. Да и наш вертолёт не танк, одна очередь - привет гуриям. Так что садись, покатаем.
 Второй раз предлагать девушке не надо было. Она мигом вскочила на заднее сидение. Я подняла вертолёт в воздух и минут десять по всякому крутилась над холмом, пока не поступил вызов от Кэтрин. Выслушав сообщение, я высадила чеченку. Обычно сдержанная Башара во время полёта дико орала и даже пыталась прыгать от восторга, хорошо, что была пристёгнута.
 -Понравилось? - спросила я на прощение.
 -Это... Это... - у девушки не нашлось слов.
 Мы с Сашкой переглянулись.
 -Думаю, смогу тебя научить управлять вертолётом, - улыбнулась я. - Ладно, ты пока собирай оружие и всё остальное. А мы полетели.
 Длинный повернул на юго-восток, решил нас запутать? Мы взяли чуть севернее и помчались на крейсерской скорости. Очень скоро мы обогнали бандитский "лендровер". Отмахав ещё с полсотни километров, я посадила вертолёт за холмом, а сами взобрались на вершину. Постелив кусок брезента, я стала устраиваться для стрельбы.
 Лишь через полчаса показался мчащийся "лендровер". Сашка изготовила свой "барсук", но я жестом остановила её и прицелилась из своей "мосинки". Выстрел! Лендровер завилял, но выправился. Тут задняя дверь открылась и из машины выпал маленький комочек. Я кивнула Сашке. "Барсук" выдал длинную очередь. Маши?на вспухла огненным шаром.
 -Вот и всё, - сказала я. - "Сколь верёвочка не вейся, а совьёшься ты в петлю"!
 Я встала, подхватила винтовку и пошла к пожару. Внезапно послышался дикий вопль, из-за стены огня вылетела Мазаль и повисла на мне. Девочка была исцарапана, вся в синяках, в порванной одежде, но сияла от радости.
 -Тётя Женя, тётя Женя, тётя Женя!! - бесконечно повторяла девочка. - Ты пришла за мной! Я знала, я знала, я знала это!
 Тут подъехали Кэтрин с Генрихом, но Мазаль наотрез отказалась отцепляться от меня. С трудом удалось уговорить её сесть на заднее сидение вертолёта. Лишь убедившись, что я действительно буду тут же, она с громадной неохотой отцепилась и позволила пристегнуть на заднем сидении. Сделав круг над Башарой, мы полетели назад в пещеры. Правда, в отличие от Башары, Мазаль сидела не шевелясь и вся зелёная.
 -Ты чего? - удивилась я.
 -Ст-т-т-трашно! - призналась девочка.
 -Держись, скоро вернёмся! - приободрила её Сашка.
 Она наклонилась назад, отстегнула её и посадила её на колени. На руках у Сашки Мазаль отошла и поглядывала по сторонам и вниз уже с интересом. И именно она заметила что-то в кустах.
 -Что это? - спросила она, указав пальчиком.
 Сашка, глянула и крикнула мне:
 -Жень, давай вниз, Мазаль что интересное увидела!
 Я снизила и вернулась назад. Там стол грузовик, "ман", с тентом на кузове. Наверное, с земли его не было видно, но вот сверху оказался как на ладони. Из кабины выскочил мужик и помчался прочь. Я посадила вертолёт на маленькую полянку, сказала Сашке и Мазаль держать оборону, а сама взяла свой верный АКМС и пошла к грузовику. Что я могла сказать? Грузовик как грузовик. Нет, не заминированный. Ничего незаконного тоже не нашла. Половина груза мясные консервы, половина - рыбные, по две тонны каждого вида. Водитель как спрятался, так и не отзывался.
 -Что я думаю? - ответила я на Сашкин вопрос. - Это обмен с бандитами. Те им часть добычи в обмен на продукты. Только так я могу объяснить бегство водителя. Поскольку он не хочет отзываться, берёшь Мазаль и пересаживаешься в грузовик.
 Но девочка наотрез отказалась уходить от меня. "Я буду с тётей Женей!" - упёрлась она, вцепившись в сидение.
 -Но тебе же было плохо! - попробовала убедить её я. - Лучше езжай с тётей Сашей!
 -Не будет! - отрезала Мазаль. - Я привыкла!
 Мы с Сашкой переглянулись, я вздохнула и махнула рукой:
 -Ладно, лети. Но если опять будет плохо, я пересажу тебя в машину тёти Саши!
 И что вы думаете? Эта мелочь так ни разу даже не побледнела, время от времени испуская восторженные вопли. Ну и слава богам!
 В Амазонии уже знали про спасение девочки и гибель бандитов, и приготовили мне торжественную встречу. Но как раз, когда мы с Сашкой прибыли к поселению, к ущелью подъехало сразу пять машин - три грузовых: ЗИЛ и два КАМАЗа, и два легковых, "лендровер" и итальянский внедорожник "ламбо-рамбо". Из всех пяти машин пулемёт был только на "итальянце", и то, я чуть не вывалилась из вертолёта: какая-то древнючая довоенная модель, к которой днём с огнём не отыщешь патронов!
 Народ - взрослых человек десять и двое детей выбрались наружу и смотрели на меня, так что Сашка подъехала незаметно. Ха! А я узнала несколько морд, да и женщину у пулемёта тоже! Это Анна, жена моего брата, и два пацана, что прыгают внизу, - тоже, мои племянники. А подросли за те полтора года, что я не видела. Чтож, девочки на скале развернулись, можно садиться.
 -Тётя Женя, а кто это? - спросила молчавшая до сих пор Мазаль.
 -Наши! - ответила я. - А трое - мои родственники.
 Когда я посадила вертолёт, у людей глаза полезли на лоб: мало того, что вертолёт представлял из себя непонятно что, так экипаж был из двух девчонок.
 -Девочка, - обратился ко мне по-английски один мужчина, мощный такой мужик, почти квадратный, - а где здесь поселение "Пещеры"? Нам отметили на карте, но ничего, кроме скал и реки нет.
 -А здороваться тебя мама с папой не учили? - спросила с насмешкой я.
 -Я задал вопрос! - мужик начал злиться.
 -А я дала ответ! - ответила я. - Умные люди не грубят, не хамят, не пытаются давить, даже если видят перед собой детей. А, во-первых, я не ребёнок, во-вторых, я вооружена, - я показала на АКМС и пистолеты, - и в-третьих у меня есть поддержка: пулемёт, - я ткнула вбок, где залегла с "Барсуком" Сашка, - и кое-что ещё. - Я показала на скалу, где засели мои девчата.
 Приехавшие растерялись, явно не ожидая ничего подобного.
 -Кирилл, она права, - сказала родственница. - Мы приносим свои извинения. Но всё-таки хотели бы знать, где посёлок "Пещеры".
 -Извинения принимаются, - кивнула я. - А посёлка "Пещеры" нет, есть посёлок "Амазония". Только вас без моего разрешения туда не пустят. Разрешите представиться: Евгения Муравьёва, глава поселения. - Я склонила голову и щёлкнула своими берцами.
 -Евгения? Женька?! - донеслось от пулемёта.
 Анна вылетела из "ламбо-рамбо" и кинулась обнимать меня. - Доехали! Боги! Доехали! - она отступила на пару шагов. - Но ты как-то слишком молодо выглядишь...
 -Я осенью была ранена, воспользовалась местным лекарством, оно и дало такой эффект, - сказала я. - И не смотри голодным взглядом, это для смертельных ранений. Так, парни, у меня к вам есть пара замечаний. Во-первых, у вас есть оружие? Так почему вы вылезли из машин без него, только у двоих пистолеты? Вы ещё не поняли, что здесь без оружия появляться нельзя? Далее, почему никто из вас не стал наблюдать за окрестностями? А тут есть и дикие звери, и бандиты. Когда они появятся, останется лишь хлопать ушами.
 -Но рядом с посёлком... - попробовал кто-то возразить. -Рядом с посёлком - вовсе не значит безопасно, - оборвала я. - Бандиты вполне нападают между Базами Ордена. Видели какой там бронепоезд шастает? К тому же бандиты могут и на сам посёлок напасть. В прошлом году пираты напали на небольшой прибрежный городок. Захватили много оружия, всяких разных товаров, пленных, с десяток небольших судов. Когда прибыла подмога, застали лишь обгоревшие развалины, трупы да часть местных жителей, которые уцелели лишь потому что разбежались по окрестностям. И в-третьих, отойдите, пожалуйста на пять шагов вправо.
 -Зачем? - прозвучал вопрос.
 -Так надо! - улыбнулась я.
 Нехотя они отошли в сторону. И тут из пещеры с рекой выехали две машины и встали между приезжими и их транспортом. За рулём были "истинный ариец" и Роберто, а за пулемётами, как ни странно" дамы - Кэтрин и Майя.
 -Так вот, парни, сейчас вам дадут машину, оружие, продукты и отправляйтесь куда хотите, - сказала я, - вы здесь не нужны. Хвататься за оружие не советую - стреляю с любой руки точно в цель.
 Не поверили - длинный схватился за пистолет. Я выстрелила с левой руки из ТТ. Длинный схватился за простреленную руку.
 -А теперь ещё на пять шагов вправо! - приказала я. - Пистолет не трогать!
 Толпа отодвинулась, пистолет остался на земле.
 -Коротышка! - прозвучал мой голос. - Пистолет на землю! И второй из под куртки! - Оба пистолета упали возле первого. - И мой совет: по законам всех протекторатов скрытое ношение оружия запрещено, за это можно попасть в тюрьму, а то и на каторгу. Вы можете спросить: почему я к вам так отношусь, вроде тоже русские, из России... Ответ простой: у меня хорошая память на лица. Вот тебя, тебя и тебя я помню среди бандитов, "наезжавших" на брата, а тебя, - я указала на главного, - я ещё тогда подозревала в нечистой игре. Сашка! - позвала я. - Какая машина нам не нужна?
 Из-за бугорка появилась Сашка с "Барсуком". Оставив пулемёт в одной из "тачанок", она осмотрела машины и сказала:
 -Лучше всего ЗИЛ. Он наиболее ухайдаканный, можно, конечно, починить, но... - она махнула рукой.
 -Отлично, - кивнула я. - Генрих, Роберто, разгружайте машину. Мари, привези семь винтовок "маузер", одного "американо" и ящик патронов и пусть Таня приготовит продуктов на три дня. - добавила я в рацию.
 Бандиты запротестовали. Я пожала плечами:
 -Ну, если вы считаете, что в лендровере вам будет удобней, то могу поменять. Ропот мгновенно утих.
 -Жаль, что ты мне не встретилась в тёмном переулке! - вздохнул бандит с бородой.
 -Это действительно жаль! - сказала я. - Ну чтож, "братку" требуется урок! Иди сюда!
 Собственно, я ничем не рисковала. В зимние месяцы я много тренировалась, восстанавливая координацию и скорость движения, а этот "браток" в последние два-три года лишь жрал, пил и бандитствовал, забросив тренировки. От наших донёсся смех. Там хорошо знали мои возможности и что я могу сделать с "братком". Я расстегнула портупею и скинула куртку. "Браток", подошедший уже близко, впился глазами в татуировку на плече:
 -Спецназ ГРУ? Извини, погорячился.
 -Ты знаешь? - удивилась я. - Откуда?
 -У меня брат прошёл Первую чеченскую в спецназе ГРУ, при дембеле ему сделали такую наколку, потом подписал контракт и погиб во Вторую чеченскую.
 -Где это было? - спросила я.
 -В горах, в Аргунском ущелье, - ответил "браток", - там его взвод зажали. Их успели спасти , но пятеро всё-таки погибли.
 -А, - кивнула я, - помню этот случай, нашу группу тоже бросили им на помощь. Ребята нарвались на целую банду в полторы тысячи стволов. Повезло, что была хорошая погода, могла действовать авиация, да и силы оказались под рукой, а то полегли бы как те ВДВешники.
 -Ты воевала в Чечне?! - изумился "браток".
 -Воевала, - кивнула я. - Я много где воевала, имею награды за это. Значит, боя не будет. Повезло тебе, парень.
 -Почему?! - набычился "браток".
 -Потому что в спецназе ГРУ учат не драться, не поединкам на татами, а убивать. А я была не самой плохой ученицей. Поверишь на слово или показать?
 -Не надо! - отказался "браток". - Я помню, как брат всех разбрасывал на дембеле.
 -Ну вот и иди, - сказала я. - Машину разгрузили, оружие и жратву положили, вам пора ехать.
 Бросая на нас нехорошие взгляды, бандиты сели в ЗИЛ и укатили. С помощью БПЛА мы проследили за ними. Отъехав на несколько километров, братки стали дискутировать, что делать дальше. Некоторые требовали вернуться и "разобраться с этой сучкой". Мы так поняли по жестикуляции, очень уж матерной она была. Но всё-таки большинство проявило разум, бандиты сели обратно в грузовик и поехали на юг. Ну, от этих избавились.
 Анна, когда "братки" уехали, сказала мне:
 -Жёстко ты с ними!
 -А только так и можно! - отрезала я. - Всё другое они воспринимают как слабость. Да и ты не думала о том, что они могли тебя использовать как возможность проникнуть внутрь, а потом попытаться захватить наше поселение? Пещеры - весьма привлекательное место для бандитов. Есть возможность прятать награбленное, укрытие от погони.
 -Похоже, ты права, - кивнула Анна. - Под конец уже почти не сдерживались. Грязные намёки, оскорбительные взгляды... Даже детей не стеснялись, сволочи!
 -Я сразу это уловила, - усмехнулась я, - поэтому и дала от ворот поворот. Теперь вы, парни. Вы старшие и поэтому должны держать марку. Не обижать младших, а защищать и оберегать. Позже с вами займутся обучением стрельбы из винтовок и пистолетов.
 -Правда? - вспыхнули глазёнки у мальчишек.
 -Правда! - кивнула я. - Но учтите: за плохое поведение занятия могут и отменить. Запомните: младших не обижать, ничего не отнимать и не воровать, если чего надо - подойдите и спросите, если смогу обязательно помогу. И учтите: наказание будет не выговор и не чтение морали.
 -Но, Женя, это же дети! - возмутилась Анна.
 -Дети, - согласилась я, - но и дети должны понимать, что есть некоторые рамки, за которые не стоит выходить. Поверь, в жизни это очень пригодится. В общем, поехали, приглашаю тебя в посёлок "Амазония". - Я посмотрела на вход в пещеру. Хорошая мысля, кстати! Надо будет с Сашкой обговорить.
 Забравшись в вертолёт, я подняла его в воздух и поставила в ангар около озера. Тем временем девчонки перегнали машины в пещеру на стоянку. Вечером состоялось общее собрание. Я доложила о спасательном рейде, захваченной добыче и присоединение к нам ещё четверых поселенцев - моей невестки троих её детей.
 -Но с испытательным сроком в три месяца! - предупредила я. - Вдруг вам не понравится, или вы не подойдёте. И мальчики, я знаю, вы любите хватать всё, что плохо лежит или отнимать у других, учтите, - я подняла палец вверх, - здесь это не потерпят. Мало того, что надают по шее сразу, так ещё и потом наказание получите! Я не пугаю, я предупреждаю!
 -А какие основания обвинять моих сыновей? - возмутилась Анна.
 -Да просто я помню их "подвиги" на Старой Земле, - усмехнулась я. - Брат мне и по телефону жаловался на их поведение, и при наших встречах. Так что, как в том анекдоте: "А если кто будет жульничать, то сразу получит по наглой рыжей морде!"
 Народ захотел выслушать анекдот полностью. Я рассказала:
 -Медведь, волк, кабан и лиса сели играть в карты. Медведь предупредил: "А если кто будет жульничать, то сразу получит по наглой рыжей морде!". - Посмеялись. Я закрыла тему: - Так что, мальчики, предупреждаю: попытки воровать и отнимать будут жестоко караться. Терпеть малолетних воров и разбойников здесь не будут. Судов здесь нет, у каждого поселения свои законы. Я вас предупреждаю!
 Но похоже, мои слова пропали втуне, пацаны пропустили их мимо ушей. Ладно, не доходит через голову, дойдёт через задницу. А повод они скоро дадут.
 -Следующее, - сказала я. - Наш посёлок называется Амазония. Так? Но Орден обозвал его "Пещеры". Чтобы поставить точку в этом деле, предлагаю справа от въезда в ущелье на русском, а слева на английском вырезать название нашего поселения. Кто за? Единогласно! Поручается это дело нашему техническому отделу во главе с Александрой. А теперь объявляется праздничный ужин!Татьяна, Воен, завозите!
 Татьяна и Воен завезли тележку.
 К сожалению, я оказалась права. Не прошло и трёх дней, как племянники показали, что предупреждения и нравоучения для них ничего не значат. Подкараулив Катю, они попытались отнять у неё пистолет. Только мальчики не учли момента, что Катя каждый день тренируется со мной и успела кое-чему научиться. Когда два малолетних придурка попытались угрожать и стали хватать рукоять "вольверина", Катя применила свои знания на практике, а потом пошла ко мне и рассказала о происшедшем. Следом прибежала крайне взволнованная Анна и потребовала наказать "эту бандитку".
 -Вечером разберёмся, - вздохнула я.
 Вечером, когда все собрались на ужин, я предложила на общем собрании решить этот инцидент.
 Сначала выслушали "пострадавших". В их изложении они стояли в коридоре, а Катя ни с того ни с сего набросилась на них с кулаками. Потом выступила Катя. Потом внезапно встал Даниель и рассказал, что они отняли у него тот самый ножичек, который я подарила ему в дороге. Парни закричали, что ложь и клевета. Я посмотрела на них и предложила вывернуть карманы. Нож обнаружился у старшего из них, Петра.
 -Голосуем по первому случаю. Виновна Катя? - Ни одна рука не поднялась. - Виновны мальчики? - Все подняли руки. - Второй случай. Виновны? - И опять единогласно. - Как глава поселения Амазония я приговариваю обоих к десяти ударам плетью за попытку отнять оружие и к пяти ударам за отнятый ножик и угрозы избить, если пожалуется, а так же к десяти дням уборки душевых. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит! - Вместо молотка я стукнула по столу рукоятью ТТ.
 Пацаны стояли в ступоре. Они ожидали нравоучений, нотаций, но никак не порки. Анна, попытавшаяся дёрнуться, была схвачена соседями и удержана на месте. Тем временем Сашка вытащила широкую короткую скамью и приготовила добротный кожаный ремень. Я взяла его в руку и позвала старшего:
 -Пётр, чего стоишь столбом? Прошу!
 Мальчик обвёл присутствующих взглядом, но на всех лицах прочитал лишь одобрение. Гуманизмом никто не страдал, все считали, что если не вняли предупреждению, то должны понести наказание. Мальчик снял штаны и лёг на скамью. Я била не сильно, но болезненно. Потом его сменил Николай.
 Когда приговор был исполнен, я сказала:
 -Ещё немного внимания. Земля здесь суровая, кроме бандитов есть всякие хищники. Много всяких хищников! Отнимать у другого оружие - это отнимать шанс на выживание. Будь это в другом поселении, вы ребята могли получить не по башке, а по пуле. И никто бы не осудил стрелявшего.
 Все выразили одобрение и полное согласие.
 -Ещё одно, мальчики! - подняла я руку. - Попытки мстить закончатся ещё одной поркой и вылетом вместе с вашей мамой отсюда. Это не шутка! Никому соседи, отнимающие чужие вещи, не нужны. Если вам так хочется пострелять, подходите завтра после уборки душевых, покажу как обращаться с оружием, разбирать-собирать, ну и постреляете.
 Вечером ко мне прискакала Анна с претензией: как я смела поднять руку на её деток?!
 -По твоему, лучше, если бы они получили пулю? - спросила я. - Ещё раз: тут нет ни судов по детским делам, ни специальных органов, разбирающихся с малолетними дебилами. Правосудие очень часто вершится выстрелом из пистолета. Или петлёй. Воров могут изгнать из поселения или... повесить. А могут вывезти в степь, прострелить ногу и оставить там. Хищники закончат правосудие. Твоя забота о детях похвальна, Аня, похвальна, но пойми и ты, что под твоей защитой росли хулиганы и отморозки, убеждённые, что мама защитит от всего на свете, а наказание ограничится лишь выговорами и нотациями.
 -Если бы у тебя были свои дети, - крикнула Анна, - ты бы так не рассуждала!
 -На счёт детей, - вмешалась молчавшая Сашка. - Катя и Марина - удочерённы Женей, мать их бросила. Вот эти четверо еврейчиков - тоже усывлены Женей, потому что родители были убиты при нападении на караван. Ты бы удочерила шестерых детей? А у Женьки даже такой мысли не появилось. Раз надо, значит надо! И заметь, никто из них не хулиганит, не обижает маленьких, как зачастую бывает. Значит, умеет воспитывать.
 Поражённая этой новостью, Анна только открывала и закрывала рот. Наконец, извинившись, она ушла. А вместо неё в дверь просочилась Лена, моя племянница. Никогда ещё не видела ребёнка, умеющего оставаться незаметным даже в пустом коридоре.
 -Тёть Жень, - спросила она. - А вы меня научите стрелять? А то мама говорит, что женщине этого не нужно. Ей достаточно лишь уметь готовить и ухаживать за домом.
 -Твоя мама неправа, - мягко сказала я. - Нет, некоторых женщин удовлетворяет и эта роль домашней хозяйки. Но есть и другие. Вот тётя Саша. Гениальный, не побоюсь этого слова, механик и инженер, имеет два высших образования, может построить всё от детской игрушки до галактического крейсера. Или мулатка Мари. Знает несколько языков. Великолепный экономист.
 -О себе не забудь! - подала голос Сашка и пояснила девочке: - За свои военные подвиги тётя Женя была удостоена высших наград России - Героя России и ордена Святого Андрея Первозванного с Мечами, который вручается за выдающиеся подвиги на поле боя. Первая и пока единственная, кого наградили. За что именно её удостоили этой награды, она не говорит, но явно не за работу в штабе.
 -В общем, таланты женщин не ограничиваются лишь домашним хозяйством,- завершила я разговор и поцеловав Лену, сказала: - Иди спать, а завтра приходи вместе с братьями, буду учить вас пользоваться оружием.
 Лена ушла и, конечно, похвасталась, потому что через полчаса Анна опять ворвалась к нам с воплем:
 -Зачем учить детей стрелять?!
 -Жизнь такая, - вздохнула я. - Я уже говорила, что здесь масса хищников. Есть просто бандиты, есть пираты, есть людокрады.
 -Кстати о людокрадах, - сказала Сашка. - В Порто-Франко похитили Катю. Если бы не женкины таланты, девочку бы наверняка продали бы арабам или чеченцам. А так же полсотни других девушек. В том числе Мари и Тиффани. А ты спрашиваешь "зачем?". Не веришь - спроси у них.
 На этом Анна ушла к себе и мы смогли отдохнуть.
 Что интересно, утром на стрельбище явились все восемь. Катя и еврейчики уже стреляли, более-менее, всё-таки мокрый сезон за плечами. А вот мои родственники в этом были нулями. Пришлось объяснять им сначала правила обращения с оружием, показывать как браться за рукоять. И лишь, проверив, как они усвоили правила, я допустила их к стрельбе. Восторгу их не было предела. Они! Стреляли!! Из!!! Боевого!!!! Оружия!!!!! Чтобы подзадорить их я выпустила обойму из ТТ. Все в десятку. И пообещала, что, если они будут учиться стрелять каждый день, то несомненно добьются таких же результатов.
 Малышня убежала, а Катю я оставила и вручила ей пулемёт "печенег".
 -Зачем? - изумилась девочка.
 -Помнишь тех ополченцев, что осенью были? - спросила я. - Думаю, что они нанесут нам ещё один визит. Их главарей манит золотая шахта, но, пока мы здесь, им её не видать. А золота очень и очень хочется.
 -И что? - не поняла Катя.
 -А то, моя прелесть, что все взрослые будут отражать атаку со стороны ущелья. А ты будешь держать оборону тут. Враги знают про этот ход, атака будет без сомнений. Так что пистолетиком не отделаешься. Время ещё есть, Саша оборудует тебе позицию. А пока осваивай пулемёт.
 Я начала объяснять Кате устройство и как работает это оружие, дала немного пострелять.
 -Ты думаешь, что Орден всё-таки сунется? - спросила меня вечером Сашка, когда я изложила ей свои мысли.
 -Не может не сунуться, - ответила я. - Та же ситуация как и с кораблём. Пока о шахте не знают, есть возможность выбить меня отсюда и захватить её. Соберут ополчение, подтянут наёмников, арабов и чеченцев и попытаются атаковать. - Я вывела на монитор карту местности. - Базу они разместят примерно здесь, - указала я карандашом. - Достаточно далеко, чтобы не достать из миномёта и прикрыто холмами. Огневые точки вынесут примерно сюда. Примерно, здесь и здесь надо ждать скалолазов. - будут пытаться блокировать нас в пещере. А главный удар будут наносить через тот ход. Единственная возможность выкурить нас отсюда. Надо звать кого-то из ПРА - без них не обойтись...
 -А они-то зачем? - удивилась Сашка.
 -Мы будем перестреливаться с теми, кто будет лезть с фронта, - показала я, - а они прикроют нас с флангов. Вряд ли фермеры и ранчеро полезут на скалы, не их профиль, тут нужны опытные скалолазы. Это скорее всего, будут наёмники, белые и чечены. Их будет немного. - И пропела:
 -Отставить разговоры,
 Вперёд и вверх, а там...
 Ведь это наши горы,
 Они помогут нам!
 -Высоцкий, - пояснила я Сашке, - песня из кинофильма "Вертикаль".
 -Ты как-то быстро это обмозговала! - восхитилась Сашка.
 -Почему "быстро"? - удивилась я. - Я об этом думала с прошлой атаки. Тогда я не могла понять причины этого наскока и упорства шерифа. А когда нашли золото, причём рудное, картинка полностью сложилась. И стало ясно, что надо ждать ещё одну атаку. Опять Весёлый Роджер будет руководить. Он у них главный спец по таким операциям. Ладно, давай спать, завтра много дел и у тебя, и у меня.
 Утром после занятий с мелкими, я ещё раз облазила и осмотрела все окрестности, примериваясь где будет размещаться база, где расставят орудия, миномёты и пулемёты, где попытаются взобраться скалолазы. Кое-то пришлось поменять, но по мелочам, в основном мои прикидки оказались точны.
 По моей просьбе Майя связалась с разведотделом Русской Армии и потребовала срочного прибытия представителя командования. Сначала там мялись и отнекивались, но после упоминания о шахте золота всё изменилось. Ненадолго прервавшись, они снова вышли на связь и обещали прислать представителя через два дня.
 -Вновь, вновь золото манит нас! - пропела я.
 -Это откуда? - удивилась Майя.
 -Фильм "Золото Маккены" - сказала я и пропела куплет:
 
 Вновь обещает радостный праздник
 Нам Бог или черт.
 Только стервятник, старый гриф стервятник
 Знает, в мире что почем.
 Видит стервятник день за днем,
 Как людьми мы быть перестаем,
 Как друзей ближайших предаем.
 
 Прикажет желтый идол нам -
 И мчим навстречу безумным дням.
 А грифу кажется, что крысы
 Бегут куда-то по камням.
 Вновь, вновь золото манит нас!
 Вновь, вновь золото, как всегда, обманет нас!
 
 -Неплохой вестерн, - добавила я. - Если хочешь, сегодня вечером посмотрим.
 -С удовольствием! - согласилась девушка.
 Через два дня к нам прилетел аж цельный полковник. Вопреки опасениям, мужик оказался толковый. Осмотрел подземелья, обозрел со скалы позиции. Я предложила облететь территорию на вертолёте, но полковник подозрительно покосившись на чудо-агрегат, отказался.
 -Хорошо, а что вы от Русской Армии-то хотите? - спросил полковник.
 -Во-первых, помочь отбить нападение Ордена, - сказала я. - Думается, оно последует в течение месяца, не больше, может быть через три недели. Пока стянут наёмников, пока соберут ополчение. Дело не быстрое. Задача ваших людей будет - прикрыть фланги нашей позиции, не допустить попыток блокады нас в этой пещере. Во-вторых, взять поселение Амазония под руку ПРА, чтобы больше не повторялось наскоков Ордена. За это мы передаём вам золотую шахту за скромные двадцать процентов.
 -У тебя губа не дура! - фыркнул один из сопровождающих полковника офицеров.
 -Уважаемый, если бы я была одна, то мне вполне бы хватило и двух процентов, - ответила я, - но нас много, у нас дети, им тоже нужны деньги.
 -А почему именно ПРА? - не успокаивался офицер.
 -Потому что я русская! - ответила я. - И служила России! Как и весь наш род!
 -Да? - офицер презрительно посмотрел на меня.
 -Поэтому я и не пошла служить в Русскую Армию, - сказала я полковнику. - Попадётся такой командир и будет выискивать микроскопические недостатки. "То не так", "это не так", "всё можно было сделать гораздо лучше!"
 Полковник неожиданно смутился:
 -И правда, капитан, прекращайте ваши придирки! - сделал он замечание и перешёл к главному разговору: -Думаю, Русская Армия окажет вам поддержку. Место хорошее, можно держать малыми силами большой район. И шахта... Кстати, а где шахта?
 -В озере, - показала я за спину. - Когда немцы уходили отсюда, они затопили долину, а вместе с ней и шахту. Надо только спустить озеро и осушить шахту.
 -Всего-то! - не мог угомониться капитан.
 Я только пожала плечами. Рассказывать о своих планах я не стала. Не тот человек. Сначала обсмеёт, а потом выдаст за свои. Встречала я таких.
 Осмотрев позиции, полковник со свитой улетел.
 Племянники неожиданно пристроились к делу. Пётр каждую свободную минуту проводил около Сашки и Роберто, Лена торчала около меня, нравилось ей возиться с деревяшками. Николай же поселилась на кухне, ему нравилось готовить.
 -Тёть Жень! - спросил он как-то вечером. - Вы же не буде презирать меня за то, что мне нравится готовить?
 -За что? - изумилась я. - Если у тебя талант к этому делу - вперёд! Открою тебе тайну: лучшими кулинарами, то есть поварами считаются мужчины! Вырастешь, научишься, откроешь свой ресторан. К тебе гурманы со всей Новой Земли будут ездить!
 -Правда?! - вскинулся Коля.
 -Абсолютная! - подтвердила Сашка. - Ещё на Старой Земле подруга матери Лидия, - помнишь Жень? - открыла небольшой ресторанчик. Так к ней аж из Москвы в очередь записывались. Потом, из-за этого бадабума она уехала в Северную Пальмиру. Так что учись, набирайся опыта - и все тузы Новой Земли будут твоими клиентами.
 -Не мужское это дело! - буркнул Пётр.
 -Дорогой мой, - усмехнулась я. - Не в том дело, мужское дело или женское, а в том есть талант или нет. Очень часто бывает так, что здоровый мужик занимается вроде бы "мужским делом", а не идёт, получается ни то, ни сё. А вот хобби у него - шкатулки всякие делать и разрисовывать. Изумительно выходит. Но это "несолидно", невместно, как говорили в старину. Вот и гробит свой талант, уделяя нелюбимой работе основное время. Или портные. Кажется, женская работа: шить, вышивать... А ведь сколько портных-мужчин стали знамениты на весь мир!
 -Другое, много мужчин могут похвастаться, что они являются кавалерами высшей награды России за военные подвиги? - сказала Сашка. - То-то и оно! А мужиков аж колотит от зависти. Всё стремятся умалить да преуменьшить подвиг тёти Жени!
 -Тётя Женя! - вдруг попросила Лена. - покажи свои награды! Ну пожалуйста!
 Мысля понравилась. Все присоединились к просьбе девочки. Я немного посопротивлялась, но всё-таки сходила в спальню и переоделась в парадку с орденами. Когда я вышла к обществу, все ахнули. Мой "иконостас" видела разве что Сашка, обычно я обхожусь планками.
 -Дженни, внизу орден Андрея Первозванного? - спросила Тиффани. - А почему не наверху?
 -А-а-а! - улыбнулась я. - Ты тоже не знаешь? Первые ордена, появившиеся в Европе, крепили на эфес мечей, которые на торжественных случаях носили с левой стороны. Когда мечи вышли из употребления, их заменили ленты. Орден Святого апостола Андрея Первозванного полагается носить на голубой ленте через правое плечо. Можно заметить знаком ордена на цепи на шее. Если ни того ни другого нельзя, то орден крепится ниже всех орденов с левой стороны.
 -А знак ордена на цепи есть? - спросила Майя.
 -А як же! - пожала я плечами.
 -Надень! - дружно потребовали все.
 Пришлось сходить и надеть.
 -А за что тебе дали этот орден? - с любопытством спросила Анна.
 -Извините, - ответила я, - но информация об этом засекречена. Пока мне не покажут приказ о снятии грифа говорить об этом не имею права.
 -Но мы же... - начал кто-то.
 -Друзья! - перебила я. - Если есть ход в одну сторону, то обязательно найдётся и в другую. Так что если информация будет обнародована тут, то она обязательно просочится и туда. И дело вовсе не в том, что я хвастаюсь, а в том, что это может нанести удар по России. Может быть, лет через сто, когда всё устареет, эта операция будет раскрыта. В общем, знайте, что, в отличие от Героя России, орден Святого апостола Андрея Первозванного с Мечами дают только за воинские подвиги на поле боя и никак иначе. Ладно, пошли спать!
 Через два дня к нам приехали представители компании из Зиона на восьми машинах. Больше всего мне понравилось, что среди лендроверовов, доджей и фордов была и русская "буханка". Ну куда же без неё, родимой. Допущенные в пещеру господа уважительно и завистливо цокали языками, им о таких катакомбах можно было только мечтать. Когда я предстала перед ними, старший еврей в ермолке с пейсами и большой бородой с проседью спросил:
 -А можно поговорить с вашим главным, девочка?
 -Я главная, уважаемый, и других главных здесь нет, - улыбнулась я.
 -Так это вы Евгения Муравьёва? - включился другой.
 -Вас смущает мой слишком молодой вид? В прошлом году я была тяжело ранена, пришлось колоть местное лекарство, - сказала я. - Кроме оздоровляющего эффекта оно обладает омолаживающим. Если на внешность мужчины это не очень влияет, то на внешность женщины... - я развела руками. - Почему-то все думают, что молодая и красивая девушка не должна иметь мозгов. Однако вас интересует кое-что другое. Я думаю, что вы проделали такой долгий и тяжёлый путь вовсе не затем, чтобы обсуждать мою внешность.
 В этот момент вошла Мери. Вот кто, по мнению этих евреев отвечал стилю руководителя: деловой костюм, папка с бумагами, элегантный револьвер на поясе. Не то что я: в футболке, комбезе, берцах, двумя пистолетами на поясе.
 -Это мой заместитель по финансам, - представила я. - Была руководителем крупной компании в Порто-Франко, похищена с подачи собственного мужа, спасена с другими на "Королеве морей", решила примкнуть к нам.
 -Я вас знаю, - сказал один из гостей. - Мы несколько раз встречались в Зионе.
 -Я вас помню, - кивнула Мари, - вы мне хотели что-то продать, а я еле отбрыкалась.
 Все рассмеялись.
 -Однако, к делу! - главный еврей достал из папки бумаги.
 Не менее трёх часов мы потратили на составление договора и обсуждения всех пунктов. Мы с Мари играли в "злого" и "доброго", причём я играла в "злого", требуя всего по максимуму, а Мари была "доброй", находила компромиссы и шла на уступки. Несколько раз я, матерясь, пыталась уйти, не соглашаясь на уступки, меня с трудом останавливали и уговаривали. Наконец мы поставили подписи под итоговым соглашением. Я достала бутылку "заленточного" виски "Джим Беан", оставшегося ещё от атамана бандитов, и разлила по стаканам.
 -О! - уловили мои визави аромат.
 Мы выпили, я снова налила.
 -Госпожа Евгения! - понизил голос один из евреев. - Должен вас предупредить, что против вас и вашего поселения ведётся агитация. Ходят слухи, что тут бандитское гнездо, грабят всех и вся, устраивают дикие оргии. Кое-кто не верит, но большинство... - он развёл руками.
 -Я в курсе, - сказала я, - но всё равно спасибо. Орден и власти Конфедерации не могут примириться с тем, что такой большой кусок территории ушёл из под их контроля. Вообще-то это территория была скорее на карте под их контролем, чем на практике, но всё равно.
 -Но почему? - не поняли гости.
 -Горы! - объяснила я. - Геологического обследования не было, а значит, тут может быть всё, что угодно, вся таблица Менделеева.
 -Что? - не поняли меня.
 -Вся Периодическая система элементов, открытая русским учёным Дмитрием Менделеевым, - пояснила я. - На Старой Земле известна именно под этим названием, а в России - как "Таблица Менделеева". Ну не любят почему-то признавать русские достижения ни в науке, ни в технике.
 -Например? - не поверили мне.
 -Ну про Таблицу Менделеева я вам уже сказала, - закурила я сигару. - Упомяну ещё такой факт. Первая женщина-космонавт кто?
 -Американка Салли Райд! - сразу ответил один из евреев.
 -Вот! - подняла я палец. - А на самом деле Салли Райд - только третья! Первой была аж в 1963 году советская космонавтка Валентина Терешкова, второй через двадцать лет - опять же советская космонавтка Светлана Савицкая, и только потом полетела Салли Райд.
 -Врешь! - не поверили мне.
 Я включила ноутбук, нашла нужную статью и показала евреям. Те зачесали в затылках. Факт есть факт и с этим не поспоришь.
 -Да и вообще, - сказала я. - Достижения русских в космосе неоспоримы. Первый спутник, первый человек, первые полёты к планетам Солнечной системы.
 Что интересно, после этого гости как-то увяли и быстро откланялись. Ну не нравится гражданам Зиона достижения русских. Я только фыркнула им в след.
 А на следующий день прилетел представитель министерства финансов некто Соколов. Прилетел со многими приключениями. Во-первых, не послушался наших указаний и сел не на реку, а на озера. Там самолёт был атакован змеёй - той самой - очень длинной - с трудом взлетел и опять сел на реку. Но пилот не рассчитал и самолёт благополучно застрял на мели у самого входа в ущелье. Пришлось его стаскивать на глубину. Там он едва не затонул: повреждённые поплавки набрались воды. Хорошо, что смогли вытащить на берег.
 Ох и ругались же и экипаж самолёта, и представитель министерства со сопровождающими. И требовали оплатить ремонт. Я им показала композицию из трёх пальцев и послала в далёкое эротическое путешествие. На этом тему закрыли. И поэтому отказала в ремонте самолёта, хоть Сашка и Роберто рвались, за что и обиделись на меня.
 Когда я проводила этого Соколова в командирский кабинет, Тот, поражённый размахом катакомб, потребовал составить опись нашего имущества.
 -Зачем? - не поняла я.
 -Мы вам оказываем большую честь, вступая в договорные отношения, - поведал финансист. - Поэтому, мы должны быть уверены, что ваша шахта не вымысел и вы можете гарантировать наши расходы...
 -Эй, дядя, сдай назад! - сказала я. - Во-первых, я у вас никаких кредитов не беру, поэтому ничего гарантировать своим имуществом не буду. Во-вторых, мы учреждаем компанию, в котором с моей стороны шахта, а с вашей - расходы на осушение и добычу. Если вы настаиваете на описи нашего имущества, то будьте добры внести в договор опись и вашего имущества вплоть до последнего гвоздя и кнопки.
 Господин Соколов побледнел, покраснел, позеленел, стал жёлто-буро-козюльчатым в серую крапинку. Он смотрел на меня выпученными глазами и беззвучно открывал и закрывал рот. Ну конечно, финансиста опять обманул мой внешний вид молоденькой девчонки, которая только и умеет, что бегать с пистолетами, и ни в чём другом не соображает, и которую легко можно обвести вокруг пальца, навешать лапши на уши и так далее. Но обломалось.
 В общем, спорили и ругались долго. Я стояла насмерть на 20%, господин Соколов со скрежетом зубовным двигался от одного процента к более высокой доле. Несколько раз он порывался уйти, на что я реагировала простым "До свидания!" В конце концов сговорились на 17% нашему отряду. Уходил финансист мрачный, как некромант, у которого сорвался решающий ритуал.
 Прилетел новый самолёт, привёз механиков и ремонтников с инструментом, забрал финансиста. Механики оказались ребята простые, через губу не разговаривали, помощь Сашки и Роберто приняли спокойно, и даже прислушивались к их советам. Я в их дела не лезла. На одном из багги я с Воен объездила ещё раз все окрестности. В радиусе тридцати километров, намечая места засад и ловушек. Воен, сидевшая за пулемётом, не выдержала и спросила: для чего?
 -Без ничего нельзя воевать? - спросила я и сама ответила: - Первое: без горючего. Тут вся движуха осуществляется колёсным транспортом. Если уничтожить цистерны с горючим, то очень скоро ребяткам придётся отсюда убираться. Я вот и прикидываю, где это сделать лучше всего на марше или месте стоянке. Получается, первый удар лучше всего наносить именно на месте стоянке, а потом уничтожать цистерны по мере прибытия. Но это прикидки, как сложится в реальности никто не скажет.
 -А почему ты уверена в победе? - спросила меня Кэтрин, когда вечером собрались на стоянке в месте для курения.
 -Я, не волшебник, как говаривал один вьюнош, я только учусь, - ответила я. - Но постараюсь изложить свои соображения. У Конфедерации нет постоянных войск, у них только ополчение. А это значит, что ополченцев отрывают от заработка денег на жизнь. Надолго это делать нельзя, если только не платить им жалование. А жалование даже сотни человек хоть на месяц выльется в очень хорошую сумму. А если их будет две-три сотни? У конфедератов таких денег нет, есть у Ордена. Но согласится ли Орден их платить, вот в чём вопрос. Судя по тому, на какие жульства он идёт с самого начала, желания платить он не имеет. Так что в лучшем случае вся компания рассчитана дней на пятнадцать-двадцать. Мысля понятна?
 Все закивали.
 -Это первое, - я выпустила кольцо и отхлебнула глоток воды. - Второе. Проблема с боеприпасами. Ополчение неплохо вооружено, но чересчур уж разным оружием. Каких только видов оружия там нет! Можете полюбоваться нашим арсеналом. А это что означает? - Я обвела присутствующих взглядом, все молчали. - А это означает проблемы со снабжением. Поставлять придётся десятки видов патронов прочего. Даже патроны одного вида на несколько сот человек это большие деньги. А десятки видов? И нужно не на один-два дня стрельбы. Третье и четвёртое. Людям надо что-то кушать, их надо лечить, тут взятым из дома и таблетками не обойдёшься. Пятое. Существует такое дело как боевое слаживание. Чтобы сразу выполняли команды и не стреляли, когда не надо и куда не надо. А это дело непростое, требуется много времени. Даже профессионалам вроде меня. А тут простые фермеры и ранчеро. Шестое? Всю эту массу надо убедить, что они воюют за правое дело, отсюда эти слухи о нас. Но! Есть такое гадство, что слухи должны подкрепляться фактами, а с этим проблемы. Поэтому опять ставка на короткую победоносную войну. Восьмое. Видимо, съезжаться будут на своих машинах, а это опять десятки различных механизмов. Их надо ремонтировать, а это тысячи и десятки тысяч различных деталей. Таковы особенности нашей будущей войны.
 -А почему ты ничего не сказала о руководителях этой шоблы? - спросила Тиффани.
 -А тут каким военным гением бы не был, - усмехнулась я, - выше головы не прыгнешь. Тем более, что я знаю и умею воевать с такими бандами. Учили. Во времена СССР один боец спецназа приравнивался к роте, а то к двум обычных солдат. В наших условиях я бы приравняла к батальону. В общем, будет нестрашно и очень весело.
 На этот раз Анна не врывалась ко мне с воплями вроде: "Нас всех убьют!" Немного пообтесавшись, она убедилась, что почти все абсолютно уверены во мне, в моём умении воевать. Даже не говоря о моих подвигах в российском спецназе на Старой Земле, здесь я тоже совершила немалые деяния, вроде захвата корабля и этих пещер. Нет, Анна конечно волновалась, но всё-таки прониклась уверенностью, что я смогу справиться.
 К тому же нам подфартило. Помните, осенью прошлого года мы освободили девушек в этих пещерах, похищенных бандитами? И среди них была некая Аманда Грей, которая обещала нам кое-что подкинуть за своё освобождение? Честно говоря, я не надеялась, что она сдержит своё обещание, слишком часто бывало, что сегодня обещали, а завтра забывали, но Аманда не забыла. В один прекрасный день к пещерам поехала колонна грузовиков. Водители вручили мне папку с бумагами, сели во внедорожник "додж" и укатили. Сверху в папке было письмо. Мол, так и так, я обещала и обещанное выполняю. В грузовиках оказались те самые ЗУ-23-2 с пятью тысячами снарядов, 120 ммм миномёты "Сани" с двумя боекомплектами на каждый и станки, заказанные Сашкой.
 -Блин! - сказала я. - Ну куда столько грузовиков? У нас уже их ставить некуда скоро будет!
 -А как ты собираешься использовать эти самые ЗУ? - спросила Мари, рассматривая документы.
 -Не сейчас, - ответила я. - Здесь их использовать негде. На входе вполне достаточно КПВ и
 "американо", а если толпой повалят, то просто выйлем в реку бочку бензина и подожжём. Мало не покажется. А вот когда переселимся...
 -Ты хочешь переселиться?! - удивились все.
 -Придётся, девочки! - усмехнулась я. - Придётся. Во-первых, золотая шахта, во-вторых эти пещеры. Для проживания они не очень, а вот для размещения военного гарнизона как раз подходят. Да и детям надо где-то учиться. И не только детям. Но будьте уверены, я с ПРА вытрясу по максимуму!
 Но ожидание не самым лучшим образом сказывалось на нашем отряде, ведь самое трудное - это ждать. Поэтому я решила немного повеселить народ. И рассказала вечером во время наших посиделок:
 -Дело было во время моего отпуска. Привычка такая у меня появилась. Вечером выйду во двор, курю сигару. А у нас во дворе обреталась компания малолеток. Ещё не отморозки, но близко к этому.
 -Otmoroki? - спросила Тиффани.
 -Хулиганы, - пояснили ей. - Могут и искалечить, и убить.
 -А! - поняла девушка.
 -И вот они заметили меня с сигарой, - продолжила я рассказ. - И вот один из них вихляющей походочкой подошёл ко мне и, нет, не попросил, а потребовал: "Дай закурить!" Вы же знаете, я девушка добрая и мирная, сама в драку не лезу. Поэтому я дала ему сигарету, самую дешёвую, у меня в кармане как раз пачка таких лежала. Он посмотрел на мою сигару, на предложенную сигарету, понял, что я над ним издеваюсь и попытался меня ударить. Это он себе и своим дружкам казался сильным и крутым. Я легко уклонилась от удара и пнула в ответ. Крутой хулиган пропахал мордой лица несколько метров асфальта.
 -Следующий вечер, - продолжила я. - Сижу на лавочке, курю сигару. Правда, соседи подходили, предупреждали, что лучше бы мне уйти, не провоцировать этих малолеток. Но кого я провоцировала? Подходят ко мне четверо: первый с покарябанный рожей, и три его дружка, начинают выяснять отношения. Выяснили. Через три минуты вся четвёрка валялась в разных концах двора. Я докурила сигару, выкинула окурок и ушла.
 -Ладно, - я закурила сигару, - Следующим вечером. Сижу на лавочке, курю сигару. На этот раз с ними дядя, как говорится, славянский шкаф. И начал: "Ты чего моего сыночка обидел?!" А сыночек рядом крутится с довольной рожей. А этот шкаф начал кулаками махать. Здоровый однако шкаф оказался, я его три раза роняла, пока не угомонился. Кстати, сынок попытался вмешаться, получил по шее и больше не лез.
 -Двор был в шоке, наблюдая за этим, - сказала Анна, слушая моё сказание.
 -Ага, - подтвердила я. - Раньше на эту компашку управы не было, но после публичных побоев присмирели. Но это ещё не конец истории. Следующим вечером. Сижу на лавочке, курю сигару. Подваливает компашка: вчерашний шкаф и трое его дружков таких же габаритов. Ты, орут, такая-сякая, чего нашего друга побила! Я в ответ интересуюсь: ребята, вы чё? Охренели? Они в драку. Ну что я могу сказать, кулаки у них были здоровые, но и только. Шкафопад получился шумный. Побитая компашка была вынуждена убраться лечить свои ссадины и ушибы. Может быть, они возвращались потом, подняв дух водкой, но я, докурив, ушла.
 -Но и это ещё не конец истории. Следующим вечером, сижу на лавочке, курю сигару.
 Раздалось хихиканье. Девчонки предвкушали. Я оправдала ожидание.
 -Заезжает во двор уазик и ко мне подваливает три милиционера. "Гражданка Муравьева? - спрашивают. - Поступил сигнал, что вы нарушаете порядок!" Я интересуюсь: "А с каких это пор ДПС занимается охраной общественного порядка?" Оказывается, у одного вчерашнего шкафа брат служил в милиции, сержант, правда, но всё-таки! Думал попугать наглую девчонку. Не вышло! Менты начали орать, махать дубинками, полезли в драку. Ну и, само собой отхватили своё. Уползли, загрузились в свой луноход, уехали.
 -Луноход? - удивились собравшиеся.
 Хихикающая Анна объяснила:
 -Это древний-древний анекдот. Сидит пьяный в луже, к нему подходит милиционер, спрашивает, что делает. Пьяный огрызается: "Чего прицепился? Я на луне сижу!" "Ну сиди, - говорит милиционер, - сейчас за тобой луноход приедет!"
 Раздался дружный смех.
 -Но и это ещё не конец истории, - продолжила я. - Побитые милиционеры доложили о нападении группы бандитов, среди которых узнали... - я сделала паузу, - естественно меня. И ко мне примчалась группа СОБР. Специальный Отряд Быстрого Реагирования. С автоматами и пулемётами, шлемами и прочей снарягой. Начали орать, махать стволами. Я им предъявила свой военный билет. Накал немного стих, но командир группы спросил: "И награды есть?" "Есть!" - подтвердила я, провела домрой, показала ордена-медали, а потом видеозапись того, как президент вручает мне Золотую Звезду Героя России. Для ребят это был шок: ехали задерживать бандитку, а она оказалась героем.
 -На следующий день я побывала у них на базе, показала как дерусь, как стреляю. В общем, остались лепшими друзьями. Оставшиеся дни отпуская я провела спокойно, больше никто не пытался ко мне цепляться, самые буйные обходили стороной. Когда я рассказала об этом ребятам в спецназе, те ржали как ненормальные. Даже присказка такая получилась. "Иванов! - орёт командир. - Что у тебя там случилось?!" "Да понимаете, товарищ командир, сижу на лавочке, курю сигару..."
 Дружный хохот заглушил мои слова.
 -Жень, а почему ты не сказала, что ты служишь в спецназе ГРУ?
 -Ты думаешь, до них бы дошло? - спросила я. - Спецназ-фигназ, их обидела какая-то девка, которую надо за это наказать! А где она служит - не имеет значения. Хоть в спецназе, хоть в танкистах, хоть секретаршей президента! Только до СОБРа дошло сначала узнать с кем они всё-таки решили связаться.
 -А ты могла... - спросила Анна.
 -Побить собровцев? - уточнила я. - Могла! Не скажу, что это было бы легко и просто, всё-таки парни были хорошо тренированны, но побила бы. Вон, девочки были свидетелями как я местных егерей била с завязанными глазами, а они тренированы лучше СОБРа.
 ГЛАВА 4
 ВОЙНА И ПОСЛЕДСТВИЯ Моё предвидение о скорой войне начало сбываться. Окружающие Амазонию фермеры, кто имел дело с нами и не верил этим слухам, рассказали о появившихся арабах, чеченцах и белых с бандитскими ухватками. Появились они и в окрестностях пещер. Я запретила выезжать наружу, чтобы не подстрелили. Тут как раз прилетели егеря из ПРА. На равнину они не пошли, а вот верх стены взяли под охрану.
 И на третий день снайпер подстрелил одного из егерей. Парни обстреляли предполагаемые "лёжки" стрелка, но вряд ли кого зацепили. Я немедленно прибежала туда, егеря на меня смотрели волками.
 -Ребятки, - собрав егерей, сказала я, - вас сюда не на курорт отправили, а на войну. Если у ваших командиров была мысля, что это паника перепуганной бабы, оставьте её. Здесь натуральная война, пока снайперов, и убивают тут, как видите, по-настоящему. Поэтому надо соблюдать крайнюю осторожность, не высовываться, с края стены не любоваться местностью. А этим снайпером я займусь сама.
 Этой же ночью я оборудовала семь "лёжок", из них только две настоящих и пять ложных. На рассвете, когда солнце освещала стену, Воен начала дёргать верёвочку. В ложной "лёжке" начало поблескивать стёклышко. Снайпер решил, что это прицел и выстрелил, стекло разлетелось вдребезги. Мой ответный выстрел был точен.
 Около одного здоровущего камня обмякла трава и на землю упала винтовка. В тот же момент я поменяла позицию. И вовремя! Сразу с трёх мест по моей "лёжке" ударили пулемёты. , через пару минут долбанул миномёт. Не, мальчики! Мы тоже не лаптем щи хлебаем! С новой позиции я уделала и одного пулемётчика. Война так война!
 Через четыре дня начали съезжаться ополчение. Останавливались они примерно там, где я и намечала. Приятно чувствовать себя пророком! (Шутка юмора, если кто не понял). Часть привезли в грузовиках, часть приехало на своих машинах. И первое, что сделали, сволочи: вырвали из земли памятник на могиле Михаила. Я до этого ещё колебалась: стоит ли нет трогать ополченцев. После этого все колебания исчезли. Когда в течение двух дней там собралось около трёхсот человек, я зашла в радиорубку и, дав сигнал включить динамики, заговорила:
 -Приветствую вас, господа, на территории поселения "Амазония"! Нельзя сказать, что мы очень рады вашему прибытию. Поэтому, я, Евгения Муравьёва, как глава этого поселения, говорю: вам даётся двадцать четыре часа, чтобы развернуться и уехать назад. Ровно через сутки я наношу удар. Предупреждаю заранее: мало не покажется. Будет много убитых и раненных, и очень-очень много пострадавших. Время пошло, господа!
 Естественно я не надеялась, что меня послушают. Нет, кое-кто, всё-таки уедет, предпочтёт не рисковать, но основная масса примет мои слова за похвальбу и бабскую дурость. Им же хуже будет.
 -И ты считаешь, что они послушают? - скептически спросила Мари.
 -Не-а! - достала сигару. - Потратив такие огромные деньги, заводилы ни за что не пойдут назад. Надо очень и очень сильно приложить их по голове, чтобы они отступили. И такая дубина у нас есть! И мы ею обязательно стукнем!
 За эти сутки произошло два события. Во-первых, отряды наёмников всё-таки взобрались на стену в километрах семидесяти к югу и северу от Амазонии и совершили марш. Но были встречены егерями и, понеся большие потери, отступили. Во-вторых была осуществлена попытка прорыва через запасной вход. Выстрел из "Шмеля" и пулемёт покончили с группой прорыва. Осматривая останки, я обнаружила на одном из трупов золотой медальон.
 -Катя! - попросила я. - Покажи-ка свой медальон!
 Девушка вытащила свой, который носила, не снимая. Я сравнила их. Несмотря на то что первый немного оплавился, медальоны были одинаковы. Катя поняла, что это означает.
 -Я убила свою сестру?! - ужаснулась девочка.
 -Нет! - обняла я её. - Ты убила бандитку, пришедшую убивать тебя, твою племянницу и других! А твоя сестра умерла ещё тогда на дороге, когда бросила свою дочь и убежала с бандитом.
 Я попросила девочек не оставлять Катю одну. С ней всегда кто-то был, её старались привлекать к работе.
 Ровно в полдень на следующий день я опять выступила по радио:
 -Господа, я вижу, вы не прислушались к моим словам! Мы вынуждены защищаться! Итак, раз! - Я нажала кнопку на пульте.
 На стоянке цистерн с горючим прогремело несколько взрывов. Пламя охватило цистерны, они начали взрываться. Толпа бросившаяся туда, шарахнулась прочь.
 -Как вам такое угощение? - спросила я. - Ещё один подарок! Два! - Я нажала вторую кнопку.
 Несколько взрывов раздалось на стоянке машин. Машины разметало, многие загорелись. Паники пока не было, но вот-вот должна была начаться.
 -Три! - объявила я и нажала третью кнопку.
 В лагере взорвалось несколько резервуаров со слезоточивым газом, плотно окутав низину. Ополченцы разбегались, не ничего не видя от слёз, некоторые прямо в огонь.
 -И заключительный аккорд! Четыре! - я нажала последнюю кнопку. В туннеле раздались взрывы, заряды разломали-разнесли плиты, установленные когда-то немцами, вода из озера хлынула наружу.
 -Подключай запись! - я положила микрофон на стол и поспешила наружу.
 Тиффани включила запись и побежала следом. А в эфире разносилось на английском:
 -Всем, всем, всем, живущим в пойме реки Большой! Надвигается большая вода! Всем, всем, всем, живущим в пойме реки Большой! Наводнение! Спасайте имущество и скот! Уходите на возвышенности! - и так далее до бесконечности.
 Со стены открывалось незабываемое зрелище. Горели цистерны, горели машины, из ущелья вырывался поток воды и мчался разливался по округе. Ополченцы лезли на деревья, на камни, спасаясь от наводнения. На этом войну можно считать законченной. Вряд ли кто решится сюда сунуться после такого "угощения".
 -Нам повезло, девочки! - сказала я, столпившимся на стене подругам.
 -В чём? - не поняла Сашка, да и остальные тоже.
 -В том, что они напали, - сказала я. - Есть оправдание наводнению! Было нападение, мы защищались. А без него нас бы зачморили судебными исками.
 -Зачмо... - не поняла Мари.
 -Затравили, осудили, - объяснила я. - Нет, я всё-таки горжусь собой! Такую диверсию устроить - это раз в жизни бывает! И, главное, никто не ничего сделать не сможет. Самооборона!
 -Змея! - закричала Катя, указывая на монитор.
 И правда, огромная змеюка неслась по реке. Видать, решила проверить, что за бум и её увлекло потоком. В районе лагеря ополченцев она скользнула в сторону.
 -Повезло, ребяткам! - усмехнулась я. - Взрывы, пожар, газ, наводнение и змея на закуску. А вообще, сами виноваты, их сюда никто не звал. Ну-с, я видела достаточно, надо пойти послушать эфир, там тоже страсти бушуют.
 Все повалили за мной.
 Что было в эфире, вы не можете себе этого представить! Сначала нам никто не поверил, но, когда вода стала прибывать, начались вопли о помощи и проклятия. Слыша это, хозяйства ниже по течению, стали срочно эвакуировать своё имущество. Кто-то не успел, а кто-то смог спасти своё добро.
 Всё перебил сигнал из Форт-Ли.
 -Вызываем Муравьёву из Амазонии! Муравьёва ответьте! Вызываем Муравьёву из Амазонии! Муравьёва ответьте! - и так до бесконечности.
 -Муравьёва из Амазонии слушает! - сказала я в микрофон.
 -Говорит глава правительства... - начал мужской голос.
 -Послушайте, глава правительства! - перебила я его. - Вы мне угрожаете какими-то санкциями? Тебе мало того, что ты собрал толпу ополченцев и натравил наёмников? Теперь смеешь угрожать?! Но, должна предупредить, что вас ждёт ещё ответка от ПРА за убитых егерей. Да-да, ваши наёмники, взятые в плен, подтвердили, что нанимало их именно правительство Конфедерации.
 -Но наводнение... - перебить меня мужчина.
 -Это чистая самооборона! - отрезала я. - Кто виноват, что вы не могли просчитать последствия своих действий? Не, вы можете ещё раз попытаться напасть, только я вам гарантирую более тяжкие последствия. Тогда наводнение покажется вам милой шуточкой!
 Конечно, это было блефом. Но в виду происходящего, поди разбери блеф это или нет. Видимо, придя к этим выводам, "глава правительства" отключился и занялся наводнением. По моим прикидкам, вода должна уже было дойти до среднего течения реки Большой. Я это по собственному опыту говорю. Однажды в Африке во время проливных дождей прорвало плотину. Так вода за какой-то час пронеслась почто сто километров, снося всё по пути. Мы тогда еле успели убраться.
 -Жень, - спросила Мари, - а ты не боишься, что потом тебя всё-таки попытаются достать?
 -Потом не до нас будет! - усмехнулась я.
 -Почему? - никто не понял.
 -Этот "глава правительства" попытался наехать на меня от отчаянья. Попытка захватить шахту провалилась, кому-то надо будет отвечать за провал, за погибших, за громадные убытки, за наводнение. А ещё разборки с ПРА. Хорошо бы сделать козой отпущения меня, но это нереально. Значит, отвечать будет он со товарищи, а это не только конец его карьеры, но и свободы, а то и жизни. Я предполагаю, что дело с золотой шахтой попытаются замять, а наводнение попытаются выдать за естественное. Но то, что вся нынешняя верхушка Конфедерации уйдёт - это факт. При таком раскладе про нас забудут. А теперь все готовимся к празднику!
 -Какому? - изумилась Анна.
 -Мы же победили! - засмеялась я и пропела:
 
  Так громче музыка играй победу
  Мы победили и враг бежит, раз-два
  Так за Царя, за Родину, за Веру
  Мы грянем грозное ура! ура! ура!
  Так за Царя, за Родину, за Веру
  Мы грянем грозное ура! ура! ура!
 
 -У тебя прямо-таки неисчерпаемый запас! - заметила Кэтрин. - Это откуда?
 -Это песня на стихи великого русского поэта Пушкина А Эс "Песнь о Вещем Олеге" времён Гражданской войны в России, - улыбнулась я. - Так как пели белые, а победили красные, поэтому вспомнили о ней лишь после развала СССР. Ладно, вечером попоём!
 Девчонки расстарались. Приготовили множество салатов, а главное блюдо - антилопу на вертеле - приготовила я сама. И сама разделала. И само собой все стали упрашивать: "Женя спой!" Я не долго сопротивлялась и взялась за гитару. Сначала спела "Песнь о Вещем Олеге", потом пошли сплошь военные песни.
 Исполнила "Казаки в Берлине":
 
 По Берлинской мостовой
 Кони шли на водопой.
 Шли, потряхивая гривой,
 Кони-дончаки.
 Распевает верховой -
 Эх, ребята, не впервой
 Нам поить коней казацких
 Из чужой реки.
 
 Казаки, казаки,
 Едут, едут по Берлину
 Наши казаки.
 
 Он коней ведёт шажком,
 Видит - девушка с флажком
 И с косою под пилоткой
 На углу стоит.
 С тонким станом, как лоза,
 Бирюзой глядят глаза.
 Не задерживай движенья -
 Казаку кричит.
 
 Казаки, казаки,
 Едут, едут по Берлину
 Наши казаки.
 
 Задержаться он бы рад,
 Но, поймав сердитый взгляд,
 Ну-ка, рысью - с неохотой
 Крикнул на скаку.
 Лихо конница прошла,
 А дивчина расцвела.
 Нежный взор не по уставу
 Дарит казаку.
 
 Казаки, казаки,
 Едут, едут по Берлину
 Наши казаки.
 
 Много я тогда песен исполнила: "Землянка", "В лесу прифронтовом", "Десятый наш десантный батальон", "Катюша",... Да все не перечислишь! Кэтрин сидела мрачная как туча, ну не нравились ей эти песни! Немка всё-таки, понимать надо.
 И тогда я исполнила немецкую песню "Дойче зольдатен":
 
 Wenn die Soldaten
 durch die Stadt marschieren,
 Offnen die Madchen
 die Fenster und die Turen.
 
 Ei warum? Ei darum!
 Ei warum? Ei darum!
 Ei blo? wegen dem
 Schingderassa,
 Bumderassasa!
 Ei blo? wegen dem
 Schingderassa,
 Bumderassasa!
 
 Zweifarben Tucher,
 Schnauzbart und Sterne
 Herzen und kussen
 Die Madchen so gerne.
 
 И перевод для тех, кто на немецком не шпрехает:
 
 Если солдаты
 Маршируют по городу,
 Девушки открывают
 Окна и двери.
 
 Припев:
 Ай почему? Ай потому!
 Ай почему? Ай потому!!
 Ай только из-за
 Шингдерасса,
 Бумдерассаса!
 Ай только из-за
 Шингдерасса,
 Бумдерассаса!
 
 Двухцветные платки,
 Усы и звёзды
 К сердцу прижимают и целуют
 Девушки так охотно.
 
 Гляжу, повеселела. Тогда я объявила песню "РУССКИЕ ИДУТ":
 
 Все, ребята, ваша песня спета.
 Помолитесь - и звиздец вам всем.
 Сдвинув набок черные береты,
 Мы к груди прижмем свой АКМ.
 
 Мы сто грамм накатим перед боем,
 И тогда - чуть-чуть навеселе -
 В эту ночь в десант уйдем мы строем,
 Растворившись в предрассветной мгле.
 
 Будете в постелях млядей тискать,
 Ну а мы нарушим ваш покой.
 Мы в свинце утопим Сан-Франциско.
 Кровь поганых пусть течет рекой!
 
 Просыпайтесь в страхе, миллионы,
 Жрите свой ублюдочный фастфуд.
 Маршируют русские колонны,
 Чтобы растоптать ваш Голливуд.
 
 Трепещите, грёбаные янки!
 Пусть расскажет ваше Си-Эн-Эн,
 Как идут к Лос-Анджелесу танки,
 В пыль кроша бетонность ваших стен.
 
 Пусть от страха сводит ваши скулы,
 Ваши 'Таймсы' пусть сойдут с ума:
 Над Айдахо - 'Черные акулы',
 А над Аризоной - 'МИГов' тьма.
 
 С нами Бог, и с нами наша вера.
 Мы устроим вам Армагеддон!
 Очередью с башни БТРа
 Разнесет башку твою, мормон.
 
 Ваши города поглотит пламя,
 Вас накроет ядовитый смог
 И волна у берега Майами
 Будет мыть наш кованый сапог.
 
 Ваше царство стали и бетона
 Лопнет, как раздувшийся кондом.
 Мы войдем в руины Вашингтона,
 Русский флаг украсит Белый Дом.
 
 Аплодировали все! Америку никто не любил, даже немцы.
 На этой ноте можно бы и закончить нашу встречу, но тут от верхнего выхода позвонила Башара и сказала, что встречи со мной просит командир егерей капитан Шевчук. Хороший егерь, но слишком старательный в испол?нении приказов. Да, в карьере это помогает, но иногда вдруг такой исполнитель оказывался самым крайним, особенно если приказ был устным...
 По моему приказу Башара разоружила капитана, несмотря его возмущение, и проводила к нам.
 -Присоединяйтесь, капитан! - сделала я приглашающий жест.
 Капитан Шевчук, высокий блондин в камуфляже и берцах, сделал шаг вперёд и объявил:
 -Я получил приказ из ППД! Евгения Муравьёва, вы арестованы и должны быть взяты под стражу! Прошу следовать со мной!
 Сказать, что я была ошарашена - это ничего не сказать. Остальные тоже были в шоке. Однако я быстро пришла в себя, сказалась спецназовская закалка, и протянула руку:
 -Предъяви ордер на арест!
 -Приказ был получен по радио!
 -Ах по радио! - я встала и сделала два шага к капитану. - По радио, значит! А ты уверен, что приказ из ППД?
 -Уверен! -отрезал капитан и рявкнул. - Сдать оружие!
 -Девочки, - обернулась я к присутствующим, - представляете: сей перец получает неведомо откуда неведомо от кого приказ и скачет его выполнять! А я, значит должна подчиняться! Бред какой-то!
 -Ты отказываешься выполнять приказ? - с угрозой спросил капитан Шевчук.
 -А с какой стати я должна выполнять твой приказ? - удивилась я. - Ты мне не начальник, я не твоя подчинённая, более того, нам и ППД с ПРА никто, с ними мы заключили только договор о сотрудничестве. Так что все эти приказы - филькина грамота, не более. И ещё: эта территория - это наша территория, которую мы только что успешно отстояли от посягательств Американской Конфедерации, и на которую власть ПРА не распространяется. Сечёшь эту простую мыслю? Так что, капитан, не обижайся, но поворачивай и чеши отсюда. Роберто, Генрих, проводите капитана!
 Под смешки присутствующих капитан вынужден уйти.
 -Майя! - позвала я. - Пошли в рубку, с твоим начальством поговорим! Интересно, что за фрукт такие приказы отдаёт?
 Естественно, пошли все. Всем было интересно. Когда Майя связалась с Разведотделом в ППД, я взяла микрофон:
 -Это Евгения Муравьёва из поселения Амазония. Дайте мне какого-нибудь начальника! Да мне плевать какого! Главное, чтобы он хоть что-то мог решать, а не только бумажки перекладывал! Жду!
 Я достала сигару, Воен поднесла спичку. Подкурив, я кивком поблагодарила её.
 -Евгения? - послышался мужской голос.
 -Евгения Муравьёва! - отозвалась я. - С кем имею честь говорить?
 -Полковник Чернышёв, заместитель начальника штаба...
 -Очень хорошо! - обрадовалась я.
 -Что вы там себе позволяете! - начал орать полковник.
 -Потише! - оборвала я его. - Вы мне не начальник! И держать ответ перед вами я не должна! Это понятно?!
 Я не кричала, но говорила так внушительно, что полковник Чернышёв замолчал.
 -Далее, что за идиотский приказ о моём аресте? - продолжила я.
 -Какой приказ? - не понял полковник.
 -Ну как же! Припёрся капитан Шевчук и объявил, что у него приказ из ППД о моём аресте! - огорошила я. - Кто приказал? На каком основании? По какому праву? Сплошные непонятки! А если учесть, что эту территорию контролирует только наше поселение, то вообще какая-то дикость выходит!
 -Но ты понимаешь... - попытался наехать полковник.
 -Я понимаю, что вы не хотите использовать уникальный шанс! - отрезала я. - У вас есть живые свидетели того, что бандитов, напавших на военнослужащих Русской Армии лично нанял помощник главы правительства КА! Пригрозите открытым судом и тамошние шишки на всё согласятся, лишь бы подобные дела не светились!
 -Но...
 -Вот чем надо заниматься, а не меня ловить, полковник! - веско сказала я. - И что там с приказом?
 -Я всё проверю! - сказал полковник. - Но можешь считать...
 -Э, нет! - потребовала я. - Вы должны прислать документ, что никаких претензий ко мне не имеете. С подписями и печатью. Слова к делу не пришьёшь!
 -Будет тебе документ! - ответил полковник и отключился.
 -Ну вот, - ухмыльнулась я, - направление мыслей у властей ПРА приняло другой вектор.
 -То есть? - не поняла меня банда.
 -То есть, сначала они думали нами откупиться от претензий конфедератов, то сейчас наедут сами, - подмигнула я. - А это значит, оставят и нас в покое, и нашу добычу. Не только то, что мы сейчас владеем, но и то, чем мы будем ещё владеть.
 -??????????????? - на меня уставился ряд квадратных глаз.
 -Вас не удивляет отсутствие здесь станков, машин, тяжёлого оружия? - спросила я.
 -Вообще-то да, - сказала Сашка. - Есть такое.
 -Так вот, скорее всего, это всё находится в стенах этой долины, - указала я в сторону бывшего озера. - Наверняка у руководителей этой программы оставалась надежда вернуться. Поэтому перед затоплением долины всё замуровали и изолировали. Сейчас вода сойдёт и мы найдём много хороших вещей. Как минимум, станки, грузовики, бронетранспортёры, а может быть ещё и самолёты. Пусть фанерные, с неубирающимися шасси, но тем не менее летающие. Вернее, летавшие. А ещё, - я понизила голос, - где-то тут должна была быть приёмная станция, наподобие той, с помощью которой мы припёрлись в этот мир.
 -Однако! - выразила общее мнение Сашка.
 -А самое забавное знаете что? - я хитро улыбнулась.
 -Что? - спросила Мэри.
 -Что согласившись с тем, что я ответственная за этот потоп, - сказала я, - власти ПРА признали за нами собственность на эту долину. А значит, и на всё содержимое в ней, а значит, и на технику, и на эту станцию. Осталось придумать, как обменять это на что-то ценное.
 -Это каким же образом? - прищурилась Мэри.
 -Не образом, а кадилом! - хихикнула я и пояснила: - Это из древнего анекдота. Помнишь тот договор о создании компании по добыче золота? Заключив этот договор, Власть ПРА фактически признала наше право на эту территорию, а значит...
 -...и на всё, что на ней находится на поверхности и под поверхностью! - подхватила Мэри.
 -Вот именно! - подняла я палец. - А это можно обменять.
 -Только не говори, что ты ещё ничего не придумала! - сказала Сашка.
 -Придумала! - усмехнулась я. - Но об этом чуть позже, на общем собрании поговорим. Которое состоится завтра после обеда! Там будут присутствовать все. Все дыры закрываем, чтобы ни один таракан не проскользнул и будем совещаться!
 На следующий день все собрались в большой столовой. Были все, вплоть до Капрала. Котяра разлёгся на столе передо мной и ни за что не хотел уходить, лишь недовольно скалил клычки на все увещевания. На столах стояли бутылки с водой. Доклад делала я.
 -Поскольку вы и так всё знаете, - сказала я, - поговорим о будущем. То, что ПРА будет разрабатывать шахту, не подлежит сомнению. То, что местные будут относиться к нам гораздо хуже, тоже понятно, поэтому вопрос о переселении из этих пещер решён, надеюсь, тоже понятно.
 Я обвела присутствующих взглядом, никто не возразил.
 -Тогда у меня есть предложение, - сказала я. - Мы заключаем с ПРА договор об обмене этой территории на примерно равноценную на территории ПРА. Независимый статус нашего поселения при этом сохраняется. То есть, на этой территории будут действовать только наши законы, у нас будут свои вооружённые силы, останется право внешних сношений, договоры с другими сторонами признаются ПРА и так далее. Взамен мы согласимся не предпринимать действий в ущерб ПРА и всё такое.
 -Ну ты и сука! - внезапно восхищённо выдала Кэтрин. - Первостатейная сука! Кажется, загнали в угол - ан нет, сумела не только вывернуться, но и ещё урвать добычи!
 -Может быть, - не стала спорить я. - А иначе нельзя - съедят-с!
 -У тебя всё на "если" завязано! - недовольно сказала Анна.
 -Что поделаешь, невестушка, - усмехнулась я и пропела:
 
 Если я в окопах от страха не умру,
 если русский снайпер мне не сделает дыру,
 если я сам не сдамся в плен,
 то будем вновь
 крутить любовь
 с тобой, Лили Марлен,
 с тобой, Лили Марлен.
 
 -Лили Марлен? - удивилась Кэтрин. - Но у этой песни совсем другой текст!
 -Это пародийный перевод на русский поэта Иосифа Бродского, - объяснила я. - Другой вариант - мы просто увозим всё, что сможем погрузить в машины, причём часть машин придётся бросить, просто потому, что у нас не будет водителей для них. А это, согласитесь, очень нехорошо, мы не для того обзаводились этим добром, чтобы всё бросить. Поэтому я предлагаю создать комиссию в лице меня, Сашки, как моего заместителя и Мэри, как специалиста по финансовым вопросам и праву, для переговоров с властями ПРА. Я думаю, они пойдут на уступки нам. Для них это будет нечто вроде игры, которую невозможно воспринимать серьёзно, а для нас - возможность вывезти всё наше добро и обосноваться на новом месте.
 -Кажется, только мы поняли, - сверкнул зубами в ухмылке Роберто, - что если Евгения что-то замышляет, то к этому надо относиться очень-очень серьёзно. Все принимают её пол и внешность за её внутреннюю сущность, а это очень большая ошибка. Последние переговоры с евреями из Зиона и финансистом из Демидовска это ясно показали.
 -Спасибо, Роберто, - кивнула я. - Голосуем?
 Все единогласно проголосовали "за".
 -Так вот, други мои, - продолжила я. - Предложение такое. Мы пока не будем искать замурованные пещеры в долине. Приедут люди из ПРА, вместе с ними и поищем. А займёмся мы тем, что будем стаскивать в долину всё, что оставили снаружи разбежавшиеся ополченцы. Захотят забрать своё - пожалуйста, но за денюжку. Кто "за"?
 И опять единогласно. На этом собрание и закончилось. После собрания ко мне подошла Анна:
 -Женя, тебе не кажется, что ты слишком уж зарвалась? Выступать против государства...
 -А я не выступаю против государства! - улыбнулась я. - Я просто пытаюсь вырвать у этого государства побольше плюшек. А если не пытаться, то можно не только голодным остаться, но ещё и голым и босым. А вообще, выгоды ПРА от получения этого комплекса окажутся гораздо больше, чем все уступки нам. Я не совершаю ничего безнравственного, Аня, просто пытаюсь извлечь выгоду из положения. Кусок хлеба у простых работяг не отнимаю, будем обустраиваться за свои деньги, ни цента кредитов у банков не возьмём.
 -К тому же, - добавила я, прежде чем Анна что-то сказала, - без нас ПРА пролетела бы мимо. Это место захватили бы деятели из Конфедерации и Ордена. А ни те, ни другие осчастливить мир вовсе не стремятся. Заметь, что про золотую шахту не прозвучало ни слова! Так что, думаю, нам дадут всё, что мы попросим и отправят подальше. Мол, потом разберёмся что делать с договором, с этими наглецами и со мной персонально. А поезд к тому времени уйдёт!
 Через три дня вода из долины окончательно сошла. Мы завели несколько грузовиков и отправились наружу. Нам дико повезло, что вода только краем задела лагерь ополченцев и промчалась дальше по руслу реки. Всё практически осталось цело, что не было уничтожено взрывами и пожарами. Уцелело несколько цистерн с бензином, полтора десятка грузовиков, несколько десятков внедорожников, почти весь лагерь с полевыми кухнями и продуктами, склады с боеприпасами.
 Когда ополченцы стали возвращаться, то к своему изумлению обнаружили, что мы уже заканчивали вывоз трофеев. Ребятам это очень не понравилось, они стали возмущаться и требовать возврата имущества.
 -Любы друже! - объявила я в "матюгальник". - Вы сделали ставку и проиграли, а всё это досталось победителям, то есть нам. Попытаетесь отнять силой - у нас есть достойный ответ, - я указала на три внедорожника со строенными пулемётами. - Вы можете по очереди подходить и договариваться о выкупе вашего имущества. Только так!
 В оружии и пулемётах здесь все разбирались и соображали, какая плотность огня будет из у строенных пулемётов. А если учесть, что там установлены мешки с лентами на тысячу патронов, то вообще тушите свет... В общем, мои аргументы оказались убедительны.
 Тем временем из ПРА прибыла комиссия обследовать осушенную долину, и была немало удивлена, когда мы их не пустили туда. На возмущение главы комиссии, некого господина Жеребова А. М., я сказала:
 -Извините, но это наше! Вы не имеете к этому ни малейшего отношения!
 -Но как?! Почему?! - не поняли уважаемые господа.
 -Потому что это наша территория! - объяснила я. - Мы её очистили от бандитов, отбили попытку захвата Орденом и АК. Да, вы помогли, но если посчитать места, где вы помогали, то вся планета должна быть вашей.
 -Но шахта... -Шахта тоже наша! - "осчастливила" я их. - Это наша доля в компанию по добыче золота! Если хотите обследовать долину, то надо заключать другой договор. Не я понимаю, что здесь очень много интересного и вас гложет любопытство, но давайте сначала заключим договор.
 -Какой ещё договор? - раздражённо спросил толстяк в обтягивающем камуфляже.
 -Простой, - улыбнулась я. - Мы вместе осматриваем долину и пещеры, потом мы кое-что берём себе, оставшееся забираете вы.
 Толстяку это не понравилось. Он явно представлял, как напишет рапорт в ППД с перечислением находок, а тут его оттирают с главенствующей позиции. И ведь не особо поспоришь: эта территория действительно находилась в области влияния Конфедерации и наша группа сумела её отбить.
 Толстяк попробовал было надавить на меня:
 -Да кто ты такая?! По какому праву распоряжаешься?!!
 -По праву главы поселения Амазония! - отчеканила я. - Общим собрание поселения я была уполномочена вести переговоры с властями Протектората Русской Армии. Вы же, полковник, только глава комиссии по осмотру долины. Так что говорить нам больше не о чем. Буду ждать делегацию для переговоров.
 Щёлкнув берцами, я кивнула и ушла.
 -Не, вы видели? - возмутился толстяк. - Ещё молоко на губах не обсохло, а уже хамит старшим!
 -Вид действительно молодой, - сказал майор из комиссии, - но, на счёт молока, вы погорячились. Мы отправляли запрос ТУДА, и получили ответ. Она действительно награждена высшими наградами России и некоторыми иностранными, участвовала в командировках в Чечню и за границей. Несмотря на невысокое звание - старший прапорщик, она считалась одним из лучших...
 Я выругалась про себя. Как всё-таки на людей действует внешний вид и пол! Если выглядишь как девчонка, то ни на какое уважение со стороны мужчин рассчитывать не можешь, хоть гаубицу на себя нацепи. Мужчины, априори, считают себя спецами по оружию и ведению боевых действий, хотя в большей частью ни хрена не смыслят ни в том, ни в другом. А начинаешь им указывать на ошибки и вообще незнание темы, приходят в бешенство. Какая-то девчонка смеет им указывать и поправлять! А то, что "эта девчонка", у которой "молоко на губах не обсохло" прошла огонь, воду и медные трубы или не знали, или не принимали во внимание. Вообще-то, для этих придурков хуже получалось, но всё равно обидно.
 Оказалось, эта комиссия была проверкой меня на вшивость. Не дрогну ли, не отступлю? На следующий день к нам прилетела настоящая делегация из Демидовска. Наверное, они ожидали, что мы вцепимся как клещи в эти пещеры, но я с самого начала предложила поменять пещеры на долину в Амазонском хребте в ПРА. И показала на карте какую именно. Но с одним условием: заключение договора о сотрудничестве между ПРА и нашим сообществом. Глава делегации извинился и отошёл к рации изложить наши требования и получить инструкции.
 -Ну что? - спросила я его. - Таможня даёт добро?
 -Да, - кивнул чиновник. - Никаких препятствий нет. Заключаем договор.
 Я достала заранее подготовленный проект договора и предложил делегации его изучить и высказать своё мнение и замечания. Те с удивлением приняли флэшку.
 -Нет, - усмехнулась я, - в бумаге у нас тоже есть, но на флэшке удобнее. Вставил в комп, внёс исправления, сделал копию, вернул флэшку. Возни гораздо меньше, чем с бумагой. А подпишем, конечно, вариант в бумаге.
 Вопреки опасениям, разработанный вариант договора полностью устроил Демидовск, кроме пункта о праве внешних сношений. Ну не хотелось иметь властям ПРА под боком нечто микроскопическое и независимое. Но мы втроём стояли насмерть, сделав уступку в том, что все переговоры с Орденом и другими анклавами будут вестись только с участием представителя ПРА. После консультации с Демидовском делегация ПРА согласилась.
 -Не пойму, чего ты так упёрлась именно в этот пункт, - спросила Сашка, когда, поставив подписи, мы ненадолго уединились.
 -Видишь ли, - ответила я. - Именно вести право внешних сношений и есть независимость. Ну какая у нас армия? Точно так же с капиталом. Когда мы ещё обоснуемся и начнём зарабатывать деньги. А вот право внешних сношений - огромное свидетельство, что мы действительно независимы.
 -А участие...
 -А участие представителя ПРА только консультативное, - пыхнула я сигарой. - Нет, он может высказывать своё мнение, выступать с протестами, но не более.
 -А они это понимают? - спросила Сашка.
 -Конечно понимают, - ответила Мэри. - Не надо считать их дурнее себя. Там просто надеются, что со временем всё рассосётся.
 -Может и рассосётся, - заметила я, - а может и нет. Будущее покажет. Сегодня уже поздно, - я взглянула на часы, - а завтра проведём собрание, объясним всё по договору. Если народ одобрит, то послезавтра с утра займёмся долиной.
 -Собрание чистая формальность! - буркнула Сашка. - Все одобрят договор, потому что ты его подписала.
 -Всё равно нужно уважать наших товарищей, - сказала я. - Они имеют право всё знать. И имеют право на сомнения. Думаешь, я не сомневаюсь? Ещё как! Как меня мандраж бил, когда мины закладывали! Правильно ли я рассчитала, не ошиблась ли? Лишь когда со стены разглядела позицию ополченцев успокоилась: всё в порядке.
 -Ты?! Нервничала?! - изумилась Мэри. - Я более спокойного и уверенного человека в жизни не видела!
 -Это так! - подтвердила Сашка. - Я с ней во многих переделках была. И всегда одно: уверена, весела, а потом признаётся: гложили сомнения, поступит ли враг так, как она думала?
 -Враг тоже не дурак, - пожала я плечами, - тоже думает рассуждает. С него ни подписку, ни честное слово не возьмёшь, что он будет поступать именно так, как тебе надо. Так что тут начинается борьба умов, кто кого передумает. Ладно, пошли готовиться к переезду. Сашка, готовь машины. Перебирать до последнего винтика не надо, но они должны выдержать хотя бы полторы тысячи кэ мэ. Мэри, возьми пару девок в помощь и начинайте составлять опись нашего имущества, потом решим, что куда грузить.
 Глава 5
 Переезд
 Имущества у нас оказалось неожиданно много. Сколько мы с собой завезли, а сколько мы тут захватили, да ещё трофеи нашей маленькой войны! И всё надо, ничего не бросишь! Утром, дождавшись представителей ПРА, мы отправились осматривать долину. Не, так-то мы её уже осмотрели, нашли развалины зданий, в том числе маленький концлагерь: развалины бараков, колючая проволока, пара вышек и... полуразмытый ров с костями.
 -Что это?! - содрогнулись мои амазонки, да и остальным стало не по себе.
 -Думаю, строители этого комплекса - заключённые и военнопленные, - сказала я. - Их использовали, а когда надобность исчезла - просто расстреляли. Следует провести раскопки и достойно перезахоронить.
 -Обязательно! - сказал глава комиссии и сделал пометку в блокноте.
 Начали осмотр стен долины слева от въезда. Почему слева? Ну мне так захотелось. Первым пошёл кот Капрал, опытный искатель взрывчатки. Комиссары высказали недовольство, но я рассказала, как Капрал находил взрывчатку в пещерах. Не подвёл он и сейчас. Припомнив схему минирования, я легко нашла заряды и тут. Когда извлекла несколько кило взрывчатки, егеря в три счёта очистили поверхность от штукатурки.
 -Если я не ошибаюсь, - сказала я, обозревая дверь с нацистскими орлом и свастикой, - это вход в пещеры. Надо будет аккуратно снять и поставить новую, без этого паука, - кивнула я на свастику. Пошли дальше?
 Дальше опять долгое разминирование, опять несколько килограмм взрывчатки.
 -Маньяки какие-то! - выругался кто-то из комиссии.
 -Если бы вы знали, сколько Женька достала из тех пещер, - усмехнулась Сашка.
 -Видать, был приказ уничтожить эту базу, - сказала я, не отрываясь от дела, - но кто-то решил сохранить её для будущего торга с победителями, и поэтому толи не поставил детонаторы, толи успел вынуть. Закладки взрывчатки так просто не вынешь, а вот взрыватели и детонаторы - другое дело.
 Всё! - отходя, - сказала я и кивнула парням: - Приступайте!
 Ломать не строить, егеря в несколько минут снесли стену, открыв простые деревянные ворота. Комиссия хотела пройти внутрь, но пришлось подождать: по моему требованию остатки от стены убрали в сторону, так, чтобы к воротам можно было свободно подъехать. И лишь тогда я разрешила вскрыть ворота. Впервые за много десятков лет свет проник в эту пещеру. Первым вошёл, тщательно принюхиваясь, кот Капрал. Мин нигде он не обнаружил, так что за ним повалили остальные.
 -Танки! - раздались возгласы. - Немецкие танки!
 -Не все, - спокойно сказала я. - Эти два Т-1, с пулемётами, этот Т-2, двадцатимиллиметровая пушка. А это советский БТ-5, калибр - сорок пять миллиметров, Т-34, калибр семьдесят шесть миллиметров. О Боже! - поразилась я. - А этот монстр зачем?!
 В углу стоял КВ-2!
 -Это КВ-2? - изумилась Кэтрин.
 -Ага, - подтвердила я. - Калибр сто пятьдесят два миллиметра.
 Ни одна противотанковая пушка его не брала, только немецкая зенитка восемьдесят восемь миллиметров. Зачем это чудовище немцы сюда приволокли - уму не постижимо!
 -Да! - все уважительно посмотрели на танк.
 Тут я заметила, что малышня собирается лезть на стоящие танки.
 -Э! Э! Э! - замахала я руками. - Вам жить надоело?! Близко не подходить! Сначала я проверю их на мины!
 И проверила. Танки и впрямь оказались заминированы, да ещё со взрывателями и полтора боекомплекта. Комиссия стала аж серо-буро-козюльчатого цвета и побыстрей слиняла в долину.
 -Так, - говорю, - боевые товарисчи. Я беру себе один Т-2 и БТ-5. Остальные танки ваши.
 -А что ты собираешься с ними делать? - поинтересовался кто-то из комиссаров.
 -Элементарно, Ватсон, - улыбнулась я. - В прошлом году мы освободили здесь девушек. Одна из них пообещала выполнить наши заказы. Сашка заказала станки, я пару ЗУ-23-2. Я, честно говоря, и не верила, что она сдержит слово. Ан нет, незадолго до этой заварухи к нам пришли наши заказы: станки и ЗУ. Посмотрев на эти танки, я решила, что вполне можно башни снять, а вместо них установить зушки, получатся такие эрзац-"шилки". Для обороны будущей деревни - самое то!
 Члены комиссии переглянулись.
 -А ничего, что моторы у них накрылись? - спросил кто-то.
 -Если бы было "чего", - ответила я, - я бы не брала. Сашке с Роберто эти два мотора на один зуб. Переберут, что надо заменят, ездить будут лучше прежнего! Вы бы лучше сапёров вызвали, я посмотрела, там такого немцы накрутили, что даже с поллитрой хрен разберёшься... Пошли дальше?
 Дальше была большая пещера с грузовиками и БТРами. Несколько грузовиков Einheitsdiesel, несколько грузовиков Круппа по кличке "Носатый", штуки четыре Татра-111, три штуки бронеавтомобилей Sd Kfz 221, такой на шести колёсах с пушкой, ещё всякое. И опять я никого не пустила: заминировано! Но претензию выдала: один шестиколёсный бронемобиль мой!
 Следующая пещера оказалась для комиссии самой вкусной: станция переброски целая и невредимая! И даже не заминированная! Нас туда даже не пустили, только меня проверить на мины, и сразу выперли. Я не особо и протестовала. Мне это нафиг не надо, а кому надо, нехай идёт учится и вникает.
 В общем пока они сюсюкали над этой древностью, я распечатала следующую пещеру, в которой оказалось несколько самолётов. Собственно, это была не пещера, а нечто вроде выступа. Немцы отгородили стеной и сделали широкие ворота. Там мы обнаружили несколько самолётов: Доха, немецкий биплан, пару хенкелей 59, способных приводняться, и пару По-2. Над ними ещё работать и работать, но дело того стоило. Кто-то из комиссаров ехидно спросил, не хочу ли я себе что-то взять.
 -Зачем? - ответила я. - У нас вертолёт есть, с головой хватит.
 У мужиков вытянулись лица. Откуда?!
 -Сашка склепала, - кивнула я на подругу. - Не то где-то прочитала, не то по телевизору увидала, но загорел?ся в одном месте пожар сделать подобный. И сделала. Я потом на нём чеченам визит нанесла. Впечатления были - неописуемые! Да и тут на нём немного полетала.
 -А где он сейчас? - жадно спросил кто-то.
 -Разобрали и убрали, - ответила я. - Не тот аппарат, чтобы хранить под обстрелом. Но в новом поселении обязательно будем пользоваться. Сейчас мы ничего не будем доставать и собирать, - предупредила я открывших рты комиссаров, - хотите посмотреть - приезжайте к нам в новое поселение.
 Следующая пещера оказалась складом станков и запасных деталей. Сашка, визжа от восторга, осматривала станки и что-то лепетала. Да и Роберто недалеко ушёл.
 -Так что, мы возьмём всё, что укажет эта парочка, - сказала я. - Мы и так вам оставляем гору техники.
 -Но в каком она состоянии! - пытались мне возразить.
 -В нормальном! - отрезала я. - Всё целое, в хорошем состоянии, немного подшаманить и будет ездить ещё как! К тому же, мальчики с вас причитается!
 -За что? - изумилась комиссия.
 -А за эту технику, за станцию, за эти пещеры, за шахту! - начала перечислять я. - Мало?!
 -Я понимаю, что это не просто так, - сказал главный комиссар. - Что надо?
 -Немного, - сказала я. - Помощь в погрузке и водителей на грузовики. Вероятно, за три-четыре рейса сумеем перевезти всё наше имущество.
 -Три-четыре рейса?!
 -А что вы хотите? Тут добыча ого-го какая была, - усмехнулась я. - Плюс трофеи от разбежавшегося ополчения, тоже немало. И в ваших же интересах побыстрее нас отсюда выпроводить. А если мы будем своими силами вывозить своё добро, то, боюсь, это на год растянется. А согласно заключённому нами договору, никакие работы не могут начаться, пока мы отсюда не удалимся! - подняла я палец.
 -Ну ты и с-стерва! - вырвалось у кого-то.
 -На том и стоим! - усмехнулась я.
 -Деточка, а ты знаешь, что мы можем положить на этот договор? - вкрадчиво спросил толстый комиссар.
 -Знаю, - спокойно сказала я. - Только это не в ваших интересах. К нам сейчас приковано внимание многих, очень многих влиятельных лиц, и отношение к этому договору покажет уровень договороспособности ПРА. Если растопчите - значит ни о чём серьёзном с вами договариваться нельзя. Такое же отношение будет и ко всем другим договорам.
 Комиссары переглянулись.
 -Так что лучше нам помочь, - сказала я, - это выгодно и вам, и нам. Чем быстрее мы переберёмся на новое место, тем быстрее вы сможете приступить к работе.
 -Я сообщу об этом в ППД, - пообещал главный комиссар. - Пойдёмте дальше?
 Дальше была техника: тракторы, бульдозеры, экскаваторы и так далее. Я полутора десятков я отобрала три трактора, бульдозер, кран и экскаватор. Дальше пошли склады, полные всякого имущества: запасные моторы, цемент, всякие строительные детали, и прочее, прочее, прочее. В общем, ещё грузовиков пять набралось.
 -Какой твой план? - спросила Мари, когда вечером собрались в столовой.
 -Простой, - сказала я. - Тут остаётесь ты, Сашка, Хуан и, пожалуй... Кэтрин. Ваша задача - обеспечить погрузку нашего имущества. Всего, всего, всего, чтоб даже щепки не осталось. Всё нам там пригодиться. Даже столы и наборы ложек из кухни заберите. ПРА богатое, оно обеспечит своих.
 -А если не пригодится? - спросила Кэтрин.
 -Продадим, - пожала я плечами. - Под боком целый анклав, кто-нибудь да купит. Тиффани, ты как? - спросила я девушку. - Продержишься до Демидовска?
 -Думаю, да, - сказала эта, держась за огромный живот.
 -Тогда караван отправится прямиком в нашу долину, - сказала я, - а мы заедем в роддом в Демидовске. .Ещё некто Фёдор Кузьма на базе Ордена "Россия" рассказывал, что там лучший родильный дом на всей Новой Земле.
 -Чего это? - не поняли присутствующие.
 -Придурок! - пожала я плечами. - Ну и как придурок получил очередь в грудь: вылез вперёд и подставился под пулемёт. Он приехал вербовать нас в Русскую Армию, но вместо этого стал рассказывать про родильную систему ПРА. Не знаю кого как, но нас с Сашкой это интересовало так же мало, как сексуальная жизнь термитов.
 -Но почему? - удивилась Анна. - Это любую женщину интересует. -Дело в том, - ответила Сашка, - что ни я, ни Женя не можем иметь детей. Женя - из-за ранения в живот, я - из-за избиения чеченцами. Так что, какие есть льготы и условия для рожениц нас интересовало ещё меньше, чем размножение инфузорий туфелек за полной ненадобностью.
 -А как вы познакомились? - вдруг спросила Майя.
 -Да обычно, - пожала я плечами. - После увольнения из армии, мне презентовали машину, ту самую "буханку". Машина замечательная, но требовала кое-какое доработки. Я обратилась в одну мастерскую, вторую, третью, а тамошние мастера, видя перед собой девушку, начинали вешать лапшу на уши...
 -Lapshy na ushy? - не поняла Тиффани.
 -Русское выражение, означающее обманывать, - пояснила Алла.
 -А-а-а! - поняла Тиффани. - Какой богатый язык! Кажется, всё знаешь, нет, какой-то новый оборот находится!
 -Два самых сложных языка в мире, - усмехнулась я, - это русский и китайский. Ну так вот, Эти автомастера начинали меня дурить: надо то менять, то исправлять. В общем, если не сделать то, что они мне говорят, то завтра машина развалится. И конечно, это стоило очень и очень дорого. Ребят, я женщина, в технике не очень, но всё-таки кое-что понимаю, чтобы сообразить, что меня дурят. Первому я сказала, что подумаю, второго послала лесом, третьему надела на голову стоящее там ведро с мусором. Достали умники.
 -Это что они такого сказали? - удивился Роберто.
 Русский он за мокрый сезон освоил русский язык, особенно матерный, но вот технические термины понимал плохо.
 -Последний спец мне сказал, что у меня в "буханке" выпадает "коэффициент обратного верчения", и, если не исправить, то машине капец! - с усмешкой сказала я на испанском и повторила на английском и русском.
 Все некоторое время соображали, а потом стали ржать.
 -Во-во, - ухмыльнулась я, - дословно запомнила! Я, может быть, и дурочка, но не до такой же степени! Значит, плюнула я на этих всех мастеров "обратно верчения", - все снова грохнули, - и стала искать хорошего мастера. Чтобы сделал то, что я хочу без всяких коэффициентов. Кто-то мне подсказал, что там-то и там могут сделать машину, и берут недорого, и мастер очень хороший. Ну я и поехала. Это был частный дом. Честь двора отгорожена и там стояло с десяток холодильников, стиральных машин, пара мотоциклов, пара "москвичей" и один "запорожец". Я постояла, побибикала - никого, вошла во двор и подошла к сараю, где гремело и звякало. "Эй, - спрашиваю, - здесь есть кто живой?" Громыхание прекратилось и из сарая появилась деваха.
 Я закурила сигару и продолжила рассказ:
 -Обаденное личико, коса по пояс, такая грудь, ноги от ушей, , одета в коротенькую маечку и обрезанные джинсы, ни следа косметики. На мордахе написано раздражение. "Чего надо?!" - спрашивает. "Машину надо чуток переделать, - говорю, - только без всяких "коэффициентов обратного вращения"!" У той глаза на лоб полезли: "Чего?!" Я ей рассказала о визите в мастерскую, она как заржёт: "И что?! Сильно ругался?" "Ведро мало оказалось для его башки, - отвечаю, - я посоветовала применить этот самый коэффициент. Она ещё больше расхохоталась и протянула мне руку: "Сашка!" "Женька!" - пожала я её грязную ладонь.
 -Она меня просто убила, когда рассказала, что посоветовала тому му... мастеру использовать для снятия ведра его "коэффициент обратного вращения", - вмешалась Сашка. - В общем, друг другу понравились. Я сказала, чтобы загоняла свою "буханку" и спросила, что она хочет с нею сделать. Выслушав список, я уважительно на неё посмотрела.
 -Меня Сашка с первой секунды поразила в сердце, - перехватила я рассказ, - я поняла, что она именно та, кого я ждала всю жизнь. Правда, Сашка об этом не подозревала. Я старалась всегда быть рядом, пару раз пригласила на свидание, но оба раза нарвались на неприятности. Один раз по дороге домой на нас нарвались гопники, само собой получили по мозгам. Второй раз в кафе к Сашке прицепился какой горный козёл, она его отшила, он позвал других козлов. Мальчики немного полетали, кафешку было жалко. Потом они позвали меня на стрелку. Я пришла... вместе с ОМОНом, где у меня остались знакомые. На этом все проблемы кончились. А потом начались проблемы с чеченцами. И мы очутились здесь... -Мне понравилось, как ты отца отшила, - вспомнила Сашка.
 Все заинтересовались.
 -Дядечка, лет за пятьдесят, - вспомнила я. - Сама не мог даже гвоздя забить, звал Сашку. Она вообще всё в доме делала и чинила. Но зато этот дядя любил произносить речи о роли женщины в современном мире. В основном доставал Сашку. Та отмалчивалась или уходила в свой сарай. Я не отличалась таким терпением и иногда отвечала. Тогда он наехал на меня. Мол, кто я такая, почему не работаю, совсем молодёжь распустилась! Я ответила, что успела поработать, он бы столько наработал. А в следующий приезд показала парадную форму с орденами и кассету, где президент вручает Золотую Звезду Героя России. Больше он меня не трогал.
 -Сначала, я воспринимала Женьку просто как подругу, - сказала Сашка. - Но, посмотрев, как она бросается в драку за меня даже на численно превосходящего противника, а особенно после драки с чеченами, она тогда привезла меня в госпиталь, настояла на том, чтобы меня приняли, сколько времени со мной проводила. Все отступили от меня, даже мой жених! А она - нет! Как мне рассказали, у Женьки было ещё две стычки с чеченами.
 -Это были мелочи, - усмехнулась я, - один раз трое, второй раз пятеро. Убежать смог только один. С тех пор я центральным входом в госпиталь не пользовалась и дома не ночевала. Как оказалось, разумно поступила. Чеченцы нанесли визит мне домой, разнесли всё вдребезги, а дом сожгли.
 -А почему вы полезли в драку с чеченцами? - спросила Тиффани. - Вас же было двое, а их вон сколько!
 -Видишь ли, - усмехнулась я, - побеждать надо не числом, а умением. Много побед не было бы одержано, если бы обращали внимание на численность. Ни Катю, ни Мери, ни тебя бы не спасли с того корабля, ни эти катакомбы не очистили, ни Кэтрин бы не избавили от бандитов. Правда это не значит, что в бой надо кидаться сломя голову, не имея представления ни о противнике, ни о местности.
 -Но ведь ты не знала ничего ни тогда, ни тогда, ни тогда! - пыталась возразить Тиффани.
 -Зато я знала противника, - сказала я. - А это не спецназ, не регулярная армия, а просто хорошо натренированные бандиты. Против спецназа они ничто, что я и продемонстрировала. Вообще, в советские времена в НАТО считали, что один спецназовец стоит роты обычных солдат, а один спеназёр ГРУ - батальона. А против бандитов хорошо натренировались работать в Афганистане и Чечне. Так что я отлично знала, что от них ожидать и на что они способны. Ладно, амазонки, амазоны и амазончики, завтра начинаются тяжёлые дни, так что давайте баеньки.
 Действительно, началась погрузка нашего имущества на грузовики. Пока грузили своё добро, армейцы молчали, но когда они увидели, как мы грузим все кровати, шкафы, оборудование кухни, они начали возмущаться. Но я их мигом поставила на место.
 -Это ваше? Какое вы имеете к этому отношение?
 -Нет, но... - пытался возразить толстый майор.
 -Но хотели заиметь на халяву! - оборвала я его. - Поэтому скажите спасибо, что мы ничего здесь не взрываем! А то могли бы...
 Но это были так, цветочки. Особенное негодование у деятелей из ПРА вызвало то, что я наложила руку на немецкие склады. Обширные пещеры, забитые всевозможным добром, я объявила собственностью поселения и собиралась вывезти чуть ли не всё.
 -Ну зачем вам это?! - восклицал интендант. - Тащить за тридевять земель! Всё это можно купить в ПРА!
 -Возьмите и купите! - отрезала я. - А мы перебираемся на пустое место! Понимаете? Пустое! Там вообще ничего нет. И всё это будет гигантским подспорьем!
 -Но ладно, гвозди, шурупы, столярный инструмент... Но зачем вам столько проволоки?! Все запасы подчистую забираете!
 -Во-первых, надо строить ограду нового поселения, - ответила я, - а это лучше делать из колючей проволоки, пять-шесть рядов. Ни зверь, ни бандит близко не подойдёт. Во-вторых, будет запас для починки и строительства новых рядов, когда расширимся.
 -Ладно, - согласился интендант, - но зачем вам простая проволока?
 -А тут недалеко растёт виноград, рейнские сорта, видать, немцы когда-то посадили, - объяснила я. Вот я решила разбить пару виноградников. Не из колючей же проволоки натягивать полосы для винограда. И будет запас и для расширения виноградника, и для строительных работ. И телефоны с кабелем тоже, - предупредила я вопрос. - Мобильные хорошо, но обычные телефоны лучше, они от наличия электричества не зависят. Кончай этот галдёж майор. У нас всё в дело пойдёт. Не сейчас, а чуть позже.
 Скрипя зубами, армейцы должны были отступить.
 ГЛАВА 6
 ПЕРЕСЕЛЕНИЕ
 Спустя два дня, когда первый караван был готов, я дала перед отъездом последние инструкции Сашке:
 -В общем, подруга, ты мой заместитель и представитель тут. Ни на йоту не отступай от договора. Что наше, то наше и точка. Сейчас займись переборкой двигателей тракторов и прочего. Они нам понадобятся в первую очередь. Танки и самолёт подождут поселения.
 -Ты решила взять самолёт? - изумилась Сашка.
 -Да, ПО-2, это для наших условий самый лучший экземпляр, - сказала я. - Есть кое-какие идеи. Но об этом потом. Будь на связи!
 Я расцеловалась с ней, обнялась с остающимися и села за руль "буханки", которую сделала головной в колонне. За нами ехали два джипа с строенными пулемётами. Сашке с Роберто пришлось хорошо помозговать, прежде чем всё получилось по уму. Когда я дала Сашке с Роберто такое поручение, я исходила из трёх вещей: наличие пулемётов, патронов для них и того, что нас мало, а врагов много, их надо подавить огнём. Всё-таки три пулемёта лучше, чем один. За "за мокрый сезон" я всех заставила научиться стрелять и из обычных пулемётов, и из спарок, и из строенных. За нами двигались грузовики с водителями из ПРА, замыкала колонну БРДМ с "утёсом". Все наши ехали в джипах с пулемётами.
 -Зачем вам столько пулемётов? - спросил лейтенант, командовавший водителями. Вроде бы я и руководила колонной, но чья-то "умная голова" решила, что водителям от ПРА нужен собственный командир. Зачем? А боги его знают, пусть командует.
 -Нас мало, а бандитов может быть много, - ответила я. - Есть стрелки, есть пулемёты и патроны. Надо использовать.
 И, трижды погудев, я поехала к выезду из долины. За мной пристроились джипы и грузовики. Впереди, в километрах пятнадцати, летел БЛА, чуть позже взлетел ещё один, полетел сбоку.
 -Зачем? - прорезался по рации голос лейтенанта. -На всякий пожарный, - отозвалась я. - И, лейтенант, если пикнешь по рации, я эту рацию лично о твою голову разобью. Надеюсь, никаких обид?
 -Я понял! - сказал лейтенант и отключился.
 Во время остановки наши подвергли меня допросу: зачем было угрожать лейтенантику?
 -А затем, мои дорогие, что это лейтенанта поставили не только командовать водилами, объяснила я, - но и присматривать за нами. И докладывать наверх. Но слушают эфир не только наши, но и ненаши, например, тот же Весёлый Роджер, у него на меня огромный зуб за прошлое и настоящее. И такая информация для него на вес золота. Имея огромный опыт диверсионной борьбы, он вполне может спланировать и осуществить нападение на колонну. Так что трепотня в эфире не самое лучшее в нашем положении.
 -Думаешь осмелятся? - с сомнением спросил кто-то.
 -Вспомните про Афганистан, Чечню и другие конфликты, - вздохнула я. - Грамотная засада сводит на нет все преимущества в технике и вооружении двигающихся в колонне, порой и вертолёты не помогают, они подвергаются разгрому и уничтожению. Тем более, у врага есть и пулемёты, и РПГ, а уж пользоваться ими они вполне умеют. В общем, чем меньше будут трепаться по радио, тем лучше.
 На следующий день мы ехали быстрее, остановки делали не через три часа, а через четыре. По пути шуганули две бандитские засады. Одной достаточно было пролетевшего над ними БЛА, чтобы понять, что они раскрыты и убраться. Вторые оказались упрямые, на неоднократные пролёты нашего БЛА не обращали внимания. Роберто, по моему приказу, прямо на коленке присобачил крепёж к БЛА, к нему присобачили гранату. Машинку запустили и прямо над бандитскими машинами граната была сброшена и взорвана. Несколько Бандитов было ранено. Поняв, что следующий "подарок" будет весомее, бандиты в конце концов убрались.
 -Ловко ты с этой гранатой! - похвалил лейтенант.
 -Просто надолго застревать не хотелось, - пожала я плечами. - А то бы устроили им огненный мешок.
 -Надо будет нашим рассказать, - продолжал лейтенант, - хорошая идея.
 -Ещё лучше, когда БЛА не один, а сразу десяток, - сказала я, - и не с гранатами, а бомбочками. Тогда точно мало не покажется. Тут специалистам надо мозгами пошевелить.
 Через два дня колонна достигла трассы, ведущей из Порто-Франко в ПРА. На стоянке к нам присоединился караван. В отличие от нас, расположившихся в раз и навсегда установленном порядке, новоприбывшие растеклись по стоянке как кому хотелось, почти не слушая старшего по колонне. Я сначала хотела наехать на него , но, видя такой бардак, только плюнула и приказала часовым чужие машины в нашу часть стоянки не пускать. Почти немедленно послышалась стрельба. Мои схватились за оружие и заняли оборону, как тренировались, чужаков охватила паника, они едва не разбежались, хорошо, въезд перекрыл БТР и никого не выпустил.
 Прекратив панику, разобрались со стрельбой. Оказалось, какой-то особо наглый тип на своём КАМАЗе решил, что место рядом с нашей кухней очень подходит для его машины. И поехал, не обращая внимания на вопли нашего часового. Ещё бы, у него грузовик и оружие, он кум королю и сват министру, повелитель полумира! Часовой, как я подозревала, не простой водила, а из спецназа, применил оружие, выпустив короткую очередь в три патрона по колесу. Машина остановилась, водитель, размахивая пистолетом, накинулся на часового, тот его обезоружил и скрутил. Подоспела жена водилы с автоматом ППШ, но тоже получила по башке. Стали сходиться любопытные. В адрес часового посыпались угрозы. Трудно сказать, чем бы закончилось дело, но тут подоспела я и начальник этого каравана. Разбор произошёл быстро. Хотя вина водителя была всем видна, дружки водилы требовали чуть ли не публичной казни для часового.
 -Ребятки, - сказала я возбуждённым мужикам, - посмотрите во-о-он туда! Видите джипы с пулемётами? Если начнёте дёргаться, вас расстреляют.
 -Не посмеют! - раздают крики. - Кишка тонка! Да кто ты такая!
 И более грубые и хамские вопли. Толпа начала подступать, но стоявшие рядом Роберто, Мери и Воен передёрнули затворы.
 -Отвечаю по пунктам, - сказала я. - Первое - посмеют! Второе - кишки нормального размера. Третье - только начни дёргаться и узнаешь, кто я такая и что умею! И - пошли все вон отсюда! Во-он! - рявкнула я.
 Как бы эта толпа не храбрилась, но наведённые пулемёты и автоматы, а так же то, что я не дрогнула перед толпой, подействовало отрезвляюще, толпа стала расходиться.
 -Лейтенант, - сказала я ему, стоящему и сжимающему побелевшими пальцами автомат, - поставь тут посты по двое. Мало ли что взбредёт в голову этой публике.
 Я уже собиралась уходить, как меня остановил очень знакомый голос:
 -Ну я так и знал, что она нигде не пропадёт!
 -Айболит! - воскликнула я, поворачиваясь. - Приветствую, товарищ полковник!
 Я обнялась с высоким седовласым мужчиной.
 -Тоже решили перебраться сюда? - спросила я.
 -Тоже, тоже! - отозвался наш доктор. - Ушёл по возрасту, а пенсия у полковника не ахти, пришлось бы выживать, а не жить. А ты, гляжу, совсем девчонкой выглядишь!
 -Это длинная история, Степан Тимофеевич, - усмехнулась я. - Пойдёмте к нам, познакомлю с народом, побеседуем о том, об этом. И своих зовите, нечего им возле всякой шпаны сидеть. И машине вашей место выделим.
 -Собственно, у нас три машины, я вместе с детьми и внуками сюда двинул, - сказал полковник.
 -Давайте все! - махнула я рукой. Видать, полковник и сам не чаял убраться подальше от этой публики, потому что едва не побежал. Я попросила ребят раздвинуться, чтобы дать место новым машинам. У Айболита оказал "буханка", у его дочери с мужем "нива", а его сына с семьёй - "фольксваген синско". Насколько я знала, сын у полковника был тоже военный, капитан ВДВ, а дочка жила в Казахстане. Видать, достали их, раз решили уехать.
 Я представила своих, полковник - своих. Пообщались, рассказали немного о своих приключениях на этой земле. Я говорила мало, в основном рассказывали спутники. Разошлись уже далеко за полночь, и то пришлось разгонять. У костра остались я и Айболит.
 -Да, наворотила ты здесь, - усмехнулся Степан Тимофеевич. - Одно наводнение чего стоит!
 -Ну, - со смешком ответила я, - с наводнением мне повезло. Заправилы в Ордене и АК не ожидали, что я использую его как оружие, хотя в истории немало подобных примеров.
 -И теперь переезжаешь в ПРА, - продолжил Айболит.
 -Да, после потопа с местными будут несколько напряжённые отношения, - кивнула я.
 -И хочешь предложить мне присоединиться к вам, - продолжил полковник.
 -Есть такое, - я посмотрела на него.
 -Только без обид, Евгения, но я отказываюсь, - сказал Степан Тимофеевич. - В Русской Армии мне предложили дом, зарплату, хорошую работу, а у тебя всё, - он пошевелил пальцами в воздухе, - неопределённо. Толи получится, толи нет...
 Я его понимала. Всю жизнь прожить в по казённым квартирам и тут предлагают вроде бы своё жильё и работу по специальности, консультировать спецназ... Только вот врач и психолог попал в ловушку. Выпустив струю дыма, я сказала:
 -Какие обиды, товарищ полковник! Только по рассказам Майи, лейтенанта из Разведотдела Русской Армии, это казённый дом, и в случае ухода со службы вас могут попросить того-с, съехать. А возраст у вас не пионерский, всё-таки... Да, медицина тут выше всяких похвал, на ноги ставят даже безнадёжных. Я сама тому пример. Но... - я усмехнулась, - всегда это но. Всегда надо думать о будущем. Мало ли что может с вами случиться? А ваша жена? Что с ней будет? Обустроится, привыкнет и... опять переезжать? Ну думайте, думайте!
 Я бросила на угли окурок, встала и пошла к своей машине.
 Утром Айболит пришёл ко мне с женой. Его жена, крашенная шатенка лет за пятьдесят, сказала мне:
 -Ты зачем нас обманываешь?
 -Это о чём? - не поняла я.
 -На счёт дома от Русской армии!
 -Майя! - позвала я. - Объясни, будь добра, людям на счёт дома в ППД!
 И Майя рассказала на счёт системы в ППД: дают дом, но если что, могут и предложить переехать в другой, меньший или вообще искать себе другое жильё за пределами ППД.
 -Такие случаи уже бывали, - закончила девушка. - Я сама была свидетелем. Убили капитана из нашего отдела, а через неделю его жену, художника, попросили поискать себе другое жильё. Вот так!
 Не ожидавшие такого Степан Тимофеевич с женой и прочими родственниками отошли, обсуждая новую информацию. Далеко слышался гневный голос супруги Айболита:
 -Вот тебе и забота о людях! Точно так же, как и в России! Пока нужен - бери и пользуйся, а не нужен - отдай и пошёл вон! Надоело, сорок с лишним лет по служебным квартирам! Думала в старости что-то своё будет! Нет, опять двадцать пять!
 -Но Галочка... - пытался успокоить жену Степан Тимофеевич.
 -Что Галочка?! Пятьдесят два года Галочка! - не хотела успокаиваться жена. - Ты что мне обещал, ирод?! Собственное жильё дадут! Ага, разогнались и ещё дали, чтоб больше не просил! Дулю под нос!
 Ко мне подошёл лейтенант, командир водителей:
 -Он действительно хороший специалист?
 -Лучший! - ответила я.
 -А почему нельзя было дать ему дом в собственность?
 -А я откуда знаю? - удивилась я вопросу. - Это вопрос к твоим командирам. Думаю, ТАМ обещали одно, а тут собирались как-то решить это. А получается - обманули. Ладно, давай завтракать и поехали. Время не ждёт.
 Прошёл ещё один день. В обед ко мне подходил сын Айболита капитан ВДВ Алексей и расспрашивал, что мы собираемся делать. Я ему честно сказала, что в одной из долин Амазонского хребта собираемся создать своё поселение.
 -Сначала, конечно, будет не очень бытово, но у потом появятся и электричество, и водопровод и всяческие удобства. Это я могу гарантировать. А так же могу гарантировать постройку своего дома сначала деревянного, а потом, через несколько лет, и каменного. А ещё очень много тяжёлой мужской работы.
 -Но дом ты гарантируешь? - спросил Алексей.
 -Железно! - заверила я его.
 Вечером ко мне подошла жена Степана Тимофеевича.
 -Ты сказала Алексею, что гарантируешь ему дом! - начала она.
 -Я сказала, что гарантирую ему, - уточнила я, - что он сможет построить свой дом, сначала деревянный, а потом и каменный. Но, это если он будет работать, а не сидеть сложа руки.
 -Но дом будет его? - не отступала дама.
 -Его, - подтвердила я, - от фундамента до крыши. Потом он может сделать с ним что хочешь: сдать в аренду, продать, разрушить. Это будет только его дом.
 -А если мы построим? - продолжала жена Айболита.
 -Тоже самое! - ответила я. - Но придётся работать, помогать другим, потому что сами вы дом вряд ли сможете построить в нормальный срок.
 -Это чепуха! - отмахнулась женщина. - Я не белоручка и Степан тоже!
 А утром ко мне подошла Ольга, дочь полковника.
 -Это правда, что ты даёшь дома в собственность? - с ходу озадачила она.
 -Нет, -отвечаю, - неправда. Просто потому, что у меня вообще никаких домов нету. Но можно построить себе дом и вот он будет твоим от начала до конца. Естественно, и самим работать надо, и другим помогать. А тебе-то зачем? Ты врач, тебе в любом городе будут рады.
 -Рады это да, - поморщилась Ольга, - но я разговаривала и с Майей, и с водителями, оказывается, сразу в собственность дом не дадут, надо определённое количество лет проработать в этом городе. В разных городах по разному, но нигде меньше десяти. А мало ли что случится? Вдруг придётся переехать в другой город или другой анклав? Это бросай, в другом месте ищи.
 -Справедливо, - согласилась я.
 Ну, в общем они с мужем тоже решили податься ко мне.
 Заметьте, господа-товарищи-граждане, я никого насильно не тянула, я сразу предупреждала, что надо будет много и тяжело работать и не только на строительстве домов. Но никто не отказался. Перспектива быстро получить свой дом перевесила все минусы. Я так же предупредила, что у тех, кто был с нами с прошлого года, прав будет больше, чем у только что примкнувших. Это тоже никого не отпугнуло. Ну, это их решение.
 Мы миновали земли Конфедерации и въехали на территорию Московского Протектората. Я не расслаблялась, хорошо помня, какая мразь там собралась, и что именно туда двинулись "охранники" моей невестки. Мало ли что им в головы придёт? Но нет, всё обошлось, коррумпированные чинуши нас не тронули, и бандиты не рискнули связываться. Спокойно въехали на территорию ПРА. Там остановились в пригороде Демидовска. Я с Тиффани и Воен поехала в родильный дом, а караван остался отдыхать, я дала два дня на отдых.
 Да, чувствуется, что тут серьёзно отнеслись к делу сохранения потомства. Трёхэтажный дом, напоминающий форт, строящийся забор, почти скрывающий здание, солидная охрана, правда, состоящая из инвалидов. Охранник, дежуривший на проходной, солидный дядя с будёновскими усищами (в первый раз такое видела), правда, без правой руки, потребовал от нас сдать оружие. Я выложила свои ТТ и маузер, Тиффани свою беретту, а Воен - свои вальтер и обрез слонобойного калибра.
 -Ну никак ты не можешь без своих громыхалок, - сделала я замечание.
 Личико у лаоски посуровело. Ну обожала она эти громадные бабахалки, ничего не поделаешь. Сдав оружие, мы прошли по недавно разбитому парку к роддому. Внутри всё оказалось вполне цивильно. Чистота, порядок, вежливое обхождение. Приняла нас здоровенная такая тётя, по габаритам даже Сашку превосходящую, а это, хочу заметить, дело вовсе нечастое, даже немногие мужики не могут этим похвастаться. Увидев, что беременная только Тиффани, она выгнала меня и Воен и уединилась с ней.
 -Ну-с, - сказала она, впустив нас, - я кладу вашу подругу, ей уже немного осталось. Есть один вопрос. Граждане ПРА получают медицинское обслуживание бесплатно, а вот неграждане...
 -Не вопрос! - я достала чековую книжку Банка Ордена. - Сколько?
 Выписав на указанную сумму чек, мы с Воен попрощались с Тиффани . Я ей ещё "дерринджер" вручила.
 -Зачем? - удивилась та. - Мне мою "беретту" вернут! Все, кто здесь находятся, имеют при себе оружие.
 -Держи, - сунула я ей в руку пистолетик. - Запас карман не тянет. И держи всегда при себе!
 Расцеловавшись с Тиффани, мы пошли на выход. Там, вооружившись, мы загрузились в нашу "буханку" и поехали перекусить. Нашли небольшую кафешку, и устроились за столиком. Воен взяла себе стакан сока, а я - большую кружку пива. Не успели мы выпить по глоточку, как у кафе остановился "судзуки-самурай" и оттуда выпрыгнул бравый вояка в комбезе с полковничьими погонами. Подойдя к нам, он представился:
 -Полковник Чернышёв, разрешите присоединиться?
 Я сделала приглашающий жест:
 -Присоединяйтесь! Чем обязаны?
 -Можно было бы, конечно, прислать кого-нибудь из офицеров, но мне захотелось саму взглянуть на Ведьму. Естественное желание взглянуть на героиню стольких дел. Особенно последнего.
 -Это наводнение, что ли? - я отхлебнула пива. - Озеро спускать надо было по-любому. Можно было это сделать во время дождей, тогда этого никто не заметил бы. Но я предпочла отложить до атаки конфедератов, эффект лучше вышел. Просто оглушительный эффект. Как кувалдой по башке. Желание воевать пропало напрочь! - фыркнула я.
 -А минные закладки? - поинтересовался полковник.
 -Простая логика, - пожала я плечами. - Поставила себя на место ополченцев и прикинула, где бы разместила машины, лагерь и прочее. Вы бы и сами это сделали, если бы очутились на моём месте.
 Полковник задал ещё несколько вопросов по поводу дней минувших, потом вдруг спросил:
 -А как захватить чеченский порт на Амазонке? Они почти блокируют выход в Залив.
 -Космический десант! - немедленно ответила я.
 Воен, уже неплохо понимавшая по-русски, захохотала.
 -Нельзя без шуточек? - поморщился полковник.
 -Ну что я могу сказать, если я вообще ничего не знаю про этот порт? - пожала я плечами.
 Полковник вынул карту из планшета и протянул мне. Я рассмотрела карту. Весьма удобная бухта, окружённая холмами, возведено два мола, на высотках сильные укрепления, доты и вкопанные танки. На молах - по несколько дотов, даже артиллерийских.
 -Дважды пытались захватить, но оба раза приходилось отступать, - сообщил полковник Чернышёв.
 -А потому что с моря надо брать! - сказала я.
 -Тут же у них доты! - ткнул полковник в карту. - Пока доплывём, всех потопят!!
 -Историю надо учить не только в школе, - ответила я. - Вспомните освобождение Новороссийска! Там немцы тоже построили доты на молах, прикрывающие вход в бухту. Советское командование атаковало эти доты торпедами. Доты были разрушены, в порт ворвались катера со штурмовыми группами. Думаю, ничего подобного "чехи" не ждут. И главное, в Ордене, контролирующих поставки ОТТУДА никому не придёт в голову о такой возможности использования торпед.
 -Гм... - только и сказал полковник, уставившись в карту.
 Похоже, такой вариант в штабе Русской Армии даже не рассматривали.
 -Спасибо за компанию, полковник, - я допила пиво и встала. - Нам пора. До новых встреч.
 Мы с Воен сели в свою "буханку" и поехали к каравану.
 Все, включая лейтенанта здорово посмеялись, когда Воен рассказала о вопросе полковника Чернышёва и моём ответе.
 -Евгения, - спросил лейтёха, - а с чего вдруг ты вспомнила о космическом десанте?
 -Да просто песенка вспомнилась, "Марш наёмников", - и я напела:
 
 Мы - псы войны, наёмники, ландскнехты.
 Наш кодекс чести - грабь и убивай.
 Хоть бог наш - меч, но верим лишь в монеты,
 В аду боёв мы потеряли веру в рай.
 
 Крепки щиты, надёжны арбалеты,
 Остры клинки, ─ мы смелы и лихи.
 Нам не страшны церковные запреты,
 Потом отмолим смертные грехи.
 
 Вином безумств, насильем разогреты,
 Идём за тем, кто платит нам сейчас.
 В колоде войн - пиковые валеты,
 Её тасует дьявол, хохоча.
 
 Кольчуги прочь, надеть бронежилеты,
 Слезать с коней, на джипы и вперёд!
 Нам всё равно, что шлемы, что береты,
 Был арбалет − теперь гранатомёт.
 
 Всегда в тени, не ищем громкой славы,
 И наших нет в Истории имён,
 Спешим толпой за деньгами в кровавый,
 Французский Иностранный Легион.
 
 Вот мы в рядах космической пехоты -
 Скафандр и бластер, дьявол нам не брат.
 На штурм планет садимся в космолёты,
 Плевать на всё, в кармане есть контракт!
 
 И никому не чудятся кошмары,
 Мы - только "ствол" для выстрела в упор.
 Для нас всегда готовы хронокары -
 Чтоб изменить истории декор.
 
 Мы - псы войны, наёмники, ландскнехты.
 Наш кодекс чести - грабь и убивай.
 Хоть бог наш - меч, но верим лишь в монеты,
 В аду боёв мы потеряли веру в рай.
 
 -Неплохая песня! - заметил кто-то из собравшихся.
 -Ну, мне тоже понравилась, - усмехнулась я. - Я вспомнила эти строчки: "Вот мы в рядах космической пехоты - Скафандр и бластер, дьявол нам не брат. На штурм планет садимся в космолёты, Плевать на всё, в кармане есть контракт!". Вот и ляпнула про космический десант. Получилось удачно! Ладно, парни, отдыхаем.
 На следующий день аж на трёх машинах мы навестили Тиффани, пожелали благополучных родов и обещали навещать. Потом поболтались по городу, навестили магазины. Девчонки хотели было купить какие-то платья, я иронично спросила, где они собираются их носить, что остудило их энтузиазм. Но вот косметику, бельё, чулки и колготки они накупили полные охапки. Я сама купила помаду и духи себе и Сашке в подарок, благо её вкусы я успела изучить. Ну естественно, по паре комплектов белья себе и ей. Женщины, в конце концов, мы или кто?
 На следующий день мы на рассвете отправились в путь. Ориноко мы проехали по мосту, а вот Амазонку пришлось преодолевать на пароме. Как нам рассказали паромщики, обычно загоняли по два грузовика на паром, но наши были чрезмерно нагружены, так что пришлось по одному.
 -А чего мост не построят? - удивилась кто-то из девушек, кажется, Кэтрин.
 -Пытались! - вздохнул паромщик. - Начали строительство, та оно немедленно стало объектом атак со стороны чеченцев. И обстрелы из миномётов, и попытки взорвать. Не все, само собой, но некоторые удачные. Слишком много сил уходило на охрану и отражение налётов. Плюнули и сделали паром. Тоже гадят, но уже не с таким азартом.
 В общем, потеряли массу времени на этом пароме, пришлось заночевать на подъезде к долине. Оно и к лучшему. Потому что, прежде чем ткнуть пальцем в землю и сказать: "Тут будет город заложен!", надо всё осмотреть своими глазами. Нет, карта была очень хорошая, но всё равно, никакая карта не заменит собственных глаз. Вечером у костра зашёл разговор о том, что я планирую на новом месте. Я немного рассказала о планах: построить селение, разбить виноградники, обследовать территорию в поисках полезных ископаемых. Наверняка же что-то есть внутри гор.
 -А что именно ты хочешь найти? - спросил один из водителей, бородатый и пузатый мужик по имени Димон, большой любитель пива. Но водитель классный, что есть, то есть, не отнять.
 -Ну я много чего хочу, - усмехнулась я и стала перечислять: - Золото, алмазы, платина, серебро, бериллий... Достаточно?
 Все захохотали.
 -Что найдут, то найдут, - сказала я. - Хуже от этого не будет никому.
 Утром мы въехали в долину. Остановившись у подножия небольшой возвышенности, поросшей лесом, почти в центре, я со спутниками взбежала на вершину. Вернее, взбежала я и дети, а спутники ползли следом, пыхтя как паровозы. Там я взобралась на высокий граб и с его макушки обозрела долину. Долина была великолепна! В ширину от десяти до двенадцати километров и длиной семьдесят пять-восемьдесят. В основном ровная, кроме этой высотки других возвышенностей не было, так кие-то кочки и бугры. Справа и слева склоны хребтов, впереди - пики гор, явно за пять километров.
 Спустившись вниз, я сказала:
 -Ну чтож, мальчики, девочки и все прочие, мы на месте! Здесь будет наша вольная республика! За работу!
 Мы спустились и принялись разгружать машины. Хорошо, что я взяла пару грузовиков с кранами! Без них не удалось бы за полдня всё разгрузить. Пришлось побегать, поорать, одному выступальщику даже морду набить. Зато всё было аккуратно складировано, и не просто где свалили, а так, чтобы можно было подъехать и взять, что надо, ну и палатки установили и приготовили для отдыха.
 Мы сидели и ужинали, Татьяна сварила вкуснейшую кашу с мясом, когда к нам приехал поп. Натуральный поп: патлатый, бородатый, в рясе, со здоровенным золотым крестом на пузе и сочным басом. Он подъехал на "ниве" почти к костру, где мы кушали и сказал:
 -Приветствую, вас, чада божьи!
 -Здорово! - ответила я и добавила: - Машину отгони к остальным, здесь, не стоянка, а жилая зона.
 Поп недобро зыркнул на меня, но всё-таки сделал это. Вернувшись к нам, он сел за стол и прогудел:
 -Может накормите усталого путника?
 Я кивнула Татьяне, но всё-таки ехидно сказала:
 -Дайте попить, а то есть хочется, даже переночевать негде!
 Поп опять зло зыркнул и сказал:
 -Грех смеяться над божьим человеком!
 -Все мы божьи люди. А без шутки жить нельзя, лучше сразу вешаться.
 -Я вижу, вы решили здесь обосноваться, - сказал батюшка, решив не затрагивать тему шуток.
 -Ну и зрение у вас! - восхищённо сказала Майя.
 Все зафыркали, поп злобно покосился на неё.
 -Да, сказала я, прежде чем поп что-то выдал. - Договорились с властями ПРА и заняли эту долину для поселения. Вот, приехал первый караван. Будет ещё несколько. Завтра начнём разметку где что строить.
 -Первым делом надо церкву строить! - сказал поп. - Вознести молитву господу богу нашему, что его милостью трудный путь благополучно завершился и мы прибыли в землю...
 -Первым делом будем строить укрепления! - оборвала я попа. - Тут за горами чечены живут, так чтобы нас не поубивали, а эту церковь не сожгли, сначала построим три-четыре ДЗОТа, потом дома, а уж потом, если успеем, можно и храм божий.
 -Неверно ты рассуждаешь, дщерь! - батюшка осуждающе посмотрел на меня. - Душа! Душа главное в человеке! И забота о душе...
 -Ты бы с себя начинал! - снова я прервала его разглагольствования. - Значит так! Завтра размечаем план строительства, начинаем строить ДЗОТы, а батюшка, если ему так горит, начинает в указанном месте строить церковь. Я сказала! Давайте отдыхать, завтра очень много дел.
 Поп ещё что-то бухтел, но все разошлись, не слушая его.
 Ночью, когда занималась тренировками, поп подошёл, сел на стульчик, долго смотрел, как я прыгаю, махаю руками и ногами, потом сказал:
 -Посмотри на себя, на кого ты похожа, раба божья! Лысая, обвешана оружием, ни капли смирения! Покайся в грехах своих! - и дальше о месте женщины.
 Я закончила группу упражнений, выпила кружку воды и, закурив сигару, ответила:
 -Не тебе мне лекции читать! Я сама лучше всех знаю своё место в жизни. И обойдусь без самозваных гуру-сенсеев! Если хочешь жить с нами, то живи, но не лезь туда, куда не положено. Не указывай, кому что делать. Тебе ясно?
 -Девчонка! - взвился поп и сделал шаг ко мне, сжав кулаки. - Ты мне будешь...
 Быстрее молнии маузер оказался в моей руке:
 -Стоять! Теперь медленно достал свой кольт и отбросил в сторону. Молодец! Теперь руки за голову, три шага назад и опустился на колени. Отлично! Воен! - позвала я.
 Из темноты вышла лаоска со своим обрезом.
 -Держи на прицеле, - приказала я, доставая верёвку.
 Воен встала перед попом, нацелив обрез ему грудь, а я связала его так, что малейшее движение затягивала ему петлю на шее. Ну заодно и обыскала. Набор предметов был интересный: ПСС, дерринджер, удавка, нож, какой-то порошок в пакетике. А тщательно ощупав его одежду, я нашла зашитую карточку, на которой англицкими буквами было написано Dmitro Taschecki.
 -Хм... - удивилась я, разглядывая карточку. - Да ты никак бандеровец, батюшка? Интересно девки пляшут... А пригони-ка, Воен, его колымагу...
 Лжепоп начал было ругаться матом, но получил от меня пару пинков в пузо и заткнулся. Я ему ещё и кляп в пасть засунула. Разбуженные его воплями, стал собираться народ. Я принялась обыскивать машину. Нет, не просто поверхностный осмотр, а тщательный обыск всех щелей и тайников, вплоть до разбора машины. Во-первых, вытащила и осмотрела все вещи. В одной из сумок я нашла радиостанцию.
 -Очень интересно! - сказала я. - Это радиостанция AN/PRC-152A для спецподразделений американской армии. Можно купить гражданскую версию, но это именно военная. Откуда у батюшки она, а?
 Поп только хрипел, пытаясь выплюнуть кляп. Интерес вызвал ноутбук, опять военная версия, гражданские им не пользуются. Больше ничего интересного среди вещей не было. Я стала осматривать машину, осмотрела сидения, мотор, запасное колесо. Ничего. Поп был всё это время спокоен. Но лжесвященник здорово занервничал, когда я перешла к бензобаку. Наверное, с полчаса потратила на него, но всё-таки нашла тайник и достала бумаги. Беглый осмотр показал, что они явно зашифрованные.
 -Майя, свяжись со своим начальством, думаю, сей кадр будет им ну очень интересен.
 -А как ты его раскусила? - спросил кто-то.
 -Из-за движений, - усмехнулась я. - Я немного в этом разбираюсь, так что мне сразу стало ясно, что он прошёл где-то серьёзную школу рукопашного боя, причём не российского, а западного. Хоть и незначительные, но есть отличия. А когда он полез в драку, мне всё стало ясно...
 -Через несколько часов приедут! - объявила Майя, выходя из кунга. - Ребята очень обрадовались, давно, говорят подобного фрукта не попадалось.
 -Отлично, - кивнула я, - ложитесь спать, я ещё позанимаюсь. Постепенно толпа разошлась. Я снова начала тренироваться, присматривая краем глаза за шпиёном. А то вдруг он захочет самоубиться, а это не надо, он слишком много знает и должен многое рассказать. Пленник сначала лежал спокойно, а потом принялся мычать. Я на мычание внимания не обращала, не о чем мне было с ним говорить.
 На рассвете прилетел вертолёт МИ-8 с контрразведчиками. Пленнику развязали ноги, сняли петлю с шеи, вытащили кляп изо рта и повели к вертолёту, шпиён обернулся и сказал:
 -Мы с тобой ещё встретимся, сука!
 -В очередь становись! - засмеялась я.
 Его подхватили и забросили в вертолёт. Ко мне подошёл старший группы:
 -Вы осторожней тут, за горами чеченцы, они и часа спокойно не просидят, чтобы не напасть.
 -Спасибо, - кивнула я, - мы знаем, поэтому первое, что мы будем строить - это оборону посёлка. Думаю, что этот бандеровец уже сообщил им о нас, поэтому через два-три дня стоит ждать "гостей". И надо организовать им достойную встречу.
 -А почему ты решила, что он бандеровец? - с интересом спросил контрразведчик.
 -Так на карточке, что я вам отдала, его погоняло: Dmitro Taschecki. Если не ошибаюсь, то это западэнский вариант имени Дмитрий. А, судя по тому, что он обучен системе рукопашного боя американской армии, то скорее всего он потомок тех, кто бежал от Советской армии после разгрома гитлеровцев. Больших подвигов не совершили, больше известны как каратели.
 -Чеченцы уничтожили два поселения на границе, - сообщил контрразведчик, - подозреваем, что этот бандеровец замешан.
 -Да? - удивилась я. - Жаль не знала, а то бы у нас состоялась бы беседа...
 -Лучше не надо! - воскликнул дядя. - Я пару раз сталкивался с результатами бесед спецназа в Чечне.
 -А-а! - кивнула я. - Ну так нужен результат, а товарищи не хотят говорить. Приходится развязывать язык подручными средствами. Ну ладно, - я пожала ему руку, - до новых встреч!
 Контрразведчик пошёл к "ниве", которую перегоняли в ППД, а я направилась к кухне. Вчера не поленились, сделали навесы и над кухней, и над столами, вернее, я заставила, несмотря на нытьё и скулёж. Зато теперь было сухо и чисто.
 -Каковы планы? - спросил меня Айболит.
 ГЛАВА 7
 ПОСЕЛЕНИЕ
 -Планов громадьё! - ответила я, уничтожая кашу. - Во-первых, мы с Алексеем обойдём высотку и наметим места для ДЗОТов, можешь к нам присоединиться, если хочешь. Роберто и Хуан с остальными тем временем установят лесопилку и наладят её работу. Будем вырубать деревья и распиливать на доски. И для укреплений, и для домов. Петька и Колька, чтобы не страдали от безделья, запускаем БЛА, вы сидите за монитором и осматриваете окрестности. Мелочь! Берёте топорики вырубаете кустарник вокруг лагеря. Катя и Лена, ваша задача с автоматами страховать их. Не спускать глаз! Дальше... Ты, ты, и вы трое, берёте лопаты и копаете канаву вокруг лагеря. Два штыка вполне достаточно.
 -Зачем? - спросила Майя, попавшую в эту группу.
 -Дождь пойдёт - лагерь зальёт, - ответила я. - И поскорее! Дождь ждать не будет! Вроде все всё ясно? Ешьте быстрее!
 Мы с Алексеем облазили весь холм, я наметила места для нескольких ДЗОТов, где натянуть колючую колючку, то есть колючую проволоку. Несколько раз приходилось спорить с капитаном. Всё-таки он закончил Рязанское училище ВДВ, а я была самоучка. Впрочем, он тоже недалеко ушёл, знания остались теоретическими, какие в 90-е учения! Однако пытался спорить, мол, в уставе сказано...
 -Друг мой, - улыбнулась я, - ещё Пётр Первый сказал: "Не держись устава, яко слепой стены!". И вообще, как говорится, устав не догма, а руководство к действию. Ты, кстати, знаешь, как Красная армия перешла от окопно-ячеистой системы строения обороны к траншейной?
 -Как? - заинтересовался Алексей.
 -Летом 41-го генерал Рокоссовский обратил внимание, что атаки немцев отбиваются в основном артиллерией, а пехота почти не стреляет. Решил разобраться в чём дело. Перед немецкой атакой забрался в одну из ячеек, а потом описал свои ощущения: "Мне, старому солдату, прошедшему несколько войн, было страшно. Казалось, я остался один, а все ушли. Хотелось выскочить из ячейки, подбежать к соседней и заглянуть: тут мой сосед или убежал?" В общем, Рокоссовский отказался от ячеек и вернулся в окопам, а потом внесли изменения и в устав. Такие вот дела... Отмечай на плане: здесь будем строить сначала ДЗОТ, а потом поставим башню от танка. Очень уж хороший обзор.
 -Какого танка?! - изумился капитан.
 -А-а, ты же не знаешь! - усмехнулась я. - В общем, мы нашли склады с оружием, техникой и разными материалами, которые оставили ещё немцы. Часть взяли себе, часть оставили ПРА. Среди них и пара танков. Башни снимем, вместо них поставим ЗУ-23-2, будет эрзац-шилки, а башни поставим на эти места. Подобное делали на границе с Китаем и на Курильских островах. Такие огневые точки очень живучи. Пошли дальше?
 К обеду мы обошли холм, набросав план постройки ДЗОТов и траншей, а заодно прикинув, где строить дома, где прокладывать свет, водопровод, канализацию, где ставить вышки для сотовой связи. Я ещё успела проверить как работа у моих еврейчиков. Похвалила, дала пару советов. Осмотрела поставленную лесопилку и сказала Роберто и Хуану:
 -Молодцы, ребята! Достаём механические пилы и начинаем пилить деревья на холме. Только там есть дуб в три обхвата, его не трогайте. Пусть растёт дальше! А вы, - обратилась я к остальным, - берёте лопаты и начинаете копать окопы для ДЗОТов. Чем быстрее, мы их сделаем, тем лучше.
 В последующие дни удалось сделать очень много. Во-первых, еврейчики вырубили весь кустарник на километр вокруг холма, так что прятаться и подкрадываться стало гораздо труднее. Во-вторых, были построены пять огневых точек: выкопаны окопы, обложены мешками с землёй и установлены пулемёты и гранатомёты. Началась вырубка леса на холме, деревья спиливали, обрубали ветки и несли к лесопилке. Я волком рыскала всю, успевая и проведать племянников, как они наблюдают за окрестностями, и еврейчиков, как они вырубают лес, и женские команды, как они строят огневые точки, и лесопильную команду. Несколько часов в день в обязательном порядке посвящали стрельбе. И просто мишеням, и навскидку, тренируясь в быстроте выхватывания и точности попадания.
 -Жень, зачем? - как-то спросила Анна.
 -Помнишь вчерашнюю гиену? - спросила я.
 -Это да! - поёжилась невестка.
 Они - Анна, Кэтрин и Майя копали ход сообщения к одной из огневых точек, когда вдруг появилась эта зверюга. Откуда она возникла, никто так и не понял. У Кэтрин автомат был на спине, у Майи и Анны лежали рядом на земле, но времени хватать их не было, они выхватили пистолеты. И три ствола выпустили магазины по гиене. Не добежавшая самую малость тварь рухнула на землю в десятке метров от девушек. Пришлось налить им по стаканчику спирта, что успокоить.
 -Вот тебе и ответ, - сказала я. - Вы не стали метаться и паниковать, а схватились за оружие. Так-то!
 Пришли два каравана с имуществом, в том числе и несколько трейлеров с тракторами, экскаватором, краном и танками. Кран на грузовике - это хорошо, но автокран - гораздо лучше. Тем более, Сашка полностью перебрала моторы и проверила все механизмы. Она мне не писала, не любит она эпистолярный жанр, но я её неплохо знала, чтобы понять, что это именно её работа. К тому же я нашла в одном месте листок с отпечатком губ красной помадой. Чьи это губы мы объяснять было не надо. Поцеловав отпечаток, я свернула листок и аккуратно спрятала в карман.
 За сутки до приезда последнего каравана я отобрала пять самых метких стрелков и привела их на одно тщательно выбранное место. Оставив "буханку" за три километра, мы по зарослям прошли на склон горы и тщательно стараясь не наследить, подготовили места.
 -Женя, - спросил "истинный ариец" уже вечером, - в конце концов, ты можешь объяснить свой замысел?
 -Могу, - кивнула я. - Так вот, за прошедшие три недели мы очень сильно - относительно, конечно, - укрепились в долине. Чеченцы как-то прозевали момент, когда просто можно парой десятков воинов уничтожить нас. Тут , наверное, сыграл и разоблачение лжепопа. Теперь для нашего уничтожения требуется полноценное военное вторжение с пушками и броневиками. Думается, что до этого дойдёт, но не сейчас, а под сезон дождей. А сейчас как можно нам досадить? Напасть на караван! Сжечь машины, убить людей. Я пару дней посидела над картами и выбрала место для засады сначала для боевиков, а потом исходя из этого и для нас.
 -Так ты уверена, что именно здесь будет засада? - недоверчиво спросил Алексей.
 -Нет, именно здесь будем сидеть мы, - усмехнулась я. - А чеченцы будут сидеть ниже по склону. Вот мы их и ликвидируем, когда караван подойдёт.
 -А почему ты так уверена, что чеченцы обязательно нападут? - не унимался капитан.
 -Тихо! - шепнула я и вскочив с места у костра исчезла в ночи. Через полчаса я вернулась.
 -Услышала шорох, решила проверить. И правда, два джигита. Я их по тихому убрала и прикопала. Наверное, ихний амир послал на разведку. Ну так вот, почему нас обязательно атакуют. Я получила звание Героя России за то, что вынесла раненного товарища и по дороге перестреляла с полсотни бандитов, и последним грохнула ихнего амира. После того, как меня "ушли", я имела конфликт с чеченской мафией в нашем городе. Мафия была уничтожена, последним был ихний главарь, оказавшимся родным братом того амира, которого я грохнула в Чечне. А за горами окопался третий, последний брат. Хошь не хошь, а мстить он обязан, кровная месть однако. Иначе свои не поймут.
 -А почему ты уверена, что обязательно перед "мокрым сезоном"?
 -А чтобы немедленную ответку не получить, - усмехнулась я. - Лезть в горы в дожди - это чистое самоубийство. А эти несколько месяцев можно очень хорошо подготовиться к встрече мстителей. А значит, и у нас есть время встретить "дорогих гостей". Ладно, пора отдыхать, завтра очень напряжённый день.
 Я курила сигару, когда подошёл Алексей.
 -Ты ещё не спишь? - спросил он. - Это правда, что ты Герой России?
 -Вообще-то я своим не вру, а тем более в таких делах, - ответила я. - У меня есть и сама медаль, и орденская книжка, и запись, где Ельцин вручает мне её. Вернёмся, я тебе покажу.
 Успокоенный, капитан вернулся на своё место. Похоже, он переживал, что вынужден подчиняться "какой-то девчонке" и не верил, что именно я устроила и этот потоп. Моим словам, что у меня звание Герой России, вообще вызвали недоверие. Как это так, у него ни одной награды, а у меня такое звание?! Снова идёт. Чего ему не спиться-то?
 -Женя, извини, - шепчет, - а у тебя не только Звезда Героя?
 -Не только, - отвечаю, - ещё штук шесть орденов, в том числе и иностранные.
 -За что?! - изумился он.
 -Ты служил в ВДВ, - напомнила я. - А я - спецназе ГРУ, нас бросали на самые опасные и горячие задания, возможностей отличиться было достаточно.
 -Но ведь женщин не берут в спецназ ГРУ! - воскликнул Алексей.
 -Не брали, - уточнила я. - Но я пробилась на приём к тогдашнему министру обороны Грачёву и он разрешим мне там служить. А вообще это бред, что женщины не служат в спецназе. Служили, служат и будут служить. Мой пример лучшее тому подтверждение. Иди спать, тебе отдохнуть надо.
 Я взглянула на часы. Полпервого ночи. Чёртов капитан, весь сон перебил, теперь не уснуть, по опыту знаю. Отойдя в сторонку, я достала ножи и принялась отрабатывать комплексы рукопашного боя. Какая-то зверюшка попыталась на меня прыгнуть, но получив с десяток ударов ножами, улетела в кусты, где её моментально сожрали. Лишь перед рассветом я закончила свои тренировки и стала будить команду. Быстро позавтракав, мы на рассвете разошлись по местам и затаились.
 А через два часа явились чеченцы - два десятка боевиков с пулемётами и гранатомётами. Как я заметила, всё оружие российского производства. Для местных условий - лучший вариант. Нет, хранить в доме и раз в неделю таскаться на стрельбище можно любые бабахалки, но воевать лучше с надёжным оружием, которое не подведёт в любых условиях. Чечены это подтвердили.
 Разместились они именно там, где я прикидывала. Лишь в одном месте они сместились метров на десять в сторону - муравьи! А тут эти твари очень злые, кусачие и способны прогрызть бронежилет. Разместившись и замаскировавшись чечены тоже замерли в ожидании. Началось самое паскудное - ожидание. Лишь через четыре часа, когда и мы, и они уже истомились от ожидания, показались машины.
 В прицел я увидела, как главарь чеченов завозился с пультом и, дав команду: "Начали!" , нажала на спуск своего "Винтореза". Девятимиллиметровая пуля ударила его в затылок, и он уронил голову, расплескав мозги. По всей линии прокатились выстрела, лишь несколько бандитов сообразили в чём дело, и только один сумел выстрелить в нашу сторону. Но и его, и остальных моментально успокоили. Всё заняло не больше полутора минут, ну две от силы. Так всегда бывает: ждёшь часами, иногда даже сутками, а работа всего несколько минут.
 А караван остановился и вперёд выехали машины с пулемётами и два БТРа. Я достала ракетницу и выпустила две красные ракеты. Гляжу: из одного из джипов выскочила здоровенная фигура и бросилась в нашу строну. Сашка! Ну кто ещё может быть-то?! Я побежала навстречу. Мы встретились на склоне горы, она меня подхватила на руки и закружила, покрывая моё лицо поцелуями. Я ей не менее страстно отвечала. Только сейчас я поняла как со скучилась по ней. До этого как-то получалось что мы самое большее расставались на три-четыре дня, а тут почти месяц не видели друг друга.
 В чувство нас привело деликатное постукивание по плечу. Вернее, Мери так стукнула Сашку по спине, что мы едва не покатились по склону.
 -Трофеи? - спросила я, одёргивая жилет.
 -Усё в порядке! - доложила Майя. - Оружие собрано, трупы обысканы, всё погрузили.
 -Тогда по коням и вперёд!
 -А машины? - воскликнул кто-то из водителей.
 -Какие машины? - не поняла я.
 -Ну чеченцев же!
 -А не было никаких машин, - поведала я. - Они пришли пешком и после уничтожения колонны собирались уйти тоже пешком. Пока те же "вертушки" прилетят, они по зелёнке далеко уйдут. И надо иметь очень большой опыт, чтобы разглядеть уходящую группу. На вряд ли здесь есть вертолётчики , воевавшие в Афгане или Чечне... Хотя, в первую очередь они бы искали машины, а пока сообразят что к чему, банда сумела бы уйти.
 -А почему ты решила, что не было никаких машин? - спросил лейтенант, командовавший колонной.
 -Мы с вечера тут сидели, - объяснила я ему, - чеченцы пришли под утро. Ночью звуки хорошо разносятся, часовые слушали и обязательно бы услышали звуки моторов, но их не было. Значит, пришли пешком. Знали, куда шли и с какой целью. А это значит, караван отслеживали и влиятельные шишки из ордена специально навели чеченов на караван. Ладно, хватит тут торчать, поехали.
 После прибытия Сашки мои планы по строительству поселения получили новый импульс. Роберто - хороший механик, даже отличный, но не более, но ему не хватает умея охватить проблему взглядом, оценить сильные и слабые стороны, наметить способы решения. Это было у Сашки. Перво-наперво мы построили микроГЭС. Можно было и ветровую, но было два минуса: часто были безветренные дни, когда ветряк просто бы простаивал, и плохое влияние на здоровье людей своими вибрациями. В микроГЭС этого не было. Больше всего времени ушло на устройство запруды, а на сборку и установку оборудования ушло всего часа четыре.
 Куда больше времени ушло на строительство ДОТов из башен танков. Требовалось выкопать ямы, забетонировать, сверху установить специальные кольца, на которых эти башни могли вращаться. Потом поставить сами башни, проверить, исправить, снова проверить. Потом надо было установить "зушки" на освободившиеся корпуса. Сашка и Роберто, а так же все желающие дневали и ночевали в мастерской, колдуя над техникой.
 Правда далеко не все были довольны этим. Однажды ко мне явилась делегация из нескольких членов нашего общества: почему я не строю дома для людей, а всё время трачу на постройку укреплений: ДОТов, ДЗОТов и техники?
 Я оглядела возмущённых баб, закурила сигару и спросила:
 -Вы случайно не забыли кто наши соседи за горами?
 -Чеченцы, - ответила Анна, сбитая с толку.
 -Во-от... - протянула я. - А чем знамениты чеченцы? Нападениями, грабежами, убийствами. Так? Так что, если мы не успеем построить систему укреплений к мокрому сезону, наши соседи сожгут дома, мужчин убьют, а женщин и детей угонят в рабство. Не, я понимаю, что вам хочется жить не в палатках, а домах, чтоб было тихо, спокойно, ляпота и нега, но, девочки, надо немного потерпеть. Скоро мы закончим с обороной и займёмся водопроводом и канализацией, благо техника есть и копать вручную почти не придётся.
 Ещё немного поскандалив, дамы удалились.
 А тут случилась неприятная история с владельцами магазина. К нам на четвёртый день заявилась семейная пара, предложила открыть магазин. Я была не против - магазин дело хорошее. Эта пара за несколько дней возвела здание, разложила товары и начала торговать , часто отпуская товары в долг. Нас с Сашкой часто приглашали в гости, делали подарки. А потом мне на них посыпались жалобы. Начали драть три шкуры, вымогать ценные вещи. Я немного потерпела и созвала общее собрание.
 -Некоторые члены нашего коллектива решили подмять его под себя, - начала я. - Мария, Кирилл, выйдете на всеобщее обозрение. Вас и так все знают, но это, так сказать, для наглядности.
 С огромной неохотой парочка вышла перед всеми.
 -Очень хорошо, - похвалила я. - А теперь попрошу вынуть оружие и положить на стол. -Парочка замялась. - Ну как дети малые. Ребятки, всё равно от всех не отстреляетесь. Оружие на стол! - хлопнула я по столу ладонью.
 По очереди подошли и выложили пистолеты и ножи.
 -Так вот, - сказала я, - за свою деятельность, направленную на раскол общества и грабёж людей вы приговариваетесь к конфискации имущества и изгнанию за пределы поселения. Кто "за" попрошу проголосовать!
 Взметнулся лес рук.
 -Против никто? - уточнила я. - И хорошо. Итак, вам будет выдано по винтовке и вас отвезут за границу нашего поселения. Объявляю собрание закрытым! Мари, Ольга, Катя, вам поручается составить опись имущества описывайте всё до нитки и клочка бумаги.
 Ошеломлённая таким поворотом парочка начала орать:
 -Это произвол! Не имеете права! Мы будем жаловаться!
 -Хоть папе римскому! - засмеялась Сашка.
 -А ещё можете в лигу сексуальных меньшинств, - добавила я. - Давайте-ка залазьте в "буханку" и поедем.
 Взяв пару человек в поддержку, я довезла их до выхода из долины и, вручив разобранные винтовки "маузер" с одной обоймой, отправила прочь.
 -Ты их так отпустила? - изумился Алексей.
 -Нет, конечно, - усмехнулась я. - Через несколько километров их встретят ребята из контрразведки. Этой парочке придётся ответить на много вопросов.
 -Это каких? - не понял Алексей.
 -Судя по всему, мы у них не первые, - объяснила я, - им придётся вспомнить прежние дела, где ещё наследили. И объяснить, у кого брали наркотики, кому продавали.
 -Что?! - вскинулись парни.
 -Да-да! - закивала я. - Ко мне пришли мальчишки и рассказали, что хозяин магазина предложил им кое-чего нюхнуть. Ребята не из тундры, понимают что к чему. Я попросила молчать и срочно приняла меры. Нам только малолетних наркоманов не хватало для полного счастья. Если бы не подозрения, что эти уроды могут быть частью обширной наркосетью, я бы их живьём на кол посадила. Твари! Детей на наркотики сажать!
 Остановив машину, я выскочила наружу и просто расстреляла обойму пистолета, чтобы выпустить пар. Перезарядив "маузер", я вернулась в "буханку" и вовремя: меня вызывала Мари, которая сообщила, что нашли где-то кило героина, и спрашивала, что с ним делать. Я сказала, что завтра или послезавтра приедут ребята из контрразведки, им надо будет отдать под расписку.
 Эту нехорошую парочку почти сразу почти сразу подобрала контрразведка. Те вздумали жаловаться, что их, бедных-несчастных, оклеветали и ограбили. Контрразведчики со смехом объяснили, что этот посёлок - независимое государство, живёт по своим законам и жаловаться на него можно Ордену, Совету Безопасности ООН или, как советовал товарищ Бендер, который Остап, - Лиге Сексуальных Меньшинств. А потом эта сладкая парочка была вынуждена ответить на много-много неприятных вопросов.
 Пришлось заняться магазином. У них всё было вперемешку продукты, вещи, оружие. Я и девочки чётко разделили на три отдела: оружие, вещи, продукты. Я в магазин отдала почти всё, что мы взяли в немецких пещерах: винтовки, пистолеты, несколько миномётов, а так же трофеи, взятые в разных местах. Магазин неожиданно стал популярен у окрестных фермеров. Ещё бы, там можно было найти такое оружие, которого нет в магазинах Демидовска! Причём я разрешила и бартер: они продукты, мы оружие.
 Кстати, возник вопрос платы за груз "Королевы морей". В Демидовске вдруг стали чинить проволочки с выплатой нашей части стоимости груза, а это миллионы экю. Я, конечно, их понимала - жаба давит отдавать такую сумму каким-то девчонкам. Пришлось хорошо поругаться, с использованием ненормативной лексики. В конце концов, поняв, что финансисты просто не хотят платить деньги, я предложила отдать материалами и товарами. Это им понравилось больше. В общем, сошлись на схеме, что мне открывают на эту сумму кредит в Промышленном банке, из которого и оплачивается всё, что я закажу. Я ещё выговорила скидку на разные товары от пяти до двадцати процентов. То есть, они платят полностью, а с моего счёта списывают со скидкой. Когда мы возвращались из Демидовска в нашу долину, мы с Сашкой, Мари и Воен ржали как ненормальные.
 -Лучше бы они деньги отдали! - сказала сквозь смех Сашка.
 Через три дня прискакала группа финансистов из Демидовска во главе с самим заместителем министра финансов господином Немировым. Ну, оно понятно, вместо того, чтобы заработать на нас, они оказались в пролёте. И принялись доказывать, что договор составлен неправильно, что его надо переделать, что "так это не делается". Мы только пожимали плечами: мы же их не под дулами автоматов заставили подписывать этот договор и психотропное оружие не применяли. А теперь поезд ушёл. Покрутились они, покрутились и отбыли, не соло нахлебавшись. А к нам уже ехали грузовики с разными заказами.
 Я поставила перед нашими механиками чёткую задачу: -Сашка, помнишь свой теракт в университете? Нет, ничего подобного пока устраивать не надо да и негде. Надо сначала создать объекты для теракта: водопровод и канализацию. Пока на имеющихся, но с возможностью расширения в три-пять раз. Собственный дом хорошо, но он становится в тысячу раз лучше, если там есть вода, канализация и лепездричество. Лепездричество есть, теперь очередь водопровода и тёплого сортира.
 Пока наши инженеры думали, планировали, чертили схемы, я занялась садами и виноградниками. Тут это целая операция, требующая чёткого планирования и исполнения. Во-первых, надо было спилить все деревья и выкорчевать пни. Во-вторых, убрать всю траву, в-третьих, нельзя было забывать про всяких змейсов, пиявсов и прочую кусачую и ядовитую гадость, типа пауков и многоножек, в-четвёртых, существовали ещё гиены и другие хищники, любящих закусить человечиной, и, в-пятых, надо было помнить про "соседей", по своим нравам, от гиен мало чем отличавшихся. В общем, это получились, целые экспедиции: половина сажает виноград, половина караулит с оружием. В первые дни только и слышны были выстрелы - то змея, то многоножка, то паук. А иногда даже и гиены попадались. И кругами над нами носились БЛА, не меньше двух, а то и трёх.
 Сначала я на тракторе вспахала участок, потом проборонила, потом прошлись и разметили участки, обнесли всё в два ряда колючей проволокой. И лишь потом высадили виноград. Через четыре года он даст первый урожай. Но я имела нехорошую привычку всё несколько раз проверять. И перед посадкой обнаружила несколько растяжек и парочку монок. Поблагодарив соседей, я обезвредила "подарки". Не, я серьёзно сказала спасибо. Не смотря на большое количество немецких и советских мин, для чего-то завезённых сюда немцами, современные мины весьма пригодятся.
 Чеченцы несомненно видели, как я разряжаю их "подарки" и наверняка собрались установить нечто более пакостное. Но я тоже не пальцем деланная. В сумерках, когда долину покрыла тень, а солнце ещё освещало горные макушки, я вывела из поселения три тачанки со строенными пулемётами и укрыла в заранее присмотренных укрытиях. Несколько часов прошло в ожидании, но вот со стороны гор показалось с десяток теней. Весьма ловко преодолев проволочные заграждения, они приготовились разбежаться по территории с минами. И тут мы включили прожекторы и ударили из пулемётов. Огненный смерч хлестал всего секунд двадцать-тридцать, не больше, но живых там не осталось. Страшная это сила - строенные пулемёты. Немцы подобное на себе испытали, когда против них использовали зенитные установки из "максимов"...
 После этого "чехи" попытались ещё несколько раз устроить пакости. То подтянули парочку миномётов, то послали снайперов с "барретом" и "взломщиком", то засаду на пути к винограднику. Но я каждый раз предугадывала их действия и сама наносила удар.
 Поскольку с минами не вышло, скорее всего, я прикинула, они отправят снайперов. Скорее всего двоих-троих, не больше. Дальнобойные винтовки это вам не рогатки, на коленке не сделаешь и наспех не обучишь. Это штучная весчь. Я обшарила горный весь склон в радиусе двух километров и наметила несколько позиций, откуда можно было достать до полей и скрытно уйти. И пометила их, выставив маяки. С земли незаметно, но появись кто - сразу можно было заметить. В одну из ночей на двух помеченных точках сработали маяки. Я взяла оружие и собралась идти. У выхода из лагеря меня уже ждала вооружённая "старая гвардия": Сашка, Воен, Мари, Тиффани и другие.
 -Одна не пойдёшь! - заявила Сашка, сжимая пулемёт.
 -Девочки, не дурите! - сказала я. - Сейчас главное - скрытность. Тихонько подобралась, убрала и дальше. Извините, вы даже бесшумно ходить не можете, как стадо носорогов прёте. - И пошутила: - Ещё не родился тот, кто меня убьёт и та пуля не отлита. Ждите меня здесь!
 И ушла.
 Всё-таки, стрелков оказалось трое. Один решил стрелять с обрыва, подготовил себе позицию на уступе. Если тех я убрала ножом, то этого я сняла из "винтореза". И именно у него я нашла телефон, где среди номеров был номер с именем "Амир". Скорее всего, это был именно тот, о котором я подумала.
 Когда чечены поняли, что снайперы ликвидированы, они решили использовать засаду: отряд выдвигался к дороге к виноградникам, ещё пара отрядов должны были прикрывать их отход после успешного налёта. По моему приказу пара БЛА следили за горными перевалами. Как только было замечено движение, я приказала разбросать туши убитых рогачей и прочих зверюшек вблизи мест для засад. Ох и стрельба началась ночью! Утром мы наведались туда. Как я и рассчитывала, к тушам сбежались все гиены с этой и окрестных долин. А тут чечены... В общем и гиен изрядно покрошили, и друг друга, немногие сумели уцелеть, а до своих добрались вообще единицы. Нам достались неплохие трофеи в виде оружия. Жуть: удираешь по ночному лесу, а за тобой гонятся гиены. Брррррррр!
 Упорные ребята эти чечены! Их бы энергию в мирных целях! С БЛА заметили новое движение на перевале. Тогда я приказала смотреть на выбранные позиции для миномётов. Утром я просмотрела с БЛА намеченные позиции. На одной из них были отмечены изменения. Вертолёт уже был заправлен, НУРсы подвешены, пулемёты тоже в боевой готовности. Осталось сесть и полететь! Какая свара разгорелась, за три свободных места в вертолёте! Я сразу объявила:
 -В обязательном порядке со мной летит Сашка! А на два свободных места устроим жеребьёвку! Пишите свои имена на листочках большими печатными буквами. А потом я буду тянуть.
 Написали, посчитали, свернули и сложили в большую вазу. Я вытянула две бумажки, развернула и прочла:
 -Айболит! Кэтрин! Очень хорошо, берите оружие и занимайте места.
 Зная, страсть Степана Тимофеевича к умным советам, я сразу поставила все точки над "i":
 -Товарищ полковник, я вас очень уважаю, но постарайтесь помолчать во время полёта. Ваши комментарии я охотно выслушаю после. И оденьтесь теплее, во время полёта будет холодно.
 Мы уселись в вертолёт и помчались к цели. Сашка безусловно гений! Создать из чёрт знает чего лёгкий, надёжный, быстроходный аппарат - это надо иметь парочку КБ в мозгах. Не удивлюсь, если Сашка сейчас в своей мастерской межгалактический линкор мастерит. Шутка шуткой, но в каждой шутке лишь доля шутки...
 Стало видно, как возле трёх миномётов "Сани" суетились "чехи". Услышав звук вертолёта, они задрали головы в безмерном изумлении. Они никак не ожидали так быстро появление "вертушки". А я прицелилась и нажала "пуск". Один, второй залп! Разрывы накрыли позицию. А потом ударила из КОРДа. Тяжёлые пули добили оставшихся в живых. Но, вместо того, чтобы садиться, я направила вертолёт в сторону.
 -Женя! - воскликнул Степан Тимофеевич.
 -Полковник! - отозвалась я. - Не учи отца... Ну ты понял!
 Едва я отвела вертолёт, как из соседнего лесочка полетели трассы. Ответный огонь был более удачный: огонь прекратился. Посадив вертолёт на полянке, я, Сашка и Кэтрин, поспешили к тому лесочку. Там оказалось штук десять лошадей, а также четыре трупа и один раненый чеченец: ему пулей из КВП оторвало руку по плечо. Впрочем, его и добивать не пришлось, сам истёк кровью. Хороший калибр 12.7 мм!
 Тут послышались крики на чеченском: возвращались уцелевшие миномётчики. Мы быстро заняли позиции и встретили чеченцев как подобает: огнём из пулемёта и автоматов. Никто не убежал. Собрав трофеи, мы стали думать, что делать с конями. Бросать их было жалко, а применять их было некуда. Кэтрин стало упрашивать не бросать: она их будет объезжать, а потом продавать.
 -Смотри! - предупредила я её. - Твоё решение! Только потом чтобы не ныла! Тебе за ними ухаживать, косить сено и так далее!
 -Я всё понимаю и согласна! - сказала графиня.
 Не знаю как, но эти дикие и злобные твари, чеченские лошади, дали себя отвязать и повести немецкой штучке. В нашу же сторону косились, скалили зубы и норовили лягнуть. Меньшую часть погрузили в вертолёт, большую часть Кэтрин навьючила на лошадей. Там, кстати, был и один уцелевший миномёт, который чеченцы в панике бросили.
 В посёлке произошла небольшая паника: где Кэтрин? Что с ней? Почему не прилетела? Мы всех успокоили: она жива и здорова, гонит захваченных у чеченцев лошадей, к обеду вернётся. А чуть позже, когда мы занялись разбором трофеев (надо было протереть, почистить, поломанное отложить на починку или детали), ко мне подошёл Айболит и стал извиняться. Мол, он погорячился в вертолёте, думал, что я делаю ошибку... Я поморщилась и ответила:
 -Вы цельный полковник, а я какой-то прапорщик, но в следующий раз советую запомнить, что вы уже много лет не участвовали в боевых действиях, а я уже воюю почти десять лет. И соответственно кое-какой опыт у меня имеется. А кроме того, в бою может быть только один командир. Хороший или плохой, но один. И его действия не обсуждаются. Если вам так хочется дать совет, то сделайте это в стороне и на ушко, чтобы не подрывать авторитет командира.
 -Но ведь командир может принять неправильное решение! - пытался возразить полковник.
 -Мы сейчас о том, - не дала я увести разговор в сторону, - что под руку ничего не надо ни говорить, не советовать. Если при следующем выходе будет подобное, я вообще запрещу вас куда-либо брать. Это последнее предупреждение, запомните, Степан Тимофеевич!
 -Ну зачем же так, Евгения! - обиделся Айболит.
 -Затем, что я сосредоточена на бое, а вы меня с мысли сбиваете! - рявкнула я. - В тот момент чуть помедли или отвлекись - на земле лежали бы обломки вертолёта и четыре трупа. Поймете это! Это не компьютерная игра, где всё можно обсудить и по новой пройти. Это реальный бой!!! В общем, полковник, идите и подумайте.
 Айболит побелел, покраснел, побагровел, несколько раз открыл и закрыл рот, повернулся и вышел.
 -Я думала, что ты его уважаешь! - сказала Сашка, разглядывавшая очередной побитый автомат. - А ты его как мальчишку отчитала!
 -А я его уважаю, - ответила я. - Но прощать такие ошибки не намерена. Сегодня простишь, а завтра он повторит, да ещё со смертельным исходом. Нафиг-нафиг!
 Закончив с трофеями, я достала тот самый телефон и позвонила на имя Амир.
 -Кто это? - по-русски спросил мужчина с характерным кавказским акцентом.
 -Ведьма! - сказала я. - С приветом от твоих братьев.
 -А чем докажешь? - спросил чеченец. - Что это именно Ведьма, а не кто-то другой, выдающий себя за неё.
 -Эту подробность знаем только ты и я. Голову твоего брата, убитого в Чечне, обнаружили в унитазе. Этого я не докладывала, и ты не обнародовал. Убедился?
 -Вот как... - чеченец внезапно стал цедить слова.
 -Я что хотела сказать, - продолжила я. - Хочу тебе напомнить, что из семей твоих братьев остались одни женщины. Да и у тебя, после сегодняшнего побоища остался только один малолетний сын. Второго я грохнула. Так что не совался бы ты в мои владения, если не хочешь умереть. Думай, нохча! - И отключилась.
 Сашка смотрела на меня:
 -Это ты зачем?
 -А чтобы наш сосед обязательно сунулся! - усмехнулась я. - Я кровница и я женщина. Честь его рода требует мести кровнику, а терпеть унижение от женщины для гордого ичкерийца - нетерпимо. Он, конечно, сразу не кинется, сначала подготовится. Но и я подготовлюсь. Вот и посмотрим, как говорят в Китае, чей кунг-фу лучше. - Я подмигнула Сашке. - Он уверен, что его, а я знаю, что мой.
 -Но ведь они нападающие, - сказала Сашка, - как ты говорила, всегда имеют преимущество!
 -Не в этом случае! - усмехнулась я. - Дотошный зануда может насчитать с десяток объектов для нападения, но в действительности есть лишь один - сам посёлок. Наш загорский друг, с учётом потерь и добровольцев из других тейпов, сможет собрать семидесяти-восьмидесяти стволов. Я уже прикинула как они будут действовать и какие меры надо предпринять. Будет весело!
 ГЛАВА 8
 КОНЕЦ ЛЕТА
 Только не надо думать, что мы были поглощены борьбой с чеченскими диверсантами. Вовсе нет! Несколько раз мы навещали Тиффани в роддоме. Я, Сашка, Воен и Мари подгадали так, что бы попасть на рождение ребёнка. И Тиффани была очень счастлива видеть, что её не забыли, что в такой момент подруги вместе с ней. А через неделю мы приехали за ней и привезли кучу подарков. Проведя почти два месяца в роддоме, Тиффани была впечатлена нашими успехами и с энтузиазмом включилась в работу.
 Пока я воевала с чеченцами, Сашка, Роберто и другие построили водопровод: выкопали траншеи, проложили трубы, возвели водонапорную башню, пустили воду. Я в торжественной обстановке, под музыку и фейерверк открыла кран, а потом вручила Сашке и Роберто по ордену "Бриллиантовой шестерёнки", а остальным - медали "Серебряного шурупа". Хохота было! Потом команда приступила к прокладке канализации. Сашка заверила, что до "мокрого сезона" всё будет сделано.
 Одновременно строили фундаменты домов. Экскаватор рыл котлован, выравнивали стены, дно и заливали фундамент, потом из камней выкладывали стены подвала. Все работали хорошо, но я заметила, что некоторые хитрецы на чужих участках работают не очень, зато на своём вкалывают как папы карлы. В конце рабочего дня я подошла к ним и похвалила:
 -Молодцы! Вот следующую неделю так на других поработаете, а потом за свой снова примитесь!
 -А что тебе не нравится? - взорвалась хитрая баба.
 -А то, что вы у других как сонные мухи шевелитесь, а у себя как пчёлки хлопочите.
 -Как можем, так и работаем! - отрезали мне.
 -Работайте, - согласилась я. - Только учтите: вам помогать никто не будет, технику не дадут, материалы за полную стоимость. Думаете, я одна заметила вашу хитрожопость? Не надо считать себя умнее других! Вы не обращали внимания, но некоторые уже хотят вам морды бить. Так что, или вы исправляетесь или сваливаете.
 -Ты сама сказала, что это наш дом!
 -Сказала, - кивнула я, - но при условии, что вы будете помогать строить другим. Но от вас помощи почти никакой. Так что, если не исправитесь, я на общее собрание вынесу вопрос о вашем выселении отсюда.
 -Кто тогда сюда поедет?
 -Поедут! - заверила я. - У меня уже пять заявок! - достала я несколько листочков.
 -Мы в Демидовск пожалуемся!
 -Да хоть в Лигу Сексуальных Меньшинств! - фыркнула я, выкинула окурок и ушла.
 Я видела, что они забегали по посёлку, приставая то к одним, то к другим. Обчество им растолковало, что к чему и на следующий день они вкалывали как положено, больше не сачкуя и не отлынивая. На меня, правда косились весьма недобро, но мне было плевать. Не, но какие штучки! То, что им помогают - это хорошо, а сами помогать другим не хотят! И дико возмущаются, если заставляешь.
 Особенно большим у нас вышел Дом Общины. Там была школа, детский сад, кинотеатр, а в подвалах мы сделали склад и убежище. Сашка постаралась: перекрытия можно было пробить разве что полутонной бомбой. По сигналу тревоги все дети должны были сбегаться к Дому Общины и прятаться в подвал. С ними спускались Айболит и его жена Галя, спокойная рассудительная женщина, а так же Тиффани. Она очень протестовала, но никто не хотел позволять ей рисковать.
 -Милая, ты понимаешь, что мы смертники? - спросила я её. - Случись что, мы все поляжем тут, а у вас есть шанс продержаться и дождаться помощи, а потом отомстить за нас. И твоя девочка не вырастет круглой сиротой. И будет кому защитить малышню. И полковник, и Галя хорошие люди, но вот боевого опыта у них никакого. А ты закалённая в боях и умеющая сражаться.
 Катя хотела что-то вякнуть, но одного моего взгляда хватило, чтобы она захлопнула рот, так ничего и не сказав. Она выполняла обязанности начальницы детсада и должна была находиться вместе с детьми.
 -Тю! - сказала Тиффани (нахваталась всякого у русских). - Ты такие укрепления построила, что не всякая армия возьмёт!
 -Ты плохо военную историю знаешь, - ответила я. - Я дам тебе кое-какую литературу, почитаешь, как малые по численности и силе громили более многочисленные и лучше вооружённые армии.
 А вообще Тиффани была права. Я сумела использовать время по полной. ДЗОТы, две танковые башни, две "эрзац-шилки", четыре ряда колючей проволоки, расстояние между которыми была засажена каким-то крайне колючим кустарником, с очень ядовитым соком, вызывающим очень болезненные и долго незаживающие язвы. Петка, придурок, сунулся в кусты за укатившимся мячом, искололся и извозился. Ольга еле-еле сумела вылечить придурка. Зато больше никто не совался и не лез, что бы в эти кусты не попало.
 Чем ближе подходил сезон дождей, тем больше нард нервничал в ожидании нападения чеченцев. Как известно, самое тяжёлое - это ждать. Поэтому я решила переключить внимание общества на другое. Однажды вечером я во время ужина встала, похлопала в ладоши и сказала:
 -Отгадайте небольшую загадку. Что интересно, никто не смог её решить. Вопрос наипростейший: как называется муха мужского рода?
 -Мух! - прозвучал немедленный ответ.
 -Не-а! - улыбнулась я.
 Посыпались десятки ответов, но все были неверные.
 -Ну думайте, думайте! - я пошла в свою палатку.
 А людям было уже не до чеченцев. Их волновала гораздо более важная проблема: как называется муха мужского рода?! Страсти кипели нешуточные. Выдвигались самые разнообразные предположения и версии, с обоснованием из филологии, лингвистики, биологии и генетики, но все они были неверными. Я молчала как мумия фараона, лишь только удивляясь, до чего могут люди нафантазироваться. В конце концов Сашка не выдержала и, угрожая своим молотком, потребовала сказать. Я шепнула ей на ухо.
 -Что?! - выпучила глаза она и так заржала, даже на ногах не устояла.
 -Смотри! - предупредила я её. - Скажешь кому - мы больше не друзья!
 А потом нам стало не до мух. Появились чеченские разведчики. Они обшарили всю долину, пытались пробраться на холм, но единственный вход был под контролем, а в других местах нас надёжно оберегал этот самый ядовито-колючий кустарник. Благодаря поливу он необыкновенно разросся, так что его приходилось регулярно обрезать. Несколько раз даже были перестрелки.
 Все понимали, что такая активность неспроста, поэтому все готовились к серьёзной драке. И этот день настал. После обеда наблюдатели заметили большой отряд чеченцев проходящих перевал. Немедленно извещённая, я примчалась и долго наблюдала за колонной. Постепенно, в этом доме собрались все обитатели посёлка. Я оглянулась и подмигнула:
 -Ну что, орлы, орлицы и орлята, они всё-таки сунулись. Спаси их боги! - Я перекрестилась. - Сашка, давай запускай ударные БЛА во-о-он по тем лошадкам. Они везут боеприпасы. Сашка хищно оскалилась и убежала.
 -А мы? - спросил кто-то. -А вы по местам! - сказала я. - Скорее всего, они, после налёта БЛА, со злости и отчаянья ринутся на штурм.
 -Жень, - спросила Мария из новеньких, - А может быть, стоило сначала переговорить?
 -Объясняю в последний раз! - сказала я. - Психология у этих... нехороших людей простая: они - высшая раса. Все остальные существуют для того, чтобы им служить. И с нами можно делать всё, что им в головы придёт: обращать в рабство, насиловать, убивать, по всяческому издеваться. Любая попытка переговоров - это свидетельство слабости. Сначала надо настучать по голове, а потом уж о чём-либо разговаривать. И то, держа оружие наготове, потому что в любой момент они будут готовы напасть. И все их слова ничего не стоят, в любой момент они от них откажутся. Такой они народ. О! - обратила я внимание на монитор. - Птички полетели!
 Показалось штук десять дронов. Они над колонной снизились, одновременно выпустили небольшие бомбочки и полетели назад. Лошадей накрыло разрывами. Начали рваться ящики с боеприпасами. Сущий ад! Амиру потребовалось немало времени, чтобы навести порядок и собрать разбежавшихся людей. Я позвонила ему на телефон.
 -Привет, амир. Это я, Ведьма, не забыл? А как моё здрасте? Впечатляет?
 -Ты... ты... ты... - задохнулся чечен.
 -Вижу, впечатлён! - усмехнулась. - Убраться в свою деревню не хочешь?
 -Я тебя буду убивать медленно-медленно, женщина! - прошипел амир.
 -Недостаточно впечатлился, - сделала я вывод. - Ну-ну, безумству храбрых поём мы реквием. Ты хоть знаешь что это такое, а?
 Похоже, последней фразой я вызвала припадок у бедного чечена. Он отключился не сразу, и мне были слышны вопли сразу на трёх языках: чеченском, русском и английском. Я выключила телефон и обвела взглядом присутствующих:
 -Давайте по местам! Скоро будет атака!
 Все разбежались занимать позиции: кто в ДЗОТах, кто в тачанках с пулемётами, кто в расчётах миномётов. Я осталась у мониторов, а Сашка при своих БЛА, заправляя и вооружая. Я внимательно следила, как чеченцы соорудили лагерь, как выдвинулись к нашему посёлку, как стали сооружать позицию для нескольких уцелевших миномётов. Да, боеприпасов почти не осталось, но на два-три выстрела должно хватить, а оно нам надо? Поэтому я звякнула Сашке:
 -Тут "чехи" хотят по нам бабахать. Долбани своими "птичками" по квадрату...
 -Щас бу сде! - ответила Сашка.
 Через несколько минут стая дронов отбомбилась по позиции миномётов. Когда поднятые взрывами клубы земли осели, стали видны обломки и трупы.
 -Молодец! - позвонила я Сашке. - Точно в цель! Больше у чеченов нет артиллерии! Снаряжай птичек, будет ещё один вылет.
 Я переместила БЛА к въезду. Бандиты стали собираться именно там. А что им ещё делать? Всюду колючая проволока с тем самым ядовитым терновником. Чечены попробовали с ходу ворваться, но очереди крупнокали?берных пулемётов из ДЗОТов и выстрелы из пушки башни БТ-7 живо охладили их порыв. Алексей, капитан ВДВ, сын Айболита, хорошо руководил обороной, вовремя сосредотачивал огонь в нужных местах. Я приказала подтянуться обеим "шилкам", но пока не высовываться и ждать команды.
 Увидев, как к воротам подтягиваются бандиты с гранатомётами, я приказала Сашке разбомбить те места, а нашим - выйти из ДЗОТов. Сашка только ответила : "Есть!", а мои вояки начали возмущаться. Пришлось как следует рыкнуть.
 И вовремя! Едва они вышли в траншеи и за секунды до подлёта дронов, как на ДЗОТы обрушился массированный удар. По пять-шесть выстрелов на каждый. Один ДЗОТ развалился, второй скособочился, третий задымился. До танка, однако, они не дотянулись - слишком далеко. Тут отбомбились дроны, я послала вперёд "шилки" и джипы с пулемётами. Это надо было видеть! На полной скорости машины выскочили из поселения. Ливень огня обрушился на чеченцев. Не ожидавшие подобного "чехи" запаниковали и обратились в бегство. А тем временем мы с Сашкой подняли в воздух вертолёт и ударили по бегущим чеченам НУРСами, а потом добавили из пулемётов. Наши на плечах бандитов ворвались в их лагерь, давя и расстреливая мечущихся в панике чеченцев. Победа была полная!
 Тут как раз подъехало несколько машин с помощью из ПРА. Командовавший отрядом майор, с изумлением посмотрел на наши тачанки и эрзац-шилки, и приказал начать прочёсывать окрестности. Тут и мы приземлились с Сашкой. Майор неверяще уставился на вертолёт, подошёл, потрогал и спросил:
 -И это летает?!
 -Ещё как, пан майор! - с усмешкой сказала я. - Лучше, чем обычные! Ну, чего стоим?! - прикрикнула я на соратников. - Собираем трофеи!
 -А пленных куда? - спросил кто-то.
 -Майору отдайте, нам они не нужны, - ответила я.
 -А откуда столько раненых? - удивился майор.
 -Когда они спускались с перевала, - объяснила я, - мы накрыли ихних лошадей с боеприпасами бомбами. Боеприпасы сдетонировали, и накрыли впередиидущих.
 -Какими бомбами? - снова изумился майор.
 Сашка отцепила из-под вертолёта бомбочку:
 -Вот такими. Более мощная взрывчатка, часть корпуса наполнена всякой металлической мелочью. При взрыве далеко разлетаются. Эффект видите сами.
 -Так вы с вертолёта бомбили? - не понял майор.
 -Вертолёт не бронированный, - сказала я. - Мы использовали БЛА. Цепляешь такую бомбочку, Запускаешь стаю, в нужном месте сигнал. Авиация - мощная штука, мы ею сумели воспользоваться.
 Вдруг одна из моих девочек окликнула меня:
 -Жень, как всё-таки муха мужского рода?
 -Не! - усмехнулась я. - Думай, думай!
 -Это вы о чём? - не понял майор.
 -Да перед нападением чеченов народ слишком нервничал, - объяснила я. - Вот я и загадала загадку: как называется муха-самец? До сих пор отгадать не могут!
 -Мух? - мгновенно выстрелил майор и мимо.
 -Нет, - засмеялась я, - все именно с этого слова начинают. Думай!
 Загадка поразила людей майора, они только и думали: как называется муха-самец?!
 Тем временем, я приказала вывозить трофеи и собрать всех бойцов.
 -Башара! - позвала я. - Сможешь отогнать вертолёт?
 -Да, командир! - кивнула она.
 -Тогда вперёд! - я кивнула на машину. - И побыстрей возвращайся!
 В общем, около полуночи мы в количестве двенадцати голов выступили в горы. Обсуждавшие название мухи-самца, солдаты Русской Армии проводили нас рассеянными взглядами, лишь чуть позже майор спохватился и догнал нас.
 -Вы куда? - спросил он меня, пристроившись рядом.
 -Этикет требует нанести ответный визит! - усмехнулась я. - Вот мы и спешим выполнить его требования. Тем более, что сопротивляться там некому: слишком большие потери понёс тейп за лето и в последнем рейде. Добыча там должна быть богатейшая! Я договорился с ППД, они перебросили несколько Ми-26, по моему сигналу они вылетят в заданную точку под загрузку. Если хочешь, присоединяйся!
 -Не получится! - с огромнейшим сожалением отказался майор. - Если сунусь без разрешения - вообще из армии выгонят, не говоря уж о должности и звании. А вам кто разрешил?
 -А мы ребята самостийные! - подмигнула я. - Ну... тогда займи позицию на перевале, прикрой нам тыл. Формально ты ни во что не влезешь, и я буду спокойна, что никто нас не отрежет.
 -Это можно! - повеселел майор и забубнил в рацию: - Сосна, Сосна, я Кедр, приём!...
 -Здорово ты его раскрутила! - засмеялась Сашка.
 -Да как-то само получилось! - засмеялась и я. - Так бы пришлось оставлять двоих с пулемётами, а так пойдём в бой все вместе!
 К часам пяти мы достигли перевала. Тут горы не очень высокие, вот дальше на запад - там пики шести-семи тысяч метров достигают. И остановились на отдых и завтрак. Тут нас догнали ребята во главе с майором. Передохнув, они принялись оборудовать позиции, а мы отправились вниз к видневшимся крышам чеченского селения.
 У меня уже были фотографии селения, наши БЛА часами висели тут, разведывая обстановку, но, как говорится, свой глаз - алмаз. Я полазила вокруг, высмотрела что к чему и вернулась обратно. На большой карте, склеенной из отдельных фрагментов, я объяснила, что кому делать, последовательность действий и особо предупредила:
 -Детей не щадить! Каждые, замеченный с оружием должен уничтожаться! Если не хотите потом, чтобы вас и ваших друзей хоронили, стреляйте на поражение!
 -Но как же так... - начал кто-то.
 -А вот так! - обрубила я. - Я в Чечне этого насмотрелась. Какой-нить звиздюк от горшка два вершка прячет за спину пистолет и норовит стрельнуть в спину. В общем, сначала зачищаем от мужчин, потом выгоняем всех в поле, потом начинаем собирать добычу, потом взрываем все постройки. На визг и вопли не обращаем внимание. По местам! Ждём сигнала!
 Все расползлись. Я изготовила гранатомёт и выстрелила. Сработанные Сашкой снаряд пролетел почти два с половиной километра и разнёс верх минарета, где курил часовой. Одновременно захлопали винтовки, выкашивая немногочисленных мужчин и подростков. Потом двойками мы бросились к селению. Но два снайпера остались на склоне, бдительно следя за происходящим. Мы вихрем пронеслись по улочкам и сошлись на противоположной окраине. Все живы, здоровы, только капитан ВДВ Лёшка легко ранен, не заметил спрятавшегося боевика. Хорошо, Серёга, муж Ольги и его напарник, успел среагировать.
 -Так, молодцы! - сказала я. - Хорошо поработали! А теперь начинаем выгонять. Всех и вся!
 -А если начнут возмущаться?
 -Очередь под ноги, не действует? Очередь по ногам! - ответила я. - Начнут орать о нашей жестокости - спра?шивайте, что ихние мужья и отцы делали на нашей территории, куда их никто не приглашал. И добавляйте, что теперь это земля Республики Амазония! И будьте начеку, бабы могут на любое безумство пойти. Пошли!
 Вопли и визги поднялись страшные. Пару раз чеченки кидались на автоматы. Но твёрдая позиция и готовность пустить оружие в дело(несколько раз стреляли на поражение), сломили сопротивление. Толпа в две с половиной сотни человек собралась в поле за селением.
 Подогнав джип с пулемётом, я взобралась на крышу и толканула речь:
 -Граждане бандиты, бандитки и бандитята, отныне это территория вольной Республики Амазония! Всё, больше нападать, убивать и грабить себя мы не дадим! Все, пришедшие на эту землю без нашего разрешения, будут уничтожаться. Если вы не хотите умереть, никогда не возвращайтесь.
 Тут из толпы вышел пацанёнок лет пяти-шести, подошёл к машине и, задрав голову, сказал:
 -Когда я вырасту, я убью тебя!
 -Малыш, - я улыбнулась ему, - ты сначала вырасти! - потом обвела взглядом толпу: - Я не хвастаюсь, а говорю для того, чтобы вы уяснили одну простую мысль: я прошла и Первую, и Вторую чеченские войны, воевала с чеченскими бандитами в своём городе, так что это для меня Четвёртая чеченская война. И сами видите, что я жива-здорова, а мои враги все померли.
 -Это геноцид! - вскричала кто-то из чеченок.
 -Умное слово вспомнили, да? - усмехнулась я. - Когда убивали русских в начале 90-х в Чечне, это не был геноцид, когда захватывали дома престарелых и дом с беременными - это не было геноцидом. А когда самим жопу подпалили, сразу про геноцид вспомнили. Запомните: здесь нет западного зонтика для вас. И всем глубоко наплевать на то, что с вами произойдёт. У всех свои проблемы. И скажите спасибо, что я не приказала вас тут всех положить, как сербы боснийцев в Сребринице. У вас есть 10 минут, чтобы убраться отсюда. - Я взглянула на часы. - Время пошло!
 И дала короткую очередь в воздух над головами. Меня поддержали остальные. Толпа дернулась, колыхнулась и, сначала одиночки, том, группки, а потом вся толпа пошла прочь из долины. Я отправила за ними два джипа с пулемётами, а все остальные отправились обратно в селение: собирать трофеи. А ещё я обратила внимание, что на меня стали смотреть ну очень-очень косо. Видать, народу не понравилась моя акция по изгнанию чеченцев из долины.
 -Стоп ребятки! - сказала я, закуривая сигару. - Вижу, вас благородство замучило. Говорите ваши претензии!
 -Ты поступила очень нехорошо! - сказал капитан Лёшка. - Мы не воюем с женщинами и детьми!
 -Башара! - позвала я чеченку. - Объясни товарищу прописные истины!
 Башара, как и Сашка, Мери, Воен, Генрих поддерживали меня, они помнили мои действия, неизменно приводящие к успеху. А вот примкнувшие позже новички сомневались.
 -Алексей, понимаешь, мы есть низшие существа по сравнению с чеченцами, которых можно убивать, грабить, насиловать. Наша победа не означает, что нас признали равными, просто они рассуждают так: на сей раз вы одержали верх, но мы нохчи, всё равно победим, потому что мы созданы править вами, рабами. И сколько бы их не убеждали, что мирно жить лучше, они всё равно будут нападать, грабить, стараться обратить в рабство или убить.
 -Если вы не забыли, - напомнила Сашка, - всё лето эти уроды то мины ставили, Жене приходилось каждое утро осматривать территорию, то снайперов посылали, то миномёты. Если вы думаете, что Женя прогнала этих несчастных от нелюбви к чеченцам, то зря. Лучше вообще соседей не иметь, чем таких.
 -Башара, - спросил кто-то, - ты же чеченка, как ты можешь говорить так о своём народе?
 -Я раньше тоже думала, что мы чеченцы рождены править другими, - ответила девушка, - но сначала меня поколебал бандит, забравший меня в пещеры, а отец и братья не могли этому помешать. А потом год жизни с другими. Столько мнений, столько народов, и стало ясно, что убеждённость чеченов в своём превосходстве - пустое. Это маленький народ, который существует только потому, что русские не хотят их уничтожать. А будь по-другому, чеченов давным давно не было бы на свете.
 -Надеюсь, в мотивах моих действий разобрались, - сказала я. - А теперь предлагаю пойти собирать добычу. Берите всё! Абсолютно! Любые тряпки, вещи, любую железку. У нас хозяйство большое, есть куда приспособить. Или продать. Пользуйтесь миноискателями. Немедленно сообщайте по ходи-болтайкам обо всём важном. Я буду у мечети, если что сразу вызывайте.
 Все парами разбежались по дворам. Мы с Сашкой подошли к мечети. Мулла, седобородый старик сидел на лавочке и куда-то смотрел.
 -Эй, дед, - спросила я, - почему со своими не ушёл?
 -А куда мне идти? - спросил мулла. - Везде своих хватает. Я слишком стар для перемен.
 -А где жить-то собираешься? Я перед уходом всё здесь взорву, мечеть тоже.
 -Ты не посмеешь! - вскинулся старик.
 -Хочешь убедиться? - подняла левую бровь.
 -Мы в Чечне не разоряли церквей! - крикнул мулла.
 -А Косово, и Босния не считаются? - усмехнулась я. - Но дело вовсе не в этом. Просто эта долина теперь моя земля и чеченцы здесь жить больше не будут. Это отныне пояс безопасности. Теперь внезапного набега на нас не получится. Будет время подготовиться. Мечеть можно было бы оставить, но тогда ваши будут на неё ссылаться. А зачем мне лишняя...
 Тут внезапно запищал вызов по ходи-болтайке.
 -Жень, тут... тут... тут рабы! - донёсся голос Сергея.
 -Ладно, дед, можешь оставаться, но всё жильё здесь будет уничтожено, - сказала я.
 -Прощай, Ведьма! - внезапно сказал мулла.
 -Ты меня знаешь? - удивилась я.
 -Да, со времён того боя, где ты положила весь отряд амира Сапдулаева и его самого, - сказал старик. - И предупреждал амира, чтобы с тобой не связывался. Но он не хотел меня слушать. Мол, он этих глупых русских...
 -Дикие, глупые и так далее... - кивнула. - Однако сумели уничтожить самую сильную армию планеты, первыми выйти в космос, создать лучшее в мире оружие, совершить фундаментальнишие открытия во всех областях науки.
 -Но... - заикнулся мулла.
 -Да, я знаю, сейчас не в лучшем состоянии, - кивнула я. - Однако, если ты хотя бы читал историю России, то можешь вспомнить, что были такие периоды, когда казалось всё, погибла Русь. Это и иго, и Смута, и гражданская война, и вот сейчас, 90-е. Но каждый раз, как феникс из пепла Россия возрождалась ещё более могущественной. Это и сейчас будет. И здесь, только русские создают промышленность и армию. У остальных так, лишь элементы. А это что значит? Это значит, что с течением времени десять-пятнадцать лет русские станут первой нацией и в этом мире! И надменных нохчей, охотящихся за глупыми русскими, просто напросто смешают с землёй.
 Мулла посмотрел на меня тоскливыми глазами и откуда-то выхватил маленький пистолетик. Я вскинула автомат, но не успела: старик сунул ствол в рот и нажал на курок. Пуля разнесла его черепушку.
 -Что это было? - выбежала из мечети Сашка.
 -Да вот мулла признал своё поражение, - кивнула я на его труп. - Ладно, там рабов обнаружили, пошли глянем что к чему.
 Рабы, семь мужчин, были тощие , все в ранах, кровоподтёках и синяка от каждодневных избиений. Содержали их в малюсеньком подвале, где и троим было тесно. Там было четверо русских, француз, немец и поляк. На наших глазах рабы убивали поляка. По воплям я поняла, что тот всячески угодничал перед чеченами, закладывал коллег по рабству, мог и выдумать, чтобы выслужиться. Их хотели разнять, но я остановила:
 -Пшек это вполне заслужил!
 Скоро всё было закончено. Они стояли над трупом этого мерзавца и исподлобья смотрели на нас: как мы на это отреагируем? Я сказала:
 -Идите к мечети, там будет пункт сбора таких, как вы.
 И точно, мы нашли ещё с десяток тюрем с рабами, всего сорок пять мужчин.
 -Жень, а почему женщин нет? - не поняли соратники.
 -Потому что женщины использовались в другом качестве. И они долго не живут... Каждодневное насилие, избиения, наркотики. Два-три года и всё.
 Потом я связалась с майором:
 -Нужна твоя помощь, друже!
 -Прикрыть задницу? - пошутил он.
 -С этим я вполне сама справляюсь, - ответила я. - Мы тут рабов освободили, люди истощены, изранены, натуральный концлагерь, надо бы побыстрей в госпиталь переправить. Посылай людей, пусть отведут на за перевал. А мы будем готовиться к отражению атаки "чичей".
 -Ты думаешь...
 -Уверена! - ответила я. - Посылай людей и вызывай вертушки.
 -Иду! - отозвался майор.
 Майор мне нравился. Хороший парень.
 Через час отряд майора был в селении. К этому времени мы оборудовали позиции по встрече "гостей" из других тейпов и снова начали собирать добычу. Были установлены и замаскированы пулемёты, благо, ни в стволах, ни в патронах недостатка не было. Я ещё приготовила пару "мух". На площади перед мечетью Воен сварила куриный суп и кормила бывших рабов. Когда появился майор со своими парнями, один из рабов вгляделся и привстал:
 -Кирилл?!
 -Сашка?! - майор был ошеломлён. - Живой?!
 Они кинулись в объятья друг друга. Пока они обнимались, я сказала остальным:
 -Доедайте быстрее, вас отведут на ту сторону на вертолёты.
 Некоторые освобождённые начали возмущаться, почему надо куда-то идти. Я, покачиваясь с пятки на носок, насмешливо сказала:
 -Дорогие мои! Драгоценные! Разрешите напомнить вам о таком изобретении человечества как пулемёт! Одна очередь способна отправить эту машину на землю, превратив в обломки и угробив всех внутри. А ещё есть такие штуки как ПЗРК вроде "Стингера" или "Стрелы". Мне продолжать?
 Продолжения не потребовалось.
 В общем через полчаса освобождённые рабы в сопровождении солдат отправились к перевалу, благо тут было недалеко. А я провела майора по позициям, майор одобрил и спросил, где ему поставить своих людей. Я вывела на экран ноута карту местности, указала дорогу и показала позицию:
 -Тут дорога делает поворот, огибает этот холмик. Я бы предложила занять позицию вот тут, дождаться, когда "чичи" получат по мозгам и кинутся назад, и встретить их. Могу дать ещё пару-тройку пулемётов.
 Майор посмотрел-посмотрел на карту, оглядел местность и согласился со мной. И спросил:
 -А откуда такая подробная карта? У нас таких нет, да ещё в компьютерном варианте. Или это секрет?
 -Никаких секретов! - засмеялась я. - Между прочим, ты первый, кто об этом спросил. Год назад мы с моей подругой Сашкой захватили корабль с оружием и пленницами. В сейфе капитана среди всего прочего обнаружила пятнадцать дисков от Китая на востоке до Западного Океана и от гор на севере до просторов на юге. Единственное место, которое не имеет данных - это два острова орденских ордена. Но, мне, собственно, туда и не надо.
 -Хм, - почесал подбородок майор, - а как им удалось получить такое хорошее изображение?
 -Элементарно, Ватсон! - фыркнула я. - Берутся несколько БЛА и пошли облетать территорию, все данные передаются сразу на компьютер. Пара программистов их обрабатывает, составляя карту. Техники обслуживает дроны, охрана охраняет. И всё! Расходы минимальны. Уже давно не ездят с планшетами и теодолитами. Ладно, - сказала я, - занимайте позицию, и, майор, ради всего, ни звука ни движения, пока эта сволочь не побежит над! Но первого пропустите, пусть принесёт весть о разгроме.
 Ребята выдвинулись. Я в стереотрубу видела, как они грамотно, не наследив, заняли позицию на склоне той горки и затаились. В двух шагах рядом пройдёшь и не заметишь. Традиции российского спецназа они поддерживают, молодцы!
 Лишь ближе к вечеру нам дали знать, что к долине движется колонна. Не менее четыре с лишним десятков машин, в том числе и пара один БТР и две БМП, штук шесть грузовиков, набитых пехотой. Карательная экспедиция, мать их так перетак! Ну я этот вариант предусмотрела и встретим мы карателей по всем правилам.
 -Все по местам! - подала я команду. - Сашка, Роберто, ваши цели - БМП, затем грузовики с пехотой. Снайперы, ваши цели - крупнокалиберные пулемёты и вообще всё крупнокалиберное. Остальные - стрельба по всему шевелящемуся! Начинаем с песней!
 -Какой? - удивилась кажется Ольга.
 -Услышите! - ухмыльнулась я.
 Перед боем я установила динамики и подключила к ним магнитофон.
 Мы застыли в ожидании. И вот из-за той горки, где сидели в засаде егеря майора, один за другим стали появляться машины чеченцев. Первым полз БТР, в тёмно-зелёной раскраске с надписью на арабском. Если я правильно понимаю, то там было написано "Аллах велик!". Затем несколько тачанок с пулемётами и БМП, потом опять тачанки. Я отложила бинокль и взяла РПГ с сашкиной гранатой. Все ждали сигнала, я выжидала, когда "чехи подойдут поближе. Когда БТР оказался в метрах семидесяти, я локтём нажала на "пуск" и привстала, ловя в прицел БТР. Над полем боя грянуло:
 
 Ты лети с дороги, птица,
 Зверь, с дороги уходи!
 Видишь, облако клубится,
 Кони мчатся впереди!
 
 Граната попала в лоб чеченскому БТР и капитально разворотила машину, даже отбросила её назад. Одновременно взлетели на воздух и БМП, Сашка т Роберто не прозевали. По колонне ударили не меньше десятка пулемётов, плюс снайперы выносили крупнокалиберные пулемёты, их оказалось не менее семи-восьми. На поле творился ад! Что такое сто-сто пятьдесят метров для пулемётов? Это, считай, в упор. Чеченцы выпрыгивали, из машин и падали под очередями. А над полем гремело:
 
 -Эх, тачанка-ростовчанка,
 Наша гордость и краса,
 Конармейская тачанка,
 Все четыре колеса!
 
 Поле покрылось горящей техникой, подбитыми и целыми брошенными машинам, и десятками трупов. Задние бросились назад. Но тут их кинжальным огнём встретили мальчики майора, пропустив только одну машину. Бой закончился вместе с песней:
 
 И врагу поныне снится
 Дождь свинцовый и густой,
 Боевая колесница,
 Пулеметчик молодой.
 
 Выключив магнитофон, я взяла матюгальник и сказала:
 -Граждане бандиты! Это говорит Ведьма! Ваша банда уничтожена! Сопротивление бесполезно. Предлагаю сдаться! Жизнь гарантирую!
 -Сука!!! - донёсся истошный вопль. - Попадись ты мне в руки!!! Я тебя! На куски!! Порву!!!
 -Выходить по одному к большому дереву! - продолжила я, не обращая внимания на скандалиста. - Без оружия с поднятыми руками! Если через десять минут не начнёте выходить, будем гасит всех персонально! Отсчёт пошёл!
 Я переставила кассету и снова включила магнитофон. Над полем разнеслось тиканье. И каждую минуту раздавало удар колокола - бооом! Кака я и ожидала, у кого-то не выдержали нервы и он с поднятыми руками направился в указанное место. На полдороге я его остановила:
 -Раздевайся!
 -Мы так не договаривались!
 -Или пуля в ногу, или одежда! - оборвала я его. - Считаю до пяти! Раз! Два!
 Ругаясь нехорошими словами, чеченец быстро снял одежду, выронив пистолет. За ним потянулись другие, раздеваясь и выкидывая спрятанное оружие. Всего собралось двадцать три "чеха". Стоят, красавцы, сверкают голыми задницами.
 -Так! - объявила я. - Воен и я прочешем место побоища! Всем остальным быть наготове и быть в готовности открыть огонь по моей команде. Воен, пошли!
 С верным АКМС я пошла к месту боя, следом Воен со своим винчестером сорок четвёртого калибра. Тоже неплохо: расстояния короткие, а пуля из такой бабахалки врежет так, что будет очень и очень больно. Но тут разорались пленные чеченцы. Им, видите ли не понравилось стоять голыми. Я крикнула:
 -Эй, пристрелите пару уродов, если не заткнутся!
 Заткнулись немедленно! Да ещё толкаться начали, чтобы за спинами товарищей спрятаться. Горные орлы!
 Мы с Воен обошли всю территорию побоища, но оружие пришлось применить только три раза, я - дважды, а лаоска - один раз. На одном из трупов я нашла здоровущий ревОльвер "Смит и Вессон калибра .480", ещё больше кольта 45 калибра. Поймав взгляд Воен на эту пушку, я отдала её лаоске. Та была без ума от счастья, едва-едва танцевать не пустилась.
 Закончив обход места боя, я подошла к пленным и стала рассматривать их. Постепенно ко мне подошли все наши девчонки и парни. У всех оружие наготове, все готовы немедленно стрелять.
 -А знаете, - сказала я, - этой боя назову "Побоище короткорогих"!
 -??????????????????? - всеобщее удивление.
 -У мужчин, - объяснила я, - есть рог, который то удлиняется, то укорачивается. Сейчас, - я кивнула на пленных чеченцев, - ни у кого рог не удлинился.
 Все начали ржать. Кто-то даже упал от смеха. Вид у "чичей" был донельзя оскорблённый. Их, горных орлов, джигитов, мужчин, повелителей если не всего мира, то его половины, обозвали "короткорогими".
 -Так, - я снова оглядела гордых нохчей, - а кто грозился меня на куски порезать? Выходи, покажи!
 Никто не пискнул, словно онемели. Я усмехнулась:
 -Понятно, молодец против овец, а против молодца сам овца! Так, - подвела я итог. - Гоните этих "короткорогих" вон отсюда.
 -Ты обещала! - взвились джигиты. -Я обещала, что оставлю вас в живых! - отрезала я. - Про оружие и одежду ничего не говорила! Не, - я выхватила маузер, - если кто не согласен, то я с удовольствием помогу.
 Проклиная меня на всех известных им языках, горные орлы поспешили убраться. Парни майора были весьма удивлены, когда увидели эту голожопую толпу. И как они ржали, услышав про "побоище короткорогих"! Чеченцы серо-буро-зелёные в крапинку от злости и ярости, что превратились в посмешище, но поделать ничего не могли.
 -А не боишься, что эти "короткорогие" вернуться? - спросил майор меня.
 -Не-а! - ухмыльнулась я. - "Чехи" голые, без оружия, идти им долго и далеко, а зверюшки голодные и злые. До утра вряд ли кто доживёт. Я своё обещание сдержала: отпустила их живыми. Вот только я не обещала беречь их от злой и голодной фауны.
 -А песню зачем включила? - не отставал майор. - Мы ошалели, когда услышали "Тачанку"!
 -Потому и включила! - засмеялась я. - Это вы ошалели, а что почувствовали "короткорогие"! Вместо стрельбы песня! На мгновение растерянность и тут пулемётные очереди. Ребята суровые, прошедшие огонь и воду, готовые ко многому, но не к такому началу боя. Мгновенная растерянность помешала правильно среагировать, а потом было поздно...
 -Стратег ты однако! - поддел майор.
 -А ты думал! - задрала я нос и мы рассмеялись.
 Уже начало темнеть, я приказала оставить сбор добычи и собираться на окраине селения. Сейчас со всех окрестных долин соберутся хищники, не хватало только с ними перестреливаться. Выставив посты, - вряд ли чечены сейчас на что-то способны, но, как говориться, "бережённого бог бережёт", я поздравила всех с тройной победой: разгромом напавших бандитов, захватом селения и побоищем "короткорогих".
 -Главный праздник будет в нашем посёлке, - сказала я, - а пока нам надо всё перетащить все трофеи и добычу к себе. Но это завтра. А сейчас, я полагаю, не только можно, но и нужно по стопочке французского коньяка.
 Я поставила на стол две бутылки "Наполеона", сама открыла и сама налила.
 -Хорошая вещь, - одобрил бывший капитан Алексей, - но мало.
 -Вернёмся в наш посёлок, я тебе целую бутылку дам! - пообещала я. - Хоть упейся!
 Глава 9
 ПОСЛЕДНЯЯ
 Следующую неделю мы были заняты тем, что собирали и упаковывали добычу: всё-всё-всё вплоть до клочков бумаги.
 -Жень! - стонал "истинный ариец" Генрих, складывая в мешок остатки писем, газет и всякого прочего. - Ну зачем тебе эти обрывки?!
 -На растопку пойдёт! - улыбалась я. - Поскольку центрального отопления нет, придётся топить дровами. А эти обрывки и ошмётки - великолепная растопка для печей и каминов.
 Сашка и Роберто собрали всё, что было ценного на поле боя, отвинтили и оторвали всё что можно с разбитых машин. Когда всё, что только можно было собрать, отвинтить, отломать и оторвать, было собрано и подготовлено к перевозке, я вызвала вертолёты и они за несколько рейсов перевезли всё в наш посёлок. Последними покидали бывший чеченский посёлок я и Сашка. Я подняла наш вертолёт в воздух, отвела на несколько километров в сторону и нажала пульт. Заранее заминированные дома взлетели на воздух, последней разнесло мечеть. Вертолёт ощутимо качнуло.
 -Вот и всё! - сказала я. - Нет больше такого селения!
 -Но зачем?! - не поняла Сашка. - Можно было бы сохранить для себя...
 -...а так же для чеченских бандитов, которые попрутся сюда мстить за поражение, - продолжила я. - Одно дело ночевать в лесу, где полно всяких змейсов, пиявсав и прочей кусачей гадости, а другое - в пусть брошенных, но всё-таки целых домах. Хорошее место для финального броска к цели, к нашим садам и домам. Оно нам надо?
 -Я как-то не подумала... - растерянно сказала подруга и спросила: - А если начнут наезжать? Власти ПРА или тот же Орден.
 -Власти ПРА промолчат! - усмехнулась я. - Чем меньше проблем с "чехами", тем для них лучше. А Орден идёт лесом. Нефиг чеченов поддерживать.
 Кстати, про "короткорогих". Чечены ещё дважды пытались напасть. Первый раз через два дня колонна чичей пыталась заехать в эту долину. Надпись, что это территория Вольной республики Амазония, эти придурки расстреляли. Ну тут и накрыли бомбочками БЛА, которые мы с Сашкой успели перетащить. Эффект превзошёл все ожидания: машины горят, множество убитых и раненных. Ни о какой атаке и речи быть не могло, тут бы самим ноги унести.
 Второй раз мы их поймали на подъезде к долине. Первая машина взлетела на мину. Колонна остановилась, и тут дроны нанесли удар. Снова горящие машины, множество трупов и раненных бандитов. Я не поленилась проехать к чеченскому селу, аулу или кишлаку, как он там обзывается у них, и вызвав ихних аксакалов, посоветовала не пускать больше никого к нашим владениям. А чтобы сомнений в моих словах не осталось, нацелила удар БЛА на одиноко стоящий дом. После бомбёжки от дома осталась груда развалин.
 -Ещё одна экспедиция, уважаемые, - предупредила я, - и следующая бомбёжка будет уже вашего села. Ночью. И не надо взывать к моей совести, вспоминать про детей и тому подобную муть. Ваши одноплеменники не в гости и не на экскурсию к нам ехали. До всех я не дотянусь, но до вас точно! - Я закурила сигару. - Так что думайте, уважаемые, думайте!
 Я выпустила пять колец, пропустила сквозь них струю дыма. Тут один из аксакалов, указав на мою "тачанку", спросил почему у меня аж три пулемёта.
 -Несколько причин, - ответила я. - Есть лишние пулемёты, есть изобилие патронов, и требовалось малую численность компенсировать высокой плотностью огня. Я взяла примером Великую Отечественную, когда там против наступающих немцев использовали зенитные установки из счетверённых "максимов". Шквал получается что надо. Во время нападения на наш посёлок ваши абреки это почувствовали на себе. Не советую попадать, уважаемые, ой не советую...
 Я снова пропустила струю дыма сквозь кольца и мы уехали. В зеркало заднего вида я заметила, как один из стариков закурил сигару и попытался повторить этот фокус. А вот хрен ему! Сквозь одно, два кольца - получалось, а больше - фиг! Не знаю, научились ли они этому фокусу от Чарли Чаплина, но вот мои угрозы устроить бомбёжку ихнего кишлака восприняли совершенно серьёзно - факт. Больше никаких попыток нападения на наше поселение не было. А на маленькие группки бандитов хватало патрулей с собаками.
 Это к нам одна семейная пара приехала: мол, хотим разводить собачек. Если бы это были болонки, пекинесы и прочая мелочь, они бы вылетели в тот же момент, но собачки оказались неаполитанскими мастиффами, здоровенными кабыздохами, потомками боевых собак, когда-то сражавшиеся с гладиаторами. Так что я дала добро, кредит на постройку псарни и приняла участие в дрессировке. И с весны, границы нашей вольной республики стали обходить патрули: три человека с автоматами и пулемётом и две собаки. И несколько раз они вылавливали банды чеченцев. Не уходил никто. После этого над ближайшим чеченским селением появлялся беспилотник и бросал пакет с фотографиями убитых бандитов и отрезанными ушами. После четвёртой "посылки" вылазки бандитов прекратились. Хотя по радио нам сыпались угрозы и обещания порвать, изнасиловать, порезать на куски и тому прочее. На что дежурный радист неизменно спрашивала адрес, по которому отправить уши родственникам.
 По возвращении в столицу нашей республики мы устроили пир. Туши на вертелах, море вина и горы закусок, я вручила ценные подарки для участников боёв и рейда. Кому пистолет, кому нож, а кому и шашку. Всё редкое, в единичных экземплярах с дарственными надписями. Никого не обошла, даже малышня получила по ножу с надписью "За мужество в бою!". Ели жаркое и салаты, пили вино, танцевали, пели песни. Кое-кого вино подвигло на драку, но я была начеку и сумела вовремя скрутить буяна, не нарушив течение праздника. Я больше следила за присутствующими, лишь изредка вставляя реплики. Но девчонки уговорили кое-что показать. Стрелять я не захотела, а вот жонглирование ножами показала. Сначала тремя, потом пятью, потом семью, а под конец уже и девятью. Все смотрели с открытыми ртами, а когда ножи в конце вонзились в стену дома, разразились бурными аплодисментами.
 Всё бы хорошо, но уже после завершения праздника ко мне подошла его жена и попросила развязать мужа, и заодно начала сетовать, зачем я итак сильно побила его.
 -Дорогуша! - я похлопала её по щеке. - Это я его ласкала! Если бы я его побила сильно, он остался бы в лучшем случае инвалидом. Не веришь - спроси у девчонок: Сашку, Воен, Мари, Кэтрин и других. Не веришь? Ну, твоё дело.
 Однако мужика долгое лежание в путах, похоже, не охладило. Едва я сняла верёвку, как он вскочил, схватил какой-то дрын и кинулся на меня, обещая порвать на части, втоптать в землю и урыть "эту гадину". Тут уж было не до ласки. Я отвела удар палкой, а потом сама несколько раз стукнула. Сильнее, чем в первый, но не в полную силу, однако у мужика была сломана рука и выбиты зубы.
 -Ещё один взбрык, милочка, - предупредила я, - и вы вылетите отсюда как пробка из бутылки. Нам такие перцы не нужны!
 Однако мужик оказался дураком. Пока рука заживала, он, переживая, что его побила девчонка, начал про меня говорить гадости. Тут уж не выдержали мои спутники и соратники, пару раз набили ему морду, а потом созвали общее собрание и провели решение, что эту семью выселить из нашего города. Особенно неиствовала Воен:
 -Этот ублюдок, - орала она, путая от волнения русские и французские слова, - смеет оскорблять Эжен! Её, которая спасла меня, Мари, Тиффани, Катю, малышей, и десятки других! Как ты смеешь на неё вообще свою пасть открывать, ничтожество! Вон от нас!!!
 Другие выступали менее страстно, но тоже требовали выгнать негодяя. Что меня поразило, среди выступавших был и "истинный ариец" Генрих, и Хуан, и Роберто. И даже Алексей выступил! И собрание единодушно постановило: мужика с семьёй выгнать, строящийся дом конфисковать, дать сутки на сборы. Не успеет - сами виноваты. Я была ошарашена такой поддержкой. И ведь мне словечка не сказали, конспираторши! А когда я начала возмущаться этим, Мари мне сказала:
 -Женья, ты наш вождь, мы тебя видели во всяких ситуациях. И этот мерзавец не смеет так говорить о тебе! Тем более, что все нас поддержали!
 В те дни, когда наша республика сначала отражала нападение чеченцев, а потом наносила ответный удар, Протекторат Русской Армии нанес удар по пиратскому порту. Судя по сообщениям и рассказам егерей, сначала два десятка торпедных катеров дали залп торпедами по дотам на молах, а потом в гавань ворвались десантные катера и высадили десант прямо на причалы. Одновременно позиции чеченов на холмах обстреляли вертолёты и пошли на штурм подразделения Русской Армии. Чечены такого удара не выдержали, обратились в бегство, а большей частью были перебиты. Были освобождены сотни пленников, захвачена богатейшая добыча.
 -Да, - подвела я итог рассказам о победе Русской Армии, - а жаль, что они не воспользовались моим советом.
 -Каким? - удивились все.
 -Ударить космическим десантом!
 Хохот поднялся страшный. Все вспомнили мой совет полковнику Чернышёву.
 Где-то через две недели после "битвы с короткорогими" к нам припёрся представитель ордена: холёный узколицый господин в костюмчике-тройке. О его визите заранее предупредили по радио, так что заезд одиночной машины в захваченную долину со стороны чеченцев мы допустили. Наша группа с пулемётами и "трубами" держала ситуацию под контролем, а я прилетела на вертолёте, опоздав на полчаса. Господин с интересом осмотрев сей аппарат, не без колебаний сел в вертолёт. Башара, в этот вылет бывшая пилотом, подняла машину в воздух и повела к нашему посёлку.
 При виде развалин чеченского кишлака, ординец попросил сделать несколько кругов, а потом спросил:
 -Здесь был бой?
 -Нет, - ответила я, бой был западнее, в тех полях! А это я взорвала, чтобы никто не смог возвратиться!
 -Но почему?! - удивился господин.
 -Потому что, останься тут чеченцы, - объяснила я, - и этот аул стал бы базой для чеченских банд, где они могли подготовиться к нападениям и отдохнуть после налёта. Поэтому обитатели были изгнаны, а дома были взорваны.
 -Это не есть хорошо! - выдал господин.
 -Это да, - согласилась я. - А иначе никак! Вот и наша Тимескира, - указала я. Башара, сделай пару кружков.
 Девушка, уже хорошо научившаяся управлять аппаратом, сделала два круга над посёлком и посадила вертолёт на аэродроме. Мы пересели в "перенти" со строенным пулемётом.
 -А почему Тимескира? - спросил ординец.
 -Ну, если республика называется Амазония, то почему столице не носить название Тимескира, подобно древней столице амазонок? - усмехнулась я.
 -А вы ещё, подобно древним амазонкам, груди не выжигаете? - подколол господин.
 -Это дурость древних греков, - ответила я.-
 -Почему?
 -Древние греки натягивали лук от груди, - объяснила я, - а амазонкам так стрелять мешали груди. И поэтому греки решили, что амазонки должны одну из грудей выжигать. Но, как нам известно, все остальные натягивали лук от уха, - я показала, - так что амазонкам не было нужды себя увечить.
 Мы проехали в ворота поселения. Представитель ордена увидел ДОТы, увидел танковую башню от БТ-7, дома, линию электропередачи, вышку сотовой связи. Проехав по улице, мы остановились у большого двухэтажного дома.
 -Добро пожаловать! - сказала я. - Это наш Дом Собраний, тут же библиотека, тут же кинозал, театральная студия и всякое прочее для общественных нужд. Здесь же и резиденция главы республики Амазония, там и будем вести разговоры. Представитель ПРА господин Деревяхин уже ждёт.
 -А это обязательно? - поморщился ординец.
 Он что, думал мне мозги задурить или запугать наивную девчонку? Однако такие серьёзные люди и так облажаться...
 -Согласно договору, все переговоры между республикой Амазония и другими государствами, - ответила я, - ведутся только в присутствии представителя ПРА. Так что... - я развела руками. - Прошу за мной!
 Часть второго этажа была отгорожена решёткой и обычно она была заперта, но сейчас она была открыта и там стояли Сашка, Мари и Тиффани, мои заместители. Ну и Воен конечно, куда же без неё. Я жестом предложила пройти в кабинет, а Воен указала на дверь и её ревОльвер, она кивнула, вытащила здоровенный обрез и сделала зверскую рожу.
 Тут из кабинета донёсся грохот, мы с лаоской заглянули. Господин Деревяхин валялся на полу, а Мери, спокойная невозмутимая Мэри била его ногами и приговаривала:
 -Нельзя! Нельзя! Нельзя!
 -В чём дело? - спросила я, входя.
 -Этот тип пытался взломать замки в столе, - объяснила Сашка, - Мери не сдержалась и саданула ему рукояткой своей "беретты".
 -Ё-ка-лэ-мэ-не! - высказалась я. - И откуда такие идиоты берутся?! Так, этого кретиноса из нашего города выкинуть вон, транспорта не давать, по рации сообщить в Демидовск, пусть забирают. Чтобы его духу больше у нас не было!
 Сашка уволокла придурка. Я повернулась к орденцу.
 -Вот же идиот! И носит же земля таких! Теперь относительно вас... Если вы приехали требовать что-то возвращать или заплатить, то это зря. Ничего возвращать или платить я не собираюсь.
 -Вы выгнали... - начал господин.
 -Послушайте, любезнейший! - оборвала я. - Вы начинает сразу с выгодной для себя позиции, опустив всё предшествующее ей. А предшествовало ей вот это! - Я протянула ему листок, где были записаны все нападения чеченцев.
 -Но это их земля! - пытался возразить ординец.
 -Чеченцам достаточно было послать своего представителя с заявлением, - возразила я, - вместо этого они полезли к нам с оружием. И не надо думать, что у нас только это бумажка. У нас всё задокументировано: фотографии, видеосъёмка, документы убитых. Ну вот объясните, что делать чеченцам на этой стороне гор в компании с миномётами?
 Я включила ноутбук и вывела на экран снимки. На экране появились изуродованные, но вполне узнаваемые миномётные стволы и плиты.
 -Или вот, - открыла я новую папку, - снайперские винтовки. С каких пор в гости ходят с таким оружием?
 -Но... - замешкался с ответом господин, - можно было бы понять и простить...
 -Одного израильского генерала спросили, готов ли он простить арабских террористов, - усмехнулась я. - Тот ответил: "Бог простит, а моя задача как можно скорее устроить им встречу!"
 Девчонки захохотали.
 -Это к делу не относится! - недовольно сказал ординец. - У нас о другом разговор.
 -О чём? - поинтересовалась я.
 -Вы должны, - господин начал разгибать пальцы, - во-первых, уйти из захваченной долины, во-вторых, вернуть туда выгнанных жителей, в-третьих, оплатить постройку новых домов, в-четвёртых...
 -А в жопы их поцеловать не надо? - перебила я его. - С доплатой разумеется! И не нам, а им за то, что дают чмокать чёрные волосатые сраки.
 -Нет, не надо, - сухо сказал ординец.
 -Вот спасибо, добрый человек, а то я испереживалась! - обрадовалась я. - Дадут или не дадут, и сколько поцелуев потребуют: два, три или больше?
 Девчонки заржали. Господин побагровел, наконец-то поняв, что я над ним издеваюсь.
 -Милейший! - я закурила сигару. - Требовать можете лишь у проигравших, а проигравшие в этой ситуации чеченцы. Их перестреляли целую кучу и выгнали из долины.
 -Вы не очень-то шуткуйте! - предупредил ординец. - А то...
 -А то что? - спросила я, выпуская кольца дыма. - Карательную экспедицию организуете? По местным горам? Под дождями? Ну, ну, нашёл героев! Аллах в помощь!
 -Ваши деньги конфискуем! - заулыбался господин.
 -Пожалуйста! - улыбнулась я. - А вы слышали про такое изобретение - радио? Оно очень популярно тут. Если мы трижды в день будем на разных языках выходить по радио с рассказом о вашем беспределе, то это сильно поднимет репутацию вашего ордена и банка? Ой, не думаю! Вряд ли ваши боссы одобрят такой поворот. Так что не надо на нас наезжать, вредное, знаете ли, занятие. Контрпродуктивное.
 Ординец сморщил лобик, соображая.
 -Я понимаю, что русские вас безмерно раздражают, не желая соглашаться ролью рабов, что там, что здесь, - сказала я, - но, что поделать, русские всегда были гордым и свободолюбивым народом и попытки поставить его на колени никогда ни к чему хорошему не приводили.
 -А триста лет монгольского ига? - немедленно возразил господин.
 -О! - удивилась я. - Любитель истории?! Ну чтож, давайте разбираться. Во-первых, не триста лет, а двести сорок, с 1240 по 1480. Во-вторых, и это является завышенной оценкой. Монгольское иго кончилось в 1380 на Куликовом поле, где московский князь Дмитрий наголову разгромил ордынского полководца Мамая. Можете указать на набег Тотхамыша, но тут надо вспомнить два важных обстоятельства. Первое: Москва была взята не силой, а обманом. Второе: узнав о разгроме своего отряда на северо-западе и движении русского войска на северо-востоке, Тотхамыш не осмелился идти ни на северо-запад, ни на северо-восток, а собрал свои отряды и кинулся на юг, подальше от русских. Вот такая вот история, уважаемый!
 -Но русские платили дань Крымскому ханству! - вспомнил ординец.
 -А вся Европа и США с Канадой платили дань берберийским пиратам! - ответила я. - И если русские прекратили платить в 1772 году, то Европа платила вплоть до 1830 года. Учите историю, мистер!
 Все молчали, переваривая мои слова. Я, потушила окурок в пепельнице, встала и сказала:
 -Ну-с, коль все вопросы выяснили, предлагаю на этом и закончить. Транспорт из ПРА вас заберёт, уважаемый. Всего доброго! Воен, проводи господина до той "деревяшки", что мы выбросили! Их обоих и заберут.
 -Но меня будут ждать... - пытался возразить ординец.
 -Мы им скажем, что вы через ПРА путь держите, - отмахнулась я. - Всего доброго!
 Воен подхватила господина, чьё имя так и осталось для нас скрытым, (он нам не сообщил, а нам как-то влом было его узнавать), под локоток и увела. А Тиффани спросила меня:
 -Дженни, а насколько это правда?
 -Что именно? - не поняла я.
 -Ну, что ты нам рассказывала!
 -Абсолютно всё! - ответила я. - Другое дело, что в других странах русские победы и достижения умаляют и скрывают, а неудачи и ошибки выпячивают. Самый лучший танк Второй мировой какой?
 -Т-34! - немедленно отреагировала Сашка.
 -А вот и нет! - я показала язык. - Т-34 только самый известный, а самый лучший - тоже советский тяжёлый танк ИС-2, стоял на вооружении до девяносто третьего года, последний раз участвовал в маневрах восемьдесят восьмом году под Одессой и очень неплохо себя показал. От попадания снаряда у немецких "тигров" слетали башни. Что уж говорить о всяких других танках, американских, английских и темп более педальных японских.
 -Каких???!!! - у присутствующих глаза выкатились.
 -Были такие! - я засмеялась. - Порождение японского сумрачного гения. Вес до двухсот кило, броня из тончайшего листового железа, приводилось в движение педалями. Советская армия столкнулась с ними один раз на Ханкин Голе, американцы - при штурме Окинавы. И долго не могли понять что это такое перед ними.
 Девчонки захохотали.
 -Ладно, у нас ещё дел много, - сказала я.
 Наверное, точку в отношении с чеченцами надо ставить поединком с сыном одного из тех теченских главарей, которых мы разгромили после захвата чеченского кишлака. Это было как раз после "сезона дождей". Внезапно по рации пришёл персональный вызов мне. Так и сказали: "Требуем Муравьёву Евгению по кличке Ведьма!" По-русски но с "кавказским" акцентом.
 -Ведьма на связи! - сказала я в микрофон. -Это Рамшан Садыков! - немедленно отозвалась рация, -
 сын убитого тобой великого воина Абдурахмана Садыкова.
 -А, один из тех "короткорогих"! - вспомнила я. - И что?
 -Хоть женщина и подстилка для мужчины...
 -Слышь, одеяло, давай короче! - оборвала я его. - У меня дела, мне некогда твои речи выслушивать!
 -Я вызываю тебя на поединок на ножах! - чечен явно был оскорблён, что я не захотела выслушивать его речь. - Насмерть!
 -Поединок? На ножах? - удивилась я. - Хорошо! Но на моих условиях!
 -Говоры! - сказал Рамшан.
 -Жду вас - тебя и двух спутников, но не больше!- через три дня, - начала импровизировать я. - Перед приездом извещаете по рации. При себе ничего, кроме ножей. Вас встретят, обыщут и проводят судя. Тут будет готова площадка для боя. Согласен - жду.
 -Хорошо! - буркнул чеченец и отключился.
 Через три дня в "долине короткорогих" Рамшана Садыкова, молодого парня лет двадцати - двадцати двух и двух его спутников, мужчин за сорок, встретили, обыскали, нашли маленькие пистолетики и отняли. Прилетел вертолёт и перебросил всех за три рейса. На аэродром, где была отгорожена площадка для поединка. Пилотом была Башара.
 -Ты же чеченка! - обратился к ней один из мужчин. - Как ты можешь идти против своего народа?!
 -Я знаю Ведьму очень давно, ещё с ТОГО мира! - ответила Башара. - Она спасала мою семью ТАМ, спасла здесь, спасла меня, научила меня управлять этой машиной. Всё, что она хочет - жить в мире и спокойно трудиться на этой земле. И именно мужчины моего народа не дают ей этого делать.
 -Но она же разрушила... - начал чеченец.
 -А что было перед этим можно забыть?! - вмешалась я в разговор.
 -Послушай, женщина, мужчина не с тобой говорит! - взорвался чечен.
 -Послушай, мужчина! - ответила я. - Не тебе мне указывать с кем и когда говорить! Не я к тебе, а ты ко мне летишь. Усёк? Так что заткнись и не вякай!
 После этого чечен увял и молчал.
 Вокруг площадки уже собрались почти все, кроме охранников и наблюдателей. На специальной подставке сидел здоровенный кот Капрал. Вокруг собрались собаки, но с поводками и в намордниках. Я в одной майке, несмотря на прохладную погоду, курила сигару, наблюдая за разминающимся Рамшаном.
 -Что скажешь? - теребила меня Сашка.
 -Здоровый парень, - сказала я, - хорошо развит физически, имеет представление о боевых искусствах, но не более. Так что будет посмотреть.
 Наконец, все собрались. Я взяла кортик и вышла на площадку. Навстречу мне вышел этот Рамшан. Красивое мужское тело: узкие бёдра, широкие плечи, перевито мускулами, на животе кубики. Жаль, что морда лица чересчур тупая и страшная, был бы вообще красавцем. Первые несколько минут мы главным образом ходили около друг друга, потом он попробовал несколько коротких наскоков, проверяя мою технику. Я предпочла уклониться. Вообще-то я уже составила представление о нём. Талантливый любитель, которому надо бы не лезть в драку, а тренироваться и тренироваться. И только лет через пять он мог бы на что-то претендовать...
 Отбив очередной наскок, я впервые провела свою атаку. Найдя брешь в обороне я пару раз черкнула на груди. Чеченец неверяще посмотрел на свою грудь и потрогал кровоточащие царапины.
 -Сука! - прошипел он. - Ты заплатишь мне за это! Я тебя...
 -Так ты драться пришёл или грозить?! - с насмешкой спросила я.
 Взревев он кинулся на меня, обзаведясь ещё двумя порезами. Все четыре пореза сложились в букву "Е".
 -Резьба по дереву! - сообщила я. - Вырезаю свои инициалы.
 Наши ответили дружным смехом. Чечены приуныли, им стало ясно, что как бы этот Рамшан ни был хорош среди своих, против меня он не противник, я его гораздо лучше. Внезапно один из его спутников бросил ему нож. Рамшан повернулся и оскалился. Мол, что теперь скажешь?
 -Дурак ты, парень! - сказала я. - Ты с одним ножом не мог управиться, решил с двумя попробовать?
 Чечен бросился в атаку, размахивая ножами... и покатился по земле. Его живот украсился новыми порезами. В глазах Рамшана мелькнул не страх, а ужас, он понял, что живым отсюда не уйдёт. Я даже не поняла каким образом, но он быренько-быренько пополз от меня на четвереньках жопой вперёд. Его остановил Роберто, хорошенько пнув под зад. Чечен взвился и кинулся на меня. Я уклонилась, успев пару раз черкануть. Тело Рамшана украсили мои инициалы : "Е" и "М" - Евгения Муравьёва. В отчаянье чечен кинулся к стоящим поселенцам не то спрятаться, не то отнять автомат, но получил в морду и улетел к моим ногам. Я пнула его в морду:
 -Ну так что, муж-чи-на, как твое достоинство, не пострадало?
 Схватив валявшийся нож, Рамшан замахнулся на меня, но мне хватило нескольких ударов, чтобы свалить его. Когда его спутники подбежали и перевернули на спину, то стало ясно, что бой закончен: чеченец напоролся сердцем на свой нож.
 -Он был мне как сын! - воскликнул один из чеченцев. - Я тебя...
 -Бери нож! - предложила я с усмешкой. - Попробуй воплотить свои угрозы!
 Однако дураком этот чечен не был и за нож не схватился.
 -Когда-то великий русский поэт Пушкин сказал:
 
 Знакомый пир их манит вновь -
 Хмельна для них славянов кровь;
 Но тяжко будет им похмелье;
 Но долог будет сон гостей
 На тесном, хладном новоселье,
 Под злаком северных полей!!
 
 -Вот ещё один допировался. Сколько вы ещё готовы положить своих людей? До полного изничтожения мужчин? Чтобы в ваших селениях остались лишь младенцы, женщины и старики? Подумай, стоит ли убивать своих мужчин просто для того, чтобы потешить свою гордыню. Думай, нохча, думай!
 Больше проблем с чеченами мы не имели. Раз в полгода перед мокрым сезоном и после к нам заскакивали шайки борзых юнцов. После чего в ближайшее селение БЛА приносил пакет с ушами. Территория республики Амазония патрулировалась с собаками, долина "короткорогих" отслеживалась БЛА, пост на перевале не терял бдительности, так что все попытки чеченских банд проникнуть к нам терпели неудачу.
 И упорный труд приносил свои плоды. Виноградники дали хороший урожай. Сады плодоносили, Кэтрин разводила коней, наши псы завоевали признание и многие желали приобрести в качестве охраны своих поселений наших собачек. Я нашла небольшое месторождение изумрудов и организовала ювелирную мастерскую. Заказы пошли аж из Порто-Франко, орденских островов и с южного берега Залива. Я планировала открыть производство соков, варенья и всего прочего из фруктов и винограда.
 Огромную известность получила сашкина мастерская. Там могли делать всё. Да-да, абсолютно всё. Было оборудование, были материалы, были мастера. Клиент приходил с заказом, Сашка сначала уточняла, что именно ему надо, чтобы не было отказов, потом Сашка выдавала список материалов, если каких не было, и потом называла срок исполнения. Первое время Сашка рвалась улучшать, приходилось её сдерживать. В указанное время клиент появлялся и забирал заказ. Это мог быть электронный прибор, ружьё особой конструкции или какая-нибудь техника, типа подъёмного крана повышенной грузоподъёмности. Сашку даже звали на орденские острова, мол, что-то починить надо. Но мы уже знали, что особо любопытные и талантливые имеют свойство пропадать там, поэтому Сашка наотрез отказалась.
 Я как-то спросила Сашку, смогла бы она сделать копию орденского IQ? "Раз плюнуть!" - ответила мне она. Я не поверила. "Вопрос в отсутствии оборудования, а не в невозможности подделки! - раздражённо ответила мне Сашка. - У меня оборудование есть!" И в доказательство она за две недели сделала абсолютно такую же карточку. Ни на йоту не отличающуюся от орденской. "Главное, - сказала Сашка, - занести в базу данных Ордена. Но, если использовать в отдалённых районах, никто и не заподозрит подделок." Я поделилась этим с Разведотде?лом Русской Армии. Так у Сашки появился ещё один заказчик и источник дохода, потому что даром работать мы не захотели.
 Кроме того, я затеяла строительство дороги по склону хребта, благо деньги были. Строили по римскому образцу: сначала глубокая канава, на дно крупные камни, потом помельче, потом гравий, потом песок и сверху гранитные плиты. Благо и техника, и свободные руки были. Никто не понимал для чего это надо. Лишь когда к нам приехала делегация из ПРА с просьбой разрешить постройку дороги к Западному океану, все сообразили, для чего я затеяла это строительство.
 Я ведь не от балды выбрала эту долину. Именно через неё шёл самый короткий и доступный путь к пере-валу. Если выбирать другой маршрут, то трудозатраты на прокладку дороги возрастали в пять-шесть раз. Поэтому я с подругами стояла как скала. Пришлось подписывать договор на наших условиях: оплата трёх четвертей построенного, продолжение строительства по нашему проекту.
 -Но почему? - не понимали мои подруги и друзья. -Просто потому, что римские дороги сохраняются тысячи лет, - объяснила я. - Сделай их по обычной технологии - придётся каждый год чуть ли не заново строить. Там смоет, там замоет, там промоина, там обвал. Кажется дешевле, но на самом деле гораздо дороже. Я ведь договорилась, что мы будем следить за состоянием дороги, а значит в наших интересах сделать так, чтобы дорога была в отличном состоянии вне зависимости от времени года.
 В общем, можно сказать наша республика процветала, но...
 Но я начала скучать. Не хватало мне драйва, приключений. И я всё чаще смотрела вдаль на юг, где огромные неведомые просторы...
 

КОНЕЦ


Оценка: 6.69*65  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"