Дмитраш Дария: другие произведения.

Хранители равновесия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Завершен! Когда ослабнут скрепы на печати, сдерживающей Хаос, в мир вернётся великий король, ставленник огня. Потомок тех, кто сам заточил себя под землю. Потомок сбежавших предателей. И книга судеб начнёт писать новую главу. Будут приняты и исправлены ошибки прошлого. Повзрослеют молодые расы. И зародиться новая династия, что даст миру мессию, способного объединить силы всех Хранителей Равновесия и навеки искоренить Хаос, очистив глубины великого озера.

  
  Глава 1
  
  Из книги 'О начале времён'
  
  '...Первыми были деревья. Гордые красавцы населили твердь, скрепляя её своими мощными корнями, даря пустыням благословенную тень, очищая и сдабривая воздух. И поднялся Создатель однажды в небеса, и увидел необъятные лесные просторы. И спустился он вниз, узрев гордые и неприступные дубы, тонкие и светлые березы. Вдохнул искрящуюся свежесть сосновых лесов. И обуяла его гордость и твёрдая уверенность, что его творения прекрасны.
  Так возникли Эры, хранители деревьев, стражи леса, призванные следить за первыми творениями своего Создателя, чтобы великое озеро равновесия не вышло из берегов и не допустило в этот мир крамолу.
  А мир продолжал меняться, и земной наст вспыхнул зелёным покровом. Он был мягок, как пух, но в то же время колюч, как еловые ветви. Он мог быть совсем низок, но мог возвышаться до высоты молодого деревца. Эти новые творения были своенравны. Желая помочь, они смешивали солнечный свет и воду, впитанную кореньями, дабы создать средства, что облегчат чужую боль. Желая же навредить, они изгоняли из своих соков солнечный свет, чтобы в нём скопилась боль и ярость. Они селились на деревьях, разрушая своими кореньями кору несчастных, но в то же время расчищая место для молодой поросли.
  Равновесие было достигнуто немалой ценой и с огромной помощью Эров. Усталый Создатель спустился с небес и лёг на шелковый ковер из душистых трав. Он утонул в его мягкости и долго лежал, задумчиво глядя на солнце, вдыхая насыщенный аромат своих творений. Легкость и нега охватили его, душа утонула в желании созидать и расти над собой.
  Так возникли Райнды, хранители трав, защитники покоя, покровители лекарственных знаний. И великое озеро равновесия больше не топорщилось рябью волн, вновь застыв зеркальным отражением всего сущего.
  Но вскоре однородность зелёного покрова этого мира была нарушена. Тут и там земля вспыхивала новыми красками. Некоторые поляны раскрасились всеми цветами радуги, и сладкие ароматы опутали нотой радости окружающий мир. Каждое мгновение ознаменовало появление тысяч новых форм и сотен новых оттенков. Создатель так увлекся своими новыми творениями, что равновесие пошатнулось вновь.
  Неприступных и гордых сосен и елей обуяла чёрная зависть к травам за их насыщенный зелёный цвет. Ведь что может быть ярче их тонких иголок? А запах их ветвей. Как могут с ним соперничать какие-то цветы? Ненависть крепла, росла с каждым днём, отравляя почву, изменяя солнечный свет. Наконец, воспользовавшись отсутствием Создателя, они изгнали из своих пределов все цветы и травы.
  Когда Создатель очнулся, озеро равновесия вспенилось волнами, увлажняя прибрежный песок. Эры и Райнды не справились, погибло несколько новых видов. Когда он осознал, что сотворило его невмешательство, по щекам Создателя скатились две крупные слезы и упали наземь, разлетевшись яркими брызгами. И на их месте возникли Феи, хранители цветов, покровители творчества, вместилища радости. Но радость не может заменить счастья, она расслабляет и не может быть бесконечной. И слёзы Cоздателя, из которых возникли новые хранители, притупили эйфорию бытия у Фей, настроив их на взаимопомощь и поддержку.
  Шло время. Озеро равновесия давно не тревожилось. Новые виды научились сосуществовать друг с другом. А Создатель стал забывать свои горести и неудачи. Желание творить разгоралось в нём с новой силой. Всё больше времени он посвящал мыслям о своих будущих новых созданиях. Всё чаще в его голове возникала мысль о том, что течение времени, если ему дать толику самостоятельности, может само создать новые виды, умножая этот процесс до бесконечности. Но раньше все его творения только отдавали, не прося ничего взамен. А если дать им возможность не только творить, но и брать?
  С этой мыслью возникла новая, свободолюбивая жизнь. Луга и леса, реки и моря, горы и равнины заполнились животными всех форм и расцветок. Они жили и умирали, отдавали дань окружающему миру и брали у него взамен воду, пищу и тепло. Поздно Создатель заметил, что новые творения поедают не только листья и траву, но и друг друга. Озеро равновесия взъярилось, на его поверхности стали бушевать метровые волны, предупреждая об опасности погружения этого мира в Хаос. И понял Создатель, что не справиться сам, и что даже помощь Эров с Райндами и Феями ему не поможет. И собрал он всю свою силу и волю, и создал он Дэйвов, хранителей всех животных этого мира. Но узнав своё предназначение, новые хранители взъярились. Как и их подопечные, больше жизни, больше всех земных благ они ценили свободу. А любые обязанности связывали Дэйвов невидимыми путами трудов и обязательств. Что ни говорил, как не просил их Создатель, новые хранители оставались глухи к его словам, не замечая, что мир потихоньку скатывается в Хаос. И взъярился Создатель, и отобрал он у своих упрямых творений крылья в надежде, что лишения заставят их осознать своё предназначение. Но он ошибся. Гордые Дэйвы, обиженные на несправедливость...'
  - И всё-таки ты нашла мой тайник,- послышался насмешливый голос.
  Диази вздрогнула и отшатнулась. Миниатюрное личико её сначала побледнело, а затем окрасилось в цвет спелой клубники. Воздух в лёгких словно закаменел, ведь позади неё, в проходе между массивными книжными шкафами, стоял старый фей, известный всем жителям радужного предела как провидец Дурман. Он был настолько стар, что его волосы поседели, а глаза выцвели, приобретя неопределённый оттенок.
  - Неужели ты наивно полагала, что я не замечу вторжения в свою личную библиотеку?- насмешливо произнес провидец. У Диази полегчало на душе, ведь этот строгий старик, которого многие откровенно побаивались, глядя на неё, добродушно улыбался.
  - Я... это...- несмело начала она, но Дурман прервал её властным жестом правой руки.
  - Почему бы нам не побеседовать в более спокойной обстановке. За чашечкой ароматного травяного сбора, к примеру,- улыбнулся провидец. Затем щёлкнул пальцами, и так и не дочитанная книга вылетела у феи из рук, закрылась и дисциплинированно влетела на полку на полагающееся ей место.
  Десять минут спустя они сидели в небольшом, но по-своему уютном кабинете, а перед ними на столе дымились две большие, глиняные кружки травяного сбора.
  - Итак,- наконец нарушил тишину провидец Дурман,- должен сказать, что очень рад, что в наше время всё ещё есть молодые феи, которые так сильно стремятся к знаниям, что их не останавливает даже глупый страх передо мной.
  - Я... это...- опять невпопад начала Диази, Дурман хмыкнул.
  - Любым знаниям свое время и свое место, иначе они будут либо бесполезны, либо даже вредны. Я бы хотел попросить тебя впредь не брать книги без спросу, а читать только то, что скажу тебе я.
  Диази часто-часто закивала, да так, что локон тёмно-синих волос выбился у неё из туго заплетенной косы, и начал щекотать нос и закрывать обзор правому глазу.
  - Как жаль, что в тебе нет дара,- внезапно тяжело вздохнул старый фей, от чего на лице его прибавилось морщин.- Сказать по правде, я давно уже слежу за вашей необычной четвёркой.
  Диази вздрогнула, а в широко распахнутых глазах её отразился страх.
  - Нет-нет, не пугайся,- поспешил успокоить её провидец.- Я просто хотел проследить за тем, чтобы больше никто не осмелился обижать вашего юного друга. Уж слишком необычен у него дар для здешних мест.
  - Так вы ему верите?- радостно закричала Диази, потом ойкнула, покраснела и опустила глаза.
  - Конечно,- добродушно засмеялся провидец.- Этим даром обладают все Эры и Райнды. Но феи пока слишком молоды и суетливы для того, чтобы обрести дар, направленный на созидание.
  - Это правда?- дрожащим голосом, удивлённая своей смелостью, спросила юная фея.- То, что было написано в той книге?
  - Кто знает?- улыбнулся провидец Дурман.- Но, как известно, любые легенды основаны на правде. И именно поиском правды занимаются пытливые умы в свободное от поддержания равновесия время. Если хочешь, я научу тебя читать между строк, проникая в суть вещей.
  От этих слов маленькое сердечко Диази забилось радостно и часто, предвкушая появление в её жизни новых знаний.
  ..........
  
  Каракал не любил охоту. Его натуре было неприятно насилие, и этим он сильно отличался от своих собратьев, утверждающих, что лишь сила позволяет живым существам диктовать свои законы. Но Каракал верил, что силу надо прикладывать лишь там, где необходимо. А в местах, где и так не слишком много дичи, стоит её беречь для следующих поколений детёнышей. Но, всегда внутренне преуменьшал свою силу, слабо осознавая, что давно уже сравнялся в ней со своим отцом, одним из лидеров их небольшого поселения, Каракал редко решался высказывать свои размышления вслух.
  И всё же, кушать всё равно было необходимо, так же, как и добывать еду младшеньким. Тут уж юный Каракал предпочитал наступать на горло свойственной большинству из племени кошачьих брезгливости к воде, отправляясь ловить рыбу в подземной речке. Зато добыча здесь не переводилась, была сладкая и упитанная. Вдобавок ко всему, своими действиями старший сын довольно сильно поднимал престиж своего клана. Наверное, именно поэтому его еще не изгнали, мирясь с причудами.
  Когда Каракал в очередной раз вылез из воды и отряхнулся, на берегу широкой, подземной реки возвышалась довольно внушительная горка свежепойманной рыбы. С удовольствием съев одну из них, он растянулся на каменном полу пещеры, давая отдых натруженным лапам, вслушиваясь в умиротворённое журчание воды.
  Перевернувшись на спину, юный Каракал стал любоваться сводом пещеры, сплошь усыпанным яркими самоцветами, что слабо светились в темноте, создавая насыщенный сумрак, вместо непроглядной тьмы. Сами же самоцветы напоминали звёзды. Юноша никогда не видел звёзд, но о них ему рассказывал его прадед, Овл. Он был очень странным, но таким же мудрым. А его истории поражали воображение. В те дни маленькому Каракалу до боли в сердце хотелось оказаться в тех загадочных, сказочных местах, про которые говорил старейшина. Но высокий пост не позволил старику Овлу передать все необходимые знания внуку. Он погиб в пещере Свершений, не рассчитав свои силы.
  Внезапно над Каракалом нависла упитанная морда его брата, Армадилла. Юноша недовольно рыкнул, но брат проигнорировал его недовольство, только повёл лиловым пушистым ухом с кисточкой на конце.
  - Пора,- немногословно сказал Армадилл и внутри у Каракала всё похолодело. Настал его черёд ступить под своды пещеры Свершений, чтобы показать свою силу и занять полагающееся ему место в иерархии.
  Всю дорогу до родной пещеры Каракал прошел на негнущихся лапах, повесив голову. Со всех сторон ему ободряюще подмигивали драгоценные камни, словно крохотные, живые существа. Но юный Каракал всё глубже утопал в растущем чувстве страха и обречённости. Он не верил в свою силу. Он не понимал необходимости проведения ритуала, в его глазах тот выглядел варварским и никому ненужным.
  Настроение Каракала абсолютно не поддержал отец, который тоже должен был сегодня сражаться, отстаивая место главы клана. Увидев юношу, он сразу поднялся и подошел к нему вплотную, посмотрев сыну в глаза.
  - Я горжусь тобой. Ты стал совсем взрослым.
  Каракал проглотил предательский комок в горле и посмотрел на маму. Та ободряюще ощерилась. Вскоре к нему подбежала маленькая сестрёнка Фелис и потёрлась своей миниатюрной мордашкой о его левую переднюю лапу, потешно мяукнув. Вот тогда-то ледок в душе у Каракала и тронулся. Он лизнул малышку в пушистый затылок, вспоминая, что у него есть та, за кого стоит сразиться. Если бы не Фелис, он уже давно отправился на поиски того сказочного, полного загадок мира, о котором ему рассказывал старик Овл. И его не остановила бы даже возможность умереть по пути, заблудившись в бесконечном переплетении подземных туннелей.
  
  ..............
  
  - Интересно, если в него шишкой бросить - поможет?- полюбопытствовал Ирис.
   Камомила фыркнула, тряхнув гривой пышных, огненного цвета волос, выразив тем самым сомнение в этом. Диази же не стала отвлекаться от поедания огромного, сочного, спелого яблока.- Если будешь и дальше есть в таких количествах, то рано или поздно хряпнешься о земь, потому что крылья перестанут держать твой вес.
  Диази подавилась от негодования, оплевав яблочным пюре всё лицо Ириса. Его ироничная улыбка тут же увяла.
  - Эй!- возмущённо закричал фей, под аккомпанемент весёлого смеха Камы. С выражением высочайшей брезгливости, Ирис провёл ладонью по лицу, убирая последствия негодования Диази.- Ты такая неуклюжая,- бросил он ей, после чего гордо спорхнул с ветки каштана и полетел к Бэллу.
  Старательно подавляя раздражение, Ирис несколько раз глубоко вдохнул, после чего приземлился на огромном листе лопуха. Прямо в центре этого зелёного гиганта, скрестив на груди руки и полуприкрыв глаза, сидел Бэлл. Всегда спокойный, всегда немного мрачный, предпочитающий практичную одежду тёмных оттенков, юный фей был полностью расслаблен. Тихий ветерок дразнил его чёрные, отливающие на солнце фиолетовым цветом волосы. Бэлл выглядел совершенно умиротворенно, только левое крыло изредка нервно подрагивало.
  - Тело вызывает астральную сущность,- Ирис помахал рукой перед лицом друга. Бэлл судорожно вздохнул и, раскрыв глаза, пошатнулся. Ирис придержал его за плечо, пытливо заглядывая в слегка расфокусировавшиеся глаза друга.
  - Привет,- немного хрипло поздоровался Бэлл, придя в себя.
  - Ты в последнее время странный,- заметил Ирис.- Ну, страннее обычного. С каких это пор для общения с окружающим миром тебе надо впадать в столь глубокий транс?
  - Пытался заглянуть дальше,- виновато улыбнулся Бэлл, уловив в голосе друга тревогу.
  - Зачем? Деревья итак сплетни по цепочке передают,- хмыкнул Ирис.
  - Передают. Но слегка искаженно, а потому неточно. И ещё, слишком медленно.
  - И куда ты смог дотянуться?
  - Частично захватил озёрный край.
  - Озёрный край?!- вскричал Ирис. Это же было ого-го какое расстояние.- Ну, ты даёшь,- уважительно выдохнул фей.- Слушай, а с чего это ты таким пытливым стал? Раньше тебе и запоздалых сплетен хватало.
  - Что-то происходит,- внезапно понизил голос Бэлл.- Что-то изменилось в окружающем мире и продолжает меняться. Деревья и травы страшно напуганы.
  - Деревья?- усомнился Ирис.- Как-то я не могу представить, что могло бы напугать этих гигантов.
  - И я не могу,- признался Бэлл.- Но это что-то не только есть, но ещё и растёт, и крепнет с каждым днём.
  - И где это нечто?- немного охрипшим от напряжения голосом поинтересовался Ирис.
  - Точно сказать не могу, но где-то на северо-востоке. И ещё,- слегка смутился Бэлл.- Давай пока девчонкам ничего не будем говорить, ладно? Зачем их пугать? Вдруг эта проблема рассосётся сама собой.
  Ирис согласно кивнул, полностью поддерживая друга.
  Как же они были не правы! Ведь единственная, кто мог дать вещам свои имена, была Диази. Но никто не знал, что она уже несколько лет учиться у самого провидца Дурмана. Но ещё больше они заблуждались, предположив, что эта проблема решиться сама собой, не потребовав никаких усилий.
  Пожалуй, этот факт понимал лишь провидец Дурман. С тяжелым сердцем, он наблюдал, как с каждым днём крепнет тьма, порождённая Хаосом. И понимал, что в этот раз остановить её будет ох как не просто. И дело было вовсе не в том, что Хаос достаточно окреп для вторжения на четыреста лет раньше, чем предполагалось. А в том, что Дурман прекрасно понимал причину такой спешки.
  Череда поколений была нарушена, юная защитница росла взбалмошной и разбалованной. Чистота помыслов заменила собой эгоизм, и провидец клял себя за то, что не отобрал в своё время это несносное дитя у глупого родителя. Но любовь и надежда на лучшее очень часто застилают глаза, оправдывая любые действия.
  Вот и сейчас, пребывая в медитативном состоянии, провидец мог наблюдать отвратительную сцену. Прямо во время важнейшего собрания, в зал совещания ворвалась юная принцесса Лили. Не обращая внимания на скривившиеся в брезгливой гримасе лица советников, правитель тут же бросился утешать впавшую в истерическое состояние дочь. А той внезапно стукнуло в голову желание полакомиться свежей клубникой. И как родитель ей не объяснял, что для её созревания не наступил ещё сезон, принцессе было всё равно. Потому что она - хотела! После десяти минут уговоров и объяснений, родитель наконец изрёк гениальную мысль. Ведь что может покорить время и заставить раньше вызреть клубнику, как не магия? А кто в поселении самый сильный маг? Конечно же, провидец Дурман.
  Эта баталия привела старого фея в ярость. Поэтому когда к нему в кабинет вломился правитель со своей эгоистичной дочуркой, он посмотрел на них обоих столь гневным взглядом, что слова застряли у правителя Эдельвейса в горле, а принцесса Лили подавилась притворными рыданиями.
  - Вон,- сказал он, глядя в расширившиеся от ужаса глаза принцессы. Неведомо откуда взявшийся ветер прошелся по кабинету, уронив деревянную чернильницу и взъерошив незваным гостям волосы.- Вон отсюда, я сказал.- Не повышая голоса, повторил провидец, но сила этого приказа была такова, что Лили тут же выбежала за дверь.- А ты сядь,- обратился он к Эдельвейсу.
  - Что ты себе позволяешь?- попытался было возмутиться правитель, но яростный ветер всколыхнул помещение, приподнял Эдельвейса над полом и швырнул на стул.
  - А теперь ты меня выслушаешь...
  
  Глава 2
  
  В пещере Свершений решительность Каракала стала таять с каждой секундой. И даже самоуговоры, что ради Фелис можно и потерпеть, слабо помогали. Ведь для Каракала слово власть, было пустым, ничего не значащим звуком. Оно не могло дать ему силы, мотив для сражения. Он не хотел диктовать законы. Он всегда считал, что умение силой заставить кого-то поступать так, как выгодно тебе, ущербно. А вот подать пример соплеменнику, чтобы оценив преимущества твоего поступка, тот, не раздумывая, последовал за тобой... Да, это было настоящее искусство. Им в совершенстве владел старик Овл. В какой-то мере этому научился и Каракал, став примером для Фелис и ещё нескольких малышей из их немногочисленного клана. Но силы его духа было недостаточно, чтобы во всеуслышание заявить о своём отказе от участия в борьбе за власть. Он был слишком нерешителен, чтобы выступить против этих кощунственных законов, давным-давно окрестив себя трусом и смирившись с этим.
  Сегодня вступить в силу должно было двадцать семь его ровесников. Им было выделено особое место у высокого скального выступа, на котором возвышался вожак. В первых рядах вдоль стен пещеры Свершений, сидели главы кланов и старейшины. За ними, каждый в своём секторе, согласно старшинству, занимали свои места остальные соплеменники. Каракал первый раз видел пещеру Свершений. Она была воистину огромна, а её своды настолько густо усыпаны мерцающими драгоценными каменьями, что порой казалось, их переливы сливаются в одно, сплошное разноцветное сияние. Оно колебалось, словно дымка, оно завораживало, неторопливо и текуче меняя свои цвета от успокаивающе-зеленоватого до дразняще-оранжевого. Наблюдение за сводом увлекало, погружая сознание в полутранс, позволяя бороться с подступающей паникой.
  Но следующие события в одно мгновение вытеснили страх за свою шкуру из сознания Каракала. Потому что не успел вожак взойти на скальный выступ, как в круг вступил Алцэс, один из лидеров четырнадцати кланов, его отец.
  Гомон в пещере тут же утих, на молодого главу сразу обратились взоры всех присутствующих. Эмоции окружающих наполнили тишину осязаемой дымкой. Ненависть, презрение, любопытство, ярость от того, что незыблемые традиции только что были нагло нарушены, повисли в воздухе взрывоопасной смесью.
  Но всё это будто бы совершенно не трогало могучего зверя. Он был расслаблен, но в то же время напряжен. Под лоснящейся здоровьем и силой шкурой перекатывались могучие мускулы, выдавая готовность в любой момент дать отпор всякому, кто встанет у него на пути.
  Вожак же словно закаменел, сквозь прищуренные глаза наблюдая за Алцэсом, пытаясь просчитать, понять, что будет творить дальше этот сумасшедший.
  - Агвантибо,- в оглушающей тишине сказал Алцэс, поймав взгляд своего вожака и самого лютого врага.- Я обвиняю тебя. Ты попрал вековые традиции. Испугавшись, что мой клан не будет послушен твоей воле, ты совершил два неудавшихся покушения на меня. Ты позволил клану Крокута охотиться на моей территории. Ты хотел уничтожить нас.
  - Ложь,- рыкнул вожак, выпустив когти, оставляя на камне глубокие отметины.
  - Так докажи это! Сколько можно уклоняться от моего вызова? Как долго ты хочешь действовать исподтишка? Пускай давние традиции рассудят, кто прав, кто виноват.
  Битва уже началась. Битва воли, силы духа. Два матёрых хищника стояли неподвижно, впившись друг в друга взглядами. Они походили на две каменные статуи. На их спине не дрогнул ни один волосок. Воздух застыл в их лёгких, и только глаза казались живыми. Они светились в полумраке и те немногие, кто осмеливался посмотреть в них, отступали на шаг, столь яростной силой веяло от этих молодых самцов.
  Но обвинения Алцэса были неслыханными. Главы и старейшины кланов, стали тихо переговариваться. Остальные тоже последовали их примеру. И вскоре своды пещеры наполнил возмущенный гомон.
  Агвантибо понял, что избежать схватки не получиться. Что его просто не поймут. И если он сейчас отступит, то вскоре его сместят с поста с позорным клеймом.
  - Я принимаю твой вызов,- наконец изрёк вожак, спрыгивая со скального выступа. Алцэс обозначил довольную улыбку. Он не сомневался в своей победе.
  И только Каракал, не смотря на шок от происходящего, заметил, что вожак внезапно перевёл свой взгляд на Крокута, клан которого располагался в соседнем секторе, и, глядя на него, полуприкрыл веки. В ответ глава клана предвкушающе ухмыльнулся.
  
  .......
  
  - Ты врешь,- выдохнул Эдельвейс.
  - А смысл?- флегматично пожал плечами провидец Дурман. Злиться сил у него уже не оставалось.
  - Ты всегда недолюбливал меня и мою дочь!- истерически взвизгнул правитель.
  - Не спорю,- согласился Дурман.- Хотя девочка в этом совсем не виновата.
  - Ты...- прошипел Эдельвейс.
  - А я тебя предупреждал,- грустно сказал провидец.- Скажи ка мне, друг любезный, на каком основания ты, твой отец, твой прадед и пра-прадед вот уже многие тысячи лет правят нами, феями.
  - Издеваешься?- нахмурился Эдельвейс.
  - Нет, хочу напомнить. Так уж было записано в книге судеб, что в каждом поколении в вашей семье рождаться ребёнок, душа которого тесно переплетена с новым или чрезвычайно редким видом цветов. Это должны быть чистые, незамутнённые создания, само присутствие которых наполняет окружающий мир светом. Они как новорождённые младенцы, которые не познали ещё пороки и соблазны этого мира.
  - Зачем ты мне цитируешь книги?!- закричал правитель.
  - Считалось, что раз родители могут произвести на свет и воспитать столь чистое создание,- проигнорировал Дурман эту бестолковую вспышку гнева.- То более достойных кандидатов на роль лидеров, указующим перстом дающим направление развития нашей молодой расы, и быть не может. Ты очернил своё право!- внезапно взревел Дурман, вперив в Эдельвейса полный гнева взгляд.- Ты потакал всем капризам своей дочери. Это, изначально чистое существо, заблудилось в лабиринте своих пороков и эгоистичных желаний. И вывести её из него не представляется возможным!
  - Не смей!
  - Молчи,- прорычал провидец.- Из-за твоей глупости и недальновидности наш мир находиться на грани катастрофы. И за эту НАШУ ошибку каждый заплатит свою цену. Я думал, у нас есть ещё четыреста лет. Я думал, что успею всё исправить. Я был наивен. А теперь.
  У правителя Эдельвейса в ужасе расширились глаза, в груди застыло предчувствие беды. Он пискнул от страха, попытался подняться со стула, но взгляд Дурмана пригвоздил его к месту.
  - Ты исполнишь свой долг. И Лили тоже. Возможно, это всего лишь отсрочит неминуемое, но даже несколько дней выигрыша во времени может спасти всех нас. В течение недели вы соберётесь, и отправитесь навстречу своей судьбе. И ты пойдёшь с ней как единственное существо, которое по-настоящему любит и ценит принцессу. И я бы не стал гарантировать, что вы вернётесь обратно живыми.
  
  ............
  
  Каракал и раньше знал, что мало кто может сравниться в скорости, силе и выносливости с его сородичами. Во время охоты никто не мог уйти из-под клыков и когтей стремительных хищников. Но ещё ни разу он не видел бой своих соплеменников. Бой в полную силу, на пределе возможностей.
  Одно мгновение, несколько стуков сердца, два величественных вождя стояли друг против друга, вздыбив шерсть на загривке. Всего мгновение, и его отец оттолкнулся от земли, словно пружина. Алцэс ринулся в сторону врага с такой скоростью, что контуры его тела размылись. Но вожак был готов к нападению. Он пригнулся, пропуская соперника над собой, и сделал гигантский прыжок в сторону, наращивая дистанцию, чтобы было место для разбега. А в следующее мгновение бросился на врага уже он, целя когтями в горло. Но Агвантибо промахнулся тоже, приземлившись в метре от Алцеса, и тут же припадая к земле, чтобы уйти от ответной атаки. Задние ноги оттолкнулись от земли, наращивая скорость. Вожак хотел подловить соперника в момент приземления.
  Так они и танцевали. Не проронив ни звука, стремительно, словно лиловые молнии, еле заметно для глаза. Казалось, они совершенно равны по силе и умениям. Каракал нервно повёл ушами, сердце сдавила тревога. Но в то же время он не переставал следить за Крокутом, хотя до конца и не понимал смысл увиденной им совсем недавно пантомимы. Собственные предположения казались глупыми. Ведь как? Ну как можно вмешаться постороннему в сражение этих стремительных хищников?
  Отвлекшись, юноша пропустил момент, когда чаша весов стала медленно, но неуклонно клониться в сторону более молодого и выносливого Алцэса. Агвантибо же стал более неповоротливым, реже атаковал. А в следующее мгновение соперник таки подловил вожака, оставив на его правом плече глубокие отметины от своих когтей. И тут же прыгнул вновь, пытаясь закрепить успех, но Агвантибо увернулся. И именно в этот момент, боковым зрением, Каракал заметил какое-то движение. Крокут покрутился на месте. Потом флегматично посмотрел на сражающихся, будто его этот бой никоим образом не касался. И, широко зевнув, лег на каменный пол.
  Именно в этот миг, будто бы невзначай наступив на небольшой камешек, глава клана отшвырнул его прямо под ноги Алцэсу. Молодой самец, в это самое мгновение стремительно сокращающий расстояние между собой и вожаком, замедлился, а затем упал. Правда, тут же попытался подняться, но такого шанса Агвантибо ему не дал. Он рванул с места, опрокинул врага на спину и, победно ощерившись, поднял лапу с выпущенными когтями, для того чтобы в следующий миг разорвать сопернику горло. Но сделать этого вожак не успел. В следующее мгновение, с диким рыком, на него налетел Каракал.
  
  .....
  
  С момента разговора между Бэллом и Ирисом, где впервые была затронута тема перемен, надвигающихся на их мир, прошло чуть менее месяца. С тех пор Бэлл всё больше времени стал проводить за медитацией, а Ирис всё чаще норовил остаться с другом наедине, чтобы посекретничать. Камомила ходила раздраженной. Она не любила, когда какая либо информация, известная её друзьям и знакомым, проходит мимо неё. Бэлл воспринимал её нападки спокойно, если даже не сказать флегматично. Ирис кое-как отбивался. А вот Диази было не до них. Она переживала за учителя.
  Провидец Дурман сдал. Его облик утратил привычную опрятность. Волосы большую часть времени были всклокочены, одежда мятой. По вечерам он с полубезумным видом гулял по поселению, что-то бормоча себе под нос. Жители радужного предела итак его всегда побаивались. Теперь же настороженность переросла в самый настоящий ужас. Завидев старика, многие старались тут же убраться подальше от его глаз. Молодежь отменила несколько подлунных вечеров, а совет магов увеличил освещение ветвистых дорожек, чтобы не заработать недовольство провидца. И их можно было понять - свихнувшийся великий маг, это ещё та непредсказуемая опасность, противостоять которой поодиночке невозможно. Уж лучше не злить, а дальше как Создатель рассудит.
  Но не менее странным было его повышенное внимание к принцессе. Провидец Дурман на некоторое время пресёк её общение с отцом, взяв Лили под свою опеку. Принцесса в его компании превращались в на редкость покладистую особу, глядя на Дурмана глазами, наполненными ужасом. И это не смотря на то, что провидец ни разу не повысил на неё голос и не попрекнул. К сожалению, такая покладистость сразу развеялась, как только дочь стала снова общаться с отцом. Возобновились истерики, капризы. В тот вечер провидец Дурман будто выпал из реальности. Его покрасневшие глаза смотрели сквозь собеседника, на вопросы он отвечал с запозданием. В кабинете же провидца можно было учуять лёгкий запах перебродившего нектара.
  На следующий день правитель с принцессой исчезли. По радужному пределу прокатилась тревожная волна, но Дурман тут же взял ситуацию в свои руки. Созвав советников, он пол дня просидел с ними в зале совещаний. И хотя те вышли оттуда встревоженными, даже немного напуганными, но вскоре жизнь потекла своим чередом. Феи успокоились, убедив себя в том, что всё идёт по заранее намеченному плану и правитель Эдельвейс с принцессой Лили скоро вернутся. Провидец Дурман перестал пренебрегать своей внешностью, но кожа его с каждым днём становилась всё бледнее, а в глазах знающие феи могли прочитать загнанную глубоко внутрь боль.
  В тот день Диази во второй раз рискнула пробраться в тайник учителя. Совсем недавно она прочла очень интересную книгу. Но часть смысла укрылась от феи, так как автор постоянно ссылался на одну книгу, которой в официальной и личной библиотеке провидца не нашлось. Пробравшись по коридору, наполненному крохотными, светящимися шариками, Диази бесшумно скользнула в кабинет провидца Дурмана. Часом ранее, учитель был замечен ею у подножия всевидящего дерева, на вершине которого тот любил медитировать. Это вселило в юную фею надежду, что преследующая в последнее время провидца Дурмана рассеянность, не позволит ему узнать о её маленькой шалости.
  Начертав слева от последней в углу книжной полки знак бесконечности и приложив символ открытого пути, Диази прошла сквозь стену и оказалась в небольшой комнатке, уставленной несколькими книжными шкафами и с мягким, собранным из мха, пуфом у стены. Отогнав от себя несколько светящихся шариков, которые нагло лезли прямо ей в глаза, фея принялась бегло просматривать корешки книг. И именно в этот момент заскрипела дверь, послышались шаги, давая понять, что в кабинет вернулся хозяин. Диази так и застыла с приподнятой рукой и оттопыренным указательным пальцем. По телу прокатилась тревожная дрожь.
  Тем временем, за стеной не умолкал звук шагов. Похоже, учитель мерил шагами комнату. Наконец послышался скрип двери, после чего последовал вкрадчивый приказ:
  - Позови Лилака.
  Диази судорожно выдохнула, наконец, осмелившись опустить руку. Что происходит? Почему учитель вернулся так рано? И зачем ему столь срочно нужен третий советник? Странно это всё.
  Не спеша, тратя неоправданно много времени на каждое движение, фея подошла вплотную к тому месту, где был засекреченный проход, и приложила ухо к стене. А в следующий миг в помещение шумно ворвался Лилак.
  - Закрой дверь,- бросил Дурман.
  - Что случилось? Есть какие новости?- спросил Лилак.
  - Они провалили свою миссию,- выдохнул провидец.
  На некоторое время в помещении установилась оглушающая тишина.
  - Но? Как?- Голос советника дрожал.- Что будем делать?
  Опять послышались шаги. Похоже, провидец Дурман, чтобы успокоиться, вновь начал мерить шагами комнату.
  - Есть несколько идей. Но боюсь, я вступаю на зыбкий путь предположений и домыслов. Необходимо созвать совет. Я не могу единолично принять столь важное решение.
  - Я займусь этим. Когда?
  - На закате, в приемном зале. Там места больше и условия лучше. И ещё,- провидец немного поколебался, но все же твердо закончил,- пригласи так же родителей Бэлла.
  - Что?- растерянно спросил Лилак.- Зачем?
  - Его дар нам может очень сильно пригодиться.
  Советник фыркнул, выражая тем самым свое скептическое отношение к данному утверждению.
  - Лилак, не будь глупцом!- раздраженно рыкнул провидец Дурман.- Только глупцы могут позволить себе принижать того, кто от них отличается. И мне прискорбно видеть, что в их число попал советник, решающий важные вопросы быта нашего народа.
  - Гм,- растерялся Лилак.- Простите, я не маг. Так что не знаю всех тонкостей и позволил затуманить свой разум досужими сплетнями. Больше такого не повториться.
  - Надеюсь,- всё ещё раздраженно, но уже более спокойным тоном, сказал великий маг.- А теперь иди. Времени все меньше.
  Хлопнула дверь, советник удалился. Диази же так и осталась стоять, прислонившись ухом к стене. Её сердце всё больше наполняла тревога. И хотя фея ещё до конца не понимала, что происходит вокруг. А так же терялась в догадках, что именно предпримет, чтобы защитить своего друга. Но одно она знала наверняка - в обиду Бэлла она не даст.
  
  ............
  
  Когда отец споткнулся. Нет, наверное, ещё раньше. В тот миг, когда к его ногам понёсся запущенный Крокутом камень, Каракал все осознал. Осознал, и сознание его медленно начало утопать в ярости. Как он посмел? Как они посмели? Грязные, ничтожные, скользкие, лживые твари! Они же превратили обряд, пускай и варварский, но хотя бы претендующий на законность и правоту, в банальное убийство!
  А всё дело в том, что некоторые его сородичи обладали способностью повелевать сознанием. У кого-то это проявлялось слабо и они способны были влиять только на разум животных. У других эти способности достигали силы достаточной, чтобы провести лёгкое воздействие на сознание своего сородича. Правда, сил на такую манипуляцию уходило неоправданно много. И она очень сильно зависела от расстояния до объекта воздействия и степени его доверия к магу.
  Но Крокут, похоже, нашел способ обойти это ограничение, заранее внедрив мысль-приказ в камешек, который и внёс дисгармонию в работу мышц Алцэса. Все эти мысли с невероятной скоростью пронеслись у юноши в голове. В глазах потемнело от ярости, из горла вырвался устрашающий рык. А в следующий момент он прыгнул.
  Тело обняли потоки воздуха, мышцы наполнились силой. И вот его когти вспороли спину Агвантибо, а клыки впились в загривок. Вожак взвыл, инерция прыжка унесла их обоих к первым рядам шокированных происходящим зрителей. Но Каракал не разжал свои смертельные объятия, наоборот, юноша лишь усилил хватку. Вожак принялся бегать и прыгать, ревя от боли, в надежде сбросить внезапного противника. Каракал сжал зубы ещё сильнее, чтобы удержаться и... Послышался хруст шейных позвонков и Агвантибо рухнул на землю мёртвым.
  В глазах медленно прояснялось. Шум нарастал. Во рту царил тошнотворный привкус крови. Каракал сглотнул подступившую тошноту, и перевёл взгляд на отца, который стоял в двух шагах от своего сына и смотрел на него растерянным взглядом.
  - Он колдовал,- хрипло сказал Каракал.- Крокут. Вон в тот камень. Внушение и...
  Юноша запнулся, неспособный облечь в слова оправдание своего поступка. Лапы дрожали, стоять становилось всё тяжелее. В голову его потихоньку начало приходить понимание. Он убил! Убил своего сородича! Нагло, подло, исподтишка, со спины! Напал - и убил.
  В глазах же Алцэса зажглось понимание. Он нахмурился и перевёл полный ярости взгляд на Крокута. Не обращая внимания на рассерженный гул голосов, Алцэс оттолкнулся от земли, и в следующий момент оказался возле главы клана.
  - Ты!- прорычал Алцэс, и Крокут отшатнулся в страхе.- Как ты посмел магичить? Как посмел вмешиваться в священную битву?
  Услышав это, сородичи шокировано замолчали, а в рядах кланов произошло шевеление. Наконец, к Алцэсу подошел старейшина одного из самых больших и уважаемых кланов.
  - Вы сказали, что Крокут вмешался в схватку? - напряженным голосом спросил он.
  - Да,- Алцэс даже и не подумал отводить полный ненависти взгляд от перепуганных глаз главы клана.- Мой сын заметил, как этот лживый и скользкий червь запустил в мою сторону камень, после чего силы на некоторое время оставили меня и я упал.
  - Взять его,- спокойным тоном приказал старейшина, и несколько молодых самцов тут же подскочили к бывшему главе. Тот, наконец, очнулся и попытался сбежать. Но был тут же повален на пол.- И,- старейшина перевёл свой взгляд на Каракала, всё ещё стоявшего на негнущихся лапах у мертвого тела бывшего вожака.
  - Не позволю!- грозно рыкнул Алцэс, правильно истолковав взгляд старейшины.
  - Ну,- заколебался тот.- Если вы дадите гарантию, что он не сбежит до суда?
  - Не сбежит,- уверенно ответил глава.- Ему ещё предстоит доказать, что сегодняшняя победа над Агвантибо не была случайностью.
  
  .............
  
  Как Диази выбиралась из потайной комнаты наружу, она толком и не помнила. Мысли в голове крутились только вокруг одной цели - предупредить своего друга. Она даже не пыталась анализировать полученную информацию. Главное предупредить, а уж там они всё выяснят. Что-то придумают, и выяснят. Все вчетвером.
  Солнце стояло в зените, лес был наполнен зеленоватым светом. Лучи отражались от листьев, насыщая воздух мимолётными яркими бликами. По древесным тропам прогуливалось совсем мало фей. Некоторые попрятались от полуденного солнца, некоторые помогали цветам, связанным с ними духовной нитью, избавляя их от жажды, делясь, если надо, жизненной энергией. Радужный предел был уникальным местом. Деревья здесь росли на значительном удалении друг от друга, чтобы давать доступ свету и сосуществовать в мире с цветами, растущими на земле. Но в то же время каждый древесный гигант сплетался своими ветвями в дружеском рукопожатии с деревом соседом. Это создавало невероятный контраст подсвеченной солнечным светом зелени в вышине и разноцветным, стелящимся на многие километры ковром на земле. С этими деревьями феи существовали в симбиозе. Хранители избавляли их от мелких паразитов, лечили их болезни. Взамен эти гиганты позволяли им устраивать жилища внутри себя.
  Диази долго бегала по древесным тропам, перелетала с дерева на дерево, в поисках своих друзей. Потом немного успокоилась и, проанализировав ситуацию, отправилась к Забытому буку. Это дерево привечало исключительно крапиву, не позволяя расти у своих корней иным растениям. Именно поэтому там было всегда так мало народу, ведь своенравное дерево также не давало создавать жилища внутри себя. Но мало кто знал, что Бэлл как-то сумел с ним договориться, и семь лет назад у них появился собственный домик. Камомила тут же наколдовала в нём волшебные огоньки, Диази же озаботилась собственной библиотекой. А склонный разводить таинственность на ровном месте Ирис, организовал в одной из комнат 'тайный' склад со всякой всячиной.
  Расчёты феи оказались верны. Друзья были неподалёку от Забытого бука, возле ручейка, протекающего в стороне. Камомила с Ирисом, как всегда, о чём-то оживлённо спорили. Бэлл медитировал. До заката оставалось менее трёх часов.
  - Нашла,- выдохнула раскрасневшаяся от долгих поисков Диази. И тут же начала трусить за плечё Бэлла, не обращая внимания на удивлённые возгласы остальных.- Ну же, давай. Очнись. Это важно.
  - Ты что, с ума сошла?- выкрикнул Ирис.- Нельзя же так резко из транса выводить!
  - Времени нет,- отмахнулась фея, сфокусировав внимание на начавшем приходить в себя Бэлле. Наконец, взгляд его стал более осмысленным.
  - Диази?- выдохнул фей.
  - Наконец-то,- облегчённо вздохнула она, потом огляделась в поисках остальных.- Кама, иди сюда поближе.
  - Головку напекло,- с деланным беспокойством покачал головой Ирис.- Кама, плесни в неё холодной водой. Говорят, помогает.
  - Нет, ты меня выслушаешь,- обожгла его злым взглядом фея.- Молча и не перебивая. Времени мало.
  Бэлл растерянно посмотрел на подругу, всё ещё не отойдя от внезапного пробуждения. Ирис так и не утратил свой скептический настрой. Только Камомила глянула на Диази долгим, оценивающим взглядом, кивнула своим мыслям и поставила купол тишины. Ирис удивлённо расширил глаза и попытался что-то сказать, но Кама тут же шикнула на него, и ободряюще улыбнулась подруге.
  - Ну и что?- пожал плечами Ирис, когда Диази закончила свой рассказ.- Советники и правитель что-то напортачили, сами же и исправят. Впервой что ли? К тому же я так и не понял, как ты умудрилась подслушать этот разговор.
  - Ты что, слепой?- закричала Диази.- Уже месяц что-то непонятное происходит! Месяц! И, судя по услышанному, они не только не смогли исправить ситуацию, но и усугубили её.
  Бэлл с Ирисом многозначительно переглянулись. Глаза Камомилы подозрительно сузились.
  - Что-то вы темните, ребята,- зловещим голосом предположила она.- И давно уже.
  - Нууу,- несмело начал Бэлл, скосив глаза в сторону Ириса.
  - Пошли отсюда, Диази. Наши мальчики решили поиграть в секреты. Зачем мы теперь им? Пускай сами свои проблемы решают,- начала нагнетать обстановку Камомила, в надежде раскрутить Ириса на так давно скрываемую информацию. Но Диази покрутила головой.
  - Ты не понимаешь. Если провидец Дурман в такой панике, что потерял представление о том, что надо делать, значит, дело касается равновесия. А если так, то Бэлла просто поставят перед фактом, и никуда он не денется. Но если мы узнаем все обстоятельства, то он сможет выполнить задачу на своих условиях.
  - Какое равновесие?- замахал руками Ирис.- Мы же даже ещё не вошли в возраст наставников.
  - Ну да,- немного скандальным голосом, начала Диази,- это ведь не останавливало наших, когда они отправляли навстречу Хаосу принцев и прин... принцесс.
  Воздух застыл в груди у Диази, глаза в ужасе расширились. Детали головоломки из хаотично крутящегося вихря, дисциплинировано застыли и выложили в её сознании разгадку.
  - О, Создатель! Бэлл. Деревья. Северо-восток, да?
  Бэлл судорожно вдохнул воздух, а Ирис закашлялся от неожиданности.
  - Диази, что случилось?- испуганно спросила Камомила.
  - Хаос. Он вернулся. И принцесса не справилась.
  
  Глава 3
  
  - Я больше не буду сражаться,- упрямо повторил Каракал. Отец посмотрел на него испытывающим взглядом.
  Сразу после того, как они выбрались из пещеры Свершений, глава прогнал из их жилища семью, чтобы серьёзно поговорить с сыном.
  - Ты хоть понимаешь,- прервал, наконец, тишину Алцэс,- что по традиции нашего народа, тот, кто победил предыдущего вожака, наследует его пост?
  - Я?- испуганно пролепетал Каракал.- Я не победил! Я же... это он от неожиданности позволил мне провести эту атаку. Он же стоял спиной ко мне. И... и победу уже праздновать начал! Он расслаблен был, а я... я...
  - Прекрати,- рыкнул отец.- Такие как Агвантибо никогда не теряют бдительность. Ты этого ещё не понимаешь, но у опытного бойца чувства натренированы так, что он замечает и видит всё. Вне зависимости от ситуации и обстановки.
  - Но...
  - Я тут поспрашивал, ну и кое-что сам увидел,- прервал его глава.- Ты преодолел расстояние к центру арены всего лишь в два прыжка и за несколько стуков сердца. Последний твой прыжок был таким мощным, что увлёк и тебя, и вожака, протащив практически к самому краю арены. И при этом, твоя реакция оказалась достаточно быстрой, чтобы в прыжке ты смог прочно вцепиться зубами и когтями в шкуру противника и не слететь при падении. А если тебе и этих доводов мало!- возвысил голос отец. Затем, немного поколебавшись, закончил.- Я ни разу не видел и не разу не слышал, чтобы кто-то из наших сумел в поединке сломать сородичу кость. Считалось, что это невозможно.
  Каракал шокировано посмотрел на отца. Полученная информация не желала укладываться у него в голове.
  - Ты сильнее меня, сын,- нехотя констатировал Алцэс.- И хоть во время сегодняшнего собрания я тоже буду сражаться за место вожака, но...
  - Не хочу,- глухо сказал юноша.
  - Ты хочешь отступиться от традиций?- рыкнул глава.- Хочешь быть изгоем? Ты хоть понимаешь, что такие выводы, которые сделал я, смогут сделать только очень опытные бойцы. А их немного. Остальные же посчитают тебя выскочкой. А выскочки долго не живут. Принять участие в борьбе за звание вожака необходимо. Тогда ты изменишь свой статус в достаточной мере, чтобы в будущем не возникло проблем.
  - Я не хочу убивать!- закричал Каракал.
  - А это и не обязательно,- качнул головой Алцэс.- На самом деле в пещере Свершений убивают редко.
  - Но я убил! Убил исподтишка, как трусливый, скользкий...
  - Молчи!- не выдержал отец.- Ты спас мне жизнь. Раскрыл заговор. Ты был в своём праве, тот камешек уже изучили и слова твои подтверждены. Крокут приговорён к смерти и убит. Нашему клану больше никто не угрожает. Ты спас нас всех.
  - Убит?
  Как не старался глава, но в голове у сына задержалась только одна фраза. И она сдавила воздух в груди у Каракала, будто на него надвинулись стены пещеры Созидания, в которую уходили умирать старики. За одни, неполные сутки он убил двоих!
  - Думай,- наконец сказал Алцэс.- Я оставлю тебя здесь одного. Никто больше сюда не зайдёт до урочного часа. Решение за тобой. Никто не способен сражаться, не имея на то воли.
  И Каракал остался один, абсолютно разбитый, придавленный переменами, так внезапно свалившимися на него. Мысли перескакивали с одного события на другое.
  Убивать не обязательно. В пещере Свершений убивают редко... Редко?
  Как бы не так! Он вспомнил ту ярость, помутнившую его разум, заставившую убивать. Вспомнил, с каким удовольствием и самоотречением он ей отдался. Он напал и был готов убивать. Искра разума затуманилась животным инстинктом. Он ни о чём не думал, растворившись в желании рвать, терзать врага, посмевшего так низко нарушить правила честного боя. Мог ли он тогда обуздать свою ярость? Мог сопротивляться животному инстинкту?
  Нет. Не мог. А вдруг его опять скрутит? Он же ненормален! Два трупа за неполные сутки! Иные главы за десятилетие столько соперников не убивают. А ещё Фелис...
  Семья отказалась сразу покинуть жилище. Они всё выспрашивали отца о причине его поведения. Алцэс долго огрызался, но всё же сопротивляться не смог и вкратце рассказал о произошедшем.
  Все смотрели на Каракала с удивлением и гордостью. Одна лишь Фелис бросила на него взгляд полный недоверия и боли. Ведь братишка ей всегда говорил, что убийство не выход. Что даже поединок не решит проблем - ведь сила далеко не всегда означает ум.
  Воспоминание о Фелис принесло физически ощутимую боль. Не в силах усидеть на месте, юноша начал метаться по пещере. А мысли его приобрели совсем неожиданный оборот.
  Он опасен. Его ярость проявилась в первый раз, а вдруг это какая-то болезнь? Вдруг с каждым разом он всё больше будет превращаться в животное. А потом пойдёт убивать всех подряд и среди них может оказаться Фелис. Ему нельзя драться. Нельзя, иначе...
  Надо бежать. Да, только тогда никто не пострадает. И отец избавиться от лишней проблемы. Он ведь итак сражаться откажется, если захочет остаться. А изгои в клане это плохо, они вредят репутации. И если его не станет, то проблема рассосется сама собой.
  Каракал потрусил головой, успокаиваясь. Потом несмело выглянул наружу. Отец сдержал обещание. В тоннеле, поблизости от жилища, никого не было. До урочного часа оставалось достаточно времени. Он успеет скрыться и его никто не найдёт. В туннелях легко запутать следы. А там... Если не погибнет в лабиринте, то...
  Старик Овл рассказывал, что во внешнем мире живут мудрые и они знают всё об этом мире. А вдруг... Вдруг у него получиться? Получиться их найти? Поговорить? Пожалуй, они единственные, кто может помочь.
  Самоуговоры помогли. В сердце Каракала зажглась надежда. Он ещё раз внимательно исследовал своим звериным чутьём туннель, и побежал, надеясь успеть отбежать достаточно далеко, чтобы в будущем поиски сородичей не увенчались успехом.
  
  ..............
  
  Спор едва не разгорелся с новой силой. Диази сначала пыталась отвечать на вопросы, но потом поняла, что у них мало времени.
  - Хватит,- наконец прервала она поток вопросов.- Надо спешить. Собрание скоро начнется, а нам ещё надо пробраться в приёмный зал.
  - И как же мы это сделаем?- язвительно спросил Ирис.
  - Кама, ты сможешь нас провести заклинанием единения с древом?
  - Подруга, ты полна сюрпризов,- нахмурилась Камомила.- Когда выберемся из этого Хаосом проклятого заседания, тебе придётся ответь на ОЧЕНЬ много моих вопросов.
  - Так сможешь или нет?- в нетерпении повторила Диази.
  - Ну, думаю да. Но лишь только в одном направлении. На обратный путь сил у меня уже не останется,- нехотя ответила она.
  - Что-нибудь придумаем. Возьмёшь с собой еды, вдруг получиться восстановить силы?
  - Ты?- совершенно опешила подруга.
  - Времени мало. На складе должны быть сушеные фрукты,- прервала её Диази. Бэлл, с серьёзным выражением лица, кивнул и полетел в сторону забытого бука.
  - Почему ты считаешь, что речь идёт о Хаосе?- не стерпел Ирис.
  - Вспомни легенду о равновесии,- отмахнулась Диази, после чего подхватила под локоток абсолютно выбитую из колеи Камомилу и они полетели в сторону тысячелетнего дуба. Услышав, что Ирис летит за ними, не отставая, фея обернулась и добавила через плечо.- Но знаешь, лично я буду молить Создателя о том, чтобы все мои выводы были ошибочны. Даже если это будет означать, что до конца жизни ты будешь тыкать меня носом в эту ошибку.
  Лицо Ириса удивлённо вытянулось, а щёки моментально вспыхнули. Диази открывалась ему с абсолютно новой, неожиданной стороны. Тихая, немного замкнутая фея превратилась в волевую и довольно острую на язык особу. Но от стереотипов было избавится не так то просто, поэтому фей отмахнулся от своих мыслей, сосредотачивая их на предстоящем приключении.
  Через какое-то время их нагнал Бэлл с довольно внушительных размеров сумкой на плече. Камомила скосила на него глаза, и предложила добираться до тысячелетнего дуба пешим ходом. Крылья фей не могли длительно выдерживать такие нагрузки. Остальные согласно кивнули, и повернули в сторону древесных дорожек.
  Полуденная жара уже давно спала и жизнь в радужном пределе закипела с новой силой. Слышались песни, на одной из полян группа молодых фей творили цветочную картину. Бэлл был очень напряжен, он хмурился и старался идти как можно быстрее. Ирис постоянно дергался, оглядываясь по сторонам. Даже всегда невозмутимая Камомила со временем начала поддаваться общему настроению.
  - Да успокойтесь вы!- не выдержала Диази.- По вашим лицам даже последний дурак сможет прочитать - эти трое что-то замышляют. Расслабьтесь.
  - Легко сказать,- огрызнулся Ирис.- Мы же у всех на виду!
  - Вот и постарайся не выделяться из толпы.
  После этих слов фея затеяла шутливый разговор с Камомилой, тихо посмеиваясь и усиленно жестикулируя. Кама сразу уловила суть игры, и с лёгкостью подхватила заданный подругой тон беседы. Бэлл, глядя на них, расслабился и впал в свое обычное, задумчивое состояние. Но Ирис, сам не зная почему, начал злиться. Ведь уже второй раз за день его одёргивала та, которую он всегда считал глупенькой и неуклюжей.
  Наконец в пределах видимости появился тысячелетний дуб. Бэлл прислушался к чему-то неведомому, а потом учтиво поклонился величественному гиганту, раскинувшему свою пышную гриву ветвей на многие десятки метров.
  - Кама, а если дерево не сопротивляется, тебе заклинание будет легче даваться?- внезапно спросил Бэлл.
  - Да,- немного удивлённо ответила Камомила.
  - Знаете, это странно,- нервно кусая губу, сказал Бэлл.- Но, похоже, тысячелетний дуб на нашей стороне.
  - Что?- опешила Диази.
  - Не сейчас,- прервал разговор Ирис, подхватил под руку Каму и первым шагнул в овальное отверстие в коре гиганта.
  В следующий миг они оказались в просторном коридоре, заполненном светящимися шариками. Это помещение отличалось от иных подобных наличием картин, на которых были изображены правители прошлого по левой стороне стены, а принцы и принцессы, вступившие в борьбу с Хаосом - по правой стороне. Кисть талантливого художника в одно мгновение была способна погрузить зрителя в прошлое народа фей. Глядя на эти произведения искусства друзья неосознанно затаили дыхание.
  - Сколько раз здесь бывала, но всё равно каждый раз мне эти картины внушают какой-то непонятный трепет,- прошептала Диази.
  - Слушай, а ведь если ты права,- внезапно подал голос Бэлл.- То это означает, что род правителей прервался.
  Ребята вновь погрузились в молчаливое раздумье, шокированные внезапно открывшейся истинной. Что же теперь будет дальше?
  - А может Диази ошиблась?- спросил Ирис, чуть не добавив 'как всегда'. Но вовремя прикусил язык.
  - Надеюсь,- дрожащим голосом ответила Кама.
  Наконец они достигли конца коридора и остановились перед огромной, резной двустворчатой дверью. На ней были изображены сцены из обыденной жизни фей с окантовкой из вьющихся цветов, а так же некоторые волшебные существа. Почему-то с особой любовью автор этой древесной картины отнёсся к русалкам.
  - Ну что ж,- выдохнула Камомила, собираясь с мыслями.- Древесная магия у меня не очень получается, но...
  И, сделав последний шаг, фея прикоснулась к двери сначала ладонью, а потом щекой. Но уже через несколько секунд отшатнулась от неё и удивлённо пробормотала.
  - Она открыта,- потом голос её окреп, стал смелее.- Нет, это же надо! Закрыть забыли.
  Поверив в это, фея облегчённо засмеялась. Ведь она была не уверена в том, что у неё все получиться, создавая лишь видимость веры, чтобы раньше времени не расстраивать остальных. Ирис сделал шаг, толкнул створку и та легко поддалась.
  - Вот это да,- выдохнул он, первым просачиваясь в приёмный зал. За ним тут же последовал Бэлл.
  - Подозрительно,- недоверчиво прищурилась Диази, но в следующий миг Камомила за руку втащила её внутрь.
  - Поищите место, где мы могли бы спрятаться и без опаски подслушать собрание.
  Отражаясь от стен гигантского зала с куполообразным потолком, понеслось эхо одобрительных и немного раздраженных откликов. Друзья тут же разбрелись по залу, в поисках укрытия. Диази сделала шаг и тут же споткнулась о мягкий, выложенный мхом стул, которых в приёмном зале стояло множество.
  - Сюда,- внезапно послышался тихий зов Бэлла.
  Фей добрался уже до другого конца зала, где находилось небольшое возвышение с высокими, мягкими креслами для правителя и его советников. Бэлл находился сразу за креслами, к чему-то прислушиваясь.
  - Тысячелетний дуб говорит, что здесь есть потайная комната.
  - Повезло,- выдохнул Ирис.
  - Это жилище всё истыкано подобными комнатами,- небрежно отмахнулась Диази, затем привычно нарисовала знак бесконечности, приложила символ открытого пути и тут же провалилась сквозь стену. Друзья удивлённо переглянулись и шагнули вслед за ней.
  Тайная комната была небольшой, полностью устланной мягким мхом. Мебель здесь отсутствовала напрочь, но не растерявшаяся Диази села прямо на пол и приготовилась ждать.
  - Рассказывай,- потребовала Камомила, усевшись рядом с подругой.
  - Скоро собрание начнётся, а акустика в зале просто невероятна.
  Кама тут же пошевелила пальцами, накладывая купол тишины.
  - Фонить будет,- усомнилась Диази.
  - Не будет,- вставил веское слово Бэлл, который тоже с немалым интересом поглядывал на подругу, открывшуюся сегодня совсем уж с неожиданной стороны.- Тысячелетний дуб обещал помочь.
  - Да что рассказывать?- небрежно отмахнулась Диази.- Просто я много интересных книг прочла, вот и всё.
  - Угу,- усомнился Ирис.- И разговор между провидцем Дурманом и третьим советником ты тоже чисто случайно подслушала.
  - Случайно. Я тогда тайком пробралась в тайную библиотеку провидца, вот так и получилось.
  - Врёт и не краснеет,- сокрушенно покачал головой фей.
  - Слушай, а по поводу Бэлла,- поспешила вмешаться Кама, пока дело не дошло до конфликта.- Его ведь...
  Но договорить она так и не успела. Послышался шум, вскоре разделившийся на множество голосов. Совет фей начался.
  
  ...........
  
  Единственную разумную вещь, которую догадался сделать Каракал - это задержаться подольше у озера, как следует напившись воды и хорошенько подкрепившись рыбой. Мало ли что его ожидает впереди? Немного передохнув, юноша опять припустил бегом по туннелям, через час покинув пределы территории клана, а через два - земли поселения. Вскоре он оказался на территории, до которой ни разу не добирался, хотя был весьма любопытен и в свободное время старался исследовать незнакомые места.
  Тревожным знаком стало то, что с каждым шагом, с каждой пещерой дичи становилось все меньше, а драгоценные камни светились всё тусклее. Его великолепное зрение вскоре перестало давать необходимые сведения и он каждый раз щурился, пытаясь, по своей давней привычке, изучить пространство до мельчайших деталей. Но вскоре каждый затемнённый угол стал напоминать чёрный провал входа в соседнюю пещеру. Передвижение Каракала замедлилось, а вскоре стало совсем неспешным. Около десяти часов он мотался по полутёмным переходам, пока не вышел к подземной реке. Всласть наевшись рыбой и хорошенько напившись, Каракал решил прилечь и немного отдохнуть, но незаметно для себя уснул.
  Сон без сновидений дал сознанию такой необходимый ему отдых. Каракал успокоился, разложил мысли по полочкам, желание бежать стало казаться донельзя глупым. Ну чего он может добиться этим своим поступком? Только зря поставит свою жизнь на кон, ведь даже сейчас он с трудом представляет, как попасть назад, к посёлку. Ещё день два столь насыщенного путешествия, и он заблудиться окончательно.
  Только упрямство и внутренний страх не дал повернуть Каракалу назад. Пещера, в которой протекала эта подземная река, оказалась хоть и огромной, но продолжения не имела. Каракал попал в один из многочисленных тупиков. Возвращаться до предыдущей развилки страшно не хотелось, уж слишком она была далеко, поэтому юноша решил исследовать каждый закуток пещеры, в надежде найти запрятанный от его глаз проход. И, к не малому его удивлению, у Каракала это получилось!
  В другом конце пещеры, так далеко, что даже не было слышно шума воды от реки, обнаружился неприметный лаз, частично прикрытый огромным валуном. Каракал подошел к нему и несмело обнюхал. Внутри лаза была такая темень, что по шкуре против воли пробежали мурашки.
  Возвращаться страшно не хотелось. Подавляя в себе предчувствие беды, юноша сначала просунул внутрь голову, всматриваясь в кромешную темноту. Потом сделал несмелый шаг, второй. И вдруг лапы его окунулись во что-то склизкое и противное. Каракал поскользнулся и, от неожиданности не сумев удержать равновесие, шлёпнулся на мокрый пол. Тоннель клонился вниз и юноша сначала неспешно, потом набирая всё большую и большую скорость, стал катиться вниз, собирая с каменного пола всю слизь и воду. Он пытался затормозить свое падение, цепляясь за стены когтями и тихо подвывая от страха. Но скорость скольжения уже была такова, что его попытки затормозить не увенчались успехом. Наконец, Каракал вылетел из туннеля, а в следующий миг понял, что падает. Сердце сжалось от страха, он издал испуганный крик, а в следующее мгновение упал в глубоководное озеро.
  Вода была ледяная. Отфыркиваясь и судорожно перебирая лапами, Каракал сначала застыл на месте, пытаясь понять, куда его занесло. Вокруг была такая непроницаемая темень, что он никак не мог определиться, в какую сторону плыть. Но боялся он напрасно. Берег оказался довольно близко. Обессиленный, перепуганный, он выбрался на твёрдую поверхность и лапы его подогнулись, а сознание поглотила тьма.
  Сколько он провалялся без сознания, определить было сложно. Может час, а может сутки. После его пробуждения тьма не стала менее непроницаемой, зато слух юноши обострился до предела.
  Первые минуты после пробуждения, Каракал всё никак не мог понять, что это за место и где он очутился. Все казалось кошмарным сном. Ему было страшно, холодно и мерзко. Хоть шерсть его подсохла, но воздух был слишком влажен, а от озера тянуло холодом. Дрожа всем телом, Каракал попытался понять, что ему надо делать дальше. Но осознание того, что зайдя в тот злополучный лаз, он навсегда потерял возможность повернуть назад, заставило его сердце сжаться.
  Он завыл, пронзительно и грустно, выражая несогласие с окружающей его реальностью. Проклиная свою глупость, прощаясь со всем, что он так любил. Только сейчас он осознал, что любил не только Фелис и мать. Столь же дорогим существом был для него отец. Даже зануда брат смог отвоевал частичку его сердца. Неужели он больше их не увидит? Не пройдётся по родным пещерам? Не насладиться мерцанием драгоценных камней? Он оплакивал все это. Боль постепенно переходила в глухую тоску, а тоска - сменялась апатией. Вскоре силы оставили его вновь, погрузив юношу в глубокий сон.
  
  Глава 4
  
  - Жители радужного предела. Хранители! Те, кто доказал мудростью своих суждений и поступков, что достоин принимать решения о будущем нашего народа. Сегодня нам предстоит принять тяжелое решение. Но, сперва!
  Старый фей, один из мудрейших жителей радужного предела, могущественный и гордый великий маг оглядел собравшихся, особо уделив внимание семейной паре, сидевшей во втором ряду справа и пытавшейся казаться незаметной, а потом, неожиданно, склонил голову.
  По приёмному залу прокатился удивлённый ропот.
  - Простите меня. Я не справился со своей задачей. Волею Создателя мне была дарована сила, в оплату которой я был обязан следить за сохранением равновесия в нашем мире. Чуть менее шестидесяти лет назад, принцесса и наша королева Фрезия отдала свою жизнь в борьбе с Хаосом, оставив нам лучик надежды, новорождённую принцессу Лили. Мы можем понять правителя Эдельвейса, у которого после смерти жены осталась лишь маленькая дочь, как утешение. Но оправдать меня, позволившего себе бездействовать, поддавшегося жалости, не проявившего в нужный момент твёрдость...
  Провидец Дурман запнулся и поднял голову. Он окинул взглядом притихших хранителей и, наконец, поделился с ними ношей тех знаний, которые долгое время нёс в одиночку.
  - Хаос вернулся. Он поглотил принцессу и правителя. Более того, его сила продолжает расти.
  Несколько фей судорожно вдохнули воздух. В глазах других читалась надежда, что всё вышесказанное - это неудачная, злая шутка. В зале поднялся испуганный, а от того по большей части злой, ропот.
  - Как могли ВЫ допустить это?- закричал Флакс, седьмой по силе маг в поселении.
  - Готов принять любое наказание,- покаянно опустил голову провидец.- Но всё же предлагаю отложить на некоторое время этот вопрос, обсудив сегодня возможный выход из этой ситуации.
  - Не говорите глупостей,- проворчал Люпин, глава совета магов, и в зале тут же установилась почтительная тишина. Тем временем, маг неспешно поднялся со стула, оправил складки на своем пёстром костюме и степенно поднялся на возвышение, остановившись рядом с провидцем.- Не возражаете?- обратился он к провидцу, иронично приподняв правую бровь.
  - Ни в коем разе,- хмыкнул Дурман, глядя в цепкие глаза мага.
  - Так вот, нечего заниматься самобичеванием,- криво улыбнулся Люпин.- В этой ситуации виноваты все мы. Лучше скажи, Великий маг, что ты предлагаешь?
  - Боюсь, моих знаний недостаточно для решения данной проблемы,- тяжело вздохнул провидец Дурман.- Но в Среброглавом лесу растёт одно дерево. В окружении своих внуков, раскинув свои мощные коренья на весь наш мир, оно пребывает там со времён сотворения мира.
  - Сумасшедший,- выдохнул кто-то.
  - Быть не может,- прошептали в толпе. Вновь поднялся недоверчивый, испуганный ропот.
  - Тихо,- негромко сказал Люпин и гомон тут же прервался.- Насколько вы можете быть уверены, что ваши книги не лгут?
  - Я уверен в этом,- склонил голову к плечу провидец.
  - Гм,- маг устало закрыл глаза. Все черты его лица обострились.- Первое творение Создателя, значит? Но мы не способны распознать язык деревьев. Мы даже не всегда можем понять наших братьев Эров и Райндов.
  - Именно это стало тем обстоятельством, которое помогло мне выбрать путь в эти нелёгкие времена,- взор провидца обратился в сторону родителей Бэлла.- Ведь в нашем поселение есть тот, кто понимает язык зверей, трав и деревьев.
  - Тот лжец?- вновь не выдержал Флакс.
  - Ясно,- обозначил улыбку Люпин.- Флакс, ты будешь его сопровождать. Так от тебя будет больше толку.
  - Что?- растерянно выдохнул фей.
  - Мальчик мой,- из глаз матери Бэлла брызнули слёзы.
  Провидец тут же оказался возле неё, положив руку на плечё феи.
  - Не бойтесь, Роуз. Ему всего лишь надо будет спросить совета. И передать ответ нам.
  Но мать Бэлла не ответила, спрятав лицо на плече у мужа. Тот пригладил её мягкие, светлые волосы и с надеждой посмотрел на провидца.
  - Вы ведь обеспечите его охраной? Чтобы он дошел?
  - Я сделаю всё, что в моих силах.
  - Итак!- взял дело в свои руки Люпин.- Нам требуется для путешествия маг, следопыт и целитель. Ну, маг у нас уже есть,- ощерился глава, бросив взгляд на всё ещё не пришедшего в себя Флакса.- А остальные... Прошу предлагать кандидатуры, но, пожалуйста, с объяснениями. Вдруг они окажутся непригодными.
  Пошел новый виток совещания. Общими усилиями были избраны феи, которые будут сопровождать Бэлла. Некоторые вызвались сами, дополнив отряд. Наконец, споры стали утихать, верхний свет погас, а в зале совещаний установилась оглушающая тишина.
  В потайной комнате царило молчание. Друзья растерянно смотрели на Бэлла. Он был бледен, в широко распахнутых глазах читался крик.
  - Я не хочу!- выдохнул он.- С ними! Не хочу.
  По телу его прошла дрожь, он прокусил губу до крови, чтобы доказать себе, что это сон. Но не помогло. Он не проснулся. И не успокоился.
  - Я пойду с тобой,- твёрдо сказал Ирис, положив руку на плечё другу.
  - Я не смогу идти с ними,- уже более спокойным голосом сказал фей.- Я... я ненавижу их.
  - Ну, магическую поддержку могу дать я,- деланно беззаботным тоном сказала Камомила.
  - Послушайте,- деревянным голосом сказала Диази.- Я поддержу вас, какое бы вы решение не приняли. Но прежде чем что-то решать... Бэлл, есть долг, а есть ДОЛГ. Первое, это когда ты, к примеру, обеспечиваешь сохранность того вида цветов, который связан с тобой духовно. Но это и понятно. Исчезнет он - исчезнешь ты. Но второе... принимая какое либо решение сейчас, мы решаем судьбу не только народа фей, а всего нашего мира.
  - Мы готовы к трудностям,- набычился Ирис.
  - Да? Даже к тому, что ты умрешь? Утратишь себя? Утратишь разум? Сам отправишься в пасть безумию, зная, что если этого не сделаешь, то все погибнут. ПОТОМУ ЧТО ТАК НАДО!
  Друзья в удивлении смотрели на раскрасневшуюся фею. Диази всю трясло, всегда аккуратно заплетённая коса растрепалась, глаза горели решительностью.
  - Ди,- несмело сказала Камомила,- провидец Дурман сказал, что надо только добраться до Древа Предтеч и спросить совета. А ответ передать им. Это не должно быть так опасно.
  - Внешний мир непредсказуем,- более спокойным тоном ответила Диази.
  - Ты не понимаешь,- дрожащим голосом сказал Бэлл.- Этот Флакс. Когда я сказал ему, что слышу голоса деревьев, он проверил меня на наличие магических способностей. А, не обнаружив таковых, обозвал лгуном. Потом, чтобы обуздать мою гордыню и жажду внимания, он натравил на меня всех моих сверстников! Если бы вы тогда не заступились за меня, то я бы...- фей прервался, сглотнув ком в горле.- А целительница Аквилегия. Когда я сказал ей, что туман, облака, лёд и снег есть суть одно вещество, она сочувственно покивала головой и признала меня умственно отсталым!
  - Так крепка ненависть?- тихо спросила Диази.
  - Да,- еле слышно ответил Бэлл.
  - Я с тобой,- ответила фея, крепко сжав ладонь друга.
  
  ......
  
  - Ты доволен собой? Поправший собственные принципы. Безымянный раб чуждых традиций.
  Легкие горели огнём. И было непонятно, открыты глаза или нет, ведь тьма поглотила не только его сны, но и реальность. Но вскоре он понял - глаза открыты, ведь в десяти шагах от него стал клубиться чуть светлый туман. А оттуда звучал голос...
  Каракал так давно не слышал родной речи и был так одинок в этой кромешной тьме, что должен был бы обрадоваться непонятно откуда явившемуся собеседнику. Но с первым звуком этого голоса, юноша понял, что предпочёл бы утонуть в подземном озере, захлебнувшись ледяной водой, только бы не слышать его.
  - Думаешь, своим поступком ты избавил родных от лишних неприятностей?
  Каракал захрипел и попытался отползти от тумана, но сил на это совершенно не хватало. А туман вдруг стал сгущаться, приобретая вес и форму. И вот навстречу ему ступил Агвантибо. Расширенные зрачки превратили глаза вожака в отражения мрака, провал вместо шеи не позволял забыть, что он мёртв. Шерсть его свалялась, больше не лоснясь здоровым блеском, будто Агвантибо сбежал из пещеры Созидания, чтобы не дать своему убийце прожить спокойную жизнь.
  - Твой отец поручился за тебя, маленький гадёныш,- довольно ощерился вожак.- Ох, какое разочарование его ждёт,- поцокал языком бывший вожак, и зло добавил.- Его сын - трус!
  Каракал болезненно заскулил, пытаясь зажать лапами уши, но всё равно услышал безумный смех Агвантибо.
  - Прекрати. Пожалуйста,- прохрипел он.
  - Ты сам себя наказал. Сам...
  Зажмурив глаза, чтоб не видеть, зажав уши, чтобы не слышать. Дрожа всем телом от холода и хрипя от сковавшего легкие жара, он лежал и желал вернуть всё назад. Желал, чтобы всё оказалось страшным сном. Но, не смотря ни на что, реальность упорно не желала меняться.
  
  ......
  
  - На складе всё есть, надо как можно скорее собраться и бежать,- шагая задом наперёд по древесной тропе, говорил Ирис.
  - Настолько хорошо видишь в темноте?- усомнилась Диази.
  - Кама поможет,- беспечно отмахнулся фей.
  - Эй, у меня на всю ночь не хватит энергии!- возмутилась Камомила. Потом смущенно закончила.- Я довольно слабый маг.
  - Не знаю как вы,- упрямо сказала Диази.- Но я хочу напоследок повидаться с родителями. Мало ли...
  - Они тебя вычислят!- поджал губы Ирис.
  - Ну, ты можешь домой не заходить, а переночевать в забытом буке, раз так не уверен в своих актёрских способностях.
  - Когда ты стала такой язвой?- повысил голос Ирис.
  - Сразу после того, как ты стал тупить,- не растерялась Ди.
  - Эй-эй,- придержала разъяренного Ириса на месте Камомила.- Вы как лиры в брачный период.
  Бэлл фыркнул в ладоши, а потом не выдержал и тихонько рассмеялся. Диази и Ирис синхронно покраснели, но перепалку прекратили, довольные уже тем, что у Бэлла наладилось настроение.
  - Значит так,- взяла дело в свои руки Кама.- Бэллу домой нельзя. Родители его всё знают, потом накладки могут возникнуть. Я маме соврать не смогу,- опустила она взгляд.- Она иногда читает меня, как открытую книгу. Так что я с Бэллом остаюсь в забытом буке и собираю вещи в дорогу. Ирис, ты как?
  - Я тоже заскочу домой,- обижено буркнул фей.
  - Встречаемся у забытого бука,- подвела итоги Камомила,- выступаем с первыми лучами солнца. Если кто проспит - в пролёте.
  При последних словах Кама скосила взгляд на Ириса, но тот, слава Создателю, ничего не заметил.
  Это была долгая ночь. Для Ириса, который вспоминал все прочитанные в детстве и юности легенды, и представлял себя на месте их главных героев.
  Для Диази, которая наступила на горло своим принципам, поставив во главе угла дружбу вместо долга. Которая полночи сражалась со стыдом, сочиняя два письма - учителю и близким.
  Для Камы, которая оказалась честнее всех, просто искренне любя и ценя своих друзей. Которая раз в жизни сделав свой выбор, готова была придерживаться его до конца.
  А ещё, всю ночь не спал Бэлл, который вспоминал своё детство. Свой позор и одиночество. А так же тот миг, когда за него вступились эти трое. Имел ли он право после всего, что они для него сделали, требовать от друзей ещё и рисковать своими жизнями? Имел ли он право подбивать их на предательство своего народа? Ведь Бэлл прекрасно понимал - их побег иначе как предательством не сочтут. Но...
  Где-то глубоко в душе почему-то возникало ощущение, что всё идёт своим чередом. И кто-то великий. Кто-то, кто выше их понимания, уже давно всё за них решил.
  
  ......
  
  Когда Каракал проснулся в следующий раз, Агвинтибо уже исчез. Освещающего пространство тумана тоже не было, но подземное озеро стало испускать лёгкое свечение. Это свечение было таким слабым, что абсолютно не помогало ориентироваться в темноте, но всё же являлось неким ориентиром. Слух и обоняние обострились до такой степени, что даже слабый, до конца не оправившийся после горячки Каракал, мог с лёгкостью сказать, что в озере рыбы нет. А так же у него появилась уверенность, что если он отойдёт от источника освещения слишком далеко, то, хоть в пространстве ему и будет тяжело ориентироваться, но в стены врезаться Каракал не будет.
  И вообще, с каждым часом приходило понимание, что надо что-то делать. Воды вокруг, конечно, на весь клан хватило бы. Но голод ведь тоже надо удовлетворять! К тому же бездействие заставляло его вспоминать. Мысли и чувства сводили с ума, а подавлять их становилось всё тяжелее.
  Вот так он и решил, полежав немного в уголке, что в его посёлок явно ведёт не один ход и при желании можно найти другие пути. В общем, уговорить себя рискнуть и стронуться с места не составило труда. Напившись напоследок воды впрок, Каракал поднялся на ослабевшие, но всё такие же сильные лапы, и побрёл в темноту, стараясь не отдаляться от стены слишком далеко, чтобы впоследствии не наматывать круги в лабиринте пещер, заблудившись во мраке.
  Шло время. Здесь, в этом бесконечном мире темноты, было сложно определить, как долго ты идёшь. Усталость нарастала, появилась жажда. А он всё шел вперёд, еле переставляя лапы, пока не рухнул без сил.
  Сумбурный, полный страшных видений, сон не снял усталость. Жажда усилилась, а голод стал невыносимым. Каракал еле заставил себя подняться на лапы и продолжить свой путь.
  Шло время, он засыпал ещё несколько раз. В голову постепенно проникла и укоренилась мысль, что он так и умрёт от голода и жажды посреди чёрного мира пещер. Но юноша был так измождён, что эта мысль прозвучала в его голове как констатация факта, не вызвав в душе ни паники, ни страха. Он даже не сразу понял, что в окружающий мир вновь ворвался свет. А когда осознал этот факт, сердце его от радости пропустило удар.
  Вода! Благословенная жидкость, отдающая на удивление пряным вкусом живой рыбы. Он нашел её, подземную реку, издающую неровное свечение, дающую надежду на то, что он сможет выбраться из этой передряги живым.
  
  .........
  
  В небе угадывался намёк на рассвет. Было всё ещё темно, но древесные тропы освещались хорошо в любое время суток. Отягчённые внушительного размера сумками, друзья покидали родные края, нервно оглядываясь по сторонам, будто прокравшиеся в чужой дом воришки. И хоть чужое присутствие сразу бы заметили деревья, тут же предупредив о нём Бэлла. Но каждый шорох отдавался у ребят нервным стуком сердца в груди.
  Когда серая мгла предрассветного времени окрасилась в багровые тона первыми лучами солнца, они покинули радужный предел. Казалось бы, всё тот же лес вокруг, но цветы на земле не выложены в пёстрые картины, что до трепета радуют глаз. А деревья растут как попало, не считаясь с мнением трав, цветов и животных. Ступив за пределы поселения, друзья, не сговариваясь, синхронно обернулись и некоторое время молча стояли, прощаясь. Но вскоре продолжили путь в тревожном молчании.
   Один лишь Ирис молчал не потому, что переживал, а потому, что страшно не выспался. Когда схлынула утренняя прохлада, фей приободрился достаточно, чтобы затеять шутливый разговор с Камомилой, чем страшно раздражал Диази. Вдобавок ко всему, через час фей начал ныть о том, что страшно голоден.
  - Мы только второй час как в пути!- возмутилась Кама.
  - Но я не завтракал!- по-детски наивно удивился Ирис. В его пронзительно синих глазах отразилось непонимание, как Камомила могла вообще допустить мысль о путешествии на голодный желудок.
  - Твои проблемы,- отмахнулась фея, чем обрекла себя и остальных на двухчасовую головомойку.
  - Достал,- сквозь зубы пробормотала Диази, страшно завидуя крепости нервов флегматичного Бэлла.- Скоро должна быть развилка, там и перекусим.
  Это известие успокоило Ириса, так что на поляну со старушкой грушей они вошли в относительно миролюбивом состоянии. И тут же столкнулись с довольно серьёзной проблемой. Ведь друзья ни разу не уходили за пределы поселения и собирать вещи в длительный поход не умели.
  Практичный Бэлл взял с собой исключительно одежду, не озаботившись продуктами питания. Ирис бросился в другую крайность, взяв с собой исключительно еду, но скоропортящуюся. Кама положила из еды только небольшой пакетик лесных орехов, а одежду подобрала не с позиции её практичности, а исключительно по её эстетическим качествам. Одна лишь Диази прежде чем собирать сумки, прокрутила у себя в голове ситуации, в которые они могут попасть, и сложила все те вещи, которые сочла полезными. Она и подумать не могла, что друзья будут воспринимать их путешествие как некое хоть и опасное, но всё же приключение.
  В общем, поглядев на весь этот бардак, фея почла за благо на некоторое время удалиться, чтобы немного остыть. Друзья же столпились возле старенькой груши, активно что-то обсуждали.
  - Что там у вас?- наконец не выдержала Диази, присоединившись к остальным.
  - Указатель,- просветила её Кама.
  И действительно, на коре старой груши древесной магией была сделана надпись.
  - А о чём спорите?- не сразу поняла фея.
  - Тут символы какие-то странные,- ответил Ирис.
  - Это старое обозначение сторон света,- просветила его Диази.- Написано здесь следующее. Восток - озеро Аргх, запад - озёрный край, юг - радужный предел, север - Сумрачный лес.
  - Ага,- кивнул своим мыслям Ирис.- Значит, нам на восток идти надо.
  - Да ты что!- возмутилась Диази.- Там же тупик. Нельзя туда, надо к озёрному краю двигаться.
  - Почему бы не пройти через Сумрачный лес? Можно попробовать договориться. Среброглавый лес ведь на севере,- поинтересовался Бэлл, но на него посмотрели как на самоубийцу, даже не став себя утруждать ответом.
  - Слушай, ты же тоже в школе училась,- раздраженно сказал Ирис.- ТАМ нам рассказывали, что самый практичный обходной путь лежит через озеро Аргх.
  - Их данные устарели!- начиная немного паниковать, закричала Диази.- Пять лет назад случились многочисленные обвалы и оползни. А потом там всё густо заросло колючим кустарником. Тот путь стал непроходимым!
  - Что-то у тебя в последнее время все врут,- разозлился Ирис.- Одна ты белая и пушистая, непонятно откуда черпаешь свои знания.
  Диази хотела было возразить, но её прервала Камомила.
  - Он прав. Ты слишком многое скрывала,- сказала подруга, старательно отводя взгляд.- Мы не знаем, насколько можно доверять твоим знаниям.
  - Короче, ты как хочешь, а мы все пойдём на восток,- поставил точку в разговоре Ирис.
  
  Глава 5
  
  Долгое время Каракал просто отъедался и отсыпался. Рыбы в реке было более чем достаточно. Свет, исходящий от неё, позволял юноше видеть на несколько шагов вперёд. Накопившаяся за последнее время усталость не пускала в сознание страшные сны.
  Вскоре его мышцы налились прежней силой, слабость покинула его. В сознание Каракала упорно стала стучаться мысль о том, что пора идти дальше. Но страх вновь потеряться в бесконечном мраке мира пещер и на этот раз окончательно сгинуть во тьме от голода и жажды, заставлял его каждый раз откладывать решение двинуться в дальнейший путь.
  Но чего он добьётся, подчинившись страху смерти? Прожить остаток дней здесь, ничего не делая, ни на что не влияя, а лишь по мере необходимости удовлетворяя свои физиологические потребности? Эту судьбу он для себя определил?
  Много раз приготовившись ступить во мрак неизвестности, Каракал возвращался, проклиная свою нерешительность. Потом делал новую попытку, но лишь только стоило свечению подземной реки исчезнуть во мраке, как он возвращался вновь. Наконец, подавив все эмоции, Каракал заставил себя тронуться в путь. И оказался прав.
  В двух часах пути от подземной реки оказался выход на поверхность. Каракал не сразу понял, что в окружающем мире что-то изменилось, но в следующий миг в нос ударила столь насыщенная смесь запахов, что у него закружилась голова.
  Он долгое время стоял на одном месте, раскладывая новые ощущения по полочкам. В мире пещер для острого обоняния Каракала было не слишком много работы. Камень был скуден на запахи.
  Разобравшись с новыми ощущениями, подстёгиваемый любопытством, юноша припустил по стремительно светлеющему туннелю. Но выскочив из-за очередного угла, Каракалу показалось, что его глаза выжигают огнём, настолько сильный свет вспыхнул на выходе из пещеры. Обижено взвыв, юноша припустил назад, спасая от повреждений свои чувствительные глаза. Ещё долго перед ним плясали цветные бабочки. Почему-то обозлённый на дедушку Овла, который не предупредил его о столь вопиющей опасности внешнего мира, Каракал долгое время хныкал, жалея себя.
  Но вскоре оказалось, что ночь является более благоприятным для него временем для изучения внешнего мира. Свет звёзд и луны хоть и слепил юношу, но позволял насладиться всем великолепием потерянного для его сородичей мира, в который он столь долгое время мечтал попасть.
  Детские фантазии и близко не смогли сравняться с действительностью. Внешний мир был прекрасен. Он был объёмен, пресыщен информацией. Непрекращающийся звукоряд шума листвы, стрекота кузнечиков, шелеста потревоженных животными трав походил на дивную музыку, ночную симфонию жизни. Терпкость запаха трав, свежесть росы, сладость ягод, а главное - безграничная свобода, не скованная чередой стен и тоннелей, опьянили его, заставив забыть о всех своих невзгодах.
  
  ...........
  
  Шли в напряженном молчании. Диази сделала ещё две попытки уговорить друзей не идти к озеру Аргх, но они не стали её даже слушать. В конце концов, фея надулась и решила пустить всё на самотёк, предвкушая тот момент, когда они увидят, как она была права, когда поймут, сколько времени они потеряли, не прислушавшись к её советам.
  На востоке от старой груши начинался сосновый лес. Гигантские, прожившие не одно десятилетие, деревья здорово вымахали в высоту. И хоть света здесь было в достатке, но каждое дуновение ветра вызывало зловещий скрежет, издаваемый кренящимися в разные стороны соснами. Молчание стало просто не выносимым.
  - А помнишь, как ты из дому сбежала?- спросил у Камомилы Ирис в явной попытке разрядить обстановку.
  - Угу,- передёрнула плечами фея.- Уж не дай Создатель.
  - Зато у тебя магические способности тогда открылись. Кстати, ты нам так и не рассказала, что тогда произошло? И вообще, я до конца так и не понял, что там за дела с этой инициацией?
  Кама тяжело вздохнула, так как считала себя неважной рассказчицей. Но заметив заинтересованный взгляд Бэлла, всё-таки решила ответить.
  - Магические способности могут быть у любого из нас, но скрыты они достаточно глубоко, чтобы возникла вероятность так до конца жизни их у себя не обнаружить. Не знаю уж, в чём тонкость процесса,- зябко повела плечом Кама.- Но я за свои способности чуть жизнью не расплатилась.
  На некоторое время установилась тишина, нарушаемая лишь пением птиц да громким стуком, создаваемым тружеником дятлом. Друзья напряженно ждали продолжения рассказа. Даже обиженная на весь мир Диази заинтересованно подняла свой взгляд.
  - Я тогда с мамой поссорилась,- наконец прервала молчание Камомила.- Ну и решила сбежать. Но не успела покинуть пределы поселения, как на меня напал сапсан. Молодой ещё, глупый. Не распознал во мне хранителя. Он меня попытался схватить, а я руку в испуге выставила. А из неё огонь как полыхнёт! Я тогда этого огня, по-моему, больше самого сапсана испугалась,- хмыкнула фея.- Вот так у меня способности и проявились. Для того чтобы их закрепить, совет магов провёл довольно скучный обряд. Ну и несколько лет обучал меня. Я вообще мало что умею. Для большинства заклинаний силы надо уйма, а у меня её мало оказалось.
  Этот рассказ поверг Ириса в состояние глубокой задумчивости.
  - Так это что получается,- несмело начал фей,- что у каждого из нас могут оказаться скрытые способности?
  - Не дай Создатель,- передёрнул плечами Бэлл.- Мне и моего умения разговаривать с деревьями хватает.
  - И обнаружатся у тебя способности провидца,- зловещим голосом начала Диази, не удержавшись от колкости.- Затащит тебя провидец Дурман в свой кабинет, и станет меееедленно, со вкусом... обучать.
  - Замолчи! Что за фантазии? Да уж лучше в пасть к Хаосу!- резко побледнел Ирис.
  Диази удивлённо вытаращилась на друга. Остальные тоже были поражены степенью его страха перед провидцем Дурманом.
  - Этот псих. Он следит за нами!- объяснил свое поведение Ирис.- Как где какая-то неприятность, на границе видимости всегда его присутствие ощущается. Да ещё ветер выдрессировал, чтоб ему помогал. Бррр.
  Друзья удивлённо притихли. Диази тоже не стала развивать эту тему, удивленная наблюдательностью друга. Ведь пока учитель не сказал ей, что он за ними следит, она этого никогда не замечала. А Ирис смог. Как?
  Солнце уже стало клониться к закату, когда их небольшой отряд вышел на окраину леса. Прошагав немного по обширному полю, друзья вскоре смогли убедиться в правдивости слов Диази, заранее их предупреждавшей, что все они направляются в тупик.
  Упрямый Ирис положил свои тяжелые сумки у подножия скалы и полетел на разведку, чтобы проверить, как далеко тянуться заросли колючего кустарника. У него всё ещё теплилась надежда, что они смогут силой пробить выход из тупика.
  Камомила долгое время смотрела на череду скал, обильно заросшую колючками. Потом обернулась к Диази.
  - Прости,- тихо сказала фея.
  - Я тоже виновата,- смиренно пожала плечами Ди. Фея давно поняла, что вела себя как малый ребёнок, половину пути питая себя бесполезной обидой. Ожидая, предвкушая тот момент, когда друзья поймут, как были не правы. Станут просить у неё прощение, признают заслуги.- Надо было сразу сказать, что я уже четыре года являюсь ученицей провидца Дурмана.
  Признание феи повергло друзей в шок. Старый провидец всегда был для жителей радужного предела чем-то сказочным, недосягаемым, грозным в своей непогрешимости. С ним даже заговорить было боязно, ведь с его знаниями окружающего мира выставить себя на посмешище было проще простого.
  Бэлл тут же вышел из своего флегматичного состояния, в немом изумлении уставившись на подругу. В его взгляде даже мелькнул страх, уж слишком укоренился в сознании фей трепет перед провидцем Дурманом. Глаза же Камомилы от удивления на мгновение расфокусировались, но придя в себя, она посмотрела на подругу как на некое, уму непостижимое заморское чудо.
  - Это что, шутка такая?- охрипшим голосом переспросила Кама.
  - Да нет,- флегматично пожала плечами Диази.- Такими вещами не шутят. А рассказывать вам об этом я боялась именно из-за отношения фей к учителю. Кто его знает, насколько силён в вас страх перед ним. Я не хотела...
  - Дура,- возмутилась Камомила, обняв подругу за плечи.- Ты что там себе на придумывала?
  - Да уж,- выдохнул Бэлл.- Умеешь же ты удивить.
  Когда вернулся Ирис с печальным известием о том, что Диази была права насчёт тупика, то оживление друзей уже затихло. Ди даже всплакнуть успела от облегчения, что от неё никто не собирается отрекаться, а всё так же воспринимают такой, какая она есть.
  Стыд от того, что именно он настоял на принятии неправильного решения, а его глупышка подруга в очередной раз оказалась права, загнал любопытство Ириса глубоко внутрь. Остальные тоже решили повременить и не рассказывать пока фею про источник знаний их общей подруги. Уж очень резко выраженную неприязнь тот показал в сегодняшнем разговоре при упоминании провидца Дурмана.
  Найдя подходящую полянку, поросшую мягкой, душистой травой, укрытую от ветра полукругом колючего кустарника, друзья решили располагаться на ночлег. Диази конфисковала у всех сумки, с намерением покопаться в вещах и рассортировать их так, чтобы у каждого было всё необходимое. Остальных же отправила на поиски дров, воды и пищи. После столь впечатляющей демонстрации знаний с Диази не решился спорить никто.
  Когда на скалы опустились сумерки, всё уже было приготовлено. Собрано корений и орехов про запас. Скоропортящиеся продукты, взятые с собой Ирисом, съедены. Друзья расселись на мягкой подстилке и сытым взглядом наблюдали за языками пламени, танцующего над почерневшими от жара ветками. А вокруг всё продолжала сгущаться темнота. Привыкшие, что окружающий мир всегда освещён не солнцем, так магией, друзья себя чувствовали, мягко говоря, неуютно.
  - Ди,- позвала Камомила, стараясь смотреть исключительно на язычки пламени, игнорируя окружающую тьму.- А в твоих книгах много было про озеро равновесия?
  - У?- сонно мотнула головой фея, которой особо не доставляла неудобств столь радикальная смена обстановки.- Да не особо. Нет, было конечно. Но я сама до конца некоторые вещи так и не поняла.
  - Можешь объяснить? То, что сама сумела понять,- поспешила уточнить Кама, пока подруга не отказалась от ответа.- Интересно же.
  - Хм,- задумалась, кусая губу, Диази.- Прежде всего я поняла, что озеро не доброе и не злое. Оно как огонь. Когда горит как сейчас - добро. А когда после молний разгорается, съедая лес - зло. Книги рассказывают, что оно находиться где-то в недрах нашего мира.
  - Это где?- несмело переспросил Ирис, которому окружающая тьма, похоже, доставляла больше всех неудобств.
  - Как я поняла, под землёй,- пожала правым плечом Диази, так как на левом обреталась коса.- Оно связано со всеми живыми существами. И каждый день сравнивает, сколько доброго произошло в мире, а сколько злого. В один день может произойти больше злого, в другой - доброго. Излишки осаживаются на дне озера равновесия и исчезают по взаимозачёту. Так соблюдается баланс, ведь ни в одну сторону перегибать нельзя.
  - А что плохого в том, если будет больше добра?- искренне удивилась Кама.
  - А ты представь, если все растения перестанут соперничать друг между другом, позволив каждому зёрнышку прорости. Надолго ли им места хватит?
  Опять все погрузились в задумчивую тишину, слушая весело потрескивающий костёр. Языки пламени подсвечивали лица друзей, искажая цвета, отражаясь в глазах, гипнотизируя.
  - А как же Хаос?- прошептал Бэлл.
  От упоминания этого названия, вздрогнули все. Уж слишком атмосфера вокруг была зловещей для упоминаний о самом страшном зле этого мира.
  - А его бы и не было, если бы не Дэйвы,- нахмурилась Ди.- Если бы они тогда не сбежали, равновесие можно было бы восстановить.
  - А как?- дрожащим голосом спросила Камомила. Затронутая тема изучалась, но обсуждалась редко. Уж слишком много неясного было в ней. Уж слишком много грустных воспоминаний, страшных сказаний, мистических событий она затрагивала.
  - Всё дело в том, что озеро давно уже не служит нашему Создателю,- почему-то понизив голос, сказала Диази.- Ведь до какого-то определённого момента озеро равновесия может компенсировать нарушение баланса. Но потом происходит пресыщение добром либо злом, и оно начинает потихоньку отдавать излишки. Сначала по чуть-чуть, потом всё сильнее. А ещё,- начала, было, фея, но внезапно запнулась и прикусила губу. Было видно, что этот разговор её пугает.- Не знаю, насколько это правда, но говорят, что наш Создатель не единственный творец миров. Некоторые из них не умеют поддерживать баланс, а потому все их миры рушатся, не успев окрепнуть. Большинство из таких сущностей воспринимают миры, как свою игрушку. Если в каком-то из них, где Создатель следит за своими детьми, стараясь оберегать их, баланс смещается. Другая сущность, не способная самостоятельно создать жизнеспособный мир, может захватить чужое озеро равновесия. Распоряжаясь скопленным в нём излишком негативной или позитивной энергии, чтобы подавить волю истинного Создателя мира, эта сущность пытается изгнать творца, чтобы никто не помешал ей играть с новыми игрушками.
  - Ты хочешь сказать?..- дрожащим голосом спросила Камомила.
  - Да, похоже, что в нашем мире всё так и произошло.
  
  .....
  
  Ему подчинялся и знал весь окружающий лес. Могучий медведь, своей нерастраченной силой, мог подчинить любого, просто продемонстрировав внушительного размера когти и заревев. Но сегодня в окружающем мире что-то изменилось. Он уловил тревожный запах, отдающий терпким привкусом силы и самоуверенности. А это означало, что в его лесу появился новый соперник.
  И медведь начал ночную охоту, следуя за невидимой нитью нового запаха. Наконец чутье его вывело к подножию гор. У скалы Волчий клык обнаружился вход в пещеру, у которой стоял и зачарованно оглядывал окружающее пространство Кот. Именно так, с большой буквы. Ведь таких зверей медведь ещё не видел.
  Во-первых, размерами своими его новый соперник минимум в два раза превышал матёрого волка. Во-вторых, от этого зверюги так и веяло Силой. На подсознательном уровне медведь даже ощутил какой-то непонятный трепет перед этим существом. Растерянно замерев, медведь каким-то шестым чувством понял, что его приближение не осталось не замеченным. Просто этот непонятный Кот не воспринимает его всерьёз, считая не опасным.
  Наконец зверь, нервно шевельнув ухом с кисточкой на конце, соизволил повернуть к медведю свою чуть вытянутую морду. В огромных, выразительных, отсвечивающих в темноте желтым цветом глазах читался разум.
  Отступать медведь не любил. Он уже настолько привык быть главным в этих местах, что не прислушался к своей интуиции, буквально кричавшей, что с этим зверюгой лучше не связываться. Медведь встал на задние лапы, показывая свой размер и силу, и громогласно заревел.
  Соперник даже не вздрогнул, только в ярко-желтых глазах появилась укоризна. А в следующий момент он прыгнул и... исчез, настолько быстрым было его движение. Глазу обычного медведя за ним было не уследить. Оказавшись за спиной внезапного соперника, Каракал прыгнул вновь, ударив всеми четырьмя лапами в затылок сопернику, чтобы тот потерял сознание.
  Очнулся косолапый только через сутки. Голова дико болела, память давала сбои. Напившись воды из родника, медведь окончательно осознал, что потерял статус главы этого леса. Но, почему-то, эта мысль его совсем не расстроила.
  
  .....
  
  По скалам и лугу, медленно и текуче, стелился молочно белый туман. Солнце ещё не взошло, но отголоски рассвета окрасили небо в серые тона. Было уже достаточно светло, но ещё по-утреннему холодно и зябко. Выбираться из-под одеяла не хотелось совершенно. Но какое-то непонятное чувство вырвало Ириса из объятий сна и больше не дало погрузиться в блаженную дрёму. Перевернувшись с боку на бок, он, наконец, открыл глаза и понял, что тревожило его подсознание. Диази исчезла.
  Тихо, чтоб не потревожить остальных, фей выбрался из-под одеяла и, взмахнув крыльями, поднялся ввысь. Шансов найти Диази с высоты птичьего полёта было гораздо больше. Облетев все прилегающие к месту их ночёвки скалы, Ирис было начал паниковать, не найдя подругу, но вдруг в ветвях сухого дерева, росшего у самой дальней скалы, ему почудилось какое-то движение. Подлетев поближе, он смог убедиться, что это действительно была она. Фея сидела и с задумчивым видом смотрела вдаль.
  - Ты куда исчезла, никого не предупредив,- зло прошипел Ирис, приземляясь рядом с подругой на ветке.
  - Тс,- махнула она рукой, даже не обернувшись.- Дай насладиться рассветом. В радужном пределе такого не увидишь.
  Ирис было возмутился, но вчерашний стыд ещё не до конца улёгся у него в подсознании и фей послушно замолк.
  С ветки сухого дерева открывался вид на бесконечное поле, покрытое белёсым туманом. Он стелился над землёй, где совсем укрывая её от посторонних глаз, где бессильно клубясь, не имея сил подняться на взгорок. А далеко-далеко, на границе неба и земли, горизонт окрасился в багровые краски. Сначала это была просто небольшая, красноватая линия. Потом она распалась на отдельные лучи, раскрасившие небо в бордовые тона у самого горизонта и в розовые у них над головой. Туман постепенно иссушался выплывшим из-за горизонта небесным светилом, испуганно истончаясь, впитываясь в землю. И вскоре на поверхности луга разноцветными бликами вспыхнула роса.
  - Красиво,- признал очевидное Ирис и перевёл взгляд на Диази.
  Фея улыбалась. Лёгкой, безмятежной улыбкой абсолютного счастья. На щеках её играли ямочки. Почему-то распущенные волосы пушистым грозовым облаком окаймляли её лицо. Непонятно почему, но Ирису вдруг сделалось жарко. Сглотнув невесть откуда взявшийся комок в горле, он отвернулся и сделал глубокий вдох, надеясь таким образом унять внезапно разволновавшееся сердце.
  - В лесу сложно полноценно прочувствовать рассвет,- кивнула своим мыслям Диази.- А ты почему так рано встал?
  - Не знаю,- буркнул Ирис. Признание в том, что его вырвала из сна тревога за неё, показалось ему смерти подобным деянием.- Кстати, ты так и не ответила, откуда столько всего знаешь?- спросил он, чтобы перевести тему разговора.
  - Я ученица Дурмана,- просто ответила Диази, не глядя на друга.
  - Что?- выдохнул Ирис. Жар моментально спал, превратившись в холод.- Ты...
  - Потому и не рассказывала, что вы его слишком боитесь,- прервала его фея.- Я всегда удивлялась, как тот, кто первым рассмотрел истинную сущность Бэлла. Первым плюнул на стереотипы, вступившись за него. Первым поверил в его дар. Как такой как ты, может так неистово невзлюбить собрата, поддавшись предрассудкам?
  Фея тяжело вздохнула, а Ирис от её слов впал в глубокий ступор.
  - Полетели к остальным, пора собираться в дорогу.
  
  Глава 6
  
  Нападение медведя мигом выдернуло Каракала из объятий эйфории, в которой он пребывал с момента попадания в мир своих детских грёз. Этот инцидент достаточно наглядно показал, что окружающая действительность ненамного отличается от тех реалий, к которым он привык в пещерах. Здесь тоже надо было оглядываться через плечо, здесь тоже надо было постоянно доказывать своё право быть независимым.
  Хотя, здешние местные жители ему в соперники совсем не годились. Уж слишком они были медлительны и слабы.
  Пробыв несколько суток возле пещеры, Каракал сумел приспособиться к яркому солнечному свету, хотя и предпочитал исследовать окружающий мир ночью.
  Возвращаться обратно в пещеры он страшно не хотел. Ведь не было никакой гарантии, что он найдёт альтернативный путь домой прежде, чем погибнет от голода и жажды. К тому же окружающий мир так и манил, так и завлекал его идти дальше, понукая разгадывать поставленные окружающей действительностью загадки. Да и зачем рисковать, если он может отыскать мудрых и спросить совета у них?
  На третьи сутки пребывания на поверхности, он решился тронуться в путь. Солнце клонилось к закату, скрывшись за деревьями. Неспешным бегом он несся сквозь лесную чащобу, бесшумным призраком стелясь по земле.
  Голод настиг его, когда Каракал вышел на одну из звериных троп, и его внимание перестало тратиться на то, чтобы не влезть в колючий кустарник или бурелом. Он не стал противиться своему желанию, втянув носом воздух, выбирая себе жертву по вкусу. Наконец, выделив один из запахов, он начал преследование. Бедный зверёк не имел шансов выжить, судьба его была уже предрешена. Но, к его счастью, в этом мире помимо судьбы существовал ещё его величество случай.
  Ощущая всё более усиливающийся запах будущего ужина, Каракал внезапно услышал странный шум в ста шагах от него. Пытаясь не обращать внимание на посторонние звуки, он раздраженно рыкнул. И вдруг в его сознание ворвались чужие эмоции. Ужасная усталость, боль и обида. Страх, но не за себя, а за кого-то родного, близкого, драгоценного.
  Каракал остановился, забыв про голод. А потом любопытство победило и он свернул, побежав в сторону подозрительного шума. Пока добирался, угодил в заросли крапивы, от чего его настроение окончательно испортилось. И этот факт отнюдь не сумела поднять открывшаяся вскоре перед ним картина. На небольшой поляне у трупа недавно убитой косули стояла рыжая в чёрных подпалинах рысь. Нахохлившись и непрестанно шипя на пятерых волков, круживших вокруг неё, она старалась показать, что делиться своей добычей не намерена.
  Было видно, что волки хотят воспользоваться численным преимуществом и отобрать у рыси законную добычу. А та хоть и понимает, что в сложившейся ситуации ей не выстоять, не желает отдавать убитую ею косулю. Толи потому, что знает - усталость и истощение не позволит ей повторить охоту, толи по какой-то иной причине.
  Не долго думая, Каракал выпрыгнул из кустов, встал возле рыси и грозно зарычал на волков.
  - Прочь.
  Каким-то образом, интуитивно он усилил свой приказ ментальным воздействием. Волки сначала растерянно застыли, а потом бросились наутёк, испуганно скуля. Рысь тоже припала к земле, глядя на Каракала расширенными от ужаса глазами. В них будто читался вопрос - чем же я провинилась?
  - Не бойся, не обижу,- ободряюще ощерился юноша.
  Осознав, что этот гордый и сильный зверь вступился за неё, рысь перестала жаться к земле и посмотрела на Каракала глазами, полными недоверия. Затем в её эмоции вклинился проблеск надежды. Что-то для себя решив, что-то поняв и переосмыслив, лесная кошка вся подобралась, а затем почтительно склонила голову в знаке полного доверия и подчинения.
  ......
  
  - Ди! Диази!- ещё на подлёте к месту ночевки услышали они панический зов Камомилы. Вскоре появилась и сама фея, на данный момент являющая собой прямое воплощение паники. Её рыжие волосы растрепались, зеленые глаза горели лихорадочным блеском. Подлетев к Диази, фея тут же схватила подругу за руку и потащила её к костру.
  Потухшие за ночь головёшки полыхали, хоть никто и не думал разводить костёр. Но не это было самым странным. Дело в том, что прямо в центре этого пламени стоял провидец Дурман, оглядывая друзей яростным взглядом.
  - Ой,- испуганно пискнула фея.
  - Диази, что всё это значит?- грозно возвысил голос провидец.- Какого горга вы сбежали, да ещё и забрели неизвестно куда? Кому пришла в голову гениальная мысль обойти Сумеречный лес через озеро Аргх?
  Друзья одновременно виновато потупились, а потом так же одновременно начали каяться во всех своих грехах.
  - Тихо,- не выдержав, скомандовал Дурман.- Диази?
  - Они мне не поверили. Но виновата во всём я. Они не знали, что я ваша ученица.
  - Хм,- задумчиво почесал подбородок провидец.- Я конечно предполагал, что вы тайком посетите заседание, после того как ты подслушала мой разговор с третьим советником. Я даже хотел этого. Но предположить, что вы сбежите!
  Друзья старались смотреть куда угодно, только не на старого провидца. Одна лишь Диази не отвела взгляд.
  - Так это вы оставили дверь в приёмный зал открытой?- догадалась фея.
  - Выпороть бы вас.
  - Мы не вернёмся домой,- упрямо сказал Ирис, хоть голос его и дрожал.
  - А вам и нельзя,- ответил провидец и внезапно как-то устало ссутулился, а взгляд его утратил всю строгость.
  - Что?- опешила Диази.
  - Оказалось, что ваш побег стал неожиданностью не только для меня. Хаос выслал своих слуг. Они затаились, всё это время охраняя весь периметр радужного предела.
  Установилась гнетущая тишина. Четверо друзей потрясённо смотрели на объятого языками пламени провидца Дурмана, не в силах до конца поверить в произнесённые им только что слова.
  - Мы вступили с ними в бой. Некоторых слуг удалось запечатать,- тем временем продолжил рассказ провидец.- Погиб глава совета магов. Двое слуг Хаоса у южного периметра сумели скрыться и по моим данным направляются к вам. Похоже, они решили, что вы для них представляете нешуточную угрозу.
  - Учитель,- дрожащим голосом сказала Диази.- Мы ведь не сможем. Не успеем от них укрыться.
  - Большинство магов отправились на перехват. Двое суток мы для вас выиграем,- решительно сказал провидец.
  - Этого мало. Мы не успеем миновать озёрный край и скрыться в Среброглавом лесу,- выдохнула Ди.
  - Сумеречный лес опасен для слуг Хаоса даже больше, чем для хранителей,- нахмурился провидец.
  - Да вы что!- закричала Диази.
  - Мы же погибнуть можем!- возмутился Ирис.
  - Я слишком слабый маг, чтобы помочь,- покаянно опустила голову Кама.
  - Вряд ли получиться с ними договориться,- прошептал Бэлл.
  Провидец Дурман обвёл друзей испытывающим взглядом.
  - А у вас есть выбор?- устало спросил он.- Назад вам нельзя - на границе с радужным пределом идут магические поединки. Если пойдёте через озёрный край - вас быстро догонят. А проскочить через Сумеречный лес, пока не наступила ночь, шанс у вас есть.
  - Когда в последний раз Эры проводили церемонию передачи силы?- решительно спросила Диази, сделав, наконец, свой выбор.
  - Прошел почти год,- поджав губы, ответил провидец.
  - Я поняла учитель,- кивнула фея.
  - Рассчитываю на тебя... на всех Вас,- сказал он и исчез, впитавшись в землю вместе с языками пламени.
  - Мы что, действительно туда пойдём?- дрожащим голосом спросила Камомила.
  - А у нас есть выбор?- парировала Ди.- Помните, что я говорила вам по поводу ДОЛГА? Ну, так решайте. Рискнуть жизнью, но получить шанс выполнить миссию. Или смириться и лишиться разума.
  Ответом было молчание. Друзья тихо разбрелись по месту своего ночлега, собирая вещи в дорогу.
  - Ди,- через некоторое время тихо позвал Ирис.- А что бы было, если бы мы тебя вчера послушали?
  - Не знаю,- отмахнулась фея, боясь задеть чувства друга своим ответом.
  - Нет, ты скажи,- упрямо повторил он, схватив её за плечо и заглянув в глаза.
  - Мы были бы на полпути к Среброглавому лесу,- тихо сказала Диази, отведя взгляд.
  И снова они шли по сосновому лесу, но никто уже не старался отвлечь других беседой. Ирис шел позади других, и чувство вины раздирало его душу. Он обрёк своих друзей на риск. Они все могут погибнуть. И всё ради чего? Чтобы проучить слишком много о себе возомнившую Диази?
  Он был глуп, даже не замечая, не желая знать, что завоевал дружбу совершенно невероятных фей. Всё это время он считал себя лидером их небольшой компании, но никогда до этого момента не замечал, что на фоне них выглядит самым последним глупцом.
  Фей поднял взгляд и посмотрел на ту, что преподнесла ему за двое суток столько сюрпризов. Оказывается, он её совсем не знает. Теперешняя Диази совсем не желала вписываться в тот образ, что он нарисовал у себя в голове. Как ему теперь с ней общаться? Как заново построить линию поведения? Ведь та, которую он знал с детства. Которую он изучил, казалось, до мельчайших подробностей. Ответ которой он мог всегда просчитать на несколько шагов вперёд - оказалась незнакомкой.
  Солнце стояло в зените, когда друзья, наконец, вышли к старушке груше. Ирис с ненавистью посмотрел на указатель, а Камомила внезапно подошла к груше, приложила ладонь к надписи и прикрыла глаза.
  - Зачем,- простонала Диази.- Ты же кучу сил угробишь!
  Остальные непонимающе переглянулись.
  Когда Камомила открыла глаза и отняла от указателя руку, то возле надписи 'Озеро Аргх' в скобках было приписано 'тупик'. Фея довольно улыбнулась и, внезапно, пошатнулась от навалившейся усталости.
  - Дурочка,- грустно сказала Диази, придержав подругу за плечи и сунув ей в руку сушеную грушу.
  - Зато больше никто не повторит нашей ошибки,- улыбнулась фея.
  - Раз так, давайте пообедаем,- предложил Бэлл.
  Задумчиво глядя по сторонам, друзья принялись изничтожать недавно собранные орехи и коренья. Вокруг было тихо и спокойно. Переговаривались между собой кузнечики, пели птицы. Сложно было представить, что в нескольких часах ходу отсюда идут магические бои.
  - Через два часа будем на месте,- прервала затянувшееся молчание Диази.- Остановимся в пограничном лесу, чтобы хорошенько отдохнуть, так как выступаем с рассветом. Привалов по дороге не будет. Переродки бояться света, постараемся выйти из Сумеречного леса до захода солнца, иначе...
  - Что?
  - Вы хоть что-то поняли из нашего разговора с провидцем Дурманом?- внезапно спросила Ди.
  Камомила несмело кивнула, Бэлл помотал головой, а Ирис опустил глаза.
  - Понятно. Пошли, по дороге расскажу.
  Друзья распихали остаток провианта по сумкам, накинули их на плечи и вскоре скрылись в лесу.
  - Когда Хаос появился впервые,- заговорила Ди, когда они миновали очередной бурелом.- Он озаботился поиском слуг. Но сил его тогда было недостаточно, и он стал хитростью внедрять частичку себя в животных и некоторые деревья. С травами у него ничего не получилось. Прирождённые лекари Райнды быстро вытравливали из своих подопечных любой намёк на крамолу.
  - Вот бы с ними встретиться,- мечтательно сказал Бэлл.
  - И с Эрами тоже,- поддержала друга Камомила.- Говорят, что они все без исключения великие маги.
  - Может, и встретимся,- равнодушно пожала плечами Диази.- В конце концов, проблема Хаоса касается не только нас,- сбить Ди с мысли было не так-то просто.- Так вот, от этих его экспериментов получились переродки. Животные, охваченные Хаосом. Они были агрессивны, никому не подчинялись, страшно боялись света. А питались они жизненной энергией, вытягивая её не только из животных, но и из хранителей, и даже из слуг Хаоса. Но переродков было мало. Им было сложно прятаться от солнца, прямые лучи которого их тут же убивали. А потом...
  - Эры повздорили с третьими детьми Создатели,- закончил Бэлл, повергнув в ступор даже Диази.
  - С чего ты взял?
  - Деревья рассказали. У них невероятно много своих сказаний,- загадочно улыбнулся фей.
  - Ну ка, поподробней,- тут же загорелись глаза у Диази. Ирис и Кама насмешливо фыркнули, настолько комично выглядела в этот момент фея.
  - Первым было Древо Предтеч и его дети. Вторыми были сосны. А потом он создал дуб. Сильный, гордый. Они и сейчас все такие. Этот дуб и его дети предпочитали расти в чётко определённом месте, в окружении родни. А Эров данное обстоятельство не устраивало. Они хотели, чтобы третьи дети Создатели расселились по всему миру. Со старым дубом разговаривать было тяжело, он был очень упрям. Но шансы на успешные переговоры были. Эры же решили не заморачиваться,- хмыкнул Бэлл.- Став действовать хитростью, они подговаривали переселяться в новые места молодые деревца. Треть молодых дубов с тех пор прорастало в тех местах, где указали Эры. И это неимоверно разъярило третье дитя создатели. В отместку, древний дуб сплёлся своими ветвями с детьми и внуками, загородив солнце.
  - Интересная трактовка,- задумчиво сказала Диази.- Более правдоподобная, чем те, что я читала раньше.
  - Я так поняла, что переродки сразу рванули в Сумеречный лес, как только старый дуб решился на месть?- спросила Камомила.
  - Так и есть,- кивнула Диази.- И чувствуют они себя там превосходно. С тех пор их число значительно увеличилось. Но Эры, чувствуя за собой вину, чтобы избежать жертв, заключили договор с переродками. Каждый год они дают им достаточное количество энергии, чтобы они смогли кое-как просуществовать до следующей церемонии передачи силы. За это переродки обязуются не нападать на путников и не охотиться ни на кого за пределами Сумеречного леса.
  - Это же порождения Хаоса,- усомнился Ирис.- Вряд ли они будут подчиняться каким-то правилам.
  Диази внезапно остановилась и положила свои сумки на землю. Друзья отвлеклись от разговора, с интересом оглядывая молодой подлесок, поросший кустами с волчьей ягодой.
  - А они частенько нарушают эти правила,- решила всё-таки ответить Ирису Ди.- Но зато держаться в рамках приличия. Хранителей практически никогда не трогают. Нападают только тогда, когда очень голодны и не в силах сдерживать инстинкты.
  - Стой, но провидец Дурман сказал, что почти год прошел с церемонии передачи силы,- холодея, сказал Ирис.
  - Всё, ребята, дошли,- оглядываясь по сторонам, сказала фея. Но вскоре напоролась на встревоженный взгляд Ириса и раздраженно сказала.- Ну что так смотришь? Это всего лишь значит, что мы не имеем права задерживаться в Сумеречном лесу до наступления темноты.
  
  ....
  
  Каракал растерянно посмотрел на рысь, удивлённый её реакцией. Но потом втянул носом воздух, и учуял лёгкий запах молока.
  - Так ты для деток,- с оттенком понимания сказал он.- Веди, я помогу.
  С этими словами, Каракал схватил зубами тушку косули и вопросительно посмотрел на рысь. Та ещё какое-то время поколебалась, но потом развернулась и скрылась в чаще. Косуля была лёгкой, почти невесомой, поэтому юноша не отставая следовал за рысью. Идти было недалеко. Уже через двадцать минут неспешного бега показалась старая ольха, в корнях которой была вырыта просторная нора. Рысь тут же скрылась внутри неё, и через некоторое время из недр норы послышался радостный писк. Каракал положил на землю тело косули и улыбнулся.
  Кое-как успокоив деток, рысь тут же вышла наружу, вновь почтительно поклонившись Каракалу.
  - Зачем ты это делаешь?- удивился он.
  - Но...
  - Ладно, не моё это дело. Лучше скажи, ты знаешь где найти мудрых?- вопросительно посмотрел на молодую мать Каракал.
  - А разве ты не один из них?- удивилась рысь.
  - Я?- опешил юноша и, не выдержав, рассмеялся.- Смешная шутка.
  Продолжить разговор помешал один из малышей. Ослушавшись мать, он рискнул выйти наружу и сейчас с интересом обнюхивал лапу Каракала. Любопытная мордашка второго пушистика выглядывала из норы. Молодая мать с тревогой посмотрела на юного Каракала, но тот внезапно улыбнулся и посмотрел малышу в глаза.
  - Привет малыш,- поздоровался он, припав к земле, чтобы было удобней разговаривать. Котёнок испуганно отступил на шаг, но второй малыш, увидев, что опасности нет, уверенно посеменил к матери.
  А Каракалу вспомнилась его маленькая сестрёнка Фелис и остальные малыши их небольшого клана. Он быстро подружился с малышнёй, затеяв с ними шумную возню. Но наглеть было нельзя. Инстинкты рыси бушевали, она страшно боялась за детей, от чего могла утратить молоко. Поэтому вскоре Каракал прервал игры и подошел к молодой матери.
  - Мне надо идти. Может ты всё таки знаешь, где найти мудрых?
  - Тебе стоит идти туда, где просыпается солнце,- ответила рысь пристально глядя Каракалу в глаза, будто пытаясь найти в них что-то сокрытое, неведомое.
  - Спасибо,- ответил Каракал и бросил прощальный взгляд на малышей.
  Интересно, мать их часто оставляет одних? Ведь пушистики так малы и беззащитны. Подчиняясь внезапному наитию, юноша встал возле старой ольхи и вложил в окружающее пространство ментальную установку.- Это место под моей защитой. Кто вторгнется сюда, да будет мне враг.
  Это действие забрало огромное количество силы. Стала страшно кружиться голова, навалилась слабость и юноша, закрыв глаза, долгое время приходил в себя. Наконец последствия магического эксперимента стали проходить и Каракал отправился в путь, бросив через плечё.
  - Удачи.
  - И тебе удачи,- прошептала рысь, на глазах которой ожила легенда.- И тебе... Хранитель.
  
  ....
  
  Солнце ещё не взошло, а Диази уже была на ногах. Громко собирая пожитки, она растолкала остальных друзей.
  - Угу,- промычал сквозь сон Ирис, когда Ди попыталась его разбудить. А потом перевернулся на другой бок и снова заснул.
  - Да что ж такое!- возмутилась фея.
  - Давай лучше я,- хищно оскалилась Камомила и щёлкнула пальцами. На голову Ириса тут же хлынул поток холодной воды.
  Фей закричал, вскочил на ноги и начал дико озираться. Взгляд его наткнулся на хихикающих Каму с Диази. Только Бэлл так и остался невозмутимым, прислонившись к дереву и отчаянно зевая.
  - Что за шуточки?- возмущенно закричал Ирис.
  - Добавки?- иронично приподняла бровь Камомила.
  - Тьфу на тебя,- отмахнулся фей, протирая лицо ладонью и пытаясь отряхнуть от воды ёжик белоснежных волос.- Чувство юмора у тебя в последнее время каким-то агрессивным стало.
  - Так, всё. Надо спешить,- прервала перепалку Диази.- Собирайте вещи.
  Кама зажгла светящийся шар, и вскоре друзья ступили на пограничное поле. Они шагали сквозь тьму по пожелтевшей, чуть живой траве. Обминая низкорослые, колючие кустарники. Когда они подошли к Сумеречному лесу, небо только-только стало окрашиваться в серый цвет.
  - Они не отвечают,- испуганно прошептал Бэлл.- Деревья.
  - Неужели возможно так долго держать в себе обиду?- тихо сказала Диази, широко раскрытыми глазами глядя на переплетённые кроны древесных гигантов.
  - Они ждут, пока не извиняться Эры.
  Но как не пытались друзья отсрочить миг, когда они зайдут в этот страшный лес, времени на сомнения у них не было.
  - Я пойду первым,- сказал внезапно Ирис и шагнул в тень деревьев, не дожидаясь ответа. Друзья переглянулись и последовали за ним.
  Сумеречный лес был зловещим местом. Из-за нехватки света здесь не росли ни молодые деревья, ни травы. Животные обходили его стороной, от чего вокруг было ужасно тихо.
  Эта тишина невероятно давила на барабанные перепонки. Она была столь глубокой, что даже хруст ломающейся под ногами ветки казался громовым раскатом в ненастную ночь. Разговоры отдавались зловещим эхом. Попытавшись отвлечься разговором, друзья быстро замолкли, сторожко оглядывая местность.
  Вскоре Кама потушила свой светляк. Взошло солнце, и сквозь немногочисленные щели между ветвями и листьями стал пробиваться несмелый свет. Окружающий мир погрузился в сумерки.
  А они всё шли, потерявшись во времени. Страшно устав, но продолжая идти вперёд, судорожно глотая спёртый, пахнущий гнилью воздух.
  - Ди, долго ещё?- не выдержала, наконец, Камомила.- Я чую, скоро солнце скроется за горизонтом.
  Диази долго молчала. Так долго, что Кама даже перестала рассчитывать на ответ.
  - Мы давно должны были уже выйти на окраину леса,- внезапно откликнулась она.
  - Мы заблудились?- дрожащим голосом спросила Камомила.
  - Они не отвечают,- в который раз потерянно ответил Бэлл.
  - Я не знаю,- всхлипнула Диази, показывая как нелегко ей было всё это время.
  Друзья потрясённо замолчали, глядя на виновато опустившую голову Ди. Первый раз за много лет фея не могла дать ответа на вопрос.
  - Переродки бояться огня?- твёрдо спросил Ирис.
  - Да. Не знаю. Вроде бы да. Ведь огонь - это же свет?
  - Останавливаемся здесь,- принял решение Ирис.- Собираем побольше сушняка. Попытаемся переждать ночь.
  - Ты что?- испуганно закричала Диази.
  - Уж лучше так, чем идти в неизвестность и встретить врага неподготовленными,- твёрдо сказал Ирис, сбрасывая свои сумки на землю и первым отправляясь собирать дрова.
  
  Глава 7
  
  С дня расставания с рысью Каракал стал замечать в себе всё больше и больше изменений и странностей. Он часто слышал чужие мысли и чувства. А вскоре с ним приключилась совсем уж дикая история.
  Всё началось с того, что он проголодался и решил поохотиться. Вдохнув носом свежий ночной воздух, он как всегда стал выбирать добычу по вкусу и внезапно уловил до боли соблазнительный запах. Тут же взяв след, Каракал уже было собрался с головой окунуться в ночную охоту, но внезапно застыл на месте. А всё потому, что к нему пришло понимание, будто кто-то свыше надиктовал новые знания прямо Каракалу в голову. Оказалось, тот запах принадлежал довольно редкому в этих местах зверю, который, хоть и имел довольно мало природных врагов, не сумел ещё восстановить популяцию в здешних местах.
  После этого инцидента Каракал впал в глубокую задумчивость, но ответа на эту загадку, как и на многие другие, так и не нашел. Зато заметил, что к нему проявляют повышенное внимание все без исключения лесные жители. Даже трусливые кролики, попадаясь ему на глаза вместо того, чтобы задать стрекача, пристально, во все глаза рассматривали Каракала. Такое внимание юношу угнетало. Он стал плохо спать, а так внезапно пробудившиеся эмпатические способности мешали в должной мере насладиться пищей. Одно радовало - по всем признакам он вскоре должен был выйти за пределы этого леса. Но всё пошло совсем не так, как он рассчитывал. Ведь, как оказалось, жизнь окружающего мира была богата на сюрпризы.
  В один прекрасный день навстречу к юноше вышел тот самый медведь, что напал на Каракала в первую ночь пребывания его в этом мире. Огромный зверь не проявлял никаких признаков агрессии. Наоборот, он всем своим видом старался показать мирные намерения.
  - Хранитель, прошу, помоги,- произнёс косолапый.
  Каракал даже сразу и не понял, что таким образом медведь обращается к нему. Совершенно обалдевший от последних событий, абсолютно не понимая, что происходит вокруг, юноша непостижимым образом проморгал приближение самопровозглашенного главы этих мест.
  - Какой хранитель?- простонал Каракал. От переживаний у него уже вторые сутки болела голова.
  - Э,- не нашелся, что ответить на этот вопрос косолапый.- Мой сын. Он испил воды из проклятого источника. Он превращается в переродка. Помоги.
  - Я не лекарь,- отрицательно мотнул головой Каракал.
  Но в глазах медведя стояла такая боль, что юноше стало не по себе. А так не вовремя пробудившиеся способности эмпата, заставили его судорожно выдохнуть воздух сквозь стиснутые зубы и тихо пробормотать:
  - Веди.
  Несколько часов они мчались по звериным тропам. Ночь стала светлеть, приближался рассвет. Стало слышно пока ещё сонное пение птиц.
  У неширокого ручья, возле огромного валуна, Каракал вскоре увидел какое-то движение. На земле, раскидав вокруг прошлогоднюю листву, корчился в муках маленький медвежонок второй месяц от роду.
  - Где его мать?- удивился Каракал.
  - Я отогнал её на некоторое время,- хрипло ответил медведь.
  Каракал с жалостью посмотрел на сотрясаемого судорогами малыша. Что он мог с ним сделать? Как ему помочь? Зачем он здесь? Но, не стоять же теперь столбом, раз он пришел сюда!
  Сделав шаг навстречу, Каракал собрал свои внутренние силы и прищурился, пытаясь заглянуть дальше. Тело медвежонка поплыло, превращаясь в цветную тень, внутри которой клубилось нечто зловещее. Каракал вздрогнул и отшатнулся. Ему стало страшно. Тот клубок чёрного дыма, завладевшего зверёнышем, пугал его.
  Нервно переступил с лапы на лапу отец. Медвежонок скорчился в очередной судороге и протяжно застонал.
  Каракал сглотнул тягучий комок слюны. Жалость к малышу превозмогла страх и он вновь сделал шаг навстречу, став рядом с ним. Раз эта непонятная болезнь увиделось ему клубком чёрного дыма, значит...
  Каракал набрал в лёгкие побольше воздуха и стал дуть на медвежонка. Воздух над малышом наполнился бликами, как от перепада температур жарким летом. Малыш выгнулся дугой, оставляя на земле глубокие борозды от своих коготков. Затем, будто перед Каракалом лежал горящий уголёк, а не живое существо, от шкуры медвежонка стал отделяться чёрный пепел. Он хищной мошкарой стал кружить возле малыша, но вскоре рассыпался в пыль, уносимый ветром и водой.
  В глазах Каракала начало темнеть, из носа хлынула кровь. Но он продолжал сдувать агрессивный пепел, пока не пропал даже след от него, а медвежонок не затих, перестав корчиться в судорогах. А затем в сознание Каракала прокралась тьма.
  
  ....
  
  Сумерки угасали, безжалостно съедая остаток отпущенного им времени, которого было явно недостаточно, чтобы в полной мере претворить в жизнь план Ириса. Друзья обшарили всё пространство вокруг в поисках сушняка, насобирав его внушительную горку. Но хватит ли этого на всю ночь - оставалось загадкой. Тяжелая работа отвлекла от панических мыслей. Вскоре тьма сгустилась настолько, что искать сушняк не представлялось возможным. Камомила хотела было продолжить работу, осветив пространство с помощью магии, но эту попытку тут же пресекла Диази. Магическая поддержка этой ночью им могла ох как понадобиться, тратить драгоценную энергию раньше времени не стоило.
  Вскоре в этой кромешной тьме, весело потрескивая, полыхал огонь. Друзья разожгли его возле дерева, чтобы обезопасить свои тылы. Облокотившись о шершавую кору древнего дуба, они тесно прижались друг к другу и сжались от страха, глядя на огонь.
  Ночь потихоньку наполнялась звуками. Помимо треска сухих дров, съедаемых жарким пламенем, где-то далеко, на пределе слышимости, друзья изредка слышали шорох и скрип. Не смотря на отдалённость и призрачность этих звуков, страх всё равно заставлял их всё больше подкармливать пламя, умножая жар и свет.
  - Прекратите,- внезапно сказал Бэлл, придержав за руку Камомилу, собиравшуюся пожертвовать костру очередную ветку.
  - Что с тобой?- удивилась Кама.
  Только сейчас, приглядевшись, друзья заметили, что Бэлл страшно бледен, а нижняя губа его прокушена до крови.
  - Бэлл, в чём дело?- спросил Ирис, положив руку на плечо другу, чтобы ободрить.
  - Они говорят со мной,- дрожащим голосом ответил фей.- Они издеваются.
  - О чём ты?- побледнела Диази.
  - Переродки, они рядом. Они твердят, что нам всё равно не хватит дров. Что им остается только подождать.
  Вновь послышался шорох. Разыгравшееся воображение то и дело норовило превратить тени от костра в зловещие силуэты. Каждый звук казался издевательским смехом тварей, предвкушающих момент, когда затухнет пламя. Вняв голосу разума, друзья стали экономить дрова, убеждая себя, что переродки врут и рассвет уже близок. Но сушняк подходил к концу, а бесконечная ночь всё длилась.
  Костёр становился всё меньше, тени подступали всё ближе. Несколько раз они оформлялись во что-то крылатое, чёрное, зловещее. Бросив в огонь последнее, что у них оставалось - внушительных размеров бревно, друзья поднялись на ноги и взялись за руки.
  - Рассвет уже близок, я чую,- дрожащим голосом твердила Камомила.
  - Они уже здесь, совсем рядом,- шептал Бэлл.
  Полыхнув последний раз, пламя угасло, остались только пылающие в ночи угли, как яркие отголоски некогда прекрасного, жаркого светила.
  - Ирис, назад!- крикнул Бэлл. Но фей не собирался продавать свою жизнь так дешево. Он выхватил из углей не прогоревшую ветку, схватил её за холодный конец и вышел вперёд, размахивая угольком перед собой.
  - Твари!- кричал он.- Только попробуйте! Только приблизитесь!
  Не говоря ни слова, Диази сделала шаг и схватила Ириса за руку с намерением вернуть его обратно в круг. Но так уж совпало, что в этот самый миг, один из переродков решился на атаку. Целясь своими длинными когтями в плечо хранителя, он не ожидал, что в происходящее вмешается фея и вместо того, чтобы схватить нагло выскочившего прямо под его когти Ириса, он всего лишь оцарапал руку Ди.
  - Скоро год!- закричала в пространство Диази, проигнорировав вспышку боли в поврежденной руке.- Вы хотите нарушить соглашение? Хотите, чтобы Эры отменили обряд передачи энергии?
  Звуки внезапно затихли, на грани слышимости ребятам привиделось недовольное шипение.
  - Они знают, что мы здесь! Они не простят вам нашу смерть! Хотите разрушить свою кормушку ради удовлетворения сиюминутных желаний?!- не сдавалась фея.
  Диази непонятным, непостижимым образом угадала главный страх переродков. Уж слишком те зависели от древних хранителей, уж слишком те боялись потерять их доверие. Её панические вопли, скорее знак отчаяния, чем расчётливые действия, помогли больше, чем полыхавший всю ночь огонь. Переродки отступили. Звуки стихли. На лес опустилась оглушающая тишина. Друзья, дрожа всем телом, смотрели на пылающие уголья и вслушивались во тьму, всё ещё неспособные поверить, что всё обошлось.
  До рассвета оставалось чуть менее часа...
  
  .....
  
  Этот магический эксперимент привёл к самым разнообразным последствиям. Оправившись после столь чудовищного выброса энергии, под бдительным оком медведя, навязчивой заботой медведицы и непрекращающимся потоком вопросов любопытного медвежонка, Каракал понял, что его эмпатические способности усилились, как и способность ментального контроля окружающего пространства.
  Первое было ужасным открытием. Свою способность улавливать чужие эмоции Каракал, мягко говоря, не любил. А вот второе стало поводом для постоянной пробы сил в практической магии.
  Впрочем, на это времени у него особо не было. Весь лес признал его лекарские способности и к нему потёк непрекращающийся ручеёк страждущих, большинство которых сразу же отсеивалось после угрожающего рыка медведя. Но часть из них были настолько ослаблены, что воспринимали Каракала как последний лучик надежды. На таких не действовали никакие угрозы.
  Как итог - совершенно непостижимым образом Каракал научился избавлять живых существ от болезней. Но это настолько истощило его внутренние силы, что ещё не до конца выздоровев, он стал серьёзно задумываться о бегстве, в необходимости которого его наглядно убеждал возрастающий с каждым днём, не прекращающийся ни на миг поток просителей.
  Однажды ночью Каракал разбудил дремлющего в корнях раскидистой ивы медведя.
  - Мне пора уходить,- сказал юноша. Сны о родных измучили его душу. Он страшно скучал, а бездействие снедало его изнутри.
  - Зачем?- удивился косолапый.
  - Мне нужно найти мудрых. Мне нужно вернуться домой.
  - Так ты вернёшься назад?- с совершенно потерянным видом спросил медведь.- Хранители не вернуться?
  Каракалу уже надоело спрашивать об этих непонятных хранителях и о тех неясных причинах, которые заставили лесных жителей причислить к их племени его скромную персону. Животные хоть и рассуждали здраво, но столь тяжелые для них понятия объяснить не могли.
  - Не знаю,- качнул головой Каракал.- Но мне пора идти дальше. А ты не забывай, что хищники созданы не для того, чтобы кичиться друг перед другом своей силой. А для того, чтобы очищать мир от слабых, нежизнеспособных особей.
  Таким образом юноша хотел напомнить медведю их первую встречу, побаиваясь что в следующий раз тому крупно не повезет и его просто прибьют на месте. Но косолапый внезапно склонил перед ним голову, как будто Каракал изрёк просто невесть какую мудрость. Сокрушенно покачав головой, юноша бросил в сторону мирно дремлющих медведицы и медвежонка взгляд, полный благодарности и скрылся в чащобе.
  До предела ускорив свой бег, он вознамерился в сжатые сроки покинуть этот суетливый лес, пока местные жители не определили его местонахождение. Опасаясь снова нарваться на какого-нибудь просителя, Каракал бежал всю ночь, а потом и утро, упорно игнорируя накопившуюся усталость и даже возникшую через некоторое время боль в боку.
  А местность всё менялась. Старых деревьев встречалось всё меньше и меньше. Их листва уже не так сильно задерживала солнечные лучи. И хоть столь яркий свет был ему всё ещё неприятен, но уже не вызывал настолько сильный дискомфорт как в начале пути. А вскоре он вылетел вихрем из леса и лапы его утонули в горячем, но таком мягком песке. Застыв на месте, Каракал с трепетом в сердце смотрел на открывшуюся перед ним картину.
  На все пространство, куда падал глаз, растекалась вода. Небольшие волны, созданные ветром, преломляли лучи солнца сияющего в чистом, безоблачном небе. Они играли лёгкими бликами, ослепляя глаза. На прибрежный песок с тихим шумом набегали слабые волны. Слышна была песнь чаек в небе, воспевающих гимн свободному, морскому простору.
  От такой красоты у него замерло сердце. Каракал сел на прибрежный песок, впитывая в себя окружающий пейзаж. Искренне жалея своих собратьев, замкнутых в тёмном лабиринте пещер, не способных увидеть те вещи, что он с трепетом познал за все эти долгие ночи и дни.
  
  ......
  
  Усталые, голодные. Они пробирались сквозь Сумрачный лес, спеша покинуть столь негостеприимные места, чуть не ставшие их братской могилой.
  - Ты как?- дотронулся до плеча Диази Ирис, но та нервно сбросила его руку.
  По повреждённой руке разливалась пульсирующая боль, но мысли об этом были не ко времени. Надо было выбираться из леса. Ведь было очевидно, что следующую ночь в нём они не переживут.
  - Нормально.
  - Надо обработать рану,- упрямо сказал фей.
  - Ирис, отстань, а?- беззлобно сказала Ди.- Ну, нет у нас сейчас времени на это. К тому же там просто царапина. Ничего страшного.
  - Прости,- покаянно опустив голову, прошептал фей. Глупость его поступков с таким упорством подвергала подругу опасности, что с каждым часом у него крепло желание провалиться сквозь землю, спасаясь от чувства вины и стыда.- Это всё моя вина.
  - Перестань, если бы не ты, я бы никогда не решилась выкрикнуть те слова, что так напугали этих тварей.
  Диази развернулась и, ободряюще улыбнувшись, погладила его по щеке.
  - Спасибо за то, что поделился со мной своим мужеством.
  Щёку в месте прикосновения её руки обожгло жаром, а по телу прокатилась дрожь. Его внезапно охватило непонятное, непостижимое чувство одновременной тревоги и радости.
  Но в следующий миг Ди отвернулась и продолжила путь, оставив позади совершенно выбитого из колеи Ириса.
  Через два часа пешего хода от того места, где они спасались от переродков, Сумеречный лес, наконец, закончился. Друзья вывалились на пограничное поле под палящие лучи солнца. Уставшие, изможденные из-за тяжелого дня и бессонной ночи, они так обрадовались появлению небесного светила, что в их душе открылось второе дыхание, позволившее довольно бодро преодолеть путь до пограничного леса.
  А уж там друзья побросали свои сумки на землю и с удовлетворёнными стонами растянулись на мягкой, душистой траве. Наслаждаясь, утопая в таком приятном, но таком обыденно-привычном шуме пения птиц и шелеста трав. Долгое время они просто лежали, глядя в небеса. Всем было понятно, что после таких приключений не может быть и речи о продолжении пути.
  - Надо поесть,- первой отозвалась Камомила, впрочем, так и не предприняв попытки подняться.- Лично у меня только орехи остались. Собирать ягоды лениво, так что давайте приговорим тот остаток провианта, что у нас уже есть. Потом ещё насобираем.
  - У меня корений немного. Ну, сушеные фрукты тоже. Нектара фляжка,- начал перечислять Бэлл.
  - Ну, фляга с нектаром есть у всех. Спасибо запасливой Диази,- заметила Кама.
  - У меня сушеных фруктов много. А ещё я диких яблок набрал по дороге,- признался Ирис.
  - И когда успел?- удивилась фея.- Они хоть не очень кислые?
  - Терпимо.
  - Ди, а у тебя что?- полюбопытствовала Кама, но получила в ответ молчание.- Диази? Что там у тебя?
  В груди у Ириса всё похолодело от внезапной догадки. Он метеором вскочил с насиженного места и бросился к Диази.
  - Она без сознания!- закричал он, поднимая Ди за плечи и вглядываясь в её бледное лицо, на котором выступили крупные капельки пота.
  - Что?- опешила Камомила, срываясь с места.
  Диази дрожала всем телом, кожа её была холодна. Когда Ирис попытался закатать рукав невесомой, кофейного цвета кофты, чтобы рассмотреть поближе место ранения, фея застонала от боли, но так и не пришла в себя.
  - Ирис, её что, ранили?- побледнела Кама.
  - Да,- выдохнул фей. За его плечом судорожно втянул воздух Бэлл.- Кама, насколько это опасно?
  Не говоря ни слова, Камомила наклонилась над подругой и разорвала рукав кофты. И тихо застонала от открывшейся картины. Рука Диази стала словно тряпичной. Она была холодна, опухла и посинела. Края раны, нанесённой переродком, почернели.
  - Насколько это опасно?- дрожащим голосом повторил вопрос Ирис.
  Фея встретилась с его яростным взглядом и отвернулась, поджав побледневшие губы.
  - Кама!- требовательно закричал Ирис.
  - Все обойдется, если она доживёт до следующего утра.
  
  ......
  
  Долгое время он путешествовал вдоль пляжа, с каждым мгновением открывая всё новые грани вывода, сделанного им несколько дней назад: море - это прекрасно.
  Каракал полюбил многие вещи, которые до этого были ему неприятны. Он стал встречать рассветы, подолгу глядя на поднимающееся над горизонтом светило, прекратив испытывать раздражение всякий раз, когда оно слишком сильно слепило глаза. Полюбил купаться, ведь раньше он окунался в воду только лишь из прагматических соображений, добывая еду. Но вода в море была не такой. Она не холодила кожу, а давала возможность остыть нагревшейся на солнцепёке шкуре. Она была более упруга, и потому в ней было легче плавать, хоть из-за мерзкого вкуса пить её было невозможно.
  Каракал часто отплывал довольно далеко от берега. А однажды заплыл в коралловый риф. Не погружаясь под воду, а просто глядя сквозь прозрачную морскую пелену на юрких, цветастых морских обитателей, юноша, в который раз поразился великому многообразию жизни родного мира. Каждый раз он говорил себе, что всё - его нечем больше удивить. И каждый раз он понимал, насколько был наивен. Чтобы исправить своё невежество, Каракал старался как можно более подробно изучить новую грань неизвестного прежде мира.
  Однажды утром, когда он мирно дремал на песке, Каракал проснулся от какого-то неясного дискомфорта. Открыв глаза, он увидел, что вокруг него пляж заполнился маленькими черепашками, которые выбрались из песка и стремились в море, хором твердя лишь одно слово, сотни и тысячи раз:
  - Вода. Вода. Вода.
  Каракал долго с улыбкой наблюдал за мальцами, пока не заметил, что одного за другим их хватают чайки. Наглые птицы, им было лень охотиться за рыбой, которую было гораздо сложнее поймать. Они предпочитали гораздо более слабую, незащищенную добычу.
  Пришедший в ярость, он стал носиться по пляжу, отгоняя чаек подальше от маленьких черепах. Но птицы продолжали своё занятие, просто отлетев подальше. Тогда он разозлился и отдал ментальный приказ им убираться прочь. К сожалению, пляж был слишком велик, чтобы Каракал смог долгое время удерживать птиц на расстоянии.
  Бессильная злоба охватила его. Чайки владели воздушной стихией, а он нет. Вот если бы он смог догнать, проучить, хоть одну из них, наглые птицы восприняли бы его угрозы всерьёз.
  И так крепко стало его желание наказать хотя бы одну из чаек, что, сам не замечая того, он отправил в пространство крик:
  - А ну все сюда!
  И птицы подчинились! Заворожено глядя на Каракала, они стали спускаться пред ним, хлопая крыльями, взрыхляя мягкий песок. Зачарованно глядя на юношу своими круглыми глазами цвета океана, чайки в полном молчании подходили всё ближе и ближе.
  К счастью для птиц, Каракал настолько обалдел, получив от своего зова столь странный эффект, что сразу ослабил ментальный контроль и чайки в испуге разлетелись кто куда.
  Вечером, когда он нашел в себе силы обдумать произошедшее, он не стал радоваться очередному подарку судьбы, а постарался разложить все открывшиеся перспективы по полочкам. Хорошо было то, что Каракал смог отстоять свою позицию - стоило наглым птицам получить подтверждение, что этот странный котяра не шутит, угрожая их безопасности, как чайки тут же поспешили убраться подальше.
  Плохим же было то обстоятельство, что его способности развивались слишком уж стремительно, и он не знал даже половины своих возможностей.
  Каракал и раньше знал, что не обделён магическим даром. Но дома его способности не выходили за рамки обычного. Попав в этот мир, он перестал что-либо понимать. А это привнесло в его жизни элемент непредсказуемости. Каракал сильно переживал, что неосознанно применив новые грани своего дара, он в один далеко не прекрасный миг может просто сжечь себя изнутри.
  А раз так, надо срочно задуматься о возможностях самоконтроля.
  
  
  Глава 8
  
  - Бэлл, ты можешь передать зов через травы Райндам? Они же великие лекари! Вдруг они придут! Вдруг смогут помочь!
  Ирис нервно наматывал круги по поляне. Бэлл с абсолютно потерянным видом молча следил за перемещениями друга.
  - Ты идиот!- не выдержала Камомила.- Они все живут далеко на востоке! Каким это образом кто-то из них может оказаться здесь?
  - А вдруг!- не сдавался Ирис.- Если это повысит шанс Диази выжить хоть на сотую долю процента, то я готов сделать что угодно!
  Камомила поджала губы и нахмурилась, а потом подошла к явно пребывающему в истерике другу, и со всей силы врезала ему под дых.
  - А ну успокоился,- ледяным тоном сказала она, после того как Ирис согнулся, хватая ртом воздух.- Не ты один тут переживаешь. Но сначала,- голос её дрогнул,- сначала давай всё-таки сделаем то, что можем. Потом обговорим остальное. Бэлл,- решительно посмотрела на друга фея.- Поговори с травами. Вдруг кто-то из них согласиться помочь. Я со своей стороны обещаю максимальную подпитку энергией. Насколько хорошо получиться - не знаю. Это всё-таки больше епархия лекарей. Но...
  Бэлл молча кивнул и скрылся между деревьев.
  - Ты соберешь дров, разожжешь костёр и вскипятишь воду,- обратилась к Ирису Кама.- Её надо согреть, тьма любит холод.
  После отповеди Камы Ирис впал в состояние глубокой апатии. Мысли и чувства клубились туманом в его голове, не успевая оформляться во что-либо объемное. Механически сделав всё, что ему сказала Камомила, он остановился возле Диази, укутанной во все найденные у них одеяла. Какой же она казалось маленькой и слабой! Какой же хрупкой и беззащитной!
  Камомила вернулась после всех своих магических экзерсисов абсолютно истощенной. Когда фея, склонившись над костром, пошатнулась, чуть не упав, Ирис принудительно усадил её на землю, отобрав лекарственные травы.
  - Что надо делать?- сквозь комок в горле, скрывая упрятанную глубоко внутрь боль, спросил он.
  - Тот, с широкими листочками запарить в воде. Поить и промывать рану. А тот, пушистый, помыть и растереть с водой, для перевязки,- ответила Кама и облокотилась о старый, немного трухлявый пень устало прикрыв глаза.
  Ирис отогнал сунувшегося было помогать Бэлла, сам приготовив лекарство, сам обработав и перевязав раненую руку Диази.
  Как же это всё получилось? Как он не заметил, что ей настолько плохо? Он же постоянно следил за ней! Какой же это сильной надо быть, чтобы до конца сквозь силу улыбаться, до конца не показывать свою боль? Если вдуматься, почему они все раньше не замечали, насколько уникальная личность находиться рядом с ними?
  - Тебе надо поспать!- сквозь размышления услышал он голос Камомилы и отрицательно помотал головой.
  Мелькали мысли. Мелькали воспоминания. Он всё больше и больше понимал, насколько много для них она значит. Как часто она заставляла друзей передумать, если видела, что они попадут в неприятности. Настолько же часто она вытягивала их из этих самых неприятностей, сама при этом выставляясь несмышлёным ребёнком. А почему? Чтобы им было проще простить себе свои же ошибки! Чтобы они никогда не почувствовали дискомфорта общаясь с ней!
  Вечерело, плечи стала обдувать прохлада, а он всё так же сидел рядом с Диази, взяв её за руку. Подошел Бэлл и накинул на его плечи тёплую кофту, но Ирис этого даже не заметил.
  А ведь ему всегда казалось, что это он придумывал выход из любой передряги. Что это он всегда умудряется находить подход к наставникам, заставляя их сменить гнев на милость. На деле же он оказался всего лишь мастером втравливать друзей в неприятности.
  Перед глазами крутились образы. Её весёлый смех. Их глупые разговоры ни о чём. Вспомнилась её способность ответить абсолютно на любой вопрос и глубокое отчаяние, когда в острый жизненный момент она этого сделать не смогла.
  А та счастливая улыбка в миг, когда она увидела рассвет за пределами своего дома. Ведь Диази больше других мечтала выбраться из радужного предела, своими глазами посмотреть на все те вещи, которые описаны в книгах. И при этом именно она останавливала друзей в тот миг, когда они решили отправиться в этот авантюрный поход.
  - Ирис, не мучь себя,- потрусила его за плечо Камомила.- Надо поспать.
  Она с тревогой смотрела на друга, который даже не поел за всё это время. Испытывая огромное желание усыпить его магией, фея всё же передумала. Тяжело вздохнув, она села рядом с Диази. А вскоре свернулась клубком прямо на земле, печально глядя на пляшущие языки пламени. Рядом пристроился Бэлл, успокаивающе перебирая волосы Камомилы.
  Но Ирис не замечал друзей. Он слишком глубоко был погружен в свои мысли. Воспоминания прокручивались в голове, перескакивая от глубокого детства до сегодняшних дней.
  А ведь она обладала уникальной способностью всегда одним своим взглядом, одним своим жестом, фразой, словом заставить забыть об окружающих проблемах. Представить, что её больше никогда не будет рядом, было словно лишиться частички души. Создатель, как же ему сейчас страшно!
  Почему? Ну почему мы всегда замечаем то, насколько другое существо дорого нам лишь тогда, когда возникает возможность его потерять навсегда?
  Несмотря на то, что рядом полыхал костёр, несмотря на то, что её закутали как куколку в тёплые одеяла, кожа феи оставалась холодной. Ирису вдруг показалось, что дыхание Диази слабеет и живот будто проткнули горячим штырём. Казалось, что вместе с нею и у него по капле вытягивают жизненную силу. Почему владея магией большинство хранителей обречены помогать чужим, но не своим? Почему они вынуждены корчиться в бессилии, имея способность вытянуть любого своего подопечного буквально из-за кромки?
  Если бы у него была возможность сделать хоть что-то. Если бы у него была сила что-либо изменить.
  Сам того не замечая он погрузился в полудрёму. И в этом странном полусне он был не один. Его окутывал тёплый ветер. Южный и ласковый, он был переменчив и непредсказуем. Но он был его другом.
  - Так сильно хочешь помочь?- тихо спрашивал он.
  - Да,- чуть слышно шептал фей.
  Теплый ветер вздыхал, дружелюбно и грустно. Он спрашивал, выведывал его секреты, улавливал воспоминания, сплетаясь с ними, изучая его мысли, душу.
  - Это сложно,- убеждал его он.- Это очень сложно, малыш.
  - Мне всё равно,- в отчаянии кричала душа Ириса. Он не хотел, не мог представить себе день, когда его чувства к ней станут всего лишь воспоминаниями.
  - Подумай... не спеши... - шелестел в его сознании ветер.- Ведь ты вполне можешь лишиться жизни в обмен.
  - Мне всё равно. Я не смогу с этим жить. Прошу!
  И снова шелест, полный сомнения.
  - Спи малыш. Просто спи. Доверься книге судеб...
  
  ....
  
  За последние дни он смог очень далеко продвинуться в практической магии. Потихоньку пробуя каждую открывшуюся свою способность, Каракал определял границы своих возможностей. И переосмысливал их вновь, ибо с каждым их использованием они всё возрастали. Уже сейчас он мог уверенно себя считать самым сильным магом среди сородичей.
  Каракал с лёгкостью мог взять под свой полный контроль до полусотни птиц и животных. Для охоты теперь ему стоило просто зайти по косточки в воду и призвать необходимое количество рыбы. Он мог поставить на какое-либо место столь сильный ментальный приказ, что никто из зверей не осмелиться его нарушить в течение года. А однажды испугавшись неожиданно выскочившего ему под ноги варана, Каракал его чуть не обуглил, выдохнув из пасти поток горячего воздуха. После этого он вновь надолго впал в глубокую задумчивость. Но, начиная привыкать ко всё новым и новым сюрпризам, Каракал довольно быстро решил, что будет развивать новую способность наравне с остальными. Ведь если у него в голове будет держаться столько неразгаданных загадок, он просто сойдёт с ума.
  А тем временем он приближался к горам. Не желая вновь углубляться в лес, он надеялся, что сумеет их обойти. Но оказалось, что его чаяниям не суждено сбыться.
  Горы были крутыми, обрывистыми. Через них могла перебраться разве что птица. Вдоль берега по морю тоже плыть не стоило, потому что морское дно в тех местах было непредсказуемым. Ближайшие сто метров от берега море превращалось в смертельную ловушку, покрытое воронками, бушующее двухметровыми волнами. Попытавшись же обойти скалы по лесу, Каракал нарвался на бескрайнюю, погрязшую в запахе гнили топь.
  Долго он размышлял, что ему делать дальше. Шаг за шагом Каракал обследовал местность, но ему ничего не приходило в голову, кроме варианта возвращения назад в поисках более удобных обходных путей.
  Стало так обидно! Он прошел довольно большой отрезок пути и, казалось, каждый шаг приближает его к мудрым. К возвращению домой. К познанию загадок этого мира. А теперь ему придётся возвращаться назад? Неизвестно сколько тратить времени в поисках обходного пути. Идти обратно, рискуя опять набрести на старых лесных знакомых, которые его так просто от себя не отпустят.
  Взгляд Каракала непроизвольно стал всё чаще обращаться к морю. В последние дни ему стало казаться, что на грани его видимости мелькает кусочек суши. Он так до конца и не мог понять, иллюзия ли это, самообман ли? А, может, всё же - правда, и у него есть шанс по воде достичь новых земель?
  Эта мысль долгое время манила его. Она возвращалась к Каракалу с упорством, достойным любого старейшины, убеждая его в своей гениальности. Она бередила его мысли, всё то время, пока он обследовал пляж и скалы, пытался определить, проходима ли топь. Пока завидовал птицам, которые могли преодолеть эти горы, даже не заметив этого.
  В какой-то определённый момент ранним утром. Сразу после удачной охоты, когда он сыто смотрел на накатывающие на каменистый берег пенистые волны, он всё решил для себя. Подождав, когда уляжется тяжесть в желудке от свежего мяса, он погрузился в воду и поплыл, решив считать этот заплыв разведкой. В конце то концов, если он почувствует усталость, то может развернуться и поплыть обратно.
  Каракал мерно перебирал лапами, солнце согревало затылок. Вскоре, он смог получить доказательства существования в пределах видимости другой суши. От радости ускорив своё продвижение, Каракал решил для себя, что сегодня же туда и доберется. Но он даже не догадывался, насколько море может быть обманчивым. И что те вещи, которые кажутся здесь такими близкими, могут оказаться вне пределов его досягаемости.
  И он продолжал плыть. Хоть солнце уже стояло в зените, но земля казалась всё такой же далёкой. Он устал, каждая волна норовила залить воду ему в нос или в глотку. Лапы онемели от напряжения. Он обернулся назад, но покинутый берег казался отсюда призрачной дымкой, миражом, скрытым в тумане. И было неизвестно, сможет ли он вернуться до того, как силы оставят его насовсем. Вполне может оказаться, что туда, куда он всё это время плыл, добраться гораздо легче и ближе. Главное, чтобы хватило сил.
  Солнце стало клониться к закату. У Каракала уже кружилась голова. На каждом третьем гребке он погружался с головой в воду. Воздуха стало панически не хватать. И хоть суша уже раскинулась перед его глазами во всю ширь, но берег всё ещё оставался таким далеким! Он боролся, собирая все силы, вкладывая в каждый свой гребок всё, что у него осталось. Но воздуха уже не хватало. Лапы сводило болезненной судорогой. Тело словно превратилось в камень, в какой-то момент отказавшись ему подчиняться совсем. И именно в тот самый миг над его головой сошлись тёмные воды океана. Он так не хотел умирать, так не хотел поддаваться судьбе, что не переставая посылал в пространство зов о помощи. В глазах стало темнеть, когда некто большой и могучий подхватил его беспомощное тело и понёс к поверхности.
  Вынырнув из воды, Каракал сделал судорожны глоток воздуха и закашлялся. Тело тряслось от усталости, из-за нехватки сил он даже не мог полноценно открыть глаза. Сквозь полу прикрытые веки он смог разглядеть только покатую, серебристого цвета спину огромного существа.
  - Совсем колдовать разучились,- сокрушенно бурчал спаситель, с неимоверной скоростью несясь в сторону берега.- И правильно вас наказали. Глупые несмышлёныши. Дети. Сразу норовите умереть, выбравшись из своей норы.
  Непонятно почему, но это монотонное ворчание страшно поднимало Каракалу настроение. Вспомнился старик Овл. Даже хватило сил полноценно открыть глаза, но голова тут же закружилась, и он смог уловить только силуэт солнца, стремящегося скрыться за горизонтом.
  Наконец его шкуру перестал холодить поток свежего воздуха. Они остановились.
  И вдруг Каракала подняли за шкирку, как нашкодившего котёнка и выкинули на тёплый песок. Но на возмущение столь брутальным поведением сил у него не хватило, как и на благодарность.
  - Приглядывать они должны за нами. Ишь ты,- продолжал бурчать голос.- Самих спасать приходиться,- и добавил презрительно,- хранители.
  А потом послышался плеск воды, и всё затихло. Только тихие крики чаек продолжали напоминать ему, что это не сон.
  
  .....
  
  - Выглядишь неважно,- сокрушенно покачала головой Камомила.- Ты что заболел? Ещё один, блин. Бэлл, если собираешься повторить их подвиг, то либо прибей меня, либо я прибью вас. Чтоб не мучились.
  Было видно, что фея ворчит скорее от облегчения, чем от злости.
  Ирис долго не мог придти в себя. Тело ощущалось чужеродной, тяжеленной махиной, абсолютно непригодной к эксплуатации. Мысли разбегались, то акцентируя его внимание на солнце, что уж слишком слепило глаза. То на том, что неплохо было бы почесать левую лопатку, но рука так затекла, что попытки провести сиё действие не увенчались успехом.
  Но вскоре к нему стали возвращаться воспоминания. Сначала в его голове упорно вертелась мысль о том, что ему надо спросить у Камомилы нечто важное. Потом он стал анализировать, откуда у него могло взяться сильное чувство тревоги? Причём сильной настолько, что она вот-вот могла превратиться в страх или панику. И тут в голове у него молнией пронеслось всего одно слово: 'Диази'.
  Откуда у него взялись силы, понять было сложно. Но Ирис сразу вскочил на ноги, сбросив одеяло, и стал судорожно оглядывать место стоянки в поисках Ди. К нему тут же подскочила Кама, попытавшись уложить обратно.
  - Сумасшедший, ты же на мертвеца похож, а прыгаешь как заяц,- закричала она.
  - Диази,- просипел Ирис.
  - Да жива она, жива!- закричала Камомила, после чего всё-таки уложила Ириса на землю.
  Подошёл Бэлл и сунул в его руку кружку с цветочным сбором, сдобренным мёдом и фруктами.
  - Ты надорвался, похоже. Надо восстановить силы,- пояснил он.
  - Надорвался,- пробурчала Кама.- Конечно, двое суток не спать. Да ещё заснуть на голой земле полураздетым.
  - Кама,- внезапно прервал её Бэлл.- Помолчи.
  Фея от удивления с громким щелчком захлопнула рот. А Бэлл придержал собравшегося самостоятельно отправиться проверять состояние Диази друга.
  - Пей, я сказал,- с грубой настойчивостью повторил он.- Я всё тебе расскажу. И не спорь, иначе напою тебя силой.
  Ирис угрюмо взглянул на друга, но потом всё же решил послушаться и поднёс кружку к губам. Зубы застучали по глиняным ободкам.
  - Она согрелась. Опухоль прошла. Дыхание ровное,- начал перечислять фей.- Рана всё ещё выглядит страшновато, но та пугающая чернота прошла.
  - Она очнулась?- хрипло спросил он.
  - Ближе к рассвету,- кивнул Бэлл.- Попросила воды и уснула опять.
  - Ясно,- выдохнул Ирис и отставил пустую кружку. Хотелось плакать и одновременно смеяться от облегчения.- А можно?..
  - Тебе надо поесть,- перебил Бэлл, положив перед ним орехи и малину.
  - Бэлл, мне надо...
  - Поесть,- закончил за него друг.- Помочь или сам?
  - Издеваешься?- разозлился Ирис, от чего у него даже прибавилось сил.
  - Пользуюсь моментом,- попытался пошутить Бэлл, но шутка не удалась. Он это понял по хмурому выражению лица друга, который приготовился спорить.- Надо. Ешь, или я сам тебя накормлю.
  - Потом ты мне поможешь подняться?- спросил Ирис, поняв, что так просто фей от него не отделается.
  - Потом я помогу тебе подняться.
  Но когда Ирис доел, Бэлл требовательно уставился в глаза Камомилы. Фея тяжко вздохнула, сокрушенно покачав головой. А потом пробормотала несколько слов, заставив Ириса уснуть глубоким сном.
  - Врать нехорошо, ты в курсе?- осведомилась фея.
  - А я и не соврал,- спокойно пожал плечами Бэлл.- Я же ему сказал, что помогу подняться ПОТОМ. Но не уточнил, когда именно.
  - Не знала, что ты можешь быть таким расчётливым,- хитро прищурилась Кама.
  - С кем поведёшься,- фыркнул Бэлл.
  - А ты не считаешь, что это было слишком жестоко? Пускай бы сам убедился, что с Ди всё в порядке. Да и заснул бы потом.
  - Ага, как же. Ты разве ничего не помнишь? Он же вчера выглядел так, будто готовился умереть вслед за ней. Увидев Ди, он бы опять впал в то своё состояние. И тебе было бы гораздо сложнее его заколдовать. Ты ведь сама довольно сильно истощена.
  - Однако,- пораженно сказала Камомила.- Оказывается, в молчании есть своя прелесть. Успеваешь все подметить и обдумать.
  - Это для вас я молчун,- не согласился Бэлл, перебирая вещи в сумке.- А так я постоянно с кем-то, да говорю. Просто у меня собеседников всегда несколько больше.
  - А...
  - Иди спать, я подежурю,- прервал подругу Бэлл.
  - Но...
  - Иди,- настойчиво повторил он.- Мне ещё сумки переупаковывать. Уж слишком много еды я добыл. Да и наших болезных стоит немного разгрузить.
   Камомила бы ещё поспорила, но уж слишком она устала за эту бессонную ночь. Ведь даже если удавалось поспать хоть чуть-чуть, из-за переживаний сон не приносил нужного облегчения. Решив так, фея подхватила сотканное из пуха покрывало и устроилась возле облюбованного ею ещё вчера старого пня.
  А Бэлл всё думал. Откуда у него такое чувство, что что-то изменилось? Может быть, просто вчера была слишком странная ночь? Ведь и лес вокруг казался каким-то мистическим, и ветер был каким-то странным. Камомила открылась ему с совершенно неожиданной стороны, из волевой и язвительной особы, превратившись в заботливую, но в то же время хрупкую личность. Точно так же его поразил и Ирис. Самоуверенный, порой даже самовлюбленный, всегда искренний и импульсивный. Никто никогда не смог бы предположить, что болезнь Ди его настолько страшно заденет.
  Он и сам еле сдерживался, чтобы не удариться в панику. И лишь только труд мог отвлечь его от тяжелых мыслей. За вчерашний день он насобирал столько еды, что пришлось от половины её избавляться.
  Шло время. Бэлл перепаковал свои сумки и вёл неспешную беседу с деревьями и травами, пытаясь выяснить, что происходит в радужном пределе. Но ничего путного он выведать не смог. Всё внимание растений сейчас было направлено на северо-восток.
  Потухшие угли внезапно покрылись лёгкими искрами, которые тихо потрескивая стали медленно превращаться в огонь. Бэлл раньше видел такое, поэтому не сильно удивившись, подсел поближе к костру. Когда же в языках магического пламени появился провидец Дурман, он с серьёзным видом посмотрел ему в глаза и приложил палец к губам.
  - Что у вас произошло?- прошептал провидец, оглядывая полянку, на которой, где придётся, вповалку спали друзья.
  - Диази ранил переродок. Всё обошлось, но мы страшно устали,- зашептал в ответ фей.
  - Переродок? Ранил?- слишком громко изумился Дурман. Бэлл сердито наморщился, ведь их разговор таки разбудил Камомилу, сон которой был менее крепким, чем у всех остальных.
  Фея недоуменно за озиралась, спросонок не сразу определившись, что вокруг происходит. Но потом тихо поднялась и присоединилась к их разговору.
   - Бэлл, как это произошло? Её точно ранил именно переродок?- тихо осведомился провидец.
  - Не знаю, там было слишком темно,- растерялся фей.
  - А кто же ещё может быть в Сумеречном лесу?- удивилась Камомила.
  - В чём дело?- напрягся Бэлл.
  - Понимаете, такие ранения, сколь бы они ни были незначительны, умеют лечить только целители. Ну, или Райнды.
  - А вы?- внезапно заинтересовалась Кама.
  - И я,- согласно кивнул провидец.- Только я использую более специфический метод.
  - Кто ещё мог находиться в Сумеречном лесу помимо переродков?- почесал затылок Бэлл.
  - Лучше расскажите, что там в радужном пределе,- прервала его Камомила.
  - Только что закончился последний поединок. Получилось запечатать всех слуг Хаоса, кроме двух. Они сбежали и, судя по всему, стремятся догнать вас.
  - Через Сумеречный лес они пойдут?- напряженно спросила Кама.
  - Вряд ли,- качнул головой провидец Дурман.- Но вам не стоит здесь надолго задерживаться.
  - Сегодня мы не сможем идти,- твёрдо сказал Бэлл.
  - Хм, оно и понятно. Признаться,- голос провидца внезапно дрогнул.- Я страшно боялся за вас. Глупенькие, и почему вы отказались от сопровождения? Всё могло быть иначе.
  Бэлл пристыжено отвёл глаза. Он чувствовал себя страшно виноватым.
  - Не будем о прошлом,- правильно истолковал реакцию Бэлла Дурман.- Я сам виноват в произошедшем.
  - Бэлл,- внезапно донесся хриплый зов со стороны Ириса.- Горгов врун. Помоги подняться, иначе я тебя прибью.
  Злобно шипел Ирис, пытаясь выпутаться из связавшего его по рукам и ногам одеяла. После сна у него явно прибавилось сил. Друзья подбежали к другу и общими усилиями подняли его на ноги. Ирис пошатнулся, но утвердившись на ногах, молча направился к всё ещё спящей Диази. А когда его взгляд упал на её порозовевшее лицо. Когда слух оценил глубину её спокойного дыхания, по телу его огненной лавой распространилось облегчение. Он сдавленно всхлипнул и присел возле Ди, не в состоянии отвести взгляда от её лица.
  - Не может быть,- внезапно услышали они позади сдавленный возглас Дурмана. Бэлл и Кама обернулись, ведь за всеми этими треволнениями они совсем забыли о его присутствии.
  Старый фей застыл, нервно хватаясь за края одежды. Лицо его было бледным, глаза горели лихорадочным блеском.
  - Двести лет я искал. Я уже не верил,- дрожащим голосом говорил он.
  - Что случилось?- удивлённо спросила Кама.
  - Ирис... он... он провидец.
  
  Глава 9
  
  Очнулся он следующим утром, с рассветом. Голова гудела, каждая мышца в теле ныла в немом протесте. Пережитое потрясение не укладывалось в голове. Насколько же он был глуп, когда столь беспечно решил рискнуть своей жизнью. Если бы не таинственный спаситель, страшно представить, что могло бы произойти. Поблагодарить бы его, но он уже уплыл куда-то. Теперь Каракал навсегда в его сознании останется несмышлёным ребёнком, который только и делает, что втравливает себя в неприятности. Почему-то от этой мысли Каракалу становилось до ужаса тоскливо.
  Побродив немного по пляжу, он всё же решил углубиться в местный лес. Рыба надоела до ужаса, хотелось более внушительной добычи. К тому же стоило разузнать, куда ему стоит следовать дальше. Но Каракал ещё даже не подозревал, что находиться уже не на материке, а на хоть и большом, но всё-таки острове.
  Лес здесь был густым. В отличие от того, в который он угодил сразу после выхода из подземного мира, он изобиловал молодыми деревьями и невысоким кустарником. Звериных троп здесь не было, как и зверей крупнее крысы. Зато стоило вступить в его пределы, слух взрывался от многоголосого гомона птиц. В ветвях то и дело мелькали их пёстрые, небольшие тела. Был слышен шорох крыльев.
  - О нет! О нет!
  - Какой огромный!
  - Скорей!
  - Страшный!
  - Надо бежать!
  Твердила стая воробьёв, перелетая повыше, на соседние ветки. Чтобы страшный котяра их не дай Создатель не достал. Каракал наморщился. Сам не зная почему, он страшно недолюбливал птиц. Считал их слишком суетливыми и глупыми. И если зверей он ещё хоть как-то воспринимал, то птицы были для него вообще вне всяких категорий.
  - Смотри! Смотри! Он такой пёстрый!- обсуждали его синицы, сидя вне предела досягаемости на высокой ветке.
  - Никогда таких не видела!
  - Как он сюда попал?
  Стояла просто неимоверная какофония звуков. Ещё не отошедший от своих прошлых подвигов, Каракал стал злиться. Ему страшно хотелось, чтобы вокруг была хотя бы относительная тишина. Но гомон только возрастал. Казалось, что птицы специально слетаются на него посмотреть. Хотя это было не правдой. Просто некоторые из них до его прихода спокойно спали, но возникший шум их разбудил.
  - Довольно!- не выдержал Каракал.- Замолчите!
  Птицы ненадолго стихли, но потом стали с новой силой обсуждать его немотивированную вспышку гнева. Грудь Каракала кипящей лавой стала заполняться ярость, из горла донёсся приглушенный рык. А в следующий миг он оглушительной волною распространил в пространстве чувство немотивированного ужаса. Птицы на мгновение замерли на своих ветках, а потом все как одна сорвались с них и унеслись в небеса, испуганно попискивая.
  На окружающий мир опустилась просто оглушающая тишина. Каракал облегчённо вздохнул, но всё же чувство удивления немотивированным гневом стало кружиться в его голове. Что сделали ему птицы, что он настолько резко отреагировал на их пустой трёп? На обычный шум так не злятся.
  - Может я был прав, и тот приступ ярости - моя болезнь и наказание?- сокрушенно покачал головой он, вспомнив бой с Агвантибо. И тут же постарался выкинуть его из головы, объятый страхом и чувством вины. От призраков прошлого избавиться было не так просто. Ведь если проблему не встречать лицом к лицу, а убегать, то она не исчезнет, а лишь будет усиливаться.
  - Наказание! Наказание! Болеееезнь!
  Внезапно громко закричали с ветки соседнего дерева. Каракал поднял свой взгляд и увидел огромного, желтобрюхого попугая с зелёными крыльями и синим хохолком. Похоже, наглая птица была напрочь обделена чувством самосохранения. Вместо этого с риском для себя она решила безвозмездно поработать его совестью.
  - Заткнись,- раздраженно ответил Каракал.
  - Заткнииись! Заткниись! Крааа!- радостно подхватил попугай.
  Чувство ярости стало возвращаться к нему вновь. По телу прошла нервная дрожь, но, сделав глубокий вдох, Каракал попытался успокоиться. И у него это получилось. Немного постояв каменной статуей на одном месте, он взял свои чувства под контроль и отправился дальше, стремясь скрыться в ближайших зарослях. Но птицу это явно не устраивало. Попугай долго смотрел на него, нахохлив свой синий хохолок, а потом слетел со своей ветки и приземлился прямо на его голову.
  - Убью!- взревел Каракал, полностью перестав сдерживать свою ярость. Он вывернулся, попытавшись сцапать когтями наглую птицу, но та уже взлетела ввысь, радостно твердя:
  - Убью! Убью! Крааа! Убьюуу!
  Используя деревья, как опору, прыгая с ветки на ветку на зависть любой обезьяне, Каракал стал преследовать пернатого, выкрикивая ругательства. Из-за поглотившей его ярости он полностью забыл о том, что является магом, положившись исключительно на возможности своего тела. Эта гонка продолжалась около трёх часов, страшно напугав одну половину живности этого острова и безумно повеселив вторую.
  В конце концов, полностью истощенный Каракал свалился возле зарослей ежевики. Рядом тут же приземлился попугай.
  - Уйди, мучитель,- выдохнул юноша, закатив глаза, выказывая тем самым своё бессилие.
  - Крааа?- удивился попугай.
  Эмпатические способности Каракала перестали, наконец, сбоить. Он уловил дикое разочарование пернатого, которому было жаль, что столь весёлая игра так быстро закончилась. Это сначала поразило Каракала, но потом его разобрал неудержимый смех. Он скорчился на земле, не в силах сдержать веселье, больше похожее на истерику. И с каждой секундой, с каждой минутой этого лечебного действа к нему в голову проникала вся полнота понимания причины его нелюбви к птицам. Как бы это ни было стыдно, но он им банально завидовал. Их свободе, их жизнерадостности. Их способности преодолевать, не замечая, любые преграды.
  
  .....
  
  - Ээ, что простите?- переспросила Камомила.
  - Вы... уверены?- осведомился Бэлл.
  - Ирис, подойди сюда,- подозвал фея провидец Дурман.
  Ирис оторвался от созерцания спящей Диази и резко поднялся на ноги.
  - Понял, это сон,- бодро сказал он и направился к своему одеялу досыпать.
  - Стой!- выкрикнул Бэлл.
  - Тсс, Диази разбудишь,- дала ему подзатыльник Кама.
  Бэлл испуганно посмотрел на так и не проснувшуюся Ди, потом укоризненно на Камомилу и отправился за другом.
  - Уйди, галлюцинация,- отмахнулся от него Ирис. Для юного фея всё произошедшее было уже через чур.
  - Вот это мне ученик попался,- хмыкнул Дурман, похоже, уже пришедший в себя.
  - А круто Диази пошутила,- нервно захихикала Камомила, вспомнив тот далёкий разговор в сосновом лесу. Провидец даже не стал уточнять, что она имела в виду. Он понимал, что всё произошедшее требует от неокрепших умов молодых фей разрядки.
  Ещё минут пять длилась перебранка ребят. Дурман сочувственно молчал, хотя сил на то, чтобы находиться сейчас здесь уходило невероятно много.
  - Тихо,- наконец скомандовал он, поняв, что друзья уже спорят больше из спортивного интереса, чем для того, чтобы снять стресс.- Ирис, ты говорил с ветром?
  Повисло долгое молчание. Кама и Бэлл удивлённо переглянулись. Ирис же судорожно втянул в себя воздух.
  - Так это был не сон?- жалобно спросил он.
  Провидец Дурман на мгновение прикрыл глаза, подавляя радостную улыбку. Он уже не чаял найти себе ученика.
  - Наш дар тесно переплетён с ветром. Стихией, неподвластной другим феям,- пояснил он.
  - Но как ветер может говорить? Он же...
  - Молчи,- возвысил голос провидец.- Ветер гораздо мудрее и старше всех нас. И тебе надо с ним подружиться.
  На Ириса было жалко смотреть. Бледный, с синяками под глазами, он глядел на провидца потерянным взглядом вывалившегося из гнезда птенца.
  - Не бойся, это не сложно,- попытался успокоить новоприобретённого ученика Дурман, но его слова на Ириса совсем не подействовали.- Камомила, Бэлл можете оставить нас наедине ненадолго?- просительно посмотрел на друзей Дурман.
  Они переглянулись и отправились в лес, вскоре скрывшись из виду.
  - Как это произошло? Вспомни свои мысли в тот миг, когда ты наладил связь с ветром,- перейдя на деловой тон, спросил Дурман.
  - Не надо. Я не... вспоминать... не хочу,- отшатнулся от него Ирис. Воспоминания о том дне возвращали его к пережитой боли и страху.
  Провидец устало прикрыл глаза.
  - Ты ведь хотел защитить, не правда ли?- переспросил он.- Тебе была дадена сила. Вас ждёт впереди ещё много опасностей. Вас продолжают преследовать слуги Хаоса. Так зачем же ты отрекаешься от силы, которую сам попросил? Силы, которая способна всех защитить.
  Из глаз Ириса брызнули слёзы. Чтобы не позориться перед старым феем, он присел и обнял голову руками.
  - Прости малыш. Я знаю, на тебя и так слишком многое свалилось в последнее время. Но поверь - ты справишься. Ветер не способен покровительствовать недостойному. И подчиняться ему тоже не будет.
  Украдкой утерев слёзы, Ирис поднялся на ноги и твёрдо посмотрел старому провидцу в глаза.
  - Насколько у меня сильный дар?
  - Ты сильнее меня,- улыбнулся Дурман.- Знаний бы тебе, и славный защитник получиться. Диази не устоит,- хитро прищурился старик.
  - Что?- опешил Ирис, ощущая, как начинает пылать шея и щёки.
  - Неинициированный маг с незакреплённой ритуалом аурой исцеляет от проклятья переродков,- внезапно стал серьёзным провидец.- Ветер должен был тебе сказать. Мог пригрозить, что ты расплатишься жизнью.
  - Он соврал?- дрожа всем телом, спросил Ирис.
  - Нет, просто ты оказался слишком сильным.
  Повисло тяжелая тишина. Ирис всё пытался осознать слова провидца Дурмана. Но всякий раз у него по спине пробегали мурашки.
  А если посмотреть на это с другой стороны? Поступил бы он иначе, если бы ситуация повторилась? Нет. Уж в этом он был точно уверен. С чего же тогда переживать?
  - Мне пора,- прервал молчание Дурман.
  - А как же учёба?- опешил Ирис.
  - А вот она тебя и научит,- кивнул он в сторону Диази.- Основы были хорошо описаны в книгах, которые она у меня с завидным постоянством таскала. Вот и пригодиться.
  - Но как же?- жалобно возразил Ирис.
  - Не знаю, насколько получиться дальше со связью. Вы скоро зайдёте слишком далеко, чтобы было возможно общенье. Попытайся подружиться с ветром. Если что, я смогу передать сообщение через него.
  Кивнув на прощанье, провидец впитался вместе с пламенем в землю. Ирис же так и остался стоять, поглощённый неимоверным количеством проблем, внезапно свалившихся на него. И проблема общения с ветром выглядела сущим пустяком, по сравнению с тем замешательством, которое он испытывал, пытаясь представить себе разговор с Диази после её пробуждения. Как он должен поступать, что говорить, если не может понять даже самого себя?
  
  .....
  
  Ужинать пришлось рыбой. Умаявшись, Каракал вытянулся на мягкой траве в корнях у молодого ясеня, с улыбкой вспоминая прошедший день.
  После их безумной гонки попугай на некоторое время отлучился. Каракал даже подумал, что пернатый решил покинуть его уж слишком суетливую компанию. Но вскоре крылатый забияка появился вновь, абсолютно без страха опустившись ему на голову.
  - Знаешь, а это наглость,- спокойно заметил хранитель.
  - Наааглость! Наааглость!- тут же радостно подхватил попугай.
  - Не притворяйся. Я чую твои эмоции. Ты не так глуп, как хочешь казаться,- насмешливо сказал Каракал.
  Пернатый промолчал, обижено нахохлившись. Теперь задирать своего нового знакомого будет не так весело, а ему очень понравились их сегодняшние догонялки.
  Однако с головы своего нового друга улетать попугай даже не подумал, а Каракал был ему слишком благодарен, чтобы сгонять. Так эта парочка целый день и пропутешествовала по лесу. Выглядели они довольно экстравагантно, поэтому любопытные птицы получили достаточно пищи для обсуждений и сплетен. На острове опять поднялся невообразимый гомон.
  Когда Каракал лёг на землю, желая поспать, крылатый забияка ещё некоторое время крутилась вокруг него. Даже попытался расшевелить, несколько раз клюнув в затылок, но Каракал со стоическим спокойствием проигнорировал этот выпад в свою сторону. Тем временем на мир уже давно опустились густые сумерки и попугай взлетел ввысь, должно быть, решив поискать себе более уютное место для ночёвки.
  И вот тогда-то Каракал в первый раз занервничал, встрепенувшись. Ведь в окружающий мир вдруг ворвалось чувство жажды крови. Поднявшись на лапы, он стал оглядываться по сторонам. Но оказалось, что агрессия была направлена отнюдь не на него, а на его пернатого друга. Не успел попугай скрыться в густом переплетении ветвей, как с соседнего дерева спорхнула сова. Стремительной тенью она понеслась в сторону попугая. Каракал растерянно застыл, но потом собрался с мыслями и взял хищницу под свой полный контроль. Сознание крылатой тут же закричало раненой птицей, ожидающей приближения хищника.
  - Прости, охотница,- решил успокоить её юноша.- Этот забияка мне слишком симпатичен. Поищи другую добычу.
  И отпустил свой контроль. Сова застыла в воздухе, судорожно размахивая своими широкими крыльями. А потом, не испытывая и тени страха, спустилась прямо перед Каракало и пытливо заглянула в его глаза.
  И тут на него накатило, нахлынуло. Перед глазами давним, полузабытым призраком возник чёткий образ дедушки Овла. Его добрые глаза, светящиеся мудростью и жизненной силой. Его добродушный оскал. Его сильные, но мягкие лапы.
  Когда-то мир Каракала крутился исключительно вокруг этого умнейшего хранителя. Дедушка был не таким, не похожим на других. Он был так интересен, так много знал. Казалось, старик Овл мог ответить на любой вопрос. Имея огромное влияние на его родителей, приметив нестандартно мыслящего внука, старик взял малыша полностью под свою опеку и покровительство. Каракал хвостиком ходил за дедушкой, каждую минуту задавая всё новые и новые вопросы. И никогда он не знал отказа. Дедушка Овл открыл ему целый мир. Научил большему, чем все окружающие могли себе представить. Он научил его думать.
  Совсем незаметно, в порядке игры, старик укреплял его тело и дух. Учил ментальным приёмам. Лишь сейчас Каракал стал понимать, что их дурашливые игры были направлены ещё и на то, чтобы маленький внук научился основным приёмам боя. Смог защитить себя, когда придёт такая нужда. Именно поэтому в пещере Свершений юноше удалась та шальная, непродуманная атака.
  А как он скучал, когда дедушки не стало. Он остался совершенно один. Со своим странным мышлением и никому непонятным мировоззрением. Подолгу тосковал, ни с кем не общаясь, по большей части наматывая круги по пещерам, охотясь и ловя рыбу.
  Приглушить его одиночество удалось лишь маленькой сестренке Фелис, которая однажды задав старшему брату вопрос, получила настолько интересный, нетипичный ответ, что стала хвостиком бродить за Каракалом, с новыми просьбами рассказать об окружающем мире. Только сейчас он понял, что для младшей сестрёнки стал тем, кем был для него дедушка Овл.
  А он бросил её! Оставил одну, имея выбор! В отличие от старика Овла Каракал сам выбрал свою дорогу, свою судьбу. Он сам решил бежать.
  Из глаз юноши брызнули слёзы, он припал к земле. Так надолго запечатанные эмоции и воспоминания потоком вырвались наружу.
  - Пугу?- удивлённо склонил голову на бок филин. И не смотря на то, что так и не получил ответа, остался рядом.
  - Ты мне напомнил его, не знаю почему,- наконец хрипло ответил Каракал, когда пришел в себя.- Моего дедушку. Прости. Больше я тебя не потревожу.
  - Не знал, что хранители так слабы,- внезапно заговорил филин, повергнув зверя в глубокий шок. Первый раз он встречал птицу, которая излагала свои мысли настолько связно.
  - Почему ты меня не боишься?- наконец спросил Каракал.
  - А надо?- усомнилась птица.- К тому же ты прошел тест. Мне было интересно, защитишь ли ты своего нового друга.
  - Ты странный,- прищурился юноша.
  - Мне надо было понять, чем грозит птицам возвращение хранителей,- пояснил филин.
  - Может, хоть ты мне объяснишь, кто такие эти загадочные хранители?- раздраженно спросил Каракал.
  - Это слово вмещает в себе слишком много смысла. Не я должен рассказывать тебе о всей степени его значения,- прищурил свои круглые глаза филин.- Но я хотел тебе сказать совсем не это. Птицы не будут рады вашему возвращению. Они слишком любят свободу, чтобы кому-то подчиняться. Я понимаю, что от судьбы не уйти. Поэтому запомни - слова привязанность, верность для птиц наделены огромным смыслом. Хозяев они не потерпят, а друзей - вполне. Подумай над этим.
  С этими словами филин расправил свои широкие крылья и взлетел ввысь, вскоре скрывшись в густой листве.
  
  .....
  
  Когда Камомила и Бэлл вернулись, Ирис сидел прямо на земле и ковырял длинной палкой землю с отсутствующим выражением лица. Было видно, что он пребывает в глубокой прострации.
  Кама хотела уже заговорить с ним, но Бэлл положил руку на её плечо и помотал головой. Камомила прикусила губу и отправилась к Диази. Вечерело, а фея всё продолжала спать. Ей надо было хотя бы поесть, чтобы набраться сил для завтрашнего пути.
  Хотя как они смогут отправиться дальше, по-прежнему оставалось для Камы загадкой. Вряд ли подруга окрепнет до завтрашнего утра в достаточной мере, чтобы вынести все тяготы пути.
  - Подслушивал?- шепнула фея на ухо Бэллу.
  - Э, нет. Не совсем,- стушевался он.
  - А то я не понимаю,- хмыкнула она.- Рассказывай. Не буду же я одна в неведении? У меня-то нет таких хороших информаторов, как деревья и травы.
  - Потом,- помотал головой Бэлл, наклонившись над своей сумкой. Через некоторое время он смешал напиток, которым днём отпаивал Ириса.- Можешь подогреть?
  Кама взяла глиняную чашку и сосредоточенно насупилась. Через мгновение от красноватой жидкости повалил пар.
  После пробуждения Диази ещё долго не могла сообразить, где она находиться и что произошло. Выслушав ворчливые причитания друзей, она добродушно улыбнулась, выпила и съела всё, что ей предложили друзья, и вскоре заснула вновь. Ирис, было, тоже присоединился к их оживлённому разговору, но стоило ему посмотреть Диази в глаза, как сердце тут же стало своевольничать. Оно ускорило свой бег, барабанной дробью отдаваясь в ушах. Стало так жарко, будто Ирис оказался в пустыне. Он тут же отвёл глаза и поспешил уйти прочь, ощущая, как тихий ветерок насмешливо холодит его разгорячённое лицо. Да что с ним такое?!
  Вскоре вновь весело потрескивал костёр. Камомила и Бэл о чём-то тихо переговаривались. Ирис сидел один, неподалёку, полностью погруженный в нелёгкие мысли.
  Что происходит? Это чувство вины? Он же раньше мог спокойно общаться с Ди. Даже тогда, когда узнал, что она ученица Дурмана. Даже тогда, когда понял, что своим вмешательством обрёк друзей на высокий риск. Неужели так будет теперь всегда? Его чувство вины будет властвовать над телом, заставляя отводить глаза и терять дар речи? Он не сможет даже встретиться с ней взглядом? Может это болезнь? Или он просто слишком обескуражен и устал?
  Надо поспать. Завтра будет новый день и всё образуется. Его чувства придут в норму. И всё станет как прежде. Они снова смогут говорить, шутить, дурачится. Как в старые добрые времена.
  С этими мыслями, успокаивая себя, Ирис и заснул, завернувшись в пушистое покрывало. Как только с его стороны послышалось тихое сопение, Камомила скосила в стороны Ириса взгляд.
  - Заметил?- пихнула она локтём Бэлла и указала подбородком на спящего друга.
  - Что?- удивлённо спросил фей.
  - Вся с тобой понятно,- хмыкнула Кама.- Не умеешь ты подмечать детали. Ну, да и ладно, это их проблема. Ты давай,- внезапно нахмурилась фея.- Спать иди. В этот раз первой дежурить буду я.
  На следующий день они отправились в дорогу поздно. Диази хоть и пришла в себя, но была все ещё очень слаба, чтобы выдерживать длительные нагрузки. Пока они собирались, Ирис со всей отчётливостью понял, что его надеждам не суждено сбыться. И хоть он менее остро стал реагировать на её присутствие или взгляд. Но всё равно продолжал теряться и робеть от каждого обращенного к нему жеста и слова. В итоге он начал избегать Диази, даже старался не смотреть в её сторону, не говорить, не замечать. Если бы ещё это было так просто! Ведь, что бы он не делал, его мысли возвращались к ней. Где бы он ни был, его глаза всегда искали её. Он злился, не понимал что происходи, проклинал себя. Даже умудрился нагрубить Камомиле, которая восприняла эту вспышку его гнева с философским спокойствием.
  Когда они собирались выдвигаться, наблюдательный Бэлл увидел, как Ди морщиться от боли в руке, пытаясь поднять свои вещи.
  - Тебе только шмотки на себе тащить,- возмутился он, отбирая у подруги сумки.
  В голову Ирису почему-то ударила кровь. В мгновение ока он оказался возле Бэлла и выхватил у него вещи.
  - Я сам,- буркнул он.
  - Раз так хочешь, то сумки две,- спокойным голосом заметил Бэлл, пожав плечами.
  - Угу,- промычал Ирис и, не глядя на Ди, погрузил лишнюю сумку на плечо.
  На пределе слышимости послышался приглушенный смех Камомилы.
  Шли неспешно. Ирис с Бэллом по большей части молчали. Кама шла рядом с Диази, придерживая её, если у той начинала кружиться голова. А так же пересказывая всё то, что произошло после того, как Ди потеряла сознание. Как только в разговоре промелькнуло имя Ириса, фей сразу ускорил шаг. Ему итак всякий раз становилось жарко, как только он вспоминал о том, что провидец назначил Диази его наставницей.
  - Ирис!- послышался крик. Ему явно хотели задать пару тройку вопросов. Фей ускорил шаг.
  Но долго держаться в стороне у него не получилось. Его догнали, хотя от увеличения нагрузки, даже столь незначительной, у Ди перехватило дыхание, а лицо побледнело. Но глаза её горели восторженным блеском.
  - Это правда? Ты говорил с ветром?- зачастила Ди, обращаясь к спине так и не обернувшегося Ириса.- Какой он? Я столько читала о нашем покровителе! Ирис! Ну, ответь же!
  С этими словами фея схватила его за плечо, пытаясь обратить на себя внимание. По телу Ириса словно прокатился электрический разряд. Сердце вновь ускорило ритм.
  - Я пойду на разведку,- хрипло ответил он, при этом грубо оттолкнув руку Ди.
  - Что это с ним?- обиженно спросила фея.
  - Кто знает?- загадочно улыбнулась Камомила.
  Ещё даже не стемнело, а они уже устроились на ночлег. Друзья покинули лес, вокруг царил обильно поросший травами луг. Как только они поужинали, Ирис тут же выхватил из вещей покрывало и, сделав вид, что страшно устал, свернулся калачиком недалеко от костра, стараясь не смотреть на друзей и вообще, держать глаза закрытыми. Бэлл вскоре последовал за ним, выпив несколько кружек фруктового взвара.
  Диази хоть и страшно устала, не до конца отойдя от опасной болезни, но заснуть себя заставить не могла. Рядом лежала Камомила, мечтательно глядя на звёзды.
  - Тебе надо поспать,- нарушила она молчание, перекрыв стрекот кузнечиков.
  - Да, что-то...- тяжело вздохнула Диази, так и не сумев до конца оформить свою мысль.
  Вновь повисло молчание. Теперь уже и Ди перевернулась на спину, любуясь звездным небом. Таким бесконечным, таким прекрасным и далёким, что на фоне его любой чувствовал себя ничего не значащей песчинкой.
  - Что на него нашло?- наконец не выдержала Диази.
  - Ты про кого?- прикинулась дурочкой Кама.
  - Да про Ириса! То игнорирует меня, то волком смотрит! Не понимаю,- плаксивым голосом закончила фея.
  - Ну, рано или поздно даже до тебя дойдёт. Или он сам скажет, в чём я почему-то сильно сомневаюсь,- хихикнула Камомила.
  - Кама!- возмущенно вскричала Ди.
  - Тише ты, всех разбудишь,- шикнула на неё подруга.- Знаешь, мама говорит, что в такие вещи лучше посторонним не влезать. И я ей почему-то верю. А ты?
  - Но,- попыталась возразить Ди обиженным тоном.
  - Могу дать только тонкий намек,- улыбнулась фея краешком губ.- В обмен на какую-то историю про звёзды. Идёт?
  - Идёт,- тяжело вздохнула Диази.
  - Провидец Дурман проговорился, что Ирис обрёл силу, желая исцелить тебя. При этом ветер его предупредил, что Ирис может надорваться и умереть.
  - Что?- опешила Диази.
  - Вот и думай,- сказала Кама, давая понять, что больше из неё информации не вытянуть.
  Вновь повисла напряженная тишина, наполненная тревожными мыслями.
  - Твоя очередь,- напомнила об обещании Кама. Диази хмыкнула, даже не повернув голову в сторону подруги. Оторвать взгляд от чарующего вида ночного неба было не так уж и просто, особенно когда ты столь сильно погружен в раздумья.
  - А знаешь, есть одна легенда,- наконец отозвалась она.- Мне она всегда очень нравилась, но её мало кто знает.
  - И?- подбодрила подругу Кама.
  - В ней говориться, что в миг, когда пришел Хаос, Создатель пытался бороться с ним самостоятельно. Но равновесие всё равно никак не могло восстановиться, всё больше перекашиваясь сторону зла. Живые существа тогда сходили с ума. Никто не знал, что будет завтра. И вот однажды озеро равновесия, заполненное до краёв негативной энергией, пробило себе выход на поверхность. Оно разлилось в широкую топь.
  - Ди, темно. Такие разговоры лучше днём вести,- зябко поежилась Камомила.- Да и причём тут звёзды?
  - Про них будет дальше. Так рассказывать или нет?
  - Ну... давай. Раз начала.
  - Так вот, в какой-то момент в борьбе стал побеждать Хаос. Тогда-то в противостояние и вмешались Эры. Молодая Бэтула, покровительница берёзы. Дерева, что только-только появилось на свет. Она сама отправилась в путь, нашла Создателя и предложила обменять свою жизнь на печать, что своими скрепами на некоторое время сможет удерживать зло в недрах мира. Ведь что ещё можно противопоставить сгустку негативной энергии? Что может быть более сильным, чем добровольная жертва недавно зародившейся жизни? Создатель долго запрещал Бэтуле делать это. Он отговаривал остальных хранителей, которые долгое время убеждали его, что это их долг. Ведь они были созданы для поддержания равновесия. Но долго спорить со своими детьми Создатель не мог. Равновесие всё больше перекашивалось в сторону зла. Надо было что-то делать. Тогда-то Создатель и вверил заботу о равновесии детям своим. А сам распылил свою силу и сознание на миллиарды частиц, внедрив их во всё живое в этом мире. Дав силы созданному им с таким трудом миру восстановить баланс сил, хоть и с перекосом в сторону зла. А когда Бэтула стала умирать, выполнив свой долг. Он подхватил её душу и поместил на небо. Как напоминание о её подвиге. Как путеводную нить, луч первозданного света для всех остальных. С тех пор, если хранителю не хватало сил выполнить свой долг и при этом остаться в живых, Создатель поднимал его на небеса. Эры превратились в древнюю расу, перестали появляться новые виды деревьев. И эстафету приняли Райнды. А теперь и мы.
  Вновь наступило молчание. Кама судорожно вздохнула, пораженная героическим поступком Бэтулы, слишком чётко представив себе, чего молодой Эре стоило добровольно пойти на смерть.
  
  Глава 10
  
  На следующий день Каракал вновь вышел из лесу к морю. Он долго брёл вдоль берега, пока не увидел тихую заводь с песчаным пляжем, цветущими миндальными деревьями на берегу. В дальнем кармашке заводи возвышалась невысокая скала, с которой стекал, искрясь всеми цветами радуги, полноводный ручей, впадая прямо в море. Каракал вдоволь напился прохладной, освежающей душу и тело водой и долго смотрел на волны и небо. На покрытые розоватыми, небольшими цветами миндальные деревья. Пройдя немного дальше, он увидел, что с другой стороны заводи растёт группа высоких, статных кедров. Один из них упал, вывороченный с корнями грозой. Но это было уже давно, так как листья и ветви его уже сгнили и отломились. Их унесло течение, так что не осталось и следа. Половина ствола погибшего древесного гиганта лежала на воде, создавая удобный мостик для рыбалки. Если пройти и встать на него, то можно подманивать к себе рыбу и охотиться, даже не замочив лапы. Каракал долго оглядывался вокруг, очарованный видом и удобством этого места. А в следующий миг решил остаться здесь на день или два, чтобы немного отдохнуть и привести в порядок свои мысли. Одного он не знал - книгу судеб его местоположение и план действий кардинально не устраивал.
  Как только он взошел на своеобразный мост для тихой охоты, за его спиной тихо начали скапливаться тучи. Спереди светило солнце, блестела несмелыми бликами водная морская гладь. А сзади, у самого горизонта, готовилась, скапливала силы настоящая буря.
  Ничего не подозревающий Каракал словил две рыбки и стал их поедать, даже не подумав покидать такое широкое и удобное бревно. Как вдруг налетел ветер. Затрещали, зашатались деревья. По ещё недавно умиротворённому океану пронеслись огромные волны. Поток воздуха тут же попытался сорвать Каракала с бревна, но он прижался к нему, вцепившись в дерево крепкими когтями. Паника поглотила разум. Мозг с огромной скоростью стал анализировать, как же ему вернуться на берег, чтобы найти более безопасное место и переждать непогоду. Как вдруг громыхнула, полыхнула молния и ударила в один из гигантских кедров, росших на берегу. Дерево издало жалобны скрежет, став медленно заваливаться набок. А в следующий миг упало поверх своего старого, погибшего давно товарища, и переломило его пополам.
  Огромной силы толчок чуть не выкинул Каракал в воду. А в следующий миг оставшийся от некогда огромного ствола пень понёсся по волнам с огромной скоростью, гонимый ветром, в открытый океан.
  
  .....
  
  Ирис проснулся от неясного чувства тревоги. Такое бывает, когда кто-то слишком пристально смотрит тебе в спину. Оглядев окружающее пространство, он обнаружил рядом с собой белого ворона. Достаточно редкая птица стояла в нескольких метрах от него, глядя на Ириса своими круглыми глазами, в которых без труда читался разум.
  Вскоре послышался шорох крыльев и рядом с первым вороном приземлился второй. Встретить белого ворона было само по себе невероятно, но появление второго привели чувства молодого фея в смятение. Ведь такого быть просто не могло. Наверное, это сон или... таких совпадений просто не бывает. А значит - это не простые птицы.
  Когда рядом с первыми двумя белыми воронами приземлилось ещё трое, а вдалеке показалось ещё несколько их собратьев, Ирис толкнул Бэлла, тихо посапывающего рядом с ним.
  - Мм?- сонно отозвался друг.
  - Ты можешь объяснить ЭТО?- громким шепотом спросил Ирис, указав пальцем на странных птиц.
  - Ничего себе!- сразу проснулся фей, тут же бросившись будить Каму, опасаясь, что скоро им может понадобиться магическая поддержка.
  А Ирис не отрывая взгляда смотрел на птиц. Когда к ним присоединились ещё двое белых воронов, тела их пошли рябью и стали видоизменяться. Сердце Ириса радостно подпрыгнуло в груди. Он тут же вскочил на ноги.
  - Райнды! Это Райнды!
  Поднялся невообразимый гвалт. Друзья все как один вскочили на ноги. Даже всё ещё ослабленная Диази оживилась, во все глаза разглядывая превращение птиц.
  А Райнды тем временем приобрели тела, похожие на фей. Только голова и крылья остались позаимствованными у белых воронов. Они были одеты в мантии серого цвета. Шестеро Райндов выглядели очень молодо. Они с видимым любопытством разглядывали фей. Было видно, что им впервые довелось встретить иных братьев хранителей. Только один из них, более крупный с потускневшими от старости перьями, он смотрел на друзей гордо и все понимающе, как древний старец на малых детей. Коими, по сравнению с ним, друзья действительно и являлись.
  Через некоторое время старый Райнд перевёл свой немигающий взгляд на Диази и махнул рукой. Из-под земли под ногами феи нашел себе выход источник воды. Он поднялся ввысь и окутал влажной прохладой её раненую руку. В тот же миг боль исчезла, сознание заполнила ясность, мышцы налились силой. Старый Райнд улыбнулся, кивнул своим мыслям и в ту же секунду вода впиталась в землю.
  - Слышащий,- позвал он, но понял его один лишь Бэлл. Для остальных же речь старого Райнда прозвучала как дивная песнь, журчание воды, стекающей по скалам.
  Бэлл вздрогнул, несмело кивнул и пошел навстречу к хранителю трав, отодвинув в сторону пребывающую в лёгком ступоре Камомилу. Он подошел к старику и смело посмотрел в его глаза, задрав голову, так как хранитель трав был выше его минимум на две головы. Остальные Райнды обступили фея, поблескивая своими любопытными глазами цвета неба. Но вступать в разговор, опережая старшего, они не спешили.
  - Спасибо, что исцелил мою подругу,- решился нарушить тишину Бэлл.
  - Мы делаем одно с вами дело,- кивнул Райнд, принимая благодарность.- Я Вормвуд, двенадцатый по силе провидец народа Райндов. Покровитель полыни.
  - Я Бэлл, покровитель колокольчиков,- склонил уважительно голову фей, стараясь не выказать удивления тем, что у Райндов столь много провидцев.- Что привело вас сюда?
  - У нас очень сильный глава провидцев,- склонил голову на бок Вормвуд.- Достаточно сильный, чтобы увидеть две дороги. Развилку пути развития для нашего мира. Ваша жизнь сейчас очень ценна для мироздания. Если бы мы сейчас не вмешались, она могла оборваться здесь.
  - О чём вы говорите?- по спине Бэлла пробежали мурашки. Казалось, температура воздуха опустилась на несколько градусов.
  - В этот раз Хаос рассчитывает одержать окончательную, безоговорочную победу. Он собрал, сохранил много сил. И отправил помешать феям, хранителям цветов выполнить свою задачу необычного слугу. Этот слуга не требует подпитки извне, хоть и может усиливать себя таковой. Он всё время связан со своим господином, хозяином невидимым каналом, черпая из него сколь угодно сил. Он не стал обходить Сумеречный лес, он прошел сквозь него, потеряв своего более слабого напарника. Сейчас он зализывает раны, но вскоре отправиться по вашим следам.
  - Вы сможете его запечатать?- дрожащим голосом спросил Бэлл.
  - Мы недооценили опасность,- печально склонил голову Райнд.- До вчерашнего вечера мы думали, предполагали, что будем иметь дело с обычным слугой Хаоса. Для того, чтобы запечатать это чудовище, необходимо сначала отсечь канал, связующий слугу с его господином, хозяином. А потом воздвигнуть сильнейший, нерушимый барьер. Для этого требуется сила минимум четырёх великих магов.
  - Что же делать?- дрожащим голосом спросил Бэлл.- Мы можем поделиться своей силой? У нас в группе есть слабый маг, а так же сильный, но необученный провидец.
  - Этого недостаточно,- улыбнулся Вормвуд.- В создавшейся ситуации мы можем предложить только одно. Райнды, хранители трав, что прибыли со мною. Они являются мастерами иллюзий. Мы можем запутать слугу Хаоса, пустить его по ложному следу. Он будет ходить кругами, бродить в лабиринте не в силах ничего понять. Мы можем выгадать для вас до суток времени.
  - Ух, ты!- не выдержав, вскричала Диази, тут же обратив на себя всеобщее внимание.
  - Ты понимаешь нас, дитя?- удивился Райнд.
  - Д-да,- ответила Ди, покраснев до корней волос.- Меня учитель... то есть, наш провидец... научил,- тихо добавила она.
  - Славно,- добродушно улыбнулся Вормвуд.- А знаешь ли ты, дитя, что в тебе сокрыт сильнейший лекарский дар? Дойди до конца, малышка. Дойди,- внезапно стал серьёзным Райнд.- И я обещаю, что когда ты пробудишь свой дар, тебя будут обучать наши лучшие лекари. Только выполните свой долг.
  У Диази перехватило дыхание. Ещё никто не удостаивался чести стать учеником Райнда. Она же тогда!.. А сколько у них ещё непрочитанных ею книг?! Это же!..
  Раздались несмелые смешки. Молодые Райнды, тихо стоявшие всё это время в стороне, глядя на потрясённое выражение лица феи, развеселились.
  - У вас же много слышащих,- внезапно заговорил Бэлл.- Почему именно мы должны спрашивать совета у Древа Предтеч? Мы же слабее вас, можем провалить задание. Что увидели ваши провидцы?
  - Вы гораздо сильнее, чем можете предположить,- отозвался Вормвуд.- Вас избрала книга судеб. Мы не смогли понять, разобрать детали. Не смогли найти причин. Одно мы знаем наверняка. Ваши жизни красной нитью судьбы переплетены с событиями, которые будут решать судьбу нашего мира.
  
  .....
  
  Цепляясь за огромное бревно всеми четырьмя лапами, он уносился вдаль, гонимый ветром. Ныряя под воду, а в следующий миг взлетая ввысь на несколько метров. Перепутав, прекратив понимать, где небо, а где земля. Он захлёбывался солёной водой, хватал воздух, сколько сможет, не успев, как следует откашляться. Было так темно, будто солнце решило навсегда спрятаться за несколькими слоями грозовых туч. Лишь только всполохи молний, что раз за разом разрывали рыдающее, захлёбывающееся дождём небо, давали по-настоящему насыщенный свет.
  Он устал, он клял себя за то, что не спрыгнул в воду сразу после того, как всё это началось. Он бы смог доплыть до берега самостоятельно. Тогда - смог бы. Каракал растерялся на мгновение, и это мгновение решило его судьбу. Интересно, чаша его везения уже исчерпала себя или у него всё ещё остался хоть какой-то шанс выжить?
  Небо становилось светлее, волны меньше. В какой-то момент он позволил себе расслабить онемевшие лапы. Сквозь сдавшие свои позиции тучи стали один за другим пробиваться солнечные лучи. Море выровнялось, перестав напоминать непроходимые водные горы. Солнце расчистило себе место на небе, не став иссушать лишь маленькие облака.
  Каракал уже устал бояться. Вокруг бесконечная морская гладь, а суши нет? Ну и что. Как будто с ним такого не было. Его скоро начнёт мучить жажда? Да ладно, он доказал что прекрасно может прожить без пресной воды трое суток. Оставался только один вопрос. А стоит ли? Он почему-то перестал уже верить в благополучный исход своего путешествия. Идти на юг? Какая глупость. Кто сказал, что рысь была права? Ведь он даже не подумал спросить у лесных жителей направление, проверяя на прочность совет хищницы. Он так устал! Желание отпустить бревно и навсегда заснуть на морском дне, обретя, наконец, покой, стало просто невыносимым. Но...
  Он уже один раз убежал. Он уже один раз предал свою семью. Он предал доверие, оказанное ему отцом, покинул свою ученицу. Примут, простят ли они его? Он не знал этого, но любовь к близким заставляла его бороться, скапливать силы. Чтобы оставить себе шанс на искупление.
  Внезапно взгляд его привлекла какая-то несуразность. Каракал прищурил свой взгляд, устало оглядев просторы океана. И воздух от удивления внезапно застыл у него в легких. А дело было в том, что навстречу ему нёсся с огромной скоростью, сверкая серебром в свете заходящего солнца, огромный морской змей.
  
  .....
  
  - Ощути ветер, осознай его малейшие проявления,- озвучивал Бэлл слова Вормвуда.- Его силу. Его важность. Его предназначение.
  Ирис стоял перед старым Райдом, в окружении толпы любопытных свидетелей разных рас. Впрочем, все вели себя довольно тихо. Ирису надо было закрепить ауру ритуалом, а это мог сделать только сильный маг.
  Казалось, в какой-то момент ветер пришел в движение, стал ластиться к своему новому избраннику. Пространство заискрилось от солнечных лучей, как это бывает после тёплого, летнего ливня.
  Старый Райнд удивлённо прищурил свои серые глаза.
  - Какой сильный провидец. В первый раз вижу, чтобы родственная стихия так себя вела.
  - Что он сказал?- переспросил Ирис.
  - Никогда не думал, что буду дружить с великим провидцем,- задумчиво промолвил Бэлл.
  - Иди ты,- нахохлился фей.
  - Вам пора,- прервал их Вормвуд.- Хаос наблюдает за тем, что здесь происходит. Он тоже изучил, прочёл нити судьбы, я уверен в этом. Пока он знает, пока может определить ваше местоположение - вы в огромной опасности.
  - Что вы имеете в виду?- пропела на языке Райндов Диази. Так как все думали, что фея умеет лишь понимать язык хранителей трав, но не говорить на нём, это вновь вызвало вспышку удивления, даже среди молодых Райндов. Ди нервно поморщилась.
  - До момента, как вмешались мы, ваша судьба была предопределена,- пояснил Вормвуд, который будто и не удивился умению феи.- Вы не могли идти быстро из-за твоего ранения. Пока ваша судьба вновь не закрутиться, сплетясь в тугой клубок случайностей, ваше местоположение будет определить довольно просто. Учитывая, что с помощью скопленных, собранных Хаосом сил, он может накрыть довольно обширную территорию. Вам надо как можно быстрее покинуть здешние места.
  - Каким образом он может напасть?- прожурчала на языке Райндов Ди.
  - Кто знает его возможности? Кто знает, какую стихию он предпочтёт, дабы совладать с вами? Одно предполагаю, знаю - ветер он не выберет. Эта стихия не пойдёт против своих подопечных.
  - Благодарю,- кивнула фея и отправилась собирать вещи.
  - Что я о тебе ещё не знаю?- иронично спросила Камомила, закидывая на плечо свою сумку.
  - Намекнуть?- приподняла бровь в ответ Ди, намекая на вчерашние недомолвки подруги.
  - Ну, ты и язва,- восхищённо выдохнула Кама.
  - Хватит вам,- одёрнул подруг Бэлл, стоявший неподалёку от Вормвуда и наблюдая как по полю расходятся молодые Райнды для начала великого колдовства.
  - Ты разве не хочешь посмотреть?- шепнула ему на ухо Кама.
  - А ты разве ничего не поняла из нашего с Вормвудом разговора?- возмутился Бэлл.
  - Пошли,- буркнул Ирис, со вчерашнего дня пребывающий не в лучшем расположении духа и первым же стронулся с места.
  - Передавай привет своему учителю,- напоследок улыбнулся Вормвуд, тронув за плечо Диази.- Гений нашел себе достойную ученицу.
  Фея не нашлась что ответить, только покраснела, несколько раз немо открыв рот, но вскоре просто попрощалась кивком головы и поспешила догнать остальных.
  - Гений?- приподняла правую бровь Камомила.- Не знала, что провидец Дурман снискал такое уважение среди братьев хранителей. В конце концов, за столько лет, сколько он живёт, можно в совершенстве постичь любую науку.
  - Не смей оскорблять моего учителя,- тут же набычилась Ди.
  - Диази,- поспешил успокоить подругу Бэлл, жалея, что озвучил для Камы этот разговор,- она имела в виду, что, скорее всего, в этих словах было гораздо больше подтекста, чем мы можем себе представить.
  - Всё равно,- буркнула фея, отвернувшись. И с удивлением заметила, что Ирис удаляется от них всё дальше и дальше. Он явно не собирался подстраиваться под темп остальных. Мысли помимо воли вновь вернулись ко вчерашнему разговору с Камомилой.
  Обрел силу, желая исцелить её? Готов был пожертвовать собой? Она до сих пор не знала, как отнестись к этой мысли. А учитывая его вызывающее поведение. Как понять, что происходит у него в голове? Может, это потому что он чувствовал себя виноватым? Но она ведь тогда, ещё в лесу ему сказала, что он всё сделал правильно. Даже помог. Надо с ним поговорить, поблагодарить хотя бы. Но как это сделать, если он её избегает?
  Солнце уже иссушило утреннюю росу на травах, что в изобилии росли на этом бесконечном поле. Вскоре светлые фигуры Райндов скрылись за горизонтом. Но друзья ещё успели заметить возведённую ими стену, прозрачную, отдающую радужными бликами. Это было действительно великое зрелище и великое колдовство.
  -А почему у нас нет мастеров иллюзий?- спросила Камомила.
  - Потому что мы феи,- отозвалась Ди.
  - Объяснила,- фыркнул Бэлл.- Ирис, хватит гнать! Скоро вообще из виду тебя потеряем!
  - А, не обращай внимания,- махнула рукой Кама.- Ему необходимо побыть одному. Не будет же он убегать вечно.
  - Что ты имеешь в виду?- сразу сделала стойку Диази.
  - Так почему у нас нет мастеров иллюзий?- глупо захлопала ресницами Кама, улыбаясь во весь рот. Бэлл хмыкнул, Ди разочарованно насупилась.
  - Их покровитель стихия воды. А наш - стихия воздуха,- сочла нужным пояснить она.- У каждой расы хранителей свои особые способности.
  - А поподробней?- заинтересовалась Камомила.
  - Слушай, имей совесть, а?- взвыла Диази.- Я же на твои вопросы отвечаю!
  Но подруга осталась глуха, и Ди решила в отместку не отвечать на её вопросы. Так они и шли молча. Обиженный Бэлл пытался разузнать всё, что возможно по этому вопросу у трав. Но особо ничего не добился.
  Почва вокруг становилась всё более каменистой, травы вместо мягких листьев всё чаще ощетинивались колючками. Солнце немилосердно жгло. Друзья уже успели опустошить практически весь свой запас воды. Ирис давно скрылся из виду, что заставляло Бэлла и Диази страшно нервничать, а Камомилу дико злило. Но когда Кама уже собиралась разразиться длинной, ругательной тирадой и приняться догонять слетевшего с катушек друга, хотя раньше сама и удерживала остальных от этого поступка, как Ирис выскочил пред ними как чёртик из табакерки. Не добежав до них сотни шагов, фей начал размахивать руками и громко что-то кричать.
  - Я подумываю сменить его диагноз,- призналась Камомила.- Что там у него ещё стряслось?
  Ответ последовал мгновением позже. Из недр земли, прямо под их ногами, донёсся приглушенный рокот. Он всё нарастал и нарастал, превращаясь в бесконечно громкий, пугающий грохот. Земля содрогнулась от сильнейшего толчка, пространство пошатнулось, теряя равновесие.
  - Там! Там такое!- закричал бледный Ирис, останавливаясь перед ними.- Надо бежать! Лететь! Нет! Не долетим. Надо бросать вещи!
  - Что происходит?- схватила его за плечо Кама.
  Но Ирис уже сбросил сумки с плеч и вытряхнул их содержимое наружу, запихивая обратно в одну из них только самое необходимое.
  
  Глава 11
  
  Серебристый красавец всё приближался, с непередаваемой грацией плывя по волнам. Было непонятно, куда он держал путь изначально, но на данный момент морской змей целенаправленно мчался к Каракалу. Со временем юноша смог различить на его туловище несколько пар лап с прозрачными перепонками. А так же массивную голову с серебряными усиками. Чуть вытянутую пасть с внушительным набором бритвенно острых клыков.
  Наконец змей остановился возле Каракала и посмотрел на него своими выразительными глазами цвета закатного солнца.
  - Опять?- со знакомой интонацией спросил морской змей, окинув юношу, судорожно вцепившегося в бревно, сокрушенным взглядом.- Тебе, это, жить надоело?
  Каракал от удивления чуть не отпустил бревно, судорожно перебирая лапами, чтобы удержать равновесие. А змею, похоже, надоело быть на одном месте и он начал наматывать неширокие круги вокруг него.
  - Ты. Тот, который спас меня?- хрипло спросил юноша.
  - А то как же,- фыркнул змей, бросив на Каракала насмешливый взгляд на следующем витке своего бесконечного кружения.- Ты это, того этого, решай уже. Чего ж ты хочешь от этой жизни, ставленник огня. Чего ж тебя всё тянет в воду?
  - Спасибо тебе,- с достоинством кивнул Каракал, постаравшись казаться серьёзным и внушительным, чтобы сгладить предыдущее впечатление. Но из этой попытки, мягко говоря, ничего не вышло. Не рассчитав баланс, юноша таки сорвался с бревна и погрузился с головой под воду. Но не успел он вынырнуть, как его вновь подхватил сереброглавый змей. Как и в прошлый раз с огромной скоростью они понеслись навстречу заходящему солнцу. Как в прошлый раз это непонятное существо спасло его шкуру. Но, что самое обидное, Каракал так и не смог ему доказать, что стоит таких усилий. Что он совсем не жалкий и совсем не глупец.
  Наоборот, когда у юноши получилось, наконец, отдышаться, он осознал, что серебряный ворчун заливисто смеется. И, похоже, что именно над ним.
  - Вот уж,- фыркнул морской змей.- Давно так не смеялся. Ну а впрочем, ты это, прекращай. Я не смогу тебя спасать вечно. Пф. А раньше это, и под водой, и по воде могли.
  - Что ты имеешь в виду?- заинтересовался Каракал и раздраженно поморщился, заметив, что не смог до конца вытравить из голоса обиду.
  - Ну, дык, вам же надо было, это, как-то присматривать за морскими жителями. Хотя, вы толком никогда этого и не делали,- презрительно закончил морской змей.
  Каракал зябко поежился. Они неслись по воде очень быстро и, создаваемый на такой скорости ветер, сильно холодил его мокрую шкуру. Разговор явно заходил в тупик. Продолжать бесполезный спор не имело смысла. Дедушка Овл всегда говорил, что нужно уметь правильно задавать вопросы, чтобы получать на них нужные тебе ответы. Стоило попробовать воспользоваться мудрым советом.
  - Меня зовут Каракал. Кто ты?- представился он.
  - Меня зовут Азур. Морской змей я,- тут же отозвался среброглавый ворчун.- Нас ещё, это, хранителями моря кличут. Говорят, Создатель наделил нас, это, разумом для помощи хранителям. Ну, вам рыба всякая, киты достались. Райнды напарниками нас уже давно признали, лечат, силой делятся. А мы помогаем им, это, за водорослями следить.
  - Кто такие хранители?- спросил юноша. Впрочем, не сильно надеясь на ответ.
  - Так ты не знаешь!- взревел змей.
  А потом случилось неожиданное. Азур содрогнулся всем телом в явной попытке сдержаться и не засмеяться в глосс. Но у него ничего не получилось и над безбрежными морскими просторами, мощным эхом разнёсся его весёлый смех. Скорость их передвижения резко упала.
  Шкура морского змея была достаточно шершавой, а его передвижения достаточно плавными, чтобы Каракал мог без труда удерживаться на его спине. Но всё резко изменилось. Шкура хранителя морей оказалась абсолютно не приспособленной для катания на ней, движения стали дёрганными. Каракал начал сползать в воду. Заметив это, морской змей остановился и переждал свой приступ веселья, чтобы окончательно не сбросить с себя внезапного пассажира.
  - Как же это можно так? Вы же, это, от знаний отреклись. От самих себя,- выдохнул он, наконец.- Куда же вы, это, запрятались, что вот уже многие тысячелетия никто вас даже не видел? Не под землю же ушли, в конце концов!
  Каракал вздрогнул всем телом. Сердце сжалось в нехорошем предчувствии.
  - Что знаешь ты, чего не знаю я?- искрящимся напряжением голосом спросил он.
  - Так это правда?- шокированный открывшимися обстоятельствами Азур обернулся и посмотрел юноше прямо в глаза.- Ставленники огня так перетрусили, что добровольно отреклись от солнца?
  И столько всего было в этом вопросе, в этом голосе, в этом взгляде, что Каракалу в очередной раз захотелось сбежать. Но он задавил это чувство в зародыше, смело посмотрев Азуру в глаза и раскрывшись навстречу. Какова бы ни была правда, ему надоело жить в неведении.
  
  ......
  
  Они ошиблись. Хаос не стал выбирать какую-то определённую стихию. Должно быть, для гарантии, он натравил на них целых две.
  Земля пришла в волнение, дрожа так, будто на них неслось огромное стадо буйволов. Эта мелкая дрожь всё нарастала и нарастала, земля содрогалась всем своим естеством. А вдали, на границе видимости выстреливала в воздух вода, разлетаясь по округе туманным облаком. Стоял неимоверный грохот, поднятая пыль лезла в нос и глаза.
  Друзья, следуя примеру Ириса, судорожно переупаковывали сумки. Первым справился, как это не странно Бэлл, бросившись помогать Каме.
  - Быстрее!- крикнула Камомила, перекрывая грохот.
  Ирис поднялся с земли и закинул на плечо изрядно полегчавшую сумку. Бэлл и Кама уже поднимались в воздух. На земле находиться стало абсолютно невозможно.
  - Что там у тебя?
  Диази дрожащими пальцами пыталась завязать завязки, чтобы ничего не потерять по дороге. Но это было сделать не так-то просто, ведь сумка была явно перегружена.
  - Слишком много!- закричал Ирис, хватая её за руку. В преддверии опасности робость была забыта. Осталось только всепоглощающее желание быть рядом, никогда не теряя из виду. Защищать, направлять, заботиться. Каменной стеной оградить от всего страшного, что может повстречаться в этом мире.- Ты не донесешь! Брось!
  - Глупости,- отмахнулась она, с лёгкостью погружая сумку себе на плечо.- Там много легких вещей. Правда,- успокаивающе улыбнулась Ди.
  - Тогда давай мне,- протянул он руку. Но Диази испуганно отступила на шаг. Она боялась, что Ирис просто выкинет прочь всё то, что она решила оставить.
  Землю тряхнуло вновь. Да с такой силой, что они еле устояли на ногах. На препирательства не оставалось времени, и Ирис ухватил Диази за руку, увлекая её за собой. Поднимаясь всё выше и выше, догоняя силуэты Камы и Бэлла, что скрылись в пыли. Повсюду выстреливали гейзеры. Судя по тому, что температура воздуха резко поднялась, вода в них была явно не ледяная. Приходилось контролировать высоту полёта, чтобы исключить всякую возможность попадания в кипящую струю воды. Стремясь вперёд, желая выбраться из уготованной им ловушки. Кашляя от попадавшей в лёгкие густой пыли. С ужасом глядя на землю, что продолжала змеиться тонкими трещинами, грозя обвалами. Они всё летели.
  Друзья преодолели уже приличное, по общим ощущениям, расстояние. Держась за спинами Бэлла и Камомилы, следуя вперёд не отставая, Ирис всё сжимал вспотевшую от страха и усталости руку Ди, судорожно всматриваясь в пространство. Надеясь, что скоро они покинут пределы бушующих стихий.
  Он постоянно оглядывался через плечо, словно боясь увидеть вместо Диази призрака. Улавливая то всклокоченную прядь волос, то перепуганные глаза, слезящиеся от пыли.
  В какой-то момент, они начали терять высоту. Сначала Ирис этого не понял, он просто продолжал подстраиваться под Диази. Но фея недооценила свои силы. Она решила не выкидывать книгу учителя, его труд, его детище, где, казалось, всегда можно было найти ответы на любые вопросы.
  Ирис хотел было уже поинтересоваться у неё, что случилось, но в следующий миг в метре от него выстрелил вверх пышущий паром гейзер. Фей отшатнулся, сжал покрепче руку Диази и рванул вверх. Но в следующий миг он потерял её. Пальцы соскользнули с её судорожно сжатых ладоней. Диази выскользнула из мира его ощущений, его знаний и предположений. Он задохнулся от ужаса, зависнув на месте, собираясь броситься её искать.
  Взметнулась пыль, вперемешку с паром, а грохот тут же заглушил его отчаянный крик. А в следующий миг выстрелило ввысь ещё несколько гейзеров, окутав окружающее пространство густым туманом вперемешку с пылью и каменной крошкой.
  - Нет!- закричал он, бросившись в то место, где по его ощущениям он её оставил.
  Нет! Нет! Нет! Опять! Опять он её теряет в темноте! Опять метается в тумане, мраке, не зная, что надо делать, как помочь? Зачем всё это было нужно? Зачем он тогда становился провидцем? Зачем принимал, пытался понять эту силу, если он потеряет Диази сейчас?
  Он метался вокруг, там где её потерял. Задыхаясь от пыли и паники. Будто в бреду, будто в страшном сне. Если с ней что-то случиться! Если...
  Хлынули холодные потоки воздуха, закружились, зазмеились по его телу невидимой дымкой. Друг ветер откликнулся, желая поддержать в трудную минуту. Он охладил его тело и разум, проник в его душу, очистив её от паники, наполнив холодной решимостью. Ирис вскинул руку, полностью сливаясь с родственной стихией. Ощущая, как бушующим потоком его окутывает сила. А в следующий миг он собрал её в пучок и с диким криком выбросил вперёд.
  Ветер взметнулся огромной, белёсой волной, сдувая всю пыль и грязь, омывая пространство, унося жар. Ирис сразу увидел её. Диази зависла в метре от земли, судорожно оглядываясь по сторонам. Не долго думая, он отправил воздух на её защиту. Прозрачная дымка окутала фею, собираясь в непроницаемый кокон, уплывая, унося фею навстречу Ирису. А мигом позже в том месте, где парила Диази, ввысь выстрелил гейзер.
  Ирис содрогнулся всем телом. Создатель! Всего лишь мгновением позже, и...
  Дрожа, он прикрыл глаза, пытаясь успокоить душу. Перед глазами крутились страшные картинки смерти Диази. Сердце стальными когтями сдавила хищная птица страха, который, как известно, слишком свободен, чтобы быть укрощенным логикой или здравым смыслом.
  От слишком большого расхода энергии начинала кружиться голова. Он судорожно сжал руки в кулаки и полетел дальше, зная, что она летит позади него. Больше не опасаясь за её безопасность, ведь воздушный кокон был абсолютно непроницаем для постороннего вмешательства. Ирис задыхался, прорываясь вперёд, из последних сил очищая пространство от пыли, стараясь определить, где же конец. Не желая даже думать о том, что случилось с остальными.
  Одно он знал точно. Он не развеет кокон, защищающий Ди. Умрёт от истощения, пренебрежет собственной защитой. Но больше он такого не допустит. Просто потому, что больше такого потрясения он не переживёт.
  Потихоньку в его голову прокралось осознание, что на земле уже совсем немного трещин, она уже не стремиться поменяться местами с небом. Гейзеров становиться всё меньше, они выстреливают ввысь всё ниже, дают совсем немного пара. Наконец, показалось практически нетронутое стихиями поле. Обшарив глазами пространство, он увидел вдали еле заметные точки, с ближайшего рассмотрения оказавшиеся Камомилой и Бэллом. Они стояли у зарослей какого-то кустарника и отчаянно размахивали руками.
  - Выпусти меня!- наконец услышал он и обернулся.
  Диази колотила кулачками в прозрачную стенку воздушного кокона, пытаясь выбраться. Ветер на её потуги внимания не обращал. Ирис тоже мотнул головой, стараясь очистить своё сознание от накатывающей на него злости. Если она повторит нечто подобное? Если не послушает его? Будет своевольничать. Как защищать? Что делать? Он не сможет пережить такое ещё раз. Только не такое.
  Наконец они подлетели к перепачканным, всклокоченным друзьям. Камомила плакала, не скрывая слёз. Бэлла всего трясло.
  - Куда вы подевались? Я думал вы...- дрожащим голосом спросил он.
  - Вы живы!- всхлипнула Камомила, обняв Ириса.
  - Выпусти меня!- закричала всклокоченная Диази, продолжая колотить в стенки воздушного кокона.
  - Что это?- потрясённо спросила Кама.
  Ирис облегчённо выдохнул, отпуская контроль. Тело охватила слабость, но он устоял на ногах. Его поддерживала ярость.
  - Спасибо, друг,- тихо прошептал Ирис, ветер на прощанье ласково взъерошил его волосы и отступил. Кокон тут же распался и, не успевшая отреагировать на новое обстоятельство Диази, упала на землю.
  - Ты что меня не слышал?- возмутилась Ди, дрожа всем телом.
  - Ты,- выдохнул Ирис, подходя к ней на шаг и заглядывая в глаза. Диази отшатнулась. В первый раз в жизни она видела, чтобы Ирис пребывал в такой ярости. Но это была холодная ярость, когда рассудок не затуманен, а мысли пребывают под полнейшим контролем. В то же время всё в нём от позы и до выражения лица было пугающим. Его светло синие глаза, казалось, приобрели оттенок грозовой тучи. Ирис тяжело прикрыл их и внезапно выхватил у неё из рук сумку. Рванув завязки, он вытряхнул наружу всё её содержимое.
  - Эй!- выкрикнула фея.
  - Что это?- Ирис достал из кучи шмоток внушительных размеров фолиант.
  - Это книга учителя,- густо покраснела Ди, стараясь смотреть куда угодно, только не в глаза Ирису. Но фей внезапно сделал шаг, приближаясь к ней вплотную, взял пальцами её подбородок и повернул к себе, заглянув в глаза.
  - Считаешь, твоя жизнь стоит дешевле?- прошептал он.
  Время будто остановилось. Душу без остатка поглотил страх, чувство вины, лёгкая обида, и что-то ещё. Что-то, что она бы не смогла объяснить даже самой себе.
  - Я никогда так не боялся,- отвернулся он, отпустив её лицо.
  Диази дрожала всем телом. Бэлл с Камомилой шокировано смотрели на друга. В каждом его движении, каждом жесте читалась скрытая сила и воля. Он будто в одночасье повзрослел на десяток лет.
  - Надо выдвигаться дальше,- наконец разрушил молчание Ирис.- Я полечу первым, а вы... держитесь некоторое время позади. Сейчас я... сейчас... не могу её видеть,- сжал губы он и отправился в путь, запихивая на ходу в сумку книгу, что чуть не стала причиной смерти той, ради которой он вот уже второй раз в жизни был готов пожертвовать всем.
  
  .....
  
  - Так ты говоришь, что те, кого мы называли мудрыми, это хранители деревьев, трав и цветов?- обобщил Каракал.
  - Так это. Вроде того,- согласно прогудел морской змей.
  Каракал тяжело вздохнул. Получение даже такой информации было очень затруднительным. Морской змей был хоть и в разы умнее всех встреченных им зверей, но оформлять мысли не умел. Постоянно путался, сбивался с мысли, вспоминал какие-то слухи, непонятные легенды.
  - Понятно. Почему меня все называют хранителем?
  - Потому что так оно и есть,- ответил змей.
  - Так, понятно,- тяжко вздохнул Каракал, начиная вновь подбирать в голове правильный вопрос.- Что я должен охранять?
  - Э?- удивился сереброглавый ворчун.
  - Остальные же что-то охраняют. Деревья там, цветочки всякие. Значит и я должен?
  - Так вы вернётесь?- радостно закричал змей.- Радость то какая! Это ж нам легче станет, а то совсем морока с этим зверьём. Вон касатки недавно, это, выдали, представляешь...
  - Подожди, давай про них потом, а?- не очень вежливо прервал хранителя морей Каракал.- Ты сначала ответь, кого мне охранять надо?
  - Ну, так это,- удивился собеседник.- Зверей, конечно. Кого ж ещё?
  Юноша облегчённо выдохнул. Очередной кусочек головоломки встал на свое место.
  - Почему мои сородичи ушли под землю?- поспешил он задать следующий вопрос, пока собеседник в очередной раз не сбился с мысли.
  - А мне почем знать?- изумился змей.- Кто говорит, испугались. Кто, это, с Создателем повздорили. Но чтоб под землю? Ставленники огня?
  - Чего испугались?- не дал себя сбить с мысли Каракал.
  - Это, ответственности, конечно,- фыркнул хранитель морей.- Хотя я не понимаю,- внезапно признался он.- Это мы можем помогать, иль не помогать. А ваши же жизни связаны с зверями. Ежели они, того этого, исчезнут. Так и вы, того. Тоже.
  - С какими именно зверьми связаны наши жизни?- упрямо спросил юноша.
  - Ну, так это, у каждого свой зверь. Дельфин там. Или, это, чайка. Или...
  - Сова,- выдохнул Каракал, начиная понимать, почему тот филин всколыхнул давно похороненные в его памяти воспоминания. Видно при жизни дедушка Овл был связан именно с совой.- Но ведь звери умирают каждый день.
  - Экий ты непонятливый. Вы, это, связаны не со зверем. А с видом. Чтоб не пропал он совсем. Ну...- совсем запутался хранитель морей.
  - Я понял, спасибо,- кивнул юноша. И замолчал, переваривая информацию.
  Становилось холодно. Солнце уже начало прятаться за горизонтом, создавая на водной глади кровавого цвета дорожку. Шерсть на голове и загривке уже успела высохнуть от непрестанного потока воздуха. Интересно, когда же они уже доплывут до суши. Ведь не будут же они плыть всю ночь?
  - Почему ты назвал меня ставленником огня?- прервал он молчание.
  - Дык, это стихия покровитель. Ну, то есть, как хранители следят за всем живым, так стихии присматривают за хранителями. Если я это, правильно всё понял,- неожиданно связно ответил морской змей. Будто вычитал ответ в какой-то книге.- Ты, это. Слишком много тяжелых вопросов задаешь,- пробурчал хранитель морей, давая понять, что устал от этого разговора.- Остальные хранители смогут, это, ответить лучше. Ну, на вопросы. Ты приготовься. Там, скоро берег. Льдистые горы. Высажу тебя там.
  - Спасибо, друг,- искренне поблагодарил Каракал.- В который раз меня спасаешь.
  - Это,- явно смущенно ответил морской змей.- Только в воду больше не лезь.
  
  .....
  
  Хоть стихии им уже не угрожали, друзья предпочли уйти от места столь страшных событий как можно дальше. Поле вновь сменилось лесом, хоть и менее густым, так как почва стала более каменистой, земля изобиловала многочисленными подъемами и спусками.
  - Обернулись мы, а вас нету,- рассказывал Бэлл, в то время как Кама обиженно молчала, скрестив руки на груди.- Камомила хотела начать вас искать. А я как представил себе эту неразбериху. К тому же Ирис маг, хоть и необученный. В общем, надо было выбираться.
  Диази тяжело вздохнула, скосив глаза на подругу. Чувствовала фея себя пре паршиво. После того, как Ирис скрылся из виду, Ди получила дополнительный выговор от Камы. которая закончила разговор выводом, что на месте Ириса прибила бы её на месте за такие фортели. Бэлл тоже смотрел укоризненно, но отгораживаться от подруги не стал.
  - Выбрались мы на нетронутое буйством стихий пространство, а вас нет,- продолжил рассказ фей.- Ну, думаю, всё. Прождали мы вас знатно. Не знали уже, что и делать.
  - Простите,- прошептала Ди.
  - Нет, ну как так можно?- не выдержала, наконец, Камомила.- А если бы Ирис не смог вовремя призвать ветер? Да ты и его риску подвергла!
  Диази опустила взгляд и всхлипнула. Тогда, когда всё только начиналось, её действия казались правильными. Она всерьёз верила, что сможет вырваться из ловушки с дополнительным грузом. Но потом...
  - Хватит тебе,- тормознул Каму Бэлл.- Нам всем сегодня пришлось несладко. Хорошо, что все живы остались.
  Ирис шел в ста метрах от них, переключая свои эмоции от страха к злости. Подавляя их, и захлёбываясь в них вновь. Надо было чем-то отвлечься, и фей даже знал чем. Друг ветер уже два раза приходил к нему на помощь. А он его ни разу толком не поблагодарил. Ну, то есть, по своей инициативе, сам установив с ним связь. Молодой маг вспомнил те ощущения, которые испытывал при слиянии с ветром. Чувство защищенности, благодарности, тепла и силы. Он попытался их воссоздать.
  Ему казалось, что придётся провозиться с этим гораздо дольше. Но ветер откликнулся сразу, как будто только этого и ждал. Он игриво приподнял сор с земли, приветливо взъерошил его волосы, прошептав на ухо:
  - Привет, малыш.
  - Спасибо тебе,- поспешил сказать юный провидец, боясь, что связь недостаточно прочна для первой попытки.
  - Ты интересен,- засмеялся он.- Ты так интересен! Давно у меня не было такого любопытного ставленника.
  - Я это,- растерялся Ирис.
  - Тебе проказник Дурман весточку прислал,- внезапно сказал ветер.
  - Проказник?- изумился фей. После чего его внезапно разобрал неудержимый смех, настолько не вязалось в его сознании это прозвище с обликом старого провидца. Ирис не стал сдерживаться, непонятно откуда зная, что ветер не обидится, он засмеялся, избавляясь от накопившихся в его душе боли и страха.
  - Будет тебе, малыш,- игриво подкинул вверх листья ветер.- Я знаю этого упрямца слишком давно.
  - П-прости,- ответил Ирис, всё ещё не в силах успокоиться.- Что за весть?
  - Эээ, нет,- весело зашумел он.- Так не интересно. Попробуй спросить у него сам.
  - Что?- подавился смехом Ирис.- Но как же?
  - Я могу быть и здесь, но в тоже время и там. Учись пользоваться своей силой, малыш. Учись не затрачивать энергии, общаясь со мной. Мы связаны гораздо более тесными узами, чем ты можешь себе представить,- прошелестел ветер, растворяясь в пространстве.
  Интересно. Он и здесь, но в то же время там. Что ж, надо попробовать. Ирис сел прямо на землю, расслабляя тело и разум. Растворяясь в окружающем мире. Погружаясь в пространство. Пытаясь стереть само понятие расстояния. Он сосредоточился на старом провидце, нарисовав чёткую картинку у себя в голове. Грива седых волос. Сеть глубоких морщин вокруг хитро прищуренных глаз, что способны, казалось, заглянуть прямо в душу.
  - Ирис?- услышал он на грани яви и сна.
  - Здравствуйте, великий маг,- прошептал в ответ молодой провидец.
  - Сам смог? Надо же, ветер в тебе не ошибся. Хотя, а умеет ли он ошибаться вообще?
  - Весть. Он сказал, что для нас есть весть.
  - Появилось ещё с десяток слуг Хаоса. Стронулись с места волки льдов.
  - Север? Восток?- уточнил направление Ирис, представив у себя в голове карту.
  - Север. Слуги далеко. Очень далеко от вас. Я не смог до конца понять цель их появления. Но одно узнал точно - они преследуют не вас.
  - Кто ещё погиб во время вторжения в радужный предел?- задал юный маг давно мучавший его вопрос.
  - Почему ты так решил?
  - Необычный слуга. Нам рассказали Райнды. Вы не смогли запечатать, а значит что-то пошло не так.
  Повисло долгое молчание.
  - Ты повзрослел,- грустно сказал Дурман.- Он передвигался по периметру границы нашего поселения и старался выбивать великих магов поодиночке.
  - Сколько?
  - Больше половины.
  Фей вздрогнул всем телом и очнулся. Шокирующая новость льдом сковала сердце. Больше двадцати их собратьев! Самых сильных, самых умных, самых уважаемых. Их лишили жизни походя, в течение всего лишь нескольких суток.
  Куда же они, слабые, необученный юнцы, ввязались?!
  
  
  Глава 12
  
  Вечер завладел миром. Солнце уже скрылось за горизонтом, но ещё не успело отобрать у мира последний свет, отдав его во власть звёзд и луны. Глазам Каракала предстала удивительная картина. Море, а вдали берег поросший густой зеленью. И поле. Широкое, словно зелёный океан поле вокруг. А вдали, будто высокие морские волны, возвышались горы укрытые белым, пушистым снегом. С такого расстояния они казались маленькими, игрушечными. Пока не приложишь их вид к действительности.
  Азур подплыл к самому берегу и Каракал спрыгнул на ближайший широкий валун, нависший над краем берега.
  - Спасибо тебе, хранитель морей,- уважительно поклонился юноша.- Не подскажешь ли ты мне, куда следовать, чтобы найти иных хранителей.
  - Дык это, насколько я знаю, поселение Райндов недалеко, на востоке,- отозвался морской змей.- В горах ты, это, должен будешь повстречать волков льда.
  В последних словах морского змея прозвучала какая-то неуверенность. Он резко отвел глаза, собираясь отправиться в дальнейший путь.
  - Постой,- поспешил остановить его юноша.- Что с волками льда? Я чую, ты что-то недоговариваешь.
  - Как бы это,- тяжело вздохнул змей.- Тяжко с ними тебе будет. Они сильно обижены. Их, это, создали, как ваши глаза и уши. Первые помощники, очень сильные. Невероятно верные.
  - На что обижены?- не понял Каракал.
  Змей замолчал, старательно отводя взгляд. Решая, а стоит ли отвечать.
  - Они не могут смириться. Они, это, обожали вас. Считали старшими братьями. Но Дэйвы превратились в предателей.
  С этими словами морской змей поспешил нырнуть обратно в тёмные морские воды, со страшной скоростью уносясь всё дальше и дальше от юноши. А Каракал застыл, не в силах пошевелиться. Что же они натворили? Что же, настолько страшное наделали его предки, что теперь весь мир их считает предателями? Весь мир презирает.
  Он вспомнил всех тех, кого повстречал на своём пути. Рысь, медведя, попугая. Все они относились к нему с таким восхищением, даже благоговением, что за этой ширмой он проглядел нечто важное. Насколько велики грехи его сородичей? Как их можно искупить? И можно ли это сделать вообще?
  
  .....
  
  Они расположились на ночлег у зарослей колючего кустарника. По дороге они успели изрядно выкупаться в холодном ручье, что протекал в покинутом ими лесу. Посвежевшие, но всё равно изрядно уставшие. Первым делом они принялись проводить ревизию вещей, исчисляя потери. Особо погорячилась Камомила, выкинув большинство своей тёплой одежды.
  Ирис, казалось, стал ещё более хмурым. Камомила попыталась его расшевелить разговорами, но он неожиданно резко прервал её, с новой силой погрузившись в невесёлые мысли. Диази хотела извиниться, но ей было так неловко и страшно. Он спас её жизнь дважды. Дважды рискуя своей. Вспоминался тот его взгляд, та его ярость. Страх увидеть в глазах Ириса презрение, даже ненависть заставлял её каждый раз отступать, не проронив ни слова.
  Весело потрескивал костёр. Бэлл то и дело потирал покрасневшие от усталости глаза. Ирис любовался звездным небом, лёжа на спине и согнув одну ногу в колене. Диази исподлобья бросала на него пытливые взгляды, стараясь прочесть его чувства по выражению лица.
  - Завтра горы крылатого братства?- поинтересовалась Кама.
  - Угу,- кивнула Диази.
  - Я толком и не помню, чем же они так опасны,- призналась фея.
  - Это место пристанища летучих мышей.
  - Ну и что?- удивился Бэлл.
  - Они назначили эти горы своей территорией. Тех, кто на земле, они не трогают. Но воздушную стихию считают своей. Если заподозрят в ком то существо, умеющее летать...
  - Ну, это не страшно,- беспечно махнула рукой Камомила.- Я кое-что умею. Да и Ирис сильный маг.
  - Не будь так уверена,- мотнула головой Ди.- Когда нападает, не считаясь с потерями, тысяча или более летучих мышей. Это страшно. Не всякие великие маги справятся.
  - Получается,- вклинился в разговор Бэлл.- Что мы совсем не сможем пользоваться крыльями? Даже для подстраховки?
  - Получается так,- согласно кивнула Диази.
  - Насколько эти горы проходимы?- с тяжким вздохом спросила Камомила. Хотя по сравнению с тем, что они уже пережили, летучие мыши казались сущим пустяком.
  - Довольно хорошо. Особенно если Бэлл будет задавать направление с помощью птиц.
  - Ясно,- кивнул Бэлл.- Давайте спать. Все устали, а завтра будет тяжелый день. Как всегда.
  Друзья уже давно погрузились в сон, а Ирис всё лежал, глядя на звёзды, практически не поменяв позы. Он всё продолжал прокручивать в голове разговор с провидцем Дурманом. И чем больше он анализировал открывшиеся факты, тем более мрачные выводы делал.
  И что теперь делать? Рассказать? Но новые слуги Хаоса далеко, а известие о том, что их поселение лишилось половины великих магов, станет очень сильным потрясением. Нужно ли друзьям это? Ведь Диази сразу всё поймёт про Райндов. Она же умная. Если уж он смог сложить два плюс два, то она тем более это сделает. А может ещё и приложит к этим фактам что-то уж совсем ему неведомое.
  С каждым новым открывшимся знанием юный маг всё больше и больше понимал, что они влезли в практически непосильное для них дело. Только Ди хоть немного понимала, чем грозит друзьям принятое после совета решение. Но даже она не понимала до конца всех последствий этого поступка, иначе связала бы их по рукам и ногам, невзирая на последствия. Кричала бы, жаловалась, но не отпустила бы их никуда.
  Эту миссию провалить нельзя. Судьба мира поставлена на карту. Каждый готов пожертвовать жизнью, чтобы обеспечить её выполнение. Как великие маги радужного предела. Как семеро Райндов, что без оглядки пошли на смерть. Ведь как только слуга Хаоса поймёт, что здесь что-то нечисто, он с лёгкостью развеет любую иллюзию. Шестеро мастеров иллюзий ему не соперники. А один великий маг, пусть даже и провидец, погоды не сделает. Прилетевшие к ним на выручку Райнды обречены. А ведь Ирис даже толком не поблагодарил их.
  Юный маг тяжело вздохнул и перевернулся на бок, переведя свой взгляд с усыпанного звёздами ночного неба на пылающие угольки, оставшиеся после жаркого костра.
  А сколько раз друзьям уже приходилось ходить по краю. Каждый день приносит новую неожиданность. Каждый день сулит им новую смертельную опасность. Нет никакой гарантии, что все они доберутся до цели живыми.
  Нет, незачем друзьям это знание. Незачем множить их страх. Он не зря получил эту силу и готов нести в своей душе сколь угодно тяжелую ношу. Он сделает всё, чтобы их защитить.
  Утро было хмурым. Небо затянули серого цвета облака. Хоть ночь они и провели спокойно, но друзья чувствовали себя на редкость паршиво. Давала о себе знать накопившаяся усталость. По совести, им бы следовало денёк отдохнуть. Но следующий по пятам слуга Хаоса не давал им даже лучика надежды на это.
  Диази несколько раз пыталась заговорить с Ирисом, но он всё ещё злился и претворился, что не замечает этого. Как только они тронулись в путь, он вновь вырвался вперёд. Но причиной этого поступка уже была не злость, а данное самому себе вчера обещание. Он поклялся защищать их, а для этого надо было научиться владеть данной ему силой. Как вчера сказал воздух? Они связаны гораздо более крепкими узами, чем он может себе представить? А ведь он намекал на то, что Ирис может поддерживать с ним связь постоянно, на уровне рефлекса. Значит надо найти такое вот пограничное состояние, во время которого он сможет иметь постоянный доступ к силе. В общем, обдумав всё как следует, молодой маг с головой погрузился в эксперименты.
  
  Чуть менее месяца назад
  
  Куда бы ни падал глаз, везде стелился благословенный снег. Их покровитель, их защитник, их душа и наставник. Молодая волчица, дочь вожака и гордость стаи, каждый был рад получить от неё хоть частицу внимания, хоть даже намёк, иллюзию на него. Она уже долгое время неподвижно стояла, принюхиваясь к странному запаху, который час назад смогла уловить. Морозный ветер то и дело лохматил её белоснежную шерстку. Она улыбалась родной стихии, бирюзовому небу, яркому солнышку, хоть на душе её было тревожно и грустно. Пропал её брат, наследник отца. Гордый и сильный волк, которого каждый родитель с лёгкость поставил бы в пример своему ребёнку. И хоть как маг он был слаб, но он был великим воином, а так же умел читать тайные знаки.
  А может всё потому, что он увидел знамение? Признаться, его заметили все, но не каждый смог распознать. Двойной рассвет в их горах был довольно редким явлением, но всё же встречался. Однако Тэмпэстас сказал, что увидел нечто совсем иное. Во время двойного восхода небо окрасилось в оранжево-красный цвет, а горизонт запылал огненным заревом. Так пронзительно ярко, будто солнце было по-особому радостным. Будто приветствовало кого-то.
  С тех пор пошли шепотки, разговоры и домыслы. Стая гадала, что сулит им этот знак. Брат как-то сказал ей по секрету, что возможно в их мир вернулись потерянные хранители. Но Гелла не поверила. Сколько было тех знамений. Волки льдов надеялись многие тысячелетия, но ничего не менялось. Многие молодые волки, с которыми юная волчица общалась, даже перестали желать их прихода. Зачем терпеть власть тех, кто может в любой момент развернуться и уйти, исчезнуть с лица этого мира? Кто знает, а не поманят ли они их вновь, чтобы потом бросить на произвол судьбы. Ведь поначалу, сразу после исчезновения хранителей, повелители вьюги защищали своих старших братьев, пытались самостоятельно выполнять их функцию. Но у них ничего не получилось. Не было у волков льда и сотой части той силы, которой наделил Дэйвов Создатель. Боль от утраты превратилась в тоску, а тоска сменилась глубокой обидой.
  Запах, который она уловила мгновение назад, развеялся, уносимый ветром. Словно призрак, словно иллюзия. Гелла оглядела цепким взглядом пространство вокруг, но ничего понять не смогла. Может действительно привиделось? Ведь здесь спрятаться было негде, пространство просматривалось на многие километры вперед. Любое движение сразу улавливалось её цепким взглядом.
  Ещё раз глубоко втянув носом воздух, волчица успокоилась и отправилась на поиски остальных. Команда под её предводительством вот уже вторые сутки прочёсывала местность в поисках Тэмпэстаса. Бесшумным призраком стелясь по мягкому снегу, она с невероятной скоростью бежала вперёд и через час уже спускалась к подножию горы, углубившись в густой сосновый лес. Ничего не предвещало беды, но по телу всё равно то и дело пробегали мурашки. Её интуиция явно что-то чуяла. Что-то страшное. Надо было найти остальных и убираться отсюда. Гелла почему-то не сомневалась, что встречу с этим НЕЧТО ни она, ни её собраться не переживут.
  Создатель, неужели её брат и правда погиб? Но в следующий миг волчица потрусила белоснежной с серебристым отливом головой, постаравшись прогнать от себя панические мысли. Убедить себя, что это всего лишь её разыгравшееся воображение.
  Послышался вой волков. Двое её сородичей указывали на своё местонахождение. Но что-то было не так. В этом вое без труда читались нотки панического страха. Как будто волки льдов всё не могли решить, звать ли на помощь или с честью принять смерть, не подвергая риску остальных. Гелла тут же рванула в сторону этого призыва и через несколько минут, когда вой уже успел утихнуть, выскочила к обрыву. Внизу, в нескольких километрах от неё, заканчивало трапезу НЕЧТО. Чёрный пепел, или туман, или смола, ибо ОНО иногда принимало некую форму, то притворяясь змёй, то пауком, то чёрным волком. Оно впитывало в себя тела погибших собратьев, насыщаясь при этом тьмой, становясь всё более выразительным и заметным на фоне белоснежного снега. Геллу замутило, в груди похолодело от страха. В глазах заплясали чёрные мошки. А в следующий миг, не помня себя от страха, молодая волчица рванула к стае. К могучему, ничего не страшащемуся отцу, который всё знал, всё понимал и всегда защищал от любых бед.
  
  .....
  
  - У птичек поспрашиваем?- язвительно спросила Камомила.
  - Мда,- стушевалась Диази.- Как то тупо получилось.
  Друзья стояли у подножия гор крылатого братства, возвышавшихся перед ними громадой скал, подъемов и спусков, каменных троп и обрывов. Учитывая, что позади простиралось насыщенное яркими красками поле, контраст был впечатляющим. Возможно, в солнечную погоду здешние виды были бы и красивы, но так как тучи затянули небо, а воздух просочился влагой, обволакивая туманом всё вокруг, окружающая действительность выглядела на редкость зловеще. Это основательно подпортило настроение друзей, которое итак было не самым радужным.
  Ближе к подножию они обнаружили ещё один весьма неприятный факт. Птицы тоже не особо желали лететь через горы крылатого братства, предпочитая облетать их стороной по широкой дуге. Сколько Бэлл ни пытался найти хоть одну мужественную крылатую, у него ничего не получалось.
  - В таких вещах нельзя полагаться на слепой случай,- тяжело вздохнула Ди.
  - Я буду разведывать путь,- внезапно отозвался Ирис, что всё это время стоял неподалёку, задумчиво осматривая горы.- Кстати, насколько мы здесь задержимся?
  - А, это,- растерялась Диази. Ирис впервые с момента их ссоры обращался к ней напрямую.- В лучшем случае, два дня. Ирис, я...
  - Тогда стоит поспешить,- не стал слушать её фей, даже не посмотрев в её сторону.- Что-то не охота надолго задерживаться в таких мрачных местах.
  Он первым смело отправился дальше. Диази прикусила нижнюю губу, сдерживая чувство боли, стыда и обиды. Бэлл сокрушенно покачал головой и отправился за другом.
  - Ну, когда-то же он должен остыть,- пожала плечами Кама.
  И они отправились дальше. Их путь изобиловал резкими подъемами, после которых сильно колотилось сердце, заставляя друзей останавливаться, чтобы перевести дух. То пересекал широкие долины, блистающие многообразием довольно редких трав. После долин обычно вновь приходилось карабкаться в гору, цепляясь за каменистые выступы, то и дело вытирая со лба выступившие капельки пота. Порой приходилось идти по нешироким каменным тропам, стараясь не смотреть по сторонам, потому что высота обрыва заставляла в страхе замереть сердце. Ведь очень часто конец обрыва невозможно было даже разглядеть, обзор загораживал густой туман. Приходилось быть всегда на стороже, всегда в напряжении. Стоило сделать хоть один неправильный шаг, и можно было сорваться вниз.
  Ирис каждые полчаса останавливался и стоял некоторое время с закрытыми глазами, отправляя ветер дальше, узнавая, выведывая дальнейший путь и сокрытые в нём ловушки. Через несколько часов их пути, Диази стала замечать, что её обидчивый друг довольно сильно устал. Остальные либо не показывали виду, что знают об этом, потому что другого выхода всё равно не видели. Либо Ди уж слишком пристально наблюдала за Ирисом. Хотя и старалась не показывать виду и не встречаться с ним взглядом. Душа её маялась чувством вины, которое никак не могло найти выхода. Ведь чтобы показать, насколько она чувствует себя перед ним виноватой, насколько благодарна ему за всё, что он сделал, надо было для начала поговорить. Или хотя бы набраться храбрости прямо посмотреть в глаза.
  Солнце неумолимо клонилось к закату. Диази уже давно хотела предложить друзьям отдых, но подходящих для ночлега мест давно не встречалось. Судя по ощущениям, они поднялись на довольно внушительную высоту. Земля стала полностью каменистой, исключая любой намёк на плодородную почву. Редкие травы и кустарник росли прямо на склонах, свесив вниз свои листья. Для жизни им вполне хватало лишь немного воды и солнца. Пейзаж стал ещё более серым и мрачным, а воздух более тяжелым для дыхания. Долины уже давно не попадались, а каменные выступы-тропы становились всё более и более узкими. Чаще приходилось карабкаться вверх, задействовав руки. Хорошо хоть погода была безветренной.
  Ирис затрачивал всё больше и больше времени на разведывание пути. Его связь с ветром была всё ещё не достаточно прочна, чтобы задействовать иные способы разведки, кроме осязания. А много ли можно определить на ощупь? Да ещё и тогда, когда голова гудит от усталости, ещё и тогда, когда близиться ночь, а конца края этому нелёгкому пути не видно. Когда нет никакой возможности подобрать сносное место для ночлега.
  - Что там?- взволновано спросила Кама, когда Ирис открыл глаза после очередной магической разведки.
  Но фей только сжал губы и отрицательно помотал головой. Они отправились дальше, прижимаясь к каменному боку горы, чтобы не подходить близко к краю. Наблюдая, как солнце прячется за краем горы, а на мир потихоньку спускаются сумерки.
  А дальше их ждало разочарование. Каменная тропа оказалась слишком узкой, чтобы по ней можно было безопасно идти дальше. А со временем обрывалась совсем. И это было тем более обидно, что внизу показалась небольшая долина, в которой было бы так удобно устроиться на ночлег.
  - Что будем делать?- мрачно спросила Камомила.
  - Ты видишь иную альтернативу?- приподнял одну бровь Ирис, демонстративно взмахнув своими прозрачными крыльями. Бэлл тяжело вздохнул.
  - Ну не могут же летучие мыши быть настолько опасными?- нервно повела плечами Кама.
  - Давайте хотя бы дождёмся темноты,- дрожащим голосом предложила Ди.
  - В горах более тёмные ночи,- мотнул головой Бэлл.- В кромешной тьме лететь будет не очень приятно. Даже опасно. К тому же, я где-то слышал, что летучие мыши прекрасно видят в темноте.
  - Да, но мы сможем хоть частично обмануть один из их органов чувств.
  - Я пока не видела ни одной летучей мыши,- вмешалась Кама.
  Ирис обернулся к Диази и пристально посмотрел ей в глаза, стараясь определить, насколько серьёзной опасностью считает летучих мышей фея. Но Ди долго не смогла выдержать его взгляда, быстро отведя глаза. Он устало прикрыл веки, тяжело вздохнув.
  - Я склонен доверять предложению Диази,- наконец сказал он, от чего у Ди запылали щеки, а в груди разлилось тепло. Она сглотнула тугой комок в горле. Может, он её простил?
  - Ты устал,- не согласилась Кама.- Мы все устали.
  - Я не чую чужого присутствия,- поддержал подругу Бэлл. Глаза друзей скрестились на нем. Этим сведениям следовало доверять.
  - Хорошо,- наконец, сказал Ирис.- Тут вроде недалеко. Давайте сделаем так. Чтобы вовремя заметить опасность, когда будем лететь, Бэлл будет просматривать пространство спереди, Ди справа, Кама слева, а я буду смотреть назад.
  Друзья одобрительно кивнули и повернулись к краю обрыва. Один за другим, они сделали шаг в пропасть, расправили крылья и стремительно полетели к долине. Но они недооценили опасность, ведь в горах вид просматривается на многие километры вперёд. А на такое расстояние дар Бэлла без дополнительных усилий не действовал. И меры предосторожности, предпринятые Ирисом, так же не могли дать особого результата. Летучие мыши в здешних горах превратили умение сливаться с окружающим миром в настоящее искусство. Заранее разглядеть их приближение, если представитель братства не желал этого, не представлялось возможным.
  Они уже подлетали к долине, как вдруг с соседнего склона сорвался крылатый силуэт. Он поднялся ввысь, давая себя разглядеть в несмелых лучах спрятавшегося за горами солнца. К нему тут же присоединился ещё один, и ещё. Всего одно мгновение, а летучих мышей исчислялось уже несколько десятков.
  - Ну, ничего себе,- выдохнул Ирис.- Как? Как это могло произойти?
  - Быстрее!- закричала Ди и с удвоенной скоростью полетела к долине. Бой стоило принимать, утвердившись обеими ногами на земле.
  
  Глава 13
  
  Над белоснежными вершинами гор разлился многоголосый вой волков. Он был тревожен, он был настойчив и решителен. Но в то же время полон тоски и грусти. Небо стремительно затягивалось серыми тучами, они белым пухом нависали над землёй, цепляя краями верхушки гор. С каждым мгновением цвет их становился всё насыщенней, темнее.
  Медленно, в тревожном танце падали одинокие снежинки. Их становилось всё больше и больше. Они как белёсые мошки танцевали, кружились в решительном танце, застилали глаза, путали, скрывали следы. Они стремились помочь, защитить повелителей стужи, призвавших холод, заколдовавших погоду. На горный мир надвигалась метель, и местные жители спешили попрятаться в укрытия, опасаясь быть убитыми, погребёнными снегом, замороженными стужей.
  Гелла ускорила бег. Что-то подсказывало ей, что тревожные новости, которые она стремилась как можно скорее рассказать отцу, безнадёжно запоздали. Потоки снега усилились, мир заблестел серебром, лапы стали утопали в рыхлых сугробах.
  - Веди,- велела волчица снегу, и он расступился пред ней, указывая путь. Лапы тут же перестали вязнуть, бег ускорился.
  Вскоре, в туманный, захваченный метелью мир вторглись тени, а вой стал настолько громким, что холодил сердце и душу. Он взывал к ней, вопрошал, просил поддержать его в своей духовной битве.
  - Отец!- закричала волчица, но отозвался вовсе не вождь. Перед нею будто из сугроба выскочил Райм, третий по силе волк их стаи.
  - Ты жива,- с явным облегчением сказал он.- Где все остальные?
  - Где отец?- не стала отвечать Гелла, а Райм не стал настаивать, возможно, догадываясь о причине исчезновения волков её группы.
  - Он ищет вестника.
  - Что?
  Молодая волчица хмуро посмотрела в глаза волку.
  - Что происходит? Кто на нас напал?
  Так и не дождавшись ответа, Гелла сделала шаг назад, исчезая в метели. А в следующий миг она уже стремительно бежала, следуя по невидимой тропе к отцу. Со временем ей открылась удивительная картина. Немногим больше десятка волков выстроились линией, взывая к небу, усиливая стужу, питая метель. Чуть в стороне, позади от них сидел немолодой волк, непрерывно глядя на небо. Как будто в этом потоке хищного белого снега возможно было что-то разглядеть. Как будто его молчание было наполнено призывом, мольбою, криком.
  Наконец, небо над ним очистилось от всех проявлений метели. Сквозь этот кусочек покоя даже смогли просочиться несмелые лучи солнца. А в следующий миг, хлопая своими широкими крыльями, перед вожаком опустился на землю беркут.
  - Помоги, брат. Метель тебя не тронет, но сохранит от его слуг,- промолвил волк льда, глядя в прищуренные глаза гордой птицы.- Но только. Передай весть, прошу. Помоги спасти стаю.
  Беркут некоторое время стоял неподвижно, но потом несмело склонил голову. Гелла всё стояла, но когда вестник улетел, закончив тихий разговор, сразу подбежала к отцу.
  - Кто они? Кто эти твари? Они убили брата?
  Вожак устало прикрыл глаза, а потом подался всем телом к дочери, потёршись носом о её щеку.
  - Ты жива.
  Волчица застыла, удивлённая столь явными проявлениями чувств всегда скупого на эмоции родителя.
  - Пришли слуги Хаоса. Они кого-то ищут,- наконец-то немного хрипло промолвил вожак.- Возможно, хранителя. Им надо силы. Много силы, чтобы добиться своей цели. А мы сильны, мы слишком лакомый кусочек, чтобы оставить хоть кого-то в живых.
  - Что?- испуганно спросила Гелла.
  - Тебе надо бежать,- мотнул массивной головой отец.- Тебе надо вести за собой стаю. Вы все должны выжить.
  - А ты?- хрипло спросила волчица.
  - Я останусь. С ними,- он кивнул в сторону десятка волков льда.- Мы задержим их. Мы сможем дать время вам, дать возможность добраться до моего брата.
  - Нет!- закричала Гелла. Ведь тот, кто останется, будет обречён. Она не могла, не хотела представлять себе стаю без отца. Без этого мудрого, смелого, могучего волка.
  - Ты должна!- рыкнул вождь.
  - Нет! Давай я! Я маг! Я сильнее тебя как маг!- закричала волчица.
  - Но я вожак, ты забыла?- тихо спросил отец и впился в глаза дочери суровым взглядом. Он не мог позволить ей погибнуть. Он не мог дать исчезнуть своему ребёнку. Последнему, кто остался в живых.
  Времени не было, и он стал ломать на кусочки её волю, её внутреннюю защиту. Вскоре глаза Геллы стали пусты, будто лишились духа, будто она спала.
  - Райм, выходи!- закричал он в заполненное снегом пространство.- Я знаю, что ты здесь! Я знаю, что ты подслушивал!
  Из метели, будто призрак, показался молодой волк. Он подошел к вождю, но не стал пристыжено опускать глаза. Он смело смотрел прямо на вожака, выказывая решительность. Старый волк одобрительно хмыкнул.
  - Ты. Присмотри за ней. Присмотри за ними. Ты знаешь, куда и как идти. Ты обязан сохранить стаю. Ты обязан проследить за всем.
  - Когда она очнется?
  - Через два дня.
  Молодой волк почтительно склонил голову пред мудрым вождём, а в следующий миг скрылся в белой дымке, в которую превратила мир снежная буря. И Гелла безропотно последовала за ним, ни разу не обернувшись.
  
  .....
  
  - Везёт как утопленникам,- дрожащим голосом сказала Кама, прижимаясь спиной к Бэллу. Судорожно перебирая у себя в голове заклинания, которые хоть частично могли бы помочь.
  Небеса потемнели. Чёрными, грозовыми тучами в них собрались стаи летучих мышей. Они хищным роем нависали над друзьями, переговариваясь между собой. Горы пропитались громким, многоголосым писком, что сливался в один сплошной, не прекращающийся ни на мгновение гул. Он вызывал в душе даже не страх, а самый настоящий ужас. Он действовал как призыв для остальных мышей. Их количество всё росло, уже не поддаваясь даже приблизительному счёту. Но крылатое братство пока почему-то не нападало. Бэлл поначалу пытался вступить с ними в переговоры, но ничего путного добиться не смог.
  Друзья стояли на каменистой, кое-где поросшей травой, земле, как можно теснее прижавшись друг к другу.
  - Ирис, ты сможешь что-то сделать?- осведомилась Кама.- Сдуть их, например.
  - Соображаешь что говоришь?- огрызнулся фей.- Их же тысячи! Ну, сдую я сотню-другую, а она тут же в строй вернется.
  - Тут больше стихия огня нужна,- сказала Диази.
  - Я не владею заклинаниями массового поражения!- в истерике закричала Камомила.
  Тем временем стая мышей описала в небе круг почёта и внезапно разом кинулась на друзей. Ирис собрал все оставшиеся у него силы и окутал их воздушным коконом, которым в своё время защитил Ди.
  А в следующий миг на них налетело крылатое братство, скаля острые клыки, морща в гневе свои уродливые мордочки. Оглушительно хлопая крыльями, они врезались в кокон, отлетали от него и врезались вновь. Некоторые пробовали его на прочность своими когтями. Кама сосредоточилась, а в следующий миг запустила в пространство поток огненных игл. Они поразили десяток крылатых тварей, но на их место пришло в два раза больше мышей. Шум стоял такой, что казалось, вот-вот лопнут барабанные перепонки.
  - Прекратите!- кричал Бэлл, стараясь вразумить безумных зверей, желающих, чтобы воздушная стихия принадлежала исключительно им.
  Голова Ириса кружилась от напряжения, из носа хлынула кровь. Перед глазами поплыли цветные пятна. Он слишком много сегодня колдовал, слишком устал. Его сознание всё пыталось уплыть, погрузиться в забытье. Ирис всё отпускал контроль, не в силах удержать в узде ставший непокорным ветер. Кокон начал слабеть.
  - Нет!- закричал он, собирая в себе остатки энергии. Прогнувшийся было кокон, тут же восстановил свои силы.
  Кама тоже была бледной, но всё равно продолжала разбрасывать в разные стороны огненные иглы. На её счету уже было около сотни убитых летучих мышей. Но это не помогало. Казалось, их число не уменьшилось совсем. Диази плакала, проклиная своё бессилие. Моля Создателя, чтобы он помог пробудить её лекарские способности. Тогда она могла хотя бы поделиться с друзьями силой.
  Послышался вой. Воинственный, угрожающий, пышущий силой. Пропитанный уверенностью в себе и в своей правоте. Температура воздуха стала стремительно падать. Камомила застыла в удивлении, прислушиваясь к новым звукам, пробивающимся сквозь многоголосый мышиный писк. Диази придержала пошатнувшегося Ириса, стараясь рукавом кофты вытереть кровь, струящуюся из его носа. Но фей помотал головой, хрипло сказав.
  - Волки. Волки льда. Нет, таких совпадений... не существует.
  - Что ты имеешь в виду?- переспросила Ди.
  Цепочка совпадений выглядела действительно невероятной, но душа Создателя, растворившаяся во всём живом этого мира, не могла пустить всё на самотёк. Ведь творец всё ещё мог, так или иначе, влиять на события. Слабо, просчитывая ходы, словно в шахматной партии. Но всё же не позволяя оставить на произвол судьбы своих избранников, которые ещё недостаточно окрепли, чтобы быть в состоянии защититься от опасностей внешнего мира самостоятельно.
  После того, как Гелла очнулась от заклятия отца, она поочерёдно проваливалась то в ярость, то в скорбь, то в уныние. Всё-то время, пока стая была в пути, с ней рисковал заговаривать разве что Райм.
  В тот миг, когда стая вошла в горы крылатого братства, настроение волчицы было как раз на пике злости. Услышав доносящийся издалека шум, зная от птиц, приносящих со всего мира новости, что из себя представляет крылатое братство, она решила вмешаться в судьбу неудачников, умудрившихся попасть в столь глупую ловушку.
  Спорить с самым сильным магом стаи не решился никто. Белым вихрем волки льда налетели на летучих мышей. От каждого их прикосновения, от каждого выдоха, вырывающегося из ощеренных в жажде крови пастей, представители братства превращались в ледяные статуи. Они падали наземь, разбиваясь на сотни мелких осколков.
  Рой мышей начал редеть. Когда поток их, что градом колотился о стенки воздушного кокона, ослаб, Ирис собрал свою волю в кулак, ощутив бушующие вокруг потоки силы, он выбросил вперёд воздушную волну, пробивая путь из окружения.
  Летучие мыши стали понимать, что им на зуб попалась совсем не слабая добыча. Они разлетались, отступали, убегали, сливались с окружающим миром, будто их и не было. Оставшихся глупцов быстро добивали волки льда. На мир опустилась оглушающая тишина.
  Друзья стояли группой. Бэлл придерживал под руку Ириса, который мог стоять на своих двоих, только лишь опершись на него всем весом. Волки льда тоже шокировано застыли, осознав, что вытащили из ловушки не просто какого-то зверя и даже не волшебное существо. А самых настоящих хранителей. Про которых много слышали, много говорили. Которых безмерно любили и уважали практически все жители этого мира. Но, которых ни разу в своей жизни ни один из членов стаи не видел.
  
  .....
  
  После столь долгого пребывания в воде, ощутить под ногами твёрдую поверхность, было сродни глотку свежего воздуха после долгого пребывания в замкнутом, затхлом пространстве. Каракал вдоволь отдохнул и выспался, посветив этому занятию целые сутки. Воздух в здешних местах был совершенно другим. Влажный и чистый, отдающий солью из-за близости моря. Но в то же время свежий и прохладный, прошедший сквозь горы. Он освежил его мысли, остудил голову, дал телу как следует отдохнуть.
  И Каракал отправился в путь. По мягкой, душистой траве. Радуясь по летнему жаркому солнцу, согревающему затылок. Всматриваясь в новую диковинку, подаренную ему этим миром. Возвышающуюся вдалеке. Горы.
  Было странно наблюдать их заснеженные вершины. Дедушка Овл говорил, что снег выпадает только тогда, когда холодно. Но в это сложно было поверить, учитывая знойную погоду, что царила вокруг. Это было слишком непостижимо для его понимания, пока он не стал подниматься вверх.
  Само изменение рельефа не доставило ему особых неудобств. Каракал был достаточно вынослив, чтобы весь день карабкаться по очень крутому склону, ни на мгновение не сбавляя темп.
  Эти горы были очень круты и своенравны. Путь напоминал игру в препятствия, когда приходилось подолгу рассматривать окружающее пространство, чтобы определить, как именно ему стоит идти. Часто приходилось перепрыгивать с одного скального выступа на другой. Юноша даже не подозревал о такой своей прыгучести, утвердившись в мысли, что никакие преграды в этих горах ему нипочём. И опять через некоторое время он должен был признать, что не прав. И эта его ошибка проявилась вовсе не в том, что со временем ему стало тяжелее с первого раза выбирать правильный путь, заставляя его всё чаще возвращаться назад, чтобы выбрать иной вариант обхода. В конце то концов, при должной степени оптимизма, можно было убедить самого себя в том, что это всего лишь весёлая игра.
  Основным препятствием являлся разряженный воздух. На третьи сутки его подъема в гору у Каракала началась одышка, при длительной нагрузке стала кружиться голова. В конечном итоге усталость стала настолько сильной, что ему пришлось вновь позволить себе отдохнуть.
  Юноша вышел на широкое каменное плато, что по утрам покрывалось густым инеем. Там протекал широкий ручей, с весёлым журчанием сбегавший вниз. С края обрыва открывался потрясающий вид на горы. Только здесь Каракал смог в достаточной мере оценить, насколько высоко он забрался.
  От такой высоты захватывало дух. И не потому, что было страшно. А потому, что она открывала перед ним все грани окружающего мира, что в повседневной жизни прячутся от взгляда за высокими препятствиями. Просто лёжа на краю обрыва, он мог наблюдать жизнь одновременно в тысяче её проявлений. Беспрестанное, ежесекундное движение, насыщенное событиями, пропитало окружающее пространство. Глядя на это великолепие, Каракал ощущал себя одновременно маленьким, ничего не значащим винтиком некоего бесконечного процесса. Но в тоже время его наполняла гордость принадлежности к чему-то невероятному, целостному, бесконечному.
  На следующий день недомогание от нехватки воздуха стало менее заметным и Каракал отправился дальше. Температура воздуха упала вновь, склоны стали более пологими, укрытыми снегом. Сначала он выглядел всего лишь тонким напылением. Но с каждым километром его становилось всё больше и больше. Вскоре лапы Каракала стали утопать в пушистых сугробах. Странно, хоть снег и холодил его лапы, замедляя передвижение, но это совершенно не вызывал в душе у юноши раздражения.
  В первый день, когда снега стало достаточно, Каракал затеял с ним эксперименты, больше похожие на игрища годовалого котёнка. Он закапывался в сугробы, подкидывал снег, ловя ртом снежинки. Прыгал из стороны в сторону, проверяя, насколько хороши сугробы как точка опоры. Валялся на снегу, перекатываясь с боку на бок, проверяя насколько он мягок, любуясь безукоризненно чистым и по-особому светлым небом.
  А потом он ощутил, что за ним следят. Сначала это чувство было неявным, как репей, прицепившийся к шерсти. Но дискомфорт стал нарастать и со временем юноша стал оглядывать в поисках неведомого шпиона. Он понимал, что если бы невидимый разведчик испытывал к нему сильные негативные эмоции, то он уже давно вычислил бы его местонахождение. А так, просто на грани его сознания иногда проскальзывало немотивированное чувство любопытства. Один раз, на грани видимости, он даже сумел разглядеть силуэт молочно белого зверя. Но он тут же исчез, стоило Каракалу посмотреть в его сторону, словно мираж либо некий призрак.
  Это уже начинало раздражать. Но не успел юноша применить что-то из арсенала своих магических способностей, всё ещё продолжая надеяться, что преследователь выйдет к нему самостоятельно, как всё изменилось.
  Шпионов стало в разы больше. Они уже не ограничивались одним лишь чувством любопытства. В их эмоциях отчётливо стала ощущаться злость, даже ненависть. Больше притворяться, что вокруг ничего не происходит, стало невозможно, и даже опасно. Каракал распустил в окружающем пространстве эхо, улавливая малейшие проявления жизни наподобие локатора. В тот же миг он понял, что окружен. Из сугробов вокруг него стали выбираться серебристо-белые волки. Они выглядели сильными, хоть и были в два раза меньше его. А ещё их было много. И они были очень злы.
  
  .....
  
  Полторы сотни волков окружили друзей, во все глаза рассматривая легендарных хранителей. Долина была слишком мала, чтобы на ней смогли уместиться все охочие. Некоторые волки запрыгнули на окружающие долину скальные выступы. Некоторые всё пытались подвинуть собратьев, чтобы тоже посмотреть, кого стае удалось спасти.
  - Хранители,- прошелся по рядам волков полный трепета гомон. А потом гордые повелители вьюги все как один стали преклонять перед друзьями головы. Наступила пронзительная, глубокая тишина. Даже те волки льда, что шумно пытались пробить себе дорогу к месту событий, потрясённо застыли на месте, услышав этот гомон.
  Первый раз оказавшись вне пределов своего поселения, молодые феи даже не подозревали, насколько трепетно к ним относится большинство жителей внешнего мира. Такое выражение восхищения их скромными персонами повергло друзей в ступор.
  Бэлл усадил на землю Ириса. Позади юного мага тут же оказалась Диази, придерживая истощенного друга за плечё, чтобы он не упал. Камомила с восхищением и лёгким трепетом оглядывала волков льда, шкуры которых отливали серебром в несмелом свете звезд и луны.
  Бэлл сделал шаг вперед.
  - Спасибо вам,- чуть хрипловатым голосом сказал он. Уж очень усердно молодой фей сегодня пытался урезонить взбесившихся летучих мышей.- Спасибо, что спасли наши жизни.
  Волки льда подняли головы, заулыбались, довольные, что смогли помочь. А взгляд Бэлла внезапно наткнулся на Геллу. Молодая волчица хоть и улыбалась, но было заметно, что через силу. Ноги сами понесли хранителя к ней.
  - Бедняжка,- тихо сказал Бэлл, глядя на молодую волчицу полным сострадания взглядом.- Как же тебе больно.
  Он протянул руку и погладил её по влажному носу. Проникая в её разум, в её мысли. Перебирая на себя частичку боли. Гелла припала к земле, прикрыв глаза. Приглушенно всхлипнула.
  - Он очень тебя любил. Твой отец,- улыбнулся Бэлл.- Он очень хотел, чтобы ты жила дальше. Была счастлива.
  Волки льда застыли, глядя на молодого хранителя с благоговением. Легенды оживали прямо на их глазах.
  Из правого глаза волчицы выкатилась прозрачная, переливающаяся в свете луны, словно изумруд, слеза. Эмоции её, так тщательно и долго сдерживаемые, вырвались наружу.
  - Поплачь. Так станет легче,- приговаривал Бэлл, продолжая забирать себе её боль, злость, обиду. Даря душе волчицы покой.- Но ведь у тебя всё ещё осталась семья,- уверенно сказал хранитель. Надо было закрепить в сознании волчицы цель, ради которой она будет жить дальше. Которая отвлечёт на себя все грустные мысли. Поможет забыть о боли.- Они нуждаются в тебе. Я чую, твоя стая тебя очень любит. Не отгораживайся от своей семьи.
  Гелла несмело кивнула и открыла свои пронзительно синие глаза. Она ткнулась носом в плечо хранителю, чуть не свалив его с ног. Бэлл пошатнулся, улыбнувшись краешком губ.
  - Ну вот, такой ты мне нравишься больше,- сказал фей, становясь на цыпочки и гладя молодую волчицу по укрытой мягкой шерсткой шее.- Такая милая, очаровательная леди.
  Волки заулыбались, Гелла фыркнула.
  - Простите, что перебиваю,- громким шепотом осведомилась Камомила, разрушая очарование момента.- Но, может, ты нам объяснишь, что происходит?
  - Бэлл,- прохрипел Ирис, всё это время сидящий на земле и пытающийся прийти в себя. - Мне надо с ними поговорить. Можешь перевести?
  - Куда уж тебе? Это ведь можно отложить?- обеспокоено сказала Ди.
  - Бэлл,- настойчиво повторил Ирис, пытаясь подняться на ноги. А в следующий миг к нему вышел Райм. Он посмотрел на хранителя напряженным взглядом, а потом внезапно подул на него.
  - Ничего себе,- выдохнула Кама, наблюдая как энергетическая сущность друга стремительно насыщается энергией.
  - Это то, что я думаю?- спросила Диази.
  Болезненная усталость Ириса стала уходить, переходя в легкую слабость. Скорее моральную, чем физическую. Он таки смог подняться на ноги и улыбнулся волку льда.
  - Спасибо, друг.
  Райм склонил голову на бок, будто приглашая к разговору.
  - Ты? Уверен?- догадался Ирис. Молодой волк смело кивнул.- Хорошо. Тогда ответь. Ты знаешь, кого именно преследовали слуги Хаоса, что напали на вас?
  
  Глава 14
  
  Они наступали. Молча, не проронив ни звука. Медленно, но неотвратимо. Их настроение было очень разным. От жгучей ненависти, до злости или абсолютного равнодушия. Были и те, кто боялся.
  Молчаливые призраки, окутанные ореолом стужи. Волки льда. Они походили на ожившие ледяные статуи, покрытые инеем. Такие же холодные. Готовые нападать и убивать.
  Каракал застыл, глядя на приближающихся к нему повелителей стужи. Он вспоминал о разговоре с морским змеем Асуром. Перебирал в голове выводы, которые сделал. Пытался понять, насколько глубоки провинности предков.
  Юноша верил, что всегда есть возможность для искупления. Ведь почему вопреки всему, оказавшись под землёй и сильно разгневав весь мир, его сородичи остались в живых? Не потому ли, что им давали шанс? Не потому ли, что у них оставалась возможность всё исправить? Тогда почему его пытаются убить? Не объяснив ничего, не сказав ни слова. Просто потому, что он потомок предателей?
  Значит так всё устроено во внешнем мире? Преступление и незамедлительное наказание. Если нет возможности наказать непосредственного виновника, значит это можно сделать с любым подвернувшимся под руку его потомком. По сравнению с творившимся вокруг беспределом, даже глупые ритуалы его сородичей стали казаться справедливыми, пускай там зачастую побеждал не тот, кто прав, а тот, кто сильнее. Ведь в мире пещер подсудимый хотя бы знал всю полноту обвинений, за которые его собираются наказать.
  Получается, если следовать законам внешнего мира, то у него нет и шанса на искупление перед семьёй? Нет возможности даже быть выслушанным? Эта мысль всколыхнула у него в душе огонёк ярости, что в первый раз вспыхнул ещё тогда, во время первого боя в пещере Свершений. Он начинал понимать, почему его сородичи сбежали. Если этот мир живёт по ТАКИМ законам, то какие бы он возможности, даже чудеса не сулил, легче отказаться от него, чем мириться с действительностью.
  Поднялся холодный, пробирающий до костей ветер. Всколыхнулся, поднялся над землёю снег. Словно хищные осы снежинки стали кружить вокруг хранителя, но у них не было сил подлететь к нему ближе, чем на метр. Завыл один из волков. Самый большой и самый сильный. Его песнь подхватили остальные, вызывая облака. Желая призвать на помощь непогоду. Они знали, они понимали, что у них слишком непростой соперник. Мир окутывал холод.
  - Думаете, это поможет?- спросил Каракал. И не узнал своего голоса.
  Ярость из маленького огонька превратилась в пышущее жаром пламя. Мышцы затвердели в напряжении, в ожидании немедленных действий. Но облик Каракала оставался преисполненным гордым достоинством. Глаза сменили свой цвет из желтого. Теперь они стали ярко оранжевые, а на дне их, будто яркое пламя, плясали кроваво красные блики. Снег под ногами Каракала стал с громким шипением таять. Ввысь взметнулось облако пара.
  Холод отступал, таял, растворялся в окружающем пространстве. Солнце пылало, иссушая редкие облака. Оно будто увеличилось в размерах, желая во всём поддерживать своего избранника.
  - Вы думаете, что сильнее меня? Или наивно полагаете, что преимущество в количестве даёт вам хоть какой-то шанс на победу? Жар всегда был сильнее холода,- спокойным, наполненным глубоким достоинством и уверенностью в своей правоте, голосом спрашивал хранитель.- Не думали же вы, что сила может дать вам право судить?
  Волки льда отступали, пятились. Но в тоже время, как в гипнозе, продолжали смотреть на юного хранителя. Его лиловая шерсть словно пылала, казалось, на ней то и дело вспыхивают языки пламени. Перед ними стоял истинный ставленник огня. Его душа, его голос. В этот миг Каракал был таким же гордым, свободным, сильным и ярким, как его яростный покровитель.
  Только один волк льда остался неподвижным. Он смело продолжал смотреть прямо в глаза Каракалу, излучая ненависть. В конце концов, юноша сосредоточил своё внимание именно на нём. Не отрывая своего взгляда от глаз вожака, он степенно, не спеша пошел ему навстречу. И чем ближе подходил, тем больше понимал причины ненависти, что словно широкая, непроницаемая ширма прятали от окружающего мира невыносимую боль.
  - Вот значит как,- задумчиво сказал юноша, подойдя к немолодому волку вплотную.- А ведь твой брат жив.
  Из вожака словно выдернули невидимый стержень. Он сбросил с себя горделивую маску, приняв абсолютно потерянный вид. Только теперь каждому члену стаи стало ясно, насколько нелегко было всё это время их предводителю.
  - Твой брат близнец. Он помешал выполнению задания. Не знаю, кто эти твари и что они хотели. Но пока они искали путь сквозь метель, их цель успела скрыться,- продолжил меж тем Каракал, не отпуская взгляд вожака. Юноша сделал ещё один шаг. На грани видимости мелькало ещё что-то. Очень важное.- Они отомстили. Внедрили в него тот чёрный дым. Я лечил когда-то такое. Медведь тогда сказал, что живые существа с таким дымом становятся переродками.
  Старый вождь судорожно вздохнул, начиная осознавать всю безнадёжность ситуации. От проклятья переродков практически нет лечения. Узнать, что брат жив, и потерять его вновь. Это было выше его понимания, выше его моральных сил. Но тут в глазах Близарда вспыхнула надежда.
  - Ты лечил проклятье переродков?- хрипло спросил вождь.
  - Да,- улыбнулся Каракал. Ему нравилось ощущать обретённую немолодым волком надежду.- Но твой брат близнец пока справляется сам. Он закапсулировал болезнь и некоторое время будет в порядке.
  - Ты поможешь?
  - А это уже будет зависеть от ответов, что ты мне дашь.
  
  .....
  
  - Это произошло два месяца назад. Тэмпэстас увидел знамение,- озвучивал слова Райма Бэлл. При этом юный хранитель не переставал гладить по мягкой шерстке Геллу. Молодая волчица должна была услышать историю целиком, но воспоминания продолжали причинять ей невыносимую боль, часть которой юный фей непрестанно забирал себе.- Он утверждал, что это знак. Что хранители зверей вернулись.
  - Не может быть,- потрясённо прошептала Диази.
  - Мы тоже не поверили,- согласно кивнул Райм.- Наши видящие слишком часто трактовали знамения неправильно. Надежда на возвращение Дэйвов застилала им глаза. И Тэмпэстас решил всё проверить самостоятельно, прежде чем распространять новость среди членов стаи. Он спустился с гор. А там обнаружил, что жители соседнего леса в великом возбуждении. Они все как один утверждали, что видели, разговаривали или были вылечены хранителем.
  - Неужели? И правда Дэйв?- скептически приподнял одну бровь Ирис.
  - Сомневаюсь,- качнул головой молодой волк.- А животные не смогли дать точного ответа. Для них все хранители это нечто запредельное. Для них все вы высшие существа, предмет безоговорочного доверия и подчинения. Они не делают различий между вами.
  - Это как-то,- покраснел юный маг.
  - У нас ведь просто больше сил, только и всего,- потрясённо сказала Ди.
  - Почему вы так удивляетесь?- склонил голову на бок Райм.- Вы приняли на свои плечи великую ношу. Для большинства волшебных существ вы тоже являетесь высшими существами.
  Повисло неловкое молчание. Бэлл даже перестал поглаживать шерстку Геллы и молодая волчица недовольно повела своими пушистыми ушами. Волки льда, окружающие их небольшую группу, тоже затихли, глядя на друзей преданным взглядом.
  - Что было дальше?- дрожащим голосом прервала тишину Камомила.
  - Тэмпэстас стал возвращаться назад, чтобы собрать экспедицию и найти хранителя. Даже если бы это оказался не Дэйв, то знамение требовало от нашего видящего решительных действий. Но по дороге домой он пропал.
  - Как же вы тогда узнали всё это, если так и не встретились с ним?- спросил Ирис.
  - Птицы,- просто ответил Райм.
  - Ты лучше объясни, каким это образом ты заранее знал, что на волков льда напали слуги Хаоса?- подозрительно прищурилась Кама, впившись в друга пронзительным взглядом.
  - Не так давно мне провидец Дурман передал через ветер весть,- пожал плечами юный маг, стараясь казаться непринуждённым.
  - Вечно ты темнишь,- фыркнула фея.- И что он ещё сказал?
  - Ты думаешь, такой тип связи располагает к длительным разговорам?- попытался увильнуть Ирис.- Да и не о том сейчас речь. Что вы собираетесь делать дальше?- обратился к Райму фей.
  - В восточных горах живёт брат близнец нашего погибшего вожака,- опустил печальный взгляд волк льда.
  - Это полумера,- решительно мотнул головой юный провидец.- Пока Хаос не запечатан, его слуг тяжело отследить. Но наши знают о них. И Райнды с Эрами тоже. Они скоро примут меры и запечатают их. Я уверен в этом. И когда это произойдёт. Надо поговорить с нашим провидцем, а уж он найдёт способ сказать вам, когда будет безопасно возвращаться домой.
  - Хранитель,- по рядам волков льда прошел потрясённый гомон. Многие члены стаи не верили, что им удастся вернуться домой. От их преданных, наполненных благодарностью взглядов друзьям вновь стало не по себе.
  - Ну, это,- опять покраснел Ирис.- Надо быстрее попасть в среброглавый лес. После всех этих невероятных совпадений мне кажется, что медлить не стоит. Иначе обстоятельства могут сложиться для нас не самым лучшим образом.
  - Ты еле на ногах держишься,- несмело возразила Диази.
  - Что-то случилось?- спросил Райм.
  - Дело в том, что нас тоже преследует слуга Хаоса,- пояснил Бэлл.- Только гораздо более опасный и сильный чем те, что повстречали вы.
  - Разве такие бывают?- потрясённо спросил молодой волк.
  - Как оказалось - да,- поджал губы слышащий.
  - Отсюда всего лишь часа четыре ходу к священному лесу,- наконец, нашла в себе силы вмешаться в разговор Гелла.
  - Это для вас,- не согласился Бэлл.- Для нас же это расстояние будет равно в лучшем случае одному дневному переходу.
  - Мы понесём вас на себе,- внёс предложение Райм.
  Камомила закашлялась от неожиданности. Диази склонила голову на бок, расширив в удивлении глаза.
  - Вы не сильно похожи на ездовых животных,- улыбнулся краешком губ Ирис.
  - Для нас будет честью помочь вам,- склонил голову Райм.
  - Тогда не стоит медлить. Ночь выдалась довольно светлой,- решительно кивнул юный провидец.
  - Ирис, тебе надо отдохнуть,- упрямо сказала Ди. Фей, наконец, обернулся и посмотрел ей прямо в глаза, но поймать взгляд Диази так и не смог. Она тут же отвернулась.
  - Я спрошу совета у ветра,- тяжело вздохнул Ирис и уселся прямо на землю.
  Не смотря на то, что он был истощён, контакт с ветром у него получилось наладить легко. К тому же этот процесс практически не затребовал для себя энергии.
  - Малыш, ты лентяй,- тут же весело возмутился ветер.- Ты же знаешь, любая информация имеет свою цену.
  - Что ты имеешь в виду?- удивился фей.
  - Обычно,- прошелестел в ответ он,- количество затраченных усилий отображают ценность добытой информации. Разве не так?
  - Что ты хочешь взамен,- тяжело вздохнул Ирис. Он и не подозревал, что их покровитель такой заядлый торгаш.
  - Как же ты интересен!- засмеялся в ответ ветер. Разбушевавшись, он даже взлохматил шерсть на загривках Райма и Геллы.- Хорошо. Я желаю, чтобы ты начал учиться читать нити судеб.
  - Что?- от неожиданности вздрогнул юный провидец.- Но... я ведь не знаю... даже не подозреваю, как это сделать.
  - А это уже не мои проблемы,- зашептал ему на ухо ветер.- Итак?
  - Когда вернусь, я обязательно...
  - Нет,- твёрдо ответил покровитель, давая понять, что настроен серьёзно.
  - Это можно объяснить на словах?- тяжко вздохнул юный провидец.
  - Смотря как объяснять?- ответил он, возвращаясь к шутливому тону.
  - Я согласен,- обречённо сказал Ирис.
  - Хорошо. Вы все можете спокойно спать до рассвета, но с первыми лучами солнца вам лучше покинуть это место,- прошептал ветер, развеиваясь в окружающем пространстве.
  
  ......
  
  - Какой смысл вкладывают жители внешнего мира в слово равновесие?- продолжал задавать уточняющие вопросы Каракал. Ему хотелось как можно более полноценно понять свои обязанности.
  - Ты задаешь сложные вопросы,- склонил голову на бок Близард.- Гораздо более сложные, чем мне дано понять.
  - Меня устроит любая трактовка,- не согласился юный хранитель.- Объединив несколько мнений в единое целое, я приближусь к пониманию ещё одной загадки нашего мира.
  Они лежали у входа в небольшую пещеру, уже третий час ведя неспешную беседу. И с каждым мгновением в душу к немолодому волку закрадывалось уважение, даже какой-то непонятный трепет перед этим удивительным существом. И хотя было видно, что хранитель очень молод, но его суждения и мысли уже перестали поддаваться пониманию ледяного волка.
  Остальные члены стаи тоже были преисполнены любопытством. Они бродили неподалёку, во все глаза рассматривая хранителя зверей. Их светлые силуэты то и дело мелькали между деревьями.
  - В моём понимании равновесие, это умение уживаться вместе,- наконец, ответил вожак.
  - Значит, живые существа не способны жить в мире без постороннего надзора?- насмешливо спросил Каракал.- До какой степени их свободу необходимо ограничивать, чтобы добиться равновесия? Хищник никогда не пощадит жертву, если голоден. Дерево никогда не упадёт, чтобы дать больше света молодой поросли. Неужели именно мы должны заставить их поступать против своих инстинктов? Похоже, мне далеко до понимания сущности окружающей действительности. Скажи, союзник моих предков, какова цена ошибки моих предшественников? Если говорить проще, что случилось после нашего исчезновения?
  - Пришел Хаос,- просто ответил вожак. И пояснил, глядя в глаза юноши, выражающие немой вопрос.- Так как равновесие пошатнулось, Создатель поделился своей силой, чтобы пришла стабильность. Но он не смог восстановиться. Заботу о равновесии полностью приняли на себя хранители.
  - Что такое Хаос?- в нетерпении спросил Каракал.
  - Зло,- просто ответил Близард.- Он создаёт переродков, убивает хранителей, отсылает на охоту своих слуг.
  Каждая минута беседы открывала для Каракала новые грани происходящих вокруг событий, приближала его к познанию законов внешнего мира. К пониманию всей полноты грехов его предков.
  С каждым мгновением Каракал понимал, что нельзя позволять его сородичам жить дальше ТАК. И пусть он выслушал только одну сторону конфликта прошлого, всё ещё не понимая причин, которые заставили его предков скрываться под землёй, но одно он знал наверняка - он сделает всё, чтобы вытащить своих сородичей из мира пещер. Если и не всех, то хоть малую часть. Это будет первым шагом, что разорвёт замкнутый круг событий, что привели ставленников огня к деградации понимания своей истинной сущности.
  Но станут ли помогать ему мудрые? Ведь ошибки его предков привели к тому, что иным хранителям пришлось жертвовать своими жизнями, чтобы предотвратить беду. Столько смертей, столько потерянных душ, исчезнувшие навеки виды живых существ, изменившаяся до неузнаваемости местность. Он не представлял, как станет смотреть им в глаза. Но иного выхода юноша всё равно не видел.
  Солнце стало клониться к горизонту, от долгих разговоров стала гудеть голова. Близард тоже выглядел неважно. Пора было заканчивать этот сложный разговор, к тому же Каракал смог выяснить всё, что было в его силах.
  - Спасибо тебе,- кивнул юноша, поднимаясь на немного затёкшие лапы.- Ты дал мне очень хорошие ответы. И я сделаю всё, чтобы помочь твоему брату. Даже если у меня не получиться вылечить его лично. Ведь сейчас я пребываю в поисках иных хранителей, чтобы понять остальную часть загадок, поставленных передо мною мирозданием. Ответы на них очень важны для меня. Я попрошу иных хранителей помочь ему, даже если эта просьба будет стоить мне жизни.
  - Хранитель,- надтреснутым голосом сказал Близард. Ему было страшно стыдно за своё прошлое поведение.
  - Не стоит,- улыбнулся Каракал.- Я слышал, мои предки сильно обидели вас. Я знаю, что вряд ли получиться восстановить давние, доверительные отношения. Я даже не стану претендовать на вашу дружбу. Но всё же, очень надеюсь, вы будете нас воспринимать как старых, добрых знакомых. А сейчас отдыхай. Ты слишком устал. В последние два часа мне с трудом удавалось убирать твою головную боль. Я покину ваши края на рассвете.
  Молодой Дэйв удалился подыскивать себе комфортное место для ночлега. И хотя было бы неплохо для начала поесть, но долгий разговор и сильная усталость напрочь отбили у него аппетит.
  А немолодой волк всё стоял, с потерянным видом глядя ему вслед. Да, теперь он ясно, со всей полнотой понимал, почему его предки так долго ждали прихода потерянных хранителей. Почему они их так любили, так уважали их.
  Рядом с этим непонятным, непостижимым существом ощущался такой покой, такая защищённость от всех бед, всех неприятностей этого мира. Близард вспоминал иные рассказы тех, кто уже встречался с другими хранителями. Вожак тогда не верил и половине тех слухов, но сегодня был вынужден признать, что это правда.
  Хранители могли мимоходом, не замечая, не осознавая этого излечить глубокие душевные раны. Изгнать тоску, доказать что ничего невозможного не бывает. Просто посмотрев в глаза, прочесть, понять твою душу. Мимоходом сотворить великое чудо и даже не принять благодарность за этот 'пустяк'. Одним своим видом вызвать безоговорочное доверие к себе.
  А ещё сегодня немолодой вождь поверил, что только лишь Дэйвы способны совладать со всеми животными этого мира, не подавляя их свободу, их волю к жизни.
  
  .....
  
  Из сна его выдернуло чувство глубокого беспокойства. Он знал, что никакой серьёзной опасности рядом нет, но где-то в душе засела заноза, что тревожила его, сверлом вгрызаясь в подсознание.
  Ирис поднялся, выпутываясь из одеяла, и оглядел окружающее пространство. Куда бы ни падал взгляд, мирно спали волки льда. Во сне эти гордые и сильные создания слабо походили на опасных хищников. Горы возвышались над долиной зловещей неровной тенью. Если бы не россыпь звёзд в небе и не глубокий, немного призрачный, но всё равно очень яркий свет полной луны, окружающая действительность была бы слишком мрачной.
  Прислушавшись к себе, юный маг на всякий случай отправил на разведку ветер. Но и без помощи своего невидимого друга, он сумел понять, что именно его так беспокоило. В двух шагах от Ириса мирно посапывали Камомила и Бэлл. Рядом с ними спала Гелла, всё ещё не способная отойти далеко от хранителя.
  Но Диази исчезла. Её нигде не было!
  Сердце пропустило один удар. Он будто стал падать с невероятной высоты, не в силах остановиться, не в силах вырваться из круговорота, в который погружалось его сознание. Стало трудно дышать, волнами накатывала паника. Что если всё повториться? Что если в этот раз он не сможет её защитить? Былые страхи, так старательно подавляемые его подсознанием, вернулись в полном объеме, приумножаясь с каждой секундой.
  Но в следующий момент ветер принёс ему весть, давая понять, что с Диази всё в порядке. Она жива и здорова, находиться недалеко от их лагеря, возле ручья, протекающего в стороне. Из его тела будто выпустили воздух. Он прикрыл лицо дрожащей ладонью, ощущая чувство глубокого, всеобъемлющего облегчения. Такого сильного, что возникало желание присесть на землю. Тело охватила слабость, немного кружилась голова.
  Но в следующий миг он пришел в себя, резко выпрямляясь, бросая жесткий, решительный взгляд в ту сторону, где скрывалась Диази. Он больше не позволит ей быть без его пригляда. Он больше не даст ей подвергать себя опасности, какой бы мнимой она ни была. Резко мотнув головой, окончательно беря свои чувства под контроль, он поднялся в воздух и стремительно полетел в сторону зарослей калины.
  Раздвинув ветви с красными, отдающие терпким запахом ягодами, он увидел силуэт Ди. Фея сидела на корточках, немного боком к нему и печально смотрела на мерно журчащую воду ручья, что отсвечивал в темноте, отражая свет полной луны. Он сделал шаг, с намерением отругать её за вновь доставленное беспокойство, но застыл на месте.
  Диази плакала, подняв ко рту кулачки, будто сдерживая рвавшийся наружу крик. Молчаливые слёзы стекали по её щекам, падая в прозрачный ручей, создавая мимолётные блики, растворяясь в стремительных водах.
  Он протянул руку в молчаливом желании дотронуться, приободрить, забрать так тщательно скрываемую боль себе всю, без остатка. Осознавать, насколько ей было всё это время тяжело и плохо, было выше его сил. Сердце сжалось от боли. Почему? Он же так старался защищать, оберегать её?
  Ирис сделал несмелый шаг вперёд, не в силах оставаться на месте. Но глубокое потрясение сделало его неосторожным. Движения стали неаккуратными и в следующий миг у него под ногами громоподобно треснула тоненькая ветка. Диази вздрогнула и начала судорожно вытирать глаза, стараясь успокоиться, привести мысли в порядок, вновь надеть маску спокойствия. Но застигнутая врасплох, успокоиться она уже не могла. Фея неспешно поднялась на ноги, обернулась и посмотрела на его подбородок, не в силах поднять выше глаза.
  - Что с тобой?- хрипло спросил Ирис. В горле стоял комок, дышать было больно. Казалось, страдания Ди причиняют ему физически ощутимую боль.
  - Всё нормально,- чуть хриплым голосом сказала Диази и улыбнулась. Это был странный контраст. Улыбающееся лицо, идеальная добродушная маска и струящиеся по щекам дорожки слёз. А в следующий миг и этот фальшивый образ стал таять, растворяться за гримасой боли. Диази сделала несколько шагов и положила голову ему на грудь, чтобы спрятать свое лицо, эту жалкую гримасу бессилия на нём.- Прости.
  Ирис замер, не в силах пошевелиться. Чувства пришли в полнейшее замешательство. Это был взрыв, смешение всех возможных, совершенно непохожих эмоций. Рот открылся для слов утешения, но он не смог проронить ни звука. Руки желали, мечтали подняться и обнять её, но замерли, немного подрагивая, на месте. Сердце хотело остановиться, но продолжало ускорять свой ритм. Ириса поочерёдно охватывал то жар, то холод.
  Как же ему хотелось её обнять, прижать к себе покрепче, никогда не отпускать! Во рту пересохло. В этот миг она казалась ему бабочкой. Дотронься - и хрупкие крылья распадутся разноцветной, красочной пыльцой.
  - Я так испугалась,- дрожащим голосом, не поднимая глаз, промолвила она.- Думала, я больше не смогу сказать тебе спасибо. Не смогу сказать прости. Я такая эгоистка.
  Он судорожно вдохнул воздух. Преодолевая замешательство, преодолевая трепетный страх перед чем-то новым, неведомым ему. Он заставил себя поднять руки и обнять её, покрепче прижав к себе. Пряча от всего мира. Давая такое необходимое ей сейчас понимание и защиту от окружающей действительности, оказавшейся гораздо более жестокой, чем все они могли себе представить.
  - Что же ты со мной делаешь?- на грани слышимости спросил Ирис, прижимаясь лицом к её волосам. Таким мягки, таким душистым, отдающим запахом хвои. Ощущая её тёплое дыхание. Он прикрыл глаза, погружаясь в волну накрывших его эмоций. Ощущая, как в груди возникает тёплый огонёк, что крепнет с каждой секундой, с каждым мгновением. Растекается, проникает в каждую клеточку его тела. Некая невидимая преграда в его душе лопнула. Наслаждаясь каждым мигом этого мимолётного счастья. Как никогда, желая растянуть один момент на века. Признавая, шепча про себя, давно принятый его подсознанием факт.
  - Я люблю её.
  
  Глава 15
  
  Каракал стоял, глядя вдаль. Наблюдая как лучи солнца отдаются серебряными бликами, отражаясь от укрытых снегом склонов горы. Немного позади него стоял Близард и ещё несколько членов его стаи.
  - Мне пора,- промолвил, наконец, хранитель.
  - Я пойду с тобой,- отозвался вожак.
  - Не говори глупостей,- Каракал скосил взгляд в сторону немолодого волка.
  - Я не шучу,- упрямо повторил вождь.
  - Тебе нельзя идти. Только кровные узы, связывающие тебя с единоутробным братом, позволили понять, что с ним. Только они помогут найти его, где бы он ни был. Ты должен оставаться там, где тебя всегда можно найти. Ты должен продолжать заботиться о стае.
  Близард опустил свой взгляд, сдерживая вздох разочарования.
  - Или ты мне не доверяешь?- насмешливо спросил хранитель зверей, хоть и продолжал смотреть на вожака серьёзным взглядом.
  - Что ты... нет,- мотнул головой волк льда.
  - Это будет первым шагом на пути искупления,- с грустью в голосе промолвил Каракал.- Если путь, что я выбрал, не ведёт меня к смерти, я постараюсь обелить имя своих сородичей. Прости, что подверг вас всех риску. И прощай.
  Каракал кивнул Близарду и волкам льда, отправляясь в дальнейший путь. Его лиловый, стремительно удаляющийся всё дальше, силуэт был ещё долго виден со склонов горы. Вожак смотрел ему в след, не замечая, что к его молчаливому бдению присоединяется всё больше и больше членов стаи.
  - Каков он? Каковы они?- спросил Фригус, второй по силе волк в стае, не в силах сдержать любопытства.
  - Легенды не лгут,- чуть хрипло ответил вожак, не в силах оторвать глаз от горизонта, за которым совсем недавно скрылся хранитель.- Всё оказалось правдой.
  
  .....
  
  Он так и не смог заснуть. Несмотря на жуткую усталость, не смотря на дикую растрату магических сил. Лишь только стали гаснуть звёзды, а в небе появился первый намёк на рассвет, Ирис первым поднялся, собирая нехитрые пожитки. Чувствительные уши волков льда уловили шум, стая стала просыпаться. Их ненавязчивая суета разбудила остальных.
  Было видно, что Диази чувствует себя неловко в его присутствии. Увидев несколько раз, как она теряется, отводя взгляд, юный маг постарался оградить фею от общения с собой, давая время придти в себя. Хотя сам он то и дело украдкой за ней наблюдал. Сердце не желало успокаиваться, в груди всё ещё сохранялось то потрясающее чувство тепла, которое возникло, когда он нашел в себе силы признать очевидное. Руки помнили прикосновение, нос щекотал запах свежести и хвои, исходящий от её волос. Это всё было так сложно, так тяжело и непонятно. Но... это было прекрасно.
  Волки льда чуть не устроили поединки за право прокатить на своей спине хранителей. Споров не возникло только в отношении Геллы, что никого не желала подпускать к Бэллу. Райм на правах сильного взял на себя Ириса и волевым усилием назначил ещё двух волков для Камомилы и Диази.
  - Какие же вы красивые,- улыбалась Ди, поглаживая шерстку своего волка. Юная волчица млела от её ласки, зажмурив глаза.
  - Скоро всё закончиться,- отозвалась Камомила, тоже стараясь подружиться со своим волком.- Благодаря вам,- посмотрела она в глаза волку льда и засмеялась, когда он лизнул её в лицо.
  Наконец, четверо друзей удобно устроились на спинах могучих зверей. А в следующий миг Райм рыкнул, давая понять тем, кто позади, что стая отправляется в путь. Волки льда стронулись с места, с невероятной скоростью продвигаясь вперёд. Преодолевая склоны, будто ровную поверхность. Прыгая с невероятной высоты, словно не замечая преград. Карабкаясь на отвесные склоны, словно те были пологим спуском. Во время особо впечатляющих пируэтов, со стороны девчонок можно было услышать испуганные вскрики. Их волки напарники весело порыкивали, стараясь успокоить наездниц. Ирис стоически терпел, вызвав этим глубокое уважение Райма. Волк то и дело скашивал в его сторону свои любопытные, пронзительно синие глаза.
  Больше всего повезло Бэллу. Гелла несла его на себе, как редчайшую в мире драгоценность, а хранитель веселил её разными историями, которые видел сам либо слышал от кого-то другого.
  Вскоре горы стали менее непредсказуемыми. Движения волков выровнялось, перестав быть столь экстремальным. Камомила даже умудрилась задремать, обняв своего волка за шею.
  А Ирис сосредоточил всё своё внимание на ней.
  Сегодня волосы феи не были заплетены в привычную косу. Они развивались на ветру грозовым облаком. Диази улыбалась, рассказывая что-то своей волчице, не смотря на то, что не могла услышать её ответа. Покровительница стужи выглядела донельзя довольной, стараясь бежать как можно осторожнее, чтобы не доставлять хранительнице неудобства.
  И что теперь делать?
  Интересно, когда именно её облик стал для него овеянным ореолом света? Когда это началось? Может быть тогда, когда он понял, признал, что она совсем не такая, как он привык себе представлять? А может быть виноват тот рассвет за пределами радужного предела? Та её улыбка. А может, он и сейчас себе врёт? Вдруг он любил её всё это время, просто не осознавая этого? Стоит ли рассказать ей всё? Сможет ли он вообще это сделать? Кто он по сравнению с ней. Обалдуй, что только и делал, что втравливал друзей в неприятности. А она единственная ученица гениального провидца. Она умна, красива. У неё сильный характер. Как же он раньше всего этого не замечал? Ведь сейчас список её достоинств он мог бы перечислять бесконечно долгое время.
  Было страшно. Он знает её с самого детства. Но даже приблизительно не может угадать реакцию на подобное признание.
  Диази вновь рассмеялась, радостно и звонко. Продолжая гладить по лохматой шее юную волчицу. Тепло в его груди усилилось, губы помимо воли растянулись в улыбке.
  Пусть. Пускай всё так и будет. Он просто будет наслаждаться тем, что есть. Наблюдать, защищать, заботиться. Ловить, запоминать, пытаться удержать в сознании каждый миг, проведённый с нею. Множить счастливые мгновения их жизни. Ведь скоро они войдут в среброглавый лес. Скоро всё закончиться.
  
   .....
  
   Горные вершины, покрытые снегом, остались позади. На третий дунь пути, он спустился к подножию гор. Вдали бесконечным простором величественно простиралась степь. Казалось, ей нет ни конца, ни края. До самого горизонта чуткие глаза Каракала так и не смогли разглядеть ни единого деревца. Хотя, по сравнению с тем, что он уже видел, такой пейзаж впечатлял мало. Да и мысли его были заняты анализом совсем другой информации.
   Интересно, что это с ним было? В тот миг, когда его окружили волки льда? Это чувство. Оно было похоже на то, которое он в своё время принял за болезнь. Но теперь эта дикая, всепоглощающая ярость отличалась от той, бесконтрольной, необузданной, самым кардинальным образом. И самым главным её отличием было то, что она полностью контролировалась его сознанием. Но, в то же время, эта ярость добавляла ему сил, уверенности в себе, увеличивала в разы его физическую и магическую мощь. Казалось, что в том состоянии для него нет ничего невозможного.
   Опасное, с одной стороны, заблуждение. Но что-то подсказывало ему, что в ТЕХ обстоятельствах чувства не сильно его и обманывали. Каракал прекрасно осознавал, что будь в том нужда, он разметал бы волков льда как неразумных котят. А ещё... Странно, конечно, но он почувствовал чью-то невидимую поддержку. Будто некто сильный, могучий, строгий, но все понимающий и заботливый, пытается ему помочь. Что бы это могло значить?
   В конечном итоге, он решил занести эту загадку в свой внутренний список вопросов к мудрым. Интересно, какие они?
   Оказывается, есть целых три расы мудрых. Ему бы с Эрами встретиться. Они самые древние и у них самые полные знания о внешнем мире. Но Близард на вопрос о том, где же они живут и как их найти, отозвался слишком туманно. Вроде бы как они везде, но в то же время нигде. Будь в том нужда, Эры сами находят тебя, чтобы помочь словом либо делом. Сумасшествие какое-то. Как это можно быть везде и нигде?
   С Райндами и Феями дело обстояло гораздо проще. Каракалу бы податься к Феям. Они, по рассказам, самые добродушные. Райнды в глазах волков выглядели слишком непримиримыми и суровыми. Такие и прибить могут на месте, особо не разбираясь в причинах. Но Феи жили слишком далеко, а молодой хранитель не желал тратить понапрасну время. Главное успеть попросить Райндов излечить брата близнеца Близарда, прежде чем они примутся его убивать. Множить список своих невыполненных обещаний совсем не хотелось.
   Каракал помотал головой. И что за мысли? Не иначе как голову слишком сильно на солнце напекло. Хотя, надо признать, при мысли о встрече с мудрыми, Каракалу становилось не по себе. Особенно в свете новых, только что открытых обстоятельств.
   Он уже второй час как спустился с гор, всё дальше углубляясь в степь. Непонятно почему, но Каракал постоянно бросал взгляд на горы, пока они не скрылись за горизонтом. Они были единственным ориентиром в этом бесконечном зеленом море трав, кое-где отдающим желтизной.
   Степь была непредсказуемым местом. Она заставляла его продираться сквозь колючки, которые не будучи способными поранить его шкуру, банально вырывали у Каракала клочья шерсти. Надо понимать, в отместку. Несколько раз он останавливался, выгрызая зубами репьи. Трава то становилась столь густой и высокой, что напрочь закрывала ему обзор. То превращалась в низкую, пожолклую пародию на саму себя, создавая на земле широкие проплешины.
   Насекомых здесь была просто тьма тьмущая. Они жужжали, трещали, пищали, переговариваясь между собой, каждый на свой лад. Какофония звуков стояла просто невероятная. К тому же каждое второе насекомое норовило его цапнуть. И хотя у большинства из этих мелких гадов не было и шанса на успех, но один громадный жук умудрился прокусить его плотную шкуру, вдоволь налакавшись крови хранителя. Мало того, он ещё умудрился миновать закономерную попытку отомстить, скрывшись раньше, чем Каракал ощутил у себя на плече невыносимый зуд. И ладно бы ещё просто укусил, но он ещё и умудрился сделать это в таком месте, где невозможно было нормально почесаться.
   В общем, Каракал набрался невероятных впечатлений в довольно сжатые временные сроки. А потом просто обозвал себя разными не очень приличными эпитетами, и задействовал ментальное заклинание, отгоняющее разных вредителей ещё на подлёте к нему. После этого, если не считать зудящее плечо, основной проблемой Каракала стала с каждым часом усиливающаяся жажда.
   В мире пещер он решил, что может три дня продержаться без воды, не потеряв при этом дееспособности. В степи эти рамки очень сильно пошатнулись. Палящее солнце, отсутствие даже намёка на тень, горячий, но в то же время довольно влажный воздух. Все эти малоприятные факторы заставляли его быстро уставать, задыхаясь от жары, скрыться от которой не представлялось возможным. По телу, не переставая, стекали ручейки пота. От этой пытки у него даже пропал аппетит. Хотя в степи кроме грызунов было сложно найти иную добычу. С другой стороны, будь такая нужда, подманить к себе кого-то на завтрак не представлялось сложным.
   На следующий день желание найти хоть какую-то тень окрепло настолько, что Каракал еле себя сдерживал, чтобы не начать рыть нору. Ведь долгожданная тень не спасла бы его от жажды, а терять время было нельзя. Он всё же заставил себя поесть, что оказалось правильным. Жирный суслик, съеденный им на завтрак, прибавил сил. Даже немного уменьшилось чувство жажды. Но это были полумеры. Надо было что-то решать. Умереть в этой бескрайней, чуждой его пониманию степи, очень сильно не хотелось.
   Но когда его душу уже начала охватывать паника, с северного направления внезапно повеяло прохладой. Надежда прибавила его уставшему, обезвоженному телу сил. Он стремительно побежал вперёд и уже через двадцать минут вышел на берег довольно широкой, полноводной реки. Сердце от радостного предвкушение подпрыгнуло в груди. Каракал с весёлым рыком с разбегу влетел в такую прохладную, такую невероятно живительную воду. Она остудила его тело, которое все эти дни невероятно чесалось. Она смыла пропитавший его шерсть пот. Она прояснила мысли, затуманенные жарой и жаждой.
   Вдоволь порезвившись, он выбрался на берег и отряхнулся. А потом вновь подошел к самому краю водоёма и стал с наслаждением пить. Когда же чувство жажды стало отступать, превращаясь в дурное воспоминание, Каракал почувствовал нечто.
   Это было беспокойство. Оно теплой волной ширилось в его в груди, заставив затрепетать сердце. По телу распространялось странное чувство. Как будто он что-то забыл. Нечто важное, просто жизненно необходимое. Нечто, что он был обязан знать, помнить с момента своего рождения. Каракал стал медленно поднимать свой взгляд, понимая, что через мгновение в его жизни произойдёт очередная перемена. Причём в данный момент она казалась ему самым важным, что только могло произойти с ним в этой жизни.
  
   .....
  
   Наконец, горы крылатого братства остались позади. День давно перевалил за полдень. Стая волков льда с четырьмя хранителями вышли на широкое поле, изобилующее огромным количество цветов. Все друзья, кроме Ириса, без труда, разглядели своих подопечных. Так как среброглавый лес был уже совсем недалеко, все единогласно решили сделать привал.
   На это было несколько причин. Волки льда должны были отправиться на запад, следуя вдоль границ священного леса, чтобы в случае нужды скрыться от опасности в его благословенных землях. Друзьям же предстояло ступить под его своды, чтобы, наконец, понять, найти разгадку, как же поступать хранителям дальше, чтобы остановить бесчинства Хаоса. Узнать, кто же примет на себя нелёгкий жребий погибшей принцессы Лили. Последний шаг, последнее препятствие и они выполнят задание. Они будут свободны от всех тех ужасов, что навалились на них в последнее время. Останется только нелёгкий, но уже полностью изученный путь домой.
   Волки льда растянулись на просторном поле, давая отдых натруженным лапам. А друзья разбрелись каждый к своему подопечному, наклоняясь над цветами со счастливой улыбкой на губах, поглаживая их пёстрые лепестки, что-то шепча, что-то спрашивая. Цветы в ответ будто наливались новыми красками, распрямляли листья, насыщались новыми запахами.
   Ирис, цветок которого был достаточно редок, смотрел на остальных с завистью. Он уже начал забывать это потрясающее чувство единения с подопечным. Это ощущение тепла, когда слышишь в ответ на приветствие искреннюю любовь. Этот трепет перед существом, которое находиться в прямой зависимости от твоего духовного равновесия. Которое на интуитивном уровне, если умышлено не скрыть свои эмоции, ощущает твою радость, или боль, или неуверенность. Это было больше, чем родительская любовь. Больше, чем любовь к младшему брату или сестре. Никто не мог понять тебя так, как твой подопечный.
   Вскоре к Бэллу подошла молодая волчица, стараясь понять, что делает её друг. Юный хранитель отвлёкся на Геллу, но не стал объяснять ей суть происходящего. Эти знания были уж слишком интимными. Он отвлёк её иным, более важным разговором, стараясь подготовить волчицу к расставанию с ним.
   А Ирис не удержался и подошел к Диази. Его желание знать о ней всё не только не ослабло со временем, но и усилилось в разы. К тому же рядом с подопечным она должна была легче преодолеть то смущение, что возникло после их примирения. Глядя на её светящееся счастьем лицо, он улыбнулся тепло и искренне. С тех пор, как он перестал сопротивляться поглотившему его новому чувству, стало гораздо легче. Не надо было постоянно сдерживать себя, подавлять. Оставалось только следить, чтобы его действия не выходили за рамки обычного.
   Ирис остановился возле Диази, склонённой над маргариткой, покрытой маленькими, белыми лепестками. Выражение глубокого удовлетворения и счастья на её лице вновь всколыхнуло у него в душе тёплую волну. Не удержавшись, он провёл кончиками пальцев по её немного спутанным, вьющимся волосам, желая вновь ощутить их мягкость. Фея вздрогнула, и повернулась к нему, не успев спрятать удивление, притаившееся на дне её глаз.
   - Ты в порядке?- чуть хрипло, не сумев справиться с голосом, спросил он.
   - Да,- кивнула она, и опустила взгляд, немного покраснев.- Слушай, прости за вчерашнее. Тебе итак тяжело, а тут ещё я...
   - Я рад, что ты мне всё рассказала,- твёрдо сказал Ирис.- И не смей ничего от меня скрывать, слышишь?
   - Хорошо,- улыбнулась Диази.
   - И что я пропустила?- игриво спросила Камомила, неслышно подкравшись сзади. Ирис и Ди от неожиданности вздрогнули и синхронно обернулись.
   - Знаешь,- раздраженно заметил фей.- Иногда мне хочется тебя прибить.
   - Ню-ню,- поцокала языком Кама.- Но я рада, что мы, наконец, поумнели.
   - Как вы думаете,- не дал разгореться спору Бэлл, сумевший спихнуть заботу о Гелле на Райма,- всё будет в порядке?
   - Что ты имеешь в виду?- тут же насторожено спросил Ирис.
   - Мне страшно,- мотнул головой фей.- Я хочу, чтобы всё поскорее закончилось. Но чем больше я об этом думаю, тем больше сомневаюсь. Не может быть столько совпадений сразу. В последнее время я перестал верить, что наш путь, наша миссия закончиться после разговора с Древом Предтеч.
   - Не говори так,- дрожащим голосом сказала Ди.
   - Такие силы не стали бы закручиваться вокруг обычных вестников,- упрямо поджал губы слышащий.
   - Это что ещё за похоронные настроения?- преувеличенно бодро спросила Кама.- Ты просто слишком устал, вот и накручиваешь себя понапрасну.
   - В любом случае, нам уже необходимо выдвигаться,- решительно сказал Ирис.- Ветер не зря устанавливал для нас определённые сроки. Значит, слуга Хаоса близко. Медлить нельзя.
   - А вообще круто иметь в команде провидца,- заметила Кама и насмешливо фыркнула, уловив хмурый взгляд друга, брошенный в её сторону.
   Друзья молча разбрелись по полю, прощаясь с волками льда. Гелла приуныла и Бэллу пришлось долго её утешать. Диази с Камомилой дарили своим волкам последнюю, молчаливую ласку. А Ирис нашел Райма.
   - Сегодня утром я говорил с нашим провидцем,- сказал он, напряженно глядя молодому волку в глаза.- Он подтвердил, что хранители, в том числе и Райнды, занимаются поисками слуг Хаоса, чтобы выяснить все обстоятельства их нападения и запечатать их. Ты меня понимаешь?
   Волк льда кивнул, глядя на юного провидца полным благодарности взглядом.
   - Наш провидец пообещал дать вам знать, когда всё закончиться, а ветер запомнил твою энергетическую сущность. Я точно не знаю, когда это произойдёт, но весть придёт к тебе. Будь готов к этому.
   Молодой волк кивнул и ткнулся носом в плечо хранителю, выказывая таким образом ему благодарность. Ирис провёл рукою по его мягкой шерстке, давая понять, что всё понимает.
   Через полчаса волки льда покинули пределы их видимости, скрывшись в лесополосе, что возвышалась неподалёку. Друзья же повернули на юг. Их ждал последний рывок. Их ждал среброглавый лес. Место, в которое они так долго, каждый день рискуя своими жизнями, стремились.
  
  Глава 16
  
  Он осмелился поднять свой взгляд. Он осмелился переступить черту, которую уже многие века, многие тысячелетия не переступал ни один из его собратьев. Приготовившись ко всему, Каракал посмотрел прямо в глаза зверя, скреплённого с его душой самой крепкой из возможных связей. Нитью судьбы.
  Это была степная рысь, что пришла на водопой. Она тоже почуяла присутствие своего покровителя, несмело подняв от водной глади свой взгляд. Нить, соединившая этих двоих, согрела их души, вызвав невероятное, невозможное чувство родства. Каракал застыл, не в силах отвести взгляд от молодой кошечки. Он сделал шаг, другой, разрывая, уменьшая расстояние, разделяющее их. Даже не заметив, что преодолел участок суши, но продолжает идти по воде.
  Солнце вспыхнуло, раскрашивая пространство новыми красками, оставаясь теплым, добрым светилом, дарящим жизнь. Оно радовалось, что его подопечный вновь нашел в себе смелость взглянуть в глаза своим страхам. Что нашелся тот, кто готов принять на свои плечи ношу ответственности. Воздух заискрился, над рекой возник лёгкий туман, играющий в пространстве всеми цветами радуги. Степная рысь выпрямилась, глядя расширенными, наполненные неверием глазами, на юного Каракала.
  - Хранитель,- прошептала она, ступая вперёд, погружая лапы в воду, делая шаг и ещё один к нему навстречу.
  Их эмоции, их сознания сливались в единое целое. Дышать становилось всё тяжелее. Наконец, Каракал подошел к степной рыси вплотную.
  - Привет, милая,- хрипло поздоровался он.
  Этого зверя он мог читать полностью. Даже если он будет сопротивляться. Даже если у него не будет на то желания. Хранитель знал, что теперь даже на огромном расстоянии услышит её боль или страх. Узнает, если она больна, поймёт, что у неё появились детки. И даже на расстоянии он сможет ей помочь, поделиться, если надо, энергией. Приободрить, даже если она не сможет понять, что это именно он ей помог в трудную минуту.
  Он смог понять, что эта самочка только недавно рассталась с матерью и ей очень одиноко и грустно. Но она была должна, ведь так принято. Она обязана жить сама, сама постигая науку, даденную ей родительницей. Чтобы мать, освободившись от ответственности, смогла дать миру новую жизнь. А её благодарностью станет то, что юная дочь сможет перевести знания, что дали ей, в навыки, постигая хитрую науку жизни.
  - Нет, малышка,- тепло улыбнулся Каракал, принимая ответственность, понимая, что только что безвозвратно изменил свою судьбу.- Я - твой покровитель.
  
  .....
  
  Среброглавый лес был странным. Ничего подобного в их мире, пожалуй, было больше не найти.
  Друзей, не сговариваясь, всегда мучил вопрос, а правда ли он имеет серебристый цвет? Оказалось - да. Всё дело в том, что первые творения Создателя имели немного странные листья. Небольшие, овальные, немного вытянутые и заострённые на конце. Их верхняя часть была матовой, светло-салатового цвета. А нижняя поверхность листьев действительно отличалась насыщенным, серебристым цветом.
  Но не это было самым странным. Дело в том, что все деревья в этом лесу были одинаковыми.
  Ну, конечно, не совсем. Но все они были приблизительно одинаковой высоты, нежно белого цвета стволы их были приблизительно одинакового охвата, кроны имели приблизительно одинаковую пышность. Даже расстояние между этими деревьями было приблизительно одинаковым. А ещё, казалось, все они стараются расти рядами.
  В общем, гармония и процветание. Заблудиться в этой симметрии ночью было проще простого. Ведь днём с легкостью можно было сориентироваться по солнцу.
  - Интересно, это Создатель так прикольнулся или его детишки пошалили?- хмыкнула Камомила, в первый раз обозрев это великолепие.
  - Тьфу на тебя,- выразил свое негодование Ирис.
  - И как мы во всём ЭТОМ найдём Древо Предтеч?- язвительно спросила Кама.
  - Мы же даже ещё не вошли в него,- отозвался Бэлл.
  - Ты думаешь, это что-то изменит?- усомнилась фея.
  - В книгах, что я читала, написано, что все дороги в среброглавом лесу ведут к Древу Предтеч,- отозвалась Диази.
  - И что бы это могло значить?- спросил Ирис.
  - Главное, наконец, войти,- совсем для него не свойственно, пробурчал Бэлл.
  Кама удивлённо приподняла брови, ведь её друг редко позволял себе подобные замечания.
  - Он прав,- пожала плечами Ди.
  А в следующий миг друзья ступили под своды среброглавого леса, земля которого была укрыта однотипной, идеального цвета и размера, травой.
  - Бред какой-то,- возмутился Ирис, проведя носком сапога над идеально ровной травой.
  - А цветы на свою территорию не допустили,- презрительно фыркнула Диази.
  Друзья отправились дальше, всё глубже уходя на территорию священного леса. Они будто попали в новый, незнакомый им мир. Чувство раздражения от столь нелепой, по первому взгляду, симметрии стало уходить, растворяясь в спокойствии, что охватило их души. Казалось, здесь даже воздух был другим - более лёгким, более чистым, пьянящим, заряжающим неугасимой энергией. Немного глупо улыбаясь, они всё шли вперёд, не чувствуя усталость. Только когда солнце уже почти скрылось за горизонтом, друзей придержал Бэлл.
  - Вы что все, с ума по сходили?- изумился он.- Или так и собираетесь топать всю ночь?
  - А? Уже вечер?- задумчиво спросила Кама.
  - Угу, пора отдохнуть,- согласно кивнула Диази.
  - Спать,- поддержал остальных Ирис.
  Друзья побросали вещи, где стояли и стали одновременно доставать покрывала.
  - А огонь?- растерянно спросил, застыв на месте Бэлл, пораженный таким послушанием.
  - А, тепло же. И сушняка нет,- отмахнулась Кама, укутываясь в одеяло.
  - Ладно,- пожал плечами слышащий, доставая из сумки своё одеяло.- Может хоть во сне эти деревья меня доставать перестанут.
  Ночь прошла просто прекрасно. Друзья одновременно проснулись на рассвете, ощущая себя бодрыми и отдохнувшими. Только Бэлл не проснулся вместе с остальными и его пришлось долго будить.
  - Ты в порядке?- спросил Ирис с нелепой улыбкой на губах, глядя на хмурую физиономию друга.
  - Не совсем,- качнул головой слышащий и поморщился, стараясь прогнать головную боль.- Давай найдём, наконец, это дерево. Я здесь долго не протяну.
  - А, по-моему, здесь здорово,- радостно улыбаясь, сказала Камомила, мечтательно рассматривая отливающую серебром высь.
  - Кому как,- недовольно шепнул Бэлл.
  И опять был долгий путь сквозь симметричный лес. И опять друзья наслаждались чувством умиротворения и покоя. Только Бэлл с каждым часом становился всё более и более хмурым.
  - Ааа, я так больше не могу!- наконец, взорвался он, взъерошив чёрные с фиолетовым отливом волосы, будто примеряясь, под каким углом их лучше всего будет рвать.
  - Ты чего такой нервный?- удивлённо спросила Диази.
  - Тут классно,- глупо улыбаясь, сказала Камомила.
  - Что происходит?- более осмысленно спросил Ирис.
  - В первую очередь, мне не нравиться, как ведёте себя вы!- закричал Бэлл.- Вы хоть помните, зачем мы здесь?
  - Эээ,- насупилась Кама, стараясь понять, как же её сюда занесло.
  - Мы ищем Древо Предтеч,- тут же ответила Диази. И сама удивилась собственному ответу.
  - Ветер, в чём дело?- воззвал к небу Ирис.
  Но услышал лишь истерический смех, мелькнувший на грани слышимости.
  - Вот блин,- прошипел провидец.
  - Это они,- кивнул головой Бэлл.- Они меня с ума сводят.
  - Что происходит?- просипела Диази, чтобы очнуться прикусившая нижнюю губу.
  - Дурочка,- простонал Ирис, глядя на то, как она морщиться от боли.
  - Вы такие смешные,- глупо захихикала Камомила.
  - Слушай, Бэлл, будь другом. Дай ей в ухо,- простонал Ирис, пытаясь справиться с внезапно навалившейся головной болью.
  - Угу, чтобы словить в ответ огнешар?- хмуро заметил Бэлл.
  - И почему я?- возмутился юный провидец.
  - Ты, на секундочку, маг. Великий маг. Тебе не страшно,- сказал фей, отвернувшись.
  - Иногда я тебя ненавижу,- тяжко вздохнул Ирис, подходя поближе к хихикающей подруге.
  Несколько несмелых хлопков по щекам не помогли. Кама восприняла это как веселую игру. Хлопки усилились, превратившись в полноценные пощёчины. Последняя из которых возымела ответ. Возмущённая столь брутальным поведением, Камомила заехала коленом прямо ему между ног.
  - Уй, ё,- согнулся пополам юный маг. На глазах от дикой боли выступили слёзы.
  - Ты, это,- попыталась что-то сказать Кама, непонимающе хлопая глазами и ощупывая пылающие щеки.
  - Ты как?- подбежала к другу Диази.
  - Маг? Ничего не грозит?- сдавленно просипел Ирис.- Гад ты Бэлл.
  - П-прости,- еле сдерживая смех, выдохнул слышащий, протягивая ему руку.
  - Ой... ты... это... извини,- смущённо сказала Камомила, пришедшая, наконец, в себя.
  Ирис поднялся на ноги, всё ещё морщась от боли.
  - Ну,- суммировала результат Диази.- Осталось только разобраться, что здесь происходит.
  
  .....
  
  Он постигал новую науку жизни. Он понимал, что ответственность теперь для него не просто пустой звук. Он знал, что за сохранность степных рысей теперь готов продать свою душу Хаосу.
  Это было колдовство, которое никто, кроме хранителей не был способен понять. В те дни Каракал испытывал противоречивые чувства к Создателю. С одной стороны, искусственно навязывать ТАКИЕ эмоции, было подобно умению создавать тоненькую, невесомую, чуть заметную цепь, которой можно привязывать к месту свободолюбивую птицу. С одной стороны, крылатая могла продолжать летать в вышине, наслаждаясь любимым занятием когда сама того захочет. Но, как ни крути, эта птица навеки теряла свою свободу.
  Но и награда за то, что она позволила посадить себя на цепь, превышала все допустимые пределы фантазии.
  Несколько дней он путешествовал по степи с кошечкой, наслаждаясь невероятным, невозможным чувством единения. Душевным теплом, чувством понимания и поддержки. Которое приносило общение с ней. Кошечка была способна заканчивать за ним фразы, дополнять его мысли. А он в ответ на её постоянные просьбы, безбоязненно рассказывал о себе, показывал ей картинки мира пещер, направляя их прямо в её сознание.
  Он мог по одному взгляду понять, что месяц назад было очень голодно, ведь перевелась практически вся крупная дичь. Малышка чуть не умерла, ведь как охотник она в те времена была не очень. Но недавно вернулись сайгаки, и жизнь вновь потекла своим чередом.
  Каракал узнал от кошечки больше, чем были способны рассказать ему волки льда, больше, чем могли на словах объяснить иные хранители. Он понял, для чего его род был создан, принял свою истинную сущность. Осознал, что великая сила налагает великую ответственность.
  Но пока он просто наслаждался жизнью, разглядывая, впитывая в себя образ подопечной. Запоминая выражение её мордочки в разные моменты жизни. Она была такой маленькой и хрупкой по сравнению с ним. Её рост не доходил ему даже до середины передней лапы. Совсем юная, она любила его задирать, а он делал вид, что обижался. Тогда она умильно прижимала свои большие, чёрные ушки к спине и пристально смотрела на него виноватым взглядом. Они часто играли. Каракал пытался её учить тому, что может пригодиться в момент опасности или беды. Учил читать невидимые знаки.
  Через некоторое время Каракал потянул за остальные связи, что хранились в её душе. Он отследил мать кошечки, её братьев и сестёр. Они вновь отправились дальше, и каждый их день был наполнен новыми эмоциями, новыми знакомствами и новыми встречами. Если бы не удушающая жара и жажда, возможно Каракал бы даже сумел полюбить степь. Его юной спутнице родные места нравились, она не ощущала никакого дискомфорта. Наоборот, она страшно удивлялась, почему все эти факторы так сильно мешают её гордому, сильному, все понимающему покровителю. Хорошо хоть, степная рысь прекрасно знала все места для водопоя и проблема жажды ни разу не стояла слишком уж остро.
  Они всё глубже погружались в степь, отдаляясь от родных мест кошечки всё дальше и дальше. Малышка начинала переживать, пытаясь скрыть свои мысли от хранителя. В конце концов, покровитель улыбнулся тепло и немного грустно.
  - Я всё знаю. Всё понимаю,- однажды поутру промолвил Каракал.- Тебе всё равно нельзя было идти со мной до конца. Тебе всё равно не суждено разделить со мной путь.
  Кошечка посмотрела на хранителя с грустью и потёрлась о его лапу, выказывая печаль, желание никогда не расставаться.
  - Ты всегда сможешь меня найти, всегда сможешь со мной поговорить. Будь на то твоя воля, будь на то твоё желание.
  Чувство грусти стало поглощать его сознание, справиться с этой волной было нелегко. Хранитель прикрыл глаза, собираясь с силами. У него были и иные обязательства, у него были и иные задачи. Он не мог себе позволить терять время, он не мог отвлекаться на что-то иное.
  - У меня будет просьба,- чуть хрипло сказал юноша.- Я хочу сделать тебя своим вестником.
  И опять она поняла всё, лишь взглянув в его глаза. Он почуял сначала смятение от того, что ей доверяют столь важную задачу. Потом душу степной рыси охватила радость с оттенками благодарности.
  - Я поставлю метку. Ни один хищник тебя не сможет тронуть, ни один собрат не обидит. Не ищи степных рысей умышлено, живи своей жизнью, наслаждайся свободой. Но если увидишь кого-то из собратьев не сбегай. Дотронься до них либо долгое время, пристально смотри в глаза. Так я смогу установить через тебя связь с остальными. Ты меня понимаешь?
  Кошечка мурлыкнула и вновь потёрлась о его лапу. Они ещё долго играли, не в силах поставить точку в их встрече, не в силах расстаться. Но даже самые важные, самые нужные моменты в этой жизни всегда подходят к концу.
  Так они и расстались. Погруженный в глубокую, тщательно скрываемую тоску хранитель, что в первый раз познал всё величие единения с подопечным. Что, ещё не расставшись, уже скучал за этим чувством. Он понимал, что его жизнь во внешнем мире имеет слишком зыбкую, неустойчивую цену. Что погибнуть здесь проще простого. Он итак слишком часто ходил по кромке. Но Каракал искренне надеялся познать это чувство вновь. Даже если это будет последним, что произойдёт с ним в этой жизни.
  Душа кошечки тоже была полна грусти, но её сильно воодушевляло задание покровителя. А ещё ей казалось, что даже на расстоянии она продолжает чувствовать направленные на себя заботу и поддержку.
  
  .....
  
  Всегда такой спокойный Бэлл нервно расхаживал перед друзьями. Камомила то и дело трусила головой, прогоняя накатывающее чувство расслабленности и неги.
  - Гипноз?- предположила Диази.
  - Тогда почему на него не поддался ты?- спросил у друга Ирис.
  - Наверное, потому что я постоянно слышу шепот этих чокнутых деревьев,- сквозь зубы процедил Бэлл.- Психи ненормальные!- закричал он, останавливаясь.- Всегда одно и тоже. Всё хорошо. Здесь нет никаких бед,- передразнил деревья фей.- Расслабься. Жизнь прекрасна.
  - Похоже на ментальную установку,- нахмурилась Диази.
  - Блин, это чувство ужасно отупляет,- вновь помотала головой Кама, которая поддавалась гипнозу больше всех остальных.- Давайте выбираться отсюда. Я не хочу лишиться разума.
  - А как же Древо Предтеч?- тихо спросила Ди.
  - Да заткнитесь, вы!- вновь сорвался Бэлл и со всей силы долбанул ногой по соседнему дереву. А в следующий момент взвыл, схватился за ушибленную ногу, непрестанно прыгая на здоровой.
  Ирис постучал по стволу костяшками пальцев, прислушиваясь к создаваемому звуку.
  - А они твёрже, чем выглядят,- заметил провидец.
  - Да какая разница!- взревел Бэлл, болезненно кривясь.
  - Да этот лес пострашнее Хаоса,- возмутилась Камомила.
  - Ирис,- тронула друга за плечо Диази.- Спроси совета у ветра.
  - Ты думаешь, я не пытался?- хмуро заметил юный маг.- Но этот гад в ответ только и делает, что ржет как ненормальный.
  В конечном итоге, друзьям ничего не оставалось делать, кроме как идти дальше. Пережидая вспышки гнева Бэлла, что еле сдерживался, чтобы опять не наброситься на ближайшее дерево. Постоянно приводя в себя Камомилу, что однажды таки запустила в пространство огнешар. Благо, Ирис успел увернуться и он врезался в ближайшее дерево.
  - Можешь повторить?- хищно ухмыльнулся Бэлл.
  - Что, неужели действует?- радостно спросила Кама, с предвкушающим выражением лица оглядывая лес.
  - Не стоит,- придержала её за руку Диази.- Усталость тебя только ослабит. Будет сложнее бороться с ментальными атаками.
  - Жаль,- прорычала в ответ подруга, сцепив зубы и погасив огнешар.
  А лес стелился перед ними всё теми же одинаковыми пейзажами. Он казался бесконечным порождением некоей глупой магии иллюзий. Камомила искусала губы в кровь, борясь с ментальными атаками. С каждым часом бороться с отупляющим чувством расслабленности становилось всё тяжелее. Солнце стало клониться к закату.
  - Я боюсь спать,- сглотнула комок в горле Кама.
  - Ты хоть можешь спать,- устало отозвался Бэлл.
  - Ветер явно что-то знает,- грустно сказал Ирис.- Ведь после того, как мы поняли, что этот лес ментально нас атакует, чужое воздействие для меня пропало.
  - Везёт некоторым,- тяжело вздохнула Ди.- Бэлл, только у тебя есть хоть какой-то шанс найти Древо Предтеч в этой неразберихе. Пожалуйста, подумай. Вдруг что-то, что происходило вокруг выходит за рамки обычного.
  - Если всё вокруг вообще можно считать обычным,- пробурчал слышащий.
  - Бэлл,- устало прикрыла глаза Диази.- Я думаю, ты меня понял.
  Юный фей впал в глубокую задумчивость, старательно глядя по сторонам. С десяток минут вокруг стояла полнейшая тишина. За всё это время друзья не проронили ни звука, боясь сбить слышащего с мысли. Наконец, Бэлл наморщил лоб и промолвил.
  - А знаете, некоторые деревья молчат.
  - В смысле?- переспросил Ирис.
  - Ну, все остальные же постоянно что-то болтают о мире и благополучии. Но три или четыре дерева за время нашего пути молчали точно.
  Хранители впали в глубокую задумчивость, продолжая идти вперёд, не смотря на то, что окружающий мир всё сильнее погружался в сумерки. Тишину нарушал лишь тихий шорох листьев, приводимых в движенье ветром.
  - О,- внезапно остановился Бэлл.- Ещё одно.
  Он остановился возле одного из деревьев и мягко погладил его белоснежную кору.
  - Хоть кто-то умный нашелся в этом Хаосом проклятом месте.
  - Кто-то умный?- внезапно переспросила Диази и нахмурилась, прокручивая в голове внезапно пришедшую мысль.
  - Ты что-то поняла?- тихо спросил Ирис.
  - Все дороги в среброглавом лесу ведут к Древу Предтеч,- пробормотала фея.- Бэлл, а ты уверен, что все те деревья, что молчали, не были одним и тем же деревом?
  - Не может быть,- отшатнулся от древесного молчуна слышащий.
  - Так это что?- опешила Кама.- Это оно что ли? Мы что, кругами ходили?
  - Пришли,- выдохнул Ирис и облегчённо рассмеялся.
  
  Глава 17
  
  Мир пещер был тих, но полон потаённых следов, читать которые был способен не всякий. В вышине переливались драгоценные каменья, подмигивая путникам серебристым цветом. Алцэс неспешно ступал по холодному, каменному полу тоннеля. Всё свое свободное время с тех пор, как пропал Каракал, он прочёсывал пещеры, в надежде найти пропущенный знак либо след. Но всё было напрасно, ведь даже те следы, что удалось обнаружить ещё месяц назад, успели померкнуть, рассеяться. Бездушный камень перестал удерживать его запах. Запах Каракала. Его утерянного сына.
  Раль, если бы ты только знал, насколько нужен всем. Насколько нужен клану, нужен матери, брату и сестре. Алцес винил себя. Винил в том, что никогда не рассказывал сыну, насколько любит его, насколько много надежд на него возлагает. Ещё в детстве проявляя недюжинную смекалку, силу и выносливость, в душе отца Каракал всегда ассоциировался с будущим их клана. Всегда серьёзный, целеустремлённый и усидчивый. Ученик одного из самых мудрых старейшин их поселения. Таким сыном можно было гордиться.
  А он не смог удержать его. Не смог уберечь от глупостей. Ведь Алцэс прекрасно знал, что мальчишка слишком добр и мнителен, чтобы так просто смириться со смертью своего сородича. Но глава клана решил не смягчать последствия, надеясь таким образом закалить сына, заставить, наконец, его выбраться из той раковины, в которую он закутался после смерти старика Овла. Глава всё сделал неправильно и теперь пожинал плоды своих действий, лишившись преемника. К тому же от горя всё никак не могла оправиться жена, всё продолжая болеть.
  Его сына оболгали, продолжая презирать за трусость. Но Алцэс знал, что Раль не такой. Он смелый и добрый. И эта непомерная доброта сложила в голове у сына совершенно другую систему ценностей, среди которой слово власть не имело силы и смысла. Ведь все разумные существа в нашем мире делятся на умных и честных. Первые следуют правилам, что диктует сообщество. Либо создают видимость чтения законов, дабы избежать неприятностей. А честные просто живут согласно голосу совести и чести. Так, чтобы не мешать жить остальным. И честным живется несравненно тяжелее, хотя они гораздо более достойны уважения.
  Тоннель совершил резкий поворот. Драгоценных, светящихся камней стало ещё меньше, но послышался шум подземной реки. Пройдя ещё несколько шагов, Алцэс застыл на месте и улыбнулся чуть грустной улыбкой.
  - А ну иди сюда, егоза,- суровым голосом промолвил глава.- Долго ты ещё думаешь следовать за мной?
  Из-за только что пройденного им поворота, показалась виноватая и немного испуганная мордочка кошечки. Малышка была совсем молода. Тело её было по подростковому угловатым, хотя в движениях присутствовала звериная плавность и грация. Ростом она едва ли доставала до брюха могучего главы.
  Виновато поджав уши к затылку, Фелис чуть боком посеменила к родителю и остановилась рядом с ним, не смея поднять взгляд.
  - Насколько я знаю, у тебя сейчас должен быть дневной сон,- стараясь сохранить суровость в голосе, промолвил Алцэс.
  - Ну, пааап,- протянула Фелис, тут же уловив в голосе отца фальшь. Она посмотрела на него своими большими, всё ещё по детски выразительными глазами и состроила виноватую рожицу. По телу главы растеклась волна тепла. Губы предательски выгнулись в улыбке. Алцэс фыркнул, сдерживая смех, а потом игриво ткнул носом в бок дочери, приглашая к игре. Весело засмеявшись, малышка отскочила на шаг и припала к земле, готовясь к прыжку. В её отливающих оранжевым цветом глазах плясали задорные искорки.
  Некоторое время отец и дочь играли, катаясь по каменному полу тоннеля. С тех пор, как Каракал пропал, он старался уделять как можно больше времени детям. В душе его теплился страх потерять их. Так же, как и своего старшенького, хотя вероятность этого и была ничтожно мала.
  В конечном итоге, пресыщенный играми глава улёгся на каменный пол. Через некоторое время ему под переднюю лапу сверлом внедрилась Фелис, прижавшись пушистой головкой к широкой груди родителя. Алцэс глубокой вздохнул.
  - Больше не сбегай, ладно?- тихо промолвил он.- Это опасно, да и мама переживает.
  - Но я же за тобой следую,- попыталась возразить малышка.
  - Ты недооцениваешь мир пещер. Он гораздо более опасен и непредсказуем, чем ты можешь себе представить,- наставительным тоном сказал глава.
  Повисла напряженная тишина, Фелис напряглась и внезапно всхлипнула.
  - Пап, а братишка вернется?- жалобно спросила она.
  - Он же сильный, умный и выносливый,- обтекаемо ответил Алцэс.
  - А когда?- настаивала на своём Фелис.
  - Понимаешь,- тяжело вздохнул отец.- В жизни бывают такие моменты, когда не всегда получается быть с тем, кого любишь. Но я уверен, где бы он ни был, Каракал делает всё возможное, чтобы вернуться к нам.
  - Как трогательно,- внезапно послышался голос. Он прозвучал тихо, неся в себе завораживающие, немного певучие, ласкающие слух нотки. Но почему-то от него по телу могучего хищника побежали мурашки, а интуиция взорвалась предчувствием беды.
  Одно мгновение, и Алцэс уже был на ногах, вглядываясь вдаль. Туда, где тоннель расширяясь переходил в широкую пещеру. В углу, в ста метрах от них кусочек мрака, казалось, ожил.
  
  .....
  
  Землю всё сильнее окутывали густые сумерки. Чтобы не разжигать костёр, Камомила наколдовала множество светящихся шариков, что манерно и плавно, будто гигантские светлячки, кружили вокруг них, разгоняя сумрак. Чуть в стороне от молчаливого дерева стояла троица друзей, задумчиво глядя на Бэлла, что кружил вокруг белого, на первый взгляд, ничем от других не отличающегося, ствола Древа Предтеч.
  - Не отзывается,- печально промолвил слышащий, поднимая на друзей усталый взгляд.
  - Хм, что совсем?- задумчиво спросила Диази.
  - Спит, похоже,- промолвил Бэлл, исследуя кору древнего дерева подушечками пальцев.
  - Нашел время,- пробурчала Кама.
  - Есть какие варианты?- вопросительно приподнял правую бровь Ирис.
  - Есть,- тяжко вздохнул друг,- но вам придётся за мною проследить. Понимаете, в том состоянии, в которое я собираюсь себя вогнать, голоса окружающих деревьев тоже многократно усилятся.
  - Звучит как-то,- скривилась Камомила.
  - А что делать?- зябко повёл плечами слышащий.
  - Ирис, давай тогда ты сюда поближе,- схватила за локоть друга Ди, подтягивая его поближе к дереву.- Ты всё-таки провидец.
  - Угу,- промычал фей, с тревогой поглядывая на Бэлла. Ему дико не нравилась сложившаяся ситуация. Да ещё и ветер с тех пор, как они вошли в среброглавый лес ну ооочень странно себя ведёт.
  Тем временем, слышащий устроился в корнях древнего дерева, опёршись о светлый, чуть тёплый ствол. Сделав глубокий вдох, он прикрыл глаза. Лицо его разгладилось, расслабляясь.
  Шло время. Сумерки переросли в ночь. Зеленоватое свечение магических светлячков придавало мистических красок окружающему пространству. С периодичностью раза в минуту Камомила щелкала пальцами, после чего в мир врывался ещё один светляк, помогая освещать пространство остальным. Напряжённый Ирис всем своим естеством ощущал, как скапливается вокруг него магическая энергия, которую он готов был пустить в дело в любой момент. Прослойка силы с каждым мигом всё возрастала. По телу прокатывалась дрожь.
  Первой поняла, что что-то не в порядке Диази. Заметив, как побледнело лицо Бэлла, она прищурилась, стараясь понять - это иллюзия, вызванная спецификой освещения. Или друг действительно достиг своего предела. Но не успела она что-либо для себя решить, как к Бэллу бросилась Камомила. Упав перед феем на колени, она стала трясти его за плечи, стараясь вывести из транса.
  - Кровь,- закричала она.- У него из носа кровь! Он надорвался!
  Ирис с Диази тоже сорвались с места, заглядывая в лицо другу. Наконец, Бэлл чуть слышно застонал. Его ресницы затрепетали, глаза открылись. Облегчённо выдохнув, Ди оставила остальных суетиться возле пострадавшего, а сама полезла к себе в сумку, где специально для таких случаев хранила флягу с лечебным напитком.
  Бэлл приходил в себя час, не меньше. Камомила устроила его голову у себя на коленях, а Диази то и дело вливала в слышащего целебный напиток. Ирис пытался подпитать его магической энергией, что не особо помогло. В первые пятнадцать минут Бэлл не то, что сидеть не мог самостоятельно, даже говорить ему было затруднительно.
  Но, наконец, на бледное лицо друга вернулись хоть какие-то краски. Он даже сидеть смог сам, не полагаясь на постороннюю помощь.
  - В последний раз так паршиво себя чувствовал после сумеречного леса,- устало сказал Бэлл.
  - Что у тебя произошло?- встревожено спросил Ирис.
  - Деревья,- поморщился фей.- Стократ усиленный, их визг чуть не лишил меня разума.
  При этом воспоминании, по телу слышащего прокатилась дрожь.
  - А Древо Предтеч?- тихо спросила Диази.
  - Не ответило,- ещё более помрачнел друг.- Дрыхнет.
  - Дрыхнет?- потрясённо переспросила Камомила.- Шутишь?
  - Если бы. Я ему орал-орал, а этому хоть бы хны. Никакого, даже самого наислабейшего, отклика.
  - И что теперь делать?- потерянно спросила Диази.
  - Не возвращаться же домой?- растерянно спросила Камомила.
  - Дрыхнет?- спросил Ирис, и что-то, промелькнувшее в его голосе, заставило друзей повернуть в его сторону головы.- Не отзывается, говоришь?- прошипел он, выпуская наружу так долго сдерживаемую силу.- Да мы даже половины методов побудки не попробовали.
  Юный маг шагнул к стволу древнего дерева и поднял правую руку ввысь, закручивая пространство в воздушную воронку. Сил на это тратилось не оправдано много. Ветер не желал подчиняться его приказам, приходилось продавливать своё решение сырой силой. Ирису было всё равно. Вся эта ситуация итак привела его психику к границе нервного срыва. Но поведение наидревнейших, по сути священных деревьев, привело его в ярость. Они посмели навредить его другу. Его лучшему другу. Они хотели подчинить их, промыв мозги. Неужели они думают, что всё в этом мире будет так, как они того желают?
  - Нет,- закричала Диази, бросаясь в сторону Ириса.- Не делай этого! Это не правильно!
  Пробившись сквозь воздушную воронку, она вцепилась в руку юного мага. В десяти шагах от них поднимались на ноги Бэлл и Камомила. Причём последняя смотрела на провидца скорее одобрительно, чем порицательно.
  - Он смеет спать?- мотнул головой Ирис. Ветер окреп, путаясь в листве Древа Предтеч. Ломая и корёжа ветки. Ввысь взметнулась стая серебристых листьев.- В то время, пока мир катиться в Хаос?- прорычал юный маг. И, внезапно, высвободив правую руку из цепких пальчиков Диази ударил по стволу.- За миг. Перед. Тем. Как. Всё. Закончиться,- рычал он, каждый раз ударяя по стволу кулаком, не смотря на то, что на костяшках пальцев у него выступила кровь.- Ты! Смеешь! Молчать?!
  - Перестань,- чуть не плакала Ди.
  - Нееет,- выдохнул Ирис.- Даже если этот древесный старпёр не отзовется, я его крону так отрехтую, что те, кто придут за нами с лёгкостью его узнают!
  Похоже, последняя угроза стала для Древа Предтеч последней каплей. Оно внезапно застыло, распрямив ветки. Даже листья перестали шевелиться на ветвях, не смотря на то, что вокруг продолжала бушевать воздушная буря. Рядом с Ирисом белёсый ствол пошёл рябью, магнитом втягивая провидца в себя. Диази шокировано застыла, не в силах пошевелиться. По стволу продолжали ходить небольшие волны, будто от капли, что упала на ровную гладь воды. А в следующий момент фею втянуло в Древо Предтеч вслед за магом.
  - Что за?- выдохнула Камомила, наколдовав огнешар. Бэлл тоже подобрался, вполне уверено стоя на ногах. От наплыва адреналина у него явно прибавилось сил.
  Но в следующий миг в их сторону ринулись ветви древнего дерева. Камомила взвизгнула, запуская в пространство огнешар. Но тот даже не долетел до цели. А в следующий миг друзей скрутили, связали тонкие гибкие ветви Древа Предтеч, подтягивая их к стволу, чтобы отправить их внутрь, вслед за пропавшими друзьями.
  
  .....
  
  Тьма всё сгущалась, перетекала, словно густой туман либо дым, уплотнялась, приобретая форму. Возникнув словно из пустоты, навстречу им шагнул чёрный волк, хищно щеря немалого размера клыки. Чёрен, он был на удивление различим в полумраке. Каждая чёрточка пришельца отражалась от сетчатки глаз, закрепляя его образ в подсознании. Глаза волка горели потусторонним цветом. Будто две чёрные воронки, они притягивали к себе взгляд, гипнотизировали.
  Сколь бы не считал себя Алцэс смельчаком, но от страха у него похолодело на душе. Сглотнув тугой комок в горле, он ощутил, как по затылку скатывается холодная капелька пота. Но в следующий миг он ощутил, как в его передние лапы вжимается, дрожа всем телом Фелис. Дочка, беззащитная малышка, его драгоценное дитя! Страх отступил, осталась только глухая решимость бороться до конца, до последнего вздоха, но защитить свою дочку, уберечь от опасности.
  - Вы очень хорошо спрятались,- нарушил тишину странный пришелец, приблизившись к главе на расстояние десятка шагов. И застыл, задумчиво его оглядывая, будто ощутив острую решимость молодого Дэйва броситься на врага, лишь только тот подойдёт к нему на расстояние прыжка.- И нашли прекрасные места для обитания. Мне нравиться этот сумрак,- усмехнулся чёрный волк улыбкой ядовитой змеи, задумчиво оглядывая окружающее пространство.
  - Кто ты?- хрипло спросил глава.- Зачем ты здесь?
  - Ооо, это довольно сложный вопрос,- полыхнул взглядом пришелец.- Я могу быть как союзником. Но, если сильно не повезёт, могу быть и врагом. Но... союзники для меня всё
  же предпочтительней. А для вас?- ощерился чужак, гипнотизируя Алцэса взглядом. По шерсти волка словно растекался мрак, то скользя туманом по полу, то поднимаясь вверх, впитываясь шкурой странного зверя.
  - Какой смысл мне вступать с тобой в союз?- нахмурился глава, всей душой ощущая подвох.
  - Ооо, всё очень просто,- склонил голову на бок пришелец.- В обмен на информацию и... СИЛУ.
  Не смотря на то, что предчувствуя беду, Алцэс старался не смотреть пришельцу в глаза прямо. Но именно в этот момент чужак сумел поймать его взгляд. Глава стал проваливать в эти чёрные колодцы, будто в бесконечную чёрную яму, будто в бездну. Его закрутила гипнотическая воронка, от нахлынувшего ощущения СИЛЫ закружилась голова. О да. Это существо было сильно. Непередаваемо, непомерно сильно. Оно могло дать власть не только над телом, но и над душами живых существ. Оно могло дать возможность менять окружающие реалии на свой вкус. В груди стал распространяться горячий лёд, душу охватывало желание попробовать все те возможности, всё, что сулит ему эта сделка.
  - Не трогай папу!- закричала Фелис, выскакивая вперёд и загораживая своим маленьким тельцем застывшего каменной статуей Дэйва. Глаза малышки полыхнули огнём. Пришелец ощерился, ступая шаг вперёд, ощущая, что глава уже практически под его контролем. Фелис в его сознании воспринималась маленькой, надоедливой мухой.
  - Нет!- закричала малышка и внезапно между ней и пришельцем вспыхнула полоса огня. Языки пламени, сначала несмелые, приобретали всё больше силы, насыщались кроваво красным светом, накапливали жар. Пришелец отшатнулся назад, прищурив глаза. Алцэс пошатнулся, избавляясь от наваждения. Языки магического пламени будто проникли ему в душу, выжигая, избавляя его от гипнотического полусна.
  - Фелис?- прохрипел вожак, шокировано глядя на застывшую дочь, что напряженно смотрела на огненную стену.- Но как?
  - Надо же,- прошипел чёрный волк, злобно ощерившись.- Какое интересное приобретение. Это будет интересно.
  Вокруг тела пришельца стал сгущаться мрак, уплотняясь, растекаясь по земле. Малышка пошатнулась, ощутив неимоверное давление. Языки пламени вздрогнули, опадая и поднимаясь вновь с новой силой. Волк захохотал, делая шаг вперёд, продавливая одним своим взглядом пылающую преграду.
  - Дочка, беги,- прохрипел Алцэс, сделав шаг к малышке.
  - Я не оставлю тебя,- плачущим голосом ответила Фелис. Она ощущала, понимала, что перестаёт справляться.
  - Беги, я сумею. Я справлюсь. Я знаю, чем его можно удивить,- подтолкнул он её вбок.
  - Нет!- упрямо качнула головой маленькая Дэйва.
  Стена огня прогнулась вовнутрь на несколько шагов. Пламя утратило половину своего жара. Окружающая тьма угнетала, не давала приобрести полноценную мощь врождённой магии.
  - Я уничтожу тебя,- посмотрел в глаза пришельцу глава.- Чего бы мне это не стоило. Я не подпущу тебя к ней.
  Он сделал шаг, второй. Продвигаясь дальше, продвигаясь вперёд. Окунаясь в огонь, словно в живительный источник. Собирая, скапливая все свои внутренние силы. Ловя, собирая всё внимание пришельца на себя. Язвительное, самодовольное выражение морды чёрного волка исчезло, сменяясь растерянностью.
  - Ты,- прохрипел он.- Не смей.
  Алцэс грустно улыбнулся и запустил самое сильное из возможных в этом мире заклинаний.
  
  .....
  
  Они стояли у стены, рядком, растерянно оглядывая помещение, в котором внезапно оказались. Это была небольшая комната, сплошь уставленная шкафами с книгами. На полу обретался мягкий ковёр из бурого мха. В пяти шагах от них стоял массивный письменный стол, за которым сидел некто.
  Это был фей, но без крыльев. Одет он был в чёрную рубашку, чёрные штаны и высокие чёрные сапоги. Волосы бескрылого фея были так же чёрного цвета, всклокоченные настолько, будто никогда в жизни к ним не применялась расчёска. Непонятное существо оглядывало друзей весьма неласковым взглядом своих чёрных глаз. При этом фривольно облокотившись на книжный шкаф и закинув обе ноги на стол.
  - Однако должен заметить, вы хамы,- искривил губы в усмешке хозяин комнаты и впился взглядом в лицо Ириса. Юный маг неосознанно сделал шаг назад.- Ставленник воздуха, а такой же психованный, как огневик. Тьфу,- сплюнул незнакомец.
  - Ты кто?- хрипло спросила Диази.
  - Ну, ты же умная,- изогнул правую бровь чернявый.- Или последние события изрядно поубавили количество извилин в твоей прелестной головушке?
  - Э?- опешила фея.
  - Нет, ну что за жизнь то такая?- в сердцах воскликнул незнакомец, убирая ноги со стола. Потом как то странно взмахнул рукой и перед ним на ковре возникло четыре мягких стула с витой спинкой.- Сядьте уж, а то у меня дикое подозрение, что мой профиль выглядит гораздо симпатичнее, чем фас.
  Друзья переглянулись, нерешительно переступая с ноги на ногу.
  - Да сядьте, я сказал!- возвысил голос чернявый.
  Ирис решительно стронулся с места, провожаемый насмешливым взглядом хозяина комнаты. Его примеру последовали остальные друзья, рассаживаясь перед незнакомцем, что казалось нависал над ними, гипнотизируя взглядом.
  - Ну, и чего вы ко мне припёрлись?- требовательно спросил он.
  - Ты кто?- спросил Ирис, подозрительно прищурив глаза.
  - Вообще-то, незваные гости обычно представляются первыми,- полыхнул взглядом незнакомец.- Но так как я прекрасно вас знаю, можно и обойти это правило. Ну, Диази! Ответ! Учитель будет недоволен, если ты прекратишь тренировать логическое мышление.
  - Древо Предтеч?- несмело пискнула Диази.
  - Браво!- захлопал в ладоши чернявый, вновь опираясь на книжный шкаф.- Абсолютно верно.
  У всех четырёх друзей синхронно вытянулись лица.
  - Ди, а глюки общими бывают?- хрипло спросила Камомила.
  - Ну, смотря после чего,- ответила фея, наблюдая как у Ириса дергается правый уголок рта.
  - Я что, должен перепроверять все твои знания?- возмутилось недодрево.- Какая магия может создать подобное?
  - Пространственная,- автоматически ответила Диази.
  - Ну вот,- усмехнулся чернявый.
  Внезапно Бэлл закашлялся, покраснел и отвёл глаза от книжных полок.
  - А это чтобы не отвлекался,- наградил хозяин комнаты слышащего улыбкой чеширского кота.
  Друзья за озирались, стараясь понять, что так смутило их общего друга, но помещение внезапно пошло волной.
  - Какого Хаоса вы меня разбудили, если за всё это время не были способны задать ни одного по-настоящему стоящего вопроса?!- прорычал чернявый.- Или вы предпочитаете ознакомление с иллюзорными книгами?! Тогда я пойду досыпать! И не рекомендую меня потом будить повторно. За века жизни у меня фантазия поднакопила достаточно опыта, чтобы организовать вам замысловатую месть, которую вы запомните на всю оставшуюся жизнь. И при этом, уж поверьте, я даже смогу обойтись без членовредительства.
  - Простите,- вскочила на ноги Диази, изобразив глубокий поклон, в то время как все остальные вновь удивлённо застыли на своих стульях.- Я приношу извинение от имени всех своих друзей, мудрейший. Вы, должно быть, уже знаете, что в мир вернулся Хаос. Но в этот раз наша принцесса не справилась, не сумев укрепить печать. Прошу, подскажи нам, кому по силам будет взять на себя её ношу.
  - Хм,- довольно ощерился чернявый.- Садись, мне надо подумать.
  Он откинул свою голову, уставившись в деревянный потолок. Друзья застыли, забыв как дышать. Боясь спугнуть ответ. А хозяин комнаты всё сидел, глядя вверх и мечтательно мурлыкая под нос какую-то песенку. Он то щурил глаза, то морщил нос, задумчиво причмокивая.
  - Простите,- не выдержал Ирис.- Но... может такого существа нет? И есть ли тогда другой выход? Вы только скажите. Мы сделаем всё возможное.
  - О какой вежливый стал,- хмыкнул чернявый.- А с чего ты взял, что такого существа не существует? Я просто прикидываю, помогать вам его найти или не помогать? Что будет веселее, позволить миру погибнуть или пережить очередной кризис, вновь погрузившись в скуку. Одна яркая вспышка либо длительная агония, порой раскрашенная тусклыми красками. А что бы выбрал ты?
  - Что?- переспросил Ирис, не веря своим ушам.
  - Вы желаете уничтожения мира?- с ужасом в голосе спросила Диази.
  - Да вы псих,- презрительно выдохнула Камомила.
  - Милочка, с таким сроком жизни как у меня, смерть представляется весёлым приключением,- презрительно изогнул губы хозяин комнаты.
  - Да ты...- прорычал Ирис, поднимаясь на ноги и ощущая, как сознание вновь затапливает ярость.
  - Сиииидеть,- небрежно приказал чернявый, указывая на провидца пальцем. В тот же миг Ирис бухнулся обратно, сложив руки по швам и будто закаменев.- Какой горячий молодой человек. Может мне с ним пошутить?
  - Не надо,- служила руки на груди Диази.
  - Ню-ню,- поцокал языком чернявый.- Должен вам сказать, что вам круто повезло. Книга судеб будто взбесилась, открывая такие перспективы. Мммм,- закатил глаза он, будто смакуя особо вкусный, удивительный деликатес.- Так что пока я всё же на вашей стороне. Хотя, признаться, Хаосу ни разу не удалось толком переиграть Создателя по части интриг.
  - Что... что вы имеете в виду?- хрипло спросила Ди.
  - Да так, я ведь простой наблюдатель,- скромно пожал плечами собеседник.- Но совет вам дам. Когда выйдете из среброглавого леса, поворачивайте на запад. И вскоре вы встретите того, кто вам так необходим.
  - Но как же,- беспомощно сказала Камомила.
  - Может вы скажете, кого именно избрала судьба вместо принцессы Лили?- упрямо поджав губы, спросил Ирис.- Мы ведь простые вестники. Мы не должны были быть сопровождающими.
  Эти слова вызвали у чернявого сначала презрительную усмешку, а потом язвительный смех.
  - Не будь глупцом. Вы сами определили свою судьбу,- внезапно разозлился он.- Ровно в тот миг, когда малодушно сбежали из поселения. Ровно в тот миг вы должны были понять, что вам уже нельзя мыслить как детям. Либо вы берёте на свои плечи ответственность, либо сбегаете, поджав хвост, и наблюдаете за эпическим падением всего, что так долго оберегали ваши предки. Или вы по-прежнему считаете, что в этом мире всё устроено настолько просто?
  - Просто?- задохнулась Камомила.- Да мы несколько раз чуть не погибли!
  - Да, и заметьте, в то время ваши задницы прикрыли отнюдь не вы сами. А некто иной вступился за вас, спасая шкуры, жертвуя собой. Разве не так?- опалил он взглядом Ириса.
  - Я был прав?- поджал трясущиеся губы провидец, в то время когда перед его глазами стояла семёрка Райндов, встреченных друзьями не так давно.
  - Хм,- задумчиво посмотрел на мага хозяин комнаты.- У вас есть два пути. Либо вы полностью принимаете ту ношу, что сами на себя взвалили. Тогда вы покидаете среброглавый лес и идёт на запад. Навстречу своей судьбе. Либо передаёте с ветром сообщение своим, и провидец Дурман пытается выпутаться из сложившегося положения сам. Скажу сразу - у него не получиться. Но вы можете поселиться в среброглавом лесу. Уверяю, что разрушения его коснуться в самую последнюю очередь и вы сможете насладиться падением мира от самого начала и до конца.
  - Но ты же способен предугадать события?- чуть не плача сказала Ди.- Почему ты не скажешь БОЛЬШЕ?
  - Ооо,- ухмыльнулся чернявый.- Это было бы так предсказуемо и так... скучно. Но знаете, попробую ка я накарябать какое ни будь загадошное-загадошное пророчество. Да помудрёней, да позамысловатей. Ну, в лучших традициях. А пока... спаааать,- выдохнул чернявый, делая несколько плавных движений правой рукой. Друзья тут же осели на пол, погружаясь в глубокий сон.
  
  Глава 18
  
  После того, как его маленькая подопечная осталась далеко позади, Каракал понял, насколько приятней, спокойней и комфортней делало его жизнь присутствие малышки. За те несколько дней, что они путешествовали вместе, он умудрился очень сильно привязаться к этому маленькому, трогательному существу. В душу помимо воли прокралась тоска.
  Бесконечная степь будто окутала его одиночеством, создавая иллюзию отсутствия жизни. Трава становилась всё более и более низкой, ощетинившись колючками. Насыщенные зелёные тона понемногу вытравливались из окружающего пространства всеми оттенками бледно салатового и желтого цветов. Даже так надоедавших ему насекомых стало неизмеримо меньше.
  Источников воды так же встречалось всё меньше и меньше. С каждым днём его всё больше и больше мучила жажда. Как противовес ей, он нашел лишь один выход. Каждое утро, ещё до того как из-за горизонта величественно начинало показываться солнце, он ел обильно укрытую росой траву. Это немного, но помогало хоть как-то держаться. Особенно невыносимо было днём, когда температура воздуха поднималась до неимоверных цифр. Пот градом стекал по его шкуре, наваливалась слабость, превращая желание упасть на том месте, где стоишь, и погрузить в тяжелый сон без сновидений, в манию. В такие моменты он прикрывал глаза и скользил по нити, что связывала его подсознание с подопечной. Тело автоматически продолжало вести его дальше, а душа витала где-то далеко. Там, где в густых травах резвилась маленькая степная рысь, наслаждаясь жизнью.
  Шло время, а источник воды ему так и не повстречался. Дичь так же измельчала, что прибавило ему проблем. Питаться мелкими грызунами было выше его сил. А так как жажда приглушала его аппетит, то и есть он практически перестал, не замечая, что с каждым днём его физические силы всё более и более подкашиваются. Это не говоря уже о том, что поедая по утрам траву, он съел несколько явно ядовитых трав. Во рту безраздельно поселилась горечь, стала мучить тошнота, иногда болел живот. Усталость всё скапливалась, превращая его жизнь в невозможную пытку. Бороться с желанием сдаться и остаться на месте, прекратив преодолевать трудности, с каждым днём становилось всё тяжелее.
  А однажды ему приснился сон, яркой нитью прошивший его подсознание. Раль не запомнил его подробности, он даже не смог распознать, что именно в нём происходило. Но перед глазами его в то утро настолько чётко всплыл образ отца и маленькой сестрёнки, что сердце защемило от неудержимой тоски. Он задохнулся, не в состоянии заблокировать нахлынувшие чувства. Прикрыв глаза, он с жадность разглядывал тех, кто был ему дороже жизни. Ощущая болезненную тоску, железными тисками сдавившую сердце.
  - Я скучаю.
  
  .....
  
  Небо отсвечивало серебристыми бликами. Солнечные лучи отражались от серебристой поверхности листьев, норовя поднырнуть под веки, прервав их сон. Четверо друзей крепко спали под сводом наидревнейшего дерева. Камомила улыбалась, причмокивая губами. Ей явно снилось что-то очень вкусное. Бэлл был как всегда безмятежен, лежа на спине и раскинув руки в стороны. Диази скрутилась калачиком, подсунув под подбородок кулачки. Неосознанно, как можно ближе к ней придвинулся Ирис, переплетая свои пальцы с её руками и зарывшись лицом в мягкий, шелковистые волосы феи. Он улыбался. Его подсознание явно наслаждалось этим моментом.
  Первым проснулся Бэлл. Чуть застонав, ощущая лёгкую головную боль от всё ещё не оставившей его слабости, он с трудом открыл глаза и оперся локтями о землю, оглядывая пространство. Нахлынули воспоминания, которые в сложившихся обстоятельствах выглядели сущим бредом либо абсолютно идиотским сном. Потрусив головой, слышащий поднялся на ноги и стал будить остальных. Слегка удивлённо приподнял брови, увидев сладкую парочку Ди и Ириса. Такая близость в кругу фей была не принята среди друзей. Но списав всё на стресс, он не обратил на это внимание. А зря, задержи он свой взгляд на Ирисе подольше, его реакция для слышащего стала бы интересным сюрпризом.
  Юный маг явно растерялся, когда, открыв глаза, первым делом увидел лицо Диази. Тело сковало смущение, что секундой спустя превратилось в волну жара, стремительным потоком заполнившего каждую клеточку его тела. Не имея сил даже пошевелиться, он рассматривал её лицо, впитывая в себя каждую черточку. Проводя взглядом чуть курносый носик, немного трепещущие ресницы, спускаясь вниз, наблюдая безмятежную улыбку. До безумия желая быть ещё ближе к ней, но до боли в сердце страшась этого. В конце концов, он прикрыл глаза и чуть слышно застонав от бессилия, собрал силу воли в кулак и резко поднялся, ощущая как в ушах гулко колотиться сердце.
  Секунду спустя к ним подошла Камомила, с легким подозрением посмотрев на друга, подмечая нетипично яркий румянец на его щеках и чуть сбитое дыхание. Хмыкнув, фея склонилась над подругой и через десяток минут все четверо друзей уже сидели на мягком покрывале. Всё ещё не до конца проснувшись, они не спешили начать сложный разговор. Диази копалась в сумке, доставая фрукты и орехи. Ирис старался смотреть ввысь, чтобы не дай Создатель не встретиться с ней взглядом.
  - Кто-то ещё верит, что это был сон?- внезапно спросил Бэлл.
  - Не думаю,- задумчиво сказала Диази, закидывая в рот лесной орешек.- Пространственная магия и не на такое способна. Но, честно говоря, я представляла себе Древо Предтеч несколько... хм... по другом.
  - Да уж,- провела ладонью по лицу Камомила и схватила с покрывала небольшое яблоко.- Кстати Бэлл, всё хотела спросить. А что было написано на тех книгах?
  Слышащий резко покраснел. Причём настолько густо, что изменения цвета затронули не только его лицо, но и уши, и шею.
  - Поверь,- хрипло сказал фей.- Ты этого знать не хочешь.
  Магиня хмыкнула, с нескрываемым интересом разглядывая друга. В таком состоянии пытать его было бесполезно, но ни у кого не возникло и тени сомнения, что она не оставит свои попытки.
  - Он нам, кстати, обещал пророчество,- поспешила перевести тему Диази.
  - И ты ему веришь?- скептически приподняла бровь Кама.
  Ирис хмыкнул, на всякий случай пошарив у себя в карманах. А через секунду лицо его удивлённо вытянулось и он достал сложенную вчетверо коричневатую бумажку, на лицевой стороне которой крупными буквами было написано 'Пророчество'.
  - Да ладно,- выдохнул он.
  Остальные так же оживились, зашарив у себя в карманах. Через минуту каждый из них держал в руке схожий листочек. Переглянувшись, каждый из друзей впился взглядом в бумажку. Трясущимися руками, ощущая как от нервов пересыхает во рту и увлажняются руки, они медленно развернули свои листы, чтобы прочитать: 'Но ведь это было бы так скучно'.
  Диази впала в ступор, слегка расфокусировавшимися глазами глядя на издевательскую надпись. Ирис побледнел от злости, сжав губы в тонкую полоску. Со стороны Камомила послышался злобный рык, который больше подошел бы разгневанному тигру. Бумажка в её руках вспыхнула ярким светом, превращаясь в пепел. А Бэлл банально заржал, схватившись за живот и спазматически глотая воздух. На глазах его от смеха выступили слёзы. Остальные посмотрели на него как на умалишенного.
  - Не вижу ничего смешного,- прорычала Камомила.
  - А что ещё можно было ожидать от этого психованного старпёра?- чуть хрипло спросил слышащий.- После всего произошедшего, я не слишком и удивлён.
  - Мда,- почесала в затылке Диази.- И что дальше?
  - Разве непонятно?- приподняла правую бровь Камомила.- Линяем из этого психованного леса и идём на запад. Я как-то не горю желанием при жизни застать апокалипсис.
  - Я бы так не сказал,- задумчиво сказал Ирис.- Лично я вижу, даже настаиваю на другом варианте.
  - О чем ты?- насторожено спросил Бэлл.
  - Я пойду один,- твёрдо сказал юный провидец и обвёл друзей решительным взглядом.
  - Не смешно,- нахмурилась Диази.
  - Не строй из себя героя,- скривилась Камомила.
  - Я серьёзно,- набычился Ирис.- Я сильный маг. Я справлюсь. Я не хочу, чтобы кто-то из вас продолжал подвергать себя опасности.
  - Самый умный, да?- словно дикая кошка перед прыжком, прищурилась Кама.- Я, между прочим, тоже маг.
  - Да, но...
  - И как ты собираешься с избранным без меня договариваться?- язвительно спросил слышащий.
  - Я ведь...
  - Да ты же и половины не знаешь о внешнем мире того, что знаю я!- воскликнула Диази, искренне испугавшись что её оставят.
  - Не решай за остальных,- с угрозой в голосе сказал Бэлл, гипнотизируя взглядом своих тёмных глаз не ожидавшего такой отповеди друга.- Иначе мы втроём найдём способ, как привязать тебя к этому месту и уйдём сами.
  Камомила одобрительно хмыкнула, Диази продолжала сидеть, обижено насупившись. Жизнь опять вносила в их планы свои коррективы. И бороться с этим было абсолютно бесполезно.
  
  .....
  
  Тоска продолжала затапливать его подсознание. Поставив блокировку на эмоции, ощущая, что начинает потихоньку сходить с ума, он всё же выделил один день на отдых. И это оказалось ошибкой. Пребывающее всё это время в тонусе тело расслабилось, на следующий день упорно отказываясь ему подчиняться. Желая найти и не находя запаса сил на то, чтобы следовать дальше Каракал тоскливо посмотрел на солнце. Вид небесного светила всегда, почему-то, добавляло ему сил. Расчёт его оправдался. Солнце под его взглядом окрасилось новыми красками, в ярко оранжевые тона добавился багровый цвет. В душу его проникло тепло, прогоняя туман из его сознания. Немного прибавилось сил.
  Каракал грустно улыбнулся и слегка пошатываясь отправился дальше, наблюдая как у самого горизонта от перепада температур ходит призрачной рябью воздух. Он был обязан дойти до конца. Его душа была полна невыполненных обещаний, что продолжали давать ему силы держаться на плаву.
  А ближе к вечеру произошло непредвиденное. На небе стали появляться одинокие облака, которых становилось всё больше и больше. Они сливались между собой, скапливались. Порой даже имея наглость закрывать собой от взгляда небесное светило. Температура воздуха слегка упала, на языке стал чувствоваться привкус влаги.
  А тучи уже полностью захватили небесный простор, насыщаясь в тёмные тона с каждым часом, с каждой минутой. Подул прохладный ветер, пригибая к земле пожолклые травы. Унося ввысь сор, поднятый с земли. Небо стало взрыкивать раскатами грома. День заполнили преждевременные сумерки, разрываемые лишь вспышками ветвистых молний.
  Раль застыл, вдыхая густой, чуть прохладный, насыщенный влагой воздух. Сил на острые эмоции уже не оставалось, но по краю сознания несмелыми росчерками ходило удовлетворение, покой. Неяркими вспышками проскальзывала радость. Ставший агрессивным ветер ерошил его потускневшую шерсть, охлаждая разгорячённое тело.
  А тучи всё тяжелели, всё больше и больше прогибаясь к земле. С их края одна за другой стали срываться несмелый капли. Их становилось всё больше и больше. Они превращались в один стремительный, непрекращающийся поток. По-осеннему холодные, дождевые капли ложились настолько густо, что норовили скрыть от взгляда окружающее пространство.
  Не обращая внимания на то, что начинает замерзать, Каракал поднял голову ввысь, открыв рот. Захлёбываясь поглощая долгожданную жидкость, которой вокруг, наконец, было вдоволь. Жизнь опять предоставляла ему шанс на то, чтобы обойти, ускользнуть из цепких объятий смерти. И хоть он начинал ненавидеть своё столь жалкое существование. Всегда на краю, на грани жизни и смерти. Опутанное трудновыполнимыми обязательствами и чувством вины. Но пока ещё дух его не был сломлен.
  
  .....
  
  Всё ещё обиженный Ирис шел позади друзей. Желание спровадить обратно хотя бы Диази не увенчалось успехом. А ведь именно она в его глазах выглядела самой беззащитной, что заставляло его душу погружаться в тревогу. К слову, каким-то образом фея поняла, что именно её больше всего хотели отправить домой. С тех пор она бросала на Ириса ну очень обиженные взгляды. Хорошо хоть, Диази не отличалась злопамятность. С её то знаниями фея могла организовать очень неприятную месть.
  Целый день друзья пробирались по древнему лесу. В скучную рутину пути иногда вносила изюминку Камомила, что каждые пол часа делала очередную попытку выпытать у Бэлла что же он такое прочёл в комнате у Древа Предтеч. И хоть слышащий от этих расспросов краснел и бледнел, но на провокации упорно не поддавался. Со временем эта загадка заполонила мысли остальных, и друзья в меру своих сил стали помогать Каме в её пытках. В конечном итоге, слышащий принял отстранённый вид, погружаясь в себя. После этого Бэлл перестал отвечать на расспросы, сколь бы упорно они их ему не задавали.
  Когда солнце начало клониться к закату, друзья покинули лес, оказавшись на широком поле, уже успевшем обильно укрыться росой.
  - Может, здесь и остановимся?- несмело предложила Диази. Ей страшно не хотелось брести по пояс в росе.
  - Резонно,- хмыкнул Ирис, дотронувшись до травинки и наблюдая, как на землю соскользнула капелька росы.
  Друзья разбрелись по полю. Юный маг призвал поток тёплого ветра, высушив небольшой кусочек пространства, на котором они собирались сегодня обустраивать лагерь. Диази с Бэллом полетели собирать нектар и искать съедобные коренья. Камомила организовывала костёр.
  - Ветер,- в который раз позвал покровителя Ирис.
  - Ты вновь ведёшь себя, как неразумное дитя,- насмешливо отозвался он и сердце провидца радостно подпрыгнуло в груди.- Хотя ты и правда ещё слишком молод, но всё же малыш, ты мой избранник. Не забывай об этом.
  - Почему?- обиженно спросил юный маг, застыв на месте.- Почему ты не отзывался? Почему не отвечал?
  - Я слишком хорошо знаю Арбура или, как зовёте его вы, Древо Предтеч,- грустно ответил ветер.- В тех обстоятельствах я не мог тебе помочь.
  - Но... Ты мог бы подсказать,- мотнул головой провидец.- Мы бы не ходили кругами. Не попались бы на ментальные атаки!
  - Ты должен повзрослеть,- сурово сказал ветер.- Сегодняшние подарки будут последними. Вы всё ещё продолжаете ходить по грани. Всё ещё оглядываетесь назад, в надежде найти невидимого, всесильного заступника, что решит за вас все накопившиеся проблемы. Так нельзя. Если вы не станете держать удар самостоятельно, вы погибнете.
  - Я,- растерянно заморгал глазами Ирис.
  - Ты обещал мне научиться читать линии судеб, но даже ни разу не вспомнил за это время об этом. Ты дал слово, но с такой лёгкостью приготовился его нарушить, подыскивая у себя в душе нелепые оправдания. Маги так не делают.
  - Прости,- покраснел провидец, ощущая, как от чувства стыда у него перехватило дыхание.
  - Малыш, я всегда готов помочь, будь в том действительно жизненно важная необходимость. Но не забывай, кто ты есть. И кем ты должен стать, для того, чтобы сдержать даденное самому себе обещание.
  Контакт между ним и покровителем прервался. Ирис застыл на месте, ощущая, как от стыда продолжают пылать шея и щёки. Покровитель был действительно прав. Во всём. Не пытаясь разобраться в проблеме самостоятельно, он всё рассчитывал на чужую подсказку. Ещё и обижался на то, что ему её упорно отказываются предоставить. Насколько же он глуп? Насколько самонадеян?
  Но сюрпризы на сегодня ещё далеко не закончились. Внезапно позади себя Ирис услышал судорожный вздох Камомилы. Провидец обернулся, глядя на расширившую в неверии глаза подругу. Позади него резко приземлились Бэлл и Диази, создавая крыльями воздушные завихрения.
  - Вы видели это?- дрожащим голосом воскликнула Ди.
  Четверо друзей уставились на тёмный лес, что возвышался в полукилометре от них. Над верхушками деревьев растекалось золотистое зарево. Сначала слабое, оно всё больше наливалось светом. Будто вечер решил поменяться с утром, будто преждевременно наступил рассвет. Но солнце так и не показалось из-за деревьев, лишь золотистое свечение становилось всё насыщеннее. Оно поглотило весь лес, становясь всё ближе к друзьям.
  - Что это?- с благоговением спросила Камомила. Ирис сделал шаг вперед, вглядываясь в свечение. Странно, но глаза от такого наблюдения не болели.
  Диази прикусила губу, не смея озвучить возникшее в душе подозрение. Но когда однотонное свечение стало распадаться на более насыщенное, похожее на густое, расплавленное золото. И менее густое, похожее на лучи солнца, что проходят сквозь зависшие в воздухе капельки воды, её подозрения стали крепнуть.
  - Древнейшие,- с благоговением выдохнула она.
  Это свечение окутывало душу друзей теплом, очищая сознание от накопившегося напряжения. Свет плыл им навстречу, всё приближаясь, становясь непередаваемо близким, затапливая пространство золотистыми красками. В конечном итоге, он распался на сотни метровых, овальных шариков. Несколько сотен светлячков окружили друзей, своим светом затмив несмело полыхающий костёр.
  Внезапно, один из них отсоединился от остальной группы. Размеренно и плавно, он полетел в сторону Бэлла, что стоял с приоткрытым ртом. В широко распахнутых глазах его читалось неверие. Глаза остальных скрестились на слышащем. В то время как к нему неспешно вплотную приблизился древнейший.
  Жидкий, золотистый свет светлячка стал перетекать, собираясь в силуэт. Вскоре, над Бэллом склонилось лицо. Гладкое, будто вобравшее в себя лучики солнца. Оно было непередаваемо прекрасным. Тонкие ветви-листья, будто жидкое серебро элегантно покрывали голову. Глубокие, все понимающие глаза насыщенного, зелёного цвета будто заглядывали в душу, изучая, приводя мысли в порядок, ослабляя натянутые непокорной струной нити, что измучили сомнениями душу. Это непонятное, потустороннее существо протянуло к нему свою изящную руку, проводя тоненькими пальчиками по голове, ероша волосы. Изящная фигура изогнулась, опираясь ногами-корнями о землю. На губах застыла задумчивая улыбка. Внезапно покровитель деревьев склонился над слышащим, и мягко поцеловал его в лоб.
  В голове у Бэлла растёкся жидкий огонь, стремительно распространяясь по нервам. Слышащий застонал, и посмотрел на древнейшего полным боли взглядом.
  - Зачем?- дрожащим голосом спросил он.- Это не дар, это проклятье. Я ведь не просил! Зачем?
  Хранитель деревьев грустно и все понимающе улыбнулся, вновь погладив Бэлла по голове. Остальные Эры, будто получив невидимый знак, жидким золотистым светом стали окружать остальных друзей. Некая невидимая сила приподняла их над землёй, окутав тела теплом, создавая в душе чувство веселья и лёгкости. Древнейшие кружили вокруг них в неспешном хороводе, всё сильнее испуская свет. Проникая в мысли, в душу. Пробуждая ото сна всё спрятанное в глубине их тел. В отдельно взятом уголке этого мира будто вспыхнул золотистый пожар.
  А Бэлл всё сидел на земле, молча глядя на друзей. По щекам его бежали молчаливые слёзы. Вскоре яркие тела Эров скрыли их от его взора. А через мгновение молчаливый танец хранителей деревьев затих. Один за другим, они поднимались ввысь, удаляясь, покидая поляну. Оставив после себя на земле мирно посапывающих друзей.
  - Прости,- прозвучало в душе у Бэлла. Тот хранитель, что усилил его проклятье, продолжал всё это время находиться рядом с ним. Нежно проведя чуть шершавой ладошкой по его щеке, Эр поднялся в воздух, вновь превращаясь в метровый, овальный сгусток золотистого света. Улетая, присоединяясь к остальным. Делясь своим светом, усиливая затухающее вдали, над столь близким и таким далеким лесом, зарево.
  
  Глава 19
  
  Гроза бушевала всю ночь. И если сначала она приносила Каракалу истинное наслаждение, то через несколько часов он готов был взвыть. Холодные потоки воды не давали согреться, тело сотрясала крупная дрожь. Он захлёбывался в усиливающихся потоках воды, выстукивая зубами дробь. Пытаясь согреться, Каракал продолжил свой путь в этой непроницаемой, изредка разрываемой молниями, мгле. Но итак подорванные долгим путешествием и лишениями силы заставляли его спотыкаться на каждом шагу. Мышцы налились холодным свинцом, движения стали механическими. Перебарывая муть, застилавшую глаза, он старался собрать воедино распадающееся на осколки сознание.
  Наконец, ближе к утру, дождь начал слабеть. Тучи рассеивались, в скором времени позволив пробиться сквозь них несмелым лучам солнца. По степи всё продолжал гулять холодный ветер, не позволяя согреться. В конечном итоге, силы покинули юного Дэйва, лапы подогнулись. Он упал в созданную недавно прошедшей грозой лужу, погружаясь в тёмное, вязкое забытье.
  Очнулся ближе к вечеру, ощущая невероятную слабость. Каждое, даже мимолётное движение отзывалось головной болью. Мышцы выворачивало спазмами. Несколько раз попытавшись подняться, он понял всю бесполезность этих попыток. Прилагая неимоверные, просто запредельные усилия, он отполз в сторону от лужи, в которой всё это время проспал.
  Перед глазами всё плыло. Мир колебался, будто древесный кораблик, несмело дрейфующий по волнам. Цвета мира то вымывались, блекли. То принимали абсолютно непередаваемые оттенки. Солнце ускользало за горизонт, лишая его надежды на тепло и поддержку. Сегодня оно почему-то выглядело бордовым, почти чёрным. Небо серело, бледнея, тускнея. Вскоре на нём вспыхнули первые звёзды.
  Странно, хоть телу было невыразимо холодно, в груди разливался невыносимый жар. Дыхание из лёгких вырывалось с каким-то непонятным клекотом. Там что-то непрестанно сипело и булькало. Мир шатался, закручивался в воронку. Ночь темнела, насыщаясь мраком. В какой-то определённый момент ему стало казаться, что он вновь в мире пещер. Что вокруг огромная, невыразимо мрачная пещера. А звёзды - это сверкающие, освещающие всё вокруг драгоценные каменья.
  Непонятно было, в какой именно момент он стал путать сон и реальность. Но сознание его уже воспринимало окружающую действительность по-своему. Раль был уверен, что находиться в пещере свершений. И выступивший из сумрака ему навстречу бывший вожак, его неизменный ночной кошмар, Агвантибо, лишь сильнее утвердило его в этой мысли.
  
  .....
  
  Ночь для Бэлла выдалась бессонной. Решив не будить сладко спящих друзей, он заботливо укутал их в пушистые покрывала, а сам уселся перед костром, бездумно глядя на изменчивые языки пламени. В какой-то момент усталость всё же заставила его прилечь, но сон слышащего был прерывист и тревожен. Поднялся он тоже раньше всех остальных, вновь разжигая огонь. Бэлл разогрел остатки цветочного нектара, чтобы прогнать из тела утреннюю прохладу. В сознании царило отупение. Он копался в себе, стараясь понять, каким образом возможно хоть частично заблокировать подаренный ему дар. Но пока не находил такой возможности.
  Первым проснулся Ирис. Он поднялся на локтях, сонно моргая глазами и оглядываясь. Заметив, что друг не спит, он тихо поднялся и пошел к нему, стараясь не издавать лишних звуков. Но новые возможности, подаренные вчера Эрами, но всё ещё не укоренившиеся в теле, сделали провидца на редкость неуклюжим. Не сделав и десятка шагов, ноги его запутались в тонкой, густой траве и юный маг упал, издав при этом громкий и довольно забавный звук. Чувствительные уши девчонок тут же уловили шум. Они вскочили на своих местах, за озирались, ища его источник. Бэлл задумчиво хмыкнул.
  - Давайте сюда,- позвал слышащий.- Тут ещё нектара горячего осталось. Думаю, будет в самый раз.
  Настороженно оглядываясь по сторонам, друзья подошли к костру, рассевшись кружочком. Некоторое время они молча пили горячий, сладковато-тёрпкий напиток.
  - Что это было?- хрипло спросила Камомила.
  - Бэлл, Эры тебе объяснили, что сделали?- дрожащим голосом спросила Диази.
  - Мда,- протянул слышащий.- Они пришли подарки подарить. Тьфу,- скривился он.
  - Подарки?- удивлённо спросил Ирис. В голове у него со страшной скоростью прокручивался разговор с покровителем.
  - Угу. Если я правильно понял, то они усилили нити силы у Камы, сделав её довольно сильным магом. Ну, где-то как главу совета.
  - Что?- воскликнула фея, со страшной скоростью копаясь в своих ощущениях. И правда. Сила стала подчинять неизмеримо легче. Потоки энергии ощущались совсем по другом. Зачерпнуть их резерв стало плёвым делом.- Ничего себе,- восхищённо выдохнула она.
  - Ирис, они максимально усилили и разработали твои силовые линии. Теперь ты можешь оперировать любым количеством энергии, не рискуя пережечь каналы. Похоже,- прищурился он.- Такого сильного провидца у фей ещё никогда не было. Нет, ты достиг бы подобных результатов и сам, но это бы заняло не одно десятилетие. К тому же они усилили твою связь с ветром.
  - Щедро,- хмыкнул юный маг ощущая, что достиг того уровня, к которому всё это время стремился. Контакт с ветром происходил настолько неосознанно и непринуждённо, будто дыхание либо сердцебиение. Он не требовал дополнительных усилий.
  - Ди. Они не стали инициировать тебя,- повернул свою голову к фее слышащий. Диази подавила разочарованный вздох.
  - Но почему?- обижено спросила она.
  - Сказали, что это очень опасно,- задумчиво пожал плечами друг.- Ещё сказали, что мы скоро поймём причину. Но они тоже усилили твои энергетические каналы. Сказали, что если по дороге ты пробудишь свой дар, тебе не придётся закреплять ритуалом ауру.
  - Ито дело,- грустно улыбнулась фея, переводя свой взгляд на язычки пламени.
  - А что у тебя?- тихо спросила Камомила.
  Уголок рта у Бэлла внезапно нервно задёргался. Он отвёл взгляд, глядя на пламя, стараясь успокоиться.
  - Что с тобой?- встревожено спросила Диази.- Я видела вчера. Ты плакал. Почему?
  - Хаос,- выдохнул Бэлл, сцепляя зубы и прикрывая ладонями лицо.- Сложно догадаться?
  - Они усилии твой дар?- несмело спросила Ди.
  - Они сделали из меня сильнейшего в мире эмпата.
  Над полем повисла напряженная тишина, прерываемая лишь негромким стрекотом кузнечиков.
  - А... что в этом плохого?- не поняла ситуацию Камомила.
  - Я бы посмотрел на тебя,- внезапно зло уставился он в глаза подруге.- Если бы ты не имея на то желание, чувствовала эмоции ВСЕХ живых существ, что тебя окружают.
  Ирис судорожно втянул в себя воздух. В глазах Камы крупными буквами читалось потрясение.
  - Бэлл, это сложно,- несмело вмешалась в разговор Диази.- Но этим даром можно научиться управлять. Ты сможешь по желанию его блокировать либо открываться.
  - Как?- полным надежды голосом выдохнул слышащий.
  Диази потёрла ладонями лицо, собираясь с мыслями.
  - Делать нечего, сделаем днёвку. Надо вам научиться контролировать хоть частично свои силы. Вот ведь,- зло мотнула она головой.- И ведь непонятно где слуга Хаоса ошивается.
  - Они сказали, что попробуют его запечатать,- тихо сказал Бэлл, с благодарностью глядя на подругу.- Но не могут гарантировать результат. Два дня назад почувствовав присутствие древнейших, слуга сокрыл свою силу, затаившись. Но думаю, пока он будет играть в салочки с Эрами, мы сможем достаточно увеличить расстояние между нами.
  - Ито хлеб,- хмыкнула фея.
  Так и начались их тренировки. Управлять ветром Ирис уже умел, но несмело подошел к Диази, попросив научить его читать нити судеб. Фея утвердительно кивнула, попросив подождать. Взгляд её стал гипнотизировать развалившуюся у костра подругу.
  - А ты чего, не будешь учиться?- вопросительно приподняла бровь Ди.
  - Не поняла,- удивилась Кама.- Это Ирис у нас не обученный маг. А я-то училась. Даже изучила все заклинания высшего порядка, невзирая на то, что они мне на тот момент, мягко говоря, были недоступны.
  - Да ну,- искривила в усмешке губы Диази.- Тогда ты не откажешь мне в маааленькой просьбе.
  - Какой?- насторожено переспросила подруга, несмело поднимаясь.
  - Зажги маленький огнешар,- склонила голову на бок фея.
  Камомила фыркнула, подняла правую ладонь, выставляя её перед собой. Над ней несмело затеплилась искорка, что вскоре превратилась в огнешар. Но на этом процесс не закончился. Шар стал расти, сначала достигнув размера огромного, спелого яблока, потом дыни или средней величины арбуза. В глазах магессы появилась паника. Она вскрикнула и в тот же миг огнешар взорвался, распространяя во все стороны горячую волну. Камомила захлопала глазами, из которых брызнули слёзы.
  - Ничего себе,- уважительно выдохнула Ди.- Хорошо поработали. Даже я такого не ожидала.
  Бэлл глядел хмуро, Ирис поджал губы, сдерживая смех, настолько комичным было выражение лица общей подруги.
  - Что это было?- хрипло спросила Кама, требовательно посмотрев Ди в глаза.
  - Ты не привыкла пользоваться столь обширным запасом силы,- поспешила пояснить Диази.- Грубо говоря, тебе придётся практически все заклинания переучивать. Хотя, так как технику процесса ты уже знаешь, это не должно занять много времени.
  - Чего же сразу не сказала?- возмутилась фея, потирая лицо, помнящее жар от неудавшегося заклинания.
  - Ну,- чуть улыбнулась Ди.- Как говорило Древо Предтеч. Это было бы слишком скучно.
  Кама обожгла подругу злым взглядом и утопала под прикрытие каких-то пышных кустиков - тренироваться. Ирис, не скрываясь, заржал в голос.
  - Мдя, не знал что ты такая язва,- весело заметил Бэлл.
  - Да ладно,- пожала плечами фея.- Ничего же страшного не случилось. Ты подожди у костра. Я пока введу в курс дела Ириса.
  Слышащий кивнул, бросил последний, чуть насмешливый взгляд в сторону Камомилы и удалился к костру.
  Диази уселась на мягкую, нагретую солнцем травку и похлопала ладошкой рядом с собой.
  - Садись.
  Ирис насторожено посмотрел на неё, но потом тяжело вздохнул и сел рядом, стараясь сосредоточиться. Но это было очень сложно. Ведь прямой взгляд неожиданной наставницы приводил его чувства в смятение. Мысли становились рассеянными, блуждая вдали от темы предполагаемого урока. Это походило на борьбу. Диази всё стремилась установить с ним зрительный контакт, а он всё отводил глаза.
  - Гм,- нахмурилась фея, но решила не обращать на это внимания.- В книге учителя. Кстати, ты по-прежнему её с собой таскаешь. Там было написано, что каждый провидец обязан понять и принять прошлое, осознать неоднозначность и многогранность теперешнего. И тогда придёт понимание, сколь непредсказуемо будущее.
  Ирис, не удержавшись, фыркнул.
  - Я ничего не понял,- честно признался фей. Он развеселился настолько, что нашел в себе силы посмотреть ей в глаза, тепло улыбнувшись.
  - Э,- стушевалась Ди, в свою очередь отведя взгляд.- Просто прошлое. Оно хранит в себе очень много граней. В зависимости от того, кто тебе рассказывает о прошедших событиях, они будут выглядеть совсем-совсем по разному. Это вроде как первый урок. Научиться беспристрастно воспринимать и понимать то, что уже произошло.
  - А зачем мне прошлое?- спросил фей.- Меня всегда больше интересовало будущее.
  - Сначала этому научись,- сердито пихнула его в плечо Диази. Ирис рассмеялся, осознавая, что соскучился по разговорам с ней. Ведь в последнее время кроме как о том, что их ждёт впереди они и не общались.
  - Я весь внимание,- улыбнулся он, усаживаясь на земле поудобнее.
  - Закрой глаза,- попросила Ди.- Расслабься. Попытайся проникнуть в суть этого места. Оно существует здесь многие века. Представь, миллион лет назад здесь могла протекать река, что потом ушла под землю. Или здесь могли ходить иные хранители. Эры, например. Совсем молоденькие, только сотворенные Создателем. Эта земля может хранить в себе миллионы загадок. Слейся с ней. Услышь её шепот. Учитель говорил, что земля всегда готова поделиться знаниями.
  Тихий, завораживающий голос Диази проникал в его подсознание, погружая в полудрёму. Он честно пытался представить себе, какие события могли произойти в этом конкретном месте. Со всех сил старался проявить уважение к этой поляне, что стала местом их недолгого пристанища.
  - Я пойду,- прошептала Ди.- А ты старайся. Ладно?
  С этими словами фея отправилась к костру, где её с нетерпением ожидал Бэлл.
  - Уф,- тяжело вздохнула фея, усаживаясь напротив слышащего.- Надо же такое. Когда учитель четыре года назад назвал нашу четвёрку необычной, он даже не подозревал, насколько был прав.
  - Мдя,- согласно кивнул головой фей.- Так что ты можешь предложить мне в сложившейся ситуации?
  - Бэлл, учиться подобного рода блокировке очень долго,- стараясь не смотреть другу в глаза, сказала фея.- Учитель потратил пол года, прежде чем я сумела установить ментальные щиты.
  - Ты что?- шокировано спросил Бэлл.- А зачем тебе это было нужно?
  - Вспомни среброглавый лес. Мало ли ещё в мире существ, способных провести ментальную атаку,- скривилась фея.- А тебя сейчас всё равно, что ментально атакуют, нашептывая свои мысли и чувства. Честно, я всегда восхищалась твоей сдержанностью. Я ведь очень подробно изучила ментальную магию.
  Лицо слышащего удивлённо удлинилось. В глазах промелькнуло непонимание, что переросло в тёплое чувство благодарности.
  - А я-то думал, почему ты всегда излучаешь так мало эмоций,- невесело усмехнулся Бэлл.
  - То, что я хочу тебе предложить, довольно рискованно,- твёрдо посмотрела другу в глаза фея.- Но иного выхода быстро научиться ментальному щиту я не вижу.
  - Валяй,- небрежно махнул рукой Бэлл, стараясь разрядить обстановку.
  - Слышащий, это не шутки,- прорычала Диази.- Я хочу предложить тебе слияние сознаний.
  - Что?- отшатнулся фей.- Шутишь? Я не смогу гарантировать твоей безопасности!
  - Ты считаешь, что твоя воля сильнее?- скептически подняла бровь фея.- Не буду спорить, но я бы не была в этом так уверена. Я прошла довольно суровые тренировки. Да и мы не будем играть в перетягивание канатов. Ты просто дашь ненадолго мне контроль над своим сознанием, я проведу установку щита, а ты запомнишь, как это делается.
  - Ты псих,- восхищенно выдохнул Бэлл.
  - Возможно,- поджала губы Ди.- Но твоё моральное здоровья для меня важнее мнимого риска.
  Со стороны могло показаться, что эти двое просто сидят, глядя друг другу в глаза. Но на ментальном уровне в их головах протекали совершенно невообразимые процессы. Слияние сознаний требовало безоговорочного доверия, и Бэлл всеми силами старался остаться невозмутимым, скрыв от подруги свое восхищение и благодарность. Он ведь всегда выставлял себя спокойным, даже безразличным. Было страшно вот так в один миг потерять эту маску.
  Но оказалось, что боялся он зря. Деловой настрой Диази вмиг уничтожил посторонние эмоции. Как это ни странно, но фея действительно оказалась духовно горазд сильнее его. Без зазрения совести пройдя по грани его сознания, она стала плести ментальный щит, не отвлекаясь ни на что иное. Слышащий с восхищением, с замиранием сердца наблюдал за её филигранно точной, профессиональной работой, впитывая новые, жизненно необходимые знания как губка. Через пятнадцать минут всё закончилось. Диази отсоединилась от его сознания, разрывая зрительный контакт. И зашипела от внезапно пришедшей головной боли.
  - Блин, отвыкла совсем,- сказала она, массируя виски.
  Губы Бэлла непроизвольно растянулись в облегчённой улыбке. Тишина. Долгожданная тишина. Какое же это благо.
  - Ты это, не расслабляйся. Созданный мною щит саморазрушиться сегодня к вечеру. Ты должен за это время запомнить рисунок.
  - Я тебя обожаю,- преданно посмотрел фее в глаза слышащий, на что та задумчиво хмыкнула и отправилась в сторону Ириса, проверять как тот справляется с заданием.
  Уже на подходе к месту, где пол часа назад оставила провидца, она заметила неладное. Когда фея оставляла Ириса, тот сидел в позе лотоса. А сейчас валялся на земле. Но вскоре всё встало на свои места, ведь до её слуха донеслось тихое посапывание. Ирис банально спал.
  - Ах, ты ж,- прошипела фея наклоняясь и отвешивая нерадивому ученику подзатыльник. Ирис тут же подскочил, очумело оглядываясь.
  - Прошлое во сне выискивал?- весьма недобрым голосом предположила она.
  - Ну, Дии,- поджал губы Ирис. В этот миг он так сильно напомнил себя прежнего, что губы феи непроизвольно растянулись в искренней улыбке. Надо же, а ведь и правда. Как же сильно его изменило это путешествие.- Без тебя было так скучно, а кузнечики такую колыбельную пели,- мурлыкающим голосом, явно подлизываясь, сказал он.
  Фея не выдержала и засмеялась радостно и звонко, запрокинув голову назад. Выражение лица Ириса тут же поменялось из шутливо виноватого в растерянно задумчивое. Он вбирал в себя очередной оттенок её смеха, очередную грань характера, ощущая, как неровно и тревожно бьется в груди сердце. Растворяясь в волне тепла, накрывшего его сознание. Любуясь той, что будто высшее существо испускало свет.
  Отсмеявшись и опустив взгляд, Диази застала Ириса в позе лотоса с закрытыми глазами. Подивившись такой старательности, она нежно провела ладошкой по его белым, мягким волосам и тихо сказала на ухо.
  - Старайся.
  После чего ушла к Камомиле, ни разу не обернувшись. Даже не понимая, что последним своим действием убила шансы своего ученика сосредоточиться на корню.
  Целый день друзья экспериментировали со своими новыми способностями. В особом восторге была Камомила, которая с удивительной легкостью разобралась со слабыми заклинаниями. От осознания того факта, что оперирование таким количеством энергии её нисколько не ослабило, она на радостях перешла к заклинаниям средней сложности. Закончилось всё тем, что она подорвала кустики, в тени которых всё это время тренировалась.
  Вспышка и грохот вмиг разрушили царящую вокруг идиллию. И если Диази с Ирисом посмотрели в сторону, где тренировалась Кама с испугом и удивлением, то Бэлл схватился за голову и зашипел от боли. Кашляя и отплёвываясь из тучи поднятой пыли вскоре вышла магеса, то и дело смахивая с глаз выступающие слёзы. Но не успели Ди с Ирисом встревожено поинтересоваться, что же, собственно, произошло, как на Каму налетел Бэлл.
  - Соображаешь, что ты делаешь?- голосом рассерженной кобры прошипел слышащий, схватив магесу повыше локтя.
  - Ты чего?- округлила глаза так до конца не пришедшая в себя фея.
  - Ты. Ты создавала эту жизнь? Ты помогала ей взрасти? Какое право ты имеешь всё рушить?!
  - Бэлл, я...- растеряно захлопала глазами Кама.
  - А если бы в тебя запустили заклинанием разрыва?- прищурил глаза слышащий.- Зачем тебе магическая сила, если ты, не успев её толком опробовать, уже направляешь её на разрушение!
  - Я не хотела, ясно?!- фея выдернула руку из цепкого захвата Бэлла.- Я не специально!
  - Им больно, слышишь меня? Больно настолько, что это чувство чуть не разрушило мои ментальные щиты,- сузил глаза фей.- Хоть бы извинилась.
  После этих слов, Бэлл резко обернулся и стремительно отправился в сторону покореженных заклятьем кустов. Кама застыла на месте. В душе её боролись противоречивые чувства. С одной стороны она чувствовала за собой вину, но с другой. Чего он пристал? Она же действительно не хотела повредить растения! Да и сколько тех кустиков в мире существует! И эти восстановятся со временем! Это же не повод её обливать презрением. Кричать на неё.
  Задумчиво хмыкнув, вслед за слышащим отправилась Ди. Не проронив ни слова, отправился к костру Ирис. Покопавшись в сумках, он достал конфискованную в свое время у Диази книгу и с головой погрузился в чтение. Камомилу окутало чувство неловкости, но гордость не позволила присоединиться к занятым лечением Диази и Бэллу. Последние провозились с повреждёнными кустами до вечера.
  Как то незаметно на эту тему было наложено табу. Хотя Бэлл продолжал смотреть на Каму ну ооочень выразительным взглядом, но он так же не стал заострять внимание на этом конфликте. Когда мир стал погружаться в сумерки, слегка уставшие друзья расселись у костра, задумчиво глядя на языки пламени. Ирис отложил книгу провидца Дурмана, которую всё это время усиленно читал, заполняя пробелы в знаниях.
  - Всегда мечтала посмотреть на места, где когда-то жили наши предки,- прервала тишину Диази.
  - Да, мой старший брат, когда вернулся из десятилетнего путешествия, столько всего нарасказал,- кивнул Ирис.- Он же в лесу тысячи источников пол года проторчал. Всё выискивал скрытые знаки.
  - А я в свое время в библиотеке окопалась, до того интересно было, что именно заставило фей сменить место жительства,- призналась Камомила.
  - Знаете, что самое интересное?- сказала Диази, отпив глоток фруктового взвара из глиняной кружки.- Что даже в закрытом архиве об этом информации особо нет.
  - Тебя пустили в закрытый архив?- приподнял брови Ирис.
  - Нет, конечно,- отмахнулась фея.- Просто когда дело касается знаний, меня не остановят никакие охранные заклятия и замки.
  Кама задумчиво хмыкнула, глядя на подругу насмешливым взглядом.
  - И что тебе всё же удалось выяснить?- вмешался Бэлл.
  - Ну, по полунамёкам я смогла додумать две версии событий,- призналась фея, подкидывая в костёр очередную веточку.- Первая, это некая глобальная катастрофа. Природного свойства. Она настолько разрушила поселение, что было проще переселиться в иные места, чем всё восстанавливать. А вторая, это сора с местными деревьями. Ну, вроде как после некоего конфликта они отказались сотрудничать, руша наши жилища.
  - Будем на месте, я поспрашиваю,- отозвался Бэлл.
  - Не получиться,- мотнула головой Диази.- Если первая версия верна, то согласно архивам, практически все деревья погибли. Остальные же растения живут далеко не двести лет.
  - Вот и проверим,- вмешался Ирис.- Если верна вторая версия, то можно будет узнать подробности. А если первая, то растущие там деревья не смогут толком ответить на наши вопросы.
  - Логично. Знаете что, давайте спать,- потянулась Диази.- Если повезет, то за пять или шесть часов мы доберёмся до леса тысячи источников. Говорят, что неподалеку от него живут русалки. Если повезет, сможем послушать их песни,- мечтательно закатила глаза фея.
  - Звучит интересно,- хмыкнула Камомила и отправилась к сумкам доставать покрывала.
  
  
  Глава 20
  
  Тьма сгущалась. Его глаза, уже давно привыкшие к верхнему миру, перестали различать детали, как это было когда-то. Купол пещеры Свершений сиял, переливаясь красными и оранжевыми оттенками. Будто молчаливые призраки, пространство стали заполняться собраться. Они рассаживались каждый в своём секторе. Тихо, степенно, не проронив ни звука. Их взгляд безразлично скользил по лежащему на полу Каракалу, у которого не было сил даже на то, чтобы поднять голову.
  Казалось, он был для них несущественным, никому ненужным призраком, лёгким, нашумевшим воспоминанием. Достойным лишь презрения, порицания. Но в своих эмоциях собратья пошли ещё дальше. Ведь ненавидеть либо порицать можно лишь того, кого считаешь равным себе. Но Раль для Дэйвов превратился в насекомое, достойное лишь брезгливого равнодушия.
  Через некоторое время члены совета расселись по своим местам. Они застыли, не делая ни одного лишнего движения, будто лиловые статуи. Не переговариваясь, не отвлекаясь на эмоции или чувства. Они все смотрели вперёд, гордо подняв головы. Как истинные представители своего вида, никоим образом и близко не опорочившие своё имя.
  Тело и душу молодого Дэйва стала затапливать боль. В голове прокручивались все совершенные им ошибки. Не имея сил отмахнуться от них, он жаждал этого суда, сам того не понимая. Он не мог, не был способен простить самого себя. Но и не мог сам себя наказать больше, чем это уже делал. Переложить выбор наказания на крепкие плечи своих сородичей было в высшей степени хорошим вариантом.
  Внезапно, с правой стороны повеяло холодом. С трудом оторвав голову от каменного пола, он повернул голову, чтобы увидеть, как на каменный выступ взошел Агвантибо. В силуэте мертвого вожака не было того всепоглощающего безразличия, что излучали иные Дэйвы. Он гипнотизировал замершую в центре пещеры Свершений фигуру своего убийцы. Он презирал, ненавидел его. Своего врага, что напал со спины. Что не дал осуществить его коварные планы. Выгнув шею под неестественным углом, он предвкушающе ощерился, глядя на Каракала чёрными провалами глаз. В них будто клубилось само воплощение мрака.
  - Ты всё таки смел явиться на суд,- обволакивающим сознание голосом произнёс вожак.- Месяц спустя. Когда все успели позабыть, искоренить из головы твое существование. Сменить презрение на безразличие, ибо признать свое родство с тем, кто сбежал, подставив под удар родных и близких. Мы не настолько презираем самих себя.
  Дэйвы молча, синхронно посмотрели в сторону вожака, всем своим видом выражая молчаливое согласие. Агвантибо выгнул и без того впавшую шею. Казалось, смрад от его тела долетел даже до Раля, который лежал довольно далеко от вожака.
  - Ты хочешь знать, что заслужил? Хочешь знать? Каково оно? Наказание за предательство.
  Каракал застонал, ощущая как сердце сжимается от боли. Ощущая как разлетается на куски его сознание. Чувство вины и стыда рвали душу в клочья. Ведь позади Агвантибо показалось четыре силуэта. Они приближались, становились всё объемнее, отчётливее в свете полыхающих кроваво красным цветом драгоценных камней. Справа от мертвого вожака вскоре остановилась массивная фигура отца. Он посмотрел на сына безразличным взглядом. Склонил голову на бок, будто вопрошая: 'Ты всё ещё надеешься, что я не отрекся от тебя?'. У ног главы улеглась Фелис, даже не взглянув на брата. Она зевнула, положив голову на передние лапы и закрыв глаза. Слева от Агвантибо остановилась мать. Поджав губы, будто сражаясь сама с собой, она посмотрела на сына полным боли взглядом. Будто обвиняя его в чём то, что ему не суждено искупить. Брат остановился позади всех, гипнотизируя Каракала полным ненависти взглядом.
  - Не мы вынесем тебе приговор,- будто упиваясь моментом, почти пропел Агвантибо.- Лишь тот, кто считает тебя равным себе, может назначить меру твоего наказания.
  Пещера свершений вновь погрузилась в оглушающую тишину. Не было слышно даже дыхания сидевших у стен Дэйвов. Каракал будто падал с невероятной, невозможной высоты. Мир закручивался спиралью, заставляя сознание то взрываться страхом, то стонать от боли. Он попытался подняться, но ничего не получалось. Он хотел что-то сказать, но из горла вырывалось лишь приглушенное сипение.
  В конечном итоге, сознание Раля сосредоточилось на родных. Он смотрел на них, умоляя, вопрошая взглядом, желая, мечтая, чтобы они его простили. Чтобы приняли его. Чтобы прекратили излучать этот невероятный холод и отчуждение.
  - У меня больше нет сына,- холодно изрёк Алцэс, даже не глянув на Каракала.
  Он обернулся и стал уходить. Фелис тоже поднялась, припав на передние лапы, потянулась, после чего последовала вслед за отцом.
  - Нет,- просипел Раль.- Папа, Фелис. Пожалуйста!
  Но они даже не обернулись. Армадил бросил на брата взгляд, полный самодовольного презрения и последовал вслед за отцом.
  - Мама!- закричал Раль. Из глаз его не прекращая текли горячие, словно кипяток, слезы.
  Хрупкая Дэйва вновь посмотрела на сына полным боли взглядом. Весь её вид говорил о том, что она не может пойти против решения большинства. Как бы не обернулись обстоятельства, ему навсегда закрыта дорога в родной мир, мир его собратьев, мир пещер. В этом взгляде читалась мольба, просьба отпустить. Дать возможность забыть о произошедшем, как о страшном сне. Дать возможность жить дальше.
  - Прости,- прошептал Каракал, закрывая глаза. Тело его сотрясалось от невидимого крика боли. Он не заметил, как место событий покинула мать. Сознание разлетелось на осколки. Он сходил с ума от духовной и физической боли. Его моральных сил уже не хватало на борьбу.
  Молчаливыми, чуть размытыми призраками, пещеру Свершений стали покидать Дэйвы, скользя по отверженному собрату безразличными взглядами. Последним место событий покидал Агвантибо, бросив напоследок на поверженного врага самодовольный взгляд.
  Всполохи драгоценных камней стали затухать, тело погружалось в холод. Бороться не было ни сил, ни желания. Раль закрыл глаза, желая, мечтая, чтобы всё как можно скорее закончилось.
  Но мгновение спустя сквозь его веки просочился ярчайший свет. Он опалил его сознание, будто огненная лава. Этот свет вырвал Каракала из тьмы, заставив блекнущее сознание собрать последние силы в попытке найти способ избавиться от надоедливого раздражителя, что помешал Ралю утонуть в объятиях смерти.
  - Ну, у тебя и глюки,- уважительно выдохнул некто.
  Каракал с трудом заставил себя открыть глаза. В метре от него находился чужак. Непонятный зверь, что стоял на двух задних лапах. Передние лапы незнакомца отличались длинными, лысыми пальцами. Вообще-то у непонятного существа было мало шерсти, которое оно компенсировало странными вещами. Судя по всему, сплетенными из шерстинок каких-то животных. Удивительные, пронзительно синие глаза смотрели на Каракала с нескрываемым состраданием.
  - О, а у тебя зрительные галлюцинации, ты в курсе?- мягко улыбнулся незнакомец, взъерошив белую шерстку, что покрывала его голову. А потом как-то странно щелкнул пальцами, и пещера Свершений истаяла, преобразившись в бескрайнюю степь. Над головой нависала молодая луна. Тёмное небо было густо усеяно звёздами.
  - Уф, а это больше похоже на правду,- задумчиво промолвил странный зверь, оглядывая окружающее пространство. Потом взмахнул своими прозрачными крыльями и взмыл ввысь, вскоре приземлившись перед мордой Каракала.- Ты сон?- вопросил он, склонив голову на бок.
  Этот вопрос настолько шокировал Дэйва, что тот нашел в себе силы мотнуть головой.
  - Ну, тогда должен тебе сказать, что твоё тело в довольно плачевном состоянии. И как ты дошел до такой жизни?- насмешливо спросил незнакомец.- Ладно, раз уж меня сюда занесло...
  Странный зверь дотронулся до его горячего носа и прикрыл глаза. Секундой спустя Каракала переполнили абсолютно невероятные чувства. Каждая клеточка налилась болезненным жаром, что омыл его тело, наполняя силой. Сознание взорвалось яркой вспышкой пьянящего тепла, душа очистилась от сомнений, приобретая покой. Жар ушел из легких, дышать стало легко и свободно.
  Каракал заснул, улыбаясь. Ему снилась семья. Счастливые родители, сидящие друг подле друга, добродушно улыбаясь. Задиристый Армадил, что упорно продолжал вызывать брата на тренировочный поединок. Резвая Фелис, что не прекращая сыпала вопросами. Родной клан, с добродушными улыбками оглядывающий семейство.
  
  .....
  
  Диази всегда мечтала побывать в лесу тысячи источников, что хранил в себе невероятное множество загадок, которые не были способны разгадать несколько поколений фей. Почему-то ей всегда казалось, что стоит туда попасть, как она сразу найдёт нужные ответы на интересующие её вопросы. Довольно самодовольное утверждение, но ведь фея была слишком молода и амбициозна. В её душе царила уверенность, что на все вопросы в этом мире можно найти ответ. Стоит только, как следует постараться, стоит только очень сильно захотеть.
  Предвкушение оказаться в столь загадочных местах было настолько сильно, что она встала ещё до рассвета. Покрутившись, кутаясь в покрывало, морща нос, что совсем замёрз, она тихо поднялась и стала разжигать огонь. К сожалению, сделать это тихо и незаметно, не владея магией, было не так-то просто. Провозилась она довольно долго, накладывая поверх ещё не остывших угольков тонкие ветки.
  - Можно потише?- страдальческим голосом спросила разбуженная шорохом Камомила. Ди бросила на подругу виноватый взгляд. Тяжело вздохнув, магеса щелкнула пальцами, и серую, предрассветную мглу осветил весело потрескивающий костёр.
  Опять заснуть у Камы не получилось. Что-то недовольно бурча себе под нос, вскоре она подсела к костру. Когда поднялся Бэлл, девчонки уже умудрились приготовить незамысловатый завтрак, на который извели остаток мёда.
  Солнце всё выше поднималось над горизонтом. Трое друзей уже успели позавтракать и упаковать вещи. А Ирис всё спал, не обращая внимания на возню остальных.
  - Слушай, харе дрыхнуть,- не выдержала, наконец, Камомила, потрусив провидца за плечо.- Все уже давно собрались.
  Ирис застонал, поворачиваясь на спину и с трудом разлепляя глаза. Тело окутывала слабость как после долгой болезни.
  - Что с тобой?- встревожено спросила Диази, через плечо Камы взглянув на лицо друга.
  Провидец потёр ладонями лицо, стараясь привести мысли в порядок.
  - Не знаю,- слабым голосом ответил он.- Слабость какая-то.
  - Ты заболел?- нахмурился Бэлл, склоняясь над другом и трогая лоб.- Температуры нет.
  - Я сейчас укрепляющий напиток смешаю,- сказала Диази и ушла к своей сумке.
  Около часа они отпаивали Ириса, который постепенно всё же пришел в себя. Слабость после обильного завтрака и целебных напитков отступила, лишь несмелым раздражителем поселившись на грани сознания.
  Вскоре друзья отправились в дальнейший путь, питая надежду ещё засветло добраться до леса тысячи источников. Местность изобиловала травами. Луга сменялись лесами, что через несколько километров вновь редели, перетекая в поля. Бэлл по дороге даже умудрился договориться с пчёлами, вновь пополнив запасы мёда. Скорее всего, на сей подвиг его подвигла тревога за, всё ещё выглядящего немного бледным, друга.
  - Странно, похоже на магическое истощение,- нахмурилась Ди.
  - Думаешь?- задумчиво спросил Ирис.- А знаешь, мне действительно странный сон приснился.
  - О чём?
  Взгляды друзей с интересом скрестились на провидце.
  - Ну,- нервно повёл плечами тот.- Точно не помню. Но там был кот. Такой здоровый, лилового цвета. И там была степь. А ещё этот зверь был сильно болен. И у него галлюцинации были. Толком не понял о чём, но довольно страшные.
  - Ну, у тебя и фантазия,- фыркнула Камомила.- Лично я думаю, что ты просто вчера слишком перенапрягся с тренировками. Надо же, лиловый кот. Да ещё и с глюками.
  - Ну не знаю,- безразлично пожал плечами юный маг.- Говорю то, что видел.
  - Да какая разница,- махнула рукой Диази.- Главное, что сегодня лучше бы вам сделать с магией передышку. Мало ли. А жаль.
  - Почему?- спросил Бэлл.
  - Тебя-то как раз этот запрет не касается,- язвительно сказала Диази.- Тебе необходимо поэкспериментировать с ментальными щитами, научившись по желанию блокировать и пропускать эмоции.
  - А чем, по-твоему, я всё это время занимался? Дурью маялся?- возмутился слышащий.
  - Ну, прости,- тут же повинилась Ди. Бэлл улыбнулся, показывая, что не держит обиды.
  - И почему это мне нельзя колдовать?- запоздало возмутилась Камомила.- Я себя отлично чувствую.
  - Я так понимаю, ты знаешь способы, как магически ускорить наше передвижение?- догадался Ирис, заинтересовано глядя на Диази.
  - Ну, приходила мне в голову такая мысль,- скромно потупилась фея.
  - Звучит интересно,- поцокала языком Камомила.- Выкладывай.
  - Тут больше Ирису сподручней. Он уже в полной мере овладел стихией ветра. Но ему нельзя сейчас.
  - А я,- надула губки Кама.
  - Ну, вряд ли у тебя получиться, с твоим теперешним уровнем, создать каменного голема,- усмехнулась Диази.
  - Это же высшая магия!- задохнулась магеса.
  - А ты сейчас тоже не слабый маг. Но ты бы лучше выучила заклятие печати. Шансы на то, что наши дорожки пересекутся со слугой Хаоса, довольно высоки.
  - Ты меня совсем за дуру держишь?- возмутилась Кама.- Я его в первую очередь у себя в сознании закрепила.
  - Так, давай поконкретнее,- вмешался в разговор Ирис.- Каким образом можно ускорить наш путь? Оперирование ветром особо не отнимает сил, так что в этом плане можно не переживать.
  Диази внезапно остановилась, смерив провидца неуверенным взглядом. Позади неё встали Кама и Бэлл. Последний был погружен в свои мысли, явно экспериментируя с ментальными щитами.
  - Ну, попробуй,- наконец сдалась фея.- Я часто видела, как провидец Дурман летал, не используя крылья, оседлав ветер. Может и у тебя нечто подобное получиться?
  - Хм,- задумчиво нахмурился провидец и погрузился в раздумья. Остальные тоже замолчали, опасаясь сбить течение мыслей юного мага. Надежда на то, что им не придётся преодолевать оставшийся путь на своих двоих, заполнила их сознания тёплым чувством предвкушения халявы.
  А Ирис всё думал. Каким это образом можно подняться ввысь с помощью ветра? Смело отогнав в сторону желание вновь спросить совета у покровителя, он стал анализировать свои умения. Так, чтобы подняться над землёй, ветер, по идее, должен довольно сильно дуть вверх. Надо попробовать.
  По изменившемуся выражению лица, остальные поняли, что настал черёд экспериментов, и сделали несколько шагов назад. На всякий случай.
  Ирис нахмурился, вливая в пространство энергию. Всколыхнулся в пространстве ветер, набирая силы. Внезапный столп воздуха подул снизу вверх, обволакивая тело провидца. В ту же секунду поток воздуха сделал прическу Ириса похожей на спину дикобраза. Ветер заставил рот незадачливого мага открыться, заполняя щёки, раздувая губы. Руки взлетели вверх, рубашка задралась. Когда Ирис отменил заклятье и пришел в себя, то понял, что трое друзей просто покатываются со смеху. Камомила села на землю, не в силах сделать вдох. Бэлл кусал губы, изо всех сил стараясь не заржать. Диази согнулась пополам, постанывая от смеха и поминутно вытирая выступившие на глазах слёзы. Именно её реакция вызвала в его душе самую острую обиду.
  - Ах, так,- угрожающе прищурился он и в следующий миг поток воздуха окутал уже Диази.
  Что сказать, эффект был более чем красочным. Тёмно-синие волосы феи взметнулись вверх, щеки раздулись, словно у хомяка. Кофта всё пыталась задраться, но прилагая неимоверный усилия, Ди руками придерживала её на месте. Это немного смутило Ириса и он дал отмашку на прекращение заклинания.
  - Ты,- выдохнула Диази, обжигая провидца яростным взглядом. Юный маг даже сделал шаг назад, выставляя руки в защитном жесте. А в следующий миг на него разъяренной кошкой бросилась Ди, но тут же увязла в воздушной стене.
  - Да я тебя!- кричала она, словно мельница размахивая руками, в попытках пробиться сквозь невидимую преграду.- Ты осёл! Почему я? Все смеялись! А ты...
  Выдержка Бэлл дала трещину. Он засмеялся во весь голос. Рядом заливисто хохотала Камомила.
  - Сделайте, что ни будь!- взмолился Ирис. Он боялся снять заклятие, глядя на разъяренную фею.- Оттащите её.
  - Неа,- мотнул головой Бэлл, фыркая от смеха.- Не горю желанием схлопотать вместо тебя затрещину. Сам расхлёбывай.
  - Ну ладно,- обречённо вздохнул провидец, убирая воздушную стену и морально подготавливая себя к болезненным подзатыльникам.
  Но Диази совсем не ожидала, что фей так просто сдастся и уберёт невидимую преграду. Всё это время используя воздух как опору, она потеряла равновесие. Сделав несколько стремительных шагов, желая обрести устойчивое положение, она с силой впечаталась в Ириса, сбивая того с ног.
  Если бы Эры так вовремя не укрепили его связь с ветром, быть бы на спине провидца не хилых размеров синяку. Но, ощутив что падает, он влил в пространство силу, создавая воздушную подушку на которой ненадолго завис и вскоре мягко опустился на землю. На его груди застыла Ди, что явно ожидала гораздо более серьёзных последствий от столь эпического падения. Но боли не было и, немного кривясь, она опёрлась руками о землю, приподнимаясь над Ирисом.
  От столь внезапной близости, у него перехватило дыхание и пересохло во рту. Ощущая тепло её тела, горячее дыхание у себя на подбородке, Ирис старался взять свои чувства под контроль, но они неизменно проламывали плотину выдержки, омывая его сознание жаром. Их глаза встретились и злость тут же выветрилась из Диази под его гипнотическим взглядом. Утопая в синеве его глаз с непривычно расширенными зрачками, фея судорожно втянула в себя воздух.
  - Я это,- виновато улыбнулась она, усилием воли избавляясь от наваждения.- Прости.
  Сделав рывок, она постаралась подняться. Ирис подался всем телом вперёд, протянул руку, желая остановить, удержать ей как можно на более продолжительное время в этой волнительной близости. Но в последний момент разум взял желания под контроль и он сделал вид, что просто старался помочь ей подняться.
  Как хорошо, что смущённая произошедшим, Диази старалась не смотреть в его сторону. Не имея сил избавиться от жара, что всё ещё ширился по его венам, Ирис сделал глубокий вдох, желая совладать хотя бы с голосом.
  - Мне пришла одна идея,- хрипло сказал он.- Дайте минутку.
  После этого провидец сел на землю и прикрыл глаза.
  Камомилу явно смешила создавшаяся ситуация. Иронично приподняв брови, она переводила взгляд с Ириса на более чем смущенную подругу.
  Лицо Бэлла удивлённо вытянулось. Он смотрел на друга ну ооочень выразительным взглядом. В его сознании всплывали некоторые моменты, оговорки Камомилы, изменившееся поведение лучшего друга. Всё это выкладывалось в довольно занимательную картинку, что наложившись на прочитанные им чувства Ириса, приводили мысли слышащего в смятение. Ну и как это понимать? И как на это реагировать?
  Ирис просидел в позе лотоса с закрытыми глазами около пятнадцати минут, не только восстанавливая своё душевное равновесие, но и позволяя это сделать остальным. Когда он открыл глаза вновь, то натянуто улыбнулся.
  - Ди, ты извини,- сказал он, глядя фее в подбородок и ощущая как сердце ледяными тисками сдавила глухая тоска.- Я неправильно себя повёл. Всё же, изначально, это была моя ошибка.
  - А. Это,- растерялась Диази, опуская взгляд.- Ничего.
  Камомила раздраженно фыркнула, поражаясь столь вопиющей нерешительностью друга. Бэлл задумчиво склонил голову на бок.
  - В общем, я нашел способ, как оседлать ветер,- перевёл тему Ирис.
  - О, как,- уважительно протянула Кама.
  Через несколько минут провидец наколдовал воздушную подушку, на которой с комфортом расселись друзья. Немного повисев в полуметре над землёй, четвёрка фей сначала неспешно, потом всё стремительнее понеслась вдаль. Диази попискивала от страха и восторга. Камомила зачарованно смотрела на проносящиеся со страшной скоростью под ней травы. А Бэлл вновь плёл ментальные щиты, проклиная Эров. Некоторые знания довольно вредны. Он не желал узнавать секрет, таящийся в душе у лучшего друга. Но жизнь, как всегда, не оставляла ему выбора.
  
  Глава 21
  
  Утром от его болезни осталась лишь наполняющая мышцы свинцом и слегка туманящая сознание слабость. Вновь появились духовные силы, что помогли отгородиться от грустных воспоминаний, от чувства вины и страха. Этому немало помогло наполняющее его сознание смятение. Каракал всё гадал, правдиво ли было то видение. Что это было за существо, что не дало ему шагнуть за грань? И сколько ещё этот мир будет над ним издеваться, задавая вопросы, на которые он просто не способен найти ответ?
  Некоторое время Раль наблюдал за тем, как всё выше и выше поднимается солнце. Вскоре он, наконец, обратил внимание на то, что укрылось от его взгляда ранее. Впереди, настолько далеко, что это видение могло показаться миражом, виднелся лес. Облегчённо вздохнув, позволяя надежде заполнить его сознание, Каракал отправился дальше, желая как можно скорее оказаться под прикрытием деревьев. Желая избавиться от этой выжженной солнцем, чуть не забравшей плату ценою в жизнь, степи. Через час молодой Дэйв уже вступил в тень молодого леса. И хоть деревья здесь были очень тонки и невысоки, росли хаотично, часто преграждали путь своими ветвями, на которых нередко обретались колючки. Но Раль был рад ему, как родному.
  Долгое время он пробирался по молодому подлеску, лишь раз остановившись у широкого ручья, чтобы вдоволь напиться и позавтракать. Выкупавшись в прохладной воде, Каракал попытался смыть с себя остатки воспоминаний, что липким страхом окутывали его сознание. Как бы ни старался Раль забыть видение, увиденное им на грани жизни и смерти, но оно было настолько реалистичным, что неизменно проламывало внутренние барьеры, которые юноша с таким упорство ставил. И хоть лечение этого непонятного существа, явившегося в его сон, помогло немного восстановить духовный баланс сил, но сознание Каракала продолжало скользить по грани, что отделяет трезвость мысли от безумия.
  Слегка обсохнув, молодой Дэйв отправился дальше, сосредотачивая мысли и чувства на жизнь, что окружила его движениями и звуками. На пении птиц, на шорохе потревоженных зверьём листьев. На шепоте ветра в ветвях. Деревья становились всё старше, всё выше, всё массивней. Всё реже попадались буреломы. А вскоре на грани слышимости ему привиделась песнь.
  Тихая мелодия, что доносилась издалека. С каждым шагом она становилась всё отчётливей, смелее. Тягучая, напевная, но в то же время она была весёлой, даже немного задорной. Раль не знал, не понимал слов этой песни. Но сам мотив будто разворачивал перед его глазами целую историю. Каждый звук этой невероятной музыки отзывался отголоском тех или иных чувств, радостным, цветным и бурным потоком омывая сознание. Неосознанно ускорив шаг, Раль стремился приблизиться как можно ближе к источнику этих чарующих звуков. Чтобы не пропустить ни одну ноту, ни один оттенок сказочной мелодии.
  Душа будто рвалась из тела, желая закутаться в эти целебные звуки, словно в покрывало. Он рванул вперёд, лиловым призраком стелясь по земле. С невероятной скоростью преодолевая разделяющее его и неведомого певца, расстояние. Вскоре он выскочил на красочную поляну. Вдали шумел водопад. Туман, что создавался от падения воды, искрился в лучах солнца, переливаясь всеми цветами радуги. Он впадал в широкое озеро, на дальнем берегу которого сидели странные существа. Заметив Каракала, они испугано загомонили и нырнули в воду, не дав себя толком рассмотреть. Чарующая музыка тут же умолкла.
  Разочарование от этого было настолько сильным, настолько глубоким и всеобъемлющим, что Раль припал к земле и закрыл глаза. Душу стала вновь затапливать боль и тоска. Блокировка, которую он поставил на эмоции и воспоминания, стала давать обильные трещины, рассыпаться стеклом. В голове проносились яркими кусками воспоминания. Они не задерживались надолго, но не давали сосредоточиться, придти в себя. Он поскользнулся на грани, что призрачной стеной отделяла его рассудок от безумия. С каждой секундой теряя надежду на то, что к нему подоспеет помощь. Он отправил в пространство зов, полный боли.
  
  .....
  
  Целый день они наслаждались новым способом передвижения. Когда эмоции от новых ощущений притупились, Камомила стала выспрашивать у Диази подробности добытой в закрытом архиве информации. За время их пути Бэлл научился видоизменять ментальные щиты, то усиливая, то ослабляя их. Хотя, даже самый мощный вариант щита не смог окончательно оградить его сознание от посторонних эмоций. Но слышащий стал постепенно привыкать к постоянному гулу голосов и редким, доносящимся, будто сквозь вату, всплескам эмоций. В этом плане хорошо помогала медитация, но Бэлл всё никак не мог отделаться от мысли, что как только друзья поймут, насколько отчётливо он их теперь читает, это создаст трещину в их взаимоотношениях.
  Ирис отдавал всего себя управлению воздушной подушкой. Это очень сильно помогало отвлечься от посторонних мыслей, изматывая скорее сознание, чем выкачивая магическую энергию. Одновременный контроль за тем, чтобы не распалась воздушная подушка. Чтобы она оставалась той же длины и ширины. Контроль за высотой полёта. Последнее становилось особенно актуальным, когда они влетали в леса. Слишком высоко подниматься Ирис боялся, ведь на большой высоте потоки ветра становились менее стабильными. Приходилось лавировать между деревьями, поднимаясь над высокими кустами и подныривая под ветви.
  Когда они в очередной раз покинули лес и клонящееся к закату солнце осветило побледневшее лицо Ириса, Диази насторожилась, положив провидцу руку на плечо.
  - Ты в порядке?- встревожено спросила она.
  Юный маг вздрогнул, теряя концентрацию. Воздушная опора под ними внезапно исчезла. С громким криком друзья попадали вниз, чтобы в следующий миг быть подхваченными ветром в нескольких сантиметрах от земли.
  - Больше. Так. Не делай,- раздельно произнесла Камомила, обращаясь то ли к Ди, то ли к Ирису. Бэлл с удовольствием потянулся, сохраняя на лице абсолютную невозмутимость. Диази глядела виновато.
  - Вы уж простите,- повинился Ирис, до хруста в костях выгибая спину.
  - До рубинового озера осталось всего несколько километров,- задумчиво сказал Бэлл, сверяя свои знания с данными, что нашептали ему травы.- Предлагаю пройтись пешком.
  - Да уж,- тяжко вздохнула Кама.
  Больше леса им по дороге не попадались. Окружающий мир заполонил цветастый луг, насыщающий пространство одуряющими запахами трав. Ирис поминутно морщился, прогоняя головную боль. Всё же он перестарался, слишком сильно утомив сознание. Хорошо хоть, идти было недалеко. Вскоре на горизонте показался лес, разделивший линию горизонта на две половины. Его контуры изгибались, словно открытая книга. В центре виднелась высокая скала, порой отдающая разноцветными бликами.
  В полукилометре от рубинового озера Диази выставила в сторону руку, придерживая друзей.
  - Слышите?- тихо спросила она.
  Хранители напряженно застыли на месте, вслушиваясь. Лёгкий ветерок доносил до них отголоски мелодии. Прекрасной настолько, что губы непроизвольно вытягивались в мечтательной улыбке.
  - Русалки?- шепотом спросил Бэлл.
  - Угу,- улыбнулась Ди.- Давайте отсюда потише. Русалки очень пугливы.
  Друзья напряженно кивнули и отправились дальше, стараясь издавать как можно меньше шума. Вслушиваясь в невероятную, не слышанную никогда прежде песнь, ласкающую своими чарующими нотками сознание хранителей. Но не успели они дойти до озера, берег которого обильно зарос камышом, как послышался плеск воды и пение затихло.
  - Ну вот,- разочаровано надула губки Диази.- А я так надеялась с ними подружиться.
  Остальные тоже не стали сдерживать разочарованный вздох. В кругу фей русалок любили, гордясь знакомством с этими удивительными существами.
  Друзья ускорили шаг, уже не таясь. Перелетев через камыш, они зависли над ровной гладью широкого озера, берег которого был обильно устлан плоскими, широкими камнями. Вдали радостно шумел водопад, окутывая небольшой кусочек пространства отсвечивающим в лучах солнца туманом.
  - А куда вода течёт дальше?- поинтересовался Бэлл, с интересом оглядывая местность.
  - За водопадом берёт начало подземная река,- отозвалась Диази.- Я бы тут задержалась. Красиво тут.
  - Угу,- согласно кивнула Камомила.
  - А где было раньше поселение фей?- поинтересовался Ирис.
  - По правой стороне от тебя. Если пробраться вглубь леса.
  Друзья расселись на широком, нагретом солнцем валуне, давая отдых уставшим ногам. Шум воды расслаблял, делая мысли вальяжными, неторопливыми.
  Внезапно Бэлл схватился за голову и зашипел, зажмурив от боли глаза.
  - Что случилось?- встревожено спросила Диази.
  - Ты в порядке?- тронул друга за плечо Ирис.
  - Зов,- прохрипел слышащий.- Я слышу зов. Кому-то очень плохо.
  - Где?- нахмурилась Ди, поднимаясь на ноги. Её примеру последовали остальные.
  - Там,- мотнул головой Бэлл в сторону противоположного берега.
  Они взлетели ввысь. Ирис придерживал друга под руку, так как тот всё продолжал шипеть от боли, потирая левой рукой лоб. Преодолев водную гладь, они оказались на густо усыпанной цветами поляне. Недалеко от озера обнаружился скрутившийся клубком здоровый, лиловый котище.
  - Лиловый кот,- потрясённо выдохнул Ирис. В голове до невозможности ярко пронёсся виденный им сегодня ночью сон.
  - Твоя безумная фантазия материализовалась,- хмыкнула Камомила.- Интересно, у провидцев всегда так?
  - А ну брысь в стороны!- прорычал Бэлл, отпихивая друзей и падая перед странным животным на колени, поводя раскрытой ладонью по шерсти.
  - Ты чего?- обижено спросила Кама.
  - Он на грани безумия,- выдохнул слышащий, создавая ментальный контакт.- Не мешайте мне.
  Друзья переглянулись, удивлённо рассматривая слышащего, что, закусив нижнюю губу, всё сильнее погружался в себя.
  Шло время, а Бэлл так и стоял над непонятным зверюгой, даже не сменив позы. Мир всё сильнее погружался в сумерки, разгоняемые лишь полыхающим в стороне костром. Над слышащим коршунами кружили Ирис с Камомилой. Диази так же стояла неподалёку, сжимая в руках флягу с укрепляющим напитком.
  - Бэлл, ты выглядишь как труп,- наконец, встревожено прервала тишину Кама.- Остановись.
  Но слышащий лишь мотнул головой. Он собирал сознание этого невероятного существа воедино, путаясь, захлёбываясь в цветных эмоциях. С каждой минутой, с каждой секундой он утверждался в мысли, что его вынужденный пациент не так прост. Он был явно разумен. Способен на острые, яркие чувства. К тому же, судя по всему, владел какой-то непонятной магией. Но, это были далеко не все причины, что заставили слышащего столь самозабвенно бороться со сковавшим непонятного кота безумием. Где-то в душе теплилось понимание, что вытащить это странное существо из-за кромки очень важно, просто жизненно необходимо.
  - Бэлл,- хрипло позвал Ирис.- Я хочу дать тебе силы. В этот раз всё получиться. Я уже устанавливал с ним контакт.
  Судорожно вобрав в себя воздух, понимая, что не справляется, Бэлл протянул к Ирису руку. А в следующий момент в цепочке лекарь-пациент появился ещё и донор. Процесс пошёл более успешно. Поток образов-воспоминаний непонятного существа сменился какой-то странной решимость. В голове у зверя крутились вопросы и навязчивые мысли, но так как именно они принесли в сознание незнакомца стабильность, Бэлл успокоился, наконец, позволив себе отсоединиться от сознания зверя.
  В конечном итоге, укрепляющими напитками девчонкам пришлось отпаивать обоих ребят. Особенно тяжело пришлось Ирису, который итак целый день колдовал. Хотя, возможно, просто всегда непроницаемое лицо Бэлла не дало в полной мере оценить степень его усталости.
  В мир уже давно прокралась ночь, окутав окружающее пространство тьмой. На небе сегодня было на редкость мало звёзд, так что единственным надёжным источником света сегодня стал костёр. Друзья валялись на покрывалах, изредка бросая взгляды на возвышающийся неподалёку силуэт странного кота.
  - Диази, ты когда-то слышала о подобных существах?- хрипло спросил Ирис с трудом держа глаза открытыми.
  - Насколько он разумен?- уточнила фея.
  - Ну, не глупее волков льда, это точно,- уставшим голосом ответил Бэлл.
  - Думаешь, это о нем говорило Древо Предтеч?- спросил Ирис.
  - Не знаю,- призналась фея.- Магическое существо такую задачу вряд ли потянет. А может он с островов? Они гораздо менее изучены. Хаос туда в первую очередь запустил свои загребущие ручонки.
  - Ой, только не надо о Хаосе,- застонала Камомила.- Хоть один день хочется провести без упоминаний об этом кошмаре.
  - Тогда отбой,- слегка обиделась Диази.- Ребята всё равно еле языком ворочают. Завтра этот странный зверь всё нам итак расскажет.
  Кама фыркнула, переворачиваясь на другой бок, подставляя спину теплу, что излучал костёр. Бэлла и Ириса так же дважды просить не пришлось. Они облегчённо вздохнули, позволяя себе, наконец, расслабиться.
  Как это ни странно, но первым проснулся Каракал. Ощущая удивительную лёгкость в душе, он сонно поморгал глазами, привыкая к неяркому, утреннему свету и огляделся. Каково же было его удивление, когда в десятке метров от себя он обнаружил четыре странных существа, одно из которых ему в своё время приснилось. Мотнув головой, силясь прогнать наваждение, юный Дэйв стал с интересом рассматривать незнакомцев. К его удивлению, не смотря на то, что все они были похожи друг на друга, но всё же были совершенно разными. Мягко поднявшись на лапы, он абсолютно бесшумно подошел к существу со светлой шерсткой на голове, что ему в своё время приснилось. Некоторое время пристально наблюдая за мирно спящим чужаком, он всё же не стал его будить и сделал шаг в сторону озера, желая искупаться.
  - И куда это ты собрался?- услышал Раль шепот и обернулся.
  На него пристально смотрели два тёмных глаза. Оказалось, что один из незнакомцев не спал, всё это время наблюдая за ним. Сторожко осмотревшись, Бэлл тихонечко выбрался из-под одеяла и взлетел ввысь, поманив за собой Каракала.
  - А нас с собой ты не приглашаешь?- наигранно обиженным тоном спросила Камомила, поднимаясь на ноги и широко зевая.
  - Между прочим, это мой материализованный бред, так что я первый имею право задавать вопросы,- возмутился проснувшийся Ирис, как только разобрался в чём дело.
  Диази же, сидя на покрывале, молча пожирала Раля глазами, полными любопытства.
  - Куда от вас денешься?- хмыкнул Бэлл, опускаясь на землю и скосив взгляд на явно растерявшегося Каракала.- Ну что, может, поведаешь нам, каким же это образом ты довёл своё сознание до такого плачевного состояния?
  - Это вы меня вытащили?- догадался Дэйв.- Спасибо. Но кто вы? Я чую в вас скрытую силу. Гораздо большую, чем у волков льда,- нахмурился Раль.
  - Можешь себе представить, мы тоже всё никак не можем понять, что же ты такое,- тепло улыбнулся Ирис, после того как Бэлл озвучил для остальных ответ Дэйва.
  - Да?- приподнял брови Бэлл, окидывая зверя пристальным взглядом.- А вот меня со вчерашнего дня гложут смутные сомненья. Скажи,- прищурился он, приоткрывая ментальные щиты и усиленно сканируя эмоции незнакомца,- ты Дэйв?
  Над поляной установилась напряженная тишина. Взгляды друзей сначала удивлённо скрестились на слышащем, вскоре переместившись на Каракала. Юноша поежился, ощущая неловкость от столь внезапного внимания, и растеряно посмотрел на хранителей.
  - Ну. По крайней мере, так меня назвали волки льда и морской змей.
  - Не может. Этого. Быть,- растерянно произнесла Диази, поднимаясь на ноги.
  - А волшебные существа не могли ошибиться?- сохраняя скепсис, спросила Камомила.
  - Чтобы волки льда не узнали своих старших братьев?- усомнилась Ди, зачарованно глядя на мифического хранителя.- Такого быть не может.
  - А откуда мы можем знать, что он не врёт?- вновь влезла с сомнениями Кама.
  - Я как эмпат подтверждаю слова... как там тебя зовут?- запнулся Бэлл.
  - Каракал,- ответил совершенно выведенный из колеи хранитель зверей.- А вы? Хранители?
  - Угу. Феи. Я Бэлл, слышащий, покровитель колокольчиков. Это Диази,- указал он на фею.- Покровительница маргариток. Это Камомила, покровительница ромашек, маг.
  - Я Ирис, провидец,- вмешался фей, который единственный из всех смотрел на Каракала с искренним добродушием.- А чьим покровителем являешься ты?
  - Степная рысь,- хрипло отозвался Раль. Он никак не ожидал встретить иных хранителей при столь странных обстоятельствах
  - Ирис, какой к Хаосу покровитель? Они же тысячи лет не исполняли свои функции. Забыл?- возмутилась Камомила.
  - Ты чего ядом плюёшься?- удивился Ирис.- Ты же даже не знаешь всех обстоятельств тех давних событий.
  - Это не отменяет того факта, что Дэйвы - предатели! Если бы не они, то Хаос бы не пришел! Думаете, я не вижу, на что вы тут намекаете?- повысила голос Кама.- Считаете, что его избрала книга судеб? Как ему вообще можно доверять?
  Наступила напряженная тишина, во время которой Кама по очереди оглядывала друзей яростным взглядом.
  - Значит так, да?- задумчиво спросил Каракал, глядя наполненным равнодушием взглядом на фей. Сознание его вновь скользнуло к краю. Для того, чтобы избежать повторение вчерашнего, он полностью подавил в себе эмоции.- Значит, в своих поисках мне не стоит полагаться на иных хранителей, раз даже феи, что, по словам волков, являются самыми терпимыми, не желают принимать моё существование. Ещё раз спасибо за помощь.
  Юный Дэйв почтительно поклонился хранителям и развернулся, чтобы уйти. Он так устал, что очередная жизненная неудача не вызвала в его душе особого отклика. Новые знания дисциплинировано отложилась в уголке его сознания, обещая в скором времени вернуться, чтобы указать на всю безнадёжность положения, в котором он оказался.
  Бэлл растерянно моргал, не в силах прийти в себя и перевести сказанное. Но каким-то образом ситуацию сразу понял Ирис.
  - Кама, будь другом,- зло посмотрел он фее в глаза.- Заткнись, и как минимум полчаса не встревай со своими замечаниями. Ты ведёшь себя, как ребёнок.
  Камомила задохнулась от возмущения, опалив провидца полным ярости взглядом. Диази же поднялась в воздух и преградила Каракалу дорогу.
  - Не горячись,- посмотрела она ему в глаза.- Ты должен и нас понять. Твоё появление было весьма неожиданным.
  Каракал склонил голову на бок. А потом сделал самую умную, с его точки зрения, вещь за всё сегодняшнее утро. Он раскрылся, изучая ментальные слои, желая осознать, понять, что думают, как мыслят эти странные существа, назвавшие себя хранителями.
  - Ну, ничего себе,- обалдел Бэлл, ощутив, как в его сознание проникает изучающий взгляд, нагло проигнорировав ментальные щиты. Легкая блокада Ди, которую та всегда держала на своём сознании, банально перестраховываясь, просто рухнула под этим магическим воздействием.
  - Ты слышащий?- потрясённо спросила фея.
  - Что всё это значит?- зло спросила Кама, ощутив воздействие на разум, сходное с тем, что было в среброглавом лесу. И эти чувства ей очень и очень не понравились. Нахлынули воспоминания о том, как её хотели подавить, подчинить древние деревья. Эти образы и ощущения заставили её задохнуться от ярости, что с каждым мгновением всё росла, ширясь, растекаясь по нервам.
  Лишь сознание Ириса не сумела коснуться магия Раля, утратив силу коснувшись краешка его разума.
  - Вам что-то от меня необходимо,- констатировал Каракал, нахмурившись.
  Камомила окуталась пламенем, задохнувшись от гнева. Сознание её затопила ярость, вымывая посторонние мысли. Чтобы потомок предателей смел её ментально атаковать? Зашипев, как разъяренная кошка, она сделала шаг к Дэйву. В этот миг она походила на потустороннее существо. Огненного цвета волосы взметнулись вверх, распушившись, сливаясь с язычками магического пламени. В зелёных глазах электрическими разрядами проскальзывали искры.
  - Не смей!- закричал Ирис, взывая к своей силе.
  - Успокойся,- властно приказал Бэлл, врываясь в сознание подруги и перебирая на себя её ярость.
  Диази, дрожа всем телом, смотрела на преобразившихся друзей. Феи, которых она знала с глубокого детства, перестали напоминать самих себя.
  - Почему вы все на его стороне?- обиженно спросила Кама. Магическое пламя вокруг неё стало затухать, опадая, впитываясь в землю.
  Глядя в этот миг на хранителей цветов, Каракал понял, почему дедушка Овл всегда говорил о мудрых с придыханием. В этот момент от фей веяло ТАКОЙ силой, что его сердце неосознанно пропустило один удар, а страх заставил сделать шаг назад, вымывая из сознания знание о том, что огненная магия не способна причинить ему вред.
  - Великий маг обязан держать свои чувства в узде,- наполненным достоинством голосом промолвил Ирис, гипнотизируя Камомилу взглядом.
  - Ты сам овладел магией не так давно, чтобы судить об этом,- огрызнулась фея, но всё же пристыжено опустила взгляд.
  - Дайте мне поговорить с Дэйвом,- потребовал Ирис.- Оставьте нас
  - Чего?- опешил Бэлл, глядя на провидца непонимающим взглядом.
  - Я сам ему всё объясню,- твёрдо сказал провидец, подойдя к Каракалу и дотронувшись до его передней лапы. Дэйв вздрогнул, скосив на мага взгляд.
  - Каким это образом?- прищурился слышащий.- Ты же не способен его понять.
  - Не важно,- мотнул головой Ирис.- Главное, что способен понять он.
  Некоторое время они с Бэллом играли в гляделки, но вскоре слышащий мотнул головой, окинув Ириса взглядом, в котором большими буквами читалось: 'Я, надеюсь, ты знаешь, что делаешь'. Он поднялся в воздух и полетел к озеру.
  - Кама, за мной,- не терпящим возражения тоном сказал слышащий.
  - Да ты...- прорычала фея, опалив спину Бэлла возмущенным взглядом. Но в следующий миг была подхвачена под локоть Диази, вынужденная удалиться, поминутно стреляя в оставшихся позади Ириса и Раля гневливыми взглядами.
  
  Глава 22
  
  - Что, испугался?- насмешливо спросил Ирис, стоило только феям скрыться из виду. Каракал посмотрел на него возмущенным взглядом.- Да расслабься ты,- хмыкнул провидец, присаживаясь на землю.- На будущее, в кругу хранителей настолько откровенно читать чужие мысли не принято.
  - Рр,- упрямо возразил Раль, хотя оттенок неловкости в ответе всё же чувствовался. Потом переступил с лапы на лапу и улёгся рядом с хранителем, пытливо заглядывая ему в глаза.
  - Мне тут в голову пришла одна идея,- задумчиво сказал Ирис, ковыряясь в зубах сорванной травинкой.- Странно, как до неё Бэлл не дошел. Он же у нас больше по части ментальной магии выступает. Так вот, хоть речи я твоей всё равно не пойму, но если мы друг перед другом раскроемся, то на уровне да, нет, не знаю, общаться сможем. Как тебе такая идея?- приподнял правую бровь провидец.
  Каракал прищурился, но вскоре кивнул, открываясь навстречу. Ирис же, в свою очередь, сорвал свою защиту, обнажая разум. Сознание наполнило какое-то непонятное чувство двойственности. Вскоре он понял, что просто и он и Дэйв ощущают неловкость и лёгкое волнение. Но обиду ни к кому Ирис не испытывал, а это означало, что данное чувство принадлежит безраздельно именно Каракалу.
  - Я так понимаю, что ты оказался вдали от близких далеко не по своей воле,- сказал провидец, разобравшись в своих ощущениях. И тут же находя в эмоциях Раля подтверждение этому.- Значит, ты искал других хранителей, чтобы они помогли тебе вернуться. Что ж, это понятное желание. К тому же, судя по твоим предыдущим словам, ты даже не осознавал, кто ты есть на самом деле. Я прав?
  Каракал медленно кивнул, помимо воли ощущая, что его сознание начинает наполняться уважением к этому странному существу, читающему его с полуслова.
  - Но я должен тебя огорчить,- внезапно напрягся провидец. Глаза его зажглись холодной решимостью, а Каракалу почему-то стало страшно.- К сожалению, в нашем мире, ТАКИХ случайностей не бывает. Я хочу, чтобы ты меня выслушал. От начала и до конца. Не перебивая, не отмахиваясь от реалий мира, что тебя окружает. Заставлять тебя никто не будет, но так, хотя бы, я помогу тебе осознать ВСЕ последствия твоих поступков.
  В то же время на другом берегу озера шел не менее оживлённый спор. Одевший свою привычную беспристрастную маску Бэлл, молча выслушивал претензии Камы, пока не вспылила Диази.
  - Ты считаешь, что имеешь право выбора?- схватила подругу за плечо фея.- С тех пор как Создатель рассеял свое сознание, свою силу, не мы выбираем того, кто укрепит печать. Это делает книга судеб. Ты считаешь себя мудрее неё?
  - Откуда ты знаешь, что она избрала именно этого непонятного зверюгу?- упрямо мотнула головой Камомила.
  - О даа,- язвительно выдохнула Диази.- Конечно. Древо Предтеч чисто случайно нас направило на запад и мы чисто случайно встретили Дэйва, которого жители этого мира в последний раз видели многие тысячелетия назад. Ты издеваешься?!
  - Всё равно я ему не верю,- насупилась Камомила, отступая под напором аргументов.
  - Ну, так не верь! Но сопроводить его к печати мы обязаны!- поджала губы фея.- Таков наш жребий.
  - Если он ещё согласиться на это,- фыркнула Кама.- Самопожертвование у Дэйвов явно не в крови.
  - Именно поэтому ты сделала всё, чтобы уменьшить шансы на его согласие до минимума?- сузила глаза фея.
  - Так! Всё!- не выдержал, наконец, Бэлл.- Нам всем необходимо остыть. Предлагаю отправиться на поиски еды. Каждому по отдельности.
  - В высшей степени разумное предложение,- резко мотнула головой Диази и тут же поднялась в воздух, скрывшись в роще. За ней незамедлительно последовал Бэлл.
  В конечном итоге, тройка хранителей разбрелась каждый по своим углам, не желая выслушивать домыслы и претензии остальных. Какое-то время они бродили по лесу, делая вид, что собирают провиант. Но через час их нервы не выдержали, проиграв любопытству. Не сговариваясь, они собрались на берегу озера, где не так давно спорили. Стараясь особо не разговаривать, обмениваясь лишь односложными фразами, они полетели на поляну, где оставили Дэйва с провидцем.
  А те продолжали мирно беседовать. Ирис что-то тихо рассказывал, Каракал то кивал головой, то задумчиво щурился.
  - И как это у тебя получается?- спросил Бэлл, сообщая тем самым о своём присутствии.
  - Разумные существа всегда способны найти общий язык,- скромно улыбнулся Ирис.
  - Ага, особенно когда один из них слышащий,- хмыкнула Диази.
  - Ну что, Кар-Кар,- язвительно улыбнулась Дэйву Камомила.- Уже планируешь свой побег?
  - Прекрати проявлять свой дурной нрав,- устало прикрыл глаза Ирис.- Иначе натравлю на тебя ветер.
  - Ха,- самодовольно отмахнулась фея, но спор прекратила, продолжая гипнотизировать Каракала взглядом, полным недоверия.
  - Что ты решил?- вмешался Бэлл, обращаясь к Ралю.
  - Мне необходимо подумать,- тихо ответил тот.
  - Всё-таки сбегаешь?- презрительно изогнула губы Кама.
  - Странная ты,- спокойно посмотрел на фею Дэйв.- Какие эмоции, какие мысли были бы у тебя, начни странные существа, которых ты видишь впервые, уговаривать тебя рискнуть своею жизнью? Неужели ты бы не попросила хотя бы толику времени на осознание важности этой просьбы, на улаживание дел? В конце концов на то, чтобы смириться с мыслю, что судьба направляет тебя в места, где ты можешь погибнуть, обменяв свою жизнь на всеобщую безопасность.
  Сознание Бэлла откровенно зависло. В то время, как он переводил остальным ответ Дэйва, в его голове шла бурная переоценка ситуации. Оказалось, до этого момента Каракал воспринимался им скорее как существо, требующее защиты и покровительства, но уж никак не как равный представитель братства хранителей. Только теперь до слышащего в полной мере дошло, что в отличие от них, Каракал путешествовал по совершенно новому, неизученному миру абсолютно один, оторванный от родных и близких. Никто его не защищал, не направлял, не подсказывал. Он познавал всё сам, стойко преодолевая трудности. Не удивительно, что нападки Камомилы его особо не трогают. Не удивительно, что он настолько здраво рассуждает. Возможно эмоционально, он старше их всех.
  - Нас преследует слуга Хаоса,- подобрала новый аргумент Кама, хотя сперва немного растерялась от речи Каракала.- Мы не можем долго оставаться на месте.
  - В прошлый раз, когда мы делали днёвку, тебя это не сильно волновало,- насмешливо сказала Диази.
  - Тогда поблизости были Эры.
  - Они и сейчас слугу Хаоса ищут.
  - А если он сбежит?- топнула ножкой Кама.
  - Ну, это же будет моё решение, не так ли?- насмешливо спросил Каракал.- Или слова о том, что меня никто ни к чему принуждать не будет были... кхм... шуткой?
  Фея фыркнула и стремительно улетела в сторону озера, гордо подняв голову.
  - Тоже ещё проблема,- почесал переносицу Ирис.- И чего она так взъелась?
  - Полагаю, больше всего ей не понравился факт ментального воздействия,- предположила Ди.- Всё-таки хуже всего среброглавый лес влиял именно на неё.
  - Ладно уж, разберёмся как-то,- тяжко вздохнул провидец.- Каракал, у тебя есть время до вечера. А дальше, уж прости, тебе придётся давать ответ.
  Раль с благодарностью посмотрел на хранителя, кивнул и отправился в лес. Он хотел поохотиться, давая новым знаниям время на осознание и закрепление. А потом можно будет подумать даже о том, что попросить у фей взамен на его согласие.
  - А он не откажется?- с тревогой спросила Диази.- Я, конечно, не настолько подвержена стереотипам. Но в чём-то Камомила права. Он - Дэйв.
  - Ты не понимаешь,- с грустью в голосе отозвался Ирис.- Когда я его вчера увидел, то очень отчётливо вспомнил свой сон. Знаешь, то видение, что он видел когда болел. Оно было страшным. И хоть я много чего не понял, но даже та малая толика, что поддалась расшифровке, вызывает уважение. Не знаю уж, каковы остальные Дэйвы. Но этот... Он - не предаст. Он держится за своё слово.
  Друзья замолчали, думая каждый о своем. Солнце стояло в зените, мир окутала полуденная жара. Тишину то и дело прерывало жужжание и стрекот насекомых.
  - Ну, раз такое дело,- прервала молчание Диази.- Необходимо продолжить тренировки.
  Ирис застонал, прикрыв ладонями лицо. Бэлл насмешливо фыркнул.
  - Я пойду, прослежу за Камомилой,- сказал слышащий.- Как бы она чего не натворила.
  Он взмахнул крыльями и отправился в ту сторону, где совсем недавно скрылась магеса. Ирис посмотрел вслед ему немного растерянно. Он явно не ожидал, что останется с Диази наедине.
  - Может, лучше исследуем местность?- хитро прищурился провидец, заискивающе глядя на строгую наставницу.- Говорят за водопадом находиться просто потрясающая по красоте пещера.
  - Не увиливай,- строго посмотрела на Ириса Диази.- Ты сам говорил, что научиться читать нити судеб для тебя важно.
  - Важно,- тяжко вздохнул маг.
  - Ну, тогда полетели на другой берег,- весело сказала Ди, отталкиваясь от земли. Удивлённо изогнув брови, он последовал за ней.
  - А почему не здесь?
  - Потому что по дороге можно будет посмотреть, что же это за пещера такая,- хитро взблеснула взглядом Диази. Ирис закашлялся от неожиданности, а потом весело рассмеялся.
  Однако, пещера оказалась не такой интересной, как её описывали. Она была слишком тёмной, постоянный шум воды мешал ориентироваться в пространстве. К тому же пока они в неё пробирались, их волосы и одежда пропитались холодной влагой. Диази была недовольна, а Ирис был готов отправиться хоть на дно озера, лишь бы она была рядом. Каждый её жест, направленный в его сторону. Каждое её мимолётное прикосновение делало его мир светлее. В душе поселилась чистая, почти детская радость.
  Выбравшись на солнце, Ирис вызвал поток теплого воздуха, высушивая их волосы и одежду. А потом украдкой стал наблюдать, как она пальцами расчёсывает волосы и заплетает их в косу.
  - Тебе распущенные больше идут,- сказал он, приземляясь перед ней на широкий камень.
  - Чего?- переспросила она, глядя на него глазами цвета свежесобранного мёда. На дне их золотыми искрами проскользнуло неподдельное удивление.
  - А... нет,- стушевался он отводя взгляд, ощущая как тело сковало смущение.- Ничего.
  Немного его по разглядывав, фея пожала плечами и продолжила возиться с волосами. Через некоторое время они перебрались в тень растущих на берегу деревьев, выбирая полянку посимпатичней. К их удивлению, и великому недовольству Ириса, вскоре к ним присоединился Бэлл.
  - Оно мне надо?!- беспомощно сказал слышащий, отвечая на немой вопрос, что читался в их взглядах.- Только почуяла, что я рядом, сразу стала жонглировать огнешарами,- передёрнул плечами он.
  - Тренируется?- спросила Ди, подавляя смех.
  - Ты так думаешь?- усомнился фей.
  Ирис задумчиво хмыкнул и сел на землю, устраиваясь поудобнее.
  - Меня, вообще, учить будут?- привлёк он к себе внимание Диази, стараясь скрыть разочарование от того, что ему не дали вдоволь побыть с ней наедине. Бэлл посмотрел на друга ну ооочень выразительным взглядом, но покидать их компанию даже не подумал. Прислонившись к стволу раскидистого дерева, он прикрыл глаза, погружаясь в медитативное состояние.
  А Ирис расслабился, закрыв глаза, слушая нашептывания Диази.
  - Слейся с окружающим миром. Почувствуй эту землю как самого себя.
  Ммм, самого себя? Что-то сидеть как-то неудобно. Почва, зараза, жесткая. Камешек какой-то под правой ягодицей. Впился, раздражая нервы. Нет, ну это прям пытка какая-то!
  - Сделай воспоминания этой земли своими. Посмотри на неё глазами всех окружающих тебя стихий.
  Как же незаметно убрать из-под себя этот мерзкий камешек? Если шевельнуться - Диази злиться будет. Вон как распинается, а ученик Хаос знает о чём думает.
  - Здесь ведь жили наши предки. Здесь осталась частичка хранителей цветов. Прими её в себя. Растворись в ней.
  А вот последнее прозвучало уже действительно интересно. Стоит потянуть за эту ниточку. Но сначала - камень. Стараясь не делать лишних движений, напрягая мышцы на многострадальной ягодице, он попытался его подвинуть. Мерзопакостный камешек даже не пошевелился. Зато внутри стало распространяться какое-то странное, явно неприятное, чувство.
  - Каждая кроха земли хранит в себе дух воспоминаний.
  Стало как-то не хорошо. В животе что-то заурчало, забулькало. Кишечник будто свернулся узлом в животе, а в следующий миг Ирис сорвался с места и на спринтерской скорости понёсся в лес, с громким треском проламываясь через кусты.
  - Э, ты куда?!- растерянно крикнула Диази.
  Бэлл выпал из медитативного состояния и звонко рассмеялся, хватая ртом воздух.
  - Ему что, плохо стало?- фея посмотрела на слышащего с укоризной.- Я пойду посмотрю.
  - Не надо!- закричал Бэлл, размахивая руками. От смеха у него уже рябило в глазах.- Вы меня в могилу сведёте! Поверь, он справиться сам. В таком деле,- сипло сказал он, вновь подавившись смехом,- помощники не нужны.
  Отбежав на довольно приличное расстояние и избавившись от всего того, что так не желал принимать его организм, Ирис со стоном обнял дерево, ткнувшись лбом о шершавую кору.
  - Блин, как стыдно,- выдохнул он, представляя в лицах, как именно будет объяснять Диази своё поведение.
  Желая успокоиться, он ещё долго простоял в обнимку со светлой берёзой. Как оказалось, подсознание его в это время усилено занималось анализом ситуации, приходя к мысли о том, что фею надо каким-то образом отвлечь от ненужных расспросов. Но как? Оставалось два варианта. Что-то соврать или попытаться заглянуть в прошлое этого места. Первое было неприемлемым, а вот второе даже интересным. Он же всё-таки стоял в местах, где в своё время жили его предки.
  Решив так, он взлетел ввысь, приземляясь на тонкую ветвь красавицы берёзы. Ласково проведя рукой по стволу, он улёгся на спину, развесив в стороны руки. Диази же говорила принимать как можно более комфортную и расслабленную позу. Ну вот, так у него лучше получается сосредотачивать сознание на эфирных материях.
  Громко пели птицы. Шуршала под порывами ветра листва. Эти звуки были такими убаюкивающими, что хотелось плюнуть на всё и выключить сознание, погрузившись в дрёму. Но острым сверлом в него вгрызалось понимание, что ему просто необходимо увидеть хоть что-то. И даже тот факт, что он пообещал ветру стараться и овладеть теми дисциплинами, которые полагаются каждому уважающему себя провидцу, не был основным стимулом. Тут больше играла роль гордость и стыд перед Диази. Ведь именно перед ней ему всегда хотелось выглядеть самым умным, самым смелым, самым способным, самым рассудительным. Чтобы она смотрела только на него, не обращая внимание ни на кого иного.
  Переведя дух, он повернул голову на бок, вновь постаравшись сосредоточиться. Феи. Здесь когда-то жили феи. И что-то случилось. Что-то странное, что по сей день бередит фантазию непосвященных. Что бы это могло быть?
  А ведь как, должно быть, было здесь в своё время красиво! Феи не могли жить в заурядном месте. Самые творческие из всех хранителей, самые свободные в своих духовных порывах, они просто не могли не преобразить это место под себя. Наверное, это было просто потрясающее зрелище.
  Тьма внезапно раскрасилась в разноцветное переплетение нитей. Тугими клубками они опутали тьму, его сознание, мир, вселенную. Здесь были синие нити, что могли поведать о недавно прошедших временах, что пока ещё мало трогали разумных. Были зелёные, жёлтые, салатовые и красные. Они могли намекнуть на то, что возможно здесь может произойти в будущем. Либо нет, раз так рассудит книга судеб. Они бередили его фантазию, его любопытство.
  Но взгляд внезапно привлекла фиолетовая с багровым отливом нить. Она пряталась в глубине всех этих нитей, что переплетались косой, сетью, связывались в узлы. Она то скользила по поверхности, то скрывалась среди остальных, стоило лишь только сконцентрировать на ней внимание. Она магнитом приковала к себе взгляд провидца. Силой воли раздвинув шевелящиеся, пёстрые клубки. Он стал гипнотизировать взглядом пространство, желая ухватить неподатливую фиолетовую красавицу. Ведь та вела себя слишком странно. Будто на неё были наложены чары. Будто она хранила в себе слишком тяжелые для этого мироздания знания.
  Немного разозлившись, понимая, что не имеет право, раз он уже здесь, отступать. Желая рассказать Диази, похвастаться тем, что разгадал двухсотлетнюю загадку этих мест. Он с силой внедрился, прошел сквозь пульсирующие нити и таки ухватил сознанием фиолетовую вредину, что вновь попыталась скрыться. И в тот же миг его сознание окутала цветная вспышка. Ослепив его своим ярким светом, она стала затухать, пока он не осознал, что растворился в пространстве. Что находиться уже не здесь, и не там. Он был одновременно деревом, и ветром, и птицей, и солнечными лучами. Вокруг него царило утро. Или день? Да, это был полдень. Яркий, красочный полдень.
  И ещё... он был прав. Древнее жилище фей было прекрасным. Высокие, столетние сосны. Они были внушительными и прекрасными. Их кора лоснилась здоровьем, отливая матовым цветом. Их широкие стволы переплетали разномастные вьюнки, вспыхивающие то синими, то красными, то белыми цветами. Под древесными гигантами росли светлые, утончённые берёзы, меж корней которых текли ручьи. Много-много ручьёв, что весело журчали, наполняя мир весёлым покоем. Иногда они, будто по волшебству, терялись в листьях папоротников, поднимаясь по зелёному стволу и стекая по разветвлённым листьям. Меж папоротников росли цветы всех форм и расцветок. Только в том месте, где живут покровители, эти прекрасные растения могли приобрести столь яркие, насыщенные тона.
  Странным делом, в вышине, среди усыпанных острыми иголками ветвей, переплетались лианы, давая дополнительные побеги, свисая вниз, распускаясь гигантскими цветами красных, желтых и белых тонов. Солнечные лучи путались в преграждающих их путь ветвях, лианах, цветах. Это создавало небывалое многоцветие. Иногда казалось, что в небе не прекращая, играет многоступенчатая радуга, либо поселился кусочек северного сияния. По широким лианам, по податливым ветвям, что ни в коей мере не угрожали никому своими колючками, ходили феи, переговариваясь. Их звонкие голоса вплетались в звонкое журчание ручейков, придавая окружающему миру непередаваемый колорит.
  Внезапно наступил вечер. Феи попрятались по своим домам, небо стали заполнять тучи, поднялся непокорный ветер. Даже магические светильники колыхались под его порывами, словно языки пламени. Он всё усиливался, грозя перетечь в бурю.
  По древесной тропе проследовал силуэт. Молодой фей, его волосы отливали кроваво красным цветом в свете магических светильников. Их трепал ветер, то приглаживая, то взъерошивая, расправляя. Карие глаза горели непонятным блеском. В них таилась то ли злость, то ли ярость. А, может быть, безумие?
  Не обращая внимание на то, что ветер усиливается, раздувая полы его плаща. Что каждое его дуновение теперь может с лёгкостью сбить с ног, он подошел к высокой сосне, что даже на фоне остальных гигантов выделялась своей высотой, даже некоей внушительностью. Он застыл, глядя на её кроны. На скрывавшуюся в её коре потаённую дверь. И губы его кривились в злорадной усмешке.
  Полыхнула молния, с неба упала первая массивная дождевая капля, разлетаясь вдребезги, словно стекло. Небо громыхало, рычало, выражая своё недовольство. А странный пришелец всё гипнотизировал древо.
  Кренились под порывами ветра деревья. Тяжелые капли дождя отбивали барабанную дробь. Внезапно незнакомец поднял вверх руку, закручивая податливую, воздушную стихию в спираль.
  - Ты. Я говорил, ты пожалеешь,- прошипел странный маг, в то время как воздушная воронка всё больше скрывала его фигуру от постороннего взгляда. Вновь полыхнула молния, ударяя в дерево неподалёку. Раскрасив заревом мглу, вспыхнул пожар.- И теперь ты умрёшь,- почти с наслаждение промолвил странный маг.
  Грозовые тучи закрутились спиралью, сбрасывая вниз воду одним сплошным потоком. Воздушная воронка всё отчётливей принимала вид торнадо. Полыхнуло ещё несколько молний, невзирая на рыдающее небо, всё смелее стали разгораться пожары.
  Кто-то закричал. Послышались сначала одинокие, но вскоре всё более частые панические возгласы.
  - Нет, Циния!
  Странный маг хрипло захохотал. Поток ветра ещё более усилился, стволы соседних деревьев стали крениться, с громким хрустом ломаясь. Крики всё усиливались, перерастая в многоголосый гул. В небе всё чаще полыхали молнии, ударяя в землю. Феи выскакивали со своих жилищ, чтобы в следующий миг потоком воздуха их снесло в сторону всё более разгорающегося пожара.
  - Что, нравиться? Нравиться тебе?- кричал маг, оглядывая вывернутую до неузнаваемости действительность безумным взглядом.
  Торнадо ширилось, разрасталось. Для этой мощи многовековые сосны были что спички либо зубочистки. Мир фей колыхался, то выламываясь ветром, то корчась от жара пламени.
  - Нееет!- закричал Ирис, срывая голос.- Нееет, пожалуйста!
  Он соскользнул с ветки, на которой всё это время лежал и полетел вниз. Ничто не замедлило его падение. Ни ветер, ни крылья. Всем своим весом ударившись о твёрдую землю, он скорчился, скрутился клубком от неимоверной телесной и духовной боли. Из глаз его текли слёзы непонимания, неверия. Он вспоминал, как корчились в муках тела его собратьев, поглощённые пламенем. Он наблюдал за тем, как сопротивляясь ветру, молодой фей пытался вытянуть из-под обвала свою возлюбленную. Он знал, насколько больно сгорать в пламени, понимая, что дома в испуге застыли маленькие дети. В его сознании до сих пор шумел ураган, ломающий, коверкающий всё на своем пути, всё, до чего мог дотянуться.
  - Ирис, что с тобой?!- услышал он такой знакомый, такой родной голос. Подняв затуманенный неверием и горем взгляд, он увидел ту, что всегда несла в его сознание свет и неосознанно протянул в её сторону руки. Диази упала перед ним на колени, укутывая его голову в своих объятьях.
  - Ну-ну, всё хорошо,- шептала она, гладя его по голове.- Все хорошо, слышишь?
  Дрожа всем телом, он прижимался к ней, слушая биение её сердца, находя укрытие от всех бед в тепле её тела, в успокаивающем шепоте её нежного голоса.
  Остальные сгрудились рядом. Здесь были даже Каракал и Камомила.
  - Что с ним произошло?- дрожащим голосом спросила магеса.
  - Он что-то увидел. Страшное,- хмуро ответил Бэлл и повернулся к Каракалу, заметив, что тот хочет перебрать на себя частичку боли провидца.- Не смей. Это только отодвинет последствия. То, что сейчас делает Ди гораздо более целебно. Давай их оставим.
  - Шутишь?- нахмурилась Кама.
  - Отнюдь. Поверь, это будет только к лучшему.
  Каракал согласно кивнул и пошел в сторону озера. Его примеру последовал Бэлл. Камомила ещё некоторое время стояла, глядя на живописную парочку. Такого выражения лица у подруги она ещё не видела. Помесь тревоги, боли и нежности. Легкий трепет и немного страх. Это зрелище было слишком интимным и Кама смутилась, поспешно последовав за остальными.
  
  Глава 23
  
  Дрожь уходила из тела. Калейдоскоп страшных образов затих, будто проходящая буря. Сердце всё ещё гулко стучало в груди, но его ритм начал выравниваться, успокаиваясь. Дыхание уже не вырывалось изо рта судорожным хрипом, став спокойным и ровным.
  Его голова покоилась на коленях Диази, которая гладила, перебирала его волосы, даря молчаливую поддержку. Это было так странно. Боль от увиденного, осознание страшной тайны прошлого, сменялось теплом от её близости. Иногда казалось, что он готов выдержать не один десяток таких видений, лишь бы продлить этот момент на века.
  - Спасибо тебе,- охрипшим голосом сказал он, сжимая её руку.
  - Как же я могла тебя оставить в таком состоянии?- удивлённо спросила Ди, нежно взъерошив его волосы.- Ты же мой друг.
  - Друг?- переспросил Ирис, ощущая, как эти слова ранят его сердце, будто протыкая насквозь горячим штырём.- Ну, да. Друг.
  Друг. Всего лишь друг. Ничего больше. Но ведь он сам так решил. Молчать. Не говорить. Не показывать. Наслаждаться тем, что есть.
  От этих мыслей заныла душа. Сцепив зубы и прикрыв глаза, он сделал колоссальное усилие над собой, поднимаясь на ноги, убирая, разрывая эту близость, что так согрела его сердце.
  - Пошли,- грустно улыбнулся провидец, глядя в землю.- Остальные, должно быть, волнуются.
  - А. Ага,- растерянно кивнула Диази.
  Летели молча. Ирис боролся с тоской, волнами набегающей на его душу. Ди подспудно чувствовала, что сказала или сделал что-то не так. Она анализировала всё произошедшее, стараясь понять, чем обидела Ириса, но никак не находила ответа. Это незнание наполняло её душу тревогой.
  Вся эта ситуация итак была непривычной и странной. Ириса было необходимо успокоить. В тот момент она ни о чём другом и думать не могла, страшно за него испугавшись. Сейчас же, немного успокоившись, Диази ощущала немалое смятение. Укачивать своего сильного и самоуверенного задиру друга, успокаивать его, словно малое дитя. Рассказал бы ей кто раньше о такой возможности - не поверила бы.
  Выскользнув из леса, они полетели над озером и вскоре оказались на поляне, что стала местом их ночлега. Там в напряженном молчании сидели остальные. Каракал лежал на земле, подобрав под себя лапы, глядя на языки пламени задумчиво и немного хмуро. Камомила и Бэлл сидели на покрывале, сжимая в руках глиняные чашки с фруктовым взваром. Лишь только они приземлились, Бэлл не глядя сунул провидцу в руки кружку с укрепляющим напитком.
  - Но мне не надо,- удивился тот.
  - Пей,- строго приказал слышащий. Маг пожал плечами и принял кружку, присаживаясь возле костра. Рядом с Камомилой, подальше от провидца, села Диази. Подруга смерила фею удивлённым и немного насмешливым взглядом. Ирис поджал губы, стараясь не смотреть в сторону Ди. Тоска в его душе усилилась.
  - Что ты увидел?- прервал тишину Бэлл.
  - Лучше бы я ничего не видел,- судорожно втянул в себя воздух провидец.- Лучше бы тайна этих мест так и осталась тайной.
  - Не говори загадками,- наморщила носик Камомила.
  - Хорошо,- как-то странно посмотрел на фею Ирис.- Знаешь, что я понял?
  - Что?- хрипло переспросила Кама, уловив в голосе друга странные нотки, что не предвещали ничего хорошего.
  - Что феи не имеют никакого морального права в чём-то обвинять Дэйвов, в то время как наш безумный маг-провидец разнёс в щепки поселение, уничтожив огромное количество собратьев,- выдохнул Ирис, прикрывая глаза, стараясь вновь отогнать от себя страшные образы.
  Над поляной повисла напряженная тишина. Все с удивление и чуть сдерживаемым испугом смотрели на юного мага.
  - Это что, шутка такая?- хриплым от напряжение голосом спросила Камомила.
  - О да, мне очень весело,- грустно рассмеялся провидец.- Разве не видно?
  - Но как? Ни один маг не сможет скопить достаточно сил на ТАКОЕ,- вскричала фея голосом, полным неверия.
  - Сможет,- отозвалась Диази, глядя на Ириса глазами, полными ужаса.- Не сравнивай обычных магов и провидцев, носителей глубинной магии народа хранителей.
  - Что ты имеешь в виду?- отозвался Бэлл.
  - Даже самый слабый провидец может раскатать сильнейшего мага в блин. Я когда-то говорила, что у каждого народа хранителей есть особые способности.
  Друзья несмело кивнули. Ирис тоже обернул голову в её сторону, ощущая как в его душу возвращается страх.
  - Насколько я знаю, у Райндов это - магия иллюзий. А их сильные провидцы могут на своё усмотрение менять ландшафт. У Эров - это магия созидания. Способность читать, понимать мысли и душу. Способность объединять тела и сознания с иным живым существом. Способность пробуждать сокрытое и усиливать то, что уже дано. Что у Дэйвов не знаю, они слишком быстро и слишком надолго исчезли с лица нашего мира.
  Каракал разочаровано фыркнул, положив голову на передние лапы.
  - А у Фей - это управление погодой.
  Ирис судорожно втянул в себя воздух. Детали головоломки встали на свои места, хоть в воздухе и повисло невероятное множество неразгаданных загадок.
  - Ну, ничего себе,- впечатлилась Камомила.
  - Считается одной из самых опасных магий, между прочим,- уточнила помрачневшая фея.- Так как единственная способна на пике своего проявления объединить воедино все четыре стихии. Что же ты такое увидел?- потрясённо спросила фея, обращаясь к провидцу.
  - Оставь,- поджал губы тот.- Я не хочу вспоминать детали этого кошмара.
  - Но,- приуныла Диази, путаясь в чувстве страха и любопытства, словно в паутине. Ей хотелось понять, что заставило провидца прошлого пойти на такой дикий в своей жестокости поступок.
  - Теперь понятно, почему у многих цветов до сих пор нет покровителя,- задумчиво промолвил Бэлл. Ирис передёрнул плечами.
  Вновь наступило молчание. За всеми этими событиями они и не заметили, как мир стал погружаться в вечерние сумерки. Задумчиво глядя на костёр, феи пытались себе представить, что такого мог увидеть их общий друг. В то время как сам Ирис старался избавиться от страшных образов.
  Поужинав свежесобранными орехами и кореньями, они развалились у костра, всё чаще и чаще бросая в сторону Раля задумчивые взгляды.
  - Что ты решил?- наконец, не выдержал, слышащий.
  - Во время своего путешествия,- тут же отозвался Дэйв, будто только и ждал этого вопроса.- Я дал себе три обещания, которые намерен исполнить, во что бы то ни стало. Первое - это вылечить брата близнеца Близарда, вожака волков льда.
  - Ну ка поподробней?- заинтересовался Бэлл.- И можно с картинками. Ты же это умеешь?
  Каракал усмехнулся, и стал транслировать в сознание слышащего целые куски своей памяти. Когда передача закончилась, Бэлл потрусил головой и посмотрел на Дэйва ошарашенным взглядом.
  - Ну, ты и выдал,- выдохнул он.- Слушай, а как в кругу Дэйвов с ментальной магией?
  - У нас ею владеют все. Кто больше, кто меньше,- признался Раль.- Но большинство не развивают свои навыки.
  - Диази, вот она их особая способность,- кивнул он ошарашенной происходящим фее.- Они же разумники каких поискать. Наверное, потому что их подопечные слишком вертлявые.
  - Да уж,- фыркнула Кама, глядя на Дэйва угрюмым взглядом. После отповеди Ириса она не позволяла себе делать замечания в сторону Каракала. Но теплых чувств к нему этот факт отнюдь не прибавил.
  - А что ты ещё умеешь?- заинтересовано спросила Диази.
  - Да так, по мелочи,- скромно пожал плечами юноша.
  - Каково второе обещание?- вмешался в разговор Ирис.
  - Сделать попытку вытащить своих собратьев на поверхность, рассказав им о том, как на самом деле обстоят дела. И извиниться перед семьёй и кланом,- нахмурился Каракал.
  - Ты сможешь это сделать и сам,- вмешался Бэлл.- Если тебя избрала книга судеб, то укрепление печати вряд ли отнимет твою жизнь.
  - Но вероятность моей смерти всё же есть, я прав?- хмуро спросил Раль.
  - Да,- отвёл взгляд слышащий.
  Над, всё более погружающейся во тьму, поляной повисла напряженная тишина, прерываемая лишь шумом водопада да стрекотом кузнечиков. Каракал прикрыл глаза, борясь с собой. Со своими душевными порывами и страхами. Его маленький спаситель сказал, что принуждать его не будут. Но Ирис даже не подозревал, что эти слова не давали Каракалу особого выбора. Они сковали его, будто цепи. Без помощи иных хранителей возможность самостоятельно, живым добраться домой, была ничтожно мала. К тому же, его сдерживало от поспешных действий и суждений третье обещание.
  - Я готов пойти на риск, готов даже умереть,- хрипло сказал Раль, мысленно прощаясь с родными и близкими. Понимая, что своими словами, возможно, отнял у себя единственный шанс увидеть их вновь.- Я поклялся, что постараюсь обелить имя своих сородичей. Но поймите меня правильно. Я не хочу, чтобы моё посмертие омрачала ноша невыполненных обещаний.
  И вновь друзья напряженно замолчали. Даже Камомила посмотрела на Дэйва более уважительным взглядом.
  - А ты не так прост, Кар-Кар,- задумчиво хмыкнула фея.- Возможно, я в тебе ошибалась.
  - Я поговорю с ветром, передам весть феям,- отозвался Ирис.- Думаю, они не откажут тебе в этой просьбе.
  - Благодарю,- склонил голову Дэйв.
  - Не стоит,- поджал губы провидец.- Это самое меньшее, что мы можем для тебя сделать. Передашь мне те знания, что могут хоть немного помочь отыскать пристанище твоих сородичей. Я думаю, в таком деле не откажутся поучаствовать и другие хранители, так что по поводу своей семьи можешь больше не переживать.
  - Давайте тогда решим, куда нам двигаться дальше,- вмешалась Диази.
  - А разве не на северо-восток?- приподняла бровь Камомила.
  - Всё не так просто,- нахмурилась фея.- У нас есть два пути. Либо мы действительно идём на северо-восток, сквозь туманные горы. Но тогда нам стоит собрать побольше провианта. Либо делаем небольшой крюк и идём через лес сокрытого пути. А там, если повезёт договориться с хранителями дорог, можно будет сразу телепортироваться к печати.
  - Да ладно,- отмахнулся Бэлл.- Ну, вот не верю я в такое везение.
  - А чего?- оживилась Камомила.- У нас же важная миссия? Важная. Хранители дорог не посмеют нам отказать.
  - Ты так думаешь?- скептически приподнял бровь слышащий.
  - Насколько большой крюк получится?- спросил Ирис.
  - Ну, где-то на сутки мы из графика выбьемся,- пожала плечом Диази.
  - Я спрошу совета у ветра. Он сможет нас, по крайней мере, сориентировать в том, насколько далеко находиться слуга Хаоса,- задумчиво промолвил провидец.- Окончательное решение примем утром.
  - Ну ладно,- немного обижено сказала Камомила, поплотнее укутываясь в одеяло.
  Остальные тоже согласно загомонили, устраиваясь поудобнее и приготавливаясь ко сну. Каракал растянулся на густой, пряно пахнущей траве. Сегодняшний день казался ему затянувшимся сном. И он всё никак не мог для себя решить - кошмар ли это или всё же ему очень повезло найти этих странных существ. По крайней мере, душа его больше не будет отягощена невыполненными обещаниями. А боль от расставания с близкими? Он пережил столько лишений, что эта сковывающая его душу тоска стала уже привычной. Рассказав провидцу всё, что необходимо, он улёгся поудобней, усилием воли погружая сознание в сон.
  - Ветер,- тревожно позвал Ирис, когда понял, что все уже спят. Когда понял, что не может успокоиться. В его сознании то прокручивались картинки сегодняшнего видения. То болезненным эхом отзывалось слово друг, которое столь небрежно сегодня произнесла Диази.- Мне необходимо передать весть.
  Невидимой, ласковой волной поднялся лёгкий ветерок, погладил его по светлым волосам.
  - Я знаю. Ты молодец, малыш,- шепнул покровитель.- Я уже прочёл из твоего сознания всё, что необходимо. Я уже отправил просьбу к проказнику Дурману. И попытался отыскать слугу Хаоса, но он до сих пор таиться.
  - Покровитель,- воззвал провидец, дрожа всем телом, ощущая, что на него вновь накатили непрошеные эмоции.- Я выполнил своё обещание. Прошу, подари моей душе покой. Хоть ненадолго. Хоть на сегодняшнюю ночь.
  Запутавшись в траве, вызывая легкий шелест, ветер тяжело вздохнул, но всё же обнял прозрачным, тёплым покрывалом своего подопечного, погружая его сознание в глубокий сон.
  
  .....
  
  Звук бурлящей воды от водопада разбавился искристым смехом и речью, что походила на журчание стремительного ручейка. Игривые русалки выплыли на поверхность, рассевшись на широкие камни, что густо покрывали берег. Они пришли понаблюдать рассвет, что именно здесь был по-особому дивным. Не зря ведь древнее озеро делило имя с драгоценным камнем, известным всем своими уникальными свойствами и красотой.
  Рассветная мгла всё больше пронизывалась несмелыми лучами солнца, проступающими из-за горизонта. По левой стороне от озера, за кромкой леса, цепляя краем скалу, стало выплывать багровое с оранжевыми разводами солнце. Его лучи путались в струях воды от водопада, подсвечивая их сначала в розовый, потом малиновый цвет, что отливал кроваво-красными бликами. Стелящийся по поверхности озера туман искрился всеми оттенками багрового и оранжевого тонов.
  Диази с замиранием сердца наблюдала за открывшимся видом, от всей души жалея, что пропустила вчерашний рассвет. Тихо, на цыпочках, она подбиралась поближе к русалкам, чья чешуя отсвечивала в лучах солнца серебристыми, золотыми и бронзовыми тонами. Она так желала, так жаждала, чтобы они спели свою песнь. Ведь говорили, что никто более не способен петь настолько прекрасные песни. Нет, она пробовала, даже выучила их язык. Но её попытки воссоздать тот образ, что она себе нафантазировала, были неудачны.
  Позади неё внезапно раздался шорох. Она резко обернулась, встретившись глазами с Ирисом, и приложила палец к губам. У потухшего костра сидели остальные, задумчиво и напряженно глядя на фею. Прикрыв глаза, она вновь обернулась к озеру, делая ещё один несмелый шаг вперёд. Каким образом можно заставить их спеть? Как можно показать, что она и её друзья не враги? Что их не стоит бояться? Ответ был лишь один. Поджав губы, Диази гордо выпрямилась, набрала в легкие побольше воздуха и запела.
  Над полем, над лесом, над озером и водопадом разнеслось чарующее эхо, похожее на отголоски ветра, запутавшегося в капельках воды. Казалось, пространство заискрилось от звуков. Русалки замолкли, удивлённо оглядываясь по сторонам. Стараясь понять, откуда доноситься песня и кто её поёт.
  Взмахнув своими крыльями, фея поднялась ввысь, не прекращая петь. Прикрыв глаза, наслаждаясь мгновением, песней, её сутью, её духовной составляющей, она от всей души улыбнулась волшебным существам. Русалки радостно загомонили, переглянувшись между собой. Глядя, как юная хранительница зависла над озером, подсвеченная разноцветными бликами, укутанная искрящимся туманом. Один за другим волшебные существа стали подхватывать чудесную мелодию, вплетая в неё свои чудные голоса. Они сливались с шумом водопада, резонировали с миром, они будто стремились рассказать, поведать душам живых существ сказочную историю. Про их предков, что жили у моря. Про то, как прекрасны скалы, когда на них накатывают волны. Про солнце, что дарит тепло. Про ветер, что даёт чувство свободы. Про реки и озёра, которые они любят всей душой. И жителей водных глубин, что стали их семьёй и домом.
  Песнь всё набирала силы, становилась с каждым мгновением прекрасней, заставляя затихнуть даже птиц. В широко распахнутых, отдающих золотистым цветом глазах Диази, читалась искренняя, почти детская радость и счастье. В песнь прибавились бархатистые нотки, будто натянутые струны неведомого, магического инструмента. Она раскинула руки, ловя пальцами воздушные потоки. Запрокинула голову, заставив взметнуться пушистые волосы, в которых тут же запутались багровые лучики солнца. Её хрупкая фигурка будто растворялась в тумане, то истаивая, то вновь приобретая чёткость. Диази в эти мгновения походила на сказочную нимфу. Казалось, отведи взгляд, и видение истает, исчезнет, как этот красочный туман, как этот незабываемый рассвет. Вокруг неё радостно кружились русалки, вплетая свои голоса в её песнь. Счастливо глядя на покровительницу цветов. На представительницу народа фей, которых русалки очень любили.
  На берегу столпились остальные, шокировано глядя на Ди, что настолько сильно преобразилась. Она выглядела такой яркой, такой утонченно свободной, что от взгляда на неё помимо воли замирало сердце.
  Потрясённый Ирис стоял рядом с Каракалом, не замечая, что его правая рука, что всё это время спокойно лежала на передней лапе Дэйва, сжалась в кулак, вобрав в себя шерстинки хранителя зверей. Раль удивлённо посмотрела на Ириса, на его широко распахнутые глаза, на оттенки восхищенного неверия, что застыли на лице провидца.
  Голова Ириса кружилась. Мир будто схлопнулся в одну точку. Взгляд прикипел к Диази, запоминая, вбирая в себя её образ. Непослушное сердце выбивало в груди барабанную дробь. Ощущая, как по телу растекается жидкий огонь, он попытался отвести взгляд от её силуэта, но замер каменной статуей, не в силах заставить себя даже пошевелиться.
  Взяв последнюю искрящуюся светом и радостью, ноту, Ди затихла, продолжая смотреть ввысь. Всё никак не находя в себе сил, чтобы придти в себя. Но вот зашумели русалки, привлекая к себе внимания хранительницы. Тепло и искренне улыбнувшись, она опустилась на прибрежный камешек, разглядывая волшебных существ повнимательней. Обводя взглядом контуры утончённого рыбьего хвоста с широким гребнем, гибкие тела, покрытые чешуйками. Добродушные лица, отливающие матовым цветом. Маленькие глазки-пуговки и волосы, что напоминали то жидкое золото, то серебро.
  - Я всегда мечтала с вами познакомиться,- смеясь, сказала фея, гладя по щеке доверчиво прильнувшую к ней русалку. Остальные плавали неподалеку или пытались привлечь к себе внимание, задавая вопросы.
  - Ты полна сюрпризов,- сказал слышащий, не сумев, однако, до конца вытравить из своего голоса потрясение.
  - Их песнь была прекрасной, скажи?- мягко улыбнулась Диази, проводя по влажным волосам серебряной русалки.
  - Вы друг друга стоили,- не согласился Бэлл.
  Всё утро хранители общались с волшебными существами, задавая вопросы и отвечая на них. Над водной гладью то и дело разносился весёлый смех. Не присоединились к остальным лишь Каракал с Ирисом. Дэйв наблюдал за феями с берега, добродушно улыбаясь. Он просто боялся спугнуть русалок, ведь один раз они его уже испугались. А Ирис углубился в лес, пытаясь взять свои чувства под контроль. Пытаясь успокоить гулко бьющееся в груди сердце. Затушить пожар, что разгорался в его теле. Что не давал спокойно дышать, спокойно думать. Но запечатлённый сегодняшним утром образ все никак не желал исчезать, истаивать. Он стоял у него перед глазами, будоража чувства и кружа голову.
  
  Глава 24
  
  Юная хранительница зависла над озером, подсвеченная разноцветными бликами, укутанная искрящимся туманом. В широко распахнутых, отдающих золотистым цветом глазах Диази, читалась искренняя, почти детская радость и счастье. Она раскинула руки, ловя пальцами воздушные потоки. Запрокинула голову, заставив взметнуться пушистые волосы, в которых тут же запутались багровые лучики солнца. Её хрупкая фигурка будто растворялась в тумане, то истаивая, то вновь приобретая чёткость. Диази в эти мгновения походила на сказочную нимфу. Казалось, отведи взгляд, и видение истает, исчезнет, как этот красочный туман, как этот незабываемый рассвет.
  Срывая барьеры, преодолевая потрясение, робость, он стремительно летел, разрывая расстояние между ними. Сознание заполнила глухая решимость. Окунувшись в туман, наблюдая, как мир играет разноцветными бликами. Он положил руку на её плечо, заставив Диази обернуться. Левая рука его тут же заскользила по её спине, спускаясь по лопаткам, обнимая её тонкий стан, прижимая поближе к себе. Ощущая, что сходит с ума от её близости, но прижимаясь к Ди всё сильнее, желая запомнить каждый изгиб её тела.
  Голова кружилась от запаха хвои. Её запаха. Вспыхнувшее в груди жаркое пламя опалило сознание, затапливая душу болезненной радостью. Правая рука заскользила по шее Ди, ощутив неровно бьющуюся жилку. Прошлась по гладкой, бархатистой коже до затылка. Пальцы запутались в мягких волосах, удерживая голову феи так, чтобы она смотрела только на него.
  А в следующий миг он и сам утонул в медовых глазах, отсвечивающих золотом в лучах восходящего солнца. Весь мир перестал существовать. Прервало существование даже само понятие времени. Он любовался её лицом, больше не сдерживая свои эмоции, оголяя душу. Удивлённо расширив глаза, Диази смотрела на него. В золотых искринках, что вспыхивали в её глазах, читалась неуверенность, растерянность и даже страх. Улыбнувшись, желая успокоить, он приблизил своё лицо и поцеловал её бровь, спускаясь ниже, ощущая как губы щекочут трепещущие ресницы. По телу горячими волнами прокатывалось пламя. Казалось, что в его венах вместо крови течёт раскалённая лава. Это была такая невероятная смесь нежности, желания защитить, закрыть от окружающего мира. Но в то же время сознание затопило всепоглощающее, эгоистическое чувство собственничества, что твердило, почти рычало 'ты моя'. Глаза его гипнотизировали, говорили, пытались заставить понять её, поверить в этот факт, как в неприложную истину. Что бы она ни делала, рано или поздно будет безраздельно принадлежать только ему. И никак иначе. Похоже, Диази что-то всё же уловила, потому что взгляд её изменился, усилилась растерянность. По телу её прошла дрожь. А взгляд Ириса внезапно сместился к её губам.
  Ощущая, как гулко колотиться в груди сердце, пропуская то один, то другой удар. Осознавая, что задыхается от полыхающего в теле пламени. Он обвёл взглядом контуры её губ, ощущая как пересыхает во рту от тревожного предвкушения. Диази судорожно втянула в себя воздух. Их губы уже были так близко. Он даже чувствовал её горячее дыхание.
  Земля содрогнулась от раската грома, что с громким рыком разорвал пространство. Вдали полыхнула ветвистая молния. Ирис открыл глаза, глядя на затянутое тучами небо. Не в силах придти в себя. Не в силах поверить, что это был лишь сон. Не желая отмахиваться от наваждения, не имея возможности избавиться от пламени, что горело в его душе. От огненной лавы, что выжигала его нервы. Задохнувшись от неверия, от невозможности повторить пережитое им в этом сказочном сне, он взлетел ввысь, улетая вдаль, сам не зная куда. Убегая, спасаясь от преследующих его чувств. Ощущая, что сердце вот-вот взорвется от боли. В какой-то момент отказали крылья и он рухнул в густую, немного влажную траву. Но всё равно продолжал продираться сквозь её заросли, ощущая, что задыхается.
  Мир окутала прохладная влага. Вновь грянул гром и вспышка молнии озарила лиловую фигуру Дэйва, что выскочил перед провидцем и преградил тому путь, тревожно заглядывая в лицо.
  - Уйди!- закричал Ирис, срывая голос, выплёскивая боль. Он не хотел, чтобы хоть кто-то увидел его слабость.
  - Ррр,- несогласно мотнул головой Раль, врываясь в сознание мага и перебирая на себя частичку его чувств.
  Ирис судорожно вздохнул, стараясь успокоиться, прийти в себя. Но в сознании вновь всплыл контур её губ. Её близость. Её запах. Её дыхание.
  - Каракал!- застонал провидец, падая на колени и утопая лицом в шерсти хранителя зверей.- Я так больше не могу!- из глаз Ириса горьким ядом заструились слёзы. Тело сотрясала крупная дрожь.- Я схожу с ума!
  Эмоции нашли выход, лопнула блокировка. Раль получил полный доступ к сознанию юного хранителя, приглушая, остужая эмоции. Заставляя сжигающий всё на своём пути пожар превратиться в неровное, но всё равно болезненно обжигающее пламя. Голова Каракала кружилась, он не мог распознать, понять и тысячной доли эмоций Ириса, но ментальный контакт не разрывал, всей душой желая помочь.
  В конечном итоге, судорожно вдохнув воздух, привычно загоняя эмоции внутрь, провидец сцепил зубы и поднялся на ноги.
  - Спасибо,- хрипло произнёс он.
  Каракал задумчиво склонил голову на бок, невесело усмехнувшись. А потом он выразительно посмотрел на мага и демонстративно перевёл взгляд на небо.
  - Что?- слегка растерялся Ирис. Потом тоже посмотрел на заполненный тяжелыми тучами небесный свод. И тут у него в голове росчерком молнии вспыхнула догадка.- Не может быть. Ты думаешь, это я вызвал?
  Раль насмешливо фыркнул и утвердительно кивнул. Юный маг прикрыл ладонями лицо, ощущая как душу затапливает страх. А вдруг он становиться таким же, как тот провидец из его видения?
  - Ветер,- судорожно воззвал тот.
  - Всё хорошо, малыш,- успокаивающе прогудел воздушный поток.- Всё хорошо.
  - Что это? Как?- дрожа всем телом, спросил Ирис.
  - Ты просто очень талантлив. Это был бесконтрольный, подсознательный выброс силы. Когда успокоишься - погода стабилизируется.
  - И это ты называешь хорошо?- в истерике закричал маг.- Бесконтрольный выброс? Да я таких дел могу по натворить!
  - У тебя слишком добрая душа, чтобы произошло нечто страшное,- терпеливо сказал ветер, окутывая его тело приятным теплом.- Не волнуйся. И разберись в себе.
  Тот день изначально был очень тяжел для сознания Ириса. Выступление Диази у озера в очередной раз перевернуло его мир. Не в силах успокоиться, он два часа бродил по лесу, для отвода глаз собирая провиант. А когда вернулся к месту ночёвки, Ди с остальными уже в полной мере насытились общением с русалками.
  Ирис силой заморозил в себе все эмоции. В то утро он общался с друзьями односложно, подчёркнуто вежливо. Каракал делал вид, что ничего не замечает. Камомила то и дело бросала на провидца задумчивые взгляды, Бэлл глядел более чем тревожно. Одна лишь Диази пребывала в счастливом неведении. Погруженная в эйфорию от встречи с русалками, она разливалась соловьём, делясь со всеми, кто готов был её слушать, своими впечатлениями.
  - И всё-таки мне кажется, что нам стоит рискнуть пойти через лес сокрытого пути,- хмурясь, сказала Камомила.
  - Что сказал ветер?- поджал губы Бэлл.
  - Слуга Хаоса таиться,- голосом полным безразличия, отозвался провидец. Будто этот разговор его никоим образом не касался.
  - Значит, Эры всё ещё его ищут,- весело отозвалась Ди.- А их обмануть не так-то просто.
  - Ты тоже поддерживаешь вариант с лесом сокрытого пути?- склонил голову на бок слышащий.
  - Нууу,- протянула Диази, морща носик.- Я думаю, что лишние сутки погоды не сделают.
  Бэлл бросил несмелый взгляд в сторону Ириса. Понял, что толку от него ноль. Каракал слишком слабо знал ситуацию, чтобы иметь право голоса.
  - Ну, тогда решено,- пожал плечами слышащий.
  Позавтракав, они тронулись в путь. Вскоре Ди нашла себе новую забаву. Она стала донимать вопросами Каракала, совсем замучив не только Дэйва, но и слышащего. Впрочем, последний не возражал, с искренним интересом слушая истории о жизни хранителей зверей, о их обычаях, о их загадочном мире.
  - Странные эти ваши драгоценные каменья,- заметила Диази.- Больше похоже, что светиться их заставила огненная магия. Хм, наверное, сильное желание Дэйвов иметь хоть какой-то источник света, наделило камень особыми свойствами.
  В конечном итоге Каракал пригласил покататься у себя на загривке Диази и Бэлла, от чего фея пришла в полнейший восторг, а слышащий впал в ступор. Немного заторможено их по разглядывав, Ирис наколдовал воздушную подушку, куда тут же взгромоздилась недовольная Кама. Она тоже желала прокатиться на хранителе. Но не до конца забытый конфликт не давал ей возможности попросить об этом.
  Над лесом то и дело разносился звонкий голосок Диази, всякий раз пробуя на прочность внутренние барьеры Ириса. Не выдержав эту пытку, он предложил посоревноваться с Ралем в скорости. Когда тот заинтриговано кивнул, Ирис влил в пространство как можно больше энергии и со страшной скоростью понёсся вдаль. Взвизгнула, чуть не сорвавшаяся с воздушной подушки, Камомила. Она вцепилась в руку провидца, восстанавливая равновесие. А когда шок от ускорения прошел, стала усиленно ругаться и требовать, чтобы он сбавил скорость. Но Ирис не обратил на фею никакого внимания, стремясь убежать как можно дальше. Чтобы дать душе и сознанию передышку. Чтобы восстановить духовный баланс.
  Остановился он только тогда, когда стало вечереть, а Камомила безнадёжно сорвала голос в попытках образумить своего неуравновешенного друга. Пока их догоняли остальные, она успела сделать несколько попыток поджечь провидца. Но так как Ирис особо не реагировал на её возмущённые возгласы и замашки агрессора, фея вскоре затихла, глядя на друга встревоженным взглядом.
  Прибывшие через двадцать минут Бэлл и Диази тоже жутко возмущались, в то время как Ирис вымучено улыбался. Как только увидел Ди, он понял, что даже за такой короткий промежуток времени успел дико соскучиться. Это осознание чуть не стоило ему утери его ледяной маски спокойствия.
  А вот теперь ещё и этот сон. Утеря контроля над магическими способностями. Бесконтрольный выброс силы, что чуть не вызвал не хилого размаха грозу. Когда слегка пришедший в себя Ирис и всё ещё полный тревог Каракал вернулись к месту ночлега, то увидели, что остальные не спят, дожидаясь их в тревожном молчании.
  - И где это вы бродили посреди ночи?- недовольно спросила Камомила.
  Кажется, Бэлл понял гораздо больше подруги, потому, что приготовившись задать вопрос, захлопнул рот и потрясённо уставился на Ириса, обновляя ментальные щиты.
  - В кустики... ходили,- выдушил из себя оправдание провидец.
  - Не знала, что это у вас происходит настолько... кхм... синхронно,- прищурила глаза фея.
  - Я так за вас испугалась,- вмешалась Диази, подходя к Ирису и Ралю. Провидец отшатнулся, ощущая как нестабильное пламя, поселившееся в его душе, готовиться высвободить свою всепоглощающую силу.
  - Я спать,- хрипло промолвил он, отгоняя от себя образ её губ. Всей спиной ощущая направленный на себя её удивлённый взгляд.
  Диази погладила Каракала, что подарил ей долгий, изучающий взгляд. Ирис молча закутался в покрывала, укрыв даже голову.
  - Стоит ли сделать укрытие?- задумчиво спросила Кама, глядя на тёмное небо, затянутое тучами.- Вроде и ветер затих.
  - Да вроде распогодилось,- пожала плечами Диази.
  Вскоре друзья погрузились в глубокий сон. Несколько позже заснул Каракал, вспоминая с улыбкой прошедший день. Ему безумно понравилось общаться со слышащим и этой странной, до невозможности энергичной, феей. Потом мысли его сменили направление и он, хмурясь, пытался придумать, как можно помочь своему маленькому другу и защитнику. Но ответа не этот вопрос он так и не нашел, погрузившись в сон.
  А Ирис не спал совсем. До невозможности измучив своё сознание, он погрузился в медитативное состояние, решив потренироваться работать с потоками силы. Это помогало отвлечься от тяжелых мыслей.
  Утром провидец выглядел довольно бледно, что знатно встревожило всех. Безропотно поглощая укрепляющие напитки, он с удовольствием осознал, что усталость сознания приглушило его эмоции. Как и обещал ветер, стоило ему успокоиться, как исчез любой намёк на грозу. Утро встретило их прекрасной погодой. Солнце, как обычно, раскрасило землю в яркие краски.
  Меж тем, Каракал с Бэллом плели заговор.
  - Признавайся, это он вчера погоду подпортил?- спросил слышащий по телепатической связи. Каракал вздрогнул от неожиданности, скосив взгляд на невозмутимо поедающего яблоко Бэлла. Камомила грызла грецкий орех, переводя взгляд с Диази на Ириса. Атмосфера за завтраком была более чем угнетающей. Не замечала этого, как водиться, лишь Ди, дорвавшись до остатков мёда.
  - Да,- несмело отозвался Раль.
  - Хаос, ну так и знал! И чего его так переклинило? Его эмоции любой ментальный щит прошибают.
  Каракал фыркнул.
  - Я вчера устанавливал с ним прямой ментальный контакт.
  - Шутишь? Всё так плохо?
  - У меня слов не хватает, чтобы описать то его состояние.
  - С этим надо что-то делать.
  - Что?- спросил Каракал голосом, полным бессилия.- Я полночи над этим голову ломал.
  - Надо, чтобы они между собой разобрались. Вдвоём. У меня такое чувство, что пока Диази не ткнуть носом в давно для всех очевидную вещь, она ничего не заметит.
  - Ты хочешь, чтобы он ей признался?
  - Да!- твёрдо сказал Бэлл.- Пока Ди воспринимает его как друга детства, у Ириса нет никаких шансов.
  - А хуже не будет?
  - Да куда уж хуже?
  - Мы не можем его заставить сознательно пойти на этот шаг. Это должно быть его решение.
  - Да, но создать благоприятные условия нам никто не мешает.
  - Что ты имеешь в виду?- насторожился Раль.
  - Ну, для начала попробуем оставить их наедине.
  На том и порешили.
  Главной пыткой сегодняшнего дня для Ириса стало неуёмное любопытство Диази. Началось всё с того, что всё утро фея ходила вокруг Каракала, всем своим видом умоляя того повторить своё предложение покататься у него на загривке. Раль еле сдерживался, чтобы не засмеяться. В эти минуты юная фея настолько сильно напоминала ему Фелис, что у молодого Дэйва потеплело на душе.
  - Экхем,- кашлянул неподалёку Бэлл, обращая на себя внимание.
  - Чего?- телепатически спросил хранитель зверей.
  - Сегодня прокатишь меня и Камомилу,- твёрдо сказал слышащий.
  - И не жалко тебе своего друга?
  - Жалко,- пожал плечами Бэлл, подхватывая сумку и залезая на Раля.- Камомила. Хочешь покататься? Когда ещё такой шанс выдастся? Дэйв в роли ездового животного.
  - Ррр,- возмутился Каракал, попытавшись тяпнуть слышащего за пятку. Кама искренне рассмеялась и полезла на спину к Дэйву.
  - Спасибо,- несмело сказала она.
  - О, как. И тебе польза,- сразу телепатически прокомментировал Бэлл.- Догоняй!- бросил он в сторону впавшего в ступор провидца.
  Ещё больше нахмурившись, загоняя свои чувства всё глубже, Ирис наколдовал воздушную подушку, на которую вскоре уселась Ди. Стремительно набирая скорость, они понеслись вперёд, через десяток минут догнав остальных. Одна проблема, молчать фея просто не умела.
  - Ирис, а можешь всё же поподробней рассказать своё видение?- вскоре несмело спросила она.
  Диази итак ощущалась им как разжигающий пламя уголёк. В какую сторону по воздушной подушке она бы не перемещалась, он спиной чувствовал её местонахождение. Так вдобавок к этому она ещё и напомнила ему об этом страшном видении.
  - Мне необходимо сконцентрироваться на управлении воздухом,- наивно попытался прекратить расспросы маг.
  - Ну, Ирис,- надула губки Ди.- Ты вчера управлял воздухом на гораздо большей скорости. А это значит...
  - Хочешь быстрее?- прервал её размышления провидец.- Без проблем.
  Влив в пространство энергию, он плавно ускорился, заставляя мир размыться в один цветной поток. Диази испугано и радостно закричала, вцепившись в его руку, чтобы не упасть. От её прикосновения по руке пробежал электрический импульс, чуть не заставив провидца потерять концентрацию. Сердце стало сбоить. Он прикрыл глаза, делая глубокий вдох, поминая недобрым словом Бэлла.
  Продержался Ирис под этой пыткой два часа. В конечном итоге он остановился, развеивая подушку, сказав, что слишком устал.
  - Раз так, то отдохнём, пообедаем,- кивнул Бэлл, когда узнал причину задержки.- Надо собрать провиант. Диази, напои Ириса лечебными напитками.
  Бросив на слышащего взгляд, что, казалось, способен убить на месте, провидец устало растянулся на мягкой траве, погружая сознание в полутранс. Камомила задумчиво хмыкнула, с подозрением посмотрев на Бэлла. Но послушно отправилась на поиски провианта, вскоре скрывшись в лесополосе, возвышающейся неподалёку. Слышащий и Каракал последовали за ней следом, телепатически переговариваясь.
  Сосредоточившись на задаче по приведению здоровья Ириса в порядок, Ди стала скрупулезно смешивать укрепляющий напиток. Всё это время юный маг лежал, стараясь сосредоточиться, но всё равно продолжал наблюдать за феей сквозь полуприкрытые веки. Послушно приняв напиток, безропотно принимая её заботу, что неизменно пробовала на прочность его духовные барьеры.
  В конечном итоге, выпив полагающиеся по случаю магического истощения лекарства, он вновь лёг на спину, пытаясь погрузиться в полутранс. Но не тут то было! Рядом с ним тут же улеглась Диази, пытливо заглядывая в лицо провидцу.
  - Но всё же,- не смело прервала она тишину.- Расскажи про видение. Может, если покопаться в деталях, мы сможем понять причины.
  - Диази,- застонал Ирис, ощущая как ломаются, рушатся его барьеры. Как кружиться от её близости голова. Как начинает сходить с ума сердце.- Может, позже. Мне тяжело об этом вспоминать.
  - Но,- не сдавалась фея.- Говорят, что если проблему облечь в слова, она станет менее болезненной.
  - Нет,- твёрдо сказал он, закрывая глаза.
  - Ну, Ирис,- обиженно протянула фея, явно не собираясь сдаваться. Она сорвала колосок, и стала щекотать им лицо провидца, держа в руках тонкий стебель.
  Пушистый колосок прошелся по его лбу, спустился к закрытому глазу. По линиям его прикосновений, казалось, вспыхивала огненная дорожка. Приглушенное, затаившееся в душе пламя стало радостно прорываться наружу, разливаясь по телу огнём. Он напрягся, сдерживаясь из последних сил. Понимая, что плотина его терпения истончилась настолько, что река нереализованных желаний вот-вот прорвется наружу.
  - Ну, расскажи, мм?- продолжала пытку Диази, проведя колоском по щеке и задев губы.
  Тогда-то его терпение и лопнуло. Перед глазами, будто живой, встал его красочный сон. Здравый смысл отступил перед напором невероятно сильного желания реализовать это видение на практике. С громким рыком, он перекатился по земле, ухватив Диази за плечи, нависая над ней.
  - Думаешь, тебе настолько безопасно меня дразнить?- выдохнул он.
  Глаза феи испуганно расширились. Лицо Ириса было так близко, что она ощущала его дыхание. В подёрнутой поволокой глазах провидца читалось нечто странное. Она никак не могла расшифровать, что может означать такой взгляд. Он одновременно пугал и завораживал, заставляя сердце биться чаще.
  - Ты чего?- испуганно пролепетала фея, утопая в синеве его глаз, понимая, что не способна пошевелиться.
  Но в следующий момент провидец прикрыл веки и откатился в сторону. Ощущая, что раздирает своё сознание на части. Понимая, что только что потоптался по своей душе. Ощущая, как стальные когти здравого смысла полоснули его по сердцу. Но не в силах продолжать смотреть в столь испуганные, медовые глаза Диази. Он засмеялся, хотя хотелось плакать. Но смех больше подходил этому моменту.
  - Испугалась?- спросил он, нацепив на лицо улыбку.
  - Д-да,- потрясённо выдохнула фея, согнув ноги в коленях, усаживаясь.
  - Прости, дурная шутка. Но мне пока действительно неприятна эта тема. Обещаю, когда-то я тебе всё расскажу. Пойду я, поищу остальных.
  За всё это время даже не посмотрев ей в глаза, он напряженно кивнул и деланно не спеша полетел в сторону леса, оставив позади себя потрясённо застывшую фею.
  
  Глава 25
  
  Оказавшись в молодом подлеске, он позволил себе расслабиться, давая волю разбушевавшимся чувствам. Закружилась голова и он облокотился о ствол молодого ясеня, с тихим стоном сползая на землю по его коре. Так дальше нельзя. Надо что-то делать. Он ведь себя не контролирует. В любой момент может сорваться, отколов нечто безумное, на фоне которого его недавняя вспышка покажется детским капризом. Что же делать? Как быть?
  Когда горячее пламя в его груди немного улеглось и Ирис смог мыслить более-менее здраво, в его голову пришел ответ. Не долго думая, он бросился на поиски Каракала.
  Юный Дэйв как раз заканчивал трапезу на небольшой поляне, окруженной со всех сторон молодыми деревьями. Он подавился от неожиданности, когда перед его мордой внезапно оказался Ирис, сверкая в разные стороны безумным взглядом.
  - Мне нужна твоя помощь,- заявил провидец.
  Раль удивлённо склонил голову на бок, начиная осознавать, что что-то явно пошло не так. Судорожно проглотив остаток кролика, он вопросительно приподнял бровь, глядя на маленького хранителя.
  - Сегодня ночью ты ведь работал с моим сознанием?- задал риторический вопрос провидец.- Каракал, я могу наделать глупостей. Я не знаю, что со мной происходит. Но мне всё сложнее контролировать это чувство. Ты меня понимаешь?
  Хранитель зверей отрицательно помотал головой.
  - Слушай, только ты мне можешь помочь. Проконтролировать моё сознание. Притупить, если надо, эмоции. Каракал, пожалуйста. Я не справляюсь.
  - Сделаешь это - прокляну,- послышался позади них недовольный голос.
  - Бэлл?- удивлённо выдохнул провидец.
  - Нет, мама твоя,- отозвался слышащий, скрестив на груди руки.- Ты что творишь? Зачем себя подавляешь? Почему просто не возьмёшь и не признаешься ей?
  - Откуда ты?- отшатнулся Ирис.
  - Такое не заметит разве что слепой. Или Диази,- насмешливо фыркнул Бэлл.
  - Ты не понимаешь. Я не могу!- отчаянно мотнул головой провидец.- Я итак её сегодня напугал.
  - Хотел бы я это видеть,- хмыкнул слышащий.- Интересно, какое оправдание твоему поступку она найдёт на этот раз?
  - Слышащий,- рыкнул Ирис. В его сознании всколыхнулась злость.
  - Что?- иронично приподнял бровь фей.
  - Не вмешивайся. Я буду поступать так, как сам того пожелаю,- поджал губы юный маг, вновь повернувшись к Дэйву.- Каракал, так ты мне поможешь?
  Хранитель зверей растерянно захлопал глазами.
  - Не знал, что мой лучший друг - трус,- презрительно выдохнул Бэлл.
  - Что?- переспросил, закипая, Ирис.- Не смей...
  - Смотри, а то опоздаешь,- искривил губы в издевательской усмешке слышащий.
  - Что ты имеешь в виду?- спросил провидец, ощущая, что в душе от страха растекается жидкий лёд.
  - Как знать?- загадочно улыбнулся Бэлл.- Всё-таки представление у озера было просто потрясающим. Ты не находишь?
  - Не смей,- прорычал провидец, ощущая как душу поочередно поглощает то страх, то ярость, то бессилие.
  - Всё лишь в твоих руках,- склонил голову на бок Бэлл.- Но советую поспешить. А то мало ли.
  С неба внезапно стали падать снежинки. И это не смотря на то, что вовсю сияло солнце. Трое хранителей синхронно подняли головы вверх, узрев нависшую над ними тёмную тучку, что посыпала ребят снегом, остужая пространство.
  - Мда,- приподнял брови слышащий.- Слабовато. Заморозить у тебя меня явно не получилось. Пошли, Каракал,- махнул рукой Бэлл и пошел в сторону леса, слыша со стороны Ириса сдавленный то ли рык, то ли стон.
  Вскоре его догнал Раль. Всё сильнее углубляясь в лес, хранители ещё долго слышали приглушенные ругательства провидца.
  - Жестоко ты,- тяжко вздохнул Каракал.- Не боишься попортить отношения с другом?
  - Уж лучше так, чем наблюдать это безумие. Может ревность прибавит ему решительности?
  - Не знал, что любовь... такая,- передёрнул плечами хранитель зверей.
  - Меня больше волнуют его спонтанные выбросы силы,- поджал губы Бэлл.- Это же надо, то чуть бурю не напустил. Теперь вот снег вызвал.
  - Не хочу влюбляться,- мотнул головой Дэйв.- Это же сумасшествие какое-то!
  - Ты знаешь?- задумчиво хмыкнул слышащий.- Я тоже.
  Ирис не возвращался более часа. Встревоженные его отсутствием хранители обедали в тревожном молчании. Бэлл задумчиво грыз хрустящий, сладковатый корень. Каракал лежал в стороне, прикрыв глаза и положив массивную голову на передние лапы.
  - Ну, где же он?- с тревогой в голосе спросила Диази.- Это я виновата. Я его обидела. Напомнила о том видении. Не надо было мне это делать.
  Камомила закашлялась, оплевав фруктовым пюре окружающее пространство, после чего посмотрела на подругу взглядом полным возмущенного неверия.
  - Огромное тебе спасибо,- язвительно сказал Бэлл.- Моим штанам явно не хватало этих живописных пятен.
  - Ой, извини,- смутилась фея, попытавшись убрать красные пятна с одежды слышащего магическим способом. В итоге добилась лишь того, что его штаны стали твёрже метала.
  - Я с вас балдею,- возмутился фей. Рядом искренне смеялся Каракал, чуть слышно порыкивая. Диази кусала губы, сдерживая смех.
  - Я сейчас,- паникуя, воскликнула магеса и щелкнула пальцами. По штанам пошли тонкие трещины.
  - Подай мою сумку,- тяжко вздохнув, попросил Диази Бэлл.
  Немного покраснев, фея выполнила его просьбу.
  - Отвернитесь,- потребовал слышащий.
  После чего постучал по ноге костяшками пальцев. Трещины расширились, после чего с громким хрустом штаны развалились на мелкие осколки.
  Именно в этот момент появился Ирис. Удивлённо приподняв брови, он обозрел эту странную картину. Катающегося от хохота по земле Дэйва. Прыгающего на одной ноге, продевая ногу в штанину, полуголого Бэлла. И фыркающих от смеха, явно смущенных девчонок.
  - И что всё это значит?- наградил он слышащего убийственным взглядом.
  Бэлл от неожиданности шлёпнулся на пятую точку. Скривился, потирая копчик.
  - Да Кама тут магические эксперименты проводила,- хмыкнул тот, таки влезая в запасные штаны.
  - Уже исполняешь свою угрозу?- сухо поинтересовался юный маг.
  - Фу, как грубо,- отмахнулся слышащий.- Предпочитаю более тонкие методы.
  - Что ты имеешь в виду?- заинтересовалась Камомила, поворачиваясь.
  - Да так,- склонил голову на бок Бэлл, смерив друга насмешливым взглядом.- Мы тут занялись изобретением лекарства от глупости. Но, похоже, пока у меня это получается лучше.
  - Слышащий,- прорычал маг, делая шаг в сторону друга.
  - Остынь,- хмуро сказал тот. Некоторое время они играли в гляделки под удивлёнными взорами девчонок. Каракал весь подобрался, готовый вмешаться в происходящее в любой момент.
  В конечном итоге, оба друга резко разорвали зрительный контакт. Ирис сцепил зубы и стремительно стал удаляться, бросив через плечо.
  - Пошли дальше.
  - Ты же не обедал!- встревожено сказала Ди.
  - Я не голоден.
  - И когда поцапаться успели?- удивлённо вскинулась Кама.
  - О, это ещё не сора,- насмешливо сказал Бэлл.- Так, легкая разминка.
  Колдовать Ирис напрочь отказался, от чего их продвижение значительно замедлилось. Провидец был хмур, периодически бросая на слышащего убийственные взгляды. Диази затихла, искренне переживая за друзей. Даже предприняла попытку их помирить, от чего Бэлл лишь закатил глаза, подавляя вздох полный бессилия. Камомила то сканировала взглядом спину Ириса, то бросала многозначительные взгляды на слышащего. Тот хмурился, всем своим видом говоря ей: 'не вмешивайся'. Каракал шел позади всех, грустно повесив голову. Его маленький друг, который так ему помог, нуждался в поддержке. А вместо помощи юному Дэйву пришлось вступить в заговор с этим хитрющим чернявым хранителем. Нет, ему конечно виднее. Он дружит с Ирисом достаточно долгое время. Но отказывать в просьбе провидцу было очень тяжело.
  Ближе к вечеру на горизонте показался лес сокрытого пути. Уставшие друзья немного оживились. Этот длинный день довольно сильно морально всех утомил.
  В этом странном лесу росли исключительно ивы, создавая своими тонкими, нависающим над землёй, ветвями островки тени. В их узловатых стволах устроило свои жилища множество зверей и птиц. Эти немного странные деревья были довольно компанейскими, позволяя лесным жителям устраиваться в дуплах максимально комфортно. Так же этот лес отличался великим множеством неглубоких озёр, которые тем ни менее были полны живности. В камышах, громко крякая, плавали утки. Громко переговаривались лягушки.
  Когда они вошли в его пределы, мир уже погрузился в сумерки. Ребята устали настолько, что не стали даже разжигать костёр. Перекусив, на скорую руку, они закутались в пушистые покрывала и погрузились в тревожный сон.
  Утро встретило их многоголосым пением птиц. С дерева на дерево то и дело прыгали пёстрые белки. В располагающемся неподалёку озере надсадно орали лягушки.
  - Как же они меня задолбали,- массируя виски, признался Бэлл.
  - Пошли, освежимся,- Диази пихнула в бок Каму.
  - Здравая мысль,- кивнула фея, отправляясь с подругой в сторону озера.
  Слышащий проводил их задумчивым взглядом и насмешливо посмотрел в сторону друга, что усиленно переупаковывал свою сумку. Ирис собрал слишком много провианта, и теперь туда всё никак не желала помещаться книга провидца Дурмана. Плюнув на это, он вытащил её, облокотился об узловатый ствол и погрузился в чтение.
  - Непрошибаемое спокойствие,- подивился слышащий.
  Каракал задумчиво кивнул.
  Ирис действительно немного пришел в себя. За вчерашний день он настолько сильно устал, что проспал всю ночь без сновидений. Это освежило его сознание, придав дополнительные силы на блокировку эмоций. Хотя в голове то и дело прокручивался разговор с Бэллом, приводя его в ярость. Пусть только попробует что-то сделать. Пусть только посмеет.
  После водных процедур, ребята устроили совещание, обсуждая, что делать дальше.
  - Поселение хранителей дорог находиться у самого большого в этом лесу озера. Это, конечно, неплохой ориентир. Но лучше бы в книгах более чётко указали направление,- недовольно сказала Диази.
  - Надо провести воздушную разведку,- сказала Камомила, расправив крылья.
  - Воздух, это по моей части,- придержал фею на месте провидец, отправляя на разведку ветер.- Скоро будет результат.
  - Как удобно,- отозвался Бэлл, схлопотав в свою сторону убийственный взгляд.
  - Да хватит вам уже!- воскликнула Диази тоном, полным беспокойства.
  - Не переживай,- похлопал её по плечу слышащий.- Это у нас игра такая. Кто кого первый пришибёт взглядом.
  Ирис приглушенно зарычал.
  - Прекрати его дразнить,- возмутился Каракал по телепатической связи.
  - Не могу,- честно ответил слышащий.- Он так прикольно реагирует!
  - Слышащий,- угрожающе рыкнул Раль.- Я на его стороне, чтоб ты знал.
  - Ну вот,- тяжко вздохнул Бэлл.- Один, совсем один.
  - Ирис, как там разведка?- вмешалась в назревающий конфликт Камомила.
  - Нашел,- поджал губы провидец.- Это довольно далеко, так что надо выдвигаться. Мне бы хотелось оказаться у их поселении до захода солнца.
  Погрузив сумки на плечи, ощущая, как сгущается атмосфера, а в воздухе повисает всё больше и больше вопросов, они молча шли по лесу, подсознательно поражаясь насколько густо тот заселён. Звери чувствовали себя здесь явно очень фривольно. А великое множество грибов, кустов, густо усыпанных ягодами, были способны прокормить всех его жителей. Здесь действительно было здорово. Тихий шелест листвы успокаивал душу. Легкое журчание воды настраивало всех на миролюбивый лад. Всех, кроме Ириса. Ведь провидец продолжал всё это время вынашивал план то ли мести, то ли контрмер по отваживанию Бэлла от Диази. Душа его кипела возмущением и злобой. Да как он смеет? И это лучший друг?
  Ближе к вечеру, друзья вышли к поселению хранителей дорог. Это было дивное место, окруженное старыми, почти древними ивами. Некоторые из них росли совсем рядом друг с другом, переплетаясь стволами между собой, создавая просторные укрытия, в которые не мог проникнуть ни дождь, ни ветер. Обычно, между такими укрытиями располагались широкие тропы, что изгибались змейкой, уводя друзей вдаль. Поселение было наполнено тихим шепотом листвы, будто древние деревья постоянно о чём-то рассказывали. Между листьев, путаясь, плавно летали светлячки, с немалым любопытством разглядывая пришельцев. Сияя зеленоватым светом, они плавно летали вокруг хранителей, иногда имея наглость садиться тем на плечи, и даже на голову.
  Но самое сильное впечатление на друзей произвели хранители дорог. Высокие, статные, сильные и гордые. Они оглядывали хранителей взглядом, в котором абсолютно отсутствовали любые эмоции. То и дело слышался цокот копыт, после чего им навстречу выходил очередной местный житель.
  - Извините,- несмело спросила Диази, взлетая вверх, чтобы посмотреть в спокойные, медного цвета глаза странного существа. Тот медленно перевёл на неё взгляд, утвердившись на ногах-копытах. Сильные руки, укрытые чёрной шерстью, лоснящейся здоровым блеском, скрестились на широкой груди. На волосатом, по-своему красивом лице, с длинной бородкой, отразился проблеск эмоций. А может фее это просто показалось? Она окинула взглядом широкие, закрученные спиралью рога хранителя дорог и сглотнула внезапно образовавшийся ком в горле.
  - Как пройти к порталам?- как ни в чём не бывало, спросил Бэлл. Он-то воспринимал эмоции не по жестам и мимике, а напрямую.
  - Идите дальше,- указал пальцем странный хранитель на тропу, по которой они шли.- Недалеко.
  - Благодарю,- кивнул слышащий.
  Каракал, для которого эмоции хранителя дорог, так же не были тайной, уловил направленное на себя пристальное внимание и добродушно ощерился. Правда, вскоре повышенный интерес к своей персоне стал Дэйва угнетать.
  Хранители всё шли по тропе. Девчонки немного напугано притихли. Ирис сканировал пространство с помощью ветра. Вскоре они вышли на берег широкого озера, над ровной гладью которого зависли многие сотни светлячков, разгоняя вечерние сумерки.
  - Красиво,- с придыхание сказала Диази, глядя, как зеленоватый свет отражается от водной глади.
  - Там,- указала Камомила пальцем на противоположный берег.
  На невысоком взгорке росла группа ив, образовав широкое кольцо. Их тонкие, висячие ветви создавали колыхающуюся завесу. Над этим странным скоплением деревьев кружило особенно большое количество светлячков, создавая ровное, почти мистическое сияние. Друзья переглянулись и заспешили вдоль берега озера к цели. По дороге они встречали всё больше и больше хранителей дорог, провожающих ребят безразличными взглядами, от чего по спине у них то и дело пробегали мурашки.
  - Их что-то тревожит,- нахмурился Бэлл, провожая взглядом очередного местного жителя, что прошел мимо, даже не обернувшись.
  - Здесь слишком тихо,- заметил Ирис.
  И, правда, только сейчас друзья заметили, что кроме светлячков, здесь больше нет живности.
  Когда они подошли к странной группе деревьев, уже стемнело. Пройдя вдоль сплошной стены из ивовых стволов, то и дело отодвигая в сторону свисающие ветви, друзья вскоре нашли проход между деревьями. Одна проблема, путь им преграждал сурового вида и внушительной комплекции страж.
  - Нам необходимо пройти,- поджал губы Бэлл, заранее зная ответ. Остальные остановились позади, нерешительно переступая с ноги на ногу.
  - Священный портал закрыт для тех, в ком нет решимости,- не меняя выражения лица, промолвил хранитель дорог.
  - Что ты имеешь в виду?- хмуро спросил Каракал.
  - Что он сказал?- громким шепотом спросила Камомила.
  - В вас нет твёрдости. Ваши души рвутся в разные стороны, не желая искать компромисса.
  - Что бы это могло значить?- озадачилась Диази.
  - Они издеваются,- возмутилась Кама. Как обычно, в ситуации, когда она терялась либо была напугана, в душу феи проникала злость.
  - Ты нас пропустишь?- вновь спросил слышащий.
  - Нет,- качнул головой хранитель дорог.
  - Ты не понимаешь, рогатый,- прошипела Камомила.- Наша миссия очень важна. За нами следует слуга Хаоса. Кто будет виноват, если он настигнет нас завтра?
  - Портал не примет в своё лоно тех, кто колеблется,- твёрдо сказал местный житель, глядя на фею полными безразличия бронзовыми глазами.
  - Никаких шансов, да?- угрюмо спросил Ирис, после того как слышащий озвучил ответ.
  - Говори прямо, не юли,- потребовала Камомила, топнув по усыпанной тонкими листьями земле миниатюрной ножкой. В зелёных глазах феи вспыхнули не предвещающие ничего хорошего искры.- Как мы можем соответствовать вашим глупым условиям, если даже не можем понять их сути.
  - Ваши души привязаны к разным местам,- грустно промолвил строгий хранитель.
  - Кажется, я поняла,- потёрла ладонью лоб Диази.- Он имеет в виду, что мы хотим очутиться в разных местах. У нас нет по настоящему искреннего желания оказаться у проклятой топи.
  - Да уж,- передёрнул плечами Ирис.
  - Выход должен быть!- ударила кулаком по ладони Камомила.- Мы же здесь! Все вместе! Зачем тащиться к нужному месту пешком, если можно туда телепортироватся?
  - Что ты предлагаешь?- мрачно спросил провидец.
  - Внушение. У нас два сильных разумника. Что может быть проще?
  Переглянувшись между собой, ребята потрясённо взглянули на фею. Чтобы Камомила сама предложила влезть себе в голову?!
  - Звучит разумно,- почесав подбородок, сказала Ди.
  - Кто?- уточнил Каракал, не отрывая взгляда от напоминающего статую стража.
  - Наверное, я,- передёрнул плечами Бэлл.- Я имею хоть какое-то представление о месте, в которое нам надо попасть. Но это будет тяжело. И неприятно. Для достоверности, придётся применить частичное слияние сознаний.
  - А ты это потянешь?- усомнилась Диази.
  - Если вы не будете сопротивляться.
  Под направленным на друзей флегматичным взглядом хранителя дорог, они выстроились кругом, напряженно глядя перед собой.
  - Каракал, особенно это тебя касается. Не сопротивляйся,- напряженно сказал слышащий и сразу после того, как Дэйв кивнул, распылил своё сознание, проникая в разум остальных.
  Это было больно. Очень больно. В какой-то момент ему показалось, что он сходит с ума. Загодя разрушенные ментальные щиты, что помешали бы магическому действу, больше не могли спасти его от чуждых его душе эмоций. Он думал, что его голова взорвется, пока стабилизировал баланс сил. В этом ему очень сильно помогли Диази и Раль, делясь своим спокойствием с остальными. Слышащий был уверен, что остальные сейчас тоже переживают не самые лучшие минуты. Но они никогда не узнают, насколько тяжело быть ведущим у сцепленного воедино разума пяти живых существ.
  Когда улеглась первая волна, Бэлл смог заняться внушением, подведи мысли хранителей к тому, что им просто жизненно необходимо оказаться в проклятых топях. Через некоторое время в сторону хранителя дорог повернул свои головы единый в своих проявлениях организм, сверкая пятью парами глаз. Но могучий местный житель даже не пошевелился, не желая уступать дорогу.
  - В чём дело?- спросил Бэлл голосом Ириса, что находился к стражу ближе всех.- В нас больше нет двойственности желаний.
  - Портал не обращает внимание на внушение. Он считывает лишь истинные желания.
  - Ах, ты ж!- закричала-зашипела Камомила, из-за ярости умудрившись разорвать контакт сознаний. Бэлл зашипел от боли, прерывая слияние с остальными, обнимая руками голову. Каракал пошатнулся. Диази с Ирисом очумело моргали, не в силах придти в себя.- Ты,- прорычала магеса, утвердившись на ногах.- Весело было?
  - Кама, не горячись,- положила руку на плечё к подруге Диази, ощущая, как та дрожит от еле сдерживаемого гнева.
  - Это был первый прецедент подобного рода,- склонил голову на бок хранитель дорог, глядя на друзей пустым взглядом.
  - Экспериментировал, значит?- оскалилась Камомила. Её руки начало спиралью обволакивать пламя.- С дороги, рогатый. Пожалеешь.
  - Не горячись,- попытался вмешаться Бэлл.
  Но фея уже сделала несколько стремительных шагов, приближаясь к стражу. А в следующий миг со всей силы врезалась в невидимую преграду, отшатнувшись и зашипев от боли.
  - Они ведь знают о работе портала гораздо больше нашего,- вновь схватила за плечё подругу Диази, стараясь достучаться до её сознания.- Вдруг это опасно?
  - Опасно?- переспросила с угрозой в голосе фея, потирая расшибленный лоб.- Я сейчас покажу, что значит опасно! Вы же не думали, что эта дурная силовая стена меня остановит?
  Тело Камомилы стало охватывать пламя, спиралью поднимаясь вверх и волнами опадая вниз. Ди отшатнулась, махая обожженной правой рукой. Ирис призвал ветер, но вместо того, чтобы направить его на вразумление взбешенной подруги, он неосознанно направил холодный поток на ладонь Диази.
  - Да вы все с ума по сходили!- закричал Бэлл. Он-то магией стихий не владел, а после слияния разумов сопротивляемость к ментальной магии у Камы увеличилась в разы.
  От пылающей ярким светом фигуры Камомилы, стремительно отделился пылающий багровым цветом смерч и понёсся в сторону застывшего каменной статуей хранителя дорог. Уловив затопивший сознание стража страх и безнадёгу, с громким рыком перед атакующим заклинанием, содержащим в себе прорву энергии, выскочил Каракал.
  - Нет!- закричали Ирис с Бэллом, в то время как Диази потрясённо замерла, забыв о боли в руке.
  Багровое пламя на несколько долгих мгновений окутало лиловую фигуру хранителя зверей, заставив шокировано застыть на месте даже Камомилу.
  
  Глава 26
  
  Пожалуй, впервые за всё время пребывание в этом странном месте, друзья заметили на лице хранителя дорог хоть какие-то эмоции. Всё участники событий потрясённо смотрели на объятую багровым, невероятно жарким пламенем фигуру Каракала. Но вот оно стало тускнеть, опадая, впитываясь в землю. Открыв их взгляду пошатывающуюся от слабости фигуру на первый взгляд абсолютно невредимого Дэйва.
  - Сумасшедшая,- выдохнул хранитель зверей, глядя на магесу обвиняющим взглядом.- Ты могла убить его.
  - Кама, ты в своём уме?- опалил взглядом фею Бэлл.
  Диази подскочила к Ралю, с тревогой вглядываясь в его глаза.
  - Нигде не болит? Ты не пострадал?
  Каракал мотнул головой, что до сих пор кружилась от переизбытка поглощенной им недавно энергии. Хорошо хоть магеса предпочла огненную магию, с другими видами стихий он не совладал бы.
  - Я так за тебя испугалась,- всхлипнула фея, обняв за шею Каракала, чем привела Дэйва в шок.
  - Ты соображаешь что творишь?- прищурился Ирис, хватая за руку Каму. Он чуть не рычал от злости за свой испуг, за бессилие, за ранение Ди, за своё глупое поведение.- Ты неадекватна. Я ещё возле озера это заметил! Как смеешь ты столь бессмысленно, бестолково, подвергая риску остальных, использовать столь сильную магию.
  - Он был за барьером!- выдернула руку из его захвата Камомила.- Ему ничего не угрожало! Это Кар-Кар влез, куда не просят.
  Со стороны Дэйва послышался злобный рык. Диази отшатнулась от хранителя зверей, а в следующее мгновение, столь стремительно, что сложно было проследить взглядом, он понёсся к Камомиле. И застыл, глядя на неё своими желтыми глазами, на дне которых плескалось багровое пламя. Магеса замерла, не в силах отвести взгляд, ощутив направленную на себя угрозу. Причём настолько сильную, стремительно неотвратимую, что сердце феи от страха рухнуло в пятки. Камомила поняла, что этот сильный, стремительный хранитель не боится смерти. Он будет отстаивать свою точку зрения до последней капли крови. Пойти против его воли было страшно.
  - Хватит пугать магических существ,- рыкнул Каракал, отводя взгляд от незадачливой магесы, что так и стояла на месте, побледнев.- Нам здесь не место. Ровно в тот момент, когда мы позволили себе напасть на хозяев здешних мест, мы утратили право находиться здесь.
  - Иногда ты меня пугаешь,- хрипло промолвил Бэлл.- Но это не отменяет твоей правоты.
  - Извинись,- потребовал Раль, глядя на Камомилу суровым взглядом.
  - Чего?- возмутилась та, забыв о своём страхе.- Он тоже виноват!
  - Он выполнял дело, возложенное на него Создателем,- нахмурился хранитель зверей.- Тебе же никто не выдвигает правил по уходу за подопечными?
  - Он прав,- озвучив ответ, в очередной раз прокомментировал происходящее Бэлл.
  - Потомок предателей не имеет права делать подобные замечания,- гордо вскинув голову, отозвалась Кама.
  - Не тебе судить моих предков,- прорычал Каракал.
  - Довольно!- прервал спор Ирис. Кама попыталась вновь ответить что-то резкое, но провидец махнул рукой, закутывая её в воздушный кокон, позаботившись о том, чтобы тот не пропускал в том числе и звуки.- Остынь,- бросил он, после чего перевёл взгляд на стража.- Приношу свои извинения за наше поведение.
  Хранитель дорог кивнул, склоняя свою рогатую голову. На ментальном уровне Бэлл с Каракалом почувствовали направленные на себя благодарность за понимание. Всё-таки магическому существу отказывать в чём-то хранителю было очень сложно.
  - Как стыдно,- поджала губы Диази.- Простите нас за всё.
  После чего хранители отправились по тропе в дальнейший путь, понуро опустив головы, желая покинуть ивовое пристанище, чтобы найти место для ночлега. Позади них плавно летел воздушный кокон, внутри которого бесновалась Камомила, то молотя кулачками о прозрачные стенки, то пробуя их на прочность разнотипной магией. Но всё было напрасно.
  Выбрались друзья из поселения волшебных существ уже глубокой ночью. Побросав свои сумки у корней старой ивы, они стали доставать покрывала, устраиваясь на ночлег. Ирис снял заклятие воздушного кокона.
  - Одно слово, и я придумаю нечто такое, что заставит тебя надолго замолчать,- устало пригрозил он. Фея сверкнула в его сторону полным ярости взглядом. Но пребывая внутри заклятия провидца, она успела оценить разницу в силах, что не дало ей возобновить спор.
  Диази сегодня нагло избрала своей подушкой мягкий живот Каракала. Дэйв глянул на фею сначала удивлённо, но потом на губах его появилась улыбка. Решив продолжить сегодняшний спектакль, рядом с ней устроился Белл. Ирис опалил слышащего ревнивым взглядом.
  - Подвинься,- сказал он с угрозой в голосе.
  - Чего это?- сонно спросил Бэлл. Поток ветра поднырнул под слышащего, приподнял его, унося в сторону.- Не честно!- возмутился фей.
  Ирис довольно фыркнул, ложась на его место и укутываясь в покрывало. И вроде так, чтобы и не сильно близко к Диази, но чтоб была возможность блюсти. Дэйв еле сдерживал смех.
  Утро было тяжелым. Не выспавшиеся хранители, то и дело сонно потирали глаза. Считающая себя невинно обиженной Камомила постоянно бросала на ребят злобные взгляды.
  - Я начинаю ненавидеть Эров,- сказал по телепатической связи Бэлл, чтобы разговором не провоцировать скандал.
  - В каком смысле?- заинтересовался Каракал.
  - Это именно они сделали из меня сильнейшего эмпата. Да и Камомила раньше была довольно слабым магом. Но в те времена у неё и характер был поадекватней.
  - Обретение силы не обязательно является причиной изменений характера,- усмехнулся Раль.- Смена жизненных обстоятельств так же ведёт к изменению личности разумных, сглаживая одни черты и обостряя другие.
  - И откуда ты такой умный взялся?- поразился слышащий.
  Тронулись в путь поздно, шли молча, обмениваясь угрюмыми взглядами. Когда солнце перевалило за полдень, они остановились пообедать. Неразрешенный конфликт навис над ребятами дамокловым мечом, клокоча в их сознаниях готовой к извержению лавой.
  - Надоело,- не выдержал Бэлл.- Хочу развеяться.
  На него удивлённо посмотрели остальные.
  - Имею право,- приподнял брови слышащий.- Может у меня хоть иногда быть личное время и пространство? Я погуляю. Буду через час.
  С этими словами фей взмахнул своими прозрачными крыльями и скрылся между деревьев.
  - Когда он таким эмоциональным стал?- поразилась Диази.
  - Я тоже прогуляюсь,- поднялся на ноги Ирис, оседлав ветер. Каракалу тем более не хотелось оставаться рядом с магесой, на которую тот по прежнему дико злился.
  Вот так и получилось, что вскоре вся мужская часть хранителей покинула место их временного пристанища, оставив подруг наедине. Некоторое время они молча ели собранные в лесу сокрытого пути ягоды, слушая как легкий ветерок играет листвой молодого каштана, у подножия которого они устроились. Диази то и дело тяжко вздыхала, не поднимая глаз от земли.
  - Что, тоже считаешь, что лишь я виновата в произошедшем?- язвительно спросила Камомила, разрывая затянувшееся молчание.
  - Да, я так считаю,- твёрдо ответила Ди, посмотрев на подругу.
  - Если бы этот недохранитель не стоял статуей, а предупредил, что слияние сознаний нам не поможет, ничего бы этого не было,- яростно мотнув головой, возразила Камомила.
  - Он сам не знал об этом!- поджала губы фея.
  - Нееет, он сказал более обтекаемо. Он сказал, что ни разу такого не видел, но потом уточнил, что портал считывает истинные желания.
  - Каракал прав,- гордо выпрямилась Диази.- Есть вещи, которые способны объяснить и осознать лишь хранители, а есть вещи, что доступны лишь магическим существам. Не нам судить об этом.
  - Ах, Каракал сказал,- возмутилась Кама, поднимаясь на ноги, приходя в ещё большую ярость.- Словам Дэйва ты веришь больше?
  - Да причём тут это!- закричала фея, тоже вскакивая с земли.- Ты чуть не убила магическое существо!
  - Там был барьер! Ничего бы ему не стало!
  - Соображаешь что говоришь?- задохнулась Ди.- Ты сравниваешь силу хранителя с силой волшебного существа! Да тот огненный смерч был так нашпигован силой, что выставленного барьера он бы даже не заметил!
  - Я не снимаю с себя вину,- нашла новый аргумент Камомила.- Но перекладывать ответственность исключительно на себя не позволю.
  - Ты изменилась,- резко погрустнела Диази.- Очень-очень изменилась. Ты не была такой жестокой. Та Камомила, которую я знала, не стала бы такого делать.
  - Да что ты можешь об этом знать? Ты, что не способна заметить очевидные для всех вещи,- вспыхнула Кама.- Не способна понять, что Ирис в тебя влюблён. Причём настолько, что еле сдерживает свои эмоции.
  - Что?- потрясенно переспросила Ди, застыв на месте.- Что за шутки?
  - Шутки?- переспросила Камомила, осознавая, что её несёт. Отдавая себе отчёт в том, что пожалеет об этом. Но не находя в себе сил на то, чтобы остановиться.- Да ты бы видела его в тот момент, когда пела с русалками песню! Он смотрел на тебя так... так...
  - Это неправда,- отшатнулась Диази.- Он же друг. Я...
  Шокирующая правда затопила сознание жаром, заставив сердце ускорить ритм. Разум заполнила растерянность, мысли смешались, выискивая в сознании опровержение сказанному, но находя лишь подтверждения. Слова Камомилы будто открыли ей глаза, расставив всё по своим местам, объяснив многие странности.
  - Мне,- пролепетала фея.- Я. Надо. Поду... побыть одной.
  Резко развернувшись, она стремительно скрылась в лесу, оставив позади Камомилу, что уже начинала жалеть о содеянном. Растерянно потоптавшись на месте, магеса обхватила руками голову, проклиная свой длинный язык. Что на неё нашло? Что она наделала? Зачем влезла? А может Диази в чём-то права? Ведь раньше она себе такой оплошности не позволила бы. Но сейчас... Сейчас...
  Фея успела истерзать себя мыслями и переживаниями, найти для себя тысячи обвинений и столько же оправданий, когда к ней из лесу вышли Бэлл с Каракалом.
  - Успела поцапаться с Ди?- правильно распознал эмоциональный спектр слышащий.- И откуда в тебе столько яда?
  - Заткнись,- огрызнулась Кама.
  - Каракал, цапни её,- попросил фей, на что Дэйв отчётливо фыркнул.- Шучу-шучу.
  - А где Ирис?- подавляя чувство вины, спросила фея.
  - Он подопечных своих нашел, расслабляется,- подозрительно прищурился Бэлл.- Только не говори мне...
  Камомила отчётливо вздрогнула. Раль бросил на неё удивлённый взгляд, что сменился откровенным презрением.
  - Дура,- покачал головой слышащий.- Что ж ты творишь?
  Тем временем, скрывшись в густых зарослях каких-то пышных кустов, сидела раскрасневшаяся от новых знаний Диази. Дрожа всем телом и прикрыв ладошкой рот, она прокручивала у себя в голове все события, что произошли после того, как они покинули дом. Стараясь понять, когда всё произошло? Понять, что делать дальше? Как теперь относиться к Ирису? Как смотреть в его глаза? Как говорить?
  Голова кружилась от вопросов и воспоминаний. Перед глазами то крутился его образ, после того как он спас её от буйства стихий воды и земли. Как он злился! Едва ли молнии из глаз не метал! Значит, тогда в его сознании она уже была не просто подругой детства, а...
  Образ сменился на смущающий момент в горах крылатого братства. Она тогда искала у него прощения и поддержки, как у друга, а он...
  Или это после рубинового озера? Значит тот его странный взгляд, когда она доставала его по поводу видения был отражением... Чего? Что он хотел тогда сделать, что настолько явно проявил свои чувства?
  От предположений запылали даже уши. Ну, кто бы мог подумать? Это же Ирис! Задира! Тот, с кем они всегда ругались и спорили! С кем никогда не могли толком найти общий язык! Её шкодливый друг, что раскрашивал их жизнь нелепыми затеями.
  Вновь застонав, она обняла руками голову, пытаясь успокоиться. Но это было очень сложно, почти невозможно. Когда эмоции немного улеглись, она приняла расслабленную позу и погрузилась в медитацию, выстраивая многоуровневые ментальные щиты, по сложности своей гораздо превосходящие те, что были знакомы Бэллу.
  Вышла к остальным она только через два часа, тут же собрав на себе изучающие взгляды. От столь пристального внимания у феи стали нервно подрагивать уголки губ.
  - С тобой всё в порядке?- встревожено спросил Ирис, в то время как Бэлл пытался пробиться сквозь её ментальный щит. Впрочем, безрезультатно.
  - Д-да,- ответила Диази, с трудом сохраняя спокойствие, стараясь не смотреть на провидца.- Каракал, можно я сегодня на тебе прокачусь. Пожалуйста.
  Дэйв задумчиво склонил голову на бок. Для его врожденного дара ментальные щиты не были помехой и он сразу смекнул, что малышке действительно необходимо побыть наедине со своими мыслями. Медленно кивнув, он подставил свою спину, куда тут же взобралась Ди, провожаемая напряженными взглядами остальных.
  - Ну и что мы делаем?- недовольно спросил по телепатической связи слышащий.
  - Позволь на этот раз мне решать, что именно необходимо делать,- отозвался Раль.
  Их когда-то столь дружная команда утонула во внутренних конфликтах и противоречиях. Даже погода сменила настроение. На небе стали постепенно скапливаться серые облака, вскоре затянув небо, скрыв солнце, заставляя помрачнеть лес, по которому они передвигались.
  Ощущающая вину, Камомила вела себя на удивление тихо, устроившись на самом краю воздушной подушки. Бэлл наблюдал за проносящимися мимо деревьями невидящим взглядом. Его страшно встревожило то, что Диази полностью от него скрыла эмоции. Эта непредсказуемость угнетала его до невозможности, заставляя слышащего нервно кусать губы и бросать на Каму угрюмые взгляды.
  На подсознательном уровне ощущая сгустившуюся атмосферу, Ирис пытался побороть в себе растущее чувство беспокойства. Пристроившись сразу за Каракалом, он неотрывно смотрел на напряженную фигурку Ди, что сидела на спине Дэйва, выпрямившись словно струна.
  - Ветер, что я пропустил?- наконец, решил он обратиться к последней инстанции.
  - Как знать?- загадочно отозвался он.- Но должен тебя предупредить. Объявился слуга Хаоса.
  - Эры не справились?- похолодел провидец.
  - Да. Должен заметить, что у вас перед ним всего лишь двое суток форы. Не больше.
  - Как же так вышло?- застонал от бессилия и страха Ирис.
  - В этой игре Хаос сделал довольно высокую ставку. Он не жалеет сил,- прошелестел ветер.
  - Есть ли для меня совет и какова его цена?- поджал губы провидец.
  - Ты повзрослел, малыш,- грустно сказал ветер.- Повзрослел слишком быстро. А жаль. Раньше ты был более забавным.
  Ирис закашлялся от неожиданности, но вскоре взял себя в руки.
  - Ты не ответил на мой вопрос,- упрямо поджал губы юный маг.
  - Цены нет. Эта встреча в моих интересах. Вам стоит свернуть на юг.
  - Почему? Нам ведь необходимо спешить?
  - Ты сам всё поймёшь.
  Тяжело вздохнув, Ирис прервал контакт с ветром и привлёк внимание остальных, заставляя Каракала остановиться. Они столпились на неширокой лесной поляне, ежась от пропитавшей мир влаги. Небо явно готовилось разразиться дождём.
  - Плохие новости,- сказал он,- Эры не справились.
  Юный маг пересказал свой разговор с ветром, заставив остальных задумчиво хмуриться.
  - Не было печали,- тяжко вздохнула Камомила.
  - Нет причин не доверять совету ветра,- пожал плечами Бэлл.
  Ирис перевёл свой взгляд на Диази, желая услышать её комментарии, но удивленно застыл. Фея даже не смотрела в их сторону, вжимаясь в переднюю лапу Каракала.
  - А ты что скажешь?- нахмурился он.
  Ди вздрогнула, поспешно взбираясь на спину Дэйва, чтобы скрыть своё лицо.
  - Идём на юг,- хрипло отозвалась она.
  - Что с тобой?- ещё больше насторожился провидец.
  - Ничего,- деревянным голосом отозвалась фея.- Каракал, ну давай.
  Тяжело вздохнув, Дэйв сначала неспешно, но всё больше убыстряя темп, отправился на юг.
  - Что это с ней?- растерянно спросил у друзей Ирис. Кама виновато отводила взгляд, Бэлл смотрел в её сторону со злостью и неодобрением.
  - Больше я влезать в это не намерен!- наконец не выдержал слышащий.- Давай, создавай свою воздушную подушку.
  - Бэлл,- угрожающе произнёс провидец, подозрительно прищурив глаза.
  - У Камы спрашивай,- отмахнулся слышащий. Но так как друг продолжал гипнотизировать его взглядом, добавил.- Поспеши, иначе мы их не догоним.
  Что-то ворча себе под нос, Ирис наколдовал воздушную подушку. Стоило им стронуться с места, как он тут же возобновил свои расспросы. Но нарвался на столь давно не демонстрируемое слышащим флегматичное спокойствие. Камомила не знала, куда себя деть от стыда. Краснея и бледнея, она всё никак не могла решиться сказать другу правду.
  Тем временем они покинули лес, оказавшись на густо заросшем невероятно высокой травой лугу. У самой линии горизонта мелькал лиловый силуэт Дэйва, которому продвижение вперед стоило невероятных усилий. Лапы путались в густой траве, её стебли хлестали по морде и бокам. Диази вела себя тихо, лишь иногда болезненно морщась, когда по её лицу особо сильно хлестала тонкая травинка. За время их пути она умудрилась даже обзавестись царапиной на щеке.
  Вскоре их догнали остальные. Ирис развеял воздушную подушку, предложив передохнуть. Не согласна с этим была лишь Диази, но она не сказала ни слова. Каракал примял своим телом высокую траву, на которую Камомила тут же постелила покрывало. Бэлл с Ирисом стали выкладывать на него провиант. Хоть был ещё далеко не вечер, но из-за затянувших небо серым покровом туч, на землю будто преждевременно опустились сумерки.
  Диази вжималась в тело Дэйва, стараясь лишний раз не поднимать взгляд. Аппетита не было, но она продолжала запихивать в себя фрукты, чтобы не вызывать подозрений.
  - Ты поранилась?- встревожено спросил Ирис, и столько тепла было в этом вопросе, столько искренней заботы и нежности, что фее стало не по себе.
  Тем временем провидец придвинулся к ней, приближая лицо вплотную, чтобы лучше рассмотреть её царапину. Нежно провёл большим пальцем по повреждённой щеке.
  - Болит?
  Это прикосновение будто оставило на лице огненный след. Фея отшатнулась, ощущая наплыв непривычных, слишком острых для её сознания эмоций. До невозможности смутившись, ощущая, что лицо начинает пылать, она стала отползать от него, всё больше вжимаясь в тело Каракала.
  - Что происходит?- нахмурился фей, стараясь поймать её взгляд.- Посмотри на меня,- властно сказал он.
  Ощущая, как всё быстрее колотиться в груди сердце, понимая, что просто не в состоянии выдержать его прямой взгляд, она судорожно помотала головой.
  - Ты... знаешь?- выдохнул Ирис.
  Душу провидца стали затапливать паника и страх. Затравлено посмотрев на фею, он отодвинулся от неё. Остальные молча наблюдали за разыгравшейся сценой, старательно отводя взгляд. А Ирис всё пытался представить себе, что может произойти после того, как правда раскрылась. Если она откажет? Если начнёт избегать? Прекратит общаться? Начнёт игнорировать? Душа окуталась потоками страха. Казалось, его мир рухнул. Он ведь не сможет без неё. Уже не сможет.
  Но не успел он совладать со своими чувствами, как со всех сторон послышался шорох. Их кто-то окружал.
  Глава 27
  
  Высокая трава раздвинулась, и на созданную друзьями поляну вышло магическое существо. Это была гигантская, рыжая в белых подпалинах, мышь, что стояла на двух задних лапах и смотрела на хранителей чёрными глазами-бусинками. Вскоре радом с первой мышью появилось ещё несколько, заставив Каракала напряженно подняться. Остальные тоже подобрались, осматривая незнакомцев подозрительными взглядами.
  - Миилиры,- потрясённо выдохнула Диази, забыв о своём смятении.
  Один из пришельцев, шерсть которого выделялась среди остальных своим красноватым оттенком и отсутствием белых пятен, задумчиво посмотрел на фею, тепло улыбнувшись.
  - Ветер любит баловать нас новыми интересными знакомствами,- промолвил миилир. И что самое странное, все его поняли. Ведь он говорил на языке фей.
  - Кто вы такие?- с подозрением в голосе спросила Камомила.
  - Дитя, не считаешь же ты, что твой покровитель способен направить вас в ловушку?
  - Н-нет,- растеряно моргнула Кама.
  - Я так понимаю, ветер направил нас к вам не просто так,- хмуро сказал Ирис, всё продолжая бросать в сторону Диази тревожные взгляды. Даже не подумав спросить, каким это образом магические существа сумели установить контакт с ветром.
  - Ты прав,- согласно кивнул головой миилир.- Я, Когитар, старейшина народа миилиров, желаю, чтобы вы стали моими гостями.
  - К сожалению, у нас нет времени на это,- вмешался слышащий.- Необходимо спешить, слуга Хаоса совсем близко.
  - Бэлл, это же миилиры,- опалила его возмущенным взглядом Диази.
  - Ну и что?
  - Хранители знаний. Повелители пространства и времени,- продолжила перечислять фея.- Вы ведь вернёте нас в тот же день, в ту же минуту?- обратилась она к хранителю знаний.
  - Ты права,- кивнул Когитар.- Следуйте за мной.
  Наскоро собрав вещи, хранители поспешили вслед за миилиром. Остальные хранители знаний пристроились в хвосте, словно молчаливый конвой, что раздражало Каракала. Он не любил оставлять неприкрытыми тылы. Странное дело, но присутствие хозяев этих мест сделало высокую траву покладистей. Она больше не норовила ударить ребят по лицу, будто расступаясь перед ними.
  Наполненный тревогами и страхами Ирис попытался приблизиться к Диази, чтобы поговорить с ней, понять, что она собирается делать. Убедиться, что она не станет его избегать. Но кожей почувствовав направленное на себя внимание, она поспешила догнать Когитара, затеяв с ним разговор.
  - Вы позволите взглянуть на ваши хранилища знаний?
  - Советую тебе очень чётко определить, что именно тебе необходимо,- отозвался миилир, смешно пошевелив своими тонкими усиками.- Иначе поиски поглотят тебя.
  - Знаю,- отозвалась фея, поведя плечами, ощущая, как между лопатками пробегают мурашки от направленного на неё молчаливого взгляда Ириса.- Почему вы отказали в помощи моему учителю?
  - Милое дитя,- грустно улыбнулся Когитар.- Есть знания, что можно получить мимолётно, невзначай, задав пару тройку ненавязчивых вопросов. Но ведь вопросы бывают разными, как и ответы на них. Бывает ведь так, что всего лишь один маленький, вроде бы ничего не значащий вопрос, заставляет вспомнить, вытягивая наружу, целый многоступенчатый пласт информации.
  - Возможно, именно у вас учитель научился столь чётко выражать свои мысли,- иронично улыбнулась Диази.- Ваш тонкий намёк содержит гораздо больше ответов, чем мне сейчас необходимо знать. Но, надеюсь, вы не откажете мне в продолжении нашей милой беседы.
  Хранитель знаний довольно улыбнулся и уважительно кивнул, насмешливо посмотрев на фею. Ему понравился её ответ.
  Тем временем, травы расступились и они оказались на широком поле, что было каким-то до ужаса горбатым. Но вскоре друзья поняли, что это не холмы, а сплетённые из травинок просторные хижины. Они были достаточно велики, чтобы уместить в себе фей, но для Каракала те выглядели тесновато. Все, кроме Ди, непонимающе переглянулись, сканируя подозрительным взглядами Когитара и столпившихся позади миилиров.
  - Прошу,- улыбнулся хранитель знаний, отодвигая перед друзьями травянистый полог. Вновь обменявшись подозрительными взглядами, они по очереди вошли в неширокий, овальный проход. Каракалу даже пришлось пригибаться.
  Но в следующий миг глаза их увидели совсем не то, что ожидали.
  
  .....
  
  Жмурясь от пронзительно белого, ярчайшего света, Камомила растерянно вертела головой. Наконец, глаза её приспособились, и она стала судорожно осматривать пространство, смахнув набежавшие слёзы. Сначала ей показалось, что она зависла в воздухе, ведь болезненно белое пространство не имело ни углов, ни очертаний. Испуганно сжавшись, вскоре она поняла, что этого просто не может быть, ведь она всё же на чём-то стоит. На чём-то твёрдом.
  А вокруг, будто зависнув в воздухе, были двери. Много-много дверей, всех форм и размеров. Здесь были и рельефные гиганты, и двустворчатые, укрытые затейливой резьбой, красавцы, и совсем старые, выцветшие от времени старики. В их расположение не просматривалось никакой системы. Одна дверь в десятке шагов от неё была повёрнута к фее лицевой стороной, другая, что находилась неподалёку, уже стояла боком. Немного успокоившись и придя в себя, фея таки заметила присутствие Когитара, что стоял позади, наблюдая за ней спокойным взглядом.
  - Где все остальные?- довольно агрессивно спросила Кама.
  - Мне бы хотелось поговорить с тобой,- спокойно промолвил миилир, склонив голову на бок и смешно шевельнув своими усиками.
  - Что ты с ними сделал?!!- дрожа от страха и потрясения, спросила фея. Но вскоре, как обычно, это неприятное для сознания чувство стала подменять собой злость. Над головой вспыхнула огненная дуга.
  - Вновь столь опрометчиво, столь бестолково применяешь силу,- грустно сказал Когитар, абсолютно не испугавшись.- Порой, я не согласен с методами Эров. Хотя, возможно, нити судеб рассказали им нечто большее.
  - Не зли меня,- прищурилась магеса.- Веди меня к остальным. И если с ними что-то случилось...
  - Всё оцениваешь с позиции силы?- сокрушенно покачал головой миилир.- Лишь бессловесные твари бояться неизвестности, ведь им не дано речи, чтобы задать вопрос. Лишь дикие животные подменяют страх агрессией, чтобы повысить шансы на выживание. Желаешь и дальше уподобляться им, представительница гордого народа фей?
  - Да что ты знаешь?- закричала задетая за живое Камомила.
  - Я слишком ценю своё время, хоть и умею растягивать его до бесконечности, чтобы предаваться бессмысленным спорам. Раз выслушаешь ты лишь того, кто сильнее, то так тому и быть,- зло промолвил Когитар.
  Стоило ему произнести эти слова, как вокруг застыли потоки силы, не желая подчиняться воле магесы. Призванный ею огонь потух. Судорожно оглядываясь, Кама пыталась сделать хоть что-то, но сила отказывалась подчиняться ей.
  - Что ты сделал?- резко побледнела фея. Тело охватил страх. Она боялась, что её лишили силы навсегда.
  - Ты невнимательна, юная хранительница ромашек,- сурово произнёс миилир, подходя к ней ближе.- Вспомни, что говорила твоя подруга. Нам дана сила повелевать пространством и временем. В своих жилищах мы практически всесильны.
  - Вы заманили нас в ловушку?- дрожащим голосом спросила сжавшаяся от страха фея.
  - Не суди разумных существ по себе,- сдвинул брови Когитар.- Я лишь хотел поговорить с тобой без лишних свидетелей. Но уж и не знаю, поможет ли тебе мой рассказ? Я ведаю лишь прошлое. Лишь у хранителей есть сила приоткрывать завесу будущего. Я начинаю сомневаться в своём решении. Не слишком ли большую силу я собираюсь вложить в руки той, для кого всё вокруг выглядит игрой? Для кого те, кто ниже по статусу и силе лишь забавные игрушки?
  - Это не так!- мотнула головой Камомила.- Я так не считаю!
  - Знаешь, что это, дитя?- спросил миилир, вытягивая вперед пушистую лапу. Двумя тонкими, чёрными пальцами сжимая небольшую, прозрачную бутылочку, в которой блестела разноцветными искринками какая-то жидкость.
  - Нет,- мотнула головой выведенная из равновесия фея.
  - Пойдём,- поманил её за собой Когитар, ступая по белому светящемуся полу.- Расскажу по дороге к нужной нам двери. За ней тебя ждут твои друзья.
  Сначала совсем медленно, потом, приспособившись, всё ускоряясь, фея отправилась вслед за миилиром, вскоре поравнявшись с ним, приспосабливаясь под его шаг и темп.
  - Многие века назад,- заговорил Когитар, после того, как удостоверился, что фея следует за ним не отставая.- В те времена ещё даже не существовало Фей, а Эры и Райнды были очень молоды. В начале времён никто из них не знал, насколько плотно сцеплена душа хранителя с подопечным. Никто даже не подозревал, что вымирание вида неизбежно приводит к смерти недоглядевшего катастрофу хранителя.
  - Разве Создатель этого не объяснил?- поинтересовалась у миилира Кама, с интересом рассматривая массивную дверь, мимо которой они проходили.
  - Нет, ведь он всей душой верил, что все созданные им существа способны выжить, способны ужиться вместе,- грустно улыбнулся Когитар.- А потом возник конфликт с соснами, создание цветов, возникновение Фей. Пока он занимался восстановлением равновесия, группа хранителей стали творить непоправимое. В своё время Создатель создал лес и луг, земля которых были пропитаны уникальной магией. В лесу росли деревья, что были наделены свойствами отражения магии. Любой магии.
  - Разве такое бывает?- поражённо спросила Камомила, не сумев скрыть заинтересованность. Вытирая о тёмно-зеленую кофту вспотевшие от напряжения руки.
  - Бывает,- усмехнулся Когитар.- Но растения, что росли на заклятом лугу, обладали ещё более интересными свойствами. Каждый своим, но неизменно уникальным. Самые сильные умы двух народов хранителей были переброшены на изучение всех свойств уникальных растений. Именно в те времена гениальный лекарь народа Райндов и изобрёл это зелье,- грустно улыбнулся миилир, вновь покрутив в своих тонких пальцах бутылочку.- Слеза Создателя. Напиток, который можно приготовить из более чем двадцати видов трав, большинство которых росли именно на том удивительном лугу. Божественная жидкость. Даже волшебное существо, сделав всего один глоток, могло побороть в честном бою хранителя. Испивший же его хранитель как минимум десятикратно увеличивал свою изначальную силу. Дитя, ты знаешь, что означает такая сила?
  - Кхм,- подавилась от неожиданности Камомила.- Ну, это много, я думаю. Если несколько магов опробуют такое зелье, они, наверное, смогут обезопасить сумрачный лес.
  - Я рад, что ты приводишь именно такие аналогии,- окинул миилир фею потеплевшим взглядом.
  - Ну, так, а для каких ещё нужд можно использовать подобное?- искренне удивилась фея, в первый раз за всё это время прямо посмотрев на Когитара.- У хранителей всегда будут задачи, с которыми они не будут способны справиться поодиночке. Которые потребуют, в лучшем случае, объединения сил.
  - Ты сравниваешь разные времена, дитя,- грустно улыбнулся Когитар, делая резкий поворот направо. Камомила последовала за ним, от неожиданности больно ударившись рукой о косяк небольшой дверцы.- Когда Хаоса не существовало, у хранителей практически не существовало природных врагов, на борьбу с которыми они были обязаны бросать все свои силы.
  - А...- растерялась фея.- Для чего тогда они использовали этот напиток?
  - В борьбе за власть,- выдохнул Когитар, пристально посмотрев на растерянную фею.
  - Что, простите?- переспросила та, не поверив своим ушам.
  - Тебе не понять, твоя душа всё ещё слишком чиста. Да и хранители с тех пор повзрослели. Но в те времена,- брезгливо поморщился миилир.- Тебя не считали великим магом, если у тебя не было под рукой хотя бы нескольких флакончиков со Слезой Создателя. Но в то же время даже самый слабый маг мог возвыситься до великого, приобретя напиток и победив в поединке собрата. Во властной иерархии хранителей началась неразбериха, а живущие на зачарованном поле хранители сразу почуяли выгоду. Они объявили территорию зачарованного леса и луга своей, перестав допускать туда остальных, выменивая так необходимый всем напиток на власть, товары, навыки, знания. Кто что мог предложить.
  - Но,- растерянно захлопала глазами Камомила.- А как же хранители тех трав, из которых готовили Слезу Создателя? Они же должны были остановить бесчинства. Они были в своём праве. Они имели возможность пресечь всё это.
  - Дитя, вспомни, что я говорил тебе ранее,- грустно сказал Когитар. И в его голосе промелькнуло нечто такое, что заставило душу Камомилы похолодеть.- Они не знали, что исчезновение охраняемого ими вида приведёт их к смерти. Они эгоистично предположили, что раз это их подопечные, то они имеют право с ними творить всё, что заблагорассудиться.
  - Не может быть! Ты врешь!- топнула ножкой фея, останавливаясь и оглядывая хранителя знаний тяжелым взглядом. Этого не могло быть, просто потому, что этого не могло быть никогда. Она не верила этому странному существу. - Связь! Ты никогда не ощущал связи с подопечным! Как ты можешь судить? Для хранителей эта связь священна. Для хранителей боль подопечного - его боль. И никак иначе. Что ты творишь? Зачем стараешься настроить меня против братьев хранителей?
  - Я ошибся в тебе,- качнул головой Когитар.- Ты запуталась, но ты по-прежнему чиста в своих помыслах. Я рад этому.
  - Скажи мне прямо!- сорвалась на крик Камомила.- Что тебе от меня надо?
  - Я хочу, чтобы ты дошла до конца и помогла дойти остальным,- склонил голову на бок миилир, глядя на неё своими чёрными глазами бусинами.- А для этого тебе может понадобиться это,- вновь покрутил в своих тонких пальцах склянку хранитель знаний.
  - Мифическая Слеза Создателя?- искривила губы в презрительной усмешке фея.
  - О, да,- улыбнулся Когитар.- Но для этого. Уваж старика. Дослушай историю до конца.
  - Какой же ты старик?- растерялась фея.
  - Мой фактический возраст невелик, ты права,- кивнул миилир.- Но умение растягивать мгновение на века приносит совершенно неожиданные результаты.
  - Почему я должна тебе верить?- голосом, полным бессилия, спросила магеса.
  - Ну, ты ведь не считаешь, что покровитель фей способен направить вас ко мне в гости, не имея на то вескую причину?
  - Судя по рассказам Ириса, я бы не была в этом так уверена,- пробурчала себе под нос фея, перестав вглядываться в лицо миилира и вновь ускоряя шаг.- Хотя ладно. Я давно не слушала сказки.
  - Как скажешь,- тепло улыбнулся Когитар.- Спрос приводит к росту стоимости. Это закон. В скором времени, обитель поселившихся на волшебном лугу хранителей, стали пытаться захватить. Самопровозглашенным хозяевам тех мест итак жилось не слишком комфортно, ведь им привычней устраивать жилища в деревьях. В скалах, на худой конец. Но когда им пришлось ещё и дополнительно отражать магические атаки, хранители задумались. Результатом их размышлений стал разорённый магический лес. Чтобы было легче отражать атаки магов, они валили деревья, обрабатывали особым образом стволы и строили жилища. А так же склады, куда складывали столь желаемый всеми товар.
  - Это страшная сказка,- зябко повела плечами Кама.- Страшная и неправдоподобная. Я надеюсь, ты закончил?
  - О нет,- качнул головой миилир.- Ведь хранители тогда не знали, что вымирание вида приведет к их смерти.
  - Что ты имеешь в виду?- похолодела фея.
  - Их эгоистические действия привели к тому, что шесть видов трав и один вид деревьев прекратили своё существование. А они всё никак не могли остановиться, не чуяли за собой вины, списав смерть своих собратьев на естественные причины. Ведь даже после исчезновения видов, у мятежных хранителей оставался достаточно большой запас чудесного напитка. Когда Создатель понял, что натворили его детки, он пришел в ярость. Сначала, он пыталась выяснить причины, что привели к таким последствиям. А когда понял, что хранители даже не считают себя виноватыми...
  - Когитар, зачем тебе это,- дрожащим голосом спросила Камомила.- Зачем ты меня пугаешь? Мстишь?
  - Тебе слишком легко досталась эта сила. Ты не знаешь её истинную ценность,- хранитель знаний посмотрел на фею посуровевшим взглядом.- Ты не способна определить последствия своих поступков. Ты пребываешь в эйфории от того, что тебе стали доступны те вещи, те заклинания, воссоздать которые ты не могла и мечтать.
  - Откуда тебе столько всего известно? Как ты можешь, что-либо судить? Ведь до этого момента мы с тобой даже не встречались!- мотнула головой фея. На глазах её от непонимания, страха и обиды выступили слёзы, заставляя размыться это бесконечное, белое пространство.
  - Мы знаем всё, но мало на что способны влиять! Таков наш жребий. Такова цена за нашу силу. Даже наша встреча произошло лишь потому, что её позволил ветер,- хмуро сказал миилир, останавливаясь возле небольшой, аккуратной дверки из красного дерева. На ней не было никакой резьбы, но она всё равно выглядела нарядно.
  - Они там?- кивнула подбородком на дверь фея.
  - Да, но позволь всё же закончить.
  Фея сделала глубокий вдох, прикрывая глаза и несмело кивая.
  - Создатель проклял их. Проклял даже не потому, что они уничтожили жизнь, к созданию которой не имели никакого отношение. А потому, что не поняли и не желали понимать весь ужас своего поступка,- поджал тонкие губы Когитар.- Тела мятежных хранителей застыли в безвременье, а души летают над местами, где было совершено преступление. Это проклятье может быть снято лишь тогда, когда провинившиеся в полной мере поймут всю тяжесть совершенного ими преступления. Но этого не произошло по сей день. И непонятно, что в большей мере послужило этому причиной. Может быть, врожденное упрямство и обида на Создателя, который даже толком не стал объяснять причины, желая, чтобы до неё дошли сами провинившиеся. А может Хаос, что неподалёку от тех мест пробил выход наружу. Негативная энергетика, что идёт от проклятого поселения, способна бесконечно долго питать его слуг.
  - Я,- немного помолчав, прервала тишину Камомила. Рассказ миилира переплетался с некоторыми сказаниями народа фей. Она не желала ему верить, но подсознание помимо воли заподозрило в рассказе Когитара правду.- Вы решили, что я такая же?
  - Ну почему же?- грустно улыбнулся миилир.- Я просто не имел право без этого рассказа отдать тебе это.
  С этими словами хранитель знаний склонился над феей и повесил на её шею тонкую, почти прозрачную цепочку с бутылочкой Слезы Создателя.
  - Используй это с умом, дитя,- кивнул он ошарашенной таким поворотом событий Камомиле.- В конце концов, книга судеб не способна наделить такой силой недостойного. Я верю в твою силу, в твою душу.
  С этими словами, Когитар отвернулся от юной хранительницы, толкнул дверь и сделал мохнатой рукой приглашающий жест для Камомилы, придерживая створку.
  
  Глава 28
  
  Переступив порог сплетенной из высокой травы хижины, друзья неожиданно оказались в просторном помещении с высоким потолком. Под ногами у них обретался ковёр из ярко-зелёного мха. На высоком потолке спиралью изгибалось огненное заклятье, что давало яркий свет. По правой стороне нашел свое место широкий диван, обитый тканью сплетённой из серебристой шерсти ликширы. Слева вдоль стены закручивалась деревянная лестница, что перетекала в длинную лестничную площадку и вела к широкой двери. Под лестницей располагалась арка, внутри которой будто плавали, размываясь, истончаясь, меняя консистенцию все краски мира. Похоже, это был портал.
  Не успев как следует осмотреть помещение. Не успев осмыслить несоответствие размера и формы шалаша внутреннему объему комнаты, Ирис нашел взглядом Ди. Напряженно ссутулившись, она стояла к нему спиной.
  - Диази,- чуть хрипло позвал он, делая шаг к ней, протянув руку, чтобы за плечо повернуть её к себе. Чтобы заглянуть в глаза. Чтобы понять, что она чувствует.
  Но в следующий миг в красивую, немного простоватую дверь красного дерева ввалились остальные миилиры. Не рассчитав пространство и время, они всласть потоптались по ноге Бэлла. Со стороны слышащего донеслись приглушенные ругательства. Привлеченный шумом Каракал сделал резкий поворот, но так как в подобном помещении находился впервые, не рассчитал габариты и сделал задней лапой подножку провидцу. Чуть не проделав в воздухе сальто, Ирис пронёсся в нескольких шагах от Диази, впечатавшись в мягкий диван. А в следующий момент странная дверь открылась вновь и в просторную комнату, что внезапно сделалась слишком тесной, вошла Камомила, вслед за которой вальяжно прошел явно чем-то довольный Когитар.
  - Благодарю, что проследили за ними,- сказал старейшина народа миилиров своим собратьям. Те почтительно склонились.- Ближе к ночи я вернусь к скале волчий клык. Ждите меня там.
  Хранители знаний молча кивнули и подошли к арке портала. Постояв перед ней одно долгое мгновение, они сделали шаг, растворяясь в цветном водовороте.
  Ирис поднялся с дивана, хмуро глядя на спину феи упорно не желающей его замечать. Как же ему хотелось плюнуть на всё и всех, схватить её за руку и увести куда-то. Чтобы никто не помешал ему задать нужные вопросы. Чтобы дали ему возможность понять, что она обо всём этом думает. Чтобы сориентироваться, как вести себя дальше.
  - Вы слишком устали. Необходимо дать вам возможность отдохнуть,- прервал тишину Когитар.
  Бэлл с подозрением посмотрел в явно заплаканное лицо Камомилы. И когда она успела так расстроиться?
  - Для начала. Как вы поняли, это портал,- указал на яркую арку хранитель знаний.- Сеть подобных арок связывает все наши жилища. Стоит вам только подумать о том, куда вы хотите попасть, что вы хотите найти либо кого вы хотите найти. И если это нечто находиться в пределах наших жилищ, портал вас отправит куда нужно. Рекомендую, правда, четко выражать свои мысли, иначе от ваших поисков не будет никакого результата. А теперь, следуйте за мной.
  С этими словами миилир отвернулся от арки портала и направился в сторону лестницы. Сразу за ним тут же пристроилась Диази, став подниматься по деревянным ступеням. За ней отправился Ирис, гипнотизируя спину феи тяжелым взглядом.
  - Вы чего с Когитаром так подзадержались и чего у тебя такой странный вид?- воспользовавшись моментом, зашептал Бэлл.
  - Потом,- хрипло ответила Камомила.
  Пройдя лестничную площадку, хранители вошли в широкую дверь и оказались в просторном коридоре. Он был абсолютно пуст, если не считать светящихся магических шариков, и заканчивался тупиком. Но не успели ребята удивиться этому факту, как миилир остановился и провёл по пустой стене открытой ладонью. На ней тут же возникла красивая дверь с изображением миилира с массивной книгой в руках.
  - Хм, надо же. Это твоя,- кивнул Когитар, наградив Диази пристальным взглядом. Фея с нелепым выражением лица разглядывала рисунок.
  Тем временем хранитель знаний наколдовал ещё четыре двери. Получилось две для девчонок по правой стороне и три для ребят по левой стороне коридора. Причём на каждой из них было изображение какого-то волшебного существа. Феникс - у Камомилы, волк льда, удивительно похожий на Близарда - у Каракала, единорог - у Ириса. Беллу достался дракон. Причём последняя дверь стала неожиданностью даже для Когитара. Он хмыкнул, одарив слышащего задумчивым взглядом. Но быстро пришел в себя.
  - Отдыхайте,- кивнул миилир.
  - Я эмпат, не забывайте об этом,- нахмурился Бэлл.- Что вы поняли?
  - Будет время, узнай поподробней, что из себя представляют драконы,- обтекаемо ответил хранитель знаний. После чего развернулся и побрёл к выходу.
  - Диази,- тут же сделал шаг в сторону феи провидец, но она уже успела скрыться за своей дверью.- Хаос,- ругнулся Ирис, двумя руками взъерошив свои светлые волосы.
  - Дай ей немного времени,- промолвил Бэлл, глядя на друга сочувственным взглядом.
  - Угу, и тебе в том числе,- огрызнулся юный маг.
  - Дурак,- насупился слышащий.- Я тебя просто провоцировал. Хотел, чтобы ты признался ей.
  - Это было не смешно,- зло глянул на друга провидец.
  - Да уж, особенно когда ты поочередно насылал на нас, то грозу, то снег,- хмыкнул Бэлл.
  - Ирис, прости,- повинилась Камомила.- Это я Диази проболталась.
  - Ты? Ты тоже знала?- удивился маг.- Блииин, ну почему вы все в это влезаете? В конце то концов, это моя жизнь и мои чувства.
  - Но ты наш друг,- улыбнулся краешком губ Бэлл.- Смирись.
  - Я спать,- резко мотнул головой Ирис, толкнув дверь с изображением единорога. Остальные переглянулись и тоже скрылись каждый у себя.
  
  .....
  
  В гостях у хранителей знаний было здорово. Взять хотя бы выделенные для них комнаты. Даже дома друзья не устраивались с таким комфортом. В каждой комнате была мягкая кровать, шкафы с книгами, разномастная мебель. Был выход в помещение, в котором можно было искупаться. Широкий, древесный бассейн, в который по желанию хранителей набегала тёплая вода. Чистая или разбавленная какими-то травянистыми добавками. У Каракала особо мебели не было, зато вся комната была устлана мягкими пуфами, а бассейн был поистине гигантских размеров.
  На следующий день, сразу после того как они проснулись и привели себя в порядок, к хранителям нагрянул Когитар. Взяв их в оборот, он научил их пользоваться порталами, провёл экскурсию, показав им библиотеку, комнату обработки информации, церемониальный зал. Все эти места произвели на ребят неизгладимое впечатление. Ровные ряды книжных шкафов библиотеки, казалось, терялись в бесконечности. Возникало ощущение, что здесь собраны все книги мира. На этот комментарий хранитель знаний насмешливо фыркнул. Оказалось, что эта комната хранит в себе лишь историю народа миилиров. Ито, лишь самое начало. Это высказывание привело в шоковое состояние даже Диази.
  В комнате обработки информации за массивными столами сидело несколько сотен хранителей знаний, погруженных в некий кокон, похожий на мыльный пузырь. Как сказал Когитар, этот кокон заставлял застыть мир на каком-то определённом мгновении, которое тщательно рассматривалось со всех сторон. Добытая информация подвергалась тщательному анализу и всё, что стоило внимания, записывалось в хроники.
  - Как возник народ миилиров,- вещал гордый произведённым эффектом хранитель знаний, сцепив руки за спиной.- Каждое магическое существо ведь пошло от определённого вида животных, которые чем-то приглянулись Создателю. Например, русалки пошли от дельфинов. А фениксы от журавля. А однажды он поразился, насколько полевые мыши умеют приспосабливаться к новым условиям. Ну и дал нам силу повелевать пространством. Но наши предки оказались умнее. Они не стали понапрасну тратить полученное умение, а несколько столетий составляли подробнейшую карту этого мира. Подземного, подводного и наземного. Получившийся результат настолько впечатлил Создателя, что он одарил нас так же возможностями повелевать временем.
  Церемониальный зал тоже вызвал у них потрясённые возгласы. В огромном, замкнутом пространстве будто возник цветочный луг. В эту красоту очень гармонично вплеталась мягкая мебель. По центру шла выложенная синеватым мхом тропа, что давала боковые ответвления. Потолок переливался от великого множества разноцветных магических шариков. А стены покрывали невероятно красивые картины, на которых были изображены все хранители, а так же большинство магических существ.
  Обратно вернулись дико уставшие. Уже в коридоре Когитар придержал друзей, расписывая планы на завтра.
  - Так как вы знаете, как пользоваться порталами, то я могу предоставить вам максимальную автономность,- склонил голову на бок миилир.- Лишь Каракала я желаю взять под свою опеку. Ему необходимы знания и я их ему хочу предоставить. А вы можете распоряжаться временем как того пожелаете. Отдыхайте. Ведь это долгое путешествие сильно подточило ваши духовные силы.
  Когитар поклонился друзьям и ушел. Ирис снова рванул в сторону Диази, но та опять успела проскользнуть в свою комнату.
  Это уже было не смешно. Окинув заинтриговано застывших друзей взглядом василиска, он заставил их попрятаться по своим комнатам. А сам стал стучать в двери с вырезанным миилиром на них, что задумчиво читал книгу.
  - Диази! Открывай!
  Он стучал, потом со всей силы лупил обеими руками по деревянному изображению.
  - Ну, открой же! Поговори со мной!
  Скрутившаяся калачиком на своей кровати фея нервно кусала губы, убеждая себя, что надо открыть. Но всякий раз, как представляла себе разговор с Ирисом, сердце делало в груди сальто, а по спине стремительно бежали мурашки. Это было так страшно. Так непривычно. Казалось, что до этого разговора она может продолжать считать, что они всё ещё остаются просто друзьями. Но после того, как они всё же поговорят, то всё обязательно измениться. И эта неизвестность пугала так, что начинали подгибаться коленки.
  - Ну, пожалуйста,- просил провидец, сползая по стенке и обхватывая голову руками. Сердце ныло в груди. От страха, от невозможности увидеть её, поговорить, прикоснуться. Он будто утопал в бесконечной воронке чёрного отчаяния. Стиснув зубы, искусав губы в кровь, он сдерживал рвущийся наружу крик.- Ты жестока,- чуть слышно прошептал он, прислоняясь лбом к холодному дереву.- Ты так жестока.
  Он прикрыл ладонями лицо, собирая мысли воедино, высвобождая на волю решимость и волю.
  - Я поймаю тебя. Обязательно поймаю. Ведь по другому я просто не смогу.
  Сказать было легче, чем сделать. На следующий день передвижения хранителей напоминали броуновское движение. И если кто-то проходил в арку портала, найти его было очень сложно. Не говоря уже о том, что Диази специально выжидала момент, когда безопасно будет пройти по коридору. Выскочивший на лестничную площадку Ирис только и успел заметить, как Ди исчезает, делая шаг к порталу. Захотелось взвыть от безнадёги.
  - Я так понимаю, что ты сейчас рванёшь на её поиски?- спросил Бэлл, задумчиво поцокав языком.
  Угрюмо посмотрев на друга, провидец всё же нашел в себе силы кивнуть, после чего стремительно направился на поиски неуловимой феи.
  Слышащий постоял ещё некоторое время на лестничной площадке, задумчиво разглядывая комнату. Потом тоже спустился к арке, сосредоточил мысли на ментальной магии и сделал шаг.
  В его сердце теплилась надежда, что где-то в этом необъятном хранилище знаний существует информация о том, как ему совладать со своей эмпатией. Всё же, способ контроля, что показала ему Диази, был слишком несовершенным. Это привело к тому, что ему стало тяжело, даже неприятно разговаривать с животными, деревьями и травами. Эмоциональная усталость всё нарастала и Бэлл был откровенно рад оказаться в гостях у миилиров, ведь здесь его перестал окружать постоянный шепот, мысли, эмоции живых существ, которые во внешнем мире сопровождали его повсеместно.
  Портал вывел его в огромный зал с куполообразным потолком, подсвеченным закрученным в спираль огненным заклинанием. Он был сплошь уставлен книжными шкафами. Их было меньше, чем в зале с историей народа миилиров, но ненамного. Тяжело вздохнув, Бэлл приступил к поискам, пройдя в конец помещения и начав бегло просматривать корешки книг. Поиску нужных знаний он посвятил несколько дней, не особо задаваясь вопросом, что делают и где бродят остальные. Книг было слишком много, времени слишком мало. Необходимые знания постоянно ускользали от него.
  На четвёртый день безуспешных поисков за его спиной внезапно возник Когитар.
  - Помочь?- склонил голову на бок миилир.
  Бэлл вздрогнул от неожиданности. Странное дело, но от хранителей знаний никогда не шел эмоциональный фон, поэтому их приближение было сложно заметить.
  - Буду благодарен,- кивнул слышащий, заглядывая в чёрные глаза-бусинки старейшины. Тот поманил его за собой, уводя меж стеллажами в другой конец зала.
  - Может, вы всё же расскажете мне, почему так удивились, углядев на моей двери дракона?- поинтересовался фей, чтобы разбавить молчание.
  - О, это знание должно добываться в поиске,- улыбнулся Когитар.- Но с твоим-то упрямством, это будет сделать не так уж и сложно.
  - Хм,- задумчиво качнул головой слышащий.- Как меня только не называли. Молчуном, лгуном. Даже признали однажды умственно отсталым. Но упрямство моё не поминали ни разу.
  - Потому что никто не знает настоящего тебя,- ответил миилир, останавливаясь возле книжного шкафа и протягивая руку к небольшой книжице.
  - Интересная мысль,- спокойно заметил фей, но взгляд его стал более напряженным.- Должен, правда, заметить, что хоть вы и собираете события с разных уголков мира, но вряд ли это касается душ разумных существ.
  - Просто в отличие от тебя, я изучал историю становления слышащих у старших рас. Малыш, эмпатов не любят, как не любят тех, кто способен манипулировать твоими эмоциями, как не любят всех тех, кто отличается,- посмотрел ему в глаза Когитар.
  - Интересные ты книги читал, повелитель пространства и времени,- ровным голосом, не выказывая никаких эмоций, ответил Бэлл, хоть лицо его и побледнело.- Возможно, ты сочтёшь нужным указать мне на них. Глупо, когда кто-то посторонний знает о твоих способностях больше, чем ты сам.
  - Это не поможет тебе найти общий язык с остальными собратьями.
  - Ты испытываешь моё терпение,- стиснув зубы, с угрозой в голосе промолвил слышащий.- Я не потерплю подобных замечаний в свою сторону.
  - А я ведь лишь хочу тебе помочь,- сокрушенно покачал головой Когитар.- Я хочу отдать тебе наследие Создателя, что должно было достаться Райндам, но так и не пригодилось им. А ссора с Феями заставила нас оставить у себя этот артефакт на хранение.
  - Что ты имеешь в виду?- насторожился Бэлл, принимая из рук миилира очередную книгу.
  - Когда-то, чтобы упростить общение между Эрами и Райндами, Создатель сотворил артефакт. Он позволял слышащим делиться своими способностями с разумными. И чем сильнее был слышащий, тем больше способностей он мог передать остальным. Естественно на время.
  Когитар внезапно остановился и пристально посмотрел в глаза слышащего. Маска спокойствия от этого неожиданного разговора, от этого проницательного взгляда стала давать трещины. Бэлл закусил губу.
  - Если считаешь, что ты первый слышащий народа фей, то это не так. Были и другие, но они пугались своих способностей, игнорируя и подавляя их. Блокируя. Но ты не такой. Ты открыт новому. Ты не боишься быть не таким как все. Твой дух силён. Я горжусь знакомством с тобой. Это,- протянул руку хранитель знаний, на которой лежал массивный рубин на золотой цепочке,- по праву принадлежит тебе.
  Немного поколебавшись, фей зажал книги под мышкой, протянул руку и взял теплый, светящийся изнутри желтоватым светом, камень. Он пульсировал, словно живой.
  - Почему этот артефакт так и не попал к Райндам?- чуть хриплым от напряжения голосом спросил Бэлл.
  - В это время произошел конфликт с соснами,- отозвался Когитар, грустно улыбаясь.- В экстремальных условиях гораздо быстрее учатся договариваться.
  В этот день они ещё долго общались. Миилир отобрал для слышащего около десятка книг, которые были способны помочь ему понять и овладеть своим даром. За всё это время Бэлл проникся к хранителю знаний неподдельным уважением, как-то незаметно причислив того в круг своих друзей.
  Ближе к вечеру слышащий закрылся в своей комнате, с головой погрузившись в чтение. Он впитывал новые, очень полезные знания, как губка. Экспериментировал с ментальными щитами. Даже нашел в одной из книг упражнения, которые были способны усилить ментальные фильтры, что позволило бы ему сосредотачиваться лишь на главном, не воспринимая второстепенные эмоции.
  А ещё он изучал артефакт. Удивительный камень. От него шла столь сильная энергетика, что даже самый упрямый скептик поверил бы, что это творение Создателя. Ни один великий маг не был способен создать такое. Кроваво красный рубин был вполне себе живым, разумным и самодостаточным существом. Его тёплая сила согревала сердце, внушала покой, давала гарантию того, что разумные существа всегда тебя поймут. Как? Пока он не мог дать ответа на этот вопрос, ведь до сих пор не применял артефакт. Да и не мог осознать, измерить его полную силу. Просто потому, что не знал как.
  Когда же, наконец, слышащий вылез из своей комнаты, поддавшись чувству голода, то первым, кого он встретил, был Ирис. Провидец сидел под дверью Диази, обхватив руками голову и уставившись в пол невидящим взглядом. Бэлл пошатнулся от нахлынувших на него эмоций друга, срочно устанавливая ментальные щиты.
  - Что с тобой?- потрясённо спросил он, присаживаясь возле Ириса.- Ты меня пугаешь.
  Юный маг посмотрел на друга взглядом, наполненным такой сильной тоской и болью, что по спине у слышащего пробежали мурашки. Он автоматически потянулся к сознанию провидца, но наткнулся на очень сильную защиту.
  - Оставь,- хрипло сказал Ирис.- Каракал уже пытался меня лечить, но только хуже стало.
  - Так и не смог поговорить?- сочувственно спросил Бэлл.
  - Не смог. Ладно, пойду вновь попытаюсь её найти.
  Провидец решительно поднялся на ноги, отряхнул с колен несуществующую пыль и пошел к выходу из коридора. Слышащий проводил его обеспокоенным взглядом.
  Это было невозможное, непередаваемое, заполненное болезненной тоской время. Даже в те времена, когда Диази была для него лишь подругой детства, они виделись практически каждый день. А теперь, когда он стал так сильно в ней нуждаться, фея исчезла из его мира. Отчаяние и паника, что он испытывал в первый день, желая узнать реакцию Диази на открывшуюся правду, вскоре сменилось неимоверной, непередаваемой тоской. Он словно задыхался от боли. Он не мог ни есть, ни спать. Желание увидеть её, услышать её голос, заглянуть в медовые глаза затуманили его разум, поглотили мысли, не давая сосредоточиться ни на чём другом. И чем дольше он её не видел, тем больнее ему становилось, будто кто-то вырвал с мясом кусочек души, оставив внутри кровоточащую рану.
  Выйдя из коридора, Ирис стал стремительно спускаться по витой лестнице, пытаясь придумать, куда могла отправиться Диази. Но не успел он пройти и половину пути, как из арки выскочила Ди, сторожко оглядываясь. В какой-то момент глаза их встретились, и Ирис ощутил, как радостно и тревожно подпрыгнуло в груди сердце. Но в следующий момент фея испуганно отступила, повернулась к порталу и была такова.
  - Нет!- закричал он, обхватив руками голову, задыхаясь от охватившего душу отчаяния. Тяжело, то ли вздохнув, то ли всхлипнув, он подавил непрошеные слёзы и стремительно спустился к порталу, бездумно шагнув в цветную арку.
  А в следующий момент оказался в уставленной книжными шкафами небольшой и довольно уютной комнате. В отличие от иных залов этой бесконечной библиотеки, здесь были даже столы и небольшие, мягкие диванчики, обшитые тканью пастельных тонов. Судорожно оглядываясь, он стремительно прошел вдоль книжных полок, заглядывая в проходы между ними.
  - Диази! Ты здесь?
  Дойдя до последнего ряда и так никого не обнаружив, он обессилено прислонился лбом о прохладную стенку книжного шкафа, резко выдыхая воздух сквозь стиснутые зубы.
  - Хаос,- ругнулся провидец, стукнув кулаком о ни в чём не повинную мебель, после чего развернулся и стремительно вернулся к арке портала, покидая комнату.
  Резко выдохнула воздух прячущаяся в нише за книжным шкафом, Диази. Стараясь унять дрожь, что непокорными волнами прокатывалась по телу. Стараясь успокоить сердце, что ускорило ритм. Она понимала, что ведёт себя глупо. Понимала, что поступает жестоко. Но с каждым днём страх только усиливался. А всё более крепкая примесь вины, заставляла фею избегать провидца всеми доступными ей способами.
  - Довольно жестоко,- внезапно разнёсся по комнате до боли знакомый голос.
  Отлипнув от стенки, фея выглянула из-за книжного шкафа, увидев, что на мягком кресле у дальней стены, с комфортом устроился Когитар. Нервно переступив с ноги на ногу, Диази мотнула головой, приблизилась к миилиру и села в соседнее кресло.
  - И не жалко тебе его?- с укоризной спросил хранитель знаний, протягивая фее глиняную кружку с ароматным травяным сбором.
  - Я,- пролепетала фея, судорожно сжав кружку в руке.- Я начинаю себя ненавидеть.
  - Но ты ведь знаешь, как именно должна поступить,- чуть улыбнулся хранитель знаний, и сам же и ответил:- Знаешь.
  Диази судорожно втянула в себя воздух, делая большой глоток из глиняной кружки. В её голове опять замелькал калейдоскоп не до конца оформленных, тревожных мыслей.
  - Я обещал тебе ответы,- прервал молчание Когитар.
  - Вы про отказ учителю?- отозвалась фея. Загадки, что так мучили её любопытство, стали несущественными на фоне навалившихся проблем.
  - Ты ведь уже знаешь о катастрофе, что произошла два столетия назад?
  Фея отчётливо вздрогнул, посмотрев на миилира более заинтересованным взглядом.
  - Все расы хранителей на пути своего становления делали ошибки,- грустно промолвил Когитар, делая глоток из своей чашки.- Одной из таковых для фей стало изобретение ритуала, что помогало пробудить изначальную магию. У фей в этом плане сложился стереотип, которому очень способствовало семейство изобретателей. На самом деле ВСЕ хранители при определённых условиях способны пробудить в себе умение управлять родственной стихией.
  - Что?- не веря своим ушам, переспросила фея.
  - Чем отличается простой маг от провидца? Для обычного мага соприкосновение со стихиями, не являющимися их покровителями, затруднительно. Если проводить аналогии с водной магией, то обычный маг использует лишь воду, что неглубокими лужицами укрывает лёд глубоководного озера во время оттепели. Слабый провидец словно проделывает проруби во льду, что позволяет черпать силу более свободно. А сильный провидец способен дотянуться до самого дна.
  - Почему у фей сложился такой стереотип?- чуть хрипло спросила Диази.
  - Власть. Ведь даже очень слабый провидец способен побороть великого мага. Это вызывает трепет у более слабых собратьев,- презрительно наморщил нос миилир.- Создатели ритуала убедили всех, что магия провидцев является исключительно наследственным явлением. За счёт этого их семейство возвеличилось. Их суждения не обсуждались, слова воспринимались как истина. Одна проблема - насильственная инициация не позволяла услышать голос ветра. А так же делала характер мага неуравновешенным.
  - Но тогда... что необходимо, чтобы пробудить в себе силу?- тихо спросила фея.
  - Сильные чувства. Для провидцев - это готовность пожертвовать собой.
  Это внезапно навалившееся на неё знание напомнило Диази о том, как именно пробудил в себе дар провидца Ирис. Ощущая, что проваливается в бездну. Сжавшись на мягком кресле и прикрыв глаза, она пыталась успокоиться, но презрение к себе, к своей слабости затопило её сознание.
  - Чем сильнее связь с родственной стихией, чем сильнее потенциал мага,- меж тем продолжал свой рассказ Когитар, будто не замечая состояния Ди.- Тем крепче должна быть эта готовность. Эригерон был очень талантлив. Но неуравновешенный нрав наложился на ненависть к слишком жестокому в своих требованиях отцу, что и привело к катастрофе. Он убил не только множество своих собратьев, не только уничтожил долину, но и погубил сам себя. В ту ночь, когда было уничтожено поселение фей, провидец Дурман спас родителей. С риском для себя. Тогда-то он и пробудил силу. Но за плечами у молодого мага в то время не было ничего. Ни знаний, ни умений, ни поддержки. Всего лишь две уцелевшие в пожаре книжки, умение общаться с ветром, что имеет право лишь подсказывать, но не отвечать. А так же искренний страх собратьев, переживших катастрофу. Тогда-то он и попытался попросить помощи у нас. Но миилиры были слишком обижены. Старейшины народа фей, осознав правду, решили всеми возможными способами её сокрыть. Довольно грубо пригрозив расправой хранителям знаний за разглашение запретной информации.
  - Но учитель, он же не виноват!- вступилась за старика фея, ведь почитала его чуть ли не своим вторым отцом.
  - Он тоже смолчал,- не согласился Когитар, упрямо поджав тонкие губы.- У него была власть не дать старейшинам похоронить целый пласт знаний, что безмерно бы пригодился потомкам. Но он решил не портить итак нелёгкие отношения с собратьями, не став обострять конфликт. Но надо отдать ему должное. С помощью этих двух книг, с головой погрузившись в эксперименты, он не только сумел восстановить утерянные знания, но и преумножил их.
  Повисла напряженная тишина, во время которой фея то впадала в ужас от рассказанного, то безуспешно пыталась представить себе молодого Дурмана, то преисполнялась гордостью за своего учителя.
  - Твоя дверь,- внезапно прервал тишину миилир.- Это великая честь принимать у себя покровительницу.
  - Что вы имеете в виду?- удивлённо отозвалась Диази, выведенная из равновесия слишком резкой сменой темы беседы.
  - Это сложно объяснить, но знай. Хранители знаний всегда будут рады тебе и твоим потомкам.
  
  Глава 29
  
  По ощущениям, мир погрузился в глубокую ночь. Хотя в замкнутом пространстве мира миилиров было сложно судить об этом. Вынырнув из арки портала, Диази тихо поднялась по ступеням и вошла в коридор, аккуратно прикрыв за собой дверь. Разговор с Когитаром получился на редкость познавательным, заполнив все её мысли.
  Обернувшись, фея застыла на месте, заметив сидящего у её дверей Ириса. Юный провидец посмотрел на неё глазами полными неверия, будто Диази была сном, либо каким-то видением. Под его взглядом сердце рухнуло в пятки, ускоряя свой бег. Она сделала шаг назад, но ничего более сделать не успела, ведь он уже сорвался с места, стремительно сократив расстояние между ними. А в следующий миг крепко обнял, прижимая к себе.
  - Поймал,- выдохнул Ирис, погружая лицо в её волосы и делая глубокий вдох.
  По телу феи прошла дрожь. Она забыла, как дышать, как думать. Ощущая его тепло. Ощущая, как теряет равновесие мир. Слыша стук его сердца. Диази почему-то почувствовала, что слабеет. Осознала, что если бы не было этих крепких объятий, то вряд ли бы она устояла на ногах.
  - Прошу,- хрипло прошептал он, судорожно втянув в себя воздух.- Я умоляю тебя, не избегай меня. Я не смогу больше так. Воспринимай меня, как хочешь, думай обо мне, что хочешь. Но молю. Не убегай больше.
  От этих слов стало так стыдно. Прижавшись лицом к его тёплой груди, ощущая, что дрожь всё усиливается, она желала, чтобы он разозлился. Чтобы накричал на неё. За её эгоизм, за трусость. Но Ирис лишь прижал её к себе сильнее. Не желая, чтобы этот дивный сон заканчивался. Ощущая, как разливается по телу тепло. Исчезает боль от невозможности её увидеть. Как кружиться голова от её тепла, от её близости.
  Заскрипела дверь и в коридор вышла сонная Камомила. Вздрогнув, Диази отстранилась от провидца, стремительно разрывая дистанцию. Её лицо вспыхнуло от смущения. Мир размылся, то приобретая, то утрачивая фокус. Мысли спутались. Затравлено глянув в сторону подруги, фея рванула на себя дверь своей комнаты и скрылась внутри.
  - Ой,- мгновенно проснулась Кама, сжимаясь под угрюмым взглядом провидца.- Э, ну я это... пошла,- пролепетала та, вновь скрывшись за дверями с расправившим огненные крылья фениксом, успев услышать приглушенные ругательства Ириса.
  А провидец обхватил голову, кляня себя за то, что утратил связь с реальностью. Что вместо того, чтобы просто задержать, поговорить, он вновь смутил её. Как теперь Диази себя поведёт? А вдруг он лишь усугубил ситуацию? Сознание, что миг назад пребывало в эйфории, вновь погрузилось в глубокую тоску. Душа заныла от боли.
  А в своей комнате тихо сползла по стеночке Диази, стараясь унять головокружение. Стараясь заново научиться дышать, научить сердце вновь биться спокойно и ровно. Что же это такое было? Неужели потрясение от открывшихся знаний настолько сильно? Неужели оно способно настолько сильно повлиять на её чувства? Ведь она и правда до сих пор не знает, что делать, как вести себя дальше с ним. Мысли об этом мешают спать по ночам. Мешают думать, заставляя делать глупости.
  Но сколько боли, сколько мольбы было в его голосе. Она даже не подозревала, что Ирис относиться к ней ТАК. Тот образ, что сложился у неё в голове с самого детства, дал обильные трещины, разлетаясь вдребезги, словно стекло.
  Нет, надо взять себя в руки. Нельзя больше убегать. Это трусость, это подлость, это неблагодарность, в конце то концов. Ведь если бы не он, она давно была бы уже мертва.
  На следующий день Когитар собрал всех хранителей в холе, сказав, что сегодняшний день будет последним. Хранителям знаний стало слишком тяжело поддерживать вневременье в своих жилищах. Их магические силы тоже были не безграничны. Выглядел он пристыжено, всем видом будто извиняясь за то, что не дал им больше времени на отдых. Но друзья вразнобой стали его искренне благодарить, заставив миилира тепло улыбнуться.
  - Может, вместе пообедаем?- стараясь не смотреть на Ириса, спросила Диази.
  - Я с удовольствием,- бодро отозвалась Камомила.
  - Хм,- задумчиво протянул Бэлл, глядя то на более чем смущенную фею, то на провидца, что всем своим видом излучал облегчённое неверие.
  - Мне необходимо переговорить напоследок с Каракалом,- задумчиво промолвил Когитар.
  - Вы же итак с ним целыми днями о чём-то секретничали,- позволил себе слегка удивиться слышащий.
  - Всё-то тебе необходимо знать,- насмешливо рыкнул Каракал.
  Друзья заулыбались. Им было приятно, наконец, услышать голос своего нового друга. В первый раз, когда Бэлл продемонстрировал хранителям свойства живого кристалла, ребята сначала впали в ступор, а потом едва ли не затискали Дэйва до полусмерти. Даже не питавшая ранее к Ралю тёплых чувств Камомила искренне обрадовалась. Не знал о новых способностях друга лишь Ирис, но он был настолько рад тому, что Диази перестала его игнорировать, что не выказал особого удивления этому факту.
  Пути хранителей разошлись. Четвёрка фей отправилась на кухню, а Каракал с Когитаром телепортировались в личный кабинет старейшины.
  Это было небольшое, но довольно уютное помещение с огромным книжным шкафом вдоль одной стены, массивным мягким диваном вдоль другой. В углу пристроился письменный стол. Каракал привычно запрыгнул на мягкий диван, вытягиваясь во весь рост, устраиваясь поудобнее. Миилир сел за письменный стол, положив перед собой руки, сцепив тонкие, чёрные пальцы.
  - До этого момента,- напряженно сказал Когитар.- Я знакомил тебя с азами мироздания, которые обязан знать каждый уважающий себя разумный. А уж тем более хранитель. Но сегодня речь пойдёт об ином.
  - Я знаю, мой дорогой друг,- грустно улыбнулся Дэйв.- Я ведь эмпат. Мне приятно, что ты за меня столь сильно переживаешь.
  - И щиты не помогли,- нахмурился старейшина. Ему безумно нравился этот юноша. У него были все задатки, чтобы стать великим. Однако книга судеб подвела его к грани. И эта чёрная бездна не могла дать гарантии, что после шага в пропасть, внизу тебя встретит мягкая подушка, тем самым сохраняя тебе жизнь.- Я вступаю на зыбкий путь предположений. Я слишком не хочу терять такого друга, как ты. А для этого я поделюсь с тобой всем, что только способно будет тебе помочь в твоём нелёгком деле. Что хоть немного увеличит твои шансы выжить.
  - Спасибо, друг мой,- склонил голову Каракал, глядя своими удивительными, будто обволакивающими теплом глазами, на хранителя знаний.
  - Те семьи хранителей, которых избрала книга судеб,- поджал губы миилир.- Они передавали знания о том, как упростить задачу по укреплению печати, из уст в уста, из поколения в поколение. Эти сведения достались им с кровью предшественников. Иным хранителям эта информация была не особо нужна, мало кто решался спрашивать у юных принцев и принцесс впечатления от пребывания в бездне. Избранные хранители с самого раннего детства учились загонять сознания в некий транс, что помогал передвигаться по бездне. Что давал им шанс безболезненно приблизиться к печати. Тебе не научиться этому так скоро, да я и не знаю деталей этой методики,- сжал руки в кулаки старейшина.- Но я могу подарить тебе реликвию народа миилиров.
  После этих слов Когитар ещё сильнее сжал правую руку в кулак. Отчётливо прозвучал хруст некоего ломающегося предмета. С кулака миилира стала стекать кровь, капая на стол. Каракал напрягся всем телом, поднимаясь с дивана.
  Меж тем, старейшина поднял пораненную, до сих пор стиснутую в кулак, правую руку над собой. Сквозь щели между пальцами стал проступать ярчайший свет, что с каждым мигом всё усиливался, играя солнечными тонам. Он скрыл кулак и кисть миилира, перетекая вверх, собираясь в восьмиконечную звезду. Она зависла в воздухе, набирая рельефность, силу. Пылая так ярко, что болели глаза. А в следующий миг Когитар махнул рукой в сторону Раля, звезда рванула в его сторону и впиталась в грудь, напротив сердца.
  - Я тебе, конечно, более чем доверяю,- хрипло сказал Каракал, когда всё закончилось. Голос его сочился недовольством.- Но о таких вещах обычно предупреждают заранее.
  - Прости,- виновато улыбнулся старейшина, проводя ладонью над столом, заставляя исчезнуть капельки крови.
  - Что это хоть было?- поинтересовался юный Дэйв, вновь умащиваясь на диване.
  - Искра изначального света,- склонил голову на бок миилир.- Я хочу, чтоб ты жил. Я уверен, лишь ты способен вести за собой хранителей зверей. Лишь ты способен открыть им глаза. Изначальный свет поможет тебе найти путь даже тогда, когда ты будешь тонуть во мраке отчаяния.
  - Это очень лестно,- удивился Каракал.- Не знал, что у тебя обо мне сложилось столь высокое мнение. Но поверь, я сделал в своей жизни достаточно ошибок, чтобы утратить доверие тех, кто мне дорог. Чтобы заслужить все те беды, что ниспослала на меня судьба.
  - Ты слишком суров к себе,- сокрушенно покачал головой старейшина.- А знаешь, мне всегда нравились Дэйвы. Наверное, потому, что они всегда были честны со всеми, в том числе и сами с собой.
  - Что ты имеешь в виду?- заинтересовался Каракал.
  - Конфликт прошлого. Он не так однозначен, как его рисуют,- грустно улыбнулся Когитар.- Ведь Дэйвы ушли под землю, не потому, что испугались, а потому, что не желали насильно подавлять порывы и желания своих подопечных. Они не верили в принцип меньшего зла. Но на тот момент действительно не было иного выхода, кроме как проявить жесткость. Как жаль, что Создатель запаниковал, применив к вам слишком резкие меры. Наверное, он забыл, что вы всё-таки ставленники огня. Слишком эмоциональные, слишком обидчивые, слишком вспыльчивые. Вы ушли, оставив его наедине со своими проблемами. На самом деле другие расы хранителей делали гораздо более серьёзные ошибки, мотивы которых вызывают лишь отвращение. Проблема лишь в том, что последствия их ошибок никогда не были столь катастрофичекими.
  Они ещё долго проговорили в тот день, приоткрывая завесу тайны конфликта прошлого, обсуждая, как поступили бы на месте предков Каракала.
  А на следующий день в воздухе повис горький привкус расставания. Хранители успели полюбить вездесущего миилира, что дал им всем очень многое. Знания, силу, возможность отдохнуть и набраться сил, время для того, чтобы разобраться в себе. Он стал им по-настоящему дорог. Казалось, не успели они оглянуться назад, не успели насладиться общением и покоем, что давало им убежище миилиров, как друзья уже вновь стоят возле входа в обманчиво малую, сплетённую из высокой травы хижину. Когда они по очереди входили в изящную дверь красного дерева, Когитар внезапно склонился к уху Ириса.
  - Хочу сделать маленькую шалость. Ты позволишь?
  Провидец вздрогнул, и удивлённо посмотрел на хранителя знаний. Но не доверять старейшине не было никаких причин, и вскоре фей кивнул. А в следующий миг на его запястье лег тонкий, серебристого цвета браслет. Ирис застыл, разглядывая тонкую работу из искусно выделанного серебра. На изящное переплетение искусственных ветвей и листьев браслета.
  - Что это?- удивлённо спросил провидец.
  - Артефакт,- добродушно улыбнулся Когитар.- Активируется по желанию носителя, действует около пяти минут. Помогает улавливать и расшифровывать эмоции того, кто тебя интересует. Одноразовый.
  Ирис прикрыл глаза, ощущая, как лицо наливается жаром. Всё-то все замечают, всё-то все знают, чтоб их Каракал покусал.
  - Но знаешь, ей это вряд ли понравиться, так что используй мой подарок с умом,- весело сказал миилир и шагнул в дверной проём. Провидец еле сдержался, чтобы не наступить на его лысый, розовый хвост.
  А на улице продолжала портиться погода. Друзья столпились у травяной хижины, грустно глядя на серое небо и ежась от прохладного ветра.
  - Я рад, что книга судеб свела меня с вами,- нарушил тишину Когитар, грустно оглядывая друзей.- Я буду молить Создателя о том, чтобы у вас всё было хорошо. Чтобы у вас всё получилось.
  - Когда-то мы ещё соберёмся все вместе,- положил руку на плечо миилиру слышащий.- Тогда мы будем достаточно взрослыми, чтобы не раздражать твоё сознание своими глупыми шалостями.
  - Мне только в радость,- улыбнулся старейшина.
  
  .....
  
  Моросил густой дождь, создавая на воздушном зонтике прозрачное напыление, что собиралось в капли и стекало вниз. Мир погрузился в серую, угрюмую мглу. Пора было уже останавливаться на ночлег, но друзья не ощущали усталости, продолжая идти вперёд по бесконечному полю в надежде вскоре найти лес.
  - Стойте,- внезапно сказала Диази.- Необходимо остановиться, подумать.
  - Здесь слишком мокро для обустройства ночлега,- скривилась Камомила.
  - Ну, так высуши,- нахмурилась Ди.- Ты же маг.
  - Что тебя так встревожило?- вмешался Каракал.
  - Нам опять необходимо определиться, куда и как идти дальше.
  Бэлл с Ирисом переглянулись, пожали плечами и демонстративно сбросили с плеч свои сумки. Кама обижено фыркнула. Диази зарделась от выказанного ей столь безоговорочного доверия. Каракал добродушно улыбнулся.
  Через некоторое время они все устроились под воздушным куполом. Неровно полыхало магическое пламя, делясь с хранителями теплом. Лёжа на высушенной Камомилой земле, они задумчиво щурились, расправляясь с поздним ужином.
  - Так что за развилка?- спросила всё ещё недовольная Камомила.
  - Обычно, принцы и принцессы идут в обход,- несмело отозвалась фея. Она весь вечер ловила на себе задумчивые взгляды Ириса, от чего по спине то и дело пробегали мурашки.- Но я подумала, что раз уж слуга Хаоса столь близко.
  - Не говори загадками,- поморщился Бэлл.
  - Чтобы сократить время, мы можем пойти через проклятый посёлок. Ведь ни он, ни топь не являются препятствием для слуги Хаоса. Наоборот, они питают его. А для нас это лишний круг.
  - Проклятый посёлок,- эхом отозвалась Камомила, неосознанно сжимая в руках склянку со Слезой Создателя.- Ты знаешь его историю?
  - Она слишком неоднозначна и имеет слишком много трактовок. Сейчас сложно сказать, что там на самом деле произошло. Да и не суть,- голос феи стал немного раздраженным.
  - Что нам может грозить в этом посёлке?- спросил Ирис, заглядывая Ди в глаза. И хмурясь, от того, что она их отводит.
  - Опасней всего там эмпатам,- чуть хрипло ответила фея.- Но ведь и Бэлл, и Каракал умеют выстраивать ментальные щиты.
  - Почему же тогда этот посёлок всегда обходят стороной принцы и принцессы? Не так уж и много было среди них эмпатов,- удивился Бэлл.
  - Ну, за ними редко когда столь сильные слуги Хаоса гнались. А ещё там иногда время шалит,- неуверенно протянула Диази.- Но в пределах разумного.
  - Звучит не очень обнадёживающе,- скривилась Камомила.
  - Сколько времени нам сэкономит путь сквозь этот посёлок?- спросил Каракал.
  - Сам посёлок. Он невелик,- неуверенно отозвалась Диази.- Но проклятью подвергнута довольно большая территория. Так что выиграем мы до десяти часов времени.
  - С этого и надо было начинать,- поморщился слышащий.- Хотя твои слова про угрозу для эмпатов воодушевляют мало, но я всё же предпочту проклятый посёлок встрече со слугой Хаоса.
  - Ты, безусловно, прав,- кивнул Каракал.
  - Ну, значит, решили,- пожал плечами Ирис.
  Камомила хмуро кивнула, устраиваясь у костра поудобней.
  На следующий день дождь так и не прошел. Наоборот, он только усилился, заливая нескончаемыми потоками их невидимый, воздушный зонтик.
  А вскоре вокруг что-то изменилось. Они вышли на бесконечное, бездушное поле. В окружающем пространстве разлилось какое-то непонятное чувство тревоги. Друзья не сразу заметили, что трава здесь уже давным-давно мертва. Что мертво здесь не только семя, покоящееся в земле, но и сам воздух, сама почва. Само пространство и время.
  Забытое, проклятое всеми пространство. Оно будто застыло, пугая всех своим молчанием. Окутывая ноткой безнадёги, натянутой словно струна. А вокруг - бесконечное, серое небо, что лило мёртвую воду на бездушную пустошь.
  Эта земля, что забыла о самом понятии - жизнь.
  И тишина. Ни одного зверя, ни одной птицы, что радовались бы новому дню. Даже насекомые не стремились сюда.
  С каждой минутой, с каждым часом Бэлл становился всё угрюмее, ощущая, как сквозь установленные им, сильнейшие ментальные щиты, течёт, сочиться, пытаясь прорвать барьеры, некая сила. Тонкая, многогранная эмоция, что стояла перед его глазами серой дымкой словно иллюзия, словно призрак.
  - С тобой всё в порядке?- встревожено спросила Диази, положив руку на плечо другу.
  - Мне здесь не нравиться,- хрипло ответил Бэлл, ощущая, как сердце сжимается, то ли от тревоги, то ли от страха.
  Каракал тоже выглядел встревоженным, затуманенным взором оглядывая поле. Пытаясь разглядеть хоть что-то через завесу дождя.
  Ветер, странный ветер наполнял пространство. Он подныривал под купол воздушного зонта, холодил тело и душу. Он был мертв и бездушен. От этой пустоши отвернулись все четыре стихии. Будто её покинуло солнце, а земля решила навеки лишить её радости рождения новой жизни.
  Внезапно ментальный щит Бэлла пошел трещинами. Мир ещё сильнее потемнел, обесцветив окружающее пространство. Слышащий застыл, расширенными глазами глядя прямо перед собой. Остальные так же остановились, растерянно глядя на него.
  - Не может быть,- прошептал, прохрипел он. А в следующий миг из глаз Бэлла брызнули слёзы.
  Перед глазами открывались картины прошлого. Пышные деревья, сплетающиеся между собой тонкими ветвями. Они были разумны. Они умели чувствовать. Они были как дети. Радостные, капризные дети матушки-земли, искренние и доверчивые. Эти странные создания безмерно уважали солнце. Дружили с ветром, который очень любил уникальные творения Создателя, что были способны даже полюбить.
  А в следующий миг образ сменился ровными рядами брёвен, шлифуемых магией, плывущих куда-то вдаль. И пропитавшая пространство боль. Столь сильная, как и неверие, непонимание деревьев. Почему, за что их убивают? За что лишают жизни? За что лишают будущего? Заставляют расставаться, прощаться с родными и близкими?
  - Нет,- судорожно втянул в себя воздух Бэлл, ощущая, как раскаляется божественный камень у него на груди. Ощущая, как от сострадания, от боли разрывается сердце.- За что?
  Он мотнул головой, даже не слыша направленные к нему вопросы. Не замечая слёзы, что продолжали течь по его щекам. Куда их тащат? Зачем им это нужно?
  Он сорвался с места, преодолевая пространство и время. Отслеживая иллюзорные брёвна, которые туманной дымкой уплывали вдаль.
  - Остановись!- кричал Каракал, ворвавшись в его сознание.
  Рубин горел огнём, оставляя горячий ожег напротив сердца. Увеличивая скорость с помощью крыльев, он всё летел дальше, задыхаясь от бессилия.
  - Бэлл, очнись!- попытался схватить его за плечо Ирис, но слышащий лишь отмахнулся, врываясь на территорию вневременья.
  Брёвна стали выстраиваться в какую-то непонятную структуру. Они складывались друг на друга, создавая большие, деревянные коробки. Дрожащей рукой Бэлл провел по шершавой коре мертвого дерева, и подушечки пальцев будто опалило огнём от затаившейся в нём боли.
  А под ногами будто огненной лавой разлилась обида. Кричали души растений, что нашли в этих древних местах свою смерть. Не осталось никого. Ни одного ростка, ни одного зёрнышка. Никто более не был способен продолжить их род.
  Потерянные виды живых существ, что никогда не обрадуют своей красотой ни одно разумное существо.
  А на бездушной земле, будто восковая статуя, стоял белокрылый Райнд, закутанный в серый балахон. Глаза его были пусты, но душа ныла, кричала от злости и непонимания, летая над замершим телом. А рядом с ним опутало мертвые брёвна ногами-корнями несколько Эров.
  - Остановись, прошу, слышишь?- трусил его за плечи Ирис. Рядом плакала Камомила. Всё пытался достучаться до сознания слышащего Каракал.
  Бэлл смотрел на них затуманенным взглядом. Его сознание опутывала боль и безнадёга, что передавалась от потерянных деревьев и трав.
  - Как вы могли?- спросил он, глядя в глаза духов древних хранителей.- Как могли вы сделать такое?!
  Эры и Райнды шипели и выли, выплёскивая яд, что скопился в их душах. Они ненавидели его. Того, кто мог свободно ходить. Того, кто был жив, кто не застыл во вневременье, окутанный проклятьем. Они не видели за собой вину. Они были слепы.
  Души деревьев и трав, завывая от боли, крутились воронкой, стелились по земле, заглядывая в глаза своим убийцам. Они сочились горькой обидой. Но проклятые души этого не замечали. Они не видели ничего, лишь рассматривали Фей и Дэйва, как носителей силы, что могла их подпитать, что помогла бы разорвать воронку проклятья.
  От нахлынувших на него столь противоречивых чувств, Бэлл согнулся от боли. Голова его кружилась.
  - Твари,- зашипел он.- Вы же были сильнее. Они же не могли сопротивляться. Как вы можете называть себя хранителями?!
  Чёрные глаза Бэлла вспыхнули злостью. Он выпрямился, расправив плечи, хватаясь рукой за горячий рубин, что светился кроваво-красным цветом, раскрашивая серое пространства мёртвого посёлка. Этот свет всё усиливался, окрашивая кулак слышащего в багровые краски, перетекая по руке, впитываясь в тело, соединяя свои волшебные свойства с душой юного хранителя.
  Ни разу не взмахнув крыльями, омываемый дождём, что стекал по волосам, по лицу, смешивался со слезами, капая на мёртвую почву. Бэлл поднялся над землей, впитывая в себя всю разлитую в окружающем пространстве боль, обиду и неверие загубленных растений. Ощущая, как эти эмоции затопили его сознание, как от напряжения рябит в глазах. А в следующий миг он зло посмотрел на проклятые души.
  - Говорите, что не виноваты?- дрожащим голосом спросил слышащий, захлёбываясь слезами.- Ну, так держите.
  Одной сплошной волной он выплеснул в пространство всю скопленную им боль, обиду и одиночество. Стоящий рядом призрак Райнда схватился за голову, завыв от ужаса. Эры попытались впитаться в мёртвые брёвна, но упали вниз, катаясь по земле. Их эфирные тела размывало, корёжило. Они корчились в муках, то сплетаясь со своими бывшими подопечными в багрово красные объятия, то отсвечивая синими цветами отчаяния. Содрогнулась земля, заставляя пошатнуться деревянные хижины.
  - Прекрати, ты убьёшь себя!- кричала Камомила, пытаясь влить в слышащего энергию. Замечая, ощущая, как всё тускнеет его энергетическая оболочка.
  - Ветер, помоги, прошу!- умолял Ирис, но покровитель оставался глух.
  Каракал пытался оттянуть собранную Бэллом боль на себя, но чуть не потерял сознание от нахлынувших на него эмоций.
  А слышащий поднимался всё выше и выше, в его чёрных глазах вспыхивали красные искры. Мятежных хранителей выворачивало наизнанку. Они проживали каждый миг, каждый час боли, бессилия, отчаяния своих подопечных. Они рыдали, просили его остановиться. Но Бэлл безжалостно продолжал выплескивать боль.
  Диази стояла на коленях неподалеку, погрузившись в молитву Создателю. Умоляя, крича всей душой, чтобы он пробудил её дар. Чтобы она смогла подпитать ауру друга, повреждения которой стали выглядеть просто страшно.
  Боль, злость, обида, бессилие, непонимание, незнание, одиночество. Они сплетались в воронку, улетая вдаль, растворяясь в небе. Освобождая землю, освобождая души, запуская время, заставляя рассеиваться тучи, заставляя простить, заставляя понять и принять уже свершившийся факт. Окутывая распадающиеся прахом мертвые брёвна раскаянием. И в какой-то момент на небе загорелись звезды, а мёртвый ветер утих.
  Именно в этот миг, на грани сна и реальности, на грани мира живых и мира духов, слышащий отчётливо понял, что стоит перед выбором. Это место больше никогда не будет проклятым, но с таким трудом и чаянием созданные виды исчезнут навеки, не оставив после себя и следа. Было страшно. Душа разрывалась от противоречивых чувств. На глазах выступили слёзы бессилия.
  - Ты ведь знал, Когитар? Да?- сказал сквозь слёзы хранитель.
  - Нет! Бэлл, прошу!- закричал Ирис, зависая напротив, хватая лучшего друга за руку. Рефлекторно активируя артефакт, подаренный миилиром.
  Я устал. Я так устал. Знаешь?
  Прости. Я не знал. Мог помочь тебе, но не заметил.
  Катятся молчаливые слёзы. Лицо застыло восковой маской.
  А помнишь, как ты тогда вступился за меня. Это был самый счастливый момент в моей жизни. Друзья. У меня появились друзья.
  Останься. Не покидай нас. Как же мы без тебя?
  А помнишь, ту песню, что мы пели, чтобы позлить Флакса. Он тогда едва молниями не швырялся от ярости.
  У нас будет ещё много таких моментов. Счастливых. Ярких. Красочных. Мы создадим их сами, только вернись. Измени свой выбор.
  Он решил меня подставить, а Камомила подсыпала в отместку в школьную еду слабительного. Только нас тогда вычислили, ведь мы единственные тогда не торчали в очереди в туалет.
  Ты ведь доказал всем, что никогда не лгал. Тебя примут назад как героя. Ты больше не будешь одинок.
  Диази умудрилась нас тогда отмазать, помнишь? Сейчас-то я понимаю, что она рассказала целительнице, как лечить это отравление. Сказала, что это она нас спасла от набега в туалет.
  Звёзды запылали изумрудным светом. Души проклятых хранителей прекратили свой бесконечный круговорот. Они остановились напротив своих тел.
  Нет. Пожалуйста. Нас всегда было четверо. Как же мы без тебя? Друг, что я буду без тебя делать?
  Ирис. Мне страшно. Как же мне страшно!
  Ну, так остановись! Остановись же, прошу!
  Прости.
  Тело Бэлла стало распадаться на крохотные, яркие искры, что кружили вокруг, опускаясь на застывшие тела проклятых хранителей, впитываясь в землю.
  - Нет!- надрывно кричала Камомила.
  Диази молча плакала, обхватив голову руками.
  Он исчез, распался на мириады искорок, что зависли в окружающем пространстве. Они заставляли оживать Эров и Райндов. Они пробудили к жизни мёртвую почву. То там, то здесь выстреливали побеги. От каждой крохотной искорки прорастал маленький, несмелый росток, давая возможность этому месту начать всё заново. Давая шанс переписать историю, что происходила здесь многие века назад. Поглощая, растворяя в себе энергию Бэлла.
  А в следующий момент в усыпанном яркими, светящимися точками небе вспыхнула новая звезда.
  Глава 30
  
  Ирис стоял бледный, с окаменевшим лицом. По щекам его стекали молчаливые слёзы. Тихо подвывала Камомила, глядя покрасневшими глазами на то место, где мгновение назад рассыпался мириадой изумрудных искр её лучший друг. Сидела на холодной, мокрой земле Диази, подогнув колени. Её трясло. Она винила себя. Ведь это именно она настояла на том, чтобы идти через проклятый посёлок. Каракал сдерживал себя, проникая в сознания своих маленьких друзей, пытаясь утешить, поддержать, помочь.
  Тела Райндов и Эров оживали. Пошатываясь, они растеряно оглядывали пространство. Звёздное небо. Труху на месте их старых жилищ. В их сознания ещё не до конца вернулись воспоминания, но души болели раскаянием. Они медленно, словно молчаливые призраки, обступали невиданных прежде существ. Пытались понять, кто они, что произошло, как они здесь оказались?
  - Уйдите прочь!- закричала, увидев их, Камомила.
  Мятежные хранители нахмурились, переглянувшись между собой. Ирис подошел к Диази, положив ей руку на плечо, ощущая, как она дрожит.
  - Это я виновата. Я виновата,- шептала фея, но так тихо, что никто её не слышал.
  - Прочь, твари!- вновь закричала Кама, когда один из Эров попытался с ними заговорить.- Знаете, что самое противное?- спросила она, глядя на мятежных хранителей полным боли взглядом.- Я была такой же. Такой же, как вы.
  - Прекрати,- сказал бледный Ирис, утирая непрестанно бегущие по щекам слёзы.
  Эры и Райнды уже начали злиться, но тут шаг вперёд сделал Каракал. Посмотрев на них затуманенным от тоски взглядом, Дэйв ворвался в их эмоции, доставая на поверхность чувства, воспоминания, знания.
  Неровный строй из пяти десятков Эров и Райндов вздрогнул, потрясённо отступая на шаг. Потерянно глядя на это странное магическое существо, что оказалось сильнее всех их предположений. Вытянутые на поверхность эмоции потрясли их воображение, заставив замереть сердца от чудовищности их ошибок.
  - Вы,- дрожащим голосом промолвил Ирис.- Он отдал жизнь не за вас. Он желал, чтобы в мир вернулись уничтоженные вами растения. Если вы имеете хоть капельку гордости. Если в вас есть хоть крупица благодарности. Вы не дадите погибнуть ни одному виду. Вы не дадите усилиям моего друга пойти прахом. Иначе я вернусь. И заставлю... пожалеть об этом.
  Каракал ткнулся провидцу в плечо, успокаивая, перебирая на себя его боль. По телу Ириса прошла дрожь.
  - Пошли. Я... больше не могу здесь оставаться.
  Камомила прижалась к передней лапе Каракала, кусая губы. Ирис подхватил под руку Диази, что пребывала в прострации. Окинув застывших в молчаливом неверии Эров и Райндов невидящим взглядом, она послушно пошла вслед за остальными, придерживаемая за руку провидцем.
  
  .....
  
  Над их маленькой группой нависла тихая, окутывающая мысли серым туманом, скорбь. Они молчали, не желая говорить. Не зная, о чем вообще можно говорить. И у каждого в голове по десять тысяч раз прокручивалась одна единственная мысль.
  Его больше нет.
  Но... Как? Это сон? Мираж? Этого просто не может быть. Бэлл не мог просто исчезнуть. Он же их истинный друг, неотрывная частичка их души.
  Остановились. Без аппетита поели. И хоть погода была теплой, а дождь закончился, в душе у них царил мрак.
  Сегодня никто не спал. Никто не набрался духовных сил, чтобы признать очевидное. Чтобы поверить в пережитый ими кошмарный сон. Даже Каракал впал в уныние, хоть и был знаком с Бэллом не так давно.
  Надо было идти дальше. Надо было спасать этот мир. За ними следовал слуга Хаоса.
  Всё выглядело туманным сном. Дурным, затянувшимся сном. Они ведь слишком молоды, чтобы выдержать весь путь до конца. Они не готовы. Это не их задача.
  Казалось, что ещё немного, совсем чуть-чуть, и они проснуться. Эта страшная реальность измениться, истает. И они окажуться дома, в своих уютных, тёплых кроватях. Под защитой гораздо более опытных, умудрённых жизнью, наставников. И там будет Бэлл. Он будет поджидать их у забытого бука. Живой и здоровый. Как всегда немного мрачный, но неизменно добродушный и приветливый.
  - Когда топь?- хрипло спросил Ирис.
  Камомила посмотрела в сторону Диази полным тоски взглядом. Шаркая по влажной, зеленой траве ногами, та шла, опустив голову.
  - Ррр,- мотнул головой Каракал. Он так и не смог забрать у феи чувство вины.
  - Ты не виновата,- правильно угадал ход её мыслей Ирис.- Если кто и виноват, то проклятые хранители.
  - Зачем он так?- вновь всхлипнула Кама.
  Будто отражая их настроение, погода вновь начала портиться, укутывая пространство серой влагой.
  - Это было его сознательное решение,- хрипло ответил провидец.- Он... у него был выбор. Он мог остаться, но решил дать шанс погубленной жизни вернуться в мир.
  - Исчезнув сам?- поджала губы Камомила, еле сдерживая слёзы.
  - Он всегда был лучше, добрее, честнее всех нас,- сглотнул ком в горле провидец.
  - Был,- потеряно повторила Диази.- Был...
  Поднялся над землёю ветер, укутывая тёплым покрывалом своих неразумных детей. Отдавая все силы, нарушая законы мироздания, он пробрался в их мысли, пытаясь приглушить боль, потушить тоску. Ощущая разлившееся в теле тепло, троица фей судорожно вздохнули. Эта молчаливая поддержка придала сил, давая возможность смахнуть горькие слёзы, отложив на время скорбь.
  - Топь скоро,- сказала надтреснутым голосом Диази.- Это уже практически территория Хаоса. При ослаблении печати он может манипулировать теми местами.
  - Что ты имеешь в виду? Ты про испытание?- переспросила Камомила.
  - Это сказочка для легковерных. Чтобы не пугать детей. А тот, кому это нужно, всегда найдёт правду,- поджала губы фея.
  - Что ты имеешь в виду?- спросил Ирис.
  - Истинная сущность Хаоса находиться за печатью,- отозвалась Диази.- Но сознание может просачиваться в топи. Они ведь таят в себе остаточный фон негативной энергии. То, что называют испытаниями, это зрительные, тактильные, слуховые галлюцинации, которые вызывает сознание Хаоса, выискивая в твоей душе страхи.
  - Звучит как-то...- передёрнула плечами Камомила.
  - Есть способ с этим бороться?- вмешался Ирис.
  - Закрыть глаза, заткнуть уши,- мрачно отозвалась фея.- И как можно быстрее идти вперёд.
  - Это сумасшествие,- мотнула головой Камомила.
  - У нас нет выбора...
  И они шли. Шли навстречу этим мрачным местам. Заметив, насколько девчонки устали после бессонной ночи, Каракал жестами предложил им прокатиться на себе. Камомила с радостью согласилась. Диази лишь упрямо мотнула головой. Эта усталость была её спасением. Этот монотонный путь спасал её от чувства вины, чувства тоски и боли.
  Небо всё сильнее затягивалось тучами, окружающий мир вновь стал мрачнеть, хоть в душе все ещё теплилась надежда, что высь не разразиться дождём.
  Ирис всё думал. Сможет ли обеспечить магией друзьям более комфортный путь сквозь топь. Он анализировал, пытался понять, что можно сделать. Сам, не пытаясь спросить совета у ветра. Он осознавал, что тот итак ему здорово помог. Что после такого он не имеет право требовать большего.
  Ближе к вечеру под ногами у них стало хлюпать. Травянистый покров стягивал землю, то расступаясь, указывая на глубокие, тёмные лужи, то сплетаясь корнями, скрыв водные ловушки.
  - Это она?- хриплым от долгого молчания голосом, спросила Камомила.
  - Лишь её начало,- устало отозвалась Диази, ощущая как в некогда уютном сапоге перекатываеться холодная влага.
  - Может, вернёмся на сухое место?- предложил Ирис.- Нам необходимо поспать, набраться сил.
  - Не переживай за нас,- тихо отозвалась Диази.- Я же вижу, каким ты мрачным стал в последнее время. Слуга Хаоса близко, да?
  - Да,- чуть слышно выдохнул провидец, обессилено опершись рукой о переднюю лапу Каракала.
  - Мы можем успеть,- упрямо поджав губы, сказала Диази.- После того, как печать восстановит свою первоначальную силу, канал прервёт своё существование и слуга Хаоса станет самым обычным. С таким и ты, и Камомила справитесь даже по отдельности.
  - Но для этого надо успеть,- тяжко вздохнула Камомила.
  Каракал окинул фей задумчивым взглядом.
  - У меня есть идея на этот счёт,- несмело промолвил Ирис.- Я хочу поместить нас всех внутрь воздушной подушки.
  - Зачем?- не поняла Камомила.
  - Ну, во-первых, мы будем лететь, вместо того, чтобы тащиться пешком по этой влажной, мрачной земле.
  Ирис демонстративно окинул взглядом тёмное, колышущееся от порывов ветра пространство, что, то темнело бледным от влаги мхом, то проваливалось в чёрные воронки воды.
  - Звучит заманчиво,- грустно улыбнулась фея.- А во вторых?
  - Во-вторых, я смогу создать шум, что перебьёт слуховые галлюцинации. А если ты в круговорот воздушной подушки напустишь капельки воды, то получиться туман, что притупит наше зрение.
  - Это не поможет,- грустно отозвалась Диази.
  - Почему же?- надулся Ирис. Ведь он так долго и тщательно продумывал свой план.
  - Хаос будет действовать через наше сознание. И ему будет всё равно, из чего ткать образ - из тумана, из мрака или из окружающего пространства.
  - Ну и что ты предлагаешь?- поджал губы провидец.
  - Садиться на воздушную подушку и нестись вперёд как можно быстрее, не обращая ни на что внимания.
  Устало вздохнув, Ирис заставил воздух затвердеть, принимая форму, куда в первую очередь взгромоздился Каракал, а вокруг него расселись все остальные.
  - Что ты такое ешь?- поразился провидец, ощущая, что удерживать в воздухе Дэйва не так уж и просто.
  Раль немного обижено фыркнул. А в следующий миг они на огромной скорости понеслись вперёд. Каракал сжался, глядя на размытое, грязно-зелёное пространство. От потока встречного ветра слезились глаза. Остальные крепко схватились за Дэйва.
  - А насколько велика топь?- спросил Ирис.
  - Велика. Почти бесконечна,- ответил ему Бэлл. Маг вздрогнул всем телом, стараясь унять разбушевавшееся сердце. Стараясь не смотреть в ту сторону, откуда послышался голос. Такой знакомый, такой родной голос самого близкого друга.
  - Ты не настоящий,- приглушенно сказал провидец, ощущая, что его зубы начинают отбивать барабанную дробь.- Это неправда.
  - Так искренне обещал мне помочь, а сейчас даже не смотришь в мою сторону? Друг. Ты же мой друг. Ты не хочешь, не желаешь меня выслушать?
  - Хаос, я тебя ненавижу,- выдохнул Ирис, всем сердцем желая повернуться, вновь увидеть его лицо, убедиться в том, что Бэлл действительно жив.- Ты! Разве можно так играть с душами разумных?!
  - Посмотри на меня,- упрашивал голос.- Помоги мне. Прошу.
  А над головами хранителей неслись проклятые духи Эров и Райндов. Поджавшая под себя ноги Камомила, старалась не смотреть в их сторону.
  - Ты такая же. Такая же, как мы. Ты пародия на хранителя. Потворщица своих эгоистичных желаний. В твоей душе не осталось ничего светлого.
  - Нет,- по щекам феи стекали молчаливые слёзы. Она вжималась в переднюю лапу Каракала, стараясь не видеть, стараясь не слышать.
  Но Раль не змечал этого, ведь рядом с воздушной подушкой на невероятной скорости бежал Агвантибо, пропитывая окружающее пространство запахом разложений.
  - Тебе не справиться, щенок,- хохотал он.- На твоей малодушной душонке прервёт существование целый мир. Прекрасное завершение жизни для такого бесхребетного червя, как ты.
  - Замолкни,- рычал Дэйв, вновь пытаясь подавить столь тщательно скрываемые страхи.
  - Это ты. Ты предложила идти туда,- шептал в темноте голос, ведь Диази сжалась, зажмурив глаза.- Если бы ты только этого не сделала. Ничего бы не произошло. Никто бы не поставил передо мной этот страшный выбор.
  - Прости. Прости. Прости,- словно заведённая, шептала Диази, ощущая, как по щекам бегут слёзы.
  - Ты даже не сумела вызвать свои лекарские способности. Ты так бесполезна. Ты только и делаешь, что убегаешь. Только и делаешь, что подвергаешь себя опасности, заставляя других рисковать ради тебя своей жизнью.
  - Повернись ко мне,- всё требовал у Ириса Бэлл. Этот голос сверлом вгрызался в подсознание, он заставлял его ослабить концентрацию. Развеять магическое образование. Остановиться. Чтобы у этих мест было больше времени, чтобы была возможность приложить больше сил на подавление их воли.
  Ветер помогал своему ставленнику, как мог, обновляя ментальные щиты, что неизменно шли трещинами под чужим, слишком сильным воздействием.
  Время текло, растягивалось резиной, закручивалось в спираль. Была то ночь, то день. То горели звёзды, то безжалостно обжигало солнце. А может быть шел дождь?
  Топь. Проклятая топь. Казалось, она не имеет конца. Казалось, что они летят бесконечно долгое время.
  Но вот на границе их видимости показался широкий остров, поросший сухими, покореженными временем деревьями.
  Мёртвая роща.
  Ирис не нашел в себе силы отказаться от эгоистичного желания. И когда они уже подлетали к острову, повернул голову, чтобы увидеть потерянного друга. Понимая, что поступает глупо. Убеждая себя. Ну и пусть. Пускай это лишь иллюзия. Он так скучал, так желал увидеть Бэлла вновь, что даже этот мираж мог согреть его сердце. Но туманный призрак исчез, истаяв в пространстве, прежде чем он смог уловить в нём знакомые черты.
  Зависнув над бурой землёй острова, лишенной даже намёка на травы, даже надежды на присутствие жизни, подушка истаяла и друзья неловко попадали вниз. Они летели сюда всю ночь и большую часть дня. Усталые, голодные, они попытались подняться на ноги, но не нашли в себе сил, погружаясь в глубокий сон, больше похожый на забвение.
   А когда проснулись, был глубокий вечер. Они так и не почувствовали облегчение от сна, от так необходимого им отдыха. Эти мрачные места подавляли, угнетали, заставляли мысли сосредотачиваться только на плохих воспоминаниях. Сосредотачиваться лишь на себе, на своих проблемах. Бродя по кромке острова, словно призраки, они, наконец, нашли в себе силы собрать весь оставшийся у них провиант, чтобы обновить силы. На этом, по большей части, настоял Ирис, встревоженный бледностью Диази. Только лишь Каракалу ничего не досталось, ведь уже вторые сутки они путешествовали по местам, где отсутствовала живность. А запаса продуктов, понятное дело, Дэйв с собой не взял.
  - Это были самые ужасные часы в моей жизни,- призналась безжизненным голосом Камомила, без аппетита поедая орехи.
  - Как ты?- встревожено спросил у Диази Ирис, заметив, что она настолько погружена в свои мрачные мысли, что практически ни на что не реагирует.
  - Что это?- хрипло спросила Кама, указывая пальцем на небо.
  Там летала птица. Изящная, гибкая, с чёрным телом и кроваво красным, пышным хвостом. Она разделила своими багровыми крыльями небо, словно волнорез, оставляя на нём чуть розоватые полоски зарева.
  - Ниас,- потрясённо выдохнула Диази, неотрывно глядя на птицу, поднимаясь на ноги.
  - Кто?- нахмурилась Камомила.
  - Птица вестник. Птица знамение,- пролепетала фея.- Самое неотвратимое, самое тяжелое из возможных предупреждений.
  - Он близко,- выдохнул Ирис, тоже срываясь на ноги, выкидывая горсть недоеденных орехов.
  Подобралась, беря себя в руки, Камомила. Напрягся всем телом Каракал, глядя на разлитую в сотне шагов от них топь, что выглядела ещё более безжизненной и хмурой, ведь лишенное благословения стихий пространство, не было согрето лучами солнца, окутываясь мёртвой водой.
  - Когда?- хрипло спросила Кама, стараясь унять дрожь в теле.
  - Мы не успеем,- судорожно втянул в себя воздух Ирис.- Каракал не успеет.
  Недолго они сопротивлялись судьбе. Недолго старались играть во взрослых. Их эгоистичный поступок всё же погубит всех. Бэлл, ты ненамного всех опередил. Скоро свидимся.
  - У нас ещё есть шанс,- мотнула головой магеса, доставая из-за пазухи склянку со Слезой Создателя.
  - Что это?- нахмурился провидец, отгоняя невесёлые мысли.
  - Откуда это у тебя?- потрясённо спросила Диази, рассматривая переливающуюся разноцветными искринками жидкость. Она выглядела слишком живой, слишком яркой для этих мест.
  - Когитар подарил,- зло ощерилась Кама.- Всё предусмотрел, хвостатый гадёныш.
  Она посмотрела на хрупкую бутылочку, глубоко вздохнула, набираясь решимости. Откупоривая пробку.
  - Ваше здоровье,- попыталась пошутить она, но никто даже не улыбнулся. А в следующий миг она опрокинула в себя чудодейственный напиток.
  В желудок скользнуло пламя, распространяясь по телу болезненной волной, проникая в каждую клеточку её тела. Фея застонала, схватившись за живот. Остальные встревожено сделали к ней шаг.
  Чистая энергя перетекала из живота в сердце, из сердца в голову. Заставляла напрячься все мышцы разом. Невероятно кружилась голова. Когда все эти яркие ощущения стали немного затухать, она, пошатываясь, поднялась на ноги и открыла глаза.
  Вокруг струилась энергия мира. Серебристым туманом, золотыми бликами света, серой пылью земли. Она кружила вокруг неё, будто сама предлагая себя в услужение. Будто неисчерпаемый источник силы, что внезапно принял её за свою хозяйку.
  - Ты как?- немного испуганно спросила Диази.
  - Странно как-то,- хрипло отозвалась магеса.- Но. Мне кажеться, это как-то противоестественно.
  - Какие у нас шансы?- напряженно спросил Ирис.
  - Я не знаю,- поджала губы фея.- Мне кажеться, надо ещё. Ещё силы.
  - Построй канал, можешь черпать силу так же у меня,- решительно сказал провидец.
  - И у меня,- отозвалась Диази.
  - Сумасшедшая! Ты не маг!- мотнул головой фей.
  - Но у меня есть внутренняя сила, сила хранителя.
  - Нет!- закричал провидец. По телу его стала растекаться паника.- Я не дам. Не позволю. Это самоубиство!
  - Позволь мне решать!- нахмурилась Диази, упрямо поджав губы и смело встретившись с ним взглядом.- Мне надоело быть бесполезной!
  - Ррр,- вмешался Каракал, привлекая к себе внимание Камомилы, твёрдо глядя ей в глаза.
  - Ты не маг,- помотала головой магеса.- А твоя внутренняя энергия настолько отличаеться от магии фей, что я потрачу больше усилий на её переработку, чем получу в итоге пользы. Прости,- отвела взгляд Камомила.- Я слишком неопытна. Иной маг, мог бы и справиться.
  - Кама, возьми в цепь меня,- попросила Диази, не смотря на то, что Ирис схватил её за руку, чтобы заставить посмотреть ему в глаза. Чтобы попытаться убедить не делать этого.
  - Придёться,- поджала губы магеса, отворачиваясь от провидца.
  - Ты соображаешь, что говоришь?!- закричал он, делая шаг к Камомиле. Сердце всё решало, ускорить ему ритм или остановиться от страха.
  - Это на крайний случай,- судорожно вздохнула Кама.- Я обращусь к её силе только в крайнем случае.
  - Ррр,- опять влез Каракал. Друзья синхронно посмотрели в его сторону, а потом проследили за его взглядом и застыли в страхе. Навстречу им, по мрачным водам топи, стремительно стелился похожий на смолу мрак.
  - Формируем цепь,- первой пришла в себя Диази, протягивая руку провидцу. Но тот даже не пошевелился.- Ну же!- требовательно закричала она.
  - Я не...
  Но закончить он не успел, потому что Диази сама нашла его руку, читая заклинания цепи. Их энергетические сущности стали стремительно соединяться, перетекая друг в друга по невидимому каналу, что внезапно дал ответвление, выстрелив в сторону Камомилы невидимой нитью.
  Тёмный дым, что мгновение назад, был у самого горизонта. Он стремился к ним, становился всё ближе. Распускал, заставлял стелиться по земле перед собой чёрный туман, что радостно что-то нашёптывал им. Смола, похожая на осязаемый сгусток мрака становился всё ближе, обволакивая серое пространство безнадёгой.
  - Попа-али-и-ись,- голосом полным вожделения выдохнул мрак, начиная менять форму, приобретая очертания чёрного паука. Но потом передумал, стал расплываться, перетекать в чёрного, как сама бездна, волка. Он понёсся к ним широкими прыжками, стелясь по земле, словно призрак. Не потревожив ни воздух, ни воду, ни землю. Прыжок, ещё один...
  В миг, когда порождение мрака зависло прямо над ними, Кама выставила вперёд правую руку и, щедро зачерпнув из пространства энергию, выбросила навстречу ему заклятье печати. Оно оформилось в золотистый, прозрачный щит, закругленный по краям. Чёрный волк врезался в него всем своим масивным телом, рассыпаясь, радрабливаясь в густой туман, либо дым. Бессильно клубясь перед золотой преградой, он пытался прорваться внутрь, загородив собою небо.
  Камомила пошатнулась, ощутив невероятное,просто неимоверное по силе давление. А она ведь влила в щит просто прорву энергии. Она и сейчас продолжала посылать в заклятье всё, что только могла собрать.
  Голова кружилась от усилий, от протекающей по её телу магии. В какой-то момент стало тяжело дышать и фея внезапно осознала, что из носа у неё струиться кровь.
  По щиту пошла трещина. Маленька, почти незаметная. Прокусив губу до крови, Камомила потянулась по каналу, что связывал её с друзьями. Стало гораздо легче. Ирис был силён, невероятно силён. Он щедро делился с ней, помогая придти в себя, помогая вновь поверить, что у них ещё есть шанс.
  Трещинка исчезла, поток силы усилился вновь. Края щита стали более округлыми, обволакивая чёрный дым, что так рвался к ним.
  - А-ха-ха,- засмеялся слуга Хаоса.- Глупцы. Я поглотил их всех. Столько жертв. Столько магов. Мне понравилась их сила. Мне понравилось поселение фей.
  - Что?- пошатнулась Камомила, ощущая, как от страха у неё холодеет душа. Ощущая, что начинает терять концентрацию.
  Чёрный, бесформенный дым всё хохотал, собираясь в скопления крупных мошек, что хищно стучались о стенки золотистого щита.
  - Нет. Нет,- отступила на шаг фея, ощущая, как начинает рушиться её защита.
  На золотистом щите появилась трещина, другая. Он скрипел, трещал, будто живой.
  Но внезапно, с громким рыком, из-под прикрытия щита выскочил Каракал. Он сделал несколько массивных, широких прыжков, оказавшись далеко позади чёрного дыма. Слуга Хаоса растерянно замер, чёрные мошки прекратили своё бесконечное движение, прекратили атаковать щит, что стремительно восстанавливал свою структуру. Не веря своему везению, мрак стал собираться в атакующий клин, поворачиваясь в сторону Каракала.
  Грозно рыча, юный Дэйв стоял на мокром взгорке гнилисной земли. Глаза его горели пламенем, на шкуре то и дело возникали языки огня. Набрав в лёгкие побольше воздуха. Ощущая, как скапливаеться тугими потоками сила у него в груди. Он утвердился на земле всеми четырьмя лапами, и выдохнул в пространство гигантский огненный шар. Он стал клубиться над ним, перетекая из оранжевых в красные, из багровых в малиновые тона. Всё набирая величину, всё набирая силу. А в следующий миг повелитель огня отправил этот сгусток в сторону уже практически собравшегося в клин слуги Хаоса.
  Показалось, что содрогнулась почва, содрогнулось само пространство. Мрак закричал, извиваясь, схлопываясь, истончаясь. А в следующий миг Камомила почуяла, как по каналу от друзей идёт просто невероятно огромный поток энергии. Не долго думая, она влила его весь в заклятье печати, заставляя округлиться края щита. Заставляя его обволакивать неоформленный мрак в смяртельных обьятиях. Над слугой Хаоса сомкнулся золотистый шар, что стал уменьшаться, стягивая пространство узилища, а потом схлопнулся яркой вспышкой, убирая даже намёк на присутсвие этого страшного существа.
  Дрожащая Камомила осела на землю, плача от потрясения, утирая тыльной стороной ладони кровь, сочащуюся из носа. К ней всё ближе, на подгибающихся лапах, подходил Раль.
  - Ирис!- послышался надрывный крик позади.- Что? Что с тобой?
  Камомила вздрогнула всем телом, поворачиваясь назад. Ощущает, как холодеет её душа в предчувствии беды.
  
  Глава 31
  
  Ирис лежал на холодной, бурой, словно обагрённой кровью, безжизненной земле. Лицо его было столь бледным, что, казалось, сливаеться с этим бесконечным серым пространством. Только слабое, неровное дыхание указывало на то, что он всё ещё жив.
  - Кама. Кама, что с ним?- спросила, дрожа всем телом, Диази.
  Камомила с трудом перешла на магическое зрение и вздрогнула всем телом, оседая на землю. Лицо её побледнело.
  Позади неё остановился Каракал, тревожно заглядывая в лицо провидца.
  - Что?- мотнула головой Ди.- Кама,- дрожа всем телом, попросила фея.- Не пугай меня.
  - Он,- сглотнула комок в горле магеса.- Он так хотел нас защитить. Так не хотел, чтобы я у тебя брала силу.
  - Но, ты ведь,- хрипло спросила Диази.- Что ты имеешь в виду? Он же...
  - Он выложился полностью,- лицо магесы застыло маской бессилия.- Ди, он умирает.
  - Что?- потрясённо переспросила она.- Ты... Не...
  Камомила перевела взгляд на потускневшую ауру друга, что пестрела разрезами, будто какой-то неведомый хищник полоснул по ней острыми когтями. Она попыталась соприкоснуться с нею остатками своих магических сил, попыталась влить столь недостающую ей энергию. Но та неизменно отторгалась.
  - Нет,- покачнулась Диази, оседая перед Ирисом на колени, заглядывая в такое родное, такое любимое лицо друга. Друга? Но ведь она так и не нашла в своей душе ответ.
  А он опять. Опять защитил её. Опять поставил на кон свою жизнь. Как же она бесполезна. Только и умеет, что подвергать его жизнь риску. Приносить ему боль.
  Тело охватила слабость. Голова кружилась. Было так больно дышат, словно воздух вокруг раскалился. Обессилено склонившись над ним. Проведя рукой по светлым волосам. Заглядывая в умиротворенное, словно стеклянная маска, лицо.
  Мгновения их жизни. Они проносились перед глазами. Тысячи разных оттенков смеха. Тысячи разных оттенков улыбки. От притворной, до грустной. И до невозможности ласковой и тёплой, согревающей сердце.
  Тысячи разных выражений грусти. Когда губы дрожат, решая, растянуться в улыбке или безвольно опуститься. Обволакивающий грозовым облаком взгляд синих глаз.
  Разные оттенки смеха. Задиристый, добродушный, подбадривающий.
  Хмуро сложенные домиком брови, когда замысливал очередную пакость. Светлые водовороты в глазах, как будто потоки тёплого, южного ветра.
  Взгляды. Прикосновения. Даже тогда, когда сорились, это никогда не вызывало чувство отторжения. Но всегда - чувство какого-то непонятного тепла.
  Это странно, да? Когда она осознала? Когда поняла, что в нём так сильно изменилось? Разве смятение может заставить сердце так сильно биться? Разве растерянность может вызывать головокружение от близости?
  - Не оставляй меня,- шептала она, склоняясь над его лицом. Ощущая, как по щекам катяться слёзы.- Пожалуйста. Я больше не буду убегать.
  Перед глазами стояла пелена. Взор затуманился от слёз. Средце рвалось в груди от неверия и боли. Горячие капли хрустальными камешками срывались с её ресниц, падая на его лицо.
  Они были наполнены энергией. Они застывали на его лице ярким сгустком силы, что растворялся, впитывался внутрь. Камомила ощутила, как сердце от радости подпрыгнуло у неё в груди. Ведь эти слёзы растекались светом по внутренней сущности Ириса. Они заполняли его ауру силой, латали разрывы.
  - Прости,- продолжала плакать ничего не замечающая Диази.- Прости меня. Я...
  Знакомые черты. Знакомые с детства до мельчайших подробностей. Любимые черты, что, то теряли, то приобретали фокус. Глупо было задаваться вопросом, когда это всё началось. Глупо было копаться в душе. Ведь она уже знала ответ.
  Всегда.
  Словно во сне, словно в страшном сне, пришло это невероятное осознание. Тогда, когда, возможно, было уже слишком поздно. Когда в своей попытке спасти её, он опять зашел слишком далеко.
  Ощущая, как сердце пропускает то один, то другой удар. Не веря, что всё может вот так закончиться. Не замечая, что дыхание Ириса выровнялось, становясь всё более ровным и глубоким. Она склонилась, касаясь своими губами его губ.
  Мир будто прекратил своё существование, сосредоточившись на этом конкретном моменте. Теплое дыхание, что касалось её лица. Мягкая прохлада его губ.
  А в следующий момент Ирис ответил на поцелуй, подавшись к ней всем телом, попытавшись подняться. По телу Диази прошла дрож. Она отшатнулась, глядя на провидца широко распахнутыми, полными непонимания глазами.
  - Я умер?- хрипло спросил провидец.
  Камомилу разобрал истерический смех. Она переводила взгляд с Ириса на ошарашенную Диази, то заваливаясь на спину, то хватаясь руками за волосы.
  - Дурааак,- содрогнулась всем телом Ди, ощущая, что вновь начинает плакать, но уже от облегчения.
  - А что, так хотелось?- спросила у юного мага Камомила, немного пришедшая в себя.
  - Знаешь, ради повторения того, что было минуту назад, я не против,- ответил Ирис, приподнимаясь на локтях. И по голосу его было непонятно, шутит ли он или вполне себе серьёзен.
  - Дурааак,- вновь сказала Ди, только в этот раз в её голосе прозвучало возмущение. Густо покраснев, она резко поднялась на ноги и стремительно стала углубляться в мёртвую рощу.
  - Чего сидишь?- язвительно спросила у Ириса Кама, что глядел вдаль с мечтательным выражением лица.- Шуруй за ней.
  Ирис улыбнулся и сорвался на ноги, провожаемый насмешливым взглядом Каракала.
  Покрасневшая, выведенная из равновесия Диази, продиралась вглубь рощи, ломая сухие ветви.
  - Постой!- кричал Ирис, помогая себе ускориться с помощью ветра.- Да постой же!
  Наконец, у какого-то особо массивного сухого деревца, раскинувшего в вышине свои изломанные ветви, он догнал её и схватил за руку.
  - Да постой же ты!- вновь попросил провидец, пытаясь заглянуть ей в лицо.
  Диази дёрнулась, раз, другой, пытаясь вырваться. А потом, внезапно, развернулась и замолотила кулачками по его груди.
  - Дурак, зачем ты это сделал?- дрожащим от потрясения голосом кричала она.- Зачем опять жертвовал собой? Зачем меня спасал? Я не стою того!
  - Может потому, что люблю тебя,- серьёзно ответил Ирис, словив её руки в свои.- Потому что всё равно не могу представить, как жить в мире, где нет тебя.
  - А я могу?- полным боли голосом спросила фея.
  - Это воспринимать как признание?- попытался пошутить Ирис.
  - Дурааак,- опять захныкала Ди, совершенно неожиданно для юного мага, спрятав лицо на его груди.- Я так испугалась.
  Ощущая, как всё быстрее колотиться сердце. Ощущая, как вновь во всём теле растекаеться горячее пламя. Он уже хотел вновь подавить себя, но не смог удержаться и прижал её к себе посильнее. Пряча лицо в мягких волосах с самым любимым в этом мире запахом хвои. Ощущая, как кружиться голова, заставляя окружающий мир вертеться волчком. Стало сложно устоять на ногах.
  Серый мир пустошей преобразился. Он будто вобрал в себя потерянные столь давно теплые краски. Немного отстраняя её, он улыбнулся, тепло и немного грустно, протягивая руку, нежно вытирая слёзы. От его взгляда, от его прикосновений, от улыбки в груди возникло болезненное тепло, что стало распространяться по телу, заставляя застыть на месте от невозможности отвести глаза. А Ирис как-то странно мотнул головой, отворачиваясь. Судорожно втянул в себя воздух. А когда посмотрел вновь, что-то изменилось.
  Он сбросил ширму сдерживающих его страхов. Он перестал прятать поток своих чувств, что будто кисель обволакивали её сознание. Диази утопала в укрытых поволокой глязах, ощущая, что мир то начинает вертеться, словно юла. То схлопываясь в точку, растворяя, убирая ненужные детали.
  - Ты не представляешь,- хрипло прошептал он, заставляя её сердце ускорить ритм.- Как я долго этого ждал.
  Мир будто пошатнулся в тревожном предвкушении. Балансируя на тонкой грани, когда вот-вот в их душах произойдут необратимые изменения, они мучительно долго смотрели друг другу в глаза. И это молчание сказало гораздо больше, чем сотни и тысячи произнесённых пустых слов. В этом застывшем пространстве и времени, они были лишь одни, и ничего вокруг уже не было важно.
  А в следующий миг, он обвел глазами контуры её губ, что столь долгое время манили его, завлекали, снились по ночам. Ощущая, как по телу прокатываеться дрож. Забывая, как нужно дышать, он склонился и поцеловал, ощущая, как сердце сжимается от болезненной радости. Понимая, что с трудом держиться на ногах.
  Она делила с ним дыхание. И всё в этом мире стало совсем несущественным. Абсолютно неважным. Лишь его головокружительная близость, лишь эти тёплые, мягкие губы.
  В какой-то момент, по спине прошлась его тёплая рука, пальцы другой запутались в её волосах.
  - Больше... не отпущу... никогда... никуда...
  Шептал он, утонув лицом в её пушистых волосах. Прижимая к себе всё сильнее. Ощущая тепло её тела. А в следующий миг, вновь находя губами её губы, чтобы заставить сжаться, закружиться мир в воронке абсолютного счастья.
  
  .....
  
  Выбрались они к остальным, когда вечные сумерки мёртвой рощи стали потихоньку сменяться мраком ночи. Первой вышла Диази, стараясь не смотреть на Камомилу с Каракалом, что сидели у костра и с интересом смотрели на вышедшу из укрытия сухих деревьев парочку. Порывшись в своих сумках, Ди постелила на землю мягкое покрывало и села перед костром. Позади неё сразу уселся Ирис, что, будто доказывая всю серьёзность намерений больше никогда её от себя не отпускать, с видом собственника обнял её, положив подбородок на плечо.
  Камомила насмешливо фыркнула, Каракал заулыбался. А Диази ощутила, что начинает потихоньку сходить с ума. Это было настолько непривычно. Она ещё не успела до конца осознать свои чувства. Ещё не привыкла к тому головокружительному потоку эмоций, что вызывает его близость. Ощущая, как сходит с ума сердце, понимая, что не может ни на чём сосредоточиться. Пытаясь унять головокружение от его тепла. В конечном итоге она не выдержала и разорвала эти обьятия, поднимаясь на ноги. Но в следующий миг он словил её за руку.
  - Пожалуйста,- голосом полным тихой мольбы, попросил он.- Я так скучал.
  Встретившись с заполненными грустью глазами, она судорожно втянула в себя воздух. Немного поколебавшись, Диази улеглась на покрывало, положив голову на его колени. Ирис сначала растерялся, а потом на губах его заиграла довольная улыбка. Со счастливым выражением на лице, он стал перебирать её мягкие волосы.
  - Мда,- хмыкнула Камомила.- Должна признать, так гораздо спокойнее. Появилась гарантия, что ты не напустишь на нас грозу.
  - Умеешь же ты момент испортить,- добродушно огрызнулся Ирис, ощутив, как вздрогнула от неожиданности Диази и положив на её плечо руку, успокаивая.
  - Когда это такое было?- поинтересовалась фея.- Что всё это значит?
  - Это Кама что-то мудрит,- мотнул головой провидец, немного покраснев.- Каракал, тебе Когитар всё обьяснил?- поспешил перевести тему провидец.
  Юный Дэйв сразу погрустнел, но нашел в себе силы кивнуть, вновь опустив глаза, разглядывая язычки пламени.
  - Интересно, как у тебя получился тот огонь?- задумчиво спросила Ди.- Ты, наверное, пробудил в себе способности провидца.
  - Кто бы говорил,- хмыкнула Камомила.- У тебя аура сияет как солнышко. Ты теперь у нас весьма неслабый целитель.
  - Что?- вздрогнула Диази, попытавшись подняться. Но Ирис этого сделать не дал.
  - Смирись,- насмешливо сказала Кама, за что поймала неодобрительный взгляд провидца.
  Повисла тишина, во время которой Диази, вспоминая все прочитанные на эту тематику книги, пыталась осознать свои новые возможности.
  - Бездна слабеет утром,- прервал тишину Ирис.- Ночью тебе туда лучше не ходить. Нам уже спешить некуда. Так что есть шанс поспать, набраться сил. А с восходом солнца мы проводим тебя к барьеру.
  Каракал кивнул, подавляя тяжелый вздох. Ложа массивную голову на передние лапы.
  Танцующие язычки отвлекали. Заставляли погружаться его сознание в водоворот мыслей, настолько тяжелых, что посторонние раздражители для него исчезли. В голове у Раля стойко крутилась лишь одна мысль.
  Возможно, завтра он умрёт.
  Было страшно. До невозможности, до неприятия этого мира. До головокружения. До панической дрожи в теле. До тошноты.
  Выбор. Интересно, существование книги судеб оставлет хоть какой-то выбор живым существам? И насколько хватит его благородства, выдержки, желания держаться за своё слово? Не запаникует ли он в самый важный момент?
  Костёр начал затухать. Его маленькие спутники погрузились в глубокий сон. Этот забавный маг и провидец продолжал обнимать Диази, не желая отпускать фею даже во сне.
  Интересно, что ощущали его предшественники? Что ощущала Бэтула, которая первая предложила создать печать? Которая прекрасно знала, что у неё нет никаких шансов выжить. Что, сделав этот шаг, она прекратит своё существование. Её сознание раствориться во вселенной, не способное более познать никаких чувств.
  Интересно, как оно там? Что происходит за гранью? Сколько раз он скользил по лезвию бритвы. Сколько раз он чуть не ушел за барьер, разделяющий жизнь и смерть. Но так ни разу и не смог понять, что происходит после.
  Оставалась надежда, что покой, что сулит темнота забвения, не будет заполнен тоской за родными и близкими.
  Отец, мама, семья. Интересно, как они? Скучают за ним так же, как он за ними? До рези в глазах, до голвокружения. Заставляя сознание погружаться то в тоску, то в безнадёгу. Осознавая, как от желания их увидеть ноет в груди сердце. А добрые воспоминания сменяються невысказанными призраками старых обид, что уже никогда не смогут быть озвученными, а оттого никогда не смогут быть забыты. Увидеть бы их напоследок.
  Хитрый лис Когитар. Он знал, что без знаний, что поколениями передаються в семьях избранников книги судеб, у него нет никаких шансов не то, что обновить печать. Но и просто добраться до неё сквозь бездну. Спасибо ему за надежду, подаренную уроками и разговорами.
  Чернота ночи стала вымываться, в мир потихоньку врывался предутренний свет. Слегка пошатываясь, Каракал поднялся и стал углубляться в мёртвую рощу. Холодный ветер пронизывал до костей. Он холодил сердце и душу. Сухие деревья то и дело скрипели, выгибая свои изломанные ветви, словно живые. Страх с новой силой стал обволакивать его сознание.
  Вспомнился Бэлл. Этот странный хранитель, которого было так сложно понять. Он был таким разным. Таким непредсказуемым. Его было невозможно читать даже с врожденными способностями к ментальной магии, что была у Каракала. В один момент он казался невозмутимым шутником, который может перевести любой жизненный казус в весёлую шутку. В другой - будто лишался эмоций, глядя на тебя пустыми глазами, на дне которых притаилась боль и такая тяжелая усталость, словно перед тобой стоял совсем не молоденький юнец, а уставший от этой долгой жизни старец.
  Глазам Каракала открылась высокая стена из переплетённых между собой деревьев. В своё время Эры создали ещё один барьер у входа в бездну, чтобы дополнительно блокировать разрушительное воздействие Хаоса, когда ослабляеться печать. Одним сплошным куполом они окружили пространство и были способны пропустить лишь избранника.
  Ощущая, как с невероятной быстротой колотиться в груди сердце. Либо не желая мириться с возможностью смерти, либо желая зарание исчерпать все выделенные для него в этой жизни удары. От напряжения свдило мышцы и было сложно дышать. Интересно, Бэлл себя чувствовал так же? В тот миг, когда принимал это нелёгкое решение? В тот миг, когда жертвовал жизнью, чтобы дать возможность жить другим? И какое после этого право он имеет колебаться? Когда этот маленький, чернявый чертёнок, который никому и никогда не сделал ничего плохого. За душой у которого не было ни капли вины. Если он нашел в себе силы шагнуть за грань. Какое право имеет он сейчас колебаться?
  Сделав судорожный вдох, ровно в тот миг, когда над серым миром пустошей стал стремительно разливаться сумрак утра, Каракал сделал шаг, впитываясь в барьер. Исчезая за гранью.
  Сознание его окутала тьма. Он будто завис во вневременье. Он не понимал, где низ, а где верх. Существует ли пространство. Существует ли мир, или всё это время это был лишь бред его воспалённого подсознания. Ощущая себя невесомым призраком, он вспоминал, как надо дышать. И почему должно биться в груди сердце. И каким образом можно научиться заново видеть и слышать, воспринимать на ощуп разные поверхности.
  А тьма была холодна. Она не несла в себе жизни. Она даже не несла в себе злобу. Это был арктический холод, бездушный, заполненный безнадёгой, которому нет дела до потуг живых существ в попытках сделать жизнь лучше, а мир светлее.
  Но вот на грани сна и реальности стал клубиться мрак, холодной тьмой нависая над зависшей во вневременье душой Каракала. Почему-то юный Дэйв не удивился, когда навстречу ему из этого мрака шагнул Агвантибо. Но он уже не выглядел ожившим мертвецом. Рослый, с лоснящейся здоровьем шерстью, перекатывающимися под шкурой рельефными мышцами. Вожак был ровно таким, как Раль его запомнил в пещере Свершений.
  - Вновь идёшь против своих сородичей?- грустно вопросил вожак.- Вновь делаешь выбор, не считаясь с мнениями родных и близких. Кто тебе сказал, что Хаос - это зло?
  Каракал напрягся, приходя в себя. Вновь чувствуя своё тело. Тревожно бьющееся в нём сердце. Делая шаг, другой навстречу вожаку. Стараясь не обращать на него внимания. Было глупо предполагать, что его не постараються остановить.
  - А ведь даже твои сородичи поняли, что без тьмы никогда не будет существовать света,- продолжал говорить Агвантибо, провожая его своими желтыми глазами.- Что свет несёт стабильность, а тьма перемены. Наш мир застыл в своём развитии. Создатель отринул тьму, как ненужный элемент мироздания. Но так продолжаться не могло.
  Каракал мотнул головой, всё ускоряя шаг, осознавая, что каждое направленное на продвижение вперёд усилие отбирает у него неоправданно много сил.
  - Глупец, ты ведь сам всегда твердил, что нельзя принимать решения, не выслушав обе стороны,- начал злиться вожак.- Ну, так позволь показать тебе последствия твоих действий. Позволь показать, к чему привел твой выход в мир. Дэйвы слишком сильные союзники, чтобы проигнорировать вернувшуюся в мир новую силу. Четверть от всех возможностей живых существ.
  По телу юного Дэйва прокатилась дрожь. Тьма стала перетекать, меняясь, уплотняясь, приобретая краски. Каракал стал проваливаться вниз, перед его глазами завертелся круговорот образов.
  Вот расхаживает по пещере отец, обьясняя соклановцам реалии внешнего мира. А вон светящаяся огнём, будто солнышко, Фелис. Что весело смееться, рассказывая ровесникам, как приобрела свою силу. Что завлекает, убеждая стронуться их в путь. Ведь она магией всегда осветит им мрак. Мама, что улыбаеться так искренне и счастливо. Армадилл, расхаживающий по пешерам с гордым видом участника столь важных событий. Круговорот действий, эмоций. И среди всего этого слуги Хаоса. Много-много слуг, что чёрными сгустками мрака перетекают вдоль стен. Иногда принимающих форму чёрных волков, о чём-то разговаривая с Дэйвами.
  - Они сделали свой выбор. Они вновь пошли против всего мира. Они вновь выбрали шаг в сторону развития, вместо светлого, но толкающего к деградации покоя.
  - Нет!
  Содрогнулся всем телом Каракал. Отступая на шаг и ещё один.
  Это неправда. Этого не может быть. Никто не говорил, что он встанет перед ТАКИМ выбором.
  - Это неправда! Они не могли!
  - Рискнёшь проверить это?- насмешливо спросил Агвантибо, приблизившись к нему на шаг.- Рискнёшь сделать этот поспешный шаг, что навеки превратит тебя в глазах всех Дэйвов в извечного врага, имя которого станет порицательным?
  Его трясло, словно от лихорадки. Перед глазами продолжали проноситься образы. Вот один за другим Дэйвы стали выходить из мира пещер. А на их пути уже стояли миилиры, с Эрами и Рйндами. В вышине кружили великие маги Фей.
  Чаша весов колебалась, разрывая противоречиями сердце. Он обещал. Обещал столь многим разумным, что укрепит печать. Он обещал, что избавит мир от Хаоса. Он видел слишком многое, и всей душой был согласен с остальным миром, что Хаос - это зло. Вспоминался превращающийся в переродка медвежонок. Тоска Близарда, у которого слуги Хаоса едва не отняли брата. Чуть не убивший их чёрный волк.
  Но сородичи ничего этого не знали. Они уже выбрали сторону. И его отец был их предводителем. Такое не прощают. Это означает - войну. Войну на уничтожение. Ведь столь сильные союзники Хаоса этому миру не нужны. Если это правда, то без весомой поддержки повелителя тьмы, его сородичам не выстоять.
  - За что?- задыхался Каракал, поставленный перед ТАКИМ выбором.
  Голова закружилась от неверия.
  А миилиры поприветствовали вышедших наружу Дэйвов, в то время, как Эры и Райнды смерили мятежных хранителей задумчивыми взглядами.
  Ничего не говоря, ничего не обьясняя, они поднялись ввысь, закручивая три стихии в одну яркую, яростную воронку. Она рухнула на вышедшего следом за очередным Дэйвом слугу Хаоса, стирая его присутствие с лица этого мира.
  И вновь выбор. И вновь развилка пути давнего конфликта. Каракал знал нетерпимость отца. Знал слишком чётко и ясно, чтобы не предугадать ответ.
  - Остановись!- закричал он во мглу, разрывая пространство и время, всем сердцем, всей душой желая вмешаться, желая заставить отца сменить свой выбор. Ощущая, как каменной плитой на его плечи давит выбор.
  Шаг сделан.
  Война обьявлена.
  Мир в очередно раз оказался на перепутье.
  - Что же ты будешь делать?- шепнул ему на ухо Агвантибо.
  Сознание рвалось на части. Голова кружилась, затягивая его в воронку безумия. Это был слишком страшный, слишком жестокий выбор. Смерть всех Дейвов против жизни мира. Выигрыш по времени в одно столетие, или вбитый им самолично клин в сердце собственного народа.
  Он не мог. Он не был способен сделать этот шаг. Его сознание не было способно шагнуть в эту пропасть.
  Перед глазами кружились образы. Битва между слугами Хаоса, Дэйвами и остальными хранителями. Потоки воды в противовес пламени. Ярчайший свет угнетающий тьму. Больше, больше силы. Земля высыхала, плавилась. Корчились от жара деревья и травы. Разбегались в разные стороны перепуганные животные.
  И в какой-то миг Раль понял, что утопает. Что он не способен сдвинуться с места. Решимость, что первые мгновение влекла его вперёд, иссякла, истаяла, словно её никогда и не было.
  Значит вот так, да? Он не справился. Не смог сделать выбор. Сама судьба, сама книга судеб сделала усилие, чтобы перевернуть страницу, воспользовавшись его нерешительностью, его бессилием.
  Он припал к земле, дрожа всем телом. Ощущая, как гаснут картинки сражения. Ощущая, что всё больше погружаеться во власть мрака.
  А в следующий миг в его груди зажегся огонь, что огненной вспышкой взорвался в его сердце. Сознание опалила сила. Его тело засветилось во мраке, будто вобрало в себя солнечный свет. Появились силы подняться. Появиллись силы открыть глаза.
  - Неужели ты думал, что я настолько глуп, чтобы допустить подобное?- прозвучал позади него укоризненый голос. Такой родной. Такой знакомый. Сердце защемило от радости и одновременно грусти. На глазах выстпили слёзы.
  - Па-а-ап?- не веря самому себе, спросил Каракал, оборачиваясь.
  Алцэс выступил из мрака, смерив насмешливым взглядом хмурого Агвантибо.
  - Вожак был достойным соперником,- склонил голову на бок глава.- Ты - не он. Исчезни.
  Во мраке вневерменья разнёсся устрашаюший рык, но Алцэс подул на образ Агвантибо, и силуэт Дэйва стал расплываться, исчезая, истаивая.
  - Пап. Ты как здесь?- потрясённо спросил Раль.- Что произошло? Что происходит?
  - Ты так повзрослел, сынок,- тепло улыбнулся Алцэс, подходя к сыну вплотную. Заглядывая в его глаза.- Я так горжусь тобой. Ты зашел так далеко. Столько всего сделал. Столько всего исправил. Я так рад, что смог помочь тебе. Так рад, что смог в последний раз увидеть тебя. Поговорить с тобой.
  - В последний раз?- переспросил Каракал, глядя на отца потрясённым взглядом.- Пап, что произошло? Ты же не...
  - Всё верно,- грустно кивнул Алцэсс.
  - Нет,- мотнул головой Каракал, отступая на шаг.- Нет. Это неправда. Как? Почему? Неужели из-за меня?
  - Нет, сын,- отозвался глава.- Ты не виноват в этом. Просто в жизни бывают такие моменты, когда само твоё существование выглядит достойной ценой, достойной оплатой в борьбе за благополучие тех, кто тебе дорог.
  - Но... как?- судорожно втянул в себя воздух Раль.
  - Моё сознание хотело защитить Фелис, и я сумел установить барьер. Моя душа захотела, чтобы ты остался жив - и вот я здесь.
  Алцэсс сделал несколько шагов, соприкоснувшись лбами с сыном и заглядывая в его яркие, словно затаившееся пламя, глаза.
  - Ты нужен им, сын. Ты нужен Дэйвам. Ты должен обьяснить им суть происходящих вокруг событий. Должен разьяснить законы мироздания. Повести их за собой. Чтобы они больше не бродили в темноте. Чтобы извечный враг не смог подобраться к ним неожиданно, приводя в смятение их души. Я верю в тебя. Я верю в твою волю. Верю в твой дух, твою силу. Я горжусь тобой.
  Взор Каракала укрыла пелена слёз. А в следующий миг Алцэсс отстранился от сына, и стал уходить во мрак. Ощущая, как сердце сдавила тоска, на подгибающихся лапах, Каракал последовал за ним. Продираясь сквозь вневременье. Ощущая, насколько сильно давит на него мрак, стараясь остановить, задержать, не дать ему добраться до печати. И вот уже на грани видимости в его сознание ворвалась маленькая искорка света. Она всё крепла, становилась всё ярче, все весомей. Откликаясь в душе таким неимоверным теплом, что перехватывало дух. Он потянулся к этой искорке всем своим существом, ощущая наплыв ярких, непередаваемо чистых эмоций. Соединяя с ней свое сознание. Перетекая в неё, обмениваясь духовной силой. Свет все больше набирал власти в этой кромешной мгле. Он проникал в его душу теплыми лучиками солнца, заставляя сердце ускоирться от охватившей его душу радости.
  - Я люблю тебя,- услышал он прощальный шепот отца. А в следующий миг сознание Каракала разлетелось мириадой разоцветных искорок.
  
  Эпилог
  
  Взволнованные отсутствием Дэйва, друзья всё утро бродили по поросшему сухими деревьями острову. Камомила ругалась про себя. Ирис был хмур. Диази дрожала от волнами накатывающего на неё беспокойства.
  Хмурое, серое утро. Безжизненный, укрытый бурой землёй остров. Изломанные ветви деревьев. Это так угнетало, заставляя переживать всё сильнее и сильнее.
  - Даже не попрощался,- сглотнула комок Диази.- Даже не дал нам его подбодрить.
  - Тише ты,- зло сказала Камомил.- У него всё получиться, слышишь? Мы вернёмся вместе. И он познакомит нас со свое семьёй.
  - Он сильный,- кивнул бледный Ирис.
  Будто в подтверждение их слов, сквозь серую пелену облаков пробились яркие лучики солнца, раскрасив пространство разноцветными бликами. Создавая островки света на мрачных просторах мёртвых пустошей. Друзья зависли в воздухе, затаив дыхание, любуясь этой красотой. А в следующий момент радостно взвизгнула Диази.
  - Смотрите! Там!- указала она пальцем на лиловое пятно, проглядывающее между ветвей сухих деревьев.
  Недолго думая, феи рванули туда.
  Каракал лежал в десятке шагов от переплетающихся стволов барьера. Он мирно спал. Ему снился отец, что улыбался, одаривая его тёплым взглядом.
  - Кар-Кар!- радостно закричала Камомила, приземляясь перед Дэйвом. А потом вспомнила, как тот её напугал своим исчезновением и стукнула своей миниатюрной ладошкой Раля по носу.
  - Ну, нельзя же так,- укоризненно сказала Диази, не сдержав облегчённой улыбки.
  - А нечего пугать,- огрызнулась магеса.
  - Что это?- потрясённо выдохнул Ирис, заметив то, что не заметили Феи.
  Ослабленый потрясением Каракал застонал, открывая глаза, и заморгал от яркого света, что ворвался вместе с лучами солнца в этот сумрачный мир. Небесное светило приветствовало своего избранника. Немного пошатнувшись, он поднялся на все четыре лапы и неосознанно расправил свои ярко красные, кожистые крылья. Почувствовав дискомфорт, он обернулся и замер, глядя на эту красоту.
  - Каракал,- восхищённо выдохнула Диази.- Ты такой красивый!
  Величественная, пышущая силой лиловая фигура Дэйва, расправившего кожистые крылья, выглядела просто потрясающе. Каракал восторженно выдохнул воздух, с трепетом в сердце разглядывал отнятый когда-то у Дэйвов символ свободы, что переливался в лучах солнца бордовыми и алыми искорками.
  - А ты умеешь летать?- несмело поинтересовался Ирис.
  Каракал засмеялся, радостно и звонко. Сердце взорвалось от радостного предвкушения. Ведь сбылась его неосознанная, глубинная мечта - овладеть воздушной стихией. Он взмахнул крыльями раз, другой, поднимая воздушные волны, взмывая в бесконечную небесную высь.
  Феи ещё долго стояли, с улыбкой наблюдая, как в небесных просторах резвиться, рыча от восторга, лиловый зверь. То, кружа под облаками выделывая мёртвые петли, то взмывая свечкой в небесную высь.
  
  
  Книга посвящается моей любимой племяшке Женечке.
  Я придумывала этот мир, думая о тебе.
  
   5 апреля 2015 года.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) Н.Семин "Контакт. Новая эпоха"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Емельянов "Последняя петля 3"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Вичурин "Байт I. Ловушка для творца"(Киберпанк) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"