Артём Друид Корсун: другие произведения.

Мегалитическая составляющая традиционной культуры народов Евразии (краткий обзор)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обзор мегалитических культур. Выложен также на моём сайте - http://arteume.nxt.ru/html/referat_2006.htm

  Мегалитическая составляющая традиционной культуры народов Евразии (краткий обзор)
  ВВЕДЕНИЕ
  
  
  
  На территории Европы от Атлантики до Каспия разбросаны сотни тысяч мегалитических памятников. История их исследования насчитывает уже несколько столетий, однако до сих пор в истории происхождении народов, их создавших, много "белых пятен". Археологи часто выделяют мегалитические культуры в отдельную группу [43], но вопрос об этнической принадлежности народов оставивших мегалитические памятники до конца не решён. Часто западноевропейские мегалитические народы собирательно называют "племенами Строителей Мегалитов", предполагая их этническую [43] или стадиальную близость [62]. На примере одной (дольменной) подгруппы мегалитических культур В.И. Марковин [38] доказал этническое, а не стадиальное, родство культур мигрировавших из Северной Африки на острова Западного Средиземноморья, в Сиро-Палестину, Пропонтиду и Причерноморье.
  
  
  
  МЕГАЛИТЫ (от греч. Μεγας - большой, λιθος - камень) - это сооружения из одного или многих блоков дикого или грубооббитого камня. К мегалитам относятся несколько групп памятников: дольмены; гробницы с коридором; крытые погребальные галереи (alées couvertes); цисты; менгиры, как отдельно стояшие, так и образующие аллеи, ряды камней и кромлехи; а также "циклопические постройки" - крепости, жилища, боевые и жилые башни сложенные из каменных глыб или плит, методом так называемой "сухой кладки" [43, c. 173-177].
  
  
  
  Теории происхождения мегалитов. Гордон Чайлд [64, c. 221] выводил мегалитические культуры из Передней Азии, на основании наличия мегалитов в Сиро-Палестине, определяемой им как один из районов откуда шла "европеизация Европы". Однако, по С-14 западноевропейские мегалиты значительно старше азиатских.
  
  
  
  Иногда мегалиты приписывают индоевропейцам [43, c. 28]. Такие теории могут иметь шовинистический арийский или индогерманский подтекст - мегалитические памятники якобы были созданы ариями, пришедшими из неведомой Северной Страны (Туле, Гиперборея). Опровергаются они и хронологией (североевропейские мегалиты значительно моложе южноевропейских) и сравнительной мифологией (в общеиндоевропейской культуре отсутствуют мегалитические мифологемы присущие культурам индоевропейских народов исторической эпохи [19]). Роберт Грейвс [14, 15] рассматривающий в своих работах мифологемы, относящиеся по нашему мнению к мегалитическому кругу, сравнивает их с аналогичными семитскими и хамитскими, но приписывает их происхождение индоевропейцам. В своих построениях он отталкивается от "курганной теории" миграций индоевропейцев Марии Гимбутас, однако, наличие мегалитических мифологем у афразийцев до контакта с индоевропейцами и отстутствие их в "Ведах" вынуждают говорить о афразийских заимствованиях в индоевропейских культурах.
  
  
  
  Г. Элиот-Смит и У. Дж. Перри, основатели панегиптизма, считали египетские пирамиды и мастабы прототипами для всех мегалитических памятников. Согласно их концепции, выходцы из Египта расселились по всему миру и распространили по Земле гелиолитическую культуру (культуру солнечных камней). Аргументами против такой концепции значительные территориальные и хронологические разрывы между мегалитическими памятниками Европы и других частей света. Кроме того следует отметить, что ряд египетских феноменов культуры (например, солярные обелиски Эхнатона [30]), относимых в рамках панегиптизма к гелиолитической культуре были чуждыми в Египте и были принесены с сахарскими (ливийскими) племенами [1, 30].
  
  
  
  Археоастрономические исследования второй половины 20 века, определившие астрономическое назначение дольменов, кромлехов и ряда мегалитических гробниц Европы выявили также и астрономические функции мегалитических памятников других частей света [62]. Это породило гипотезу, которую возможно назвать "формационной" [11], заключающуюся в том, что у многих народов существовала своеобразная "мегалитическая фаза", когда при выходе из родового строя экономика племён была достаточно сильна и порождала достаточно много прибавочного продукта, который шёл не на обогащение знати, а расходовался в пустую, на создание гигантских, и, с экономической точки зрения совершенно бесполезных, памятников. Однако, памятники культур Строителей Мегалитов имеют чётко ограниченные ареал распространения, комплекс мигрирующих культурных феноменов и хронологические рамки (6-2 тыс. до н.э.). Мегалиты вне евроафриканского ареала относятся к периоду между 4 в. до н.э. и нач. 15 в.н.э., они приходятся на различные фазы социально-экономического развития от неолита до позднего железа и связаны с различными культурными и религиозно-мифологическими комплексами [38].
  
  
  
  Иногда археологи говорят, что мегалитические памятники возникли "в результате распространения определенной религиозной идеи без переселений какого-либо народа - носителя этой идеи" [43, c. 88]. Это неверно, поскольку переносится не какой-то элемент культуры, а целостный культурный тип, объединяющий материальную и духовную сферы, возникающий на месте мезолитических культур, (а иногда, например, в Англии соседствующий с ними [43]) без переходных форм, а носителями этого культурного типа являются представители определённого антропологического типа (западносредиземноморского) отличного и от мезолитического (позднекроманьоидного) населения и от других культурных кругов - анатолийского (арменоидного) и индоевропейского [43, 44]. Появление сходных памятников в разных районах мегалитического ареала - например, цист и дольменов - выстраивающихся в цепочки памятников, свойственных для миграции людей, носителей определённых религиозно-мифологических идей [...]. В традиционном обществе "миграция идей" не возможна без изменений в этническом сотаве населения, без этнической и культурной метисации [8].
  
  
  
  Объектом исследования являются три группы источников - археологические, фольклорно-мифологические и лингвистические. Предметом исследования являются сохранившиеся элементы мегалитической культуры - мегалитические памятники и другие артефакты, верования, символика и обряды постмегалитических народов, восходящие к мегалитическому субстрату, а также круг слов и понятий, происходящих из мегалитических языков.
  
  
  
  Цели исследования:
  
  1) доказать генетическую и культурологическую родственность культур Строителей Мегалитов между собой;
  
  2) доказать родство между Строителей Мегалитов и афразийскими племенами, а, значит, сделать возможным отождествление Строителей Мегалитов с библейскими "потомками Яфета";
  
  3) доказать преемственность мегалитической традиции на ареале распространения мегалитических памятников;
  
  4) доказать то, как мегалитические традиции субстрата преломляются и трансформируются в культурах адстрата;
  
  5) реконструировать мегалитические мифопоэтический и мифоритуальный комплексы и доказать их родственность афразийским;
  
  6) определить место Строителей Мегалитов в истории Европы и место мегалитических элементов культуры в традиционной культуре древних и современных народов Европы.
  
  7)
  
  Основной задачей нашего исследования является определение общих черт в каждой группе источников, причём речь идет об общности не внешней, а внутренней, т.е. общности ментальных конструктов, вызвавших к жизни те или иные феномены. Кроме того, мы определим родственность, общность основных черт Строителей Мегалитов с культурами афразийского круга. Опираясь на археологические источники мы покажем происхождение племён Строителей Мегалитов, их этническую историю и хронологическую динамику их расселения и сделаем попытку реконструировать мифопоэтический и (где это возможно) мифоритуальный комплексы Строителей Мегалитов и общность, и родственность этих комплексов с афразийскими. На мифологических источниках мы определим круг доиндоевропейских воззрений в мифологии и религии индоевропейских народов исторической эпохи и определим мегалитический субстрат в культурах народов Кавказа. На основании этого будет показана общность их воззрений на всем мегалитическом ареале.
  
  
  
  Методами исследования является синхронический и диахронический анализ источников и реконструктивный синтез полученного материала. Синхронистически исследуются культурные феномены характерные для одного времени различных регионов мегалитического ареала. Диахрония позволяет показать культурные процессы каждого из регионов мегалитического ареала в своем историческом развитии. Из полученного таким путём материала реконструируется мифопоэтический и (где это возможно) мифоритуальный комплексы Строителей Мегалитов, а также определяются пути и способы трансформации этих комплексов в мегалитическую и постмегалитическую эпохи. Археологические источники исследуются в соответствии с лекальным и хронологическим критериями; в них выделяются общие для Строителей Мегалитов черты, позволяющие реконструировать их ментальные конструкты. Фольклор и мифология Евразии рассматривается на стадии выхода этих народов из традиционного общества, а народы жившие на мегалитическом ареале подошли к этой фазе в различные хронологические эпохи: от 6-5 вв. до н.э. до первой половины 20 в.н.э., поэтому для нивелирования абсолютной хронологии используется не абсолютная, а стадиальная синхрония. Мегалитические мифологемы вычленяются из других религиозно-мифологических представлений. Определив основные особенности общеиндоевропейской мифологии, будут проанализированы фольклоры мифологии основных индоевропейских народов на предмет наличия в них неиндоевропейских элементов мегалитического круга, из которых реконструируется мегалитический мифопоэтический комплекс. Те же мегалитические элементы определяются и для фольклора народов Кавказа.
  
  
  
  Актуальность работы состоит, прежде всего в определении места СМ в истории - до сих пор нет единых представлений о происхождении и этнической принадлежности СМ, не всегда признаётся родственность племён, создававших мегалитические памятники.
  
  
  1. Археологическая характеристика культур Строителей Мегалитов
  
  
  
  Племена Строителей Мегалитов представляют собой группу антропологически [29, с. 27] и археологически [11, c. 227; 43, c. 176] родственных культур эпох неолита-бронзы занимавших целостный ареал, и характеризующихся такими отличительными признаками: преобладанием крупного рогатого скота и свиньи в стаде; высокими мореходными и астрономическими навыками; преобладанием камня в архитектуре и культовой пластике; культом плодородия и культом мертвых, в которых важную роль играет камень (мифологема "человек = камень"); гигантскими каменными ритуальными и погребальными комплексами, преобладанием городищ с большей нежели у дунайцев степенью урбанизации; круглыми в плане жилыми и культовыми зданиями; а также остро- и круглодонной керамикой. В силу тяготения Строителей Мегалитов к горным регионам они быстро овладевают металлургией и раньше анатолийско-дунайских племён начинают производить настоящую (оловянную) бронзу. Мегалитические мифопоэтический и мифоритуальный комплексы родственны синхронным афразийским комплексам (они сходным образом отражают аналогичные мифологемы), а заимствования в индоевропейских языках из мегалитических свидетельствуют о том, что Строители Мегалитов говорили на языках, близких к семито-хамитским. В силу родственности мегалитических культур и языков семито-хамитским возможно отождествить их с библейскими "потомками Иафета" [Быт., 10].
  
  
  
  Прародиной Строителей Мегалитов и афразийцев была Сахара, где сформировался общий для них неолитический хозяйственно-культурный комплекс [3, c. 402]. Вследствии аридизации Сахары [41, c. 45] хамитские племена мигрировали на юг, семиты - на восток [18, c. 33], а Строители Мегалитов - на север, в Европу [35, c. 27]. К периоду интесивного собирательства в сахарском протонеолите восходит легенда о Ган Эдене (Эдеме), где земля сама растила все необходимые человеку плоды, к чуть более более познему времени относится легенда о Потопе, исторически реконструируемая как прорыв вод во внутренние моря, типа Восточного и Западного Средиземноморских, вследствие подъёма уровня моря из-за таяния Ледника.
  
  
  1.1. Археологические культуры мегалитического круга
  
  
  
  Мезолит Северной Африки - Капси (археологически эквивалентная ноэтической языковой общности) и Иберо-Мавр (распространена также в Испании) [3, c. 441; 43, c. 108]. В.И. Марковин [38, c. 29] возводит к мезолитическому Капси каменные орудия абхазо-адыгов дольменной эпохи (мотыжки Сочи-Адлерского типа), а к его неолитической фазе - их керамику.
  
  
  
  Ранний неолит - культура пещер (Северная Африка, Пиренейский полуостров, Южная Франция, Западная Италия, Крит [50, c. 102]); кардиум (Магриб, Египет, Испания, Южная Франция, Корсика, Лигурия, Центральная и Южная Италия). Позднее кардиум порождает локальные варианты - Шассеан, Кортайо (Франция); Лагоцца (Италия); Альмерия и Лос-Мильярес (Испания). Также к этому кругу относится и поселение Хирокития на Кипре.
  
  
  
  Последующие наиболее важные мегалитические культуры неолита-бронзы по регионам:
  
  
  
  1. Пиренейский полуостров - Иберо-Сахарская (Альмерия), Лос-Мильярес, португальская культура дольменов, Эль-Аргар, Сабаделло (Каталония).
  
  
  
  2. Острова Западного Средиземноморья - Лагоцца, Диана, культура Мальты и Гаудеша, Ремеделло, Конка д'Оро (северо-запад Сицилии), культура гробниц (tombe di gigant, Сардиния).
  
  
  
  3. Франция - Шассеан, Кортайо, СУМ (культура Сены-Уазы-Марны), Гиссень (Бретань), Армориканская культура одиночных погребений, культура Роны, Кортайо, Свайная культура швейцарских озёр.
  
  
  
  4. Италия - Чиоцца, Стентинелло и её энеолитические локальные варианты (Матера, Капри, Фильчи-Риполи, Сьерра-д"Альто и культура сосудов с квадратным горлом), Лагоцца, Ремеделло, Гаудо (Кампания), Челино, Аппенинская. Постмегалитическая метисная культура - культура террамар.
  
  
  
  5. Греция - неолит Крита [50, c. 158] и юга Греции, кикладская (эгейская) культура. Материковая Греция, а, затем, и Крит быстро попадает под влияние анатолийского мира и мегалитический субстрат здесь сохраняется в отдельных культурных формах, таких как толосы, циклопическая кладка крепостей, гермы, хтонические культы, каменные выкладки пифосных погребений.
  
  
  
  6. Кавказ - Дольменная культура Западного Кавказа [38], майкопская, Куро-Араксинская, Протоколхская, Кармир-Берд [32, c. 24, 27, 145-147, 238]. Северокавказские дольмены были принесены сюда культурой мигрировавшей сюда по маршруту Магриб => Западное Средиземноморье => Крит => Пропонтида => Фракия => Кавказ [38, c. 24-41]. Майкопская и Кармир-Берд - результат метисации мегалитической и степной традиций, а Куро-Араксинская - мегалитической и переднеазиатской [32, c. 107].
  
  
  
  7. Великобритания - Уиндмиллхиллская (Англия), Клайд-Карлингорд, Райнио-Клектон (Ирландия), британская культура колоколообразных кубков, Бойн (Ирландия). Постмегалитическая метисная культура - Фуд-Вессель.
  
  
  
  8. Северная и Центральная Европа - культура Воронковидных кубков, культура Шаровидных амфор.
  
  
  
  9. Украина - культура Воронковидных кубков, культура Шаровидных амфор (Западная Украина), Новоданиловская, Нижнемихайловская, Кеми-Обинская, (Крым, южные области) [6, с. 320-321]. Новоданиловская культура, появляющаяся в Украине в раннем энеолите представляет собой иную линию развития, параллельную с Гумельницей, Трипольской, Среднестоговской и Ямной культурами. Нижнемихайловская культура распространенная поверх новоданиловской представляет собой развитие мегалитических традиций в сочетании с местными. Крупнейшее святилище нижнемихайловцев было расположено у совр. с. Тимофеевка на р. Ингулец [6, с. 328-329]. Сакральная площадка, на которой производили свои ритуалы жрецы было окружена кромлехом из плит высотой около 3,0 м, вставленных в специальные гнезда в грунте.
  
  
  
  10.Сиро-Палестина. Гхассульская культура.
  
  
  
  11. Культура Колоколообразных кубков, распространившаяся из Португалии вдоль Атлантического побережья Европы до Британских островов и Дании, а также в Центральной Германии и Западном Средиземноморье. Она выделяется среди мегалитических культур значительным полиморфизмом и широтой распространения. Континентальные группы культуры колоколообразных кубков оказали большое влияние на индоевропейскую Культуру Боевых Топоров и приняли участие в создании унетицкой культуры.
  
  .
  1.2. Отличительные особенности культур Строителей Мегалитов от Индоевропейских и Анатолийско-Дунайских
  
  
  
  Мегалитические культуры по материальной и духовной культуре существенно отличаются от распространённой в Балкано-Дунайском регионе неолитической анатолийской традиции восходящей от Шанидара, Чатал-Хююка. Последняя характеризуется преобладанием мелкого рогатого скота в стаде; культами плодородия, связанными мифологемой "человек = глина и / или земля"; преобладанием глины в архитектуре и культовой пластике; плоскодонной керамикой, связанной с оседлым бытом; преимущественным распространением селищ, быстро превращающихся в телли; в Бронзовом веке долго сохраняется изготовление мышьяковой бронзы [41, c. 25, 176-199]. Носителями этой традиции были представители арменоидного антропологического типа.
  
  Индоевропейцы отождествляются с номадами ямной культуры Понто-Каспийских степей. На территории Украины в 3 тыс. до н.э. под влиянием Дунайского неолита (культура Триполье-Кукутени) и Строителей Мегалитов происходили процессы культурной адаптации индоевропейцев [6, c. 178]. Они касались прежде всего оседлого земледельческого быта, однако, в это время в индоевропейскую культуру проникают и мегалитические мифологемы, о чём свидетельствуют и мегалитические памятники индийских [38, c. 143] и иранских [55, c. 229] народов и сохранившийся в Северном Причерноморье вплоть до гуннской инвазии обычай установления антропоморфных менгиров (каменных баб) [6, c. 376] и наличие некоторых мегалитических мифологем у индоевропейских народов Европы не обитавших в письменную эпоху на мегалитическом ареале (балты, славяне).
  
  
  
  После индоевропейской инвазии в Европу около 2200 г. до н.э. [44, c. 165] в результате этнотрансформационных процессов в культуру индоевропейских племён проникают мегалитические элементы [8, c. 74]. Культура индоевропейских народов Европы письменной эпохи существенно отличается в социальной структуре, ментальности, мифологии и ритуале от культуры индоевропейцев-номадов. Номадическая индоевропейская культура представлена в "Ведах" и характеризуется трёхчастной социальной стратификацией, патриархальным укладом общества, культом обожествленных абстрактных понятий, одомашниванием лошади и связанными с нею культами [19, c. 24]. Мегалитические мифологемы, отстутвующие в "Ведах", находят прямые аналоги у афразийских народов. Подобным образом проникают в субстратные мифологемы и в культуры индийцев (Кришна) [46, c. 171] и иранцев (Ардвисура-Анаита) [55, c. 198]. Мегалитическое наследие сохраняется в традиционной культуре народов Европы почти неизменным вплоть до современности [27 c. 146, 162, 168, 213].
  
  
  2. Мегалитические мифопоэтический и мифоритуальный комплексы в мифологии постмегалитических народов
  
  
  2.1. Мегалитическое наследие в античной культуре
  
  
  
  Символика ферейских фресок свидетельствует о наличии у крито-микенцев мифопоэтического и мифоритуального комплексов аналогичных афразийским [2, c. 12-14]. Древнегреческие мифологические генеалогии сохранили свидетельства миграций Строителей Мегалитов в деяниях старших богов, титанов и героев (Кронидов), отличных от индоевропейских богов [15]. Также есть много свидетельств сходства греческой культуры с афразийскими [52, c. 85-88]. Двойственность древнегреческой культуры выражается и в наличии у греков двух царств Мёртвых (указывающих на две прародины) - мегалитических Елисейских полей на крайнем Западе (= египетским полям Иалу) [15, c. 228], где правит "Радамант златовласый" [Одиссея, 4:566] и индоевропейского Тартара, расположенного в Понто-Каспийских степях [15, c. 347]. Многие подвиги младших героев, соотносимых с индоевропейцами, также несут в себе мегалитическую символику (яблоки Гесперид, Калидонский вепрь, Немейский лев, Авгиевы конюшни, голова Медусы) [15]. Хтонические древнегреческие культы (такие как культ Трёхтелой Гекаты) имеют чёткие афразийские аналогии, неизвестные в общеиндоевропейской мифологии [14, c. 277]. Олимпийские божества (более других - Афродита, Гермес, Зевс, Гера) классического и эллинистического [15, c. 12, 84, 323-327, 548] периодов связаны с мегалитическими мифологемами. Павсаний [49], описывая локальные культы этих божеств и локальные варианты связанных с ними мифов указывает формы их почитания и мифологемы характерные для мегалитической культуры, семантически близкие афразийским. Олимпийские игры, проходившие в полнолуние после летнего солнцестояния, как и другие ритуальные действия Олимпии, связаны с мегалитическими культами светил. Античный культ λιθος εμψυχος (одушевлённых камней), приносящих плодородие людям, животным и растениях [26, c. 154] сходен с культами камней известными на всём ареале распространения мегалитических памятников и аналогичен семито-хамитскому [66, c. 401-404]. Косвенным свидетельством миграций Строителей Мегалитов служат и "ошибки" Страбона [60, c. 469-488] в описании ряда стран - они были выписаны им из древних источников и описывают географию финального палеолита. Ценную информацию о мегалитическом наследии содержат свидетельства античных авторов о кельтах и германцах, а также, собранные Латышевым [33] фрагменты античных писателей о Скифии и Кавказе.
  
  
  
  Этрусская мифология, представляет собой синтез мегалитических, переднеазиатских и индоевропейских элементов [10, c. 33-39, 45]. К мегалитическому наследию этрусков относятся: сакральная топология, цикл Тага, заупокойные верования, сакрализация царской власти. Через этрусков мегалитические мифологемы проникают в культуру древнего Рима, где они, например, представлены культами Януса, Юпитера Элиция и Капитолийского [28, c. 156], годичным циклом и связанными с ним выборными должностями.
  
  
  
  Мегалитическое наследие содержится и в эллистических культах родившегося из камня Митры и Абраксаса [31, c. 58-61; 47, c. 175-177], посредством которых мегалитические мифологемы проникли в христианство. В христианстве мегалитический слой подпитывался не только из гностических религий периода эллинизма, но и из народных верований [65, c. 211]. Основные мегалитические мифологемы в христианстве: Троица, Рождество, Голгофа, мегалитическая гробница Иосифа Ариамафейского, "семеро спящих в Эдессе", Пётр-камень, ночь Иоаннна Крестителя (Купала), столпничество, каменные кресты и изваяния святых, Почаевская икона Богоматери.
  
  
  2.2. Мегалитическое наследие индоевропейских народов Западной Европы (кельты, германцы)
  
  
  
  Кельтская мифология под влиянием христианства притерпела значительные трансформации, однако, она в значительной мере сохранила мегалитическое наследие [29, c. 55-59; 56, c. 39-41]. Реконструируемые на основании археологических данных и письменных источников кельтские божества имеют двойственную (мегалитическую и индоевропейскую) природу, таковы например 2-3-4-хликие каменные идолы, изображающие кельтских богов в рамках мегалитического канона [38, c. 50-51; 43, c. 220]. Ирладские саги мифологического цикла сохранили свидетельства миграций Строителей Мегалитов [56, c. 29, 160-161]. Саги других циклов также содержат мегалитические мифологемы, связанные с сакрализацией царской власти; богиней смерти, любви и перерождений; годичным циклом и аналогией "человек = камень". Часто встречается в них и мотив "личного тотема" и "личного фетиша", характерный для афразийских (приимущественно - хамитских) культур [8, c. 30; 25, c. 112; 61, c. 335]. Сходная символика содержится и в других кельтских источниках - валлийском "Мабиногионе", шотландских и бретонских легендах. Противопоставление годичного царя-жреца и друида находят своё отражение в кельтском ритуале проклятия царей друидами или бардами (Glam Dicinn) и в мотиве "поединка медведя (царя) и вепря (жреца)" [34, c. 168], который находит аналогию и в Греции (Калидонский вепрь) [15, c. 75-77] в афразийском мире (вепрь Ниниб, убивающий Адониса). Артуровский цикл содержит мифологемы мегалитического года и хтонического Западного мира, а также мотив "медведя" [29, c. 436]. Роман о Тристане и Изольде [29, c. 288] посвящён хтоническому миру и мегалитической богине любви, смерти, погребений и перерождения и связан с мегалитическим годичным циклом. Кельтские народные верования приписывают мегалитам способность приносить плодородие людям, животным и растениям, а мегалитические ряды камней описываются в них как окаменевшие люди [66, c. 213].
  
  
  
  Культура германцев в меньшей степени подвержена мегалитическому влиянию, однако, и в ней обнаруживается мегалитический слой верований, связанный прежде всего с циклом Одина, царя мёртвых, обладающего собственным загробным миром (Вальгаллой), в котором живут лишь избранные воины, обладающие особой жизненной силой [59, c. 180] и аналогичным египетскому загробному царству, греческому Элизеуму и кельтскому Аваллону. Важная роль ладьи в погребальном ритуале германцев имеет аналогии в древнем Египте [17], в мегалитических гробницах в форме корабля ("наветас") распространённых в Западном Средиземноморье [43, c. 234; 44, c. 109], в ритуале посвящения друидов и в кельтском Аваллоне, как стране Мёртвых за Западным морем. Мегалитический год связан с мотивом гибели Бальдра. Трикстериальный персонаж Локи (= кельтский Луг?) относится к мегалитическому мифопоэтическому миру и отражает отношение индоевропейцев к загадочной культуре покорённых ими Строителей Мегалитов. Мегалитам германцы также как и другие постмегалитические народы приписывали свойства приносить плодородие, кроме того германцы возводили собственные каменные памятники - "рунические камни", служившие и надгробиями и памятниками культа мёртвых [42].
  
  
  
  Средневековые легенды часто основывались на переинтерпретированных мегалитических мифологемах [67, c. 48]. В "Ромео и Джульетте" узнаётся мегалитический мотив смерти героя, связанного с богиней любви и летним солнестоянием (приходящимся в юлианском календаре на начало июля). Гамельнский крысолов уводит детей в хтонический мир, в воду, по семитскому поверью уподобляя их крысам. Легенда об острове и источнике вечной молодости (Бимини), послужившая мифологическим основанием для плаваний в Атлантике, восходит к мегалитическому загробному царству [66, c. 129]. Алхимики пытались создать "философский камень", служивший для трансмутации (реинкарнации) металлов в золото, в печи, воспринимаемой алхимиками как лоно богини "Великого Делания" [67, c. 215]. Кельтские верования о сакральности царя породили легенды о французских королях чудотворцах. Отдельные мегалитические мифологемы сохранились и в "Песне о Сиде", испанских "Романсеро" и в житиях святых [56, c. 283], таких как житие св. Корнелия, превратившего по легенде преследовавших его солдат в ряды камней Карнака.
  
  
  2.3. Мегалитическое наследие индоевропейских народов Северо-Восточной Европы (балты, славяне)
  
  
  
  В отличие от рассмотренных нами выше индоевропейских народов балты и славяне не жили на мегалитическом ареале [44, c. 189], поэтому сохранившееся в их культурах мегалитическое наследие относится хронологически ко времени когда индоевропейцы соседствовали со Строителями Мегалитов в Понто-Каспийских степях [15, c. 235; 40, c. 38]. К их мегалитическому субстрату относятся каменные идолы богов (Збручский идол) [57, c. 369] и мегалитическая символика некоторых божеств. В фольклоре часто встречается мотив превращения человека в камень. Особой сакральностью, свойственной Строителям Мегалитов балты и славяне окружили Купальскую ночь [54]. Славяне связывают с ней "балладу об инцесте", в которой описывается конец света, как слияние брата (вечерней зари) и сестры (утренней зари) [163]. К мегалитическим мифологемам относятся и былинные герои - великан Святогор, чьё имя связано с камнем, и Илья Муромец с поражёнными ногами (аналоги - Гермес, Яков-Израиль, Сосруко [45, c. 34, 81]). Часты в сказках мотивы лежащего в гробу умирающего и воскресающего героя (героини), чья жизнь и смерть связаны с яблоками (аналогия: Аваллон - букв. "остров яблок") [29, c. 157-158].
  
  
  2.4. Мегалитическое наследие народов Кавказа
  
  
  
  Главной особенностью Кавказа является то, что в этом регионе, входящем в ареал распространения мегалитических памятников, проживают народы различных языковых семей и антропологических групп - картвелы (грузины), иранцы (осетины), абхазо-адыги, армяне, тюрки. Мегалитический слой в их культуре широк и разнообразен, он включает в себя боевые и жилые башни (аналоги в Магрибе, Аравии, Эфиопии и на островах Западного Средиземноморья) [16, c. 61], особенности хозяйства и культуры жизнеобеспечения этносов [37, c. 118], а также культ "самошествующей коровы" (аналог греческой Ио [15, c. 225-226] и испанскому родео). Широко распространены здесь легенды о превращении человека в камень и наоборот [47, c. 176]. Такие камни часто превращаются в местные святыни, приносящие людям здоровье и плодородие [53, c. 382].
  
  
  
  Главный герой северокавказского (нартского) эпоса - солярный герой-великан Сосруко - рождается из камня [45]. Герой совершает множество подвигов, основной из которых - экспедиция за море, в Западную (хтоническую) страну, носящую символику "яблок" и "острова женщин". Сосруко гибнет в ночь летнего солнцестояния от "Бальсагова колеса", представляющего собой каменный диск, λιθος εμψυχος [26, c. 45-46]. Его погребают в мегалитической гробнице, где он продолжает жить и помогать соплеменникам. Этот мотив аналогичен культам мёртвых афразийских [30, c. 186] и индоевропейских народов [56, c. 129]. Кроме того у народов Кавказа обитающих далеко от моря (например, у чеченцев) есть мотив погребальной ладьи, широко распространённый и на мегалитическом ареале и у афразийских народов.
  
  
  
  Амирани (эпоним грузин (имретинцев, иберов)), прикованный к скале герой грузинского эпоса, является аналогом Прометея, также прикованного к горам Кавказа [7, c. 144; 9, c. 20]. Он рождается у богини охоты Дали от неизвестного охотника, и часто рождению Амирани предшествует длительное бесплодие земли, людей и скота. Невесту герой берёт в Западной стране, являющейся прародиной, что находит аналогию в брачных экспедициях на прародину и в Библии и в ферейских фресках [2, c. 8]. Амирани вызывает на поединок самого Бога и проигрывает, за что его приковывают до конца времён. Последний поединок Амирани и/или его приковывание связывают с летним солнцестоянием, а Христианский Бог в текстах "Амираниани" заменяет Дали, также являющуюся мегалитической трёхтелой богиней [14, c. 29]. Типологически близка "Амираниани" "Баллада о погибшем охотнике", в ней рассказывается вытесненная из эпоса в более низкий жанр часть мифа об Амирани, в которой Дали влюбляется в неизвестного охотника (= Амирани), но тот изменяет ей с земной женщиной и Дали подстраивает его смерть, а затем оплакивает погибшего. Приковывание героя тождественно положению его в мегалитическую гробницу, т.к. оно свидетельствует о неверном истолковании мегалитической мифологемы в иноэтнической среде.
  
  
  
  В Грузии широко распространены легенды о замуровывании в крепостную стену единственного сына вдовы для того, чтобы крепость стояла прочно и никогда не была взята врагами [9, c. 55; 16, c. 83]. Эта легенда, содержащая в себе мегалитическую мифологему "человек = камень", находит аналогии в микенских привратных погребальных кругах, древнерусском "детинце" и "девичьих башнях" средневековых крепостей и характеризует одну из черт мегалитической религии - умершие предки или замурованные в стену люди становясь genii loci должны защищать свой город от врагов.
  
  
  
  Другой грузинский эпос (Этериани) относящийся к средневековью, близок к кельтским рыцарским романам и описывает уже рассмотренную нами мифологему тройственной богини. Армянский эпос о Сасунских богатырях [48, c. 150], хоть и в меньшей степени, но содержит мегалитические мифологемы, так его герои после совершения своих подвигов входят в скалу. Из сказочных мотивов привлекает внимание сказка "Земля своё возьмёт", известная также на другом конце мегалитического мира, в Ирландии, о путешествии юноши в Западное царство забвения. И здесь сопутствующими мотивами являются "яблоки" и "острова женщин".
  
  
  3. Реконструкция мегалитических мифопоэтического и мифоритуального комплексов
  
  
  
  На всём ареале распространения мегалитических памятников народы жившие в этих местностях в постмегалитическую эпоху приписывали создание мегалитов загадочным существам великанам [43, с. 214] (иногда, на антитезе - карликам), подчёркивая иноэтничность их создателей.
  
  
  
  В основе мегалитических мифопоэтического и мифоритуального комплексов лежит практически полное отождествление "человек = камень", иногда эти слова даже созвучны (греч. λαας и λαος; арамей. banim и аbanim, соответственно [15, c. 284]). Благодаря этому камни могут приносить здоровье и плодородие [53, c. 376; 66, c. 146, 162], часто у мегалитических гробниц и особых камней или скал с отверстиями, символизировавшими вагину Матери-Земли проходили инициации, заключавшиеся в проползании в это отверствие, символизировавшем повторное рождение [56, c. 368]. Мегалитический культ мёртвых имеет практически полную аналогию с афразийским [3, c. 436; 17, c. 45; 25, c. 129; 30, c. 188, 61, c. 183] и кардинально отличается от индоевропейского [19, c. 24]: умершие продолжают жить среди своих потомков в мегалитических гробницах и помогать им оттуда, в ряде культур такое право получают не все умершие, а обладавшие особой витальностью, такие как, например, бывшие цари. Мегалитические цари не были обладали личной властью, а, подобно афразийским царям [28, c. 31-34; 30, c. 187; 61, c. 183], были лишь носителями витальности и плодородия своей земли и общины и выполняли особые ритуальные действия за всю общину, из-за чего были окружены ритуальными запретами, в частности на прикосновение к ритуально "нечистому" [29, c. 442]. Цари в начале ритуального года вступали в ритуальный брак с богиней Земли, отождествлявшейся с Трёхтелой богиней любви, смерти и (пере)рождения [14, c. 168]. Такого царя избирали в начале года путём определённых жреческих ритуалов или жребия (типа сохранившегося до наших дней в десакрализованном виде обычая избрания на Хэлоуин "бобового короля") [27, c. 89], он выполнял свои ритуальные функции в течении календарного года, а затем ритуально умерщвлялся и его хоронили в мегалитической гробнице, а на его должность выбирали нового. Позднее этот срок увеличился до 30 лет (по числу дней в лунном месяце), столько правили ирландские короли [56, c. 338] и египетские фараоны [30, c. 135], а потом проходили ритуал перерождения.
  
  
  
  Мегалитический годичный цикл сакрализует дни солнцестояний, как крайних точек в которые мир может сорваться в хтоническую бездну. На восход Солнца в эти дни направлены центральные оси египетских, греческих и сирийских храмов, Стоунхэнджа, мегалитических гробниц и дольменов [11; 38, c. 54-58; 62; 63]. В день летнего солнцестояния отмечали гибель солярного героя (Амирани, Сосруко, Бальдра, Таммуза и других) [14, c. 28, 291; 15, c. 59-61] и приуроченные к этой дате игры должны были отсрочить наступление хаоса. В мегалитическую эпоху в этот день восходило зодиакальное созвездие Льва. Неслучайно, египетские жрецы культа мёртвых (HMW KO) носили набедренные повязки из львиной шкуры [30, c. 205]. Такую же повязку носил и зодиакальный герой Геракл [15, c. 47], победивший Немейского льва и учредивший в честь этого Немейские игры, бывшие более ранним прообразом Олимпийских. Также с этим созвездием связан культ других кошачьих, так у этрусков и у славян имя рыси было табуировано, а в Египте известно иконографическое изображение солнечного бога Ра в облике рыжего кота, убивающего хтонического змея Апопи под священной сикоморой [30, c. 103]. Промежуточные даты - дни весеннего и осеннего равноденствий тоже важны. С культом зодиакального Тельца, находившегося в точке весеннего равноденствия в мегалитическую эпоху были связаны распространённые в Испании [4, с. 189], в Грузии [7, c. 218], в материковой Греции [15, c. 275] и на Крите [50, c. 227] тавромахии, ритуальные игры и бои с быками, известные также и в семитской Месопотамии и хамитском мире. Для наблюдения за Солнцем и Луной, которые должны были предвещать земные бедствия строились мегалитические обсерватории, такие как Стоунхэндж и бретонский Карнак [11; 63]. Из других важных дат следует отметить - 1 ноября и 1 мая, почитаемые в кельтском мире [14, c. 289, 307]. Выбор этих дат не случаен - в мегалитическую эпоху это были даты, в которые Земля находилась, соответственно в афелии и перигелии своей орбиты.
  
  
  4. Наследие мегалитических языков
  
  
  
  Параллели между афразийскими и индоевропейскими языками отмечались неоднократно, однако, здесь очень не много установлено достоверно, поэтому здесь мы ограничимся лишь отдельными наблюдениями, подтверждающими правильность нашей гипотезы.
  
  
  
  1. Марр [39, c. 15], Иллич-Свитыч [23], Кобринский [http://www.piramyd.express.ru/disput/kobrinsky/kobrinsky.htm], Иванов и Гамкрелидзе [12] в разное время установили ряд важных заимствований в индоевропейских языках из языков, определённых ими как семитские и связанные приимущественно с оседлым земледельческим бытом. Однако, распад индоевропейской языковой общности датируется концом 3 тыс. до н.э. [40, c. 66], причём некоторые исследователи удлиняют эту датировку до начала 4 тыс. до н.э. [...], а первые достоверные контакты между семитскими и отдельными индоевропейскими племенами - серединой 2 тыс. до н.э. [18]. В современной лингвистике существует два способа обхода этого несоответствия. Первый предложенный В. В. Ивановым и Т. В. Гамкрелидзе [43, 44] заключается в том, что индоевропейцев определяют как народ родственный семитам и вышедший из Северной Месопотамии в 4-3 тыс. до н.э. Андреев [12] и Сафронов [170] дополнили эту гипотезу тем, что предположили считать индоевропейскими все культуры Анатолийско-Дунайского неолита и датировать "исход" индоевропейцев из Передней Азии 7 тыс. до н.э. Против таких теорий возражает семитолог Дьяконов [65], указывающий, что семиты и индоевропейцы (равно как и индоевропейцы и "дунайцы") значительно разнятся по материальной и духовной культуре а также по социальной структуре общества и, что отстутствуют объективные доказательства их взаимовлияний. Существенные несогласованности состоят и в том, что лошадь не известна в Месопотамии (на предполагаемой индоевропейской прародине) вплоть до 2 тыс. до н.э., а кроме того в истории при абсолютном большинстве известных фактов оседания номадов на землю, практически неизвестны случаи номадизации оседлых земледельцев, а это делает невозможным общеизвестный факт обширных миграций индоевропейских племён. Второй способ заключается в том, что ряд культур Дунайского неолита определяют как семитские. Главное несоответствие здесь заключается в отсутствии археологических доказательств миграции семитских племён из Северной Африки на Балканы в указанное время. Это препятствие устраняется если принять нашу гипотезу о Строителях Мегалитов, как о группе этносов родственных афразийцам по культуре и языку - в 3 тыс. до н.э. они обитали в Причерноморье, к югу от индоверопейцев, где и могли происходить языковые контакты.
  
  
  
  2. В 1949 г. норвежский лингвист Х. Педерсен выдвинул гипотезу, согласно которой 6 языковых семей (афразийская, индоевропейская, картвельская, уральская, алтайская и дравидская) было объединено ностратическую макросемью языков [79, т. 1; 115], в 1960-х годах советский лингвист Иллич-Свитыч составил словарь ностратических корней [79]. По нашим наблюдениям, среди афразийских корней сходных с корнями других языковых семей, в частности с ИЕ, хамитские корни преобладают над семитскими в соотношении 2 к 1, это должно свидетельствовать о центральном расположении хамитов в гипотетической ностратической языковой общности, однако, общеизвестно, что хамитские языки наиболее удалены географически от народов других семей, и то, что хамитские народы в своей истории не совершали далёких миграций и обитают на своей исторической прародине, а миграции, в направлении к ареалу расселения народов других "ностратических" языков совершали семиты [66]. Это несоответствие может быть объяснено следующим образом: а) ностратические изоглоссы являются не остатками "ностратического языка", а результатом этнокультурных контактов между носителями языков различных семей; б) от афразийской (ноэтической [39, с. 15]) семьи языков в контакты с языками других семей вступали языки более близкие к хамитским, нежели к семитским, их носители археологически отождествимы со Строителями Мегалитов. Поддерживает нашу гипотезу и вышедшая в 63, c.9 году книга П.Е. Ернштедта "Египетские заимствования в греческом языке" [70]. Заимствования, которые он относит к "тёмным векам" спорны исторически: в те времена не было прямых контактов между материковой Грецией и Египтом. Однако лингвистический факт заимствования бесспорен, поэтому следует признать заимствования из языка родственного древнеегипетскому в более раннюю эпоху. К числу неотмеченных Ернштедтом заимствований следует отнести имя (частично и культ) хтонической богини Гекаты, сходной с египетской Хаухет. Афразийское происхождение Гекаты выдаёт в ней общеафразийское окончание женского рода -t, ср. Астарта.
  
  
  
  3. В индоевропейских и картвельских языках существует группа слов обладающих сематикой "верха" и предположительно являющихся заимствованиями из мегалитических языков, поскольку они соответствуют древнему афразийскому корню HR [77].
  
  
  
  4. Важную роль в афразийских языках играет древний афразийский корень PR имевший значение "граница". В дальнейшем развитии семантики он ролучает значения а) полноты, избыточности; б) частичности (ср. ег. PRT - выхождение, в частности реки из берегов; и PR - дом, как ограниченное пространство). Индоевропейские и картвельские заимствования слов образованных от этого корня происходили когда семантический пучок значений (да и лексем) уже значительно расширился [77].
  
  
  
  5. Эндоэтноним Строителей Мегалитов реконструируется как корень HBR, с предполагаемым чтением iber / iver, сходный с семитским ewer (переходящий с места на место, кочевник, странник [77], ср. hapiru египетских текстов [5]), он находит свои отражения в топонимах Иберия (Испания, Грузия), Иберния (Ирландия), Европа и переводится как "странники". Часты на мегалитическом ареале этнонимы и топонимы с потерей в восприятии на слух индоевропейцами афразийского гортанного Н - Британия, Бретань, бургунды.
  
  
  
  6. Семитские местоименные суффиксы глаголов оказали большое влияние на развитие индоевропейского глагола.
  
  
  
  7. Одна из важных особенностей афразийских языков заключается в том, что имена существительные требуют притяжательных местоименных суффиксов, выражающих принадлежность этого существительного [66]. Этот языковый конструкт, характерный и для мегалитических языков формировал представления о собственности, сыгравшие важную роль в ментальности средиземноморских и европейских народов постмегалитических эпох [167].
  
  
  
  8. Наличие в Западном Средиземноморье значительного числа этнонимов восходящих к корню TWR позволяет идентифицировать эти племена как потомков библейского Тувала.
  
  
  СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  
  
  
  1. Авдиев В.А. Военная история Древнего Египта. В 2 тт. М.: Наука, 1948-1956. - Т.1 - 206с.
  
  2. Акимова Л.И. Ферейские фрески. Опыт реконструкции мифоритуальной системы. М., 1990. - 36с.
  
  3. Алиман А. Доисторическая Африка. М.: Наука, 1960. - 486с.
  
  4. Альтамира-и-Кревеа Р. История Испании. В 2 тт. М.: Наука, 1951. - Т.1 - 326с.
  
  5. Андреев Н.Д. Раннеиндоевропейский язык. М.: Наука, 1986. - 212с.
  
  6. Археология Украинской ССР. В 3 тт. К.: Либiдь, 1985-1986. - Т.1 - 408с.
  
  7. Бардавелидзе В.В. Древнейшие религиозные верования и обрядово-графическое искусство грузинских племён. Тбилиси: Мецниереба, 1957.- 226с.
  
  8. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М.: Наука, 1983. - 245с.
  
  9. Вирсаладзе Е.Б. Грузинский охотничий миф и поэзия. Тбилиси, 1976. - 352с.
  
  10. Вогэн А.К. Этруски. М.: Наука, 2001. - 305с.
  
  11. Вуд Д. Солнце, Луна и древние камни. М.: Мир, 1981. - 269с.
  
  12.Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В. Передняя Азия и индоевропейская проблема. // Вестник Древней Истории. 1980. - Љ 3. - С. 5-10.
  
  13. Гимбутас М. Славяне: сыны Перуна. М.: Центрполиграф, 644. -216с.
  
  14. Грейвс Р. Белая богиня. М.: Центрполиграф , 1999. - 321с.
  
  15. Грейвс Р. Мифы древней Греции. М.: Мир, 1992. - 598с.
  
  16. Джандиери М.И., Лежава Г.И. Народная башенная архитектура. - М.: Архитектура, 1970.-153с.
  
  17. Дженкинс Н. Ладья под пирамидой. - М.: Мир, 1963. - 112с.
  
  18. Дьяконов И.М. О прародине носителей индоевропейских языков // Вестник Древней Истории. 1980. - Љ 3.- С. 30-38.
  
  19. Дюмезиль Ж. Верховные боги индоевропейцев. М.: Мир, 1986. - 292с.
  
  20.Ернштедт П.Е. Египетские заимствования в греческом языке. М.: Наука, 63, c.9.- 164с.
  
  21.Есаян С.А. О некоторых циклопических крепостях Шамдаринского района // Известия АН Армянской ССР. 1965. - Љ 11. - С.9-14.
  
  22.Иврит-русский словарь, 50 000 слов. Иерусалим, 1994. - 645с.
  
  23.Иллич-Свитыч В.М. Древнейшие индоевропейско-семитские языковые контакты // Проблемы индоевропейского языкознания. М.: Наука, 1964. - С. 3-12.
  
  24.Иллич-Свитыч В.М. Опыт словаря ностратических языков. В 3 тт. М.: Наука, 1971-1989. - Т. 1 - 264с.
  
  25.Иорданский В.Б. Звери, боги, люди: очерки африканской мифологии. М.: Планета, 1991. -259с.
  
  26.Кагаров Е. Культ фетишей, растений и животных в древней Греции. СПб., 1913. - 210с.
  
  27.Календарные обычаи и обряды в странах Зарубежной Европы. В 4тт. М.: Наука, 1973-1983. - Т.2 - 323с.
  
  28.Кацман П.Я. О месте и роли вождей в африканском обществе // Советская этнография. - 1962. - Љ3. - С. 27-35.
  
  29.Кельтская мифология. М.: ЭКСМО, 2005. - 640с.
  
  30.Коростовцев М.А. Религия древнего Египта. М.: Планета, 1976. - 366с.
  
  31.Кошеленко Г.А. Ранние этапы развития культа Мифры // Древний Восток и античный мир. М.: Наука, 1972. - С. 57-74.
  
  32.Кушнарёва К.Н. Южный Кавказ в 9-2 тыс. до н.э. СПб.: Нева, 1993. - 675с.
  
  33.Латышев В.П. Scythica et Caucasica: известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе, в 3 тт. СПб., 1893-1900. - Т. 1 - 127с.
  
  34.Леру Ф. Друиды. М.: Симпозиум, 1999. - 206с.
  
  35.Лот А. В поисках фресок Тассили. - М.: Прогресс, 1966. - 347с.
  
  36.Льюис Г., Педерсен Х. Краткая сравнительная грамматика кельтских языков. М., 1964. - 264с.
  
  37.Маркарян Э.С. Культура обеспечения и этнос. - Ереван: Звартноц, 1983. - 286с.
  
  38.Марковин В.И. Дольмены Западного Кавказа. - М.: Наука, 1978. - 328с.
  
  39.Марр Н.Я. Избранные работы, в 5 тт.. - М.: Наука, 1933-1937. - 477с.
  
  40.Мейе А. Введение в изучение индоевропейских языков. - М.: Наука, 1938. - 420с.
  
  41.Мелларт Дж. Древнейшие цивилизации Ближнего Востока. - М.: Мир, 1982. - 265с.
  
  42.Мельникова Е.А. Скандинавские рунические надписи. - М.: Наука, 1977. - 210с.
  
  43.Монгайт А.Л. Археология Западной Европы, Каменный век. - М.: Наука, 1973. - 365с.
  
  44.Монгайт А.Л. Археология Западной Европы, Бронзовый и Железный век. - М.: Наука, 1974. - 356с.
  
  45.Нарт Сасрыква и 99 его братьев. Сухуми: Абсны, 1988. - 288с.
  
  46.Невелева С.Л. Мифология древнеиндийского эпоса. - М.: Наука, 1975. - 270с.
  
  47.Н.С.Т. Кавказские параллели к мифу о рождении героя из камня // Этнографическое Обозрение. СПб., 1889. - Т. 78 - С. 175-179.
  
  48.Орбели И. Армянский героический эпос. Ереван: Звартноц, 1956. - 328с.
  
  49.Павсаний. Описание Эллады. В 2 тт. М.: Наука, 1995. - 542с.
  
  50.Пендлберри Дж. Археология Крита. М.: Наука, 1950. - 567с.
  
  51.Пиотровский Б.Б. Вишапы: каменные статуи в горах Армении. М.: Наука, 1939. - 128с.
  
  52.Поплинский Ю.К. К истории этнокультурных контактов Средиземноморья. - М.: Наука, 1983. - 256с.
  
  53.Протоколы заседаний Императорского Кавказского медицинского общества за 1893 год. - С. 374-392.
  
  54.Путилов Б.Н. Исторические корни восточнославянской баллады об инцесте. - М.: Наука, 1964. - 16с.
  
  55.Рак И.В. Мифы Древнего и раннесредневекового Ирана. СПб.: Нева, 1998. - 376с.
  
  56.Рис А., Рис Б. Наследие кельтов. М.: Эксмо, 1999. - 518с.
  
  57.Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. М.: Наука, 1979. - 420с.
  
  58.Сафронов В.А. Индоевропейские прародины. Горький, 1989. - 284с.
  
  59.Стеблин-Каменский М.И. Древнескандинавская литература. - Л.: Нева, 1979. - 250с.
  
  60.Страбон. География. М.: Наука, 1964. - 496с.
  
  61.Традиционные и синкретические религии Африки. М.: Наука, 1986. - 426с.
  
  62.Хоккинс Дж. Кроме Стоунхэнджа. М.: Мир, 1984. - 270с.
  
  63.Хоккинс Дж., Уайт Г. Разгадка тайны Стоунхэнджа. М.: Вече, 2004. - 352с.
  
  64.Чайлд Г. У истоков европейской истории. - М.: Наука, 1952. - 528с.
  
  65.Штраус Ф. Жизнь Иисуса. М.: Издательство атеистической литературы, 1991. - 432с.
  
  66.Элиаде М. Очерки сравнительного религиоведения. - М.: Эксмо, 1999. - 466с.
   67.Юнг К.Г. Психология и алхимия. К.: София, 1997. - 576с.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"