Друид: другие произведения.

Оживший ангел из Сен-Лу

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Оживший ангел
  (по мотивам бретонских сказок и легенд)
  
  С давних пор, внешние стены собора в Сен-Лу покрыты рельефными изображениями и цветными росписями. И над всем этим великолепием на крыше собора возвышались четыре статуи ангелов. Одна из них, та что слева над входом, была не простой статуей, вырезанной скульптором из камня, а самым настоящим ангелом, только окаменевшим. В один из летних дней он оживал и к нему возвращалась способность двигаться. Весь день и всю ночь летал он над окрестностями, бродил, подобно людям, по лугам и лесам, разговаривал и людьми и с другими ангелами, но к следующему рассвету он был вынужден возвращаться на привычное место заточения. И весь последующий год оставался там, пока снова не наступал день его свободы. А затем всё повторялось опять: снова его палил летний зной, снова били в лицо осенние дожди, снова кружились над ним зимние метели. И было так из года в год. Один раз, а было это лет семьдесят назад, он не вернулся на ставшую для него домом крышу и окаменел прямо посреди пшеничного поля. Пропажу ангела и его чудесную находку списали на проделки двух враждующих между собою гильдий магов, ведь его исчезновение случилось в то самое лето когда была длительная засуха, столь необычная для этой приморской местности. Тогда тысячи местных жителей впряглись и в течении месяца тащили его, окаменевшего, на площадь перед собором, а потом при помощи лебёдок водружали его на крышу, а сам ангел, смотрел на них печальными глазами, но не мог ничем помочь, чтобы не выдать себя. Более того, при перетаскивании статуи от неё отбили часть крыла и когда ангел на следующий год ожил - его крылья сильно болели и он не рисковал далеко улетать от своего пристанища. Впрочем, всего этого ангел уже почти не помнил, ведь, всякий раз окаменевая, он забывал то, что было с ним раньше и не знал он и того как и почему оказался прикован к своему месту на крыше собора. Не помнил ангел даже того как его звали, потому что прежнее имя, полученное им при появлении на свет вытерлось из воспоминаний, а нового он не получил, ибо некому было называть его по имени. Воспоминания о том, что происходило с ним, когда он оживал в прошлые года, приходили к ангелу во снах, которые он видел долгими зимними ночами и он, наверное, заплакал бы, от тоски и от безвыходности своего положения, но ни ангелы, ни каменные статуи не умеют плакать.
  Много перевидел ангел за те годы, что стоял окаменевшим и смешного и трагического. Видел как картёжники и шулера приходили на праздники освящать свои колоды, как по осени школьники прибегали красть яблоки в соседнем саду. Но больше было печального, люди приходили просить о выздоровлении родственников, о рождении детей, об урожае, об удачном исходе судебной тяжбы - о многих вещах просили они. И, если нравился ангелу человек, он помогал ему, ведь ангел тот потерял способность двигаться, но не утратил способности к волшебству. Случалось помогал ангел найти вора, убийцу или какого-то иного преступника. И стал собор в Сен-Лу пользоваться большой известностью среди окрестных селений и городов и часто приходили к нему издалека. Ангелу же не было обидно, что его славой пользуются другие, как те же местные трактирщики, что драли втридорога у людей, пришедших в Сен-Лу - если он может помочь просителям волшебством и магией, то зачем ему заботится о том, что скажут окружающие.
  И хотя ангел помогал людям магическим образом, но снять с себя заклятие он так и не мог. Какие только способы не довелось ему испробовать для этого, но все они были неудачными. На сей раз он решил найти кого-то подобного себе, чтобы вместе избавиться от заклятия.
  Едва заалел восток, как ангел почувствовал, что оживает: от предрассветной прохлады по его телу, ещё недавно не чувствительному ни к зною ни холоду, пробежали мурашки, на ветру едва заметно затрепетали кончики крыльев, сердце снова застучало и кровь потекла по его жилам. Ангел распрямился и сладко потянулся. Вокруг было тихо и безлюдно, только было слышно как где-то вдалеке собаки облаивают спешащих к своим лодкам рыбаков.
  Ангел осмотрелся: как и раньше, на крыше стояли три статуи, только они, в отличие от него всегда были лишь безжизненными кусками гранита, а он, хотя бы раз в год, обретал свободу. "Может и не стоит обижаться на свою судьбу - подумал заколдованный, глядя на соседей - я всё же намного счастливее этих камней". Чтобы размяться, ангел пробежался по крыше, спугнув дремавших голубей, и птицы шумной стаей спустились на брусчатку площади. Пробежавшись по крыше ангел почувствовал, что достаточно окреп, чтобы крылья могли держать его в воздухе. Ещё пару мгновений и вот уже он облетает шпиль собора.
  Куда лететь он не знал, вот и полетел куда глаза глядели. Вскоре, увидел ангел чудо чудное - на небе висело два солнца: одно - над головой, другое - на горизонте. Удивился он, но оказалось: не солнце это сияло над ним, а светлые ангелы сидят на облаке, музицируют и беседуют о своих делах. Понадеялся заколдованный ангел на то, что они смогут помочь ему и полетел к ним. Присмотревшись к собратьям, заколдованный ангел заметил, что в руках каждого из них есть по музыкальному инструменту: кто-то держал лиру, кто-то - лютню, кто-то - гитару, кто-то - скрипку, а главный среди них размахивал флейтой словно дирижёрской палочкой.
  - Здравствуйте! - сказал им ангел.
  - Здравствуй! - звонким хором отвечали светлые ангелы.
  Наш ангел немного замялся не зная как бы так завести разговор с собратьями, ведь нехорошо с ходу начинать просить помощи у незнакомцев.
  - Ты кто такой? - после минутной паузы заговорил старший из светлых ангелов, восседавший в середине компании.
  - Я - ангел - сказал он.
  - Мы все ангелы - отвечал ему старший - Звать-то тебя как?
  - Меня? - Снова замялся наш ангел. - Даже не знаю. Я из Сен-Лу, стою там на крыше собора.
  - А разве у тебя нет имени? - хором спросили светлые ангелы - У каждого - будь то ангел, человек или животное - должно быть своё имя.
  И каждый из светлых ангелов представился, но наш ангел тут же забыл как кого звали. К тому же он задумался как его будут звать. Он решил, что Сен-Лу слишком сложное имя и назвался просто Лу.
  - Лу? - удивился предводитель светлых анеглов - Это слишком короткое имя для ангела, ну да ладно. Расскажи, что привело тебя к нам? Или ты просто прилетел поздороваться?
  - Нет, - ответил Лу - непросто.
  Он стал пересказывать свою историю, сбиваясь и повторяясь, потому как многого из того, что происходило с ним он не помнил. Старейшину светлых ангелов эта история, по-видимому, быстро утомила и он сказал:
  - Ты сейчас жив, цел и здоров. Я не вижу никаких признаков окаменевания на тебе. Даже не знаю чем помочь. Разве что советом: если ты считаешь, что тебя кто-то околдовал и тебе кажется, что ты окаменеваешь - найди того, кто наложил на тебя это заклятие и уговори снять его.
  - Но так на самом деле и было! - возмутился Лу.
  - Ничем не можем помочь - ответил старший, а другие ангелы хором подхватили "ничем-ничем-ничем".
  - Но вы же моя родня! - ещё более возмутился Лу. - Вы же обладаете огромнейшими способностями, вы же можете творить чудеса!
  И стыдно было старшему светлому ангелу, что он не может совершить такое чудо, да и не верил он своему новому знакомому, ведь Лу стоял перед ним вполне здоровым и ничуть не окаменевшим, поэтому он сказал:
  - Ты не настоящий светлый ангел.
  - Но я же такой же как и вы. - робко проговорил Лу, слова старшего совсем сбили его с толку. - У меня такие же крылья как и у вас.
  - Видим - ответил старший и флейта в его руках едва заметно задрожала от разражения - Но этого не достаточно. Скажи, ты умеешь играть на каком-нибудь музыкальном инструменте?
  - На гитаре немного - смутился Лу.
  Он не ожидал, что это настолько важно для того, чтобы быть светлым ангелом. Он даже собрался попросить гитару, чтобы наиграть какую-нибудь известную ему мелодию, но старший сказал:
  - Это хорошо. Но и этого недостаточно. Для того, чтобы ты стал одним из нас ты должен очиститься от всякой скверны.
  - А это как? - ещё более удивлённо спросил его Лу.
  - Ты должен летать над огнём, чтобы выжечь из себя злые мысли - наставительно сказал старший - а ещё встречать восходы солнца, чистить перья свежим песком чтобы они блестели как золотая монета, и конечно же пить воду священных источников в Голубых горах. И так ежедневно, в течении нескольких месяцев.
  - Но у меня всего-то времени до завтрашнего рассвета - с ужасом в голосе проговорил ангел.
  - Ничем не можем помочь - повторил своё решение старший, а другие ангелы снова подхватили "ничем-ничем-ничем" и их голоса дребезжали перезвоном колокольчиков.
  И стало обидно Лу, что его же родичи так к нему отнеслись, что не стал больше ничего им доказывать, а полетел прочь. И вдруг увидел он на западе, огромную чёрную тучу и опечалился: "Ну что же это за день сегодня! Мало того, что родня прогнала, так теперь придётся пережидать грозу". Но присмотрелся ангел и увидел, что это не туча - а собрание тёмных ангелов летит по каким-то своим делам. "Наверное, на войну" - подумал Лу, потому как каждый них держал в руках какое-то оружие - меч, арбалет, копьё, пращу, дубинку, а самый главный, летевший впереди остальных грозно размахивал булавой. И Лу полетел за ними, понадеявшись, что может быть они помогут ему.
  - Здравствуйте! - сказал он им.
  - Здравствуй! - звонким хором отвечали тёмные ангелы.
  Вдруг робость охватила Лу - а вдруг и тёмные откажутся помочь.
  - Ты кто такой? - спросил старший тёмных ангелов.
  - Я - ангел Лу - сказал им наш ангел.
  - Не, ну вы только посмотрите на этого дурака - возмутился предводитель тёмных - Ты всем говоришь своё имя?
  - Не всем, вы вторые. - смутился Лу - А почему нельзя называть своё имя когда тебя спрашивают?
  - Видишь ли - наставительно сказал предводитель - если кто-то узнает твоё имя он сможет тобой управлять, призывать и если он сильный маг, он заставит тебя делать то, что тебе не хочется.
  - Я больше никому не скажу - сказал Лу. - Я же не знал, что это настолько серьёзно.
  - Нам можно - улыбнулся предводитель тёмных - А вот другим - не советую.
  Видя, что носитель булавы подобрел Лу стал рассказывать свою историю, снова путанно и сбивчиво. И предводитель тёмных ангелов, так же как и ранее старейшина светлых ответил, что не может расколдовать его.
  - Почему же? - Лу, хоть и понимал, что дальнейшее припирательство бесполезно, но решился спросить у предводителя.
  - Потому что ты не владеешь никаким оружием - высокомерно ответил тот. Его раздражал этот незнакомец, задающий лишние вопросы.
  - Владею мечом - ответил Лу.
  - Даже если и так - сказал предводитель - мы - злые и тёмные. А ты?
  - Если так надо, я стану таким же как и вы. - сказал Лу. Не то чтобы ему хотелось стать тёмным ангелом, но уж очень было обидно от того, что никакие ангелы не хотят признавать его своим.
  - Ты же не знаешь магических заклинаний, - ещё более высокомерно сказал предводитель тёмных - ты не умеешь изготовлять амулеты и приворотные зелья.
  - Я научусь - пообещал Лу.
  - Ну вот когда научишься - тогда и приходи - отвечал ему предводитель.
  - А как долго учатся этому? - спросил наш ангел.
  - Может неделю, может год, может десять лет - раздражённо отвечал предводитель - Только что такое для нас десяток лет?
  - Но у меня в запасе всего сутки! - воскликнул Лу.
  - Тогда ты не ангел - сурово сказал предводитель тёмных. - Ангелы вечны.
  Его новый знакомый порядком ему поднадоел и предводитель пнул его носком своей сандалии. Удар был столь силён, что Лу упал на землю прямо на куст терновника и скатился на петуха, мирно клевавшего зёрна в придорожной пыли.
  - Это же надо! - воскликнул он по-петушиному - у меня всего один день жизни и даже в него мне не дают покоя.
  - Один день жизни? - переспросил ангел, вставая на ноги и отряхиваясь.
  - Ну да - ответил тот - Я когда-то жил у здешнего колдуна и он проверял на мне заклинания и снадобья. И вот, однажды, он превратил меня в камень и забыл расколдовать.
  - Вот как! - воскликнул Лу. Он обрадовался тому, что так быстро нашёл того, у кого была та же беда, что и у него.
  - Здесь полно оживающих камней - важно сказал петух - мой хозяин заколдовал чуть ли половину своего села.
  - И как его найти? - спросил ангел. Ему показалось странным, что в свои прошлые оживления он ни разу не встречал никого, кто тоже был бы заколдован.
  - Не знаю - казалось, что петуху хотелось клевать зёрна, раз уж ему представилась такая возможность, а не беседовать со случайным знакомым - А тебе какое к нему дело?
  - Я тоже заколдован - ответил Лу - и хотел бы избавиться от этих чар.
  - Странное желание. - возразил петух. - Благодаря тому что мой хозяин забыл меня расколдовать я могу жить вечно, хотя бы раз в году. Будь всё по-другому меня давно сварили бы в супе.
  - В каждом положении есть свои плюсы - уклончиво ответил ангел, ему не хотелось огорчать своего нового знакомого тем, что он и без заклинания бессмертен - И всё же как его найти?
  - Не знаю - сказал петух. Он важно перелетел через лужу - с тех пор он бежал из села и больше я его не видел. К тому же было это уже лет двести назад.
  "Какая удача - подумал Лу - похоже, что теперь я точно смогу избавиться от проклятия". Он окинул это место взглядом: оно показалось удивительно знакомым, возможно, где-то поблизости находится то самое поле, посреди которого он окаменел. И только хотел Лу что-то сказать петуху, но ему помешал гул голосов, а и из-за поворота дороги появилась толпа в пёстрых, но ветхих и весьма старомодных платьях. Уж он-то, ангел, хорошо знал в чём ныне ходят люди - и жители Сен-Лу и просители из дальних мест старались принарядится и прийти в собор одевшись по последней моде.
  - А вот и они - сказал петух и попытался замереть у ног ангела - Сейчас они меня поймают и съедят. Это же надо: прожить двести лет и попасть в суп к таким же заколдованным существам как и сам!
  Их было человек тристо - мужчин и женщин, детей и стариков. Стайка девочек в свежесплетенных веночках выпорхнула впереди толпы, но при виде ангела спряталась за взрослых. Люди смотрели на Лу удивлённо и судачили что с ним делать, что вобщем-то и не удивительно - не каждый день на пути человека встречаются ангелы. Одни хотели попросить его о чём-то, другие же боялись, что он будет в плохом расположении духа и предлагали прятать от него женщин и детей, третьи, как и боялся новый приятель ангела, надеялись полакомиться притаившимся петухом. Лу стало смешно, что люди переговариваются в его присутствии так будто он не понимает их речи.
  - Новая напасть на наши бедные головы - запричитала женщина с ребёнком на руках, а ещё двое погодков держались за её подол - Мало нам того, что мы прокляты, так ещё и ангел к нам с неба свалился.
  - Ты, Марсела, - сказала дородная толстуха - во всём видишь только плохое.
  - Как же мне не видеть плохого, Каролина! - ответила, названная Марселой - с тех пор как умер мой бедный муж, в моей жизни ничего хорошего не случалось.
  - Не переживай - сказал Марселе мужчина слегка неопрятного вида, с каким-то хитрым прибором в руках - вот ангел нас расколдует и я тебе что-нибудь изобрету и всё наше село тебе обзавидуется.
  - Ну уж нет, Алоиз - за неё сказала Каролина - Помнишь, как ты в прошлый раз придумал построить деревянные помосты, на которых, якобы мы не окаменеем? Так весной эти помосты подгнили и почитай больше половины нас попадало в грязь.
  - Какая ты всё-таки склочница! - сказала другая женщина - Алоиз хоть что-то делает, чтобы исправить положение, а ты всех только ругаешь.
  - Своему муженьку ты лучше бы советы давала, а не мне - отвечала та.
  Вдруг из толпы выделился один - крепкий мужчина средних лет в длинной белой рубахе и с длинным посохом в руках.
  - Полно вам ругаться. - Сказал он им и в тот же миг вся толпа замолчала. Затем он обратился к ангелу - Кто ты? И зачем пришёл сюда? Во зло или же на благо?
  Лу настолько был удивлён вопросом, что осмотрел себя со всех сторон, насколько это, конечно, было возможно. Да, он был покрыт слоем придорожной пыли, в которую его толкнул старейшина чёрных, но не узнать в нём ангела было невозможно.
  - Я - ангел. - сказал он. Он колебался, стоит ли называть своё имя, но решил последовать совету предводителя тёмных ангелов и не говорить его никому.
  - А ты мог бы помочь нашему горю? - спросил тот же мужчина с посохом в руке.
  Взоры собравшихся были просительно обращены на нашего ангела и он хорошо помнил этот взгляд, он наблюдал его тысячекратно пока стоял окаменевшим на фасаде собора.
  - А что у вас случилось? - спросил он, хотя и понимал, что именно нужно этим людям.
  И люди заговорили сбивчиво и перебивая друг друга, хотя мужчина с посохом не раз просил их угомониться. Они рассказали о том, что лет двести назад в их селении жил колдун Корнелий, который обладал таинственным даром, лечил людей и совершил много чудесного, но, так уж случилось, что в те годы в их крае свирепствовала инквизиция, требовавшая выдавать ей всех кто отличался магическими способностями. Когда инквизиторы приходили в их селение, соседи предупреждали Корнелия и он прятался в окрестных лесах. Но вот, однажды, односельчане струсили и выдали мага инквизиции. Они всей толпой привели людей в белых плащах во двор колдуна. И тогда Корнелий наложил на них заклятие и они все окаменели. И, как и Лу, они могут оживать лишь на один единственный день в году - именно в тот самый день, когда крестьяне предали своего соседа. Ангел спросил как людям удалось сохранить воспоминания на столь долгий срок, ведь окаменевание стирает память о том, что случалось в прошлом оживлении. Они ответили, что вскоре после заклятия стали вырезать свою историю на стволах деревьев, что росли неподалёку, причём каждый из проклятых вырезал всё что помнил, так что если какие-то деревья попадали под топор дровосека, то надписи на других сохраняли их память.
  Человеческий рассказ вызвал у Лу смутные воспоминания, смутные образы, приходившие ему во снах, когда он долгими зимними ночами стоял на крыше собора и налетавшие со стороны океана метели окутывали его тёплым снежным покрывалом. И сейчас ему, как и тогда, казалось, что он видит себя сидящим на ветке дерева, а внизу, у самых его ног стоит толпа людей с факелами.
  - Но я не могу расколдовать вас - сказал ангел, когда рассказ был окончен - потому что на мне лежит такое же заклятие. - Ропот разочарования прокатился в толпе, а ангел продолжал: - Но, может быть, совместными усилиями мы что-нибудь придумаем?
  - Что уж тут можно придумать - сказал мужчина с посохом - тут даже ты, ангел, и то бессилен... Видно, такова уж наша доля вечно скитаться по свету то окаменевая, то оживая.
  - Нет, - возразил Лу - нет такого заклятия, которое нельзя было бы снять. Может быть есть смысл найти этого колдуна и попросить у него прощения?
  - Да где ж его найдёшь - загомонила толпа - он, видать, уже давно умер.
  Два молодых парня, переругиваясь между собой стали говорить, что старейшина сам не знает куда идти, но уже который год водит односельчан вокруг одного и того же места. Их трёп подхватила Каролина, но их урезонила дородная женщина, которая, судя по реакции односельчан, пользовалась к них уважением. Но как только до них дошло, что человек заколдовавший их возможно умер - снова гул разочарования разнёсся над людьми.
  И вдруг среди этого гула послышался тоненький голос:
  - Я знаю где его найти.
  Голос принадлежал девочке лет тринадцати, стоявшей неподалёку от мужчины с посохом.
  - Ну что выдумываешь, Марго! - сказал он - откуда ты можешь знать. - И уже обращаясь к спутникам продолжил: - Да не обращайте вы на неё внимания, она с людьми почти не общается, а играется с животными вот и придумывает всякие глупости.
  - Нет, папа, маги бессмертны - сказала она - я точно знаю, что Корнелий не умер и что он живёт совсем неподалеку.
  Марго свистнула и из кустов выбежала лохматая дворняжка. До того сидевший тихо у ног ангела петух закукарекал и ангел понял, что тот признал в собаке свою старую знакомую. Оказывается, когда инквизиция пришла за колдуном - он был настолько ошарашен предательством односельчан, что послал своё заклинание не только на них, но и на все живые существа, даже на живших у него во дворе собаку и петуха. Марго наклонилась к псу и что-то шепнула ему. Тот ощетинился, но Марго сказала ему что-то более строго и он завилял хвостом.
  - Пойдёмте за ним - сказала девочка - он приведёт нас к магу.
  И правда, дворняжка побежала по дороге, оглядываясь назад. Маргарита пошла за ней первой, а замыкали эту вереницу ангел и петух, который пошёл вместе со всеми за компанию, но своим видом выражал недовольство тем, что ему не дали спокойно полакомиться зёрнами. Лу, конечно же, мог и лететь над процессией, но решил не выделяться в толпе людей, ведь он так же как и они был заколдован.
  Один из двух молодых людей, уже обращавших на себя внимание ангела, ехидно сказал своему приятелю:
  - Какой кошмар - нас ведёт не старейшина, а какая-то сопливая девчонка.
  - Ну не скажи - возразил другой - в ней мозгов больше чем в этом старом пне.
  Тем временем, дорога взобралась на холм, обогнула его вершину и вывела к распутью. Там собака не выбрала ни одну из дорог, но свернула на едва заметную тропку, ведшую через неширокое поле в лес. У края леса толпа на несколько секунд остановилась, мешкая и, как бы размышляя, стоит ли углубляться в чащобу, и девочке даже пришлось крикнуть им, взрослым людям: "не трусьте!" и только после этого они вошли в лес.
  Вскоре тропа вывела их на поляну, в центре которой стоял большой крестьянский дом с крутым скатом крыши. Возле сарая, лихо орудуя топором, колол дрова немолодой мужчина с чёрной шевелюрой и серой бородой. Увидев его, люди ускорили шаг и чтобы поспеть за ними ангелу пришлось лететь над землёй, слегка подогнув ноги. Лу догадался, что мужчина, а это, действительно, был тот самый маг Корнелий, уже заметил их, но подпускает их поближе. Собака колдуна мага, едва выйдя, на поляну виновато спряталась за спину Марго.
  - Я знал, что вы найдёте меня - сказал колдун, резко выпрямившись и взяв топор наперевес. - Вы меня конечно убьёте, но я заберу кого-то из вас. А если повезёт, так и нескольких. Итак, кто хочет отправиться со мной на тот свет?
  - Мы не затем пришли, Корнелий. - сказал мужчина с посохом.
  Лица людей стали серьёзными и суровыми. Было видно, что они двести лет копили злобу к этому человеку. Женщины, стоявшие позади в один момент перестали судачить и наблюдали за происходящим с любопытством. Трое мужчин, судя по их виду - кузнец и двое его подмастерьев, каждый с огромными, как кузнечные молоты, кулаками встали за спиной старейшины. Они не проявляли агрессии, но были готовы вмешаться в разговор в любой момент.
  Лу смотрел на их беседу, которая рисковала перерасти в драку, и вспоминал ту ночь, когда он сидел на ветке во дворе у Корнелия, и думал о том, что оказался там неслучайно, скорее всего у него было какое-то задание, которое он не смог выполнить из-за того, что окаменел. А, значит, что-то произошло не так, как должно было произойти. Но что? И что он должен был сделать? Но ничего не вспоминалось. Лишь тёмная летняя ночь и яркие пятна факелов во дворе были перед его глазами. Ангел встрепенулся. Он упустил ход беседы и теперь старейшина и колдун ругались стоя в метре друг от друга. Корнелий утверждал, что не мог поступить иначе, потому что защищал не себя, а детей, а Каспар, так звали мужчину с посохом, говорил колдуну, что тот, оберегая своих детей, поразил заклинанием детей односельчан. Ангел успел только удивиться тому, что Корнелий в этот раз не воспользовался магией, как на порог дома вышла женщина в высоком чепце.
  - Обед готов, Корнель! - сказала она - Смотри не перетрудись. До зимы ещё далеко. Успеешь все дрова переколоть.
  И лишь затем она заметила непрошенных гостей. Её взгляд задержался на бликах солнца, игравших на лезвии топора в руках колдуна.
  - Елена, не вмешивайся - сказал ей Корнелий.
  Но было уже поздно: она взмахнула руками и небо, секунду назад ясное и высокое, заполнилось свинцовыми тучами. Меж ними пробегали искорки молний. Поднялся сильный ветер. Ещё мгновение и началась бы сильнейшая гроза, а вызванные Еленой молнии могли побить гостей. Ангел почувствовал, что пора действовать. Он взлетел в небо и встал между людьми и колдунами.
  - Остановитесь - сказал он, удерживая обе стороны силой вытянутых к ним рук - мы не хотим ссоры, мы хотим...
  - Так нечестно - перебил его Корнелий - ты привёл с собой ангела. Вас и так слишком много на меня одного.
  Они были готовы схлестнуться в рукопашной, но только потоки энергии, шедшие из рук ангела удерживали их от столкновения.
  - Расколдуй нас - сказал ангел - и мы уйдём от тебя.
  - Ты клянёшься, что вы оставите меня в покое после того как я расколдую вас? - спросил колдун.
  Лу не ответил, а лишь кивнул утвердительно. Тот же вопрос он задал и пришедшим людям. Гул прошёл по ним: кто-то соглашался, кто-то боялся что Корнелий наложит на них новое заклинание, страшнее прежнего. Старейшине пришлось ответить за всех них: "клянёмся!" и люди постепенно стали опускаться на колени. Ангел поднял к небу свои руки, ранее удерживавшие старейшину и колдуна на удалении друг от друга и тучи сами собой растворились в небе, как будто их и не было ещё пару минут назад. Выглянуло солнце и Лу, заметил, что оно уже в самом зените. Привычка наблюдать за солнцем появилась у него за долгие годы стояния на крыше собора - ибо порой скука одолевала его.
  - Говорила я тебе, Корнель, что не стоит возвращаться сюда - сказала жена колдуна.
  - Элен - сказал Корнелий - я уже двести лет хотел сделать это, но все эти годы боялся, что они будут мстить мне.
  - Двести двенадцать - язвительно поправила его жена и уселась на пороге в ожидании пока он закончит чародейство и вернётся домой обедать. Откуда-то, словно из воздуха, в её руках появился моток пряжи и довязанный примерно до половины свитер. Всем своим видом она показывала безразличие к происходящему возле её дома, мол, это твоё дело, Корнель, и я не буду в него лезть.
  - Это ты во всём виновата - сказал Корнелий - это ты рассказала сельскому священнику про мои способности, а он уже донёс своему начальству на меня.
  - Я же не знала тогда, какая мощная сила заключена в магии - недовольно фыркнула Элен.
  - Угу - кивнул Корнелий - и поэтому ты следила за мной и повторяла все мои действия, читала мои книги по магии.
  - Я же думала, что ты завёл себе любовницу - сказала она немного растеряно.
  - Да, ладно тебе - сказал Корнелий - я же видел, что ты интересовалась тем как я колдую. Я - потомственный маг и много учился этому, а у тебя были только способности и больше ничего, вот ты и старалась мне подражать. Скорее всего из-за того, что хотела заполучить эликсир бессмертия. И ты его получила.
  Элен фыркнула и углубилась в вязание, давая понять, что не хочет больше разговаривать с мужем. Тем временем люди уже собрались, ожидая когда же маг начнёт свой ритуал. Вместе с людьми стоял и бывший пёс Корнелия - он прислонился к ноге Маргариты.
  - Вот видишь, Джун - сказала Марго псу - они уже помирились и ты можешь не переживать больше о том, что ты предал хозяина. Наоборот, ты снял с его души огромный камень.
  Джун отозвался радостным лаем.
  Колдун начал читать заклинание на древнем, давно забытом языке. Его глухой гортанный голос делал зрелище жутким, хотя вокруг был солнечный день и лёгкий ветерок колыхал волосы людей на поляне. Сколько продолжалось это никто не знает может минут десять, а может и полчаса. Только вот собравшиеся стали замечать, что заклинание повторяется, идёт по кругу, а сам Корнелий слабеет, но при этом ничего не происходит с ними, впрочем, они настолько сильно хотели чтобы колдун снял с них заклятие, что никто и не подумал спросить о том, как они поймут, что чары пали. Но вот Корнелий упал без сил на землю, прервав заклинание на полуслове.
  - Убейте меня если хотите - сказал он - но у меня ничего не получается.
  И не успел даже гул удивления пойти по поляне, как в разговор вмешалась Элен:
  - А у тебя ничего и не выйдет. Ты забыл что каждого нужно окропить водой подводного источника. Только она может оживить.
  - Ах да! - воскликнул колдун - Как же я мог об этом забыть!
  И он закрылся, предполагая, что толпа набросится на него. Но люди стояли в оцепенении, а старейшина подошёл к Корнелию и попросил объяснить, что же это за вода подводного источника и как её достать. Колдун стал рассказывать, что волшебная вода добывается в подводном мире, где из морского дна выходят целебные источники. Владеют ею только короли правящих затонувшими городами. В давние времена вдоль берегов Океана было много городов, населённых магами. А когда случился потоп и их города ушли под воду, то они волшебным образом остались жить в своих городах.
  - А как далеко отсюда до Океана - спросил Каспар - Мы в своих скитаниях никогда не выходили к нему, хотя и слышали, что он где-то совсем рядом.
  - Если пешком - ответил маг - где-то полдня ходу.
  - Да, но времени у нас мало - возразил старейшина - К тому же с нами женщины и дети, они не смогут быстро идти.
  - Давайте я слетаю? - вызвался Лу.
  Казалось, что все люди на поляне забыли о его существовании. Годы стояния на крыше выработали у него привычку молчаливого присутствия. Все с радостью согласились.
  К тому же подходило время обеда, а проголодавшиеся люди за время своих блужданий так и не нашли чего-то съестного. Старейшина даже думал попросить у Корнелия и Елены какой-то еды для его людей, но ангел прочитал его мысли и также мысленно убедил его в том, что у колдуна на всех запасов не хватит, а это может разозлить народ. И как только Каспар согласился с ангелом на поляне произошло чудо: появились корзинки с различной снедью, оголодавшие люди стали разбирать их и оказалось, что корзинок ровно столько, сколько здесь собралось людей. Вдвойне чудесным было то, что каждый находил в своей корзинке именно то, что любил больше всего: кто пироги с клубникой, кто свиной окорок, кто головку солёного сыра, а кто и бутылку вина. В корзинке Маргариты помимо еды для неё лежал и кусок мяса для пса, указавшего дорогу к Корнелию. Надо ли говорить, что это чудо организовал ангел, для того, чтобы люди не скучали во время его отсутствия.
  Люди рассаживались в кружки на поляне, кто - с семьёй, кто с друзьями. Мужчина лет пятидесяти, балагур и весельчак собрал банду бегающих по поляне сорванцов, чтобы рассказать им очередную историю.
  - Какую же историю вам рассказать? - спросил он.
  - Про ангела - хором попросили дети.
  - Будет вам история про ангела - согласился он и уже минут через пять они сидят, заворожённо глядя на рассказчика.
  И он рассказал им вот какую историю:
  - Скажи мне, старец, правду ль говорят,
  Что кто-то был ещё, кто спасся от потопа,
  Невзятый Ноем на корабль.
  Скажи мне, кем же был тот кто-то?"
  - Зачем тебе об этом знать?
  Ведь прошлого уже ты не исправишь...
  - Скажи - я старца начал умолять.
  А он: - Коль хочешь знать - узнаешь.
  За девять лет до появленья Ноя
  Но небу пролетал златистый ангел,
  Следя за вверенной ему страною,
  И полнолунья серебристый факел
  Ему дорогу освещал.
  И вот средь полночи посеребрённой
  В реке нагую деву увидал
  И пал на землю ей сражённый.
  Она на берег вышла. Ангел тот
  Ей говорит: "О, ты прекрасней дня,
  Прекраснее ночной прохлады - и зовёт
  С собой и умоляет - о, послушайся меня!"
  "Не смей надеяться - так дева отвечала -
  Что я отдамся за красивые слова.
  Увы и ах! В них проку мало.
  Но если ты произнесёшь сперва
  То Имя Вечносуществующего Б-га,
  Магической силою какого
  Ты в небо воспаряешь лишь призвав его,
  То мы с тобою в глушь лесную заберёмся
  И ты, быть может, и добьёшься своего
  И мы с тобою на такой цене сойдёмся".
  Уста раскрылись ангела. Заклятие молчанья
  Забыто было в этот миг -
  Прекрасно было юное созданье
  И Слово Это произнёс язык.
  Но, повторив его, тотчас взлетела дева
  Прочь от земли под самый небосвод
  И говорит: "Я провести тебя хотела
  И знала, что обман пройдёт.
  Ты глуп. Недаром вам Вс-вышний повелел
  Пред разумом Адама поклониться.
  Я - правнучка Адама. Ты хотел
  Со мною хорошо повеселиться
  Но я взлетела в небо птицей,
  Ты ж на Земле остался силы потеряв..."
  ...Взлететь пытался ангел, но упал.
  А дева та, когда отверзлось небо
  За хляби дождевые поднялась,
  Спокойно там потоп перетерпела.
  На высыхающую землю возвратясь,
  Дала начало новым поколеньям
  И силу Имени Того передала.
  Так даже ангела без сожаленья
  Хитрость девы провела.
  ... Таков мой сказ. История такая -
  Сказал старик на том уста смыкая...
  А когда люди рассевшись на поляне, лакомятся свалившейся к ним с неба снедью, ангел уже летит на запад, к Океану. Вот на горизонте показалась его лазурная полоса. Вот она стала шире и на ней одинокими запятыми, расставленными небрежной рукой среди невидимого текста, показались паруса рыбацких судов. Ещё ближе подлетел Лу и ему стал слышен шум волн, раз за разом накатывавших на берег. А вот и сам берег и ангел легко спланировав вниз, зашагал по гальке. Невдалеке он заметил весёлую компанию, расположившуюся на больших валунах для пикника. На костре жарился шашлык, источавший вкусный аромат, от которого даже у ангела даже потекли слюнки. Компания во все глаза смотрела на приземление Лу и он пожалел, что не стал невидимым. Впрочем, сожалел о том недолго, ему подумалось, что даже если отдыхающие и начнут рассказывать друзьям о том, что видели на пикнике приземляющегося ангела, то все со смехом будут говорить, что они переборщили с вином и конечно же не поверят ни единому слову.
  Лу шагнул в воду. Несмотря на то, что была середина лета - вода в океане была настолько холодной, что ему даже захотелось выбраться побыстрее на берег. Шаг и он уже по колено в воде. Другой - и вода дошла ему до пояса. Третий - и вот она уже по горло. Если обычного человека вода моря или океана выбрасывает на поверхность, то ангелы могут погружаться в глубины без вреда для собственного здоровья. И вот он уже целиком ушёл под воду. Остановился на минуту, чтобы глаза привыкли к расплывчатым очертаниям подводного мира. И вот что ещё было непривычным здесь: тишина окутывала всё пространство. Лу прокричал три раза и три раза вода гасила его голос звенящей тишиной.
  Вокруг него была каменистая поросшая водорослями равнина, плавно спускавшаяся вниз. Ангел шёл по ней легко и быстро, то взбираясь на окатанные волнами валуны, то спрыгивая с них. Вскоре, он увидел перед собой прямую линию уходившую куда-то вдаль. Подойдя ближе, выяснилось, что это и не линия вовсе, а мощённая булыжником дорога, настолько широкая, что на ней могли бы разъехаться две повозки. Лу вспомнил, что такие дороги в давние времена строили для удобства перемещения войск и торговцев.
  Он остановился на дороге нерешительности, размышляя как лучше поступить - пойти ли по ней и встретиться с местными жителями или же по-дольше оставаться незамеченным и идти вдоль дороги. И пока ангел так размышлял он чуть было не попал под колёса гружённой дровами телеги. Тщетно он кричал вознице, чтобы тот смотрел за дорогой - его голос тонул в окружавшей его воде. Тут Лу догадался, что возница, скорее всего не виноват, просто он сам невидим для людей подводного мира. Он пошёл дальше и вскоре потянулись предместья с полями и огородами, с домиками под черепичными крышами и садами, полными спелых яблок и абрикосов. Невидимость создавала ангелу больше проблем, чем удобств, так ему несколько раз пришлось уворачиваться от прохожих и от карет и телег на перекрёстках улиц.
  Но вот он подошёл к крепостной стене, окружавшей город. Перед самым подъёмным мостом скопилось много телег и стражники придирчиво досматривали каждого, не столько на предмет запрещённых товаров, сколько чтобы урвать чего-то для себя. Лу прошёл мимо них незамеченным, как раз в тот момент когда те украли курицу с повозки торговки и спрятали её в своей сторожке. Ангел, воспользовавшись тем, что он невидим вытащил курицу из сторожки, догнал повозку и вернул курицу её владелице. Проходя в городские ворота он долго смеялся представив лица стражников, когда они проголодавшись решат полакомиться краденой курицей.
  Внутри город был ещё более прекрасен: широкие мощёные булыжником улицы, высокие, в несколько этажей, дома, покрытые черепицей всевозможных оттенков красного и оранжевого цветов, просторные площади с рынками и выпускающими воздух вместо воды фонтанами, большие дворцы богачей и дворян, стены которых покрыты картинами, изображавшими славные поступки предков нынешних владельцев дворца. Матовый, слегка зеленоватый свет проникавшего сквозь толщу воды солнца придавая ощущение лёгкого тумана. И вот среди всего этого великолепия Лу потерялся. Огорчало, что он не мог ни у кого спросить дорогу к королевскому дворцу, а взлететь в воде, как в воздухе у него не получалось. Ему пришлось вернуться к крепостным воротам, к тем самым, где стражники обокрали торговку курами, выйти на главную улицу и уже по ней ангел добрался до королевского дворца.
  На площади вокруг дворца было многолюдно: там гуляли и парами и небольшими компаниями. У деревянной будки скучала охрана. Лу снова порадовался тому, что он незаметен для жителей подводного города: он без труда проник в двери дворца. Стены комнат и коридоров и лестничные пролёты были богато украшены позолотой, скульптурами и картинами, но ангелу было не до того, чтобы рассматривать эти красоты: с одной стороны ему постоянно приходилось уворачиваться от сновавших по лестницах и коридорам слуг и придворных, с другой стороны он так и не понял где же найти правителя, хотя он уже успел побывать в кухне и в библиотеке, в охотничьей и в зале для балов и приёмов, в зимнем саду и в зале для музицирования, в спальне и в зале для фехтования.
  Тем временем в подводном городе, как и на земле, наступала вечер. Слуги зажигали свечи в огромных люстрах под потолками, дворяне разбившись по компаниях играли в карты и другие игры. Наконец, ангелу повезло: уворачиваясь от служанки шедшей по коридору с большим подносом он прижался к стене, а оказалось, что это потайная дверь. Она распахнулась и Лу попал в длинный узкий коридор, в конце которого горел свет. Пройдя по коридору он оказался в просторном зале, в котором за обеденным столом сидел король. Перед королём стояли блюда, тарелки, супницы, каждого вида не менее десятка, ибо он очень привередлив в еде и придворные не могли предсказать зараннее какое из его любимых кушаний он захочет сегодня. Даже королева отказывалась принимать пищу вместе с ним и ела со свитой придворных дам.
  Войдя в комнату Лу поздоровался с королём, но он ему естественно не ответил и даже не повернулся в его сторону, ибо, как мы уже говорили вода поглощала всяческие звуки. Ангел подошёл к королю и похлопал его по руке, тот почесал место к которому только что прикасался Лу и продолжил трапезу - на его тарелке лежала едва початая оленья нога с трюфелями. От невозможности установить контакт в королём ангела охватила тоска: неужели все усилия окажутся напрасными и он не сможет расколдоваться, да и люди, которых он обнадёжил также останутся под воздействием злых чар и снова обратятся в камни на рассвете?
  Лу решил привлечь к себе внимание: он взял с подноса огромный персик и помахал им перед носом короля. Тот наконец-то отвлёкся от оленьей ноги и с удивлением посмотрел на парящий перед ним фрукт. На его лице появилась гримаса удивления и ужаса. Ангел решил усилить впечатление, откусив кусок персика. При виде того как от целого плода без всяких видимых причин отделяется кусок, который, затем, растворяется в воздухе у короля случилась истерика: он застучал ножками и завопил, но вода не донесла до ангела августейшего крика. Лу задумался как теперь начать разговор, потому что он невидим и неслышим. Его взгляд упал на небольшой столик с письменными принадлежностями, который постоянно сопровождал короля при любых его перемещениях по дворцу, чтобы Его Величество в любой момент могло написать указ то ли отрубить кому-нибудь голову, то ли пожаловать титул.
  - Добрый вечер! - написал ангел на листе бумаги, лежавшем на столе.
  Лицо короля снова изменилось, теперь вместо ужаса появилось какое-то подобие радости. Он наверняка подумал, что это пришли заговорщики, желающие лишить его власти и казнить, поэтому когда он увидел движущееся по бумаге перо и слова приветствия он даже обрадовался.
  - Добрый вечер! - написал он, взяв другое перо - Кто вы такой и почему так бесцеремонно врываетесь в королевские покои?
  - Прошу прощения за то что не представился и за вторжение - отвечал Лу - но я по очень срочному делу. Я ангел из мира людей пришёл к вам за помощью.
  По мере того как на листе появлялись всё новые слова лицо короля светлело, он вздохнул с облегчением и уселся за письменным столиком.
  - Я помогу Вам - отвечал он - если это, конечно, будет в моей власти.
  - Один колдун заколдовал меня и моих друзей - написал ангел - и для того чтобы мы приняли свой обычный облик нам нужна вода подводного источника.
  - Неужто маг Корнелий вернулся в Ваши края и опять принялся за старое? - перо в руках короля двигалось молниеносно - я же ещё тогда предупреждал его, что перестану помогать ему в его проделках!
  "Вот оно что! - задумался Лу - оказывается, Корнелий хорошо известен даже в здешних краях".
  - Мне Вас жаль, - снова начал писать король - но я не буду помогать Вам. Ещё двести лет назад, когда я только-только взошёл на трон, этот маг появился в моих владениях и попросил помощи. И я помог ему, ибо мы, древние маги, обязаны помогать магам нынешним и присматривать за ними, уберегать от ошибок, от которых мы не уберегли свой мир. Но получив желаемое однажды, он стал бегать ко мне чуть ли не каждый день, выклянчивая то одно, то другое. Когда мне это наконец надоело я, через доверенных людей, послал к нему всадников в белых плащах, как это будет на Вашем языке, инквизиторов. Исключительно чтобы припугнуть. Но он исчез. И вместе с ним исчезло и поселение и посла оонцы. И вот теперь он вернулся. Мой Вам добрый совет: убейте его сами, иначе он натворит немало бед...
  Король хотел что-то добавить, но тут ангел снова взялся за перо.
  - Простите, что перебиваю Вас, Сир. Но я очень спешу. Если Корнелий не расколдует нас до восхода солнца, и я и мои друзья окаменеем.
  Король задумался.
  - Ладно. - написал он - Я так и быть помогу вам, но это будет последний раз, когда я что-то делаю для Корнелия или его жертв. И ещё. - король снова задумался и от мыслительного напряжения стал грызть кончик пера. - Если вы хотите получить воду подводного источника, то изловите или убейте чёрного пса, который появился в устье реки Аар. Согласны?
  - Но у нас очень мало времени. - ответил Лу. Он не знал, где находится река Аар, но он помнил, что в собор Сен-Лу частенько приходили просители из городка Аарне, что стоял у впадения Аара в Океан.
  - Тем более Вам есть смысл поторопиться. - король снова стал важным и царственным и снова повторил свой вопрос - итак, Вы согласны?
  Ангел понял, что ему ничего не остаётся делать как согласиться.
  - Да. - написал он.
  - Тогда не теряйте времени - написал король - Принесите мне клок шерсти вырванный на голове Чёрного Пса и я дам вам бутылку воды из подводного источника. А чтобы Вы не заблудились, когда придёте ко мне с трофеем, я подскажу Вам как попасть ко мне. Шпиль моего дворца выступает над водой и известен людям как Чёрный риф - Лу вспомнил как многократно жёны и дети рыбаков из Сен-Лу и окрестных селений просили у него, чтобы рыбаки удачно миновали этот риф. - Летите сразу к нему. Окна моей спальни находятся под самой крышей и выходят во двор. Я буду ждать Вас с победой. - Король снова задумался - Да, и вот ещё что. Я открою для Вас окно, вылетайте в него и поднимайтесь на поверхность воды, так Вы быстрее вернётесь к своим.
  - Благодарю Вас, Ваше Величество. - написал Лу.
  - Ну что Вы! - ответил ему король - Я же для Вас ещё ничего не сделал. До свидания!
  Он встал из-за стола и, как и обещал, открыл окно. Король не знал, что в воде крылья ангелов намокают и они не могут ни летать не плавать.
  - До свидания! - написал ангел. Случайно-то было или нет, но на листе оставшемся на письменном столике как раз закончилось свободное место.
  Лу залез на подоконник и карабкаясь по стене, словно паук, полез вверх по стене.
  Снаружи было темно и сумрачно. Ангел быстро добрался но главной башни и теперь висел на железной поверхности купола. Снизу могло показаться, что он парит над безлюдной площадью. Окна дворца были черны и лишь в очень немногих из них была какая-то жизнь. Да и сам город готовился ко сну. Лу подумал о том, что он слишком долго бродил по городу и что люди заждались его, а времени на расколдовывание осталось всё меньше и он взбежал на вершину купола. От яркого солнца висевшего над западным краем горизонта и от солнечной дорожки на воде он на несколько секунд даже ослеп. Оказывается в подводном мире темнело намного раньше чем над водой. Ангел взлетел над водой и тут же плюхнулся назад в Океан: его крылья намокли от воды, отяжелели и не слушались его. С большими усилиями он доплыл до Чёрного рифа, что виднелся невдалеке и встал на него. Это роковое для рыбаков и моряков место представляло собой остроконечный пик, возвышавшийся над водой. Ангел взобрался на его самую вершину. Было очень холодно. Вода стекавшаяся с одежды и с крыльев струйкой стекала назад в Океан. Он не мог лететь пока не обсохнет, но его поджимало время, поэтому он решил сделать по-другому: он представил поляну, на которой стоял дом Корнелия и сидящих на ней людей и сделал шаг к ним навстречу. Его ноги оторвались от Чёрного рифа, шагнули в пустоту. Ещё шаг и вот он уже у дома колдуна.
  Вокруг было сумрачно. Солнечные лучи пробивались сквозь лес острыми золотыми иглами. Небо начинало темнеть прямо на глазах. На поляне царило странное оживление: люди, которых Лу оставил днём, были вооружены палками и дубинами, они взяли в кольцо десяток рыцарей в кольчугах и латах, повалили их на землю и собирались уже их добивать. Как Каспар расскажет ангелу позже, за время его отсутствия на поляне появились сборщики податей от графа Эльгуаха, в чьих владениях находился дом Корнелия. Увидев, толпу новых налогоплательщиков, не обозначенных ни в одном из документов, они уже предвкушали огромную выгоду для себя, но люди не были настроены дружелюбно и фискалы кинулись в замок графа Эльгуаха за подмогой. Появление со сборщиками налогов десятка всадников вызвало ещё большее раздражение у заколдованных, они быстро сбросили рыцарей с коней и связали их. От расправы их спасло лишь появление ангела.
  Он попросил не трогать нападавших и стал распрашивать Каспара, что случилось, говорили наперебой почти все. Корнелий и Елена, во время битвы отсиживавшиеся в доме, вышли и стали предлагать заколдовать рыцарей также заклинанием окаменевания, но их прогнали, а несколько человек даже отвесили им по удару палкой, не потому, конечно, что они вступились за сборщиков налогов, но из мести за то старое колдовство.
  Когда страсти успокоились и ангел волшебным образом наполнил корзинки людей новой порцией пищи, ангел, маги и Каспар уединились у костра на окраине поляны. Лу сушил свои крылья и рассказывал о том, на каком условии король согласился выдать воду подводного источника. Как выяснилось река Аар находится совсем недалеко от этого места, более того, лес, в котором стоит дом Корнелия находится на горах отделяющих Аар от Океана, но идти туда, в заболоченную долину, всем лагерем, с женщинами и детьми тяжело, тем более, что уже надвигалась ночь, и времени на расколдовывание оставалось всё меньше. Затем ангел спросил Корнелия о том, что это за волшебный пёс, которого нужно убить или изловить, согласно договору с морским королём.
  - Я раньше думал, что это вымысел. - ответил он, заметно погрустнев - Но с тех пор как я вернулся в эти края весной, я много раз слышал, что Чёрный Пёс снова вырвался на свободу и даже видел на ярмарках людей с укусами и оторванными им пальцами и кистями. В давние времена Чёрный Пёс охранял и долину Аара и всё побережье от вторженя чужаков, но потом он стал нападать и на своих и маги загнали его в подземный мир. Люди говорят про этого пса разное. Одни, что его вызвал один чернокнижник на спор с другим, другие, что этот маг пожелал власти над миром, но не смог совладать с псом и был им же и съеден.
  - Как нам найти его? - спросил ангел.
  - Не знаю - коротко бросил Корнелий.
  У ангела возникло подозрение, что колдун что-то скрывает от них. Он мысленно надавил на Корнелия и тот заговорил снова.
  Как выяснилось из его рассказа, некоторые крестьяне подозревают, что его вызвал наследник титула графа Рузика, что владеет землями на другом берегу реки. И что рядом с псом часто видели две человеческие фигуры - мужчины и мальчика, вероятнее всего - отца и сына, от того и порешили в народе, что речь идёт о наследстве. На вопрос "Где искать пса?", Корнелий сказал, что чаще всего его видели в окрестностях замка Рузика и что больше всего жертв пса приходила из близлежащих к замку селений. Добираться туда ночью оказывается очень сложно, потому как единственная дорога через реку перекрывали конные отряды, охотившиеся на Чёрного Пса. Тогда Лу предложил взять Корнелия с собой. Маг отказывался наотрез, но ангел настаивал на своём, ему нужен был провожатый, ведь несмотря на то, что Лу летал в здешних краях уже более двухсот лет, но всякий раз окаменевая он забывал о том, что видел, а, значит, почти не ориентировался на местности. Наконец, ангелу надоели припирательства с Корнелием и он, обойдя того сзади, взял его за подмышки и взлетел с ним в воздух. Маг заверещал словно раненый. На его крики стали оборачиваться люди, гревшиеся у других костров.
  - Отпусти - кричал Корнелий, чем выше поднимал его Лу и тому пришлось опустить его.
  Там, внизу, у костра маг отдышался и перевёл дух, а, затем, внезапно сказал ангелу:
  - Полетели, я согласен сопровождать тебя.
  И тот снова взял его за подмышки и они взмыли вверх. Лу показалось, что маг тяжелее, чем в прошлый раз, но он ему ничего не сказал о том, лишь ещё более стремительно взлетал и колдун, даже, зажмурился от скорости. Ангел ожидал, что тот будет ругаться или проситься назад, на землю, но тот лишь приговаривал: "Зато я стал первым человеком летавшим по небу!". Они парили настолько высоко, что был виден берег Океана и солнце, пускающее свои последние лучи из-за горизонта. Внизу под ними лежала земля с вересковыми пустошами и чёрными островами лесов, с полями и расположившимися посреди них селениями. Прямо перед ними лежала река, тот самый Аар, о котором они говорили у костра, далее к северо-востоку начинались горы, в них по мерцающим огонькам угадывались селения и стоящий на высокой скале замок Рузиков.
  - И куда теперь? - спросил Лу, хотя и сам уже сориентировался куда лететь.
  - Туда - махнул рукой в сторону замка маг и снова заголосил "Лечу! Лечу! Лечу!"
  - Слушай, Корнелий - сказал ему ангел - может ты всё-таки замолчишь? А то ты спугнёшь дичь.
  Вдруг кто-то чихнул.
  - Замолкаю, - сказал маг. - А то я и вправду, могу спугнуть дичь.
  - Не галди - осадил его Лу - Лучше скажи: это ты сейчас чихнул.
  - Нет. - ответил Корнелий.
  И снова послышался громкий чих.
  - Но и я тоже не чихал - сказал ангел - Кто же тогда это мог быть?
  - Не знаю - сказал маг - но чует моё сердце, что опять я окажусь виноватым во всём.
  Лу не стал ему отвечать. Он внимательно осмотрелся по сторонам и с удивлением обнаружил, что третьей с ними летит девочка Маргарита, она при взлёте смогла незаметно уцепится за полы широкой одежды ангела и теперь чихала от холодного ветра на высоте.
  - И что мне с тобой делать, Марго? - спросил Лу, повернувшись к ней лицом.
  - Не знаю - честно ответила девочка и снова чихнула. - Но я умею разговаривать с животными и, может быть, я вам пригожусь.
  Под ними проносились заболоченные берега Аара и о том, чтобы вернуться не могло быть и речи. Понимал это ангел, понимали это и Корнелий и Маргарита. Он осторожно придерживал одной рукой девочку, другой держал мага.
  - Ладно - сказал Лу - будем считать, что ты напросилась на приключения. Только давай договоримся, что ты не будешь лезть на рожон и вызывать зверя на себя, а постоишь тихонечко в сторонке?
  - Я согласна - соврала Марго. И она понимала, что врёт и что при первой же возможности, она конечно же ввяжется в эту охоту на чёрного пса. Понимал это и ангел. Но смелость девочки и ловкость с которой она смогла провести его, вызывала у него восхищение. Лу понимал, что из Марго вырастет сильная магиня. "Вот только не оттолкнуть, не отдать её силам зла" - думал он.
  Они пронеслись над каменным мостом через Аар и на нём были отчётливо видны фигуры трёх всадников с факелами в руках. Ещё минута и они уже летели над другим берегом реки, поросшим густым лесом и ангел внимательно смотрел по сторонам, чтобы не врезаться в скалу или дерево. Прошло под ними селение, прилепившееся к уступу скалы, затем они полетели над дорогой, ведшей в замок Рузиков и он сам вскоре показался перед ними каменной громадиной, он встал перед ними настолько неожиданно, что ангелу пришлось резко взлететь вверх, чтобы не врезаться ни в крепостную стену, ни в главную башню замка. Корнелий снова запричитал, но Лу резко осадил его. И они полетели дальше, к перевалу и городку на перевале, там ангел повернул назад и снова под ним проносились склоны гор и зубчатые стены замка.
  Ни Лу, ни летевшие с ним люди, ни разу не видали Чёрного Пса, не знали они и того, сколь долго им предстоит летать над горами и над рекой, они внимательно всматривались в черноту леса и скал, но ничего необычного не привлекало их внимания: всё тот же сумрак ночи, всё те же огоньки селений вокруг.
  Вдалеке, у того самого места, где река резко поворачивает к Океану ангелу показалось, что он увидел одинокий огонёк, более яркий, чем приглушённый оконным стеклом свет свечи в крестьянском доме. Он присмотрелся - нет, наверное, показалось. Там было темно также как и вокруг, вплоть до самого городка Аарне, что стоит в месте впадения реки в Океан.
  "Должно быть, то был блик далёкой звезды, отразившийся в реке" - подумал ангел.
  И он, пролетев над каменным мостом, снова оказался на этой стороне реки. Лу подумалось, что следовало бы вернуть девочку её отцу, который, наверняка, уже обнаружил её пропажу и теперь переживает за неё. Но Марго прочитала мысль ангела и так же мысленно ответила, что не хочет возвращаться и он согласился и полетел дальше. Полёт оказал на Корнелия усыпляющее действие, ему наверняка казалось, что всё это ему привидилось во сне, или же его сильно укачало в полёте, но так или иначе, но он уже задремал и сладко посапывал, болтаясь на руке ангела и ежесекундно рискуя выпасть и разбиться о скалы.
  И ещё один круг прошёл безрезультатно. Лу устал, не столько от самого полёта, сколько от бесполезного всматривания в черноту. Вдруг тишину ночи прорезал громкий крик, крик не то раненого зверя, не то человека. За ним ещё один крик, но совсем иной - рык хищника, настигающего свою жертву. Все трое (и даже заснувший Корнелий) встрепенулись и посмотрели в ту сторону откуда пришли крики. Где-то там же, на берегу Аара, снова блеснул огонёк, вспыхнув как-то особенно тревожно. И ангел решил лететь на свет и через несколько секунд они уже подлетали к костру.
  Увиденное поразило их: пятеро дюжих мужчин при помощи посохов и мечей не могли отбиться от огромного Чёрного Пса. Пёс издавал страшный рык и изрыгал огонь. Ангел, подлетев к берегу, отпустил людей, так что они кувырком покатились в разные стороны. В руках Лу внезапно появился длинный огненный меч, которым он пытался отогнать пса от белоплащников. Но тщетно: удары меча проходили сквозь него не причиняя зверю вреда, на каждый удар ангела он огрызался, лизал языком лезвие меча и, казалось, становился ещё сильнее. Белоплащники, воспользовавшись подмогой кинулись врассыпную. Лу остался один на один с Псом и зверь постепенно начинал его одолевать. Вдруг Чёрный Пёс завыл и стал оседать на землю. Он завертелся как юла, кусая сам себя за шкуру и опаливая её своим же огненным дыханием, он выл от боли и катался по земле.
  Минуту спустя из-за кустов появилась Маргарита. Она подошла к скулящему псу.
  - Потерпи немного, лапочка, - сказала она ему - и тебе полегчает.
  И, правда, было видно, что его боль прошла и он, обессилев упал на траву. Девочка быстрым движением вырвала несколько шерстинок из головы пса и сказала ему:
  - Иди туда, откуда ты пришёл и никогда не возвращайся к нам.
  И Пёс исчез, растворившись в темноте, оставив после себя лёгкий дымок и запах гари.
  Вскоре появился и Корнелий. По его виду было понятно, что он то ли со слепу, то ли от страха свалился в прибрежную тину и изряднго вымазался в ряске и грязи.
  - Девочка, он же мог тебя испепелить! - восклицал он и несколько раз обошёл Марго, пристально её осматривая, чтобы убедиться, что с ней всё в порядке.
  - Мог. - отвечала Маргарита - Но как видите, дядя Корнелий, он этого не сделал. За те двести лет, что я провела на поляне я присматривалась к животным, к их повадкам, изучала их язык. Единственное, чего боится любой пёс, каким бы свирепым он не был - это блохи. Вот я и попросила всех окрестных блох прийти мне на помощь.
  - Это же гениально, девочка! - воскликнул Корнелий - Ты станешь великим магом и я готов взять тебя в ученики.
  - А смысл? - спросила его Маргарита - Всё что мне нужно для жизни я и без Вас умею. Единственное за что я Вам благодарна, дядя Корнелий, так это за то, что у меня было много времени на общение с животными.
  - Но это же неправильно - всплеснул руками колдун - Каждый маг должен у кого-нибудь учиться. Иначе получаются недоучки, которые ...
  Марго оборвала его:
  - Говорю же Вам, дядя Корнелий, мне это скучно. Да, кстати, вот клок волос для морского короля - и она протянула его ангелу.
  Потом они втроём вернулись к костру. У огня Корнелий сушил одежду и снова пытался уговорить Марго начать учиться магии серьёзно, если не у него, то у какого-то другого мага или магини, но каждый раз девочка обрывала его и он замолкал, но через минуту-другую снова принимался за своё.
  - Благодаря магии ты можешь обрести бессмертие - Корнелий вытащил свой самый весомый аргумент - Каждый маг может получить эликсир бессмертия и жить вечно. Только нужно переезжать в другое селение, чтобы не вызывать подозрения у односельчан.
  - А зачем мне учиться, если я и так уже всё могу? - спросила Марго, когда уговоры Корнелия вывели её из себя. - Да и эликсир бессмертия это выдумка для отвода глаз. Любой маг, не выучивший ни одного заклинания обладает им.
  Она подошла к колдуну, провела руками по его мокрой одежде и тина и ряска тут же потекли ручейком с его рубахи и штанов прямо в реку. И по мере того, как растения уплывали, одежда становилась сухой.
  - Вот как-то так - сказала она. - Я попросила их вернуться в воду, где им же будет лучше и они ушли.
  Корнелий замолчал и сел в задумчивости на бревно. Лу, тоже задумчивый, стоял рядом. Он размышлял о том, как бы успеть к морскому королю.
  Неожиданно из кустов вышли белоплащники. Они появились столь внезапно, что в первый момент даже показалось, что они хотят схватить всех троих, но нет они подошли и пали ниц перед ангелом и жарко благодарили его за избавление от напасти и сколько тот не говорил, что победа над адским псом не его заслуга, а что всё сделала девочка, они твердили, что Лу лишь из скромности преуменьшает сделанное им добро. Чтобы перевести разговор, ангел стал говорить, что ему и его спутникам надо переправиться на другой берег и белоплащники ещё раз рассыпавшись в благодарностях сказали, что у них неподалёку привязана лодка и через пару минут они действительно подогнали её к берегу, почти у самого костра. Белоплащники сели на вёсла, Корнелия и Маргариту, которых приняли за отца и дочь, посадили в середину, а ангел летел впереди, едва касаясь ногами носа лодки. Грести приходилось против течения и Лу безусловно помогал белоплащникам, так что лодка шла быстро и вскоре они высадились на другом берегу у едва заметного даже днём причала, и в этом тоже была работа ангела, ибо хотел он побыстрее доставить Корнелия и Маргариту к своим и лететь, затем, к морскому королю. Дорога по лесу была лёгкой ибо Лу вёл их, а исходившее от него золотистое сияние давало ощущение защищённости.
  В пути ангел стал расспрашивать белоплащников, что делали они в лесу ночью и те, сказав предварительно, что слова их покажутся фантастическими, но они ручаются, что так на самом деле и было, рассказали, что их когда-то давно заколдовали и теперь они оживают на один день в году, а в остальное же время окаменевают и стоят бесформенными глыбами в том месте где застаёт их рассвет следующего дня. И Лу и Марго и Корнелий, конечно же знали эту историю, но для виду удивлённо цокали языками и говорили, что не верят в такие чудеса. Язык белоплащников ещё более развязался и они даже захотели выучиться подобной магии, но Корнелий и Маргарита уверили их, что у них ничего не получится, хотя и видели, что самый молодой из белоплащников - Юлиан обладал способностями в магии и если его учить, то из него мог бы выйти толк. Затем ангел спросил у них хотели бы они снять заклятие и обрести свободу и они ответили, что пробовали неоднократно и различными способами и что однажды ходили в собор и пили там святой воды, но всё равно наутро застыли неподвижными камнями у входа в храм. Тогда Лу пообещал им помочь избавиться от чар и белоплащники снова бросились благодарить его.
  И в этот момент они вышли на поляну, на которой стоял дом Корнелия. Люди в ожидании ангела дремали возле своих костров. Лу и его сопровождающие подошли к дому мага. У костра, разведённого почти у самого порога сидел Каспар. Увидев свою дочь он сначала разозлился и стал ругать её за то, что она вмешивается в дела взрослых, но потом разрыдался от радости, что она не пропала, как он думал сначала, а была под защитой у ангела.
  Удивительная перемена произошла на поляне с белоплащниками: вид крестьян пробудил в них воспоминания о той ночи, в которую они были заколдованы и они пали на колени перед Лу и Корнелием и слёзно просили не убивать их, ибо тогда они пришли не по своей воле, а по приказанию своего командира, наверняка, уже давно умершего и говорили они, что больше никогда не станут бороться с колдовством и магией и не будут вмешиваться в жизнь других людей. Ангел, Каспар и Корнелий убеждали их, что месть не входит в их планы, а, наоборот, все они, жертвы тогдашнего колдовства собрались здесь, чтобы избавиться от заклятия, белоплащники долго не верили им. И, действительно, люди, подогретые нападением рыцарей были настроены воинственно и хотели избить белоплащников. Особенно активно нападала на них Каролина, которая даже подговаривала к этому кузнеца и его двоих подмастерьев. И пока маг и старейшина убеждали их в том, что белоплащники тоже люди и не причинят им никакого вреда, ангел полетел к Чёрному Рифу.
  Ночь была безлунной и в темноте морская рябь казалась бесконечной и однообразной и Лу долго не мог различить среди волн нужную скалу. Ему казалось, что восток уже начинает светлеть и он стал нервничать, а глаза заволакивали слёзы, отчего он несколько раз, пролетая над Чёрным рифом, не заметил его. Но вот ангел опустил на скалу и нырнул в воду. Несмотря на лето, вода казалась ледяной. Его глаза почти ничего не видели и он пробирался по шпилю королевского дворца наощупь. Поскользнулся и поехал на ягодицах по скату купола дворцовой башни. Скат закончился и Лу упал на крышу. Было не слишком больно, но скорее обидно, что упал, как катящийся с горки ребёнок. Ангел немного посидел, пока его глаза привыкали к сумраку подводного мира. Он спустился к краю крыши и посмотрел вниз. Король, похоже не обманул - в окнах, что под самой крышей действительно горел свет, а створки одного из окон были предусмотрительно раскрыты, должно быть король сам оставил их открытыми, чтобы облегчить путь. Цепляясь за выступы каменной кладки дворца, Лу по-паучьи добрался до этого окна и заглянул в него: была видна роскошно меблированная спальня, посреди которой возвышалась королевская кровать с высоким балдахином. На её спинке были вырезаны золотые короны, подобные шахматным: широкая обозначавшая ложе короля и высокая и тонкая обозначавшая место королевы.
  Ангел спрыгнул на пол и осторожно подошёл к кровати. Большой подсвечник стоял на столике у её изголовья со стороны короля, а рядом лежал лист бумаги и письменный набор. Лу улыбнулся: значит, король не только не собирался обмануть его, но и тщательно подготовился к следующей встрече. И король и королева, укутавшись каждый в своё одеяло лежали повернувшись лицами в разные стороны. Их рты были раскрыты а тела дрожали и только вода, гасившая всяческие звуки не позволяла услышать их переливистый храп. Ангел потрогал короля за плечо - тот не продолжал храпеть, он потрогал его сильнее - опять никакой реакции, он с силой сжал плечо - король сквозь сон почесал место, которое трогал ангел, перевернулся на другой бок и захрапел. Лу потряс его теперь уже за другое плечо - король сел на кровати, ошалелыми глазами посмотрел вокруг, никого, естественно, не увидел и упал спать снова. Ангел громко и смачно выругался. Кто сказал, что ангелы не ругаются? Ругаются, но они настолько воспитанные существа, что ругаются только тогда, когда их никто не может услышать. А сейчас, благодаря воде, поглощавшей все звуки случай был весьма подходящим. И снова он стал трясти короля, теперь уже за плечо и ногу одновременно - на сей раз Его Величество село на кровать, в свою очередь выругалось, зевнуло, помяло подушку и снова упало спать. Лу щекотал высунувшуюся из-под одеяла августейшую ногу - король отбивался другой ногой, смеялся, но никак не просыпался. Лу посмотрел за окно и ему казалось, что там стал заниматься рассвет. Тогда он, взяв лист бумаги написал на нём:
  "Ваше Величество, я - тот ангел, которого Вы посылали убить Чёрного пса"
  И без особых церемоний стащил короля с кровати. Тот открыл глаза. Лу поднёс к голове короля лист с только что написанными текстом. Король посмотрел на него расфокусированно, должно быть подумал, что это ему снится и снова лёг, уже на прикроватном коврике. Время поджимало и ангел решился на хитрый ход: взять бутылку и оставить вместо неё клок шерсти Чёрного Пса и записку с извинениями. Лу осмотрел комнату в надежде найти где король спрятал бутылку с волшебной водой - но её не было нигде. Он даже заглянул под королевскую перину - но там не было ничего кроме горсти свежих крошек оставшихся от пирожных, которые ел сегодня перед сном. И ангел снова стал щекотать короля, на сей раз в подмышках и наконец-то случилось чудо - Его Величество проснулось. Лу поднёс к его голове приготовленный лист. Король прочитал написаное и схватился за голову. Позёвывая, он подошёл к столу и взял второе перо и другой лист.
  - Прошу меня простить за то, что я заставил Вас себя ждать - написал он. - Раздумья о делах государственной важности и о благополучии всего моего народа, не покидают меня даже во сне. Вот и сейчас я видел сон о прекрасном будущем моего народа, о будущем, в котором каждый подданный моего королевства будет есть досыта, на серебряной и золотой посуде и будет счастлив и будет вечно благодарить богов за то, что он подданный моего прекрасного королевства.
  - Ваше Величество, - отвечал ему ангел на другом листе бумаги - я очень тороплюсь, так как моё время заканчивается. По уговору я принёс клок волос Чёрного Пса и хотел бы обменять его на воду подводного источника.
  - Ах, да! За государственными снами - написал король - я чуть не забыл о Вашей просьбе. Погодите минуточку.
  Лу уже приготовился к тому, что король снова задремлет, но нет, он подошёл к прикроватному столику, снял с него подсвечник, нажал на пружинку и появился потайной ящик. Он извлёк из него бутылку и подошёл к столу.
  - Положите рядом шерсть - написал он затем.
  Ангел достал клок собачьей шерсти из кармана своего плаща и положил их на стол, как и просил король. Тот откупорил пробку на бутылке и плеснул немного воды на шерсть. Вода зашипела и запенилась и каждая волосина превратилась в маленького чёрного щенка. Король положил их на широкий поднос с высокими бортами и снова взялся за перо:
  - Я как главнокомандующий армией моего королевства выражаю Вам благодарность за повышение обороноспособности моего королевства. С такой мощной армией моё королевство станет непобедимым и сможет сражаться с армиями сопредельных государств. Возьмите эту бутылку в знак моей благодарности.
  Когда Лу проносил руку с бутылкой мимо подноса со щенками, они обернулись на него и стали клацать зубами.
  - Такие малюсенькие - в это время писал король - а уже такие боевитые. Какие же они прелестные!
  - Благодарю Вас, Ваше Величество, - отвечал ему ангел - за помощь мне и моим друзьям.
  - Ах, останьтесь хоть ненадолго! - писал король - разве Вам не умилительно глядеть на этих милых созданий?
  Лу смотрел на чёрных щенков и не находил в них ничего умилительного. Тем более он ощущал себя неловко от того, что дал в руки морского короля такое мощное оружие.
  - Прошу меня простить - писал он - но мне действительно пора идти. До свиданья!
  И он, как и в прошлый раз, перенёсся на корнелиеву поляну в несколько шагов.
  - До свиданья, мой невидимый друг, надеюсь, мы ещё встретимся, когда у Вас будет больше свободного времени и вместе поумиляемся моим щенкам - написал король.
  Но Лу уже не прочитал этого сообщения, он уже шёл по поляне. Там уже светало. Восточный край неба осветлел и заколдованные люди, собравшиеся у костров начинали окаменевать. У того костра, что был разведён возле дома колдуна сидели Корнелий, Елена, Каспар и Маргарита. Старейшина уже почти не чувствовал своих ног. Он покачивался взад - вперёд, чтобы хоть на немного продлить свою подвижность и причитал:
  - Не может быть, чтобы ангел предал нас. Не может быть чтобы он не успел - и он повторял это как заклинание на одной ноте - Не может быть, чтобы ангел предал нас. Не может быть чтобы он не успел.
  А Корнелий время от времени успокаивал его:
  - Ещё есть время, солнце ещё не взошло.
  Маргарита, опиралась об отца и тоже пыталась его взбодрить. Тем временем сварливая Каролина поссорилась с Элен и они смачно переругивались, сидя у двух различных костров. Больше всего это развлекало троицу выпивох, поддразнивавших Каролину - Алоиза, кузнеца Дамиана и пасечника Виктора, чьё лицо было искалечено укусами пчёл.
  Когда Лу шагнул на поляну почти никто не заметил его появления, лишь когда сияние стало исходить от него люди обернулись и то, только потому что подумали, что это первые солнечные лучи упали на поляну, а, значит, пришло их время перевоплощения в камень. Но они ошиблись. Их лица просияли, но в телах почти не осталось сил. Ангел подойдя к главному костру чуть не споткнулся о петуха, он, как и при первой встрече деловито что-то клевал.
  - Ну вот опять ты не смотришь под ноги - возмутился он.
  Лу извинился.
  - Ладно - подобрел петух - ты главное меня не расколдовывай. Я хочу и на следующий год жить и через год и через десять.
  - Тогда убегай прочь, ибо сейчас начнётся - посоветовал ему ангел. - Я тебя предупредил.
  - Это моё любопытство виновато - фыркнул петух - не подслушай я разговор людей - так ничего бы и не знал и вечно жил бы спокойно. Да и сюда я прилетел из любопытства. И тут на тебе такая незадача!
  Петух ещё раз фыркнул и не дожидая второго предупреждения улетел прочь.
  Радости Каспара не было предела. Он обнял ангела, но тот остановил его:
  - У нас совсем мало времени.
  Лу отдал бутылку Корнелию и тот крикнул на всю поляну:
  - Собирайтесь в круг. Мы начинаем!
  И люди стали стекаться к их костру, их ноги уже почти не слушались и те, которые ещё как-то передвигались тащили на себе тех из родственников или соседей, кто не мог идти. Они спешили, стараясь пробиться поближе к магу. Они спешили, потому что не знали, что ангел уже остановил солнце и оно не взойдёт пока колдун не завершил свой ритуал, а сам Лу стоял в этом кольце позади всех, он ещё держался на ногах, но чувствовал огромную усталость, потому что столько приключений пришлось пережить ему за один только день.
  Получившийся круг был узок и люди тянули свои руки к Корнелию. Он открыл бутылку, налил воды в ладонь и слегка расплёскивая её, бросил в толпу. Люди давили друг на друга, желая, чтобы волшебная вода попала на них и стоявшие сзади белоплащники, вспомнив, вероятно, времена своей службы стали сдерживали людей. Корнелий хлюпнул воду в другую сторону, потом в третью, в четвёртую и продолжал делать так, пока вода не закончилась и все не оказались помечены ею. Лица людей напряглись и стали серьёзными и даже величественными. Корнелий начал читать заклинание. Гортанные звуки древнего языка, выходившие изо рта мага снимали оцепенение с рук и ног собравшихся, для которых даже пошевелить рукой было большой трудностью. Сейчас же они слегка покачивались на ногах или помахивали руками в такт заклинанию. Судороги сводили то одного, то другого отчитываемого человека, как будто их тела сбрасывали невидимую каменную кожу, которую они носили столько лет и которая сковывала их движения.
  Во второй раз повторял Корнелий своё заклинание и тела уже освободившихся от заклятия людей были готовы пуститься в пляс, но они стояли, заворожённые голосом мага. Другие же ещё бились в судорогах. Именно на втором кругу заклинание проняло Лу. Пот лился с него градом, а от судорог трясло как в малярии. Сильно болела голова, казалось, что железные обручи сдавливают её со всем сторон. И вдруг всё наваждение исезло. Он стоял и наслаждался дуновением утреннего ветра. Люди, которые уже избавились от заклятия стояли в блаженстве, как и он, другие всё ещё проходили мучительное очищение. Казалось, что голос Корнелия звучит откуда-то далеко. Ангел вспомнил всё. Вспомнил, что его зовут Завиэль, что он был послан для того чтобы спасти детей Корнелия от рук инквизиции, но немного опоздал и был вынужден наблюдать за происходившим с ветки дерева, но к счастью, в ту ночь Корнелий, Элен и их дети сумели покинуть свой дом без проблем.
  Когда колдун читал заклинание в третий раз, каменная кожа срывалась с последних из околдованных и слёзы выступали на их глазах и они вздыхали с облегчением и наконец ощутили, что больше никогда не превратятся в камень. Их лица приобрели обычную живость, их тела стали сгибаться также как это бывает у обычных людей, а их одежды стали яркими, казалось они отстирались от вековой пыли и грязи. Даже Джун выглядел совсем другим, его шерсть стала гладкой и блестящей, блестели и его глаза.
  И вот первый луч солнца выпрыгнул на поляну из-за кроны деревьев.
  "Свободны!" - раздался одинокий и от того робкий крик в толпе; "Свободны!" - пронеслось по собравшимся; "Свободны" - летало от одних уст к другим и в общем ликовании люди бросились обнимать и целовать друг друга.
  Они искали Корнелия и Елену, чтобы качать их на руках, но те как будто провалились сквозь землю и никто не мог их найти. Они хотели качать и Завиэля, который добыл волшебную воду, но он взлетел на крышу сарая и сел там, поджав ноги, и наблюдал за всеобщим ликованием. Но сам он ликовать не мог, ибо был без сил.
  Прошёл час, другой миновал, и в сердцах людей ликование сменилось тревогой: а что делать теперь? Все эти годы они оживали и окаменевали с одной только мыслью: как избавиться от заклятия, но они совершенно не представляли себе как жить дальше, после того как заклятие исчезнет, они никогда не задумывались над этим, вероятнее всего потому, что не верили, что такое случится хоть когда-нибудь. Теперь они вынуждены начинать жизнь с чистого листа и у них нет ничего: ни работы, ни земли, ни дома, они не числятся ни в одном списке или документе и по-большому счёту им нечего будет есть как только опустеют корзинки, в которые ангел заботливо подкладывал еду. Когда-то, до колдовства они были крестьянами и у каждого из них был свой дом, но за двести лет их дома обветшали и разрушились, а само селение исчезло с лица земли, а их поля пришли в запустение, а затем заросли густым лесом и уже не найдёшь в чаще их межевых камней. И ещё больше их приводили в замешательство братья Клод и Поль, которые, как и ранее постоянно говорили о том, что всё плохо, а раньше было намного лучше.
  Тогда Каспар и Маргарита подошли к ангелу, который по-прежнему сидел в полудрёме, греясь в предполуденных солнечных лучах спросить совета.
  - А я и сам не знаю, что делать теперь - честно ответил он. - Слышал я когда-то будто бы есть тут неподалёку, на самом берегу Океана вересковая пустошь, которая лет сто была яблоком раздора между домами Эльгуаков и Рузиков и которую они так и не поделили, но порешили, что она не достанется ни одному ни другому. Может быть там вы найдёте пристанище.
  - А ты разве не пойдёшь с нами? - спросила Маргарита.
  - Если позовёте с собой - скромно отвечал ей Завиэль - Я и сам не знаю, что мне делать теперь, я думал вернуться в Сен-Лу, но похоже, мне сейчас там будет скучно и одиноко.
  И только они собрались идти, как взмолились белоплащники, о которых в суете позабыли:
  - Возьмите нас с собой, ведь вам наверняка пригодятся смелые воины.
  Марго рассмеялась вспомнив, как ночью эти смелые воины отсиживались в кустах. Рассмеялся и ангел. Старейшина не хотел их брать, ибо боялся, что те вскоре приведут с собой других белоплащников и в селении начнутся раздоры, но Марго вступилась за них и уговорила отца взять их и их с собой. И люди пошли, предводительствуемые старейшиной, его дочерью и ангелом. Выходя с поляны они заметили, оставленных связанными со вчерашнего вечера рыцарей и фискалов и люди заспорили что с ними делать, а некоторые горячие головы даже предлагали убить их, но Завиэль сказал:
  - Не стоит. Даже если они честно расскажут обо всём, что видели за последние сутки, то их посчитают или сумасшедшими или же пьяницами. Так что пусть остаются здесь.
  И их развязали и оставили на поляне. На том самом месте, где тропа уходила с поляны в лес люди нашли большой камень в виде петуха и ангел посмотрел на его печально и подумал: "вот до чего доводит глупость". А люди пошли на пустошь и когда они проходили по дороге, встречные дивились этим людям в странных старинных одеждах и их выговору, вроде бы и знакомому, но непохожему на современный. А когда проходили они мимо города Аарне, ангел повёл их обходным путём, так что никто из местных жителей не видел их, ибо город этот был под властью графа Эльгуаха, а, люди решили не привлекать к себе внимания. В дороге они останавливались дважды и всякий раз находили в своих корзинках свои любимые блюда. Их путь на вересковую пустошь не был отмечен какими-то необычными событиями, разве что на первой остановке, лекарь Амбруаз, вырвал зуб у кузнеца Дамиана, зуб который не болел более двух сотен лет. А дело было так: когда белоплащники появились в селении, у кузнеца заболел зуб и он пришёл к лекарю за помощью, но тут народ начал стекаться к дому колдуна и односельчане позвали лекаря на тот случай, если будет драка и кому-то понадобиться оказать первую помощь. Лекарь, человек столь же заносчивый, сколь и тщедушный струсил идти сам и позвал с собой кузнеца. Заклятие Корнелия заморозило зуб Дамиана и он не болел более двухсот лет и вот теперь, он заболел снова.
  И вот под вечер они вышли на вересковую пустошь. Она располагалась на подковообразной горе, вдававшейся в Океан. Люди расположились здесь и развели костры, но вскоре и здесь их охватил страх: а вдруг их выгонят отсюда дружинники одного из двух местных графов. Кто-то из крестьян вспомнил, что был некогда такой обычай: дом самовольно построенный за одну ночь считался законным. Старейшина подтвердил его слова: действительно было такое. Посовещавшись они решили построить дома на пустоши, ибо теперь им нужно было привыкать к новой жизни. И как бы не устали они за последнее время они с заходом солнца при свете костров стали строить дома.
  В той местности, в которой происходит действие нашего рассказа построить дом за ночь задача сложная, но не такая уж непосильная, какой она может показаться на первый взгляд. Для этого в землю вбивают колья, отмечающие углы дома, соединяют их прутьями и ветками, а получившийся каркас обмазывают глиной. Вот и готовы стены. Остаётся лишь покрыть крышу особой соломой. Колья и ветви крестьяне взяли в соседнем лесу, глину - на берегу реки, солому - в зарослях камыша. Не обошлось и без помощи Завиэля - он снова удлинил ночь, так чтобы все успели построиться в срок. Себе же ангел дом строить не стал, так как боялся, что люди станут ходить к нему за помощью, а то ещё и начнут поклоняться ему, словно божеству, но нашёл небольшую расщелину в скале и поселился там. Из этой расщелины открывался чудесный вид на Океан и Завиэль каждый вечер садился на камень и наблюдал как заходит солнце. Когда же строительство было закончено и все обессиленно упали спать, люди, проезжавшие и проходившие мимо вересковой пустоши диву давались, ведь когда вчера они проходили здесь же - ещё ничего не было и сочли это большим чудом.
  Ближе к вечеру крестьяне собрались в центре своего селения и стали спорить как назвать их селение и много разных названий предлагали и красивых и мудрёных, но сошлись на том, чтобы так и назвать селение "Вересковая Пустошь".
  В тот же день жители Сен-Лу заметили, что на крыше их собора пропала каменная статуя ангела. Они были удивлены и посчитали это проделками колдунов, но слухи о внезапно появившемся селении близ Аарне и о массовой галлюцинации рыцарей графа Эльгуаха, которым привиделись окаменевающие люди, затмили собой эту новость. Нового ангела заказали скульпторам из самой столицы. Поскольку местные жители хотели точно такого же ангела как пропавший, то они долго и сбивчиво объясняли столичным гениям, как имено должна выглядеть статуя. Месяца через два таких объяснений скульпторы решили вырезать статую на своё усмотрение. Завиэль, специально летавший в Сен-Лу посмотреть как выглядит его преемник, не нашёл никакого сходства с собой, пусть даже и окаменевшим, но все жители остались довольны работой скульпторов, говоря, что ангел получится - точная копия прежнего.
  Однако, вернёмся в Вересковую Пустошь во время сразу после её основания. За пару дней слух о чудесном селении дошёл до графа д"Эльгуаха и графа Рузика, и они оба приехали посмотреть на него воочию. Каждый из них хотел заявить свои права на Вересковую Пустошь, но подъехали они практически одновременно, с разных концов селения и потому они, зная, что пустошь ничейная, не предъявляли на неё свои права, а, завидев друг друга, долго спорили кто прибыл сюда раньше, и, безусловно, ни один из не уступил другому, отчего рассорились и разъехались весьма злые и надутые.
  На следующее утро в пещеру к ангелу прибыл предводитель чёрных ангелов. Тот самый, который пнул Лу носком своей сандалии. Ангел ещё спал, когда гость бесцеремонно вторгся в его жилище и ожидал пробуждения хозяина, сидя на том самом камне, на котором наш ангел любил смотреть на закат.
  - Здравствуй! - сказал предводитель, когда наш ангел проснулся.
  - Здравствуй! - ответил ему Завиэль.
  - Ты же один из нас. - сразу же перешёл к делу тёмный - Неужели ты будешь работать на людей?
  - Да ну? - спросил наш ангел, ибо спросонья не знал что и отвечать.
  - Ну ты же знаешь какие люди ленивые и избалованные? - продолжал предводитель - Они сами ничего делать не будут, а тебя совсем заездят: то одному огород вскопай, то другому тараканов из квартиры выведи, а про приворот вообще молчу - им только дай слабину, так каждый день таскаться будут: то на этого сделай приворот, то на того - отворот.
  - А что общего у меня с вами? - спросил Завиэль, вспомнив их недавний разговор - Разве что крылья и умение летать.
  - Нет - возразил тёмный - мы ошибались. Ты настоящий ангел и ты доказал это своими поступками. Ты убил Чёрного Пса.
  Этот разговор начал надоедать Завиэлю. Когда он был никому неизвестным ангелом Лу, нуждавшимся в помощи, он был им не нужен, теперь же они вспомнили о его существовании. Кроме того, наш ангел любил утром долго поспать, а нежданный гость разбудил его в тот момент, когда Завиэль досматривал свой последний, самый сладкий сон.
  - Я же совсем не знаю заклинаний, не умею изготовлять амулеты и приворотные зелья - сказал он - и почти не умею обращаться с оружием.
  - Ты научишься - ответил ему предводитель - главное что у тебя наша душа.
  - Ну вот когда научусь - сказал Завиэль - тогда и к вам приду.
  - Но это же может занять десятилетия! - воскликнул чёрный предводитель - Я не могу так долго ждать твоего ответа!
  - Ангелы вечны? - иронично спросил его наш ангел. - Не так ли?
  Ничего не ответил чёрный, лишь со злостью пнул камень, на котором сидел ногой и вылетел прочь из пещеры.
  Светлые ангелы опоздали и подлетели к пещере нашего ангела в тот момент, когда в ней уже сидел предводитель тёмных, поэтому они удобно усевшись на облаке ожидая сможет ли тот уговорить Завиэля присоединиться к тёмным. Когда предводитель тёмных в ярости вылетел из пещеры светлые встретили его ироничными апплодисментами. Ободрённый этим в пещеру к нашему ангелу влетел предводитель светлых.
  - Здравствуй! - звонким голосом сказал он и всем своим видом излучал оптимизм и позитив.
  - Здравствуй! - ответил ему Завиэль.
  Хотя ему совершенно не хотелось желать здоровья незванным гостям, которые повадились ходить к нему в неприёмное время. Он только что поправил повреждённый чёрным ангелом камень и теперь уселся на него проверить, удобно ли будет на нём сидеть. Два занудных агитатора в течении одного утра - что может ещё более печальным началом дня!
  - Я рад сообщить тебе добрую весть - начал предводитель светлых, улыбаясь на все свои тридцать два зуба - мы решили принять тебя в наши ряды.
  Наш ангел зевнул и сладко потянулся.
  - Как я могу быть одним из вас? - иронично спросил он - Я же полон всякой скверны!
  Предводитель светлых не ожидал такого поворота и замялся:
  - Но ты своими недавними поступками доказал, что ты можешь быть одним из нас. Ты победил, злодея - Чёрного Пса, вышедшего из Царства Мёртвых.
  - У меня не получится, ведь я же не музицирую с утра до вечера - ответил Завиэль - А ещё я не летаю над огнём, я смотрю не на восход солнца, а на его закат, я не чищу перья свежим песком и уж тем более не пью воду из источников в Голубых горах.
  - Но ты нужен нам в великой битве добра и зла! - предводитель светлых сорвался на крик.
  - Когда вы были нужны мне вы отвернулись - ответил Завиэль.
  - Но тебя ждут великие сражения и великие подвиги! - Ещё громче закричал светлых.
  - Ничем не могу помочь. - тихо ответил ему Завиэль, давая понять, что разговор окончен.
  
  ***
  Слова предводителя чёрных о людях запали в душу нашего ангела, действительно, получалось так, что каждый день ангел наполнял их корзинки едой, а когда забывал это сделать - народ в селении плакал и становился раздражительным. В этот полдень корзинки людей остались пустыми. Люди сидели в своих домах часами и смотрели на них, в ожидании обеда. Ангелу было жаль людей, но он понимал, что для них будет хуже, если они не станут сами добывать себе пропитание.
  Первой очнулась от полусонного ожидания еды в корзинке Марсела. У неё было трое голодных детей и она, взяв с собой волшебную корзинку отправилась за советом к повитухе Жанне, женщине уважаемой всеми жителями селения. Не прошло и пары минут, как в дом Жанны пришла Каролина и ещё две женщины. Сообща они решили не ждать пока еда появится в корзинках, а идти в лес, что начинался сразу за пустошью по грибы и ягоды. Пока они шли по селению к ним присоединялись и другие женщины. Пошёл с ними даже Алоиз. Слух о том распространился по всей Вересковой Пустоши. Летние вечера долгие, потому женщины смогли набрать много грибов и ягод. Потому вечером в селении все были сыты. Мужчины решили не отставать от своих жён, весь следующий день они выдалбливали лодки и плели сети и стали выходить в море, ловить рыбу. Кузнец Дамиан, вспомнив о своём ремесле построил себе кузницу и вместе со своими бывшими подмастерьями ковал в ней лошадей. Вспомнил своё ремесло и пасечник Виктор, он нашёл в лесу несколько семей дикий пчёл и расселил их по свежесделанным ульям. Некоторые крестьяне подались по окрестным фермам на заработки. Ходили на заработки даже белоплащники, их даже хвалили чаще других, потому как работали они сообща и хозяева их часто путали. Маргарита стала колдуньей, она лечила животных и людей и часто ругалась с Амбруазом, который считал её умения шарлатанством.
  К осени жители вересковой пустоши распахали целину вокруг селения и засеяли её озимой пшеницей. К зиме в селении появилась своя ярмарка, а весной, после весеннего сева селение обнесли каменной стеной и селение обнесли каменной стеной и оно стало городом.
  Обрадовался ангел тому, насколько трудолюбивыми оказались люди вересковой пустоши и продолжал помогать им в их делах и просьбах. И жили они богато и счастливо.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"