Dtprince: другие произведения.

Меч и способы его применения - Пролог

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делать человеку, который слишком рано достиг своей мечты? И вопрос попроще: если ты наполовину Куина, а наполовину попаданец, то ты уже мечник, или всё ещё мечница?

   Коширо редко медитировал на тему своего прошлого.
   Он не мог назвать это своим любимым занятием. Истины, которые он познавал для себя в этих думах, редко радовали его. Но он считал их полезной тратой своего времени. Такие размышления заставляли посмотреть на вещи по-новому, отрезвляли, давали новую перспективу.
   В этот раз он размышлял о своей семье.
   Его собственные мечты осталась где-то там, в далекой родине... В прошлом. Когда-то он мечтал о том что станет лучшим, когда горы были по пояс и море по колено. Пора оголтелой юности.
   Ох, он достиг определенных высот. Далеко не каждый может стать мастером кендзюцу в нескольких направлениях, и это считалось почётным не только на его родине, но и во всём мире.
   Но для Коширо всего этого было... Недостаточно.
   Недостаточно быстро (в 25 ты уже слишком стар, чтобы считаться юным гением), недостаточно талантливо (пожалуй, сильнейшую боль ему доставляло бытие середняком среди талантов). Даже в родной деревне его не звали сильнейшим - потому что и там находились мастера лучше его.
   Он так бы и потерялся среди своих рушившихся амбиций, утратив интерес ко всему, если бы не его, тогда еще будущая, жена.
   Элегантная девушка, мудрая своей, мирской мудростью. Она не разделяла его увлечение клинком, но понимала людей и их стремления, зачастую лучше их самих, и, важнее всего остального, она понимала его. Он никогда не забудет как первый раз пытался уговорить её пойти с ним на свидание - потому что каким хорошим мастером клинка он бы не являлся, по сути он так и оставался юнцом, первый раз пытавшимся объясниться в чувствах любимой девушке. Скоротечность их знакомства и внезапные отношения не беспокоили их, а их родители предпочитали оставлять такого рода решения давно повзрослевшим детям.
   Она полюбила его таким каким он был, со всеми его недостатками, а он доверил ей свою жизнь и будущее.
   На родине их ничего не держало, а самому Коширо хотелось начать жизнь заново где-то в другом, более тихом месте, где его талант не будет мерилом его ценности как человека. Его жена же мечтала о детях и хотела растить их вдали от безумия, охватившего Гранд Лайн после знаменитой последней речи Голд Роджера. Немного посовещавшись и ознакомившись с вариантами они решили переселиться в Ист Блю - деревня Шимоцуки сильно походила на их родину многими аспектами культуры и традиций, и им не нужно было привыкать к совершенно незнакомой обстановке.
   Несмотря на крушение его амбиций, его любовь к искусству меча так никуда и не исчезла, и его жена знала об этом. Шимоцуки уже имело свои школы меча, что дало ей идею уговорить мужа создать свою собственную школу. Слово за слово, и Коширо сам не заметил, как стал первым мастером в свежепостроенном Иссин додзё. Работать учителем оказалось неожиданно приятно, общение с детьми успокаивало, а преподавание основ кендо полнейшим новичкам учило новым вещам и его самого.
   Время шло, его любимая забеременела, и в какой-то момент он понял, что, хоть он и оказался неспособен достичь своей мечты юности, его это вполне устраивало. Счастье переполняло его, и он подозревал, что достигни он каким-то чудом титула Сильнейшего, такого счастья он бы оказался лишен.
   Но память неумолима, и у Коширо она была отменной, поэтому он прекрасно помнил, что было затем.
   Тяжёлые роды. Осложнение. Доктор, с мертвенно бледным, уставшим лицом, сообщающий о её смерти.
   В один день из любящего мужа он стал отцом-одиночкой.
   Коширо думал, что не сможет пережить этого, но Куина спасла его самим своим существованием. Чтобы справиться со скорбью, он перевел всю свою заботу и любовь на дочку, а занятия в додзё стали отличной отдушиной для разума.
   Возможно, именно тогда и появилась его нынешняя проблема - он слишком переживал о дочери, проецируя свой опыт на неё, опасаясь, что её судьба может оборваться так же внезапно, как и у её матери.
   Что она может перенять его мечту, но будет лишена счастья обычной счастливой жизни.
   Коширо понял что его опасения очень даже обоснованы через несколько дней после третьего дня рождения дочери, когда он обнаружил её за гипнотизированием его личного мейто. Она любовалась им с час, прежде чем Коширо прервал её занятие своим появлением. Звонкий голосок, с голодным интересом спрашивающий "Што это?", ещё никогда не звучал так устрашающе для него.
   И он объяснил, как мог, так, чтобы трёхлетняя дочь могла понять. Порой ему хотелось, чтобы он этого не делал.
   С тех пор её любимым времяпрепровождением стало наблюдение за тренировками в додзё. Интерес Куины не угасал, а лишь рос, и в один прекрасный - или ужасный - день она попросила научить её искусству меча. И не смотря ни на что, он не смог ей отказать.
   Он тайком надеялся, что у неё не окажется таланта, или же что её интерес угаснет со временем. Но чем дольше она училась и тренировалась, тем больше он понимал, что у неё был дар к кендзюцу. Она чувствовала меч, чувствовала само искусство обращения с ним. Коширо не видел такого даже на родине, где талантов было пруд пруди.
   Как ни странно, это заставляло его лишь больше беспокоиться о её будущем.
   Он не хотел для неё типичной жизни мечника - полной лишений, сражений и опасности. И он не хотел терять её.
   Он начал предостерегать её о будущих сложностях, но в таком возрасте заставить детей слушать предостережения родителей задачка посложней взятия титула Сильнейшего мечника.
   Тогда Коширо начал давить на другое - проблемы женщин-мечников. Он говорил, что невозможно стать сильнейшим будучи женщиной, что женская грудь создает практически неодолимое препятствие на пути к этой мечте, что по чистой физической силе она всегда будет отставать от мальчиков сверстников...
   Страх подгонял его слова, и он наговорил много всего. Куине было восемь.
   В ней поселился свой страх. Он нарушал её стойки, ломал её настрой, медленно, но верно убивал её громадный потенциал. Сердце Коширо истекало кровью, но он был уверен, что лучше синица в руках чем журавль в небе, и что Куина будет счастлива, если только отпустит свою мечту. Но его дочка словно нашла свой стержень и не спешила сдаваться.
   А затем в их додзё и жизнь ворвался словно ураган Зоро.
   У парня был огромный потенциал (несмотря на чрезмерные амбиции и отсутствие каких-либо навыков), и Коширо был рад принять его в ученики. После того как Куина полностью разгромила его в поединке, конечно.
   Систематическое обучение под руководством учителей дало Зоро невероятный скачок в развитии. Но, больше всего Коширо заинтересовало зародившееся соперничество между Зоро и Куиной.
   В его дочке словно вновь зажегся потухший было огонь. Её прогресс на пути меча вновь скакнул вперёд, и не собирался останавливаться.
   Они подстёгивали друг друга, и многие вещи изучали почти что наперегонки. Если выучит кто-то один, то можно было с уверенностью сказать, что через пару дней выучит и другой. Забавно, но Зоро, кажется, совсем не подозревал о том эффекте, что оказывал на Куину. Коширо не знал, стоило ли ему злиться или же благодарить юного мечника.
   Казалось, так будет продолжаться еще очень долго, но однажды все изменилось.
   Куина изменилась. Её отношение к жизни и к миру полностью поменялись за одну ночь.
   Сначала он не мог ничего понять, но, ненавязчиво расспросив её и Зоро, постепенно пришел к неожиданному выводу.
   Куине пришло Озарение.
   Не просто обычное озарение. Нечто иное, опыт, пережив который человек меняется самой душой.
   Он видел такое однажды, когда только ещё начинал постигать меч. Один из старших учеников в его додзё достиг "потолка" в развитии, и никакие тренировки не помогали ему. Мастера, конечно, заметили проблему почти сразу, и, посовещавшись, отправили его посыльным на соседний остров, пользовавшийся дурной славой из-за местечковых банд. Опыт битвы, посудили мастера, был тем чего не хватало тому ученику для прорыва.
   Ученик вернулся спустя два года, в оскорблявшей традиции одежде, с вызывающей прической, и чуждым стилем меча. Его речь пестрила чужеродными вставками. Его манеры поменялись. Но все узнали его.
   Его история была коротка на подробности и богата на ненормативную лексику, и ушел он почти сразу, попутно играючи раскидав трех мастеров, возмутившихся его поведением, но общую суть они уловили. Бандиты оказались гораздо опасней и сильней чем все думали. Простая миссия по доставке превратилась в игру в догонялки со смертью, но в один прекрасный день всё перевернулось с ног на голову, когда обессиливший и раненый ученик, чувствуя приближение конца... Стал другим человеком. В нём поменялось всё, кроме лица - как он владел мечом, как говорил, его повадки... Более того, его умения возросли и помогли ему справиться с преследователями.
   Сам Коширо был в недоумении и подозревал ложь. Он мог представить ситуацию, когда человек, пережив смертельную опасность, пересмотрел свои жизненные приоритеты, но поменяться так сильно?
   Но Мастерам такие случаи оказались знакомы.
   Их называли Озарением. Чаще всего оно случалось у мечников - путь меча располагал к познанию себя и близкому контакту со своим внутренним миром, но встречалось оно и у других людей. Невероятно редкое явление, случавшееся, по слухам, лишь пару раз в целое поколение. Озарение наступает когда человек настолько глубоко понимает свою душу, свой Путь, что ему открывается незамутненный взгляд на его жизнь, на ошибки и преграды, который он создал сам, и как это все мешает или помогает ему достичь своей мечты. Процесс столь ясен и понятен что абсолютно любой человек, переживающий его, способен полностью поменять свою жизнь буквально в один день.
   На логичный вопрос, почему Озарению не учат, учителя дали лаконичный ответ - этому нельзя научить. Требовались талант, сильная душа и немалая толика удачи.
   И похоже, что Куина сполна обладала всем перечисленным.
   Близкое знакомство со смертью не было обязательным пунктом для этого явления, но оно помогало - так как адреналин при такой встрече многократно обострял возможности человека. Куина, судя по тому что услышал Коширо, испытала нечто подобное... Чудом не свернув себе шею, спускаясь в подвал за заточкой.
   Сложно передать, какие чувства он испытал, узнав что его свет жизни, единственная дочь, чуть не умерла от случайности. Хотелось сделать что-то решительное, отшлепать, запретить заниматься с мечом, хоть что-то. Лишь чудом он сумел удержать себя от опрометчивого поступка - и чем дальше он слушал и наблюдал за дочерью, тем больше убеждался, что правильно сделал.
   Её взгляд стал другим.
   Пропала некая обреченность, смешанная с нарастающим отчаянием. Вместо них в нём виделось обещание; непоколебимая уверенность в собственном успехе, заставляющая замирать дыхание.
   Может поэтому он почти не удивился и не расстроился, когда она внезапно отправилась путешествовать сама по себе, оставив на прощание лишь короткую записку.
  
   - Сенсей, Куина просила вам передать это... Э? Ну, она была одетой в свое любимое кимоно и с сумкой... Эээ, сенсей, у вас страшные глаза... Почему вы достаете катану из ножен?.. Ух ты, я и не знал что лист бумаги можно порезать одним взмахом на столько часте-- знаете, я наверное пойду, срочные дела и всё такое!
  
   ...Почти не расстроился. Он беспокоился за её безопасность, но знал, что она вполне способна постоять за себя. Куда больше его волновала вероятность с дня на день увидеть пиратскую листовку с её ухмыляющейся мордашкой.
   С того момента как она ушла прошло уже полгода, и в народе ходили подозрительные слухи о маленьких девочках, побеждающих целые команды пиратских кораблей...
  
  
***
  
  
   Плавный взмах меча, легкая переступь ног, все делалось словно под слышимую только ей музыку. Танец клинка и крови, обильными брызгами орошающей землю. Она не использовала скоростное перемещение или разрушающую мощь, её "танец" - воплощение техничности и превосходное чтения хода боя.
   Три десятка разношерстных бандитов, как будто волны бушующего людского моря пытаются захлестнуть, подавить количеством, оружием. Пустырь на обочине местного городка, на котором она сражалась, отличался большой площадью и просторностью, и бандиты запросто смогли этим воспользоваться, окружив её.
   Но она продолжает танцевать, и её противники падают в грязь один за другим, присоединяясь к уже лежащим в кровавой слякоти товарищам. Окружение не помогло задавить её в самые первые мгновения схватки, и она замелькала сквозь толпу, не давая врагам уплотниться вокруг неё. На ней ни одной царапины, её одежда не повреждена, и, кажется, даже почти не запылилась.
   Её танец словно одно движение, не прекращающееся до тех пор пока бой не окончен.
   Вот уже половина нападавших лежит, разбросанная по пустырю, и натиск оставшихся спал, а бой приостановился. Девочка - а ее сложно было назвать девушкой, слишком юно она выглядела - стояла посреди образовавшейся вокруг нее мертвой зоны с задумчивым видом. Придя к какому-то решению, она стряхнула кровь с клинка традиционным чибури* и нарочито медленно вытерла вытащенной откуда-то из складок кимоно тряпочкой, после чего убрала грациозным движением в ножны.
   - Не люблю пачкать, а я ведь так хотела иайдзюцу на вас попробовать, - с легкой усмешкой пояснила она в ответ на ошалело-недоуменные взгляды нападавших. Убрав тряпочку обратно она встала в специфичную стойку, слегка присев и держа правую руку над рукояткой катаны, пока левая аккуратно придерживает ножны.
   - Похер на приказ Лысого, мочите её, пацаны! - заорал один из нападавших. Атака возобновилась, но теперь целью бандитов стало убийство, и ход битвы изменился.
   Несколько человек начали доставать пистолеты, но девочка уже размылась в движении. Её стиль претерпел кардинальные изменения: вместо плавности - резкость; вместо неторопливости - порывы молниеносной скорости. Никто не видел ее обнаженной катаны, лишь свист стали и периодическое щелканье возвращаемого в ножны клинка говорили о том, что девочка вообще вынимала её из ножен. За каждым свистом следовала чья-то смерть, а иногда и несколько.
   Прогремели одинокие выстрелы, но количество нападавших все еще играло против них самих - девочка юрко маневрировала между людьми, и пули мазали, либо попадали в своих. Огнестрельное оружие имелось далеко не у всех, и девочка целенаправленно вырезала всех его имеющих первыми.
   Не прошло и минуты с начала боя, как пустырь... Опустел. Пара бандитов под конец боя попытались сбежать, но скорость у них была явно поменьше чем у юной мечницы, и далеко они не ушли.
   Воцарилась тишина, нарушаемая лишь отдаленным пением цикад.
   Девочка медленно выдохнула и вышла из стойки. Вынув катану из ножен она начала ее пристально рассматривать, но тут же отвернулась, поморщившись.
   - Твою же мать! Опять всю измазала нафиг! Надоело чистить. Надоело, надоело, надоело!
   Сделав пару медленных вдохов и выдохов, она продолжила вполголоса, разговаривая сама с собой, - Скорости все еще не хватает. И это ведь только один из первых рубежей. Ну ничего. В этот раз крови насобирала заметно меньше. Еще немного и никакого "грязного поросенка"...
   Продолжая бурчать она с явным отвращением на лице убрала катану в ножны и направилась в сторону ближайшего ручья, но громкий хлюп сопроводивший её шаг заставил девочку внезапно остановится и посмотреть на свою обувь.
   Её открытую обувь, которая практически насквозь промокла в луже крови, куда она только что вступила. Медленно переведя взгляд на вторую ногу она увидела что та находилась в похожем состоянии - только измазанная коричнево-красным. Картину довершал основательно испорченный подол кимоно.
   Девочка простояла как вкопанная несколько мгновений, прежде чем, издав полувздох-полувсхлип, продолжила свой слегка хлюпающий путь по направлению к речке, почти неслышно бормоча себе под нос:
   - "Хочу стать лучшей мечницей", "хочу стать лучшей мечницей"... Лучше бы в лучницы пошла. Уверена, у Леголаса таких проблем не было. Только и делай, что доставай стрелы из бесконечного колчана. Хитрожопый ушастик...
  
  
***
  
  
   Мне-попаданцу всегда нравилась я-Куина. Точнее сказать, мне-попаданцу нравился её потенциал как персонажа - слишком мало у нее было экранного времени для чего-то другого. Мисс Самая Нелепая Смерть в истории - и я-попаданец часто задумывался, куда бы завел её путь, не умри она тогда. Смогла бы она войти в топ лучших бойцов и разбавить собой подавляющее мужское присутствие? Может, просто стала бы частым соперником Зоро, участвуя в своём собственном приключении? Погибла каким-нибудь другим нелепым способом? Кто знает.
   Суть в том, что в тот момент, когда наше тело зависло в полуметре от приближавшихся ступенек и начался сплав наших душ, ирония всего происходящего ощущалась нами невероятно сильно.
   Молниеносный процесс, ощущавшийся неимоверно долго. По какой-то причине мы понимали всё, что происходит с нами. Мы не смогли бы найти нужных слов, чтобы описать это, в обоих наших языках. И мы знали результат.
   Страха мы не чувствовали. Никто из нас двоих не умирал, не стирался, и не затыкался в удаленный уголок сознания. Симбиоз, не паразитизм. Две обычных души стали одной супер-душой.
   Было принятие - мы оба понимали, что так нужно нам обоим, и зла друг на друга не держали. Я-Куина погибла бы здесь, в этот момент, будучи самой по себе. Я-попаданец уже был мёртв, без тела и с памятью-решетом, и просто растворился бы в никуда без неё.
   Одним вечным мгновением спустя я воспользовалась остатками "ясности", смогла немного сгруппироваться и с грохотом пересчитала, казалось, все ступеньки, ведущие в подвал.
   Тот момент, когда я, лежа на полу и судорожно дыша, пыталась отсортировать свои чувства и память, был, пожалуй, одним из счастливейших в моей жизни.
   Я обманула саму судьбу и смерть! Дважды! Радость рвалась наружу фонтаном, а сырой воздух подвала пьянил, несмотря на ноющую боль от ушибов.
   Память устаканилась за считанные секунды, а вот эмоции совсем не желали этого делать.
   Я-Куина имела тело девочки вот уже 10 лет, но это же тело кричало о неестественности и порывалось найти прежний баланс.
   Я-попаданец технически уже давно знал о будущем моего мира и бережно оберегаемых Мировым Правительством секретах, но для меня это звучало невероятной фантастикой.
   И в то же время, разумом я уже успела принять оба этих изменения. Страннейшее ощущение.
   Но было ещё кое-что. Зенитным солнцем в моей голове сияла мечта.
   У меня-попаданца не было какой-то цели или мечты кроме как прожить свою жизнь в комфорте. И мечта меня-Куины вынесла всё это начисто, словно выбивая себе статую в мраморе нашего мозга.
   Хотела ли я стать сильнейшей? Навалять местному графу Дракуле и взять его титул себе?
   Больше всего на свете.
   Перед глазами промелькнул повзрослевший Зоро, бережно хранивший память обо мне на пути к нашей мечте. Стойко преодолевающий любые преграды, которые ставил на его пути мир.
   Прости меня, братишка. Но я не отдам этот титул даже тебе.
   И прости меня за то, что я воспользуюсь твоим будущим опытом себе в помощь.
   Знания будущего и опыт лет меня-попаданца говорили, что все страхи меня-Куины беспочвенны. Было бы желание - и успех придёт, не важно, накачанный ли ты мужик иль десятилетняя пигалица.
   Рокушики. Хаки.
   Умение и Воля.
   Два ингредиента, которые меняли если не всё, то очень многое.
   И я знала как их получить.
   Всё, что оставалось - безумные тренировки и схватки на грани смерти.
   По началу мне с головой хватит и местной шушеры - ведь ничто не заменит опыт настоящего боя, в котором десятилетняя я ни разу, по естественным причинам, не участвовала. Но в этом море серьезные противники быстро иссякнут. А это значит, что рано или поздно мой путь лежал в Гранд Лайн.
  
  
***
  
  
   - Лысый - это ты? Что за кличка вообще такая, у вас все в банде лысые!
   Лысый мужик не запоминающейся бандитской наружности сморщился, но сдержал явно рвущиеся у него из души маты. Наверное, потому что трое его лысых друзей истекали кровью на полу вокруг него, а наглая девочка даже не сдвинулась с места во время их атаки.
   - Три месяца гонялась за вами, тараканами, по всему Ист Блю. А вы, оказывается, сидели тут в Логтауне и в ус не дули! Да еще и в таком кошерном офисе!
   Офис действительно был очень комфортным. Центр города, высокое здание и самый верхний этаж равнялись великолепному виду из окон, в то время как его внутреннее убранство пестрело мебелью из редкой древесины, шикарным камином и дорогущими коврами. Правда тот, который был на полу, в данный момент активно портился растекающейся кровью.
   - З-зачем ты нас преследуешь, маленькая психопатка?! - не выдержав напряжения вскричал мужик.
   - Ну так это твой босс первым начал! За мной вашу гопоту послал! - праведно возмутилась девочка.
   - ПОСЛАЛ ОН ПОТОМУ ЧТО ТЫ ЕГО ЛЮДЕЙ ПОКАЛЕЧИЛА, КОГДА ОНИ ПРОСТО ПОСМЕЯЛИСЬ НАД ТОБОЙ!
   - Всё правильно сделала. Совсем берега попутали, - невозмутимо ответила она. - Не спрашивай про девочек и большие игрушки, если сам играть не умеешь. Так где босс твой, лысая башка?
   - Воловоловоло! - послышался странный смех из тёмного угла помещения. - Какая кровожадная девочка! Что же, давай знакомиться!
   - Ну давай. Я...
   - Я - Лысый, и я хозяин всего криминального Логтауна! - перебил девочку незнакомец, игнорируя её свирепый взгляд. - Заказные убийства, кражи, перевозка нелегальных товаров, чёрный рынок, кварталы красных фонарей... Всё это и многое другое принадлежит мне! Весь Ист Блю оброс моими связями!
   Непонятный чёрный комок распрямился и перед девочкой предстал хозяин голоса, темноволосый... мужчина? Понять было сложно.
   Его лицо скрывали волосы. Его одежду тоже.
   Вообще, он выглядел как огромный оживший парик.
   - Ты, значит... Лысый? - оторопело попробовала уточнить девочка.
   - Воловоло! Мне отлично понятна твоя растерянность. Наверняка ты вновь и вновь вопрошаешь себя, "откуда растут корни у этого прозвища?"! Правда в том, что с этим связана одна трагическая история... - начал рассказ главарь.
   - Босс, не надо, не мучайте себя!
   - Серьёзно, не надо, - с не читаемым лицом присоединилась к просьбе девочка.
   - Я помню тот день, словно он был вчера, - неумолимо продолжил историю Лысый. - Снег сыпался с небес словно перхоть...
  
   Мужчина средних лет с копной торчащих во все стороны волос измученно плёлся по заметённой снегом дороге. Вечерняя темнота вкупе со снегопадом не давали ему видеть ничего дальше своих рук.
   Ему оставалось пройти ещё немного. Совсем чуть-чуть! Он не мог просто остановиться здесь, после всех тягот, что ему пришлось пережить в этом пути! Он не знал, сколько длилась эта пытка - пять минут? Десять? Но он успел отчаяться вновь увидеть людские лица... Его поддерживала лишь память об обещании, которое он дал своим дорогим друзьям... Как вдруг он понял, что стоит перед своим назначением - дверью с вывеской, гласившей "Цирюльник".
  
   - То есть, твою косматую голову застебали твои дружки и ты вышел в плохую погоду постричься в находившуюся по соседству парикмахерскую?
   - Шшш, глупая девочка, не мешай боссу рассказывать его героический эпик!
  
   Цирюльник выглядел как человек, повидавший многое на своём веку. Вошедший в салон мужчина знал, что мастер ножниц и бритвы с легкостью читал его намерения. Для него было сущим пустяком узнать его прошлое, настоящее и будущее с одного лишь взгляда.
   - Здравствуйте, сэр. Чем могу быть полезен?
   Цирюльник проверял его. Мужчина чувствовал это своим нутром. Если он ответит неправильно, ему конец.
   - М-м-мне п-пожалуйста постричься... Х-хорошо бы.
   Цирюльник кивнул и начал приготавливать свои инструменты.
   Что это значило? Прошел ли он тест, или же с треском провалил его и сейчас умрёт мучительной смертью?
   - Пожалуйста, проходите, присаживайтесь. Вас как стричь, наголо или под канадку?
   Мужчина нервно сглотнул. Вот оно! Выбор, который решит всю его дальнейшую судьбу!
   Но что же выбрать?! Изначально он хотел просто укоротить длину, но теперь сомневался в своём решении. В голосе цирюльника ясно слышался вызов, и сердце мужчины отчаянно хотело ответить на него!
   Да! Он не отступится!
   - Н-Наголо, пжлста...
   Цирюльник лишь молча кивнул, принявшись за работу. Через несколько минут, заплативший за стрижку мужчина глядел в своё отражение и в ступоре размышлял, как же его засмеют пацаны, как только увидят его рожу, ставшую похожей на человекоподобный картофель. Наголо ему определенно не шло.
   - С-с-спасибо.
   - Не за что, сэр, приходите ещё. Хорошего вам дня.
  
   - ...
   - ...
   - ...
   - ...И? Это всё? Ты ходил к парикмахеру, и так перенервничал, что по глупости решил побриться налысо?
   - Да. Меня в насмешку назвали Лысым, кличка приклеилась, а полгода спустя я случайно нашёл и съел Дьявольский фрукт Ками Ками*, став Волосяным человеком. С помощью новых сил я подравнял под себя весь подпольный мир города, после чего заставил всех кто служит мне напрямую ходить бритоголовыми! Воловоловоло!
   - ...
   - ...
   - Я присоединился уже позже, и побрился налысо за компанию, - пояснил важную деталь лысый миньон Лысого.
   Бровь девочки отчётливо дёрнулась.
   - Короче, я сейчас вас порежу.
   - Воловоло! Не так быстро! Неужто ты думала, что я не подготовлюсь к нашей встрече? Эй, ребята, выходите!
   Внезапно шкаф у дальней стены офиса отъехал в сторону и открыл за собой дверной проем, из которого выскочили трое мужчин. У двоих из них на лице были предвкушающие ухмылки, а третий тихо всхлипывал. Похоже, комната хорошо прослушивалась и драматичная история нашла одного поклонника.
   - Я знал, что ты преследуешь меня, и попросил о парочке услуг у своих друзей. У любого из этих парней награда за голову длинней десяти миллионов белли! Против них у тебя нет ни единого шанса!
   - Надоел.
   Свист-щёлк.
   Тела троих так и не назвавшихся пиратов присоединились к порче ковра на полу прежде, чем Лысый закончил свою речь.
   - Ч-ч-что с-случилось?! К-как ты... П-постой, я тебе п-понадоблюсь! Я з-знаю многих важных людей! У м-меня много должников! - отчаянно стал просить криминальный авторитет, вновь пробудивший старую привычку заикаться от такого поворота событий.
   Девочка лишь презрительно усмехнулась и приготовилась к удару.
   - Я д-даже у-умею делать б-безболезненную э-эпиляцию!
   Девочка на мгновение застыла.
   - И как ты её делаешь?
   - Ох, м-мне всего лишь нужно коснуться кожи т-там, где нужно удалить воло-
   Свист-щёлк.
   - Да не дай бог. Лучше воск потерплю в будущем, - с отвращением сказала девочка, начав брезгливо вытирать катану появившейся словно из ниоткуда тряпочкой.
   - БОСС! ТЫ УБИЛА БОССА!
   - Типо того. Меня зовут Куина и теперь я тут главная. Расскажи мне, что и как тут работает у вас.
   - Ни за что! Я никогда не предам босса!
   Девочка закончила чистить свой меч и убрала его в ножны, со скепсисом посмотрев на дрожащего от переизбытка эмоций лысого бандита.
   - А если я вдвое увеличу твою ежемесячную долю? И, скажем, дам забрать треть суммы от продажи голов этих ребят Дозору?
   - Анэки! Я с вами до конца света! Приказывайте мне, анэки! - мужик в мгновение ока преобразился и так засиял своей неровной из-за отсутствующих зубов улыбкой, что девочка слегка поморщилась от ярких бликов света.
   - Вот и ладушки, - сказала Куина, хлопнув в ладоши. - Для начала поведай мне вот что...
  
  
***
  
  
   Я чувствовала радость, и в то же время, разочарование. Лысый действительно владел многими криминальными предприятиями, и связей имел прилично, но по сути являлся пиратским капитаном на суше - отдавал команды по праву сильного, а с деталями разбирались его подопечные. Как могли. Бумажный учёт почти не вёлся.
   С одной стороны, мне же меньше работы. Знай только припугни нынешний состав банды, да повысь зарплату, и вот уже я их лидер. Только успевай грести белли лопатой. Спонтанное решение возглавить местный криминал оказалось неожиданным даром с небес. О деньгах и доходе теперь мне вряд ли придётся волноваться.
   С другой - поди разберись, кто кому что должен, кто чем кому заплатил и прочие детали без подтверждающих бумаг. Многие договорённости делались на словах, и восстанавливать их надо будет вручную.
   Всем, что я нашла, были бумаги на поставку товаров. И тут меня ждал сюрприз.
   - Острова Кономи? Волосатик, расскажи-ка поподробней.
   Волосатиком я назвала перекупленного на мою сторону лысого миньона. Тот как раз убирал офис и менял злополучный ковёр, периодически отвлекаясь на мои вопросы. Вёл он себя спокойно и даже довольно радостно, но меня это не сильно удивляло - в этом бизнесе такие перевороты как устроила я случались каждый вторник. Если не чаще.
   - Э? А, Кономи? Лысый закупал у них апельсины для себя, кажется - вроде как они лучшие в Ист Блю. А что такое, анэки?
   Неужто?..
   - И как, никаких задержек? Проблем?
   - Нет, анэки, всё исправно доходит. Я даже слышал что у них торговля в гору идёт!
   Я судорожно начала считать даты в уме. От смерти Куины в каноне до начала основных событий прошло десять лет. Нами собирала деньги для Арлонга на протяжении... Восьми? Да, восьми лет до старта манги. С тех пор как ей исполнилось десять.
   Получается, что Арлонг приплывёт в Кокояси через полтора-два года?..
   И что мне прикажете делать?
   На секунду я засомневалась. Арка Арлонга безумно нравилась мне-попаданцу, и события, произошедшие там, стали основной причиной почему Нами с радостью стала навигатором Луффи. Без неё Луффи вряд ли смог бы даже попасть на Гранд Лайн, не говоря уж о тамошней навигации.
   Если я просто проигнорирую моё послезнание, то всё пойдёт своим чередом и волноваться будет не о чём, ведь так? Если не считать толпы убитых гражданских и Беллмере, восьми лет рыболюдского ига на острове, двадцати захваченных ими деревень и страданий Нами.
   Нет. К чёрту всё. Ублюдок должен умереть. Плевать на канон, Луффи я как-нибудь отплачу потом.
   Я сомневалась, что смогла бы победить Арлонга, если бы он встретился мне прямо сейчас. Но до его прибытия В Ист Блю оставался год...
   И это было на одиннадцать месяцев больше, чем мне требовалось для того, чтобы стать сильней всей его команды.
  
  
***
  
  
   Кокояси. Обычная, не многолюдная деревня - всего две с половиной сотни человек, основную массу которых составляли работники на плантациях и рисовых полях, приплывшие сюда ради заработка. Всего полтора десятка семей, и ещё меньше детей, из которых всего несколько ребят были одного возраста с Нами. Из-за такого численного перевеса дети в Кокояси ценились на вес золота, и взрослые любили их оберегать и баловать. И все знали всех в лицо.
   Поэтому когда странная девочка в опрятном кимоно и с катаной на поясе зачастила к ним в деревню, заметили многие, включая саму Нами.
   Из подслушанных разговоров она узнала, что девочка приплыла к ним с торговцами, закупающими товар и звали её Куиной. Может один из них взял дочь попутешествовать?
   Нами раздирал интерес. Ей до жути хотелось узнать о необычной девочке, а Куина, судя по её страдальческому виду, изнывала от скуки. Она и сама не заметила, как они заговорили и познакомились. Это было пару месяцев назад.
   С тех пор Нами и Куина встречались по несколько раз в неделю. Куина не очень любила играть, но она оказалась интересным собеседником, и прекрасным слушателем, никогда не жалуясь, когда Нами хотелось просто выговориться, а порой и помогая советом.
  
   - Куина... Почему моя мама не богатая? - спросила одним вечером Нами у подруги. Они вместе сидели на морском берегу и смотрели на заходящее солнце, слушая шум волн.
   Тему Беллмере Нами поднимала часто, и успела даже рассказать Куине некоторые детали о том как та нашла их с сестрой.
   - Потому что она бывшая дозорная, Апельсинка. Их учат сражаться, а не зарабатывать, - меланхолично ответила Куина. Нами не успела прервать использование постыдного прозвища на корню, в начале их знакомства, и теперь пожинала плоды. Впрочем то, как ласково подруга произносила его, ласкало её слух.
   - Почему она тогда стала дозорной? Почему мы должны быть бедными?!
   - Если бы она не стала дозорной, вы никогда бы не встретились. Возможно, ты бы была совсем одна, без любящей сестры и матери. Может, просто погибла бы. Но скажи мне вот что: если бы ты могла стать богатой, но взамен навсегда потеряла из своей жизни Ноджико и Беллмере, согласилась бы ты на обмен?
   Нами, приготовившаяся было продолжать спорить, осеклась. Она никогда не думала об этом в таком ключе.
   Нет, осознала Нами. Она бы не обменяла своих сестру и мать ни на какие деньги.
   Она почувствовала, словно с её плеч сняли груз, о котором она и не подозревала.
  
   Сказать по правде, Нами завидовала Куине, чувствуя некоторую вину за это. Старшая девочка явно не нуждалась в деньгах, в отличии от неё, но при этом не кичилась ими, и была не против побаловать младшую подругу. Она даже подарила Нами книгу о навигации, которую та так сильно хотела!
   Были и странности. Куина, хоть и выглядела всего на пару лет старше её, ощущалась и разговаривала как взрослая. Она никогда не расставалась со своим мечом и очень часто тренировалась. При этом Нами так и не удалось узнать, чья она дочка, и почему она стала навещать их деревню. Она вообще мало что узнала о жизни подруги.
   Разве что Ноджико недавно обмолвилась, что благодаря Куине их апельсины начали покупать более активно. Нами не знала, как именно это ей удалось, но была очень благодарна своей новой подруге. Ей даже показалось, что мама Беллмере стала лучше выглядеть и больше улыбаться в последнее время.
   А сегодня она решила устроить небольшой праздник, и закупила разных вкусностей, которые готовила уже где-то с час по каким-то зубодробительным рецептам. Нами с Ноджико пытались мирно ждать, но от манящих запахов у них уже начала обильно течь слюна.
   Атмосферу семейной идиллии разрушил внезапно раздавшийся стук в дверь.
   - О? Нами, ты не говорила, что Куина придёт сегодня к нам, - удивлённо спросила Беллмере.
   - Она и не должна была, мы договорились вечером встретиться, - так же удивлённо ответила она.
   В ответ на это мама нахмурила брови и посмотрела в окно, задёрнутое шторами, после чего её лицо побледнело.
   - Девочки. Слушайте меня внимательно: ни за что не подходите к двери, а лучше спрячьтесь и не высовывайтесь. И ни в коем случае не издавайте звуков, - тихим голосом сказала она. Нами было не по себе - она ещё никогда не видела маму... такой. Судя по взволнованному лицу Ноджико, она была в этом не одинока.
   - Ну, что вы встали! Давайте, живо! - зашипела на них Беллмере и они поспешили забраться в шкаф с одеждой. Стук раздался снова, в этот раз настойчивей.
   - Иду-иду! Подождите секунду! - крикнула мама, и, проводив их каким-то тоскливым взглядом, размеренным шагом пошла к дверям.
   Нами было плохо видно из щели в дереве, но здоровенную фигуру в дверном проёме она разглядела хорошо. Особенно на его лице выделялся длинный нос страшного вида и острые зубцы вместо зубов.
   - Шахахаха! Женщина, ты явно любишь заставлять мужчин ждать, а? - голос мужчины был грубым и почти что хищным. - Похоже, новости до тебя ещё не дошли. Я и моя команда отныне владеем этим островом! И, раз уж вы, жалкие людишки, живёте на этом острове, вам нужно платить налог! Сто тысяч белли за взрослого, пятьдесят за детей, - Арлонг зло усмехнулся, перед тем как продолжить. - Так вот, женщина, скажи-ка мне - а ты одна живёшь?
   Нами беззвучно ахнула. У них не было таких денег! Не сегодня, когда мама потратилась на них!
   - Я отвечу тебе, если ты ответишь мне. Что в Ист Блю забыла пиратская команда рыболюдей из Гранд Лайн? - холодно спросила Беллмере.
   Рыболюди - не миф? Пираты с моря, называвшегося Пиратским кладбищем? У Нами начала кружиться голова от всего происходящего.
   Арлонг тем временем переглянулся с другими пиратами и внезапно рассмеялся. Его смех подхватила команда. Через долгих десять секунд их мама не выдержала и закричала:
   - Чего вы ржёте? Я задала вопрос и--
   Рука Арлонга рванулась вперёд, и прежде чем Беллмере успела что-то сделать, он держал её в воздухе за шею. Его лицо уже не улыбалось, исказившись в гримасе ненависти.
   - Ты, поганый человек, думаешь что можешь задавать нам вопросы? Требовать что-то от меня? Да вы не заслуживаете быть даже грязью под ногами рыболюдей! - прокричал он в лицо задыхающейся и отчаянно пытавшейся разнять его пальцы женщине.
   Нами в страхе заплакала, и лишь наказ мамы не давал ей закричать. Ноджико держала её руку, и Нами чувствовала, как ту бьёт крупная дрожь. Что ей делать? Что им делать?!
   - Эй, - внезапно окликнул рыболюдов девичий голос, в котором она с ужасом узнала Куину. Почему её подруга была здесь?! - Вы тут обронили кое-что.
   Обернувшись на звук, Арлонг успел с мокрым шлепком поймать предмет, летевший в него, но тут же в ужасе обронил. Его лицо было в красных брызгах. Нами не успела разглядеть, что это было.
   - Нехорошо мусор повсюду разбрасывать. Хоть бы в корзинку кинул, что ли, - с ленцой произнесла девочка, но Нами отчётливо слышала другую эмоцию в её голосе. За то время, что она знала Куину, та ни разу не злилась, и тем удивительней было слышать в её речи нотки ярости.
   Арлонг, выйдя из ступора, закричал что-то неразборчивое, отшвырнув Беллмере в комнату, и рванулся из поля зрения Нами. Секундой позже к нему присоединились воинственные крики его команды и топот десяток ног.
   Затем она услышала другой, гораздо более тихий, повторяющийся звук, который она едва смогла разобрать.
   Свист-щёлк. Свист-щёлк. Свист-щёлк.
   Крики стали разбавляться стонами раненых, и Нами, не выдержав напряжения неизвестности, вырвалась из шкафа и подбежала к двери, чтобы увидеть, что происходит, боковым зрением увидев, как Ноджико подбегает к тяжело кашлявшей маме. Она убедила себя, что сама проверит в порядке ли мама потом, ведь Куина сейчас находилась в куда большей опасности!
   Я никогда раньше не видела столько красного цвета в одном месте, было первой мыслью Нами, увидевшей представшую перед ней картину. Мысли двигались очень вяло, словно сквозь кисель.
   Повсюду валялись различные части тел и кровь обильно заливала весь двор. Посреди всего этого стояла Куина, на которую периодически нападали рыболюди. У Нами всё никак не получалось сопоставить привычный образ своей подруги с той мечницей, что она видела перед собой сейчас.
   Каждый, кто приближался к Куине на расстояние выпада разрезался на части. Чаще всего две, но порой и больше. Их не спасала ни броня, ни оружие, ни шкура. Нами пришло на ум неуместное сравнение с нарезкой тёплого сливочного масла, вызвавшее сильную тошноту.
   Свист-щёлк.
   Двое рыболюдов, подкравшихся было к девочки со спины, лишаются своих голов.
   Свист-щёлк.
   Арлонг, вытащивший непонятно откуда здоровенный меч жуткого вида с зубцами по всей длине, пытается достать им Куину, но остается лишь с ровно обрезанным обрубком в руке.
   Свист-щёлк.
   Мускулистый рыболюд, крикнув что-то про "каратэ", с невероятной скоростью приближается к девочке и наносит несколько ударов - но все они промахиваются, словно Куина заранее знала, куда он целился, и в следующим миг пират лишается трёх своих конечностей, а затем и головы.
   - КУРООБИ!
   Арлонг с криком отчаянья собрал кровь своих собратьев с земли в свои ладони и попытался швырнуть в неё. Жидкость выстрелила подобно пулям. Куина снова увернулась, но в этот раз ей пришлось с металлическим звоном блокировать один выстрел, летевший ей в голову. Нами отдалённо отметила, что запястье, которым девочка остановила выстрел, на пару секунд почернело в момент контакта.
   Очень скоро в живых осталось лишь трое рыболюдей - странно притихший Арлонг, лежавший в отдалении и стонущий от боли человек-осьминог и рыболюд со странными губами. Последний постепенно отступал к дому, и Нами, шокированная до глубины души от увиденного, слишком поздно поняла, что сама была в опасности.
   - Стоять, чуу! - закричал он, сжав её голову и поднеся кинжал к её шее. - Только попробуй дёрнутся и я перережу ей глотку!
   Куина замерла, бросив взгляд в её сторону. На её лице отобразилась паника.
   - УбьюубьюубьюубьюубьюубьюУБЬЮУБЬЮ! - Арлонг, казалось, потерял остатки разума и бросился на Куину, которая всё еще не могла сдвинуться с места из-за бывшей в заложниках Нами.
   Неужели всё закончится так? - отстранённо подумала девочка.
   - Эй, ты, - послышалось у них из-за спины. Рыболюд судорожно повернул голову в направлении голоса, но стоило ему это сделать, как его вынесло вперёд двумя ударами в туловище и руку с кинжалом. От неожиданности он разжал другую руку, что держала Нами. Прежде чем он успел понять, что происходит, дуло ружья вошло ему в рот.
   - Никто не смеет поднимать руку на моих дочерей, кусок рыбьего говна, - процедила сидящая на нём Беллмере, спуская курок. Громыхнул выстрел, рыболюд дёрнулся и затих.
   Нами пробирала дрожь и она чувствовала жуткую слабость, но она смогла собраться и встать на ноги. Она с беспокойством глянула в сторону подруги, но та уже успела справиться с Арлонгом, стоявшим перед ней на коленях, и что-то ему говорила. Напрягая слух, Нами смогла услышать, что именно.
   -...отношусь нормально. Но ты, мразь, потерял своё право на роль обиженного, когда решил отыграться на невинных людях. Готова поспорить, никто из твоих "друзей" у вас дома не будет скорбеть о твоей гнилой душонке. Передавай привет Морскому Дьяволу.
   Свист-щёлк. Обезглавленное тело пирата упало на землю.
   Куина тяжело выдохнула, после чего повернулась и зашагала к ним.
   - Апельсинка, ты в порядке? - спросила она, подойдя к Нами, и попыталась протянуть руку, но девочка инстинктивно отшатнулась, и почти сразу пожалела об этом - промелькнувшее выражение боли и обиды на лице Куины откликнулось болью в сердце у неё самой.
   - Извини, Куина, но не могла бы ты оставить нас одних сегодня? - спросила подошедшая к ним Беллмере. Её лицо выдавало некоторую настороженность.
   - Да... Да, конечно. Я понимаю. - выдавила из себя девочка. Нами хотела подойти к ней и обнять, но её тело не слушалось, и ноги будто налились свинцом. - Сору, - произнесла подруга и исчезла прямо у них на глазах. Нами уловила ошеломлённый вдох мамы.
   - М-мама?! Куда она исчезла?!
   - Это была техника быстрого перемещения... - пробормотала Беллмере, прежде чем ответить. - Скорее всего, она просто вернулась обратно на постоялый двор, милая. А теперь идите сюда дочки, маме необходимо срочно вас обнять, - устало попросила она, и Нами с Ноджико не замедлили послушаться её просьбы.
   Нами плохо помнила как прошёл оставшийся день. Вскоре пришли другие жители деревни, вместе с до смерти взволнованным мэром Гэндзо, и, после всеобщего удивления и объяснений, помогли убрать двор от кошмарного пейзажа, оставшегося после боя. Беллмере всё-таки накормила их своей немного подгоревшей готовкой и под вечер ушла что-то обсудить с Гэндзо в деревню, перед этим уложив их спать. На протяжении всего этого времени Нами беспокоила мысль о том, что она так и не поблагодарила Куину за спасение. Может, когда они завтра будут гулять?
   На следующий день, придя на постоялый двор и не обнаружив подругу, Нами попробовала спросить о ней у одного из торговцев.
   - Анэки? Она собирает вещи, мы через час отплываем.
   Эта новость словно окатила её ушатом холодной воды.
   - Если её нет в её комнате, то она наверное на корабле, командует погрузкой, - предположил мужчина и вернулся обратно к работе, не замечая удивления Нами. Её подруга? Командует? Что ещё Нами не знала о ней?
   Найти нужный корабль было не сложно - оказалось, что по прибытию на остров рыболюди разрушили все судна, что были поблизости, и целым была лишь недавно прибывшая бригантина. Даже корабль Арлонга был разрушен - только Нами не поняла, как именно, поскольку не представляла, что нужно сделать с громадным судном, чтобы разделить его ровно на две половины.
   Её подруга, как и сказал торговец, обнаружилась на корабле. Вид хрупкой девочки, раздающий приказы накачанным матросам, был настолько комичен, что вызвал у Нами невольную улыбку.
   - Куина! - позвала Нами, собравшись с духом.
   Девочка заметила её, и, сказав что-то с грозным выражением лица матросам - отчего те, казалось, засуетились вдвое быстрей - подошла к ней.
   - Привет. Я... - начала было что-то говорить Куина, как Нами бросилась к ней в объятья и сжала изо всех сил. Запинаясь, она одновременно начала благодарить, извиняться и просить её не уходить, путаясь в словах. Куина остановила её, грустно, но тепло улыбнувшись.
   - Подожди, Апельсинка. Ты так спешишь, что так и гляди сжуёшь все буквы.
   Нами попыталась ответить свирепым взглядом, всё ещё стоя, уткнувшись носом в грудь подруге, но судя по умилённому выражению лица последней, у неё получилось плохо.
   - Я поняла, о чём ты хотела сказать, и я благодарна тебе. Но я уплываю не поэтому, - сказала Куина, начав гладить Нами по голове. К стыду девочки, процесс ей жутко нравился, хоть она и чувствовала себя как ребёнок от такого обращения. - Я уже говорила тебе, но у меня есть... Мечта. Стать сильнейшей мечницей. Но я упёрлась в потолок. Чтобы стать ещё сильней, мне нужно отправиться на Гранд Лайн. По правде говоря, я и так уже на несколько месяцев задержалась, хоть и не жалею об этом. Но если я задержусь ещё на большее время, я боюсь, что никогда не дойду до цели. Понимаешь? - внезапно спросила мечница, чьи глаза как будто загорелись внутренним огнём.
   - Да, - неожиданно для самой себя ответила Нами. Что-то в ней просилось наружу, словно стремясь ответить на брошенный вызов. Внезапно ей стало ясно, что она должна была сделать. - У меня тоже есть мечта. Когда-нибудь я нарисую карту всего мира!
   Её подруга лишь широко улыбнулась, сжав её крепче в объятьях.
   Они простояли ещё с минуту, пока Нами окончательно не приняла решение.
   - Куина?
   - Да, Апельсинка?
   - Можешь подождать меня здесь немного? Не уплывай, пока я не приду!
   - Хорошо? - удивлённо согласилась подруга, считая что-то в уме. - Я думаю, час-другой постоим без проблем. Да и ребятам будет передышка.
   Матросы, бывшие в зоне слышимости, с непередаваемым облегчением выдохнули.
   Нами попрощалась, и помчалась на всех парах домой.
   Книга по навигации, бумага для карт, письменные принадлежности, сменная одёжка и несколько апельсинов отправились в небольшую наплечную сумку. Не столь уж и много вещей, принадлежавших лично ей, но все очень ценные для неё.
   Нами уже собиралась выходить, как её остановил голос мамы.
   - Вот так, даже не попрощавшись?
   Девочка застыла. Как она не заметила Беллмере?
   По правде говоря, в её спешке она совсем забыла о том, что будет делать с мамой и сестрой. Попрощаться лично - могли и не отпустить, но и одной лишь записки они никак не заслуживали. Но похоже, что выбирать ей не придётся.
   - Мама! Я решила, что отправлюсь в плаванье! - твёрдо сказала Нами, стараясь смотреть маме прямо в глаза, хоть у неё и тряслись поджилки.
   Беллмере лишь грустно усмехнулась.
   - Хорошо. Я буду сильно скучать. Не забудь попрощаться и с Ноджико, ладно?
   Нами удивлённо моргнула.
   - Ты не будешь меня отговаривать?
   - Как говорят, яблоко от яблони недалеко падает. Глядя на тебя сейчас, я вспоминаю о том, как сама покинула остров, чтобы присоединиться к Дозору. Разве что я довольно старше тебя была, - с укоризной сказала она. - Вряд ли я смогу тебя отговорить, разве что связать и выпороть как следует, - с некоторой задумчивостью добавила мама. Нами поёжилась, но продолжила с вызовом смотреть в её глаза. - Но ты ведь не успокоишься на этом, верно? А о твоей безопасности я могу не так сильно беспокоиться, пока рядом с тобой твоя подружка с мечом. Мы с ней поговорили по душам вчера вечером. Я думаю, я могу доверить ей тебя.
   Так вот куда она ушла вчера на самом деле, осознала Нами.
   - Так что - кушай плотно, веди себя пристойно, и не пропадай, хорошо?
   Девочка не выдержала и расплакалась, кинувшись обнять Беллмере, что, в свою очередь, вызвало слёзы и у взрослой женщины. Пришедшая несколько минут спустя Ноджико присоединилась к ним почти сразу после объяснений.
   В таком ключе прощание затянулось ещё на час. К счастью, к тому времени как Нами вернулась на причал, Куина ещё никуда не уплыла.
   Мечница с одного взгляда поняла её намерения.
   - И куда ты собралась, Апельсинка? Там, куда я плыву, не место беззащитным маленьким девочкам. Я и вчера-то не смогла тебя уберечь, а ты хочешь отправиться со мной в самое опасное море?
   - Значит, я стану сильней! Ты мне поможешь! - заявила Нами.
   - О? Помогу, говоришь? - насмешливо приподняла бровь Куина. - Ты не подозреваешь, о чём меня просишь. Может, тебе стоит подождать и попросить Беллмере поднатаскать тебя пару годиков? Это будет проще.
   - Нет! Если... Если я не решусь уйти сейчас, я боюсь, что не смогу уйти никогда. Я привыкну к спокойной и счастливой жизни и просто не смогу. И я хочу отправиться именно с тобой! Я уже говорила тебе! У меня тоже есть мечта! И я не достигну её, если никогда не решусь покинуть остров! - Под конец своей речи Нами уже кричала, но ей было всё равно.
  На лице Куины на секунду появилось удивление, но она тут же взяла себя в руки.
   - Что ж. Да будет так. Мы отправимся в путешествие вместе, Нами, - немного тожественно сказала она.
   Нами почувствовала, как на её лице расползается счастливая улыбка.
   - Но учти, послабления в тренировках не жди, - с усмешкой добавила подруга.
   Нами вдруг почувствовала необъяснимый первобытный ужас.
   Всё не так страшно, как она расписывает, ведь правда?
  
  
***
  
  
   Начала своего подросткового периода я ждала со страхом. Я-попаданец был стандартной ориентации и упрямо хотел возбуждаться лишь от девушек, я-Куина же в силу юного возраста предпочтений не имела. Однако при смеси душ качества обоих "меня" плюсовались, так что не исключалась возможность того, что в будущем мне начнут нравиться мужики из-за меня-Куины. Тем более, что тело нам досталось от неё.
   Однако, как только я начала заглядываться на людей, с некоторым облегчением я поняла, что парни до сих пор меня не привлекают. Ни капли. В отличие от особей женского пола, влечение к которым, наоборот, увеличилось. Количество времени, проведённого в медитациях, стало не хватать.
   Что привело меня к выводу, что я-Куина тоже была только по девушкам. И если бы она выжила в каноне...
   - Мне так жаль, Зоро, братишка. Так жаль... - С выражением вселенской печали на лице я положила ему руку на плечо.
   После всего произошедшего мне требовалась передышка, и мы вместе с Нами отплыли на краткое время в Шимоцуки. Нами, к моему большому удивлению, чувствовала себя в море как рыба в воде, уже сейчас показывая свой талант в навигации, и проблем почти не испытывала. Почти - потому что я начала с ней заниматься.
   - А? Что? Куина? Что произошло?! - Зоро оторвался от своей тренировки и ошарашено посмотрел на меня.
   - Этому было просто не судьба случится. Иногда, все что мы можем - принять происходящие с нами события и не унывать.
   - Да о чём ты?! - испуганно спросил он.
   - Ни о чём, не волнуйся. - Я слегка похлопала его по плечу и начала отступать спиной к двери додзё. - Главное, запомни - не унывай, не унывай, не унывай...
   - Твой эффект эха отстойный! И что это вообще сейчас было?! Куина?!
   Выскочив из двери, я, посмеиваясь, сорвалась в Сору в направлении нашего с Нами корабля.
   Мы прибыли с неделю назад, и собирались остаться примерно столько же. Пусть и на короткое время, но это стоило того. Я и не подозревала, как приятно будет снова увидеть отца, Зоро и родное додзё. Первая после долгого перерыва медитация около знакомого журчащего ручья оказалась непередаваемо успокаивающей.
   Зоро отреагировал на моё присутствие, словно виделись мы последний раз только вчера. После моего внезапного ухода я немного ожидала что он и сам решит отправиться в путь, но братишка, судя по всему, задал себе целью отучиться у отца определённое количество лет. Похвальное терпение и самодисциплина, как для него.
   Наш с ним счёт поменялся. Теперь я вела две тысячи десять к нулю. Зоро, кажется, решил что я издевалась над ним два года назад, когда рассказывала ему про свои страхи. Я хотела его поправить, но его дующуюся лицо выглядело таким смешным, что я не могла не захохотать. Что, конечно же, лишь подтвердило подозрения в его уме.
   Додзё почти не изменилось. Ушли некоторые старые ученики, пришло несколько новых. Всё как всегда. И это успокаивало.
   Отец меня удивил. В нём появилась какая-то искра, и чувствовался он более живым. Моя Хаки Восприятия лишь подтвердила то, что я увидела собственными глазами. Мы от души поговорили, я рассказала ему пару историй, после чего немного поваляла старикана по тренировочной комнате с помощью кендзюцу и капельки Воли Вооружения - и нет, я это сделала совсем не из-за его предубеждений насчёт женщин мечников. Честно.
   Надо отметить, что Хаки Восприятия, она же Мантра, получалась у меня гораздо лучше Хаки Вооружения. Вообще-то, я не рассчитывала достичь ни одной из них за жалкие полтора года с лишним, но я забыла о том факте, что Воля не завязана на тело пользователя, а души у меня есть на двоих. В итоге вышло, что я достигла обоих, пусть и с переменным успехом, в то время как в Рокушики я не продвинулась дальше выученного в первые месяцы Сору. Обидно.
   Апельсинка почти всё своё время проводила на корабле - да и сил на что-либо другое после наших тренировок у неё не оставалось. С отцом и Зоро она познакомилась, но первый - скучный взрослый, а интересы второго ей оказались совсем непонятны и чужды, поэтому диалог не состоялся.
   - Мускул-вместо-мозга!
   - Маленькая ведьма!
   Что же касается её желания стать сильней, я старалась не спешить. Волю и Рокушики она точно за такое короткое время не разовьёт. А вот в плане выбора оружия мы определились. Пистолет и кинжал. С мечом у Нами не пошло совсем, но её юркость и подвижность отлично подходили для короткого клинка. А с пистолетом (новейшей марки, как заверил меня Волосатик) она подружилась быстро. Она перешла со стрельбы по стоячим мишеням на подвижные, и, надо сказать, стреляла по бросаемым тарелкам с очень большим энтузиазмом. Мои милые ручные якудза - в девичестве банда Лысого - на днях сообщили мне, что такими темпами нам придётся и на партию тарелок раскошелиться. Похоже, Нами переняла талант своей мамы. И да, я помню, что Беллмере её не рожала. Может она дочь Беллмере из параллельной вселенной? Уж очень похожи.
   Разве что характером бывшая офицер Дозора больше походила на сталь.
   Анализируя наш последний разговор, я начала подозревать, что Беллмере знала о намерениях своей дочери даже раньше самой Нами. Что-то в её словах, жестах, выдавало тоску и меланхолию. Она так и не спросила меня про Сору, хоть я и подставилась перед ней на эмоциях. Мы больше говорили об Апельсинке. Не буду врать, я не осталась равнодушной от её угрозы свернуть меня в бараний рог, если что-то случится с её девочкой, но я сердечно заверила её, что приложу все усилия, чтобы избежать этого. Беллмере тогда посмотрела пристально мне в лицо, и, видимо найдя то, что искала, заявила что и дальше не будет против нашего с Нами общения. Сказать, что я испытала облегчение - ничего не сказать.
   Время шло быстро, и день нашего отплытия подобрался незаметно. У меня оставалось ещё одно незаконченное дело.
   - Возьми её, - сказала я, аккуратно вкладывая Вадо Ичимондзи в руки Зоро.
   - Но почему? - спросил братишка, смерив меня неожиданно пронзительным взглядом. - Ты же не собираешься?..
   - Нет, что ты, - рассмеялась я. - Я ведь и сейчас уплываю, потому что хочу улучшить свои навыки кендзюцу. Нет, это - мой подарок тебе, знак моего доверия и уважения. Вадо Ичимондзи будет служить тебе верой и правдой, пока ты продолжаешь гнаться за нашей мечтой.
   И ещё это моё извинение, мысленно добавила я.
   По мере того, как я говорила, глаза Зоро становились шире и шире от удивления.
   - К тому же, - на этих словах я улыбнулась чуть шире, - несмотря на то, что эта катана - произведение искусства, она не моя. Я найду свой меч там, куда я направляюсь.
   - С-спасибо, Куина! - сумел выдавить из себя потрясённый Зоро. - Я не подведу тебя!
   - Уж постарайся. До встречи, Зоро.
   Отплыли мы с Нами тем же вечером. С отцом я не прощалась лично, написав ему записку и передав через одного из учеников.
  
   - Ого, Коширо-сенсей! Я даже не знал что можно разрезать лист бумаги на два таких же по площади! Как у ва-- Стойте, это было письмо от?.. Эээ, пожалуй я зайду попозже! Не буду мешать вам тренироваться!
  
   Только что-то не могу вспомнить, говорила ли я ему что приплыла лишь на пару недель и что скоро снова уйду?.. Ну да ладно.
   Нас ждал Гранд Лайн.
  
  
***
  
  
   - Ты уверена, что нам стоит продолжать искать?! - крикнула бегущая Нами, не глядя уклоняясь от пули, летевшей ей в затылок.
   - Ты меня уже третий раз спрашиваешь, Апельсинка! Всё будет пучком! - ободряюще крикнула в ответ я, перепрыгивая через обломок здания.
   - Я спрашиваю третий раз, потому что твоё решение проникнуть сюда превратилось в это! Я не хочу продолжения банкета!
   О! Она использовала мою цитату против меня! Они так быстро растут...
   Под этим Нами, скорее всего, подразумевала окружавшие нас горящие останки базы дозорных Г-4 и преследовавших нас солдат и вице-адмирала Добермана.
   - Откуда мне было знать, что на базе будет два вице-адмирала? - спросила я возмущённо. - Если бы был только один, мы могли бы проскользнуть мимо его Мантры на раз-два!
   Это было чистой правдой. Если настроиться на человека, можно изменить свою волну под него так, чтобы он тебя не замечал. Но такой трюк не сработает против двух человек с Волей, поскольку каждый человек уникален, и "подстроиться" под двух или больше одновременно невозможно. Собственно, на этом моём фокусе и строился план.
   - Куина, ты сама сказала, что дозорные наверняка давно охотились за этим фруктом! Они не могли не подстраховаться!
   Да, вся эта история началась из-за Дьявольского фрукта. По каналам информации моих милых якудза, которые под моим началом за последние три года разрослись в целую криминальную империю и, следуя за мной, начали распространять своё влияние на Гранд Лайн, пришла новость об интересном лоте на подпольном аукционе, проходящем в паре островов от нас. Волосатик лично позвонил мне прямиком по срочной линии на наручный Ден Ден Муши, как только лот выставили на продажу.
   Дьявольский фрукт Казе Казе*. Логия ветра. Стартовая цена - два миллиарда белли.
   Я давно хотела найти какой-нибудь Дьявольский фрукт Апельсинке, и логии были во главе списка, из-за даровавшейся ими неуязвимости к простым атакам. На первых порах мне часто приходилось спасать её, и нервов на этом я спалила немало. Даже сейчас, когда тринадцатилетняя девчушка могла в одиночку расправиться с большинством пиратских команд в первой половине Гранд Лайн, я не могла перестать беспокоиться о её безопасности. Шальная пуля, ядовитое насекомое, чужой Дьявольский фрукт - кто знает, что могло случится! Опасность подстерегала мою милую Апельсинку на каждом углу! Поэтому, когда я услышала о Казе Казе, мы на всех парах помчались на аукцион, проплыв недельное путешествие за два дня, сугубо благодаря мореходским умениям Нами. Покупать его я не собиралась - у меня, не смотря на моё маленькое криминальное хобби, таких денег не имелось. Я бы просто вежливо попросила расстаться с ним текущих владельцев.
   Естественно, мы опоздали. На два дня. Такой товар не задерживается на прилавке - его сметают с рук в течение минут, даже с подобными ценами. К счастью, это мы поняли с самого начала, поэтому я заранее предупредила Волосатика, чтобы тот следил за покупателями.
   Вот только мы не ожидали, что ими окажутся дозорные, и что фрукт срочно повезут на их базу, где он будет храниться до тех пор, пока через несколько дней какой-то из адмиралов не заберёт его в своих руках на Маринфорд.
   Мы понимали риски, и что в случае неудачи (и даже при некоторых вариантах успеха) на нас откроют серьёзную охоту, но куш того стоил. Фрукт логии ветра не просто потенциально давал Нами дополнительную защиту, он идеально подходил под её набор навыков. Полностью контролируемый ветер в руках гениального навигатора? Потоки ветра разной теплоты, меняющие погоду? Мы бы стали почти неуязвимыми в море.
   Так и зародился нехитрый план с инфильтрацией базы Г-4, на которой и находилась наша цель. И он точно бы сработал, если бы не эти параноики дозорные!
   Мы прошли мимо Добермана нормально, но столкнулись с Онигумо носом к носу. Основные разрушения базы произошли из-за моей короткой с ним дуэли. Взмах здесь, техника на технику там, а затем я решила вломить со всей дури на последнем ударе. Вице-адмирал, судя по ещё горевшему огоньку воли, выжил, потеряв лишь руку, главное здание Г-4 - нет. Теперь мы играли в догонялки с оставшимися на ногах офицерами по горящим руинам базы, периодически исчезая в Сору.
   - В любом случае, где они могут хранить фрукт?! Я не чувствую ничего похожего Мантрой!
   - А я, кажется, что-то нашла!
   И правда, вот уже некоторое время на самом краю моего восприятия я чувствовала странное присутствие, но не человека, а предмета. Поскольку вероятность того, что аномалия и фрукт Казе Казе хранились в одном и том же месте была велика, я помчалась в сторону, откуда шло ощущение, Нами у меня на пятах.
   - Вам, паршивкам, ни за что не избежать Абсолютной Справедливости! - взревел голос у нас прямо за спиной, заставив меня и Нами испуганно сделать ещё несколько Сору и перемахнуть пару десятков метров мимо цели. Уголком глаз я заметила классический сейф больших размеров в одиноко стоявшей посреди разрушенного здания стене, рядом с которой выскочил из своего собственного Сору Доберман.
   - И почему мы сразу не разобрались с ним? - раздражённо спросила Нами, нахмурившись. Похоже, внезапность Добермана вывела её из равновесия. Она терпеть не могла, когда её удивляют.
   - Потому что по-хорошему у нас нет времени на то, чтобы возиться с дозорными. Я уверена, они уже вызвали подкрепление. На что хочешь поспорить, что из-за Казе Казе и двух побитых вице-адмиралов сюда серьёзные дяди придут?
   - У вас нет выбора, кроме как "повозиться" со мной, дрянные девчонки, - выплюнул Доберман, вонзил руку в стену и одним движением вырвал сейф, после чего провёл свою волю через него, что можно было понять по почерневшей поверхности.
   Удивить нас простым криком, чтобы попасть к хранилищу первым, затем добавить тому мобильность и дополнительную защиту? Я немного впечатлилась.
   - Даже если вы каким-то чудом пробьёте сейф, ничего целого в нём не останется. Пока я жив, не видать вам этого фрукта как своих ушей!
   - Я думаю, мы сможем исправить эту досадную погрешность, цепной, хе-хе, пёс Правительства, - мрачно усмехнулась я, вставая в стойку баттодзюцу. - Апельсинка, начинай!
   - Поняла! - крикнула мне в ответ Нами, начав кружить вокруг нас, мелькая из Сору в Сору, и периодически стреляя усиленными Волей Вооружения пулями по Доберману. Тот вполне успешно уклонялся, закрываясь от особо опасных выстрелов сейфом, но очень скоро стало заметно, что это съедало приличную часть его внимания. Он понимал, что сводить с меня глаз тоже не стоит, и поэтому держал меня в поле зрения, стараясь направлять острие меча нацеленным в мою сторону.
   Я поспешила воспользоваться ситуаций, не дав ему время приспособиться к нашей тактике и, выгадав момент, когда вице-адмирал снова использовал сейф как щит, приготовила одну из своих любимых техник.
   Вот только я решила атаковать не сейф, как собиралась вначале, а вице-адмирала.
   Я медленно вдохнула и сосредоточилась. Мир в моём восприятии на мгновение замер.
   - Иай: Половинитель!
   Свист.
   Синяя линия, сошедшая с лезвия моей катаны, словно разделила мир на две части, приглушив все краски и свет.
   Щёлк.
   На заднем плане две части последнего стоявшего здания на базе начали медленно оседать в разные стороны, поднимая клубы пыли.
   Но, как оказалось, Доберман, почуяв что-то неладное, в последний момент успел извернуться и сгруппироваться на земле, закрывшись от атаки сейфом. Сам сейф всё также оставался целым, и лишь тонкая, но заметная царапина на его поверхности говорила о том, что атака вообще по нему попала. Мужчина попытался резко встать, но раздавшийся выстрел заставил его ногу подкоситься. Однако он, зарычав, тут же взял в себя в руки и сумел уйти в глухую оборону, прежде чем Нами снова смогла его ранить.
   - Какая страшная техника, - поражённо сказал Доберман. В его глазах я заметила опаску, которой раньше я там не видела. Кажется, из "пиратов-новичков" в его уме мы выросли до "угрозы". Давно пора. - Если бы этот сейф не был из кайросэки, я бы уже был мёртв. И твоя подружка тоже хороша, Кровавая Куина.
   - А то. Я бы даже сказала, что Апельсинка, хе-хе, не промах! - сказала я, про себя отмечая, что догадка насчёт сейфа оказалась верной.
   - Куина, если мне официально дадут такое прозвище, я тебя прибью, слышишь меня?! - возмущённо крикнула мне Нами, не переставая активно перемещаться и стрелять.
   Право дело, она слишком переживала. "Нами Апельсинка" звучало вполне нормально, почти как имя и фамилия.
   Вслух об этом говорить ей я, конечно, не собиралась.
   Внезапно мы услышали крики приближавшихся дозорных. Похоже, что они наконец сумели собрать отряд из выживших.
   - Апельсинка, нам пора закругляться! Будь готова ловить!
   - О-ке!
   - Что вы... - недоумённо спросил Доберман, но я уже была в движении.
   Осколки памяти из другого мира часто подкидывали мне идеи для оригинальных техник, но порой я просто пыталась копировать некоторые из них, чтобы узнать, возможны ли они в принципе - такой креативный процесс помогал развивать мои способности и навыки. Большинство приёмов были из разряда фантастики, но некоторые вполне работали.
   И моей самой любимой техникой была...
   - Цубаме Гаёси!
   Вице-адмирал хотел было увернуться, но три одновременных атаки с разных направлений делали это невозможным. Он хотел отскочить, но пулевое ранение ноги не дало ему. По наитию своей Хаки он попытался блокировать удары, но у него вышло лишь с одним из трёх - сейф из кайросэки полностью отразил урон. Второй удар прошёл сквозь его меч и грудь, пронзив Волю Вооружения. Третий блокировать было уже нечем, и рука Добермана, державшая сейф, начала падать. Всё это произошло за долю секунды.
   И прежде, чем сейф успел упасть на землю, его подхватила Нами.
   - Пока-пока! - весело прощебетала девочка Доберману, держа на плече сейф, по размерам превышавший её раза в два, и сразу испарилась в Сору.
   Мужчина попытался схватить её оставшейся рукой, но прежде чем он смог это сделать, я провела завершающий удар. С криком и грохотом дозорный повалился на спину, истекая кровью.
   - Вот и всё, - выдохнула я, убирая меч в ножны. Краем сознания я отметила его плохое состояние. Надо сказать, это уже не первый клинок, который не выдерживал моих техник, даже с помощью Хаки. Кажется, скоро опять придётся искать новый. Но это потом.
   А пока мне пора было делать ноги.
   - Что, радуешься, пиратка? - внезапно прохрипел ещё живой Доберман, остановив меня. - Скольких дозорных ты сегодня убила? Кха-кха... Сколько пиратов в этой области начнут безнаказанно грабить, убивать и насиловать?!
   Вопрос неприятно кольнул, но усилием воли я отогнала непрошенную вину. Что, серьёзно? Он хотел пофилософствовать напоследок?
   - Прости за нескромный вопрос, но на сколько Вызовов Пяти ты отвечал лично? Сколько невинной крови ты пролил ради своей "Справедливости", лицемер? - спросила я повышенным тоном у мужчины.
   - Абсолютная Справедливость это тебе не шутка, девочка! Грррхх... Порой, ради благополучия целого, нужно пожертвовать его частью! Ты-- Гха! - я прервала его разглагольствования, пригвоздив его к земле мечом.
   - К чёрту твою абсолютную справедливость, мудак. Гори в аду, - сказала я, сплюнув на уже точно мёртвого мужчину. Я попыталась вынуть катану, но с нарастающим удивлением обнаружила, что Доберман умер, сжав последним усилием её лезвие мёртвой хваткой в руке.
   Я хотела было дёрнуть за эфес ещё раз, но моё чувство опасности взвыло, предупреждая меня, и клинок, целивший мне в сердце, пронзил моё левое плечо. Я рванула вперёд, не желая оставаться нанизанной на сталь, и лишь чудом сумела избежать пяти других мечей, но седьмой и последний сумел зацепить мой бок.
   - Бывший вице-адмирал Доберман знал о долге как никто другой, - с мрачной торжественностью произнёс вице-адмирал Онигумо, стоя над трупом мужчины в своей "восьмирукой" форме, которой не доставало одной руки, его родной левой. Его офицерское пальто пафосно развевалось на ветру. - Даже умирая, он потратил свои силы, чтобы отвлечь и остановить тебя. Я должен сказать тебе спасибо: твоя техника сокрытия присутствия оказалось очень полезной, и в будущем пригодится нашим элитным офицерам. Вряд ли я бы смог подобраться к тебе так близко без неё.
   Я чувствовала себя дурой. Я слишком недооценила вице-адмиралов. Теперь я осталась одна, с двумя кровоточащими ранами, левой рукой, висевшей плетью, и без меча против довольно бодрого дозорного. Ветер завывал, и начал капать дождь. Кажется, надвигался шторм.
   Картину довершила толпа выбежавших из-за обломков дозорных с ружьями, которые начали нас окружать. Плохо, очень плохо. Уйти через Сору "по верхам" я не смогу - сама все "верхи" порушила. Геппо не вариант - уворачиваться от пуль в воздухе в моём состоянии совсем не то, что на земле. Попробовать стащить саблю у дозорного? Они не были простыми салагами, и с одной рабочей рукой я потрачу время, которое Онигумо использует для того, чтобы порезать меня на шашлык.
   - Я бы предложил тебе сдаться, Кровавая Куина, но боюсь, что для этого уже слишком поздно.
   Неужели всё так глупо закончится?
   Внезапно ветер, который и так сильно дул последних полминуты, стал совсем ураганным. Дозорные попытались устоять на ногах, но не смогли, покатившись по земле, да и мне приходилось не сладко, а Онигумо пришлось воткнуть пару мечей в землю, чтобы получить опору.
   Что, впрочем, не помогло ему против того, что случилось после.
   - Копьё ветра! - крикнул знакомый мне голос. Онигумо словно пронзило громадным невидимым мечом, и тело теперь явно бессознательного вице-адмирала понесло ветром куда-то в даль по руинам базы.
   Рядом со мной из воздуха материализовалась Апельсинка с дикими глазами.
   - Выражение лица у тебя... хе-хе... штормовое, - попыталась слабо пошутить я, за что получила свирепый взгляд в награду.
   Я только успела ахнуть, прежде чем наглая девочка подхватила меня на руки, и на большой скорости полетела в сторону нашего корабля, вовсю используя новые способности. Ветер становился всё сильней и сильней, и начался гром, но в паре метрах вокруг нас всё было тихо и спокойно. В хрупких руках Нами было на удивление уютно.
   ...Но говорить ей об этом вслух я, конечно, не собиралась.
   До корабля мы добрались невероятно быстро. Маленькое, но очень прочное судно, на которым мы путешествовали вот уже года два, больше походило на лодочку Михока. Схожесть была, разумеется, совершенно случайна. Мы приобрели его, когда стало ясно, что мои милые якудза просто не поспевали за нами в наших похождениях, скорее мешавшись, и решили путешествовать вдвоём. Рядом стоял открытый сейф - Нами, как всегда, показала мастер-класс в открывании замков, и судя по всему, справилась с этим монстром инженерной мысли меньше, чем за минуту. Я до сих пор гадала, где она подцепила это умение, если канон в её случае сошёл с рельс. Наверняка влияние Беллмере, та тоже в детстве куролесила.
   Тут мои глаза приковала к себе стоявшая у стенки сейфа катана.
   С радостным визгом спрыгнув с рук Нами, я подбежала к мечу и обняла его здоровой рукой.
   - Куина, тебе нельзя двигаться!
   - Апельсинка! Апельсинка, ты только посмотри на него, какой красавчик, а?! Это же один из Двенадцати Великих! Щодай Китетсу! Какой же он миииленький~~
   Нами странно посмотрела на меня, пробурчав что-то про "всё-таки девушка", но я её проигнорировала. Мне просто необходимо было опробовать мою новую лапочку!
   - Ты что, не чувствуешь как от него в Мантре ненавистью несёт? Когда я открывала сейф, меня так обдало, что я на всю жизнь запомню. Это ведь его ты почувствовала на базе, да? - спросила Нами, скептически подняв бровь.
   - Ты что, он просто лапочка, какая ненависть! Но это его я заметила, да. Он помог мне, даже когда мы ещё не были знакомы! ~
   - Так, всё! Хватит! Нам пора! - почему-то рассердилась Апельсинка, и потащила меня на корабль.
   - Но, но я хотела попробовать--
   Нас прервало внезапно появившееся ощущение сильной ауры. Пока ещё далеко, но с каждой секундой расстояние между нами сокращалось.
   - Чёрт, кажись они всё-таки прислали адмирала! - вскрикнула я, быстро садясь на корабль и прикрепив Китетсу к поясу. Высокие волны, вызванные сильным ветром, раскачивали маленькое судно. - Ты не можешь чуток сбавить мощность?! Что ты вообще сделала?!
   - Я оставила им подарок. Через минуту-другую на месте этой базы будет гигантский циклон, - сказала Нами со злорадством. Похоже, кто-то немного осерчал на дозорных из-за моих ранений... - Лучше держись крепче. Сейчас мы поплывём, хе-хе, с ветерком!
   - Эй! Это моя тема-- аааААХ! - не удержала я громкого вопля, когда наш кораблик резко стартанул и развил, казалось, предзвуковую скорость. База Г-4 начала быстро исчезать на горизонте. Вцепившись в борт я молилась, чтобы меня ненароком не сдуло.
   Минутой спустя меня начало морозить.
   - Тебе не кажется, что стало холоднее?! - прокричала сквозь ветер Нами.
   Мне внезапно поплохело, и это было совсем не от сквозной дырки в плече.
   - Гони! Гони ещё быстрей! Это Аокидзи! - крикнула в ответ я, и мы, кажется, уже просто летели над волнами, когда ощутили волну мороза.
   Ещё секунду назад бушевавшее за нашими плечами море заледенело, превратившись в холодную пустыню.
   Всё таки вырвались, облегчённо подумала я.
   - Да что за сфера охвата у него! Мы в нескольких километрах от базы и он всё равно почти нас достал!
   Я не ответила Нами, чувствуя медленно сходившее напряжение и подступающую слабость. Корабль начал сбавлять скорость.
   - Куина? Куина! Чёрт бы тебя побрал, мы больше никогда не следуем твоим идеям!
   Медленно проваливаясь в бессознательный сон, я думала о том, как же мне повезло, что Нами была со мной. Что она решила отплыть со мной.
   - Никогда больше не делай так, дура... - услышала я тревожный шёпот и почувствовала обвившие меня руки.
   Моё тело болело, но на душе у меня было хорошо.
  
  
***
  
  
   - Прости, - пробормотал он, глядя снизу вверх на рыдающую девушку.
   Человеку без контекста наверняка было бы до сюрреалистичного странно видеть столь уверенно победившего его мечника расстроенным, но они, скрестив мечи, без слов понимали мысли и чувства друг друга. И он знал, что вина в её слезах частично лежала на нём.
   Но что еще он мог сказать? Что в следующий раз он будет сильней, умелей, что покажет себя лучше? Что он сам был гением меча, и с опытом этого боя в следующий раз он не проиграет так легко?
   Ничто не могло отменить результат их первой, самой важной битвы.
   Он, Дракуль Михок, впервые встретил кого-то, кто настолько близко подобрался к его уровню владения мечом, и умудрился не только проиграть, но и не оправдать её надежд на хороший поединок.
   Его и так почти убитая гордость начала биться в предсмертной агонии, когда он осознал, что по сути - он был настолько плох, что заставил красивую девушку плакать. Да после такого ему на глаза Шанксу будет стыдно показаться, и он ведь никогда раньше не беспокоился о мнении рыжего паразита!
   Оглядываясь назад, основная причина такого проигрыша казалась очевидной. Он почти остановился в развитии. Как давно он встречал кого-то равного себе? Пять лет назад? Десять? Больше? Михок много сражался, и встречал порядочное количество серьезных бойцов, представлявших ему значительную угрозу - но никто из них не являлся мечником. Шанкс был исключением - но редко когда соглашался на спарринг, а потом идиот взял и потерял руку.
   Михок уже давно смирился с тем, что он лучший. Что никто не сможет дать ему бой, который мог принести ему удовольствие.
   И теперь, когда он наконец-то встретил достойного соперника, вместо того чтобы подарить ей схватку, которой они могли бы вместе от души насладиться, он...
   Полностью разочаровал её.
   Грохот обрушившейся скалы прервал его самобичевание. Кажется, он зацепил её своей атакой в самом начале боя?.. За те короткие шесть минут что длилась схватка, они успели здорово поменять ландшафт этого островка. Две небольших горы валялись повсюду камнями и крошкой, а третья напоминала огрызок от яблока; лесок, уютно располагавшийся в долине между ними выглядел, как будто после визита армии обезумевших лесорубов - щепки, дрова и море листвы; и, наконец, главная новая достопримечательность, глубокая борозда, проходила через всю долину, и, как он подозревал, через весь остров. Судя по тихому шуму бегущей воды, он вполне мог быть прав.
   Михок тогда, разумеется, легко увернулся от этой атаки - но она и не предназначалась ему. Девушка очевидно красовалась - "смотрите, как я могу!". Михок посмотрел. Михок оценил.
   Михок стал больше уклоняться.
   Их бой походил на матч двух гроссмейстеров в шахматы. Даже не смотря на разные стили и подход к битве, будучи гениями меча они оба просчитывали действия друг друга на десятки секунд вперед. У Михока за плечами лежал многолетний опыт сражений, у девушки - невероятная приспособляемость и, как он догадывался, подробная информация о его стиле и возможностях.
   Когда их поединок начался, несмотря на приблизительное равенство сил, у него ещё было преимущество. Но в процессе поединка его противник становилась сильней. Его лучшие приемы работали все хуже и хуже, девушка копировала некоторые из них и сама их успешно применяла, и под конец Михок понял, что метафорически загнан в угол - просчитывать его действия она также стала лучше него.
   Слишком поздно он "проснулся", слишком медленно включился в гонку - ведь он сам способен становится сильнее в таких поединках, но последний раз был так давно, что он попросту не успел разогнаться.
   Она поставила ему шах и мат. Кроме пары резаных ран, многочисленных царапин и жуткой усталости, Михок был в порядке, но они оба знали, кто победил. Она вполне могла и завершить тот последний взмах. По правде говоря, он ожидал от нее именно этого. Может даже надеялся. Слишком уж позорно он себя показал.
   Всхлипы стали утихать, и Михок, тяжело вздохнув, неохотно начал вставать. Он опростоволосился, и теперь не мог не попробовать загладить свою вину перед ней.
   Он попытался припомнить, что знал о девушке до этого.
   "Кровавая" Куина. Прозвище, полученное её в самом начале карьеры из-за привычки оставлять после себя гору трупов. На вид ей было всего лишь около восемнадцати, но уже сейчас она по праву считалась ветераном Нового Мира. Михок не понаслышке знал, что она вступила в некое подобие союза с Рыжеволосым, но сам Шанкс предпочитал отмалчивался о деталях. Её меч, несомненно, Щодай Китетсу - первый в широко известной в их кругах проклятой семье мечей. Он мог лишь гадать, как она усмирила этого монстра, но от катаны и в правду исходило чувство опаски и покорности хозяйке.
   Ходили слухи, что она владела собственной криминальной империей, что она предпочитала путешествовать вдвоём со своим навигатором, Нами Апельсинкой, и любила разрезать вещи пополам, включая корабли, здания и Морских Королей. Говорили даже, что чем больше цель, тем сильнее Куине хотелось её разрезать.
   Михок предпочитал относиться к такого рода историям скептически - о нём самом с давних пор витало море слухов, один безумней другого. Но он помнил своё первое впечатление от её листовки - глаза девушки выдавали очень волевого и амбициозного человека.
   Сейчас он видел в них лишь усталость и невыносимую тоску.
   С этим надо было что-то делать, решил Михок. Если из-за него мир потеряет такую мечницу...
   - Ты в порядке, девочка? - спросил Михок. Он отдавал себе отчёт в том, насколько иронично звучал вопрос, исходя от проигравшего в дуэли.
   - Д-да какое, н-нафиг, в порядке? - спросила в ответ девушка, шмыгая носом. - Я в-всю сознательную ж-жизнь стремилась к эт-тому моменту. Это была моя мечта. Что мне т-теперь делать? - потерянно спросила она.
   Михок украдкой вздохнул. Он, конечно, был виноват, но... Молодёжь! Вечно за чем-то гонятся, а что делать, если догнали, не знают. Не интересно им это.
   - Мисс Куина, я двадцать лет был лучшим. Поверь, я знаю, о чём говорю. Жизнь продолжается. То, что ты лучшая, не значит, что не появится кто-то лучше тебя, или что нужно бросать меч на полку. Я, например, развлекал себя поиском достойных соперников. Мне даже редко нужно было делать что-то самому - противники искали меня. К тому же, у тебя будет кто-то, с кем можно всласть скрестить клинки, - закончил Михок, переводя дыхание. Он не любил давать речи длинней пары предложений, но делал исключения для людей, которых уважал.
   - Да? Это кто же? - с недоумением на лице спросила девушка.
   П-прямо в гордость...
   - Я, мисс Куина. Я признаю, что заржавел за последнее время, но наш бой помог мне проснуться. Следующая наша дуэль пройдёт совсем по-другому. Тебе придется сильно постараться, чтобы не дать мне вернуть титул Лучшего, - пообещал Михок.
   Девушка простояла в ступоре несколько секунд, удивлённо глядя на него, но затем пришла в себя, и тихо рассмеялась.
   - И правда. Не знаю почему, но это совсем не приходило мне в голову. Наверное, я подсознательно считала, что всё кончится, после того, как я отберу у вас титул, сэр Михок, - задумчиво сказала она.
   - Всё кончится?.. - непонимающе переспросил он.
   - Что я внезапно умру, жизнь закончится, я возненавижу меч - глупости вроде этого, - пожала плечами девушка. - Вместо этого, я чувствую лишь облегчение. Спасибо, мне надо было это услышать.
   Михок снова тяжело вздохнул. Похоже, что он прочёл ситуацию верно. Хоть что-то сегодня пошло так, как надо. Вряд ли мечница полностью избавилась от мучившей её проблемы после его короткой речи, но теперь он знал, что она справится и сама.
   - Что ж, мисс Куина, нам пора прощаться. Я и так задержал тебя достаточно долго. Твоя подруга должно быть изволновалась, а мне не хотелось бы застрять на этом острове на ближайшие несколько дней из-за непогоды.
   - Да уж, мне лучше поспешить, - поёжилась девушка, прежде чем вспомнила о чём-то. - Кстати, раз уж вы так любезно предложили, возьмите мой номер Ден Ден Муши. Если вам захочется смахнуться, не стесняйтесь звонить. Надеюсь, в следующий раз всё не закончится так быстро. До встречи! - попрощалась она, всунув ему бумажку с наскоро написанными цифрами в руки, прежде чем исчезнуть в Сору.
   Михок некоторое время простоял, буравя взглядом бумагу в его руках и осмысливая произошедшее. По сути, красивая девушка пожурила его за скорострельность и дала ему свой номер, чтобы в будущем они ещё раз попробовали приятно и весело провести время вдвоём.
   Ни слова об этом Шанксу. Засмеёт до смерти.
  
  
***
  
  
   Письмо, переданное учтивым молодым человеком в чёрном деловом костюме с катаной на поясе, застало Коширо за вечерним чаепитием. Он узнал юношу - Коске был родом из этих краёв и даже посещал их додзё в ту пору, когда Куина здесь занималась, но несколько лет назад исчез. Ходили слухи, что он вступил в банду, но стоявший перед ним солидный мужчина с чистым лицом и аккуратно постриженной бородой никак не походил на бандита.
   Они обменялись вежливостями, и он поинтересовался, от кого письмо.
   - Анэки просила передать. Куина-анэки, - добавил Коске, видя непонимание на лице бывшего учителя.
   Разрозненные детали мозаики соединились у него в уме. То, как юноша назвал Куину, и с каким уважением произнёс её имя...
   Она действительно не шутила, когда писала, что ей помогают "милые якудза"? Какая же у него всё-таки взбалмошная дочка.
   Коширо жутко скучал по ней.
   Поблагодарив попрощавшегося юношу и напоследок пригласив его заходить в гости на чай, он сел в своё любимое кресло и, вздохнув, решил открыть конверт.
   Внутри, помимо самого послания, обнаружились целых три пиратских листовки. Две из них Коширо уже видел сам - к его сожалению - а вот третья оказалась новой. Все три принадлежали его дочери.
   Он вздохнул ещё раз, тяжелее.
   На первой была фотография Куины в тринадцать лет. Ещё короткая тогда причёска, лицо, не отображавшее никаких эмоций. Коширо, как её отец, знал, что она делала такое лицо когда пыталась скрыть рвущийся наружу смех.
  
  
"Кровавая" Куина
  
  
ЖИВОЙ ИЛИ МЁРТВОЙ
  
  
40.000.000 белли
  
   Сам Коширо считал, что прозвище её дали излишне банальное. Сколько других "кровавых" пиратов бороздит просторы морей? Разве не могли дозорные придумать что-то поинтересней для его дочки?
   Фотография на второй листовке была снята года два спустя. Уже длинные волосы, собранные в хвост и державшиеся с помощью изящной кандзаси*, и улыбка как у кошки, объевшейся сметаны.
  
  
"Кровавая" Куина
  
  
ЖИВОЙ ИЛИ МЁРТВОЙ
  
  
350.000.000 белли
  
   Коширо слышал о том, как она получила эту награду, так как об этом писали в газетах. Нападение на базу Морского Дозора и полное её уничтожение... О чём она только думала? Ему не хотелось представлять, сколько раз она могла погибнуть в той авантюре.
   Третьей он раньше не видел. Куина выглядела совсем повзрослевшей и с выражением вселенской скуки на лице. Казалось, ещё вчера она пешком ходила под стол, и он учил её, как правильно держать меч... Прочитав её новую награду, Коширо выпал из ностальгии, подавившись чаем.
  
  
"Кровавая" Куина
  
  
ЖИВОЙ ИЛИ МЁРТВОЙ
  
  
920.000.000 белли
  
   Что?.. Когда?..
   Спохватившись, он начал быстро читать письмо.
  
   Привет, отец. Если позволишь, то я опущу формальности - они у меня всегда плохо получались.
   Послала с письмом мои листовки - я не знала, полная ли у тебя коллекция. Вдруг одной из старых нет? И не говори потом, что я не забочусь о тебе.
   Самая последняя наверняка удивит тебя. Или уже удивила. Неважно. Ты не узнаешь из газет причину повышения награды. По кое-каким причинам её решили замять.
   Но если вкратце - я победила действующего Шичибукая, Дракуля Михока. Да, этот тот мужик, что считается - считался - Сильнейшим мечником.
   Так что, папа, пора бы тебе съесть ту шляпу, которую ты мне обещал съесть.
   У тебя всё ещё нет Ден Ден Муши? Это не серьёзно, отец, нужно идти в ногу со временем. К тому же, так ты сам сможешь мне звонить. А ещё у меня есть номерок Михока. Это если ты вдруг решил отнекиваться от блюда из шляпы из-за отсутствия у меня прямого доказательства. Свой номер напишу на обратной стороне.
   Я бы приплыла и поболтала с тобой лицом к лицу, может и додзё твоим порулила, но боюсь, что с такой наградой и обстоятельствами путь домой мне заказан. Прости.
   За меня не волнуйся, я не одна, со мной Апельсинка и малыш Щодай Китетсу. Плюс, мои милые якудза всегда готовы прийти мне на помощь.
   За сим закругляюсь. Не болей.
   Куина.
  
   Раздался смешок. Затем ещё один. Вскоре, Коширо и сам не заметил, как начал смеяться и плакать.
   Ему было грустно, потому что он понимал, почему дочка не сможет без риска навещать Шимоцуки. Если о её связи с деревней прознают, то этой связью воспользуются против неё. Пока же люди скорее будут думать, что она родом с его собственной родины. Он не знал, сможет ли увидеть её когда-нибудь снова.
   И он был счастлив и горд за Куину. Несмотря на все предпосылки и преграды, она достигла своей мечты. Сделала то, что он сам когда-то не смог.
   Правда, он не представлял, как Зоро отреагирует на новость. Его ученик уже года два как сам отправился в путешествие. Но учитывая силу его амбиций, Коширо верил, что всё будет в порядке.
   Пусть дочка наверняка никогда не сможет проверить этого, шляпу он съест. Это меньшее, что он может сделать для неё. А затем Коширо достанет годы назад припрятанную бутылочку саке из закромов, и выпьет её под полной луной, как когда-то выпил после смерти жены. Но в этот раз, он будет улыбаться.
   А Ден Ден Муши он всё-таки купит.
  
  
***
  
  
   Ветер гонял пыль по пустырю, ограждённому каменной стеной. Жаркое полуденное солнце нещадно палило.
   Посередине пустыря с опущенной головой стояла фигура, подвешенная за руки к кресту.
   - Выглядишь, как проигравший слабак. Впрочем, как всегда, а, Зоро?
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"