Дворянская Лилия: другие произведения.

Прощай, Медвежонок!

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    И от любви иногда приходится бежать...

 [dvoryanskaya.l]

Прощай, медвежонок!

   Уронили мишку на пол,
   Оторвали мишке лапу.
   Все равно его не брошу -
   Потому что он хороший.
   А. Л. Барто
  

***

   Лера вышла из подъезда на улицу, и тотчас над подъездной дверью вспыхнул ярким белым светом фонарь. Световое пятно выхватило из темноты площадку у входа и часть дороги, покрытые нетронутым и нетоптаным слоем свежевыпавшего мартовского снега. Фонарь погорел с минуту и потух, возвращая темноту.
   В это раннее время жители домов еще спали, лишь пара окон в доме напротив желтела электричеством.
   Еще каких-то два часа и захлопают железные подъездные двери, раздастся звук заводящихся и гул прогревающихся машин, послышится скрежет лопаты дворника по асфальту. Но пока стояла сонная тишина, и Лера прислушивалась к ней.
   - Рэм, а мы с тобой сегодня проснулись первыми, - шепотом сказала она, обращаясь к своей черно-серой овчарке.
   Пес понимающе повилял хвостом и преданно заглянул хозяйке в глаза, ожидая, что еще она ему скажет.
   Зябко поежившись, Лера достала из кармана и надела на руки серые вязанные перчатки. Натянула поглубже шапку с пушистым помпоном и, перехватив поводок покороче, негромко приказала собаке: "Рэм, рядом!" и уже мягче: "Идем". Они неторопливо пошли по тротуару вдоль дома, оставляя за собой на снегу темные влажные следы.
   Лера с Рэмом жили в ничем не примечательной многоэтажке, одной из многих в округе. Таксисты вечно путались в их номерах и корпусах, выстроенных по чьей-то абсурдной логике. Например, она жила в доме корпус 3, по соседству был дом корпус 1. Дом корпус 4 находился через дорогу, дом корпус 5 - через двор и почему-то имел двойной адрес: с одной стороны дома красовалась надпись "корпус 5", а с другой - иная улица и нумерация. А дом корпус 2 не существовал вовсе.
   Жалела ли Лера, что пришлось вернуться в свой родной Великий Новгород и поселиться в районе безликих новостроек? Нет, не жалела, она любила этот древний город, но очень скучала по своему уютному домику на юге, по саду, где росли яблоки и абрикосы, по аромату нагретой солнцем травы и вечернему стрекотанию цикад. Но вот только здесь в холодном городе с его снежной кашей под ногами, она вновь почувствовала себя умиротворенно и безмятежно.
   Рэм тоже скучал. Тесно ему было в их городской двухкомнатной квартире после вольготной жизни в частном доме. Раньше он гулял сколько хотел, а теперь утром и вечером его водят на пустырь, да еще в неудобном наморднике, чтобы никого не пугать своим грозным видом.
   На пустырь, где обычно гуляли владельцы собак из окрестных домов вместе со своими питомцами, они тоже пришли самыми первыми. Лера огляделась кругом и убедившись, что вокруг никого нет, отстегнула от Рэма поводок и произнесла: "Гуляй", разрешив ему побегать одному, сделать свои собачьи дела и обследовать ближайшие кусты.
   На пустыре лежали сугробы, из которых торчали засохшие стебли прошлогодней травы и черные ветки кустарников. Серели утоптанные тропинки.
   - А в саду сейчас цветут нарциссы, - вспомнила она с грустью. - Жаль, что мои тюльпаны с гиацинтами так никто и не посадил.
   Из раздумий ее выдернул чужой пронзительный собачий визг.
   - Рэм, ко мне! - громко крикнула Лера и поискала глазами своего пса.
   Тот стоял в двадцати метрах от нее и с удивлением смотрел на прыгающее и заходящее в истеричном лае собачье существо в синей курточке с капюшоном. Услышав свое имя, Рэм повернулся, протрусил к хозяйке и послушно встал рядом. Лера пристегнула к нему поводок и внутренне напряглась, готовая к тому, что сейчас услышит негодование хозяйки собачки в курточке. К удивлению, вместо хозяйки увидела мужчину, который подозвал и сгреб в охапку свое "лающее сокровище" и направился в ее с Рэмом сторону.
   - Рэм воспитанный, он никогда не обидит другую собаку, - как можно дружелюбнее сказала она, надеясь предотвратить возможный конфликт.
   - Я вижу, - совершенно спокойно произнес незнакомец, подходя ближе, - у вас послушный пес. Немец, да?
   Лера расслабилась и улыбнулась:
   - Нет, восточно-европейская овчарка. А у вас шпиц?
   - Да, шпиц, - вытянул перед собой мужчина покряхтывающую собачку, - он часто так орет, для него это нормально.
   - Забавный, - произнесла Лера, разглядывая недовольную мордочку, обрамленную густым рыжим мехом.
   - Дурной, - отозвался незнакомец.
   Хозяин шпица прижал собачку спиной к себе, держа за подмышки, и начал возмущенно рассказывать:
   - Вообще, это не моя собака, а моей бывшей жены. Она с нынешним мужем в гости к его родителям в Саратов уехала, а меня попросила присмотреть за нашим сыном и этим вот, - потряс он собакой. - Тедди его зовут. Вообще, с собакой должен сын гулять. Ну разве вы не знаете подростков? Допоздна в интернете, утром не разбудишь... А если с Тедди не погулять пораньше, то он все свои дела дома на ковре сделает, зараза шерстяная.
   Лера вежливо слушала и недоумевала, зачем незнакомый человек делится с ней всеми этими подробностями и решила прервать его монолог.
   - Отпустите Тедди побегать, я больше не буду Рэма с поводка спускать, - предложила она.
   - Вообще, он уже погулял. Сейчас его домой отнесу, - отказался тот и поинтересовался у Леры, - Как вы справляетесь с такой собакой?
   Она пожала плечами:
   - Рэм умный, понятливый, послушный пес. Воспитанный и дрессированный. С ним нет никаких сложностей.
   Поблизости послышалось пыхтение и из-за сугроба выбежали два мопса - Фрося и Тося. Они безбоязненно ринулись к Рэму и начали его, похрюкивая, обнюхивать.
   - Доброе утро, Галочка! - издалека поздоровалась Лера с их хозяйкой, энергичной и жизнерадостной женщиной лет шестидесяти. Звали ее Галина Вячеславовна, но все, кто был с ней знаком, называли просто Галочкой. Она сама так представлялась.
   - Доброе утро! - отозвалась та и продолжила шагать по тропинке с лыжными палками в руках.
   Галочка занималась скандинавской ходьбой и каждое утро проходила пять кругов вокруг пустыря вместе со своими мопсами, семенящими за ней следом.
   Одновременно с Галочкой на пустыре появился дедушка с маленькой лохматой дворняжкой и молодая парочка, выгуливающая голубоглазого хаски.
   - Вы каждый день здесь гуляете? - поинтересовался мужчина со шпицем, обращаясь к Лере.
   - Да, рано утром, чтобы дать Рэму побегать, пока никого нет. А то некоторые нас сильно опасаются, - пояснила она. - И вечером после работы.
   Лера повернула голову, посмотрела налево и усмехнувшись протянула: "А вот и некоторые подтянулись...".
   Незнакомец посмотрел в ту же сторону, что и Лера и увидел, как по направлению к ним, по тропинке шла невысокая полная женщина с черным пуделем. При виде Рэма она резко поменяла направление и пошла в обход.
   - Ну все, мы с Рэмом домой. До свидания! - попрощалась Лера с временным хозяином Тедди.
   - До свидания, - отозвался тот, и, как ей показалось, с некоторой досадой в голосе. А может только показалось...
   Она вернулась домой и, чтобы не разбудить дочку Алису, шепотом приказала Рэму: "Сидеть!". Пес уселся на коврик у дверей и стал терпеливо ждать.
   Лера сняла ботинки, куртку и закинула шапку на вешалку. Затем набрала в тазик теплой воды, помыла Рэму лапы в коридоре, вытерла их насухо полотенцем и только после этого разрешила собаке пройти вглубь квартиры.
   Рэм процокал когтями по линолеуму в сторону кухни и со вздохом улегся под обеденным столом.
   Теперь оставалось только покормить его, позавтракать с Алисой, собраться, завести дочку в школу по пути на работу, и начнется еще один день ее размеренной жизни. Жизни без Стаса.
  

***

   По сложившейся традиции, за пятнадцать минут до окончания обеденного перерыва, в бухгалтерии, где трудилась Лера, началось чаепитие. Все они, четверо бухгалтеров собрались за одним столом: пили чай, сплетничали, делились новостями и просто болтали обо всем на свете.
   - Ой, девочки, - восторженно протянула Мила, пухленькая двадцатипятилетняя девушка с длинными темными вьющимися волосами, которые она в задумчивости постоянно накручивала на палец, - я такой фильм классный вчера посмотрела! М-м-м!
   - Как всегда про любовь? - насмешливо спросила заместитель главного бухгалтера Тамара Павловна, доливая себе в чашку кипяток из серебристого электрочайника. Она почему-то не любила ни чай, ни кофе, а пила только кипяток с сахаром.
   В их отделе Тамара Павловна была самая старшая и самая компетентная. Даже главный бухгалтер их предприятия часто советовался с ней. Самой становится главным бухгалтером Тамара Павловна отказывалась, отшучивалась, что карьера - это дело молодых, а она уже очень хочет на пенсию - заниматься огородом и воспитывать внучат.
   И все с горечью понимали, что еще год и Тамара Павловна действительно уйдет на пенсию и в их отделе уже не будет такого человека - всегда готового прийти на помощь, объяснить, научить. Человека, сохраняющего спокойствие и невозмутимость в любой ситуации. Человека, обладающего житейской мудростью и жизнелюбием.
   - Угу, - вздохнула Мила, взяла печенье из коробки и начала рассказывать, помахивая печеньем в воздухе, - Там про одну пару - он и она. Они родились в один день, на одной улице жили, в одной школе учились. Он с детства ее любил и, чтобы она не делала, он всегда был рядом и помогал. Она в школе танцами занималась, и он танцевать научился. Она в медицинский поступила, и он тоже. В одну больницу работать устроились. А когда во время операции у них пациент умер по ее вине, он вину на себя взял. Его осудили, и ее родители из-за этого запретили ей выходить за него замуж. Она за другого вышла, детей родила. А он от горя в другой город уехал. Но так и не женился, ее любил. И каждый раз, когда у нее были неприятности, он как-то это чувствовал, приезжал и помогал. Она страдала, но свою семью разрушить не могла. Смогли пожениться они уже старенькими, когда ее муж умер, а дети выросли. И он ее в инвалидном кресле катал. Я так плакала, когда она умерла, а он, держа ее за руку, произнес: "Не смогу без тебя" и тоже через несколько часов умер. Вместе их и похоронили.
   Мила снова вздохнула, откусила печенье, задумчиво пожевала и с надеждой произнесла:
   - Вот бы на самом деле такая любовь была, чтоб человек одну тебя любил и жить без тебя не мог!
   - Сказки! - фыркнула Наташа, отпивая из кружки. - Все равно не сладкий, - поморщилась она и отправила в свой чай еще один кусок сахара.
   Наташе было 32 года. Это была худощавая высокая молодая женщина, вечно чем-то недовольная: то погодой, то мужем, то воспитателями в детском саду, куда ходил ее ребенок, то сотрудниками предприятия, с которыми ей приходилось общаться по вопросам заработной платы.
   - Пф-ф-ф... Такое только в кино и бывает, - еще раз фыркнула она, помешивая чай ложечкой. - Вот мой Юрка тоже когда-то говорил, что "люблю-жить не могу". А теперь слова доброго не услышишь, только "подай-постирай-не мешай". Как только отвернешься, то он уже на какую-нибудь девицу пялиться. А как фильм называется? - поинтересовалась Наташа у Милы, - Хоть посмотреть на эту сказочную любовь.
   - Так и называется "Не смогу без тебя", - ответила та и тихо добавила в сторону, - Вот бы мне кто-нибудь такое сказал.
   Лера искоса на нее посмотрела и неодобрительно покачала головой: "Поверь, хуже не придумаешь, когда приходится нести ответственность за другого взрослого человека".
   - Лера права, - согласилась Тамара Павловна, - зависимость от человека ничем не лучше любой другой зависимости. Человек интересен только тогда, когда он самостоятелен и самодостаточен. Вот и твоей героине ее возлюбленный был просто неинтересен, он для нее не был отдельным человеком, он был ее тенью. И любить она его не любила, а лишь испытывала чувство вины, что не может сделать его счастливым. Вот и согласилась быть с ним, когда терять было нечего и сама немощная стала. А так, она хорошо устроилась, - усмехнулась Тамара Павловна, - прожила свою полноценную жизнь без оглядки на него и несчастным этим помыкала, как хотела. А тот фильм просто душещипательная сказочка для сентиментальных девочек, - подытожила она.
   Затем взглянула на часы, висевшие над дверью кабинета и резко хлопнула в ладоши:
   - Так, девочки, за работу! Заболтались мы, обед еще 10 минут назад закончился!
   Мила отложила себе из вазочки одну конфету, а остальные, вместе с печеньем и коробкой сахара, убрала в шкаф за своей спиной.
   Все "девочки" забрали свои кружки, разошлись по рабочим местам и, обложив себя папками с документами и стопками бумаг, уткнулись в мониторы компьютеров. Разговоры стихли, раздавался лишь стук клавиш, щелканье мышки и шелест бумаги.
   Лера погрузилась в цифры. И работая в бухгалтерской программе, ее взгляд неожиданно зацепился за слово "ИП Стасов". Стасов. Стас.
   - А ведь со Стасом все начиналось так славно, - вспомнила она и неожиданно почувствовала, как ее охватывает сильное душевное волнение.
  

***

   Со Стасом они познакомились два года назад, в конце апреля.
   На ее прошлой работе, еще когда она жила на юге, у них тоже были свои традиции. Каждую последнюю пятницу месяца, после окончания рабочего дня, они с коллегами собирались небольшой компанией и где-нибудь отдыхали. В тот день они пошли в уютный ресторанчик неподалеку от их офиса - поесть и поболтать.
   В первый раз со Стасом она столкнулась в дверях этого ресторана - он выходил на улицу, а она заходила внутрь, они замешкались пропуская друг друга. Тогда она не разглядела его толком, так, взглянула мельком, приняв за подростка. Запомнилось, что одет он был забавно: в толстовке, на которой пушистыми нитками был вышит большой игрушечный медвежонок и в джинсовых шортах до колен.
   Второй раз она столкнулась с ним уже в прямом смысле. Стоя у барной стойки, Лера вносила изменения в общий заказ на их компанию, а когда повернулась, уходя, врезалась в него. Ойкнула, извинилась, улыбнулась и, не удержавшись, зачем-то игриво почесала его вышитого медвежонка за мягкий животик: "Утихозпади, какой славный медвежонок!".
   И получилось так, что вместе с медвежонком она почесала за живот самого Стаса.
   - Да, я такой! - весело ответил он.
   Невысокого роста, худощавый, симпатичный молодой парень, с мягкими округлыми чертами лица, курносым носом и длинными темно-русыми волосами, забранными в низкий хвост. Он смотрел на нее ясными, искренними, как у ребенка, голубыми глазами и чуть застенчиво улыбался.
   Лера мило улыбнулась ему в ответ, кокетливо дернула плечиком и вернулась за столик, где сидели ее коллеги. Про парня с медвежонком она сразу забыла, он ее не интересовал. Ее интересовал Паша, их программист. С Пашей они симпатизировали друг другу, заигрывали, шутили. Казалось еще чуть-чуть и взаимный невинный флирт должен перерасти во что-то большее и по ощущениям это должно было произойти именно сегодня. Лере этого хотелось.
   В какой-то момент вся компания разбрелась кто куда: кто на улицу воздухом подышать, кто в уборную, кто в бар, и она оказалась за столиком в одиночестве. Чтобы занять себя, Лера уткнулась в телефон полистать новости, и вдруг парень с медвежонком появился снова. Плюхнулся на диван рядом с ней и самоуверенно спросил: "Можно узнать ваше имя?".
   Лера оторвалась от экрана телефона, подняла на него удивленные глаза, усмехнулась про себя и шутливым тоном ответила:
   - Конечно можно! Меня зовут Валерия.
   - А я - Стас! - представился он.
   - М-м-м, ясно..., - безразлично протянула она и снова уткнулась в телефон, без всяких "приятно познакомиться", надеясь, что на этом разговор закончится и он уйдет.
   Парень был очень молод, гораздо младше ее и было бы смешно воспринимать его всерьез.
   Но Стас продолжил:
   - Я бы хотел рискнуть и попросить ваш номер телефона.
   - Зачем? - изумилась она и посмотрела на него с откровенным недоумением.
   - Пригласить вас на свидание, - как не в чем не бывало ответил он.
   - Медвежоночек, тебе не нужен мой телефон, - хохотнула Лера, покачав головой, - я на много лет тебя старше. Тебе со мной будет не интересно!
   - Не думаю, что на много. Мне двадцать семь, - спокойно возразил он.
   От услышанного она опешила, удивленно похлопала глазами и критично его осмотрела. Лера была уверена, что ему лет девятнадцать, ну максимум двадцать, не больше.
   Все равно он был намного младше, поэтому, рассчитывая на то, что настойчивый парень потеряет к ней интерес, резко сказала ему:
   - А мне тридцать восемь, и я старше тебя на одиннадцать лет.
   На это Стас лишь усмехнулся и перейдя на "ты" произнес:
   - Это не важно, тем более ты на них не выглядишь! Так можно твой номер?
   Внезапно он смутился и, потупив взгляд, начал оправдываться:
   - Извини, за мою наглость. Я сам от себя в шоке. Ты мне очень понравилась... И я испугался, что ты уйдешь, а я даже имени твоего не узнаю. Поэтому решил рискнуть и воспользоваться шансом познакомиться с тобой. Ведь, если судьба подкидывает шанс - им нужно пользоваться, а вдруг он счастливый!
   Стас посмотрел на нее таким пронзительным щенячьим взглядом, что Лера растерялась. Нужно было ему отказать, но быть резкой с этим милым парнем с трогательным детским лицом она не могла.
   - Знаешь, что?! - решила схитрить она, - Давай испытаем твой шанс. Ты пока подумай немного, нужен ли тебе мой номер телефона и если решишь, что все-таки нужен, то подойди ко мне ровно через час, минута в минуту, ровно в 21 час 12 минут и тогда я тебе его дам.
   - Ты не уйдешь раньше? - с сомнением спросил Стас.
   - Нет, обещаю! - подтвердила она. - Еще час, ровно до 12 минут десятого я буду здесь.
   Лера надеялась, что он забудет или опоздает и тогда ей не придется с ним объясняться. Она сможет без зазрения совести сказать ему: "Извини, дружок, видимо не судьба" или спокойно уйти, если он не появится в назначенное время.
   С улицы вернулся Паша. Он встал рядом со Стасом, всем своим видом показывая парню, чтобы тот освободил его место на диване рядом с Лерой.
   Стас поднялся, бросил на Павла настороженный взгляд, и кивнул Лере: "Договорились!". Затем вернулся к своей компании, которая что-то отмечала в соседнем зале.
   - О чем это вы договорились? - с любопытством спросил Паша, присаживаясь рядом с Лерой.
   - Да, ерунда..., - махнула она рукой. - Представляешь, этот мальчик решил со мной познакомиться и попросил телефон.
   - Ого! Только оставь тебя одну, - усмехнулся Павел, - И что? Дала мальчику телефон?
   - С ума сошел?! - возмутилась Лера, - Что мне делать с этим мальчиком? Усыновить?
   - Ну, например, обогатить жизненный опыт, - съязвил Павел.
   - Я предпочитаю мальчиков постарше и поумнее, - многозначительно посмотрела она на него и кокетливо улыбнулась.
   - Какое совпадение, - промурлыкал он, - мне тоже нравятся взрослые девочки.
   И они засмеялись.
   - Лер, ты же на машине? - уже обыденно поинтересовался Павел, - Подбросишь меня до дома?
   Павел не так давно развелся с женой, которой оставил и общую квартиру, и машину, поэтому сам жилье снимал и ездил на общественном транспорте.
   - Конечно! - кивнула она, надеясь на приятное продолжение вечера.
   Алиска была под присмотром бабушки, приехавшей в гости, поэтому волноваться было не о чем, и сегодня Лера могла позволить себе гулять хоть до утра.
   - Только ровно в 21 час 12 минут я ухожу, - предупредила она Павла.
   - Почему в 12 минут? - удивленно поднял он брови.
   - Потом карета превратиться в тыкву, - хихикнула Лера и отмахнулась, - Позже объясню.
   Павел с недоумением посмотрел на нее и пожал плечами.
   Лера внимательно следила за временем. Продолжать знакомство со Стасом ей не хотелось. Поэтому, когда на часах было еще 9 минут десятого, она огляделась по сторонам и, не увидев его поблизости, бросила Павлу, занятому беседой с одним из коллег: "Жду тебя на стоянке, в машине", подхватилась и быстро выскочила на улицу.
   - Часы ведь могут спешить?! - оправдывала она себя.
   Лера стояла около машины с распахнутой водительской дверью и надевала удобные кеды вместо туфель на каблуке. Вдруг услышала окрик: "Лера, подожди!".
   К ней по тротуару бежал Стас.
   - Ой, только не это..., - страдальчески выдохнула она.
   Внезапно Стас за что-то запнулся, не удержался на ногах и неуклюже растянулся на шероховатом асфальте, проехавшись по нему коленями и ладонями.
   Лера кинулась к нему:
   - Ну как так-то, медвежонок..., - с сочувственной укоризной сказала она, помогая подняться и заботливо осматривая его ссадины на ладонях и разбитые до крови колени.
   - Пойдем, намажем тебе коленки зеленкой, - осторожно взяла она его за запястье и повела в сторону своей машины.
   - Не надо зеленкой, - испуганно пробормотал он, глядя на нее широко открытыми глазами.
   - Не бойся, я пошутила, - засмеялась Лера, усаживая его на заднее сидение, ногами наружу. - Сейчас просто перекисью обработаю.
   Она достала из-под сидения аптечку, вынула из нее флакон перекиси водорода, упаковку ваты и тюбик заживляющей мази.
   Стас сидел молча и с опаской за ней наблюдал.
   Подвернув ему шорты повыше, Лера оторвала кусок ваты, намочила его перекисью и начала осторожно касаться одного из разбитых коленей. Перекись пенилась и шипела, а Стас напряженно сопел.
   Лера бросила на него насмешливый взгляд и, чтобы отвлечь, как ребенка, начала рассказывать придуманный на ходу стишок, проделывая те же манипуляции с другим коленом:
   - Оторвали мишке лапу,
   Оторвали мишке хвост.
   Только мы не будем плакать,
   Будем мишку мы лечить!
   Над стишком Стас подхихикивал, продолжая сопеть и морщиться от прикосновений к ссадинам.
   Когда к ним подошел Павел, Лера уже мазала Стасу заживляющей мазью ладони.
   - Что произошло? - поинтересовался тот.
   - Да вот, - кивнула Лера на Стаса, - раненых перевязываю.
   Павел критично посмотрел на Стаса и надменно фыркнул.
   За это Стас смерил его презрительным взглядом.
   - Медвежонок, ты далеко живешь? Может тебя подвезти? - участливо поинтересовалась Лера у парня.
   Тот назвал свой адрес. Жил он гораздо дальше Павла.
   - Не бросать же его, - растерянно проговорила она и спросила у Паши, - Подвезем мальчика?
   - Дело твое, - пожал тот плечами, уселся на переднее пассажирское сидение, отодвигая его назад для большего удобства, и включил радио.
   Стас тоже втянул ноги в салон и захлопнул за собой дверь автомобиля.
   Лера убрала аптечку под сидение, заняла водительское место, пристегнулась, завела машину и не спеша вырулила со стоянки на дорогу, а затем на широкий оживленный проспект.
   Всю дорогу Павел что-то им рассказывал, комментировал новости по радио, Стас же молчал.
   Решив, что вначале они завезут домой Стаса, а затем вернутся к дому Павла, она решила уточнить и поинтересовалась:
   - Паш, ну что, сначала подкинем мальчика домой, а потом я довезу тебя?
   Павел сделал музыку тише и невозмутимо ответил:
   - Нет, лучше высади меня по пути, а потом довезешь мальчика.
   Лера опешила и расстроилась.
   - А я уже себе нафантазировала, дурочка! - отругала она саму себя.
   - Вон там на углу останови! - попросил Павел, показывая пальцем, когда они оказались неподалеку от его дома. - Я еще в магазин зайду.
   Лера высадила его там, где он просил, обиженно проигнорировала его "до встречи" и поехала дальше, включив музыку громче, чтобы заглушить свою обиду за расстроенные на вечер планы.
   Через некоторое время в зеркале заднего вида она встретилась глазами со Стасом, тихо сидевшим сзади, и словно опомнилась, что она в машине не одна.
   Убавила звук радио и попросила его:
   - Скажи, где нужно свернуть, я твой район не знаю.
   - Хорошо, - кротко согласился он.
   Вскоре Лера доехала до его дома и остановилась у одного из подъездов длинной кирпичной пятиэтажки.
   - Ну все приехали! Станция "Вылезайка", - сообщила она, поворачиваясь назад в пол-оборота.
   - Лер, выпьешь со мной чаю? - неуверенно произнес Стас.
   От неожиданного предложения Лера открыла и закрыла рот и чуть не засмеялась в голос. Вечерний чай укладывался в ее планы, но вот только не со Стасом. Развернулась к нему всем корпусом и, подавив смех, ответила:
   - Спасибо, медвежонок, за предложение, ну как-нибудь в другой раз.
   - Жаль, - ответил он, осторожно вылез из машины и прихрамывая направился к подъезду.
   Лера посмотрела ему вслед и, закрыв лицо руками, беззвучно засмеялась.
   Стас, не дойдя до подъезда, развернулся, вернулся обратно и легонько постучал по стеклу.
   Лера стекло опустила и вопросительно на него посмотрела.
   - Ты ведь пообещала дать свой номер телефона! - напомнил он.
   Она страдальчески на него посмотрела, вздохнула, немного подумала и предложила:
   - Давай дадим судьбе еще один шанс! Вот если ты найдешь меня в "ВКонтакте", то я с тобой встречусь.
   Она порылась под сидением, достала из аптечки мазь и протянула ему со словами:
   - Возьми лучше мазь, будешь коленки мазать!
   - Спасибо..., - растерянно сказал Стас и переспросил, - А как... как я тебя там найду?
   - Как-то... или никак, - усмехнулась Лера.
   - Я найду тебя! Обязательно найду! - пообещал он, - И ты сходишь со мной на свидание!
   Лера закрыла окно, помахала ему рукой и поехала домой, уверенная, что никогда его больше не увидит.
   Она жила в пригороде и была уже трассе, когда позвонил Павел.
   - Ну что, довезла мальчика? - поинтересовался он.
   - Да, - коротко ответила ему Лера.
   - А я тортик вкусный купил, но он такой большой, что мне одному его не съесть. Может приедешь и поможешь мне? - как ни в чем не бывало предложил Павел.
   - Я что тебе девочка взад-вперед бегать! - мысленно возмутилась она и сказала вслух, - Знаешь, тортики на ночь вредно, и я уже почти дома. Как-нибудь в другой раз!
   - Хорошо, - произнес Павел с обидой в голосе, - Спокойной ночи!
   - Так тебе и надо! - удовлетворенно подумала она и тут же расстроилась, - Себя я тоже наказала.
   Добравшись до дома, Лера открыла ворота и заехала во двор. Во дворе пахло сиренью, у ног крутился Рэм. Она потрепала его по голове и поделилась:
   - Какие же они все смешные дураки! Ох, Рэмушка, как же я устала и хочу спать!
  

***

  
   - Сколько времени прошло, а я все еще не могу забыть Стаса, - мысленно произнесла Лера, с трудом концентрируясь на работе.
   Мысли о нем она гнала от себя весь оставшийся день, но ненадолго отвлечься ей удалось лишь на вечерней прогулке с Рэмом.
   Вечером подморозило и свежий снег на пустыре, подтаявший за день, покрылся хрустящей корочкой льда. От нечего делать, Лера разламывала эту корочку ногой, наблюдая, как Рэм радостно барахтается в сугробе.
   - Добрый вечер, - услышала она позади себя мужской голос.
   Она обернулась и увидела, подходящего к ней, мужчину с Тедди.
   При виде Рэма, Тедди зашелся заливистым лаем, стараясь спрятаться за ноги своего временного хозяина.
   - Добрый вечер, - отозвалась Лера, - И ты тоже здравствуй, Тедди. Не бойся, Рэм хороший, он тебя не тронет, - обратилась она к маленькой нервной собачке.
   Затем присела на корточки и протянула к нему руку:
   - Можно тебя погладить?
   Тедди прекратил лаять, осторожно и недоверчиво, бочком придвинулся к Лере, деловито обнюхал ее руку и завилял хвостом.
   - Какой ты красивый! - заворковала она, поглаживая его по голове и почесывая за ушами, - И куртка у тебя такая модная!
   Тедди уже вилял не просто хвостом, а всей своей попой. Поставил передние лапки ей на колени и попытался лизнуть в лицо.
   - Нет, нет, нет, - посмеиваясь, отстранила его Лера, поднимаясь во весь рост, - Я с незнакомыми собачками не целуюсь!
   Мужчина засмеялся и, потянув поводок на себя, укорил песика: "Тедди, веди себя прилично!", затем осторожно спросил у Леры: "А, можно я теперь вашу собачку поглажу? Он не укусит?"
   - Ну, если вы не станете его кусать, то он вас тоже не укусит, - пошутила она, подзывая к себе Рэма.
   Незнакомец чуть наклонился и осторожно провел ладонью вдоль черной спины Рэма и видя, что тот спокойно стоит, уже смелее погладил его по голове и шее.
   - ... как зовут? - донеслось до нее.
   - Его зовут Рэм, - отозвалась она.
   - Нет, - улыбнулся мужчина и, весело глядя на Леру, переспросил, - как вас зовут? То, что он Рэм я уже знаю.
   - Меня? - растерялась она и чуть смущенно представилась, - Лера. - И поправила себя, -Валерия.
   - Михаил, - представился новый знакомый.
   - Как? - недоверчиво переспросила она, мысленно усмехнувшись "еще один медвежонок?!".
   - Михаил. Миша, - повторил он громче.
   - Что ж, Михаил, будем знакомы, - улыбнулась ему Лера.
   Знакомиться, а тем более заводить отношения с кем либо, ей не хотелось. Она все еще не могла выбросить из головы и сердца Стаса.
   - Ладно, - думала Лера, - то, что они с Михаилом будут знать друг друга по имени, здороваться и болтать при встрече их ни к чему не обязывает. Михаил ведет себя приветливо, поэтому буду с ним вежлива.
   - Вы сами с Рэмом гуляете? - продолжил он беседу.
   - Пытается выяснить мое семейное положение, - решила она и ответила, - Сама. Дочке тринадцать лет. Ей, в случае чего, с ним не справиться.
   - А моему сыну шестнадцать. Его мать нашла себе мужика побогаче и ушла от меня, когда он маленький был. Сказала, что я недостаточно зарабатываю и мало уделяю ей времени. Вообще, я нормально зарабатываю и на работе меня ценят.
   - Где вы работаете? - поинтересовалась Лера и мысленно возмутилась на себя, - Зачем я это спрашиваю? Какая мне разница.
   - Я доцент, кандидат технических наук, преподаю на кафедре информационных технологий, - несколько хвастливо ответил тот и спросил ее, - А вы?
   - Я бухгалтер на предприятии, - сказала Лера, незаметно рассматривая Михаила.
   Обычный мужчина, примерно одного с ней возраста, рядовая, ничем не примечательная внешность. Увидела бы в толпе - не обратила никакого внимания. Настораживала его излишняя болтливость и было в нем что-то такое неуловимое, что мешало назвать его приятным человеком.
   - Что-то я замерзла, - быстро проговорила она, - мы с Рэмом домой пойдем. До свидания!
   - Лера, а можно вас проводить, темно уже, - поинтересовался Михаил, беря Тедди на руки.
   - Спасибо, Михаил, я с Рэмом, мне не страшно, - бодро ответила она и быстрым шагом пошла домой.
   Дома, она старалась занять себя чем-нибудь, только чтобы не думать о Стасе: приготовила ужин, испекла пирог, позвонила и поговорила с мамой, потом с близкой институтской подружкой Ирой, с которой они не виделись несколько лет.
   Ира с мужем и детьми жила в Санкт-Петербурге. Лера уехала на юг. В первые годы после переезда, Ирина с детьми приезжала к Лере на лето, потом ее дети выросли и им стало не интересно проводить время с родителями, а сама Ира все чаще отдыхала за границей. Они часто перезванивались, болтали, знали друг о друге последние новости, но это все было не то. Не хватало разговоров по душам за чашкой чая и бутылкой сухого красного вина.
   С момента Лериного возвращения в Новгород, им тоже все никак не удавалось встретиться, наконец Ирина сообщила, что приедет к ней на все выходные. И Лера с нетерпением ее ждала. Ей очень хотелось выговориться Ире, поделиться своими воспоминаниями, чтобы стало хоть немного легче и понятнее.
   - Интересно, как он там без меня? - вспомнила она Стаса, уже лежа в темноте, укутавшись одеялом и сама себя одернула, - Да какое мне дело!
   А ведь он тогда нашел ее в социальной сети.
  

***

  
   С тех пор, как она попрощалась со Стасом у его дома, прошло шесть дней. Лера уже и забыла о нем. Больше заботило то, что после ее отказа от приглашения на тортик, Павел отдалился. Нет, они все также мило общались на работе, но уже не создавалась ситуация, при которой их общение могло выйти за пределы офиса.
   Как-то она сама пригласила его домой на тортик, но Павел только протянул, что "тортики - это хорошо" и, сославшись на дела, отказался. А следующий тортик уже от Павла совпал с болезнью Алиски и отказалась сама Лера. Не синхронизировались у них тортики, что можно было поделать?!
   И вот по прошествии шести дней, она совершенно неожиданно получила от Стаса сообщение в социальной сети: "Привет! Я тебя нашел, как и обещал! С нетерпением жду встречи!".
   Полное имя Стаса было - Станислав Василевский. Ему действительно было двадцать семь лет.
   Его настойчивость Леру удивила и даже восхитила, ведь он нашел ее, зная только не самое редкое имя, город и возраст. Она внимательно изучила его страницу, посмотрела фотографии и отметила для себя, что Стас серьезный, умный парень. Он профессионально занимался шахматами, принимал участие в соревнованиях и, судя по многочисленным наградам, очень успешно.
   Что ж, она сама поставила такое условие - пообещала с ним встретиться, если тот ее найдет. Он нашел! Обещание нужно держать, поэтому Лера ответила, что: "Раз он ее нашел, то она готова с ним встретиться". И указала свой номер телефона.
   Стас предложил встретиться на катке крупного торгового центра.
   - Что ж, это даже забавно, - подумала Лера, - даже не помню, когда в последний раз на коньках каталась.
   Когда она пришла на встречу со Стасом и подошла к катку, то увидела, что он уже катается в компании какой-то девочки, лет девяти-десяти, ровесницы ее дочери Алисы.
   Лера подошла к ограждению катка и помахала ему рукой. Стас увидел ее, взял девочку за руку и они, описав полукруг, подкатились к ней.
   Она приветливо улыбнулась девочке и весело сказала Стасу:
   - Привет, медвежонок. Если бы я знала, что ты будешь с сестренкой, то взяла бы свою дочку, она такого же возраста.
   - Это Полина, - представил девочку Стас и пояснил, хитро глядя на свою спутницу, отчего девочка залилась румянцем, - Она не сестренка, она - подружка. Мы случайно здесь встретились с ней и ее мамой.
   - Полина, ты хотела кататься - иди и катайся! Не мешай Стасу! - раздался неподалеку резкий женский голос приказным тоном.
   - Карина, она не мешает, - ответил Стас, продолжая удерживать девочку за руку.
   Лера обернулась на звук голоса и увидела женщину, которую до этого видела на фотографиях Стаса в социальной сети.
   Женщина поднялась с диванчика, на котором сидела, наблюдая за дочерью. Взяла пакеты с покупками и стремительно подошла к ним ближе.
   Издалека ее можно было дать лет тридцать с небольшим. Она была среднего роста, стройная, даже можно сказать худая. В обтягивающих джинсах с прорезями и короткой белой трикотажной кофточке с большим вырезом. На шее висели несколько золотых цепочек с разными подвесками.
   Да и на фотографиях Стаса она выглядела довольно молодо. Сейчас же, когда она стояла близко, было видно, что женщине уже около пятидесяти. Возраст прибавляли и графичное черное каре с густой челкой, и сильно накрашенное лицо.
   - Она могла быть намного симпатичнее, если бы не это жесткое, напряженное выражение лица, - подумала про себя Лера.
   - Лера, познакомься - это Карина, мама Полины и мой личный тренер по шахматам. Карина - это Лера, мой друг, - представил их друг другу Стас, подкатывая к Карине и приобнимая ее за плечи через ограждение катка.
   В ответ, та смерила его ледяным взглядом, резко дернула плечом и, скинув руку Стаса, отступила назад, чтобы он больше до нее не дотянулся.
   Лере же она коротко кивнула и снова приказала дочери:
   - Полина, раз не катаешься, то выходи! Мы уходим!
   - Ну мам, пожалуйста..., - плаксиво протянула Полина, - я еще хочу покататься со Стасом.
   - Карина, пусть она еще катается с нами, - поддержал девочку Стас.
   Карина его проигнорировала и прикрикнула на дочку:
   - Выходи! Быстро, я сказала!
   - Ведьма, - окрестила ее про себя Лера, мысленно пожалев девочку.
   Стас сочувственно посмотрел на Полину и развел руками "ничего не поделаешь".
   У девочки в глазах блеснули слезы, но она лишь плотно сжала губы, насупилась и послушно поехала снимать коньки.
   - До свидания, - бросила им Карина и направилась за дочерью в сторону раздевалки.
   Лера растерянно и с недоумением посмотрела ей вслед, а когда взглянула на Стаса, то встретилась с ним взглядом. Он стоял прямо перед ней и восторженно смотрел своими лучистыми голубыми глазами.
   - Я так счастлив, что ты пришла, - радостно проговорил он.
   - Я же обещала с тобой встретится, выполняю свое обещание, - произнесла она, несколько смущаясь под его теплым искренним взглядом.
   - Бери коньки и идем кататься! - сказал Стас, взял Леру за руку и, приподняв ее руку над ограждением, повел в сторону проката коньков. Сам он катился на коньках по льду, а Лера шла за ограждением.
   Потом они беззаботно катались на коньках, падали, ловили друг друга, смеялись. Лера лохматая, запыхавшаяся и румяная, чувствовала себя весело и легко, как в далекие студенческие годы. Студентками, они с подружкой Иринкой, каждую зиму, как только заливали каток в их родном Новгороде, катались на коньках почти каждые выходные.
   Еще через какое-то время, накатавшись, они сидели со Стасом друг напротив друга за пластиковым столиком, ели "вредные булки" и болтали.
   - Ой, медвежонок, забыла спросить, как твои коленки? - поинтересовалась у него Лера, запивая ломтик картошки, лимонадом из бумажного стакана.
   - Да, уже зажили, - махнул рукой Стас, - спасибо твоей замечательной мази.
   Он дожевал остаток булки, пристально посмотрел на Леру и нерешительно спросил:
   - Можно задать тебе личный вопрос?
   Лера усмехнулась: "Задать можно...".
   Стас помялся, покрутил в руках, сложил в несколько раз пустую обвертку и задал интересующий его вопрос:
   - Лер, почему ТЫ и не замужем? - спросил он, с нажимом на слове "ты".
   - С чего ты взял, что я не замужем? - с вызовом поинтересовалась она.
   В его глазах промелькнуло сомнение. Он задумался на пару секунд, внимательно ее рассматривая и раздумывая, решительно ответил:
   - Уверен, что не замужем. Кольца нет, и ты очень... независимая.
   - Да, ты прав, - вздохнув, подтвердила Лера. - Я была замужем, но несколько лет назад развелась.
   Она пожала плечом и добавила: "Больше не сложилось. По правде говоря, не очень и хочется. Меня бы устроили просто дружеские отношения, без совместного быта. Чтобы можно было время вместе проводить, ходить куда-нибудь и... в гости иногда к друг другу приходить".
   - Я готов стать твоим лучшим другом, - твердо сказал Стас.
   Лера насмешливо на него посмотрела и ухмыльнулась.
   Стас ей нравился. Он был милым, обходительным, располагающим, немного трогательным, но в тоже время обстоятельным и рассудительным. Хотя он и был достаточно взрослым по возрасту, но все же намного ее младше. И это смущало.
   Она усмехнулась:
   - Медвежонок, ты представляешь, что меня ждет с тобой? Все, кому не лень, будут называть меня твоей мамой.
   - А кого кроме нас с тобой это должно касаться? - укоризненно сказал ей Стас и откинулся на спинку стула.
   Лера решила сменить тему. Она вдруг поняла, что ничего о нем не знает и поинтересовалась:
   - Стас, а чем ты занимаешься?
   Стас поставил локти на стол, сцепил руки и ответил:
   - Я айтишник, системный администратор. Работаю на две компании. Раньше в офисе трудился, сейчас на "удаленке". Я же профессионально в шахматы играю. Между прочим, международный мастер, - похвастался он и продолжил, - Раньше на соревнования отпрашиваться приходилось, а теперь свободно распоряжаюсь своим временем. Еще и ребят тренирую.
   - А Карина твой тренер..., - уточнила Лера.
   - Карина для меня гораздо больше, чем тренер, - серьезно проговорил он, - Карина мне, как вторая мама.
   Стас на секунду нахмурился, о чем-то задумавшись, ненадолго отвел помрачневший взгляд, вздохнул и снова, как ни в чем не бывало, улыбнулся, посмотрев на Леру.
   У него была совершенно удивительная улыбка, мягкая, чуть растерянная. Живые лучистые глаза. Теплый взгляд. Но чем больше Лера вглядывалась в его голубые глаза, тем больше ей казалось, что в их глубине сидит какая-то тревога. В тот момент, когда она ее замечала, возникало желание обнять Стаса и прижать к себе.
   Он продолжал ей рассказывать: "Карина - близкая подруга моей мамы. Они с детства друг друга знают, всю жизнь вместе, как сестры, вдвоем меня вырастили. Своего отца я не знаю и никогда не видел, мама сказала, что он умер. Может просто так сказала, может на самом деле умер, это же "лихие" девяностые были.
   Когда я маленький был, мама вокал в музыкальной школе преподавала, иногда где-то подрабатывала, сама пела. Карина работала учителем физкультуры в средней школе, это уже позже она в спортивную школу ушла и тренером по шахматам стала. Денег нам не хватало. Чтобы было на что жить, Карина к нам переехала, а свою квартиру несколько лет сдавала.
   У меня с детства большие проблемы со спиной, несколько операций сделали. Я из больниц практически не вылезал, поэтому маме с Кариной пришлось много со мной повозиться. До двадцати лет корсет носит, а сейчас только сутулость осталась да шрамы на спине".
   Лера внимательно слушала его, не перебивая, а Стас все рассказывал: "Чтобы спину укрепить, Карина меня на плаванье водила. Но с плаваньем у меня не сложилось. А в шахматы, благодаря ей, я играю сколько себя помню. Она же стала моим личным тренером и вырастила из меня чемпиона".
   Последнюю фразу он произнес, не скрывая гордости.
   Внезапно Лера услышала, как у нее в сумке разрывается телефон. Звонила Алиса, просила быстрее приехать домой, так как они с бабушкой повздорили и за это Алиска в наказание лишилась своего планшета. Лера пыталась договорится с ними обеими по телефону, но безуспешно.
   - Извини, Стас, но мне срочно домой надо, - оправдывалась она, - у меня там конфликт поколений. Без меня не разберутся.
   Тот расстроенно засопел.
   - Жаль, - буркнул он и, внезапно оживившись, предложил, - У меня послезавтра турнир будет. Приди за меня поболеть, а после можем куда-нибудь сходить!
   - Хорошо, - пообещала Лера, улыбнувшись.
   Стас проводил ее до выхода из торгового центра, а сам остался, сказав, что ему нужно сделать покупки. На этом они и расстались.
  

***

  
   На шахматном турнире Лера была впервые. В центре большого зала, на огороженной площади, располагались несколько десятков столов, стоящих рядами. По бокам, за оградительными стойками, были расставлены стулья для болельщиков, прессы и участников, не занятых игрой.
   Стас встретил ее при входе в зал и усадил на места для гостей. Он хотел задержаться и поболтать с Лерой, но увидев, как с противоположной стороны ему машет Карина, подзывая к себе, извинился и ушел.
   Как только Лера осталась одна, к ней тут же подошла незнакомая девушка. Девушке было чуть за двадцать, она была симпатичной: с длинными светлыми волосами, собранными на макушке в высокий конский хвост, с большими пухлыми губами и неестественно длинными ресницами. На груди у нее висел большой черный фотоаппарат.
   Незнакомка посмотрела на нее с неприязнью и надменно спросила: "Вы новая девушка Стаса?". Говорила она манерно, растягивая гласные.
   От неожиданности, Лера подавилась смехом и ответила той: "Уж не знаю насколько я ему девушка. Знакомая точно".
   - А я бывшая девушка Стаса, - сообщила та, не представившись.
   Лера насмешливо на нее взглянула и предложила: "Давайте мы с вами найдем еще будущую девушку Стаса и все вместе его обсудим".
   - Не смешно, - скривилась девушка и важно удалилась.
   Лера поискала глазами Стаса и увидела его на противоположной стороне зала рядом с Кариной. Выглядела Карина ярко: черные волосы и алый брючный костюм. Ее стройной девичьей фигурке можно было позавидовать, но все портила манера держаться: резко, напряженно, раздражительно.
   - Интересно, она когда-нибудь расслабляется, - думала Лера, рассматривая прямую, как струна, недовольную Карину со скрещенными на груди руками.
   Карина что-то резко выговаривала Стасу и по тому, как тот размахивал руками, указывая в сторону Леры, она решила, что спорят о ней. Наконец Стас перестал возмущаться и миролюбиво взял Карину за руку, но та резко руку выдернула и легко оттолкнула его. Вскоре объявили имя Стаса, и он пошел к одному из шахматных столов, где уже сидел тучный мужчина с бородой.
   Лере было скучно, она ничего не понимала в шахматах. Да еще и время тянулось медленно. Встать и уйти она не могла, понимая, что обидит этим Стаса. Поэтому, чтобы хоть чем-то себя занять, лениво рассматривала все, что происходит вокруг.
   Стас матч выиграл. Он помахал Лере рукой, артикулируя и указывая на что-то. На что именно Лера не поняла, но улыбнулась и покивала в ответ. Сам он вышел за ограждение и стал наблюдать за игрой какого-то подростка.
   Краем глаза Лера заметила движение справа, повернула голову и увидела, что к ней приближается бывшая подруга Стаса. Та взяла стул и уселась рядом с Лерой. Лера решила не обращать на нее внимание, но ей это не удалось, потому что девушка с ней заговорила.
   - Вам не кажется, что для Стаса вы несколько староваты? - в своей манере растягивать гласные спросила она.
   Лера опешила от такого хамства, но вида не подала.
   Она перевела насмешливый взгляд на дерзкую девчонку и ответила ей с вызовом: "Возможно, зато он со мной, а не с вами!".
   Та вспыхнула от возмущения и попыталась еще больше "уколоть" Леру:
   - Ну, если вы любите молоденьких мальчиков, то мой вам совет - начните уже колоть ботокс, а то у вас морщины на лбу и около глаз!
   - Вот поганка! - мысленно негодовала Лера, но сохраняя насмешливое выражение лица, парировала, - Я решила пропустить этот этап и коплю деньги сразу на круговую подтяжку. Статью в интернете читала, что ботокс приводит к слабоумию. Не знаю, насколько правда, но рисковать не хочу. Поэтому пусть я буду лучше с морщинами, но зато в здравом уме!
   Девушка замолчала, придумывая, какую бы еще сказать гадость. Но Лера не стала этого дожидаться, увидев, что Стас решительно направляется в их сторону, она поднялась и пошла ему на встречу. Оказаться в эпицентре выяснения отношений ей не хотелось, а вот поставить на место глупую девчонку - очень.
   Приблизившись к Стасу, Лера обвила его руками, нежно прижала к себе и со словами: "Поздравляю тебя!" поцеловала в щеку.
   Стас на несколько секунд опешил, смутился, а затем вдруг настороженно спросил: "Что от тебя Настя хотела?".
   - Настя - это твоя девушка? - наивно переспросила она.
   - Никакая она мне не девушка, - возмутился Стас, - так, погуляли пару раз.
   - Почему не девушка? - наигранно удивилась Лера, - Настя хорошенькая и ты ей нравишься?
   - Это она тебе сказала?
   - Прямо не сказала, но дала понять.
   - Настя - самовлюбленная эгоистка, живет только своими "хотелками" и слышит только себя, - объяснил он, - Личико хорошенькое, а загляни в глаза - там пустота.
   - Надо же..., - подумала Лера, удивляясь его здравомыслию.
   - Подожди еще немного, - попросил Стас, - сейчас пройдет награждение, и мы куда-нибудь сходим, отметим это дело. Ты не против, если Карина с нами пойдет?
   Лера была против. И даже очень сильно против. Да, Карина, много значила для Стаса, но лично ей, Карина была совершенно несимпатична. И казалось, что это было взаимно. Но не могла же она сказать об этом вслух?!
   - Ну, это же ваша общая победа, - протянула она.
   К ней Настя больше не подходила, но зато она подошла к Стасу, попыталась его обнять, но тот перехватил ее руки и резко от себя отстранил. Девушка обиделась и выбежала из зала.
   Церемония награждения прошла быстро, дольше они фотографировались после нее.
   Наконец они втроем оказались в кафе неподалеку от того места, где проходили соревнования. Общение с Кариной не задалось. Та держалась отстраненно, стараясь на них не смотреть. Манерно отламывала ложечкой от пирожного маленькие кусочки, долго несла их до рта, демонстративно отвернувшись к окну, рядом с которым они сидели.
   Стас пытался ее разговорить, но она на все вопросы отвечала односложно и тут же отворачивалась. А Лера не имела ни малейшего желания общаться с ней. Карина вызывала у нее неприязнь, хотя ничего особенного не говорила и не делала.
   Неожиданно у их столика возникла парочка развеселых мужчин лет шестидесяти. Выглядели они прилично, хотя и были уже изрядно "навеселе".
   Один из них, глядя на Карину, задорно сказал ей: "Девочки, какие же вы красивые! Разрешите угостить вас шампанским!".
   А второй добавил: "А мальчику мы купим мороженое!".
   От неожиданного предложения, Стас чуть не подавился пирожком.
   Лера еле сдерживалась, чтобы не расхохотаться в голос.
   Карина же внезапно рассвирепела и рявкнула на них, сверкая глазами от гнева: "Пошли нах...й отсюда, алкаши!".
   Незадачливые кавалеры опешили, выпучив от удивления глаза. Лера тоже растерялась и несколько секунд они смотрели друг на друга, ошеломленно хлопая ресницами.
   Чтобы сгладить неловкость ситуации, Лера наигранно округлила глаза и доверительным шепотом иронично сообщила им: "Я сама ее боюсь! Вот видите, нож с вилкой я у нее забрала, а ложку она не отдает! А ложкой глазки выковыривать, ой как больно! Уходите! Не подвергайте опасности ни себя, ни нас!".
   Те шутку подхватили и ответили, сотрясая кулаком в знак солидарности: "Вы это... держитесь! Если что - мы рядом!".
   - Спасибо, товарищи! - заговорщически отозвалась на это Лера.
   Растеряв напускную серьезность, они рассмеялась, и мужчины вернулись за свой столик.
   Лера встретилась глазами с Кариной. Та смотрела на нее почти с ненавистью.
   - Ха-ха-ха! Как остроумно, обоссаться можно! - зло проговорила она.
   - По-моему, было смешно, - ухмыльнулась Лера.
   - Карина, ну что ты..., - вмешался Стас, - это действительно было забавно.
   - Весело вам? Вот и веселитесь дальше! - отпихнула она от себя блюдце с недоеденным пирожным, резко поднялась и стремительно вышла из кафе на улицу.
   Стас бросился за ней.
   Лера, оставшись одна, невозмутимо принялась доедать свои вафли с мороженым и фруктами.
   Стас вернулся минуты через три и один. Но расстроенным он не выглядел.
   - Не бери в голову, - начал объяснять он, садясь рядом с Лерой, - Иногда на Карину что-то находит, и она становится излишне резкой. Она строгая, но хорошая.
   - Слушай, медвежонок, мне с твоей Кариной детей не крестить, - безразлично проговорила Лера, - можешь ее не оправдывать!
   Она доела последний кусочек вафли, отложила вилку и сухо сказала: "Спасибо за развлечение и угощение. Еще раз поздравляю с победой. Мне пора домой".
   - Нет, нет, - испуганно запротестовал Стас с мольбой заглядывая ей в глаза и хватая за руки, - пожалуйста, не уходи, еще рано! Может хочешь еще что-нибудь вкусного?
   Лера внезапно устыдилась и предложила: "Пойдем погуляем в парке".
   - Давай! - обрадовался Стас.
   Они гуляли по парку до темноты. Уезжая домой, Лера решила, что не стоит заниматься глупостями и тратить на этого мальчика время, уж очень странные их отношения. А уже через несколько дней пошла с ним в кино. Потом на концерт, потом были прогулки, кафешки, снова прогулки. Со Стасом было легко и непринужденно. И она даже не заметила, как в него влюбилась.
  

***

  
   Будильник проигрывал одну и ту же мелодию уже в шестой раз подряд. Лера, выбираясь из остатков сна не могла понять, где она находится и что за музыка играет. Сообразив, что это надрывается телефон, нащупала его на прикроватном столике и сказала: "Алло", но музыка продолжала играть ей в ухо.
   Осознав, что это всего лишь будильник, она отключила его и с радостной мыслью, что сегодня суббота, откинулась обратно на подушку и натянула одеяло до самого носа.
   Но долго понежиться в кровати ей не удалось. Рэм, услышав, что хозяйка проснулась, начал тихонько поскуливать и скрести лапой дверь, давая понять, что ему уже хочется на улицу.
   - Все, Рэм, я встаю, встаю, - сообщила ему Лера, поднялась и сонно побрела в ванную комнату, по пути потрепав пса по голове.
   На прогулку она собиралась необычайно тщательно, и поэтому на пустырь они пришли чуть позже, чем всегда. Людей и собак было много, но Михаила с Тедди среди них не было. Лера поздоровалась с теми, кого знала и начала прохаживаться по тропинкам, держа Рэма на поводке.
   Мимо нее, поздоровавшись, быстрым шагом прошла Галочка, заходя на очередной круг, в окружении своих мопсов - Фроси и Тоси.
   Тося подскочила к Рэму, обнюхала и убежала вслед за хозяйкой.
   - Почему вы гуляете со своей зверюгой в то время, когда здесь гуляют другие собаки? - услышала Лера недовольный высокий женский голос позади себя.
   Она обернулась и увидела хозяйку черного пуделя.
   Пудель гавкал и рвался познакомиться с Рэмом, а та его одергивала: "Нельзя, Кисик, нельзя! Эта псина тебя разорвет!".
   - Наверное, потому что у меня тоже собака! - невозмутимо ответила Лера на необоснованную претензию хозяйки Кисика, - Рэм воспитанный, он никого не тронет просто так.
   Но женщина ничего не слышала, она продолжала высказывать свое недовольство: "С такими опасными собаками нужно гулять на специальных площадках. Они могут покалечить другую собаку или даже человека! Не понятно, что у них на уме: могут и покусать, и просто напугать!".
   Пока она это выговаривала, Кисик уличил момент, подкрался к Рэму и схватил его зубами за заднюю лапу. Рэм огрызнулся и оттолкнул пуделя. Тот завизжал от страха, как ужаленный, но громче всех визжала его хозяйка: "Кисичка, что он с тобой сделал. Он укусил тебя, да? Укусил?".
   - Как он укусит, он в наморднике! - удивилась Лера.
   Владелица пуделя не стала разбираться, угрожая полицией, прокуратурой, судом и депутатами, она быстрым шагом пошла прочь с пустыря, уводя за собой своего питомца, который бодро семенил рядом, как ни в чем не бывало.
   - Что произошло? - полюбопытствовала Галочка, подходя ближе, - Что за крики?
   - Ничего особенного, - помотала головой Лера и поделилась, - Черного пуделя знаете? С ним еще женщина гуляет, в очках?
   - Кисик?! Знаю конечно! Невоспитанный избалованный пес! - подтвердила Галочка, - Он однажды Фросе ухо прокусил. Хорошо, что все обошлось.
   - Вот... он сейчас попытался Рэма укусить, ну Рэм и огрызнулся.
   - Ой, не связывайтесь с ними, - посоветовала Галочка, махнув рукой, - поскандалить они любят.
   Она хитро посмотрела на Леру и сказала:
   - А ваш друг ждал вас ждал, но так и не дождался!
   - Какой друг? - переспросила Лера и почувствовала, как щеки у нее запылали.
   - С такой маленькой рыжей собачкой в синей курточке, - пояснила она.
   - Он мне не друг, - оправдывалась Лера, - просто здороваемся и разговариваем, когда здесь встречаемся.
   - Да? - смутилась Галочка, - Извините, мне просто так показалось. Очень приятный мужчина.
   - Наверное, - согласилась Лера.
   - Лера, а вы недавно сюда переехали? - неуверенно спросила Галочка.
   Лера подтвердила: "Да, мы полтора месяца назад купили квартиру в новостройке и переехали сюда из центра. Здесь тихо, спокойно и есть, где с Рэмом гулять".
   Лера не стала рассказывать, как еще осенью спешно уезжала с юга и возвращалась в Новгород, в родительский дом, где жила, пока не нашлись покупатели на ее маленький уютный дом с садом.
   - А вот мы с мужем планируем в скором времени поближе к детям перебраться. Они у нас в Воронеже живут, - поделилась Галочка. - Вот муж на пенсию выйдет и уедем. Надоел этот холод.
   - Ну, ладно, Лерочка, я пойду. А то девочек уже кормить пора, - кивнула она на Фросю и Тосю и попрощалась.
   Лера вскоре тоже пошла домой. Сегодня к ней должна была приехать из Питера долгожданная подруга Ира, которой нужно было так много рассказать...
   Ирина привезла с собой огромный торт.
   - Куда нам столько? - изумилась Лера, после того, как они поплакали и вдоволь наобнимались после многолетней разлуки.
   - Ничего, выходные длинные, разговоры долгие! - оборвала ее Ира.
   Алиска, съев целых два куска торта, ушла в свою комнату, где лениво завалилась на кровать в обнимку с Рэмом и включила сериал на ноутбуке.
   А Лера с Ириной остались на кухне и, медленно "приговаривая" бутылку красного сухого, продолжили свой разговор.
   - Не понимаю, как ты вообще решилась на отношения с этим парнем? - встревоженно глядя на Леру, поинтересовалась Ирина.
   - Ну как решилась..., - пожала плечом Лера, - Раз с ним погуляли, два погуляли, три, пять, шесть, а потом дождь начался, он предложил зайти к нему. Чай попили, в окно посмотрели. Затем я моргнула. А дальше все как в тумане. Очнулась, глаза открываю и думаю: "Ой-ё, что же я такое наделала?!".
   - Жалеешь?
   - Я безумно по нему скучаю. Но повторения и продолжения не хочу, ни за какие коврижки!
  

***

  
   В тот июньский день Стас встретил ее после работы, и они пошли гулять в парк. В вечернем воздухе висело грозовое напряжение, пахло цветами, травой и тревогой. Начал накрапывать мелкий дождь.
   - Сейчас ливень будет, - предположил он, посмотрев в, затянутое темными тучами, небо.
   - Я прогноз погоды смотрела, по прогнозу гроза будет только ночью, - отозвалась Лера.
   Тотчас мелькнула ослепительно яркая вспышка.
   - Что это? Молния? - с сомнением спросила она.
   Ответом ей стал громкий и продолжительный треск грома.
   - Ого, - удивилась Лера, - лучше пойдем к машине, я тебя домой отвезу. А то действительно сейчас, как польется, не успеем добежать.
   Им осталось всего лишь перейти дорогу к стоянке, где стояла машина, как на них и на город внезапно обрушился дождь. Ливень был такой силы, что в метре перед собой ничего не было видно. Лера со Стасом моментально промокли. Они добежали до машины и забрались внутрь. Стекла изнутри тут же запотели.
   - Сейчас немного посидим и поедем, - сообщила Лера, пытаясь отлепить от себя намокшее и задирающееся платье, не дающее удобно расположиться на сиденье.
   Она включила кондиционер, чтобы согреться и обсушить запотевшее лобовое стекло.
   - Поехали ко мне, - предложил ей Стас, - посидим, попьем чай, согреемся и высохнем.
   Лера недоверчиво на него посмотрела, раздумывая, стоит ли принимать это сомнительное приглашение. Затем поинтересовалась: "Ты с кем живешь?".
   - Один! - произнес Стас таким тоном, как будто она спросила у него само собой разумеющуюся вещь.
   - А мама у тебя где?
   - Она отдельно живет со своим мужем и моим младшим братом.
   Лера многозначительно хмыкнула: "Ну, поехали, раз мамы дома нет".
   Дождь все не прекращался, он лил стеной, поэтому ехали они долго и осторожно. От машины до подъезда бежали бегом на "раз, два". Пока Стас открывал ключом дверь в квартиру, с них натекла приличная лужа.
   Дома он достал из шкафа и вручил Лере свои спортивные штаны и футболку, заставил переодеться в сухую чистую одежду и переоделся сам. Их мокрые вещи висели на сушилке в ванной комнате и капли с них беззвучно ударялись о брошенное на пол полотенце.
   Пока грелся чайник, Лера смотрела в окно кухни, опершись ладонями на подоконник. Окно выходило на улицу. За окном было совершенно пустынно - ни людей, ни машин. Только мрак, серая пелена дождя, пузырящиеся лужи, порывистый ветер, внезапные вспышки молнии и после - близкие раскаты грома.
   - Апокалипсис, - сказала она, не оборачиваясь на входящего на кухню Стаса, и добавила, - И никого кроме нас.
   Стас выключил закипевший чайник, подошел к ней и встал рядом, рассматривая происходящее за окном. Немного помолчал и спросил: "Лер, если конец света уже наступил и никого кроме нас не осталось, то можно я тебя поцелую?".
   Она, продолжая безучастно смотреть в окно, отрицательно покачала головой: "Медвежонок, ты мне очень симпатичен. Но скажи, зачем тебе такая взрослая тетка, как я? Вокруг тебя полно симпатичных молодых девочек, та же Настя наконец!".
   Стас раздраженно засопел и медленно сухо проговорил: "Про Настю я тебе уже объяснял. А ты не тетка! Ты молодая, умная, красивая женщина и я... я... очень тебе доверяю. Мне с тобой хорошо и спокойно".
   Лера взглянула на него и увидела, что тот стоит в раздумье, в нерешительности покусывая губы. Стас помолчал, сомневаясь, стоит ли говорить дальше и собравшись с духом сказал, отведя взгляд в сторону: "Не такая уж ты и взрослая. У меня были отношения с женщиной старше тебя".
   Стас испуганно взглянул на Леру, внимательно наблюдая за ее реакцией после своих слов.
   От его неожиданного признания, Лера ойкнула и, обхватив руками щеки, оторопело опустилась на табуретку, стоявшую рядом с окном.
   - Ой, - только и сказала она, изумленно глядя на него снизу-вверх и попыталась съязвить, - Стас, скажи, а это личные предпочтения или просто от отчаяния?
   Щеки Стаса вспыхнули, в глазах промелькнул злой огонек.
   - Ты сейчас пытаешься меня обидеть? - насторожился он.
   - Нет, что ты, только выяснить для себя, - возразила ему Лера, - Просто Я не хочу быть отчаянием!
   - Господи, Лера..., - с облегчением выдохнул Стас и горячо произнес, - Да я влюбился в тебя! Я люблю тебя, Лера!
   Его взгляд потеплел и снова стал нежно-лучистым. Он подвинул к себе ногой вторую табуретку и сел напротив нее. Взял Лерины руки и, придерживая своими, положил себе на щеки. И молча смотрел на нее восхищенным влюбленным взглядом.
   Под этим доверчивым взглядом Лера таяла, она высвободила руки и осторожно начала гладить его лицо кончиками пальцев: лоб, брови, виски, скулы, щеки, подбородок, губы. Лера внимательно всматривалась, впитывая в себя его черты и ее сердце наполнялось невероятной нежностью.
   Стас чувствовал запах Лериных духов, исходящий от ее запястий, нежные ласкающие прикосновения и млел от счастья. Положив руки ей на бедра и, чуть сжав их, он боялся пошевелиться и очнуться от своего блаженного состояния.
   Лера поднялась и, притянула его голову к себе, коснулась губами его губ. Губы у него были мягкие и теплые. И руки под ее футболкой тоже теплые. А дальше действительно все было, как в тумане. И этот туман окутал их плотной завесой сладкой неги и острой чувственности.
   Через какое время из тумана, сверху, прямо над ней выплыло лицо Стаса и она, скользнув руками по его голове, стянула тугую резинку и распустила его длинные волосы. Они рассыпались по его голым плечам и спине, и Лера с наслаждением зарылась носом в его мягкие длинные пряди, пахнущие пряными травами.
   Чуть позже они лежали без сил на остывающей простыни и, обнявшись, слушали сердцебиение друг друга. Внезапно Лера почувствовала, что Стас прижимается к ней всем телом и подрагивает.
   - Ты замерз? - участливо спросила она, укрывая его одеялом и сильнее обнимая.
   - Наверно, - пробубнил он ей в плечо, прижимаясь еще сильнее.
   Лера лежала, закрыв глаза, слыша мерное сопение Стаса, улавливая его дыхание на своем плече и прислушивалась к своим мыслям. Эйфория от близости медленно растворялась и замещалась невнятной тревогой: "А что дальше?", "А будет ли это дальше?".
   - Сейчас мне тридцать восемь, ему - двадцать семь. Еще каких-то два года и мне сорок. Сорок! А ему - все еще двадцать девять, - мысленно вела диалог Лера сама с собой, - Да, конечно, ни на одни отношения, какая бы разница в них ни была, не дается никакого срока годности. Я вот тоже замуж навсегда выходила и что?! Через семь лет все сломалось, хоть Костя и был старше меня на шесть лет. Понятно, что Стасу со мной проще и спокойнее, чем с той же Настей. Не нужно ничего доказывать, не нужно терпеть капризы, не нужно бояться, что тебя не поймут и не поддержат. А я? Что получаю я? Радость общения? Ну ты же сама этого хотела, разве не так?! Ладно, поживем - увидим.
   Она осторожно высвободила из-под головы Стаса свою руку и обнаружила, что тот уже крепко спит.
   - Медвежонок, я поехала домой, - попыталась бережно разбудить его Лера.
   Но Стас только что-то невразумительно промычал и перевернулся на другой бок.
   Она встала с кровати, нагнулась, подняла с пола и аккуратно сложила на спинке стула спортивки и футболку, в которые переодевалась взамен своей промокшей одежды.
   Не включая света, прошла в ванную и забрала с сушилки свое платье. Натянула его. Влажная ткань сразу же прилипла к телу, неприятно холодила кожу и еще больше отдалила от недавней близости со Стасом.
   На прощание Лера подошла к спящему Стасу и опустилась перед ним на корточки. Осторожно, чтобы не разбудить, убрала прядь волос с его лица и с нежностью посмотрела. Он вызывал у нее необычайно теплые искрящиеся чувства. Стас был милый и трогательный, а спящий еще и очень беззащитный. Его нестерпимо хотелось сгрести в охапку и прижать к себе.
   Лера тихонько вздохнула, поднялась и направилась к входной двери.
   - Поживем - увидим, - еще раз повторила она про себя, вышла на лестничную клетку, закрывая дверь. Услышала щелчок замка, подергала дверь и, убедившись, что та надежно закрыта, уехала к себе домой.
  

***

  
   Да если бы я только знала, что будет дальше, - покачала Лера головой, - Я бы... А что "я бы"? Не пошла к нему домой? Не стала с ним знакомиться?
   Она покрутила в руках стеклянный бокал с остатками вина, отставила его от себя и с горячностью произнесла: "Он же очень хороший, добрый, ласковый, отзывчивый, понимающий. Меня до сих пор не покидает чувство, что я сделала что-то не то, неправильно поступила, нельзя с ним было так, он этого не заслужил".
   В Лериных глазах блеснули слезы, и она шмыгнула носом.
   Ира погладила ее по плечу и поинтересовалась:
   - А как его мама отнеслась к тому, что он начал встречаться с тобой?
   Лера промокнула уголки глаз бумажной салфеткой, сделала глубокий прерывистый вздох, успокоилась и ответила:
   - Знаешь, нормально. Я ждала худшего. Я пыталась поставить себя на ее место и представить, чтобы бы я сделала, если узнала, что мой сын нашел себе взрослую тетеньку на одиннадцать лет старше его, разведенную и с ребенком.
   - И что же? - ехидно переспросила ее подруга.
   - Я бы взяла ремень и всыпала бы сыночке по жопоньке, а потом поехала бы к этой тетеньке и всыпала бы по жопоньке ей.
   Ирина рассмеялась: "Радуйся, что у тебя дочка. Взрослый муж - это не так и плохо".
   - На мой взгляд, - поделилась Лера, - разница до десяти лет - это приемлемо, больше - уже много. Даже, когда мужчина старше. Хотя, наверное, не это главное...
   - А что главное?
   - Главное, чтобы вы лучшими друзьями друг для друга были. Чтобы друг с другом интересно было. Что бы вы друг за друга горой стояли и уважительно друг к другу относились. Вот пройдет у вас любовь и что останется? Что держать будет? Квартира, дети? Так это не жизнь, а сплошные мучения. А вот если уважение есть и нежная привязанность, тогда не страшно, даже, когда острота чувств спадет.
   - Глупенькая, - произнесла Ира и махнула на нее рукой, - вот мне с моим мужем не интересно. Все, что он мне может рассказать, это про кражи, разбои и жуликов. У них в полиции все разговоры или про материалы, или про сроки, или про отчеты. И меня он не слушает, только головой кивает, когда я ему что-то рассказывать начинаю. Я рассказываю и вижу, что он о чем-то своем думает. И ничего! Уже двенадцать лет вместе. Отдыхать ездим, квартиру-трешку в ипотеку взяли. Увлечения у нас разные. У него лыжи и рыбалка. У меня вязание и тортики.
   - Но ты же спокойно отпускаешь его на рыбалку. Скандалы не устраиваешь? А он носит твои свитеры и ест твои тортики.
   - Ну да! - согласилась ее подруга.
   - Вот! - выставила Лера указательный палец, - Вы с уважением относитесь к увлечениям друг друга и друг к другу в целом. Ты слушаешь про "его" жуликов и сочувствуешь его рабочим сложностям, а он слушает тебя, ну или делает вид, что слушает и не отмахивается, не говорит "помолчи, отстань, уйди, надоела".
   - Получается так, - озадаченно протянула Ирина.
   - А вот меня мой бывший муж совершенно не уважал, - с грустью вспомнила Лера, - Костя к любым моим увлечениям пренебрежительно относился. Помнишь я одно время игрушки вязала, так он называл их: "глупости", "пылесборники" и "убийцы времени". Критиковал меня по поводу и без, не то надела, не то приготовила. А самое противное, еще и в присутствии посторонних людей. Он перчатки дома забудет, а я виновата, что не напомнила. Ради Алиски терпела.
   - А знаешь из-за чего мы развелись? - хихикнула она, - Что стало последней каплей?
   - Ты не рассказывала..., - удивилась Ира.
   Лера, нанизала на вилку кусочек отварного картофеля, лежащего перед ней на тарелке, потрясла им в воздухе и торжественно объявила: "Картошка!".
   - Что? - засмеялась та.
   - Картошка! - подтвердила Лера и рассказала, - Я купила на рынке ведро картошки, пересыпала его в пакет, а пакет поставила в багажник Костиной машины. По дороге картофелины из пакета раскатились и немного запачкали багажник песком. Костя увидел, завелся, наговорил мне гадостей, а я ему. Забираю из машины сумки с продуктами и прошу его взять этот пакет картошки, домой занести. А он берет свою папку с документами и налегке домой идет. Я ему: "А картошка?", он отвечает "Сама купила, сама и тащи свою картошку!". Как будто я ее только для себя покупала! Хорошо, дотащила. Дома выяснилось, что я не ту картошку купила. Она белой оказалась, а он видите-ли красную любит. Когда чистила, пришел, посмотрел и сказал, что я плохо глазки выковыриваю. А когда ужинать сели, и он пюре есть отказался только потому, что ему попался неразмятый кусочек картофеля, я не выдержала...
   - Ты надела ему кастрюлю с пюре на голову? - злорадно предположила Ира.
   - Нет, - помотала она головой.
   - А я бы так и сделала!
   - Я заорала, как чокнутая, что жить с ним больше не хочу, видеть его не могу и подаю на развод.
   - А он?
   - Обозвал меня психопаткой и спокойно ответил: "Ну и ладно". После развода он в Питер вернулся, а мы с Алисой так на юге и остались. Хотя это Костя был инициатором переезда. Потом я Рэма завела, чтобы не так страшно одной жить было.
   - Лучше б ты мужика завела, - хохотнула Ира.
   - Я и завела. Стаса, - усмехнулась Лера и, вспомнив Стаса, снова погрустнела, - Он очень меня любил. Ему постоянно нужно было ощущать мое присутствие. Если он не держал меня за руку или не обнимал, то ему нужно было хотя бы касаться меня - рукой, ногой, бедром. Он как-то признался, что боится, вдруг он глаза откроет, а меня на самом деле нет, что он меня придумал. А еще, что больше всего на свете боится, что я могу внезапно исчезнуть.
   - А ты взяла и внезапно исчезла, - констатировала Ирина.
   - Исчезла, - как эхо повторила Лера и посмотрела в окно, за которым начали сгущаться сумерки.
  

***

  
   - Куда ты исчезла? - раздался в телефоне голос Стаса с паническими нотками.
   Лера взглянула на часы - без пятнадцати минут семь.
   - Домой уехала, - сонно сказала Лера, закрывая глаза, - Я тебе, между прочим, сказала об этом.
   - Не помню. Наверное, уже спал, - произнес он, - Почему ты уехала? У тебя же ребенок на каникулах у бабушки?
   - Привыкла просыпаться дома, - объяснила она.
   - Я испугался, - доверительно сообщил Стас, - Проснулся, а тебя нет.
   - Лер, а мы сегодня увидимся? - заискивающе спросил он, немного помолчав.
   - Хочешь, приезжай ко мне, - предложила Лера, - позавтракаем вместе. Только не раньше десяти, сегодня суббота и я еще сплю.
   - Хорошо! - радостно воскликнул Стас.
   Она, сонно улыбнувшись, отбросила телефон на край широкой кровати, обхватила подушку руками и еще на два часа провалилась в сон.
   Он примчался в пятнадцать минут одиннадцатого. Счастливый и радостный. Привез булочки с корицей и остался до понедельника. И полетели их сумасшедшие дни и ночи. Лера корила себя за них, но не противилась.
   Однажды поздно вечером она услышала отрывистый лай Рэма во дворе. Выглянув в окно, Лера услышала настойчивый стук в калитку, за которой маячили две тени.
   - Странно, я некого не жду, - подумала она и вышла выяснить кто бы это мог быть.
   Открыв калитку, увидела пару: мужчину и женщину.
   - Вы Валерия? - строго спросила у нее женщина.
   - Да, - удивленно ответила Лера, уже догадываясь, кто и зачем к ней пришел, но на всякий случай поинтересовалась, - А вы?
   - Меня зовут Светлана. Я мама Стаса, - ответила та хорошо поставленным голосом.
   Лера внутренне напряглась. Она была уверена, что рано или поздно их встреча состоится. И понимала, что большой радости их знакомство не вызовет.
   - Рэм, место, - приказала она собаке, которая тоже заинтересовалась нежданными гостями, а гостям добавила уже дружелюбнее, показывая рукой в сторону входа в дом, - Проходите, пожалуйста, не бойтесь Рэма.
   Светлана со спутником прошли по бетонированной дорожке сада, зашли в дом, разулись и замешкались в прихожей.
   - Идемте на кухню, там и поговорим, - гостеприимно предложила им Лера.
   Она усадила гостей за стол, достала печенье, конфеты, поставила чайник на плиту и села напротив них. Некоторое время они с любопытством друг друга рассматривали.
   Стас был очень похож на маму, те же округлые мягкие черты, голубые глаза. Его мама была моложавая привлекательная женщина. Мужчине на вид было немного за сорок.
   - Это мой муж Тимур, - представила она его и, закусив губу, замолчала, не зная, как начать разговор.
   Говорить начала Лера:
   - Я знала, что вы захотите со мной познакомиться. На вашем месте, я бы сделала тоже самое.
   - Да, - подтвердила она, - мне не все равно с кем проводит время мой сын.
   Лера покивала и, внимательно смотря на маму Стаса, начала спокойно и вдумчиво говорить: "Светлана, я понимаю, то, что Стас со мной встречается - это неправильно. Я намного старше, в разводе, у меня ребенок. Будь это мой сын, я тоже была бы против подобных отношений. Поэтому, если вы сможете убедить Стаса, что он не прав, со своей стороны обещаю, что не буду искать с ним встреч и как-то напоминать о себе. Я пыталась с ним серьезно поговорить и объяснить, что встречаться нам не стоит. Меня он не слушает. Просто взять и выставить его вон - не могу. Стас очень чувствительный человек и я не могу обойтись с ним грубо".
   Чайник на плите засвистел, сообщая, что он вскипел и Лера поднялась его выключить. Она налила себе и гостям в кружки чай и поставила их на стол. Тимур тут же взял печенье из коробки и принялся пить чай, а Светлана к чашке так и не притронулась. Сцепив на столе руки, она молча смотрела на Леру, как той показалось в небольшой растерянности.
   Стас Лере очень нравился, она была тронута его привязанностью, внимательным отношением, чуткостью. Она и сама успела к нему сильно привязаться. Он был симпатичным, очень милым, уютным и трогательным, как любимый плюшевый медвежонок. Но в глубине души сидел беспокойный червячок, который нашептывал: "Не нужно, не стоит, оставь, не получится, не выйдет", поэтому Лера с тревогой и болью, но все-таки надеялась, что Светлана сможет воздействовать на сына, запретит ему с ней встречаться и тем самым, разорвет их связь. И тогда ей не придется делать это самой.
   Наконец мама Стаса заговорила. Из ее голоса пропали строгие напряженные нотки, и он лился чисто и мягко: "Лера, можно вас так называть? Я посмотрела на вас, на то, как вы живете и успокоилась. Вы умная, симпатичная, приятная женщина. У вас уютно в доме, вокруг вас хорошая энергетика. Стасик к вам очень привязан. Я знаю, как хорошо вы к нему относитесь. Я не стану препятствовать вашим отношениям".
   Она бросила взгляд на мужа, тот лишь протянул: "Да-а-а" и покивал ей в ответ.
   - Я сама старше своего мужа на пять лет, - доверительно сообщила она, - поэтому ваша разница в возрасте меня сильно не беспокоит. Вы только не обидьте ничем моего мальчика.
   Лера была удивлена и... разочарована. Она была готова к тому, что ей скажут: "Женщина, оставьте моего сына в покое", а вместо этого разговор свелся к: "Вот вам мой мальчик, позаботьтесь о нем и не обижайте его, пожалуйста".
   - Ну, что, дорогая, поедем домой? - спросил у жены Тимур, поднимаясь из-за стола.
   - Да, Тимурчик, - подтвердила Светлана, - поздно уже.
   Лера проводила их до калитки. По дороге, пропустив жену вперед, Тимур хитро подмигнул Лере и, сладко улыбаясь, тихо протянул: "Как же я понимаю Стаса". От неожиданности Лера хмыкнула и удивленно на него посмотрела.
   Светлана, уходя, задержалась в калитке, повернулась и на прощание произнесла: "Уж лучше вы, чем какая-то сопливая вертихвостка". Затем они с мужем сели в припаркованный неподалеку автомобиль и уехали восвояси.
   Отрешенно закрыв калитку за гостями на щеколду, Лера села на скамеечку в темном саду. Подозвала к себе Рэма и почувствовала прикосновение мокрого собачьего носа к своим рукам. Обняла его мохнатую голову, потрепала за ушами и поцеловала в широкий лоб.
   Радости и облегчения от знакомства с мамой Стаса не было, уж слишком легко оно прошло, было лишь опустошение и предчувствие каких-то неприятностей.
   В саду заливались цикады, каждая старалась перестрекотать другую. Пахло нагретой за жаркий день травой, цветами и мятой. В черном ночном небе ярко горели большие южные звезды, мигал огонек, пролетающего самолета. Растущая луна, медленно укрывалась случайным одиноким жидким облаком.
   - Может, я зря себя накручиваю? - тихо спросила она у Рэма и вспомнив прощальные слова Светланы, хихикнула, - Конечно, я же лучше сопливой вертихвостки! Может надо просто жить и не задумываться ни о чем, наслаждаться каждым днем и проведенным вместе временем?
   Рэм лишь облизнулся и сверкнул в темноте глазами.
   Вечер был теплый, но Леру знобило. Она оставила Рэма во дворе и ушла в дом. На телефоне было несколько пропущенных звонков от Стаса, но ей не хотелось с ним разговаривать, она отключила у телефона звук, разделась и легла спать.
   Знакомство с его мамой никак не повлияло на их дальнейшие отношения. Они также куда-то ходили вместе, приезжали друг к другу в гости, иногда оставались ночевать. Время от времени Стас вместе с Кариной или со своими учениками, или одновременно с учениками и Кариной ездил на соревнования, из поездок он засыпал Леру сообщениями и звонками. Порой слишком навязчивыми, ему нужно было знать где она и что делает. И тогда она просила не отвлекать ее, объясняла, отшучивалась, злилась, иногда отключала телефон. Стас переживал, скучал, извинялся, продолжал звонить и писать, оправдывался. После своих поездок он ходил за Лерой хвостом и при каждом удобном случае прижимался к ней. У него вообще была странная манера ее обнимать - он прижимал ее не к себе, а всегда сам прижимался к ней.
   Он неплохо ладил с Алисой, научил ее играть в шахматы, и Лера даже начала задумываться о том, чтобы предложить ему переехать к ней насовсем.
  

***

  
   - И что, вы начали жить вместе? - спросила Ира.
   - Нет. Это произошло немного позже, - ответила Лера.
   На часах было десять часов вечера, а они с Ирой все разговаривали и не могли наговориться.
   До этого они вместе сходили погулять с Рэмом на пустырь. Михаил, увидев, что Лера не одна, поздоровался, потоптался рядом, но беседовать не стал.
   - А это кто? - ехидно спросила Ира.
   - Да так, никто. Со шпицем здесь гуляет.
   - Мне кажется, что он испытывает к тебе интерес.
   На это Лера лишь раздраженно отмахнулась.
   - Не-е-е, правда, - продолжала настаивать Ирина, - Вон, смотри! Идет и оглядывается! Могла бы пофлиртовать с мужчиной, отвлечься, романчик завести, так, для интереса.
   - А потом что? - поинтересовалась Лера, - Сказать: "Извини, наигралась". Это не порядочно. К тому же, он меня не цепляет, какой-то он слишком... простой.
   - А тебе все сложных подавай, - съязвила Ира, - не накушалась еще?
   Лера вздохнула и ничего не ответила.
   Затем они приготовили ужин, поели, отправили Алису спать и продолжили разговаривать.
   - Почему ты тогда передумала съехаться с ним, - переспросила Ира, собирая и складывая в раковину грязные после ужина тарелки.
   - Брось, я сама, - сказала ей Лера, отодвигая подругу от раковины, - Сейчас расскажу, только посуду помою.
   Ира пожала плечами и села за стол в ожидании дальнейшего рассказа.
   Лера помыла тарелки, поставила их сушить, включила чайник, вернулась за стол и пояснила: "Он начал меня жутко ревновать и контролировать, настолько, что я задумалась о том, что наши отношения пора прекращать и мне стоит расстаться со Стасом".
   - Он тебя любил, это нормально, - возразила Ирина.
   Лера закатила глаза: "Пока он звонил мне по сто раз на день, встречал с работы, интересовался доехала ли я домой и легла ли спать - я тоже так думала".
  

***

  
   Лера разговаривала по смартфону с главным бухгалтером фирмы-подрядчика, как вдруг разговор прервался. Гудков не было и звонок не сбросился, а трубка замолчала и "зависла". Телефон не реагировал ни на прикосновения, ни на принудительное выключение. Осознав, что она ничего не может сделать, Лера раздраженно потрясла свой телефон и отложила в сторону. Разговор был важным, поэтому она набрала нужный номер на стационарном рабочем телефоне и продолжила неожиданно прервавшуюся беседу.
   Вытащенная и вставленная обратно батарея лишь отключила телефон, загружаться вновь он отказывался.
   Она горько вздохнула и набрала внутренний номер программистов.
   - Паш, - жалостливо поинтересовалась Лера, - ты сейчас очень занят?
   - Работаю, а что? - спросил он.
   - Мне твоя помощь нужна.
   - С программой опять что-то? - поинтересовался Павел и добавил, - я сейчас подключусь к тебе удаленно.
   - Нет, нет, - запротестовала она, - я по личному. У меня телефон похоже "умер". Ты мог бы его посмотреть. Если только тебе не сложно.
   - Смотреть на умершие телефоны - мое любимое занятие. Заноси, посмотрю, - разрешил он, - но не сразу, постараюсь до конца рабочего дня выяснить что с ним.
   - Спасибо, Паш, уже иду, - обрадовалась Лера.
   Она взяла несколько конфет, чтобы подлизаться к Павлу и пошла в кабинет к программистам.
   Павел забрал у нее телефон, поделился конфетами с другими ребятами и попросил набрать его номер перед уходом домой.
   А за несколько минут до окончания рабочего дня он позвонил сам:
   - Лер, задержись, я сейчас к тебе зайду.
   Паша зашел в ее кабинет в тот момент, когда из него выходили другие девушки-бухгалтеры. На прощание они бросили на Леру с Пашей многозначительные взгляды, что-то неразборчиво сказали друг другу и из коридора донесся их громкий смех.
   Лера не обратила на это внимание, она лишь нетерпеливо спросила Павла:
   - Ну, что? Он заработал?
   - Лер, тут такое дело..., - замялся тот и спохватился, - телефон да, я его включил.
   Она непонимающе на него посмотрела, ожидая, что он ей скажет дальше.
   Паша взял стул, сел напротив нее и, положив ее телефон на стол, быстро проговорил: "Короче, на твоем телефоне установлена программа-шпион".
   - Что? - недоверчиво переспросила Лера, поднимая брови домиком.
   - Программа, которая отслеживает твое перемещение, звонки и переписки, - пояснил Павел.
   У нее было чувство, как будто ее огрели по голове пыльным мешком, даже в ушах запищал несуществующий комар. Несколько секунд она сидела, уставившись в одну точку, не веря в то, что только услышала.
   - Ты знаешь кто ее мог тебе установить? - спросил он.
   - А? Что? - встревоженно посмотрела она на Пашу, - Ты можешь ее удалить? Прямо сейчас!
   - Да, конечно, - ответил тот, взял телефон и начал быстро касаться экрана пальцами.
   Конечно Лера знала! Пару недель назад Стас предложил ей обновить программы, удалить ненужные файлы и увеличить скорость работы телефона. Она и предположить не могла, что он способен на такое, поэтому дала ему свой телефон без всяких опасений. Скрывать от него ей было нечего. Она вообще никогда не давала ему повода не доверять ей! А он получается за ней шпионил!
   - Лер, не мое это дело, но этот твой Стас странный парень, - догадался Паша, отдавая ей телефон. Хотел добавить что-то еще, но не стал.
   - Думаешь? - переспросила она задумчиво и глубоко вздохнула. Помолчала и в благодарность предложила Павлу, - Паш, спасибо тебе! Давай я тебя подвезу домой... или куда скажешь.
   Паша радостно согласился и из здания, где располагался их офис, они вышли вместе.
   Стас уже ждал ее на улице. Увидев Леру, он налетел на нее с упреками: "Почему так долго? Почему у тебя телефон то выключен, то ты не отвечаешь? Я чуть с ума не сошел!".
   Увидев Павла, он зло процедил:
   - Ты что с ним была? Что вы там делали?
   Внезапно Леру охватила ужасная злость на Стаса. Да кто он такой, чтобы контролировать ее, взрослую самостоятельную женщину! Она доверяла ему, относилась с заботой и пониманием, а он беспардонно и нагло нарушил все мыслимые и немыслимые границы ее частной жизни!
   - Что делали? - яростно переспросила она и, нахально усмехаясь, выпалила, - Трахались!
   Спас опешил, Павел смутился.
   Лера потрясла у Стаса перед носом своим телефоном и выпалила на одном дыхании:
   - Я знаю, что ты сделал с моим телефоном! И никогда тебе этого не прощу! Исчезни! Видеть тебя не могу!
   Стас стоял ошарашенный и только бормотал:
   - Лер, Лер... подожди... Лер....
   - Идем, Паш, - бросила она через плечо и быстро зашагала на стоянку к автомобилю. Павел молча проследовал за ней.
   - Куда ты с ним собралась? - ринулся за ними Стас.
   Лера остановилась, медленно к нему повернулась и с нажимом на каждое слово, произнесла: "Не твое дело. Оставь меня в покое. Уйди!".
   - Лера, подожди, послушай меня! - в отчаянии хватал он ее за руки, а она отцепляла их от себя и шипела на него: "Отстань от меня".
   Павел подошел к ним ближе, оттеснил Леру в сторону и нависая над Стасом, который был ниже и мельче, вызывающе проговорил, смотря тому в глаза: "Ты слышал, что она сказала?! Иди отсюда, мальчик!".
   Стас яростно сверкал глазами, кулаки у него сжимались, но связываться с Павлом он не решился. Только смотрел на него с нескрываемой злобой.
   Лера все этого видела уже сидя в машине, безразлично наблюдая за ними в боковое зеркало. Стаса ей было не жалко, она была слишком зла на него и обижена. Говорить с ним сейчас не было никакого желания.
   Паша сел к ней в машину, Стас так и остался стоять на стоянке.
   - Расстроилась? - спросил у нее Павел через некоторое время, когда они встали на светофоре.
   - Обидно, - ответила она, - и противно. Он этой слежкой и меня, и себя унизил.
   Лера помолчала и продолжила:
   - Даже не знаю, что дальше делать.
   - Поехали ко мне, - внезапно предложил Паша, - чаю попьем. Тортик купим или пироженок каких-нибудь. Надо же твое настроение немного поднять!
   Лера искоса на него посмотрела, усмехнулась, пожала плечом и согласилась: "Поехали!"
  

***

  
   - И что? Было у тебя что-нибудь с Пашей? - хитро прищурившись спросила Иринка у Леры.
   Та закатила глаза, горько вздохнула и призналась: "Нет".
   - Ну, почему? - удивилась ее подруга.
   - Да, представляешь, - начала рассказывать Лера, - мы и за тортиком сходили, и с Альфом погуляли - это Пашина такса, ужин приготовили, поели, только чай пить начали, как мне Алиска звонит.
   - И?
   - И рассказывает, что приехал Стас. Привез конфет. Сделал с ней уроки. А теперь сидит в саду и... плачет.
   - Что делает? - недоверчиво переспросила Ира со смехом и подаваясь от удивления корпусом вперед.
   - Плачет, - всплеснула Лера руками. - Алиса спрашивает, что ей делать? Я говорю: "Закрывай дверь, смотри свои мультики и не обращай на него внимание". А она мне названивает и просит быстрее ехать домой. Какой уж тут романтический настрой! Я перед Пашей извинилась и домой уехала.
   - И конечно же со Стасом помирилась..., - протянула Ирина.
   - Ну, когда я ехала домой, то была настроена решительно и собиралась порвать с ним раз и навсегда.
  

***

  
   Лера загнала машину во двор, вышла, обняла Алису, которая выбежала ей на встречу, ласково погладила ее по голове и попросила:
   - Иди в дом, я поговорю со Стасом и скоро приду.
   Стас сидел в саду на лавочке под старой яблоней, увешенной красными крупными яблоками, и настороженно смотрел на приближающуюся к нему Леру.
   В покрасневших и опухших глазах плескался испуг. Лицо виноватое и растерянное, как у провинившегося ребенка.
   - Черт! - выругалась про себя Лера, понимая, что не сможет сказать ему всего того, что планировала. Злость давно прошла. Перед ней сидел глупый, влюбленный в нее до розовых соплей, мальчишка, уже такой близкий, уже такой родной.
   Любила ли она его, наверное, любила. Она испытывала к нему огромную нежность, ей нравилось обниматься с ним, зарываться носом в его волосы. Она таяла и трепетала, когда они целовались. Но не было состояния расслабленности и уверенности в их отношениях. Они не были равными. Кто она для него в их взаимоотношениях? Еще не мама, но уже не подруга. Старшая сестра. И она чувствовала, что несет за него ответственность, но перед кем? Перед ним? Его мамой? Собой? Или его чувствам к ней? Понять это было сложно!
   Лера опустилась рядом с ним на лавочку и с грустью спросила:
   -  Вот зачем ты это сделал, Стас?
   Стас всхлипнул и свалился вниз. Он обнял ее ноги, уткнулся в колени и захлебываясь слезами, начал повторять: "Прости, прости, прости... я дурак".
   Она заботливо гладила его по голове, вытирала мокрое лицо и говорила: "Медвежоночек, послушай, я же никогда тебя не обманывала. Ты даже пароль от моего телефона знаешь. Ну зачем ты так со мной поступил?".
   Стас шмыгнул носом, взял себя в руки и с жаром сказал:
   -  Лерочка, ну как же ты не понимаешь?! Я очень тебя люблю! Больше всего на свете я боюсь тебя потерять! И ты не представляешь, что я чувствую, когда ты оставляешь меня одного и уезжаешь домой! Я не знаю где ты, с кем ты, как ты добралась до дома? В голову лезут разные дурные и страшные мысли. Я очень за тебя переживаю! Да, я сглупил. Я понял это и сам собирался убрать эту программу, при первом удобном случае.
   Он заискивающе посмотрел ей в глаза и тише добавил: "Я не знаю, что мне нужно сделать, чтобы ты меня простила".
   Да! Да! Да! Она простила его, уже тогда, когда увидела на этой самой лавочке, расстроенного, заплаканного и напуганного их ссорой.
   - Стас, пожалуйста, если тебя что-то беспокоит, просто поговори со мной! - сказала ему Лера, - Ты мне дорог, и я с тобой предельно честна. Не нужно меня контролировать. Или ты мне веришь и доверяешь, или мучаешься сам и мучаешь меня. А таких отношений мне не надо, думаю, что и тебе тоже.
   Стас поднялся с колен, сел с ней рядом, обнял за талию, уткнулся в шею и клятвенно заверил:
   - Я верю тебе, как никому другому! Обещаю, что ничего подобного больше не повторится!
   И умоляюще произнес: "Ты только не бросай меня, пожалуйста. Не уходи от меня!".
   Лера извернулась, поцеловала его в нос, тепло улыбнулась и ответила: "Как же я тебя брошу, если ты мой любимый медвежонок!".
   Стас смешно сморщил нос и счастливо заулыбался.
   В окно выглянула Алиска и крикнула в темноту сада: "Эй, вы там скоро? Я есть хочу!".
   - Пойдем перекусим и будем спать ложиться, - сказала Лера, поднимаясь и ведя его за собой за руку в дом.
  

***

  
   - После этого случая наши отношения стали только лучше, - вспоминала Лера. - Вот тогда он вскоре и переехал ко мне. Каждый день в город вместе со мной ездил: работал у себя дома, общался с клиентами, встречался и тренировался с Кариной, тренировал своих учеников, вечером мы вместе возвращались домой. С ним оказалось очень комфортно жить. Он и по дому что-то делал, и в саду, готовил хорошо, с Алиской шахматами и английским занимался, с Рэмом гулял. Рэм его хорошо принял и слушался. Пироги мне пек. Делал какие-то милые подарочки.
   - Сейчас покажу, - сказала она Ирине и ненадолго вышла из кухни.
   Чем-то пошуршала в коридоре и через некоторое время вернулась с ключами от машины. На ключах висел брелок - пластмассовый медвежонок в штанишках на подтяжках.
   Лера сунула ключи с брелоком в руки подруги:
   - Представляешь, Ир, он сам его нарисовал, на 3d-принтере напечатал и раскрасил. Не просто купил, а сам сделал! Удивительный парень! Их два медвежонка было: мальчик и девочка. Это мальчик, а девочка у него осталась.
   Она рассеянно улыбнулась:
  -- Стас даже замуж меня позвал. В новый год предложение сделал. Я согласилась. В общем не жизнь, а сказка. И вся эта сказка длилась чуть больше трех месяцев. До дня рождения его мамы.
  

***

  
   В конце января Светлане, маме Стаса исполнялось сорок восемь лет. День рождения она отмечала у себя дома, в кругу семьи. Пригласили и Леру, уже как невесту Стаса.
   Дом у Светланы и Тимура был роскошный, не дом, а особняк. С большим ухоженным садом, с прудом, с гаражом на две машины, с огромными коваными воротами. В гостиной, где стоял накрытый стол, потрескивал дровами настоящий камин. У камина дремала, свернувшись калачиком, китайская хохлатая собачка. При виде Стаса она вскочила и завертелась волчком у его ног. Он поднял ее на руки и представил Лере:
   - Познакомься, это Нормандия Амбер Саншайн или просто Нюра.
   - Здравствуй, Нюра, - потрепала она собачку по белокурой шевелюре.
   - Раз все в сборе, давайте садиться за стол, - громко крикнул, входящий в гостиную Тимур, созывая гостей. Подойдя к столу, он рукой показал Лере со Стасом присаживаться, а сам начал откупоривать бутылки с напитками.
   Стас опустил собачку на пол, подвел Леру к столу, услужливо отодвинул ей стул, затем сел сам, и они оказались за столом первыми.
   Прибежали Полина с Никитой, младшим двенадцатилетним сыном Светланы. Они на ходу отщипнули от кисти винограда по ягоде и, жуя, уселись за стол, на противоположной стороне от Леры и Стаса. С кухни, неся в руках блюда с угощениями, пришла Карина, а за ней сама именинница Светлана.
   - Сына, переставь, пожалуйста, вазу на камин, - попросила она, - мне нужно заливное поставить.
   Стас помог маме, забрал у Карины блюдо с нарезанным на ломти запеченным мясом, разместил его на столе и вернулся на свое место.
   Света села по главе стола, по левую руку от нее сидел Тимур, далее Стас, Лера, прямо напротив Леры села Карина рядом с дочкой. По правую руку от Светы был Никита. Праздничный вечер в кругу семьи, тихое задушевное домашнее торжество.
   Все шло, как на любом празднике: тосты, поздравления, комплименты, шампанское, вино, салаты, закуски. Тимур рассказывал какие-то истории, дети скучали и порывались сбежать в детскую, чтобы продолжить играть в Никитину приставку. Даже Карина была мила и дружелюбна со всеми, кроме Леры, которая время от времени, ловила на себе ее неприязненные взгляды и холодные нотки в разговоре.
   - Да, плевать, - думала Лера, - ты тоже мне не нравишься!
   Она осторожно рассматривала семью Стаса, которая могла в скором времени стать и ее семьей.
   Света и Карина. Лучшие подруги, а такие разные. Света красивая, роскошная женщина, у нее обеспеченная жизнь, молодой муж, двое сыновей, своя вокальная студия. Карина - мать-одиночка, рядовой тренер спортивной школы. В молодости без сомнения была красива, надменно красива, но ее внутренняя жесткость и резкость отразились на ней хуже возраста, залегли морщинами и лишили привлекательности, хотя та и пыталась скрыть это агрессивным макияжем и вызывающей одеждой. Если Света с возрастом приобрела шик и элегантность, то Карина всю свою привлекательность лишь растеряла.
   Но их искренняя привязанность и поддержка друг друга не вызывала сомнений. Видимо, они действительно много значили друг для друга. В их отношениях не было ни зависти, ни заискивания, ни высокомерия. Только теплота и забота.
   Когда-то Карина помогла Свете вырастить и воспитать Стаса, теперь Света заботиться о дочке Карины Полине и у девочки даже есть своя комната в Светином доме.
   Никита и Стас. Никита копия Тимура, коренастый, темноволосый и кареглазый. Стас голубоглазый, как мама. Только нос у него не точеный Светин, а курносый.
   Карина и Полина. Поля совсем не похожа на свою мать, ни внешне, ни по характеру. Она общительная, живая и непосредственная. Лишь под тяжелым взглядом матери замыкается и становится серьезной. Но стоит Карине отвлечься или пропасть из поля видимости, как Поля снова оживает. У Карины узкое лицо, нос с небольшой горбинкой, холодные серые глаза. Полина хорошенькая круглолицая девочка с яркими голубыми смеющимися глазами и длинными светлыми косами.
   Лера заметила, что Поля что-то тихо сказала маме на ухо и та резко ответила: "Нет!", Полина опять что-то попросила. Карина подумала и произнесла: "Если тетя Света разрешит".
   Полина подошла к Светлане и что-то сказала на ухо ей. Та не расслышала, приобняла девочку и ласково переспросила: "Что, моя хорошая?".
   Полина повторила и, как поняла Лера, про остаться ночевать.
   - Ну конечно можно, - разрешила Света и поцеловала девочку в висок.
   Только сейчас, когда Поля встала рядом со Светой, Лера заметила... как сильно Полина на Светлану похожа. Те же голубые глаза, мягкие округлые черты, пухлые губы. Вот только нос у Полины был... курносым.
   Лера похолодела и испугалась своего невероятного предположения, даже мысленно не могла собрать его в фразу: "Как это? Как такое может быть? Да нет, нет, показалось! Просто совпадение! Мало ли на свете круглолицых голубоглазых мужчин с курносыми носами?!".
   Полина вернулась на место радостная, взяла яблоко и наклонившись в сторону Никиты, уткнулась в телефон, который тот держал в руках.
   И чем больше Лера смотрела на Полину, тем больше начинала видела в ней черты... Стаса.
   Она, стараясь делать это незаметно, поочередно смотрела то на Полину, то на Стаса, сравнивая их. Карина ее взгляд перехватила, и Лера заметила, что та напряглась и занервничала.
   - Полина, а сколько тебе лет? - уточнила Лера у девочки.
   - Дешасть, - жуя яблоко и не отвлекаясь от игры на телефоне, - ответила Поля.
   - Ой, - промелькнуло в мозгу у Леры, - значит, когда она родилась Стасу было семнадцать. Семнадцать! А Карине? Тридцать восемь! Как мне сейчас! Ой, не-е-ет... А если вычесть время беременности, то ему было... Шестнадцать?! Когда... когда.... Какой кошмар!
   - Нет, - мысленно запротестовала она, - быть такого не может! Чтобы Карина родила дочку от Стаса? Он и Карина! Карина и он! Нет!
   Картинка, которую рисовало ее воображение вызывала тошноту.
   Лера, еще раз демонстративно, уже, чтобы видела Карина, внимательно посмотрела на Полину, затем на Стаса. А та видела. Она не отрываясь наблюдала за Лериным взглядом.
   После Лера резко повернула голову и, приподняв брови и сделав удивленный взгляд, пристально посмотрела Карине прямо в глаза, немым вопросом пробуравливая ее насквозь.
   Карина все поняла и услышала адресованный ей безмолвный вопрос. Ответом на него был ее страх: она побледнела, руки ее затряслись, а испуганные глаза молили: "Нет, нет, молчи, не спрашивай".
   По ее реакции Лера тоже поняла, что ее догадка подтвердилась. Ошеломленная она откинулась на спинку стула, растерянно покачала головой и после, по очереди оглядела всех остальных, сидящих за столом. Их с Кариной молчаливый разговор остался для всех других незамеченным. Света со Стасом что-то обсуждали через Тимура. Тот ел салат и изредка им кивал. Полина с Никитой продолжали играть на телефоне.
   - Нет, отказываюсь в это верить, - мысленно сказала она самой себе и решила спросить у Стаса, но не прямо, а намеком, чтобы только посмотреть на его реакцию, - Вдруг... ну, а вдруг мне все это лишь почудилось.
   Она улучила момент, когда Стас вышел на кухню относить грязные тарелки и проследовала за ним.
   -  Полина такая хорошенькая девочка, - начала она издалека, - Правда?
   - Да, вырастет красоткой будет, - подтвердил Стас, складывая тарелки в мойку и включая воду.
   - Удивительно, но на Карину она совсем не похожа, - продолжила Лера, беря в руки полотенце.
   - Бывает. Наверно в каких-то других родственников, - пожал он плечами и начал мыть посуду, передавая ее Лере, чтобы та вытирала.
   - А ты знаешь, кто отец Полины? - вдруг спросила она, внимательно вглядываясь в его лицо.
   Стас удивленно на нее посмотрел и невозмутимо ответил:
   - Понятия не имею. Мужчина какой-то. Для Карины это очень болезненная тема и она пресекает любые вопросы по этому поводу. Поэтому лучше этого не касайся и постарайся ее ничем не задеть и не обидеть.
   - Ага, щас..., - воинственно решила про себя Лера.
   На кухню зашли Света с Кариной, неся еще грязную посуду и недоеденные салаты. Забежала Полина.
   - Стас, пойдем, - потянула она его за рукав и зашептала, - сейчас сюрприз будем готовить. Стас выключил воду, вытер руки полотенцем, которое держала Лера, подмигнул ей и вышел вслед за Полиной.
   - Светлана, ты же именинница, - сказала Лера Свете, забирая у нее из рук посуду, - Отдохни, а мы с Кариной все помоем. Правда, Карина? - обратила она к той.
   - Прекратите, девочки, мне не удобно, - запротестовала Света.
   Карина была растерянна, она взглядом искала поддержки у подруги, но вслух ничего не говорила.
   - Света, оставь посуду! - повторила Лера. Прислушалась и указала в сторону гостиной, - Кажется кто-то бокалами гремит.
   - Ой, это Нюра наверно на стол залезла, - бросилась она в гостиную проверять не нахулиганила ли собака, оставшись наедине с недоеденным угощением.
   Лера плотно закрыла за Светой кухонную дверь, повернулась и презрительно посмотрела на Карину.
   - Как ты могла? - без всяких предисловий спросила она у той.
   - Не понимаю, о чем ты, - все понимая ответила Карина, съеживаясь под Лериным взглядом и глаза у нее забегали.
   Проигнорировав ее ответ, Лера продолжила: "Ему же было только шестнадцать!".
   Карина молчала.
   - Господи, да он в свои двадцать семь выглядит на двадцать лет, - всплеснула руками Лера, - а в шестнадцать на сколько выглядел? На десять?!
   Карина в изнеможении опустилась на кухонный стул, опустила глаза и не проронила ни слова, а Леру уже было не остановить.
   - Хорошо, я могу понять его, озабоченного мальчишку. Но как ты, взрослая женщина, смогла это сделать с ним, с ребенком?
   - Это я ее попросила, - услышала Лера за спиной Светин голос.
   - Что?! - растерянно и с недоверием переспросила она, обернувшись.
   - Да, это я попросила Карину...эм-м-м... вступить в отношения со Стасом в период его...эм-м-м... взросления, - подтвердила Светлана, заходя на кухню с Нюрой на руках.
   - А ребенка от него тоже ТЫ ей предложила родить? - пренебрегая чувствами Карины, выпалила Лера, приваливаясь плечом к холодильнику.
   Карина вздрогнула, застонала и закрыла лицо руками.
   Света подошла к ней и, поглаживая подругу по спине, спокойно заговорила: "Кариночка, я давно обо всем догадалась. Ты зря мучилась, пытаясь скрыть это от меня столько времени. Думаешь, я не вижу, как Полечка на Стасика похожа. Да нет, больше даже на меня. Я в детстве такая же была, неужели не помнишь? Не переживай так! Я очень нашу девочку люблю, она же родная мне! Ты всегда можешь на меня рассчитывать, мы вместе вырастим нашу Поленьку. И то, что я получила подтверждение именно сегодня, в мой день рождения - лучший для меня подарок!".
   Она опустила собаку на пол, взяла еще один стул, села рядом с Кариной, они обнялись и заплакали.
   Лера смотрела на это и не понимала, как такое вообще может быть, да еще на ее глазах, не по телевизору, не в книжке, а вот, прямо здесь.
   - Зачем вы это сделали? - на выдохе спросила она.
   Светлана взглянула на нее так, как будто только что увидела. Выпрямилась, вытерла слезы и повысив голос с вызовом переспросила:
   - Зачем? А знаешь ли ты как это, когда твой ребенок умирает у тебя на руках?
   Лера замолчала, а Светлана начала торопливо и сбивчиво рассказывать, заламывая пальцы: "Я очень виновата перед Стасиком. Я молодая была, глупая, недосмотрела. Оставила его одного, а сама к приятельнице в соседний подъезд заскочила на примерку платья, возвращаюсь, смотрю, а он на земле под окном лежит. Вокруг люди, все кричат, галдят. Ему тогда четыре года было. Я к нему, а он глазки открывает и говорит: "Мама, больно". Выжил, мы на третьем этаже жили. Долго мы тогда в больницах лежали и здесь, и в Москву нас возили. Он позвоночник себе повредил, думали ходить не будет. Спасибо, Карине, она тогда сильно мне помогла и с врачами, и деньгами. Я же одна была, отец Стасика бросил меня, а потом, насколько знаю, погиб на какой-то бандитской разборке. Родители мои уже умерли. Нет, брат старший был, он в Шахтах жил, свою семью тащил, ему не до меня. У меня кроме Карины никого".
   Светлана прижалась к подруге и продолжила: "Потом Стас рос и снова начались проблемы со здоровьем... Опять бесконечные больницы. В шестнадцать лет у него вдруг начал горб расти, а он симпатичный мальчик. Все друзья уже с девочками гуляют, хвастают друг перед другом, кто кого и как. Он тоже в девочку влюбился, а она посмеялась над ним, да еще унизила перед остальными ребятами. Он тогда таблеток наглотался, еле его откачали. И опять это: "Мама, больно". Я его спрашиваю: "Где больно?", а он отвечает: "Везде больно". Он не спать, ни есть не мог. Я и упросила Карину отвлечь его, доказать, что и его любить можно, да и чтобы он стал уверение среди своих озабоченных одноклассников и глупых одноклассниц. А потом опять больница, операция, реабилитация. А у меня уже Никитка маленький, муж все время на работе. Я не знаю, как бы справилась со всем этим без Карины".
   Она вздохнула и произнесла: "Ну, а Полечка... Карина очень хотела ребенка. По-другому не сложилось... получилось так, как получилось... Спасибо Стасу. Я ей по гроб жизни благодарна за ее участие в моей жизни и в жизни Стаса. Поэтому, как только она забеременела Полиной, я уже тогда начала подозревать, кто отец, хотя Карина объяснила это мимолетным романом и даже какие-то фотографии своего любовника показывала. Я поклялась, что помогу ей вырастить и воспитать Полю".
   Света помолчала, тепло посмотрела на Карину и строго сказала, обращаясь к Лере: "Карина умная женщина, у нее хватило мудрости ничего Стасику не рассказывать, пусть он живет своей жизнью. Она помогла ему, а он ей. Мы справляемся и без него. Надеюсь и ты тоже будешь благоразумна. В конце концов, это даже не в твоих интересах".
   Леру кольнула в память фраза, сказанная Стасом, когда она сомневалась в том, стоит ли начинать с ним серьезные отношения. Тогда он признался, что у него была связь с женщиной старше Леры. Теперь понятно, что это была Карина. Но почему старше? Ведь ТОГДА Карина была ее ровесницей. А старше как? По возрасту или по разнице в возрасте? - лихорадочно соображала она, - Или может потому, что их связь продолжилась и позже?
   - А может длится до сих пор? - испугалась Лера.
   - Ты до сих пор с ним спишь? - внезапно резко спросила она Карину, прищурив глаза.
   Та покраснела и зло процедила: "Откуда ты вообще взялась?!".
   Света в некотором удивлении посмотрела на свою подругу, но спохватилась и сказала:
   - Вы все достаточно взрослые люди, поэтому каждый из вас сам решает с кем ему спать, с кем жить и кого любить.
   - Вы хоть понимаете, что вы парня сломали, - укорила их Лера. - Он же теперь не может со своими ровесницами отношения построить, а тянется к таким вот тетенькам, - поочередно показывала она пальцем то на себя, то на Карину.
   - Теперь это твой мальчик, - кивнула в нее подбородком Света, - Ты женщина взрослая, умная, вот и сделай так, чтобы он кроме тебя больше ни к кому не тянулся.
   - Нет, - запротестовала Лера и замахала перед собой руками, - нет, нет и еще раз нет! Да после всего того, что я здесь услышала, я до вашего мальчика пальцем не дотронусь, знать вашего мальчика не хочу и близко к себе не подпущу! И в вашей "Санта-Барбаре" участвовать не буду!
   Она перевела дух и растерянно сказала:
   - Вы меня извините, но я больше не могу здесь находится, я домой поеду.
   - Дело твое, - спокойно ответила Светлана, - Может так оно и лучше. Стасу что передать?
   - Да, что хотите. Мне все равно! - фыркнула Лера.
   На кухню заглянула Полина и торжественно сообщила: "Сюрприз готов! Мы ждем вас на заднем дворе!".
   - Да, Полечка, мы уже идем, - отозвалась Света, улыбаясь девочке и поднимаясь со стула.
   - Идем, Карин, - позвала она подругу.
   - На сегодня сюрпризов достаточно, - пробормотала Лера, надевая в прихожей куртку и сапоги.
   Она выскользнула во двор, быстро дошла до калитки, захлопнула ее за собой и стремительно пошла по улице до поворота дороги. На повороте она свернула, добралась до следующей параллельной улицы и только там сбавила шаг.
   Ее душили рыдания, она пыталась их сдерживать, но слезы упрямо лились из глаз. В груди горела обида и не покидало ощущение склизкой гадливости. Хотелось поскорее добраться до дома, залезть под душ и смыть с себя все налипшие слова.
   - Да они все стоят друг друга. Одна подругу под сына подкладывает, другая соглашается на это. Понятно, что у Стаса сломалось что-то в душе. Для него Карина всегда была, как мать, он сам это говорил. И вдруг она в один момент становится ближе, чем мать! Это... это... это ведь какой-то психологический инцест получается. Она заботится о нем, тренирует, ездит с ним на соревнования и спит с ним, с молодым парнем! Ее Стас спит с этой ведьмой Кариной! Целует ее, обнимает. Фу, как мерзко! Уже живет со мной, признается мне в любви и продолжает спать с Кариной!
   - Да какие же вы все гадкие! Мерзкие! Противные! Лицемерные! - думала Лера, уходя все дальше от дома, где остался Стас со своей семьей.
   - Ой, фу, не могу... а-а-а, - она остановилась и резко встряхнулась, пытаясь скинуть с себя напряжение.
   - Вот интересно, - вдруг подумала она, - ей он тоже говорил все те слова, которые говорил мне? Теперь понятно за что она меня так невзлюбила, она просто ревновала!
   - Да пошли вы все..., - решила Лера, - сейчас приеду домой, соберу его вещи, пусть катится к своей Карине и ничего с ним не случится, о нем и без меня есть кому позаботиться.
   Она занесла в телефоне номер Стаса в черный список, чтобы он больше не смог до нее дозвониться, посмотрела название улицы, номер ближайшего дома и вызвала такси.
   Уже через час Лера была дома. Еще через два часа приехал Стас.
   - Что ты вытворяешь? - строго спросил он Леру, которая вышла ему на встречу, как только увидела в окне свет фар подъезжающего такси. - Ты почему сорвалась и уехала? И мне ничего не сказала?
   - А как тебе мама объяснила мой уход? - надменно спросила она.
   - Да никак не объяснила, сказала, что сама не поняла на что ты обиделась. Что ты просто психанула и ушла, хлопнув дверью. Еще поинтересовалась, не беременна ли ты?
   - Как мило, - усмехнулась Лера.
   - Слушай, а ты не беременна? - проворковал Стас, хитро улыбаясь и пытаясь обнять Леру за плечи, - Я бы очень хотел сыночка или доченьку.
   Лера прикусила язык, чтобы не сказать лишнего и отстранила его от себя, не давая возможности зайти во двор. Затем наклонилась, нащупала рукой сумку, в которую она сложила все вещи Стаса, что были у нее в доме и швырнула ему под ноги: "Уходи!".
   - Лера, что происходит? - недоуменно спросил он.
   - Это я тебя хочу спросить, что происходит, Стасик?
   - Не называй меня Стасиком, я терпеть этого не могу! - возмутился он.
   - Я знаю про тебя и Карину, - отчеканила Лера.
   - Это давно было, - промямлил он, нервно сглатывая, - я же сам тебе рассказывал.
   - Ты не сказал, что это была Карина.
   - Какая разница...
   - Меня не интересует то, что было давно, - возмущенно произнесла она, - меня интересует то, что было уже при мне. Скажи честно, ты спал с ней? Вот когда мы с тобой уже были вместе? - уточнила Лера, пытаясь заглянуть ему в глаза.
   Стас отворачивался, избегая ее взгляда, и тихо ответил: "Нет, все давно закончилось".
   Но по его растерянному и виноватому виду было видно, что он обманывает.
   -  Я не верю тебе! Я ведь вижу, что ты врешь, - обреченно сказала Лера. - Я это знаю. Признайся! Тебе терять нечего, вместе мы уже не будем никогда.
   - Да, - прошептал Стас, низко опустив голову.
   - Громче! - прикрикнула на него Лера.
   - Да, - сквозь зубы процедил он.
   Лера была эмоционально вымотана и очень хотела, чтобы Стас поскорее исчез и не мучал ее.
   - Уходи! - попросила она его, - Исчезни из моей жизни! Пойми, ты мне противен! До тошноты омерзителен! Вы все мне противны! Я брезгую даже касаться тебя! Не смей мне больше ни писать, ни звонить, я не стану с тобой разговаривать. Ты для меня больше не су-ще-ству-ешь!
   Последнее слово она словно пропела по слогам.
   Лера резко захлопнула перед ним калитку, задвинула ее на засов и спешно закрылась в доме. Она не слышала, как Стас уехал. Отрешенно зашла к спящей Алисе, поправила ей одеяло, поцеловала в щеку. Затем пошла в ванную комнату, залезла под душ и отчаянно зарыдала под теплыми струями воды, которые смешиваясь со слезами, стекали по ее груди и животу. Отрывать от себя Стаса было больно.
  

***

  
   - Бывает же! - ужаснулась Ира, - И что? Ты с ним рассталась?
   - Угу, - сонно сказала Лера.
   Она взглянула на настенные часы, которые висели у нее на кухне над телевизором и удивилась:
   - Ничего себе, уже два часа ночи! Но и заболтались мы с тобой. Пойдем спать, завтра договорим. Ой, ну то есть сегодня, но позже, ой, ну в общем ты поняла...
   Они убрали тарелки с сыром и колбасой в холодильник, туда же отправились обломки недоеденного Ириного торта. Грязные блюдца и чашки сложили в мойку, решив, что помоют утром. Разбрелись по комнатам и моментально уснули.
   Рано утром Леру разбудил Рэм, тычась ей в лицо холодным носом.
   - Ну что тебе не спится, Рэмушка, - заворчала она со сна на собаку, еле открывая глаза.
   Лера быстро погуляла с ним неподалеку от дома, помыла ему лапы и вернулась обратно в тепленькую постель, досматривать свой воскресный сон.
   Окончательно все проснулись уже ближе к одиннадцати часам. Ира предложила прогуляться и после завтрака они втроем, вместе с Алисой, отправились в Новгородский Кремль, зашли в Софийский Собор.
   Лера мучилась и никак не могла решить для себя - правильно ли она поступила, бросив Стаса. Ей очень хотелось, чтобы кто-то подошел встряхнул ее за плечи и сказал: "Да, ты все сделала правильно!" и чтобы что-то успокоило ее душу, и она перестала думать: "Как он там, без меня?".
   На обратном пути из Собора Ира спросила ее: "И ты со Стасом больше не встречалась?".
   - Если бы..., - криво усмехнулась Лера и внезапно начала декламировать известный детский стишок, - Уронили мишку на пол...
   - ...Оторвали мишку лапу. Все равно его не брошу, потому что он хороший, - весело подхватила Алиска и убежала вперед, фотографируя на телефон себя, голубей, себя с голубями и все, что ей казалось интересным.
   - Вот-вот..., - многозначительно протянула Лера, - все равно его не брошу, потому что он хороший.
   Немного помолчала, посмотрела в голубое небо, по которому медленно ползли чумазые весенние облака и ухмыльнулась:
   - Забавно, три взрослых тетеньки не могли поделить одного взрослого мальчика. Тянули его на себя, как игрушку в песочнице. И каждая считала, что только она знает, что для него лучше. Не нужно мне тогда было отвечать на звонок, ой, не нужно...
  

***

  
   С момента их разрыва со Стасом прошло уже около двух недель. За это время он о себе никак не напоминал. Лера успокоилась, приняла это и мысленно попрощалась с ним навсегда.
   К изменам она относилась философски. Изменяют не потому, что ты плохая, а лишь потому, что могут себе это позволить. Она не может, а он смог. Раз он ей не дорожил, не уважал ее, то зачем тогда он ей нужен?! Если у него была замена, то получается, что она ему не нужна. А разве это приятно быть ненужной?
   Как-то на работе, незадолго до этого, за обедом зашел разговор про измены и один из менеджеров выдал, что мол можно изменить случайно, например, по пьяни.
   - Смешно! - возразила ему тогда Лера, - Случайно это как? Случайно только описаться или обкакаться можно. Ну, не дотерпел... А вступить с кем-то в интимные отношения можно только осознанно и по доброй воле, в ином случае, это уголовно наказуемое деяние.
   Вот и Стас знал, что делал. И понимал, что рано или поздно это может стать известным ей. Значит не боялся, значит ему было плевать на ее чувства. Спрашивается, зачем держать рядом с собой человека, которому плевать на твои чувства?
   Так рассуждала она сама с собой, когда ее обуревали воспоминания о Стасе. Она не гнала их от себя, а пыталась убедить, что те приятные воспоминания были ложными, а правда - вот она: пошлая, циничная и лицемерная.
   Весь день на работе Леру донимали звонки с незнакомого номера. Она действительно не слышала первых звонков, так как выходила из кабинета, когда увидела, то решила не перезванивать. Но звонки продолжались - долгие и настырные. Потом полетели сообщения: "Лера, возьми трубку!". Она решила, что это Стас, и заблокировала номер. Ей стали звонить с другого номера, затем с третьего и Лера разъярилась.
   - Да! - раздраженно крикнула она в телефон, звонивший в сто двенадцатый раз подряд.
   В трубке было какое-то шуршание, шмыганье и наконец захлебывающийся Светин голос произнес: "Лера, наконец я до тебя дозвонилась".
   - Света, - подавляя раздражение, ответила она, выходя из кабинета в коридор, чтобы никто не слышал их разговор, - если ты хочешь что-то сообщить мне о своем сыне, то я ничего не стану слушать! Чтобы с ним не случилось, мне безразлично!
   - Да пусть он делает что хочет, хоть вешается, - сколько раз со злостью думала Лера, - какое мне до него дело? Кто он для меня?! Он мне не муж, не брат, не сын. Чужой человек - лживый и двуличный.
   Но одно дело выплескивать такими словами обиду, а другое действительно столкнуться с этим. И выясняется, что и человек оказывается совсем не чужой. И не смотря на гордость и обиду хочется бежать к нему. Бежать и спасать!
   - Лера, он вскрыл себе вены! Ты слышишь, Лера, - рыдала в трубку Света, - он не с кем не разговаривает, он ничего не ест, он только лежит и смотрит в стену. Психолог сказал, что он бессилен, что Стасу нужна психиатрическая помощь. Ты слышишь, Лера? Лера, его заберут в психушку. Лера, ты должна приехать к нему!
   Сердце оборвалось и упало в ледяную воду, обдав все вокруг холодными брызгами. Бежать и спасать!
   "Нет!" - кричал здравый смысл: "Даже не смей!".
   - Что ему нужно, так это хорошего ремня! - цинично прокомментировала Лера.
   И твердо сказала: "Света, я никуда не поеду! Я не буду поддаваться на его манипуляции. Послушай, если я не приеду, он потихоньку смириться и успокоится, а если приеду, то и дальше будут подобные спектакли. Нет, Света, нет! Разбирайся со своим сыном сама!".
   - Лерочка, да, я понимаю, ты обижена на него, - залебезила Светлана, - пожалуйста, только появись, только побудь с ним, хоть немного. Он увидит тебя и придет в себя. А дальше мы найдем ему хороших специалистов. Ему нужно немножечко помочь прийти в себя!
   - Мне нечего ему сказать! - упиралась Лера.
   Света снова зарыдала: "Лера, я умоляю тебя! Приди! Хочешь, я сейчас приеду и встану перед тобой на колени? Хочешь? Я приеду! Помоги Стасику, пожалуйста! Ле-ра-а-а!".
   - Безумие, какое-то, - подумала Лера и обреченно спросила, - в какой он больнице?
   Света взяла себя в руки, перестала плакать, икая назвала адрес и поинтересовалась: "Когда ты приедешь?".
   - Сейчас отпрошусь с работы и в течение часа приеду, что уж тянуть! - сухо ответила Лера.
   - Спасибо! Спасибо, Лерочка! - горячо поблагодарила ее Светлана, шмыгая носом, - Тогда мы здесь, мы тебя ждем!
   - Мы?! - истерично засмеялась Лера, прекратив разговор. - Мы?! Вы издеваетесь надо мной?! Да я эту Карину видеть не могу!
   Она не знала, что скажет Стасу, в голове было пусто. Она даже не понимала - зачем она туда едет и чем может помочь. В голове была сумятица, в душе волнение.
   - Я просто так возьму и приду? - спрашивала она у себя по дороге, и сама же ехидно отвечала, - Нет, еще апельсинов ему купи! И что скажу? Здравствуй, Стас, я пришла. И что дальше? Я не хочу давать ему надежду! Я не собираюсь с ним мириться! Мы не ругались, мы расстались! Ой, зачем я на это согласилась?
   Стас лежал в отдельной палате, и когда она туда зашла, то с облегчением увидела, что ошиблась, этими "мы" оказались лишь Света и Тимур. Те ободряюще кивнули Лере и тихо вышли, оставив ее со Стасом наедине.
   Тот лежал, свернувшись калачиком, безучастно отвернувшись к стене и Лера видела только его спину в серой футболке.
   Подавив в себе отчаянное желание подойти, дотронуться и погладить его по спине, она в замешательстве остановилась посередине палаты, не зная, что делать.
   - Твоя мама попросила меня приехать, - неуверенно начала Лера, - Я и приехала.
   Она заметила, что серая спина дрогнула.
   - Что ты устроил? - спросила она уже строго.
   Подошла к столику у стены, на котором стояли йогурты в стаканчиках и лежал пакет с бананами и мандаринами, прислонилась к краю столешницы и скрестила на груди руки.
   - Что за дешевое представление? - продолжала выговаривать она спине Стаса, - Перед кем? Передо мной? Меня не впечатлило! А вот на маму подействовало, она с ума сходит.
   - Что молчишь? Поговори со мной! Раз я уже здесь, - начала заводится Лера, - Ах ты страдаешь, переживаешь... Так тяжело, что жить не хочется... Что так? Ведь ты хорошо устроился - захотел к одной пошел, захотел к другой, захотел к мамочке поехал. И все тебя любят и все о тебе заботятся. Ах, ты наш Стасик дорогой, наш хороший мальчик. Только я не мамочка, я по умолчанию любить не могу только за то, что ты хороший мальчик.
   - Это у тебя страдания? - ехидно спросила она и сама же ответила, - Это мне страдать надо! Это ведь ТЫ меня обманул! Я, наивная дурочка, решила, что все у нас по-настоящему, искренне и честно. Я ведь любила тебя! Я к чувствам твоим бережно относилась, все делала, чтобы у тебя на душе спокойно было. А ты?
   Глаза у нее заволокло, и Лера быстро захлопала ресницами, чтобы не дать слезам скатиться.
   Она порывисто вздохнула и продолжила: "Понимаю, что слово "променял" здесь не уместно, так как ОНА была в твоей жизни всегда. С ней много связано, понимаю. Я тебе зачем нужна была? Для жизненного разнообразия? Я живой человек, я женщина, я гордая и "одной из" быть не желаю!".
   - Да скажи уже хоть что-нибудь, - с обидой выкрикнула Лера, пытаясь вызвать хоть какую-то реакцию от безучастной спины.
   От бессилия и поддавшись внезапному порыву, она взяла один из мандаринов со стола, замахнулась и кинула его в лежащего Стаса. Стас зашевелился. В него полетел следующий мандарин, затем еще один и еще. Мандарины летели, отскакивали и падали на пол, как маленькие оранжевые мячики. Кожица на одном из них треснула и воздухе разлился сладковато-острый цитрусовый аромат.
   - Хорошо, что сейчас не сезон арбузов, - хрипло произнес Стас, садясь на край кровати, опуская ноги на пол и заправляя за уши всклокоченные волосы.
   Он медленно поднялся, заслонился от летящего в него уже банана, подошел к Лере, перехватил ее руку, в которой она держала очередной фрукт, и с силой прижал к себе.
   Лера трепыхалась, отбивалась, пытаясь выбраться из его тисков, но при этом стараясь не коснуться перебинтованных запястий и не сделать ему больно. Стас был сильнее и чувства к нему оказались сильнее ее обиды.
   - Пусти! - безуспешно дернулась она еще пару раз и затихла, а когда он ослабил хватку, она сама прильнула к нему, обвив руками за шею.
   Среди его спутанных волос Лера впервые заметила блестящие ниточки седины.
   - Я не отпущу тебя, слышишь! - приглушенно кричал он ей в висок, - Не отпущу! Я не могу без тебя! Не могу! Ты моя!
   - А ты? - оттолкнула его от себя Лера.
   Стас поразил ее своим резко постаревшим видом. Как-будто кто-то неведомый перемотал ему на десять, а то и на пятнадцать лет вперед. Перед Лерой стоял взрослый изможденный мужчина с пустым потухшим взглядом. Старше его сделала и двухнедельная щетина на бледном осунувшемся лице.
   - Я не могу это объяснить, - тяжело выдохнул он, хмуря брови и отводя взгляд в сторону.
   Затем очень пристально посмотрел Лере в глаза и твердо произнес, тяжело дыша после каждой фразы:
   - Я никого не любил так как тебя. Я вообще никого не любил кроме тебя. Я жить без тебя не могу. Мне дышать без тебя больно.
   - Прекрати! - остановила его Лера, - Немедленно, прекрати! Не хочу ничего слышать!
   Чуть помолчала и добавила:
   - Сюда я больше не приду. Выйдешь из больницы, тогда и поговорим.
   Повернулась и ушла.
  

***

  
   - Поговорили? - спросила Ирина, разломив бумажный пакетик и высыпав сахар в чай.
   Она медленно размешивала его ложкой и обеспокоенно смотрела на свою подругу. Которая то замолкала, погружаясь в свои тревожащие душу воспоминания, то доставала их из себя выкладывая перед ней и от этого Ирина тоже начинала чувствовать душевное смятение.
   В кофейне, в которую они зашли погреться и перекусить после прогулки было многолюдно. Фоном звучала джазовая музыка, стоял гул разговоров. Они сидели у окна. За окном жил своей размеренной жизнью город.
   Алиска болтала ногой и уплетала вторую слойку с ветчиной, запивая ее горячим шоколадом.
   - Да, поговорили, - отозвалась Лера, грея руки о чашку с кофе, - Ничего вразумительного я от Стаса не услышала. Выходило так, что Карина чуть ли не принуждала его спать с ней. Бред какой-то! Как это можно принудить?
   - Не знаю, - удивилась Ира.
   - Вот и я не знаю, - развела руками Лера.
  

***

  
   Карина пришла домой к Стасу на следующий же день после выписки его из больницы.
   - Стасик, как ты нас всех напугал, - начала она с порога. - Почему ты не захотел, чтобы я приходила к тебе в больницу?
   -  Я не хотел, чтобы вы с Лерой там столкнулись, - объяснил он, - Она хоть и сказала, что больше ко мне не придет, ну мало-ли...
   - И что ты в ней нашел?! - возмутилась Карина, снимая и подавая ему пальто. - Наглая, хитрая, самоуверенная, заносчивая. Она что тебя околдовала?
   - Прекрати, Карин, я просто ее очень люблю, - ответил Стас.
   Он взял у нее пальто и повесил на плечики в шкаф в прихожей.
   - Ну и люби себе на здоровье, кто тебе мешает, - парировала Карина, проходя в комнату.
   - О чем ты хотел со мной поговорить? - спросила она, усаживаясь на диван и положив ногу на ногу, отчего ее короткая юбка задралась и обнажила кружевную резинку черных чулок.
   Стас взял стул, развернул его спинкой к Карине и уселся на него верхом.
   - Карина, я хочу сказать, что никаких интимных отношений между нами больше не будет! - решительно произнес он.
   Карина хмыкнула:
   - Если это все, то я пойду. Мальчик мой, мы это с тобой уже проходили.
   - В это раз все по-другому. Это подло по отношению к Лере.
   - Да кто она такая, твоя Лера? - опустила ногу на пол Карина и угрожающе подалась вперед, - Что хорошего она для тебя сделала?!
   - Она меня по-настоящему любит! - уверенно ответил Стас.
   - Просто любит? - захохотала Карина и вскочила на ноги, - Да никто и никогда не сделает для тебя больше, чем я!
   Она встала напротив Стаса и, сощурив глаза, начала говорить, тыкая в него пальцем:
   - Уж не ты ли говорил мне, мол "Кариночка, меня никто кроме тебя не любит. Я никому кроме тебя не нужен" ...
   Стас насмешливо взглянул на нее, закатил глаза и криво усмехнулся:
   - Карина, мне было шестнадцать лет. Это были всего лишь подростковые переживания.
   - Только не забывай, кто был с тобой все твои годы! Кто вытирал твои сопли, сидел с тобой в больницах, задницу тебе кто подтирал? Кто? Мать твоя? Которая все по мужикам бегала и свою личную жизнь устраивала? - зло проговорила она, - А я чемпиона из тебя сделала. И всю жизнь на тебя положила, неблагодарный ты щенок! Своей жизни не было, твоей прожила! Замуж не вышла!
   - Я не просил тебя об этом! - раздраженно ответил ей Стас. - Кто тебя мешал завести семью!
   - А кто бы позаботился о тебе и о твоей легкомысленной матери?
   - Все, Стас, довольно, - отмахнулась от него Карина.
   - Что тебя не устраивает? - возмутилась она, вновь усаживаясь на диван и расправляя юбку. - Замуж меня брать не надо! В жизнь твою я не лезу! Даже любить меня не прошу! Трахайся с кем хочешь! Живи с кем хочешь! Хоть с бухгалтершей своей, хоть с чертом лысым! Все, что я прошу - это благодарность! А благодарность твоя - у тебя между ног. Не для любви, а здоровья ради. Что ты еще можешь для меня сделать?! Ты ж больше ни на что не годишься!
   - А на что вы мужики еще нужны?! Некоторые, конечно, еще бабло зарабатывают, как Тимур. Вот только на другое уже силенок не хватает, - хохотнула она, - Мне Света сама жаловалась. Угу, представляешь! А ты парень молодой, полный сил, от тебя не убудет! И тебе хорошо, и мне хорошо и на Лерку твою еще останется!
   Она встала, подошла к Стасу, приподняла ему голову за подбородок и, заглянув в глаза, чувственно прошептала: "Я же умею делать хорошо. Давай по-быстрому, а? Все равно твоя Лерка уже все знает".
   Тот резко от нее отстранился и поинтересовался: "Мне вот интересно, как она узнала о нас? Ты ей сказала?".
   - С ума сошел! - возмутилась Карина, - Догадалась наверно, как-то. Знаешь, женщина всегда чувствует другую женщину в жизни ее мужчины. И я чувствовала, когда у тебя кто-то появлялся. Это вы, глупые и ограниченные, а тетки понятливые, они такие вещи жопой чуют.
   - Карин, вот скажи, - доверительно спросил ее Стас, - тебе самой не противно спать со мной и знать, что я не люблю тебя как женщину?
   Карина отпрянула от него, как будто получила пощечину. Она быстро совладала с собой и в ее глазах загорелся злой огонек: "Да плевать мне любишь ты меня или нет. Ты мне должен!".
   - Слушай, Карина, - миролюбиво произнес он, - Ты еще красивая женщина. Ты можешь найти себе хорошего мужчину или, - усмехнулся он. - другую секс-игрушку.
   - Никуда ты от меня не денешься, - прошипела Карина. - Не забывай, что осенью у тебя чемпионат. Куда ты без меня?
   - Как-нибудь справлюсь, - огрызнулся Стас, - Считай, что все долги я тебе уже отработал и больше ничего не должен! Я и так доставил Лере много неприятностей. Она меня больше ни за что не простит. А без нее меня нет.
   - Идиот, - выплюнула Карина на прощание, стремительно направившись в коридор и нервно доставая из шкафа и накидывая на себя пальто.
   - Посмотрим, как ты справишься без МЕНЯ! - крикнула она, уходя и громко хлопая за собой дверью.
  

***

  
   - Как ты думаешь, он прекратил отношения с этой... - скривила Ира, - Кариной.
   Они уже вернулись домой с прогулки и продолжили свои уютные посиделки на кухне.
   - Уверена, что да, - ответила ей Лера, - потому, что она начала мне мстить.
   - Как? - опешила ее подруга.
   - Как умела, - пожала она плечом и начала рассказывать, - Я как-то утром выхожу из дома на прогулку с Рэмом, смотрю, а у меня на заборе краской какие-то непонятные знаки нарисованы. Я решила, что это подростки нахулиганили, поэтому рассердилась, но значение не придала. Краска еще такая была... - пощелкала она пальцами, - аэрозольная, из баллончика. Я оттерла ее растворителем и забыла об этом. А спустя время стала находить у себя под калиткой и под забором то иголки, то соль рассыпанную, то перья какие-то связанные, то бумажки горелые, то тряпки.
   - Эта ведьма, что, порчу на тебя насылала? - хохотнула Ира.
   - Мне тоже сначала смешно было, а вот дальше уже не очень, - покачала головой Лера.
   - Как ты ее вычислила?
   - Я решила выяснить, кто мне пакостит, и мы с Рэмом однажды ночью устроили засаду на этого "хулигана". Я о-о-очень удивилась, обнаружив, что это Карина, - Лера округлила глаза, - Я припугнула ее Рэмом, а она меня прокляла. Стасу рассказала, но он не поверил и только посмеялся надо мной, сказав, что Карина здравомыслящий человек и такой ерундой заниматься не будет.
   - А со Стасом как складывались отношения? - поинтересовалась Ира, отказываясь от предложенного чая.
   - Мы начали все с начала. Он жил у себя дома, я у себя. Мы встречались, гуляли, куда-то ходили, но не так часто, как раньше. Я даже с ним первое время любовью заниматься не могла, - откровенно призналась Лера, - у меня перед глазами Карина вставала. Он не торопил, не настаивал. И вообще после всех тех событий, он какой-то пришибленный стал, безропотный... и даже начал меня раздражать.
   Точнее раздражала и злила меня Карина, потому что я не знала, как с ней бороться. Не буду же я ее бить! Хотя очень хотелось. В полицию обращаться бессмысленно, никакого серьезного урона она не причиняла, так только - мусорила и забор пачкала. А мои фото, истыканные иголкой, которые я находила в почтовом ящике, серьезной угрозой жизни считаться не могут.
   Света пальцем у виска покрутила, когда я ей рассказала и попросила унять свою подругу. А Стас отказывался с Кариной разговаривать.
   Однажды ночью она залезла ко мне во двор, ну Рэм ее и потрепал. Вот ЧТО она хотела там сделать?! - возмутилась Лера, - Зато меня после этого в полицию несколько раз вызывали объяснения давать. Хотя полицию и скорую для нее я вызывала.
   Лейтенант, приехавший на вызов, спрашивает ее: "Женщина, вы зачем в чужой двор полезли?".
   Она отвечает: "Посмотреть".
   - Что посмотреть? Собачку? Вы что не видите, вон табличка висит "Осторожно злая собака"?
   - Представляешь! - продолжала возмущенно делится Лера. - А "своим" она объяснила это, что мол пришла ко мне мирно поговорить, а я на нее собаку натравила. Ага, поговорить, в три часа ночи...
   И моя злость на Карину начало потихоньку выплескиваться на Стаса. Не будь его - ничего этого не происходило бы, а сделать он ничего не мог.
   У него самого без Карины тоже не все гладко было, что-то не получалось. И я ему помочь не могла. Я ведь ничего в шахматах не понимаю, только знаю, как фигуры двигаются.
   Он переживал, замыкался, был готов бросить все. Но как можно бросить дело всей свой жизни! Он же столько лет этому посвятил! Я же понимала, как это для него важно! И я не хотела быть причиной его неудач, но ничего не могла для него сделать.
   От своего бессилия я злилась и на себя, и на него. Я с ним ругалась, мы ссорились. Я так устала от всего этого, что мне отчаянно хотелось, чтобы все оказалось просто кошмарным сном. Открыть глаза и понять, что все только приснилось. И нет никакого Стаса, и нет никакой Карины, а я живу своей спокойной жизнью с Алисой и Рэмом. Были минуты, когда я его просто ненавидела за то, во что превратилась моя жизнь и очень хотела от него избавиться. А он цеплялся за меня. И я решилась на авантюру - я решила познакомить его с девушкой.
   - Ну ты, мать, даешь! - изумилась Ира, выпучив на Леру глаза. - Решила пристроить мальчика в надежные руки?
   - Мне стыдно, но я была в отчаянии, - объяснила Лера и начала рассказывать дальше. - От всех этих переживаний у меня начали пальцы на руках неметь. Врач в поликлинике прописал мне курс массажа и порекомендовал знакомого специалиста. В поликлинике на массаж была большая запись и время не удобное, поэтому я решила обратиться по его рекомендации. Массажисткой оказалась приятная девушка. Ей было двадцать восемь лет, звали ее Вера. Как выяснилось, массаж был не обычным, а психосоматическим, поэтому Вера оказалась еще и дипломированным психологом.
   За время сеансов у меня с ней завязались приятельские отношения, я ее пару раз домой подвозила, со Стасом друг другу представила, когда он меня встречал. Вера однажды в разговоре пожаловалась, что сейчас сложно встретить порядочного парня, а я в ответ "поплакалась", что очень люблю бывшего мужа, что моя дочка скучает по папе и мы с ним хотим возобновить отношения, а Стас мне своим присутствием мешает. Что он был всего лишь утешением в разводе, я жалею, что с ним связалась и теперь я не знаю, как безболезненно объяснить ему, что мы не можем быть вместе и прекратить наши отношения.
   Она пошутила, что для этого Стасу надо найти хорошую девушку. Я поняла куда она клонит и спросила не хочет ли она стать этой самой хорошей девушкой. Знаешь, Вера обрадовалась, сразу согласилась, призналась, что Стас очень симпатичный и очень ей нравится. Я предупредила, что с ним не так просто, у него полно "тараканов" и есть сложности в общении с девушками. На что она решительно возразила: "Кому ты это говоришь - я же профессионал!". Вера сама стала придумывать ситуации, как ей сблизится со Стасом.
   Сначала она просила его починить ей ноутбук, настроить дома интернет, что-то еще такое же. Они болтали, пили чай, но интереса к ней Стас не проявлял. А потом была "Операция "Соблазнение".
   Лера усмехнулась и скаламбурила: "Я возлагала на Веру большие надежды. Девушка она активная, умная, молодая, симпатичная, образованная, и главное - понимающая. Такая, как ему и нужна".
   Мы со Стасом пошли в бар и там якобы случайно встретили Веру. Посидели втроем, подпоили Стаса, затем поехали к нему домой, там еще его подпоили. Когда я увидела, что они сидят и мило воркуют, я тихонько ушла, оставив их вдвоем. Но до дома доехать не успела, как мне позвонила Вера.

***

  
   - Лера, это какой-то кошмар, - услышала она не то удивленный, не то возмущенный голос Веры из динамика телефона, включенного в машине на громкую связь.
   - Что случилось? - встревоженно спросила Лера у девушки.
   Вера начала быстро рассказывать:
   - Только ты уехала, Стас моментально протрезвел и побежал по комнатам тебя искать. Я его успокоила, сказала, что у тебя дела и ты ушла. Предложила еще выпить, затем мы начали танцевать под медленную музыку, он меня обнял, и мы даже начали целоваться.
   При этих словах у Леры неожиданно заскребли на душе кошки. "Ты же сама этого хотела!" - сказал внутренний голос.
   - Лер, ты слышишь меня? - донеслось до нее.
   - Слышу, слышу, Вера, говори, я за рулем, - ответила Лера.
   - Ну так вот... Только начали целоваться, как он вдруг оттолкнул меня от себя со всей силы, я так отлетела, что головой об стену ударилась. А сам он в ванной комнате закрылся.
   - Ужас! Как ты? - испугалась она.
   - Нормально. Шишку на затылке потерла и говорю себе: "Спокойно, Вера! Ты же профессионал!".
   Я со Стасом через дверь разговаривать начала. Он сначала молчал, потом начал отвечать. Мы поговорили спокойно. Он вышел, я его чаем напоила. Мы еще поговорили. Но стоило мне к нему только приблизиться и по голове погладить, как он подхватил меня под мышки, на лестничную клетку вынес и дверь за мной закрыл. Я стою и не знаю - плакать мне или смеяться. Первый раз с таким сталкиваюсь.
   В телефоне раздался сдавленный смех.
   - Ой, Лер, это нервное, - пояснила Вера, просмеявшись и сказала уже совершенно серьезно, - У него к тебе невротическая привязанность. Парню не мешало бы к хорошему психотерапевту походить. Я тебе контакт могу дать.
   - Давай! - обреченно сказала Лера, - Вер, извини, что так получилось.
   - Ты тут причем? - усмехнулась она, - Не бери на себя, не стоит. А вообще, как психолог говорю, что ему помочь надо. А как женщина советую: "Беги от него". Ладно, контакт чуть позже отправлю, когда дома буду. Короче, он вызвал такси и едет к тебе. Так что, встречай его! Пока!
   - Пока! - отозвалась Лера, отключая разговор.
   -  Бл...ь! - выругалась она, резко ударив по рулю и выкрикнула в адрес Стаса, - Что ты вцепился в меня, как клещ!
   Лера приехала домой, уложила Алису спать, а сама села в саду дожидаться Стаса.
   - Прошел только год с момента нашего знакомства, - думала Лера, - а такое впечатление, что я уже несколько жизней с ним прожила и каждая, все хуже и хуже.
   Она сидела, кутаясь в вязаную кофту, слушала пение ночных птиц и наслаждалась временным состоянием покоя и расслабленности.
   - Ле-ра! - внезапно раздался громкий крик из-за забора, следующий был еще громче, - Ле-ра!
   - Стас, хватит орать, - зашипела она, открывая калитку, - люди спят! Поздно уже!
   Стас зашел во двор пьяно пошатываясь, посмотрел на нее исподлобья и внезапно сильно схватил ее за плечи так, что Лера скривилась от боли. Затем резко встряхнул, как куклу.
   - Зачем ты меня с ней оставила? - рявкнул он. - Что ты задумала? Избавиться от меня хочешь?
   Затем с силой прижал к себе и зловеще прошептал прямо в ухо: "Нет, Лерочка, я только тебя люблю, и мы теперь навсегда вместе!".
   Грубо поцеловал в губы, удерживая за голову. После этого прошел в дом, скинул в прихожей кроссовки, шатаясь прошел в спальню и прямо в одежде завалился спать на расстеленную кровать.
   Лера оторопело стояла по дворе, растирая плечи.
   - Все, это уже за гранью! - разъяренно сказала она вслух.
   Лера решительно зашла в дом, намереваясь выгнать его вон, но поняв, что ничего не может сделать с крепко спящим Стасом, лишь яростно вытащила из-под него свою подушку. Одеяло вытащить не удалось.
   - Пропади ты пропадом, со своей любовью, - с ненавистью проговорила она, уходя спать в гостевую комнату.
   Она была слишком взбешена неожиданной грубостью Стаса, чтобы легко заснуть. Лера ворочалась с боку на бок, час бежал за часом, а сон все не шел. Неожиданно она услышала ворчание Рэма под окном.
   - Неужели Карина пришла гадить мне под забор? - возмущенно подумала она, - Давно ее не было. Вылечила свои раны и решила пакостить с новыми силами?
   - Да, когда это уже кончится?! - в бешенстве вскочила она с кровати и ринулась в спальню, где храпел Стас.
   - Вставай! - остервенело затормошила она его, - Да, вставай-же! Быстро!
   Она была такая злая, что у нее хватило сил стянуть его на пол.
   Стас сел и непонимающе похлопал сонными глазами.
   - Вставай! - резко тянула она его за руку и ворот футболки вверх, - Живей!
   Стас поднялся.
   - Что ты делаешь? - удивился он.
   - Пойдем! - потащила она его на улицу.
   Стас послушно поплелся с ней.
   Лера быстро дошла до калитки, резко ее распахнула и грозно спросила темную кучу, которая копошилась неподалеку: "Твой мальчик?".
   Куча выпрямилась.
   - Забирай! - толкнула она Стаса в сторону темной фигуры в капюшоне.
   Закрыла калитку на засов и заперлась в доме.
  

***

  
   Ира смеялась и не могла остановиться.
   - Я представила себе эту картину, - выдавила она из себя.
   Вытерла кончиками пальцев текущие от смеха глаза, перевела дух и сказала с сочувствием: "Бедный парень, чего он только от вас не натерпелся...".
   - А дальше?
   - Я слышала, как они ругаются на улице, - продолжила рассказ Лера, - Но видимо так перенервничала, что, как только забралась в кровать, моментально отключилась. Утром пошла гулять с Рэмом и обнаружила Стаса спящим у себя под забором.
   Мы с ним в тот день много разговаривали. Я убедила его сходить к специалисту, которого порекомендовала Вера. Отвела его. Он сходил к нему только один раз. После этого сказал, что он не сумасшедший и больше не пойдет, как бы я его не просила.
   А позже у меня был летний отпуск. Я взяла Алису, Рэма и мы уехали к маме. Стаса я попросила не беспокоить меня эти две недели, сказав, что мне нужна "перезагрузка". Он действительно не звонил. Как же мне было хорошо и спокойно вдали от них и как не хотелось возвращаться обратно! Я начала задумываться о том, что нужно все бросить и бежать. Сначала шутя, потом все серьезнее.
   А после того, как Карина попыталась отравить Рэма, я приняла решение уехать.
   - Она его фаршем с крысиным ядом накормила. Доказать не могу, но больше некому. Я крысиный яд не использую, на прогулке вижу, что он делает, поэтому что-то съесть на улице не мог. Хорошо, что Стас был у меня и помог мне его в ветеринарную клинику отвезти. Одна бы я не справилась.
   Отчасти я Карину могу понять. Ее подруга устроила свою жизнь, а в жизни Карины был только Стас. Много лет он был единственным мужчиной в ее жизни. И не забывай, что он отец ее ребенка! Она по-своему любила его, она в него вкладывалась. Тут появляюсь я и оставляю ее без него. Вот она рассудком и повредилась. И Стасу она могла дать больше, чем я.
   Втайне от всех я начала планировать свой отъезд. Не видела другого выхода. Боялась предположить, на что еще была способна Карина. А закрыть глаза, на то, чтобы Стас был и с ней, и со мной - я не могла. Это унизительно!
   Осенью у Стаса был чемпионат в Сербии. Он уехал. Я уволилась с работы, забрала Алискины документы из школы, договорилась со знакомым риелтором о продаже дома. Собралась, отправила вещи, посадила Алису и Рэма в машину и тоже уехала. Коллегам сказала, что нашла хорошую работу в Москве, соседям, что помирилась с мужем и уезжаю к нему в Питер. А сама вернулась сюда, в Новгород к маме. Номер телефона поменяла и из всех соцсетей удалилась.
   Лера усмехнулась:
   - Он, когда в Сербию на чемпионат уезжал, уверял, что один едет, что Карины там не будет. А она мне фотографию прислала, как они сидят рядышком, счастливые, улыбаются. Еще и с издевательской подписью: "Не волнуйся, твой мальчик в надежных руках. Я за ним присмотрю". Представляешь?! Но мне уже все равно было, я вещи собирала.
   - Вот же дрянь! - возмутилась Ира.
   - Уехать-то я уехала, а вот успокоиться не могу. Не знаю правильно ли поступила? Не слишком ли жестоко обошлась со Стасом? Как ты думаешь? - спросила она у подруги.
   - Лер..., - замешкалась Ирина, - даже не знаю... Не могу представить, чтобы сделала на твоем месте...
   - Вот и я не знаю, - шмыгнула носом Лера, - не могу перестать думать о нем. Но, чтобы с ним не происходило, я не хочу ничего знать!
   Она помолчала и добавила:
   - Может надо было уехать куда-нибудь вместе? Только это решение должен был он принять. Если бы пришел, сказал "собирайся, мы уезжаем, начнем все с чистого листа", то я бы поехала с ним без всяких разговоров, а забрать его с собой, как безвольную игрушку, я сочла неправильным.
   Лера, рассказывая Ирине свою историю, переживала ее заново. Разбередила себе душу, но так и не ответила на свой главный вопрос: "Правильно ли она поступила, уехав от Стаса?". 
   Искала одобрения у Ирины, но так и не нашла его, только сочувствие. А в сочувствии она не нуждалась.
   Ира посидела еще немного и уехала к себе домой в Питер. Воскресенье заканчивалось, завтра был понедельник, очередная рабочая неделя.
  

***

  
   Вечером после работы они с Рэмом, как всегда пошли гулять на пустырь. Немного прошлись по тропинке, как ей под ноги выкатился рыжий меховой шарик и завилял попой. Лера наклонилась, погладила его и спросила:
   - Тедди, а где твоя модная курточка?
   - Тедди, ко мне! - услышала она мальчишеский голос, - Теддик, иди ко мне!
   Но собачка даже не отреагировала, а продолжала прыгать вокруг Леры с Рэмом.
   Вскоре она увидела паренька с поводком в руках, как она поняла, это был сын Михаила. Он подошел и сразу ринулся к Рэму.
   - Ух ты, какой пес, - восхищенно сказал он, протягивая руку, чтобы погладить Рэма по голове.
   Рэм от такой наглости попятился и с недоверием посмотрел на парня.
   - Эй, - сказала ему Лера, перехватывая поводок ближе к ошейнику и крепче удерживая пса, - С чужими собаками так делать нельзя. Всегда нужно спрашивать разрешения у хозяина. И, вообще, собаки не любят, когда их гладят незнакомые люди.
   - А я вас знаю, - непосредственно ответил он. - Мне папа про вас рассказывал. Вы Валерия, а он Рэй.
   - А мы тебя пока нет, - усмехнулась Лера, - и его зовут Рэм.
   - Да! Точно! Рэм! А я Стас, - представился подросток, - Можно его погладить?
   От звука этого имени по телу Леры пробежали мурашки и на долю секунды прервалось дыхание. Она взяла себя в руки ответила:
   - Да, ... Стас..., только дай ему сначала себя понюхать, потом можешь погладить.
   Было странно называть этим родным именем какого-то незнакомого мальчишку.
   - Спокойно, Рэм, - ласково говорила Лера, - поглаживая пса по голове, пока Стас крутился рядом, приговаривая, какой Рэм хороший мальчик.
   - А где Тедди? - вдруг спохватилась Лера, заметив, что бойкий меховой шарик исчез.
   - Тедди, - позвал его Стас, озираясь, - ко мне! Куда ты делась, обезьяна меховая?
   В ответ раздался пронзительный визг, скулеж, яростное рычание и отчаянный крик: "Кисик, Кисик, прекрати!".
   Лера со Стасом бросились на звук собачей драки. В сугробе барахталось черное пятно с комком рыжего меха в зубах. За черным пятном по снегу волочился спутанный поводок. Перед сугробом беспомощно металась хозяйка Кисика и плаксиво звала свою собаку: "Кисик, Кисик, ко мне".
   Лера сунула в руки Стаса поводок Рэма, приказала собаке сидеть и решительно ринулась к пуделю, который трепал бедного Тедди так, что весь снег вокруг них был усеян клочками рыжего меха.
   Она схватила Кисика за шкирку, приподняла над землей и несколько раз с силой тряхнула. Кисик разжал челюсти и Тедди выпал на снег. Лера отбросила пуделя в сторону, к нему тут же подбежала хозяйка, схватила за поводок и, боязливо оглядываясь, быстро пошла с ним прочь.
   Тедди лежал на снегу и вяло поскуливал. На морде и на передней лапе у него выступили капли крови. Он попытался подняться, но наступив на лапу заверещал и снова упал.
   К нему подскочил Стас и заохал. Лера обернулась, проверить, чем занят Рэм. Пес в волнении переминался с лапы на лапу, вскакивал, садился обратно, но с места, где его оставила Лера, не уходил.
   - Что теперь делать? - в панике спросил у нее парень. - Он умрет?
   - Его нужно отвезти в ветеринарную клинику, - спокойно сказала ему Лера, снимая шарф и заворачивая в него покусанного Тедди.
   - Не умрет, его вылечат, - ободряюще ответила она ему и предложила, - Папе позвони, скажи!
   - Он не может, он на работе, - хлюпнул носом Стас и попросил, - а вы можете съездить со мной?
   - Хорошо, - улыбнулась ему Лера и передала в руки Стаса сверток с Тедди, - Только заведу домой Рэма и возьму ключи от машины. Я живу здесь недалеко, идем!
   У Тедди оказалась прокушена лапа, щека и разорвано ухо.
   Лера со Стасом сидели в холле клиники, ждали, когда врач окажет Тедди помощь и его можно будет забрать домой.
   Стас беспрерывно что-то Лере рассказывал. Она уже запуталась в его Димонах, Максах, Танюхах, Кирюхах. Кто кому, что сказал, кто, что сделал... Лера перестала уточнять и просто рассеяно его слушала, вежливо улыбаясь.
   - ... Представляете, - донеслось до нее, - Танюха решила над Димоном прикольнуться и подарила ему на день рождения целую упаковку шоколадных яиц с игрушками. А мы, пока Танюха не видела, заменили яйца "для мальчиков" на яйца "для девочек". Вот Димон офигел, когда целую кучу принцесс из яиц наколупал. Мы потом этими принцессами в монополию играли и ржали.
   Лера насмешливо на него смотрела и поражалась про себя: "Парням по шестнадцать лет, а они игрушками из шоколадных яиц играют!"
   - Папа! - радостно воскликнул Стас, увидев отца.
   - Ну что? - обеспокоенно спросил Михаил, подходя ближе.
   - Ничего критичного, - успокоила его Лера, - все-таки это был пудель, а не ротвейлер.
   - Мама нас с тобой убьет! - протянул Михаил, обращаясь к сыну.
   Тот понимающе покивал головой.
   Дверь кабинета открылась, из него выглянула медсестра и весело сообщила им:
   - Все, можете забрать вашего медвежонка! Ушко мы ему зашили!
   Лера и Стас остались сидеть, а Михаил прошел в кабинет и на руках вынес оттуда Тедди, который увидев Стаса, вяло помахал ему хвостиком и облизнулся.
   Они вышли на улицу.
   - Спасибо вам, Лера, - горячо поблагодарил ее Михаил, - что не бросили Стаса...
   Фраза неприятно кольнула, и Лера подумала: "Кажется я становлюсь параноиком".
   - ... и Тедди, - услышала она конец его фразы.
   Лера улыбнулась и ответила:
   - Не волнуйтесь, все с ним нормально будет!
   - А я и не волнуюсь, - ответил Михаил, передавая Тедди сыну и открывая свою машину брелоком сигнализации.
   Мальчик разместил собачку на заднем сидении и залез сам.
   - Это ведь всего лишь собака, - спокойно договорил он и хихикнул, - А вот гнев бывшей жены - это страшная вещь. Она сама меня растерзает, как только узнает, что что-то случилось с ее ненаглядным Теддиком.
   Лера смерила его холодным взглядом, но Михаил этого не заметил.
   - Лера, а почему у вас южный регион на машине? - неожиданно спросил он.
   - Я раньше на юге жила, все никак не соберусь номер поменять, - объяснила она.
   - Почему сюда переехали, а не в Питер? - поинтересовался Михаил.
   - Я сама отсюда, у меня здесь мама живет. Думала побуду какое-то время и в Питер переберусь, но нашла работу здесь и осталась, - пояснила Лера.
   - Извините за нескромный вопрос, а как можно в здравом рассудке променять теплый южный город на нашу северную дыру? - продолжал спрашивать он.
   Его расспросы Леру начали утомлять, а сам Михаил после слов о собаке стал неприятен, и Лера брякнула: "Нашла здесь любовника побогаче!".
   Михаил переменился в лице, буркнул: "До свидания", направился к машине и, Лера услышала, как он проворчал себе под нос "Все бабы одинаковые".
   Больше ни Михаила, ни Стаса, ни Тедди она не встречала.
  

***

  
   Заводчица Рэма уговорила Леру принять участие в собачьей выставке, которая проходила летом в Санкт-Петербурге.
   - Он же лучший щенок в помете был. Получите отличные оценки, и я вам хорошую невесту найду, - говорила она. - Питомник мой представите.
   Лера и согласилась.
   Рэм хорошо себя показал, получил награды, и она в ожидании, когда им выпишут дипломы, прохаживалась между рядами, рассматривая других собак.
   Неожиданно позади нее раздался радостно-удивленный и до боли знакомый мужской голос: "Лера?!".
   Она медленно повернулась и изумилась: "Паша! Как неожиданно!".
   - А мы тут с Альфом, - смущенно пояснил он, указывая на свою таксу, которая в это время знакомилась с рыжим спаниелем, обнюхивая его и дружелюбно виляя хвостом.
   - Паша, как же я рада тебя видеть! - радостно сказала Лера и в волнении прижала руки к груди.
   - Я тоже! - тепло улыбнулся он.
   После выставки они сидели на скамейке в сквере, пили кофе из бумажных стаканчиков и разговаривали. Утомленные выставкой Рэм и Альф лежали у их ног и дремали.
   - Меня приятель в Питер переманил, - рассказывал Павел, - вот мы с Альфом и переехали. Теперь здесь живем. Правда, Альф? - обратился он к собаке.
   Такса лениво повиляла хвостиком, не открывая глаз.
   - Там меня ничего не держало. Даже ты уехала, - искоса хитро посмотрел он на Леру.
   - Да, а почему ты так неожиданно уехала? - поинтересовался Павел, - Из-за Стаса?
   Лера вздохнула и расстроенно отвела взгляд в сторону.
   - Да, - нахмурилась она и поделилась, - я начала бояться и его, и его бывшей чокнутой любовницы. Та Рэму отраву дала, он чуть не умер. А в один из дней моя Алиска прибежала домой в истерике, плачет, сказать ничего не может, ее всю трясет. Потом в себя пришла и рассказывает, что шла домой от подружки и к ней незнакомая тетя подошла, сунула в руки дохлую птицу и сказала, что твоя мама тоже скоро умрет. Я после это перестала Алису на улицу одну выпускать. Стас тоже меня вскоре сильно напугал. Как-то ночью просыпаюсь, его нет. Пошла искать, а он в саду сидит, в руках кухонный нож, а глаза пустые, бессмысленные. Я нож забрала, домой завела и всю ночь его караулила. А утром он ничего не вспомнил. Сказал, что мне все это только приснилось.
   Лера помолчала, закрыв лицо руками и добавила:
   - Может, если бы я одна была, то не оставила его. Но мне за Алису так стало страшно, и, я, не придумав ничего лучше, решила неожиданно исчезнуть, и чтобы он меня не нашел. Вот и вернулась в родной Новгород.
   - Почему ты мне не рассказала? - спросил Павел.
   Лера удивилась: "Что бы сделал?".
   Павел подумал, пожал плечами и задумчиво ответил: "Не знаю...".
   Затем добавил: "Он приходил на работу, искал тебя".
   - И что? - встревоженно поинтересовалась она.
   - А что? Ему сказали только то, что знали от тебя, что ты в Москву переехала, работу там нашла. Стас не поверил и несколько дней караулил у входа, ждал что ты выйдешь.
   Лера, покусывая губу, растерянно теребила в руках пустой бумажный стаканчик.
   - Лер, ты все правильно сделала, - ободряюще похлопал ее по руке Павел, - Не жалей! Ты бы с ним себя потеряла! Он взрослый мужчина, это он должен был о тебе заботиться, а не ты с ним нянчиться.
   Павел вдруг закинул руки за голову, вытянул ноги и мечтательно произнес: "Вот бы нам с Альфом в Новгороде побывать, говорят там красиво!".
   Лера ухмыльнулась и весело ответила: "Приезжайте, я вам все покажу!"
   - Нет, Паш, серьезно, - развернулась она к нему, - приезжайте ко мне на следующих выходных! Я вам торт испеку!
   Лера с Пашей посмотрели друг на друга и рассмеялись.
  
   Подъехав к дому, Лера вывела Рэма и закрыла машину. Сжав ключи в руках, она заметила, что на них нет брелока-медвежонка, которого ей сделал Стас. Было только металлическое кольцо, цепочка к которой он крепился, а самого медвежонка не было. Лера тщательно обыскала машину, проверила сумку и карманы, но медвежонок безвозвратно исчез.
   Она некоторое время расстроенно рассматривала ключи, повздыхала, затем отцепила от них металлическое кольцо с одинокой цепочкой, подержала их в кулаке и решительно бросила в ближайшую урну.
   - Прощай, медвежонок! - выдохнула она, слыша, как кольцо от брелока брякает о дно полупустой урны.
   Подтянула к себе Рэма за поводок и сказала ему: "Пойдем домой, Рэмушка".
   И они зашли в свой подъезд.
  

Февраль 2020 года

  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"