Дворянская Лилия: другие произведения.

Траектория знакомства

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

 []

Траектория знакомства

  
   Обратный путь, а тем более путь домой - всегда кажется более быстрым. Но лететь из Красноярска в Санкт-Петербург предстояло более пяти часов и эти пять часов нужно было себя чем-то занять. Во время полета Женя намеревалась тщательнее изучить материалы прошедшей конференции и дочитать остросюжетный детектив. Научные материалы были важнее, а книга интереснее. Решив, что времени хватит на все, она остановила выбор на книге - ей не терпелось выяснить, кто же именно устроил козни героям произведения.
   Поднявшись на борт самолета, она дошла до своего ряда, сверилась с посадочным талоном и, поставив дорожную сумку на багажную полку, опустилась на свое место. В кресле у окна уже расположилась пожилая женщина. На Женино приветствие она не отреагировала и продолжила неподвижно сидеть с закрытыми глазами и заблаговременно пристегнутым ремнем безопасности. Женя даже хотела поинтересоваться, хорошо ли она себя чувствует, но заметив у пассажирки полукруглую дорожную подушку вокруг шеи решила, что та хочет подремать и не стала беспокоить.
   Ей самой досталась место у прохода. Кресло посередине пустовало и Женя очень хотела, чтобы его не занимали. Тогда она сможет усесться удобнее и вытянуть ноги.
   Посадка почти закончилась и Женя, обрадовавшись, что соседа у нее не будет, скинула ботинки, расслабленно откинулась в кресле, достала из дамской сумочки электронную книгу и с интересом продолжила чтение детектива, начатое еще в зале ожидания вылета.
   - Могу я вас немного побеспокоить, - раздался рядом низкий мужской голос с хрипотцой.
   - Ну вот, - разочарованно подумала она, - долетела с комфортом... Теперь придется столько времени жаться в неудобном кресле, контролируя свои локти.
   Но вслух произнесла другое: "Да-да, конечно".
   Не поднимая глаз от экрана книги, Евгения вышла в носках в проход, пропуская пассажира и затем быстро нырнула за ним на свое место.
   - Надо воспользоваться вашим примером, - донеслось до нее, - а то в полете ноги болеть начинают.
   - Я всегда так делаю, - ответила она, отключая книгу на время взлета воздушного судна, - когда долго летишь, ноги в обуви затекают, потом мучаешься, не знаешь куда их поставить.
   Женя перевела взгляд и впервые посмотрела на пассажира, занявшего место рядом с ней, и глаза у нее округлились.
   - Вы?! - удивилась она, - Не может быть!
   - Я, - безразлично подтвердил ее сосед.
   С языка чуть не сорвалась глупая фраза: "Я ведь слушаю ваши песни с детства". Вовремя прикусив язык, ошарашенная Евгения уставилась перед собой и пробормотала: "Батюшки, мне же никто не поверит".
   Песни Евгения Смелова и его рок-группы "Фототени" она слушала конечно не с детства, а с класса эдак десятого, благодаря бывшему приятелю Юрке Молчанову. У Юрки в комнате все стены были завешены плакатами с изображением "Фототеней" и самого Евгения "Мэла" Смелова, ее основателя и бессменного лидера.
   Юрка во всю подражал своим кумирам: отрастил волосы, пытался говорить более низким голосом, разучил пару песен на гитаре и играл их в компаниях и от этого казался невероятно "крутым". Женя, чтобы соответствовать своему "парню", тогда лишь делала вид, что группа ей нравится, но чтобы Юрка не сомневался, тоже вырезала из журнала их фотографии и приколола у себя над кроватью.
   Они с Молчановым бесконечно много раз слушали на магнитофоне заезженные кассеты, подпевали и подбирали аккорды на гитаре. Уже намного позже, когда в ее жизни не было ни школы, ни Юрки, на одном из вечеров студенческой самодеятельности она услышала хорошо знакомую песню, и она ей... понравилась. Рьяной поклонницей "Фототеней" с тех пор не стала, но даже сейчас в ее личном музыкальном сборнике было с десяток любимых песен с разных альбомов группы Смелова.
   - C детства... хороша деточка, - ухмыльнулась она про себя и задумалась, - интересно, сколько ему лет?
   Она быстро взглянула на Смелова и начала считать в уме.
   - Так, где-то между сорока пятью и пятьюдесятью. Нет, пятьдесят еще нет. Возможно сорок семь, сорок восемь. Ну да, если мне было шестнадцать лет, когда я начала встречаться с Юркой, а ребятам в группе "Фототени" по тридцать плюс-минус, то теперь по прошествии семнадцати лет, так и получается - сорок семь.
   - Эм-м-м... хотите я с вами сфотографируюсь, - предложил Смелов.
   - Что? - переспросила Женя, отвлекаясь от своих подсчетов.
   - Фотографию. Вы можете сделать со мной фото. Ну... чтобы вам кто-нибудь поверил.
   - Нет, я не люблю фотографироваться, - машинально ответила она, - И не хочу никого не в чем убеждать. Ой, - внезапно спохватилась она, - я вас этим не обидела?
   - Нет, ни сколько, - повел плечом Смелов, - немного удивительно. Сейчас многие при любой возможности делают фотографии "себя любимого" и размещают на страницах всевозможных социальных сетей.
   - Я не слишком активный пользователь социальных сетей, - пояснила Женя, - у меня только одна закрытая страница, которую я использую для личного общения с друзьями и родственниками.
   - Вы такой закрытый человек?
   - Нет, -помотала она головой, - в своей работе я сталкиваюсь с большим количеством людей и потому не хочу, чтобы особо любопытные начали интересоваться моей частной жизнью.
   - И кто же вы, если не секрет? - поинтересовался Смелов.
   - Я практикующий врач и преподаватель в медицинском ВУЗе.
   - Какого профиля? - спросил он и спешно добавил, - Не бойтесь, доктор, я не стану мучить вас своими болячками.
   - Кардиолог.
   - О! Специалист по сердечным делам.
   - Можно и так сказать, - улыбнулась Женя.
   Смелов замолчал и отвернулся, разглядывая облака за окном. За разговором она и не заметила, что самолет давно набрал высоту, пассажиры в салоне оживились, а стюардессы предлагают напитки.
   Боясь показаться навязчивой, Евгения не стала возобновлять беседу, а вновь включила свою электронную книгу и погрузилась в чтение, уже не казавшееся ей таким увлекательным.
   - Удивительно, - снова произнес Смелов.
   - Что именно? - подняла недоуменный взгляд на него Женя.
   - Вы не болтаете без умолку, не рассматриваете меня как неведомую зверушку, не пытаетесь взять автограф, а просто сидите рядом и спокойно читаете книгу. А вон тот парень, - коротко кивнул Смелов, - через два ряда от нас через проход, аж выпрыгивает из кресла.
   - Если вам будет приятно, а могу сделать так, - сообщила ему Женя и наиграно округлив глаза восхищенно произнесла, - Я сейчас умру от счастья! Мэл, вы потрясный, я тащусь от ваших песен! Можно я до вас дотронусь! - при этих словах она легко коснулась плеча Смелова.
   Тот хохотнул:
  -- Не делайте так больше.
  -- Хорошо, не буду, - пообещала Женя и смущенно добавила, - А, мне и правда очень нравятся ваши песни. Особенно с последнего альбома.
  -- Так не говорят: "с последнего".
  -- Ох, извините, с недавно вышедшего. У вас очень проникновенные тексты.
   - В основном, я пишу их сам.
   - Я знаю, читала.
   Женя видела, что Смелов с интересом ее рассматривает и это ее смущало.
   Внезапно для себя самой, нервно подхихикивая, рассказала, что много лет назад вдохновленная песней "Герой солнечной орбиты" на одном дыхании написала свое первое и единственное стихотворение, а больше у нее ничего хорошего со стихами не выходило.
  -- Прочитаете? - попросил Смелов
  -- Ой, нет, - потупив глаза, помотала Женя головой, - я занервничаю и запутаюсь.
  -- Жаль.
  -- Но я могу вам его сейчас написать, а вы сами прочитаете, - воодушевленно заявила она и, подняв с пола свою сумочку, яростно начала в ней рыться, ища ручку и какой-нибудь чистый листок бумаги.
  -- У меня только ручка, - расстроенно сообщила Женя, опуская сумочку обратно на пол.
   Смелов похлопал себя по карманам, заглянул в кармашек впередистоящего кресла, достал из него сложенный гигиенический пакет, протянул Жене со словами:
  -- К сожалению, есть только это.
   Женя взяла белый бумажный прямоугольник и быстро начала что-то на нем писать. Через некоторое время вернула его Смелову:
  -- Только не смейтесь. Когда я их написала мне было двадцать лет.
   Смелов бросил взгляд на текст:
  -- Для врача у вас вполне разборчивый подчерк, - заметил он.
  -- Я старалась, - пояснила Женя.
   Смелов внимательно прочитал стихи несколько раз и спросил:
  -- Могу я оставить их себе?
  -- Конечно! Я их вам дарю! - радостно сообщила Женя.
  -- А как же авторские права? - усмехнулся он.
  -- Дайте на секунду обратно, - попросила она.
   Забрала бумажный пакет и шутя написала под стихотворением "Стихотворение передается Евгению Смелову безвозмездно, то есть даром, в пользование на веки вечные". Поставила дату, свою замысловатую подпись и протянула стихи обратно.
   Тот прочитал, сложил бумажный пакет несколько раз, убрал в карман и, улыбаясь, сказал:
  -- Обычно автографы раздаю я, а сейчас только что принял его.
   Внезапно он наклонился к Жене и очень тихо сказал:
  -- Вы такая удивительная...
   Женя почувствовала, как от этой фразы, от интонации с которой она была сказана, у нее вспыхнули щеки, а руки покрылись мурашками.
   - Разрешите, я выйду, - внезапно разрушила очарование момента пассажирка у окна.
   Они со Смеловым встали из кресел, пропуская пожилую женщину в проход.
   Тот посмотрел по сторонам и сказав Жене: "Я тоже прогуляюсь", прошествовал вслед за соседкой в хвост самолета.
   Женя вернулась на свое место и мысленно произнесла: "Неужели это происходит со мной?! Это же какая удачная случайность! А я еще ехать не хотела".
   В Красноярск она лететь действительно не планировала. На конференции, посвященным вопросам ранней диагностики заболеваний сердечно-сосудистой системы, должна была выступать ее коллега. Но у той незадолго до вылета возникли какие-то семейные проблемы и в последний момент решили, что вместо нее полетит Евгения.
   - Неприятно, конечно, - думала она, - что удача пришла через чужие сложности. Надеюсь, что в конечном итоге все разрешится хорошо.
   Через некоторое время вернулась пожилая женщина и ее пришлось пропускать обратно к окну. Смелова пока не было видно и Женя решила подождать его в проходе, чтобы не прыгать взад-вперед.
   - А, он ничего, этот Евгений Смелов, - продолжала размышлять Женя, - приятный. Не хамит, не грубит и даже не "звездит". Вот интересно, почему он летит вместе со всеми, а не в бизнес-классе? Насколько приличным будет его об этом спросить?
   - Я пройду, хорошо? - внезапно почувствовала Женя руки на своей талии. Смелов протиснулся на свое место, чуть отодвинув Евгению в сторону.
   Она еще немного потопталась в проходе и увидев, что две стюардессы толкают по проходу тележку с обедом, уселась в кресло.
   - Сейчас кормить будут, - сообщила она.
   - Давно пора, - ответил Смелов, - я уже проголодался.
   - Никогда не ем самолетскую еду, - заявила пассажирка у окна, - у меня от нее изжога начинается. Интересно, а что предлагают бизнес-классу? Не эту же безвкусную курицу.
   - Никогда не летал бизнес-классом, поэтому, к сожалению, не знаю, - отозвался Смелов.
   - Неужели? - недоверчиво протянула Женя и тихо произнесла, - а, я считала, что все "звезды" летают исключительно бизнес-классом.
   Смелов многозначительно на нее посмотрел, но ничего не ответил.
   Они получили из рук подошедшей стюардессы по судочку с обедом и приступили к еде. Их соседка снова закрыла глаза и притворилась спящей.
   После обеда потянуло в сон. Проспать остаток полета было бы обидно. Чтобы немного взбодриться Женя дошла до уборной и поплескала холодной водой себе на лицо. Возвращаясь обратно она заметила, что большинство пассажиров дремлют. На ум пришел услышанный еще в школе стишок: "После сытного обеда по закону Архимеда полагается поспать".
   - Никогда не понимала, причем тут Архимед, - мысленно удивилась она.
   Вернувшись на свое место она с разочарованием обнаружила, что та же участь постигла и Смелова. Его голова склонилась набок и было понятно, что сидеть ему в таком положении совсем неудобно. Видимо это действительно было так, потому, что время от времени он выпрямлялся, но через несколько минут его голова снова склонялась. А потом и вовсе опустилась Жене на плечо.
   Будь на месте Смелова какой-нибудь другой мужчина, она вероятнее всего разбудила его и может даже упрекнула в нахальстве. Но это же был Евгений Смелов! И он спал у нее на плече! А еще он был таким милым и, что уж скрывать, был ей очень симпатичен.
   Немного подумав, Женя чуть развернулась в его сторону, и голова Смелова переместилась к ней на грудь. Им двоим так было намного комфортнее, и, чтобы занять время, она вновь принялась за чтение. Совсем скоро рука на которую тот навалился затекла и приподняв ее, Женя нерешительно положила ее на спящего Смелова.
   До развязки детективной истории оставалось пара глав, до конца полета около часа.
   - Я слышу, как бьется ваше сердце, доктор, - услышала Женя проникновенный смеловский голос.
   - Ой, простите, - быстро убрала она руку и попыталась оправдаться, - Я не собиралась вас обнимать, просто так было удобнее.
   - Это вы меня простите, что так беспардонно воспользовался вашим плечом и вторгся в личное пространство, - возразил Смелов, выпрямляясь и массируя себе шею.
   - Мне действительно было удобно, спасибо, - добавил он почти шепотом.
   И обыденно поинтересовался:
   - Сколько нам еще лететь?
   - Если прилетаем по расписанию, то пятьдесят минут, - ответила Женя, взглянув на часы, - Утомительно столько лететь и очень хочется домой.
   - А, я из родительского дома лечу, - с грустью сообщил Смелов и доверительно добавил, - Редко бываю. У отца был юбилей, не мог пропустить такое событие. Грустно, но каждый раз видимся, как в последний.
   Он помолчал и, хмыкнув, добавил:
  -- Они с мамой всю жизнь вместе и счастливы, пару лет назад золотую свадьбу отметили, а у меня уж три брака за спиной, а счастья как не было, так и нет.
  -- Доктор, дайте совет, - весло глядя на Женю сказал Смелов, - чем сердце успокоиться.
  -- Чем сердце успокоится - это не ко мне, а к гадалке, - парировала она. - А счастье - это, знаете ли, не перманентное состояние, а временное, вызванное сложными биохимическими процессами в организме - это я, как врач заявляю. Творческим людям сложнее, рутина им категорически противопоказана, поэтому требуется постоянный поиск новых эмоций и впечатлений.
   Женя улыбнулась и рассказала:
  -- У меня есть престарелая тетушка, та еще "творческая" личность, всю жизнь что-то вытворяла. Официально замужем была один раз, неофициально несколько. Встретила "мужчину своей мечты" в семьдесят лет и заявила, что если до этого времени ей попадались мужчины, с которыми ей жить не хотелось, то с этим ей хочется умереть.
  -- То есть вы считаете, что у меня еще не все потеряно? - засмеялся Смелов.
  -- Я вам больше скажу, - усмехнулась Женя, - видимо, у вас еще все впереди.
   - Спасибо, успокоили, доктор.
   Он снова наклонился, дотронулся до Жениной руки и восхищенно произнес:
   - Вы удивительная.
   - Обыкновенная, - ответила Женя, но Смелов ее не услышал.
   Воздушное судно резво пошло на посадку, уши заложило и все вжались в кресла, ожидая скорый толчок шасси по бетонной поверхности посадочной полосы.
   Спустя время после приземления, они со Смеловым вместе вышли из самолета, обсуждая унылую питерскую погоду и доехали до терминала, а там людской поток разъединил их и затерял в толпе встречающих.
   - Мама! - раздался звонкий девчоночий голосок и в Женины объятия влетела дочь Анюта.
   - Ты приехала! - радостно воскликнула она, подпрыгивая, и непосредственно поинтересовалась, - Ты привезла мне что-нибудь?
   - Анютка, тебе уже восемь лет, что ты как маленькая, - улыбаясь укорила ее Женя и добавила, - Ну конечно привезла!
   - Жень, ты видела, видела, - восхищенно затараторил подошедший муж Алексей, оглядываясь, - ты видела с кем ты летела! Это же Евгений Смелов из "Фототеней"!
   - Леш, конечно я его видела, - ответила Женя, обняв и поцеловав того в щеку.
   - А, ты видела, где он сидел? - поинтересовался Алексей.
   От недавнего теплого общения со Смеловым осталась лишь горечь разочарования, что оно так быстро и безнадежно закончилось. Даже знакомством это назвать было нельзя. Потому, что не смотря на доверительные беседы с легким налетом флирта, случайные объятия - он так и не поинтересовался ее именем.
   - В бизнес-классе, - соврала она.
   - Ясно, - протянул Алексей и, взяв ее дорожную сумку, объявил, - Ну все, девчонки, поехали домой.
   Он развернулся и пошел по направлению к выходу на улицу. Женя, обняв дочку за плечи, последовала за ним. Впереди она разглядела спину Смелова, который шел в компании какого-то лысого мужчины и веселой молодой девицы, державшей его под руку.
   - Оглянись, пожалуйста, - мысленно попросила она его.
   Но Смелов не оглянулся.
   С грустью она окинула взглядом его удаляющуюся фигуру и процитировала про себя свое же стихотворение, написанное Смелову на бумажном пакете:

А где-то в космосе далеком,

В холодной, черной высоте,

Два безымянных астероида

Летели в звездной тишине.

Казалось мчат они друг к другу

Их встреча взрывом ослепит.

Но разошлись их траектории

Соприкоснувшихся орбит.

  
   Даже спустя многие месяцы Женя так никому и не рассказала, что ей довелось лететь с Евгением Смеловым в соседних креслах самолета и даже беседовать с ним. Постепенно детали той встречи забывались, Женя все чаще ловила себя на мысли: "А, было ли все это на самом деле?". Оставалось лишь ощущение недосказанности и незавершенности, возникающее каждый раз, когда она вспоминала тот случай.
   Близился Новый год. Машин на дороге стало больше, а "пробки" дольше. В одной из таких "пробок" и застряла Женя, возвращаясь домой после похода по магазинам.
   Обычно в машине она слушала спектакли или аудиокниги, но сегодня ей захотелось послушать музыку и переключая радиостанции внезапно услышала знакомый низкий голос с хрипотцой, который исполнял неизвестную ей композицию.
   Прибавив звук, Женя прислушалась к звучащей песне:

Я шел по извилистым узким улицам

Шумного города, светом, укутанным.

Я шел наугад, к его тихим окраинам,

Надеясь, что близок и верен мой путь.

К той, чье имя утрачено памятью.

К той, что стала мне ближе, чем друг.

К той, чей образ стирается временем.

И хранит лишь душа сердца нежного стук.

А взгляд блуждал по встречным лицам.

Отрешенным и безразличием, покрытым.

А взгляд бы направить к летящим птицам,

В небо зовущим к их стае примкнуть.

К той, чье имя утрачено памятью.

К той, что стала мне ближе, чем друг.

К той, чей образ стирается временем.

И хранит лишь душа сердца нежного стук.

И не было числа немым моим крикам,

Что звали тебя голосом, охрипшим.

И не было числа высоким тем стенам

Мешающим мне в неизвестность шагнуть.

К той, чье имя утрачено памятью.

К той, что стала мне ближе, чем друг.

К той, чей образ стирается временем.

И хранит лишь душа сердца нежного стук.

   Песня закончилась и слегка флегматичный ведущий объявил:
   - Напоминаю, что сейчас у нас в студии легендарная группа "Фототени" с их новым альбомом "Холод звездной тишины" и только что вы, дорогие слушатели, прослушали в "живом" исполнении песню под названием "Путь к тебе" и которая, надо заметить, звучит в эфире впервые.
   Женина радость сменилась ликованием:
   - Ведь это про меня, это обо мне! Он помнит обо мне! А может мне просто хочется в это верить? - ненадолго засомневалась она и тут же возразила сама себе, - Нет, таких совпадений не бывает!
   Она снова внимательно прислушалась.
   - Вы можете позвонить и задать свой вопрос нашим гостям, а также оставить сообщение на странице в социальной сети, - изрек ведущий и назвал номер телефона.
   - Я позвоню и поблагодарю за песню, а если он не узнает меня, то просто за творчество, - решила она.
   От радостного возбуждения Женя не сразу нашла телефон в сумке. Дозвониться ей удалось только с шестого раза.
   - Говорите, вы в эфире, - отозвалась трубка после непродолжительных гудков, - Представьтесь, пожалуйста!
   - А, я и позвонила, чтобы представиться, - произнесла Женя и сбивчивым от волнения голосом прочла строчки: "А где-то в космосе далеком, в холодной, черной высоте...".
   - Два безымянных астероида, летели в звездной тишине, - закончил за нее Евгений Смелов удивленным голосом.
   - Меня тоже Женей зовут, - сообщила она ему.
   - Женей, - обрадовался Смелов, - это имя мне уж точно не забыть! Я так рад услышать вас, Женя. И вы снова меня удивили!
   - Спасибо, за песню. Я только хотела сказать, что это вы удивительный, талантливый и я никогда не забуду наше знакомство. Удачи вам! И... счастья!
   Женя повесила трубку и, прижимая ее к груди, еще некоторое время зачаровано слушала продолжение передачи, пока сзади не раздались нетерпеливые автомобильные сигналы, призывающие ее продолжить движение.
   Женя была счастлива. Она решила, что позже, когда ее дочка подрастет, она обязательно расскажет ей, как однажды в самолете познакомилась с известным рок-музыкантом Евгением Смеловым из группы "Фототени" и что она подарила ему свои стихи, а он посвятил ей песню. Возможно не совсем ей, но то, что она послужила стимулом к ее написанию - это уж точно.
  

Конец.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"