Дворянская Лилия: другие произведения.

Всё-о-о...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Конкурсное ВНЛ-2

  Пройдет время и бабушки, сидящие на лавочке у подъезда, а может не у подъезда, а во дворе, парке или других уютных местах для прогулки и общения останутся лишь в наших воспоминаниях. Будущие бабушки будут сидеть в интернете и общаться в кафешках. Ну, я так думаю.
  А в далеком 1998 году, когда я был еще молодой и кудрявый, компанию бабушек можно было встретить буквально в каждом дворе.
  Наша типовая пятиэтажка не стала исключением. Местом, где собирались бабушки была деревянная скамейка у первого подъезда. Подъезда было два, бабушек четверо и все они жили в нашем доме. Конечно, в нашем доме было гораздо больше бабушек, но они были заняты огородами, внуками, некоторые работой, поэтому с основной четверкой бабушек они останавливались поболтать время от времени. А эти четверо были свободны от всех семейных забот и коротали дни обсуждая последние новости, приглядывая за порядком во дворе и гуляющими соседскими детьми.
  Картина изо дня в день радовала постоянством: трое бабушек сидели собственно на скамеечке, а четвертая маячила в распахнутом окне своей квартиры на первом этаже. Она курила сигарету на длинном мундштуке или пила кофе из маленькой, почти кукольной чашечки, и задумчиво рассматривала голубей, лениво расхаживающих под ее окном. Время от времени, она бросала высокомерные взгляды на своих товарок и делала вид, что те со своими разговорами ее совсем не интересуют.
  Троицу на скамейке звали: баба Маша, баба Нина и баба Таня, а бабушку в окошке - Полина Артуровна. Прямо как в песне 'Кукла' группы 'Иванушки Интернейшнл'. Я до сих пор, когда эту песню слышу, то в припеве мысленно подпеваю 'баба' вместо 'кукла'.
  Каждая из наших общественных бабушек была милейшая женщина. Любой из них можно было доверить младенца, цветы для полива и ключи от квартиры. Но когда они собирались вместе - это было что-то... что-то среднее между святой инквизицией и разминкой Клуба веселых и находчивых.
  Больше всего на свете бабушки любили поговорить. Все равно с кем и все равно о чем. Стоило кому-либо оказаться в поле их досягаемости, вырваться от перекрестного допроса с пристрастием было сложно. Если рядом никого не оказывалось, а все новости и сериалы друг другу рассказаны и пересказаны по несколько раз, то все их внимание доставалось сидящей у окошка подружке.
  Бабушки жили в нашем доме довольно давно, с момента его постройки, поэтому знали друг дружку с молодых лет, а также все про друг дружку тоже знали - кто, что, когда и с кем. Особенно много они знали про Полину Артуровну.
   Если баба Маша, баба Нина и баба Таня выглядели как среднестатистические пожилые женщины: опрятно и скромно, то про Полину Артуровну надо сказать особенно. Во-первых, бабушкой ее никто и никогда не осмеливался называть, а только по имени-отчеству, ну или 'тетя Поля'. Сколько ей было лет - знал только ее собственный паспорт, да и то, скорее всего сомневался. Потому как почтальонша Рита, приносящая ей пенсию, в последнее время часто жаловалась 'троице', что, мол у Полины Артуровны испачкана страница в паспорте, и, по случайности, черное безобразное пятно растеклось именно на годе рождения. Документ испорчен, а Полина Артуровна все никак не соберется его поменять. Во-вторых, Полина Артуровна никогда не появлялась на публике без тщательно уложенных морковных кудрей и яркого макияжа: бледное напудренное лицо рассекали черные дуги бровей, веки украшали черные 'стрелки', на губах сердечком лежала алая помада. Остальные бабушки такого ее образа не одобряли и не стеснялись лишний раз об этом заявить.
  Однажды мне довелось стать незримым свидетелем их беседы с подковыками с Полиной Артуровной. В тот момент я сидел на балконе и караулил сон спящего в коляске сынишки. Поэтому мне было хорошо видно и слышно, что происходит внизу у подъезда и я приведу подслушанный разговор почти дословно.
  
  Это был воскресный солнечный день. Время стояло обеденное, поэтому всех соседских детей разобрали по домам и трое бабушек 'со скамеечки' заскучали. Они было собрались подняться домой к бабе Тане, чтобы посмотреть все вместе телевизор, как внезапно у Полины Артуровны с тихим стуком распахнулось окно.
  Бабушки оживились и, не сговариваясь, вернулись на насиженное место.
  'Полька, а ты куда так намарафетилась?' - поинтересовалась баба Маша у появившийся в окошке подружки.
  Та томно убрала от губ мундштук (мы давно заметили, что она не курит, а лишь театрально выпускает дым) и, скосив глаза, ответила: 'Ну надо же кому-то освещать этот мир красотой'.
  'Так надо, надо', - серьезным голосом согласилась баба Маша, - 'только от твоей красоты, Поля, дети плачут, а взрослые - крестятся'.
  'Хотя польза от твой красоты, несомненно есть', - добавила баба Таня. - 'Вон, на той неделе Толька из пятнадцатой квартиры, как с пьяных глаз увидел тебя в темном подъезде, так сразу всё-о-о... пить бросил'.
  'А вот заикаться стал', - давясь смехом добавила баба Маша.
  Бабушки засмеялись, перевели дух и снова заговорили с Полиной Артуровной.
  'Полина, Ритка-почтальонша опять на тебя жаловалась, что ты весь паспорт изгваздала. Грозилась, что если ты его не заменишь, то пенсию больше не выдаст', - назидательно сообщила ей баба Нина.
  'Не имеет такого права!' - уверенно ответила Полина Артуровна, - 'Фотография есть, фамилия с именем есть. Что ей еще надо! Вот замуж выйду, поменяю'.
  Бабушки зашлись хохотом.
  Баба Таня, вытирая слезы концом шифонового шарфика поинтересовалась: 'А, ты, Поль, все еще своего прЫнца ждешь? Все еще надеешься встретить?'.
  'Dum Spiro, Spero', - парировала Полина Артуровна, - 'Что для непонятливых обозначает 'Пока дышу - надеюсь'.
  Баба Таня хмыкнула и съязвила: 'Так прЫнц твой, Поль, ведь всё-о-о... еще полвека назад себе другую прЫнцессу нашел'.
  'А может с горя на драконихе женился, а та его и слопала', - предположила баба Нина.
  'Дорогие мои горыновны, - поджав губы, произнесла Полина Артуровна, - 'Зачем мне принц? Принц мне - не по возрасту! То ли дело - царь! За царя замуж пойду!'
  Бабушки принялись хохотать.
  'Полина, так царя еще в восемнадцатом году расстреляли', - сквозь смех возразила баба Таня, - 'хотя кому я это говорю', - махнула она рукой, - 'ты же тогда уже большая была, должна сама помнить'.
  Полина Артуровна раздраженно фыркнула, а бабушки продолжали веселиться.
  'Жди, Поля, жди', - ехидно проговорила баба Нина, - 'надо надеяться, верить и ждать и к тебе обязательно кто-то придет...'
  'Или склероз, или маразм', - добавила перцу баба Маша.
  Снова раздался хохот, створка окна с яростью захлопнулась и после этого на некоторое время воцарилась тишина.
  Но тут в воздухе резко запахло цветами и из дверей подъезда выплыла Полина Артуровна.
  'Фи, чем же так тяжко пахнет?' - поморщили носы бабушки.
  'Так тяжко пахнет зависть', - отбрила Полина Артуровна, цокая каблуками к ближайшим мусорным контейнерам с полупустым ведром, оставляя за собой шлейф 'Душистого Ландыша'.
  За словесной дуэлью бабушек с большим интересом прислушивался не только я, но еще дядя Миша, муж бабы Тани, а также их сосед этажом сверху - Лев Яковлевич. Дядя Миша и Лев Яковлевича тоже много времени проводили во дворе: они что-то сажали, что-то мастерили, красили, но чаще всего чинили старый красный 'жигуленок' Льва Яковлевича, на котором ездили загород на рыбалку.
  
  Что было дальше - я рассказать не могу. Мой сынишка проснулся, захныкал и жена загнала нас домой, поэтому, чем закончился тот разговор - не знаю.
  Знаю только, что обменивались колкостями и подтрунивали друг над другом бабушки не со зла, а скорее в лечебных или даже в профилактических целях. Это развлекало их. Они шутили над закатом жизни, над своими болячками и житейскими трудностями. В остальное время они помогали друг другу, чем могли.
  Когда Полина Артуровна тяжело заболела и попала в больницу, они все по очереди ее навещали, носили морсы и бульоны. Полина Артуровна же кормила кота бабы Маши, когда та уезжала в гости к дочке и доставала какие нужные учебники для племянника бабы Тани.
  Вот такая идиллия была в нашем дворе: бабушки, соревнующиеся в остроумии, дедушки, перебирающие промасленные железки - и всем хорошо, и все счастливы. И казалось, что так будет всегда. Поэтому никто не ожидал, что все однажды может измениться.
  Прошло немного времени, и моя жена как-то упомянула в разговоре, что мол, давно не видела Полину Артуровну. Тогда я не придал этому значение. Я был так загружен работой, что и 'наших' бабушек практически не видел. Когда видел, то разговаривать было некогда, я ограничивался брошенным в их адрес 'здрасте' и бежал по своим делам. А потом и вовсе на целый месяц отправился в командировку.
  И вот по возвращению застал у подъезда следующую картину:
  На скамеечке с мрачным видом понуро сидели три бабушки и молча наблюдали как дядя Миша в распахнутое окно Полины Артуровны подает какому-то незнакомому мужчине свертки и части мебели.
  'Здрасте! А, что тут происходит?' - недоуменно спросил я у бабушек, подходя ближе.
  'А-а-а, вернулся уже', - тяжело вздохнула баба Маша - 'С приездом!'.
  Баба Нина зашмыгала носом и упавшим голосом объяснила: 'Так, жильцы новые в Полиной квартире. Вот... вещи заносят'.
  'Как? А где же...' - застыл я с открытым ртом, так и не успел договорить, потому как меня поразила страшная догадка: 'Не может быть!' - вырвалось у меня.
  'Всё-о-о', - всхлипывая протянула баба Таня, вытирая пальцами выкатившиеся из глаз огромные слезы, - 'Не сидеть Полиночке больше с нами'.
  'Как?' - не веря ее словам ошарашенно переспросил я, - 'Когда это случилось?'
  'Да, ты только уехал и вскоре мы об этом узнали', - тихо произнесла баба Маша, - 'Все так внезапно'.
  'Дочка ее приезжала?' - деловито поинтересовался я, зная, что дочка Полины Артуровны живет заграницей.
  Баба Маша помотала головой: 'Нет, она телеграфировала, что приехать не сможет. У нее это... контакт'.
  'Контракт', - поправил я.
  'Да-да, он самый', -согласилась баба Маша и добавила, - 'Мы без нее все сами устроили. Скромненько. С соседями'.
  'Надо-же, как все неожиданно произошло!' - расстроенно выпалил я и покачал головой.
  'И не говори! Даже мы не сразу узнали. Она все реже к нам поболтать выходила, а потом и вовсе пропала'.
  'Как же грустно здесь без нее! Как же нам ее не хватает!' - вскинула к щекам руки баба Нина.
  'Где ее...', - я сглотнул слюну не смея произнести последнее слово. Глубоко вздохнул и договорил почти шепотом, - 'похоронили?'
  'Да, ты с ума сошел! Что ты!' - почти подпрыгнули бабушки, а баба Таня даже перекрестилась.
  'Сплюнь! Что такое говоришь!' - ужаснулась баба Нина, - 'Жива Полина! Еще всех нас переживет! У нее вообще... новая жизнь началась!'
  'Но...', - недоуменно протянул я, хлопая глазами, - 'вы же сами сказали, что всё! Что Полины Артуровны больше нет с вами!'
  'Так да, всё! Полина с нами больше не сидит. Занята она, не до нас ей!', - подтвердила баба Маша.
  А баба Таня объяснила: 'Да, всё-о-о... не до нас ей! Замуж она вышла! И к мужу переехала. У него дома ремонт затеяла, а свою квартиру сдала. Видишь новые жильцы выезжают'.
  Удивленный таким поворотом событий, я на некоторое время застыл с открытым ртом, затем совладал с удивлением и поинтересовался: 'За кого она замуж вышла?'
  'За царя, как и хотела' - почти хором ответили бабушки.
  'Какого царя, его же еще в восемнадцатом расстреляли?' - брякнул я.
  - Царя зверей! - хихикнула баба Маша.
  - Каких зверей?
  - За Льва!
  - Какого еще льва? Ничего не понимаю! - хлопал я глазами.
  Баба Нина укоризненно покачала головой и пояснила: 'Какой ты непонятливый! Тебе говорят - за Льва! За нашего Льва! Льва Яковлевича! Таниного соседа с четвертого этажа'.
  Баба Таня доверительно рассказала: 'У Лёвы с Полиной в молодости роман был. Потом они поругались. Лёва на другой женился. Поля тоже замуж вышла, правда, потом развелась. Она одинокая, он вдовец. Решили вместе жить. Все по-людски, официально, вот и расписались. Теперь ремонт в квартире делают, поэтому Поле и некогда с нами лясы точить'.
  Тут распахнулась подъездная дверь и в облаке приторного аромата 'Душистого Ландыша' появилась сама Полина Артуровна.
  Критично скользнув взглядом по моему вытянувшемуся лицу, она отметила: 'Что-то ты плохо выглядишь. Совсем бледный, голубчик! Больше ешь моркови и гуляй на свежем воздухе!'.
  Важно вышагивая и покачивая бедрами она прошла к красному 'Жигули' и подергала за ручку двери. Дверь оказалась закрытой.
  Тогда она обернулась к подружкам и гордо сообщила: Мы с Левушкой едем в магазин! Хотим устроить романтический ужин. Купим тортик и эти... как их... на 'д' ...
  Она вопросительно посмотрела на меня и переспросила: 'Ты должен знать! Ну как их?'
  Я только пожал плечами.
  'Дюбеля, Полюшка, дюбеля', - подсказал запыхавшийся Лев Яковлевич, подходя к жене и открывая ключом дверцу автомобиля.
  'Да, купим этих дюбелей с тортиком!' - бросила через плечо Полина Артуровна, усаживаясь в машину.
  Дверца захлопнулась, машина со скрежетом завелась, и они уехали.
  Бабушки переглянулись и тяжело вздохнули.
  'Миша', - позвала мужа баба Таня, - 'Может нам тоже за дюбелями съездить?'
  'Да на кой они мне, у меня их целая банка', - отозвался дядя Миша.
  'Никакой с тобой романтики', - обиделась баба Таня, поднялась и молча зашагала домой.
  
  На следующее лето наша скамейка у подъезда и вовсе опустела.
  Полина Артуровна продала квартиру и купила дачу. И бабушки стали собираться там. Всё-о-о!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"