Дзиньштейн: другие произведения.

Ландскнехт. Часть пятая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Восстановленный вариант частично с коррекцией Прода от 28.03

  ЧАСТЬ ПЯТАЯ
  
  Приключения продолжаются!
  
  Глава первая.
  
  Сколько волка не корми, а от судьбы не уйдешь. Трясясь в закрытой карете, зажатый между мрачных амбалов, все прикидывал - ну, слишком все уж хорошо шло последние месяцы. Пора бы уже. Оверквотинг натурально, больше везти может только утопленникам, но мне-то не грозит, сразу по массе причин. Ладно, не грохнули сразу, и в целом пока вроде все не так, чтоб вовсе безальтернативно смотрится...
  
  ...Как тот гвардеец - а между прочим, капитан, мне заявил - мол - "Пройдемте, гражданин!" так и понеслось. Капитан спецназа когда такое заявляет - отказываться как-то глупо. И особенно не выйдет, и в целом - серьезный чин. Даром, что у них в роте капитан и взводом командовать может, однако это фигура, не абы что. Так приравнять к полковнику можно. Даже проникся к себе уважением - цельный спецназовский полкан арестовывать прибыл.
  Так вот, значит, стоит он, на меня спокойно так глядя, дорогу перегородив напрочь, ну а сзади второй, не спешиваясь даже - не то чтоб подпирает, но вполне себе блокирует. Его чина мне снизу не видать, только точно что тоже из Гвардии - их серо-стальная форма зело приметная. Это местный спецназ, больше ФСО типа, но в общем-то по местным меркам и не хуже какого-нибудь мифического "Вымпела" ребята. Доподлинно, ясное дело, ничего не известно, но все сходятся в одном - подготовка там зверская, и спецы суровейшие. И оклады, кстати, тоже. Ну да и служба всерьез несется. Но вот чтоб арестами занимались... не слыхал. С другой стороны - поди, те, кого арестовывали эти парни - и не рассказывали никому ничего уже. Однако, надо ж что-то решать. Дергаться глупо, но попробую вякать...
  - Ордер покажите.
  - Вам надлежит проехать с нами - не меняясь ни в голосе, ни в выражении лица, повторяет капитан. А сзади перестукнули копыта - второй на шаг ближе подъехал. нет, надо соглашаться, все одно ж увезут, вопрос - побитого или нет. С другой стороны чем больше пойму сейчас, тем проще потом.
  - На каком основании... капитан?
  - Государственная необходимость. Прошу в экипаж - самую чуть недовольство - ну, дело-то ясное, такие вещи делаются быстро. А морда дрогнула чуть - обостренно как-то чую - врет, поди, про необходимость. Нету у него бумаг. По крайней мере, сейчас. Что ничего не значит, бумаги потом легко нарисуют. А тянуть нельзя, опять же, жопом чую - не выйдет по хорошему, упакуют по-плохому. Тем более что капитан внутрь повозки зыркнул, а там шевеление какое-то, там народу тоже есть кто-то. Да, если про этих ребят хоть на четверть правда, что рассказывают - и одного кептена хватит, чтоб меня упаковать. И, коли я б даже сопротивляться решу - то исход-то печален. Коли и повезет - то только в варианте завалить наглухо. А завалить наглухо рюгельского гвардейца, независимо от чего-либо... Только бегом на пристань, в катер и в Степь. Ладно, хули там, где наша не пропадала - везде пропадала!
  - Хорошо - говорю ему - Будь по вашему!
  И полез в катафалк ихний. Опа, а тут... Пройдите вперед, середина свободна! Занято все - в, пусть и немаленькой колымаге - аж четверо ребят. Характерной наружности. С абсолютно индифферентными мордами - они вообще тут случайно, на бла-бла-кар договорились о попутке. Впрочем, двое сзади сидевших тут же пододвинулись, обозначая место посадки между ними. Ну, я и сел туда, ожидая, впрочем, что сейчас подфиксируют, да обшмонают. На удивление - ничего такого. Зажали плечами, но и то просто по причине широкоплечести и малого внутреннего объема транспортера. Так даже можно говорить, мол - я их не хуже того плечами зажал, ага. Дверь мягко прихлопнула, тут же тронулись, в окно только увидел, как капитан в седло заскакивает...
  ...Едем, я рассматриваю попутчиков, да в окно от неча делать зыркаю. Даже не подумали как занавесить. Это с одной стороны радует, с другой может оказаться вовсе плохо - ну, мол, лишнего ничего никому все одно не расскажешь. Обратно же - не обыскали вовсе, хотя в тесноте вполне могут почуять и мелкан в кармане брюк, и ножик на ремне. Кобуру у соседа справа я, кстати, чувствую. Да и остальные не пустые. отчего-то вид наводит на мысль. что не огнестрелом единым. И даже скорее всего - огнестрел на крайний случай. А эти спецы, почему-то кажется, по рукопашке, да всякие удавки-дубинки и прочее. Одеты цивильно, не то чтоб одинаково, но однотипно. Морды каменные, но что-то такое выдает... Опера. Или бывшие опера, охрана или детективы. Не ЧОП тупой, а хваткие дяденьки. Так по одежке принял бы за неудачливых приказчиков или мастеровых хорошего класса, али еще какую шелупонь. Морды угрюмые в меру, неброские. Глаза только выдают - нехорошие гляделки. В смысле, если такие дяди против, то нехорошие, а если за тебя - то в самый раз. И в возрасте все, кто-то может и постарше меня даже. Ну, естественно, тут мне рыпаться без варианта, разве что граната с собой была бы... Это, кстати, идея неплоха, жаль - поздно в голову пришло. А так, рыпнись я - мяу сказать не успею. Даже бить не станут - скрутят и вырубят в секунду. И то, что по сих пор не - так не надо обольщаться. Им некуда спешить, могут и на месте все устроить. С другой, опять же, стороны... Мы едем не за город, и даже не в промку или в порт. Не очень видно, я не привык так из окна ориентироваться, да и не так часто бываю в городе - но, походу, едем мы куда-то в центр. Это, с одной стороны, радует - убивать там не очень удобно. С другой стороны, дело пахнет официальным чем-то, а тут у меня... Ладно, вот об этом заранее думать не надо. не зная расклада планировать можно только одно - тупое отрицалово, с упором на потерю памяти и совести от контузии. А потом, как в крытку сунут - там мозгу напрягать время авось будет. Если, конечно, не будет сразу активных методов следствия. Тогда надо будет побыстрее сознаваться в чем-то, чтоб не покалечили сразу. Ибо покалеченному вариантов нет вовсе. Ладно, посмотрим. Кажись, и приехали уже, всего-то ничего катались, ну да, на колесах тут все рядом. Точно, притормозили, скрип ворот, заворачивают... Проехали ворота, вроде как. Не тюрьма. Тюрем в городе две. Военная Тюрьма в Крепости, на территории Военно-Морской Базы. Но это совсем не тут, да и иначе все смотрится. А вторая - где-то на Восточной, за городом уже. А это не тюрьма. Скорее, частный особняк. Сад-парк какой-то видно, ухоженный. Даже на логово местной гебни не тянет. даром, что про существование какой-то отдельной спецслужбы я тут и не слышал. И на казармы Гвардии никак не тянет. И опять же, у них и казарм толком нет - есть управа да помещения какие-то прямо при Совете. А так сплошь офицерье и живут по норам... Стоп, приехали, Могилев-конечная, генерал Духонин у трапа...
  Дверцу никто не распахивает, громила напротив справа сам открывает, выходит не спеша, за ним мой сосед справа. Остальные двое сидят, аки сфинктры египецкие, каменными изваяниями. Ну и я сижу. Мало ли чего. При попытке к бегству зачем торопиться? Однако ж, с улицы заглядывает тот, что первый вышел, видать, старший. А тот, что напротив меня делает вполне понятный жест - мол, давай, на выход. Не агрессивно, впрочем. Так он такой - и зарежет без эмоций. Вот сейчас полезу из повозки - а он мне удавочку накинет, и привет. А что делать, полез, все одно, тут опять же, вариантов уже нет. Вылез, встал, оглядевшись - эдакая арка-подъезд, с обех сторон парк видно, а тут фонари горят, хотя до сумерек еще прилично. Обитатели местные не бедствуют. Впрочем, и все строение и экипаж намекают. Антиресные дела. Для проверки ситуации совершенно простецки озираюсь, мол, а куда я попал, и где мои вещи? Ноль реакции, никакого "Руки за спину, лицом к стене!". Уже или хорошо, или наоборот уже все равно совсем. Вылезли все четверо, стоят спокойно, словно давая мне время осмотреться. Потом старшой ихний спокойно, как давеча капитан-гвардеец, заявляет:
  - Прошу идти за мной.
  Ну, просьбы тут никакой нет, просто вежливый человек. Потому лишь киваю, и идем аккурат в дверку в подворотне. Он впереди, я за ним, а сзади ненавязчиво идет еще один дядька. Теоретически если, то вот сейчас я могу попытаться до мелкана дотянуться, и... Впрочем, обратно же - мало того что я понятия не имею вообще где я, кто тут и что происходит. так и дядя сзади не похож на идиота, и наверняка опыт у него имеется немалый. Чисто из любопытства поправил на поясе ножик. А то он и впрямь, пока ехали, неудобно передвинулся. И сзади сразу что-то в ритме шагов изменилось. Бдит, зараза. Да и передний краем глаза обернумшись прислушивается. Ну, ясное дело, я себе иду спокойно - и они сразу спокойно. Мало ли, какой гондурас у человека зачесался, что ж его теперь, сразу убивать за это?
  Пришли. Вывернулись из каких-то служебных лестниц в коридор, отделанный резным дубом. Походу, близко к логову здешнего владетеля. Вот и высокие двери - явно кабинет, или типа того. Остановились, старшой постучал, и легко распахнул дверку. Однако, тоже уровень виден - дверь в ладонь толщиной, под потолок, и явно не из ламинированного оргалита, массив, а открыл он ее легко. Какой бы здоровый ни был, а видно, что без напруги. ну и скрипа, конечно, никакого. Это значит - мало что за всем ухаживают, но и еще все очень дорого, даром что без дурной роскоши. Роскошь есть, для понимающих - дорогой камень на полу и стенах, полированный, резной дуб, панно и мозаики из разных пород дерева. Мебель, где встречалась, тоже в стиле. Дорого, неброско и красиво - стиль и вкус по высшей шкале. Заранее как-то неохота уже встречаться с хозяином, человек он, по всему смотря, больно уж высокого полета. Во что же я опять влип? Просто так не потащили бы в личные покои... Кабы что - в любой околоток отволокли а он бы, морщась, туда заявился присутствовать на допросе.
  Из дверей вышел давешний капитан, кивнул старшему конвоя, и сделал мне жест - мол. проходи, мил человек! Ну, теперь то уж вовсе глупо отказываться. Что характерно, так меня и не обыскали. Конечно, оно понятно, что и так все безопасно. Но на мысли наводит. На разные. Или, опять же, хорошо, или готовый террорист со своими оружием, ничего и подбрасывать не надо. Ладно, идем вперед, там видно станет...
  Вошел, через тамбур такой, слышу - капитан за мной защелкнул внешние двери., потом прикрыл вторые. Эвон как. Не доверяет своим держимордам? Настолько, что плюет на безопасность? Впрочем, он сам достаточная гарантия безопасности. Правда, если б у меня была с собой граната... Но гранаты, увы, нету, да и подрываться под танком, как адмирал Камикадзе я не собираюсь пока что. Однако, осматриваюсь пока есть возможность. Здоровенное помещение, окна высокие, и хоть и не яркий день уже за окном - свету от них много, так, что слепят от входа. У окна разве фигуру различаю - ну, силуэт... Стрельнуть еще можно, а разглядеть, кто это - нет. В целом, если на свет не смотреть, то убранство кабинета общему стилю и впечатлению тоже соответствует. Величественно - вот так. И отчего-то кажется - это не только кабинет, но и официальная приемная, так что ли. Картина на стене справа - морской бой. Какие-то каракатицы типа "Мерримака" а вокруг них носятся почти современные истребители и охотники, на заднем плане спасаются и тонут парусные корабли... Что-то из старины не слишком седой уже. Не сразу заметил под картиной огромный сам по себе, но совершенно теряющийся в пространстве кабинета стол - да не стол, бастион... из натурального камня, как есть бастион. А за ним вовсе маленький отсюда человек.
  - Подойдите! - хренов там, маленький человек... Этот дядя, он как Путин - скажет тихо, а все уже обгадились. Вроде и ничего такого в интонации, и не кричит, негромко - акустика здесь отличная. А стремно сразу, чувствуешь себя обоссавшимся школьником. Нет, так дело не пойдет. Пока иду к нему, стараюсь себя накрутить. Во-первых - мне он никто. Во-вторых - я пока ни в чем не обвинен. В-третьих, если что, то я уже покойник, а уйти понадежнее надеюсь сумею, спецназ-спецназом, но еще посмотрим, как в таком варианте будет. Так что - спокойно и без лишнего мандража. Подошел уже вовсе спокойно. Капитан меня обогнал, пока я неспешно шел, встал чуть слева, поодаль от стола. Тот, что у окна подошел - тоже в гвардейском. Сдается мне - тот, второй, что на коне был. Нашивки сержантские. Я его взглядом окинуть успел - молоденький вовсе пацан, в отличие от капитана, тому за тридцать будет, а этот совсем сопля. И похожи оба неуловимо. Морды ухоженные, но не породистые. Однако, особливо у капитана эдакие... волевые. И, кажется, я чего-то начинаю нехорошее подозревать, потому что...
  - Вы - Йохан Палич, офицер ландмилиции - не особо спрашивая, довольно нейтрально, почти и доброжелательно произносит дядька за столом. Пришло время и его рассмотреть, не слишком нагло, но все же чуть демонстративно, перевожу взгляд на него, полсекунды смотрю. Точно, он с этими гвардейцами родственник. Только старше их и годами и по жизни. Морда в морщинах, виски седые. Усы коротко стрижены, по-офицерски. глаза такие, что насквозь протыкают, кажется. Сказать, что у этого лицо волевое - ничего не сказать. Этот, как говорил один умный дядька, проведший молодость в атмосфере нефти и газа - в харизме родился. Из тех, кого в случае встречи не на той стороне, надо застрелить сразу, иначе он батальон мятежный успокоить сможет одним словом, навроде Милорадовича какого. Уверенный в себе, и не дурак, взгляд умный. И не злой. Это совсем плохо. Такой зарежет, или прикажет зарезать, просто потому что надо. Сдается, и сам зарезать может, не похож он на кабинетного слюнтяя. Плохо дело. Однако, попал как собака под колесо - пищи, а крутись.
  - Я есть Йохан. Здравствуйте.
  - Здравствуйте - с интересом чуть на меня глянул хозяин кабинета. Не привык, видать, к такому обращению. Сержант, смотрю аж дернулся - Вы, наверное, знаете, кто я?
  - Никак нет. Я в городе не так давно, всех в лицо даже у себя в околотке не знаю - наглость, с одной стороны, капитан вот хмыкнул, а сержант дернулся и рот раззявил, только хозяин руку над столом на полдюйма поднял - и все, замер мальчишка. Умеет, дядя...
  - Ясно. Я - постоянный член Совета города Рюгеля, начальник Гвардии Совета, Почетный Советник Аллерт.
  - Очень приятно, господин Аллерт. Последнее время много о Вас слышал... разного и от разных, а вижу так - впервые. Чем я могу быть полезен, что столь непреклонно организовали мой визит сюда? - интересно, как отреагирует? Надо ж найти ту грань, за которой начнут легонько бить морду, или хотя бы орать и стращать. А так плохо, когда берегов не видать. Ага, сержант снова гарцует, но его сам капитан одернул. Этот малой, не держи его, мне бы уже брызнул в ухо с ладони, по глазам видно...
  - У меня есть к Вам несколько вопросов - сухо парирует Аллерт. Словно не глядя отмахнулся - ну, на извинения я и не рассчитывал, но дядя дает понять, кто тут спрашивает, а кому за все отвечать - Хочу предупредить - лучше быть честным и не лгать...
  - Кому - лучше? - совсем невежливо перебиваю - Я надеюсь, все бумаги, на основании которых будет снят допрос - в порядке? Я имею право на них взглянуть?
  - Мастер Йохан - ни на грамм не повысив тона, словно я с кем-то другим говорил, продолжает Аллерт - Это не допрос. Это наша личная беседа. Никаких документов ПОКА нет. И не будет, если мы с Вами откровенно поговорим.
  - Это угроза?
  - Да. - вот так, простенько и незамысловато... Уточнять, в чем именно угроза, и какие бумаги могут появиться - уже глупо. Не доверять этому дяде в таких вопросах это даже не наивно.
  - Какие-то гарантии по результатам нашего... "разговора"?
  - Никаких. Впрочем, скорее всего, если только Вы не чрезмерно ловкий игрок, Вы тут совсем не при делах, а потому, скорее всего, никаких неприятностей и неудобств вам более не станет.
  - Хотелось бы верить... Я готов отвечать на Ваши вопросы, господин Аллерт.
  - Ну, что же - серые глаза Аллерта секунды две меня словно рентгеном просвечивают. Сдается мне, дядька может работать полиграфом вполне. Вот так зыркнет, и поди соври. И, сдается мне, надо сейчас настроиться на то, чтоб делать что хошь, а не врать. Почует, падлюка, а там уж нехорошо выйдет. Потому - за помелом следить, лишнего не трепать, а уж прямо спросят - не врать. Глютеусом чую - все мирно, но словно ногой растяжку легонько задел, напряг лесочку, и замер, обосравшись. Момент такой, что вот все на лезвии... По-моему, и пот по спине прошиб. А Аллерт, буркалы свои из меня вынув, полез в погреба своего канцелярского долговременного укрепления, и оттуда достает что-то, в тряпицу завернутое, на стол выкладывает, разворачивает... - Знаком ли Вам этот предмет, мастер Йохан?
  ...Мда. Ну, надо ж было думать, а еще лучше б - выспаться как следует до того, как...
  - Не готов утверждать, что наверняка - слишком недолго владел. Но, скорее всего - знаком. Вещица приметная, вряд ли есть таких много.
  - Посмотрите - мне протягивает.
  - Не имеет смысла, господин Аллерт. Не рассматривал особо, а так внешне - сразу и сказал.
  - Где и когда Вы это получили, кому и когда отдали?
  - Отдал вчера, в Рюгеле на пристани в Приморском, хозяину пристани Крауцу... В подарок. А получил... Несколькими часами ранее. Где - не имеет значения.
  - Тут я решаю, что имеет значение! - самую чуть повысил голос Аллерт - Где, когда, и при каких обстоятельствах?
  - Не пойдет, господин Аллерт. Это произошло за пределами Союза, и никакая юрисдикция, господин Почетный Советник, на ту местность не распространяется.
  - Вы не поняли?! - легким жестом Аллерт остановил двинувшегося было ко мне капитана - Речь не идет о юрисдикции! Или Вы отвечаете, или..
  - Или - что? - готовясь внутренне к нехорошему, нагло усмехаюсь, на седого глядя, а краем глаза фиксируя гвардейцев - Карты на стол, господин советник?
  - Вы понимаете, что даже если дальше мы продолжим общаться... по-хорошему, то пути назад у Вас не будет?
  - Тю. Был бы путь вперед, или хоть куда, лучше б даже вбок да за угол, господин советник. Я расскажу Вам все, хотя вас это и не обрадует. Иллюзий у меня нету, однако, коли уж дороги назад мне уже не будет, в любом варианте, пожалуй, так я хочу знать, во что влип.
  - Слушай, Йохан - это все же позволил себе вклинится капитан. По простецки так, ага, прям закадыка. - Тебе лучше и проще просто рассказать, и, я даю тебе...
  - Я не с Вами разговариваю, капитан - как получается холоднее, не глядя на него, обрываю. Ишь, вытянулся сразу, аж побелел. Обиделся, но иначе никак. Сейчас надо набирать высоту, ставить себя наравне с главным, иначе потом сложно вовсе будет. Потому, делая вид , что и не замечаю гвардейцев, смотрю в упор на Аллерта. А тот на меня, но взгляд я стараюсь выдержать.
  - Мастер Йохан - наконец начинает Аллерт. - Это - мои сыновья. Аксель и Ханну. Это наше с ними личное... ЛИЧНОЕ, мастер Йохан, дело.
  - Возможно, господин советник, тут какая-то ошибка, но Ваш сын... господин Аксель? ...-Так вот, он, хм... пригласил меня на эту милую, практически семейную, и даже личную беседу, под предлогом государственной необходимости. Разве не так? - демонстративно оборачиваюсь к капитану. Тот бормочет что-то недовольно - но хоть не отнекивается.
  - Мастер Йохай. Я уже объяснял Вам - пока никаких официальных бумаг нет. Но если надо - поверьте, они появятся. И будет Вам и государственная необходимость. И вряд ли Вы этому обрадуетесь.
  - Я Вас понял, господин советник. И тем не менее готов выслушать, что же именно послужило вниманию к моей персоне.
  - Да ты... - капитан шагнул ко мне, явно намереваясь перевести разговор в более конструктивное русло, подозреваю, что будет бить левой в зубы, остальное не так удобно...
  - Тихо! - хлопок ладонью по столу, и, по-моему, даже настенные часы пропустили один такт маятника по команде. Капитан замер, как на плацу, встав на место. Аллерт поднялся из-за бруствера, прошелся, вернулся, постоял, опершись на стол и опустив голову. Поднял глаза на меня, вперившись снова, и сказал:
  - Этот нож принадлежал моему среднему сыну. Ойгену. Он отправился... за пределы нашей страны, с важным поручением. Как удалось выяснить мне, он пропал несколько дней назад при... неприятных обстоятельствах. Это все, что Вам стоит знать. Теперь расскажите, где и когда Вы получили этот нож.
  - Ну, что ж, нет ничего проще, господин Аллерт - чего-то я себя как со стороны слышу, нехороший признак, вроде как душа уже собирает вещи - Этот нож я поднял с тела Вашего сына, насколько я могу судить по сходству на лицо с этими господами, и Вами лично. И было это вчера утром.
  Ожидал я, что разу реакция будет, однако, только мальчишка дернулся. Капитан стоит спокойно, а сам Аллерт даже не дрогнул. Вряд ли сынок, средний был нелюбимый шибко. Скорее уж - этот советник уже вовсе настоящий человек, не мещанин какой. Этот поди сына в камикадзе запишет, и лично на фронт отправит, коли нужда будет. Не человек даже - стальная машина. Секунду лишь помолчал, и спрашивает:
  - Где это произошло? Кто его убил?
  - Произошло это в развалинах поселка у устья Студеной. А убил его я.
  - Что? - все ж не выдержал Аллерт. Удивление самое натуральное. Не сам факт, а что я ему такое сказал. А что ж тут еще-то, на самом деле. Врать вот сейчас - уже не вариант. Лучше сразу, потом только хуже будет. Ага, понеслось! Мальчишка аж пастью хлопает, за кобуру лапает, а капитан, глаза нехорошо сузив, плавно двинулся пантерой... Все, пиздец, приплыли. Адреналином прокольнуло моментально тело, понеслось, снова, как на войне. Посмотрим, что ты за спецназ, все же лопухнулись вы, не обыскав, не обобрав, да двери зачинив... Давай, поближе, я сделаю вид, что не понимаю, что происходит, ты только встань еще чуть ближе...
  - Аксель! Ханну! Смирно! Йохан! - словно водой котов окатил, окриком нас всех на место вернул советник. Вышел из-за фортификации канцелярской, встал перед сыновьями, у края стола. Стоят все трое, на меня пялятся - малой так с дикой ненавистью, сейчас порвет, только дай. Аксель - тот просто нехорошо щурится, как кошка на попугая в клетке. А сам Аллерт тяжелым взглядом давит. Ну, поиграем в гляделки, хотя одному против троих это и сложно. Через минуту стало как-то совсем глупо, затянулось все. Но и успокоились, все. Хмыкнув, советник обратно на командный пункт прошествовал, уселся, посидел несколько секунд, перебирая мелочи на плацу, злополучный ножик пару раз бесцельно передвинул. Нервничает все же. И это хорошо. Значит, еще немного поживем.
  - Так. - словно припечатал все Аллерт. - Раз Вы мне это говорите, то не думаю, что врете. Никакого резону. Но вопросов это не убавляет. Итак... Кто приказал это сделать, где, когда... сколько заплатил или обещал? Теперь уж запираться вовсе нет смысла, мастер Йохан.
  - Господин советник, дело в том, что мне никто ничего не платил и не обещал, кроме него самого.
  - Объясните!
  - Да все просто, мастер Аллерт - с одной стороны так обращаться почти хамство, а с другой, если дело личное, то какой он мне, нахрен, "господин советник". Мастер Аллерт и все тут. - Он мне недвусмысленно намекнул, что если его не убью я - то он убьет меня.
  - Ах, ты..! - пацан кинулся ко мне, но капитан, словно щенка за шлейку, ухватил его за портупею. Аллерт в этот раз даже говорить не стал, рукой так едва махнул - и Ханну заткнулся. Умеет все ж дядя вот так, жестом малым выражать мысль и приказание с пожеланием.
  - Поясните - сухо мне бросил.
  - Да все просто. Возвращался я под утро с запада... нет, что я там делал и зачем - и не спрашивайте, это вовсе не относится. Протащил лодку через Косу, да и к поселку, отдохнуть, ночь ведь почти и не спавши. Осмотрелся, да и пошел в поселок. И, едва пришедши - так ваш Ойген попытался мне прострелить башку. Неудачно. Ну а я, отчего то, сей поступок не оценил, и пришлось стрелять в ответ. Удачно. Для меня.
  - Слушай, ты! - это уже капитан хрипло лается - Не ври, урод. Ойгена я сам учил, если бы ты был один, то никаких шансов у тебя бы не было вовсе!
  - Значит, плохо учил, капитан! - отрезал я - Зря, кстати, учил его стрелять без предупреждения в затылок. Да еще и мимо. Не учи никого так больше.
  - Ах, ты ж! - Аксель выпустил портупею мелкого, намереваясь конкретно мной заняться, при этом мелкий едва не брякнулся от внезапной свободы. Но снова - один взмах руки, и чуть ли не равнение в строю изобразили, только Ханну дышит, аки лошадь, и глаза бешеные.
  - Мастер Йохан. Изложите подробно, что произошло - что характерно, смотрит Аллерт на сыновей, отчего те стоят, как новобранцы перед сержантом. Ну, раз такое дело, то надо рассказывать. Одно ясно: пока что этот дядька моя единственная надежда, и по крайней мере пока он слушает - убивать меня не будут. Что уже немножко радует.
  
  ... Снова тот самый катафалк, и те же угрюмые ребята по бокам. Точнее, тот что слева - тот же, а справа - старшой ихний. А напротив, так же битком - Аксель, Аллерт и Ханну. После разговора советник велел собираться, причем, видать не доверяя сыночкам, перепоручил мою тушку именно угрюмым молодцам. И спустя всего пять минут, Аллерт разве что переоделся в военную форму, мы двинулись в путь. Сначала - ко мне на дом. Когда я сказал, что ехать надо к бывшему дому мытаря Торуса, Аллерт хмыкнул непонятно, но вопросов не задал, видать представляет адрес. В дороге все молчали. И тесно, что как-то к разговору не располагает, но у меня создалось впечатление, что еще и по причине, что, какими верными эти угрюмые парни ни были, явно из личной охраны советника - а при них семейные дела обсуждать не хотели. Приехали, и старший мордоворот дернулся было выйти, но Аллерт приказал:
  - Ханну сходит с Вами.
  - Как скажете, - отвечаю, а паренек только кивнул.
  Ворота отпер, собакен тут же проснулся, пошел радостно. Гвардеец замер - вид у собакена суровый, а я прям почуял, как в экипаже все напряглись, хоть до них и метров десять. но собак, подойдя, с настороженным видом понюхал гвардейца, да и завилял хвостом. Это хорошо, собак с виду дурной, но чует как надо - на таможенника Мориного вона как вызверился, а тут нет. Оно и ясно, хоть пацан на меня зло держит, да сопля он. Не умеет еще. Поди, и на тот свет отправить никого еще не сподобился, и поди, еще жалеет о сем, дурак. Надо будет как-то ему объяснить, если не убьют, конечно, что так жить опасно. Нельзя в такие игры в таком виде влезать - помрешь.
  Однако, вошли во двор, я в мастерскую сунулся, рюкзак трофейный взял, тут же к экипажу пошли. Там прямо в дверь открытую сунул, в руки Аллерту. Тот разом полез, револьвер, что сверху был, отдал капитану, который сноровисто его осмотрел и понюхал - а я там даже гильзы стреляные не выбил же, как есть, так и бросил. А советник все в мешке роется, словно там есть чего рыться-то. Деньги, кстати, даже внимания не обратил.
  - Это все? - резко так спрашивает.
  - Как есть, все - а он меня аж сверлит глазами.
  - Не мог он так вот оставить, не могло и быть в рюкзаке. Я его учил,как надо - капитан голос подал - Надо смотреть там.
  - Надо. - отзывается советник, на меня все в упор глядя - Поехали.
  - Не так быстро - говорю. Смотрю, все напряглись нехорошо, а капитан даже радостно осклабился - Вы-то похватали все в дорогу, а я? Мне, вишь, надо в дорогу все ж прихватить что. Да хоть куртку вместо рубахи накинуть - вона, сумерки уже, до утра и то дай Боги обернуться.
  - Идите, Ханну проводит - бросает Аллерт. Хорошо хоть, не спросил "А тебе-то зачем?". Есть некоторый шанс, что и обратно приплыть выйдет, значит.
  Пошли мы снова, а во двор тут же Мора выскочила - видать, смотрела в окно. И смотрит эдак настороженно - ну, она не совсем дура, и понимает, что просто так гвардейцы не приезжают в нашу жопу мира. А уж насквозь как-то неофициально - тут вообще любой насторожится. Однако, малец, ее узрев, малость засмущался. А тут еще и девки выскочили, наперебой мне что-то излагая про то, как они купаться ходили сегодня. Смотрю - совсем занервничал сопляк. Это хорошо, это значит, когда меня убивать придется - то вспомнит, что детушек малых оставит сиротами, авось и промедлит секунду. Тут-то ему и крышка. А девки, наконец его в калитке увидев, враз тоже смутились, но с интересном смотрят - гвардейская форма это ж и красиво и статусно. Старшая даже глазки строить начала вроде, да Мора их тут же шуганула.
  - Мора, принеси-ка мне куртку и... все прочее. Я опять уеду... по делам. До утра, как минимум. - не глупая все ж баба, кивнула, ускакала в дом. Я чуть не с усмешкой на пацана кошусь. А ты как думал, тот, кто брательника твоего мочканул - живет в вертепе с пьяными гомосеками и живорезами? Ой, пацан, если что - грохну я тебя, уж не взыщи, первый на выход будешь... Хотя нет,не первый,именно в силу лопоухости своей. Вышла Мора, вынесла куртку и ружье в чехле. Кивнул, поверх городской рубахи прямо накинул - ничего, не до того сейчас. А куртка тяжеленькая - значит, там все, что надо. Ну да, я ж и не разбирал по приезду. Это хорошо, это полезно. Сапоги не стал надевать, сойдут и ботинки городские, тряпочные. Кивнул ей, а она что-то вовсе нервная. Ничего, авось обойдется. Притянул ее, она меня в щеку чмокнула, я ей на ухо прошипел, мол - "Письмо не забудь!". Ханну от этой сцены совсем поплыл, глаза отвел. Сопля, тебя сюда зачем отправили?
  
  ...Едва тронулись, Аллерт сообщил:
  - Йохан, мы отправимся на Ваше лодке.
  - Как скажете... мастер Аллерт - чую, ребята по бокам саму чуть пошевелились - наверное, ожидают команды покритиковать за хамство. - Только, увы - все мы в лодочку мою не поместимся. Точнее, поместиться можно, да я б не рискнул идти в море так.
  - Сколько человек безопасно берет лодка?
  - Троих... кромя меня.
  - Гм... Хорошо. Мы трое и поедем.
  - Но... - начал было старший охраны, и тут же был заткнут легким движением пальцев советника.
  - И вот что. Марг, скомандуй, чтобы Энц остановил. Марг, ты отправишься на пристань с мастером Йоханом. Поможешь ему с лодкой. А мы отправимся дальше вперед по берегу. Туда и придете. Не надо,чтоб много лишних видело нас на пристани. Мастер Йохан, все понятно?
  - Без возражений. Мне неприятности тоже ни к чему. И, вот что, мастер Аллерт: ежли обратно вернемся... - смотрю, от такого оборота даже Аксель дернулся, и охранники напряглись - Так вот - надо бы слух пустить, что меня затримали потому, как вчера после введения запрета причалил. Пока разобрались, то да се - ну вот и приходили потому ко мне гвардейцы. А то пойдут трепать по округе всякое.
  - Разумно. Что ж, идите.
  Вышли мы с начохраны, Маргом, да к пристани. Я еще трофейный рюкзак прихватил сразу. Там и паек - а я оптимистично мечтаю насчет поужинать. И револьвер с четырьмя патронами, кстати. Мало ли, пусть будет. Сумерки уже вот-вот будут, ну да что поделать. Ветерок несильный, и то хорошо, хотя барашки редкие на гребнях видны. Это может и пройдет к ночи, а может и заштормит. Чего не хотелось бы. Подошли к пристани, Марг накинул капюшон, словно от ветра. Прошли, стали в лодку грузиться.
  - Добренького вечера, мастер Йохан! - а, скотина Крауц нарисовался... - Неужто опять, на ночь глядя?
  - Добренького, Крауц... Ночью - самый клев. Места надо знать только.
  - Ну-ну... Опять, поди, с уловом прибудете.
  - А то. Кстати, как тот-то ой улов, понравился?
  - А как же! В лавке приняли с удовольствием! А я Вам наживку заготовил, как и сколько просили, в сарай сложил. Возьмете?
  - Нет... Пусчай полежит. Другим разом возьму - отвечаю. Пока мы трепались, Марг, рядом стоя, трубочку раскуривал, а Крауц все на него косяка давануть пытался, да тот так стоял, что никак не увидать лица было б лодочнику. Так и отвалил старый пень, не солоно, ни жарко. А я тут же Маргу заявил:
  - Ты б, дружище, не курил. В лодке керосину полно, машина на ем работает. Не надо там курить.
  Дисциплинированный дядя, и не бык какой. Тут же без возражений трубочку загасил, пепел в воду высыпав, да в карман убрал. Сели кое-как в лодку, по движениям понял - дядя спец, но сугубо сухопутный. В Рюгеле такое тоже не редкость - то есть, может, по морю он и плавал на кораблях, а вот к маленькой лодке непривычен. Движения сразу чуть скованные. Это тоже хорошо, сразу в плюс - какой бы ни был рукопашник, а на лодочке, где равновесие потерять можно от одного движения, тут у того кто с пониманием шансов больше. Это так, теоретически более, я не собираюсь пока чего такое мутить, но мысль в копилку. Уселся он, с интересом смотрит, как я разжигаю горелку, не лезет с вопросами и понуканиями. Грамотная охрана у советника, ничего не скажешь.
  Отъехали они вовсе недалеко от города, ну, им-то чего особо. Но все одно дежа-вю у меня словно. Опять сумерки, опять куда-то в ночь плыть. Правда, в этот раз и без костра обошлись. Подошли, охрана через прибой лодку вытянула наполовину. Аллерт с сыновьями скептически обозрел посудину - а вы, суки, думали, что я Вам яхту княжескую подам?
  - Не бойтесь, - говорю - Если шторма не будет, то вчетвером нормально.
  - Садитесь - командует Аллерт, пока гвардейцы что-то возмущенно бурчат - как же, кто-то посмел думать, что гвардия чего-то боится! - Марг , отъедьте подальше от города, и становитесь на ночь. Костер на берегу разожгите небольшой.
  - Вы, Марг, - вклиниваюсь, не спросив, ибо пока ситуация такая, надо понаглее себя ставить, я сейчас нужный человек, мне можно - Езжайте за мыс, он там такой дальше будет... Знаете? Вот, там дорога отходит, а от нее чуть в сторону... найдете, в общем - там над берегом в дюнах полянка есть. Там удобно. С моря не видать ничего, и с дороги тоже. И костер внизу разложите, а сами сверху смотрите - а то мало ли, кто пожалует, ночью то...
  - Сделайте так, Марг, это разумно - подтвердил Аллерт, и полез в лодку. Я следом, охрана нас столкнула, и очередное плавание в ночь началось.
  
  Глава вторая.
  
  Очалили, прибой прошли, тут начинаю я осматриваться. Обустроилися, Аллерт рядом со мной, гвардионы напротив. Так, оснащены ребятки неплохо - у всех троих плащ-палатки накинуты, у парней рюкзаки, у обоих карабины а у капитана еще и револьвер штурмовой. Это тут заместо автомата считай. Длинноствольная байдула, с откидным упором, и барабаном на дюжину длинных патронов. Ну, на самом деле аргумент серьезный в умелых руках, а руки здесь именно те. Сам Аллерт разве с кобурой на поясе, обычная армейская. И, так видно - зело потертая. Что наводит на мысли, что дядя не с юных лет пердел в стул в своей конторе. И держится и он, и капитан к морю привычно, малой чуть поскованнее. М-да, расклад однозначный. Не светит. Никак вообще. Двое спецназовцев и нестарый дядя, которого тоже нельзя скидывать со счетов. Максимум, что я могу - это заставить себя быстро убить. И то. Скорее всего набьют морду и отберут железки. А то, что по сих пор не отобрали - ну так провоцируют, если б был дурак, то давно б уже покритиковали и отобрали все лишнее. Нет, сдаваться не стоит, но и горячку пороть никакого резону.
  - Вот что, Йохан - Аллерт, словно мысли мои прочевши, говорит - Давайте так поговорим. Чтобы не приходили в голову всякие... глупости. Мой сыновья - не кабинетные чинуши. Я тоже по полям долго бегал с железом в руках, кстати, на Севере у вас там воевал... давно, правда. Чтобы расставить сразу все по местам - я дам Вам слово. Если все так, как Вы сказали - я не сделаю Вам вреда.
  - Мастер Аллерт, до этого Вы производили впечатление серьезного человека, а тут такое...
  - Что?! - похоже, он и впрямь удивлен. Гвардейцы зашевелились тоже, но он их тут же заткнул - Дааа... Вы и впрямь совсем недавно в городе. МОЕМУ слову можно верить. Постарайтесь не огорчать меня глупыми оскорблениями.
  - Никаких оскорблений, мастер Аллерт. Просто - Вы же взрослый человек, и вполне понимаете, что даже не нарушая слово всегда можно добиться того, чего желаешь. Вот, например, за своих сыновей Вы же слово не дадите? И заставлять их слово дать - тоже бесполезно. А есть еще и иные варианты. Но главное - сейчас я полностью в Вашей власти и не надо, наверное, делать мне иллюзий.
  - Скотина наглая - довольно меланхолично подытожил капитан. Сержант просто фыркнул. Аллерт же только хмыкнул, и перевел разговор:
  - Интересная лодка у Вас... Мастера...
  - Да-да. Хоть вывеску на борт рисуй. Каждый же спросит.
  - Ну, так приметно. Кто ж еще с клееного дерева строит. И латунью, поди, дно обшил? Ага... А машина интересная... Так... Духовой котел? И на керосине? Однако...
  - Так на соляровом масле, в доках покупаю... это... осталось, так оно лучше, но больно дорого.
  - Ну-ну... А скорость? Наибольшую можете показать?
  - Извольте... - выжал сектор, спустя минуту взвыл нагнетатель, перепугав чуть сидевшего ближе Ханну.
  - Что это? - Аллерт интересуется.
  - Нагнетатель, поддув воздуха. Сейчас на максимум скорости выйдем... Вот, так как-то.
  - Неплохо. Шумновато, но неплохо.
  - Только жрет немеряно - говорю, убавляя - а топлива у нас, кстати, едва с запасом до туда и домой.
  - А чего ж ты не заправил? - капитан влезает.
  - А - зачем? - что в носовом трюме на дне канистра на пять литров, аварийная, с соляркой, им знать незачем - Сказали ж - в поселок. Али чего еще придумали? Так надо было сказать.
  - Хм - усмехается капитан - Боишься, что ли?
  - А ты - не боишься ночью с незнакомым дядей куда-то ехать? А ну, как обидит - подкалываю его.
  - Заибешься обижать -спокойно отвечает капитан. Уже не злится, хороший мужик, потому опасный.
  - Всегда так, в обрез топлива чтобы, ходите? - Аллерт спрашивает
  - Нет. Это как раз запас с похода остался. Просто... так решил.
  - Ну-ну. А если что? Весла-то есть?
  - И весла есть, и парус, только кормовой.
  - Ой, мать, его... - скривился капитан - Это же... это...
  - Ну, у них-то на севере такого много - Аллерт влезает - Они на своих лодках, типа наших брезентовых, с такими парусами по фьордам очень ловко ходят.
  - Да пробовали мы - капитан морщится - Это ж ужас какой-то. В шторм, правда, чуть проще, но все же...
  - Что есть - обрываю его - Потому идем, как надо. Я лучше знаю, не ерзайте, доедем нормально.
  - Ну-ну... - капитан скалится.
  - А Вы, Йохан, раньше моряком были? Смотрю - нравится это дело, правите так, словно всю жизнь за штурвалом... А мне говорили, недавно лодку приобрели. - Аллерт, сука глазастая. Да, меня прет от процесса управления механическим транспортом.
  - Нет - отвечаю - Не моряк. Просто нравится. Люблю механизмы.
  - Понятно.
  
  Прошли мы едва треть пути, сумерки уже густые падают, даром, что ясно, и луна уже восходит. Идем неспешно, по-вдоль берега, однако что-то мне впереди не понравилось, но сам сначала не понял, что. Полез за пазуху, достал биноклю, давай по горизонту шарить, да одной рукой, рулить при том и курс держат - плохо выходит. Капитану протягиваю, говорю:
  - Левей курса, на десять часов, что там, глянь? - тот не меня покосился - мол, не подвох ли какой, но взял оптику, тут же умело покрутил, настроил, и по горизонту шарить. И спустя несколько секунд выдает коротко:
  - Дым! На нас идут! С милю, может, и меньше.
  - К берегу! - моментально командует Аллерт. Так командует, что дурацкие вопросы задавать незачем. Потом все спрошу.
  - Хрен там - ворчу - Тут и камней много, и тогда точно они нас заметят, на песке при луне видно будет... Сейчас, готовьтесь держать...
  Скинул газ - я уже привык, что мою лодочку хрен так засекут, потому не нервничаю. И к скальному обломку на малом подруливаю, прикрываясь им и от волн и вообще от моря. Гвардейцы прихватились за изгрызенный волнами ракушняк... Указал я им, Аллерт достал из рундука веревку, принайтовались кое-как, малой ногой упирается, держит, чтоб не било на волнах. Аллерт, смотрю, потянул к себе карабин, а капитан свою митральезу взял. Однако, серьезно.
  - Кого боимся? - спрашиваю.
  - Никого - ворчит капитан.
  - Всех - отрезает Аллерт - Это пограничная стража.
  - А... Боитесь, что пристрелят, как пиратов? - спрашиваю, автомат под ногами нашаривая.
  - Пиратов не стреляют, а арестовывают! - наконец-то урывает возможность уесть меня сопляк.
  - Ну, - отвечаю - Я в городе совсем недавно, может, раньше и арестовывали, а ныне - сразу стреляют.
  - Вы о чем? - подозрительно косится Аллерт.
  - Да давеча, не так давно уж, крейсер одного такого у Студеной заловил. Да и на дно...
  - То крейсер, если отстреливаются - всегда так.
  - А погранцы лодочку с пиратами изрешетили. Как так и надо бы.
  - Не может такого!.. - снова пацан взвился, очень ему охота со мной хотя бы полаяться. Капитан, из-за камня глядя, спиной слушает, а Аллерт тут же прикрикнул на малого:
  - Молчи! И забудь. - а мне уже - Мы с Вами поговорим потом подробнее об этом.
  - Как скажете... А сейчас - что? Если что?
  - Валим всех, без вариантов - капитан не оборачиваясь отвечает. Но его мнение тут не главное. На Аллерта вопросительно смотрю.
  - Аксель, в общем, прав... Никто не будет даже смотреть, и вообще...
  - Хорошенькое дельце - говорю, но винтовку в боевой вид привожу тоже. хотя, конечно, скорее всего мимо проедут-то. Однако, интересные дела, если начгвардии очкует встречи с какими-то погранцами.
  - Это и есть та самая самострельная винтовка? - Аллерт интересуется - Можно взглянуть?
  - На берегу взглянете - невежливо буркаю. Неохота мне ему оружие отдавать, да и на самом деле не время. Но смолчал тот, капитан краем глаза обернулся, хмыкнул.
  Меж тем, даром, что я горелку загасил, и движок уже встал, в тишине чуханье машины хорошо слышно. Быстро прет, зараза, и на закатном горизонте уже отчетливо косматый дым видать. Все ближе, видно уже, что проходит далеко довольно - ну, на такой скорости идти близко к берегу, где и камни и мели - самоубийство с порчей материальной части. Прет, правда, без огней, хотя прожектора тут в ходу довольно мощные. Вот уже видно узкий низкий корпус, бурун под носом. Истребитель. Легкий катерок, навроде миноносок наших, только что из дерева в основном, и без никаких торпед. Одна морская тридцатисемимиллиметровка, полуторадюймовка, по местному, на мостике, вторая на корме. Одна труба, коротенькая мачта. Узлов двадцать дает легко, даром, что хрупкий, и запаса ходу почти нет. Быстрый, верткий, пушки, несмотря на калибр точные и дальнобойные. Гроза контрабандистов на легких лодочках, да и пиратам неприятный. Чорта ли его погнали в ночь, считай? Пронесся метрах в двухстах мористее, стуча машиной, оставив после себя запах сгоревшего угля. Потом еще волна дошла, нехило нас побросав, под ругательства младшего. Вот и вовсе в дымящую точку превращается. Пронесло. А пока все старательно своими делами были заняты - кто лодку держал, остальные наблюдали, я немного меры предосторожности принял. На всякий случай. Дергаться не стал, тем более погранцов, что-то, совсем привлекать не охота. С учетом того, что даже начгвардии опасается. Но кое-что сделал. Чуть еще обождав, запустили снова мотор - все с интересом наблюдали, как я это устраиваю, и пошли дальше.
  - Кабы чуть потемнее было - говорю - Могли бы и не прятаться. Прошли бы тихонько ходом, не заметили бы нас.
  - Так уж - ворчит капитан.
  - Да точно скажу.
  - Да... Интересная лодочка - Аллерт говорит. Ну, на всех все же адреналин сработал - потрепаться охота, а мне лишний контакт наладить - полезно. Чем дольше говоришь с человеком, тем сложнее его убивать. А он продолжает: - Смотри, Аксель: парусов нет, дыма тоже не видно. И машина не очень шумная. И впрямь с истребителя и тем более охотника у берега заметить сложно.
  - Да... Контрабандой промышляешь - это он уже мне.
  - Ну, где ж вы видели - стандартно отвечаю - Чтоб на таком - контрабанду возили?
  - И про стоянку удобную на мысе..?
  - Рыбаки сказали.
  - А тогда куда ж ночами ходишь?
  - А то не твоего ума дело - открыто ему хамлю - Вот, скучно мне, люблю кататься в компании троих шалопаев по морю...
  - Аксель, не лезь не в свое дело - на удивление его Аллерт осаживает - Лодка действительно хорошая. Надо будет с Бартом поговорить.
  
  Потом чуть покрепчал ветерок, стало не до трепа. С верхушек волн срывало брызги, более всего досталось парням, особенно мелкому - в него как раз более всего летело. Позже и дождик понесло мелкий. Опробовал помпу, ибо набралось на настиле воды. Удобно, но все же не так уж легко. Но главное - работает. Пока дошли до Студеной - шквал и прошел, сначала сменившись просто дождиком, а потом и вовсе распогодило. Хорошо хоть, тепло сейчас, а вот сапоги я зря не одел - ботинки промокли. От остального плащ-палатка спасла, и куртка. Небо снова прояснилось, как и не было ничего, луна уже вполне светит, можно сказать - светло. Миновали горло, при том все, кроме Аллерта. занервничали, когда явно потащило бортом. Видать, не приходилось тут быть гвардейцам. Вошли в затон, я начал на малом ворочать к берегу, но Аллерт вмешался:
  - Покажите, где Косу проходили - причем тон такой, что ясно - шутки кончились. До того треп был, а теперь пошло дело. Ну да, сейчас-то мне все же не сложно, врать не надо. Так что я прямиком и повел лодку к месту.
  - Вона, еще видно, где тащил, коли фонарем посветить - говорю - Тока я б фонарь не зажигал, мало ли. А вон и весло ломаное мое валяется. Второе-то тоже утопил... когда туда шел. Там, на Косе.
  - А чего обратно там не шел? - капитан спросил
  - А ты сам-то там ходил? Нет? Ну, так сходи раз, потом сам решишь, где лучше.
  - Неужто Вы на веслах там шли? - Аллерт спрашивает. Начинает, понимаешь, ловить на мелочах.
  - Шел на машине. Веслами мне помогали.
  - Кто? Вы говорили, что пришли в одиночку.
  - Так.
  - А остальные?
  - Тут их не было.
  - А где они были?
  - Их не было тут, мастер Аллерт. Вы хотите услышать это от меня еще раз?
  - Ясно... Йохан, я очень хочу верить, что Вы мне не врете.
  - По вопросам веры, мастер Аллерт - это надо в храм. Там знающие за это люди. А тут - смотрите сами.
  - Вот и посмотрим. Давайте к берегу.
  Крутанул я к берегу, прошел, как в тот раз считай, даже запарковался почти на то же место. Все так же, как в тот раз сделал - только, пока анкер ввинчивал, туда же в песок прикопал горячий клапан с мотора Ну... . все же, если что, хоть гадость напоследок учинить. Пока вылезал, кстати, винтарь прихватил за спину, проверить больше - как дергаться станут. Напряглись, но не особо. Это они зря, так рассуждая, в такой вот позиции я бы их с нескольких метров легко срезал, даром, что очередью с этой балалайки почти никак не выстрелить, но тут мне и без надобности. Недооценивают. Ну и ладно, убивать их мне ну вот никакого резону. Потому что страшно. Это ж значит что - без вариантов прямо вот отсюда рвать в Степь, а там... Неизвестно еще, что там. И кто за этих впишется потом - а бегать по всему свету... Обжился я как-то. Вот полгода назад еще - грохнул бы, и свалил, не думая. А теперь страшно. Главное, кабы точно знать, что нечего терять, ан что-то как-то все же верится в лучшее. Но кармашек проверил. Смотрю, капитан заметил это, и тут же отмазыаюсь, делая вид:
  - Биноклю верни - говорю ему. Тот подал, вроде как поверил - Вылазьте уже, все, приехали.
  Вылезли они - грамотно держат, и меня, и местность. Братцы с карабинами, томмиган свой капитан на бок повесил, Аллерт кобуру расстегнул. Ну, это на самом деле правильно, я ружье тоже в руки взял, и говорю:
  - Вот и я тако ж, пришел сюда, да и дальше пошел, обошел сначала кругом, а потом уж туда.
  - Показывайте - негромко Аллерт командует. Ну, и пошли мы, тоже все грамотно - я иду, показываю, капитан чуть в стороне впереди, сержант замыкает, Аллерт в центре построения, меня через плечо слушает. Обошли, как и тогда, в поселок пошли. Чуть на входе - уже запашок потянуло. Ну дни-то жаркие уже... Вошли, встали.
  - Ну, куда теперь? Показать, как было, или сразу... к нему?
  - К нему, - а голос глуховат все же, нервничает, гадский папа. Капитан карабин на пулемет свой сменил, малой тоже на револьверт перешел. А я вот не буду - потому что нихрена вы не понимаете, парни... Вошли. Все, как и было. Лежит, где лежал, ни птички, ни зверушки еще не добрались. В тени все, луна еще не высоко, а с той стороны окна нет. Натекло, конечно, уже, и пахнет.
  - Это Вы его накрыли? - Аллерт спрашивает - Ханну, свет!
  - Я, А со светом осторожнее бы.
  - Мы в курсе - отвечает. И впрямь - маленькие фонари с шляпкой и шторками - поставили так, что по полу свет только. После только Аллерт подошел к телу, откинул брезент. Секунд пять смотрел, потом скинул совсем плащ-палатку, велел:
  - Аксель, проверь.
  Капитан, ни слова не говоря, тут же пошел обыскивать труп. Морда безучастная, но он и не похож на того, кто впервые труп видит. А вот сержант, то ли от лунного света впечатление такое делается, то ли впрямь побледнел. У Аллерта морда вовсе каменная.
  - Сапоги Вы снимали?
  - Да, Думал, хоть какие документы найти - кто таков, почто стрелял.
  - Пусто - капитан поднялся - Нету ничего.
  - Так... - Аллерт в сторону смотрит, а я напрягся, как-то слышно стало громко цикад за стенами и прибой от моря. Шо-то чичас буде... Ага, капитан, безалаберно оставив оба карамультука, идет к нам с сержантом, руку протягивая: -
  - Дай тряпку, вытереть...
  ... Ап! Все же спец лютый, не успел я даже увидеть начала движения, а уже винтарь мой улетел в сторону, и руку он мне почти на прием взял. А малой даж не дернулся - совсем сопля еще, ну или, может, не тренировался в паре со старшим работать. Уже выкручивая руку, подшибает меня капитан подсечкой, заваливая на пол. И замирает.
  Ну, еще б не замереть - левой-то я из кармана не абы что выдернул, а старую добрую рисскую толкушку. По кавалерийской моде заправленную. У рисских гранат на конце шнура не шарик, как у валашских колотушек, а деревянная палочка - как пуговка на плащ-палатке. И очень удобно она продевается в петельку. Кавалеристы это ценят - можно в карманы, заранее сняв крышки защитные, уложить, и шнуры в петельку. А потом только одной рукой доставай, да дергай посильнее, и кидай в цель - на лошади-то поводья бросать не всегда можно, и не всякому ездюку. А так вот - запросто. Хорошо, что куртку так и бросил и потом времени разобрать не нашел. Мора так и вынесла. Вот и пригодилось. Я к этим гранатам привычен, потому натяжение шнурка хорошо контролирую - а смотрится страшненько. Вот капитан и залип на секунду - тут я и вырвался, его чуть дернув на себя. Конечно, без иллюзий - башкой в пол он не въехал, ушел в кувырок без последствий, но меня выпустил. Смотрю, сержант ожил - морда выпучена, пушку в меня правит. Ну, худо дело, раз так - то по-плохому придется...
  - Стоять всем! - Аллерт командует. Сообразил, поганец, чем дело керосином пахнет. Встаю, кое-как, по стеночке, внатяг гранату держа. Оба гвардейца замерли, оно понятно - рисская гренка штука серьезная, не хуже феньки по мощности, и запал три с половиной секунды всего.
  - Нехорошо, мастер Аллерт - говорю, к стене прижимаясь - Я все понимаю, но так дело не пойдет.
  - Мы просто хотели допросить Вас - спокойно отвечает тот. Опытный, гад.
  - Я понимаю - говорю - Только мне такое дело не нравится... капитан, стой, где стоишь. Не делайте мне нервов, они и так не железные.
  - Вам ничего не грозило, мастер Йохан.
  - Верю, верю... Вам же можно верить, я помню. Мастер Аллерт, как Вы думаете - если б я хотел, я мог бы убить нас всех на лодке еще? Да? Но я этого не сделал. И привел вас всех сюда, как и обещал. А ведь мог обмануть, сказать что-то другое... так? Так какой мне смысл в этом? Сами посудите. И главное - придумайте, что мне теперь с вами всеми делать. Потому что, как Вы понимаете, дальнейший наш разговор вряд ли возможен. И даже уйти просто так вы мне не дадите, правильно? И что же мне остается?
  - Успокойтесь, Йохан.
  - Я спокоен, как дохлый тюлень, мастер Аллерт. Что не сказать о ваших парнях...
  - Аксель, Ханну, стойте смирно и не делайте глупостей. Мы погорячились. Приношу извинения за... грубость, Думаю, Вы поймете нас, учитывая... обстоятельства. Давайте так. Я Вам даю слово.
  - Как, еще одно?!
  - Если Вам доставляет удовольствие оскорблять меня...
  - Проехали, неудачно пошутил. Дальше.
   - Даю Вам слово - ничего подобного не повторится. И, что бы ни случилось - по возвращении в Рюгель... да-да, именно так, - как минимум сутки я не предприму ничего против Вас. В любом случае. Хотите, чтобы я и они поклялись?
  - Вот церемоний не надо - верить я ему не верю ни на грош, но на самом деле иного выхода как соглашаться - только кидать гранату... а потом вторую. Но, опять же - никакого желания устраивать тут Сталинград нету. - Давайте так - мы договорились, как будто заключаем соглашение. Вы все тут люди государственные, военные, пусть и по личным мотивам... но не бандиты же какие подлые, так? Потому просто Вы, мастер Аллерт, скажите - а я поверю. В конце-то концов, слово начальника Гвардии Совета должно что-то значить в этом сраном мире, или уже где?
  - Хорошо... Договорились... - медленно говорит Аллерт - Ни я, ни они, более ничего подобного не позволят себе. Уберите гранату.
  - Ну, это можно - с секундной паузой упрятываю гренку в карман. А ручки-то подрагивают, конечно
  - Неужто кинул бы? - капитан с усмешкой спрашивает. Хотя тоже немного нервная усмешка-то.
  - Запросто б кинул.
  - Откуда? С войны привез?
  - Так да. На память взял.
  - Хватит трепаться - Аллерт прерывает нас - Аксель, надо найти. Не стоит слишком затягивать. Не в городском парке отдыхаем.
  - Так - отвечает капитан, и , взяв один из фонарей, начинает буквально обшаривать помещение. Спустя полминуты он радостно говорит:
  -Есть! - и вытаскивает откуда-то из щелей в кладке какой-то предмет. Протягивает, подойдя, Аллерту. Пакет какой-то. Такое впечатление что и из непромокайки даже, типа пергамента какого. Аллерт осматривает его, едва не обнюхивая - пакет, кстати, запечатан, и выдает:
  - Да. Это оно. - и вот тут у него морда становится примечательная. Эдакая задумчивая. Ну, оно ясно: выходит,из-за этой вот ерундовины его сынуля сгинул. Со связью-то тут хреново, на самом деле, мне-то это дико, а по местным меркам... С другой стороны - миссия выполнена. Как бы в голову не пришло чего. Кашлянув, напоминаю:
  - Мастер Аллерт, мы же договорились?
  - Что? Да, не нервничайте так... Осталось теперь вот что. Все же - расскажите нам, как это произошло. Обещаю, никаких глупостей не будет. Мы просто хотим знать.
  - Извольте. Вот сюда станьте... вот так - вон, луна хорошо светит - видно даже, куда пуля попала. Отсюда он и стрелял.
  - Хм... Аксель...
  - Я вижу - хмуро отвечает капитан. Сержант тоже хочет посмотреть, но дисциплинированно стоит на месте.
  - Как же он промахнулся? - Аллерт спрашивает - Ведь должен был бы...
  - Должен. Но если б попал, то все сложилось бы иначе. Извините, но я не буду сожалеть, что он не попал - я чего-то начал злиться - Я ваши чувства понимаю, но позвольте уж мне свою башку ценить больше!
  - Успокойтесь же - недовольно говорит Аллерт - Расскажите, как вышло, что он промазал?
  - Я очень быстро вошел, чуть присев, и толкаясь боком от стен... ну, как шар при игре в восьмерку (так здесь бильярд кличут, за восемь шаров в пуле). Он не ожидал, вот и помазал. А не стрелять не удержался, думал - попадет.
  - Да не мог он так промазать! - сержант горячиться.
  - Я б показал, конечно, да вдруг и впрямь не успею? Глупо будет во второй раз все же схлопотать пулю - пытаюсь пошутить.
  - Вам не надо, Ханну, ты понял как? Иди и пройти там, как сказано - Аллерт достает револьвер.
  - Ээээ... Мастер Аллерт, Вы... - я чего-то даже потерялся от таких заходов.
  - Все нормально - он вытряхивает на ладонь патроны, передавая их капитану - Иди, не бойся, Ханну!
  Став в паре метров у окна, так что как раз и получается узкий створ, Аллерт взводит курок, и наводит пустой револьвер на цель. Благо, луна неплохо подсвечивает,
  - Пошел! - командует он, и спустя пару секунд слышен хруст песка, быстрые шаги... Щелчок курка...
  - Демон...
  - Что?
  - На, сам попробуй! - в сердцах Аллерт сует пистолет капитану, забирая у того из руки патроны - Ханну, еще раз!
  - Пошел! - командует вскоре уже капитан. Опять шорох, щелчок...
  - Ну... Я б попал. Или почти попал - отдает отцу револьвер капитан - Демоновы яйца... если бы я не знал, и не был готов...
  - Ну? - совсем по-детски врывается в помещение сержант - Как?
  - А вот так! - капитан явно недоволен - Запомни, как, и так все время и входи! И тренироваться теперь так будем.
  - Главное, не тренируйтесь стрелять незнакомым в затылок ни с того ни с сего - ворчу я.
  - Да как Вы смеете! - вдруг подскакивает ко мне малой - Вы, вы...
  - Что я?! - как-то накатило, злоба какая-то поперла - Что - я?!
  - Вы... Он... Он принял Вас за тех, кто его преследовал... наверное...
  - И? Мне от этого легче?
  - Нет, но...
  - Вообще-то, Йохан, мы пока еще не уверены, что все же это был первый выстрел... - Аллерт, впрочем, тут же поднял ладонь - Не, я в общем верю... можно, конечно, поспрашивать пограничников, они могли слышать...
  - Не выйдет. И слух пройдет, что нам бы не надо, и в то время вряд ли они были тут напротив - капитан тут же возражает - Да и пистолет не расслышали бы, тут версты две будет вполне. Винтовку - может. Да ладно, дело в общем-то ясное. Такое придумать, чтоб все так сходилось - это больно уж... Да и Ойген, чего уж, мог бы...
  - Он просто ошибся! Что он должен был думать?! - снова лезет сержант,
  - А чего тут думать. Все тут ясно. - Аллерт задумчиво подходит к окну, становится, опираясь ладонями на камень. - Йохан прошел Косу под берегом - отсюда не видно толком. Да и чего смотреть, там прохода считай нету. Паруса на лодке нет, дыма от машины нет. И работает тихо. Всполошился он, когда Йохан уже вокруг пошел. Ружья у него не было - значит, по пути лишился...
  - Он в кавалерийских сапогах, лошади нет. И ноги сбиты, долго пешком шел - добавляю.
  - Ну да - кивает Аллерт - Может, всю ночь шел.
  - Вот! Он устал, а вы так все говорите, словно он должен... должен... - сопляк сам уже не очень понимает, то его беспутный братец должен был - походу, накрыло малого.
  - Он должен был думать головой! - жестко обрывает его Аллерт, - Возьми себя в руки. Мастер Йохан, мы верим Вам. Что было дальше?
  - Пойдемте - поднимаю с полу так и валяющуюся в углу самозарядку, поверяю - нет, не пострадала. Прихватив один из фонарей, переходим в развалины напротив. - Вот, смотрите, отметина - это он еще раз, наугад.
  - Ясно, что мимо - кивает Аксель.
  - Ага. Я вот сюда, и дал один в окно - не знаю даже, куда попал...
  - Я видел отметину. Высоко.
  - Ну, то такое. А потом - он высунулся, пальнуть хотел, пока я заряжусь, ну, тут я три и дал. Отметины тоже видел?
  - Да. Кучно очень. Это самострельное ружье выделки младшего Варенга у тебя?
  - Лучше. Усовершенствованное.
  - Эти ружья он год назад предлагал Гвардии через брата? - через плечо капитана спрашивает Аллерт.
  - Да. - тот отвечает - Забраковали мы их. Капризные... и дорогие. Баловство одно.
  - Это новая модель - вклиниваюсь я - Улучшенная. Сотню патронов без чистки дает отстрелять, и стоит дешевле... чуть.
  - Сотня - кривится капитан - С карабина и больше можно.
  - Если надо - тихо говорит Аллерт - То вы еще раз испытаете их, и...
  - Отец! - капитан аж вскидывается возмущенно.
  -... Испытаете, и примете на вооружение.
  - Да не годится она! А ну, дай посмотреть! - чисто по-мальчишески завелся капитан И, видя некоторое замешательство, добавляет: - Да не боись, тебе ж обещали! Дай, я не поломаю!
  - Все вы так говорите - ворчу, но все же, разрядив, показываю сначала, потом передаю капитану. Тот щелкает, всем, чем можно, прикладывается, морщится и ворчит.
  - Баланс - дерьмо. И взводить неудобно.
  - Баланс, то такое, зато при стрельбе не уводит особо. А что взводить... - ну, да, тут он прав, мне самому не сильно нравится взвод в пазу цевья. И Мора жаловалась. Одна польза - ружье плоское, рукоятка не торчит, но все же неудобно. Вдохновенно вру: - Это опытный образец, а вот что вам на испытания дадут - там улучшено. Вот через пару недель привезут - увидите.
  - А Вы откуда знаете, когда привезут? - Аллерт уточняет.
  - Ну... Так Витус... который Варенг средний, обещал. Сказал - раньше никак. - и тут повисло некоторое молчание.
  - Только не говори, что ты знаком с мастером Варенгом - насмешливо говорит Аксель.
  - Да откуда! Я так, раза два всего и виделся. Это, кстати, он мне мастера Барта рекомендовал.
  - Ой, врешь же!
  - Да прям бежал сюда, лишь бы тебе соврать, других забот нет...
  - Так, Аксель, вы это обсудите потом. Если захотите - снова прерывает нашу грызню Аллерт - Что дальше?
  - А вот как он высунулся, я троечку и дал. Магазин-то, на секундочку - аж на десятку, ага, капитан. Вот я и врезал, от всей души...
  - Почему... Почему Вы решили сразу убить его? Ведь могли бы выстрелить так, чтобы он спрятался, поговорить... - малец опять страдает.
  - Да потому... спать хотел, соображал плохо. Тоже, чай, ночь не спамши, перехватил пару часов, а так все за штурвалом. Это раз. А второе - а я знал, один он там, али десять? И вообще, вот когда тебе в башку стрельнут, и если промажут - потом мне расскажешь, хотелось ли тебе со стрелявшим поговорить, али как, лады?
  - Я... Он...
  - Йохан - Аллерт отходит от окна - Я, в общем, верю. Но... Давайте повторим и тут. Я хочу понять, как это было, Зарядите оружие.
  - Зачем это?
  - Ханну встанет там, за окном, и махнет тряпкой на стволе карабина, а Вы выстрелите.
  - Нашумим же.
  - Плевать. Если тут кто объявится - им хуже - хищно скалится капитан.
  - Так. - подтверждает Аллерт.
  - Хорошо. - начинаю заряжать, и подначиваю капитана - Может, ты хочешь стрельнуть?
  - Да легко!
  - Тогда держи. Пальцем как на самовзводе быстро дергай. При стрельбе ведет вверх, потому стрелять начинай в центр, и дави за цевье вниз...
  - Не учи... учитель.
  - Аксель! - осаживает его Аллерт
  - Ладно, ладно... - ворчит тот - Ханну! Ты готов?
  - Да!
  - Понеслась!
  Грохнуло три выстрела. По ушам дало в ночной тишине, и аж сверчки всякие притихли. Капитан не промах, умеет все же, почти слитно вышло. Однако, нашумели, надо быстрей сворачиваться и тикать, на всякий.
  - Н-да. - с непонятным выражением говорит Аксель, отдавая мне ружбай - Пошли смотреть.
  Погодите - говорю,и,подняв фонарь, подсвечиваю в угол. Ну да, шесть гильз лежат относительно рядом - Какие свежие можно посмотреть. Они горячие.
  - Нет нужды - бросает Аллерт - Дело и так ясное. Пойдемте.
  Пошли. Мы с Аллертом поначалу стояли в стороне, пока братья подсвечивали фонарем и поминали демонов, потом, как они чуть утихли, подошли, глянули. Две серии отметок - хорошо, что дома тут по уму строили, внутренний ряд кладки - ракушняк, для тепла. Никаких рикошетов и точные следы. Две группы по три попадания - между группами сантиметров пятнадцать, а в каждой группе между пулями ладонь в ширину, вверх вправо, на час примерно,
  - Не было у него никаких шансов - хмуро подытоживает Аксель.
  - Если вы, дубовые головы, не перестанете из себя строить великих воинов, - вдруг срывается Аллерт - То и с вами такое же будет! Заигрались! Как только Варенг привезет винтовки - испытать и доложить! И никаких капризов! Это оружие должно быть у нас, хотя бы по стволу на десяток! И помните - такое оружие может быть у любого, в том числе у вашего врага! Все ясно?
  - Так точно! - хором отвечают братья.
  - Все. Забираем... Ойгена, и уходим. Время.
  
  ...Завернутое в плащ-палатки тело братья донесли до лодки, и без всяких церемоний зайдя в воду, положили на корму, принайтовав наспех. Как бы не натекло мне с него, отмывать потом... Но не скажешь же им? Вот этого мне сейчас однозначно не простят, тут берега надо издаля видеть. Парни-то на взводе уже, колбасит их. Младший вообще с лица спал, старший тоже хмурый. Аллерт полез в лодку, я пошел выкручивать анкер. Шарю в песке - что за чорт? Нету клапана! Вот те раз... Как так-то?
  - Это, чтоль, ищешь? - Аксель, сука такая, клапан мне протягивает. Ушлый хер. Когда только успел подрезать. Ладно, сделал вид, что так и задумано, взял у него железяку. Завелись, отчалили. Стараясь лишний раз не раздумывать, насколько таки благородства у этих троих хватит насчет данного слова - один хрен, тока нервы тратить - повел катер на обратку. Едва мы чуть отвалили, младший зашипел:
  - Парус. По носу слева. К берегу идет!
  Драсьте, девушки. Ну еще не хватало. Братья оружие похватали, Аллерт тоже за карабин взялся, да я ему свой самострел пододвинул - мне сейчас несподручно, я за рулем, а магазин я сменил, если что, то дать вполне можно жару.
  - Мастер Аллерт - спрашиваю - Что делаем? Можем и уйти обходом. Это, по-моему, не за нами.
  - Вот и выясним. Будем брать! Парни, готовьтесь, а Вы попробуйте подойти им по ходу к борту. Сумеете?
  - Попробуем, только учтите - борта нас даже от револьверных пуль не спасут.
  - Левым бортом идите.
  - Да мне-то что... - левым, оно конечно, гвардейцы своими тушками нас с советником прикроют, только все одно это... Ладно, если что - есть шанс таки гранатой жахнуть, коли в упор подойти дадут. А вообще эти трое отморозки какие-то. Или просто им кого-то поубивать сейчас очень надо. Я-то только тут вообще при чем? Ладно, надо другое думать... Эти, под парусом, нас не чуют - мы от берега идем, даром, что луна, не видно нас им. С подветра идем, может и не слышат пока. А, где наша не пропадала, всюду пропадала! Дал газу, но не до форсажа - а то ж взвоет, и по дуге пошел обходить гостей. Хрен их знает, может, они и задергались, услышав машину, да поздновато. Все же они с моря пришли, и не ожидали, что оттуда кто-то нагрянет. И что они сделать-то могут, на парусе-то? И маневренность нашу, под машиной, с парусником не сравнить. Одно плохо - не рассчитал я скоростей, слишком быстро подошел, даром, что на реверс перекинул, отчего лодка носом ощутимо клюнула даже. Но все одно - инерция большая, стукнем в борт по касательной, и проскочим...
  - Мимо пройдем! - говорю
  - Нормально! Давай, дави его, блять! - отвечает капитан. И точно - едва мы к небольшой лодке подскочили - ну, как небольшая - не шхуна какая, ан борт повыше, и длиной метров семь-восемь, развалистая такая, как шебека, только увидел я там перепуганную рожу на румпеле, так братцы оба, отработанно так - и сиганули к ним в лодку. Нас аж качнуло отдачей. Я ждал, что пальба пойдет - ан нет, тихо все. И курс не меняет - ну, оно понятно, под парусом даже в несильный ветер легко на борт лодочку положить, дурняком-то маневрируя, там резко нельзя.
  - Давайте круг, и к борту! - Аллерт командует. Тоже мне, Ушаков хренов... Врубив ход, на малом уже, закладываю циркуляцию. Ага, братцы чего-то там скомандовали - на лодке парус заполоскал, захлопал, а там и сама она против ветра развернулась, ход теряя. Пришлось мне еще раз мимо пройдя, восьмерку выписать, пока подошел - уже правым бортом. Аллерт, ружье отложив, за борт прихватился. В лодке все тихо - сидят трое перепуганных дядек, братцы стоят с оружием наготове. Лодка тюками завалена, посередине на тюках три винтовки. Однозарядки убогие. Да, это точно не пираты... Дядьки смотрят хмуро - ну, при луне форму особо не разглядишь, чья, так бы конечно удивились, что их аж гвардия на абордаж берет. Вид у них какой-то... не местный. Даже при луне кажется, что шибко смуглые. Кудлатые все, и бороды косматые. Тут такие не носят. И фасон одежки не очень привычный. Тишина, мотор тока стукает, да волна плещет.
  - Ну? - заместо главного спрашиваю. Мне домой охота, а вы тут в морской бой играть задумали.
  - Дурь везут, - Аксель отвечает - Под мешками так вроде ничего, но надо бы...
  - Оставь ты их - говорю ему. Задолбали меня эти игрушки. Косматого мужика, что на корме сидит, руки подняв и румпель подмышкой держа, спрашиваю - Что у вас еще, кроме дури, есть?
  - Нэт ничэго - с легким акцентом отвечает - Дэньги есть. Нэ много.
  - Оружие еще есть? Эээ, ты не ври лучше - сам видишь, они злые.
  - Вот - со вздохом косматый аккуратно из-за пазухи вытаскивает двумя пальцами пистоль. Обрез такой же винтовки, однозарядный. Ну, ножи еще на поясах, только в море-то без ножика даже рыбак не выйдет. Да... Капитан, брезгливо. словно мыша дохлого, забирает у того грозное оружие, отправляя его в кучу трофеев.
  - Аксель, вам оно надо? - спрашиваю его. Тот что-то бурчит невразумительно. Ну, ясное дело, вышло как-то вовсе неспортивно. И хотя вроде как можно запросто перестрелять этих бедолаг, но это совсем по-скотски будет. Еще и хрен поймет, чья это территория, вроде как еще Степь вовсе. И шли они, по курсу судя, в Западный Лиман...
  - Оставь их, капитан, - говорю - Разряди их стрелялки, да и пес с ними. А вы, гости заморские - железяки свои не вздумайте трогать. Услышали?
  Кудлатый, он по всему у них за старшего, отчаянно затряс башкой, забулькал что-то от радости совершенно невнятно. Четверть минуты - и гвардейцы перескочили обратно, да и отвалили мы, прощально сопровождая стволами контрабандистскую лодку. Поддал газу, дугой уходя поскорее - если и взыграет дурь, то попасть в нас им будет непросто. Но не взыграло - не дураки. Через пару минут спрашиваю:
  - Оно вообще надо было?
  - Мы не знали кто это. Надо было проверить - Аллерт отвечает, но не особо так уверенно. Ладно, комментировать не стал.
  - Парус они поставили, и все же к берегу ушли - комментирует Аксель, он в корму наблюдает у нас.
  - Да и хрен с ними. У них свои дела.
  - Они преступники, они дурь-смолу с южных островов возят! - Ханну возражает. Отчего-то он меня откровенно бесит, и невежливо его затыкаю:
  - А это не твое дело! Этим пусть полиция и таможня занимается! Тем более - они в рюгельские воды не входили. Знаешь, как называется, что мы только что устроили? Пиратство это называется. Тоже мне, а еще гвардейцы...
  - Но-но, ты не очень-то... - капитан ворчит, но тоже без особого азарта. Ничего, пусчай вам погоны плечи пожгут. задрали вы меня вкрая сегодня.
  Еще минут пять прем тихо, без разговоров. Ветерок вовсе стих, и, что мне не нравится - появился туманчик. Сначала, вроде и несильный, но с моря отчетливо наползает. Тут погода вообще меняется быстро, а вот эти туманы - как выключатель повернули. Р-раз - есть туман! Р-раз - и как не бывало. Приготовился уже малый дать. Тут снова сержант ожил:
  Прямо.. там... это... - аж оглянулся болезный. А я уж и сам увидел, что - это. Натурально, сполохи какие-то в тумане. На северное сияние похоже. Мигом ход сбросил, да схоронились мы, как давеча, за камушек. Минут пять стояли, не глуша мотора, присматривались. Потом капитан натурально себя по лбу хлопнул:
  - Так это ж крейсер таможенный! Это фонарь керосиновый! - тоже мне, понимаешь, Челкаш хренов... - Это ж они не ближе, чем как у мыса. В туман попали, вот и светят. Смотри, меньше стало, на город, поди, уходят!
   Высказал я, одним иероглифом "Мудрость" все, что думаю об их способностях, об таможенниках, которым не спится, и вообще о местной погоде и смысле жизни. Время потеряли, а тумана натурально натянуло, что просто ой. Теперь только идти самым малым ходом. Приняли мористее, но потом вернулся поближе, где прибой слыхать, и камни хоть как видны. Чего-то мне очково стало, по компасу-то идти. Топлива-то не так чтоб много... А очутиться утром чорти-где в море - никакой радости... Доигрались в мореходов, блять... С другой стороны, когда третий раз пронесло мимо борта очередной обломок скалы, даром, что шли мы едва быстрее пешехода, а все одно страшно - я решительно мотор вырубил.
  - Все. Или к берегу прибьет, или ждем, пока развеет. Иначе или топлива не хватит, или уйдем к демонам куда, в любом разе выйдет глупо.
  - Что же, так и сидеть тут? - Ханну всполошился.
  - Сидеть - говорю - Куда торопимся-то?
  - Нам надо... - на корму смотрит, а говорить не получается у него. Осекся, отвернулся. Ну и хрен с тобой. Я на Акселя смотрю, тот плечами пожал - мол, надо, так надо.
  - Мастер Аллерт?
  - Все верно. Торопиться нам некуда. И, вот что. Ойгена мы сейчас похороним. Здесь.
  - Здесь?! - малой вовсе чуть не в панике, да и капитан удивлен.
  - Здесь. Так даже лучше. Все одно, даже на берегу мы бы не смогли ничего огласить по... многим причинам. И вообще. Запомните. Ничего этого не было! - и, отвернувшись, глухо добавил - Матери ни слова не говорите.
  - К-как? - спрашивает младший.
  - А так! Запомните, раз и навсегда! Ваш брат отправился с заданием ...далеко, за границу. И до сих пор не вернулся. И вестей нет. А может, и будут... Посмотрим. Мать не должна знать! Все ясно?
  - Да. Да. - как это один за другим отзываются братья.
  - Мастер Йохан - Аллерт смотрит на меня в упор - Очень прошу Вас пообещать мне то же самое: не разглашать произошедшее. Тем более - это и в Ваших интересах.
  - Ну... Отчего б не пообещать, мастер Аллерт - чуть помедлив, отвечаю. - Только, давайте честно скажу: коли, от обнародования этого, не будет зависеть моя жизнь и сильно здоровье - то ни звука не скажу. А вот уж коль что - то не стану обещать... сами уж поймите.
  - ...Хорошо. Это разумно - с небольшой паузой, заткнув жестом заворчавших братцев, говорит Аллерт. И, помолчав, добавляет - Давайте, к делу.
  А чего там к делу? Велико то делов, жмура упаковать. Однако ж - я не суюсь даже, а вот парней окончательно проняло. Туман еще сырой вокруг, даром, что луна, а свет померк малость, и тихо от тумана же. Аллерт с каменным лицом сидит, они давай суетится. Пришлось им веревку дать, чтоб обвязали упаковку. Положили его поближе. С лица угол брезентухи откинули. Я сижу, неудобно как-то. Лезть в это дело мне незачем, да и, с учетом обстоятельств отправки пассажира в Края Вечной Охоты - как то вовсе глумливо выйдет. Отвернуться - так неприлично как-то. Сижу, смотрю сквозь-поверх. И деться-то некуда - лодке ж все сидим бок-о-бок. Тут малого все ж окончательно проняло, зарыдал он натурально. Ну, и что ж такого-то в общем. В конце концов, ничего и плохого нет.
  - Он... Я помню, как он со мной играл, когда я маленький был... Я, мы... - смотрю, капитан его приобнял, как ребенка к груди прижал, по голове погладил. Да и у самого глаза блестят. На Аллерта я и не смотрю. Хреново, конечно, вышло. Чего уж там. Убивать - вообще плохо. И похеру, что я, вроде как, и не виноват. Этого вот раздолбая им уже не вернешь. И говорить-то что-то глупо...
  Вздохнув, Аллерт из-за пазухи достает сверток. Ножик, понятное дело. Развернул, и под брезент, под веревки ему нож в ножнах и подсунул на грудь. Малой плачет тихонечко, капитан с застывшей рожей смотрит куда-то в туман. В каком-то порыве - полез я в рюкзак трофейный, оттуда револьвер Ойгена вытащил, и капитану в руку сую. Тот посмотрел, не понимая сначала. потом сообразил - туда же, под брезент сунул. Ну, как-то так - пусть с ним будет. Аллерт ничего не сказал, но не против. Еще минуты две посмотрели они, да Аллерт закинул лицо покойнику, аккуратно подвязал брезент.
  - Груз давайте! - сыновьям глухо говорит. Я смотрю поверх всего куда-то в туман. Вот ведь, что называется - глаза деть некуда, даром что не в женской бане. Однако, чего-то братья невнятно суетятся. Аллерт повторяет: - Давайте груз.
  - Кхм... - капитан кашляет. Тут я в себя пришел. Ну, ясное дело. Не до того им было, не сообразили прихватить каменюку. Да и не планировали. Что теперь? Советовать им, как надо топить, чтоб не всплыл - не вариант. К берегу идти, а потом опять?.. А, гори оно все конем! Молча отодвинув Аллерта, полез на корму, из кормового рундука достал. Якорь, второй, что я прикупил сдуру у Барта. Понтовый такой, миниатюрный якорь Холла - красивый, тока для лодки, мне так кажется, кошка-то лучше. А этот, зато, шЫкарный, здоровенный, полпуда весом. Ну... жалко, конечно. Да пес с ним, деньги есть! Вынув финку, перерезаю шнур, подсовываю якорь под веревки на брезенте, да остатком шнура привязываю. Вот так. Сел на место - смотрю, братья на меня как-то странно смотрят. Что не так-то?! Потом соображаю - выходит, что очень по рюгельским меркам почетное погребение - ну, точнее пародия на него. Адмиралов здешних, да капитанов бывалых так хоронят - в море, с якорем на груди. И между прочим, абы кому не разрешат. Мы вот, только, спросить кого забыли... Кстати, так без спросу хоронить - серьезное городское преступление. Могут штраф накатить, а то и в турму на месяц законопатить.
  - Благодарю - не глядя говорит Аллерт - Дети... Проводите вашего брата.
  Подняли они его на руках, как смогли, за борт аккуратно спихнули, да только и булькнуло. Аллерт молитву читает негромко, все они крестятся. Ну, вот, и все. Минуту помолчали еще. Я, от нечего делать, по карманам своим шарю Однако... Фляжка-то пустая была - это что ж выходит, Мора мне в дорогу налила свежее? Сообразительная все же барышня... Достал мерзавочку, свинтил пробку, фамильярно, без слов, пихнул в плечо Аллерта. Тот глянул недоуменно, потом сообразил. Флягу принял, подержал, молча, в туман глядя, приложился. Акселю передал. Тот так же выпил, Ханну передал. Малой хлебнул, закашлялся - непривычен. Протянул мне, не глядя. Взял я... Вот, опять же - пить как-то не очень хорошо. Не пить - обратно некрасиво. Да и потряхивает меня-то тоже. Глотнул добро, потряс фляжкой - осталось-то чуть. Вылил за борт, да и убрал в карман. Огляделся - гвардейцы сидят понурые, на меня не смотрят. Аллерт в точку куда-то уставился. Посидели так еще минут пять.
  - Как же теперь нам его поминать? Как нам его место найти? - глухо говорит под ноги себе куда-то малой - Куда идти к нему?
  - Море его место. - спокойно говорит Аллерт - Так и запомните. Море. И идти к морю, там и поминать. Только, еще раз: матери - ни слова! - и, чуть помолчав, мне уже - Йохан, туман, мне кажется, чуть ослаб. Не имеет ли смысла пойти дальше?
  
  Глава третья.
  
  До мыса добирались долго. Пожалуй, правильнее всего было бы причалить к берегу, и подождать до утра - но такая уж натура у большинства людей - лучше двигаться медленно, даром что потом быстро пробежать проще, да и выгодней. Шли в тумане, малым ходом, послав Ханну с багром на нос, наблюдать неприятности. Туман давал видимость метров в пятнадцать, а у него глаза молодые, может, и узреет что. Я, от сырости, и вообще по привычке, начал ворчать:
  - Вот, свисток надо было купить. Свистеть, хотя б, в тумане.
  - К чему? - Аксель вопрошает.
  - А - чтоб не столкнуться ни с кем. Мало ли. На паровом катере тама гудок поставить можно, а на моем духовом котле - не выйдет. Надо будет придумать что-то.
  - Не надо сейчас нам в тумане этого - Аллерт отвечает - Не столкнемся, не с кем тут.
  - В приличных местностях так положено - ворчу чисто из вредности.
  - Это у вас-то там, на севере - приличные? - Аксель вопрошает - Отец, ты же там был на войне, рассказывал...
  - Ну... может, Йохан еще помнит - до войны-то там было не плохо. Как бы и не хуже, чем тут, местами... Это потом все вывели на ноль. Йохан, а Вы когда последний раз там были?
  - Давно - отрезал я. Не в ту сторону разговор. - Очень. Так получилось.
  
  Дальше шли молча - они подумали, что я обиделся, а мне того и надо. По расчету времени принял я совсем близко к берегу - так идти проще в смысле не потеряться, но тут и мели и камни в количестве, и прибой на мелководье шалит сильнее. Однако неяркое, смешно пульсирующее пятно света увидели не скоро, все же в тумане, без ориентиров, очень сложно правильно понять скорость - никакого устройства же на борту нет, только по оборотам движка можно, а это такое... Увидели свет, да пока до него добрались - тоже оказалось едва не втрое дальше, чем думали.
  Но наконец - добрались. Тусклый издаля, костер вблизи оказался нехилой грудой плавняка, пылавший вполне по-пионерски.
  И рядом в камнях тут же сыскались оба охранника. То, что вернулось столько же народу, сколько и отправилось, они восприняли индифферентно. По крайней мере, внешне. Старший, тут же, едва вытащили лодку, подскочил и доложился Аллерту:
  - Сверху в тумане ничего не видно, решили тут ждать, а Энц наверху караулит. И костер развели сильнее, чтоб в тумане видно было. Сейчас зальем!
  - Оставь, Марг - говорит Аллерт - мы погреемся, заодно. И, сходите, принесите поесть.
  - Но... - начохраны у него, походу, не боится возражать, хотя когда надо исполнительный - На свет может кто-то еще приплыть.
  - Иди, Марг, не беспокойся - капитан скалится - Если приплывут, то встретим.
  - Да, Марг, идите - дублирует Аллерт, и оба секьюрити дисциплинированно пошлепали наверх, а мы - к костру.
  
  В своем членовозе советник припас не то чтоб какие деликатесы, но вполне пожрать в дорогу. И не абы что. Буженинка, овощи, хлеб - то, что надо, вполне. И даже горчица нашлась, самое то, когда сыро и холодно. И не только пожрать. В общем - даже как-то уютно устроились у костра, и неплохо отужинали под фляжку коньяка. Причем не абы какого, я не сильно в этом пойле понимаю, но просто по ощущениям пилось мягко и вкусно. Ну, такие люди шмурдяка не держат. За всем этим почти и не разговаривали. Братья на меня вовсе стараются не смотреть, а когда смотрят - то как-то странно. С другой стороны, я уже просто устал параноить, и послал все лесом. Обидно будет, если решат зарезать, но сейчас так уже хочется или спать, или домой, или все вместе, что ну его нахрен. Ужин закончился, однако они все сидели, и смотрели в постепенно прогорающий костер. Ну, их-то понять можно, им сейчас оно конечно. А мне уже и прохладно. Сходил до лодки, принес плащ-палатки - свою и Аллерта. А пацаны свои братцу подарили. Подошел к Маргу, тихонько проинформировал, что, коли есть запасные - то надо б братьям выделить. Я, конечно, мог бы в лодке и запасную взять, и вовсе паруса - но чего это оно мне надо? Марг усвоил информацию, кивнул - и они просто с вторым охранником отдали парням свои плащи. Так, завернувшись в брезент, мы и сидели, глядя на огонь, а потом и на угли. Я даже подремать успел, пару раз всхрапнув и проснувшись, а раза начав падать мордой в костер, и оттого уже придя в себя.
  Часа в три ночи налетел ветер, с мелкой моросью полосами. Костер вовсе прогорел, бо в него и не подкидывали совсем, и стало напрочь как-то сыро и неуютно. Зато туман стал сильно жиже, видимость метров до двухсот выросла. Хватит, надо решать как-то.
  - Мастер Аллерт... Если я пока более не нужен - то пора бы мне отправиться, ставить лодку - говорю негромко.
  - Да? - словно очнувшись, отвечает он, вставая - Конечно. Пора. Аксель, вы все езжайте пока, а я прокачусь с мастером Йоханом. Встретимся там же.
  - Но... - Аксель не то чтоб удивлен, скорее как будто что-то предложить хочет.
  - Я уже все сказал, Аксель - на удивление мягко, с улыбкой отвечает ему советник - Езжайте... и, вот что. Марг!
  - Да? - тут же подошел начохраны
  - У вас есть с собой запас керосина для фонарей? Отлично. Принесите нам бутыль. Мастер Йохан, думаю, теперь точно хватит топлива? Вот, и хорошо.
  
  Кроме здоровенной, полуведерной оплетенной бутыли (чую, водила Энц на меня будет зол - явно же топливо для оптики его транспортера), которую я тут же опорожнил в бак, Аллерт прихватил с собой и еще одну бутыль из запасов. Это уже не коньяк даже, а какой-то бренди, чи как его там, самогонка с вина, градусов под пятьдесят. И едва мы отчалили, отойдя лишь за прибой, как советник, устроившись на банке напротив меня, тут же скрутил башку пузырю. И немедленно так мастерски жахнул из горла, что у меня аж нос зачесался. Силен.
  - Будете, Йохан? - протягивает мне он квадратный бутыль.
  - Мне нельзя. Я за рулем - как могу копирую я Кузьмича, естественно, принимая алкотару, и делая изрядный глоток. Мать моя женщина! Понятно, почему тут нет танков - их бы именно этим и поджигали... Аж слезу пробило. Как тот волк, говорю, передавая обратно - Сы-паси-бо!
  - Вы удивлены, что я решил отправиться с Вами? - не, смотри, я думал тут же вторую врежет, а он обстоятельно, с паузой.
  - Да не особо, мастер Аллерт. Я уже устал сегодня с вас всех удивляться - говорю.
  - Ха! - а вот и вторая... передает мне уже не спрашивая. Н-да, понеслась по кочкам... С другой стороны - ГИМС здешний, вроде бы, не лютует, если вообще имеется, да и, поди, отмажет меня начальник гвардии от изъятия прав - благо и прав-то нет никаких. А ему, походу, просто охота выпить. И может - и поговорить ниочем. А где ему еще? Даже ведь не запрешься просто в кабинете. А тут - такой случай. Обратно же - бутыль большой, но и нас двое, а на ветерке с моросью - так пока дойдем малым ходом, так и выветрится все. Жахнул я вторую - пошла уже легче, и в голову особо даже не бьет. Хотя оно такое, адреналина всякого в крови дочорта.
  - Йохан, а как Вы так ужились с семьей Торуса? - вдруг спрашивает, получив пузырь обратно, Аллерт - Я слышал, что у вас на Севере местами бывает, что рабы вовсе как члены семьи, но не верил. Нет, если не хотите, не отвечайте, просто интересно.
  - Это естественно - отвечаю ему. Нет, все же в башку чуть не то, чтоб ударило, но напряженность внутреннюю как-то снимает - Вообще, знаете, чтобы на земле наступила эра благоденствия, все люди должны быть свободны, и каждый свободный человек должен иметь не менее трех рабов.
  - По-моему, Вы насмехаетесь, но я не могу уловить вторую суть шутки - помолчав, отвечает Аллерт. - И это не в первый раз.
  - Да где уж мне - отвечаю. Не рассказывать же про Аристотеля ему? - Я ж дикий, с Севера.
  - Да, это у Вас хорошая маска. Если бы я сам не бывал там, то тоже бы верил. - бутыль еще раз прошлась из рук-в руки, а советник продолжает - У нас странно получается, я имею ввиду - вообще. То, что было сорок лет назад - уже мало кто помнит. И все уверены сейчас, что степняки всегда были дикими кочевниками и врагами, и что Север всегда был нищей дырой... Ха! Посмотрите на Валаш - там, где прошла война - полгода не воевали! - и то все в разрухе. А на Севере воевали тринадцать лет! И до того там жили-то не хуже, чем в Рюгеле, местами. Только вот эта ваша раздробленность подвела. Впрочем, как только там решили объединяться, тут-то на них и натравили Барона и прочих...
  - Вы не сможете противостоять объективным мировым интеграционным процессам! - заявляю я ему, в очередной раз отдавая бутылку - мама родня, мы ж уже половину сожрали! Хотя и не берет чтоб совсем, но уже как-то отпускает совсем...
  - Вот и снова Вы насмехаетесь, так ведь? Признайтесь, Вам просто почему-то нельзя вернуться к себе на родину?
  - Именно так - отвечаю ему чистейшую правду - Не выйдет мне туда вернуться. К тому же, меня там тут же убьют. Точнее даже - уже убили.
  - Ну, примерно это я и подозревал - отвечает советник - Да не гоните Вы так! Успеем.
  
  Перекинув на самый малый - а и впрямь, чорта ли мне торопиться уже, один хрен приду домой под утро, и продрыхну до полудня, опять принял бутылку - там уже едва треть осталась - советник глушит изрядными аршинами, я-то так, по глоточку, а он решил не тормозить. Такими темпами, и сабониса мы минут через десять прикончим.
  - Ах-ха-ха-ха! - внезапно начинает ржать Аллерт, хватаясь за борт, и аж сгибаясь от смеха - Ах-ха! Я-то думал! Старый дурак! Ах-ха-ха!
  - Что случилось-то? - я даже немного опешил.
  - Ох, Йохан, до чего ж ты везучий сукин сын! Оооой! - Аллерт утирает глаза, и прикладывается к бутылке снова - Ах-ха... Ты еще не понял. нет? Ну да, я сам только что сообразил. Я вот тебе слово дал, да?
  - Ну, дал - чуть хмурясь, отвечаю - И что?
  - А то! - советник вполне спокойно перенес взаимный переход на "ты" - Теперь тебе то мое слово и не интересно. Ты видел, как мои мальчики на тебя смотрели?
  - Да никак не смотрели, отворачивались они. Слушай, я все понимаю, но вот как хошь - не виноват я...
  - Да я не про то! То и оно, что не смотрели! Ты ж, получается, с ними их брата хоронил! Не понял еще, не? Аха, дубина северная! Да они ж теперь, по обычаю, не то, чтоб тебя убить или еще чего - за тебя, если что, драться должны, и в беде не оставить.
  - А. Ну, то обычаи. То такое...
  - Нет! - резко обрывает меня советник - Вот это ты уже брось. Мы, конечно, не святые какие, но кое в чем я их строго воспитал. Они это не просто так, не в пустой звук.
  - Я понял. Извини - отвечаю, пока он отхлебывает пойло, а потом принимаю эстафету.
  - Вот так вышло, что Ойгена-то я упустил - как раз служба была, что дома не бывал неделями. Да, может, и характер такой... - смотрю, не то чтоб развезло советника, однако ж - выговориться ему надо. Тут мешать не стоит, главное, чтоб он чего лишнего не сказал. А он, глядя куда-то в небо, продолжает - Так вот и вышло. В гвардию он не прошел. С армии, выслужив срок, ушел, да все к авантюрам всяким склонен был. Может, и все мы в том виноваты. Старшим я много занимался, и не даром он капитан гвардии - не без моей помощи, но все за дело, все по чести. Службу знает и любит. А как младший народился - так он у матери любимец стал. А Ойген как сам брошенный вроде остался. Все рвался в дело какое, себя показать, да не на службе, чтоб кто ему командовал, а сам чтобы решал. Вот, и вышло так все.
  - Обидно вышло, Аллерт - говорю ему - Вот веришь - сам уж который раз жалею. Кабы знать...
  - Я не виню - глухо тот отвечает - Так все и должно было бы когда-то случиться. Характер такой. И учиться ремеслу толком не хотел, хотя талант был... Оттого, может, и не хотел. И в спину стрелять... Вот Аксель с Ханну так бы не стали. Нет, на войне, или еще как - тут без всякого, а вот так, просто... Вот и вышло, как вышло. Ты только помни, что ты обещал - никому не говори. Пусть мать не знает.
  Словно вспомнив, Аллерт лезет за пазуху, достает злополучный пакет. Не церемонясь вскрывает его, и начинает просматривать бумаги. Бумаг там не так и много, и результат просмотра всегда один - советник, прочтя документ, запаливал его от огня горелки, и сжигал над водой за бортом, держа за уголок. И даже уголки потом мелко рвал, выкидывая за борт. Уцелел только сам пакет - и то,иполагаю, по причине малогорючести. Вот такой финал бондиады - сын на дне с якорем на груди, документы в пепел, а у самого остались знания с сопутствующими им печалями...
  
  Топлива хватило вполне, дошли мы исправно, прибавив ходу, после того как Аллерт допил бренди, и, выругавшись, запустил пустую бутылку в море. Пришли, вылезли, привязал я лодку, забрав барахло - разве рюкзак Ойгена оставил в лодке, пусть там будет. Смотри-ка, у Крауца свет горит. Чорта ли не спит, старый гад? Пошли мы по молу, Аллерт в плаще с капюшоном - так в общем и не отличишь, Марга-то тот тоже в лицо и не видал. Сейчас вылезет, паскуда, начнет интересоваться, где были... Однако, когда мы проходили, Крауц едва нос высунул - но, видать аура у Аллерта такая - старых хрен моментом скрылся, захлопнув дверь. А у меня появилось шальное желание шваркнуть ему в окно гранату. Озорства ради. Грамм триста бренди - они свое дело делают. Сдержал себя, конечно же. Жалко. Еще пригодится. Гранат в этом мире не так чтоб очень много.
  - Кстати, Йохан - словно уловив мои мысли, говорит Аллерт - Вам не кажется, что десять шашек взрывчатки - это чрезмерно даже для такого... ммм...
  - Такого мудака, как я?
  - Да. По-моему - это чрезмерно.
  - Недостаточно чрезмерно. Не постесняюсь спросить - откуда информация?
  - Вы думаете, в этом городе можно купить столько взрывчатки, и я не буду об этом знать?
  - Вы настолько суровы?
  - Йохан, не надо недооценивать Гвардию Совета. Это ведь не только вышколенные мальчики в красивых мундирах. Мальчики - это только верхушка горы.
  - Учту. Кстати, Гвардии самозарядки все же не помешают. Мы с Хуго представим винтовки на празднике Охотничьего Общества "Золотой Олень", если Вы придете туда...
  - Как не прийти - если я его председатель, Йохан. Значит, Вы с Хуго? Интересно... Хотя именно так и докладывали, но я не вникал. Но обязательно вникну. Нам нельзя отставать ни в чем, тем более в наступающие времена.
  - И что же за времена наступают? - хмыкаю я. Все же алкоголь дает себя знать, и передвигаемся мы покачивающимся прогулочным шагом, впрочем, постоянно озираясь - мало ли что, и револьверы наготове.
  - Вот это Вы все узнаете своевременно - отмахивается Аллерт.
  - Ага... Когда эти времена наступят. Или сразу после. Я понял.
  
  Так, мирно беседу, мы добрались до места. Экипаж нас ждал, как видно - давно, фонари погашены (или у Энца закончился керосин для них, хе-хе?). Сдал советника несколько удивившемуся его состоянию Маргу (а чорта ли удивляться, если человек берет в недальнюю дорогу ноль-семь крепкого пойла, и без закуски?), и попрощался, отказавшись от чартера. Наоборот напомнил, что слух надо пустить поскорее, а не подвозить по ночам до дома на спецтранспорте. На том и расстались. Дома очутился и так скоро, рядом же. Мора встретила заспанная, и словно виноватая, что уснула не дождавшись. Наверное, выпитое так подействовало, но что-то накатило. Только успел сбросить всю сбрую, да ее в охапку, чуть пискнуть успела - и в спальню. Хорошо хоть - лыжи снимать не надо.
  
  ...Утро было довольно-таки ужасным, и в меру отвратительным. Что внушало надежды. Девки вовсю носились в огороде с поливом - начался ж сезон, теперь им прибавилось оброка - климАт тут плодородный, даром, что почва так себе - но при должном поливе урожай обеспечен. А у нас ручей за огородом, нам проще. Вот и носятся с ведерками, по два раза в день. Ничего, им фитнесс полезен. Обратно же, воду теперь с запрудой набирать стало не в пример проще. Надо б подумать, насчет насос там поставить - но ведь милый сосед настучит разом. Проконсультируюсь, пожалуй, в райсовете сначала. Пока я это обдумываю, Мора расторопно баньку готовит. Жаль, настоящую еще не закончили. Но и так приведение организма в норму проходит штатно. Она, оказывается, с утра еще сходила за пивом даже. И вчера крайне умело имитировала радость от моего появления. Молодец, старательная. Надо бы как-то похвалить. Жаль, не умею. Баня с одной стороны, и обливание водой из колодца с другой, прохладное пиво с третьей, и жирный бульончик с молотым перцем с четвертой - и свершилось чудо: к обеду я стал почти похож на человека, обрел вкус к жизни, и даже шлепнул по заднице Милку. На что та вовсе и не отреагировала почти, зато Алька всячески стала мешаться, и пока не получила також по жопе - не унялась. Жизнь снова возвращалась в израненную жопу.
  Если так подумать, размышлял я, допивая после обеда остатки утреннего пива, то пожалуй я Аллерту не шибко интересен, но и не так чтоб опасен. Скорее наоборот: теперь он мне нужнее, мне б его держаться надо. Потому что теперь - не то что пойди сам, а просто попадись я в руки его противников, да начни трепать языком, так тут мне и крышка. Выпотрошат, и сотрут, как не было. Много знаешь - не дадут состариться. Мне б как-нибудь к Аллерту податься вовсе. Однако ж как? Прийти к главному гвардейцу, и заявить, например: "Дайте мне, поскорее, какое-нибудь важное дело, и увидите, как я его мастерски и самоотверженно провалю!". Так ведь - не примут. А еще хуже, если примут, и к делу приставят. Дела же там у них такие, что советники своих детей вон на смерть отправляют. Опять же - полезешь напрашиваться, так подозрений сразу вылезет... Одно хорошо: есть тема через винтовки наши самострельные как-то пропихнуться. Вот, кстати, тоже же дело! Сегодня уж поздно, а завтра непременно к Хуго надо. Назрели срочные вопросы. Но, это завтра. А сейчас... Девки как раз побегут вот-вот опять на полив, это им на полчаса... Пойду снимать стресс, пожалуй.
  
  ***
  
  ...- Слушай, Ху - говорю я Хуго - Дело такое. Надо нам кое-что в наших ружьях срочно переделать.
  - Как? Зачем? - всполошился тот - Йо, о чем ты говоришь, брат уже вовсю заказ готовит! Да и у меня уже вся отделка завершена! Да и зачем, все же хорошо?
  - Все, да не все - отвечаю - Надо нам рукоятку взведения срочно приспособить. Неудобно так все ж. И ничего страшного, ты свои ружья аккуратно поправишь, а брату чертежи передашь, на ерунду работы-то. А выгоды - много. Ты же, говорят, предлагал уже военным винтовку? И что, они разве не отвечали, что неудобно взводить?
  - Ну... Они не понимают просто ничего! Зато винтовка совсем плоская, и ни за что не цепляется!
  - А если патрон заклинивает - ты помнишь, как мы прикладом об землю отколачивали? А твои ружья красивые - так же, что ли? А рукоятку мы сделаем съемной - кому уж вкрай мешает, тот сам себе снимет, и пусть мучается, так ему и надо.
  - Думаешь? - с сомнением отвечает он поначалу. Но натура у него такая, увлекающаяся - только задачу поставь. Спустя четверть минуты молчания он азартно говорит: - ...А давай, посмотрим!
  Вышло все, как надо - приспособили мы простой стержень металлический, вбок торчащий, с креплением в затворе по типу как на современных мне самозарядках охотничьих, что вынуть его можно только при разборке. И впрямь вышло копеечное изменение, а сильно удобнее. Специально снарядили патрон в треснувшую гильзу, заколотили ее в патронник, стрельнули, а потом, пусть и не без труда, но все же относительно успешно выдернули. На старой модели, как отметил сам Хуго - пришлось бы выбивать шомполом. Однако, сильный плюс выходит. Хуго пообещался срочно поехать к брату, и прямо на заводе внести изменения в чертежи. Чую, гвардейский заказ - наш... Что бы потом ни было, а братцы к Хуго станут относиться серьезнее, да и заказчики потянутся.
  После еще раз посмотрел на наш мини-пулемет, даже стрельнул еще в подвале. Нет, не тот компот, конечно, но вот например кавалерийский взвод огорчить на сотне сажен - вполне можно. Надо повнимательнее подумать. Забрал Алькино ружье - приклад расписан лаком чуть ли не под леопарда, смотрится очень и очень.
  - Йо, я вот что придумал - говорит Хуго - До праздника неделя осталась, девочки вряд ли много настреляют за это время. На дешевой винтовке ствол припаян, но с нее и стреляют, ты говорил, меньше. А вот с этой - тут ствол же снимается, так я вот, новый поставил. Пусть пристреляются, я вроде выставил прицел нагрубо, но пусть привыкнут.
  - Это верно - отвечаю - А старый ствол где? Может, пристреляет пусть новый, а потом опять со старым тренируется?
  - Так тоже можно - отвечает.
  - Тогда оба заберу, она много стреляет, ей нравится - говорю, и вдруг мысль пришла. У Альки же, Мора как-то говорила, день рождения через месяц. Если винтовку не купят (мало ли, мне кажется - таки купят, но все же), так вот, тогда ее выкуплю, и Альке подарю. А если купят - то закажу Хуго новую. Тут-то и ствол пригодится запасной.
  Поговорили еще о подготовке к празднику - собственно говоря, в субботу уже. С утра субботы поедем на место. Само действо продлится до воскресенья, но нам оно не так интересно, да и Хуго сказал, что уедет тоже. Ну, по его рассказам все, что будет в ночь с субботы на понедельник крайне напоминало какой-нибудь копрооратив в крупной компании. Хотя, большинство именно ради этого и съезжаются. Братья его, например - ибо в это время проходит масса кулуарных встреч, неформальных бесед, и прочего. Ну, кому-то иные приключения в плане противуположенного полу, да и просто пожрать-выпить. Но нам главное днем субботы отстреляться. Вроде, уже почти все готово, ан начинаем мандраджировать. Ну, это-то как раз нормально.
  
  ...Мора чуть не с порога встретила с отчетом:
  - Приходил Янек. Хотел с тобой говорить. Я его дальше ворот не пустила. Ждать не стал, ушел.
  - Понятно - отвечаю, сам на нее смотрю - не, не похоже, чтоб врала, да и опять же - девки дома. Хотя, девок-то и услать куда могла бы... Да не, не похоже, чтоб врала. Проще было б не говорить вовсе. Пошел мимо нее, а она замешкалась, что ли, в дверях, пока протискивался аккурат по сиськам обтерся. И чего-то думаю - вот еще козел этот будет тут шастать. Бормочу: - Пристрелить надо б гада... Ежли сунется - тут ему и карачун.
  Настроение испортилось напрочь. Надо что-то с ним будет думать. Но - потом. Эдакая ж пакость...
  
  ...Неделя пролетела стремительно. Все дела позабросили. готовились к мероприятию. Мора аж дважды ездила на пострелять, и в целом за нее я спокоен. Девчонки тоже старательно тренировались, пару раз даже выбрался с ними, проконтролировать. В четверг уже пошел с ними всерьез, притащил их наряд для выступления - пусть привыкнут. Эти нахалки, радостно сопя, кинулись переодеваться прям при мне, ничуть не смущаясь, отчего у меня опять подскочило и давление тоже. Н-да, надо бы съездить, что ли, опять в Пески? Заодно устроить там скандал, откуда про мой отдых каждый крот знает? Пока размышлял о вечном, девки оделись. Однако... Хорошо, что тут нет дурацких мультиков про девочек в униформе. Эффект будет. Тем более, что форма непривычная, не подтянутая а мешковатая больше, разве ремнем приталенная да манжетами. Эдакие танкистские комбезы. Пояса брезентовые широкие, на них Мора сшила дурацкие огромные подсумки из парусины. А я прикупил им пару дешевых финок. Девки сначала куксились от непрезентабельного вида формы, но потом как-то прониклись. Выглядели они очень комично - детские мордашки, и явно не парадная, а функциональная боевая форма. Гитлерюгенд спешит на помощь! Здесь, насколько я знаю, такое не принято - до тотальной войны не дошли, все же. Резать женщин, стариков и детей - это запросто, а вот гнать их в бой не додумались. Дикари, что сказать. Потому, думаю, местным понравится. Старшей, в последний момент, все же решили добавить идиотский беретик. На него я пожертвовал, вместо кокарды, вергеновский штурмовой знак - все одно, сдается мне, с учетом внешнеполитических событий, ценность оной награды стремится к нулю. А вскоре может перейти и в отрицательные величины. Да и не особо видно-то, просто фитюлька какая-то есть, и ладно. Но смотреться стало еще лучше. А вот с берцами облом вышел - младшей оказались малы, придется срочняком бежать в лавку завтра. Ничего, успеем... Мора свой наряд пару раз примеряла тоже. Да, это будет посерьезнее. Кожаный комбез, берцы, пояс с амуницией... И вроде и не совсем в обтяжку, ан - что надо, так вполне обтянуто... Купят, купят наши ружья! Куда вам супротив эрекции-то. А привилегию на модели комбезиков Мора уже оформила. Так что и злющие от всего этого дамы вскоре смогут себя порадовать. Занедешево. А так вам всем и надо.
  
  В субботу с самого утра все стояли на ушах. Даже Мора начала суетиться. Пришлось немного наорать, ибо нам к часу только быть на месте надо. До того лишь мешаться будем. В полдесятого за нами приехал сияющий, как каска пожарника, Поль. Я, по согласованию с Хуго, выправил ему пропуск аж на въезд на территорию охотхоза. Так-то аккредитованные городские таксисты кучковались на здоровенной площадке у въезда на территорию - но аккредитация стоила немеряного бабла. Оно, конечно, и слупить там можно немало - но, как повезет. Обычные таксисты в эти дни в поисках счастья наводняли ближайший поселок. Но их удел - всякая мелочь, да обслуга, торговцы, которые тянулись к месту стоянки элитных таксо - и извозчики ж хотят жрать и выпить, и кто-то с обслуги выбегал с охотхоза. Удел аккредитованных бомбил - всякая приглашенная мелочь. Серьезные люди, естественно, со своим транспортом приезжают. Вот и Поль так же проедет - а это шанс подкалымить, обломав аккредитованных и взяв клиента прямо с места. Потому и доволен, как слон в посудной лавке. А за нами, мы договорились, приедет под ночь вовсе. Нам торопиться некуда, девчонки так вовсе рады подольше там побыть. Собакена мы накормили заранее, подождет до ночи. Разместились мы в коляске, барахла с собой совсем немного берем - только одежа, да винтовки девок. Так-то они едут в обычном неприметном вовсе платье, ну так и соответствует статусу - у нас у всех пропуска на обслугу. Даром, что я оделся с выпендрежем - так мало ли какая обслуга. Все одно ж видно, что не паныч какой.
  На подъезде попали натурально в поток, а потом и в пробку. Злые друг-на друга извозчики, в основном с не шибко богатой публикой - те самые городские. Частники высаживали всех в поселке, на радость местным, учинившим натурально ярмарку народных промыслов по такому случаю. Впрочем, не впервой, отработано все. Нашу вереницу дешманской публики то и дело обгоняли по встречке шикарные экипажи - мигалок не хватает, а вот эскорт гвардейский пару раз был, ну, так положено по статусу. Чаще, правда, эскорт из частных охранников. Я уже начал задремывать, пока Поль ругался, а девчонки нетерпеливо ерзали, да тут рядом оттормозилась шикарная, лакированная в красную эмаль, карета. Драсьте вам, братья Варенги, средний и младший. Старший, видать, отдельно едет. А Витус по-братски младшенького подвозит - бо у Хуго денег на приличный экипаж нет, а в найм, или не говоря на тарантасе каком явиться - урон имиджу братьев. Поль враз ругательствами подавился, девки аж замерли, рта раскрыв, Мора смотрит с опаской, но потом Хуго узнав, улыбается.
  - Доброго дня, господа! - говорю им, дурацкую шляпу приподнимая. Что делать, мода же, в кепке ехать - вовсе не поймут.
  - И Вам, мастер Йохан - Витус отвечает, с интересом девок и Мору рассматривая - Вы тут не стойте, езжайте за нами - а у ворот по дорожке в объезд налево подайте, там служебные ворота есть, там вас тоже пропустят, и без очереди.
  - Так! - отвечаю - Поль, двигай за этой красной телегой, да смотри, осторожнее - как бы от них чего не отвалилось, колеса попортим еще!
  И, под хохот братьев, и завидущие взгляды прочей публики, мы рванули по встречке, следом за экипажем Варенгов.
  
  Угодья охотобщества "Золотой олень" - это аккурат местный заповедник, заказник, и Национальный Парк разом, так называемая "Предгорная Пуща". Место, безусловно, красивое - отроги гор, поросшие лесом, с множеством маленьких каменных чашек-озер, ручейков и водопадов. На территории имеется и невеликий поселок - впрочем, на время праздника устанавливается масса палаток и шатров - все же "по-походному!". Есть и несколько отдельных домиков, называемых "хижинами". Впрочем, каждая из хижин по комфорту, отделке, да и просто размерам в несколько раз превосходит мое жилище. Скромное обаяние буржуазии. Суки, большевиков с Лениным и броневичком на вас нету. Ничего, ужо дождетеся гнева народных масс. В бывшем известняковом карьере, где и находится стрельбище охотобщества, вас пролетарии из пулеметов постреляют, а на месте охотничьего поселка устроят пионерлагерь, для детей партийных работников высшего звена. А когда придут фашисты - в этих горах будут прятаться партизаны, а пионеры-герои ходить в разведку в город. И им потом на месте сожженного карателями пионерлагеря построят мемориал. Посмертно. И сюда малолетние уроды будут с города приезжать на свадьбу бить шампанское об сиськи бронзовой девушки с автоматом... Стоп, это я слишком размечтался. Красиво, конечно,но я до этих светлых дней, к счастью, точно не доживу. В общем - место тут хорошее, красивое и уютное. И за нахождение в пределах без разрешения - штраф в пять злотых, а за нахождение с ружьем - тюрьма, как за браконьерство. И егеря тут злые, ибо за каждого нарушителя имеют приварок к, и без того немалой, зарплате. Вот такой райский, сука, уголок. Все это мне еще давеча рассказал Хуго, и по пути я, от скуки, все это девкам пересказываю.
  Наконец, добрались. Свернули от главного въезда, через сотню сажен засветили пропуска на служебном, да и рванули далее, по выданным Полю усатым охранником указаниям. Ну, собственно, праздник для нас начался. Организовано все тут весьма толково и беспорядочно. Однако, предвидя наши трудности, Хуго встретил нас на дороге, не церемонясь заскочил на штурманское сиденье к Полю, снова малость шокировав того, и моментально пригнал нас на место. У оружейников имелась своя выгородка на общей ярмарке, разместившейся под большими навесами. Ярмарка в основном околоохотничья, хотя и всякого разного прочего хватает - Хуго пояснил, что купить место на торговлю непрофильным стоит в разу бОльших денег, но многие идут и на это. Разумееется, у кого товар хорош. Больно уж представительные покупатели могут быть - ярмарку-то посещают и вовсе важные люди, часть от скуки, а часть и впрямь интересуется. Опять же - дамы. Многие тащат жен и дочек, а тем, даже если и любят охоту - наскучит довольно быстро. И куда бедной женщине податься как не за покупками? Да и сами мужики их в шопинг посылают, чтоб не мешали обсудить важные темы с друзьями под рюмку чая. У Варенгов как раз широкопрофильная лавка - чего только нет, и охотничье-военная амуниция, и просто одежда, и керосиновые лампы и фонари, и посуда и домашняя утварь, и даже небольшой стирлинг-локомобиль... опа, а вот и спиннинги с катушками! Очень неплохо исполнено, и красиво. Дело пахнет баблом, средний Варенг всерьез взялся, похоже.
  Мы разместились в "задней комнате", если так можно говорить о палатке, при лавке. оттуда имелся выход напрямую к демонстрационному стрельбищу. Правда, пока не выпускают, но выглянуть можно. Что я и проделал. Однако, выглядит все вполне прилично - прямо напротив стрелковый рубеж с парой длинных столов, дальше, уходя в бывший карьер - директриса. Справа-сзади - уже заполняющиеся публикой трибуны. Однако, разумно тут устроено... Трибуны ярусами, амфитеатром, а барьеры каждого яруса весьма внушают. И торчат зрители из-за них чисто как из окопов - ну, бережного Боги берегут. А ВИП-сектор и вовсе прикрыт толстыми стеклоблоками. В общем-то, и обычное стекло, если его много - неплохо удержит пулю. Ну, а совсем быдлосектор - без всякой защиты, просто деревянные трибуны. Все имеет свою цену. Ага, надо же: в центре ВИП-сектора ложа с изрядной площадью остекления - а там, драстуте! - мастер Аллерт собственной персоной. В окружении множества незнакомых личностей высокого пошиба, сразу видать уровень. И сам-то он одет по моде древнего века - такого тут наверное и до Войны не носили давно уж. Традиция, надо понимать, наряжать главного в костюм века эдак нашего восемнадцатого. А сыновей не видно - ну, им-то и не по чину, и, сдается мне, у них жопа в мыле, сейчас ФСО самая работа. Кстати, на поле маячит несколько гвардейцев. Наверняка и на рубеже стрелков контролировать будут, ну и в округе явно все под контролем, совместно с местным егерями. Ну, что ж - работа у них такая. Ладно, то не мое дело. Наше дело тут вовсе другое. Присмотрелся получше к стрелковому полю. Исправно расставлены мишени, по большей части гонги, разного размера и формы. Ближний рубеж - пятьдесят шагов, потом уже сто пятьдесят, триста, четыреста пятьдесят. нас интересуют первые два, на большее не тренировались, да и не потянут малопульки дальнюю стрельбу. Подозвал девчонок, чтоб глянули, оценили. Все трое, с серьезным очень видом, подошли, поглядели, и стали готовиться переодеваться. Я увел Хуго обратно в лавку, чтоб не травмировать ему психику - с этих хулиганок же станется.
  - Слушай, Йо... - неуверенно начал он - Я не рассказал брату, хотя он и спросил про твоих... женщин. Он думает, что ты просто привез их посмотреть.
  - Ну и отлично.
  - Ты все же думаешь, что это будет хорошо?
  - Ху, уже поздно переделывать что-то. И - все получится, увидишь. Придется потом еще запрет вводить, ибо, поверь мне, на следующий год тут на рубеже будет не протолкнуться от всяких баб. И не только нанятых, но и жены и доченьки богатых людей будут там отжигать. И хорошо б заранее подумать о проверке хотя бы элементарных правил безопасности. Потому что они вполне способны пострелять друг-друга и самих себя, но ведь могут и люди пострадать! Впрочем, это, пожалуй, не наши проблемы, да и я слишком забегаю вперед. Пойдем, они, поди, уже переоделись.
  - Пойдем. Мы успеем еще даже перекусить, начнется все не ранее, чем через полчаса - а я сегодня почти не завтракал.
  - Ну-ну, посмотрим - хмыкнул я. И оказался прав - кусок в горло ему, как увидел "наряды для стрельбы" не сразу полез. То-то же. И это ты еще, в общем-то, в курсе был, с кем связался...
  
  ...Шоу есть шоу. Сначала Аллерт, выпершись на балкон своей ложи, толкнул приветственную речь, потом еще какие-то хмыри, и даже пара дам, потом на флагштоке на краю поля под дудки егерей подняли флаг клуба. Прогарцевали на лошадях несколько рыл в старинном охотничьем наряде. Тут конная охота не в почете, разве у степняков, да в Эбиденских лесах Орбель баловался, но - традиция. Потом вышли ряженые в старину, вывели свору каких-то борзолегавых, а у двоих на мохнатых шапках сидели хищные птицы. Но это только так, показуха, бо продажа живности - щенков, лошадок, птиц, и прочее - это завтра. А сегодня - наше время. Вот, собственно, снова те же ряженые выкатили на рубеж пару доисторических пушек, сами со старинными мушкетами - тут такого и не встретишь вовсе. Зарядили сначала ружья, бабахнули, так даже звякнуло раза - кто-то попал случайно куда-то. Публика взревела - как же, старинная одежда, древнее оружие, белый пороховой дым... Романтика. В это время зарядили пушки, опять протрубили в рожки егеря - и жахнуло. Да не просто так - пушки лупили с хорошим возвышением, классно подпрыгнув и откатившись, а выстрелили оказались фейерверком. Эдакая картечь, сразу загоревшаяся, нарисовав дымные расходящиеся снопы, а потом взорвавшаяся высоко над стрельбищем алыми клубками дыма. Вот-тут-то публика заорала, словно Аршавин таки смог забить хоть раз, и не унималась минуты две. После чего снова протрубили рожки, и распорядитель, в старинном платье, естественно, объявил начало оружейно-стрелковой части.
  Почему первое именно это? А потому, что потом счастливчики будут до полночи, даром, что подсветят поле парой морских керосиновых прожекторов, опробовать новые ружья, сравнивать со старыми, и прочее, и прочее. Хуго пояснил - аккурат под рубежом со столами, внизу - кирпичная галерея с амбразурами на поле - и там даже сильно-сильно усталый гость рискует застрелить только самого себя, не представляя опасности публике. Которая в это время буде преактивнейше развлекаться наверху. Более того, публике бухать и флиртовать под аккомпанемент стрельбы очень нравится.
  ...Итак, понеслось. Действительно, с безопасностью тут все как надо - пара егерей и гвардейцев на рубеже, пара дядек в старинной одежде, но отнюдь не актеры театра и кино - помогают стрелку с ружьями, а у каждого выхода с палаток оружейников на поле встал егерь. Подошедший к нам сильно немолодой здоровяк с короткими усами на гвардейский манир, подмигнул взиравшим, высунувшись едва из-за края полога, на действо, девчонкам и Море. Те, впрочем, его почти и не заметили, а как началась стрельба, вовсе потеряли интерес к зрительству - шоу кончилось, а началось то, ради чего они сюда приехали. То есть, шоу для них перешло из "других посмотреть" в "себя показать". Мне даже понравилось, как они деловито отошли к столу с ружьями, и еще раз все проверили, примерились. Подмигнул им тоже, говорю - мол, все хорошо будет. А сам всеж пошел вместе с Хуго смотреть - мне-то как раз интересно. Тем более, что наше место возле в конце - ясное дело, что чем первее, тем баблее, а у Хуго босый хер в кармане, и братцы его, разумеется, не рвутся безнадежно ветер на деньги бросать. Я так понимаю, нужные люди уже заряжены на покупку, и все ожидается как обычно. Но это мы еще будем посмотреть.
  А пока и так посмотреть есть на что. Сначала именитые мастера пошли. Степенные бородатые дядьки, один так и вовсе седой как лунь старик, сменяя друг-друга показывали по очереди свои изделия. Изящные комбинашки-тройники и даже один четверник, несколько карабинов, в том числе и левер, навроде виденного мной в Улле у жандарма - конечно, в куда более богатой обертке. Меня удивила и пара карабинов с оптикой - впервые такое тут узрел. Сноровистый егерь легко отбил по пять пуль в цель из каждого на триста метров. Причем, я специально в прихваченный бинокль смотрел - по мишени "заяц". Не абы что. Хуго, правда, тут же прокомментировал и разъяснил все вопросы. Оптика ОЧЕНЬ дорогая, и при этом очень капризная. Крепится на оружии намертво, раз и навсегда, потому и обычных прицелов и мушек нету вовсе, а настройки зрительной трубки сбиваются запросто, даже просто от настрела, и выверять бой надо регулярно. Ну, о том, чтобы уронить или стукнуть такую цацю и речи нет. Переносят их исключительно в жестком футляре, навроде музыкального для контрабазы какой. Да, мечтать не вредно... Тезис о дороговизне моментально подтвердился, я аж матюгами подавился. как озвучили. Однако и по такой цене случился немалый торг. Вот же - курам денег некуда клевать... С торговлей вообще шло быстро. После демонстрации каждой единицы оружия тут же проводился экспресс-аукцион. Правда, первые двое мастеров, видать - особо именитые, были удостоены отдельной чести. Традиция, пожалуй, может и неписанная. Никто не решался делать ставки на первые их ружья. Аллерт, подняв руку, делал ставку, и по этой ставке, кстати богатой весьма - ружья ему тут же продавались, никто не перебивал. Ну, так принято, и не поймешь кто кому уважение выказывет. Остальное, однако, шло вполне традиционно. Распорядитель, громогласно скороговоркой оглашая ставку, с большим опытом улавливал выкрики с мест, и очень быстро ружья продавались. Хотя - не все. Одна богато украшенная двустволка как-то не нашла покупателя даже по стартовой, видать, сильно завышенной, цене. Ну, бывает. Ее автор, ничуть не смутившись, велел унести неудачницу - во-первых, он и так продал три карабина по заоблачной цене, во-вторых - выставит в лавке снизив цену, найдет покупателя. Но вот Хуго занервничал - ну, оно понятно, если у него такое выйдет, будет неприятно. Хотя, мне кажется, братья все устроили, это же вопрос имиджа.
  Вот, собственно, интересные ружья и закончились - пошли богато отделанные. но вовсе заурядные стрелядлы. И отказов стало побольше - один паренек, явно из новичков, вовсе не продал ничего, и, чуть покраснев, раскланявшись удалился. Хуго совсем стал напоминать мне боевого коня в стойле - фыркает, переминается, копытом землю роет. Последний перед нами оружейник, суровый дед, притащивший два дробовика - помповуху и левер, оба сурьезного калибра, никак не меньше шашнадцатого. Отделка у ружей неброская, однако дед взял другим: его помощники, трое мальцов, лет двенадцати-четырнадцати, как бы даже не родня какая, типа внучков - кидали умело в воздух глиняные тарелки, а дед мастерски, в темпе, аки зенитный бофорс, их изничтожал на весь магазин. Выходило сурово, публика орала, и естественно - гаубицы деда стремительно ушли по твердой цене. Дурачки опять купили ружья, забыв купить стрелять... А дед - огонь. Есть еще ягоды в ягодицах, старый конь борозды не пашет, пусть и портит не так глубоко. Двое старших из мальцов получили на руки бабло, торжественно сдали деду, и весь колхоз, степенно поклонившись, отчалил в свою конюшню. Однако, время. Отзвучал рожок, и Хуго рванулся к рубежу.
  - Уважаемый оружейный мастер господин Хуго Варенг! - уже подохрипшим, но все еще звучным голосом провозгласил распорядитель. Вот работенка же - наверное, неделю хрипеть будет после. Впрочем, наверняка не задаром... Ишь, как трубит, как пароход в тумане. И ведь - текст читает с листа, что ему Хуго отдал, первый раз видит текст, а без запинки шпарит: - Мастер Варенг представляет новинку! А именно: самострельную винтовку, действующую отдачей, с магазином на четыре патрона, и исключительно быстрым и верным боем на дальности до четырехсот шагов! Вес всего девять фунтов, длина полтора аршина, отделка ценными породами дерева и серебряной чеканкой. Прошу!
  - Ну... Давай! - напутствую я Мору шлепком по обтянутой коже попке, а она, не обращая внимания, с серьезной мордой берет ружье, и идет к выходу. Девки тоже на мать пялятся с восторгом. Еще бы - смотрится, зараза. Еще и осанку выправила, головой так волосы откинула. И выражение лица - прям королева, сама надменность и отстраненность. Выходит, и тут же охранник рванулся, вроде как с вопросом "А вы, девушка, куда прете?" - но так и замер, раззявив хавальник. А Хуго стоит, аж пятнами красными пошел от волнения. Ну, а эта знай себе идет, а на трибунах, где уже изрядно так шум-гам и веселье, ибо, в общем, хвост выставки никого особо не интересовал, хотя и заявление про самострельную винтовку вызвало оживление, так вот там разом все и смолкло. Так, хорошо, пункт первый, он же главный - внимание публики есть. Теперь главное не облажаться. Кидаю взгляд на ложу Аллерта - не очень видать, но, садется мне, выражение у него на морде несколько офигевшее. Впрочем, не у него одного. Причем, как и предполагалось - не столь уж и малочисленные дамы в офигении едва ли не большем, и на иных прям аршинными буквами написано " А чоа, так можна было?!". Ой, шо будет, шо будет...
  
  Глава четвертая.
  
  Мора продефилировала до рубежа, с улыбкой легонько поклонилась Хуго, и тот, уже придя в себя, небрежным жестом Суворова при Ватерлоо разрешил начинать. Мора, не торопясь, как на тренировках, эффектно выгнувшись, чтоб все, что положено, обтягивалось еще рельефнее, вставила в винтовку магазин, а потом, быстро повернувшись, открыла огонь. Мишени она выбирала, как мы и говорили, покрупнее. Все одно не видно, только слышно, а не только лишь все из зрителей хорошо различат на звук мишенную обстановку. Вообще, наверное, мало кто сможет это сделать. Вот с какого рубежа звук - это ясно, это зачет. Ну, на сто метров-то, чего ж не попасть в стальной профиль кабанчика. Все четыре пули она отбила за три секунды - самый опытный егерь так не смог бы, разве что с левера, и то - не факт. На трибунах - тишина. Мора моментом сменяет магазин - и еще серия, теперь вышло почти очередью, в одну мишень "медведь на дыбках" - один промах все же вышел, но некритично. В пару секунд три пули в мишку - это хорошо, это оценят... Даром, что мишень самая большая на сотке. Мора, подняв стволом вверх ружье, обернулась, и улыбнулась публике. Вот тут трибуны заорали "Шайбу!". В смысле - еще, на бис. Однако, мы на это не рассчитывали - всего два магазина, на охоту-то куда больше... Тут Хуго в карман лезет - ага, у него же патроны с собой имеются, на случай чего, мало ли осечка, все дела. Вот он Море передает, та с неким подобием книксена принимает - народ аж взвыл на трибунах, больно уж все мелодраматично смотрится. Опять же - серебряная рабская бляха на шее довольно хорошо видна, и тоже пикантности придает. Мора сообразила, на виду у публики патроны легко запихала прямо в магазин сверху, даром, что по одному - на охотничьих обоймы крайне редко пользуют, разве на переделочных. Зарядила, показательно сняла с задержки, дослав патрон, и уже с колена, отбила три патрона на двести метров в "лося". Ай, малацца! Попала! Встала, повернулась, поклонилась публике, мол - теперь точно все. Да, овации вышли знатные... Ну, теперь братцы-варенги, держитесь! Ща пойдет торжище...
  - Итак! - хрипло гудит распорядитель - Самострельное ружье работы уважаемого мастера Варенга! Начальная цена... Пятьдесят золотых монет!
  Ого. Сурово Хуго завернул. с учетом, что самый простой отделки карабин с оптикой стартовав за семьдесят пять, не сильно и подрос в торге. А я катер купил за полсотни же. Это с учетом, что иная бедняцкая семья на пол-золотого месяц жить может. Впроголодь, но все же. А на золотой-полтора многие в месяц живут. А два-три - так и вовсе не плохо. Это вот - годовой прожиток мастеровой семьи за железку. И ведь - на это смотрят, слушают же - не только вот эти, на трибунах - иные из которых тоже не сильно и больше имеют-то, но и обслуга, охрана и прочие. Каково оно им на барские игры-то смотреть? И это еще не беря, что в деревнях делается... Впрочем, пока я это все невеселое думаю - торг пошел с ходу, ценник до восьмидесяти подпрыгнул мигом. Ну! ...И вдруг все стихло. Аллерт, подняв руку, и вроде и негромко, а всем слышно, выдал:
  - Сто! - однако, немного ружей сегодня ушли за большее... Разумеется, никто торговаться не стал, распорядитель тут же закрыл торг покупкою, и мальчонка в старинном костюме вскоре принес бабло, получив взамен ружье, которое и понес церемонно, на вытянутых руках. Хуго тут же жестом отослал Мору с баблом к нам, а сам кивнул распорядителю.
  - ...А так же! Уважаемый мастер Хуго Варенг... Представляет новинки! - публика замолкла моментом, уже предвкушая что-то... - А именно! Две малокалиберные винтовки... Для обучения и развлечения! Отлично подходят для женщин... и подростков! - Ага, даже опытный дядька чуть запнулся, то-то еще будет... - Первая модель... Револьверного типа! Абсолютно безопасная! Недорогая и точная! Вес всего пять с половиной фунтов, длина аршин с четвертью!
  Хуго призывно машет, и я шлепком по заднице напутствую Милку. Охранник у входа уже просто пучит глаза, но ничего даже не пытается говорить. А Милка пружинистым шагом почти добегает до рубежа, раскланивается с Хуго, и по его жесту начинает. Переломив ружье, вкидывает в патронник снаряженный заранее барабан. защелкивает ствол на место, разворачивается к мишеням. И дает довольно быстро, взводя большим пальцем курок, пять выстрелов по ближайшим мишеням, на тридцати пяти метрах. Без паузы, развернувшись вполоборота, снова одним движением переламывает ружье, вытаскивает отстрелянный барабан - нам по ходу дела пришлось сделать фланец побольше, потому как иначе без перчаток она пальцы порой обжигала, и роняла барабан на тренировках, но тут все вышло как надо. Кидает отстрелянный в сумку на поясе, и тут же из подсумка - свежий. На место, щелк - секунды две всего. Тут же - на колено, и не торопясь, но и без лишних пауз - пять выстрелов на сотню. Перезарядка, на этот раз не оборачиваясь, прямо с колена - и тут же еще пять. ни одного промаха - ну, Милка она такая. Тут я и не сомневался. Отстреляла, и повернувшись, ружье эдак по-кубински на плечи закинула, руками за ствол и приклад балансируя. Грудь.. хм, колесом, с хорошим протектором колесом, хе-хе, сама смотрит на публику, улыбаясь. Публика оценила. Есть, что видеть. Приталенный комбез вовсе и не смотрится робой, а эта зараза еще и расстегнула аж три пуговицы сверху, и что характерно, комбез она пожалуй на голое тело натянула. Конечно, сисек еще нет в полном объеме, но намек вполне ясен и виден. Плюс, обратно опять же, рабский ошейничек... А еще и дурацкий огромный берет кокетливо так заломленный. Армия сексуального спасения, епта. Тут я случайно краем глаза узрел в секторе приглашенных движение - ба, кто это там вскочил? Старый добрый знакомый, купец из Элбе, специалист по селитре и растлению малолетних...Надо б все же познакомиться, который раз встречаю, а так и не поговорили. А он смотрит, аж со слезами на глазах, прям вот говорит - "Был бы я Рафаэлло, разом бы Сексотскую капеллу из мрамора выковал и отлил в гранит, с натуры!" Смотри, хлопает в ладоши и воздушные поцелуи посылает, озорник! Ты там поонанируй еще, фулюган! Впрочем, прочая публика тоже приветствует вполне эмоционально. Хотя и недовольных физиономий хватает. Ну, еще на Мору пялились тоже не все с одобрением... в основном, конечно, престарелые и некрасивые дамы недовольны были. Однако, большинство-то весьма за! А теперь, господа, главное - торги! Гоните бабло, суки жирные...
  Винтарь Милки ушел моментально, за тридцатник, при стартовой десять - что и то и другое было очень дохрена, для такой-то дешевки, честно говоря. Я, грешным делом, думал что милый педофил прикупит... ну, не знаю, на память, или фетишиздить как-нибудь... Но, купил не он. Да и пес с ним. Милка передала малость покрасневшему от смущения пареньку ружье, и приняв бабло, тоже отправилась к нам.
  - ...А так же! Вторая модель малой винтовки - самострельная, работающая отдачею, подобная большой самострельной модели! Магазин на десять патронов, вес всего шесть фунтов, длина аршин с четвертью!
  А вот с Алькой-то не очень хорошо. Потряхивает ее, нервы. Ну, возраст, все же. Губу прикусила, на глаза вот-вот слезы навернутся. Не дело. Приобнял ее, и утробным голосом голодного пещерного тролля на ухо ей хриплю:
  - Алина! Приготовилась... Вперед, бе-егом! - и шлепком по жопе ее отправляю, даже не дождавшись сигнала Хуго толком.
  И тут она и рванула. Реально бегом. Охранник наш вовсе среагировать не успел - да, наверное, уже и забил. От это я зря - как она стрелять будет? Ой-ой... А Алька, добежав, не дожидаясь даже команды, вовсе не глядя ни на кого вокруг, в наступившей тишине от офигения публики, начинает жечь автогеном. Р-раз! - магазин на место, взвод - бах-бах-бах! Две пули из трех в мишень на пятидесяти шагах, перебежка, еще три выстрела - еще одно попадание. Перебежка, в классическом стиле со стволом под сорок пять вниз, и две двойки - тоже по попаданию! Перезарядка, причем, зараза такая, сбросила магазин на землю, затвор с задержки, и побежала, стреляя на бегу! Нуууу... из девяти попало от силы пара пуль, но высадила она все за пару секунд... И похрен, что попало не много - зато как уж пыль-крошку вокруг мишеней выбило знатно. Да и все же звяк от пары попаданий отчетливо слышно. А она последний, третий магазин поставила, и тут же, благо патрон в стволе уже - еще с места тройку и две двойки отбила, крутясь - снова по одному попаданию в мишень в каждой серии вполне добилась. Я аж сам смотрел, открыв рта - однако, талант у мелкой, однозначно. Ну, она спортивная... В ДЮСШ отдать надо, в биатлон. Потом в юношескую сборную от города. И тут эта засранка бухается на колено - и на тебе, высаживает последние четыре пули на сотню. Как я ей раз сдуру показал - с разносом точек прицеливания по высоте. Ну, не очередью, конечно, но принцип-то тот же: снизу-вверх, под цель, в низ, в верх, поверх цели. И третья пулька отчетливо звякнула! Однако, молодец! Встала с колена, сняла магазин, контрольный взвод, контрольный спуск, даром, что предохранителя нету - все, как положено, как учили. Вот теперь она, как я ее учил для понтов, уперла ружье прикладом в сгиб локтя, подняв ствол под сорок пять вверх в сторону, и посмотрела на публику. Только мордашка не как у матери и сестры, а изрядно испуганная и умучаная. Тут она, рефлекторно, левой рукой мордочку вытерла - похоже, пот глаза заливает, и волосы поправила, чтоб в глаза не лезли. Так это вышло естественно, по-детски совсем, что на контрасте-то, публика снова взревела. Ой-ой, нехорошо - Алька вовсе перепугано смотрит, стремно ей... Молодец Хуго, дал отмашку - распорядитель, взревев маралом, перекрыл толпу, и открыл торг. Автомат улетел мигом, аж за восемьдесят монет - причем схватка была жесткая весьма. Паренек-носильник, вовсе уж пунцовый, едва выцарапал ружье из рук Альки, которая, пока он ходил подбирать сброшенный магазин, моментально рванула к нам, под радостный свист зрителей. Уфффф... Нормально, отбились вроде...
  Пока Хуго там все еще чествуют овациями, и он раскланивается - ловлю вбежавшую Альку. А у нее натурально вот-вот истерика случится. И смеяться, и плакать одновременно собирается. Но, общими усилиями мы ее приводим в чувство, тут же даем напиться, при этом она ухитряется закашляться, да так, что аж слезу прошибает. Ну, правда, тут клин светом и вышибло, охолонула, разом сдали ее на руки сестре, тоже еще не отошедшей - и они давай делиться впечатлениями. Нормально. Тут и Хуго ввалился, с лицом пионера, впервые схлопотавшего минета от одноклассницы.
  - Ну? - сгребя все три мешочка с баблом, пихаю увесистый эквивалент совместных усилий ему в руки - Что? Дядя Йохан говна не посоветует? А? А девочки мои - как?! А? То-то же! Двести желтых, как с куста! Что теперь братья-то скажут? Похвалят, поди?
  Хуго даже связно выразить ничего не смог, только бестолково зафырчал и забулькал, как Порошенко на митинге, а потом, бросив на скамью бабло, принялся жать мне руку, обнимать, после нахально расцеловал Мору и офигевших от такого девчонок, а потом, снова сгребя бабло, убежал. Наверное - хвастаться братьям. Вот - радость у человека, это я понимаю...
  Досматривать шоу я не стал - малину двум последним ребятам мы подобосрали изрядно, да и сомневаюсь я, что там что-то стоящее было б. Девчонки постепенно успокоились, их пробило на пожрать, чем они и занялись, а Мора спросила, можно ли уже переодеваться.
  - В этом костюме... очень жарко - говорит она, смущаясь. Ну, да, в коже-то, под солнышком, пусть и уж почти вечерним. Начал ее разоблачать - точно, потная вся, как депутат в прокуратуре. Тут же отыскали в шмотках какое-то полотенечко, и стал ее обтирать от пота... И че-то поскорее домой захотелось. Надо это дело отметить. Вот Хуго придет - и откланяемся поскорее. А то у меня ж - известное дело: давление, тахикардия и прочая эрекция Вассермана... Жаль, баня еще не готова, но ничего, ничего, мы что-нибудь обязательно придумаем...
  
  Однако, вышло все несколько иначе. Сначала и нас с Морой растаращило зажрать стресс. Девчонки к тому времени насытились, успокоились и переоблачились в обычное платье. Стрельба на поле уже завершилась, и они побежали вновь выглядывать - там, походу, опять шло какое-то театрализованное действо. Причем, похоже, пригнали вокально-инструментальный ансамбль - не только рожки, теперь там и вполне себе наигрывают что-то веселое музыканты. Едва мы успели дожрать пайку, как в лавку вломилось дочорта народу, возглавляемых Хуго, и сразу стало тесно. Однако, компания сложилась невеликая, но весьма представительная...
  - Знакомьтесь! - Хуго со свойственным энтузиазмом носился по палатке, как мышь по космической станции - Йохан, это мой старший брат, Доран! И его сыновья, мои племянники - Бруно и Доран-младший. Ну, Витуса ты знаешь... Доран, это тот самый Йохан...
  - Мальчик мой, успокойся! - благодушно поймал его во время очередного виража за плечо здоровенный дядька с физиономией Деда Мороза. И, уже на меня глядя, добавил, протягивая ко мне нечто среднее между манипулятором лесовоза и снегоуборочной лопатой, зачем-то оформленное под человеческую руку: - Очень рад знакомству!
   - Взаимно, господин Варенг! - осторожно потискал я протянутое. Интересно, если ему револьвер нужен - на заказ делают, с рукояткой из цельного полена?
  - Доран! Просто Доран! - жизнерадостно прогудел дядя - Хуго говорит, вы сдружились, а у нашего малыша Ххуго не так много друзей, и его друг - мой друг. Тем более, после такого...
  - Ну... - я немного замялся, в принципе не люблю похвалу всякую, и надо бы свалить это счастье на кого иного - Тут а самом деле все работа Хуго. Я лишь чуть-чуть помогал. Ну и... - небрежно махнул за спину, где тихонько сгрудились в уголку девки с матерью - Надо ж было подать необычно, с эпатажем...
  - Вы с этим справились - иронично заметил Витус, тоже пожавший мне руку, следом потянулись двое пацанов - младший Доран лет одиннадцати от силы, а старший, Бруно, уже в форме военного училища, курсант-суворовец, епта... - Вы просто не представляете, что творилось на трибунах. Я, признаться, и сам не ожидал такого, хотя Хуго и уверял, что все пройдет необычно...
  - Удивил - победил - пробурчал я высказывание одного фельдмаршала, про себя добавив "наебал - обобрал", как говорил один мой старый товарищ.
  - Это было отлично - изобразил карьерный экскаватор Доран, замахав грабками - Это то, что надо! Успех! Вы не представите нам своих дам?
  - Хм.. - я махнул рукой чтоб те подошли. Сообразили, по очереди представились, и замерли послушно. Смотрю, Доран щурится - похоже, у дядьки-то со зрением не очень - разглядел, даром, что в палатке света немного - ошейники-то, и чуть как бы и не засмущался вроде. Ему на помощь пришел Витус:
  - Йохан живет с... семьей покойного мытаря Торуса, ты, конечно, его помнишь, как и всю ту историю. Так обернулось, что...
  - Да-да - несколько смущенно отозвался Доран - Эээ... Но, мне кажется, что Йохан вовсе не против, если мы отдалим должное его... помощницам?
  - Мастер Йохан крайне добр к нам - внезапно раскрыла хавальник Мора, приведя меня такой наглостью в ступор - Мы очень благодарны ему за это, и вообще...
  - Я ничуть не сомневался - Доран прямо-таки излучает позитив - Хуго у нас несколько... недотепа, чего уж, там, в делах промысла, но с плохим человеком он дружить не стал бы!
  - Доран, мне кажется, что после сегодняшнего не стоит называть Хуго недотепой - откровенно посмеивается Витус - По-моему в лавке уже полно желающих сделать заказ...
  - Да?! О, я пойду! Я быстро! - Хуго тут же вылетает в лавку, откуда и впрямь доносится гомон жаждущих.
  - Вит, - Дед Мороз моментально превратился чуть ли не в Дядю Сэма с плаката - Мальчик мой, очень тебя прошу - сходи, и посмотри, как там Хуго. Он сегодня молодец, и не надо, чтобы он это испортил. Ему еще учиться и учиться вести дела.
  - Ты прав - с усмешкой отвечает Витус - И вообще, я пошлю за Сергом - пусть садится, и заполняет заказы, иначе мы не увидим Хуго до глубокой ночи.
  - Сделай так, мой мальчик - мягко напутствует его Доран. Все это время девки занимаются древнейшим промыслом - строят глазки парням Дорана. А те с интересом и смущением рассматривают в ответ их. Заметив это, Доран улыбается в бороду: - Ну, Йохан, сейчас Вы, конечно, отправитесь веселиться, там уже вовсю ставят столы, а вечером - милости прошу, мы с братьями устроимся чуть наособицу, там вполне и поговорим...
  - Увы, Доран - отвечаю ему - У нас пропуска на обслугу, нам на праздновании делать-то нечего. Да и домой нам надо.
  - Мора и девки старательно кивают, всем своим видом показывая, как им не хочется тут оставаться, младшая даже вякает тихонько что-то про собаку, дома оставленную. А у самой только что слезы на глаза не наворачиваются - ну, конечно, как же - ведь праздник только начинается, и хотя бы посмотреть... Ну, по правде-то сказать, мы и с Полем договаривались на поздний ночер...
  - Как? А почему... Впрочем, какая ерунда! Давайте-ка сразу к нам! У нас и народу не так много, и вообще...
  - Доран... Из-за разных обстоятельств... Ну, мне кажется - это будет не слишком удачно. Мы все - слишком иного круга и уровня люди.
  - Вздор! - вздернул он бороду. Все же первое впечатление мягкого и добродушного дед-мороза обманчиво. Мягкие и добрые миллионерами не становятся - Впрочем, возможно вам это будет неудобно...
  - Ну, я еще и не очень хотел бы афишировать свое участие в работе с Хуго - патент-то у нас...
  - Да-да... Разумно. Хорошо! - Доран легонько хлопнул ладонью по столу, чуть было не обрушив его: - Тогда так! Я вижу, что девочки наверняка хотят посмотреть праздник! Ведь будут и танцы, и фейерверк! Оставайтесь! Наплюйте, что нет приглашения за стол - мы организуем вам еду не хуже! А на завтра мы сняли тут один чудесный домик. И кстати - помощь женщин нам бы там не помешала - мы затеяли устроить там обед, но совершенно ничего в этом не умеем!
  Девчонки уставились на меня, с такой надеждой, что отказаться я все одно не мог бы. Однако. проворчал:
  - Мы не взяли с собой ничего, мне надо будет съездить домой...
  - Йохан! Тут же ярмарка товаров для похода и охоты! - Доран снисходительно похлопал меня по плечу. На удивление, без переломов - Мы найдем в лавке все необходимое, поставим вам палатку, так, что будет отлично все видно! Решено! Вы человек, я так понял, опытный - приступайте! А вечером мы вас проведаем!
  Этот дядя привык распоряжаться. Не очень люблю, когда мною вот так, не спросясь, командуют, но, во-первых - предлагают хорошее, во-вторых - девки смотрят, как котятки из мультика. Хер ли делать, согласился. Доран тут же развил деятельность, отослав мальцов шустрить, а в палатку как раз вернулись Хуго и Витус
  - Однако, на ближайшие пару месяцев у него будет достаточно работы! - посмеиваясь, хлопает по плеч смущенного Хуго Витус - Заказов с дюжину уже есть. И оба ружья ушли. За сотню - меньше выставить было бы некрасиво. "Кабана" купил Зем, а "Оленя"...
  - Естественно Тарр - пробурчал Доран - Кто ж еще? У них вечное соперничество... А на эти, маленькие ружья?
  - Есть несколько заказов, но цену, конечно, пришлось значительно снизить.
  - Не беда! - торопливо вклинился Хуго - Мы все рассчитали, даже при такой цене они окупаются едва не впятеро! Можно бы и еще снизить...
  - Не торопись, мой мальчик, - Доран как ребенка погладил Хуго по голове - Не торопись. Дело торопливости и медлительности не любит одинаково. И, вот что - подумай, стоит ли тебе все заказы делать самому - ведь многое можно сделать на заводе - это и время сэкономит, и деньги.
  - Неужели? А кто говорил о бесполезных игрушках?! - довольно ядовито говорит Хуго - Когда я говорил, что...
  - Ладно, ладно! - выставил перед собой бульдозерные отвалы Доран - Признаю, я ошибся. Мы ошиблись. Впрочем, не стоит забывать тех, кто тебе помог. Мы решили, что Йохан с... женщинами останется ночевать тут, и раз уж приглашения у них для прислуги - думаю, справедливо будет, чтобы мы помогли им устроиться как надо. Я уже отправил ребят.
  
  ***
  Пока на поле вытаскивали и расставляли огромные столы, ставили прожектора, рассаживали публику - Варенги нам все организовали. Сам они отправились пировать, обещая вечером явиться. Сейчас будет некий общий ужин, а вот после самое интересное - фуршет по интересам, кулуарные встречи и прочее. Чистая публика обосновалась не на поле, а на возвышенной полянке за трибунами - и скрыта от общих глаз, и от случайных неприятностей со стрельбища. А простой люд типа обслуги самоорганизовался в стороне за ярмаркой - и там-то, у подножия скал, в уютной ложбинке и мы обосновались, саму чуть в стороне от общества, впрочем. Далековато от поля, но видно все хорошо, а нас снабдили кроме моего бинокля зрительной трубой. Девчонки рады, что хоть посмотреть удастся. Палатка нам досталась большая - оказалось, запасная торговая, на всякий случай привезенная. Тут же выделили нам и мангал-жаровню, притащили здоровенные ребята из обслуги Варенгов грубо сколоченный стол, а продукты мы уже прикупили сами, заслав за этим делом удачно подвернувшегося Пола. Он был весьма доволен заработком, глаза аж шальные - уже успел дважды сгонять до села, и набить недельный заработок - а еще едва начался вечер! Решение наше не ехать домой воспринял с энтузиазмом.
  В общем, девки с Морой вместе в основном наблюдали за всяческими выступлениями на поле, чем по хозяйству хлопотали. Там натуральный цирк устроили - силачи, танцовщицы-акробаты, дрессированные зверюшки, фокусники и прочее. Я и решил их не дергать, пес с ними, пусть уже. Сам раздобыл у местных чутка дров, и распалил мангал на предмет углей. Шашлычок решил заделать самый простой - попросту нарубав равно по объему мяса и лука, да чуть присолив. Пока кострирутся дрова, не спеша, часа полтора - дойдет вполне. Тем более, что в лавке на ярмарке я раскошелился на пару кружек пивка и кувшин с винищем. Собсно, можем себе позволить, и немало - если что, то десятина-то с сегодняшнего прибытка - моя. Вот и сидел я на бревнушке, работая мангалоидом-костратором, потягивая пивко, да беззлобно матерясь на предмет празднования всякой сволочью всякой ерунды. А народ отжигал вовсю. Уже началась стрельба из галереи под полем. Первые выстрелы поприветствовали восторженным ревом, а потом понеслось. И приобретшие ружья, и те, кто привез с собой, и те, кто прямо на месте брал стрелядло в аренду - ринулись пострелять. Даже очередь образовалась. После, конечно, все чуть успокоились, вернувшись к процессу чревоугодничества, однако стрельба полностью вовсе не затихала. Когда я уже стал раскалывать по шомполам, нахально изъятых из лавки Варенгов, ибо шампуров не имелось, мясо, стемнело настолько, что запалили прожектора. Это публика тоже восприняла одобрительным ревом. Однако, так представить, сколько карасина на эту дурь спалят... Ох, пора, пора раскулачивать... С удовольствием отметил в звуках стрельбы явно беглый огонь из самозарядки. Даже из двух - походу, те самые извечные соперники продолжили свое противоборство. Стреляли вообще изрядно, а вот звяканий попаданий слышно было не так чтоб слишком много. Зато два раза в небе прожужжал дурной обратный рикошет - высоко и безопасно, но все же... Хотя публика наоборот восприняла и это одобрительными возгласами. Хотя там уже все больше становилось возгласов весьма утомленных нарзаном. Ну, там-то пьют, поди, не только пиво...
  Варенги, старшее поколение полным составом без младшего - появились аккурат вовремя. Когда и девки уже стали все чаще оглядываться на вкусный запах, и смотреть стало уже не так интересно, а главное - шашлык оказался вполне готов.
  - Приглашаю к столу! - заявил я - У нас по-простому, вы уж не обессудьте.
  - Ничего, мы не шибко-то привередливые, - заявил Доран, усаживаясь на жалобно заскрипевшую лавку - О, а Вы, никак, у степняков много бывали?
  - М... С чего бы? - отвечаю.
  - Ну - мясо-то по-степняцки, и, судя по запаху - очень недурственно!
  - Так я же с Севера - привычно говорю - А у нас чего только не едят... И пьют тоже всякое - а я вот только вина взял
  - Ну-ка... - Витус открыл кувшин, понюхал, и, ловко размахнувшись. отправил его куда-то в скалу - Брррр! Доран, надо бы попенять устроителям, какое мерзкое пойло они тут продают людям... Не переживайте, Йохан, мы же не с пустыми руками пришли!
  
  ***
  
  Ввиду присутствия за столом Моры с девками, серьезного разговора как-то не вышло. Впрочем, походу, братцы просто хотели прощупать, так сказать, в простой обстановке, неформально. Витус, несомненно информированный лучше всех прочих, очевидно ввел Дорана в курс дела, и тот не особо и смущался, наоборот, активно общался с Морой, шутил с девчонками. Те поначалу смущались, потом освоились и отвечали смелее. Мы же с Витусом и Хуго больше общались на всякие железячные темы - причем Витус рассказал, что в лавке приобрели аж три спиннинга, а еще очень немалый интерес проявляют дамы, на предмет выяснить, у какого портного заказывали костюмы для рабынь. Тут я ухмыльнулся, и представил всем засмущавшуюся Мору - и тут даже Витус немного удивился. Доран же, после краткого раздумия, предложил завтра Море непременно побыть в лавке, и набрать заказов тоже - а уж слух, чтоб клиентки пришли, они обеспечат. Попутно - что-то еще в лавке прикупят, выставят побольше всякого "женского".
  Когда все откушали, девчонки с Морой убежали смотреть на очередной этап шоу - зингарские танцы и романсы, при свете факелов, и все такое. Кстати, показательно - еще совсем недавно в зингарских костюмах строго воспрещалось с риском для жизни - а теперь нате. Женщины, по виду вовсе не зингарки, а костюмы вполне - юбки, расшитые кофты, монисты, все как надо, и кавалеры в красных рубахах, тоже во всяческих украшениях блестючих, с характерными широкими кривыми ножами на поясе, в сапогах. Вспомнился чего-то Бэзо, и малость взгрустнулось. Славное ж было время, довоенное. Хотя, нет. Предвоенное. Еще всем хорошо при кровавой панде, но уже витает в воздухе всякое. Но все равно было хорошо...
  Варенги под предлогом осмотреть, как мы устроились, потащили меня в палатку - видать, там поговорить решили, но не тут-то было. Не успели мы даже обозначить разговор, как с улицы донеслись голоса. Прислушавшись, уловил - какой-то не шибко трезвый индивид требует хозяина моих девчонок, то бишь меня. Однако. Пробормотав что-то, мол, я сейчас, двинулся на выход, и едва не столкнулся с вбежавшей в палатку перепуганной Алькой. Поймал ее, и отправил обратно. Разберемся...
  ...- Эй! Это твои? - нахально вопросил меня субъект весьма презентабельного вида, в дорогом костюме и средней степени опьянения. Оглядел я его внимательно, при свете стоявшей на столе керосинки. Пьян в меру, одет богато, морда украшена отсутствием избытки интеллекта и с шиком закрученными усиками, весьма благородных статей, породистая. Не, в рыло сразу бить нехорошо, как бы проблем не огрести, охрана ж набежит и сначала всех подряд отпинает, а потом еще и виноват останусь. Но с другой стороны, пошел бы он...
  - Ну? - вопрошаю хмуро, между ним и испуганными девками, которых не менее перепуганная Мора прижала к себе, встав.
  - Так. Я их покупаю. Цену назначь. - гражданин говорит не то что уверенно - как бы вовсе не рассматривая варианты иные. То ли привык, то ли понты колотит...
  - Не. Не выйдет нихрена.
  - Ты... - удивлен он такой наглостью, похоже - Ты что, не видишь, кто я?
  - Да без разницы. Ничего не выйдет. Они в залоге на три года от города.
  - Хм... Чушь! Вздор! Пиши доверенность, и все тут!
  - Не. Не выйдет. Да и не хочу. Иди спать, отдыхать мешаешь. - сдерживаться чего-то все сложнее, но первому мордобой начинать не дело. Надеюсь, Варенги как свидетели выступят.
  - Ах, ты! - походу, гражданин дошел, и сейчас начнет драться. Трость у него зачетная, надо б осторожнее, чтоб не приложил, да отнять при случае...
  
  Не срослось. Первым из палатки фокстерьером выскочил Хуго. Правда сказать ничего не смог, от эмоций, как обычно, потеряв дар речи, только возмущенно пыхтел. На что гость отреагировал ожидаемо - Хуго не выглядел серьезной подмогой. Гражданин начал выражать нечто совсем непристойное, характеризуя нас с Хуго разом. Но тут из палатки, словно линейные крейсера из тумана, синхронно вышли старшие Варенги. На лице Витуса проступила дружелюбная морда бультерьера в ожидании драки, а через физиономию деда-мороза Дорана отчетливо проглянула вдруг приветливая амбразура ДОТа-миллионника. Визитер моментом заткнулся, Доран, подойдя, забрал у Моры девочек, по-отечески приобняв за плечи, Витус же Мору под локоток взял, что-то ей шепнув, и она, не будь дура, тут же сделала загадочное лицо, то есть отвесила Витусу предельно бляцкий взгляд. После сей мизансцены оба братца обратили свое внимание на вечернего гостя. Отчего он, по-моему, даже в свете керосинки отчетливо побледнел.
  - А, господин Фаум! Какая приятная встреча! - бультерьер приветливо улыбнулся, и двинулся чуть вперед - Вы по какому-то делу пришли, я так понял? Наверное, искали нашего брата Хуго? Так вот он! Или Вы по иному делу?
  - О! Конечно! Как я рад! Наконец-то я Вас нашел! - умению переобуваться на вираже этого господина Фаума можно позавидовать - Именно! Именно! Господа, я так желаю сделать заказ! Я...
  - Так в чем же дело - Витус подкрадывался все ближе, а Доран просто мило щерился - Давайте задаток, а завтра придете в нашу лавку, оформите все... Мы не обманем, не бойтесь.
  - О! Конечно! - Фаум в считанные секунды отмаксал ошеломленному Хуго бабки, и, рассыпаясь в извинениях, растворился в ночи, аки Зорро в электролите.
  - Нда... - посмеиваясь сказал Доран - Красавчик Фаум как обычно... Если он сейчас с горя продолжит употреблять, до утра его опять побьют мужья и братья. Готов биться об заклад.
  - Вряд ли найдешь желающего спорить, - отозвался Витус - Но надо бы прислать охрану. Йохан, не возражайте. Он не помешает, человек надежный и опытный. Просто присмотрит за порядком. Он не помешает. А ты, Хуго, завтра сдери с этого... побольше. Отказаться он не посмеет.
  - Да он может попросту не явиться, оставив залог - хмыкнул Доран - Сошлется, что пьян был. Да и демон с ним.
  - А я бы сам ему напомнил - мстительно заявил Витус - Хуго, если он не придет - напомни ему, пусть только попробует отказаться.
  - Все не можешь ему простить, что он к Виоле подкатывал? - хохотнул Доран
  - Отчего ж не могу. Могу. - согласился Витус - Но не собираюсь. Потому - заказ он выкупит, и недешево.
  - Интересно - говорю - Как он нас разыскал-то?
  - Да бросьте, Йохан - уж что-что, а при желании и некотором количестве денег он все быстро вызнал.
  - Н-да - говорю. А сам думаю - а если еще кто припрется? Например - наш старый не очень знакомый из Элбе? хотя, он-то человек приличный... Пожалуй, пусть будет охрана.
  
  Тут на поле началось очередное представление, и я отправил девчонок обратно на камушки - наблюдать, а мы сызнова отправились в палатку. Но едва мы снова приготовились наконец-то затеять разговор, как снаружи послышались шаги, и кто-то поинтересовался, где ему найти мастера Йохана. Сказав матерное, я выглянул - но в этот раз все обстояло иначе. Молодой человек приличной наружности, по виду - приказчик некрупный, стоит смиренно, безобразий не нарушает, на Мору пялится лишь вопросительно.
  - Сюда ходите, уважаемый - сделал ему жест приглашательный. Однако, и впрямь охрана не помешает. Проходной двор какой-то просто. Как только молодой человек вошел, затоптавшись у входа, тут же вопрошаю - Чем обязан? Я Йохан, а Вы, любезный, кто?
  - Мне... Поручено вручить мастеру Йохану подарок - однако в палатке у нас тоже карасинка, пусть и не такая мощная, но рассмотреть можно. Молодой, аккуратного вида, я бы даже сказал - интеллигентного... ну или ботанского. А в руках сверток держит.
  - От кого же? - спрашиваю.
  - Сказать не велено! Велено в руки лично отдать. - и даже вроде смущается. По привычке я встал, Варенгов чуть загородив - мало ли чего, заходы-то мутные какие. Подарок, вишь. Пакет-то немаленький...
  - Любезнейший, так подарки не делают - из-за плеча говорит Витус - Или Вы тотчас объяснитесь, от кого подарок, или придется позвать охрану.
  - Господа! Что вы! - юноша похоже и впрямь переживает - Мне сказано "Он сам поймет, от кого!"
  - Кем сказано? - холодно спрашивает Витус - Юноша, лучше отвечайте, пока не позвали охрану...
  - От господина сове... - хмуро начинает тот.
  - Дай-ка, аккуратно - прервав, забираю у него из рук сверток. Не, на бомбу не тянет, граната от силы. Что, конечно, тоже достаточно. Но это уж вовсе паранойя, пожалуй... - Что там внутри, знаете, юноша? Давайте-ка развернем.... Господа, стойте за мной, пожалуйста.
  - Давайте! - с какой-то даже обидой говорит паренек. Не протестует. Ну, это тоже ничего не значит. А, если постоянно всего бояться - проживешь дольше. Но херовее. Так, что тут у нас? Опа!
  - Хм... Молодой человек, Вы уж извините - говорю ему, серебруху нашаривая - Передавайте мою благодарность. Возьмите за труды, и не обижайтесь.
  - Гм? - как паренек, попрощавшись, ушел, Варенги меня уж обступили. А я только к свету подарок поднес. Рожок. Самый простой, медный, с костяным мундштуком. Явно, здесь же, на ярмарке и купленный. Ну, из того что тут есть - самый недорогой класс. Оно конечно, кто победнее, те зовсим пользуют деревянные и глиняные, а это уже уровень "барский", но самый низовой сегмент. Без роскоши, только по делу. Приноровился, дунул несильно - не получается, посильнее - и рожок взревел, аки тепловоз перед стрелкой.
  - Самец северного валашского оленя. Не ходовой вовсе - только в Северных Горах, да под Эбиденом и можно встретить - отмечает Доран - Кто ж это, и зачем?
  - Самое то, что надо - отвечаю - В тумане гудеть. Мастер Аллерт понимает толк...
  - Кто?! - Хуго аж поперхнулся.
  - Гм! - сказал Витус. А Доран просто лыбится.
  - Ты знаком с господином Аллертом? - Хуго меня от избытка эмоций аж за рукав трепать начал - Так ведь он же... он же...
  - Вот-вот. Я ж говорил, что гвардейский заказ - наш.
  - Но... Как?!
  - Да... Случайно познакомились. Но про заказ это уже почти наверняка.
  - Случайно? С господином Аллертом? - не отстает Хуго, но тут начинает ржать Доран, а Витус, обнимая младшего брата за плечи, заявляет:
  - Мой мальчик, не думаю, что тебе надо узнавать, в какое дерьмо влип твой друг. Потому что иначе в нашем городе познакомиться с начальником Гвардии Совета, и чтобы об этом не трепали на каждом углу - невозможно. А с учетом того, что господин Аллерт присылает ему презенты, и сам Йохан не нервничает, да еще и называет одного из высших людей города "мастер Аллерт" - беспокоиться не о чем. Пока что. Главное, чтоб Йохан не заигрался в эти игры.
  - Витус, я же только выгляжу, как полный дурак - отвечаю ему - А на самом деле - не полный. И уж если что - то постараюсь поставить вас всех в известность.
  - Ну-ну - тот отвечает - А я еще удивился - откуда эти поспешные изменения в заказе... Интересно, это тоже "мастер Аллерт" насоветовал?
  - Нет - говорю - Это его сын, Аксель. Тот еще тип, если мало ли знаете...
  
  Поговорить с братцами по делу нам так и не удалось. На поле завыли трубы, и Варенги суетно засобирались - скоро будут давать салют, а им при этом надо присутствовать в своем кругу - иначе невместно, и толки пойдут. Наспех пообещали прислать охрану, а завтра утром встретиться в лавке, и все решить. Да и поспешно удалились. А я отправился на камушки, посмотреть на салют за компанию с девками. Пришел, Мору даж приобнял, девчонки рядом присели. Прям семейный выгул. Ну, фейерверк действительно вышел знатный. На пиротехнику не поскупились. Мора ахала, девчонки прыгали и визжали от восторга, я обобрительно матерился. Красиво и богато. и, как я понял, праздник теперь войдет в ту фазу, что принято называть "вакханалия". То есть - понесется пельмешкой по кочкам. Да только нам того не надо, и даже девки уже откровенно зевают, хотя и бодрятся. Как только стало ясно, что более никаких представлений не будет - потащил всех спать. Обустроились быстро, причем малые, едва укрывшись пледами, отрубились, как котята после кормежки. Ну, рано встали, да еще и психовали, и в принципе столько эмоций. А вот нас с Морой растаращило обратно - наоборот только что вот вырубался, а снова ни в одном глазу. Такое за рулем бывает - едешь, рогами в баранку утыкаясь периодически, да от отчаянно сигналящих уже с обочины встречных уворачиваясь - а как остановился, решив поспать чуть, так на тебе. В общем, ворочались мы, да как-то я неосторожно повернулся, да за жопку Мору случайно ухватил - даром, что в одеже спать завалились. Вот же чорт... Девки-то вовсе рядом дрыхнут, оно конечно крепко спят, но...
  - Пойдем гулять - вдруг она мне на ухо шепчет. It's a good idea!
  - А девочки как?
  - А мы недалеко...
  ...Нет, у это ж бляцтво какое-то! Едва мы вылезли из нашего уютного овражека в почти большой мир, рассчитывая отыскать укромный уголок, как обнаружился на камушке бдительный товарищ. Нестарый дяденька гражданской наружности, в плаще. Встал, поприветствовал тихо, заверил, что все благополучно. Это, конечно, все очень мило, но вот весь настрой пропал. и у Моры тоже. Поблагодарил бдительного стража, да и предложил Море и впрямь прогуляться. А охранника попросили покараулить девчонок в палатке, тем более на столе осталось еще мясо и вино. От вина тот отказался, и отправился на пост. А мы пошли на променад, благо веселье-то набирало обороты и в сервис-зоне и на поле, а ярмарка так и вовсе не собиралась закрываться. На гулянку простого люда не пошли. Не то чтоб выпендривались, просто прикид у нас не совсем подходящий, да и там по компаниям поди уж разобрались. И судя по звукам - вполне драка где-то идет веселая. В чистую публику нас тоже не пустят, да и не очень хочется. Вот и решили прогуляться по нейтральной территории, так сказать, то бишь по ярмарке. Там и аттракционы всякие примитивные, и точки питания и выпивки, и в лавках может чего интересного узреем. Мору под руку взял, да и пошли. Веселье на ярмарке нешуточное, сразу подумалось - сколько за пропуск на мероприятие среди карманников давали? Кошелек проверил да Море посоветовал тоже. Сделали круг почета, отметив, что в лавке Варенгов уже совершенно ошалевшие ребята во главе с Сергом вовсю торгуют, народ прет, кто из интереса, а кто и покупает что. С интересом увидел лавку "Часовой мастерской Бару" - подошел, смотрю, а паренек-приказчик меня узнал, здоровается. Поприветствовался, он на Мору косится, Мора однако взирает спокойно - опосля того как лично с Варенгами пообщалась - что ей тот приказчик! Загордилась, понимаешь... На часы посмотрела без особого интереса, а я подумал - пролопухался я, надо было девкам и часы напялить! Хотя, на них взрослые армейские часы смотрелись бы вовсе гротескно... Кстати, надо Бару очередную идею подкинуть - пусть подростковые часы сделает. С его унификацией - выйдет недорого, особливо если не гнаться за излишним качеством и отделкой. надо поторапливаться снимать сливки, халява не вечна. Побродили еще, со смехом постреляли в ярмарочном тире из детских ружей горохом, а потом я внезапно прикупил себе складной нож. Довольно крупный, с клинком длиной в ладонь, удобной рукоятью и возможностью открыть одной рукой, большим пальцем за шпенек. А то финка моя самодельная, из штыка, тяжелая, да и как нож дерьмовая довольно, и таскать не всегда удобно. А что-то типа пуукко тут не в моде, тут ножики типа боуи больше любят, или вовсе кинжалы военного типа. Потом подошли к лавке ювелирной - и тут прикупил я всем троим браслетики на руку. Серебрёная бронзяшка дешевая, на плетеном ремешке - одна ценность, что гравировка символическая в память об сем сборище, голова оленя позолоченная. Ну, само по себе это у простой публики понты некоторые - мол, побывал на этом шабаше. Однако, думаю, моим-то с намеком будет - они-то не просто так побывали. Море тут же на руку пристегнул, ювелир посмотрел ничуть и не удивленно - ну, рабынь-то бывает иные люди и в золото обряжают... Пошли далее к стоящей на донышке, здоровенной, в рост человечий, бочке. В бочке сбоку окошко прорезано, и оттуда всякое разное продают - и горячительное, и прохладительное, и просто так. Взяли мы себе по простотаку, то есть по кружке сбитня, али компота, не разберешь, и едва отошли, дабы употребить, и сдать посуду, как очередная встреча.
  - О, мастер Йохан! Как я рад! - досточтимый советник Олвин был весьма навеселе, глаза его блестели и косили, а язык самую чуть заплетался - Какими судьбами? Как Вам тут, нравится?
  - Как я рад встрече, мастер Олвин! - приветливо вру в ответ - Как же, тут так весело! А вы, оказывается, охотник?!
  - О! Конечно же! Нет! - радостно отвечает, покачиваясь, тот. При этом очень незаметно, как ему кажется, пялится на Мору. Вряд ли он ее узнал, просто пялится, скотина. Хотя и на пробегающих мимо девушек и женщин тоже успевает пялиться. Тоже, разумеется, незаметно. Море я руку чуть локтем прижал, та понятливо ответила - ну, что взять с дурака пьяного. А тот знай заливается: - Я не особый любитель, но... Тут так здорово! И тут... Тссс! Тут такие люди бывают! Тсссс! Но Вы же понимаете?
  - О, як я вас чудово розумiю! Сам с той же целью... Но, тсссс! - бедолага, смотрю, аж лице изменился, так ему хочется узнать, интригану, кого ж я тут, и зачем... - Кстати, а как поживает наш общий друг мастер Ури?
  - О, у него, к сожалению, все хорошо - искренне огорчается Олвин - Не только стал майором, но и переводится в жандармерию.
  - Ого! Какой молодец!
  - Да-с! - с сожалением подтвердил советник - Я так за него рад! Мы теперь редко общаемся, все некогда...
  - Ну, оно и понятно, у Вас же столько дел!
  - Увы, увы... - и, как можно незаметнее поозиравшись, чуть не своротив при этом столик-стойку, у которой мы беседовали, Олвин наклонился поближе, едва не забодав меня - Мастер Йохан, Вы так удачно надоумили меня за ту идею... Ну, с залогом за недвижимость... нет ли у Вас еще каких идей? А моя благодарность не будет иметь границ в пределах разумного...
  - О! - говорю - Мастер Олвин, это Вы по адресу! Идей у меня - как за баней у дурака фантиков. Вот, например, такая: Я бы извозчикам настрого запретил ездить выпивши. И стражникам велел их на это проверять, и штрафовать.
  - И.. Ик! ... А за что?
  - А за то, что выпимши - и штрафовать!
  - Д-даааа?!
  - Ага. Идея верная. Пусть будет специальная полиция, дорожная. И дубинки им выдать полосатые.
  - З-зачем?
  - А чтоб издалека этих пид... стражников видно было. Идея верная, мастер Олвин. А уж доход...сами представить можете!
  - Так. - твердым дрожащим голосом произнес советник - Я срочно должен это обдумать!
  
  И поспешно удалился траекторией молнии в сторону мест, для обдумывания предназначенных. А вокруг продолжал бушевать праздник.
  
  
  Глава пятая.
  
  Возвращение у нас прошло специфически - вновь чего-то взыграло. и отправились мы кружным путем, краешком. В надежде найти укромное место ан... Занято! Причем, судя по всему, тут аморально разлагалась публика простая, неблагородная, отчего не то чтоб особо сдерживалась в эмоциональных проявлениях. В итоге все у нас ограничилось чуть ли ни пионерскими поцелуями при луне, аж стыдно - взрослые ж люди... а поибаццо негде! Позорище...
  Охранник ждал нас за столом, поблагодарил за шашлык, отчитался о полном порядке и соблюдении режима на объекте. Посторонних лиц не замечено, младшая раз покинула жилой блок по естественной надобности, сонно осведомившись - где мол мы с Морой шляемся, удовольствовавшись ответом, мол - погулять ушли. В кустах выше по склону шебурхается какая-то звериная мелочь, но опасности не представляет. От предложенного материально-денежного поощрения охранник деликатно отказался, мотивировав отказ уже полученным финансовым довольствием и строгими инструкциями. После чего отбыл на прежний пост за внешним периметром. А мы отправились в палатку, потому что ничего толкового все одно уже не выйдет сегодня, это ж понятно. Перед сном, разве что, я тихонько застегнул обоим девчонкам на запястьях браслеты. Что было несложно совсем - дрыхли они натурально без задних лап. Да, надо сказать, вот теперь и нас с Морой разморило. Так что быстренько под плед - и слушать шумы подводной лодки.
  
  Утром все порочное времяпрепровождение было налицо и по форме. В плане - рожи у всех были помятые, опухшие и заспанные, а одежда пребывала в настолько измятом виде, что просто караул. Ну, натуральные ткани, никакой синтетики. Пришлось срочно приводиться в порядок, благо проснулись все рано - явно раньше большинства чистой публики, только в расположении прислуги уже вовсю шевеление и гомон, а благородные дрыхнут еще. Ну так - гулеванили до утра, поди. Два бидона воды, принесенные вчера варенговскими парнями - отлично пригодились. Сначала обливание и обтирание весьма бодрящей водицей - девки кобенились, стеснялись раздеваться, не хотели обливаться холодной. Пришлось взяться за дело лично, в итоге опять у меня давление шалит. Правда, умилился, как они обрадовались браслетикам. Надо ж, столько радости из-за фигни за три копейки. Я им еще по ушам проехал, на вопрос "Откудова ето?" - мол, место тут такое. Не поверили, конечно, ну все ж не совсем дети. Только все скакали теперь передо мной, нервы мне расшатывая. А еще и Мора, как назло, не кобенилась вовсе, а сама разделась, и совершила водные процедуры. Вот же гадство, скорее бы домой уже! Прогнал я их всех в палатку, велев в пледы завернуться, а сам, растопив небольшой самоварчик, налив самую чуть воды, давай под паром одежи вид возвращать. Ничего, что сыровата будет, зато выглядеть нормально станет. Это я еще по советской школьной форме помню, а уж с ха-бэ сколько возиться приходилось... Как там у Задорнова было? "Натяните брюки на кастрюлю с кипящей водой. Если это не поможет..." Поможет. Уже помогло. Так или иначе - а к приходу Хуго с работниками, которым предстояло убирать лагерь, мы были все свежие, бодрые, и даже позавтракавшие чаем с холодным мясом и овощами.
  - Йо, ты не представляешь, сколько заказов вчера поступило! - вместо доброутра заявил мне Хуго - Мы с братьями уже решили: все пойдет через завод! Пойдемте скорее в лавку, скоро туда пойдут женщины, насчет костюмов, Витус уже все устроил.
  - Витус специалист по связям с женщинами? - попытался я подколоть его.
  - Ну... Можно сказать и так. Он умеет, и у него слава соблазнителя и вообще... Правда, могу тебя заверить - безосновательно. Он женат уже третий раз, и вполне счастливо. Но - об этом известно только близким к нему людям. Кстати, вчера он имел краткий разговор и с господином Аллертом...
  - И?
  - Ну, тот просто уточнил, когда мы представим винтовки на испытание... Впрочем, этого более чем достаточно. Аллерт известен тем, что всячески уклоняется от поддержи каких-либо группировок, и уж тем более - от протаскивания чьих-то интересов. А уж о чем-то подобным за личную выгоду и речи нет. И уж если он сам интересуется...
  - Ну уж - постарайтесь не подвести.
  - Ты что! - моментально завелся Хуго - Как можно! Все будет отлично. я сам поеду проверю каждое ружье!
  
  В лавке Варенгов нас встретил явно недоспавший приказчик Серг с подчиненными, причем тут же набросился на Мору с девками, мол, где вы там шляетесь?! Клиентов мол вот-вот нагонят, и так вчера весь вечер досаждали... Ну, он-то не посвящен во сложности взаимоотношений, и воспринимает их вовсе как не то чтоб равных себе а даже гораздо пониже статусом. Хуго раскрыл уже было рот, но я его придержал. Ничего, им полезно. а то зазвездятся, и охренеют. Обратно же, Мора ничуть не смутилась. а девки и вовсе с радостью - им все интересно, тут новые заботы, да еще и по девчоночьим делам помогать - мерки там снимать и прочее - это тебе не с ружьем бегать! В общем, оставили мы их в лавке, а сами отправились на прогулку. Хуго все восхищался, как оно вышло, да строил наполеоновские планы, а я его урезал, отчего он огорчался секунды на три, и вновь начинал мриять.
  
  ...- Эта хижина называется "Уединение" - рассказывал Доран - Как-то так получилось, что мы с отцом часто тут отдыхали. Тогда тут все еще было несколько иначе, потом все перестроили, но место-то осталось. и мальчики потом сюда часто приезжали... Вот и сложилась традиция.
  Хижина, мать ее... Домина огромный, с кирпичными пилястрами. черепичной крышей, и высоченными стрельчатыми окнами. С каминным залом, занимавшим, по сути, три четверти помещения - остальное прихожая, если можно так назвать роскошную комнату при входе. Убранство - дерево. камень, янтарь. в каминном зале - огромный длинный стол из гранита. Причем во главе оного - гранитное же кресло-престол. Остальные впрочем - высокие стулья резные. Вся "хижинность" в том, что не приспособлено для жизни - нет ни кухни. ни спальни. павильон для пьянки, не более. Но очень роскошной пьянки! А самое, конечно, главное - это место. Отсюда и название. Уединение на все стосорокшесть процентов. Павильон расположен посреди глубокого ущелья, на высоком, островом таким вздымающемся на пару десятков метров, уступе с плоской вершиной. На эту вершину ведет длинная сужающаяся к подножию дорога, эдакими естественными ступенями. Но это далеко не все - мало того что павильон словно спрятан в ущелье, так еще и ровно напротив него грохочет водопад. если выйти на опоясывающую домик, да, по сути и всю верхушку уступа балюстраду - то кажется. что совсем рядом. На самом деле метров сорок, не меньше, но смотрится красиво. А внизу, под скалой - озерцо, выбитое этим водопадом, и огибающие уступ два ручья.
  - Тут, по легендам, любили собираться некогда влиятельные люди - продолжает Доран. Мы с ним и Хуго поправляем здоровье винишком, пока Витя с парнями изволит шароебится где-то по лесу - конная прогулка, видишь ли... Ну да - нам-то что. Все насущные дела мы обсудили, да и было-то тех дел... Братцев в основном интересовало, не возжелаю ли я на волне успеха как-то менять наши с Хуго соглашения. Получив ответ. что ни в коем случае - они успокоились, а все дальнейшие планы решили обсудить после решения Гвардии по винтовкам... - Место такое, что легко поставить охрану, никто не подберется. А водопад шумит так, что даже если у окон снаружи поставить охранника - он изнутри ни звука не услышит. Но это красивая сказка. Водопад этот появился лет сто назад - ручей промыл путь в штольню, и по ней сюда и вышел. А потом и другие ручейки влились, и промыли большое русло. Тут все вокруг на бОльшую часть - не игра природы, а замысловатая выработка - как жилы медные шли, так и вырубали их. В общем, я не помню, чтобы тут кто-то по серьезным делам встречался. Хотя, может мне о том и знать не пришлось. Все ж, наше дело промысел держать, а не интриговать...
  - Я даже в детстве лазал.. там, за водопадом, можно забраться в остатки штольни. Ход тогда еще держался, и по нему можно было выйти наверх, вон у той скалы на склоне...
  - Хуго! Ну вот почему ты всегда лез во всякое! - Доран аж морщится - Ну ведь это опасно. Ты знаешь, сколько горняков за год у нс в городе хоронят? А в Ирбе и Свирре не проходит, говорят, и дня, чтобы каторжанина-угольщик не хоронили... Счастье твое, что я только сейчас об этом узнал!
  - Ну... Ты же помнишь сыновей Хорга? Мы с ними...
  - Отлично помню! И оба уже погибли на войне. При всем моем сочувствии Хоргу и Наиле - к этому все шло с самого детства!..
  
  Воспоминания были прерваны появлением Витуса с мальцми, которые чуть ли не хором заявили о желании что-нибудь сожрать. Доран тут же вспомнил, что он обещался пригласить якобы для домохозяйства моих барышень, и мы с Хуго отправились за ними. Попутно отбуксировали на исходные лошадей. Хуго предлагал проехать пешком, но я поопасался - с моими навыками езды верхом на этих полуфабрикатах сервелата, да по горной местности - мне никакой медстраховки не хватит. А Хуго, оказывается, умеет, и даже предложил меня научить. Согласился на "когда-нибудь потом". А вот про старую штольню расспросил подробнее - люблю всякие такие штуки. Горы не люблю, а пещеры, подземелья и прочие заглубленные сооружения - тоже не люблю, но интересно. Обещал показать...
  ...Мора с девочками выглядели предельно гордыми и замученными. Спасло их только то, что, во-первых, все же количество дам тут в принципе конечно, а во-вторых - начались выставки-продажи животин. Тут-то мы их и утащили в наш вертеп. А они и не возражали. Мора похвастала количеством заказов - да, солидно выйдет. ей теперь тоже на месяц работы. Впрочем, уже на месте обо всем этом подробно расспросил Доран, и, нахмурясь, заявил, что лучше бы перепродать заказы вместе с патентом каким именитым портным. Мора не то, чтоб возражала, хотя, по всему - тут ее полное право решать, просто как-то огорчилась. Отчего уже Доран расстроился, может и непритворно. Он как-то сочетает в себе купеческую жесткость и даже жадность, и в то же время добродушие и искренность. В общем он тут же приобнял сидящую на стуле Мору, и загудел ей на ухо:
  - Миля моя, ну как Вы себе это видите? Вы ж не представляете, сколько это работы по примерке... А главное... Я, конечно, не видел тех дам, что изволили к Вам обратиться. Но, уверен - минимум половина там... Не блещут красивой фигурой. А часть... вообще ею не блещут. Ведь так?
  - Ну... - Мора явно замялась. Так вот просто согласиться, что половина клиенток - жЫрные тюлени, которым кожаный комбез пойдет как трактору "Кировец" щипцы для завивки - вроде как и неприлично... - Конечно, некоторые из дам...
  - Вот-вот! А потом... Потом они будут Вас обвинять в плохом пошиве! И Вам мотать нервы! Вам оно надо? оно никому не надо! Пусть они мотают нервы именитым портным, и еще посмотрим у кого это лучше получится! А Вы, влезая в это - только репутацию себе испортите!
  - Мора, мастер Доран дело же говорит - сдуру я ляпнул.
  - Да, конечно. Как скажешь - отвечает. Я даром что сдержался, стаканом ей в башку не запустив. Вот же сука, все настроение испоганила. Встал я и вышел, пошел воздухом дышать, по пути нашипев на подвернувшуюся Альку. Они с сестрой вполне себе нашли общий язык с младшими Варенгами, засранки. Охренели все и распустились. Бесят, заразы... от нервов опять заболела голова. Пошел к балюстраде, встал напротив водопада. Тут сыростью и прохладой даже сейчас тянет. глаза закрыл, постарался успокоиться, может попустит. Как эта сзади подошла даже и не услышал. Опять давай меня просто молча по голове гладить. Дернулся, хотел нарычать, но ведь самое паскудное - помогает же... Минут через пять словно обруч с башки сняло. Уф. Повернулся, что-то благодарственное буркнул, и тут смотрю - нате вам. Все наличное семейство Варенгов через темно-серые свинцовые стекла нас наблюдает. Вот ведь стыдоба-то. Покраснел до самых мочек мошонки, да и Мору приобнял - на публику все же, неудобно получается иначе. А она тоже эдак ко мне - прям идиллия... Ну не гадость ли? В общем, во время дальнейшего чуть ли не семейного застолья я постарался нажраться вхлам, благо было чем. Вышло, по-моему, не очень. Помню только сначала сидевшую у меня на коленях Милку, которою я кормил виноградом. Потом Мору, которая смеется, судя по всему от того что я ей говорю. А вот что говорю - не помню. Потом был кусок, как мы с младшими Варенгами, под контролем Витуса, пуляем в водопад из моего мелкана. После этого помню отрывком, как я спел какую-то "древнюю песню северных варваров" - и вот тут воспоминания снова путаются - то ли про советский мирный трактор, то ли про здоровый образ жизни. А может - обе. Надеюсь, не одновременно. А потом уже помню, что мы, уже внизу, на равнине, все же распрощались с приветливо на меня взиравшими Варенгами, причем память хорошо запечатлела Хуго, висящего на плече Витуса в столь же, если не более печальной кондиции, нежели я сам. Потом помню как девочки и Мора крайне заботливо помогали обеспокоенному Полу загрузить меня в экипаж, и всю дорогу меня всячески подбадривали и успокаивали. Вот примерно с этого момента голова уже начала болеть вполне штатно, предсказуемо и безопасно, а память более не распадалась на отрывки. Потому хорошо помню множество технических остановок для экстракции негодной закуски, и просто проветривания организма. К дому подрулили уже в намечающихся сумерках. Ярко выходные прошли, нечего сказать.
  А дома нас ждал собакен. Он так радостно приветствовал всех, повизгивая, урча, подпрыгивая и метя хвостом как вертолет, что нам всем стало стыдно. И эта лохматая сволочь был откормлен едва ли не половиной привезенных с собой гостинцев. Хотя, подозреваю я - он не раз оставлял пост, дабы заохотить кролика за ручьем, и из ручья же напиться, ибо задний забор двора он преодолевает без особого труда. Но выражение радости и преданности были настолько яркими, что даже я не устоял. В общем, эту сволочь шерстяную загладили, закормили, зачесали пузо... Я уж снова стал расслабляться, как в ворота постучали. Явился Сэм, поздоровался со всеми, некоторое время оценивал мое состояние. Потом изрек:
  - Йохан, ты б зашел потом, поговорить.
  - На предмет, гражданин начальник? - с Сэмом мы вполне нормально общаемся, так что вовсе и не хамлю я ему, тем более не на людях же - Завтра в обед я непременно уже проснусь, и захочу пива... Как насчет?
  - Сойдет, гражданин Йохан. Тем более я завтра и сам пивка с удовольствием, никакого начальства не предвидится. И, вот что еще... Соседи на собаку вашу жалуются.
  - Ну?
  - Спать мешает, орет по ночам.
  - Врут, гады. Ни разу такого не было, с чего бы опять-то? Нам-то не мешает же?
  - Ну, вчера полночи орала, говорят.
  - Так нас вчера дома и не было. Загуляли, вишь.
  - Вижу... Не было, говоришь? Тогда тем более завтра зайди, а теперь уж, пожалуй, тебе б отдохнуть пора... Бывай!
  - И тебе удачи, начальник! - говорю ему вслед. Аниськин хренов... Ладно, сходим, поговорим, про пиво я почти не шутил, скорее даже вовсе не шутил, а серьезные дела на завтра планировать глупо. И насчет отдохнуть он совершенно прав.
  
  Отдохнуть так сразу все же не вышло. Пересилив себя и тупую головную боль, совершил омовение, и выпил чаю. Подождал чутка - вроде усвоилась жидкость. Отправился почивать, предусмотрительно не ложась, а усевшись, подложив подушку под спину, потому как этот эффект центрифуги с школьных лет известен: только приляжешь, так не успеешь встать, а уж всю постелю заблюешь. Приготовился отойти ко сну, и тут дверь открылась, в комнату просочились девчонки. Подошли, по очереди в щеку меня чмокнули, сказав тихонько "Спасибо!", и убежали. Нет, ну вот что мне в итоге-то с ними делать? Ох, жизня моя бляцкая... И зачем же надо было так нажираться, кстати?
  
  ***
  ... Если так дело пойдет и дальше, то надо будет срочно искать какую-нибудь войну. Ох уж мне эти копрооративы, еще в той жизни изрядно поднадоели. И это мы еще стороной прошлись. Так вот и надобно в сторонке держаться... Абыр. На службу я заявлюсь в обед, не раньше, там только и рады будут скостить выплату за опоздание... А я нонеча печеньками отравился... Абыр!
  Это я так рассуждаю, переползая трясущимися перебежками в сторону стройки. Ночь прошла относительно бессонно, утро не переставало быть томным, и к полудню я хотел убивать, сдохнуть и пожрать, но уже в себя. Однако экстракции прекратились, и не выказывали тенденции к возобновлению, Мора хлопотала на предмет очередной порции жирнющего говяжьего бульона - спецом с утра гоняла девок в лавку за мослами, и я решил заняться уже каким-то делом. К Сэму пойду попозже. Когда дойду до кондиции. Господи, мне б до будущей бани дойти...
  На стройке все шло изрядно хорошо, отчего я нахмурился. Как мог, аккуратно и неторопливо, все проверил - нет, никакого подвоха. Странно. Баню возвели практически, осталось крышу крыть, да внутрянку ладить. Вышло неплохо, даром, что обошлось недешево, а все ж радует.
  - Как будэмо крышу кыць, хазяин? - подходит бригадир. Паренек с характерным элбянским акцентом, состоятельный, неторопливый - они там все такие - Чарэпицу пакупац нада? Я тут у курсэ, де можна взяц незадорага... Нэ новая, правда што, но харошая... По палтара медцяка за аршин, нам двянацаць сажен надо, того ж отдадут разом за палтара сярябром...
  - Откуда ж такое? - вопрошаю. Довольно дешево, а мы с ними поначалу договорились на то, что дранкой покроют. Надо б соглашаться, но по морде вижу - наебет же, че-то мутит - Хорошая ли?
  - Харошая! - аж показывает, насколько харошая, руками разводя - Склад адин рацбирают, а брац мой там мусор вывозиц... на дарогу, в Вастоцной...
  - Ага, - говорю. Дело ясное - везет, не спеша поди, а по дороге мусор сортирует, и нычит кирпичи и черепицу годную где-то по пути, чи в тарантасе, да набрал, видать, уже прилично. Ну, чому бы ни... Потому говорю ему: - Валяй, архитектор, ставь черепицу свою! Но деньги - по факту, вперед ни гроша не дам - и все до одной проверю, чтоб не треснувшая! Еще чего придумал, по глазам же вижу... Ну?
  - Так эта... - аж шапку мнет, и по сторонам косит глазом - Вам жа, хазяин, гаварили - лавки нужны унутры? Штоб без смалы?
  - Так.
  - В парту... Знакомы адин работаец тама... Он гаварит - у него дубовая есц... Дацка палтара дюйма, не новая, но как новая... За доцку палтара сажени пяць медью...
  - Ворованные? - сразу спрашиваю. Тут в потру всякое бывает, но можно же и попасться.
  - Нееее! Ну... как... - смотрит честными глазами, как кот на колбасу - Не варованое, просцо продаец... навернае, рацбирают старый какой...
  - Ясно. Я адреса дам, записку напишу. Там дед один. Злой. Когда бить тебя перестанет - расскажешь ему. Вот если он купит - все что есть, то мне бесплатно принесешь, сколько на лавки надо. А если откажется - мой тебе совет - и не связывайся, в тюрьме плохо. Усвоил?
  - Да! - с радостью ответствует бригадир. Значит, точно ворованное. Давеча, кажется, Варенг-средний сетовал. что пролетели они мимо контракта на постройку чего-то там для флота? Доска сороковка, дубовая - это вполне и охотник может быть... Подорвем боеспособность ВМФ, ничего, город не обеднеет. А если Барт откажется - то лучше и не связываться... Осмотрел еще раз все - пора печника искать, пожалуй. Да и напоследок, ощущая тягость от жары и несовершенства бытия, окунулся в скудных одеяниях своих прямо, в новенькую купель. С матюгами выскочил обратно - водица в ручье весьма прохладная - и бегом до дома. Жить стало лучше, жить стало веселей, как говорил один дядя с большими усами гражданской наружности, и помирать я пока передумал. В теле такая гибкость образовалась. Бегом, трусцой ДЦПшника, до дома. Жирный бульон с перцем - самое то, что надо. И может даже остограммлюсь уже осторожно. А потом срочно в Якобочку, на оперативную встречу с Сэмом. А оттуда, благо форму заранее нацеплю - в Управу. А потом. . может, навещу Хуго. Или нет, лучше не надо. Тогда - потом домой. и отдыхать...
  
  ... - Ты бы. Йохан, все же как-то поаккуратнее. То напьешься, и драку учинишь. то пьяный ночью гуляючи бандита подстрелишь - кстати, говорят, выздоровел он...
  - Какой еще драко, начальник? - пивом поперхнувшись холодным, хрипло ему отвечаю - Тот кабан сам полез.
  - Та я знаю!- Сэмэн лапой машет, пиво цедя через усы, словно кит.
  - Ну вот. Он, кстати, приходил потом побакланить...
  - Та тожы знаю...
  - Донесли уже, паскуды?
  - Проинформировали...
  - Ну так и што ж?
  - А все ж аккуратнее. Мне в околотке порядок нужен, тишина и покой. Тут и без тебя есть кем заняться.
  - Так и занимайся. Нешто я чем мешаю дело охраны правопорядка и законности в отдельно взятом околотке?
  - Ох, Йохан... Ты вот скажи, откуда у тебя столько денег-то?
  - Нууу, начинается... Ты ж не по мытарским делам, Сэм...
  - Та это я так... для себя... просто...
  - Чего?
  - Да вот по ночам ездишь в море куда-то...
  - И?
  - Нет, я ничего... Только ты б осторожнее, сейчас, говорят. в море демон знает что творится. Сам видел.
  - Угу. И дальше что?
  - Да ничего, я ж так. Обратно же - выходит, кто-то в дом к вам поди наведаться хотел, пока не было никого.
  - Думаешь?
  - Да похоже, Йохан. Может, решили тебя пощупать за вымя? Живешь-то ты не богато вроде, ан деньги есть, всякому видно...
  - С войны осталось. трофеи. А раз хотят пощупать... придется отучить...
  - Вот только без этого! Это тебе не зингарский квартал в Северной, тут у меня чтоб никакой стрельбы и взрывов! Ты уж как-то решай дела тихо!
  - Ну, знаешь, начальник... То стращаешь злодеями, то тихо решай... Я ж в ландмилицких пока числюсь, на это все и спишут! Оформим как помощь вашим...
  - В заднице у демона я такую помощь, как в Северной, видал! - фыркает Сэм - Ты уж, если что, просто меня предупреди. А мы все как надо...
  - А коли не успею?
  - А ты успевай! - прямо-таки с выражением "когда убьют, тогда и приходите", ответствует тот, допивая пиво.
  - Слушай... - осеняет меня мысль - А может, это таки ваш этот... Рыбак? А? Если что - тут мне точно некогда будет...
  - Не... - почти сразу отвечает Сэм - Не Рыбак. Так что не устраивай тут нам битву на переправах, о которой теперь в школе рассказывают. Обойдемся как-нибудь. А если что - зови сразу. Не умничай.
  - Ага, понял я. Поумней меня люди есть, и то в турме сидят...
  - Во-во...
  Допил я пиво в невеселых раздумиях. Надо шо-то делать, раз такие дела. Но что тут поделаешь? Оглянулся - народу никого, Юми столы протирает, старый хрыч Пол за стойкой возится. Встал я. поплелся, Юми на меня посмотрела недоеными глазами коровы... Так, надо побыстрее, и валить отсюда, иначе у меня нервы, а после этого трактора я ж в себя неделю приходить буду, и стонать тоненько по ночам в кошмарах. Пробрался мимо, оценив все же визуально могучий круп, коим она ко мне явно случайно развернулась. Да... Надо сваливать. Только быстро с кабатчиком посоветоваться - уж он-то в курсе...
  ... Из кабака прямиком до дому, сгреб в мешок бумаги, и бегом к стряпчему. Однако ж - облом вышел. Как только выяснилось, что я на службе состою, так клерк в"Гарантийном обществе Урма" так лимона откусил, как будто скривился. Никак, говорит, невозможно - все нести в "Общество военных выплат" надо. В местную Военно-Страховую. Там все оформлять. В контракте сие прописано, обязательное дело. Страховка на случай чего обязательная и по алтыну в месяц с жалованья списывается - а добровольное чего дополнительно тоже к ним. Монополисты. Еще и добавил с сожалением - да и дешевле там выйдет. Попытался я его развести на коррупцию - мол, ты оформи, а никому ничего не скажем, и плевать, что там дешевле... Не, ни в какую - видать, если поймают, то припечет. Лениво. это ведь даже надо не в Управу, а прямо на Полковой Двор идти. В квартал, где Городской Полк квартирует. Там и казармы и Дом Офицеров, и солдатская кантина, и всяческие службы и администрации. там и страховая обитает. Но,делать нечего - отмечусь на службе, и потом уж туда.
  ... - Стало быть, господин... Йохан, страховая премия за договор об заявленном имуществе, движимом и недвижимом... от утрат ввиду природных или рукотворных несчастий... составляет... тэкс... семьдесят шесть с половиной, серебром... - нотариус посмотрел на меня поверх пенсне - Если желаете рассрочку, то по шесть с полтиной в месяц, оформим...
  - Нет уж, давайте сразу! - говорю - Чего тянуть, деньги пока есть...
  
  Вышел я из конторы, да все прикидывал - как бы теперича гарантировать моей Вороньей Слободке... Ведь, как славно бы все сразу вышло? Ай, ну хоть прям самому искать этого Рыбака и кидать ему нелепые предъявы... До чего бы все славно было... Этих только жалко, пожалуй. Но - что поделать, судьба, знать, такая. Но все же - как бы устроить-то?.. Эхххх!
  Заглянул по привычке в полковую солдатскую пивную. Местные обитатели воззрились несколько недоуменно. Да уж. Заведение оказалось самое низкопошибное. Жрать вообще опасно, по-моему. Воняет с кухни отвратно. Вроде ж городской полк... Хотя, наверное, это для нищебродов и пьяниц, ибо на свое жалование городской ландскнехт вполне может харчеваться прилично. А вот коли кто спускает все на выпивку или игру - то тут задешево помоями накормят. Заказал пиво за три гроша. Подали кислое, кружки пристегнуты цепями, и омываются лишь наливаемой в них жидкостью... Не допил, на радость местных завсегдатаев оставил кружку, из-за чего вышла у них даже короткая потасовка, да и пошел прочь. Настроение совсем испортилось. Отчего-то захотелось поскорее домой, да выгнать девчонок куда-нибудь, да утащить Мору в спальню. Совсем от таких мыслей расстроился, и тут сообразил - собственно, чего б мне не нагрянуть в местный Дом Офицеров? В караулке часто разговоры ходили - многие, особливо молодежь, часто сию обитель посещали, тем более иные вечеринки и рауты почитает вниманием немалое количество дам. Кто постарше же, те ворчали за дороговизну, и предпочитали разве по официальным поводам банкет закатить - тогда на организацию всего скидка, вроде как от службы. Но - мне это заведение по карману, так отчего б не посетить? Уже который месяц тут обитаю, а ни разу не был. Решено, вечер снова грозит перестать быть томным, но когда нас это пугало? Все же отправил смску Полю - мол, заедь через пару часов, забери тело. И смело перешагнул порог сего вертепа.
  
  В целом Полковой Двор напоминал мне типичные кварталы гвардейских казарм в Питере - тут тебе все, и всякие хозслужбы и бани, и казармы и плац, и штаб с гауптвахтой. Сама гауптвахта тоже примечательная, чем-то напоминающая питерскую же, на Сенной - симпатичный павильончик, вполне себе классического стиля, с колоннами и всяческими барельефами. Расположение гауптической вахты напротив Дома Офицеров имело, вероятно, воспитательный смысл. Тем более что - 'пленных' на обед водили именно в ДэО. Как положено - распоясанных и расшнурованных, под конвоем. Причем конвоировать офицера брались солдатики его же роты - ну или комендачи, если кто безротный. Наряд на псарню у солдатиков считается весьма почетным и необременительным делом, кстати. Вот, и ведут солдатики своих офицеров в непотребном виде через плац - мимо Штаба к ДэО, и все должны это зреть, и осуждать, а сами повинные - устыжаться. И вина им за трапезой не положено. Правда, тут такое дело - конвой ожидает подопечных в кордегардии, кто ж посмеет офицера внутри конвоировать. Оттого ничто не мешает прочим угостить попавших в плен товарищей... В целом же - гауптвахта тут скорее формальность. Кто борзеет сверх меры - выкинут со службы не заморачиваясь, желающих в полк всегда много. Даром, что полк он только по названию - уже вполне на усиленную бригаду тянет, только что называется по старинке 'Городской Полк'. И уже в городе воинству тесновато, даром, что этот Полковой Двор уже новый, вынесенный из старого города, где остались лишь моряки. У них, кстати, свой клуб - Морское собрание. Не то, чтоб конкуренция была б сильная у армии и флота, но появляться без приглашения армеутам в Морском, а мокрохвостым в Доме - не комильфо. И так вышло, что, больше, наверное, по месту расположения - к морякам тяготеют полицаи с всякой таможней и жандармерией, а к армейцам - ландмилиция и погранцы. Наособицу от всех держат нейтралитет пожарные - у них свое Собрание при управе, где они или провожают насовсем очередного сгоревшего на работе коллегу, или тихонько радуются, что их сие миновало. Женский пол пожарных любит более всего, что делает их персонами нон-грата в Доме Офицеров и Морском Собрании сразу. Ну и к ним никто из служивых не ходит - дерутся пожарные крепко. Впрочем, все это касается именно 'своих' так сказать головных заведений. При встрече в кабаках все проходит обычно более чем мирно, да и дружбу промеж себя водят без разбору по месту службы. А уж матрозня с солдатней и обычные топорники и вовсе кастово-профсоюзными предрассудками не охвачены, и дерутся более по причине избирательности внимания женского полу, да с перепою.
  Сам Дом Офицеров был весьма немалым сооружением - в три этажа, причем в левом крыле два света занимал Зал Собраний. Правое крыло занято ветеранским обществом. Там, в общаге, обитают по старости и увечью всяческие заслуженные старперы, не щадившие себя ради города. Третий этаж занят всяческими залами поменее, включая библиотеку и Зал Славы. А по центру размещалось наименее пафосное, но наиболее используемое помещение - столовка. Сама по себе уже внушая уважение размером и размахом. Тут тебе и едальня и танцпол и бар... Нет, всякие грандиозные попойки по поводам проходят в Зале Собраний, а вот так, по-простому - это тут прямо. В Трапезной.
  Эту всю информацию я щедро почерпнул из балабольства сослуживцев - потому в целом даже неплохо ориентировался в ДэО. Однако, слушать это одно, а вот видеть... Однако, весьма недурно - на уровне провинциального ресторана. СтатУи, может даже и мраморные - как бы и не натуральная древность-то. От прежнего мира. Фонтанчик с сисястыми русалками при входе. Лестницы, балюстрады, мрамор и гранит, красиво, почти как в метро 'Универститет'. Еще и роспись на стенах, картины по штукатурке. Тематические. В Собрании - там естественно нечто батальное, как и на третьем этаже, а вот тут - всяческие привально-лагерные сценки, восторженные девушки, кормящие солдат пирогами и прочее. Далее, во втором зале, за главной лестницей, идущей на третий этаж - там, говорят, полотна куда как интересней. Там уже так сказать - господа офицеры в гражданской обстановке, в основном - с дамами. Сюжеты порой очень раскованные, но естественно - в рамках. Ну так, второй зал для того и есть, там вся обстановка способствует. Есть еще и третий, довольно небольшой. Из него выход на задний подъезд. Там роспись, судя по описаниям, в стиле несравнимого Босха. Предельно глумежно изображены те же господа офицеры, впавшие в свинство и блуд. И неспроста - в третий зал дюжина крепких старшин, работающих в ДэО обслугой, перетаскивает разом весь стол с содержимым, а после, если требуется, и экипаж стола. 'Дабы видом их не осрамлять звания офицера, однако, и не мешать посильному отдыху'. Все ж продумано, и с черного ходу забирают подгулявших защитников экипажи, денщики, или высвистанные с роты ефрейтора. Впрочем, на черный ход можно по галерее за портьерами просклизнуть и из второго зала. С дамой, например. На таксо - и в нумера. Иногда, рассказывали наши пацанчики - покуда муж сей дамы уже пребывает в третьем зале. А иные ухитрялись, и пока тот еще в первом зале - и вернуть даму вовремя. На уровне слухов даже существует версия, что иные ветераны предоставляют свои скромные кельи для нескромных дел молодежи - чтобы тем не тратиться на извозчика (лучше ведь потратиться на ветерана, ибо от города тем положена всего одна кружка пива в день, бесплатно-то...) и не нервировать супругов или родителей. В общем - хорошее местечко этот Дом, уютное и высоконравственное. Это я понял еще до своего внезапного визита сюда, по разговорам, а теперь воочию убедился. Ну-с, здесь уж будет грех не выпить...
  Однако, ознакомившись с расценками, вынужден был отбиваться от земноводной. Нет, вполне могу себе позволить столько заплатить за выпивку, но не могу себе позволить платить за выпивку столько! Потому что не бывает пива, втрое лучше, чем в Якобочке, а вино в пять раз дороже должно быть вовсе амброзией. Про водочку и конинку и не говорю. За такие бабки это чистые слезы Богов. Да и закуска... Теперь понятно, отчего ландмилицкая молодежь предпочитает приходить в Дом, предварительно покушав, и проводить вечер с бокалом вина, общаясь с дамами. Да и господа старшие офицеры, кто может себе позволить - гулеванит не так часто. А все, в основном, от случая - всяческие внезапные приобретения обмывая, а то и спуская. Оттого днем, до вечера, да еще в будни - здесь спокойно и скучновато, по мнению наших оболтусов. К вечеру подтянутся со 'службы' милицаи какие, наверняка, но немного.
  Осмотрелся я, в огорчительстве своем будучи. Негусто народу, в углу капитан с майором, оба с дамами такого мерзкого вида, что не иначе как жены. У стойки тусят погранцы и старичье. Какой-то офицерик очкастый трапезничает в одно харё в сторонке. Вот ведь, и выпить хочется, и не с кем! Покосился на кордегардию - оттуда негромкий, но веселый гомон доносится. Денщики кулюторно отдыхают в ожидации. Все же, мне солдатско-старшинское общество ближе, но... И там встретят с непониманием, и офицерье такого либерализьму не оценит. В общем - попала собака под колесо, так полезай в кузов. От мыслей сих окончательно расстроился. И решил - значит, это судьба. То есть - не судьба. Выпить тут. Но не уходить же не солоно не жрамши? Дошел до стойки, поприветствовав кивком погранцов, да заказал себе кофею с какими-то круассанами. Краем уха увидел на лицах у зеленых - мол, выпендривается. Они-то с дедами пивком баловались. Ладно, я, по случаю посещения страховой даже очки на нос напялил, выгляжу вполне солидно. А в кофий сахара набуровить поболее - и голове легче будет. Глюкозка - она всегда алкоголь забарывает. Однако, кофий пить рядом с пивососами как-то вовсе некулюторно, уж надо и честь знать. Оглянулся по залу - ан на втором этаже по краю помещения галерейка идет, оказывается. Велел туда все принесть, и удалился на поверх, там и глаза никому не намозолю, и сам осмотрюсь поподробнее.
  Наверху было как-то просторнее и свежее - окна открыты, похоже. И народу никого - напротив только, на другой стороне зала, сидел какой-то дядька. В чинах - аж золотом погон блестит. Из штабных кто-то. Делом каким-то занят, вот и хорошо. Я тихо, не помешаю, на глаза не попадусь. Да и форма песочная, армейская - если что, то всеж не указ мне. Тут и заказ принес усатый старшина. Кофий на вкус оказался отменный, на все немалые деньги, а плюшки так себе. Моя-то дура и повкуснее печет... Только вот незадача - никогда я с этим этикетом в ладах не был, сдуру-то не заметив за собой, давай сахарозу размешивать, да звякнул ложкой. Тот аж дернулся, осмотрелся недовольно - вот ведь, Гниденбург очередной план шлиффен унд полирайтунг, а я тут нате вам. Накроется теперь пелоткой весь блицкриг с барбарисом, к гадалке не ходи. Армейский снова в бумаги свои уткнулся, а я, пирожок подхватив, да чашку в руку - и тишком прогуляться типа. Напротив лестничной площадки на другую сторону балконом комната выходит - надо думать, курительная. Вот я там и покурю, от греха подальше в лес, где щепки летят. Может, и на балкон вылезу даже.
  На балконе мне не понравилось. Там оказалась отвратительно смердящая табачным пеплом бадья, и спящий пьяный вусмерть ландмилицанер. Старший смены, не из наших, не помню его. Мало того, что вид ландмилицая напоминал мне о моем состоянии, так еще и похрапывал тот, пуская слюни на мундир вовсе неэстетично. Вздохнув, вернулся в курилку, попивая кофе, пялюсь на живопИсь по стенам бездумно. Не сложился сегодня день, как есть, не сложился... Надо бы Хуго проведать, да чего-нибудь придумать, или просто потрещать. Он много интересного знает за местные дела и историю. Рассказал бы мне...
  - О, вот уж не думал, что и в ландмилиции есть поклонники батальной живописи! - я аж вздрогнул от хорошо поставленного, чуть рокочущего голоса - Ну, и как Вам? А? Все вот говорят - безвкусица, искусство для дураков... А мне нравится! А Вам?
  -Кгхм! - краем глаза вижу - золото погон. Ну, все. Добрался до меня, Мольтке сраный... Сейчас спросит за все, и за просранную 'Цитадель', и за потопленный 'Бисмарк'. И как, позвольте спросить, отвечать на столь двусмысленную характеристику картин... или таки характеристика спросившему? М-да-с. Поднял глаза наконец на картину, и обомлел. Вот уж блин...
  - Ну? - подбадривает меня золотопогонный. Старательно не глядя на него вовсе - типа я тут не на службе, неформально, и вообще крайне увлечен живописью, оттого невежливо себя веду так - внимательно рассматриваю полотно. Затем, полностью игнорируя офицера, оборачиваюсь и рассматриваю картину на другой стене... Матерь Божья... За что? Снова перевожу взгляд на первое произведение...
  
  На нехилом таком холсте, полторы на две сажени, в добротной золоченой раме, взорам зрителя представала пронзительнейшая сцена. Окоп, разбитый артогнем, ноги в сапогах - на дне окопа и на бруствере, изломанное оружие, гильзы. И в центре - двое израненных солдат. В грязных бинтах и изорванной форме. Вдвоем ведущих огонь из одной винтовки. Пафос в смеси с официозом стекали с полотна на мраморный пол, и, вытекая на балкон, грозили сожрать попердывавшего там во сне милицая, не хуже какого Сгустка из старого кино.
  Но это еще было бы полбеды... На иной стороне помещения пребывал холст размером даже поболее первого, явно другой кисти, и явно созданный в пику первому. Даже сюжет, в общем, тот же. Только...
  Огонь из винтовки ведут уже ПЯТЬ солдатиков. Слепой солдат, с замотанной головой держит ружье на плече явно контуженного, с кровью из ушей, которого поддерживает еще один инвалид с перебитой рукой. Четвертый закладывает патрон, а пятый, лежа за бруствером, очевидно, прицеливается, корректируя действия слепого, держа того за плечо. А вдогонку - командует всем этим безобразием, махая бебутом, лежащий на груде битого кирпича метрах в трех позади солдат-героев молоденький офицер. В расстегнутом кителе, без фуражки, с искаженным болью лицом, на башке намотан бинт, скрывающий один глаз, щека в крови... Герои, в общем. Все. И авторы. Оба. Как же отвечать - то?
  - Нет, - говорю я глубокомысленно - Это не искусство для дураков.
  - Правда? - настолько искренне удивляется офицер, что мне даже стыдно стало. - Вы тоже так считаете?
  - М-да! - ну, я и впрямь считаю, что это даже доля дураков перебор, но надо ж как-то... Ого, а по погонам-то - целый полковник! Полковники дураками уже не бывают, они могут быть несколько недальновидными, в крайнем случае - недостаточно компетентными офицерами... Надо аккуратно.... Во! Есть решение. Искусство для дураков, говоришь? - Знаете, ведь винтовка-то - это же длинная пехотная! Ого. Я с такой войну начинал. После карабина-то она, конечно, куда как неудобнее. Но. На три сотни шагов - бой просто изумительный!
  - Хм!
  - А вот на этом полотне мне решительно нравится офицер! - поворачиваюсь я - Посмотрите - усы подстрижены по уставу! Я, знаете ли, столько навидался, как молодые ребята с пренебрежением относятся... А этот молодец! Фуражки, вот, правда, нету... и на винтовке тут - отметьте, уже не пехотная, а обычная драгунская, это важно! А офицер - тоже кавалерист, это очень правильно! Так вот, на винтовке шомпол утерян! Это, вообще-то, недопустимо!
  - Но ведь - война! - искренне возражает полковник.
  - Да-с! - отвечаю, кофе прихлебнув, словно в азарте созерцания - А вот манер подсумков такой я не встречал... Впрочем, я больше рисскую форму, да валашскую изучил... а союзную не очень.
  - Я Вас впервые тут вижу, наверное, Вы недавно в городе, а стало быть, и по выправке судя - с войны к нам?
  - Так точно - без лишнего почитания, вежливо лишь, отвечаю - Из рисской армии в Рюгель... Капитан... точнее, уже майор Ури поспособствовал...
  - О! Я знаю Ури - радостно восклицает полкан - Вы знаете, мы с ним однажды так крепко заложили за воротник на праздновании Дня Города... Вы с Ури, стало быть, на Южном фроне познакомились? Эм... Улльский сводный батальон?
  - Именно так, господин... полковник. Честь имею - бывший фельд-лейтенант рисской армии, командир отдельной номерной роты, Йохан Палич. С севера, да. Теперь - вот, в ландмилиции.
  - Штаб-полковник Фальк - и руку мне тянет. Пришлось пожать, в глаза приветливо глядя. Так-то дядька видный. Хоть прямо на плакат. Волосы с сединой, стрижка уложена идеально, усы подстрижены по уставу. Не старый, морщины только мужественности придают. Форма сидит по фигуре, весь весьма подтянутый и даже спортивный. Глаза умные, внимательные. Образцовый офицер. Стоп. Полковник Фальк. Что-то я о нем... Мать его ж! Ну, угораздило, попил кофейку... И тот заметил, глаза прищурил:
  - А, вижу - слышали? Ну, и что же про меня уже успели Вам наговорить?
  
  
  Глава шестая.
  
  Штаб-полковник Фальк в Рюгеле среди военных был фигурой знаковой. И, поскольку, в ландмилиции практически все из так или иначе военных, конечно разговоры не могли обойти сию персону. Трепотня щенят в дежурке об сиських, девках, где срубить бабла и про выпивку частенько надоедала, и я подсаживался к парочке наших старперов для интеллектуальных бесед. И один из них, Орч Хариус, кличку получивший за удивительную способность сбивать мух на лету плевком, с армии уволился ажно целым капитаном. Как так вышло, что он подался в милицию, и отчего всего лишь дежурным офицером - то мне неведомо, бо в ландмилиции вообще не принято такие вещи спрашивать. Мотивы у всех очень разные, а прошлое разной степени туманности и загрязненности. Тем более Харя не бедствовал, и в милицаи подался никак не за куском хлеба, а в таких случаях спрашивать подобные вещи вовсе неприлично. В общем, когда мне хотелось потрепаться на тему милитаризма и оголтелой рюгельской военщины - лучшего источника баек и дезинформации, чем Орч, было бы и не найти. И таки колоннель Фальк занимал в сем фольклоре почетное место. . .
  Родом он был из семьи военных, и не просто так, а можно сказать - из генеральской семьи. Впрочем, генералов тут нету, тут или полковники, или маршалы. Причем полковник - это чин, а вот маршал - должность. То бишь командующий. Чем-то. Ну, вот папенька его и командовал одно время Рюгельским полком. Однако, наследственно тут должность не передать, хотя, наверняка, карьере юного падавана недолгое командование папеньки полком способствовало. Как бы там ни было, Фальк быстро выбился в отличники в училище явно не из-за происхождения. Училище тут не всегда обязательно для чинопроизводства, оттого там именно учат, без всякого блата. Но вот дальше командира роты как-то не сложилось - папаня двинул коня от естественных причин медицинского свойства, и тут же на молодом капитане оттоптались все прежде обиженные. Не сильно, впрочем, ибо особо придраться было не к чему, и будь кто иной на месте Фалька - карьеру бы он продолжил, и сейчас счастливо пребывал бы в чине майора, командуя каким-нибудь батальоном или фортом. Но, на беду, Фальк с детства был слишком военным. То есть, на всю головушку йобнутый на милитаризме. Все, что он говорил - так или иначе касалось армии. При том, что бы он не говорил - все это было просто пропитано пафосом и восторгом. И самое ужасное - что он не выделывался, а говорил это искренне. Когда он распекал нерадивых солдат, то у него натуральные слезы выступали на глазах, когда он описывал, как ему стыдно, что в его роте есть такие разгильдяи, которым родина ружье доверила, а они подворотничок пришить не умеют. И пока мирные рюгельцы сеют хлеб, строят дома и растят детей, надеясь, что они под могучей защитой несокрушимой и легендарной армии - в его подразделении зияет такая вопиющая прореха на боеспособности всего Союза, и неизвестно еще - не воспользовался ли этой прорехой уже коварный враг. . . Говорят, под конец экзекуции слезы, причем искренние, были и на глазах солдатиков, и действовало это куда лучше традиционной порки плетью. Причем сами солдатики говорили "Уж лучше бы шомполом огрел!". Конечно, были и исключения, но в целом в роте были порядок и дисциплина на высочайшем уровне, а командира солдаты уважали и старались не огорчать.
  В общем, сей агитаторский талант кто-то в штабе подметил. Рота в действующем войске - всегда лакомый кусок, ибо отличный трамплин для карьеры или место выгодной передержки до пенсии. Потому оттуда Фалька сдернули. И не куда-то, но в штаб. Ясное дело, тут же снова поднялась волна субстанции известного вещества. Однако, именно в этот момент случилось какое-то военное недоразумение на рубежах Элбе, и туда от Рюгеля сформировали боевой отряд, на который и поставили Фалька. Благо, никто в это предприятие, не сулившее ничего кроме хлопот, не рвался. А этот с радостью согласился - все ж впервые в жизни отправился повоевать по-настоящему, а не гонять степняков и бандитов. Экспедиция, как и планировалось, не задалась, боевые действия вышли совсем не по уставу, а чорт знает как, снабжение было отвратительным, командование - глупым и несамостоятельным. Все как надо. В итоге Фальк схлопотал касательное в плечо, половина солдат померла от какой-то малярии - в общем, задание Родины было успешно выполнено. Все получили награды и выплаты, а ставший досрочно майором Фальк - ценный жизненный опыт.
  А дальше - в штабе ему нашлась должность по профилю. стал он эдаким политруком, словом возжигающим сердца, а в добавку ко всему - и писателем истории славного воинства. Беда только в том, что балаболом Фальк не был, и кроме патриотического воспитания и прославления Рюгельского Городского Полка - он всерьез занимался и теоретическими изысканиями в вопросах военного дела. И тут-то он снова многим оттоптался по мозолям. но - он уже к тому времени сам был в чинах, и все обошлось склокой под коврами. Фалька никто подвинуть не сумел - ибо не нашлось на его место руководителя комитета по связям с общественностью более подходящего человека, но и по носу щелкнули, объяснив, что тактикой и стратегией есть кому заниматься. Впрочем - при этом на всяческие формальные и особенно неформальные собрания приглашают "дабы разбавить профессионализм свежими, пусть и сумбурными идеями".
  Впрочем, эту всю историю штаб-полковника я знал в общих чертах, а больше смаковали его участие в последней войне. Увы, воинское счастье явно было не для него. Будучи инспектором от штаба он сопровождал в рейд какой-то спецназ, но по иронии судьбы, когда отряд разделился, и бОльшая часть ушла к Мирешу, где потом поимела вечную славу и девяносто процентов потерь, Фальк выбрал себе долю сопроводать другой отряд, должный обойти через горы и ударить с тылу. Увы, отряд вовремя пройти не смог, потеряв сорвавшимися в пропасть и утонувшими при попытке переправы полдюжины бойцов, а когда все же переправились и дошли до места - все уже было благополучно кончено. Вины полковника в этом ни малейшей не было, конечно. И в дальнейшем он все же поучаствовал в нескольких стычках, заслужив какой-то медаль. Ухитрившись при этом пролететь мимо куда боле престижных штабных награждений. Что стало даже поводом для ехидных насмешек - абсолютно не достигавших цели, ибо сам полковник по-настоящему боевой награде был рад-радешенек. В общем, хороший человек этот штаб-полковник Фальк, чего сказать. Счастливые сорок пять лет детства - есть чему позавидовать.
  И вот угораздило меня ж познакомиться с этой достопримечательностью вживую. . . Ой, если узнает Аллерт. . . Ведь ни за что не поверит, что случайность. . .
  
  . . . Дядькой энтот Фальк оказался прикольным. Я как-то думал, по рассказам, что это эдакий напыщенный поллитработник, "рот закрыл - рабочее место прибрано", надевающий сапоги на свежую голову. И первое впечатление с картинами такое было. Ан нет. Ну, есть у него особенность такая, излишняя искренность. И художества эти северокорейские ему по-настоящему нравятся. Ибо именно так в его понимании героизм и выглядит. Но не дурак, вовсе не дурак. Ой, зря его местные клаузевицы не принимают всерьез. . . Умный дядька, дело говорит, и понимает, об что речь. Ну а внешне, да и по манере общения, если привыкнуть к ораторскому гласу и штампованной речи - то симпатичный вполне. И держится не высокомерно, и выслушать рад, хотя поговорить горазд. На боку, кстати, почти как у Аллерта - потертая армейская кобура, чуть даже диссонирующая с общим образцовым видом. Явно неспроста, тоже поди талисман. И есть у меня уверенность - стреляет из своего пистоля Фаольк как положено, да и поди приемы армейского рукопашного, штыкового и сабельного боя умеет на отлично. Однако ж главное - это голова. . . Мы с ним поначалу обсудили живопись, пройдясь и по Залу Славы, обменялись кратко биографиями. Вернулись к картинам, где мне поведали, что это есть итоги битвы двух титанов кисти - мастера Ярга и мастера Арча. Двух непримиримых друзей и ведущих художников баталистов в городе. В Морском Собрании, как оказалось, эти баталисты, по совместительству являющиеся и маринистами, тоже ведут бои местного значения. Постепенно мы как-то незаметно перешли на обсуждение последней войны, уже чувствуя себя так. словно знакомы были и не первый день. . .
  - Понимаете, Йохан, эта война выявила массу не то что недостатков. . . Это не недостатки, это просто вообще новые задачи для армии, для штаба! Вот Вы рассказали про валашские картечницы. Я, хотя и не оцениваю высоко качество этих поделок, но вполне понимаю перспективы. Но - в штабе смеются, указывая на то, что при таком расходе патронов обороняться сколь-нибудь длительное время невозможно. Невозможно, понимаете! А на предложение организовать подвоз боеприпасов - только смеются. Мол -зачем, если сотня солдат решает вопрос? А ведь даже у нас, не говоря об валашцах, временами острейше вставала проблема снабжения продовольствием частей!Не хотят видеть это, словно боятся признаться в том, что надо все менять! А в наступлении, видите ли, картечницы вообще неприменимы! Хотя валашцы пытались использовать их в конных рейдах. пусть и не вполне успешно.
  - Кавалерия в этой войне, мне кажется, особой роли не играла - вякнул я, чтобы поддержать беседу - Больше пушкари, да саперы. . .
  - О! Вы интересную тему затронули. Вы историю хорошо знаете?
  - Эм. . . Вы имеете в виду какой период? - спрашиваю его в ответ. А то у меня в последнее время сложилось впечатление, что, благодаря урокам мастера Кэрра (Эх, все же, где ж его жизнь носит?), знаний по истории местной как бы и не поболее, нежели у большинства населения. . . - Насчет истории до Великой Войны - увы. Я б и рад что-то почитать, но то времени нет, то денег, то война то похмелье. . .
  - Хм. . . Ну, история Старого Мира - это, пожалуй, отдельный разговор. Если Вам интересно, то у меня есть кое-какие книги, хотя, конечно, это не Брегенская библиотека. . . Но, сейчас - я имел в виду историю прежде всего военного дела Нового Времени.
  - Ну. . . в общих чертах, конечно - отвечаю ему - Но, увы, боюсь что до Вашего уровня мне очень далеко.
  - Я этим занимаюсь с. . . лет пяти, наверное - не скромничая но и не выпендриваясь улыбается Фальк - Так что - не переживайте, не многие знают этот вопрос лучше меня. Так вот. . . Развитие нашего военного дела идет по какой-то странной спирали. Точнее, ничего странного, конечно. Все логично и понятно. И даже предсказуемо.
  - Да? Это интересно - говорю, а мне и впрямь уже интересно стало - И каковы же перспективы и пути развития?
  - В Темное Время, как я могу судить, воевали исключительно тем, что осталось от Старого Мира. И самые первые годы Нового Времени - тоже. Сложно судить, слишком мало осталось документов, потому и время то - Темное. Но использовались и некие боевые машины, и самострельные картечницы, применялись во множестве тяжелые ракеты и отравляющие газы. Есть даже упоминания о летающих боевых машинах. Но - все это очень быстро пришло в негодность, или лишилось снабжения. И уже вскоре все боевые машины пошли на металл, картечницы забросили из-за износа и нехватки боеприпасов, даже винтовки многие пошли в переплавку. На какое-то время и войны почти прекратились, всем было не до того. И лишь спустя немалое время постепенно стало все возвращаться на круги своя. Вот только многие знания были или утрачены, или недоступны в реализации, и все стало приобретать знакомый нам вид. Еще было много старого металла, к которому, по правде-то сказать, относились недостаточно бережно, были старые книги и чертежи - которые тоже не сильно берегли, увы. Постепенно численность населения выросла настолько, что стало тесно, и вопрос войны снова обрел актуальность. Стали расти армии, стало налаживаться производство оружия. Винтовки, револьверы, картечницы, пушки, и даже боевые корабли - все начали создавать заново. Конечно, таких орудий и боевых кораблей, какие были в Великую Войну никто не мог и помыслить создать. Я читал упоминания о громадных бронированных плавучих крепостях общим весом металла в миллионы пудов. О целых эскадрах таких монстров. . . Которые порой гибли в бою за минуты. А даже сейчас весь Союз выплавляет в год пятьдесят тысяч пудов. В год! Но на какой-то момент того, что лежало вокруг, обломков прежнего - хватало. Если бы тогда удалось объединить все. . . Может, сейчас бы уже все было иначе. Но - и эти запасы были бездарно потрачены в междоусобицах. И лет сто назад случился очередной кризис - внезапно кончилась старая сталь. Оказалось, что нового металла у нас почти не делают, а тот что делают - не сильно хорош. А переработанный металл и вовсе никуда не годен. К тому же на тот момент истощились угольные копи, исправно питавшие мир прежние годы - и возникло опасение нехватки пороха и взрывчатки. Пушки стали делать с более толстыми стволами, но это вскоре перестало помогать, и стали уменьшать заряды. потом и очередь винтовок настала - прежние патроны были почти вдвое мощнее. Картечницы стали роскошью. и в итоге примерно век назад возродилась как ударная сила кавалерия! Холодное оружие снова стало едва ли не решающим на поле боя! и клинковое, и штыки, а кое-где и пики выдали кавалеристам. И роль кавалерии стала постепенно нарастать, армию Союза многие считали малопригодной для настоящей войны именно из-за малочисленности кавалерии. Что, кстати, позволило, по моему мнению, как раз избежать нашего участия в некоторых конфликтах и очень сильно укрепиться. В Северной Войне кавалеристы Вергена сеяли страх и ужас, причем в большинстве случаев действуя именно клинками и пиками. Будем честными - по большей части из-за скупости барона на припасы. Но уже во время Северной в Валаше Старый Князь стал формировать рейтарские и конноегерские части. Только мало кто на это обратил внимания, посчитали это спецификой действий в Приграничье, спецификой борьбы со степняками. Степняки ведь известные мастера сабельного боя - а потому лучше всего против них действуют именно рейтары. И вот, что же мы видим в этой войне? А то, что даже конные егеря оказались не у дел! Рейтарские сотни в результате боев оказались выбиты практически полностью вообще. Единственные, кто применялся с успехом - были драгуны. Причем только тогда, когда применялись в пехотном строю. То, что Вы рассказывали - это скорее исключение на общем фоне. В общем, уже очевидно, что кавалерия как ударная сила свою значение теряет, потери при попытке атаковать в сабли мало-мальски изготовившуюся пехоту несет жуткие... да что там! Даже в пехоте появились многие, кто ставит под сомнение целесообразность штыковых атак, как основы тактики.
  - Это совершенно верно - отвечаю ему, аж поежившись от воспоминаний - Ну его в пень, такую тактику! Но от штыка вовсе отказываться, по-моему, рано. . .
  - А знает, я бы и отказался! - выдает полкан - Если бы в наших винтовках было не по пять патронов, а хотя бы по десятку. . . Хотя, конечно, пока мы учим наспех набранных рекрутов - без штыка никуда. Их рукопашному бою не научишь так же быстро, как штыковому. . . Ну, в задании на новый карабин все же штык сохранен. . .
  - Новый карабин? - навострил я ухо - Если это не есть секрет. . .
  - Хм. . . вообще-то как раз секрет - чуть смутился Фальк - Надеюсь. . .
  - Уже забыл, - отвечаю я. Фальк молчит, чуть покраснев - проболтался, и переживает. Неудобно как-то. И не придумать сходу, чтоб такое вякнуть в тему. Ситуацию разрядил храпевший на балконе милицай - он настолько оглушительно испустил дух, что даже птицы во дворе, по-моему, притихли.
  - Да-с! - покрутил головой полковник. И вдруг выдал классическое - А не хлопнуть ли нам по рюмашке?
  - Заметьте! - не смог удержаться я - Не я это предложил!
  
  Окрестности города-героя Рюгеля.
  
  
   Фальк с энтузиазизмом неуставно подхватил меня за локоть, и увлек к балюстраде, явно намереваясь во всю зычь командирского голоса потребовать выпивки и шлюх на верхнюю палубу, немедленно. Сей благородный порыв я испоганил яростными усилиями, направленными на предотвращение утраты казенного фарфора - попросту говоря, старался не уронить чашку из-под кофия. Полкан смутился, и предложил спуститься вниз.
  Внизу уже стало гораздо люднее - и что-то много ландмилицких. Но и армейцы собрались - подтянулись друзья к уже сидевшим с женами бобрам, а в углу обосновалась компашка лейтенантов. На наше с Фальком появление отреагировали с интересом - все посматривали, чего это ландмилицай с местным политруком трется? Впрочем, военные меня не знают, а если кто из наших увидит, то давно уж малость со странностями считают. Обойдется без лишних сплетен, поди.
  - Какой из коньяков предпочитаете? - вопрошает Фальк. И истолковав мой тяжкий вздох, в предвкушении на старые дрожжи, поспешно добавил - Я угощаю! Знаете, так редко выдается случай побеседовать вот так, по-простому...
  - Из коньяков я предпочитаю водку - твердо отвечаю ему. Мешать не буду, ну его, тот коньяк. А от пары рюмочек водки еще никому хуже не стало - И - не очень много. Я, вчера, знаете ли, вынужден был... ммм... присутствовать на Охотничьем празднике... Вы там не были?
  - А... понимаю - с искреннем сочувствием отвечает полкан, подзывая жестом старшину-официанта - Тогда сейчас закажем настоечки на травах, она оттягивает... Нет, я не был в этот раз, дежурил в штабе. Как раз попросили меня, подменить, дабы попасть туда. У нас, знаете ли, многие охочие до этих развлечений. Я, признаться, охоту не сильно люблю - многие ее почитают неплохой тренировкой к войне, а я так не считаю. По-моему, так очень немного там тренировки именно военной, а кое-что и вовсе вредно. Зверь ведь - он не стреляет ни в ответ, ни из засады... Так что я саму охоту не приветствую, хотя побродить с ружьем по горам и не против. Но лучше бы - на ротных учениях, инспектором. А на празднике я больше интересуюсь оружием да амуницией. А что, там в этот раз было что-то интересное?
  - Мммм... - главное не спугнуть, гвардия гвардией, а вот ему мы хотя бы одну винтовку точно впарим... - Так, конечно, кое-что было, но... О, это кажется, нам?
  - А? - Фальк обернулся - О, да! Ставь, служивый, благодарствуем! Прими-ка, братец, монету... Не лишне, не лишне, как раз в меру - ступай, братец! Так, что у нас тут? Гренки с беконом? Отлично. Ну-с, приступим!
  ...И приступили...
  ...- После первой... не закусываем! - хрипло выдаю я, утирая слезу после крепчайшего абсента. Настоечка, мать ее, на травах... - Клюшница водку делала?
  - Эм?..
  - Валашская, говорю, что ли?
  - Именно! Старого еще урожая, довоенного - Вольные отличный запас поставляли... Теперь-то неясно, как оно будет. Кто-то у нас уже начал сам, да только там, в верховьях Студеной - травы куда как сочнее. Да-с! - Фальк вопросительно качнул в руке снаряд - По второй?
  - А хули там, - махнул я невежливо рукой. Вечер однозначно перестал быть томным...
  
  ...- И вот, тогда Бальт впервые в новой истории придал кавалеристам не пушки, а ракеты. Конечно, боезапас к ним весит едва не втрое больше, чем к обычным конным шестифунтовкам. Но! Шестифунтовку можно везти, только разобрав натрое, это не считая боезапаса - и собрать ее можно за пять минут только на полигоне. А ракетный станок легко тащит одна лошадь, причем с двумя ракетами. А остальные лошади еще по дюжине ракет. И огонь можно открыть буквально сразу... чуть ли не с лошади!
  - Ага, при отвратной кучности и дальности... Я пару дней расковыривал бункер в Заречье таким дерьмом.
  - Зато по пехоте и коннице как действует! А если суметь поближе подобраться... Конная шестифунтовка тоже, знаешь, точностью не блещет... А в соизмеримом весе только пехотная полуторадюймовка - но это...
  -Да уж. Мино... то бишь, бомбометы надо было брать - авторитетно заявляю я, разливая по рюмкам - Дело верное.
  - Ха! Да полковой бомбомет весит втрое против конной шестифунтовки! Нет, пудовая бомба это серьезно, не спорю - но увы, конным отрядам совершенно по весу не подходит.
  - М-да. Надо меньшего калибра. И конструкции иной. - я поднимаю сосуд - Ну, за технический прогресс...
  
  ...- Слушай, Йохан, давай сегодня больше пить не будем, а? - вносит подкупающее новизной и наивностью предложение Фальк, после того как и бутылка коньяка, слава Богам, маленькая, пришла в опустошенность - Мне завтра на службу...
  - Не вопрос! - прислушиваясь, словно через вату, к гулу заведения, отвечаю ему - Не пей! И я... наверное... тожы. Не буду?
  - Вот! - полковник поднял палец, по-чапаевски прищурясь - А не сегодня - будем! Но потом.
  - Так! - Кивнул я, и чуть не потерял равновесия.
  - Ты обещал мне рассказать, что интересного было на Охотничьем! А то мы все о каких-то старинных битвах, да о девках и выпивке трепались, а это... Тем более, что мы сегодня больше не пьем!
  - Ага. - 'и не ибемся' - хотел было я добавить, но решаю не хамить. Не надо его обижать, симпатичный дядька. Надо его с Хуго познакомить. Но - потом... Тут в хмельном тумане возникла до того гениальная мысль, что я чуть не захихикал от восторга. - Скажи, Фальк, а ты знаком с советником Аллертом?
  - Хм. Я? - уставился на меня добрыми пьяными глазами полкан.
  - Нет, блять, я! - не удержался уже.
  - А-аткуда? Ты-то откуда его знаешь? - тут же удивился Фальк. - Нет, я, конечно, его знаю, но...
  - Ты, только, не говори никому - наклоняюсь я к нему, и перехожу на шепот - Но напросись как-нибудь, по службе, что ли, к ним на испытание.
  - Испытание чего? - а глазки-то загорелись...
  - Им винтовки новые привезут. От Варенгов. На днях. Только, я тебя душевно прошу, про меня...
  - Понял. - трезво и серьезно отвечает полкан, и смотрит задумчиво даже.
  - Вот. А про праздник - вот Боги видят, наверняка найдется кому рассказать, я-то там что видел... Неужто из хороших знакомых никого не присутствовало?
  - Хм.. Да, в общем-то... Хороших знакомых у меня не так много, но... - Фальк оглянулся - Вон майор Бирк с супругою, непременно же был...Только что они толкового расскажут?
  - Увы. Если я сегодня еще продолжу - щелкаю я ногтем по бутылке - То потом тебе будут рассказывать что-нибудь про меня. Или нехорошее, или уже наоборот ничего плохого совсем. Давай ты этого майора разговоришь, а я тебе потом все расскажу. Завтра.
  - Послезавтра - довольно трезво отвечает Фальк. Увлекающийся он, уже роет копытом насчет пытать майора - Завтра я на службе, а вот послезавтра, предлагаю, здесь и встретиться в обед.
  - Только - опять щелкаю по сосуду - Без этого. Сколько ж можно. Не в смысле вопросительном, а про то, что пора б и перестать.
  - Заметано! - встает, покачиваясь немного, одергивает китель. Тоже пришлось встать - уф, пора проветриться выйти! Лапу протягивает, пожимаемся, смотрим друг на друга лыбясь приветливо. Нет, окромя меркантильного интереса и просто приятный в общении дядька. И интересный. Проводил его взглядом, как он, качаясь, словно крейсер на волнах, неумолимо идет на допрос майора. Который тоже уже пребывает в весьма веселом состоянии. Нормально, пообщаются как надо...
  
  Проветрился я не очень удачно. Надо было на двор тащиться. Там бы сразу попал в цепкие лапы Поля, и, возможно, избег бы. Нет, на самом деле в целом состояние было далеко от критического. Плохо, что и мышление уже перешло в ту же категорию. Когда башка еще соображает и запоминает, и даже тело успешно отзывается на команды, а вот инстинкты самосохранения всяческие уже притупились. Одно хорошо - четко поставил себе задачу более не пить. Сегодня. И ведь почти получилось...
  Лом среди нагрянувших ребят нашей смены был наименее хмурый. Остальные ребята на меня почти не обратили внимания, походя поздоровавшись, и толпой вломились в заведение. А он подошел ко мне, восседавшему на отливе окна, поздоровался, оценив мое состояние.
  - Вижу, уже в курсе, раз такой? Потому и не пришел?
  - Чо?
  - Ну, говорю - потому и не пришел на смену, что знал заранее? Сразу сюда пошел?
  - Лом, не делай мне беременного мозгу. Я с позавчера сюда шел.
  - А-ааа... С позавчера - так еще неплох... Так ты, выходит, ничего не знаешь?
  - О чем?
  - О службе.
  - Тьфу ты... Последнее, что меня сегодня бы интересовало... А что там?
  - А все.
  - В смысле?
  - В прямом. Кончилась наша служба.
  - Совсем?
  - Ну... не совсем. Всех - в запас, наравне с резервом. Раз в месяц на сборы... если город решит собирать. И по тревоге. Ну, налоги, конечно...
  - Веееесело... Народ пошел горевать?
  - Еще бы! Это нам с тобой еще что. Да тем, кто со своими резонам пошел, при достатке, тем тоже ничего. А голытьба армейская - оне в печали великой. Одно радует - штабных вовсе вышибли. Штаб жандармы держать станут. Теперь милиция под ними.
  - Эвона оно как... В интересное время живем... А ты-то как? Как с нашими контрактами?
  - А никак. Город их не разрывает. Там все хитро прописано. Судиться, конечно, можно, но... Мне так вовсе незачем - ну снял я номер - хозяин от счастья, что я ему столько разом заплачу, мне цену копеечную вложил. Теперь еще два года может что хошь думать, а пусть только вякнет - засужу. Ты, тоже вроде как, не бедствуешь...
  - Тако-то да... А всеж - а остальные как? Кто без резонов, за деньгами был?
  - Ну... им от города льготный контракт в частные команды. Условия какие-то прямо сказочные, но это не точно. Народ не особо верит. Все же милиция была пусть невеликим доходом, да спокойным и надежным. А частные... Город обещает, что заставят их на депозит деньгу класть, а кто не согласен - запретят найом делать... Да кто ж поверит? И как пресекать станут? Мутно все...
  - Денег-то хоть дали каких?
  - А как же. Конечно не дали. Обещали. За тот месяц жалованье дать, а еще через месяц - половинное.
  - Ну... Не густо, но хоть так.
  - Ага. Тока не нам с тобой. И прочим таким - а оказалось две дюжины набирается в милиции иногородних - шиш с хреном.
  - Ну, сам же сказал - переживем.
  - Мы-то да. Но не все такие, есть и кто без остатка вложился, есть и те, кто уже долгов под службу набрал. Им вовсе один путь - в охотничьи команды.
  - А ты, например?
  - А я тоже, наверное, подамся. Обманут, ну, переживу. А если не обманут, то как бы и не выгоднее службы...
  - Так, Лом, ты, походу в курсе - изложи-ка мне за эти частные команды, а то я че-то не вникал.
  - Пойдем, что ли, унутрь. Чего тут жариться-то.
  - Тока... без этого. Ты как хошь, а я лучше чайку еще выпью.
  
  В общем, рассказанное Ломом можно обрисовать так. Ежегодно по осени город собирает на вполне официальных началах этакие ватаги. Мини-ЧВК. Совсем бандитскими формированиями их не назвать - присутствовал контроль, и все наниматели не абы как, а по городским лицензиям охранным работали. Причем некоторые и по городскому заказу - эти контракты всегда считались наиболее надежными, но наименее выгодными. И составляли невеликую часть, в основном на искоренение конкретных НВФ, именуемых бандами. А вот большинство остальных же просто за зипунами ходили. Ну, малая часть нанималась всякими купцами и иными мутными личностями для непонятных дел. Ходили слухи о поисках кладов на островах, пару раз были громкие скандалы с контрабандой, даже баяли о кровной мести в северном княжестве каком-то, для чего набрали тут головорезов... Но две трети походов, без малейшего почтения к суверенитету и госгранице - были... на Степь. А точнее на курощение приграничных поселений степняков. И было это настолько же цинично, насколько и рационально - летом степняки сами начинали шариться вдоль Студеной, и потому перманентные действия и даже просто угроза их - отлично оберегали пределы Союза. Заведено это было довольно давно, и успешно оттесняло демографическое давление Степи на север - в Валаш. Отчего там, в числе прочих причин, Старый Князь и устроил поселения Вольных. Вот только теперь-то геополитика иная... Но, похоже, это еще не осознали. И масштабы в этом году, похоже, наоборот выросли. Особняком среди целей найма стояли контракты на борьбу с пиратами - нанимали и военные моряки в приватирские партии, и частники - грабить грабителей дело выгодное, похоже. Вот только там все контракты на конец лета - ибо до того сезон штормов будет. Со штормами тут, ввиду мелководности морей, все весьма печально. Потому всяческие морские приключения концентрируются тут на период конца лета и первой трети осени. А вот степняков гонять начинают с середины лета, и до самой зимы. В этом году вовсе зашкаливающее число желающих, потому опасения ландмилицких небеспочвенны, а словам о гарантиях и привилегиях от города мало кто верит. Лом, правда, обмолвился, что ему кто-то шепнул по секрету - мол, иногородних уже с охотой набирают в одну команду. Правда, условия неизвестны, да и верить ли...
  Пока Лом вяло ругался с кем-то из наших, уже изрядно захмелевшим, и начавшим выкатывать предъявы за такой жизненный поворот не кому-либо, а иногородним (отчего столовские старшины бдительно подтянулись в ожидании драки - этим здоровякам многие завидуют за возможность в полном праве приварить охеревшему офицерью), я безуспешно пытался утомленным мозгом нащупать ускользающую мысль. Не удалось. Охотничьи команды, обиженные иногородние... Отчего-то мне казалось, что это связано с Аллертом. Хотя - в этом городе, наверное, очень многое с ним так или иначе связанно. Не, не вспомню. Драки не случилось, Лом, будучи трезвым и убедительным, раскрыл наезжавшему, и всем прочим, глубину глубин, отчего все даже устыдились немного. Баран, требовавший справедливости и Рюгеля для рюгельцев, начал бурчать, мол, про тебя все знают, при деньгах - на что его местные же резко заткнули пожеланием не считать чужие деньги. И сразу наметился раскол и среди местных, по имущественному цензу. Ситуацию исправил алкоголь - кто-то предложил всем выпить за братство, мол, поссориться всегда успеем, а в неприятностях завсегда лучше вместе держаться. И все согласились, хотя ясно, что своя футболка ближе к сраке. Выпили, причем и нам с Ломом пришлось заказать по стопарику - дабы не обижать коллектив и выразить единение с бывшими коллегами. Опосля чего Лом увидел в уголке нескольких иногородних мильтонов, и направился туда, пообещав и за меня узнать, на всякий случай. А я наконец-то отправился в последний путь - то есть в клозет, а потом на двор, где уже давненько скучал Поль.
  
  

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"