Tash Elin: другие произведения.

Потусторонняя поездка "all inclusive"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...Сумерки испятнали ясный мир дневной логики, скрадывая чёткие границы предметов и наделяя окружающее несвойственными ему фантасмагориями.


   Ожесточённо работая мочалкой, я отмывала на кухне посуду, привычно размышляя о своей ненависти к этому процессу вообще и к бытовой химии в частности. Однако раздавшийся стук в окно напрочь выветрил из головы эти мысли. Да что там - вообще все мысли.
   Стук! В окно! Седьмого этажа! Снаружи!
   !..
   Я застыла, боясь повернуться. Стук настойчиво повторился, опровергая мысль о галлюцинации. Или это затяжная галлюцинация, критический случай?
   Швырнув мочалку вместе с тарелкой, всё же обернулась. Меж раскрытых занавесок, за стеклом, виднелась верхняя половина какого-то незнакомого мужчины. Ещё и ухмыляется, скотина!
   Поскольку никаких демонических крыльев за его спиной не развевалось, здравый смысл потребовал выяснить, каким образом незнакомец держится в воздухе.
   Мужчина махнул рукой, показывая, чтобы открыла окно, я сделала несколько шагов, не спеша выполнять его пожелание...
   А!.. Тьфу ты, напугал. Он всего лишь стоял в строительной люльке, просто ни её, ни держащих тросов не было видно. То ли окна моют (с чего бы?), то ли фасад красят (неужто? ЖЭК лет десять как не расщедривался на подобное).
   Я отворила раму, вопросительно глядя на него. Лицо незнакомца оказалось неожиданно серьёзным - может, ухмылка лишь почудилась от страха?
   - Скорее, - проговорил он. - Пошли.
   - Чего? - опешила я, попятившись и желая покрутить пальцем у виска. - С чего бы это?!
   - Скорее! - воскликнул он.
   Раздавшийся грохот во входную дверь, неприятный, напористый, нетерпеливый - долго там явно ждать не станут - заставил меня, забыв обо всём на свете, перелезть через подоконник и ссыпаться в покачнувшуюся люльку. Началось.
   Мужчина нажал на одну из кнопок, кажется, кивнув кому-то вверху, и люлька помчалась вниз со скоростью сверхскоростного лифта. Я попыталась завизжать, однако спутник предусмотрительно зажал мой рот.
   Люлька впечаталась в асфальт, почти не притормозив, он подтолкнул меня под пятую точку и с напутственным "скорее" - едва не растянулась на тротуаре - выпихнул за её пределы.
   Я помчалась наобум, и лишь за ближайшим углом остановилась, выглянув. Почему-то была уверена, что незнакомец станет сопровождать меня, и с удивлением обнаружила, как, обрезав верёвки, держащие люльку, он бросился совсем в другую сторону. Хотела было последовать за ним, но из моего окна уже высунулись несколько голов, перепуганное воображение дорисовало на них не то рога, не то красные глаза, высматривающие определённо хозяйку квартиры, и я не раздумывая бросилась дальше.
   Стоп. Верёвки?! Люлька же на стальных тросах, чем это он их так быстро обрезал?!
   Затормозив, чуть было не повернула обратно, однако воспоминание о мордах, высунувшихся из родного окошка, подхлестнуло, заставив прибавить темпа.
   Эх, жаль, я так мало времени уделяла занятиям спортом... Лишние килограммы нарастила от нелюбви готовить... Почти сразу начала задыхаться, и только сейчас сообразила, что бегу в домашнем лёгком костюме, заляпанном водой после мытья посуды, а также в спадающих с ног мягких шлёпках, сквозь подошвы которых пропечатывается каждый камушек.
   В боку нестерпимо закололо, и я притормозила, пытаясь отдышаться. Вспомнила, что резко останавливаться вроде бы нельзя, перешла на шаг, пробуя сообразить, что же теперь делать.
   Мысль о преследователях подстегнула, и я пошла на максимально доступной скорости. Спустя несколько кварталов внимание привлекла стоящая машина - ничем не примечательный красный фордик даже не бибикнул, однако когда дверь открылась и высунулся ещё один незнакомец, я поняла, что ждут меня, и поскорее прыгнула на заднее сидение.
   Лишь внутри посетила мысль о том, что, собственно, это могли быть и преследователи... А могли - вообще посторонние люди.
   Смутиться я не успела, поскольку водитель тронул с места, словно именно этого и ожидал.
   - Кто вы? - поинтересовалась я. - Что происходит? Куда мы едем?
   Незнакомец промолчал, бросив взгляд в зеркало. Странный, но почему-то успокоивший меня взгляд неопределённо-зелёных глаз. Густые чёрные усы повторяли линию не менее густых и чёрных бровей.
   Я попыталась поймать какую-то ускользнувшую мысль, но внезапный визг ещё одной машины, выскочившей наперехват, и вдавившее меня в сидение ускорение, когда водитель выжал педаль газа, изгнали не только отлавливаемую мысль, но и мысли о том, что её нужно отловить!
   Вцепившись в спинку переднего сидения, я разрывалась между желаниями зажмуриться - и одновременно контролировать происходящее. К сожалению, закрытие глаз не выкинуло бы меня из реальности, поэтому осторожно оглянулась, стараясь на очередном крутом повороте не вылететь в дверь.
   Столь же малоприметная, как наш форд, серая тойота мчалась следом. Лиц преследователей я разглядеть не могла, ну хоть стрелять не начинали, и то порадовало.
   Очередной светофор мы проскочили на последних миганиях зелёного, я успела заметить мчащийся наперерез чёрный автомобиль, не представляя, "друзья" это или "враги". За приближающимся лобовым стеклом мелькнул ещё один мужской лик, весьма приятный, надо сказать. Надеюсь, он поможет? А если из преследователей, не поспешила ли я убегать?
   И лишь когда он на всей скорости врезался в тойоту, ощутила, что мне становится нехорошо.
   - Что?.. - начала я, от ужаса не в состоянии родить вопрос.
   - Понравился? - неожиданно ухмыльнулся усатый. От возмущения я проглотила сформировавшуюся было формулировку, несколько секунд лишь втягивая в себя воздух и забывая выдыхать, после наконец-то выпалила:
   - Он погиб? Из-за меня?! Что проис...
   - Ещё чего, - пренебрежительно отозвался водитель. - Глупых камикадзе среди нас не водится. Так... иллюзия.
   - Иллюзия?! - взвыла я, оглянувшись. - А этот пожар из двух машин - тоже иллюзия?!
   - Почти, - довольно откликнулся собеседничек, снова бросив на меня взгляд из зеркала заднего вида.
   - Это как?
   - Кого нужно было остановить - остановили. Выглядит вполне правдоподобно, только без всех этих загрязняющих элементов.
   - Ничего не понимаю... - пожаловалась я.
   - Поймёшь, - пообещал он и замолчал, не собираясь ничего больше добавлять.
   - Ну? - поинтересовалась я. Он сосредоточил всё внимание на дороге, не удостаивая им меня.
   - Среди вас? - ухватилась я хоть за что-то. - Среди кого?
   С таким же успехом я могла спрашивать у автопилота. Сообразив, что отвлекать водителя от дороги, да ещё и при возможности погони, не следует, решила оставить вопросы на потом. Впрочем, никаких превышающих скорость машин больше не наблюдалось, гаишников с радаром, как ни странно, тоже. Мы беспрепятственно промчались по улицам и через некоторое время выехали за город.
   Сумерки испятнали ясный мир дневной логики, скрадывая чёткие границы предметов и наделяя окружающее несвойственными ему фантасмагориями. Когда я приняла старый пень, вывороченный недалеко от дороги, за старичка со странным многоногим многохвостым животным, то поняла, что нервы на пределе, и смотреть по сторонам прекратила. Поёжилась: к вечеру похолодало, не лето на улице, весна всего лишь. А у меня ничего с собой нет!
   Подавшись чуть вперёд, вознамерилась хоть что-нибудь выяснить у усатого, однако он неожиданно свернул на боковую, едва заметную дорожку, и нас затрясло на ухабах. В попытках не бить зубами друг о друга, а головой о крышу, я напрочь забыла обо всех иных проблемах.
   На оставшейся позади трассе проезжали редкие автомобили, но никто из них не спешил повторять наш подвиг. Пока ещё можно было хоть что-нибудь разглядеть, водитель не включал фар, и вскорости мы свернули за деревья, откуда нас и вовсе не должно было быть видно.
   Вопреки моим ожиданиям, он не стал останавливаться, а уверенно, будто заранее спланированным путём, повёл машину, не задумываясь на развилках. Несколько часов мы петляли малоезжеными дорогами, пробираясь то лесом, то полем, даже речушку пересекли по давно нечиненому мостику - выпирающий асфальт заставлял прыгать наш фордик сильнее, чем все предыдущие кочки.
   Когда дорога стала чуть ровнее, я ощутила, что пригреваюсь и засыпаю, и тут же со страхом заставила себя проснуться. Завезут ещё неизвестно куда...
   Ха! А то сейчас не завозят! И тоже не известно куда.
   Вознамерившись выбить из водителя хоть что-то, снова подалась вперёд, однако невдалеке показались огни какого-то населённого пункта, и вместо требования остановиться и посвятить меня, наконец, в происходящее, я выдала:
   - А это что за город?
   Усатый покосился на меня в любимое зеркало, промолчав, и тут я не выдержала. Высказала всё, что думаю об отмалчивающихся мужчинах вообще и о конкретных усатых личностях в частности. Потребовала остановиться и подробно объяснить, что происходит, кто и куда меня везёт, кто пытается догнать и вообще...
   Видя, что сейчас или вопьюсь когтями ему в шею, или выскочу на ходу из машины, он смилостивился и "пояснил":
   - Лучше тебе не знать.
   - Что?! - заорала я.
   - Я имею в виду, названия города. Пока ты его не знаешь, тебя сложнее найти.
   - Что за бред?!
   - Потом поймёшь.
   - А как же... - я замолчала, мысль о моём незавидном положении сменилась грустной мыслью о том, что сейчас творится дома. Наверняка всё перевернули, ничего из любимых вещей не пожалели, да и дверь едва ли удосужились закрыть, если вообще не выбили. А люди ж у нас всё вокруг душевные, поскорее добро поразбирали, дабы ворью не досталось, целее было...
   Спутник бросил на меня взгляд, вероятно, определяя, с чего бы такая резкая смена настроения и не спрятана ли за ней попытка скрыть истинные замыслы.
   - Надолго это? - тихо поинтересовалась я.
   - Это? - нахал неожиданно хохотнул. - Это навсегда.
   - Скотина... - прошипела я, ощущая, как начали предательски дрожать веки. Не заплачу, не дождётесь!
   Мы въехали в небольшой, ничем не примечательный городок, и я поняла, что прозевала указатель с названием, обернулась, чтобы всё-таки прочитать, и обмерла. По таблице ползло нечто неразборчиво-туманное, со сверкающими зелёными глазами, приковавшими к себе взгляд. Взмахнув лапой, оно спрыгнуло на землю, неожиданно приняв человеческие очертания - на голове то ли волосы развеваются, то ли ткань, - и растворилось в придорожной лесопосадке.
   Опомнившись, я обнаружила, что машина уже слишком далеко отъехала, чтобы попытаться в темноте рассмотреть надпись.
   Привычная городская обстановка действовала успокаивающе. Фары проезжающих автомобилей, редкие ночные прохожие, шумное веселье в забегаловках... Я почти расслабилась, и тем неожиданнее было обнаружить, что машина остановилась.
   Усатый, обойдя вокруг и открыв мою дверь, сообщил:
   - Ну всё, выходи.
   - Куда? - поинтересовалась я, вылезая скорее чтобы размяться после долгой езды. Машинально растёрла предплечья, согреваясь.
   - Моя часть пути тут оканчивается, завтра тебя найдут, - сообщил он, и на миг показалось, что его усы шевелятся, живут собственной жизнью.
   - Но куда мне идти? - растерянно пробормотала я. Он пожал плечами. Я с отчаянием посмотрела на свои тапки, он усмехнулся и, сунув руку в карман, протянул небольшую стопку купюр.
   - Куда хочешь. Я же сказал, найдут. На вот.
   С этими словами он вложил деньги мне в руку и вернулся за руль. Не в состоянии собрать мысли, я смотрела вслед исчезающей машине. Вот влипла ведь!
   Никаких супермаркетов, где можно было бы приобрести более приличное одеяние, поблизости не виднелось, а всё остальное давно было закрыто. Устало махнув рукой, наскоро пересчитала свои сомнительные доходы и направилась искать, где бы перекусить. А заодно и переночевать.
   Подъехавший троллейбус приятно удивил: даже в столице не всегда дождёшься после полуночи. Пара полусонных пассажиров не вызвала настороженности, и я, решив немного запутать свои следы, проехала на нём несколько остановок, пока на глаза не попалось нечто напоминающее гостиницу не слишком высокого класса.
   Посетительница в заляпанном домашнем костюме и пооббитых за время пробега тапках не вызвала у портье доверия, что однозначно читалось даже сквозь профессиональную условно учтивую улыбку. Впрочем, наличные сделали его гораздо приветливее - настолько, чтобы указать мне не только номер, но и ближайший круглосуточный кафетерий. Куда и направилась в первую очередь.
   Поскольку переодеться всё равно возможности не было, я плюнула на свой вид, гордо задрав подбородок и с удивлением задумавшись, когда это мои волосы успели так отрасти, что стали путаться на ветру.
   Предавшись попыткам подсчитать, когда же я в последний раз была в парикмахерской, плюхнулась за угловой столик, чуть не заказала себе местный гамбургер с жареной картошечкой (без приправ!), но воспоминания о колотье в боку заставили передумать и с благосклонностью взглянуть на капустный салатик.
   Несколько подвыпивших парней не проявляли интереса к моей персоне, и, пополняя растраченные запасы энергии, я наконец-то смогла обдумать происходящее. Ну или попытаться.
   Какая-то мысль по-прежнему не давала покоя, и, даже на время забыв двигать челюстями, я постаралась вычленить её из вереницы проносящихся в мозгу картин, сопровождаемых невоспроизводимыми междометиями.
   Началось. Именно эта мысль пришла ко мне, когда я бросилась в строительную люльку. Будто бы знала, что это должно случиться.
   Хотя... поначалу была уверена, что происходящее связано с моей работой. Я, ненормальная трудоголичка, последние полгода дни и ночи проводила за исследованиями всяких вредоносных пищевых добавок, наведываясь домой гораздо реже, чем задерживаясь в лаборатории. Когда пару дней назад пропал директор, Леонид Филиппович, мы решили, что некие магнаты не рады независимым исследованиям нашей неподкупной компании.
   В общем, не удивилась бы, если бы несколько устрашающего вида парней явились ко мне запугивать или откупаться, и, возможно, даже на время прекратила бы исследования, если бы их аргументы оказались достаточно впечатляющими.
   Как-то уже пришлось поменять место жительства из-за подобного случая. Да что место - страну. Но я снова взялась за своё. Ну не могу смотреть, как жирные кошельки травят население, а заодно и планету, желая обогатиться и заботясь лишь о собственных прибылях! Понимаю, что мои действия - писк мыши в поле, который, скорее всего, потонет в грохоте рекламы и "разрешённого" производства. Но лучше уж делать то, что можешь, хоть что-то - чем молча покориться всемогущим бездушным производителям.
   Ну вот, в итоге, и имею: ни личной жизни, ни семьи, минимум друзей (чуть не взвыла, вспомнив о мобилке, оставшейся, естественно, дома! А деньги?! А документы?!)
   Так что, не удивилась бы, если бы ко мне пришли "договариваться". Даже если бы пришли избавляться. Но чтобы кто-то бросился спасать? Да ещё и заранее обдуманными путями?
   Стоп. Вот здесь и начинается самое странное. Никто не знал, куда я побегу, выскочив из люльки, более того, мой спаситель помчался в другую сторону! Я могла свернуть на любом перекрёстке, не говоря уж о том, что он вообще не указал, куда бежать: я могла изначально пойти не туда! А красный фордик стоял там, поджидая, будто точно знал, что буду идти этой дорогой и никакой другой.
   Потом этот примерещившийся дед. После которого водитель свернул.
   И ещё нечто, не давшее мне названия прочитать...
   Стоп. Так я до шизофрении додумаюсь.
   Посмотрим ещё, как они меня завтра найдут!
  
   ***
   Лёгкий стук в дверь вырвал из восстанавливающего сна, в котором простирались чистые леса и поля, населённые различными духами, ещё не успевшими задохнуться от сигаретной и машинной вони.
   Потрусив головой, отогнала навязчивое видение, вспоминая, где же нахожусь и что тут происходит.
   Вчера так и повалилась спать, не имея сил ни помыться, ни раздеться. И, надо признать, отдохнула, несмотря на то, что утро было весьма раннее.
   А ещё с удивлением обнаружила, что даже в голову не пришло поинтересоваться у кого-нибудь, в каком же это городе я оказалась! Вот сейчас пойду и озадачу портье...
   Стук не повторялся и, поднимаясь с кровати, я задумалась, открывать ли. Но когда обернулась к двери, возле неё стояли двое молодых ребят. Не припомню, чтобы слышала звук отворения и закрывания.
   Выглядели они впечатляюще, особенно как на взгляд незамужней девушки. Не просто хороши, а... сложно сказать, наверное, будь я художником, намётанный глазомер выявил бы особенности. Я же лишь осознавала, что молодые люди смотрятся будто и не совсем людьми. Или, может, это мои взвинченные нервишки шалят?!
   А ещё меня привлекла их одежда. Вроде бы обычные брюки и кофты, модного покроя, но ткань... переливающаяся, мягкая и тонкая на вид, незнакомая.
   Впрочем, изумление сменилось радостью, ибо я узнала одного из красавчиков: та самая иллюзия, взорвавшая тойоту преследователей.
   - Вспомнила? - поинтересовался он, чем поверг меня в некоторое недоумение. Похоже, читать на моём лице ему было легко, потому что он не слишком расстроенно добавил: - А, ну тогда ладно.
   - Э-э-э... - выдавила я, поражаясь собственному словарному запасу.
   - Нужно ещё немного переждать, пока они потеряют твой тембр, - сообщил он.
   - Тембр? - удивилась, тут же обругала себя за глупость и задала более важный вопрос: - Кто - они?
   - Захватчики.
   - Чего?
   Он вздохнул, словно собираясь учить уму-разуму неразумное дитя, но тут второй молодой человек выступил вперёд:
   - Потом наговоритесь. Пора идти.
   - В таком виде? - возмутилась я, оглядывая себя. Первый усмехнулся, бросив неизвестно откуда взявшийся свёрток - во всяком случае, раньше ничего подобного у них в руках не заметила.
   В свёртке были зелёные брючки с футболочкой, из той же странной, тонкой, лёгкой, почти неощутимой ткани.
   - Я же замёрзну! - снова возмутилась. Не говоря уж о том, что размерчика они казались немного меньшего на вид. А вдруг не влезу? Стыда не оберёшься.
   - Не замёрзнешь, - проговорил красавчик. Второй лишь усмехнулся.
   Я схватила одежду и бросилась в ванную, заодно и умыться.
   Эх, нужно было пятизвёздочный отель искать! За чужие деньги-то... Тут даже зеркала не было! Вместо него висела бумажка с надписью: "Извините, зеркало разбилось, в самое ближайшее время его заменят". Интересно, хмыкнула про себя, сколько лет она уже тут висит?
   Наскоро сполоснувшись и попытавшись пальцами придать волосам не слишком всклокоченный вид, я не без внутреннего страха взялась за одежду. Как ни странно, в неё вошла, и несмотря на видимую лёгкость, она оказалась не прозрачной и вполне крепкой. По крайней мере, когда зацепилась за торчащий гвоздь, ничего не порвалось.
   Вернувшись, обнаружила, что меня ожидают ещё и мягкие кроссовки, которые без лишних вопросов надела.
   - Как вы меня нашли? - поинтересовалась у ребят, по-прежнему стоящих возле двери.
   - Хороша! - довольно сообщил второй из парней - он был темнее, но тут только я обнаружила, что у обоих зелёные глаза. Тот, что светлее, посмотрел на него, как показалось, не слишком довольно. Я гордо задрала голову, изображая неприступную принцессу, пока первый отвечал:
   - По тембру, конечно.
   Я испуганно подскочила, напрочь забыв о принцессе:
   - По какому такому тембру? Значит, и те могут найти?
   - Нет, - усмехнулся светлый. - В отличие от них, мы знаем оба твоих тембра: и начальный, и конечный.
   - Пошли уже! - оборвал второй, снова не давая мне забросать их вопросами.
   - А вы кто? - запоздало поинтересовалась я, сворачивая на всякий случай свою одёжку в пакет. Парни с усмешками переглянулись, но ничего не сказали.
   - Меня зовут Реоллий, - сообщил светлый, первым выходя в коридор и внимательно его осматривая. - А его Валий.
   Вокруг было спокойно, и мы направились к рецепции. Приятно, однако, идти в обществе этаких телохранителей!
   - Реанелла, - зачем-то брякнула я. Среди таких необычных имён стандартная Света показалась мне блёклой и скучной. Светлый кивнул, я уж было собралась сообщить, что имена - это, конечно, замечательно, но вообще-то они волнуют меня меньше всего, когда Реоллий добавил, обращаясь к Валию:
   - Пойду отвлеку.
   Тот кивнул в ответ, на всякий случай взял меня за локоть - вероятно, боясь, что заупрямлюсь - и направил к выходу. Я обернулась на отставшего Реоллия, устремившегося в другую сторону - хотя гостиничный холл был так мал, что исключал наличие второго выхода!
   - Иллюзионист, - проворчала я.
   - Что? - не понял Валий.
   - Как он отвлекать собирается? Так же, как и машину взорвал?
   Валий хмыкнул, не ответив. Взял мой свёрток, и я тут же позабыла о нём. Не помню момента, когда пакет исчез, но руки у Валия вскорости оказались свободны - впрочем, я почему-то абсолютно не придала этому значения.
   К моему разочарованию, никаких кабриолетов или кадиллаков нас не ожидало, меня посадили на банальную маршрутку и довезли до банального вокзала, где мы пересели на электричку. По-моему, первую попавшуюся, ибо отходила она почти сразу.
   Вздохнув, что Реоллий так и не присоединился к нам, я переключила внимание на Валия. Однако не успела задать первый вопрос, как он бросил на меня взгляд и, резко заявив "Не сейчас", многозначно взглянул на окружающих. И почему это людям не спится по утрам? Зачем им эта электричка сдалась?!
   Я сердито отвернулась к окну, пытаясь собрать мысли и прийти хоть к каким-то логическим выводам. Но лес приковал к себе всё моё внимание...
   Никогда не видела такого леса! Деревья... вроде бы обыкновенные, соответствующие нашей широте - и в то же время было в них нечто... иное, незнакомое.
   К тому же, лес был наполнен людьми. Так много посетителей даже в грибной период не наблюдается! А тут... обычный рабочий день!
   Приглядевшись, вдруг обнаружила, что среди них есть не только люди. Мне снова начали мерещиться странные животные, с перетекающими очертаниями, которые никак нельзя рассмотреть. А одна девица и вовсе помахала вслед электричке - и на миг показалось, что машет она исключительно нам с Валием...
   Зажмурившись, я опять помотала головой. Осторожно открыла глаза по очереди.
   Лес как лес, весенний, цветущий.
   Пустой!
   Обернулась к Валию. Его губы были плотно сжаты, но глаза насмешливо улыбались. Я открыла было рот, чтобы задать вопрос, совершенно не представляя, как и что спросить - однако он уже отвернулся, давая понять, что запрет на обсуждение моих галлюцинаций всё ещё в силе.
   Мы вышли на какой-то захолустной станции со стандартным, ничего не говорящим названием. На перроне меня совершенно выбил из колеи встречающий Реоллий.
   - Ты... откуда? - выдавила, желая броситься ему на шею, и в то же время сбежать от этих непонятных зеленоглазых явлений подальше. Жила себе спокойно, никого не трогала... Потихоньку химией занималась... Изредка интервью о вреде всякой разной производимой гадости давала...
   Молодые люди перекинулись взглядами - телепаты, что ли?! - и не сговариваясь двинулись к одноэтажному крохотному домику вокзала.
   - Ну как? - не выдержала я, поспешив за ними, заняла приятное место в середине, обхватив под руки. Реоллий обаятельно улыбнулся:
   - Не отстали пока. Идут по следу.
   - Г...господи! - вырвалось у меня. - Ничего себе след! Да как по нему идти можно?
   - Да, кстати, - добавил Реоллий и вдруг протянул мне сумочку: я снова не видела, чтобы он держал её в руке. Мою! Любимую!
   - Спасибо!!!
   Радостно схватив её, на ходу принялась рассматривать содержимое. Мобилка! Моя родная. Прямо к сердцу прижала.
   - Карточку поменял, - сообщил он. Я счастливо кивнула: все номера в телефонной памяти. - Только не звони пока никому. Потом.
   Дальше деньги (как это он нычку нашёл?!), ключи, паспорт, девичий набор косметики и всё, что было в сумочке с последнего её использования. Я с запоздалым подозрением посмотрела на Реоллия: когда успел ко мне домой смотаться?
   Зелёные глаза насмешливо улыбались.
   - У тебя дома всё в порядке, - отозвался он. - Если когда-нибудь захочешь, вернешься.
   - Конечно, захочу! - возмутилась я, но он лишь усмехнулся.
   Закрыв молнию, повесила сумочку на плечо, почему-то ощутив себя уверенней.
   У вокзала притормозил проходящий автобус, в котором совершенно случайно оказалось три свободных места. Я уже устала удивляться, так же как и пытаться выяснить, куда мы едем. Смотреть на заоконные леса-поля тоже. Опустила веки и придремала.
   Где-то посреди очередного леса автобус вдруг остановился. Я приоткрыла глаз и с удивлением обнаружила, что Валий стоит возле водителя, а Реоллий как раз собрался меня тормошить.
   - Не хочу... - пробормотала я.
   - Выходим, - сообщил он.
   - Что, совсем? - удивилась, уверенная, что это лишь техническая остановка. Реоллий кивнул, взял мою руку и направился к выходу. С недоумением, но покорившись судьбе, пришлось последовать за ним. Между прочим, прикосновение было приятным, что тоже способствовало несвойственной мне покладистости.
   До вечера мы брели по едва заметным лесным тропкам. Вопреки опасениям, никто больше не мерещился, хотя, признаться, без сопровождающей парочки наверняка было бы страшновато.
   Похолодало, но, как ни странно, я этого не чувствовала. То есть я ощущала, что температура опустилась на несколько градусов, однако не мёрзла. Ноги тоже почему-то не уставали, хотя я не была привычна к таким длительным переходам-переездам.
   В опустившейся клочьями темноте, словно размытые акварельные кляксы, выступили огни не то туристического лагеря, не то кэмпинга.
   - Пойду проверю, - проговорил Реоллий. Валий кивнул, и, не успела оглянуться, как светлый растворился за деревьями. Мы же направились к огням.
   При ближайшем рассмотрении оказалось, что вышли к старой, но действующей турбазе на берегу небольшого озера. Валий уверено устремился к домику администрации, и я пошла следом, на ходу заглянув в собственный паспорт. Не подменили, и фото, и номер с серией те же. Надо же! Тембр меня, видите ли, выдаёт, а старый паспорт - нет!
   Валий облокотился о стойку и о чём-то беседовал с пожилым мужчиной, исполняющим роль портье, сторожа и дежурного по номерам в одном лице. Мой спутник даже вытащил и подал ему свой паспорт, я напряглась, однако моего участия так и не потребовалось: вскоре, помахивая ключами, он кивнул мне на выход.
   Старые, но вполне чистые и милые домики турбазы рассыпались по приозёрному лесу гроздьями деревянных тыкв - такие тёплые, подмигивающие уютным светом из окошек. Лунная дорожка серебрила гладкую поверхность озера, полночная лодка с едва уловимым плеском прочертила её наискось, оставив зыбкий подрагивающий след.
   Невольно залюбовавшись, я даже остановилась. Надо же, как чудесно! А я-то привыкла свои редкие отпуска проводить в дорогих отелях на берегу моря. Там тоже чудесно, безусловно, но как-то даже подумать не могла, что в обычном лесу в старом домике также можно получить отличную порцию удовольствия!
   Валий обернулся и остановился, ожидая, но не подгоняя и не комментируя.
   Спохватившись, я догнала его. Он улыбался, на миг померещилось, что зелёные глаза сверкнули огоньками, как у какого-нибудь кота или филина, но я тут же отогнала свои дикие фантазии.
   Наш домик оказался довольно далеко от центрального. Легко взбежав по небольшому крылечку, Валий открыл дверь, прислушался, включил свет и галантно пропустил меня вперёд.
   Я вошла, осматриваясь, он занял единственное кресло, прикрывшись журналом десятилетней давности из стопки, аккуратно сложенной на журнальном столике. Я же, кинув сумочку на диван, обнаружила зеркало на полстены (впервые за всё время моего побега!), радостно обернулась к нему...
   И уставилась на себя с недоумением. Вот это и правда "хороша"!
   Нет, я и без того прекрасно выгляжу, в мои "под сорок" на неопределённые "до тридцати", а скопившаяся за полгода сидячей работы небольшая полнота, по словам многих, и вовсе к лицу. Но сейчас из зеркала на меня смотрела самая настоящая красотка.
   Волосы действительно выросли - раньше они доходили до плеч, а сейчас уже гораздо ниже пояса, при этом как-то странно посветлели. Фигура... сложно сказать... вроде бы всё моё, однако пропорции несколько иные, чуть странные... не совсем и человеческие.
   И ещё глаза. О да, глаза. Зелёные. Да я всю жизнь своими голубыми гордилась! С чего бы это им вздумалось позеленеть?!
   Ощущая, что из них, зелёных, сейчас, как недавно у Валия, вырывается самое натуральное хищное сверкание, только вовсе не такое доброжелательное, я решительно направилась к попутчику. Выдрала из рук журнал, отшвырнув.
   - Ты мне расскажешь, наконец-то, что происходит?!
   - Успокойся, красавица, потерпи ещё немного... - проговорил он.
   - Не собираюсь больше терпеть! - возмутилась я, однако он взял новый журнал и наугад открыл его. Рассвирепев, снова выдрала щит из его рук, только на сей раз он попытался не позволить мне этого, вследствие чего я свалилась на его колени. Эмоции взбурлили окончательно, и я начала колотить его в грудь кулаками - что он, впрочем, очень быстро пресёк, перехватив мои. Так нас и застал Реоллий.
   С некоторой растерянностью я смотрела, как он застывает на пороге. В глазах мелькнуло чувство, которого там не должно было бы быть по отношению к малознакомой девушке, даже если бы я понравилась ему так же, как и он мне. С чего бы ему ревновать, ведь почти всю дорогу меня вёз Валий?!
   - Вообще-то вы... женаты, - произнёс Валий, подпихивая меня со своих коленей.
   - ?!.
   Поморщившись, Реоллий прикрыл за собой дверь, отвечая:
   - Не совсем. Человеческий "брак" имеет мало общего с нашими союзами.
   Уже поднявшись, я едва не села обратно, и, почему-то испытав некоторое смущение, обратилась снова к Валию:
   - Кто вы?
   - Ну... - пробормотал он. - Эльфы...
   Тон его был неуверенный, в глазах горели смешливые искорки, и я расхохоталась:
   - А теперь - честно.
   - В человеческом языке нет подходящих слов, - отозвался Реоллий, приближаясь. - А нашего ты ещё не вспомнила. Хотя уже очень близка, ещё немного - и память вернётся. Можешь подождать, Реанелла.
   Он с ощутимым удовольствием перекатил на языке случайное имя.
   - Света, - буркнула я. Всё равно паспорт видели. Они расхохотались, разозлив меня ещё сильнее, Реоллий уверенно произнёс:
   - Реанелла.
   - Не хочу ждать!! "Муж"!.. Или "союзник"?!
   Они снова расхохотались.
   - Ладно, - пожал Реоллий плечами. Глянул на Валия: - Кстати, они отстали.
   Тот улыбнулся, а новоиспечённый "муж" снова обратился ко мне:
   - Ты наверняка знаешь... во всех мифах, легендах, везде... говорится о духах. Духах лесов, скал, водоёмов - духах всего. Духах природы. Издавна мы жили... не то, чтобы в мире, но в согласии с людьми. Они уважали нас и считались с нами. Всё пребывало в гармонии.
   - То есть... - пробормотала я, опускаясь на диван. Реоллий кивнул:
   - Мы духи природы, мы - её защитники. Мы охраняем Землю. Все её порождения, все проявления, экологические ниши... включая людей. Мы неотделимы от природы гораздо больше людей. Они всегда заботились лишь о себе, но до последнего времени побаивались нас и в некотором роде почитали. Так было до появления краггеров.
   - Преследователи? - проявила я чудеса логики. Реоллий кивнул.
   - Не известно, откуда они появились, но изначально в нашем мире их не было. Очень хитро и постепенно они вплелись в человеческую жизнь. Маскируются под людей, подкидывая им научные идеи... Раньше тоже рождались учёные, но не в такой степени и не в таких разрушительных масштабах, как в век прогресса. Сколько видов животных просто исчезли за последние десятилетия?!
   - И чего они хотят?
   - Мы не знаем их конечных целей, но очень похоже, что они собираются очистить Землю от людей и изменить по-своему природу. Возможно, им плохо подходят наши условия, возможно, они стремятся к чему-то гораздо большему, но факт в том, что они наносят вред всему, что даёт нам жизнь. Последние две с лишним сотни лет мы в состоянии войны.
   Я и не заметила, когда он оказался рядом на диване. Вопросительно подняла на него глаза. Война? Какой бред!
   Но в памяти что-то начало шевелиться, в глубине души я верила ему абсолютно. Приподняв уголки губ в лёгкой улыбке, Реоллий продолжил:
   - С развитием науки и техники люди перестали обращаться к нам, замечать нас, считаться... Мы, духи, без подпитки их веры и эмоций, начали исчезать. Тогда мы поняли, что другого выхода быть услышанными нет, кроме как становиться людьми. Да и вообще нет иной возможности противостоять краггерам.
   - Людьми?
   - Мы бессмертны и наделены многими свойствами, недоступными людям, но... не телами, - Реоллий неожиданно поднял руку и погрузил её в журнальный столик. Я наклонилась, убедилась, что она вышла снизу и даже помахала мне пальцами, и снова взглянула на него:
   - И?
   - Без тел и их веры мы очень ослабели. Но единственный способ стать человеком... это пройти процесс рождения. А он чреват потерей памяти, нашей, истиной памяти. Нет, многое в воплощённых остаётся: любовь к природе, желание помочь Земле, многие из нас работают во всяких экологических организациях и проектах, и настолько успешно, что нет надобности до поры до времени забирать их. Мы лишь помогаем им. Подстраховываем. Как тебя. Или Леония...
   "Это они про Леонида Филипповича, что ли?" - догадалась я, но не перебивала, и Реоллий продолжал:
   - Ты провела много исследований, дала столько интервью, стольких заставила задуматься... Конечно, этого мало, но кому как не водной нимфе знать, что из ручейков выливается мощный поток.
   - Я - водная нимфа?
   - Даже в людском виде ты сама всегда называла себя "мореманкой".
   - А ты? - улыбнулась.
   - Моя стихия - камни. Но это не важно... Сейчас речь о том, что краггеры вышли на твой след, определили, что ты одна из нас. Поэтому мы забрали тебя. Видишь ли... если бы тебя убили, то пришлось бы начинать всё сначала, обзаводиться новым телом, рождаться, взрослеть.
   - Короче, он соскучился, - усмехнулся Валий.
   - Не только, - рассмеялся Реоллий. - Обладая и человеческим телом, и своим, мы приобретаем гораздо больше возможностей. Это и есть два разных тембра твоего звучания.
   - А ты... - начала я, они поняли мой вопрос, но ответил Валий:
   - Когда обзаводился телом он, ты его страховала. Потом пришла твоя очередь рождаться.
   - Вы телепаты? - спросила я, Реоллий снова усмехнулся:
   - Нет, но... как бы так сказать... Мы в некотором роде соединены, мы знаем друг о друге - о каждом - то, чего ни один человек не сможет знать о другом. Мы чувствуем друг друга, видим открытые дороги. Знали, куда ты побежишь, например. Да и ты, хоть и неосознанно, тоже знала, куда бежать, где тебя ждут. Мы действуем сообща. Скоро всё вспомнишь, а когда потренируешься, сможешь быстро переключаться между телами. А теперь идём, у нас масса дел. Нас ждут сражения на разных фронтах. Краггерам удалось слишком сильно распространить своё влияние, и нам много предстоит сделать.
   - Как? Разве мы не будем тут отдыхать?
   - А ты устала?
   Прислушавшись к себе, я поняла, что нет.
   - Мы не спим, - добавил Валий. - Скорее... мы и есть сны.
   - И куда нам теперь? - поинтересовалась я, ощущая, что память, истинная память, постепенно заполняет меня, высвечивая детали и подробности многотысячелетней жизни. Пока неясно, туманно, загадочно, но они начинают проявляться, пробуждаться от почти сорокалетнего сна.
   - Туда, - Реоллий указал в зеркало. Я поднялась, приглядываясь, хотела было сообщить, что он не закрыл дверь, но, обернувшись, обнаружила, что дверь нашего домика закрыта. А вот в зеркальном отражении - отворена. И там, за ней, виднеется тонкий, притягательный, манящий ночной мир.
   Ребята встали рядом со мной, взяли за руки, и я ощутила, как губы расплываются в улыбке. Реоллий подцепил с дивана сумочку. Так и держась за руки, мы шагнули в мягко пружинящую зеркальную гладь.
  

2012 г


Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"