Эроман Алекс: другие произведения.

Пегохвост. Сага 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.37*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    БДСМ. Фури. Принуждение. Романтика

  Это сага о племени ловких лисов, злобном драконе и одном попаданце.
  
  Глава 1. В которой сообщается, кто такой Пегохвост, и некоторые подробности об обычаях лисов.
  
  Пегохвост. Попаданец в Чёрного Лиса.
  
  Читая в прошлой жизни фэнтезийные книги о попаданцах, Олег часто мечтал, каким могучим и великим магом он будет, если станет попаданцем. Увы, правда жизни посмеялась над его мечтами. Попаданцем он стал, причём в мире, где есть магия, волшебные существа и великие маги. Вот только он попал в тело существа, абсолютно иммунного к магическим талантам. Магом ему не стать никогда. В новой жизни он возродился Чёрным Лисом.
  В прошлой жизни аниме про фурри ему нравились. Особенно хентайное аниме с антропоморфными кисками. Слово "Ня!" ему было понятно без перевода. Но то, что сам станет фурри, не предполагал даже в фантазиях.
  В этом мире племя лисов жили обособленно от других народов. Общепризнанные мастера стрельбы из лука, акробатики, воровства и поиска сокровищ, охоты и собирательства, обладавшие потрясающей интуицией, они исповедовали странную религию, которую называли Службой Равновесию. По их религии, нельзя наносить никому никакого вреда, кроме как в качестве адекватного ответа. Так, они не могли никого убить, если тот не убил, или не попытался убить кого-то из лисьего племени. Не могли разрушить чужой дом до тех пор, пока чужак не пытался разрушить дом кого-то из лисьего племени. Когда Олег, будучи ещё маленьким лисёнком, спросил учителя, как же тогда они могут заниматься воровством, учитель пояснил, что большинство богатых родов всех рас когда-то в прошлом грабили кого-то из лисов. В хрониках лисов все эти случаи зафиксированы, а сворованное с извинениями и дополнительной компенсацией так и не было возвращено. И поэтому нынешние лисы могут так мстить потомкам тех грабителей.
  Пока Олег рос, его стиль мышления, заметно отличавшийся от стилей мышления остальных лисов, был замечен, и к нему стали обращаться за советом, если не знали, как решить проблему. Вначале друзья, потом старейшина поселения, а потом и вожаки клана Чёрных. Когда он стал совершеннолетним, и, в качестве доказательства своей состоятельности, украл из торгового эльфийского каравана кошелёк одного раззявы-охранника, ему дали взрослое имя - Пегохвост. Такое имя было из-за нескольких белых пятнышек на чёрной шерсти пушистого хвоста. Мать утверждала, что это из за пра-пра-прабабушки, как то хорошо погулявшую в компании лиса из рода Белых Лисов.
  После совершеннолетия, Пегохвост выбрал себе профессию почтальона. Лисы очень ценили родственные связи, и все поселения постоянно обменивались большим количеством писем, которые посылали с почтальонами или попутными торговцами. Такая профессия позволяла ему бродить по селениям лисов и нарабатывать авторитет. Ведь слава его нестандартных решений разнеслась по всем поселениям, и часто, как только он раздавал письма, его уважительно звали в дом старейшины, где и вываливали на него свои накопившиеся беды. И порой он находил необычное решение. А ещё почти в каждом поселении можно было найти молоденькую вдову, которая вдруг решила соблазнить знаменитого Пегохвоста. И он, конечно, поддавался их немудрёным женским хитростям. Из одежды лисы носили только короткие лёгкие юбочки, да кормящие матери иногда носили бюстгальтеры, придерживавшие их разбухшие от молока четыре груди. Так что его готовность легко видели соблазнительницы, юбка спереди характерно приподнималась. А сами сексуальные отношения не считались среди лисов чем-то постыдным или интимным. Часто можно было увидеть совокупляющиеся парочки, или даже оргии, прямо на улице. Браки перед лицом Мирового Равновесия заключались лишь по взаимной любви, когда супруги хотели получить потомство именно друг от друга. Так что эти сексуальные игры Пегохвоста ни к чему не обязывали, зато вносили в его жизнь приятное разнообразие.
  Вот и сегодня он провёл вечер в компании с такой вдовой. Кисточка, так её звали друзья, а полное имя было Кисточка На Ухе. Он показал ей новую позу, которой научили в другом посёлке месяц назад. Ухватив её руками за ноги, он высоко поднял её и легонько лизал её клитор. Глубоко языком не проникал, так что получалось, что он только дразнит. Сама Кисточка, слегка опираясь о пол руками, вместо полноценного минета тоже лишь лизала ему головку члена. Необычная поза и физические нагрузки способствовали быстрому поднятию возбуждения, а мягкость воздействия никак не могла привести к разрядке. Будь они людьми, не выдержали бы таких физических нагрузок долго, но Лисы были сильнее людей, а по весу легче, так что он справлялся. Минут через пятнадцать и Кисточка, и Пегохвост уже дрожали и извивались. И, когда, наконец, всё же разрядились, это разрядка была мощной и бурной. Сам Пегохвост, хотя уже и разрядился, продолжил её лизать, но на этот раз ещё и глубоко проникал в неё языком. Кисточка извивалась, кричала и билась в множественном оргазме. А её хвост бешено стучал по его голове.
  Наконец, она затихла, и Пегохвост осторожно опустил её на пол. Мордочка лисы была забрызгана его семенем, а глаза расфокусированы. Длинный красный язык свешивался на бок. Минут пять она приходила в себя. Глаза стали осмысленны. Она довольно облизнулась, слизывая семя.
  - Пе-е-ги-ий.... - блаженно протянула она, потянувшись и помахивая хвостом. - Где ты такому научился?
  - Я же почтальон. Почти в каждом селении знают особенные хитрости. Мне остаётся только собрать их. Вот научишь меня какому ни будь своему секрету, и я смогу ещё кого-то удивить.
  - Научу... - Она игриво протянула руку и почесала его мошонку. Потом рука скользнула вверх и обхватила разбухшее основание узла члена, слегка потянула. Член выстрелил ещё одной тонкой струйкой семени. У лисов, как и у собак, в основании члена имелся узел, он раздувался в момент семяизвержения, и не опадал до тех пор, пока полностью не освободится от семени. Вот такая хватка помогала сбросить напряжение и быстрее слить излишки семени. И тем самым быстрее стать готовым к новому раунду любовной игры.
  Тут дверь в спальню отворилась, и вошёл лис. Явно не местный, это был Рыжий Лис, ведь здесь было поселение Чёрных Лисов.
  - Это ты Пегохвост? - спросил он. Ничего оскорбительного в его тоне или в том, что он вошёл в чужую спальню, да ещё в такой момент, не было. Лисам вообще было чуждо понятие интима.
  - Да. Это я.
  - Уф! Наконец-то я тебя догнал. Уже дюжину дней за тобой бегу от селения к селению. От имени старейшины поселения У Холодного Водопада прошу тебя посетить наше селение. Нам нужен твой совет.
  - Хорошо. Приду. - Тут в глазах у Кисточки загорелись нехорошие огоньки, а её рука, до этого поглаживавшая его узел, скользнула под пахом и плотно обхватила основание хвоста, сообщая, что в ближайшую ночь никуда его отпускать не собираются. И он поспешил уточнить, - завтра с утра и отправлюсь. В том селении я ещё не бывал. А что случилось?
  - На нас напал дракон!
  
  Глава 2. О том, как лисы готовились к пришествию дракона.
  
  Косой След. Старейшина поселения У Холодного Водопада.
  
  Поселения Рыжих Лисов называлось У Холодного Водопада не случайно. Рядом с ним с гребня Великих Гор действительно падал водопад ледяной воды. Старейшину, а заодно и основателя поселения, звали Косой След. В молодости он был знатным следопытом, а в этих горах водились бурые ласки, чей мускус очень ценился алхимиками. А весной цвели снежные лотосы, чей нектар ценился ещё больше. И он построил здесь себе дом. Потом привёл сначала первую жену, потом ещё двух. Дом перестроили и сделали большим. Появились дети. Потом рядом поселились родственники, как его, так и жён. Потом пришли их друзья. У них народились дети, а потом появились внуки. И сейчас поселение насчитывало почти полутысячу взрослых Рыжих. И почти столько же детей. А он давно уже не охотился, этим занимались молодые.
  Но недавно пришла беда. Огромный, сильный дракон, из молодых и глупых, не старше пятисот лет, стал требовать регулярную дань. Зная об обычаях лисов не убивать того, кто не пытался убивать лис, он никого не убил, и не покалечил. Он только разрушал дома, предварительно через проломленную крышу убеждаясь, что дом пуст. А ещё он издевался над девственницами, лишая их девственности своим языком.
  Косой След встал перед сложным выбором. Мстить дракону он мог только адекватно. То есть максимум, что он мог сделать - разрушить дом дракона. Это было не смешно, домом дракона являлись Великие Горы. Ещё он мог изнасиловать дракона. Что тоже не казалось ему смешным. В первое посещение дракона он ещё пытался того уговорить оставить их в покое. Но вынужден был уступить, и лисы зажарили дракону двух кабанов. Иначе всё поселение было бы разрушено. А свою девственность ради спасения поселения пожертвовала дочь Быстрой Лапы. Девочка тогда ещё не имела взрослого имени, но после дракона все решили, что её поступок вполне взрослый, и дали ей почётное имя Спасительница.
  Однако, через три дюжины дней дракон вернулся, и вновь потребовал еды и девственницу. Причём потребовал, чтоб девственница была привязана к дереву. И сказал, что опять придёт через три дюжины дней, и еда, и новая девственница, должны быть готовы заранее, чтоб ему не пришлось ждать.
  Вот тогда и вспомнил Косой След рассказ одного бродячего торговца про Пегохвоста из рода Чёрных. Про то, что есть такой лис, поражающих всех своим хитроумием, и видящий выход там, где все видят лишь тупик. И послал на его поиски своего племянника.
  - Пегохвост! Пегохвост идёт! - раздались на улице детские крики. Косой След вышел из нового дома, построенного взамен разрушенного драконом, и увидел своего племянника, а рядом с ним, с переброшенной через плечо сумкой почтальона, шел Чёрный лис. И на хвосте у него действительно было несколько белых пятнышек. И, что не понравилось Косому Следу, Пегохвост был слишком молод для приписываемому ему хитроумию.
  Первым делом почтальон, конечно, раздал письма. По пути до посёлка он прошёл через несколько поселений Рыжих, так что писем было много. Потом Косой След пригласил его в свой дом. Уселись за стол, и жёны старейшины быстро накрыли стол. Дождавшись, пока гость наестся, да и сам немного перекусив, Косой След начал излагать свою беду. Как однажды прямо посреди селения опустился с неба огромный дракон.
  - И как заорёт, чтоб ему еду тащили, жаренную, и девственницу.
  - А девственницу-то зачем? Не есть же. Вы бы тогда его точно убили.
  - Да уж дракона убить не сложно. Отравленную стрелу в перепонку крыла мы бы и сами всадить догадались. Да не убил он её. А только девственности лишил.
  - Девственности? - Глаза Чёрного округлились. - Да она же лопнуть должна была!
  Косой След усмехнулся, представив такую картину.
  - Не. Не членом своим он её лишил. А языком. Сначала лизал всю, довёл до оргазма, и во время оргазма лишил девственности.
  - Зачем?
  - Да развлекается, тварь. Смешно ему. Да ещё и сам возбудился. Когда её девственности лишал, его член торчал из-под чешуи. Двух жареных кабанов сожрал, и улетел.
  - Мне ваш племянник рассказал, он дома порушил.
  - Ну да. Мы же не сразу его требования выполнили. Так он дома рушить стал. Сначала крышу сдерёт, в дом заглянет, убедится, что никого нет, и ломает. А потом своим огненным дыханием на груду обломков. Сломал и пожёг пять домов. Только тогда мы согласились.
  - А во второй раз?
  - Спустя три дюжины дней после первого раза. Опять прилетел, и опять еду требует. А девственницу на этот раз приказал привязать к ветке дерева за руки, чтоб она стояла, а не лежала.
  - Гм... Вот как. Эстет. Но не слишком умный.
  - И что нам делать, не знаю.
  - Ну, что тут делать. Он вам ущерб нанёс. Значит, взыскать с него надо.
  - Так не можем же мы Горы разрушить.
  - Зачем разрушать горы. Там много кто живёт, кроме дракона. Надо, чтоб он вам возместил убытки, в большем размере, чем нанёс.
  - Так нет в его пещере золота. Мы уж проверяли. Нищий он.
  - Нет золота, пусть заменит собой. Слюна дракона, его кровь, выделения огненных желез, семя дракона. Это всё очень ценные алхимические ингредиенты. Гораздо дороже, чем от мускуса ласок или нектара лотосов.
  - Так мы же не можем его убить.
  - А зачем убивать?
  Косой След недоумённо смотрел на Чёрного, тот отвечал таким же недоумённым взглядом.
  - Как же мы его слюну, не убив, возьмём?
  - Связать.
  Косой след поперхнулся, закашлялся. А потом задумался. А действительно. Дракон же еду требует. Отраву, понятно, класть в еду нельзя. Но сонное зельё - это не отрава. Усыпить. Набрать слюны, выделения желез, крови. Да с одно раза всё порушенное окупит.
  - Сонное зелье подложить можно. Так ведь потом, как проснётся, мстить будет. Догадается, что мы сделали.
  Чёрный неопределённо цокнул языком,
  - Сначала усыпить. Потом связать. Проснётся связанным.
  Тут вошла Спасительница. Та самая, которую дракон лишил девственности первой. Косой След нахмурился. После того насилия в неё будто суккуб вселилась. Что называется, дорвалась. Каждый вечер с кем ни будь из холостых совокуплялась. Когда у неё началась течка, он запретил ей это. Рано ещё ей беременеть. Так она в этот период соблазняла женщин.
  - Дядя След. Так кабанов для дракона будем жарить или нет? - спросила она. А мордочка при этом была довольная и до ужаса хитрая. Опять какую пакость учинила, знал старейшина это выражение.
  - Сгинь! - выругался он на такое пренебрежение к обычаям. Прерывать разговор старших с гостем. Вот же пакостница! - А то в лес пошлю, удобрения искать для огородов!
  Спасительница, довольно сверкнув глазками, убежала. Что же она задумала? Тут у Чёрного, который сидел гораздо ближе к выходу, вдруг затрепетали ноздри, а передний край юбочки приподнялся над столом. Старейшина принюхался. И злобно зарычал. Эта... эта... эта, даже неизвестно как назвать, пахла течкой! Понятно, что не своей, для своей срок не пришёл. У кого-то из подруг взяла кровь течки и помазала себя. Да если её прямо на улице силой возьмут, он никого наказывать не станет. Вот же учудила. Юбочка старейшины тоже приподнялась спереди над столом.
  - Кто это? - спросил Чёрный, смотря ей вслед.
  - Это та самая первая жертва дракона.
  - У вас течные по улицам ходят? Наши дома сидят, или в лес уходят. Её же изнасиловать могут. У кого из молодых разум отказать может.
  Косой След ухмыльнулся. Этот Пегохвост говорил так, будто сам был стариком.
  - Наши тоже дома сидят. Только это не её кровь. Её течка полторы дюжины дней назад кончилась, так что срок не пришёл. Чужой пахнет.
  Чёрный покачал головой,
  - Рискует.
  Косой След кивнул.
  - Так ради тебя и рискует. Соблазнить тебя хочет. Да, возвращаясь к дракону. Долго ли его держать связанным будем?
  - Так ведь драконы не стареют. Так что вечно его держать можно. Будете кормить, поить. И доить.
  Старейшина представил такое. И содрогнулся,
  - Как ты можешь такое предлагать. Это же... Ужасно!
  - Ну, может, ему понравиться. Всегда сыт. В тепле и уходе. Ну, если не понравится, отпустите, как он долг вернёт многократно.
  - Так ведь он разнесёт тут всё после освобождения.
  - Потому и говорил я про долгий срок. Клятву с него стребуй, что не будет вам мстить. Лишь с таким условием отпускай. Он ведь такую клятву не сразу даст.
  Старейшина задумался. Пожалуй, в таком варианте покарать дракона можно. Только обязательно надо обдумать детали. Тут один раз ошибёшься - и от поселения один пепел останется. Что толку, что потом за них отомстят и убьют дракона.
  - Доить, понятно, сонного будем. Каждый раз в еду сонное зелье добавлять. Но ведь как проснётся, огнём плеваться станет, кусаться и колдовать.
  - У вас лекари есть в посёлке? Так пусть, пока он спит, ему огненные и слюнные железы вскроют, и выведут выходы через трубочки наружу, за щёки. А снаружи бутылочки закрепить. Тогда все выделения будут поступать в эти бутылочки.
  - А от магии как защититься?
  - У драконов только вербальная магия. Лишить его языка, и нет его магии. А чтоб не кусался, на челюсти намордник.
  - Так ведь регенерирует он язык быстро. И как клясться без языка будет?
  - Зачем его отрезать? Пришить к нижней части челюсти, всего и делов.
  Косой След заморгал. Слава про Пегохвоста была ничуть не преувеличена. Драконы, как известно, никогда не лгут. Если что пообещали - сделают. А кивнуть на вопрос о неприменении магии дракон и с пришитым языком сможет. Потом снять нить, которой пришит язык, и тогда сможет произнести полноценную клятву.
  - А кормить как? Если на челюстях намордник будет?
  - Тогда ещё и пищевод надо лекарям наружу вывести. Те, кто будет кормить дракона, будут мелко порубленное мясо и кости с небольшим добавлением слюны через него пропихивать в желудок.
  - Слюну то зачем?
  - Так ведь при обычном питании слюна всегда с едой в желудок попадает. Не просто так это ведь. Значит, нужна она зачем-то.
  - Ладно. Сделаем. А семя его как брать?
  - Слышал я, у людей, в одном зоопарке, семя у зверей собирали, пропуская разряд тока через предстательную железу.
  - Это ты что сейчас сказал? Какую железу?
  - Представь вставший член.
  - И представлять не надо, - хмыкнул старейшина, посмотрев на приподнявшийся бугорок своей юбочки
  - Вот мысленно проведи линию вдоль члена внутрь своего тела. Там, где эта линия упрётся в прямую кишку, и будет предстательная железа. Её можно нащупать через задний проход. На ощупь это такая шишка. Вот через эту шишку и пропускали разряд тока.
  - А что такое разряд тока?
  - Самозарядный амулет "Ладонь Шутника" знаешь?
  Косой След ухмыльнулся. Это была недавно распространённая среди детей, хотя, пожалуй, несколько жестокая, шутка. Делали такие амулеты люди, но, по слухам, идею амулета людям дали Чёрные Лисы. Амулет был дешёвый, так что многие родители накупили их своим детям. Маленький костяной кругляш размером с монету, можно было спрятать в руке. На кругляше было две серебряных точки. Если сильно прижать к телу эти две точки, магическая сила пробивалась от точки к точке, заставляя того, к кому прижали амулет, и через чьё тело пробивалась эта сила, подпрыгивать. После одноразового применения амулету требовались сутки, чтоб зарядиться вновь. Пару раз внуки так и над старейшиной пошутили. Он потом тоже шутил, ремнём по их задницам. Но не слишком усердствовал, и даже прикупил один такой амулет для себя. Может, и сам над кем ни будь пошутит при случае.
  - Вот этот самый разряд "Ладони Шутника" и есть разряд тока.
  Старейшина представил, что такой разряд пройдёт не через кожу, а через прямую кишку, и поёжился,
  - Это будет больно.
  - Не больнее, чем лишение девственности.
  Подумав, старейшина всё же согласился, что такое действие будет адекватным. Дракон насиловал лис? Лисы изнасилуют дракона. По приказу дракона лис связывали? Лисы свяжут дракона. Дракон нанёс лисам убытки? Лисы взыщут убытки с дракона. Всё в рамках Равновесия.
  - Спасибо, Пегохвост. Ты, действительно, подал стоящую идею.
  
  Глава 3. В которой дракон попадает в неприятное положение.
  
  Горгарак. Дракон.
  
  Горгарак летел к поселению лисов. Само поселение было видно издалека. Прямо в центре поселения полсотни лет назад простой дуб вдруг стал Великим, и сейчас был уже вдвое выше обычных деревьев. Такое иногда случается. Считается, что это признак благоговения богов, хотя в отношении лисов это было смешно. Те богов уважали, но служили своему Мировому Равновесию. Эта религия теперь стала причиной, по которой он мог над ними шутить, не боясь мести. Впрочем, его шутки вполне безобидны. Обеднеют они на пару жареных кабанчиков, да доставит одной лиске удовольствие, только и всего. Горгарак был уверен, что ни один лис потом не сумеет доставить ей такого.
  Острое зрение дракона показало, что дань готова. Две зажаренных тушки кабана и лиска, молоденькая, руки привязаны к ветке дуба так, что она может только стоять. А глаза большие, испуганные. Красуясь, он пролетел над селением, и сел на площади. Зная, какое впечатление производят его зубы, широко оскалился,
  - Вижу, всё готово! - проревел он. Лисы не попрятались, стоя в проходах между домами. Что у лисов не отнять - они храбры. Страха в их глазах не было. Только гнев. И это прибавляло особый приятный привкус обоим блюдам. Начал он с "духовной" пищи - связанной девственницы. Она стояла уже обнажённая, без юбочки. Обнюхал её. Она задрожала.
  - Может быть, ты сначала поешь, - попросила она дрожащим голосом. - Мне страшно.
  Он ничего не ответил, продолжил обнюхивать. Лиска нагло врала. Ей не было страшно, уж запах страха он различит. Ей было очень стыдно. Ведь по религии лисов сексуальное насилие - это извращение. А промежность-то у лиски течёт! Вопреки стыду, а может, благодаря ему. Она уже возбуждена. Набрав на язык побольше слюны, начал её облизывать, начиная с головы и рук. Не торопясь, начал ей массировать обе пары грудей. Прошёл по бокам, спине. Выше пояса вся шерсть лиски была уже насквозь мокрой от его слюны. И она уже начала действовать! Лиска возбуждённо извивалась, а хвост начал подёргиваться.
  Он стал ей лизать ноги, сначала внешнюю сторону бёдер, потом голени. Наконец, не торопясь, приступил к внутренней стороне бёдер. И закончил промежностью. Через несколько минут массажа промежности она извивалась от возбуждения. Стыдясь возбуждения, пыталась сдержать оргазм. И от этого разрядка, когда, наконец, наступила, была особенно бурной. Забыв всякий стыд, она восторженно кричала от внутренних взрывов, хвост бешено молотил. И он пронзил её промежность языком, чувствуя, как порвалась тоненькая плёнка. И зашевелил языком внутри неё. И ничего страшного, что пошла кровь. Его слюна такие ранки лечит мгновенно. У дракониц не было такой плёнки. Да и не нужен у дракониц такой признак "непорочности", с их уровнем регенерации регенерируют порванную плёнку за пол дня. Тут извивавшаяся и вопившая лиска, особенно громко вскрикнув, потеряла сознание. И повисла на привязанных руках. Дракон довольно отстранился. Его член тоже был возбуждён, и частично показался из-под чешуи. А теперь пора есть кабанчиков. С аппетитом захрустел, перемалывая кости. Уже доедал второго, когда почувствовал, что перед глазами всё поплыло.
  - Отравили? - Изумление было так велико, что даже не оставило место ярости. Чтоб лисы отравили того, кто никого из них не убил? Небывало такого...
  Очнувшись, помотал головой. Голова болела. Скулы болели. Язык болел. Заскульные огненные железы ныли, будто он их опустошил. Даже основание хвоста болело, будто кто-то сильно тянул за хвост. Открыл глаза. Рядом стояли несколько лисов, среди них он выделил одного старого седого, с которым говорил в первые два визита, и ещё одного, явно пришлого лиса из рода Чёрных. Они говорили о чём-то.
  "Вы меня разозлили" - хотел сказать он. Но не смог ни шевельнуть языком, ни раскрыть челюсти. Даже голову не удалось сильно приподнять. Оказалось, язык был пришит к низу челюсти. А кожаный ремень охватывал морду, так что и раскрыть пасть не мог.
  - Он проснулся! - сказала молоденькая лиска. Он узнал её. Его первая жертва.
  - Ага, вижу. - Чёрный повернулся к Седому. - Мы убедились, что ток от Ладони Шутника позволяет выдоить огненные и слюнные железы. Теперь проверим предстательную железу.
  Что? Его "выдоили"?! Как козу?!! Ну вот теперь он разозлился так, как никогда ранее. Попытался встать. И понял, что прикован. Передние и задние лапы были прикованы, а задние ещё и широко расставлены. А хвост и крылья... Он слегка повернул морду и убедился, что хвост и крылья тоже спутаны. Крылья за самые кончики, а хвост опутан почти сбруей. И крепились к огромной ветке Великого Дуба. Совсем, как лисок связали, - подумал он. Лисы всё же нашли адекватный ответ на его издевательства. И тут с ужасом подумал, а что же лисы сочтут адекватным изнасилованию?
  А группа лис зашла ему за хвост.
  - Поднимай! - послышался приказ Седого. Заскрипела лебёдка. И тут он почувствовал, что его тянут за хвост вверх! Он вынужден был распрямить задние ноги, приподняв зад, чтоб не повиснуть на своём хвосте. Послышался голос Чёрного,
  - Обязательно надевайте перчатку, чтоб не повредить ему когтями кишки. И смазывайте перчатку маслом.
  И тут почувствовал, как ему в зад что-то пропихивается. Вот он, адекватный ответ. Почувствовал, что раковины его ушей отчаянно краснеют. Такого унижения, наверное, не испытывал ни один дракон. Он уже сильно жалел, что вздумал шутить над лисами. А рука, протиснувшаяся ему в зад, начала массировать у него через кишку какой-то твёрдый выступ, больно сжимая. И от этого от чего-то возбуждался член.
  - Ну как? - спросил Чёрный.
  - И правда член выдвигается, - послышался чёй-то молоденький голосок. И двое лисок с ведром протиснулись ему под брюхо. Что они задумали?
  - Внимание, - сказал Чёрный. - Активирую Ладонь Шутника.
  И тут дракона пронзила страшная боль. Не смотря на намордник и пришитый язык, он завизжал тонким голосом и потерял сознание. На этот раз пришёл в себя через несколько секунд. Боль в кишечнике затихала. Зато в основании хвоста пульсировала - в момент потери сознания он всей своей тяжестью повис на хвосте. А Чёрный ругался на неизвестном языке. Наверное, диалекте трольего, уж слишком смачными были предложения. А ещё вокруг распространялась вонь. Тут дракон увидел Чёрного, тот стремительно бежал к речной заводи. Чёрный был с ног до головы заляпан драконьем навозом. Ну, хоть так сумел подгадить этим мелким тварям.
  - Куда же он побежал, там же вода с ледника, - пробормотал Седой. Из под брюха дракона выбрались две лиски, они тоже были все облиты с кончика ушей до кончика хвоста. Только не навозом, а семенем дракона.
  - В следующий раз надо будет бочку брать, - решил Седой.
  Что? - Глаза дракона в ужасе широко раскрылись. - В следующий раз? Его что, не собираются отпускать? - Гнев и стыд отступили перед осознанием ужаса своего положения. Он в плену, и не может самостоятельно освободиться. Не просто в плену, а на положении дойной козы. Дракон отчаянно замотал головой, попытался сказать, что готов принести любую клятву мира, пообещать никогда в жизни больше не издеваться над лисами, возместить многократно съеденных кабанчиков. Но с пришитым языком и намордником получился только скулёж.
  Тут раздался визг Чёрного. Это он с разбегу бултыхнулся в середину ледяной заводи. И вылетел из воды ещё быстрее, чем туда прыгнул. Побежал назад к Седому.
  - Опускайте хвост! - распорядился Седой.
  Заскрипела лебёдка. И натяжение хвоста, тянувшее его вверх, стало ослабевать. Он смог лечь на брюхо, продолжая коситься на своих мучителей. Сколько же ему ещё предстоит выдержать?
  Подбежал Чёрный и, лязгая от холода челюстями, весь дрожа, спросил, где в посёлке горячая ванна.
  - Вон, круглый дом из плетня, замазанный глиной. Только... Ты уж сначала несколько раз ополоснись из тазика, прежде, чем в общую ванну лезть.
  Чёрный умчался в свою ванну. А Седой подошёл к его голове. Остановился напротив.
  - По твоему приказу лис связывали. Мы тебя связали. Ты наших лис насиловал. Мы будем насиловать тебя. Ты нам доставил ущерб. Мы взыщем ущерб с тебя. И сделаем всё это в несколько раз больше, чем ты сделал нам.
  Он отчаянно замотал головой, скуля сквозь намордник.
  - Так будет, - веско сказал Седой и ушёл. Двое лисов поднесли бадью с мелко порезанным мясом. Прижали к его скуле ладонь. И тут он почувствовал, как его щёку пробивает удар, такой же, как в кишечнике, но в скуле его можно было стерпеть молча. Вынули от куда-то из под скулы полную бутылочку, вылили содержимое в мясо, и вернули пустую бутылку, закрепив её как-то под скулой. Потом повторили действия с другой стороны скулы, снова удар, вылитая бутылочка. Затем мясо тщательно перемешали с вылитой жидкостью. После этого, не снимая с него намордник, начали пропихивать мясо в горло. Он почувствовал, как куски скользят по пищеводу в желудок. Непонятно как, но лисы смогли пропихивать мясо прямо в пищевод. Потом принесли ещё два ведра воды и кружками залили их в пищевод.
  Так потянулись его дни. Раз в день лисы собирались. Начиналось всё с "дойки" заскульных огненных желез. Удар ладони шутника, и накопившееся за сутки полностью изливалось. За всю свою жизнь он почти никогда не расходовал их полностью. Если их израсходовать до конца, они потом пол дня болят. Теперь эту боль он терпел каждый день. Затем так же доили слюнные железы. После этого группа лисьих детей с бутылочками бежали к дому алхимика, а у него надрезали вену в передней подмышке. Там кожа тонкая, и чешую легко оттянуть, обнажая кожу. И сливали с него кровь, по полведра каждый день. Кровь тоже несли в дом алхимика. Под конец начиналось самое страшное. Ему в задний проход просовывали руку и больно массировали то, что они называли железой семенной жидкости. Его член против воли выдвигался из-под чешуек. Под него, двигаясь по прокопанной канаве, подставляли бочку, а потом воздействовали Ладонью Шутника на эту железу. Боль была дикой, но уже на пятый день он сумел не потерять сознание. Хотя продолжал визжать, противиться этому было невозможно. Три раза в день его кормили, каждый раз мешая мясо с его слюной. Слюну тоже добывали "дойкой".
  На седьмой день застывшие в неподвижности крылья начали болеть. Это, в довершении к тоске по свободе и полётам, окончательно вогнало его в депрессию. На десятый день боль стала невыносимой, и он начал скулить, а крылья непрерывно дрожали. Даже дойка железы семенной жидкости не прервала этот скулёж.
  - Бедненький, - расслышал он сквозь боль голос той молодой лиски, которую он изнасиловал первой. - У него крылья без движения затекли.
  Потом вдруг боль стала отступать. Он перестал скулить. Оглянулся. Эта лиска сидела у него на спине и крупной волосяной щёткой чесала перепонку крыльев. И это было то, что ему нужно! Боль с каждым движением отступала.
  - Вот. - Лиска довольно улыбнулась. - И плакать мы перестали.
  Он отвернулся и положил морду на землю. Благо, что в перерывах между дойками ремни ослабляли, и свободы длинны поводков было достаточно для этого. О нём заботились... Как о дойной козе. Если козе плохо, молока будет мало. Вот и заботятся. Так же и с ним.
  После этого ему каждый день чесали перепонки крыльев. А раз в дюжину дней даже мыли, протирая перепонки и полируя чешую. Он привык к боли. А бутылочки стали крупней, он слышал, как лисы говорили, что "удой" возрос. Со временем он даже перестал визжать во время дойки семени, только мелко вздрагивал. Он потерял счёт дням. А тоска по небу возрастала и возрастала. И однажды он понял. Он понял, что чтоб умереть, достаточно всего лишь перестать хотеть жить.
  И он перестал хотеть жить. Ему стало всё равно...
  
  Косой След. Старейшина поселения У Холодного Водопада.
  
  В дверь просунулась мордочка Спасительницы,
  - Дядя След, там наш Дракоша помирает!
  Он нахмурился и поспешил к пленному дракону. Над ним,nbsp; защищая от ветра и дождя, построили навес. Дракон лежал, опустив морду на землю и закрыв глаза.
  - Поднимите ему голову.
  Двое лисов закрутили лебёдки, и голова приподнялась на ремнях до уровня головы лисов. Вот только она безвольно болталась, хотя дракон был ещё жив. Чувствовалось мерное дыхание, как у спящего.
  - Эй, ты меня слышишь?
  Он силой раздвинул дракону веко правого глаза. Зрачок на него не реагировал.
  - Ой как плохо. Кажется, он в кому впадает. Нельзя, чтоб он в кому впал. Этим мы превысим адекватный ответ.
  - Дедушка, так может, отпустим его?
  - Да уж. Пора отпускать. Вот только как теперь с него клятву стребовать, если он в коме.
  Спасительница подлезла под морду дракона и перерезала нитки, державшие пришитый язык.
  - Что ты делаешь?
  - Ну мы же его отпускать собрались?
  - Подожди.
  Он позвал четверых лучников, и расставил их под навесом в разных углах, вручив каждому по стреле с наконечником, смазанным очень сильным быстродействующим ядом.
  - Если он начнёт колдовать, всаживайте стрелы в перепонку крыла.
  Затем сам снял с драконьей морды ремень, сжимавший тому челюсти. Нижняя челюсть безвольно отвисла, распахнув пасть. С распахнутой пастью выдернуть все нитки из языка было легко.
  - Как же его разбудить?
  - Может, Ладонью Шутника? - предложила Спасительница.
  - Так он в последние дни на неё не обращал внимания.
  - Так то в зад. Привык. Надо в другое место.
  - Хм... Можно попробовать.
  Старейшина взял диск амулета и прижал его к драконьему носу, чёрному и чуть влажному. Лязгнули челюсти, дракон вздрогнул, распахнулись глаза.
  - Хр... - прохрипел дракон. Тут глаза стали осмысленными, он неуверенно приоткрыл челюсти и начал медленно облизывать свои губы.
  - Не смей колдовать. Или мы убьём тебя сразу.
  - Й... йя... п.. понял, - выдохнул дракон. Посмотрел по сторонам.
  - Мы можем отпустить тебя. Ущерб возмещён более, чем стократно. Но ты должен дать клятву мира.
  - Йя... - Дракон закашлялся. - Я дам клятву.
  - Тогда клянись. Слова знаешь?
  - Кому клясться?
  - Всему лисьему племени.
  - Пусть боги будут свидетелями. Я, дракон Горгарак, жизнью и посмертием клянусь. Нет у меня вражды к лисьему племени. Не будет от меня ему вреда по умыслу. Мира хочу с лисьем племенем.
  На мгновенье воздух засветился, и сияющий кокон окутал дракона.
  - Боги приняли твою клятву. Сейчас мы тебя покормим в последний раз. В еду будет добавлено сонное зелье. Ты уснёшь. Когда проснёшься, будешь свободен.
  Притащили бадью с мясом. Последний раз сдоили с дракона слюну, размешали с мясом. Пропихнули куски в пищевод. Очень скоро дракон уснул. К этому времени собралось всё поселение. Дружно разобрали навес. Перерезали ремни, удерживавшие хвост и крылья, расковали цепи на лапах. Сняли ошейник с шеи и ремни, удерживавшие голову дракона. Лекари вернули каналы желез и трубку пищевода в их естественные положения. А потом, по требованию Спасительницы, ещё и изменили дракону позу на ту, в которой любят спать драконы - свернувшись клубком и накрывшись крыльями.
  К вечеру дракон проснулся. Пошатываясь, словно пьяный, он, взмахивая крыльями, приподнялся, и вдруг подпрыгнул. Крылья бешено замолотили, и дракон, никогда никем невиданным ломаным зигзагом, взмыл в небо. И начал там плясать, выкидывая кульбиты.
  А потом стремительно унёсся к горам.
  - Улетел, - грустно сказала Спасительница.
  Десять дней спустя Косой След как раз приступил к трапезе, когда на улице закричали,
  - Дракон! Дракон вернулся!
  Закашлявшись от попавшей не в то горло крошки, старейшина вышел. Дракон парил над селением, делая круги вокруг Великого Дуба. Заметил вышедшего старейшину, и опустился перед ним, подняв пыль.
  - Ну и чего тебе теперь надо? - неприветливо спросил Косой След. И тут заметил, что уши дракона изнутри отчаянно красные. Дракон был в очень большом смущении.
  - У меня крылья болят, - пожаловался он.
  - А мы тут при чём?
  - Ну, обычно они болят так, если долго не летать. Пока я... у вас лежал, мне эту боль снимали, когда перепонку чесали. А теперь вот болят, даже если летаю.
  - И что ты от нас хочешь?
  - Вы... Это... - Раковины ушей покраснели ещё больше. - Не могли бы мне крылья почесать?
  - Бедненький, - сочувственно сказала подбежавшая Спасительница. - Конечно, почешем.
  - Сгинь, мелкая, - выругался Косой След. - Раз обещала, один раз почешешь. Но не смей обещать больше.
  - Почему?
  - Что мы ему, бесплатно чесать будем?
  - Я расплачусь, - скромно сказал дракон, продолжая сиять красными раковинами ушей. - Слюной или кровью.
  - Гм... - Старейшина задумчиво почесал за своим ухом. - У меня есть предложение получше...
  
  Глава 4. Заключительная.
  
  Пегохвост. Попаданец в Чёрного Лиса.
  
  Тихо насвистывая мелодию из прежней жизни, Пегохвост шёл по лесной тропинке. Он уже по нескольку раз побывал в каждом из поселений Чёрных Лисов, и теперь решил расширить свои маршруты, и путешествовать ещё и по землям Рыжих. В первый раз пошёл по знакомому маршруту, как однажды с проводником добирался до поселения У Холодного Водопада. Надо сказать, что водопад действительно был ледяной. До сих пор пробивала дрожь при воспоминании о купании в заводи чуть ниже водопада.
  Вышел из леса на опушку, и замер. Что-то было не так. У Лисов потрясающая интуиция, и сейчас эта интуиция ему что-то пыталась сказать. Как его и учили в детстве уже в этой жизни наставники, осмотрелся. Наверняка глаза заметили какое-то изменение с прошлого визита сюда, важное изменение, и подсознание теперь сигнализировало об этом. Вот оно! На некоторых камнях сверкали яркие кристаллы друз. И цветы располагались не случайно, а образовывали разноцветные узоры. Всего подвёргшийся изменению был круг около сотни шагов диаметром.
  Он уже видел такие круги раньше. Только поменьше, раз в десять. Последний раз такой круг появился, когда в лоно Служителей Равновесия был принят один гном. За что-то его невзлюбили соотечественники, и гном прибежал к лисам просить убежища, обещая отплатить защиту работой в кузне. Мастер металла был желателен, но принять под защиту могли лишь Служителя. Когда гном поклялся Служить, Мировое Равновесие, принимая его службу, отметило место клятвы таким кругом. Чем больше в будущем мог совершить принимаемый деяний, тем больше был круг. Кого же Равновесие могло отметить таким огромным кругом?
  Мелькнула догадка, но её Пегохвост отбросил. Не мог дракон стать Служителем. Этим вольнолюбивым анархистам противно само слово "служить". Направился по ставшей очень заметной тропке в поселению. Было заметно, что тут часто ходят. Тут над ним пролетел дракон, тоже направляясь к поселению. Не тот, которого пленили, другой. Нет, не дракон. Рогов на голове не было. Драконица! Пегохвост пошёл медленно, готовясь бежать в любой момент. Что же там происходят. Взобрался на вершину холма, с которого открылся вид на селение. И изумлённо замер.
  На ветках Великого Дуба, словно вороны, нахохлившись и недовольно глядя на происходящее внизу, сидели две драконицы. Знакомый дракон лежал под Великим Дубом, и был свободен. Перед его мордой стояла, упираясь руками в ствол Великого Дуба, лисица, вторая жена старейшины этого поселения. Она была уже вся мокрой от драконьей слюны, и бешено вертела хвостом. А дракон, засунув ей в промежность язык, шевелил им. По бокам от дракона стояли два лиса и чем-то вроде швабр чесали длинную подмышку драконьих крыльев. Под брюхом дракона проходила канава, и в этой канаве две лисицы мастурбировали руками высунувшийся член дракона, и лизали его кончик.
  - Полный сюр... - пробормотал Пегохвост на русском языке.
  В поселении его встретили, как любимого родственника. И сам Косой След объяснял произошёдшие изменения.
  - В общем, согласился Горгарак принять Служение. Так что теперь он наш полноценный родственник. Ну и даёт нам постоянно от своих желёз, добровольно. Огненные железы и слюну согласился с помощью Ладони Шутника давать, а семенную жидкость ты видел, как берём.
  - Но зачем же он твою жену лизал?
  - Помнишь ночь, какую тебе Спасительница в твой первый визит устроила?
  - Такое разве забудешь. Очень темпераментная на любовную игру.
  - Так вот, оказывается, эта темпераментность не от природы, а от избытка в крови драконьей слюны.
  - По-нят-но, - задумчиво протянул Пегохвост. - А драконицы эти чего тут делают?
  - Когда он служение принял, другие драконы считали, что он позорит их племя. Так что приходили его побить. Сначала один, тысячелетний. Потом другой, трёхтысячелетний.
  - Нашему не больше пятисот лет. Он не имел шансов. Они же всю жизнь растут.
  - Нашему четыреста пятьдесят. Только это их не спасло. Подпалил он их так, что любо дорого смотреть. Оказывается, пока мы его каждый день доили, железы разработались. Так что он по силе сейчас десяти тысячелетнему ровня.
  - Вот это да... Постой. А семенная железа? Они же на свободе раз в три-четыре дюжины дней спариваются, и то много.
  - Вот-вот. Драконицы эти прослышали, что он каждый день теперь может, и прилетели. У них же очень редко беременность бывает. Надеются, что с ним сумеют забеременеть. Обе эти драконицы ещё ни разу не снесли яйцо, а обоим уже по тысяче лет.
  - Он их каждый день кроет?
  - Нет. Раз в дюжину дней. Чаще уже драконицы не выдерживают. В такие дни наш алхимик без семени сидит. Зато Горгарак уговорил дракониц сдавать нам кровь, в обмен на еду. Варёное то всяко посытней будет. И мы им не просто мясо, а с крупами, травками и овощами делаем. Горгарак как то сказал по секрету, что драконицы расхвастались всему драконьему племени, как вкусно они едят, и многие уже подумывают, а не заключить ли им сделку с лисами.
  - Полный сюр, - вновь пробормотал Пегохвост на русском.
  - Что ты сказал?
  - Говорю, теперь у Рыжих будет много драконьих ингредиентов.
  - Это да. Пегохвост, я тут подумал. В общем, объявляю тебя почётным жителем нашего поселения!
  
Оценка: 8.37*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"