Федоренко Александр Владимирович: другие произведения.

Характерник. Память Крови...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ГГ ищет ключ к утраченным древним искусствам, и забытым боевым практикам. И ищет он его, методом погружения в память предков...


Характерник. Память Крови...

Пролог

***

   Ратное искусство, методы боя на плях сражений при численном преимуществе противника, когда один в поле воин. Все это старинное искусство, утерянные знания ратного колдовства. Несмотря на внедряемые в Вооруженные Силы, технологии, и новые способы ведения войн, пришла пора их восстановить. Чем и занимаются носители древнего наследия.... Но знать - не значит пробудить, нужно еще понять механизм действия...
   Два года назад, на одном из тайных отборов, среди военнослужащих и "срочников", Богдан Сарматов, будучи еще сержантом ВДВ, получил приглашение, от которого нельзя было отказаться. Он, конечно, знал, что в мире существуют всевозможные, тайные структуры, но и подумать не мог, что окажется в одной из них. Это была тайная организация, имеющая много слоев прикрытия, и одной из ее частей, был секретный, миротворческий Корпус. Его создатели остались в тени, как и их цели, но, тем не менее, в начале двухтысячных годов, секретное, военное формирование, начало действовать. Подразделение Корпуса, имели разную направленность, Они выполняли миссии зачистки, гасили международные конфликты, проводили разведывательные и поисковые операции. А так же занимались аналитической деятельностью, выискивая тайные общества, утерянные архивы, и даже артефакты.
   Часть высшего командного состава Легиона, составили выходцы из "безопасников", стран Евразии, а эти службы, как известно, интересовались многими направлениями. Поэтому отбор рекрутов, шел не только по физическим данным, и уровню спецподготовки, но и по склонностям, к так называемым - сидхам - сверхспособностям и возможностям разума и тела. А их, у разных народов континента, в древности было много. Встречались такие самородки, и в нынешнее время, их и старались выявлять, обучать, развивать эти дары, и в итоге использовать...
   Богдана тоже отобрали не за умение воевать, и не за обладание определенной, техникой боя. Господин Фролов, так сказать, вербовавший парня, пояснил, что его интересует его род, и то, чем он владел когда-то. Определенное воинское искусство казаков, берущее свое начало в седой древности. Как об этом узнали, как навели о нем справки, и в каких архивах копались, Богдан не знал. Но это была правда - его род, кое-чем владел, но вот только не он сам. Ему предстояло вспомнить, прожить кусочки жизней дедов-прадедов, понять, научиться, и овладеть. А потом доложить. И для этого, существовали определенные методики. Так парень по прозвищу Сармат, оказался на одной из баз Корпуса, среди таких же парней, которые были не просто солдатами. И здесь обычная "рукопашка",стрельба по мишеням, овладевание различными видами оружия, и навыками выживания, были лишь малой частью, большой программы...
   - Начинаем подготовку воинов одиночек - пояснил спешку Иван Иванович - полвзвода твоих приятелей с задания не вернулись. В связи с этим отрабатываем игольчатые уколы, а не групповые. Сферы такого применения всегда найжутся.
   - Понял Движение энергий, их перегонка, концентрация. Изучение анатомии, принципы воздействия. Песня мечей, и все такое.
   - Да. Но в твоем случае песня сабель. Искусство касания - Дим-Мак. И разматывания клубка наследия.
   С момента, того разговора, Спасом, как видом мышления, медитации, и боя, Богдан занимался уже второй год, и был рад, что ему отыскали пособия, в том числе и несколько видео. Потому что, во-первых, такие школы были редки, разбросаны по разным странам, начиная от Причерноморья, и заканчивая Казахстаном. Во-вторых, во многих из них обучали либо боевому искусству и традициям, либо учению Спаса, как пониманию мира, с методиками тренировки сознания. А тут, ему предоставили все совмещено. Но вот чего не смогли дать, даже спецагенты Корпуса, так это мастера-наставника, встать на путь Характерника, он должен сам.
   В один из практик-дней, изучив теорию, и методику движения из сознания, к подсознанию, Богдан крутил сабли, выписывая восьмерки, проводил веерные атаки и защиту. Удары в основном, были рубящие и полосующие, колющих нет, хоть острия обеих сабель и заточены. Ему казалось, что он медлителен, и сабли едва вращает. Он попробовал ускориться, при этом понимая, что это уже боевой режим, и он может поранить себя, если собьется. Это не нунчаки крутить, и просто ушибом не отделаешься. Но заглянуть в себя, в свое подсознание, было не праздным интересом - ему нужен был результат
   Богдан, словно в каком-то трансе, все наращивал, и наращивал темп вращения, пока ему не стало казаться, что он недвижим. И вот, что-то продавилось, вдруг в проекции между глаз, появилась золотая точка, затем она превратилась в тончайшую нить, и он мысленно скользнул по ней куда-то. Контакт с заповеданной частью, состоялся...
  

Глава первая

Родовая память. Прадед

***

   Первое внедрение сознания, а точнее спуск по линии предков, оказался довольно удачным. Ментальная связь сознаний приобрела прочность, стала крепкой, и Богдан, как бы оказался в своем недалеком предке - донском казаке, по имени Назар. Но прочитать его память, как раскрытую книгу не вышло, пришлось довольствоваться тем, что далось к просмотру...
   Прадед был молодцом-удальцом, лет тридцати, крепким, жилистым, пшеничноволосым и голубоглазым. Он как раз тоже упражнялся с шашками, и находился в подобном, своеобразном трансе. Это помогло. Но прощупать его память, оказалось непросто - не было еще у Богдана должной практики и навыков в таких делах, хоть их и связывала кровь.
   Да и не лучшее сейчас было время - над казачьим подъесаулом довлели, совсем не станичные заботы - уже давно шли боевые будни, и соответственно ставились задания. С тех пор, как на Родину пришел враг, причем враг древний, не раз битый, но вновь и вновь, нападавший на Отчизну Назара, отдыха почти не было. Врага требовалось снова проучить. Да так, чтоб неповадно было, больше лезть на земли Отечества. Только теперь надо было сечь, не секирами, мечами, да шашками, и умением биться малым числом - настали другие времена. Времена железных коней, птиц, и рыб - то есть бронетехники, самолетов, и подлодок - технократия. Да и корабли стали в корне другими.
   Из преданий стариков, Назар помнил - спокойной жизни его род почти не знал. Да и оседлой тоже не особо - кочевали. Все время приходилось с кем-то воевать, и ходить в походы, возвращаясь, только на краткий срок, да на зимовку. Род их был древним, вел свое начало, от первопредков, что происходили из первых оседлых степняков. Потому передавалось много преданий, басен, знаний, да умений. Правда с каждым коленом, что-то терялось, или утрачивало часть, но какое-то наследие дошло.
   Труднее всего, было хранить тайны, в смутные времена гонения. Еще любивший все европейское император, издал указ - запрещать казакам в его армии, проявлять свои умения, если кто знал тайны характерничества. А в них-то и знахарство, и умение выживать, и на врага выходить одному против большего числа и воздействовать - что плохого-то? Боялись просто служители короны, того, чего не понимали. Вот и осталось так мало характерников, уже к восемнадцатому веку. И служили они, в общем, как солдаты. А корона, то принимала их на службу, то отвергала, то давала свободно вздохнуть, то зажимала. Искусство повывелось, отставив лишь малую толику своего наследия, и то не во всех удальцах.
   Так остались у казаков только добрые кони, да сабли острые. Да еще честь, да форма. Да еще дух, да стойкость. Вот они-то, нынче и понадобились, чтоб супостата бить по-особому. Как говориться - мал золотник, да дорог. Вот его и задействовали в особых операциях.... Тех заданиях, где нужны были акробатическая ловкость, умение читать следы, выносливость, хитрость, ну и смелость. И количество таких бойцов, должно быть до десятка. Пластунов, обычно отправляли в разведку, или использовали как диверсантов, но не в этот раз. Назар получил другое задание....
   ...Это было уже не в Отечестве, а в далекой Венгрии, когда советские войска освободителями шли на Берлин - вражью берлогу, а казачий полк любовался излучиной Дуная, реки за которую хаживали их предки. Назара тогда вызвал к себе, наказной атаман Захар Стужа, а в миру полковник Калюжный, и представил его нескольким незнакомым офицерам, или попросту - чекистам.
   - Знакомься Назар, это товарищи из органов, к тебе. Хотят с тобой побеседовать...
   - Особый отдел? Им интересуются чекисты? - Подъесаул замер, прикидывая свои шансы, и для начала подумал - чем вызван интерес к нему, и как себя вести?
   Мысли лихорадочно запргали, вплоть до просчета вариантов побега, и его последствий. Он напряг мышцы, превращаясь в сжатую пружину, но не успел ничего предпринять. С ним заговорили, пресекая его попытки:
   - Успокойтесь старший лейтенант! Так же ваш чин на современный лад переводится?
   - Приблизительно так. - Ровным голосом ответил Назар, продолжая оставаться настороженным.
   - Капитаны Зорин и Смирнов. - Представился сухощавый брюнет с пижонскими усиками. - Мы хотим просто побеседовать, и вы сами решите - беретесь за задание, или нет? Оно будет несколько необычным. Согласны уделить нам полчаса?
   - Так точно - решил не рисковать Назар., и хотя бы выяснить - чего от него хотят?
   - Тогда - и к атаману - Захар Степанович - где мы можем переговорить.
   - Можете прямо здесь, я пойду личсостав проверю.
   - Будем признательны.
   Наказной атаман вышел, капитаны из спецорганов уселись за стол, и указали на его противоположную сторону Назару.
   - Присаживайтесь.- Капитан указал на стул. - Курите.
   - Благодарю. - Назар уселся, готовый вскочить, и дйствовать.
   - Да расслабься ты, казаче - заметил второй капитан - мы с миром, так сказать. Просто слушай вдумчиво.
   - Итак, речь пойдет о вещах, не совсем обычных - начал товарищ Зорин - Скорее вообще необычных. Потому, начнем издалека. Мы представляем органы при органах НКВД. Изучаем все, про всех. В том числе, и матушку-Землю, с ее явлениями. Наша структура имеет множество разделов, изучает историю и древние обычаи с ритуалами. Да-да, не смотрите на меня так. Все это особо секретно.
   - Догадываюсь - кивнул прадед, не проронив, ни одного лишнего слова.
   - Тем не менее, материалов накопилось много. Разнообразных. Именно потому мы обладаем сведеньями о том, что ваш род, очень не обычен, и от отца к сыну, передаются определенные знания, На данный момент нас интересует ваш кругозор - пояснил Зорин.
   - Да кокой кругозор, гражданин начальник? - вырвалось у Назара - если бы не война, так я бы и не видел ничего, акромя станицы, да ее округи...
   - Ну-ну-ну, видел, не видел, знал, не знал - ты же наследник сечевиков. - Вступил в разговор Смирнов, жилистый здоровяк с гипнотизирующими собеседника глазами. - А про тех, путешественники писали - если к вам в плен, попал казак с Сечи, не спешите заковывать его в цепи на галер. Все они грамотные, хорошие счетоводы, знают много языков, разбираются в монетах разных стран, и прочее. А значит и география Евразии им не чужда. Так что, не темни.
   - Так, когда, то было? Уж сколько поколений минуло...
   - Не советую с нами играть, и юлить.
   - Вы меня с кем-то спутали. Я если и знаю что - то как знахарь. О воде, земле, травах. Ну и, как охотник немного...
   - Ты пойми, от твоего ответа, многое зависит. Мы не просто фольклор собираем - войну скорее закончить, хотим.
   - Ну, может, что и знаю - буркнул Назар - но не был я в чужих краях.... А что мне ведомо, то преданья старины глубокой...
   - Зато представление имеешь, и о географии, и о древней истории, мифах, легендах, байках, и кажется мне, не только со времен Иисуса.
   - Да бог с вами...
   - Не юли - дело государственной важности!
   - Ну, может и так, а может, и нет, причем это к заданию?
   - Это скажет нам о том - разберешься ли ты, или нет в предмете вопроса? - Снова взял слово Зорин.
   - Тогда спрашивайте, а то я в толк не возьму - о чем речь?
   - О нацистской верхушке на "Г", их интересах, увлечениях, и способностях. В частности о Гитлере, Гиммлере, и тайных обществах созданных ними. У них есть сферы интересов, которые должны тебе, что-то говорить.
   - Например?
   - Три предыдущие цивилизации, немцы ищут их разработки, и следы уже давно. Что ты знаешь о Потонувших Землях? Интерес фашистов именно в их наследии - спросил товарищ Смирнов.
   - Деды говаривали, что были такие острова-материки, но под другими названиями. Знаю что затонули, а народы там жившие, кто смог спастись - под землю ушел, как и многие другие. Еще вроде бы, с нами они породнились, или смешались. Но, то, слишком давно было...
   - Но немцы почему-то ищут сейчас. С чего бы?
   - Значит, кто-то их надоумил. И не просто на мысль навел, а и сведеньями поделился.
   - Они ищут полюсные проходы, неспроста?
   - Кто знает? Может по-прежнему месторасположению, Географической близости. Северный Полюс. Антарктида - Южный. Тибет - Пуп Мира.
   - Видно, и впрямь, немного разбираешься. Значит, поймешь суть. Тогда к делу. Ты православный?
   - Предки мои были, и меня немного приобщили.
   - Хорошо. Значит понимание, имеешь. Согласно данным разведки - фюрер, действительно чем-то обладает. Он и мистик и оккультист, по-твоему - ведьмак, колдун. Но одновременно, все это отрицает, идет по пути развития науки и техники. Тем не менее, Гитлер фанатик-коллекционер, сборщик реликвий и предметов древности с двух материков. Некоторые вещицы остаются при нем, а некоторые свозятся в Wewelsburg - замок-институт Вевельсбург. Это гнездовье высших чинов СС, кузница кадров. А так же святилище - капище в одном замке. Там хозяйничает Гиммлер. Еще до войны, им удалось собрать некоторые вещи, имеющие отношение к распятию Христа.
   - А я-то, чем могу помочь? И в чем? - Не выдержал Назар.
   - Мы уже подходим к сути. Что вам известно о тамплиерах?
   - Орден крутых воинов и ведунов, созданный в Израиле для защиты первых христиан. Считались - паладинами, воинами церкви.
   - Все так, этим рыцарям Христа, приписывают хранение и укрывание реликвий, в том числе - связанных с самим Иисусом. Они вроде бы, вывезли все сокровища в Европу, и потом их след теряется.
   - У меня нет дара, находить клады и сокровища...
   - А мы и не просим. Дело вот в чем - в руках у Гитлера оказались предполагаемые предметы Силы. Один из них - Копье Судьбы, а точнее копья, потому что их оказалось несколько. И они были не целыми, скорее элементы копий. Но тем не менее. Одно хранилось в Париже, привезенное туда из Константинополя, другое в Кракове, третье в Вене, четвертое в Риме в Ватикан. Три города были взяты, вместе со странами, а Рим, доступен и так. и реликвии оказались в руках Гитлера. С тех пор, начался его небывалый успех. Но вот однажды в Баварии, в Нюрнберге, одно из трех копий, утратили. В общем помешанный на мировом господстве, Адольф, еще вв конце 30-х, заполучил Копье Судьбы. Отсюда его удачи в завоевании в Европе. Но на данный момент времени, он терпит поражение за поражением. И фюрер послал на розыски, второй части - древка, и сосуда в который была собрана кровь Иисуса.
   - Эти предметы где-то появлялись?
   - Да. В нескольких музеях. Были задействованы разведки многих стран, и копье оказалось в руках подпольщиков. Здесь на территории Венгрии. Мы думали, благополучно завладеть этими артефактами, но среди подпольщиков завелся предатель, и нацисты успели умыкнуть судьбоносное копье. Удалось установить, что прятали его в Геллерте - горе Будапешта, и пока оно еще на территории страны. Перевезут в Австрии - считай, пропало. Фюрер его заполучит.
   -Отряд, несущий реликвии - явно непростой?
   - Не то слово - отборные эсесовцы. Адепты тайного ордена - нужна сила противовеса. Иначе, мы бы направили группу особого назначения.
   - Цель десанта?
   - Необходимо перехватить этот отряд. Он должен доставить не только артефакт, но и секретные документы. Архив, наработки из Винницкого бункера Гитлера, древние папирусы. Берешься?
   - Берусь. Но с одним условием - утверждать конддатов, подбирать оружие и снаряжение, я буду сам.
   - Хорошо. Итак, твоя задача - сформировать группу, которую забросят в немецкий тыл. Вам нужно перехватить отряд СС в преддверии Альп. Ты само собой - командуешь группой . Что вам необходимо - пиши списки.
   Назар задумался - девять бойцрв - много, три мало, семь отчаянных удалых рубак в самый раз. А умельцев во всем, больше в полку и не наберется. Чтобы и бойцы, каких поискать, и следопыты, и стрелки зоркие, и в воде как рыбы. И в степи быстрые, и по горам, и в лесу. Значит - Гордей, Данила, Григорий, Тимофей, Клим, и Ефрем. Сам он - седьмой.
   Так, а теперь оружие - семь ППШ-41, облегченного типа, револьверы системы Наган, тоже семь. Гранаты, взрывчатку для одного-двух обвалов. Снаряжение как у солдат подразделения "Эдельвейс". Кинжалы мы возьмем "Бебут" и каждый по ножу, который каждый сделал сам. За вами еще паек, медпакеты, и правдивые карты.
   - Никаких поясов, с проволокой внутри, ни оригинального оружия с секретными кнопками и механизмами, и никаких внешних хитростей?
   - Да.
   - Это без проблем - обеспечим. На все, про все - подготовка сутки. Приступаем через час.
   Назар мешкать не стал, за своими парубками, отправился сразу. Подготовка началась. Чекисты, помимо всего прочего, занялись уточнением времени, деталей, возможном маршруте нацистов, и определением точек перехвата, и мест для засады. В процессе всего этого, оказалось, что нужен проводник - знаток местности, особенностей нужных краев, и говорящий по-русски.
   Богдан изумился, оказывается, в его роду, были люди не просто воевавшие, а выполнявшие секретные задания. Это подогрело интерес, и он сумел, упрочнить связующую нить с прадедом.
   А прадед, тем временем, основательно готовился к заброске, и схватке в горах. Сначала переговорил с парубками, потом советовался с кем-то незримым. Ну а после было получение задания с инструкциями, определение точки перехвата, ночной полет, ночная выброска в предгориях Альп. Без названий местности, точной карты, и определенного места перехвата.
   - Наверное, мой отряд такой не один - подумал Назар - перед прыжеом, и перекрестился на всякий случай.
   Прыжок, небольшой снс, пришлось понервничать, но приземлились все удачно. И группа, и приданный ей проводник.
   - У всех все справно? - Поспрашивал Назар, едва все собрались вместе.
   - Так точно.
   - Все в порядке.
   - Да.
   - Тогда всем - осмотреться. Винс - покажи - нам куда топать?
   Проводник, был коренаст, жилист, и немного прихрамывал. Но это никак не сказывалось на скорости отряда, потому как передвигался он довольно споро.
   - Смотреть надо, как тропы идут...
   - Так смотри.
   - А ты уверен - что они самолетом все вывести не попытаются? - Через пару минут подскочил Данила - да и вообще путей много?
   - Ни в чем, я не уверен. Приказали тут перехватить - не появятся, вернемся .
   - Да тут дивизии не хватит, чтобы все пути перекрыть.
   - А нюх, нам на что? Сейчас осмотримся, дедовским методом поспрашаем - где эти гады шарятся? Жаль вещицы, от германцев этих нет никакой...
   Еще минут десять осматривались, да подбирали место позатишнеее. Затем Назар распорядился:
   - Гордей, Клим - в дозор. Данила, Тимоха, вместе с Винсом - тропы разведайте. Ефрем - на костер. собери Гриня - воды раздобудь ключевой.
   Сам он стянул лямки ранца, уселся на корточки, раскрыл его, и стал рыться внутри, что-то разыскивая. Наконец вынул тряпичный сверток, развернул, и извлек оттуда, несколько мешочков. То ли зелье особое собирался варить Назар, то ли варево какое, пока было непонятно. Но явно не кулеш. -
   Через некоторое время, перед Назаром, легонько дымил костерок, пламя было ровным и устойчивым, в котелке закипала вода, а он бормотал какие-то слова. Бормотал, и вбрасывал, засыпал, и вливал, нужные ингредиенты: "кпрвь гор", щепотку соли, земли, золотистый порошок. А в конце - шепку. Варево забурлило, и Назар, всмотрелся в пар, желая узреть, тех, кого раыскивал. Затем он снял с огня котелок, и щепка приняла положение, при котором, ее острый конец указывал в нужном направлении. Теперь Назар знал - куда двигаться, кого именно искать, сколько немцев в отряде, и вероятное развитие событий. Это делало безнадежное задание, выполнимым.
   А еще, Назар узнал приблизительную численность, разыскиваемого отряда - 20 человек.
   - Многовато.
   ...Богдан не понял - как прадеду открылось все увиденное, кроме измененного состояния сознания, было задействовано что-то еще. Непонятное, неведомое, загадочное - тайная способность его рода. Что?
   Тем временем, прадед, быстро собрался нужно спешить.
   - Винс нам туда - указал Назар, осторожно сливая воду под камень - ищи тропу. Да не шибко крутую, а то устать, устанем, а пройдем мало.
   - Понял.
   И бойцы из казачьей сотни, довольно умело, и без лишней суматохи, продвигались по тропе. Потянулись неприметные тропы, начались подъемы и спуски, проходы у края обрывов, и переход ручьев. Так охота началась, и теперь главное было все верно рассчитать. Ведь группа шла не по следу, а на перехват. Зная место, проще устроить засаду, а то и западню. Не теряя ни минуты, группа двинулась наперерез, намереваясь успеть прибыть куда нужно, и успеть подготовиться. Хотя как не готовься, их ждал неравный бой. И внутренний трепет, невольно зарождался, и способствовал выбросу адреналина, и они сравнительно быстро, преодолевали нужное расстояние.
   - Беречь дыхание! Сохранять темп! - Краткие команды, и полная сосредоточенность.
   Изгибы и неровности тропы, оплывы, все это встречалось на пути. Не делая привалов, лишь краткие остановки, группа шла к цели.
   - Группа стоп! Вот здесь удобно - поднял руку Назар, указывая место - обвал устроим, вот там засядем, а там заминируем. И помните - в горах особые условия, даже стрельба отличается. Учитывайте ветер, разряженность и морозность воздуха, другие факторы.
   Все выслушали приказ, и сразу, занялись выбором позиций, и остальной подготовкой. Но немцы появились внезапно, казалось совсем не усталые, и ко всему готовые. Двадцать хорошо вооруженных солдат, против семерых, уже расклад не равный, а если те еще и мистики, то это уже втройне опасно. По этой же причине, засада, как она задумывалась, не удалась. Нацисты ее почувствовали, резко замедлили ход, схватились за оружие, и остановились.
   Стало видно - все они - арийцы, высокие и крепкие блондины с голубыми глазами, словно выращенные по единому шаблону. И тут, в голову Назара, откуда-то пришло знание и понимание - кто есть кто? Один явно - магистр, трое рядом с ним - посвященные. Семеро других - их приближенные, остальные - егеря-носильщики. Но с ранцами идут все.
   - Учуяли волчары - прошептал Данила, крепкий, русоволосый парень.
   - Метаем ножи - распорядился Назар - и сразу - огонь.
   - Это мы с охотой...
   Дружные броски, полет сверкающей стали - но фашисты, были словно заговоренные. Или умели каким-то образом, отводить летящие в них, острия. И ножи изменили траекторию, по которой должны были лететь. Это, конечно, смутило, но не остановило автоматные очереди.
   Но гитлеровцы, укрывшись за валунами, не дали себя расстрелять, и резко, как по предварительной договоренности, разделились. Одна часть отряда, принялась вести бой, другие одиннадцать человек, попытались уйти, прихватив с собой всю ношу.
   - Уходят!
   - Вижу. Догоним. Нужно с оставшимися разобраться...
   Остались девять егерей с карабинами, они укрывшись за камнями могли стрелять прицельно, и такая перестрелка, могла затянуться надолго. А из автоматов в них попасть было труднее. Назар думал недолго:
   - В рукопашную иначе надолго застрянем, а те уйдут.
   Кинжалами все владели не просто хорошо, а умело. Оставалось, быстро и тихо подобраться. Немцы были здоровяками, и могли сопротивляться жестко, если их, не застать врасплох.
   - Винс - выследи их, а мы с этими пока разберемся.
   Проводник бросился в сторону, а казаки, врассыпную на тропы склона. Немцы, здоровые и крепкие, но не особо поворотливые, успели отреагировать, только чуть запоздало. Жилистые и ловкие пластуны, уже были рядом. Засверкали кинжалы, завязалась схватка не на жизнь, а насмерть.
   Назар прыгнул к здоровенному унтеру, отбил в сторону карабин, и нанес удар кинжалом в селезенку. Затем сразу выдернул клинок и вонзил его в область сердца. Но и потом не остановился - выдернул кмнжал, и перерезал горло. Чтобы наверняка отправить фрица к праотцам. Его побратимы, одинаково хорошо, владели и правой, и левой рукой, и не применули это доказать. Гордей, Данила, Гриша, Тимофей, Клим, и Ефрем, дрались не менее жестко. Бебуты рыбками сверкали в их руках
   Клинки вонзались в фашистов, с ярой силой, поражая печень, легкие, проходились по глазам. Вскоре дело было кончено.
   - Всех обыскать, снять обереги, и зрбрать все подобные вещицы - приказал Назар.
   - А карабины брать? - Спросил Тимофей.
   - Прихватите пару.
   Быстрый обыск, и перетряхивание вещей егерей.
   - Догоняем основной отряд!
   Началось преследование, Винс довольно быстро повел по слдам, заметным только ему. Тропа виляла и петляла, шла то вверх, то вниз, потом вывела к ущелью, и оборвалась.
   Но над ущельем из возникшего вдруг тумана, проступал натянутый подвесной мост. И по нему преследукмый отряд, и перешел на другую сторону пропасти. У всех казаков, сразу возникло желание бросится на шатки мост следом за немцами, но Назар , вдруг скомандовал:
   - Всем стоять. Стропила подрезаны!
   Возникшая трудность, и резко образовавшаяся проблема, расстроила всех, и уняла порыв. Назар отринул все эмоции, затушил скачущие мысли, и заставил себя думать трезво, рационально, и расчетливо.
   - Хорошо, что хоть не подожгли - пронеслось в его голове - значит мизерный шанс перебраться, все же, остается.
   Он прибег к перебору всех, известных способов, подходящих для всего отряда. Уменьшение силы земного притяжения, тут не годилось - все восемь человек, ни парить, ни перенестись на ту сторону не смогут. Остается древнее искусство йогов, одно из сидхов - уменьшение собственного веса.
   Это требовало сосредоточенности, настроя, усилий, и колоссальной траты внутренней энергии.
   - Потеряем много времени - пронеслось в голове - потом снова придется прибегать к поисковымметодам, если Винс следы не распутает.
   Назар не владел сидхами, до такой степени, чтобы мгновенно менять свой вес, требовалось время, концентрацмя, и пение заклинательных мантр. Он сказал всему своему отряду, что нужно желать, бойцы сбросили с себя весь груз, и принялись петь мантры. Сам же прадед, как видел Богдан, его глазами, достал и скрепил веревки, на конце которых были закреплены крюк и карабин.
   - Держите этот конец - он сунул моток Гордею - а я начину перебираться.
   Далее он принялся тоже распевать наборы слогов и делать какие-то пасы, а потом уверенно ступил на шаткий мост. Он не завис над ним, а медленно и осторожно пошел, делая мелкие шажки. Где-то с середины, раскрутил и бросил крюк, тот зацепился, и теперь у группы появилась страховка. Назар, уже не так осторожничая, перебрался на ту сторону, и показал своим бойцам, чтобы натянули веревку, и передавали по ним поклажу и оружие.
   Приняв все это на той стороне, в данном случае - десятник, дал знак парням, перебираться самим. Те осторожно ступая, по одному, прошли по мосту - расчет немцев, не оправдался.
   - Все, водружаем весь грущ на себя, и вперед догонять ускользнувших фрицев.
   И они поспешили возобновить преследование.Но нагнать немцев, оказалось непросто и нелегко. Нацистский отряд теперь знал - за ним охотятся, и немцы стали заметать следы, петлять, путать, оставлять ловушки, и вполне могли устроить засаду.
   Винс, тем не менее, привел группу к месту, где немцы устраивали привал. Они все убрали за собой, но мусор уносить не стали, и он дал понять - как давно они тут были. И казаки, с удвоенными усилиями, бросились в погоню.
   Тропы, редкая растительность, риск обвала и оползня, забирание на уступы, и проход под отвесными скалами. Действуя, как охотничьи псы, рискуя сорваться то тут, то там, поастуны сумели настичь эсесовцев.
   - К бою - приказал Назар, когда понял - тихо взять немцкв не удастся - те, их заметили.
   Первые выстрелы, короткие очереди, т одиночные. Завязался вполне обычный бой, пока не использовалось ничего сверхъестественного. Боезапас быстро заканчивался, автоматы выплевывали последние пули, а значит, скоро все прибегнут к другим способам ведения боя.
   Так и случилось. Непонятно откуда, появился и стал расползаться туман, а вместе с ним стало шириться чувство ничем не вызванного ужаса. Ситуация стремительно менялась, казаки из нападавших, становились загнанными в западню жертвами.
   Назар понял - немцы пытаются повлиять на их рассудок. Свести с ума, заставить паниковать и наделать глупостей. И он воззвал к силам, которые умели вызывать его предки - силам Природы - тем, что возникли при Роде. Он вызвал того, кто двигает воздушные массы - Ветер.
   Тот налетел внезапно, изорвал в клочья, напущен туманный на группу, и разметал его. Не дожидаясь новых мистических атак, казаки открыли огонь из револьверов. Вот только пластуны вели бой мастерством, а немцы хитростью и магическими искусствами. Пока одни немцы отстреливались, их верховные наставники, привели в действие еще одно заклятие. И к горстке казаков, со всей округи стали сползаться ядовитые змеи.
   Они бросались на пластунов, вынуждая тех, отбиваться прикладами карабинов, тратить драгоценные патроны, и бросать в них камни.
   - Назар сделай что-то - прокричал Гордей - они нас перекусают...
   Прадед Богдана, не мешкал - призвал на помощь хищнх птиц. Те налетели отовсюду, коршуны, соколы, орлы, ястребы. И стали бросаться на своих извечных врагов, унося их в небо, и бросать на скалы. После расчистки каменного пятачка, перестрелка продолжалось. Нескольких фашистов, удалось зацкпить, но не более. Далее снова предстояло идти в рукопашную атаку
   - На ножах! Вперед!
   Немцы это предполагали, и приготовились, сами достав холодное оружие. Но и на этот раз, они схитрили - оставив заслон из семи человек, магистр и его подручные, забрав ценный груз, скрылись. Оставшиеся адепты ордена, были совсем не новичками во всем. Имели навыки некоторых боевых систем, что вскоре выяснилось, знали способы влияния на человека, и обладали нечеловеческой силой.
   Рывки вперед, скольжение по селону, и казаки, что называется, напоролись на стену из мускулов, острой стали, и непоколебимости. Выпады, удары, блоки и отводы, пластунам пришлось туго - на них воздействовали и психически, стараясь замедлить. Назар понимая, что реликвию унесли, спешил снова пустится в погоню, и старался закончить схватку быстро. Но такой темп, какой задал он, не все могли выдерживать. Вот вскрикнул Клим, за ним Ефрем, казаки выдыхались, а немцы ни капли не устали, и похоже собирались прибегнуть к чему-то, из боевого, магического арсенала своего ордена.
   Назар собрал всю волю в кулак, и провел серию обманных выпадов, а потом все-таки вонзил кинжал в шею своему противнику. Еще одного нациста, прикончил Тимофей, и дело пошло легче.
   Все использовали, различные приемы боя. В ход не шли, разве что, зубы. Сила против жилистости, животный магнетизм против ловкости и сноровки, кинжалы против стилетов. Адептов готовили не один год, и они были нечеловечески сильны, во всех проявлениях. Уазаки уже не то, что выдохлись, а были в край измотаны. И из боя, вышли не все. Получили смертельные ранения Клим, Гриша, Данила, и Ефрем помогающий Гордею. Уцелели только сам Назар, Гордей, и Тимофей. Еще уцелел не принимавший участие в схватке, проводник. Времени хоронить павших товарищей, не было, задание нужно было выполнять.
   - Винс, ты их выследил? - Спроси л Назар, имея ввиду, ускользнувшую четверку.
   - Да, они скрылись в том направлении.
   - Тогда веди. Бегом парни!
   Догнать, обезвредить, и отобрать реликвии - это стало первостепенной задачей, остаться в живых, это уже дело второе. Они бросились вслед по тропе, уже не думая о себе, но желая отомстить хоть кому-то. Тропа была едва заметна, вилась и петляла, взбираясь то круто вверх, то спускалась вниз. И вывела к ручью. Тут след бы потеряли, даже собаки. Немцы перешли его по камням, еле выглядывающим из воды, и это обозначило их путь.
   - Набрать воды, утолить жажду, и вперед.
   Это заняло не больше минуты, они еще и освежились, смывая пот и кровь, и поспешили перейти ручей. А потом стали восходить по склону. И там неожиданно, обнаружилась пещера.
   - Вот засада - сплюнул Назар - надеюсь она не сквозная.
   - А если, она глухая, выкуривать будем? - Спросил Тимоха.
   - Сена много нужно - деловито ответил Гордей - где его брать?
   - Погодите. Выкуривать это долго, и много кустарника зеленого нужно. Надобно как-то иначе.
   - В пещере засели - думают так легче обороняться- проговорил Винс - но это же западня. Нужны пчелы, осы, жажящие насекомые в общем. Ищите гнездо.
   Они могли пойти и в рукопашную, но чем вооружены эти немцы, было неизвестно. Могли устроить и ловушку, и гранату на входе прицепить, и снова змей использовать. Поэтому выгнать нацистов из пещеры, было лучшим решением.
   Поиск осиных гнезд, обшаривание скал и дупл в деревьях, и пока Гордей, сторожил вход в пещеру, Винс, отыскал небольшой рой. Окуривая расщелину, дымом зеленых ветвей, он осторожно извлек из нее ячейку сот, и сунул ее в полотняный мешок. А потом быстро направился к входу.
   Недалеко от него, он при помощи палок извлек гнездо, и забросил его внутрь пещеры.
   - Теперь ждем, будьте готовы.
   Не имея больше никакого оружия, ероме кинжалов, Назар прикащал снять пояса, и использовать их вместо првщи, округлых камней подходящего размера, вокруг было много. Благо дело, они развлекались таким образом, запуская окатыши, неоднократно, и теперь, эти навыки пригодились.
   Как и следовало ожидать, немцы не смогли долго находится в пещере, среди разозленных насекомых. Стали выскакивать наружу, отмахиваясь руками. И сразу напоролись на казаков, которые стали швырять в них камни. И хотя, у этих четверых нацистов, имелись пистолеты, пока они ими воспользоваться не могли.
   Не давая немцам опомнится, используя свое преимущество, пластуны и их проводник, постарались отправит фашистов на тот свет. Но те, не были простыми офицерами, авно состояли в своем ордене, и много что умели. Оказавшись снаружи, они сумели избавится от осного преследования, вызвать обвал, и попытались уйти. Но казаки, были наготове, снова завязалась схватка, где все разбились на двух поединщиков. Фашисты извлекли из складок одежды короткие и узкие даги, сделали пару выпадов, словно приглашая на честный бой, а когда казаки повелись на это, выхватили пистолеты, и выстрелили. Но вот чего они не ожидали после этого, так это ярости берсерков, и вхождения противников в боевой транс. Пластуны задействовали резервные силы онанизмов, и внутреннюю энергию.
   Бой до конца, бой из последних сил, таков закон предков. Сам погибни, но врага с собой забери. Бебуты против даг, кулаки против жезлов и пистолетов, воля против гипноза. Борьба духа. Удары выпады, бесстрашие противников, хитрость против ловкости, замахи, блоки, подсечки, напор и откат.... Далее Богдану, все виделось как в тумане, видимо прадед, и сам запомнил все нечетко и размыто.
   ...Назар опомнился на булькающем кровью, трупе магистра. Вокруг никого. Он остался один, был пробит живот, сидела пуля в легких, в голове звон. В горле пересохло, дыхание с хрипами, перед глазами красные круги. Попробовав осмотреться, Назар отметил, как к телам, погибших друзей и врагов, слетались падальщики, и каркало воронье.
   - Ох, ты ж незадача какая...
   Он, держась за живот, со стонами и охами, попробовал остановить кровотечение, и перевязаться, вернее, наложить бинто-ватные тампоны. А потом, кряхтя, и чувствуя, как силы покидают его, постарался обыскать трупы нацистов. Затем убедившись, что реликвии не с ними, поплелся в пещеру.
   Глубоко внутрь, входить не пришлось. Назар почувствовав головокружение, остановился, и оперся рукой на стену. Там и разглядел , мешок у входа. Медленно сползая по стене, он приблизился к поклаже. Раздвинул края, и увидел предметы, ради которых они сюда прилетели, и гнались за немецким отрядом. Часть копейного дрека, которым Лонгин, прикончил терзаемого на кресте божьего сына. И и потемневшую от времени, деревянную чашу. Ту, которую то ли сам Иисус вырезал, или ту, из которой пили на тайной вечере. А возможно ту, в которую собрали кровь господа.
   - Ну, хоть не зря - испытывая дикую жажду, сам не понимая - зачем, Назар достал чашу, сняо флягу, наполнил сосуд до краев, и жадно припал кего краю.
   И тут начались метаморфозы - вода превратилась в вино, раны казака стали затягиваться, а едва теплившаяся в нем жизнь, набирать силу.
   - О, как! - воскликнул прадед, и Богдан вернулся в обычное состояние сознания...
   Он успел понять - ему нужно идти глубже по родовой линии - его прадед Назар, больше ведун, чем характерник.
   Богдан осознал себя в реальном времени, и то, что он полностью выдохся.
   - Такой способ не годится - подумал он - нужен покой. Транс, но не боевой...
   Это подтвердил и наставник по Спасу, выходец из Донских казаков - Георгий Таврический.
   - Боевой транс, уже не подходит- уонстатировал он - нужна глубокая медитация. Тут тебе помогут заря и гусли.
   - Так я, их в руки никогда не брал.
   - Методик много, но эта самая лучшая. Проверено уже и буддистами, и монахами Шаолиня. Определенные упражнения, пару дней на специальных отварах, игра на гуслях, просветление не за горами. Тут даже праноеды уступают.
   - Записи не подойдут?
   - Нет, учись играть и настраивать сам - частоты и вибрации, дело такое.
   - Значит буду осваивать.

Глава вторая

Пращуры...

***

   Прошло некоторое время, Богдан продвигался в освоении многих практик - накоплению ЦИ, погружению в различные медитации, и игре на гуслях. И вот, когда всем этим, бывший десантник более менее, овладел, пришла пора, предпринять вторую попытку погрузиться в родовую память.
   Богдан, уединился, ввел себя в необходимое состояние, проделав комплекс упражнений, задействуя антры и дыхательную гимнастику. Затем пододвинул к себе гусли, и сосредоточился на издаваемых звуках, и мелодии. Постепенно, он начал погружаться в состояние измененного сознания, все мысли улетучились, и парень словно начал скользить по тонкой золотой струне, спускаясь все ниже.
   Перед ним, стала череда предков по мужской линии, но не все подряд, а только казаки. И он словно передвигался от одного к другому. Станичники, хуторяне, сечевики. Тарас, Захар, Иван, Северин, Семен, Все со способностями к знахарству, но не более. Все они были крепкими, жилистыми парнями, ловко орудовали саблями, метко стреляли, умели кое-что из "чудес", вроде Гоголевского "Пацюка", знали толк в травах, заговорах, и могли ворожить. Но на этом все. В общем, они владели остатками мистического искусства.
   И Богдан, усилием воли, заставил свое естество, продвинуться еще ниже по временной шкале, и своим родоначальникам. Он, как мысленный наблюдатель, еще не умея управлять, перемещениями по генной памяти, пропуская столетия, переместился в период, когда кошевым атаманом на Сечи, был легендарный Иван Серко. Вторая половина семнадцатого века, тысяча шестисотые годы по григорианскому календарю. Сечь уже не раз, поменяла свое местонахождение, приобрела определенный быт и уклад. А ее воины - тактику и стратегию.
   Это была словно маленькая крепость, имеющая на вооружении все, что было известно в ту пору. И то, без победы, не возвращались. если из ее ворот, казаки выходили в поход, под предводительством Серка, Сечевикам, приписывали разные непотребства, может они и имели место, но в другие голы, и при других атаманах. В эти же времена, казаки не давали спуску никому - ни османцам, ни крымчакам, ни шляхте, ни местным, распоясавшимся ватажкам. Серко, бесспорно, был характерником, но предком Богдана не являлся. Им был простой казак, слияние с сознанием которого, тоже удалось, на краткое время.
   Контакт, соединение, внедрение, произошло внезапно. Это не был атаман, или любой другой знатный казак, просто лихой рубака, по имени Остап. Но все звали его по прозвищу - Секачом. И краткий экскурс в его память, не успев начаться, оборвался. Наверное, это было потому, что предок по прозвищу Секач, вскоре погиб, но свой род, судя по всему, продлить успел. Как понял Богдан, молодой и довольно не бедный парень, в некоторые зимние месяцы отлучался в Киев. Там у него была постоянная любовная связь. И когда на Сечи, начинались безлоходные месяцы, Секач отправлялся к своей полюбовнице, весьма богатой молодой женщине. А когда возвращался в курень, был при всем параде, и при деньгах, да и сабля у него была не хуже, чем у крымского хана - ножны и рукоять инструктирована самоцветами, клинок не уступает дамасской стали. Вот только она не помогла уцелеть, ни ее владельцу, ни его побратимам...
   Случилось это как раз зимой, видно дама была замужней, и Секач, к ней в тот раз не поехал. Сечь, как всегда зимовала, часть казаков разъехалась по хуторам, в ней остались только сироты, да парубки, которым не к кому было ехать. До зимы, Низовое братство успело насолить османцам, наказать за набеги крымчаков, и разного рода баев.
   Турки, пользуясь тем, что мороз был крепкий, Днепр замерз, и покрылся толстым слоем льда, пришли отомстить, и избавиться от занозы в заднице - Сечи. А заодно, по возможности, набрать рабов на галеры. Хотя в оковы, казаков старались не заковывать - искали для них лучшего применения, те, как правило были грамотны, владели языками, разбирались в монетах и счетоводстве. Но все это было возможно, при условии, что нет кровной вражды...
   Секач, с товарищами был в дозоре, на зимней веже. В случае обнаружения, появления неприятеля, они должны были предупредить часовых на стенах Сечи, то есть, разжечь дымные костры. Но турки были осведомлены, о таких дозорах, и сделали все, чтобы Запорожцы, предупреждены не были. То есть, попросту дождались ночи, подкрались к ночлежке, и напали. Тренированные, и обладающие некоторыми способностями, казаки, не дали себя прирезать, как баранов, но и достойный отпор, дать не смогли - все, кроме часового, уже спали, и их было намного меньше.
   Шли предрассветные часы, когда в золода, особо хорошо спится. Корней досиживал последние минуты своего дежурства, и бления. Все было тихо и безмятежно, а потом...
   Секач, во сне почувствовал неладное, и вскочил, вытаскивая саблю, он еще услышал булькающий хрип товарища, и попробовал прорваться к котлу с маслом, и углу с сеном. Но было уже поздно. Занимать оборону тоже - в комнатушку набилось врагов, как в бочку селедок. Оставалось только продать свою жизнь подороже.
   Выкрикнув тайные слова, при использовании еоторых - враг промахивался, Секач, схватив свою дорогую саблю, Остап выдернул ее из ножен, и принялся отбивать выпалы османцев. В левой руке ножны, ими можно блокироватьудары, но это не столь надежный помощник, и их нужно заменить на кинжал, или вторую саблю. Рядом с ним, спина к спине, стали братчики, и сеча началась. Пистоли заряжены не были, да и тесно для стрельбы, пришлось неистово рубиться. Внезапность нападения, не дала сосредоточиться, и задействовать воинские хитрости, да и теснта не позволяла многое применить.
   Богдан, словно сам, участвовал в этой схватке, отбивал удары, наносил их сам, уклонялся бил ногами, но враги напирали. Рука Остапа, разила точно, вонзая саблю в мягкие места, рубя наотмашь, и чиркая по шеям и лицам. Стоявшие слишком близко османцы, уже валялись в лужах крови, но их уже сменили новые. Он встретил следующих лазутчиков, широким выпадом, но это были уже янычары с ятаганами - специально обученные воины, и его нательная рубаха озарилась багрянцем. Прежде чем сползти на пол, Секач положил пятерых врагов, а затем постарался войти в состояние, которое помогло ему, не умереть, до прибытия сечевиков. Но те, прибыли нескоро, турки ворвались в Сечь, и только в куренях, их смогли остановать. А потом погнать вон, сражаясь на просторах. И лишь когда, внутри не осталось ни одного живого османца, все задумались - почему не стреляли пушки на стенах, и дозор проморгал турецкое войско?
   Все выяснилось не сразу, а когда выяснилось, разговоры шли только о мести...
   - Еще ближе к истокам - просочилась мысль.
   Сознание Богдана, снова понеслось по натянутой золотой нити, миновало череду личностей, и застопорилось в казаке, по прозвищу Кречет. На Сечи, дача прозвищ вместо прежних имен и фамилий, было не редкостью, у кого-то имя оставалось, а кого-то полностью заменялось, происходя от деяний, внешности, одежды, и заслуг. Таким образом, человек, как бы перекрещивался, начиная новую жизнь. Но Кречета, прозвали так за умение, проникать в сознание небесных охотников.
   Этот представитель рода, жил значительно раньше. Но Сечь уже возвели. Впрочем, она была не одна - в разное время, в разных местах за Днепровскими порогами. Организация этого форта казачей вольности, достигла уже такого высокого уровня, что в нем были и школа, и харчевня, и счетоводы, и управление. Каждый казак принадлежал, как бы был приписан к какому-нибудь куреню - общежитию. Своего рда казарме, где службу несли как в ротах.
   Кречет, или до приема в Сечь - Платон, частенько был дозорным, когда Низовое войско, екда-либо выступало. И хоть на Сечи своей покровительницей и заступницей, считали Богородицу, нередко прибегал к языческому наследию. Это было искусство больше ведьмаков и волхвов, чем христиан с определенными знаниями, но вера тут присутствовала сильная.
   Богдану удалось как-то оказаться в том моменте, жизни своего предка, когда ему передавал свою науку наставник. Казак характерник по имени Аким.
   - Начнем с подготовки тела, с ним проще. Первые испытания ты прошел при приеме в Сечь, а теперь, продвинешься дальше - к невольному расслаблению. Но чтобы его достичь, ты должен постоянно изнурять себя силовыми занятиями.
   Платон посмотрел на груду атлетических снарядов: - валун, плита, цепь, пушечные ядра разного размера, крынки с песком, огромная булава.
   - Приступай соколик...
   Кречет вспомнил, как его принимали в Сечь. Как он вступал в братство когда-то. Его тогда еще парнишку, привязали без объяснении, привязали к дереву в лесу. Трия дня, и три ночи, он не пил, не ел, боролся со страхами, жаждой и голодом. А потом веревки ослабли, но вместо дружеской поддержки, будущие побратимы, начали всеьез его атаковать. Выстоишь - первое испытание прошел.
   Вторым было испытание смелости, храбрости, отчаяния, безрассудства. Парню завязали глаза, и повели на кручк, и он должен был с нее прыгнуть. Не осилишь, забоиштся - не принят. Платон прыгнул.... Это потом оказалось что внизу, подстелена солома, а в те минуты, он был готов переломать себе кости.
   После этого он и стал Кречетом - открылся этот дар свящываться с пернатыми хищниками.Он овладел саблей, пистолем, исправно орудовал кинжалом, но подковы не гнул. Теперь ему предстояло научиться и этому...
   И Богдан, глазами Поатона, увмдел дни, в течение которыз, казак изводил себя тренировками, работая до изнеможения. И в таком состоянии и мозг и тело, предка начинали функционировать по-другому. В эти моменты, приходил Аким, и устраивал тому проверки боем. И тот, едва стоя на ногах, шатаясь, и не в сидах напрячь никакие мышцы, вдруг давал нешуточный отпор - открывались внутренние резервы. А противодействие выходило само собой. Кто скопил достаточное количество боли, тому проще.
   - Не сжимайся, не закрепощайся - раскройся, доверься богу и проведению. - Наставлял Платона, Аким. - Будь безразличен к увечьям и смерти. Дай проявить себя подсознанию.
   Были тренировки и вслепую, с плотнй шапкой на голове, отработка реакции на звук, развитие умения видеть не глазами. Так развивались ощущения, рос навык. И Платон старался изо всех сил. Ведь основня целт характерника - поединок с самим собой.
   - Запомни сразу синку - и Спас, и наше умение - то учение о мироустройстве, и твоем месте в нем. Это смысл жизни, а не равыки боя. Бой это самовыражене, метод в достижение цели, движение к Истине, через наитие.
   - А как же, все эти чудесааа?
   - Ты и творишь лишь в малой доле, остальное делает Тот, к, то над всем миром. Бой это тоже молитва.
   Наставник передавал свои знания и умения, через рукопашный бой, приемы, удары, захваты, заломы, и броски.
   - Вот этим ударм, если правильно, и в нужное место его нанести - можно вышибить душу. Вот этим остановить сердце. Эти перекрывать дызание у противника.
   Они вели тренировочный поединок, в котором неподготовленный человек, запросто бы умер от полученых ударов. Но для них, это была своего рода гимнастика. Приведение тела и духа, в надлежащее состояние.
   - Не сдавайся, но отчайся, прими свою участь. Смирение, не значит покорность. Это готовность положиться на Бога, а он сам решит - как тебя защитить. - Поучал Кречета, старый казак.
   Мягкое кручение, волнообразные движения, перехапты, блоки, отводы. Рычаги, толчки, захваты, броски.
   - Неплохо. Тело уже в нужной форме. Переходим к развитию внутренней Живы. Тут уже будет сложнее. Нужно и дух закалить, и ум отстроить как надо. Ты научишься жить на грани, удерживая себя в состоянии мкжду жизнью и смертью. А бой станет твоим инструментом.
   И он начал учить бою в состоянии отстраненности. Через боль, болезненные воспоминания, страдания, приходило понимание мира. Пробуждалась Стихия мир смерти - ведь того, кто уже мертв, невозможно убить.
   - Перед сражением - прими неизбежное, и доверь себя проведению. Учись не сражаться - должна появиться мудрость - наитие, а не навык.
   Платон само собой усваивал не все, а то, что усваивал, то давалось не сразу.
   - Удар - дар судьбы - ты орудие судьбы. Отдайся ей, прими ее. Каждое движение спонтанно, нет заученных приемов.
   Казак старался понять и применить. А нужно было делать это неосознанно, бессознательно. Вроде тело подготовь, а потом стань нейтрален, безучастен.
   - Смирись, отчайся, и только тогда, все убыстряется, движения становятся скупыми и точными. А удары эффективными, а трата сил - минимальной.
   Удары, блоки, захваты, опрокидывания. Рычаги позволяют найти точку опоры построить плечо, и применить силу. Все спонтанно, словно тело само знает что противопоставить сопернику.
   Богдан понял это так - умей видеть точки приложения силы, и импровизировать. Энергия - действие. Ориентирование в бою за доли секунды. Ориентирование в ьоб за доли секунды. Плечо, масса ускорение.
   Получалось - не сам характерник так сражался, повергал, и разгонял врагов, а Сила Всевышнего внутри его оболочки, он просто входил в нужное для этого состояние. Богдан понял - далеко не каждому дано овладеть этим искусством. Лишь прошедшие непростую школу жизни, смогут понять и принять.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   16
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Эльденберт "Бабочка"(Антиутопия) П.Роман "Земли чудовищ: падение небес"(Боевое фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"