Филиппова Екатерина Леонидовна: другие произведения.

Нужник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:

  В пять утра Николая Петровича разбудила ворона. Наглая птица требовательно орала, стучала клювом в стекло, и отвратительно скребла когтями по жести карниза.

  Старик торопливо поднялся, набросил халат, и приоткрыл окно. Строго посмотрел на нежданную гостью: - Ты соображаешь, сколько времени? Ещё не рассвело даже. А мне всё-таки не шестнадцать лет. И даже не шестьдесят шесть.

  Ворона прошмыгнула под рукавом халата, перепрыгнула на тумбочку, и виновато каркнула. Николай Петрович обречённо вздохнул и отправился на кухню. Через несколько минут вернулся с полной мисочкой мелко нарезанного мяса, молча поставил её на подоконник, и уселся в кресло.

  Виновато помаргивая и старательно изображая раскаяние, птица перепорхнула к окну, по пути смахнув крылом бумаги с тумбочки, и принялась за угощение, время от времени отрываясь и поворачивая голову - как будто вслушиваясь в монолог хозяина.

   - Вот что теперь прикажешь делать? Ложиться спать на час - глупо. Поработать - так я до завтрака никогда не работаю. А Оленька его только к шести приготовит. И что тебя в такую рань принесло? Проголодалась? Или дела срочные появились?

  Ворона отвлеклась от еды и утвердительно каркнула. Николай Петрович кивнул, как будто понял ответ. Иногда ему казалось, что он действительно понимает животных - как минимум, некоторых. Эту вот чёрную приятельницу, кот один ещё иногда во дворе появляется, очень выразительно мяукает - когда снисходит до беседы. Понятно, что иллюзия, не было у него никаких способностей. Но иногда мечталось - а вдруг да и появятся. Вот идёшь на какую-нибудь встречу, а воробьи тебе диспозицию докладывают.

  Приятные мечты были прерваны стуком в дверь. Не дожидаясь ответа, в спальню вплыла домоправительница: назвать столь солидную даму домработницей ни у кого бы язык не повернулся. Естественно, что и Оленькой назвал её исключительно Николай Петрович, а частые гости величали по имени отчеству и слегка побаивались.

  - Доброе утро. Только не слишком ли раннее? Разве это дело - в такое время вас поднимать.

  Оленька осуждающее посмотрела на ворону, которая попыталась слиться со шторами, и продолжила: - Распустили вы эту попрошайку. Ещё кота домой приведите - он тоже начнёт здесь командовать. И не смотрите на меня - видела я серого бандита, которого вы прикармливаете. Так, завтрак будет готов через десять минут, прошу в столовую.

  Домоправительница развернулась и вышла. Николай Петрович переглянулся с вороной, вздохнул и пожал плечами: - Ну вот, чёрная, рассердила ты Оленьку. Как бы не забыла она теперь для тебя мяса купить. И Серому заодно досталось. Доела? Тогда давай уже, отправляйся по своим срочным делам. И смотри там, поосторожнее, а то опять с ободранным хвостом вернёшься.

  Закрыв за вороной окно, Николай Петрович занялся утренним туалетом. К завтраку вышел уже не старик в халате, а пожилой джентльмен неопределённого возраста. Почти не поредевшая шевелюра, умело подкрашенная, чтобы создать эффект "соли с перцем", аккуратная щёточка усов, пристойный домашний костюм. Стандартный английский завтрак, с поправками на рекомендации личного диетолога, был съеден неторопливо и с удовольствием. Если уж положено есть овсянку - лучше приучить себя наслаждаться ей, а не уныло жевать, упиваясь собственной добропорядочностью.
  
  Ровно в семь Николай Петрович был в тренажёрном зале. Сорок минут приятных мучений под руководством персонального инструктора - и можно спокойно поплавать в бассейне. Пять минут в хамаме, ледяная купель, пять - в сауне, опять купель и солнечная ванна во внутреннем дворике. Конечно, в сауне хотелось бы посидеть подольше, но врач не рекомендовал - возраст.

  Посмотревшись в зеркало возле раздевалки, Николай Петрович с привычным удовольствием отметил, что на свои годы он никак не выглядит - так, между пятью и шестью десятками, какие там семьдесят с хвостиком. Ладно, не с хвостиком, а с хорошим таким хвостом. Всё равно дамочки средних лет, да и девчонки молодые с интересом поглядывают. А что - рост высокий, фигура сухая и поджарая, мышцы, никакой старческой дряблости. И явная аура состоятельности и успешности.

  Только вот никакого ответного интереса они не вызывали. Были у него три проверенные профессионалки средних лет: беленькая, чёрненькая и рыженькая. Пары раз в месяц ему хватало. Вот только как долго удастся такую форму сохранять? Пока ещё не в тягость, но часы-то тикают... Да уж, молодость не вернёшь - но помечтать-то можно?

  Привычно расспросив гардеробщицу про сына, а девочку на стойке - про здоровье мамы, отбыл домой, благо, что и идти-то минут пять. По дороге осмыслил информацию о перестановках на шереметьевской таможне - месте работы сына гардеробщицы, и нереальном увеличении нагрузки у девочкиной мамы - медсестры в больнице. Отложил в памяти - пока было не нужно, но кто знает...

  Люди были искренне интересны Николаю Петровичу с детства. Он с непритворным вниманием выслушивал длинные рассказы о родственниках и знакомых, даже задавал вопросы. И, главное, почему-то ничего не забывал. До сих пор помнил, и как звали кошку рыжей Ляли из детского сада, и где работала мама соседа по парте, очкастого коротышки Виталика, и кем был папа у девушки соседа по общаге на мехмате, и за что по малолетке сидел парень секретарши в деканате ... Даже скучные подробности жизни случайно встреченных людей оседали в памяти навсегда: где воевал дедушка попутчицы в электричке, чем занимался на Северах гость соседей по даче, у кого служила домработницей жена таксиста.

  Бесполезные сведения множились. В какой-то момент Николай начал их записывать и систематизировать - вдруг когда-нибудь понадобится, а он забыл. Копились записные книжки, начиная с третьего курса - карточки, что очень помогло после появления компьютеров.

  ;А потом накопленная информация стала приносить доход. Оказалось, что Коля знает практически всех в этом мире, и может помочь в любом деле - от решения вопросов в военкомате до покупки ондатровой шапки или Жигулей. Нет, разумеется, сам он ничего не делал - просто сводил страждущих с нужными людьми. И получал вознаграждение с обеих сторон. Реже - деньгами, чаще - ответными услугами или просто искренней симпатией, которая, как выяснилось, тоже немало стоит.

  Хотя учился Николай так себе, очень уж избирательная была у него память, получил не только распределение в престижный НИИ, занимающийся в компьютерами, но и комнату в коммуналке вместе с московской пропиской, что по тем временам считалось настоящим чудом.

  На работе, как и на последних курсах института, большая часть времени уходила на решение чужих проблем. Он даже написал для этого специальную программку, позволяющую группировать возможности и потребности фигурантов из его списков. Смешную и примитивную. Но помогала - данных накопилось столько, что собственная память иногда буксовала. А лет пять назад заказать нормальную разработку профессионалам. Теперь составление нескольких вариантов двенадцатиходовой комбинации занимало какие-то минуты.

  Разумеется, выбирать лучшую схему приходилось самому, да и корректировать её вручную - ни одна программа не способна учесть все параметры, которые хранились в бездонной памяти Николая Петровича. Нет, наверное, способна - так эти параметры ещё нужно в неё ввести. А не всегда получалось. То времени не хватало, то забывал, а то просто не находилось нужных категорий. Иногда появлялась мысль заказать новую программу, но быстро угасала - сколько там ему ещё осталось. Давно мог бы отойти от дел, но чем тогда заниматься? С другой стороны, первые звоночки уже прозвенели, память иногда стала подводить: недавно вот долго не мог вспомнить, как зовут консьержку в подъезде. Да интересные дела стали попадаться всё реже, и всё чаще сводились к банальной организации передачи взяток.

  То ли дело раньше! Например, профессору-кардиологу потребовалось узаконить дом в деревне, купленный, в нарушение закона, как дача. Это было одно из самых красивых дел. Цепочка из пятнадцати участников, от начальника паспортного стола, для выставочной овчарки которого удалось без очереди обеспечить вязку с элитным кобелём, до деревенской соседки, всего лишь за вспахивание огорода подтвердившей постоянное проживание в доме престарелой матушки врача, тоже профессора. В промежутке: пара дефицитных книг, билеты на Московский кинофестиваль, два килограмма копчёной колбасы, проход без очереди в Мавзолей, профсоюзная путёвка в санаторий, организация знакомства со вторым секретарём райкома... От бесплатного щенка Николай благоразумно отказался, так что в итоге остался остался при своих - за исключением вечной благодарности всех участников процесса. Но до чего красиво получилось!

  Имя его стало широко известно в узких кругах. Один раз даже пришлось отступить от главного принципа - ничего не делать самому. Залетела секретарша достаточно высокого партийного чина. Николай Петрович, к тому времени - старший научный сотрудник, долго думал, и понял, что решение может быть только одно. И женился. Жену видел три раза - при подаче заявления, на регистрации и на разводе. Но и доход получил самый большой за всю карьеру - вот эту квартиру, в сталинке, на Садовом кольце. Ребёнок так и носил его фамилию, что ничуть не мешало - люди все порядочные. В последние годы даже встречались - и у него, и у мамаши периодически возникали проблемы, которые Николай Петрович по-родственному решал.

  Сейчас жалел лишь об одном: что не перешёл на работу в московский обком комсомола, как предлагал благодарный папаша. Идиот. Сейчас был бы олигархом или близко к тому. И не числился бы в сотнях записных книжек под похабным ником "Нужник". Слияние имени, которым он с какого-то момента начал представляться - Ник - с функцией "нужный человек" дало жизнь это малоаппетитной аббревиатуре, прилипшей к нему, похоже, на всю жизнь. Один раз его так назвали в лицо: клиент из "малиновых пиджаков", которому он помогал организовать диссертацию, а до этого - и диплом, прямо заявил: - Ну, Колян, ты реальный нужник. Всем нужен, без тебя ни один вопрос конкретно не решить. Что, Ник? Не, на Старого Ника ты не тянешь, молод еще. Ага, не ты один тут образованный, кой-чё и мы знаем.

  Сейчас уровень, разумеется, совсем другой. "Пиджаки", те, которые выжили, облагородились и переоделись в Вивьен Вествуд. Бывших комсомольских лидеров рукой не достать. Но все отзываются, помогают, в схемы встраиваются. А он так и остался "нужником", пусть и далеко не бедным. Если бы знать тогда...

  С другой стороны, выжил же. И устроился в этой жизни вполне комфортно. А ведь многие, многие сгинули. Включая тех же самых комсомольцев. Кого-то посадили, кого-то просто в лесочке прикопали, кто-то сам на машине разбился. А всё почему - в авантюры пускались. Риски плохо просчитывали - если вообще считали.

  А вот он просчитывал всё, на десять, на двадцать шагов вперёд, по всем сценариям. Потому и уцелел, и процветает. Мало кто из этих, сгинувших, понимал, что риски разные бывают. Что, если человечка, на которого всё завязано, инсульт разобьёт, а? У машины тормоза откажут, слесарь в запой уйдёт... А если у самого в ненужный момент почечная колика, или вообще инфаркт? Если, разумеется, для них вообще можно подобрать подходящий момент. Так что предвидеть, просчитывать, и предотвращать. Каждый раз, десятки, сотни опасностей.

  Когда Николая Петровича называли авантюристом, что часто случалось после особенно изощрённых комбинаций, для постороннего взгляда - невероятно рискованных - он не возражал. Просто слегка опускал взгляд - мол, думайте, что хотите, и переводил разговор на погоду. Или на последнюю премьеру на Таганке, или ещё на что-нибудь, наиболее уместное в данный момент и с данным человеком.

  Сам себя он втайне ото всех называл Вычислителем. Именно так, с заглавной буквы. Обрадовался, когда натолкнулся на фантастический роман с таким же названием. Подумал, что главный герой прямо с него списан. Может быть, так оно и было - вроде бы с отцом автора он пересекался, и подросток какой-то там вертелся. Хотел проверить по своим файлам, но не стал: финал уж больно неприятый для самолюбия оказался.

  Единственный плюс - открыл для себя фантастику, очень она развитию воображения способствовала. Да и душой отдыхал, почитывая вечерами про попаданцев и всяких там эльфов. И иногда возникала мысль - вот если бы он... И безжалостно изгонялась. Слишком много переменных, слишком рискованно, так что и мечтать об этом смысла не было.

  За воспоминаниями Николай Петрович и не заметил, как дошёл до дома. Недовольно поморщился - долгонько у него дорога заняла, теперь весь график коту под хвост. Оглянулся в поисках серого приятеля - не увидел. Пожал плечами и поспешил ко второму завтраку.

  Выйдя со второй за день чашкой кофе на балкон, устроился с ноутом в удобном кресле, открыл начатый накануне проект, но работа не пошла. Мысли упорно возвращались к прошлому, и крайне обидным обвинениям в авантюризме.

  Да он за всю сознательную жизнь ни одного не просчитанного шага не сделал! Даже к собственному здоровью относился как к сложному долговременному проекту. И вот результат - встречи и со сверстниками, и с намного более молодыми друзьями и бывшими партнёрами в последние годы проходят по одному и тому же сценарию: они спокойно лежат в парадном костюме между венками и букетами, а он стоит в толпе молодёжи, весь в чёрном и с печальным лицом.

  Нельзя сказать, что уж совсем никакого экстрима у него в жизни не было. Зачастую клиенты расплачивались с ним 'борзыми щенками' - кто чем мог. Так что за долгую жизнь и на горных лыжах несколько сезонов в Альпах откатался, и бальными танцами занимался, и в карате ногами дрыгал - надо бы старые фотки с соревнований найти и на компьютер закачать. И Линди-хоп отплясывал - когда уже за полтинник перевалило, старый дурак. Так, что ещё? С парашютом прыгал, на параплане летал, на сафари пару раз был - в Кении и в Танзании. Верховая езда - даже своя кобыла была, на Центральном ипподроме целых два года держал, фехтование... И ещё много всякого разного. Понемногу, по верхам.

  А ещё как-то полковник, страстно желавший попасть в Академию Генштаба, его на истребителе прокатил. Вспомнил - и опять ощутил охвативший его при взлете восторженный ужас, сменившийся просто восторгом; почувствовал на губах вкус степной астраханской пыли и палящий солнечный жар. Улыбнулся, встал, отодвинул кресло с добравшегося до балкона солнца, и отправился к полке со старыми альбомами. Вот же она! Он и тот полковник, как же его, Фадеев, кажется, стоят у самолёта, в руках - шлемы. У него на лице идиотская улыбка. Решено, срочно отдаем все альбомы на оцифровку.

  На кухне, виновато оглядываясь, сделал себе третью за день чашку кофе, вернулся на балкон, положил альбом на колени и начал лениво листать. Да уж, показать кому - сразу решат, что на фотографиях авантюрист и адреналиновый наркоман. Да ничего подобного! Всё было просчитано, риски учтены, люди проверены... И есть что вспомнить.

  Вот единственную в его жизни настоящую авантюру вспоминать неприятно. До дрожи. По глупости - видишь ли, на высшем уровне поиграть захотелось - влез пятой спицей в колеснице в сделку по военным африканским долгам. Хорошо хоть, вовремя соскочить сумел. Для многих участников его уровня очень печально тогда всё закончилось.

  Повезло. Повезло, что именно тогда он встретил Лиззи. И весь остальной мир перестал существовать.

  А начиналось ведь всё прозаически, как обычная многоходовая комбинация. Ещё думал в начале - тратить на неё время или нет, не до того было. Числился в те времена среди его многочисленных шапочных знакомых знаменитый бард, Лекс. Пел исключительно про любовь, хрипловатым проникновенным голосом. И молодые девицы, и пожилые матроны млели в экстазе. Одну песню он и сам иногда напевал в моменты задумчивости:

  Дожди в небе свили гнездо,
  В грязи осенней тонет луна,
  Что где-то рядом ходит и ждет Она.
  Меня ищет Та-которой-в общем-то-нет.1/

  На очередной тусовке - Николай Петрович как раз выгуливал партнеров по оружейной сделке - Лекс затащил Николай Петровича в гримёрку и смущённо признался: - Ник, у меня проблема. И только ты сможешь её решить.

  Повернулся к ширме, и вытащил из-за неё совсем молоденькую девчонку. Ноги от подмышек, тяжёлый узел золотистых волос, испуганные глаза.

  - Вот. Это Лиззи, моя жена. Ушла за мной из... Неважно, ушла, и всё. Ищут её, и долго ещё искать будут. Паспорт у неё есть, но так себе - братки сделали. И прописка в деревне Гадюкино. Нужно нормальный сделать, чтобы мы как люди пожениться могли. С этим в ЗАГС идти боюсь, а на настоящий моих связей не хватит.

  Николай Петрович уже хотел было отказаться, порекомендовать молодого коллегу-конкурента, но взглянул ещё раз - и пропал. Утонул в зелёных глазах. Захотелось схватить и унести отсюда, оберегать и защищать. И любить.

  Понимая, что шансов нет, да и никогда не будет, неожиданно для себя предложил: - Как вариант. Я сам на твоей девушке женюсь. Меняем паспорт. Прописываю. Развожусь, выписываю. Жаль, на свадьбу не пригласите, люди не поймут.

  Лекс воодушевился: на такую невероятную удачу - Нужник сам займётся - и не рассчитывал. Заверил в вечной благодарности, засунул в карман Нику нехилую пачку денег. Правда, добавил, что есть ещё маленькая проблема, совсем маленькая. Так, проблемочка.

  Проблемочка оказалось заковыристой: уши. Острые, вызывающе торчащие, с трудом скрываемые густой шевелюрой. Удалось найти неболтливого пластического хирурга в глухой провинции - комбинация всего лишь из восьми участников. Ушки стали очаровательными, маленькими и кругленькими.

  Прописал молодую жену, пристроил на работу - секретаршей в большой проектный институт. Девица на удивление быстро освоилась, даже в самодеятельность записалась.

  Видел её Николай Петрович нечасто, в основном - на концертах Лекса. А потом грянула сенсация: никому не известную девицу из самодеятельного вокально-инструментального ансамбля пригласили в Большой театр. Примой. Сопрано нереального диапазона, от меццо до колоратурного, тембр, завораживающая красота, пластика... На оперном небосклоне появилась новая звезда. Хотя - какое там - появилась. Вспыхнула и ослепительно засияла. Единственная и неповторимая...

  Второй сенсацией стала свадьба Лиззи и Лекса, последовавшая за разводом. Николай Петрович попал в вихрь светских сплетен, что не порадовало - публичности он старался избегать. А а со временем заслужил и бесчисленные упоминания в Интернете в качестве первого мужа звезды: доктор математических наук, и прочая, и прочая.

  Накануне развода Лиззи назначила ему свидание. В неприметную кафешку пришла закамуфлированная под домохозяйку, в тёмных очках - не очень-то и помогало, всё равно мужики оглядывались.

  - Послушай, Ник. Ты нас выручил - просто так, ничего не просил, ни о чём не спрашивал. И теперь я счастлива. У меня есть всё, о чём я мечтала. И даже не могла мечтать. Я мало чем смогу тебя отблагодарить. Но всё, что смогу, сделаю. У тебя будет долгая, очень долгая жизнь. А ещё - здоровье и удача.

  Ник рассмеялся: - А, там, молодость вернуть? Со зверьём разговаривать? Молниями кидаться?

  Лиззи смущённо улыбнулась: - Это я не смогу. Насчёт животных - не знаю, может быть, и получится, хотя вряд ли. А молодость вернуть только высшие маги могут, да и то - там столько условий. Но ты долго, очень долго проживёшь.

  - Слушай, Лиззи, а можно я спрошу...

   - Не нужно. Фантастику ведь читаешь? Вот сам историю и придумаешь. И да, эльфийка. Из другого мира. А больше тебе знать и не нужно. Как у вас говорят - меньше знаешь...

  Больше Николай Петрович ни с ней, ни с Лексом не встречался. Читал про феерические гастроли в Европе и Америке. Про рождение сына. Про гибель Лекса в автомобильной катастрофе и скоропостижную смерти Лиззи на следующий день после похорон. Тогда он первый раз в жизни напился до бессознательного состояния.

  Прошло всё, быльём поросло. Образ Лиззи возникал в памяти всё реже, но всё равно жил где-то в глубине души, мерцал как далёкая недоступная звёздочка. И, кажется, не только согревал, но и подталкивал на странные и необъяснимые поступки. Вот что его понесло на Килиманджаро? Но оно того стоило. Ах, Лиззи, Лиззи...

  Её сын, на удивление, не стал певцом, несмотря на великолепные данные. Был он, в отличие от блондинки-матери и рыжеватого отца, смугл и черноволос. Превратился в успешного банкира, по слухам - олигарха, весьма жёсткого и властного. Как ни странно, регулярно поздравлял Николая Петровича с Новым годом и днями рождения.

  Лиззи, Лиззи... Николай Петрович грустно вздохнул, прикрыл глаза, и тут же распахнул их, вздрогнув от недовольного голоса Оленьки: - И какая это чашка кофе, скажите на милость?

  Повинился: - Да я как-то со счёта сбился. Вторая?

  - Вы, со счёта сбились? Ну-ну. А чашка - третья. Так что потом не жалуйтесь.

  Оленька забрала грязную посуду и вышла, всей спиной выражая осуждение. Николай Петрович вздохнул ещё раз, отложил альбом и наконец-то принялся за работу: шли сразу три операции, к тому же пересекавшиеся в нескольких точках. Для него лично на выходе ожидался маленький пакет акций очень большой компании, так что Николай Петрович проработал до ужина. Даже обед пропустил, к ещё больше возросшему неудовольствию Оленьки.

  А к вечеру позвонил давний партнёр, которому он никак не мог отказать: слишком уж много было на него завязано. Рекомендованные им клиенты заявились уже к полуночи. Старик и молодой парень. Одеты стандартно, только причёски необычные: густые волосы, забранные в хвост у самой шеи. Забавно - у каждого в ухе по клипсе в виде маленькой жемчужины. И не обратил бы внимания, да оба периодически жемчужинку потирали, как бы в задумчивости.

  Дело у них было простое, но к сфере деятельности Николая Петровича совсем не относящееся - поиск пропавшей девушки. Историю про сбежавшую с возлюбленным много лет назад дочку "очень, очень влиятельного человека", он выслушал с показным интересом, вытащил из компьютера координаты проверенного специалиста и уже собрался было спровадить не очень интересных клиентов, как увидел острый край уха, предательски просматривающийся через пышную шевелюру младшего из визитёров.

  Выпрямился, снова взглянул на фотографию, сосредоточился. Никакого сомнения: Лиззи. Только черноволосая, смуглая, с карими глазами. Видимо, цвет волос и кожи поменяла, а уши не смогла. Попросил пару минут на размышления.

  Торговаться он любил и умел. Разумеется, заезжие эльфы сдались. Не сразу. Долго отпирались, изображали тупых охранников, потом долго рассказывали о том, почему это невозможно. Естественно, в итоге смирились с неизбежным. Историю поведали стандартную, как будто со второстепенной фантазюхи списанную.

  В их мире династический кризис. И единственный выход - отыскать и вернуть домой дочь последнего Императора, сбежавшую с возлюбленным в этот мир. Или её наследников. И да, они могут вернуть Николая Петрович в прошлое. Не больше, чем на пятьдесят лет назад. Да, в его же тело. И с сохранением памяти. Нет, нельзя. Хорошо, можно небольшой груз можно прихватить.

  Николай Петрович спокойно выслушал предостережения, и информацию о том, что напрягли не только его. И что награду получит только тот, кто успеет первым. И что излишняя разговорчивость может повредить здоровью. И много чего ещё.

  Обещал связаться не позже, чем завтра к обеду, и выпроводил. Вернувшись к кабинет, чуть не наступил на матово блеснувшую жемчужинку - видимо, кто-то из визитёров потерял. Немного подумал - и спрятал в карман. Наверняка, нужная вещь. А не универсальный ли переводчик? Судя по читанным фантазийным романам, ничем другим быть не должен. Подумал, что впадает в маразм, и что всё это бред, но бурную деятельность развил.

  Связаться с сыном Лиззи оказалось просто - он ответил сразу, как будто ждал. Информацию о возможности занять трон воспринял спокойно - явно что-то знал. И явно же был рад возможности свалить из нашего мира.

  На следующий день сделка была завершена. Счастливые подданные обрели Императора, а Николай Петрович - бумажку с заклинанием и инструкцией по её применению. За месяц он закрыл все дела, предупредил знакомых о завершении карьеры и отбытии в Израиль на лечение. Продал всё, включая квартиру. Купил безутешной Оленьке роскошную двушку в хорошем районе. И обменял все наличные на золото - найти достаточное количество долларов старого выпуска оказалось проблематично. Закачал в ноут всё, что могло пригодиться - валютные курсы, цены на нефть и золото, целиком свою базу. Добавил ещё персоналий, из известных. Немного подумал, и добавил с полсотни романов и сколько успел - музыкальных хитов. Не обеднеют авторы, ещё напишут. Не зря, не зря он столько романов про попаданцев прочитал.

  В качестве даты возвращения определил тот день, когда ему предложили перейти в обком, а он, дурак, отказался. Место - малолюдный переулок за гостиницей "Космос". Присел, ещё раз изучил инструкцию. Так, выключить свет, встать перед закрытой дверью. Прочитать на память заклинание. Полный оборот через правое плечо. Ещё раз заклинание, с дополнением. Полный поворот через левое плечо. Открыть дверь, шагнуть вперёд. И всё: мелкий Нужник исчезнет, уважаемый партийный функционер начнёт своё восхождение к высотам власти и бизнеса. И лучше не ошибаться: пришельцы предупредили, что можно просто исчезнуть.

  Вот ведь как судьба распорядилась - берёгся-берёгся, а под конец жизни ввязался в абсолютно безумную авантюру. Поверил вот этим подозрительным остроухим - а ведь велик шанс, что они от него просто избавиться хотят, вон ведь как разоткровенничались. С другой стороны, а чем он рискует? Жизнь прожита, а что риск огромный - так годом раньше, годом позже, какая разница. Ах, Лиззи, Лиззи...

  Зажав ручку тяжеленного портфеля, выключил свет. Подошёл к двери. Прочитал заклинание, повернулся налево - и застыл. Нужно было направо? Или всё правильно и можно продолжать? На ощупь включил свет, достал из кармана бумажку. Ну, естественно, ошибся. На всякий случай повторил зазубренный текст, спрятал бумажку в карман.

  Выключил свет. Так, заклинание, направо, заклинание, налево, открыть дверь.

  Всё ещё зажмурившись, сделал широкий шаг вперёд. Открыл глаза. Никакого "Космоса". Средневекового вида улочка. Через дорогу - то ли гостиница, то ли трактир, с непонятной вывеской. У крыльца что-то бурно обсуждает колоритная пара: явный вояка, с мечом, весь в коже и заклёпках, и аристократического вида старик в бархате, с торчащими из-под берета остроконечными ушами.

  Интересно, о чём спор? Достал жемчужинку из кармана бархатного камзола. Камзола? Потёр в пальцах. Посмотрел: жемчужина заблестела, пальцы... Пальцы были сильные, загорелые, без отёчных суставов, с гладкой молодой кожей. Засмеялся, пощупал уши - нет, нормальные, круглые.

  С неожиданным спокойствием подумал, что это он удачно ошибся с заклинанием. Дурная ведь была идея - исправлять старые ошибки. Да и кому нужен и этот обком, и ещё одни лихие девяностые, если ему подарили не только молодость, но новый мир? Хорошо, пусть не эльфы подарили, сам взял. По ошибке, но сам. Или Лиззи это напоследок помогла, в нужную сторону подтолкнула?

  Компьютер, ясное дело, долго не проработает - с электричеством здесь, наверняка, так себе. Хотя, если есть магия, могут и придумать что-нибудь. С другой стороны - а зачем он? Информация об олигархах явно не понадобится. И песни попсовые эльфам вряд ли по вкусу придутся - хотя тут не только эльфы. Ладно, разберёмся. Золота много - а оно везде золото. А информацию новую соберём, не привыкать.

  С другой стороны, а может быть - а ну её, эту информацию? Если уж судьба так распорядилась, наверное, нужно её послушаться и не пытаться строить в новом мире старую жизнь. Купить хорошего коня, и отправиться, куда глаза глядят. Только нмного обустроится и оглядится...

  Ещё раз потёр жемчужину, немного послушал беседу на повышенных тонах: об оплате за фураж и ремонт сбруи. Без особого удивления прочитал надпись над входом: гостиница "Кот и ворона". И совсем не удивился, увидев сидящего на перилах знакомого серого кота, который взирал на Николая Петровича, как и обычно, снисходительно и с лёгким неодобрением. Поводил глазами по крышам в поисках вороны - неужели старая подруга тоже здесь обретается? Никого похожего не увидел, но не расстроился - ещё не вечер.

  Сзади послышались невнятное бормотание и громкие всхлипывания. Обернулся и увидел на обочине плачущего малыша, лет шести, не больше. С торчащими через взлохмаченные волосы, трагически вздрагивающими острыми ушками. Николай Петрович присел рядом на корточки и попытался узнать причину рыданий. Оказалась она достаточно стандартной: мальчишка потерял серебрушку - мать в лавку послала, а он потерял.

  Николай Петрович, порывшись в саквояже, достал золотую монетку с Георгием Победоносцем: - Видишь? Нанимаю тебя на работу, по поручениям бегать. Золотой в месяц. Так кем, ты говоришь, твоя мама работает? Уборщицей в магистрате? Тяжёлая работа? Всё, не плачь. Сейчас в гостинице устроюсь, купим всё, что мама велела, и пойдём с ней знакомиться. Да, а император сейчас кто? А то меня давно в ваших краях не было. И блокнот где-нибудь можно купить?

  Приземлившаяся на конёк крыши ворона приветственно каркнула. Николай Петрович поднял голову и улыбнулся: - Привет, подруга. Хорошо, уже двое знакомых в этом мире есть.

  Ворона помахала крыльями и снова каркнула: - Имперрраторрр?

  - Так-так. Значит, всё-таки он? Хороший старт получится. Только вот старт чего? Сделки и интриги на высшем уровне? Потянуть-то он потянет, не вопрос. Сразу лезть не стоит, сначала освоиться, расклад сил понять, связи наработать... Столица у нас где? Не близко. Вот пока доберётся, как раз форму и наберёт. Вояку вон проводником можно нанять.

  Ворона спорхнула на перила и разразилась длинной неразборчивой тирадой, явно возмущённой. Кот, которого она задела крылом, недовольно дёрнул шкурой, и развернулся к зрителям упитанным задом.

  Николай Петрович усмехнулся. Достал из саквояжа ещё одну монету, покатал в пальцах, пошевелил губами, подбросил в воздух, поймал, раскрыл ладонь: решка. Обернулся к коту с вороной: - Что, довольны?

  Подошёл к уныло стоящему у крыльца воину, представился: - Ник. Путешественник. Ищу проводника. Куда? Нет, не в столицу - что там делать. Для начала - к морю. Что, так далеко? Через гномьи горы и орочьи степи? Прелестно, всю жизнь мечтал...

  Ворона одобрительно каркнула, кот не пошевелился, но одно ухо поднял и развернул к собеседникам. Воин оживился, почувствовав возможность крупного контракта, забросал вопросами о сроках и размерах отряда - ведь не вдвоём же в такой путь пускаться.

  Не обращая внимания на нетерпеливо приплясывающего мальчишку, Ник отвечал обстоятельно, с широкой улыбкой. Отряд - на его усмотрение. Верхом - да, может. С саблей и мечом - так себе, но в любом случае лучше, чем с готовкой. Крови не боится. Магия? Ничего себе вопрос, из серии "умеете вы играть на скрипке". Машинально ответил словами анекдота: - Не знаю, не пробовал.

  Договорился встретиться вечером в ресторанчике при гостинице, выпить эля и обговорить все детали. И, да, разумеется, согласовать цену. Сообщил расстроенному пацанёнку, что планы изменились, но золотой он может себе оставить. Только завтра утром проведёт его по рынку, поможет с покупками, и свободен.

  Да, ведь ещё и имя для новой жизни придумать нужно. Старое здесь совсем никуда, забыть его нужно, как и всю прошлую жизнь. Может, Путник? Хотя - чего тут придумывать? Уже представился как Ник - Ником и останется. А вот какая приставка к имени прилипнет - уже только он него самого зависит. И от удачи. Ну, удачи-то ему Лиззи от души отсыпала, и на эту жизнь должно хватить.

  Расправил плечи, погладил кота по бархатной спине, властно кивнул вороне - мол, ты со мной, и это не обсуждается - и направился к приглашающе распахнувшейся двери гостиницы, чуть слышно напевая:

  Где-то рядом ходит и ждет Она.
  Меня ищет Та-которой-в общем-то-нет.1/
  
  _____________________________
   1/ Канцлер Ги
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Eo-one "Что доктор прописал"(Киберпанк) П.Лашина "Ребята нашего двора"(Научная фантастика) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) О.Северная, "Фальшивая невеста"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"